Book: Охотники за привидениями в Бермудском треугольнике



Охотники за привидениями в Бермудском треугольнике

Питер Адамс


Охотники за привидениями в Бермудском треугольнике

ОХОТНИКИ ЗА ПРИВЕДЕНИЯМИ[1]

в Бермудском треугольнике

Такого жаркого лета в Нью-Йорке не было давно. Под палящими лучами солнца плавился асфальт. Вынутые из холодильника пиво или кока-кола моментально нагревались. Горе тому, у кого сломался холодильник.

В конце недели жители Нью-Йорка бежали из города от жары, как от чумы или вражеского нашествия. Лучше всех, конечно, тем, у кого есть собственный загородный дом с бассейном. Но и для людей победнее, находилось место в кемпингах и на пляжах. А тем, кто по той или иной причине не мог уехать на уик-энд, оставалось уповать только на кондиционер.

Джанин, секретарше охотников за привидениями, можно сказать повезло. Последний взнос за купленный в рассрочку кондиционер был внесен вовремя. Ожидая возвращения охотников, поехавших на вызов, она с наслаждением вдыхала прохладный воздух.

Главной задачей Джанин было отвечать на телефонные звонки. Но как раз сегодня звонков почему-то не было. Наверное, привидения и прочая нечисть тоже не выносят жары и предпочитают спрятаться поглубже в сырые норы и склепы.

У секретарши было много свободного времени. Как и большинство американских женщин она посвящала его любимому занятию — смотрела телевизор. Впрочем, она все же успела приготовить ужин для охотников и поэтому смотрела передачу за передачей с чувством исполненного долга.

Вызов, по которому с утра отправились Питер, Иган, Рэй и Уинстон, был получен три дня назад. Однако что-то случилось с двигателем их автомобиля. Уинстону удалось устранить неполадки накануне, когда началась эта ужасная жара.

Питер уже был готов отказаться от выезда, надеясь дождаться денька попрохладнее. Но Иган напомнил ему, что за последний месяц это их единственное дело, поэтому глупо было терять клиента.

Дело, в общем-то, оказалось пустяковое. Охотникам позвонил старичок-фермер и пожаловался, что ему по ночам житья не дает прабабка его недавно умершей жены. Старушенция обвиняет его в том, что он женился на ее правнучке только из-за денег. Короче говоря, ехать все-таки пришлось. Уезжая, охотники строго-настрого запретили Джанин отходить от телефона, потому что гонорара за один вызов не хватило бы даже на оплату коммунальных услуг.

Итак, Джанин — секретарша ждала возвращения охотников и смотрела телевизор. После очередной серии ее любимого телесериала на экране появился диктор с голливудской внешностью и преувеличенно бодро сказал:

— Как мы уже сообщали, во вторник в районе Бермудского треугольника была зафиксирована повышенная сейсмическая активность. Произошло землетрясение силой в шесть баллов по шкале Рихтера. По данным службы наблюдения Военно-морских сил США, в среду утром обнаружилось, что в районе Бермудского треугольника появился новый остров, не отмеченный ранее ни на одной карте.

В среду вечером наше агентство сообщило, что в этом районе бесследно исчез истребитель «Харриер» с ракетным боекомплектом на борту. Поиски самолета не увенчались успехом.

В ночь со среды на четверг из Бермудского треугольника поступил сигнал о помощи, который передавали с борта небольшого рыболовецкого судна под боливийским флагом. Это судно также бесследно исчезло.

После того как в средствах массовой информации появились эти сенсационные сообщения, в район Бермудского треугольника отправилась экспедиция в составе трех человек под руководством известного специалиста в области парапсихологии и аномальных явлений профессора Гарвардского университета Уильяма Блэкстоуна. Ученые прибыли на остров в четверг. Они считают, что он необитаемый. В этом, собственно, нет ничего удивительного.

Более подробных сведений о новом острове, к сожалению, пока нет, так как связь с учеными вскоре прервалась, и экспедиция бесследно исчезла.

На остров незамедлительно вылетели сотрудники спасательной службы Военно-морских сил США, но им не удалось обнаружить ни одного человека. Следы пребывания людей отсутствуют. Это позволяет сделать вывод, что таинственные слухи, которыми окутан Бермудский Треугольник, не являются плодом чьего-то воображения. Науке, по-видимому, еще предстоит столкнуться с очередным проявлением самой таинственной аномалии в истории человечества.

Пока район Бермудского треугольника постоянно контролируют Военно-морские силы США. Эта зона является запретной для гражданских кораблей и самолетов.

Следите за нашими выпусками. Мы будем постоянно информировать вас о том, что происходит в районе Бермудского Треугольника. А теперь новости внешней политики…


Джанин вздохнула и переключила программу. Она долго работала с охотниками за привидениями, поэтому ее трудно было чем-то удивить. Пусть даже речь шла о такой непостижимой тайне, как Бермудский треугольник. Вдруг секретарша услышала, как под окном заскрипели тормоза «Экто», автомобиля охотников за привидениями, и раздались громкие голоса Питера, Игана, Рэя и Уинстона.


— Привет, мальчики! Ну, наконец-то! А то от сидения у телефона и телевизора у меня шарики за ролики заходят.

— Добрый день, Джанин, — ответил за всех Иган, самый воспитанный член команды.

— Привет, — поддержал его Питер. — Правда, я что-то не припомню, чтобы ты когда-нибудь уставала от телевизора. Может, это наши клиенты телефон оборвали, пока нас не было?

— К сожалению, нет, — вздохнула секретарша. — Телефон молчал весь день, а по телевизору все одно и то же — Бермудский треугольник…

— Неужели про любовь ничего не показывали? — сочувственно спросил Питер.

— Ну знаешь! — Джанин поджала губы. — Если тебя посадить на мое место, ты стал бы еще более заядлым телеманом, чем я.

— В моем возрасте поздно менять привычки. В свое время я сделал выбор, отказавшись от карьеры книжного червя.

— Не будем вспоминать об этом крутом повороте в твоей жизни, — сказал Иган.

В руках у Игана была ловушка, в которой сидело недавно пойманное привидение.

— Пойдем лучше пристроим этого новичка в наше эктоплазменное хранилище, переоденемся и поедим. Я просто умираю от голода.

— Ничего не имею против, — охотно согласился Питер.

— Да и я тоже! — поддержал товарищей Рей, — в жаркое время года обычно меньше хочется есть, но я о себе такого сказать не могу.

— Кстати, тебе не мешает похудеть, — вставил Уинстон. — Сегодня, когда нам с тобой пришлось обежать какой-то несчастный амбар, ты так запыхался, как будто преодолел марафонскую дистанцию. Где это видано, чтобы у охотника за привидениями был такой живот.

— Мой живот прошу не обсуждать, — с достоинством ответил Рей. — Это, можно сказать, семейная гордость. Мой дед, между прочим, весил почти двести фунтов.

— Ну и чем он занимался?

— Он был лесорубом.

— Вот видишь, — развел руками Уинстон, — он не был охотником за привидениями. Для того, чтобы срубить дерево, не нужно гоняться за ним по лесу. А привидения так и норовят куда-нибудь ускользнуть и спрятаться от лучей наших бластеров.

— Да, мне сегодня действительно было жарко в комбинезоне, — вмешался в Иган. — Послушай, Питер, не пора ли подумать о летней форме одежды? Бегать в наших брезентовых робах в сорокаградусную жару просто невыносимо.

— А я подумал вот о чем, — сказал Рэй, — не отправиться ли нам в отпуск?

— В отпуск? — в один голос переспросили Иган, Питер и Уинстон.

— Ну да, в отпуск. А что в этом удивительного? Мы ведь который год работаем без отдыха. Отправиться бы сейчас на Багамы, на Гаити или во Флориду и окунуться в море, забыв на время о призраках, духах, полтергейстах и тому подобной нечисти, — мечтательно добавил Рей.

— А что, друзья, — отозвался Иган, — по-моему, в этом есть рациональное зерно. В самом деле, мы ведь еще ни разу не были в отпуске.

— А на какие деньги ты собираешься отдыхать? — скептически возразил Питер. — Денег, которые остались на нашем банковском счете, не хватит даже на то, чтобы оплатить билеты в одну сторону.

Рей опустил глаза. Уинстон пожал плечами. Иган сокрушенно покачал головой.

— Пожалуй, ты прав, Питер, — сказал он, вздохнув. — Об отпуске мечтать в самом деле рановато. Судя по тому, что телефон уже несколько дней молчит, в наших услугах никто не нуждается.

— А вы слышали последние новости из Бермудского треугольника? — спросила Джанин.

— А как же, — кивнул Питер. — Уинстон починил не только двигатель. Наконец удалось починить и приемник.

— И что вы об этом думаете?

— Видишь ли, — глубокомысленно изрек Иган, — если это не очередная утка телевизионщиков, о такой экспедиции можно только мечтать. Но сейчас, когда Военно-морской флот охраняет весь район, думаю, никому из ученых на Бермуды не попасть. Пока, во всяком случае.

— После того, как к этому делу приложил руку профессор Блэкстоун, я туда точно не собираюсь, — сказал Питер.

Рэй и Уинстон кивнули. Очевидно, они были в курсе дела, Иган пояснил:

— Понимаешь, у Питера с Уильямом Блэкстоуном свои счеты. Когда-то он поспособствовал тому, что Питера исключили из университета.

— Иган, нечего ворошить прошлое, — поморщился Питер. — Это никому не интересно. Пора переодеться и поужинать.

— Вот это правильно! — оживился Рэй. — Да, кстати, Джанин, как поживает Лизун?

— Лизун? Не знаю, — пожала плечами девушка. — Я не видел его с тех пор, как приготовила ужин.

— Ты приготовила ужин!! — в один голос вскричали охотники.

— Ну да. Эй, постойте! Куда же вы?!

Но охотники стремглав бросились к двери, ведущей в столовую, в надежде спасти остатки ужина. Впрочем, можно было не торопиться.

Первым удалось протиснуться Питеру. Взору его открылась невеселая картина: посреди стола с аккуратно расставленными, но абсолютно пустыми тарелками сном праведника спал Лизун. Вернее, он спал не на столе, а в полуметре над ним. Он вылизал тарелки так тщательно, что, казалось, их покрыли лаком. С аппетитом проглотив ужин, рассчитанный на четверых изрядно проголодавшихся мужчин, Лизун не только не лопнул, но почувствовал себя великолепно.

— Несносный обжора! — закричал Питер, побагровев от ярости. — Моему терпению пришел конец!

С этими словами он рванулся к двери. Схватив на глазах изумленной Джанин бластер, Питер снова бросился в столовую, явно намереваясь дезинтегрировать Лизуна лазерным лучом, чтобы загнать его в эктоплазматическую ловушку.

— Сейчас я отправлю тебя к твоим родственникам! Такому обжоре нечего делать среди нормальных людей!

От его криков Лизун, понятное дело, проснулся и ужасно перепугался. Заверещав, он взмыл к потолку, а потом, не разбирая направления, снова спикировал на стол, свалив на пол тарелки и стаканы.

— Боже! — воскликнула Джанин, которая вошла вслед за Питером. Ей было интересно, зачем понадобился охотнику бластер. — Это же мой любимый сервиз!

— Вот это да! — удивился Рэй. — А какой сегодня праздник?

— Вообще-то Джанин не так уж часто готовит ужин, — ответил Уинстон. — Наверно, поэтому его можно считать ужин праздничным.

В это время Питер нажал на спуск бластера, и пульсирующий луч устремился к перепуганному Лизуну. Толстый зеленый обжора чудом избежал весьма неприятного прикосновения. Все еще трясясь от страха, он метнулся к окну, и со звоном высадил его. Вылетев на улицу, продолжал истошно вопить.

Питер чуть не выскочил вслед за ним с бластером наперевес, но вовремя остановился. Прыгать со второго этажа было не в его интересах. Через несколько секунд он был уже на улице и яростно стрелял в Лизуна из бластера.

Иган, Уинстон, Рэй и Джанин с изумлением наблюдали за происходящим. Лизун стремительно удалялся по воздуху на уровне четвертого этажа. Питер гнался за ним вприпрыжку, пытаясь подстрелить толстяка из бластера. Со стороны это выглядело весьма комично.

Проводив их взглядом, Иган задумчиво сказал:

— Знаешь, Рэй, ты, наверное, был прав: нам давно пора в отпуск.

— По-моему, тоже, — отозвался Уинстон.

— Прекрасно, друзья! — воскликнул Рэй. — Теперь, думаю, мы уговорим Питера отправиться в отпуск.

— Да, но денег у нас в ближайшее время не прибавится, — охладил их восторг Иган.

— Пожалуй, я знаю, как можно сэкономить, — задумчиво сказал Уинстон.

Иган и Рэй с интересом уставились на друга, но в этот момент дверь в столовую распахнулась и ввалился Питер.

— Ну что, догнал Лизуна? — спросил Рэй.

— Да нет. Эта ненасытная зеленая свинья опять от меня ускользнула, — ответил Питер с досадой, но уже без злости.

— Хочу напомнить, — строго сказал Иган, — что Лизун все-таки является членом нашей команды. И если уж так хочется с ним расправиться, мог бы сначала выслушать наше мнение по этому поводу.

— От Лизуна все равно нет никакого проку. Если вам необходимо о ком-то заботиться, давайте лучше заведем собаку.

— А где гарантия, что ты ее не пристрелишь, если она утащит у тебя кусок с тарелки? — спросил Иган.

— Собаку можно выдрессировать, а Лизуну хоть кол на голове теши.

— Однако ты не должен все время хвататься за бластер. Лизун, в сущности, ребенок, — гнул свою линию Иган.

— Ты все время говоришь за всех. Однако от Уинстона и Рэя я не слышал ни единого слова, — раздраженно ответил Питер.

— Я думаю Иган прав, — поддержал товарища Уинстон. — Рэй, как считаешь?

— Наверное, Иган прав. Не стоит обижать Лизуна.

— Но мы же остались без ужина! — воскликнул Питер. — Или вы испытываете особое удовольствие, когда ложитесь спать голодными?

— В конце концов, у нас есть консервы, — сказал Рэй.

— Если по милости Лизуна мы каждый раз будем ужинать консервами, долго мы не протянем, — ответил Питер довольно сердито, но было видно, что он смягчился.

— Ребята, — сказал Иган, — думаю, что Питеру и Лизуну нужно заключить перемирие. Пусть Лизун не крадет у Питера еду, а Питер пусть делает вид, что он Лизуна не замечает. Согласен, Питер?

— Да наплевать мне на вашего Лизуна. Пусть оставит меня в покое. Можете с ним целоваться, и он непременно обслюнявит вас с головы до ног.

— Будем считать, что согласие Питера получено, — хладнокровно сказал Иган. — Теперь нужно выслушать мнение Лизуна. Но как это сделать? Похоже, на этот раз он испугался не на шутку. Где теперь его искать?

— Я здесь друзья. Куда я денусь? — раздался дрожащий голос.

Охотники дружно обернулись в сторону разбитого окна: на подоконнике как ни в чем не бывало сидел собственной персоной ручной призрак.

— Пусть только Питер больше в меня не стреляет, — добавил Лизун.

— А как с тобой разговаривать, если ты нормальных слов не понимаешь?!

— Спокойно, Питер. Помни о нейтралитете, — сказал Иган.

— Да помню я, помню! Кстати, я даже не пытался в него попасть. Просто хотел попугать, — ответил Питер, почти оправдываясь.

— Кстати, друзья, — пропищал Лизун — я съел ваш ужин совершенно случайно. Просто я очень нервничал. Ведь в этот раз вы не взяли меня с собой. Я так распереживался, что не заметил как все съел.

— Будем считать, что вопрос исчерпан, — подвел итог Уинстон. — Рэй, что ты говорил о консервах? Тащи их сюда, уж очень есть хочется.

— Нет проблем! Пойдем со мной, Лизун. Не откажешься помочь?


Когда охотники приняли холодный душ и поужинали, страсти окончательно улеглись. Удобно расположившись перед телевизором, друзья снова заговорили о Бермудском Треугольнике.

— Знаете, ребята, — сказал Рэй, — кого мне больше всех жалко?

— Надеюсь не профессора Блэкстоуна, — отозвался Питер.

— Да нет. Я говорю о статуе свободы.

— ???????

— Ну да. Мы видели ее сегодня, когда возвращались домой.

— Ну и что? — удивился Уинстон.

— А то, что она очень помогла нам справиться с нечистой силой. Мы смогли ее активировать, и она ожила. Я подумал, может, стоит ее еще раз оживить, чтобы она хоть разок окунулась в океан, а потом снова заняла место на постаменте. Жалко смотреть, как она стоит на самом солнцепеке, а совсем рядом плещет море.

— По-моему, Рэй, ты сегодня малость перегрелся, — рассмеялся Уинстон.

— Идея Рэя весьма оригинальна, — сказал Иган. — Однако нельзя забывать, что статую свободы мы смогли активировать с помощью положительной энергии горожан. А сегодня они разъехались кто куда, подальше от городского пекла. Энергии оставшихся в городе вряд ли хватит, чтобы оживить хотя бы небольшую скульптуру.

— Жаль, — вздохнул Рэй. — Кстати, Питер, мы тут кое-что придумали насчет отпуска. Точнее, Уинстон придумал.

— Уинстон, наверное, предлагает ограбить банк?

— Нет. Я предлагаю взять напрокат гидроплан. Мой старый знакомый сдает их в аренду. Таким образом, мы сможем сэкономить на билетах.

— Гидроплан, если не ошибаюсь, это тоже самолет, только…

— Только вместо шасси у него, так сказать, большие поплавки, — закончил Уинстон. — Такому самолету не нужна посадочная полоса, чтобы приземлиться.



— Он даже не приземляется, а приводняется, — добавил Иган. — Для этого нужен небольшой водоем.

— Во сколько обойдется это удовольствие? — спросил Питер.

— Я же сказал, что хозяин гидроплана — мой хороший знакомый. Мы вместе служили в армии. Я думаю, он согласится.

— А как насчет других расходов? — спросил Питер скептически. — Отдых на море, да еще в курортный сезон…

— А зачем нам эти модные дорогие курорты? — перебил его Рэй. — Возьмем гидроплан, захватим продуктов на неделю и махнем куда-нибудь на необитаемый остров или на побережье, где людей меньше.

— Нужно обязательно взять Лизуна, — сказал Питер, — чтобы он сожрал все продукты. Тогда наш отпуск продлится не неделю, а дня два.

Лизун тихонько пискнул.

— Конечно, Лизуна мы должны взять с собой, — вмешался Иган, — если он останется в Нью-Йорке, то обязательно натворит бед, Джанин не сможет за ним уследить.

— Джанин, как я понял, остается дома? — спросил Питер.

— Кто-то же должен отвечать на звонки.

— Значит, на море вы меня не берете? — с обидой спросила Джанин.

Она как раз вошла в комнату с большим кофейником.

— Понимаешь, Джанин… — сказал Рэй, смутившись.

— Я прекрасно все понимаю. В таком случае, с завтрашнего дня еду вы готовить будете сами. В фирме я числюсь секретаршей, а не кухаркой.

И Джанин вышла из комнаты, громко хлопнув дверью.

— Делать нечего, — сказал Питер, — завтра на кухне дежурит Рэй.

— Почему именно я?

— Потому что именно ты умудрился проговориться.

Тут друзья дружно замолчали, так как по телевизору передавали очередной выпуск новостей.

Тот же диктор с неизменной улыбкой бойко затараторил:

— Как мы уже сообщали, следы экспедиции профессора Блэкстоуна пока не найдены. Спасательная служба прекратила поиски, прочесав остров вдоль и поперек. По-прежнему весьма строгим остается контроль воздушного и водного пространства. Будем надеяться, что следующий день принесет более утешительные новости.

— Все понятно, — сказал Иган. — По-моему эта работа для нас.

— Вот только к нам пока никто не обратился, — ответил Питер.

— А кого бы ты хотел увидеть?

— Кого угодно. Хотя, думаю, это должны быть какие-то правительственные ведомства. А может, — тут Питер понизил голос, — это будет президент США?

— У тебя всегда были высокие запросы, — засмеялся Рэй.

— Не понимаю, что здесь смешного. Если Военно-морской флот оцепил район Бермудского Треугольника, то кто нас пропустит через этот кордон?

— Пожалуй, ты прав, — кивнул Иган.

— Кроме того, профессор Блэкстоун не тот человек, с кем я хотел бы встретиться, — добавил Питер. — Я с ним даже здороваться, не стал бы. Если эта встреча состоится, то только за большие деньги.

— К нам уже не раз обращались правительственные чиновники, когда под угрозой оказывался Нью-Йорк. Почему же они молчат на этот раз? — удивился Рэй.

— Их самое любимое занятие — хранить государственную тайну. А то, что сейчас происходит в Бермудском Треугольнике, вне всякого сомнения, считается государственной тайной. Сомнительно, что нас поставят в известность.

— Черт с ним, с этим треугольником. Нечего из-за него переживать, — сказал Рэй. — Разве у нас нет забот поважнее?

— Как знать, — покачал головой Иган. — Для меня, как ученого-парапсихолога и специалиста по аномальным явлениям, возможность участвовать в разгадке одной из самых больших тайн природы — настоящий подарок судьбы.

— Раз предложения не поступают, то нечего об этом и говорить, — подвел черту Питер. — Уинстон, скажи мне, а плату услуг пилота ты включил в список расходов?

— Какого еще пилота?

— Насколько я знаю, никто из нас не умеет водить гидроплан.

— Скажешь тоже! — обиделся Уинстон. — С самолетом такого плана я вполне справлюсь.

— Это что-то новенькое, — удивился Питер. — А удостоверение пилота у тебя есть?

— Конечно. Удостоверение мне выдано в воинской части, где я служил.

— Смотри-ка, — удивился Рэй, — оказывается служба в армии не такое уж бесполезное дело, как мне казалось.

— А ты думал! — усмехнулся Уинстон с чувством превосходства.

— А чему еще тебя там научили?

— Многому… — уклончиво ответил Уинстон. — Ребята, давайте ближе к делу. Если нет возражений, то завтра утром мы с Иганом выберем подходящий гидроплан. Если успеем быстро собраться, то сможем вылететь днем, а вечером уже будем на месте.

— Остается решить, куда мы летим, — сказал Иган.

— Надеюсь, к утру все решиться само собой, — усмехнулся Уинстон. — Это не самое трудное дело. Я поддержу любое разумное предложение.

— Прекрасно! — радостно пропищал Лизун. — Я принесу из библиотеки самый большой географический атлас, и мы сможем выбрать подходящее местечко!

— Конечно, — саркастически сказал Питер, — Лизун доволен. Безусловно, он больше всех нуждается в отдыхе.

Но Лизун не обратил внимания на колкости, выпорхнул в коридор, что-то радостно бормоча себе под нос.

— Спокойно, — сказал Иган, подняв указательный палец. — Помни о перемирии.

— Да помню, помню, — отмахнулся Питер.

— Иган, я предлагаю пойти спать прямо сейчас, ведь вставать придется рано, — сказал Уинстон. — Думаю, Рэй с Питером выберут место, где мы не заскучаем. Вдвоем они с этой задачей прекрасно справятся.

— Почему вдвоем? — запищал запыхавшийся Лизун, влетая в комнату с огромным атласом в руках. — А я не в счет?

— Конечно, без тебя нам не справиться, — рассмеялся Уинстон.

Иган и Уинстон пошли спать, а Питер наблюдал, как Рэй и Лизун азартно спорят, вырывают друг у друга атлас. Вскоре ему это зрелище надоело и он пошел вслед за товарищами.


Уинстон проснулся рано и сразу разбудил Игана. Наскоро перекусив, они отправились к другу Уинстона, который сдавал напрокат гидропланы.

Уинстон вел машину, а Иган, пользуясь случаем, дремал рядом с ним на переднем сиденье. Уинстон включил радио, стараясь не разбудить товарища. Диктор оповестил слушателей о том, что из района Бермудского Треугольника никаких новостей не поступало. Затем зазвучала бодрая музыка, и Уинстон сразу убавил громкость.

Машин на улицах было немного, и довольно скоро они достигли окраины города, где дороги были все в ухабинах, а светофоров значительно меньше, чем в центре.

Ряды каменных домов еще не закончились, а в открытые окна автомобиля повеяло морским воздухом, и Уинстон толкнул Игана в плечо:

— Просыпайся! Мы почти приехали.

Тот встрепенулся, помотал головой и протер глаза.

— Что-то мы слишком быстро добрались.

— Ты хочешь сказать, что не успел выспаться?

— Ага, — кивнул Иган.

— Взбодрись горячим кофе.

— Спасибо, — сказал Иган и потянулся за термосом. — Тебе налить?

Уинстон отрицательно покачал головой.

Буквально через минуту машина выехала на пристань, где стояло несколько невзрачных дощатых хибарок. Уинстон направил «Экто» к одной из них.

— Видимо, дела у твоего друга идут неважно, если он живет в таком, с позволения сказать, доме, — заметил Иган.

— За Дэна О’Брайна можешь не переживать. Деньжата у него водятся. Просто он бродяга по натуре, поэтому и живет в этом скворечнике на самом берегу моря.

— По крайней мере, здесь не так жарко, как в центре, — согласился Иган.

Уинстон заглушил мотор. Друзья вышли из машины и направились к жилищу Дэна О’Брайна. Уинстон трижды постучал в неплотно прикрытую перекошенную дверь. Безуспешно. Тогда он забарабанил сильнее.

— Какого черта?! — прорычал из-за двери хриплый голос.

Видимо, хозяин был не очень рад их визиту.

— Дэнни, открывай! Это я.

— Кто такие?

— Рядовой Уинстон Замаяна. Четвертая рота, третий взвод.

Дверь распахнулась, и на пороге возник голый до пояса двухметровый здоровяк с с огненно-рыжей бородой. Под кожей его перекатывались могучие мышцы.

— Уинстон! Старина! Что же ты не заходишь? В мой дом можешь входить без стука в любое время!

— Я все-таки решил постучать, а то ты пристукнул бы меня, не разобравшись.

— Что ты такое говоришь! Разве я похож на человека, который не узнает старых друзей?! — и Дэн О’Брайен заключил Уинстона в объятия.

— Да, Дэнни, силы у тебя не убавилось, — сказал Уинстон после того, как они крепко похлопали друг друга по спине.

— Не жалуюсь, хотя, конечно, годы уже не те. Скажи, что привело тебя в такую рань?

— Сначала познакомься с моим другом и коллегой. Его зовут Иган. Он прочитал книг больше, чем было в нашей гарнизонной библиотеке.

Дэн и Иган крепко пожали друг другу руки.

— А дело у нас к тебе самое обыкновенное. Ты все еще сдаешь напрокат гидропланы?

— Конечно.

— Как идут дела?

— С переменным успехом, — уклончиво ответил Дэн. — А ты хочешь войти в долю?

— Нет. Хочу стать твоим клиентом.

— Надолго?

— Думаю, на неделю.

— Куда лететь собираешься? Если это не секрет, конечно.

— Какой секрет! Просто мы с друзьями хотим отдохнуть на каком-нибудь необитаемом острове, а то в Нью-Йорке так жарко, что мозги плавятся.

— Понятно, — сказал Дэн О’Брайн, хитро прищурив глаза. — Пожалуй, я догадываюсь, куда могут направиться охотники за привидениями именно сейчас.

— Куда же?

— В Бермудский Треугольник, конечно! Или ты хочешь сказать, что я не прав?

— Откуда вы знаете, кто мы? — спросил Иган.

— А ты думаешь, дружок, что если я живу в такой хибаре, то и телевизор не смотрю. У меня телевизора, правда нет, но в баре, где мы частенько сидим с друзьями, телик работает с утра до ночи. Вас раньше частенько показывали. Как только покажут, так я дружкам сразу и говорю: «Вот с этим парнем в армии мы на соседних койках спали, а случалось из одного котелка суп хлебали». Да и тебя, Иган, я тоже запомнил. А где еще двое ваших? Надеюсь, дело не прогорело? А то что-то давно вас по телевизору не показывали.

— Все в порядке, — ответил Уинстон. — А друзья наши дома остались. Для того, чтобы взять гидроплан напрокат, вовсе не обязательно вчетвером ехать, правда?

— Конечно. А вот в гости к старине Дэну могли бы все вчетвером приехать. Зашли бы в бар, посидели хорошенько. Для вас выпивка бесплатно. Вы своим приходом нашему бару такую рекламу сделаете, что хозяин будет вас на руках носить.

— Я и не знал, что мы так популярны, — удивился Иган.

— А как же! Может, вас в Нью-Йорке и не узнают, а у нас, в районе порта, вас каждая собака знает. Когда телевизионщики показывали, как вы очередного духа из норы выкуриваете, то у нас тут даже пари заключали.

— А ты на кого ставил? — засмеялся Уинстон. — На нас или на привидений?

— Обижаешь, старик. Я всегда ставил на вас и каждый раз выигрывал.

— Приятно слышать.

— Вы молодцы, ребята, ни разу меня не подвели.

— Хорошо, Дэнни, — сказал Уинстон. — Будем считать, что ты нас уговорил. В ближайшее время мы заглянем все вместе. Но сегодня речь идет о гидроплане. Оплата в кредит тебя устроит?

— Нет, — замотал рыжей бородой Дэн О’Брайен, — об этом не может быть и речи.

Друзья переглянулись.

— Если я тебя правильно понял, — сказал Уинстон, — ты берешь деньги вперед, притом, наличными.

— Опять не угадал. От тебя мне не нужно ни наличных, ни чека, — сказал Дэн.

— Так дело не пойдет! — запротестовал Уинстон.

— Ты же не дослушал до конца. Просто я ловлю тебя на слове. Ты обещал, что вы зайдете все вместе и мы посидим вечерком в баре. Пусть это и будет платой за гидроплан.

— С каких это пор ты занимаешься благотворительностью? — удивился Уинстон.

— Скажу тебе по секрету, — понизил голос Дэн О’Брайен, — с моей стороны тут благотворительностью и не пахнет. Дело в том, что совладелец бара, как ты сам понимаешь, заинтересован в рекламе.

— Тогда все понятно, — с облегчением сказал Уинстон. — Такой вариант всех устроит. Ты же знаешь, что я не люблю быть в долгу.

— О’кэй! Теперь, думаю, самое время перейти к делу. Когда вам понадобится гидроплан?

— Сегодня, если ты не возражаешь.

— Тогда пойдем, я покажу вам то, что у меня есть на сегодняшний день.

И Дэн О’Брайен повел Уинстона и Игана по пирсу, в конце которого покачивались на волнах два гидроплана. При ближайшем рассмотрении оказалось, что это почти одинаковые машины, но в различном состоянии.

Один гидроплан сверкал, как новенькая игрушка. Он был тщательно выкрашен, хромированный винт ярко блестел.

Другая машина была полной противоположностью. С первого взгляда было заметно, что красили ее последний раз, в лучшем случае, лет пять назад. Краска на фюзеляже была изъедена морской солью. Винты и двигатели были мощнее, чем у его собрата, но гидроплан казался нескладным и устаревшим.

Вдобавок, поплавки его были несуразно большими, будто сняты с другого самолета.

— Ну что, ребята, какой гидроплан вы решили выбрать для своего путешествия? — хитро сощурился О’Брайен.

— Мне кажется, — вежливо сказал Иган, — что гидроплан справа выглядит более аккуратным.

— Дэн, неужели у тебя хватит совести предложить старому армейскому другу эту облезлую развалюху? — спросил Уинстон.

— Да, охотники за привидениями, теперь я вижу, что в гидропланах вы не разбираетесь. Чистенькая машина — всего лишь прогулочный вариант. Она хороша только для туристов, да и то, если погода идеальная.

— Я же сказал тебе Дэнни, что гидроплан нужен нам для отдыха. А ты, наверное, думаешь, что мы собираемся в рискованное путешествие.

— Хорошо, пусть будет так, — ответил Дэн О’Брайен, но по лицу его было видно, что он не верит словам армейского друга.

— Считаю своим долгом предупредить вас, что этот неказистый с виду гидроплан хорош в любых погодных условиях. Может выдержать как в воздухе, так и в воде. Такие большие поплавки — не просто прихоть конструктора.

— Кроме того, — Дэн, понизил голос до шепота, — этот гидроплан берут обычно контрабандисты, потому что он оснащен установкой, позволяющей обойти радары береговой охраны.

— Я и не знал, что ты оказываешь подобные услуги, — удивился Уинстон.

— Теперь будешь знать. Хотя это, конечно, тайна. На этом гидроплане четыре посадочных места. Кроме того, здесь есть снаряжение, рассчитанное на все случаи жизни: четыре акваланга, четыре охотничьих длинных ножа, четыре ракетницы, четыре…

— Достаточно. В общем, всего по четыре, — перебил друга Уинстон. — Несомненно, это очень хорошая машина, но теперь она нам совершенно не нужна. Давай остановимся на первом варианте.

— Как хотите, — развел руками О’Брайен. — Хотя, если честно, я не верю, что вы отправляетесь на увеселительную прогулку.

— Это почему? Разве охотникам за привидениями отпуск не полагается?

— Но не тогда же, когда активизировался Бермудский Треугольник. Ребята, ведь эта работа для вас!

— Дэнни, неужели ты не понимаешь, что наша работа рассчитана на конкретного заказчика, который оплачивает все расходы. А кто оплатит нам путешествие на Бермуды?

— Понимаете, мистер О’Брайен, мы обратились именно к вам, так как аренда гидроплана обойдется дешевле четырех билетов на самолет.

— Этого ты мог и не говорить, — остановил коллегу Уинстон. — Хотя, конечно, теперь, Дэну все станет ясно.

О’Брайен развел руками.

— Извините меня, ребята. Похоже, я действительно лезу не в свое дело.

— Не могу не согласиться с тобой, — кивнул Уинстон. — Когда мы можем забрать гидроплан?

— Да хоть сейчас.

— Мы приедем после обеда. Хорошо?

— Конечно.

Все трое в молчании вернулись к дому Дэна О’Брайена. На душе был неприятный осадок. Уинстон и Иган сели в машину. Мотор заревел, и «Экто» рванул с места. Дэн смотрел, как автомобиль охотников исчез за поворотом. В глазах его было разочарование.


С ролью дежурного по кухне Рэй, конечно, не справился. Когда Питер сказал ему об этом, незадачливый повар не обиделся и ответил:

— Ты же сам меня назначил.

Возразить было нечего.

После нескольких экспериментов, которые больше напоминали упражнения пиротехников, Рэй соорудил нечто такое, что упорно называл яичницей. Питер отметил, что это блюдо напоминает подошву стоптанного армейского ботинка после долгого марш-броска.

Рэй пытался защитить свое кулинарное произведение и даже заставил себя съесть маленький кусочек. Точки над «и» поставил Лизун. При всей своей склонности к обжорству это симпатичное привидение не проявило к блюду никакого интереса.

Лизун даже не попытался стащить кусочек этого экзотического лакомства и не притронулся к своей порции. А это о многом говорило.

Будучи по натуре дипломатом, Лизун промолчал и отправился на кухню к соседям охотников.

Исчезновение его было недолгим и, по всей видимости, успешным, так как через несколько минут он влетел с довольным видом и рожицей, испачканной клубничным вареньем. А за стеной еще долго не смолкали крики. К сожалению, не все жильцы близлежащих домов, привыкли к соседству этого безобидного привидения.



Питер заварил себе кофе и открыл одну из консервных банок, оставшихся со вчерашнего вечера.

Когда он допивал вторую чашку, в комнату заглянула Джанин и произнесла официальным тоном:

— Мистер Уэйтман, к вам посетительница.

Это были первые слова, которые она сказала охотникам со вчерашнего вечера.

— Пусть подождет, — ответил Питер, не желая прерывать свой скудный завтрак.

Секретарша скривила губы.

— Насколько я разбираюсь в клиентах, эта дама не привыкла ждать.

— Что же в ней такого особенного?

— Взгляните на ее автомобиль — «Кадиллак», — ответила Джанин и закрыла за собой дверь.

Заинтригованные, Питер и Рэй подошли к разбитому окну. У входа в офис стоял длинный серебристый «Кадиллак» последней модели. За рулем сидел водитель в роскошной униформе.

— Вот это да! — восхищенно сказал Рэй. — На таких машинах разъезжают только миллионеры.

Питер моментально все понял и через минуту был уже одет. Он критически окинул себя взглядом в зеркало и вышел из комнаты.

В приемной сидела со вкусом одетая молодая дама и небрежно курила длинную сигарету в золотом мундштуке. На вид ей было не больше тридцати лет.

— Доктор Уэйтман, — представился Питер. — Чем могу быть полезен?

Женщина, не вставая, протянула руку.

— Элеонора Хантер, — представилась она. — Надеюсь, вы действительно будете мне полезны.

— Какую проблему нам предстоит решить? Вас замучили привидения в старинном родовом замке?

— К сожалению, у нас нет родового замка. Мой муж очень богат, но его отец был простым почтальоном.

— Не тот ли это Джон Хантер, который разбогател на биржевых спекуляциях?

— Он самый, — кивнула мисс Хантер.

— Объясните, пожалуйста, суть вашей проблемы, — обратился к посетительнице Питер, опасаясь, как бы она не разразилась излияниями на тему своей семейной жизни.

— Вообще-то, моя девичья фамилия Блэкстоун. — Увидев, как вытянулось лицо Питера, женщина добавила. — Я дочь профессора Блэкстоуна.


Охотники за привидениями в Бермудском треугольнике

— Очень приятно, — пробормотал Питер.

— Не думаю, что вам это действительно приятно. Я прекрасно знаю, какую «услугу» оказал вам мой отец. Но теперь, когда он бесследно исчез в Бермудском Треугольнике, я поняла, что, кроме вас, мне никто не может помочь. Я располагаю большими средствами, поэтому, надеюсь, в отношении оплаты мы поладим.

— Действительно, я имею зуб на вашего отца, — признался Питер. — Но сейчас дело не в этом. Вы, конечно, знаете, что гражданским судам и самолетам находиться в районе Бермудского Треугольника категорически запрещено?

— Это будет учтено в нашем контракте.

— Почему вы решили, что вам могут помочь только охотники за привидениями?

— Военная спасательная служба была оснащена самыми современными средствами контроля, однако ничего не удалось обнаружить. По-моему, вывод напрашивается сам собой: здесь не обошлось без потусторонних сил.

— Я тоже об этом подумал, когда слушал выпуски новостей, — признался Питер. — Что ж, миссис Хантер, если мы сойдемся в цене, то сегодня же возьмемся за дело.

— Хорошо, — кивнула посетительница. — Думаю, что сумма в двести пятьдесят тысяч долларов вас устроит.

— Мы согласны, — тотчас же ответил Питер, прикинув, что эти деньги полностью решат все финансовые проблемы фирмы.

— Прекрасно, — кивнула Элеонора Хантер и закурила сигарету.

Она мельком взглянула на часы, и Питер предположил, что, выкурив сигарету, она уйдет.

— Я хочу, чтобы вы знали, мистер Уэйтман, что у меня с отцом были весьма не простые отношения. Мы не видели друг друга много лет. Мой отец — очень тяжелый человек.

— Совершенно с вами согласен.

— Но тем не менее, узнав, что он пропал без вести, а может, даже погиб, я не могла найти себе места. Вы должны меня понять.

— Я все понимаю.

— Если вам удастся найти моего отца, я не рассчитываю на благодарность с его стороны. Но моя совесть будет чиста.

— А если окажется, что он погиб? Повлияет ли это на размер гонорара?

— Не повлияет, но в любом случае вы должны дать мне определенный ответ: жив он или нет. Если не удастся установить этот факт, я оплачу вам только накладные расходы.

— Понятно, — преувеличенно бодро сказал Питер.

— Теперь не осталось недомолвок, — сказала миссис Хантер и потушила окурок. — Вот чек на пятьдесят тысяч долларов. Думаю, этой суммы хватит, чтобы организовать экспедицию на Бермуды. В конце концов, это не так уж далеко. Когда вы представите достоверную информацию о моем отце, то получите еще двести тысяч.

— Все понятно, миссис Хантер, — сказал Питер и проводил клиентку к выходу.


Когда Уинстон и Иган подъезжали к офису, мимо них промчался роскошный серебристый «Кадиллак».

— Не наши ли это клиенты? — пошутил Уинстон.

— Вряд ли. У миллионеров для таких поручений есть мальчики на побегушках.

— А если это конфиденциальное дело?

Иган пожал плечами.

— Тогда, наверно, есть смысл взять машину напрокат.

— Логично, — согласился Уинстон.

Когда они вошли в офис, Питер спросил:

— Ну как?

— Все нормально. Гидроплан мы можем взять хоть сейчас.

— Во сколько это обойдется?

— Ты не поверишь, но друг Уинстона не захотел брать с нас деньги, — сказал Иган.

— Странно, — удивился Питер. — А что он собой представляет?

— Здоровенный парень совершенно пиратского вида. Вместо оплаты попросил, чтобы мы в полном составе заглянули на вечерок в бар и рассказали завсегдатаям о нашей нелегкой работе.

— С этим проблем не будет, — успокоился Питер. — А что за машина у него?

— Вообще Дэн предлагал гидроплан, который у него берут контрабандисты, обшарпанный, но мощный, как танк, — сказал Уинстон. — К тому же, там есть полный джентльменский набор для авантюристов — акваланги, оружие и так далее. Есть даже генератор волн, чтобы сбить с толку береговую охрану. Но мы, понятное дело, от такого предложения отказались.

— Почему?

— Мы же собираемся отдохнуть?

Поэтому мы выбрали аккуратный туристский самолетик, на котором можно лететь разве что вдоль берега, а нам ведь в ближайшие дни другого и не надо.

— Этот Дэн смешной парень, — сказал Иган. — Он решил, что мы хотим нелегально проникнуть в район Бермудского Треугольника. А когда мы убедили его, что это не так, он расстроился.

— И мне так показалось, — подтвердил Уинстон, который неплохо знал своего армейского друга. — Но условия контракта он не изменил.

— Так… — сказал Питер. — Значит, вы отказались от классного гидроплана и выбрали самолет для туристов?

— Ну да. А что в этом плохого? — удивился Уинстон.

— Вы полные идиоты.

Уинстон и Иган недоуменно посмотрели друг на друга.

— Да, ребята. Не обижайтесь, так оно и есть.

— Что ты этим хочешь сказать?

— Я понимаю, Иган — великий ученый-теоретик, о реальной жизни он имеет весьма смутное представление. Но ты, Уинстон! Как ты мог так опростоволоситься.

— Я до сих пор ничего не понял, — признался Уинстон. — В чем наша ошибка?

— На туристическом гидроплане мы не выполним поручение нового клиента.

— Здесь был клиент? — в один голос завопили Уинстон и Иган.

— Наконец дошло.

— Не на серебристом ли «Кадиллаке»?

— Вот именно. Это была респектабельная молодая дама.

— Куда же мы должны отправиться по ее поручению?

— В Бермудский Треугольник.

— Что?! — разом воскликнули Иган и Уинстон.

— Да, ребята, вы не ослышались. Туда, где исчезла экспедиция Блэкстоуна.

— Причем тут Блэкстоун?

— А при том, что дама, которая приезжала на «Кадиллаке», — его дочь.

— Зная о вашей давней «дружбе» с профессором, я удивлен, что ты не отказался, — сказал Иган.

— А ты знаешь, сколько она предложила за наши услуги?

— Ты пока не сказал.

— Двести пятьдесят тысяч долларов.

— Вот здорово! Тогда все понятно, — сказал Уинстон. — Нам нужно торопиться, пока Дэн не отдал гидроплан какому-нибудь контрабандисту.

— Дельная мысль. Думаю, за час мы успеем собраться.

В это время в комнату вбежал Рэй с географическим атласом в руках.

— Посмотрите ребята! Я нашел то, что нам нужно. Тут неподалеку я отыскал очень маленький и совершенно необитаемый остров.

— Я сначала был против, но Рэй меня убедил! — пропищал влетевший за ним Лизун.

— Молодцы! — похвалил их Питер. — Но должен вас предупредить, что через час мы вылетаем в Бермудский Треугольник.

— Вот так всегда, — огорчился Рэй, захлопывая фолиант. — Почему такая спешка?

— Потом объясню, сейчас нет времени. Запомните, в нашем распоряжении один час, с собой возьмем только бластеры и ловушки для призраков. Если верить Уинстону, любимый самолет контрабандистов оснащен всем необходимым.

— Вы что собираетесь заняться контрабандой? — спросил Рэй с опаской.

— Что-то в этом роде. Я же сказал, потом все объясню. Кстати, нам еще надо заехать в банк, чтобы получить деньги по чеку.

— И много? — спросил Рэй.

— Пятьдесят тысяч долларов в качестве задатка тебя устроит?

— Еще бы!


Когда охотники за привидениями подъехали к домику Дэна О’Брайена, хозяина дома не оказалось.

Отворилась дверь такой же невзрачной хижины, и сосед Дэна О’Брайена, невысокий щуплый старик, подробно объяснил, как проехать до бара «Бешеный бык», где Дэн проводил большую часть свободного времени:

— Значит так, проедете два квартала прямо, потом повернете налево. Проедете еще квартал, свернете направо….

Через пять минут охотники оказались у бара. Для тех кто не умел читать, на стене светящимися красками был нарисован бык в натуральную величину.

Охотники вышли из машины. Из полуоткрытых дверей бара неслась веселая музыка. Уинстон захлопнул дверцу автомобиля — на городских окраинах приходилось держать ухо востро — и друзья вошли в темное помещение.

Уинстон сразу заметил Дэна, который сидел за столиком в окружении друзей и, отчаянно жестикулируя, что-то рассказывал. Протискиваясь сквозь тесные ряды посетителей, охотники стали пробираться к веселой компании.

— Здорово, Уинстон! — приветствовал старого друга Дэн. — Ребята, освободите-ка четыре места. Я же говорил, что один из охотников за привидениями — мой друг, а вы не верили.

— Почему не верили? — рассмеялся толстяк в ковбойской шляпе, сидевший рядом с О’Брайеном. — Ты лучше скажи, Дэнни, когда отдашь мне пятьдесят долларов?

— Чего это он такой веселый? — негромко спросил Уинстон у Дэна, усаживаясь за стол.

— Да так. Просто, я ему деньги проспорил. Из-за вас кстати.

— Как это?

— Очень просто. Я позавчера сказал, что разобраться в этой заварухе в Бермудском Треугольнике под силу только охотникам за привидениями, а Том и говорит, что, мол, слабаки твои охотники. Вот мы с ним и поспорили. А раз вы туда даже не собираетесь, значит, я проиграл.

— Не торопись с выводами, дружище, — сказал Уинстон. — Планы изменились. Мы отправляемся прямиком в Бермудский Треугольник.

— Вот это да! — присвистнул О’Брайен. — Слыхал, Том? Так что спор еще не окончен, пока мои друзья не возвратились с этих чертовых островов.

— Для этого нам понадобится другой гидроплан.

— Нет проблем, Уинстон. Правда, я его пообещал одному приятелю, но, думаю, он может и подождать. А для меня сейчас главное — утереть нос Тому, этой бездонной пивной бочке.

— И кто мне это говорит?! — возмутился Том. — Да ты за день больше выпиваешь виски, чем я пива!

— А это дело вкуса, Томми!

— Можно взять гидроплан прямо сейчас? — спросил Питер.

— Зачем торопиться? Если уж вы решили лететь прямо в Бермудский Треугольник, то лучше дождаться темноты. Так что мы еще посидим до вечера, выпьем по стаканчику. Среди бела дня лететь туда не имеет смысла. Вас моментально засекут.

— Вообще-то я давно не сидел за штурвалом, — признался Уинстон. — Не мешало бы потренироваться несколько часов.

Дэн хлопнул старого друга по плечу.

— Не расстраивайся! Это все равно, что ездить на велосипеде. Если уж умеешь, то никогда не разучишься.

Уинстон понимал, что, посидев целый день в такой веселой компании, они не улетят и к ночи.

— И все-таки, Дэнни, береженого Бог бережет. Покажи нам машину, объясни, что и как. А потом вернешься к своим друзьям. Вы ведь не собираетесь расходиться, ребята?

Соседи по столу возмущенно загудели:

— Какое там! Уик-энд только начинается. Да мы и вас никуда не отпустим! Дэн давно обещал пригласить вас.

— Мы очень польщены. Но, к сожалению, неотложные дела заставляют нас отказаться. Даю честное слово, что как только вернемся из экспедиции, обязательно придем сюда и посидим в вашей компании до утра. Такой вариант вас устраивает?

Друзья Дэна нехотя согласились.

Когда охотники вместе с Дэном пробирались к выходу, они ощущали на себе любопытные взгляды посетителей. Им вслед неслось:

— Эй, Дэнни, говорят твои друзья собрались на Бермуды?

— Удачи вам, охотники!

— Если поймаете черта, держите его покрепче!

— Чертей в Нью-Йорке хватает!

— А ты поезжай вместе с ними. Тогда на одного будет меньше.

— Да пошел ты!

— Оказывается, нас здесь хорошо знают, — с удивлением заметил Иган.

— Это вам не Нью-Йорк. Там вас даже не замечают, каждый занят своим делом, — ответил Дэн О’Брайен. — У нас здесь народ попроще. Когда показывают охоту за привидениями, то здешние ребята ее смотрят как финальный матч по бейсболу или по боксу.

— А не переселиться ли нам на окраину Нью-Йорка? — предложил Рэй.

— Ни в коем случае, — отрубил Питер.

— Почему? Ведь нас здесь так любят.

— Понимаете, мистер Народный Герой, дело в том, что офис в центре — это офис в центре. Любой клиент без труда может нас отыскать. Колеся среди трущоб, он скорее всего, передумает.

— Обижаете, мистер, — возразил Дэн. — У меня иной раз очень солидные клиенты попадаются.

— Контрабандисты?

— Не только. Бывает какой-нибудь крупный мафиози пожалует.


— Вот он, ваш гидроплан. Забирайте!

— Да-а, — скептически протянул Питер, — теперь я тебя понимаю, Уинстон. Снаружи эта штуковина, действительно, неважно выглядит.

— Зато посмотри, что у нее внутри, — возразил О’Брайен.

— Двигатель в пять раз мощнее, чем те, что обычно ставят на эту модель, бронированное днище. Можете считать, что его внешний вид — сплошной камуфляж.

— Ты говорил, что гидроплан оснащен всем необходимым, — напомнил Уинстон.

— Я из него ничего не выгружал, уверяю тебя. Пойдем к багажному отсеку, я покажу тебе снаряжение.

Питер, Иган и Рэй осматривали гидроплан снаружи, а Дэн и Уинстон зашли внутрь.

— Смотри, все на месте: четыре акваланга, четыре противогаза, четыре охотничьих ножа… Дальше — сигнальные ракеты, дымовые шашки и ящик взрывчатки, две винтовки М-16, два охотничьих ружья…

— Стоп! — перебил Уинстон. — По-твоему, мы на войну отправляемся, что ли?

— В чем дело? — удивился О’Брайен. — Оружие должно быть. Мало ли что может случиться? Никто ведь не заставляет вас пускать его в ход по пустякам.

— Ладно, охотничьи ружья пусть будут. А армейские винтовки все-таки забери.

— А взрывчатку?

— Взрывчатка пригодится, — согласился Уинстон. — Что там еще у тебя?

В это время Питер открыл дверь кабины, и охотники стали ее рассматривать. Увидев нагромождение циферблатов, Питер сказал:

— Будем надеяться, что Уинстон не забыл, как с этим обращаться.

К ним присоединились Уинстон и Дэн. О’Брайен держал в руках какую-то штуку в матерчатом чехле.

— Вы решили слегка разгрузить гидроплан? — поинтересовался Иган.

— Да, — кивнул Уинстон, — лишние неприятности нам ни к чему.

— А что там? — ткнул пальцем в чехол Питер.

— Винтовки.

— Думаешь не стоит брать с собой оружие? — спросил Иган.

— В гидроплане есть два дробовика и охотничьи ножи. Думаю, нам этого хватит. Вот если военные нас поймают и обнаружат боевое оружие, тогда неприятностей не оберешься.

— Смотри, Уинстон, — сказал Дэн, — видишь под сиденьем пилота маленький ящик?

— Это автопилот?

— Нет. Это тот самый генератор, о котором я тебе говорил. С его помощью вы сможете обмануть радары.

— По какому принципу устроен этот прибор? — поинтересовался Иган.

— Не знаю. Если вы будете лететь на небольшой высоте и вовремя включите этот ящик, то радары не смогут вас засечь.

— Надеюсь, — кивнул Уинстон. — А на какой высоте лететь?

— Чем ниже, тем лучше.

— Тогда, может, стоит пройти опасную зону по воде?

— Тогда вы существенно снизите скорость, а желательно проскочить как можно быстрее.

Пришло время загружать гидроплан собственным оборудованием. Открыв заднюю дверь «Экто», охотники достали бластеры и эктоплазменные ловушки. Дэн О’Брайен с интересом смотрел на эти диковинные предметы.

— Этими штуками вы ловите привидений?

— Да, — ответил за всех Иган. — Наша собственная разработка.

— Понятно. В таком случае, когда вернетесь, расскажите, как они устроены, ладно!

— Обязательно, — пообещал Иган.

— Сначала надо вернуться, — добавил Питер.

Когда охотники достали почти все снаряжение, из-под заднего сиденья вылетел заспанный Лизун и повис в воздухе. Такого Дэн не ожидал и, похоже, не на шутку испугался.

— Ой, ты, наверно, друг Уинстона? Привет! Меня зовут Лизун. Я главный помощник охотников за привидениями.

И Лизун от души чмокнул О’Брайена в щеку.

— Предупреждать надо, — только и смог вымолвить побледневший Дэн, судорожно вытирая лицо.

— Уинстон, объясни другу, что меня не надо бояться.

— Действительно, Дэнни, что с тобой? Это наше привидение.

— Он и мухи не обидит, — добавил Иган. — К сожалению, такие дружелюбные привидения встречаются не часто.

— Ну привет, Лизун, — сказал Дэн, оправившись от потрясения и с интересом глядя на забавную зеленую рожицу. — Меня зовут Дэн О’Брайен.

— Ура, Дэнни! Теперь мы с тобой друзья! — обрадовано воскликнул Лизун.

— До гроба! — подтвердил О’Брайен и добавил, обращаясь к Уинстону: — Когда в следующий раз придете в наш бар, обязательно прихватите этого приятеля. Очень хочется посмотреть, как Том с перепугу полезет под стол.

— Обязательно, — пообещал Уинстон.

— Не советую приглашать нашего обжору в бар, — сказал Питер. — Он слопает все припасы.

— Не страшно. Я же сказал, угощаю за счет заведения, — рассмеялся Дэн.

Охотники разобрали поклажу. Лизун было схватил сумку с провизией, но Питер забрал ее и вручил привидению силовую установку от своего бластера. Так, на всякий случай.

Когда оборудование было погружено, друзья стали прощаться.

— Дэнни, присмотри за «Экто» в наше отсутствие, — попросил Уинстон. — Я так старался привести эту машину в нормальное состояние, что, если с ней что-нибудь случится, я этого не переживу.

— Будь спокоен, — улыбнулся Дэн. — Если кому-нибудь придет в голову ее угнать, то уедет он не дальше второго светофора.

Охотники расположились в четырехместной кабине гидроплана. Нашлось место и для Лизуна. Заработал двигатель. О’Брайен смотрел, как винт стал вращаться все быстрее, вскоре превратившись в прозрачное радужное колесо. От воздушного потока по воде пошла рябь. Гидроплан заскользил, набирая скорость.

Прикрыв ладонью глаза, Дэн следил за тем, как гидроплан оттолкнулся от поверхности воды и взмыл в небо.


Оказавшись в воздухе, охотники развеселились, как дети. Все, кроме Уинстона. Он уже давно не держал в руках штурвал самолета и поэтому напряженно следил за показаниями приборов.

— Молодец Уинстон! — воскликнул Рэй. — Сразу видно, что он опытный пилот.

В это время гидроплан провалился в воздушную яму и чуть не коснулся волн.

— Уинстон, держи руль крепче! — испуганно крикнул Рэй. — Видно, рано я тебя похвалил.

— Не пугайтесь, друзья, — отозвался Уинстон. — В полете над океаном возможны всякие неожиданности. Будьте готовы ко всему.

— Что-то мне не хочется, — сказал Питер.

— Спокойно! Сейчас наберем высоту, и будет все нормально.

Гидроплан прибавил скорость и взмыл в небо. Уинстон почувствовал себя за штурвалом увереннее. Но тут испуганно запищал Лизун:

— Ой, мамочки, я боюсь!

— Чего ты боишься, дурашка? — удивился Рэй. — Ты же умеешь летать!

— Да, но на такую высоту я никогда не поднимался.

— Топливные баки в нашем гидроплане очень большие, — заверил Уинстон. — Думаю надо полетать пару часиков, чтобы потренироваться.

— Потренироваться ты мог бы и раньше, — сказал Питер, а мы подождали бы на берегу.

— Или провели время в баре, — добавил Рэй. — Конечно, я не так боюсь высоты, как Лизун, но на земле я чувствую себя увереннее.

— Ладно, Уинстон, отрабатывай фигуры высшего пилотажа, — сказал Питер, махнув рукой. — Только не очень усердствуй.

— Постараюсь, ребята. На всякий случай, покрепче пристегнитесь ремнями.


После двух часов летных упражнений охотников изрядно укачало. Пилот был готов полетать еще, но его товарищи настояли, чтобы он приземлился где-нибудь на берегу.

Наступило время ужина, но оказалось, что есть хочется только одному Уинстону, остальные с позеленевшими лицами старались не смотреть, как их товарищ с аппетитом поглощает свиную тушенку с бобами.

— Я, кажется, знаю самое лучше средство для желающих похудеть, — со стоном сказал Рэй, сдерживая тошноту. — Нужно прописать ежедневные воздушные прогулки, тогда на еду даже смотреть не захочется.

Лизун, конечно, составил Уинстону компанию. Зеленый обжора действительно боялся высоты, но от воздушной болезни не страдал. Поэтому он набросился на еду с обычным усердием.

Ближе к вечеру погода стала портиться. Горизонт заволокли громадные тучи. С моря подул холодный, пронизывающий ветер. Он принес некоторое облегчение после сильной жары, но приближение шторма перед рискованным воздушным перелетом не прибавило охотникам оптимизма.

— Может, стоит отложить путешествие, пока не улучшится погода? — осторожно спросил Иган.

— Не думаю, — возразил Уинстон. — Шторм нам сейчас на руку. Риск, безусловно, есть, но проскочить мимо военных будет легче. Я пока не знаю, как работает этот излучатель помех, который так расхваливал Дэн. А в том, что шторм нам поможет, не сомневаюсь.

— Не очень-то приятно летать в бурю, — покачал головой Рэй.

— Машина надежная, — заверил друзей Уинстон, — благодаря огромным поплавкам, она, практически, непотопляема.

Но Игана и Рэя это не убедило. Точку в разговоре поставил Питер.

— Ребята, нечего раскисать! Меня, например, тоже укачало, но никакие пируэты Уинстона не вытрясут из моей головы мысли о том, что на кону стоят двести пятьдесят тысяч долларов. Если Уинстон говорит, что гидроплан выдержит шторм, у меня нет оснований ему не верить. Да и у вас, надеюсь, тоже.

— Боже! Еще несколько часов морской болезни! — воскликнул Рэй.

— Кто не хочет лететь, может оставаться на берегу, — твердо сказал Питер. — Предупреждаю, что гонорар мы разделим между теми, кто полетит.

— Хорошо, я согласен, — сказал Рэй.

— Я тоже не против, — добавил Иган.

— Вот и прекрасно, — кивнул Питер. — Тогда тушите костер, через несколько минут взлетаем.


Охотникам удалось оторваться от земли до того, как шторм разыгрался в полную силу. Зато в воздухе они узнали всю прелесть ночного полета при сильном ветре и проливным дождем. Гидроплан швыряло из стороны в сторону, как бадминтонный воланчик.

Уинстон не обращал внимания на стоны Рэя и вопли Лизуна. У него были дела поважнее. Попав после длительного перерыва в такую переделку, он изо всех сил вцепился в штурвал гидроплана, который, повинуясь капризам ураганного ветра, то взмывал вверх, то снижался до самой воды.

Уинстон часто поглядывал на страницу из газеты «Нью-Йорк таймс» недельной давности, прикрепленную сбоку. Там была напечатана карта Бермуд, которую расторопные журналисты умудрились раздобыть.

Если верить показаниям приборов, то все же гидроплан был уже довольно близко от нужного района. Уинстон включил загадочный ящик, который, по словам О’Брайена, должен обмануть радары военных моряков.

Вдруг Питер закричал:

— Смотрите! Справа по борту военный корабль!

За пеленой дождя вырисовались контуры огромного авианосца. Уинстон на всякий случай взял левее. Авианосец продолжал следовать прежним курсом. Похоже, его радары пока не засекли гидроплан.

— Ночь и ураган сослужили нам хорошую службу, — сказал Питер. — Если бы кто-нибудь из моряков сейчас дышал на палубе морским воздухом, он без труда заметил бы нас.

— Кстати, — напомнил Иган, — твой друг предупреждал, что мы должны лететь на небольшой высоте.

— Да помню, помню я, — раздраженно отозвался Уинстон. — Только волны слишком высокие. Если мы спустимся ниже, нас просто захлестнет.

Полет продолжался в полном молчании. Охотники поняли, что говорить пилоту под руку не только бесполезно, но и опасно.

Больше военные корабли на их пути не попадались. Зная, что гидроплан все еще находится в радиусе действия радаров, Уинстон не выключал генератор помех.

— Наберитесь терпения, ребята, — сказал он громко, стараясь подбодрить друзей. — Если верить этой карте и нашим приборам, этот проклятый остров совсем близко!


Наконец, вдали показались очертания острова. Чем ближе гидроплан подлетал к нему, тем слабее становился ветер.

Уинстону это показалось странным.

— Не пойму, в чем дело. Позади нас ураган бушует вовсю, а у самого острова даже волн почти нет. Какое-то заколдованное место!

Порывы ветра стихли, и гидроплан перестало бросать из стороны в сторону. Прибрежная полоса воды была спокойной, и Уинстон без труда посадил гидроплан. Однако он не заглушил мотор, а продолжал двигаться по воде вдоль острова.

— Тебе не кажется, что ты увлекся? — спросил Питер. — Не пора ли пристать к берегу?

— Я, честно говоря, несколько устал сегодня от морской прогулки, — признался Иган.

— Уинстон, хватит плавать! Я хочу ощутить под ногами землю! — взмолился Рэй.

У Лизуна никаких претензий не было. Он боялся только высоты, поэтому вертелся как уж на сковородке и таращился на незнакомый берег.

— Ребята, берите пример с Лизуна, — сказал Уинстон. — Даже он перестал хныкать. Нам необходимо найти место, чтобы спрятать гидроплан.

— А зачем это нужно?

— Когда наступит утро, нас легко будет обнаружить без всяких радаров. На открытом месте гидроплан будет виден как на ладони.

— Логично, — согласился Питер, — но что-то я не вижу подобного укрытия.

— Хорошо бы найти скалу близко от берега. Поставив гидроплан между ней и островом, мы хоть как-то будем защищены.

— Тогда нас не будет видно с моря, — кивнул Иган.

— У них наверняка есть самолеты и вертолеты. Идеальным укрытием для нас был бы просторный грот, — сказал Уинстон. — Поэтому, ребята, следите внимательно за берегом. Может, кому-то удастся обнаружить что-нибудь подходящее.

— Да что тут можно обнаружить?! — с досадой воскликнул Питер. — Тьма такая, хоть глаз выколи!

— Смотрите! — вдруг запищал Лизун. — Вон какой-то проход в прибрежных скалах!

— Я ничего не вижу, — возразил Питер.

— Я тоже, — подтвердил Иган. — Но не забывай о том, что у Лизуна гораздо более острое зрение, чем у нас. Он может далеко видеть в полной темноте.

— Не будем спорить, — сказал Уинстон. — Лучше посмотрим, что там на самом деле.

Он направил гидроплан к предполагаемому проходу в скалах. И действительно, скоро они оказались в небольшой бухте, со всех сторон защищенной высокими каменными глыбами. Здесь стояла такая тишина, что поверхность воды была гладкой, как стекло.

— Я же говорил! — ликовал Лизун.

— Молодец, малыш! — весело сказал Уинстон. — Завтра получишь целую банку джема.

— Почему завтра?! — разочарованно спросил Лизун. — А разве сегодня мы есть больше не будем?

— Видимо, нет. У ребят не было аппетита во время ужина. Думаю, что после нашего путешествия он пропал окончательно. Да и я не хочу есть. Потерпи мой хороший до утра. Я теперь нужно хорошенько выспаться.


Но выспаться им не удалось.

Сначала нужно было перенести на берег кое-что из грузового отсека гидроплана. Смертельно уставшие охотники, шагая по колено в воде, перетащили в укрытие свои бластеры, силовые установки, эктоплазматические ловушки, охотничьи ружья, взрывчатку и провизию. Под конец они изрядно вымокли и, очутившись, наконец, на берегу, совсем замерзли.

— Надо разжечь костер, — предложил Рэй, стуча зубами от холода.

— Не думаю, что это будет правильно, — покачал головой Иган. — Как бы нас не обнаружили.

— С какой это стати военные моряки должны нас засечь? — поддержал Рэя Питер. — Нас разделяет сплошная стена шторма, который, судя по всему, продлится до утра. Не околевать же нам от холода?

Со стороны моря доносился рев урагана, поэтому Уинстон поддержал товарищей:

— Если бы я служил пилотом на том авианосце, то ни за что не согласился бы лететь в такую погоду. Если прибор Дэна сработал и моряки не объявили тревогу, то до утра нам нечего опасаться.

Понадеявшись на плохую погоду, охотники зажгли электрические фонари и обнаружили, что берег, где они высадились, был сплошь усеян обломками досок. Все это вполне годилось для костра, поэтому Рэй, Уинстон и Иган принялись собирать доски, а Питер стал разводить костер.

— Ребята, старайтесь собирать доски посуше. Вот, Рэй, посмотри, те коряги, что ты принес, совсем мокрые. Костер и к утру не разгорится.

— Питер, не будь таким придирой, — поморщился Рэй. — Похоже, незадолго до нашего прибытия здесь вовсю хлестал дождь.

— Действительно, — поддержал его Иган. — Кажется, он прекратился совсем недавно.

— Интересно, что его остановило, — пошутил Питер, — уж не наш ли визит?

— Думаю, это не последняя загадка, которую нам предстоит разгадать, — ответил Иган. — Иногда, чтобы понять природу аномального явления, необходимо отказаться от законов обычной логики. Как мне кажется, Бермудский Треугольник в этом отношении не исключение.

Наконец необходимое количество дров было собрано. Костер ярко запылал, и охотники выключили фонари. Над океаном все так же бушевал шторм, грохот которого доносился до острова гулкими раскатами. Но теперь, когда появилась возможность обсушиться у огня, настроение друзей значительно улучшилось.

— Нам надо немного отдохнуть, — сказал Питер.

Товарищи не успели ему ответить, как из ночного мрака появились белые фигуры, закутанные в длинные балахоны. Они издавали глухие рыдания.

— Смотрите! Это самые настоящие привидения! — воскликнул Иган и включил датчик, замеряющий уровень эктоэнергии.

— Прибор зашкаливает! — объявил он друзьям, которые вооружились бластерами.

Белые фигуры стали летать по кругу на границе, разделяющей ночной мрак и зону света над костром.

Четыре лазерных луча ударили в самую гущу зловещей компании, но, казалось, на ночных гостей это не произвело никакого впечатления.

— Похоже, наши бластеры слабоваты для этих призраков! — воскликнул Иган в замешательстве. — Странно, ведь они всегда были так эффективны.

— Придется атаковать каждое привидение сразу из четырех бластеров, — сказал Питер.

— Давайте сначала попробуем из двух, — предложил Рэй.

— Зачем рисковать? Лучше сразу использовать максимальную мощность.

Соединив энергию четырех лазерных лучей, охотники загнали в ловушку четыре привидения. Остальные призраки, громко завывая, исчезли в темноте.

Затем из мрака появилось несколько десятков скрипящих желтых скелетов в истлевших матросских робах. Один из них нес черный пиратский флаг с черепом и костями. Охотники направили на них лучи бластеров, но скелеты неумолимо приближались.


Охотники за привидениями в Бермудском треугольнике

— Ребята, будьте осторожны! — предостерег товарищей Иган. — Сила этих призраков очень велика. Питер, соединяем лучи наших бластеров и атакуем вожака пиратов! Рэй, Уинстон, делайте то же самое!

Двойные энергетические импульсы, испускаемые бластерами, наконец, остановили скелетов.

Внезапно отказала силовая установка Рэя, и луч его бластера погас. Призраки воспрянули духом и возобновили атаку.

Рэй отбросил в сторону бесполезный бластер и стал бросать горящие головешки, целясь в черепа скелетов.

Эта необычная тактика оказалась весьма эффективной. Лохмотья скелетов вспыхнули, огонь был им явно не по нраву.

Следуя примеру Рэя, охотники также начали швырять пылающие головешки в ряды врагов. Атака призраков захлебнулась, они заметались из стороны в сторону, распространяя ужасное зловоние, и скоро исчезли, будто их и не было вовсе.

— Не очень гостеприимный островок! — только и вымолвил Уинстон, когда атака была отбита.

— Такое в моей практике впервые, — признался Иган, снимая с плеча силовую установку бластера.

Он подошел к ловушке с привидениями и посмотрел на показания датчика.

— Смотрите, энергия этих призраков настолько велика, что, по показаниям индикатора, ловушка перегружена.

— Действительно, странно, — согласился Питер. — По нашим расчетам, ловушка сконструирована так, что может удерживать энергию десятка привидений. Может, испортилась, как бластер Рэя?

— Не думаю, — покачал головой Иган. — Видимо, энергия здешних привидений гораздо мощнее, чем тех, с кем нам приходилось встречаться до сих пор.

— А не получится так, что призраки, которые нападут на нас в очередной раз, будут неуязвимыми для наших бластеров? — спросил Уинстон с опаской.

— Все возможно, — ответил Иган. — Будет лучше, если мы приготовимся к любым неожиданностям. Ребята, давайте сюда лучевые ружья. Я постараюсь отрегулировать их на максимальную мощность.

Охотники свалили к его ногам бластеры и силовые установки. При свете огня Иган занялся оружием.

К счастью, остаток ночи прошел спокойно. Больше у костра не появлялись незваные гости. Друзья договорились спать по очереди. Первым на дежурство заступил Иган, которому все равно надо было возиться с оружием. Ему удалось справиться с этой задачей до утра, а на рассвете его сменил Питер.

Утро было пасмурным. Буря стихла. Перед тем как приступить к осмотру острова, охотники постарались соблюсти ряд предосторожностей, чтобы их не обнаружили раньше времени военные моряки.

— Старайтесь по возможности не высовываться из-за скал, — посоветовал Уинстон, как бывалый солдат. — Думаю, рано или поздно они все равно нас заметят, но желательно, чтобы это произошло, когда мы обнаружим следы профессора Блэкстоуна.

— Надо начать обследование берега прямо сейчас, пока над островом стоит туман, — сказал Питер.

Друзьям пришлось согласиться с его предложением, хотя они восприняли его без всякого энтузиазма.

— Вообще не плохо было бы поспать еще часок, — сказал Рэй. — После таких испытаний лишний час отдыха нам не помешает.

— Нет уж, — возразил Уинстон. — Отсыпаться будем дома. Если уж мы решили заработать эти деньги, то об отдыхе в ближайшее время придется забыть.

Когда рассвело, стало ясно, что доски, которые валялись на берегу, были остатками разбитых кораблей. Причем, корабли принадлежали к разным эпохам, но сохранились, примерно, одинаково.

Неподалеку от места, где охотники провели ночь, лежала полуразрушенная средневековая каравелла, чуть дальше — обломки древнеримской галеры, а у самой воды — остов корабля викингов с головой дракона на носу.

— Похоже, до нашего прибытия шторм вовсю бушевал на острове, — предположил Иган. — Эти доски выбросило на берег с морского дна.

— Ты считаешь, что на дне обломков гораздо больше? — спросил Питер.

— Конечно. Если на берегу обнаружить ничего не удастся, придется надеть акваланги и заняться подводным плаванием.

— А что делать, если нас снова атакуют привидения? — спросил Рэй.

— Ночью я отрегулировал бластеры, — ответил Иган. — Но после встречи с теми призраками я все-таки не уверен, что лучи наших установок будут эффективными.

— Как оказалось, эти привидения очень боятся огня, — напомнил Питер.

— Похоже. Но если они снова нападут, разводить костер будет поздно. Нам сейчас пригодились бы переносные огнеметы, но, насколько я помню, их у нас нет.

— Совершенно верно. У нас есть охотничьи ружья, ножи, взрывчатка и две ракетницы.

— Ружья, скорее всего, здесь не пригодятся, — рассуждал Питер. — А вот открыть огонь из ракетниц можно.

— Я согласен с Питером, — сказал Иган. — Так как ракетниц у нас всего две, передвигаться по острову нужно парами.

Тут в разговор вмешался Лизун, который с перепугу молчал до сих пор.

— Друзья, — пролепетал он, запинаясь, — я все-таки сам привидение и немного лучше знаю своих собратьев. Мне кажется, что это ночные призраки. До наступления темноты можно их не опасаться.

— По-моему, Лизун прав, — сказал Иган. — Я и сам так думаю. Мне кажется, на этом острове могут встретиться не только привидения. Посмотрите на индикатор потусторонней энергии. Он показывает очень высокую степень эктоизлучений. Кроме того наслаиваются какие-то неизвестные нам энергетические поля. Предлагаю не терять времени, разделиться на пары и обследовать побережье, пока нас не засекли с моря и с воздуха.

Охотники так и сделали. Иган с Питером пошли направо, а Рэй с Уинстоном — налево. Лизун, опасаясь Питера, присоединился к Уинстону и Рэю. На острове охотники не заметили никаких признаков растительности. В этом, конечно, ничего не было удивительного, ведь неделю назад он лежал еще на дне океана. Покрытый обломками разбитых кораблей, остров производил зловещее впечатление.

После бесплодных поисков охотники встретились в бухте, где стоял гидроплан.

— Никаких следов экспедиции Блэкстоуна, — со вздохом сказал Иган, когда маленький отряд воссоединился снова.

Уинстон сокрушенно покачал головой.

— Кроме деревянных обломков нам удалось обнаружить несколько железных судов, — сказал он.

— Кстати, эти обломки кораблей не дают мне покоя, — добавил Питер. — Мы наблюдаем причудливое смешение различных эпох. Здесь погибшие суда средних веков, и античных времен, и времен викингов. По некоторым остаткам кораблей вообще невозможно определить, из какой они эпохи.

— И все эти обломки находятся, примерно в одинаковом состоянии, — продолжил его мысль Иган.

— Вот именно. Словно какая-то неведомая сила законсервировала их. Остров до недавнего времени лежал на дне океана, и эти деревянные корабли давно должны бы ли сгнить.

— А железо хотя и проржавело, но все-таки не настолько, — сказал Уинстон.

— Этому должно быть какое-то объяснение, — вслух размышлял Иган. — Ясно, что слухи о Бермудском Треугольнике, скорее всего, не лишены оснований. Он действительно притягивает к себе корабли и самолеты, которые бесследно исчезают здесь.

— Кстати, обломки самолетов нам еще не попадались, — напомнил Рэй.

— Пока нет, — согласился Иган, — но думаю, если мы продолжим поиски, то рано или поздно наткнемся на них.

— Меня беспокоит судьба экспедиции Блэкстоуна, — сказал Питер. — Мы прибыли сюда не затем, чтобы разгадывать тайну Бермудского Треугольника, а обязаны найти конкретного человека. По крайней мере, заплатят нам именно за это.

— Мне кажется, что эти вопросы неразрывно связаны между собой, — возразил Иган.

— По-моему, Иган прав, — сказал Рэй. — Все-таки хорошо бы раскрыть тайну Бермудского Треугольника. Мы прославимся на весь мир и станем самым авторитетными экспертами в области аномальных явлений.

— Спустись на землю! — остудил его пыл Питер. — Вообще, ребята, пора продолжать поиски. На поверхности острова следов экспедиции мы не обнаружили — надо спускаться под воду.

— Неизвестно, сколько времени это займет, — покачал головой Иган. — Остров, конечно, небольшой, мы сможем прочесать его за час. Для того, чтобы исследовать прибрежную подводную зону, времени нужно гораздо больше.

— Надеюсь, ты не предлагаешь отказаться от поисков и вернуться в Нью-Йорк с пустыми руками? — спросил Питер.

— Конечно, нет. Просто хочу напомнить, что наша задача существенно усложняется, мы должны быть готовы к любым неожиданностям. Если кто-нибудь обнаружит что-то необычное, он должен немедленно сообщить остальным. Что-то подсказывает мне, что на острове нас ждут сюрпризы гораздо более неприятные, чем ночные призраки.


Охотники за привидениями в Бермудском треугольнике

Осмотр морского дна охотники решили начать с бухты, на берегу которой они разбили лагерь. Скалы надежно защищали ее от кораблей на рейде.

— Чем меньше мы будем перемещаться по острову, тем меньше у нас шансов обнаружить себя, — сказал Уинстон, и друзья с ним согласились.

Надев акваланги и прихватив с собой на всякий случай длинные ножи, охотники опустились под воду. Они ожидали увидеть волшебный подводный мир, разноцветных рыб и причудливые водоросли, но дно бухты оказалось совершенно необитаемым. Им попались два разбитых деревянных корабля, каравеллы времен Христофора Колумба, старый колесный пароход и японский истребитель времен второй мировой войны.

Охотники приблизились к пароходу и включили фонари. Иган вдруг с удивлением впервые отметил про себя, что они еще ни разу не обнаружили на острове останков человеческих тел. Ведь во время кораблекрушений гибнут люди. Если необычные природные условия этого района способствуют тому, что дерево хорошо сохраняется, то что же в таком случае происходит с человеческим костями? Однако здесь Иган не мог поделиться своими сомнениями с друзьями и решил поговорить об этом на берегу.

Внезапно над охотниками стремительно пронеслась длинная серая тень, за не другая. Это были две большие акулы.

Уинстон и Питер выхватили ножи и прижались к обшивке парохода. Рэй побелел от испуга, и Уинстон втолкнул его в открытый люк корабля.

Одна из акул неслась прямо на охотников. Уинстон рванулся ей наперерез и с размаху всадил лезвие в брюхо кровожадной твари.

Раненая акула завертелась на месте, окрашивая воду алой кровью.

Почуяв запах крови, вторая акула стала приближаться к охотникам. Питер попытался атаковать ее, но, к сожалению, промахнулся, и нож скользнул по шершавой, как наждак, коже хищницы, не причинив ей никакого вреда.

Иган также решил принять участие в битве. Но Питер подтолкнул его по направлению к гидроплану, сделав жест, как будто стреляет из ружья.

Иган все понял и поплыл к гидроплану. Вскочив на поплавок, он через секунду оказался в кабине.

Он схватил ружье и вдруг увидел, что раненая акула поднялась над поверхностью воды, чтобы глотнуть воздуха. Иган выстрелил в нее четыре раза, и все пули попали в цель. Вода стала красной от крови.

Подплыла вторая акула и набросилась на первую, разрывая ее тело на куски. Тут ее настигли пули Игана.

Едва придя в себя после потрясения, Питер и Уинстон увидели, что Рэй внезапно выскочил из отсека парохода. Он судорожно жестикулировал, показывая знаками, что позади него происходит что-то страшное. И оно не заставило себя ждать.

Из люка выскользнула огромная мурена и чуть не впилась острыми зубами в ногу Рэя.

В руке охотника был зажат нож. Он размахнулся и изо всех сил вонзил его прямо в глаз мурены. В ту же секунду на помощь товарищу подоспели Питер и Уинстон. Втроем они стали кромсать бешено извивающееся лентообразное тело чудовища.

Битва происходила на глубине, поэтому Иган ничем не мог помочь своим друзьям. Оставалось ждать, что он и делал, крепко сжимая охотничье ружье.

Уинстон, Питер и Рэй ликовали, но их подстерегала очередная опасность, о которой они не подозревали.


Охотники за привидениями в Бермудском треугольнике

По направлению к расплывающемуся в воде кровавому пятну устремился громадный ихтиозавр. Его тело напоминало покрытую чешуей торпеду, а в подслеповатых глазах жажда крови.

Ихтиозавр на мгновение нырнул в глубину, а потом вновь показался на поверхности воды, прибавив скорость.

Иган не верил своим глазам. С точки зрения науки, эти чудовища вымерли много тысяч лет назад. Однако рассуждать не было времени. Охотник прицелился и несколько раз выстрелил, стараясь поразить ихтиозавра прямо в голову.

Последняя пуля попала в цель. Убитый монстр перевернулся кверху брюхом и некоторое время продолжал двигаться по инерции.

Наконец из воды показались Питер, Уинстон и Рэй. Они что было сил плыли к гидроплану, где их ожидал Иган. С трудом забравшись в кабину, друзья долгое время не могли прийти в себя.

— Вот это да! — присвистнул Питер, глядя на убитых чудовищ. — Мне и в страшном сне не приснилось бы такое. Ну и милые создания! Я прямо со счета сбился.

— Поблагодари Игана, — сказал Уинстон, откинувшись в кресле. — Если бы не он, эти твари съели бы нас на завтрак.

— Вот видишь, Рэй, — добавил Питер, — тебе действительно надо похудеть. Именно ты пришелся по вкусу мурене.

— А кто из нас пришелся по вкусу последнему чудовищу? — спросил Уинстон. — Кстати, что это было? Ничего подобного я раньше не видел.

— Не только ты, — ответил Иган. — Это доисторический хищный ихтиозавр. Считается, что эти твари вымерли миллион лет назад.

— Видимо, это не совсем так.

— Поздравляю, друзья! Мы одержали славную победу! — пропищал Лизун, влетая в кабину.

За кровавой битвой он наблюдал с берега, потому что смертельно боялся воды.

— Кстати, Лизун, ты еще не слопал наши припасы? — спросил Питер, прищурившись.

— Ну что ты! Я так переживал за вас, что у меня даже аппетит пропал.

— У нашего обжорки пропал аппетит? Это что-то новенькое. Я только почувствовал, как сильно проголодался. Ведь мы ничего не ели со вчерашнего дня, — сказал Питер.

— Надеюсь, ты не хочешь на завтрак отбивные из акульего мяса? — улыбнулся Иган.

— Да нет. Хотя, по большому счету, это было бы справедливо. Ведь акулы не упустили бы такой возможности, не окажись мы расторопнее их.


За завтраком охотники обменивались впечатлениями о случившемся. Героем дня, несомненно, стал Иган. В самом деле, не каждому под силу выпустить столько зарядов и не промазать.

— Скажи нам, — спросил Питер, утолив голод, где ты научился так метко стрелять? Я бы не удивился, если бы свои способности продемонстрировал Уинстон. Он все-таки служил в армии. Но чтобы наш интеллектуал так ловко управлялся в ружьем — это просто удивительно.

— Вообще-то в последний раз я держал ружье в руках лет десять назад, — признался Иган. — Да и то в обычном тире. Даже не знаю, что на меня сегодня нашло. Но как только я увидел этих ужасных акул, со мной что-то случилось, в мозгу как будто что-то щелкнуло. Я не мог думать ни о чем другом, кроме того, что вы в опасности.

— Понятно. Эту битву можно было показать в телепередаче о скрытых возможностях человека, — сказал Питер. — Меня, кстати, очень удивляет, каким образом доисторический плавучий ящер мог сохраниться в этих водах до наших дней?

— Это не последняя загадка Бермудского Треугольника, — ответил Иган.

Внимание охотников привлек какой-то неясный гул. В прояснившемся небе к острову приближался военный самолет.


Эскадрой, которая блокировала Бермудские острова, командовал адмирал Военно-морского флота США Уилбур Кэссиди, очень суровый человек. Подчиненные боялись его как огня.

Адмирала Кэссиди не очень обрадовала перспектива блокировать Бермудский Треугольник.

В то утро он находился в командной рубке авианосца «Блэк Игл» и установил связь со звеном истребителей, посланных на разведку.

— Докладывает номер три, — раздался голос одного из летчиков. — Вижу на острове людей. Четыре человека. С ними какое-то неизвестное животное зеленого цвета.

Адмирал Кэссиди не верил своим ушам. Как могло случиться, что сквозь плотное кольцо военных судов и самолетов просочились нахальные незнакомцы.

— Ты ничего не путаешь? — спросил летчика адмирал. — Может, это экспедиция профессора Блэкстоуна?

— Нет, адмирал, — возразил летчик. — У нас есть описание членов экспедиции профессора, на острове — совсем другие люди.

— Что они делают? — грозно спросил командующий.

Он воспринимал присутствие непрошеных гостей во вверенном ему районе, как личное оскорбление.

— Завтракают. Включаю телекамеру. Вы можете принять сигнал на мониторе и убедиться сами, адмирал.

Адмирал Кэссиди, нахмурив брови, наблюдал, как четверо незнакомцев, заметив самолет, стали быстро собирать остатки завтрака.

Вне себя от ярости командующий связался по радиотелефону с командиром морских пехотинцев:

— Полковник Морган?

— Слушаю, адмирал.

— Немедленно пошлите на остров взвод морских пехотинцев. На вверенной нам территории обнаружены люди. Похоже, штатские.

— Слушаю, адмирал. Вы уверены, что это штатские? Может, это диверсанты?

— В таком случае, доставьте этих голубчиков прямо ко мне.

— С вашего разрешения, адмирал, я лично буду участвовать в операции. Разрешите выполнять приказ?

— Выполняйте!

Адмирал Кэссиди наблюдал на мониторе, как охотники быстро собираются в дорогу. Он с удовольствием побеседовал бы с непрошеными гостями, и чем скорее, тем лучше.


— Быстрее! — подгонял товарищей Питер. — Договорились же, что берем с собой только самое необходимое.

— Да мы почти готовы. Не кричи, — оправдывался Рэй, задыхаясь.

— Вы лучше скажите, что нам делать? — обратился к друзьям Иган. — Я ума не приложу, где нам спрятаться.

— На острове я видел несколько пещер. Думаю, нам лучше отсидеться до наступления темноты. А ночью, надеюсь, удастся что-нибудь придумать.

— По-моему, это безрассудно, — покачал головой Иган. — Если уж военные нас обнаружили, то нам здесь крышка.

— Если я тебя правильно понял, ты предлагаешь добровольно сдаться? — спросил Питер, насупившись. — Плакали наши денежки.

— Если вам пришла охота поболтать, советую делать это на ходу, — сказал Уинстон. — С борта авианосца спущен десантный катер.

— И что теперь будет? — спросил Рэй, надев наконец на спину силовую установку бластера.

— Через несколько минут на берегу будет полным-полно морских пехотинцев. Они нам арестуют и доставят немало неприятных минут.

Наконец охотники отправились в путь. Они захватили то, что смогли унести: бластеры, ружья, ракетницы и ящик взрывчатки. Остальное осталось на берегу.

Через несколько минут им удалось добраться до пещер, о которых говорил Питер.

Охотники замешкались, решая, какую из пещер выбрать в качестве укрытия, Питер предложил:

— Надо укрыться в самой большой пещере. По крайней мере, есть шанс, что мы не задохнемся, прежде чем найдем выход.

Остальным ничего не оставалось, как согласиться с его предложением.


В это время адмирал Кэссиди отчитывал в рубке начальника службы слежения.

— Объясните, капитан Карсон, каким образом эти люди проникли на остров!

— Не знаю, адмирал.

— Это не ответ военного моряка, — жестко сказал командующий. — Пять суток ареста!

— Есть, пять суток ареста, — вздохнул офицер, зная, что спорить бесполезно.

Отправив Карсона на гауптвахту, адмирал Кэссиди связался в полковником Морганом.

— Полковник, что нового?

— Они укрылись в пещере, расположенной в глубине острова.

— Попытайтесь выкурить их оттуда!

— Минуту, адмирал. Я не уверен, стоит ли тратить на это время и дымовые шашки. Мы обыскали гидроплан, на котором они прилетели, и установили, что это не диверсанты и не шпионы, а самые обыкновенные авантюристы. Совершено безобидные. Они не представляют для нас никакой опасности.

— Вы в этом уверены?

— Абсолютно уверен! — ответил полковник Морган. — Они известны как охотники за привидениями. Занимаются тем, что сражаются с нечистой силой и расследуют дела, связанные с аномальными явлениями. Нет ничего удивительного в том, что, узнав про Бермудский Треугольник, они постарались как можно быстрее здесь оказаться.

— Не выдают ли они себя за кого-нибудь другого? — с сомнением спросил адмирал Кэссиди.

— Думаю, нет, адмирал. Даже карта у них взята из обычной газеты.

— Вы предлагаете выждать?

— Совершенно верно.

— Что ж, доверяю вашему опыту. Но учтите, если ваши ожидания затянутся, разрешаю применить специальные средства.

— Думаю, долго им в этой норе не высидеть, — предположил полковник Морган.

— Хорошо, — согласился адмирал Кэссиди. — Но учтите, что, в случае срыва операции, ответственность ложится на вас. Не забывайте, что эти охотники за привидениями вторглись в запретную зону и нарушили закон.


А между тем «нарушители закона» на самом деле были готовы выйти из пещеры и сдаться морским пехотинцам.

— Я не понимаю, Питер, зачем сидеть здесь в темноте, когда и дураку ясно, что солдаты не отступятся? — спросил Рэй.

Питеру нечего было возразить.

— Если мы сдадимся, то потеряем свой гонорар, — в очередной раз привел он свой излюбленный аргумент.

— Не обижайся, Питер, но Рэй в данном случае прав. Мы можем просидеть в этой пещере сколько угодно, но здесь у нас нет возможности продолжать поиски пропавшей экспедиции, — сказал Иган.

— Нужно дождаться темноты и попытаться ускользнуть из-под носа у морских пехотинцев. Но боюсь, и этот номер не пройдет, — сказал Уинстон. — Не забывайте, что при желании они могут выкурить нас отсюда, как крыс. В их распоряжении дымовые и газовые шашки.

— Но у нас на этот случай есть противогазы, — напомнил Питер.

— Так-то оно так, — кивнул Уинстон, — да только с морскими пехотинцами шутки плохи.

— Как хотите, я иду сдаваться! — заявил Рэй и ринулся к выходу из пещеры.

В это мгновение из расщелины вылетел Лизун.

— Смотрите, что я нашел! — восторженно пропищал он.

— Дай-ка посмотреть, — заинтересовался находкой Уинстон и осветил ее фонарем. — Какая-то старая шляпа, — разочарованно сказал он.

— Можно взглянуть? — спросил Иган и стал внимательно осматривать находку.

— Действительно, старая шляпа. Да только не совсем простая. Смотрите, что написано на подкладке: «Уильям Блэкстоун. Кафедра парапсихологии. Гарвард».

— Вот так номер! — воскликнул Питер. — Да ведь это шляпа моего друга профессора. Это значит…

— Это значит, — перебил его Иган, что мы напали на след экспедиции.

— Похоже, профессор Блэкстоун прошел этой дорогой совсем недавно, — предположил Уинстон. — Ну ка, Лизун, покажи, где ты нашел шляпу.

— Да тут, совсем недалеко. Только вам придется протиснуться в довольно узкую щель.

— Мы постараемся. Главное, чтобы Рэя живот не подвел.

— Дался вам мой живот. После такого путешествия я сразу похудею.

Расщелина действительно оказалась очень узкой, но протиснуться в нее все же удалось. Вскоре охотники оказались в пещере с высокими сводами. Сталактиты здесь сверкали всеми цветами радуги.

— Странно, как Лизуну удалось высмотреть эту щель в стене пещеры? — удивился Уинстон.

— Наш призрак видит в темноте, как кошка, — сказал Иган. — Как бы то ни было, он оказал нам неоценимую услугу.

Услышав такую похвалу, Лизун прямо расцвел от гордости.

Теперь у охотников не было выбора. Было решено отправиться в путешествие по подземным галереям. И они двинулись в глубь пещеры навстречу новым опасностям.


А на острове вовсю шли приготовления. Адмирал Кэссиди рассчитывал выкурить охотников из укрытия. Он приказал подчиненным поторопиться, а сам намеревался покинуть борт авианосца и лично побеседовать с нарушителями.

Адмирал относился к ним весьма скептически и считал шарлатанами, но не исключал возможности, что они могут рассказать что-то ценное о Бермудском Треугольнике.

Одно дело блокировать район острова, и совсем другое — предоставить Президенту США и командованию Военно-морского флота ценную информацию.

Высадившись на остров, адмирал сразу направился к пещере, где, по его мнению, все еще скрывались охотники за привидениями. Солдаты подтащили ко входу несколько баллонов со слезоточивым газом и стали разматывать шланги.

Убедившись, что все идет по плану, адмирал решил лично осмотреть гидроплан. Полковник показал командующему небольшой ящик в кабине.

— С помощью этого прибора они легко миновали наши радары, — сказал он адмиралу. — Благодаря шторму этим авантюристам удалось проскочить незамеченными и мимо наших кораблей. Кстати, такие приборы широко используют контрабандисты.

— Что еще вам удалось обнаружить? — спросил адмирал Кэссиди.

— Назначение этих приборов пока не удалось выяснить, — полковник Морган указал на эктоплазматические ловушки и бластеры.

— Будем надеяться, что, нанюхавшись слезоточивого газа, наши гости сами выйдут из пещеры и все расскажут, — сказал адмирал.

Перед Уилбуром Кэссиди вытянулся в струнку бравый сержант.

— Все готово для подачи газа в пещеру, — доложил он. — Разрешите начинать?

— Начинайте!

Все надели противогазы. С пронзительным шипением газ стал выходить из баллонов и по шлангам потек в пещеру.

У адмирала были все основания гордиться своими подчиненными. Теперь можно было спокойно ждать результатов газовой атаки.


Когда охотники углубились на значительное расстояние по подземному лабиринту, до них донесся запах газа.

— Наденьте противогазы! — скомандовал Уинстон.

Вдруг навстречу охотникам вылетела большая стая летучих мышей. Потревоженные внезапным вторжением, обитатели подземелья набросились на людей и пустили в ход острые когти.

— Не вздумай стрелять по ним! — предостерегающе крикнул Уинстон Питеру, который уже снял с плеча ружье.

— Почему?

— От выстрелов могут обрушиться своды пещеры.

В противогазах разговаривать было невозможно. Чтобы сообщить что-то товарищу, приходилось почти кричать. Несмотря на эти неудобства, польза от противогазов была двойная: плотные резиновые маски еще защищали охотников от острых когтей обитателей пещеры.

Уинстон направил на них свой бластер. Его примеру последовали и остальные. Вместе они дали дружный залп по кровожадной стае.

Конечно, летучие мыши не привидения, их нельзя уничтожить лучом бластера. Но противным тварям, попавшим в зону действия луча, приходилось несладко. Энергетические разряды бластеров были летучим мышам явно не по вкусу.

Лучевая атака отбросила стаю в глубину подземной галереи. Охотники неудержимо продвигались вперед. Они все время натыкались на дохлых упырей, с каждым шагом их становилось все больше.

Слезоточивый газ оказался смертельным для летучих мышей. Оставшиеся в живых после газовой атаки с громким писком исчезли во мраке пещеры. Охотники время от времени подгоняли их своими бластерами.

Пройдя в тоннеле еще несколько десятков метров, охотники заметили, что дохлые твари попадаются все реже.

Убедившись, что слезоточивый газ им почти не угрожает, охотники сняли противогазы.

— Поздравляю, — сказал товарищам Питер. — Похоже, первый этап подземного путешествия мы преодолели успешно.

— Праздновать победу еще рано, — возразил Иган. — Кто знает, что ожидает нас впереди.

— Если этот путь смог преодолеть профессор Блэкстоун, то и мы сможем.


Тем временем, устав ждать, адмирал Кэссиди стал заметно нервничать.

— Полковник Морган, вы случайно ничего не перепутали? Может, эти «охотники» спрятались в другой пещере?

— Нет, адмирал, ошибки быть не может.

Они вошли именно в эту пещеру. Я видел это собственным глазами.

— Нет ли из нее другого выхода?

— Честно говоря, эту версию мы еще не прорабатывали, — почесал затылок полковник Морган.

— Ну так прорабатывайте скорей! — раздраженно сказал адмирал.

— Пожалуй, мы не учли одного момента, — признался полковник, постепенно начиная прозревать.

— Что вы имеете в виду?

— У охотников могут быть противогазы.

— Но не станут же они сидеть в этой пещере вечно, пусть даже и в противогазах! — сказал адмирал, раздражаясь все больше.

— Я сейчас же пошлю людей, чтобы они проверили все пещеры. Остров ведь небольшой. Даже если эти ребята выбрались наружу, никуда им с острова не деться, да и спрятаться тут особо негде. В любом случае, они от нас далеко не уйдут.

— Я убеждаюсь в обратном. Похоже, не такие они дилетанты, как вы пытаетесь меня убедить. По-моему, они просто обвели вас вокруг пальца.

По команде полковника Моргана несколько десятков морских пехотинцев направились в заполненную газом пещеру, но поиски не принесли желаемого результата. Охотники за привидениями как сквозь землю провалились.


Впрочем, это было недалеко от истины. Продолжив свой путь по подземным галереям, охотники постепенно спустились на большую глубину и угодили в настоящую змеиную яму.

Вокруг кишело множество никогда не видевших света, совершенно слепых и абсолютно белых змей. Как и летучие мыши, они были гораздо крупнее обычных. Видимо, излучение, пронизывающее остров, о котором говорил Иган, способствовало мутациям, в результате которых рождались особи более крупных размеров.

Охотникам приходилось двигаться по колено в кишащей белесой массе. Они поминутно останавливались, чтобы стряхнуть обвившихся вокруг ног тварей. Стрелять из ружей было опасно, поэтому охотники вновь прибегли к помощи бластеров. Под воздействием жесткого излучения змеи корчились и околевали.


Охотники за привидениями в Бермудском треугольнике

К счастью, плотный брезент, из которого были сшиты комбинезоны охотников, защищал их от змеиных укусов.

Участок пещеры, заполненный змеями, был более просторным, и охотникам стало казаться, что его кто-то расширил искусственно.

— Смотрите, ребята, — сказал товарищам Иган, — стены пещеры здесь более ровные.

— Ты считаешь, что их кто-то обработал? — с сомнением спросил Питер.

— Я не думаю, что это сделали обязательно люди. В любом случае, это, похоже, дело рук разумных существ.

— Если только у них руки, а не какие-нибудь щупальца, — предположил Уинстон. — Иган, во сколько раз ты усилил мощность бластеров?

— И так неплохо. Не знаю, как привидения теперь будут реагировать на излучение бластеров, но на змей оно действует.

— Похоже, — согласился Иган, глядя на издыхающих тварей. — Будем надеяться, что запаса энергии бластеров хватит до конца пути.

— Ты думаешь, что могут сесть батарейки? — с ужасом спросил Рэй. — Не хотелось бы оказаться в обществе ядовитых гадов, да еще в полной темноте.

— Еще бы! — поморщился Питер. — Поэтому я считаю, что мы вполне обойдемся двумя фонарями. Остальные нужно оставить про запас.

Иган и Рэй выключили фонари, и в пещере стало совсем темно. Участок, заполненный змеями, заканчивался. Тоннель стал уже, и из темноты потянуло ледяным воздухом.

Приблизившись к переходу в следующий участок пещеры, Уинстон высоко поднял фонарь и удивленно сказал:

— Там впереди очень просторный подземный зал, хоть балы устраивай.

— Ну, до настоящего бала еще далеко! — ответил Питер. — А тварей вроде летучих мышей или змей ты не заметил?

— Вроде, пока не видно. Но на всякий случай мы должны быть готовы к любым неожиданностям.

— Да мы уж и так готовы, дальше некуда! — вздохнул Рэй и смело шагнул.


— В общем так, полковник, — сказал Моргану адмирал Кэссиди, — я предупреждал, что в случае провала операции ответственность целиком ложится на вас.

— Да никакие это не диверсанты. Обыкновенные авантюристы. Уверен, что они не хотят с нами встречаться, потому что до смерти напуганы.

— А если это все-таки диверсанты?

— Да нет же, адмирал. Этих охотников за привидениями не раз по телевизору показывали.

— Печально, что кадровый морской офицер забивает себе голову подобной чушью, — сухо произнес Кэссиди.

«Какой адмирал все-таки зануда» — подумал полковник.

— Начальник службы слежения капитан Карсон сидит под арестом. Вам тоже захотелось на гауптвахту?

«Господи, — подумал полковник Морган. — Если адмирал посадит всех на гауптвахту, кто будет командовать личным составом?»

Вслух он произнес:

— Адмирал, я не считаю, что операция сорвана. Рано или поздно охотники все равно выйдут на свет божий. Не могут же они вечно сидеть в пещере.

— В ваших интересах, полковник, чтобы это произошло как можно скорее. Если через два часа эти нелегально проникшие на остров авантюристы не будут арестованы, под арест пойдете вы.

В этот момент к ним стала приближаться серебристая точка. Неизвестный вертолет принялся кружить над островом.

— Это еще что такое?!

— Сейчас разберемся! — ответил полковник Морган, напустив на себя вид ревностного служаки.

По его собственному опыту, это действовало на адмирала безотказно.

Но разбираться не пришлось. Когда вертолет подлетел ближе, на дверце его кабины можно было без труда прочесть: «Телевидение. Служба новостей».

— Кто их сюда пропустил? — с досадой прошипел Кэссиди.

Полковник пожал плечами.

Вертолет приземлился недалеко от места, где стояли Кэссиди и Морган. Из него вышли двое: жизнерадостный ведущий и угрюмый телеоператор. Они подошли к адмиралу, и комментатор сказал:

— Здравствуйте, адмирал. Меня зовут Род Эванс. А это Дик Райт, оператор.

— Как вы здесь оказались? — грозно спросил Кэссиди.

— На вертолете… Я думал, вы заметили.

— Что за шутки! Кто вас сюда пропустил?! — рявкнул Кэссиди.

— Ну, адмирал, не стоит сердиться. Мы показали вашим людям на корабле разрешение, заверенное начальником береговой охраны, нам сказали, где вас можно найти.

— Причем тут береговая охрана?! Этот остров контролируют Военно-морские силы США!

— Ну и контролируйте на здоровье. Мы вам не мешаем. Просто наши телезрители хотят знать, что происходит на острове…

— А мне плевать на ваших телезрителей!

— Осторожно, адмирал, — предостерегающе поднял палец телекомментатор. — Иначе эта фраза может стать сенсацией недели. Адмирал Военно-морских сил США оскорбил добропорядочных налогоплательщиков.

— Действительно, могут быть неприятности, — шепнул адмиралу полковник Морган.

— Подождите! У вас что, камера включена? — заорал Кэссиди, побагровев.

— Конечно, — кивнул Эванс. — Мы же прилетели сюда работать, а не любоваться морскими пейзажами. Кстати, что вы можете сказать по поводу слухов о том, что на остров нелегально проникли какие-то люди?

— Я не буду это комментировать.

— По вашим данным, они являются агентами Москвы, Пекина или Гаваны?

— Я не стану отвечать.

— Понятно, — вздохнул телекомментатор. — Похоже, с вами каши не сваришь.

Он отвернулся от адмирала и заговорил в объектив телекамеры:

— Уважаемые телезрители! Мы находимся на загадочном острове, который неизвестно откуда появился в районе Бермудского Треугольника. После того как командование Военно-морского флота США в лице адмирала Кэссиди оказало нам радушный прием, у нас появилась возможность лично ознакомиться с тем, что происходит на острове.

Эванс отошел на несколько шагов, чтобы оператор смог удачно снять бухту, где находился гидроплан охотников за привидениями, и продолжил:

— Слухи о том, что на остров нелегально проникли неизвестные, не лишены оснований. Этот гидроплан, несомненно, принадлежит им. Как мы видим, морские пехотинцы что-то переносят из его грузового отсека на берег. Давайте посмотрим, что именно…

Тут адмирал Кэссиди вышел из оцепенения.

— Арестуйте их! Разбейте камеру! Сожгите пленку! — приказал он полковнику Моргану.

— Не советую! — предостерег его Эванс. — Взгляните сначала на этот документ.

Он повертел перед носом у адмирала какую-то бумажку.

— Это разрешение на телесъемку, выданное Министерством обороны США. Против такого документа возразить не можем, — сказал полковник адмиралу.

— Черт знает что! — взорвался Кэссиди. — Сначала они приказывают позаботиться о том, чтобы на Бермуды не проскользнула ни одна живая душа, а потом сами же разрешают прилетать всем кому не лень!

— Не могли бы вы еще что-нибудь сказать нашим телезрителям? — спросил Эванс. — Они любят обсуждать скандальные заявления.

— Адмирал, будьте осторожнее с журналистами, — снова шепнул полковник Морган.

— Если вы не будете нам мешать, то кусок, где вы ругаете Министерство, мы вырежем. А может, и оставим…

— Итак, уважаемые телезрители, — продолжил он как ни в чем не бывало, снова повернувшись к телекамере, — давайте посмотрим, что именно выгружают из гидроплана бравые морские пехотинцы адмирала Кэссиди. Дик, сними этот хлам крупным планом, — шепнул Эванс оператору.

— Вот это да! — удивился Дик. — Смотри, Род, это снаряжение охотников за привидениями!

— Не может быть!

— Посмотри хорошенько!

— Тут и эктоплазматические ловушки, и запчасти к бластерам! Снимай снимай, Дик. Не жалей пленки.

— А вы что, лично знакомы с этими охотниками? — дипломатично осведомился полковник Морган.

— Приходилось встречаться. Пару лет назад мы с Диком снимали сюжет о том, как они сражались с привидениями в центре Нью-Йорка. А теперь, значит, они и до Бермудского Треугольника добрались. Молодцы, ничего не скажешь! Да, кстати, — вдруг спохватился Эванс, — а где они сами?

— Понимаете, какое дело, — ответил полковник Морган, не давая открыть рот адмиралу Кэссиди, — произошло досадное недоразумение. Прежде чем наши десантники высадились на острове, ваши знакомые почему-то их испугались и предпочли спрятаться в одной из пещер.

— Но если бы охотники не успели спрятаться, то вы бы их арестовали, не так ли?

— Непременно, — ввернул адмирал Кэссиди.

— Было такое предписание, — подтвердил полковник Морган.

— Позвольте узнать, что за баллоны разбросаны у входа в пещеру? — спросил Род Эванс.

Полковник Морган замялся.

— Как вам сказать…

— Это слезоточивый газ, — понизил голос оператор Дик.

— Ты уверен?

— Конечно. Мне с свое время пришлось его понюхать.

— Это что же получается! — воскликнул пораженный телекомментатор. — Вы обнаруживаете на острове незнакомых людей и, не поговорив с ними, не выяснив, кто они такие, принимаетесь выкуривать слезоточивым газом.

— Но при появлении в запретной зоне посторонних мы были обязаны задержать их, — попытался возразить полковник Морган.

— А если они потерпели кораблекрушение или их самолет попал в аварию? — перебил его Род Эванс. — Ведь прошлой ночью был сильный шторм. Почему эта мысль не пришла вам в голову?

— Потерпевшие кораблекрушение так себя не ведут! — вмешался адмирал Кэссиди. — Они радуются любому проходящему мимо кораблю. А ваши дружки, как только увидели десантное судно, сразу бросились наутек. Выходит, знает кошка, чье мясо съела!

— К тому же, в кабине гидроплана мы обнаружили запрещенный прибор, из тех, которыми пользуются контрабандисты, чтобы сбить с толку радары, — напомнил полковник Морган.

— Таким образом, как только эти охотники за привидениями выберутся из ямы, они будут немедленно арестованы, — заверил адмирал Кэссиди.

— Но ведь они граждане США! — возмутился Род Эванс.

— У них будет возможность воспользоваться на суде своими правами, — сказал адмирал.

— А как же общественное мнение?

— Молодой человек, — важно сказал адмирал Кэссиди, — конституционные права и свободы — это, в данном случае, не главное. На карту поставлены государственные интересы Соединенных Штатов. Не мне вам говорить, что Бермудский Треугольник является едва ли не самой большой природной аномалией на планете. Природа этого явления пока не разгадана. А вдруг она окажется важной для обороноспособности страны?

— Это можно расценить двояко… — сказал Эванс.

— Все зависит от того, кто воспользуется этими научными данными. Для нас главное, чтобы их не использовал в своих целях реальный или вероятный противник.

— Понятно. Спорить не имеет смысла. Все равно каждый из нас останется при своем мнении. Мы еще побродим с Диком по острову. Поснимаем кое-что.

— Пожалуйста, — нехотя кивнул адмирал. — Раз вы запаслись официальным разрешением либералов из министерства, то я не могу вам воспрепятствовать. Но считаю, что пускать на остров журналистов — самая большая глупость, какую можно сегодня совершить.


Уинстон и Рэй первыми вошли в просторный подземный зал. Питер и Иган старались не отставать от друзей. Когда они держались все вместе, было как-то спокойнее.

Тут почему-то забеспокоился Лизун.

— Друзья, не торопитесь, — сказал он охотникам, трясясь от страха. — По-моему, нам угрожает какая-то опасность.

— Что с тобой, трусишка? — спросил Иган. — Посмотри на индикатор эктоэнергии. Он на нулевой отметке.

— Это значит, поблизости нет привидений, — сказал Уинстон. — Конечно, этот остров таит немало неприятных сюрпризов. Это совсем не обязательно должны быть привидения.

— Я считаю, что к словам Лизуна стоит прислушаться, — сказал Рэй. — Чутье еще ни разу его не подводило.

Иган пожал плечами, но, на всякий случай включил бластер. Остальные охотники последовали его примеру.

Свет двух фонарей не мог разогнать непроглядный мрак. Но охотники продолжали идти вперед. Они надеялись, что их ждет разгадка тайны Бермудского Треугольника. Однако путь к этой тайне был неблизким.

— Смотрите! — заверещал Лизун. — Там впереди в темноте что-то большое и страшное!

— Не понимаю, — пожал плечами Иган, — индикатор эктоэнергии по-прежнему молчит.

— Может, включить еще два фонаря, чтобы Лизуну не было страшно? — предложил Уинстон.

Иган и Рэй включили фонари, и в пещере стало немного светлее. В нескольких шагах от них сидел огромный дракон, в любой момент готовый к нападению.

За секунду до прыжка прямой электрический свет ударил ему в глаза и заставил зажмуриться. Это предотвратило нападение.

Охотники разбежались в разные стороны и стали обстреливать чудовище из бластеров. Но это оказалось абсолютно бесполезным делом.

Энергетические импульсы не наносили дракону никакого вреда. Напротив, лучи бластеров еще больше разозлили его. Глаза чудовища постепенно привыкли, и он предпринял атаку.


Охотники за привидениями в Бермудском треугольнике

Охотникам приходилось прилагать больше усилий, чтобы уворачиваться от острых, как бритва, зубов и длинных когтей дракона. Понимая, что положение становится критическим, Уинстон крикнул Питеру:

— Давай попробуем подстрелить его из ружей!

— А ты не боишься, что рухнет свод?

— У нас нет выбора. Дракон разорвет нас в клочья.

Охотники выпускали пулю за пулей, выстрелы не смогли остановить чудовище. Пули отскакивали от его бронированной шкуры, а для того, чтобы прицелиться в глаз дракона, было слишком темно.

Уинстон вспомнил о взрывчатке, которая была в его рюкзаке, но тут же отказался от этого намерения.

Внезапно его внимание привлекла высокая наклонная скала, которая подпирала свод пещеры, как покосившаяся колонна.

«Вот бы заманить сюда дракона, — подумал он, — и обрушить скалу с помощью взрывчатки».

— Отвлеките его! — крикнул он друзьям, а сам бросился к скале.

Взобравшись на каменную глыбу, он сбросил с плеч рюкзак и при свете фонаря стал готовить импровизированную мину.

Вставив в связку патронов детонатор, управляемый радиоволнами, Уинстон положил пусковой механизм в нагрудный карман комбинезона. Теперь для того, чтобы взорвать скалу, хватило бы движения пальца.

Но для этого необходимо было перехитрить дракона.

Сверху Уинстон видел, что монстр продолжал гоняться за Питером, Иганом и Рэем. Прикрывая маневр своего друга, охотники постоянно маячили перед мордой дракона и дразнили его импульсами бластеров.

Уинстон спрыгнул со скалы и крикнул друзьям:

— Прячьтесь! Теперь моя очередь дразнить его.

Подбежав к чудовищу, он выстрелил ему прямо в пасть. Дракон взвыл от боли. Несколько длинных острых зубов были раздроблены выстрелом. Ранение не было серьезным, но это разозлило монстра всерьез.

Дракон бросился на Уинстона, забыв об остальных.

Охотник выпускал пулю за пулей в морду чудовища, отступая к скале, которая, по его замыслу, должна была стать смертельной западней.

Наконец он был у цели и спрятался за скалой, выглядывая из-за нее, чтобы привлечь внимание дракона. Когда оскаленная морда приблизилась вплотную к отважному охотнику, тот изловчился и ударил монстра кинжалом прямо в глаз.

Дракон издал оглушительный рев. Воспользовавшись временной слепотой чудовища, Уинстон выбежал из своего укрытия. Заметив это, монстр повернулся, чтобы продолжить атаку, у охотника почти не осталось времени.

Уинстон нажал кнопку дистанционного пускового механизма детонатора, раздался оглушительный взрыв, огромная каменная глыба рухнула на дракона. Вместе со скалой на гигантскую тушу обрушилась и часть свода.

— Ура!! — закричали охотники. — Мы спасены! Молодец, Уинстон!

Взрывной волной Уинстона отбросило в сторону, но, к счастью, он не пострадал. Его только немного оглушило взрывом.

Иган, Питер и Рэй подбежали к товарищу и помогли ему встать.

— Ты в порядке, дружище? — спросил Иган, отряхивая с одежды Уинстона пыль и мелкие осколки.

— Как будто, да. Только вот голова кружится.

— Главное, чтобы кости были целы! — засмеялся Питер. — Здорово ты его отделал, нечего сказать.

— Мне просто повезло. Этот дракон не такой бестолковый, как те твари, что попадались нам в пещере раньше.

— Мне кажется, — глубокомысленно заметил Иган, — что мы имеем дело с целой системой подземных галерей, сообщающихся между собой. Посмотрите, ведь мы блуждаем под землей довольно долго, а конца лабиринту не видно.

— В самом деле, — согласился Питер. — Остров небольшой, а мы все блуждаем и блуждаем.

— Скорее всего, — сказал Иган, — мы углубляемся в толщу земной коры. Так как спуск пологий, мы его не замечаем.

— Куда же мы рано или поздно придем? — спросил Рэй. — К центру Земли?

— Не думаю. Обратите внимание на то, что на пути нам встречаются все более серьезные опасности. Может, стоит повернуть обратно?

— Но ведь мы уже нашли доказательство того, что этим путем шел профессор Блэкстоун, — возразил Питер.

— Мы нашли его шляпу у самого входа в пещеру. А вдруг его съел дракон или растерзали летучие мыши? Зачем нам рисковать жизнью, не имея ни малейшего шанса на успех?

— Тогда пусть Лизун пошарит по дну пещеры, — предложил Питер.

— Это еще зачем?

— Ну как же! Если мы найдем профессора в животе дракона, то можем со спокойной совестью возвращаться обратно.

— Там нас поджидают морские пехотинцы, — вздохнул Рэй.

— Кстати, про них мы совсем забыли. Среди бела дня мы не сможем перехитрить их. Значит, в любом случае нужно дождаться ночи. Который час?

— Семнадцать тридцать пять, — ответил Уинстон, взглянул на свои часы.

— У нас есть еще время. Предлагаю идти дальше и вернуться к выходу из пещеры только глубокой ночью.

— Я думаю, что морские пехотинцы совсем не дураки, — сказал Уинстон. — Они могут поставить у входа в пещеру прожектор и установить круглосуточное дежурство. В этом случае мы попадем к ним прямо в руки.

— Но ведь можно поискать и другой выход из подземелья, — возразил Питер.

Охотники задумались. Победить дракона удалось чудом, а в глубине подземных галерей, возможно, их ожидают встречи с еще более ужасными тварями. Но оставаться на месте не имеет смысла, как и возвращаться до наступления темноты.

Их размышления прервал писк Лизуна, который вдруг вынырнул из темноты.

— Друзья, в следующей пещере есть какие-то люди!

— Мертвые?

— Не знаю. Они лежат и не шевелятся.

Итак, выбор сделан. Отбросив сомнения, охотники пошли вперед.


Охотники за привидениями в Бермудском треугольнике

В подземелье ровными рядами лежали люди. Их было более двадцати. Судя по одежде, они были из разных исторических эпох.

Здесь лежали римские воины в блестящих шлемах, бородатые викинги, средневековые мореплаватели, бороздившие океан на каравеллах и бригантинах, зловещего вида пираты, а также несколько современных моряков и летчиков.

— Какое причудливое смешение разных исторических эпох! — воскликнул Питер.

— Это касается и людей и животных, и кораблей, — продолжил его мысль Иган.

— Сначала не мешает узнать, живы ли они.

— Охотники подошли к неподвижно лежавшим людям. Казалось, они не дышат, но их лиц, хотя и очень бледных, совершенно не коснулось тление.

Иган нащупал пульс у лежавшего перед ним человека. Это был огромного роста викинг в боевых доспехах и тяжелом шлеме.

— Пульса нет, дыхания тоже не слышно, но кожа теплая на ощупь. Отсюда вывод: эти люди живы, но находятся в состоянии анабиоза.

— Мне кажется, — сказал Питер, — что мы нашли самое весомое подтверждение своим догадкам. Действительно, здесь во все времена исчезали люди и корабли. И этих пропавших людей мы сейчас видим собственными глазами. Но как они могли так хорошо сохраниться?

— Находясь в анабиозе или парабиозе, человек не стареет и не разлагается, — пояснил Иган.

— Тогда ответь на другой вопрос: кто их собрал здесь и сложил ровными рядами?

— Почему ты решил, что я могу дать ответ на этот вопрос? Я же не ясновидящий.

— Ребята, смотрите, — сказал Уинстон, — по-моему, поверхность на которой лежат эти люди, немного светится. Ну-ка, Иган, включи энергетический датчик. Включив прибор, Иган покачал головой.

— Это не эктоэнергия. Она не имеет ничего общего с потусторонним миром. Однако природу этого излучения я определить не могу.

— Не замешаны ли здесь инопланетяне? — спросил Рэй.

— Знаете, друзья, я устал от гипотез, не подкрепленных доказательствами. Ясно одно: с помощью этого силового поля живая материя сохраняется длительное время. Чтобы узнать больше, надо снова отправляться в путь, думаю, разгадка близко.

Охотники порядком устали. Воспользовавшись короткой передышкой, они решили сделать привал.

— Не очень-то здесь уютно, — поежился Рэй. — Я чувствую себя как в морге.

— Не надо бояться, — успокоил его Иган. — Эти люди живы, вне всякого сомнения.

— Но выглядят они не лучшим образом.

— Кстати, если эти люди спят, почему бы их не разбудить? — предложил Уинстон. — Они наверняка смогут сообщить нам много интересного.

Иган с сомнением покачал головой.

— Думаю, пока не стоит этого делать. Чтобы отключить силовое поле, необходимо сначала отыскать линию подачи энергии и постепенно снижать ее уровень. Резкий переход живой материи из одного состояния в другое может привести к гибели людей.

— А я просто стянул бы их за ноги с этой светящейся поверхности, — беспечно сказал Уинстон.

— Тебя осудили бы за массовое убийство и посадили на электрический стул. Нет уж, слушай лучше Игана. Он из нас самый умный.

— Да я и не спорю. Эти ребята спят уже несколько столетий. Пусть поспят еще немного.

— Мы попробуем разбудить их на обратном пути, — сказал Иган. — А сейчас пора в путь. Где Лизун?

— Я здесь! — откликнулось привидение.

— Постарайся быть очень внимательным. Как только заметишь что-нибудь необычное, немедленно сообщи.

— Хорошо, я ведь всегда так и делаю.

— Вот видишь Питер, — сказал Иган, — ты не хотел брать с собой Лизуна. А ведь он нам так помог.

— Ничего не имею против этого обжоры, пока он не начал красть еду из моей тарелки.


Тем временем тележурналист Род Эванс отдал пилоту вертолета видеокассету с отснятым материалом, а сам с оператором Диком остался на острове.

Задание редакции, на которое имелось разрешение Министерства обороны, они выполнили. Но профессиональное чутье подсказывало Эвансу, что на острове произойдет что-то весьма необычное и интересное. Поэтому он решил пока остаться.

Телекомментатор видел, как морские пехотинцы выгрузили снаряжения охотников из гидроплана и стали перетаскивать его на свой корабль. Он подошел к ним.

— Вы хотите увезти снаряжения охотников с острова? — спросил Эванс у полковника Моргана. Опыт работы с Уилбуром Кэссиди подсказывал ему, что к адмиралу с подобным вопросом лучше не обращаться.

— Да, — кивнул Морган. — Адмирал отдал такой приказ.

— По-моему это рискованно. — Лучше было бы, чтобы они сами разобрались со своим снаряжением.

Полковник Морган пожал плечами.

— Я же сказал, что у нас приказ.

Род Эванс наблюдал за тем, как два дюжих морских пехотинца взяли несколько эктоплазменных ловушек и понесли на корабль.

— Послушайте, полковник… — обратился он к Моргану, но тот только махнул рукой и кивнул в сторону адмирала Кэссиди.

— Все вопросы к нему.

Телекомментатору не очень хотелось снова беседовать с командующим эскадрой, но он взял себя в руки и подошел к нему.

— Адмирал, по-моему, ваши люди поступают неразумно.

— Здесь я решаю, что разумно, а что нет.

— Дело в том, что несколько лет назад мы делали репортаж о борьбе охотников с привидениями в центре Нью-Йорка…

— Это я уже не раз слышал! — перебил его Кэссиди.

— Подождите, я еще не закончил. Так вот, в тот раз катастрофа случилась из-за того, что по приказу одного высокопоставленного чиновника была отключена подача энергии к хранилищу эктоплазмы…

— Подождите, у меня голова идет кругом. Что такое эктоплазма?

— Долго объяснять. В общем, тогда захваченные охотниками привидения вырвались на свободу. Это чуть не стало национальной трагедией.

— Не понимаю, какое это имеет отношение ко мне — сказал Кэссиди. — Молодой человек, занимались бы вы своим делом. У нас здесь и без вас хлопот хватает.

— Но забот у вас может стать еще больше! — попытался убедить адмирала Эванс. — И это не только ваша, это наша общая проблема.

— В вашей бумажке из министерства ни слова не сказано о том, что вы имеете право вмешиваться в действия военных властей на острове. Охотников за привидениями мы арестовать пока не можем, поэтому конфискуем их имущество.

— Но ведь эти приборы с лампочками как раз и есть те самые ловушки, с помощью которых охотники ловят всякую нечисть…

— Вы только что говорили о какой-то плазме и хранилище. А сейчас всплыли какие-то ловушки!

— Все правильно! Привидения сначала захватывают ловушками, из которых охотники загоняют их в хранилище. Правда, перед этим они дезинтегрируют их бластерами…

— Ну и что?! — рассвирепел адмирал Кэссиди. — Что вы мне голову морочите!

— А то, что в какой-нибудь из этих ловушек вполне может сидеть привидение или даже несколько привидений!

— Не волнуйтесь, молодой человек. У нас есть специальная лаборатория. Там работают опытные специалисты. Кстати сказать, с университетским образованием. Уж они-то разберутся что к чему: где ловушки, где хранилище, а где плазма.

— Но ведь работе с привидениями в университете не учат!

— А эти охотники откуда взялись? Самоучки, что ли?

— Доктор Питер Уэйтам, их руководитель, создал новое, еще не признанное официальной наукой направление на основе личного практического опыта!

— Ну вот, когда официальная наука их признает, тогда мы с вами и будем разговаривать. Хотите знать мое мнение? Эти ваши охотники за привидениями — самые обыкновенные мошенники. Они выкачивают средства легковерных клиентов, которым деньги некуда девать.

— Боюсь, адмирал, как бы в ближайшем будущем вы не изменили свое мнение, — покачал головой журналист.

— Этого не будет никогда! — твердо сказал Уилбур Кэссиди, жестом давая понять, что разговор окончен.


Охотники немного отдохнули в подземном зале, где лежали в анабиозе пленники таинственного острова, и снова двинулись в путь. В следующей пещере их ожидало новое опасное приключение.

Навстречу пришельцам выползли гигантские крабы, напоминающие ящеров. Вместо передних лап у них были огромные клешни, а массивные панцири были покрыты буграми и морщинами. С первого взгляда стало ясно, что их панцири прочнее танковой брони.

— Жаль, что у нас нет противотанковых гранат! — посетовал Питер. — Против этих крабоящеров они были бы весьма к стати.

Название «крабоящеры» очень подходило этим существам. Но придумать удачный термин, к сожалению, не означало изобрести способ, с помощью которого можно было справиться с врагами.

По привычке охотники стали палить из бластеров, но оказалось, что крабоящеры не обращают на лучевые импульсы никакого внимания.

Затем в ход пошли охотничьи ружья. Однако крупнокалиберные заряды также не доставили могучим тварям ни малейшей неприятности. Пули и картечь отскакивали от их панцирей, не оставляя даже царапин.

Взрывчатки у охотников осталось немного. Ее едва хватило бы на то, чтобы взорвать один из этих живых танков. А их, как успели подсчитать охотники, было шесть.

— Пожалуй, на этот раз лучше отступить, — сказал Питер.

— Согласен, — крикнул Иган. — Похоже, у нас нет ни малейшего шанса.

— Давайте поскорее выберемся из этой галереи, пока у нас есть еще возможность, — взмолился Рэй.

— Боюсь, что ничего не выйдет! — крикнул Уинстон. — Посмотрите назад.

Охотники обернулись и увидели, что выход из пещеры загородили два крабоящера.

— Вот тебе и раз! — воскликнул Питер. — На этот раз мы действительно влипли.

Крабоящеров оказалось восемь, они продолжали неумолимо надвигаться на охотников с двух сторон. Их вытянутые клешни стригли воздух, как гигантские ножницы.

— Давай сначала атаковать тех тварей, которые появились позади нас! — закричал Уинстон.

Он пытался соорудить из остатков взрывчатки очередную мину, но сделать это не успел.

Огромная клешня перехватила Уинстона поперек туловища и подняла в воздух. Охотники с ужасом наблюдали, как крабоящер подносит их товарища к раскрытой пасти.

Уинстон чувствовал, как клешня чудовища сжимается все сильнее, не давая свободно дышать, и понял, что бессилен против этого безжалостного гиганта. Внезапно он обратил внимание на то, что панцирь крабоящера не такой монолитный, как казалось в начале. Он состоял из очень крепких неровных пластин, но между ними при движении проглядывали светло розовые участки незащищенной плоти. По крайней мере, именно так была устроена клешня, схватившая охотника.

Уинстон отбросил прочь ставшую бесполезной взрывчатку. Теперь вся надежда была на длинный охотничий нож, пристегнутый к поясу.

Охотник ухитрился выхватить его из ножен и изо всех сил всадил длинное лезвие в щель, которую заметил в основании державшей его клешни.


Охотники за привидениями в Бермудском треугольнике

Крабоящер завыл от боли. Клешня судорожно дернулась вверх, и чудовище ослабило хватку. Чувствуя, что сила давления стала меньше, Уинстон снова нанес сильный удар.

Клешня разжалась, и охотник упал прямо на спину крабоящера. Огромные клешни снова потянулись, чтобы схватить человека, но оказалось, что гигант не может дотянуться до Уинстона, который стоял на четвереньках в середине панциря.

Охотник встал на ноги и на всякий случай подошел поближе к хвосту крабоящера. Здесь, как выяснилось, он оказался в полной безопасности.

В ярости чудовище стало раскачиваться из стороны в сторону и вертеться на месте, чтобы сбросить человека на землю.

Ловко цепляясь за неровности панциря, Уинстон все же устоял на ногах. Затем он вновь опустился на четвереньки, и любые ухищрения монстра сбросить его оказались безуспешными.

— Ребята, забирайтесь на спины этих тварей! — крикнул Уинстон друзьям. — Не дожидайтесь, когда они схватят вас.

Крабоящеры вплотную приблизились к охотникам, и им не оставалось ничего другого, как последовать примеру Уинстона.

Увернувшись от пролетевшей над его головой клешни, первым попытался добраться до неожиданного убежища Питер. Он обежал ближайшего к нему монстра и ловко вскарабкался к нему на спину. Оказавшись на спине неповоротливого гиганта, он радостно крикнул Игану и Рэю:

— А здесь не так уж плохо! Немного качает, но после ночного перелета такая качка нам не страшна.

Иган тут же последовал примеру Питера. А вот для Рэя эта задача оказалась более сложной. Нога его соскользнула с выступа панциря, и незадачливый охотник свалился вниз, прямо под ноги монстра.

Восемь крабоящеров столпились вокруг Рэя, норовя схватить его клешнями. Но, к счастью, они оказались неповоротливыми. Монстры изо всех сил старались уничтожить охотника, их клешни с грохотом сталкивались в воздухе, и этим они только мешали друг другу.

Тут Уинстон вспомнил, что в кармане его комбинезона лежит припасенный на всякий случай моток прочной веревки. Он быстро вытащил его, распутал и бросил один конец Рэю.

— Держи! Только не теряй сознание от страха.

Рэй судорожно зажал в руках конец веревки и поначалу даже не понял, что Уинстон хочет вытянуть его на спину своего крабоящера. К счастью, он вовремя сообразил, что нужно делать, и стал к упираться ногами в неровности панциря чудовища, пока друг тянул его вверх.

Монстры не могли понять, куда подевалась их добыча. Они продолжали кружиться на месте и с грохотом сталкивались панцирями. Движения их были очень мощными, но чрезвычайно медлительными. Охотники при этом не испытывали никаких неудобств.

— Вот уж не думал, что стану объездчиком дикого крабоящера! — воскликнул Питер.

— Да и мне не приходилось делать такие трюки, — ответил Уинстон, — хотя я и участвовал в родео.

— Вот это да! — воскликнул Рэй.

— А ты думал!

— Поистине таланты нашего друга неисчерпаемы! — восхитился Иган. — Он и водитель, и летчик, и ковбой, и бывший солдат…

— А профессии охотника за привидениями вы меня научили! — рассмеялся Уинстон. — Каждый из нас умеет делать что-то лучше других. Так и должно быть. Мы же одна команда!

— Хотел бы я знать, где наш пятый друг? — иронически добавил Питер. — Как только мы ввязываемся в драку, он сразу исчезает. Когда все уже позади, он внезапно появляется со своими поздравлениями.

Услышав, что говорят о нем, Лизун вылетел из укрытия, которым ему на этот раз послужила расщелина в стене пещеры.

— Я здесь! — радостно пропищал он.

— Ну что, опять будешь поздравлять нас с победой? — спросил Питер.

— Конечно! Вы настоящие герои.

— О тебе этого не скажешь. Когда Рэй свалился, ты мог хотя бы полетать перед носом этих тварей, чтобы отвлечь их внимание.

Лизун стыдливо опустил глаза. Его рожица выражала глубокое раскаяние.

— Простите меня, — еле слышно пропищал он, — но мне было так страшно…

— Да не ругай ты его, — вступился за Лизуна Рэй. — Я его понимаю. Мне тоже было страшно.

— Но ты же не стал прятаться.

— Во-первых, мне просто некуда было. Во-вторых, если бы я умел летать, как Лизун, то неизвестно, как бы я себя повел, — чистосердечно признался Рэй.

Все это время крабоящеры с наездниками ползали по пещере, разыскивая ускользнувшую из-под носа добычу.

Глаза их были посажены очень глубоко, а над ними нависали массивные роговые надбровные дуги. Так что чудовища не могли смотреть вверх, и добыча, которая находилась выше уровня их глаз, была для них недосягаема.

— Все это хорошо, — сказал Питер, — но сколько нам еще так кататься? Слезть с этих тварей мы не можем, иначе они нас сразу сожрут. Управлять ими, как лошадьми или слонами, мы еще не научились и вряд ли когда-нибудь научимся. Похоже, мы опять в безвыходном положении.

— Действительно, — согласился Иган. — Древняя китайская пословица точь-в-точь про нас.

— Что за пословица?

— «Кто ездит на тигре, тот не может с него слезть», — глубокомысленно изрек Иган. — Хотя эта пословица употреблялась в переносном смысле.

— В нашем случае она, действительно, подходит, — вздохнул Рэй.

Пока друзья разговаривали, Уинстон времени даром не терял. Крабоящер, на спине которого он сидел, двигался по пещере более активно, чем остальные.

Наверно, у него болела клешня, и он больше других хотел найти того, кто ее искалечил.

Уинстон вдруг подумал, что если в панцирной оболочке клешни нашлось уязвимое место, то почему не поискать его на спине или голове чудовища. Вооружившись кинжалом, он стал исследовать щели между буграми панциря крабоящера.


Ему удалось несколько раз просунуть лезвие между панцирными щитами на спине чудовища. Видимо, крабоящеру это было весьма неприятно, потому что он резко вздрогнул и завыл. Но все равно никаких серьезных повреждений Уинстон противнику не нанес.

Затем он переполз на голову монстра. Тут панцирь оказался еще более толстым, и Уинстон чуть не сломал свой кинжал. И все-таки он решил поискать уязвимое место в броне чудовища.

Ближе к надбровным дугам крабоящера Уинстон обнаружил небольшую выемку и попробовал ее на прочность острием кинжала, хотя панцирь в этом месте не имел шва.

Отвратительное животное взвыло еще громче и даже встало на дыбы, хотя при его массе и неловкости это почти невозможно.

Уинстон сильнее ударил ножом в уязвимое место. Крабоящер завертелся на месте. Его вой стал оглушительным.

Тогда охотник схватил кинжал обеими руками, высоко занес его над, головой и что есть силы ударил в выемку на черепе чудовища. Раздался жуткий хруст, и лезвие кинжала полностью вошло в тело крабоящера.

Ноги чудовища подкосились, тело затряслось в предсмертных конвульсиях, клешни бессильно повисли, и через несколько мгновений он был мертв.

Охотники с тревогой наблюдали за тем, как Уинстон пытается удержаться на спине монстра, при этом вовсю орудуя кинжалом. Когда крабоящер испустил дух и рухнул на землю, удивлению друзей не было предела.

— Эй, Уинстон, как тебе это удалось?

— Очень просто. Видите, у крабоящеров на черепе есть ямка, прямо у надбровных дуг?

— Что-то похожее, кажется, есть.

Питер и Рэй также подтвердили, что нашли это место.

— Ну так вот, бейте изо всех сил кинжалом в эту ямку.

— Серьезно?

— Серьезней не бывает.

Охотники нанесли мощные удары почти одновременно. И сразу три чудовища издали ужасный вой. Питеру и Рэю не удалось удержаться на спинах крабоящеров. Оказавшись на земле, они насмерть перепугались. Ведь четыре монстра были еще живы.

Уинстон тоже соскочил с туши убитого чудовища и присоединился к друзьям.

— Иган! Слезай и ты поскорее. Надо убить остальных.

На этот раз охотникам удалось быстро вскарабкаться на спины чудовищ, даже Рэй без промедления взобрался на спину монстра. Скоро с оставшимися крабоящерами было покончено.

Кстати сказать, на этот раз Лизун вел себя геройски. Истошно вереща, он бросался от одного монстра к другому, мелькая у них перед глазами и отвлекая внимание от охотников.

— Ну что же, — подвел итог Иган, — теперь открыт путь в следующую пещеру. Нужно собрать наше снаряжение. В этой пещере пригодились только кинжалы. Кто знает, что может понадобиться дальше.

— Ты прав, — сказал Питер. — Больше всего на этом острове меня бесит полная непредсказуемость. С кем только не приходиться здесь сталкиваться! И с привидениями, и с акулами, и с муреной, и с допотопным морским ящером!

— Летучие мыши и змеи также очень неприятны, — напомнил Рэй.

— Ну да. Хотя и не так опасны, как дракон, не говоря уже об этих танках с клешнями, — сказал Питер и пнул одного из убитых крабоящеров.

— Не расстраивайтесь, ребята, — сказал Уинстон. — То, что происходило с нами на этом острове, пока не складывается в целостную картину. Но иногда достаточно одного штриха, чтобы все стало на свои места, и тогда каждому происшествию найдется объяснение. Надо идти дальше. Да, обидно будет забраться в Бермудский Треугольник и не раскрыть его тайну.

— Идти, конечно, надо, — вздохнул Рэй, — вот только что нас ждет? Вы заметили, чем дальше мы углубляемся в пещеры, тем опаснее становятся твари, которые попадаются нам на пути.

— Да сами пещеры меняются, — заметил Иган. — Они стали просторнее и больше напоминают искусственные подземные сооружения.

— Если принять это во внимание, — сказал Питер, — можно предположить, что всем, что происходит на острове, управляет чья-то невидимая рука.

— Но чья? — спросил Уинстон, понимая, что никто из присутствующих не ответит на этот вопрос.

— Именно это нам предстоит выяснить, — сказал Иган. — В путь, друзья! Мне кажется, разгадка уже близка.


Смеркалось. С моря подул леденящий ветер, стал накрапывать мелкий дождь.

Адмиралу Уилбуру Кэссиди пора было возвращаться на авианосец. Он подозвал полковника Моргана и отдал ему очередные распоряжения:

— Полковник, я решил не сажать вас под арест.

— «Понятно, — подумал Морган, — этот старый хрыч понял, что если отправит меня на гауптвахту, то торчать на этом острове целую ночь придется ему».

— Я думаю, — важно продолжил адмирал, — что под покровом ночи авантюристы, скорее всего, попытаются проникнуть на гидроплан, чтобы оставить нас в дураках.

— Я считаю, что это вполне возможно, — ответил полковник Морган.

— Что возможно? Оставить нас в дураках?

— Нет, адмирал. Возможно, что они попытаются выйти из пещеры.

— Но мне необходимо отбыть на флагманский корабль. Есть неотложные дела.

— «Так я тебе и поверил, — подумал Морган. — Дела его ждут, как же! Просто тебе не хочется торчать здесь в темноте и сырости».

— Во время моего отсутствия старшим на острове остаетесь вы. У вас есть шанс исправить свою ошибку. Если эти охотники, наконец, будут пойманы, я не стану наказывать вас. Правда, ни о каких поощрениях в ближайшее время не может быть и речи.

— Понятно, адмирал, — вздохнул Морган. — Будьте уверены, на этот раз я их не упущу.

— Надеюсь, — сухо ответил Кэссиди. — Я отправлюсь на десантном судне. Оно вернется сразу же, как только доставит меня на борт авианосца. Вы погрузили оборудование нарушителей?

— Да, адмирал.

— Прекрасно. Им займутся наши специалисты.

— Извините, что вмешиваюсь, адмирал, — замялся Морган, — не знаю, должен ли вам это говорить…

— Говорите, — подбодрил его Кэссиди.

— Мне кажется, что стоит отпустить из-под ареста капитана Карсона. Он самый лучший специалист по электронике в нашей эскадре.

— Переживаете за своего дружка?

— Да мы никогда особенно с Карсоном не дружили. Просто…

— Тогда в чем дело?

— А вдруг то, о чем говорил тележурналист, правда?

— Что именно?

— Ну, про все эти эктоплазматические ловушки, привидения, про то, что в отсутствие охотников лучше ко всем этим штуковинам не прикасаться.

— Вы, что же, верите в эти бредни?

— Не очень. Но я смотрел несколько телепередач про охотников.

— И что?

— Того чиновника, который придирался к охотникам, выгнали со службы.

— Вы что же, — побагровел адмирал Кэссиди, — намекаете, что мне также грозит отставка?

— Нет, ну что вы, адмирал!

— Вы недавно употребили выражение «наша эскадра». Позволю вам напомнить, что это, прежде всего, МОЯ эскадра. Поэтому решения здесь буду принимать я. И запомните, наказание вам может грозить за то, что вы пропустили в запретную зону нарушителей и они ускользнули у вас из-под носа. Вы меня поняли?

— Так точно, адмирал?

— Вот и хорошо. Пусть ваши люди несут у пещеры круглосуточное дежурство.

Включите прожектора. В общем, не мне вас учить.

— Будет исполнено, адмирал.

— Выполняйте.

И адмирал Уилбур Кэссиди с чувством выполненного долга направился к берегу, где его ждало десантное судно. Стоявший у трапа часовой отдал ему честь, но погруженный в свои мысли адмирал этого не заметил. Думал он о том, что не мешало бы выпить чего-нибудь покрепче и хорошенько выспаться.


Род Эванс и Дик Райт решили остаться на ночь на острове, сославшись на то, что за ними не прилетел вертолет. На самом деле Эванс хотел присутствовать при аресте охотников.

— Вот увидишь, Дик, это будет сенсационный репортаж.

— Нельзя сказать, что полковник Морган будет этому рад. В нашем присутствии его ребятам придется вести себя сдержаннее. И о таких действенных средствах, как, например, слезоточивый газ, придется забыть.

Но после того, как адмирал Кэссиди отбыл с острова, полковник распорядился накормить Эванса и Райта. Те и не думали отказываться.

— Выходит, Военно-морские силы США поставили нас на довольствие? — спросил Эванс.

— Считайте, что вы у нас в гостях.

— В таком случае, спасибо за гостеприимство, — сказал Эванс.

Оператор Дик промолчал. По натуре он был человек немногословный.

После обеда телекомментатор попытался вызвать полковника Моргана на разговор, надеясь, что тот сообщит что-нибудь интересное. Род Эванс понял, что с полковником все-таки можно иметь дело, не то что с адмиралом Кэссиди.

— Скажите откровенно, полковник, как поступите с охотниками за привидениями?

— Адмирал уже сказал, что мы должны их арестовать.

— Разрешено ли при аресте применять специальные средства?

— Как любит говорить адмирал Кэссиди, без комментариев.

— А может, все-таки прокомментируете?

Полковник Морган пристально посмотрел в глаза Эвансу.

— Я против охотников ничего не имею. Но у меня есть приказ, я не имею права обсуждать его. Кроме того, я не так самоуверен, как адмирал, который, кстати, не обратил внимания, что у вас разрешение только на одну видеосъемку.

— Будем считать, что она еще не окончена.

— Будем считать, что я этого не заметил, ведь в данный момент вы находитесь на острове незаконно. Я могу арестовать и вас.

— Получится большой скандал.

— Конечно, поэтому я этого и не делаю. Пейте, ребята, свой кофе побыстрее, пока не остыл, да ложитесь спать. Если произойдет что-нибудь интересное, я вас разбужу. Только, пожалуйста, без самодеятельности и не устраивайте прогулок в одиночку по острову. Не хочу вас пугать, но, чувствую, это гиблое место. Если бы вы видели, каких тварей подстрелили здесь охотники за привидениями, то не вели бы себя, как на увеселительной прогулке.

— А что за твари?

— К сожалению, это тоже военная тайна, поэтому ничего сказать не могу.

— Насколько я понял, государственной тайной считается все, что происходит на острове?

— Совершенно верно. Приятно иметь дело с умными людьми.

— Пошли спать, — сказал Дик, допив кофе. — Все равно от этих военных ничего не добьешься.

— Ребята, вы допускаете ту же ошибку, что и адмирал Кэссиди. Он с пренебрежением относится к журналистам, а вы — к военным. Мы с вами горячо любим свою страну, но каждый по-своему. Вы хотите, чтобы было больше свободы, а мы хотим, чтобы больше было порядка. Наша позиция ничем не хуже вашей, как отрицательный полюс магнита ничем не лучше положительного. Не будь этих различий между полюсами, магнит утратил бы свои свойства и превратился в обыкновенную железку. Так что, давайте каждый делать свое дело. Вы не мешайте нам, а мы не будем препятствовать вам.

— Идет, — рассмеялся Эванс.

Через несколько минут телевизионщики, намаявшись за день крепко спали, а полковник пошел к пещерам, чтобы проверить, как работают прожектора.


Охотники были удивлены, когда, пройдя в противоположный конец длинного подземного зала, обнаружили, что находятся перед массивной металлической дверью. Точнее, перед круглым люком, сделанном из тусклого зеленоватого металла.

— Во это да! — воскликнул Питер. — Чем глубже мы под землей, тем ближе к цивилизации.

— Притом, пока не ясно, к какой именно, — добавил Иган. — Круглая дверь перед нами — весьма странной конструкции. Она абсолютна гладкая, нет ни замков, ни ручек.

— Как ее открыть?

— Может, где-то есть потайная кнопка? — предположил Уинстон. — А если нет, придется взорвать эту дверцу.

— У нас разве есть еще взрывчатка?

— Есть немного. Правда, детонаторов теперь больше, чем взрывчатки.

— Ты надеешься взорвать такую массивную дверь жалкими остатками динамита? — удивился Иган. — Ведь ты был самым большим реалистом среди нас!

— Я сказал, что можно попробовать. Все равно другого способа мы не придумали. Может, кто-нибудь из вас додумается.

Других вариантов не было, и охотники согласились.

— Ну вот. Значит, придется использовать любую возможность. Конечно, надежды на то, что это сработает, мало.

Уинстон вышел на середину зала и стал собирать патроны, которые обронил, когда его схватил крабоящер. Взрывчатки, действительно, осталось немного, но из нее можно было соорудить заряд средней силы.

Пока Уинстон этим занимался, его друзья ощупывали дверь и стену, надеясь отыскать потайную кнопку.

— Ну что, нашли? — спросил Уинстон, возвращаясь с готовым зарядом.

— Как видишь, нет.

— Тогда отойдите на безопасное расстояние. Будем взрывать. Только, как прикрепить мину к этой чертовой двери?

— А ты одолжи у Рэя кусок жевательной резинки, — посоветовал Питер.

— А что? Хорошая мысль. Рэй, поделись жвачкой. Честное слово, когда вернемся в Нью-Йорк, я подарю тебе целую упаковку.

— Ты уже обещал Лизуну банку джема, — засмеялся Рэй.

— В самом деле? Как это я забыл?! Если только выберемся из этой переделки, обещаю всем подарки. Рэю — пачку жевательной резинки, Лизуну — банку джема, даже две!

— Только чтобы большие! — пропищал Лизун.

— Договорились. А тебе Иган, что подарить?

— Ничего мне не надо. А вот выбраться отсюда целым и невредимым я бы действительно не отказался.

— Не вешайте нос, ребята! — подбодрил их Уинстон. — Все вернемся домой живыми и здоровыми. Игану я подарю классную ручку с золотым пером. Он напишет свою самую выдающуюся научную работу.

— Ладно, — смущенно улыбнулся Иган.

— Питер, а ты что молчишь? Не ожидал от тебя подобной скромности. Или ты не любишь получать подарки?

— Уинстон, надеюсь, ты не забыл, что твой друг пригласил нас в бар «Бешеный бык»?

— Пока нет.

— Ну так вот. Когда мы туда придем, нальешь мне стаканчик хорошего виски. Если, конечно, у тебя останутся деньги после того, как ты купишь Игану ручку.

— Друзья, вы свидетели, — торжественно объявил Уинстон, — при посещении «Бешеного быка» Питер получит от меня самую большую бутылку отличного виски. Тем более, что вся выпивка будет за счет заведения.

— Договорились!

Когда все приготовления были закончены, охотники отошли в глубь пещеры и спрятались за каменным выступом. Уинстон нажал кнопку. Раздался мощный взрыв, и дверь окутали клубы дыма.

Когда дым рассеялся, охотники вышли из укрытия и направились к двери. Впрочем, они могли не торопиться. Дверь прочно стояла на месте. На ней не было ни вмятин, ни царапин.

— Вот тебе и раз, — разочарованно произнес Рэй. — А я надеялся, что взрывчатка сработает. Придется ни с чем возвращаться домой.

— Не торопись, Рэй, — сказал Питер, — до дома далеко. Прежде нам предстоит встретиться с морскими пехотинцами. Или ты про них забыл?

— Черт возьми, после наших приключений я про них, действительно забыл.

— Ты, может, и забыл, а они вряд ли. Который час?

— Двадцать два сорок.

— Для верности не мешало бы переждать еще пару часов.

— А то и больше, — сказал Уинстон. — Может, попробуем пробраться к гидроплану под утро? Говорят, предрассветный сон — самый крепкий.

— К этому времени мы здесь замерзнем! — сказал Рэй. — У меня, например, зуб на зуб не попадает. Интересно, только сейчас похолодало, или мы этого раньше не замечали?

— Просто раньше нам не давали замерзнуть всякие крабоящеры, драконы и прочая нечисть. А сейчас, когда мы с ними расправились, и согреться-то нечем.

— Лично я предпочитаю немного померзнуть, чем снова сражаться с доисторическими чудовищами или попасться морским пехотинцам, — признался Питер.

— Хоть бы костерок развести, — с тоской сказал Рэй, — как тогда, на берегу.

— Там хоть доски были, — вздохнул Иган, — а из камней или клешней крабоящеров костер не разожжешь.

— Единственный способ согреться, — побегать наперегонки, — предложил Питер.

Но бегать друг за другом охотникам не пришлось. Неизвестно откуда, прямо над их головами, зазвучал громкий, многократно усиленный невидимой акустической аппаратурой голос:

— Вы слишком настойчиво стучитесь в дверь, уважаемые охотники!

Рэй, Уинстон и Питер вытаращили глаза от удивления. Только Иган внешне был спокоен. Видимо, он первым понял, что на этом острове ничему не стоит удивляться.

— Я понял, что вы собираетесь уходить? Не торопитесь, нам есть о чем поговорить, — продолжал невидимый голос. — Входите, дверь открыта.

Круглый люк, действительно открылся, и в пещеру, где находились охотники, хлынул поток яркого света.

— Входите, что же вы, или отважные охотники за привидениями вдруг испугались?

Друзья переглянулись, не решаясь войти. Но раз дверь открыта, глупо в нее не войти. Охотники, один за другим, вошли в проем, образовавшийся в стене.

Оказавшись в следующем подземном зале, друзья были ошеломлены. Казалось, они совершили прыжок во времени, попав из царства доисторических чудовищ во времена неизвестной цивилизации.

Зал имел идеально круглую форму. Здесь были совершенно ровные стены и высокий куполообразный потолок. Яркий свет слепил глаза. Долгое время пропутешествовав почти в полной темноте, охотники сперва ничего не видели.

Привыкнув к свету, они отметили, что зал уставлен какой-то странной аппаратурой. Над пультами наклонно были установлены большие крупные мониторы.

— Добро пожаловать, охотники за привидениями! — снова раздался тот же голос, на этот раз звучавший естественно.

Навстречу гостям из-за пульта поднялся какой-то человек.

— Здравствуйте, профессор Блэкстоун, — ответил за всех Питер. — Вот мы, наконец, вас и нашли.

— А с какой стати вы меня искали? — удивился профессор.

— Нас попросила ваша дочь.

— Какая дочь? — еще больше удивился Блэкстоун. — Нет у меня дочери.

— Она сказала, что вы с ней не поддерживаете никаких отношений, но ей небезразлична ваша судьба.

— Хотя на месте Элеоноры я не очень беспокоился бы о таком папаше, — добавил Рэй.

— Ах, вы об Элеоноре! Ну это не в счет.

— Почему это? — удивился Питер.

— Не будем об этом, — поморщился Блэкстоун. — Эта история вас абсолютно не касается. Нам и так есть о чем поговорить.

— Интересно, о чем же? — спросил Питер.

Профессор подошел ближе и остановился в нескольких шагах от охотников, рассматривая их испачканные лица и запыленные комбинезоны.

— Не очень-то у вас бравый вид, — констатировал он.

— А вы что здесь делаете, профессор?

— Что я здесь делаю? Коллега, я провожу эксперимент, какого еще не знала наука.

— А где ваши товарищи по экспедиции?

— О них вы узнаете позже. А теперь я хотел бы продемонстрировать вам все это.


Охотники за привидениями в Бермудском треугольнике

Профессор обвел широким жестом заполненный аппаратурой зал.

— Приводилось ли вам видеть нечто подобное? — спросил он с вызовом. — Впрочем, можете не отвечать. Я и так знаю, что вы ответите.

— Не удивляйтесь, друзья, — сказал Питер, — насколько я помню, профессор всегда любил театральные жесты. Эта привычка сохранилась у него с юности.

Пропустив эту реплику мимо ушей, профессор Блэкстоун высокомерно сказал:

— А вы, если не ошибаюсь, Уинстон Замаяна, водитель охотников за привидениями?

— Вы не ошиблись.

— Ну так вот, мистер водитель, я сейчас беседую со специалистами в области парапсихологии и аномальных явлений. Так что вам как человеку необразованному лучше помолчать. Или, на худой конец, просто послушать, если эта тема вам интересна, конечно.

— Не смейте оскорблять нашего друга! — вступился за Уинстона Рэй. — Действительно, у него нет ученой степени или университетского образования, но он настоящий мастер своего дела.

Питер поддержал Рэя:

— Уинстон несколько лет сражается против призраков, а не сидит, как вы, в лаборатории! В том, что касается борьбы с привидениями, он даст вам сто очков вперед.

— Послушайте, охотники, — с издевкой сказал профессор Блэкстоун. — Я понимаю, что вы исправно носитесь по стране, когда какая-нибудь старушка обнаружит в погребе жалкое привидение. Но вы никогда не станете крупными специалистами по парапсихологии. Действительно, я тяжел на подъем и люблю работать в лаборатории. Ну и что из этого? Просто надо знать, куда лучше ехать, чтобы это было действительно стоящее дело, а не одно из тех, за которые платят гроши. Надо уметь использовать свой шанс, а не размениваться на мелочи!

— Вы закончили? — спросил Питер.

— Пока да.

— Если я вас правильно понял, профессор, этот загадочный остров и есть главный шанс в вашей жизни?

— Именно так!

— И вы решили раскрыть для человечества его тайну, а взамен получить почет и славу, которых не удостаивался ранее ни один ученый?

— Вначале я собирался сделать именно так. Но это было бы до того, как я попал сюда. Стоило мне поближе познакомиться с оснащением этого зала и убедиться в исправности аппаратуры, как мои планы сразу изменились.

— Что вы имеете в виду?

— Я подумал, стоит ли дарить человечеству эту невиданную силу, а взамен вымаливать те самые почет и уважение, о которых вы говорите. Разве человечество этого стоит? И тогда я решил, что стану властелином мира!

— Ни больше ни меньше, — хмыкнул Питер.

Охотники рассмеялись.

— Да, именно так, — очень серьезно ответил Блэкстоун.

— Очередной Гитлер, — поставил диагноз Иган.

Услышав эти слова, профессор не на шутку рассердился.

— Какой там Гитлер?! Куда ему до меня, этому шизофренику с жалкой шайкой головорезов?! Обычными средствами этот мир изменить никому не удастся. Для этого нужны сверхчеловеческие силы!

— Да уж, — сказал Питер.

— Вот, посмотрите, — воскликнул профессор Блэкстоун, показывая на аппаратуру, — все это создано не человеческими руками. Весь остров представляет собой огромную систему ловушек, предназначенных для обитателей Земли. Когда станция находится в рабочем режиме, она с легкостью может посредством энергетических воронок-смерчей захватывать эскадрилью самолетов или целый флот.

— Мы уже догадались о том, что к этому приложили руку инопланетяне, — сказал Иган. — Я допускаю, что имея в своем распоряжении подобные ловушки, вы можете стать неуязвимым, сидя в этой пещере. Но для того, чтобы стать властелином мира, необходимо все-таки вести наступательные операции. А аппаратура на острове, насколько мы могли заметить, установлена стационарно. Выходит, если у вас, профессор, есть возможность стать властелином какой-либо территории, то дальше Бермудского Треугольника ваше могущество не распространится.

— Да, — поддержал его Питер, — я допускаю, что вы можете просидеть здесь несколько лет или даже десятилетий, наслаждаясь своим могуществом и неуязвимостью. А что потом?

— Потом — продолжил Иган, — человечество найдет способ, как от вас избавиться. А если нет, то в положенный срок вы все равно умрете естественной смертью, присвоив себе титул Бермудского императора.

— Ведь вы здесь совсем один, — сказал Уинстон, — и навсегда останетесь полководцем без армии.

— А вот тут вы ошибаетесь! — зловеще рассмеялся профессор Блэкстоун. — Один я не останусь. Прежде всего, мне необходимо с помощью энергетических ловушек завладеть как можно большим количеством военных кораблей и самолетов. А затем, когда моя армия будет полностью оснащена, я брошу клич: «Молодые сильные люди, которым тесно и душно в городских казематах, которых тошнит от того, что принято называть цивилизацией и демократией, кому по сердцу возродить самый справедливый закон природы, становитесь под мои знамена!» Они найдутся, они придут, их будет очень много. И тогда нас никто и ничто не сможет остановить.

— В словах профессора есть рациональное зерно. Такие люди существовали и будут существовать всегда. Одним из них нечего терять, другим хочется иметь гораздо больше того, что они имеют, третьим просто надоело жить без цели в жизни, и они примкнут к любому, в ком почувствуют вожака.

Здесь Иган сделал паузу и через несколько секунд продолжил:

— Но все авторы подобных идей очень плохо закончили.

Профессор Блэкстоун улыбнулся.

— Приятно встретить умного оппонента. Итак, столкнулись две теории. Свою теорию я могу подкрепить реальными аргументами. Вот они! — и профессор обвел зал широким жестом.

— А на чем основана ваша теория?

— На многовековом опыте человечества, — ответил Иган.

— Очень жаль, — задумчиво произнес профессор Блэкстоун. — Вы правы только в одном: на первых порах и в одиночку мне действительно будет тяжело. Поэтому я хотел предложить вам сотрудничество.

— В каком смысле?

— Мы можем владеть этим островом вместе. Мне понадобятся союзники. Я хочу, чтобы это были умные люди, которым не придется объяснять элементарные вещи.

— А миром владеть вы тоже собираетесь с нами вместе? — спросил Рэй.

— У любой власти есть своя иерархия. Я обещаю, что в системе нового устройства мира вы будете играть не последнюю роль.

— Понятно, — сказал Питер. — Прежде чем предложить сотрудничество, профессор решил поразить нас своими грандиозными возможностями. Мы должны обдумать ваше предложение. А пока не могли бы вы продемонстрировать возможности вашего уникального оборудования?

Профессор Блэкстоун с интересом посмотрел на Питера.

— Должен отметить, что со времени последней нашей встречи, доктор Уэйтман, вы заметно поумнели.

— Со временем люди меняются, — ответил Питер.

Иган, Рэй и Уинстон бросали на Питера недоуменные взгляды.

Профессор Блэкстоун подошел к пультам и мониторам, которыми так гордился. Охотники проследовали за ним.

— Вот, посмотрите, — сказал Блэкстоун и нажал какую-то кнопку. — Здесь вы можете видеть, что находится в одном из подземных ангаров, которые расположены под морским дном.

На мониторе было видно, что в ангаре находится несколько десятков самолетов.

— Переключаем канал, — комментировал свои действия профессор. — Наблюдаем, что находится в следующем ангаре.

Охотники увидели древние греческие и римские галеры.

— Согласитесь, для археолога это просто находка, — сказал профессор Блэкстоун. — Но мы не археологи, поэтому выбросим весь этот хлам из подземных и подводных хранилищ и заполним их образцами новейшей военной техники.

— Обязательно, — кивнул Питер с самым серьезным видом. — А за нами вы тоже могли наблюдать?

— Конечно, я следил за вами с самого начала.

— Кстати, — вспомнил Питер, — как получилось, что в ночь нашего прибытия вокруг бушевал шторм, а на острове было спокойно?

— Обыкновенное силовое поле. Вот только я немного опоздал включить его, потому что не совсем разобрался с этими кнопками.

— Понятно, — кивнул Питер. — Значит, ваши телекамеры сопровождали нас повсюду?

— Это не телекамеры. У этих приборов другой принцип работы, но я, действительно, видел все, что с вами происходило на земле, под землей и под водой.

— Однако, думаю, вы за нами не только наблюдали, — засмеялся Питер. — Признайтесь, профессор, все эти привидения и чудовища, которые не давали нам покоя, были посланы вами?

— Далеко не все. Привидений, действительно, я на вас напустил. В самом начале мне хотелось вас хорошенько напугать, чтобы вы убрались с острова.

— Как это можно напугать охотников за привидениями, напустив на них привидений? — удивился Рэй. — Это все равно, что пугать пожарника пожаром.

— Да ведь это не простые привидения. С такими вам еще не приходилось иметь дела.

— Это точно, — согласился Иган. — Нам еле удалось с ними справиться. Почему их эктоэнергия так велика?

— Видите ли, дело в том, что эти призраки были пойманы несколько тысячелетий назад одной из ловушек на острове, которая, кстати, весьма напоминает ловушку, разработанную доктором Уэйтманом. Тогда уровень эктоэнергии представителей потустороннего мира был гораздо выше. Поэтому я решил выпустить привидений против вас, чтобы вы, потерпев неудачу в самом начале, убрались с острова хотя бы для того, чтобы вернуться за бластерами.

— Однако четверых нам удалось упрятать в ловушку. Остальные исчезли, а потом появились скелеты, на которых никакие лучи не действовали.

— Эти скелеты — мое изобретение. По сути, это обыкновенные движущиеся манекены. Мне удалось обнаружить на острове останки погибших пиратов. Чтобы заставить их двигаться, хватило немного энергии.

— Но это была не эктоэнергия?

— Нет. Поэтому ваши бластеры не могли остановить пиратов, но хватило обычного огня.

— Действительно. А морских чудовищ тоже вы против нас выпустили?

— Только ихтиозавра. Я хотел убить вас, так как понял, что запугивать бесполезно. Тогда мысль о возможном сотрудничестве еще не пришла мне в голову.

— Понятно. А дракон и крабоящеры — тоже ваших рук дело?

— Нет, на них наткнулись вы сами. Если бы вы выбрали другую пещеру, то встретились с другими доисторическими чудовищами. Тут, под землей, их великое множество. Прямо какой-то доисторический зоопарк. Кстати, ихтиозавр тоже содержался в специальном аквариуме.

— Вы сами понимаете, профессор, что за время нашего пребывания на острове вопросов у нас накопилось великое множество.

— Конечно. Можете их задавать.

Видно было, что Блэкстоуну нравилась роль всезнающего мэтра.

— А где те инопланетяне, которые построили все эти подземные сооружения? — спросил Иган.

Профессор Блэкстоун развел руками.

— Не знаю.

— Странно. За несколько дней, которые вы здесь провели, вам удалось пробраться в секретный бункер, подробно изучить структуру острова, разобраться в этом оборудовании и даже научиться им манипулировать. Неужели не удалось обнаружить если не самих инопланетян, то хотя бы намек на то, какие они или куда исчезли.

— По крайней мере, не мешало бы знать, хотя бы приблизительно, когда следует ожидать их возвращения. По-моему, такие станции строятся не для того, чтобы подарить их аборигенам планеты, а для каких-то других целей, — предложил Питер.

— Вот будет номер, если вы начнете пользоваться их оборудованием, повыбрасываете из хранилищ старые корабли и самолеты, не считая людей и животных, а тут заявятся хозяева, — засмеялся Рэй. — Они могут обидеться.

— Кстати, о людях. Что вы с ними намерены делать? — спросил Иган.

Профессор Блэкстоун пожал плечами:

— Не знаю, пока не решил. Меня интересует только аппаратура. Отвечая на ваш вопрос, я могу сказать, что не знаю, как выглядят эти инопланетяне. Хотя, судя по тому, что роботы, которых они создали, имеют две руки, две ноги, как мы с вами, то можно предположить, что пришельцы из космоса — гуманоиды.

— А что это за роботы? — удивился Питер. — Вы нам про них ничего не говорили.

Охотникам показалось, что профессор смутился.

— Роботы как роботы. Они считают меня своим хозяином и подчиняются беспрекословно. Кстати, именно они помогли мне разобраться, что к чему. Хотя много из того, что они пытаются сообщить, я не понимаю.

— Языковой барьер? А на каком языке они разговаривают?

— Да нет, — махнул рукой Блэкстоун. — С языком проблем нет. Роботы реагируют на мысленные импульсы, в их головах установлен языковой дешифратор, поэтому они могут общаться на том языке, на котором вы думаете.

— Очень интересно! — оживился Иган. — Можно на них посмотреть?

Лицо профессора Блэкстоуна снова стало недоброжелательным.

— Не торопитесь, — сухо сказал он. — Ведь вы еще не ответили на мое предложение.

— Вы тоже не торопитесь, профессор. Мы должны понять ситуацию, прежде чем дадим окончательный ответ. Дело ведь серьезное.

— Я хочу, чтобы вы скорее приняли решение, — настаивал Блэкстоун. — Я и так сообщил вам секретную информацию.

— Какие могут быть секреты между будущими партнерами! — рассмеялся Питер. — Если вы так торопитесь, ответьте еще на один вопрос, и тогда мы сразу ответим на ваш.

— Ладно, — недовольным тоном сказал Блэкстоун.

— Как вы узнали об этом острове?

— Могли бы придумать вопрос и поинтересней. Из газет, конечно.

— Да нет, я не о том. Узнав об острове из газет, вы сразу организовали экспедицию, хотя, как вы признались раньше, не любите путешествовать. Вряд ли это просто интуиция. Я не прав?

— А вы действительно поумнели, доктор Уэйтман. Буду с вами откровенен. Все равно я ничем не рискую. О загадочном острове, который то появлялся, то исчезал, я узнал несколько лет назад, когда переводил магические письмена племени, живущего на острове неподалеку.

— И что там еще было? — спросил Питер.

— Этого вам знать не обязательно. Теперь моя очередь спрашивать.

— Вы согласны со мной сотрудничать или нет?

— Честное слово, профессор, только одну минуту, — поднял руку Питер. — Прежде чем дать ответ, мы хотели бы знать, что сейчас происходит на острове.

— Ладно, — раздраженно сказал Блэкстоун и включил монитор.

Взглянув на экран, охотники увидели, что у входа в пещеру, где они нашли убежище, расположились морские пехотинцы. Стояла глубокая ночь, но приготовленные специально к встрече охотников прожекторы светили очень ярко.

— Никогда еще не был так рад видеть военных, — сказал вполголоса Питер.

— Что вы сказали, доктор Уэйтман? — переспросил Блэкстоун.

— Мы сказали, что прямо сейчас выберемся наверх и сдадимся Военно-морским силам США.

— Что?! — прохрипел профессор.

— Вы не ослышались. Пришло время спуститься на землю. Точнее, в вашем случае, подняться на землю.

— Вы сошли с ума!

— Да нет, профессор, с ума сошли именно вы. Ваше помешательство весьма опасно. Давайте не будем задерживаться.

Профессор Блэкстоун затрясся от ярости.

— Я могу движением одного пальца сделать так, что вся эта эскадра окажется на дне! А вы хотите, чтобы я сам сдался этой жалкой солдатне?!

— Повторяю, профессор, у вас нет другого выбора. Если вы не хотите идти добровольно, мы будем вынуждены увести вас силой.

— Беру свои слова обратно, доктор Уэйтман. Вы как были полным идиотом, так и остались!

Блэкстоун отбежал от охотников на безопасное расстояние и крикнул:

— Вы хотели увидеть роботов? Сейчас вы с ними познакомитесь!

Он хлопнул в ладоши и крикнул:

— Эй, слуги! Схватите этих людей!

В зале появились четыре трехметровых металлических гиганта. Они уверенно двинулись прямо на охотников.


Охотники за привидениями в Бермудском треугольнике

Уинстон и Питер стали стрелять по ним из ружей, но пули, не причинив металлическим роботам никакого вреда, с жужжанием отлетали в сторону. Профессор Блэкстоун спрятался за какой-то громоздкий аппарат и появился, когда охотников крепко схватили железные руки.

— Ну что, бравые молодцы, теперь вам предстоит поближе познакомиться с залом анабиоза, через который вы уже проходили. Соседство будет интересное. Так что, думаю, скучать вам не придется.

— Кстати, — продолжил Блэкстоун, снова усаживаясь за пульт. — Среди ваших новых друзей находятся и мои бывшие сотрудники, которые, как и вы отказались от предложения разделить тяжелое бремя мирового господства. Что ж, придется все делать одному.

— Смотри не надорвись, профессор, — с презрением сказал Уинстон.

— Зачем грубить, мистер Замаяна? Впрочем, я не стану учить вас хорошим манерам, потому что в ближайшие сотни лет они вам не понадобятся.

Затем Блэкстоун приказал роботам:

— Доставьте их в зал анабиоза и уложите вместе с остальными пленниками.

— Мы еще встретимся с вами, профессор, — с угрозой сказал Питер.

— Разве что через несколько веков. Кстати, мне в голову пришла неплохая мысль. Как только я найду себе надежных помощников, то смогу сам время от времени погружаться в анабиоз. Таким образом, удастся продлить себе жизнь. И наша встреча через несколько веков, доктор Уэйтман, станет вполне возможной.

— Желаю вам найти таких помощников, которые погрузили бы вас в анабиоз, а потом забыли разбудить.

Но несмотря на приказ профессора, роботы не спешили выполнять его приказание. Блэкстоуну это не понравилось.

— Я же сказал, чтобы вы доставили пленников в зал анабиоза!

Робот, который схватил Питера, произнес металлическим голосом:

— Позволю себе напомнить, господин, что на пульте зажегся сигнал, обозначающий готовность «двадцать».

— Ну и что? — раздраженно спросил Блэкстоун.

— Вам нужно пройти на стартовую площадку.

— Я сам знаю, что мне делать! Немедленно выполняйте приказ, а снаряжение охотников сложите здесь. Я хочу его изучить.

— Профессор, боюсь, что без нашей помощи вы не разберетесь. Советую оставить нас здесь, пусть даже под конвоем роботов. Неосторожное обращение с нашим оружием чревато неприятными последствиями, — предупредил Питер.

— Перестаньте, Уэйтман. Вы просто тянете время. Но это ничего не изменит. Ваша участь решена. Вы сделали свой выбор.

— Последний вопрос, профессор, если позволите, — обратился к Блэкстоуну Иган.

— Давайте, только покороче, — поморщился будущий властелин мира.

— Вы сказали, что с легкостью можете уничтожить или захватить в плен эскадру, которая окружила остров. Почему же вы до сих пор этого не сделали?

— Зачем мне обнаруживать себя раньше времени? Я хочу наращивать военную мощь постепенно, захватывая корабли и самолеты незаметно, по одному, по два, а потом, когда у меня будет достаточно военной техники, я смогу в открытую сражаться с целыми армиями и флотами.

— Логично, — согласился Иган. — А до тех пор вы намерены заниматься обычным пиратством? Все-таки мне жаль вас, профессор. Ничего у вас не выйдет.

— Пожалейте лучше себя и своих приятелей. Сейчас это более актуально.

— Напоминаю вам, Хозяин. Объявлена готовность — «пятнадцать», — снова вмешался робот.

— Да что ты лезешь с ерундой! Сколько раз повторять? Нечего мне сейчас делать на стартовой площадке. А если пленники через несколько минут не будут лежать на анабиозных платформах, я вас размонтирую!

Роботы молча поклонились профессору и потащили охотников к выходу. Пленники не сопротивлялись, понимая, что сделать ничего не удастся.

— Эй, ребята, — обратился к металлическим гигантам Питер, когда они вошли в пещеру, где лежали убитые крабоящеры, — вы ничего не путаете? Может, вовсе не он ваш господин, а я или кто-нибудь из моих друзей?

— Господин может быть только один, — бесстрастно ответил робот. — Он прилетает раз в несколько сотен лет и улетает, когда наступает готовность — «ноль».

— А что это такое?

— Не знаю, но при готовности «ноль» мы автоматически отключаемся.

— Отключились бы вы прямо сейчас, — вздохнул Рэй.

— Не думаю, что это было бы здорово, — возразил Иган. — Роботы держат нас железной хваткой, и если они отключатся, то их хватка не ослабеет. Мы будем прикованы к ним и вряд ли освободимся без посторонней помощи.

— А помощи нам ждать не приходится, — снова вздохнул Рэй.

В это время профессор Блэкстоун стал изучать снаряжение пленников. Пред ним лежали четыре бластера, четыре силовые установки и охотничье ружье.

— Странно, — сказал Блэкстоун, — по-моему было два ружья.

Он прошелся по залу в поисках ружья, но не нашел его. Тогда он решил дождаться, когда вернутся роботы и спросить у них.

Четверо железных гигантов не заставили себя ждать. Выстроившись в одну шеренгу, они почтительно склонили блестящие металлические головы.

— Господин, на пульте горит сигнал, обозначающий готовность — «пять». Мы должны удалиться в хранилище и самоотключиться.

— Какого черта?! — рассердился Блэкстоун. — Вы все время напоминаете мне о какой-то готовности. Что это, в конце концов, означает?!

— Мы не знаем, господин.

— Вот и не говорите ерунды. Вы должны оставаться в моем распоряжении. Я вас никуда не отпускаю.

— Очень сожалею, господин, но мы прежде всего должны подчиняться первичной инструкции, а потом вашим приказам. Поэтому мы удаляемся в хранилище, тем более, что уже наступила готовность — «три».

И роботы двинулись к выходу. Они шагали довольно быстро и не обращали внимания на возмущенные крики Блэкстоуна.

— Вот тебе раз! — произнес профессор после того, как затихли их шаги.

— А впрочем, они мне сейчас не так нужны, — махнул он рукой. — Когда охотники за привидениями мирно заснут, мне будет спокойнее. Со всем остальным я справлюсь сам.

Блэкстоун вернулся к приборным панелям и вдруг вспомнил, что еще один вопрос остался без ответа. О какой готовности все время твердил робот?

Но кто мог дать ответ, если роботы удалились в хранилище и самоотключились?

Не успел профессор Блэкстоун поудобнее усесться за пультом, как тайна была разгадана сама собой.

Стены купола зала и все оборудование затряслось и стало раскачиваться. Поначалу профессор не мог понять, что происходит, и принялся беспорядочно нажимать кнопки на пульте.

Но никакого эффекта это не дало. На мониторе появилось изображение входа в пещеру, у которого дежурили морские пехотинцы. Взглянув на него, профессор понял, что трясется не только зал. Трясется весь остров. Началось землетрясение.

Повинуясь инстинкту самосохранения, Блэкстоун бросился к выходу. Однако массивная круглая дверь была наглухо закрыта. Попытки открыть ее не увенчались успехом. Лоб профессора Блэкстоуна покрылся испариной, он ринулся к пульту управления и стал включать все мониторы подряд, стараясь понять, что происходит.

И когда он это понял, у него от ужаса перехватило дыхание.

Остров медленно погружался в океан.


Зал анабиоза трясло. Но все его обитатели, в том числе и охотники за привидениями, этого не замечали. Они в глубоком сне лежали на платформе, как и их товарищи по несчастью, которые попали в зал анабиоза несколько столетий назад.

Вдруг в пещеру влетел перепуганный Лизун. Слабыми ручонками он держал ремень болтавшегося охотничьего ружья, но вид у него был отнюдь не бравый.

— Эй, ребята, вставайте скорее! Началось землетрясение!

Но охотники не слышали ни криков Лизуна, ни грохота подземных толчков.

— Как их разбудить!? — заплакало маленькое привидение.

И тут Лизун вспомнил, как Иган говорил о силовой линии, питающей установку, с помощью которой живые существа погружаются в анабиоз.

«Надо найти эту силовую линию, — решил Лизун, — и попытаться ее отключить».

Правда, Иган говорил, что лучше это делать постепенно, потому что резкая перемена состояния может быть губительной для живой материи. Но об этом сейчас не приходилось думать.

Лизун опустился к основанию платформы и стал летать вокруг нее, не выпуская ружья. Он пытался найти ту самую силовую линию, о которой говорил Иган.

К счастью, долго искать не пришлось. В углу пещеры от платформы отходил довольно толстый кабель, чтобы перерубить его, нужен был топор или специальные щипцы. Но у Лизуна их не было, да если бы и были, у него все равно не хватило бы сил, чтобы с ними управиться.

Но у него было ружье, которое удалось утащить прямо из-под носа профессора Блэкстоуна. Правда, с ружьем Лизун тоже не умел обращаться и ужасно боялся выстрелов.

Подземные толчки усилились. Стоял невообразимый шум, и Лизун резонно предположил, что сейчас никакой выстрел не покажется слишком громким. Значит, бояться нечего, надо просто взять себя в руки и попытаться выстрелом перебить злополучный кабель.

Дрожа, Лизун стал целиться. Ружье показалось ему еще более тяжелым, но отступать было нельзя.

Он приставил ружье к кабелю, зажмурился и нажал на спуск. Грохот выстрела оглушил его, он чуть не задохнулся от острого запаха пороха.

Ружье отлетело в сторону, а Лизуна отбросило в другую. Но кабель, питавший энергией платформу анабиоза, был перебит.

Придя в себя, Лизун оттолкнулся от каменного пола пещеры и взлетел над платформой. Он с радостью увидел, что его друзья зашевелились.

Первым проснулся Питер. Он сел на платформе, сладко зевнул, протер глаза и стал смотреть по сторонам, ничего не понимая.

— Что ты здесь делаешь, Лизун? Где мы находимся?

— Я вас спасаю! — гордо ответило маленькое привидение.

— Скажите, пожалуйста, он нас спасает! — фыркнул Питер.

Но потом, видимо вспомнив все, что предшествовало летаргическому сну, он встрепенулся и с интересом посмотрел на обиженного Лизуна.

— А ведь ты прав, приятель! Ты действительно нас спас.

Лизун был на седьмом небе от счастья.

Затем проснулся Уинстон. Вдвоем с Питером они стали будить Игана и Рэя. Те поначалу не хотели просыпаться. Тогда Питер поднял валявшееся у платформы ружье и выстрелил в воздух.

— Какого черта! — пробормотал Иган и открыл глаза. Рэй сел и помотал головой.

— Прекрасно, ребята! Мы живы! — воскликнул Питер.

— А что, собственно, происходит? — спросил Рэй, проснувшийся последним.

— Ничего особенного. Обычное землетрясение.

— Судя по силе подземных толчков, мы находимся в самом эпицентре, — предположил Иган.

— Дольше здесь оставаться нельзя, — сказал Питер. — Поскорей просыпайтесь, нам нужно уходить.

— Но не можем же мы оставить здесь этих людей! — воскликнул Иган.

— Действительно. Я об этом не подумал. Ты уверен, что удастся их разбудить?

— Прежде пусть кто-нибудь объяснит, как нам самим удалось проснуться, — сказал Иган.

— Это заслуга Лизуна, — ответил Питер. — Забудьте, что я говорил, будто он противный обжора, от которого нет никакого проку.

— Ловлю тебя на слове, — предупредил Уинстон.

— Молодец, Лизун! — воскликнул Иган. — Как тебе это удалось?

Зеленый призрак застенчиво потупился.

— Я утащил одно из ружей и перебил кабель.

— Тогда все понятно, — сказал Иган. — Нам удалось быстро выйти из состояния анабиоза, потому что мы недолго в нем находились. А вот с остальными пленниками будет сложнее. Особенно, если учесть, что большинство из них находятся здесь не одно столетие.

— Отвлекись от рассуждений. Или мы уходим, или попытаемся разбудить этих бедолаг любыми средствами.

— О том, чтобы бросить этих людей, не может быть и речи, — строго сказал Иган. — Надеюсь, все со мой согласны?

Охотники молча кивнули.

— Тогда пусть Питер скажет, какие средства он имел в виду.

— Не знаю, что предложить, — пожал плечами Питер. — Даже грохот землетрясения их не разбудил.

— Тогда попытаемся разбудить их обычным способам, — решил Иган. — Проснувшиеся будут помогать нам будить остальных.

Охотники принялись за работу. Они дергали спящих за носы, трясли их и щипали. Это было довольно забавное зрелище.

Сначала удалось разбудить ассистентов профессора Блэкстоуна — Свенсона и Хагена. Ученые не могли спокойно слышать имени своего бывшего шефа. Потом проснулись рыбаки с исчезнувшего рыболовецкого судна. Следующим был пилот истребителя. Оставим ненадолго охотников и их новых помощников и поднимемся на поверхность острова, что в это время делают морские пехотинцы и тележурналисты из отдела новостей.


Для полковника Моргана землетрясение также было полной неожиданностью. После первого толчка несколько прожекторов упало и разбилось.

На каменистой почве острова образовалось несколько трещин, которые расширялись с каждым новым толчком.

Полковник Морган был не из пугливых, но понял, что в сложившейся ситуации оставаться на острове опасно. Он попытался связаться с авианосцем, чтобы уточнить у адмирала Кэссиди, что делать в сложившейся ситуации группе захвата.

Однако в радиопередатчике были помехи. Поэтому полковник взял, на себя ответственность и решил увести пехотинцев с острова.

— Сворачивайтесь, — коротко бросил Морган сержанту. — Через десять минут отплываем на борт авианосца.

Морские пехотинцы принялись проворно собирать свое снаряжение. Оставаться на трясущемся острове никому не хотелось.

Тележурналисты в это время спали сладким сном. Морган бесцеремонно растолкал их.

— Но-но, полегче, полковник, — сказал заспанный Род Эванс. — Я, конечно, рад, что вы исполнили свое обещание, но пощечина могла быть и полегче. Что, произошло что-то интересное?

— Интересней не бывает. Разве вы не чувствуете, что все вокруг трясется?

— Кажется, что-то чувствую. Настоящее землетрясение. Как вы думаете, сколько баллов по шкале Рихтера?

— Понятия не имею. Мне это совершенно не интересно. Я знаю только, что подземные толчки представляют для нас серьезную опасность. Посмотрите на трещины в земле. Поэтому, если хотите успеть к отплытию десантного катера, советую поторопиться.

— Хотите увести своих людей с острова?

— Конечно.

— А как же охотники за привидениями?

— Я не стану из-за них рисковать жизнью своих людей.

— В данном случае я говорю не об аресте. Охотникам тоже угрожает смертельная опасность!

— Если они это понимают, пусть не отсиживаются в пещерах, а выходят наружу, и мы возьмем их на борт. Места всем хватит.

— А что думает по этому поводу адмирал Кэссиди?

— Не знаю, — пожал плечами Морган. — В эфире помехи. Наверно, из-за магнитной бури.

— А почему вы не приказали своим людям, чтобы они спустились в пещеру и вывели охотников силой?

— Если бы это было возможно, мы давно бы так сделали. Эти охотники как сквозь землю провалились. Наши люди не смогли их обнаружить и при полном штиле. Не думаю, что им это удастся во время землетрясения.

— А как же слезоточивый газ?

— Честно говоря, это была идея адмирала Кэссиди, но учтите, я вам ничего не говорил.

— Хорошо, полковник, я вас не выдам. Почему с вами можно по-человечески договориться, а с адмиралом — практически никогда?

— Трудно сказать. Если говорить конкретно об адмирале Кэссиди, он, конечно, человек сложный. Но и об этом я вам ничего не говорил.

— Вы можете быть спокойны, — рассмеялся Эванс.

Тем временем морские пехотинцы почти закончили приготовления. Сержант подбежал к полковнику Моргану.

— Катер будет готов к отплытию через две минуты, — доложил он. — Полковник, остров постепенно погружается в океан.

— Вот как? — поднял брови Морган. — Что ж, тогда нам тем более следует торопиться. Пойдемте на судно, — сказал он, обращаясь к тележурналистам.

— Мы никуда отсюда не пойдем, — сказал Род Эванс.

— То есть как?

— Мы хотим кое-что снять.

— И что же вы хотите снять? — в голосе Моргана появились металлические нотки.

— Выход охотников из пещеры.

— Оставаться здесь очень опасно.

— Риск — одно из составных нашей профессии. Кстати, как и вашей, полковник.

— Надеюсь, вы не подозреваете меня в трусости? — ледяным тоном спросил Морган.

— Боже упаси! Вы же отвечаете за жизнь своих подчиненных. По моему мнению, вы действуете совершенно правильно. А мы с Диком несем ответственность только за себя.

— Здесь вы не правы, — сказал полковник официальным тоном. — Дело в том, что вы находитесь на территории, контролируемой Военно-морскими силами США. Поэтому за вашу жизнь я несу ответственность, как и за любого из моих подчиненных.

— Все правильно, — кивнул Эванс. — Но, в отличие от ваших подчиненных, у нас есть право вам не подчиняться и действовать по собственному усмотрению.

— Я могу приказать своим людям, чтобы они применили силу.

— Но вы же не станете этого делать, — уверенно сказал Эванс.

— Почему же?

— В отличие от вашего командира, адмирала Кэссиди, вы умный человек.

— Но я дал присягу.

— Присягу можно понимать по-разному, — произнес молчавший до сих пор Дик Райт.

— Что вы в этом можете понимать? Вы человек штатский.

— Я не всегда был штатским.

— То есть? — не понял полковник.

— Дик Райт четыре года воевал во Вьетнаме. Он был рядовым, а потом стал фотографом и фронтовым корреспондентом, — пояснил Род Эванс.

— Я за четыре года всего насмотрелся, поэтому, когда военный начинает говорить о присяге, мне становится смешно. За этими разговорами обычно кроется личная выгода или боязнь получить нагоняй от начальства.

— В каком звании вы уволились в запас? — спросил полковник.

— Я был рядовым.

— Я так и думал.

— Вообще-то к концу службы получил звание лейтенанта, но его разжаловали, — добавил Эванс.

— Это меня не удивляет, — сказал Морган.

— Не стоит вдаваться в подробности, — заметил Дик.

Полковник Морган помолчал и сказал, сделав над собой усилие:

— Ладно, оставайтесь.

— Вот и славно! — хлопнул в ладоши Эванс. — Но у нас есть к вам еще одна просьба. Надеюсь она не очень вас обременит.

— Что вам еще нужно? — вздохнул Морган. От этих телевизионщиков можно было ожидать любого сюрприза.

— Оставьте нам один прожектор и маленький электрический генератор, — попросил Эванс.

— А больше вам ничего не надо?! — вспылил полковник.

— Нет. Задумав съемку, мы рассчитывали на ваши прожектора. Сейчас вы их сняли, а в такой темноте невозможно отснять ни одного кадра.

— Прожектор — это государственное имущество. Вы, чего доброго, забудете его вернуть.

— А я вам этого и не обещаю, — сказал Род Эванс. — Но от подземных толчков у вас разбились шесть прожекторов. Вы их все равно спишите. Так пусть будет не шесть, а семь.

— Где я, по-вашему, найду портативный генератор?

— У радиста должен быть, — подсказал Дик.

— Ладно, оставлю, — махнул рукой Морган. — Кроме того, здесь остается гидроплан охотников за привидениями. Мы забрали из него все, что было. А что делать с гидропланом, адмирал Кэссиди не сказал.

— Забыл, наверное.

— Возможно. Но, как бы то ни было, вы можете воспользоваться гидропланом. Только учтите, если остров полностью уйдет под воду, на этом месте образуется гигантская воронка. Смотрите, как бы вас не засосало в море.

— Будем надеяться, что нам удастся выбраться отсюда вовремя, — сказал Эванс.

— Честно говоря, я тоже на это надеюсь. Кстати, вы умеете управлять гидропланом?

— Как-нибудь справимся, — ответил Дик.

— Мне пора идти, — сказал полковник Морган. — Мои люди уже на борту катера. Удачи вам, ребята.

— Спасибо, полковник. Вам также счастливо добраться. За нас не беспокойтесь. Нам с Диком и не в таких переделках приходилось бывать.

Полковник Морган поспешил к десантному судну. Дик пошел с ним, чтобы забрать портативный электрический генератор. Род Эванс дождался оператора, и они вдвоем вернулись к пещере, откуда должны были появиться охотники за привидениями.

Подземные толчки усилились. Род и Дик старались не обращать на них внимание. Заработал электрогенератор, и через несколько секунд включился прожектор. Он осветил черную дыру в скале, но никто не появлялся.

Даже с середины острова было заметно, что уровень воды существенно повысился. Время еще было, но счет шел на минуты.

— Как ты думаешь, за какое время мы успеем добежать до гидроплана? — спросил Эванс.

— Тут совсем недалеко. Главное, не провалиться в потемках в какую-нибудь трещину.

— Постараемся. Держи камеру наготове. Думаю, охотники не дураки, они не станут ждать, пока их завалит камнями в пещере.

— А если это уже случилось?

— Не каркай, Дик. Они неплохие ребята, жалко будет, если погибнут, и наш сенсационный репортаж не состоится.


Адмирал Кэссиди был вне себя от бешенства. Как разъяренный тигр, он метался по каюте, размахивая руками перед носом полковника Моргана.

— Вы отдаете себе отчет, полковник, в том, что натворили?! Без разрешения покинули вверенную вам территорию и нарушили приказ! Тут уж гауптвахтой не отделаетесь. Дело пахнет военным трибуналом!

— Я решил, что в сложившейся ситуации нет смысла рисковать людьми.

— Но у вас был приказ, который никто не отменял!

— Я пытался связаться с вами, но безуспешно.

— Значит, нужно было ждать, пока я не пришлю письменное распоряжение.

— Сколько мне пришлось бы ждать?

— Столько, сколько нужно!

— Остров стал погружаться в океан…

— Согласно воинской присяге, вам следовало опуститься на дно с чувством исполненного долга.

— Действительно, присягу можно понимать по-разному, — тихо сказал Морган.

— Что вы там шепчете?

— Нет, ничего. Просто вспомнил слова телеоператора.

— Кстати, эти двое с вами?

— Они остались на острове.

— Вы решили не брать их с собой?

— Я предлагал, чтобы они отплыли вместе с нами, но они категорически отказались, — ответил Морган, думая, что снова получит большой нагоняй.

Но реакция адмирала была неожиданной.

— В этом случае вы поступили правильно, полковник, — сказал он с одобрением. — Совершенно ни к чему, чтобы эти настырные телевизионщики расхаживали по кораблю, как у себя дома, и все вынюхивали, стараясь превратить в сенсацию. Если им захотелось остаться на острове, пусть остаются. Нам будет спокойнее.

— Боюсь, как бы они не утонули, — осторожно заметил Морган.

— Конечно, неприятно, если это случится. Но нашу вину в этом случае никто не докажет.

— Какие будут приказания, адмирал? — спросил Морган, решив, что сейчас самое время закончить разговор.

— Возьмите катер, погрузите своих людей. Думаю, на этот раз одного взвода хватит.

— Согласен с вами, адмирал.

Кэссиди удовлетворенно кивнул.

— Приказываю находиться вблизи острова и следить за всем, что там происходит. Если, наконец, увидите охотников, без разговоров хватайте их и тащите сюда. Я сам с ними поговорю.

— Что делать с журналистами? Им может понадобиться наша помощь.

— Решайте сами, — поморщился адмирал Кэссиди. — Мое мнение вы знаете. Если они будут тонуть, никуда не денешься, придется взять их на борт.

— Понял, адмирал. Разрешите идти?

— Идите.

Полковник Морган повернулся и вышел из каюты, проклиная тот день, когда его направили к адмиралу Кэссиди.


Тем временем остров все больше погружался под воду. Он был затоплен уже до половины. Род Эванс и Дик Райт поглядывали с сторону пещеры, отмечая, что океан неотвратимо надвигается.

Остров по-прежнему трясло, но журналисты успели привыкнуть к землетрясению. По крайней мере, они относились к нему спокойно. Главное, что исправно работал генератор и прожектор ярко светил в ночной темноте.

Кстати, журналисты время от времени направляли его луч в сторону бухты, где находился гидроплан охотников за привидениями. К счастью, его не унесло в море, потому что скалы, окружавшие бухту, были достаточно высоки.

Теперь, конечно, они казались ниже, потому что вода все прибывала. Верхушки скал гасили набегавшие на остров волны, и в бухте было относительное затишье.

Внезапно Эванс хлопнул Дика по плечу.

— Снимай!

Но Дик уже и так включил телекамеру. Дело в том, что из пещеры вышел Уинстон, он тащил здоровенного викинга. Охотник шатался под тяжестью своей ноши, его лицо блестело от пота.

Вслед за ним показался Питер, поддерживающий римлянина в блестящих латах. Рэй нес на себе древнего грека в тунике и сандалиях, а Игану достался индеец в головном уборе из ярких перьев.

Эванс и Райт с изумлением наблюдали, как вслед за охотниками из пещеры стали выходить люди, одетые в костюмы различных эпох.


Охотники за привидениями в Бермудском треугольнике

Охотникам удалось привести в чувство половину пленников острова. Остальных пришлось нести на себе. Не бросать же их еще на сотню лет.

Люди, которые передвигались самостоятельно, в основном, попали не по своей воле на остров в двадцатом, девятнадцатом и восемнадцатом веках. Пираты оказались очень покладистыми ребятами, и, хотя почти ни слова не поняли из того, что им пытались втолковать охотники, быстро сообразили и без возражений потащили на себе индейцев, древних греков и римлян.

Охотники были удивлены, что вместо морских пехотинцев их встречают ребята с телевидения.

— Вы откуда? — спросил запыхавшийся Уинстон.

— Из службы телевизионных новостей.

— Понятно. А солдаты где?

— Отплыли, когда началось землетрясение. Что вы можете сказать нашим телезрителям о…

— Парень, как тебя зовут? — перебил тележурналиста Уинстон.

— Род Эванс. А это Дик, наш оператор.

— Род, сейчас не самое подходящее время для интервью. Отключай свой диктофон. Лучше помоги нам доставить этих сонных тетерь к гидроплану. Видишь, многие из тех, кого нам удалось разбудить, выбились из сил.

— Кстати, что за маскарад вы устроили? — спросил Дик, отрываясь от телекамеры. — Такое я видел только на киностудии.

— Это больше похоже на тихий час, — сказал Эванс.

— Все вопросы потом, — напомнил телевизионщикам Уинстон. — Может, и ты, Дик, отложишь в сторону телекамеру? Лишняя пара рук нам сейчас очень пригодится.

— Ни в коем случае! — воспротивился Род Эванс. — Лучше я буду работать за двоих. Материал, который снимет Дик, стоит миллионы.

Эванс подошел к боливийскому рыбаку, который буквально валился с ног от усталости, таща на себе испанского гранда.

Процессия направилась к берегу, где покачивался гидроплан. Дик непрерывно снимал происходящее, стараясь выбрать наиболее удачный ракурс.

Уровень воды поднялся. Волны в бухте время от времени стали накрывать верхушки скал.

Остановившись на берегу, охотники и их новые товарищи смогли наконец положить на землю пленников, которые еще не проснулись.

Гидроплан покачивался на волнах в нескольких метрах от берега. Уинстон бросился в воду, доплыл до гидроплана и завел двигатель.

— Надо торопиться! — крикнул он стоящим на берегу. — Вода быстро прибывает.

Выгрузив все из гидроплана, морские пехотинцы оказали охотникам неоценимую услугу. По крайней мере, теперь было где разместить спящих. Конечно, в грузовом отсеке было тесновато, — и людей приходилось укладывать вповалку, но все-таки они были спасены.

Английский язык понимали только три человека: помощники профессора Блэкстоуна, доктор Свенсон и доктор Хаген, а так же пилот недавно исчезнувшего в этих краях истребителя лейтенант Уилкинсон. Боливийские рыбаки не понимали ни слова.

Охотникам пришлось жестами объяснять своим спутникам, как следует разместиться в гидроплане.

Охотники забрались в кабину, взяв на руки Лизуна. За ними втиснулись доктор Свенсон и доктор Хаген. Лейтенант Уилкинсон и тележурналисты отправились в грузовой отсек, поближе к спящим, чтобы оказать помощь тем, кому она может понадобиться.

Уинстон завел двигатель, и гидроплан устремился прочь от острова. О том, чтобы взлететь с таким грузом, не могло быть и речи. Поэтому гидроплан перемещался по воде, как корабль или катер.

Удалившись от острова, беглецы наконец смогли вздохнуть свободно. Несмотря на то, что впереди их ждала неизвестность, все опасности остались позади.

Охотникам давно не терпелось поговорить с соратниками профессора Блэкстоуна. Как только предоставилась такая возможность, Иган спросил у Свенсона и Хагена:

— Скажите, коллеги, за что профессор отправил вас в зал анабиоза?

— Видимо, за то же, что и вас, — вздохнул доктор Хаген. — Он предлагал вам стать его союзниками в деле завоевания мирового господства?

— Было дело.

— Вот и с нами приключилась та же история, — продолжил Хаген. — С самого начала нам со Свенсоном эта экспедиция показалась подозрительной. Как только в газетах, по радио и телевидению стали появляться новости из Бермудского Треугольника, профессор потерял покой.

— Не забудь рассказать про древний манускрипт, — подсказал Свенсон.

— Не волнуйся. С этого манускрипта все и началось. Он попал в руки профессора несколько лет назад и не был до конца расшифрован.

Профессор изредка сдувал с него пыль и время от времени переводил некоторые места, просто так, от скуки, когда не было более серьезной работы.

Несколько месяцев назад он, видимо, прочел нечто такое, на что предыдущие исследователи не обращали внимание. С тех пор он, буквально, заболел этой рукописью и проводил над ней ночи напролет.

— Вам это не показалось странным?

— Кстати, нам он запретил даже прикасаться к манускрипту, — добавил Свенсон.

— Блэкстоун даже запер его в свой сейф, хотя он несколько лет лежал совершенно открыто.

— Конечно, показалось! — ответил Хаген. — Кроме того, профессор предупредил нас, чтобы мы тотчас же передавали любую информацию, касающуюся Бермудских островов.

Нам это показалось очередной странностью профессора. Он, вообще, человек сложный.

— Совершенно с вами согласен, — кивнул Питер. — Я знаю Блэкстоуна очень давно.

— Питер, не перебивай, — попросил Иган. — Пусть коллеги расскажут все по порядку.

— Мы также в курсе ваших отношений с профессором, — сказал Хаген, обращаясь к Питеру, и продолжил:

— Затем профессор Блэкстоун заложил перевод манускрипта в компьютер и стал изучать его более тщательно. Как-то раз мне в руки случайно попала его распечатка. Я прочел о том, что существует какой-то загадочный остров. Время от времени он поднимается из океана, и тогда там пропадают люди и животные. В манускрипте также говорилось о том, что мощь этого острова невозможно измерить обычными мерками и каждый мореплаватель должен держаться от него подальше.

— Говорилось ли, как возник этот остров? — спросил Иган.

— Да, по свидетельству древних, его создали могущественные боги, которые прилетали на огненных колесницах.

— Понятно, — сказал Питер, — аналогия с инопланетянами напрашивается сама собой.

— Конечно, это были инопланетяне, — кивнул доктор Свенсон. — То, что мы увидели на острове, подтвердило наши догадки.

— Я согласен с вами, — сказал Иган. — Никакая известная науке земная цивилизация не могла бы создать нечто подобное.

— Так вот, — продолжил Хаген, не обижаясь на то, что его постоянно перебивают, — когда о Бермудском Треугольнике написали газеты, профессор Блэкстоун поднял нас среди ночи и потребовал, чтобы мы прибыли к нему, пригрозив увольнением.

Нам не оставалось ничего другого, как подчиниться приказу. Профессор сообщил, что уже заказал самолет, на котором нам предстоит отправиться в экспедицию.


Охотники за привидениями в Бермудском треугольнике

— Экспедиция была довольно странная, — добавил доктор Свенсон. — Профессор не взял с собой даже самых элементарных приборов. По существу, мы вылетели на остров с пустыми руками. Таким образом, ни о какой научной работе на современном уровне не могло быть и речи.

— Это не вызвало у вас подозрений? — поинтересовался Питер.

— Вначале — нет, потому что мы давно привыкли к причудам профессора.

— Меня от его причуд всегда коробило, — добавил Питер.

Иган снова попросил:

— Не перебивай, пожалуйста.

— Ничего страшного, — вежливо сказал доктор Хаген. — С вашего разрешения, я продолжу. Когда мы прибыли на остров, профессор приказал искать какую-то пещеру. Мы так и сделали. Найти эту пещеру не составило труда, потому что остров, как вы знаете, небольшой. Когда мы, наконец, нашли его, мы позвали профессора, и он отправился туда сам, приказав нам оставаться на месте и никуда не уходить.

Блэкстоун отсутствовал довольно долго. Вернувшись, он был чрезвычайно возбужден.

— Пойдемте со мной, — сказал он. — Я покажу вам нечто такое, чего вы никогда не видели. Это перевернет всю современную науку.

Мы отправились вслед за профессором. Вначале в пещере было очень темно, и мы вынуждены были пробираться на ощупь. Потом мы оказались в огромном круглом бункере, где находилась совершенно фантастическая аппаратура. Вы видели этот зал?

— Видели, — ответил Питер, — но меня удивляет другое: как вы могли так быстро попасть в круглый зал, не встретив никаких препятствий? Нам, например, попадались летучие мыши, змеи, драконы, какие-то ужасные крабоящеры.

— Ничего удивительного, — ответил Иган, хотя вопрос был адресован спутникам профессора. — Судя по всему, Блэкстоун не зря корпел над древним манускриптом. По изложенным в нем описаниям, он, скорее всего, составил подробный план подземных коммуникаций острова, на котором был обозначен и самый короткий путь. А мы с вами, друзья, двигались окольными путями. Поэтому нам и пришлось воевать с доисторическими чудовищами. Извините, мы снова вас перебили, — обратился Иган к ученым. — Продолжайте, пожалуйста.

— Когда мы втроем очутились в круглом зале, профессор стал демонстрировать возможности техники, которая была теперь, как он выразился, в нашем распоряжении, — продолжил доктор Хаген. — Он показал нам людей, животных, корабли и самолеты, которые находились в подземных хранилищах, и этих ужасных роботов.

— Тайна Бермудского Треугольника раскрыта! — сказал он нам.

Мы поздравляли профессора с великим научным открытием. Сказали, что Нобелевская премия ему обеспечена. Но, к нашему удивлению, он только рассмеялся.

«Мне не нужны жалкие подачки вроде Нобелевской премии! — сказал Блэкстоун. — Имея в руках такую силу, я не стану ни с кем ею делиться. Пройдет очень немного времени, и я стану властелином мира».

— А потом он предложил вам стать его партнерами? — спросил Питер.

— Не партнерами, а помощниками.

— Это не меняет сути дела. Вы, конечно, отказались?

— Конечно, — ответил доктор Свенсон. — У нас ведь семьи, дети. Какое мировое господство! Хотя бы свои проблемы решить.

— Когда мы отказали профессору, он разозлился и приказал роботам отнести нас в зал анабиоза, — вздохнул доктор Хаген.

— С нами приключилась такая же история, — сказал Иган.

— Конечно, эти инопланетяне были неглупые ребята, но с их стороны очень неосторожно программировать своих роботов так, чтобы они подчинялись первому попавшему проходимцу.

— Это большое упущение, — согласился Иган. — Давайте признаем тот факт, что в одной из систем в данном случае произошел сбой.

— После того, как роботы положили нас на анабиозные платформы, мы ничего не помним. Затем появились вы и спасли нас. Огромное спасибо, — сказал доктор Хаген.

— По большому счету, вы должны благодарить не нас, а вот кого. Да и мы, кстати, тоже, — сказал Питер, указывая на Лизуна.

— Если не ошибаюсь, это самый настоящий призрак! — с удивлением воскликнул доктор Свенсон. — Как вам удалось приручить его?

— Это смышленое привидение и совершенно безобидное, — подтвердил Иган.

— Научить его можно чему угодно, а вот отучить бывает гораздо сложнее, таскать еду с тарелок, например, — смеясь, добавил Питер.

Услышав это, Лизун обиженно надулся.

— Да ладно, обжора, не обижайся! Это шутка, — постарался утешить малыша Питер.

К тому времени остров полностью затопило водой. Вокруг гидроплана вздымались огромные волны, которые почти доставали до крыльев.

Бедняги, которые стояли на поплавках, вымокли до нитки и наглотались соленой морской воды.

— Ситуация ухудшается, — сказал Уинстон. — Взлететь мы не можем, но и дрейфовать дальше опасно. Нам опасность не угрожает, потому что мы сидим в кабине. Тем, кто находится в грузовом отсеке, тоже неплохо. Но я волнуюсь за наших пассажиров, которые сидят на крыльях, особенно за тех, кто находится на поплавках. Если шторм усилится, они могут сорваться в море.

— Что ты предлагаешь? — спросил Питер.

— Нужно дать сигнал бедствия. Военные моряки находятся неподалеку. Они заметят сигнал и спасут нас.

— Ты предлагаешь сдаться?

— По воде мы все равно далеко не уйдем.

Рано или поздно они нас заметят. В этой ситуации будет лучше, если это произойдет как можно раньше.

— Действительно, — поддержал Уинстона Рэй, — мы не для того вытащили из подземелья людей, чтобы дать им погибнуть.

— Как ты подашь сигнал? — спросил Питер. — Наше оружие, в том числе и ракетницы, остались на острове. Не нырять же за ними?

— Сейчас проверим, не утратил ли хватку старина Дэн, — сказал Уинстон и пошарил рукой под сиденьем. Через секунду он вытащил ракетницу и две дымовые шашки. — Все в порядке, на Дэна можно положиться. Общество контрабандистов его не испортило.

— Что ты имеешь в виду? — недоуменно спросил Питер.

— Умный летчик хранит в этом месте запасную ракетницу, чтобы можно было подать сигнал бедствия, а контрабандист — пистолет, чтобы отделаться от береговой охраны.

Уинстон открыл дверь кабины. Правую руку он все время держал на штурвале, а в левой у него была зажата ракетница.

— Дай я выпущу ракету, тебе же неудобно, — сказал ему Питер.

— Да нет уж, лучше я сам. А то ты еще промахнешься.

Вытянув левую руку вверх, Уинстон выпустил в штормовое небо ракету. Она стремительно взмыла вверх, оставив за собой шлейф дыма, и на несколько секунд повисла в воздухе.

Уинстон захлопнул дверь и со вздохом сказал:

— Будем надеяться, что нас заметят.


…Вернувшись на остров, полковник Морган не обнаружил ни охотников за привидениями, ни тележурналистов, ни гидроплана. Да и остров к тому времени настолько уменьшился в размерах, что вот-вот должен был исчезнуть.

Пещеры были затоплены, и Морган решил, что охотники, скорее всего, погибли. Что касается тележурналистов, то полковник помнил, что посоветовал воспользоваться гидропланом в случае, если положение станет критическим. «Наверно, так и случилось, — подумал он».

На всякий случай, Морган решил сделать несколько кругов вокруг того места, где еще недавно был остров.

«Чем черт не шутит, — подумал он, — а вдруг у них двигатель забарахлил при взлете или еще что-нибудь».

Описав по штормовым волнам шестой круг, полковник Морган решил отдать приказ о возвращении на флагманский корабль, но вдруг заметил, что в небе зажглась красная сигнальная ракета. Он сразу приказал рулевому, чтобы тот ориентировался на нее.

Рассекая гигантские волны, десантный катер подошел к гидроплану. Полковник Морган с удивлением смотрел на людей, облепивших гидроплан. «Так, — сказал он себе, — допустим, в кабине сидят охотники за привидениями. Их четверо. Но рядом с ними еще двое. Может это Род и Дик? Да нет, это совсем другие люди».

— Ну-ка, сержант, принесите папку с портретами членов экспедиции профессора Блэкстоуна, — приказал полковник.

Через минуту он внимательно вглядывался в фотографии.

— Я так и думал! Это Свенсон и Хаген, помощники профессора Блэкстоуна. Охотники за привидениями времени даром не теряли. Где же сам профессор? Где эти проныры-телевизионщики? Кто все эти люди в маскарадных костюмах, которые облепили гидроплан, как осы кусок пирога?

Полковник Морган почувствовал, что у него голова идет кругом. Когда десантный катер вплотную приблизился к гидроплану, он вышел из рубки на палубу и крикнул:

— Эй, охотники, вы арестованы за незаконное проникновение в запретную зону!

Уинстон распахнул дверь кабины и закричал в ответ:

— Вот уже второй день мы ожидаем услышать эту фразу!

— Не умничайте и перебирайтесь на борт десантного судна! В случае сопротивления я имею приказ применить силу. Кстати, вы не видели на острове парней с телевидения?

— Мы здесь, полковник! — помахал рукой Род Эванс, высунувшись из люка гидроплана. — Очень рад вас видеть, и Дик, по-моему, тоже.

— Ладно, ладно, — ответил полковник. Голос его заметно потеплел.

— Вы уж не обижайте охотников, — прокричал Эванс. — Они славные ребята.

Лицо полковника Моргана снова приняло строгое выражение.

— Взять на борт всю компанию! — приказал он сержанту.

Десантное судно вплотную приблизилось к гидроплану. Морские пехотинцы стали снимать людей, сидевших на крыльях, позже пришла очередь тех, кто сидел и стоял на поплавках. Наконец, настал черед охотников за привидениями.

— Терпеть не могу сдаваться в плен! — сказал Питер, ступая на шаткий трап.

— И не говори, — поддержал его Уинстон. — Но в этом ничего страшного нет. Когда я служил в армии, то несколько раз сидел на гауптвахте. Кто ни разу там не был, тот не может считать себя настоящим солдатом.

— А как на гауптвахте кормят? — спросил Лизун.

— А ты что, собрался с нами? — удивился Питер. — Ты меня удивляешь! Умея проходить сквозь стены, не будешь же ты сидеть под арестом?

— Буду! — твердо сказал Лизун.

— Но зачем?!

— Из солидарности с вами. Я же без вас никуда.

— Тогда я отвечу на твой вопрос, — сказал Уинстон. — Кормят на гауптвахте неважно.

— Ничего, — подбодрил товарищей Питер. — Для Рэя это как раз то, что нужно.

— Смейся, смейся, если хотите знать, ребята, после наших приключений на острове я так сильно похудел, что даже штаны сваливаются.

Оказавшись на палубе десантного судна, охотники вежливо поздоровались с полковником Морганом. Чуть позже появились Свенсон и Хаген, а также Род Эванс и Дик Райт, последним поднялся лейтенант Уилкинсон.

Лейтенант и полковник также обменялись приветствиями.

— Насколько я понимаю, вы пилот истребителя, который исчез в Бермудском Треугольнике несколько дней назад? — спросил Морган.

— Так точно, полковник.

— Как вам удалось спастись?

— Мой истребитель попал в воронку смерча. Дальше почти ничего не помню. Помню только ужасное головокружение, потому что самолет вращался как бешеный. Потом меня куда-то понесли, и все погрузилось во тьму до тех пор, пока эти парни не освободили меня и всех остальных.

— Где вы были все это время?

— А я и сам толком не знаю. Видимо, был в плену. Может, объяснят наши спасители?

— Спасители — это слишком сильно сказано, — вступил в разговор Иган. — Лейтенант Уилкинсон, как и большинство здесь присутствующих, был пленником на станции, предназначенной для захвата обитателей Земли и технических объектов.

— Вы уверены, что это были инопланетяне? — спросил полковник Морган.

— Инопланетян мы не видели, но нам удалось рассмотреть оборудование, установленное на станции, — ответил Иган. — Нет никаких сомнений, что оно инопланетного происхождения.

— Кстати, где профессор Блэкстоун? Почему я не вижу его среди вас?

— Профессора поразила тяжелая форма сумасшествия. Он решил стать властелином мира, используя необычайную силу установленного на острове оборудования. Однако он не учел самого главного: остров запрограммирован на автоматический режим работы. Периодически он появляется и так же регулярно исчезает, прихватив с собой некоторых обитателей Земли.

— Но ведь профессор научился обращаться с техникой инопланетян. Даже роботы беспрекословно подчинялись ему, — сказал Рэй.

— Все верно, — кивнул Иган. — Но все это возможно только в том случае, если остров находится на поверхности. Этот период весьма ограничен. Как только остров начинает погружаться в океан, все системы отключаются до следующего его появления.

— Почему роботы называли Блэкстоуна «хозяином»?

— Мы уже говорили об этом. Они, по-видимому, воспринимали в качестве хозяина любое разумное существо. Как птенец считает своей мамой любой движущийся предмет, который увидит сразу после того, как вылупился из яйца. Видимо, эта станция строилась инопланетянами очень давно, когда они не могли в полудиком человеке распознать будущего конкурента.

Как бы ни были послушны профессору Блэкстоуну приборы и роботы, закон цикличности возникновения острова все же доминирует. Помните, робот все время напоминал профессору о какой-то готовности, о том, что ему нужно пройти на стартовую площадку. Если бы на месте профессора был инопланетянин, он подчинился бы команде. На стартовой площадке должен стоять звездолет, и хозяин мог улететь на свою планету прежде, чем остров начнет опускаться в океан.

Профессор же пропустил предупреждение робота мимо ушей, потому что не знал, что означает понятие «готовность» и, наверно, стеснялся об этом спросить. Его погубила излишняя самоуверенность. Если он и найдет воду и пищу, остров все равно возникнет не скоро. Вряд ли профессор доживет до этого момента.

Полковник Морган не понимал почти ничего из того, что говорил Иган, но слушал его, не перебивая. Когда Иган закончил, он спросил:

— Если я вас правильно понял, профессор Блэкстоун погиб?

— Да нет, — ответил Иган, — думаю, он жив, но он сам себя заточил в подземелье этого проклятого острова, который сейчас опустился под воду, а поднимется, в лучшем случае, через несколько десятков лет. Теперь вам все понятно, полковник?

— Не совсем, — покачал головой Морган. — Профессора Блэкстоуна мы можем теперь считать пропавшим без вести?

— Пожалуй, — кивнул Иган.

— Кто может подтвердить, что все, о чем вы рассказали, правда?

— Мы можем, — сказал Свенсон. — Я и Хаген. Профессор Блэкстоун сошел с ума. Его желание остаться на острове было добровольным. Мы не могли ничего сделать.

— Понятно, — сказал полковник. — Если бы я руководил этой операцией, я бы вас всех отпустил. Но у меня приказ доставить адмиралу Кэссиди людей, находящихся на острове. Он имел в виду охотников за привидениями. О присутствии на острове кого-то еще он, конечно, не подозревал. Согласно приказу, я должен доставить всех. А там пусть адмирал разбирается.

— Полковник, в грузовом отсеке самолета находятся еще несколько десятков человек. Они в состоянии анабиоза. Их необходимо перенести на катер, — сказал Уинстон. — Пошлите своих людей, потому что наши спутники слишком устали.

Полковник Морган с удивлением посмотрел на Уинстона.

— Стоит кому-то из вас что-нибудь сказать, как выясняется, что я вас совершенно не понимаю.

— Вы хотите сказать, что не слышали об анабиозе? — спросил Иган.

— Да нет, что такое анабиоз, я знаю. А вот о чем вы говорите, понять не могу.

— Короче, — деловито сказал Питер, — вы сначала пошлите своих пехотинцев, чтобы они перенесли спящих из гидроплана на катер, а потом мы все объясним.

— А эти люди тоже одеты в костюмы прошлого века? — спросил Морган.

— Есть и более экзотические одеяния, — ответил Иган. — Дело в том, что это самые настоящие пираты, викинги, древнегреческие и древнеримские мореплаватели.

— Вообще-то здесь недавно говорилось о том, что профессор Блэкстоун сошел с ума. Не кажется ли вам, уважаемые охотники, что сумасшедших стало немного больше?

Иган вынужден был рассказать полковнику все по порядку, прочитав ему лекцию об анабиозе, парапсихологии и аномальных явлениях.

К концу беседы Морган стал разбираться в самой невероятной информации, которую излагали охотники. Дик все это время не выключал телекамеру, записывая все подряд, а Род Эванс никого не перебивал вопросами, чтобы не нарушать течения беседы.

Посоветовавшись с полковником, охотники решили не переносить древних мореплавателей с гидроплана на катер.

— Не стоит делать двойную работу, — сказал Морган и распорядился взять гидроплан на буксир. Риска не было почти никакого, потому что, как и обещал Дэн О’Брайен, гидроплан был практически непотопляем.

— Когда подойдем к авианосцу, — пообещал полковник, — определим ваших спящих дружков в лазарет.

За разговором о загадках ушедшего под воду острова время прошло незаметно. Охотники оглянуться не успели, как около десантного катера появился огромный авианосец «Блэк Игл».

Вскоре после прибытия на борт флагманского корабля полковник Морган предоставил адмиралу Кэссиди рапорт, в котором подробно изложил все, что произошло на острове. Затем Морган пошел в свою каюту, чтобы немного отдохнуть после бессонной ночи.

Через час его снова вызвал адмирал Кэссиди.

— Я внимательно прочитал ваш рапорт, — сказал он, постучав по картонной папке, — и должен сказать, что подобного бреда еще никогда не видел. Сплошная фантастика! Затонувшие острова, инопланетяне, спящие люди, которым по тысяче лет, профессор-маньяк, мечтающий о мировом господстве… Вам, полковник, нужно романы писать!

— Прошу прощения, адмирал, — возразил Морган, — я привел в своем рапорте показания, записанные со слов очевидцев.

— Ерунда! Эти очевидцы — видимо, охотники за привидениями. Они сейчас готовы что угодно наплести, лишь бы избежать наказания.

— Их показания подтверждают доктор Свенсон и доктор Хаген, бывшие помощники профессора Блэкстоуна. Уж им-то, я думаю, вы можете поверить.

— Я запросил по компьютерной сети досье на этих ученых. Действительно, придраться не к чему.

— Мне кажется, что если они подтверждают показания охотников, у нас нет оснований им не верить.

— Очень у вас все просто получается, — поморщился адмирал Кэссиди.

— Кроме того, — напомнил Морган, — есть показания лейтенанта Уилкинсона, которые не противоречат тому, что говорят охотники.

— Вот именно, полковник. А если предположить, что у пилота-истребителя неисправна кислородная маска и начались галлюцинации, то все можно легко объяснить. В таком состоянии Уилкинсону не только инопланетяне могли привидеться, но и сам сатана со свитой.

— Члены экспедиции профессора Блэкстоуна также подтвердили слова охотников.

— В общем, так, — решил адмирал Кэссиди, — я должен сам поговорить с ними, а потом побеседую с остальными свидетелями. Можете идти, полковник. Распорядитесь, чтобы ко мне доставили арестованных.

— Вы имеете в виду охотников за привидениями?

— Да. Остальные до выяснения личности будут считаться задержанными.

— А тележурналисты?

— С ними сложнее. Их личность устанавливать не надо и задерживать вроде бы не за что. Вот что, Морган, позаботьтесь о том, чтобы они не шлялись по кораблю где попало. Займитесь этим сами или приставьте к ним надежных людей.

— С вашего разрешения, адмирал, я займусь этим сам.

— Согласен, полковник. Можете идти.

Полковник Морган отдал адмиралу честь и вышел из каюты. Через пять минут перед адмиралом стояли охотники за привидениями. Кэссиди сидел за письменным столом и внимательно читал какой-то документ. Поначалу он даже не поднял глаз на вошедших.

Питер решил первым нарушить молчание, решив, что лучшая защита — нападение.

— Скажите, адмирал, куда делось наше снаряжение? Ваши люди забрали абсолютно все.

Опешив от такой наглости, адмирал Кэссиди рявкнул:

— Что вы себе позволяете?! Здесь вопросы задаю я!

Иган вежливо ответил:

— Пожалуйста, адмирал, мы готовы ответить на любой вопрос.

— Во-первых, что вы делали на острове?

— Занимались научной работой, — ответил Питер. — Мы, знаете, ученые. Занимаемся аномальными явлениями.

— Допуск в запретную зону у вас был? — спросил адмирал, выходя из-за письменного стола.

— К сожалению, нет.

— Тогда вы арестованы за незаконное вторжение на территорию, охраняемую Военно-морскими силами США.

— А почему этот район вами охраняется? — невинным тоном спросил Питер.

— Это государственная тайна.

— Для вас это, может, и тайна, — заявил Питер, — а для нас уже нет.

— Да, я читал о том, что вы нагородили полковнику Моргану, — сказал адмирал. — Он подробно изложил это в рапорте. Прочитав его, я убедился, что вы неплохо разбираетесь в аномальных явлениях. Про инопланетян, динозавров, движущиеся скелеты вы рассказали очень убедительно. Только в одном я сомневаюсь… — сделал паузу Кэссиди.

— В чем именно?

— В том, что это правда! — рявкнул адмирал.

Видимо, он решил, что резкой сменой настроения может вывести охотников из равновесия. Но Рэй спокойно спросил:

— Почему вы кричите?

Удивленный спокойствием охотников, Кэссиди продолжал гнуть свою линию:

— Вы мне зубы не заговаривайте! Думаете я поверю этому бреду?

— Это не бред, а чистая правда. Очень жаль, что вы не верите.

— Где доказательства? — зарычал Кэссиди, размахивая папкой с рапортом Моргана.

— К сожалению, доказательства — на дне океана, — ответил Иган. — Есть показания очевидцев, которые могут подтвердить, что все, рассказанное нами, — это правда.

— Лично я верю только одному, — сказал адмирал Кэссиди, потрясая папкой, — здесь указано, что вы сами признались в том, что, когда на острове началось землетрясение, вы оставили профессора Блэкстоуна в беде. За это, кстати, законом предусмотрено соответствующее наказание.

— Профессор Блэкстоун был одержим манией величия.

— Вы что, врач-психиатр, доктор Уэйтман?

— Нет, я не врач. Но если кто-то начинает серьезно говорить о том, что хочет стать властелином мира, по-моему, любой догадается, что у этого парня с головой не все в порядке.

— Может, вы убили профессора Блэкстоуна? — вкрадчиво спросил Кэссиди. — Чего-то не поделили, поссорились и убили, а труп спрятали в пещере на острове, который к тому времени стал погружаться в океан.

— Что вы такое говорите? — возмутился Иган.

— А что? Остров, который опускается на дно океана, — по-моему, — идеальное укрытие для трупа. Не правда ли?

— Да как вы смеете!

— Спокойно, дружище, — остановил Игана Питер. — Адмиралу пришла охота поиграть в великого сыщика. Адмирал, а вам не кажется, что вы занимаетесь не своим делом? Вы же военный моряк, а не полицейская ищейка.

— Раз уж вы попали ко мне в руки, то вам не удастся вырваться, — пообещал адмирал. — Уилбура Кэссиди еще никому не удавалось обвести вокруг пальца. Тут вам даже уловки контрабандистов не помогут!

— Мне все ясно! — воскликнул Уинстон. — Адмирал имеет на нас зуб за то, что мы проскочили незамеченными на вверенной ему территории. Он воспринял это как личное оскорбление, и теперь хочет нам отомстить, уцепившись за любую мелочь.

— Ничего себе мелочь! — хмыкнул Кэссиди. — Подозрение в убийстве!

— Ваше подозрение, адмирал, не основано на конкретных фактах! — ответил Питер. — Спросите тех людей, которые были с нами. Они подтвердят, что мы говорим чистую правду.

— Только тех, кто еще находится в состоянии анабиоза, пожалуйста, не будите, — попросил Иган. — Для того, чтобы поговорить с ними, вам понадобится знание древнегреческого или древнескандинавского языка. Как мне кажется, вы вряд ли в этом сильны.

— Здесь хватает и бодрствующих очевидцев, — сказал Кэссиди, — так что я как-нибудь разберусь. А пока посидите на гауптвахте и подумайте, может, вы что-то забыли рассказать.

Адмирал Кэссиди вызвал конвой из морских пехотинцев и приказал доставить охотников на гауптвахту. Он был весьма доволен собой, так как охотникам грозили серьезные неприятности.

Когда друзья вошли в камеру, то они увидели, что там сидит какой-то человек в военной форме, но без кителя.

— Добро пожаловать, — дружелюбно приветствовал их незнакомец. — Я — капитан Карсон.

— Если бы я не знал адмирала Кэссиди, — сказал Уинстон, — то удивился бы, что он сажает на гауптвахту офицеров. Но так ка мы с ним уже знакомы, это не кажется удивительным.

— Адмирал Кэссиди — образцовый служака, — сказал арестованный. — По-крайней мере, он хочет казаться таким.

— За что вас посадили, капитан? — спросил Питер, присаживаясь на металлическую койку.

— Я возглавляю службу слежения. Сюда я попал за то, что мои ребята прошлой ночью проморгали какой-то самолет.

— Разрешите представиться, Уинстон Замаяна, пилот этого самолета. А вот и пассажиры: Питер, Иган и Рэй.

— Так это из-за вас я оказался под арестом? — удивился Карсон. — Ну что ж, приятно познакомиться с людьми, которые являются настоящими профессионалами. Контрабандисты среди них не исключение.

— А мы вовсе не контрабандисты, — сказал Рэй. — Слыхали об охотниках за привидениями?

— Да, я слышал про вас. Кажется, вы заставили двигаться статую Свободы.

— Было дело, — скромно сказал Питер. — Но теперь, как видите, мы и сами лишены возможности свободно передвигаться.

— Как и я, — заметил капитан. — Думаю, я недолго буду составлять вам компанию. Часовой сообщил по секрету, что сюда доставлено какое-то необычное электронное оборудование, и мои ребята из лаборатории не могут с ним разобраться. Поэтому адмирал распорядился меня отпустить.

— Рад за вас, капитан, — сказал Иган, — тем более, что это наше оборудование.

— Серьезно?! Прямо какой-то день сюрпризов. Не могли бы вы объяснить в двух словах, что именно в этой вашей аппаратуре такого необычного.

— В общем, ничего необычного в ней нет, — ответил Иган. — Это приборы для аннигиляции и захвата эктоплазматических объектов.

— Я все понял, — сказал капитан Карсон, — кроме слов «эктоплазматические объекты».

— Это привидения, призраки, полтергейсты, некоторые виды вампиров, в общем, представители потустороннего мира.

— Очень приятно. Вы хотите сказать, что вся эта нечисть сейчас находится в моей лаборатории?

— Нет, не вся, а только четыре привидения. Правда, это, по-видимому, очень древние привидения. Ведут они себя весьма агрессивно.

Капитан Карсон принялся шагать по камере.

— Это черт знает что! Кому понадобилось тащить эту нечисть на корабль?.

Питер попытался успокоить его:

— Не надо так переживать. Привидения находятся в эктоплазматической ловушке.

— Как она выглядит? — спросил Карсон.

— Не очень большая, полосатая, с педалью и ручкой.

— А открыть ее можно?

— Если очень постараться.

В это время дверь камеры распахнулась, вошел часовой и сказал, обращаясь к Карсону:

— Капитан, вы свободны.

— Приятно слышать. Рядовой, подождите пару минут. Я должен выяснить кое-что.

— Нет проблем, капитан, — ответил морской пехотинец. — Я подожду вас за дверью.

Когда часовой вышел, капитан Карсон сказал:

— Насколько я вас понял, ловушку открывать ни в коем случае нельзя. Что еще из вашего оборудования может представлять большую опасность?

— Пожалуй, ничего, — ответил Питер. — Уинстон, ты не помнишь, что еще у нас было в грузовом отсеке?

— Ловушки, запасной комплект бластеров с переносными силовыми установками, дымовые шашки, ракеты и ракетницы…

— Достаточно, — перебил его Питер. — В общем, капитан, кроме ловушки вам нечего опасаться.

— А если привидения все-таки вырвутся на свободу? — допытывался Карсон. — С ними можно справиться при помощи бластеров?

— Вы очень догадливы, но делать это самостоятельно не советую. Здесь нужен опыт. Тем более, что бластер — всего лишь вспомогательное средство, позволяющее разрушить эктоплазматические связи… В общем, этим должен заниматься специалист.

— Понятно, — кивнул Карсон. — Пойду в лабораторию. У меня есть там пара молодцов, которым эту ловушку нельзя давать в руки. В два счета разберут что угодно. Правда, потом вряд ли соберут.

Капитан вышел из камеры, и охотники остались одни. Уинстон с удовольствием растянулся на койке.

— Может, хоть здесь у нас будет возможность отоспаться.

Не успели они улечься поудобнее, как неведомая сила сбросила их с коек.

— Боже мой! — воскликнул Рэй. — Похоже это очередной полтергейст. Как его ликвидировать, если наши лучевые ружья находятся в лаборатории?

— Успокойся, Рэй, — сказал Питер. — На этот раз потусторонние силы тут ни при чем. Просто авианосец почему-то резко затормозил, и нас сбросила на пол сила инерции.

Капитан Карсон почти бегом бросился к дверям своей лаборатории. Недоброе предчувствие не давало ему покоя. Он прекрасно знал своих наиболее ретивых помощников.

Но он опоздал. Один из лаборантов, плечистый, туповатый парень умудрился открыть эктоплазматическую ловушку с помощью кувалды и зубила.

Яркая вспышка ослепила всех в лаборатории, в том числе и капитана Карсона, который уже появился на пороге. Налетел неизвестно откуда ужасный ветер и сбросил со столов бумаги и мелкие предметы.

Вслед за вспышкой из ловушки вырвался луч яркого света, а затем появились четыре туманные фигуры в белых балахонах. Они зловеще захохотали и стали летать по лаборатории, не обращая внимания на застывших в оцепенении сотрудников. От их прикосновений вспыхнула электропроводка и с треском лопнули стеклянные колбы с химическими реактивами.

Не в силах это выдержать, капитан Карсон крикнул своим помощникам:

— Где остальное снаряжение охотников за привидениями?

— Здесь, — показал лаборант сваленные в кучу бластеры.

Капитан схватил одной рукой бластер, а другой — силовую установку. Ее нужно было надеть на спину, но капитан не догадался сделать это.

Нажав на пусковую кнопку лучевого ружья, Карсон полоснул лазерным лучом по стене, и она задымилась. Затем ему все-таки удалось поймать на мушку одну из летающих белых фигур.

Привидение взвыло и бросилось в сторону, стремясь уйти от жалящего света. Но Карсон уже более уверенно держал в руках лучевое ружье.

Как ни пытался воющий призрак оторваться от лазерного луча, капитан продолжал его поджаривать.

Тут на помощь попавшему в беду привидению пришли его товарищи. Капитан Карсон почувствовал сильный удар в спину и потерял равновесие, выронив лучевое ружье.

Завывающая компания устремилась к выходу из лаборатории.


Придя в себя, Карсон подошел к телефону внутренней связи, надеясь предупредить вахтенного дежурного о том, что на волю вырвались четыре привидения.

Но телефон внезапно отключился. Приказав подчиненным привести лабораторию в порядок, капитан бросился по коридору к каюте адмирала Кэссиди.

Однако часовой отказался пропустить его к командующему.

— Адмирал приказал никого не пускать, — сказал дежуривший у входа морской пехотинец. — Ему необходимо выспаться.

— Что за черт! — выругался капитан Карсон и попробовал связаться с капитанским мостиком.

На этот раз связь сработала. На другом конце провода кто-то громко задышал в трубку.

— Алло! Вы слышите меня?! Срочно объявите тревогу. Из лаборатории вырвались на волю четыре привидения. Они могут появиться в любом отсеке корабля. Вы слышите меня?

В ответ капитан Карсон услышал леденящий кровь хохот.

В результате экстренного торможения полковник Морган, крепко спавший в своей каюте, также оказался на полу.

— Черт бы всех побрал! — пробормотал он, ощупывая ушибленный бок.

Ребра, к счастью, были целы.

Окончательно проснувшись, полковник Морган прислушался. За стенами каюты был слышен какой-то неясный шум.

Полковник попытался снова уснуть, но сон как рукой сняло. Ворочаясь на помятых простынях, он понял, что уснуть уже не удастся.

Решив принять душ, Морган взял мыло, полотенце и голый до пояса вышел из каюты. В коридоре его чуть не сбили с ног морские пехотинцы в полном боевом облачении.

— Куда вы собрались? — спросил полковник Морган.

— Ваш заместитель, капитан Мастерс, объявил боевую тревогу, полковник, — ответил сержант.

Морган всегда считал Мастерса толковым офицером. Поэтому он удивился, зачем ему понадобилось ни с того ни с сего объявлять учебную тревогу, когда люди и без того устали после операции на острове.

Но вдруг полковник понял, что сержант говорит о боевой тревоге. От душа пришлось отказаться. Морган бросил на койку мыло и полотенце, быстро оделся и побежал по коридору.

Выбежав на палубу, он увидел, что около капитанского мостика выстроились морские пехотинцы с автоматическими винтовками наперевес.

По команде капитана Мастерса солдаты стали поливать свинцовым дождем командную рубку. Грохот автоматных очередей сливался со звоном разбиваемых стекол.

— Эй, капитан, вы что с ума сошли?! — крикнул полковник Морган, подбежав к строю пехотинцев.

— Мы не хотели будить вас, полковник. Решили, что справимся сами.

— Что это за стрельба по капитанскому мостику? С кем вы тут воюете?!

— Посмотрите, кто стоит у штурвала нашего корабля, — сказал капитан Мастерс.

Морган подошел ближе и заглянул в рубку. Сквозь разбитый иллюминатор он увидел, что за штурвалом авианосца выделывает какие-то немыслимые трюки огромное привидение с оскаленной рожей.

— Боже мой, — только и смог сказать полковник Морган.

— Мы уже вызывали корабельного священника, но он сказал, что его молитва тут бессильна.

— Да, молитва здесь бессильна, как и наши винтовки, — произнес полковник. — Вы поставили в известность адмирала Кэссиди?

— Адмирал спит, он приказал не будить его, ответил заместитель Моргана. — Приказано поднять его с постели, если будут звонить из Вашингтона.

— Понятно. Старина Кэссиди уже празднует победу и повышение по службе, — сказал полковник. — Что ж, придется его потревожить.

В это время башня носового орудия корабля повернулась на сто восемьдесят градусов. Ствол пушки то поднимался, то опускался, а башня вращалась из стороны в сторону. Из-за толстой брони доносился ужасающий хохот. В башне орудия, как и на капитанском мостике, хозяйничали привидения.

— Мы бессильны что-либо сделать, сказал подчиненным полковник Морган. Нужно уходить с палубы.

Как бы в подтверждение его слов ствол носового орудия задрался вверх, и из него был произведен залп. Очевидно, это доставляло привидению огромное удовольствие.

Морские пехотинцы не решались обстреливать башню носового орудия. Во-первых, такая атака была бы, скорее всего безрезультатной. Во-вторых, орудие могло ответить залпом, который уничтожил бы не одну сотню людей.

Они стали быстро освобождать палубу. Привидения праздновали победу. Откуда ни возьмись появилось еще одно, третье по счету. Этот призрак вооружился пожарным брандспойтом и открутил кран на полную мощность.

Дико хохоча, привидение летало над головами солдат и поливало их из пожарного шланга. Некоторых смыло мощной струей за борт.

Скоро палуба опустела. Теперь кораблем командовали привидения.

Когда полковник Морган подошел к каюте адмирала, часовой не пустил его. Но у полковника разговор был короткий.

— Пошел вон! — рявкнул он на часового, который понял, что с Морганом сейчас лучше не связываться, и послушно отошел в сторону.

Полковник вошел в каюту без стука, за ним — капитан Карсон. Адмирал Кэссиди мирно спал, не подозревая, что творится на корабле.

— Адмирал, вставайте!

— Что вы себе позволяете, полковник?

Полковник Морган нахмурился и сказал напрямик:

— Корабль захвачен привидениями. И если мы в ближайшее время ничего не предпримем, это будет иметь самые тяжелые последствия.

— Что вы городите, полковник! — возмутился Кэссиди. — Какие привидения! Вы, очевидно переутомились во время операции на острове или слишком долго общались с этими охотниками. Они задурили вам голову.

— Адмирал, я видел собственными глазами. Мы все их видели.

— Где же именно вы их видели, если не секрет?

— На капитанском мостике и в башне носового орудия. Привидения схватили пожарный шланг и восемь пехотинцев смыло в море.

— Капитанский мостик, вы говорите? — переспросил Кэссиди. — И носовое орудие?

Черт возьми, это действительно серьезно. Но все-таки я не могу поверить. Нужно убедиться лично, — сказал адмирал и стал лихорадочно собираться.

— Если это так необходимо, мы вместе можем совершить экскурсию на палубу, — предложил полковник Морган. — Капитан Карсон, думаю, не откажется нас проводить. Кстати, капитан, что вы хотели сообщить адмиралу?

— Моя информация безнадежно устарела, — вздохнул Карсон. — Я хотел сказать, что привидения сбежали из лаборатории.

— Главное, чтобы сейчас сюда не вошел кто-нибудь еще и не сказал, что привидения захватили ядерный арсенал, — мрачно сказал полковник Морган. Через десять минут Кэссиди, Морган и Карсон стояли на палубе недалеко от капитанского мостика. Подойдя ближе, они заглянули сквозь выбитые иллюминаторы внутрь. Там никого не было.

Адмирал Кэссиди посмотрел на носовое орудие. Ствол его был направлен вперед. Угол его по отношению к палубе соответствовал корабельному уставу.

— Что я вам говорил! — торжествующе заявил Кэссиди. — Нет никаких привидений и быть не может. Это всего лишь массовая галлюцинация. Кстати, полковник, вы обыскивали охотников за привидениями?

— Я офицер, а не тюремщик, — поморщился Морган.

— Значит, не обыскивали? Думаю, при обыске вы обязательно нашли бы наркотики, с помощью которых они вызывают у окружающих галлюцинации. Но мы можем это сделать в любое время.

Не успел адмирал закончить фразу, как в выбитом иллюминаторе возникла отвратительная оскаленная рожа и раздалось знакомое завывание.

— Боже мой! — прошептал Кэссиди побелевшими губами. — Действительно, привидение!

Привидение протянуло вперед руку. Она растянулась, как резиновая, и сорвала с головы адмирала расшитую золотом фуражку, которой он так гордился. Надев фуражку, привидение снова заняло место у штурвала. Начался дикий танец вокруг рулевого колеса, и авианосец стал повторять вслед за рулевым его замысловатые движения.

Носовому орудию тоже наскучило все время смотреть вперед. Башня опять повернулась на сто восемьдесят градусов, и адмирал увидел, что жерло орудия смотрит ему прямо в лицо.

Кэссиди покрылся холодным потом.

Но кульминацией стало появление третьего привидения. Раздался протяжный вой, какой издает при снижении пикирующий бомбардировщик. Адмирал и офицеры подняли головы.

На людей, стоявших на палубе, пикировало третье привидение. В руках у него был какой-то предмет. Когда призрак подлетел ближе, все поняли, что это ведро с помоями, которое привидение позаимствовало на камбузе.

С торжествующим хохотом призрак опрокинул ведро прямо на голову адмирала Кэссиди. Моргану и Карсону удалось вовремя отскочить. Они подхватили под руки остолбеневшего, благоухающего помоями адмирала и потащили его с палубы.

Оказавшись в безопасности, адмирал Кэссиди заорал:

— Это что же делается! Меня, командующего эскадрой, обливают помоями на палубе собственного корабля. Необходимо сейчас же вызвать подмогу. Бегите в радиорубку и свяжитесь с Генеральным штабом ВМС.

— Ну и что они сделают? — возразил полковник Морган. — Пришлют нам на помощь такой же авианосец. Но привидения не боятся ни пуль, ни ракет. Единственный выход — эвакуировать людей и потопить корабль. Правда, я уверен, что привидения и в этом случае выйдут сухими из воды.

— Потопить «Блэк Игл»? — всполошился адмирал Кэссиди. — Ни в коем случае! Об этом не может быть и речи!

— Тогда остается последнее, — сказал полковник Морган. — Но я не уверен, что вы согласитесь, адмирал.

— Что вы имеете в виду?

— Нужно обратиться за помощью к охотникам за привидениями.

— Ни за что! — надулся адмирал.

— Тогда я иду в радиорубку, — сказал полковник. — И в этом случае «Блэк Игл» неминуемо будет потоплен.

— Ни за что!

— Адмирал, рекомендую вам выбрать из двух «ни за что» что-нибудь одно.

— Ладно, — сказал адмирал еле слышно, — зовите.

— Кого?

— Охотников.

— За привидениями?

— Да! Да! — взорвался Кэссиди. — Пусть все знают, что я обращаюсь за помощью к шарлатанам! Но у меня нет другого выхода. «Блэк Игл» — это вся моя жизнь. Я не могу допустить, чтобы он был потоплен.

— Прошу прощения, адмирал, — обратился к командующему капитан Карсон. — Охотники за привидениями — вовсе не шарлатаны. Это очень образованные люди, специалисты в своей области. У них есть чему поучиться. Так что ваш авторитет нисколько не пострадает, если станет известно, что вы к ним обратились.

Адмирал Кэссиди промолчал в ответ, а полковник Морган, не теряя времени даром, отправился к охотникам за привидениями.

Охотники валялись на койках и недоумевали, почему авианосец постоянно меняет курс.

— Может, адмирал закатил грандиозный банкет по случаю нашего ареста, — предположил Питер. — Все на корабле перепились, включая рулевого.

— Но «Блэк Игл» — авианосец, а не пиратский корабль, — рассмеялся Уинстон.

— Тогда в чем же дело?

— А не приложили к этому руку наши пленники? — предположил Иган.

— Кого ты имеешь в виду? — спросил Рэй.

— Привидений с острова, конечно.

— Рэй совершенно прав, — сказал Питер, — а то мне при слове «пленники» сразу вспоминаются люди, которые лежали в зале анабиоза.

— Вряд ли средневековые пираты могут захватить современный военный корабль. А что касается привидений, то они вполне способны на это.

— В любом случае, это не наше дело, — заявил Питер. — Пусть военные решают. А мы простые арестованные.

— Что-то корабль еще больше стало заносить в разные стороны, — заметил Иган. — Мне это совсем не нравится. Бывали случаи, когда корабль шел ко дну, а арестованных забывали выпустить.

— Не хотелось бы оказаться на их месте, — сказал Рэй. — На флоте должна существовать жесткая дисциплина. Разве не так?

— Все правильно, Рэй, да только…

Но тут появился полковник Морган, встревоженный не на шутку.

— Нам срочно требуется ваша помощь! — обратился он к арестованным прямо с порога.

— Кому это «нам»? — спросил Питер.

— Кораблю, эскадре, флоту.

— А лично вам помощь требуется?

— Ну да, и мне тоже.

— Тогда можно поговорить, — кивнул Питер. — Рассказывайте, какие у вас проблемы.

— Привидения, которые сидели в ловушке, вырвались на свободу.

— Не успел-таки капитан Карсон, — сказал Иган.

— И теперь, — продолжал полковник, — они захватили жизненно важные объекты на корабле.

— Что именно? — спросил Уинстон.

— Капитанский мостик, носовое орудие и… — полковник поймал себя на мысли, что даже не удобно признаваться, что третье привидение захватило пожарный шланг и камбуз. О том, что адмирал Кэссиди был облит помоями, Морган решил не говорить.

— В общем, — закончил он, — третье привидение вовсю хулиганит на палубе.

— А четвертое? — спросил Иган.

— Что вы имеете в виду?

— Четвертое привидение чем занимается?

— А разве их было четыре?

— Конечно.

— Четвертое привидение я на корабле не заметил, — признался Морган.

— Вот это меня больше всего и беспокоит, — нахмурился Иган. — Скажите, полковник, на авианосце есть объекты, которые таят большую опасность?

— Вообще-то это военная тайна, но вам придется сказать, чтобы вы лучше понимали всю сложность нашего положения. На корабле есть ядерное оружие.

— Все понятно, — вздохнул Иган. — Дело серьезное, ребята. Придется идти.

— Я никуда идти не собираюсь, — заявил Питер. — Меня арестовал командующий эскадрой, и мой долг чести — честно отбывать заслуженное наказание, а не расхаживать с бластером наперевес между секретными объектами. Да, кстати, а где наши бластеры?

— На острове, — вздохнул Рэй.

— Да не те. Где запасной комплект, который мы оставили в гидроплане?

— Ваше снаряжение находится в лаборатории службы слежения, — ответил полковник Морган, — в целостности и сохранности, как сказал мне капитан Карсон кроме какой-то ловушки.

— Но у меня приказ адмирала, — продолжал настаивать Питер, — я шагу отсюда не сделаю, пока его не отменят.

Полковник Морган понял, что спорить бесполезно, и обратился к Игану как человеку более покладистому:

— Не можете ли вы приступить к уничтожению привидений без вашего несговорчивого друга?

— К сожалению, это невозможно. Привидения гораздо более опасны, чем вы думаете.

— Неужели они более страшны, чем те, что отсиживаются на чердаках и в подвалах современных домов?

— Да, это так. С развитием цивилизации сила объектов потустороннего мира ослабевает, — пояснил Иган. — А эти привидения, по словам профессора Блэкстоуна, были пойманы установками инопланетян в глубокой древности.

— В этом вопросе Блэкстоуну вполне можно доверять, — прокомментировал его слова Питер. — Он, конечно, человек вредный, но свое дело знает.

— Почему вы не хотите идти втроем? — спросил полковник Морган. — Насколько я понял, все, кроме доктора Уэйтмана, согласны.

— Во-первых, — сказал Иган, — нам нужно отрегулировать бластеры на более высокую мощность. Сила этих привидений настолько велика, что, возможно, каждого из них придется атаковать сразу из двух бластеров. Значит, мы вынуждены работать парами, поэтому нечетное количество участников нас не устроит.

— А во-вторых?

— Во-вторых, мы беремся за любое дело только тогда, когда ни у кого из членов нашей команды нет возражений.

— Понятно, — вздохнул Морган. — Значит доктор Уэйтман категорически отказывается нам помочь?

— Я не имею права, — сказал Питер. — Кстати, полковник, когда нам принесут что-нибудь поесть? Мы пока не объявляли голодовку.

— Вот видите! — оживился Морган. — Привидение оккупировало камбуз. Как только освободите его, сразу и поедите.

— Вам не удастся подкупить гордого охотника за привидениями тарелкой супа! — гордо заявил Питер. — А что у вас сегодня на обед?

— Кажется, рыбное блюдо, — ответил полковник, вспомнив, чем пахло от облитого помоями адмирала.

— В общем, так, дорогой полковник, — сказал Питер, забираясь с ногами на койку, — пока сюда не придет адмирал Кэссиди и не отменит свой приказ, я с этой койки и шагу не сделаю. Так и передайте адмиралу.

Полковник Морган разозлился не на шутку, но вида не подал. В конце концов, у охотников были причины обижаться.

Без лишних слов полковник вышел из камеры и сразу же отправился к адмиралу Кэссиди.


Адмирал сначала наотрез отказался идти на гауптвахту и лично говорить с охотниками. Но после непродолжительной беседы с Морганом, в которой полковнику пришлось воспользоваться даже непечатными выражениями, Кэссиди все-таки осознал всю серьезность создавшегося положения.

Теперь адмирал Кэссиди, полковник Морган и капитан Карсон отправились на гауптвахту вместе.

— Здравствуйте, господа, — приветствовал охотников адмирал, войдя в камеру.

— Так к арестованным не обращаются, — заметил Уинстон.

— Я же отменил приказ о вашем аресте.

— И после того, как мы расправимся с привидениями, нас будут считать пассажирами авианосца? — спросил Питер.

— Слово офицера, — сказал адмирал Кэссиди. — Я не буду держать вас под арестом на своем корабле. Но, предупреждаю, рапорт о случившемся на острове я должен подать в Генеральный штаб.

— Там нам некого бояться, — беспечно махнул рукой Питер. — Кстати, почему от вас пахнет рыбой? Полковник сказал, что сегодня на корабле рыбный день. Вы решили заменить сбежавшего с камбуза кока?

Но адмирал Кэссиди не был склонен обижаться на язвительные замечания Питера. Казалось, все его высокомерие слетело, как шелуха.

— Я прошу вас поторопиться, господа, — почти умоляюще попросил он. — Ведь привидения за это время успели натворить дел.

— Ладно! — согласился Питер, вставая. Остальные охотники последовали его примеру.

— Вот видите, капитан, мы не долго после вас задержались, — сказал Питер Карсону. — Говорят, вы знаете, где наши бластеры?

— Да, конечно. Ваше снаряжение осталось в моей лаборатории. Думаю, оно должно быть в полном порядке, кроме той злополучной ловушки. Мои подчиненные, вроде бы, ни к чему не прикасались. Так, по крайней мере, они утверждают.

— Думаю, Иган разберется с нашим лучевым оружием, — сказал Питер. — Сколько тебе понадобится времени, чтобы прибавить бластерам мощности?

— Думаю, минут тридцать хватит.

— А нельзя ли побыстрее? — взмолился адмирал Кэссиди. — Если эти проклятые привидения доберутся до ядерного арсенала, трудно представить, что может произойти.

— Спокойно, адмирал, — подбодрил старика Уинстон, — Иган свое дело знает. Спешить тоже нельзя. Поспешишь, а бластер возьмет и откажет.

— Что вы! — замахал руками Кэссиди… — Действуйте согласно обстоятельствам.

В это время в камеру влетел Лизун. Если бы у охотников не прошла злость на адмирала, они могли бы насладиться зрелищем, как Кэссиди медленно оседает на пол.

— Привидение! — прошептал адмирал в ужасе. — Хватайте его скорей!

— Спокойно, это свои, — деловито сказал Питер. — Ну что, Лизун, обнаружил что-нибудь стоящее?

— На камбузе сидит злющее привидение, — сообщил Лизун. — Совершенно невозможно пообедать.

— Понятно. Для тебя, как всегда, еда на первом месте. А что на капитанском мостике?

— Там засело более веселое привидение. Оно все время танцует вокруг штурвала и даже не воет, а поет.

— То, как рулевой отплясывает на рабочем месте, мы чувствуем по движению корабля. Что с носовым орудием?

— Третье привидение произвело из пушки несколько залпов, но на корабле пока все цело.

— Ладно. А где же четвертое? — спросил Питер.

— Не знаю. Корабль такой большой.

— Хорошо, обжорка, — мы пока займемся этими тремя, а ты ищи четвертого.

— Ладно, — пискнул Лизун.

Питер обернулся к товарищам:

— Теперь можно идти за оружием в лабораторию. Ведите нас, капитан Карсон.


Чувствуя в ладонях рифленые рукоятки бластеров, а на плечах — привычную тяжесть силовых установок, охотники воспрянули духом. В последнее время им пришлось работать не только по своей специальности, наконец они займутся любимым делом. Оказавшись на палубе, друзья задумались с чего начать.

— Начнем с капитанского мостика, — сказал Иган.

— Ведь это главное место на любом корабле.

— А я думаю, — возразил Питер, — что начать необходимо с носового орудия. Представьте себе, мы обрабатываем лучами бластеров капитанский мостик, а в это время другое привидение помогает своему собрату и палит из пушки.

— По-моему, Питер прав, — сказал Уинстон. — Сначала будем атаковать носовое орудие.

Охотники разделились на пары. Питер с Иганом стали обходить башню носового орудия справа, а Уинстон с Рэем зашли слева.

— Я вот о чем подумал, — вдруг зашептал Рэй, — ведь броня башни слишком толстая. Как же через нее проникнут наши лазерные лучи?

— Действительно, этого мы не учли.

Когда охотники подошли достаточно близко, орудие вдруг бешено закрутилось, норовя сбить охотников с ног.

Уклоняясь от проносящейся над головой металлической громадины, Питер скомандовал:

— Огонь!

Четыре пульсирующих луча ударили в башню носового орудия. Но броня, действительно, была слишком толстой, и привидение чувствовало себя в полной безопасности.

Раздался оглушительный грохот артиллерийского выстрела. Очевидно, этим салютом привидение праздновало победу.

Воспользовавшись короткой передышкой, Уинстон крикнул товарищам:

— Что будем делать?

— Да, этого моллюска нам из раковины не достать, — сказал Иган.

— Кажется, я кое-что придумал! — воскликнул Рэй. — Но в этом нам может помочь только Лизун.

— Только этого трусишки здесь не хватало!

— По-моему, Лизун хорош только в роли разведчика, — сказал Уинстон.

— А вот и нет! — не согласился с товарищами Рэй. — Эй, Лизун, где ты?

— Да здесь я, здесь! — пропищало привидение. — Нечего так надрываться.

— Подлети-ка поближе, — попросил Рэй. — Я хочу сказать тебе пару слов на ушко.

— Дожили, — саркастически сказал Питер, — у Рэя с Лизуном появились какие-то секреты.

Пошептавшись с Рэем, Лизун полетел прямиком к бронированной башне и через несколько секунд исчез за ее стенами.

— Вот бы и нам так, — мечтательно сказал Рэй.

— Не говори глупостей. Если бы ты обладал такими способностями, то для тебя гораздо выгоднее было бы выступать в цирке, чем ловить привидений.

— В цирке можно было бы выступать по вечерам, а днем бы я вместе с вами ловил привидений.

— Хочу тебе напомнить, Рэй, — сказал Уинстон, — что у нас ненормированный рабочий день.

В это время из бронированной башни кубарем выкатился Лизун. За ним, завывая, вылетело угрожающего вида привидение.

— Огонь! — скомандовал Рэй и первым нажал на пусковую кнопку лучевого ружья. Остальные охотники последовали его примеру.

Потерявшее бдительность привидение оказалось на пересечении сразу четырех лазерных лучей и стало корчиться, как будто его поджарили на сковородке.

— Поддайте жару! — крикнул Питер, приближаясь к призраку с ловушкой в руках.

Когда наступил подходящий момент, он бросил ловушку на извивающееся в лучах бластеров привидение. Ее створки распахнулись, и вырвавшийся конус света стал затягивать призрака внутрь.

Полосатые створки захлопнулись, и на корпусе загорелся индикатор, свидетельствующий о том, что ловушка частично загружена.

— Порядок! — воскликнул Питер. — Теперь призрак сидит так же надежно, как и в бронированной башне. Кстати, о чем это шептались Рэй с Лизуном?

— Теперь об этом можно рассказать, — ответил Рэй. — Я спросил у Лизуна, знает ли он какие-нибудь ругательства, которых не переносят призраки. Он сказал, что знает…

— Я, конечно, знаю, но очень немного, — вставил Лизун, из зеленого вдруг став красным, как вареный омар.

— Так вот, — продолжал Рэй, — я сказал Лизуну, чтобы он проник в башню и сказал эти слова засевшему там привидению.

— И Лизуну удалось выманить его таким необычным способом? — недоверчиво спросил Питер.

— Честное слово! — пискнул Лизун.

— А теперь, когда главная опасность ликвидирована, — сказал Иган, — пора заняться капитанским мостиком.

— А может, — предложил Рэй, — ты с Питером пойдешь на капитанский мостик, а мы с Уинстоном — на камбуз.

— Рэй, я тоже с вами, — вызвался Лизун.

— Все понятно, дисциплина падает! — сделал вывод Питер. — Вы зря думаете, что если мы нейтрализовали эту чертову пушку на носу авианосца, то теперь можно расслабиться. Мы же не знаем, где четвертое привидение. Кстати, Лизун, ты нашел его?

— Пока нет, — ответил малыш с виноватым видом.

— Ну вот, видите? На капитанский мостик пойдем вчетвером. И ни в коем случае не расслабляйтесь.

Когда охотники подошли к капитанскому мостику, привидение, которому очень понравилось крутить штурвал авианосца, продолжало танцевать. На голове у него красовалась расшитая золотом адмиральская фуражка.

— Узнаю эту фуражечку, — тихо сказал товарищам Питер. — Внимание. Приготовились. Огонь!

И снова из бластеров вырвались четыре пульсирующих луча. На этот раз они пронзили иллюминаторы рулевой рубки. Увлеченное танцем привидение было застигнуто врасплох. Выйти из зоны пересечения лучей не было никакой возможности. Снова открылась и захлопнулась ловушка. Индикатор на ее корпусе светился ярче, указывая, что ловушка загружена наполовину.

— Ну что, теперь на камбуз? — спросил Иган.

— Я так часто слышал этот вопрос от Рэя и Лизуна, — ехидно сказал Питер, — что из твоих уст он звучит весьма непривычно.

— Ну теперь точно пора на камбуз, противопоказаний, по-моему, нет.

К тому времени на палубе снова появились морские пехотинцы. Теперь, когда угроза миновала, они возвращались на свои боевые посты.

Охотники подошли к камбузу и увидели, что он окружен плотной стеной матросов и солдат. Из кухни доносился знакомый вой и постоянно вылетала кухонная утварь.

Тут же стоял корабельный кок, которого привидение выгнало с рабочего места во время приготовления обеда. Это был высокий, необыкновенно толстый человек, который причитаниями встречал каждый вылетевший с камбуза котел.

— Этот мерзавец попытался включить пожарный шланг, — сказал охотникам морской пехотинец. — Но мы перекрыли воду, так что у него ничего не вышло.

— Молодцы! Смелые ребята! — воскликнул Питер. Трудно было понять, серьезно он говорит или издевается над военными.


Привидение, захватившее камбуз, постигла та же участь, что и его собратьев. Предварительно разогнав толпу моряков и солдат, охотники уже отработанным маневром взяли его в кольцо. Воспользовавшись тем, что в точке пересечения лучей энергия повысилась в четыре раза, охотники практически аннигилировали призрака и благополучно загнали его в ловушку.

Под одобрительные возгласы морских пехотинцев яркий конус света втянул привидение в ловушку.

К охотникам сквозь толпу удалось пробраться полковнику Моргану.

— Поздравляю, друзья! — сказал он от всего сердца. — Теперь вы можете праздновать победу.

К полковнику присоединились тележурналисты. Комментаторы не отставали от охотников ни на шаг.

— Поздравляем! — радостно воскликнул Эванс. — Обещаю, что вы станете героями недели, а может, даже и месяца. Дик использовал всю пленку. Это будет потрясающий репортаж!

— Погодите радоваться! — сказал Питер. — Мы еще не нашли четвертое привидение. Может, оно сидит где-нибудь в укромном уголке и подбрасывает ракету с ядерной боеголовкой.

Доктор Свенсон и доктор Хаген также поздравили охотников с удачной операцией. Свенсон сказал:

— Послушайте, коллеги, а вы ничего не путаете? Может быть, привидений было все-таки три. Эти призраки — большие мастера на всякие оптические штучки.

— Да нет, их было четверо, — стоял на своем Питер. — Мы их видели на острове.

— И мне кажется, что их было четверо, — подтвердил капитан Карсон.

Неожиданно конец этому спору положил Лизун. Он тихонько подлетел к Питеру и еле слышно прошептал ему:

— Я его нашел!

— Не может быть! Где же оно?

— Вон там, в самолете, — пропищал Лизун и махнул ручонкой в сторону истребителя, который в полной боевой готовности стоял на палубе авианосца.

— Главное его не спугнуть, — сказал Иган. — Делайте вид, что ничего не произошло. Улыбайтесь, отвечайте на приветствия и поздравления, мы ведь теперь знаменитости. Но не забывайте, что нам необходимо осторожно подобраться к истребителю на нужное расстояние и устроить лучевую атаку.

— Лизун, ты ничего не перепутал? — строго спросил Питер.

— Ну что ты, — обиделось привидение.

— Ладно, прости. Давай-ка лети вперед. Покажешь, в каком самолете сидит призрак.

Лизун послушно повис в воздухе во главе колонны. Охотники сделали вид, что они прогуливаются по палубе, а на самом деле стали подбираться к звену истребителей.


Один из самолетов тихонько покатился навстречу охотникам, постепенно увеличивая скорость. Заметив это, Лизун взвизгнул от страха. Охотники услышали его возглас и увидели надвигающуюся на них грозную машину.

Самолет к этому времени набрал скорость, и людям, которые попадались на его пути, приходилось разбегаться в разные стороны, чтобы не угодить под колеса.

Охотники также отскочили в сторону, но при этом заметили, что за штурвалом истребителя сидит привидение. Когда самолет пронесся мимо них, они услышали, как призрак проскрежетал:

«Предатель!»

— Кого он имел в виду? — удивленно спросил Уинстон.

— Ну уж, никого из нас четверых, — ответил Питер. — По-моему, он обращался к Лизуну.

Действительно, на высоте одного метра на большой скорости летел куда глаза глядят Лизун. Он изо всех сил старался оторваться от истребителя, за штурвалом которого сидел зловещий призрак.

— Эй, ребята, надо спасать обжорку! — крикнул Уинстон. — Какие будут предложения?

К охотникам подбежал полковник Морган.

— Надо спасать корабль и все побережье!

— Что за паника, полковник?

— На борту истребителя полный боекомплект ракет класса «земля-воздух». Если призрак взлетит, грядет мировая катастрофа.

— Дело, действительно, серьезное, что вы предлагаете, полковник? Уничтожить самолет прямо на палубе?

— Если истребитель взорвется на палубе, от авианосца ничего не останется. Этот вариант нам не подходит. Дать истребителю взлететь мы тоже не можем. Единственный способ — поразить вашими бластерами само привидение.

— Как вы себе это представляете? — спросил Питер. — Этот чертов самолет выписывает на палубе немыслимые кренделя, да еще на такой скорости.

— Шанс все-таки есть! — сказал полковник Морган. — Мы сядем в другой истребитель и пристроимся в хвосте самолета призрака.

Полковник побежал к другому самолету и через несколько секунд уже сидел в его кабине.

— Интересно, как мы разместимся в одноместной кабине? — удивился Иган. — Там и двоим тесно!

— Иган самый худой из нас, — сказал Питер. — Значит он и полезет в кабину. А мы как-нибудь пристроимся на крыльях самолета. Другого выхода нет, так как мы должны атаковать привидение из бластеров одновременно.

— Попробовать можно, — кивнул Уинстон. — Если наш самолет взлетит, мы постараемся вовремя спрыгнуть. Тогда Игану и полковнику придется преследовать привидение в воздухе.

— Все это как-то несерьезно, — с сомнением сказал Иган, — но другого выхода, действительно, нет. Придется попробовать.

Полковник Морган подкатил на истребителе к охотникам, и они быстро заняли свои места. Питер взобрался на левое крыло, а Уинстон и Рэй — на правое.

Совершенно обезумевший от страха Лизун продолжал метаться по палубе авианосца. Зловещий призрак неотступно следовал за ним. Но за самолетом, где сидело привидение, устремился истребитель, на борту которого находились охотники и полковник Морган.

Оказавшись на краю палубы, Лизун в ужасе отпрянул назад. Чтобы продолжить погоню, привидение на мгновение затормозило. Именно этот момент использовали для лучевой атаки охотники за привидениями.

Полковник вытащил револьвер и, выпустив всю обойму, вдребезги разбил прозрачный защитный колпак кабины вражеского самолета.

Тут пришла очередь охотников. Прицелившись, они скрестили лучи четырех бластеров в точке, где находилось привидение.

Призрак выпустил из костлявых рук штурвал и, завывая, стал корчиться и извиваться. Иган выбросил на палубу ловушку и ногой нажал педаль. Повинуясь движению лучей, призрак приблизился к световому конусу, который, как смерч, засосал его в ловушку.

Когда все было окончено, Иган выпрыгнул из кабины истребителя и подошел к друзьям.

— Смотрите, — сказал он, показывая товарищам прибор, с которым никогда не расставался, — уровень эктоэнергии равен нулю.

— Теперь действительно можно поздравить друг друга с успешным завершением операции, сказал Питер. — Полковник, не хотите ли стать охотником за привидениями? У вас ведь есть способности.

— Нет, спасибо, — рассмеялся Морган, — у меня другие планы.

— Полковник, наверное, мечтает стать генералом или адмиралом, — предположил Уинстон.

Морган скромно промолчал.

— Интересно, — сказал Питер, — сдержит ли адмирал свое слово?

— Пусть только попробует его нарушить! — сказал подошедший к охотникам Род Эванс. — Мы с Диком ославим его на весь мир.

Эпилог

На следующий день после возвращения охотников из Бермудского Треугольника в их офисе снова появилась миссис Хантер, в девичестве мисс Блэкстоун.

Питер принял супругу миллионера в своем кабинете, а Уинстон, Рэй и Лизун принялись составлять список самого необходимого, из того, что можно купить на двести пятьдесят тысяч долларов.

Из лаборатории с озабоченным видом вышел Иган.

— Кто мне объяснит, ребята, — почему наш прибор для определения уровня эктоэнергии зашкаливает?

Уинстон и Рэй пожали плечами.

— В этих вопросах ты разбираешься лучше нас.

— А где Питер? Надо его предупредить. Если хранилище эктоплазмы дало течь, неприятности нам гарантированы.

— Питер занят, — сказал Рэй, — он беседует с клиенткой.

— Хорошо. Я подожду, пока он закончит, — кивнул Иган. — Но все-таки странно.

Вскоре хлопнула входная дверь, и под окном завелся мотор «Кадиллака», а в комнату, где сидели Иган, Уинстон и Рэй, вошел Питер.

— Ну что, все в порядке? — спросил его Рэй. — Смотри, какой внушительный список мы составили.

Питер мельком взглянул на исписанный листок бумаги и разорвал его на мелкие кусочки.

— Она отказалась платить? — упавшим голосом спросил Рэй.

— Нет, это я отказался взять у нее деньги.

— Почему? — в один голос спросили охотники.

— Из соображений профессиональной этики. Оказалось, что миссис Хантер — гомункул.

— Этого еще не хватало! — воскликнул Иган. — А я все никак не мог понять, откуда в офисе такой сильный источник эктознергии.

— Профессор Блэкстоун вырастил дочь в пробирке в период своего увлечения алхимией и черной магией.

— Ну и что из того? — удивился Уинстон. — Ведь деньги у нее настоящие.

— Деньги, конечно, настоящие, — согласился Питер, — да только взять их у нее мы не можем.

— Но почему?!

— Да потому, что охотники не должны брать деньги у вампиров, гномов, троллей, демонов, гомункулов и прочих представителей потустороннего мира.

Охотники молча смотрели друг на друга. Молчание нарушил Иган:

— Я согласен с Питером. Эти деньги не пойдут нам на пользу.

— Мы зря предприняли такое опасное путешествие? — спросил Рэй.

— Почему зря? Мы прославились благодаря ребятам с телевидения. Теперь заказы посыплются, как из рога изобилия. Рано или поздно мы заработаем эти двести пятьдесят тысяч.

В дверях показалась Джанин.

— Мальчики, собирайтесь! Поступил вызов из старинного родового поместья. Там объявилась какая-то странная дама.

— Что я говорил? — сказал Питер.

— Что ж, надо собираться, — вздохнул Уинстон. — Попробуем управиться до вечера. Помните, что нас ждут в баре «Бешеный бык».

Примечания

1

Примечание верстальщика (взято с livelib.ru): В 1995 году издательство «Минск» начало выпускать книги по Охотникам за привидениями. В основном, книги представляют из себя не плагиат на западные фильмы. Книги писали авторы, знавшие вселенную Ghostbusters, но они путались с написанием фамилий охотников.

Издательство выпустило книги:

— Охотники за привидениями и чудовище из космоса

— Охотники за привидениями и Барбинелла

— Охотники за привидениями в Бермудском треугольнике

— Охотники за привидениями и машина времени


home | my bookshelf | | Охотники за привидениями в Бермудском треугольнике |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу