Book: Наследие предков. Трилогия



Марк Домаха

Наследие предков

Часть первая. Не желай и не станется

Сопутствие удачи и позволяет потом говорить о человеке, а если она отсутствует, то о нем даже не вспоминают.

Пролог

С сожалением отодвинувшись от стола я выпрямился и поднял глаза на сидящего напротив меня мужчину. Я только что нормально поел за последние три недели. Может в другой раз я бы и воротил нос от такой еды, но сейчас я наслаждался вкусом поданного мне блюда. Миска уже была пуста, я бы ее еще и вылизал, но остатки гордости не давали этого сделать, а хлеба, чтобы собрать со стенок остатки, подано не было. С сожалением посмотрев на миску я взял глиняную кружку и стал пить ее содержимое которое было похоже на несладкий компот. Хоть я проглотил все, что было до этого на столе, сытости не наступило.

Мужчина внимательно рассматривал меня и за все время пока я ел он не проронил ни одного слова. Его взгляд был задумчивый. Но даже если бы он и заговорил я все равно бы его не понял. Я не понимал здешней речи. Мог пока только понять слова: стоять, идти, выйти, зайти, есть, пить, молчать.

Немного о себе. Мне пошел двадцать третий год. Зовут Вадим. Окончил технический университет, факультет энергетики по специальности системы управления производством и распределением электроэнергии. Получил диплом магистра. Передо мной стояла задача принять решение оставаться в университете или идти работать на предприятие. Каждый из вариантов сулил свои выгоды. Мне нравилась научная работа, но поступило предложение от крупного предприятия на работу и оклад был в два раза больше чем в университете. Почему колебался? Потому что жены не было, не было даже постоянной девушки, а перспективные разработки были, которые при их воплощении обещали хорошие доходы. Поэтому и колебался. Получится воплотить разработки или нет, это вопрос, а оклад на предприятии твердый, да еще и премии, возможность карьерного роста. Ответ надо было дать на следующий день после получения диплома. Я склонялся то к одному варианту, то к другому. И у того и другого были как свои плюсы так и свои минусы. Проблема принятия решения, необходимость выбора уже достала меня. А в день вручения диплома мы отправились их обмыть в ресторан. Нас было четверо окончивших магистратуру. Сделав заказ мы стали праздновать. Я спиртного употреблял очень мало и очень редко. Поэтому от водки отказался сразу, а чтобы не обижать товарищей заказал слабоалкогольный коктейль на основе вермута. В какой-то момент меня стало поташнивать, мысли стали путаться, перед глазами все стало двоиться. Не мог понять, неужели меня от трех коктейлей так развезло. Но все прояснили слова Егора, сказанные Валерке:

— Ты не слишком много водки ему подливал в коктейли, смотри, его совсем развезло.

На, что тот только отмахнулся и сказал:

— В общей сложности триста грамм, ерунда.

Музыка грохотала, голова кружилась, содержимое желудка просилось наружу. Я сфокусировал взгляд на столе перед собой пытаясь успокоить организм. Но тут меня дернули за плечо и голос Егора произнес.

— Брат вставай, сейчас наших бить будут.

Я ему ответил «сейчас» и опустил голову на руки. В голове крутились ругательства, чтоб вас всех… да идите вы…, а потом пришла мысль, как бы было хорошо оказаться подальше от всех вас, в тишине и подальше от всего этого шума вообще от всех этих навалившихся проблем.

Наверное я отключился, потому что когда сознание стало фиксировать окружающую обстановку, шума и музыки не было. Слышались какие-то негромкие ругательства и пыхтение. Голова еще кружилось. Когда я ее поднял, то не поверил своим глазам, я находился в другом ресторане, не в том где мы праздновали, зал был намного меньше и стилизован под старину, на стенах светились светильники в виде ламп накрытых матовыми шарами. В помещении кроме меня находилось еще пятеро, которые были одеты в маскарадные костюмы. Один стоял около двери, а трое на столе пытались разложить четвертого, мальчишку, которому на вид было лет четырнадцать-пятнадцать. Они его положили лицом вниз и уже начали стягивать с него штаны. Не люблю насилия, а тем более такого. Поэтому я встал и врезал этим троим, увлеченным раздеванием пацана. Приложился хорошо, по пьяни не соразмерил силу удара, они разлетелись к стенам как кегли.

Я в начальных классах школы занимался карате, почти четыре года, до черного пояса не дошел, но удар поставлен был отлично. До этого отец учил боксу. Уже с пятого класса ко мне никто не приставал, даже старшеклассники. А когда в восьмом классе на меня наехала четверка десятиклассников и мы подрались, то при разборе полетов у директора школы на его вопрос к десятиклассникам, почему они вчетвером накинулись на младшего последовал ответ, что по одному у них шансов не было.

Проследив за падением тел я стал размышлять, как я сюда попал, где друзья, сколько я выпил, что не помню, как мы покинули тот ресторан и как я оказался здесь. Пацан в это время вскочил, подтянул штаны и что-то мне сказал. Я из сказанного не понял ни одного слова. Он, видя мое непонимание, показал мне рукой на дверь, где раньше стоял четвертый, одетый, как и лежащие сейчас на полу. Видя, что я и дальше стою, он схватил меня за руку и потянул к выходу. Вывалившись из заведения я оторопел. На дворе стояла ночь, мы находились на краю небольшого поселка, судя по отблескам света в окнах, а метров через десять от двери начинался лес. Я застыл столбом пытаясь осмыслить произошедшее. Из задумчивости меня вывел рывок за руку и последовавший за этим звук удара за спиной, оглянувшись я увидел еще дрожащую впившуюся в дверь стрелу. Рассматривать мне ее не позволил новый рывок. Пацан потащил меня за собой в лес. Шлепок впившаяся в дерево рядом со мной еще одной стрелы, снял с меня оцепенение и мы бросились бежать. Еще несколько раз рядом раздавались звуки входивших в древесину стрел. Я практически ничего не видел, но меня держал за руку пацаненок и тянул за собой.

Так мы и бежали часа три, а потом остановились на небольшой прогалине которая освещалась луной. Упав на траву мы стали пытаться отдышаться от длительного бега. Я поднял взгляд на небо и меня настиг очередной шок. На небе было две луны. Одна большая, даже больше чем наша, но синеватого оттенка и маленькая, в треть меньше. И меньшая двигалась со скоростью заметной глазу. Через время до меня дошло, что я попал. Я так и пролежал до рассвета рассматривая небо, но не одного знакомого созвездия не увидел, ни одной умной мысли в голову не пришло.

Когда взошло солнце, пацан встал, что-то сказал мне и видя, что я его не понимаю произнес какую-то фразу судя по всему на другом языке. Ничего знакомого снова не прозвучало, я очень прилично разговаривал на английском и знал французский в той степени, которая позволяла общаться, но таких слов до этого не слышал. После чего он махнул мне рукой зовя за собой и пошел вперед. Идя за пацаном я стал проверять, что у меня в наличии, осматривать свои вещи. Я был в полусапожках, черных джинсовых штанах, на мне были одеты рубашка, легкий свитер и курточка. Так как дома была середина весны, уже было не холодно, но тепло еще не наступило. То и одет я был соответственно. Здесь было теплее. В карманах нашлись зажигалка «Зиппо», я не курил, но друзья прикололись и подарили, с тех пор я ее таскал с собой. Диодный фонарик, нож-бабочка, портмоне с деньгами и карточками. Пошарив по карманам, удивился отсутствию смартфона, но потом обнаружил за спиной свой рюкзачок. Открыв его вздохнул с облегчением. В нем были мой смартфон и планшет, а также раскладушка-зарядка на солнечных батареях к нему. В планшете у меня было загружено огромное количество справочников, учебников, энциклопедий. Настроение поднялось. Если попал в чужой мир, то хоть основа на первое время есть. В рюкзаке были еще сникерсы и печенье в пачках.

Мы так и шли, пацан впереди, я за ним. Тот по дороге сбил с дерева какую-то птицу, по размерам чуть меньше курицы. Ближе к полудню он остановился, стал собирать хворост, я ему помог и разжег костер с помощью зажигалки. Тот как-то косо посмотрел на меня, но ничего не сказал. Распотрошил птицу, оказывается у него тоже был нож, нанизал ее на прут и подвесил над углями. Когда птица прожарилась мы поели, закусили печеньем и сникерсом и пошли дальше. Сникерс у него удивления не вызвал. По лесу мы шли два дня, а на третий из него вышли.

Перед нами было поле за которым тоже был виден лес, но другой, отличался оттенком листвы и высотой деревьев. Деревья в этом лесу по которому мы шли были высокие, около двадцати пяти-тридцати метров высотой, а в том лесу напротив деревья даже по виду отсюда были выше раза в два или три. На взгляд до него было около двух километров. Мы пересекли поле и пошли вдоль нового леса. От жажды не страдали, так как очень часто попадались небольшие ручьи.

Ближе к вечеру нас остановили. Из лесу вышло семь человек, мужчин. Все были выше меня, при моем росте в сто восемьдесят восемь сантиметров, они были выше меня почти на полголовы, но такие же как и я не страдающие шириной кости, все были худощавые. Все вооружены луками, на боках были мечи. Трое навели на меня луки с вложенными на тетиву стрелами, а один обратился к пацану. Судя по их общению они знали друг друга. По их взглядам на меня я понял, что разговор зашел обо мне. Пацан что-то доказывал, но его не послушали. Ему в приказном порядке указали в лес, а мне тот, что разговаривал с пацаном мимикой и жестами показал, что мне нельзя в лес, иначе мне перережут горло. После чего они развернулись и ушли в лес.

Я еще постоял немного, а потом побрел в ту же сторону, в которую мы шли до встречи с ними. К тому времени как стало темнеть я вышел к дороге, которая примыкала к лесу и шла вдоль него. Присел, доел печенье, потом вышел на середину дороги и пошел по ней. Шел пока не загудели ноги, уже было темно и дорогу приходилось подсвечивать фонариком. Пока шел строил планы с чего начать, что из имеющегося у меня на планшете может пригодиться в первую очередь. Когда устал, то чуть углубился в лес и прилег отдохнуть, положив под голову свой рюкзачок.

Очнулся от холода, головной боли, сухости во рту и качки. Первой мыслью было, что сон был занимательный, интересно было бы досмотреть его до конца, но сильно хотелось пить, найду Валерку и надаю ему по шее, за то, что подмешал мне водки. А потом меня накрыла вонь. Попытался возмутиться и открыл глаза. Открыл и сразу закрыл, пытаясь осмыслить увиденное. Я находился в большой деревянной клетке, которая стояла на возу. Воз тянули животные похожие на быков. Я лежал на полу совершенно голый, отчего мне и было холодно. В клетке кроме меня находилось еще восемь человек, из которых трое были женщины. Все были грязные и обернуты в какие-то тряпки, взгляды были равнодушные и обреченные. За клеткой шли вооруженные и одетые в кожаные доспехи люди, или похожие на людей существа. Они тоже были ростом за два метра, даже сказал бы, где-то было у них два тридцать или чуть выше, а лица были похожи, как у нас изображают питекантропов, чем-то смахивали на Валуева, только резцы были больше. Я попытался сесть, но меня стошнило. Сидящие рядом стали возмущаться, но от идущего рядом с клеткой последовал рык и все сразу затихли.

Полежав еще немного стал ощупывать голову. Сзади на голове была огромная шишка и запекшаяся кровь. С трудом сел и прислонился к прутьям клетки. Стал осматриваться. Наша клетка была не единственная. И впереди и сзади следовали такие же клетки, но кто в них находился рассмотреть было нельзя. Мешали правящие волами. К вечеру мы остановились, нам через прутья дали воды и какую-то еду в огромном корыте. На воду я накинулся, жажда мучила неимоверная, а от запаха находящегося в корыте меня чуть не вывернуло. Но остальные находящиеся в клетке, набросились на еду, как будто это был деликатес. Один из сопровождающих увидев, что я очнулся, бросил мне кусок тряпки, которую я обмотал вокруг бедер. Днем было терпимо, градусов двадцать пять, а ночью я мерз. Температура понижалась по моим ощущениям градусов до шестнадцати. Но ночью все прижимались друг к другу и от этого было несколько теплей. Наши конвоиры на стоянках развлекались. Вытаскивали кого-то одного из клетки, на земле вычерчивали круг, из которого вытащенному с клетки, нельзя было выходить, и заставляли уклоняться от кнута. Кнутом били по очереди. Бьющий стоял в метрах пяти от очерченного круга. Как я понял, надо было ударить так, чтоб находящийся в кругу вскрикнул, но чтобы не осталось следа от удара. Удары были болезненные, но шрамов не оставляли. Это я почувствовал на себе уже на пятый день после того как очнулся. Но когда один из мужчин отказался становиться в круг, его избили кнутом так, что он выглядел как кусок отбитого мяса и через два дня умер. Его просто вытащили и выбросили в кусты.

Есть я начал подаваемую бурду на четвертый день. Первые порции чуть не вызывали рвоту, но потом я не обращал внимания на вкус, убеждая себя съесть, так как организму была необходима энергия. Оправлялись мы, находящиеся в клетке, прямо в ней, в части выступающей с задней стороны телеги, представляющей собой решетку, нависающую над дорогой. Смотря на окружающее, я мог сделать выводы, что попал в жуткое средневековье, мы проходили через какие-то селения, но ничего соответствующего развитой цивилизации не наблюдалось. Магии вокруг тоже не наблюдал. Все было прозаично, только окружающие меня имели не свойственные землянам черты лица. Парнишка, встреченный первым и потом те, которые его забрали были высокие, но худощавого сложения, лица их были правильными, даже красивыми, но немного вытянутыми и они были светловолосыми. Окружающие меня в клетке были коренастыми и темноволосыми, как и стража, отличие находящихся в клетке, от стражи, было в том, что у последних были покатые, узкие лбы. Но лица были грубые и у тех и у тех. И все виденные мной были темноглазыми, цвет кожи был как у мулатов, но она имела оливковый оттенок. На их фоне я со своими светло-русыми волосами, светлой кожей и светлыми глазами сильно отличался, но это никак не меняло отношение ко мне. Нас держали как скот, и не надо было иметь большого ума чтобы прийти к выводу, что я попал в рабство.

К концу третьей недели, если были верны мои расчеты, а то я не знал сколько дней пробыл без памяти, мы прибыли к конечной точке своего движения. Почему я так решил? Потому что нас вытащили с клетки, надели на каждого кожаные ошейники, которые были соединены друг с другом веревкой, полностью раздели, забрав даже те тряпки, которые были до этого и привязали к столбам. Концы веревок были привязаны к столбам, а мы как рыба на леске были между ними. Это был рынок, рынок рабов. Покупатели ходили между столбами рассматривали выставленных рабов. Так мы просидели больше суток. Осматриваясь вокруг я понял, что здесь продаются не только люди. Были создания мне чуть выше пояса, с огромными ушами, были прямо великаны, ростом около трех метров. Оттенки кожи были и серые и зеленые и даже фиолетовые. Кроме того языка, на котором разговаривал пацан и конвоиры, я услышал здесь и другие. Был шипящий, был почти птичий, похожий на соловьиный, был гортанный и были другие.

Торги начались на следующий день после нашего прибытия. Одну связку рабов отцепляли и подводили к помосту, на котором и выставляли, после чего начинался торг. Торг, кстати сказать, не отличался от наших аукционов, те же выкрики покупателей, тоже также вел себя руководитель торга, единственное, что у него не было молоточка стуком которого объявлялся конец торга. Меня напрягло действие после продажи первого раба. Ему на лбу раскаленным металлом поставили клеймо. Но следующему, по требованию покупателя просто одели ошейник, металлический, который заклепал находящийся тут же кузнец. Когда дошла очередь до меня, то разгорелся неожиданный торг. Торговался толстый здоровый мужик, ростом около двух метров и кто-то в плаще из-под которого не было видно даже лица. Судя по торгу выигрывал последний. Толстяк сплюнул и отвернулся, а покупатель в плаще направился к помосту. Но в это время в торг вклинилось третье лицо.

Из задних рядов прозвучал выкрик и сквозь толпу к помосту стал протискиваться высокий мужчина, тоже ростом около двух метров. Когда он подошел стало видно, что он одет в кожаную одежду, смахивающую на доспехи, за спиной виднелась рукоять какого-то клинка, а на боку висел кинжал, который мог соперничать с небольшим клинком. На груди у него на цепи цвета серебра висел медальон. При его подходе одетый в плащ субъект что-то прошипел и дернул головой, отчего с него спал капюшон. От открывшегося зрелища я оторопел. Это был не человек. Его череп был без волос и вытянутый как азиатская дыня, глаза большие, без белков, вместо носа две дырки, а рот небольшой из которого выглядывали зубы как у рыбы, цвет кожи был как молочный шоколад. Он что-то прошипел уставившись на подошедшего мужчину, но тот молча и равнодушно посмотрел на него. Еще пошипев зубастик накинул капюшон, развернулся и скрылся в толпе.



Распорядитель торгов задал какой-то вопрос покупателю, на что тот дал ответ. Вперед выступил кузнец с ошейником, но мужчина махнул ему рукой, тот пожал плечами и отошел в сторону. После этого между моим покупателем и распорядителем произошел короткий разговор, в результате которого мне дали легкий плащ. Подождав пока я его накину на себя, мой покупатель кивнул мне головой, указывая следовать за ним и стал протискиваться сквозь толпу. Я последовал следом. Он подвел меня к корыту с водой и жестами показал, чтобы я обмылся, что я и сделал. Потом мы вышли за огороженное пространство, где осуществлялись торги рабами, и оказались на рыночных рядах, которые выглядели почти, как и у нас. Сначала он подошел к столам, на которых были разложены вещи, мне подобрали штаны и что-то среднее между рубахой и легкой курткой, а также кожаные онучи на ноги. После чего повел меня в находящийся на рынке трактир, где мне и подали еду. Сам покупатель не ел, он себе заказал только что-то из выпивки. Он, потягивая из поданной ему кружки ее содержимое, молча меня рассматривал. Когда я доел и откинулся он указал на себя рукой и произнес — Королан, и вопросительно посмотрел на меня. Я показав на себя рукой ответил — Вадим.

Глава 1

Мэтр Королан сидел и рассматривал сидевшего перед ним юношу или молодого парня. Еще на площади он определил что тот является чистокровным человеком, что в этих краях было огромной редкостью. Он так до сих пор и не понял, что его толкнуло поучаствовать в торгах, зачем он его выкупил. Все это проклятое любопытство и торопливость. Он когда увидел, что торг выигрывает темный Сигр, то сразу вспомнил теорию мэтра Париуса, своего учителя, согласно которой пришедшие на Лору Сигры выкупают на рабских рынках наделенных силой, которых потом используют в своих ритуалах как накопители энергии. А также стремление Париуса изучить объект заинтересовавший темных Сигров. Вот поэтому он в порыве и выкрикнул сумму почти в два раза выше чем предлагали за парня, а уже потом сообразил посмотреть его ауру. А посмотрев был разочарован. Он один из немногих кто был способен рассмотреть ауру и определить наличие силы, в принципе он и прибыл на рабские торги с целью выявления одаренных среди рабов и их выкупа, с последующим переправлением в кантоны. Поэтому и поторопился вступить в торг, так как торг за парня заканчивался, без предварительной проверки.

Аура у парня была самая обыкновенная, без каких либо включений. Самая обыкновенная аура чистокровного человека, а его возраст говорил о том, что он не может быть одаренным силой, так как к этому возрасту сила уже или проявлялась, изменяя насыщенность ауры, или в ауре накапливалось энергетическое уплотнение, которое с помощью инициации со стороны могло проявиться наличием силы. Он был зол на себя, надо было прежде подумать, ведь он уже прошелся по рынку просматривая ауры и не выявил одаренных. Отказаться от сделки он уже не мог, его бы оштрафовали на сумму, превышающую озвученную им. Первые мгновенья после заключения сделки он хотел его вообще отпустить, зачем ему лишние траты на его содержание, тем более он не терпел рабства и в кантонах Тарга, чьим подданным он являлся, рабство было запрещено. Но более внимательно рассмотрев парня он передумал.

Парень был хорошо слажен, видно что в рабство тот попал совсем недавно, его стрижка еще недавно была очень опрятной, легкая растительность на лице указывало, что он раньше удалял с него волосы. И еще одно обратило на себя его внимание, парень не понимал ни одного из языков звучащих на рынке. Откуда он тут такой взялся было загадкой. Мэтр Королан был любопытным по своей натуре, а долгая жизнь на заставе не отличающаяся разнообразием уже приелась, а тут хоть какое-то развлечение. Он повел парня на вещевые ряды, где приобрел ему необходимый минимум одежды, а потом завел в трактир. Сам есть он не хотел, но понимал, что тот в рабских загонах питаться хорошо не мог, поэтому заказал для парня кашу с мясом, большую миску и травяной отвар для поднятия жизненных сил. Пока парень ел он наблюдал за ним. Тот ел аккуратно, не чавкая, не лез руками в миску, а когда доел, было видно что у того есть желание вылизать остатки, но он своему желанию не поддался. Больше еды ему сейчас было нельзя, ведь обилие пищи после долгого недоедание в загонах могли привести к плохим последствиям.

Подождав пока тот наестся, он представился, и как оказалось парень сразу понял что от него хотят и назвал свое имя Вадим. Такого имени Королан раньше не слышал. Рассматривая руки Вадима пока тот ел, он обратил внимание, что на них отсутствуют мозоли присутствующие крестьянам, ремесленникам или воинам. Его руки после того как он их отмыл в корыте были чистые и гладкие, как будто он никогда не занимался физической работой. Но на отпрысков аристократических семей он не был похож своим поведением. Те когда ели чавкали, отрыгивали, смотрели на всех с презрением и свысока, как будто все окружающие им должны. Этот смотрел по сторонам настороженно и с любопытством. Поразмышляв над дальнейшими своими действиями, мэтр Королан решил забрать парня с собой на заставу. Он слабо владел силой разума, но видел что на разуме у парня нет никакой защиты, он был открыт, поэтому набросил на парня доступную ему форму стимулирующую память, максимально напитав ее энергией, пусть та продержится всего лишь месяц, при интенсивном обучении, от силы полтора, но все же поможет тому овладеть языком. Он решил, сначала пусть тот научится языку, а потом расспросив его он и примет окончательное решение в отношении своего непредвиденного приобретения.


Мы двигались уже третий день. После того как мы покинули трактир, то пошли к конюшне где у Королана были лошади, на одну из которых мне и пришлось сесть. Честно говоря я сначала опасался, помня как в различных книгах описывают проблемы впервые севших на лошадь, но оказалось, что не так страшен черт как его рисуют. Конечно, может лошадь которую мне дали была смирной, но мне достаточно нетрудно было ею управлять, единственное, что в конце первого дня нашего движения немного ныли паховые мышцы, но не так чтобы ходить в раскорячку. Все время пока мы двигались Королан мне показывал предметы, вещи и называл их. Я удивлялся сам себе, у меня и раньше была очень хорошая память, а сейчас вообще все запоминал с первого раза. Единственное, что произношение хромало. Королан меня поправлял и у меня не всегда с первого раза получалось произнести слово правильно. Чтобы легче адаптироваться к языку я мысленно делал аналогии с нашими названиями, фактически звучание слова накладывалось на смысловую основу.

К вечеру третьего дня мы остановились у придорожной гостиницы, или трактира, там присутствовал зал со столовой и комнаты для отдыха. Королан отдал лошадей обслуге, а сам зашел в помещение. А я задержался около входа. Из двери в которую зашел Королан вышло трое, которые презрительно посмотрели на меня. Один из вышедших, сплюнув в мою сторону, процедил какое-то слово, значения которого я не знал, но судя по всему унизительное. Потому что после этого его спутники расхохотались. Я посмотрел на него и сказал — сам дерьмо. Это слово я знал, так как Королан назвал мне его, указывая на лошадиные кругляки. Хохотавшие сразу замолчали и с удивлением уставились на меня, а тот что обзывал меня кинулся ко мне и попытался меня стукнуть. Я ушел с линии его атаки и пробил короткий удар с проворотом в печень. Нокаут получился полный, тот рухнул как подкошенный. Двое его товарищей выхватив кинжалы кинулись на меня. У первого мне удалось отбить руку с кинжалом в сторону, а когда он провалился в атаке, нанес ему удар пяткой по затылку, он тоже рухнул. А от третьего пришлось уходить перекатом. Когда вскочил пришлось отбиваться от его попыток меня проткнуть. Мне удалось нанести ему два удара в корпус, но у того под верхней одеждой оказалось одето что-то очень плотное. Удары не прошли.

В это время с двери вывалилось еще четверо точно так же одетых людей. Они сначала непонимающе уставились на валяющихся на земле, недоуменно посмотрели на атакующего меня, а потом стали доставать кинжалы переговариваясь между собой. Я понял, что необходимо избавляться от последнего из первой тройки. Поймав его на атаке, пропустив руку с кинжалом нанес удар как учил тренер с выплеском, прямо в центр груди. Тот от удара остановился, постоял и рухнул. Когда уже казалось что стоящие на крыльце кинутся на меня прозвучал громкий приказ — всем стоять. Это на крыльцо вышел Королан. Все замерли. Находящиеся у порога смотрели на него с испугом. Королан спустился во двор, и не обращая внимания ни на кого стал осматривать всех лежащих на земле. Закончив с их осмотром посмотрел с любопытством на меня. Потом он что-то сказал столпившимся у входа. Из его речи я понял что он им сообщил, что лежащие живы, им ничего не угрожает, а я с ним. Потом кивнул мне головой чтобы я следовал за ним и пошел в трактир. Я последовал следом, чувствуя на своей спине испепеляющие взгляды, но за нами никто не пошел.

После того как мы покинули этот трактир пошла безлюдная местность, больше ни одного строения нам не встретилось, мы все больше углублялись в предгорья, стало видно что дорога по которой мы ехали малопосещаемая, она стала узкой и труднопроходимой для транспорта. На седьмой день мы прибыли, наверное это можно было назвать крепостью. Во всяком случае стеной высотой около пяти метров был огорожен участок. На участке находилось несколько строений, а по стене ходил вооруженный человек. Эта крепость стояла у входа в ущелье. Во дворе при нашем въезде выстроилось десять человек, один из которых радостно улыбаясь подошел к Королану и дождавшись когда тот слезет с лошади обнял его. Мы с лошадьми прошли к двухэтажному строению, где нас встречали две женщины преклонных лет и мужчина такого же возраста. Королан представил меня им и их мне. Потом сказал, продублировав свои слова жестами, что я поступаю в распоряжение представленного мужчины. Все находящиеся в крепости, были нормального для людей роста. Мужчины где-то около метр восемьдесят, а женщины чуть ниже чем метр семьдесят.

В этот день мне показали комнату где я буду жить. А потом одна из женщин позвала за собой. Мы пришли в помещение, которое здесь, наверное, выполняло функции бани. Потому что в центре стояла бадья из камня наполненная парящей водой. Были еще емкости с водой и непонятные приспособления. Женщина заставила меня полностью раздеться. Всю мою одежду вложила в небольшой чан в котором кипела вода и закрыла крышкой, а меня заставила сначала лечь на деревянную скамью и стала мазать неприятно пахнущей пастой. Когда намазала все тело, посмотрела на мое лицо, на котором уже снова показалась щетина. И поинтересовалась словами, дублируя вопрос жестами, не желаю ли я ее удалить. Я показал, что хочу. Тогда она намазала пастой и лицо. И объяснила, что через пять дней процедуру надо повторить. И тогда волос расти не будет. Намазанный я пролежал минут пятнадцать, а потом она облила меня водой. А когда паста смылась, заставила залезть в большой чан и окунуться с головой. Пока я сидел и наслаждался теплой водой, она вытащила мои вещи и вложила в выемку в стене, которая закрывалась дверцами. Дав полежать мне минут десять она заставила меня встать и начала жесткой щеткой натирать меня мылящимся составом, в том числе и волосы. А когда полностью намылила, заставила несколько раз окунуться. Когда вылез и вытерся, она достала мои вещи, которые были сухими и чистыми. То, что меня мыла незнакомая женщина, после того, что было в клетках и на торгах, никакого смущения у меня не вызывало. После бани меня накормили. Вымытый и в чистой одежде я чувствовал себя счастливым. И когда лег в кровать, то сразу же уснул.

На следующий день рано утром меня поднял и знаками показав следовать за ним тот мужчина, что обнимал Королана при въезде. По дороге он представился, его звали Трин. Во дворе нас уже ждали воины, меня поставили в строй и начались занятия, бег, отжимания, разминка. Потом они начали заниматься с мечами, мне тоже предложили взять меч. Посмотрев как я его держу Трин покачал головой и жестами показал чтобы я его атаковал. При попытке его атаковать я сразу же потерял меч, вернее он его у меня выбил. В течении получаса я пробовал атаковать Трина с различным оружием, но все было безрезультатно. Единственное с чем, я смог хоть немного продержаться, это была простая палка, с меня длиной. Мне сенсей как-то показывал, как с ней работать, но отрабатывать навыки я тогда не стал. Зато когда дошло дело до боя без оружия, я смог противостоять Трину почти на равных. Мы провели три схватки, две первые из которых я выиграл. А в третьей Трин стал двигаться так быстро, что я за ним почти не успевал и как следствие проиграл. Занимались мы около трех часов, после чего последовал завтрак и я поступил в распоряжение пожилого мужчины, которого звали Орис. Орис меня загрузил работой по дому, колоть дрова, носить воду и многое другое.

Наверное, Королан дал жителям указание о моем обучении, потому что меня стали обучать все. Все мне показывали и называли предметы, комментировали свои действия, в общем шло мое активное обучение языку. К концу первого месяца я уже достаточно хорошо понимал что мне говорили и мог объясняться сам. Но все еще требовалось расширение словарного запаса. Распорядок дня у меня был однообразный. С утра три часа занятий с Трио, плотный завтрак, а потом работы по хозяйству под руководством Ориса. Трио начал обучать меня обращению с колюще-режущими предметами. Он обучал обращаться с мечом, ножом, кинжалом. Со второго месяца за мое обучение взялся лично Королан. Он мне показал цифры, буквы, объяснил принципы написания слов, а когда я разобрался с письменностью стал давать мне для чтения свитки.

Дома я ел много, но все равно был худым, родители даже заставили сдать анализы на паразитов, но их не оказалось. После нахождения в клетке, я стал ценить нормальную пищу, меня здесь кормили как на убой, хотя если честно кое-чего не хватало. Хотелось кофе, хотя дома я его пил только когда были гости, и очень хотелось шоколадных конфет и печенья, там они были у меня почти всегда. Мама говорила что черный шоколад помогает умственной деятельности. Все вроде бы было хорошо, но меня тяготило неведомое будущее. Неизвестно было что будет дальше. Я находился в крепости уже два месяца. Меня обучали, но никто меня не расспрашивал и ничего никто не объяснял. Было неизвестно что будет дальше со мной, кто я здесь, в качестве кого в этой крепости.


Прошло уже два месяца как Королан сделал глупость на рынке рабов. Вадим уже достаточно хорошо разговаривал на общем языке людей, поэтому он решил с ним поговорить. Расспросить откуда он, кто он. У него накопилось множество вопросов. Еще по дороге к заставе, во время стычки у трактира тот проявил себя с неожиданной стороны. Во время драки он вырубил баронского дружинника, который был одет в защищенный доспех. Как он рассмотрел, на доспехе была наложена форма, которая не позволяла нанести физический урон его обладателю, и одновременно защищала от слабых атакующих форм. Но Вадиму как-то удалось нанести такой удар, что тот потерял сознание. Потом по его просьбе Трин проверил его на наличие боевых навыков. Проверка тоже дала непонятные результаты. Вадим не мог сражаться ни с мечом, ни с ножом, что-то показал с палкой. Но зато при бое без оружия, он противостоял Трину на равных, пока тот не применил ускорение, но и тогда по утверждению Трина Вадим не терял его, он просто был не готов к таким скоростям. Хотя со слов Трина, Вадим во время боя не применил ни одного удара, который бы мог привести к смерти. Но сами удары были очень сильными, пробивали даже блоки. Весь стиль боя показывал, что это устоявшаяся, хорошо отработанная система, но в ней исключены все удары которые могут привести к смертельному исходу.

И ко всему прочему добавилась еще одна непонятная загадка. Наложенная им на Вадима, форма из магии разума, при таком интенсивном обучении должна была себя исчерпать еще до окончания первого месяца, но уже пошел третий месяц, а она все еще не развеялась. И не только не развеялась, а Королан сказал бы что она даже стала более плотной чем первоначально. Такого просто не могло быть, энергия, которую он в нее вложил, давно уже должна была исчерпаться, запитать энергией уже созданную форму нельзя. Такая форма служила дольше при наличии дара у лица на которое она была наложена. Но у Вадима не было признаков одаренности и поведение формы добавило загадок к тем, что уже возникли. А еще сомнений подбросил Трин, он сообщил что Вадим очень быстро двигается, почти как инициированный ученик мечника и быстро овладевает навыками фехтования, и что возможно этому способствует наложенная на Вадима форма о наложении которой он сам ему и рассказал. Королан поднял свои конспекты и просмотрел по этой форме все. Она не была способна стимулировать мышечную память, эта форма была пригодна только для усиления умственных способностей. Сегодня он решил расспросить Вадима и выяснить все эти вопросы.



Поэтому сразу после восхода светила, он вызвал Вадима к себе, не дав ему пойти на утренние тренировки к Трину. Перед его приходом приготовил кристалл памяти, для записи разговора и проработал план опроса Вадима. Когда Вадим зашел в его кабинет, он предложил ему присесть в кресло, разлил по бокалам напиток и стал рассматривать. Форма так и висела, нисколько не поблекнув. Сосредоточившись, он наложил на него еще одну форму, которая относилась к воздействующим на разум, она называлась «поощрение правды», овладение ей было обязательным для боевых магов. Такая форма при необходимости, позволяла допросить задержанного, если у того не было защиты от допроса. Убедившись, что форма улеглась, как требуется, он задал вопрос.

— Вадим, ты уже достаточно овладел общим языком, поэтому я бы хотел услышать от тебя, кто ты, откуда, кто твои родители и как ты попал в качестве товара на рабский рынок.

Тот помолчал, по его виду было что он на что-то решается, а потом ответил.

— Я не с этой планеты, как попал сюда не знаю. — И замолчал, ожидая реакции Королана.

От услышанного Королан был потрясен, он впервые столкнулся с пришельцем, в его голове от услышанного проскочил с десяток вариантов действий. По имеющимся поверьям пришельцы приносят опасность, от них избавлялись. Но в то же время он был учеником мэтра Париуса, а у того была своя теория на этот счет. Поэтому он успокоился, еще пристальней рассмотрел Вадима и сказал.

— Продолжай, я хочу знать о тебе все.

И Вадим начал рассказывать свои похождения на Лоре.

Он выслушал его похождения на Лоре, а потом стал расспрашивать о планете с которой пришел Вадим, о его образе жизни, навыках. Его интересовало устройство общества, история, мифы и легенды. Расспросы заняли весь день, они отвлекались только на прием пищи.


Вчера утром, когда я встал как всегда с рассветом, мне сообщили что меня ждет Королан. Когда я зашел к нему в комнату, тот мне сказал садиться в кресло и задал вопрос.

— Вадим, ты уже достаточно овладел общим языком, поэтому я бы хотел услышать от тебя, кто ты, откуда, кто твои родители и как ты попал в качестве товара на рабский рынок.

Я хоть и ждал этого момента, но он все равно настал неожиданно, помолчав и собравшись с духом я ответил.

— Я не с этой планеты, как попал сюда не знаю.

От моего ответа у Королана вытянулось лицо, он явно был ошарашен. Королан некоторое время помолчал, при этом пристально меня рассматривая, как будто увидел впервые, а потом произнес.

— Продолжай, я хочу знать о тебе все.

У меня появилось неодолимое желание ему все рассказать подробно. И я начал ему рассказывать о себе. Его интересовало все, какие предметы нам преподавали в школе, сколько лет длится обучение в школе, какие предметы были в университете и период обучения. Затем посыпались вопросы по истории, но его практически совсем не заинтересовала современная история. Он задавал вопросы по легендам и мифам народов мира, очень заинтересовали «Веды», особенно часть о войнах богов, потом момент становления религии единого бога, действия инквизиции. А когда расспросы дошли до литературы и в особенности до фэнтези, то он меня просто доконал уточняющими вопросами, его интересовали расы из миров фэнтези, их описание, описание магов, их заклинаний. От такого количества вопросов, перепрыгивания с одной темы на другую, то он уточнял, что подразумевается в фэнтези под боевым магом, то интересовался, упоминалась ли магия жрецов древнего Египта, то его интересовало устройство холодильника или телевизора, в голове уже был кисель. Даже не помню когда потерял счет времени, на вопросы я отвечал механически, сообщал все сведения, которые знал и помнил. К концу дня я еле ворочал языком и уже не помнил ни заданных вопросов, ни своих ответов. И когда прекратились вопросы я даже не сразу это понял. Но через время до меня дошло что мы сидим в тишине, я поднял взгляд на Королана, тот сидел о чем-то задумавшись, на столе были остатки еды, а я даже не помнил когда мы ели. Потом он поднял на меня взгляд и сказал.

— Иди отдыхать, а с утра поговорим о твоем будущем здесь, и я отвечу на возникшие у тебя вопросы.


— Я всю ночь думал над твоим рассказом, решал что с тобой делать дальше, — произнес Королан утром, когда мы расселись в креслах у него в комнате. Помолчав продолжил.

— Решал, что тебе нужно знать. Начну с главного. Из твоего вчерашнего рассказа следует что ты знаешь о существовании магии, что это такое мы поговорим с тобой чуть позже. Я по твоим понятиям дипломированный боевой маг. Здесь я несу функции охраны границы, в том числе и от таких как ты. Ты пришелец и это большая проблема. Все дело в том, что пришельцы бывают нескольких типов. Между мирами ходят архимаги и они могут привести с собой кого-то. Магистры могут вытянуть сюда из другого мира кого-то посредством ритуала силы. Такие пришельцы не опасны. Но есть другая категория пришельцев. Одни из них это обладающие неосознанной способностью к переходам между мирами, но они даже если и не владеют искусством обращения силой, но являются потенциальными магами и последняя категория те, кого перебрасывает сама Вселенная. Бытует мнение, что Вселенная разумна и она перебрасывает из одного мира в другой разумных для поддержания жизни, баланса сил. Вот эти последние две категории пришельцев и представляют опасность. При пересечении межмирового барьера у этих разумных происходят изменения. Потенциальные маги становятся очень сильными магами, а у подобных тебе происходят другие изменения. Я догадываюсь какие изменения произошли у тебя, но к ним мы вернемся чуть позже. Чем они опасны? Они опасны тем, что они являются носителями других жизненных философий, у них другие ценности и понятие о добре и зле. Они пытаются изменить мир под себя. Кажется, что один разумный ничего сделать не сможет, но это не так. Камушек, попавший в жернова, может вывести их из строя. А если учесть, что они инициированы межмировым барьером, то их возможности намного больше чем у жителей мира куда их перенесло. Их стараются уничтожить чтобы избежать того, что они могут принести в мир. — Он замолчал и видя что я напрягся, продолжил. — Не дергайся, я не собираюсь тебя уничтожать, если бы я решил это делать, то сейчас не вел бы с тобой разговоров. Хоть и бытует мнение что пришельцы приносят несчастье, но я так не считаю. Мой учитель магистр Париус считает, что ничего не происходит просто так. Если происходит перенос одного разумного с мира в мир, то это делается только на пользу этого мира. Он давно хотел найти пришельца чтобы изучить изменения которые дает барьер. Поэтому я предлагаю тебе и дальше остаться со мной, а по окончании моего контракта на заставе поехать к мэтру Париусу. Если ты дашь согласие, то у меня будет к тебе предложение, если нет, то я тебя не задерживаю, ты можешь уходить куда хочешь в любое время.

Я задумался над сказанным Короланом. Уйти или остаться? Если уйти, что мне это даст? Я не знаю этого мира, не знаю обычаев, нет ни одежды, кроме той что куплена мне Короланом и которая за эти два месяца уже поизносилась, и у меня нет средств к существованию. Но оставаться и быть подопытным кроликом тоже не хотелось. Получается, что я бесправный и не просто бесправный, а подлежащий уничтожению. Но в то же время меня не убивают и дают возможность уйти, а это о многом говорит. Прикинув все за и против, принял решение пока остаться и выслушать предложение Королана. Поэтому ответил.

— Я остаюсь и хотел бы услышать ваше предложение. Но хочу задать вопрос, ваш Париус, сможет вернуть меня домой.

Королан вздохнул с облегчением и с улыбкой произнес.

— Я в принципе не сомневался в твоем ответе, но все равно твое согласие сняло напряженность. Что касается твоего вопроса, отвечу, не знаю. Это надо спрашивать у него, о таком мы с ним никогда не говорили. Теперь слушай. Во-первых, никто не должен знать что ты пришелец. Никогда, никому об этом не говори. Что касается тебя, я думаю, что тебе барьер дал способность к быстрому обучению и изменил физические данные организма. Поясню почему я так думаю. Я на тебя повесил форму, стимулирующую умственную память. Она должна была функционировать около месяца, на большее у нее не хватит энергии, но она до сих пор функционирует. Кроме этого, со слов Трина, ты быстро стал осваивать навыки фехтования, обращения с оружием. Трин мечник. Это не просто воин, это воин прошедший инициацию, которая производит изменения в организме, что позволяет ему двигаться намного быстрее. И хоть он тебя опережает, но говорит что ты двигаешься быстрее простых воинов, почти на уровне учеников мечников. Принять инициацию может не всякий, но у тебя есть шанс. Я разговаривал с Трином, он согласен взять тебя учеником. Если ты согласен, то он займется подготовкой к инициации, которую можно будет произвести месяца через два, если не сработает мое предложение.

— Получается, что барьер мне дал бонусы?

— Что за бонусы?

— Ну, у нас в книгах фэнтези, те, что вас так заинтересовали, когда пишут про попаданцев, то тем всегда приваливают бонусы, они получают невероятные способности, сразу знают язык и прочее, им всегда везет.

Королан усмехнулся, а потом сказал.

— О неудачниках книг не пишут, про неудачников неинтересно читать. Бонусы? Да барьер что-то дает, но этим еще надо суметь воспользоваться, надо иметь силу воли и настойчивость, а так же сопутствие удачи. По одной дороге могут пройти миллионы и только один сможет поднять единственный затерявшейся на ней золотой, этим он и будет отличаться от всех прошедших до него и после. Посмотри, тебе повезло при рождении, из тех миллионов частиц что дают жизнь, выиграла несущая тебя. Из миллиардов живущих на твоей планете перенесло тебя и ты при этом остался жив, а большинство такого переноса не переживают. Пришельцев убивают, а ты до сих пор жив. Видишь, уже сколько раз тебя могли убить? Но тебе пока везло, а выживешь ли ты дальше еще вопрос. Вот если ты останешься жив преодолев все то, что выпадет тебе в жизни и при этом добьешься чего-то выдающегося, оставишь о себе след в истории, тогда может быть напишут и о тебе. Умения и навыки просто так не появляются, надо трудиться чтобы чего-то достичь. Язык ты выучил быстро, тебе помогла наложенная мной форма, но и без нее ты бы его выучил, и я думаю ненамного медленнее, у тебя хорошие способности. Ладно, мы прервались, на чем я остановился. — Он помолчал собираясь с мыслями и продолжил.

— Второе, я не вижу в тебе дара силы, но может он есть, просто я недостаточно опытный, чтобы его увидеть. Почему я делаю такие выводы? Это из-за происшествия на постоялом дворе, когда мы ехали на заставу. Ты в схватке победил дружинников барона, и при этом, одного из них ты пробил через доспех с формой от физического урона. Из-за этого можно предположить, что зерна силы у тебя есть, но настолько маленькие, что я их не вижу, не хватает способностей. Поэтому предлагаю пройти инициацию на мага, как это происходит, я тебе объясню. Для тебя это не опасно. Ты или инициируешься или нет. Если пройдет инициация, то ты станешь магом, а если нет, то инициацию проведет Трин на мечника. Что скажешь?

Мне терять было нечего, можно было от этого только приобрести, поэтому я ответил.

— Я согласен на обе инициации, что для этого нужно.

— Для инициации силы ничего, кроме твоего согласия. Если ты согласен, то завтра и проведем. Для инициации на мечника необходимо подготовить тело. Трин знает как это делать, если не пройдет инициация на мага, то так как ты согласен на инициацию на мечника, то он займется подготовкой твоего тела, а когда оно будет готово то и проведет ее.

— Теперь давай я тебе кое что расскажу. Способность к магии есть практически у каждого разумного, но фактически способностями оперировать силой овладевают единицы. У разумных образуются зерна силы, участки которые после инициации позволяют оперировать внутренними энергиями и влиять на внешние, эти умения и называются магией. Наличие этих зерен отображается в ауре. Сразу поясню что такое аура. Аура это отображение энергетических потоков организма или предмета. Она как облако покрывает организм или предмет. Но эти зерна у каждого появляются в разное время. У людей это обычно в период полового созревания, обычно от двенадцати-четырнадцати лет, до двадцати пяти-тридцати. Раньше или позже тоже возможно появление зерен, но это уже исключения. Появившиеся зерна держатся от месяца до года, а потом распадаются и разумный теряет возможность к инициации. Но если в период присутствия зерен провести инициацию, то они разворачиваются и разумный получает возможность к магии. Инициация производится следующим образом. Владеющий силой, то есть маг, сливает свою ауру с аурой владельца зерен и производит любое из доступных ему магических действий, осуществляет оперирование силой. Создает знак или форму и выпускает его за пределы ауры. В этот момент и происходит инициация, зерна раскрываются и по ауре такого лица уже видно его способность к владению силой. Способности тоже бывают разные, у некоторых зерна слабые, и оперировать силой не могут, но для этого есть артефакты, которые и определяют уровень силы. Я один из немногих полных магов, кто способен увидеть эти зерна. Я и ездил на ежегодные торги, чтобы найти имеющих зерна, тех, кто способен стать магом. Правда поездка была безрезультатной, если не считать тебя. Поэтому инициация для тебя никакой опасности не представляет. Ты или инициируешься, то есть у тебя появится в ауре признаки силы, или останешься тем кем есть. С этим вопросом разобрались, теперь давай я тебе расскажу о нашем мире и тех заблуждениях, которые есть у тебя, вернее в вашем мире.

— Начну с того, что ты считаешь, что наш мир по сравнению с твоим, отсталый. Но это не так. Из перечисленных тобой благ цивилизации у нас нет телевидения и интернета, все остальное есть. Есть холодильные шкафы, стиральные машины, самодвигающиеся повозки, летающие корабли с машинным приводом. Но все эти блага есть у правителей и обеспеченных разумных. Но ты мог заметить, что даже на заставе есть нагреватели воды, сушильные камеры и холодильные комнаты. У вас в мире тоже все первое и новое появлялось сначала у богатых, а потом уже повсеместно распространялось. Разница в том, что у вас живут миллиарды разумных, а у нас на планете быстрей всего несколько миллионов, а может даже и меньше, никто таким подсчетом не занимался. Самый крупный город это столица империи Рас, в ней проживает около полутора сотен тысяч жителей. У нас в кантонах самый крупный город имеет около десяти тысяч жителей. Городов у нас мало, а в поселениях обычно проживает до тысячи разумных, и такое поселение уже считается крупным. При таком количестве жителей освоить массовое, доступное для многих производство невозможно, оно себя не окупит. Поэтому эти блага и доступны только богатым.

— Теперь дальше. Из твоего рассказа следует, что вы свою историю знаете, более-менее, всего за последнюю тысячу лет. Еще частично за последние полторы тысячи, но с большими пробелами. Но в тоже время в ваших мифах присутствует упоминание о войнах богов. Войны, которые рушили цивилизации, континенты, уничтожали множество разумных. И упоминается две даты, сорок тысяч лет и двенадцать тысяч лет. У нас тоже были войны магов, сорок тысяч лет и двенадцать тысяч лет. Исходя из того, что название вашей планеты в одном из вариантов звучит как Тера, то можно сделать вывод, что она с одной грозди миров с нашей Лорой. Ваша Тера и наша Лора имеют одну основу, Ра. Из этого я и исхожу, что наши планеты из одной грозди. Что такое гроздь. Все миры разделены на несколько потоков. Каждый поток имеет свои грозди. В твоем понятии это или галактики или звездные системы, я еще не разобрался. Что такое потоки. В мире есть энергии, в магии их делят, так как вы делите свет, по пикам воздействия. Существует семь основных и два дополнительных цвета магических энергий. Основные как у вас при делении белого цвета. Красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, и фиолетовый. Дополнительные, это белый и черный. Белый соответствует вашему инфракрасному, а черный ультрафиолетовому. Срединные миры имеют все эти оттенки, остальные чем дальше к краю, тем меньше. Белые миры или высшие, имеют только белую энергию, черные или низшие только черную. Зеленый присутствует только в срединных мирах. Желтый, оранжевый и красный присутствуют в тех, что ближе к белому. Голубой, синий, и фиолетовый в тех, что ближе к черному. Потоки миров расположены на определенных линиях, это как железные опилки в магнитном поле выстраиваются в линии, так и миры выстраиваются в потоки. Верхние и нижние миры заселяют почти идентичные разумные, все отличие у них в том, что они оперируют различными энергиями, одни белой, другие черной. Что это значит, объясню чуть позже, если понадобится.

— То есть бесы и ангелы это жители других миров?

— Да.

— И они враждебны нам?

— Скажем так, мы для них представляем интерес, у нас есть то, что их интересует.

— А что это?

— У каждого организма есть основа, мы называем ее «искорка», у вас это называют душой. Вокруг нее и формируется организм, как жемчужина вокруг песчинки. Эта искорка неуничтожима, она остается даже после смерти организма, как после улитки остается раковина. Вот за этой искоркой и охотятся жители верхних и нижних миров. У них отсутствует разнообразие магических потоков, поэтому есть ограничения, а искорка дает возможность в их мирах пользоваться различными энергиями, преобразуя их энергию в любой из спектров срединных миров. Но забрать силой ее нельзя. Носитель данной искорки должен добровольно согласиться ее передать. Вот они и соблазняют всяческими своими действиями.

— Но у нас бытует мнение, что они и убивают.

— Правильно, кто-то пообещал отдать свою искорку, но за это потребовал чьей-то смерти.

— А как же церковное учение, что темные это зло, а светлые это добро.

— Быстрей всего кто-то из основателей этого учения заключил договор со светлыми. Им такой договор очень выгоден, ведь последователи такого учения сами отдают свои искорки.

— Получается церковь заодно с жителями нижних и верхних миров?

— Нет конечно, может кто-то и поддерживает отношения, но навряд ли вся церковь. Вера сама по себе творит чудеса. Если ты во что-то веришь, то многого можешь добиться. Я думаю, что большинство служителей искренне верят, ведь они не знают правды, но среди них есть те, кто не верит, а пошел в служители ради денег, ведь церкви как я понял, жертвуют большие деньги.

— А как же творец, он почему не вмешивается.

— Кто создал миры, никто не знает, но однозначно, он не вмешивается в дела жителей этих миров. Вмешиваются Великие маги или маги Абсолюта. И сорок тысяч лет и двенадцать тысяч лет в мирах шла война между этими магами. И двенадцать тысяч лет назад они заключили договор, что не будут напрямую вмешиваться в жизнь разумных. Они могут кому-то что-то подсказать, подкинуть, направить, но сами свою силу не применяют. Так, что ваше понятие бога неправильно. Правильно было утверждение твоих предков славян, до принятия христианства. Они не просто так говорили, что кумиры, это те, кого потом вы стали называть богами, это ваши предки и вы их дети. И магия у вас отсутствует потому, что ее истребили. Ведь у вас преследовали обладателей силы, жгли на кострах. И не стало тех, кто мог бы произвести инициацию имеющих зерна силы. Утеряна наследственность, способность передачи знаний. Ты же знаешь, что если человек вырастет среди животных он теряет человеческую сущность. Он не может говорить, практически не может ходить на двух ногах и не может пользоваться орудиями труда, не говоря о том, чтобы их изготовить. А магия еще сложней. Мы после войн утеряли многое, а что говорить о вашей цивилизации, если вы уничтожили носителей этих знаний. Чтобы это все появилось заново, естественным путем, необходимы миллионы лет. О магии будем говорить, если ты пройдешь инициацию, а если нет, то знания о ней тебе будут не нужны.

— Теперь по твоим похождениям. Из твоего рассказа следует, что ты отбил от каких-то разбойников подростка из народов леса, эльфанов, у вас их называют эльфами. Потом ты попал в рабство к степным, кочевым оркам, которые везли тебя в одной клетке с оседлыми орками. В этом мире в принципе существуют все расы, которые ты описал из ваших книг, но есть и другие. Я тебе дам книги по описанию рас Лоры, сам почитаешь. Удивительно, что эльфы тебя отпустили живым, обычно они убивают всех, кто приближается к их лесу, видно паренек был не простым. Ты чего мнешься, что-то хочешь спросить?

— Да, — ответил я. — На торгах, кто это был, что чуть не купил меня?

— Это был Сигр. У них склонность к темным энергиям, поэтому их еще называют темными. Они появились на Лоре чуть более четырехсот лет назад. Обосновались где-то в диких землях. Они тоже пришельцы. Путешествуют по всей Лоре, выискивают молодых одаренных, на рабских рынках, выкупают таких. Что они с ними делают дальше, никто не знает. Я и в торги вступил, потому что увидел что тебя хочет купить Сигр, решил что ты одаренный.

Видя, что не задаю следующих вопросов, он продолжил.

— Что тебе еще необходимо знать, так это строение нашего общества. Мы сейчас находимся на заставе, которая перекрывает путь через проход в горах в долины кантонов Тарг. В долине находится крепость с гарнизоном, который контролирует семь таких проходов. Наша задача в случае нападения оповестить крепость об этом. Ты уже заметил, что состав заставы состоит из пятнадцати воинов и меня, мага. Есть еще трое наемных работников, которые обслуживают воинов и мага. Кантоны Тарг состоят из семи графств. Главный горд, где заседает совет кантонов это Тарг, который дал название кантонам. Управляет кантонами совет, в который входят семь представителей графств, по одному из каждого. Три члена от общин людей, гномов и эльфов. И пять членов от свободных гильдий, это гильдии магов, каменщиков, кузнецов, ткачей, и ювелиров. Это те гильдии, которые приносят больший доход кантонам. По закону все равны, все платят десятину в графство в котором проживают, а графство выделяет средства на содержание войска, на строительство дорог, мостов и прочего, но фактически аристократы пользуются большими правами. Совет собирается раз в месяц, для решения текущих вопросов, если необходимо то и больше. Решение принимается простым большинством голосов. Советом выбираются раз в семь лет исполнители его решения. Гражданский и военный. В мирное время решения совета выполняет исполнитель мирного времени, если на нас кто-то нападает, вся власть переходит к военному исполнителю. Исполнители называются гражданский Баро, военный Варо. В кантонах запрещено рабство. С запада к кантонам примыкает империя Рас. С востока, откуда получается ты двигался, государство эльфов. С севера примыкают королевства, а с юга свободные баронства за которыми дикие земли. Чем кантоны еще отличаются от других образований, так это тем, что везде магия доступна только аристократии, а у нас в школу принимают всех одаренных. Аристократы оплачивают свое обучение, а те, кто не может оплатить свое обучение, заключают контракт, за них плату вносят кантоны, а потом они эту плату отрабатывают. Я один из таких. Обучение в школе, хотя по вашим понятиям ее можно назвать университетом длится семь лет. Отучившиеся семь лет получают звание мага. Маг после семи лет обучения проходит практику в течение десяти лет, после чего получает право на самостоятельную практику. Получившие такое право могут отучиться еще три года и тогда они получают знания полного мага. Те, кто заключили контракт, и отучились семь лет, должны отработать сорок лет, а полные маги пятьдесят лет.

— Ого, — протянул я.

— Не удивляйся. У нас в среднем люди живут сто двадцать лет. Маги вдвое больше, до трех сотен лет, полные маги в раза четыре, до семисот лет, магистры до пяти тысяч лет, архимаги в принципе бессмертны. Про великих магов или магов абсолюта мы уже говорили. Кстати сказать, мечники тоже живут дольше, почти как маги. Немного отвлекусь и поясню. Ты изучал строение человека, но кроме известных тебе скелета, мышечной системы, кровеносной, нервной и прочих которые ты изучал, в человеке есть энергетическая система. Так называемый энергетический каркас. При овладении магией он меняется, упрочняется, каналы становятся более мощными, в результате чего жизнь человека удлиняется. Мне сейчас уже сто четыре года, до окончания контракта осталось семь месяцев, до следующего лета, отработав их стану свободным магом. Пятьдесят лет можно отрабатывать не все сразу, можно отрабатывать по десять лет, а между ними делать перерыв, но не больше десяти лет. Я на эту заставу сам напросился. Вычитал у своего учителя в старых хрониках, что до последней войны в этих горах был учебный центр от школы магии, надеялся его найти. Надеялся найти что-то из утерянных знаний. Вот и ищу его уже десять лет, облазил все горы, но ничего не нашел. Или хроники не настоящие или место указано неточно, не знаю.

Так до вечера Королан мне и рассказывал об особенностях жизни на Лоре. Утром после подъема я снова пошел к Королану, так как мы договорились с утра провести мою инициацию. Когда я постучал и зашел, Королан меня уже ждал.

— Садись в кресло и расслабься, ничего не бойся, никаких ощущений не будет.

Я уселся в кресло и расслабился. Королан подошел ко мне сзади и положил свои руки мне на виски. Ничего не происходило, я сидел, Королан стоял сзади и держал руки. Потом произнес.

— Смотри.

Я не понял куда смотреть, но вдруг передо мной, как голографическое изображение появился светящийся знак, в виде круга в который был вписан знак икс. Он был красного цвета. Потом появился знак похожий на английскую букву кью, но был синего цвета, потом треугольник, который был зеленого цвета, потом знак похожий на прописную букву «П», но желтого цвета. Потом все пропало. Королан спросил.

— Ты что-то видел?

— Да четыре знака, разного цвета.

— Очень хорошо, сейчас подождем, зерна разворачиваются за минут десять-двадцать.

Так как мы еще не завтракали, то сходили на кухню где и поели. Прошло полчаса.

— Так встань ровно я тебя осмотрю, — сказал Королан.

Я выпрямился, а он отошел и стал меня рассматривать. Нахмурился, потом произнес.

— Ничего не понимаю, если зерна были, они должны уже развернуться, проявиться в ауре, а ничего нет. Но ты видел знаки, а это признак того, что зерна есть, у кого их нет, тот не может увидеть знаков. Подождем еще. У тебя есть вопросы?

— А что это за знаки?

— Те, что ты видел, это знаки сил. Первый знак, это знак огня, если его напитать силой, то это будет огненный шар, фаербол, по-вашему. Второй знак, это знак воды. Третий знак, знак жизни, ускоряет заживление ран и рост растений, последний знак увеличивает крепость материала.

— Я не это имел в виду, откуда вообще эти знаки и сколько их?

— А-а вон что ты имел ввиду? Всего их сорок четыре. Двадцать шесть знаков большого круга и восемнадцать малого круга. Эти знаки первооснова магии, с их помощью маги оперируют силами. С этих знаков составляются формы. Сам знак действует по-разному, от количества вложенной в него энергии. Если в знак огня ее вложить немного, то получишь маленький огонек, если больше то огненный шар, а если много, то огненный шторм. Но даже знак, напитанный огромным количеством силы, может погасить сравнительно легкая форма с минимальным вложением силы. Надо только знать какая форма гасит какой знак. Формы как я уже говорил, состоят из знаков. И чем сложней форма тем больше знаков в себя она включает, от того сколько знаков маг может включить в формулу и зависит сила мага. В школе магии учат, что эти знаки отысканы экспериментальным путем, архимагами и великими магами, в результате научных поисков, но мой учитель считает, что это знаки древнего алфавита. Кстати сказать, в школе учат только знаки большого круга. Все знаки имеют звуковое значение, но такого языка, где б они могли звучать, все равно никто не знает.

— А почему не учат знаки малого круга и где можно увидеть все знаки.

— Знаки малого круга не применяются в создании форм, а сами по себе не имеют практической ценности. Если есть желание то я тебе дам тетрадь, в которой записаны все знаки, как малого круга, так и большого, их звучание и предназначение, мне их дал мой учитель.

— Хочу.

— Хорошо получишь, а теперь давай снова вставай.

Я поднялся и выровнялся, процедура рассматривания повторилась. Королан, который меня рассматривал, вздохнул с сожалением и сказал.

— Ну что, я тебя огорчу. Инициации не произошло, аура какой была такой и осталась и зерен я не вижу, поэтому делаем вывод, будущего как у мага у тебя нет. Помолчав, о чем-то поразмышляв, добавил. Хотя надо бы тебя потом проверить на артефакте определения дара, такой есть в школе. Когда поедем к учителю, заскочим в школу, я попрошу предоставить тебе возможность пройти проверку на артефакте. А теперь раз у тебя нет способностей к магии, ты поступаешь в полное распоряжение Трина. Больше по хозяйству не работаешь, только занимаешься. Это тебе пригодится в будущем.


Когда я вышел и подошел к Трину, тот окинул мою кислую рожу и спросил.

— Что способностей к магии не обнаружено? — Увидев мой кивок, продолжил. — Не переживай, зато точно есть способности чтобы стать мечником. С завтрашнего дня я тебе буду готовить эликсиры, они необходимы чтобы подготовить тело. И где-то месяца через два проведем инициацию.

— А как проводится инициация?

— Также как и в магии, слиянием аур. Это очень древний обряд. Когда ему положено начало никто не знает. Из ауры учителя передаются знания в ауру ученика. В организме происходят изменения. Укрепляются связки, усиливаются мышцы, пластичней становятся суставы. Прошедший инициацию становится быстрее, выносливей и у него повышается сопротивление к магии. Но это не происходит в один день. Инициация только передает способности к этим изменениям, а сами изменения организма длятся от месяца до нескольких лет. У нас всего три ступеньки. Ученик мечника, мечник и мастер мечник. Мастер мечник может противостоять полному магу. Говорят, эту систему разработали в древности для противостояния магам. Мечник может иметь одновременно только одного ученика, а мастер до десяти.

— Если мечники не маги, то как они видят ауру.

— А мы и не видим, мы просто знаем, что она есть. Этого нам достаточно.

— А в чем отличие мечника от мастера мечника.

— Отличие большое. Ты сейчас двигаешься быстрей, чем наши воины. Когда пройдет инициация, и ты станешь учеником, будешь еще быстрей двигаться. Но все равно не сможешь противостоять мечнику. А против мастера мечника, мечник как простой воин против меня, это если не учитывать большую сопротивляемость к магии.

— А как становятся мастером мечником?

— Каждый ученик ставший мечником меняет своего учителя. Считается, что тот мечник, который обучил больше десяти учеников и становится мастером. Хотя точно никто не знает, ходят слухи, что и без учеников можно стать мастером, но я таких мастеров не знаю. Так с расспросами закончили. Раз ты дал свое согласие, то теперь не жалуйся. График у тебя будет жесткий. С утра три часа разминки, потом завтрак. Потом я тебе показываю движения, ты их отрабатываешь, потом обед. Затем силовые упражнения на укрепления мышц и связок и я проверяю, как ты отработал упражнения, которые я тебе дал до этого.


У меня начался жуткий период. Так я не уставал никогда. К вечеру я еле доползал до своей кровати и падал как убитый. До того как я дал согласие на обучение, я считал что в какой-то мере могу противостоять Трину, но оказалось что он до этого со мной игрался. А сейчас при проверках, учебных спаррингах он рвал меня как тузик грелку. Эликсиры, которые давал Трин были такими отвратительными, что сначала меня выворачивало. Трин зажимал мне рот, чтоб я их проглотил. Дни шли за днями, а у меня даже по вечерам не было сил посмотреть тетрадь со знаками, которую мне дал Королан. Утром я разлеплял глаза с трудом, я не высыпался, усталость не проходила. Заметивший это Трин, сказал.

— Крепись, скоро втянешься, и все нормализуется, если ослабить нагрузку инициация может и не произойти. Обряд сорвется и аура не сможет принять знания.

Эти два месяца были адские, время тянулось неимоверно медленно. По моим личным ощущениям я стал двигаться даже медленней чем раньше. Единственное что радовало, так это то, что возросли умения в фехтовании. Трин обучал обращаться с любым оружием и обеими руками. Я учился метать ножи и стрелять из лука. Но всему приходит конец, так подошло и время инициации. В этот день с утра, вместо зарядки Трин позвал меня с собой на стену заставы. Когда мы на нее взошли, то он просто стал смотреть на восток и дождавшись появления краешка светила дал мне три монеты, медную, серебряную и золотую.

— Сожми в руке и держи, — сказал он.

Я сжал их в руке и вопросительно уставился на него, а он взял мою руку с зажатыми монетами в свои и закрыл глаза. Через время их открыл и сказал.

— Все одевай, теперь он твой по праву.

— Кто, — спросил я.

— Открой руку, — произнес Трин.

Я открыл руку в которой были зажаты монеты и непонимающе уставился на находящийся в руке перстень.

— Одевай, чего уставился как кот на деревянную мышь, — с улыбкой спросил Трин.

— А откуда перстень и где монеты, это что магия?

— Как много вопросов, — усмехнулся Трин. — Монеты превратились в перстень, я же тебе говорил, что это очень древний обряд. Видишь, клинки на перстне медные, как станешь мечником, они станут серебряными, как у меня и он мне показал свой перстень.

Я обращал внимание на наличие у него на руке перстня, но никогда его не рассматривал. На передней плоскости перстня были два перекрещенных в виде буквы «Х» меча, у меня они были из меди, а у Трина из серебра.

— Как станешь мечником, перстень это поймет и мечи на нем изменятся.

— А какие мечи у мастера?

— У мастера перстень полностью становится золотым.

— Угу, — тупо протянул я, — сам становится.

— Конечно сам. При инициации будущему ученику дается три металла. Медь, серебро и золото, не обязательно монеты, просто в другом виде у меня не было. И при инициации, если обряд прошел как надо и знания приняты, то есть кандидат стал учеником, зажатые в его руке металлы превращаются в перстень. Этот перстень никто кроме тебя носить на пальце не сможет, он полностью твой.

— А если я его сниму, и у меня его кто-то украдет, а потом просто оденет чтобы его принимали за ученика мечника.

— Его не смогут одеть. Он не позволит. Ты его не сможешь потерять, ты его будешь ощущать, он станет как часть тебя. А после твоей смерти он рассыплется, превратится в порошок. Вообще-то их не снимают. И если даже ты будешь без сознания, его с тебя снять никто не сможет.

— Но если я буду без сознания, то можно просто отрубить палец.

— Знаешь, я никогда не интересовался такими вопросами, ты меня ставишь в тупик. Ты только что получил перстень ученика и уже собираешься его терять.

— Нет, не терять, я просто пытаюсь понять, в чем подвох с этим перстнем.

— Нет никакого подвоха. Перстень показывает статус. Он подтверждает твою личность. Ты вообще должен радоваться. Я чтоб стать учеником занимался десять лет, пока мой будущий учитель посчитал, что я способен пройти инициацию и стать его учеником.

— А сколько лет ты был учеником?

— Двенадцать лет я занимался пока клинки на перстне стали серебряными, но у тебя это я думаю, получится быстрей, ты очень быстро учишься.

Я прислушался к своему организму, никаких изменений не услышал, поэтому спросил.

— Я не чувствую никаких изменений в себе, точно обряд получился?

— Если б обряд не получился, перстень не появился бы, а чувствовать ты ничего и не должен, передаются знания тела, а не знания мечника. Учится обращению с оружием надо самому, тебе переданы знания по изменению тела, оно будет меняться под твои потребности, растягивать связки, укреплять мышцы, повышать выносливость.

— Но такого можно достичь и самому, просто занимаясь.

— Наверное, можно, но на это уйдут десятилетия, а так месяцы или в крайнем случае года. И устойчивость к магии ты тренировками не наработаешь, а после проведения обряда она появляется и постепенно совершенствуется. Что тебе дал обряд, ты поймешь позже, а теперь начинаем тренировку.

Дни потекли так же как и до этого, но через непродолжительный период я заметил что нагрузка увеличивается, а устаю я меньше. Теперь я мог целый день махать мечами, а вечером еще был в состоянии изучать тетрадь со знаками. Хоть Королан и сказал, что мне они не пригодятся, у меня было настойчивое желание их выучить. Большинство из знаков были похожи на известные в наших языках буквы, некоторые были похожи на руны, или даже иероглифы. Каждый знак имел свое оригинальное начертание и звуковое значение. Причем некоторые звучания были похожи, как согласные знаки, только один звучал звонко, другой глухо, почему было так, я не знал, но настойчиво учил. Начертание знаков запомнил быстро, а с произношением были проблемы. Тем более не каждый вечер у меня доходили руки до тетради.

Подошла к концу зима, хоть это время и называлось зимой снег не выпадал, просто было сыро и холодно, началась весна, растительность обновляла свою листву. После инициации прошло еще два месяца и только сейчас я понял, что она мне дала. В одной из тренировок, а все они до этого я проводил только с Трином, он выставил против меня одного из солдат, сказав что это лучший. Вот при проведении спарринга я понял чего не замечал до этого, занимаясь с Трином. Я привык к скоростям Трина, а начав фехтовать с солдатом, понял что я могу еще ведя с ним спарринг, рассматривать окружающее. Он двигался медленно, я мог его уже несколько раз поразить. Трин заметил мое состояние и прикрикнул.

— Веди себя как в настоящем бою, поражай противника.

Я, следуя приказу Трина, выбил меч у солдата и нанес удар в шею, остановив меч в последний момент. Тот потер шею, с сомнением посмотрел на меня, а потом повернулся к Трину и возмущенно высказался.

— Ты ж говорил, что только начал его тренировать, что он только два месяца назад стал твоим учеником, так он двигается ненамного медленней чем ты, как за таким можно усмотреть, ведь он почти мечник, а ты выставил меня одного против него.

Выслушав его, Трин потер подбородок, задумчиво посмотрел на меня, а потом ответил солдату.

— Знаешь, а ты прав. Зови сюда своего напарника и вторую двойку. А потом, посмотрев на меня с улыбкой сказал. Раз ты так резво начал, то давай увеличим тебе количество противников, только на будущее, это воины, не надо с ними играться. Проводишь атаку, и как только ты показал, что противник поражен они выходят из боя. Если ты пропустишь удар, ты выходишь и признаешь свое поражение. Все понял?

— Да учитель, — ответил я.

На мой ответ Трин только хмыкнул.

Показался мой первый противник, но рядом с ним был еще воин и двое стояли в стороне наблюдая за нами. Первая пара вышла на площадку и разделилась. Они разошлись по разные стороны от меня. Трин скомандовал бой. Скорость, которая была у меня, мне позволила расправиться с обоими противниками без больших проблем, я показал поражающий удар сначала одному, а потом другому и они вышли из боя. Второй боец, который присоединился к первому, отходя, тоже ворчал, смотря на Трина — малец, только начал заниматься, я его только взял в ученики, ага, только начал, кому он песни поет.

Трин показал, чтоб на площадку вышли первые двое и еще один из стоящих. Бой с тройкой затянулся, я хоть и двигался быстрей их, но отбивать одним мечом три оказалось трудно, не говоря о том, чтобы в это время еще и атаковать. Мне чтобы поразить первого противника из тройки понадобилось минут десять, но когда первый был поражен, с двумя остальными я расправился быстро. Как только был поражен последний противник, Трин дал указание выходить на площадку всем четверым. Видя это, я привлек внимание Трина поднятой рукой.

— Ты что-то хочешь сказать, — спросил Трин.

— Да, а можно мне взять второй меч, — спросил я.

Трин удивленно посмотрел на меня. Я хоть и отрабатывал работу обоими руками, но ни разу мы не проводили занятия с двумя мечами сразу. Он пожал плечами и ответил.

— Бери, если считаешь, что справишься с двумя мечами.

Я взял второй меч. Вышел в центр площадки и опустил руки с мечами, острия мечей направив в землю, и стал ждать атаки. Вначале мне было неудобно работать одновременно двумя мечами, но постепенно я приспособился и стал умудряться не только защищаться от атак, но и атаковать и где-то на пятнадцатой минуте я почувствовал рисунок схватки. Мои противники работали против меня парами. Каждая пара атаковала одновременно, а вторая их прикрывала. Уловив ритм, я атаковал в момент отхода смены атакующей пары. Это дало результат, я смог в первой же полноценной атаке поразить отходящую пару, а со второй проблем вообще не было. Сделав небольшой перерыв, позволив моим противникам о чем-то переговорить, Трин дал команду к новому бою. Но я уже зная принцип работы моих противников, почти сразу уловил ритм и атаковал, выиграв бой. Третий поединок привел к тем же результатам. Трин отпустил солдат, а когда они ушли, повернулся ко мне и произнес.

— Я же говорил, что ты неимоверно быстро учишься. Ты обратил внимание, что в бою применял не отработанные нами связки, а импровизировал. Такое обычно происходит, когда ученик приближается по опыту к мечнику. Если бы я сам тебя не инициировал, никогда бы не поверил что с момента инициации прошло всего два месяца. Мы с тобой еще не изучали работу с двумя мечами, как ты додумался взять два меча.

— С одним мечем, я просто еле успевал за тремя противниками, а вторая рука, левая пустая, но я ведь ей тоже могу фехтовать, не хуже чем правой, поэтому и решил взять во вторую меч.

— У тебя получилось удивить меня, с завтрашнего дня начнем тренироваться с двумя мечами, я вообще-то считал, что тебе еще рано учиться работать с двумя мечами.


По прошествии еще одного месяца мне сообщили, что меня ждет у себя Королан. Когда я к нему пришел, тот молча указал мне чтобы садился в кресло и с любопытством стал рассматривать. Посидев, рассматривая меня, он произнес.

— Трин сообщил о твоих успехах. Меня это радует. Хотя у тебя так и не проступили зерна силы, но зато есть задатки неплохого мечника. У меня к тебе предложение. Уже достаточно потеплело чтобы возобновить поиски центра древних магов. Я обычно беру в поиски с собой пару воинов. Предлагаю тебе поучаствовать в поисках совместно со мной.

— Я конечно за, — сказал я, но хотел бы понять ваши интересы в моем участии.

— Не надо мне выкать, у нас в отличие от вас не принято обращаться к кому-то во множественном числе. А интерес у меня простой. Тебе сопутствует удача, может при твоем участии нам всем повезет и наконец найдется этот центр.

— Что от меня требуется?

— Ничего. Все будет подготовлено без твоего участия. Но у тебя нет одежды для такого мероприятия. Мы подобрали тебе одежду. Здесь на заставе нет лишней, никто не предполагал, что у нас появится еще один обитатель. Та одежда, что у тебя есть, уже истрепалась. К сожалению лишнего воинского обмундирования у нас нет. Накладывать формы на обмундирование я не умею. У каждого свое обмундирование с формами. Еще одна проблема в том, что ты выше воинского состава, но ниже меня. Но для выезда в горы тебе необходимо что-то более выносливое, чем есть у тебя, поэтому мы скинулись и подобрали комплект для тебя. Меч и кинжал тебе даст Трин. Одежду тебе в комнату уже должен был доставить Орис. Подойди к Трину он вручит оружие. Сегодня отдыхай, а завтра с утра мы выдвинемся.

Трин мне вручил прямой меч и большой нож, который он с улыбкой назвал кинжалом, а также ремень с ножнами для них. А по приходу в комнату я обнаружил на кровати плотные штаны по виду шерстяные, тонкую рубашку и что-то типа батника из такого же материала как штаны, и куртку из плотной кожи. Возле кровати стояли сапоги, на которых лежало по куску плотной ткани. Обувь подошла почти идеально, а штаны и рубашки были коротковаты, в отличии от куртки рукава которой были длинноваты для меня. Но одев все это, я уже почувствовал себя человеком. Попрыгав, привыкая к одежде, и направился во двор.

На следующее утро я, Королан и двое воинов выехали и направились в сторону гор. По пути Королан достал из сумки, притороченной к седлу, карту и стал ее рассматривать, увидев мой интерес, пояснил.

— Я на карте отмечаю места, где уже побывал за эти десять лет, и где еще необходимо провести поиски.

Мы двигались, и перед нами открывалось ущелье, в которое уходила дорога. Я показав на него спросил.

— Эта дорога ведет в кантоны?

— Да, — ответил Королан.

— А сколько до крепости?

— При средней скорости трое суток.

— Но если на вас нападут, то получается, в крепости узнают об этом, если вы вышлите гонца, чуть меньше чем через трое суток, а подмога, сможет подойти вообще через неделю?

— Нет. У нас есть сигнальный амулет. Если будет нападение, мы его активируем и в крепости сразу становится известно о нападении. А выдвинуться они смогут сразу, там все время дежурит оперативный отряд.

Мы лазили по горам трое суток, ночевали там где нас застигала ночь. К лошади, которую мне выдали был приторочен теплый плащ с внутренней стороны обшитый мехом. В нем было очень удобно ночевать. Как Королан надеется найти центр я не понимал, никаких построек нигде видно не было. Мы просто двигались по имеющимся тропам, местами оставляли лошадей с воинами, а мы с Короланом поднимались к виднеющимся выемкам и пещерам. Но так ничего и не нашли. На четвертый день отправились на заставу. По виду Королана, можно было судить, что он огорчен результатами.

Наши вылазки в горы стали регулярными. Мы находились в поисках три, четыре дня и возвращались. Проводили на заставе неделю и снова уходили в горы. В поисках было интересно. Я расспрашивал Королана о магии, и хоть он заявил что это мне не надо от ответов не уклонялся. Пытался объяснить как вызвать в себе силу, как напитывать знаки и формы. Хотя понять его было трудно. Я был как слепой, которому зрячий пытался объяснить радугу или картину. Он вспоминал с ностальгией время проведенное в школе магии. Восхищался своим учителем, расписывал какой он любознательный, независимый, не считающийся ни с чьим мнением если считает что он прав.

Мы возвращались с очередного выезда в горы, я расспрашивал Королана о магии крови. Он мне читал чуть ли ни лекцию.

— Магией крови обладают кроме людей, демоны одного из потоков и вампиры. Вампиры произошли от темных эльфов. Светлые эльфы усваивают и накапливают энергию вырабатываемую растениями. Когда-то произошел раскол народа эльфов, что послужило причиной никто не знает. Но часть эльфов, перестала усваивать энергию растений и стала усваивать темную энергию гор. Они так же способны усвоить энергию смерти, как и некроманты. А от темных эльфов отделились те, кто получает энергию извлекая ее из живых организмов и предпочитают они извлекать ее из разумных.

— Они пьют кровь, те, кого они укусят в свою очередь становятся вампирами, — пробормотал я.

— Что за чушь ты несешь? В честь чего укушенный станет вампиром. Они получают энергию из крови. Но организму необходимы органические материалы для поддержания работоспособности тела, вот они и предпочитают пить кровь. Но могут есть и обычную пищу. Есть кланы вампиров, которые не пьют кровь разумных, для них это как для нас поедание разумных. Они выращивают животных у которых и берут часть крови, даже не убивая их. Просто делают кровопускание. И представители этих кланов тоже учатся в школе магии. А к тем кланам, которые до сих пор употребляют кровь разумных относятся так же как мы к каннибалам. И вообще мы говорили о магии крови. Кровь несет в себе все сведения о своем владельце, и его предках и с помощью магии крови можно творить мощную магию. — Вздохнув, с сожалением проговорил, — только у меня нет к ней способностей. А как хотелось бы, мог бы приобрести способности своих предков. Ведь вампиры потому и так сильны, что перенимают способности предков через магию крови, но надо быть сильным магов в этом направлении, а у людей сильные маги крови большая редкость. У меня к тебе вопрос. А какими способностями обладал бог у твоих предков до принятия единого бога.

— Перед самым крещением, главным богом был Перун, бог грома и огня.

— Ха, значит тоже боевик, как и я. Так ты предок сильного боевика, поздравляю.

— С чем.

— С хорошей наследственностью.

— Но ведь люди могут овладеть любой магией, почему не займешься и не разовьешь это направление магии?

— Понимаешь, маги универсалы есть, но они не обладают большой силой. Все сильные маги это специалисты в одной из областей магии. А развить мне направление магии, кроме того, чем уже владею трудно. Это как будто ты писал все время правой рукой, а потом надо переучиться на левую, но времени на это не дают. И это приблизительное сравнение.


Мы уже были в часе езды от заставы, когда нам на встречу на бешеном скаку выскочил Трин в сопровождении двух воинов. Подскочив к нам и еще полностью не остановившись, он прокричал.

— На заставу напали.

— Кто? — задал вопрос Королан, сразу подобравшись.

— Не знаю. Я с двумя воинами, которые в горах на обходной тропе видели следы неизвестных, выехал посмотреть, кто это был и куда направился. А когда возвращались, то на подъезде увидели, что застава пылает, ворота выбиты. Нам повезло, мы не успели близко подъехать, как нас атаковал маг, спасли амулеты защиты.

Королан поскакал вперед, крикнув нам.

— Держитесь позади меня.

Мы последовали за ним. Один из воинов который прибыл с Трином, посмотрев на меня, с улыбкой сказал.

— Сейчас наш маг им задаст. Он один из самых сильных боевиков Тарга.

Услышавший его Трин молча, покачал головой. Мы уже видели пылающую заставу, когда в стороне были замечены два всадника. Королан махнул в их сторону головой и сказал:

— Захватить и доставить для допроса.

Трин послал за ними четверку воинов, тех двоих что были с нами и тех, что прибыли с ним. Скачущий впереди Королан резко остановился, показал нам рукой чтобы не приближались и пояснил.

— Здесь что-то не то.

В этот момент произошло два события. Четверку воинов, которые направились задержать увиденных накрыло взрывом. А перед Короланом появилась зеленоватая пленка, в которую врезалось что-то типа ракеты земля-земля. И хоть основной удар пришелся в эту пленку, все равно по бокам от Королана земля вздыбилась и вспыхнула. В меня полетели мелки камни, лошадь подо мной рухнула. Последнее, что я видел, это было исходящее от Королана в сторону заставы сияние, а потом накрывший заставу взрыв, который можно было сравнить со взрывом боекомплекта «Ураганов». Очнулся я от неимоверного жжения. Открыв глаза, увидел склонившегося надо мной Королана и стоящего рядом с ним Трина.

— Живой, — довольно произнес Королан.

— От такого не умирают, — с иронией ему ответил Трин.

— Не скажи, можно умереть от потери крови, все-таки порезов было очень много, да и контузило его.

Я огляделся, рядом с нами было только две лошади. Увидев мой взгляд, Трин пояснил.

— Твою лошадь пришлось добить. Не было времени с ней возиться. У тебя не было защитного амулета, поэтому тебя с ней и накрыло.

— А у воинов были амулеты, но им это не помогло, — пробормотал я. — А что это так жгло только что?

— Королан наложил на тебя лечебную форму, чтобы порезы заживить и привести тебя в чувство. А насчет воинов, их накрыло прямым воздействием, на такое у них амулеты не были рассчитаны.

— Куда мы теперь, — поинтересовался я.

— В крепость, — ответил Королан. — Я сигнал о нападении уже передал, помощь к нам уже должна двигаться. Посмотрев на меня внимательно и оглянувшись на отошедшего к коням Трина тихо сказал. С тебя форма обучения слетела, наверное от большого магического возмущения или от того что сознание потерял, не знаю.

— А, что с нападавшими, — спросил я.

— Их много. Я смог поразить около десятка магов, но мой резерв теперь почти пуст. Я сейчас не смогу вести магический поединок, перегорю.

— Что значит перегорю, — поинтересовался я.

Королан посмотрел на меня чуть ли не со злостью, но ответил.

— Если маг полностью опустошит свой центр силы, где накапливается и перерабатывается энергия, то может потерять способность к оперированию магией навсегда. Это как бочка. Если в ней держать воду, а потом надолго оставить сухой, она рассохнется и больше не сможет удерживать воду. А там были еще маги. Поэтому нам надо двигаться осторожно. Вы с ними без меня не справитесь.

Я посмотрел на свой наряд, он был весь порезан. Фактически на мне сейчас были остатки той одежды что была на мне до этого.

— Давай руку, — сказал мне, уже сидящий на коне Трин.

Я подал руку, он меня вздернул к себе за спину и мы тронулись за Короланом. Так мы двигались около трех часов, когда Королан поднял руку и тихо сказал.

— Впереди кто-то есть.

Трин дал мне указание спуститься с коня и сам слез. Отдав уздечку мне, крадучись ушел вперед. Мы с Короланом остались вдвоем. Вернулся Трин минут через семь.

— Впереди засада, там сэтэны.

— Значит, что на заставу напали Сигры, мне не показалось, проговорил Королан.

Видя мой непонимающий взгляд, Королан пояснил.

— Сэтэны, ящероподобные существа появились вместе с Сиграми. Если Сигры все маги, то сэтэны воины. Нам надо попробовать их обойти.

Мы двинулись вбок от центрального прохода по какой-то трещине. Вели лошадей на поводу, так как под ногами были обломки камней и они могли поломать себе ноги. Двигались в течении часа, когда уперлись в тупик.

— Надо вернуться назад, там был проход в нужную нам сторону, — сказал Трин.

— Подожди, — ответил Королан. И пошел вперед, стал там что-то рассматривать.

Мы стояли с Трином и непонимающе смотрели на действия Королана. Тот опустился на колени и бормоча непонятно что себе под нос, что-то рассматривал. Потом поднялся, подошел к стене и прислонился к ней закрыв глаза. Он стоял в таком состоянии около десяти минут. Я перевел взгляд на Трина. Тот увидев мой взгляд пожал плечами. Мы так молча и смотрели на Королана. Еще минут через пять Королан открыл глаза, улыбнулся и провел рукой по стене. Участок стены отошел в сторону открыв проход. Королан махнул нам головой показывая следовать за ним и вошел в открывшийся проход. Когда мы вошли ведя за собой лошадей, стена за нами закрылась. После ее закрытия на потолке вспыхнули желтым цветом шары размером с баскетбольный мяч, стало светло почти как в солнечный день. Королан посмотрев на меня, сказал.

— Ирония доли. Сколько я искал древний центр, сколько мы с тобой облазили мест, а он нашелся в самый неподходящий момент. И самое главное в том месте, о котором я и подумать не мог.

Мы шли по проходу около получаса, когда он расширился и вышел в зал. При входе в зал на полу лежали остатки скелетов, не одежды ни каких либо предметов на них не сохранилось. Да и сами кости уже превратились в прах. За залом последовали помещения. Некоторые были закрыты, но большинство было открыто. Королан заглядывал почти в каждое. По дороге нам попадались остатки разумных, некоторые скелеты совсем были не похожи на человеческие. Местами валялись золотые и серебряные изделия. Королан и Трин их поднимали. Королан посмотрев очередную комнату, повернулся ко мне и сказал.

— В комнате есть одежда, переоденься, а то твоя скоро разлезется, а мы потихоньку пойдем вперед. Догонишь нас.

Я зашел в комнату. Сразу под потолком вспыхнул шар. В комнате стояла кровать, на которой лежал скелет, было видно, что когда-то на нем была одежда, но сейчас уже практически ничего не осталось. У него среди костей груди лежал кинжал. На полу тоже лежал скелет, на нем просматривались остатки ремня, на котором были заметны пустые ножны для кинжала. В комнате еще находился деревянный стол и возле него стул с высокой спинкой похожий на трон. На спинке стула висел кожаный сюртук. Я подошел и снял его. Под сюртуком на спинке висела кожаная безрукавка, ремень и портупея с ножнами, в которой было два меча, а отодвинув стул, увидел лежащие на нем штаны, под которыми лежал капюшон, тоже из кожи, чем-то похожий на башлык, перчатки и стоящие рядом со стулом сапоги. Я скинул свои штаны и куртку и надел обнаруженные вещи. Они были на меня великоваты в плечах, но совсем чуть-чуть по длине. Натянув штаны, затянув их ремнем, обул сапоги, которые подошли в самый раз. Со своей дорожной сумки достал запасную рубаху и хоть она тоже была в порезах одел ее, на ней не было пятен крови в отличии от снятой, одел безрукавку и сюртук, огляделся. Сюртук был чуть выше колен. Кожа в изделиях была мягкая, но вес был приличный. Так сюртук весил около полутора килограмм. Попрыгав и подвигав плечами, одел и портупею. Она была наспинная.

Попробовал вытащить мечи. Они вышли очень легко и были на удивление легкими, очень удобными. Рукояти были обернуты какой-то шершавой кожей. Один меч был длиннее другого сантиметров на восемь. Больший меч был длиной около семидесяти сантиметров. Лезвия у обоих были матового серого цвета. Хоть на вид они были неказистые, мне понравились. Оглядев комнату еще раз, остановил взгляд на кинжале, решил забрать и его. Подошел к скелету и вытащил из его ребер кинжал. Лезвие кинжала было темное с синеватым отливом. У скелета, лежащего на полу забрал ножны, кинжал в них вошел идеально и повесил их на ремень. Уже хотел уходить, когда у трупа, лежащего на кровати, среди костей руки заметил перстень, забрал и его. Осмотрев еще раз комнату, и не заметив ничего привлекающего интерес, пошел догонять своих спутников.

Я догнал Королана и Трина, они не так далеко и ушли. Свой меч, который мне дал Трин я завернул в остатки одежды и приторочил к лошади. При обнаружении очередной уже пятой комнаты, в которую не смогли открыть дверь, я поинтересовался у Королана.

— А почему не открываешь эти комнаты, интересно же, что там, почему они закрыты?

— Не открываю, потому что не могу.

— Но ты же открыл, вход с ущелья.

— Там не было ничего трудного. Трудно было его заметить и почувствовать форму открытия замка, я на нее направил энергии и проход открылся.

— А почему здесь так не сделать?

— Потому, что эти помещения закрыты сторожевыми формами. Я вскрывать такие формы не умею. Вот закончится контракт, выедим в Тарг где проживает мэтр Париус и с ним уже приедем сюда и будем вскрывать эти помещения. Он в этом спец.

Через время помещения по бокам исчезли, остался только коридор. По которому мы и передвигались несколько часов, пока не вышли к глухой стене.

— Это выход, и если я не ошибаюсь, он выйдет тоже где-то в щели примыкающей к проходу в долину. Давайте отдохнем, поспим, а потом я ее открою, и мы выйдем. — Заявил Королан.

Мы проспали часов пять, когда Королан сообщил что уже пора.

— Когда открою будьте внимательны. Ты говорил Трин, что вы заметили следы неизвестных, может это сигры с сэтэнами обходили заставу. Так что может быть засада.

Королан открыл проход и мы вышли на белый свет. Мы снова находились в каком-то ущелье, а оглянувшись назад я увидел тупик, сзади была гладкая каменная стена ничем не отличающаяся от окружающих скал. Королан и Трин пошли вперед, а я с конями на поводу последовал за ними отстав метров на семь. Минут через двадцать я услышав какой-то шорох позади нас обернулся. И успел увидеть как сверху плавно спрыгнуло ящероподобное существо, но одно такое существо уже стояло в проходе сзади нас и наводило на меня арбалет. Я выхватил мечи. Но целившийся в меня, выстрелил быстрей. Болт попал мне в плечо. Удар был сильный, меня от удара развернуло, но в то же время плечо не отбило, боли я не почувствовал. Поэтому я сразу с разворота напал на него и снес ударом меча голову. Второй выхватив меч попробовал атаковать меня, но удар моего меча пришедшейся по его наручам срезал ему руку державшую меч. А вторым мечом я ему повредил ноги, полоснув по ним. Он упал, а я быстро развернулся чтобы предупредить о нападении Королана и Трина. Но увидел что там тоже произошло сражение. Трин стоял возле трех трупов ящероподобных. А Королан смотрел в сторону где оседали трое сигров. В этот момент Королан повернулся ко мне и тихо спросил.

— Что там за шум.

Я к этому времени подошел к ним.

— Там тоже было двое, этих ящериц, — ответил я.

И в этот момент из-за камня появился еще один сигр. Королан по моему лицу понял что сзади что-то происходит, но обернуться не успел. Сигр кинул в нас троих какую-то форму. Королан и Трин сразу рухнули, а я ничего не почувствовал. Сигр снова поднял руку в мою сторону, но я выхватил кинжал и бросил в него. Кинжал воткнулся в грудь и сигр свалился. Я подскочил к Королану и вздохнул с облегчением, он был жив. Он лежал и смотрел на меня. Я подскочил к Трину, тот хоть и был без чувств, но тоже был жив. Королан с трудом прошептал.

— Помоги сесть.

Я подтянул его к камню и прислонил спиной. Он посидел с закрытыми глазами некоторое время, а потом обратился ко мне.

— Чем это ты сигра? — Хрипящим голосом спросил он.

— Кинжалом, — ответил я.

— Откуда кинжал?

— Из той комнаты, где я взял одежду.

— Покажи мне его.

Я пошел к телу сигра и вытащил кинжал, вытер его и принес, подал Королану. Тот повертел его, рассматривая, и произнес.

— Удивительно. Это кинжал «убийца магов». Я о таком только читал. Он пробивает защиту и разрушает энергосистему тела. Где он был.

— Среди костей скелета лежащего на кровати.

— Значит, тот был магом и его убили. Что ты еще нашел? Подойди, я хочу посмотреть на эту одежду, ведь форма на тебя не подействовала, так?

— Да, я ничего не почувствовал. А когда в меня попали болтом от арбалета, меня просто развернуло, но даже больно не было.

Королан пощупал мою одежду, а потом тихо засмеялся.

— Ты везунчик Вадим. Это одежда из кожи каменной виверны. Она отличается тем, что очень прочна, и при ударе, чем больше сила, тем больший участок застывает как камень. Это одежда магов-охотников. Были такие в древние времена. Они вылавливали пришельцев из нижних и верхних миров. В середине между двумя слоями кожи виверны расположена мифриловая кольчужная сетка. Ты упоминал мифрил, когда рассказывал о фэнтези. Его делают из сплава двух металлов. Один металл с нижнего мира, металл мизен. Второй с верхнего, фрилен. Получить сплав очень трудно, изготовить его можно только в срединном мире, используя весь спектр энергий и при этом необходимо очень большое количество энергии. Но зато готовый сплав не поддается магическому воздействию, очень прочен, а кольчуга из него не пропускает магические формы. И такими свойствами он обладает во всех мирах. Если это одежда охотника, то у него должны были быть мифриловые мечи. Там были мечи?

— Да, ответил я, — и достал из заплечных ножен мечи.

Королан их взял и стал рассматривать, потом произнес.

— Видишь как бывает, я тебе сказал переодеться, а сам не стал рассматривать одежду, она на вид не очень хороша, думал что это просто одежда с наложенными формами сохранения. А оказалось, что ты нашел целое богатство. За один такой меч можно выручить столько, что хватит на обучение в школе магии. Если б я не поленился и посмотрел на нее, то сейчас бы не умирал, правда тогда бы был мертв ты. Чего ты встрепенулся? Да я умираю. Я был истощен, а когда напали трое сигров, выложился до конца, поэтому уже никак не мог противостоять четвертому, тому которого ты убил. Мне осталось жить минут двадцать, я чувствую как разрушается организм.

— Трин тоже умрет?

— У него есть шанс, у него был защитный амулет. Пусть он и не все отразил, но у Трина есть иммунитет к магии он может выжить, хотя тоже получил прилично. Ты говорил, что на нас напали сзади, ты всех убил.

— Одного убил, второму отсек руку, он там валяется.

— Тащи его сюда и дай мне сумочку с коня Трина, небольшую такую, там амулеты для допроса.

Я подтащил раненного ящера к Королану, и отдал ему сумочку. Тот достал из нее костяной овал, толщиной около миллиметра и размером в полладошки и протянул мне.

— Разломай и положи ему на грудь, а сам отойди. В медальоне внедрена форма для допроса, как он будет сломан она высвободится и внедрится в ближайшего разумного. Эти амулеты для таких как Трин, не владеющих магией, чтобы они в полевых условия могли провести допрос задержанного, они называются амулетами правды.

Я сломал медальон и бросил ящеру на грудь. Через минуту, Королан спросил его.

— Почему вы напали на заставу, почему преследуете нас?

— Ты маг Королан, в конце прошлого сезона на торгах купил раба. Мы пришли за ним.

— Зачем он вам?

— Наши повелители увидели, что он не из этого мира. Он им нужен, чтоб создать врата в наш мир.

— Как создать?

— Я не знаю, я не маг. Повелители проводят ритуал, приносят в жертву обладающего меткой барьера и в результате этого могут изготовить врата.

— Так они видят метку барьера? Как долго она держится?

— Да видят, на тех, кого перебросило, остается метка барьера. Она может исчезнуть, если инициируется сила или затухнет сама лет через пять, семь. Проговорив это, он закатил глаза и затих.

— Умер, от кровопотери, — констатировал Королан.

— Видишь, все-таки вы пришельцы, приносите несчастье, оказывается слухи не врут. Из-за твоего появления разрушили заставу, убили ее обитателей и скоро умру я. Не дергайся, успокойся. К тебе претензий нет. Ты тоже жертва всего этого. Я боевой маг, и в том что случилось моя вина. А смерти я не боюсь. Теперь слушай меня внимательно. Никому не говори что ты пришелец. В Тарг напрямую не двигайся, иди в обход, затеряйся. В этой одежде метки видно не будет, даже если сигры метку до этого и видели, если ты будешь в этой одежде, то уже не увидят. Все метки откладываются в энергетическом центре, и он показал рукой в район солнечного сплетения, а он будет закрыт одеждой. Мифриловая кольчуга не пропустит излучение. Ты кроме одежды, мечей и кинжала ничего больше не находил в той комнате?

— Нашел перстень.

— Покажи.

Я достал и протянул ему перстень. Он его осмотрел и вернул.

— Накопитель энергии, очень емкий. Тебе он не пригодится, но ты сможешь его продать. Перед тем как я умру, я хочу тебе кое-что подарить. Сними с моей лошади сумку из темной кожи.

Я снял сумку и поднес ему. Он открыл ее. Достал из нее кожаный мешочек с чем-то тяжелым и серебряную пластину с какой-то гравировкой. Уколол свой палец и положил на медный кругляш, приделанный с внутренней стороны закрывающейся части сумки. Она выглядела как школьный ранец, только была изготовлена из плотной, почти как пластик кожи.

— Наколи свой палец и приложи сюда же, — сказал Королан.

Я наколол палец и приложил, почувствовал в нем кратковременное жжение, но оно быстро прошло.

— Смотри сюда. Видишь, по внутреннему торцу идут три медные планки. Эта сумка называется походный сундук. У вас в фэнтези такие называют бездонными. Это конечно не так. Объем у нее ограниченный. В ней три отделения, дотрагиваешься к первой планке, открывается первое, ко второй — второе. Первое отделение большое, второе меньше, а третье самое маленькое. Пространственные отделения откроются только на твое касание, после отдачи тобой команды на открытие, поэтому и была необходима привязка через кровь. Вложенные вещи, предметы в пространственные отделения, вес сумки не меняют. Достаются вложенные вещи в обратном порядке от вложения. Первой достанешь ту вещь, которую положил последней. Первое отделение у меня для всякого разного, потом посмотришь. Во втором книги, мои дневники и информационные кристаллы, они в футлярах, каждый футляр подписан, в третьем ценности и деньги. Что-то держи нетяжелое в самой сумке, чтобы она была не пустой и не вызывала подозрений. Такие артефакты редкость, я ее нашел в одном из своих походов. Теперь приложи палец с каплей крови на пластину, вот сюда. И он показал куда именно.

Я выжал с наколотого пальца еще каплю крови, и приложил, куда он показал. Кровь прямо на моих глазах всосалась в металл. Королан закрыл глаза и что-то тихо прошептал. Потом открыл и сказал.

— Держи. Это ключ к счету в банке. Тебе надо будет в любом банке переоформить содержимое этого счета на себя. Я разрешил переоформление. Содержимое счета будет моим наследством тебе, у меня нет никого из родственников. Усмехнувшись продолжил, вспоминай меня. Теперь приложи палец к третьей планке и положи в открывшееся отделение мешочек, там наличные деньги и ключ.

Подождав пока я проделаю все, что он сказал, продолжил.

— У меня будет к тебе просьба. Найди мэтра Париуса и отдай ему мои дневники. Он живет у въезда в Тарг. По обнаруженному магическому центру сам принимай решение. Я бы рекомендовал тебе открыться Париусу что ты пришелец, он поможет, но решать тебе. Если решишься открыться, среди информационных кристаллов есть один, на котором записан твой рассказ о мире с которого ты пришел. Чтобы не пересказывать отдашь его ему. Я скоро умру, осталось совсем немного. Как умру мое тело превратится в прах, это действие формы сигра. Заберешь мой медальон и отдашь его в крепость, коменданту. Как умру, грузи на коня Трина, и двигайтесь к крепости. Трин может выжить, в крепости есть лекарь маг, может поможет ему выкарабкаться. Произнеся это он откинулся и часто задышал.

Через несколько минут он перестал дышать. Еще через минуту его тело стало темнеть и превращаясь в пыль осыпаться. Я за это время уже пережил столько стрессов, что к новому зрелищу остался равнодушен. Подождав пока тело Королана разрушится я поднял его медальон, погрузил на коня Трина и тронулся в путь.

Во второй половине дня пришел в себя Трин. Но ни спрашивать, ни говорить ничего не стал, он просто внимательно смотрел на меня, а когда впереди мы увидели двигающихся в нашем направлении всадников, он сказал.

— Я все слышал. Мне тоже осталось немного, я это чувствую. В крепости я скажу, что ты мой ученик, это подтвердит перстень. Я скажу, что восемь лет назад подобрал тебя в диких землях и воспитывал на заставе, опровергнуть это не сможет никто, с сожалением добавил он, уже некому. Если будут спрашивать, привозил ли Королан кого-то, говори, что да привозил, но он был на заставе, когда на нее напали. И измени имя, зовись Димом. Я тебя попрошу мои сбережения переправить моей младшей сестре, она живет недалеко от Тарга в небольшом городке Синтар. Найдешь ее. Там многие меня знали, ее имя Илора, подскажут где живет сестра мечника Трина. Ты все понял, согласен?

— Да, учитель Трин.

— И еще забери с моей сумки амулеты, там еще два для допроса, они такие же как ты использовал при допросе ящерицы и три лечебных. Они в виде листка, правда они слабые, но рану затянут, кровь остановят, а если рана более серьезная на первое время амулета хватит, потом надо будет обращаться к магу лекарю. Удачи тебе Вадим. Вернее удачи тебе Дим. И не переживай, нас ведет судьба.


Меньше чем через десять минут нас остановили окриком.

— Стойте, кто такие?

— Я ученик мечника Трина, Дин. А это сам Трин мы с заставы, ее больше нет, — ответил я.

— Что произошло?

— Напали сигры с сэтэнами. Мэтр Королан на заставе убил десятерых магов и четверых в половине дня пути отсюда, но сам погиб. Истощился и пропустил удар от последнего, мы его добили, там же под удар попал и Трин.

— Он ранен? Он может говорить?

— Да ранен, но говорить может. Ему надо к лекарю.

— Лекарь в конце колоны, поехали туда, а ты Трин, расскажи, что произошло, я командир этой группы боевой маг Сатерон.

Трин тихим, уставшим голосом стал рассказывать.

— Мэтр Королан с двумя воинами и моим учеником поехали в горы, он что-то там осматривал. А я выехал на осмотр места, где наш патруль обнаружил следы неизвестных. Когда я с патрулем возвращался, то при приближении к заставе мы увидели что она горит, а потом мы были атакованы. Но нам повезло, под удар не попали. Я с этими двумя патрульными кинулись навстречу мэтру Королану. Когда он узнал что на заставу напали, сразу кинулся туда. Был бой. Погибли все четыре воина, мой ученик был сильно ранен, даже одежду пришлось менять, после того как его Королан подлечил, а меня спас амулет защиты. Королан сказал, что в бою он уничтожил десятерых магов, но сам истощен и не может дальше вести бой, надо отступать. Тогда же подал сигнал в крепость. Мы отступили, а сегодня утром попали в засаду. Там было четыре мага и пять бойцов. Я убил троих бойцов, мой ученик двоих. А Королан использовал остатки резерва и уничтожил троих магов. Но мы не знали, что есть четвертый, он и нанес по мне и Королану удар, но тоже выложился и его убил мой ученик. Меня снова почти спас защитный амулет, а Королан погиб. Его медальон у ученика.

— Твой ученик настолько хорош?

— Я его воспитываю восемь лет, он уже вплотную приблизился к званию мечника, я думаю, скоро перстень изменится.

В этот момент мы подъехали к крытой телеге, из которой вышел человек оказавшийся лекарем и Трина занесли внутрь. После встречи с нами вся колонна стояла на месте. Сатерон, после того как Трина забрал лекарь поехал совещаться со своим сопровождением, а я остался у телеги с лекарем. Через полчаса с телеги вылез лекарь, подошел ко мне и сказал.

— Я ничего не смог сделать, было уже поздно, у него вся энергосистема организма была разрушена, я удивляюсь как он вообще до этого момента дожил.

В это время впереди послышался шум, стали звучать какие-то команды. Я вскочив на лошадь поскакал вперед. Маги из колоны выстраивались в линию, а спереди, я увидел приближающихся к нам сигров. Между нашими магами и сиграми началось сражение. Впереди стояло пять магов, и обменивались ударами с сиграми, а двое магов держали защиту перед солдатами колоны. Снова поднялся шум. Выяснилось, что с левого бока в атаку на нашу колону идут ящероподобные. Их было около семидесяти, а наших воинов было около сорока. Завязалось сражение в котором принял участие и я. Я врубился в ряды ящериц, и отпустив поводья стал работать двумя мечами, ускорившись насколько мог. Моя скорость, а главное мечи, позволили мне пройти через ряды напавших, выкашивая просеку. Выйдя за спины ящероподобных, я развернулся и двинулся в обратную сторону. Среди них при моем приближении началась паника, что позволило нашим воинам справиться с ними. Через полчаса от начала столкновения все закончилось. С нашей стороны среди магов потерь не было, но погибло пятеро солдат и около десятка было ранено. От магов отделился Сатерон и подъехал к нам, стал интересоваться потерями. Старший над солдатами, кивнув в мою сторону головой, сказал.

— Если б не парень, потери были бы больше, он как горный лев врубился в ряды этих ящериц, и кромсал их как капусту.

— Теперь я верю, что ты почти мечник, — сказал Сатерон, — что с Трином?

— Умер, — с печалью ответил я.

— Понятно. Потерять учителя тяжело, но ты крепись. Сейчас в крепость повезут погибших и раненых, езжай с ними, похоронишь учителя и расскажешь о нападении коменданту, отдашь ему медальон Королана. Жалко его, он был самый сильный из нас, но этих темных сильно много. Какого они напали? Ведь столько лет жили тихо, никого не трогали. Верно говорят, что темные есть темные. Ладно, это все эмоции. Нам надо ехать дальше.

Глава 2

Я снова шел по дороге и вспоминал чем это закончилось прошлый раз. Не было ни малейшего желания на повторение. Прошлый раз я строил планы на основе того, что у меня было. А был и планшет, смартфон, зарядка для техники на солнечных батареях, была куча баз, необходимые мелочи, и были большие планы. Но все разрушил случай или моя беспечность. Сейчас снова было много необходимых вещей, но решил планы пока не строить. Необходимо было определиться с ближайшим будущим. В крепости, которую я покинул, мне предлагали остаться и заключить контракт на службу. Коменданту сообщили, что я ученик мечника, хорошо фехтую, и уже приблизился к званию мечника, он и соблазнял. Обещал хорошую оплату. Но я заглянув в третье отделение сумки Королана, понял, что в ней достаточно средств на первое время и решил себя пока никакими обязательствами не связывать. Тем более Королан перед смертью советовал скрыться. Поэтому я и покинул крепость на третий день после приезда. А сейчас шел на запад по дороге тянувшийся вдоль предгорий, в соседнее графство. Дорога то шла по открытой местности, то ныряла в рощицы. Крепость находилась в графстве Видан, а шел я в графство Кирас. Я, изучив имеющуюся у Королана карту кантонов, решил пройти в Тарг, который находился в центральном графстве, по кругу. По намеченному маршруту мне необходимо было пройти графства Видан, Кирас и Менолан, с которого я и собирался войти в центральное графство Тесаро. Шел пешком, так как лошади на которых мы выбрались с заставы оказались собственностью крепости. А купить в крепости лошадь возможности не было. Их там просто никто не продавал. Как мне пояснили солдаты, ближайшее место по той дороге, которую я выбрал, где можно будет приобрести лошадь находилось почти на границе с графством Кирас.

Вспоминая события почти годовой давности я постоянно крутил головой высматривая опасность, поэтому сразу заметил шевеление кустов впереди по дороге. Я остановился, снял сумку Королана, она одевалась на спину как ранец, достал с нее капюшон и перчатки, одел их. Сумку вернул на место и готовый ко всему тронулся вперед. К подозрительным кустам подходил со всей осторожностью, а подойдя плюнул от досады. За кустами стояла старая кляча и их обгрызала. По всей видимости хозяин не захотел возиться с ее убоем и просто выгнал. Она равнодушным взглядом взглянула на меня. Я чертыхаясь и злясь на себя тронулся дальше. Башлык снимать не стал, просто откинул его на спину, на сумку, а полы прикрепил к сюртуку, на нем были специальные приспособления. Перчатки снял и заложил за пояс, чтоб при необходимости одеть. От монотонной дороги в голову лезли всякие мысли. Я уже не считал хорошей идею идти к мэтру Париусу. Отказаться от этого останавливало только мое обещание, передать ему дневники Королана, но все равно надо было идти в Тарг, найти сестру Трина. Занятый спором сам с собой расслабился, поэтому, когда мне на встречу выехал фургон, я просто сдвинулся к обочине и продолжил движение. Дорога в этом месте была узкой, с двух сторон была зажата деревьями. Разминуться с фургоном удалось лишь, прижавшись к самим деревьям. На козлах сидел глубокий старик. Мы кивнули друг другу, и даже не перебросившись словом, продолжили движения. Но когда фургон уже меня миновал, меня сбил чудовищный удар в спину. Ударом меня откинуло метра на два, и я упал, капюшон откинулся на лицо. Хоть больно и не было, но от неожиданности и такого резкого перемещения у меня захватило дыхание. Я пытался вдохнуть, когда услышал разговор.

— Ну что, готов? — Прозвучал старческий голос.

— Должен, эти болты пробивают латы. Ответил ему более молодой голос.

— Тогда пойди, посмотри, что у него ценного, забирай, а тело оттащи в кусты.

— Боязно, — ответил молодой голос.

— Чего это?

— Ты, что не видишь? Крови нет. А прошлые разы сразу лужи натекали.

— Так заряжай и стрельни еще раз.

Больше я ждать не стал и вскочил. Но удар оказался сильней, чем мне показалось, так как в голове закружилось, и я не смог кинуться на своих обидчиков. А те, увидев что я подскочил бросив фургон кинулись в лес. Гнаться я за ними не стал. Я подошел к фургону и откинув ткань с задней стороны заглянул в него. От увиденного у меня глаза полезли на лоб. В фургоне был установлен стационарный, огромный арбалет. Болты к нему были длиной около полуметра и толщиной в сантиметр. Я непонимающе посмотрел на дорогу где в пыли отпечатался мой силуэт. Но болта нигде не было. Разозлившись на судьбу, подбрасывающую такие подарки, на себя и на эту парочку сбежавших убийц, я достал мечи и порубил арбалет на куски. Вылез с фургона и со злости перерубил колеса и раму фургона, от чего тот просел. Сбросив пар, развернулся и пошел дальше. Это происшествие снова подстегнуло мою паранойю. Я снова ждал гадостей от судьбы.

К вечеру подошел к первому населенному пункту на этой дороге. Это было село. Дома тянулись вдоль дороги. Увидев жителей, двух мужиков, поздоровался и поинтересовался где можно переночевать. Они настороженно меня рассматривали, а потом один из них ответил.

— Дальше есть большой дом, его хозяин принимает на постой купцов. Спроси, может примет.

Я поблагодарил и пошел вперед. Дом и правда отличался от всех остальных. Он был раза в три больше по площади чем пройденные до этого. Позвал хозяина. Вышел мужик, ниже меня почти на голову, но шире в плечах вдвое.

— Чего надо? — спросил он.

— Переночевать пустишь хозяин?

Тот почесал затылок, в это время пристально меня рассматривая и спросил.

— А куда путь держишь?

— В графство Кирас.

— А отколь ты идешь?

— С крепости.

— Служивый что ли?

— Нет, ученик мечника.

— И перстень есть?

Я молча показал перстень.

Хозяин улыбнулся и ответил.

— Чего не пустить, пущу конечно. Монета за ночлег и стол.

Я полез в кошель, он был прицеплен к поясу. В него я положил немного денег. Три десятка медных монет, десяток серебряных и две золотых. Живя на заставе, я много расспрашивал у Королана об этом мире, но ни разу не поинтересовался стоимостью денег. Я вообще не знал что можно купить за медяк, а что за серебряный. Поэтому достал одну медную монету и передал хозяину дома. Решил так, станет возмущаться, добавлю. Но тот, как только увидел медяк, еще больше заулыбался и сказал.

— Пойдем, покажу где спать будешь, а есть будем уже скоро.

Я весь день не ел, поэтому, когда зашел в дом, и почувствовал запахи готовой еды, в животе заурчало, слюни побежали. Комната, выделенная мне хозяином была небольшая, но чистая. За стол сели минут через десять. Я набросился на еду как зверь и пока не насытился, голову от стола не поднял. Как только я перестал набивать живот, хозяин спросил.

— Что слышно в крепости, в диких землях орки набег не готовят?

— Про орков ничего не знаю, а на заставу напали сигры. Всех перебили.

— Темные небеса, что творится, а у нас тоже разбойники завелись.

— Где это?

— А дальше по дороге к Кирасу, нападают на купцов, обирают их, правда никого не убивают.

— Почему властям не сообщили?

— Почему не сообщили, сообщили. Дружинники приезжали, но никого не нашли.

— Так может и нет никого, ведь жертв нет, может купцы что-то мутят?

— Нет, купцы нанимать охрану стали, а до этого и без нее обходились. Завтра с утра будет караван и от нашего села две телеги поедет. Не желает ученик мечника наняться в охрану, — с интересом спросил хозяин. И с хитринкой посмотрел на меня.

Я подумал, чем бить ноги лучше ехать на телеге, но видя хитрую морду хозяина, задал вопрос.

— И какова оплата?

— Пять монет, медяков, — с ожиданием произнес хозяин.

— Это не серьезно, — ответил я.

— Так ты все равно туда движешься.

— Двигаюсь туда, но сам. На меня не нападут, — тут я вспомнил произошедшее нападение, но продолжил, — а охрана каравана это другое.

Хозяин, вздохнул, с сожалением посмотрел на меня и сказал.

— Серебряный.

— Два серебряных и по рукам, — ответил я.

— Дорого, протянул хозяин. — Но вздохнув, ответил. — Согласен.

Мы двигались третий день. Караван шел не спеша и нападение произошло когда до торгового городка расположенного почти на границе с графством Кирас, где я намеревался купить коня осталось со слов купцов меньше часа. То, что на караван напали я понял по своим спутникам, они заснули или потеряли сознание. Лошади тоже повесили головы и остановились. Я сидел на телеге облокотившись на погруженные на нее бочки. А чтобы голову не надавило, накинул капюшон. Когда караван остановился я вскакивать не стал, поэтому что что-то произошло понял не сразу. Был расслаблен от мерной езды. Но в наступившей тишине, перестали скрипеть колеса, ржать лошади и переругиваться возчики, услышал тихие шаги, а потом голос.

— Что будем брать?

— То, что сможем унести, бочку не покатишь, следы останутся, все осматриваем телеги, выбираем самое ценное и уходим, форма продержится недолго, а накопитель уже пуст. Я медленно поворачивая голову, осмотрелся. Переговаривающихся было пятеро. Все были молоды и вооружены мечами. Поэтому я просто спрыгнул с повозки и обнажил мечи.

— Смотри, у кого-то оказался защитный амулет, что будем делать? — Спросил один.

— Он может нас потом узнать. А что делать в таком случае, мы договаривались заранее, — зло прозвучало в ответ.

И трое кинулись на меня. Двое были посредственными фехтовальщиками, а один превосходил тех солдат, с которыми я проводил спарринги. Я их не убивал, просто поранил, рассек мышцы на руках державших меч. Они, выронив мечи отскочили. Я остановился и спросил.

— Кто вы? По вашему виду вы не разбойники.

Все нападавшие были одеты в хорошие, дорогие вещи и на разбойников никак не походили. Задав вопрос, стал ждать ответа. В ответ получил два болта из арбалета. Один успел отбить, стреляли сбоку и я его увидел, а второй почувствовал спиной. Со злостью произнес.

— Ну все, сейчас буду убивать.

И обернулся в ту сторону, с которой получил в спину болт. Там уже никого не было, а когда повернулся обратно, то заметил только спины, скрывающиеся в кустах. Гнаться опять ни за кем не стал. Поднял оброненные мечи и стал их рассматривать. Мечи были дорогие, украшены каменьями, гравировками, рукояти были резные. Выглядели они богато. В это время стали приходить в себя возничие и купцы. Обнаружив, что стоят на дороге и не двигаются, лошади спят, как спят еще и некоторые из них, стали проверять свои грузы. А тот возчик, с которым я ехал, увидев рассматриваемые мной мечи, выпучил глаза, а потом спросил.

— Было нападение?

— Да было, — ответил я.

— Волшбу сонную напустили разбойники, так?

— Так, так, — ответил я.

— А где они?

— Сбежали. Вот мечи побросали, а сами сбежали.

К нам стали подтягиваться и другие возчики и купцы, стали тоже рассматривать мечи, цокать языками и переговариваться между собой. А потом мы двинулись дальше.

Когда прибыли в Родан, небольшой городок где-то тысяч на пять жителей, старший каравана пошел в стражу. Через время вернулся с пятеркой стражей и показал на меня. Один из них подошел и грубо спросил.

— Кто таков? Откуда?

— Ученик мечника Дим, с крепости, — ответил я и показал перстень.

Извиняющимся голосом стражник произнес.

— Прошу прощения, я капитан городской стражи. Старший каравана сказал что на вас напали, вы сражались, но разбойники бежали. Но у вас есть трофеи, мечи разбойников, можно посмотреть?

— Можно, — ответил я. И достал из телеги мечи. Которые после нападения временно положил туда и передал капитану для осмотра.

Тот, начав их рассматривать изменился в лице. Я по его поведению понял, что он узнал один, или даже все мечи. Он мне их вернул и сказал.

— Благодарю. — А потом повернулся к караванщику и продолжил, — я думаю нападений больше не будет.

— Господин капитан, вы узнали мечи, чьи они? — Поинтересовался караванщик.

— Нападений больше не будет, а чьи мечи дело не твое, понял? — С нажимом сказал капитан.

— Да понял, — испугано ответил караванщик.

Когда капитан уже отходил я его окликнул.

— Капитан, а где здесь можно купить приличного коня?

— На рынке, там есть конные ряды. Телеги туда и едут, так что двигайся с ними и там купишь.

— Благодарю, — сказал я.

Тот молча кивнул головой.


Во второй половине дня в замке барона Роданского состоялся разговор. Звучал повышенный голос капитана стражи.

— Я ведь предупреждал ваша милость что шалости вашего сына к добру не приведут, а вы свидетелей нет, никто не докажет. Пусть развлекается, ведь никого не убивает. А к племяннику графа никто силовой допрос проводить не будет. А теперь этот ученик мечника Дим. Он едет с крепости, зачем, к кому? А если он расскажет? Разбой есть разбой, тем более с использованием магии, такие случаи должны расследоваться специальной комиссией совета кантонов, а мы о них даже не сообщили. У многих головы полетят.

— Он надолго? — Прозвучал тихий голос.

— Собирался купить коня, а сколько будет неизвестно. — Уже успокоившимся голосом ответил капитан.

— Проследи за ним, а когда покинет город, сообщи. У меня есть люди, которые решат эту проблему. А не будет свидетеля, обвинения предъявлять будет некому. Со своими сами разберемся.


Дорога от Родана к границе с Кирасом была мощенной, поэтому цокот копыт я услышал задолго до того как увидел самих всадников. Сердце екнуло. У меня появилось убеждение что спешащие всадники едут по мою голову. Я свернул на первую прогалину среди деревьев. Была надежда, что я ошибаюсь и это не за мной. Решил подождать пока они проедут. Проехал к дальнему концу полянки и остановился. Но мои надежды не оправдались. Всадники тоже повернули на прогалину и остановились на въезде. Несмотря на мое присутствие стали меня обсуждать.

— Ты думаешь это он?

— С приметами совпадает. Одет в затасканную кожу, на голове кожаный мешок и за спиной кожаный сундук и два меча. Это он.

— Но он слишком молод.

— Может рано начал заниматься. Тебе какая разница. Давай уберем этого и проедем еще немного вперед, на всякий случай, проверим. Может, будет еще один похожий по приметам, но сомневаюсь. По времени он как раз должен был быть где-то здесь. А за те деньги, что заплатили, можно и десяток покрошить.

— Убедил.

Их было трое. Они соскочили с коней. Один остался возле коней, вышел только чуть вперед, а двое достав мечи разошлись в стороны и стали меня обходить. На душе заскреблись кошки. Что за невезение, снова неприятности. И конкретно эти сулили смерть. По разговору было ясно, что пленить меня никто не собирается, данные личности кем бы они ни были собираются меня убить. Я стал рассматривать своих противников. Двое из них были людьми. Тот, что остался стоять у лошадей и тот, что обходил меня справа. Первый, судя по висящему на груди медальону был магом, второй мечником, так как я заметил у него перстень похожий на мой. А третий обходящий меня слева был похож по описаниям на темного эльфа. Смуглая кожа, белые волосы и глаза где у людей белок отсвечивали красным, не говоря уже о форме самих глаз и ушей. Весь осмотр занял доли секунды и вызвал удивление, это была серьезная команда. Шансов остаться живым у меня не было. Умирать так с музыкой, я решил дорого продать свою жизнь. В левую руку взял меч, а правую положил на рукоять кинжала. У меня были сюрпризы для них. Первым меня атаковал маг. Он что-то кинул в меня. У него в руке сформировалось облако темно-синего цвета, которое он и швырнул в меня. В полете оно вытянулось и стало похоже на летящий нож. Я прикрылся мечом. Кинутое в меня образование рассыпалось. У мага это вызвало удивление, но повторить атаку я ему не дал. Я метнул в него кинжал и он меня не подвел, воткнулся прямо в центр груди мага. Тот удивленно посмотрел на него, потянулся к нему рукой и не закончив движения рухнул. Все это заняло секунду. Но было неожиданным для моих противников.

Обходящие меня с двух сторон, эльф и мечник проводили взглядом падающего мага, переглянулись и с криком кинулись на меня. В момент их броска я успел выхватить второй меч и стал отбиваться. Первые пять минут я вообще ничего сделать не мог, я отбивал только пятую часть ударов, меня спасала моя одежда и то, что нападавшие не атаковали в лицо. Они рубили руки, ноги, пытались воткнуть меч мне в живот. Я почувствовал себя мальчиком для битья. Во мне стала зарождаться злость поощряемая жаждой жизни. В какой-то момент у меня наступил перелом. Я и до этого двигался быстро, но не быстрей напавших на меня, а тут я заметил, что я стал ускоряться, мои противники стали медленней. Я мог уже видеть все их атаки и стал отбивать все их выпады. В один из моментов эльф пропустил от меня два режущих удара, один по внутренней стороне бедра, а второй по правому боку. У него хлынула кровь. Он еще пробовал атаковать, но я видя его раны уже понял что он не соперник, поэтому сосредоточился на втором противнике. Падение эльфа на землю сопровождалось тем, что я правым мечом поймал и отвел меч мечника, а левым коротким проткнул ему грудь. Тот упал, но был еще жив.

— Вот как, — прохрипел он.

— Кто вас послал? — Задал я вопрос.

Тот лежа смотрел на меня, а потом с трудом произнес.

— Ты не ученик мечника, ты мечник и притом почти мастер. Потом сделал паузу и продолжил. Тебя заказал барон Роданский. — После чего его глаза закатились, а дыхание прервалось.

Я рухнул на землю обессиленный. Бой отнял все мои силы. Я так не уставал в последнее время даже на тренировках проводимых покойным Трином на заставе, хотя они длились весь световой день. Я лежал расслабленный наслаждаясь отдыхом, когда левую руку, где был перстень обожгло. Я вскинулся и посмотрел на руку. Ее уже ничего не беспокоило. Я ее повертел и обратил внимание на перстень, и удивился, теперь мечи на нем были серебряные. Догадался что жжение было результатом изменения статуса перстня. У меня только вызвало удивление то, что при инициации, когда образовался перстень никаких ощущений не было. Колотивший тело адреналин рассосался, тело накрыла истома. Наверное я задремал, потому что когда открыл глаза, светило изменило свое положение. Я выехал рано утром, меня догнали примерно через час, а сейчас судя по всему время было к полудню. Я встал, и хоть усталость еще чувствовалась, но упадок сил уже прошел. Передо мной остро стал вопрос, что делать дальше.

Окинув взглядом поляну, решил в первую очередь помародерствовать. Говорят боевые трофеи это священно. Сначала пошел к магу и забрал свой кинжал. Заодно проверил его карманы. Забрал кошель и медальон мага, нож и небольшой меч. Больше ничего ценного у него не было. Вторым осмотрел мечника. Перстень у него уже рассыпался. У него также забрал кошель, а вот режущих предметов у него было больше. Кроме меча, которым он сражался, у него был кинжал, три ножа, один на поясе, один в ножнах на руке и один засапожный. Кроме этого на груди, под курткой была перевязь с метательными ножами, все это я забрал. Удивило что он не использовал метательные ножи, быстрей всего не успел, оттого что они были неудобно расположены. А после такого начала у него просто не было времени расстегнуть куртку и их достать. Меч у него был полуторный, хороший, но стандартной формы, у дола чуть шире и сужающийся к концу, конец приспособлен для колющих ударов. А вот меч эльфа заинтересовал. Я такого еще не видел. По длине он тоже был как полуторный, но лезвие было чуть изогнуто, и внешне он напоминал катану, отличия были в том, что у него одна сторона была заточена полностью, а вторая начиная с половины. И в отличии от катаны конец у него был острый, причем заострен до игольной толщины. У эльфа из заинтересовавших меня предметов еще были наручи, скрытые под одеждой, легкая кольчужная безрукавка, которая тоже была под одеждой, но ему она не помогла, мой меч ее рассек. Два кинжала и кошель. А на пальце плоское серебряное кольцо, подобное я видел у одного солдата на заставе.

Все трофеи я сложил в одну кучу, а тела оттащил в кусты. Одежду я не стал брать, побрезговал, да и цела она была только у мага, не считая дырки от кинжала. А у мечника и эльфа вся одежда была посечена, покрыта мелкими порезами. Получалось, что я тоже доставал своими мечами противников, но не до тела, а до одежды. Оттащив тела, занялся укладыванием трофеев. Все оружие положил в первое отделение сумки, а деньги пересчитал, ссыпал в один кошель и положил в третье отделение, куда положил и медальон мага. Перед этим его хорошо рассмотрев. Медальон Королана я тщательно не рассматривал. Оказалось, что на задней стенке медальона есть надпись и ряд букв с цифрами. Надпись звучала Продас, по всей вероятности имя мага, а ряд букв и цифр наводил мысль, о номере медальона и каких-то еще неизвестных мне данных. От троицы мне досталось тридцать четыре золотых, двадцать семь серебряных и двадцать два медяка. Лошадей сцепил и тронулся в путь. Тройку доставшихся лошадей решил продать уже в графстве Кирас. В графстве Видан, мне оставаться дальше было опасно, особенно здесь на землях барона Роданского.

Мерное движение лошади успокоило и подтолкнуло к размышлению. Как высказались несостоявшиеся мои убийцы одежда на мне непрезентабельная. Я как-то после тех лохмотьев, что носил раньше, был нетребователен к одежде. Эта была удобной, мягкой, не стесняла в движениях. И в ней было безопасно. Но как оказалось она очень приметная. И если за мной началась охота, то по этой одежде меня найдут быстро. Снять ее, подвергнуть себя опасности. Во-первых, могут обнаружить сигры. Увидели один раз метку, увидят и другой. И вообще метку барьера могут увидеть и другие, если ее не видел Королан, это еще ни о чем не говорит. А во-вторых, снять ее, кроме быть обнаруженным, видящими метку, это еще подвергнуть себя опасности при столкновении, прошедший бой доказал, если бы не эта одежда я бы был уже мертв.

Но выход надо было искать. Можно оставить безрукавку, она на ощупь такая же, как кафтан. Должна закрывать центр силы, скрыть метку. А еще лучше чтобы инициировалась сила. Но Королан проводил инициацию и она ничего не дала, но в то же время он говорил что к магии фактически способен каждый, надо только развернуть свои участки силы. Надо пробовать инициировать в себе эти участки в ауре. Вопрос стоял как. Королан когда пробовал провести инициацию, притронулся руками мне к вискам, после чего я увидел знаки. Еще тогда он сказал, что если бы у меня не было способностей я бы их не увидел. Еще я увидел форму, когда ее бросал в меня маг. Значит я принял решение пробовать увидеть знаки. Я ехал на лошади, держал окружающую обстановку на контроле и пытался увидеть знак огня. Но попробуй с открытыми глазами, когда все время твой взгляд на чем-то останавливается увидеть вымышленный знак. А попытавшись закрыть глаза, чтобы сосредоточиться, сразу откинул эту идею. С закрытыми глазами могу и в засаду попасть, а могу и просто шею свернуть. Поэтому так и пробовал увидеть знак с открытыми глазами. Через время в голову пришла мысль которая рассмешила. «Едет дурень на коне и пытается увидеть несуществующее, интересно, а если увидит, то до полной шизофрении далеко останется?» Посмеявшись сам над собой, продолжил попытки. Кроет шиза наши ряды или не кроет, но научиться этому надо, если конечно хочу выжить.

Граница между графствами была отмечена простым камнем на котором были выбиты стрелки, а над ними нанесена надпись. В сторону, в которую я двигался — Кирас, а в ту сторону, с которой двигался — Видан. Согласно карте крепость находилась почти посередине границы графства Видан с вольными баронствами. От нее до границы с графством Кирас я двигался четыре дня. Прикинул, получалось что длина границы графства Видан должна быть километров триста-триста пятьдесят. Неплохое такое графство. А по карте графство Кирас еще больше чем Видан.

Ночевать пришлось в лесу, хотя когда утром выезжал из Родана, мне сказали что к вечеру уже буду в небольшом поселке в Кирасе. Утром оказалось что до поселка я не доехал всего ничего. Он показался минут через сорок как я тронулся. Попытался сбыть лошадей, но поселок был небольшой, рынка не было. Кроме того узнал, что до столицы графства, города Кир, можно доехать до вечера. Поэтому не стал задерживаться, только прикупил продуктов и сразу тронулся дальше. Дорога прошла спокойно, появилась надежда, что все неприятности остались в графстве Видан. Еще до захода светила я въехал в город Кир, нашел постоялый двор и снял комнату на ночлег. На въезде в город я ощутил, что такое статус мечника. Стража на воротах со всех въезжающих брала плату. С человека один медяк, с коня три. Когда очередь дошла до меня, стражник задал вопрос, который задавал как я слышал всем въезжающим.

— Кто таков, с какой целью прибыл в Кир?

Я показал перстень, но ответить на заданные вопросы ничего не успел. Стражник, как только увидел перстень мечника, сразу уступил дорогу, не требуя платы, и произнес.

— Спокойных дней господин мечник.

После чего поклонился, а находящиеся рядом со мной расступились, но во взглядах сквозило уважение. В постоялом дворе, проблем тоже не возникло, как только хозяин увидел перстень, поднялась суета. Мне быстро предоставили комнату, а коней определили в конюшню. Такое поведение окружающих меня заинтересовало. Я мало знал об окружающем меня мире, об обычаях, но вот вопрос об отношении к мечникам я решил выяснить в первую очередь. Ведь он касается непосредственно меня самого. Оставив сумку в комнате, сняв кафтан и мечи, оставшись в безрукавке и только при кинжале, я спустился в обеденный зал. Осмотрев зал, увидел свободный столик в углу, занял его. Из-за столика был великолепный обзор всего зала. После чего я заказал ужин. Поужинав, расплатившись за еду, заказал травяной отвар, и когда мне его принесла подавальщица, поинтересовался у нее.

— Я приезжий, в вашем графстве первый раз, кто может мне рассказать о нем, о его жителях, чтоб быть чуть-чуть более сведущим в этом вопросе?

Та посмотрела на меня с интересом, но ответила.

— Вон у входа сидит наш сказочник, он за выпивку рассказывает желающим интересные истории.

— Пригласи его ко мне за стол, — попросил я. Положив на стол серебряный, с улыбкой спросил. — Этого хватит за твою помощь и вашему сказочнику на выпивку?

— Конечно господин, — с улыбкой ответила девушка и убежала.

Не успел местный сказочник сесть за стол, как перед ним поставили кувшин вина литров на пять. Тот радостно потер руки, наполнил кружку и одним махом ее опорожнил. Вытерев рот и повторно наполнив кружку, он спросил.

— Что господин желает услышать.

— Для начала расскажи мне о доблестном графстве Кирас, — ответил я.

— Нет ничего проще, чем такое рассказывать, тем более под хорошую выпивку. Первый граф из рода Кирас взошел на престол более полутора тысяч лет назад, еще до первой войны с империей Рос. Тогда графство еще входило в состав королевства Ургара. Первая война с империей извела королевский род, а с выдвижением нового королевского рода возникли проблемы, графы входящие в королевство не смогли выбрать один из графских родов, который бы принял королевскую корону. Тогда и было принято решение о создании совета графов и с тех пор мы стали кантонами. Во второй войне с империей Рос, наши кантоны еле выстояли и то только благодаря магам. Тогда и было принято решение совета, которое отличает кантоны от всех остальных в этом мире. Совет был увеличен за счет представителей свободных гильдий. До этого никогда лица, не относящиеся к высоким родам не допускались к управлению. В школу магии стали набирать не только аристократов, главным стало наличие дара. Поэтому третья война с империй Рос принесла кантонам победу. Ну как победу, мы разбили их войска на границе, и они отступили, у нас не было желания оккупировать их территории.

— А почему империя Рос нападает на вас?

— У них меняются императорские рода, но политика империи уже тысячелетия остается одной и той же. Они считают эти земли своими из-за того, что до магических войн земли империи и наши были в одном государстве. Но с тех пор мы пошли разными путями. У нас согласно закону все равны. Хотя аристократы и остаются аристократами, но все равно справедливости добиться можно. Население кантонов живет хорошо. А в империи власть императора абсолютная, тот, кто выступает против него или неожиданно умирает или его находят убитым. Император каждый раз, когда нападает, утверждает, что он идет защищать справедливость и отстаивать права угнетенного населения, его тайные службы находят среди той страны, на которую он нападает продажных лиц, обычно это обанкротившиеся аристократы и просто их покупает, а они потом говорят то, что им указывают императорские службы.

— Ты так рассказываешь, как будто сам служил в одной из таких служб.

— Я был библиотекарем в центральной библиотеке графства, а в хранилище библиотеки сдаются отчеты и записи всех состоящих на содержании графства служб. Продолжу, сейчас правит уже третий граф из рода Кирас. Молодой граф взошел на престол всего сто двадцать лет назад. Все лица графского рода являются магами воды. Наше графство второе по величине в кантонах, крупнее нашего только графство Менолан. И оба эти графства примыкают к империи Рос, на границе с которой расположены пограничные гарнизоны. Трудней граница только у графства Видан, оно примыкает к землям свободных баронов, а те часто пропускают через свои земли толпы орков.

— Я хотел у тебя узнать, почему в вашем графстве такое, как бы сказать необычное отношение к мечникам.

— Первого графа Кирас, деда нынешнего в первой войне с империей Рос спас мечник, маги не справились. В третьей войне с империей отец нынешнего графа попал в засаду и снова маги погибли, а мечник помог графу спастись. Поэтому новый граф, как только взошел на престол, издал указ что мечники, их ученики и мастера мечников освобождаются от входной пошлины во все города графства. Этим же приказом обязывается оказывать им всяческие услуги по минимальным ценам.

Проговорив это, он покосился на мой перстень и спросил.

— А что кто-то выразил неуважение господину мечнику.

— Нет, что ты. Просто я был приятно удивлен отношением ко мне. Ведь я первый раз попал в ваше графство.

— А-а, вот оно что. Да в нашем графстве за сто лет образовалось особое отношение к мечникам.

Увлеченный разговором я отвлекся от контроля зала, поэтому грубый голос, раздавшийся рядом, был полной неожиданностью.

— Это, что за щенок занял мой стол, да еще притащил к нему этого вонючего пустослова.

Я поднял взгляд, перед нами стоял, судя по внешнему виду смесок орка и человека. Во всяком случае, таких больших людей я не видел. Он был ростом далеко за два метра, а шириной плеч превосходил меня вполовину.

— Пошли вон отсюда. — Прорычал этот гигант.

Тут вмешался хозяин заведения.

— Турго, уйди, видишь, господин мечник ведет беседу, если ты не успокоишься и не покинешь заведение я вызову стражу. А за грубость господину мечнику ты получишь плетей.

— Какой он мечник, такой птенец просто не может быть мечником. А на пальце у него подделка, у него же даже меча нет, а ты знаешь, ни один мечник не выходит никуда без своего меча. — Прорычал в ответ гигант.

Все сидящие в зале уставились на меня. Ситуация была такая, что уйти я не мог, был оскорблен мой статус, меча тоже не было. Оставалось одно, применять навыки рукопашного боя. Поэтому я встал и произнес.

— Меч нужен для борьбы с равным, а чтоб поставить на место всякие отбросы общества хватит и кулаков.

Хотя смотря на этого громилу, поджилки у меня затряслись, но я собрал нервы в кулак, вспомнил бой с дружинниками барона по пути на заставу. Ведь там, я как-то пробил, даже через доспех, неужели не смогу пробить этого. Я стал настраивать себя на один удар. Громила стоял и осмысливал, то, что я ему сказал, а потом взревел.

— Ты назвал меня отбросом. — И бросился на меня.

Я ускорился и нанес ему удар в центр груди, так же как тогда и дружиннику. Даже я не ожидал от себя такой силы. Все-таки инициация меня изменила, просто я этого не понимал. От моего удара, ноги громилы оторвались от пола, и его отнесло к противоположной стене, сбив по дороге неосторожно проходящего сзади него посетителя. Грохот об стену был как от тарана. В зале настала полная тишина. Потом хозяин подошел к лежащей туши громилы и пощупал ему шею. Потом поднял удивленный взгляд и произнес.

— Живой, я думал, от такого не выживают. Господин мечник извините нас. Я уже послал за стражей, надеялся, что они успеют подойти до того как Турго разойдется. Обычно он долго кричит, перед тем как распускает руки. Он известный дебошир в городе. Но по правде он первый раз так сильно получил. Он даже другой раз со стражей начинает драться. Те конечно справляются с ним, но всей пятеркой. И то потом отлеживаются. Его не выгоняют из города только за его силу, он выполняет работы по указанию графского управляющего. Но за нападение на мечника могут и выгнать.

Тут зашевелился Турго. Приподнялся, обвел мутным взглядом зал и тихо спросил.

— Что это было?

Сначала хихикнула подавальщица, ее поддержал хозяин, а потом захохотал весь зал. Хохочущий народ тыкал пальцем в сидящего на полу Турго и сворачивался от смеха. И в этот момент в зал вбежали стражники и недоуменно остановились. Народ стал стихать. Старший патруля подошел к хозяину и сказал.

— Нас вызвал твой человек, который сообщил, что Турго опять затевает драку.

— Он затевал, но выбрал не тот объект. Он прицепился к мечнику и тот его уделал.

В этот момент Турго опять подал голос.

— Но все-таки, что было, как я здесь оказался.

Зал грохнул в едином порыве смеха. Даже стража заулыбалась.

— Мы его заберем, пусть проспится в камере, а завтра с утра выпустим. Претензий нет? Жалоб на него писать не будешь? Господин мечник жалобу подавать будет? При этом посмотрев на меня.

Я помахал головой отрицательно. А хозяин, похохатывая, ответил.

— Нет, жалоб нет, он ничего не успел наделать, только развлек посетителей. Теперь в городе все будут обсуждать полет Турго.

— Какой полет? — Поинтересовался стражник.

— Так Турго, заявил, что господин не мечник, что он для этого слишком молод и тем более без меча и полез драться. А господин мечник ответил, что для такого как Турго ему меча не надо, тому хватит и кулака. Что и подтвердил. От удара господина мечника Турго пролетел от столика в углу до стены, по воздуху. Его только стена и остановила. Я думал убьется, но такое не убивается.

Стражник посмотрел на столик, перевел взгляд на стену, а потом с уважением на меня, и произнес.

— Мы его забираем и уходим.

После уходя стражников, сказочник продолжил рассказывать дальше о графстве Кирас, но я его не слушал. Мои мыли крутились вокруг произошедшего. Получается, что я изменился и не заметил, мне казалось, что я просто научился фехтовать, но произошедшее показало, что и сила увеличилась. А ведь Трин говорил что тело меняется, а я это пропустил мимо ушей. Все последние схватки у меня произошли с противниками, обладающими соизмеримыми со мной способностями, и я считал, что и все остальные такие же. Нет, я помнил что я был быстрее солдат заставы, но и дома я был быстрее многих, в результате чего выигрывал схватки на соревнованиях, но однозначно такой силой я не обладал. Я даже не предполагал, что от удара, такого громилу может так далеко унести. Мою задумчивость и то, что я его не слушаю, наконец заметил сказочник. И обратился ко мне.

— Не переживай так господин мечник, Турго получил по заслугам. Он вообще потерял страх, ведь его практически никто не мог остановить, когда он начинал бузить. Теперь может быть одумается. Пробормотал заплетающимся языком он, постепенно затихая и опуская голову на стол.

Я посмотрел на стол и увидел, что один кувшин уже пустой и сказочник уже приканчивает второй. Он начал похрапывать на столе, а я встал и пошел в комнату. Лег спать, но возбуждение от осознанного, не давала заснуть. Тогда решил позаниматься с вызовом знака. Закрыв глаза, представил знак огня. Через время я его увидел, но не так четко как при демонстрации Короланом. Но как только открыл глаза, что бы проверить его наличие, он исчез. Было непонятно, я вижу знак или это просто разыгралось воображение. Стал пробовать увидеть знак с открытыми глазами, тем более в комнате было темно и ничего не отвлекало. Сколько времени пробовал не знаю, потому что не почувствовал как заснул. Проснулся от шума, открыв глаза, увидел, что за окном уже рассвело. Я не проводил утренних тренировок, с тех пор как мы выехали с Короланом в горы. Поэтому, решил пока нахожусь в Кире, а здесь я хотел приобрести новую одежду, поэтому задержусь по любому, позаниматься. С этой целью вышел во двор постоялого двора. За конюшнями была площадка, подходящая по размерам. На ней я и стал делать сначала разминку, а потом приступил к комплексу, изученному под руководством Трина. Когда закончил, от тела шел пар, а в теле была легкость. Стал делать дыхательные упражнения, чтоб расслабиться после тренировки, когда услышал голос.

— Я никогда не видел, чтоб человек так быстро двигался. Это было красиво.

Я обернулся, у входа на площадку стоял хозяин. Увидев, что я смотрю на него, он продолжил.

— О вашем ударе уже стало известно графу, он прислал приглашение на обед. Тебе необходимо явиться в замок к обеду.

— Откуда он узнал?

— Так об полете Турго уже весь город говорит, чтобы этого не услышать надо быть глухим. Ваш завтрак уже на столе. — Сказал он и ушел.

Я обмылся в бочке с водой, вытерся, оделся и пошел завтракать. После завтрака пошел искать или лавку готовой одежды или портного. Еще не решил брать готовое или заказывать. Хотелось бы взять готовую одежду, мне надолго здесь оставаться нельзя, кто-то из преследователей найдет. Но сначала надо посмотреть, есть там что-то подходящее или нет, а потом принимать решение. Пройдясь по улицам города, пока искал лавку готовой одежды, присмотрелся к нарядам жителей и их расцветкам, прикинул что мне необходимо. Лавку нашел, но она меня разочаровала. Одежда была, но вся она могла пригодиться селянам или каким-то работникам. Для меня она не подходила ни по покрою, ни по цвету. Двинулся искать портного. У портного на удивление быстро разобрались, какие наряды мне необходимо и каких расцветок. Портной, как только я вошел, заметил перстень, и первый его вопрос был.

— Господин мечник, это от вашей руки вчера летал Турго?

— Да. — Со вздохом ответил я. И чего все так восхищаются этим.

— Так он за последний год уже всех достал в городе, как напьется, а это у него бывает регулярно, так и лезет на рожон. Он не бывает там, где могут появиться аристократы, а простые жители его утихомирить не могут. Стража столкнулась с ним во время буйства, получила и больше не лезет. Так что то, что произошло в «Жареном гусе» всех очень порадовало. Но вы сюда пришли не за этим, чем могу быть полезен?

А дальше пошел разговор по интересующей меня теме. Мастер сразу понял, какого плана я хочу одежду, посоветовал с фасонами, цветами. Посоветовал приобрести шляпу и плащ. Я заказал три костюма. За все заплатил шесть серебряных, хотя ожидал, что будет дороже. Но как пояснил мастер для меня, как мечника он делает скидку. Сообщил, что на изготовление заказанного ему понадобится два дня. Потом посетил сапожника, заказал пару сапог. Все эти мероприятия и заняли у меня время до обеда. И не возвращаясь в постоялый двор, пошел к замку графа Кирасского.

Замок был небольшим, напоминал замки Австрии, внешне минимум оборонных приспособлений, максимум украшений, местами даже вычурных. Но учитывая в этом мире наличия магии, о его обороноспособности, я ничего сказать не мог. Время уже подошло к полудню, поэтому я подошел к стоящей у входа страже и сообщил, что прибыл по приглашения графа. Через время вышел представительный мужчина, осмотрев меня, спросил.

— Мечник Дим?

— Да, это я. Мне передали пожелание графа о моем присутствии на обеде и сообщили, что я должен явиться к обеденному часу.

— Да, граф изъявил желание и передал приглашение тебе на обед. Ты наверное у нас впервые, но обед у нас в четыре часа после полудня, ты пришел рано. — И видя мое смущение с улыбкой добавил. — Я управляющий замка графа, Ресен. Ты можешь пройти. Посиди пока в оранжерее или на террасе, подожди обеда, чтобы не ходить туда-сюда.

Я подумал и правда решил посидеть, потренироваться вызывать знаки. Меня провели на террасу замка. Она была на уровне второго этажа, возвышалась над огороженной частью, где был разбит цветник и росли какие-то декоративные кусты. На террасе стоял столик и рядом с ним пара кресел, в одно из которых я и сел. На столик, как только я сел принесли и поставили кувшин с напитком и корзинку с печеньями. Я был без башлыка сумки. Вспомнив о наличии в сумке книг Королана, пожалел о ее отсутствии. Мне пока не выпадало свободного времени чтобы просмотреть, что за книги там имеются. Может среди них будет какая-то, в которой будет указано как вызывать знаки? Но что жалеть о том, чего нет. Поэтому усевшись поудобней стал пробовать сделать так, чтобы передо мной, в моем зрении появился знак огня. Через время понял что ничего не получается. Попробовал с закрытыми глазами. Знак проявился, но удержать его в своем воображении больше нескольких секунд не получилось. Но с открытыми глазами даже такого кратковременного вызова знака не получалось. Пришла мысль, может у меня конкретно этот знак не получается. Начал пробовать с другими, но результат был тот же.

Сколько времени потратил на свои попытки не знаю. Отвлекло меня от этого занятия движение в цветнике. Я опустил взгляд и заметил двигающуюся среди цветов девушку или молодую женщину. Если она принадлежит к аристократии, то ее возраст попробуй еще определить. Я Королану на вид давал лет тридцать, а ему было больше ста. Непроизвольно я стал за ней наблюдать. Она ходила, рассматривала цветы, поправляла бутоны. А потом она остановилась и перед ней в воздухе появились знаки. Сначала они были бледные, потом их цвет насытился и сразу же это образование вспыхнуло и как бы взорвалось, превратившись в мелкую пыль, и разлетелось в стороны, заполнив собой небольшой участок над цветами. По мере истаивания этой пыли на цветы стал проливаться небольшой дождик, прямо из этого образования. Я так и застыл сидя. До этого я никогда не видел так четко проявление магии, даже когда ею оперировал Королан. А девушка продолжила ходить по цветнику и таким необычным способом поливать цветы. Я с нее не сводил глаз, поэтому она наверное и почувствовала мой взгляд. Она подняла голову и встретилась со мной взглядом, улыбнулась и кивнула. Я ей ответил поклоном. Она еще раз полила кустик цветов. А потом, создав очередную группу знаков, с интересом посмотрев на меня, что-то сделала не так, как до этого. Потому, что эта группа не распалась над очередным кустом, а полетела в другой конец цветника почти противоположный от места нахождения девушки. Я проводил полет знаков взглядом. Подлетев к пышному, цветущему кусту знаки «взорвались» и на куст пролился дождь. Когда я вернул взгляд на место, где до этого была девушка, ее там уже не было. От действия девушки, а еще больше от понимания того, что я наблюдал создание и насыщение знаков, меня пробрало. Я видел знаки! Я бросил свои попытки вызвать знак и стал подробно вспоминать действия девушки. За этим занятием меня и застал Ресен.

— Господин Дим, прошу тебя пройти в обеденную залу, — проговорил он.

Обеденный зал был большим, стол тоже был огромным, но за ним сидело двое. Девушка, которую я видел в саду и молодой мужчина. Накрыт стол был с одной стороны, с торца сидел мужчина, справа от него за столом девушка. При моем появлении, они повернули головы в мою сторону и с интересом посмотрели на меня. Идущий, рядом со мной Ресен, подойдя к столу произнес.

— Граф Кирас Леорас, графиня Кирас Милора. — Выдержав паузу продолжил, — мечник Дим.

После чего отодвинул стул, стоящий напротив графини, и предложил мне присесть. Когда я уселся, Ресен покинул зал, но вместо него зашло сразу несколько человек, которые стали расставлять на стол блюда. Все это время граф и графиня, молча меня рассматривали. Нарушил молчание граф.

— На вид твой наряд выглядит непривлекательно, бедно. Но с близкого расстояния свое мнения о бедности твоего наряда я изменил. Если я не ошибаюсь, на тебе костюм эпохи до магических войн. Костюм охотника. За спиной видны две рукояти, если они с набора охотника, то мечи мифриловые. Один твой наряд и мечи можно поменять на одно из центральных баронств. Так что ты не бедный человек. Но до сегодняшнего дня я не встречал таких молодых мечников. Ведь тебе нет еще и тридцати, если верить ауре. Если не секрет, откуда у тебя такой костюм.

Отвечать я стал правду, Королан предупреждал, что сильные маги могут чувствовать ложь, а граф, судя по всему был сильным магом. Тем более все равно он сходу определил принадлежность моего наряда, а это говорило о больших знаниях и опыте сидящего передо мной. Но решил отвечать сжато и только на поставленные вопросы.

— Участвовал в поисках строений оставшихся с периода до магических войн. В одном из таких строений и нашел.

— Понятно. Но давайте приступим к обеду, оценим творения повара, а потом продолжим беседу.

За время нахождения в этом мире, я ел простую пищу. Варенное или жареное мясо, вареные крупы, овощи, фрукты. На заставе никто не заморачивался с приготовлением изысканных блюд. В постоялых дворах тоже. Здесь же кухня была с претензией на искусство. Блюда были приготовлены великолепно, разнообразно. Были салаты, соусы, паштеты и еще огромное количество всякой всячины. Я хоть и проголодался, но ел не спеша и пытался насладиться вкусом. Последний раз так вкусно ел еще дома. Обед проходил в молчании, я просто не знал о чем говорить, а граф и графиня вопросов не задавали. Но после нескольких перемен блюд, тишину нарушила графиня.

— Господин Дин, вы маг.

— Нет, госпожа Милора, я мечник.

— Но вы видите знаки, — утвердительно сказала она и добавила, — не отрицайте, я обратила внимание, как вы провожаете их взглядом, когда я была в оранжерее.

— Вижу, — не стал отрицать я.

— Но если видите, значит, у вас есть способности к магии, почему вы их не развиваете у себя, почему не поступите в магическую школу?

Леорас с интересом слушал жену. После ее вопроса перевел взгляд на меня с ожиданием ответа.

— Я бы и хотел развивать, но у меня не было возможности. Там где я жил последнее время, был только один маг, он пробовал провести инициацию, но у него ничего не получилось, поэтому обучать он меня не стал.

— Он, что был магистр, — подключился к разговору граф.

— Нет, полный маг.

— Так почему он решил, что инициация не произошла.

— Он был способен видеть зерна и их разворачивание, но как он сказал, зерен он не видел, но инициацию все равно провел. Но в результате разворачивания центров сил не произошло. Помимо всего этого, то что я прошел инициацию на мечника исключает возможность оперирования силой. Возможно моя способность видеть знаки, это какое-то исключение.

— Если он из видящих, это многое объясняет, кроме одного. Твоей способности видеть знаки. Хотелось бы переговорить с этим магом.

— Извините, не получится, он погиб.

— Случайно не в столкновении с сиграми?

— Да.

— Так тебя инициировал Королан, он был очень сильный боевик, что и доказал своими последними боями. Но все равно я думаю тебе необходимо посетить школу, провериться на артефакте определения дара. Все-таки если ты видишь знаки, значит должны быть и способности к магии. А кто инициировал тебя как мечника?

— Мечник Трин, он тоже погиб на заставе.

— Получается, ты тоже был на заставе?

— Да.

— Но, согласно уведомления, на заставе выжил только ученик мечника, правда не упоминалось его имя.

— Да, это был я.

— Но бой на заставе прошел совсем недавно, когда же ты успел стать мечником.

— Перстень изменился два дня назад.

— Сколько лет ты проходил учеником?

— Восемь.

— Ты самый молодой мечник из всех кого я знаю. Ты так и не ответил, сколько тебе лет?

— Двадцать три.

— Поразительно, ты даже моложе чем я думал. Хоть ты и выглядишь слишком молодо, но я думал, над тобой поработал маг жизни, таких молодых мечников я еще не знал и о таких даже не слышал. — Проговорив это, он откинулся на спинку кресла. И о чем-то задумался.

Я ждал следующих вопросов от него. Но его задала графиня.

— А куда ты держишь путь?

— В Тарг, мне там надо найти мэтра Париуса и предать ему дневники Королана.

— Этому старому книжнику, он что, был учителем Королана?

— Да.

— Это объясняет навыки Королана, а почему таким кружным путем? — Вмешался Граф перехватив инициативу у жены.

— Мне еще надо найти родственников учителя.

— Я хочу тебе сделать предложение. — Неожиданно сделал заявление граф.

— Я весь во внимании. — Ответил я.

— Иди служить графской семье. У моих предков всегда служили мечники, а мне еще ни один нормальный не попался.

— Вы меня не знаете, а делаете такое предложение.

— А что о тебе знать? Ты был учеником, судя по тому, что ты рассказал, половину своей жизни провел на заставе. Остался единственным выжившим, это тоже говорит в твою пользу, не избалован высшим обществом. Молод, имеешь хорошие данные. О том, как ты расправился с Турго, весь город говорит. Что ответишь?

— Извините, не могу. Я все-таки хочу попасть в школу и провериться на наличие способностей, и если они будут, то начать их развивать.

— Я почему-то так сразу и думал, что ты откажешься, как увидел твой костюм.

— Причем тут костюм.

— Если тебе его позволили оставить, значит поиски увенчались успехом и ваша поисковая группа нашла достаточно, чтобы ни считаться с потерей таких средств, которые можно было бы выручить от продажи этого костюма. Думаю у тебя есть еще средства, чтобы не переживать за свое будущее. Не отвечай не надо, это так просто отступление от разговора. Тогда к тебе будет другое предложение. На нашей территории возле границы с империей пропадают путники. На большие караваны не нападают, а вот маленькие группы пропадают. Уже было пять случаев. И только в одном нашли следы и то до конца не уверены, что это то, что мы искали. Я уже туда направлял несколько групп. Большие группы ничего не находят. А две группы из трех человек, которые должны были найти следы нападавших, исчезли без следа. Но в этих группах не было мечника. Эти пропажи подрывают к нам доверие и потоки путешественников меняются. У тебя есть костюм охотника, ты сам хороший мечник, у тебя есть все шансы найти этих разбойников. Если согласишься, заплачу тебе пятьдесят золотых.

— Я не следопыт и не смогу найти их по следам. А ожидание очередного нападения и поиски могут занять слишком много времени.

Я еще хотел перечислить моменты, препятствующие моему согласию, но граф меня перебил.

— Я с тобой пошлю бывшего лесника, те места он тоже знает. Там есть небольшой охотничий домик, где вы сможете остановиться. Возьмись за дело. Если в течении месяца вы их не найдете, двигайся дальше по своим делам. Я тебе дам предоплату в пятнадцать золотых, они будут твои. Столько за месяц, при заключения контракта, не получают и полные маги. А если ты избавишь графство от этих разбойников, то получишь еще шестьдесят золотых. Этого конечно не хватит на весь срок обучения в школе магии, но оплатить первые три года обучения можно будет. Год учебы стоит двадцать пять золотых.

— Почему ты мне предлагаешь такие большие деньги, не легче ли нанять отряд специалистов.

— Я уже потратил сто золотых на посылаемые отряды. А нанять отряд поисковых магов обходится дороже в несколько раз. Так, что я ничем не рискую. И думаю, что ты с этим справишься.

— Можно узнать, почему так думаешь?

— Ты молод, костюм выглядит бедно, о реальной его стоимости знают единицы, я один из них. Поэтому решат, что у тебя нет денег даже на приличный костюм. Ну а отношение к твоему молодому внешнему виду продемонстрировал вчера Турго.

— Но в городе уже знают, на что я способен.

— Видело это немного народа, и уже многие принимают это как байку. Ты согласен взяться за работу?

Я подумал, и правда чем я рискую? Посижу, месяц в домике, потренируюсь на природе вызывать знаки и поеду дальше. Следопыт с меня никакой, а то, что разбойники сами нападут на домик, я сомневался. Поэтому решил согласиться, тем более оплата хорошая.

— Согласен, — ответил я.

— Вот и хорошо, когда готов выехать?

— Через два дня, мне необходимо кое-что приобрести.

— Через два дня тебя найдет мой человек, который поедет с тобой. — Сказал Граф.


Вернулся я под вечер. А сутра после разминки и завтрака поинтересовался у хозяина постоялого двора, где можно продать лошадей. Я решил себе оставить двух, одного в качестве заводного, а двух продать. Тот ответил, что рядом с рынком есть загоны для скота, где продают и лошадей. Когда я вышел и пошел в конюшню хозяин увязался за мной. Уже в конюшне, он указывая на того коня которого я купил в Родане, сказал.

— Этот конь вам не подходит, правильно, что вы от него хотите избавиться, а вот остальные три замечательные кони, даже трудно сказать какой лучше.

— За сколько можно их продать? Спросил я.

— Ну, этого, и он указал, на коня которого покупал я, можно продать за три серебряных, а за этих можно выручить и по золотому.

Из его слов получалось, что в Родане меня обули. Я за коня заплатил пять серебряных и то в процессе торгов сбил с семи до пяти, а оказывается, что стоит он всего три. А вот цена остальных меня огорошила. Здесь на Лоре в золотом было двадцать серебряных монет. Получается, что кони, которые мне достались в виде трофеев, в семь раз дороже, чем тот конь, которого купил я. Я, если честно, такой большой разницы в них не видел. Да, тот которого купил я выглядел не так грациозно чем остальные, но я никак не думал что от этого будет так зависеть цена.

В этот день я продал два коня, в том числе, которого покупал и сам. А потом еще посетил оружейную лавку и продал пять мечей, два кинжала, и два ножа. Меч эльфа, один из его кинжалов и один из ножей мечника оставил себе. Лошадей я продал за один золотой и пять серебряных. За того коня которого покупал я, выручил всего три серебряных. За оружие выручил восемь золотых и четырнадцать серебряных. Самым дорогим мечом оказался меч мечника, за него дали два с половиной золотых, хотя на нем и отсутствовали украшения, а самый дорогой меч от неудачливых грабителей оценили всего в полтора золотых.

Утром третьего дня прямо с раннего утра мне хозяин сообщил, что ко мне пришли. Выйдя в зал, увидел сидящего за столом управляющего графа Ресена и с ним еще двух мужчин, один из которых был преклонного возраста. На вид ему было около лет шестидесяти, людей такого возраста я в этом мире еще не встречал. При моем подходе они все встали и Ресен представил мне мужчин.

— Это отставной егерь Брон, представил он мне пожилого, а это личный маг графа Перион, он примет от вас клятву о взятых на себя обязательствах. Вы готовы к клятве.

— Что надо говорить, — спросил я.

— Вы должны сказать, обязуюсь в течении месяца осуществлять поиск лиц осуществляющих нападение на дороге прилегающей к границе с империей Рос, в случае их обнаружения принять все меры к их уничтожению. — Произнес маг. — Перед произнесением присяги необходимо сделать на руке разрез, чтоб выступила кровь, я приму присягу от имени графа.

Я выполнил требования мага. Он тоже надрезал ладонь и мы пожали друг другу окровавленные руки. Как только наши руки соприкоснулись, мою руку обожгло.

— Что это было? — Зажимая порез спросил я.

— Обычная клятва при найме.

— И что она делает? — Поинтересовался я.

— Ты не знаешь? — с удивлением спросил Ресен. — Ты первый раз заключаешь контракт? А-а. — Протянул он. — Точно, граф говорил что ты только недавно закончил обучение, а с учениками контрактов не заключают. Этой клятвой ты обязуешься выполнять взятые на себя обязательства, в случае недобросовестного выполнения, уклонения от выполнения клятва тебя накажет, вплоть до умерщвления. — Пояснил Ресен. Потом протянул мне кошель и продолжил. — Это оговоренные деньги, предоплата, ты после выполнения контракта возвращаться в Кир намереваешься?

— Не собирался. — Ответил я.

— Тогда необходимо от тебя получить данные твоего счета в банке или открыть счет. — Пояснил он.

— Тогда мне надо в банк.

— Пошли в банк, откроешь счет, а Брон пусть остается здесь. Как вернешься оттуда, так и выдвинетесь.

Мы пошли в банк. Когда мы зашли в банк, заметил невысоких, но широких в плечах разумных.

— Гномы, — пораженно протянул я.

— А ты кого намеревался увидеть здесь, — спросил Ресен. — Подходи, открывай счет, открытие счета стоит один золотой. Деньги у тебя есть?

В этот момент ко мне подскочил служащий банка с вопросом, чем он может быть полезен. Я достал пластину, переданную мне Короланом, и спросил.

— Я могу переоформить этот счет на себя.

Тот аккуратно взял ее, повертел рассматривая, потом проговорил.

— Пройди за мной.

Мы подошли к какому-то устройству, в которое гном вставил полученную от меня пластину, а потом попросил капнуть кровью на верхнюю поверхность этого устройства. У меня уже пальцы болели от постоянного их накалывания, но делать было нечего, поэтому я выполнил что сказал гном. После того как я капнул кровью на прибор, тот засветился, сначала желтым цветом, а потом зеленым. Гном вставил в него другую пластину, чистую, без какой либо гравировки. Подождав немного, вынул ее и передал мне. На ней уже была нанесены какие-то знаки.

— Теперь это твой счет, за замену счета с тебя один серебряный, желаешь еще что-то.

— Да. Мне нужен номер счета, чтобы на него могли перечислить деньги. И еще, я хотел бы знать, сколько не моем счету денег.

— Ты не знаешь, сколько на твоем счету денег, — удивленно спросил гном.

— Это было наследство.

— Понятно, сейчас посмотрим. Приложи пластину к этому амулету, сказал он, и показал на камень, стоящий на столе. Я сделал, как он сказал. Гном куда-то посмотрел и ответил.

— У тебя на счету триста сорок два золотых и восемнадцать серебряных монет. Вот держи, он мне дал медную полоску содержащую гравировку. Это номер твоего счета, эта пластина не дает права на снятие денег со счета, ее должен предъявить тот, кто будет вкладывать деньги на твой счет. Желаешь еще что-то.

— Да. Я хотел бы положить на счет вот эти деньги.

И передал ему кошель, врученный Резеном. Гном открыл его и высыпал содержимое на стол. Пересчитал. И более веселым голосом чем до этого разговаривал со мной провозгласил.

— Пятнадцать золотых. Приложи свой ключ к амулету, и держи пока я не скажу его убрать.

Я снова выполнил его указания. Проведя какие-то манипуляции, он провозгласил.

— Теперь на твоем счету триста пятьдесят семь золотых и восемнадцать серебряных монет.

По выходу из банка я передал медную пластину Ресену.

Еще через час мы с Броном покидали Кир. Несколько часов мы двигались молча. Я по своему обычаю размышлял о том, что произошло. С этой клятвой я взял на себя обязательства, которые сначала не собирался выполнять. Я думал, посижу в домике, подожду. Будет нападение, вмешаюсь, не будет, через месяц поеду дальше, а оказалось что теперь придется все это выполнять. Как я мог опять забыть, что это магический мир, что здесь клятва не просто слова, что она за собой несет последствия. Так и ехал, обдумывая свои дальнейшие действия, а потом ко мне обратился Брон.

— Господин Дим, можно тебя кое о чем спросить.

— Спрашивай.

— Понимаете, я уже старый, мне сто двенадцать лет, мне осталось немного. Я обязан графу своей жизнью, он обязался поддерживать мою семью. Поэтому я и согласился на это мероприятие, а вы молодой, почему согласились влезть в эту грязную историю?

— В какую историю?

— В конфликт графа с гильдией поставщиков.

— Каких поставщиков?

— Вы что, не знаете об этом ничего? Ну да, вы же не местный, но как вы могли заключить контракт, не поинтересовавшись информацией о нем?

— Брон, не ходи вокруг да около, скажи прямо во что я влип.

— Гильдия поставщиков, их называют Лоси, поставляет редкие товары с империи к нам, от нас в империю. Это исконное их право. К нам они в основном поставляют цирон, это такой редкий металл, его добавляют в оружейную сталь. Он способствует тому, чтобы в стали удерживались наложенные на нее магические формы. С его помощью создают оружие, обладающее магическими свойствами. Оно ценится в десять раз дороже, чем самое хорошее, но не магическое. Около года назад граф решил сам заняться поставками цирона в графство. Он задержал несколько караванов Лосей, отобрал груз. А потом когда начался скандал, запретил им пересекать границу графства Кирас под страхом смерти. Они поклялись отомстить. И все считают, что пропавшие это их рук дело.

— Почему так считают?

— Потому, что пропали несколько небольших караванов, говорят пять, три из которых посылались графом и везли из империи цирон.

— Но два каравана, не были причастны к цирону?

— Не были, в них вообще были путешественники.

— Так может это, кто-то действует под видом этих Лосей?

— Все может быть, но дело от этого чище не становится.

— Тут ты прав, но сделать уже ничего нельзя, обязательства взяты, клятва дана. Так, что будем искать этих грабителей и уже на месте разбираться что делать дальше.

Рассказанное Броном оставило негативный осадок на душе. Было понятно, что я влез куда-то не туда. Возникло несколько вопросов.

— Брон, мне в постоялом дворе один человек рассказывал, что деда и отца нынешнего графа от смерти спасли мечники, было такое?

— Да, об этом все знают.

— Поэтому граф издал указ об освобождении мечников их учеников и мастеров мечников от входной пошлины во всех городах графства и об оказании им услуг по минимальным ценам?

— Никогда о таком указе не слышал. Кто вам рассказал о таком указе и где.

— На постоялом дворе, его называли там сказочником. Еще он сказал, что был библиотекарем в центральной библиотеке графства. Любитель выпить.

— Понятно. Это Шолин, он и правда одно время был библиотекарем. После того как его оттолкнул от себя граф. А до этого он был порученцем графа по особым делам.

— Но если указа не было, почему с меня не взяли пошлины при въезде, почему было такое хорошее отношение?

— Так граф сообщил, что ему нужен мечник, и тот кто поможет ему найти мечника получит вознаграждение, а страже сказали пропускать мечников без пошлины и о их прибытии сразу сообщать графу.

После всего сказанного, у меня появилось убежденность, что меня развели как лоха. Сначала рассказ сказочника, потом прием графа. Это все было для того, что бы создать у меня хорошее впечатление о графе и согласиться на его предложение. А потом клятва, которая фактически обязывает меня делать то, что поручил граф. Остался только один вопрос, который я и задал Брону.

— А почему графу нужен был мечник, ведь можно было для такого нанять боевых магов.

— Боевых магов не так и много, берут они дорого. И о каждом найме такого мага должны ставить в известность канцелярию совета кантонов. А об найме мечника никуда сообщать не надо. Кроме этого, маг хорош в прямом противостоянии, а вот в такой ситуации лучше мечник.

— Брон, откуда ты все это знаешь. Ты не простой лесник как сказал граф. Кто ты?

— А я и не говорил что я лесник. Я возглавлял в графстве службу егерей. Мы занимались отловом разбойников, контрабандистов и охраной границ графства.

— Понятно, — удивленно протянул я. Кольцо на пальце это случайно не егерский знак, или оно что-то другое значит?

У него на левой руке, на среднем пальце было плоское серебряное кольцо, такое же как у убитого мной эльфа.

— Ты разве не знаешь, те, кто достиг признанного мастерства в обращении с мечом, но не пошли по пути мечников, носят такие кольца.

— Мне о таком не рассказывали, — ответил я.

Он хмыкнул и мы замолчали каждый думая о своем. То, что я снова попал, уже было ясно. Поэтому чтобы отвлечься от дурных мыслей я занялся вызыванием знака. Ведь я видел знаки, значит должно было получиться.

К домику, который граф назвал охотничьим мы прибыли на пятый день. После первого разговора мы практически с Броном не разговаривали. Я весь путь пытался вызвать знак, но ничего не получалось. Я даже пробовал медитировать, что бы почувствовать центр силы, но на скачущем коне это не сильно получалось. Одно радовало, пять дней из оговоренного срока уже прошло. Продукты, которые мы брали с собой в дорогу уже практически подходили к концу, но Брон сказал, что переживать о продуктах не надо. В доме есть крупы, а дичи там много, он добудет ее охотой. Дом оказался таким небольшим каменным теремком, в стиле новых русских, с башенками, стрельчатыми окнами. Двери Брон открывал ключом амулетом. Судя по ключу замок, был смешанным механическим и магическим. О чем я и спросил Брона. Тот подтвердил. В замок можно было вставить только этот ключ, другой не вставится, не даст наложенная на замок форма. И одновременно ключ отключил охранную форму, наложенную на дом. Без этого непрошеный гость был бы убит охранной системой.

С утра Брон уехал, сказал что поедет искать следы нападавших и заодно поохотится. Я же утро начал с тренировки, а потом уже сидя занялся медитацией и пробами вызвать форму. Девятнадцать дней Брон уходил утром и возвращался вечером, а я занимался, медитировал и пробовал вызвать форму. При отработке комплексов у меня появилось ощущение что я стал двигаться быстрее. При медитации в районе солнечного плетения появлялось тепло, надо было так или нет, я не знал, правильно я это делал или нет было непонятно, но медитировать продолжал. А вот вызов знака никак не получался. При закрытых глазах он передо мной появлялся почти сразу без всяких усилий и удержать в воображении получалось уже больше минуты, а при открытых глазах никак. В этот вечер Брон приехал раньше обычного, а спешившись сообщил.

— Я нашел следы, проследил сколько смог. Похоже, что это они.

У меня даже зуд появился чтобы сразу поехать туда. Появилась какая-то жажда действия. Или клятва так действовала или это было просто от сидения на одном месте, не знаю. Но я спросил Брона.

— Далеко это, сколько ехать? Мы сможем туда проехать сейчас, чтобы посмотреть на них?

— Недалеко, чуть больше часа. Проехать можно, но потемнеет, а в лесу ночью вообще ничего не видно, как будешь смотреть?

— Поехали, на месте определимся.

— Хорошо, — пожал плечами Брон, — поехали. Только поедем не по дороге, а тропами. Это будет быстрее, а там уже на месте и определимся.

Как ориентировался в лесу Брон я не понимал. Мы петляли как зайцы. Я направление на охотничий домик потерял минут через десять, хотя сам по себе хорошо ориентируюсь на местности, но видно не в лесу. Мы скакали меньше часа, когда Брон поднял руку призывая к остановке. Спешились и привязали коней. Потом Брон пошел вперед, а я за ним. Брон шел тихо, ни одного звука из под его ноги не вылетело, я старался как мог. Но судя по тому, каким хмурым взглядом на меня оглядывался Брон, это у меня получалось не очень. Пытаясь повторить движения Брона, я почти постоянно смотрел на него, поэтому и заметил необычное. Положив руку ему на плечо, показал чтобы он остановился. Когда он остановился я обошел его и стал рассматривать то, что мне показалось необычным. Над тропинкой висели блеклые, чуть светящиеся нити. Подойдя ближе я увидел, что в местах где они пересекались заметны знаки. До меня дошло, что это какая-то охранная форма. Наклонившись к самому уху Брона сообщил ему об увиденном. И хотя было почти совсем темно, увидел на его лице удивление. Я ему так же сказал чтобы он оставался на месте, а если поднимется тревога, возвращался к лошадям. А сам, надев капюшон и перчатки, взяв в руки мечи, пошел вперед. Через сеть я прошел ее не разрушив. Было такое впечатление, что я своим телом ее раздвинул и она меня просто не заметила. Пройдя вперед около двадцати метров впереди в углублении заметил небольшой костер. Я стал красться совсем медленно и тихо. Подобрался к сидящим у костра метра на четыре, ближе приближаться не рискнул. У костра сидели двое и вели тихую беседу.

— Может уже надо было переключиться на Лосей, оставить графа в покое, он и так считает, что это их проделки, тем более Ругул сообщил, что граф нанял мечника.

— Нет, надо еще одну группу убрать, злей будет. А на счет мечника, что он нам один сделает. Нас двенадцать. Он уже посылал две команды по три человека, и где они? А тут всего один мечник.

— В тех командах не было ни одного мечника. А ты знаешь, как опасны они бывают, тем более здесь, в лесу, где нет открытого пространства, наше численное превосходство нам может не помочь.

— Ты, что одного мечника испугался. Если об этом узнает начальник имперской внешней службы, он лично к тебе мечника пошлет.

— Я не боюсь, я просто остерегаюсь.

— Ты знаешь задачу, рассорить графа с гильдией поставщиков. Когда они начнут враждовать, многих сможем под эти события убрать. Учись у Ругула, вон как графа надоумил поприжать этих несунов. Теперь мы его еще больше против них настроим. А потом останется пришить нескольких их старшин и спихнуть это на графа.

— Когда остальные подтянутся? Они уже должны были вернуться.

— Скоро будут здесь, они еще раз все проверяют.

— А место засады ты уже определил?

— Да, в ложбинке у треснувшего дуба.

— Сколько будет мишеней?

— Шесть, давай уже спать. Ты сигналки выставил?

— Выставил, это уже привычка, маг я или не маг.

Дальше я слушать не стал, а стал тихо удаляться. На удивление я вышел прямо на Брона. Махнул ему рукой и мы пошли к коням. Забрав коней мы двинулись в обратную сторону. Брон снова шел впереди, я еле видел его силуэт, как он ориентируется с дорогой, мне вообще было непонятно. Минут через семь мы сели коней и не спеша поехали. К дому приехали глубокой ночью. Всю дорогу мы не разговаривали. Как только спешились, Брон задал вопрос.

— Это они?

— Они, а чего ты так волнуешься?

— Но мне тоже обещано вознаграждение, если я их найду.

— Понятно. Ты мне скажи, ты знаешь кого-то по имени Ругул.

— Нет, впервые такое имя слышу. А почему спрашиваешь?

— Потому, что это не Лоси, это имперцы.

И я рассказал ему все, что услышал. Хоть граф был и гад, но я не хотел разжигания войны в кантонах. Ведь я здесь собрался жить. Закончил рассказ словами.

— Так что графу надо обратить внимание на того, кто надоумил его ввязаться в дело с цироном. Ты знаешь это место, где будет засада?

— Да, знаю.

— В домике есть хороший лук?

— Есть конечно, это же охотничий домик.

— Дашь мне и покажешь место засады, надо там быть до утра, до того как туда прибудут они.

— Ты, что один собираешься выступать против них. Их же двенадцать.

— Да собираюсь, ведь на мне клятва. Мне бы конечно не помешал бы еще один лучник. Ты как, способен еще стрелять?

— Если на что-то и способен, то только стрелять. Я пойду с тобой.


К рассвету мы были уже на месте. Брон залез на дуб, около которого должно было быть нападение. Я тоже залез на дерево, но в метрах пятнадцати от предполагаемого места засады. Определились с Броном, что я стреляю, выбиваю, сколько смогу, а потом иду в бой с мечами. Он прикрывает меня сверху, в том случае если я буду не справляться, а до этого сидит тихо. Потянулось ожидание.

Я уже по привычке начал пробовать вызвать знак. Через время сквозь ветви увидел как к ложбине стали подтягиваться облаченные в кожаные доспехи фигуры. Некоторое время наблюдал за ними, запоминая места где они залегли. Так как ничего не происходило, то занялся опять вызовом знака. Ближе к полудню на дороге послышался шум. Я приготовился, но это оказался большой обоз, который сопровождали полтора десятка воинов. Наблюдая за этим обозом, я понял, почему выбрали именно это место для засады. Внизу в ложбине, когда дорога начинала подниматься, телеги замедляли свой ход, некоторые почти останавливались, прежде чем начать подъем. Обоз прошел беспрепятственно и настала опять тишина. Я опять возобновил свои попытки по вызову знака, но тут в голову пришла мысль. В замке графа Кирасского я заметил знаки, которые создала Милора в состоянии напряжения. Я был напряжен от самого приглашения к графу, а потом еще добавилось возбуждение от вида прекрасной женщины. Вчера, когда я заметил сигнальную сеть, тоже был напряжен, но теперь приближающейся опасностью. И на дороге когда на меня напала тройка, я тоже увидел форму мага и успел от нее закрыться. И тоже тогда был сильно напряжен. Может надо попробовать вызвать в себе аналогичное состояние. Я стал вспоминать свое состояние в этих случаях и одновременно пробовать создавать знаки. Мне показалось, что что-то получилось. Хотя твердо убежден в этом не был. Передо мной возник, вернее сказать мигнул знак и исчез. Я не был уверен это я вызвал знак или просто померещилось. Но дальше мне этим заниматься не позволили обстоятельства. На дороге послышался шум приближающегося экипажа. Подо мной проехала удлиненная карета, больше похожая на дилижанс, запряженная парой лошадей. Правил ей кучер, и двое всадников облаченный в доспехи следовали за ней следом. Когда карета опустилась в ложбину, из кустов выскочил силуэт и прыгнул на козлы, а оттуда уже с кучером упал обратно в кусты. Все произошло очень быстро. Карета остановилась, и следовавших за ней всадников атаковало сразу шесть человек. По трое на каждого. Все события с моего места были видны превосходно, я удачно выбрал место. Если б схватка началась впереди кареты, то я не знаю, как бы поступил, а так я открыл стрельбу по напавшим на сопровождение. Они кстати сказать действовали умело, прикрыли спины каретой и стали отбиваться. По тому, что вокруг их вспыхнуло несколько раз, я понял, что к нападавшим, присоединился маг. Они были настолько увлечены атакой, что только когда упал четвертый из них, они поняли что их отстреливают. Двое, которые еще оставались живыми скрылись в кустах. Я заметил что в мою сторону движутся несколько фигур прикрываясь деревьями. Оставив лук на дереве, накинув капюшон спрыгнул вниз. Меня сразу атаковали, но я уже взвинтил скорость, поэтому их атаки провалились, а мои завершились успехом. Я зарубил троих и атаки на меня прекратились. Пока мы сражались, карета с сопровождающими взъехала на пригорок и стала удаляться. Я вышел на дорогу, разыскивая остальных нападавших, когда увидел мага. Тот, как только я показался, кинул в меня какую-то форму, от которой я прикрылся рукой. И сразу бросился к нему. Но маг не кинулся ко мне на встречу и не побежал, он кинул форму в валун, лежащий у дороги. Этим валуном меня и припечатало к дереву, которое было сзади меня метров в пяти. На валун, полетевший в меня, я отреагировать не успел. Меня снова спасла форма охотника. Но скажу приятного мало, вы когда-то хоть раз падали плашмя на воду, тогда поймете что почувствовал я. Костюм не дал переломать мне кости, но от инерции удара я никуда не делся. Сначала был удар спереди, потом сзади. Я после всего этого еле устоял на ногах. Вздохнуть не мог, как будто получил под дых. Маг, наверное, ожидал другого результата. Он вздрогнул, когда увидел, что я цел, понял, что через время я смогу его атаковать, поэтому прошипел.

— Ты зря в это ввязался мечник. Тебя же зовут Дим? Так вот жди в гости, ты за все ответишь и скрылся в лесу.

Я нормально дышать и двигаться смог минут через пять. К этому времени показался Брон. Он подошел ко мне и сказал.

— Кроме трупов никого нет.

— Сколько их было? Я убил семерых, — спросил я.

— Видел одиннадцать, семерых убил ты, троих я, когда они кинулись в твою сторону и один, одиннадцатый, маг ушел. Я не рискнул в него стрелять. Как ты вообще выжил после такого. Правду о вас говорят, что вы живучи как порождения бездны.

— Их должно было быть двенадцать, где делся двенадцатый?

— Не было больше никого, может ты ослышался?

— Нет, в разговоре точно упоминалось двенадцать.

— Значит, двенадцатый сюда не пришел, а даже если и был этой банды уже нет.

— Ну, что как считаешь, контракт выполнен?

— Думаю, да. Как трофеи делить будем?

— Твои, с тех трех, которых ты подстрелил, мои остальные, а почему ты спрашиваешь?

— Я тебе помогал, а обычно тем, кто помогает, полагается половина от того, что они добыли.

— Понятно, но ты бери все, с тех трех.

И сам направился к трупам, стал их обыскивать и собирать приглянувшееся. Когда мы закончили мародерствовать, я все собранное погрузил на своих коней. За которыми предварительно сходил Брон. Они были спрятаны в трехстах метрах от места засады, где также находился и конь Брона.

— Ну все Брон, вернешься к графу перескажи, что говорили эти разбойники.

— А ты куда господин Дим направишься?

— Куда глаза глядят, но однозначно не назад в Кир. Счастливой дороги Брон.

— И тебе господин Дим. С тобой было интересно, теперь будет, что рассказать за кружечкой вина. Не каждый день можно увидеть, как один нападает на десяток.

— Не один, а вдвоем, и не нападает, а выслеживает и истребляет. Если б они вышли все против меня одновременно, я бы не справился.

— И то верно, но все равно я не знаю никого, кто бы взялся за такое. Прощай господин Дим.

И мы разъехались в разные стороны.


Я по карте выбрал дорогу, ведущую в графство Менолан. Но перед тем как на нее выехать решил поменять свой внешний вид, и подумывал еще сменить и имя. А то месяц назад я спокойно жил на заставе, был прилежным учеником. И пусть там было не ахти, но мне нравилось. И за какой-то неполный месяц приобрел кучу врагов. Ладно сигры, они обо мне получается знали с прошлого года. Но все равно ничего нет хорошего в том, что тебя хотят использовать в жертвоприношении. Потом кому-то наступил на ногу из Роданской знати, то что знати нет сомнений, брошенные разбойниками мечи дорогие. Причем наступил настолько больно, что за мной послали команду профессиональных убийц. А теперь еще, судя по всему перешел дорогу тайным службам империи. Сигры будут искать по метке, чтоб ее скрыть можно оставить безрукавку, а все остальные по одежде, заплечным мечам, и еще одна примета, будут искать мечника. Поэтому я переоделся. Одел пошитые в Кире вещи. Верхней одеждой вместо кафтана служила темно-синяя курточка из плотной ткани, вернее что-то среднее между курткой и пиджаком, со стоячим воротником и большим количеством пуговиц на груди и украшенная вышивкой. Стоячий воротник мне очень подходил, так как скрывал безрукавку, а у нее верхний край подходил под горло. Поменял штаны и сапоги, вместо капюшона достал шляпу. Все вещи спрятал в свой сундук. Туда же положил мифриловые мечи и перстень мечника. А взамен достал меч эльфа и его плоское серебряное кольцо. На пояс прицепил свой кинжал. Сундук тоже за спину одевать не стал, а сделал перемет с холщовой сумкой, в которой был овес для лошадей и закинул на спину заводной лошади. На дорогу в сторону графства Менолан выехал молодой человек в приличной новой одежде, на боку которого висел полуторный меч, кольцо на пальце указывало, что он мастерски обращается с этим мечом. Из вещей у него были только две небольшие сумки, висящие на запасном коне. Осталось только поменять имя, взамен уже засвеченных, Вадима и Дима. Подумав, решил называться Волхом, такой ник использовал дома в сети, при игре.

Мешал болтающийся сбоку меч, и непривычно было без мечей за спиной, уже привык к ним. Меч перевесил, прикрепил ремень и одел как ружье, на спину, стало лучше.

Глава 3

Я покидал город Тенол графства Менолан не один, а с попутчиком. До Тенола я после боя добирался четыре дня, по дороге идущей вдоль границы с империей. В населенные пункты не заезжал, чтобы не светиться. Три дня двигался по территории графства Кирас, и чуть меньше суток уже по графству Менолан. Прибыв в город, поселился на постоялом дворе и три дня отдыхал. Не в том смысле что лежал и плевал в потолок, а в том, что никуда не лез, практически все время провел в комнате, за тренировками, пытался вызвать знак. Я уже был уверен, что мне не кажется. У меня получалось увидеть знак огня, правда очень бледный, но при попытке добавить в него энергии он становился насыщенней, на короткое время и сразу распадался. И еще одно, при попытках наполнить знак энергией в грудине разливалось тепло, и чем больше старался, тем горячей становилось. Просмотрел имеющиеся в сундуке книги, но они были годны для тех, кто уже мог работать со знаками, они описывали действия по их использованию, составлению формул, но, ни одной книги, по действиям для чайников не нашел. А применяемые в книгах термины и описания ставили в тупик, текст читается, а понятия прочитанного не наступало.

Со своим попутчиком познакомился за обедом, в постоялом дворе. Я сидел за столом один и ел, когда ко мне подошел молодой человек лет двадцати пяти и спросил разрешения присесть. Я оглянулся, все столики были заняты, и везде сидело по несколько человек, поэтому я возражать не стал. А когда он сел и приступил к еде, то я заметил на его пальце перстень ученика мечника. Он же заметил мое внимание к его перстню и заговорил со мной.

— Я смотрю тебя заинтересовал мой перстень, а у тебя я вижу кольцо мастера меча, мастера фехтования, ты хочешь стать учеником мечника или уже пробовал и не подошел?

— Нет, не пробовал, но меня всегда интересовало, как это быть учеником мечника.

— Трудно, надо много тренироваться, свободного времени совсем не остается. Меня мой учитель, отправил с поручением в Тенол. Пока я в поездке, я и могу отдохнуть, но скоро возвращаться.

— И сколько ты уже учеником?

— Уже девять лет, и до этого восемь лет тренировался.

— А как становятся учениками?

— Учителем проводится магический обряд, передается от учителя к ученику суть мечника.

— Страшно было наверное?

— Нет не страшно, неприятно. После проведения обряда, под кожей как муравьи ползают и кусают, не то чтобы больно но очень неприятно. И кажется что это длится очень долго, но на самом деле всего несколько минут.

— Ну ради того чтобы стать учеником можно такое потерпеть, ведь это не страшно.

— Это когда прошел не страшно, вообще-то только один из пяти проходит инициацию, остальные становятся не годными вообще к мечу, у них повреждаются связки и мышцы, а некоторые вообще умирают.

— Так ты говорил, что тебя восемь лет тренировали, неужели этого мало?

— Тренировка позволяет пережить инициацию, еще учитель перед инициацией поит специальными настоями, чтобы укрепить мышцы и связки, если б не настои, то смертность еще бы больше была. А если обряд проводится над нетренированным, тот сразу умирает, у него лопаются сосуды.

Услышанное меня потрясло, мне о таких опасностях при инициации никто не рассказывал. Потом подумав успокоился. Трин наверное подумал, что мне все объяснил Королан, а тот мне объяснял про магическую инициацию, а из-за того что был огорчен ее провалом, наверное совсем забыл мне рассказать об опасностях инициации на мечника. И в принципе для меня уже все равно, она уже пройдена, чего переживать. Меня интересовало, где я смогу достать процедуру инициации и рецепты настоек для укрепления организма, поэтому и стал расспрашивать.

— Так ты знаешь рецепты настоек для укрепления организма?

— Нет, — с усмешкой сказал он, эти сведения и порядок проведения инициации учитель передает ученику, когда тот становится мечником.

— Получается, пока ты не станешь мечником, ты будешь учеником у своего учителя?

— Да.

Так мы и познакомились, его имя было Вален и был он веселым и разговорчивым. А когда он узнал, что я двигаюсь в Тарг то обрадовался, его учитель жил около Тарга и нам было по пути. Его общество в пути меня очень устраивало. После знакомства мы еще два дня пробыли на постоялом дворе, я продолжал отдыхать, а Вален занимался своими делами, коими я не интересовался.

Здесь же я в первый раз на Лоре увидел женщин воинов. Они были в легких латах, с мечами. В постоялом дворе они тоже обедали, их было семеро. Вален увидевший мой интерес к ним, спросил.

— Что первый раз видишь воительниц?

— Да, а откуда они?

— Судя по их одежде из королевства Лесалы, что на севере. У них там уже несколько поколений во главе королевства стоят королевы. В их личной охране только женщины.

— Так у них служат только женщины?

— Нет, что ты. И мужчины и женщины. Но для особых поручений только женщины. А откуда ты, что такого не знаешь?

— Меня подобрали в диких землях, а воспитывался на заставе графства Видан и я только недавно ее покинул. А среди солдат много о мире не узнаешь.

— Это верно, — со смешком сказал Вален.

Утром при выходе на завтрак столкнулся с воительницами, их было трое. Я по привычке уступил дорогу женщинам. Когда самая молодая, проходя мимо меня, произнесла.

— Смотрите, какой милый мальчик, знает свое место, не лезет вперед настоящих воинов, — и презрительно бросила взгляд на мою руку где было кольцо добавила, — не переживай птенчик мы тебя не обидим.

На следующий день с утра мы и покинули с Валеном Тенол. Как только мы отъехали от города, Вален стал оглядываться, как будто чего-то ожидая. Дорога была прямая и далеко просматривалась, до ближайшего холма, где за ним и скрывалась. При очередном взгляде назад Вален вздрогнул и сказал.

— Давай поедем быстрее.

Мне это показалось подозрительным, поэтому я поинтересовался.

— Ты мне ничего не хочешь сказать?

— А что я тебе должен сказать, — с дерзостью ответил он.

— Ну, мы вроде бы едем вместе, ты оглядываешься, как будто ждешь неприятностей, если ожидаются неприятности, я бы хотел о них знать заранее.

— Если будут неприятности они тебя не коснуться. Свои неприятности я смогу решить сам, — ответил Вален.

— Так все-таки неприятности ожидаются, — констатировал я. — Чего нам ждать? Вален, ты подумай, прежде чем ответить. Лучше я буду готов к ним, чем они придут неожиданно.

Тот вздохнул, с сомнением посмотрел на меня, но сказал.

— Я перехватил одну вещь у одних людей. Не в том смысле что украл. Я ее выкупил, пока они бегали за деньгами, у них не было с собой необходимой суммы. Вот они и пригрозили, что я об этом еще пожалею.

— Ты думаешь, они следуют за нами?

— Я хотел бы ошибиться, но, по-моему они только что выехали из города.

Я оглянулся, вдалеке возле города было видно пятерых всадников, до них было больше трех километров. Поэтому я предложил.

— Тогда давай, как только мы скроемся за холмом, там свернем в ближайший перелесок, где и скроемся. Можно даже сделать крюк по лесу, по тропам, а уже потом снова можно будет выехать на дорогу.

— Давай так и сделаем, — согласился он.

Мы, как только нас не стало видно от города, свернул в перелесок, а там по звериным тропам тронулись в нужную нам сторону, ориентируясь по светилу. По лесу мы петляли часов пять, а потом снова выехали на дорогу. На мой вопрос.

— Это та дорога, какая нам нужна?

Вален ответил.

— Другой здесь нет.

— Надеюсь, они нас еще ищут там, где потеряли, — заметил я.

— В любом случае они нас потеряли, — уверено ответил он.

Но через полчаса сзади послышался цокот копыт, оглянувшийся Вален со злостью произнес.

— Чтоб их темные забрали, это они. Ну ничего, они еще пожалеют что напали на ученика мечника.

Я посмотрев назад увидел пять всадников в темных одеждах, которые увидев нас пришпорили коней. Оглянувшись по сторонам, не увидел ни одного места, которое позволяло бы сразиться с преследователями, так чтобы нивелировать их численное преимущество. Я не считал преследователей дурными, ведь они гнались за учеником мечника, и если гнались, значит у них были неизвестные нам козыри и это сулило нам неприятности. Вален ускорился, пустил своего коня в галоп, я ринулся за ним. Он так скакал некоторое время, а потом свернул в сторону на видневшуюся невдалеке поляну. Как только лошади вынесли нас на поляну, он спрыгнул со своей лошади. Я уже обратил внимание, что в этом мире на конях предпочитали не сражаться. Поэтому я тоже спрыгнул и послал своих лошадей в дальний край поляны. А сам обратился к Валену.

— Давай спина к спине, тогда их количество не даст им больших преимуществ.

— Нет, — ответил Вален, — ты будешь мне мешать.

На нет и суда нет, поэтому я достал свой меч, доставшийся мне от эльфа, ножны откинул в сторону, и отошел от Валена в левую сторону. Выскочившие на поляну всадники, сразу спешились и без всяких разговоров кинулись в атаку. Они все были в черном, а трое из них еще и в плащах. Трое, которые были в плащах кинулись на Валена, а оставшиеся двое на меня. Я решил никого не убивать, оставить эту почетную обязанность Валену. Он должен был справиться стремя напавшими на него, а потом пусть разбирается и с этими двумя. Поэтому я просто сдерживал их атаки, они двигались быстро, но недостаточно для меня, я предугадывал все их движения и парировал их. Посмотрев в сторону Валена удивился. Первое, что меня удивило, что Вален двигался недостаточно быстро, а второе то, что напавшие на него почти не уступали ему в скорости. Мой меч был длиннее, чем у напавших на меня, поэтому у нас установилось равновесие, я их не подпускал к себе, а они не бросали свои попытки меня достать. А у Валена дела не шли, за это время он никого из напавших на него так и не поразил, даже не ранил. Такое состояние продолжалось минут пятнадцать, пока на поляне не появились новые лица. На поляну выехали трое и все тоже были в черных плащах. Один из вновь появившихся что-то крикнул на языке, которого я не знал и атаковавшие Валена отскочили в стороны. А крикнувший, кинул в Валена атакующую форму. Вокруг Валена вспыхнула защита, по всей видимости, сработал защитный амулет, но наверное не до конца смог погасить удар, так как Вален пошатнулся, а один из тех кто его до этого атаковал, бросился к нему и нанес удар мечом в плечо. Он ему всадил меч в правую сторону под ключицу. После совершения броска формы прибывшим магом, я автоматически метнул в него свой кинжал. И хоть до него было метров двенадцать, бросок получился хороший, кинжал воткнулся тому в грудь и маг свалился с коня. Все эти действия произошли в течении нескольких мгновений, я и сам был поражен своей реакции, а нападавшие вообще остолбенели, а потом с криком все бросились на меня. Я отбросил все свои первоначальные намерения никого не убивать и взвинтил темп. Я привык биться двумя мечами, а тут был один, хоть и длиннее чем мои.

Я остановился, когда понял, что противники кончились. Остановившись, даже не помнил, как кого сразил, все слилось в непрерывные атаки, отскоки, перекаты и отражения атак, моя новая одежда была в крови, местами на груди просматривались порезы, но благо под ней был жилет. Первое, что я сделал, бросился к лошади и достал лечебный амулет, а потом подбежал к лежащему Валену. У того все еще обильно текла кровь, но он еще дышал. Я сломал амулет и бросил ему на грудь, и успел увидеть активацию формы, которая впиталась в Валена. Но она мелькнула так быстро, что рассмотреть ее подробно не успел. Я стал наблюдать за Валеном, кровь перестала течь, рана затянулась прямо на глазах, осталось подождать, когда он придет в себя. Я так и сидел возле него, когда опять послышался топот копыт. Я вскочил. На поляну въезжали воительницы. Они все остановились в начале поляны и кто-то из них присвистнул. А потом одна из тех, с которыми я сталкивался, самая старшая из них, посмотрев на молодую, сказала.

— Ты смотри Риана, а твой птенчик уделал фитарх тредов.

Я отвел меч чуть назад, приготовившись защищаться, жалел только о том, что не забрал кинжал сразу после того как кончился бой. Вдруг опять среди вновь прибывших будет маг. Но та же воительница, которая обращалась к молодой, посмотрев на мои приготовления с улыбкой произнесла.

— Не дергайся, никто нападать не будет. Тебе помощь нужна, ты не ранен?

— Нет, не ранен, — ответил я, — помощь не нужна, но за предложение благодарю.

— Ты смотри, какой вежливый. Вообще-то это мы вас благодарить должны, вы выполнили нашу работу. Мы этот фитарх выслеживали три месяца, пока вышли на их след. Правда, кое-кто из них нам был нужен живым, но то, что произошло уже не отменишь. Собирайтесь, мы вас подождем. Судя по следам, они гнались за вами. Не знаю, что вы не поделили с ними и знать не хочу, но мы вас проводим до ближайшего жилья. Давайте не задерживайтесь, мы вас будем ждать у дороги.

И они развернулись и тронулись в сторону дороги. Я постоял думая о том, что только что произошло, а потом оглянулся на Валена. Тот уже лежал с открытыми глазами и обводил взглядом поляну. Потом взглянул на свое плечо и перевел взгляд на меня.

— Кто ты? Мастер меча не смог бы справиться с тредами, тем более с целым фитархом. С фитархом не каждый мечник справится. А треды по своим качествам равняются ученикам мечников. Я подозревал, что там не все чисто, но там были люди, это уже потом, когда мы из города выехали, я увидел черные плащи, но не хотел тебя пугать. Так кто ты?

— Давай об этом потом. Ты встать сможешь?

— Слабость большая, но встать смогу.

— Тогда я пока соберу трофеи, а ты мне пока скажи кто такие треды.

— Ты опять задаешь странные вопросы. Даже если ты воспитывался у солдат, то все равно должен был знать о тредах. Это отряд наемников вампиров. Они создают отряды. Пять вампиров, мастеров меча, один вампир маг, и двое или трое людей. Такой отряд называют фитархом.

Пока он мне рассказывал. А потом возился с конем, пытаясь на нем усесться, я пробежался по поляне. В первую очередь вернул свой кинжал, и по быстрому обобрал трупы. Забрал ценности и оружие. Пока Вален не видел, все трофеи забросил в сундук. Собрал лошадей фитархи и связал их в поезд, прицепив к своей заводной лошади. Не пропадать же добру. К этому времени Вален уже уселся и тронулся в сторону дороги. Так мы и выехали, он впереди, а я за ним с лошадьми. Как только мы приблизились к воительницам, та же, что говорила раньше со мной, опять высказалась.

— Ты смотри, он еще и всех лошадей забрал, а оружие, что бросил?

Я складывая оружие в сундук, как-то не подумал о том, что могут возникнуть такие вопросы, поэтому от злости пробурчал.

— Нет, запрятал.

— Ты смотри, — весело произнесла она, — нам не доверяет, боится что отберем. Не бойся, мы чужого не берем. А вам надо бы переодеться, а то все в крови.

Я посмотрел на Валена. У того был залит кровью весь бок. А потом посмотрел на себя, теперь я понял вопрос о своих ранениях, не знаю как сзади, а спереди я был весь в крови, как будто в ней купался. Когда осматривал себя после боя, то были просто пятна, а сейчас они расползлись и слились. После осмотра ответил.

— Переоденемся как доберемся до жилья.

Минут десять, мы все ехали молча, а потом та молодая, которую назвали Рианой, приотстала, поравнялась с нами и спросила.

— Как вам удалось справиться с целым фитархом.

Вален, что-то намеревался ответить, но я его опередил. Махнув головой в его сторону, сказал.

— Вален ученик мечника и они сначала напали на нас впятером, двое из которых были людьми, а потом подтянулось еще трое. Вот ему и удалось справиться с ними по очереди, но маг его успел достать, а мне уже удалось достать мага.

— Людей ты прикончил? — Спросила она меня.

— Да, — ответил я.

— В фитархе и люди хорошие фехтовальщики, на уровне мастеров меча, а кроме этого маг тредов обычно им вносит изменения, с помощью магии крови и они становятся быстрыми, как и сами треды, ты сильный мастер меча. А твой спутник, наверное, уже подошел к ступени мечника, раз смог победить тредов, пусть и по очереди.

После ее слов, Вален хмуро посмотрел на нее, потом перевел взгляд на меня, но Риана это поняла по своему.

— Твоему спутнику досталось и он недоволен расспросами, так что я удаляюсь, потом еще поговорим.

Когда она отъехала, Вален возмущенно прошептал.

— Ты что наговорил, кто ты такой? Ты обещал рассказать.

— Как только избавимся от воительниц, расскажу. — Ответил ему я.

К этому времени он отошел от шока и стал себя осматривать, заметил порез в районе плеча и расстегнув одежду посмотрел на плечо. Его глаза округлились. Он повернулся ко мне и спросил, меня, что проткнули?

— Ну да, — ответил я удивленно, — а откуда, по-твоему, у тебя весь камзол в крови?

— Но я после атаки мага ничего не помню, я думал, что амулет не справился и меня просто приложило. А кто мне залечил порез?

— Я, лечебным амулетом.

— Ты истратил на меня амулет?

— А что, надо было тебе дать истечь кровью? Тебе так хочется умереть?

— Нет, но ты ради меня истратил такой дорогой амулет. Я заплачу, но сейчас у меня с собой нет таких денег. — Со смущение произнес он.

Я понятия не имел о стоимости использованного амулета, но высказывания Валена показало, что амулет не дешевый, поэтому я ему заметил.

— Лучше амулетом верни.

— Амулет просто так не достанешь, если возвращать амулетом, то надо тебе ехать со мной к моему учителю, он тебе вернет лечебный амулет, и отблагодарит за мое спасение.

— И куда надо ехать, — с улыбкой спросил я.

— В Синтар, он недалеко от Тарга.

Я был поражен такому совпадению и поинтересовался.

— А ты случайно не знаешь, некую Илору, она сестра мечника Трина?

— Знаю, она иногда помогает моему учителю по хозяйству. И Трина знаю, он был учеником до меня у моего учителя. А ты откуда их знаешь?

— Илору не знаю, мне ее надо найти и передать вещи Трина, он просил перед смертью. Он погиб после боя на заставе, на той где я жил. Я его вывез к лекарю еще живым, он попал под удар мага сигра, но лекарь сказал что поздно привез. Он не выжил. Перед смертью я пообещал передать его сестре его вещи.

— А кто с заставы еще выжил?

— Никто, я один живым остался. Так случайно получилось. Я с магом заставы был в отъезде, а когда вернулись, она уже пылала. Из состава заставы кроме нас остались живы Трин и еще четыре воина. Но нас когда мы отступали настигли. Маг перегорел от напряжения, воины погибли при сражении. А потом мы влезли в засаду. Маг и Трин попали под удар мага сигров. Маг умер еще там, он не носил защитного амулета. А у Трина был защитный амулет, он частично отразил удар, я надеялся, что он останется жив, но мы долго добирались до своих.

— Так ты тоже сражался на заставе?

— Да, а куда мне было деваться?

— А как маг сигров не достал тебя?

— Я его убил.

— Так это не первый маг убитый тобой? — Удивленно спросил Вален.

— Нет, не первый.

— Как ты их убиваешь? — С интересом спросил он.

— Есть способ. — Недовольно ответил я.

— Приедем в Ситар, я познакомлю тебя с учителем.

Мы заговорились и я не заметил, как к нам подъехала воительница, которая подначивала Риану. Поравнявшись с нами, она заговорила.

— Я командир особого отряда королевства Лесалы, мое имя Птина. А как ваши имена.

Первым ответил Вален, назвав свое имя, потом ответил я.

— Мое имя Волх.

— Волх, — протянула она, интересное имя, я кое что случайно услышала с вашего разговора. И у меня Волх к тебе вопрос. Как ты справился с магом треды? Ведь мага крови убить очень сложно. Это тем интереснее, что я услышала, что ты еще убил и мага сигров.

— Есть способ, но я не намерен его озвучивать.

— Понятно. Конечно, такое надо держать в секрете, — протянула она. — Наверное какой-то амулет? Или даже артефакт древних, который поражает мага и потом остается его только добить. — С интересом посматривая на меня, проговорила она. — У меня к тебе предложение. Ты хороший боец. Поехали с нами в королевство, там ты получишь хорошую службу и достойное содержание.

— Благодарю, но я сейчас связан определенными обязательствами и не могу с вами поехать.

— Жаль. Но ты в любое время сможешь приехать. По приезду сообщи, что ты по приглашению командира особого отряда Бар Птины. Меня сразу найдут. Еще один вопрос к тебе. Что вы собираетесь делать с конями треды?

— Продать, — удивленно ответил я.

— Давай мы купим их у вас. Кони хорошие, жаль таких упускать, тем более вы их все равно будете продавать. Мы дадим за них десять золотых. — Помолчав, спросила. — Ну как, по рукам?

Здесь на Лоре был обычай, бить по рукам при заключении сделки. Я в продаже коней воительницам препятствий не видел, поэтому ответил.

— По рукам.

Птина сразу же достала кошель и отсчитала мне десять золотых, и взяв узду первой лошади прицепленной к моей заводной, потащила весь поезд за собой. И по пути раздавала коней своим подчиненным.

Как только она отъехала от нас, Вален удивленно проговорил.

— Ничего себе, целая Бар.

Я недоуменно посмотрел на него и спросил, что значит целая, это что не родовое имя.

— Ты что, этого не знаешь? — Удивленно воскликнул он. — А ну да, ты же воспитывался на заставе. Среди солдат. Бар, это титул. Вернее эта приставка показывает, что ее владелец происходит от родов правящих до распада первой империи. В кантонах все графы ведут свои корни от них, поэтому у всех правителей графства и их потомков имеются приставки бар. Почти все правители королевств тоже имеют приставки бар. Правители империи тоже ведут свои родословные от правящих довоенных родов. Если в такой род, имеющий право на приставку бар, вливается человек, чьи предки не имели приставки бар, то он получает приставку бор. А если вообще образуется новый правящий род, то приставку бур. Но буры это в большинстве своем свободные бароны, на границах с дикими землями. Захватили земли, образовали баронство и получили приставку бур.

Мне стало смешно. Получалось, что кто прет буром, тот и бур. Заметивший это Вален, продолжил.

— Ты чего улыбаешься. Ты понял? Если она бар, то она в родственных связях с королевой.

— Понял, понял. — Ответил я.

А дальше мы ехали молча и каждый размышлял о своем.

Часа через три скачки решили сделать привал чтобы кони отдохнули и перекусить. Спешившись Вален упал на землю, а я пошел размять ноги, а заодно решил переодеться. Увел коней немного в сторону, предупредив остальных о своих намерениях. Отойдя на расстояние, с которого меня было не видно, достал с сундука новый наряд и переоделся. Испачканный в крови, засунул в мешок, в котором было зерно, часть которого пришлось высыпать. При возвращении мне навстречу вышла Риана.

— Волх, предлагаю провести поединок. Без крови.

Хотел отказаться, но все внимательно смотрели на меня.

— Хорошо, до первого поражения, — ответил я.

Решил во время поединка намного поддаться и проиграть его, но так, чтобы это не было заметно. У меня не было сомнений, что Риана отличный мастер меча, неуча в особый отряд не взяли бы. Начало схватки это подтвердило, мне большого труда стоило движениями не выдать себя и при этом не допустить своего ранения. Хоть она и сказала без крови, но атаковала по-настоящему. Я сам ее почти не атаковал, только отражал ее удары. Мой первоначальный план подставиться, никак не получалось претворить в жизнь, я никак не мог выбрать момента. Минут через десять схватки решил, просто подставлюсь в тупую, чтобы проиграть. Выбрав момент, когда она пошла в атаку открылся для удара. Но когда ее меч пошел в мою сторону, мое тело меня подвело, оно стало двигаться само. Я ускорился, отошел в сторону и нанес удар по ее мечу. И не ожидавшая, такого Риана, потеряла свой меч. Бой был прекращен. Я стоял раздосадованный сам на себя, а Риана с непонимающим взглядом смотрела на свой меч, воткнувшийся в землю. На поляне стояла тишина, которую нарушила Птина.

— Давайте перекусим. Скоро нужно будет двигаться дальше, если конечно хотим добраться в поселение до темноты.

Я направился к Валену. Получилось так, что он сидел с одной стороны поляны, а воительницы с другой. Когда я сел и достал котомку с едой, Вален сказал.

— Знаешь, я догадываюсь кто ты, — шепотом сказал он.

— И кто по твоему мнению я, — также тихо ответил я.

— Ты мечник, даже не ученик.

— С чего ты взял?

— Ты выдал себя в конце поединка. Ты весь бой старался сдерживаться, мне это было заметно, а в конце тебя подвели рефлексы. Удар, который она намеревалась нанести, реально тебе угрожал. И ты рефлекторно ускорился и отразил его. Твоя скорость поражает, ты размазался когда уклонялся. И не надо отрицать очевидное. Скажешь я не прав.

Я прикинув все варианты, решил не отрицать этого. Все равно мне надо будет встретиться с сестрой Трина. А отдавая ей сбережения ее брата, все равно придется сказать, что я был его учеником. Смысла скрывать информацию от Валена я уже не видел.

— Да ты прав. Я мечник. Я был учеником Трина.

— Ух ты, ты его первый ученик. Восхищенно прошептал он, а потом недоуменно посмотрел на меня и спросил. Если ты был учеником Трина, то получается, когда он умирал, ты еще был учеником. Ни один мечник, не будет держать рядом собой бывшего ученика ставшего мечником. Когда ты успел стать мечником?

— Через несколько дней после его смерти.

— Что перстень изменился просто так?

— Нет, на меня напали наемные убийцы и я сражался. Убил мечника, темного эльфа и мага. Вот после этого боя перстень и изменился.

— Ну, ты даешь, убил мечника. И убил еще одного мага, как ты их убиваешь? И сколько вообще убил?

— Всего троих, а как сказать не могу, извини.


В это же время на противоположной стороне поляны шел тихий разговор.

— Ну, что скажешь Риана?

— Он не придерживался ни одного из устоявшихся стилей, такое впечатление, что он импровизирует по ходу боя. Хоть и казалось, что я еще чуть-чуть и его достану, фактически у меня не было ни одного шанса. Он просто не бился в полную силу, по моему он хотел проиграть, но его навыки ему это не позволили.

— Я тоже заметила что он не бьется в полную силу. Как думаешь, кто он?

— Минимум мечник, если не мастер мечников.

— Слишком молод.

— Над ним мог поработать маг.

— Тогда кто за ним стоит. И случайно ли этот фитарх напал на них. Может их специально выманили на него, чтобы он их убрал. Вален отмалчивается, а он сказал, что поразил только людей и мага. Но когда мы появились на поляне, я обратила внимание, что у Валена меч чистый. На его мече не было крови. Зато Волх был весь в крови с ног до головы.

— Получается, он один уложил весь фитарх, — удивлено спросила одна из воительниц.

— Получается, — хмуро ответила Птина.

— Чтобы разобраться с этим фитархом направили наш отряд, проговорила другая воительница, а тут всего один человек. Молодой парень. Как такое может быть?

— Мы гонялись за фитархом. А он просто ехал, те тоже посчитали, что один молодой парень для них не угроза и напали. Чем избавили его от охоты за ними.

— На кого он работает?

— Понятия не имею. Но надо узнать. Можно конечно предположить, что на совет кантонов. Такого уровня бойцы дорого стоят.

— Но мы бы знали о нем. Наша разведка знает всех сильных магов и мечников.

— Думаю имя Волх вымышленное. А на счет, что разведка знает всех, то я сомневаюсь. Посмотри на него. Никто не скажет, что он сильный боец. Вон Риана, при столкновении с ним в постоялом дворе назвала его птенчиком и посчитала, что он ее испугался.

— А что я должна была подумать? — Возмутилась та.

— Тебя никто не винит. Это я к тому, что мы случайно увидели, как он разделался с фитархом. Если бы мы туда прибыли через час, а потом встретили эту пару, то наверняка бы мы никогда в жизни не подумали на них, что это те, кто разделался с фитархом. Они бы уже переоделись к тому времени и следов боя на них не осталось бы.

— А как к этому причастен Вален? — Задала вопрос Риана.

— Думаю, фитарх выманили на него. Ведь он лежал в центре поляны. Когда те прибыли они напали, как они считали на самого опытного, на ученика мечника, а какого-то молодого паренька в расчет не взяли, а потом было уже поздно. — Ответила Птина.

— Что будем делать? — Поинтересовалась Риана.

— Поедем в Лесалу через Синтар, я слышала часть их разговора. Они едут туда.

— А Синтар знаменит тем, что там много мечников. И ему там будет легко затеряться. — Проговорила Риана.

— Надо как можно больше узнать об этом Волхе. Из разговора что я услышала следует что сигры напали на заставу. Вся застава погибла кроме него, надо узнать об этом как можно больше. Шли запрос, сказала она одной из воительниц.

— Но у нас осталось всего три амулета связи. Один уйдет на запрос, второй на получение ответа и останется всего один.

— Не переживай, заскочим в представительство королевства в Тарге и пополним амулеты. Риана, — продолжила она, — а тебе задание. Соблазни его, а потом расспроси.


Отдых окончился и мы тронулись в путь. Некоторое время никто не приставал ни с какими разговорами и я решил продолжить заниматься вызовом знака. Первая же попытка удалась, знак проявился, но опять бледный. А вот попытка влить в него энергию обернулась провалом. Как только попробовал влить в знак энергию в грудине разлилось жжение, такое что я даже схватился за нее от боли и застонал, дыхание перехватило спазмом. Едущий рядом Вален, сразу отреагировал.

— Что случилось, ты, что был ранен и молчал? — С заботой спросил он.

Отдышавшись, я ответил.

— Нет, все в порядке, уже прошло.

— Что это было? — Спросил он.

— Так, ерунда, не обращай внимания.

Вален отстал, но оказалось, что это заметил не только Вален. К нам подъехала Риана и поинтересовалась.

— Тебе плохо, ты был ранен?

— Нет, я не ранен.

— А, что тогда это было?

— Просто спазм, что-то не то съел.

— Понятно, а как себя сейчас чувствуешь?

— Уже нормально.

Дальше разговор не пошел. У меня не было желания обсуждать то что произошло, а Риана не знала что спрашивать.

Мы какое-то время ехали молча. Я не имел желания попробовать еще раз наполнить энергией знак. А почему молчали мои спутники я не знал. Успокоившись после неудачного опыта, я наконец обратил внимание на поведение Рианы. Она как-то не так вела себя. Принимала нелепые позы, хотя если честно оценить, то очень соблазнительные, будоражащие кровь. Но меня удивило непонятное ее поведение. С чего она так резко стала проявлять такую несдержанную сексуальность? Ее поведение настораживало. Как свидетельствовали детективы, такое резкое проявление женственности было присуще при вербовке агентов. От понимания этого, действия Рианы смотрелись в другом свете и не возбуждали никакого сексуального влечения. Я на ее поведение смотрел отстраненно, как будто это происходит не со мной. И при этом пытался понять, к чему это? Зачем она себя так ведет. То, что она так резко воспылала ко мне страстью, я ни насколько не обольщался.

До наступления темноты мы въехали в населенный пункт. Мы с Валеном сняли одну комнату, сколько сняли воительницы, мы не интересовались. Но утром нас ждал сюрприз. Птина объявила, что они едут через Синтар. И если нам по пути, то они согласны нас проводит к этому городу. Всю дальнейшую дорогу я ощущал на себе повышенное внимание Рианы. И хоть она была хороша собой и сексуально привлекательна, но в связи с ее поведением я никак не мог расслабиться и воспринимать ее как женщину. Мне все время казалось, что она таким способом чего-то хочет достигнуть. Не знаю, это разыгралось мое воображение или интуиция, но я стал ее избегать.

Мы так и двигались. Населенные пункты встречались минимум раз в сутки. На пятый день мы выехали в графство Тесаро. Самое богатое графство кантонов. Это было видно хоть бы по тому, что встречаемые населенные пункты стали богаче. Больше, ухоженней, в каждом населенном пункте был постоялый двор. Наше передвижение стало более комфортным.

После того случая, с вливанием энергии в знак, когда меня чуть не скрутило, я стал более осторожно заниматься вызовом знака и попытками его наполнения энергией. Знак вызвать удавалось без всяких проблем, а вот наполнить его энергией нет. Если я чуть-чуть вливал энергии в знак это отражалось разлитием тепла в груди. А если пытался в знак влить чуть больше энергии, жжение усиливалось, причем даже не пропорционально увеличению количества вливаемой энергии, а увеличение шло в геометрической прогрессии. После того случая я больше так небрежно не действовал. Но такие меры ни насколько меня не приблизили к возможности обращения со знаками. А мне очень хотелось овладеть магией.

К седьмому дню мы подъехали к городу Синтар. Я никак не мог понять, почему воительницы следуют за нами. Согласно имеющейся у меня карты, если они двигались в свое королевство, то уже давно должны были повернуть на другую дорогу, более северную. На этот момент я и обратил внимание Валена. Тот по простоте душевной об этом спросил Птину. На его вопрос она ответила очень просто.

— Нам так удобней, сначала мы заедем в Синтар, немного отдохнем, потом через Тарг направимся в свое королевство.

И замечание Валена, что такой маршрут образует круг, нисколько ее не смутил.

Когда мы въехали в Синтар, Вален сразу повернул в сторону жилья своего учителя. Я поехал с ним, а воительницы направились в постоялый двор. Жил учитель Валена на окраине поселка, но не с той стороны с которой мы въехали. Я ожидал увидеть дом. А оказалось, что проживает учитель в поместье. Большой участок был огорожен забором. Мы подъехали к воротам и Вален постучал. А я с удивлением смотрел на длиннющий забор. Видя мое удивление Вален пояснил.

— У учителя здесь кроме его дома, за оградой находится и школа фехтования. У него много учеников.

— Но как мне объяснял Трин, у мечника может быть только один ученик, а у твоего учителя много учеников. Как так?

— Ты не правильно понял. У моего учителя один ученик мечника, это я. А остальных он обучает умению фехтовать, некоторые из его учеников, даже становятся мастерами фехтования. Тебе Трин правильно все сказал. Пока у мечника есть ученик, и пока он в свою очередь не станет мечником, тот не сможет инициировать никого другого. Это известный всем факт, почему так происходит я не знаю. Только мастер мечников может одновременно инициировать до десяти учеников.

Приоткрывший ворота паренек посмотрел на нас, а потом куда-то во двор крикнул.

— Вален приехал.

После чего распахнул створки позволяя нам заехать. Мы въехали во двор и Вален направился к виднеющемуся строению, а я последовал за ним. По пути рассматривая окружающее. Во дворе была организована площадка с тренажерами. Что-то, что можно было назвать полосой препятствий. В противоположном конце двора стояли какие-то чучела. Большего я рассмотреть не успел, мы подъехали к строению, к которому первоначально направился Вален. На пороге нас уже встречали. Впереди стоял мужчина на вид лет тридцати пяти-сорока. А за ним двое молодых людей лет по двадцать и трое подростков от десяти до пятнадцати лет. Как только мы приблизились, Вален соскочил с коня, поклонился и произнес.

— Учитель я все выполнил как ты и говорил.

— Были проблемы? — Поинтересовался тот.

— Были. Хмуро ответил, Вален. Но я хотел бы о них рассказать тебе с глазу на глаз.

— Хорошо. А это кто с тобой?

— Это ученик Трина, его зовут Волх, он приехал к его сестре.

— А я учитель Трина, мое имя Ронан. Ученик Трина! — С воодушевлением воскликнул он. — А я уже устал ждать, когда он возьмет себе ученика. Как он там?

— Погиб в бою на заставе. — Ответил я сухо.

— Тяжелая утрата. К его сестре приехал сообщить об этом? — Хмурым голосом спросил он.

— И об этом сообщить и предать ей вещи Трина.

— Я сейчас переговорю с Валеном, а потом я бы хотел поговорить с тобой. Надо определиться по тебе. А Илору позовут, я сейчас пошлю к ней гонца.

Он отдал указание самому меньшему сбегать позвать Илору, другому распрячь коня Валена и показать мне, куда я могу поставить своих коней, а сам с Валеном удалился в дом. Я поставил коней в конюшню, распряг их, задал зерна, забрал с собой свой сундук, а потом вышел во двор и стал рассматривать его постройки. За этим меня и застал Вален, он подошел и сказал.

— Тебя ждет учитель.

Как только я зашел, Ронан сказал.

— Покажи свой перстень.

Я достал из сундука перстень и протянул его Ронану, но тот его не взял в руки, а просто стал рассматривать прямо с моих рук.

— Перстень мечника, — тихо протянул он.

— Вы сомневаетесь, что я мечник? — Поинтересовался я.

— Я сомневаюсь в том, что один мечник в состоянии расправиться с фитархом. Если бы у тебя был золотой перстень, то это бы не удивляло. Расскажи, что было на заставе, как погиб Трин.

Я стал рассказывать события на заставе, умолчав только о том, что причиной нападения сигров стал я сам. Когда я закончил повествование о событиях на заставе, Ронан спросил.

— А что за наемники на тебя напали?

— Не знаю, — но их нанял барон Роданский.

— Ты где-то перешел ему дорогу?

— Не знаю, я там только отбил одну попытку ограбить торговый караван.

— Понятно, — с усмешкой произнес Ронан. — Наверное, он как-то связан с разбойниками, о нем много нехорошего говорят. Но он ни разу не был пойман с поличным и свидетели его темных дел всегда исчезают. Так говоришь, что среди напавших на тебя был мечник и ты его убил. И после этого боя твой перстень с ученического поменялся на перстень мечника.

— Да.

— Ты что передать должен Илоре?

— Сбережения Трина.

— Когда отдашь и до того как она уйдет тебе придется рассказывать как погиб Трин, ведь она наверняка перед уходом захочет это знать. Так вот когда она уйдет, я хочу провести с тобой схватку. Ты согласен?

— Хорошо, я согласен.

— Ну, с этим разобрались, — с облегчением произнес Ронан, и спросил. — А чего за вами увязались воительницы Лесалы.

— Не знаю, — третий раз за короткое время ответил я.

— А хотелось бы знать. Они не такие уж и простые эти воительницы Лесалы как многие думают. Они почти всегда сотрудничают с разведкой этого королевства, а то и являются ее членами. Что их могло заинтересовать. — Задумчиво посмотрев на меня он продолжил. — Я вижу два варианта их интереса. Первый это дела, по которым я посылал Валена, но если честно, то сомневаюсь что они с этим связаны. А второй это ты. Лесала славится тем, что переманивает к себе на службу сильных магов и выдающихся мечников. Так что они могли заинтересоваться тобой, Вален мне рассказал как ты скинул на него расправу с пятью тредами, но не думаю что эти воительницы купились на это, тем более они были на поляне сразу после боя. Ты что-то хочешь спросить.

— Ты сказал, что они переманивают сильных магов и выдающихся мечников. А мастеров мечников они что, не переманивают.

— Ты мало о нас знаешь. Мастера мечников, в подавляющем своем большинстве независимы. Почти как магистры. У мастеров мечников вырабатывается естественная защита от большинства атакующих форм. Их поразить магически могут только магистры и то под вопросом, уж слишком быстро мастера двигаются, магистру еще надо попасть в мастера.

— А как такое возможно?

— Ходят легенды, что в древние времена был человеческий орден магов мечников, в те времена почти все люди владели магией. И вот в этом ордене разработали форму, основанную на магии крови. Эта форма в себе содержала сведения об изменении организма человека для придания ему способностей к сверхскорому движению. Это кажется что став просто быстрей двигаться и сразу станешь непобедимым. Кроме движения надо чтобы твое сознание успевало анализировать обстановку и самое главное принимать правильное решение. Так вот такую форму разработали, но ее не видно магически. И она передается от лица к лицу. Но не каждый организм может принять эту форму. Чтоб ее принять организм уже должен быть готов к этому. Потом разразилась магическая война, многие погибли, орден распался. Говорят, что у кого-то осталась такая форма, и он смог ее передать другому лицу, но не магу. Почему-то получилось так, что те, кто владеет магией не проходят инициацию, они все погибают. Поэтому повелось, что инициируются только те, кто не инициирован на мага. Как оно действует, никто уже не знает. Я инициировал уже нескольких. Порядок инициации простой. Тому над кем будут проводить инициацию, дают в руки три металла, медь, серебро и золото. Медь и серебро по одной части и золота пять частей. Он их зажимает в руках, мечник накладывает свои руки на его и просто желает передать силу мечника. Если инициация произошла, то металлы, зажатые в руке инициируемого, превращаются в перстень. Иногда эта процедура неприятна, даже болезненна. А вот если инициация не произошла, то металлы разогреваются и обжигают руки тому, кто их держит, но кроме этого они теряют сознание и практически всегда после этого их движения становятся хуже, чем до инициации, а иногда и вообще умирают. Я так понимаю, этого тебе Трин не успел рассказать.

— Да он мне вообще не рассказывал о мечниках ничего, только гонял.

— Зря он так. За восемь лет обучения, а перед этим наверняка еще и подготовка была. Он должен был тебе многое рассказать. Но, наверное, он решил делать все по-другому, раз получилось так быстро из тебя сделать мечника. Насколько ты хорош я еще посмотрю.

Я промолчал, что занимался не восемь лет, а меньше восьми месяцев и Трин просто не успел мне ничего рассказать, но задал вопрос на интересующую меня тему.

— А рецепты настоек, которыми он меня поил, вы тоже расскажите.

— Расскажу, раз ты ученик моего ученика и он не успел тебе передать эти данные, то их тебе передам я.

В это время постучали и сообщили, что пришла Илора.

Я не интересовался возрастом Трина, но он выглядел лет на тридцать, я и ожидал, что его младшая сестра будет еще моложе. Но зашла женщина на вид больше сорока лет, улыбнулась и спросила у Ронана.

— Ты меня звал Ронан, что нужно сделать?

— Я тебя звал Илора, но не для этого. Этот молодой человек Волх приехал с заставы на которой служил твой брат, он привез от него тебе кое что. Но он тебе сам все расскажет.

Она, также улыбаясь, спросила у меня.

— Он, что куда-то перевелся?

— Нет. — Ответил я. — Он погиб. На заставу напали, он был тяжело ранен и перед смертью попросил меня передать тебе его сбережения.

После сказанного я полез в сундук и достал мешочек с деньгами Трина и передал его Илоре. Та взяв в руки мешочек непонимающе на него уставилась, а потом побледнела и тихо спросила.

— Как погиб, не может такого быть, это неправда. — И заплакала.

Ронан подошел к ней приобнял и стал успокаивать. Через всхлипы она спросила.

— Как это произошло?

Я стал в очередной раз рассказывать о трагических событиях на заставе. Окончил свой рассказ словами.

— Перед тем как мы встретили отряд из крепости, который шел к нам на помощь, он и попросил в случае его смерти найти тебя и передать эти его сбережения. Я его довез к лекарю магу, он был еще жив, но умер. Лекарь сказал, что мы приехали поздно, и он ничего не смог сделать.

— В этом нет твоей вины, не вини себя. — Сказала Илора. Помолчав, обратилась к Ронану. — Я пойду домой, если я не нужна.

— Подожди, сейчас я пошлю кого-то сопроводить тебя домой.

И он вышел, а потом с ним зашел один из тех молодых парней что стояли у входа при нашем с Валеном появлении. Он взял Илору под руку и они пошли. Когда они вышли Ронан сразу повернулся ко мне и спросил.

— Ну, что ты готов сразиться со мной?

— Готов, — с улыбкой ответил я.

— Ты бьешься одним мечом или двумя.

— Вообще-то двумя, но сейчас при мне один меч.

— Ты можешь взять себе любое оружие в нашей оружейной, пошли на площадку для тренировок.

В оружейной, я выбрал пару мечей, похожих на мои, которые сейчас находились в сундуке. После чего мы вышли в центр площадки. Вокруг сразу собрались ученики Ронана, среди которых я заметил и Валена. Некоторые стоящие вокруг на вид выглядели как я, или даже старше. Ронан никакой стойки не занимал, он просто стал напротив меня, спросил у меня — готов, и как только я махнул головой что готов он атаковал.

Я осознал, что меня атаковали, когда уже отбил его выпад. Тело, как и в бою с Рианой, отреагировало само. Я сконцентрировался и начал отражать атаки Ронана. Но потом обратил внимание, что я совершаю движения раньше, чем об этом подумаю. Ведя дальше схватку, я отрешился он нее мысленно. Вы, когда-то, делали что-то механически, а при этом думая о другом. Вот так и я. Тело само вело бой, отражало атаки и даже совершало выпады в сторону Ронана, а я размышлял, что бы это значило. Объявление окончания схватки Ронаном и вывод, к которому я пришел, наступили одновременно. Иначе я бы пропустил удар Ронана. А так я застыл пораженный от сделанных выводов. Но Ронан это воспринял по своему, он произнес.

— Интересный бой, я хочу с тобой переговорить, пойдем в дом. — А потом обвел взглядом столпившихся вокруг площадки и продолжил. — Вы посмотрели, как надо сражаться? Видели, что воин при сражении должен быть бесстрастным, спокойным и готовым ко всему. Вот к такому и должны стремиться, а сейчас хватит бездельничать, марш заниматься.

Я не стал прерывать речь Ронана, не стал говорить, что моя бесстрастность и отрешенность это не результат опыта или умения, а совсем другое. Я все еще не мог успокоиться от полученных выводов. А пришел я к выводу, что при инициации в меня вложили какую-то программу, разработанную древними магами. Она завладела моим телом. Да она помогает мне защищать свое тело, но она действует без моего участия и на что она еще запрограммирована я не знаю. Я вспомнил бой с Рианой. Там я хотел проиграть, но вложенная в меня программа все решила за меня. Я при попытке припустить удар потерял руководство телом, и оно само ускорилось и совершило маневр, который и привел меня к победе. И сейчас в проведенной схватке с Ронаном тело действовало само. Я во второй половине боя уже даже мысленно не наблюдал за действиями Ронана, а оно само отражало удары, атаковало. Получается что я согласившись на инициацию, не зная этого сам себя подставил. Сам позволил вложить в себя программу разработанную древними мастерами. А с какими намерениями они ее разработали, для чего, что является конечной целью этой программы. Меня поразил ужас от осознания того что я не принадлежу сам себе, поэтому я даже пропустил первые слова Ронана. И пришел в себя, когда он легонько потряс меня за плечо и произнес.

— Что с тобой? Ты меня не слушаешь.

Видя мой появившийся осмысленный взгляд, поинтересовался.

— Что тебя так потрясло? От чего ты впал в ступор. Ты, что ожидал от меня большего?

— Нет, извини, задумался. Так, что ты говорил?

— Я говорю, что твое мастерство поражает. Если б я не знал, что ты только недавно стал мечником, то сказал бы, что ты свое мастерство отрабатывал десятилетиями. У меня к тебе вопрос и предложение. Начну с вопроса. Ты куда дальше собираешься направиться?

— У меня есть еще одно поручение. На заставе, умирающий маг, попросил передать его дневники своему учителю. Он проживает где-то здесь в районе Тарга. Его учитель магистр Париус. Может знаешь?

— Конечно знаю, кто не знает Париуса. У нас не так много магистров, тем более таких старых. Он чудаковат, но это как посмотреть. Он практически не ведет светской жизни, заперся у себя в поместье. Все время занимается какими-то поисками, исследованиями. Но при необходимости помогает. Он очень сильный и опытный. Я объясню как его найти. Если это все твои ближайшие планы, то сделаю предложение. Поживи пару десятин у меня. Я тебе дам записи по изготовлению зелий для укрепления организма перед инициацией. Изучишь их, перепишешь себе, если посчитаешь нужным. Я хочу пригласить мастера мечников, моего учителя, чтобы он посмотрел тебя, проверил. Мне кажется, что ты приблизился к уровню мастера, а учитывая что ты только недавно стал мечником это невероятно. Чтобы он приехал надо время. Пока гонец передаст ему приглашение, пока он разберется с текущими делами, пока соберется, приедет. Так как ты согласен?

— Согласен, — ответил я.

Мне терять было нечего. Пока займусь изучением микстур и попробую разобраться в себе, как раз будет время. И если честно, то мне уже надоели путешествия на коне. Надоело однообразие дороги, и достала скорость передвижения. Заодно посмотрю на проводимые Ронаном тренировки.

— Раз согласен, тогда тебе сейчас покажут комнату, в которой ты остановишься. Иди, отдыхай, а уже с утра определимся с планами на ближайшее время.

Наконец закончился этот бесконечный день. Я отправился отдыхать.


Следующим утром, я встал рано, раньше всех и до того как появилось какое либо движение провел разминку. Появившийся Ронан передал мне свои записи содержащие рецепты зелий для укрепления организма. Каждый рецепт сопровождался информацией какие действия он проводит с организмом и конкретно в каких случаях его необходимо принимать. Кроме записей вручил лечебный амулет и мешочек, судя по звону с деньгами. При этом произнес.

— Это за Валена. Амулет в счет возмещения потраченного и моя благодарность.

От денег я отказался. А когда он ушел, усевшись на открытой веранде я стал изучать переданные мне рецепты и хоть форма для улучшения памяти с меня слетела, как сказал Королан, запоминал я их быстро, без проблем. Но решил еще их и переписать, пусть останутся записи, а то вдруг что-то забуду или перепутаю. Поэтому кроме их изучения занялся и их перепиской, для этой цели попросил у Ронана тетрадь для записей. Даже приготовил одно зелье для восстановления жизненных сил организма, его рекомендовалось давать при интенсивных тренировках перед инициацией. А также было указано, что его можно использовать и мечникам после тяжелых боев, для восстановления. Решил, что с моей жизнью оно мне всегда пригодится. Приготовил и положил в сундук.

Но заниматься этим быстро надоело. Поэтому отложив записи стал наблюдать за проведением тренировок проводимых Ронаном. Все ученики у него были разбиты на несколько групп и каждая группа выполняла свои упражнения. Старшим в одной из групп, тем кто контролировал порядок выполнения упражнений, я заметил Валена. Когда увидел, что он посмотрел в мою сторону, я ему улыбнулся и помахал рукой. Он в ответ поклонился, причем лицо его при этом было очень серьезным. Я не понял его изменившегося отношения ко мне. До сегодняшнего дня мы с ним держались по-дружески, по-простому, а теперь он повел себя по-другому. Я отметил это и поставил себе задачу выяснить, что произошло, в связи с чем его отношение ко мне изменилось. Понаблюдав за проведением тренировок, решил и сам заняться делом. Занялся вызовом формы. Стал экспериментировать с количеством вливаемой силы. Результат был тот же, даже по моему субъективному мнению еще хуже. В том смысле, что жжение начиналось теперь раньше, при меньшем количестве влитой силы. Пробовал вызывать другие знаки. Знаки вызывались, а при попытке наполнения результат был аналогичный, что и при наполнении энергией знака огня. Помучившись отложил это занятие до момента пока пойму как нужно это делать. Или пока получу информацию о том как это делается. Была надежда что это можно будет узнать при посещении Париуса. Надо только продумать разговор так, чтобы мое любопытство не вызвало подозрений.

В ожидании приезда мастера мечников я вставал раньше всех, делал разминку, а потом переписывал рецепты, наблюдал за тренировками и тренировался вызывать знаки. Не знаю почему у меня долго не получалось вызвать знак, сейчас я без каких-либо проблем вызывал любой, как большого круга, так и малого. Как по порядку, так и в разнобой. Мне стоило подумать о нужном знаке и он появлялся. Как-то в один из дней попробовал определить сколько я смогу удержать знак до его распада. Так со знаком висящим передо мной и проходил полдня пока сам его не развеял. День за днем повторялось одно и то же. Рецепты зелий переписал и запомнил, выучил случаи их применения. Через время мне все это надоело. Мне чего-то не хватало, возможно адреналина, за последнее время уже привык что все время что-то случается, а тут затишье. Я стал покидать территорию школы Ронана и уходить за город. Благо он жил на окраине и далеко идти не надо было. Ходил, бродил, лежал в траве и смотрел на небо. Погружался в размышления о своих будущих шагах. Никак не мог определиться что делать дальше. Как-то в один из дней я лежал под деревцем и наблюдал за пичугой, которая металась около дупла в дереве. Было непонятно, у нее там гнездо и что-то случилось и она переживает. Или она хочет что-то украсть из дупла, но боится. Мои наблюдения были прерваны цокотом копыт. А потом послышались голоса, один голос я сразу узнал. Это был голос Птины. Второй я до этого не слышал, а если и слышал, то не запомнил.

— Хватит, дальше не поедем, прозвучал голос Птины. Рассказывай, что ответили.

— А ты говорила, что он каждый день ходит в эту сторону. Он нас не увидит? — Спросил второй голос.

— Он просто ходит, как мы узнали они ждут приезда кого-то. Деревья здесь редкие и если бы он был поблизости, мы бы его увидели. Не тяни, рассказывай, что удалось узнать.

— Начну по порядку, это не точные сведения, но с большой долей вероятности в описанных событиях принимал участия он. Всплыл он на заставе, которая находится, между графством Видан, и свободными баронствами. На заставу напали сигры, со своими сэтэнами. На заставе магом был известный тебе Королан. Все кто был на заставе, погибли, остался жив только ученик мечника Трина. Как удалось узнать, Королан уложил больше десятка магов сигров.

— Это в его стиле, — прервала говорившую Птина.

— Да, это в его стиле. Так вот при этом он выложился полностью, к этому моменту в живых остались он, мечник Трин и его ученик. А когда они попали в засаду, в которой были еще маги сигров, Королан погиб, мечник попал под магический удар и прожил только до момента соединения с дежурным отрядом из крепости, а потом умер. Единственным выжившим и не пострадавшим оказался его ученик Дим.

— Но если они попали в засаду, Королан был пуст и пропустил удар мага сигров, как и Трин, то кто убил атаковавшего мага.

— Вот. Трин сказал, что мага убил его ученик. Ему мягко говоря не совсем поверили, но потом когда на дежурный отряд снова напали сигры и сэтэны, этот ученик прошел как раскаленный меч через сэтэнов, только благодаря ему отряд практически не понес утрат.

— И что дальше?

— Ничего. Он почти сразу уехал из крепости. Но самое интересное, что перед смертью Трин сказал, что он обучал ученика восемь лет. Но буквально год назад, наши собирали сведения об этом направлении, в том числе и о заставе. Там никакого ученика не было.

— Интересно, а это точно он?

— По описанию совпадает.

— Что-то еще о нем есть.

— Да в районе Родана похожий ученик мечника отбил нападение на караван. При нападении использовали магию. После чего направился в Кирас. На границе с Кирасом, в то же время нашли останки небезызвестной тебе троицы наемных убийц.

— Неужели кто-то грохнул «Трилистник»?

— Ага. А там был темный эльф, мечник и маг.

— А почему ты думаешь, что это он?

— Его меч. Такой меч был у темного. Слушай дальше. У графа Леораса видели молодого мечника по имени Дим, в такой же одежде в какой был ученик Трина. Он заключил с графом контракт. В чем он заключался, выяснить достоверно не удалось. Но известно одно, он его выполнил. И после выполнения этого контракта в имперской внешней службе пропала группа. А разыскивают они мечника Дима.

— Да не мелочится паренек, противники как на подбор. Сигры, Трилистник, имперская внешняя служба, и целый фитарх. Если это конечно все о нем.

— По времени и по описанию все указывает на него.

— Что передали из королевства?

— Пригласить его к нам, ты же знаешь интересы королевы.

— Это легко сказать, а если он не пожелает, что будем делать. Если то, что ты описала и правда о нем, то мы ему на один зуб.

— Ну, так уж и на один. Ведь мы намеревались разделаться с фитархом, неужели с одним не справимся.

— Справимся, наверное. Но пригласить и убить это не одно и то же. А захватить его мы не сможем. Там умные головы ничего не подсказали?

— На этот случай тебе в представительстве королевства в Тарге передадут один артефакт, с его помощью можно справиться и с магистром. Сказали, главное чтобы мы его доставили в королевство, а там его склонят к сотрудничеству.

Они уехали, а я лежал и думал. Меня уже желают получить сигры, барон Роданский, имперская внешняя служба, теперь еще королевство Лесалы и наверняка еще будут последствия от уничтожения фитарха. Мелькнула мысль, что для того чтобы им всем напакостить надо исчезнуть вообще. Может покончить с собой и не мучиться. Нет, этот вариант для слабаков, а себя я таким не считал. Что у меня в ближайших планах. Дождаться мастера. Потом посетить Париуса, отдать ему дневники Королана, попытаться выяснить, что не так с наполнением знаков силой. И после этого можно будет исчезнуть. Нужно только решить куда, и как. Хотя я могу и не успеть исчезнуть, если за мной увяжутся воительницы. Так что надо исчезать прямо отсюда. Тайно попасть к Париусу, а оттуда исчезнуть с концами. На таком варианте дальнейших действий я и остановился.

Остальное время до приезда мастера я посвятил изучению географии данного мира, данных об окружающих странах. Я искал варианты, куда можно исчезнуть и как это сделать.

Мастер мечников приехал к полудню, я в это время отсутствовал, так как по уже образовавшейся привычке уходил за город. Когда я вернулся меня сразу попросили пройти к Ронану. Зайдя к нему увидел сидящего у него мужчину, чуть старше самого Ронана.

— Присаживайся. Сказал мне Ронан как только я зашел. Это он и есть, мечник Волх, ученик Трина. А это. — И он указал на мужчину. — Мастер мечников Велтон и мой учитель.

Велтон сидел и беззастенчиво меня рассматривал. Потом произнес.

— Молодой, когда ты рассказывал, я думал, он будет старше. — Сказал он Ронану, а потом обратился ко мне. — Так тебя зовут Волх и ты ученик Трина, это так?

— Да, я ученик Трина.

— Смотри Ронан и учись, ни слова лжи, только правда. Зачем я это говорю? Просто потому, что имею сведения с заставы. Да там выжил ученик Трина, но звали его Дим. Поэтому я и спросил парня настоящее это его имя или нет, но он ловко ушел от ответа. Так твое имя Дим, или Волх?

— Трин меня называл Димом, но до этого в другом месте у меня было имя и Волх.

— Хм, надо же. А больше имен нет?

— Есть, но я бы не хотел их вспоминать.

— Твое право. Ты знаешь, что я сюда приехал ради тебя?

— Догадываюсь, только не знаю цели, ради чего. И зачем это вам?

— Тогда я тебе поясню. Для тебя то, что произошло, наверняка кажется в порядке вещей. Но это не так. Пусть ты стал мечником неожиданно быстро, это еще можно допустить. Но мастерство мечника растет с его опытом, а ты на равных бился с Ронаном. А он очень опытный мечник, на грани перехода к стадии мастера. Он не смог одолеть тебя, поэтому и попросил меня приехать. Чтобы я проверил твой уровень. Завтра с утра мы с тобой проведем бой. Я хочу сам посмотреть твои способности. Сейчас иди, отдыхай, готовься к бою. Он не будет для тебя легким. Если есть защитные амулеты, или одежда то утром их одевай. Также надень перстень мечника. Кстати ты почему его не носишь? Или ответишь, что тоже есть причины?

— Есть.

— Ну, что ж. Завтра посмотрим, на что ты способен, а потом уже поговорим о твоих проблемах.


Утром я как обычно встал рано и провел разминку, а потом уже пошел готовиться к бою. Для боя решил одеть свою одежду и взять свои мечи. Когда пришло время и я вышел, то на площадке никого кроме Ронана не было. Сразу же появился и Велтон. Посмотрев на меня, произнес.

— Серьезно. Не ожидал. Но мы будем биться не на смерть. Мне надо только проверить твой уровень. Поэтому прошу, замени мечи, возьми другие. — А потом с усмешкой дополнил. — А то еще окажешься чересчур резвым и порежешь меня.

Стоящий рядом с ним Ронан переводил непонимающий взгляд с меня на Велтона. Заметивший его недоумение Велтон сказал ему.

— После боя объясню.

После чего пошел к центру площадки. Я поменяв мечи тоже вышел на площадку. Когда мы стали друг против друга. Он уже был полностью серьезным, от улыбки не осталось и следа. Посмотрев мне в глаза, произнес.

— Раз ты в таком наряде я буду бить тебя по-серьезному. Тебе все равно этими мечами ничего не сделаешь. И он поднял свои мечи. Покажи все, на что ты способен. Готов?

Я ответил.

— Готов.

Велтон после моего ответа не стал атаковать сразу как это сделал Ронан. Он застыл, и казалось отрешился от всего. Я же расслабил мышцы и попытался сосредоточиться, приготовился к отражению атаки. Атаку я прозевал. Вот он стоял и вдруг я почувствовал удар мечом по своему плечу. Благодаря одежде больно не было, но скорость нанесения удара поражала. За несколько первых минут я пропустил больше десятка ударов, я просто не успевал реагировать на его атаки. В реальном бою, и если б противник Велтона не имел такой одежды как у меня, он бы своего противника уже нашинковал бы. Проведя эту молниеносную атаку, он отдалился, остановился, и снова замер. Я перевел дух и попытался снова сосредоточиться. Новую атаку я заметил, даже попытался ее отразить, но просто не успевал за ним. Если при бое с Ронаном тело само отражало удары и само проводило атаки, то тут уже я пытался делать это осмысленно. Вторая атака закончилась, как и первая. Я пропустил кучу ударов, а сам не смог его достать ни разу. Он снова отскочил и застыл. Я решил поменять тактику. Не сосредотачиваться, а полностью расслабиться. Третью атаку я смог отбить, в этот раз я где-то каждый третий удар отбивал, сам правда не достал его ни разу. И снова он отскочил и застыл. Я видя положительный результат последних своих действий не стал менять тактики, снова расслабился. При новой атаке я отразил еще больше ударов Велтона. Он атаковал в среднем около минуты, полутора минут, а потом отскакивал и застывал. Сколько раз это повторялось, я не помню. Но при начале одной атаки Велтона, со мной что-то произошло. Было такое чувство, что что-то лопнуло. Все тело окатило жаром, а после этого холодом. И все произошло так быстро, что уложилось от момента как сорвался Велтон в атаку, до того как он нанес первый удар по мне. И это я понял только после того как отразил его удар. А отразив удар, я понял, что он уже не размазывается как до этого, я вижу все его движения, и могу ему противостоять. В этой схватке я отразил все его удары, и сам атаковал множество раз, но и он в свою очередь отразил все мои удары. Отскочив в очередной раз, он не стал замирать, а улыбнулся и произнес.

— Я надеялся, что это произойдет, когда Ронан мне прислал приглашение и написал о тебе. Но надежда не давала уверенности, что я прав в своих предположениях.

Видя, что я ничего не понимаю, а также с непониманием на него смотрит Ронан продолжил.

— Надо немного подождать, и тогда у вас вопросы отпадут сами собой. А пока будем ждать, можно и присесть, пошли на веранду.

Мы прошли на веранду, и присели за столик. Мы с Ронаном молчали, ждали что скажет дальше Велтон. А тот, взяв кружку, налил в нее со стоящего на столе кувшина напиток, стал его потихоньку потягивать при этом смотря на меня глазами в которых плясали смешинки. Ронан переводил взгляд с Велтона на меня и было понятно, что он не поймет что происходит. В это время мою руку с перстнем обожгло. Я к этому времени уже снял перчатки, поэтому зашипел и потряс рукой.

— Вот, что и следовало доказать. — Произнес Велтон.

— Что и кому доказать, — смотря на него спросил Ронан.

А я в это время смотрел на свою руку, вернее на перстень, надетый на руку. Он стал полностью золотым.

— Дим, протяни руку с перстнем вперед, а ты Ронан посмотри на перстень, а потом задавай вопросы.

Ронан посмотрел на мой перстень и воскликнул.

— Но как, он же только недавно стал мечником, у него еще не было ни одного ученика, как он смог стать мастером?

— Ты плохо учил историю мечников, — с улыбкой сказал Велтон. — Если бы ты ее хорошо учил, то вспомнил бы о великом мастере Алексе. Он, будучи инициированным в очень короткий срок от ученика перешел в мечники, а потом в мастера. Он мог на равных бороться с магистрами и оставил заметный след в нашей истории.

— Так это же легенда. — Пораженно сказал Ронан.

— Кто тебе сказал, что история о мастере Алексе легенда. Нет, она правдива, это он легендарная личность. Никто не знает, откуда он пришел и куда потом делся. Но след в истории он оставил значительный. Я тебе Ронан обещал после боя объяснить свои слова, которые произнес перед началом. Так вот ты сейчас на Диме видишь легендарный костюм охотника, и судя по всему в полном комплекте. А значит мечи, что были у него за спиной мифриловые. Поэтому я и попросил его их снять, потому что они с легкостью разрубили бы эти учебные и пройдя через них и меня.

— Но как ты догадался, что он может быть такой же, как Алекс? Ведь Волх, то есть Дим проходил у Трина восемь лет в учениках. В такой срок вполне возможно перейти с учеников в мечники. — Спросил Ронан.

— Скажи Ронан, ты сколько раз за эти восемь лет виделся с Трино?

— Почти каждый год.

— Он хоть раз упомянул о наличии ученика?

— Нет.

— Когда ты его последний раз видел?

— Чуть меньше года назад. — Ответил Ронан.

— Вот и получается, что Дим стал его учеником меньше года назад. Скажи Дим, как давно Трин провел твою инициацию?

— Около семи месяцев назад.

— Вот… — Возбужденно воскликнул Велтон. — Я был прав. Очень похоже на историю Алекса. А теперь расскажи Дим, что у тебя за неприятности, что ты пытаешься скрыться и даже меняешь имена.

Про сигров я промолчал. Рассказал о бароне Роданском, о том как меня обвел вокруг пальца граф Кирасский и я заключил контракт, в результате выполнения которого стал врагом имперской внешней службы, а теперь меня еще хотят заполучить и воительницы Лесалы. Когда я закончил говорить, Велтон произнес.

— Да, точно как Алекс, тот тоже собирал против себя сильных врагов, но и справлялся с ними сам. Ты же еще слишком молод. Что ты дальше собираешься делать?

— У меня есть еще одно невыполненное обещание. Я должен передать магистру Париусу дневники погибшего на заставе мага. А уже потом хочу скрыться, исчезнуть на время. Чтобы меня потеряли, чтобы про меня забыли.

— Выполнить последнюю просьбу умершего необходимо. А скрыться, конечно возможно. И спрятаться можно. Хотя с той скоростью, с которой ты находишь себе врагов, это будет сделать трудно. Давай сделаем так. При этом он посмотрел на Ронана. Пусть Вален в трактире вечером скажет что он с Волхом через три дня выезжает в Тарг. Что сейчас Волх отлеживается, так как пострадал во время схватки с мастером Велтоном. Ему оказано необходимое лечение, но нужно отлежаться три дня. А ты Дим завтра рано утром, еще до восхода, выйдешь через тайную калитку, есть такая у Ронана, и движешься вдоль дороги в сторону Тарга. Я выеду утром после восхода, с собой возьму запасного коня. И подберу тебя по дороге. К концу дня мы уже подъедем к Таргу и я тебя проведу к дому магистра Париуса. Своих коней оставь здесь. Их сбрую заберу я на запасной лошади. А твоих отгонят через пару дней в конюшню при въезде в Тарг, оставят на твое имя. Выполнишь свое обещание, а дальше действуй, как считаешь нужным. Как вам мой план?

Я был согласен с предложенным планом, о чем и сообщил.

— Тогда сейчас иди и ложись у себя в комнате, вещи приготовь заранее. Под утро тебя к калитке проводит Ронан. А сегодня еще тебя навестит Вален, принесет питье для пострадавшего. Пусть с Валеном сходит еще кто-то из учеников, но постарше, чтобы мог с ним посетить трактир. — Указал он Ронану.


Все сложилось как и планировал Велтон. Где-то часа через два после восхода светила он меня подобрал на дороге. Я вновь поменял одежду, надел третий костюм из тех, что пошил в Кире. И помня, что воительницы вычислили, что находящийся у меня меч принадлежал эльфу, на всякий случай поменял и его. Взял один из доставшихся от фитарха, самый обычный, ничем не выделяющийся меч. И спрятал в сундук кинжал, а вместо него на пояс подцепил боевой нож, выбрав самый лучший, из тех, что были у меня в наличии сейчас. В дороге до Тарга я расспрашивал Велтона о мечниках, об их истории, пытался понять, какую нишу в обществе они занимают. Велтон рассказывал интересно. Я узнал о обычаях мечников, об их традициях. Велтон мне пояснил, что мечники давшие слово, всегда его держат. Поэтому он одобряет мое поведение в Кирасе, даже если наниматель добился слова обманом, мечник, давший его, обязан выполнить, даже с угрозой для своей жизни. Но он бы мне не советовал заниматься заказными убийствами, как тот, кто на меня напал.

— Если о таком мечнике узнают другие, они объединяются и убивают его. — Говорил он. — И у мечников есть своя гильдия, но вступают в нее по желанию. Зато она наблюдает за соблюдением мечниками, даже не гильдейскими норм морали. Чтоб ты знал, за «трилистником» велась охота. Но они никогда не задерживались долго на одном месте и поймать их было проблематично. Кстати, название их группе дали за то, что им сильно везло. — Хмыкнув, продолжил. — До встречи с тобой. У эльфов считается что трилистник приносит удачу.

— Но почему вообще мечник стал убийцей по заказу?

— Ради денег конечно. Все преступления совершаются ради денег и власти.

— Неужели нельзя честно, своим умением заработать деньги.

— Наем мечника стоит дорого, за контракт платят от одного до десяти золотых, это если контракт не превышает месяца. Трин за службу на заставе получал полтора золотых в месяц. А если не секрет, сколько граф Леорас заплатил тебе за контракт.

— Предоплата составила пятнадцать золотых, и по выполнению должен был перечислить на счет в банке еще шестьдесят, но я еще не проверял счет, не знаю, перечислил или нет.

— Перечислит. Выгодный ты контракт заключил. Даже если учитывать, что встрял в конфликт с имперской внешней службой. Кстати о ней, будь внимателен. В этой службе работают сильные профессионалы, если они возьмутся тебе мстить, тебе будет трудно.

Так мы и ехали весь день, всего один раз остановились в придорожном трактире перекусить. Светило было еще высоко когда показался населенный пункт.

— Это Тарг. — Сказал Велтон. — Через полчаса будем у въезда. Париус живет почти рядом с ним, в пяти минутах езды от въезда в город, в правую сторону вдоль городской стены. Дом выглядит как маленький замок, крыша у него зеленая. Тебя проводить к дому или дойдешь сам, погони за нами вроде бы нет.

— Дойду сам. Думаю, за этот короткий промежуток ничего со мной не случится.

— Сбрую с твоих коней я оставлю в конюшне, она слева от въезда в город. Туда же приведут и коней. По правилам, оставленных коней держат в конюшне год, за ними ухаживают, кормят, выгуливают. Плата медяк в день. Так, что можешь не спешить и решать свои дела с Париусом, время у тебя есть.

Возле въезда в город мы распрощались. Когда я уже направился в сторону дома Париуса, Велтон меня окликнул и сказал.

— Заезжай в гости. Я живу в доме на центральной площади, найдешь если захочешь.

— Благодарю за приглашение. — Ответил я.

К дому Париуса я подходил не спеша, до наступления темноты было еще далеко. Дом и правда выглядел как замок в миниатюре. Он был в три этажа, с высокой башенкой, стоящей впритык и сбоку от основных строений, крыша, как и говорил Велтон, была зеленой. Ограждение вокруг дома было из камня, а вот ворота кованные. Я впервые в этом мире видел такие. Подойдя к воротам, стал гадать, как позвать хозяина. По кованым воротам не постучишь, электрического звонка нет. Но потом заметил на стене сбоку от ворот кольцо из бронзы, которое было отполировано прикосновением рук. Подойдя к нему, подергал его, попробовал покрутить, но ничего не происходило. Стал его рассматривать, гадая как им можно подать сигнал в дом. За этим занятием меня и застал вопрос.

— Молодой господин чего-то хочет?

Обернувшись на голос, увидел мужчину в возрасте, на вид лет пятидесяти пяти. В скромной одежде, на магистра Париуса как я его себе представлял он никак не походил, поэтому я задал вопрос.

— Это дом магистра Париуса?

— Да.

— Мне нужно к нему.

— Вам назначено?

— Нет, но мне надо ему передать некие документы.

— Его сейчас нет, а мне на счет вас никаких указаний не поступало, поэтому вам придется обождать возвращения магистра Париуса.

— Я могу пройти внутрь, что бы его обождать.

— Нет, я не могу пустить вас без приказа Магистра.

— Когда он хоть будет?

— Он обещал вернуться до захода светила.

— Тогда я подожду его здесь рядом.

Тот поклонился, развернулся и направился к дому. А я высмотрел недалеко удобный участок, под деревцем стоящим у дороги и направился туда с намерением присесть и дождаться приезда Париуса. Уже почти подойдя к деревцу, у меня закружилась голова, обмякли мышцы и я упал. Глаза закрылись, и все мои попытки их открыть ни к чему не привели, было такое впечатление, что у меня отказали все мои мышцы. Но слух остался, хотя в голове стала нарастать тяжесть, и я все-таки отключился, но перед этим услышал.

— Это точно он?

— С описанием совпадает, и костюм один из тех, что был заказан им в Кире.

— Но по описаниям у него был какой-то костюм из старой, потасканной кожи и два меча.

— Значит, переоделся и сменил меч.

— Неужели он такой грозный, что для его захвата дали такой редкий артефакт.

— Он один уложил третью группу, только маг и ушел, да еще одному повезло, его в тот момент отослали на встречу.

— Ну, убрали бы его и все, зачем захватывать? Ведь доставить его в империю, это тоже представляет трудности.

— Он принял на себя удары мага и тот клянется, что на тот момент на нем амулетов не было, вот и хотят узнать, как у него это получилось.

— А как вообще узнали, что он будет здесь. Мы сидим тут уже полторы десятины.

— Он в Кире обмолвился, что едет к магистру Париусу.

— Понятно, его бросаем в нишу дна, а сумку его куда?

— Что в ней?

Послышалось шуршание, потом прозвучало.

— Сверток с едой и какие-то тряпки.

— Бросай с ним, только не забудь оружие у него забери.

Меня куда-то, судя по звуку, засунули. Я только слышал, но ничего не чувствовал, и последнее, что услышал было.

— Сколько он пробудет в отключке.

— Обещали, что до десятины, нам этого хватит, чтоб выехать в империю, а там его вытащим.

— Он не подохнет за это время?

— Нет, все процессы организма почти остановятся, только пить будет очень хотеть, когда очнется.


Пробуждение было ужасным, давил неимоверный сушняк. Первой мыслью было, неужели мне все это приснилось, сейчас открою глаза и я дома. Но потом пришло понимание того, что я лежу на досках, их ощущали руки, в узком помещении, где с трудом можно повернуться. При попытке поднять руку, она уперлась в такие же доски как и сверху. И тут вспомнился разговор после того как я потерял сознание. Пришло понимание. Раз я пришел в себя, значит мы уже где-то в империи. Стал шарить вокруг себя руками, так как вокруг было темно. Нащупал свою сумку. Продумав свои дальнейшие действия, стал доставать из сумки свой костюм охотника и переодеваться. Чего это мне стоило трудно описать, спасало только то, что я был худощавым. Не знаю, сколько времени у меня заняло переодевание, но я это все-таки сделал. Так как жажда не отступала, пришлось достать из сумки флягу с зельем для восстановления сил. Я не знал, сколько его можно выпить. При тренировках перед инициацией рекомендовалось пить по одной кружке в день. Поэтому выпив примерно кружку, с сожалением положил флягу на место. Но на удивление через несколько минут жажда отступила. Я лег на спину, поправил ремень с кинжалом, а мечи взял в руки и положил на грудь. Прикрыв глаза, стал ждать, когда меня начнут доставать. Решил, что я их сильно огорчу.


— Бар Каврас, прибыл отряд, который привез мечника, которого приказали сразу же под конвоем доставить в столицу, к начальнику внешней службы лично.

— Клетка готова?

— Да все готово и клетка и отряд сопровождения, как указано в пришедшем приказе.

— Они там совсем с ума выжили. Сильный мечник это конечно серьезно, но для его доставки присылать сопровождение из пяти мечников, двадцати егерей и четырех магов это уж слишком. Можно подумать они будут везти магистра боевой магии. Отдай приказ, пусть его перегружают и пусть сразу же выезжают. Не хочу, чтобы меня обвинили в нерасторопном выполнении приказов. А я посмотрю на него с балкона.

Усевшись на балконе Бар Каврас с интересом смотрел как к стоящему во дворе фургону стягиваются члены отряда сопровождения. Они здесь в пограничной крепости были уже три дня, за это время уже все знали, что они прибыли сопровождать всего лишь одного захваченного в кантонах мечника. Сопровождение одного лица таким отрядом вызвало небывалый интерес. Поэтому к фургону стали подтягиваться и гарнизонные служаки, в том числе и маги. Группа сопровождения, а их было пятеро, купалась в лучах славы. Ведь это они привезли такого интересного разумного. Они дождались пока их окружила толпа любопытствующих, а потом один из них демонстративным жестом откинул заднюю стенку фургона и потянул на себя находящуюся за ней часть. В результате его действий из нижней части фургона выдвинулась подобие деревянного ящика без крышки, в которой лежал молодой парень. С балкона было видно, у него на груди лежат два меча, а сам он с улыбкой наблюдает за окружающими. Выдвинувший ящик, что-то произнес. Бар Каврас еще успел подумать, неужели такой молодой может быть опасным, а потом парень исчез. А среди находящихся вокруг фургона, как будто взорвалась боевая форма, полетели брызги крови и стоящие стали падать на землю. От увиденного кошмара у Бара Кавраса волосы на голове встали дыбом, голос пропал, а самого его охватил столбняк. Когда он пришел в себя во дворе крепости были только одни трупы. Ворота крепости открыты, а узник отсутствовал. К нему на балкон вбежал начальник смены.

— Бар Каврас, задержанный ушел, в погоню направить некого. В крепости осталось живым всего восемнадцать воинов, те, кто стояли на стенах и башнях в карауле, маги идти за ним отказываются.

— Почему отказываются, — оторопело спросил Каврас.

— Все маги кто был во дворе убиты, а это те пятеро, что прибыли с конвоем и четверо наших, самые любопытные. Остальные смотрели сверху. Они говорят, что применяли к нему все, что могли из атакующих форм, но ни одна из них на него не подействовала. Они не видят смысла в своем участии, кроме этого они говорят, что идти на убой у них желания нет. Он всех находящихся во дворе порубил, причем в буквальном смысле. Кому срубил голову, а кого просто разрубил напополам.

— Но там было пять мечников, они что, ничего не смогли с ним сделать?

— Они точно также порубаны, как и все остальные.

— Бездна, кто он такой, а я еще удивлялся, что отряд сопровождения такой большой, а оказывается, он был маленьким. Но откуда у него оружие. Ведь при задержании его должны были обезоружить.

— Теперь это не выяснишь, вся группа захвата полегла там во дворе.

— Сколько всего погибло?

— Сейчас подсчитывают, посмотрев вниз, ответил начальник смены. Но это займет какое-то время, надо сложить труппы, а то их части разбросаны по всему двору.

— Вызовете мне ответственного за связь и к его приходу я должен знать точные данные о потерях.

Бар Каврас сел обратно в кресло, но во двор больше не смотрел, только от мысли, что там находится, ему становилось плохо. Когда пришел маг связи, то с ним поднялся посыльный с листком, на котором были указаны потери. Просмотрев их он ужаснулся. За несколько минут во дворе крепости было убито девять магов, семь мечников, три из которых были в составе гарнизона, двадцать егерей и тридцать два служащих гарнизона. Шестьдесят восемь, такие потери несли в сражениях, а тут один мечник, да какой он к бездне мечник, в лучшем случае мастер мечников, а то и магистр боевой магии, ведь как-то он разрубал напополам даже тех кто был одет в доспехи с защитными формами. У многих из личного состава крепости были такие, а у егерей он точно знал, у всех такие доспехи, но никому они не помогли. Кроме этого он убивал магов. А из них каждый носил защиту. Но о случившемся все равно необходимо докладывать в столицу.


Я очнулся от того, что услышал гул голосов, а потом почувствовал, что то, на чем я лежу, тянут. Прикрыв глаза, оставив лишь щелочки, чтоб не так резок был переход к свету, я приготовился и стал осматриваться вокруг. Я лежал в деревянном коробе, а вокруг собралось большое количество народа и все с любопытством пытались заглянуть в короб на меня. Тот, который тянул короб произнес — а вот и наш узник. Я узнал этот голос, это был один из тех кто меня похищал. Я стал действовать. Никакой жалости я не чувствовал, я наносил по одному удару каждому кого видел. Двигался я с такой скоростью, что для меня они все застыли на месте, и никто не смог оказать сопротивления. И только когда противники во дворе кончились, я остановился возле ворот, чтобы открыть створку. В этот момент в меня попало несколько форм, некоторые из них даже повредили часть створки, возле которой я стоял. Я не стал ждать дальнейших атак, помня свой опыт с имперским магом на дороге, поэтому метнувшись к коробу схватил свой сундук и выскользнув за ворота, ринулся в виднеющийся невдалеке лес.

Забежав в лес, я бежал еще около пары часов, пока не спало возбуждение. А потом упал от обессиливания. Лежа стал осмысливать произошедшие события. То, что я сделал в крепости меня ужаснуло. Ведь я снова действовал бессознательно. Мной опять руководило тело. Оно само знало, как и кого рубить, куда двигаться, само ускорялось. Ведь я не собирался всех убивать, я хотел только разделаться со своими похитителями. Но вопрос по бесконтрольности тела придется пока отложить. Сейчас во главе стоял другой вопрос. Как мне выбраться из империи. Мой наряд известен имперским службам, те наряды, которые я шил себе в Кире тоже, а что меня будут искать, у меня сомнений не вызывало. Надо придумать что-то со сменой облика и способ возвращения в кантоны. Мне надо попасть к Париусу.


В представительстве Лесалы в Тарге Птина вела разговор с Рианой.

— Как мы могли проморгать его выезд, ведь на всех въездах в Синтар сидели наши люди?

— Откуда мне знать, как он покинул Синтар, может он летать умеет.

— Ты чушь не городи. Дельное что-то скажи. Если бы его коней не повели в Тарг, мы бы до сих пор думали, что он в Синтаре. Как думаешь, зачем приезжал Велтон?

— Может этот Волх работает на гильдию мечников. И Велтон приезжал для приема отчета.

— За «трилистником» гильдия мечников гонялась, но фитарх им был безразличен, он им дорогу не переходил, а с имперцами им ссориться вообще не на руку. Так, что это не умное предположение. Ну, куда он мог деться. Коней он до сих пор не забрал. Мы здесь уже седьмой день сидим, а что делать дальше, не знаем.

В это время открылась дверь, и помещение вошла служащая представительства.

— Это сказали передать вам, — и протянула лист бумаги Птине.

— Что там? — Спросила Риана, после того как Птина просмотрела доставленное сообщение.

— Думаю, что объявился наш Волх.

— Где?

— В империи.

— Он, что имперец?

— Нет. В донесении сказано, что сегодня в пограничную крепость доставлен узник, выкраденный из кантонов, для дальнейшего сопровождения в столицу империи, персонально к начальнику внешнего отдела. Но он сбежал из крепости.

— И почему ты думаешь, что это Волх?

— По способу побега. Зачитываю. При побеге задержанный убил группу сопровождения, в которую входило пять магов, четыре мечника и двадцать егерей, попутно он убил еще четверых магов крепости, троих мечников и тридцать два члена гарнизона. Всего было им убито шестьдесят восемь лиц. Ты знаешь кого-то, кто еще может такое выкинуть.

— Нет. Но я другого не понимаю, как мы его брать будем? Ведь у имперцев, если они его захватывали, наверняка тоже были артефакты, но они им не помогли.

— Я этого тоже не знаю, но повстречаться с ним хочу. Хочу просто поговорить. Может так, уговорю его поехать в Лесалу.

— Там больше ничего нет в сообщении.

— Есть. Сообщается, что в империи отдан приказ перекрыть все пути в кантоны. Для выставления на дорогах в кантоны направлены усиленные группы магов с мощными арбалетами, на болты которых наложены мощные формулы. Император в бешенстве. За голову мертвого мечника обещает пятьдесят золотых, за живого сто. И по сто золотых за его мечи.

— Ничего себе, это доход среднего баронства за год. Будет много желающих его поймать. Интересно, что это за мечи, ведь мы у него ничего необычного не видели. Что будем делать?

— Поедем к границе с империей, подождем. Мне кажется, это его не остановит. А мечи мы не видели, мы вообще его схватки с фитархом не видели, а ведь мага он как-то убил. Ты сама подумай убить девять магов, это даже мастеру мечников не под силу. Ведь на магах наверняка была защита, если они конечно не были полными профанами, и он ее разрушил. Тут сразу можно понять, что у него не простое оружие.

Глава 4

Отдохнув, я достал флягу с зельем и снова отпил его. Подождав пока по телу разольется бодрость, направился на запад в сторону кантонов. Была надежда что успею проскочить до того как на случившиеся среагируют службы империи. Помня что застава в Видане находилась от крепости в трех сутках хода, надеялся что и в империи аналогичная ситуация. Поэтому надеялся проскочить ее до момента усиления. Единственное что было плохо, так это то, что не было лошади. Поэтому я вышел на дорогу и побежал, взяв максимально возможную скорость, но такую, чтобы не перетруждаться и быть готовым к отражению нападения. Бежал и смотрел вперед, если видел впереди какое-то движение, то сразу нырял в придорожную растительность и обходил этот участок по дороге. Кроме этого прислушивался, чтобы успеть среагировать если меня будут нагонять на конях. В сумке было немного еды, но там было сушеное мясо. Поэтому я его жевал почти постоянно, воду пил в попадающихся ручьях, но бежал все светлое время суток почти без остановок. Как я не спешил все было напрасно.

Заставу я услышал заблаговременно, поэтому подкрадывался к ней осторожно. Увиденное меня не обрадовало. Было заметно, что на заставе повышенная готовность. Кроме того что была усилена сама застава. Возле нее сновали конные разъезды. Благо застава просматривалась с расстояния больше чем километр. Я решил ее обойти по большой дуге. Не могло быть так чтобы перекрыли все проходы. Больше часа я двигался по лесу продираясь через заросли, мне уже казалось что у меня все получилось, когда был сбит с ног ударом в ногу. Удар был такой силы, что мои ноги оторвало от земли. Но, уже падая я смог перевернуться и не упасть на спину. Упал на руки и сразу откатился в сторону. А в то место где я только что был, воткнулся огромный болт, который при столкновении с землей еще и взорвался. Заметив направление, с которого в меня стреляли, я стал двигаться в противоположную сторону. Самих стрелков я так и не заметил. Это явно была засада приготовленная на меня. Но скоро в том направлении, куда я двигался, раздался звук сигнального рога. Меня загоняли. Я решил уходить на север, по карте там были горы, а за ними свободные королевства. В кантоны можно попасть и через свободные королевства, правда в этом случае получается большой круг. Но сейчас стояла первоочередная задача оторваться от погони.

Меня спасало то, что по лесу погоне передвигаться за мной было также трудно как и мне. Я старался двигаться как можно быстрей, при этом пытаясь экономить силы. Но те кто меня преследовал, имели большой опыт в таких делах, они не отставали и не давали мне отклониться в сторону. Мелькнула мысль, что впереди меня может ждать еще одна засада, но я ее отбросил. Все равно деваться было некуда. Для меня оставалось открытым только одно направление. Конечно, можно было повернуть в империю, и попытаться скрыться там, но тогда шансы выбраться из империи вообще приближались к нулю. Так что я пер на север как дикий вепрь. Если сначала я пытался меньше оставлять следов, то теперь на такие потуги плюнул. Все равно мои преследователи их находили, так чего напрасно тратить силы.

От заставы меня гнали вторые сутки, уже впереди были видны горы и местность постепенно повышалась. Но сколько еще двигаться до них было непонятно. Я остановился ночью и перекемарил около трех часов, а потом снова двинулся. Надеялся что оторвусь. Но утром опять услышал погоню. У меня уже кончилось сухое мясо, последний кусок зажевал ближе к обеду. Еды не осталось, но останавливаться чтобы найти что-то съедобное не было возможности. Когда уже начало темнеть я вышел к горам, но останавливаться не стал. Хоть в темноте и была угроза сорваться, я все равно полез вверх. Цеплялся за малейшие щели, если где-то не находил за что можно схватиться руками, втыкал в камень мечи, параллельно горизонту. Использовал их как опору. Лез, лез и лез. Когда вылез на очередную плоскую площадку, то откинулся обессиленным, дальше лезть уже не было мочи. Свернувшись калачиком уснул.

Проснулся от дикого холода, все тело окоченело. Открыв глаза, увидел светлеющую полоску неба. Уже стало светлее небо. Но, что творится внизу видно не было, зато можно было рассмотреть, что находится выше меня. Определившись с новым маршрутом, стал подниматься вверх. Через час я поднялся на гребень скалы. И только теперь посмотрел вниз. Посмотрел и даже сам не понял, как я смог ночью сюда подняться. А еще заметил внизу три группы, которые сходились к тому участку скалы, по которому я поднялся вверх. Одна группа вышла из леса, с того направления с которого я бежал. А две группы сходились с запада и востока вдоль скальных стен. Получается, меня гнали в это место, где и намеревались обложить. Никто просто не предполагал, что я влезу здесь на скалу. Да, если бы я вышел к этой скале в светлое время суток, я бы и не полез, тут не было шансов взобраться. Как я сделал это ночью мне было непонятно. Но раз ушел от погони, то следует двигаться дальше. И было бы хорошо что-то найди из съедобного.

Второй день шел по горам, вокруг были почти голые скалы без растительности. За это время съел несколько ягод, которые обнаружил на редких кустах и сбил камнем птичку похожую на куропатку, съел ее сырой, только посолив, а себе пометил, что в сундуке необходимо иметь что-то для розжига огня. На третий день местность изменилась, появилась растительность и стали попадаться первые признаки того, что эти места посещаются разумными существами. А потом нашел лежбище то ли охотников, то ли пастухов, которое было оборудовано в небольшой пещере. Осмотревшись понял что оно давно покинуто, но зато в нем нашел плащ-накидку. Она выглядела страшненько, но ее внешний вид был ненамного хуже моей одежды. Накидка представляла собой кусок ткани с капюшоном. Накинув на себя, обнаружил прорези для рук по бокам. Когда-то ткань была добротная, по виду из шерсти, но время ее не пощадило. Во многих местах были латки, заштопанные порывы, но больших дыр не было. Какой бы страшной она не была, я ее забрал. Все теплей спать будет, а то пока двигался было нормально, но стоило прилечь отдохнуть, как начинал доставать холод.

Пришлось поменять положение мечей, так как при накинутом плаще, невозможно было быстро их достать из наспинной портупеи. Перевесил рукоятками книзу, было непривычно, но зато плащ не мешал их выхватывать. Мучил голод, жажды не было, потому что хоть раз в день, но попадались или ручьи или выемки наполненные водой. Из той растительности, что встречалась, я ничего съедобного не знал. Ругал себя за непредусмотрительность. Ну что стоило положить в сундук сухого мяса. Задними мыслями все крепки, поэтому постарался отрешиться от чувства голода и сосредоточится на дороге. Все время приходилось обходить валуны и каменные выступы. Местность постепенно снижалась, все больше попадалось растительности. Обойдя очередную скалу, внизу увидел селение. Настроение поднялось, осталось немного и можно будет поесть. Ускорился, насколько позволяла местность, приходилось лавировать среди камней. От чувства голода потерял всякую осторожность, в селение, которое раскинулось в небольшой долине, почти выскочил.

И только поравнявшись с первыми постройками, вспомнил об осторожности. Остановился и прислушался. В селении стояла полная тишина и только где-то впереди слышались какие-то непонятные звуки. Определить с ходу, что за звуки не получилось. Было такое впечатление, что раздаются глухие голоса вперемешку с глухими ударами. Достав мечи, но оставив руки под плащом, стал осторожно продвигаться в сторону звуков. Уже миновав строения поселка, впереди, за деревьями заметил движение, но было не понять что именно двигается. Так крадучись и шел. Миновав деревья вышел на лишенную растительности местность, передо мной был небольшой овраг, одна стена которого была каменная, и в ней наблюдалось отверстие. Вот из отверстия и доносились глухие голоса. Напротив этого отверстия лежала куча камней. Тихонько подкравшись к отверстию, заглянул в него и нос к носу столкнулся с чьим-то лицом. Опешил не только я, но и тот кто в этот момент попытался выглянуть из этой дыры. Я хотел поздороваться, но тот мне не дал, он прошипел.

— Чего вылупился, быстрей залазь, а то он тебя прибьет.

Кто прибьет я не понял и оглянулся назад, посмотрев в направлении взгляда выглядывающего. За моей спиной камни зашевелились. Оказалось, что это никакие не камни, а существо. Оно поднялось и направилось ко мне. Роста в нем было больше трех метров, а в ширину в три обхвата. Сам не знаю как, но я оказался в пещере. Когда глаза привыкли, осмотрелся. Здесь набилось почти три десятка человек. Вернее не все из находящихся в пещере, были людьми. Тот, кто выглядывал, и еще двое оказались гномами.

— Ты кто? — Последовал вопрос в мой адрес от гнома.

— Шел мимо, решил зайти в поселок, приобрести чего-то съедобного. А в поселке пусто, услышал шум и пошел посмотреть, что шумит. — Ответил я.

— А в поселке огры есть? — Прозвучал вопрос из глубины пещеры.

И после вопроса я вспомнил, что в книге, которую мне давал Королан, с описанием рас проживающих на Лоре, был рисунок такого существа, которое стояло у входа. И под ним была надпись, огр. Там еще было его описание. Кожа у существа очень крепкая и ее невозможно пробить, магия напрямую на них не действует. Их ловили, заманивая в ловчие ямы, потом раскаляли, путем разогрева самой ямы или путем сжигания в ней дров, и после того как тело огра нагревалось, обливали холодной водой. И только после этого происходило разрушение их тела. Все это промелькнуло у меня в голове в считанные секунды. Но на вопрос я ответил.

— Я в селение зашел со стороны гор, прошел его насквозь и никого не увидел.

— Хорошо, значит это последний, самый настырный остался. Еще дня три-четыре посидим и он уйдет.

Тут из глубины пещеры раздалось.

— Только дети могут не пережить эти дни. И так без еды уже неделю сидим и вода вчера кончилась. Раздался один голос, а потом второй добавил.

— Вот потому он и сидит, знает, что мы долго не высидим, и кто-то выскочит. Вот и будет ему обед.

— Сколько вы здесь уже сидите, — поинтересовался я.

— Пошел седьмой день. Их сразу пятеро в селение зашло. Такого никогда не было. Пока подняли тревогу, они троих схватили и сразу сожрали. Попытались вниз бежать, но эти каменюки все тропинки перекрыли, вот сюда потому и забились все, и то благодаря ребятне, которая обнаружила что после дождей здесь пещера открылась.

Я тщательней осмотрел находящихся в пещере. При первом осмотре не заметил детей, их было несколько, прятались за взрослыми. Обведя взглядом находящихся в пещере, мрачно подумал, что сидеть и ждать ухода этого каменного урода, это обречь себя на продолжение голода, а детей на гибель. Вспомнил еще раз все что читал про огров. Да их не берут мечи, но и про мифриловые мечи там ни слова не было. Королан говорил, что охотники бились с пришедшими с других линий миров животными, у которых шкура была прочной и не поддающейся магии. То есть, с такими как огры. Можно попробовать завалить огра, моя скорость не позволит ему меня достать, а что можно сделать мечами увидим. Ведь рубят они доспехи с наложенными формами, неужели не возьмут кожу огра.

Недолго думая я выскочил из пещеры и напал на уже стоящего огра. Тот на мой выпад среагировать не успел. Но и мой удар, который я нанес со всей силой, большого урона ему не причинил. Меч, который рубал металл как бумагу, застрял в шкуре огра. От этого я чуть руку не вывихнул. Но все-таки он ее прорезал. После первого удара я уже был более осторожен. Я стал метаться вокруг огра и наносить ему удары. Он оказался очень быстр, даже быстрее нормального человека. Но за мной он не успевал. Я наносил удары в одни и те же места, в район одного колена и по шее. Шеей это можно было назвать условно, так как по толщине она превосходила голову. Минут через тридцать мои усилия принесли успех. У огра надломилась нога и он упал. И только теперь он издал первый звук, а до этого он молчал. Его крик был низкий и такой частоты, что по коже побежали мурашки. После того как он упал я все удары сосредоточил на его шее. Теперь все усилия были на одном, чтобы подскочить нанести удар и отскочить, не попав под удар его лап. Еще минут пятнадцать ушло на отрубание его головы. Но даже когда его голова отделилась от тела, он еще минут пять шевелился, шарил руками по сторонам, пока окончательно затих. И только когда он перестал дергаться из пещеры стали выходить находившиеся в ней. Первыми пещеру покинули гномы. Тот, что разговаривал со мной подошел к телу огра, обошел вокруг него, а потом обратился ко мне.

— Ты, что с огром думаешь делать? Продай. Хорошо заплатим.

Я еще не отойдя от боя, с непониманием посмотрел на него. Тот видя мой взгляд, продолжил.

— Ты все равно его не утянешь, а мы заплатим тебе золотом. Десять золотых. По рукам?

Я продолжал молчать, пытаясь понять, как я могу использовать огра. Гном это воспринял по-своему.

— Двадцать золотых, — озвучил он.

— Зачем он тебе? — Задал я вопрос.

— Ты согласен на сделку? Если да, тогда отвечу. — Получил я ответ.

— Удвой ставку и он твой.

— Согласен, — сразу согласился гном. — А на твой вопрос ответ простой, со шкуры огра получается замечательный доспех. И сразу сделал новое предложение. Продай меч.

— Нет. — Сразу ответил я.

— Сто золотых, — озвучил цену гном.

— Нет. — Повторил я.

— Я так и думал. Ну, пойдем в селение. Будем праздновать победу над огром. Кому расскажу, что огра победили мечом, никто не поверит. Говорят, что они к нам пришли из другого мира и поразить их оружием нашего мира невозможно. — Махнув головой на мой меч, вопросительным тоном спросил. — Мифрил?

— А ты не понял? — В свою очередь задал вопрос я.

— Я мечей из мифрила не видел, у нас есть только несколько секир из этого металла. Я один раз, когда был еще мальцом, видел такую, в сокровищнице клана. Ты куда направляешься? — Без перехода спросил он.

— Мне надо в Тарг.

— Эк тебя занесло. Теперь как не пойдешь, круг надо делать. Давай знакомиться. Меня зовут Дренан, а тебя?

— Волх, — ответил я.

— Ты мечник?

— Да, — не стал отрицать я.

— Я так и думал, ты быстро двигался. Огр даже не успевал за тобой, а так они резвые, простые воины им проигрывают в скорости. Тебе чтоб попасть в Тарг надо идти через горы в империю и с нее идти в Тарг или идти через перевалы в королевства. Если решишь идти в королевства у меня к тебе предложение. Иди ко мне в охрану. Все равно тебе будет по пути.

Я еле успевал за его манерой говорить, перепрыгивать с одной темы на другую, но все равно спросил.

— А ты куда направляешься?

— В поселок Рудаз, королевства Глос. Тебе это будет по пути. Через Глос выйдешь в кантоны, в графство Тенол, а оттуда уже в Тарг. Еще и ползолотого заработаешь. Ну, что по рукам?

— По рукам, — ответил я с усмешкой.

Пока мы вели беседу, убежавшие вперед жители селения накрывали стол, солениями, копченостями, при этом активно набивая свои животы. От уведенной еды и расползающихся запахов мой живот выдал громкую руладу.

— Что тоже давно не ел? — Поинтересовался гном.

— Уже несколько дней как кончились припасы, заблудился я в этих горах.

— А чего в горы полез?

— Были причины. — Хмуро ответил я.

— Не хочешь говорить дело твое. Ну, что пойдем к столу.

Усевшись, мы накинулись на выставленные припасы. И только набив животы, возобновили разговор.

— Ты вовремя появился, еще немного и мы бы от жажды начали сходить с ума.

— Ты мне вот что скажи. Какими судьбами ты сюда попал? — Поинтересовался я.

— Я с этим селением давно сотрудничаю. Они для меня собирают кое-какие травы, горную смолу и еще кое-что.

— Не понял. Никогда не слышал чтобы гномы травничеством занимались.

— А кто тебе сказал, что я травничеством занимаюсь?

— Ты ж сам говоришь, что они для тебя травы собирают.

— Я особые травы покупаю, их потом при изготовлении особых сплавов используют.

— А-а. — Протянул я. — Тогда понятно.

Закончив есть гном сразу занялся сбором в дорогу. У него в селении было две телеги, их нагрузили мешками. Взяв в дорогу припасов, мы собрались выезжать. Телегами управляли соотечественники гнома. Когда мы уже уселись на телеги, к нам подскочил один из жителей селения.

— Их старший, — прошептал гном.

— Вот воин, это тебе. А то нехорошо будет с нашей стороны, ты нас спас, а мы тебя даже не отблагодарили.

И подал мне что-то свернутое в рулон, обернутое грубой тканью и обвязанное веревкой. Я развязал веревку, развернул ткань и заглянул в середину, там была шкура неизвестного мне животного с красивым белым мехом, с легким голубоватым оттенком, на котором были раскиданы небольшие серо-синие пятна, произвольной формы. Гном, заглянувший из-за моего плеча, ахнул, а потом произнес.

— Дорогой подарок. Шкура горного рысача. Очень редкая, за такую заплатят не меньше полусотни золотых. Это ты удачно зашел в это селение, заработал почти сотню золотых.

Мы ехали уже пятый день. Мне такое путешествие больше нравилось, чем мое одиночное лазание по горам. Я развалился в телеге, подложив под голову сверток со шкурой и закутавшись в плащ. Дренан был разговорчивым гномом, он всю дорогу что-то рассказывал, а я делал вид что слушаю. Нет, конечно я что-то улавливал из того что он говорил, но большинство просто пропускал, так как банально кемарил.

— Ты выглядишь как нищий бродяга, неужели не было средств, чтобы приличную одежду приобрести. Так теперь есть. Как только приедем в Рудаз, сразу отведу тебя к портному, пусть обошьет тебя.

Вырвал меня из дремы монолог Дренана. А тот не ожидая от меня ответа, на его тираду, уже переключился на другую тему. Я снова погрузился в полусонное состояние. В очередной раз был выдернут с него тихим возмущенным голосом Дренана.

— Вот бездна. Это звери Камола. Бездна, бездна, бездна. — В сердцах выругался он.

Меня это заинтересовало. Я приподнялся и посмотрел вперед, куда был направлен взгляд Дренана. Там на дороге, метрах в трехстах впереди стояли похожие на огромных собак звери. Они были больше наших алабаев почти в два раза. Если их поставить рядом с гномом, то он ненамного бы их и превосходил.

— Кто это? — Спросил я.

— Звери барона Камола. Раз они здесь, то и он где-то рядом. Мы сейчас движемся по его землям.

— Но мы же, заплатили дорожный сбор, чего ты переживаешь? — Поинтересовался я.

— Ты с ним не сталкивался, поэтому не понимаешь. Этот урод обожает поиздеваться над путниками. И любит их обобрать.

— Неужели на него управы нет?

— Он родич короля. Ему все сходит с рук.

— Неужели ни одна из гильдий не выставила претензий за такое поведение.

— Выставляли и ни одна. Но все при судебном разбирательстве проиграли, и потом еще выплатили большие штрафы. Давно уже никто на него не жалуется. Это себе дороже выходит.

— Так почему ты поехал через его земли, неужели нельзя было объехать?

— Можно конечно, но так короче, а я и так время потерял, пока мы от огра прятались. Думал, проскочим, но не повезло.

— Что делать будешь?

— Что делать буду? Откупаться. Сейчас собаки нас травить будут, а потом он появится. Заявит, что они не слушают его, так как голодные, а чтоб их накормить надо деньги.

— Что вот так прямо и заявит?

— Да, это после всех судейских рассмотрений стало его излюбленной тактикой. Он потом смеется и говорит, что путники сами предложили деньги для прокорма зверушек.

— Понятно, тогда давай ты езжай помедленней, а я вперед пойду.

— Ты хоть и мечник, но их много, кинуться, разорвут, ты ничего и сделать не успеешь.

— Посмотрим, — пробурчал я.

Соскочив с телеги, обогнал ее и пошел перед телегой вперед. При приближении стало видно, что их около десятка, но на дороге стояло всего трое. Остальные сосредоточились по обочинам дороги. При нашем приближении, эти звери осклабили свои клыки, которые по величине были с палец и двинулись в нашу сторону. Приближались они полукругом, по их поведению было понятно, что они намереваются нас окружить. Я потихоньку достал мечи, но руки с мечами держал, под плащом, не вытаскивая. Понимая, что если такая туша меня атакует, то она своей массой меня просто сметет. А если я упаду, то отбиться от такой стаи будет проблематично. Поэтому сконцентрировался и приготовился ускоряться при первой же попытке напасть на меня. Но когда до этих созданий осталось около десяти метров, те остановились, а потом стали пятиться, не спуская с меня глаз. И если до этого у них был грозный вид и ужасающий оскал. То теперь у них просматривалась неуверенность, а по мере того как я на них шел, а они отступали, стал проявляться и страх. Таким образом, мы прошли около полусотни шагов, а потом они развернулись и молчаливо, умчались. После их исчезновения я еще немного прошелся перед телегой, а потом, пропустив ее вперед, заскочил на нее. Заскочив, улегся. Закрыл глаза, расслабился, чтобы рассосался впрыснутый в кровь адреналин.

— Никогда ничего подобного не видел. Восхищенно проговорил Дренан. Ну, ты даешь, то огра завалил. То зверей Камола распугал. Почему они убежали?

— Умные потому что. — Ответил я. — Почувствовали, что если ринутся, то многие умрут, а они как все жить хотят.

— Говорят они безмозглые и выполняют все, что им приказал хозяин.

— У всех живых существ есть желание жить, и просто так погибать никто не хочет. Жизнь можно отдать защищая кого-то, а просто так нет.

Мы уже проехали пару километров от места встречи со зверями, когда сзади послышался топот копыт. Оглянувшийся Дренан опять выругался.

— Что там опять случилось, не подымаясь, — спросил я.

— Нас догоняет барон Камол со своими воинами.

Я приподнялся, посмотрел назад. До приближающихся всадников оставалось метров четыреста.

— Останавливайся, а я пойду к задней телеге, встречу их.

— Ты только не убивай их, а то как я потом в королевстве жить буду.

Я решил попытаться избежать драки, с этой целью одел на палец, перстень, который до этого лежал в кармане куртки. Соскочив с нашей телеги, прошел к задней, и стал около нее, ожидая приближающихся всадников.

— Чем вы испугали моих зверей? — Злым голосом, сходу, даже не здороваясь, прорычал самый представительный всадник.

— Зачем их пугать? — Они умные псы и поняли что лучше уйти.

— Если сейчас же не отдадите амулет, каким напугали моих зверей, то обещаю, что порублю всех здесь же.

Я выставил руку с перстнем на пальце из-под плаща.

— Ты попробуешь получить этот амулет силой? — Задал я вопрос спокойным голосом.

Тот уставился на мою руку. Хоть его лицо и выражало злость, но он стиснул зубы и промолчал. Но зато высказался один из его сопровождающих.

— Это подделка, не может мастер ходить в таком тряпье, и сейчас я это докажу.

Он соскочил с коня. Выхватил меч и кинулся на меня. Моя рука сама, как при рефлексном срабатывании, выскользнула из под плаща и срубила его голову. А потом снова нырнула под плащ. Наверное, все произошло слишком быстро, и моего движения никто даже не заметил. Потому, что все вскрикнули. Когда голова соскочившего, покатилась по земле, после чего уставились на меня.

— Ты мог его не убивать. — Обвиняющим голосом заявил барон.

— Мог, но тот кто без причины атакует должен быть готов умереть. Твои звери оказались умнее твоих спутников. — Ответил я, пытаясь заглушить возникающую дрожь.

— Заберите его. — Сказал барон, указывая на останки напавшего на меня. А потом развернулся и поскакал назад. Но отъехав метров на пятьдесят, остановился, обернулся и крикнул. — Мы еще встретимся.

Ага, подумал я, встретимся. Если я переживу встречи с теми, кто мне их назначил до тебя. Дождавшись пока они скроются, я вернулся на телегу.

— Никогда такого не видел. — Начал говорить Дренан.

— Если я кому об этом и расскажу, мне не поверят, — закончил за него я.

— Ну да, не поверят. А что за амулет ты ему показал?

Я высунув руку из-под плаща и показал ему перстень.

— Так ты мастер? — Ахнул Дренан. — Тогда понятно.

— Что тебе понятно? — Поинтересовался я.

— Почему барон убрался и нам ничего не сделал. Но ты себе нажил серьезного врага.

— Как-то переживу вашего барона, есть более серьезные враги. — Пробурчал я.


Нас ждали прямо при въезде в Рудаз. Это стало понято по тому, что стоящие прямо за въездом в город всадники не реагировали на въезжающие телеги, пока не заметили нас. Но при нашем появлении от них отделился один и подъехал к нам, как только мы пересекли ворота. Он остановился перед телегой.

— Гном Дренан из клана Кувалды? — Задал он вопрос.

— Да, — ответил гном.

— Этот твой спутник мастер мечник? — При этом он смотрел на меня и во взгляде его было недоумение.

Я молчал, так как ко мне до сих пор никто не обратился.

— Да, это мастер мечник Волх, — ответил Дренан.

— Завтра с утра ты Дренан с клана Кувалды и ты мастер мечников Волх, должны явиться к правителю города на судебное разбирательство. При попытке скрыться или уклониться от явки, будете признаны виновными со всеми вытекающими из этого последствиями.

Проговорив это он развернулся, присоединился к стоящим всадникам и они все поскакали в город.

— Так и знал, что будут неприятности, — сплюнув, сказал Дренан. — Ты хотя бы поменяй плащ, а то в таком виде тебя сразу признают виновным.

— Где здесь можно приобрести подходящий плащ?

То, что надетый на меня плащ скрывает костюм охотника, мне понравилось. Уже двое его опознали, и я не имел желания, чтобы о костюме узнал еще кто-то. Поэтому решил поменять плащ, а костюм на всеобщее обозрение не выставлять.

— Ты где планируешь остановиться?

— В постоялом дворе, но я здесь ничего не знаю, так что помогай.

— Тогда нам по пути, мы будем проезжать хороший постоялый двор, там и можно будет остановиться, а рядом с ним есть одежная лавка.

— Тогда поехали, чего стоим? — Спросил я.

Когда подъехали к постоялому двору, а он назывался «Веселый гном» я посмотрел с усмешкой на Дренана и спросил.

— Ваш?

— Клана, но он самый лучший в городе.

— Кто бы спорил, — ответил я.

— Ты располагайся, а вон одежная лавка и он указал на стоящее в стороне здание, на вывеске которого была изображена одежда. Завтра с утра за тобой приду. Пойдем к правителю города. И тронул повозку.

— Лавка тоже клановая, — спросил я.

— Нет, — с улыбкой ответил гном, — мы пошивом вещей не занимаемся.

Прежде чем заселиться в постоялый двор я решил зайти в лавку. Как только за мной закрылась дверь лавки появился хозяин, окинув меня взглядом заявил.

— Подаяний не даем и ничего не покупаем. И уставился на меня.

Посмотрев на него, я сказал.

— Я хочу купить плащ. Есть у вас плащи?

— Плащи есть, но хватит ли у тебя денег.

— Хватит, показывай.

Меня уже начало раздражать его поведение, начала зарождаться злость. Он это заметил, поджав губы, прошел куда-то вглубь и стал там перебирать вещи. Потом вынес и положил передо мной несколько плащей. Но все они были с тонкой ткани, которая была даже хуже чем на моем плаще, конечно когда тот был новым. Мне предложенные плащи не понравились.

— Другие есть, более нормальные, — посмотрев на него, спросил я.

— Есть, — ответил он и забрав принесенные плащи, удалился.

Принес новую партию и разложил. Я их просмотрел, мне снова ничего не понравилось.

— Это все, что у тебя есть, — поинтересовался я.

Тот, молча, развернулся, забрал плащи и ушел. На этот раз плащи были из хорошей ткани. Но мне понравился один. Верх у него был из очень тонкой кожи, а низ подбит шерстяной тканью. Плащ был темно-коричневого цвета, у него был капюшон и по бокам разрезы для рук. Он идеально подходил для меня.

— Я беру этот, — указав на него сказал я.

— Он стоит десять серебряных, возмущенно проговорил хозяин лавки.

— Десять, так десять. — Сказал я.

Я даже не стал торговаться, так вывел меня своим поведением этот лавочник, я боялся сорваться. До сих пор я убивал, только защищаясь, но кто его знает, как поведет себя тело, если я на кого-то разозлюсь. Поэтому достав кошель, отдал ему полученные от гнома за сопровождение деньги. Надев прямо в лавке новый плащ, а старый смотав, направился на выход. Когда уже выходил, то оглянулся и на душе потеплело. Хозяин стоял как громом пораженный, смотря то мне в след, то на руку, где лежали серебряные монеты, которые я ему отдал за плащ.

Заселение прошло без каких-либо проблем. Я заказал в комнату ужин, а сама комната была оборудована ванной и даже была горячая вода. Так что я помывшись и простирнув свои вещи, поел и завалился спать. Утром, поднявшись и позавтракав, стал ждать Дренана. Настроение было приподнятое несмотря на необходимость идти к правителю города на разборки.

Явившийся за мной гном, осмотрев меня, остался доволен моим внешним видом, о чем и сообщил.

— Теперь на уважаемого человека похож, а то был бродяга бродягой. Хотя костюм поменять все равно надо. По дороге покажу хорошего портного, потом сходишь, закажешь себе новую одежду. А куда мех дел? — Поинтересовался он.

Подаренную шкуру и старый плащ я убрал в сундук, а сундук оставил в комнате, хоть и не хотелось этого делать. Но идти с ним на разбирательство смысла не было. Мечи также были у меня за спиной, кинжал на поясе. Костюм охотника в полном комплекте был скрыт новым, дорогим плащом. Я считал, что готов к любым испытаниям. На вопрос гнома ответил.

— В комнате оставил, а ты почему интересуешься?

— Покупателя тебе нашел. Хороший покупатель, дорого заплатит.

— Нет, Дренан, я пока шкуру продавать не буду.

— Тебе, что деньги не нужны?

— Деньги всегда нужны, но все равно продавать пока не буду.

— Хорошо заплатит, где ты потом такого покупателя найдешь?

— Ты чего на меня насел, я же сказал, продавать сейчас не буду.

— Я ему уже сказал, что ты продашь, — огорченно ответил гном.

— Ну ты и пройдоха, усмехнулся я, наверное еще и посреднические себе вытребовал?

— Откуда ты узнал, ты же мечник, к торговле отношения не имеешь?

— Догадался. Но то, что ты пообещал это твои проблемы. Нечего обещать то, что не в твоих силах выполнить.

Мы подошли к зданию.

— Это городская управа, нам сюда, — показывая на здание, заявил гном.


Как только мы вошли, то в здании началась суета, по тем взглядам, которые на нас кидали, можно было сделать вывод, что нас здесь ждали и что нас ждет, что-то неприятное. К нам подошел тот же человек, который объявлял нам о необходимости явиться и позвал за собой. Подойдя к большой двери, постучал, а потом сказал нам.

— Входите, вас ждут.

Мы вошли в помещение, оно было огромным, и в противоположной от двери стороне стоял стол, за которым сидел средних лет мужчина. При нашем появлении он поднял на нас глаза и стал рассматривать, а гном тихо, чтобы слышал только я, стал шептать.

— Наш город коронный и это не правитель города, а представитель короля Бар Лосрас, он не должен рассматривать местные жалобы, значит жалоба поступила в королевскую канцелярию, а оттуда ее спустили на рассмотрение сюда.

— Гном Дренан из клана Кувалды и мастер мечников Волх. — Утвердительно произнес мужчина. Вы обвиняетесь в том, что при вашем движении через земли барона Камола, вами беспричинно был убит воин барона. Что ответите на данное обвинение.

— Я убил воина барона при самообороне, когда он напал на меня, — ответил я.

— То есть ты не отрицаешь, что воина убил ты, мастер мечников Волх?

— Нет, не отрицаю.

— Значит с гнома Дренана из клана Кувалды, все обвинения снимаются, а тебе необходимо найти свидетелей того, что воин напал на тебя и ты действовал в целях самообороны.

После его речи, послышался вздох облегчения со стороны Дренана.

— Моим свидетелем, правомочности моих действий, является стоящий здесь гном Дренан из клана Кувалды. — Ответил я.

— Он не может быть свидетелем, так как не относится к благородному сословию, а обвинение выдвинуто благородным лицом. Другие свидетели есть?

— Возчики, — ответил я.

— Они так же не могут быть свидетелями по тем же причинам. Если у тебя нет других свидетелей, то ты можешь доказать свою невиновность отвечая на вопросы под действием амулета правды.

Под амулетом правды я не мог контролировать свои ответы, и если мне зададут вопрос о том, откуда я, то я отвечу правду. А этого делать нельзя. Поэтому на его речь, я сразу выдвинул свое предложение.

— Пусть подавший обвинения ответит под амулетом правды, что его обвинение истинно, — сказал я.

— Подавший обвинение, как лицо благородного сословия, не обязан проходить процедуру допроса под действием амулета правды. — Последовал ответ.

После его ответа я вспомнил, что во всех странах этого мира мастера мечники приравнены к благородному сословию, поэтому ответил.

— Мастера мечники тоже относятся к благородному сословию и не обязаны проходить процедуру допроса под действием амулета правды.

— Истинно так, тогда данный спор можно разрешить по праву силы. Условия поединка выдвигает сторона обвинения. Поединок состоится через три дня на городской площади, условия тебе будут объявлены там же, можете идти, — с улыбкой проговорил он.

Мы вышли и пошли на выход. Меня не покидало чувство, что меня в чем-то провели, но в чем точно понять не мог. Но судя по улыбке в конце разговора, весь разговор велся ради этого поединка. Мои мысли поддержал Дренан, когда мы вышли из здания он сказал.

— Все это представление было только для того, что бы вытянуть тебя на поединок, только не пойму, кто это все организовал?

Мне бы и самому хотелось знать, кто это организовал.


После ухода Вадима с гномом в кабинет к Лосрасу вошел посетитель.

— Ну как прошло, — спросил он.

— Так как мы и планировали.

— Будет поединок?

— Будет.

— А почему так уверены, что этот Волх разберется с человеком Камола, ведь тот тоже мастер мечников, но кроме этого у него есть множество артефактов.

— Ты не все знаешь про этого Волха, если бы ты был ближе к нашей разведке, то не задавал бы таких вопросов.

— И что такого интересного знает наша разведка о нем?

— Разведке известно, что этого мечника захватили люди начальника внешней службы империи. Привезли в крепость на границе с кантонами, для передачи присланной за ним группе конвоя. Он сбежал, при этом угрохав как отряд, похитивший его из кантонов, так и присланную группу конвоя, а также попутно, еще и служак крепости. Всего шестьдесят восемь человек, из них девять магов. Семь мечников и двадцать имперских егерей. Это убегая от имперцев он попал к нам.

— Откуда такие сведения?

— Из империи пришел запрос, не появлялся ли на нашей территории некий мечник Дим и дано его описание. Так вот по описанию это и есть Волх.

— Тогда конечно у него шансы есть. А как барона смогли подставить на этот вызов.

— Он уже всем надоел, давно искали возможность, а тут он прямо пену изо рта пускать начал, что отомстит этому нищему мечнику, что посмел ему перечить и убил его человека.

— Но если он победит человека Камола, тому придется или отдать ему баронство или выплатить его стоимость.

— К этому все и ведется. Волх победит бойца барона, тот ему отвалит за баронство деньги, которые займет в банке. Сам Камол будет у нас в руках после этого, а мечник по дороге в кантоны пропадет. Сам понимаешь деньги и нам нужны, грех его отпускать с такими деньгами.

— Но кроме нас, за ним после этого будут охотиться и Камол и службы короля.

— Они не знают, куда он движется, а мы знаем.

— Но у служб короля тоже есть сведения от разведки.

— У них есть запрос с империи, они конечно могут его связать с Волхом, но о событиях в крепости, откуда его похитили они не знают, эти сведения остались только у нас. Так, что наши шансы его перехватить больше чем их.


Эти три дня я потратил, как и в Кире, посетил портного и заказал три новых наряда. К дню проведения поединка я все забрал. Кроме этого, наученный горьким опытом, заказал сушеного мяса, и сухих лепешек. Все заказанное загрузил в сундук.

Утром в день поединка позавтракав я стал собираться, на душе было тяжело. Облачившись в костюм охотника, повесив мечи, закрепив на боку кинжал, подумав, одел еще и перевязь с метательными ножами. Накинув новый плащ, забрав свой сундук. Почему-то подумалось, что возвращаться, если все пройдет нормально, сюда не стоит. Направился на площадь. На выходе из постоялого двора меня встретил Дренан.

— Я с тобой, ведь в какой-то мере это моя вина в случившемся, поехали бы в объезд ничего бы этого не было. Давай свой сундук, понесу. Пусть пока ты будешь биться, побудет у меня. Ты готов?

— Готов, насколько возможно. — Ответил я.

Когда мы подошли к площади, оказалось, что здесь собралось уйма народа. Центр площади был оцеплен городской стражей, а за ними стояла многочисленная толпа. Увидев мое недоумение, Дренан пояснил.

— Увидеть бой мастера мечника, это редкое явления. А если тебя спровоцировали на этот бой, то против тебя будет тоже мастер мечников. А это вообще редчайшее явление. Весь город о предстоящем бое говорит уже третий день.

— А откуда они знают об этом бое, — с подозрением спросил я.

— Так ты не говорил чтобы я молчал.

— Ты еще скажи, что и ставки сделал?

— Конечно, я же знаю, на что ты способен, так что ставку обязательно сделал. Ты не переживай, половина от выигрыша твоя.

— И каковы ставки?

— Один к десяти. На тебя один, — уточнил он. — Я на тебя поставил пятьдесят золотых.

— А почему на меня один?

— А тебя никто не знает, а Камол поставит своего мастера мечника, а он еще ни одного поединка не проиграл, его все в городе знают.

— И ты молчал?

— А что говорить? Ты все равно будешь биться, а то что ставку на тебя сделал, я тебе сказал. — И тихо добавил. — О том, что ты огра завалил я никому не сказал.

Нас встретил Бар Лосрас.

— Пришел. Хорошо. Сейчас будут озвучены условия поединка. — Сказал он. Потом оглянувшись, провозгласил. — Согласно воле барона Камола в поединке вместо него будет участвовать его представитель. Ты Волх будешь участвовать сам или выставишь вместо себя кого-то другого? — Задал он вопрос, при этом улыбаясь.

— Сам. — Ответил я.

— Тогда поединок начинается сейчас, участники могут использовать все, что у них есть на данный момент. Ничего другого использовать нельзя, отлучаться за чем-то нельзя. Разрешено использование во время боя амулетов и артефактов. Теперь прошу участников поединка выйти в центр.

В центр вышел воин, чуть выше меня ростом, облаченный в кольчугу. В руках у него было два меча, на поясе висело два кинжала, и еще в различных креплениях у него были видны ножи. Кроме всего этого на руках были перстни, а на груди висели какие-то медальоны. При его появлении толпа взревела, приветствуя его. Я повернулся к Дренану, расстегнул, снял и передал ему плащ, а сам направился в центр площади. При моем появлении, наоборот, на площади наступила тишина. Кланяться в этом мире принято не было, поэтому, я выйдя в центр площади, просто встал и стал ждать дальнейших действий своего противника. Несколько мгновений ничего не происходило, а потом он меня атаковал. Он был очень быстр, даже быстрее Велтона, но я среагировать все равно успел и отбил его выпады и сам в свою очередь атаковал, но и он отразил мой выпад, а после этого отскочил. Окружающая толпа взорвалась криками восторга. Он предпринял еще пару таких атак, но результат был тот же, а потом я отдал инициативу своему телу. При следующей атаке, отбив его мечи я нанес ему режущий удар по боку. Когда он отскочил, я обратил внимание, что в месте моего удара в кольчуге образовался порез. При следующей его атаке я срубил один из его мечей, поймав на прямом ударе. Отпрыгнув от меня на расстояние метров пяти, он направил в меня руку, зажатую в кулак. Я на рефлексах повернувшись вполоборота, прикрыл лицо мечами. Передо мной шарахнуло так, что меня качнуло, но меня самим взрывом не достало.

Он больше меня не атаковал, от столкновений уклонялся и стал наносить по мне магические удары. Через время он понял, что его формы не пробивают мою защиту и изменил тактику. Он был опытным воином, поэтому свои формы стал направлять не в меня, а передо мной. С мощенной площади, стали вырываться куски камня, которыми она была устелена и эти камни врезались в меня, некоторые очень чувствительно так, что меня даже отбрасывало. Осколки камней порезали лицо, кровь стала заливать глаза. Он это увидел и продолжая бросать атакующие формы в меня, кинулся на меня в атаку с мечом. Скорости нашего передвижения были сумасшедшие, а из-за крови заливающей глаза я его стал терять из виду. Пропустив несколько рубящих ударов, я вынуждено пошел на отчаянный шаг. Метнул меч, как будто, тот был кинжалом, который я не имел возможности достать из-за наших скоростей. Мой ход был для него неожиданным, а бросок точным и сильным. Бросок удался, меч воткнулся ему чуть ниже яремной впадины, войдя в тело почти наполовину. Он рухнул сразу, по всей видимости меч перерубил ему позвоночник. Я остановился, вытащил меч, вытер и направился к гному. Кровь так и заливала мне глаза, никто не спешил на помощь. Поэтому подойдя к гному забрал свой сундук и отойдя чуть в сторону, открыл его и достал лечебный амулет. Разломал и приложил к лицу. Почти сразу кровь перестала течь, раны затянулись.

— Вот это бой был, его долго помнить будут, хотя большинство практически ничего и не видело, так вы быстро передвигались, я сам пропустил момент, когда ты метнул в него свой меч. Но ты молодец, я в тебе не ошибся. Ты самое выгодное мое вложение за последние десять лет. Я еще ни разу сразу не зарабатывал двести пятьдесят золотых. Слушай, когда ты получишь свою долю, ты будешь очень богатым. А еще тебе причитается приз.

— Какой?

— Ты не знаешь? — Удивленно спросил Дренан.

— Нет.

— Тебя обвиняли, ты победил по праву силы. Тебе переходит баронство или ты по желанию можешь получить за него выкуп. По последним оценкам баронство Камол оценивалось в семьсот золотых. Так, что заберешь баронство или возьмешь деньги.

— На кой мне надо это баронство.

— Правильно, нужно тебе брать деньги и смываться отсюда, пока жив.

К нам подошел Бар Лосрас. И поинтересовался, хочу ли я забрать баронство или возьму выкуп, при этом назвав сумму стоимости баронства озвученную гномом. После того как услышал что я предпочитаю деньги, улыбнулся и сообщил.

— Сейчас вы пройдете с представителем барона Камола в банк, там вам выдадут причитающуюся сумму. А потом, понизив голос до шепота, добавил. Я бы рекомендовал вам покинуть город как можно скорее, у барона много родственников и друзей, которые будут недовольны исходом поединка. И уже нормальным голосом спросил. Оружие и ценности побежденного, вы заберете или тоже возьмете их стоимость деньгами.

— Лучше тоже деньгами.

— Тогда подождите немного, сейчас городской казначей выпишет поручение в банк и вам там сразу же все выплатят.

Буквально через несколько минут мне вручили поручение банку, а так же подошел представитель барона. Когда мы уже собрались направляться в банк, подскочил гном с веселым лицом и сообщил.

— Ты же в банк, вот там сразу и заберешь свою часть выигрыша, этот день в городе будут помнить долго, сегодня мы с тобой практически полностью обобрали гоблинов.

— Каких гоблинов, причем тут гоблины? — Удивленно спросил я.

— Так приемом ставок занимаются в городе гоблины, вот их мы и обобрали. Они вынуждены были заплатить. Никто не ожидал твоей победы. Кстати они на тебя очень злы.

— Почему?

— Потому, что разрушил их бизнес.

— Еще одни на мою голову, — вздохнул я. — Слушай, ты мог промолчать о ставке и забрать все деньги себе. Почему ты решил поделить выигрыш? — Спросил у него я.

— Во-первых, это правильно, а во-вторых, если б я так сделал, то удача отвернулась бы от меня, нельзя обманывать тех на ком зарабатываешь.

Да подумал я, были бы такие правила в нашем мире.

— Кроме этого я всем сказал, когда получал выигрыш, что мы с тобой в доле.

Ага, про себя подумал я и таким образом перевел все стрелки на меня.

Мы все прошли в банк, там мне выплатили семьсот золотых за баронство. Двести пятьдесят за выигрыш по ставке и еще сто двадцать пять за снаряжение моего противника, оказалось, что его амулеты очень дорогие. А я даже не подумал о них, можно же было их забрать, а все остальное продать. Но что сделал, то сделал. После драки кулаками не машут.

Получив такую кучу золота, спросил у банковского клерка.

— Я могу у вас это золото положить на свой счет?

— Конечно. Если код-ключ с вами.

— Со мной.

— Тогда давайте его и пройдемте со мной.

Мой счет пополнился на тысяча семьдесят пять золотых, которые мне здесь же и выплатили, и на него же положил наличку, которую таскал в сундуке, оставив на мелкие расходы пятнадцать золотых. Покинув банк я надел на спину свой сундук, накинув сверху плащ. С гномом, который меня навязчиво сопровождал, двинулся к конюшне, чтобы приобрести коня. По дороге став его расспрашивать.

— От Рудаза до границы с кантонами далеко?

— Если выехать утром, то к вечеру можно подъехать к пограничному посту. У нас в королевстве на границе с кантонами нет застав и крепостей. Пост собирает въездную пошлину и все, выезд свободный. Со стороны кантонов есть застава, но там берут пошлину только с ввозимых товаров, с путников ничего не взимается, въезд свободный. Но сейчас время уже к полудню, так, что до наступления темноты ты попасть в кантоны не успеешь. Может, переночуешь. А с утра уже двинешься?

Я обдумал его предложение, и откинул. Я снова засветился, если останусь еще на ночь, то неизвестно, сколько желающих со мной разобраться еще здесь появится. Была надежда что дороги еще не перекрыли и я успею проскочить. Поэтому на предложение гнома ответил.

— Нет, мне надо выдвигаться.


Прошло уже больше часа как я покинул город и двинулся по дороге ведущей в графство Тенол. Погони за собой я не обнаружил, поэтому немного успокоился, было похоже что мой быстрый выезд дал мне возможность передвигаться без проблем. И как только я об этом подумал, боковым зрением увидел шевеление кустов мимо которых я проезжал. Полностью среагировать я не успел. Успел только сгруппироваться, как меня вынесло с седла болтом стационарного арбалета. Перед тем как он в меня врезался я только и успел прикрыть руками лицо. При попадании в меня болт еще и взорвался. В полете я кувыркался и пытался упасть на руки. Но столкновение с ветками не дало мне этого добиться, а кроме этого еще и щеку разорвало каким-то сучком. Я грохнулся на спину, но дыхание как в первый раз, когда меня сбили болтом с такого арбалета не потерял. Это меня и спасло. Засада была продумана грамотно.

Как только я упал, на меня обрушились удары, их наносила четверка воинов вооруженных секирами. Благо, руки до этого момента так и были возле лица, так, что ими я и прикрылся, и это не дало им меня порубить. Двое пытались отрубить мне голову и руки, а двое рубили нижнюю часть. Пропустив по несколько ударов от каждого понял, что если я ничего не сделаю, то просто руки устанут и я пропущу смертельный удар. Поэтому извернувшись, прикрываясь одной рукой, в результате чего получил скользящий удар по лбу, от чего обильно хлынула кровь, я все-таки дотянулся до одного меча и стал бить по их ногам. У рубящих меня, такой защиты как у меня не было, поэтому двоим которые рубили мою верхнюю часть удалось подрубить ноги очень быстро, и они упали. Но подняться я так и не мог. Мне не давали те двое, что были у ног. Секиры были с длинными рукоятями, и они наносили удары с безопасного расстояния, просто не давая мне встать. За их спинами заметил приближение еще одного, пред ним начала формироваться какая-то магическая форма, я не стал ждать окончания ее создания и метнул прямо с лежачего положения в него кинжал.

На мой бросок среагировали и наносившие по мне удары, они отскочили, что дало мне возможность вскочить. После того как я встал на ноги то все поменялось, с ними я разобрался двумя ударами, и ринулся в кусты из которых в меня стреляли. Там уже никого не было, но зато была заметна спина удирающего в которую я и метнул нож. Кровь так и хлестала, поэтому в первую очередь достал и использовал лечебный амулет, уже второй за сегодняшний день. У меня остался еще один, последний лечебный амулет. Если так и дальше пойдет, то надо где-то закупать новые. Осмотрел себя. Еще новый с утра плащ теперь блистал несколькими порезами, рваной дырой, быстрей всего от веток и подпаленным краем, от взрыва болта. Мой конь куда-то подевался. Но за кустами, где был расположен арбалет, была стреножена шестерка коней. Пройдясь по месту боя, я собрал заинтересовавшее меня оружие и обыскал трупы на предмет денег, все что обнаружил забрал, а с мага поснимал и все амулеты, хотя и не знал их назначения. Выбрав на свой взгляд лучшего коня, направился на нем дальше. Я даже не стал гадать, чьи это были люди, слишком много у меня появилось врагов. Вроде бы в конфликты не лез, пытался быть менее заметным, а все равно врагов собирал как собака блох.

До вечера я ехал на взводе, с каждых шевельнувшихся кустов ожидал нападения, от всех встречных ожидал атаки на меня. Наверное, мой вид не располагал к доверию, так как встречные, от меня тоже шарахались. Когда стемнело, я бы может еще и передвигался бы, но заартачился конь. Поэтому, съехав с дороги, перекусив приготовленными заранее припасами, завернулся в плащ и лег спать.

Встал когда начало светлеть и сразу тронулся в путь. Передвигался все так же в постоянной боевой готовности. Такое состояние уже становилось привычным. Скоро от такой жизни, наверное, совсем разучусь расслабляться и доверять спутникам.

Ближе к полудню, у двигающихся ко мне на встречу путников поинтересовался, сколько еще осталось до поста на границе с кантонами. Мне ответили, что чуть больше часа. Я ускорил ход коня, с целью поскорее выехать из королевства. По моим расчетам до поста оставалось около получаса, когда я на дороге заметил стоящую телегу, с распряженной лошадью, возле которой возилось трое мужиков, они занимались отвалившимся колесом. Мне это не понравилось. На всякий случай я достал один меч, но оставил скрытым под плащом, прижал к груди. Второй, незанятой рукой правил конем.

Когда я стал проезжать мимо телеги перекрывшей почти всю дорогу, на меня сверху свалилась сетка и сразу затянулась вокруг меня, прижав мои руки к туловищу, а меня с силой сдернули с коня. Когда я упал подскочивший ко мне тип, один из тех, что стояли на дороге попытался меня стукнуть дубиной по голове. Ноги у меня были свободны, ими я его и подсек, его удар смазался, но все равно достал меня. Он целился в голову, а попал в плечо, но слегка зацепил щеку, рассадив ее в очередной раз. После удара я покатился и попутно мечом, который был до этого прижат к груди, разрезая сетку, а заодно и свой, вчера с утра еще бывший новым плащ. Нападавших было пятеро, они по всей видимости, рассчитывали меня запеленать в сеть и оглушить, поэтому к бою из них никто готов не был, с ними я расправился еще быстрей, чем со вчерашними. Ссадина на щеке была небольшая, кровь не бежала, просто слегка сочилась, так, что я не прибегал к использованию лечебного амулета, оставив его на крайний случай. Ничего ценного у них не было, отсутствовали даже деньги. Осмотрев их так и не понял охотились именно на меня или это были простые дорожные разбойники. В очередной раз остался без коня. А тот, что стоял у телеги тоже сбежал. Поэтому поправив остатки плаща, двинулся в сторону границы.

Когда проходил через пост королевства, те даже ко мне не подошли, просто проводили равнодушным взглядом. А когда уже находился на территории графства, на заставе меня остановили окриком. Подошедший, осмотрел меня, усмехнулся и спросил.

— Что досталось тебе парень? Бежишь от кого-то?

— Досталось, как видишь, бегу.

— Объявлен преступником?

— Нет.

— А чего бежишь?

— Перешел дорогу одному барону.

— Ну, это, возможно, — хохотнул он. — Идешь прятаться в кантоны от произвола знати?

— Да.

— От королевской спрячешься, но у нас своя есть. Если ты любитель переходить дорогу знати, то и здесь проблемы найдешь.

— Постараюсь не находить.

— Постарайся. Проходи уже, и спокойной дороги.

— Благодарю, — ответил я и пошел.

Часа через два, отойдя от заставы остановился и решил сменить свой внешний вид. Снимать костюм охотника даже не подумал, он мне уже не один раз жизнь спас. Поэтому придумал другое. Я снял плащ, который уже был весь в дырах и порезах, скомкав его, заложил за спину на сундук, а сверху надел плащ, который нашел в горах. Вырубил прямую ветку, ошкурил ее и у меня получился посох. Чуть сгорбившись, накрыв лицо капюшоном, взяв в руки этот посох, я пошел в сторону Тарга.


В это же время в Рудазе Бар Лосрас вел беседу.

— Уже прошло достаточно времени, его или должны были убрать и вернуться или прислать гонца, что его нет. Так было предусмотрено?

— Да такие указания были даны группе посланной на его устранение.

— Они не могли убрав его захватить деньги и скрыться?

— Я только что узнал что никаких денег при нем не было.

— Как это, ему же вручили деньги за баронство, кроме этого он получил деньги со ставки, гоблины поклялись ему за это отомстить, а еще были деньги за амуницию погибшего. Там было больше тысячи золотых, куда они делись?

— Ты не поверишь, но у этого нищего мечника оказался открытый счет в банке и он на него перечислил все полученные деньги, так что с собой у него денег нет, а если и есть, то небольшая сумма.

— Откуда это стало известно?

— Мои люди за ним следили. И когда он вышел из банка налегке, то стали выяснять, куда подевались деньги. Им и удалось узнать о наличии его счета, точной суммы не узнали, служащий не проговорился, хоть его и хорошо напоили, но упомянул, что на его счету и до этого была приличная сумма. Я не пойму, откуда вообще взяли, что он нищий. Как вообще мечник может быть нищим?

— Знаешь, а он везучий. Его никто всерьез не принял из-за того, что о нем говорилось, что он нищий. Я сейчас подумал, а ведь это утверждал барон Камол, а он был в гневе и все приняли его утверждение безоговорочно. Надо было подумать, что имперские службы не охотились бы за безызвестным мечником. А если за ним охотятся, значит, он где-то перешел им дорогу, а за противостояние специалистам из имперских служб обычно дорого берут.

— А что ты там говорил про гоблинов, они тут каким краем?

— На бой делались ставки, и кто-то сделал ставку на этого. В результате ставка сорвала куш в пятьсот золотых. И гоблины, чтобы не потерять репутацию, были вынуждены заплатить. Но говорят, поклялись отомстить.

— Хорошо он поимел, но я не понял, а мстить за что?

— Они считают, что все было подстроено чтобы сорвать такой куш. Что специально были распространены слухи, что этот убил баронского наемника внезапно, без причины. Что он бедный и бродяжничает. Поэтому и ставки были такие низкие против него. Они не ожидали, что он победит, поэтому еще и сами их занизили, что бы получить больше прибыли. Так давай по делу. Посылай кого-то, пусть проедется до поста, разузнает, ничего ли не происходило на дороге. Понял?


Движение на дороге было мало оживленное, поэтому большую часть я или бежал или быстро шел, но как только появлялись путники, переходил на неспешное передвижение. При этом шел, сгорбившись и скрыв лицо, опираясь на посох. Останавливался перекусить в придорожных трактирах, при этом, садясь за стол, не снимал плаща и не открывал лицо. Зайдя в очередной трактир, занял в дальнем углу место за столом. Подошедшая ко мне разносчица спросила.

— Чего надо? Это было произнесено таким тоном, что было понятно, что мне тут не рады. Поэтому я выложил на стол три медяка и сделал заказ.

— Кашу с мясом и попить, но не брагу.

Та смела деньги со стола, фыркнула и ушла. Вскорости мне подали огромную миску с кашей, в которой были большие куски мяса и все это было полито подливой. Поставили кувшин с напитком, отвар из трав, приправленный медом и положили ложку. Я принялся за еду. Каша была вкусной, и приготовлена хорошо. Я стал уплетать за два уха, как сзади меня послышался знакомый голос.

— И кто пускает таких в трактиры, пусть едят во дворе. Ведь от них воняет хуже чем от бродячих псов. И это звучало голосом Рианы. Я чуть не подавился. Еще больше пригнув голову, продолжил есть кашу, а сам навострил уши. Я не мог вонять, костюм охотника не пачкался и не пропитывался запахами, он вообще запаха не имел, а белье, которое я поддевал под него, я менял регулярно и простирывал его регулярно. Кроме Рианы узнал голос Птины и с ними звучали еще два голоса, для меня незнакомых.

— Чего мы так мчимся? — Был задан вопрос незнакомым голосом.

— Тот, кого мы ищем, может выйти в кантоны здесь, со стороны королевства Глос. Прозвучал ответ от Птины.

— Зачем мы за ним вообще гоняемся, — возмущенно спросила Риана.

— Я тебе уже объясняла, — ответила Птина.

— Да он хорош, не спорю. Но есть и другие не хуже его. — Возразила Риана.

— Я тебе не могу сказать всего, но поверь, он нам нужен. Это приказ королевы.

— Я до сих пор не пойму, что мы будем делать, если он откажется?

— Если он откажется от нашего предложения, то приказано его убрать. Он не должен достаться никому другому. — Ответила Птина.

— Как мы это сделаем? — Удивленно спросила Риана. — Ты сама мне озвучивала сводки с его похождениями. Нам чтобы справиться с ним надо десять таких отрядов как наш. И то их количество не гарантирует нашу победу в схватке с ним.

— А мы и не будем вступать с ним в открытую схватку, есть и другие способы умерщвления.

Я к этому моменту уже доел и допил все, что было мне подано, и просто сидел и слушал ведущийся разговор, было желание узнать больше, но мне помешали.

— Еще что-то заказывать будешь? — Последовал вопрос от подошедшей ко мне разносчицы. И было это сказано таким тоном, от которого следовало, что мне здесь дальше делать нечего.

— Нет, — буркнул я и двинулся к выходу, стараясь двигаться так, чтоб сидевшие за столом воительницы не увидели мое лицо.

Выйдя из трактира и направившись дальше по дороге в Тарг я размышлял. После того как я покинул крепость количество моих врагов растет в геометрической прогрессии. Взять хотя бы гоблинов, я и пальцем в этом случае не пошевелил, но они стали моими врагами. Теперь выясняется, что и воительницы явно не мои друзья, если только я не приму их предложение, хоть оно и было озвучено вскользь, но явно если я его приму потом этому буду не рад. Я даже не знал всех своих врагов. Хотя бы те две группы, что напали на меня по дороге с Рудаза к границе, для меня так и осталось неизвестным, кто их послал. Но надо быть честным пока мне везло, но такое не может продолжаться вечно. Поэтому надо выполнить обещание данное Королану и двигать в дикие земли, думаю меня там не достанут. Хоть сигры и находятся в диких землях, но метка скрыта безрукавкой, и они будут единственными моими врагами там. А гнаться туда за мной никто не будет. Королан рассказывал, что в тех местах множество остатков той цивилизации, что погибла во время войны магов. Вот и займусь там поисками, а еще будет возможность в спокойной обстановке поразмышлять над проблемой наполнения силой знаков.


К дому Париуса я так и подошел в виде горбатого бродяги, одетого в обноски. При подходе тщательно осматривал все места, где могли прятаться наблюдатели, опасался очередной засады. Ведь многие знали, что я должен появиться у Париуса. Подойдя, подергал сигнальное кольцо, опять погадав о том, каким способом передается сигнал. Как и в первый раз появился тот же мужчина. Еще при подходе, осмотрел меня, а приблизившись, задал вопрос.

— Мастер Дим?

Я опешил, но ответил.

— Да.

— Проходи, я управляющий магистра Париуса Димент, меня предупредили о твоем появлении. Магистр Париус скоро прибудет.

Ворота отворились, хотя он к ним и не притрагивался. Подождав пока я зайду во двор, и пока ворота снова закроются, он развернулся и пошел к дому. Я последовал за ним. Он провел меня в небольшую комнату.

— Можешь пока расположиться здесь, сейчас подадут перекусить. Магистру Париусу уже сообщено о твоем появлении, он скоро будет.

Буквально через несколько минут в комнату зашла молодая девушка и молча расставила на столе тарелки, поставила кувшин и бокал. Также молча удалилась не произнеся за все время ни одного слова. Я гадал, как о моем прибытии узнали, кто предупредил Димента о моем появлении. Как вообще Димент понял, что я мастер Дим. Мысли в голове крутились в бешеном темпе. Обжегшись молоком, дуют на воду. Так и я после всех своих приключений не был расположен к беспечности, все непонятное навевало чувство опасности. За мной сейчас столько народу гонялось, что и Париус мог покуситься на чье-то предложение. Такие мысли не способствуют аппетиту, поэтому к расставленной на столе пище я даже не притронулся, тем более в голове всплыли услышанные в трактире слова Птины «есть и другие способы умерщвления», а ведь яд один из них. От мрачных мыслей меня отвлек звук открывающихся дверей. Подняв взгляд, я увидел входящего в помещение молодого около тридцати лет мужчину. Тот, войдя, осмотрев меня, произнес.

— Вот ты какой, самый молодой мастер мечников Дим, или тебя надо называть Волх. — И улыбнувшись, продолжил. — Или как-то по-другому? Мастер Велтон дал очень обстоятельное твое описание. Все время настороже, никому не доверяет, все время готов к отражению нападения. Только мне не понятно, как ты мог попасться имперцам. Хотя, как мне известно, они о твоей поимке очень пожалели. Ну, давай знакомиться ближе, я магистр Париус.

После произнесенного он удобно уселся в стоящее напротив меня кресло и откинувшись с иронией посмотрел на меня. Я же рассматривал его, раздумывал с чего начать рассказ.

— Мастер Велтон, — продолжил он, — сказал, что ты мне должен передать записи Королана, но это пока подождет. Я хочу узнать от тебя кое-что другое. Ты меня заинтересовал еще до того, как я тебя увидел, после рассказа о тебе Велтоном. Твои похождения впечатляют. Давно у нас не появлялось мастеров мечников с такими способностями. Но мое любопытство еще больше возросло сейчас, когда я посмотрел на тебя вживую. Наверное, Королан тобой заинтересовался, но так до конца и не понял, почему ты привлек его внимание. Он был видящим, но начинающим. Поэтому не мог видеть того, что вижу я. Я магистр лечебной магии, или как нас называют в некоторых кругах, магистр жизни, могу видеть человеческий организм полностью и вижу то, что не мог увидеть Королан. Он был только в начале пути познания сути видящего. Ты собой представляешь интересную загадку, но давай по порядку. Я попрошу тебя ответить на несколько моих вопросов, которые сейчас разъедают мое любопытство. Кто тебя так жестоко пытал и кто тебе заблокировал силу?

От его вопроса я опешил, с чего он взял, что меня пытали и как это заблокировали силу? О чем и спросил.

— С чего ты взял, что меня пытали и как это заблокировали силу, что это значит?

— Как с чего взял. У тебя справа зуб со следами сверления, хоть потом и замазали сделанную дыру чем-то, но новый зуб не вырастили. В горле видны следы вмешательства, проводилось удаление, и в кишечнике в нижней части тоже видны следы вмешательства. Такое можно было проделать только для нанесения максимальной боли, для понижения сопротивляемости организма к воздействию на мозг. С лечебной целью такого делать никто не будет. И твоя сила заблокирована, самое интересное, что зерна уже развернулись и даже срослись как у магистров в единый слой, но он заблокирован. Причем очень оригинально, я даже не знаю, как такую блокировку можно создать, не то, что снять. По тому, что твои зерна уже срослись в слой тебя можно назвать магистром, но у нас, магистров этот слой широкий, а у тебя как пленка, лишь обозначен, его трудно заметить.

От его слов, что меня можно назвать магистром, мне стало смешно, ведь дома я и так стал магистром, правда не магии. Он заметил что мне стало смешно и заметил.

— Ничего смешного я не сказал. Так, что прошу тебя ответить, кто над тобой так издевался и когда заблокировали силу? Хотя для тебя эта блокировка сыграла положительную роль. Если бы у тебя не была заблокирована сила, у тебя бы не получилось пройти инициацию на мечника. А теперь у тебя есть шанс разблокировать свою силу, и будет возможность, возродить орден магов мечников, исчезнувший многие тысячелетия назад. Только это будет возможно тогда, когда тот, кто поставил тебе блокировку силы, согласится ее снять. Так, что я жду ответов.

С его речи я понял, что под пытками он имеет в виду следы, лечения зуба, где у меня стояла пломба, следы удаления гланд, я их решился удалить, когда меня замучила ангина, которая привязалась ко мне и стала появляться через месяц и следы удаления аппендикса. А вот, что значила блокировка силы, я пояснить не мог. Поэтому так и ответил, не раскрывая всей информации.

— В зубе, горле и кишечнике это следы лечения. Там где я когда-то жил, не было мага лекаря и мне сделали такое лечение. Никто меня не пытал. А про блокировку силы вообще от вас первый раз слышу и даже предположить не могу, когда и где мне ее могли сделать.

— Интересный случай. Очень интересный. Надо же, я даже подумать не мог, что кто-то способен без магии провести такие действия и чтобы после этого тот на ком они проводились, остался жив. По блокировке конечно можно предположить, что ты был под воздействием и ничего об этом не помнишь, хотя это не объясняет причины проведения ее. Я не вижу смысла в этом. Если опасались, что ты станешь сильным магом, то просто бы или убили или выжгли бы зерна, а тут им дали срастись, а потом заблокировали. Причем это сделано мастерски. Пелена силы так сжата, что ее почти не видно. Это я ее вижу, потому, что являюсь одним из самых сильных видящих, а другие бы никогда не увидели бы. Наличие силы можно было бы конечно определить на артефакте, есть такой, который распознает наличие силы. Он находится в нашей школе магии, но к нему допускают только тех, у кого просматриваются зерна силы, чтобы определить их уровень. Не всегда наличие зерен означает предрасположенность к владению силой. Но тебя бы к нему не допустили, по простой причине, не видно самих зерен. Интересно. Интересно. Я хочу услышать твою историю.

Я начал ему рассказывать историю, которую подготовил заранее. О том что жил в поселении в диких землях, детство помню плохо. Все полноценные воспоминания начинаются на заставе, куда меня привезли ее служащие. Работал, обслуживал персонал заставы, а потом получил предложение от мечника Трина пройти инициацию. С этого момента стал рассказывать подробно, чем занимался, как тренировался, что Королан занялся моим образованием, что стал брать с собой в походы по исследованию прилегающих гор. Завершил рассказ боем, в котором все погибли и последней просьбой Королана. После чего достал из сундука записки Королана и передал их Париусу.

Тот их взял, даже не рассматривая, отложил в сторону. Откинувшись в кресле, он пристально меня рассматривал. А потом произнес.

— У тебя в рассказе есть нестыковки. Про заставу ты рассказываешь правду, но что-то скрываешь, что было до этого. Я укажу тебе на твои нестыковки, а ты реши, хочешь говорить мне правду или нет. Я могу сказать тебе одно, я тебе не враг. Чтобы не происходило с тобой до заставы, я тебе постараюсь помочь. Это будет моя дань уважения к моему ученику. Он был одним из лучших. Я чувствую, он был к тебе привязан. У него не было семьи, но он стал заниматься с тобой, чтобы ты не говорил, но по твоей речи чувствуется хорошее образование, значит, он оказывал тебя большое внимание, и это подтверждается тем, что он брал тебя с собой в свои исследовательские рейды. Если не захочешь рассказывать, то это дело твое, не рассказывай. Я тебя подлечу, уберем ненужные последствия твоего лечения, и иди своим путем.

— Что значит, уберем последствия? — Спросил я.

— Вырастим новый зуб, восстановим удаленные части.

— Ты это можешь?

— А что тут мочь. Все элементарно. Я же магистр лечебной магии.

Я и так стоял на распутье, рассказывать ему о том, что я с другого мира или нет. Мне был необходим хоть один человек, посвященный в мою тайну, чтобы было с кем посоветоваться. Королан утверждал, что Париус для меня не угроза, но я в этом мире уже столько раз обжегся, что было страшно довериться еще один раз. Но я решился. Рука непроизвольно опустилась на кинжал, а я произнес, смотря на Париуса и оценивая его реакцию.

— Я пришелец, так назвал меня Королан, я не из этого мира. Сюда меня перебросило произвольно, без моего желания.

— Надо же, — восхищенно произнес Париус. — Первый пришелец, которого я вижу за свою долгую жизнь. А мне уже перевалило за тысячу восемьсот лет. Где тебя нашел Королан и самое главное как? Как он понял, что ты пришелец?

— Он купил меня на рабских торгах, после переноса меня захватили и поместили к рабам, за меня торговался сигр. Королан думал, что я одаренный, раз меня решил купить сигр и выкупил, не проверив наличие дара, потом пожалел о своем поступке, но взял меня с собой.

— Он тебя пробовал инициировать?

— Да, но у него ничего не получилось.

— Естественно, блокировка не давала раскрыться силе.

— Расскажи откуда ты, как попал на Лору?

— Давай по другому, Королан подверг меня допросу и все записал на кристалл. Я дам кристалл и ты посмотришь.

— Это даже лучше, при процедуре допроса человек рассказывает даже то, что он сам уже не помнит, но когда-то видел или слышал. При допросе получают более полные сведения, чем ты рассказываешь сам. Давай кристалл. И он протянул руку.

Я достал из сундука кристалл и передал его ему. Он взял его в руки, закрыл глаза и замер. Посидев так пару минут, открыл и произнес.

— Тут слишком много информации. Давай сделаем так. Сейчас тебя проводят в комнату, где ты можешь пока остановиться, а я просмотрю кристалл. А уже завтра с утра, когда я буду владеть информацией по тебе, мы подробно поговорим. Ты не будешь против?

— Я согласен. — Ответил я.


Утром, когда мы вновь встретились, первые слова Париуса были.

— Удивительно. Вы потерявшие магию сделали такой большой рывок в своем развитии, изготавливаете удивительные амулеты.

— Какие амулеты, — удивленно спросил я.

— Ну как какие, ты их называешь по-другому. Автомобили, самолеты, компьютеры, лампы освещения. Да они используют другую энергию, они громоздки и сложны по сравнению с магическими амулетами, но все равно это амулеты. Вы просто пытаетесь восстановить то, что было когда-то у вас. Но было оно магическим, а после потери магии вы нашли другой способ изготавливать подобное.

— Почему ты уверен, что у нас когда-то использовалась магия?

— По многим причинам. Ваши легенды, мифы, древние записи об этом говорят. Даже ваш обычай правителей носить корону, говорит об этом. И традиции церкви.

— А обычай носить корону, каким боком говорит об этом?

— Самым прямым. До магических войн и у нас император носил обруч правды. Специальный артефакт, который не позволял ему говорить ложь. Ношением обруча он показывал, что он все делает для благополучия своих подданных. Кроме этого, надеть ее мог только он или после его смерти его наследник. Если наследник был его последователем в заботах о подданных. Если нет, обруч его убивал. После такого был процесс нахождения нового императора. На Лоре такой обруч сохранился в империи, но император его не носит. Его выносят на подушечке и демонстрируют, что он у него есть. Император говорит, что носить его это пережиток прошлого. А на самом деле просто боится быть убитым. Ведь в империи подданные не имеют никаких прав. Император использует ресурсы империи не для блага подданных, а на свои развлечения. На руководящих постах сидят его приближенные, которые нагло разворовывают казну, но зато они преданы ему, а не народу империи. Все кто выступает против императора или устоя, пропадают или их убивают. Убивают конечно грабители или разбойники. Все войны которые он начинает, он начинает при утверждении, что освобождает угнетенных, или при утверждении, что они попали под гнет нелюдей. Потом захваченные земли превращаются в вымирающие, но он рассказывает, что империя их кормит и содержит, а на самом деле их обирают до копейки его подвижники. Во всей империи один нормальный человек, это руководитель внешней службы, Бар Кардос и тот у тебя во врагах. В империи настоящий артефакт, оставшийся с времен домагических войн, потому император его и боится одевать. А ваши правители пошли по другому пути, они изготовили подобие и смело их носили. В людской памяти тогда еще оставалось, что обруч на голове это знак правителя, вот они этим и пользовались.

— Откуда пошел этот обычай?

— Кто его знает, до магических войн миры были связаны между собой, между ними даже путешествовали. И у каждого, если верить хроникам, правителя мира была своя диадема. Раньше империи создавались добровольным слиянием, а сейчас, из-за алчности благородного сословия империи, объединяться с ней нет желающих. Вот они и ведут захватнические войны, оправдываясь, что все территории, до магической войны входили в империю. Но мы отклонились от темы. У вас идет развитие общества, а у нас оно не меняется уже тысячелетия. Все застыло. То, что у нас сейчас и то, что было в период моей молодости все одно и то же, ничего не поменялось. Есть теория, что мироздание разумно, и оно, если в мире происходит застой, перебрасывает в него тех, кто может этот застой разрушить. Разрушение устоев, основ того от чего мир застыл не всегда происходит мирным путем. Поэтому и считают, что вы пришельцы к несчастьям. Поэтому вас и стараются уничтожить, особенно те, кого устраивает существующие устои и такое течение дел. Но я к ним не отношусь. Я считаю, что наш мир надо встряхнуть. Но тебе для этого надо разблокировать твою силу, а до момента ее разблокировки тебе еще надо дожить. Я вообще не пойму, как ты до сих пор жив. Велтон мне рассказал о твоих похождениях, о твоих противостояниях с империей и другими. Судя по тому, что произошло в имперской крепости это дело твоих рук. Но я думаю, у тебя есть и другие враги, судя по тому виду, в котором ты пришел, ты шел скрытно, чтоб тебя не узнали. Но, тем не менее, ты жив. Как ты только смог выжить?

— Благодаря этому костюму, — ответил я, — если бы не он, меня бы давно уже убили. А какие традиции церкви подтверждают, что у нас была магия.

— Они распространяют иконки, описывая их свойства как свойства защитных амулетов, и из твоего рассказа следует, что на автомобили, слово «автомобили» он произнес по слогам, наносят имитацию защитных форм, все это признаки того, что когда-то использовали настоящие амулеты и формы.

Отвечая на мой вопрос, он пристально стал меня рассматривать, потом на его лице появилось понимание, и он спросил.

— Это костюм охотника?

— Да. — Ответил я.

— Никогда не видел. Я его не узнал, я же не боевой маг, такого не изучал. А на вид он не очень, выглядит как старый поношенный кожаный костюм. Хотя он таким и есть. Ты не первый его обладатель, а то, что он старый никто оспаривать не будет, таких уже давно никто не делает, да и не умеют делать. То, что у тебя такой костюм это хорошо, но и в то же время плохо. Это примета, которая тебя выдаст, а вечно везти тебе не будет. Кто-то найдет способ с тобой расправиться. Что ты думаешь делать дальше?

— Ты можешь мне помочь вернуться домой? Или знаешь кого-то, кто может это сделать.

— Нет, я не могу. Такое могут маги абсолюта, но делать не будут. У каждого в ауре есть метка места его рождения, метка его мира. И если ты овладеешь навыками перехода, то сможешь сам уйти домой. Но пока это для тебя невозможно. Так, что ты, конкретно сейчас думаешь делать дальше?

— Мне надо на время спрятаться. Я уже придумал где. Уйду в дикие земли, поброжу по ним, там этот костюм привлекать внимание к себе не будет. Поищу артефакты, оставшиеся от древних. Вот только не знаю, как быть с силой. Как можно снять блокировку. Ты можешь это сделать, или знаешь кого-то, кто может ее снять.

— Снять ее трудно, а без знания как ее поставили, практически невозможно.

— Как это? Ты же маг жизни.

— Представь себе, тебе попала в руки книга, написанная на языке, которого ты не знаешь. По своим принципам написания, совсем не похожая на известные тебе. Ты даже не можешь понять, где начинается слово и где оно заканчивается. Ты не знаешь звучания этого языка и не знаешь, вообще ничего о том кто ее написал. Конечно, если приложишь много усилий, ты сможешь ее расшифровать, а может и не сможешь. Но в любом случае у тебя для этого уйдут годы, а то и столетия. Так и эта блокировка. Неизвестно даже кто ее тебе поставил. Неизвестен способ. Но снять ее способ есть и это в твоих силах.

— Как это?

— Блокировка, такая как у тебя, это как скорлупа яйца. Никто извне ее не сможет разрушить, но ее можно разрушить из середины. Скорлупа яйца очень прочна снаружи, но птенец когда готов выбраться разбивает его без проблем. Так и ты, овладев минимально силой, сможешь ее разрушить. Если конечно тот, кто ее ставил не предусмотрел и такой вариант.

— Думаю, предусмотрел. Я пробовал наполнять силой знаки, но возникает боль. — Сообщил я. Причем, чем больше пытаюсь влить силы, тем больше боль, вплоть до потери сознания.

— Серьезное препятствие. Надо было пробовать понемногу, вливать. Уменьшить количество вливаемой силы и увеличить количество проб.

— Чем больше я делал проб, тем от меньшего количества наступала боль.

— Получается, что и такое было предусмотрено. В школе есть артефакты для разработки узлов силы. Для тебя пойти в школу было бы хорошим вариантом. Тебя знают как мечника, а все знают, что маг не может стать мечником, а мечник теряет способность к магии. Тебя там вообще не будут искать. Школу первые два года покидать нельзя, это для тебя тоже плюс. Есть правда один минус. Набор уже прошел, занятия уже начались, а прием закончился. Но если ты вместо диких земель решишь идти в школу, я думаю что смогу договориться о твоем приеме. Деньги для оплаты обучения у тебя есть?

— Есть.

— Это хорошо. Чуть изменим твою внешность, чтобы не было сходства с мастером мечников Димом и поменяешь имя. Только имя надо такое, чтобы при ответе под действием амулета правды не показало, что оно вымышленное, при зачислении в школу вписываются настоящие имена, данные при рождении.

— Дим и Волх не основные мои имена. Есть настоящее.

— Это хорошо.

— А что значит, подправим внешность?

— Чуть изменим цвет глаз и волос и ты уже не будешь совпадать с описанием которое известно имперским службам.

— Есть еще одно обстоятельство, которое может стать препятствием.

— Какое?

— Мне кажется, что я теряю контроль над телом, когда вступаю в бой. Тело само, без меня сражается, а если я пытаюсь делать, что-то осмысленно, то начинаю допускать ошибки. Но даже при осмысленном ведении боя, если наступает опасный для меня момент, тело сразу реагирует само, перехватывая инициативу. — Пояснил я.

Париус помолчал, о чем-то размышляя, а потом начал медленно говорить.

— Тут такое дело. Что с вами пришельцами происходит при переносе неизвестно, может при этом происходят с вами какие-то изменения. Я всегда имел желание поближе познакомиться с таким как ты, изучить разницу между нами, попробовать понять, что дает прохождение барьера, какие изменения он вносит. Может тебя изменил тот, кто ставил блокировку силы, может это следствие прохождение барьера, сейчас не поймешь. Конечно, можно допустить, что в тебя вложили специальную форму, вынуждающую к определенным действиям. И наступит момент, когда ты полностью потеряешь контроль над собой, как говорится, станешь одержимым. Но это же, можно объяснить и по-другому. Большинство людей не могут контролировать некоторые свойства своего тела. Например, уменьшить или увеличить частоту сокращения сердца. Ты когда ныряешь в воду и долго не дышишь, тело само непроизвольно делает вдох от недостатка воздуха, пытаясь спастись. Так что, то что тело действует само в опасные моменты, это может быть лишь защитная реакция твоего организма. Организм просто таким образом спасает себя.

— Ладно, защитная реакция организма, это когда тело реагирует на прямую угрозу. Но как мне объясняли, при инициации мечника, происходит изменение тела. Оно становится выносливей, быстрей, эластичней, но при этом не передаются навыки фехтования. Их надо нарабатывать самому, путем тренировок. А мое тело в сражениях применяет такие связки и движения, которых я до этого не знал и даже никогда не видел.

— Да чтобы стать хорошим мечником мало пройти инициацию, надо еще и много тренироваться. Ведь ты и считаешься уникальным не только из-за того, что стал мастером в таком юном возрасте, а из-за того, что у тебя уникальный стиль боя. Как сказал Велтон, ты сражаешься на инстинктах, применяешь в отражении атак именно то, что необходимо именно в данный момент. Но про инициацию ты прав не до конца. При инициации еще пробуждается память предков. Ведь почему рыцари ордена были такие сильные? Потому, что пробуждали у инициированного навыки выработанные поколениями его предков. Только по-моему нынешняя инициация мечников на Лоре происходит не в полном объеме. А в твоем случае, она могла произойти и в таком объеме, какой был предусмотрен первоначально, из-за наличия блокированной силы. Ведь рыцари были не только мечниками, они были и магами, как-то они этого добивались в отличие от нынешних мечников и боевых магов, рыцари совмещали обе способности.

— Но у меня в роду не было рыцарей. Да и последние несколько поколений холодное оружие вообще в руках не держали.

— Ты же знаешь, что в каждом остается частица его предков, из твоего же рассказа о вашем мире следует, что и вы это знаете. Так вот навыки приобретенные предками передаются из поколения в поколение, но не у всех они просыпаются. Повторю, из твоего же рассказа следует, что твои предки часто сражались, отстаивали свои земли. Пусть два-три поколения и не держали в руках мечи, но до них были десятки поколений, которые его из рук не выпускали. Так что твои умения можно объяснить проснувшейся памятью предков. Если это так, то способностью повелевать телом я думаю, ты сможешь овладеть. Но если это пробудилась память твоих предков, то и магические способности должны проснуться, ведь твои обожествленные предки, ваши боги обладали огромными возможностями, как повествуют ваши легенды. Так, что ты решай. Пойдешь в дикие земли и будешь пытаться всего добиться самостоятельно или мне договариваться о твоем зачислении в школу. Где ты сможешь сделать это с помощью преподавателей.

Часть вторая. Вопреки обстоятельствам

Когда кажется, что невзгоды позади и черная полоса пройдена, оказывается, что у тебя все впереди, а до этого у тебя была белая полоса.

Глава 1

Проезжая по знакомым местам, я вспоминал события последних дней. Мэтр Париус после того, как я склонился к его варианту и согласился поступить в школу, рьяно кинулся на его исполнение. Он отбыл в школу утром, а вернулся когда уже потемнело. До этого я его в таком состоянии еще не видел. Он всегда был спокойным и общительным человеком, и показал свои эмоции только один раз, когда узнал что я не из этого мира. А тут он явился пылающий как вулкан. Смотря на него было такое впечатление, что он наэлектризован и стоит до него подойти и с него сорвется искра электрического заряда. Он метался и извергал из себя монолог с такой скоростью, что понять, о чем он говорит было совсем невозможно. Побушевав с полчаса, он немного успокоился и плюхнувшись в кресло, сразу замолчал, как будто у него кончился заряд. Посидев немного о чем-то размышляя, он поднял взгляд на меня и уже нормальным голосом произнес.

— Они об этом еще пожалеют. Когда приглашали меня для участия в приемной комиссии, так они пели восхваляющие песни в мой адрес «Ты такой выдающийся видящий, самый сильный, из известных нам. Без тебя процесс проверки займет намного больше времени, и будут ошибки. Ты незаменим. Если понадобится услуга со стороны школы, мы ее непременно выполним, если только это, будет в наших силах». И это мне говорили больше двухсот лет, каждый год, после того как я стал участвовать в отборе. А тут я попросил, принять всего одного ученика. С полноценным проведением проверки, а не просто из-за моего желания. Так нет, мне ответили «Извини мэтр Париус, но школа не может пойти на нарушение устава. Нарушение устава, это нарушение устоев. А на устоях держатся все наши традиции. Нарушение традиций приведет к падению школы. А этого мы допустить никак не можем. Пусть молодой человек, судьбой которого вы так обеспокоены, приходит на вступительный отбор в следующем году». Вот так. Меня послали! Меня магистра лечебной магии Париуса, самого сильного мага города, послали. Ведь в просьбе не было ничего предосудительного. Я не просил их принять тебя бесплатно или принять без проверки. И от начала учебного года прошло всего ничего, всего какая-то ерунда, какие-то жалкие две недели. А теперь придется ждать минимум год. Произнеся все это нормальным языком, он снова замолчал.

Из его речи стало понятно, что мне надо готовиться в новое путешествие. А я уже размечтался, вспомнив студенческие годы. Беззаботные годы, учись, и у тебя больше нет никаких проблем. Придется все-таки двигаться в дикие земли. Ну, ничего, я там уже был, путешествовал. Правда в качестве раба и в рабской клетке. Но и там живут, ведь мы проезжали поселения. Выживу и я. Все-таки за это время приобрел некоторые полезные для выживания в местных условиях навыки. Из размышлений был вырван, возбужденным голосом.

— Нет, ты только подумай, меня послали. Ну, ничего. На следующий год, я им отвечу тем же. А ты не расстраивайся. Тебе, конечно, придется покинуть кантоны и затеряться на это время в диких землях, побыть там до следующего года, но это тебе вполне по силам.

Задумавшись о чем-то на несколько минут, он продолжил.

— Они еще пожалеют. Но в следующем году мне еще надо будет присутствовать в отборочной комиссии. А то тебя не допустят до артефакта. У тебя не видно зерен силы, а этот твой слой, кроме меня наверняка никто не увидит. А уже потом пусть обходятся без меня. А тебе до момента поступления лучше скрыться. Мы тебя подготовим, оснастим по высшим требованиям. Или я не мэтр Париус. Завтра займемся восстановлением твоего организма. Я посмотрю, что в тебе еще можно усовершенствовать. Изменим внешность. Помолчал, размышляя, продолжил. — На все уйдет дня три. И тебе надо будет уехать, а то уже заметили крутящихся вокруг дома неизвестных типов. Непонятно кто они, но явно это за тобой.

— Мэтр Париус, не переживай ты так. Ведь я с самого начала хотел после тебя следовать в дикие земли, так что я не расстроен. Планы кардинально не меняются. Надо только продумать, как покинуть твой дом незаметно. И выбрать путь, по которому лучше всего выезжать за пределы цивилизованного мира. — Успокаивая его произнес я.

Утром следующего дня Париус занялся мной. Меня положили на подобие массажного стола, на котором тот меня и крутил. Ощупывал, прикладывал руки то к одному месту, то к другому. Все эти действия продолжались более трех часов. После чего он отошел от меня, сел и заявил.

— Твое тело практически идеально, прошедшая инициация на мечника улучшила почти все параметры, единственное что я могу изменить в тебе, это увеличить чувствительность зрения и слуха. Будишь видеть и слышать совсем немного хуже, чем эльфы.

— Ты ж говорил, что отрастишь новый зуб и уберешь последствия операций, что не получается? — Разочарованно задал я вопрос.

— Причем здесь это? Эту ерунду я сделал давно. Запустил процесс восстановления. Старый, поврежденный зуб, выпадет к вечеру, а через два дня уже будет новый. К тому же времени восстановятся и поврежденные участки. Я имел в виду другое, я считал что смогу провести усовершенствования твоего тела, но оказалось, что оно и так задействовало все возможные ресурсы. А влезать и менять строение тела на наследственном уровне нет времени, да по большому счету оно тебе и не надо. Просто получается, что я, магистр лечебной магии практически ничего не могу для тебя сделать. Всего что и сделал, так устранил последствия издевательств над тобой, да установил дополнительную защиту на разум, чтобы тебя не смогли допросить как когда-то Королан. А то расскажешь, что не из этого мира и прощай. Защиту запитал на твой слой силы, не знаю, что получится, я такого раньше не делал. До этого я защиту замыкал на зерна силы, а тем, у кого они уже слились в единый слой, как у тебя, мне еще не приходилось ставить защиту. Обладатели «слоя силы» сами могут уже себя защитить. Но судя по всему, она действует, я уже сейчас не вижу твоего разума, он закрыт.

— А как же изменение внешности?

— Там нет ничего сложного, ведь твои отличительные особенности это твои глаза и цвет волос. Я исследовал возможности. Если со зрачка убрать серый оттенок, то глаза станут ярко-синими и цвет волос посветлеет, с волос тоже исчезнет этот серый оттенок. Правда ты тогда внешне станешь похож на отпрыска великих родов. Будут принимать за незаконнорожденного. Отрастим волосы и все, ты уже под старые приметы попадать не будешь. Цвет глаз и волос изменится, длина волос тоже. А то твоя привычка к коротким волосам и их цвет очень заметная примета.

У меня были светло-русые волосы с пепельным отливом и серо-голубые глаза. Волосы по привычке я обрезал коротко.

После всех процедур проведенных Париусом я с интересом всматривался в свое отражение. Глаза стали ярко-голубыми, такими как делают в фотошопе. Волосы отросли до лопаток и стали волнистыми, а цвет почти соломенный, с легким еле заметным каштановым отливом. Моя внешность и правда изменилась. А что меня больше всего радовало, так это острота зрения и слуха. На мой вопрос как ему удалось так улучшить мое зрение и слух без, как он выразился, глубинных изменений. Он ответил, что в этом ничего трудного нет. В нормальном состоянии глаз и ухо используют всего одну пятую, одну четвертую от своих полных природных способностей. Он просто задействовал более полно их возможности. А вот мышечные и соединительные ткани мне изменила инициация. Причем увеличив даже их природные характеристики, которые у нормальных людей так же не используются в полной мере. Отрасли ли гланды и аппендикс я не знал, а вот замену зуба почувствовал. Не скажу, что это было больно, но больше суток, пока лез новый зуб было неприятно. Но зато когда Париус рассматривал результаты своего вмешательства, то обрадовал еще одной новостью. Он сообщил, что кость зубов и эмаль стали после его вмешательства крепче. Как такую новость воспринимали жители этого мира, я не знал. Но меня она очень обрадовала.

Мне стало любопытно, если он занимается лечебной практикой, то, сколько стоит такое медицинское вмешательство. О чем я и поинтересовался. Он ответил, что поменять зуб и восстановить поврежденные ткани стоит по десять серебряных за каждую процедуру, а вот поменять цвет глаз и волос это уже тянуло на пятьдесят золотых. И это в моем случае, когда не требовалось большого усилия. А если бы пришлось менять цвет радикально, сумма была бы намного больше.

К намеченному сроку были закончены все запланированные мероприятия. Кроме этого Париус придумал как я смогу незаметно покинуть его дом. В крепость, в ту, в которую я прибыл после заставы, должны были везти лечебные амулеты. Их изготавливал для военных Париус. Вот за амулетами и должны были к нему заехать. А сопроводить посыльного с крепости к своему дому Париус попросил своего ученика. По его идее, когда они приедут, посыльному выдадут амулеты и вместо ученика с ним уеду я. Париус специально назначил занятия ученику, внешне похожему на меня. Ученик должен был остаться у Париуса на неделю. А потом, если кто-то и заметит подмену, будет уже поздно.

Перед тем как я покинул его, Париус вручил мне десять лечебных амулетов. Пять легких, таких как у меня были до этого. Три средних, которые могли излечить уже тяжелые ранения и два, как их называли амулеты «последней надежды». Они могли поднять и мертвого, если конечно ему не отрубили голову, и от момента смерти не прошло более пяти-десяти минут. Вручая амулеты он сообщил.

— Средние амулеты в войска передают редко, они дорогие. Магу легче провести лечение самому, чем изготовить такой амулет. А амулеты «последней надежды» сами по себе редкость. Даже такому как я, магистру лечебной магии, чтоб их изготовить, необходимо более месяца времени и огромные усилия. Их имеют только лица правящих кругов. Я тебе даю два из пяти имеющихся у меня, из-за того что считаю виноватым себя, что не смог добиться твоего определения в школу в результате чего тебе теперь необходимо ехать в дикие земли, рисковать своей жизнью.

Когда я начал складывать все приготовленное в путь, и все это стал укладывать в свой сундук. Он сначала смотрел на мои действия без интереса, потом в его взгляде прорезалась заинтересованность, а потом он воскликнул.

— А ну стой. Куда у тебя все это влезает. Неужели это у тебя настоящий походный сундук древних. Откуда он у тебя, ты не престаешь меня удивлять. У тебя есть такие редкие вещи, о которых и знают то немногие. Костюм охотника в полном комплекте, теперь походный сундук. Что еще у тебя есть такого редкого?

— Ничего, — ответил я, промолчав о кинжале. — Как нашел костюм, я рассказывал, а сундук мне передал перед смертью Королан.

— Удивительно. Раз у тебя есть такой сундук, то этим необходимо воспользоваться. Необходимо заложить в него припасы, тебе они в любом случае пригодятся. Я дам распоряжение закупить для тебя долго хранящихся продуктов.

Уже перед тем как я покинул его дом он сказал.

— Тебе надо пробыть в диких землях чуть меньше года, не забудь, что отбор в школу проходит в последние десять дней месяца горицвета. Ты к этому времени должен вернуться. Как вернешься сразу ко мне.

На Лоре как и на Земле было двенадцать месяцев, но дней в году было больше, поэтому месяцы были по тридцать четыре и тридцать пять дней. Месяцы в году были названы в честь растений используемых в алхимии.

Вот таким образом я и попал в крепость, а потом двинулся в дикие земли, по маршруту проходящему мимо заставы, где когда-то делал первые осмысленные шаги в этом мире. Застава уже была восстановлена и сейчас в ней был новый гарнизон. Уже ничего не напоминало о событиях годовой давности. В крепости меня не узнали. Это сначала вызвало у меня недоумение, а потом, проанализировав все, я пришел к выводу что знаю почему меня не узнали. За время своих странствий я изменился. У меня изменился не только цвет глаз и волос. Я изменился сам. Костюм, который когда я его одевал, первый раз, был на меня великоват и длинноват, теперь сидел, как будто был пошит на меня. Я стал выше ростом и намного шире в плечах. И находился я в крепости как ученик мечника Трина, в поношенном кожаном костюме, а сейчас я назвался исследователем диких земель, и был в одном из нарядов пошитых уже в Рудазе. Со мной была пара великолепных коней, я все-таки забрал их с конюшни. Так, что я ничем не напоминал того ученика мечника Дима, который был здесь после нападения на заставу. Имя я себе тоже поменял взяв часть своего отчества стал называться Славом.

Произведенные изменения Париусом, моего слуха и зрения я оценил очень быстро. Сначала эти изменения мне доставили неудобства, но буквально в течение трех дней я к ним приспособился. Острота зрения была поражающая, я мог видеть очень далеко, и почти в полной темноте, но неудобство было не в этом. А в том, что если раньше я видел только активные формы, в момент их наполнения энергией, то сейчас видел буквально все. Первое время от этого рябило в глазах. Я даже не подозревал, что почти все в этом мире изготавливается с использованием магических форм. Блеклые остатки форм были видны почти на всех вещах, а наложенные на вещи и предметы формы, теперь светились очень ярко. Несколько первых дней это доставляло огромные неудобства, я уже хотел возвращаться к Париусу чтобы он все вернул назад. Но в один момент все изменилось. Наверное мой мозг понял мои неудобства и в визуальном восприятии мира произошли изменения. Формы я так и видел, но только наложенные и те блекло, а остаточные только когда начинал присматриваться. После этого возвращаться передумал, а через несколько дней, еще по дороге к крепости, уже привык к такому зрительному восприятию.

Со слухом было меньше проблем. Он стал намного чувствительней тоже, но громкие звуки стали глушиться почти сразу, через несколько часов после того как Париус закончил свои процедуры со мной. Весь путь до крепости, а это более десяти дней я испытывал свои новые возможности слуха и зрения. Как я уже упоминал, я научился видеть все формы, мне стоило просто сосредоточиться на предмете или человеке. Со слухом тоже было все хорошо. В своем обычном состоянии я фиксировал все выбивающиеся из обыденности звуки, но если на чем-то концентрировался, то мог услышать, как муравей, находящийся от меня в трех метрах перекусывает травинку, или как шепчутся путники за сто метров от меня.

Уезжая от Париуса, я гадал, что мне говорить окружающим, куда я еду, какие мои цели, кем представляться. Но все решил случай. Кроме курьера и меня, в крепость ехало еще два десятка воинов, новая смена. И вот в один из дней, тренируя свой слух, я обратил свое внимание на разговор, который вели воины, он был обо мне. Пара воинов, следовавшая за нами с курьером сзади, метрах в тридцати, рассуждали.

— Как ты думаешь, кто этот аристократик, куда он едет?

— Наверняка в дикие земли, туда много таких едет подзаработать. Они надеются найти, что-то ценное и одним моментом разбогатеть.

— Так судя по нему, он не бедный, зачем ему так рисковать?

— Да, кони у него хороши, одежда тоже, но не для аристократов, те используют при пошиве более дорогие ткани, и мечи у него простые, ты ж видишь, даже рукояти не украшены. Быстрей всего он из обедневшего рода или вообще незаконнорожденный. Отец его поддерживает немного, но признавать не думает. Вот он и пытается таким образом подняться выше.

— Ты откуда про ткани знаешь?

— У сестры муж портной, от него о вкусах аристократов и знаю.

— И что он так и объявит, что он охотник за древностями?

— Нет, конечно, он сообщит, что-то типа, что он исследователь диких земель. Раньше, говорят, многие правители направляли целые отряды в дикие земли, ведь там когда-то было много городов. Пытались освоить новые земли, найти покинутые сокровища или артефакты. А теперь вот только такие и ездят туда, с обедневших родов, кому ничего не светит. Их даже поощряют, из них мало кто возвращается обратно, зато меньше грызни за наследство, между отпрысками благородных родов.

Услышав такое, я сразу определился со своей легендой. В крепости, когда мне задали вопрос кто я и куда следую. Я и ответил, что мое имя Слав, а еду исследовать дикие земли. На меня посмотрели с ухмылкой и сочувствием, но больше вопросов не задавали.

Чуть больше чем через три недели после того как я покинул Париуса я въехал в поселок в котором началось мое знакомство с Короланом. Поселок назывался Гнот, он находился на границе с дикими землями, и его особенностью было наличие постоянно действующего рабского рынка. В Гноте я снова столкнулся с большим количеством языков, из которых я владел только общим. Но в отличие от прошлого раза я теперь мог общаться, потому, что общим пользовалось большинство посетителей поселка. Побродив по поселку, посетив рынок рабов и торговые ряды я ничего интересного для себя не нашел, поэтому двинулся в трактир, заказал поесть, а сам стал решать куда двинуться дальше. Карты, которые мне достались от Королана, содержали сведения только о «цивилизованных» странах. Подробно были нанесены кантоны, империя, северные королевства и более-менее свободные баронства. Что было за северными королевствами и империей на картах обозначено не было. На западе были обозначены леса Эльфанов, эльфов. А южнее свободных баронств на карте была нанесена просто надпись «дикие земли». Ни поселений, ни дорог обозначено не было.

Я сидел не спеша ел и вспоминал, что когда меня везли сюда в клетке, то мы двигались по хорошо наезженной дороге, проезжали какие-то поселения. Значит и в диких землях есть дороги, и есть поселения. Стоял вопрос о том, где взять хоть какую-то карту этих земель. Мои размышления были прерваны севшим без моего спроса за мой столик человеком. Это был мужчина лет сорока, худощавого сложения с бегающими глазами. Он, как только сел за стол, сразу произнес.

— Молодой господин наверняка движется на исследование диких земель, — и не дожидаясь моего ответа предложил. — Не желает ли молодой господин приобрести карту диких земель, очень древнюю, на ней подробно обозначены места нахождения городов, поселений и дорог, которые были до магической войны на этих землях.

Своевременность предложения меня обрадовала.

— Покажи, — ответил я.

Тот сразу засуетился, полез в сумку, висевшую у него не плече, и достал карту, которую и разложил передо мной на столе. Карта была выполнена на простой бумаге, но очень хорошо, красочно. В углу стоял штамп, на котором были нанесены искаженные знаки. Я стал рассматривать ее. Эта карта захватывала часть земель, на которых находились свободные баронства и самую южную часть кантонов. И нанесенное на ней, не соответствовало тому, что я помнил по карте Королана. Видя, что я углубился в изучение карты, мой собеседник убедительным голосом проговорил, указывая на штамп в углу карты.

— Это настоящий знак древних, он несет форму сохранности. Поэтому карта и осталась с тех времен в таком хорошем состоянии. Ты другой такой нигде не сыщешь, и я прошу за нее совсем не дорого, всего один золотой.

Его тирада, меня полностью убедила в том, что меня пытаются развести. Штамп не содержал в себе ни капли магии, ее вообще изготовили без применения магии, на ней не было даже остаточных форм. И изображения на карте, не совпадали с теми участками местности, которые были мне известны.

— Нет, благодарю за предложение, но у меня нет таких денег, — ответил я.

— Ладно, так уж и быть, ты мне понравился, отдам за десять серебряных, со вздохом ответил мой собеседник.

— Благодарю, но нет, — ответил я более жестко.

Тот покосился на мой палец, где я снова носил серебряное кольцо мастера фехтования. Вздохнул и проговорил.

— Подумай, ты негде лучше карты не найдешь, после чего встал и направился на выход.

После его ухода, мне пришла мысль. Если здесь предлагают такие поддельные карты, значит должны быть настоящие, хоть какие-то. Поэтому я встал и направился к трактирщику, стоящему за стойкой.

— Не подскажешь, где здесь в Гноте можно приобрести карту диких земель? — Задал я вопрос.

Тот тщательно осмотрев меня, с улыбкой ответил.

— Что на исследования направляешься?

— Да. — Ответил я.

— Карты ты можешь купить у старого Келаса, он держит лавку на рынке, на ней изображена книга и перо для письма. — Покачав головой, ответил он. Потом проговорил. — И куда вас несет таких молодых? — Но это он произнес тихим голосом, не надеясь что я его услышу.

— Благодарю, — ответил я и оставив медяк, двинулся к выходу.

Лавку я нашел быстро. Еще когда я обходил рынок, я ее приметил, но подумал, что это лавка писца. В этом мире, как и в нашем средневековье не все обладали грамотностью. Так, что писцы пользовались большим спросом. Зайдя в нее, обнаружил сидящего за стойкой молодого мужчину лет тридцати пяти, тот, как только я вошел, поднялся и спросил.

— Что желает молодой господин.

— Я хочу видеть хозяина лавки Келаса. — Ответил я.

— Это я и есть, — ответил он.

А я с недоумением уставился на него. Я не мог понять, почему трактирщик его назвал старым, но спросил.

— Мне сказали, что у вас можно приобрести карту диких земель, это так?

— Копию карты, саму карту я не продаю, — ответил он.

— А можно увидеть оригинал, с которого делается копия, — спросил я.

— Конечно, ответил он и полез под стойку.

Достав футляр, он его открыл и достал свиток с картой, которую и разложил передо мной. Карта была изготовлена из неизвестного плотного материала. На ней в углу и правда стоял похожий на виденный мной ранее штамп, но в нем знаки не были искажены и сам штамп светился активной формой, на карте были нанесены изображения дорог, поселений городов, еще на ней были какие-то непонятные мне обозначения.

— Сколько времени займет снятие копии, и сколько она будет стоить? — Задал я вопрос.

— Снятие копии с карты займет пять минут, а стоить копия будет пять золотых и деньги вперед. — Безапелляционно ответил он.

— Дорого, — возмутился я.

— Артефакт копирования стоит дорого, сама карта большая редкость, если не устраивает сумма, то я ничем помочь не могу. Проговорив это, он скатал карту и стал ее вкладывать в футляр.

— Золотой, — произнес я.

— Пять и не меньше, — ответил он с улыбкой.

— Два с половиной, — со вздохом проговорил я.

Он молча, с улыбкой смотрел на меня. Вздохнув я достал пять золотых и положил их на стойку. Он смахнул их себе в руки и произнес.

— Пять минут, — и удалился в дверь находящуюся за его спиной, а я остался ждать.

Прошло даже меньше пяти минут, как он появился вновь и положил передо мной копию карты, изготовленную из материала похожего на пергамент.

— Материал водостоек, плохо горит, — сообщил он. — Только сразу предупреждаю, чтобы потом не возмущался, на карте изображена местность, которая была до войны, сейчас она сильно изменилась. Реки обмельчали, некоторые высохли, города и поселки разрушены, дороги тоже поменялись.

— Можно оригинал, — спросил я.

Он положил рядом с копией оригинал. Я стал их сравнивать. Отличий не обнаружил, было такое впечатление, что копию просто отксерили с оригинала. Сверив карты, я свернул и забрал копию.

— А почему на копии нет штампа? Спросил я и указал на штамп на оригинале.

— Потому что это знак подлинности и при копировании амулетом он не переносится.

— Благодарю, — произнес я направляясь к двери.

— Всегда рад помочь, приходи, если еще что-то будет надо. — Ответил он.

Я остановился и спросил.

— А что ты можешь еще предложить?

— Артефакты, амулеты, писчие принадлежности, книги древних, стал он перечислять. — А потом достал листок простой бумаги и подал мне. — Это перечень товаров и цены. — Добавил он.

Я был удивлен, первый раз в этом мире сталкивался с прейскурантом товаров и цен. Забрав листок я вышел, решил остановиться в трактире на ночлег, а с утра уже выдвигаться. А за оставшееся время, было необходимо определиться с маршрутом и изучить перечень товаров, может что-то мне и потребуется.

Снял комнату без проблем, изучил данный мне прейскурант, но ничего ценного для себя в нем не обнаружил, а цены поразили. Я не знаю, сколько стоят книги древних в цивилизованных странах, но на амулеты и артефакты цены зашкаливали. Они были минимум вдвое выше чем в кантонах, а там я их тоже низкими не считал.

Утром встал, собрался, и позавтракав направился к выезду из поселка по выбранной мной дороге. С Гнота выходило пять дорог и две из них вели вглубь диких земель. Когда я отошел от трактира, то почувствовал на себе чей-то провожающий меня взгляд. Но, сколько я не оглядывался, не присматривался, определить кто за мной наблюдает не смог. Поселение не имело ограждения, поэтому выйдя за последние постройки, я еще раз пристально осмотрелся, но так и не определил чей интерес так пристально проявлялся ко мне. То, что за мной следили, я не сомневался, вопрос был один — кто? Усевшись на коня, я тронулся по дороге периодически оглядываясь, но чтобы за мной кто-то последовал такого я не заметил. С поселения в эту сторону кроме меня вообще никто не двигался.

Дорога шла среди степи, видно было далеко. Отъехав от города на расстояние, с которого его уже не было видно, я остановился, чтоб переодеться в костюм охотника. Маскироваться под благородного здесь мне уже не имело смысла, а повысить свою защиту наоборот. Переоделся я быстро. Вскочив на коня, и тронулся дальше. Вокруг простиралась степь, и только местами были раскиданы небольшие рощицы, к одной такой рощице я и приближался, дорога проходила рядом с ней. Еще метров с трехсот я заметил в ней шевеление. Стал присматриваться и обнаружил засевших за чахлыми деревцами семерых человек. Это показалось мне странным, и я накинул на голову башлык и натянул на руки перчатки. Все это проделал без резких движений и суеты. Приготовился к отражению нападения. А когда приблизился к рощице метров на семьдесят, услышал разговор.

— Это точно он?

— Кони его, но тот был в богатой одежде, а этот в наряде искателей, только те носят полностью кожаную одежду, пока она не разлезется, а у этого, судя по ней, она скоро кусками отваливаться будет.

— Так, может это не он?

— Может и не он, может у него просто коней увели или кто-то перехватил его до нас. Все равно будем брать.

— Но если это искатель, что мы у него найдем? Зачем нам это?

— Тот простак заплатил старому Келасу пять золотых за копию карты. За прошедший год, он был вторым, кто купил копию. Первый был с большим отрядом, мы его перехватить не смогли. А этот один. Кони его, может это он и есть, просто маскируется. А если и не он, то получается, что его обобрал этот искатель. Как ты думаешь, отдал бы он последние свои золотые за карту? Я думаю, нет. Значит, у него еще есть. Если это он, то получим и деньги и карту, если это просто искатель, обшарим его. Если он обобрал нашего паренька, то мы все заберем себе. Если он просто увел коней, заберем коней.

— А с искателем, что будем делать?

— А, что с ним делать, он нам не нужен. Нам нужны деньги для снаряжения и карта, так, что его прикопаем. Передай Серку и Троку, пусть стреляют как только он приблизится.

После услышанного я еще ниже опустил голову, чтоб болт или стрела случайно не попали в лицо. Выстрелили в меня, когда до деревьев было около пятнадцати метров. Две стрелы почти одновременно ударили меня в грудь. Я перехватил их руками, и прижимая их наконечники к груди, сполз с лошади на землю, приземлившись так, что можно было наблюдать за округой из-под капюшона.

— Хорошие выстрелы, пошли смотреть, — раздался чей-то голос.

Я лежал и ждал, чтобы они все подошли, не было желания гоняться за ними. Еще на подходе с их стороны послышались возгласы.

— А где его вещи, что в этом кожаном сундуке все, что у него есть?

— Перетрусим сундук, если ничего нет, то просто заберем коней.

— А кто закапывать его будет?

— Ты и закопаешь, раз такой говорливый, прозвучало гневно в ответ.

Я подождал, пока в видимую мне зону, стянулось шесть пар ног, и вскочил. К этому они были не готовы, но никто не испугался и даже не вскрикнул. Двое которые были с луками, стрелы накладывать на тетиву не стали, а с любопытством смотрели на меня.

— Ты смотри, а он прикидывался, прозвучало, а потом уже мне — ты, где хозяина коней дел?

Но говорившего, перебил другой голос.

— Это он, просто переоделся.

Посмотрев на говорившего я в нем узнал, того кто мне вчера предлагал купить поддельную карту.

— Так парень, давай деньги, карту и свой сундук. Коней мы заберем, а ты можешь катиться куда хочешь, произнес один из них, судя по поведению старший.

— У меня к вам другое предложение, зовите своего товарища, пусть приводит коней, выворачиваете карманы и сумки, а я за это вас живыми оставлю.

Стоящие вокруг, начали хохотать, хватаясь за животы.

— Ну, рассмешил, так рассмешил. Серк, прострели ему ногу. — Произнес старший.

Один из стоящих с мечом выхватил с колчана стрелу и выстрелил в меня. Я до этого стоял с руками, опущенными вниз, мечи были за спиной. Но когда в меня полетела стрела, я выхватил мечи и рубанул ее мечами, на землю упали три части порубанной стрелы. Она упала, а я опять вернул мечи в ножны. Вокруг разлилось гробовое молчание.

— Мое предложение еще в силе, но я буду ждать еще минуту, а потом уж извините, но поступлю с вами как с разбойниками. — Спокойно произнес я.

Тот, что пытался продать мне карту, стоял ближе всех. Он и совершил попытку ударить меня мечом, который держал в руке. Я с такой же скоростью, как и до этого, выхватил один из мечей и снес ему голову, а меч вернул в ножны. Все это произошло в мгновенье, после того как я высказался. Обезглавленный труп еще не успел упасть, а я повторил.

— Минута подходит к концу.

Первым на землю бросил меч старший, за ним все остальные. Один из них сбегал за седьмым, который сторожил их коней, и они вернулись вместе ведя на поводу лошадей. Я заставил их вывернуть карманы, вытряхнуть сумки. Всего у них нашлось два золотых семь серебряных и около сотни меди. Золото и серебро я забрал, медь оставил. Среди их оружия ничего хорошего себе не присмотрел. Забрал один из луков, тот, что больше мне понравился. При этом пожалев, что когда собирался, не подумал о луке. Ведь охотиться все равно надо будет, не все же время на припасах сидеть. После чего сел на коня и не спеша тронулся дальше. Когда уже отъехал метров на сто услышал.

— Кто это был? — Произнес один испуганный голос.

— Смерть наша. Покойный Хруст сам нас к ней привел. Прозвучал охрипший голос старшего.

— Я чуть не обмочился, — произнес третий голос, — никогда не видел чтобы так быстро двигались, я даже не увидел когда он доставал меч и когда возвращал назад в ножны. Такое впечатление, что стрела сама распалась и голова у Хруста сама скатилась с плеч.

— А может он и не доставал меч, может это маг? — Задал вопрос первый голос.

— Нет, я видел как он меч доставал, вернее только размытое пятно, когда его руки двигались. А Хруст говорил, что у него кольцо мастера фехтования, нет, это был минимум мечник. Повезло нам. Смерть прошла рядом. — Проговорил старший.

— А лицо его кто ни будь, запомнил? Произнес голос до этого не участвующий в разговоре.

Некоторое время ответа на прозвучавший вопрос не было, а потом стали звучать отрицательные возгласы. Я, двигаясь дальше размышлял о том что услышал. Больше всего меня заинтересовало то, что меня приняли в моем кожаном наряде за искателя. Мой костюм здесь не вызвал удивления. Расстраивал только мой скоропалительный выезд из Гнота. Надо было остановиться в нем на несколько деньков и разузнать больше, о жизни в этих местах. А пока я могу делать выводы только о том, что карта этих мест большая редкость.

Первое поселение я встретил только на третий день, дорога так и тянулась по степи. Питался я все это время припасами. И из-за того, что не смог добыть ничего из съестного, уже не считал, что Париус зря настоял на таком большом количестве продуктов. Животных я видел, но к дороге они близко не подходили, а кидаться за ними в погоню не стал уже я, боясь потерять дорогу. Я до сих пор не мог привязать карту к местности, не находил ориентиров. Поэтому и двигался вперед по принципу, когда-то же я доеду до мест, которые были нанесены на карту. Поселок был небольшим, таверны не было, но мне с удовольствием продали продуктов, копченого мяса, зерна для коней и зелени. Только к восьмому дню я смог сориентироваться на местности и привязать ее к карте. Я встретил речку, через которую был, перекинут каменный мост. Мост был сложен из добротных, обтесанных каменных блоков. А недалеко от него были остатки какого-то сооружения. Я нашел на карте похожее место. Мост, рядом с ним постройки и дорогу, проходящую через этот мост. Если это действительно так, то согласно карте немного впереди и слева от дороги должны были быть еще остатки зданий. Вопрос только в том, что я не знал масштаба карты и ее ориентации по сторонам света. Та карта, которая досталась мне от Королана, ориентировалась с востока на запад. Вернее от места восхода светила, до места его захода, и на ней были нанесены соответствующие значки. На этой таких значков не было. Но на этой, по краю карты шли другие значки, значения которых я не понимал. Переехав мост, я стал двигаться по дороге, приблизительно отсчитывая пройденное от моста расстояние. Примерно через семь километров и правда, слева от дороги я увидел остатки зданий от которых остались одни фундаменты. Остановившись и прикинув расстояние, на карте сделал пометку, нанес отрезок приблизительно соответствующий километру, и десяти. Также на карте отметил поселок, который я проехал перед этим. С этой стороны реки рощ было больше, а местами даже были видны небольшие лески. Найдя на карте, ближайшее бывшее когда-то большим поселение, решил двигаться к нему.

Через день меня попытались захватить рабовладельцы. Двигаясь по дороге, которая теперь уже петляла среди зарослей, я увидел двигающейся в мою сторону караван. Я не останавливаясь, лишь приведя себя в готовность, последовал дальше. Караван оказался такой же, как когда-то вез меня. При моем появлении шестеро всадников отделились от него и поскакали в сторону от дороги, углубляясь в заросли, а караван двигался не спеша навстречу мне. Мы так и сближались. Когда до каравана оставалось меньше полусотни метров, вперед выступили воины с оружием, больше десятка. Это были орки. А сзади я услышал приближающийся топот копыт. Мне пресекали попытку скрыться в том направлении, с которого я появился. Мы сблизились, и я остановился в ожидании дальнейших действий орков. Вперед выступил один, отличающийся своими большими габаритами и коверкая слова общего языка произнес.

— Слазь, снимай все и мы тебя не будем бить.

— Лучше бы вы прошли своей дорогой, не трогая меня. — Произнес я.

— Почему мы не должны тебя трогать? — С удивлением спросил орк.

— Я не для вас и при попытке моего пленения у вас будут проблемы. — Ответил я.

Орк недоуменно посмотрел на меня, оглянулся по сторонам, а потом отдал команду.

— Снимите его с коня.

Один из стоящих рядом с ним, выхватил плеть и попытался меня ею сбить. Я помнил, как они мастерски обращаются с такими плетьми, поэтому не позволил ей к себе притронуться, и выхваченным мечом срубил ее конец. Все проделал, как и с первыми разбойниками. Быстро выхватил меч, срубил конец плети и меч вложил в ножны. У меня не было желания драться, решил, что демонстрации моих возможностей, оркам хватит, как и разбойникам. Но ошибся в их психологии. Мой выпад только их раззадорил. После того как на землю упал конец первой плети, сразу двое орков попытались меня сбить своими плетьми. Концы их плетей тоже были отсечены, но количество желающих себя испробовать только росло. Буквально через минуту плети кончились. Я снова сидел с мечами, вложенными в ножны. Огромный орк почесал себя по затылку, а потом возмущенно произнес.

— Вы что, его снять не можете? Стаскивайте и в клеть.

На меня бросилось сразу несколько воинов, но в этот раз я уже не стал церемониться и прямо с коня стал их рубать. Полегло около восьми орков из тех что напали, в том числе двое подскакавших ко мне на конях, раненых не было. После этого на меня перестали нападать, а остальные начали разбегаться, крича что-то типа «Ураг». Я посидел, ожидая нового нападения, а потом двинулся вдоль каравана. Все сопровождающие караван орки разбежались. Поэтому, я проезжая вдоль клеток рубил на них запоры. Во всех клетках в основном были орки, и только в предпоследней были кроме орков молодой парень и девушка. Выпустив их, я спросил.

— Вы откуда?

— Из Приста.

— Где это, — поинтересовался я.

— В двух днях отсюда, если по дороге, — ответил парень.

— Как в рабство попали, и кто вы такие?

— Пошли погулять, — повесив голову, ответил он. — А там попались ловцам рабов, не смогли ни спрятаться, ни убежать. Меня зовут Оласт, а это Фрина.

— Понятно, — произнес я.

— А ты куда едешь? — Спросил он меня.

— Вперед, — с усмешкой ответил я.

— Возьми нас с собой, — попросил он.

Я их осмотрел, оба были в обрывках, которые еле прикрывали их тела, как когда-то, когда тоже был в такой клетке, было у меня.

— Хорошо, поищите чем прикрыться и садитесь на запасного коня, поедем.

Парень пробежался вдоль каравана, в котором уже практически никого не осталось, все разбежались кто куда, и притащил два старых плаща. Они в них закутались и мы тронулись.

К истечению вторых суток мы приблизились к поселению, оно находилось на месте того, что было обозначено на карте. Как только показались постройки, парень торжественно произнес.

— Это и есть Присто.

У въезда в поселок, были заметны стоящие люди.

— На въезде, стража стоит что ли, — поинтересовался я.

— Конечно стража, как же без нее, — ответил Оласт.

— Неужели плату взимает?

— Нет. Стража смотрит за въезжающими, чтоб не бандиты были и на случай нападения на поселок, чтобы успеть предупредить жителей и задержать нападающих.

— Так поселок не огорожен стеной, какой тогда смысл в страже на въезде?

— А проехать можно только через два въезда, больше никак. Пробраться, конечно можно, но без коней. Постройки примыкают плотно друг к другу, а промежутки между ними засыпаны камнями. Если нападают на поселок, а напасть могут только кочующие орки, то и оставшиеся въезды засыпают специально приготовленными камнями. Ну а с пешими, попавшими внутрь, уже разбираются на месте.

За оставшееся время до въезда в поселок мы разговорились, я сообщил, что приехал исследовать дикие земли. На что Оласт заметил.

— Как же, исследовать, а наряд искателя, зачем одел, просто так? Скажи сразу, что желаешь разбогатеть, найдя что-то ценное в довоенных руинах. Примкнешь к какому-то отряду искателей?

— А у вас их много?

— Много конечно, тут все в основном этим и живут. Только отряды разные, одни большие, другие маленькие, но тебя в любой возьмут.

— С чего это ты так уверен?

— Так кто откажется от такого бойца, который сам рабский караван разогнал, при этом кучу орков покрошив.

— А ты откуда знаешь, что покрошил?

— Так я бегал вдоль каравана, когда искал, что одеть и видел то место, где орки с тобой встретились. Кроме этого, когда погонщики разбегались, они кричали «Ури-аг».

— И что это значит?

— А это на их языке — мстящий. Есть у них поверье, что за теми орками, которые ведут недостойную жизнь приходит мстящий и убивает их. Это самый большой страх у них, так как они верят, что мстящего нельзя ни поразить, ни поранить, а убитые им больше не возродятся.

— Откуда ты это знаешь?

— Так и у нас орки живут, не эти бродячие, которые в рабство похищают, а другие оседлые, от них и знаю.


При въезде в поселение нас остановили стражники, их было трое. Меня лишь осмотрели мельком, а к Оласту обратились.

— Беги к главе, он рвет и мечет, обещал голову тебе оторвать за дочь, — при этом косясь на Фрину, которая сидела, закутавшись в плащ, низко опустив голову.

Оласт спрыгнул с коня и подал руку Фрине.

— Побежали, — произнес он, и они кинулись куда-то в город, даже не попрощавшись. Мы со стражниками проводили их взглядами. А потом один из них спросил меня.

— Где ты их нашел?

— В рабском караване, — ответил я.

— А рабовладельцы куда делись, — спросил он.

— Разбежались.

— От кого? — Удивленно поинтересовался он.

— От меня, — с улыбкой ответил я.

Все трое заржали, а тот, что меня спрашивал, через смех проговорил.

— Ну ты шутник, ну ты и даешь.

— Где у вас в поселке можно остановиться, — спросил я.

— Поедешь прямо, не промахнешься, у нас всего один трактир. Все еще посмеиваясь, произнес он.

Я кивнул и поехал. Трактир нашел быстро, его перепутать с чем-либо было невозможно. Все дома в поселке были блеклые, сложенные из неотесанного камня, а трактир был разрисован и на нем висела вывеска изображающая довольно толстого типа держащего в одной руке большой кусок мяса на кости, а во второй огромную кружку.

Мое появление не вызвало никакого ажиотажа, можно сказать на меня вообще никто не обратил внимания кроме трактирщика. Которого, в первую очередь интересовало моя платежеспособность. Узнав, стоимость комнаты и содержания лошадей, я заплатил за неделю вперед и заселился. Решил пока побыть здесь, разузнать о обычаях и особенностях жизни местного населения. Отставив вещи в комнате, сняв камзол, оставив мечи, оставшись только в безрукавке с кинжалом и ножами, спустился в обеденный зал. Питание сухими припасами за время путешествия надоело. Занял по привычке угол рядом со стойкой и заказал себе обед. И пока ждал его подачи, стал рассматривать посетителей. Здесь собралась разношерстная публика. Большинство были людьми, но за некоторыми столиками увидел одного гнома, двух орков и если не ошибся, то одного эльфа. Зал был большой, всего я насчитал двадцать восемь столов. Стол, за который я сел, был на четверых и один из самых маленьких. А за самым большим могло сесть человек двадцать. По залу носилось пять подавальщиц. Мы прибыли в поселок во второй половине дня, пока я заселился, пока пристроил лошадей, время подошло к ужину. В трактир стал сходиться народ. Стали занимать столики, но ко мне никто за стол не садился. Спиртного я не заказывал, поэтому трактирщик все время косился на меня. Я же наслаждался нормально приготовленной пищей, не шедевр, но после моих припасов, она стоила похвалы. Расправившись с первой порцией, что мне подали, я еще заказал запеченных ребрышек и медленно наслаждался их вкусом, запивая травяным отваром, который в этом мире заменял чай. Я стал замечать бросаемые на меня любопытные взгляды. А воспользовавшись своими слуховыми особенностями, понял, что не так я и безразличен местной публике. То в одном месте, то в другом возникали разговоры обо мне. На первом месте стоял вопрос, кто я такой и откуда. С таким вопросом подходили и к трактирщику, но тот ответил, что и сам не знает этого. Когда уже потемнело, в трактир вошел высокий, плотного сложения мужчина, который был одет в кожаный армейского типа костюм из очень плотной кожи. При его появлении в зале раздались приветственные возгласы, он отвечал на них с улыбкой. Нигде не останавливаясь, он подошел к трактирщику и что-то спросил, наклонившись к нему, я не услышал что, так как в этот момент в зале раздались возбужденные крики. Двое стали тягаться на руках и зрители кричали, поддерживая их, да и я не очень сильно интересовался их разговором. Но трактирщик ему махнул головой в мою сторону, и он сразу двинулся ко мне. Подошел и не спрашивая разрешения, сел за мой стол.

— Ты Слав, тот кто привез Оласта и Фрину? — Задал он вопрос.

— Да, — ответил я.

— Так ты, правда, разогнал орков рабского каравана?

— Вообще-то я их не разгонял, они напали на меня, а потом сами разбежались, когда некоторые из них за нападение расплатились жизнью.

— Ха-ха-ха. Рассмеялся мой собеседник. Ну, ты скажешь, орки испугались, не говори такого никому из жителей диких земель. Сразу обзовут лжецом. Орки никого не боятся и не бегут с поля боя, даже если они смертельно ранены. Они полягут все до одного, но не побегут. А боятся они только своего духа мщения.

— Так они, что-то такое и кричали, — перебил его я.

— Что-то такое мне говорил Оласт. Хорошо владеешь оружием?

— Не жалуюсь.

— Продемонстрируй.

— Что прямо здесь и сейчас?

— А что тут такого, — ответил он и положил передо мной огромный нож.

Я его взял, покачал, оценивая вес и балансировку, а потом метнул в сторону трактирщика. Возле него на стене весел череп какого-то хищного животного с отвисшей нижней челюстью. Вот в ротовое отверстие я его и метнул. Нож был тяжелый, расстояние большое, поэтому я метнул его сильно, но чуть-чуть перестарался. Нож впился в дерево с отчетливым стуком, который был слышен даже сквозь гомон зала. И удар ножа в дерево тоже был сильным, отчего череп подпрыгнул и слетел с деревяшки, на которой висел, но не упал, а оделся на воткнувшийся нож. От удара ножа подпрыгнул испугано и трактирщик, вытаращившись в воткнувшийся в стену нож и покачивающийся на нем череп. А потом стал обводить зал взглядом и обратил внимание на обращенные на него наши лица, особенно его, разозлило, улыбающееся лицо моего собеседника.

— Ты что вытворяешь Кристо, что молодость вспомнил. Так рука у тебя уже не та, а если б ты в меня попал. — Сердито прокричал он.

— Не ори, — ответил сидящий рядом со мной. — Нож лучше вытащи и иди к нам, присядь.

Трактирщик снял с ножа череп и дернул за нож, пытаясь его выдернуть. Но у него ничего не получилось. Мой бросок был сильным, и нож вошел глубоко. Тогда он попробовал его раскачать. Провозился, он с вытаскиваем ножа, около пяти минут. Потом подошел, сам сел и положил нож на стол, произнес.

— Хорошо засадил, уменья не растерял.

— Это не я, это он. — Ответил Кристо и махнул в мою сторону головой.

— Не может быть, — ответил трактирщик, скептически рассматривая меня.

Я был на полголовы ниже Кристо и уже в плечах.

— Он спас Фрину и Оласта, тех захватили работорговцы, а он разогнал их, — произнес с довольным видом Кристо.

— Не верю, — произнес трактирщик.

Я сидел сытый и с безразличием слушал их обсуждение моей персоны. Наверное, мой вид сейчас не внушал никакого уважения к себе.

— Ты посмотри, он похож на осеннюю муху, еле двигается, — произнес трактирщик и метнул в меня тряпку, которую держал до этого в руке.

Я поймал ее, не меняя позы, и положил на стол. Продолжая их рассматривать.

— А он мне нравится, — произнес трактирщик, — но надо посмотреть, на что он пригоден с мечом, — а потом обратился ко мне.

— Ты решил заняться искательством, судя по твоему внешнему виду. Некоторые думают, что нарядятся в старую кожу и они уже бывалые искатели. Но это не так. И новичков в группы берут без охоты. Тебе будут рады только в том случае, если ты что-то покажешь с мечом.

— А зачем мне вступать в чью-то группу? — Задал я вопрос.

— Как зачем, или ты думаешь что справишься со всем сам?

— До этих пор как-то справлялся, без каких либо групп или команд.

— Дело твое, но одиночки долго не живут, они просто пропадают.

— Не наседай на него, — произнес Кристо, — пусть осмотрится.

А потом обратился ко мне.

— Скольких орков ты зарубил у каравана.

— Восьмерых, — ответил я.

— Ты врешь! — Уверенно заявил трактирщик.

Мне его высказывания на мою некомпетентность уже надоели, поэтому я выдернул нож, который был прикреплен к бедру и провел три молниеносных разреза, в виде буквы «П», сразу же вернув его на место. Трактирщик успел увидеть мои действия, но отреагировать на них не успел. Когда он дернулся, я уже вернул нож на место. Но от его движений часть курточки надетой на него, от уровня шеи, отвисла вниз, открыв находящуюся под ней рубашку. Сидящий рядом с трактирщиком Кристо от смеха завалился с табурета хлопая себя руками по ляжкам, при этом проговаривая.

— Ну, что старина Грин, уделали тебя, довыделывался? Как ты мог так опозориться, теперь никто не скажет, что ты самый быстрый человек, в обращении с ножом.

— Как так, как ты так смог? — Растерянно спросил трактирщик, смотря на меня. Потом махнул рукой и произнес. — Ты как рысач объевшийся мяса после долгой голодовки, такой же на вид расслабленный и благодушный, но руку к тебе протягивать как и к нему нельзя, откусишь. — Потом посмотрел на свою куртку и спросил.

— Что мне с ней теперь делать? — И сам себе ответил. — Только выбросить, ни на что она теперь не годна. А ведь нравилась мне. Вот поганец. Кто ж знал, что ты такой быстрый. Если б я знал, не подначивал бы. Хорошо, что горло не перерезал. Но завтра с утра все равно, покажешь, что с мечами можешь.

После чего встал и пошел за стойку теребя порезанную куртку и качая головой. Кристо к этому времени уже уселся на лавку и произнес.

— За твоими выкрутасами весь зал следил и все всё слышали. Завтра много народу сбежится, посмотреть на тебя, ведь не каждый день рушат легенду.

— Какую легенду? — Недоуменно спросил я.

— Наш Грин, долгие годы был самым быстрым в обращение с ножом, никто не мог быстрее его выхватить нож. Пока кто-то доставал нож, он уже успевал свой приставить ему к горлу. А тут ты. Он не только не успел свой нож достать, он вообще ничего не успел, как ты его куртку порезал. Одним словом разрушил нашу легенду.

— Я не хотел, — ответил я.

Кристо на мой ответ, опять от смеха свалился с табурета. И через смех донеслось.

— Он не хотел! Он не хотел! Ха-ха-ха.

Я обвел взглядом зал. Больше половины из сидящих в зале, смотрели в нашу сторону, большинство с интересом.


Говорят, утро добрым не бывает. Я был с этим согласен. Когда я поднялся и спустился в зал, чтоб позавтракать, то обнаружил, что сесть негде. Даже столик, за которым вечером сидел я и тот был занят. По поводу увиденного, я обратился к Грину.

— У вас так всегда с утра зал забит, что постояльцам и присесть позавтракать негде.

— Нет, обычно с утра у нас пусто, народ стягивается к вечеру, это все из-за тебя.

— А я здесь причем? — Удивленно спросил я.

— Так все пришли посмотреть на то, как ты обращаешься с мечом. Как с ножом вчера видели. Ты носишь знак мастера фехтования, и он кивнул на мой палец, но молод. Против тебя встанет всем известный мастер, вот народ и собрался посмотреть разрушишь ты еще одну нашу легенду или не сможешь.

— Какую легенду на этот раз?

— Кристо, его уже более пятнадцати лет никто не может победить на мечах. Кстати за это его и выбрали главой нашего поселения.

— Так Кристо, глава поселения. И он лично будет меня проверять? — Недоверчиво спросил я.

— Конечно он. Он лучший, и он определит твой уровень лучше всех. У нас здесь не принято носить знаки отличия, при этом он снова показал взглядом на мое кольцо, но хороших мастерах меча знают все. Да и для тебя это лучший вариант, то что Кристо решил тебя проверить. Если пройдешь проверку, то тебя примет любой отряд. А без проверки ты будешь долго слоняться и доказывать, что ты что-то умеешь, чтобы тебя приняли.

— Почему все уверены, что мне необходимо вступать в отряд или примыкать к какой-то группе.

— Потому, что в диких землях по одному не выживают. Уезжать надо далеко, припасов брать много, кто-то должен сторожить коней, или их просто сожрут твари этих земель, а если что-то найдешь, это надо будет вывозить, а самому такое практически невозможно. Конечно, в поиски уходят и одиночки, но старые, опытные искатели, но и то, в одиночку они разыскивают перспективные места, для последующей их проверки отрядом. За это отряд им отдает долю найденного. Но ты здесь новичок, таким заниматься не сможешь. Понятно, почему все уверены, что ты будешь вступать в отряд?

— Понятно. — Протянул я.

— Завтракать будешь, или перед боем не ешь.

— Буду. Завтрак это завтрак, от него зависит, как проведешь свой день. — Ответил я серьезно.

— Смешной ты, — улыбаясь, заметил Грин.

Завтрак мне выставили прямо на стойку, а когда уже заканчивал есть, в зал вошел Кристо. Его появление снова было сопровождено радостными выкриками и приветствиями. Тот подошел ко мне, посмотрел на мои пустые тарелки и спросил.

— Ну, что готов?

— Готов, — со вздохом ответил я.

— Не переживай, — сказал Кристо, я не сильно тебя отделаю, я просто хочу определить твой уровень. — Иди, одевайся и выходи во двор, я тебя там буду ждать.

Я скептически посмотрел на него, думая о том, что мне делать. Я не хотел выделяться в диких землях. Но я уже вчера допустил промах, разрушив местную легенду о непобедимости Грина. Но это еще ничего, а вот как сделать так, чтобы не показывать своего уровня мастерства на мечах я не знал. Если я просто начну симулировать как с Рианой, то в какой-то момент наступит ситуация когда я потеряю контроль над телом и оно покажет само, на что я способен, а этого делать нельзя. Проиграть я ему в принципе не могу. Получается надо сделать так, чтоб моя победа не показала моего истинного мастерства. В бою с одним соперником такого уровня, мне ускоряться нет необходимости, поэтому надо выиграть на мастерстве и на нормальных скоростях. Поднявшись и одевшись, кафтан я не одевал, как и башлык, я направился во двор где уже собралась толпа зрителей. Но на бой взял не свою пару мечей, а один из трофейных, что у меня были. Свои не взял по той причине, что мог в бою срубить меч Кристо, и тогда возникнет вопрос, зачем имеющий в своей собственности такие мечи приехал в дикие земли. Когда я вышел во двор, Кристо осмотрел меня и спросил.

— Что ничего защитного одевать не будешь?

— Нет, — ответил я.

Тот еще раз посмотрел на меня, и задал еще один вопрос.

— Вчера мне сказали, ты был с двумя мечами, а сегодня у тебя один, почему?

— Два меча, для боя с группой. Один меч, для боя с одним противником.

— Раз ты готов, тогда давай начнем.

Бой начался предсказуемо. Кристо хотел первым своим выпадом выбить у меня меч. Но как он не был быстр, для моего нынешнего уровня его движения были медленными. Я просто немного поменял положение своего тела, а плоскость меча Кристо встретил плоскостью своего меча, отчего его удар ушел в сторону и вниз, а Кристо провалился в атаке. Я его контратаковать не стал, а стал выжидать его новой атаки. Он снова кинулся на меня, завертев мечом бабочку, пытаясь запутать меня и пройти мою защиту. Но я даже без ускорения был намного быстрей его, поэтому все его движения были для меня как в замедленной съемке, а мозг определял оптимальные точки соприкосновения. Наши мечи чуть задевали друг друга, но все выпады Кристо уходили в сторону, он проваливался. Я так и не атаковал его, хотя моментов было уйма. Он еще несколько минут атаковал меня, а потом остановился, отошел к краю круга и почесав затылок произнес.

— Я чувствую себя рядом с тобой учеником, которого мудрый учитель тыкает носом в его несовершенство. Как ты это делаешь. Я когда-то сталкивался в бою с мечником, он двигался намного быстрей тебя, но и тогда я мог ему противостоять, а с тобой я чувствую себя неумехой, ты даже, ни одного моего удара не принял на свой меч, ты все время уводишь мой в сторону, и не атаковал, ни одного раза. Атакуй меня, я еще хочу увидеть и твою атаку.

— Как скажешь, — пожал я плечами.

Мы снова стали друг против друга. На этот раз в атаку пошел я, но тоже не ускоряясь. Кристо, попробовал отбить мой выпад, но я снова плоскостью меча захватил плоскость его меча, прокрутив руку, кончиком своего меча, нанес несильный удар у самой крестовины его меча отчего он потерял меч. Меч у него с руки вылетел и упал. Кристо недоуменно смотрел на свою руку, потом перевел взгляд на лежащий меч и произнес.

— Ты потрясающий мастер фехтования, такого мастерства я еще не встречал.

Молчаливо стоящая вокруг толпа зашумела. Кристо поднял свой меч и позвал меня с собой.

— Пошли, обмоем это дело, не каждый день сталкиваешься с человеком, чье мастерство выше твоего. — Потом обратился к стоящему недалеко Грину. — Ну как он тебе, вчера он разрушил твою легенду, а сегодня мою.

Идя следом за Кристо, я думал, да «потрясающий мастер фехтования», интересно, что бы он сказал, если б узнал, что бился с мастером мечников. Был бы этот поединок между нами вообще? Но раскрываться я не хотел и перстень демонстрировать тоже. Мастер фехтования это одно, а мастер мечников это совсем другое. Хоть я и надеялся, что меня потеряли, и за мной никто из моих прошлых недругов не следует, но лучше перестраховаться. Пусть мечник Дим и Волх останутся там, в «цивилизованных» странах, а здесь пусть будет мастер фехтования Слав. Входя в таверну, я обернулся, и среди стоящей толпы зрителей, заметил Оласта, улыбнувшегося мне, и махнувшего рукой, когда он увидел направленный на него мой взгляд.

Зайдя, мы уселись за тот же столик, где я сидел вчера.

— Откуда ты такой, — задал вопрос Кристо.

— С кантонов, — односложно ответил я.

Тот подождал продолжения рассказа от меня, но не дождавшись произнес.

— Если не желаешь рассказывать о своем прошлом, это твое дело. Здесь многие такие, кто начал жизнь заново, отбросив все, что было до прихода в дикие земли. Кто-то скрывается за совершенные преступления, при этом он пристально смотрел на меня, кто-то пришел сюда подзаработать. У нас не принято выпытывать прошлое. Захочешь сам расскажешь, дело твое. Но все равно желательно знать о тебе хоть что-то. — И он замолчал.

Я обдумал сказанное им и ответил.

— Я не совершал никаких преступлений. Просто выполняя один контракт высокопоставленного лица, перешел дорогу другому. Этим очень его разозлив, теперь приходится скрываться.

— Бывает, — заметил Грин. — Перейти дорогу кому-то из высокородных легко, избежать мести трудно. Если ты думаешь, что уйдя в дикие земли, ты убежал от проблем, то это зря. Это только название «дикие земли», из-за того, что здесь нет устоявшейся власти, на самом деле здесь проживает очень много народа. Живут общинами, как мы, кланами, небольшими родами. Кто-то считает определенные земли своими и не пускает на них никого, кто-то кочует. Есть подобия баронств, только они никем не признаны и их права документально не подтверждены.

— А у вас община, и ты ее глава. — Посмотрев на Кристо утвердительно произнес я.

— Да, глава. Уже двенадцать лет. — Произнес Кристо. — Так зачем ты прибыл в дикие земли? — Задал он вопрос.

— Скрыться на время, и заняться розыском артефактов древних, — ответил я.

— Сколько будешь скрываться? — С интересом спросил он.

— Где-то на год, потом мне надо будет вернуться.

— Ну что ж, ты себя хорошо показал, теперь тебе надо определиться к кому ты присоединишься, с кем будишь ходить в исследовательские походы. Вопросы есть?

— Есть? А почему у вас в поселке не видно женщин?

Кристо с улыбкой посмотрел на меня и поинтересовался.

— Женщину хочешь?

— Нет, просто как-то необычно, я ведь точно знаю, что они есть, одна уж точно. Ведь с Оластом я привозил и Фрину.

Тот внимательно смотря на меня, ответил.

— Женщин у нас мало, и все они с кем-то живут. Чтобы не возникало конфликтов очень редко покидают жилище. Детей у нас еще меньше. Фрина моя дочь и не вздумай ее трогать. — Напряженно ответил он.

— Нет, — ответил я и поднял руки в жесте отрицания, — ты меня не так понял, я пытаюсь понять структуру вашей общины.

— А-а, — с облегчением протянул он, — тогда слушай…

Глава 2

Бар Кардос закончил просматривать бумаги, поднял взгляд на стоящего перед ним и сухо произнес.

— Докладывай.

— Мы его потеряли, он растворился, последние данные о нем были с границы между Глосом и кантонами. После захода на территорию кантонов он исчез.

— Все-таки за ним стоит кто-то из кантонов, но это не граф Кирасский, это мы точно знаем. Установили, что ему надо было у мэтра Париуса?

— По тем сведениям, что мы располагаем, он должен был ему что-то передать.

— Что он должен был передать, и откуда он взялся на заставе? Официальную версию мы знаем, что там выжил ученик мечника, но нападение Сигров было масштабным, его отбили, фактически силами заставы. Может быть, он не случайно появился на ней?

— Возможно. Мы получили сведения, что на него начали охоту вампиры, это решение их магического ковена. Он и им успел перейти дорогу. Они охотились за каким-то артефактом, чтоб его получить задействовали фитарх. Он его уничтожил.

— Даже так? Протянул Бар Кардос.

— Они сформировали новый, особый фитарх, перед которым была поставлена задача найти его и доставить в ковен. Они прошли по его следу. Фитарх ушел в дикие земли и пропал.

— Почему они последовали в дикие земли?

— Они в Рудазе нашли частицы его крови. В фитархе есть сильный маг крови он смог выстроить поисковую форму, она их повела в дикие земли.

— Откуда его кровь в Рудазе?

— У него там было сражение по праву силы с представителем барона Камола, с мастером мечников, он победил, но был ранен.

— Значит, победил мастера мечника? Получается он минимум сам мастер мечник. Почему вы не задействовали его кровь в поисках?

— Мы о наличии крови узнали поздно, ее успели забрать до нас.

— Вы прошли по его следам до диких земель?

— Его следов нет. Ни один из выезжающих в дикие земли, в интересующий нас период, не попадет под его описание.

— Мог Париус изменить его внешность?

— Мог, но не сильно, для этого у него не было времени.

— Ковен послал новый фитарх за ним?

— Нет.

— Почему, они потеряли к нему интерес?

— Нет. Его кровь больше не действует.

— Он погиб?

— По тем сведениям, что нам известны, маги крови ковена пришли к выводу, что у него изменилась кровь, но он жив. Теперь, чтобы его найти, надо образцы его новой крови.

— Выходит, что он поменял внешность, а потом изменил кровь. Кто он тогда такой?

— По всем сведениям чистокровный человек. Но как он это сделал непонятно.

— Мне он нужен, даешь всем задание докладывать о всех новых мастерах мечников, обрабатываешь поступившую информацию, и если будут совпадения с ним, сразу докладываешь. Все понятно?

— Да, Бар Кардос.

— Тогда приступай. Нет, постой. — Произнес он и опустив глаза к полу, о чем-то задумался, потом подняв глаза произнес. — Направь в дикие земли Сармала.

— Но он у нас единственный мастер мечников в службе, а если возникнет в нем необходимость?

— Ты слышал мой приказ, — ледяным тоном произнес Кардос, — выполняй. Поставь перед ним задачу найти этого мастера Дима.


Через время, после произошедшего в империи разговора, в королевстве Лесалы:

— Бар Птина, как так получилось, что ваша группа потеряла заинтересовавшего меня человека?

— Мы не были готовы к такому, моя королева.

— Ты же сама дала его характеристику. Сама сделала выводы о его необычайных возможностях.

— Да, я как видящая, могу констатировать, что он молод, еще не вышел из подросткового возраста, об этом говорит его аура. Но его центр был закрыт мощным артефактом, установить его полные возможности я не смогла. Обладал ли он силой не ясно, но из того, что известно, то можно предположить, что да. Ведь он как-то убивал магов.

— Этому мог способствовать имеющийся у него артефакт.

— Не спорю, мог. Но то, что он вытворил в крепости, артефактом не объяснишь. Там он убил девять магов. Он там уложил шестьдесят восемь воинов и все это, за какие-то мгновения.

— Мастер мечников, что ты хочешь, недооценили его.

— Он появился из диких земель и ушел туда.

— Откуда это известно.

— Ему не простили фитарх. Ковен направил новый. Те, используя магию крови, пошли по его следу. Он их повел в дикие земли. Фитарх, который направили за ним, вошел в дикие земли и пропал.

— Значит он в диких землях. Откуда пришел, туда и ушел. Будем посылать за ним?

— Он, по всей видимости, поменял внешность, как он сейчас выглядит, мы не знаем. Как его искать, тоже не знаем.

— Дай задание агентуре собирать сведения о всех необычных мастерах, может, сможешь его вычислить. Как вы упустили такой экземпляр?

На последний вопрос королевы Бар Птина, не ответила, она просто опустила глаза, признавая свою ошибку.

— Как думаешь, с чем связан интерес Кардоса к Волху. Если бы это была простая месть, его бы просто убрали. Так нет, перед внешней службой империи поставлена задача захватить его живым. Зачем он ему понадобился. Бар Кардос не та личность которая будет просто так тратить свои ресурсы.

— С чем связан его интерес мы не выяснили.

— Наш осведомитель все также близок к нему?

— Да, Бар Кардос посещает ее.

— Поставь задачу, пусть займется выяснением этого вопроса. — Помолчав о чем-то размышляя, королева добавила, — и пошли следопыта в дикие земли, не мог такой человек исчезнуть не оставив следов, пусть разузнает все что можно.

— Но нам неизвестны его нынешние приметы.

— Пусть ориентируется на поступки.


Я открыл глаза и стал осматриваться насколько был способен. Поле зрения было небольшое, голову я практически не мог повернуть. Ее можно было чуть сдвинуть, насколько позволяла растягиваясь моя кожа головы, поэтому угол обзора и был таким небольшим, совсем чуть больше чем могли охватить глаза. Я полулежал на камне, если это конечно был камень, который стоял под небольшим углом. При этом я не был ни привязан веревкой, ни пристегнут цепями, это определил сразу как очнулся. Но было такое впечатление что я был приклеен к своему ложу или впаян в него. Боли от этого не было, если не пытаться пошевелиться. Уже шли пятые сутки как я находился в таком состоянии. За это время этот сумасшедший, что нас захватил, уже расправился с двумя оставшимися магами вампиров. Сегодня, судя по его монологу он решил заняться мной.

Судьба преподносит неожиданные подарки, все было хорошо первые два месяца, как я остановился в поселении вольных искателей. После памятного разговора с Кристо и Грином, которые фактически были его руководителями, стал присматриваться к окружающим. Подыскивать себе отряд с которым можно будет ходить в искательские походы. По истечении небольшого периода времени остановился на небольшой группе из трех человек. Это был Оласт с двумя друзьями, Ранисом и Сноком. Совсем молодая группа, которая совсем недавно стала уходить в самостоятельные поиски. Меня они привлекли тем, что в этой группе мне не надо было ни под кого подстраиваться, фактически я становился одним из лидеров. И мой выбор понравился Кристо. Он узнав на ком я остановил свой выбор, сказал.

— Хорошо что решил ходить с ними, они выросли в диких землях, о ее обитателях знают чуть ли не больше чем все остальные, знают методы поиска, вот только защищенность группы была никакая. Теперь если в нее войдешь ты, то их группа подымится по своим качествам до уровня лучших, а станет она лучшей или нет, покажет время.

Лежа на камне, стал вспоминать события, приведшие меня к нынешнему моему состоянию.

Оласт был заводилой этой группы. Свой первый выход мы осуществили через восемь дней, как я прибыл в их поселок. Оказывается, у них уже был план куда идти, но до моего появления они не рискнули туда направиться из-за того, что в том направление была необходимость пересечь пространство охотничьей зоны зергов. Мне показали рисунок изображающий зергов и дали описание. Зерги были похожи на наших крокодилов, только обитали в степной зоне. Они были покрыты роговыми пластинами по всему телу, по хребту был высокий костяной гребень, лапы были снабжены острыми и длинными когтями. Бегали они очень быстро и нападали стаями. Размерами были три-четыре метра, весом около полутоны. Рот снабжен острыми иглообразными зубами. Слабыми местами у этих тварей были выступающие глаза, внутренняя сторона сочленения передних лап, которые были расположены по бокам как у пресмыкающихся и при открытии пасти, связывающие ее мышцы. Стаи были небольшими, стоило подранить одного из зергов остальные охоту прекращали и бросались на раненного добивая его.

Первый выезд прошел без эксцессов. Отъехав от поселка по дороге на расстояние нескольких километров, свернули в сторону по еле заметной тропе. А дальше двигались по ориентирам нанесенных на самодельную карту имеющуюся у моих новых напарников. Местность была открытая, видно было далеко, но встречались не просматриваемые участки скрытые небольшими холмами. Были и овраги, которые тоже могли скрывать опасность. Поэтому мы передвигались осторожно, постоянно осматриваясь вокруг. Весь день прошел в движении, мы не останавливались даже для того, что бы перекусить, у всех были заранее приготовленные продукты, которые и ели, запивая водой из фляг. Когда начало темнеть остановились на ночлег. Место выбрали на возвышенности. При устройстве места для ночлега, я первый раз в этом мире видел применение сигнальных амулетов. Оласт по периметру стоянки, метров за десять до центра воткнул пять колышков, похожих на солнечные фонарики для сада и один побольше в центре, возле нас. Я смотрел на его действия с интересом. Обратив внимание на мой интерес, тот пояснил.

— Это слабые амулеты, они почувствуют любое приближение к стоянке всего метров за пятьдесят. Станут светиться, а центральный будет мигать. Извини, но защитных амулетов у нас нет, они очень дороги. Так что спать надо в пол глаза и быть готовым к отражению нападения в любой момент. Но в этих местах не должно быть ночных хищников. Все-таки это территория зергов, а они дневные хищники. И на свою охотничью территорию никого не допускают. Ночь прошла спокойно, а после того как позавтракали мы тронулись дальше. Нам пришлось провести еще одну ночь под открытым небом, пока мы добрались до пункта своего назначения. Место куда мы прибыли когда-то было по все видимости величественным. Оно находилось на небольшом ровном участке окруженное холмами. Даже те остатки которые здесь были поражали величиной блоков из которых состояли. Приблизившись, нам стало ясно что здесь уже похозяйничали до нас. Были заметны следы свежих разрывов и кучи вытащенной земли.

— Откуда вы узнали об этих развалинах, — поинтересовался я.

Оласт смущаясь, ответил.

— Мне ориентиры этого места дал один мой знакомый, он сообщил, что они возвращались с дальнего поиска и случайно на них наткнулись. Он сказал, что они были уставшими и нагруженными, поэтому долго здесь не задержались и больше сюда не возвращались. Их старший группы, посчитал, это место не имеющим перспектив. Они здесь ничего стоящего не нашли.

— А почему ты решил, что мы что-то найдем, — задал я вопрос.

— Ну, начинать с чего-то надо. Если здесь ничего не найдем, поедем дальше, до следующего места на карте. — Ответил он.

— Дай посмотреть твою карту, — попросил я.

Оласт с неохотой протянул мне свою самодельную карту. Я снял свой сундук и достал имеющуюся у меня карту, присел и стал их сравнивать. У Оласта увидевшего мою карту вырвался вздох восхищения, после чего все трое, подтянулись ко мне и стали через мою голову заглядывать в карту. А я сравнивая карты пытался понять нанесенные на мою карту знаки. Найдя по ориентирам на местности, соответствующее место на своей карте увидел значок в виде кружечка с небольшими расходящимися лучами, такими, как дети изображают солнышко. На карте было еще три таких значка, но недалеко от этого места где мы находились, был нанесен знак в виде треугольника с вписанным в него кругом. Не вставая, я поднял голову и сказал.

— Тогда исследуем эти руины, а потом давай двинемся сюда, и указал на этот треугольник, посмотрим, что было там.

— Конечно, а можно и прямо сейчас двинуться туда, это судя по карте недалеко отсюда. — Воодушевленно проговорил Оласт. — А откуда у тебя такая карта?

— Купил, — пожав плечами ответил я.

— Но это же, наверное, очень дорого, — изумленно воскликнул он.

Я после того как покинул заставу, в деньгах не нуждался, поэтому стоимость карты для меня была не слишком высока. Но если учитывать, что хорошо поесть можно было за пару медяков, а отличный конь стоил в районе одного золотого, то та сумма, которую я отдал за карту, была для этого мира огромной. Все эти размышления промелькнули в моей голове в одно мгновение. И я ответил.

— Но ведь я сюда ехал для исследований, а не просто поездить по окрестностям. И в карту деньги вложил не просто так, а для того, чтобы можно было найти что-то стоящее. Чтобы на найденном можно было заработать.

— И сколько ты потребуешь в свою долю, если мы что-то найдем по ориентирам на твоей карте?

— Как мы первоначально и договорились, будем делить поровну. Но если подтвердится полезность моей карты, то думаю, будет справедливо одну долю давать за карту.

— Мы согласны, — с воодушевлением ответил за всех Оласт, а его друзья в подтверждение закивали головами.

— Но думаю, спешить уезжать отсюда не следует, раз уже приехали сюда, то давайте исследуем эти развалины.

С этим тоже все согласились и мы, стреножив коней и разбив небольшой лагерь направились на изучение развалин.

От древнего сооружения остался только цокольный этаж, обойдя который по кругу, стало понятно, что когда-то это было девятиугольное здание. И каждый угол имел свой выступ. Если нанести его вид сверху, то, наверное, получилось бы фигура из трех наложенных друг на друга треугольников, и из каждого угла выступал небольшой луч. В принципе оно было очень похоже на тот знак, который был нанесен на карте. Хотелось бы еще знать, что это такое было. Обойдя вокруг этого сооружения, мы остановились возле единственного места, где можно было попасть внутрь. Места остальных входов, которые просматривались по архитектурным особенностям, были завалены остатками стен, когда-то возвышавшихся над этой постройкой. Постояв, мы не спеша двинулись вовнутрь сооружения.

— Здесь не должно быть активных ловушек или защитных систем, здание старое и тем более до нас в него уже входили. — Убедительным тоном произнес Оласт.

На входе, на боковых стенах я заметил нанесенные в овальные рамки знаки. Но они были изображены как-то странно. В овальной рамке, вытянутой вертикально центр был разделен прямой чертой не касающейся самой рамки, а по обе стороны к этой черте были прикреплены знаки, по пять штук с каждой стороны. В рамках были разные изображения, только некоторые знаки в них совпадали. Но самое интересное что в знаках были видны очень слабые остатки энергий, значит когда-то они светились силой. Чуть дальше от входа было темно, поэтому мы подожгли заранее подготовленные факела и стали углубляться в здание. Вдоль прохода, по которому мы передвигались, друг напротив друга находились проемы ведущие в другие помещения. Мы посещали каждое, но все они были пусты и судя по всему уже давно. Так посещая все встречающиеся помещения мы вышли к центру строения. Центр представлял собой круглое помещение, вдоль стен которого просматривалось еще восемь выходов, аналогичных такому же из которого мы вышли. Между ними угадывались лестничные проемы, но они были завалены, о их назначении указывали только выступающие из под завалов ступени. Посоветовавшись мы решили не заходить в каждый проход всем вместе, а распределиться. Каждый взялся осматривать один из проходов и находящиеся в нем помещения, и только в случае обнаружения чего-то заслуживающего внимания решили звать остальных. Пометив проход, из которого мы вышли, стали осматривать следующие за ним по очереди.

После входа в очередное помещение, в отведенном мне проходе у меня погас факел. Пока возился с подготовкой к розжигу нового факела, обратил внимание, что я и так вижу окружающее меня пространство. И чем больше проходило времени после того как погас факел, тем лучше становилась видимость. Передумав разжигать новый, стал ждать что будет дальше. Через время адаптация зрения закончилась. Я мог видеть вокруг, но не четко и в черно-белых цветах. Того света, что попадал сюда из других проходов от горящих факелов для меня было достаточно. Способность видеть в такой темноте меня поразила, не зря на земле читал что человеческий глаз способен зафиксировать даже один фотон.

Без факела открылась еще одна особенность, стали видны места где когда-то были использованы знаки, следы сил. Дальше я пошел без факела. В одном из помещений обнаружил раскоп. Кто-то вскрыл пол, и в нем осталось углубление, а рядом куча вытащенного грунта. Заглянув в яму, ничего интересного в ней не увидел. Мне было интересно, как те, кто был здесь до нас, ориентировались в поисках, как-то они же должны были определять, где копать, где долбить стены, попадались помещения с выдолбленными участками стен. Этот вопрос решил выяснить у Оласта как только соберемся все вместе. Уже направляясь к выходу из помещения, бросил взгляд на отвал земли и заметил слабое свечение. Вернулся, и стал копаться в отвале, ища предмет, который испускал свет. Свет исходил из куска слежавшейся почвы, который я поднял и разбил о пол. Из расколовшегося на две части куска выпали браслет и медальон, а на внутренних стенках остались выемки, от выпавших предметов. Слабый свет исходил от медальона, браслет вообще не отсвечивал и был изготовлен из непонятного, но не драгоценного металла. Это была моя первая находка в диких землях, я не знал, представляют они какую-то ценность или нет, но забрал их с собой.

Когда вышел из своего прохода, товарищи Оласта уже тоже находились здесь. Дождавшись, выходя Оласта, сразу задал вопрос.

— А как вы ориентируетесь, что брать, что представляет ценность, а что не представляет ценности.

— Вообще-то забираем все ценное и артефакты.

— Как определяете артефакты и как их вообще находят? В помещениях местами взломаны стены, явно не просто так. Как-то же тот кто их взламывал определил что за ними что-то есть?

— Есть поисковые артефакты, они указывают на место нахождения артефактов или охранных контуров. Но за контурами не всегда имеются артефакты или ценности. Но у нас такого артефакта нет. — Понуро ответил Оласт.

— И как мы будем искать, — заинтересованно спросил я.

— Будем собирать все что найдем. В поселке можно будет проверить артефакт найденное или нет, ну а если попадутся драгоценности, то и так понятно что их надо забирать с собой.

— Вот, что ты скажешь об этом. — Спросил я и протянул Оласту найденные предметы.

Тот, осмотрев их, произнес.

— Они могут быть и артефактами, ничего не скажу, но то что они не драгоценные и так понятно. Вернемся в поселок, проверим.

Дальнейшие наши поиски в этом строении ни к чему не привели, если тут когда-то что-то и было, то это нашли и утащили давно до нашего приезда. Поиски мы закончили поздно вечером, поэтому в это день никуда двигаться не стали, а остались ночевать здесь же. Я сходил, перерисовал себе рамки со знаками, нанесенными на стены при входе. Решил делать зарисовки всех встреченных изображений знаков. Мои спутники мои действия видели, но ничего спрашивать не стали.

К месту, отмеченному на карте треугольником, мы добрались во второй половине дня. Но никаких развалин или сооружений не увидели. Мои спутники скептически посмотрели на меня. Я еще раз сверился с ориентирами вокруг и имеющимися на карте. Получалось, что это и есть то место, которое указано на карте. Поэтому предложил.

— Давайте поищем вокруг, что-то неприродного происхождения, что-то же на карте здесь отмечено.

Мы разъехались и стали кружить вокруг этого места. Я пробовал посмотреть на землю вокруг, используя свою возможность видеть силы. Никаких форм или их следов я не обнаружил. Мое занятие прервал крик Оласта.

— Езжайте сюда, я что-то нашел.

Еще на подъезде к тому месту где стоял Оласт, а он стоял на невысоком холмике, я обратил внимание что рядом с ним вверх уходит жгут бледных разноцветных потоков, как от прожектора поднятого вверх. Но этот поток терялся вверху или на каком-то расстоянии я его переставал видеть. Подъехав ближе, понял что этот поток исходит из круглой каменной площадки. Мы все собрались возле нее и стали рассматривать. Было понятно, что она искусственного происхождения, но ее назначение нам было непонятно.

— Может это и есть то, что изображено на карте, — спросил Оласт. — Тогда нам здесь делать нечего, эта плита нам не пригодится.

Я был с ним полностью согласен, но было жалко потраченного времени. Я, теряя надежду, стал объезжать плиту по кругу, всматриваясь в землю, и в одном месте увидел следы форм.

— Давайте попробуем здесь покопать, — предложил я, указывая вниз.

— Зачем? — Последовал вопрос от Оласта.

— Время есть давай попробуем, — настойчиво повторил я.

С неохотой, но Оласт согласился. Мы стали раскапывать холм. Когда уже углубились почти на метр, Оласт стал настаивать чтобы мы прекратили это «бессмысленное занятие». Но следы силы стали четче, и я уговорил прокопать еще немного. Буквально углубившись еще на штык, лопата уперлась в камень, на котором просматривался нанесенный на него узор. Это вдохновила моих спутников и работа закипела с новой силой. Мы работали весь остаток дня и половину следующего, когда стало понятно, что мы нашли целое строение. Холм под слоем земли скрывал, круглое, куполообразное сооружение. А в месте, где мы вкопались, просматривались контуры входа, и он был закрыт плитой. Но наличие плиты нас не остановило. Докопавшись до самого низа плиты, мы стали пробовать ее разбивать. Из инструментов у нас с собой было четыре лопаты, два кайла, одна кувалда и штырь, прикрепленный к палке. Попробовав сначала разбить плиту закрывающую вход кайлом, мы все же потом остановились на кувалде и стали по очереди долбить перекрывающую вход каменную дверь. Сначала казалось что результата нет, но через время плита треснула, а потом стала колоться на куски. Очистив проход мы осторожно заглянули вовнутрь. Внутри было небольшое помещение, в центре которого также находилась круглая и плоская каменная площадка, но на ней стояло какое-то сооружение, и видимый мной поток, выходя из нижней площадки, уходил вверх, проходя через него. Получалось, что поток пронизывает это сооружение и уходит через верхнюю площадку в небеса. Чтобы это значило, мне было не понятно. Отвлек меня от размышлений возглас Оласта и одного из парней, которые синхронно выдохнули.

— Ух-ты, артефакт древних.

— Вы знаете, что это такое, — поинтересовался я.

— Нет, — ответил мне Оласт, — но это не имеет никакого значения, мы его все равно не сможем продать.

Мы подошли ближе и стали рассматривать артефакт. Сооружение оказалось разборным, нижняя часть представляла собой подставку-треногу, а верхняя диск с выемками расположенными по его окружности. Мы забрали и подставку и диск. Из-за цветного потока, бьющего с пола в потолок, я ничего не смог увидеть в этом помещении. Если здесь и были какие-то следы форм, то их глушил поток.

Обратная дорога прошла без каких либо происшествий. И хотя мои спутники были воодушевлены первым походом и найденным артефактом, меня он не вдохновил как и встретившего нас Кристо. Тот рассмотрел привезенный нами артефакт, пожал плечами и заявил.

— Понятия не имею, что это такое. Но раз было в сооружении древних, значит какой-то артефакт, приедет скупщик посмотрит и сообщит, стоит ли это чего-то или нет.

А когда я ему показал найденные мной браслет и медальон, тот повертев их в руках, поднес к ним вынутый из кармана амулет, в виде бронзового диска диаметром около четырех сантиметров, в центре которого был вмонтирован небольшой кристалл. Кристалл на диске при его поднесении к медальону засветился, а на браслет никак не отреагировал.

— Это можно будет продать, сообщил мне Кристо, указывая на медальон, а браслет оставь себе на память о первом выходе, он все равно никакой ценности не представляет.

После его слов я хотел вообще выбросить браслет, остановило меня только то, что при пристальном разглядывании браслета, на его внутренней стороне заметил цепочку нанесенных знаков, которые соответствовали тем, из которых составляются формы. Они были настолько микроскопические, что я их заметил только сейчас, когда принялся его рассматривать и задействовал новые возможности своего зрения. Поэтому я поменял свое первоначальное намерение выкинуть найденный браслет чтобы не таскать с собой еще и всякое барахло и положил его в сундук, в открытый отдел, где обычно помещал продукты и некоторые вещи чтобы скрыть наличие пространственных отделов.

Второй наш выход был через несколько дней отдыха и подготовки. Подготовка заключалась в приобретении продуктов и заготовке факелов. Целью мы также выбрали место предложенное Оластом, но на моей карте оно тоже было обозначено. Если первый раз мы уходили на неделю, то нынешний наш выход планировался дней на десять-двенадцать, это зависело уже от времени потраченных именно на поиски, а не на дорогу. В этот раз наша поездка прошла не так гладко как первая, на третий день мы почти одновременно заметили, что в нашу сторону несется стая рептилий.

— Зерги, — воскликнули мои спутники и пустились в галоп.

Но наши преследователи от нас не только не отставали, но и приближались. Помня, что мне, когда рассказывали о зергах, было указано что при ранении одного из них вся стая бросает дальнейшую охоту, я спрыгнул с коня и стал ждать приближение стаи. Но остальные не остановились и стали удаляться и мои кони последовали за ними следом. Я остался один, но страха не было. Взяв мечи в руки, я приготовился к столкновению. Зерги преследовали нас выстроившись в линию. Первого из зергов бросившегося на меня я рубанул мечом, и попытался проскочить сквозь их строй. Но как я не был быстр мне этого не удалось, так как они все одновременно ринулись на меня. Уклоняясь от бежавшего рядом с пораженным мной, я и его зацепил, но третий врезался в меня с боку и своей массой сбил с ног, хоть сам и не смог меня схватить. Зато следующий из стаи схватил меня за ногу и стал трепать как куклу. Ощущения были паршивые, я уже пожалел что переоценил свои силы и остался. Я пытался извернуться, чтобы достать мечом и этого, но в этот момент меня просто бросили. А приподнявшись и оглянувшись, увидел что вся стая бросилась на раненых мною и стала их рвать. Я не стал дожидаться пока они закончат это дело и припустил в сторону в которой скрылись мои спутники. Поднявшись на очередной холм, увидел их остановившихся и оглядывающихся. Они так и остались стоять, ожидая моего приближения. А когда приблизился, Оласт возмущенно высказался.

— Ты что умалишенный? Кто зергам противостоит на открытой местности, ведь они атакуют все вместе, и даже если ты кого-то успеешь ранить, то и тебя зацепят, а почувствовав твою кровь, они и тебя будут рвать, как и своего раненного. Их заманивают в узкие мета, тогда они выстраиваются в колону. Вот первого и подранивают, а потом бросаются наутек, а зерги бегущие за первым, раненым, нападают на него и начинают его рвать. Вот так и получается оторваться от охотившейся стаи. Кстати, а как ты ушел, что с зергами?

— Рвут своих.

— Ты успел кого-то ранить?

— Да, двоих.

— А как сам смог не пострадать?

— А-а. — Протянул я и махнув огорченно рукой, злясь на свою самонадеянность. — Поехали дальше.

— Поехали, — не стал возражать и дальше меня расспрашивать Оласт.

Когда мы достигли цели своего путешествия, оказалось, что здесь когда-то был ряд строений от которых теперь остались одни руины. Я с недоумением осмотрел место предстоящих поисков, и было от чего. Руины были в очень плачевном состоянии и везде присутствовали следы раскопов. Кто-то здесь уже хорошо покопался.

— Что и как мы будем искать? — Задал я вопрос.

— Драгоценности, артефакты. Ответил Оласт, а потом неуверенно продолжил, — будем простукивать, искать щупом.

Я скептически посмотрел на него, но такой взгляд на него кинул не только я, но и остальные наши спутники. Но делать было нечего, мы разбили лагерь и приступили к поискам. Мы провозились три дня, но все что нашли, было небольшое количество серебра. Я его нашел по остаточным следам от форм. На стене увидел следы и стал ее разбивать. Оказалось, что в этом месте был тайник, но он практически был пуст. В нем в пыли лежала всего горсть серебра.

— Деньги древних, — сделал заключение Оласт, — их можно хорошо продать.

— И как хорошо? — Поинтересовался я.

— За каждую дадут не менее четырех серебряных.

Монет было четырнадцать штук. Получалось, что можно выручить почти три золотых. Меня такой результат не порадовал. А больше мы на этом месте ничего не нашли. Продукты, взятые нами с собой уже подходили к концу, необходимо было возвращаться. Поэтому мы прекратили бессмысленные поиски и поехали назад, в поселок. По дороге назад стали обсуждать дальнейшие свои планы. Решили следующую свою вылазку осуществить на объект, который отсутствует на карте Оласта, но имеется на моей. В поселке пробыли три дня, запаслись продуктами, по моей карте выбрали место где будем заниматься поисками и выехали.

В этот раз мы двигались в противоположную сторону от своих первоначальных вылазок. На третий день пути местность изменилась. Вместо сплошной холмистой степи перед нами предстали каменные россыпи, небольшие скальные выступы и стали встречаться рощицы, которые произрастали в низинах где почва была более влажная. Дальность обзора уменьшилась. Двигались мы более осторожно чем в степи, так как Оласт поставил нас в известность что в этих местах водятся скворги. Он показал для меня рисунок скворга и дал его описание. Скворг был похож по фигуре на французского бульдога, такая же большая голова и такие же кривые ноги, но этим схожесть и ограничивалась. По величине он не уступал кавказкой овчарке. Рот этой бестии был снабжен большим количеством зубов, расположенным в несколько рядов, которые были треугольными, как у акулы, и такие же острые. Еще у него был длинный тонкий хвост, оканчивающийся костяной булавой. Со слов Оласта, они очень быстро бегали и хорошо лазили по камням. А хвост использовали как оружие. Им они наносили удары своему противнику. Эти твари тоже охотились стаями, но в отличие от зергов на своих раненых не набрасывались, а до последнего преследовали выбранную жертву. Но зато в отличие от зергов, шкура у них была обычная, и их не трудно было поранить, необходимо было только беречься зубов, которые резали не хуже ножей, и хвоста. Что радовало в скворгах, так это то что у них был паршивый нюх, зато было отличное зрение. Чтобы от них уберечься необходимо было не попасться им на глаза. Наши меры предосторожности дали свои результаты, мы несколько раз видели небольшие группы скворгов, но они нас не заметили. Мы беспрепятственно достигли своей конечной цели.

Прибыв на место указанное на карте мы ничего не обнаружили. Подозревая что мы могли ошибиться с ориентирами на местности, мы нашли закрытую со всех сторон, в том числе и сверху скальную выемку и оборудовали в ней временный лагерь, где остался один из наших спутников с лошадьми. А остальные стали обследовать прилегающие территории в поисках указанных на моей карте сооружений.

Занимаясь поисками, я вспомнил как мне жаловался Королан, на свою карту, по которой искал центр древних магов, и как его не мог найти. И как нашелся разыскиваемый центр, вход в который был замаскирован под скальную стену. Поэтому окружающее пространство я рассматривал пристальным взглядом, в том состоянии, в котором мог видеть следы форм. Но то, что мы разыскивали, нашел не я и даже не Оласт, его нашел третий наш спутник, Ранис. Так как шуметь было нельзя, то определились каждые четыре часа собираться на оборудованной стоянке. Когда я туда вернулся, все остальные уже были в сборе. При моем появлении Оласт, возбужденно и радостно заявил.

— Ранис нашел, это тут рядом. Остановиться можно прямо там, так, что давайте переместимся туда и там уже перекусим и примемся за поиски.

То, что мы искали и правда было недалеко от того места где мы остановились. Всего в метрах пятистах. Это был вырезанный в невысоком скальном выступе проем. Перед ним угадывалась мощенная камнями дорога, которая сейчас был скрыта под каменной крошкой и нанесенной землей. Пройдя в проем мы оказались в квадратном зале, из которого в три стороны вели дверные проемы. Сами каменные двери не были разбиты, они стояли полуоткрытые. Перекусив, мы принялись за поиски. Радовало то, что это место давно не посещалось. Оставляемые нами следы на большом слое пыли свидетельствовали, что мы первые посетили этого места за очень большой промежуток времени. На поиски «сокровищ» мы потратили почти неделю, благо продуктов запасли достаточно. Результатами поисков мои спутники были довольны, а меня они снова не радовали. Да, мы разыскали множество всякой дребедени. Была посуда из неизвестных материалов, были непонятного назначения предметы, но практически не было ценностей из благородных материалов и не нашли ничего такого, которое я бы мог отнести к артефактам.

Хоть Оласт видя мое скептическое настроение в отношении наших находок и пытался поднять его мне, утверждая что среди найденного нами хлама могут быть и артефакты, но это можно будет определить только в поселке с помощью амулета распознания. Мне почему-то наш выезд в это место казался неудачным. Мои спутники доказывали, что даже это барахло, можно выгодно сбыть и получить за него хорошие деньги. Но дело было в том, что их понятие хорошие деньги и мое сильно отличались. Наверное поэтому при нашем возвращении я попросил изменить маршрут. На моей карте был нанесен значок, обозначавший какие-то постройки древних недалеко от этого места, но для того чтобы к нему приблизиться было необходимо возвращаться другой дорогой. О наличии знака на своей карте я своим спутникам не рассказал, а они мою просьбу об изменении маршрута восприняли, как мое желание исследовать окрестности. Мы двинулись по предложенному мной маршруту. Двигались так же осторожно как и сюда, остерегаясь встреч со скворгами. Но когда согласно намеченного мной пути, надо было свернуть в сторону, к местонахождению указанного на моей карте объекта, от Оласта последовал вопрос.

— Куда мы движемся?

Я был вынужден рассекретить свои планы, поэтому ответил.

— На карте здесь недалеко указан еще один объект древних, проедемся к нему, посмотрим что там. Если что-то стоящее, то в следующий раз приедем уже сюда.

Оласт достал свою карту, стал ее сравнивать с местностью, а потом категорически заявил.

— В ту сторону нельзя ездить, там находится каменная долина, оттуда никто не возвращается.

Его сообщение заинтересовало меня. Поэтому я поинтересовался.

— Как это не возвращается?

— Это место знают уже давно, и все кто туда пошел пропали. Во-первых, лошади туда не пройдут. Там везде россыпи камней они поломают ноги. А во-вторых, там ничего нет.

— Если оттуда никто не возвращается, то откуда известно, что там ничего нет?

Мой вопрос поставил Оласта в тупик, он задумался, потом ответил.

— Не знаю откуда. Но то, что туда нельзя ходить знают все. Там пропадают все, кто бы туда не пошел.

Это еще больше разогрело мое любопытство. Если там пропадают все, кто туда пошел, то однозначно там что-то есть. А если оттуда никто не возвращается, значит, кто-то скрывает в этом месте какую-то тайну. Прикинул свои шансы вернуться и пришел к выводу, что они очень высокие. От физического и магического воздействия меня защитит мой костюм охотника, а химического я в этом мире еще не видел, и даже не слышал, чтобы что-то такое использовали в этом мире. Поэтому решил сходить посмотреть, что там.

— Я схожу, посмотрю, что там и вернусь, если есть какие-то сооружения входить в них не буду. — Сообщил я своим спутникам.

Меня стали отговаривать, но я настоял на своем. Снял свой сундук, достал на всякий случай несколько лечебных амулетов, пару легких и пару средних. Потом передумал и взял с собой только по одному. Один легкий и один средний. Сундук приторочил к своему коню. И направился в сторону объекта, но меня остановил Оласт.

— Ты зря это делаешь. Оттуда не возвращаются. Мы будем ждать тебя до следующего утра, не вернешься к этому времени, мы пойдем в поселок без тебя.

— Хорошо, если я не вернусь к утру, уходите. Я потом сам доберусь до поселка, — ответил я.

— Сколько беречь твои вещи? — Задал вопрос Оласт.

— В каком смысле? — Поинтересовался я, не поняв сути вопроса.

— Если ты не вернешься, сколько хранить твои вещи и коней и кому, потом все передать?

— Я вернусь. — Ответил я уверенно.

— Так сколько хранить и кому передать? — Повторил он вопрос.

— Храни, пока не истечет срок исковой давности, а потом забирай себе, — ответил я в шутку.

— А сколько это, срок исковой давности, — с недоумением спросил Оласт.

— Три года, — с улыбкой ответил я.

И не дожидаясь новых вопросов побежал в сторону в которой на карте было обозначено местонахождения объекта. До места указанного на карте по моим прикидкам было около семи-восьми километров.

Сначала, когда я заметил что за мной следует несколько скваргов, то решил что к этому привела моя неосторожность. Но через время мне бросилась в глаза одна странность, они не пытались меня догнать или зайти сбоку. Они следовали по моим следам, отрезая мне путь назад. Когда я попытался отвернуть в сторону, следовавшие за мной издали протяжный звук больше похожий на гудок паровоза, чем на вой, и такой же звук прозвучал с той стороны, в которую я намеревался направиться. Пришло понимание, меня гонят. Логически было предположить, что если меня гонят в ту сторону, то там меня ничего хорошего ждать не будет. Тогда я развернулся и ринулся назад, к тем скворгам которые меня преследовали, их было всего пятеро и я надеялся с ними быстро разобраться, а потом уже решать что делать дальше. Они бежать от меня не стали, но и в их поведении не усматривалось желания нападать на меня. Тогда я напал сам. После этого их поведение изменилось, и все пятеро кинулись на меня. Но в таком количестве они не имели шансов против меня, я с ними расправился быстро.

Стоя над трупами скворгов, стал осматриваться, пытаясь увидеть остальных членов стаи, тех, кто откликался на сигнал этих, теперь уже мертвых тварей. И в это время получил сильный толчок в спину, за которым последовал взрыв. Я упал и распластался среди камней. То, что мне в спину попал болт, с взрывающейся формой я не сомневался, для меня только было непонятно, кто его выпустил. Я никого не видел. Тогда я расслабился и отдался слуху. Это принесло положительные результаты. Я услышал в той стороне, в которой находились мои спутники шевеление, но такие же шумы, были и по бокам. Свободным оставалось одно направление, то, куда я первоначально и двигался гонимый скворгами. Своих противников я не видел, поэтому откуда ждать следующий болт не знал, а из-за большого количества камней точное месторасположение издававших шум определить не удавалось. Я вскочил, сделал бросок на пару десятков метров в сторону и опять упал, в тот же миг надо мной пронесся болт, который взорвался в камнях. Но зато, я успел в той стороне, с которой вылетел болт увидеть мелькнувшую черную фигуру.

При следующем броске я более подробно смог рассмотреть того кто в меня стреляет. Увиденное меня не обрадовало, судя по одежде, это были треды. В том направлении, где находился загадочный объект было место где меня не могли зажать с боков и где я мог организовать оборону, поэтому рваными бросками я стал двигаться туда. Еще несколько раз в меня стреляли, но все болты прошли мимо. Я, добравшись до намеченного места, встал и развернулся в сторону своих преследователей, приготовившись к схватке. В меня сразу же выстрелили, но от пущенных трех болтов я уклонился. Тогда они перестали прятаться и появились в поле моего зрения, я только гадал, все показались или нет. Их было восьмеро, но среди этого фитарха не было ни одного человека, были одни вампиры. Ко мне стали медленно приближаться пятеро с мечами, а трое остались позади них. Так как место было узкое, то ко мне одновременно могло приблизиться только двое. Я был полностью готов к схватке, расфокусировав сознание, как это делал в боях, стал ждать.

Первые двое сделали одновременный бросок в мою сторону, но их скорости не хватило против меня, я их превосходил, мне было достаточно двух движений и их головы покатились срубленные моими мечами. Следовавшие за ними трое с мечами, не стали приближаться, а стали пятится. Зато стали приближаться двое из тех троих, что остались сзади. Сразу стало понятно, что это маги. Они, прижавшись к самым стенам, стали медленно приближаться ко мне. Было такое впечатление, что середину они оставляют специально открытой, для оставшегося третьего мага, а то, что это маг не вызывало сомнений. Он даже не имел с собой меча. Приблизившись на расстояние около десяти метров, они метнули в меня атакующие формы. Я прикрыв лицо мечами, дождавшись распада форм метнул кинжал в стоящего с правой стороны от меня. Мой бросок был удачным, я мог на свой счет записать еще одного убитого мага. В момент его поражения кинжалом, была короткая вспышка от разрушенной защиты и маг упал. Это вызвало шок у второго, и он быстро отпрыгнул подальше от меня. Третий маг, который до этого просто наблюдал, метнул в меня несколько различных форм, причем очень быстро одну за другой. Но все они распались, прикоснувшись ко мне или к моим мечам. Мне для противостояния этим магам было необходимо вернуть свой кинжал.

Я стал понемногу приближаться к месту падения только что убитого мной мага, чтобы забрать кинжал. Он упал очень неудачно для меня в небольшую щель в скале. Но мне даже приблизиться к нему не дали. В меня полетел валун чуть меньше размером, чем я. Мне пришлось срочно уворачиваться от него. А потом в меня стали лететь камни разных размеров, один за другим. Я развернулся и стал убегать, петляя как заяц. И то несколько раз меня зацепило и один раз даже чувствительно, так что я даже упал. Но погнавшиеся за мной треды, не могли при движении с такой же скоростью как со стоячего положения метать в меня камни. Теперь впереди за мной бежали двое магов, а за ними трое с мечами. Я пытался найти место, где бы можно было противостоять этой пятерке, но ничего подходящего не находилось. Хуже всего, что бежать приходилось хоть и быстро, но осторожно, так как все пространство было усыпано обломками камней различных размеров. Для меня это было плохо, а вот для моих преследователей хорошо, снаряды для метания в меня были в буквальном слове у них под ногами. Я постоянно оглядывался, чтоб контролировать местоположения моих преследователей. При очередном взгляде назад заметил, что позади тредов, за ними следует стая скворгов, большая стая, на взгляд более трех десятков.

Сколько продолжался наш бег не знаю, у меня было такое впечатление, что бесконечно. Но, в конце концов, я выскочил в окруженное скалами пространство, в центре которого стояла полуразрушенная башня. В это место вело еще несколько проходов среди скал, но в этих проходах тоже были заметны стаи скворгов. Я не раздумывая ни минуты кинулся к башне, вернее к видимому входу в нее. Заскочив во входной проем, я пробежал по проходу в круглый зал, которым тот заканчивался и остановился. За мной последовали двое магов. Но так как здесь пол был чист, без каких-либо камней и им не было чем в меня кидать, они стали медленно ко мне приближаться. А потом за их спинами раздался «вой» скворгов и в проход заскочили и оставшиеся трое с мечами, пятясь к нам задом, с мечами направленными наружу. Центральный зал был в диаметре около пятнадцати метров. Я прижался к стене со стороны противоположной от входа, а треды рассредоточились возле входа в зал. Теперь, когда камней под ногами не было, у меня появился шанс выстоять против оставшейся пятерки. Надо было только не пропустить форму в лицо. И я, и мои преследователи устали. Перед предстоящей схваткой мы сосредоточились друг на друге, поэтому появление нового действующего лица все прозевали. Его появления я не заметил, и как следовало из реакции тредов они тоже. Сначала раздался скрипучий голос, который произнес.

— Какие молодцы мои зверушки, сколько материала мне пригнали.

И только после этого я увидел стоящего в стороне старика. Такого старого человека в этом мире я видел впервые. Он был с длинными седыми волосами и бородой, которая ему доходила до пояса, одет был в светлый балахон, а на голове облегающая шапочка, похожая на лыжную. Волосы и борода были всколочены, а его взгляд был безумным. Первой же мыслью было — сумасшедший. Его дальнейшие действия казалось, подтверждают эту версию, так как он разговаривал сам собой. Он вел диалог, как будто разговор вели двое между собой. У него явно было раздвоение личности. Или, мелькнула невероятная мысль, в одном теле было де личности. Почему так подумал? Потому, что он говорил разными голосами.

— Думаешь, это зверушки их нашли, может они сами стремились в это место?

— Нет, не сами, ты же слышишь, они там снаружи, ждут вознаграждения.

— Откуда они все, взялись? Они же явно враждуют между собой, это не одна группа.

— Это не важно, посмотри, тут есть два мага, это хорошо. Те трое нам быстрей всего не подойдут, но попробуем, если и откинут концы это не важно. А вот этот тоже интересный, только он какой-то скрытный.

— Ничего раскроем и посмотрим.

Этот диалог он вел сам с собой. Один из магов не выдержал и метнул в него форму. Я наблюдал полет формы к старику, стало интересно, что с ним сейчас произойдет. Но на мое удивление с ним вообще ничего не произошло, форма просто впиталась в него, как вода в губку. Зато запущенная в ответ, в тредов форма, по очереди коснулась каждого, и они от этого попадали на пол, а потом она ринулась ко мне. При ее приближении я ее рубанул мечом и она разрушилась. Озадачило, что когда форму формировали маги треды я видел весь процесс. И момент ее создания, и наполнение энергией и запуск, а вот от старика форма рванула так, как будто, она уже была, но невидимая и проявилась только тогда, когда ее запустили. После ее разрушения прозвучало.

— Как интересно, а он даже интереснее чем мы предполагали.

— Ты думаешь, он нам подойдет?

— Попробуем, узнаем.

— Будем его пеленать?

— Конечно, не оставлять же такой экземпляр здесь.

И после этих слов, пыль, устилавшая пол, поднялась и ринулась в мою сторону. Сначала мне не составляло труда разрушать те конструкции, которые ее поддерживали, атакуя меня. Но постепенно ее становилось все больше и больше. Она стала постепенно покрывать меня тонким, а потом все более плотным слоем и пришел момент, когда я уже не мог двигаться, но пыль все прибывала и прибывала, наваливаясь на меня, сжимая со всех сторон. От налипающей на меня пыли на мне уже образовался панцирь, как каменный. Скоро давление стало невыносимым, воздух из легких был выдавлен и я потерял сознание.

Очнулся от дикого крика, от которого волосы на теле встали дыбом. Дернулся, и показалось что от моего рывка сейчас слезет кожа, и только потом открыл глаза и стал осматриваться. Я находился в круглом зале, диаметром около шести метров. В зал вел один проход, в центре зала находился каменный стол на котором были разложены какие-то предметы, а по кругу под углом градусов в тридцать стояло девять камней. Я был приклеен или впаян к одному из таких камней. Еще к двум были прикреплены два мага вампиров, и один из них исходил ужасным криком, который и привел меня в себя. Мы были прикреплены на равном расстоянии друг от друга, между нами было по два камня. Закругления зала мне позволяло видеть моих преследователей, но себя я рассмотреть не мог. Но судя по их положению, я так же как и они не был не привязан ни скован цепями, но от этого легче не становилось. Было ощущение, что в выемку в камне, повторяющую форму тела, налили супер клея и потом в нее же вложили меня. Я не мог пошевелить ни одним пальцем. У исходящего криком вампира из ушей и глаз пошла кровь, его крик оборвался, а глаза закатились. Кровь, пролившаяся на камень впиталась как будто ее и не было. Стоящий перед ним старик удовлетворенно потер руки и произнес.

— Хорошо, хорошо, он открылся, сейчас приступим.

— Да, да, да. Может, наконец, повезет и сольется.

После этого он ему ко лбу прикрепил какой-то предмет, который постепенно стал наливаться светом. От этого вампир дернулся, издал еще один дикий крик и обмяк.

— Не надо было так быстро вливать, сколько раз я тебе это говорил.

— Да надо помедленнее, но он все равно был не годен, слишком быстро ушел.

— Снимай тело, скворгам нужно поощрение.

Что сделал старик, было не понятно, но тело умершего отделилось от камня и повисло в воздухе параллельно полу. Старик развернулся и пошел к выходу, тело поплыло за ним. Когда они покинули помещение, второй пленник что-то произнес скрипучим голосом. Я посмотрел в его сторону, он смотрел на меня. Видя, что я не реагирую на его слова, он обратился ко мне на общем.

— Одно радует, что задачу ковена мы выполним. Пусть не сами, но за нас ее сделает этот сумасшедший магистр.

Хотя в голове и был полный бардак, я обдумал его слова, и спросил.

— С чего ты взял, что он магистр.

— Я полный маг, уже приблизился к магистру и не смог ничего ему противопоставить. Помолчав о чем-то думая, продолжил, — нет, он не может быть архимагом, его бы другие архи извели бы, они за этим следят строго, так что только магистр.

— Вы получили задание убрать меня, за тот попавшийся мне фитарх?

Послышался смех, а потом прозвучало.

— Попавшейся, ты слишком высокого мнения о себе, хотя у тебя были сильные артефакты, и ты сильный мечник, мастер?

В том положении, в котором я был, ничего скрывать уже не было смысла, поэтому ответил.

— Мастер.

— Молодой, — протянул он.

Так как разговор был откровенный, я в свою очередь задал вопрос.

— Чего этот сумасшедший добивается?

— Кто его знает.

— Но, что он делает?

— Добивается снятия защиты с разума.

— А зачем такие пытки?

— А ты добровольно снимешь защиту? Думаю, нет. Вот он и добивается того, что бы под воздействием боли, защита спала сама.

— Что он там может узнать важного? Все равно в результате смерть, зачем сопротивляться?

— Я не открою ему разум, неизвестно, что он хочет сделать. Может какую-то управляемую куклу из меня сделает. Лучше умру. Не хочу потерять себя. А ты можешь открыться. С сарказмом, произнес он.

— Ты же полный маг, неужели в таком случае не можешь умертвить себя сам?

— Не могу, эти ложа блокируют всю силу, а при обращении к внутренним силам, просто теряю сознание, я уже пробовал.

На этом наш разговор затих.

Через время показался старик. За ним катился небольшой столик на колесах, на котором стояли емкости похожие на приплюснутые чайники с длинным и тонким носиком. Зайдя в помещение, тот осмотрел нас, потер руки и произнес.

— Подкрепитесь, вам нужны силы, хе-хе, да нужны.

«Чайники» взлетели и подлетели к нам, носик наклонился ко рту. Я сначала сжал зубы, не хотел принимать то, что было в них. Но почувствовал, что уже подошла жажда и очень хочется есть. Поэтому приоткрыл рот и присосался к носику этого «чайника». Внутри была жидкость, похожая на бульон. Приятная на вкус. Не заметив как, но я полностью высосал содержимое «чайника». Подождав пока мы закончим пить, он произнес.

— Ну, что приступим. Кто желает быть первым.

— Хе-хе-хе, не первым, а последним. Ха-ха-ха.

После этого он подошел к вампиру и прикрепил к его коже в центр груди небольшой диск. Маг стал корчится, лицо его налилось кровью, а потом он заорал. От его криков стыла кровь в жилах. Его крики сводили с ума, но еще больше убивала мысль, что такое скоро ждет и меня. Пытка не прекращалась ни днем, ни ночью. Хотелось ужасно спать, но крики, этого не давали. Старик каждые несколько часов подходил и останавливал пытку, при этом пристально рассматривал распятого на камне мага. На четвертый день, при очередной остановке, маг сорванным голосом прошептал.

— Все, не могу больше, твоя взяла, делай что хочешь. И прикрыл глаза.

Старик мерзко похихикал и произнес.

— Все, в конце концов, сдаются, потом бросил взгляд в мою сторону и продолжил, — зачем упираться?

— Зачем упираться, все равно в конце концов приходим к этому.

После сказанного, он, так же как и ранее прикрепил ко лбу тот же предмет, что и к первому вампиру. Предмет начал постепенно наливаться светом.

— Помедленней, помедленней, а то и у этого разум не выдержит.

— Я и так медленно вхожу, куда еще медленней.

Я смотрел, не отрываясь от производимой процедуры. Все члены тела вампира напряглись, наверное, если б он мог шевелиться, то он бы выгнулся дугой. Рот его был открыт в беззвучном крике, но на этот раз от него не доносилось ни одного звука. Это длилось несколько часов, потом он обмяк.

— Этот тоже ушел, не выдержал, совсем чуть-чуть.

— Надо было еще медленнее, медленнее надо было.

Он повернулся и уставился на меня.

— Приступим к этому.

— Нет, приберемся сначала. Завтра начнем, надо приготовиться лучше, ты же видишь это перспективный экземпляр.

— Перспективный, но защита сильнее.

— Снимет, все снимают и этот снимет.

— Обратил внимание на его узел сил?

— Ты о следах? Конечно, обратил. Это след от врат, ты же помнишь, при первом скачке такое у всех остается.

— Помню, хотя как давно мы такого не видели. Может, начнем?

— Нет завтра. Надо подготовиться, ведь он не с этого мира, надо будет взять у него знания известных ему языков.

— Зачем они нам?

— Пригодятся, лишними знания языков не бывают.

И теперь я лежал и ждал своей очереди, скоро все должно было начаться.


Боль накатывалась волнами, казалось, что чем-то проводят по открытым нервам. От боли бежали слезы и сопли, я орал так, что сам глох от своего голоса. Это уже продолжалось третьи сутки. Этот садист прекращал ненадолго пытки и с целеустремленностью маньяка произносил одну и ту же фразу.

— Сними защиту и тебе станет легче. Сними защиту.

Сначала я ему отвечал, — не могу, не знаю как. А теперь просто смотрел, и от сознания что сейчас все начнется заново, непроизвольно начинали течь слезы. Я был как тот партизан у которого начали расспрашивать устройство атомной бомбы. Я если б мог, уже бы давно снял стоящую на мне защиту. Но Париус гад, ни одним словом не обмолвился, как это сделать. При очередной паузе в пытках, старик начал спорить сам с собой.

— Этот способ не действует.

— Подействует, на всех до этого действовал.

— Может он на самом деле не может снять.

— Почему не может, не хочет. Стойкий попался.

— Может ему защиту кто-то установил.

— Зачем ему бы кто-то устанавливал защиту, у него и у самого центр сил активен.

— А если все-таки установили. Ты посмотри, у него уже каркас нарушен, энергетическая система разбалансирована, еще немного и начнут разрушаться органы, он потом, его организм, если мы даже сейчас все прекратим будет восстанавливаться очень долго.

— Какие конкретные предложения?

— Предлагаю действовать на разум, перегрузить его информацией и он сам сбросит защиту.

— Чем будем грузить?

Потянулось молчание. Потом прозвучало.

— Если грузить разум знаниями, он ничего не поймет, и они будут просто проходить через него.

— Тогда чем?

— Давай языками. Они разумом распознаются и он начинает их усваивать. Мозг будет нагружен их адаптацией, а их большое количество в одно и то же время, его перегрузит и защита спадет.

— Пробуем. Но давай возьмем его кровь на исследование, как-то он не так себя ведет, не так как следует.

— Кровь мы уже брали, обычная кровь, как у всех людей.

— Давай возьмем.

Сначала мне в район паха прикрепили непонятный прибор со стеклянной колбой, при этом я ничего не почувствовал. Наверное, если бы сейчас меня начали резать наживо, без наркоза, я бы даже этого не почувствовал. После тех пыток, которые проводили надо мной все тело было как чужое. А когда прибор снова попал в поле моего зрения, колба была полна крови.

После этого рядом с моей головой к камню, на котором я лежал стали крепить какие-то кристаллы. Мне было все равно, не пытают, не рвут нервы и хорошо. Когда закончилось закрепление кристаллов, старик отошел с улыбкой посмотрел на результаты своей деятельности и произнес.

— Начнем.

— Начнем.

После его слов в моей голове послышались негромкие бубнящие голоса. Старик постоял, покивал сам себе головой и вышел из помещения. Отсутствие боли было блаженством, звучащие где-то далеко голоса, стали навевать сон. Я не спал уже несколько суток и казалось, что сейчас под этот бубнеж усну. Но как только стал скатываться в сон, звук голосов стал усиливаться, стало казаться, что эти голоса кричат прямо в ухо. Открыл глаза и звук стал тише. Началась новая пытка. В голове, в затылочной части от всех этих голосов стала нарастать боль. Как будто там образовался комок чего-то твердого и противного. Я вообще потерял чувство времени, все события стали расплываться. Голоса стали сводить с ума, если сначала все голоса звучали для меня как китайская грамота, то сейчас некоторые реплики я стал понимать. Когда казалось, что голова сейчас взорвется от того, что в нее впихнули. В момент прояснения сознания мне в голову пришла мысль. Я не маг, не могу остановить свою жизнь, но был один способ доступный мне, который тоже мог привести к смертельному результату и прервать эту бесконечную пытку. Все равно, конечный результат один, или я умру или превращусь неизвестно в кого.

Я вызвал знак, вернее попытался. Вызов знаков уже стал для меня привычным, никаких трудностей не представлял, но не сейчас. У меня не получилось его вызвать. Как только я концентрировался на его вызове, голоса становились такой громкости, что концентрация терялась. Но я чувствовал, еще немного и я сойду с ума. Цель, которую я перед собой поставил придала сил. В конце концов я смог вызвать знак огня. Как только он появился, я стал вливать в него всю доступную мне энергию. Грудь уже пылала, казалось, я сейчас сам вспыхну как спичка, но я не прекращал накачивать знак. Боль, которую я перенес в этом месте, была несравнима с болью, которая появлялась при накачке знака силой. Поэтому я вливал и вливал силу в знак.

Сколько это продолжалось, не знаю, может сутки, может мгновенья, я просто потерял чувство времени. Но вливание было прервано произошедшей вспышкой невероятной боли, от которой казалось мое тело, разлетелось на кусочки. После вспышки боли я с удивлением понял, что вижу свое тело со стороны и сверху, как будто я подвешен под потолок.

Рассматривая свое тело, увидел, как оно выгнулось на камне, выгнулось от болевых судорог. Выгнулось потому, что освободилось, камень, на котором оно лежало стал разрушаться. И это было последнее, что я увидел, меня стало засасывать в темный вихрь. Я летел в темноте, долго летел, а потом впереди появилось светлое пятно, и я стал к нему, быстро приближался. А когда достиг этого сияющего пятна, мир взорвался, меня не стало.


Старик стоял с отсутствующим взглядом, потом произнес.

— Он ушел. Ушел, сам ушел. Как такое возможно?

— Мы догадывались, что это был уникальный экземпляр.

— Догадывались, но как такое возможно? Он вызвал выброс силы, разрушил алтарь. Алтарь, который высасывает всю силу, лишенный силы не мог осуществить такой выброс, как такое возможно?

— Теперь мы знаем, что и такое возможно.

— Я не хочу с ним встречаться.

— Нам нельзя с ним встречаться, он нас развоплотит.

— Думаешь, он вернется?

— Если он решит вернуться, то нам надо будет уходить.

— Теперь понятны показатели крови.

— Да, точно, его кровь стала похожа на кровь рыцарей павшей империи.

— Да, кровь похожа по своим качествам на кровь тех, из кого выбирали императоров. Но первоначально она такой не была.

— Не была, что-то ее изменило.

— Она изменилась из-за его сопротивления.

— Теперь по крови его не найдешь.

— Да не найдешь, ведь кровь с такими качествами не откликается на зов.

— Не откликается.

— Что-то мы неправильно сделали с ним.

— Неправильно, только не понятно что.


В королевстве Лесала.

— Что ты хотела мне сообщить, Птина? Есть сведения о Волхе?

— Боюсь, что да, моя королева.

— Почему боишься?

— Потому, что мы его потеряли навсегда.

— Объясни.

— Человек, которого я послала в дикие земли, напал на след, по всем признакам это был Волх. Хотя описание и не совпадает. Но если судить по поступкам, то я не знаю никого другого, кто смог бы такое вытворить.

— Что он там вытворил, — с улыбкой спросила королева.

— Так напугал группу разбойников, что они теперь боятся выходить на свой промысел. Дошел до поселка в глубине диких земель и за сутки стал в нем легендой. Показал мастерство в обращении с мечом и ножом.

— Почему думаешь, что это он.

— От него остались вещи, кони которые были у Волха, их приметы, кстати, не изменились, произнесла она с улыбкой, и в поселке остался его сундук.

— Что значит остались?

— Когда мой человек туда добрался, его уже не было четыре месяца. Как ему удалось выяснить, он пошел в какое-то место, откуда еще никто не возвращался, как пояснили те, кто с ним был, из чистого любопытства. Его предупреждали, но он не послушал и все равно пошел. И с тех пор его никто не видел.

Помолчав, королева спросила.

— Его вещи, они, что их хранят, не разобрали и не продали?

— Он себя там показал с очень сильной стороны, его уважают.

— Как пояснили те, кто с ним был в том походе, он сказал, чтоб вещи хранили три года, и если он до этого не вернется, только тогда распоряжались ими по своему усмотрению.

В зале разлилось молчание, которое через время нарушила королева.

— Не верится, что он погиб. Он сказал три года. Вот и держи три года это дело на контроле. Как он появится, сразу сообщи.

Глава 3

Раскалывалась голова, бубнеж в голове сводил с ума. Первой мыслью было — ничего не получилось, и меня снова ждут эти пытки. А потом я понял, что лежу на боку, на чем-то твердом, но подо мной тряпка. Еще я понял, что это не тот бубнеж, что был, а идет диалог между двумя лицами, и не один из голосов не похож на голос старика.

— Этот пошел в разнос, мы его раскачали, как и всех, но он очень сильный. Он выдает такие всплески, что осыпаются накопители. С ним надо что-то делать.

— Это тот умалишенный? Тот единственный, которому не требуется расслабляющий препарат?

— Да.

— Сколько он уже у нас?

— Уже почти год.

— И он до сих пор жив? Почему он такой худой? Вы, что его не кормите?

— Кормим, но он если даем ему полную порцию, выдает большое количество энергии, из-за чего и портятся накопители. А при таком, ослабленном питании, уровень выдаваемой энергии ниже, что позволяет накапливать ее больше и при этом накопители сохраняются целыми. Он один заполняет столько же накопителей как десяток остальных. Но при таком ослабленном питании он долго не протянет, умрет.

— Тогда понятно. Ладно, я пришли кого-то его заберут, пусть приносят его в жертву, на возведении врат требуется огромное количество энергии.

— Если б тогда Ниширосион не упустил обладателя ключа, врата были бы уже открыты.

— Что было, то было, поздно жалеть. Мы сделали все, что могли. Ты знаешь, сколько наших погибло тогда на заставе, когда пытались его заполучить, и как мало нас осталось, а обладатель ключа после этого как в землю канул, исчез, растворился.

Я приоткрыл чуть-чуть веки и посмотрел в сторону голосов. Я находился в какой-то каменной комнате, огражденной металлической решеткой. И с той стороны перед решеткой стояли двое сигров и вели услышанный мной разговор. Это их диалог я слышал. Сперва был шок. Я понимал сигров, а то, что они говорили не на общем, мне стало понятно сразу же. Потом меня постиг второй шок, до меня дошло, что говорили обо мне, и что я здесь нахожусь уже год. И следом третий, ведь на заставе они пытались захватить меня, меня. Какой к черту ключ. Сэтэн при допросе не говорил о ключе, он говорил о метке. Но самое сильное потрясение было в том, что до меня дошло, что я сейчас вижу не только активные формы и следы старых разрушенных форм, но вижу и ауры. Обоих говоривших окутывало слабое сияние, которое делилось на цветные слои. Я видел такое же сияние вокруг всех предметов, но только более слабое. Закрыв глаза, стал успокаивать свое зрение, пытаться понизить порог чувствительности, также как тогда, когда стал первоначально видеть неактивные формы. Но разговор между сиграми продолжался дальше.

— Где он может быть, если его найти, сколько времени мы бы сэкономили, и проблем с местными было бы меньше.

— Я думаю, его уже не найдешь.

— Почему?

— Его или убили, или он встроил ключ в свой силовой каркас. Усвоил его.

— То есть мы его теперь не опознаем.

— Да не опознаем. Если усвоил, то ключа уже не видно, а он стал просто более сильным. Вот этот сумасшедший, может у него и был ключ, потому он так и раскачался, потому такие сильные выбросы силы.

— Нет, это не он. Он совсем не похож по описаниям на того, кого упустил Ниширосион.

Продолжая разговор, они пошли дальше. А я не мог понять, как я здесь оказался, почему я здесь. Зрение уже вернулось в норму. Поднявшись, осмотрел себя. На мне была надета замызганная тряпка, с прорезью для головы, подпоясанная куском веревки. Я подошел к двери, она была просто прикрыта на задвижку, никакого замка на ней не было. Просунув руку сквозь прутья решетки, отодвинул запор и вышел. Осмотрелся вокруг. Я находился в каком-то длинном дворе, с одной стороны он был огорожен деревянным сплошным забором, а по другую сторону тянулись такие же клетки как и моя. Но в отличие от клетки, в которой был я, на тех были замки.

В голове крутились слова — «пусть приносят его в жертву». У меня не было ни малейшего желания чтобы меня приносили в жертву, поэтому решил бежать, хотя и возник вопрос — куда? Но вопрос вопросом, а отсюда надо было делать ноги. Я двинулся к видневшемуся входу. Идя вдоль клеток, стал рассматривать их постояльцев. Практически во всех клетках было по нескольку разумных, и людей среди них было меньше всего. На всех сидящих в клетках, были ошейники. Я пощупал свою шею, но на мне ошейника не было, это меня удивило, но одновременно и обрадовало. Все находящиеся в клетках были какими-то заторможенными, мое движение провожали безучастными взглядами. Все-таки, я, наверное, не до конца пришел в себя. Потому, что подойдя к двери из этого двора, я ее просто открыл и вышел.

Выйдя, нос к носу столкнулся с сэтэном, который по всей видимости находился здесь на страже. Наше удивление было обоюдным. Его глаза полезли на лоб, он стал открывать рот или хотел что-то спросить или закричать, но я этого ему не дал, вернее мое тело. Во мне вспыхнуло чувство опасности и моя рука самостоятельно, как-то рефлекторно нанесла ему короткий удар в район солнечного сплетения, при этом мелькнула мысль — чтоб ты сдох. Он рухнул как подкошенный, я ожидал что он начнет хватать ртом воздух, корчится, но ничего этого не было. Он упал мертвым, его глаза остановившимся взглядом смотрели в небо. И его аура, светящаяся до этого ярко, стала тухнуть и распадаться. Я недоуменно рассматривал дело своих рук. Очнувшись, стал стаскивать с него одежду и обувь и натягивать на себя. Одежда была маловата, а обувь наоборот великовата, но как говорится — дареному коню в зубы не смотрят. Снял с него пояс, на котором, к моему сожалению, был один кинжал, но не было меча. Все время пока переодевался размышлял, как я его так убил, удар ведь был не сильным, а затем, прокручивая в голове этот момент, понял что при ударе моя рука окуталась в белый свет.

Попробовал сжать руку и повторить то же самое, но ничего не получилось. Я был как заторможенный, это сыграло плохую шутку со мной. Из-за угла появилось еще двое сэтэнов, которые увидев меня закричали — стоять, и бросились в мою сторону. То, что я их понял, понял речь сэтэнов, хотя они кричали не на общем и не на том языке, на котором говорили до этого сигры, поразило меня, заставило меня застыть столбом. Но когда они приблизились мое тело, как и когда-то все сделало само. Одному я всадил в горло кинжал, а второму нанес такой же удар, как и стоящему на страже. Результат был тот же. Если первый сэтэн которому я проткнул шею, зажимая лапами рану еще дергался, то тот, которому нанес удар рукой, лежал, не шевелясь и его аура распадалась. В этот момент до меня дошел весь трагизм ситуации. Я где-то, неизвестно где, в поселке который принадлежит сиграм и сэтэнам. Меня собрались приносить в жертву и если я сейчас не сбегу, то так и произойдет. Поэтому подхватив мечи, которые у этой пары были, в отличие от первого, стоящего здесь, вставив кинжал в ножны я кинулся в бега. Перескочив через ограду очутился за пределами огражденного пространства. Оглянулся чтобы оценить степень опасности. Я находился на краю поселка. Под поселок, по всем признакам, были использованы древние постройки. Но огражденный деревянным забором участок был один. Вокруг расстилались покрытые лесом невысокие горы. Осмотревшись я бросился в лес.

Погоню я почувствовал через полчаса. Как я ее почувствовал, я так и не понял, но был полностью уверен, что по моим следам уже идут. Бежал, не останавливаясь, и только оглядывался и прислушивался. В какой-то момент до меня дошло, что уже слышу шум погони. Если я бежал, пытаясь не шуметь, то мои преследователи этим не страдали. Пробежав каменистый участок, оглянулся назад и был удивлен. За мной оставались слабо светящиеся следы. Пришло понимание, что так не уйти. Мысли заметались — что делать? Бежал и чертыхался — черт, черт, что же делать. А потом появилось такое сильное желание чтобы оставляемые следы исчезли, что появилось даже чувство, что у меня мозги зачесались. Но при очередном оглядывании был удивлен в очередной раз, теперь за мной светящихся следов не оставалось. Звуки погони стали удаляться. Бег продолжался до самого вечера. Если я сбежал в первой половине дня, то получается что за это время я ушел уже далеко. Надо было искать место для ночлега. Преследуют меня по оставляемым мной аурным следам или нет я не знал, поэтому на всякий случай при встрече очередного ручья двинулся по его ложу. Следуя за ручьем спустился в лощину и заметив среди камней небольшое углубление нырнул в него.

Разбудило меня светило, лучи которого заползли на лицо, я проспал рассвет. Напившись бросился бежать дальше. Вчера весь день я бежал на запад, ориентируясь по светилу, сегодня продолжил бег в том же направлении. Весь день бежал, не останавливаясь, продуктов не было, поэтому пил только воду. Очередную ночь провел на дереве, а утром начав свой бег заново, выскочил на дорогу. Дорога могла привести к людям, к пище, поэтому дальше побежал по ней. При беге старался слухом контролировать находящееся впереди пространство. А сам пытался вспомнить, как я попал сюда и что со мной все это время было. Наверное занятость попыткой вспомнить что было и что привело к нынешнему моему положению и привело к тому, что я при очередном повороте дороги неожиданно выскочил на группу сэтэнов и одного сигра, сопровождающих клетки, в которых находились разумные. Они стояли и были чем-то заняты. Но при моем появлении они не сильно растерялись.

Сэтэнов было десять, они сразу разбились на группы и практически окружили меня отрезав мне дорогу назад и зажав с обоих боков, а впереди перед клетками находился сигр. Эта группа была очень сработанной, их действия были слажены. Как только сэтэны отрезали мне все пути отступления, сигр кинул в меня активную форму. От брошенной в меня формы я уклонился, и атаковал сигра. Нанесенный удар по нему мечом результата не принес, вокруг сигра вспыхнула защита и отклонила меч, но я, продолжая движение, совершая оборот вокруг своей оси, нанес ему удар второй рукой, в которой был зажат второй меч, но удар нанес я именно рукой, а не мечом и он рухнул. Все это произошло в течение нескольких мгновений, практически я как выскочил на эту группу, так и не останавливаясь, нанес удар по сигру. Но дальше мне хода не было, дорогу преграждали клетки. Сэтэны бросились на меня. Мои попытки ускориться ни к чему не привели. Мозг работал быстро, все движения сэтэнов для меня были как в замедленном фильме, но если раньше я мог и действовать быстро, то теперь попытка ускориться не получилось, в мышцах от усилий появилась боль.

Зато тело проявило новые качества, двигаясь не быстро, а на уровне с сэтэнами, оно как будто наперед знало кто и куда нанесет удар и уклонялось в сторону. Наверное со стороны я смотрелся странно, двигаясь не спеша, по сумасшедшей траектории, избегая выпадов моих противником, сам наносил смертельные удары. Получилось так, что убив сигра и упершись в клетки, я развернулся и двинулся в обратную сторону. Буквально через полминуты, после того как я выскочил на эту группу, я снова стоял со стороны, с которой появился, а передо мной осталось только четверо сэтэнов, тех, у кого были защитные амулеты и мои удары нанесенные по ним не достигли результата. И за это короткое время произошло еще два события. Первое, то что я во второй половине стычки слился с телом, а не был сторонним наблюдателем, а второе, что вспомнил, что я раньше сражался на гладиаторской арене. Вспомнил, что уже проводил бои с несколькими противниками, которые были защищены амулетами. Поэтому отбросив в сторону меч, который держал в правой руке, я кинулся в новую атаку. Сейчас я уже сам чувствовал, куда будет нанесен удар моего противника, своим мечом отводил меч противника в сторону, а правой рукой наносил удар в район груди или головы. Все столкновение слилось в один длинный приставной шаг, в конце которого остался на ногах я один, все остальные были повержены. Все действия уложились в минуту.

Остановившись я обвел взглядом поле сражения, у меня начало зарождаться чувство удовлетворения что мои навыки остались со мной, но тут закружилась голова и накатила такая усталость что еле удержался на ногах. Постояв и дождавшись пока отступит слабость я отрешился от всего и попытался ухватить за хвост свои воспоминания чтобы пробить стену амнезии. Вывел меня с этого состояния возглас на общем.

— Это не человек, это скворг какой-то.

Я посмотрел в сторону голоса. В клетке, из которой это прозвучало и которая была набита разумными различных рас сидел человек, молодой парень.

— Ты кто? — Задал он мне вопрос.

— А вы кто? Куда вас везли? — Задал я встречный вопрос.

— Можно сказать рабы, кого-то эти твари, — при этом он кивнул на тела сэтэнов и сигра, купили на рабских рынках, — а кого-то поймали, как хотели поймать тебя. Ты не откроешь клетки?

Я подошел к клетке, она была заперта на замок, непонятный замок. Он не имел замочных скважин. Попытавшись срубить его мечом, понял что это бесполезное занятие. Этот меч был не похож на мои, которые были у меня раньше, он даже царапины не оставил на замке. Парень, увидев мои действия, произнес.

— У сигра на поясе на шнурке ключ, если его приложить к замку, то замок откроется.

Сняв с пояса сигра кругляш на шнурке, я подошел к летке и приложил его к замку. Замок раскрылся. Пройдя вдоль клеток я их пооткрывал. Находящиеся в клетках стали выскакивать некоторые бросились к трупам сэтэнов и похватали оружие, но при этом близко ко мне никто не подходил и смотрели на меня со страхом. Парень тоже выскочил с клетки и тоже подхватил меч.

— Почему они меня так боятся, — поинтересовался я у него.

— А как ты хотел? Выскочило из лесу какое-то беловолосое страшилище в одежде сэтэнов и за сто ударов сердца расправилось с десятком воинов, которые считаются одними из сильнейших, да еще и с магом. Как такого не бояться?

— Почему беловолосое и почему страшилище?

— Беловолосое, потому, что беловолосое. А страшилище, а как тебя еще назвать ты себя давно видел? Или ты считаешь себя красавцем?

Я вытащил меч и попробовал рассмотреть свое отражение в нем. Лица рассмотреть не получилось, но то, что волосы белого цвета, было видно. Ощупал их, до этого с момента побега, мне это сделать не приходило в голову, обнаружил, что они снова были короткими. Если учесть, что когда я поехал в дикие земли они были до плеч, то сейчас они были длиной сантиметров пять. Выдернув один волос, стал его рассматривать. Он был абсолютно белого цвета, как седой, но не жесткий, а мягкий. Наблюдая за моими действиями, парень спросил.

— Ты откуда такой? Ты, что своей внешности не знаешь?

— Сбежал от этих, — ответил я кивая на трупы, — как попал к ним не помню, вообще ничего не помню и волосы у меня был другого цвета. Что с моим лицом?

— Изуродовано, все в шрамах. Страшно на тебя смотреть. Куда ты дальше?

— Еще не знаю, но подальше от этих, — и я снова кивнул на трупы.

— Не будешь против, если я присоединюсь к тебе?

Пока мы переговаривались, большинство освобожденных разбежалось. Провожая взглядом спины последних я спросил.

— Куда направимся?

— В любое свободное поселение, главное по дороге ловцам рабов не попасться. — Потом окинув меня взглядом, добавил, — хотя рядом с тобой и они будут не страшны. Меня зовут Грион.

— Вадим, — представился я.

Так как все равно дорога пока была одна, то мы продолжили движение в том же направлении в котором я двигался до встречи с этим караваном сигров. Когда начало темнеть мы выбрав место остановились на ночлег. Грион, перед тем как мы покинули место остановки каравана, сообразил прихватить продуктов из караванных запасов. Набив ими свои желудки мы завалились спать. Я рухнул как подкошенный. Во сне стали всплывать эпизоды из потерянного мной периода жизни. Картинки вспыхивали как слайды на экране монитора, но каждая такая картинка будила воспоминания о том, что происходило со мной после того как я попал к сумасшедшему магистру. Последнее воспоминание о нахождении у него было то, что я решился наполнять вызванный знак огня силой. Я даже помнил, как видел свое тело на разрушающемся камне, свой полет в темноте, вылет к свету и вспышку. А вот дальше воспоминания шли эпизодами. Как я покинул ту разрушенную башню, как прошел через стаи скворгов воспоминаний не было. Самым первым было что я находился в клетке, а рядом стояли два зеленокожих уродливых существа. Я вспомнил, что по книге которую мне давал Коралан о расах этого мира это были целоны. Их тело обладало ярко выраженной худобой, у них отсутствовал подкожный жир как таковой. Поэтому они были похожи на обтянутые зеленой кожей скелеты. Череп был вытянут, с узкой нижней челюстью, при этом изо рта выглядывали две пары клыков, пара верхних и пара нижних. Уши были острые и на голове отсутствовала какая-либо растительность. Они стояли перед клеткой в которой находился я. При этом всплыл их разговор, но я их понимал и тогда из-за своего состояния это не вызывало у меня никакого удивления. Один обратился к другому.

— Зачем тебе этот человек, он какой-то весь подранный, худой как будто не ел месяц, у него вид как-будто его разум покинул его.

— Ты не смотри, что он такой безучастный, худой и выглядит немощно. Когда мы его увидели, он плелся по долине ни на что не обращая внимания. Его даже скворги не трогали. Я послал воинов забрать его, лишний раб никому не помешает. Но когда они подскакали к нему, то поплатились за это. Их было двое и он их покалечил. После чего пошел дальше как будто ничего до этого и не было. Я направил за ним остальных с десятка чтобы они его скрутили, мне понравилось как он разделался с первой парой. Так вот они его скрутили и забросили в клетку, но при этом он двоих убил, а все остальные, шестеро получили травмы разной степени, трое сейчас даже ходить не могут. При этом у него никакого оружия не было.

— И его не убили?

— Я не дал. Такого раба можно дорого продать.

— Но как такого держать, ведь он в любой момент может кинуться.

— В том-то и дело, что нет. Когда его бросили в клетку он успокоился. Он ни на кого не бросается и не реагирует, если ему не угрожает опасность.

— Что ты имеешь в виду?

— А то, что он сидит в клетке и никого не трогает. Но Персоуан, жабий выкидыш, решил отомстить за гибель друга, подошел к нему с ножом. Так никто и глазом моргнуть не успел, как нож уже был у него в шее, а этот снова уселся с отсутствующим взглядом. Мы потом проверили, если к нему подходят дать поесть или просто посмотреть он не реагирует, а если с намерением ему навредить, то он бросается как скворг.

— Как думаешь, кто он?

— Кто его знает, но когда его задержали у него на пальце, было кольцо мастера фехтования.

— А где оно?

— А зачем ему серебро, мне оно тоже не помешает. И раздался смех.


Следующим воспоминанием было что я стою рядом с одних из этих целонов, а он ведет разговор с огромным орком. Разговор они вели на оркском, но я их снова понимал.

— Ты слишком много хочешь, ни один раб не стоит золотого, да и вообще он какой-то облезлый, зачем он мне. Я не верю в то, что ты о нем рассказываешь.

Целон посмотрел на него, потер подбородок, а потом предложил.

— Давай так, выпустим его в круг, а ты поставишь против него любого своего бойца, можно даже с оружием. Если твой боец убьет его, то так и быть. Но если он победит твоего бойца, то ты платишь мне два золотых.

Орк постоял, подумал, потом ухмыльнулся и произнес.

— Хорошо, но не сейчас, а во время вечерних боев. Пусть хоть какую-то пользу принесет своей смертью, пусть публику порадует.

Самого боя я так и не вспомнил. Зато вспомнил другое.

— Делайте свои ставки, — разносился громкий голос. — В круге Белый Рысач. Против него будет выставлено три степных орков воинов захваченных в бою.

Этот бой я помнил, но так как будто я был сторонним наблюдателем. Против меня вышли три огромных орка, с мечами которые были высотой чуть меньше меня, а мне для боя дали всего два кинжала. Орки разошлись в стороны и заключили меня в треугольник. И хоть я против них смотрелся как моська против слона и мое оружие ни в какое сравнение ни шло с оружием орков, в их глазах плескался страх. И возгласы о ставках говорили о том что публика этого гладиаторского цирка ставила на меня, а не на орков. Орки кинулись в атаку одновременно, но даже сейчас при всплытии воспоминаний отдельно всплыло понимание того что мое тело действовало также как и сейчас, оно заранее знало, куда будет направлен удар орков и какова будет его траектория. Я тогда уже не мог ускориться, не мог выйти на скорости мастера мечников, но это оркам не помогло. Тело двигалось плавно, изгибаясь в немыслимых плоскостях и через пару минут все три орка лежалее на арене. У одного было вспорото горло, другой пытался удержать бьющую фонтаном кровь из бедренной артерии, а третий лежал, выгнувшись дугой с вспоротым боком в районе печени, и оттуда вытекала толчками темная кровь. Мое же тело стояло безучастно, как робот, выполнивший свою задачу с опущенными к земле кинжалами, с которых капала кровь. А зрители орали как сумасшедшие.

Начали мелькать воспоминания боев, я в этом круге бился с различными противниками, их выставляли против меня, по одному сначала, а потом уже по несколько, но не больше четырех. Так же всплыло воспоминание, когда впервые я применил удар светящейся рукой. Меня выставили против зерга и тоже только с кинжалами. Казалось, что у меня нет никаких шансов, так как ставки в этот раз были не в мою пользу. Зрители ставили только на то, сколько времени я продержусь. Слышались голоса знатоков, которые утверждали, что шкуру зерга пробить такими кинжалам как у меня нельзя, а также были слышны реплики, что у меня недостаточная скорость для зерга, ведь я хорошо фехтую, но двигаюсь медленно. Зерг как только его выпустили на арену, без промедления бросился на меня. Я снова знал, как надо двигаться, чтобы избежать попадания в зубы или под когти зерга. Уклонившись от его первой атаки, я успел ему нанести порез под передней лапой. Он стал медленней двигаться. Следующую рану я ему нанес, надрезав угол пасти, и кульминацией был всаженный в глаз по самую рукоять кинжал, который и поставил точку в нашем противостоянии. Но по требованиям публики, против меня выставили еще одного зерга, но при этом отобрали кинжалы. Тот также как и предыдущий кинулся в атаку как только увидел меня. Но мое тело в этот раз поступило иначе. Оно сделало рывок вперед и кувырок, через голову, пропуская под собой зерга. И когда тот проносился подо мной, нанесло удар ему в макушку черепа. Вот во время этого удара я и заметил первый раз, как появилось свечение на руке. Зерг пронесся по инерции дальше по арене и распластался безжизненной тушей. Среди публики наступила тишина, объясняемая непониманием ситуации. А когда через некоторое время до зрителей дошло, что зерг мертв, они взорвались возгласами восхищения.

Также всплыли воспоминания последнего боя, после которого я и попал к сиграм. Перед боем орк, владелец «круга», где проходили гладиаторские бои, вел с кем-то беседу. Они находились не в поле моего зрения и далеко, но мой слух позволил услышать этот разговор, а сейчас и понять его значение.

— Ты уверен, что этот Белый Рысач проиграет. Ведь он до этого не проиграл ни одного боя. Против него уже боятся выходить. Уже появилась поговорка — если желаешь умереть выйди против Белого Рысача.

— Уверен. Против него будет биться мастер мечников, но об этом никто не знает, ты единственный кому я об этом говорю.

— Что ты задумал?

— Я через подставное лицо сделаю большую ставку против этого Белрыса. И сорву большой куш. Ты тоже можешь сделать ставку против него. Уже давно никто не ставит на его противников, если они выходят с ним один на один.

— Хитро придумал, а мастер мечников откуда?

— Я с ним давно знаком, а тут он по случаю проезжал. Он сам предложил эту схему, за половину выигрыша.

— А почему ты уверен, что никто не знает, что он мастер мечников?

— Он не носит перстень, а здесь выполняет задание империи.

— Что ты хочешь за эту информацию?

— Треть доли от твоего выигрыша.

— Договорились.

На этот раз мне дали для боя меч и кинжал. Мой противник был поджарым, молодым мужчиной на вид лет тридцати. Вооружен он был двумя мечами. Кроме этого на нем были защитные амулеты, которые создавали вокруг него кокон защиты.

Весь бой с ним занял чуть больше минуты. Он был чертовски быстр, я за ним никак не успевал. Да, мое тело предугадывало все его движения, уклонялось, как могло, но этого в этом бою не хватало. Меня и спасло только то, что тело предчувствовало направление его атак и уклонялось, но так как он был быстрей меня, то он все равно доставал меня. За какую-то минуту я потерял свое оружие, он его выбил, а мое тело было все располосовано тонкими порезами, кровь заливала лицо и все остальное тело, единственное, что не было пропущено смертельного удара. Мне повезло в одном, каким-то образом я умудрился задеть его голову сбоку, в районе уха рукой. Рука при этом засветилась. Я не сразу рухнул от потери сил, хоть вокруг меня и расплывалось пятно крови, я еще увидел, как салился мой противник, а уже потом, постояв, пошатываясь, также свалился без сил. Во время того боя мое сознание было безучастным, зато сейчас осознание того, что я чуть не погиб студило в жилах кровь. После боя я еще какое-то время был в сознании, поэтому слышал разговоры находящихся рядом. Сначала услышал разговор между орком и тем лицом, которому он предложил участвовать в ставках.

— Ты обещал, что он проиграет, и что теперь.

— Я вообще не понимаю как такое возможно, — ответил орк.

— Что мне твое понимание. Он остался стоять на ногах когда твой мечник свалился, а это обозначает, что он выиграл. Ты подменил результаты ставок, хотел сорвать больший куш. Как теперь будешь рассчитываться с клиентами твоя проблема, но если не вернешь мои деньги то тебе конец.

А чуть позже произошел разговор между орком и сигром в результате которого я и попал в рабские загоны сигров.

— Если ты согласишься, и его продашь, то мы готовы выплатить тебе два золотых.

— Чтоб он издох. Раздраженным голосом крикнул орк. — Он меня разорил. Еще неизвестно выживет ли Сармал, ран на нем нет, но это отродье бездны как-то смогло его вывести из строя пробив все защитные амулеты. Он задействовал амулет среднего исцеления и все равно говорит, что полностью не восстановился. Нет, пусть подыхает, не буду его продавать.

— Подумай, все-таки два золотых, они тебе не будут лишними, а он и так умрет, но более страшной смертью.

— Так о вас правду говорят, что вы рабов приносите в жертву?

— Тебе какая разница, ты их тоже приносишь в жертву, но другим способом.

— Он все равно умрет, более спокойным голосом ответил орк. Он почти истек кровью. Ты ж не будешь тратить на него амулет среднего исцеления, нет. А даже малое исцеление ему уже не поможет.

— Если ты согласен его продать, то дальше не твои заботы, будет он жить или нет.

— Забирай это отродье бездны, — в сердцах воскликнул орк.


Из периода нахождения у сигров мелькали только моменты когда меня укладывали на какое-то ложе и что-то прикрепляли к груди. Как меня лечили, как я прожил у сигров этот год, воспоминания полностью отсутствовали.


Проснулся я рывком. Мой спутник Грион сидел и смотрел на меня странными глазами. Увидев, что я проснулся, он произнес.

— Ты всю ночь метался, скрежетал зубами, рычал. С тобой страшно находиться рядом было. Казалось, что ты сейчас бросишься и загрызешь. Что это с тобой такое было?

— Воспоминания. Я вспомнил что со мной было, но не все.

Произнеся это, я понял что воспоминания всплывшие у меня ночью во сне остались со мной, я помнил все промелькнувшие события. Но они были для меня какими-то чужими, как-будто это были не мои воспоминания, а я посмотрел фильм о ком-то. При этом я понял, что имел ввиду Грион когда говорил, что у меня изуродовано лицо. Ведь тот мечник меня не один раз полосонул по лицу и телу. Поднявшись я направился к ручью возле которого мы вечером остановились на ночлег. Найдя небольшой бочажок со стоячей водой, наклонился над ним и стал рассматривать свое лицо. Мои шрамы никто не лечил и сейчас оно представляло страшную маску. Один шрам шел наискосок от верхней правой стороны к левой нижней, рассекая бровь, веко, нос, губу и подбородок. Шрам был ужасный. Также был почти такой же большой шрам поперек лица на уровне рта, который рассекал одну щеку и задевал рот. Было еще несколько шрамов. И все вместе они создавали сюрреалистическую картину. На моем лице была маска гнева и злости, при этом с ехидной улыбкой. Сама маска была ужасной, но ужаса добавляли глаза, радужка которых была бледно-серого, матового цвета. Мне было непонятно куда подевался ярко-синий цвет глаз приобретенный мной после манипуляций Париуса и почему глаза не вернулись к своему природному цвету. Я был потрясен увиденным, сидел застыв и рассматривал себя. От этого занятия меня отвлек голос Гриона.

— Сколько не смотри оно не изменится. Чтобы его восстановить надо к магу целителю. Или амулет полного восстановления. Но амулет намного дороже чем услуги мага. Если бы сразу после получения увечий применили амулет среднего исцеления, то все бы зажило, восстановилось, стало бы как было до нанесения ран. Но сейчас уже прошло много времени, раны зарубцевались и амулет среднего излечения не поможет, он не справится. А его стоимость сравнима со стоимостью услуг мага целителя, а это пять золотых. Я так понимаю, что таких денег у тебя нет. — Выдержав паузу произнес. — Вставай, надо идти дальше.

Поднявшись, я заодно и тщательней рассмотрел свое тело, шрамов было достаточно много, но ни на одном из них такого страшного рубца как на лице не было. Мы двинулись дальше по дороге которая спускалась в низину. По пути нашего следования попадались следы свидетельствующие о прохождении этим путем до нас бывших пленников сигров. Ближе к полудню впереди послышался шум непонятного происхождения, раздавались крики и брань. Мы стали двигаться осторожней прячась за растительностью и особенностями ландшафта. Внизу дорога по которой мы двигались пересекалась с такой же дорогой тянущейся по низине. Вот на пересечении этих дорог и происходило событие, отзвуки которого мы и услышали. Группу бывших рабов окружили орки в кожаных доспехах и по очереди их вязали.

— Ловцы рабов, — охнул Грион, — нас еще не заметили надо уходить снова в горы, они поняли откуда бежали эти и пойдут по дороге вверх. Если останемся, то найдут. Ты ж не собираешься драться с ними, — подозрительно спросил он.

Я был уставший, пребывание в рабстве не прошло бесследно. Я сейчас был похож на узника Бухенвальда, кожа да кости. От былого меня ничего не осталось. Раньше была фигура атлета, пусть лицо не писаного красавца, но девчонкам нравилось, а после изменений проведенных Париусом голову обрамляли шелковистые волосы и на лице сияли прекрасные глаза. То сейчас я был похож на скелет обтянутый кожей, с волосами как у альбиноса, бесцветными глазами вызывающими ужас и с лицом от которого застывала в жилах кровь. Даже когда я несколько дней голодал и трясся от холода путешествуя в горах и то тогда не был так беспомощен. Схватка с сигром и сэтэнами забрала последние силы, поэтому к новой я не был готов.

— Уходим, там чуть выше я видел ответвление, — согласился я с его предложением.

Мы бросились назад бегом, оттого что пока мы обсуждали свои дальнейшие действия, часть орков побежало в нашу сторону. Добежав до ответвления похожего на звериную тропу мы бросились по ней вверх, снова в горы. Когда углубились подальше, стало понятно, что это не тропа, вернее ее использовали как тропу в сухое время года, а когда в горах были осадки, то это было ложем ручья. Периодически встречались небольшие запруды, где до сих пор были небольшие лужи, по ложу во многих местах были раскиданы валуны, что не способствовало быстрому продвижению. Но так как звуков погони слышно не было, то можно было считать что мы удачно избежали встречи с орками ловцами рабов.

— Часто здесь встречаются такие отряды, — поинтересовался я.

— Да, это основной промысел орков. Они даже к поселениям близко нередко подходят, вылавливают удалившихся жителей, а по дорогам так вообще круги наматывают, пока не набьют клетки.

После его слов вспомнил как оркам попался в свое время Оласт, так что это была постоянная их практика. Разговаривая мы с ложа ручья свернули на гребень холма и двинулись по нему.

— Как далеко поселение, где можно себя считать в безопасности? — Поинтересовался я.

— Поселение не далеко, но в безопасности мы и там не будем. Мы не местные, денег нет, так что нас и местные могут схватить и посадить в клеть. А потом продать.

— Что ты предлагаешь?

— Не знаю, надо подумать. Ты чем раньше занимался? Что умеешь? — Спросил Грион.

Я обдумал, что ему ответить, а потом сказал.

— До того как попал в рабство, занимался искательством. А в рабстве, до попадания к сиграм сражался в круге.

— Ух, ты. Вот откуда у тебя такие шрамы. Но ты остался жив, значит неплохой боец. — Потом хмыкнув сам себе, добавил, — хотя о чем я, плохой боец не расправился бы так быстро с отрядом сэтэнов во главе которого был маг.

После сказанного Грион замолчал, молчал и я перебирая в уме варианты своих дальнейших действий. Тут мне пришло в голову, что я направлялся в дикие земли, чтобы переждать год до отбора в школу магии. У сигров, если верить услышанному я пробыл почти год. Воспоминания о круге говорили, что и там я пробыл достаточно длительное время и перед тем как попался сумасшедшему магистру в диких землях, я провел больше двух месяцев. Так что по любому выходило, что срок возвращения в кантоны я уже пропустил. Стоял вопрос, сколько времени прошло всего.

— А какой сейчас год и месяц, — поинтересовался я.

Грион с интересом посмотрел на меня и переспросил.

— Тебе по исчислению центральных стран?

— Да, а какое еще бывает?

— Да много каких, практически у каждой расы свое исчисление. Это центральные страны ведут отсчет от последней войны магов, вернее от ее окончания, с момента подписания соглашения высшими магами. Сейчас идет 12347 год от окончания войны магов, месяц остролиста.

Я прикинул, что с момента как покинул Париуса прошел год и восемь месяцев. Если я хотел попасть на отбор в школу, то через четыре месяца мне надо было быть в Тарге. Только перед этим, надо было где-то заработать не менее семидесяти пяти золотых. Сохранился мой сундук или нет, было неизвестно, а все деньги и банковская карта были в нем. То, что я потерял свой костюм охотника и мечи я уже смирился, возвращаться в логово сумасшедшего магистра у меня не было никакого желания. Единственно, что можно было сделать, так пройтись по маршруту, по которому меня преследовали треды, перед встречей с магистром, может хоть кинжал остался лежать там, где я его не смог забрать с трупа. Если он все еще там, то в крайнем случае его можно будет продать, он дорого должен стоить. Но в те края еще надо суметь добраться, а для этого для начала надо узнать, вернее, увидеть на карте диких земель, где я сейчас нахожусь.

Мои размышления прервал Грион.

— Конечно, можно заняться искательством, но я этим никогда не занимался, а чтобы заняться надо знать куда идти и где искать. Ты вот как раньше искал? Как находил места, в которых можно что-то найти?

— У меня была копия древней карты, из времен до магических войн. Вот по ней и искал.

— Ничего себе, — протянул он, ведь такая карта стоит огромных денег, — где ты ее взял?

— Купил.

— Дорого?

— За пять золотых.

— Дорого. Ты мог себе позволить потратить пять золотых на карту?

— Когда-то мог.

— Расскажи, что с тобой произошло?

— Нечего рассказывать. Во время искательского похода, в одной из построек древних получил по полной, можно сказать лишился разума. До того как зашел в нее помню все, а вот после нее, только частями, память только начала возвращаться, так что как попал в рабство не помню. А ты как попал в рабство?

— По дурости. На спор пошел к развалинам, которые расположены в полудне хода от нашего поселка, а на обратной дороге попался оркам. А потом меня выкупили у них сигры.

— Тебя что орки на рынок выставили, на продажу?

— Нет, эти ехали мимо. Я имею в виду караван сигров, у орков с ними какой-то договор, они друг на друга не нападают. Так вот когда они проезжали мимо нашего каравана, то сигр и выкупил меня и еще одного смеска у орков.

Разговаривая мы передвигались по гребню в сторону долины. Грион двигался впереди меня. По мере продвижения вперед у меня стало нарастать чувство опасности, я стал вертеть головой по сторонам не понимая его причины и когда оно достигло пика тихо сказал.

— Стой.

Грион стразу остановился и оглянулся на меня, а я все крутил головой по сторонам. Тут почувствовал взгляд, чуть сбоку и сверху и посмотрел в том направлении. Мои глаза встретились с глазами зверя из породы кошачьих. Зверь был больше тигра раза в полтора, шкура была грязно-серого цвета с темными пятнами. Он уже приготовился к прыжку в нашу сторону. Голова была почти прижата к передним лапам, которые чуть сжимались и разжимались. При этом из них показывались когти, каждый величиной с хороший нож. В момент, когда наши глаза встретились, время для меня остановилось. Это было что-то новое. Перед моими глазами пронеслась картина, как этот зверь совершает прыжок в направлении меня, а мое тело, предугадывая его траекторию движения, отпрыгивает, уходя с линии атаки. Но делает прыжок не в бок и не назад, а вперед и при этом переворачивается на спину, ноги поджимаются, в ноги упираются руки с зажатым в них мечом. Зверь промахивается, но когда он пролетает надо мной мой меч, вспарывает ему живот. И при приземлении, из его живота вываливаются внутренности. Зверь пытается повторить атаку, но ему этого не дают сделать зацепившиеся за камни его кишки. Все это промелькнуло так быстро и так реалистично, что я почти поверил что это свершилось. Но тут раздалось сильное шипение, разбившее видение, а зверь стал пятиться назад. Шерсть у него на загривке стала дыбом, а глаза до этого выражающие к нам гастрономический интерес теперь выражали ужас. Попятившись несколько шагов задом, он развернулся, прыгнул и скрылся среди камней и растительности, скрывающей склон. И только тогда я сделал вздох, оказалось что все это время я не дышал. Опустив глаза вниз я столкнулся с взглядом Гриона, который также выражал животный ужас. В этот момент снова накатила слабость, и я плюхнулся на землю. Посидев и переждав головокружение, я поднял глаза на Гриона. Увидев, что я смотрю на него, он хриплым голосом спросил.

— Как ты это делаешь?

— Что это, — переспросил я, не поняв его вопроса.

— С глазами, и этой дымкой вокруг тебя.

— Что с глазами, и какой дымкой?

Тот молчал и рассматривал меня, а потом начал тихо говорить.

— У тебя глаза стали темно-синими и такими, такими… не знаю, но было чувство что сейчас умрешь. От твоего взгляда перестало сердце биться. Я даже не смог оглянуться, кто там был, только слышал какое-то шипение. И еще дымка вокруг тебя появилась, как будто вокруг тебя начал зарождаться туман. Одним словом жуть. Ты, что маг?

Я обдумал то, что он рассказал, но кроме того «кино» и последующей за ним слабости ничего необычного я не ощущал, а на его вопрос ответил.

— Нет, не маг. Просто одаренный, такой же как и ты.

— С чего ты взял, что я одаренный? — Удивленно спросил он.

— Потому, что сиграм нужны рабы только для одного, они используют одаренных как улавливатели энергий, для заполнения накопителей. Не наделенных силой, они не покупают.

Грион долго молчал, что-то обдумывая, а потом с воодушевлением спросил.

— Так что, я стану магом?

— Если тебя инициируют, но и потом ты магом не станешь. Для этого надо учиться. Ты просто станешь инициированным одаренным, может что-то ты и сможешь делать, но назвать магом тебя будет сложно. Чтоб стать магом надо учиться, — повторил я ранее сказанное.

— Ага, а чтоб учиться, надо иметь огромные деньги на оплату или идти учиться в кантоны, а потом отрабатывать эту учебу всю свою жизнь, — произнес Грион. — Знаю, слышал о учебе на мага и условиях. Ладно, все. Пошли дальше. Но все же, кто там был, кто шипел?

— Огромный зверь, ростом чуть меньше лошади, мех серый с темными пятнами, на лапах огромные когти, которые он может прятать, — ответил я.

Грион, остановился и с ужасом посмотрел на меня.

— Рысач. Рысач и он нас не тронул. Этого не может быть, рысач нападает на всех без разбора, он никого не боится. Если где-то заводится рысач, то туда направляют отряд звероловов с магом, иначе он всех переловит. А без мага, отряд ловцов, с рысачом не справится. — Потом посмотрел на меня и восхищенно продолжил. — Ты напугал рысача! Если рассказать никто не поверит.

Его последние слова мне что-то напомнили, а потом понял, что такие же слова когда-то произносил гном, Дренан.

— Пошли уже, — усмехнулся я, нам еще надо место для ночевки найти, и найти что-то съедобное, а то еды почти не осталось.

Мы двинулись дальше, но Грион шедший впереди все время оглядывался на меня и качал головой. Через время мы заметили небольшой грот, в котором можно было остановиться.

— Ну что, будем останавливаться, — устало спросил я.

— Давай, — согласился Грион. — Ты давай еще немного потерпи, не падай, наруби веток для подстилки, а я слазаю вон на ту скалу, — произнес он и указал рукой на какую именно.

— Зачем, — удивленно спросил я.

— Видишь, там птицы крутятся. Это фархи, они живут на скалах. Раз они там крутятся, то там у них гнезда, наберу яиц.

— Ну, тогда давай. — Согласился я.

Он ушел, а я нарубил веток, подготовил подстилку для ночлега и стал ждать Гриона. А пока ждал, решил попробовать вызвать и наполнить силой знак. Было страшно. Но на удивление знак огня вызвался легко и быстро. С осторожностью начал его наполнять силой. Никакого жжения в груди не появилось. Знак уже пылал, от того количества силы которое я в него влил. Я решил его отбросить в сторону и посмотреть что будет. Но все мои попытки отбросить знак, ни к чему не привели. Что я ни делал, знак висел и все. Он светился, даже пылал, но это и все. Я решил дотронуться до него, Королан как-то говорил, что знак и формы своему создателю повредить не могут. Или могут, но только опосредствованно, то есть знак или форма могут взорваться, а мага могут покалечить осколки камней или других предметов, пострадавших от взрыва. Но сами формы и знаки не могут. Протянув руку, я дотронулся до знака. И он прилип к руке. Что я не делал, он не отцеплялся. Проведя рукой со знаком по ветке, попробовал его отцепить, но он не отцепился, зато вспыхнула ветка. Я запаниковал, стал тереть знаком по камням, земле, но все к чему дотрагивался знак или вспыхивало или нагревалось, но сам знак так и не отцеплялся. И в какой-то момент мне вспышкой пришла мысль, а чего я занимаюсь ерундой, ведь силу можно впитать назад. Так и попробовал сделать. На удивление никаких трудностей этот процесс не представлял.

Успокоившись, снова вызвал знак огня, наполнил силой, а потом впитал силу, а знак развеял. Все получилось. Но от волнения я вспотел, а еще почувствовал упадок сил, не физических, моральных. Ведь те мгновенья пока я не мог избавиться от знака, у меня в голове промелькнуло множество пагубных вариантов, со мной в главной роли, от находящегося на моей руке знака. Посидев некоторое время в расслабленном состоянии попробовал вызвать огонь на кончике пальца, как на зажигалке. К моей радости у меня получилось. Я его поднес к сухой веточке и та вспыхнула. Загасив ветку и огонек на пальце. Проделал процедуру с вызовом огонька на пальце еще несколько раз. А потом застыл пришибленный тем, что до меня дошло, что огонек на пальце я вызвал без вызова знака и наполнения его энергией, а просто подумав об этом. Я так и сидел уставившись на свой палец пытаясь понять, как я такое сделал, пока меня не отвлек вопрос Гриона.

— И что на этот раз, чего ты уставился на свой палец, как будто увидел его первый раз?

Я поднял на него полный непонимания взгляд. Его вопрос я пропустил мимо ушей, у меня в голове все еще крутились шестеренки, пытаясь встать на место и объяснить то, что только что произошло. Но в голову ничего не приходило. Все что мне об этом рассказывал Королан, не давало объяснений тому, что только что произошло. Королан говорил, что опытный маг, просто думает о необходимой ему форме, как она появляется, в отличии он неопытного, который ее составляет. Но все равно. После появления формы даже опытный маг ее наполняет силой, до необходимого объема, а я просто пожелал огонек и он появился, ни о каком знаке, а тем более ни о каком наполнении его силой я не думал и тем более не наполнял.

— Понятно, наверное снова очередные воспоминания всплыли, — произнес Грион. — Давай приходи в себя, кушать будем, я яиц принес.

Мы так и продолжали двигаться по бездорожью, скорость нашего передвижения уменьшилась, от недоедания меня все чаще и чаще одолевала слабость, но зато отсутствовала опасность повстречаться с ловцами рабов. Хотя опасность присутствовала при встрече с любым караваном, так как и торговцы не брезговали выловом одиноких странников для продажи в рабство.

Во время пути Грион рассказывал о своей жизни. Родителей он своих не помнил. Они погибли при набеге орков когда он был совсем маленьким. Его к себе забрал старший брат отца. С самого раннего возраста он находился при торговой лавке которая принадлежала его дяде. Рос и воспитывался с его детьми как член семьи. Дядя его стал привлекать к работе в лавке с раннего детства. У брата отца были одни дочери и он готовил из Гриона себе замену на старости лет. Жена дяди умерла около трех лет назад, так что дядя остался с детьми один, но девчонки были уже большими и сами вели домашнее хозяйство. Дядя занимался скупкой артефактов древних, поэтому и Грион о них знал многое. Но о местах, где можно что-то найти он только слышал от посетителей лавки. Где находятся места расположения строений древних не знал. Кроме ближайших окрестностей своего поселка он нигде не был. На мои вопросы о карте местности он ответил уклончиво, в том смысле, что у его дяди будто бы есть карта, но какую местность она охватывает, он не знает. Он видел, что с некоторыми из посетителей лавки, дядя рассматривает какой-то пергамент, при этом обсуждают как легче пройти к тому или другому месту, но сам ее никогда не видел. На мой вопрос как далеко до его поселка, он ответил.

— Если спустимся на равнину, то до поселка, где я жил, будет дня три хода, ты что намерен посетить мой поселок?

— А ты против?

— Нет, я только за. Но поселки есть и ближе, чем мой. Не легче будет зайти в ближайший?

— У нас нет денег, нас там никто не знает, что мы будем делать в нем? И еще, нас могут попытаться захватить для продажи в рабство.

— Это навряд ли, в поселках редко захватывают. То, что денег нет, это плохо. Но ты можешь провести бой в круге, мне почему-то кажется, что ты его выиграешь. А победитель получает часть денег.

— А для участия взнос платить надо?

— Не знаю, никогда не интересовался, я просто пару раз, когда были деньги, ходил смотреть на бои. Знаю, что участвовать может каждый, а вот условиями не интересовался.

Мне его предложение не показалось таким уж бессмысленным. Я помнил свои бои и был уверен что и сейчас не проиграю. Но рассматривая вариант участия в боях, пришел к выводу, что в таком виде какой у меня сейчас участвовать нельзя. Меня беспокоили мои волосы, их цвет. Если о Белом Рысаче, даже поговорку сложили, то меня могут узнать, а этого допускать было нельзя. Первое, не хотелось чтобы об этом узнал старый орк у которого я был гладиатором. У него может появиться желание мне отомстить. Костюма охотника у меня сейчас нет и выстрел из-за угла мог поставить точку в моих похождениях. А второе, могли появиться новые охотники, желающие заполучить меня в свое распоряжение для выставления меня для выступления в круге. А самое главное, для участия надо было восстановиться, а то накатывающая слабость могла сыграть со мной плохую службу.

— Чтоб выступать в круге, мне надо поменять цвет волос и физически восстановиться. — Произнес я.

— Зачем менять цвет волос? Если ты выйдешь в таком виде, то можно сказать половина победы у тебя уже будет в кулаке. Ты одним своим видом сразу повергнешь в страх своего противника. А вот то, что необходимо восстановиться, то это верно. Выглядишь как скелет обтянутый кожей. Так зачем менять цвет волос?

— Долго объяснять, но поверь, мои волосы могут принести нам множество проблем.

— Это как-то связано с твоими боями в круге?

— Да.

Он задумался на какое-то время, а потом произнес.

— Есть одна травка. Если ее заварить и ее отваром помыть волосы несколько раз они станут почти черными, пока не отрастут новые. Я ее найду, это не проблема. Проблема в другом, в чем ее заваривать? — И посмотрел на меня.

— Давай собирай травку, а потом уже будем думать как ее заваривать.

Горы, по которым мы шли становились все ниже, можно было сказать что сами горы мы уже покинули и шли по предгорьям. Впереди уже просматривалось пространство лишенное возвышенностей. Все это время Грион рыскал по сторонам и высматривал обещанное растение. После очередного подъема на небольшое возвышение перед нашими глазами открылась равнина на которой были раскиданы пятна рощ и петляющая между ними дорога.

— Вот мы и спустились с гор, это дорога проходит между разбросанных по равнине поселений, видишь она мощенная, это дорога еще с тех времен, с времен до магических войн.

Только после его слов я обратил внимание что дорога на самом деле уложена каменными плитами и поднята над равниной. Мы уже направились вниз к дороге, склон был усыпан мелкими камнями и требовал к себе повышенного внимания. Поэтому мы не заметили, откуда внизу у дороги появились действующие лица. Наш спуск был прерван криками и рычанием больше похожим на работу бригады сельскохозяйственных тракторов. А посмотрев в сторону шума, увидели как тройку орков окружила стая скворгов. До этого я с ними сталкивался, но они тогда не нападали, а просто выступали в качестве загонщиков, а сейчас они были на охоте. Действия стаи были организованными, они действовали как один организм. С первого взгляда стало понятно, что орки обречены, что и было подтверждено. Буквально через пять минут после начала схватки все орки и их кони были разорваны и стая приступила к трапезе. Зрелище было отвратительное. Мы, как только увидели скворгов и орков, то упали на землю, а сейчас оба отвернулись в сторону гор. Грион прошептал так тихо, что даже мне пришлось напрячь слух чтобы понять что он говорит.

— Не шевелись, у скворгов плохой нюх, зато отличное зрение и слух, если они нас заметят то нам конец. От такой стаи не отобьешься.

Мы просидели почти два часа пока стая доест и уйдет. А потом прождали еще около получаса и только затем тронулись дальше вниз. Чтобы пройти к дороге было необходимо пройти рядом с местом где скворги загрызли орков.

— Давай хоть оружие подберем, его можно будет потом продать, хоть какие-то деньги получим. — Предложил я.

— Давай, — согласился Грион, при этом смотря с отвращением на остатки от трапезы скворгов, которых на удивление было очень мало. Такое впечатление, что эти исчадия ада, сожрали даже кости. Земля была залита кровью, но на ней были разбросаны только несколько огромных костей, принадлежащих коням орков. Кроме этих костей были разбросаны порванная упряжь, остатки одежды и оружие. Мы собрали раскиданные по местности мечи и ножи. К нашей радости даже нашли несколько монет, но больше всего обрадовал шлем одного из орков. У двух были кожаные головные уборы похожие на буденовки, а у одного такой убор был из металла, судя по цвету из бронзы, который мы могли использовать вместо котелка. Больше мы здесь не задерживались и двинулись уже по дороге вглубь равнины.

При движении мы периодически осматривались и оглядывались назад. Мы шли по дороге уже более двух часов когда Грион при очередном оглядывании вскрикнул. Я после его вскрика обернулся и обмер от увиденного. По дороге за нами гналась стая скворгов. Мы не сговариваясь припустили к виднеющимся невдалеке деревьям. Грион вырвался вперед, а я стал уставать и отставать. До деревьев было уже недалеко когда я почувствовал что не успеваю, меня догонят быстрее чем я доберусь до деревьев на одно из которых уже забирался Грион. Тогда я остановился и развернулся приготовившись к бою. В мыслях была надежда что моя усталость пройдет, а мое тело сможет провести бой и мне удастся остаться живым. До скворгов оставалось меньше пятидесяти шагов, когда со мной повторилось то же, что и при встрече с рысачом. Я выпал из действительности и просмотрел новое «кино». Скворги достигают меня и начинают окружать, но мое тело делает рывок в сторону лидера стаи и наносит ему удар параллельно земле под челюсть и не останавливаясь втыкает меч в шею стоящего справа, потом делает прыжок с переворотом и полосует прыгнувшего мне на спину, а потом меня накрывает темнота.

— Вадим вставай, ну вставай уже, скоро совсем темно станет, а еще надо на ужин что-то приготовить, хватит валяться.

Я открыл глаза, надо мной склонился Грион.

— Слава небесам, — ты очнулся, радостно воскликнул он.

— Что со мной, — хотел я спросить, но из горла вырвался только хрип.

Грион, поднял мне голову и дал отпить из фляги, которую подобрал еще в караване. Сделав несколько глотков я переспросил.

— Что со мной и где скворги?

— Не знаю. Не знаю что с тобой, а скворги поджав хвосты убежали. Ты снова повторил, что было тогда в горах. Только в этот раз туман вокруг тебя засветился, я твоего лица не видел, так, что про глаза ничего не скажу, но волна страха от тебя пошла такая что даже я ожидая ее, когда увидел что вокруг тебя появляется туман и то чуть с дерева не свалился, так страшно стало. Руки даже свело. Вот скажи, как ты это делаешь?

— Ничего не понял, я засветился? А потом что было?

— Не ты засветился, а туман, который тебя окружал. Скворги затормозили, как будто налетели на стену, а потом развернулись и кинулись бежать. Потом свечение и туман пропали, а ты упал.

— Сколько прошло времени?

— Ты же видишь, уже темнеет, после того как ты упал, прошло более часа. Я тебя уже и по щекам бил и тряс, но ты не реагировал. Лежал как неживой, я уже думал что ты помер.

Попробовал подняться, но ничего не получилось, сил не осталось даже встать. Грион покачал головой, глядя на меня, а потом произнес.

— Давай, опирайся на меня и вставай, надо перебраться под деревья. Думаю, что скворги сюда не придут, а других хищников, там где есть скворги, не водится.

С трудом, опираясь на Гриона я поднялся и мы ковыляя перебрались под деревья и зашли вглубь рощи.

— Хищников нет, но могут быть орки, надо зайти поглубже, — пояснил Грион.

Когда мы переместились, он удалился, а я задремал. Очнулся от шороха, уже было почти совсем темно. Шум создавал пробирающийся ко мне Грион. Он сел рядом, тяжело дыша, потом произнес.

— Я подбил прыгуна, у них мясо хорошее, если бы еще огонь разжечь, можно было сварить его, а то сырым есть не хочется.

Я поднял руку и пожелал, чтоб появился огонек на пальце. Пламя вспыхнуло, как будто это был не мой палец, а зажигалка. Что удивительно, физических сил не было, а огонек зажегся без проблем и я совсем не чувствовал никакого дискомфорта от этого действия.

— Бездна меня побери, ты все-таки маг, — произнес Грион.

— Я тебе уже объяснял, я не маг, — возразил я.

— Маг, только маги такое могут, — смотря на меня с восхищением произнес он.

— Черт с тобой, — откинувшись сказал я. — Ты сухих веток собери, я их подожгу, если есть вода, то в шлеме можно сварить мясо. Если нет, то пожарим.

— Воды мало, так что будем жарить. А что такое черт?

Вздохнув, обругав себя за несдержанность и упоминание земных ругательств, я ответил.

— Житель темных миров, прислужник высших.

— А почему он со мной и где он?

— Фу, это такое ругательство, ты просто меня уже достал, тут и так сил нет, а ты еще и достаешь.

— А понятно, ты не гаси свой огонек, а то темно слишком, я сейчас быстро соберу немного хвороста, чтоб его разжечь и потом погасишь. А уже когда будет гореть костерок я соберу еще дров.

Прыгун, которого поймал Грион был чем-то средним между зайцем и кенгуру, но величиной со среднюю собаку. Когда костер уже горел и мы его разделали я спросил.

— Как ты его поймал?

— Он когда меня увидел, бросился бежать и ринулся в кусты, в которых и застрял. Ну, я его и прибил, нельзя было не использовать такой случай.

Мясо прыгуна оказалось вполне съедобным, даже вкусным. А может, оно было вкусным из-за долгого недоедания, не знаю. До этого у нас получалось подбивать мелких пичуг, а в основном питались корешками и ягодами, лишь бы голод утолить. Но в этот раз мясом мы наелись до отвала, после чего завалились спать.

Утром я проснулся отдохнувшим и без слабости. Позавтракали вчерашним мясом, запили все это водой. Перед выходом Грион заварил в нашем «котелке» собранные травы, а получившимся отваром я промыл волосы, после чего мы собрали раскиданные с вечера свои вещи, завернув остатки мяса в лопухи, тронулись дальше в путь.

Мы так и двигались вдоль дороги, как пояснил Грион в этом случае мы не промахнемся и точно попадем в его поселок. Один раз мы заметили двигающийся в нашу сторону караван, он был еще далеко и мы успели спрятаться чтобы не попасться на глаза караванщикам. Кто его вел мы не поняли, слишком далеко отбежали когда прятались. Грион вообще сказал что он еле различает караван, а я его видел неплохо, но по одежде понять не смог кто это такие, а лица на таком расстоянии не различались. Два раза замечали разъезды орков. Это были такие же тройки, как и разорванная скворгами. Они рыскали далеко от дороги и нас не заметили. Два раза видели стаи скворгов, но они тоже были далеко и один раз столкнулись со стаей. Мы в попадающиеся на пути поселения не заходили, обходили их стороной, решили не рисковать, потерпеть и добраться до поселка Гриона.

При обходе очередного поселения, мы делали круг чтобы выйти на дорогу с другой стороны поселка. Большой круг. Вот при обходе поселка и напоролись на стаю скворгов. Местность была чуть волнистая, а в основном совсем открытая, видно было далеко. Мы свое внимание сосредоточили в сторону поселка, боялись чтобы нас не заметили. Стая появилась внезапно, как будто выскочила из-под земли. Когда мы их заметили, они были уже в ста метрах от нас, бежать куда-то чтобы спрятаться смысла не было, до ближайших одиноко раскиданных по местности деревьев было далеко. Я приготовился к схватке с ними, а Гриону сказал чтобы был за спиной. В этот раз я чувствовал себя лучше, чем при прошлой встрече с скворгами, приготовился к тому что тело повторит тот необычный транс от которого бегут звери. Но организм снова подкинул сюрприз. На этот раз после того как я был уже готов к трансу я сам мысленно подтолкнул его начало, так как скворги были уже близко. Время замедлилось, но я не потерял связь с действительностью. И у меня не стало прокручиваться «кино» я сам представил, как буду разделываться с этими приближающимися адскими зверями. Появились необычные ощущения. Во-первых, я стал видеть каждую волосинку на телах скворгов, сразу понял кто вожак, кто из них более опасен, их движения для меня стали еще медленней, стало казаться что при желании я смогу с ними разделаться до того как они сообразят что на них напали. А во-вторых, я заметил что вокруг меня стали образовываться какие-то завихрения, которые начали постепенно разгораться. Скворги, резко затормозив развернулись и бросились бежать прочь поджав хвосты. Но самое удивительное, что я понял как я вызываю в себе это состояние. И понял что смогу это повторить при желании. На этот раз никакой слабости не было, свечение и дымка образовавшаяся вокруг меня развеялись, а я остался стоять на ногах. Когда скворги отбежали от нас уже достаточно далеко Грион произнес.

— Ты снова это повторил. Знаешь, когда стоишь сзади от тебя, страх тоже нагоняет, но не так как когда находишься перед тобой, спереди. Да если б не это твое умение нас бы уже давно сожрали, путешествие вдвоем и без коней по этой местности полное сумасшествие. Никто не поверит, что мы прошли такой путь пешком и остались живы.

Он еще что-то говорил, но я его не слушал, я разбирался со своими способностями, осмысливал какие процессы какими моими действиями вызываются.

При каждой остановке на ночлег я мыл волосы отваром трав собранных Грионом. И когда во второй половине третьего дня, после того как мы спустились с гор на равнину, показался очередной поселок и Грион заявил что это его поселок, волосы у меня уже были темного цвета, почти черного, с каким-то темно-коричневым оттенком.

Глава 4

В поселок мы зашли без проблем, выполняющие роль стражи на входе поприветствовали Гриона, а на меня только смотрели, некоторые с интересом, некоторые с отвращением. Этот поселок был больше и по всей видимости древней, чем поселок Кристо. Когда чуть углубились, стали попадаться небольшие лавки, мастерские. По пути к лавке, где проживал и торговал дядя Гриона, нам встретилось два трактира. Улицы были оживленные, различный народ, вернее народ различных рас оживленно шествовал в обе стороны. Жизнь бурлила. Внешне этот поселок ничем не отличался от приграничных городков расположенных в кантонах, может быть только здесь было меньше людей, а больше встречалось представителей других рас. Пока мы шли к лавке дяди Гриона я вертел головой пытаясь как можно больше почерпнуть информации об этом поселке. Ловил удивленные взгляды прохожих на себе. Когда мы вошли в лавку в ней находилось двое. Судя по их поведению хозяин лавки и желающий ему что-то продать посетитель.

Грион войдя сразу воскликнул:

— Дядя!

На его отклик хозяин лавки вскинул взгляд в нашу сторону и его глаза вспыхнули радостью, но беседу с покупателем он не прекратил и к нам не подошел. Мы стояли молча и ждали конца торга. Я наблюдал за происходящими действиями. Дядя Гриона брал по очереди выложенные на прилавок предметы и рассматривал их, потом одни, на которых присутствовали остатки сил откладывал в одну сторону, а те предметы, на которых признаки сил отсутствовали в другую сторону. Хотя несколько предметов имеющих остаточный фон он тоже отложил к тем которые его вообще не имели. Из увиденного я сделал выводы, что дядя Гриона видящий, но владеет этой способностью хуже меня. Когда торг с покупателем был окончен и он покинул лавку дядя Гриона подошел и обнял племянника, на его глазах появились слезы.

— Я уже и не надеялся тебя увидеть. Мне сказали, что ты пошел сам в старые развалины и не вернулся, я был в отчаянии. Такое безрассудство в твоем возрасте непростительно. Что с тобой случилось? — Спросил он, при этом настороженно рассматривая меня.

— Прости дядя, я больше так не буду, — произнес Грион, опустив голову. — Я попался оркам, а потом они меня продали сиграм.

После его слов дядя ахнул и спросил.

— Как тебе удалось от них убежать, ведь еще никто и никогда не сбегал от сигров?

— Это все Вадим. Он был у сигров, но сбежал. А когда убегал, то выскочил на обоз в котором везли меня. Он убил сигров сопровождающих обоз и мага, который был с ними.

После его слов во взгляде дяди направленном на меня появился интерес, он пристально посмотрел на меня и спросил.

— Так ты владеешь силой?

— Нет, я наделен силой, впрочем, как и твой племянник, но ею не владею. — Ответил я.

— Не владеет, ага. — Хмыкнул Грион. — Дядя он испугал рысача, а потом отогнал стаю скворгов, и говорит, что не владеет силой.

— Отогнал рысача и скворгов? — Удивленно переспросил дядя Гриона.

— Да когда мы пробирались по горам, на нас чуть не напал рысач, так он его испугал и тот убежал. А на равнине на нас кинулась стая скворгов, я уже с жизнью простился, но они чуть-чуть до нас не добежав заскулили и поджав хвосты кинулись убегать.

— Никогда ни о чем подобном не слышал. Давай знакомиться, тебя если я правильно понял зовут Вадим, а меня Омар, я дядя этого охламона который своей выходкой чуть не свел меня в могилу. Тебе повезло, что на твоем пути встретился Вадим, — посмотрев на Гриона, произнес он. — Грион, веди гостя в жилую половину, устраивайтесь, помойтесь, поешьте, а я подойду чуть позже и тогда подробнее расскажите о своих похождениях.

— Будешь спать со мной в комнате, все остальные заняты, — произнес Грион когда мы прошли за стойку в лавке и стали подниматься по лестнице на второй этаж. — Сейчас подберем тебе что-то из одежды, а то в этом наряде сэтэнов ты выглядишь очень странно для нашего поселка, на тебя все оборачивались.

Он подобрал мне из имеющегося ассортимента одежды, ту которая мне подошла и мы направились в моечную, как ее назвал Грион. Моечной была комната в которой стояла большая, похожая на ванну каменная емкость, которую Грион при мне наполнил горячей водой.

— Давай мойся ты первый как мой гость, а потом уже я, — показывая на емкость сказал Грион и поставил на край емкости банку с желеобразным содержимым, добавив. — Средство для мытья.

Я себя долго упрашивать не стал, разделся и залез в ванную. Вода сразу показалась горячей, но буквально через пару минут тело привыкло и по мне разлилась истома. Я окунулся с головой, потом намылился и снова смылся, а потом опустив голову на край ванной, отдался истоме.

— Я знаю, хорошо лежать в воде, но мне тоже помыться надо и нас ждут к столу, так что закругляйся и вылезай, — обломал мне удовольствие Грион.

Помывшись и переодевшись в чистое мы вышли к столу. Стол был уже накрыт, возле него суетились три молодых девушки, которые живо щебетали между собой. Самая старшая из которых была младше Гриона, по виду они были погодками. При моем появлении их реакция, меня расстроила. При взгляде на меня у одной появилось выражение жалости, а у двух отвращения или брезгливости. Они сразу покинули комнату, где находился накрытый стол. Грион тоже заметил их реакцию.

— Не обращай внимания, привыкнут. Меня твой вид сначала тоже сильно нервировал. Потом привык. И они привыкнут.

— Есть зеркало, чтобы я мог себя нормально рассмотреть, — поинтересовался я.

— Есть конечно, оно у сестер. Они к себе его забрали.

Мы уже закончили есть, когда зашел и присел за стол дядя Гриона. Он еще раз осмотрел меня внимательно, а потом потребовал Гриона подробно рассказать о своих похождениях. Когда тот закончил, он спросил у меня.

— Как долго ты был у сигров и где получил такие раны?

— Точно не знаю, где-то около года, а шрамы получил в круге. Но точно всего не помню, перед тем как попасть в рабство я потерял память.

— Как это получилось?

— Были с друзьями в искательском походе, наткнулись на руины древних. Я туда зашел, а очнулся уже у сигров, кое-что из того что со мной было вспомнил, но не все.

— Удивительно первый раз вижу счастливчика, который вырвался от сигров. А где ты бился в круге, в каком поселке?

— Не знаю, знаю что принадлежал старому орку который меня выставлял на бои.

— Ничего себе, так это ты был в круге Мелтона, это там были бойцы старого орка Хаусора. Правда с ним около года произошла какая-то странная история, что-то связанное с боями или со ставками и он исчез. Куда он делся и что с ним никто не знает. Но у него были сильные бойцы. Долгое время у него был один боец, который не проиграл ни одного боя, вот после боя этого бойца и пропал Хаусор, что-то с тем боем было не то, и боец пропал, хотя бой не проиграл. Славный был боец, его боялись как смерти.

— Почему как смерти? — Влез с вопросом Грион.

— Говорят, лицо у него было красивое, но как неживое, а волосы были белые, как и глаза. Когда он смотрел на своих противников, те говорили, что от страха у них немели руки, но самое страшное в нем было то, что по нему никто никогда не мог попасть. Вроде бы и двигался он не быстро, но даже когда сражался один против четырех, те достать его не могли. А он если начинал разить то сразу наповал, легких ранений никогда не было. Некоторые клялись, что они видели как его противники по нему попадали, но мечи от него отскакивали не причиняя ему вреда. Но думаю это все байки, просто надо же было как-то объяснять поражение сильных бойцов от этого рысача.

— Почему рысача? — Снова влез со своим вопросом Грион.

— А так его называли. Белый Рысач.

После этих слов Грион бросил на меня полный восхищения взгляд. Дядя этот взгляд заметил.

— Ты, что-то об этом знаешь, — задал он мне вопрос.

Я его вопрос проигнорировал и задал свой.

— В зале я видел как вы отбирали предметы имеющие остаточные признаки сил, вы видящий?

— Хм. Ты видел, как я сортировал предметы? Ты тоже видишь вложенные формы?

— Вижу. Так вы видящий?

— Да видящий.

— Вы маг? — С удивлением спросил я.

— Ха-ха-ха. — Засмеялся Омар. — Нет, я не маг. Не все видящие становятся магами и не все маги видящие. Способность видеть это отдельная способность и к возможностям овладения силой не имеющая никакого отношения.

— Совсем никакого?

— Тут я тебе с ответом не помогу. Я не заканчивал магических школ. Знаю только то, что мне говорил мой отец. А ему его отец. Вот Грион тоже имеет способность видеть, но еще слабую как я когда-то, но с возрастом эта способность растет.

— А вас пробовали инициировать?

— Пробовали, из этого ничего не вышло, сила не развернулась. Гриона тоже пробовали, и тоже это не дало результатов.

— Когда это пробовали? — Удивленно спросил Грион.

— Помнишь, в прошлом году у меня гостил мой друг Залькус.

— Помню.

— А помнишь он показывал тебе светящиеся знаки, которые потом летали по комнате?

— Помню.

— Вот тогда и была проведена попытка твоей инициации.

— А этот Залькус видел у Гриона зерна силы, — поинтересовался я.

— Он не видящий, но провел инициацию по моей просьбе, так как я ему сообщил что Грион видящий.

— Я одного не пойму, если он не видящий, как он управляется со знаками? — спросил я.

— Маги, созданные ими самими знаки и формы, видят. Они видят свои знаки и формы, но не видят чужие.

— Как так может быть, ведь они как-то определяют амулеты, артефакты и другие предметы содержащие силу?

— А вот ты о чем. Когда маг берет в руки предмет содержащий силу, он ее чувствует, причем каждый по своему, это у каждого мага индивидуально. Одни видят знаки и формы, другие их слышат, мне рассказывали, что есть даже те, кто их различает по запаху.

— А как же, когда в мага бросается атакующая форма, как тогда?

— Большинство магов атакующие формы не слышат и не видят, способности видеть или слышать атакующие формы есть только у боевиков, это их отличие от других магов. Все остальные ориентируются в случае магического боя на действие противника. При создании атакующей формы маги составляют их с помощью движений рук, а некоторые и голоса. Вот на эти действия и реагируют остальные. В случае если они считают, что их атакуют, они закрываются коконами защиты. А ты можешь создавать знаки?

— Некоторые, но не могу ими управлять. — Ответил я.

— А тебя кто инициировал?

— Один маг боевик, он был видящий. Но он сказал, что не видит во мне силы, но все равно попробовал, хотя его попытка ничего и не дала.

— Как это не дала, ведь ты можешь видеть и ты же говоришь, что можешь создавать знаки. Значит дала.

— Нет после того как он провел инициацию, ничего не было, я не мог создавать знаки и зерен силы он не увидел. Знаки я начал создавать позже, после его гибели.

— Он погиб, как это получилось?

Я обругал себя, что проболтался о гибели Королана, хоть и не назвал его имени, но ответил уклончиво.

— Знаю что погиб в схватке.

— А покажи знак, хоть какой кокой-то.

Я вызвал знак огня и залил в него силы, так, что он стал светиться.

— Ого. — В один голос произнесли Грион и Омар с изумлением смотря на меня.

— И ты с ним ничего не можешь делать? — Удивленно спросил Омар.

— Ничего. Ответил я, впитывая назад силу и развевая знак.

После моего ответа Омар о чем-то задумался, потом спросил.

— Чем думаешь заниматься дальше и какие твои планы на будущее?

— Хочу пойти учиться в школу магии в Тарге, а для этого надо немного заработать денег, не хочу учиться за счет кантонов, хочу сам оплатить учебу.

— Учеба стоит дорого, где ты собираешься заработать столько денег?

— Искательством или боями в круге.

— Для боев в круге тебе надо отъесться, а то худой как палка. Ты просто упадешь там от обессиливания. Да и чтобы ходить в искательские походы тоже надо иметь физическую форму, а то далеко не уйдешь. Тебе сначала надо хорошо отъесться, а потом уже куда-то идти. И если ты видящий, то думаю лучше в искательский поход, ты же долго не сражался в круге, надо восстановить навыки.

— Он сэтэнов разделал за сто ударов сердца, а ты говоришь он не готов. — Воскликнул Грион.

— Не кипятись, — произнес Омар, — сэтэнов, я так понял Вадим застал врасплох, они не ожидали нападения, потому у него все и вышло, а в кругу противник будет ожидать нападения. Но решать Вадим тебе, но лучше бы тебе прислушаться к моему совету.

— А куда идти в искательский поход? Я ни к каким группам прибиваться не хочу, а для одиночки это практически невыполнимая задача. Тем более у меня нет ни снаряжения, ни денег на его приобретение. Я даже карты не имею, чтоб сориентироваться на местности.

— Тебе в любом случае необходимо дней пять, десять отдохнуть и поправить свое физическое состояние, а за это время, что-то придумаем. Подберем кого-то, с кем можно будет сходить в поход. А денег я тебе дам. Ведь ты спас Гриона, мы тебе за это должны. Ты что-то хочешь спросить?

— Да, Грион говорил, у вас есть карта местности, можно не нее взглянуть?

— Можно, но у меня не натуральная карта, а нарисованная. Правда человек который ее рисовал говорил что он ее срисовывал с хорошей копии. Сейчас покажу.

Удалившись на короткое время Омар принес и разложил на столе карту местности. Я стал ее рассматривать. Первые мгновения мне казалось что ничего знакомого на карте нет. Но потом, как бы произошло узнавание. У меня всплыло перед глазами изображение карты, которая была у меня. И всплывшая карта, наложилось на лежащую, на столе, произошла привязка лежащей передо мной карты, с той которую я помнил.

— Где мы сейчас находимся, покажи, — попросил я.

Здесь, указал мне на карту Омар. На моей карте на месте, которое указал Омар, были нанесены отметки строений. А недалеко от этого места на моей карте был нанесен значок, который на всей моей карте был в единственном экземпляре. В месте нахождения значка на моей карте, на карте Омара было белое пятно.

— Вот здесь на моей карте стоит интересный значок, а на этой белое пятно, что оно значит? Поинтересовался я.

— Что здесь находится, на месте этого пятна никто не знает. Там с давних времен пропадают искатели, поэтому и нет желающих, туда ходить, потому и на карте ничего не обозначено.

Его слова мне напомнили, о том, как описывал место, где находился сумасшедший магистр, Оласт. И я тихо произнес.

— И оттуда никто не возвращается.

— Почему не возвращается. Возвращаются. Но там много скворгов. Поисковые группы туда ходили, но возвращались с большими потерями, но видели вдалеке руины построек, но на карту их не наносили, так как местность нормально никто зарисовать не смог.

— Со скворгами я мог бы разобраться, отогнал бы их. Если руины никто не трогал, то там можно что-то и найти, тем более они находятся почти рядом.

— Ты точно со скворгами сможешь разобраться?

— Да дядя, он отгонял стаи скворгов, я же тебе рассказывал. — Вмешался в наш разговор Грион.

— Ладно, отдыхайте, отъедайтесь, а я что-то придумаю.

После разговора я пошел в комнату, а Грион побежал к сестрам которые его ждали. Как он выразился они жаждут от него услышать о его похождениях. Я уже лежа в кровати решил попробовать услышать звучание знаков. Вызвав знак огня стал прислушиваться. Закрыв глаза и стимулировав свой слух на максимум, стал пытаться услышать вызванный знак. Но при такой остроте слуха было большое количество слышимых мной посторонних звуков которые меня отвлекали. Я слышал как дядя Гриона ведет беседу в торговом зале, как переговариваются Грион с сестрами, как ругаются прохожие на улице и даже как мыши шуршат и попискивают под полом. Переводя внимание с одного на другое я мог расслышать все что говорили, но знак никакого звука не создавал. Сколько потребовалось сил чтобы отгородить свой мозг от всех посторонних звуков, даже не могу сказать. А когда это получилось, то мне показалось что все-таки от знака идет какой-то звук, я стал концентрироваться на нем. По мере концентрации звук становился сильнее. Но тут хлопнула дверь, в комнату зашел и стал укладываться на кровать Грион и я понял что я до его захода в комнату спал. Приснилось мне или на самом деле я смог услышать знак я так в этот день и не понял. Все эти мысли промелькнули на границе сна, а дальше я отдался во власть морфея.

Следующие шесть дней я практически провел в доме дяди Гриона, только один раз мы с ним прошлись по улицам поселка. При этом я хоть и надел плащ с капюшоном скрывающим мое лицо, но все равно те кто видел мое лицо отворачивались и пытались удалиться от нас. Это было неприятно. Грион заметил мое состояние и мы больше не стали с ним совершать выходы. То, что я увидел в поселке ничем не отличалось от того что я видел в городках расположенных в кантонах. Те же лавки, рынки, та же суета и беготня. Единственным отличием было то, что людей на улицах было меньше чем представителей других рас.

К вечеру шестого дня как мы пришли в поселок дядя Гриона позвал меня на разговор. За мной последовал и Грион.

— Вадим, в поход один человек пойти не может. Для похода надо с кем-то объединяться. Если ты и правда можешь провести группу в древние постройки этого белого пятна, то у тебя будет группа сопровождения. Еще я им сообщил что ты видящий, а это тоже большой плюс в походе искателей. В общем есть группа, которая согласна пойти с тобой в это белое пятно. Тебе как лицу которое берет на себя провод группы и обязанности видящего будет отдана треть всего что будет найдено, остальное будет поделено среди членов группы. Ты согласен с такими условиями?

Я обдумал сделанное мне предложение. Оно было неплохим. Одному идти в поиски было бы полным безрассудством. А сопровождение группы это уже хорошо. Но смущало одно, при сообщении мне условий дядя Гриона выглядел заинтересованным в моем согласии. Хоть он и говорил что благодарен за жизнь Гриона, но я был для него чужим человеком, а это было решающим фактором при ведении бизнеса.

— А твой интерес в моем походе с этой группой, в чем выражен? — Посмотрев в его глаза, задал я вопрос.

Он не смутился и не отвел глаз и сразу ответил.

— Они обязались все найденное продать мне.

— Я согласен, но вопрос за снаряжением, необходима более выносливая одежда и обувь, продукты на время похода. — Произнес я.

— Все будет готово к завтрашнему утру. Если ты даешь свое согласие, то выход завтра после восхода светила. Дорога до пятна занимает чуть более чем полдня. Сколько еще потратите на дорогу к месту поисков неизвестно, но думаю что до темноты вы будете на месте. На поиски отводится два дня, а потом назад. В общей сложности день туда, день обратно и два дня там, всего четыре дня. По времени траты небольшие, а найти можно многое. Так ты согласен, я правильно понял?

— Да я согласен, — подтвердил я еще раз.

— А ты не вздумай за ними увязаться, — смотря на Гриона произнес Омар. — Ты мне здесь нужен в лавке. Хватит отдыхать, необходимо уже браться за работу.


Еще до захода светила, мы приблизились к постройкам древних. В дороге была одна встреча со стаей скворгов, которые сразу разбежались после вызова памятного мне состояния, на этот раз вызвать его получилось легче и без спецэффектов. Потом мы видели еще несколько стай, но они даже не приближались к нам, только провожали взглядами. Когда-то постройки представляли собой целый комплекс, который был огорожен единой стеной, но сейчас по истечении такого большого промежутка времени это можно было только угадать. От комплекса остались только первые и цокольные этажи, которые с самого начала были сложены из твердых пород, от остальных были только груды камней. От стены когда-то ограждающей комплекс вообще остались одни напоминания в виде поросших растительностью валов состоящих из смеси каменной крошки и нанесенной земли.

Наша группа состояла из восьми членов, кроме меня людьми были только старший отряда которого звали Жерин и еще один искатель. В отряде было три орка, два из оседлых и один из кочевых, один гном и один смесок, у которого как мне пояснили, отцом был эльф, а мать человеком. Мы разбили лагерь рядом с обнаруженными руинами когда уже почти полностью потемнело. С самого раннего утра занялись поисками. На первое место была поставлена задача найти входы в сохранившиеся постройки, чем мы и занялись разбившись на двойки. По истечению трех часов был найден первый вход, который был засыпан камнями бывших стен и нанесенной землей, а еще через час еще один почти в таком же состоянии. Мы поделились поровну и занялись очищением входов от грунта и камней препятствующих проникновению внутрь построек. Группа, которая занималась очисткой входа вместе со мной, с очисткой справилась за три часа до заката.

Мы не стали помогать второй группе с освобождением от завалов их входа, а сразу спустились вниз, всех одолевал азарт поиска. То, что мы увидели когда спустились вниз нас обрадовало. Здесь, с тех времен когда отгремела война магов по всей видимости никого из искателей не было. Время конечно не пощадило большинство содержимого этого подземного этажа. От мебели и других предметов которые здесь когда-то были остались только следы. Горы трухи и пыли. Но осознание того, что это все стоит с тех времен воодушевило нас на поиски. В поход для поисков в таких темных местах, были взяты «фонари». Амулеты, которые испускали достаточно сильный свет. Я такие видел в первый раз, но мне объяснили что они могут светить на одном заряде до пяти дней. Один такой амулет выдавал освещение приблизительно как шестидесятиваттная лампочка. Поэтому в помещениях было достаточно светло, что позволяло перетрушивать мусор в поисках интересных находок.

Это подземелье имело девять отдельных помещений, которые мы наперво прошли по быстрому, а потом занялись уже перетряхиванием заинтересовавших нас остатков мебели и других частей интерьера. Первой большой находкой был набор столовых предметов из серебра. Находка обрадовала всех. Так как даже без своей стоимости как предметов старины, она просто по весу серебра имела бы хорошую цену. Потом посыпались другие находки, статуэтки, каменные барельефы, предметы непонятного назначения. Мы так увлеклись поисками, что когда нас позвали ужинать оказалось что время уже далеко за полночь. У второй половины нашего отряда, которая раскапывала другой вход находок тоже было много, но не в таком количестве как у нас.

К полудню второго дня мы перебрали свое подземелье полностью. Так как при таком ярком освещении я не видел остаточных свечений знаков и форм, то попросил погасить амулеты. Через время я стал различать слабые свечения форм, большинство из которых было расположено у входа в помещения, но были и внутри на стенах, потолке и даже полу. Их назначений я не знал и цели их установки не понимал. Но пройдясь по всем помещениям в одном месте увидел слабый контур в виде квадрата. В квадрате в одном месте была нанесена отдельная форма, она мне ни о чем не говорила, но у меня появилось уверенность что в этом месте есть тайник. По моему настоянию эту часть стены стали долбить кирками. Через время мое предположение оправдалось. Кирками была разбита каменная панель, под которой находилось небольшая полость, в которой мы обнаружили пятьдесят золотых монет и шкатулку. В шкатулке находилось четыре предмета и все имели остаточные признаки форм, о чем я и сообщил. Мои слова вызвали неподдельную радость у моих спутников, так как с их слов древние артефакты имели большую стоимость и очень активно раскупались, а золотые монеты древних можно было продать каждую за три, четыре золотых.

Когда мы вышли наверх и о нашей находке узнали члены второй половины нашей группы, то меня сразу же послали во второе подземелье, в то в котором поисками занималась вторая группа. Но поиски во втором подземелье результатов не принесли, там тоже были остаточные формы и знаки на стенах, потолке и полу, но ничего похожего на тайник я не нашел. Но даже то, что я ничего не нашел никого не огорчило так как почти все наши сумки были заполнены найденными в этих подземельях предметами. Когда мы ужинали, членами отряда уже активно обсуждались вопросы за сколько можно будет сбыть найденное и сколько выйдет на каждого. Согласно нашего договора, только из того золота, что мы нашли, мне перепадало 16,5 монет, а еще было серебро. По моим прикидкам после реализации всего найденного мне должно было достаться более пятидесяти золотых монет, что меня вполне устраивало и отбрасывало необходимость принимать участие в боях в круге.

Утром, про