Book: Снисхождение. Том 3



Андрей А. Васильев

Акула пера в мире Файролла-11

Снисхождение

Том третий

Мы много дорог повидали на свете,

Мы стали сильнее, мы стали не дети.

Но лето в дороге кончалось зимою,

А зимы в дороге кончались стеною.

Андрей Макаревич

Глава первая

в которой герой по праву почивает на лаврах

Вот говорят — тролли медлительны, тролли неповоротливы. Ну да, не молниеносны, зато насколько основательны. Видели бы вы те груды камней, что они приготовили для переноски! И главное — они все их переправили через портал в долину Грускат. Как успели — понятия не имею. Портал у меня был не стационарный, закрывался быстро, но эти здоровяки и каменюки все на свою малую родину перекидали, и сами все туда успели переместиться. Мало того — они даже присвоенные мной проклятые доспехи с собой прихватили. То ли чтобы мне приятное сделать, то ли, что более вероятно, по привычке не оставлять добро бесхозным. И я им был за это очень благодарен, поскольку теперь мне никого на этот островок вести не надо. Не скажу, что здесь что-то можно будет на меня нарыть, но все-таки…

— Ыыыырррр! — радостно проревел Рунг, только ступив на родные земли — Камни! Много!

Земля дрогнуло, уши у меня заложило — казалось, вся долина заревела в ответ на слова вожака.

— Хозяин будет доволен! — проорал Рунг — Да!

— Да! — поддержали его тролли.

— А теперь — за дело — скомандовал вожак и почесал пузо — Эти камни отнести к тем, что мы натаскали раньше. Нечего им тут лежать.

— Рунг, вопрос есть — подал голос я и постучал ему кулаком по спине. Не очень вежливо, но по-другому он на меня внимания не обратит.

— Чего тебе, человек? — рыкнул тролль, повернувшись ко мне.

— Мне идти пора — объяснил я ему — Дела еще есть. Слушай, можно мои железки тут пока полежат? Я за ними скоро вернусь. А ты пока скажи своим, чтобы они их в «кучу-малу» не перекидали, хорошо?

Вожак подумал, посмотрел на меня, посопел и согласился. Как видно, количество уже полученной, а также потенциальной пользы от меня перевесило нежелание что-то запоминать и, тем более, делать.

— Хорошо — рыкнул он и добавил — С тобой приятно иметь дело, человек.

— Я рад, что ты рад — ответил я, копаясь в куче доспехов и запоминая, что в ней есть — Человек и тролль — братья навеки.

— Если еще раз такое скажешь — я тебе голову пробью — пообещал мне Рунг — Вы — это вы, мы — это мы. Какие братья? Дело общее есть и Повелитель один на всех. Дружбы нет.

— Шутка — я достал свиток — Я просто очень веселый человек.

— Таких веселых гоблины в Великой Степи доедают — сообщил мне вожак троллей, сплюнул и побрел к таскающим камни соотечественникам.

— Да и тьфу на тебя — пробормотал я — Люди есть люди, тролли есть тролли и не сойтись им во взглядах на жизнь никогда. Аминь.

Махнув свитком, я представил себе Селгар и секундой позже с удовольствием втянул ноздрями его пряно-знойный воздух.

Вот везде был, во всех столицах Раттермарка побывал, а дома себя чувствую именно здесь, в этом вечно шумящем восточном городе.

Собственно, в каком-то смысле я сразу и отправился домой, а именно — в гостиницу. Да, имелись и другие дела, поважнее, но перво-наперво все-таки очень мне очень хотелось вкусить плоды от давних побед. Проще говоря — залежались у меня кое-какие вещички в сундуках, дожидаясь того, как я возьму восьмидесятый уровень.

Это было на самом деле приятно. Лязг исключительной красоты доспехов, которые я экипировал на себя, алмазный блеск пары новых перстней, натянутых на пальцы, и очень, очень удобная рукоять меча, носящего название «Зуб дракона». Немного жалко было расставаться с нынешним клинком, он послужил мне на славу, но таковы игровые законы — надо стремиться к лучшему. Или отстанешь от поезда. Но продавать я его не стану, уберу в сундук. Пусть лежит. Он ветеран, он заслужил. Ну да, сентиментально, но вот такой я человек.

Я подошел к гостиничному зеркалу.

Хорош.

Нет, правда — хорош. Весь в железе, но выгляжу не громоздко, как, например, Нокс или Турок. Отсутствует схожесть с крепостной башней на ножках. А основательность — чувствуется. Скажем так — не всякий огр на меня теперь хвост подымет.

С другой стороны, теперь смерть — это… Это маленькая смерть, вот такая тавтология. Потерять эти доспехи и оружие — немыслимое дело, после такого хоть из игры уходи.

Надо в замок наведаться и Назира снова в свои вечные спутники определить. С ним поспокойней будет.

Хотя туда так и так идти надо, а то штрафанут меня за неявку в расположение клана. Опять же — с Кролиной надо мириться. Надо. На край — скажу, что я во всем виноват, женщин это подкупает, особенно если на самом деле косяк был именно их.

Перед тем, как покинуть гостиничный номер, я осмотрел добычу, взятую в болотной вылазке, рассчитывая найти в ней пару-тройку раритетов.

И ведь нашел. Правда, не среди предметов, там-то как раз неожиданностей не имелось. Неплохие, но не сетовые части доспехов, славный плащ для друида, пара средненьких мечей. Впрочем, были и приятные находки. Особо порадовал кинжал аж с девятью статами! Правда, все они были, мягко говоря, посредственные. То есть — много, но бестолково. А еще впервые за все время мне попалось рыцарское копье. Вот прямо настоящее, длинное и полосатое. Причем его статы давали преимущество не только самому игроку, но и его лошади.

Забавно.

Что до раритетов — ими оказались флаконы с жидкостями, что я кидал в сумку вообще не глядя. А если совсем честно — которые взял благодаря своей привычке хапать все, до чего руки дотянутся.

Два из них оказались невероятно редкой кровью каких-то давным-давно вымерших животных. Причем описание данных флаконов переливалось всеми цветами радуги, из чего я сделал вывод, что кровь эта стоит немалых денег. Надо будет на аукционе посмотреть, почем такая красота. Это, правда, если там такое вообще есть в продаже.

Третий же флакон я решил вовсе придержать до лучших времен и никому о нем не рассказывать. Вообще никому. Такие вещи использовать надо только тогда, когда наступает совсем лихой час, поскольку за них много чего можно потребовать.

Емкость в нем была всего-ничего — три глотка. Прямо так в описании и было указано — «три глотка». Но вот каждый из этих глотков увеличивал опыт любого ремесленника ровно на один уровень. Был ты кузнецом седьмого уровня, хлебнул три раза — все, ты мастер высшего, десятого ранга. Выше тебя только звезды и те, кто ранее добрался до высшего уровня, а после хлебнул из этой фляжки еще разок. Эликсир, носящий название «Мастеровит» предоставлял возможность любому умельцу, достигшему в профессии потолка, получить еще один, одиннадцатый уровень. Один, не больше. Но и один — это нереально много.

В свое время в «Вестнике» был цикл статей о профессиях, и всем, что с ними связано, писала его, если не ошибаюсь, Таша. Так там указывался тот факт, что в игре есть возможность получить призовой, одиннадцатый уровень профессии, но это связано с огромными трудностями. Там необходимо было пройти несколько жутко длинных и сложных цепочек квестов, которые можно было получить только после того, как самостоятельно изготовишь немыслимое количество предметов по своей специализации. И добавьте сюда еще прокачку репутации до максимума у специально для этого введенных в игровой процесс мастеров со всего света. Тебя должны были признать истинным гением своего дела неигровые персонажи и с Юга, и с Севера, и с Запада, и с Востока, на это имелись специальные квесты. В общем, настолько это дело было заморочным, что умельцев одиннадцатого уровня в игре по пальцам одной руки можно было пересчитать.

А тут — бутылка с зельем. Никаких тебе сложностей, хлебнул разок — и все. Ты лучший.

Интересно, какова вероятность ее выпадения?

В общем — удачно в болото сходил, чего скрывать. И печать сорвал, и вон, убойнейший аргумент в любом споре обрел.

Я аккуратно переместил все три флакона из сумки в сундук. В нем их место, от греха подальше.

Туда же отправились и два свитка с заклинаниями на сотый уровень. Не думаю, что они сильно редкие, да и уровень не запредельный, но разбрасываться такими предметами не хочу. В моем клане магов подобного уровня нет, в деньгах пока нужды не наблюдается, потому — все в заначку.

Третий свиток из добытых я использовал сразу после того, как прочел его описание.


«Свиток медвежьей мощи.

Предмет разового применения.

Добавляет тому, кто использует данный артефакт, десять единиц к характеристике „Сила“ навсегда.

Для активации свитка произнесите вслух его название»


Вот тут никаких раздумий не было. Подобное надо расходовать только на себя любимого, и никакой жалости, вроде: «Такие деньжищи можно было заработать», после того, как свиток в моих руках превратился в пыль, я не испытал.

Да и потом — а смысл копить? У меня и так чего только в сундуке уже не лежит, поднакопилось добра за последние полгода. Тут тебе и меч на сотый уровень, и внутренности Мантильды, и вон, подарок Гунтера, та самая «красная кнопка», о которой я время от времени вспоминаю. «Красная кнопка» — это шутка, разумеется. В том году этот свиток мне показался аналогом атомной бомбы, но сейчас, после всего того, что я повидал, и в свете того, что собираюсь сделать в самое ближайшее время, он мне больше напоминает камень, который сжимает в руках очкарик-интеллигент. Вот держит он его и пугает пяток коротко стриженных смеющихся бугаев, приговаривая:

— Не подходи! Я его брошу.

Вряд ли бугаи испугаются угроз очкарика. И свиток этот тоже не панацея в случае чего. Даже не аргумент.

Но все равно — пусть лежит. Всякой вещи свое время, каждому ружью — свою стену.

Еще раз бросив взгляд на содержимое сундука, я закрыл его крышку.

Так. С этим все. Осталось на сегодня еще два мероприятия — и на выход. Надо отдохнуть, завтра будет длинный и долгий день.

Выйдя из гостиницы, я направился к почтовому ящику. Надо ковать железо, пока оно горячо.

Для начала я написал письмо Верорку из клана «Орландинос», в котором подтвердил нашу завтрашнюю встречу. Назначил я ее на семь часов вечера, здесь, в Селгаре. Зачем выдумывать что-то новое?

Второе послание относилось к обязательной программе.


«И снова — здравствуйте.

Милейший Реввар, у меня тут завалялось некоторое количество дефицитнейшего товара, а именно — проклятых доспехов. Все высокоуровневые, в отличном состоянии, практически не ношенные, накладывают отменные проклятья.

Минимальная партия для закупки — 10 предметов.

Цена — договорная.

Если возьмете оптом — дам неплохой дисконт.

Хейген»


С дисконтом я его не обману, вот только от какой цены его назначать? В целом — дилетантизм жуткий, но что поделаешь. Не пропадать же добру даром? Точнее — злу.

Последняя задача на сегодня была менее приятная, но мне хотелось закрыть этот вопрос здесь и сейчас. Потом у меня на него просто могло не оказаться времени. Впереди глобальные мероприятия — взлом пятой печати, а также то, что за этим могло последовать. Плюс — заварушка на Западе. В общем — старые долги надо закрыть до того, а не после. Особенно перед Седой Ведьмой.


«Мое почтение.

Я получил ваше приглашение и, по традиции, рад на него откликнуться. Видят боги, мне всегда приятно бывать у вас в гостях. Как насчет прямо сейчас? Не найдется на меня минутки?

Хейген»


Два ответа пришли почти моментально и одновременно.

Первым я прочел письмо от Реввара. Ушлый гном сообщил, что готов взять всю партию проклятых доспехов, при условии, что ему будет предоставлена скидка процентов эдак в пятнадцать. Но перед этим он хотел бы глянуть товар лично.

Подумав, я написал ему что завтра, часиков в шесть я жду его в Селгаре, у заведения Кривого Ибрагима.

Все-таки не люблю торговать тем, чему цену не знаю. Надо Костику звякнуть и спросить, почем нынче подобная броня продается. Ну, хотя бы в первом приближении. А там и о скидке говорить можно будет.

Но жадничать особо не буду. Судьба не любит тех, кто пытается чрезмерно нажиться на ее дарах. Эта груда проклятого железа досталась мне случайно, как некий бонус от высших сил, и относиться к данному заработку надо немного пофигистично. Упали деньги с неба — и слава богам.

Седая Ведьма ответила лаконично, все ее письмо состояло из одного слова «Жду».

Вот и трактуй это послание как хочешь. То ли она извелась все, мол, жду — не могу, то ли это вовсе приказ. Первое, конечно, маловероятно, а вот второе, скорее всего, чистая правда. Помню я ее лицо тогда, в долине Карби, когда над полем брани встал непроницаемый купол.

Вот не любит Седая Ведьма проигрывать. Уметь умеет, это уж наверняка, но не любит. Успешность — дело такое, к ней привыкаешь как к наркотику. И когда тебя жизнь после сотен побед вдруг окунает рожей в жирную склизкую грязь, с этим смириться очень трудно. Вроде как уже привык, к тому, что ты почти небожитель, что любое твое слово и дело превращаются в золото или успех, что весь свет в курсе того, что именно ты любимчик судьбы. И тут — на тебе. Обочина, колдобина, мокрая и холодная лужа. Да еще и на виду у всех, что совсем уж скверно. Это за делами неудачников никто не следит, кому они нужны? С ними все ясно. А вот за теми, кто на вершине, кто обласкан удачей, наблюдают все. Кто-то для того, чтобы в нужный момент ударить ножом в бок, кто-то для того, чтобы просто позлобствовать, глядя на то, как вчерашний кумир кубарем катится к подножью. Вторых всегда больше чем первых, но сути это не меняет.

А самое страшное — после вершины невозможно заставить себя жить там, внизу, со всеми. И как все. Не получится голову перестроить.

Потому в дни Великой Депрессии в Штатах и летели директора банков из окон небоскребов, как осенние листья. Дело было не боязни наказания, мафии или чего-то подобного. Просто не мыслили они себе жизни в маленьком домике на остатки былого состояния. После Большого мира Маленький нестерпим, в нем нет заискивания заинтересованных в тебе людей, покладистых кинозвезд и беззаботного куража. А главное — нет осознания того, что именно от тебя зависят судьбы людей. Нет иллюзии того, что ты бог.

Да и сейчас бывшие топ-менеджеры, отработавшие свой ресурс и выброшенные за двери «оптимизирующихся» компаний, пьют «по-черному» на остатки своих «парашютов». А что им еще остается делать? Только бухать. Жизнь оказалась неудачно размещенной инвестицией, вот какая штука. Казалось — вот она, настоящая стабильность. Всегда будет офис в Москва-Сити, кресло в просторном кабинете, белая доска с скрипучим фломастером, бонусы, визитки с золотым теснением. Завтрашний день должен был быть похожим на вчерашний. Да и на послезавтрашний тоже.

Не сложилось. Все кончилось внезапно. И оказалось, что обычная жизнь, так которую за эти годы успешное поколение «нулевых» подзабыло, никуда не делась. Вот только они выпасть из нее выпали, а снова войти — не слишком получается.

Вот и сидят они в барах, хмурые, с двухдневной щетиной и потухшим взглядом. Ничего им неинтересно, ничего им не надо, а в качестве собеседников они предпочитают таких же отставников, безошибочно определяя друг друга по взгляду и запаху бывшего успеха. Теперь от всего мира им остались только эти пространные беседы под посредственный виски, весь смысл которых сводится к тому, что «всю жизнь положил на эту компанию» и «что у них теперь, без меня, будет? Да ничего! Ни-че-го!». А еще рассказывают о том, что вот-вот-вот придет предложение от куда более перспективного работодателя, причем делают они это так часто, что даже сами начинают в это верить. И именно в этом таится самая жуть. Когда ты думаешь, что кому-то нужен, но сам при этом даже задницу от стула не хочешь оторвать, то ничего хорошего с тобой не случится. Ничто что-то не порождает.

И это я не упоминаю о бывших чиновниках, тех что «средней руки» и выше, там все еще интересней. Там так людей на ностальгической волне штормит! Там ведь не только деньги потеряны, там еще и власть из рук ускользнула. Без денег прожить можно, а без ощущения того, что ты повелитель судеб — ох, как трудно.

Вот и с Седой Ведьмой такая же ерунда творится. Война пока для нее складывается не лучшим образом, союзники, которые вчера клялись в верности, внимательно следят за тем, насколько устойчиво положение ее клана. Как только «Гончие смерти» пошатнутся, они добро если просто сбегут. Вчерашние друзья могут начать потихоньку покусывать подраненного гиганта, в надежде урвать свой кусок окровавленного мяса.

А Ведьма не хочет этого видеть и понимать. Точнее — не желает это осознавать. Она слишком отвыкла от неудач.



Впрочем, может я и неправ. Вот пообщаюсь с ней — точно знать буду.

Замок клана «Гончих смерти» с моего последнего визита совершенно не изменился. Мне думалось, что начавшаяся война как-то изменит его облик, все-таки пришла лихая година. Ну, не знаю — караульные на стенах, суровые воины, тренирующиеся тут и там, все такое прочее.

Нет, ничего подобного я не увидел. Похоже, никто здесь не верил в то, что до них может докатиться шипованное колесо игровой клановой междуусобицы. Ни патрулей, ни латников на стенах, ничего. Так, бегает народ туда-сюда по своим делам, общается на ходу, шутки шутит.

Ну-ну, блажен, кто верует. Вот только «Дикие сердца», как мне думается, в свое время так же погорели. Они тоже были настоящие ветераны-исполины, это факт. Пообщавшись с Гедроном, я это могу сказать с определенностью. И все же их крепость превратилась в руины, на которых до сих пор небось трава не растет.

А жалко будет, если «Гончих» прикончат. Ну да, звучит это немного нелогично в свете последних событий, Ведьма ведь меня, по сути, о колено пыталась сломать. Это хоть и не смертельно, но все же неприятно, такие вещи не забываются. Но при этом я хорошо помню и о том, что в свое время меня по всему Раттермарку «Буревестники» не гоняли только потому, что «Гончие» и лично Седая Ведьма впряглись по полной за мои интересы. Если бы не они, то я не печати бы вскрывал, а думал в какую нору забиться, чтобы пересидеть Большую Охоту за моим скальпом.

У меня мало добродетелей, но одна из них все-таки имеет место быть. Я добро и зло одинаково помню и плачу за них всегда той же валютой. Это одна из причин, по которой я сам к Ведьме хожу, а не назначаю ей встречу в Селгаре, как это у меня обычно водится в последнее время.

У входа в замок меня ожидали. Это, естественно, был все тот же ангелоподобный Флавий, который, похоже, из игры вообще не выходит.

И все-таки — что за интерес отыгрывать в ММО вечного секретаря? В чем смысл этого действа? Сколько раз его вижу, столько задаю себе этот вопрос. Самого Флавия я об этом спрашивать не стану, поскольку уверен в том, что его с этим вопросом уже достали.

Опять же — должны ведь в игре остаться хоть какие-то неразрешимые загадки? Те, над которыми потом, когда все закончится, я голову буду ломать и жалеть, что так и не прояснил их, когда возможность была.

Мол — «теперь все, теперь не узнаешь».

Наверное, прикольно будет года через три-четыре вспоминать это время. Мягко, лирично, с ностальгическими нотками. Людям всегда приятно вспоминать те времена, когда жизнь еще неустроенной была или имел место быть какой-то особо пакостный временной отрезок. Тогда было плохо, а через несколько лет, когда все устоялось, а те беды ушли в прошлое, как такое не повспоминать, не произнести: «Чудом выпутался тогда», не вздохнуть облегченно-радостно.

Седая Ведьма как всегда находилась в своем аскетически декорированном кабинете. Она сидела за столом и копалась в куче пергаментных свитков.

Услышав скрип двери, она подняла голову, глянула на меня и сказала:

— Неловко получилось.

— Это да — подтвердил я, подойдя к столу и присев на стул, стоящий около него — Зря тогда Ганди в это все влезла. Хотя и пакистанцы тоже хороши.

— Ты о чем? — заинтересовалась Ведьма.

— Про индо-пакистанский инцидент — с готовностью ответил я — А вы о чем?

— Приблизительно о том же — откинулась на спинку кресла предводительница «Гончих» — Правда о более близком по времени событии. О том, что случилось в долине Карби.

— Так там все нормально прошло — заулыбался я — Наше дело правое, враг был разбит, корона нашла владельца, Хейген молодец. Э-ге-гей!

— С последним не поспоришь — подтвердила Ведьма — В смысле, что ты молодец. А вот я повела себя не очень красиво, признаю. Какие-то условия начала выдвигать, лидера включила. Прямо затмение какое-то на меня нашло, не поверишь. Наверное, магнитные бури виноваты. Я тут недавно статью читала, так там про это все очень подробно написано. Так мне потом стыдно было, так не по себе.

И что примечательно — она даже не старалась придать голосу особую задушевность и искренность. Это было просто соблюдение формальностей. Мол — я извинилась, а ты уж думай, как дальше жить будем. Хочешь — лезь в бутылку, хочешь — дальше будем дружить. Что могла — то сделала.

Впрочем — лучше так, чем никак. Худой мир — он всегда лучше хорошей войны, особенно в то время, когда она уже идет. В смысле — хорошая война.

Другое дело, что прогибов перед «Гончими» больше не будет. Серьезных прогибов, имеется в виду. Прошло то время. И я другим стал, и игровой мир вокруг тоже изменился, причем не в их пользу. Но и на конфликт нарываться не стану, мне это совершенно не выгодно.

— Да и мне тоже — не задумываясь, ответил я — Не в смысле стыдно, в смысле — не по себе. Не чужие все-таки наши кланы друг другу.

— Как посмотреть — Седая Ведьма сплела пальцы рук в «замок» — Ты отказался от моего предложения… Нет, не так. Возможно, мое последнее предложение союза было немного некорректным, не стану с этим спорить. С твоей точки зрения, разумеется, некорректным. С моей оно не содержало ничего чрезмерного. Просто ты играешь не так давно, и не знаешь, на каких условиях кланы вроде твоего входят в содружество с нами. Смею заверить, что там стружка снимается по полной, их никто не обхаживает так, как я тебя. Да-да, нет-нет, разговор короткий. Но — ладно, отказался и отказался, дело твое. Вот только следующий твой шаг был крайне неприличен по отношению к «Гончим смерти». Ты вступил в союз с «Дикими сердцами». С кланом, который был нами разгромлен, причем эта акция носила показательный характер. Там была не война, там имела место быть политика, нам было важно растоптать Гедрона и его людей. И мы эту задачу выполнили. А теперь ты берешь и начинаешь поднимать их престиж. Причем делаешь это не в первый раз. Тогда, в случае с эпик-пауком, я промолчала. Подумала — молодой этот Хейген еще, неопытный, не понимает с какой стороны солнце утром встает. Но сейчас? Не находишь, что это более всего похоже на издевку?

— Не нахожу — невозмутимо ответил я — Я решал свои вопросы, совершенно не задумываясь о подковерных забавах других кланов. «Файролл» для меня всего лишь игра, я пришел в него не самоутверждаться и не выяснять, кто выше на стенку писает. Для меня он развлечение, забава. Я тут не живу, а отдыхаю. И преследую исключительно игровые цели, используя для их достижения те способы, которые мне доступны. Например — разовый военный союз со Гедроном Старым. Мы встретились, поговорили, обсудили условия сотрудничества, достигли взаимопонимания и выиграли сражение. Все довольны. Ну, разве что, кроме вас.

— Да, я недовольна — подтвердила Седая Ведьма — Крайне. И даже не скрываю этого.

— Ну, извините — я закинул ногу на ногу — Только свою точку зрения я по этому поводу не изменю. Была цель, я изыскал средства для ее достижения. Больше тут говорить не о чем.

— Хорошо — мягко произнесла Ведьма — Об этом больше не говорим. Побеседуем о другом. Например, о твоем сотрудничестве с «Сороками».

— С кем? — опешил я.

— С кланом торговцев любым товаром, такое у них прозвище — объяснила мне собеседница — Так они себя позиционируют. «Мы продадим вам все, что угодно», это их слоган и стиль жизни. Ты с ними работаешь давно, но пока сделки носили разовый характер, я закрывала на это глаза. Сейчас ты поставил сотрудничество с «Сороками» чуть ли не на промышленную основу, это мне совершенно не нравится.

Что-то тут не так. Слишком откровенно она меня прессингует, слишком сильное давление. Плюс все эти «не нравится». Это не похоже на Ведьму.

— Мне не нужно ваше разрешение на то, чтобы делать то, что захочет моя левая нога — принял я условия игры — И в целом Линдс-Лохены вам вассалами не приходятся, согласитесь? Мы свободный клан. Мы вольная стая!

— Бесспорно — выставила ладони перед собой Ведьма — Но есть определенные моменты, которые следует учитывать. Поясню. «Сороки» тебе никто, мы — старые друзья. Почему же ты продаешь редкие предметы и информацию им, а не нам? Неужели мы не сможем договориться о цене?

Цена-то цена. Вот только за каждой сделкой последует такое количество «где», «почему» и «отчего», что впору вешаться будет.

Да и не задумывался я никогда о такой возможности, что душой кривить.

А у «Сорок»-то, по ходу, «крот» сидит.

— Молчишь — Седая Ведьма покачала головой — Правильно. Но и это еще не все. Рассмотрим другой пример, который связан с довольно известным в игре кланом. Название его подсказать или не надо?

— Лучше подсказать — попросил я.

— «Орландинос» — радостно произнесла Ведьма — Они же «Орлы». Славное клановое семейство с крепкими традициями и полным отсутствием принципов. Как там у них? «Неважно, что скажут остальные. Важно, что одобрят свои». Славную ты себе нашел компанию, Хейген. Славную. И главное — для чего? Для визита на Запад, где сейчас решается судьба короны и мест близ нее. Те кланы, которые встанут рядом с повелителем Запада после этой войны, получат очень, очень много преференций. Вопрос — почему они могут достаться «Орлам», а не нам? Почему я узнаю о том, что у тебя есть определенная репутация в королевской семье от осведомителя, а не от тебя?

— А вы меня об этом не спрашивали — подал голос я.

— Хейген — Ведьма привстала, опершись руками о стол — Не надо изображать из себя дурака, хорошо? Ты ведь на самом деле все понял.

— Нет — покачал головой я — Не все. Пока мне понятно только то, что вас не устраивает тот образ жизни, который я веду. Ну, и мои знакомства.

Самое забавное, что я не врал. Мне и вправду было непонятно, какова конечная цель Седой Ведьмы. Напугать меня? Разозлить? Приструнить? Завербовать? Что ей нужно?

— Мне нужно, чтобы ты усвоил одну простую вещь — Ведьма говорила очень тихо и вроде бы дружелюбно, но я четко ощущал то, что за этим миролюбием стоит стена огня — Мы можем заключать союз или не делать этого, по сути ничего не изменится. Нравится тебе это или нет, но наши кланы и их судьбы связаны, причем очень прочно. Прочнее, чем ты можешь себе представить.

— С этим я и не спорю — широко улыбнулся я — У нас традиционно дружеские отношения. Но дружба не определяет того, какой кто пойдет дорогой. Дружба дружбой, но живем мы каждый в своем доме. И вид из окна у каждого свой.

— Послушай… — перебила меня Ведьма, но я прерывать свои речи не собирался и чисто инстинктивно сделал пальцами правой руки жест из разряда «прикрой клюв». Привычка, так ее так.

Моя собеседница, увидев его удивленно хлопнула глазами, сдвинула брови и замолчала. Сдается мне, что за последние годы здесь, в Файролле, себе такого никто не позволял.

И, может, зря.

— Так вот — продолжил я, решив, что теперь отступать все равно некуда — Мы на самом деле друзья. И если вы скажете мне: «Хейген, у меня проблемы и мне нужна твоя помощь», то я не буду раздумывать, не стану прикидывать выгоду, а просто приду и помогу. Точнее — сделаю все, что от меня лично зависит. Нет, это не упрек в ваш адрес, и я не имею в виду тот наш разговор, когда вы фактически приперли меня к стенке. Вы настоящий лидер, вы игровой функционер, а потому мыслите совсем не так, как я, не по-дилетантски. У меня чувства — у вас прагматизм. Это не хорошо и не плохо, просто так оно есть на самом деле. Но это — было. Я попросил помощи, вы выдвинули неподъемную цену за ее оказание, мне пришлось сказать вам «нет». Но моя проблема-то никуда не делась? И я решил ее так, как смог, а именно — через Гедрона Старого и отчасти «Сорок». И сейчас вы фактически вменяете мне это в вину, на что, говоря по чести, у вас нет никакого права. И — да, я буду работать с «Орландинос». Такова моя плата за победу. И она меня устраивает. Я отдам долг услугой, а не свободой.

Ведьма слушала меня внимательно, по ее лицу было невозможно понять, что она думает по этому поводу. Ей бы в американский покер играть, в «холдем» там, или в «омаху». Самое то будет.

Кстати — сейчас я выясню, насколько высоко сидит ее «крот» у «Сорок». Вранья в моих речах было не меньше, чем правды. Если источник «Гончих» занимает уровень Реввара или выше — она сейчас меня втопчет в землю. Если нет — имеется возможность свести все к мирному завершению разговора.

— Я всегда знала, что у тебя есть стержень внутри — удовлетворенно произнесла Ведьма — Он находится где-то очень глубоко, но он есть. Наверное, поэтому я и спускаю тебе с рук то, что другим бы не простила.

— Думаю, это не единственная причина — заметил я — Есть и другие.

— Другие? — Ведьма задумалась — Возможно. Но эта основная. Ты странное существо, Хейген, я это поняла еще там, у цитадели «Диких». Ты не самый сильный игрок. Да что там — как игрок ты откровенно слаб, нет в тебе истинного куража, стремления стать первым среди первых. Но это все компенсируется невероятным везением, таким, в какое трудно поверить. Добавим сюда твой цинизм, смешанный со странными личными принципами и получим презабавнейшую картину, которую я наблюдаю уже добрых полгода. И, надеюсь, буду наблюдать дальше.

Значит, все это было только очередное шоу. Мне показали еще одну личину Седой Ведьмы и, как всегда, не настоящую. И не лень ей так развлекаться, а? Будто других дел нет.

А вообще интересно было бы глянуть на ее истинное лицо, то, которое настоящее. Нет, не в реальной жизни, не об этом речь. Понять бы ее истинные устремления. Ну вот не верю я, что все замыкается на господстве клана «Гончие смерти» в игровом мире. Тут что-то другое, вот только то? Может, она так реализует свои тиранические замашки или мстит человечеству за что-то?

Или это вообще ее бизнес? Самый настоящий личный бизнес, где она самый что ни на есть главный начальник. Не секрет ведь, что в игре вертятся огромные деньги. Вот она и отсеивает всех тех, кто может принести ей пользу. Совершенно нормальная селекция, как в любом офисе любой страны мира.

В любом случае — она меня в очередной раз прощупывала, это факт. Она ищет ту брешь, в которую можно вцепиться, ввинтиться, внедриться, а после вывернуть меня наизнанку. И дело не в моей везучести или выдающихся личных качествах. У нее другая цель, вот только какая? Я прямо сейчас навскидку назову три возможных, и ни одна из них не несет личных мотивов. И слово «забавно» к ним тоже не монтируется.

— Призадумался? — весело спросила у меня Седая Ведьма — Это хорошо. Ты мыслишь, значит, ты существуешь.

— Перевариваю — не стал скрывать свои истинные чувства я — Умеете огорошить.

— На том и стою — Ведьма снова села в кресло и пододвинула к себе бумаги — Ладно, подытожим. Возможное непонимание между нами, я так полагаю, устранено. И наши кланы, и мы с тобой по-прежнему кто?

— Друзья — ответил я.

— Верно — Седая Ведьма подмигнул мне, и пропела — «Ты и я, ты и я, мы с тобой двузья».

Вот это, правда, меня впечатлило. Чего-чего, а вокальных экзерсисов от нее я не ждал совершенно.

— Так, дальше — она побарабанила пальцами руки по столу — Осознав неприемлемую корыстность своего поведения, я даю тебе слово в том, что при необходимости «Гончие» придут к тебе на помощь без каких-либо условий. Ну, кроме разве одного.

— Не вести дел с Гедроном Старым? — предположил я.

— Двух — поправилась Седая Ведьма — Это предложение мне тоже нравится.

— Первое слово дороже второго — засмеялся я — И, если совсем уж начистоту, — мне он по душе. Нормальный мужик, правильный. А что с характером — так все мы неидеальны. Заговоров против вас я с ним плести не стану, за это поручусь.

— Гедрон — идеалист — заметила Седая Ведьма, приглаживая волосы — Всегда таким был. Для него важен не только результат, но и дорога, по которой он к нему пришел, что, по сути, неправильно. Вот потому-то мы с ним в свое время и не нашли общего языка.

— Так какое условие? — решил перевести тему разговора я.

— Простое — лучезарно улыбнулась Седая Ведьма — Я хочу знать все о том, что будет происходить в Эйгене в ближайшее время. Точнее о том, чему ты сам будешь свидетелем. Не требую ежедневного отчета, знаю, что ты сразу на дыбы встанешь, да и у меня время не резиновое. Просто время от времени заглядывай ко мне, и делись впечатлениями. Я же женщина, любопытство моя природная черта. А там такое — переворот, междоусобица, распри! Прямо как в сериале.

— И не забывай упоминать о том, что предпринимают «Орландинос» в свете этих непредсказуемых событий — закончил я ее фразу — Так?

— Перспективный клан — деловито заметила Ведьма — Такие они прямо… Молодцы! Давно за ними наблюдаю. Вот ты мне и поможешь до конца понять — дружить с ними или нет? Так сказать — взгляд со стороны.

Ну, я бы назвал это просто и коротко — «стук».

— Видно будет — с достоинством произнес я — Надо мной пока не каплет. Да и с «Орлами» я пока толком не знаком. Так что репортажи об игровых событиях ждите, а все остальное… Поглядим.



— Характер у тебя жуткий — вздохнула Ведьма — Жалко мне твою жену.

— Не женат — сообщил я ей — Холостяк я. Потомственный.

На том мы и расстались. Не знаю, как она, а я был происходящим доволен. Шаткий мир устоял и визуальная поддержка «Гончих» никуда не делась — этого было достаточно для того, чтобы спокойно заняться своими делами. На практическую помощь я не особо надеялся, но сам факт того, что они стоят за моей спиной — он был известен многим и избавлял меня от ряда неприятностей. Пусти Седая Ведьма слух о том, что я у нее в опале — и жди проблем.

Нет, определенно день задался. Теперь поглядим, что будет завтра, причем не только здесь, но и в настоящей жизни. Там ведь Шелестова в редакции за главного оставалась. Интересно, у меня еще есть работа, или придется по пепелищу бегать?

Глава вторая

о новых планах и новых людях

К моему великому удивлению, Вика как раз была спокойна. То ли смирилась с тем, что атомная бомба класса «ЕШ» неминуемо превращает в выжженную пустыню все в радиусе своего падения, то ли рассудила, что расхлебывать последствия кратковременного правления Елены все равно придется мне.

Хотя, может, дело совсем уж в другом. Она вчера о чем-то долго общалась с моей мамой наедине, та потом называла ее «доченькой» и надарила кучу всякого разного. Тревожные, между прочим, признаки. Сильно тревожные. Даже батя, посмотрев на это все, вздохнул, потрепал меня по плечу и успокаивающе сказал:

— С другой стороны, ты почти полжизни пробегал на воле, сын, мне куда меньше перепало. Пора и в стойло.

Имеются у меня подозрения, что этой парочкой вчера был выработан Очень Хитрый План по приводу меня в это самое стойло, и именно его она сейчас обдумывает.

Если эти двое объединились, то мне почти наверняка уже не вильнуть в сторону. Хотя — а надо ли? Я уже размышлял раньше на эту тему, и пришел к осознанию того, что с Викой не так и плохо проживать под одной крышей.

С другой стороны — если подавляющее большинство девушек до бракосочетания являет собой образец добродетели и смирения, то откуда, скажите мне на милость, на наши головы сваливаются стервозные супруги?

Машина остановилась у центрального входа в здание, которое все-таки уцелело. Уже здорово. Стены и крыша на месте, остальное нюансы.

Невозмутимый Ватутин довел меня до кабинета и остановил движением руки у самой двери, не дав взяться за ручку.

— Что не так? — посмотрел я на него.

— Тихо очень — чуть ли не шепотом сказал он, и отодвинул меня в сторону от входа в помещение нашей редакции — Это странно.

В самом деле — странно. Времени двадцать минут десятого, все уже должны быть здесь и дружно ругаться друг с другом, в соответствии с утренними традициями.

А тут — тишина за дверью.

— Ой! — Вика уцепилась за мою руку — А если они все там… Мертвые лежат!!!!!

— Что за чушь? — возмутился я, но против моей воли воображение уже было активировано.

Мне мигом нарисовалась картина, в которой комната утопала в крови, оскал на лице неживого Петровича, Таша с недоеденным яблоком в руках, даже в подобной ситуации аккуратненькая Ксюша, и, естественно, Шелестова, живописно раскинувшаяся в луже крови и невероятно красивая даже в смерти.

Я даже головой потряс, вытряхивая из нее эту неимоверную хрень. Чушь какая. И еще — а вроде такое со мной уже было? Мерещилось мне подобное в свое время. Дежа вю, однако.

Ватутин встал передо мной, прикрывая, щелкнул предохранителем пистолета и мотнул головой, давая одному из своих подчиненных команду заглянуть в кабинет.

Тот приоткрыл дверь и оттуда немедленно грянуло:

«Вспомним мы обычай древний, и заветный, и простой…»

Впрочем, песня как грянула, так и смолкла, сменившись недовольным Ленкиным воплем:

— Ты кто, черт бритый? А ну, исчезни отсюда! Шляются всякие, понимаешь! Народ, на изготовку, ложная тревога!

Нет, такого не было. Не дежа вю.

— Надо же, приготовились к встрече — сказала тихо и немного печально мне Вика — А мне ничего не сказали.

— Чтобы не выдала — подбодрил я ее.

— Да нет, просто в расчет не брали — криво улыбнулась она — Есть ты, есть они и есть я. По отдельности эти величины совпадают, но одним целым стать не могут.

— Эк тебя растопырило — проникся я, не без удовольствия глядя на бритоголового охранника, пытавшегося понять, что это было такое.

— Иди — толкнула меня Вика в спину — Они ждут. Нехорошо получается.

А ведь правда приятно. Когда человек становится своим среди своих — это великое дело. Сопричастность к коллективу, к общему делу важна неимоверно, это то, что невозможно ничем заменить. Нет, если с отношения с коллективом не сложились, то тут же выдаются фразы вроде: «я социопат», «индивидуальное пространство — вот что мне нужно», «важно быть личностью, а не одним из стада» и тому подобное. Но это все только попытки скрыть досаду от того, что все в пятницу идут спиртное различной крепости пить в ближайший бар, а ты домой едешь в одиночку.

Я пригладил волосы, подошел к двери и резко ее открыл, пряча довольную улыбку.

— Барин приехал! — радостно сообщила Шелестова, плечи которой были закутаны в шаль невероятно пестрой расцветки, и ткнула пальцем в смартфон, который был у нее в руке.

Оттуда немедленно по новой понеслось:

«Вспомним мы обычай древний, и заветный и простой,

К нам приехал, к нам приехал…»

На этом исполнение песни цыганским хором прервалось, заканчивал ее уже мой коллектив:

— Наш начаааальник даааарагой!

Все стихло, я недоуменно уставился на Шелестову.

— Ну? — спросил я у нее.

— Что? — томно поинтересовалась она, стоя вполоборота, обняв себя за плечи и глядя на меня подведенным темной тушью правым глазом, полускрытым под светлыми волосами. Видимо так ей рисовалась истинная цыганка.

— «Пей до дна» где? — уточнил я — Поднос где, рюмка с «беленькой»?

— Рабочий день на дворе — изумилась Шелестова — Какая «беленькая»? Могу «фанты» налить.

— Да не в этом дело — подал голос Петрович — Они всю голову сломали просто, как твое имя в здравницу вставить. Там же перед «пей до дна», сначала его пропеть надо, и единственное, что худо-бедно туда монтировалось, так это «Харик». Естественно, что они забоялись.

— Аргумент — засмеялся я, глядя на Шелестову, которая очень недобро глянула на Петровича — Но все равно — немного не то без подноса и рюмки.

— Нет рюмки — решительно заявила она, развела руки в стороны, зажав в ладонях цветастый платок — Зато «холодец» есть!

Каблуки ее туфелек выбили из пола дробь, после она лихо на них крутанулась, выгнулась, и передернула плечами, ребята захлопали в ладоши.

— Эй, начальник! — звонко крикнула Шелестова, извиваясь как змея в танце напротив меня — Повысь в должности — еще не так станцую! Хоп-хоп-хоп!

Вот откуда в ней это все? Вроде — «белая кость», папа богатый, живи в свое удовольствие. А она тут с нами, вон, «цыганочку» танцует.

Я изобразил из себя Паратова, вальяжно похлопал в ладоши, жалея о том, что на мне не шуба с меховым воротником, и еще о том, что усов у меня нет.

— Опа-опа, дрипа-дрипа — негромко сказала за моей спиной Вика, глядя на Елену, которая изогнулась так, что ее волосы касались пола — Насчет должности не знаю, но ты в «Танцах». Спасибо.

Собственно, на это показательное выступление и кончилось.

Шелестова смахнула со лба капельки пота, заулыбалась и задушевно спросила у Вики:

— Понравилось?

— Не то слово — немедленно ответила та — И самое главное — как это к месту и ко времени.

— Когда же, если не сейчас? — укоризненно произнесла Елена, поправляя волосы — Харитон Юрьевич возвернулся невесть откуда, разве мы могли не устроить ему встречу? Вы об этом не подумали, пришлось нам самим проявлять инициативу. Так сказать — снизу. А, чуть не забыла!

Шелестова подошла к своему столу, покопалась в куче бумаг, достала оттуда что-то желтое, поднесла это к губам и дунула в него.

Пронзительный звук заставил меня вздрогнуть. Это оказалась гуделка.

— Ура-ура-ура! — деловито произнесла Шелестова — Все, торжественная встреча окончена. Доклад сейчас слушать будете, или чуть погодя?

— Здание на месте, люди все в наличии — значит, все нормально — без тени иронии ответил я — Какие отчеты? А вот материалы на новый номер посмотрю непременно. Да, Ксюша… Где ты там есть?

Наша «серая мышка» подняла руку, она сидела рядом со шкафом, практически прячась в его тени.

— Твой проект одобрен, финансирование под него выделят — порадовал я ее — Причем, как полагается — кто придумал, тому этот гемморой и достается, так что тебе над ним и корпеть. Плюс второй проект, тот, что предложил я. Ну, что турнира, помнишь?

Ксюша кивнула и сделала пометку на листочке, лежащем перед ней.

— Так вот он тоже достается тебе — продолжил я — Концепт, полагаю, тебе понятен, так что займись конкретикой события — даты, зоны ответственности, оформление, слоганы, игровая реклама и все такое прочее. В идеале, если это мероприятие перейдет в стадию пиара уже где-то в марте, то есть недельки через три, а пройдет в конце мая, перед «мертвым» летним сезоном. И потом — все это затевалось для подъема интереса к изданию, это основная цель. Вот ее и придерживаемся. Все ясно?

— В общих чертах — пискнула девушка — Вот только про зоны ответственности непонятно.

— Не одной же тебе над этим всем горбатиться? — даже удивился я, снимая пуховик и определяя его на вешалку — Надорвешься. Да и не дело это. Часть полномочий делегируй коллегам, причем не на словах, а на бумаге, оформленной как «служебная записка». Стройникову следует поручить то-то и то-то, Шелестова отвечает за то-то и то-то. И спрашивай с них как следует, без всяких сантиментов. Народ, все меня услышали?

— Услышали — хмуро ответил Стройников за всех.

— Не было у бабы забот, купила баба порося — подал голос из своего угла Петрович, щелкнул зажигалкой и тут же зажужжал карманным вентилятором.

— Меньше пессимизма — пристыдил я коллег — Мыслится мне, что при правильном подходе из этого можно сделать игровой опен-эйр, эдакое главное событие лета. И если оно пройдет хорошо, что премия не заставит себя долго ждать. Мы же не за идею работаем, а за деньги.

— Премия — это правильно — бодро заявила Таша, разворачивая шоколадную конфету — Премию я люблю.

Народ бодро зашумел, подтверждая, что они думают так же, и в свете премии грядущее событие выглядит совсем уж по-другому. Перспективное оно, и очень для нашего дела полезное.

— Меня и Викторию тоже подключай, без чинов и скромности — дал Ксюше еще один совет я — Хотя без меня в любом случае не обойдется, так что сегодня после двенадцати ко мне зайди, мы набросаем основной костяк мероприятия. Ну, а мясо на этот костяк ты будешь наращивать сама. Что еще? Да. На это время ты освобождена от всей текучки, полностью. И каждый понедельник мне будешь подробно докладывать о проделанной на предыдущей неделе работе. Только без фанатизма, прошитые отчеты можно не делать. И «радеоновских» задействуй тоже без особых стеснений, без них в любом случае не обойтись. Рекламщики, гейм-дизайнеры, Костик… Ты помнишь Костика? Вот с ним будь на связи постоянно, поскольку много контента в игру вводить придется.

— Еще там есть такая Вежлева — подала из-за моего плеча голос Вика — С ней поговори непременно. На ней регионы, связи с общественностью и много чего другого.

Я не стал ее посвящать в детали того, что случилось в Праге. Зачем? Потому для нее Вежлева все еще функционер «Радеона».

— Лучше с ее замом пообщайся — уточнил я — Марина человек занятой. Всё, я сейчас выкурю сигаретку, и начнем обсуждать новый номер.

Вот тоже интересный момент — кто будет Вежлевой наследовать? Нет, я ее мертвой не видел, так что хоронить ее рано. Вот только в совпадения я не верю, потому что их не бывает. Что Азов делал в аэропорту? Какой груз встречал? Уж не длинный ли контейнер-холодильник? Боюсь — именно его.

В любом случае, даже если я сгущаю краски и все с нашей деловой красоткой в порядке, то одно предельно ясно — не работать Марине дальше в московском филиале «Радеона». Не работать, ни при каких раскладах. Ее Зимин с Валяевым сожрут за то, что она сделала. Сожрут, сожрут, и косточек не оставят. Из всего того, что я увидел в Праге, было сделано много разных выводов, и один из них таков — чтобы не натворила эта парочка, им все равно почти все сойдет с рук. То есть — за свои грехи они огребут по полной, это да, но даже в случае их виновности первый кнут все равно достанется доносчику. И второй тоже. И пятнадцатый. Потому что когда свои собаки грызутся, чужим там делать нечего.

Непростые у верхушки «Радеона» отношения. Можно даже сказать — родственные. По крайней мере впечатление складывается именно такое. А семья — она и есть семья. Сами поругались, сами помирились, и мнения прохожих с соседями тут лишние. Они выслушиваются, но не являются руководством к действию.

И все-таки — кто займет место Вежлевой? Вопрос не праздный, мне с этим человеком бок о бок работать в каком-то смысле. Параллельные у нас пути.

Надо будет не мудрить, а позвонить вечерком Валяеву. Наверняка он что-то уже знает. Правда, не факт, что захочет со мной информацией поделиться. Но попробовать-то можно?

Потом все эти мысли отошли на второй план — мы с Ксюшей начали планировать, что можно устроить на турнире и это дело оказалось крайне увлекательным. Очень здорово планировать глобальное мероприятие, когда ты не скован ничем. А какие тут ограничения? Игра же. Хочешь — огненного дракона с платиновой блондинкой в виде всадницы в небеса запусти, хочешь — троллей, исполняющих «Танец маленьких лебедей» на сцену поставь. Было бы желание и умение верно сформулировать техническое задание. Ну, и аргументы, которые следует пустить в ход в беседе с Костиком. А у нас такие есть. Один сидит за стеной, с костлявыми ключицами и сумбурной прической, второй у меня на всякий случай прибережен. Так что — воспоследует.

Мы генерировали идеи, Вика же, присутствующая в кабинете, шустро их записывала, с удивлением глядя на обычно тихую, а сейчас раздухарившуюся подругу.

— А еще можно провести конкурс прыжков в мешках! — выпалила Ксюша.

— Вот сейчас не понял — изумился я — Какой смысл?

— Для смеха — девушка хихикнула — Такого никто ждать не будет, понимаете? Там ведь что будет? Поединки всех мастей, состязания лучников и магов, антуражное все, привычное, игровое. А прыжки в мешках — это родное, из детства. Контраст.

— И в самом деле — почесал я затылок — Вик, ты запиши, я подумаю.

— Надо целую локацию делать — дверь скрипнула и в образовавшуюся щель просунулась голова Шелестовой — Зачем только мешки? Нужно быть последовательными. Что там еще? Перетягивание каната, корзина с мячами, и так далее.

— Перетягивание каната отпадает сразу — холодно ответила ей Вика — Это не жизнь, там у всех уровень силы разный. Но дело даже не в этом, дело в том, что…

— Лезть в чужие разговоры неприлично — закончила за нее Елена — Я знаю, мне это часто говорят. Вот только поделать с собой я ничего не могу, характер уже не изменишь. Да я собственно на секунду. Харитон Юрьевич, есть мысль. Тут в Эйгене, это столица Западной Марки, интереснейшие события происходят. Там королевская семья власть делит, со дня на день такой жесткий замес стартует, что Дрюону не снилось. Может, развернутый репортаж сделаем? Я бы даже в игру сгоняла, на месте все это посмотрела, поскринила.

— Не вопрос — одобрил я — А что, прямо вот совсем жесть?

— Не то слово — Шелестова махнула руками, обозначая, насколько он масштабен — С одной стороны принц, с другой его мама, каждый свою линию гнет. Еще чуть-чуть — и полыхнет гражданская война. Хоть вы меня убейте, но тут нужен репортаж с места событий. Мало того — там же еще и игроков полно, все топовые кланы своих эмиссаров в Эйген послали, чтобы те определились, какую из сторон поддерживать во время войны. Там же репутация на кону, потому грызутся игроки как собаки на псарне и друг за другом следят во все глаза. В общем, не игровой город, а Тегеран в 1943 году. Ну, когда там Сталин, Рузвельт и Черчилль встречались.

— О как — озадачился я.

Не предусмотрел. А ведь верно — там сейчас народу как на Бобике блох, событие-то из нерядовых. И как только «Орландинос» попрут вверх, заняв место близ Вайлериуса, они тут же попадут под пристальные взгляды огромного количества глаз. И я вместе с ними, что довольно печально. Мне популярность нафиг не нужна. Я скромный и застенчивый по натуре человек.

Однако, повод для раздумий.

— Богом клянусь — перекрестилась Шелестова, а после щелкнула себя ногтем по зубу — Мне про это Ди рассказала, мы с ней вчера языками зацепились вечером.

— Ди можно верить — кивнул я.

Еще бы. Это наш поставщик новостей из «Радеона». Уж если кто и знает правду из первых рук, то это она.

Выход на местность я Елене разрешил, и написание материала об этих событиях закрепил за ней. Причем она настырно настаивала на моей собственноручной расписке, мотивируя это тем, что ей надоело генерировать идеи, по которым потом другие статьи пишут.

В общем эти новости меня немного опечалили. Повторюсь — не люблю публичность. Мне больше по душе тихонько делать свое дело, не бросаясь никому в глаза. А тут…

У меня даже желание появилось «Орландиносам» отказать, причем довольно сильное. Ну да, определенные договоренности были достигнуты, но, с другой стороны, я ведь своему слову хозяин? Захотел — дал его, захотел — обратно забрал. Все по-честному.

Вот в таком разобранном состоянии я и вошел в игру.

Первым делом я рванул в замок короля Лоссорнаха. Надо забрать Назира и помириться с Кро, которая наконец-то появилась в игре, об этом свидетельствовал ее ник в списке друзей, подсвеченный зеленым цветом. И самое главное — клан, надо было посетить место его дислокации, на этом настаивал Костик, с которым я созвонился еще днем. Он сказал, что всему есть мера, и он больше не хочет курочить из-за меня систему.

В замке все было по-старому, что меня немного примирило с жизнью. С небес сеял небольшой снежок, по стенам вышагивали стражники, рыжий Леннокс, сидя на ступеньках лестницы лениво глодал куриную ножку и таращился на задастых девок, которые выбивали сучковатыми палками перины и подушки. Судя по всему, у них сегодня был санитарный день.

Обнаружилась во дворе и Кролина. Она что-то обсуждала со Славом и Снуффом, неподалеку от них отирался еще пяток моих сокланов.

— Привет честной компании — весело гаркнул я, подходя к дискутирующей троице — О чем речи ведете?

— Мы уж думали что все, забил ты на нас — без приветствий заявил мне Снуфф — Как битва отгромыхала, так ты словно сгинул.

— Это жизнь, дружище — развел руки в стороны я — Игра в ней не главное, даже не вспомогательное. Были дела, были проблемы, было вообще не до того.

— Да нет, это понятно — Слав поморщился — Просто сложилось так, что тебя нет, а проблема нарисовалась. Не то, чтобы было нам было сложно принять решение, но просто это не очень правильно, подобное в компетенции предводителя клана.

— А если конкретней? — подобрался я.

— Чумдока помнишь? — сплюнул на снег Снуфф — Инсайдером оказался. На «Двойных щитов» работал, гад такой. Случайно выяснилось, нам про это новенькая рассказала.

— Какая новенькая? — уточнил я.

— Да вон та — ткнул он пальцем в сторону сокланов, стоящих неподалеку — Которая с бритым черепом, эльфийка. Мысь зовут. Она малость странноватая, но в принципе внятная.

Я смерил взглядом вышеупомянутую Мысь. Ну да, раньше я ее не видел. И в самом деле — чудной персонаж. Более всего она напоминала мне гопницу, я на них вдоволь насмотрелся в командировках по городам и весям России. Бритый череп, татуировки там и сям, даже на лице, шипованно-кожаная одежда, куча непонятной бижутерии и лук на плече. Причем последний декорирован чем-то, более всего напоминавшим мумифицировавшиеся уши. И некоторые из них вроде как даже не принадлежали представителям человеческой расы.

— Однако — только и смог сказать я — Кро, это ты такую красоту к нам привела?

Девушка вздернула носик и отвернулась от меня, созерцая серый небосвод и кружение снежинок. Мне четко дали понять, что я недостоин общения с ней.

— Кролина — вкрадчиво произнес я, дернув свою заместительницу за рукав — Кролинушка. Ну, прости дурака. Виноват, скотина, паразит, сволочь, долбоклюй. Я еще очень много разных слов могу про себя сказать, но какой в этом смысл? Я же осознал, пережил, раскаялся. Не поверишь — каждый вечер думал о тебе.

— Боюсь представить, что именно — ехидно сказала Кролина, не отрывая взгляда от низко нависших над крепостной стеной туч — Перед сном-то.

Снуфф и Слав синхронно хмыкнули.

— Не без этого — ударил себя в грудь я — Были мысли и интимного, не сказать — эротического характера. А что? Ты красивая, все при всем, так почему стареющему…

— Что? — Кро даже подпрыгнула на месте — Вот ты скотина!

— Паразит — немедленно поддакнул Снуфф.

— Сволочь — поддержал его и меня Слав.

— Долбоклюй — подытожил я — Расчет окончен. Кро, давай мириться. Глупо в дни войны быть одним целым, и разругаться тогда, когда мы добрались до времен относительного благополучия. Это везде война, а у нас вроде все как раз устаканилось.

— Будешь должен — ткнула меня пальцем в грудь девушка — Чего — еще не знаю, но будешь.

— Буду — заверил ее я — Так что там с Чумдоком?

— Эта самая Мысь в свое время состояла в одном клане, назывался он «Татуированные кабаны» — азартно забубнил Снуфф — И клан этот кому-то перешел дорогу, уж не знаю кому точно и каким образом. Вот тогда у них и появился наш Чумдок. Вместе с «Кабанами» в рейды ходил, все как водится, игрок как игрок, ни лучше, ни хуже. Но вот только в один прекрасный момент он их лихо подставил. Сказал, что нашел данж, ничей, неразграбленный, приходи и выноси, только делать это надо быстро. Ну, эти «Кабаны» и ломанулись туда, особо не разбираясь, что и как. И зря, поскольку данж был вовсе не ничейный. Его за пару часов до этого уже нашли бойцы из другого клана и оформили все как положено — флаг у входа, охрана, в общем — классика.

— Вот только когда бывший клан Мыси туда пришел, ни того, ни другого у входа не было — продолжил я его рассказ.

— Само собой — подтвердил боец — А потом «Кабанам» устроили жесткий прессинг. По официальной версии пострадавший клан поручил «Двойным щитам» восстановить справедливость и наказать «Татуированных кабанов» по закону, игровые правила позволяют привлекать наемников для подобных целей. Но, как по мне, «Двойные» сами наняли этих пострадавших, чтобы иметь легальный повод разнести «Кабанов» по камушкам.

— И разнесли — подытожил я.

— За пару дней — ухмыльнулся Снуфф — Как тесто по столу раскатали. Их рвали по всему Раттермарку, игроки с локаций возрождения не вылезали до тех пор, пока не покидали клан. К концу недели «Татуированные кабаны» перестали существовать. А Чумдока Мысь увидела через пару дней после этого в компании с головорезами из «Двойных щитов», они пили пиво и веселились. Вот так-то.

— Весело — я пощелкал пальцами — А где этот красавец сейчас? Чумдок, имеется в виду?

— Он больше не с нами — нейтральным голосом сообщила мне Кролина.

— Кро? — требовательно спросил я.

— Что Кро? — девушка смутилась и шаркнула ногой по снегу — Ну, я немного вышла из себя…

— Немного — Снуфф и Слав переглянулись — Мы тут план придумали, как его пополезней использовать, а она пришла, психанула, и его из клана выкинула.

Было бы странно, поступи Кро по-другому. Это же она его привела, ей было обидно и досадно.

— Это зря — опечалился я — Может, и вправду он нам пригодился бы зачем. Но — сделано и сделано, чего теперь?

— Теперь да — вздохнул Снуфф.

— Но выводы сделать стоит — ткнул я пальцем ему в грудь — С сегодняшнего дня и ты, и Слав получаете звания офицеров, с правом совещательного голоса. Кро, ты не против?

Мне ее одобрение не требовалось, но лесть в подобных случаях никогда еще не была лишней.

— Давно пора — капризно ответила мне заместительница — А то я все одна бьюсь, как рыба об лед.

Я залез в клановые настройки, покопался в них, и через минуту над головами двух бойцов появились небольшие значки синего цвета, внешне напоминающие рыцарские щиты.

— Поздравляю — пожал я руку Снуффу, а потом Славу — Награда нашла героев.

— Неожиданно — проворчал явно довольный произошедшим Слав — Но приятно. Опять же — дополнительные клановые бонусы появились.

— Надо бы обмыть — как всегда подошел к вопросу практично Снуфф — А потом ознаменовать это дело каким-нибудь общим мероприятием. Битва — это было здорово. Но когда это было? Народ заскучал, застоялся.

— Придумаем что-нибудь — пообещал я ему — Вот сейчас разгребусь кое с какими делами, и придумаем.

— Все как всегда — Кролина не очень правдоподобно рассмеялась, но зла в голосе у нее уже не было.

Просто ей без язвительности пока никак нельзя, мы же по сути только-только помирились, и для меня ничего еще окончательно не кончилось. Кро настоящая женщина, так что все развивается по канонам жанра. Подозреваю, что и непосредственная причина нашей размолвки ей давно уже забыта, только это неважно. Главное, дать мне понять, что она так просто свои обиды никому не спустит.

Молодая еще, не знает, что именно взаимные уступки и компромиссы между мужчиной и женщиной являются главным залогом по-настоящему хороших и крепких отношений. Причем, не обязательно интимных. А всё остальное — производные от этих компромиссов.

Ладно, пусть ее. Но надо будет не забыть узнать, кто именно в свое время порекомендовал ей Чумдока как потенциального волонтера в наш клан. Не на улице же Кролина его нашла?

Значит — «Двойные щиты». Опять они. Хотя — чего еще ожидать? Мюрат притих, не маячит у меня теперь постоянно за спиной, но при этом верить в то, что он про меня забыл, было бы глупо.

Не думаю, что этот Чумдок был послан к нам для диверсий и всего такого прочего. Думаю, он просто за мной приглядывал, сливая информацию о происходящем на сторону. Нет, хорошего в этом мало, но и смертельного особо нет ничего.

— Кхм — раздалось у меня за спиной.

Это был Назир, хмурый до невозможности.

— Назир — мигом понял я причину его недовольства — Назирушка! Ну, прости негодяя. Виноват…

— Очень трудно охранять жизнь того, кто старательно этого избегает — перебил меня ассасин.

— Обещаю, больше без тебя никуда — ударил себя в грудь я — Слово!

— Не верь — посоветовала Назиру Кролина — Обманет. Ууууу!

И она ткнула меня пальцем в лоб.

При этом глаза ее смеялись.

— А где Трень-Брень? — я внезапно понял, что в замке стоит небывалая тишина — Она вообще появляется?

— Редко — с довольным видом ответил мне Слав — Сессия у нее. Точнее — была сессия, она там кучу предметов «завалила», и теперь шуршит по полной, чтобы не отчислили. Мы даже подумываем пробить, в каком вузе она учится, скинуться деньгами и заплатить преподам, чтобы те ее по переэкзаменовкам погоняли подольше. Ей-ей, этот «донат» того стоит.

— Учение — свет — даже не стал спорить я — Так ее. Если что — я в деле. Ладно, все это здорово, но мне, как это ни печально, пора. Пойду зарабатывать денежку для клана.

— Если не секрет? — заинтересовалась Кролина.

— Есть одна темка — уклончиво ответил я — Да не дергайся, на этот раз без инстансов и игровых изысков. Просто я тут при случае обзавелся кучей проклятого железа, теперь хочу его продать одному барыге. В шесть у нас встреча.

— Доспехи, оружие? — требовательно спросила Кролина — Что за барыга?

— Барыга как барыга, гном, при деньгах — я почесал затылок — Товар — доспехи. А что?

— Они стоят значительно дороже иных обычных доспехов — моя заместительница прищурилась — Ты вообще порядок цен на проклятое снаряжение хоть знаешь? А на проклятую сталь, как таковую? Как на материал?

Костик меня худо-бедно просветил на этот счет, но не скажу, что он знал намного больше, чем я сам. По крайней мере, у меня сложилось такое впечатление.

— Нуууу…. - я повертел пальцами в воздухе — Более-менее.

— Ясно — подытожила моя заместительница — Дятел ты, дорогой мой Хейген, по-другому тебя и не назовешь. Нет уж, я сама этим займусь, а ты рядышком постоишь. Снуфф, ты идешь со мной, для представительности. И еще надо кого-то для массовки взять, кого-то такого… А! Мысь, сюда иди.

Шипасто-татуированная девица отвлеклась от разговора, который вела с как всегда немного отстраненной от реальности Сайрин, и неторопливо прошествовала к нам.

— Чё? — спросила она и я обратил внимание на то, что язык ее был как бы разрезан на две части. Складывалось такое впечатление, что во рту у нее жало. Красиво, но страшновато.

— С нами пойдешь — деловито заявила ей Кролина — На ближайшие пару часов ты большой специалист по проклятым предметам, вид у тебя подходящий. Но рот открываешь только тогда, когда я скажу, ясно?

— Говно вопрос — передернула мускулистыми татуированными плечами Мысь — Кого-то кидать будем? Какой мой процент?

— Сначала посмотрим на товар и покупателя, а там видно будет — уклонилась от ответа Кролина — Хейген… Кстати. Мысь, это Хейген, наш лидер.

— А - сказала Мысь, окинув меня безразличным взглядом — Типа рада знакомству.

— Я тоже — еле удержался от смеха я — Типа это… Типа опа.

Откуда откопали это чудо, и как оно попало в наш клан? С другой стороны — мы впитываем в себя оригиналов со всей игры, почему бы не завести себе еще и вот такую Мысь?

— Н-да — с сомнением произнесла Кролина — Хейген, что стоим? Давай, открывай портал, времени полшестого, а мне еще товар надо оценить.

— Да не вопрос — я достал из сумки свиток — Пошли.

Ну, не могу я себе отказать в удовольствии посмотреть на их лица в тот момент, когда они поймут, куда попали.

В принципе, может, и не стоило бы сводить Кролину с Ревваром, но с другой стороны — что тут такого? Ну да, у «Сорок» есть определенная репутация, но это легальный игровой клан, почему я не могу вести с ними дела? Другой разговор, что надо будет гному сказать о том, чтобы он помалкивал об иных наших делах и договоренностях.

И потом — я сразу планировал пустить это золото на клан, выводить из игры я его не собирался. В качестве же торговца Кролина точно мне даст сто очков вперед.

— Тролли! — охнул Снуфф, выдергивая меч из ножен.

— Да это Фоим! — взвизгнула Кролина, накладывая стрелу на тетиву лука — Ты куда нас затащил?

Назир ничего не сказал, он просто закрыл меня собой.

Тролли, как обычно бродящие вокруг «кучи-малы» увидели приготовившихся к бою людей и недовольно заворчали. Нападать, правда, не стали, поскольку я сразу же замахал им руками и заорал:

— Привет. А Рунг где?

— Рунг у хозяина — пробубнил проходящий мимо нас Гарр, я его узнал по седым волосам, торчащим из ушей. Он вообще, похоже, был эдакий тролль-ветеран, я бы даже на месте собратьев называл его не «Гарр», а «Гарр Гаррыч» — Хозяин приходил, хвалил, сказал, что камней у нас теперь много. Рунга с собой забрал. Меня за него оставил.

— Справедливо — одобрил я действия Странника. Кстати — из местной публики именно Гарр отличался хоть какими-то признаками интеллекта, про остальных лучше было помолчать — Слушай, еще там, на болоте Рунг подарил мне вон ту кучу железяк, ты, вроде, даже рядом тогда стоял, когда он это сделал. Я хочу ее забрать.

— Бери — неожиданно покладисто согласился Гарр — Рунг рассказал Хозяину про то, что ты нам с камнями помог. Хозяин одобрил. Хозяин сказал…

— Гарр, стоп — вот эти тролльи речи моим сокланам слышать не следует — Давай мои друзья пока займутся железом, чтобы время не терять. А ты тем временем мне как раз все дорассказываешь.

— Хорошо — степенно прогудел тролль.

Друзья как раз к этой моей реплике проморгались, поняв как то, что их никто сейчас убивать не станет, так и то, что я здесь свой, и теперь смотрели на меня каждый по-своему. В глазах Снуффа читалось уважение, Мысь явно немного изменила ко мне свое отношение, причем в лучшую сторону, Кролина же опять начала закипать. Ну как же, явно произошло что-то интересненькое — и без нее!

— Народ, вон доспехи — я ткнул пальцем в кучу черных железяк, которые лежали там же, где я их оставил.

— Большая — Снуфф почесал затылок — Понятно, что это не реальный мир, но все равно быстро это дело не перекидаешь, «выносливость» не безгранична.

— Гарр, не дашь пару своих? — обратился я к троллю, так и стоявшему рядом.

— Слабые вы, человеки — с ноткой презрения сообщил мне тролль — Как только ваше племя нас всех победило?

— Просто нас много — подала голос Мысь — Числом задавили. Мы такие, мы можем.

Гарр ничего на это не ответил, но отрядил двух троллей к нам на помощь.

— Где договорились встречаться с барыгой? — спросила у меня Кролина.

— В Селгаре — я крякнул — Ну да, не лучшее место для доставки. Давай так — я сейчас открою портал на одну полянку в Северной Марке, там никого никогда не бывает и скажу троллям, чтобы они туда все перекидали. И вы следом за товаром ступайте, чего мудрить? А я потом барыгу туда доставлю, как раз ты успеешь все осмотреть.

— А кто такой Хозяин? — в лоб спросила меня Кролина.

— Понятия не имею — тихо ответил я ей — Но вон тому верзиле про это знать необязательно. Пока он думает, что я с ним заодно, мне здесь ничего не угрожает.

— Врешь — с уверенностью сказала девушка — Сто процентов. Но — ладно, сделаю вид, что поверила.

Тролли сноровисто перекидали железки в синеву портала, на той стороне их принимали уже ушедшие с плато Мысь и Снуфф, Кролина же следила за тем, чтобы здесь не осталось ни единой вещички.

— Хозяин сказал: «Хейген мой друг, ему надо помочь всегда» — негромко бубнил Гарр — Хозяин хвалил Рунга за то, что он тебя не убил. Еще Хозяин смеялся и говорил, что судьба…. Уммм…. Как там… Забавная она, судьба. Все вас вокруг водит, лбами сталкивает.

Это да, так оно и есть. Как с самого начала нас одна веревочка связала, так оно и продолжается по сей день. Причем, если посчитать, кто кому больше должен, так сальдо не в мою пользу выйдет. Я Страннику задолжал капитально, за все то, что он для меня сделал.

— Не успела — досадливо топнула ногой Кролина — Закрылся портал. Вещи все там, а я здесь. Хейген, открывай по новой, я того места не знаю.

— Ага — я достал из сумки еще один свиток и махнул им — Да, может тебе будет интересно. Покупатель — он из «Сорок». Слышала про таких?

— Что? — Кролина, уже почти скрывшаяся в портале, резко повернулась — Раньше сказать не мог? Что ты за человек такой!!!! Убить бы тебя!

Что опять не так-то?

Но при этом, когда я доставил Реввара на ту самую полянку, которая некогда служила местом поединка славного ярла Гуннара и бородатого негодяя Торсфеля, Кролина была сама радушие и обаяние.

Надо заметить, что за достаточно небольшой отрезок времени эта троица успела сделать многое. Доспехи были аккуратно разложены на траве, причем какие-то представляли из себя комплекты брони из пяти, а то и семи предметов, какие-то были сгруппированы по единому принципу. В смысле — наголенники к наголенникам, шлему к шлемам. Еще имела место быть небольшая груда совсем уж некондиционных предметов, которые, судя по всему только на лом и годились.

— Много — это было первое слово Реввара, после того, как он осмотрел экспозицию — Очень много. Хейген, где ты разжился таким количеством проклятых предметов?

— Есть места — лаконично ответил я, давая ему понять, что это сугубо мое личное дело.

— Итак, мы говорили про опт — потер руки гном — Во сколько ты оцениваешь всю эту красоту? И не забудь про скидку.

— Прошу прощения, почтеннейший Реввар — оттеснила меня плечом Кролина — Вооон там, видите кучку предметов? Это разносортица. Вот как раз там и опт, и скидка.

— Хейген? — Реввар показал на Кролину пальцем и вопросительно посмотрел на меня.

— Все верно — кивнул я — Эта девушка мой торговый представитель. Она обладает всеми правами и выступает от моего имени. Увы, но я вскоре буду вынужден вас всех оставить, дела, знаешь ли. Но поверь, с Кролиной невозможно не найти общий язык.

— Да я уж понял — печально вздохнул гном — Итак, милая барышня, начнем торг?

— А как же — серебристо рассмеялась моя заместительница — Начнем.

Собственно, на этом мое участие в торгах закончилось, я облегченно вздохнул и достал очередной свиток портала. Пора в Селгар. До семи не так много осталось, а мне еще надо к кузнецу заглянуть, по торговцам прошвырнуться, и, если успею, мастера боя посетить. У меня умений неполученных скопилось ужас сколько.

Глава третья

о торге и сделке

Нет, все-таки типовые умения что выдают мастера боя, не идут ни в какое сравнение с теми, что можно заполучить, таскаясь по самым темным и опасным закоулкам Раттермарка. Хотя — что тут удивляться, таковы общие правила любой игры. Тот же принцип действует в отношении одежды и оружия, покупаемого у вендоров. При желании можно у них приодеться и вооружиться, причем не сильно задорого, но вот только будут это вещички сильно так себе, из серии «на бедность». И правильно, поскольку настоящие, более-менее серьезные шмотки — они падают в боях с мобов и выдаются в награду за прохождение относительно нелегких квестов. Ну, а если говорить о по-настоящему добротных вещах, так это уже совсем другое дело, за ними надо ходить в рейды на лютых противников, вроде Клаторнаха.

Впрочем, есть еще аукцион, где можно купить все, что угодно, было бы золото. Вот только это не слишком спортивно. Да и потом — не всякий готов платить живые деньги за маленький кусочек программного кода.

Короче — с умениями все так же. После визита к мастеру я стал обладателем пяти активных и восьми пассивных умений, скомпонованных в один набор под названием «Блеск клинка». Этот старый хрыч в лучших традициях предложил мне очередной выбор, мол — «думай, чего хочешь получить». Если возьмешь этот набор, то в нем будет много умений, но они все так себе, если другой — то туда насыплю товара поменьше, но покачественней. Все как раньше, разве что наборы эти были на самом деле объемными, не как в годы скитаний по берегам Крисны. Хотя — чего тут странного? Я бог весть сколько уровней взял со своей последней встречи с наставниками, вот и поднакопилось опыта на обмен.

Врать не стану — я сразу не верил в то, что можно будет купить на грош медяков, потому ориентировался на набор, который включал в себя максимальное количество «пассивок». С активными умениями у меня и так все отлично, порой не знаю, что чем заменить, слоты-то не резиновые. А пассивные — их можно использовать без ограничений, сколько есть — все при деле.

Так и вышло. Пять активных умений оказались пусть по-своему и неплохие, но по всем параметрам проигрывающими в убойной силе моему текущему ассортименту, в разное время полученные за ратные подвиги. А вот «пассивки» порадовали.

Две из них повысили уровень выданных мне ранее умений, остальные, все как одна, работали на усиление моей защиты. «Крепость доспехов», «Щит души», «Рев в ночи» — звучит, как песня.

Изучал это все я на втором этаже в заведении Кривого Ибрагима, где ожидал кланлидера «Орландинос».

Признаться, я так и не решил для себя окончательно — впутываться ли в эту аферу? Еще утром «за» перевешивало «против». Теперь же мое мнение немного сместилось, правда, не достигнув отрицательного значения. По сути, все зависело от того, что я услышу от господина Верорка.

После мои мысли перескочили на более актуальную для меня проблему, а именно — на пятую печать.

Не думаю, что добраться до нее будет сложнее или легче чем до предыдущих. Помниться, меня кто-то в свое время стращал, что, мол, чем дальше, тем тяжелее будет. Ерунда это все. Вот четвертая печать — по сути, ничего ведь сложного не было. Главное — найти правильный ключик, и все сложится, как надо. Беготни больше было, чем опасностей.

А в целом у меня сложилось такое впечатление, что эти печати раскидывали по материку достаточно хаотично, не особо заморачиваясь хоть на какую-то логическую подоплеку. Мало того — подозреваю, что и последовательность их взлома определяется рандомно. Вот сейчас мне досталась эта, путь к которой начинается где-то у подножия Сумакийских гор, а могла бы выпасть какая-то другая.

Да лучше бы и выпала другая, с местом-квестстартером где-то в более обжитых и знакомых местах.

Увы, но деревенька Кроттон, та самая, в которой четверть века назад грянули некие события, достойные того, чтобы остаться в людской памяти, была окружена огромным белым пятном, говорящим о том, что я там до сих пор ни разу не был. И даже рядом не проходил.

Зато под ней побывал, полублеклая пунктирная линия на карте, уходящая прямиком под Сумакийские горы, недвусмысленно об этом говорила. Как же, как же, рейс на «Великом Подземнике», такое не забудешь.

Плохо. Пешком мне в те края топать и топать, на глазок — недели три, если не больше. Максимально приближенная к Кроттону точка, в которой я лично побывал — шахтерский городок Дрюгге, тот из которого мы в свое время с Вахмуркой сотоварищи отправились в Нейложские копи. Три недели — это много, так что надо изыскивать возможности быстрого переноса.

Самый простой вариант — Реввар. Связаться, заплатить — и я там. Вот только из-под его пригляда мне потом не избавиться. Наверняка он за мной «хвоста» пустит, а то и не одного. Ничего такого в этом нет, но неприятен сам факт.

Так что с ним пока погодим. Надо будет своих сокланов для начала опросить, может, кто и бывал в тех краях.

А можно и еще кое-что придумать. Почему бы нет?

И откладывать в дальний ящик это не стоит, хорошо бы уже завтра-послезавтра наведаться в вышеуказанную деревеньку. Время-то идет.

Кстати — о нем. Уже семь, а Верорка все нет. Однако — опаздывает лидер «Орлов». Или не опаздывает?

Я, как всегда сел за тот стол, с которого хорошо было видно все, что происходило на первом этаже духана. В данный момент можно было увидеть, как четверо высокоуровневых игроков о чем-то расспрашивают Кривого Ибрагима, а тот показывает рукой в мою сторону.

Вот, стало быть, и мои собеседники пожаловали. Непонятно, правда, почему в таком множестве, но это ладно. Скорее всего, Верорк с собой свиту прихватил, дабы показать мне насколько он крут, и что без сопровождения никуда не ходит. Или еще из каких-то соображений, мне пока неизвестных.

Верорк — это, несомненно, вон тот верзила-воин, что поднимается по лестнице первым. Непростая и явно очень недешевая броня, лицо, изрезанное шрамами, меч за спиной — все, как полагается. Дрожи земля, по ней идет завоеватель.

Я вгляделся в ник. Ну да, он, родимый. Вот и свиделись.

За ним поспешает коротконогий гном с трубкой во рту, тоже вполне себе хрестоматийный — борода, волосатые уши, секира у пояса и кольчуга до колен. Звали его Румпель.

Третьей была девушка-эльфийка с забавным ником «Чужестранка». Всем славная девушка, вот пока и все, что я могу о ней сказать.

Замыкал лестничное шествие рыцарь, закованный в сталь от пяток до бровей. Он громыхал и скрежетал навешанным на себя железом так, что танцовщица на первом этаже с ритма стала сбиваться, и чуть не упала.

Вот была охота столько веса, пусть даже и виртуального, на себе таскать?

Звали рыцаря «Одинокий Волк». Кстати — с таким ником надо было в разбойники подаваться или с нордлигами серые волны Северного Моря бороздить. Рыцарям больше всякие «фон» и «де» подходят. Или даже «цур».

— Хейген? — воин, идущий первым, подошел к моему столу и вопросительно уставился на меня.

— Он самый — ответил я, вставая со стула и тыкая пальцем в район своей головы — Там про это написано.

— Лучше спросить — он протянул мне руку, предварительно стянув с нее перчатку — Я Верорк.

— Рад знакомству — пожал я ее — А это все с вами народ?

— Можно на «ты» — лидер «Орлов» сел на скрипнувший под его весом стул — Да, они со мной.

Гном уселся рядом с Верорком, заняв последнее пустующее за нашим столом место и вызвав смешок девушки. Рыцарь повертел головой и, не спрашивая разрешения у сидевших за соседним столом игроков, утащил оттуда парочку стульев.

— Мне думалось, что наш разговор будет более приватным — заметил я — А у нас тут расширенное заседание клуба.

— Ты тоже не в одиночестве — Верорк показал глазами на Назира, который сидел, застыв как изваяние.

— Это мой телохранитель — не стал скрывать я — И он НПС. Ему нет дела до наших разговоров.

— Телохранитель-ассасин? — пыхнул дымком из трубки Румпель — Кучеряво живешь. Я про такое слышал, но самому видеть не доводилось. Дорогое удовольствие?

— Не все измеряется деньгами — я отпил эля.

— Все — сказал, как отрезал гном — По крайней мере, в этой игре. Ты же нам тоже на нас не бесплатно работать будешь?

— Если буду — заметил я — Ключевое слово «если».

А формулировочка-то так себе. «На нас работать» — это мне не слишком понравилось.

— Не понял? — резко произнес Верорк — Насколько я знаю, все договоренности относительно твоего найма нашим кланом достигнуты, осталось только оговорить план действий и расставить приоритеты?

— Найма? — удивился и я — Речь шла об услуге, которую я готов оказать вашему клану, на, разумеется, небескорыстной основе. Ни о каком найме речь не было. Во-первых, найм предполагает мое постоянное присутствие в Эйгене или в расположении вашего клана, а у меня на это нет ни времени, ни желания. У меня своих дел как грязи. Во-вторых, найм предполагает достижение какой-то цели, а я гарантии в благоприятном исходе предприятия дать не могу. Да и вообще мне это слово не нравится. Оно неприятное какое-то, и со мной не слишком сочетается.

— Еще раз — Верорк опустил на стол крепко сжатые кулаки — Реввар заверил меня в том, что ты окажешь нам всяческую поддержку в реализации наших планов, связанных с ситуацией, сложившейся в Западной Марке. Это так?

— В принципе — да — я отправил в рот мясной шарик из стоящей передо мной тарелки — Хотя слово «всяческую» слишком объемное. Я бы заменил его на «разумную». Так будет вернее. Может вы задумаете в Эйгене резню НПС устроить, и ознаменовать этим деянием создание в Файролле культа Великого Хаоса. Так что же мне, вам и в этом помогать?

Чужестранка хихикнула, рыцарь скрежетнул наплечником, Верорк свел брови у переносицы.

— Я тоже люблю пошутить — чеканя слова, сообщил мне он — Но не на обсуждении серьезных проектов. Не на переговорах.

— Вооот! — обрадовался я — У нас тут переговоры, а не на обсуждение планов захвата Западных земель малой кровью. Ну так и давайте переговариваться! Что вы ждете от меня, что за это получу я, кто будет оплачивать услуги агента, кто подставил кролика… Нет, это из другой оперы. Но мой посыл, думаю, присутствующие уловили? И вообще — ты свое письмо помнишь, то, которое на той неделе мне писал? Там было четко сказано — повстречаемся, пообщаемся, покушаем, попляшем и, возможно, достигнем взаимопонимания. А сейчас вопросы ставятся так, будто все уже решено.

— Письмо — потер лоб ладонью Верорк — Было.

— Опять Льоду доверил его за себя писать? — прогудел Одинокий Волк из-под забрала — Говорил же я!

— И, естественно, сам его не прочел — мурлыкнула Чужестранка.

— Меня заверили в том, что все договоренности вот с этим человеком уже достигнуты! — рявкнул Верорк — У меня нет причин не доверять своим людям, равно как и Реввару. Слава богам, у нас это не первая сделка с «Сороками», и до того сбоев не было. Они берегут свою репутацию не меньше, чем мы.

— Говорил я, не надо им заранее платить — гном недовольно стукнул ручищей по столу — Как чуял!

— За что платить? — уточнил я — Если не секрет? За посредничество?

— За него — подтвердил Румпель — В полном объеме, мать их так! Не признают предоплат.

— Вот сволочи — искренне расстроился я — По идее, в этих деньгах мой процент тоже имеется, пусть и небольшой. Могли бы и перекинуть мне его.

А что, все так. Если первый контракт с «Сороками», тот, что был подписан до моего феерического падения с «кучи-малы» и прекращения боя с троллями, какую-либо дополнительную мзду исключал, то второй, добровольный, ее просто-таки подразумевал. Я не жадный, но тут дело принципа.

— Как есть сволочи — подтвердил Реввар.

— Этот гном на нашего Ромула похож — внезапно сказал Назир — Такой же жадный и хитрый.

— Не знаю о ком речь, но сразу понятно, что о достойном человеке — огладил бороду гном -

— О нашем казначее — засмеялся я — Он за копейку удавится, а за пятак сам кого хочешь удавит.

— Вот я и говорю — одобрительно крякнул гном — А вообще нас, таких как я и он, очень мало осталось. Приблизительно как уссурийских тигров. Или даже еще меньше.

— Итак — Верорк разжал кулаки и припечатал ладони к столу — Что ты хочешь за свои услуги?

— Щенка, саблю и барабан — я активно похлопал ресницами — И еще пятьсот эскимо.

Чужестранка снова засмеялась.

Верорк погонял желваки на скулах, этого сильного, привыкшего к бою воина, явно напрягали мои шуточки. Он был из тех, кто ставит прямые вопросы и предпочитает получать такие же ответы.

— Не надо так грозно сопеть — попросил я его — Каков вопрос — таков ответ. Предлагаю выдохнуть и начать все с самого начала.

— В высшей степени разумное предложение — мелодично сказала, почти пропела Чужестранка — Верорк, не пыхти, ты сам виноват. Нечего было пускать все на самотек.

— А еще ты делегировал все полномочия пройдохе Льоду — добавил масла в огонь Румпель — Нет, чтобы мне. Могли бы напрямую с почтеннейшим Хейгеном договориться, и тем самым расходы снизить. Посреднику платить не надо было бы.

Рыцарь промолчал, он только, знай, сопел в своем шлеме. Правда делать он это стал более шумно, и меня это навело на мысль, что в какой-то момент он может изречь нечто вроде: «Люк, я твой отец».

— Итак — уловив паузу в разговоре, сказал я — Перво-наперво определим мой статус. Я — консультант. Не наемник, не крепостной, не мальчик по вызову. То есть — я буду рад вам помочь в достижении цели, но при этом никаких гарантий в том, что все кончится как надо, не даю. Второе — я волен в выборе путей, ведущих к нашей совместной цели. Третье — я не перед кем ни в чем не отчитываюсь. Спросить у меня что-то можно, но приказывать мне нельзя. Равно как и принуждать выполнять чьи-то указания.

— А зачем ты тогда нам такой нужен? — прогудел Одинокий Волк — Мы готовы платить, но за результат.

— Найдите того, кто вам его пообещает, в чем же дело? — с готовностью предложил я — И потом — не я к вам пришел, вы ко мне.

— Дальше — жестом остановил готового что-то возразить мне рыцаря Верорк.

— А это все — дружелюбно ответил ему я — Если вас услышанное устраивает, то переходим к вашим ожиданиям и разговорам про оплату моего труда.

— Устраивает — помедлив секунду, подытожил лидер «Орлов».

Думается мне, что это он сделал, немного покривив душой. Точнее — подумав о том, что на всякого строптивца найдутся свои кандалы, это только вопрос времени. Разумно, я поступил бы так же.

— Чудненько — потер ладоши я — Итак, теперь мне надо знать, насколько высоко вы собираетесь вскарабкаться по иерархической лестнице Запада?

— Стоять рядом с троном — не задумываясь, произнес Верорк — Причем максимально близко от него. Ближе, чем кто-либо другой из игрового сообщества.

— Еще вопрос — продолжил я — Как-то я сразу это не уточнил. Кого именно вы хотите видеть на этом троне, короля или королеву? Вопрос принципиальный, ответ мне нужен прямо сейчас.

— Мы уже определились со стороной, которую хотим поддержать — сверкнули глаза Верорка — Королем должен стать Вайлериус.

Очень хорошо. И, с их стороны, очень правильно. Назови они имя «Анна» и разговор был бы окончен. В этот расклад я бы вписываться не стал.

— Между «должен стать» и «может стать» огромная разница — я снова отхлебнул из кружки — И сразу — я всего лишь помогаю вам приподняться максимально высоко в глазах Вайлериуса, так что не ждите от меня еще и того, что я придумаю и реализую Очень Хитрый План, конечной целью которого будет смена правителя на троне Запада. Разнообразные игры престолов — это не мой профиль.

— У нас другая информация — лукаво прищурилась Чужестранка — Воцарение правящей королевы в том же Эйгене, недавнее введение института монархии в Пограничье… И всегда где-то рядом с этими событиями находился один игрок. Ник этого лихого парня сказать?

— Случайность — отмахнулся я — Бывает.

— Скажем так — Верорк откашлялся — Мы не будем требовать ничего подобного, но, если тебе предложат принять участие в заговоре против королевы или что-то подобное, ты обязан донести эту информацию до нас. И, если потребуется, пойти с нами до конца.

— Только если не будет другого выхода — немедленно уточнил я — Если неписи упрутся: «Нужен Хейген и все тут», то тогда да, я впишусь в эту тему. Во всех остальных случаях мое «нет» блокирует все ваши хотелки.

Ну, тут уж я постараюсь, чтобы такого не случилось.

— Принимается — пробурчал Верорк — Хотя как-то это все неправильно. Мы покупаем…

— Покупают хлебушек в магазине — перебил я его — Еще раз повторю — вы просите меня оказать ряд услуг, и я, возможно, соглашусь пойти вам навстречу. Разумеется, если меня устроят предложенные вами условия. Или будет так, или мы разбегаемся в разные стороны.

— Вот мы и добрались до довольно важного и щекотливого пункта переговоров — гном ткнул своего лидера кулаком в бок — А именно — до цены твоих услуг.

«Динь-динь» — звякнуло оповещение. Мне пришло внутреннее сообщение, причем — системное, судя по звуку. Я такой и слышал-то всего пару раз, первый — в тот день, когда в игре накатывали глобальное обновление, второй — когда меня Валяев спешно в «реал» вызывал.


«Уважаемый Хейген.

Первый независимый банк г. Эйгена уведомляет вас, что клану „Линдс-Лохены“, лидером которого вы являетесь, сегодня был открыт специальный счет в нашем кредитном учреждении.

Сумма единовременно внесенных на него средств составила 55000000-00 (Пять миллионов пятьсот тысяч золотых монет).

Право распоряжения счетом и средствами на нем имеют:

непосредственно вы, как первое лицо клана;

леди Кролина, как ваш заместитель.

Уведомляем вас, о том, что:

Вы в обязательном порядке будете получать уведомления обо всех движениях по данному счету;

В случае, если сумма расходной операции будет превышать 250000-00 золотых монет, необходимо будет ваше личное присутствие.

Все остальные условия работы со счетом вы можете прочесть в брошюре, прикрепленной к данному письму.

Мы благодарны вам за то, что вы выбрали нас.

Первый независимый банк Эйгена — восемьсот лет на рынке банковских услуг.

Ни одной ошибки.

Ни одного просчета.

Мы всегда с вами и для вас!»


А здесь и такое есть? Даже не знал.

Ай да Кролина! Пять с лишним миллионов золотом! Я и миллион-то не рассчитывал получить.

Что тут скажешь — она полностью реабилитировалась и за свои закидоны, и за Чумдока, которого она привела в наш клан.

Нет, кто-то возможно и не может понять, почему я ее терплю, почему многое спускаю на тормозах, на разные проколы закрываю глаза. Почему? А вот поэтому. Она может эффективно решить те вопросы, на которые у меня элементарно не хватает времени. Да и желания тоже.

Мне этот клан, по большому счету, не нужен, как и тогда, в самом начале, когда он на меня свалился. Нет, я к нему привык, я где-то даже привязался к тем людям, из которых он состоит, не без этого. Но случись так, что он распадется, развалится, исчезнет — горевать я по этому поводу не стану.

А для Кро он как ребенок. Это ее родимое детище, она им живет. Она вообще больше лидер, чем я, это следует признать. И она оттягивает на себя все хлопоты, что с ним связаны, тем самым развязывая мне руки. Благодаря ей он во много уцелел во всех треволнениях последних месяцев.

Так что — не судите и не судимы будете.

Кстати — вот и от нее сообщение.


«Суровый дядька, я и так перед ним, и эдак, а он, жадина, хоть бы улыбнулся.

Но на 5,5 лямов я его раскрутила, плюс он мне кошелечек подарил. Хороший кошелечек такой.

Деньги положила в банк.

Блин, ты клану даже счет не открыл! Вот как так?

Жду в замке.

Кролина»


— Эй! — Румпель привстал, перегнулся через стол и пощелкал короткими, толстыми и волосатыми пальцами перед моим лицом — Ты с нами, Хейген?

— С вами — вынырнул я из своих мыслей — Просто письмо пришло важное, переваривал информацию. Прошу прощения.

— Цена — напомнил мне гном — Назови ее — и начнем торг.

— Сразу скажу — деньги мне не слишком нужны — заявил я — Золото — это всего лишь золото. Нет, я его люблю, и вы мне его заплатите, но не оно для меня главное.

— Вещи, оружие, предметы для ремесла? — усмехнулся Верорк — Что ты хочешь?

— Первое — я загнул палец — Ваш клан три раза окажет мне полноценную военную поддержку, причем на поле брани должен выйти не менее семидесяти пяти процентов его численного состава. При этом никаких: «мы за это воевать не будем» и «они наши союзники» не принимается. Я прихожу, говорю, где и когда воюем, вы прибываете в урочный день, в урочный час в указанное место, и делаете свое дело.

— Один раз — сразу же отреагировал Верорк — И это не обсуждается. Три — слишком много. Один — в самый раз.

Предсказуемо. Мне как-то сразу так и подумалось, что на три раза он не согласится. Я бы и сам не согласился.

Но и один раз — это хорошо. Я, собственно, ради него в эту всю суету и лезу, остальное мне до фонаря. А так — одна военная поддержка у меня от «Сорок» есть, вторая — от этих красавцев. Это уже кое-что. Не знаю отчего, но мне кажется, что она будет скоро сильно не лишней. Скажем так — интуиция мне об этом говорит, а ей я доверяю.

— Два — на всякий случай сказал я — Хорошо, два.

— Один — упрямо повторил Верорк — Но обещаю, что костьми ляжем за твои интересы, причем без лишних вопросов.

— Принимается — кивнул я — Второе — полная и очень хорошая экипировка на десять игроков уровня шестьдесят плюс. Классы и уровни сброшу позже в «личку».

— Вот ему — ткнул в сторону гнома пальцем лидер «Орлов» — Без проблем.

— Лично проверю — посмотрел я на насупившегося Румпеля — Чтобы никаких: «эта шмотка хоть и простенько выглядит, но на самом деле не хуже элитки». Знаю я вашего брата казначея.

— А я ведь тебе почти начал симпатизировать — укоризненно протянул гном.

— Еще мне нужен хороший щит, уровнем не ниже «элитки», в идеале сетовый — решил не скромничать я — На аукционе просто ничего пристойного нет.

— Проверь — бросил Верорк гному.

— Ну, и пятьсот тысяч золотом — продолжил я — По сути — все. А, нет, вот еще что. Румпель, да не дергайся ты. Готов заменить щит на кое-какие вещички из сета «Рыцарский набор».

— Если и есть такая, то она дороже щита стоит — дернул себя за бороду гном.

— Договоримся — заверил его я — Не боись.

— Ага, обещала лисица дружбу курице — Румпель был безутешен, его алчная душа рвалась на ленточки для бескозырок.

— Принимается — веско сказал Верорк, протягивая мне руку — Договор?

— Погоди — я хлопнул себя по лбу — Совсем вылетело из головы. Если вдруг случатся форс-мажоры, которые никак не будут укладываться в это наше соглашение, я оставляю за собой право выставить счет за дополнительные услуги.

— Само собой — Верорку явно надоел этот разговор — Я же сказал — договор.

Я пожал его руку, и наконец-то убедился в том, что этот вояка тоже умеет улыбаться.

— Бумаги будем подписывать? — спросил я у него — Права, обязанности и все такое?

— Если тебе надо — пожалуйста — поморщился лидер «Орлов» — Но подготовь их тогда сам. Просто мы такой ерундой не занимаемся. И никогда никого не кидаем, нам репутация дороже.

— Реввар на нем настаивал — вспомнил я — Мол, подписи, печати.

— Перебьется — отмахнулся Верорк — Они свое уже получили.

— И все-таки — я скорчил извинительную рожицу — Нет-нет, обойдемся без бумаг. Есть более простой способ. Номер Девятнадцатый, можно вас пригласить?

«Орландиносы» переглянулись, даже рыцарь повертел башкой, закованной в железо. Трое из них явно не поняли, о чем идет речь, но Румпель — этот сообразил, я это сразу понял по тому, как забегали маленькие гномьи глаза. Явно хотел меня при оказии напарить, к гадалке не ходи.

Я уставился на потолок, ожидая, что человек в костюме и с чемоданчиком спустится именно оттуда, но он возник за моей спиной.

— Кхе-кхе — кашлянул он и постучал пальцем мне по спине — Я к вашим услугам.

— Ого — послышалась реплика от соседнего стола — Ребята, здесь люди харчо кушают и вино пьют, а не сделки на уровне администрации заключают. А если бы я подавился от неожиданности?

— Ну, не подавился же? — прощебетала Чужестранка.

— Выпивай и закусывай — поддержал ее рыцарь — Все нормально.

— Это Номер Девятнадцатый — представил я человека в костюме своим собеседникам — Он зафиксирует нашу сделку, и никакие бумаги будут не нужны. Я тоже не сторонник всей этой канцелярщины. Да и надежнее так.

— Перед этим хотелось бы уточнить ряд деталей — как всегда безыинотационно произнес наш новый собеседник — Первое — кто будет оплачивать мои услуги?

— Списывайте деньги с моего счета — поднял руку я — Кто вызвал — тот и платит.

— Правильно — одобрил Румпель.

— Второе — Номер Девятнадцатый посмотрел на ребят за соседним столом, которые, не скрывая своего любопытства, уставились на него, щелкнул пальцами и пространство вокруг нашего стола накрыл огромный прозрачный пузырь — Не слишком четко сформулированы условия исполнения контракта игроком Хейгеном. В какой момент его миссия будет считаться исполненной?

Тут уже я немного опешил. А правда — когда? Хотя….

— Когда один из претендентов на престол откажется от своих притязаний — посмотрев на Верорка, внес предложение я — После этого уже ничего изменить будет нельзя. Если на троне останется Анна, а Вайлериус сложит оружие, то наше дело будет проиграно. Если Запад достанется ему, то мы победили.

— Разумно — Чужестранка обменялась взглядами с Верорком — Вполне.

Тот кивнул.

— Игрок Хейген, администрация будет следить за тем, как вы выполняете свои обязанности — предупредил меня Номер Девятнадцатый — В случае саботажа с вашей стороны, мы уведомим об этом другую сторону.

Вот же гад! Столько знакомы — и на тебе. Впрочем — какие тут могут быть претензии? Все по-честному.

— Обязательства со стороны клана «Орландинос» особых разъяснений не требуют — продолжил Номер Девятнадцать — Единственное — слишком размытая характеристика предметов, входящих в десять комплектов снаряжения. Что значит «очень хорошая»?

— Не ниже «элитки» — не обращая внимания на злобно зашипевшего Румпеля, твердо произнес Верорк.

— Оружие входит в эти комплекты или речь идет только о броне?

— Входит — усмехнувшись, произнес лидер «Орлов», а гном после этого в голос застонал.

— Вопросов больше нет, я готов подтвердить сделку — Номер Девятнадцать поставил чемоданчик на пол — Но перед этим я должен напомнить сторонам, что именно администрация будет выбирать наказание в случае невыполнения взятых на себя обязательств, и это наказание оспаривать будет нельзя.

— Стоп — остановил его я — Ребята, еще одно. Пустяк по сути.

— Хапуга — проворчал гном — Знаю я такие пустяки, после них в кланхране только голые стены останутся.

— Не-не-не — замахал руками я — Правда, ничего такого. Вопрос — никто из вас в деревне Кроттон не бывал? Это у подножья Сумаков, со стороны Запада, недалеко от Крисны.

— Очень размыто — неодобрительно покачал головой глава «Орландинос» — Мы же не нубы какие-то, правда? Координаты назови.

Мне стало немного неловко, так, как когда «шептуна» в метро пустил и все поняли, что это именно ты отличился.

Я назвал координаты, и мои собеседники углубились в карты.

— Нет — прогудел рыцарь первым — Ничем помочь не могу.

— Я бывал в Ранте, он на Крисне как раз стоит — наконец сказал Верорк — Маленький город, маленький порт. От него дня три пути до Кроттона. Плюс-минус.

— Не был — фыркнул гном и злорадно хихикнул — Даже рядом не стоял!

Врет, черт бородатый. Мстит за разорение запасов.

— А у меня хорошие новости — Чужестранка лучезарно улыбнулась — Пляши. В сам Кроттон я не заглядывала, но зато проезжала мимо него на телеге. Очень было романтично — ночь, луна, телега, пьяный возчик, запах сена. Романтика. Я в тех краях квест на «Заблудшего орка» делала. Вер, помнишь, ты мне тогда эту цепочку скинул, тебе некогда было ей заняться?

— Было такое — подтвердил воин.

— Так что — доставлю я тебя туда — пообещала Чужестранка — Тебе же это нужно?

— Именно — обрадовался я — Вот хорошо-то! Номер Девятнадцатый, я готов.

— Настоящим я, Номер Девятнадцатый, фиксирую сделку между игроком Хейгеном и представителями клана «Орландинос» — произнес представитель администрации.

В сумке брякнуло — снялись деньги за оказанную услугу. Да и ладно, не жалко. Главное — теперь «Орлам» не вильнуть в сторону, с администрацией не шутят.

Мне, правда, тоже.

— Благодарю вас, Номер Девятнадцать — приложил я руку к сердцу — Более мы вас не задерживаем.

— Спасибо — разноголосо отозвались и «Орлы», все, кроме гнома, который скорбно качал головой.

Человек в сером костюме поднял с пола свой небольшой черный чемоданчик и растворился в воздухе. В этот же момент с легким хлопком лопнул и пузырь, отделявший нас от остальных посетителей духана.

— Прикольно — оценила это компания за соседним столом и продолжила выпивать, как им Одинокий Волк и посоветовал.

— Не соврал Реввар — задумчиво сказал Верорк — Ты, Хейген, полон сюрпризов. Но оно и хорошо, именно такой человек нам нужен. Если доел — то пошли.

— Куда? — не понял я.

— В Эйген — прогудел Одинокий Волк — Куда же еще?

— Именно — подтвердил Верорк — Ты умный человек и сам понимаешь, что время уходит. В этой игре можно купить почти все, кроме него. Времени, то есть. Так что — за работу.

— Стоп-стоп-стоп — остановил я его — Я понимаю ваше нетерпение, но спешка тут не нужна. И потом — вы как себе представляли мое участие в данном проекте? Я хлопаю в ладоши и сразу — хоп, все у вас хорошо? Так не бывает. Не только у меня, а вообще. В Эйген я с вами прогуляюсь охотно, но результата сразу не ждите. Прозвучит банально, но мне нужно то самое время, которое не купишь.

Верорк досадливо поморщился.

— И вот еще что — я откинулся на спинку стула — Мне бы хотелось получить аванс, а именно — пять комплектов брони и двадцать пять тысяч золотом. Золото определите в «Первый независимый банк Эйгена», на счет клана «Линдс-Лохен». Броню заберу сам, о месте передачи договоримся, благо видеться будем часто.

— Скинь класс и уровни, все сделаем — кивнул Верорк — Что-то еще?

— А как же — я уставился на гнома — Эй, борода. Игрушку лично мне не забудь подготовить. Или предмет из «Рыцарского набора» или щит покозырнее.

— Да чтобы тебе пусто было — проворчал Румпель.

— И, конечно, дорога до Кроттона? — насмешливо спросила Чужестранка.

— Именно — я отсалютовал ей кружкой с пивом — С вами приятно иметь дело.

— Пока не могу сказать того же — буркнул Верорк — Не в смысле, что ты плох, а в смысле — пока нет результатов. Нет их — нет мнения.

— Да, почтеннейшие «Орландинос», вот что еще — я вытер рот — Давайте не будем портить наши пока неплохо складывающиеся отношения. То есть не надо за мной ходить и дышать мне в спину, не надо каждые пять минут спрашивать у меня «как» и «что». И самое главное — не надо по моим следам пускать «хвоста». Если только замечу какого-нибудь «тихушника» из ваших — очень сильно расстроюсь. Нет поводов для сомнений, наша сделка на контроле у высших сил. Никто никого не напарит, потому что расплата за это будет слишком серьезная.

— Но я хотел бы получать ежедневный отчет о проделанной работе — на мой взгляд излишне жестковато потребовал Верорк.

— Не-а — помотал головой я — Во-первых — кто вам сказал, что я каждый день буду заниматься вашими делами? Во-вторых — я этого не люблю. Не волнуйтесь, когда будет что рассказать, то я ничего не утаю. Если понадобиться помощь — сразу же обращусь к вам. И в-третьих — мы это уже обсуждали в самом начале беседы. Уже тогда прозвучало «нет». Чего из пустого в порожнее переливать?

Не понравились мои слова лидеру «Орлов», но на этот раз он промолчал. Ну вот, права была барышня из хрестоматийного произведения — дрессируют даже медведЕй.

— Что до Эйгена — мы обязательно туда сегодня прогуляемся — решил я до конца не добивать моего нового нанимателя — Покажете мне место, где вы осели, чтобы я знал, куда бежать, если что. Ну, и вообще надо глянуть, что там происходит. Я слышал, там сейчас кто только не отирается? В смысле — из игроков.

— Да ужас какой-то просто — подтвердила Чужестранка — Берн в конце Великой войны.

Какие забавные у людей ассоциации. У одной — Тегеран, у другой — Берн. И все войну приплетают.

— Вот и глянем — я посмотрел на встроенные в интерфейс часы. Девять вечера. Еще часок-полтора можно побегать — Только сначала — Кроттон, а потом уже Эйген.

— Отведи его — сказал девушке Верорк, бросая на стол пару золотых — И сразу, пулей, к нам. Румпель, загляни в банк и переведи на его счет двадцать пять тысяч.

Я начинаю его уважать. Явно человек дело ставит куда выше слова, и это мне нравится. С такими людьми удобно работать. Правда, кидать их категорически не рекомендуется, они за это запросто могут и убить.

Чужестранка не соврала — она на самом деле доставила меня туда, куда было нужно. Кроттон оказался совсем маленькой деревенькой, затерянной в лесу, в ней имелся всего десяток приземистых домишек с дымящимися печными трубами. Н-да, и народу тут наверняка тоже кот наплакал. С одной стороны — меньше опрашиваемых, с другой — меньше свидетелей, которых можно разговорить.

Ладно, это все завтра. А сегодня — сдержу слово, прогуляюсь в Эйген, посмотрю, что там творится. Может, даже, и кое с кем знакомым повидаюсь. И еще — надеюсь, мне не соврали и стража меня больше не ищет.

Глава четвертая

о новых временах в Западной марке

Игроков в Эйгене всегда хватало, я это помнил еще с тех времен, когда в первый раз пришел сюда, одетый в живописные лохмотья и с дубиной под мышкой. Но я все равно восхищенно-удивленно крякнул, глядя на улицы, буквально запруженные народом. И что примечательно — НПС среди них было не так уж и много.

— Столпотворение вавилонское — сказал я Чужестранке, которая с ироничной улыбкой на губах наблюдала за мной — Оно самое, как есть.

— Люди любят наблюдать за тем, как что-то ломается — философски заметила моя спутница — Гораздо больше, чем за тем, как что-то строится. А уж если речь идет о крушении сложившихся порядков или мироустройства, то для них это просто праздник какой-то. Если же учесть еще и то, что лично им это ничем не грозит…

— Ну да, ну да — поддержал ее я — И добавь сюда прибыль, которую неизменно приносит ловля рыбы в мутной воде.

— Прибыль — отдельная тема — Чужестранка ловко лавировала между игроками, успевая на ходу беседовать со мной — Здесь, на улицах, она мизерная, так, копейки и объедки. Все, кто что-то смыслит в больших переделах, стараются пробраться во дворец или на Зеленые луга.

— Зеленые луга? — переспросил я, заметив, что на мою реплику среагировала не только Чужестранка, но еще и несколько прохожих, как игроков, так и НПС — А там что?

— Там квартирует мятежный принц, будь он неладен — с недовольной миной произнес мордатый городской стражник, оказавшийся рядом с нами — Не понимаю, почему светлая королева до сих пор не двинула против него свою гвардию. Ну да, он ее сын, так что же теперь, спустить ему с рук это смуту? Плаха — вот чего он заслуживает!

— Принц в своем праве! — взвизгнула девушка, тоже НПС — Королева убила его любовь, это знают все. Подло, исподтишка, чужими руками. Нам не нужна правительница с черным сердцем! Наш выбор — он! Валейриус, принц, которого все ждали!

Народ на улице забурлил, запереговаривался, как видно, не в первый раз обмусоливая одни и те же новости. Движение на улице остановилось, возчики пары карет свирепо заорал и замахали кнутами, впрочем, опасаясь пускать их в ход. И правильно, народ их не понял бы.

Я схватил за руку Чужестранку и крикнул -

— Погоди, мне интересно глянуть, что дальше будет.

Та рассмеялась, но приостановила свой стремительный бег.

— Эйгенчане и гости столицы! — тем временем на крышу одной из карет вскарабкался тщедушный носатый юноша-НПС, и начал картаво бросать в толпу короткие резаные фразы — Анна полностью дискгедитировала себя. Её по спгаведливо называют Кговавой! Это имя идет ей больше, чем любое дгугое. Кговь скгепила ее власть, как глина, как клей! Вайлегиус, собгатья, Вайлегриус — вот наше будущее! Слабаки кгичат — его сажать на тгон рано! Тгусы, ничтожества, пгоститутки! Сегодня, может, и рано, но завтга может быть уже поздно! Долой Анну! Вся власть пгинцу!

Носатый юноша сорвал с себя берет с пером и замахал им в воздухе, открыв общим взглядам внушительных размеров плешь.

— Принц, принц! — заскандировала часть толпы — Даешь!

Их поддержали и игроки, не все, конечно, но многие. Другая же часть собравшихся выслушала вышеизложенное достаточно хмуро. Мало того, стражники, включая и того, что стоял рядом с нами, начали протискиваться поближе к столбу, явно собираясь схомутать картавого смутьяна.

— Вот они! — заорал носатый, тыкая пальцем в служителей закона — Псы самодегжавия! Душители свобод! Сатгапы! Люди Эйгена, думайте головой, выбигайте сегдцем!

Выпалив последние фразы, он сиганул с кареты вниз и затерялся в толпе.

— Держи его! — метнулся басовитый вопль — Хватай его! Ишь, правдолюбец, к топору народ призывать вздумал!

Тут уж на улице начался форменный кавардак, под шумок несколько игроков, явно из юмористических побуждений даже перевернули карету, из которой вывалилась полуодетая парочка аристократов. Это вызвало дополнительный всплеск эмоций у людей, к воплям и топоту ног добавился хохот доброй полусотни глоток.

— Однако — проникся я — На самом деле — здорово тут. Интересно.

— Еще бы — Чужестранка отвесила пинок какому-то мелкому огольцу, который задумал под шумок стянуть ее кошелек — Ну, еще посмотришь, или пошли?

— Пошли — решил я — Мне и так все ясно.

Миновав еще пару шумных улиц, где было не менее весело, мы свернули в переулок, потом еще в один, и наконец оказались у дверей старого двухэтажного дома.

— Вот и наша резиденция — Чужестранка постучала в дверь — Сделай пометку на карте, а то в следующий раз не найдешь. С этими переплетениями улиц и переулков в Старом городе черт ногу сломит.

Дверь, скрипнув, открылась, за ней обнаружился гном, который окинув нас взглядом, хмуро спросил у Чужестранки, ткнув в мою сторону толстым пальцем:

— Это кто? Чего ему здесь надо?

— Кто надо — и не подумала соблюдать правила вежливости девушка — Рациус, тебе не все равно? Он со мной пришел, это снимает все вопросы. Проявлять бдительность и заниматься анализом ситуации тебе не надо. Человека зовут Хейген, этого с тебя достаточно. А ну, дай пройти.

Высокие у них в клане отношения, ничего не скажу. Я бы сказал — братские.

— Значит, смотри — Чужестранка отодвинула бедром беззвучно сквернословящего гнома, и взмахом руки предложила мне следовать за ней — Это наша клановая столичная резиденция, вход посторонним игрокам сюда воспрещен. Ну, кроме тех, у кого есть на это разрешение, то есть, таких как ты. С НПС все как обычно.

— А как обычно? — уточнил я — Просто я не в курсе.

— Да ладно? — Чужестранка несомненно удивилась — Ты точно кланлидер?

— Точно — я шмыгнул носом — Только у меня клан бедненький и маленький. У нас даже своего дома нет.

— А где же вы живете? — заинтересовалась Чужестранка

— Так, по континенту скитаемся — тяжело вздохнул я — В какой сугроб упали — там и новоселье. Мы, по сути, файролльские цыгане. Сейчас вот прибились к одному дому, вроде не гонят пока с крыльца.

— Н-да — часть своего авторитета в глазах Чужестранки я явно потерял — Так вот. НПС сюда могут войти только в том случае, если их визит часть сюжетной линии какого-то квеста. Такое бывает раз в сто лет и нас очень радует, потому что мы почти всегда к этому квесту можем присоседиться. Ну, или как вот, твой ассасин, с кем-то прийти могут. Правда, это еще реже случается.

Назир, как и было верно замечено, привычной тенью следовал за мной

Дом внутри был самый обычный. Общая зала, кухня, какие-то закутки, лестница на второй этаж.

— Если то чучело на входе попробует тебя остановить, просто посылай его куда подальше, да и все — посоветовала мне Чужестранка, плюхаясь в кресло, которое стояло у камина — Ты работаешь с Верорком, мнение остальных тебе должно быть параллельно.

— И даже твое? — уточнил я.

— Слабенький подкат — констатировала Чужестранка — Жиденько. Потренируйся еще, а после приходи, поиграем словами.

— Согласен — признал я и селя в кресло, стоящее рядом с ней — А теперь расскажи мне о Зеленых лугах.

— Луга как луга — Чужестранка закинула ногу на ногу — Зеленые. Находятся не очень далеко от ворот Эйгена. Вайлериус там лагерем встал, как только объявил войну королеве.

Луга. Какие луга? Я же помню — одни ворота недалеко от Нублэнда находятся, у других почти сразу лес начинается.

Собственно, эти соображения я и высказал «орлице».

— Так я о южных воротах говорю, а не о западных и не о восточных — с еще большей жалостью посмотрела на меня девушка — В Эйгене главных ворот аж четыре штуки, да еще подземные ходы, да квестовые лазейки в стенах.

— Понятно — мне стало неловко, уж не знаю почему — Далеко до этих южных ворот отсюда? Мне бы лагерь повстанцев навестить.

Кстати. Ирония судьбы. Не сгинуло в никуда дело Данута и Ясмуги, славных бунтарей из джунглей Юга, стал все-таки один из их неистовой четверки истинным мятежником и смутьяном. Вот, наверное, радуются их цифровые души в файловом хранилище «Радеона». Хотя — может, и нет, Вайлериус-то престол себе возвращает, а не справедливость горстями сеет вокруг себя. Впрочем — кто знает? Вот как сядет он на престол, как начнет Золотой Век насильственно внедрять в массы огнем и мечом, как начнет силком людей в светлое будущее запихивать. Этот может, с него станется.

— Пошли — Чужестранка текучим движением встала с кресла — Только давай через портал, так и быстрее, и спокойней. В городе еще более-менее спокойно, а за стенами уже всякое случается. Я не знаю, в курсе ты, или нет, но в Раттермарке еще и довольно серьезная война началась, «Гончие смерти» с «Двойными щитами» сцепились, теперь глотки друг другу режут, где только можно. Бывает, и тут конфликтуют, а в драке особо никто по сторонам уже не смотрит. У нас так пара человек уже под раздачу попала. Но на Зеленых лугах смертоубийств пока вроде не было, по крайней мере, я про это не слышала.

— Порталом я только «за» — даже и не подумал спорить я — Так оно и быстрее будет.

Были ли Зеленые луга и вправду зелеными — не знаю. Темно, не разберешь. Зато в вечернем освещении можно было оценить то, что под знамена мятежного принца встало и впрямь немалое воинство — костров повсюду горело великое множество, и у каждого суетились люди. Уж не знаю — игроки ли, НПС, но было их немало.

Я думал, что в долине Карби состоялась великая битва, по моим меркам, разумеется. Фига с два. Если дело дойдет до открытого противостояния, то есть войска Вайлериуса и королевы Анны таки схлестнутся в сражении, то наши разборки с Мак-Праттами будут выглядеть как небольшая потасовка в школьном туалете. Здесь народу столько, сколько во всем Пограничье бойцов нет. И это только одна из сторон конфликта!

Никакой стражи у лагеря выставлено не было, входи на территорию, освещенную кострами, гуляй, смотри. Все просто и незамысловато. Вроде бы.


«Предупреждение!

Игрок, уведомляем вас о том, что вы собираетесь посетить военный лагерь принца Валейриуса.

Администрация игры рекомендует вам хорошенько взвесить все „за“ и „против“.

В данный момент этот неигровой персонаж находится в состоянии конфронтации с законным правителем Западной марки королевой Анной, потому ваше присутствие в расположении мятежников может нести в себе определенные моменты, которые рекомендуется учитывать.

В случае, если ваша игровая репутация с законной властью Западной марки высока, вас могут счесть за шпиона королевы Анны, после чего без особых церемоний вздернуть на дереве или же попросту обезглавить.

Так же вас могут увидеть настоящие шпионы королевы Анны, и запомнить вашу внешность. В случае, если они опознают вас вне расположения лагеря Вайлериуса, то имеется 25 % возможность того, что вы будете признаны врагом короны. В этом случае в Эйгене, а также и других крупных населенных пунктах Запада, вас могут изобличить как шпиона мятежного принца и повесить на центральной площади города. Или обезглавить, тут уж как решит королевский судья.

После казни ваша репутация с королевской властью Западной марки опустится на двадцать пунктов, то есть дальнейшее посещение городов станет делом достаточно небезопасным.

При этом ваша репутация с принцем Вайлериусом немедленно возрастет на те же самые двадцать пунктов, что при определенном стечении обстоятельств может оказаться достаточно выгодным вложением.

Игрок, вам решать, чью сторону вы хотите принять в грядущем столкновении.

Думайте, что вам интереснее и выгоднее — встать на сторону законной королевской власти или занять место под золотыми знаменами мятежного наследника престола?»


О как! Все по-взрослому.

А ведь тут явный перекос баланса наличествует, причем неприкрытый. «Против» здесь явно больше, чем «за». Просто-таки антиреклама, по-другому не скажешь.

С другой стороны, народ у нас строптивый, любит против ветра… ээээ… ходить. Да это и видно, вон сколько костров горит в ночи. Половина, может, и «нпсишные», но остальные-то чьи?

— Задумался? — с легкой ехидцей спросила Чужестранка — Не хочется в изгои попадать?

— Я и так он — даже не подумал обижаться я — Просто прочел сообщение. Есть у меня такая странная черта, как где чего написано — так непременно это прочту.

— А то, что на заборах пишут, тоже? — с преувеличенным интересом поинтересовалась «орлица».

— Само собой — подтвердил я — Надо же знать, где дрова лежат. Зима на дворе. Пошли что ли?

В лагере повстанцев было шумно и весело, не то, что в Эйгене, прихваченном налетом нервозности. Здесь пили, плясали и дрались, причем иногда это все делали одни и те же люди, и не всегда ими являлись НПС.

У иных костров в землю были воткнуты копья с трепыхавшимися на ветру треугольными вымпелами, на которых даже в ночной темноте можно было разобрать рисунки. И не просто рисунки, это были эмблемы кланов.

А ведь не соврали Верорк и Реввар, и в самом деле куча народа нацелилась на пилку сладкого пирога под названием «Западная марка». И ведь, поди, всем кусок с вишенкой, той, что из самого центра подавай.

Лязгая сталью, мимо нас прошел патруль, состоящий из шести закованных в доспехи крепышей. Они сурово посматривали по сторонам.

Что примечательно — на каждом из дозорных был плащ темно-зеленого цвета. Само по себе — дело обычное, кабы не рисунок, который имел место быть на них — круг, а в нем сплетение лиан, образующее цифру «4». Однако, похоже, Вайлериус, этот романтичный юноша, и в самом деле сохранил верность своим мертвым друзьям. Так сказать, «не забывай свои корни». Дураком надо быть, чтобы это не понять.

А ведь, пожалуй, из игроков только я один и в курсе, что означает его герб. Зная нашего претендента на престол, можно уверенно сказать, что он ни с кем из них не откровенничает. Что до НПС — правду о его прошлом, имеется в виду, настоящем прошлом, знают единицы — Анна, брат Юр, Витольд. Все остальные давно мертвы. Правда, у лихой четверки были еще сподвижники, их лесная братва. Вот только еще тогда, во времена свержения Федерика, два ворона-казначея вытащили из джунглей всех барбудос Данута, дабы они несли слово свободы в народ. Но вот только вряд ли королева хоть кому-то из них дала прожить больше пары дней, оставлять в живых ненужных людей не в ее правилах.

То есть, выходит, эта война — не месть за убитую подругу и своего нерожденного ребенка. Это нечто большее. Вайлериус пытается сделать невозможное. Он пытается обмануть Смерть, и воплотить в жизнь мечты тех, кто уже мертв.

Он так ничего и не понял. Этот мальчик один раз уже пробовал это сделать, правда, при помощи знаний. На уровне подсознания понимая, что Ксантрия мертва, он зарылся в свитки и книги, изыскивая возможность найти ее. Не удалось. Теперь с помощью стали и крови он пытается вернуть своих друзей, точнее, доказать себе, что он так почтит их память.

Даже и не знаю, что лучше — если он победит, или если проиграет. Если бы это была настоящая жизнь, то однозначно первое было бы куда лучше.

Вайлериус прекраснодушный идеалист, он наивно верит в то, что достаточно людям дать вдоволь хлеба и свободы, и те мигом станут счастливы. Вот только он не пока не может понять, что людям этого мало, и они, получив хлеб и свободу, не осчастливятся, а раздухарятся, почуяв безнаказанность. И вот тогда начнется самое жуткое, то, что в результате окончательно сломает все подпорки в его душе. И что останется в сухом итоге? Бывший идеалист и романтик, разочаровавшийся в своих начинаниях, да еще и подкрепленный армией. И это очень страшно. Мечты и надежды очень быстро сменятся догматами, которые он начнет проводить в жизнь при помощи стали, мало тогда никому не покажется. Даже тем, кто не при делах.

Лет через пять в Западной Марке будет железный порядок, это да. И тиран на престоле.

Хотя, нам, игрокам, до этого дела нет никакого. Для нас-то ничего не изменится. А может даже и еще интереснее играть станет, поскольку в таких случаях за насаждением правил на каких-то конкретно взятых территориях непременно следует экспансия. Новый мировой порядок, так сказать. Диалектика, куда от нее деваться?

А это значит — новый контент. Квесты, рейды, инстансы, репутация деяния и так далее. А еще — масштабные сражения и связанные с ними острые ощущения. В конце концов за ними и приходят в игру десятки тысяч людей. Это же все понарошку. Боли нет, смерти нет, все виртуальное.

Вот только если ты чаще общаешься с НПС, а не с игроками, все предстает немного в другом виде. И мне лично будет жалко, если когда-то добродушный и мягкотелый недотепа Вайлериус станет королем Вайлериусом Первым, Жестоким. Или Беспощадным.

И даже королеву Анну жалко, хоть она и еще та змеюка, честно говоря.

Надеюсь, если наше дело победит, Вайлериус все-таки не подмахнет подписью указ о ее казни.

Да нет, не станет он этого делать в любом случае. Она его мать. Пусть виртуальная, но все-таки мать. Есть определенные нормы, через которые не перешагнут даже идеологи «Радеона».

Вот только, боюсь все равно в случае поражения ей не жить. Есть Витольд, который сделает все, чтобы низложенную королеву тихонько удавили в камере. Или отравили. Причем, наверняка, на это даже квест будет. Не исключено, что мне его и предложат, по причине опасной близости с королевским семейством.

А может — наоборот? Может, мне предложат квест вроде: «Спасти королеву» или что-то в этом роде. Тут вариантов множество придумать возможно.

— Слава королю Вайлериусу! — рявкнул хор глоток у одного из костров, как раз в тот момент, когда мимо них проходил патруль.

— Репутацию набивают — пояснила Чужестранка.

— Вот так? — удивился я.

— А что? — вполне серьезно ответила мне девушка — Патруль может сказать Вайлериусу или кому-то из его ближних, что у такого-то костра его уже королем величают, и свалится клану… Кто там? «Бодрые бобры». Блин, вот у людей с фантазией нормально, а? Так вот — и свалится этим «Бобрам» немного репутации. Тут немного, там немного, вот и накопится достаточно, чтобы иметь право к королю без стука входить. Ну, или хотя бы за кольцо стражи пройти.

Я только головой помотал, думая о том, что все это время не тем занимался.

Нет, правда забавно. Перефразируя классиков — файролльское нищенство, святое дело.

— Хотя — топорно ребята работают, по большому счету — продолжила «орлица» — Примитивно и напоказ. То ли дело наши ребята.

Это да. «Орландинос» не орали и не грохали кружками о кружки, распивая пенный напиток во здравие Вайлериуса. Наоборот — над местом, где разбил бивак мой клан-работодатель, стояла солидная мужская тишина. И еще дружный скрежет точильных камней, скрежещущих о сталь.

Полтора десятка воинов сидело вокруг огня и точило мечи. Они сопели, трогали острие указательным пальцем, поднимали мечи и придирчиво смотрели на лезвие. В общем — всячески демонстрировали то, что к битве за правое дело полностью готовы.

И ведь работало. Караульные, проходя мимо них, одобрили происходящее, об этом говорили взгляды, которыми они обменялись.

— Есть. Сработало — удовлетворенно сообщил своим соратникам Верорк, сидящий около самого костра, как только воины принца отошли чуть подальше — Полпроцента упало. Льод, ты голова. И ведь додумался же!

— А то — горделиво поддакнул ему невысокий человечек с лицом отъявленного плута — Я такой, я могу. Ну, ты в курсе. Только здесь «додумался» неправильное слово. Тут расчет. Я понаблюдал за остальными и просчитал наиболее разумные варианты пассивного роста характеристик. Ну, и — сработало.

Видимо, этот тот самый Льод, что мне письмо вместо Верорка писал. Ради правды — хорошее письмо, грамотное. Не в смысле орфографии, а в смысле — в нем все по уму было подано, оно располагало к себе. Боюсь, что если бы мне написал сам Верорк, то быть бы ему посланным далеко и надолго. Больно уж он прямолинеен. Гибче надо, гибче. Как вот этот самый Льод. Одно дело — лютая сеча, другое — договоренности и политика. Здесь сила кое-что значит, но далеко не все. «Дипломатия канонерок» — вещь хорошая, но срабатывает не всегда.

Верорк заметил меня, помахал рукой и что-то шепнул на ухо Льоду. Надо думать — объяснил ему, кто это стоит рядом с Чужестранкой.

Ладно, с «Орлами» я сегодня наобщался вдоволь, пора и честь знать. Точнее — делом заняться. Раньше начну — раньше закончу.

— Спасибо за помощь — поблагодарил я свою спутницу — И за Кроттон, и за местную обзорную экскурсию. Пойду я.

— То есть? — озадачилась Чужестранка.

— Дело делать — объяснил я ей — Аванс отрабатывать, правда, пока еще не полученный в полной мере. Если не сложно — напомни Верорку про двадцать пять тысяч золотом. Мне бы хотелось уже увидеть их на своем счете. Данные по вещичкам завтра тоже будут у вас. Думаю, пары дней на их подбор вашему скупердяю Румпелю хватит.

— За нами дело не встанет — лирики в голосе девушки не было вовсе — Ты, главное, оправдай наше доверие. Это в наших обоюдных интересах.

Посыл был ясен предельно. Мол, если подведешь — мало тебе не покажется, сам виноват будешь в своих бедах. А беды — они воспоследуют. Это «Орландинос» ребята резкие и обиды не спустят.

Но у меня и в планах нет их кидать. Зачем? Они мне пригодиться могут.

— Ну и ладушки — примирительно произнес я — Последняя просьба — как тут к резиденции Вайлериуса пройти? Это, часом, не вооон тот шатер?

— Он и есть — подтвердила Чужестранка — А ты прямиком к нему собрался?

— Ну да — подтвердил я.

— Ну-ну — засмеялась она и похлопала меня по плечу.

Смысл такой ее реакции на мои слова стал понятен буквально через несколько минут, когда на подходах к высоченному и черному, как смоль шатру, над которым развивался стяг с уже знакомой мне эмблемой в виде «четверки», я был весьма бесцеремонно остановлен стражей, буквально кольцом окружающей его

— Куда? — проревел верзила в массивных доспехах и в шлеме, полностью скрывающим его лицо.

— Туда — потыкал я пальцем в сторону шатра — К принцу.

— Он хотел тебя видеть? — верзила взялся за рукоять меча.

— Сейчас или вообще? — уточнил я — Сейчас — нет, он не в курсе, что я пришел. Вообще — да, мы с ним старые приятели.

За спиной у меня раздался смех. Обернувшись, я увидел нескольких игроков, которые слышали мой диалог со стражником и, как видно, нашли его забавным.

— Проваливай добром! — рыкнул стражник — Много вас тут таких ходит. К принцу допускаются только те, кого он сам хочет видеть. Да и спутник твой доверия мне не внушает.

Это он о Назире. Ну да, профессия моего телохранителя сомнений ни у кого вызвать не может.

— Блин — я понял, что разговаривать с этим дуболомом дело пустое. Максимум, чего я смогу от него добиться, это удара мечом — А Витольд? Витольд здесь?

— Главный советник его высочества запретил пускать к нему посторонних — громогласно сообщил стражник — У него слишком много врагов.

Понятно. Покушения боится.

После я все-таки отошел в сторону, поскольку стражник совсем уже угрожающе засопел и закряхтел, чем вызвал еще один всплеск веселья у игроков, все так же наблюдающих за мной.

— Не получилось? — преувеличенно-скорбяще осведомился у меня один из них — Ээээх!

— Странно, отчего принц его не принял? — не отставал от него другой — Прямо недоумеваю по этому поводу!

— Ха-ха-ха — огрызнулся я, отошел от них подальше, отыскал какой-то чурбачок, присел на него и призадумался.

Однако — плохо. Внутрь меня не пустят, это понятно. Прорываться с криками и всем таким прочим, тоже смысла нет, эти оглоеды меня порубят на капусту быстрее, чем меня тот же Вайлериус услышит.

Как вариант — можно дождаться выхода принца к народу и там уже попробовать доораться до него. Но это сколько времени уйдет? И потом — кто его знает, снисходит он до простого люда теперь или нет? Может, тоже боится шалой стрелы, на которой вырезано его имя.

А без личной беседы никак не обойтись.

Я еще раз перечитал условие квеста, связанного с Вайлериусом:


Вам предложено принять задание «Старый друг»

Данное задание является стартовым в цепочке квестов «Родственный обмен»

Условие — найти в лагере мятежных войск принца Вайлериуса и доложить ему о своем прибытии.

Награды:

3000 опыта;

Получение первого квеста цепочки.


Ключевое слово — «доложить».

Стоп. А квест этот я в свое время заполучил благодаря визиту страшненького, похожего на крысу посланца, которого ко мне отправил Витольд. Как там его звали? Имя еще под стать физиономии было.

Грокс. Точно — Грокс. Из рода Маллеусов. Его предки служили еще кому-то там, из древних королей Запада.

Хоть этот Грокс и никто, но к Витольду он наверняка вхож. А Витольд — это ключ к дверям от шатра принца. В переносном смысле, разумеется, там дверей нет. Там полог.

Получается, что надо найти этого самого посланца. Плевое дело, по сути — отыскать в большом лагере маленького человечка. Шутка.

Будем рассуждать логично. Где может ошиваться такой типчик? Явно не среди воинов, там ему делать нечего. И не в ставке принца, туда его никто не пустит. Значит — где-то среди обслуги. Есть же тут какое-то место, где обитают повара, курьеры и прочий вспомогательный персонал? Война — это война, но без него на ней никак.

— Назир — обратился я к своему сопровождающему — Как думаешь, где в военном лагере может разместиться на ночь прислуга принца и приближенных к нему лиц?

— Там — ассасин ткнул пальцем влево — За большим шатром

— А почему не там? — я, в свою очередь, показал вправо.

— Оттуда до озера ближе — невозмутимо пояснил Назир — Это вода, без которой им не обойтись. Слуги — народ ленивый, далеко ходить не любят. Значит — там.

Резонно. Не факт, что я там найду самого Грокса, но, вполне вероятно, отыщу того, кто его знает или видел. Главное — встать на след, а там уж я с него не сойду.

Назир оказался прав — слуги устроились на ночлег неподалеку от шатров принца и его ближних, что немаловажно — еще и не за кольцом стражи. То есть доступ к ним был ничем не прегражден.

— Эй, малый — потряс я за плечо первого попавшегося парнишку, по виду — конюха — Ты такого Грокса не знаешь?

— Нет — буркнул тот сонно — Поспать дай.

— А где люди Витольда на ночлег устроились, не в курсе? — продолжил настырничать я.

— Золотой — разлепил глаза малец — Или охрану кликну, и скажу им, что ты шпион старой ведьмы Анны. У нас их тут часто ловят.

— А если дам золотой, место-то укажешь? — уточнил я.

— Нет — помотал головой наглец — Это только за то, чтобы я тебя страже не выдал. А за остальное еще два золотых.

— Однако, у тебя аппетиты — абсолютно искренне изумился я — Два золотых за то, что ты рукой махнешь!

— Не хочешь — не плати — равнодушно ответил мне конюх — Но золотой вынь и положь. Или в яму нырнешь.

— Какую яму? — не понял я.

— Выгребную — сладко, как котенок, зевнул малец — Ночи не было, чтобы там кого-то да не утопили. Почему бы и не тебя?

— Ну, ты наглый — я отсчитал ему три монеты — Далеко пойдешь!

— Само собой — конюх куснул монеты, одну за другой — Как принц королем станет, мы все далеко пойдем. Он простых людей любит, а верность выше других заслуг ставит. Страаааааажаааааа! Шпион тут! Я его держууууу!

И проклятый мальчишка вцепился в меня как клещ, руками и ногами, крича во все горло.

Причем стража даже не понадобилась, вскочившие от вопля слуги сами меня повязали. Нет, я бы мог и сбежать, Назиру не стоило никакого труда перерезать всю эту публику, но я крикнул, чтобы он этого делать даже не вздумал. Тогда репутации точно хана и все, что мне останется, только пойти в Эйген и убить королеву. По-другому мне к Валейриусу будет не попасть.

— Ааааа! — какая-то мордатая тетка со всего маха врезала мне по щеке ладонью — И лезете, и лезете сюда, проклятые! Что, трещит под Анной Кровавой трон-то?

— Стивен, Алекс, мешок тащите — крикнул представительный седовласый мужчина повелительно — Не так же его в дерьмо бросать?

Пара невысоких мужичков с практически квадратными фигурами забавно заковыляли куда-то в темноту. Вот же. Самое время для тонких жизненных наблюдений. Меня сейчас в дерьме топить будут, а я о какой-то ерунде думаю.

— Гроооокс! — заорал я во всю глотку — Грокс из рода Маллеусов! Гроооокс!

— Псих какой-то — заметил один из игроков, наблюдающий за тем, как НПС собираются меня в расход пустить. Их вообще вокруг немало собралось и глазело на происходящее. Оно и понятно — развлечение же. Так-то, небось, обычно шпионов ловят из тех же НПС, а тут еще и игрок! Вдвойне приятно.

Интересно, а есть квест на это дело? В смысле — на ловлю засланцев королевы? Думаю есть.

— Гроооокс! — надрывался я — Из людей мастера Витольда! Позовите Грокса!

— Или самого мастера Витольда — громко закончил за меня тот паршивец, что меня выдал, разумеется, под дружный смех публики.

Шутки-шутками, а в это время вернулись скособоченные мужички Стив и Алекс, притащив мешок, который они держали вдвоем, один за левый край, другой за правый. На их квадратных лицах гуляли улыбки, когда они синхронно протянули его представительному мужчине.

— Вот и славно — сказал тот и потянулся — Ну что, соглядатай, вот и принесли твой саван. Не обессудь, уж какой есть.

Я увидел в толпе Назира, и по его лицу понял, что как только меня начнут в этот мешок запихивать, то он вступит в дело, и моя недавняя просьба его уже не остановит. Хассан ибн Кемаль сказал охранять меня, и его приказ для ассасина есть истина в последней инстанции.

— Гроокс! — еще раз, видимо в последний проорал я и тут мне заткнули рот.

— В мешок его — скомандовал было представительный, но тут к нему подошел невысокий человек в черной одежде, и что-то прошептал на ухо. Представительный глянул на меня, на мешок, на толпу и помахал рукой дюжим молодцам, которые уже подошли ко мне с недвусмысленными намерениями, добавив — Погодите-ка минутку.

Я выдохнул. Казнь отложилась, и, надеюсь, по той причине того, что мои вопли все-таки услышал кто-то из людей Витольда. Теперь главное, чтобы Грокс оказался в лагере.

— Вот не понял сейчас — сказал кто-то из игроков — Такого раньше не случалось. Григ, заскринь этого клоуна. Все что не так, надо всесторонне изучать, в таких моментах может быть рациональное зерно.

Вот же! Попалился я, причем совершенно по-дурацки. Расслабился, стал слишком много о себе полагать, и попалился. Лучше бы дал себя утопить, дешевле вышло бы. Отыскал бы в Эйгене кого-то из людей Витольда, наверняка их там хватает. Подключил бы к делу тех же пикси, эти за мзду и развлекуху кого хочешь найдут. Но теперь об этом можно забыть, меня уже заскринили, причем неоднократно. А если сейчас придет Грокс и мою потрепанную персону еще и освободят, тот здесь непременно найдутся те, кто подобное мимо своего внимания не пропустит.

И Грокс пришел, как и следовало ожидать. Маленькая тщедушная фигурка вынырнула из ниоткуда, подошла ко мне, я увидел знакомое лицо с носом-хоботком и мутными, словно оловянными глазами, за его спиной стоял тот самый человек в черном, который говорил с распорядителем казни.

— Привет — сказал я Гроксу, понимая, что теперь терять все равно уже нечего — Узнал?

Он кивнул, а потом что-то шепнул человеку в черном. Что — не знаю, не расслышал, хотя и гадать особо и не приходится. Плюгавец почти наверняка подтвердил мою личность. Ну, или как минимум то, что я вовсе никакой не шпион, а старый знакомец мастера Витольда.

Народ, которого вокруг столпилось уже немало, с интересом смотрел за происходящим, переговаривался, комментировал. Мне показалось, что в толпе мелькнуло и знакомое лицо, а именно — Льода, того самого шустрилы из «Орландинос». Хоть что-то хорошее, по крайней мере никто теперь не скажет, что я ничего не делал.

Человек в черном подошел к представительному господину, бросил пару слов и похлопал его по плечу. Знака я никакого не заметил, но секундой позже почувствовал, что меня никто больше не держит.

— О как! — гаркнул кто-то в толпе — Интересно девки пляшут, по четыре штуки в ряд!

— Господин Хейген, идите за мной — прошелестел голос Грокса, который, оказывается, уже стоял по правую руку от меня.

— Пять секунд — попросил я его и подошел к юному конюху, который хлопал глазами, не понимая, что происходит — Малой, два золотых гони обратно.

— Да щас — возмутился тот — Это мои деньги.

— Шалишь — цапнул я его за плечо — Один — твой, а два нет. Слово ты не сдержал, меня выдал — золотой долой. Грокса я тоже нашел сам — минус еще один. А третий оставь себе, так и быть. Люблю шустрых. Давай-давай, не задерживай.

— Мешок — проскрипели за моей спиной два голоса — Мешок больше не нужен?

Я обернулся — это были Стив и Алекс, они все еще держали в руках то, в чем меня топить должны были.

— Нет — ответил я им — Уже не нужен.

— А! — синхронно сказала эта парочка и куда-то заковыляла. Наверное, понесли мешок туда, откуда его взяли.

Пока я с ними беседовал, конюх подгадал момент, крутанулся на месте, вырвался и лихо рванул куда-то в толпу, в которой найти его не представлялось никакой возможности.

Молодец, ничего не скажешь.

— Хейген — прошелестел голос Грокса — Надо идти.

Человек в черном отправился с нами.

Мы миновали ряд костров, причем сидели у них не игроки, а НПС, прошли мимо каких-то палаток и телег, выйдя, в результате, ко все тому же шатру Вайлериуса, только с другой стороны, не с той, с которой я подошел сначала.

Впрочем, стражи и здесь хватало.

— Ждите здесь — сказал мне человек в черном, прихватил с собой Грокса, показал стражнику какой-то жетон, и скользнул за кольцо оцепления.

— Жду — покорно ответил я и вздохнул.

Нет, так-то все ничего, но некий червячок в душе шевелился. Не люблю я публичности.

— Добрый вечер — из темноты ко мне шагнула рослая фигура в золотистых доспехах — Возможно, это прозвучит не слишком корректно, но хотелось бы понять, что произошло?

Паладин. Высокоуровневый. Клан… Как там? «Ищущие свет». И еще пяток крепких ребят при нем.

Вот и ягодки от цветочков, что были посажены пять минут назад.

Твою-то мать.

— Зима — ответил я ему и показал на небесный свод — Звезды. Скоро весна придет.

— Полагаете? — засмеялся паладин.

— Полагаю — заверил я его — Оно всегда так бывает.

— Но речь идет вовсе не о том — паладин подошел ко мне совсем близко — Мне очень хотелось бы знать, отчего вас не утопили в дерьме? Две дюжины шпионов утопили, а вас нет. А ведь среди них тоже были игроки. Еще мне ужасно любопытно, почему НПС вас привели сюда, к шатру принца. Такое здесь случается впервые на моей памяти. И это с учетом того, что я здесь нахожусь с самого начала, и качаю репутацию с мятежником как проклятый. Она уже более тридцати единиц, но охрана все еще разговаривать со мной не хочет. Естественно, мне нужны ответы на вопросы.

— А если их не будет? — спросил я — Что тогда? Вы паладин, вам по чину не положено зло творить. Карма может испортиться.

— Шут с ней, с кармой — ласково сказал мне он — Да и народу у нас в клане хватает. Достаточно для того, чтобы устроить тебе веселую жизнь, поверь.

— Угрозы — покачал головой я — Всегда одно и то же, никакого разнообразия в жизни нет. И главное — всегда одними и теми же словами.

— Проблемы? — из темноты появился Верорк, за ним поспешали другие бойцы «Орландиносов» — Эй, Раут, это наш человек. Он под нашей защитой, так что отвали.

— Верорк — паладин по имени Раут провел ладонью по своим золотистым волосам — Как всегда грозен и небрит. Ты всерьез думаешь, что твой клан сможет как-то помешать нам, если мы чего-то захотим заполучить?

— А ты рискни здоровьем — предложил ему Верорк, выпятив вперед челюсть и вращая глазами — Давай!

Я не удержался и хихикнул. Выглядел он не столько грозно, сколько смешно.

— Возможно, авторитет «Орландиносов» пока еще не столь внушителен, как им того хотелось бы — к нашей компании присоединился еще один персонаж, мне неизвестный, носящий ник «Скаут» — Но клан «Гончие смерти» присоединяется к ним и подкрепляет их слово своим. Этот человек не только под защитой «Орлов», но и под нашей тоже. Раут, за вами решение. Если вы продолжите угрожать Хейгену, «Гончие смерти» расценят это как неуважение к себе.

— И «Орландинос» тоже! — рявкнул Верорк и добавил к выпяченной вперед челюсти раздувающиеся ноздри.

Не знаю, чем бы все это кончилось, но тут на мою удачу появился человек в черном, цапнул меня за локоть, провел за оцепление, и спешно потащил в сторону шатра принца.

За спиной у меня сразу несколько человек присвистнули, и кто-то топнул ногой.

Наверное — паладин.

Нет уж, в лагерь сегодня я не вернусь. Нафиг надо. Пообщаюсь с Витольдом и Вайлериусом — и ходу отсюда.

Собственно, с этой мыслью я и вошел в шатер.

Глава пятая

о разных взглядах на одну ситуацию

Против моих ожиданий в шатре я не увидел толпы вояк, окруживших мятежного принца, стали доспехов, кубков с вином и прочей кинематографической экзотики. Там обнаружилось небольшое помещение, к которому более всего подходило название «предбанник», с одним единственным человеком в нем.

Впрочем, за пологом, отделявшим предбанник от основного помещения, слышался шум голосов, и по отдельным словам, которые до меня долетали, можно было понять, что там происходит серьезный спор по поводу ведения войны, которая уже на пороге.

— Я знал, что ты все-таки примешь верное решение — уткнулся мне в грудь палец Витольда, который и был тем самым человеком, которого я увидел — Ты непрост, сынок, и неглуп, я это понял еще тогда, когда мы подсадили на трон эту змеюку Анну, которая и мне, и тебе козью морду состроила. Прав был мой папаша, когда говорил мне в детстве: «Запомни, Витольдик, ни одно доброе дело не остается безнаказанным». Так и вышло. Мы ей корону, она нам… Ну, ты в курсе.

Надо заметить, что господин бывший казначей Западной Марки вновь претерпел трансформацию. Тогда, в канализации Эйгена, он был похож на загнанного волка, и внешне, и по замашкам. Эдакий опасный хищник, который осознает, что смерть на хвосте, но не собирается умирать покорно. А сейчас снова больше напоминал того дельца, с которым я свел знакомство в незапамятные времена, из числа тех, кто инвестирует свои средства в предприятие, надеясь получить пятьсот процентов прибыли.

Многоликий господин. Точнее — умело мимикрирующий. С таким ухо держи востро.

— Что да — то да — согласился с ним я — Потому я и предпочитаю держаться подальше от дворцов. Целее будешь.

— Так ведь в хижинах да в канализации всю жизнь тоже не проживешь — Витольд причмокнул так, будто сочный персик надкусил — Хочется ведь с золотой тарелки серебряной вилкой покушать, хочется?

И он по-дружески ударил меня в бок кулаком. Точнее — попытался ударить. Его кулак негромко бахнул по стали моей новенькой кирасы, и он досадливо сморщился, потряхивая отбитыми пальцами.

— Такое дело — Витольд посерьезнел, разминая кисть руки и оглядываясь. Человек в черном посмотрел за полог, отделявший предбанник от основной залы, и кивнул ему — Прежде, чем ты пойдешь к принцу, я хочу с тобой кое о чем поговорить.

— Не планирую занимать какие-либо посты в том королевстве, повелителем которого Вайлериус возможно станет — категорично заявил я — Мне это не нужно.

— Твое дело — усмехнулся Витольд — Хотя — жаль. Мы бы с тобой славно поладили, займи ты пост капитана королевской стражи или, что куда лучше, главнокомандующего. Парень ты неглупый, выгоду свою понимаешь, и договориться с тобой всегда можно. Военные поставки, отсутствие неприятных неожиданностей в виде внезапных ревизий, и так далее. Но — не хочешь, так и не надо. Я о другом речь веду.

— А именно? — уже всерьез заинтересовался я.

— Анна — понизил голос Витольд — Мальчик на нее пока еще здорово зол, особенно сейчас, когда противостояние находится в активной стадии. Запал, азарт, война, мечи, все эти покушения. Но когда он возьмет верх, он перестанет быть опальным принцем, вставшим на путь чести, и снова станет ее сыном. То есть, сев на престол он ее закует в кандалы, но через пару месяцев, поостыв и подзабыв обиды, сам же их и снимет. Да еще и извинится перед ней. Время — великий уравнитель, оно смывает из памяти все наносное и темное, оставляя только те воспоминания, которые нам приятны. Так что ничего Анна не потеряет. Была она до того просто королевой, а теперь станет королевой-матерью. Масштаб чуть поменьше, но достаточный для того, чтобы свести счеты с теми, кто перешел из ее лагеря в свиту принца. Мне плевать на этих полунищих вторых и третьих сынов благородных отцов, на всех этих бастардов и провинциальных героев. Но ты, я… Мы старые приятели и наши судьбы меня беспокоят. Хейген, ты же понимаешь, о чем идет речь?

— Понимаю — хмыкнул я, подумав о том, что игра все-таки иногда бывает предсказуемой — Не скажу, что мне нравится этот разговор, но должен признать, что рациональное зерно в нем есть. Как минимум в том, что принц-победитель-сирота лучше, чем принц-победитель-заточитель матери в подземелье. И потом — публика любит страдальцев, её хлебом не корми, дай кому-то посопереживать.

— Вот-вот — оживился Витольд — Даже если этот кто-то был тираном и лил их кровь как воду, как только на него напялят венец мученика, он тут же становится народным героем. Логики — ноль, но так оно и есть на самом деле. Вывод?

— Лично этого делать не буду — без раздумий заявил я — Руки у меня нечисты, как и совесть, но женоубийцей становиться не желаю. Это перебор.

— Даже не думал такое предлагать — настолько живо ответил казначей, из чего я сделал вывод, что именно мне он и отводил эту роль — Но у тебя большие связи. Найди того, кто сможет взять на себя эту миссию, хорошо? Я сейчас все время на виду, да и контакты с городом у меня прервались. Сам понимаешь — смута. И еще — лучше всего, если эти люди будут не из наших земель, не из Западной Марки.

Не хочет мараться, паскудник. Ну да, найди он человека из своих, это может всплыть, и тогда Вайлериус его не помилует. А тут, если что — я не я, все Хейген, все он, душегуб и подлец эдакий.

Более того — я уверен в том, что эта информация непременно вылезет наружу, причем довольно быстро. И даже обрастет дополнительными подробностями. Это я сейчас Витольду нужен, а потом мешать начну.

— Все оплачу — расценил по-своему мое молчание Витольд — Все по-честному будет — твой человек, мои финансы.

Что-то я не понял — а где квест? Он давно должен был появиться.


Вам предложено принять задание «Предварительные договоренности»

Данное задание является стартовым в цепочке квестов: «Кровь на ступенях трона»

Условие — принять предложение мастера Витольда относительно устранения королевы Анны в том случае, если она не погибнет в междоусобной войне.

Награды:

4000 опыта;

Перстень-печатка;

Получение первого квеста цепочки.

Награды за прохождение всей цепочки заданий:

30 000 опыта;

25 000 золотых;

Легендарный предмет из коллекции диковин мастера Витольда;

Титул «Цареубийца»;

Титул «Гроза престолов»

Дополнительные скидки для вас и вашего клана у торговцев Эйгена (распространяется только на торговцев-НПС).

Внимание!

Данная цепочка заданий является репутационной, то есть получена вами в связи с тем, что НПС-квестодатель выделяет вас из массы других игроков. Выполнив ее, вы можете как улучшить отношение НПС-квестодателя к себе, так и ухудшить его.

Примечание.

Выполнение данной цепочки квестов может быть досрочно прекращено по независящим от вас причинам, в связи с тем, что принц Вайлериус проиграет данную войну. В этом случае все награды, уже полученные за его выполнение, останутся у вас.

Примечание.

Если вы добьетесь успеха в выполнении данной цепочки и впоследствии об этом узнает король Вайлериус, то ваше положение в его глазах может пошатнуться. Королева Анна — его мать и данное убийство вряд ли поспособствует вашей репутации. Учитывайте это.

Принять?


А и принять. Вреда от данного квеста пока мне никакого нет, королеву я еще не убил. И не собираюсь, заметим, этого делать. Да, она сволочная тетка и не сильно меня жалует, но это не повод тыкать ей кинжалом в бок.

Пользы же от союза с Витольдом может быть много, особенно в свете текущих событий. Даже более чем.

— По рукам — я протянул казначею ладонь — Договорились.


Вами выполнено задание «Предварительные договоренности»

Награды:

4000 опыта.


— Я же говорю — неглупый ты парень — с облегчением произнес Витольд, звонко хлопнув своей ладонь о мою — Знаешь, с какой стороны масло на хлебушек намазывать. Вот, держи еще.

Он протянул мне тускло блеснувший перстень, как видно тот самый, о котором шла речь в условиях квеста.

— Если понадоблюсь, то покажешь его кому-то из моих людей, они быстро меня найдут — деловито объяснил мне казначей — Или, если буду нужен не я, а просто какие-то мелочи, вроде денег или оружия, они тебе их обеспечат.

Хорошая вещь. Мне через недельку непременно понадобится и то, и другое. Главное про это не забыть в суете.

Я осмотрел предмет. Ну да, квестовая побрякушка без каких-либо дополнительных статов.

Кстати. А ведь у меня где-то в кошельке лежит перстень, который мне в свое время Вайлериус дал. Ну, тогда еще, в Академии. Забыл я про него, а зря. Сколько бы у меня с ним репутации не было, лишняя не помешает.

Порывшись в сумке, я нашел кошель и вытащил оттуда искомый предмет. Ну да, три десятка единиц репутации. Пусть будет.

— Понял — сказал я казначею, натягивая перстень на палец — И, если честно, кое-что мне нужно прямо сейчас.

— Сколько? — подавил печальные эмоции в голосе казначей.

— Не деньги — обрадовал его я — Речь о другом. Со мной в лагерь прибыл отряд, не очень большой, но народ в нем отменный. Все как один головорезы, каких Раттермарк не видел. Шоколад с пралине, а не люди. И главное — очень для нашего дела полезные, потому как ничего у них нет — ни принципов, ни сожалений, ни мыслей. Война — их форма существования, золото — конечная цель жизни. Ну, или пьянство, когда войны нет. Я, когда их собирал, как чуял, что без подобных вояк нам никак не обойтись. Так вот — хорошо бы их капитана принцу представить. Точнее — я сам его представлю, но ваша своевременная одобрительная реплика была бы очень кстати. Один голос — хорошо, но два — еще лучше. Естественно, про их истинные мотивы участия в войне мы промолчим. Пусть все думают, что они за идею бьются, а не за золото.

— Ага — мигом смекнул Витольд — А они, стало быть, в нужный момент…

— Ударят в бок — выдал я самую злодейскую из своих улыбок и цыкнул зубом — Вы же меня знаете, я всегда держу свое слово.

— Достойные люди — заявил Витольд — Вот даже не видя их, в этом уверен. Единственное — надеюсь, этот капитан, он не слишком… ээээ…. Дикарь? Я наемников видел много, начиная с Брана из Пограничья, все они уж очень непредсказуемы. Хотелось бы уверенности в том, что он не будет выкидывать какие-то фокусы.

— Нет-нет — немедленно заверил его я, надеясь, что последующие мои слова не дойдут до Верорка — Ну да, туповат, зато исполнителен. Да и выглядит вполне пристойно. Ну, насколько пристойно может выглядеть наемник.


Вам предложено принять задание «Люди для грязной работы»

Данное задание является первым в цепочке квестов: «Кровь на ступенях трона»

Условие — найти людей, которые подрядятся убить правящую королеву Запада.

Награды:

3000 опыта;

1000 золотых + представительские расходы;

Получение второго квеста цепочки.


Такое у меня, пожалуй, впервые. Хлоп — и только что полученное задание, по сути, выполнено.


Вами выполнено задание «Люди для грязной работы»

Награды:

3000 опыта;

1000 золотых.


И даже не по сути.


Вам предложено принять задание «Удобный момент»

Данное задание является вторым в цепочке квестов: «Кровь на ступенях трона»

Условие — использовать каждую возможность, при которой вы или нанятые вами люди смогут убить королеву Анну.

Награды:

7000 опыта;

5000 золотых.

Получение третьего квеста цепочки.


А недлинная цепочка, кстати. Хотя и награда не сказать, что сказочная. Да и не видать мне ее, поскольку делать я ничего больше не собираюсь. Представлю Верорка принцу, сделаю все, чтобы он его к себе приблизил — и все, моя миссия выполнена.

Правда, Витольд, увидев, что меня близ принца нет, может сам попробовать подбить к «Орлам» клинья, с него станется. Да и шут с ним, меня, если что, к смерти королевы не притянешь. Свидетели нужны, а их не будет. Что же до репутации «Орлов» — это все их головная боль.

— Тогда договорились — Витольд залез в сумку, что висела у него на боку и достал оттуда увесистый мешочек — Держи, тут двести золотых. Подкинь деньжат этим молодцам. Наемники любят деньги и держатся за тех, кто им платит. Только одно условие — им про меня ни слова, ни полслова, я не должен иметь к этому никакого отношения. Нет, я не чистюля, просто мое положение… Ну, ты же все понимаешь. Ты потом опять отправишься куда-то воевать, сам же про это сказал, а мне здесь дальше жить. Ну, идет?

— А то — и наши ладони вновь соприкоснулись — Как не понять. Не первый день на свете живу.

— Тогда — пошли к принцу — Витольд обнял меня за плечи — Ой, как он обрадуется! Мальчик ведь то и дело тебя вспоминает, сожалеет, что ты не рядом. Народу вокруг него много, а друзей нет.

«Мальчик». Недооценивает казначей Вайлериуса, похоже. Тот давно уже не мальчик. Был когда-то такой, да весь вышел.

Ну да на каждого мудреца довольно простоты. Я в этом вопросе ему не советник, каждый сам за себя.

Полог прошуршал и до того не слишком отчетливо звучавшие голоса перестали быть такими. Наоборот — здесь, в этом просторном и ярко освещенном помещении гвалт стоял еще тот.

Однако — опять недоработка. Как так быть может? Добро бы стены из бревен были или из камня, тогда да. А тут-то — шелк, отличный проводник звука.

На живую нитку эту линейку сшивали, что ли? Надо Костику сказать будет.

— Надо идти на штурм — вещал лохматый человек в доспехах, активно махая руками — Смело, отважно! Да, погибнут сотни, возможно даже тысячи людей, но оно того стоит! Мы ведь это делаем не для себя, для потомков. Наши дети, наши внуки должны жить в самом справедливом и сильном королевстве Раттермарка, а все остальные королевства должны нам завидовать!

Выпалив все это, лохматый выдохнул воздух, вытаращив до предела свои и без того выпуклые глаза, а после огладил рукой небольшую бородку клинышком.

— Штурм — не удержался я и саркастически хмыкнул — Вы вообще хоть что-то штурмовали, ну, кроме зада кухарки?

Я понимаю, что штурм — это весело, это, по сути, ивент и все такое. Но это займет чертову уйму времени. Подготовка, формирование штурмовых бригад, «вперед, на стены» — это все прекрасно, но мне нафиг не нужно. В этом случае мне придется тут торчать безвылазно, Верорк с меня не слезет. Знаю я таких лидеров как он, с шилом в заднице, не желающих упускать даже мизерные преференции для своего клана. И по условиям договора он имеет право потребовать от меня быть тут, поскольку Вайлериус наверняка будет постоянно интересоваться моим мнением.

— А? — удивленно уставился на меня лохматый — Что?

— То — я шмыгнул носом — Штурм — он только на словах хорош, по сути же это страшная штука. И еще — в городе куча народа, нейтрально настроенная и к королеве, и к принцу. Они не на чьей стороне, они сидят в своих домах и бояться. Если будет штурм, многие из них погибнут, потому что в таких заварушках воины от крови и вседозволенности дуреют и творят такие вещи, в которые сами потом не верят. И все это свалится вон, на него, на Вайлериуса. Про вас никто через день не вспомнит, а его еще лет пятьсот потом Кровавым называть будут.

— А это кто? — человек с бородкой посмотрел на притихшее общество — Как сюда попал этот человек?

— Кто, Хейген? — расхохотался Вайлериус, стоящий около стола, на котором стояли подсвечники с оплывающими свечами и были свалены в живописную кучу свернутые в трубки свитки, яблоки и курительные трубки — Этот куда хочешь пролезет. Господа, рад представить вам моего старинного друга. Да что там — Хейген для меня больше, чем друг. Вы, кстати, уже слышали от меня его имя, я сожалел, что его нет рядом. Как видно некие высшие силы услышали меня и вот он здесь.

Принц, как и Витольд, тоже претерпел внешнюю трансформацию. От угрюмого осунувшегося библиотечного сидельца, облаченного в экзотические лохмотья, и следа не осталось. Передо мной стоял молодой воин, закованный в черные доспехи и с мечом у пояса. И, правды ради, к нему, пожалуй, подходило еще и слово «вождь». Было в нем что-то такое, лидерское. Бывают люди, которые являются лидерами по сути своей, есть в них, в их поведении, постановке голоса, жестах, даже повороте головы, присущие только настоящим народным вождям детали, которые трудно различить невооруженным взглядом, но понимаемые людьми инстинктивно.

Это в благостные дни мира в вожаки может пробиться практически любой клоун, при условии, что у него есть деньги на толковых политтехнологов, связи в масс-медиа, благословение свыше и кое-какие завязки в избиркоме. Он потаскается на благотворительные мероприятия, потискает пяток симпатичных детей перед камерами, накормит полсотни бездомных и, возможно, получит желанное кресло. Даже не возможно, почти наверняка. Народу в большинстве своем безразлично, кто им управляет. Народ все равно знает, что «там, наверху» все куплено, и кресла в том числе. Ради правды, так оно и есть. На выборы давным-давно почти никто не ходит, но явка почти всегда сто процентная.

А после выборов все идет себе по накатанной, параллельными путями, которые никогда не пересекаются — народ живет себе дальше, со своими радостями и горестями, и народный избранник тоже. Он инвестировал деньги в бизнес под названием «власть» и с полным правом собирается получить за это положенные ему дивиденды.

Но то в дни мира. А если на страну наваливается какая-то напасть, вроде войны, пандемии или нашествия зомби, все сразу меняется. Тогда народу не нужен мордатый «ваш кандидат». Тогда народу нужен Вождь, тот, кто готов сказать ему, куда идти и что делать. Тот, в кого можно верить. Тот, под чьими знаменами не жалко и умереть.

В Вайлериусе это было.

— Рад знакомству, господа — я изобразил нечто вроде небрежного полупоклона — Увы, не смог присоединиться к вам раньше, но лучше прийти на помощь другу поздно, чем никогда. Тем более самое веселое я не пропустил.

— Дружище — Вайлериус подошел ко мне, улыбаясь, и по взглядам окружающих я понял, что мрачное выражение покинуло его лицо чуть ли не впервые за долгое время — Я знал, что ты раньше или позже появишься. Не мог ты пропустить такие события.


Вами выполнено задание «Старый друг»

Награды:

3000 опыта.


Опыт капает, а уровень не дзынькает. Ну да, недавно только взял, но все же. Вон сколько сегодня квестов закрыл.


Вам предложено принять задание «Слово против слова»

Данное задание является первым в цепочке квестов «Родственный обмен»

Условие — выслушать принца Вайлериуса и его советников, а после высказать свое мнение по сложившейся ситуации.

Награды:

1000 опыта;

Получение второго квеста цепочки.


Ну, это вообще уже за гранью добра и зла. Полностью размытые критерии выполнения задания. Какое должно быть мнение? «За», «против», «воздержался»? А, может, я вообще скажу:

— Все вы козлы, пошли лучше к девкам!

И еще — цепочка есть, а награды за полное ее выполнение нет. Это как так? Я еще тогда эту недоработку подметил, но думал, что, может, ее после первого квеста огласят, кто знает. Фигушки!

Очень сырой контент. Очень.

— Все верно. Как только узнал, что ты тут войнушку затеял, так и сразу заявился — я тоже положил руки ему на плечи — Да и как по-другому? Нас только двое осталось от старой команды, сам знаешь.

Сказал и сразу пожалел об этом. Перегнул палку, перегнул. Я в их повстанческой бригаде сроду не значился, более того — при нашем первом знакомстве нес службу в Вольных Ротах, которые его соратников по джунглям гоняли будь здоров как.

— Это так — на лбу принца обозначилась морщина — Ты и я, вот и все, кто остались. Остальные ушли навсегда.

— Не-а — подмигнул я ему — Еще Лейн жив. Помнишь, такой угрюмый, из Пограничья? Он еще в храме был, когда ходячие мертвецы нас там заблокировали.

— Лейн, Лейн — задумался принц — А! Нелюдимый такой, пол-слова от него не услышишь.

— Тоже живой — я снял руки с его плеч — Правда, он теперь не Лейн, а Лоссорнах. В короли, понимаешь, выбился. Пограничьем правит.

— Да ты что? — Вайлериус непритворно удивился — Вот бы никогда не подумал, что такое возможно.

— Что ты говоришь? — я подошел к столику в углу шатра, на котором стояло вино и кубки — А тебя не удивляет то, что некий маг-недоучка, который еще вчера бегал по джунглям и боролся за счастье угнетенных народов Юга, претендует на трон Запада?

Несколько вельмож засмеялись, несколько, наоборот, недовольно зашушукались. Лохматый смотрел на меня зверем, как видно, я спутал ему все карты.

— Дело не в троне — помотал головой Вайлериус — Тут другое.

— Да нет, дело именно в троне — я налил себе вина — Мне ты можешь соврать, но себя-то не обманешь. Твоя цель отобрать у матери то, что ей, по твоему мнению, дороже всего. Она у тебя, ты у нее. Но потом-то ты этот трон все равно заберешь себе. Не вон этому же, пучеглазому, его отдавать, согласись? Это семейное достояние. Вот и выходит, что дело не в мести, а в том, что она может тебе дать. Хотя я не списываю со счетов и некие моральные аспекты.

— Вообще-то мы рассматривали вариант с передачей власти народу — с ненавистью в голосе сообщил мне пучеглазый — И он нашел понимание у принца.

— Не «мы», а вы, милейший Троцеро — заметил седовласый здоровяк в вороненой кольчуге — Нам такое и в голову прийти не могло.

— Да-да-да — поддержал его Витольд — Именно так. Да и принц как-то не слишком этот вариант одобрил.

— Я видел, что происходит, когда люди получают слишком много свободы — медленно проговорил Вайлериус — И видел то, что происходит, когда власть принадлежит сразу всем. В этом случае она не принадлежит никому, то есть, ее просто нет. А когда нет власти, то нет и страха наказания за содеянное, вот тогда и начинается самое жуткое. Люди понимают, что пришло время вседозволенности. Это еще хуже, чем любая тирания. Я недавно это понял, Троцеро.

Лохматый насупился, но промолчал.

— Согласен — я отпил вина — Потому и говорю — идет война за престол. Отлично. Повоюем за него, почему нет?

— Так ты со мной? — Вайлериус испытующе глянул на меня.

— Вот ты тугоухий! — рассмеялся я — Говорено же — да. Мало того, я с собой людей привел, целый отряд. Не воины — звери. И, что примечательно, для них не золото главное, а идея. Ощущаешь разницу?

— Я их видел — поддакнул Витольд — Лихие ребята, мой принц, лихие. Как есть будущая гвардия.

Несколько будущих придворных посмурнели и посверлили меня взглядом. Как видно, у них были свои планы на создание будущей гвардии и посты, к ней прилагающиеся.

— Твоя рекомендация многого стоит — кивнул Вайлериус — Потом покажешь мне этих ребят, хорошо?

— Не вопрос — я поставил бокал на стол — Но, если ты не против, я бы прямо сейчас позвал сюда их капитана. Это закаленный в боях ветеран, он знает с какой стороны браться за меч. Не усомнюсь, что все здесь присутствующие не новички в военном деле, но, как говорит мой папаша, лишнее мнение лишним не бывает. Вы все полководцы, а он — рубака. Одно дело видеть битву с холма, поводя руками и отправляя воинов на смерть и совсем другое — быть там, где льется кровь. Дружище, ты понимаешь, о чем я?

— Да — ответил принц — Почему бы и нет?

— Я распоряжусь — прошелестел голос Витольда, и он вышел в предбанник.

Ну, вот и ладушки. Сейчас я отрекомендую Верорка принцу, а дальше, по сути, не мое дело. Буду сюда заглядывать время от времени и изрекать мудрые фразы. Ну, и если дело дойдет до сражения, в нем поучаствую в качестве зрителя и военного консультанта. Махать мечом не пойду, старый я уже для таких забав.

Да и не моя это война. Чужая она.

— Подытожим — принц хлопнул в ладоши — Итак — штурм недопустим, поскольку он приведет к гибели мирного населения, тут я с Хейгеном полностью согласен. Значит, остается только сражение, в котором и будет решена судьба короны Запада.

— Есть еще возможность примирения — негромко сказал пожилой вельможа в расшитом золотом камзоле, чуть ли не единственный здесь человек без доспехов и оружия — Вы родные друг другу люди, может, все-таки поискать компромисс, попробовать обойтись без кровопролития?

— Я пробовал — Вайлериус нахмурился — Сколько раз я взывал к ее совести, пытался достучаться до ее разума, но все впустую. Моя мать слышит только себя, власть полностью поглотила ее рассудок. Мне не нужна кровь и смерти, но если это единственный путь, то я к нему готов.

— И все-таки — мягко произнес вельможа — Опять же — раньше у нас не было того, кого можно отправить во дворец, к подножию трона Запад. Любой из нас будет повешен, как только появиться в пределах города. Но ваш друг — это совсем другое дело, он не назван изменником короны, а, значит, сможет передать королеве ваши слова, не опасаясь быть казненным. К тому же, если мне не изменяет память, у него есть кое-какие заслуги перед ней. Досточтимый Хейген, вы ведь были среди тех удальцов, которые своими мечами проложили Анне дорогу к трону? Я ничего не путаю?

— Нет — хмуро ответил я, понимая, что старый хрыч копает мне яму, глубокую и с нечистотами на дне.

— Ну вот! — обрадованно сказал вельможа — О чем и речь!

— Разумно — одобрил его слова Вайлериус — Хейген, почему нет? Мама и в самом деле к тебе неплохо относится, насколько я помню, так что вряд ли твоей персоне что-то грозит. Добавь сюда еще неприкосновенность переговорщика.

Прошуршал полог, в залу вошел Верорк, на его лице было немалое удивление.

— Вот он — сказал из-за его спины Витольд — Капитан отдельного отряда, того, который привел тан Хейген.

Взгляд Верорка стал еще более изумленным, и даже каким-то обиженным. Как видно, этот прямой как бревно вояка не мог даже предположить, что кто-то иерархически окажется выше его. А тут на тебе — это я, оказывается, привел сюда отряд, а он — при мне. Капитаном.

— Воин, у тебя славное лицо — подошел к Верорку принц — Честное и открытое. Я думаю, что ты мне славно послужишь.

— Ага — Верорк все еще никак не мог осознать, что желаемая цель — вот она, протяни руку и бери — Само собой, ваше величество!

— Высочество — поправил его Вайлериус.

— Величество — упрямо повторил лидер «Орлов» — Для нас уже все решено.

— Хейген, а ты говорил, что он туповат — хмыкнул Витольд — Как по мне — вполне разумные слова. Я бы даже сказал — политически верные.

— И все-таки — мягко произнес принц — Любезный… Как вас?

— Верорк — гаркнул мой наниматель.

— Любезный Верорк — продолжил Вайлериус — Давайте не будем спешить. Тем более, что я все-таки надеюсь обойтись без кровопролития.

— Не получится — рыкнул матерый вояка — Где власть, там кровь. В драке за нее слова недорого стоят, здесь все решает сталь.

— И снова разумно — одобрил воин в кольчуге — Славный малый.

— А я что говорил? — подошел я к принцу — С такими воинами ты можешь не опасаться за судьбу любого сражения, и, что очень важно, за свою спину. Эти — не подведут, сами умрут, а тебя защитят.

— Да-да-да — поддакнул откуда-то сбоку Витольд — Как по мне — последнее даже важнее.

— Так-то оно так — Вайлериус задумчиво посмотрел на обладателя расшитого золотом камзола — Но Реджинальд прав, надо все-таки попробовать решить дело миром.

По залу пронесся разочарованный многоголосый вздох, часть собравшихся не сдержала эмоции. Реджинальд же расплылся в улыбке.

Ошибся Витольд, парнишка уже поплыл. Он прокололся, а я все ведь верно предугадал. Не хочет мой старый друг уже особо воевать. Не его это. И слава богу, а то в самом деле превратился бы в бездушного тирана.

Вот только одно плохо. Могут меня заслать послом в Эйген. Хотя — тут тоже все относительно. Может, не так это и скверно.

— Хейген, тебе есть, что добавить? — спросил у меня принц.

— Да нет — пожал плечами я — Я уже вроде все что думал, то сказал.


Вами выполнено задание «Слово против слова»

Награды:

1000 опыта.


Бредовый квест. На редкость.

— Тогда подытожу — предложил принц — Итак. Решение принято — я даю своей матери еще один шанс. Реджинальд, подготовьте верительные грамоты на Хейгена, именно он будет приставлять меня на переговорах с ней. Друг мой, ты передашь ей, что я не хочу войны. Не хочу крови. Но при этом и прощать ее не собираюсь, это выше моих сил. Пусть она покинет город и дорой волей придет на мой суд. Справедливый суд. Тогда никто не пострадает. А если нет, то все будет очень плохо и для нее, и для нас. Будет кровь.

— Сантименты — сказал, как плюнул, Троцеро.

— Излишне — не одобрил и вояка в кольчуге.

Остальные промолчали.

— Дружище, так ты примешь на себя эту миссию? — обратился ко мне Вайлериус.


Вам предложено принять задание «Под белым флагом»

Данное задание является вторым в цепочке квестов «Родственный обмен»

Условие — выступить в качестве парламентера принца Вайлериуса и изложить королеве Анне его требования.

Награды:

4000 опыта;

Титул «Ушедший от петли» (ситуативно)

Титул «Висельник» (ситуативно)

Получение третьего квеста цепочки.

Примечание.

В случае, если королева Анна повесит вас на крепостной стене, данная цепочка квестов прервется, и вы не сможете в дальнейшем принимать в ней участие. Поэтому найдите в себе силы стать лучшим ритором Файролла хотя бы на то время, пока вы будете выступать в качестве парламентера. Это в ваших интересах.


Ну, чего-то такого я и ждал. Как какое эмоциональное болото — так я на подхвате. Может меня тогда, еще в Нублэнде, кто сглазил?

— Разумеется — ответил я принцу — Не скажу, что с радостью, но сделаю.

С другой стороны — да и ладно. Нахамлю Анне, меня на стене повесят, вот и сказочке конец. А что? «Орландинос» не в накладе, они уже при принце, дальше все только от них зависит. Я что обещал — то сделал.

Свита принца зашумела, давая Реджинальду советы, что писать королеве и как, ко мне же подошел Верорк. Он как почуял, что я на «рывок» собрался.

— Ты давай с заданием не затягивай — негромко и деловито приказал мне он — И еще — не халтурь, с душой подойди к делу.

— Ничего не забыл? — холодно поинтересовался я у него, в душе окончательно решив, что первым делом скажу Анне, что она порядком постарела от всех этих забот. Такое она мне точно не простит.

— Да вроде нет — Верорк осмотрел себя — Все здесь.

— Слово «пожалуйста» ты забыл добавить — пришлось объяснить ему простую, по сути, вещь — Я тебе не слуга, не соклан и не раб. Причем об этом была отдельная договоренность. И вообще — по идее, моя служба окончена. Вон принц, вот ты, единственный игрок кроме меня в этой компании, все сложилось удачно. Он тебя запомнил, еще немного потрудись и ты станешь его доверенным лицом.

— А вот и нет — Верорк презрительно сморщил нос — Это все еще твоя работа. Ты обязан вкачать в нас столько репутации, сколько возможно. За сделанное — спасибо, но это не предел, так что трудись.

Ситуация была спорная, но заниматься выяснением отношений мне не хотелось, по крайней мере сейчас. Смысла не было. Хотя, если пойти до конца, выяснить кто из нас прав можно, причем очень несложным путем. Достаточно вон, отойти в предбанник и вызвать Номера Девятнадцатого. Он точно все рассудит и его слово — закон.

Но пока не стоит доводить до таких крайностей. Хотя осадить обнаглевшего «Орла» надо. С моей точки обнаглевшего, поскольку может он по жизни такой, идущий напролом и говорящий то, что думает. Есть такие люди.

— За языком следи — резко сказал я Верорку — Мы с тобой не приятели. И, к слову, я пока еще даже аванса не видел, работаю под твое честное слово, так что это ты мне должен, а не я тебе, понятно? Так что радуйся тому, что есть. И имей в виду — если завтра не будет денег и предмета для меня лично, я твой клан опущу ниже плинтуса по репутации.

— Борзый ты — процедил «Орел» — Не боишься, что когда все кончится, я эти слова тебе припомню?

— Не боюсь — без малейшего наигрыша ответил я — С чего бы? Когда все кончится, ты по-прежнему будешь моим должником. Да и положение мое у принца, оно никуда не денется, а с ним — и ваша репутация. И еще — за ваш клан поручились «Сороки», так что, если я вдруг начну умирать раз за разом от нападений «Орлов», дело будешь иметь с ними. Не думаю, что тебе нужны такие враги.

Верорк промолчал, явно недовольный тем, что последнее слово не его.

— Вот и правильно — одобрил его действия — А вообще — давай заканчивать стращать друг друга. Просто смирись с той мыслью, что я не наемник и мне нельзя указывать на место. Я человек, который из своего интереса решил тебе помочь и получает за это плату.

— Не вижу разницы — буркнул Верорк, несомненно руководимый упрямством.

— Она есть — заверил я его.

— Хейген — окликнул меня принц — Когда ты собираешься выполнить возложенную на тебя миссию?

— Завтра — отозвался я — Ближе к вечеру.

Утром у меня работа, потом я все-таки наведаюсь в Кроттон. А вечерком можно и на повешение сходить, почему нет?

Вот тоже интересно — если я умышленно подставлюсь под петлю, будет ли это расценено как нарушение договора с «Орлами»? С одной стороны, мои действия ведут к провалу квеста, что ненаказуемо, с другой же автоматически я разрываю сделку с «Орлами», поскольку к принцу я больше буду не вхож. Я же мертв для него, по крайней мере пока длиться эта цепочка квестов.

Казуистика какая-то. Надо у Костика спросить.

Блин, сколько всего у него надо спросить, я все уже и не вспомню. Записывать надо начинать.

— Я отправлю с тобой пару своих — быстро сказал Верорк, как видно, что-то заподозривший — Для представительности.

— Нет, брат — проникновенно заявил ему я, положив руку на плечо — Все твои люди нужны здесь, пусть они охраняют моего друга Вайлериуса. Моя жизнь — она недорого стоит, а вот его… Его бесценна. Я уж как-нибудь в одиночку, сам.

— У меня много людей — Верорк глянул на принца — Ваше величество!

— Высочество — поправил его Вайлериус — Хейген, и вправду?

— Да я с ними в дворец не войду — объяснил я ему — Кто их пустит? Да еще и тревога поднимется. Я уж как-нибудь сам.

Версия так себе, но хоть что-то.

И, заранее пресекая дальнейшие разговоры, я заявил:

— Все, спать пойду. Завтра трудный день.

Не слушая дальнейших слов Верорка, я шагнул за полог, достал свиток, махнул им и представил себе заснеженную деревушку близ Сумакийских гор.

А после и вовсе вышел из игры.

Глава шестая

в которой одно плавно перетекает в другое

— Нет-нет — донеслись до меня слова с кухни — Ты что! Я таких как он даже не видал до этого! Обычно если мужик без половинки куда едет, то он как с цепи срывается. А наш-то как этот… Как лебедь какой! Чего? Отвечаю.

Следом за этим раздалось хлюпанье, как видно Валяев, который только что выдал предыдущий текст, отпил чаю.

— Чем больше ты мне про это все рассказываешь, тем больше сомнений у меня возникает — задумчиво ответила ему Вика — Мы точно о Кифе говорим? Он, конечно, не ангел…

Валяев после этих слов закашлялся, брякнув чашкой по столу, и что-то попутно разбив.

— Ай! — вскрикнула Вика — Горячо!

— Я не нарочно — просипел Валяев — Уффф…. Как камнем глотку забило. Хуже нет, когда не в то горло вода идет. Феееее! Извини, Вика, не хотел!

— Бывает — примирительно произнесла Вика — Держи тряпку, штаны вытри.

— Ну да, это надо — согласился с ней Валяев — А то ведь он не поймет, мавр такой, если меня с мокрыми портками увидит. Подумает, что я обсикался, или еще чего похуже. Заметим — беспредметно подумает, так как подобного и в мыслях не было.

Вика промолчала, забрякали осколки, высыпаемые в ведро.

— Так вот — прочистив горло, бодро продолжил Валяев — Я ему говорю вечером — айда на Вацлавскую площадь, вкусим культуры Чехии в полной мере. Там, на Вацлавской площади, вечером много чего увидеть можно. В художественном смысле, разумеется. Музеи, галереи, нью-арт. А он — ни-ни, запрется в номере и, знай себе, напевает что-то про лондонский дождь и открытки. Печально так, аж на слезу пробивает. Вот он какой у тебя.

— Н-да — доверия в голосе Вики стало еще меньше.

— Да что же, думаешь, что я тебе вру? — возмущенно гаркнул Валяев — Я - тебе, жене моего друга? Посмотри в мои глаза — разве они могут врать? Да, могут. Но не тебе и не сейчас. Слово даю — он в Чехии ни-ни. Да и потом — с его-то ленью? Или ты всерьез думаешь, что он там на званые вечеринки ходил, вино пил, с юными девушками общался и танцы танцевал? Киф? Да не смеши меня!

— Ну, насчет танцев и званых вечеринок соглашусь — подумав, сказала Вика — Что же до юных девушек — а я сама какая? Мне двадцати пяти нет, между прочим!

— Ты своя — важно ответил Валяев — А они — чужие. И потом — ты умная, что сейчас встречается крайне редко. Это твое качество разительно выделяет тебя из общей толпы. Мне Киф так и говорил как-то: «Никитка, я ее полюбил не только за прекрасные глаза и осиную талию, я ее полюбил за то, что она еще и умница каких поискать». Да-да-да, так он мне и говорил. Заметим — в трезвом виде, а это многое значит!

Я громко закряхтел, вылезая из капсулы, так, чтобы на кухне поняли, что пора заканчивать этот балаган. Все понимаю, но последняя фраза — это уже перебор.

— Ох — я попрыгал на месте — Все затекло.

— Не ври — послышалось из кухни — Не могло у тебя там ничего затечь. Люксовая капсула, все продумано, она ко всем твоим системам жизнедеятельности подключается и если что-то пойдет не так, вообще тебя из игры выведет.

— А у меня затекло — из принципа проворчал я — И еще — игра, между прочим, тоже подхрамывать начала. Новый контент сырой до невозможности, косяк на косяке.

— Вот с этого места поподробней — из голоса Валяева полностью испарилась игривость — Вика, извини, но мы немного о профессиональном. Косяки в игре — это мой профиль.

Я помассировал поясницу и побрел на кухню

— Никогда не подумала бы, что сделаю подобное, но здесь очень уж к месту приходится одна фраза Шелестовой — сказала Вика, на которой нынче был не ее фривольный халатик, а спортивный костюм — Она бы сказала, что вам обоим следует уехать на ПМЖ в Канаду.

— Почему в Канаду? — удивился Валяев.

— Потому что вы очень похожи на канадских лесорубов — с очаровательной улыбкой ответила ему Вика — В лесу разговариваете о бабах, а с бабами — о лесе.

— Кстати — хорошая страна — Валяев протянул мне руку для пожатия — Озера там славные. Как их… Онтарио, Гурон, Эри.

— Гуроны — это вроде индейцы такие были? — засомневался я.

— Одно другому не помеха — отмахнулся Валяев — Так что ты там про контент говорил?

— Пойду телевизор смотреть — Вика поставила передо мной чашку с чаем — Это мне неинтересно.

— И напрасно — неожиданно жестко произнес Валяев — Я знаю ваш профессиональный постулат о том, что запросто можно писать о чем угодно, и совершенно необязательно это все видеть самому. Возможно, для нижних чинов это и допустимо, с них спроса куда меньше, но ты, как заместитель главного редактора обязана проявлять интерес ко всему, что относится к области твоей ответственности.

— А… — открыла было рот Вика, но Валяев тут же сделал жест, из которого следовало, что говорить пока рано.

— В игре обнаружен сырой контент — продолжил он — Это означает, что теперь в любой момент к «Радеону», который является поставщиком данной услуги, могут быть предъявлены претензии. Нет-нет, не судебного характера, но в любом случае хорошего в мало, это репутационные риски. И именно «Вестник Файролла», наше печатное издание, наш флагманский корабль, наша надежда и опора будет обязан разогнать эти тучи, сгущающиеся над нашими головами. Твоими, майне кляйне, руками, в том числе. Я, Макс, Костик, да все мы верим в то, что вы сможете это сделать, уповаем на вас, И что же я вижу? Наша умница Викуся, наша талантливая леди Пресса, узнав про то, что в игре неладно, плюет на все и собирается идти смотреть телевизор! Это вместо того, чтобы вцепиться в своего босса и вытрясти из него всю информацию. Кстати — вот босс молодец. Сам виртуальные земли копытит, все детально изучает.

Вика так часто хлопала глазами, что на кухне начался сквозняк от ее ресниц. Когда Валяев замолчал, она расплакалась.

— Эва как — опешил он — Вик, ты чего?

— Башкой думай в следующий раз — посоветовал я ему — Нашел кому выговаривать. Это не Таша и не Шелестова, это их не пробьешь.

В общем — Вику успокоили, усадили на диван, включили ей телевизор.

— У тебя нет ощущения, что мы два олуха? — спросил у меня Валяев, когда мы вернулись на кухню.

— Присутствует такое — признался я.

А что — так оно на самом деле и есть. Чего Вика изначально хотела делать? Смотреть телевизор. И чем она сейчас занимается? Ну да.

— Вот же Евино племя — Валяев сморщился так, будто лимона зеленого куснул — Нет, никогда нам их… Ладно. Забыли. Вернемся к нашим баранам.

Если честно — я за этот день устал, потому изложил ему суть проблем по возможности коротко, обойдясь без саркастических выпадов и особо цветистых аллегорий.

— Н-да — почесал себя за ухом Валяев, дослушав меня — Вот она, спешка, вот она, неразборчивость в кадровых вопросах. Косяк на косяке, по-другому не скажешь.

— Ну, ты уж не сгущай, не прямо уж кошмар-кошмар — я отпил чаю — Но есть негатив, есть. Хрен бы с ними, с диалогами, даже с некоторой внутренней логикой событий, но вот награды в квестах не поставить — это перебор. Я-то без них переживу, но вот если этот самый квест достанется какому-нибудь заклепкомеру? Вони будет жуть сколько по всем форумам.

— Вонь загасим — Валяев достал из кармана смятую пачку сигарет — Это не вопрос. Тут дело в принципе. Ладно, ты сказал, я услышал. Молодец, хвалю, пять.

— Пять чего? — встрепенулся я.

— Пять вообще — Валяев помахал у меня перед носом кукишем — Привык за каждый чих денежку срубать. Фиг тебе, ты сотрудник компании, искать ошибки в игре часть твоей работы.

Вообще-то я был сотрудником газеты, непосредственно в «Радеоне» не числился, но заострять внимание на этом не имело смысла.

— Ладно, с этим разобрались — Валяев щелкнул зажигалкой — Теперь о том, ради чего я к тебе заглянул.

Он повертел головой и положил зажигалку на стол, перед этим нажав на миниатюрную кнопочку, которая обнаружилась у нее в нижней части.

Зажигалка пискнула, мигнула синим светом, издала тоненький писк и затихла.

— «Глушилка» — пояснил Валяев — Военных тайн не будет, но все-таки лучше вот так. Да и потом — Азов в последнее время что-то раздухарился просто, надо его немного за усы подергать. Он когда злится, сопит очень забавно и на моржа становится похож. Ну, сам знаешь, наверное.

— Не знаю — я трижды сплюнул через левое плечо — И знать не желаю. Я себе не враг.

— Да брось — Валяев выпустил кольцо дыма — Если кому ничего и не грозит в этом здании, так это тебе. Ты чист, как белый лист и Прага это наглядно доказала. Если честно, я до упора был уверен в том, что мы все… А, ладно, давай о деле.

«Мы все» — что? Там и останемся? Это наиболее верный вариант окончания его фразы, на мой взгляд. Хотя — это Валяев, и все его слова могут быть просто провокацией. С него станется.

— Давай — согласился я, взял сигарету из его пачки, а после встал и включил вытяжку на полную. Пусть протянет кухню как следует, а то Вика потом бухтеть весь вечер будет по этому поводу.

— Тема такая — Валяев прищурил левый глаз и понизил голос, отчего стал похож на заговорщика — Днями в Москву приедет Старик, на предмет кадровых перестановок. Надоела ему наша чехарда с ответственными лицами, особенно с тем отделом, которым Маринка рулила. За полгода два начальника сменилось, это непорядок. А направление-то ответственное. Плюс еще пара вакансий есть, которые никак не закроют, там «И.О.» сидят. Ну, и отдельный разбор полетов по Свентокской будет, это же ее недосмотр. Да еще ему кто-то про ее недавние проделки рассказал. Ну, помнишь она пьяная до изумления тогда в здание приперлась? Вот. Не знаю кто стуканул. Что ты так смотришь? Не я. Хотел, было дело. Но не успел, обскакали меня.

— Любит пани Ядвигу народ — заметил я.

— Да, искренне и беззаветно — подтвердил Валяев — Так вот, к чему я это все говорю. Есть у меня такое предчувствие, что тебя тоже на совет позовут. Не спрашивай, откуда оно у меня взялось, но — есть. Предлагаю выступить единым фронтом — ты, я и Макс. В конце концов, Старик потом снова уедет, а нам с вновь назначенными ответственными лицами еще работать и работать. Пусть лучше будут те, от кого известно чего ждать. Как тебе мое предложение?

— Предложение разумное — помолчав, сказал я — Типовое для внутриофисных игрищ, так поступают все разумные люди. Вот только есть у меня сильные сомнения, что мой голос что-то будет решать на этом совещании, просто в силу того, что у меня права этого голоса нет. Я ни акционер, ни член совета. Я вообще никто в этом здании. Гость я тут. Да и в то, что меня на подобное мероприятие позовут, у меня особой веры нет.

И я уж молчу про то, что оно мне и нафиг не надо.

— Позовут — не позовут — это не тебе решать — рассудительно произнес Валяев — Мне важно другое — в принципе ты согласен поддержать те кандидатуры, которые устраивают нас с Максом? Ну, и еще поддержать предложение о смещении кое-кого с должности.

— А «кое-кто» — это кто? — заинтересовался я — Не одна ли прекрасная чернокудрая пани с очаровательным акцентом?

— Она — злобно хихикнул Валяев — Родимая.

— Вот тут «за» обеими руками — заулыбался я — Ее вообще к мирным гражданам подпускать нельзя, она социально опасна. На девочек с ресепшена смотреть уже больно, так она их зашпыняла.

— Славно — Валяев затушил сигарету и потер руки — Вот и договорились.

— А те, кого наверх, а не вниз, люди-то хоть адекватные? — на всякий случай спросил я, хотя ответ на этот вопрос для меня ничего не решал.

— Ясное дело — возмутился Валяев — К слову, один из них Костик. Да-да, он же до сих пор «И.О.». Надеюсь, против него ты ничего не имеешь?

— Абсолютно — удивился я этому вопросу — Милейший человек. А на когда это все планируется?

— Как Старик приедет, так на следующий день и соберет всех — со знанием дела объяснил мне Валяев — А если конкретней… Может, через неделю, может, через две. А ты что, куда-то собираешься?

— На волю, куда же еще? — с абсолютно серьезным видом ответил я — Кит, я на финишной прямой, мне одну печать осталось сломать — и все, моя работа выполнена. А раз так — я больше никому не нужен буду и, следовательно, наконец-то смогу вернуться домой и зажить своей прежней скучной жизнью.

— Блажен, кто верует — фыркнул Валяев, приподнялся и погладил меня по голове — И ты в том числе. Слышал поговорку о том, что смерть — это только начало? А у тебя все будет наоборот. Воскрешение — это только начало.

— Не пугай меня — попросил я его, туша сигарету — Не надо.

— Не буду — покладисто согласился Валяев — Как скажешь. И вообще — сначала верни богов, а потом уж будем думать, что и как.

— Вот сейчас не понял — потряс головой я — Что значит — потом думать будем? А у вас что, ничего не готово? Ну, там спецэффекты, зловещее зарево над Раттермарком, гром, молнии и некое пафосное сообщение, что, мол, в мир вернулись боги, и теперь каждый может выбрать себе личного покровителя. Что-нибудь такое на пару страниц жирным шрифтом?

— Да вот еще — фыркнул Валяев — Точнее — спецэффекты будут, хотя и не мирового масштаба, а, скорее, локального. А вот сообщения, создание неких гильдий вроде «Воины Витара» и все такое — ну нафиг. Пусть паства сама приходит к богам, сознательно. А мы, в свою очередь, создадим условия, в которых каждый игрок сам сможет понять, что ему надо. Написать что-то вроде: «выбери этого бога прямо сейчас и нажми на кнопку» — это просто. Игроку остается только сравнить бонусы, которые дает то или иное божество и все. Это слишком просто и неинтересно. Нет уж, пусть они побегают по континенту, пусть поищут места, в которых боги обосновались, пусть выполнят по цепочке заданий, после которых смогут узнать, что каждый из них может предложить своему неофиту. В конце концов, для чего люди играют? Ради процесса, а не ради того, чтобы за пару дней нагрести себе все, что только можно и стать самым крутым. Должен быть интерес к игре, должно быть ощущение бесконечности процесса и понимание того, что до «левел-капа» еще так же далеко, как до Луны. То есть — добраться туда можно, но как скоро и как быстро — неизвестно.

— Вот только непонятно, как игроки узнают о возвращении богов, если сообщения не будет.

— От торговцев — невозмутимо ответил Валяев — От странников, кабатчиков, стражников. Все НПС сразу после снисхождения богов получат возможность выдать квест под названием «Боги вернулись!?!». И любой игрок, если его это заинтересует, сможет его взять и узнать все об этом событии. Плюс специальный выпуск «Вестника Файролла», который всесторонне осветит это событие. Собственно, поэтому я тебе и сказал, что воскрешение — только начало. Тебе в этой теме еще жить и жить.

— Фу ты! — я стер пот со лба — А мне-то уж подумалось невесть что.

— Нервный ты стал — посочувствовал мне Валяев — Тебе бы на массаж походить, в бассейне поплавать. Это успокаивает. Слушай, все хотел спросить — решил уже, кого будешь вызывать? В смысле из божественной своры. С Витаром все понятно, без него никак, ты ему по жизни должен. С Месмертой тоже, она тебе квест выдавала. А еще? Приоткрою тайну — ты времени изрядно накопил, еще на пару, а то и тройку богов должно хватить.

— Лилит, скорее всего — помолчав, сказал я — У меня должок есть перед одним игроком. Чемоша, возможно, как противовес этим добреньким гражданам.

— Ага — удовлетворенно произнес Валяев — Как-то так я и думал. Правильный ход мысли, отвечающий моим предположениям. И молодец, что про долги свои не забываешь.

А вот еще одну богиню, которая тоже значилась в моих планах, я называть не стал. Во-первых, не факт что получится ее призвать, просто времени может не хватить, а во-вторых… Не знаю. Не стал называть, вот и все.

— У меня тоже есть вопрос — перехватил инициативу в разговоре я — Не на игровую тематику, по поводу предыдущей темы. Даже два вопроса.

— Вопрошай — разрешил Валяев, развалившись на стуле.

— Макс в курсе этой нашей с тобой беседы?

— Да — кивнул мой гость вальяжно — Он бы и сам заглянул к тебе, да дела у него. Но все полномочия он мне делегировал.

— Хорошо — я отпил остывшего чаю — Второе. Кого вы планируете посадить на место Вежлевой? Наверняка ведь кандидатура есть. Пойми правильно, у меня шкурный интерес.

— Ты ее не знаешь. Видеть, наверное, видел, но знаком вряд ли, она кабинетный житель — отмахнулся Валяев — Тихая и спокойная барышня, без особых амбиций, но зато с хорошими навыками администратора, что на этой должности и нужно. Плюс она в курсе всех нюансов работы отдела, то есть не будет всей этой ознакомительной суеты. Она, собственно, сейчас и исполняет обязанности начальника отдела. Смею заверить, хлопот у тебя с ней не будет.

— Так может ее и без лоббирования поставят на этот пост? — предположил я.

— Может — кивнул Валяев — А, может, и нет. Нам надо, чтобы да. Не нужны нам тут левые люди откуда-нибудь из Европы. Нам и так хорошо.

— Есть просьба — я побарабанил пальцами по столу — Карьерного типа.

— А ну? — заинтересовался Валяев.

— Если выгорит, засунешь в тот отдел одного человечка? Толкового, хорошего, не со стороны.

— Из местных сотрудников? — Валяев хмыкнул — Это кого? Ту малышку, что на вашем этаже за стойкой сидит? Угадал?

— Ее — подтвердил я — Хорошая девчушка и с мозгами все в порядке. Засиделась она здесь.

— Так ты вроде за нее уже просил, и тебе даже сказали «да» — Валяев хитро глянул на меня — Что ее тогда не устроило?

— Это было не то, что ей нужно — уклончиво ответил я.

Не говорить же ему правду, то, что Лика хочет работать на том этаже, что мне некогда был обещан в качестве главного приза. И о том, что я не слишком верю в то, что этот приз станет моим. В этой жизни нужно быть реалистом, данная награда слишком велика для того, чтобы надеяться на ее получение. Мне лично надеяться. У всего в жизни есть границы и двадцать второй этаж находится слишком далеко за их пределами.

Да и мне он не слишком нужен, если уж совсем начистоту, даже если предположить, что со мной на самом деле захотят честно расплатиться. Ну да, это перспектива, это деньги, это много чего. Но за это «много чего» придется отдать столько всего, что мои нынешние траты покажутся мелочами.

Не нужно мне это все. Наверное, кто-то скажет, что я валенок, бесхребетное существо, обыватель, и просто мизерабль — пусть. Более того — они будут в чем-то правы. Но я предпочту свою жизнь, ничтожную и бестолковую той, что могла бы быть. Зато останусь собой и буду сам решать, куда, зачем и когда мне ходить. Вот такой я смешной чудак.

При условии, что эта жизнь останется при мне.

— Не вопрос — Валяев достал из пачки еще одну сигарету — Только давай так — если она тебе будет сливать информацию, будешь ей делиться. Идет?

— По рукам — согласился я и мы скрепили договор рукопожатием.

— Поджуживаешь ее? — жадно спросил Валяев, понизив голос и глянув в сторону комнаты — А? Ну скажи честно — поджуживаешь? Не, я не осуждаю, наоборот даже!

— Любопытный ты! — я тоже бросил взгляд в сторону комнаты — Все тебе знать надо.

— Поджуживаешь! — торжествующе заключил Валяев и, перегнувшись через стол, взъерошил мне волосы — Ай, молодца! Всегда в тебя верил!

Пусть думает, что все так и обстоит. Меньше объяснять придется.

А вот с Ликой разговора не миновать. Она девушка упрямая, вот в чем беда. Ну, если опять откажется наотрез, то моя совесть будет спокойна, я что мог, то сделал. В конце концов мы все взрослые люди и должны адекватно относиться к тем шансам, которые дает нам судьба. Я вот свой готов профукать, а она пусть сама решает.

Валяев ушел, забрав «глушилку» и по традиции забыв попрощаться с Викой, я закрыл за ним дверь и попытался прикинуть, сколько в его словах было правды. Ну, насчет Зимина он не врал, в этом я уверен. Соперничество друг с другом у них в крови, но как только дело доходит до какой-то внешней угрозы, эти двое становятся одним целым. Разумно, кстати. Если бы вот так же умели договариваться князья в Древней Руси, то до татаро-монгольского ига дело бы не дошло.

Насчет их протеже на место Вежлевой он тоже не врал, думаю, все так и есть, там имеет место быть тихая и работящая гражданка, которая всех устроит. И по поводу слива Ядвиги сомневаться не стоит, судя по всему, окончательно она их достала.

А вот насчет Азова он загнул. Уверен, что разговор он глушил не из юмористических соображений, а из вполне практических. Не исключено, что у хитроумного безопасника есть свои кандидатуры на каждую из вакансий.

И насчет игры он мне тоже соврал. Нет, не относительно того, что мои мытарства после выполнения квеста на возвращение богов закончатся, хотя и это не исключено. Речь идет о том, чем это возвращение будет сопровождаться.

В жизни не поверю, что «Радеон» упустил бы возможность устроить шоу, да еще и по такому поводу. Нет, здесь дело в другом.

Ставрос. Это все он. Квест с богами — его рук дело и никто не знает, какие еще сюрпризы он оставил в ядре игры. Зимин и Валяев просто не знают, чего ждать, потому и решили особо не рисковать. От греха, так сказать, и во избежание. Квест и квест, если что-то пойдет не так, то это можно будет списать на системную ошибку, выслать пострадавшим извинительные письма с небольшими, но приятными призами, вот и все. Да, неприятно, но поправимо. А вот большое шоу на весь Раттермарк с всенародным объявлением обратного хода уже не имеет. Если все слетит после этого, то репутация будет подмочена невероятно. И перед Стариком придется ответ держать не за косяк средних размеров, а за проваленную игровую акцию. Разница? Да еще какая!

Так что наплел тут Валяев семь верст до неба, да все пешком. Собственно, и шут с ним. Мое дело солдатское.

С дел радеоновских мысли плавно сползли на дела игровые. Завтрашний день обещал быть насыщенным на визиты и события. Сначала деревня у подножия Сумакийских гор, потом визит к королеве Анне. Так сказать — из грязи в князи. Причем сюда следует добавить еще и общение с «Орлами», которые будут лезть во все щели, естественно под чутким руководством непробиваемого Верорка. Как он стал лидером, в ум не возьму? Нет, сила есть — ума не надо, это понятно. Но этого для лидерства мало, надо же еще и гибкость определенную иметь, не все решает кулак, многое зависит от переговорных моментов. То ли дело Льод — вот он у них молодец. Если бы не его письмо, то я, возможно, вообще с этими товарищами дела не стал бы иметь. Повезло Верорку, что он не сам мне его написал, что у него в клане есть люди, которые думать умеют.

И еще надо глянуть, как они свои обязательства выполнят. О, не забыть про список брони. Надо заскочить в замок и поручить Кро прикинуть, кого мы будем одевать в первую очередь, кого во вторую. Ну, и написать мне про это подробненько и незамедлительно. А если ее не будет, поручить это Снуффу, Славу или Вахмурке. Короче — кого застану, тому и поручу. У меня на это времени нет. Да и опыта, если честно, тоже. Не слишком я хорошо личный состав клана знаю, к своему стыду.

Но это все еще ладно. У меня есть еще одна головная боль — и серьезнейшая. Брат Юр. Вот тут вопрос вопросов. С одной стороны говорить ему о том, во что я ввязался, мне ему очень не хочется, просто до ужаса. Я заранее знаю, что он этого не одобрит, он мне ясно это дал понять в свое время. С другой стороны — сказать надо. Он все равно узнает про мое участие в этих событиях. Мало того — возможно, он уже про него знает. Если я сам приду к нему и обосную свою позицию — это одно. Если нет — то это может привести к непредсказуемым последствиям.

По сути — бред собачий. Я, игрок, должен отчитываться перед НПС. НПС, Карл! Но это только на первый взгляд бред. За спиной этого НПС рыцарский орден, который на сегодня является одним из моих самых сильных союзников и связи, масштаб и размах которых я даже представить не могу. Добавим сюда тонкий ум, выводящий этого НПС в лучшие стратеги Раттермарка и дружбу с предводителем ордена самых опытных убийц на вышеупомянутом континенте.

И еще то, что этот НПС мне крайне симпатичен. Просто по-человечески. Общение с ним доставляет мне немалое удовольствие, просто в силу того, что с умным человеком приятно поговорить даже в игре. Даже если он не совсем человек.

В общем — надо к нему наведаться и попробовать найти какой-то компромисс. Вот здесь сам факт того, что он не живой человек играет на моей стороне. Человека не всегда можно убедить в своей правоте. Машину — можно, если найти логичные аргументы.

В общем, день будет еще тот, как и было сказано выше.

Собственно, так оно и получилось, хотя началось все достаточно неплохо.

Как только я вошел в игру, у меня перед глазами сразу же появилось сообщение:


Корректировка наград к квесту «Родственный обмен»

Награды за прохождение всей цепочки заданий:

75 000 опыта;

40 000 золотых;

Сетовый предмет амуниции, соответствующий классу игрока;

Легендарное оружие (рандомно);

Титул «Стоящий в тени трона»;

Дополнительные скидки для вас и вашего клана у торговцев Эйгена (распространяется только на торговцев-НПС).

Администрация игры приносит вам свои извинения за несвоевременно предоставленную информацию, и в качестве бонуса за причиненные неудобства просит принять от нее следующие подарки:

1(один) бесплатный месяц игры;

Увеличение запаса маны на 25 % сроком на пять дней;

Трехразовую 10 % скидку на морские путешествия вдоль северного побережья Раттермарка.

Удачного вам дня, игрок Хейген!


Да, это красиво. Три подарка и ни один из них мне нахрен не нужен. На что мне подписка, на что мне мана? Сразу видно — разозлил я Костика и его друзей. Однако, надо будет зайти и поговорить, а то они мне тут веселую жизнь быстро устроят.

Но награды за цепочку неплохие. Сетовый предмет — хорошо, тем более классовый. Какой-никакой — а стимул.

А еще письма какие-то мне пришли. Уж не жадный ли гном Румпель прорезался?

Но прежде мне надо сваливать отсюда, из палатки принца. Не подумав я вчера из игры вышел, надо было сразу в замок Лоссарнаха перемещаться. Не дай бог сейчас сам Вайлериус нарисуется и начнет выяснять, когда я к его мамаше пойду. Вон, они опять чего-то обсуждают за стенкой, гудят как шмели. Или все те же «Орлы» на шею сядут. Только вот телохранителя своего заберу.

— Назир — повертел я головой — Ты где есть?

Как он умудрился так спрятаться в вроде бы совсем пустом углу, я не понял. Он словно соткался из ничего.

— Впечатляет — сказал я — Все, пошли отсюда.

— Это хорошо — одобрил Назир — Думаю, они все погибнут. Это не воины, это болтуны. Там, где надо убивать, они станут разговаривать. Так войны не ведутся.

— Э, дружище — похлопал я его по плечу — Теперь они только так и ведутся.

Двор замка был пустынен. Ну, не то, чтобы совсем, НПС жили своей жизнью — из кузни доносилось уханье молота, под телегой храпел Флоси, девушки-прислужницы, безостановочно болтая, орудовали длинными палками, выбивая перины. Но из сокланов я никого не увидел. Даже Сайрин во дворе не оказалось.

Как видно, кончились у всех каникулы и отпуска.

Ну и ладно, загляну попозже. А пока — почитаю почту.


«Уважаемый Хейген.

Первый независимый банк г. Эйгена уведомляет вас, что на счет клана „Линдс-Лохены“, лидером которого вы являетесь, поступили денежные средства в размере 250000-00 (Двести пятьдесят тысяч золотых монет). Отправитель данных средств — клан „Орландинос“.

Мы благодарны вам за то, что вы выбрали нас.

Первый независимый банк Эйгена — восемьсот лет на рынке банковских услуг.

Ни одной ошибки.

Ни одного просчета.

Мы всегда с вами и для вас!»


Денежка — это всегда хорошо. А что мне пишет Румпель?


«Деньги отправил. Щит прилагаю к письму. Не сетовый, но не хуже.

Если хочешь, можешь на меня нажаловаться Верорку.

И — гори в аду, жадюга!»


Лаконично, что я могу сказать. Но вообще он здорово портит себе карму, этот самый Румпель. Очень уж он жадный, даже для гнома.

А щит оказался на самом деле неплох, нет у меня к «Орлам» по этому поводу претензий.


Щит павшего наследника.

В давние времена этот щит принадлежал прославленному воину, отвага которого была известна всему Раттермарку. Еще при рождении было предсказано, что когда-нибудь он станет величайшим из королей прошлого и будущего, но этому, увы, при его жизни было не суждено сбыться. В одном из походов великий воин погиб, спасая своих друзей от смерти. Впрочем, провидцы не ошиблись, и корона все же увенчала его чело. На долгие века он стал королем легенд.

+ 108 к силе;

+ 87 к выносливости;

+ 47 к ловкости;

+ 19 % к золоту, выпадающему из убитого противника;

+ 15 % к шансу нанести дополнительный урон противнику при нанесении удара щитом;

+14 % к скорости восстановления жизненной энергии в бою;

+14 % к скорости восстановления маны в бою;

+3 % к получаемому опыту за убийство врагов;

Прочность 7000 из 7000

Минимальный уровень для использования — 80

Для использования классом — воин.

Украсть, потерять, сломать — невозможно.


В общем, аванс я в большей части принял. Хотя — как аванс? В каком-то смысле это они со мной за вчерашнее рассчитались. Это я еще недорого взял.

Черт, как же неохота сегодня к Анне идти. Как представлю себя на крепостной стене с высунутым языком, так не по себе становится. Хотя — это меня занесло. Я просто растаю в воздухе, когда виртуальная веревка сломает мою виртуальную шею, вот и все.

Но все равно неприятно.

Я повертел головой — нет, так никто и не появился, только Ромул было высунул голову в одно из окон, увидел меня и тут же исчез. Видать, опять что-то свое крутит, шельма такая. Надо бы ревизию устроить, напустить на него брата Миха.

Между прочим — а он еще здесь? Война-то уже кончилась, может и он, и остальные счетоводы уже отбыли к своему патрону? Надо будет проверить. Но — потом. Сейчас Кроттон, не следует эту вылазку откладывать надолго. Сделал дело — гуляй смело.

Ради правды, дневной Кроттон не сильно отличался от ночного. Те же заснеженные крыши, те же дымки над ними, та же благостная атмосфера застывшего времени. Над Раттермарком могут проноситься бури, там могут греметь войны, перевороты, туда могут снизойти боги, а здесь век за веком ничего меняться не будет. Я такие места знаю и в том, настоящем мире. Как-то давно, еще в бытность свою чуть ли не стажером, я ездил в Финляндию, меня Маринка, тогда уже матерая акула пера, с собой в качестве «помогайки» взяла. Так там в глубинке такие хутора есть, попав на которые точно и не скажешь, какой век на дворе.

Скажу так — есть в этом что-то. Некое очарование.

— Холодно — сообщил мне Назир, чем немало меня удивил.

Просто до этого он никогда ни на что не жаловался. Как видно, и впрямь ему совсем холодно.

— Сейчас дело сделаем и ходу отсюда — пообещал я ему, надеясь, что не сильно его обману — Пошли.

Хотя последнее слово было не совсем верным. Слово «пошли» не слишком подходило к тому, как мы передвигались. Сугробы, по которым мы ковыляли к деревне, местами были глубиной чуть ли не по пояс.

Но — было бы желание. Худо-бедно мы добрались до некоего подобия дороги, а там и в деревеньку вошли.

Опять же — как деревеньку? Одно название. Два десятка домов, две улицы — вот и весь Кроттон. И на улицах этих, заметим — ни души.

Решив не мудрить, я подошел к тому дому, что был выше всех, рассудив, что именно тут и должен проживать староста. Ну, или какое другое местное должностное лицо.

Где-то через минуту после того, как я подолбился в дверь ногами, она, скрипнув, отворилась.

— Мое почтение, хозяин — поприветствовал я бородатого старика, обнаружившегося за ней — Как дела в деревне? Немцев нет?

— Кого? — удивился старик.

— Да неважно — я кашлянул — Скажи, уважаемый, ты здесь с детства живешь?

— Родился тут — совсем уж удивился старик — У нас здесь пришлых и не бывает, мы в стороне от торных путей находимся. Бывает, по нескольку лет новых лиц не видим. Так что я здесь и родился, и помру. Мил человек, я еще к чему это сказал — мы тут чужаков не любим. Шел бы ты своей дорогой.

— Была бы дорога — ушел бы — хмыкнул я — Но вообще я и сам не против вас покинуть. Вот только дело у меня к тебе есть.

— Ко мне? — совсем уж опешил старик — Мед что ли нужен?

— Нет — помотал головой я — Скажи, четверть века назад ничего такого здесь у вас, в Кроттоне, не происходило? Такого, что запомнилось, чего-то совсем необычного?

И вот тут, по тому, как у старика дернулся глаз, по тому, как он отвел взгляд я понял, что сразу попал в цвет. Не надо мне будет обходить всех жителей, вести бесконечные разговоры, этот старый хрен знает, о чем идет речь.

Хотя — стартовое задание редко бывает головоломным. Жесть начинается потом.

— Нет — при этом заявил дед — У нас тут ничего веками не меняется, разве что помрет кто или родиться. Остальное все идет своим чередом. Иди отсюда, странник, иди. Не тревожь нашу деревню.

Ясно. Не хочет старый хрыч просто так делиться информацией. Ладно.

— Здесь два десятка золотых — я выгреб из сумки пригоршню монет — Или около того. Расскажи мне…

— Не было ничего — топнул ногой старик — Сейчас собак спущу.

— Валяй — одобрил я и сказал Назиру — Вот ты и согреешься. Сначала его псов поруби, потом по домам пройдись. Какие девки посимпатичней — собери, мы из с собой возьмем, в рабство на Юг продадим. А остальных опроси — что тут четверть века назад случилось. Кто поразговорчивей — сюда гони, кто молчит — тех руби без жалости.

— Понял — Назир согрел дыханием руки и коротким движением достал из-за спины свои сабли — Выпускай псов, старик

— Ну? — поинтересовался я у бородача — Поиграем или поговорим?

Дед покряхтел, потоптался, а потом буркнул:

— Поговорим.

Он давил из себя рассказ слово за словом, и было видно, что они давались ему нелегко. Дело в том, что история оказалась пакостная, грязная. Ну, по их, кроттонским меркам, а по моим — вполне себе обычная.

Дело в том, что четверть века назад брат этого самого старика чуть не обокрал своего отца. Тот, понимаешь ли, в предгорьях нашел клад, очень-очень старый, но — богатый. Золото, камни, украшения — полный набор. Всем жителям Кроттона до него особого дела не было, народ тут жил натуральным хозяйством, разве что кто-нибудь раз в пять лет выбирался в город, до которого надо было неделю лесами ехать. На что им там золото?

Но вот Гарри, брата старика, оно все-таки пленило и тот ночью попытался его умыкнуть, но был застукан отцом. После этого он папашу попробовал пристукнуть, но безуспешно, более того, в потасовке отец богатырским ударом умудрился выбить ему один глаз, если более точно — правый.

В результате все это кончилось изгнанием Гарри из деревни, с четкой формулировкой:

— И не вздумай возвращаться.

Впрочем, подозреваю, что тот и не думал этого делать, поскольку папаша, видимо в воспитательных целях, отдал ему весь клад, целиком. Мол — держи, позорник, и стыдись того, что ты хотел сделать.

Крепко сомневаюсь, что Гарри устыдился. А вот что поржал над папашей вдоволь — просто-таки уверен.


Вами выполнено задание «Деревня в лесу»

Награды за выполнение задания:

3000 опыта;

6000 золотых.


Вот и славно. Хотя я так и не понял, к чему было так накручивать условия этого квеста. Мол, все свидетели померли, поди узнай, что к чему. Разве что заставить игрока понервничать?

Собственно — а что дальше?

— С тех пор Гарри я не видел — степенно излагал дед — Но вот лет десять назад сюда заглянул караван торговцев, такое нечасто, но случается. Вот от них я случайно и узнал, что мой брат жив, что он стал уважаемым торговцем в одном далеком городе, который находится за Сумакийскими горами, у Теплого моря. Как бишь этот город зовётся? Тв… Тр… А, верно. Тронье, вот.

— О как! — только и смог вымолвить я.

Глава седьмая

в которой все получается не так, как задумывалось

Вам предложено принять задание «Город у моря»

Данное задание является первым в цепочке квестов «Путь к пятой печати»

Условие — найти в вольном городе Тронье Кривого Гарри или его наследников.

Награды за выполнение задания:

3000 опыта;

1000 золотых;

Получение следующего квеста цепочки.

Принять?


Тронье. Малая родина. Есть, понимаешь ли, город, что часто я вижу во сне. У Теплого моря.

— Тронье — произнес за моей спиной Назир — Там твой дом.

— Был — буркнул я в ответ — Когда-то.

Памятливый. Хотя он столько раз слышал: «Хейген из Тронье», что не мог этого не запомнить. И не он один.

Вопрос — и как мне теперь искать проводника к родному дому? Среди НПС — никак.

Нет, ориентировочное направление я знаю. Он за Сумакийскими горами находится, как-то давно, когда Джон Ринко вел меня к пещере Орта Пепельного, он упоминал про него. Там надо через долины идти, потом по горам карабкаться. Или что-то в этом роде.

Вот только времени на это надо вагон.

Вывод — надо искать того, кто там был, точно так же, как было с Кроттоном. Больше скажу — искать там же, где и в прошлый раз. «Орландинос» мне в помощь. Пока я еще не вешу на стене, надо их использовать будет.

Да, вот еще что. Надо будет на всякий случай вещички в гостинице оставить перед визитом к Анне, во избежание. Я планы строю, строю, но не факт, что она с ними согласится. Эта дама может меня вздернуть сразу же после того, как увидит, даже не выслушивая. С нее станется.

Ладно, будем решать вопросы по мере их наступления. Не поступления, а именно наступления. У меня все на времени завязано, а не на бюрократической процедуре.

А вот в Кроттоне мне делать больше нечего, пусть и деревенька, и местные жители живут себе безмятежно.

Впрочем, надо выяснить еще пару моментов. Первый — это сокровища. Предельно ясно, что в том кладе, который откопал папаша старика, была какая-то цацка, которая мне и нужна. Вот только какая именно?

— А что, папаша, клад-то действительно сильно старый был? — понизив голос, спросил я у селянина.

— Не то слово — немедленно подтвердил тот — Отец сказал, а он в этом разбирался. Он вообще был очень мудрый человек. Он же целых три раза в городе был, вот как!

Ну, если так, то точно это был эксперт по сокровищам, прочь сомнения!

— А опишешь мне этот клад? — вкрадчиво поинтересовался я у него — Что там было? Может, нечто выдающееся имелось? Не такое, как обычные монеты и украшения?

— Не помню я — развел руками старик — Да и не смотрел особо, на что мне те сокровища? У нас тут все по-простому, золото не в ходу.

— Понятно. Спасибо и на том — поблагодарил я старика — Последний вопрос — где брата в Тронье искать не знаешь? Может, торговцы говорили что?

— Нет — покачал головой старик — Ничего. Да я и не спрашивал. И что он мой брат им не говорил. Позор это.

— Понимаю — вздохнул я — Шутка ли — отца обворовать.

— Стыдоба какая — поддержал меня старик — У нас о таком до Гарри даже не слышал никто. После этого случая кое-кто даже двери на ночь запирать стал!

Бросить все, и переселиться в Кроттон. Благословенное место. Денег нет, простота нравов. Рай на земле, да и только.

Но — не по мне такая роскошь, слишком много на мне всего висит. В смысле — долгов, обязанностей и обещаний. И одно из них мне надо выполнить прямо сегодня, хоть и не хочется. Точнее — прямо сейчас.

Додумывал эту мысль я уже на широченном мосту, стоя перед воротами замка, вид которого поначалу меня восхищал, а сейчас даже и не трогает уже. Привык.

— Милорд Хейген — синхронно бахнули в одоспешенные грудины кулаки рыцарей, стоящих у входа.

— Привет, служивые — приложил руку к сердцу я в ответ — Брат Юр дома?

— Вроде да — переглянулись стражи.

— С утра был, это точно — добавил один из них — Я его видел в трапезной зале, он у поваров ревизию устроил, мешки с овсянкой пересчитывал.

— Кому эта овсянка нужна? — проворчал высоченный рыцарь, скривившись — Жду не дождусь, когда меня на какой-нибудь форпост отправят. Или в миссию. Пусть даже в распоследнюю дыру, лишь бы там харчевня была. До чего дошло — мне ночью еда сниться начала.

Остальные стражи печально вздохнули, признавая его правоту.

— Ничего, парни — приободрил я рыцарей — Будет и на вашей улице праздник. На континенте большое немирье началось, то там полыхнет, то тут загорится, так что скоро у вас работы прибавится.

Рыцари переглянулись, по этим взглядам было понятно, что для них это новость.

— Но я вам ничего не говорил — поспешно произнес я — Договорились?

— Прямо вот война? — уточнил здоровяк.

— И не одна — понизил голос я — И на Востоке, и на Юге. Да и на Западе вот-вот драка за корону начнется.

— Ох ты! — оживились рыцари — Запад — это хорошо, это куда лучше, чем Восток. На Востоке свинину в харчевнях не подают, там одна говядина и баранина, а это не сильно радует.

Надо брату Юру сказать, чтобы он на продуктах не экономил. Коли всегда идейные рыцари больше думают о том, чтобы поесть, чем о том, что на войне убить могут, значит, они изголодались до предела. Или чтобы он их кому-нибудь на прокорм сдавал. Я вот десятка три к себе взять могу. А может и полсотни. Есть у меня все-таки идея отреставрировать родовое поместье, то, что зовется Эринбург. Если туда рыцарей заселить, то под их защиту можно рабочих поместить, которые сожженные здания отреставрируют.

Кстати! Надо бы к Герву или Глену наведаться, посмотреть, как у них стройка идет и узнать, в какую сумму рабочие обошлись.

Оставив стражников обсуждать гастрономические преимущества прожаренной свиной отбивной перед тушеной с овощами говядиной, я вошел в резиденцию Ордена. Что приятно — на этот раз Назира пропустили со мной без особых вопросов. То ли он примелькался, то ли сработала репутация. Юр же дал мне возможность приходить к нему тогда, когда я пожелаю, вот право это и выстрелило, распространившись на тех, кто меня сопровождает.

Немного поплутав по коридорам и переходам, я с грехом пополам добрел наконец до знакомой двери.

— Жди здесь — сказал я Назиру — Господин казначей не любит, когда в его каморку много народа набивается.

Ассасин ухмыльнулся, давая мне понять, что до причуд господина казначея ему дела нет, но мой приказ он выполнит. Раньше он такого себе не позволял. Прогрессирует мой телохранитель, причем стремительно. Еще немного, и мной командовать начнет.

Я постучал в дверь и, не дожидаясь ответа, вошел внутрь каморки.

Брат Юр сидел за столом и что-то писал, стремительно водя пером по желтоватому пергаменту.

Услышав скрип двери, он поднял голову и, не проявив ни капли удивления, сказал:

— А, Х-хейген. Ж-ждал, правда, еще в-вчера вечером. П-подзадержался ты.

— Дела, почтеннейший Юр, дела — выдал я очаровательнейшую (на мой взгляд) улыбку — Ни минутки нет, всем-то я нужен, везде поспеть надо.

Ждал вчера. Стало быть, мой флегматичный друг и советчик уже знает все. Почему я даже не удивлен?

— Одна из ф-фатальнейших человеческих ош-шибок — брат Юр вытянул руки перед собой и пошевелил пальцами — Н-не стоит даже п-пытаться успеть везде, в этом н-нет никакого смысла. В-во-первых, ты неминуемо оп-поздаешь всюду, т-так ничего и не успев, в-во-вторых у тебя создастся вп-печатление, что т-ты всем нужен, а это не т-так. И с-самое главное — делая м-множество д-дел, т-ты забудешь, какие из н-них твои, а какие нет, в результате ты ост-танешься наедине с ч-чужими долгами и ч-чужими проблемами, к-которые отныне с-стали твоими. Всем х-хорошо, в-все д-довольны, а т-ты намыливаешь для себя п-петлю.

— Мудрые мысли и великие изречения брата Юра, том тринадцатый, страница девяносто пятая — не удержался я от шутки, плюхаясь на жалобно скрипнувшее кресло.

Хотя юморок-то черный. Он никогда ничего просто так не говорит, вот и здесь это имеет место быть. И про чужие дела упомянул, и про петлю. Совпадение? Не думаю.

— Х-хорошо — пожал плечами казначей — Х-хочешь гореть на ч-чужом костре — в-валяй. Т-твоя жизнь, т-тебе видней.

— Не обижайся — я виновато заморгал — Просто настроение хорошее.

— Это прекрасно — скупо улыбнулся брат Юр — Ч-что мне всегда в т-тебе нравилось, т-так это то, что т-ты не теряешь п-присутствия духа д-даже в самых неблагоприятных д-для тебя ситуациях. И чем твои д-дела хуже, т-тем лучше т-твой душевный н-настой. З-защитное свойство п-психики, я так д-думаю. Н-не к-каждому такое д-дано.

— А что, у меня все плохо? — удивился я.

— Р-разумеется — брат Юр жалостливо посмотрел на меня — Т-ты меня не п-пугай. Я ч-человек мнительный, с-самолюбивый, и личные ош-шибки переживаю оч-чень тяжело. Особенно если дал н-неверную оц-ценку происходящего. М-может, это у тебя в-вовсе не с-свойства никакие, м-может ты просто идиот? Т-тогда это многое об-бъясняет.

— Например? — требовательно спросил я у него.

— Н-например? — казначей сплел пальцы в «замок» — Например, умный ч-человек никогда не встанет м-между матерью и сыном. П-просто в этом с-случае он п-при любом раскладе будет виноватым, к-ка бы дело не п-повернулось. А с учетом т-того, что за кем из этой п-парочки все р-равно останется трон, т-то еще и безголовым. Или ч-четвертованным, что в-вероятнее всего.

— Стесняюсь спросить — откуда такая уверенность в данной развязке? — полюбопытствовал я — Не исключено, что обойдется и без этого.

— Не обойдется — сказал, как отрезал брат Юр — Если в-верх возьмет Анна, она с-сведет счеты с-со всеми, кто п-поддержал ее сына. С к-каждым из вас, м-можешь мне поверить, я ее з-знаю. Ему тоже не поз-здоровится, это н-наверняка, но вам п-придется раз в сто х-х-хуже. Если же победит В-вайлериус, то Анне, с-скорее всего, не ж-жить. Принц ее не т-тронет, но Витольд нав-верняка сделает все, ч-чтобы она ум-мерла. Мой с-старый друг не очень х-хороший стратег, но в п-подобных в-вопросах у него опыт ог-громный, уж я-то его з-знаю. Не м-могу п-предположить, что им-менно это будет — разъяренная толпа, яд, к-кинжал, но это случится. И это б-будет началом в-вашего конца. Вы просто не п-понимаете того, что со в-временем з-злоба и жажда м-мести из души В-вайлериуса уйдут, а з-заместить их будет неч-чем. Там останет-тся одна п-пустота, потому что у н-него никого б-больше на свете н-нет. Друзья м-мертвы, любимая м-мертва, мать м-мертва. Когда-то эти л-люди стояли между н-ним и одиночеством, а т-теперь ушел п-последний из них. И вот к-когда он это осоз-знает в полной м-мере, то н-начнет искать т-тех, кто в этом виновен. Д-далеко ему х-ходить не прид-дется. Отдельно з-замечу, что к-крови он больше не б-боится, вы приучили его к н-ней.

А ведь я размышлял об этом. Правда, заходил немного с другого конца, но смысл был тот же.

— Что до т-тебя — я расстроен — в голосе брата Юра был нескрываемый упрек — Нач-чнем с того, что т-ты все-таки спелся с В-витольдом, хоть я и сов-ветовал тебе этого не д-делать.

— Мне казалось, что вы друзья — заметил я

— А мне каз-залось, что мы с тобой д-друзья — парировал казначей — Мы оба ош-шиблись.

— Я никогда не выступлю против тебя — мне стало очень неловко — Кто бы меня об этом не просил.

— Но ты ж-же вступил в с-союз с Витольдом? — уточнил брат Юр — Причем з-знал, что мы с ним нав-верняка будем с-стоять по разные с-стороны.

— У меня союз не с ним — покачал головой я — Тут другое.

— Поясни — попросил казначей.

— Это вопрос выживания — усмехнулся я — Анна обращалась к Хассану ибн Кемалю, она хотела разместить заказ на мою голову. Он ей отказал, но в Раттермарке еще немало хороших псов войны, клинки которых можно купить в достаточном количестве. Достаточном для того, чтобы прикончить меня. Я всего лишь защищаю свою жизнь. Пока Анна на троне, я нигде не буду в безопасности. Сядь на престол Вайлериус — и у меня станет одной головной болью меньше.

— Вот как — брат Юр потер подбородок — Я про з-заказ не знал. Д-догадывался, да, но не знал наверняка. С-старею.

— Что Витольда — я ему не верю — продолжил я — Мы все, если говорить прямо, не лучшие из людей — и я, и вы, и, вон, Назир, что за дверью стоит. У нас всех есть и маленькие просчеты, и немалые грехи, и много всего другого, о чем вспоминать не хочется. Но тут уже ничего не изменишь. При этом, мы все-таки в большинстве случаев стараемся поступать по-людски, иногда даже по совести. А он — нет. Но так уж вышло, что он стал для меня связующим звеном с принцем в этой истории.

Казначей уставился на меня. Он просто молчал и смотрел, даже не мигая. На пару он превратился в некое языческое изваяние, вроде «каменной бабы»

— Д-держись от него под-дальше в ближайшие д-день-два — наконец произнес он — Ос-собенно если он надумает п-прогуляться по воинскому л-лагерю. Если поз-зовет с собой — не х-ходи.

Ясно. А квест где? Я же, по сути, Витольда могу спасти, должен быть квест?

Или нет? Или это хитрый казначей меня провоцирует, на предмет «скажу-не скажу»?

— Да вряд ли я что-то подобное смогу сделать ближайшее время — негромко сказал я — Сегодня мне надо идти к королеве и предложить ей добровольную сдачу. Есть у меня подозрения, что ей это не слишком понравится.

— Мой юный д-друг, ты невероятно н-нелогичен — отметил брат Юр — Это одновременно т-твой д-дар, и твое п-проклятие. В самом н-начале нашего знакомства я все г-гадал — как тебе уд-дается уцелеть в т-твоих похождениях? А теперь п-понимаю — судьба не успев-вает принять р-решение о твоей с-смерти. Она только з-заносит руку с п-пером, чтобы подписать указ о твоей г-гибели, а ты раз, и все ставишь с н-ног на г-голову.

Я рассмеялся.

— Ничего смешного — брат Юр потер лицо рукой — В-вдумайся в то, что я тебе с-скажу. Ты вступил в к-коалицию с м-мятежным принцем р-ради того, чтобы св-вергнуть с трона его м-мать, которая х-хочет твоей смерти. И на следующий же д-день ты идешь к ней в з-замок, чтобы п-предложить ей сдаться в р-руки м-мятежников. Тебя ничего не с-смущает?

— Ну да, звучит странновато — признал я.

— Странновато? — брат Юр глубоко вздохнул — Что ты, дорогой д-друг! Это звучит как б-бред высшей катег-гории. Это как уд-дарить себя самого к-кинжалом в печень и сказать п-при этом: «Не х-хотела раб-ботать нормально? Вот тебе, п-получай». А знаешь, что з-здесь самое з-забавное?

— Что? — заинтересованно спросил я.

— Ты м-можешь уцелеть — брат Юр хлопнул ладонью по столу — Против всех законов лог-гики. Так вот если ты останешься ж-жив, то держись п-подальше от Вит-тольда. Жалко б-будет, если… Если с тобой что-то случ-чится.

— А тебе его не жалко? — спросил я у казначея — Вы же вроде друзья детства. Столько лет, столько воспоминаний.

— Друзья д-детства делятся на две кат-тегории — брат Юр выбил по столу пальцами барабанную дробь — Первых почти не пом-мнишь, и, случайно в-встречая на улице, потом еще с п-полчаса пытаешься с-мообразить, откуда т-тебе з-закомо это лицо. А в-вторые никогда тебе д-друзьями и не б-были, просто с ними с-связано много д-добрых воспоминаний, а п-потому тебе каж-жется, что и они с-сами славные л-люди. А это почти в-всегда не так.

— Ну, не знаю — я почесал затылок — Прямо уж всегда?

— Если в-все дети рождаются д-добрыми, то откуда в-вокруг нас столько з-злобы? — устало спросил у меня брат Юр — Не знаешь? И я не з-знаю. Мы не можем п-понять в детстве, кто есть кто. А п-переоценку после, повзрослев, д-делать б-боимся, чтобы не раз-зрушить созданную н-нами же самими иллюзию о т-том, как мы были сч-частливы тогда, в д-детстве. Ладно, эт-то все слова, слова…

— А ты сам в это дело полезешь? — поинтересовался я у казначея — На Западе?

— Нет — покачал головой он — Фон Ах-хенвальд з-заявил, что это не н-наша война, и я с ним п-полностью согласен.

Значит, он опять останется в тени. И поддержит он не принца, теперь я в этом уверен. Плохо. Если брат Юр впишется, пусть даже неофициально, за Анну, восставшим придется тяжеловато.

— И я тож-же не рвусь туда — продолжил казначей — Я з-знаю Анну давно, В-вайлериуса вообще с рож-ждения. Как я м-могу выбрать, кто из н-них мне дорож-же?

Можешь, можешь. Уже выбрал.

— Думаю, что тоже выйду из этой игры — помолчав, произнес я — Ты прав. Или займу пассивную позицию. Ну, при условии, что Анна меня нынче не повесит на крепостной стене.

— Как я уже с-сказал, ты на р-редкость везуч, д-друг мой — брат Юр встал из-за стола и приблизился ко мне — Вдруг и с-сегодня удача тебе улыб-бнется?

— Хотелось бы верить — я тоже встал, понимая, что аудиенция окончена.

— Глядишь, ты еще п-поделишься со мной с-своим вез-зением- казначей похлопал меня по плечу — И еще — я ц-ценю то, что ты д-держишь свое слово. П-пусть и с опозданием, но ты ж-же пришел ко м-мне, все рассказал? Для м-меня это очень в-важно.

Что за человек? Сначала опустил, потом за то же самое похвалил.

И это НПС?

Хорошо, что он только НПС. Запусти такого в реальный мир — и кто знает, как высоко бы он поднялся.

Хотя, если подумать… Любая игра — всего лишь отражение реальности. А я только обыватель, не знающий, что на самом деле творится там, за облаками власти. Наверняка там есть такие люди, по сравнению с которыми этот брат Юр всего лишь. Ну да — компьютерный персонаж. Логический круг замкнулся.

— Мы ведь друзья — я протянул ему руку — Как по-другому?

— Не н-надо по-другому — посоветовал мне брат Юр — Не н-надо.

Выйдя из каморки казначея, я попытался свести воедино все, что было сказано между нами за этот короткий срок, и результат получился неутешительным. Я узнал не так уж много нового, зато мои обязательства перед братом Юром в очередной раз пусть немного, но увеличились.

Нет, политика все-таки не мое. Раз не дано, значит не дано, чего уж там.

Интересно было бы его с бароном Сэмади познакомить, у них обоих по огромной фиге в кармане всегда есть. Проще говоря — один другого стоит.

Ладно, в любом случае формальности соблюдены. Пришел, сказал, теперь можно не опасаться того, что Орден Плачущей богини мне свинью подложит.

Покинув пределы замка, я глянул на затянутое тучами небо, а после открыл список друзей. Ну вот, хоть что-то позитивное. В игре появились Кролина, Снуфф и еще несколько человек из клана, судя по тому, что их ники позеленели. Теперь главное, чтобы они еще и в нужном мне месте находились.


«Привет, Кро. Ты в замке?»

«Пока да. Но скоро буду не здесь»

«Погоди, не сбегай. Ты мне нужна».

«Давай живей, надолго меня не хватит. Здесь Адъ и Израилъ»


Вот сейчас не понял. Хотя… Понял. Кое у кого закончилась сессия. Ну да, вон, ник подсвечен зеленым. Однако, надо в самом деле спешить, пока дело до беды не дошло.

Трень-Брень, по которой лично я совершенно не соскучился, несомненно пребывала в прекраснейшем настроении. Она обосновалась на одном из башенных шпилей, обвила ногами флюгер и громко распевала песни крайне сомнительного содержания, причем на ходу заменяя оригинальный текст на жутковатые строки собственного сочинения. Когда я появился во дворе, то исполнялось нечто вроде:


«На рынке мы с Кролиной таскали мандарины»


Зеленая от злобы Кро, слушая данный шедевр, уже вполне серьезно подтягивала тетиву лука, и отталкивала от себя неистово хохочущую Мысь, которой все происходящее явно было по душе.

— Вы где такую добыли? — дергала ее за рукав та одной рукой и хлопая себя по бритому черепу другой — А?

— По недогляду появилась — ответил ей я, кладя ладонь на плечо своей заместительницы — От сырости, скорее всего. Кро, не психуй.

— Тебе легко говорить! — возмущенно взвизгнула та — Это третья песня про меня. А про тебя ни одной.

— Все верно — попытался успокоить ее я — Она тебя любит сильнее, вот и поет сначала о тебе, а уж потом и до меня доберется.

— А мне тоже нравится — Сайрин, которую я сначала не заметил, умудрялась еще и закладывать грациозные па под пронзительный голос феечки — Музыка — это прекрасно!

— Если когда-нибудь где-нибудь будет проводиться конкурс на самый шизанутый клан, нам непременно надо принять в нем участие — заявил мне Снуфф — Как минимум приз зрительских симпатий точно наш будет.

В этот момент Трень-Брень закончила очередной зонг, вспорхнула с крыши, раскланялась, вернулась на место и затянула новую песню, в которой речь шла о том, что настоящему гному в этой жизни ни надо ничего, кроме кружки пива и нечёсаной бороды.

Как ни странно, но именно эта тема отчего-то оказалась близка местным жителям, которые начали дружно притоптывать ногами в такт и бить в ладоши. Пара юных селян даже затеяла что-то вроде танцев.

— Когда-нибудь в моем замке будет покой? — добавила шума Эбигайл, которая с грохотом распахнула окно и по пояс высунулась из него — Мы тут к свадьбе готовимся! Любезный братец, если ты не успокоишь прямо сейчас свою дочь, то я не знаю, что сделаю! Вот — не знаю!

— Она не только мне дочь, но и тебе племянница — резонно заметил я — И, между прочим, кто-то обещал ее как следует вышколить, дабы она не позорила род. Не помнишь, кто?

— Да тьфу на тебя! — рявкнула в голос Эбигайл, стянула с ноги туфлю и бросила ее в гомонящую фею.

Не попала, расстроилась и захлопнула окно, чуть не выбив витраж.

— А когда свадьба? — заинтересовалась словами моей разъяренной игровой родственницы Сайрин, на миг перестав кружиться — Нас позовут? Я бы сходила.

— Наверное, позовут — озадачился я.

Если честно, то о данном мероприятии я совершенно не задумывался, хотя, возможно и зря.

Между прочим, данный союз помимо кое-каких плюсов, мог принести мне и неудобства. Ночная кукушка, она дневную всегда перепоет, потому запросто через пару-тройку недель после мероприятия, мой клан из замка могут и попросить. Эбигайл начнет канючить, что, мол, народу много, шума тоже, а она на сносях, ребеночку это все не на пользу, и в результате пробьет Лоссорнаху мозг до такой степени, что тот, помявшись, начнет у меня уточнять, когда я съеду. Игра игрой, но законы существования в бытовых вопросах тут от реальности не сильно отличаются. Жизнь — она и тут жизнь, во всех своих проявлениях.

Нет, надо отстраиваться, во избежание. Должен у моего клана быть запасной аэродром. Ну да, пока война, тут безопаснее, но она когда-то да кончится?

— С чего ее так растопырило-то? — спросил я у Снуффа, который из всех зрителей был, пожалуй, самым невозмутимым.

— Обиделась на то, что ее возвращению никто особо не обрадовался — пояснил тот — Так, руками помахали — и все. А ее же столько времени не было. Вот она и надумала таким образом напомнить людям о себе. И ведь добилась успеха, даже ты пожаловал.

— У меня другой повод — возразил я ему — И достаточно важный. Кролина, успокойся наконец, и пошли в замок, знаю я там один уютный закуток. Тут не поговоришь, там все-таки потише. Снуфф, ты с нами. Да, Вахмурки нет?

— Нет — Кролина наконец более-менее успокоилась — Вчера вечером заглядывал, говорит, на работе аврал, не до игр ему сейчас.

— Жаль — опечалился я — Ладно, без него обойдемся. Слава тоже нет? Нет? Тогда втроем все решим.

Кро и Снуфф переглянулись, а после последовали за мной. Как видно, они решили, что опять у нас все не слава богу.

Скажу честно — мне было приятно их разочаровать. И на то, как они оживились, узнав про свалившиеся на нас два десятка доспехов, мне тоже было отрадно глядеть.

А еще здесь была хорошо видна разница между этими двумя игроками. Снуфф просто радовался привалившему добру, а вот Кро — та нет. Она сразу же попыталась узнать, за что именно я получил эту мзду.

— И все-таки — дергала она меня за руку — С чего это «Орлы» так расщедрились? Ну, расскажи!

— Да тебе не все едино? — не выдержал, наконец, Снуфф — Давай лучше прикинем, кого одевать будем, а кого нет. Мы с тобой — это два. У Лираха все есть, у Вахмурки тоже. И у Слава, он как раз недавно себе кольчугу легендарную прикупил.

— Да-да — отвлеклась от меня Кролина — Я помню, как он про это говорил.

— Вот и славно — я понял, что тут все сладится и без меня — Как сварганите список, сразу пошлите его некоему Верорку, он у «Орландинос» глава клана. Он в курсе, он ждет.

— Стоять — грозно приказала Кролина — Ты ничего не забыл сделать?

— Эммм? — удивленно уставился на нее я — Вроде нет.

— Подумай — потребовала моя заместительница — Вот чего я накануне в замке не дождалась?

— Ааааааа! — я хлопнул себя ладонью по лбу — Конечно! Кролинушка, солнце ты мое! Какая ты умница, какая ты красавица! И голова у тебя варит так, как ни у кого другого! Если бы не ты, пропал бы наш клан! Спасибо тебе за твои таланты, за твои умения и за то, что ты есть! Ну, и отдельно хочу отметить твою скромность.

И правда — забыл я ее толком поблагодарить за успешную торговую операцию. С другой стороны — штатная ситуация. Клан не только мой, но и ее, верно ведь?

Хотя я бы в данной ситуации отдал все за копейки, что греха таить?

— Вот — Кролина горделиво подбоченилась — Я молодец, а ты мне не все рассказываешь.

— Так и ты мне не все рассказываешь — улыбнулся я многообещающе — Например, такой вопрос имеется — ты откуда к нам Чумдока притащила? Как нашла, кто тебе его порекомендовал?

— Поведали уже — с девушки мигом слетел пафос, она насупилась — Кто, кто… Да никто. Мы с ним вместе в «Молниях Раттермарка» бегали месяца два, я у них просто больше не выдержала. Так-то клан ничего, но там военные у руля, с этой своей спецификой. Чумдок нормальный парень вроде был, не крыса, не халявщик, руки прямые, мозги в наличии. Кто ж знал, что такая ерунда выйдет? Встретились случайно, разговорились — кто, чего. Он без клана, попросился к нам. Я его знаю, помню, отчего не взять? Типовая ситуация.

— Поддержу Кро — подал голос Снуфф — Тут любой налететь мог, чего уж. Кто знает, что у человека за душой. Да и потом — особого вреда он нам не принес. У нас же толком нет ничего, потому и терять нечего. Это у топовых кланов секретов полное лукошко, а мы как на ладони.

— Это да — согласился с ним я — Да может оно и к лучшему, что пока у нас так. Война скоро наберет обороты, пойдет большое месиво, все мало-мальски крупные кланы должны будут решать, с кем они. А нам — не надо, мы настолько мелкие, что никому не нужны.

— Хорошо бы, кабы так — скептически произнесла Кро — Вот только ты сам веришь в эти слова? Уверен, что тебе дадут возможность в стороне стоять, с твоими-то знакомствами?

— Уверен — ответил ей я — Нам в долине Карби никто из топов не помогал, а значит и я им ничего не должен.

— А «Дикие»? — возразил мне Снуфф — Они там с нами были.

— Что до «Диких сердец» — им еще до старого статуса карабкаться и карабкаться — отмахнулся я — Потеряли они свое место за столом, на котором большой пирог разрезать будут, они теперь только что-то от чужой порции откусить смогут.

— Может, ты и прав — Кролина задумчиво намотала прядь волос на палец — Я уже думала на эту тему, так и эдак прикидывала, под чьи знамена нам вставать. Наверное, и в самом деле — ну их всех. При случае погреемся у чужого костерка, а если нет — так и ладно. И потом — эта война кланы измотает, некоторых и вовсе уничтожит. Так что после ее завершения самое раздолье будет тем, кто вовсе не воевал, они свои силы сохранят и смогут что-то да оторвать себе от чужих побед.

— А я думаю, что надо кланом собраться и по этому поводу поговорить — помолчав, добавил Снуфф — Что кто думает, какое у кого мнение. Не в смысле — «проголосуем», а просто, для всеобщего понимания ситуации.

— Почему нет? — согласился я с ним — Да, в конце концов — хоть я на всех сразу гляну. Да и другие вопросы обсудим, благо есть о чем поговорить. Кро, как ты по этому поводу?

— Хорошее дело — одобрила моя замша — Как насчет вечера субботы?

— «За» — поднял вверх руку я — Давай, оповести всех, письма там разошли. Если процентов восемьдесят соберем — уже неплохо.

— Надо будет перед этим фею поймать и в мешок посадить — деловито сообщил нам Снуфф — А то шиш нам будет, а не собрание.

— Выберется — расстроил его я — Зубами дырку выгрызет.

— Я подумаю, что с ней сделать — многообещающе сказала Кро и как-то так очень по-доброму улыбнулась — Есть мыслишка.

А, может, и вправду ее в обитель отправить? На пару недель? Там ей хвоста-то прищемят.

— Только без перегибов — попросил ее Снуфф — Знаю я твои методы, тебя, если что и штрафы не остановят. Загонишь ее на точку возрождения и будешь там пэкашить до потери пульса.

— Такое тоже приходило мне в голову — призналась Кро — Но это уже перебор. Нет, маленькую засранку мне не жалко, но народ может не понять. Не знаю почему, но многие ее любят.

— Включая меня — заметил я — От Треньки много шума, это да, но человек она хороший. Так что давай без всяких штучек в стиле доктора Менгеле, хорошо? В конце концов — уничтожь ее морально. Или отдай на время собрания счетоводам в черных рясах, скажи, что я попросил. Они ведь здесь еще обитают?

— Здесь, здесь — подтвердил Снуфф — Около короля трутся постоянно, и пару раз из-за этого успели с инквизиторами подраться. Теперь всем хочется поближе к трону разместиться.

А вот это новость. Стало быть, у молодцев брата Юра начались терки с Инквизицией? Это я запомню, это полезная информация.

Да, о тронах и всем таком. Надо уже выдвигаться на Запад. Чего тянуть? Время в игре течет быстро, не успеваешь его замечать. И потом — сейчас там, в лагере Вайлериуса народа не так много, как вечером будет. Не люблю большого количества свидетелей.

Но вообще — надо было мне дождаться вчера, как они бумагу напишут, и сразу, без всяких заходов к принцу к Анне идти. А там уж — пан или пропал. Причем теперь уже неясно, что именно мне предпочтительно — умереть или выжить.

Хуже нет вот этой непонятности выбора, когда сам не знаешь, чего хочешь. С одной стороны мне сейчас отдать серверу душу в этом квесте очень даже выгодно — одним грузом с плеч меньше. С другой — учитывая вновь открывшиеся обстоятельства в виде Тронье и брата Юра, может, выгоднее остаться живым.

Вообще меня всегда, вот прямо с детства, раздражало наличие двойственности решений в тех или иных ситуациях, когда любое из них кажется верным. Такое бывает нечасто, но случается. Хорошо, когда одно перевешивает другое, но вот сегодня, например, чашки весов застыли друг напротив друга, и я не знаю, как мне поступить.

В юности я даже завидовал тем, кто мог сказать, как отрезать, мол — будет так, и все тут. Эти цельные натуры не взвешивали «за» и «против», не анализировали ситуацию, иногда, по-моему, даже не думали. Просто рубили с плеча — и все. И их не слишком волновали последствия подобных решений, они просто шли вперед, не глядя по сторонам.

Я так не могу. Не получается у меня так. И рад бы, но не могу, так у меня голова устроена. Мне надо точно понимать, куда я двигаюсь, без этого мне сложно ориентироваться в пространстве.

Один плюс в этом всем сегодня — это решение надо принимать не в жизни. Нет, здесь тоже обратно не отыграешь, но все-таки виртуальная реальность — это виртуальная реальность, здесь все иллюзорно. А вот в жизни такие ситуации бываю крайне неприятны, и в большинстве случаев ведут к неприятным же последствиям. Ведь чаще всего такие непростые ситуации связаны с людьми, с отношениями между ними, и любое из двух решений ведет к конфронтации с кем-то из твоего окружения. В том и сложность — выбирая ту или иную позицию, ты неминуемо лишаешься кого-то, как друга, приятеля, любовницы. Просто в силу того, что с момента принятия решения ты действуешь не в его интересах, а люди подобного не прощают. Нет, потом можно что-то сказать, извиниться, попробовать перевести все в шутку, но это пустые хлопоты. Из отношений уйдет некая искра, что-то такое, чего уже никогда не вернуть. Был друг — стал собеседник. Была любовница — стала… С женщинами в таких ситуациях вообще все очень непросто. Они охотно и умело оправдывают себя, могут даже простить подруг, но мужчин — никогда. Если ты встал не на ее сторону, и она про это узнала — все, тебе не жить. Лучше изменить, это она еще сможет понять и списать на слабость мужского нутра, но выбрать не ее сторону — это все, это даже не война, это как-то по-другому называется.

Ладно, что-то меня занесло не туда. Что сейчас-то делать?

Пока выходит так, что разумнее всего ничего не делать. Пусть оно идет, как идет. Хамить не буду, особо надрывать сердце тоже. Приду, изложу, отвечу на вопросы, если такие будут, а дальше станет понятно, что да как.

Тем более, что брат Юр делал некие намеки, что мне может и повезти. Вот только трактовать эти намеки можно тоже двояко, мне ли его не знать?

И снова я оказался в знакомом предбаннике. Что интересно — в дом переноситься нельзя, а в палатку можно. Почему так? Чем палатка не дом?

— На ловца и зверь бежит — вот что первое услышал я, выйдя из портала — А я тебе как раз писать собирался!

Глава восьмая

в которой герою все время что-то да предлагают

Это был Верорк, как всегда чем-то недовольный. За его спиной отирались Чужестранка и Льод, который сразу же мне заговорщицки подмигнул, после же перевел взгляд на спину своего лидера и закатил глаза под лоб, как бы говоря: «Да не парься, старик, он всегда такой».

— Привет — решив последовать совету этого прохиндеистого малого, дружелюбно сказал я — Рад, что ты рад. Собственно, мне ты тоже нужен. А вы чего тут, чего не внутри?

— Так не пускают без тебя! — возмущенно грохотнул басом Верорк — Не хватает репутации. Троцеро этот, холера лохматая, так и проорал, что мол, ждите, пока принц покинет шатер, тогда присоединитесь к его свите. А так вам здесь делать нечего, мнение воинов никого не интересует. Ваше дело битва.

— Ну, определенная логика в этом есть — признал частичную правоту Троцеро я — И потом — отсюда-то не гонят?

— Нам не надо здесь торчать, нам надо как можно ближе к Вайлериусу быть — вставила свои пять копеек в разговор Чужестранка — Там слово вставил, тут что-то сделал — за все капают единицы репутации, которые после войны нам как воздух будут нужны. Сейчас-то ее зарабатывать непросто, а потом и вовсе замучаешься. Мы теряем время и возможности, пока тут кукуем.

— Аванс мы тебе перевели, вещичку отправили — снова вступил в беседу Верорк — Так что давай, работай. Пулей внутрь, и чтобы через пять минут мы были там.

Все, надоело. Серьезно — надоело. Если что, я лучше по горам побегаю и своим ходом до Тронье доберусь. Соберу своих — Флоси, Гунтера, брата Миха, может даже Трень-Брень с собой прихвачу для веселья, и пойду горами высокими, лугами зелеными. Оно даже и неплохо, вот эдак прогуляться, воздухом подышать.

Реально — достал этот Верорк до печени со своими замашками. Все понимаю, но терпение у меня кончилось.

Льод, как видно, понял ход моих мыслей, его лицо скривилось так, как будто он раскусил гнилой орех.

— Да пошел ты в задницу, родной — ласково сказал лидеру «Орлов» я — Обмен открой, я тебе щит верну. Что до денег, так они через десять минут будут переведены вам обратно. Я даже еще десятка два золотых сверху накину, на бедность. А потом схожу к принцу и сделаю так, что ваш зачуханный клан к его лагерю на километр не подпустят. Поверь, я заморочусь и это сделаю.

Верорк запыхтел, но сказать ничего не успел, его опередил Одинокий Волк, которого я сначала и не приметил. Он стоял в дальнем углу и не особо бросался в глаза

— Договор — прогудел он из-под своего шлема — Мы заключили договор, он скреплен администрацией.

— Все верно — весело подтвердил я — И в нем значится, что я консультант, а не мальчик на побегушках. Меня можно просить, но мне нельзя приказывать. Это вы его нарушили, друзья, а не я. Впрочем, нет проблем, давайте вызовем сюда того же товарища, что его фиксировал и спросим, кто из нас прав, а кто нет. И кто, соответственно, налетает на штрафы. Эй, Льод, ты из этой компании тут, похоже, самый башковитый, что думаешь по этому поводу?

— Думаю, нам всем надо выдохнуть и успокоится — затараторил Льод, расплываясь в улыбке — Хейген, поверь, на самом деле мы хорошие, милые люди, и Верорк у нас не такой уж грубиян. Просто на кон поставлено многое и ставки в этой игре очень высокие, понимаешь? Мы из игры не вылезаем последнюю недель, я вообще отпуск на работе взял. Подумай только — променял лето на зиму. Кошмар?

— Кошмар — согласился с ним я — Но посыл мне ясен, ты отлично понимаешь, на чьей стороне будет администрация. Верорк, обмен-то открывай, не тяни.

— В порошок сотру — пророкотал лидер «Орлов», вытянул вперед руку в латной перчатке и сжал ее в кулак — С точек возрождения вылезать не будешь.

Назир, до того молча стоявший за моей спиной, плавно сместился чуть левее. Увидеть я этого не мог, скорее — почувствовал.

— Сейчас от страха обсикаюсь — фыркнул я — Валяй, попробуй. А я «телегу» в администрацию игры накатаю. Здесь ведь будет иметь место не игровой момент, а личностный, связанный с разрывом договора и неприятием вышестоящего решения по данному вопросу, потому жалоба будет обоснована. Льод, как думаешь, чем это кончится для «Орландинос»?

— Скорее всего, ничем — пожал плечами тот — Звучит это все сомнительно, не сказать бредово. Но запрет на твое убийство мы получить можем, что да, то да, в качестве обязательного условия по дальнейшему существованию клана. Только и ты не забывай, что у нас еще союзников полно, они-то с тобой никаких договоров не заключали. Это ни разу не угроза, просто здравый взгляд на вещи и некое планирование развития событий.

Это да. Но и вы не знаете, какие у меня козыря в рукаве. Точнее — козырь. Худой, очкастый, и питающий теплые чувства к одной моей костлявой подчиненной.

— Мальчики, может, закончите уже выяснять, кто из вас выше на стенку писает? — устало спросила у нас Чужестранка — Задрали, честное слово. Верорк, ты неправ. Когда мы договаривались, действительно речь шла о том, что этот человек не наемник и приказывать ему нельзя. Научись уже решать вопросы не только кулаком, но и умом. Но и ты, Хейген, хорош. Ты в игре уже давно, мог заглянуть сюда, не развалился бы. Давай начистоту — обязательства у тебя все-таки есть. Ну да, ты вольный художник, но тем не менее.

Вопрос — откуда она знает, как давно я в игре? В друзьях она у меня не числится, увидеть, когда я вошел в систему она не могла.

— Как смог, так пришел — добавил в голос миролюбия я.

Верорк хотел что-то сказать, но получил сразу два одновременных тычка в спину, и от Льода и от Чужестранки.

— Подытожим — Льод шагнул вперед — Есть проблема, которая высосана из пальца, и она называется «не сошлись характерами». Наш лидер человек дела, оно для него всегда на первом месте, и он в своем стремлении к достижению цели прет, как шагающий экскаватор, не считаясь ни с чем. Ты, Хейген, человек другого склада, потому и взгляды на те же вещи у тебя другие. Результат — между вами возникло определенное непонимание, которое вылилось в конфликт. Все так?

Верорк злобно посопел, но кивнул. Я повторил его жест.

— Предлагаю вот что — Льод выбил нечто вроде чечетки, а после приобнял меня за плечи — Давайте все это забудем и начнем сначала. Никто никого не убил, никто никого смертельно не оскорбил, и повода для вражды между нами нет. Что мы, в самом деле, дети сопливые, мол, «не писай в мой горшок»? Впереди большие события, впереди невероятные перспективы, и вот так нелепо на пороге этого всего разругаться? Ведь глупость же несусветная! Ну, разве я не прав?

— Мне конфликты не нужны — выждав паузу, ответил я — Они делу мешают. Угомоните своего лидера — и нет проблем. Ну, и не худо было бы мне компенсировать моральный ущерб. Я, знаете ли, себя не на помойке нашел. Претензии, угрозы — я этого не люблю.

Верорк выкатил глаза, глядя на меня и задышал так, будто откусил чего-то очень горячего. Но — промолчал. Хотя, возможно, это у него просто шок, сейчас отойдет и разорется.

Нагловато, я знаю. Но если уж мы продолжаем наши отношения, пусть они мне Тронье найдут, хоть из-под земли вынут. Впрочем, пилюлю надо подсластить.

— И, кстати — если бы не все это безобразие, которое жрет наше с вами время, то я бы уже сейчас ваш рейтинг здорово приподнял бы. Есть у меня одна мыслишка… — после этих слов я изобразил печаль об утраченных возможностях «Орлов» — А теперь и не знаю даже, стоит ли надрываться?

— Ну-ну-ну — так и не сняв с моих плеч руки, хохотнул Льод — Мы тут все люди взрослые, так что для нас это слабоватый заход. Что ты хочешь от нас еще получить? Не золото же?

— Не золото — посерьезнел я — Мне надо попасть в еще одно место, где я до того не был.

— Конкретней, пожалуйста — попросила Чужестранка.

— Город Тронье — покладисто ответил я — Находится за Сумакийскими горами, у Теплого моря.

— Нет — помедлив, ответила девушка — Не бывала. Волк?

— Даже не слышал о таком — прогудел рыцарь из своего угла.

— Надо сокланов потрясти — деловито заявил Льод — Если не выгорит — союзников. Считай, что ты уже там.

— Не надо трясти — проворчал Верорк — Был я в этом Тронье года два назад, когда квест на контрабандистов выполнял. Сделай, что обещал, подними сегодня нашу репутацию до уровня свободного прохода к принцу — и я тебя туда отведу.

— Ну, вот как с «Орлами» иметь дело? — печально спросил я у Льода — А? Я так морально устал от вас, это ужас какой-то.

— Делай свое дело — посоветовал мне он — За остальное не беспокойся. Компенсационный счет принимается и будет оплачен полностью, отведет он тебя туда, куда надо, независимо от результата.

— Не много на себя берешь? — нехорошим тоном спросил Верорк у этого пройдохи.

— По чину — без малейшего почтения ответил тот, наконец-то скидывая свою руку с моих плеч — Кто-то должен думать и о клане в целом, а не только о своей роли в нем.

— А я давно говорила — обличительно заявила Чужестранка — Достали уже эти тоталитарные замашки.

— Пойду — деловито заявил я — Время идет, дел еще полно. Никуда не уходите, ждите здесь, я так думаю, что скоро вас внутрь позовут.

А вообще, может, и зря я в присутствии «Сорок» договор с ними не подписал. Номер Девятнадцатый — это хорошо, но вот в игровом смысле теневые торгаши были бы большей гарантией того, что «Орлы» особо выпендриваться не станут.

В шатре народу поубавилось, хотя основные персоналии, из тех, кто был вчера, присутствовали. Троцеро что-то выговаривал парочке рыцарей в начищенных доспехах, седовласый Реджинальд беседовал с принцем, двигая искусно сделанные фигурки воинов по карте, расстеленной на столе, Витольд же устроился в кресле, посматривал на остальных и попивал вино из серебряного кубка.

— Мое почтение всем — сообщил я от самого входа, обратив внимание на то, что стражники, стоявшие с мечами наголо слева и справа от него, и не подумали на меня как-то среагировать. Причем не только на меня, но и на Назира. Все-таки распространяется на него моя репутация.

А вчера их тут не было, между прочим. Как видно, противостояние входит в решающую стадию.

— Хейген — обрадовался принц, только завидев меня — А я все гадал — куда ты подевался?

— Дела, дружище, дела — я подошел к столу — Однако, бумаги готовы? Надо в Эйген идти, чего тянуть? Вон, темнеет уже.

— Да — ответил Реджинальд вместо принца и взял со стола два свернутых в трубочку пергаментных свитка — Вот этот, с красной лентой, адресован княгине Анне, вот это, с синей лентой, подтверждает твои полномочия переговорщика. Какая-никакая, а защита.

— Парламентеры неприкосновенны — заметил принц тревожно — О чем ты, Реджинальд?

— Парламентеры неприкосновенны — громко произнес Троцеро, отвлекаясь от беседы с двумя воинами — Верно, таковы правила с древних времен. Но это когда речь идет о простой войне, так сказать, традиционной. А тут речь идет о родственной междоусобице, приз в которой трон, так что правила можно и похерить. Зато тела послов, висящие на крепостной стене, произведут немалый эффект.

Принц призадумался, поглядывая на меня. Судя по всему, игра давала мне понять, что я могу и отказаться от задания, в очередной раз предоставляя право выбора.

— Все когда-то умрут — усмехнулся я, беря свитки у Реджинальда — Кто-то раньше, кто-то позже. Если сегодня не мой день — значит, судьба у меня такая.

— Не думаю, что Анна на подобное пойдет — подал из угла голос Витольд — Это было бы даже для нее слишком. И потом — она знает Хейгена, она знает, что вы с ним старые друзья, да и обязана ему кое-чем. Не посмеет, мой принц, не посмеет.

Вот же ловкач, даже из моей возможной смерти он пытается выжать выгоду. Если я вернусь, то все и так будет хорошо, если же меня вздернут, он напомнит принцу эту свою фразу и еще сильнее настроит его против матери.

И еще — он, похоже, просто-таки уверен в том, что меня вздернут. Не удивлюсь, если узнаю, что он вообще все это закрутил исключительно ради того, чтобы меня повесили.

Стоп-стоп. А квест на убийство королевы? Он же мне его выдал и там речь шла о том, чтобы пристукнуть ее после войны.

Хотя — о чем я? Элементарная подстраховка. Он так и так ничего не теряет и в любом случае в плюсе. Подвесят меня сушиться на солнышке — хорошо. Нет — тоже неплохо, значит потом можно меня подрядить прирезать павшее величество.

Грубая работа-то. Вот откровенно грубая. Нет, до брата Юра Витольду ох, как далеко. Их даже сравнивать нет смысла, это как искать различия между свекольным неочищенным самогоном и двадцатилетним «Макалленом». Что-то общее есть, но на этом сходство и заканчивается.

Брат Юр — он искусник, он плетет свою сеть так, что даже понять невозможно, что она есть. Я вот не поручусь, что сейчас не являюсь частью его замысла, причем, даже не подозревая об этом. Здесь же все достаточно прозрачно. И ведь он знает, что я все понял, это видно.

— Думаю, ты прав — согласился со мной Вайлериус — Это было бы слишком. И потом — родовая честь, она не позволит маме поступить таким образом.

— Бесспорно — поддержал его Витольд — Бесспорно, мой принц. Да, о чести. Надо бы Хейгену сопровождающих дать, чтобы было ясно, что он полномочный посол. Как ему без свиты? Непорядок. Да вон, давайте хоть бы даже тех двух молодцев, подручных Троцеро, с ним отправим. Представительные парни, в доспехах, красавцы, лица светлые, открытые. Загляденье просто!

— Согласен — кивнул принц — Господа, вы слышали? Надеюсь, возражений нет?

Троцеро свирепо зыркнул на Витольда, который за спиной принца ехидно улыбнулся, но возражать не стал, двое же рыцарей растерянно моргали глазами.

Да грубо работает, но действенно. Это он уже не двух зайцев одним выстрелом прикончил, а трех. Сволочь. Но — молодец.

Только вот здесь я тебе немножко насвинячу. Здесь твои планы пошли вразрез с моими, у меня конкретно по этому поводу есть свои личные соображения.

— Да не нужны мне эти двое — громко сказал я — Они, конечно, представительные ребята, но я их совершенно не знаю. Поручение у меня серьезное, можно даже сказать деликатное, потому и людей в сопровождение я выберу сам. Точнее — мне и выбирать не надо. Вал, помнишь, я тебя вчера знакомил с верзилой, который королем уже сейчас называть начал?

— Да — подтвердил принц — Верорк, если не ошибаюсь?

— Вот-вот — покивал я — Из его людей сопровождение возьму. Я бы тебе их прямо сейчас представил, но их Троцеро в шатер не пускает. Говорит — рожей не вышли, не место тут простым воинам, сюда только знать доступ имеет. Хорошо, что я лэрд и тан, а то бы и меня не пропустили.

— Троцеро? — в голосе Вайлериуса четко послышалось недовольство — Опять ты за свое? Я еще раз тебе говорю — перестань меня ограждать от общения с людьми. Все что я делаю — это не ради себя, это ради них. Мной руководит не месть, а желание дать людям право жить так, как им самим того хочется.

Где-то я это уже слышал. И не раз. Вот только не припоминаю, чтобы подобные благие намерения когда-нибудь претворялись в жизнь. Как правило, они терялись где-то по дороге, которая в результате приводила идущих по ней в совершенно другую сторону, противоположную первоначальной.

— Дело не в том, чего я хочу или не хочу — выпятил челюсть вперед Троцеро и потеребил свою бородку — Это соображения безопасности. Они приоритетней любых других. Я не знаю этих воинов. Кто они, откуда?

— Их привел мой друг — показал на меня принц — Человек, которому я верю безгранично. И людям его я тоже верю. Если он сказал, что они надежны, значит, так оно и есть.

— Вот-вот — поддакнул я — И еще вопрос, кто эффективней в качестве охраны — мои псы войны, которые воинское дело до развилки ног прочувствовали или вот эти красавцы, которые, похоже, кроме турниров ничего и не видали.

Парни в доспехах нехорошо на меня поглядели, но промолчали.

— Соглашусь со стариной Хейгеном — снова вступил в разговор Витольд — Тертые бойцы куда лучше видят опасность, чем паркетные шаркуны. Грязь и кровь войн, знаете ли, научит такому, чего ни в одном дворце сроду не узнаешь.

Троцеро раздраженно дернул щекой, стремительно подошел ко входу и визгливо крикнул:

— Господа наемники, прошу вас пройти к нам. Как выяснилось, без вас тут не обойтись.

Верорк первым влетел в помещение, за ним подтянулись и остальные.

— Мой король — рявкнул он, стукнув кулаком по груди — Рад снова видеть вас.

— Ты этого с собой возьмешь? — спросил у меня принц, показав пальцем на него — Что же, выглядит он представительно.

— Нет, этот останется при тебе — не без удовольствия посмотрев на ничего не понимающего Верорка я — Он славный малый, но для такого дела не годится. Культуры в нем маловато, понимаешь? Убить кого-то или там в атаку пойти — это он может, а вот что-то посложнее, мероприятия, где думать надо — там нет, это не его. Я вон того с собой возьму, невысокого, что слева стоит. Парень не промах, подметки на лету режет, я его давно знаю.

Льод понял, что речь идет о нем и вопросительно глянул на меня. Я ему подмигнул, давая понять, что все нормально и нервничать не надо.

— Как тебя зовут, приятель? — Вайлериус обратился к хитрецу, который немедленно начал преданно пожирать принца глазами, давая понять, что он за него в огонь и в воду.

— Льод. Готов служить там, куда пошлете!

— К матери своей пошлю, на переговоры — тихо, но веско сказал принц — Сопровождать вон, Хейгена. Дело это сложное, не стану скрывать — опасное, там и голову своею оставить можно. Не страшно?

— Я три раза был женат, мне уже ничего не страшно — бодро заявил Льод — Надо сходить — сходим. Придется помереть — помру.

— Молодец — похвалил его Вайлериус, стянул с пальца кольцо и протянул «орлу» — Держи на память.

Если бы меня можно было испепелить взглядом, то Верорк не оставил бы от меня и горсточки пепла.

А вот не надо меня злить. И еще — хрен ты ко мне придерешься теперь. Репутацию я вам сейчас поднял? Поднял. Все, слово сдержал, план выполнил. И даже перевыполнил.

И это я молчу про то, что воспоследует, если меня не повесят. Льод, например, может очень высоко взлететь, повыше, чем свой кланлидер.

Он, к слову застыл на месте, глаза его смотрели в одну точку. Как видно, перепал ему квест, и сейчас он изучал его условия.

До чего мы забавно смотримся в такие моменты. Как застывшие изваяния.

— Ух — наконец выдохнул он — Ну чего, я готов. Когда идем?

— Да прямо сейчас — небрежно бросил я — Чего тянуть? Назир, ты остаешься здесь.

— Нет — бесстрастно ответил мне телохранитель.

— Там не война — попытался объяснить ему я — Там тебе меня защитить все одно не получится. Захотят повесить — повесят, несмотря на все твое искусство убивать. Массой задавят, обезоружат и вздернут. Какой смысл тебе туда лезть?

— У меня есть приказ, я его выполняю — упрямо повторил Назир, и я понял, что любые разговоры будут сводиться к этой фразе. Как, впрочем, и всегда.

Чужестранка хихикнула, Льод же наоборот, смотрел на это все очень и очень серьезно, я бы сказал — вдумчиво. Так, что я очень пожалел, что завел этот разговор при нем. Ошибочка вышла, опять я расслабился.

— Вольному воля — вздохнул я — В конце концов, каждый имеет в этой жизни право получить личную веревку, которая сломает ему шею.

— Откуда этот пессимистичный настрой, дружище — Витольд наконец соизволил покинуть свое кресло и подошел ко мне — Ты идешь к Анне, матери нашего дорогого Вайлериуса. С чего ты взял, что она станет убивать друзей своего сына, которые, тем более, представляют его интересы? Она не может не понимать, что сотворив такое, она сожжет последний мост.

— Я тоже верю в ее благоразумие — кивнул принц — Мы еще можем договориться. Так и скажи ей, хорошо?

— Непременно — пообещал я — Верорк, меня дождись, хорошо? Нам надо сегодня еще одно дело уладить, то, о котором договаривались.

Витольд стрельнул глазами в сторону лидера «Орлов», как видно подумав, что речь идет об убийстве королевы, хотя я имел в виду совсем другое. Впрочем — пусть думает. Почему бы и нет?

— Дождусь — недовольно буркнул Верорк.

— И еще — я щелкнул пальцами — Там письмо тебе прийти может, со списочком доспехов, так ты его Румпелю перешли, не забудь.

Было видно, что верзила с трудом меня терпит и что я бешу его невероятно, но он честно пытался сдержаться.

— Перешлю — выдавил он из себя — Удачи тебе. И очень хочется верить, что ты вернешься целым и здоровым. Это в наших общих интересах.

Ну, насчет общих интересов можно и поспорить, но первоначальный план по поводу неминуемой гибели я, как и было сказано выше, пересмотрел, заменив его на: «как фишка ляжет».

А вообще правильно я сделал, взяв Льода. Он будет со мной от начала до конца и в том случае, если меня вздернут, подтвердит, что все было по-честному, то есть я не нарочно слился.

Что до самого Льода, он был доволен происходящим невероятно.

— Спасибо, старик — сообщил он мне, как только мы перенеслись через портал в Эйген, в глухой переулок, который находился рядом со входом в канализацию. Портал открыл я, решив, что лучше потратиться, чем тащиться невесть сколько через лагерь повстанцев и ворота — И колечко отличное, и квест шикарный. Если дело выгорит, я всех наших по репутации у принца уделаю.

— Знаю — огляделся вокруг я — Потому и взял с собой именно тебя. Из всей вашей компании ты наиболее адекватный человек. Хотя Чужестранка тоже ничего так, внятная. Но этот ваш Верорк…

— Да нормальный он — поморщился Льод — Просто на успех заточен чересчур и дисциплину уважает. Ну, и еще борзых он не любит, а ты из таких. Я-то на это все смотрю сквозь пальцы, а он так не может. И не хочет.

— Вот потому и будет в шатре сидеть — злорадно подытожил я — А ты со мной пойдешь.

— Он это тебе припомнит — проинформировал меня Льод — Можешь не сомневаться. Причем не то, что ты меня вместо него взял, а то, что с ним не посоветовался. Это он должен был выбрать того, кто с тобой пойдет.

— Класть мне и на него, и на его выбор — фыркнул я — Он в шатер попал? Право находиться рядом с тушкой Вайлериуса получил? И все это за пару дней, пока остальные кланы сидят в лагере, кушают тушенку и поют тягучие песни. Мне вообще премиальные за это все платить должны.

— Выиграем войну, встанем около трона — лично прослежу за тем, чтобы тебе бонус оформили — уже совершенно серьезно пообещал Льод — Если надо будет — в обход Верорка это сделаю. Я его, знаешь ли, не сильно боюсь, у меня на то свои причины есть. Ну что, во дворец?

— Не-а — помотал головой я — В гостиницу сначала.

— Разумно — одобрил мое предложение Льод — Что-то я в эйфории о такой простой вещи забыл. Если уж помирать, то в чем попроще, чтобы не жалко было.

Что хорошо в Эйгене, так это близость Нублэнда. То есть в нем полно игроков самых разных уровней, потому наше, мягко говоря, полунищенское одеяние, в котором мы подошли к королевскому дворцу, совершенно никого не удивляло. Ну, ходят какие-то нубы в разномастных одеяниях и ходят, делов-то.

Еще меньше дела до этого было лейтенанту дворцовой стражи, стоявшему у золоченой двери парадного входа в королевский дворец, его куда больше заинтересовал свиток с синей лентой, который я ему протянул со словами:

— Это наши верительные грамоты. Мы полноправные представители принца Вайлериуса, прибыли для переговоров с королевой Анной. Отнеси их ей, да поживее.

Лейтенант подержал свиток в руке, посмотрел на него, на меня, что-то прикинул, приказал стражникам не спускать с нас глаз и скрылся за массивными дверями.

— А вот интересно, не может ли королева вообще продинамить разговор? — задумчиво сказал Льод, глядя на стражников, окруживших нас — Прикажет просто прикончить нас, да и все. Так сказать, без допуска к телу.

— Не прикажет — ответил ему я, с недовольством глядя на то, что ряд игроков уже заинтересовался происходящим — Это квест, она нас не может не выслушать.

— Квест-то квест, согласен — Льод шмыгнул носом — Но это «Файролл» приятель, тут и не такое бывает. Кааааак выйдет сейчас этот офицер, каааак скажет нас порубить в капусту!

— Не парься — успокоил я его — Нормально все будет.

— Мастер Хейген лично знаком с королевой — внезапно подключился к разговору Назир — Она непременно захочет его выслушать.

Вот умеет он вовремя вставить слово. Если уж откроет рот, то выдаст такое, что хоть стой, хоть падай.

— Да ты что — Льод оживился — Ты с ней лично знаком? Чего раньше не сказал?

— Прости за банальность, но ты не спрашивал — зло глянул на Назира я — О, кажись за нами пришли.

— Следуйте за мной — приказал нам изрядно помрачневший лейтенант, при котором уже не было свитка — Повеление королевы. Увы, но она вместо того, чтобы убить вас на месте как смутьянов и бунтовщиков, она хочет с вами говорить.

— Просто она политик, а не рубака — пояснил я лейтенанту и подал ему знак, чтобы он открыл нам двери — Она понимает, что многие вещи разумнее решать словом, а не кулаком. Ну да тебе не понять.

Лейтенант стал похож на грозовую тучу, дождался, когда мы войдем внутрь, закрыл за нами створки дверей, а после демонстративно достал из кармана платок, завязал на нем узел, показал его мне и убрал в карман.

Забавно. Когда нечто подобное проделал Лоссорнах, по-моему, еще в бытность свою Лейном, это смотрелось очень даже впечатляюще. Сейчас же меня разобрал смех, уж очень не вязался подобный жест с лейтенантом королевской стражи, разодетым как павлин.

— Боюсь, боюсь — заверил я его, душа смех — Льод, сделай вид, что ты испугался.

— Я побледнел, этого достаточно — отозвался мой спутник.

Мы поднялись по длинной и широкой мраморной лестнице, прошли коридорами, которые я честно попытался вспомнить и не вспомнил. Впрочем, мы тогда, в ночь переворота, в этот дворец зашли с черного входа, очень может быть, что я здесь и не бывал. Помнится, парадный вход завоевывал мой земляк по имени Бран. А что? Родом я из Тронье, но в адресе постоянного проживания у меня значится Пограничье. И еще именно этот самый Бран стал капитаном королевской гвардии, заняв место, которое было обещано мне.

Кстати — вопрос. Если он капитан гвардии, почему охранники не из уроженцев Пограничья набраны? При нем был немалый отряд, я был уверен, что он подмял под себя все силовые структуры и своих людей напихал везде, где только можно.

Ладно, это все мелочи.

— Сдайте оружие — потребовал лейтенант, когда мы подошли к золотым створкам, которые я, в свою очередь, опознал. За ними находился тронный зал, это точно. Их тут двое, таких дверей — одни здесь, вторые с другой стороны.

Ох, какое тогда в этом зале какое месиво было, страшно вспомнить. Народу сколько полегло!

Мы с Льодом сдали мечи без звука, а вот Назир было заупрямился, да так, что мне пришлось ему напомнить, что он сам за мной увязался.

Ассасин что-то проворчал себе под нос, но перевязь с клинками с себя стянул, и даже кинжалы отдал, все четыре. Точнее — сначала один, а три других отобрал у него лейтенант, оказавшийся на поверку не таким уж пентюхом.

Хотя, если честно, думаю, что не все оружие он у моего телохранителя изъял, что-то у него еще осталось.

Створки скрипнули, и мы вошли в ярко освещенный зал.

Народу в нем оказалось немного — десяток охранников, не сводящих с нас глаз и держащих ладони на рукоятях мечей, несколько вельмож в расшитых золотом одеждах и, собственно, королева Анна, восседающая на золотом троне.

А, еще я увидел Брана, он стоял за троном, небрежно опираясь на его спинку. Ну, если к трону можно применить данное слово, все же он не стул какой-нибудь.

Сдается мне, он королеву не только днем охраняет, но и ночью.

— Тан Хейген — произнесла Анна вроде бы и негромко, но я ее отлично расслышал. Хорошая тут акустика — Вот уж не ждала, не гадала. Ты знаешь, вышла забавная ситуация. Некоторое время назад я тебя искала, чтобы поговорить, даже эдикт специальный издала, по которому любой стражник обязан был тебя задержать, только заметив. Потом я его отменила, так как надобность в тебе отпала, и тут ты сам заявился.

— Если бы я знал, ваше величество, что вы меня ищете, то давно бы пришел — весело ответил я ей — Мы же не враги, чего мне вас бояться?

— Были не враги — печально произнесла королева — Но, судя по вот этому пергаменту, мы теперь уж точно не друзья.

Она помахала в воздухе верительной грамотой.

— Возможно, мои слова прозвучат не слишком учтиво, поскольку венценосных персон не принято поправлять, но вы не правы — я сделал несколько шагов вперед, заставив стражников еще сильнее насторожиться — Я здесь как раз для того, чтобы прекратить то безумие, которое охватило Западную Марку. При мне документ, который прислал вам ваш сын и он не содержит в себе угроз, в нем добрые слова, которые сын адресует своей матери. Вайлериусу не нужна война. Ему дороже мир.

Здесь я почти не врал. Письмо я прочел еще в гостинице, благо сургучом его не запечатали. Нельзя сказать, чтобы оно было сильно почтительным, но угроз в нем точно не было. Правда, там имелись обширные требования, но это уже нюансы. Мы же сейчас не о них речь ведем?

— Реджи, подай мне письмо моего сына — махнула королева рукой, в тот же миг откуда-то из угла ко мне подбежал уродливый горбун, цапнул рукой свиток и забавно поковылял к трону.

А я его помню. Он при королеве состоял еще в те времена, когда она в изгнании была, опекал ее всячески и, похоже, был в нее безответно влюблен. По крайней мере, когда она его с собой не взяла, отправляясь за короной, он стонал как раненый тюлень.

Надо же, она его и сюда притащила. Не такая уж она, выходит, и железная леди. Есть и у нее сентиментальность.

Королева приняла свиток, сорвав с него ленту она усмехнулась, бросив на меня короткий взгляд и углубилась в чтение.


Вами выполнено задание «Под белым флагом»

Награды:

4000 опыта.


Понятно, свиток прочитан. А вот с судьбой моей пока ясности нет. Титул-то положенный в качестве награды, мне не дали. Как видно, ситуативная петля пока не распутана.

— Скажи мне, Хейген, насколько ты привязан к моему сыну? — внезапно спросила у меня королева — Насколько ты ему предан?

— Странный вопрос — пожал я плечами — Я стою здесь, перед вами, это достаточно красноречиво говорит о степени доверительности наших отношений.

— Это не говорит ни о чем — Анна серебристо рассмеялась — Ладно, сформулирую по-другому. Хейген, так ли тебе принципиально стоять на стороне моего сына? Не правильней ли будет вернуться на службу к тому монарху, которого ты в свое время и возвел на трон?


Вам предложено принять задание «Право выбора»

Данное задание является третьим в цепочке квестов «Родственный обмен»

Условие — принять решение, чью сторону вы примете в данном конфликте

Награды:

5000 опыта;

Титул «Преданный слову» (ситуативно)

Титул «Глубинная рыба» (ситуативно)

Примечание.

В случае, если вы предпочтете принять сторону королевы Анны, выполнение цепочки квестов «Родственный обмен» будет прервано. Вы получите 50 % призов, причитающихся вам за ее выполнение, их распределение будет определено рандомно.

Внимание!

В том случае, если вы примете сторону королевы Анны, ваши отношения с принцем Вайлериусом будут испорчены полностью, и в будущем вы не сможете восстановить их окончательно. Или вообще не сможете восстановить никогда.

Примечание.

В том случае, если вы предпочтете остаться на стороне принца Вайлериуса, к наградам за выполнение задания добавится еще возможность получить следующий квест цепочки «Родственный обмен».


Из восемнадцатого номера газеты «Вестник Файролла»:


«От главного редактора»

«…не стоит на месте. Но это совершенно нормальное явление — ведь и мир Файролла, наш с вами, дорогие мои читатели, любимый мир тоже не статичен. И потому мы просто обязаны двигаться вперед. Мне бы сейчас очень хотелось приоткрыть завесу того, что значится в наших планах, но тогда это перестанет быть сюрпризом, а это неправильно. Оставайтесь с нами, читайте наш еженедельник, и тогда вы…».


Из статьи «Великая Река. Развалины замка Ассур-Марат»

«…огромное количество слухов

Но именно эти слухи и являются для вас одним из полезнейших инструментов. Выполнив несложную и не слишком длинную цепочку, в которой вам придется выслушать шестерых деревенских сплетников, вы получите информацию, которая позволит вам найти того неигрового персонажа, который и даст вам первое задание замка Ассур-Марат, то, которое потом приведет вас к остальным.

Из всех разрушенных и заброшенных замков Раттермарка этот, пожалуй, самый „богатый“ на задания. Упорный игрок сможет выполнить более пятидесяти квестов, связанных с ним, если быть более точным — пятьдесят три. И оно того стоит, поскольку этого человека будет ждать более чем достойная награда, которой являются уникальный титул и возможность раз в неделю проходить специальный инстанс, рассчитанный на шестерых игроков.

Итак — первый квест…».


Выдержки из рубрики «Хроники Файролла. Новостная лента»

«В следующую субботу все желающие могут принять участие в коллективном забеге по пустыне Руфим, находящейся в Восточной Марке. По традиции, победит тот игрок, который не сойдет с дистанции, ни разу не остановится и переживет остальных участников, не умерев от обезвоживания. Организатор забега — клан „Бегущие вместе“».

«Новости с Равенхольма.

Огромный приток игроков, вызванный появлением на континенте сущности, которая называет себя „богом“, дал свои плоды. Равенхольм захлестнули клановые войны.

Разумеется, им пока далеко до тех битв, которые некогда сотрясали и сейчас сотрясают „Старый Свет“ (так игроки с Равенхольма называют Раттермарк), но лиха беда начало. Люди прибывают и то ли еще будет».

«Клан „Сварожичи“ на прошлой неделе обнародовал свои намерения устроить чрез две седмицы проводы зимы в славянском стиле.

Обещаны меды, квасы да медовухи, катание огненного колеса да с горушки крутой, сжигание чучелка страхолюдного, обозначающего зиму постылую, два десятка березок русских, наших, православных, поедание тюри и кулебяк, танцы девиц красных с добрыми молодцами, а также песни задушевные.

Приглашаются все желающие».


Реклама

«Эскорт. Эльфийки, люди, гномки, орчанки. Дорого. Контактное лицо в игре — „Мамушка“

„На Клаторнаха — хоть завтра“.

Клан „Вим-Вим“ сводит вас в рейд на самого популярного эпического монстра в Файролл. Да, это обойдется вам недешево, очень недешево, но зато какие впечатления вас ждут! И какие трофеи!

Перед оплатой заключается договор, по желанию заказчика в качестве гаранта может быть привлечена администрация игры (за ваш счет)

Побалуй себя! Убей Клаторнаха!»


«В следующем номере»

«Селгар. Репутация и социальные квесты».

«Гиблые места Севера. Подробное описание»

«Мы начинали с нуля. Интервью с лидером одного из самых известных кланов Раттермарка»

Глава девятая

из которой следует, что данное слово следует держать

— Фига се! — негромко произнес Льод, стоявший рядом — Нам будет о чем потом пообщаться.

— Я жду твоего решения, тан Хейген — чуть насмешливо произнесла Анна — Отдельно хочу заметить, что пребывание на престоле, увы, меняет человека. Он становится более нетерпеливыми и привыкает к тому, что все его пожелания исполняются быстро и неукоснительно.

— Ну, это понятно — усмехнулся я — Генезис власти, однако.

— Только давай без всякой зауми, а? — подал голос Бран, так и стоящий за троном — Тебе дали возможность выбрать с кем ты. Валяй, выбирай.

— По сути, это выбор между жизнью и смертью — очень тихо сказал мне Льод — Слушай, как думаешь, а меня вместе с тобой прибьют или нет? В условии квеста было написано, что такое возможно, но в принципе?

— Умирать неохота? — спросил я у него.

— Да не то, чтобы… — «Орел», не переставая говорить, широко улыбнулся смотрящей на него королеве — Просто очень уж неприятное это развитие событий. Мы тогда из процесса выпадем, вот это плохо. Слушай, а может, и вправду на ее сторону перейдешь? И я с тобой.

— Нельзя — вздохнул я — И дело не в принципах. Если я перейду к ней, то твой клан мигом потеряет все, что прибрел там, за стенами. Тогда получиться, привел предатель, изменивший слову, стало быть, и он не лучше.

— А, ну да — опечалился Льод — Ну и ладно. Не очень и хотели.

— Если хочешь, можешь прямо сейчас сказать, что лично ты ничего против этого не имеешь — предложил ему я — Она тебя знать не знает, это да, но вообще у НПС-венценосцев такие вещи в чести. Правда, не дам гарантии, что тебе не придется выбивать табуретку у меня из-под ног.

— В смысле? — Льод непонимающе сдвинул брови.

— Когда вешать меня будут — объяснил ему я — Я же откажусь от ее предложения.

— Да ладно — с сомнением прошептал он — Так не бывает.

— Ты сколько играешь? — поинтересовался я.

— Три года — ответил «Орел».

— Повезло тебе — хмыкнул я — Не варился ты в котлах междоусобиц. Поверь мне, и не такое бывает.

— Если вам еще поговорить надо, то вы не стесняйтесь, продолжайте — невероятно заботливо предложила нам королева — Мы подождем, мы не спешим. Могу приказать подать вам прохладительных напитков и стулья, почему нет?

— Так предложение-то непростое, ваше величество — объяснил ей я — Такие вещи с наскока не решают.

— Наоборот, очень даже простое — Анна поправила локон, выбившийся из-под короны — Либо говори «да», либо «нет», чего проще?

— Нет — громко сказал я — И в самом деле — просто. Чего столько думал?

— Удивил — королева повертелась, поудобнее устраиваясь на троне — Была уверена, что скажешь «да». Ты, верно, обиделся на то, что я отдала должность, обещанную тебе, Брану? В этом дело? Мол, обманула тогда, обманет и сейчас?

Льод цокнул языком, как бы говоря: «Опять сюрприз».

— Нет — холодно ответил я — Более того — не сильно мне эта должность была и нужна. Тот еще пост, на нем и убить могут. К слову — я вот слышал, что Брана и убили пару недель назад. Правда, как вижу, слухи врали.

— Не слишком — Бран криво улыбнулся — Крепко нас тогда отделали, на улицах, с душой. Сегодня первый день, как я на ноги встал. А шестеро моих бойцов богам душу отдали. Свентонидию голову отрубили и ее на пику надели, я все видел, но ничего поделать не мог. Такие чувства испытывал, что не дай тебе боги такое пережить. Так что прав ты, парень, та еще должность.

— «Парень» — фыркнула королева — Нет, Бран, это не парень, ты слова выбирай. Особенно ты. Он, между прочим, названный брат короля Пограничья, его будущий деверь и глава клана… Как бишь его?

Горбун козлом скакнул к ней и что-то шепнул на ухо.

— Вот-вот — щелкнула пальцами Анна — Линдс-Лохен.

— Линдс-Лохен? Это не те, земли которых рядом с озером Мак-Линдс? — оживился Бран — А Гэлинг куда подевался? Вроде он главой клана стал, после того как его старика проклятая ведьма сгубила?

— Погиб Гэлинг в Каллидонском лесу. Ведьму ту прикончил, но и сам голову сложил — ответил я — А заботу о клане и сестре мне доверил. Вот, забочусь и том, и о другом.

— И неплохо с этим управляешься — заметила королева — Сестру за короля пристроить — это, знаешь ли…

— Лихо — хохотнул Бран, после охнул и приложил руку к боку — Веселые дела в Пограничье творятся. До меня доносились слухи о войне и о битве в долине Карби, но про тебя речь не шла.

— Не того калибра персона — скромно потупил я глаза.

Хотя где-то, по большому счету, это обидно. Если бы не я, и битвы бы не было.

— Повспоминали родные места — и будет — хлопнула в ладоши Анна — Итак, Хейген, ты сказал «нет». И это очень, очень плохо. Ведь теперь ты мой враг.

— Потому что друг вашего врага? — уточнил я.

— Не надо — без тени шутки попросила меня королева — Не надо вот этого всего, не подводи к тому, что мой сын — мой враг. Вайлериус, этот несчастный дурачок, он мой сын, был им и навсегда им останется, а вот те, кто на меня его натравливает — они враги. И ты в их числе.

— Хейген только вчера прибыл в лагерь принца — сказал Льод внезапно — А волнения начались уже давно.

— Да что ты? — приложила ладони к щекам Анна и смешно округлила глаза — А кто же тогда бегал по Академии Мудрости в красной рубахе и босиком? Кто сбил мое непутевое чадо с пути изучения наук? Тамошние обитатели на такое неспособны. Нет, был у нас тут во дворце один граф, он тоже без обуви ходил, по идейным соображениям. Но он литератор, ему можно, они все не от мира сего. Да и пьющий он был. А в Академии таких нет, это я наверняка знаю.

— Не понимаю о чем речь — с достоинством ответил я и вытянул правую ногу вперед — Я босиком не бегаю.

— А то я не помню, в какой компании ты впервые заявился ко мне в дом — Анна даже привстала с трона — Дети джунглей

— Опять ваша неправда. Я с этой компанией сроду ничего общего не имел. Я вообще тогда в Вольных Ротах служил.

Кстати — не факт. В смысле — не факт, что служил. По-моему, я тогда уже выкупился. Или нет? Не помню.

— Тогда я не понимаю, что тебя держит близ моего сына — внезапно успокоилась королева — Если у тебя с ним ничего общего, почему ты мне ответил «нет»?

Н-да. И в самом деле — почему? Ловко она меня в капкан загнала. Хотя не это главный вопрос в данный момент. Сейчас мне очень хочется понять, зачем ей понадобилась моя персона, к чему все эти искушения святого Антония? Я не былинный богатырь, не великий полководец, за мной не стоят деньги и люди. Так зачем ей так нужно, чтобы я прилюдно предал ее сына?

Или это нужно не ей, и ключевое слово здесь «предал»?

— Да ничего у нас общего нет — добавив голос немного легкомыслия, ответил королеве я — Просто вышло так, что я там, с ним, а вы здесь. И если уж так получилось, то пусть оно и дальше движется в заданном направлении. Не вижу я смысла что-то менять, понимаете?

— Не понимаю — дружелюбно произнесла Анна — Совсем не понимаю. Ты не ответил на поставленный вопрос. Если бы ты был глупец, тогда ладно, им свойственно нести чушь, но ты не таков.

— Хорошо — глубоко вздохнул я — Я вам не верю, ваше величество. И дело не в должностях, которые я не получил или чем-то подобном. Просто Валейриус не склонен предавать тех, кто стоит с ним рядом в угоду сложившейся ситуации. А за вами такие грешки водятся.

— Это потому что он еще не монарх — рассмеялась Анна — Поверь, трон быстро выбьет из него эту блажь. Не человек диктует условия короне, а она подчиняет его себе. Власть ревнива, ей не нужны конкуренты. Есть только она и человек, который ей обладает, все остальные — лишние.

— Хорошо сказано — отметил Льод — Хоть записывай за вами, ваше величество.

Вот свинство. Пять минут назад я тоже самое сказал, но меня никто не похвалил.

— Кстати — Анна чарующе улыбнулась — А вы, юноша, за кем следуете? За моим сыном или за вашим спутником?

— Да я как-то сам по себе — шаркнул ножкой Льод — Свободный художник.

— Аааа — протянула королева немного разочарованно — Понятно.

Судя по всему, Льод ответил неправильно, надо было сказать, что он при ком-то состоит. Было видно, что Анна после его ответа полностью потеряла к нему интерес.

— Подытожим — хлопнула в ладоши повелительница Запада — Мне ты служить не хочешь, а значит, не сильно ты мне и нужен.


Вами выполнено задание «Право выбора»

Награды:

3000 опыта;

Титул «Преданный слову».


Титул хороший, хоть что-то. Такой и над ником повесить не жалко. Посмертно.

— Что же мне с тобой делать? — озабоченно поинтересовалась у меня королева — Даже не знаю.

— Повесить — одновременно раздалось несколько голосов.

— Вешать не дам — заявил вдруг Бран — Хочешь его убить — это пожалуйста, но в петлю его совать не позволю. Мой старик неплохо ладил с Линдс-Лохэнами, да и я молодого Гэлинга знал, славный был гэльт. Если надо — могу дать этому молодцу поединок и на нем его убить.


Вами получен титул «Ушедший от петли»


Забавно. От петли я ушел, а от смерти-то нет. Новый квест цепочки мне не выдали, из чего можно сделать вывод, что моя жизнь по-прежнему подвешена в воздухе. Но — интересное развитие сюжета.

Обидно будет, если и вправду дойдет дело до драки. Не думаю, что система выставит меня против заведомо превосходящего силой противника. Разница в пару уровней — возможно, но не более. То есть, в своей новой броне я мог бы его уделать. Но в низкоуровневых шмотках, что сейчас на мне, из числа тех, что мне еще Толстый Вилли подарил — это вряд ли. Про оружие я вообще молчу. Оно было хорошо в те беззаботные времена, когда я от орков-агров бегал по кустам.

Но это мои проблемы. В любом случае смерть от клинка лучше петли. Она не так позорна.

— Спорный вопрос — небрежно бросил я, подбоченившись — В долине Карби мне пришлось иметь дело с бойцами не хуже тебя, но я жив, а они лежат в земле. И еще, позволь дать тебе совет — не спеши на родину, тебя там никто не ждет. Многие вожди кланов не одобрили того, что ты начал торговать своим мечом. Для правильного гэльта это позор.

— Кто бы говорил — произнесла Анна насмешливо — Бывший наемник, который служил даже не королеве, а в Вольных ротах.

— Так во мне и гэльтской крови нет — парировал я — Какой с меня спрос?

— А ты здорово изменился — сказал Бран задумчиво — Я помню, как тебе в свое время чуть глотку не перерезали, ну, когда ты пришел, чтобы позвать нас Федерика убивать. Ты тогда здорово перепугался. А сейчас — совсем же другое дело. Теперь ты воин.

— Жизнь такая — объяснил ему я — Со всех сторон пинает. Либо привыкай, либо умри.

Бран нагнулся к Анне и что-то прошептал ей на ухо. Та кивнула, произнеся что-то то в ответ.

— Решают — тревожно сообщил мне Льод — Блин, круто. По сути, не только наша судьба сейчас решается, а кое-что покруче. Судьба всего ивента. Ты-то к такому, похоже, привычный, а мне подобное видеть раньше не приходилось.

— Да скажешь тоже, «привычный» — поморщился я — Так, поучаствовал в паре событий, причем даже не континентального масштаба.

— Скромность — твое второе имя — понятливо кивнул Льод — Потом это обсудим отдельно, сдается мне, тебе есть, любопытного нам порассказать.

— Видно будет — уклонился от прямого ответа я.

Вот еще. У меня в планах ничего подобного не значится. В смысле, неких баек под грифом «Откровения Хейгена». И что это за «нам»? Вот ведь клан, палец им протянул, а они уже к горлу подбираются.

— Итак — Анна выпрямилась, ее лицо стало очень строгим, как у молоденькой учительницы, распекающей школьного хулигана — Мое решение таково. Мой сын хочет, чтобы я пришла к нему, публично покаялась в своих преступлениях и добровольно сняла корону с своей головы, отдав власть над Западной Маркой ему. Он хочет очень многого и, как я понимаю, делает он это, слушая чужих людей, которые преследуют свои цели. Увы, мой мальчик чрезмерно доверчив.

— Это так — подтвердил Реджи, кивая своей огромной головой — Ох, беда, беда!

— Я добрая королева — недовольно глянула на его Анна — Я не хочу крови, я не хочу смертей, которые неминуемо последуют за моим отказом. Но при этом я не желаю идти на поводу у кучки авантюристов, которые преследуют свои грязные цели. Тан Хейген из Тронье, я повелеваю вам отправиться к моему сыну и передать ему нижеследующее.

Анна встала с трона и величественно вытянула правую руку вперед.

— Завтра, в пять часов пополудни, я готова поговорить с ним. Только с ним одним, без каких-либо советников. За стенами города, на полпути к тому лагерю, где он сейчас обитает, есть чудный луг, который носит имя «Праздничный», тот, где горожане веселятся на весенней и осенней ярмарках. Вот там мы и встретимся. Пусть он придет туда, я буду его ждать. Передай ему мои слова, Хейген, и ничего не перепутай.


Вам предложено принять задание «Вестник»

Данное задание является четвертым в цепочке квестов «Родственный обмен»

Условие — передать слова королевы Анны ее сыну.

Награды:

2000 опыта;

Получение следующего квеста цепочки.

Примечание.

Игрок, вам повезло. Не всякий может похвастаться тем, что он держит в своих руках судьбу доброй четверти континента. Теперь только от вас зависит, чем закончится встреча королевы и мятежного принца и даже то, случится ли она вообще.

Вы можете ввергнуть Западную марку в бездну войны или, напротив, установить пусть и шаткий, но мир.

Думайте, игрок, думайте!


Я проникся. Я теперь ого-го-го. Возможно, это вершина того, чего может достигнуть игрок-одиночка в принципе.

Хотя нет. Еще можно стать богом и нагибать всех-всех-всех.

— До чего же я крут! — донесся до меня шепот Льода.

— В смысле? — уставился на него я.

— Квест — пояснил он, улыбаясь во весь рот — Ты послушай только: «От того, как вы поведете себя в этой ситуации, зависит, чем закончится встреча королевы и мятежного принца…» Круто, да?

Вот же! А если бы тут был еще десяток игроков, то они все бы держали в своих руках судьбы доброй четверти континента.

Узнаю почерк. Создать у человека иллюзию его незаменимости и поржать с той стороны игры, глядя в огромный экран с высочайшим разрешением. Причем похрустывая попкорном и запивая тот коньяком.

А что, и вправду смешно смотреть на то, как игрок встанет в позу древнегреческого актера и начнет пафосно вести возвышенные речи, а потом за него все решат НПС, которым глубоко плевать на условия квеста.

Хотя вранье тут не во всем, разумеется. Повлиять на ход событий мы можем, это правда. И я этим займусь непременно, мне война не нужна. «Орландинос» могут с этим не согласиться, но это их проблемы, я условия договора не нарушаю.

Кстати, у Льода полномочия чуть меньше. Судя по всему, он может только дополнить или опровергнуть мои слова, но никак не выступить в роли вершителя судеб.

— Сделаю — сообщил я Анне и приложил руку к сердцу — Думаю, принца устроит ваше предложение. Ему тоже не нужна кровь и война, ему нужна правда. И мой совет вам, светлая королева — дайте ему ее. Расскажите правду о том, что случилось как-то ночью, покажите некий пруд. Мерзко это все, не спорю, но сделанного не воротишь.

— Пруд — скривился рот королевы — Знал бы ты, Хейген, сколько раз я себя за это корила, сколько раз жалела о том, что послушала этого поганца Витольда.

— О как — насторожился я — А он тут при чем? Стоп. Так это…

А с чего я тогда в канализации поверил королевскому казначею, что убийство Ксантрии дело рук только Анны? Хотя, если честно, я тогда не сильно в это все и вдумывался, меня больше беспокоило задание пикси.

— Он — как-то очень по-бабьи вздохнула королева — Жужжал, жужжал и нажужжал. А когда все случилось, он это все начал так выворачивать, что мне его проще убить стало, чем близ себя держать. Чего я этого еще раньше, при жизни папеньки не сделала, не понимаю. Сколько бы всяких гадостей не случилось.

— Ничего — рыкнул Бран — Никуда он не денется, придавим гаденыша.

— Гаденышем он в детстве был — возразила ему Анна — А сейчас это огромная гадина, и греется она на груди моего сына. Так просто его с нее не сгонишь.

Это да. Тронь они сейчас Витольда, главного советника принца — и все, шаткие возможности мира обрушатся, как скверно скрепленные строительные леса.

— Дороже всего для женщины обходятся минутные слабости — Анна совсем уже пригорюнилась — Когда поддаешься соблазну и кажется, что без этих минут жить будет невозможно, что именно их ты ждала с рождения и заплатить за них не жалко любую цену. А потом все проходит, все забывается, и остается только расплата, которая растягивается, бывает, на всю жизнь.

Это она, сдается мне, не о бедолаге Ксантрии говорит, и не о Витольде. Но о чем именно даже знать не желаю. Или о ком. В меня и так уже чужих тайн залито по горлышко, дополнительные не нужны.

— Все, Хейген, иди — взмахом руки Анна отпустила меня — Надеюсь, что завтра на Праздничном поле мы с тобой увидимся. С тобой и моим сыном.

— Ваше величество — я отвесил церемонный поклон, Льод повторил его и только Назир ничего подобного делать не стал. То ли не умел кланяться, то ли просто не счел это нужным.

Самое забавное, что сопровождающих нам не дали, у дверей, ведущих в залу, нас никто не ждал, а наше оружие было свалено в кучу.

— Пошли сами — нацепив меч, повертев головой и не увидев бравого лейтенанта, сказал я Льоду — Вроде туда нам надо, направо.

Сказав это, я глянул на усатого стражника, но тот сделал вид, что ничего не слышит. Как видно, мы ему не очень-то по сердцу пришлись.

— Ага — подтвердил тот — Потом налево, и еще налево, а там и к лестнице выйдем. Слушай, а день-то задался!

С этим утверждением он поторопился, скажу я вам и в этом мы убедились уже через пару минут.

В одном из коридоров, в том, который «еще налево», нас ждали, закрытые двери двух комнат одновременно распахнулись и из них в коридор начали выбегать люди с оружием в руках. И, если бы не Назир, который как всегда был настороже, нам бы пришлось совсем лихо. Хотя, ради правды, несмотря на его помощь, мне и Льоду досталось крепко. Нападения мы не ожидали, и потому я сразу заработал две раны, которые снизили мой уровень здоровья процентов на двадцать. Впрочем, «Орлу» пришлось еще хуже, меня-то худо-бедно прикрыл ассасин. Как он успел отвести от меня два клинка — понятия не имею, но успел.

Нападавших было не меньше дюжины, вооружены они были короткими мечами и кинжалами, причем орудовали ими с завидным умением.

Одного Назир прикончил сразу, того, который вспорол мой кожаный доспех на боку, второго секундой позже. Его клинки сверкали в полумраке коридора как молнии, отражая вражеские выпады.

— Спиной к спине! — гаркнул я сквернословящему Льоду, который сцепился сразу с двумя нападавшими — Иначе хана!

И я снова пожалел о том, что поменял доспехи и оружие. Сейчас бы сюда мою броню, мой меч…

Возникало ощущение, что нападавшие меньше всего думали о том, чтобы уцелеть. Одетые во все черное, с лицами, замотанными тряпками они грудью кидались на наши клинки, стремясь блокировать их, чтобы потом добраться до нас своей сталью.

Один из них буквально наделся на меч Льода по самую гарду, да еще и обхватил его руками, так что «Орел» двинуться не мог. Этой секундной заминки хватило другому негодяю, который дважды погрузил лезвие своего длинного кинжала в бок моего соратника.

— Твою мать! — взвизгнул Льод, ногой отшвыривая от себя мертвое тело и с видимым трудом парируя удары, которые на него сыпались один за другим — Все, это конец!

— А где же маузер? — пропыхтел я и поморщился — чей-то кинжал нашел дорожку и к моим ребрам.

Возникало ощущение, что нападавших не становилось меньше, даже несмотря на то, что Назир, прикончил минимум четверых, да и я одного кое-как завалил, благо уровень у них был не самый большой.

— Ай! — вскрикнул Льод, и истаял в воздухе.

Не думаю, что надолго его переживу. Еще пара пропущенных ударов — и все.

Назира жалко. Мы воскреснем, а он нет. Но, с другой стороны, я ему говорил, я его предупреждал.

И все же!

Я каким-то чудом принял на лезвие своего меча сразу три вражеских клинка, четвертый же погрузился в мой живот, после чего шкала здоровья судорожно замигала красным, сигнализируя о том, что скоро мне карачун настанет.

— Назир, со мной все! — крикнул я, отбрасывая от себя размахивающего мечом убийцу — Прорывайся к выходу, ты сможешь! Арррхххх!

И еще один пропущенный удар! Правда, после него здоровье не упало, а даже чуточку подросло, как видно сработало давным-давно полученное пассивное умение, название которого я даже не помню.

Назир зашипел, как видно, ему тоже досталось. Но его спина, которая прикрывала меня всю схватку, никуда не делась, не последовал он моему совету.

— Беги, дурак! — заорал я в голос, понимая, что еще чуть-чуть и все — Приказываю — беги!

В этот самый момент я увидел, что из-за поворота, который был шагах в десяти от нас, появилась еще одна группа лиц в черных балахонах, не похожих на нападавших, но зато здорово смахивающих на счетоводов брата Юра. По крайней мере, мечи, которые эти люди держали в руках, были похожи на те, которыми орудовали молодцы, подчинявшиеся брату Херцу.

Ребята в черном буквально разметали нападавших на меня, они были как ураган, как стихия. Оно и понятно — внезапный удар со спины всегда результативен.

Через пару мгновений я оказался под защитой двух крепких ребят и судорожно начал рыться в сумке, отыскивая склянку с восстановляющим зельем. Надо было спешить, поскольку остаток жизни у меня был настолько мизерен, что его в шкале даже видно не было.

— Заканчивайте и быстро уходим — бросил один из тех, кто остался со мной, как видно, старший — Нельзя, чтобы нас застали здесь.

Сдается мне, никто никого не застанет, поскольку шума от этого столкновения была столько, что здесь давно должна была оказаться вся дворцовая стража. Однако же вот — ни души. Значит — санкционировано это, причем санкционировано сверху.

А ведь я Анне почти поверил.

Несколько вскриков — и все было кончено. Пол коридора был завален трупами, скорчившимися в причудливых позах, среди них одиноко белел кокон, оставшийся от Льода.

Я нагнулся к одному из трупов и обобрал его. Не скажу, что мной двигала нажива, просто иногда в таких случаях можно найти что-то полезное, вроде записки или приказа. Может, ясность какая появится?

Кокон Льода я тоже прихватил. Одет он был в хлам вроде моего, но все же…

— Все кончено — сказал старший и наклонился ко мне — Вы в состоянии идти?

— Вполне — ответил я ему, подбирая вещи Льода — Назир, ты как?

— Жив — лаконично отозвался мой телохранитель.

— Тогда уходим — приказал старший, и быстро зашагал по коридору, мы последовали за ним.

Оказалось, они попали в замок не через ворота. Буквально шагах в пятидесяти от места схватки обнаружился проем в стене, ведущий в узкую комнатушку, которая была преддверием длиннющего узкого тайного хода.

Мы шли молча и спешно. Мне очень хотелось спросить у старшего, кто они и откуда, чтобы убедиться в своих предположениях, но какое-то шестое чувство подсказывало мне, что он сам мне все скажет в нужный момент.

Так оно и вышло. Тайный ход, который оказался ну очень длинным, в результате вывел нас аж за городскую стену

— Чуть не опоздали — сказал мне старший, когда мы наконец выбрались на свежий воздух и перевели дух — Спешили как могли. Вы тогда мастеру скажите, что нашей вины в том нет.

— Вас послал Юр? — напрямую спросил я.

— Да — кивнул наш спаситель — Он велел вам кланяться и сказать, что не всегда наградой за верность является благодарность. Иногда ей бывает и смерть. Потому перед тем, как встать на чью-то сторону следует подумать, чем именно тебя наградят.

Как всегда мой заикающийся друг афористичен и саркастичен. Но посыл мне ясен. Впрочем, я и сам уже додумался до того, кто нас хотел прикончить. Тут не надо долго анализировать, все на поверхности лежит, необходимо только чуть-чуть сосредоточиться, а подземные ходы прекрасно этому способствуют. Зря я на Анну грешил, не причем она тут.

— Значит, это были люди Витольда — подытожил я — Так ведь?

— Я не знаю — ответил мне старшой — Моя задача была спасти вас и передать эти слова. И еще проводить в безопасное место, а после сопроводить туда, куда вы скажете.

— Передай те брату Юру, что я все понял — попросил я старшого — И - спасибо вам, брат… Мнээээ…

— Герберт — представился старшой — Брат Герберт. Из ревизионного управления.

Ну да, эти ребята будут похлеще моих счетоводов, чего уж там. Вот бы мне таких с полсотни.

Но Витольд какая паскуда, а? Как видно, в зале был его человек, который поняв, что повешения и обострения событий не будет, дал отмашку бойцам прикончить меня. Какая разница, как именно я умер, главное — это случилось в дворце. Вайлериус разбираться не станет, а если даже надумает это сделать, то найдутся те, кто помешает этому его начинанию. И умело разожгут гнев, исключающий любые переговоры и перемирия. Война до победного конца. Тот же Троцеро поддержит Витольда, например. Демон, понимаешь, революции.

Но вот что дальше? Хорошо бы Витольда убить за такую подставу, так ведь нельзя. И по игровым правилам нельзя, и политически. Доказать то, что именно он хотел уничтожить меня я не смогу, а слова… Без фактов они ничто.

Да, собственно, это теперь и неважно. Я жив, встреча принца и королевы состоится, а дальше не моя печаль.

А брат Юр как всегда на высоте. Все просчитал, все вычислил и, по своему обыкновению, остался в тени.

Может, он в эту Анну влюблен? Предположение в порядке бреда, разумеется, но тем не менее. Вот чего он так о ней печется? Даже интересно. В принципе, докопаться до причин вполне реально, достаточно просто пойти к Бахрамиусу и взять квест о гороскопе. Если за эту ниточку потянуть, там много чего из прошлого этой троицы всплывет, в том числе и то, кто папаша принца.

Слуууушайте, а может брат Юр и есть отец Вайлериуса? А почему нет? Как он мне сказал при нашей встрече: «Я з-знаю Анну давно, В-вайлериуса вообще с рож-ждения». С рождения.

Блин, не игра, а мексиканский сериал.

Раздумывая над этим, я проверил лут, доставшийся мне от одного из убийц. В нем был один мусор, вроде жевательного табака и пары медных монет. Никаких записок, бумажек или скрытых квестов мне не досталось.

— Хейген — меня потеребили за плечо — Ты в порядке?

— А? — я глянул на брата Герберта — Да, все нормально. Надо идти, чего рассиживаться. Вы с нами?

— Не совсем — мастер ревизионных дел сделал отрицающий жест рукой — Мы сопроводим вас до лагеря принца Вайлериуса, а после отправимся своей дорогой. У меня есть кое-какие распоряжения на этот счет.

Если честно, в компании этих поджарых мастеров проверок бухгалтерских книг и денежных операций я себя чувствовал в полной безопасности. Вот бы таких заполучить на все оставшееся в игре время, насколько бы все проще стало. Я бы квест последней печати мигом выполнил, они ведь наверняка любого НПС и найти могут где угодно, и разговорить, если тот упираться будет. Не помощники, а золото.

Только фиг мне их брат Юр даст. Спасибо, хоть брата Миха пока не отнял. Кстати — в Тронье я, пожалуй, всю свою компанию прихвачу, не лишними они там будут. Чую, этот Кривой Гарри еще тот тип, если папашу родного обнес.

Самое интересное, что брат Герберт со своими людьми покинул нас по-английски, вроде вот они только что шагали рядом, страхуя нас с Назиром, хлоп — и мы уже одни, Растворились специалисты широкого профиля в ночной тьме, как будто их и не было, я даже не заметил, как и когда.

Лагерь принца встретил нас привычными кострами, стражниками, вышагивающими между ними и игроками, которые несли здесь бессонную вахту. Кстати — костра «Орландиносов» я не заметил, пусто было на том месте, где третьего дня Верорк сотоварищи мечи точил. Как видно все они близ принца, плетут свои тенета, зарабатывают репутацию.

И вот не лень людям? Серьезно. Мир огромен, интересных приключений в нем масса, зачем все эти политические дрязги? Ну вот какая такая выгода клану может быть от близости к престолу? Десяток квестов? Десяток предметов? Что еще?

Как по мне, если уж ты пришел играть — так играй. Броди по просторам, лазай по подземельям, зарабатывай золото и экспу. А всей этой мышиной возни в том мире, настоящем хватает — и в телевизоре, и в прессе, и особенно в родном офисе. Любой офис — слепок с политической системы, там есть свои лидеры, оппозиция, коалиции, «серые кардиналы» и народные массы. И все развивается в нем так же, как и в большом мире, все жрут всех, ну, или пытаются это сделать.

Так какой смысл заниматься подобным в игре, куда ты приходишь отдыхать?

Ладно я, со мной все ясно. Но эти-то, у них свобода выбора есть?

Вот с такими мыслями я и добрался до шатра принца, у которого сегодня было на удивление малолюдно. То ли не собрался еще народ, то ли уже разошелся.

— Вот он — услышал я голос Льода, а после увидел и его самого.

Он, Верорк и Чужестранка стояли у входа в шатер, вглядываясь в ночь, как видно, ждали меня.

— Ты где пропал? — Льод замахал рукой, подзывая меня — Мы ждем, ждем!

Стражники было преградили мне путь, но после один из них махнул рукой, давая мне понять, что можно пройти внутрь.

— Где, где — проворчал я, приближаясь к «Орлам» — Там. Ты слился, тебе и печали нет, а нам еще повоевать пришлось.

— Да ладно! — выпучил глаза этот хитрец — Так вы что, их все-таки того?

— Ну да — подтвердил я скромно — С трудом, но все же. Обмен открой, я тебе твои вещи отдам.

— Да хрен с ними, с вещами — в голосе Льода было непритворное уважение — Мужик, ты крут! Этих, с замотанными мордами, там же еще человек семь оставалось! Верорк, слышь, ты десять раз подумай, прежде чем ему хамить.

Верзила-лидер сделал вид, что этих слов не слышал.

— Хейген, у нас к тебе разговор — Чужестранка понизила голос, очаровательно улыбнулась и взяла меня под руку — Только ты сразу не ори, хорошо?

— Да я так вроде человек спокойный — эти слова заставили меня насторожиться.

Чем больше я узнавал клан «Орландинос», тем меньше доверия я к ним испытывал, а потому подобное начало беседы меня немного обеспокоило.

— Льод нам поведал о ваших приключениях, и они нас ну очень впечатлили — голос Чужестранки просто сочился медом — «Сороки» говорили, что у тебя есть связи на Западе, но вот то, что ты на дружеской ноге с королевой мы даже предположить не могли.

— «Дружеской ноге»! — фыркнул Льод — Он ее на трон посадил!

— Я помню — недовольно зыркнула на него Чужестранка — Не лезь! Так вот, Хейген, о чем нам подумалось. Ситуация сейчас складывается непростая. В лагере принца достаточно войск для победы, это так. Но вот среди его сподвижников нет единства, нет того, из чего куется победа. Да и сам принц… Он славный малый, но не вождь, если ты понимаешь, о чем я говорю.

— Понимаю — я освободил свою руку — Вы решили сменить сторону.

— Не совсем — помялась Чужестранка — Мы пока хотим быть близ принца, благо репутацию ты нам поднял замечательно. Но если его позиции в возможной войне ослабеют настолько, что дело пойдет к поражению, то…

— Нам понадобится сепаратный мир с Анной — повертев головой и убедившись, что нас никто не слышит, отодвинул Чужестранку в сторону Верорк — Заканчивайте этот спектакль, он не девочка-целочка, чего его уламывать, говорите все как есть. Если принц сдуется, мы схомутаем его и отдадим королеве. А ты нам в этом поможешь. За отдельную плату, разумеется. За хорошую плату.

Льод громко выдохнул воздух, Чужестранка досадливо скривила рот.

— Нет — сразу ответил Верорку я — С вашим кланом я дел иметь более не собираюсь. Мы заканчиваем то, что начали, и разбегаемся в разные стороны. Причем, если говорить по совести, я вообще уже все свои обязательства выполнил. Да и не случится никакой войны. Мир будет. Льод же все вам рассказал.

— Я бы не торопился с выводами — посоветовал мне Верорк — Принц — не последняя инстанция в этом вопросе. Там хватает НПС, которым мир нафиг не нужен, и мы их в этом поддерживаем.

— Ваше право — весело сказал я — Но этот вопрос уж точно к нашим договоренностям отношения не имеет. Ладно, я к принцу, надо задание сдать. И потом обратно, так что ты, Верорк, задержись. Не только у меня есть обязательства, но и у тебя тоже.

Глава десятая

в которой все складывается не так уж и плохо

— Я с тобой — шепнул мне на ухо Льод, вошедший следом за мной в шатер — Квест провалился, но может хоть чего-то мне перепадет? Ты принцу скажи, что я выполнил свой долг и все такое.

В шатре как всегда отиралась куча народа, наперебой что-то советующая и объясняющая принцу. Как он эту публику выносит — я не знаю, но судя по выражению лица, до точки кипения ему осталось немного.

— Хейген! — вполне искренне обрадовался он, увидев меня, и с облегчением отмахнулся от назойливо суетящейся свиты, как от комаров — Я знал, что ты вернешься. А то тут некоторые начали убеждать меня, что мама тебя уже казнила.

— Если не секрет, кто именно? — заинтересовался я, оглядывая притихших потенциальных царедворцев.

— Да вот хоть бы Троцеро — показал принц на лохматого вельможу — Уверенно так говорил, как будто знал про это наверняка.

— Я знаю вашу мать — резко рубанул воздух ладонью тот — И то, что этот человек вернулся живым, должно вас не столько радовать, сколько беспокоить. Почему он остался жив? Здесь пахнет не королевским милосердием, а банальной изменой.

— Да-да-да — прошелестело по шатру, похоже, что Торцеро здесь поддерживали многие.

Вот ведь. Так, может, зря я на Витольда грешу? Он вон, сидит по обыкновению в уголке, поблескивает оттуда глазами и хитро улыбается.

А вот с этого, нечесаного, станется. По доспеху видно — мужик он зажиточный и знатный, запросто своих людей во дворце мог иметь.

Хотя — тут ситуация такая, что вообще на любого можно грешить. Даже на брата Юра, хоть он меня и спас. Но если так вдуматься — откуда он мог знать, когда и где на меня нападут? Ладно — когда, тут худо-бедно сориентироваться можно. Во дворец мы вошли не таясь, прикинуть время аудиенции тоже вполне реально. Но место, где нас резали — его-то откуда мастера ревизионного дела узнали? Или они по всем коридорам бегали, меня искали?

А резон меня сначала почти убить, а потом спасти у него есть, причем прямой. Он таким образом не одного зайца в свою охотничью сумку убирает. Что же до расхода человеческих ресурсов — когда он с ними считался?

Что до Троцеро — гнилофан он, сразу видно. Я таких знаю. Он не Вайлериуса на трон сажает, он себе дорогу расчищает. Спихнуть самостоятельно Анну он не сможет, за ней гвардейцы, Академия Мудрости и корона Белого принца. Не по зубам она ему, не переварить ему фигуру такой мощности без народной поддержки, а ее ему взять неоткуда. Он богач, а не страдалец. А вот моего инфантильного друга народ поддерживает, любит он мучеников с грустной историей в запасе. Ну, а когда королевы не станет, убрать Валейриуса будет делом пары месяцев, после чего ему можно беспрепятственно влезть на престол и властвовать над Западом. А необходимые династические реликвии и состряпать можно.

Причем игрок, который запустит этот квест, раньше или позже найдется, я в этом уверен.

— Ты говоришь глупости, Троцеро — осадил его Вайлериус — Причем даже сам не понимаешь, насколько оскорбительные.

— Ничего — бодро произнес я, поправляя пояс — Скоро, надеюсь, сложившаяся ситуация благополучно разрешится, а после я этому господину брошу вызов, да и убью его на поединке. Ну, если только он не сбежит до него из Эйгена, предварительно навалив в штаны.

Льод поддержал меня, разразившись издевательским хохотом, который подхватили все «Орлы», и даже часть присутствующих НПС.

Лицо Троцеро налилось нездоровой краснотой, но он промолчал, и в драку не полез.

— Что мама? — пропустил мою колкость мимо ушей принц, полагаю намеренно.

— Выглядит прекрасно, как и всегда — не удержался от улыбки я, поскольку выглядела королева и в самом деле замечательно.

Есть и в нашей, реальной жизни такие женщины, красота которых непреходяща. Юношеское очарование сменяется прелестью средних лет, а та переходит в прекрасную пору зрелой красоты. Причем зачастую такие женщины как раз чрезмерно о себе не пекутся, по пластическим хирургам не бегают, и косметикой не злоупотребляют. Просто вот так им бог отмерил, за какие-то заслуги. Причем, как правило, такие женщины очень добры и мудры, к ним тянутся все без исключения дети, и уважают даже самые скандальные бабки, сидящие у подъезда

— Не сомневаюсь — заулыбался принц — Продолжай.

— Встретила она нас с почтением и проводила с почетом. В общем, вела себя с нами так, как и должно поступать с парламентерами.

— А доспех в пяти… Нет, даже в шести местах ты сам где-то по дороге пропорол? — подал голос из угла Витольд — Шел, шел, на гвоздь наткнулся, потом еще на один. Или нет?

— Так и было — невозмутимо подтвердил я — Темно на дворе. Ночь. Да и потом — времена неспокойные. Но это все неважно. Принц, ваша матушка просила вам передать следующее…

Говорил я громко, с чувством, с толком, с расстановкой. Я даже пару «мхатовских» пауз в ход пустил, в общем — старался от души.


Вами выполнено задание «Вестник»

Награды:

2000 опыта.


— Это немыслимо! — завопил Троцеро, как только я закончил — Это недопустимо! Мой принц, вас просто выманивают из лагеря, чтобы убить.

— Присоединюсь к данному мнению — в голосе Витольда, до того безмятежном, появилась обеспокоенность — Наши требования были просты и понятны — особа, именующая себя королевой, должна была прийти сюда и отдать вам власть. Вместо этого она собирается что-то обсуждать, хоть здесь и обсуждать-то нечего.

— Ерунду ты говоришь — возразил этой парочке вдруг до того молчавший Реджинальд — Она его мать. Не верю я в то, что она ему зла желает.

Вайлериус с благодарностью посмотрел на него.

Сдается мне, кончился в нем запал, надоела ему вся эта суета. Он по жизни не боец, я это еще тогда понял, в джунглях, не заложили это в него изначально. Он умник, исследователь, книжник, кто угодно, но только не вояка. Вот Данут, Ясмуга — те да, те были с огнем в крови, других не жалели и себя тоже. А тут такого и рядом не валялось.

Сначала он как чайник закипел, а сейчас все, остыл. Да еще и эта свора его порядком достала. Много шума, много слов и все от него чего-то хотят. Непривычно, маятно, тяжело. И ни одного знакомого лица, никого из тех времен, когда все было просто и понятно.

Плюс прошла острая боль от осознания потери Ксантрии. Он ведь понимал тогда, в Академии, когда в свитках рылся, что она мертва. Понимал, но не знал этого наверняка и надеялся, что это не так. Сознательно себе врал. А потом ему сказали: «Прости, приятель, ее больше нет». И все! Вспышка, ненависть, желание отомстить. Сейчас же боль стихла, душа смирилась с потерей и теперь ему не война нужнее, а сочувствие. Нужна та, кто погладит его по голове и скажет:

— Все еще наладится, мальчик мой.

Нам всем, если честно, это время от времени нужно. Включая тех, кто круче вареных яиц. Просто не все в этом готовы признаться, зачастую даже самим себе. Да что там. Лишний раз стесняемся мамам сказать, как мы их любим. Как же так, зачем, они и так это знают. Знают. Но слышать все-таки хотят, хотя бы раз в год.

Нет, потом мы готовы им это говорить хоть каждый день. Вот только некому уже.

— Я встречусь с королевой — громко заявил Вайлериус — Встречусь, и выслушаю ее. Таково мое решение.

«Королевой». Он сказал «королевой». Дело, по сути, сделано. Ну, при условии, что сейчас не закрутится еще пара квестовых каруселей на предмет срыва встречи в верхах, что запросто может произойти. Но это уже без меня.

— Со мной на встречу отправятся… — принц окинул присутствующих взглядом — Реджинальд, вон тот воин… Верорк, я не ошибаюсь? И, разумеется, Хейген. Дружище, ты же не откажешься меня туда сопроводить?


Вам предложено принять задание «Сопровождающий»

Данное задание является пятым в цепочке квестов «Родственный обмен»

Условие — принять участие в переговорах принца Вайлериуса с королевой Анной.

Награды:

3000 опыта;

Получение следующего квеста цепочки.


— Куда я денусь? — немного комично развел я руки в стороны.

Да, это точно капитуляция. Ни Троцеро, ни Витольда, ни кого-то другого из тех, кто настаивает на войне, он с собой не взял.

Верорк светился от радости как энергосберегающая лампочка. Ну и хорошо, вроде все довольны, кроме Витольда.

Кстати — а где он? Вроде только-только сидел в углу на кресле, а теперь его не видать. Все понял и тихонько удалился, чтобы иметь приличный запас времени для бегства? Разумный ход.


«Игрок, уведомляем вас о том, что цепочка квестов „Кровь на ступенях трона“ близка к отмене, в связи с изменившимися обстоятельствами. Если вы в ближайшие несколько минут не предпримете никаких шагов, то она будет признана проваленной»


Вот сейчас я ничего уже не понимаю. Что значит «Близка к отмене»? Выходит, я угадал, и Витольд рванул куда подальше от Эйгена? И если я его не остановлю, то цепочка прервется? Да, собственно, и шут с ней, пускай этот хитрец бежит куда подальше.

Как только я это подумал, в углу интерфейса включился счетчик, показавший, что на все, про все, у меня есть две минуты, и они стремительно истекают.

В шатре тем временем поднялся жуткий гвалт, Троцеро со своими последователями чуть ли не завывая, начал объяснять принцу, почему тот не прав и даже вроде как попытался взять его за грудки, но был немедленно оттеснен в стороны подоспевшими бойцами «Орландинос». Причем последние секундой позже взяли принца в кольцо, не давая никому к нему приближаться.

И лица у них были такие добрые-добрые.

Таймер работал, секунды бежали, и я не выдержал. Ну, интересно же, что такое происходит? Если я прав, и бывший казначей надумал удрать, то хоть гляну на это, почему нет? Мешать не буду, это точно, а вот информация о том, куда он намылился, лишней не будет. Мало ли, может, пригодится потом зачем. Ну, при условии, что Витольд мне не соврет.

Здраво рассудив, что шатер он покинул через черный ход, я поспешил туда. В предбаннике никого не было. Как это ни удивительно, и у выхода никого не обнаружилось, в смысле — стражи. Странно, а она-то куда делась? Коммунизм в Западной Марке наступил, однако. Заходи в шатер принца кто хочет, бери что хочет.

Секунды истекали, циферки уже подсветились красным. Ну, не может быть, чтобы Витольд далеко убежал, программа не дает невыполнимых заданий, значит он где-то рядом. Надо просто осмотреться.

И это оказалось именно так. Витольд обнаружился за раскидистым вязом, который рос чуть поодаль шатра, в окружении высоченных кустов терновника. Там же обнаружились и два стражника, ничком лежавшие на траве в позах, которые не оставляли сомнений в том, что они мертвы.

Да, собственно, и Витольд был все равно, что мертв. Я подоспел на самую кульминацию действа. Счетчик отмерил последние секунды его цифровой жизни, когда я, верно определив место, где можно найти хитроумного интригана, проломился сквозь кусты и оказался на небольшом пятачке земли, свободном от зарослей.

Назир, услышав треск веток, бесстрастно глянул на меня, поудобнее ухватил за волосы голову Витольда, безропотно стоящего перед ним на коленях, оттянул ее назад и чиркнул ему по горлу коротким ножом, лезвие которого тускло блеснуло в лунном свете, пробивавшимся сквозь безлистные ветви старого вяза.

Витольд захрипел, вздернул руки вверх, словно пытаясь свести кожу на горле воедино, как раньше было, а после повалился ничком на землю, поскольку Назир больше его не держал.


«Вами провалена цепочка квестов „Кровь на ступенях трона“»


Жесть какая.

— Зачем? — спросил я у ассасина, показав на все еще дергающееся тело у него под ногами.

— Таков приказ отца — односложно ответил Назир, вытирая нож.

«Отца» — читай Хассана ибн Кемаля. Значит, кто-то ему этого прохиндея заказал. Вопрос — кто? Анна? Троцеро, который решил убрать конкурента? Или к-кто-то другой?

Снова зашуршали кусты, правда не с той стороны, откуда пришел я.

А, ну вот и ответ. Брат Герберт, собственной персоной. Разумеется, сотоварищи.

— Милорд Хейген? — произнес работник бухгалтерии — Вы как здесь?

— Случайно — буркнул я — Бдительность подвела. Если мой телохранитель куда-то уходит, забыв об этом предупредить, это не может меня не заинтересовать.

Брат Герберт недовольно зыркнул из-под капюшона на Назира. Судя по всему, я не должен был увидеть произошедшее, и на то было отдельное распоряжение.

— Я предупреждал — флегматично заметил Назир.

Когда они сговориться-то успели? Вроде оба всю дорогу были в зоне видимости.

— Передайте Юру, что я ничего и не видел — подумав пару секунд, сказал я брату Герберту — Покойный был не самый лучший из людей и хотел перехитрить всех. Так не бывает.

Про то, что их работодатель еще хлеще, чем убитый, я решил промолчат. А ну как они обидятся?

А еще у меня подросла уверенность в том, что в коридоре королевского замка свои все-таки бились со своими.

Но вообще все сложилось не так и плохо. Вероятность заговора с целью сорвать завтрашние переговоры матери и сына изрядно снизилась, что очень хорошо.

— Мы приберемся — сказал брат Герберт — Для того и пришли.

— Искать все равно будут — заметил я — Он не мелочь какая-то, не охранник, чьего имени никто не помнит, королевский советник все-таки. Плюс у него свои бойцы есть, которые тоже не угомонятся, пока его не найдут.

— Правильнее говорить «были» — возразил мне брат Герберт — Завтра утром их тоже не обнаружат, почти всех. Плюс пропадут два десятка лошадей и кое-какое добро покойного из его щатра. Ну, и в казне принца золота не досчитаются.

Чисто сделано, что я могу сказать. Что замысел, что исполнение выше всех похвал.

Вот только есть одно «но». Все это часть квеста, по-другому быть не может. Но кто выполняет этот квест? Точно не я. Тогда — кто?

Или просто мои действия запустили альтернативный вариант развития событий? Согласись я продолжать войну, и тогда Витольд уцелел бы?

— Нам пора — Назир убрал нож в рукав и потащил меня за собой через кусты.

У черного хода в шатер по-прежнему никого не было, что меня порадовало. В нынешней ситуации свидетели мне ни к чему. Кстати — да и откуда тут кому взяться? Обычно здесь и отирались только люди Витольда да «Орлы», а так никого особо и не было. Игроки, бывало, заходили, но только в том случае, если был повод, вроде как тогда, когда я в первый раз сюда пожаловал.

— Мог бы и сказать — попенял я Назиру.

— Не мог — ответил он — Приказ.

Ну да, кодекс чести ассасина. Блин, вот так в один прекрасный день он и мне глотку перережет, потому что папа приказал.

— А Троцеро он тебе не заказывал? — с надеждой поинтересовался я — Еще бы его закопать поглубже.

— Пока нет.

— Жаль — опечалился я — Ну, тогда пошли внутрь, посмотрим на этого красавца.

Против моих ожиданий в шатре было тихо. Вайлериус сидел за столом, на котором больше не было военных карт, зато появился медный кувшин с вином и немудрящая закуска. Реджинальд и Верорк сидели рядом с ним, вся эта троица выпивала и закусывала. Что до Троцеро — его в шатре вовсе не было. Как, впрочем, и всей его свиты.

— Верорк, нам пора — сказал я, подходя к столу — Пошли.

— Я занят — буркнул лидер «Орлов» и отхлебнул вина — Все завтра.

— Сегодня — мягко и задушевно объяснил ему я — Сейчас. Слово надо держать.

— Сказал же — завтра — выкатив глаза и выдвинув нижнюю челюсть вперед, прорычал Верорк — Свободен.

Самое забавное — он, надо полагать, считал, что сейчас выглядит устрашающе. На самом деле он стал похож на рыбу путассу, отчего меня начал разбирать смех.

— Хорошо подумал? — уточнил я у вконец обнаглевшего «Орла» — Не пожалеешь?

— Угрожать вздумал? — просипел Верорк, которого я, похоже, вконец достал.

— Да что ты, милый — совсем уж по-свойски ответил ему я — Какие угрозы? Они раньше были, а теперь все, достал ты меня вконец.

Ну, не сложилось и не сложилось.

— А о чем идет речь? — спросил Вайлериус — Вы куда-то собирались? Я вас задерживаю?

— Да ты понимаешь, дружище, такая штука вышла — я злорадно улыбнулся — Верорк около года назад в этих местах…

— Кое-что потерял — подскочил к нам Льод и дернул меня за руку — А Хейген нашел, вот и хочет ему это потерянное вернуть. Вот только Верорк стесняется покинуть вашу компанию.

— Ничего страшного — доброжелательно сказал принц — Дело есть дело. А что он потерял-то?

— Совесть — буркнул я, наблюдая, как Льод что-то шепчет Верорку на ухо.

— Ты все шутки шутишь — расхохотался принц.

Оттаивает парень, ему явно стало легче от той мысли, что завтра все закончится. Я же говорю — он все для себя уже решил.

— Иду, иду — Верорк недовольно оттолкнул от себя Льода и встал из-за стола — Я ненадолго, господа.

По идее это должно было прозвучать благородно, но увы, голос и тон лидера «Орлов» свели данную идею к нулю.

— Если не секрет, чего хотел принцу сказать? — спросил у меня Льод, как только мы покинули шатер.

— Что Верорк девку крестьянскую тут неподалеку изнасиловал год назад и ребятенка не хочет признавать — не стал скрывать своей идеи я — Вайлериус жуткий чистоплюй, так что вас всех после этого не то что из лагеря выбросили бы, вам всю Западную Марку пришлось еще пару лет седьмой дорогой огибать.

— Нарушение договора — отметила Чужестранка, присоединившаяся к нам.

— Пес с ним — отмахнулся я — Надоел мне ваш клан хуже горькой редьки. Я даже со штрафом от администрации готов смириться, лишь бы вам хреново было.

— Ну, по одному человеку клан не оценивают — резонно заметил Льод.

— Эй, ничего что я тоже тут стою? — возмутился Верорк.

— А куда деваться? — вздохнула Чужестранка — Стой уж.

— Кстати, вспомнил — я ткнул пальцем в грудь Верорка — Там тебе списочек доспехов должны были письмом сбросить. И?

— Отправил Румпелю — нехорошо оскалившись, лидер «Орлов» отвел мою руку в сторону — Завтра он все перешлет.

— Да, он мне тоже отписался — подтвердила Чужестранка — Ругается невероятно. Прижимистый он у нас.

— Тогда ладно — я потер руки — Ну все, я к путешествию готов. Да, ребята, не составите нам компанию?

— А надо? — уточнил Льод, обменявшись взглядами с Чужестранкой.

— Вместе веселее — подмигнул я ему.

Верорк достал из сумки свиток портала, взмахнул им и через пару секунд мы попали из зимы в лето. Нет, солнечный свет нас тут не встретил, здесь тоже царила ночь, но небо было по южному глубоким и звездным, а воздух теплым и напоенным ароматами цветов, фруктов и еще бог весть чего.

Мы стояли на набережной, которая была выстлана плитами из ракушечника, шагах в тридцати от нас шумел прибой невидимого в темноте моря.

— Тронье — проворчал Верорк.

— Обожди — попросил я и открыл карту — Ага, оно. Или он? Короче — в расчете. Спасибо.

— Ты иди — мягко предложила своему лидеру Чужестранка — Мы еще тут погуляем. Ну, знаешь, юг, экзотика, романтика и все такое.

— Дело делать надо — сдвинул брови Верорк — А не шляться невесть где невесть с кем.

Он плюнул мне под ноги, достал из сумки еще один свиток портала и исчез в голубой вспышке.

— И снова спрошу — как вы его терпите? — только и смог сказать я.

— Ну да, грубоват, туповат, но зато очень удобен — Чужестранка потянулась, а после закинула руки за голову — Потому что предсказуем. А раз предсказуем, значит без особого труда управляем.

— Что-то подобное мне уже вон, Льод говорил — признал я — Но все равно не понимаю.

— Да тебе и не надо — Чужестранка полуприкрыла глаза — Завтра все кончится и каждый пойдет своей дорогой.

— Да Верорк еще ничего — поддержал ее Льод — Знал бы ты Барбариана. Вот где настоящая беда. Он у нас человек из стали — что снаружи, что изнутри. С этим хоть как-то договориться можно, с тем вообще никак.

— Ладно, бог с ним, с вашим коллективом — я присел на невысокий парапет, отделявший набережную от прибрежной линии — Я чего вас с собой позвал, как раз хотел поговорить о завтра.

— Троцеро — почти пропела Чужестранка, присаживаясь рядом со мной — Ты о нем?

— Да — кивнул я — Но он — полбеды. Уверен, что к нему примкнет кто-то из игроков. Наверняка он сейчас является носителем квеста, чего-то вроде «Новый претендент на корону». И если он сумеет под это дело подтянуть серьезный клан, то может выйти фигня. Проще говоря — при правильном подходе к делу завтра на Праздничном поле может произойти изрядная резня.

— К Верорку он не пойдет — уверенно сказал Льод — Ты же про него первым делом подумал? Можешь даже не париться. Слишком у него прокачана репутация с принцем.

Кстати — да. Как-то я это упустил. Высокий уровень репутации с НПС бывает не только полезен, но и вреден, он отсекает часть квестов, направленных против него.

— А вот остальные… — Льод цокнул языком — Там вариантов масса. Ну, ничего, завтра подтянем всех, выстроим тройное кольцо, враг не пройдет.

— Если что — наемников докупим — поддержала его Чужестранка — Столько уже в это ввалено, что терять результат совершенно не хочется.

— Хейген, есть просьба — Льод тоже пристроился на парапет — Анна. Завтра принц с ней замирится и наверняка пролетит мимо короны. Нет, мы так и так в выигрыше, свое мы получили. Но хотелось бы не только при малом дворе место под солнцем иметь, но и при большом. Сделай так, чтобы Анна прониклась к «Орландиносам» глубокой личной симпатией.

— Было уже сказано вашему дуболому — нет — насупился я.

— То он просил, а то мы — Чужестранка приобняла меня за плечи — А мы тебе за это гарнитурчик подарим из трех предметов. Колечко, серьга и предмет для сумки. Хороший гарнитурчик, не ношеный совсем. Не сетовый, легендарный, но не хуже. Силу поднимает, жизнь поднимает, а серьга еще и пассивку открывает, крайне редкую. Для «милишника» самое то.

— Гарнитурчик, говоришь? — я почесал щеку — Это хорошо. Нет, так-то я человек очень принципиальный, но когда женщина просит, да еще красивая, да еще с объятьями, то как тут устоять. Ладно, давайте так. Что смогу, то сделаю. Выйдет, не выйдет — как фишка ляжет. А гарнитурчик все одно мой, при любом результате.

— Идет — согласилась Чужестранка — Я девушка недоверчивая, но тебе почему-то верю. Наверное, потому что ты Верорка не раз послал, мне всегда приятно на такое смотреть. Люблю мужчин, которые гнут свою позицию.

Ну, вообще-то я чуть ли не в первый раз в игре так разошелся, обычно я конфликты стараюсь сглаживать, поскольку ни к чему путному они не ведут. Но тут — да, тут я чего-то взъерепенился. Видно, нервы начали сдавать, больно много всего на меня за прошедшие полгода свалилось. А, может, просто Верорк этот мне уж очень несимпатичен. Такое тоже случается. Бывают люди, которые с момента знакомства бесить начинают до невозможности. Вроде как и друзья у вас общие, и говорят те об этих людях хорошо, а все одно поделать ничего с собой невозможно, есть антипатия и никуда от нее не деться.

У меня была одна такая знакомая. Девчонка симпатичная, веселая, зла мне не делала, но как только с ней увижусь — все, башню прямо срывает. Что бы она ни сказала, что бы ни сделала — вот всё мне не так, прямо убить ее готов. Как-то раз сорвался так, что до сих пор стыдно, и перед ней, и перед компанией, в которой это случилось.

В чем тут дело, почему так вышло — понятия не имею. После того случая даже думал не сходить ли к мозгоправу, на предмет проверки себя на немотивированную агрессию. Правда, так и не дошел до него, закрутился. А Маринка Свиридова, которая тогда еще жива была, сказала мне, что возможно ответ надо искать вообще не в дне сегодняшнем. Мол, наши души вечны, и в какой-то из предыдущих жизней моя инкарнация сильно не ладила с инкарнацией этой девушки, вот на уровне подсознания и возник этот диссонанс. Дескать, старая вражда не ржавеет. И даже предложила меня познакомить с каким-то своим старым приятелем, который может мне помочь в этом всем разобраться детально.

От этого предложения я отказался, поскольку в подобную чепуху не верил. Плюс я видел, с насколько колоритными типами Маринка, неравнодушная к разной мистической дребедени, водила знакомства. Их кроме как «городскими сумасшедшими» назвать было нельзя. Не всех, разумеется, но в большинстве своем.

Но это же меня и успокоило. Если такие личности на свободе ходят, то мне-то в «дурке» точно делать нечего.

Так что, может, Верорк тоже мне когда-то давно насолил, потому я ему и высказываю все и сразу.

— Ну, если мы все решили, то предлагаю разбегаться по домам — зевнул Льод — Устал я сегодня что-то. И потом — на нас вот-вот нападут грабители, а мне драться совершенно неохота.

— Какие грабители? — встрепенулся я — Нет же тут никого?

— Есть-есть — похлопал меня по плечу Льод — Вон там в кустах пятеро, и вон там за деревьями трое. А остальные, небось со стороны моря заходят. У меня специализированная пассивка «Никталопия» до предела раскачана.

— Трех вижу, остальных нет — с уважением глянул на Льода Назир.

— Круто — признал я и достал свиток портала — Лады, разбегаемся. До завтра.

Можно было бы остаться и здесь, но это вышло бы боком Назиру. Я-то из игры выйду, а он останется. А вдруг не справится с этой оравой? И потом — раз решил всю свою ораву в Тронье прихватить, то надо это сделать.

Стоп. Об одной важной вещи я как-то не подумал. Может выйти накладка с тем, что это мой родной город, а я ничего о нем не знаю. Допустим Флоси это не смутит, да и простодушный Гунтер не сильно подобным озаботиться, а вот у того же бдительного брата Миха подобный факт может вызвать вопросы.

Хотя — можно сказать, что я покинул родной город давным-давно, как раз потому что там никого из родных не осталось. Сирота я. И не возвращался в него так долго потому что не хотел тревожить душевные раны.

Или попросту никого с собой не брать?

Ладно, завтра видно будет. Или послезавтра. На работу надо бы съездить, посмотреть что там и как.

Черт, а в субботу еще сходка клана. Вот и когда мне квест выполнять, если одно за другое цепляется?

Переместившись в родной уже для меня замок, я вышел из игры, вылез из капсулы, потянулся, зевнул и направился на кухню. Свет там горел, значит, Вика дома. И это — хорошо. Это значит, что меня сейчас покормят.

— Душа моя, я готов съесть лошадь — громко сообщил я, выходя из комнаты и снова потягиваясь — Если нет лошади, то сойдет и ослик, главное, чтобы он был жареный.

В ответ на это мое заявление послышалось:

— Ой!

Следом за этим, звякнув, на пол упала чайная ложечка.

Это «ой» произнесла не Вика, а ее подруга Ксюша, которая сидела за кухонным столом и щеки которой прямо на моих глазах наливались багрянцем. Она еще и ладошку ко рту поднесла. Такая прелесть!

Дело в том, что из одежды на мне были только футболка да трусы. Ну, а что такого? Я же дома, и у нас тут не холодно. А капсула вполне себе комфортная, с мягкой оббивкой. Чего штаны-то надевать?

— Ну, я давно вышел из категории «ой», лет восемь как — самокритично заметил я, кинув взгляд вниз — Вот после армии — там да. Там было «ой». Даже «ой, мамочки». А сейчас я даже не «эх, ма», скорее: «ну, так». Это, конечно, еще не «о-хо-хо»…

— Штаны надень — прервала мои измышления Вика, ставя на стол еще одну чашку — Или халат накинь. Не видишь, что ребенка совсем смутил своими сомнительными прелестями?

«Ребенок» был ей ровесницей, но он даже и не подумал возражать.

Хотя, если так подумать, то по мере полученных Викой впечатлений за последнее время, она и в самом деле может смотреть на Ксюшу как на несмышленыша.

— Да я ничего — Ксюша замялась, нервно засмеялась и отвела глаза в сторону — Просто неожиданно все получилось.

— Ну, начальник без штанов — это всегда неожиданно — согласился я с ней — Хотя, в ряде случаев и прогнозируемо.

Выполнив просьбу Вики и накинув на себя халат, я вернулся в кухню и уселся за стол.

— Лошади нет, осла тоже — Вика налила мне чаю и плюхнула на тарелку изрядный кусок торта из коробки, стоявшей в центре стола — Пони, увы, нынче тоже не завезли. Есть курица, но ее надо жарить. Так что начни с десерта.

— Может, я пойду? — совсем уже засмущалась Ксюша и попыталась встать с табуретки.

— Сиди — остановила ее Вика — Уйдешь ты или нет, на скорости приготовления курицы это не скажется. А торт я ему дала, чтобы он не таким злым был. Киф когда голодный, то всегда очень саркастичный. Я-то уже привыкла и внимания не обращаю, а тебе это все в новинку будет. Он чуши нагородит, потом брюхо набьет и забудет про это, а ты переживать будешь всю ночь, я тебя знаю.

— Тогда тебе надо было дать мне сдобы — заметил я, отправляя в рот первую порцию торта — И результат воспоследовал бы куда быстрее.

Ксюша наконец-то улыбнулась и, вроде как, успокоилась.

Вот интересно, а как она ее сюда провела? Во внутренние помещения «Радеона», в смысле? Такие вещи, надо думать, на очень высоком уровне согласовываются.

— Харитон Юрьевич, а вы и вправду в игру ходите? — поинтересовалась Ксюша, дождавшись того момента, когда я ополовинил кусок торта. Судя по всему, она восприняла слова Вики всерьез.

— Киф — произнес я, облизывая ложку.

— Что? — девушка беспокойно посмотрела на свою подругу, которая тем временем достала из холодильника внушительных размеров куриную тушку и теперь натирала ее смесью специй. Смесь была ядрено-кислотного цвета и обладала невероятно пряным ароматом.

— Киф и на «ты» — повторил я — В редакции ты должна именовать меня по имени-отчеству, субординацию никто не отменял. Но сейчас мы не на работе, ты у меня в гостях. Ну, и потом — мы вступили с тобой в достаточно интимные отношения, пусть пока только визуально. Какие теперь между нами могут быть условности, малыш?

Ксюшины щеки снова заалели, а я заработал подзатыльник от Вики. Теперь и моя голова была в достаточной степени приправлена специями, хоть в духовку засовывай.

— Шучу, шучу — я прикрыл голову руками, частично испачканными в креме — Зая, я все понял.

— То-то — погрозила мне пальцем Вика и продолжила свои кулинарные ухищрения.

— Что до игры — да, в ней бываю частенько — я решил все-таки ответить на вопрос Ксении — Кто-то из нас должен это делать, правда? Ну, хотя бы для того, чтобы понять — что надо читателю. Изнутри все частенько видится не так, как снаружи. Мы думаем, что игрокам нужно одно, а им необходимо совсем другое.

— Мне привезли нейрованну — поделилась со мной наша гостья — Но я так пока ей и не воспользовалась.

— Неудивительно — подала голос Вика — Что игра? Я вот теперь крепко сомневаюсь даже в том, что ты вообще спишь. Покажи ему.

— Что, что «покажи»? — я игриво подмигнул Ксюше и уставился на ее грудь.

Ну, вот не могу удержаться от того, чтобы лишний раз не смутить нашу скромницу. Она настолько беззащитна, что сил никаких нет.

И еще она очень очаровательно краснеет. Такая, знаете ли, святая непорочность, прелесть просто!

Ксюша залезла в полиэтиленовый пакет, который, как оказалось, стоял под столом, и достала оттуда увесистый фолиант, прошитый толстой белой пружиной.

— Это то, о чем я думаю? — ошарашенно спросил у нее я, принимая том и взвешивая его на ладони — Да ладно, ты шутишь?

— Мое видение проведения турнира — тихо, почти шепотом, сказала Ксюша — Как вы говорили — ориентировочные даты проведения вспомогательных и основных, слоганы, концепты рекламы — игровой, наружной, сетевой. Еще приблизительная структура проведения самого мероприятия, то есть дисциплины, в которые могут состязаться игроки, судейские полномочия, оформление арен и иных территорий. Мне в этом очень помог Вадим. Да и не только в этом. Это он, по сути, разработал все визуальные концепты, вплоть до внешнего вида вымпелов и наград.

— Вадим? — не понял я, о ком речь.

— Петрович — пояснила Вика, лихим движением надевая курицу на бутылку. Несмотря на то, что в кухне было все, о чем только может помыслить хозяйка, она предпочитала использовать именно этот инструмент, видимо, по привычке — О нем речь.

— Тьфу ты! — поморщился я — Совсем забыл, что у Петровича еще и имя есть.

Я перелистал книгу. Это было сильно. Она даже ориентировочный список кланов, которые примут участие в турнире, набросала. Что примечательно — «Двойные щиты» шли под номером «один». А «Гончие смерти» значились только вторыми. Личных симпатий тут быть не может, значит, такова сейчас сухая статистика.

А Линдс-Лохенов в списке не оказалось. Обидно. Значит, неперспективные мы. Если досижу в игре до мая, непременно подам заявку на турнир. Из принципа.

— Ксюш, ты титан — совершенно искренне сказал я — Даже нет, это как-то по-другому называется.

— Правильно — одобрила Вика, открывая духовку и поводя носом — Я даже знаю как. Премия — вот как это называется. В размере оклада. Или даже двух. А еще бы я выдумала некую должность, вроде «старшего координатора» или там «ведущего специалиста», ввела ее в штатное расписание и отдала этой хрупкой, но невероятно работоспособной девушке. В конце концов, Никифоров, мне нужна помощница. Тот человек, на которого я могу положиться.

— Вика — тихо попросила ее Ксюша, уперев взгляд в стол — Ну зачем ты? Не надо.

Ну, хоть ясность появилась, для чего ее сюда привели. Подозреваю, что эта серая мышка о тоталитарных планах моей дражайшей половины и не подозревала даже, а то сюда бы не пошла.

— Не лишено — помолчав и побарабанив пальцами по столу, произнес я — Насчет премии — это точно, насчет должности… Тут думать надо. Ксюша, без обид?

— Да не надо — у бедняжки задергались губы, и она чем-то в этот миг напомнила мне Танюшу, в тот момент, когда мы говорили о ее вознаграждении — И так ведь… Куда уж больше?

— Есть куда — хлопнула ладонью о стол Вика — Поверь мне. Ты на себе такой воз уже тянешь, что ужас просто. Эта парочка, Стройников с Самошниковым скоро тропой Юшкова пойдут от безделья, потому что ты все их обязанности на себя взвалила. А им и в радость.

— Что в принципе твоя недоработка — не без удовольствия заметил я — Распустила коллектив, а потом чем-то недовольна. Вот оштрафую тебя, и отобранное Ксюше отдам.

Вика иронично глянула на меня, рассмеялась и с грохотом отправила противень с курицей в духовку. Из этих жестов было понятно, что мои намерения вызвали у нее исключительно юмористические эмоции.

Бедная Ксюша тем временем совсем уже извелась и, несомненно, с радостью бы убежала отсюда, но не могла себе этого позволить в силу невозможности такого поступка. С ее точки зрения, разумеется.

Неизвестно, чем бы кончилась наша беседа, если бы в этот момент не раздались гулкие удары кулаков в дверь.

— Открывай! — проорали за ней — Киф, я знаю, что ты не спишь и дома!!!

Глава одиннадцатая

в которой высок градус пафосности

— Все мне здесь нравится, кроме одного — печально сказала Вика встревоженно глядящей на нее Ксюше — Это не дом, это проходной двор. Киф, да открой ты уже дверь ему, все равно не угомонится, пока внутрь не попадет.

И это было правдой. Валяев (а это был именно он), от ударов в дверь кулаками уже перешел к пинанию ее ногами.

— Чего так долго? — возмущенно спросил он у меня, как только я ему открыл дверь — Почему до сих пор не одет?

— С чего бы? — я повернулся вокруг своей оси — Вот, халат. А под ним и майка есть, и трусямбы.

— Ты дурак? — Валяев повертел у виска пальцем, вошел внутрь и прикрыл за собой дверь — Старик вот-вот прибудет в здание. Стоп. А тебе что, никто ничего не сказал?

— Нет — после упоминания Старика мне стало немного маетно — Что, должны были?

— Как мне думается — да — Валяев почесал затылок — Макс вроде упоминал утром о том, что поговорит с тобой.

— С возвращения из Праги его не видел и не слышал — покачал головой я — Слушай, а что, Старик сразу по приезду будет делами заниматься? Вроде как он с дороги, почти ночь на дворе…

— А встретить его? — удивленно глянул на меня Валяев — Внизу, в холле? Без этого-то как?

— В смысле? Ты о том, что куча народа выстроится рядком, и дружно рявкнет «С приездом»? — изумился я — Да ладно тебе. Шутишь?

— Такими вещами не шутят — очень серьезно возразил мне Валяев — И тон твой этот неуместен. Да, есть такая традиция — первые лица «Радеона» встречают Старика по приезду. Кстати — ты почти верно все описал.

Я потер лоб. Нет, все-таки к некоторым вещам, которые здесь в ходу, мне никогда не привыкнуть.

— Неувязка имеется — понимая, куда клонит Валяев, я начал строить защитную версию — Причем тут я? Моя рожа никак не тянет на первое лицо.

Смысл происходящего мне был ясен, но участвовать в этом мне не хотелось совершенно. Дело не в неприсущем мне нонконформизме и не в душевном неприятии атмосферы лизоблюдства, которым здесь недвусмысленно попахивало. Мне просто не хотелось никуда идти. Да и всю «радеоновскую» верхушку видеть тоже желания никакого не было. Старик ведь запросто с ней мог устроить какой-нибудь свой очередной перфоманс и присутствовать при этом я точно не желаю. Мне Нового года хватило.

— Курицу жарите? — повел носом Валяев и протопал на кухню — Точно. Ох, Виктория, золото ты, а не хозяйка. Другие своим мужикам из столовой еду заказывают, а ты вон, домашнее готовишь.

— Я, наверное, пойду — пискнула Ксюша, с опаской глядя на нежданного визитера.

— Да у вас гости! — повернулся к ней Валяев — Извините, не заметил.

— Потому что постоянно куда-то спешишь — пояснил я я — Все наскоком, все в последний момент…

— Поговори мне еще — вроде как в шутку проворчал Валяев, но тон был вполне себе серьезный — Критиковать он меня будет. И потом — кого ждем, одевайся давай.

— Кит, а смысл? — воззвал я к его разуму — С вами все ясно, вы все сотрудники корпорации, вам и флажки с плакатами в руки. Но при чем тут я?

— Еще одно слово — и я начну сердиться — уже совсем без юмора в голосе пояснил Валяев — Сказано — одевайся, идем вниз, значит топай в комнату и делай, что сказали. А будешь спорить, так в халате туда направишься, в котором будешь выглядеть смешно и нелепо. Ты хочешь выглядеть смешно и нелепо?

— Нет — признался я — Я этого не люблю.

— Так вперед, и дорогу осилит идущий.

Он, развернул меня, дернув за плечо, и отвесил коленом небольшой ускоряющий пинок под зад.

— И снова — здравствуйте — спровадив меня, он снова обратился к Ксюше, причем голос его обрел шелково-бархатные нотки — А вы скромница, скромница. Сидите тут так тихо-тихо, как мышка. Итак — я Никита, а вы…

— Ксюша это — вмешалась в беседу Вика — Она из редакции, ты ее уже видел и проигнорировал. И вообще — она тебе не некая длинноногая… Ну, ты понял.

— Ааааа — и снова голос Валяева изменился, вкрадчивость из него пропала, будто ее и не было — Помню-помню. Рад встрече. Киф, ты где там? Время, время!

— Иду — сообщил я, застегивая рубашку — Все уже.

— Ты совсем рехнулся, мой бедный друг? — спросил у меня он, появляясь в дверном проеме — Ты что, на танцы собрался?

— А что не так? — опешил я, оглядывая себя в зеркале.

Джинсы, однотонная футболка, поверх нее рубашка. Чего еще-то надо? Может, он о том, что надо заправить рубашку в штаны?

— На меня посмотри — Валяев повернулся вокруг своей оси — И сравни.

Ну да, он нынче был франтом, как-то сразу я на это внимания и не обратил. Брюки, отглаженная сорочка, жилет. И даже галстук он сегодня на шею нацепил.

— Правильно, милый — вмешалась в разговор Вика. Она змейкой проскользнула под локтем Валяева, подошла ко мне и одернула рубашку — Не надо ничего менять. Они все сотрудники, им положено по дресс-коду одеваться. А мы — журналюги, у нас другой стиль жизни, а, значит, и одежды.

— Мне тоже нравится — внезапно вступила в разговор Ксюша — Это «кэжуал», вы, Харитон Юрьевич, выгодно будете смотреться на фоне остальных. Я про это читала.

— Однако, у тебя тут прямо Фронда — посуровел Валяев — И все против меня настроены.

— Да кому ты нужен? — беспечно спросила у него Вика и пригладила мои волосы.

— Вот все же до чего женщины смелеют на своей территории — перестав пыжиться, рассмеялся Валяев — А особенно на кухне и в спальне. Они там просто неимоверную силу черпают, как Антей от земли. В другом месте всегда: «Да, Никита Небранович, конечно, Никита Небранович» и глаза в пол. Тут же — откуда что берется?

— Да, Никита Небранович, тут мы на своей территории — прощебетала Вика, часто-часто моргая глазами, отчего ее лицо приняло кукольное выражение — И не дай вам бог.

Валяев притворно сплюнул, достал из одного кармана брюк сигареты, из другого зажигалку и сказал мне:

— Я в коридоре курю. Давай, обувайся и пошли, а то и вправду опоздаем. А ты, Виктория, куру дожаривай и нас с Зиминым в гости жди.

— Вот и хорошо — неожиданно покладисто согласилась та — Лучше так, здесь. А то опять вы моего Кифа невесть где коньяком накачаете.

— Его накачаешь — щелкнув зажигалкой, хмыкнул Валяев — Кто кого еще…

В общем, в коридор мы вышли вместе.

— Кит, может, я все же не пойду? — еще раз попробовал отбояриться от неожиданно свалившейся на мою голову напасти я — Ну что мне там делать?

— Все же ты дурак — хлопнул меня ладонью по лбу Валяев — Так и не понял, зачем я тебя туда тащу? Ведь я уже объяснил, правда, намеками. Нельзя быть таким тупнем, Никифоров!

Я только руками развел.

— Рожей твоей посветить тебя веду — выпустил кольцо дыма, забавно скривив рот, Валяев — Чтобы все помнили, что ты в ближнем круге, и хвост на тебя поднимать нельзя. Я не я буду, если Старик тебе хоть пару слов не скажет, а то и по плечу не похлопает, и это будет лучшая защита, какую только можно представить. Под тебя уже столько разных сволочей копает, что мама моя, а особенно из тех, кто был в дружбе с Вежлевой. Ты в курсе, что в ее… Эээээ… исчезновении все тебя винят? Даже не так — что его на тебя повесили? Доносы добрые люди Азову пишут, доказательства фабрикуют.

— Да иди ты! — выпучил глаза я.

Честно — такого я даже и помыслить не мог. Нет, что «Радеон» это большой серпентарий, разумеется, знал, но чтобы так… И это при том, что во всем здании я хоть сколько то шапочное знакомство свел дай бог с дюжиной человек. Ну, может, с двумя десятками, включая вспомогательный персонал.

И главное — дорогу-то я вообще никому не переходил, кроме, пожалуй, госпожи Свентокской. Нет, был еще давний конфликт с тем пузаном, который чуть Вику не оприходовал по ее собственной дури, но этого товарища давным-давно и след простыл.

А остальные-то доброжелатели кто?

— Хоть иди, хоть стой — Валяев на ходу затушил сигарету в пепельнице, стоящей около стойки дежурной по этажу — Факт есть факт, сам читал. «Бездельник», «Безответственный тип, втершийся в доверие руководства», «Безнадзорно использующиеся активы». Там тебе разве что только в убийстве эрцгерцога Фердинанда не обвиняют. Захочешь, потом дам почитать.

Валяев подошел к лифту и нажал кнопку вызова.

— Добрый вечер — прозвенел мелодичный голосок за нашими спинами.

Это была Лика, она, как видно, только что сменилась с вахты.

— Привет — смутился я — Прости, не поздоровался.

Нехорошо получилось, если честно. Новости, которые сообщил мне Валяев, так меня озадачили, что я просвистел мимо стойки, даже не кивнув этой славной девушке.

— Да ничего — забавно наморщила точеный носик с веснушками Лика — Я понимаю. И день был длинный, и сейчас у вас мероприятие еще то грядет.

— Ох, грядет — вздохнул Валяев — Еще в каком настроении он приедет. Помню, как-то раз Старик мрачнее тучи пожаловал, самолету посадку долго не давали, так мы после этого всю ночь в «Золушку» играли.

— Это как? — в унисон спросили мы с Ликой.

— Он нам повелел к восьми утра подготовить аналитическую справку по всем беседам девушек-игроков не старше восемнадцати лет и не моложе двадцати в игровых чатах за истекший год — хмуро объяснил Валяев — Дело было в самом конце декабря. Причем что именно его интересует, он не сказал, потому мы вычленяли все темы разговоров, а их немыслимое количество.

— Как же такое возможно? — изумилась Лика.

— Прости за каламбур, но для нашего босса невозможно произнести само слово «невозможно», а потому мы это сделали — Валяев раздраженно потыкал пальцем в кнопку вызова лифта — Да что такое, где он застрял? Правда, смотреть эту справку он не стал. Он к утру про нее просто забыл. Да еще и пожурил нас за то, что мы скверно выглядим и, видимо, мало отдыхаем.

Старик что-то забыл? Вот уж не поверю ни за что.

— Жесть — признала Лика — А я про такое даже не слышала. Хотя — про что здесь можно узнать, на этой стойке?

— У каждого свое место в корпорации — равнодушно заметил Валяев — Кому на стойке торчать, кому на верхних этажах сидеть. Кстати, насколько я помню, как раз именно тебе было сделано некое предложение, по протекции вот этого нашего общего друга, но ты от него отказалась.

— Было — не стала спорить Лика — Но у меня есть свои резоны на то, какие предложения принимать, а какие нет.

— Она мне нравится — сказал мне мой спутник — Есть в ней хорошая наглость и здоровый цинизм. Если ей раньше шею не свернут, то может далеко пойти. Да где этот лифт? В подвале застрял, что ли?

— А давай ее с собой возьмем? — предложил я Валяеву.

— Куда? — не понял тот.

— Вниз, на торжественную встречу — пояснил я — Почему нет? У каждого должен быть шанс, почему у нее его быть не должно?

Судьба Лики меня волновала, как раз о ней недавно размышлял. Просто не люблю ходить в должниках, а ей я кое-что задолжал. Как минимум за тот новогодний случай с Дарьей задолжал. Да и потом по мелочам было разное.

Не знаю, что именно ей даст присутствие на встрече Старика, но мало ли? Какое-никакое, а погашение долга.

— Слушай, у меня уже кончаются эпитеты, которые обозначают мои сомнения в твоем психическом здоровье — Валяев почесал за ухом — Я повторяться не люблю, а ты сегодня бьешь рекорды. Что там делать девочке из обслуги? Ладно еще ты бы позвал ее попить коньяку со мной и Максом, это хоть как-то объяснимо, особенно если бы она подруг прихватила. Но там ей что делать?

— Я… — подала голос Лика, на ее щеках появился румянец.

— Даже кошка может смотреть на королеву — нахмурился я — Почему эта девочка не может побывать на подобном мероприятии? Если тебе нужно дополнительное обоснование — мне нужна группа поддержки. Ты-то наверняка сразу куда-то слиняешь, а ждать придется невесть сколько, в Москве пробки. Что если он пожалует не прямо вот-вот, а часа через полтора. Мне хоть поговорить будет с кем.

— Я… — снова обозначилась Лика.

— Постоишь и подождешь молча — повысил голос Валяев — Как ты верно подметил — это статусное мероприятие. Статусное. Да, возможно с твоей точки зрения оно выглядит забавно и даже нелепо. В самом деле, что за чушь — встречать руководителя у входа, отдавая ему почести? Но поверь, в этом есть смысл, и куда более глубокий, чем кажется. Это вообще традиция, которой много лет. И, как у всякой традиции, у нее есть правила, в том числе касающиеся того, кто там может быть, а кто нет. Кстати, твоя Вика оказалась посмышленей тебя. Заметил — она даже не заикнулась о том, чтобы пойти с нами. Умная баба, сразу поняла, куда напрашиваться надо, а куда нет.

— Я все же скажу… — наконец вклинилась в нашу перебранку Лика, но договорить не успела, поскольку перед нами наконец-то с шипением растворились створки лифта.

— Потом скажешь — втолкнул меня в кабину Валяев, и сам шагнул в нее.

Лика последовала за нами.

— Что? — независимо возмутилась она, поймав взгляд моего приятеля — Мне тоже на первый этаж, наши служебные помещения там. Надо же переодеться перед тем, как домой поехать?

Валяев только вздохнул.

А молодец девчонка, ей палец в рот не клади. Ее даже в мой редакционный террариум засунь, она и там не потеряется. Сдается мне, что при необходимости она даже Шелестову уделает.

Лифт остановился, мы покинули кабину и тут Валяев выдал короткую, но очень эмоциональную фразу на немецком языке, причем похоже, что совершенно нецензурную.

Около главного входа, выстроившись в две шеренги, слева и справа от него, стояло человек пятьдесят, если не больше. Стояли как на параде, вытянувшись в струнку, застывшие словно статуи. В основном там были мужчины, хотя некоторое количество женщин тоже наличествовало. Что примечательно — последние пренебрегли классическими нарядами и все, как одна были в деловых брючных костюмах.

— Опоздали! — уже на русском сообщил нам Валяев — Хотя… Нет, все нормально, он еще не заходил в здание. Быстро, быстро!

Он схватил меня за руку и побежал к ожидающим явления Старика людям.

Зачем я цапнул руку Лики, я объяснить не могу, скорее всего, сработали какие-то рефлексы. Короче — дедка за репку, бабка за дедку.

Лика же, как видно подобного не ожидавшая, сопротивляться не стала, и последовала за мной.

Уже у самого входа Валяев отпустил мою руку, шепнул: «Давай, пристройся где-то» и поспешил к Зимину, который стоял первым в ближней от нас шеренге.

Легко сказать, да трудно сделать. Даже по спинам стоявших было понятно, что ни один из них не позволит нам встать рядом с ними. И дело не в том, что мы с Ликой рожей не вышли, хотя и подобное исключать нельзя. Просто позволить нам встать перед собой, это значит проиграть одну позицию, позволить доказать, что кто-то выше, чем ты. Перед нами была карьерная лестница в ее чистом проявлении. Эти люди завоевали свои ступеньки, выгрызли их зубами и никому не позволят спихнуть себя с них.

Похоже, что мы с Ликой были теми единственными на этой ярмарке тщеславия, кому было реально до фонаря, где стоять. По этой причине я не стал мудрить, шустро пробежался вдоль ряда спин и пристроился в самом конце шеренги.

— Вроде успели — шепнул я своей приятельнице, которая непонимающе смотрела на меня.

— Я-то тут зачем? — с до боли знакомой интонацией спросила она у меня — Оно мне надо?

— Лицом торгануть — подавив смешок, ответил я ей — Почему нет?

Правду говорят — история всегда повторяется, причем второй раз как фарс.

И все-таки — нелепо это все. Двадцать первый век на дворе, что за чепуха? К чему такие ритуалы?

Правда, говорят, что в Японии и похлеще традиции есть. Но то в Японии, она далеко.

Что интересно — Валяев уже не рядом с Зиминым стоял, он занял место напротив, возглавив вторую шеренгу. Еще я заметил Азова, который стоял чуть поодаль от всех, окруженный несколькими крепкими парнями в одинаковых костюмах и внимательно наблюдал за происходящим.

Ядвигу я не увидел, но не думаю, что она данное мероприятие пропустила. Просто я мог рассмотреть только тех людей, что стояли напротив меня, те же, кто составлял нашу шеренгу, увы, находились вне поля моего зрения.

Так что здесь она, здесь. Спинным мозгом чую.

В этот момент двери с шипением разъехались в разные стороны, в холл сначала ворвался морозный зимний воздух, принесший свежесть, а после вошел и так ожидаемый всеми, кроме нас, Старик.

Выглядел он как всегда импозантно. На нем был черный плащ, который на поверку оказался меховым. Не знаю, что за зверьки на него пошли, но смотрелся он очень богато и очень красиво. В электрическом свете растаявшие снежинки на нем заблестели, словно десятки бриллиантов.

За спиной Старика маячили молодцы Азова, числом четыре.

Я, если честно, ожидал, что градус абсурда встречи будет доведен до предела и все собравшиеся встретят долгожданного визитера дружным хоровым «Здрасьте».

Но — нет, ничего подобного не произошло. Присутствующие только низко склонили головы и чуть изогнули спины, опустив глаза к полу.

Я подумал, и сделал то же самое, за мной данное движение повторила Лика. Не скажу, что мне это очень понравилось, но выделяться из толпы я не люблю. Быть одинокой геройской чайкой — это не мое.

И еще — Валяев был уверен, что Старик непременно меня выделит. Я же надеялся, что обойдется без этого. Врать не буду — я его побаивался. Старика, в смысле, а не Валяева. Сила и мощь исходящая от этого…. Даже не знаю. Человека? Существа? Короче, сила и мощь, исходившие от него, меня страшили. Даже находиться рядом с ним казалось мне достаточно сложным испытанием, а уж общаться, да еще так часто — увольте.

Думаю, в данном случае срабатывали защитные рефлексы человеческой психики. Я не видел от Старика никакого зла, ни разу. Напротив, он всегда был со мной любезен и всячески демонстрировал мне свою приязнь. Но есть некоторые вещи и явления, которые даже будучи внешне привлекательными, все равно противны человеческой природе.

— Господа, дамы — голос Старика гулко ухнул в тишине, воцарившейся в холле — Рад вас всех видеть, и сразу приношу свои извинения за то, что вас побеспокоили в столь позднее время. Собственно, я даже настаивал на том, чтобы вас не тревожили. Признаться, я не вижу толку в подобных ритуалах, они давно утратили свой первоначальный смысл, но Максимилиан все же настоял на том, чтобы вы встретили меня. Хотя, и не скрою — мне приятно то, что вы пришли засвидетельствовать мне свое почтение.

Старик скинул меховой плащ, на руки одного из сотрудников Азова, поправил небрежно расстегнутый воротник белоснежной сорочки и неторопливо двинулся вдоль живого коридора. Валяев и Зимин тут же покинули свои места, отодвинули бойцов Азова и пристроились за его спиной.

Старик явно был в благодушном настроении, он приговаривал:

— Ну-ну-ну, что за поклоны, зачем этот формализм? Мы живем в новом мире и подобное теперь не в тренде.

— Даже так? — восхитился Валяев — Мастер, вы всякий раз меня поражаете тем, насколько легко воспринимаете новые веяния. Да здесь половина народа не знает слово «тренд».

— Не соглашусь — Старик остановился около сухопарой высокой женщины с короткой стрижкой — Уверен, что, например, Кира знает это слово. И даже в курсе, что оно означает. Кира, ведь я прав?

— Полностью — не отрывая глаз от пола, ответила женщина.

— Вот — удовлетворенно сказал Валяеву Старик — Правда, я не понимаю, почему наша славная Кира зная, что такое тренд, предпочитает натягивать на себя эти нелепые брючные костюмы. Женщина нового тысячелетия должна быть женщиной, а не подобием мужчины. Думаю, к следующему разу Кира все-таки вспомнит о том, к какому полу она принадлежит.

— Вне сомнения — прежде женщины ответил Зимин.

— Зачем ты говоришь за нее? — удивился Старик — Кира сама может за себя ответить.

— Все будет так, как вы пожелаете — женщина наконец взглянула в лицо своего собеседника — Заверяю вас.

— Молодец — похвалил ее Старик и прошествовал дальше.

Вроде и расстояние было небольшое, но до меня он добрался только через несколько минут. По дороге он пообщался еще с несколькими сотрудниками, кого-то похвалил, кого-то шутливо пожурил.

А потом заметил меня.

— Вот — Старик приблизился ко мне и ткнул пальцем в грудь — Вот кто понимает смысл слова «тренд» и живет в сегодня, а не во вчера. Вот вы все вырядились в эти свои пиджаки, галстуки, а Кифу это не нужно. Вы спросите — почему? Я отвечу. На Земле наступила новая эра, пришло новое время. И время это лишено условностей, которые веками связывали человечество по рукам и ногам. Их диктовали правители, их насаждали богатеи, их навязывали религии. А сейчас пришло время, когда власть, деньги и вера наконец-то сцепились между собой, выясняя, кто сильнее и почти забыв о людях. А те, в свою очередь, может, впервые за всю историю мира остались без надзора. Они предоставлены сами себе. И значит? Киф, что это значит?

Вариантов ответов была масса, какой из них верный, я не знал, потому выбрал два — самый пафосный и самый нелепый.

— Это значит, что пришло наше время — негромко ответил я — Ну, и еще то, что я могу носить все, что мне заблагорассудится.

— Молодец — Старик улыбнулся, судя по всему, я угадал с ответом — Коротко, ясно, по делу. Никаких словесных нагромождений и четкое понимание смысла. Если бы так, как ты мыслили, то мы бы давно достигли своей цели. Погоди-ка…

Старик подошел к Лике, стоящей рядом со мной и придирчиво ее осмотрел.

— Мой добрый Киф, ты меня снова удивил — глава «Радеона» снова повернулся ко мне и даже всплеснул руками — Не знаю отчего, но я был уверен в том, что постоянство является твоей неотъемлемой чертой характера, и ошибся. За последние два месяца это уже третья твоя спутница. Однако! Впрочем, каждая из них не похожа на другую, потому я могу тебя понять. Нам, мужчинам, свойственно искать ту единственную, которая соберет в себе все качества, которые видятся нам непременными в спутнице жизни. Нам нужна та, с которой захочется дойти до последнего моря. Другое дело, что эти поиски могут затянуться надолго, и в результате, они окажутся бессмысленными, поскольку на закате жизни придет понимание того, что самая первая девушка и была самая лучшая. И не надо было искать других. Как тебя зовут?

Вопрос был адресован к Лике и прозвучал совершенно внезапно, буквально вдруг. Однако моя спутница не растерялась, она словно ожидала его.

— Анжелика — звонко сказала девушка и улыбнулась.

— Славное имя — заметил Старик — И славная девушка. Говорит громко, смотрит в глаза, не то, что эти все…

И он обвел рукой шеренги, люди в которых так и не распрямились.

— И еще — Старик усмехнулся — Это так, мысли вслух. Киф, она выгодно отличается от тех двух твоих спутниц, что с тобой были прежде. Она смелая, а это редкое качество. Те были красивы, умны, но они боялись. Тот, кто боится, тот всегда предаст, раньше или позже. Можешь мне поверить, уж я-то это наверняка знаю. Присмотрись к этой девушке как следует, мальчик мой, присмотрись.

Произнеся это, Старик двинулся в сторону лифтов, находящихся в правом крыле холла, как видно, направился в свой кабинет. Зимин, Валяев и Азов последовали за ним.

Я мысленно вытер пот со лба — меня он с собой не пригласил. Если честно, очень я этого побаивался. Так-то я тоже человек смелый, но от воспоминаний о его кабинете у меня по спине мурашки величиной с мандарин бегают.

Хотя все равно свинью он мне подложил изрядную. Я как-то сразу не приметил Гертруду, а она была здесь и сейчас смотрела на меня. Причем, если всегда ее взгляд был сонным и безразличным, то сейчас это был взгляд снайпера, внимательный и оценивающий.

Оно и понятно — эта спящая красавица с Викой в большой дружбе, еще с той поры, когда моя сожительница ей банку варенья подарила. Так что можно не сомневаться — самое позднее завтра Вика получит порцию новостей, а я — кучу проблем.

— Киф, а с чего он взял, что мы пара? — внезапно заявила Лика, причем очень громко, так, что ее услышали все присутствующие — Надо, наверное, было ему как-то объяснить, что это не так.

Не знаю, выправляла ли она свою репутацию или решила спасти мою, но я в очередной раз испытал чувство признательности по отношению к этой хрупкой светловолосой девочке.

Она просто мой ангел-хранитель какой-то.

В рядах сотрудников «Радеона» послышались смешки, они словно отмерли, стройные ряды шеренг нарушились.

— И в свете твоих слов возникает резонный вопрос — что ты вообще здесь делаешь? — к Лике подошла госпожа Свентокская — Какое ты имела право присутствовать на ритуале встречи?

Меня она традиционно проигнорировала.

— Добрый вечер, Ядвига Владековна — не сказал, а буквально пропел я — Рад вас видеть. И, отвечая на ваш вопрос — это я ее сюда с собой притащил. Зачем — не знаю. Просто мы с Валяевым опаздывали, а она с нами в лифте ехала. Логики в этом моем поступке нет, оправданий ему тоже нет, потому и весь спрос с меня.

— Оштрафована — коротко бросила Ядвига — И я еще подумаю о том, применять ли к тебе дисциплинарное взыскание.

— Не подумаете — я убрал из голоса медовость, и добавил туда наглости — И не оштрафуете. Не посмеете, забоитесь. Эту девочку только что отметил Старик и она пришлась ему по душе. Даже этот разговор вы затеяли зря, потому что его содержание уже завтра будет известно сами знаете кому. Что вы так на меня глядите? Да вас сольет добрая половина присутствующих здесь. Ведь вы, по сути, пошли ему наперекор.

Щеки Ядвиги вспыхнули, она поднесла к моему лицу руку с скрюченными пальцами, будто хотела выдрать ими мои глаза, но делать этого не стала, развернулась на каблуках так, что те негодующе скрежетнули и направилась к лифтам.

— А ты непрост, приятель — сообщил мне стоящий неподалеку мужчина средних лет в очень дорогом костюме — Я тогда, на праздновании Нового года тебя недооценил, а зря.

— Просто не люблю, когда бьют невиновных — ответил я ему.

— Моралист с двойными стандартами — сказала Кира и деланно засмеялась — Расскажи об этом Вежлевой.

— Расскажет еще — добавил кто-то из толпы — В свое время. Видали мы уже таких молодых да ранних. Они хорошо начинают, но только куда-то потом деваются.

Прав Валяев, не любят меня здесь. Сильно не любят, я это прямо физически ощущаю.

— Пожалуй, я прямо сейчас куда-то денусь — изобразив вежливую улыбку, сообщил всем я — Время ужина. Всем хорошего вечера и спокойной ночи.

Повернувшись к Лике, я хотел предложить ее проводить туда, куда она скажет, но оказалось, что ее у меня за спиной уже и нет. Она удалилась по-английски, тихо и незаметно. И правильно сделала.

Надо будет попросить Азова присмотреть за тем, чтобы ей Ядвига и в самом деле свинью не подкинула. А еще надо прямо сейчас нанести некий превентивный удар. Звучит грубовато, особенно по отношению к Вике, но лучшего термина я не подберу.

Войдя домой, я обрадовался — Ксюша еще не ушла, и это было хорошо. Ее присутствие гарантировало мне, что даже если я накосорезю, то скандала все равно не будет. Вика очень ревностно относилась к своей репутации у сотрудников и с некоторого времени не давала воли чувствам в их присутствии. Даже неугомонная Шелестова это заметила и теперь все реже позволяла себе свои штучки по отношению к ней. А смысл изощряться в остроумии, если это никто не оценивает?

— Уффф — шумно сообщил я, входя на кухню — Доложу я вам, это было еще то действо!

— Театр абсурда? — уточнила Вика — Или что-то похлеще?

— Скорее, античная комедия — усаживаясь за стол, хохотнул я — А курица уже или еще?

— Почти-почти — со знанием дела сказала Вика, приоткрыв духовку и заглянув в нее — Совсем-совсем. А где Валяев? Или, ура, он нас обманул?

— Ура, обманул — я втянул запах курицы и облизнулся — Он нынче ужинает на самом верху, в узком кругу приближенных к Старику лиц.

— Вот и славно — Вика достала из шкафа тарелки и начала их расставлять — У них своя пьянка, у нас своя.

— Я пить не буду — категорично заявила Ксюша — Не люблю. Вик, ну ты же помнишь.

— Это метафора — объяснил я — Хотя лично мне граммчиков сто коньячку не помешают, снять стресс.

— Поведай нам о своих приключениях, Одиссей, и будет тебе награда — Вика открыла другой шкафчик и продемонстрировала мне непочатую бутылку неплохого коньяку — Давай-давай, нам же интересно!

На то и был мой расчет. Историю с Ликой следовало подать почти в том же виде, в каком она и имела место быть, но только убрав пару слов Старика и добавив в это максимум комизма.

Проще говоря — я решил ей рассказать все сам, первым. И рассказать так, чтобы моя версия стала для нее единственно верной.

Это старый способ мужских отмазок, скорее всего, ему столько же лет, сколько человеческой речи и семейным отношениям. Думаю, что им пользовались еще кроманьонцы, используя весь свой немудрящий набор слов и жестов.

Но он — действенный. Главное — не переборщить с деталями и не переигрывать. Важно помнить, что вы в этот момент имеете дело не просто с женщиной, а со своей женщиной. Просто женщине вы по барабану, а для своей вы кто? Правильно, ее собственность. Пусть неказистая, пусть даже никчемная, но ее, а не чья-то. А за свое женщина бьется до конца, о чем бы ни шла речь. Она может сама выбросить или подарить кому-то свою собственность, но она должна сделать это сама, любое принуждение или посягательство моментально вызовет у нее только одну реакцию. Она сочтет это объявлением войны, и не дай вам бог…

— А Лика и говорит: «Да мы не пара, вы чего?» — давя хохот, рассказывал я, вкладывая в это весь отпущенный мне свыше актерский дар — И меня в бок кулаком — хрясь. Ну, это можно понять, по ходу подставил я ее неслабо.

— Да уж — согласилась Вика, внимательно меня слушая — Хотя, с другой стороны, может и наоборот. Ты ей шанс дал. Старик ее выделил, если по уму действовать, можно из прислуги в отдел попасть. Не низовую должность, но всяко лучше там, чем здесь.

— Да она, по ходу, не сильно амбициозная — поморщился я — Смылась шустро, я даже не заметил, когда. А ведь могла бы там покрутиться, знакомства завести. По сути-то ты права, права.

— Про то и речь — довольным тоном сказала Вика и открыла духовку — Все, готово. Сейчас есть будем.

— Мне домой пора — пробормотала Ксюша, глядя на часы — Времени уже много, пока машину поймаю, пока доеду…

— Здесь заночуешь — отмахнулась от нее Вика, поддевая курицу и ловко перекладывая ее на заранее вынутое из шкафа большое блюдо — У нас тут две комнаты, одна из них — твоя. А если совсем стесняешься, то мы вон, Кифа на кухне положим и дверь закроем. И ходи себе спокойно хоть неглиже. А утром вместе на работу поедем.

Бедная Ксюша жалобно захлопала глазами, но возражать не стала, как видно хорошо зная мою подругу. Да и в холод ночи ей, похоже, выходить из теплого здания совсем не хотелось.

Что до меня — я вовсе в этом разговоре не участвовал, пусть сами решают, кто где ночует. Меня больше волновала курица. Да и потом — можно подумать, что мое мнение в данном вопросе будет кого-то волновать?

Остаток вечера к моей великой радости прошел тихо и мирно, можно сказать — по-семейному. Видимо, потому что Валяев все-таки так для нас и не дошел.

Утром я напился кофе в компании Вики и нашей гостьи, и, было, даже собрался отправиться с ними в редакцию, но в последний момент передумал. Нет там сегодня во мне особой надобности, а вот в игре заняться есть чем. Тронье — вот что сейчас по-настоящему важно. Это ключ к последней печати. Понятно, что Кривой Гарри сразу дорогу к ней мне не укажет, но зато после беседы с ним наверняка определится направление, в котором мне следует двигаться дальше. Все квесты на печати построены были по одному образу и подобию — пара бесед, а после нечто зубодробительное. Одна беседа была, это вторая, значит, за ней следует нечто очень заковыристое. И хорошо бы поскорее понять, что именно. Во-первых — время поджимает. Во-вторых — завтра сходка клана. И если квест будет не из таких, которые следует прятать за семью печатями, то почему бы сокланов к нему не подтянуть. Ну, как тогда, на Айх-Мараке?

Да еще эта венценосная встреча сегодня, которую не пропустишь. Короче — решил никуда не ездить.

Плюс, меня остановило еще одно соображение. Старик. Пока он тут, ждать можно чего угодно. Например, того, что он захочет меня увидеть. Не факт, разумеется, но кто знает?

— Ксюш, твой эпохальный труд я оставлю себе — на прощание сказал я нашей гостье — Думаю, что буквально не сегодня — завтра я его согласую с руководством. Естественно, как любой здравомыслящий начальник часть твоих заслуг я припишу себе, уж не обессудь, но и тебя лавры не обойдут. За премию поручусь.

Ксюша застенчиво улыбнулась, давая мне понять, что полностью мне доверяет.

— И про должность не забудь — требовательно произнесла Вика — Это важнее денег.

— Идите уже — махнул рукой я — Ляжет фишка — скажу.

— Постарайся уж, чтобы легла — Вика погрозила мне пальцем и шагнула за порог.

Я помахал им ладонью вслед, закрыл дверь и направился к капсуле.

Глава двенадцатая

о городе у моря

Все-таки приятно, когда есть на белом свете что-то, что не меняется. Вот, например, замок Лоссорнаха. В большом мире гремят войны, где-то за престол родственники друг другу готовы глотку перервать, там плетутся интриги, даются и нарушаются клятвы, а тут — тишина и покой. Ну, насчет тишины я, возможно, и погорячился, но тот шум, который здесь есть, он мирный, так сказать — бытовой. Удары молота по наковальне, женские перебранки, и вопли Кролины, которая гоняет по двору нашего казначея Ромула. Как видно, опять этот маленький жулик палку перегнул.

— Привет — подошел я к Славу, который, посмеиваясь, смотрел за тем, как Ромул потешно, не сказать мультипликационно, перебирает ногами и уворачивается от ударов рассвирепевшей девушки — За что она его?

— Да вчера нам куш перепал, с десяток комплектов брони — охотно ответил он — Вечером совсем уже. Ну, разбирать и раздавать не стали, положили в хранилище, до утра. Кро сама хотела все как следует изучить. Приходим — а там вместо добротных бронек и прочей снаряги одна рванина. А вот этот прохиндей на голубом глазу утверждает, что все имущество таким изначально и было.

— Можешь не продолжать — остановил его я — Дальше и так понятно. Ату его, Кро, ату!

— Господииииин! — взвыл Ромул, заметив меня — Я же не виноват! Оно самоооооо!

— Ага, само — фыркнул я — Мне рассказывай. И имей в виду — она пока тебя только бить собирается, но скоро, думаю, возьмется за лук. А стреляет наша Кролина великолепно.

Кро остановилась и хлопнула себя ладонью по лбу, как бы говоря: «Что же это я?»

Ромул жалобно взвизгнул и с воплем: «Я знаю, где пропажа может быть», рванул к замку. Кролина поспешила за ним.

— Вот как бы и все — потер руки я — Слав, ты Гунтера не видел?

— А как же — с готовностью отозвался воин — У рыцарей тут что-то вроде пересменки было. И еще они, насколько я понял, свое военное присутствие здесь уменьшили. От трех десятков один остался.

О как. Новости. А я и не в курсе. Хотя — логично. Война же закончилась?

Надо бы к фон Ахенвальду в Леебе наведаться, «спасибо» сказать и заверить его в том, что я всегда готов отдать долг за оказанную помощь.

— Он на заднем дворе — сообщил мне Назир, появление которого я, как всегда, даже не заметил — У них там занятия по воинскому делу.

— Ага — повернулся к нему я — А Флоси где?

— На кухне — невозмутимо ответил ассасин — Где же еще? Он там фактически живет, и только ночует вон под той телегой. Ее до сих пор и не убрали только потому, что она его дом. Король лично запретил и велел на нее соломы побольше навалить. Если же тебя интересует где брат Мих — так он у себя.

Еще вчера был молчаливой тенью, а теперь гляди-ка, даже анализирует.

— Не сочти за труд, позови ко мне Флоси и брата Миха — попросил я его — А к Гунтеру я схожу сам.

Назир немного насмешливо посмотрел на меня, тут же остановил какого-то мальчишку, пробегавшего мимо нас, шепнул ему что-то на ухо и показал золотую монетку, невесть откуда появившуюся у него в руке.

А, понятно. Не царское это дело, на посылках быть. Ну-ну.

— Тогда веди — развел руками я, как бы давая понять, что восхищен его предприимчивостью — Где там наш рыцарь мечом машет? Слав, ты с нами?

— Нет — тактично отказался боец — Это твои дела, я же понимаю. Пойду лучше посмотрю, как Кролина из Ромула будет душу вытряхивать.

— Не забудь, завтра общий сбор — напомнил я ему.

Общий сбор. Вот еще одна головная боль. По сути, мне людям предложить-то особо и нечего. Для серьезных рейдов мы малы, а в простенькие инстансы желающие и так сходить могут.

Сапожник без сапог, блин. Знаком с кучей одиозных личностей, а толку от этого чуть. Разве что Костика попросить, чтобы он нам какую-нибудь групповую цепочку квестов подбросил, что ли? Тут-то никаких нарушений нет. Ну да, использование служебного положения в личных целях, не без того. Но не корысти же ради?

Я, было, двинулся вслед за Назиром, но тут меня остановил оклик, раздавшийся откуда-то сверху.

— Хейген, стой!

Я повертел головой, пытаясь сообразить, кто и откуда орал.

Это оказалась Эбигайл, она махала рукой из окна. Ей-то что от меня нужно? Точнее — только ее мне и не хватало.

— Может, потом? — спросил я у нее громко — Времени совсем нет.

— Сейчас — пригрозила мне пальцем она и исчезла из оконного проема.

Характер у моей виртуальной сестрицы был не сахар, это я давно уяснил, потому решил все-таки ее дождаться.

Впрочем, как оказалось, оно было и к лучшему. Прежде, чем из замковых ворот появилась уже порядком округлившаяся фигура будущей королевы Пограничья, оттуда один за другим вышли мои старые друзья, сопровождаемые посыльным Назира.

— Ярл! — приветственно заорал Флоси, и изобразил что-то вроде танца радости, отчего из его нечесаной бороды полетели во все стороны лохмы кислой капусты. Как видно, перед тем, как отправиться на встречу со мной, он поедал ее, засунув голову в бочку — Я уж думал, что ты про меня забыл!

— Ну, должен же ты был отдохнуть от волнений последних месяцев — резонно заметил я — Имеешь право.

— Меня гнетут подозрения — сообщил мне брат Мих, поправляя что-то под своим черным балахоном — Мы опять отправляемся искать приключения на свои задницы?

— Это будет красивый портовый город — не опровергая его слов, я попробовал найти положительные аргументы — Море, солнце, море. Опять же — скудно одетые женщины.

— Вино — причмокивая, присоединился к нашей беседе Флоси — Если южный город, то точно там будет хорошее и недорогое вино, не то, что местная кислятина. Я очень люблю быть пьяным от южного вина.

— Кому что — брат Мих вздохнул — Впрочем, если город, то куда ни шло. Всяко лучше, чем могильник или какие-нибудь развалины на болоте.

В этот момент к нам приблизилась Эбигайл, повела носиком и приказала Флоси:

— Уйди.

— Чего это? — насупился тот.

— Пахнешь — коротко объяснила сестрица — Меня и так постоянно тошнит, а тут еще ты.

— Пошли, пошли — толкнул обиженно икнувшего Флоси в спину брат Мих — С бабой, когда она на сносях, лучше не спорить.

Эбигайл явно не понравилось слово «бабой», но она промолчала.

— Увы, но ты моя единственная родня — дождавшись, пока парочка моих друзей удалилась, сообщила мне она — Нет больше никого.

Я молча развел руками, одновременно понимая ее досаду и признавая правоту слов.

— На следующей неделе у нас с Лоссорнахом свадьба — продолжила Эбигайл — Я хотела дождаться весны, но не получается, сам видишь. Он король, и не дело его первенцу рождаться бастардом.

Это да, живот уже изрядно обозначился, недвусмысленно говоря о том, что мой друг Лоссарнах станет папой.

— И? — уточнил я.

Эби девушка непредсказуемая. С одинаковым успехом она может потребовать ввести ее под руку в церемониальную залу или же вовсе не присутствовать на свадьбе. А для верности кинжал мне прямо сейчас в живот воткнет. Что? Она может.

— Постарайся не умереть до этого дня! — эмоционально, как видно поражаясь моей тупости, произнесла она — Когда ты в одиночку где-то пропадаешь неделями, я спокойна. Но как только к тебе присоединяются твои приятели, то значит все, опять ты влез в какую-то переделку. Или вот-вот влезешь. Я тебя умоляю — потерпи еще немного. Ну, нельзя выходить замуж тогда, когда в зале нет ни одного твоего близкого родственника.

— Да нормально все будет — даже как-то растрогался я — И еще — однако, мой друг свинтус. Даже не обмолвился что мероприятие так скоро.

— Считай, что ты этого и не знаешь — требовательно произнесла Эбигайл, повертев головой — Он сам хочет тебе про это сказать.

Судя по всему, Назира она в расчет не брала даже.

— Лады — кивнул я — Надо же, вот ты и замуж уже выходишь. А вроде вчера еще…

— Заканчивай эти сопли — оборвала меня Эби — Что ты за мной в приданое дашь?

— Ничего не дам — тут же сменил тон и я — Наоборот, планирую выкуп за тебя взять. Ты не за пастуха идешь, а за короля, все наше формально и так его. И мне бы хотелось, чтобы за его счет наше приросло, потому как от него не убудет.

— Вот все-таки ты скотина — подытожила Эбигайл, обвила мою шею руками и поцеловала в щеку — Но при этом ты истинный Линдс-Лохен. Своего не упустишь и чужого прихватишь. Да не обидится на меня Гэлинг на небесах, но ты Линдс-Лохен даже больше, чем он.

На душе у меня после этого отчего-то стало хорошо и светло. Надо подумать, что молодым подарить, не с пустыми же руками на свадьбу идти?

— Может, надо чего? — растроганно спросил я — Ну, там камушков на платье драгоценных или диадемку какую? Я могу притащить, не проблема.

— Надо — Эбигайл посерьезнела — У меня есть одна просьба, как от сестры к брату. Я тебя всеми ушедшими богами заклинаю, сделай так, чтобы твоей дочери не было на нашей свадьбе! Не знаю — запри ее в клетку, скорми медведям, продай в услужение Подземному народцу, в конце концов, договорись с каким-то магом, чтобы тот ее в мышь превратил, но на один день пусть она исчезнет. Все, больше ничего мне не надо, это моя единственная просьба. И мечта тоже.

— В замке Атарин есть темница, чары на которую накладывали девять величайших магов Раттермарка — глядя в сторону, произнес Назир — Из нее невозможно убежать даже очень опытному чародею. Там нет окон, там даже нет дверей, ее открывает призрачный ключ.

— Вот! — Эбигайл даже подпрыгнула — Вот-вот-вот! Никак ее нельзя туда запихнуть на один день? А лучше — на три!

— Успокойся — попросил я ее — Ты сказала, я услышал.

— Ты обещал — Эбигайл глубоко вдохнула воздух — Я тебе верю. Не подведи меня, брат!

Сдается мне, это и было ее целью, для того она ко мне и подошла. Остальное — способ меня растрогать, перед тем как изложить главное.

— Отец просил меня узнать, что будет хорошим подарком к свадьбе твоей сестры — произнес Назир, после того, как Эбигайл отправилась обратно в замок — Думаю, я знаю, что ему ответить.

— Вот только Треньку еще поймать надо будет — с сомнением сказал я — А это задача не из простых.

— Подманим — заверил меня ассасин — Найдем способы. Или собьем.

— Как думаешь, может, твоего названного отца пригласить на свадьбу? — с сомнением спросил у него я — Вот только удобно ли?

— Не пойдет — сразу ответил Назир — Он не покидает замок уже много лет. Но ему было бы приятно, особенно если ты это сделаешь сам.

А почему нет? Надо будет заглянуть и пригласить.

Вот так, за разговорами, мы потихоньку дошли до площадки на заднем дворе замка, где молодые, обнаженные по пояс рыцари, махали мечами под команды Гунтера. Неподалеку от них ошивалась стайка прехорошеньких служанок, выполняя свою будничную работу, и явно отвлекая доблестных вояк от того, что им говорил командир.

— Деееелай раз! — и мечи вздымаются над головами.

— Деееелай два! — и они опускаются вниз, издавая при этом резкий шипящий звук.

И так снова и снова. Однако, курс молодого бойца.

— Резче, резче! — командовал Гунтер, демонстрируя молодняку то, чего он хотел от них добиться — Замах! Ииииии — удар. Господа, это меч, это не топор и не лук. Здесь просто не будет!

— Меч — фыркнул Флоси, погладив рукоять топора — Оружие для дураков.

— Началось — вздохнул брат Мих — Лишь бы поспорить.

— Гунтер — окликнул я старого друга — Привет! Я тут кое-куда собрался, вроде как на прогулку. Не желаешь составить компанию?

— Я не знаю — фон Рихтер осмотрел свое воинство, с надеждой выдохнувшее воздух — У нас воинские упражнения по распорядку дня. Воин обязан ежедневно совершенствовать свои навыки. Не так ли, мои юные друзья?

— Истинно так — уныло ответили рыцари — Таков наш путь.

Взгляды их в это время были устремлены налево, туда, где горничные развесили ветвях деревьев перины с подушками и лихо орудовали палками, выбивая их. Выглядело это крайне привлекательно, я ребят понимаю.

— С другой стороны, магистр, ваш долг помочь другу — наконец сказал один из рыцарей, как видно самый смышленый — Вы нас и этому учите.

— Это верно — призадумался Гунтер — Как говорит Лео фон Ахенвальд — если не мы, то кто?

— Нас вообще в расчет не берут — обиженно просипел Флоси — Ярл, ну его ко всем демонам. Пускай тут торчит, если такой правильный.

В другой ситуации я бы согласился с ним, но сейчас отсутствие фон Рихтера снижало шансы быстро найти кривого Гарри, а это меня не устраивало.

Хотя и уламывать его у меня времени тоже не было.

— Короче, ты с нами или нет? — жестко спросил я у Гунтера — Решай прямо сейчас.

— Иду — коротко отозвался рыцарь — Только доспех надену и иду.

— И я тебя прошу — не бери с собой «Герцога» — по возможности мягко произнес я — Там, куда мы направляемся, он ни к чему.

По лицу Гунтера было понятно, что он крепко сомневается в моих словах, поскольку представить место, где его верный скакун был бы некстати, с его точки зрения было невозможно, но, тем не менее, он кивнул, подтверждая, что мои слова услышаны.


«Ваша репутация с представителями молодой ветви ордена Плачущей богини увеличилась на 2 единицы»


Прочитав сообщение, я сначала не понял в чем дело, потом увидел благодарно смотрящих на меня юношей и подмигнул им. Ох, чую, подрастет количество народонаселения в этом замке месяцев через девять!

Впрочем, все эти шаловливые мысли вылетели из моей головы, как только я оказался на набережной вольного города Тронье.

Вчера, в ночи, в темноте, я моря не увидел, только услышал, а вот сегодня…

Соленый ветер и безбрежная, до горизонта синь с тут и там белеющими парусами, всколыхнула в душе бурю воспоминании. Острова, пальмы, великан Просперо с его молотом, черный Мванга и, конечно, Дейзи Ингленд. Ах, простите — капитан Дейзи Ингленд. Вроде и было-то это совсем недавно, а ощущение такое, что полжизни прошло.

— Ярл — подергал меня за рукав Флоси — Ты чего?

— Ветер родины — ударил его по руке Назир — Попади ты в свои родные края, где давно не был, как себя поведешь?

— Пойду соседа резать — невозмутимо ответил Флоси — Мне рассказали, что он после смерти папаши из нашего дома все что мог утащил. Я сразу и поклялся, что как домой вернусь, так его непременно прирежу. И жену его, и старшего сына. А дочку изнасилую. Ну, если только братья меня не опередили уже.

— Иногда я поражаюсь, как мы, все такие разные, еще не поубивали друг друга — задумчиво произнес Гунтер и обратился ко мне — Это правда твой родной город?

— Да, это Тронье — меланхолично отозвался я — Здесь я был рожден. Только не ждите от меня рассказов о нем, и визита под родные своды. Сводов этих давно нет, и про город я мало чего знаю. Я просто не говорил вам… Мои родители были людьми знатными, а потому имели много врагов. Однажды враги оказались проворней, мои отец и мать были убиты, а меня спас старик-слуга, он же меня и воспитал, спрятав в одной из пещер Сумакийских гор. Потом он умер, а я отправился в большой мир.

— А теперь вернулся мстить? — кровожадно оскалился Флоси — Уважаю! Можно забыть про баб, про детей, даже про деньги, но не про месть!

— Что-то в этом роде — не стал спорить я, поскольку все развивалось так, как я и планировал — И вы мне в этом поможете.

— Я готов убивать мужчин, но женщин не стану — заявил Гунтер — И вам, брат мой, не дам этого делать. Я слишком дорожу нашей дружбой. Женщин пусть вон Флоси с Михом убьют, их вопросы чести не волнуют.

— Можно — кивнул брат Мих, переглянувшись с Флоси.

Назир за всю эту беседу ни вставил в нее ни слова, как видно, имея свое личное мнение.

— Пока убивать никого не надо — остановил я своих друзей, шустро распределяющих роли — Сначала надо кое-кого найти, и тут мне без вас не обойтись.

— Да кого же мы тут найдем? — удивился брат Мих — Даже я не возьмусь вот так, сразу. Чужой город-то совсем. Мы тут не бывали до того.

— Флоси — я повернулся к туалетному — Вот пара золотых, держи. Твоя задача обойти максимальное количество местных кабаков, завести знакомства с завсегдатаями, желательно возрастом постарше и узнать, неизвестен ли им купец по имени Кривой Гарри. Впрочем, имя у него может быть и другое, но отсутствие одного глаза у этого купца непременная примета. Имя этот поганец, ради правды, мог и сменить.

Монеты исчезли в ладони северянина, его борода лихо встопорщилась.

— Мих, теперь твоя задача — я положил руку на плечо чернеца — Следишь за нашим общим другом, все внимательно слушаешь, при необходимости задаешь наводящие вопросы. Самое главное — не даешь Флоси надраться или полезть в потасовку, и, если результата нет, то тащишь его в следующий кабак. Всякие его: «Это лучший эль» или «Я еще не все попробовал» как аргумент не воспринимаешь

— Ясно — кивнул бухгалтер — Сделаю.

— Гунтер, скажи мне, здесь ведь есть ваша миссия? — обратился я к рыцарю.

— Думаю, да — подтвердил тот — Мы несем нашу веру во все города Раттермарка. Но специально я не интересовался.

— Ну вот, пока наши друзья будут обходить питейные заведения, мы с тобой поищем твоих соратников — потер ладоши я — И вроде как все при деле.

— Полдня надо — подбросил на ладони монеты Флоси — Быстрее я с двумя золотыми не управлюсь.

— Три часа — пресек его поползновения я — Мих, проконтролируй.

Дал бы я тебе полдня, да мне к трем в Эйгене быть надо.

— А где встречаемся? — уточнил чернец.

— Где? — задумался я — Можно и здесь.

— А можно вон, у памятника — сказал Гунтер — Вон у того. Думаю, его отовсюду тут видно.

Я проследил за его рукой и увидел высоченную статую, изображавшую мужчину, стоящего в свободной позе и казалось что, наблюдавшего за всеми жителями этого залитого солнцем города.

Располагалась эта статуя на холме, к которому вела длиннющая лестница. А то место, где сейчас стояли мы, было чем-то вроде окраины. Ну, или пляжа.

— Почему нет? Ориентир — одобрил я — И потом — туда-сюда по лестницам бегать не лучшая идея.

Собственно, у памятника мы и расстались. Флоси, ведомый каким-то своим чутьем, шустро направился к приземистым зданиям, находившимся слева от изваяния, мы же с Гунтером и Назиром пошли прямо, туда, где судя по всему, располагался центр этого города.

Скажу честно — даже меня, уже повидавшего все столицы континента, этот город просто оглушил. Как же здесь было шумно. Здесь неумолчно гомонили все — толстые торговки, мальчишки, сновавшие по улицам, старики, сидящие на лавочках у домов.

— И шо, и шо, вы говорите, что эта риба снулая? Это ваша жена снулая, как и без вас, так и под вами. А эта риба живее всех живых!

— И если вы думаете, что я еще к вам приду, так вы ошибаетесь! И что с того, что я должен вам денег? Потому и не приду!

— Экзотичный фрухт лямон с дальних земель! Сожрал, и ходи хоть куда, хоть даже на похороны, такой у вас будет вид!

— Скажу вам так, наш губернатор — молодец, он умеет мыслить масштабно. И его помощник тоже.

— А особенно казначей — это голова, так голова.

— Так оно и понятно — его голова уже неделю как торчит на колу на главной площади.

Шум, гам, гвалт, все куда-то спешат, все что-то продают или покупают. Кажется, что весь город — это большой рынок, на котором крутится все население. Вот он покупатель, вот он заплатил за товар, и тут же перестал быть покупателем, став продавцом. Теперь он продает то, что купил пару минут назад.

— Куда! — меня кто-то дергает за пояс, и я вижу, что Назир держит за руку юркого паренька, который, несомненно, только что пытался меня обокрасть.

— Не докажете — нахально заявляет мальчишка, его лицо гуттаперчиво искривляется, и он издает жуткий плач — Аааааа! Зачем вы меня вот хватаете! И что вам нужно?

— Мужчина — около нас останавливается немаленьких размеров дама с крошечной собачкой под мышкой — Что вы так хватаете подростка, будто он вам родной? Если он вам насолил, так оставьте его в покое, пусть ему зададут перцу его родители. Если они у него, конечно, есть.

Толпа вокруг нас собралась моментально, все что-то говорили, каждый высказывал свою точку зрения, кто-то требовал предать нас суду и анафеме, неважно в каком порядке, кто-то сетовал на произвол властей, какой-то человек с кавказским профилем гортанно требовал поставить во главе города именно его, поскольку он точно знает, куда следует всем идти.

Самое забавное, что уже и мальчишку Назир отпустил, и мы уже оттуда ушли, а люди все спорили и высказывались.

— Безумие какое-то — ошарашенно произнес Гунтер — Думаю, что если тут и была наша миссия, то ее давно закрыли. Нормальный человек тут не выживет.

— А мне нравится — широко улыбнулся я и снова ощутил, что дернулся пояс.

Это был все тот же мальчишка, он виновато хлопнул глазами, с неприязнью посмотрел на Назира и произнес:

— Два раза попасться — это уже позор какой-то.

Его лицо опять скривилось, но на этот раз я его опередил:

— Погоди, не вой. Есть дело.

— Работаю из половины — тут же заявил шельмец.

— Чего? — опешил я.

— Ну, пусть будет треть — поправился он — Но не меньше. Ежели меньше, так люди не поймут. Авторитет — штука такая, сработал раз за так, и все, тебя уже не уважают. А шо, есть хорошая наводка?

— Какая наводка? — совсем запутался я.

— Так вы ж не местные — мальчишка прищурил левый глаз — Значит, «гастролеры». У меня глаз наметанный. Я вам так скажу — работать надо нынче ночью, потому как у нас залетных не любят. Сделаем дело — и уйдем морем, пока вас не подрезали.

— Да не «гастролеры» мы — сплюнул я — Мы гости города, туристы. Ищем наших друзей. Скажи, ты вот такой знак видел?

Я ткнул пальцем в центр доспеха Гунтера, где красовался герб ордена Плачушей богини.

— А если да, то какой мой интерес будет? — тон прохиндея мигом поменялся, теперь в нем сквозило пренебрежение, мол — куда вы без меня?

— Сохранность пальцев — опередил меня с ответом Назир и в тот же миг мальчишка вскрикнул от боли — Пока их у тебя пять, через минуту будет четыре. А если заорешь, так ни одного не останется.

— Зачем ты так? — пожалел шельмеца сердобольный Гунтер — Он же ребенок.

— Жеребенок — фыркнул я — Где ты видел этот знак, дефективный?

— Оскорблять не надо — кривясь от боли, самолюбиво потребовал мальчишка — Тем более незнакомыми словами. Я тоже сейчас могу разного вам наговорить, но не стану, потому как воспитание не позволит.

И тут он выкинул совсем уж неожиданный трюк — попробовал ударить Назира ногой в живот. Пусть и неудачно, но тем не менее.

Однако, нравы здесь.

Как я успел остановить ассасина от сворачивания строптивому местному жителю шеи, сам не понимаю. Причем, в процессе этого мальчишка, лихо извернувшись, еще и сбежать умудрился. От Назира! Однако.

— Прозвучит не очень вежливо, но на твоем месте. Хейген, я бы радовался тому, что ты рос не здесь — заметил Гунтер, глядя вслед улепетывающему воришке — Неизвестно, что бы из тебя получилось.

Это да. Если честно, чем дальше, тем больше Тронье мне напоминало театр абсурда, несмотря на то, что местные жители здесь были буквально образцом добросердечия и доброжелательности. Качества эти прекрасны, но когда они присутствуют в гипертрофированном количестве, то результат не всегда может воспоследовать. Не зная ответа на поставленный вопрос, жители Тронье пытались нас утешить другой, на их взгляд полезнейшей информацией. Проще говоря, в последующие два с половиной часа мы безуспешно пытались выяснить у местных жителей, не видел ли кто эмблему ордена и в процессе чего только мы не узнали! Нам поведали, где выгоднее всего покупать овощи, массу подробностей об интимной жизни горожан, о том, где есть хорошие невесты с богатым приданым, о том, где выгоднее всего купить небольшой корабль, о ценах на зерно, о том, что вчера в порт пришел бриг с грузом амонтильядо и о многом другом. При всем этом мы совершенно ничего не узнали о том, что нам было нужно.

— Таки говорю — если вам надо сделать эту эмблему в золоте, то мой двоюродный брат изготовит ее в лучшем виде — назойливо нудил последний из опрошенных нами граждан — Да-да-да. У него золотые руки и такое художественное дарование, что страшно не только сказать, но и подумать. Таких мастеров как он, уже почти нет, а скоро совсем не станет. И возьмет он с вас за это совсем смешные деньги.

— Нам не надо в золоте — утомленно ответил Гунтер — Мы же про другое спрашивали.

— Ну не в серебре же! — всплеснул руками горожанин, с недоумением глядя на нас — Такие вещи делают только в золоте. Какие-то двести монет — и вы владельцы раритета, которым не постеснялся бы владеть даже сам Хейген!

— Кто? — встрепенулся я — Кто не постеснялся бы владеть?

— Вы не знаете за Хейгена? — возмутился горожанин — Мне стыдно за вас, честное слово. Что в нашем городе могут делать люди, которые не знают, кто такой Хейген из Тронье, пусть даже они и приезжие? Это великий человек, который прославил наш город там, за Сумакийскими горами, в беззаконных королевствах Запада. Теперь даже эти дикие люди знают, что выходцы из Тронье — они такие личности, которые всем остальным не чета, вот что я вам скажу.

— Ух ты — только и вымолвил я.

— Да-да-да — горожанин подбоченился — Это великий человек, и уберите с ваших губ эту улыбку. Что он творил с королевами и принцессами, я бы вам рассказал, но мама с детства запрещала мне говорить с посторонними на такие интимные темы. А с престолами он вообще играл так, что даже неинтересно рассказывать. Он делал с ними то, что мальчишки делают с круглым мячом. То есть пинал ногами, и не думал, куда этот мяч попадет.

— В самом деле? — Гунтер еле сдерживал смех.

— А как вы хотели? — горожанин торжествующе хмыкнул — Он же из нашей семьи. Мне он четырехюродный брат, а моей маме, чтобы ей еще сто двадцать лет жить, троюродный племянник. И что в свете этого какие-то триста монет? Вам сделает ювелирное украшение родственник самого Хейгена, такую бранзулетку потом можно передавать от отца к сыну как семейную реликвию.

Правда что ли сделать? Ей богу, забавно же. Пока цена до четырехсот монет не поднялась.

Интересно, чьи это шуточки, Костика или Валяева? Но вообще-то за такое убивают.

И еще — надо сказать, чтобы по имени меня никто не называл. На самом деле подобное может стать серьезной проблемой. Доказать, что я Хейген может и удастся, но сначала меня забьют дрекольем как самозванца.

— Мы подумаем — пообещал я горожанину — Парни, пошли потихоньку к памятнику, время на исходе.

Местного явно не успокоили мои слова, он тащился за нами еще минут десять, рассказывая, какую ошибку мы совершаем и что нам надо вот прямо сейчас идти с ним к его брату.

Отстал он только тогда, когда я дал ему задаток в десять монет и пообещал, что вечером непременно загляну в мастерскую.

Оказавшись у памятника, я признал, что то, что казалось мне достаточно несложной задачей, на самом деле может оказаться почти непреодолимым препятствием. Мы здание здесь отыскать не смогли, что уж говорить о человеке.

— Вся надежда на Флоси — сказал Гунтер, который, похоже, размышлял на схожую тему — Это его стихия.

— Люди добрые, денежку дайте — просипел кто-то и ухватил меня за ногу — Выпить охота.

Это был нищий, один из многих, сидящих вокруг памятника. Здесь, похоже, было их основное место работы.

— Держи — кинул я серебряную монетку — Кому-то из нас должно же сегодня повезти, почему не тебе?

— Повезло — это если золотой — проворчал нищий и мотнул гривой седых волос, почти полностью скрывающих его лицо — А серебрушка — это так, вчерашнее похмелье сбить.

Флоси все-таки умудрился надраться, несмотря на то, что времени у него было в обрез. Брат Мих притащил его на себе, все, что северянин смог сделать сам, это забавно расставить руки в стороны и издать губами достаточно непристойный звук. Вся эта пантомима знаменовала то, что ничего у них не получилось.

— Он старался — в оправдание Флоси сказал чернец — В первых пяти кабаках — точно. Расспрашивал, угощал и даже в драку не лез.

— Да — подтвердил северянин, которого положили на землю, прислонив к постаменту памятника.

— Скажу так — купцов здесь немало, но кривых среди них никто не вспомнил — продолжил брат Мих — Ни одного. Тут вообще телесный изъян у купца считается чем-то вроде неприличной болезни. Вроде ничего страшного, но доверия такому не будет, чистая публика к нему не пойдет. Таким только с бандитами работать и краденое скупать. Ну, и контрабандой приторговывать.

— Вот — икнув, подтвердил Флоси, даже не открывая глаз.

— Но и среди таких тоже нет одноглазых — закончил чернец — Точнее — никто ничего не вспомнил. Или не сказал. Тут народ вроде бы и радушный, но себе на уме, с посторонними откровенничать не будут.

— Да, мы такие — подтвердил нищий, который, оказывается, прислушивался к нашему разговору — Мы-то тут давно живем, а вы кто такие?

— Гости города — ответил я с досадой.

— А кто вас звал в гости? — с неожиданной злостью спросил нищий, вытащил откуда-то пару костылей, ловко встал, опершись на них, и куда-то поковылял.

— Никто — ответил ему спящий Флоси и почмокал губами.

— Э, Колченогий, ты куда? — груда тряпья, лежавшая неподалеку от того места, где мы стояли, оказалась свернувшимся в клубочек человеком — А я?

— Ты себе сам деньги зарабатывай — посоветовал ему Колченогий — У меня на выпивку уже есть, а на двоих тут не хватит.

Услышав такой ответ, оставшийся близ нас нищий, несколько раз сказал «Как же» и «Что же», а после заплакал. Если честно — это одновременно страшное и неловкое для постороннего человека зрелище, смотреть, как плачет взрослый мужчина. Есть в этом нечто противоестественное. Плачущая женщина — это не есть норма, но женские слезы, они, если можно так сказать, естественны. А иногда они бывают даже частью образа или последним аргументов в споре.

Плачущий же мужчина — это нечто, что противоречит сложившимся стереотипам, это ломает шаблон.

— Опять голодный — причитал нищий — Опять трезвый. Мне страшно быть трезвым.

— Держите — не выдержал Гунтер, подошел к бедолаге и протянул ему золотой — Вот.

— Спасибо, добрый господин — грязная до невозможности рука цапнула монету — Спасибо! Вы не думайте, я не всегда побирушкой был. Просто мне страшно вечером думать о том, что завтра будет новый день. Лучше напиться.

Гунтер слушал его слова, кивая, а после наклонился к побирушке.

— А кем вы раньше были? — спросил он у него.

— Я был уважаемым человеком — гордо заявил тот — Да, уважаемым. У меня был дом, и дело, и сыновья.

Гунтер посмотрел на меня и, чуть скривившись, откинул сальные пряди волос с лица нищего.

Один глаз у собирателя милостыни был мутный и загноившийся, а второго и вовсе не было. На его месте красовался заросший рубец.

— Как тебя зовут, приятель? — немедленно спросил у него брат Мих.

— Томми — кривил рот нищий — просто Томми.

— Здесь десять золотых — я достал из сумки пригоршню монет — Как тебя зовут на самом деле? Клянусь небом, я тебе не желаю никакого зла. Да и ради правды — может быть что-то хуже чем то, что у тебя уже есть?

Понятное дело, что на весь город не может быть одного кривого. Но это игра и прокачанная удача здесь много чего определяет. Не скажу, что я самый везучий сукин сын, но не без того.

— Гарри, так назвал меня отец, когда я родился — сказал наконец нищий и протянул ко мне руку — Гарри. Давай деньги.


Вами выполнено задание «Город у моря».

Награды за выполнение задания:

3000 опыта;

1000 золотых.


Нашел. Вот так, дуриком, нашел. А что дальше? Где продолжение квеста?

— А я слышал, ты купцом стал — сказал я нищему, высыпая в его заскорузлую ладонь деньги — Не похоже что-то.

— Был — единственный глаз Кривого Гарри алчно сверкнул, он тискал в руках монеты, поочередно пробую каждую на зуб, кстати — единственный во рту — С серебра ел золотой вилкой, в шелке ходил. Все было, да ничего не осталось.

— Как же так получилось? — я присел на корточки рядом с ним — А?

Черт, как же он воняет. И еще кто-то имеет наглость наезжать на Флоси. Этого бы понюхали, поняли бы, что к чему.

А задание не дают, значит, надо этого красавца дальше крутить, по максимуму.

— У тебя дети есть? — ощерив беззубый рот, спросил меня Гарри.

— Да вроде нет — почесал затылок я — Официальных. А так, может и бегают где.

— И не заводи — бывший купец начал рассовывать монеты по своим обноскам, каждую в отдельное место — Никакой от них пользы, вред один. Вот у меня трое сыновей было — и что?

— Что? — вкрадчиво спросил я.

— Вот что — ткнул себя в грудь Гарри — Вот что, вот! Я нищий, побирушка! И все из-за них, этих паршивцев. Они все разрушили, всю мою жизнь, все мои мечты. Они украли у меня мою удачу.

— Удача — понятие широкое — я сейчас точно понимал, что ощущает охотник, когда видит след зверя — Ее невозможно украсть.

— Если только это не счастливый предмет — из глаз Гарри снова потекли слезы — Зачем я тогда показал им этот свиток, зачем?

Свиток. Вот оно, заветное слово. Рубль за сто, это то, что мне нужно.

— Счастливый свиток? — я усмехнулся — Я много таких сказок слышал. Удачу приносит ум, ловкость и иногда сила, а не какие-то там свитки.

— Если только это не наследие древних времен — возразил мне бывший купец, утирая слезы драным рукавом — Тогда мир был иной и маги были ни чета нынешним. С того момента, как мне достался этот свиток, я получал все, чего желал. Достаточно было просто им владеть, чтобы удача всегда была с тобой. Зачем, зачем я сказал про него этим бездельникам!

— Они его что, выкрали? — уточнил я.

— Да! — с ненавистью выдохнул Гарри — Как только у них рука поднялась?

Как, как… Яблочко от яблони.

— А самое главное — эти глупцы разорвали его на части — продолжил он — Они думали, что маленькая удача каждому это лучше, чем большая кому-то одному. Идиоты!

— Поясни — потребовал я.

— Нельзя разрушать такие предметы — пробормотал купец — Это призывает не удачу, а беду, только мои три кретина этого не осознавали. И что теперь? Я нищий, а эти кретины… Говорить о них не хочу!


Вам предложено принять задание «Большие детки — большие бедки»

Данное задание является вторым в цепочке квестов «Путь к пятой печати»

Условие — узнать о судьбах сыновей Кривого Гарри.

Награды за выполнение задания:

1500 опыта;

Получение следующего квеста цепочки.

Принять?

Глава тринадцатая

о нюансах родственных отношений

Что значит — «не хочу»? Надо!

— Эх, уважаемый — я подпустил в голос сочувствия — Вот ведь как бывает. Мой-то папаша, он для меня ничего не делал, я и рос, как цветок в пыли. А вашим отпрыскам, им же все на блюдечке поднесли?

— Всё, всё! — заелозил по камням мостовой Гарри — Любую прихоть их ведь исполнял! Любую!

Ну, тут ты положим, врешь, знаю я эти сказки, навидался таких как ты, когда со Свиридовой во времена своей юности серию репортажей о неблагополучных семьях делал. Это ты сам себе потом придумал и сам же в это поверил. Но вслух я скажу совсем другое.

— Почтеннейший, позвольте мне, сироте, почувствовать себя на миг вашим сыном — дрожащим голосом сказал я и подхватил нищего под локоть — Хоть кому-то отдам сыновий долг.

— А? — непонимающе уставился на меня один глаз побирушки.

— Накормить вас хочу — объяснил я ему — Обед из трех блюд с вином.

— Так пошли — оживился Гарри, как видно решив, что все-таки улыбнулась сегодня удача, и боги где-то отыскали идиота, который сначала за полную ерунду отсыпал деньжат, а теперь еще и готов его накормить за свой счет — Вино — это хорошо!

Ох, сколько в Гарри влезло еды! Иной верблюд столько не съест и не выпьет. Даже Флоси маленько протрезвел, глядя на то, как в бездонной пасти нищего исчезают пирожки с ливером, куски окорока, сосиски и целиком зажаренные рыбины, по-моему, даже с костями. Причем все это заливалось литрами дешевого местного красного вина.

Самое досадное, что говорить с этим прожорой было совершенно невозможно. Он все время что-то жевал и процесс этот был непростой, учитывая почти полное отсутствие зубов. Следовательно, все то, что вылетало из его рта, за слова принять можно было только условно.

Все бы ничего, но меня начинало поджимать время. День давно качнулся за середину, и до исторической встречи мамы-королевы и сына-принца времени оставалось всего-ничего.

— Уфффф — наконец устало откинулся на спинку стула Гарри и погладил свой вздувшийся живот — Я и забыл уже как это — быть сытым.

— Это хорошо — от сердца поделился с ним Флоси — Лучше, чем быть сытым, только быть к этому еще и пьяным.

— Да, только опустившись на дно, начинаешь ценить простые человеческие радости — как видно, от сытости бывшего купца потянуло пофилософствовать — Раньше, бывало, всякие там разносолы ел. Устриц ел, меренгов, щупальца осминожьи. Дорогие все блюда-то, на цену смотришь и думаешь — неспроста же они таких денег стоят? Значит, есть в них что-то? А теперь понимаю — ерунда это все. Торговцы этой самой деликатеснёй все и придумали, чтобы свой товар подороже продать. Сами придумали, сами слух пустили, а дураки, вроде меня, в это и поверили. На деле все просто. Вот еда. Пусть она незамысловатая, но зато сытная и вкусная. А от той одна изжога была.

— И снова не понимаю — что же сыновья? — подталкивал я Гарри в нужном направлении — Что они, отцу тарелку супу налить не могут?

— Да эти долбоклюи к своему-то рту ложку не всякий раз поднести могли — ощерился, показав розовые десны, мой собеседник — Я же говорю — идиоты. Нет, старший, Теодор, еще хоть сколько-то соображал, а средний и младший — куда там. Особенно младший.

— И что с ними, где они теперь? — перешел я к главному вопросу — Неужто не знаете?

— Надеюсь, что они сдохли — очень по-отечески сообщил мне Гарри и осклабился — Но точно в этом не уверен. Я же их тогда в запале из дома выгнал, когда все выяснилось, а потом оказалось, что они обрывки манускрипта с собой утащить умудрились. Пытался я их отыскать, чтобы вернуть свою удачу, но не успел. Закрутилось все — пожар, воры, кредиторы. Не успел.

— А сыновья-то? — подгонял я нищего, видя, что тот соловеет на глазах.

— Сыновья? — Гарри зевнул — Старший вроде к контрабандистам прибился, тем, что в Лагуне Теней промышляют, к работорговцам. Грязное дело, скажу я тебе, и опасное. Этих молодцев на площади Веселой Пляски чааасто вещают. Я всегда туда в дни казней хожу, все надеюсь увидеть, как моему сыночку шею веревкой сломают. Но пока не довелось, не видал его на эшафоте. Жаль.

— А двое остальных?

— Среднего, Николаса, вроде около борделя милашки Жужу видели — Гарри снова порадовал меня своей жуткой улыбкой — Он около него с дубинкой отирался. Небось, охранником туда устроился. Вообще-то с него станется. Все, как он любит — и людей на почти законных основаниях бить можно, и девки под рукой. Силой-то его боги не обидели, и обычной, и мужской. Вот с умом — там да, там беда. Я туда несколько раз ходил, но его так и не увидел. А внутрь меня не пустили.

— Хорошее место для работы — со знанием дела вставил свое слово Флоси — Ну, если на кусок хлеба себе зарабатывать. Опять же — шлюхи народ добрый, понимающий, не то что благородные фифы, которых за ляжку даже не ухвати.

— Фу — поморщился Гунтер.

Ему, похоже, вообще не нравилось все происходящее и особенно Кривой Гарри. Он смотрел на него так, как хозяйка-чистюля смотрит на таракана.

— Третий же… — нищий еще раз зевнул, прикрыл глаза и засвистел носом.

— Что третий? — уже без всяких церемоний растолкал я его.

— А? Что? — всполошился Гарри — Уходить?

— Рассказывать — потребовал я — Что третий сын, он где?

— Он в наемники подался — испуганно пробормотал побирушка — Нанялся к графу Овийскому, когда тот несколько лет назад решил отнять наделы у своего соседа. С тех пор ни про Чарли, ни про графа никто ничего не слышал. Видно, не задался у них поход. Оно и понятное, в соседях у Овийского сам барон Лифли ходит, знатный вояка. Пустая была затея.


Вами выполнено задание «Большие детки — большие бедки»

Награды за выполнение задания:

1500 опыта.


Все. Сделано. Хотя радость относительная — мы этого-то красавца столько времени искали, сколько же мне понадобится для того, чтобы троих его сыновей отыскать?


Вам предложено принять задание «Контрабандист»

Данное задание является третьим в цепочке квестов «Путь к пятой печати»

Условие — найти старшего сына Кривого Гарри и забрать у него обрывок манускрипта.

Награды за выполнение задания:

4500 опыта;

2000 золота;

Получение следующего квеста цепочки.

Принять?


Ну вот, что и требовалось доказать.

Так, с Гарри еще не все.

— Манускрипт — снова потеребил я нищего, который, позевав, опять надумал вздремнуть — Что в нем было?

— Слова — неохотно выплывая из сытой сонной оторопи, ответил Гарри — На неведомом языке. Я разным умникам его показывал, никто прочесть не смог, что там написано. Старый язык, как они сказали, умерший. Но свиток этот точно был счастливый. А в каком он был футляре — старое червонное золото с бриллиантами, такого теперь нет! За такие деньги я его продал! Его — да, а свиток — нет. А эти мерзавцы его на куски. Твари. Ненавижу. Хррррр…

Старый язык и такое же золото. И все это из древнего клада. Точно карта, указывающая путь к тому месту, где находится печать. В принципе ближайшее будущее предельно ясно, все, что надо сделать — найти трех сыновей этого красавца. И, по сути, дело в шляпе.

Условно, разумеется. Черт его знает, что меня ждет там, в финальной точке. Все, что в Файролле связано со словом «старое», как правило, создает в результате проблемы. Старые маги, старые вещи, старые проклятья.

— Н-да — я побарабанил пальцами по столу — Похоже, мы тут задержимся. Флоси, ты как, в себя пришел более-менее?

— Угум — ответил мне мой верный друг — Почти.

— Значит, так — я выложил на стол еще десять золотых — Вот деньги. Я даю их Миху, он теперь казначей. Обойдите все портовые притоны, но будьте любезны, выведите меня на контрабандистов, что квартируют в Лагуне Теней. Врите, говорите, что вам нужен живой товар, что вам нужны люди для темного дельца — не мне вас учить. В конце концов, Флоси, у тебя с этими парнями одинаковые профессии. Ты в прошлом морским разбоем промышлял, они живым товаром торгуют, разница невелика.

— Велика — почти трезво заметил Флоси — Мы — воины. Мы добываем добро мечами и своей кровью. А это паскудники, что девиц у родителей крадут или сирот в грязные дела впутывают.

— Не морочь мне голову — отмахнулся я — Сказано — делай. Мих, про второго брата тоже не забудь, пока наш друг будет искать подходы к контрабандистам, попробуй узнать, что за личность милашка Жужу и где находится ее веселый дом.

— Сделаю — пообещал счетовод — Не сомневайся.

— А мне что делать? — растерянно спросил Гунтер.

— А ты гоняй молодняк — весело посоветовал я ему — И выясни-ка, есть ли все же тут ваша миссия. Мало ли, как дела пойдут, может нам поддержка понадобится. Или подстраховка. Контрабандисты ребята резкие и крови не боятся.

— Стыдись, друг мой — произнес фон Рихтер — Нам ли бояться каких-то отщепенцев?

— Нет в этом ничего зазорного — и не подумал смущаться я — Они у себя дома и за ними бог весть сколько клинков. Мы же на чужой земле впятером. И не говорите мне о том, что это мой город. Я здесь родился, это да, но более меня с Тронье ничего не связывает.

Брат Мих как-то странно глянул на меня из-под своего капюшона, вроде как с уважением. С чего бы?

Я встал из-за стола, следом за мной поднялись и остальные.

— А с этим что делать? — спросил у меня Гунтер, показывая на спящего богатырским сном Кривого Гарри.

— Да ничего — я бросил на стол пару монет — Он нам больше не нужен. А если и понадобится, то мы знаем, где его искать.

Расстались мы у памятника, договорившись встретиться на этом же месте, но уже завтра, в полдень.

Вот интересно — появляются ли задания у НПС? По сути, я этой парочке полноценный квест выдал. Забавно выходит.

А вообще — я молодец, что изначально сделал ставку на неигровых персонажей. С игроками все было бы сложнее. Они подвязаны ко времени, они куда капризней и каждый ищет свою выгоду. Эти же делают все то, что нужно мне. Хотя, разумеется, каждый из них не без закидонов, что да, то да. Но эти закидоны можно предугадать как-то. А вот ПМС у игрока-девушки, когда у нее крышу капитально сносит, фиг предугадаешь.

— А кому этот памятник? — спросил у меня вдруг Гунтер, когда я уже достал из сумки свиток перемещения.

— Не знаю — я поднял голову и посмотрел на суровое лицо мужчины, стоящего над городом — Наверное, герой какой-то местный. Или отец-основатель города. А может и вовсе бог, из старых, ушедших.

— А, может, это ты, ярл? — предположил Флоси — Ну, а чего? Сам слышал, как тебя тут уважают.

— Да нет — я пригляделся повнимательней — Такого быть не может.

— Как по мне, есть у вас сходство — поддержал Флоси брат Мих — Нос, лоб. Похож-похож. А что одежда не похожа — так памятник же. Они всегда людей всегда в каком-то тряпье изображают.

— Да идите вы — растерялся я и окликнул прохожего, степенно шествующего мимо нас — Уважаемый, не ответите нам на один вопрос? Просто мы приезжие, осматриваем ваш прекрасный город и кое-что нам непонятно.

— Отчего нет? — отозвался прохожий — Мы тут любим гостей. Более того — я, как коренной житель Тронье, сразу же готов сделать вам дружеский подарок. Я подарю вам свою тещу. Это чудная, покладистая, тонкая, пусть только и душевно, женщина. Возьмите ее себе — и вам будет счастье. А как она знает город и окрестности! Боги мои, каждый закоулок ей как родной. Куда ее только не заводил — всегда возвращается домой. Ну так как?

— Кому этот памятник? — дождавшись конца речи, спросил у него я.

— Никто не знает — пожал плечами горожанин — Он был тут до нас, возможно, он был тут всегда. Обычно строят город, а потом уже ставят памятники. А у нас все наоборот — город вокруг памятника возник. Предположений было много, но что из них верно, что нет — поди знай. Я так думаю, что это один из тех, кого называли Демиургами. Так вы проигнорировали мое предложение насчет подарка. Это бесплатно, если вы об этом молчите.

— Мих, узнай, где этот достойный человек живет — попросил я чернеца — Если дарят, так надо брать.

Почему нет? Если эта тетка хорошо знает город, так это может быть полезным. От таких теток и пронырливых уличных мальчишек как правило пользы более всего, особенно если посулить ей хорошую плату.

А вообще жалко отсюда уходить. Здесь тепло, светло, море, благодать божия. На Западе же сейчас промозглая зима, пусть и почти без снега. Серое небо, голая земля и безлистные ветви деревьев.

Кстати — так все и было. Забросив Гунтера в замок, я сразу же портировался к Эйгену и убедился, что прав полностью.

— Где тебя черти носят? — в один голос заорали Льод и Чужестранка, только завидев меня — Принц нервничает, по шатру бегает, то орет, что тебя убили, то какую другую ахинею порет.

— Детский сад — штаны на лямках — проворчал я — По-другому не скажешь.

— Да еще этот Витольд куда-то запропастился — добавил Льод — Обычно он принца успокаивал, умел он слова подобрать. Но его с ночи тоже никто не видел. Куда делся — вообще непонятно. Ты-то ладно, ты по своим делам бегаешь, но этот ведь НПС? Ты, кстати, не в курсе?

— Откуда? — похлопал глазами я — Я ему не пастух. Да и не нравился мне этот Витольд никогда, если честно. Тот еще фрукт, можешь поверить.

— Тебе? — Льод хохотнул — Сразу и во всем.

Как только я появился в шатре, у многих присутствующих, в большинстве своем относящихся к клану «Орлландинос», вырвался облегченный вздох.

— Хейген! — принц, облаченный в легкий доспех и с белоснежным плащом за спиной, буквально подбежал ко мне — Жив? Я уж и ехать на встречу с мамой передумал.

— С чего это? — удивился я — Не думаю, что мое отсутствие или присутствие сильно скажется на характере разговора. Дела у вас семейные, а я к вашему роду не принадлежу.

— Да мне Троцеро сказал, что ты мертв — отвел глаза в сторону Вайлериус — Мол, убирает мама преданных людей, а все ее слова вчера были не более чем попытка отвести мне глаза. Тебя нет, Витольд пропал, на Троцеро вчера какие-то люди напали, он еле отбился.

Я глянул на лохматого смутьяна, он в ответ злобно зыркнул на меня и помахал в воздухе замотанной рукой, как бы говоря: «Да-да-да, меня еще и ранили».

— Ничего со мной не случилось — я подмигнул принцу и понизил голос — Просто ходил в город. Есть там у меня одна грудастенькая… Ну, ты понимаешь? Быть здесь и не навестить ее — это грех великий. Девка — огонь, так увлеклись, что я про все забыл. А Витольд… Давай честно — ты маму свою знаешь?

— Знаю — кивнул Вайлериус — Еще как.

— Вот и подумай, сколько у нашего общего друга шансов остаться в живых в том случае, если вы поладите? Ну так, если напрямоту?

— Убьет — кивнул принц — Не сразу, но убьет. Не за мятеж, за меня.

— Вот — я приобнял принца за плечи — Я знаю, что так будет, ты знаешь, королева знает, а Витольд это вообще раньше всех нас понял. Понял, и принял единственно верное решение — по-быстрому отсюда улизнуть. Сам посуди — у него уже полдня форы есть, да пока вы помиритесь, да пока друг душу изольете, да пока королева его в розыск объявит… В общем, фиг его теперь догонишь.

— Мне доложили, что многих из его людей в лагере нет — почти шепнул мне принц.

— Больше скажу — я тоже понизил голос до почти интимного — Ты бы свою казну проверил, или что там у тебя. Сдается мне, что там будет недостача.

— Да и пусть ее — Вайлериус облегченно вздохнул — Взял и взял, что теперь. Главное, что он жив. Я просто больше крови не хочу. Совсем не хочу. Устал я от этого всего. Мне бы обратно в Академию вернуться и забыть всё произошедшее.

— Всё? — не удержался я от совершенно ненужного вопроса.

— Ты о Ксантрии? — тень печали набежала на лицо принца — Она всегда будет со мной. Но стоит ли память о ней такой тризны? Мне кажется, что нет.

— Согласен — я приобнял его за плечи — Ты повзрослел, приятель. Ты научился принимать непростые решения.

Ух, как злобно посмотрел на меня Верорк. Как видно, ему тоже хотелось вот эдак пообниматься с принцем.

Вот шиш тебе!

А время и впрямь поджимало, до встречи его осталось всего-ничего. Одна радость — вместо пешей прогулки, надо заметить — достаточно дальней, поскольку Праздничная поляна находилась не так и близко от лагеря принца, было решено использовать свиток портала. Особенно на этом настаивали Льод и Чужестранка, как видно, исходя из соображений безопасности. Да и то — кто знает, что по дороге случиться может. Тем более, что пакостный Троцеро, как выяснилось, тоже куда-то испарился.

— Попомни мои слова, проныра, он готовит нам какую-то пакость — бубнила Чужестранка на ухо Льоду, пока мы ждали принца у выхода из шатра. Причем делала она это так громко, что ее слова слышали все — Он же все мозги принцу вынес, на предмет войны до победного конца.

— Может, он и прав в чем-то — пробасил Верорк — Мир — это хорошо для выполнения квестов, но война приносит больше трофеев и репутации.

— Война — это лотерея — назидательно произнес Льод — Может — да, может — нет. А тут мы так и так в плюсе. Свою порцию вкусняшек от принца мы получим в любом случае, а там, глядишь, и королеву за вымя… Пардон — за что-то да потрогаем.

Ага, получите вы, ждите. Дулю вам с маком, а не квесты. Я так думаю, что Вайлериус уже завтра в Академию отчалит, в свитки там закопается и снова бородищу начнет отращивать. Так что учите природоведение, там в паре абзацев есть информация о том, что кое-где еще водится такая птица «обломинго».

А мой гонорар они мне все равно заплатят. Я свою часть работы сделал.

Увы, увы, но мы, конечно же, опоздали. Королева прибыла первой, причем, полагаю, сильно заранее.

Разумеется, она была бледна, с тенями под глазами, с платочком, нервно зажатым в руке, простоволосая. То есть, если говорить нашим языком — ее стилисты знали, что делали, умело орудуя пудрой и всем остальным. У нее был хрестоматийный вид матери, что не спала всю ночь, переживая за непутевого сына. В общем — «ридна маты моя, ты ночей недоспала». Молодец.

И дальше все прошло как по нотам. Она увидела принца, раскинула руки и, как подбитая чайка, крикнула:

— Сынок!

Вайлериус подозрительно зашмыгал носом и кинулся к ней.

Вот и все. Она выиграла, принц… Ну, не знаю. С его характером — наверное, тоже выиграл.

А лучше всех в этой ситуации мне. Я разделался с довольно нудным квестом и получу причитающуюся за него награду. Впрочем, прах с ней, с наградой. Я заполучил в свой карман целый клан, который смогу в нужный момент поставить под ружье. Не факт, что такой момент настанет, не факт, но — вдруг?

Нет, стоило оно того, стоило.

Впрочем, без казусов не обошлось. Естественно, система дала игрокам еще один шанс на то, чтобы история Западной марки сменила курс. В какой-то момент нарисовался Троцеро со своими ближними, причем, на лошадях и даже с поддержкой от какого-то клана, правда малочисленной. Судя по воплям, которые он издавал, в планах у него значилась узурпация трона. То есть — всех убью, сам править буду.

Я, если честно, даже немного заволновался — нас тут было-то всего ничего. Королева с пятком стражников (Брана она из каких-то своих соображений с собой не прихватила), да нас шестеро с принцем. Ну, я, Верорк, Льод, Чужестранка, Одинокий Волк и седовласый Реджинальд. А этих, конных, десятка три.

Нет, был еще Назир, но его можно не считать. Ему венценосные персоны до лампочки, у него свой объект охраны.

Мы, было, взяли изрядно струхнувшую Анну с сыном в кольцо и повынимали мечи, да зря.

Как выяснилось чуть позже, Льод обо всем позаботился и посадил на окрестные деревья в засаду две дюжины лучников, да еще каких!

В общем, у меня даже квест на спасение мамы и сына не появился, поскольку эти снайпера истыкали Троцеро и его сподвижников стрелами как ежей еще на относительно дальних подступах. Ох, как умирающие игроки орали на предмет того, что так дела не делаются — сердце радовалось.

Но теоретически, можно было в этот момент взять, и развернуть историю на сто восемьдесят градусов. Все-таки с правом выбора здесь все здорово поставлено. Особенно с этической точки зрения.

— Вот чего стоят те, кто подстрекал тебя — печально сообщила сыну моментально справившаяся с секундной слабостью Анна — Посмотри. Им что моя жизнь, что твоя — только разменная монета в их играх. Моя-то ладно, но ты, милый, ты. Ты должен жить.

— Мама — растроганно просопел Вайлериус и полез к ней обниматься.

— Н-да — негромко сказала Чужестранка — Тот еще король был бы. Хотя, при правильном подходе…

— Все хорошо, что хорошо кончается — громыхнул Верорк — Не волнуйтесь, ваше величество, вы под надежной охраной.

— Какой бравый малый — обратила на него внимание королева — Вайли, кто это удалец?

— Это? — отвлекся от обнимашек принц — Это Верорк. Его привел Хейген, сказал, что с ним и его людьми я всегда буду в безопасности.

— И не соврал — заметила Анна — Благодарю вас, славный воин, вы спасли нам жизнь.

Верзила засиял, как начищенный самовар.


Вами выполнено задание «Сопровождающий»

Награды:

3000 опыта.


Ну, вот почти и все. Думаю, еще одно задание — и на этом все кончится.

— Кстати — королева наконец разжала объятия и повертела головой — Хейген, можно тебя на минуту?

— Разумеется — я насторожился. От этой дамы можно ждать чего угодно.

— Друг мой — Анна взяла меня под руку и мы с ней удалились от остальных участников разворачивающегося действа, с интересом наблюдающих за нами — Не скрою, между нами было всякое. И ты мне грубил, и я тебя, было дело, чуть на плаху не отправила. Ну да, было, было, что теперь скрывать. Но это все в прошлом, не так ли?

— Истинно так — согласился с ней я.

— Я рада, что ты помог мне вернуть сына. Очень рада — мягко продолжила королева — Не меньше я рада тому, что после завершения этой длинной и муторной истории его свиту тем или иным образом покинули все те, кто связывал его с прошлым. Все, кроме тебя.

— Хм — прокомментировал эти слова я.

Нет, так-то я понимаю, куда она гнет, но вот чего именно она от меня хочет добиться.

— Не буду ходить вокруг да около — в голосе королевы прорезались монаршие нотки — требовательность и неприемлемость отказа — Я прошу тебя, Хейген, исчезни на время. Нет-нет, с этого дня все наши трения прекращены, ты в Эйгене желанный гость, равно как и в моем дворце.

— Ну, это я уже слышал — с долей сарказма произнес я.

— Клянусь тебе жизнью моего сына — я не буду преследовать тебя — повторила королева — Нет в этом нужды более. Скажу больше — за все, что ты сделал, ты будешь достойно награжден. Но — не сегодня. Пойми, ты для Вайлериуса прошлое, ты ниточка, которая напоминает ему о том времени, когда все было по-другому. Не как королева прошу, как мать — дай ему все забыть. Пусть память его отпустит, а он отпустит тени, которые в ней живут.


Вам предложено принять задание «Примирение»

Данное задание является шестым и заключительным в цепочке квестов «Родственный обмен»

Условие — под благовидным предлогом отказаться от участия в застолье, которое устраивается по поводу примирения матери и сына, королевы и наследного принца.

Награды:

2000 опыта;

благодарность королевы, которой вы при желании можете воспользоваться с умом;

Две бутылки красного вина из королевских погребов.


— Хорошо — согласился я — Может, вы и правы. Он славный парень и не нужен ему весь этот груз прошлого. Я сделаю так, как вы хотите.

— Вот и спасибо — королева погладила меня по руке — Думаю, уже завтра он убежит в свою Академию и все пойдет своим чередом. Что же до награды — приходи, когда пожелаешь, и ты получишь ее в полной мере. И — нет, это будет не топор палача. Ты же это хотел сказать?

— Ну да — смутился я — Лихо вы меня сейчас умыли.

— Так я королева — как-то очень по-девчачьи хихикнула Анна.

— Если можно — одна просьба — остановил я ее, поняв, что разговор окончен.

— Да? — милостиво кивнула королева.

— Она связана вон с тем верзилой и его приятелями — я показал ей на Верорка — Это славные ребята. Нет, на самом деле. Они мои старые приятели, наемники, настоящие псы войны, но это дело им надоело хуже горькой редьки. Им нужен тот, кто будет их сытно кормить и не забывать в своих милостях. И этому человеку они будут служить так, как никому другому. Приручите их — и вы не пожалеете.

— Наемники — с сомнением произнесла Анна — Они хороши в бою, но служат они всегда тому, кто больше заплатит. Мне ли не знать?

— Дайте им земли, помогите построить дом — и они будут защищать не только вас, но и себя — пожал плечами я — Каждый наемник хочет иметь дом. И еще одно — да, при вас Бран и его люди. Его люди. Не ваши. А эти — другое дело. Вы им дали все, и слушать они будут только вас.

— Аргумент — признала Анна и внимательно посмотрела на Верорка, который секундой позже подпрыгнул на месте, равно как и остальные «Орлы».

Как видно, резко скакнула репутация вверх, вон, как радуются.

— Почему ты за них просишь? — внезапно спросила она.

Какая недоверчивая, а?

— Дружеский долг — объяснил я — Они пару раз спасали мне жизнь, да и приятели мы давние. А долги надо всегда платить, даже друзьям.

— Я поняла тебя — Анна потрепала меня по щеке, а Верорк подпрыгнул второй раз — И еще раз повторю — приходи ко мне, скажи, что ты хотел бы получить в качестве награды и я выплачу свой долг.

— Да я не это имел в виду — растерялся я.

А что, правда. Вот вообще не это. Да и не пойду я к ней. Она хоть и сказала, что опасаться нечего, но только я ей все равно не верю.

— Но и ты сдержи слово — приказала королева — Сегодня состоится пир, и тебя на нем быть не должно.

— Не будет — заверил ее я — Да я и сам, признаться, на него не рвался.

— Вот и хорошо — милостиво улыбнулась мне королева, и мы вернулись к остальным.

Отвертеться от пира мне удалось без особых проблем. Я просто сказал безмятежно счастливому Вайлериусу, что у меня есть кое-какие дела, и что видимо мне придется немного задержаться. И, если честно, у меня сложилось впечатление, что не сильно-то он меня и слушал. По крайней мере, когда я добавил, что, может, и вовсе не приду, возражений с его стороны не последовало.

А сказать это было надо. В противном случае квест фиг прямо сейчас закроется. Мне же хотелось закончить все здесь, на Праздничной поляне, когда все в сборе.


Вами выполнено задание «Примирение»

Награды:

2000 опыта;

благодарность королевы, которой вы при желании можете воспользоваться с умом;

Две бутылки красного вина из королевских погребов.

Вами выполнена цепочка заданий «Родственный обмен»

Получены следующие награды:

75 000 опыта;

40 000 золотых;

Наплечники из сетового набора «Все, как один»;

Копье Орбена;

Титул «Стоящий в тени трона»;

Дополнительные скидки для вас и вашего клана у торговцев Эйгена (распространяется только на торговцев-НПС).


Все. С этим все. Остались, правда, кое-какие формальности.


Вами получен уровень 81!

Доступных для распределения баллов: 5


И приятный бонус.

Тем временем королева перекинулась парой слов с Верорком, отчего тот стал напоминать ребенка, который сидит утром первого января у новогодней елки, сунула мне две бутылки вина в руки, а после села в карету, подкатившую к нам секундой раньше. Ту да же залез и Вайлериус.

— Хейген, все-таки постарайся — крикнул мне из окна мой приятель, кучер щелкнул кнутом и только мы их и видели.

— Ко дворцу — деловито сказал Верорк Льоду — Давай, доставай свиток.

— Минуту — потребовал я — Давайте сначала подобьем бабки. Все закончилось, закончилось благополучно, стало быть, работа моя сделана. Верорк, ты согласен со мной?

— Да — выждав секунд пять, ответил воин — Все ровно, все по теме.

— То есть — я полностью выполнил свою часть договора, и претензий со стороны заказчика ко мне нет?

Я произносил это громко и четко, как положено.

— Нет — снова с «мхатовской» паузой ответил мне глава «Орландинос» — Никаких претензий.

— Отлично — я потер руки — Номер Девятнадцатый, я знаю, вы нас слышите, зафиксируйте это где-нибудь.

— Не зови лихо — попросила Чужестранка, поморщившись — От греха.

— Хорошо — пообещал я и снова обратился к Верорку — Тогда будь любезен оплатить остаток гонорара и выслать еще десять комплектов брони. И, самое главное — военная поддержка. Помни, что я могу в любой момент обратиться к тебе дважды и потребовать выступить в каком-то конфликте на моей стороне. И вы сделаете это, не взирая на мои мотивы и убеждения.

— Скажу тебе честно — ты мне не нравишься — тяжело роняя слова, сказал Верорк — Говно ты, а не человек, я это сразу понял. Но слово дано, а «Орлы», кто бы что не говорил, его держат всегда. Ты получишь остаток гонорара, и ты в любой момент можешь предъявить нам наш вексель, мы оплатим его в полной мере.

— Очень хорошо — улыбнулся я- На этом наше сотрудничество подошло к концу. Всем спасибо.

Верорк ничего не сказал, он просто шагнул в портал, который открыл Льод. За ним ушел Одинокий волк.

— Нормально отработали — весело крикнул мне Льод — Мне понравилось. Надеюсь, не в последний раз видимся.

— Поддерживаю — Чужестранка махнула мне рукой — Не бери в голову слова Верорка, ему не только ты не нравишься. Он вообще человечество не жалует.

— Да я уж и забыл про это — засмеялся я — Вот еще повод для печали!

Это, кстати, была чистая правда. Профессиональная реакция, нас оскорбляют чаще, чем хвалят, так что со временем к подобным вещам вырабатывается что-то вроде иммунитета.

— Ну и хорошо — Чужестранка нырнула в портал.

— Да — уже занеся одну ногу над мигающей синевой, хлопнул себя по лбу Льод — Румпеля огибай стороной ближайшие лет двести. Если кто тебя в игре и ненавидит, так это он.

Через секунду на Праздничной поляне остались только я да Назир.

— Вот как-то так — сказал я своем спутнику — Праздник продолжится без нас.

— И очень хорошо — ответил мне он — Мой отец всегда говорил нам: «Чем ближе ты стоишь к трону, тем ближе ты стоишь к смерти».

— Золотые слова — одобрил я его ремарку — Как, впрочем, и любые другие его высказывания.

— Наш отец великий мудрец — с гордостью подтвердил Назир.

В этот момент земля у моих ног вспучилась, потом немного просела, после из нее высунулись две костлявые руки, а следом за ней появился и череп. Это был скелет из тех, что называют «ходячими». Вполне себе такой настоящий, с красными огоньками в глазницах и неприятным оскалом.

Вжикнули сабли Назира, но более он ничего сделать не успел, поскольку мертвец ловко кинул в него некую темную субстанцию, более всего похожую на тучку в миниатюре.

Ассасин застыл на месте в довольно нелепой позе.

— Ты его не убил? — спросил я у скелета, уже поняв, что он не имеет никаких кровожадных стремлений и глотку мне перегрызать не собирается. Не иначе, как гонец моего черного брата и пожаловал по делу.

— Нет — скрежетнул челюстями неупокоенный — Просто Хозяин сказал: «Если будут посторонние, кинь в них вот этим, чтобы они лишнего не услышали». Этот посторонний. Я кинул.

— Это правильно — одобрил я, повертев головой.

Мне свидетели беседы с ходячим мертвецом не нужны, потом, если что, замучаешься свою невиновность доказывать. Тем более, что ее и нет.

— Хозяин велел передать вам приглашение — сообщил мне скелет — Со всем уважением.

— Передавай — разрешил я.

— Минуту — попросил скелет и начал разгребать вокруг себя землю.

Он занимался этим пару минут. Он скрипел суставами, вылезая на поверхность, он использовал берцовую кость, отгребая ей мерзлый чернозем, он сломал лучевую кость, но все-таки выбрался из ямы.

После этот загробный курьер еще долго шаркал ногами и махал руками, изображая великосветские поклоны, после чего произнес:

— Нынче ночью мой повелитель барон Сэмади ждет вас на открытии своей новой резиденции, коя имеет место быть на известном вам кладбище в Пограничье. Начало действа в полночь. Мой повелитель искренне надеется на то, что вы почтите его праздник своим присутствием.

— Почту — пообещал я — Как отказать, особенно после такого приглашения? Передай — непременно буду.

— Хорошо — скрежетнул скелет и снова полез в яму.

— Стой — попросил я его и показал на Назира — А он как?

— Минут через десять отомрет — пообещал мне посланец барона, закапываясь — Или около того.

Так и вышло. Причем это время я провел с пользой, изучив сетовый предмет, который оказался сильно так себе. Нет, классу моему он соответствовал, все так, но и только? На что мне сейчас наплечники тридцать пятого уровня? Что мне с ними делать? Разве только что продать тому же Джокеру.

Что до копья — оно оказалось очень и очень недурственным.


Копье Орбена

В те времена, когда Раттермарк был еще молод, а правили им всемогущие боги, это копье принадлежало прославленному воину принцу Орбену. Не было равных ему в владении этим оружием.

Увы, но в его последней схватке это копье не смогло ему помочь, на всякую силу есть другая сила. Особенно же скверно было то, что принц не смог выполнить свой последний обет, а именно — погибнув, он не смог отомстить за обесчещенную его же убийцей сестру.

Впрочем, говорят, что тот, кто смог победить принца Орбена, прожил потом не слишком долго. У принца остались братья и сестры, которые завершили его деяние.

+ 146 к силе;

+ 88 к ловкости;

+ 39 к выносливости;

+ 16 к мудрости

+ 11 % к шансу нанести кровавую рану;

+ 9 к вероятности занести в рану противника быстродействующую инфекцию (каждые 2,5 секунды на протяжении минуты противник будет терять 45 единиц жизни);

+5 % к скорости восстановления маны в бою;

+5 % к скорости передвижения вне боя;

Прочность 11000 из 11000

Минимальный уровень для использования — 85

Для использования классом — воин.

Украсть, потерять, сломать — невозможно.


Было бы это не копье, а меч, прямо вот взял бы не задумываясь. Но — копье не мое. Не нравится мне двуручное оружие, привык к мечу и щиту.

Кстати — часто стали копья падать. Тогда вот выпало турнирное, которое я никак Гунтеру не подарю. Не забыть бы.

С этой мысли я перескочил на другу. Однако — надо ночью идти. Обещал. Да и с бароном надо повидаться, не дело таких друзей забывать.

Значит, надо из игры выходит и маленько передохнуть, причем — с пользой. А именно — звякнуть Валяеву, а лучше — Зимину, узнать, что там в здании и нельзя ли ему показать мой план мероприятия. Ну, ладно — наш план.

А чего тянуть?

Осталось только дождаться, когда Назир отомрет.

Глава четырнадцатая

о том, что праздник — он везде праздник

Если честно, я был уверен, что Зимин трубку не возьмет, поскольку он как обычно занят, и ему не до меня. Ну, и тогда мне все-таки придется перезванивать Валяеву.

Я даже кусок от бутерброда откусил, пока коммуникатор набирал его номер.

А Зимин возьми и ответь почти сразу, после второго гудка.

— Да, — раздался в трубке его голос — Слушаю.

— Аааа — я спешно пережевывал огромный ломоть ветчины и хлеба — Умг, эг…

— Киф, это точно ты?

— Уа — мне было неловко, впору хоть недожеванное в ладонь плюй.

— Ты пьяненький что ли? — Зимин нынче был очень доброжелателен, в другой раз он за такие «умг-уа» уже разорался бы.

— Нет — хрипло ответил я, таки мощным движением протолкнув еду в пищевод — Уфффф!

— Стесняюсь спросить — ты там чего делаешь такое? — заинтересовался Зимин — Просто у меня ассоциации тут возникли некоторые… Хотелось бы убедиться в том, что я не прав.

— Бутерброд кушаю — признался я.

— Ну это хорошее дело — одобрил мой собеседник — А мне тогда зачем звонишь, если питаешься? Поел бы и уже тогда… Или случайно набрал?

— Умышленно — сказал я и понял, что сморозил глупость.

— Совсем не понял — опечалился Зимин — Ты позвонил мне, чтобы сказать, что бутерброд кушаешь? Или ты позвонил мне, чтобы таким образом развеселить меня?

— Да нет — я даже топнул ногой по полу — Я позвонил с конкретной целью. Даже двумя. Первое — узнать, все ли нормально в нашем королевстве? Ну, в свете ночных событий.

— Все хорошо — успокоил меня Зимин — Все живы, никого не уволили, по крайней мере, пока. Тебе-то точно беспокоиться не о чем. Что еще?

— План — гордо сказал я.

— Какой-то ты сегодня не такой — озабоченно сказал «радеоновец» — Где привычная четкость формулировок? Вот сейчас ты о чем конкретно говоришь — о легких наркотиках, о том, что ты надумал устроить переворот в Сомали или о чем-то другом?

— Может, зайду и все объясню? — предложил я — Так проще будет.

— Зайди — разрешил Зимин — С тобой визуально общаться проще, там хоть по жестам и мимике понять можно, что ты имеешь в виду.

Не могу сказать, что мне вот прямо очень хотелось тащиться на двадцать восьмой этаж, но без этого никак. Во-первых, надо было утвердить план майских мероприятий. Во-вторых — выбить премию и должность Ксюше. Хотя по последнему пункту у меня были сомнения. Нет, пробить-то я ее пробью, но нужно ли это? И речь не о том, что будут усилены позиции Вики, не той величины у нас коллектив и не той степени соподчинения.

Просто Ксюша пришла к нам последней. И это очень, очень все усложняет.

Люди могут не понять такое решение. Не понять и не принять. Да что «могут». Так и будет.

Например — Стройников. Он пришел одним из первых, у него, в отличие от того же Самошникова, есть карьерные устремления, и, если начистоту, работает он хорошо. Он сумел подняться из «низовки», куда я его в свое время загнал и его голос в общем хоре выделяется. То есть если кому отдавать и эту должность, так ему.

Есть Мариэтта, которая после назначения Ксюши, может и в петлю полезть, с ее-то наполеоновскими планами и непомерными амбициями. И, ради правды, тут еще и зуб на Вику образуется, причем ого-го какой. И на собственно, Ксюшу. Раньше-то наша дохлятинка была сподвижницей.

Плюс добавим сюда шуточки одной длинноногой гражданки о близости еще кое-кого к руководящему телу и распевание песен с текстом вроде: «Танго втроем, разве это возможно?» и получим крайне неприятную вещь под названием «расслоение коллектива». Причем, заметим и длинноногая гражданка достойна повышения, хотя бы и номинального. Она хоть и с шилом в заднице, а дело знает.

В общем, ничто так не дробит хорошо спаянный коллектив, как неразумные кадровые перестановки и неравномерные увеличения зарплаты.

Нет, по идее я вообще никому ничего не должен объяснять. И голову забивать себе мыслями вроде: «а что скажут люди?» тоже. Я решил, согласовал, пробил, и кому какое дело, что у меня на уме? Руководитель всегда должен исходить только из двух интересов — из интересов компании и своих собственных.

Но я плохой руководитель. Не хочу, чтобы люди на работу к нам ходили только потому, что у нас платят хорошо. Мне нужно, чтобы им в редакцию с утра идти хотелось и работалось комфортно. Ну, или чтобы работа хотя бы не вызывала рвотного рефлекса.

Потому — пробить-то я должность пробью, но вот афишировать это не стану. Пусть она отлежится, до поры до времени.

Премию же Ксюша получит в обязательном порядке, тут без вариантов, потому как поработала она на славу. И возражений ни у кого здесь быть не может. А если возникнут, то этот человек получит по голове, причем ксюшкиным переплетенным талмудом.

Здание было на редкость пустынно. Вроде бы и времени не так много, а в холле кроме девочек на ресепшен и охраны при входе никого не было. Тишина и покой. Чудно, тут обычно всегда кто-нибудь крутится — сотрудники, работники доставок, курьеры, люди в комбинезонах и с пустыми многолитровыми бутылями из-под кулерной воды. А сегодня — никого.

Чудно.

Размышляя об этом, я зашел в лифт, нажал кнопку с номером «22» и лифт начал свое движение вверх, правда, ненадолго. На пятом этаже он остановился, двери с приятным бряканьем открылись и в кабину вошла никто иная, как рыжеволосая Дарья, о которой я вроде, как и забыл думать.

— Да ладно! — вырвалось у меня — Так не бывает.

Я имел в виду то, что день по сути задался. Кривого Гарри я нашел, квест на Западе закрыл, даже вон, к обычно недоступному днем Зимину еду, и он меня ждет. И — на тебе.

— Вот и встретились — Дарья улыбнулась мне и нажала кнопку с цифрой «16» — Ты рад?

— Всегда приятно встретить хорошего человека — сообщил ей я, прислушиваясь к себе.

Черт, ну что не так с этой девушкой? Почему она так притягивает меня, прямо как магнит? Ведь я про нее на самом деле почти забыл, но стоило только ей войти в лифт, стоило только мне ощутить ее терпко-степной запах духов — и все. Опять в висках шумит и дышать нечем, вон, носом засопел, как паровоз. И еще кое-какие вторичные признаки проявились, личного характера.

— Я тоже рада — Дарья, которая, несомненно, все поняла, сделала два маленьких шажка и оказалась совсем рядом со мной, ее грудь касалась моей, и это было самое восхитительное, что со мной случилось в этой жизни — Нечеловечески рада.

На кнопку «стоп» нажать, что ли? Какого черта, кому нужны эти условности? Может, я эту женщину искал всю свою жизнь, может, мне кроме нее вообще никто не нужен..

Дизнь! Лифт остановился.

— Мне пора — Дарья провела мне ладонью по щеке — Но я не прощаюсь. До очень скорой встречи.

— В любое время — пробормотал я, ощущая, что спина у меня вся мокрая от пота.

Как только девушка вышла из кабины, и лифт отправился дальше, у меня из груди словно пробку вынули, я хоть дышать смог

Вот как она так делает? Только появилась, только прикоснулась — и все, меня нет. Причем если сначала я хоть какое-то время мог держать эмоции в узде, то сейчас я сломался сразу, моментально. Нет, почти все настоящие женщины такое умеют проделывать с нашим братом, но тут-то это принимает гипертрофированную форму.

Я ее боюсь. И еще — пока ее рядом нет, я понимаю, что черту переходить нельзя, за ней находится что-то такое, о чем даже думать не стоит. Но это пока ее рядом нет. А стоит ей только появиться, меня просто тянет пересечь эту черту, и пофиг, что будет дальше.

Вывод — надо, отправляясь в административное крыло, непременно носить на пальце перстень, что мне Старик подарил. Крышу у меня все равно сносить будет, это факт, я словно отравлен этой Дарьей, но, возможно, у нее самой хватит ума не трогать меня, заметив украшение с пепельно-черным камнем. Ну, или инстинкта самосохранения. В прошлый раз сработало, вроде.

И все-таки — кто же она такая? Или — что она такое?

Тьфу, бред какой в голову лезет.

Из лифта я вышел в растрепанных чувствах и сообразил, что испытания мои еще не кончились. Из огня, да в полымя — в приемной ведь меня поджидает босс локации — железобетонная Елиза Валбетовна. Так сказать — оборотная сторона монеты. Ее я тоже боюсь, но не вожделею.

Я выдохнул воздух, дернул на себя дверь и понял, что пророка из меня не выйдет. Елиза — это было бы меньшее из зол.

— Вот так сюрприз — Старик, как всегда элегантный и добродушный, отпил кофе из фарфоровой чашечки и дружелюбно улыбнулся — Мой юный друг, ты здесь каким ветром? К Максимилиану пришел?

Он еще раз припал к чашечке и поставил ее на блюдечко, которое держала Елиза Валбетовна, стоящая рядом с ним по стойке «смирно».

— К нему — подтвердил я — Ой, извините. Добрый вечер.

— Добрый, добрый — Старик потрепал Елизу по щеке — Спасибо, девочка моя.

Не знаю почему, но я был уверен, что такой трюк не позволит себе ни один человек, из живущих на Земле. Даже ее собственный отец, который, если верить рассказам Зимина и Валяева был дядькой жестким и бескомпромиссным. Я лично ее боялся с первой встречи. Реально боялся. Это же не женщина, это машина смерти.

Однако же вот — случилось такое. Теперь я видел в этом мире все.

— Киф, а ты кофейку не желаешь? — заботливо спросил у меня Старик — Элли сварит. Она прекрасно варит кофе, можешь мне поверить. Хотя — чего тут странного. Знал бы ты, сколько времени она провела на Мартинике в частности и на островах Караибского моря в целом. А там кроме рома и кофе пить больше и нечего.

— А оранжад? — зачем-то спросил я — В романах о тех местах герои всегда пьют оранжад.

— Вранье — отмахнулся Старик — Лимонад еще туда-сюда, но на самом деле и это был еще тот горлодер. Кислятина невозможная, и желудок от нее слабило невероятно. Прости за подробности, Элли.

— Не стоит — Елиза Валбетовна мрачно глянула на меня — Особенно если учесть, что это все правда. Никифоров, ты будешь кофе?

По ее тону было понятно, что соглашаться не стоит. А если я это сделаю, то в следующий раз меня распластают на столе и вольют в глотку зараз литров пять раскаленного как лава ароматного напитка, чтобы я либо лопнул, либо захлебнулся.

— Нет-нет — тут же ответил я — Воздержусь. А Максим Андрасович у себя? Он вроде должен меня ожидать.

— А пойдем, посмотрим? — тоном заговорщика предложил мне Старик — Ввалимся к нему, как черт к монаху, и посмотрим, чем таким он там занимается.

Елиза поправила прическу, глянула на селектор и опустила глаза в пол. Понимаю. Вроде, как и предупредить бы, но не судьба. Свой деловой костюм всегда ближе к телу.

— Ну, если как черт к монаху… — сказал я и в очередной раз мысленно врезал себе затрещину за то, что мелю лишнее — Почему нет? Хотя я всегда предпочитаю предупредить о своем приходе. Кто знает, что тебя ждет за дверью чужого кабинета? Может, такое, что лучше бы и не видеть?

— Например? — тут же спросил Старик.

— Ну, не знаю… — призадумался я — Может, он там движения Элвиса Пресли разучивает или паззл собирает. Ничего такого, но не все любят, чтобы их слабости кто-то знал.

— Мне нравится этот парень — сказал Старик Елизе — Он молодец, молодец. Остальные чего-то мямлят, всегда идут в кильватере, а этот — нет. Он бунтарь, он не такой, как все. Елиза, я вот иногда думаю, глядя на него — уволить бы процентов восемьдесят бездельников, что просиживают штаны в этом здании и набрать вот таких, как он — молодых, языкастых, не боящихся рушить стены лбами. Как бы было хорошо, да? Нет, я определенно рад, что познакомился с этим юношей.

Елиза кивнула и бросила взгляд в сторону. Оказывается, здесь были не только мы одни. За шкафом, буквально вжавшись в стену и делая вид, что они ничего не видят и не слышат, судорожно листали документы, находящиеся в «короновских» папках две юных девушки — сотрудницы.

Блин, теперь точно надо держать ухо востро. Крепко меня Старик своими словами подставил, крепко. Они станут известны коллективу уже сегодня, за ночь обрастут подробностями, а завтра все будут говорить о том, что я подбивал шефа всех нахрен уволить. Знаю я, как сплетни эволюционируют, не раз подобное наблюдал.

Вот зачем ему это?

— Итак — Старик лукаво улыбнулся и взялся за ручку двери — Три, два, раз.

Слава богу, Зимин не вертел тазом в стиле «короля рок-н-ролла», не собирал пазл и не бегал по кабинету голым. Он сидел за столом и что-то писал.

— Ну вот — одобрительно сообщил мне Старик — Неправ ты оказался, дружок, ничем предосудительным наш Максимилиан не занимается. Не подтвердились твои предположения.

Да что такое! Теперь я и тут попал.

— И в мыслях не было — бодро заявил Зимин — Готовлюсь к собранию, подвожу итоги, суммирую, анализирую. Все, как было приказано.

— Мой маленький солдат — одобрительно произнес Старик — Ты все тот же Максимилиан, несмотря на этот костюм, этот кабинет, этот стол. Верный, несгибаемый и непобедимый Максимилиан.

Зимин сжал ладонь в кулак и приложил ее к сердцу.

— Ну и ладно — лукаво улыбнулся Старик — Пойду дальше, посмотрю, чем вы живете. С вами все ясно, а вот с остальными нет. И в каверны надо наведаться, с Ильей пообщаться.

— В подвалы — поправил его Зимин.

— Да-да — кивнул Старик, поворачиваясь ко мне — Вот что, друг мой. А приходи-ка и ты завтра на собрание. Как мне думается, тебе будет полезно там поприсутствовать. Там соберутся главы отделов, люди, которые определяют жизнь проекта здесь, на этой части суши. Ты, по сути, один из них. Печатное слово — великая сила, и она в твоих руках. Не в моих, не в его, а в твоих.

— Собрание? — только и смог произнести я.

— Да — подтвердил Старик — Максимилиан, введи Харитона в курс дела.

И он вышел из кабинета, закрыв за собой дверь.

Зимин издал что-то вроде немого вопля и рухнул в кресло.

— Макс, клянусь, я ничего такого не говорил — сразу же произнес я — Слово даю!

— Даже не сомневаюсь — губы Зимина скривились в усмешке — Да ты не волнуйся, все в порядке. Что я, что Кит, мы знаем эти его трюки. Он такое любит.

— Трюки! — я тоже плюхнулся в кресло — Трюки! Чуть не поседел.

— Терпи — посоветовал мне Зимин, доставая сигару из ящика стола — Всякое случается. Неврастеникам тут не место.

— При чем тут это? — возмутился я — Просто…

А просто — что? Руководство просто мило развлекалось, шутило шутки и изволило всех разыгрывать. Он ведь все делал с улыбкой, которая уведомляла окружающих о несерьезности происходящего.

Правда, окружающие не всегда это понимали. Или не понимали вовсе.

— То-то — Зимин раскурил сигару — Пороховая бочка, однако.

— Постой, а собрание? — с облегчением спросил я — Это тоже шутка была?

— А вот это уже была самая что ни на есть правда — Зимин с видимым удовольствием пыхнул сигарой — Кто же такими вещами шутит? Это же не просто так собрание, там все высшее руководство «Радеона» будет стратегию на сезон весна-лето этого года вырабатывать. Может, и из акционеров кто подъедет.

— Да что мне там делать-то? — изумился я, причем без какого-либо наигрыша — Мне-то что?

Нет, я мог прямо сейчас выдать с пяток вариантов, зачем я мог понадобиться там Старику, но ни одного по-настоящему полезного в разрезе бизнеса среди них не было. Скажем честно — я и горстка моих людей в масштабах компании по сути никто. Нас все равно, что нет. Собственно, в свое время контрольный пакет акций «Столичного Вестника» вот этот самый Зимин купил на ходу, без ритуальных бизнес-процессов. То есть — долгих встреч, торга и всего такого. Просто купил, и все. Потому что так ему было удобнее со мной общаться.

Я карманный писака из карманного издания. Ну да, а что себе самому врать? Это жизнь. И по этим же законам карманные журналисты не ходят на высокие собрания. Не по чину это им.

— Да ничего — по-своему воспринял свой вопрос Зимин, кладя ноги на стол — Сиди, молчи, смотри. Спросят — ответишь. Ты человек опытный, словесного гороху всегда сыпануть сможешь.

— Твоими бы устами… — проворчал я.

— Даже не переживай — неожиданно мягко, несвойственно для себя, произнес Зимин — Нет до тебя там никому дела. И потом — Старик прекрасно знает то, что ты можешь сказать и сделать, и что не можешь, так что сверхъестественного он ничего не устроит. А на остальных — наплюй. Сейчас ты в фаворе, а не они, понимаешь? Потому пусть знают свое место. Ладно, все, закрыли тему. Ты чего хотел-то?

«Закрыли тему». Только открыли, на мою голову. Вот чего меня понесло к Зимину, а?

Зато теперь понятно, почему нигде никого нет. Старик вышел на прогулку, вот везде и пустота. Не хочет никто ему на глаза попадаться.

— Да вот — я брякнул на стол перед ним папку с проектом и полез в карман за сигаретами — Тоже планы на весну. Хочу ивент провести, из разряда титульных. Взрослый такой, с призами, с массовым охватом.

— Что ты говоришь! — заинтересовался Зимин — А ну-ка, ну-ка! Слушай, массивный какой! Сразу видно работу профессионала.

— Ну так — небрежно бросил я и щелкнул зажигалкой.

В последующие пять минут Зимин, зажав сигару в зубах, шустро переворачивал страницы, вскользь изучая схемы, графики, списки и все то, что еще понапихала в этот монументальный труд Ксюша. Картинки, которые я считал украшением сего проекта, он как раз пропускал.

— Киф, теперь я вообще не понимаю, чего именно ты боишься? — закончив, спросил он у меня.

— В смысле?

— Чего тебе-то теперь собрания опасаться? У тебя же уже все есть — ладонь Зимина припечатала проект к столу — Точнее — у нас с тобой все есть. Согласись, без моих мудрых указаний и всесторонней поддержки ты бы не создал такой прекрасный концепт ивента, который, подозреваю, может стать в будущем неким эталоном. По крайней мере, уж в части презентации — точно. Видел бы ты те огрызки бумажек и салфетки, которые нам притаскивал Костик и его предшественники перед предыдущими собраниями. А тут — красота.

— Красота — согласился с ним я — Что есть, то есть.

— В этой прекрасной работе есть только один недостаток — продолжил Зимин — Но мы сейчас его исправим. Таааак.

Он взял со стола ручку, перевернул обложку и на оборотной ее стороне, пустой и белой, в правом нижнем углу написал: «Идея и общее руководство проектом — М. Зимин. Детальная разработка и презентация — Х. Никифоров»

— Как зовут того человека, который на самом деле все это оформил? — поинтересовался у меня Зимин, вертя ручку в пальцах

— Ксюша — еле сдерживая улыбку, сообщил ему я — Ксения Покровская. Славная девочка, работает у меня не так давно.

Шапито, да и только. То, что придумал я, присвоил себе Зимин, а мне, похоже, достанутся Ксюшины лавры.

— Согласен полностью. Большой молодец эта девочка Ксюша — одобрительно почти пропел эти слова Зимин — Сразу двум начальникам угодила, причем работая головой, а не другим местом. Редкость в наше время. Хорошие кадры подбираешь, Киф, толковые. А что эту работу она не сама будет презентовать — так страшного и зазорного в этом ничего нет. Главное же что? Общее дело, только оно. Зато мы знаешь, что сделаем? Выдадим-ка мы девочке Ксюше премию, а? Из специальных фондов.

Зимин залез в ящик стола, пошуршал там чем-то, и бросил на стол стопку стодолларовых купюр. Неплохую такую стопку, десятка три бумажек там точно было.

— Полагаю — достаточно? — спросил он у меня.

— Думаю, что да — я взял деньги со стола и убрал в карман — Она у меня не балованная. Хотя, вот еще что неплохо бы сделать, так, на перспективу…

— Не тяни кота за хвост — Зимин положил ручку на стол.

— Может, должность ей дадим какую по этому профилю? — предложил я — Например — специалист по внутриигровым проектам. А что — ей приятно, нам несложно. А главное — всегда есть человек, которого можно напрячь по такому поводу.

— Думаю, это хорошая идея. Только давай-ка назовем это по-другому, более детализировано, чтобы пресечь кривотолки. Да хоть бы даже помощник главного редактора по специальным проектам. Давай, прямо сейчас пиши служебную записку на мое имя, я ее завизирую и отправлю по инстанциям. Думаю, что через недельку будет твоя девочка уже в новом статусе — Зимин протянул мне свою ручку и лист бумаги — И вот еще что. Пожалуй, сюда мы пока ее вписывать не будем. И то — кого пока вписывать-то? Девочку Ксюшу? Несерьезно это. Вот вступит в должность, и уже тогда… Ты как на это смотришь?

— О чем она не узнает, то ей не повредит — ушел от прямого ответа я, чиркая ручкой по бумаге.

Ну да, формально не очень красиво это все. Но выбора-то здесь мне не предоставлено. Точнее — он есть, но в случае, если я попробую спорить, то проект все равно будет подан от его имени, а нам тогда ничего не достанется, все уплывет в никуда. А именно — должность и расположение Зимина. И кому от этого будет хорошо?

Возможно, ханжа и усмотрит в моих действиях нечто аморальное, но я сейчас на самом деле исхожу не из своих интересов, а из Ксюшиных. Я в этой ситуации не при делах. Во всех аспектах ни при делах.

— Докладывать я буду сам — подтверждая мои выводы, деловито сказал Зимин — Ты сиди, в нужный момент говори что-нибудь вроде: «Да, несомненно» и «Да, безусловно». И не забывай выглядеть немного уставшим и многозначительным.

— За первое поручусь — хмыкнул я — Вымотался за эту неделю как собака.

— Ничего, завтра вечером отстреляемся, в воскресенье Старик отбудет, тогда и отдохнем — мечтательно зажмурился Зимин — Ну, и потом — зима на исходе. Оно всегда так в это время года — усталость, сплин, авитаминоз. Люди ждут весны, Киф.

— Вечером? — удивился я — А я думал, что собрание утром будет.

— Нет — покачал головой Зимин — Такие мероприятия всегда проводятся после заката. Традиция. Даже не спрашивай, почему и отчего так, сам не знаю.

Вечером — так вечером. Так даже лучше. У меня ведь завтра еще свое собрание предстоит, с кланом. К слову!

— Слушай, Макс — я затушил сигарету — У меня к тебе еще личная просьба есть.

— Излагай — Зимин явно приободрился.

— Да народ в клане застоялся — я побарабанил пальцами по столу — У меня времен на всякие мероприятия нет, а люди скучают. Замша моя что может делает, но она тоже не стожильная.

— И? — поторопил меня Зимин.

— Слушай, не подкинешь какой-нибудь немудреный инстанс, или что-то в этом роде? Такой, чтобы не совсем зубодробительный. Народ у меня толковый, но его не так уж и много. Просто, боюсь, если совсем клановые дела забросить, так люди разбегаться начнут, а не хотелось бы. Все-таки человеческий ресурс, штука полезная. А на основной квест этот подгон никак не повлияет, они не связаны, я уже прикинул.

— Разумно — выдержав паузу, согласился Зимин, взял в руки телефон и набрал чей-то номер — Костик, привет. Слушай, у тебя там в обозримом будущем где подземелья откроются? В каком именно будущем? Ближайшая неделя.

Зимин встал и подошел к огромной карте Файролла, что висела у него на стене.

— Ага — сообщил он в трубку — Ага. А это где? Понятно. А кто там в конце? Нет, это слишком, больно этот огр силен. Нет, лич тоже не подойдет. Почему? Потому что он вместо того, чтобы Кифа и его людей убивать, ему в объятия кинется. При чем тут Киф? Так он из Архипелага эту чумичку с орехами приволок, ему теперь мертвые ближе чем живые. Да, ему. Ну, а кто еще мог меня напрячь с подбором инстанса для своего клана?

Ну да, подземелье с мертвяками мне не нужно. Представляю себе лица сокланов, когда меня все ходячие мертвецы будут если не приветствовать, то уж точно игнорировать.

— Самое то — обрадованно сказал в трубку Зимин — Склепай там какой-нибудь свиток, вроде наградного за выполненную цепочку квестов, и Кифу забрось в инвентарь. Как он его использует, так вход и откроется. Мало ли, когда именно он надумает туда пойти?

Умно. А я как раз сижу, думаю, как сокланам объяснить, откуда я знаю, где подземелье нехоженое появится. Так же все вполне нормально выходит — награда за цепочку.

— Вот и ладушки — Зимин поманил меня к карте — Гляди. Это Крисна. Вот здесь Снейквилль, помнишь такой?

— Забудешь его — мрачно ответил я — Как же.

— Прямо рядом с ним протекает река, приток Крисны, и вот если ее пересечь и минут двадцать топать по степи вооот в этом направлении, то придешь к развалинам старого-престарого замка. Там даже не развалины, по сути — груда камней. Повороши камни в северной части, найдешь заваленный вход в подвалы. Причем подвалы эти давно уже не подвалы, а, считай, подземелье, свеженькое и нехоженое. Семь залов, набитых гоблинами, в восьмом их главарь, Смух Драное Ухо. Противник хоть и многочисленный, но не чересчур опасный, босс тоже без особых закидонов, так, пара неприятных умений. В общем — самое то.

— Спасибо, Макс! — обрадовался я — Прямо вот от всей души.

— Не за что — отмахнулся Зимин — Да, вот еще что. Валяеву вот про это — ни слова.

И он постучал пальцем по проекту весеннего мероприятия.

Собственно, на этом все и закончилось. Мы обменялись еще несколькими фразами, он заверил меня в том, что непременно отзвонится, когда узнает час начала собрания, выкурили по сигарете, и я отправился домой.

Если честно, я не был уверен в том, что Вика одобрит то, что произошло в кабинете у Зимина. Все-таки она ее подруга, они, так сказать, из одной стаи. Оно бы хорошо ей вообще ничего не говорить, но ведь не получится же. Она не дура, все видит и понимает. Да и есть, кому ей рассказать про происходящие в здании события. А там-то все новости из первых рук.

Но — нет. Против моих ожиданий, Вика отнеслась к произошедшему с пониманием, а узнав про деньги и должность, и вовсе сказала, что рассчитались с Ксюшкой по-царски. Проектов еще море написать можно, и если за каждый будут так расплачиваться, то это просто праздник какой-то.

Самое забавное, что Зимин, сам того не ожидая, решил мою проблему. Ну, ту самую, что связана с самолюбием сотрудников и с их карьерным ростом. Он подобрал на редкость правильное название должности Ксении. Оно вроде как звучит громко, но при этом отнести обладателя подобной должности к управленческой элите никак невозможно. Вот вообще.

А самое главное, что все не могут не признать, что награда нашла героя. Все знают, как Ксюша умеет делать презентации и все такое прочее, даже повернутая на карьере Мариэтта ничего прошипеть не сможет.

Жалко только забыл спросить относительно зарплаты. В смысле, накинут ей за новый титул пару золотых или нет?

Ладно, выясню при случае.

Черт, надо «планинг» все-таки заводить. Думал я уже об этом, но до реализации этих мыслей руки так и не дошли. Просто дел уже столько, что фиг все в голове удержишь.

Сегодня в ночь вечеринка у Барона.

Завтра вообще день сумасшедший. В полдень я встречаюсь в Тронье с братом Михом и Флоси, дальше по ситуации.

В три часа я должен быть в замке, на сходке клана.

Вечером, неизвестно во сколько, собрание у Старика.

Еще в перспективе маячит свадьба Лоссорнаха, но тут пока без даты.

И — визиты. Надо наведаться к фон Ахенвальду и к Хассану ибн Кемалю. Впрочем, это пока терпит.

А, чуть не забыл. И еще проведать Гедрона Старого, на его стройку века посмотреть. Мне же вотчину восстанавливать надо.

Хотя, может, и не надо мне ее восстанавливать. Я просто привык думать на игровую перспективу, а ее, по сути, уже и нет. Мне ведь всего одна печать осталась, пятая, последняя. А там — все, там призывать богов можно. Не знаю, почему, но есть у меня уверенность в том, что от пятой печати до конечной точки, той, что имеет вид ритуала призыва, будет рукой подать. Нет, понятно, что там тоже придется побегать, но не так, как сейчас. За это говорит многое, хотя бы даже то, что после взлома каждой печати мне идет бонус в виде секунд, подобное просто так не выдают.

Ну, а после вызова богов… Посмотрим, короче, что будет после вызова богов. Надеюсь, что после этого моя жизнь будет проходить только в одной плоскости, не виртуальной.

В районе полуночи я попил чайку, посмотрел на мирно сопящую и улыбающуюся во сне Вику, позавидовал ей, вздохнул и полез в капсулу.

Однако, после входа в игру действовать мне надо было очень, очень быстро. То есть сразу сунуть руку в сумку, достать свиток портала и рвать когти на заброшенное кладбище в холмах Пограничья. Нельзя было дать Назиру увязаться за мной.

Вообще, конечно, нехорошо так поступать, я же ему слово давал, что больше сбегать не буду. Давал — и не сдержал. Но как по другому-то?

Ведь тут дело даже не в том, что он увидит то, на что ему смотреть нельзя, это-то ладно. Беда в другом. Сожрут его там, почти сразу. У меня к мертвякам иммунитет, меня ни один из них не тронет. А у него ничего подобного нет и быть не может, потому его рвать начнут, как только увидят. Да и сам он думать долго не будет, ведь наверняка сразу за сабли схватится. Нормальная реакция живого человека, увидевшего оживших мертвецов.

Мне же совершенно не нужна его смерть. И привык я к нему, да и пользы от него немало, особенно в свете того, что мне предстоит общение с контрабандистами. Они ведь люди с изрядно расшатанной психикой, нервные, резкие, как и все те, кто постоянно ходит по грани закона. И как тут без Назира?

Нет, я отдаю себе отчет, что он в любой момент может поступить со мной так же, как с Витольдом, но вот только кажется мне, что до момента этого еще далеко. Приказ ему может отдать только Хассан ибн Кемаль, а с ним у меня хорошие отношения, он даже отказался принимать у королевы Анны заказ на мое убийство. Единственный, кого он послушает в этой связи — брат Юр, но и с ним у меня все ровно, особенно после сегодняшнего завершения конфронтации в Западной Марке.

И еще — он единственный, кто сможет поймать, схомутать и удержать Трень-Брень, как мне кажется. А ловить ее придется, это точно. Надо же уважить названую сестрицу и не дать сорвать ее свадьбу?

Так что — лучше пусть он на меня злится, чем его съедят.

Кладбище Каррок, то самое, на котором я сравнительно недавно навеки упокоил годи Оэса, было празднично украшено. Ну, с точки зрения мертвых, разумеется. Если эту красоту увидит какой-то случайно сюда забредший житель Пограничья, то он примет ее за козни злых духов, и всю жизнь будет рассказывать соседям, какой кошмар ему довелось пережить.

Я-то к подобному уже привык, благо близ мертвых кручусь давным-давно. Ну, вот другое у них видение мира, не такое, как у живых. И понятия о красоте у нас с ними тоже разнятся

Около ворот кладбища, на этот раз гостеприимно распахнутых, меня встретила дюжина черепов, глазницы которых светились мертвенно-зеленым светом. Были те черепа насажены на рукояти двуручных гэльтских мечей, воткнутых в землю.

Заметив меня, черепа завертелись вокруг своей оси, лучи света замелькали так, что все это напомнило мне дискотеку. Сходства добавляла заупокойная музыка, игравшая где-то на кладбище, отзвуки которой доносились и досюда.

За воротами меня встретила пара рослых скелетов, как видно — секьюрити. Они имели при себе ржавые алебарды, а у одного на черепе даже красовался шлем.

Они остановили меня, причем достаточно корректно, после чего один из них начал активно двигать нижней челюстью, как видно, пытаясь узнать, к кому я пожаловал. Как обычно, вместо слов раздался только скрежет и шуршание. А через несколько секунд и челюсть бдительного стража не выдержала такого напряжения, оторвалась и упала на землю.

— К Барону — потыкал я пальцем им за спины — Он меня приглашал. Мы с ним друзья, почти родня.

Секъюрити с недоверием оглядели меня, один даже потыкал костлявым пальцем мне в щеку, как бы намекая на ее цвет.

— Лучше пропустите — посоветовал я им — Если проблем не хотите. Вы знаете, кто я такой? Вы в курсе, что я могу с вами сделать и кому могу позвонить?

Самое забавное, что этот трюк, который в мире живых и настоящих людей сейчас уже никого не напугает, сработал. Меня пропустили.

С тем, куда идти дальше, у меня проблем не возникло. Я двинулся на звуки музыки и минут через пять, пару раз споткнувшись о старые надгробия, вышел в самый центр кладбища, где и происходило основное действо.

Надо заметить, что в отличии от погоста близ Фладриджа, которое Сэмади оставил в первозданном виде, здесь он развернулся.

Ряд могил был вскрыт или снесен, надгробия же от них были пристроены к делу. Из них смастерили массивный черный трон, на котором вольготно расположился мой старинный друг, Барон Сэмади.

За спинкой кресла привычно расположились личи, вечные спутники моего немертвого приятеля. Головы в капюшонах, сами в балахонах, мечи у пояса.

Слева от него наяривал какую-то жуткую мертвячью мелодию загробный оркестр, состоящий из пяти волынщиков, облаченных истлевшие гэльтские национальные наряды. Что примечательно — была в оркестре и одна скрипка, на ней играл невысокий скелет, на котором сохранились траченные могильными червями остатки черного сюртука.

Что окончательно меня добило — здесь и танцы присутствовали. Десятка три скелетов двигались в такт музыке, одиночно и попарно, задорно щелкая костями и даже выкидывая некие танцевальные коленца.

Меня кто-то дернул за локоть, я развернулся и увидел скелет, несомненно раньше принадлежавшей женщине, об этом говорили остатки косы, сохранившиеся на ее черепе. Она еще раз дернула меня за руку и мотнула черепом в сторону замысловато двигающихся мертвецов, как бы говоря: «Пошли, попрыгаем?».

— Женщина, я не танцую — сразу же обозначил свою позицию я.

Настойчивая гэльтка не пожелала воспринять эту информацию и уцепилась за меня уже второй рукой, причем ее костлявые пальцы, как оказалось, были на диво сильны. Прямо не руки, а клешни.

Хорошо еще меня Сэмади заметил.

— Братец! — гаркнул он и поднял вверх руку с массивной чащей — Пришел? Что ты там трешься, иди сюда.

— Не могу — я начал уже всерьез вырываться от мертвячки, которая нацелилась со мной пообжиматься — Вот, женщина не пускает, понравился я ей.

Неугомонная покойница защелкала челюстями, явно соглашаясь со сказанным мной.

— А ну брысь! — гаркнул Барон — Потаскуха! Живых ей подавай!

Неупокоенная в тот же миг отпустила меня и скрылась за ближайшей могилой.

— Любят тебя бабы — отметил Сэмади, когда я, наконец, подошел к нему — Прямо завидно даже!

— Уж кто бы скромничал — фыркнул я, жестом отказываясь от бокала с жидкостью желто-зеленого цвета, которую мне услужливо предложил скелет-официант. О его профессии недвусмысленно говорил поднос, на котором стоял этот бокал — Сам-то, сам! Ходок еще тот.

— Не без того — признал Барон — Ну, как тебе моя загородная резиденция?

Ради правды, не особо местный ландшафт и изменился, разве что вон, десяток могил снесли, как я и говорил. Но на всякий случай сказал:

— Дивно хорошо. Уютно, красиво, комфортно. Глаз радуется.

— Тебе спасибо — Сэмади отсалютовал мне чащей — Ты навел на это место. Ты вообще молодец, белый братец.

— Есть такое — без лишней скромности признал я.

— А что? — Барон вытянул правую руку вперед — Смотри. Умен. Умен же?

— Ну да — попытался понять, куда он гнет, я.

— Вот, это один — Сэмади загнул один палец — Хитер. Это два. Бабам нравишься — это три. Всегда свое слово держишь. Ты же держишь?

— Держу — настороженно ответил я.

— Ага, это четыре — Барон осмотрел свою руку и внезапно снова распрями палец, который загнул последним — Хотя — погоди. С последним пунктом еще надо разобраться. Есть за тобой одна клятва, данная мне, которую ты не исполнил, хотя и мог это сделать.

Клятва? Какая клятва?

Барон Сэмади снял цилиндр и провел рукой по своему черепу.

— Нехорошо — сказал он мне — Слово надо держать, особенно если оно дано другу.

А потом он улыбнулся так, что мне стало очень не по себе. Это что же такое я ему обещал-то?

Глава пятнадцатая

из которой следует, что всегда обо всем договориться можно

Я спешно перебрал в памяти все, что связно с Бароном. Обещал призвать Чемоша — было. Обещал взять его с собой туда, где будет проводиться ритуал призвания богов — тоже было. Причем и то, и то — по возможности, и уж точно я сейчас не смогу эти его пожелания исполнить.

Еще давал обещание одному из его личей, за то, что он обучил меня отменному боевому умению, но это вообще другое.

А еще-то что?

— Не вспомнил? — сочувственно спросил у меня Сэмади — Вот в этом и есть главное отличие вас, живых, от нас, мертвых. Мы никогда ничего не забываем.

— Мертвые помнят — пробормотал я — Ладно, не томи.

— За одну незначительную услугу, что я тебе оказал, ты обещал мне доступ в сокровищницу Западной короны — торжественно произнес Барон и стукнул тростью о гранит — Было такое?

— Не было — возмутился я — Лишнего на меня не вешай, а?

Все, вспомнил. Только тогдашнее обещание звучало немного по-другому.

— Как же не было? — Сэмади даже привстал с трона — Смертный, ты смеешь обвинять меня во лжи?

— Еще как — и не подумал пугаться я. Что-что, а повадки этого хитрюги я уже хорошо изучил. Как только ты делаешь шаг назад, он немедленно делает шаг вперед, и так до той поры, пока не прижмет тебя к стенке — Там речь шла совсем о другом. Другая формулировка была.

— Допустим — поняв, что его кавалерийский наскок не удался, Сэмади мигом уселся обратно на трон из могильных камней. Точнее — улегся, устроившись поперек сидения и свесив ноги с подлокотника — Но смысл тот же?

— И смысл не тот — я повертел головой, прикидывая, куда бы прислонить задницу — Черный брат, мне бы тоже кресло какое. В ногах правды нет.

— С ней в этом мире в целом не очень дело обстоит — Сэмади щелкнул пальцами — С правдой, имеется в виду. Итак — поясни свою позицию. Точнее — свое видение обещания.

Два зомби приперли мне кресло, старое, массивное, черного дерева. Кстати — не то ли самое, на котором восседал тощий зад их повелителя в ту ночь, когда мы встречались с ним на Севере?

Сев в кресло, и снова отказавшись от подозрительно выглядящего напитка, который мне настойчиво пытался вручить скелет-официант, я откашлялся и сказал:

— Звучало обещание так — если мне доведется попасть в сокровищницу Запада, и у меня будет возможность взять тебя с собой, то я это сделаю. Вот и прикинь разницу обещанного, и того, что сказал ты.

— Не так она и велика — сварливо заметил Барон, доставая из кармана сюртука сигару — Попасть, предоставить доступ. По сути — одно и то же.

— Ага, приблизительно как понятия «ходить» и «летать» — засмеялся я — И то, и то движение тела в пространстве.

— Ладно — Сэмади требовательно взглянул на одного из скелетов, тот метнулся к факелу, рассыпающему зеленые искры неподалеку от нас и запихал в его середину свою руку, которая немедленно загорелась, причем уже синим пламенем. После он подбежал к своему повелителю, и сунул пылающую руку ему под нос. Тот раскурил сигару, одним дуновением загасил пламя и продолжил — Будем считать, что мы оба неправы. Я некорректно сформулировал свою просьбу, а ты не понял ее до конца.

— Все я понял — у меня не было ни малейшего желания идти с ним на компромисс. Знаю я эти дела. Соглашусь, а он потом желание переформулирует — Будет возможность — ответу тебя туда. Только фиг она представится, на престоле Анна как сидела, так и сидеть будет. Пока она там, внутрь не попадешь.

— Белый братец — Сэмади выпустил огромное дымное кольцо — Ты изрядный плут. Ты же знал с самого начала, что туда ни при Анне, ни при Вайлериусе, ни при ком другом ни тебе, ни мне не попасть. В сокровищницу Западной короны может войти только тот, кто является законным владельцем этой самой короны. Ты это знал, но мне не сказал.

— Так ты и не спрашивал — без малейшего смущения ответил я — И потом — ты снова не прав. Гипотетические шансы стать королем Запада у меня есть, как и у любого авантюриста в Раттермарке. И если я им стану, то тогда…

— Все-все, я понял — перебил меня Барон — Вот только, насколько я понимаю, ты в короли не сильно рвешься?

— Вообще не рвусь — признал я — Мне любая корона, что Запада, что Востока, нафиг не сдалась.

— И, тем не менее — долг надо уплатить — глаза Сэмади на секунду блеснули красным светом — Долг дружбы — это святое.

— Слушай, мы с тобой по кругу ходим, как лошадь на крупорушке — печально произнес я — Я тебе про Фому, ты мне про Сашу Белого. Сказано — если будет возможность…

— Возможность есть — по неуловимо изменившемуся тону, я понял, что Сэмади закончил шутки и перешел к делу — Сегодня она появилась.

— Мы ограбим венценосицу Запада? — заинтересовался я — Кража со взломом или что-то другое?

— Нет, все будет вполне официально — Сэмади скинул ноги с подлокотника и встал с трона — Сегодня королева Запада пообещала тебе, что выполнит почти любое твое пожелание. Я знаю, что ты пожелаешь.

— Я сам еще не знаю, а ты, стало быть, уже в курсе? — и не подумав подниматься с кресла я. Наоборот — расположился в нем поуютнее — Интересно послушать.

Вот ведь какой информированный. Новость-то совсем свежая, муха на ней не сидела. Везде у него глаза и уши. Точнее — глазницы и слуховые отверстия.

— Ты попросишь у нее одну вещицу, что лежит в королевской сокровищнице — засунув большие пальцы рук под широкие лямки подтяжек, которые обнаружились под сюртуком, сообщил мне Барон — Короне эта вещь совершенно не нужна, она болтается там уже добрых сотни три лет, если не больше, потому королева расстанется с ней без жалости.

— Хорошо, я сделаю это — подумав, согласился я — И не потому что я тебе что-то должен. Мы взрослые ребята, и оба понимаем, что в данном случае ты мое обещание не то что за уши притянул, а вообще выдумал. Я тебе помогу, потому что ты мой друг, и ничего у тебя за это не попрошу в обмен. В конце концов, случалось и такое, что ты тоже приходил мне на помощь просто так, бескорыстно.

А что? Убыток не велик, все равно право на желание, что дала мне Анна, скорее всего, сгорит, не использую я его. А так — польза будет.

— На ходу подметки режешь, белый братец — Сэмади улыбнулся, его белые зубы блеснули в отблесках зеленого пламени факелов — Хорошо, пусть будет так.

— Чего надо-то? — поинтересовался я — Это что там такое должно быть, чтобы ты так разошелся?

— Шар — Сэмади сделал несколько грациозных шагов и склонился надо мной. От него пахло сушеными розами, пеплом сигары и еще чем-то неуловимым — Шар Воды. Вот такой же, только синего цвета. Смотри.

В его руке словно засветилось маленькое солнышко. Это был небольшой кругляш, внутри которого жил Свет.

— Помню я эту штуку — сообщил я Барону — Мы с тобой ее в Аль-Альбейне добыли. Точнее — ты добыл, отобрал у этого… Как его… Ффарга Нечестивого.

— Верно — похвалил меня Сэмади — Так и было. А теперь мне нужен Шар Воды.

— Минуту — попросил я у него, и полез в интерфейс, в закладку «Деяния».

Насколько я помнил, там с этими шарами была какая-то канитель. Сколько-то их нашли, сколько-то нет. Ну вот, точно. Шары Огня, Солнца и Неба были обнаружены, а остальные четыре нет. Даже боги в этом деле спасовали.

Стало быть, в сокровищнице Запада лежит в каком-то смысле неучтенный шар? Хотя — почему нет? Кто-то из старых владык в одной из войн взял добычу, в ней был этот шар, свалили все в угол, вот он там и валяется. Это же не алмаз, не слиток золотой и не колье бриллиантовое. Нет, кто-то из магов или представителей Академии Мудрости мог бы понять, что это за штучка, так им ходу туда нет.

Но Барон каков, а? Упорный. Настоящий коллекционер. Еще бы понять, что он с этими шарами делать собирается. Уж явно не континент благоустраивать для остальных.

Впрочем — не мое это дело. Я знаю одно — он мне сейчас полезен, так что будет ему шар.

— Заметано — свернул я интерфейс — На днях наведаюсь в Эйген, выпрошу тебе этот сувенир.

— Сейчас — потребовал Барон — Сейчас пойдем.

— Куда? — я потыкал пальцем вверх, показывая ему на небо — Ночь на дворе! Спят все. Тем более, что у них сегодня праздник был, мама с сыном помирились, по этому поводу все там сейчас не просто спят, а пьяным сном забылись.

— Не люблю я откладывать запланированное — недовольно произнес Сэмади, и снова опустился на свой трон — Меня это раздражает.

— Ох, напомню я тебе при случае эти слова — пообещал я ему — Когда ты меня «завтраками» кормить будешь.

— Ты голоден? — непонимающе посмотрел на меня повелитель мертвых — Или ты сейчас о чем-то другом?

— Не забивай себе голову — посоветовал я ему — Лучше скажи — тебя где искать теперь? Там, на старом месте, или здесь?

— Пока здесь — подумав, ответил Барон — Мне здесь нравится.

— Лады — я встал с кресла и потянулся — Скоро жди в гости, с подарочком. И — спасибо за прекрасный вечер.

— Чего это? Остался бы — искренне предложил Барон — Еще много забав впереди. В крокет черепами сыграем, проклятые клады поищем. Здесь они точно есть, я специально их на сладкое приберег. Там такие славные стражи попадаются — и завывают, и убить норовят. Потеха!

— Клад — это хорошо — я подавил зевок — Но все-таки пойду. Завтра дел еще полно.

Я еще раз зевнул и отправился прямиком в замок короля Пограничья.

Вот, кстати, ему сюрприз будет, если он узнает, кто в его владениях гнездо свил.

Но если он это и узнает, то точно не от меня. Я себе не враг. Тут никто разбираться не будет, брат я королю, не брат, сожгут нахрен, и всех делов.

Размышляя о превратностях судьбы, я вылез из капсулы, добрался до кровати, подвинул Вику, распластавшуюся на ней в позе морской звезды, и отключился, даже не донеся голову до подушки.

Да и неудивительно это, день-то какой выдался. А завтрашний еще хлеще будет.

Что интересно — всю ночь какая-то ерунда бессвязная снилась, а под утро Дарья в сон пожаловала, реалистичная донельзя. Говорила что-то мне, за собой манила, и штуки всякие бесстыдные выделывала. Причем мне все это нравилось, я ее поймать пытался, но всякий раз безуспешно, только руками схвачу, а в них ничего и нет, ускользнула рыжеволосая чертовка.

Это меня очень расстраивало, я ругался и снова пытался ее поймать.

В последний раз я совсем уже разозлился и хватанул ее так, что у меня аж все конечности свело.

— Никифоров, дурак! — заорала Дарья викиным голосом — Ты чего, маньяк сексуальный? У меня синяки останутся!

Тут я проснулся окончательно и выяснил, что крепко сжимаю в руках Вику, которая недовольно верещит.

— Приснилось что-то — отпустив ее, проворчал я — По нашей жизни это неудивительно.

— Нормальная у нас жизнь — Вика села на кровати и с недовольным видом начала рассматривать свои предплечья, на которых отпечатались красными пятнами следы моих пальцев — Это все игра твоя. Сначала сидишь там полночи, потом еще и во сне чертей гоняешь. Или еще какая дрянь тебе снится, похабного характера. И мне хотелось бы знать, какая именно.

Она приподняла одеяло и предъявила мне некий аргумент, подтверждающий ее слова.

— Нормальное утреннее явление — запахнул одеяло я — Естественное для мужчины моих лет.

Вика хмыкнула, давая понять, что все мои естественные проявления она уже в достаточной степени изучила, и конкретно это в число ежедневных и традиционных не входит.

Дальнейшая дискуссия была мне ни к чему, а потому я решил вопрос просто, так сказать — от обратного.

Но вообще это ненормально, что Дарья мне еще и сниться повадилась. Ни к чему мне это.

Несмотря на то, что Вика после утренних забав пришла в миролюбивое состояние духа, факт того, что я полез в капсулу, ее не обрадовал. Вот как ей объяснить, что я сегодня и сам не в восторге от того, что мне надо идти в игру? Да и не только сегодня, а вообще? Ведь она все равно в это не поверит, даже если мне на помощь придет что-то вроде полиграфа. Он заявит, что я и с ним сговорился.

Не знаю, обиделся ли вчера Назир на то, что я не взял его с собой или нет, но он мне свое неудовольствие никак не продемонстрировал.

А вот что меня искренне удивило, так это присутствие рядом с ним Гунтера фон Рихтера. Не знаю отчего, но я был уверен в том, что он вряд ли составит нам компанию. И тут — на тебе, стоит, сверкает доспехом на солнце.

— Готовы? — спросил я у них — Тогда в путь!

Брат Мих и Флоси уже нас ждали. Точнее — ждал только брат Мих, поскольку северянина как полноценную личность в данный момент воспринимать было трудно. Он привалился к нагретому ласковым солнышком камню постамента неизвестному герою Тронье, и почивал, пуская слюни и беззаботно улыбаясь.

— Всю ночь вино лакал — пояснил нам брат Мих — Сильны сыны Севера в этом деле, чего скрывать.

— И не говори — согласился я с ним — Поверь, это еще что. Видел бы ты, как их кениг пьет, вот где диво дивное. У него кружка размером вон, с голову Флоси, и он ее может одним махом опростать. Гунтер, подтверди.

— Точно — подал голос рыцарь — Так и есть.

— Но это ладно — на этой мажорной ноте я решил закрыть тему алкогольных подвигов северян — Результат есть?

— Есть — с достоинством сказал брат Мих — Как не быть.

— Давай, давай — поторопил я его, потирая руки.

Первое, о чем мне сообщил чернец, было то, что они точно выяснили, где сейчас обитает средний сын Кривого Гарри, тот, которого зовет Николас. Как оказалось, он больше не охраняет веселый дом, его теперь самого охраняют. Проще говоря, он сидит в тюрьме за многочисленные грехи. Он, как выяснилось, в какой-то момент нашел себе приработок. Приметив клиента позажиточнее и похмельнее, он нагонял его в ночной тьме и оглушал дубинкой, после чего грабил. Стража Тронье не зевала, Николас, как видно, по не очень большому уму, свои следы особо не заметал, потому закон и грабитель скоро свели знакомство. Короче, получил Николас семь «по рогам», из которых год уже отсидел.

С одной стороны это было очень хорошо, с другой — печально. Хорошо то, что он в тюрьме, а не где-нибудь в рудниках. Из тюрьмы можно устроить побег, ее, при известном желании можно взять штурмом, и, самое главное, там служат люди, которых всегда можно подкупить. В общем — вариантов масса. И, что самое приятное, все это можно проделать быстро и в одном месте, не бегая по окрестностям как подорванный.

Печально было то, что до квеста с Николасом я еще не дошел, и заниматься им сейчас было бессмысленно. Нет, гипотетически можно начать с него, его после должны будут засчитать, но это в теории. А в практике финал задания со старшим братом может все переиначить, знаю я эти штучки.

Узнал брат Мих и про Чарли, третьего брата. Там все тоже было вполне позитивно, ну, если не считать того, что он наверняка мертв. Я угадал — стычка наемников графа Овийского с людьми барона Лифли имела место быть, и граф ее проиграл. Случилась она на заливных лугах во владениях барона, близ деревеньки с названием Анта. Остался на тех лугах и сам граф, и все его люди. Барон Лифли был человеком не жестоким, но старой закалки, потому после сражения с достойным уважения педантизмом добил всех раненых и казнил всех выживших, а после похоронил компанию захватчиков в одной братской могиле. Узнать ее легко, на ней до сих пор трава не растет.

Вывод — с третьим обрывком все будет совсем несложно. Самая большая заморочка — добраться до этой деревни. Насколько я понял, до нее от Тронье верст сорок ноги глушить. Впрочем, я заморачиваться особо не буду. Я туда вон, нашего пьянчужку пошлю, как проспится. Пусть он до искомого места дойдет, а после ко мне с помощью портала вернется. Будет ему за это награда — бочонок лучшего вина местной лозы. Уверен, за сутки-другие обернется.

Ну, а потом я туда один наведаюсь. Точнее — с другом, которому любой мертвый все свои тайны поверит и все, что у него есть, отдаст.

Надо прямо сегодня к Анне заглянуть. Теперь уже надо.

Итак — две позиции из трех вполне себе выигрышные. Но вот третья… Тут все было сложнее.

Разные люди подходили к брату Миху и Флоси, которые пустили слух о том, что им нужны мастера ночных дел. Были среди них и контрабандисты, но все они были, как сказал брат Мих, «низковатого пошиба». Несерьезный народ. А то и вовсе откровенные жулики. Нет, вся эта публика такова, но эти прохиндеи были жуликами даже среди отребья с местного дна. Парочка из них даже пыталась нашего чернеца обворовать, за что и была жестоко бита Флоси. Все деньги Миха он считал своими, и делиться ими ни с кем не собирался.

А вот серьезная рыба так и не клюнула. Та, что водится в Лагуне Теней.

Впрочем, под утро наведался в кабак один человечек, не из простых, пообщался с местными, а после подсел к брату Миху. Тот, уставший от обилия лиц, запаха перегара и гнилых зубов, так и не смог понять, кто перед ним — на самом деле контрабандист или очередной прощелыга в поисках медяка на кружку пива.

— Тут еще драка началась — закончил свой рассказ брат Мих и косо посмотрел на причмокивающего во сне Флоси — Как всегда не ко времени. В общем, ни до чего мы с ним так и не договорились, кроме одного. После полудня он будет ждать нас у моря. Ну, помните, куда мы прибыли в самом начале? Вот. Он предлагал ночью, но я отказался. Мол, если до вечера не найдем людей для нашего дела здесь, то отправимся в Ракси. Это город на этом же побережье, верст на семьдесят южнее Тронье. Между городами идет давнее соперничество, кто из них более влиятелен. Не думаю, что контрабандисты большие патриоты своего города, но мало ли?

— То есть, он сейчас на пляже и нас ждет? — уточнил я.

— Думаю, что да — брат Мих глянул на солнце.

— Так чего мы стоим? — возмутился я — Пошли уже.

Не факт, что это то, что нам нужно, но лучше хоть что-то, чем ничего. Нужна ниточка, хоть какая, хоть плохонькая. А там размотаем клубок. Золото и сталь творят чудеса, я в этом давно убедился.

Теперь главное, чтобы этот человечек нас дождался и не ушел. Мих тоже хорош — о главном в конце сказал.

— А Флоси? — спросил у меня Гунтер — С собой потащим?

— Пусть отдыхает — махнул я рукой — Он свое дело сделал. Воровать у него все равно нечего.

Не думаю, что местное ворье польстится на его секиру. А если это и случится, то им же хуже будет. Стащить оружие у северянина, пусть даже в стельку пьяного, это задача не из простых.

Человек, который беседовал с братом Михом в кабаке, никуда не ушел. Он прогуливался по пустынной мощеной полоске земли, отделяющей заросли кустарника от песчаного пляжа и моря, поплевывал и поглядывал на небо. Видимо, оно заменяло ему часы.

Первое, что мне пришло в голову при взгляде на него, так это словосочетание: «Мутный тип». Какой-то он был весь смазанный, как снимок на телефон, сделанный в спешке. Мелкие черты лица, дерганные движения. Неприятный человек.

— Так дела не делают — сообщил он нам вместо приветствия — Мы договорились встретиться в полдень.

— Бывает — бросил я небрежно — Не вижу ничего страшного, ты нас дождался, не развалился. И потом — дела у нас пока с тобой нет. Есть разговор.

— Я договаривался с ним — грязный палец с заусенцами показал на брата Миха — Тебя я не знаю.

— Он ходит подо мной — вспомнились мне фразочки из времен юности — Какие проблемы?

— Проблемы — неприятно улыбнулся переговорщик — Сейчас узнаем.

Он громко свистнул и из кустов, как горошины из стручка, полезли люди с оружием, преимущественно с кривыми саблями, которые снова приятно напомнили мне Архипелаг.

Впрочем, это не сильно меня напугало. Было их не больше дюжины, все до восьмидесятого уровня. Смазка для мечей, не более. Тем более, что наше оружие уже покинуло ножны и мы встали спина к спине.

Главное, чтобы в кустах не сидели арбалетчики, вот это будет неприятный сюрприз.

— Напугал — насмешливо произнес я — И чего дальше? Позвеним сталью?

— Они никого не привели — сказал один из вылезших — Я следил от самого трактира. Никто их не прикрывает. И в городе никто не знает, они только вчера прибыли.

— А ваша пивная бочка где? — поинтересовался мутный — Никогда не видел, чтобы человек так пить умел.

— Спит у памятника — ответил за меня все тот же докладчик.

— Ладно — мутный махнул рукой, сабли налетчиков отправились в ножны — Говорите, что вам надо в нашем прекрасном городе и в чем будет наш интерес, а я послушаю. А потом подумаю.

Блин, а что говорить-то? Рабов я покупать не хочу, контрабанда мне тоже особо не нужна. Да и знать бы, что здесь значится контрабандой, она в каждом регионе своя. Где шелк, где травка-синявка, где еще чего.

Сказать бы напрямки — мне нужен Теодор и все то, что при нем есть, но ведь не выгорит же.

В этот момент где-то над нами раздался треск, будто через лес ломилось стадо слонов, лицо брата Миха перекосилось, и он поспешно шмыгнул за мою спину.

— Это что? — нахмурился мутный и уставился на меня.

— Без понятия — ответил я ему и повернулся к чернецу — Не пояснишь?

— Сам виноват — неожиданно тонким голосом ответил мне тот — Я твой приказ выполнял, теперь тебе и разгребать.

Где-то совсем рядом с нами гулко лопнуло сломанное дерево и на дорожку из кустов вышла высоченная и толстенная тетка с очень, очень недовольным лицом. Я ее, если честно, сначала за тролля принял.

— И как это все понимать? — грозно спросила она у нас, причем у всех сразу — Нет, что вы дали мне покушать — это хорошо, но почему мне так мало той еды принесли? Я, по-вашему, похожа на тех дохлятин, что на ярмарке ходят по канату, и которых можно вот так сдуть?

Женщина дунула, одного из головорезов ощутимо шатнуло.

— Тетя Фая, что вы шумите как сборщик налогов? — спросил у нее мутный, снова окинув нас взглядом, на этот раз сочувственным. Как видно, он ее знал — Кто лишил вас душевного покоя?

— Мой зять, чтобы ему всякую ночь снились какие-нибудь гадости, вроде выборов в мэрию, вчера сказал мне: «Мама, есть люди, которым надо показать город. За это они дадут вам немножко денег и будут вкусно кормить». Я не нищая и не голодная, но я люблю наш город. Так почему не показать приезжим порт, и главную площадь, и здание нашего прекрасного суда, пусть оно недавно и сгорело. Пепелище — тоже достопримечательность, разве нет? Там развелись такие комары, что других таких нигде не найдешь, это звери, а не комары, их кулаком не убьешь!

— Зачем???? — спросил я у брата Миха, уже поняв, что к чему.

— Сам сказал — ткнул он меня кулаком в живот — Мое дело приказы выполнять.

Точно, было. Я в самом деле брякнул что-то вроде: «Дают — бери». Это я накосорезил, без вариантов.

— Тетя Фая, не расчесывайте мне мозг — попросил у женщины мутный — Я уже все понял.

— Ролик, а что у тебя за дела с этими прохиндеями, которые оплачивают завтрак порядочной женщины даже не на четверть? — спросила у нашего оппонента женщина — Если ты хочешь с ними поторговать, так бери деньги вперед.

— Четверть? — не выдержал брат Мих — Я оставил в харчевне два золотых! На них можно накормить полк солдат!

— Те солдаты едят кашу, причем немного — без тени смущения ответила ему тетя Фая — А я дама разборчивая. И потом — кашу я могу и дома поесть. А вот миногу не могу. И омара тоже. И еще копченый окорок вепря. И…

— Одно хорошо — заметил Ролик — Теперь я точно знаю, что вы не из стражи.

— Кто, эти? — перестав перечислять приоритетные для своего питания блюда, дама ткнула в меня пальцем, сходу сняв три процента здоровья — Да ты на них посмотри. Стражники ребята видные, а эти что? Ни засушить, ни пожарить. Не, Ролик, эти не оттуда, не беспокойся.

— Тогда давай поговорим — мутный подошел ко мне — И побыстрее, пока у вас деньги есть, бо скоро их не станет.

— Так я не поняла, мы кушать пойдем? — возмущенно спросила тетя Фая — Тем более, что завтрак уже кончился и пришло время обеда. Покушаем, и перед ужином я вас свожу на мол, поплевать в море. Это наша хорошая традиция, так у нас приезжие желания загадывают. Может она и не сильно приличная, но работает. Как правило, со вероятностью один к двум.

— А вам непременно компания нужна? — робко спросил я у женщины, нависающей надо мной — Во время обеда.

— Смотря чья — охотно ответила та — Если ваша — то не сильно. А вот королей, хоть наших, хоть каких других — нужна непременно. И желательно, чтобы это был не узкий круг, а славный, сплоченный коллектив.

Я всыпал ей в ладонь пригоршню монет и сказал:

— Попозже придем, пополним число ваших собеседников.

Тетя Фая ничего мне на это не сказала, а просто развернулась и отправилась восвояси.

— Тяжелая женщина — доверительно сказал мне Ролик — Как ее зять до сих пор не сбежал куда-нибудь за Сумакийские горы, не понимаю. Лучше тамошние ужасы, чем вот это.

— Согласен — я посмотрел вслед тете Фае. За ней оставалась тропа, словно прорубленная в кустарнике.

— Так что ты хотел? — уже более сердечно спросил у меня Ролик.

Ну, оно и понятно — общие опасности сближают.

— Я ищу человека — плюнув на все и решив не усложнять себе жизнь, сказал я — Не для мести, не для убийства, между нами нет вражды. Просто у него есть кое-что, что нужно мне.

— Так это тебе не к нам — покачал головой Ролик — Наша работа — товар. Привезти, отвезти так, чтобы стража ничего не знала. А поиск людей — это тебе на рынок. Там есть пара гадальщиков, они умеют находить человека по описанию. Ну, а если пожертвуешь некую сумму в фонд бездомных моряков и безутешных вдов, так я тебе скажу, где живет один бывший служака, из городской стражи. Он тоже лихо нужных людей находит. Бывший-то он бывший, да связи остались. И слова шепну, какие ему сказать надо, чтобы он с тобой разговор правильный повел. По существу разговор.

— Не откажусь — сразу согласился я. Такой человек мне точно пригодится, с его помощью я до второго обрывка доберусь быстрее. Где стража, там и тюремная охрана — Пожертвую. Но вот только без вас мне все равно не обойтись. Дело в том, что я ищу молодца, который промышляет с вами. Ну, или с вашими собратьями по профессии. Он в Лагуну Теней подался, за красивой жизнью, деньгами и удачей. Парень он хваткий, думаю, не затерялся среди вас.

— Н-да? — Ролик почесал за ухом — И как зовут этого удальца?

— Теодор — поспешно выпалил я.

— Теодор — задумался мутный — Те-о-дор. Нет, не помню такого. А может, у него какие отличительные приметы были? Ну, шрам там через пол-лица, челюсть золотая, бельмо на глазу?

— Да вроде нет — теперь растерялся и я — Отец у него купец был богатейший, правда, потом он разорился.

— Папаша-купец? — оживился вдруг один из контрабандистов, крепко сбитый и небритый, грызущий кусок ржаного сухаря — Погоди-ка, Рол. А я знаю, о ком речь идет! Это же Тедди-Плевок. Точно тебе говорю, он нем речь.

— Ну да — покивал Ролик — Точно-точно, он нас еще хотел на папашино судно навести, да оно так и не пришло в порт, как видно, потонуло где-то в Надветренных широтах.

Что-то мне сдается, что не добился славы и почета у обитателей Лагуны Теней старшенький сынок Кривого Гарри. С прозвищем «Плевок» лихих контрабандистов не бывает.

— Он хоть жив? — спросил я у Ролика — Не помер еще?

Тот глянул на поедателя сухарей, тот с готовностью покивал.

— А на что он тебе? — в глазах контрабандиста мелькнула искра любопытства, он уже прикидывал, не пригодиться ли ему то, что нужно от Теодора мне.

— Не деньги, не золото и не камушки — с улыбкой объяснил я — Верь, не верь, но мне нужен от него клочок бумаги.

— Карта? — уточнил Ролик.

— Нет — не меняя тон, ответил ему я — Это семейная реликвия, грамота о пожаловании дворянства нашему роду, написана она королем Запада Муфлоном Восьмым лет пятьсот назад. Отец Теодора, эта порядочная сволочь, в свое время ограбил моего и украл золотой футляр, в котором и хранился этот пергамент. Футляр он продал, а пергамент за каким-то лешим порвал на три части и раздал детям. Думаю, боялся проклятия, которое по легенде на этом документе лежит, хотел все на них свалить. Только — не помогло.

— Точно, проклятие — подтвердил кто-то из контрабандистов — Я слышал, его брат в тюрьме гниет за грабеж. Он раньше у Жужу работал, охранником.

Интерес в глазах Ролика мигом пропал. Лихие люди — они суеверны, на то и расчет был.

— Так вот — плел я дальше свою историю — А мой родитель, старый хрыч, уперся и не хочет мне наследство оставлять, пока я реликвию в род не верну. Совсем умом поехал на старости лет.

— Не дело так о родителях говорить — пожурил меня Ролик — Ну, думаю, Плевка мы тебе сыщем.

— Чего его искать — подал голос любитель сухарей — Он в кабаке работает, в том самом, где вон тот, в черном, и бородатый вонючка под утро напивались. Мы его туда года три как пристроили.

— Фим, тебе не говорили, что иногда лучше жевать, чем говорить? — мягко спросил Ролик у пожирателя сухарей — Услуга, что уже оказана, ничего не стоит. И я даже не обижусь вот на этого господинчика за то, что он мне не заплатит, потому что не на что обижаться!

— Заплачу — подал голос я — Мы еще можем быть полезны друг другу, потому мне лучше это сделать. Назови цену и приплюсуй туда услуги проводника. До трактира мы дорогу найдем, но вот к тому бывшему стражнику, что теперь промышляет сыском, нас лучше отвести. Мы тут вчера уже искали один дом, так его и не нашли.

— Думаю, сто золотых будут разумной платой за все перечисленное — с готовностью ответил Ролик — Плюс, как оптовику, я дам тебе полезный совет.

Отсчитав деньги, я отдал их контрабандисту.

— Совет — ссыпав золото в сумку, Ролик окончательно подобрел — Не забывайте раз в пару часов навещать то место, где кушает тетя Фая и давать хозяину денег. Если они кончатся, так она пойдет вас искать, непременно найдет и это будет настоящая беда. А когда вы покинете наш город, так уходите все разными дорогами, она может встать на ваш след. Еще лучше — сесть на корабль прямо перед его отплытием, это самое надежное.

Мне отчего-то стало страшно.

Распрощались мы с Роликом вполне себе сердечно, не таким уж и мутным он оказался типом. Явно он не старший в иерархии контрабандистов Лагуны Теней, но пользы иной игрок от него мог поиметь немало. Уверен, что за этими ребятами стоит не один и не два квеста. Думаю, тут есть и «цепочки», а то и вовсе репутационные дела, типа «Стань своим в Лагуне Теней». Надо просто дальше копать. Но я этим заниматься не стану.

Не знаю, каков был Теодор в той бытности, когда жил у отца в доме, но сейчас я в нем сына купца не признал бы ни в жизнь.

Сгорбленное, тщедушное существо копалось в навозе, на заднем дворе того кабака, где, как было сказано, весело и увлекательно заканчивали ночь Флоси и брат Мих.

— «Плевок», сюда иди — крикнул ему приданный нам все тот же любитель мучных изделий — Живо!

Заморыш поднял голову и затравленно глянул на нас. Может, это не он? Тот-то по описанию молодой парень, а здесь вон старик какой-то. Седые патлы, все лицо в морщинах, впалый рот.

— Иду, Фим, иду — «Плевок» воткнул вилы в навозную кучу, растолкал свиней, которых предприимчивый трактирщик предпочитал разводить, а не закупать, и подбежал к нам.

— Вот, люди у тебя кое-что узнать желают — показал на нас Фим, извлекая из сумки еще один сухарь — Что спросят — ответишь. И смотри у меня!

— Шмотрю — с готовностью произнес заморыш.

— Ты Теодор? — с сомнением спросил я у него.

— Теодор — подтвердил «Плевок».

— Сын купца Гарри, который некогда звался «Кривым»?

— Да, мой гошподин.

— Офигеть — только и мог сказать я — Эк тебя жизнь скукожила!

— Жизнь — вздохнул тот и искоса глянул на Фима, который оперся на изгороди и, знай, жевал свой сухарь.

— Ладно, не суть — я нагнулся к Теодору, к самому его обезьяньему личику, заросшему седым волосом — Где обрывок пергамента, того, что вы с братьями на три части порвали?

— Нет — жалобно проскулил сын купца — Это пошледнее… Не отбирайте, гошподин! Прошу вас!

Слезы, крупные как градины, потекли по щекам бедолаги, ноги его словно кто подрубил, он повалился на колени.

— Прошу! Нет!

— Блин — как-то даже растерялся я — И вот как у него обрывок забрать?

Гунтер тоже смутился, и даже брат Мих немного опешил.

— Ничего вы в рабах не смыслите — насмешливо сообщил нам Фим — Разве так с ними надо?

Он перегнулся через изгородь, сгреб в кулак треснувшую замызганную рубаху Теодора, и прорычал:

— Ну?

Тот безмолвно сорвал с шеи мешочек и протянул его мне.

Я распутал узлы завязок, просунул два пальца в узкое горлышко и вытащил оттуда средних размеров кусок пергамента, судя по всему — левый нижний.


Вами выполнено задание «Контрабандист»

Награды за выполнение задания:

4500 опыта;

2000 золота.


— Никогда не верь рабам — сказал мне Фим, отбрасывая скулящего «Плевка» к навозной куче — И никогда их не усыновляй, ни в прямом смысле, ни в переносном. Они никогда этого не оценят и никогда не забудут. Хоть ты их облизывай, хоть в парчу одень, хоть дитями своим назови — они все одно будут помнить, что ты тот, кто их когда-то купил. И ждать того часа, когда подвернется возможность перерезать тебе глотку. Не бывает по-другому, поверь тому, кто уже много лет имеет дело с «живым товаром».


Вам предложено принять задание «Охранник»

Данное задание является четвертым в цепочке квестов «Путь к пятой печати»

Условие — найти среднего сына Кривого Гарри и забрать у него обрывок манускрипта.

Награды за выполнение задания:

4500 опыта;

2000 золота;

Получение следующего квеста цепочки.

Принять?


— Пошли к вашему мастеру-человеколову — сказал я Фиму — Только давай сначала завернем туда, где тетя Фая кушает, занесем хозяину денежку.

— Правильное решение — одобрил мои слова контрабандист.

И все-таки, уходя с заднего двора, я бросил за изгородь один золотой. Не спрашивайте, зачем, все равно ответить не смогу.

Глава шестнадцатая

в которой все происходит довольно стремительно

С проводником по Тронье передвигаться гораздо удобнее, чем без него. Особенно если этот проводник матерый контрабандист, и все встречные-поперечные об этом знают, а потому предпочитают его не злить. Что меня удивило — даже городская стража отводила глаза в сторону от нашего небольшого отряда. Судя по всему, здесь у блюстителей порядка и у тех, кто этот порядок нарушает, непростые денежно-правовые отношения. Так сказать — все сложно.

— А ну брысь! — шикнул Фим на уже знакомого нам мальчишку-карманника, который описывал вокруг нас круги, приблизительно так же, как акула кружит вокруг своей добычи, перед тем как начать ее рвать на куски — Развелось ворья, понимаешь!

— Да ужас — поддержал его Флоси, передвигавшийся хоть и с трудом, но без посторонней помощи — По улицам пройти невозможно. Вчера у нас с Михом груду золота стащили, теперь даже похмелиться не на что. Ярл, представляешь, стервецы какие?

— Да-да-да — фальшиво посочувствовал ему я, предвкушая момент, когда он узнает, что ему еще и тащиться невесть куда — Беда.

— Нет, так-то у нас город хороший — с гордостью в голосе сообщил нам Фим — И люди в нем тоже отменные.

— Мы заметили — тактично произнес Гунтер, отцепляя чью-то шаловливую руку от рукояти своего уже наполовину извлеченного из ножен меча.

Город как город, солнечный, красивый, не сильно большой, не сильно маленький. Хотя и не без странностей — за все это время я так и не увидел в нем ни одного игрока. Вообще. То ли тут с квестами было скудно, то ли находился он уж очень в стороне от торных путей.

Вскоре мы покинули главный городской проспект, минут пять побродили по узеньким улочкам и оказались около кованых ворот, за которыми виднелась красная крыша дома.

— Вот тут и живет тот, кто вам нужен — сообщил нам Фим — Зовут этого человека мастер Гро. Совет — лучше ему без нужды не врать. Он ложь чует за милю, как крыса сыр, или даже лучше. Говорите прямо, что вам от него надо, а то он и выгнать вас из дома может, у него это просто.

Фим подергал за веревочку, свисавшую справа от ворот, где-то в доме глухо блямкнул колокольчик.

Минутой позже за калиткой что-то скрежетнуло, откинулось окошечко, встроенное в нее и в образовавшейся щели сверкнули два глаза, которые начали очень внимательно нас изучать.

Сразу видно — бывший страж. Взгляд как рентген, мороз по коже и откуда-то ощутимо пахнуло тюремной баландой.

— Фим? — требовательно спросил голос с той стороны забора.

— Я, мастер Гро — подтвердил наш сопровождающий — Поклон вам от Рола Касатки и пожелание долгих дней.

— А с тобой кто?

— Люди — показал на нас Фим — Человеки. Имеют к вам разговор и просьбу. Не за так. Ручательства за них не даем, но свидетельствую, что платят они честно и настоящим золотом.

За забором помолчали, а после скрежетнул засов. Судя по всему, мастер Гро принял решение выслушать нас.

Против моих ожиданий, оказался он невысок, тщедушен, и более всего напоминал изрядно усохшего от времени и невзгод гнома, только без бороды и богатырского разворота плеч. Я-то думал, что будет эдакий мощный старикан, с иссеченным шрамами лицом и всем таким.

— В беседку — коротко сказал он нам и махнул рукой, показывая, куда именно следует направляться, сам же подошел к Фиму, который так и остался за воротами.

Махнув на прощание контрабандисту рукой, и поблагодарив его за помощь, я направился к небольшой, но очень симпатичной беседке, затянутой диким виноградом, мои спутники последовали за мной.

Хозяин дома присоединился к нам минут через пять. Уж не знаю, о чем он вел беседы с представителем местного криминалитета, надеюсь, не о том, как бы нас половчее убить и ограбить. А что? Запросто такое может быть. Всем известно — без «лоха» жизнь плоха.

— Слушаю — сев в массивное кресло, сказал мастер Гро, сурово сдвинув клочковатые седые брови.

Что любопытно — кресло было раза в два больше него самого, но комично он в нем не смотрелся. Лютый дед, я таких и в реальной жизни видел. Харизматичный.

— В тюрьме Тронье отбывает срок один человек — тщательно подбирая слова, начала я — За грабеж. Мне бы хотелось встретиться с ним и переговорить. Как именно будет организована встреча — безразлично. Можно меня провести к нему, можно устроить побег — на ваше усмотрение.

Старик помахал крючковатым пальцем.

— Мы еще ни о чем не договорились, потому условия ставить не след — жестко пояснил свой жест он — Продолжай.

— Хорошо — я проникся к нему еще большим уважением — Хотя все уже сказано. Мне надо встретиться с этим человеком.

— Зачем? — мастер Гро сплел пальцы рук в «замок» — Что тебе от него нужно?

— Это принципиальный вопрос? — уточнил я.

— Возможно, ты хочешь его убить — равнодушно сказал мастер Гро — В этом я тебе не помощник. Службу я оставил, но помогать кому-либо в таких вопросах не желаю. Даже если человек и стоит того, чтобы умереть.

— Мне не нужна его жизнь — заверил я его — Никто из нас его даже не знает лично. У этого человека есть вещь, которая мне необходима, если быть более точным — обрывок пергамента, вот такой. Далее я с ним общаться не намерен и его судьба мне безразлична.

Я достал из сумки фрагмент свитка, полученный от Теодора, и протянул его бывшему стражу.

— Каракули — изучив его, сказал тот — Но ты не врешь.

Каракули. Не каракули это, а неведомый язык, из умерших. Я, как ни пытался, ничего прочесть не смог, даром, что получил умение разбирать подобные вещи. Как видно, свиток надо собрать воедино, чтобы с ним ознакомиться.

— Оплата? — подумав, спросил мастер Гро.

— Просто назовите сумму — немедленно ответил я — В разумных пределах, разумеется.

— Пятьсот золотых — снова выдержав паузу и что-то прикинув в голове, произнес мастер Гро — Без торга.

— Без — согласился я — Принимается. Задаток нужен? Опять же — возможно будут какие-то дополнительные расходы, я могу их взять на себя.

— Треть суммы — одобрительно крякнул старик — Что до расходов — все траты я включил в сумму гонорара.

Я залез в сумку, отсчитал необходимое количество монет и выложил их на стол.

— Хорошо — мастер Гро даже не прикоснулся к золоту — Назовите имя нужного вам человека, и, если знаете, когда и за что он был осужден.

Выслушав меня, он снова задумался, что ни могло не насторожить.

— Грабеж, значит — недовольно сморщившись, наконец, сказал мастер Гро — Таким на свободе и вправду делать нечего. Скажи, а тебе человек этот сильно нужен?

— В смысле? — не понял я вопроса.

— В тюрьму я тебя не поведу — пояснил бывший страж — Грабители, убийцы и насильники сидят в подвале, туда вход есть только у стражи и судейских. Это мошенники, воришки наверху, тут ничего сложного нет, а вот в подвал попасть… В принципе возможно, но очень сложно и очень, очень дорого. Да и не безопасны подобные прогулки. Здание тюрьмы стоит на фундаменте старого замка. Сильно старого, он старше Тронье. Подвалы тюрьмы — подвалы этого замка, причем в самые нижние из них никто не спускается, это опасно для жизни и рассудка. Не знаю, в курсе ты или нет, но в Тронье нет смертной казни.

— Не в курсе — ответил я.

— У нас все решено проще — старик довольно закхекал — Самых отпертых преступников отправляют на нижние ярусы подземелья и запирают за ними двери. Не слышал, чтобы оттуда кто-то вернулся.

Если сейчас раскручивать старика дальше, то можно получить крайне атмосферный квест, а то и целую цепочку. Например — что-то принести из этих подземелий или что-то там разведать. Но это все без меня.

Мастер Гро еще с минуту молчал, шевелил бровями и ждал моей реакции на свои слова. Ее не последовало.

— Так вот — тебе этот человек сильно нужен? — программа поняла, что квест мне не нужен, и начала с того места, где остановилась.

— Мне нужен обрывок документа — я снова показал старику уже имеющийся у меня фрагмент — Это моя цель.

Хотя, возможно, я совершаю ошибку. А ну как не засчитают мне квест? Как в условии сказано: «найти и забрать». С другой стороны — формально я его нашел и все что нужно забрал. Своими руками, не своими — велика ли разница?

— Славно — мастер Гро поднялся с кресла — Приходи завтра утром, часов в десять. Полагаю, я смогу помочь тебе. Если же нет — не обессудь, задаток не верну и объяснять ничего не стану.

— Это только деньги — улыбнулся я — Что до остального — ваша репутация бежит впереди вас. У меня не будет сомнений в вашей честности.

Старик промолчал, но по довольной улыбке я понял, что тщеславие ему все-таки не чуждо. Вот и славно, а то прямо какой-то Железный Феликс.

Когда за нами захлопнулась калитка, я повернулся к Флоси и сказал ему:

— Теперь задание для тебя, хирдман.

— А? — сразу оживился северянин — Еще чего узнать?

И он протянул ко мне ладонь сомнительной чистоты, как бы говоря: «Денежек дай — и все узнаю. Похмелюсь — и узнаю».

— Не-не-не — ехидно протянул я — На этот раз ножками, ножками.

Брат Мих постучал мне пальцем по плечу, после приложил руку к своему уху, и под конец указал на ворота.

— И то — понял я смысл этой пантомимы — Пошли потихоньку.

Тронье, как я и говорил, был не так уж велик, потому минут через семь мы стояли на небольшой площади около городских ворот, в которые входил и выходил народ. Кстати, тут-то я наконец, впервые приметил игроков. Все-таки они тут встречались, пусть и в небольшом количестве.

— Брысь — брат Мих хлопнул по ладони очередного мальчишки, которую тот запустил ему под балахон — Там нет ничего такого, что тебе может пригодиться.

— Об этом не тебе судить — дерзко ответил оборванец — Я уж сам решу, чего мне надо, а чего нет.

— Хуже комарья — проворчал Флоси и сплюнул на брусчатку мостовой.

Его явно печалила перспектива того, что в кабак он, похоже, нынче не попадет. Отвык мой туалетный от беспокойной жизни, привык к поджаристым котлетам с королевской кухни и кислому горскому элю из королевских подвалов. Ну, и к телеге, под которой так славно спится.

— Значит, так — подошел я к нему — Видишь дорогу, что начинается за воротами?

— Ну — опасливо ответил Флоси.

— Вот по ней ты и будешь шагать — с доброй улыбкой сообщил ему я — Долго, миль сорок. Тебе надо попасть во владения барона Лифли, и найти там деревню с названием Анта. По пути опрашивай народ, чтобы удостоверится в том, что ты двигаешься в верном направлении.

— А если с дороги надо будет свернуть? — уточнил Флоси.

— И что тебя в этом смущает? — удивился я.

— Ты сам сказал — по ней шагать — без малейшей тени издевки пояснил Флоси — Что, если эта деревня будет в стороне от нее?

— Н-да — брат Мих откинул капюшон и вытер лоб от пота — Припекает солнышко-то. Хейген, давай-ка я с ним пойду, так оно вернее будет. Да и потом — если он чего спросит, так ему не всякий ответит, а уж я любого разговорю.

— Чего это не всякий? — обиделся Флоси.

— По ряду причин — тактично заметил Гунтер — Ты у нас необычный очень, здесь таких не видели.

— Это да — довольно ощерился Флоси — Ярл, я не против Миха. Вдвоем веселее. И поболтать есть с кем, и песню спеть.

— Мих, как доберетесь до Анты, холм не разыскивайте — попросил я чернеца — Особенно, если дело будет происходить вечером или ночью. Старые могильники, они…

— Можешь не объяснять — деловито перебил меня брат Мих — Я с тобой не первый день таскаюсь, уже кое-что усвоил.

— Вот свиток портала — протянул я ему свернутый в трубочку пергамент — Дошли до деревни, передохнули — и в замок Лоссорнаха.


«Внимание!

Игрок, в данный момент вы даете задание НПС, которые напрямую не связаны с выполняемой вами квестовой цепочкой. Это не противоречит игровым канонам, но вам следует учитывать несколько моментов до того, как вы окончательно примете решение.

В том случае, если НПС не достаточно расположены к вам, они могут не слишком точно выполнить данное вами поручение или же вовсе не выполнить его.

Давая поручение НПС, вы должны быть готовы к тому, что они могут воспользоваться предоставленной им информацией по своему усмотрению.

Данное поручение связано с определенной опасностью для виртуальной жизни НПС, они могут погибнуть, выполняя его. В этом случае по отношению к вам будут применены административные штрафные санкции.

Еще раз рекомендуем подумать вам перед принятием решения».


Это что-то новенькое. Может, и вправду — ну его? Сам потом схожу, найду эту деревню. Сорок миль — ерунда на фоне тех дорожных петель, которые я закладывал по Западной Марке.

— Так мы пошли? — пока я думал, брат Мих уже убрать свиток портала под балахон и наполнил водой из фонтанчика, журчавшего неподалеку, свою походную баклажку. Да еще и Флоси заставил сделать то же самое — Чего тянуть? Может, уже сегодня до темноты управимся.

— Если вдруг что — негромко сказал я ему — Ну, дорожные разбойники, что-то еще — не лезьте в драку. Не надо. Здесь не наша война. Открываешь портал, и вы прыгаете в него. Героизм ни к чему, до деревни этой не сегодня, так завтра все одно доберемся.

— Понял — кивнул брат Мих — Да я так бы и поступил, поверь.

Люблю здравомыслящих людей, особенно когда они находятся в числе моих друзей.

— Если будет возможность присоседиться к какому-нибудь обозу — используй — я сунул брату Миху десяток золотых — Лучше плохо ехать, чем хорошо идти. И присматривай за Флоси, чтобы не безобразничал.

— У меня не забалует — заверил меня чернец.

— И еще. Пива ему не предлагай — у меня за спиной раздался горестный вопль — Не надо. Перебьется.

— Ярл!!! — Флоси затопотал, бегая вокруг меня — Дорога! Пыль! В глотке пересохнет!

— Найди мне эту деревню — и будет тебе бочка пива — остановил его я — Даю слово при свидетелях. Большая, десятиведерная.

— Темного — уточнил Флоси, облизываясь.

— Как пожелаешь.

— Идем, чего встал — толкнул северянин в спину брата Миха — Глядишь, до темноты управимся. Сорок миль, селедке на смех расстояние.

И уже вскоре двое моих друзей затерялись в толпе горожан, снующих через ворота туда-обратно.

— А мы куда? — проводив парочку путешественников взглядом, спросил Гунтер — Домой, в замок?

Забавно, для рыцаря Пограничье стало уже домом. Хотя — почему нет? Видно, что ему там нравится. И потом — там леди Кролина, по которой мой златокудрый приятель вздыхает уже бог весть сколько времени. Брат Мих вчера сказал мне, что видел, как он стихи писал, и даже пробовал их петь, пытаясь превратить свои творения в серенаду. Пока получалось плохо, его пение перепутали с кошачьими воплями и вылили на бедолагу ведро воды из окна.

Романтик у меня Гунтер. Это одновременно и смешно, и трогательно.

Но это ладно. А куда мы теперь? До сходки клана еще час времени есть, надо бы его с умом употребить.

К Хассану идти пока рано, официально нам Лоссаранах ничего не говорил, так что и я сам на свадьбу не приглашен.

К фон Ахенвальду — лениво, тем более что с старого хрыча станется Гунтера при себе оставить. А мне рыцарь пока нужен. Я к нему привык.

Так что отправлюсь-ка я в Эйген, проведаю королеву. Да и чего тянуть? Надеюсь, что уже завтра я буду знать, где находится холм, на котором не растет трава, и мне понадобится помощь того, кто сможет разбудить давным-давно мертвого младшего сына Кривого Гарри.

К слову — вот и не верь, что яблочко от яблони недалеко падает. И Гарри гнилым дядькой оказался, и сыновья у него не лучше.

— Нет — сказал я Гунтеру, который так и ожидал моего ответа — В Эйген сначала наведаемся, королеву навестим.

— Ох — опечалился рыцарь — Да я для визита к королеве не одет совсем. На мне походные доспехи, они даже не начищены! И титульного плаща нет. И перевязи, вышитой золотом. И….

— Гунтер, мы о королеве Анне говорим — постучал я по его нагруднику — Она на эти формальности внимания не обращает. И еще — ты рыцарь ордена Плачущей богини, вам можно больше, чем другим. Ты не забыл, что в том числе и ваши клинки возвели ее на престол?

— Иногда твой цинизм меня поражает — Гунтер обиженно засопел — Дело не только в ней, дело и во мне.

— Ладно — поднял я руки вверх — Не ходи со мной в замок — и все. Подожди у входа. Тем более, что я ненадолго, так, перекинуться парой слов. Или в миссию вашу сходи.

— Чуть не забыл — оживился Гунтер — Знаешь, а тут, в Тронье, нет нашего форпоста. И не было. И не будет, скорее всего.

— Почему? — заинтересовался я.

— Слишком далеко от Леебе — пояснил рыцарь — Слишком.

С последним утверждением я согласился, достал свиток портала и махнул им.

Сегодняшний Эйген совершенно не напоминал тот, что я видел всего-то несколько дней назад. Как метлой из него вымело ораторов, бунтовщиков и революционеров всех мастей. Никто не шумел на улицах, никто не утверждал, что «верхи не могут, а низы не хотят», никто не требовал передать землю крестьянам, стены каменщикам, а трактиры пьяницам. Возникало ощущение, что ничего этого здесь и не было, что все это был сон.

У королевского дворца вообще была тишь да гладь, стражники у входа только и делали, что зевали. Впрочем, увидев нас они взбодрились и покрепче ухватили древка своих алебард.

— Куда? — громко гаркнул один из них, преграждая нам дорогу.

— Туда — без запинки ответил ему я — К королеве, по личному делу. Имею на это полное право.

Судя по всему, стражника мои слова не убедили, хотя в глазах я и увидел некоторое сомнение.

Не понял сейчас. По идее он мне должен ковровую дорожку расстелить, а не раздумывать.

— Верно, имеет — подал голос еще один стражник — Простите, милсдарь, он у нас новенький. Проходите. И вы, господин рыцарь тоже. А вот этот, смуглый, пусть тут подождет, насчет него у меня распоряжений нет.

Фу ты. Я уж подумал, что все, труба, Анне совсем уж верить нельзя. Но нет, обошлось. Правда, с Назиром нехорошо получается. По стражнику видно — он не пропустит.

— Оставайся — сказал я ассасину, оценивающе смотрящему на стражников — Есть правила, надо им подчиняться. Нет, оно бы и хорошо сейчас их всех перебить, но ведь новые набегут, а дело мы не сделаем.

— В прошлый раз коридоры замка оказались для тебя небезопасны — справедливо заметил он.

— В прошлый раз была война, а теперь мир — возразил ему я — Наши смерти теперь никому не нужны. По крайней мере, здесь и сейчас.

Нет, можно было бы вызвать Брана, потратить сколько-то времени на перебранку с ним, добиться своего, но оно того не стоило. Нет резона Анне меня убивать прямо в коронном замке. Без шума этого не сделать, а он ей совершенно не нужен, особенно после достижения примирения и согласия с любимым чадом. Собственно, это была еще одна причина, по которой я не стал откладывать визит к ней.

Назир все-таки подчинился, но было видно, что он невероятно недоволен этим. Кстати — он стал проявлять все больше эмоций, на первых порах мне иногда казалось, что ассасин не совсем-то и человек. Очень уж бесстрастен был. А тут — гляди-ка. То улыбнется, то вон, насупится. Пообтесался он с нами, оттаял. Хотя — что удивляться, такая кунсткамера вокруг, один экспонат другого краше.

Дорогу я худо-бедно помнил, до тронной залы добрался быстро. Анна была там, об этом я узнал у какого-то расфранченного пузана-царедворца, которого ошарашил фразой:

— Браток, не подскажешь, сама посетителей принимает или как?

Я толкнул памятные мне створки дверей и вошел внутрь со словами:

— Тук-тук.

Анна на самом деле была здесь, она о чем-то беседовала с Браном. Еще в зале имелось человек пять приближенных к королеве НПС, все уже без доспехов, в шелке и бархате. И «Орлы» тоже были тут, в лице Льода, Верорка и пары незнакомых мне личностей.

— Вот не ждали — Анна услышала мои слова, близоруко сощурилась, а после всплеснула руками — Я, если честно, думала, что раньше лета ты в Эйген не пожалуешь.

— С чего бы? — без тени притворства изумился я — Вражды между мной и Западной Маркой нет, у вашего величества в опалу я не попадал, городская стража вопросов ко мне не имеет. Стало быть, и причин обходить эти места стороной, у меня тоже нет. И даже наоборот.

— Наоборот — это как? — немного насмешливо спросила меня Анна — В смысле — непременно надо к нам в гости зайти?

— Что-то вроде этого — подтвердил я — Причем вам мой визит нужнее, чем мне.

— За что мне всегда нравился этот человек, так это за свою непомерную наглость — с каким-то даже восхищением сообщила Брану королева — Потому до сих пор на плечах голову и носит. Без таких, как он, мир будет очень скучен.

— А что ты хотела? — философски заметил тот, оперевшись на спинку трона — Он Линдс-Лохен, в этом клане все головой о пень ушибленные. Даже те, кто по крови не из них.

— Ладно, иди поближе, расскажи, что это мне от тебя нужно? — попросила у меня королева, встала с трона, спустилась в зал и присела на ступеньку, ведущую к престолу, как кумушка на лавочку.

— Только этих всех шуганите, ваше величество — не смог отказать себе в удовольствии от маленькой мести я — А то знаю я их.

Что именно я знаю, уточнять не стал. Да и информация у меня была не сильно секретная. Но не с просьбы же разговор начинать?

Кстати — вот просьбу как раз им слышать и не надо бы.

Верорк аж позеленел от злости глядя на меня, Льод укоризненно покачал головой, мол — мы же соратники, вместе тут лямку тянули, прямо в этом зале.

А вот фиг вам. Тем более что для обструкции повод есть.

— Денег до сих пор не увидел — бросил я, проходя мимо «Орлов» — И пять комплектов брони — тоже. Если не подгоните до вечера, завтра буду требовать у администрации игры штрафануть ваш клан по полной, вплоть до расформирования.

Ну, тут я маханул, конечно. Мне первому подобное невыгодно, да и вряд ли такое возможно. Но звучит больно красиво!

— Ыыыррр! — просипел Верорк и в горле у него что-то забулькало.

— Я все понял — цапнул его за руку Льод — Наш косяк. Через час самое большое будет. Пошли, пошли, дражайший лидер, не напрягайся, а то сосудик какой лопнет — и все, и ты игровой овощ.

Вскоре в зале остались только четверо — Анна с Браном, и я с Гунтером.

— Ваше Величество — шаркнул ножкой по паркету Гунтер. Точнее — скрежетнул, порядком его поцарапав — Безумно извиняюсь за свой вид, понимаю, что мне нет прощения…

— А что не так? — Анна окинула рыцаря взглядом — Вы выглядите так, как и должен выглядеть рыцарь глубоко мной уважаемого ордена.

— Это походная броня — от Гунтера можно было прикуривать — Она не предназначена для визитов к такой высокопоставленной особе, как вы.

— Условности — поморщилась Анна — Вон, посмотрите на своего друга. Он даже причесаться забыл, про остальное я молчу.

— В самом деле — подтвердил Бран, достал откуда-то яблоко и смачно им хрустнул — Ерунда это все.

— Так чего зашел-то — я присел на ступеньку рядом с королевой — Ваше величество, между нами всякое случалось, но лично я всегда относился к вам с глубоким уважением, и вы это знаете.

— Знаю и ценю — подтвердила Анна — И?

— И потому я всегда рад оказать услугу короне Запада. Как вы знаете, в Пограничье с недавнего времени появился монарх. Если быть более точным, король Лоссарнах Первый.

— Я до сих пор удивляюсь этому факту — заметил Бран, жуя — Наши — и короля признали!

— А совсем скоро в Пограничье появится и королева — продолжил я — Король изволит взять в жены достойную деву, красивую и непорочную.

Ну, с последним я загнул, конечно. Но звучит же.

— Новость — королева и Бран обменялись взглядами — И на какой день назначена церемония бракосочетания?

Было видно, что Анна зла. Кому-то из тайной службы сегодня холку потреплят.

— Точно сказать не могу, но, думаю, это вопрос недели-полутора — я выдержал паузу — Как только я буду знать дату, сообщу ее вам. Хотя посольство с подарками стоило бы отправить не сегодня — завтра. Дорога ложка к обеду.

— Не учи ученого — по-простому, без высокопарных оборотов, осекла меня королева — А тебя самого-то позвали?

Гунтер коротко рассмеялся.

— Сейчас непонятно? — посмотрев на него, спросила Анна — Что смешного я сказала?

— Невесту короля зовут Эбигайл — я подмигнул Брану — Ну, соображай.

— Ааааа! — гэльт покивал, запихивая в рот огрызок — Крошка Эбигайл, у нее и в десять лет уже такие груди были, что глаз не отвести. Прости, Анна, что-то я не то…

— Совсем не то — топнула ножкой королева — Все всё понимают кроме меня. Мне это не нравится.

— Жена короля — его сестра — с набитым ртом пробубнил Бран — Он теперь сам, в каком-то смысле, член королевской семьи.

— Вот как — Анна выдала очаровательную улыбку — Как я рада, что не убила тебя. Теперь ты мостик между нашими государствами. Мы же вроде как соседи, а знаться не хотим. А это не дело. Ну вот — мало ли что? Тьма с Востока, нашествие саранчи, крестьянские восстания — мало ли напастей? Нам вместе надо быть.

— За меня слово замолви перед стариками — попросил Бран — Я же знаю, что мое имя даже упоминать теперь нельзя. Но времена меняются, объясни ты им это.

И снова квеста нет. А ведь по сути — задание, пусть маленькое и незначительное.

— Стоп — сказал я — Это всё само собой. Но начинать надо с мелочей. Шлите посольство, я их сам представлю королю, подам в нужном свете, скажу правильные слова. Гунтер, вон, от себя добавит чего-нибудь.

Рыцарь снова шаркнул ногой, окончательно добив паркетину.

— А там — дальше, дальше — я подмигнул королеве — Мне Западная Марка не чужая, мне она как родная. Я тут таном стал, и друзей здесь полно. Пограничье же — мой новый дом. Если эти две державы будут дружить, то кто посмеет на них просто даже косо поглядеть?

— Мы поняли друг друга — ткнула меня кулачком в бок королева — И не сомневайся — я ничего не забываю. Ты всегда можешь прийти и предъявить мне счет.

— Какой счет? — отмахнулся я — О чем вы? Хотя… Есть у вас в сокровищнице одна штучка, от которой я бы не отказался.

— Смотря какая — уклончиво ответила королева.

— Ну, не корона же Белого принца — засмеялся я, попутно напоминая ей о том, что в эту самую сокровищницу перекочевало кое-что из моих вещей — Нет. Это шар синего цвета. Небольшой, вот такого размера. Бесполезная, по сути, вещица, но мне для одного дела понадобилась.

— Мои предки безделушек в сокровищнице не держали — назидательно произнесла королева и задумалась — Нет, не помню я никакого шара. Недавно как раз там прибиралась, что-то вроде ревизии устраивала, не встречала ничего подобного. Разве что в шкафах, их я на потом оставила?

— Так и глянули бы в шкафах — задушевно попросил я — Что вам стоит? А я бы вам за это «спасибо» сказал.

— Темнишь — с уверенностью заявила Анна — Что-то с этим шаром не так. Не такая уж это и бесполезная вещь, как ты говоришь.

— Найдите, посмотрите и убедитесь лично — предложил ей я — Как по мне — ерунда полнейшая, но мне за нее один чародей пообещал отличный меч отдать, старой стали.

— Мечи старой стали — это вещь. Особенно те, что до Первой войны Скелетов кованы — тут же вставил свое слово Бран — А чародеи эти — они все чокнутые, как один. Вечно какой-то хлам к себе в дома тащат.

— Ладно, посмотрю — королева вздохнула и встала со ступеньки — Но, если не найду, то не обессудь.

Жалко будет, если не найдет. Придется мне тогда холм близ деревни Анта лопатой перекапывать, чего очень не хотелось бы. Во-первых, непременно какая-нибудь неупокоенная гадость из него полезет, во-вторых, вряд ли местные жители одобрят то, что я делаю. И хорошо еще, если дело ограничится стычкой с ними. А ну как они барону своему про это доложат, и он туда припрется? Мне только с каким-то дремучим феодалом войны не хватало.

Хвала богам, что мои опасения не оправдались.

— Этот? — недовольным тоном спросила у меня Анна, показывая кругляш, переливающийся всеми оттенками синего.

— Да — обрадовался я — Похоже, что он. По описанию совпадает.

— Ну так держи — она кинула мне Шар Воды, как мячик в игре, и принялась отряхиваться — Пыли в этих шкафах, паутины! Ужас какой-то. Туда бы пяток служанок запустить, с ведрами, с метелками, так нет, нельзя. Мне что, самой там тряпкой махать?


«Прогресс в элитном деянии „Шары Силы“

Вы узрели „Шар Воды“

Всего увидено — 2 Шара Силы

Осталось увидеть — 5 Шаров Силы

Поощрительный бонус -

+ 50 единиц к характеристике „Жизнь“»


Опа! А вот такого до сих пор не было. Сообщения про прогресс встречались, хотя и нечасто, видимо это было связано с повышенной элитностью деяний, о которых уведомляли, но вот бонус я вижу впервые.

Надо будет попросить Барона, чтобы он мне дал на остальную часть своей коллекции взглянуть, чего дурака валять? Так сказать — пусть покажет мне свои шары.

— Спасибо — я убрал шар в сумку, в специальный мешочек, из которого никогда ничего не пропадает — Прямо вот от всей души.

— И я тебе ничего не должна — добавила Анна, усаживаясь на трон — Ведь так?

— Вы мне и так ничего не были должны — усмехнулся я — Нас столько крови повязало, что любые счеты бессмысленны.

— Хорошо сказал — одобрил Бран — По сути, так и есть.

— Ну, мне пора — без всяких реверансов заявил я — Про обещания свои я помню, все сделаю. Вайлериусу привет. Он, небось, уже в Академию умчался?

— Прямо с утра — лицо Анны просветлело — Я уж думала не спросишь про него.

— Да ну, о чем вы. Он хороший парень, но ему подальше от всего того, в чем мы плаваем, держаться надо.

— Хорошо, что ты это понимаешь — сейчас передо мной была не королева, а мать — Не тревожь его, Хейген. Пусть он живет безмятежно. Книги, магия, студиозусы вокруг.

— Пусть будет так — кивнул я — И - до встречи, скорой или нескорой. Как пойдет.

На душе у меня было хорошо и светло. Последней каплей радости стало выражение лица Верорка, когда он увидел меня, вышедшего из залы, подмигнувшего ему и сказавшего:

— Вот как-то так.

И я для усиления эффекта еще и ладоши потер. И озарил свое лицо злорадной улыбкой.

Льод, как не раз подчеркивалось, был куда умнее своего лидера и, надо думать, кое-что понял. Так мне показалось.

Впрочем, я быстро выбросил из головы всю эту чепуху, покинул дворец и прямо со ступеней лестницы отправился в замок Лоссарнаха.

А там жизнь кипела. Когда я понял, что вся вот эта толпа — мой клан, то немного опешил. Нет, с чьих-то позиций почти полсотни человек — это не то, что не клан, это даже не боевое звено. Но для меня это дофига людей. По-моему, даже в долине Карби нас было меньше.

Гвалт был такой, что даже пакостная фея пришибленно стихла и оседлав свою любимую крышу, тихонько сидела на ней.

— Прибыл — услышал я голос Снуффа — Вон, Хейген пришел. Все, можно начинать.

Сразу несколько дружно в унисон свистнули и установилось некое подобие тишины.

— Ант, потом свистеть научишь — послышался сверху голос Трень-Брень — Всегда хотела научиться.

— Всем привет — сказал я, ища взглядом, куда бы влезть. Ничего, кроме телеги Флоси не обнаружил, потому попросту залез на парапет лестницы — Рад вас всех видеть в добром здравии и без петли на шее.

— Хотя кое-кому не мешало бы ее накинуть — недавно прибывшая бритоголовая Мысь с большой нелюбовью глянула на Трень-Брень. Совсем у феи мозги отказали, с такой оторвой и я бы не рискнул связываться.

— Об этом потом — попросил я — Сейчас о насущном…

— Хейген, два слова — перебил меня Лоссарнах, незаметно подошедший со спины — Это важно.

— Отойдем? — уточнил я.

— Нет-нет, это касается всех присутствующих — король повысил голос — Друзья мои! У меня в доме грядет радость. Сестра моего друга и вашего вождя Хейгена согласилась стать моей женой. В следующую субботу в этом замке состоится обряд нашего с ней бракосочетания, за которым последует празднество. Так вот, к чему все это говорится. Если кто-то из вас не будет присутствовать и на том, и на другом мероприятии, то этот человек нанесет мне страшную обиду. Воины клана Линдс-Лохен! Я знаю вас, вы знаете меня. Вы дрались за меня во всех сражениях недавней войны, вы проливали свою кровь за то, чтобы я получил право именоваться королем. Так помогите мне снова! Мои повара приготовят горы мяса — их надо съесть! Мои виночерпии прикатят бочки вина и пива — их надо выпить! Я сам с этим не справлюсь, вот какая беда! И кто же, как не вы, сможет мне в этом помочь? Без вас как без рук!

Клан встретил эти слова дружным смехом и одобрительными воплями.

— Еще раз повторю — если я не увижу на свадьбе хоть кого-то из вас, это будет смертельная обида моему дому. И дому вашего вождя. Королевскому дому. Ведь после того, как мы с его сестрой смешаем кровь во время обряда, клан Линдс-Лохенов станет таковым. С этого момента и навсегда Линдс-Лохены станут младшей королевской ветвью Пограничья. Ваш родовой герб украсит корона, а стяг, под которым вы идете в бой, будет расшит золотыми нитками.

— Точно — задумчиво сказал Слав, я узнал его голос — Как-то и не подумал об этом.

— Круто! — подытожил Снуфф.

— Королевский клан — охнула Кролина — Это какие же нам плюшки отсыплят?

— Будут тебе и плюшки, красавица — засмеялся король — И плюшки, и мясные пироги, и сырные лепешки. Обещаю!

— Мы будем, мой король — спрыгнув с парапета, я протянул ему руку — Все, как один. Твой праздник — наш праздник.

Мы обнялись.

— А я буду сыпать рис, пускать фейерверки и есть торт! — заорала с крыши Трень-Брень.

Лоссарнах сначала глянул на нее, потом на окно, за которым виднелась Эбигайл, сложившая руки на животе, потом на меня.

— Конечно, племянница — весело ответил он ей — Как мы без тебя!

А в глазах-то ужас.

— Не волнуйся и не переживай — тихо сказал я ему — И запомни главное — скоро она к тебе прилетит и будет задавать вопросы. На каждый из них ты должен ответить: «Да, так оно и есть». Что бы ни спросила, даешь только такой ответ.

— Я знаю, что это твоя дочь — со страданием сказал Лоссарнах — Но и свадьба у меня только один раз.

— Все нормально будет — заверил я его — Не волнуйся.

— Итак — я всех вас жду на своем празднике — зычно рявкнул король — Вы все приглашены, вы все мои самые долгожданные гости!


«Игроки клана Линдс-Лохен, внимание!

Вы получили приглашение на уникальное событие — свадьбу короля Пограничья.

Общий единовременный бонус:

+ 3 к доброжелательности отношений с жителями Пограничья.

Бонусы для тех, кто посетит мероприятие:

Титул „Гость на свадьбе“;

Уникальный статус „Был, ел, пил, плясал, выжил“;

Памятный портрет жениха и невесты. Предмет для украшения личной комнаты (при наличии таковой).

Внимание!

Уникальные бонусы! Клан получит их только в том случае, если явка его участников на оба мероприятия (свадебный обряд и пиршество) составит не менее 97 % от общего состава.

Внимание! В данном случае речь идет только об игроках, НПС-участники клана в данном случае в расчет не берутся.

Уникальные личные бонусы!

Памятный знак „Королевская свадьба“. Именной предмет со скрытыми характеристиками, индивидуальными для каждого игрока;

Шелковый плащ с гербом клана Линдс-Лохен, с золотым шитьем и новым гербом (с индивидуальными характеристиками);

Бутылка двухсотлетнего вина.

Уникальный клановый бонус!

Стяг клана. Ручная работа, золотое шитье, индивидуальный проект.

Будучи установленным в специальной комнате дает каждому участнику клана пятипроцентную постоянную прибавку к показателю „Жизнь“.

Будучи установленным на поле боя, дает рандомное незначительное увеличение от двух до четырех характеристик каждому игроку.

Игроки, помните, свадьба — она не каждый день бывает. А подобная — и не каждый век».


— Офигеть! — одновременно выдохнуло несколько человек.

— Тихо! — крикнула Кролина, после приложила руку к сердцу и сказала — Не сомневайтесь, ваше величество. Мы будем на вашем празднике все!

Глава семнадцатая

о делах рутинных и почти обыденных

Даже теперь, спустя несколько часов после выхода из игры, сидя на собрании, я не без удовольствия вспоминал реакцию сокланов на системные сообщения, и все то, что за этим последовало.

Собственно, здесь, на собрании, больше делать было и нечего. Разве что вздремнуть? В свою репортерскую бытность я такое себе иногда позволял. Мамонт тоже любил время от времени устраивать «пятиминутки», длившиеся часа по полтора. Получалось уснуть не всякий раз, но бывало такое.

Ох, он и орал как-то на меня, когда я совсем расслабился и начал похрапывать!

Но одно дело Мамонт, он поорет и успокоится, а здесь… Ну нафиг. Тем более, что непременно найдется какая-то добрая душа, которая со всем старанием и прилежанием поведает об этом Азову, Зимину или даже самому Старику. Мол — не уважает, спал, храпел и даже «злого духа» пускал. На кол его, собаку!

А так это мероприятие ничем от тех, редакционных не отличалось, разве что только тишина здесь была идеальная да народу было побольше.

Ну, и помещение получше — не прокуренный редакторский кабинет, а вполне себе уютный зальчик на двадцать пятом этаже.

В остальном же — скука и тоска, как и тогда.

Как вообще интересная игра может стать темой такой нудятины? Или просто есть такие люди, которые все-все-все что есть на свете интересного, способны сделать просто статистикой?

Так что мне только и оставалось, что сидеть ровно и делать вид, что слушаю очередного докладчика, который поминутно сбиваясь, читал жутко нудный доклад, в основном состоящий из цифр.

И вспоминать о недавних событиях.

Как только король покинул нас, народ как прорвало. Заговорили все и сразу.

— Так! — Кролина даже ногой притоптывала от переполнявших ее чувств — Люди, тихо! Сразу говорю — если кто в следующую субботу не придет — прокляну. Это не шутка. Я реально прокляну. Заморочусь, займу денег, солью остатки доната, весь хабар из личной комнаты продам — но проклятие у черных колдунов Кхарна куплю и активирую на каждого, кто не пришел. От него спасения нет. Кто поопытнее, тот в теме!

— Кро, здесь нет таких идиотов, которые откажутся от уникальных цацек — повертел пальцем у виска Снуфф — Даже наше недоразумение с крыльями и то это понимает.

— Сам ты недоразумение — Кролина отковыряла от крыши черепицу и бросила ее в своего обидчика — Лучше подумайте, что дарить на свадьбу будем от клана.

— Сегодня очень, очень необычный день — заметил Слав — Сначала это приглашение, потом куча халявы, теперь еще и Трень-Брень что-то умное сказала.

Кстати — да, подарок. Это дело такое. Тут думать надо.

— Так — Кролина продолжала гнуть свою тему — Теперь по списочному составу. Хейген, я прямо сейчас выкидываю из клана тех, кого нет больше двух недель. Во-первых, так манкировать своим присутствием это свинство, тот же Робин Роб даже долину Карби пропустил, хотя все были предупреждены об обязательной явке на данное мероприятие. Во-вторых — если что, потом обратно примем. Или не примем. В общем — пофигу, я их исключаю из клана.

Разумно.

— Как думаешь, а меня Эбигайл в свидетельницы не возьмет? — перед моим носом повисла Трень-Брень, шумно шелестящая крыльями за спиной — Мне персиковый цвет идет. Я платье одно в Эйгене видела, прямо как на меня сшито. Дай денежек и два свитка?

Теперь перед моим носом маячила не очаровательная мордашка феи, а ее ладошка.

И в самом деле, теперь у нас почти семейные отношения. Она у меня начала деньги требовать.

— Тебе не нужно персиковое платье — покачал головой я — Чуть позже я поговорю с Эбигайл, тебе сошьют наш национальный, гэльтский наряд. Посконный и домотканный.

— Зачем? — удивилась фея — Я что, часть самодеятельной программы? Мне надо будет что-то станцевать?

Станцевать! Как же. Нет, копай глубже.

— Как раз хотел с тобой об этом поговорить — мне надоело перекрикивать остальных, и я отошел от лестницы в сторону, к почтовому ящику, где было куда как тише — Ты девочка взрослая, должна меня понять.

— Понять что? — насторожилась фея.

— Видишь ли, на свадьбе Эбигайл у тебя будет особая роль — я взял в свою руку ладошку феи — Есть такая старая гэльтская традиция, по которой после обряда бракосочетания старшей сестры или дочери, надо устраивать помолвку младшей. Хороший, к слову, обряд, справедливый такой. Каждой женщине по куску счастья, чтобы не обидно было. У Эби младшей сестры нет, у нас есть только ты.

— Брррр! — потрясла головой фея — Вообще запуталась!

— Да ты просто забыла — я дернул ее за руку, приблизил к себе и обнял — Ну, напрягись. Помнишь, тогда на сходе гэльтов, когда о битве договаривались, старый Мак-Анс все тебя нахваливал? Просватали мы тебя, малая!

— Это же тогда была шутка? — Трень-Брень стремительно становилась похожей на свою диснеевскую тезку, в основном из-за размера глаз.

— Какая шутка? — погладил ее по голове я — Говорю же — нашел я тебе жениха, да какого! Сын старого Мак-Анса, вождя клана. Клан, что важно, хороший, серьезный, не рвань какая-нибудь. И парень этот, Тэд, он что надо. Крепыш, удар с левой пушечный, сам кровь с молоком. А что ноги маленько кривоваты и на лицо он гэльт гэльтом — так это ничего. Стерпится, слюбится. Ну, а как ты хотела? Это социальный квест, там всегда хардкор. И не откажешься от него.

— Ты сошел с ума? — фея неустанно искала на моем лице улыбку, подтверждающую, что это шутка, и не находила ее.

— Нет — вроде как обиделся я — Все честь по чести. Мак-Анс давно на тебя зарился, он сыну замучался уже невесту искать. А тут ты, вся такая из себя. И, ради правды, за ценой не постоял. Двадцать овец, пять баранов, десять стальных топоров — вот это, я понимаю, плата за невесту.

— Несмешно — фея перепугалась всерьез — Это охренеть как несмешно. Что за стеб?

— Не стеб это — резко изменил тон я — Нам нужна репутация. Нам нужны связи среди кланов, потому что… Надо, потому что! Ничего, побудешь обрученной, сгоняешь на время к семье жениха, как того обычай требует, не развалишься. Подумаешь — пара недель где-то там, в холмах. Переживешь.

— Не верю — проскулила Трень-Брень — Продал меня, да? Нечесаному гэльту продал?

— Почему сразу продал? Это политика, а не выгода — с удовольствием ответил я — Нет, если честно, я на это дело уже почти забил, но тут как раз эта свадьба, нарисовалась… Короче я решил — пусть будет. Нет, если бы не свадьба, то перетоптался бы Тэд, но раз так совпало…

Мне было совершенно ненужно, чтобы в Трень-Брень в последний момент взыграл командный дух. Мне надо было, чтобы она взбрыкнула, а не принесла себя в жертву.

— Слушай, но также не бывает — решила зайти фея с другого конца — Это — игра. Здесь невозможно выдать замуж против воли, да еще за НПС.

— Вон в том окне находится НПС Эбигайл — я потыкал пальцем в сторону замка — Она мне вроде как сестра по игре. Я захотел, чтобы она стала женой короля, и она ей станет через неделю. Захотел бы выдать ее за Снуффа — и пошла бы она за него, как миленькая. Вон бродят по двору люди-НПС. Это люди из клана Линдс-Лохен. НПСишного клана. При этом я его глава, а вы все его часть. Тоже, вроде как, не бывает, чтобы они и м