Book: Роковая Роль



Елена Алексеевна Руденко

Роковая Роль

Осень, 1817 год, Англия


   Холодное северное море ждало шторма. Серые волны, поднятые ветром, бились о прибрежные камни, рассыпаясь в тысячи брызг. Жители маленького приморского городка, зная, что предугадать волю моря невозможно, укрылись в своих домах. Казалось, только один человек не боялся стихии, и грядущий шторм звал его. Невысокий мужчина средних лет спокойно прогуливался по узкой кромке прибрежной скалы. Его печальный профиль чётко вырисовывался на фоне предгрозового неба. Вдруг он остановился, всматриваясь в морскую пучину, будто пытаясь уловить в изменчивых волнах неведомые очертания. Мгновение... и он шагнул со скалы в бездну...



Весна, 1839 год, Кисловодск

Из журнала Александры



   Сегодня все заняты обсуждением грядущей постановкой пьесы Перси Фултона, известного английского драматурга. Интерес публики вызван тем, что пьеса пользуется репутацией проклятой. Как обычно, я бы не обратила внимания на очередную светскую новость, если бы не живой интерес Нины к этому событию.

   — У нас остановилась актриса Антония Морина! — оживлённо сообщила Реброва.

   Мне со стыдом пришлось признать, что я ничего не слышала о ней. Судя по фамилии, явный сценический псевдоним. Актрисы любят звучные имена.

   — Как же так! — укоризненно воскликнула Реброва. — Она прославилась ролями в мистических пьесах! Роли призраков и ведьм никому не удавались так блестяще. Антония Морина может прекрасно сыграть любую нечисть! О ней говорит вся Европа! Будучи в Петербурге, мне удалось побывать на одном из спектаклей Антонии. Помню, когда она смотрела в зал, у меня кровь стыла в жилах.

   Могу поверить, что актриса Морина действительно очень талантлива, если ей удалось хотя бы немного испугать спокойную Нину Реброву, которая не относится к числу робких барышень.

   — Что привело её на Кислые Воды? — спросила я.

   По правде сказать, ни Антония Морина, ни её роли не вызвали у меня интереса.

   — Ты слышала о проклятой пьесе английского драматурга? Актриса, сыгравшая главную роль, умирала в течение трёх дней — кто-то раньше, кто-то чуть позже. Их всех убили возлюбленные при весьма странных обстоятельствах.

   — Какую роль? — не понимала я.

   — О! Алекс! Ты безнадёжна!

   Нина немного обиженно смотрела на меня:

   — Роль убитой своим возлюбленным девушки, призрак которой не может обрести покоя. Сам драматург, написавший эту пьесу, бросился со скалы в море после её первой постановки. Последние дни он провёл в Богом забытом приморском городке, его видели каждый день прогуливающимся у моря. Друзья драматурга рассказывали, что призрак девушки постоянно преследовал его при написании пьесы. Будто бы она всячески хотела помешать ему...

   — Неразумно было не слушать просьбы призрака, — заметила я.

   — Не спорю, но дело не в этом... Двадцать лет назад пьеса была поставлена в Петербурге. А скорая смерть актрисы, сыгравшей главную роль, наделала столько шуму, что пьеса была запрещена. Вскоре про пьесу забыли и больше никогда не играли в России. Известный мистик собрал великолепных актёров и хочет поставить эту пьесу в Кисловодске, ведь на водах собрался весь цвет высшего общества!

   — Мне не нравится эта затея, — сказала я задумчиво, — разумеется, это принесёт ему немалый доход, но последствия могут быть самыми ужасными...

   — Неужели ты веришь в проклятие? — удивилась Нина. — Ты слишком много знаешь, чтобы быть суеверной.

   — Это не суеверие! Если пьеса вызывает гнев неупокоенной души, её даже читать опасно! — твёрдо произнесла я.

   Реброва пожала плечами. Ей показалось, что я преувеличиваю.

   — Морина остановилась в нашем доме, — сказала Нина, — и согласилась отужинать с нашей семьёй. Думаю, тебе будет интересно встретиться с ней.

   Грядущая встреча не вызывала у меня никакого интереса, но я не стала разочаровывать оживлённую Нину.

   В назначенное время мы спустились к ужину. Мы увидели высокую стройную молодую даму с гладко причёсанными прямыми чёрными волосами. Дама была одета в строгое тёмно-синее платье из дорогой шёлковой материи, украшенное изящными чёрными кружевами. Она улыбнулась нам приветливой улыбкой и, казалась, была рада знакомству.

   — Я буду очень признательна, если вы поможете мне сыграть эту роль, — сказала она мне за ужином. — Это самая сложная и непостижимая роль в моей жизни... Тут собраны истинные чувства неупокоенной души... Я много репетировала, но у меня не выходит ничего путного... А представление состоится через десять дней... Что вы мне посоветуете?

   Мне хотелось дать единственный совет — бросить эту опасную затею. Но я сдержала чувства.

   — Неупокоенная душа, — задумалась я, — что держит её в этом мире? Что заставляет её страдать? И насколько сильно её страдание, если оно приносит горе живым, которые сталкиваются с её страданием... Это не месть мёртвой живым, это всего лишь её боль, именно боль мёртвых заставляет страдать живых...

   Антония благодарно взглянула на меня.

   — Вы правы... Я неверно понимала свою героиню... Не злоба, а страдание... Теперь я знаю, как сыграть... Благодарю вас... Ваш совет бесценен!

   Я могла только улыбнуться в ответ на похвалу, которая меня даже не тронула.



Из журнала Константина Вербина


   Сегодня меня поразило оживление, царящее в Кисловодске. Водяное общество оживлено грядущей постановкой пьесы, получившей репутацию проклятой. Если бы я услышал о подобном два года назад, я бы решил, что это очередное глупое светское развлечение. Однако сейчас я забеспокоился, слишком часто на моих глазах подобные эксперименты заканчивались трагедией. Алекс рассказала мне историю этой пьесы, что усилило моё беспокойство.

   Мои волнения разделял доктор Майер.

   — У вас будет новый труп, — мрачно пошутил он в своей любимой циничной манере. — И вам будет тяжело предъявить обвинения призраку...

   — Призрак не может убить напрямую, — ответил я, — жертву будет ждать либо несчастный случай, либо она "сгорит" постепенно... Вы же увлечены мистикой, вам виднее...

   — Ладно, хватит шуток! — опомнился доктор.

   Он протянул мне несколько листков, заботливо исписанных его рукой — обычным почерком врача.

   — Простите, доктор, но ваши записи очень напоминают мне ваши рецепты, — сказала Ольга. — Может, вы сами прочтёте, что тут написано.

   — Я собрал истории жертв роковой пьесы, — не без гордости произнёс Майер. — Все актрисы погибали от рук своих женихов или возлюбленных... Так погибла и Джейн Шедон, прототип героини этой печальной пьесы. Она была актрисой труппы драматурга Перси Фултона, у неё появился жених, вполне достойный юноша. Он, разумеется, настаивал, чтобы Джейн бросила театр... Однажды она публично заявила юноше, что не любит его... В этот же вечер после их бурной ссоры тело девушки выловили в Темзе... Перси Фултон очень переживал гибель одной из лучших актрис своей труппы... Он рассказывал друзьям, что постоянно видит её тень и слышит шаги, как будто кто-то шлёпает мокрыми ногами по полу... Призрак девушки, убитой своим возлюбленным, не обрёл покоя...

   Алекс, замерев, слушала его рассказ, закрыв рот ладонью.

   — Вы пришли нас пугать, — строго заметила Ольга, видя волнение Алекс.

   — Это вся история, — закончил доктор. — Дело в том, что актрисы, игравшие эту роль, погибали точно так же... Их тела находили в воде, и единственными подозреваемыми были их возлюбленные... Вот эти истории, — Майер указал на листки в моих руках. — Думаю, вы сможете узнать подробности ведения следствий этих убийств. Мне удалось лишь найти имена жертв, убийц и названия городов, где произошли преступления.

   — Я полностью разделяю ваше мнение, — ответил я, — но позвольте уточнить, возлюбленному Джейн Шедон были предъявлены обвинения в убийстве?

   — Нет, но все были уверены, что именно он убийца... Сам он этого не отрицал... Говорят, он сошёл с ума... Странно, но никто из подозреваемых в убийстве актрис так и не получил обвинения в убийстве...

   — Сплетни способны свести с ума кого угодно, — заметил я.

   — Не думаю, что виной всему сплетни, — возразил доктор.

   — Увлекательная история, но разрешите узнать, что вы предлагаете мне сделать? — поинтересовался я.

   — Вы должны добиться отмены постановки! Пьеса запрещена!

   — Она запрещена только в Петербурге! На провинциальных подмостках её можно играть хоть сотни раз!

   — В вашей компетенции сделать это!

   — Хорошо, — сдался я, — я напишу в Ставрополь подполковнику Юрьеву...

   — Постойте, не надо иметь дело с этим человеком! Как вы знаете, он организовал мой арест, обвинив меня в антиправительственном заговоре!

   — Я не предлагаю вам отобедать с ним! — перебил я сурово. — Он лучше меня знает, как можно наложить запрет на пьесу! В любом случае, если произойдёт убийство, мне может понадобиться его помощь!

   — Да уж, в интригах ему нет равных, — усмехнулся доктор, — где вам до него? Вы хоть одного заговорщика арестовали?

   — Юрьев храбрый офицер, — заметил я, — мне не раз удалось в этом убедиться!

   — Я не говорю, что он трус, но интриган знатный! И какой прок от него будет при ведении следствия? Если что-то случается на водах — он зовёт вас! Без вашей помощи он не может раскрыть ни одного преступления!

   — Давайте оставим личность Юрьева, — попросила Ольга. — Ваша цель — не допустить постановки пьесы... Вы пробовали говорить с Волыниным, постановщиком пьесы?

   — Волынин ничего слышать не хочет о проклятиях! Считает их дремучими суевериями.

   — Возможно, он так не считает, — задумалась Ольга, — он хочет неплохо заработать на этих суевериях. Не думаю, что он взялся за пьесу ради любви к искусству...

   — В том-то и дело, что его интересуют не деньги! Он одержим странными мистическими идеями! Волынин уверен в таланте Антонии Мориной, сыгравшей немало мистических ролей! Только она, по его мнению, может сыграть эту роль, как надобно!

   Я перевёл взгляд на бледную, задумчивую Алекс. Право, я не очень верил, что Юрьев сможет добиться запрета постановки. Скорее всего, он откажется даже браться за это, дабы не прослыть суеверным.


   В этот же день нас навестил господин Волынин. Я представлял его иначе и был удивлён встретить человека вполне приятной внешности не старше тридцати пяти лет с горящим одержимым взором.

   — Почему вы решили поставить пьесу именно на Кислых Водах? — спросил я. — Ресторации нашей скромной местности не столь вместительны. В Пятигорске и Ставрополе вы найдёте куда более подходящие подмостки.

   — Мне не нужно много народа, — покачал головой Волынин, — только избранные... На пьесу придут лишь те, кто получили моё приглашение. Плата символическая, чтобы частично покрыть расходы моего мистического клуба...

   — Вы давно занимаетесь театральными постановками? — поинтересовался я.

   — Впервые... Меня давно интересовала история Джейн Шедон... Понимаете, я хочу помочь душе обрести покой, — он улыбнулся. — Душа в смятении, потому что её никто не понимает... Зрителей будет немного, они получили приглашения заранее, — повторил он. — Некоторые из них приехали на воды специально ради этого...

   — Простите, я не понимаю, как пьеса может помочь душе обрести покой? Если она вызывает только её гнев? Все актрисы, представившие бедняжку Джейн на сцене, погибли!

   — Они дурно играли эту роль! Только Антонии под силу эта задача! Душа убитой останется довольной и обретёт покой! — он повторялся. — Долой дремучие суеверия!

   — Как ваша жена относится к подобным идеям? — спросил я.

   Я успел многое услышать о его красавице супруге, любительнице пофлиртовать со всеми мужчинами небезобразной внешности.

   — Она слишком легкомысленна, — с сожалением ответил Волынин, — но я люблю её именно за эти черты! Она как утренний весенний ветер!

   Он прикрыл глаза и блаженно улыбнулся. Странный одержимый человек не был лишён романтики, что вызвало у меня невольную симпатию.

   — Позвольте полюбопытствовать, о каком мистическом обществе вы говорили? — спросил я.

   — Странно, что вы не слышали о моём клубе, — Волынин был немного обижен моим невежеством.

   Увы, я никогда не был светским человеком. Очень часто я оставался в стороне многих светских событий, чем снискал уважение многих достойных людей. Несмотря на "не светскость" у меня никогда не было недостатка в друзьях, и, полагаю, я достаточно интересен окружающим. Хотя некоторые считают меня одичавшим в горах Кавказа, на самом деле, я всегда был таким, просто в юности старался казаться другим.

   — Вход открыт только избранным, у кого есть мистический дар, — Волынин продолжал расхваливать свой клуб. — Разумеется, каждый член клуба платит взнос, потому что наши опыты стоят немалых денег... Спешу заметить, доктор Майер затаил на меня злобу, потому что однажды я отказался принять его в наше общество...

   Я пожал плечами. Мистические идеи гостя не вызвали у меня доверия. Не безумец, это точно. Возможно, шарлатан. Я решил, что не стоит делать поспешных выводов.





Из журнала Александры


   Мне разрешили прийти на репетицию спектакля. Вернее сказать, актриса Морина очень просила меня, чтобы я пришла. Ей хотелось узнать, как я оценю её игру. Как только Антония вышла на сцену, я увидела у неё за спиной скользящую тень. Поначалу я решила, что это всего лишь игра света, но тень неустанно скользила за актрисой. Вскоре тень обрела ясные очертания — хрупкой девушки с распущенными волосами. Удивительно, но никто, кроме меня, не замечал этой тени. Я не следила за сюжетом пьесы, меня занимала только эта тень, наблюдающая за актрисой. У меня закружилась голова, перед глазами промелькнул журчащий ручей с яркими бликами солнца и... кровь на камнях... Я увидела бледное лицо Антонии под водой ручья, стремительно бегущего и сияющего на солнце... Мне стало жутко и я тихо вскрикнула... В этот момент пьеса достигла своей кульминации, и все решили, что меня испугали события на сцене... Ольга взяла меня за руку...

   Конца пьесы я дождалась с большим трудом.

   — Как я понимаю, моя игра была убедительна, — с улыбкой произнесла Морина после спектакля, — я слышала, как вы вскрикнули... Я знаю, что вас нелегко напугать мистическими спектаклями...

   — Да, вы великолепно сыграли! — рассеянно ответила я.

   К нам подошёл довольный Волынин.

   — Благодарю, что вы согласились оценить игру Антонии Мориной. Она говорила мне, что вы дали ей несколько дельных советов. Воистину, Антония превзошла сама себя! Мне самому было жутковато! А сколько страсти! Сколько чувств и боли!

   — Да, именно боли... — повторила я.

   За спиной Антонии снова возникла тень, и я почувствовала её боль и... гнев...

   — Эту пьесу нельзя играть! — сказала я твёрдо.

   — Простите? — Волынин удивлённо посмотрел на меня. — Неужели вы поддались суевериям?

   — Довольно! — вмешалась Ольга. — Моя сестра высказала вам своё мнение, а следовать ему или нет — ваше право. Не стоит утомлять её бесполезными доводами! Она всё равно не изменит суждения и будет права! Не накличьте беду, Волынин!

   С этими словами она взяла меня за руку и увлекла за собой.

   — Они не знают, с чем имеют дело, — сказала я сестре.

   — Это не наша беда, — отмахнулась Ольга, садясь в коляску, — пусть сами расплачиваются за свою глупость! Нас не будет на этом спектакле!

   Я не возражала, мне хотелось быть как можно дальше от места постановки.



Из журнала Константина Вербина


   Сегодня я случайно подслушал один любопытный разговор, который состоялся между Лесиным, одним из представителей водяного общества, и Волыниным. Беседа произошла в парке, обычном месте прогулок гостей Кислых Вод. Я и Ольга удобно расположились на одной из свободных скамеек. Недалеко от нас прогуливался Лесин, взволнованно озираясь по сторонам, явно ожидая, когда появится его невеста, приехавшая на воды с братом. Его ожидание нарушил Волынин.

   — Простите, что прервал ваши раздумья, — произнёс он.

   — Что вам угодно? — вежливым тоном поинтересовался Лесин.

   Они старались говорить тихо, но их голоса оказались отчётливо слышны.

   — Вы любите Антонию, — сказал Волынин. — Глупо убегать от судьбы... Выслушайте меня, прошу вас! Вы можете думать и говорить обо мне, что вам угодно: что я шарлатан и жулик — но не отвергайте Антонию, которая любит вас!

   — Всё в прошлом, — коротко ответил Лесин, — попытки дважды войти в одну и ту же реку — напрасны...

   — Вы любите её? — этот вопрос звучал как утверждение.

   — Возможно, — подумав, ответил Лесин, — но что с того? У подобной любви нет будущего! А вот и моя милая Анна...

   В конце аллеи показалась Анна Нурова, его невеста, прогуливающаяся под руку с братом. Лесин поспешил к ним навстречу. Волынин покачал головой и быстрыми шагами направился в противоположную сторону. Погружённый в свои мысли, опустив взор, он молча прошёл мимо нас.

   Мы с Ольгой молча переглянулись.


* * *

   Вечером у Реброва был бал, где мне пришлось лицезреть очередную светскую драму. В ней не было слов, но взгляды и смена выражений лиц были куда красноречивей.

   Антония Морина иногда бросала томные взгляды на Лесина, который старался не замечать этого, ни на шаг не отходя от невесты. Напротив, барышня Нурова прекрасно замечала это проявление чувств и капризно надувала губки, давая жениху понять, что ей неприятна манера актрисы. Нуров мрачнел всякий раз, видя праведное недовольство сестры.

   Надин Волынина привлекла всеобщее внимание своим непринуждённым очарованием. Её муж был начеку, готовясь дать отпор любому, кто преступит порог дозволенности по отношению к его красавице-жене. Он уже не был похож на одержимого мистика, и походил на всех тех мужей, которые шпионят за жёнами.

   Надин относилась к Антонии Мориной с подчёркнутым презрением и надменностью, чего не пыталась скрывать. Несколько раз прилюдно она высказала своё недовольство актёрским талантом Мориной. Оказывается, у этой знатной дамы была давняя мечта стать актрисой, но она не решилась рисковать положением и репутацией. Это было похоже на обычную женскую зависть, которая заставляет дам совершить самые нелицеприятные поступки.



Из журнала Александры


   Сегодня на прогулке я встретила странного человека, о котором известно лишь то, что он англичанин, сумасшедший и художник. Он высокого роста, худощавый с отсутствующим взглядом. Ему, наверно, около пятидесяти лет, а, возможно, меньше... Он ни с кем никогда не вступает в разговоры, только молча рисует, сидя на скамейке в парке. Представители водяного общества стараются держаться от него подальше. Он приехал на Кислые Воды недавно, заплатил за квартиру щедро, и ни разу не нарушил общественное спокойствие.

   Проходя мимо меня, художник споткнулся и выронил из рук папку с рисунками, которые, рассыпавшись, упали к моим ногам. Мне стало немного жутко, когда я увидела эти акварельные этюды — мёртвые женщины под водой... Изображения утопленниц были выполнены очень талантливо и точно... К своему ужасу я заметила, что девушка на одном из рисунков поразительно похожа на Антонию Морину, её лицо скрывал бегущий ручей с играющими бликами солнца — как в моём видении... На мгновение мне показалось, что за спиной художника стоит тень Джейн Шедон. Я невольно попятилась назад, предоставив художнику собирать свои акварельные рисунки.

   — Не бойтесь, — произнёс он спокойно. — Моё имя Джонатан Блейк... Джейн говорила мне о вас... Она просила, чтобы я на время дал вам этот предмет... Её амулет, который был на ней и в день смерти... Только прошу вас, верните мне его завтра...

   Я взяла в руки бархатную коробочку и пообещала, что завтра утром он получит её назад.

   — Он же сумасшедший! — сказала мне подошедшая Нина. — Я видела, как ты говорила с ним. Тебе не следовала этого делать!

   — Ничего страшного, — тихо ответила я.

   — Я видела, он собирал рассыпавшиеся рисунки... Тебя что-то напугало? Что он сказал тебе?

   Нина осыпала меня вопросами.

   — Он рисует утопленниц, — коротко ответила я, с трудом пытаясь унять волнение, — однажды он нарисовал Джейн Шедон.

   — Странные сюжеты, — удивлённо прошептала Нина.

   К счастью, у неё не возникло ассоциаций с проклятой пьесой. Мне не хотелось говорить Нине, что художник — жених Джейн Шедон. Я не сочла его ни сумасшедшим, ни лгуном, я искренне поверила в то, что погибшая невеста говорит с ним.

   — А что он тебе дал? — полюбопытствовала Нина. — Интересно, что в этой шкатулочке?

   — Он просил передать это Константину, — ответила я твёрдо, — и у меня нет желания её открывать.

   Я не любила лгать, но пришлось. Эта тема слишком интересна Нине, именно поэтому ей нельзя довериться. Нина немного обиделась на мою нерешительность, но настаивать не стала.

   — Антония рассказывала мне, что ей снится страшный сон, про то, как она захлёбывается в воде, — вдруг вспомнила Нина, — просыпаясь, она видит тень, скользящую по стене и слышит тихое шлёпанье мокрых босых ног по полу...

   Мне с трудом удалось сдержать вновь нахлынувшее волнение.


* * *

   Я опять остановилась погостить у Ребровых. А это значит, что все светские драмы снова пред моим взором, а сплетни на слуху. Как это утомительно. Сегодня вечером перед сном, подойдя к раскрытому окну своей комнаты, я услышала, размолвку между Лесиным и его невестой, они с братом снимают комнаты смежные с моими.

   — Вы всё ещё любите эту актёрку! — недовольно произнесла Анна Нурова. — Если так, зачем вы решились жениться на мне? Спешу заменить, ваша с ней встреча не кажется мне случайной, вы нарочно отправились на Кислые Воды, чтобы повидать её! Но мне невдомёк, почему вы предложили мне и моему брату составить вам компанию?

   Голосок барышни звучал капризно и надрывно.

   — Прошу вас, милая Анна, не слушайте людскую болтовню! — ответил ей жених. — Я расстался с Антонией более года назад! Она была всего лишь моим увлечением...

   — Очень хочется на это надеется, — также капризно произнесла Нурова. — Прошу вас, оставьте меня... Мне нужно многое обдумать...

   — Как вам будет угодно...

   — Вы поссорились? — вдруг прозвучал настороженный голос брата Анны. — Лесин вышел мрачным...

   — Я ему не верю, — вздохнула девушка, — вдруг он раздумает жениться на мне? Антония так хороша и таинственна!

   — Это будет крахом наших надежд! — забеспокоился Нуров. — Отец оставил нам только долги. Твоё замужество — наша единственная возможность поправить дела... Кто ещё возьмёт тебя замуж без приданого? Разве что старый паралитик, выживший из ума! Молодой, богатый — где тебе взять такого жениха?

   — Лесин утверждает, что любит меня... Мне хочется верить ему...

   — Я бы тоже хотел в это верить... Будь проклята эта ведьма! Я был бы рад, если бы она провалилась прямо в Ад!

   В голосе Нурова было столько злобы и ненависти, что я пошатнулась от ужаса. Этот разговор вызвал у меня беспокойство, и я решила всё рассказать Константину. Над бедняжкой Антонией сгущаются тучи...


   Я вспомнила об амулете, который одолжил мне художник. Приготовившись к самым неприятным видениям, я открыла коробочку и осторожно взялась за тонкий кожаный ремешок. Талисманом оказался кулон в виде букета цветов из эмали. Я положила букетик на ладонь, почувствовав странный холод.

   На мгновение я увидела, как молодой человек обнимает девушку, Джейн Шедон. Это был Блейк, я узнала его, тогда он был молод и красив...

   Потом она уходит... Ночная улица... Ветер... Я чувствую его холодное дуновение... Набережная... Тёмная гладь реки... Джейн стоит, свесившись через парапет, всматриваясь в холодную воду... С ней кто-то рядом... И вдруг он резко толкает девушку, она падает в воду... Я вижу, как она барахтается в воде, слышу её крики, мольбы о помощи...

   Я с ужасом выронила амулет... Несколько минут я простояла неподвижно, тяжело дыша. Жуткие картины ещё мелькали у меня перед глазами. Успокоившись, я подняла амулет за ремешок и положила в коробочку.

   Ночью я долго не могла уснуть. Иногда, открыв глаза, я видела, как по стенам скользит тень. Странная тень — женский тонкий силуэт, но будто бы отбрасываемый водою... Один раз я привстала на кровати и увидела на полу следы мокрых босых ног. Я испуганно зажмурилась, а когда открыла глаза, следы уже исчезли...

   Утром мне не хотелось видеть англичанина. К своему стыду, я боялась вопросов, которые могли сильно взволновать меня. Я передала ему амулет через надёжного посыльного, снабдив письмом, в котором, сославшись на плохое самочувствие, извинилась, что не могу передать амулет лично.



Из журнала Константина Вербина



   Три дня назад состоялась мрачная пьеса, но никто из нашего тихого семейства не решился отправиться на этот спектакль. Алекс не хотела вообще видеть Антонию, чтобы очередное жуткое видение не явилось пред её взором. Мне и Ольге этот трагифарс также был неприятен, особенно учитывая грядущие последствия.

   И вот сегодня, около середины дня мне передали весть о смерти Антонии Мориной. В Кисловодске оказался мой приятель жандармский офицер Юрьев, который недавно посмеялся над моими опасениями.

   — Пьеса не имеет никакой государственной опасности, — сказал он мне несколько дней назад. — Если скучающим дамам интересны подобные глупости, пусть развлекутся. Напротив, запрет пьесы может вызвать недовольство, а к ответу призовут не вас, а именно меня. Простите, дружище, но зачем мне лишние неприятности.

   Тут уж я не мог с ним поспорить. Хотя скептицизм всё же доставил Юрьеву некоторую неприятность. Вскоре у него произошла размолвка с Ребровой, которая относится к истории о проклятой пьесе очень серьёзно, и восприняла его насмешки над людскими суевериями, как личную обиду.

   Мне было интересно, что Юрьев скажет на этот раз. Я не надеялся, что он уверует в проклятье, но полагал, что будет более осторожен в суждениях.

   Я встретил Юрьева в госпитале, куда привезли тело актрисы.

   — Антония Морина оступилась при прогулке и упала в парковый ручей, — сказал Юрьев. — Она ударилась головой, что стало причиной смерти...

   — Согласно освидетельствованию доктора Майера, — заметил я, — смертельная рана была на затылке...

   — Оставим болтовню доктора, — усмехнулся Юрьев. — По его мнению, призрак подкрался к Мориной и ударил камнем по голове... Неужели и вы верите в байки о проклятье?

   — В госпитале мы с вами осмотрели тело. — (Я не придал значения шутке моего приятеля: разумеется, доктор не делал подобных выводов.) — Такая рана не может возникнуть при ударе затылком о камень... Это явно нанесённый удар... Кто-то ударил Морину по затылку камнем, а тело столкнул в ручей! Доктор говорит, что после удара она была ещё жива, её только оглушили... Будучи без сознания, жертва захлебнулась в воде.

   — Опять вы всё усложняете, дружище, — укоризненно произнёс Юрьев, — но кто мог убить Морину? Надеюсь, не привидение!

   — Я готов вычеркнуть призрак из подозреваемых, — мрачно пошутил я. — Этот список и без потусторонних сил достаточно внушителен... Многие желали смерти Мориной, поэтому я намерен провести следствие...

   Юрьев махнул рукой и посетовал на то, что я противник всяческого покоя.


   Никто из подозреваемых не сумел предъявить мне безукоризненного алиби. Антония Морина была убита рано утром, когда представители водяного общества ещё спят. Любой мог назначить ей встречу, чтобы избежать возможных свидетелей. Все подозреваемые говорили настороженно, пряча взгляд.

   Волынин был расстроен больше провалившемся экспериментом, чем гибелью актрисы.

   — Я был уверен, что Антония сыграла безупречно! — сказал он. — Значит, не это нужно призраку, чтобы успокоиться... Но что тогда? Я теряюсь в догадках!

   Его супруга открыто злорадствовала над этим провалом.

   — Она оказалась не особо талантливой, — повторяла она с наигранной задумчивостью. — Очень жаль бедняжку...

   Её супруг, всегда умело отвечавший на насмешки недоброжелателей, ничего не смел возразить красавице Надин.

   Анна Нурова едва скрывала радость, её соперница вдруг сгинула.

   — Ой, как это всё ужасно, — твердила она, безуспешно пытаясь придать своёму тону оттенок печали, — мы все мирно спали этим тихим утром, а её убили... Как это печально!

   — Увы, многие подозревают вашего жениха... Виной всему история о проклятье, — сказал я.

   — Это возмутительно! — барышня обиженно надула губки. — Как глупы люди, что верят во всякий вздор!

   Её брат нервничал, будто опасаясь сболтнуть лишнее.

   — Я проспал до обеда, — сказал он. — Когда я вышел на прогулку, все уже болтали о смерти Мориной... Мне её искренне жаль, ужасная судьба...

   Лесин выглядел взволнованным и подавленным. Не знаю, что вызвало у него наибольшее волнение — гибель былой возлюбленной или очередная светская байка о сбывшемся проклятии, где ему отводилась роль коварного убийцы.

   — Надеюсь, вы понимаете, что я не мог убить Антонию? — спросил он с отчаянием. — Зачем мне было делать это? Какой у меня мотив?

   — Она могла помешать вашей свадьбе с Нуровой, — предположил я. — Простите, но вы один из подозреваемых...

   — Радует, что вы подозреваете не только меня, — поблагодарил Лесин.

   После разговоров с подозреваемыми я побеседовал с Ниной Ребровой, которая видела Антонию утром. Актриса собиралась на прогулку.

   — Прошу вас, никому не говорите, что я ушла! — попросила она Нину. Затем, видно, ей хотелось с кем-то поделиться новостью, она сказала. — Нуров пишет мне тайные послания, где признаётся в любви... У меня с ним свидание... Похоже, его неприязнь ко мне — всего лишь маска, чтобы обмануть общество...

   Я не осуждаю несдержанности Антонии, у каждого иногда возникает непреодолимое желание хоть с кем-то поделиться своими новостями, и очень часто этим кем-то становится первый встречный. Хорошо, если он окажется порядочным человеком, иначе ваша тайна станет очередной светской новостью.



   Новость об ухаживаниях Нурова оказалась очень неожиданной для меня. Накануне Алекс рассказывала мне, как он проклинал Морину... Не верилось, что он мог резко сменить ненависть на любовь.

   — Похоже, это вы — тот возлюбленный, — сказал я Нурову. — Вы назначили Мориной утром свидание, не так ли?

   — Я не любил её! — воскликнул Нуров с возмущением. — Мне хотелось отвлечь внимание Мориной от Лесина. Я хотел быть уверенным, что актриска не помешает моей сестре выйти замуж!

   — Когда вы пришли на свидание, Морина была жива?

   — Нет... я увидел мёртвое тело в воде и бросился бежать... Я не настолько глуп, чтобы убивать её, ведь благодаря байкам о проклятии все подозрения падают на жениха моей сестры! А нам, как вы понимаете, не выгоден подобный позор.

   Я кивнул. Да, я поверил в то, что Нуров разыграл свою любовь к актрисе. Но я не был уверен в том, что Нуров нашёл Морину уже мёртвой. Да, он не глуп... Но Нуров мог совершить убийство в порыве гнева, когда человек не отдаёт отчет своим действиям.


   Пройдя через парк, мы увидели англичанина, занятого за написанием акварельного пейзажа. Алекс рассказывала мне об амулете, который помог ей увидеть сцену гибели Джейн Шедон.

   — Любопытно, кто он? — задумался Юрьев. — Его имя Джонатан Блейк...

   — Джонатан Блейк, — повторил я, — несчастный возлюбленный актрисы Джейн Шедон. Много лет назад его сочили виновным в её гибели, но официально обвинения так и не предъявили.

   Я направился к нему. Юрьев, немного поколебавшись, последовал за мной, недоумевая, чем этот безумец может мне помочь.

   Извинившись за нарушенное уединение и обменявшись парой фраз о красотах Кавказа, я решил перейти к интересующей меня теме. Художник отвечал на мои вопросы бесстрастно, не отвлекаясь от рисования. Он говорил, что ничего не видел и ничего не знает.

   — Простите за навязчивость, что привело вас сюда? — задал я наиболее интересующий меня вопрос. — Вы можете нам помочь...

   Художник медленно отвлёкся от рисования и взглянул на меня.

   — Меня ведёт Джейн, — сказал он задумчиво. — Я рисую портреты актрис, решившихся играть эту проклятую роль... Так я предупреждаю их об опасности... Многие девушки, увидев подобный портрет, отказывались от роли...

   Блейк говорил спокойно. Он не был похож на безумца. Это был человек, у которого появилась особая миссия, которой он твёрдо следовал.

   — Вы показывали этот рисунок Антонии Мориной? — спросил я.

   — Да... Она не испугалась моих предсказаний... решила, что я сумасшедший... Очень жаль...

   На этом мы простились.

   — Может, это художник тронулся? — предположил Юрьев. — Колесит по Европе и топит всех, кто сыграл главную роль в известном жутком спектакле... Я читал в английской газете подобные случаи, когда убивают без всякого мотива, по причине безумия...

   — Невозможно столь легко узнавать обо всех готовящихся постановках пьесы Фултона, — заметил я. — Блейк будто ведом иными силами... Мой друг, не делайте скучного лица... Вы ведь не отрицаете способностей Александры?

   — Этому можно найти материалистическое подтверждение! — не сдался офицер.

   Я пожал плечами и решил его не переубеждать.



Из журнала Александры


   Разумеется, я рассказала Константину о видении, вызванном амулетом погибшей Джейн Шедон. Поразмыслив, он высказал своё предположение.

   — Она хотела сказать, что жених не убивал её... Они помирились и расстались... Странно, что он не проводил её... Наверное, Джейн Шедон уже ждал кто-то, кто должен был её проводить ... Этот человек и есть убийца...

   — Понятно, почему душа Джен не могла успокоиться... Её ранила ложь, которая была написана в пьесе и распространилась по свету...

   — Возможно...

   Я поняла, что могу помочь ей обрести покой.

   — Нужно прилюдно опровергнуть эту ложь! — сказала я.

   Константин взял меня за руку.

   — Не торопись, Аличка, — попросил он, — сначала я должен завершить следствие...

   Он был прав. Зная ум Константина, я понимала, что долго ждать не придётся.


* * *

   Сегодня на прогулке с Ольгой я встретила Анну Нурову. Она выглядела мрачной и подавленной. Былая весёлость исчезла бесследно.

   — Позвольте узнать, скоро ли Вербин узнает, кто убийца? — спросила она нас с надеждой в голосе.

   — Репутация моего супруга позволяет на это надеяться, — ответила Ольга.

   — Мне обидно, что все обвиняют Лесина в убийстве! — с отчаянием воскликнула Анна. — Стоит ему только появиться, как в компаниях начинается оживление. Он внешне спокоен, но очень страдает...

   К нам подошёл её брат. Настроение его было не лучше, чем у сестры.

   — Вы тоже уверены, что Лесин не убивал Морину? — спросила я.

   — Да, я уверен, — задумавшись, произнёс он. — Надеюсь, вскоре картина проясниться... Не будем верить байкам о проклятье... Наверняка, кто-то решил воспользоваться ситуацией, чтобы убить актрису... Например, из зависти...

   Он кивнул в сторону Надин Волыниной, весело хохотавшей в компании светской молодёжи.

   — Вербину следует присмотреться к этой даме... Вот кто тут настоящая ведьма...

   — Может, это не она! — перебила его сестра. — Не надо наговаривать на людей!

   — Неужели ты ей симпатизируешь?

   — Нет... но... мне кажется...

   Брат взял сестру за руку.

   — Нам надо идти, простите, — извинился Нуров. — Рад, что вы считаете Лесина невиновным.

   Они покинули нас.

   — Странно, — задумалась Ольга, — Анна явно что-то знает, но брат запрещает ей об этом говорить...

   — Да, у них слишком сильна уверенность в невиновности Лесина, — заметила я.

   — О! Ты исправляешься, становишься наблюдательной! — весело похвалила Ольга. — Хотя, может, им просто неприятно, что их будущего родственника записали в убийцы... Поэтому они отстаивают его доброе имя... Ладно, дамы не должны забивать себе голову бесполезными мыслями, расскажем всё Константину, пусть он и решает...


* * *

   Сегодня водяное общество вновь собралось у Алексея Фёдоровича Реброва. Принимая во внимание трагедию последних дней, вечер получился несколько печальным. Господа, разбившись на компании, вели грустные разговоры о смыслах бытия. Высший свет любит иногда погрустить, скучно всё время веселиться.

   Вдруг я почувствовала странное беспокойство. Я принялась искать взглядом Анну Нурову, которая только что была в зале. Брат и жених, увлёкшись каким-то спором, на время забыли о ней. Константина, который не спускал глаз с Нуровых, в зале не было. Никанор Юрьев был занят ухаживаем за Ниной Ребровой... Она уже простила его неверие в мистические силы.

   Не раздумывая, я незаметно сняла со стены комнаты один из пистолетов и выскользнула в сад. Разумеется, я понимала, что таким оружием я не смогу даже испугать, но палец на курке придавал мне храбрости.

   Я чувствовала, что кто-то меня ведёт, я будто шла за чьей-то тенью... Грядущей смерти я не чувствовала, и это успокаивало меня. Значит, Анну Нурову можно спасти. Вскоре я увидела мужчину и женщину и поспешила к ним.

   Луна выглянула из-за туч, и я узнала Анну Нурову. Она была напугана и молча смотрела на своего собеседника, стоявшего ко мне спиной. В его руках мелькнул шелковый платок. В этот момент я закричала, от неожиданности убийца обернулся... Луна снова укрылась за тучами, и я не успела разглядеть его лица. Я направила на него пистолет... мой палец спустил курок... Не могу понять, почему я сделала это, ведь я понимала, что пистолет не заряжен...

   К моему удивлению, убийца схватился за сердце и упал ничком на землю. Из темноты парка показался Константин с пистолетом в руке.

   — Я не успел выстрелить, — прошептал он.

   В свете вновь выглянувшей луны я увидела удивление на его лице.

   Всхлипывания Анны отвлекли нас от удивления...

   — Кто убийца? — спросила я, обняв перепуганную девушку.

   — Волынин, я следил за ним весь вечер, — ответил Константин.

   — Это так несправедливо! — плакала Нурова. — Все сочли моего жениха убийцей, а, на самом деле, убийца — Волынин.

   — Ваш брат видел это? — спросил я.

   — Да... но попросил никому не рассказывать об этом... Он хотел сам призвать его к ответу! Но я не сумела сдержаться, и сегодня высказала Волынину, что он подлый убийца... Я просто задыхалась от негодования... Понимаю, я поступила неразумно...


* * *

   Наконец, мы вернулись домой. По дороге я рассказала Ольге о странной смерти Волынина.

   — Умер от испуга, — предположила сестра.

   По её взволнованному голосу я поняла, что она сама не верит сказанному. Мы расположились в гостиной, принесли свечи. Спать не хотелось.

   — Как ты догадался, что убийца Волынин? — спросила я.

   — Цель постановки пьесы была неубедительна. Я задумался, какую цель на самом деле преследует этот человек? И почему пьесу сыграли на Кислых Водах? Поставив эти вопросы, я принялся искать ответы.

   — На какой вопрос ты ответил раньше? — полюбопытствовала Ольга.

   — Цель Волынина... Увлёкшись своей таинственной репутацией, он совершил первую ошибку. Если бы он назначил солидную плату за вход, я бы отбросил сомнения — очередной шарлатан решил собрать денег со скучающей публики... Единственная выгода, которую он получил в итоге — позор Лесина в высшем свете...

   — Верно, — согласилась Ольга. — Лесин постоянно обвинял Волынина в мошенничестве, прилюдно называл шарлатаном. Хорошая месть, очень искусная.

   — Воспользовавшись тем, что Лесин собирается в Кисловодск, шарлатан приступил к исполнению своего плана, — продолжал Константин. — Уверен, что он нарочно подстроил, чтобы я стал свидетелем его разговора с Лесиным о его любви к Антонии. Тем самым он хотел отвести от себя подозрения, дабы я заранее знал, что именно Лесин — возлюбленный актрисы, который ещё не сумел забыть её...

   — А почему Кисловодск? — спросила я. — Ты говорил, что этот вопрос тоже беспокоил тебя.

   — Почему Кисловодск? Ответ пришёл сразу. Кислые Воды — идеальное место для осуществления подобного плана. Оно достаточно светское, чтобы о подозрениях в убийстве стало известно всему высшему обществу... Но и достаточно тихое... Тут привыкли ожидать вооружённого нападения извне, и в этих местах много военных, но мало полиции... Он понимал, что полиция на водах может лишь следить за общественным порядком и не сумеет провести сложное следствие...

   — Да, — кивнула я, — это дело никогда не было бы раскрыто, и имя Лесина было опорочено навсегда...

   — Да, как имя Блейка... Милая Алекс, твои видения помогли мне придти к этим умозаключениям...

   — Как? — удивилась я.

   — Ты же сама догадалась, что Блейк не убивал актрису... Меня удивило то, что жених не отправился проводить невесту. Значит, её провожал кто-то другой? Кто? Единственным близким ей человеком был драматург Перси Фултон... Я прочёл записи, данные мне доктором Майером. На допросе он утверждал, что проводил Джейн до дома. Он солгал. Фултон убил её...

   — Зачем? — спросила Ольга.

   — Теперь трудно ответить на этот вопрос. Возможно, он тоже любил её и не хотел, чтобы она вышла замуж... Потом Фултон написал лживую пьесу, чтобы общество еще больше уверилось в виновности жениха актрисы. Понятно, почему она преследовала драматурга при написании этой клеветнической пьесы. Не ясна только причина его самоубийства. Он раскаялся? Или не смог выносить присутствие призрака?

   — Её дух мстил актрисам, игравшим эту роль? — не понимала моя сестра. — Зачем?

   — Нет, призрак не виновен в гибели актрис. Виной всему сама пьеса, которая изначально таила в себе зло. Сыграв роль, актрисы сами попадали в ситуацию подобной Джейн Шедон. Девушек убивали, а подозрения падали на их женихов и возлюбленных.

   — Верно, призрак хотел предупредить их! — согласилась я. — Джейн вела своего жениха по свету, а он своими рисунками отговаривал девушек играть главную роль... Но тогда... значит, возлюбленные всех погибших актрис невиновны... и живут, слушая сплетни о себе...

   — Я не могу разделить твоей уверенности, что все возлюбленные погибших актрис невиновны, — возразил Константин, — даже если так, я не смогу всем им помочь...

   — Одна из постановок была в Петербурге, — напомнила я.

   — Я приложу все усилия, чтобы следствие этого дела двадцатилетней давности в Петербурге возобновилось, — решил Константин. — Возможно, появится много новых любопытных фактов...

   Поговорив об убийстве, я попросила разрешения удалиться в свою комнату. Я боялась разговора о моём "выстреле" в Волынина.

   Неужели я убила его? Эта мысль не покидала меня. А что скажут завтра? Анна Нурова наверняка расскажет всем, как умер Волынин. Не скрою, я хотела его убить... Я много кому желаю зла, но от этого никто не умирал... Может, это потому, что я не пыталась их убить... Я гнала эти мысли прочь...

   Ночью мне снова приснился странный молчаливый человек. Он смотрел на меня с улыбкой и протягивал руку. Я проснулась. Вокруг была тишина. Я вскочила с кровати и подошла к иконостасу. Только чтение молитв помогло мне успокоиться.


* * *

   Я подошла к раскрытому окну и долго всматривалась в ночной горизонт. Я вспомнила печальную историю английской актрисы. Предо мной во тьме будто возникла её тень.

   — Теперь все узнают, что ваш жених не убийца! — сказала я, протягивая руку. — Я завтра публично заявлю об этом!

   Я протянула к тени руку. В этот момент тень превратилась в серебристые звёзды, которые, осветив меня мягким светом, исчезли. Ночной ветерок вернул меня из забытья. Может, мне всё это привиделось...

Е. Руденко

   Лето 2008


home | my bookshelf | | Роковая Роль |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу