Book: Путешествие



Елена Алексеевна Руденко

Путешествие

Египет, 1835 год

   — Абдулла, чёрт тебя забери! — французский авантюрист, проклинал всё на свете за то, что связался с лодырями-арабами.

   Они только тянут деньги и постоянно отлынивают от работы. Их даже не заставишь взять лопату, они сразу же выдумываю суеверия, чтобы не перетрудиться.

   — Ты что-то нашёл, Франсуа? — оживлённо спросил его подельник.

   — Пьер, тут каменная плита, — ответил Франсуа, ударяя древком лопаты о камень, — где этот чёртов Абдулла?

   Кладоискатель раздражённо сплюнул в песок. Он был готов пристрелить нерадивого работника.

   — Дверь не сдвинуть, господин, — лениво отозвался подоспевший Абдулла.

   — Надо взрывать! — решился Пьер, — иначе невозможно!

   — Ладно, — махнул рукой Франсуа, — не впервой. Золото с мумии не повредим, значит, уже не зря поработали... Богатенькие аристократы сейчас без ума от египетских штучек...

   — А вы не боитесь проклятия мёртвых? — спросил Абдулла, взволновано потирая руки.

   Пьер и Франсуа презрительно рассмеялись в ответ. Чего ещё ожидать от глупых дикарей? Хотя некоторые из них сами промышляют грабежом мертвецов, не страшась кары с того света. Значит, они только прикидываются суеверными глупцами, а сами следят, чтобы стащить всё, что плохо лежит.

   — К Дьяволу проклятия, если оно помешает нам хорошо заработать, — ответил Пьер.

   — Господин, позволь мне удалиться, я не хочу, чтобы дух умершего видел меня! — вкрадчиво попросил араб.

   — Убирайся хоть к чёрту, — отмахнулся Франсуа. — Всё равно от тебя никакого толку!

   — Эти арабы суеверны и трусливы, — проворчал Пьер, глядя вслед удирающему Абдулле. — Неужто всерьёз верит, что мумия встанет из гроба и схватит за немытую шею? Или он прикидывается, чтобы не работать? Знаем мы их хитрецов, детей пустыни...

   — Забудь ты о нём, — посоветовал приятель. — Пусть хоть провалится прямо в Ад к своему Шайтану, главное внимательнее следить, чтобы сын песков не стащил наше добро!

   Их дружный хохот разнёсся по безмолвной пустыни.

   Вдоволь насмеявшись, подельники принялись подкладывать динамит к каменной двери, мысленно представляя сокровища, ждавшие их вторжения многие сотни лет.


Кисловодск, 1839 год

Из журнала Александры

   Какая удача, мне привезли в подарок изумительную египетскую статуэтку в высоту с локоть. Девушка в белом облегающем платье сидит, положив руки на колени. Её глаза, сделанные из тёмно-синего стекла, сияют, когда на статуэтку падают лучи солнца. Красивое лицо выполнено очень тщательно, передавая неповторимые черты. Я ни разу не встречала подобных лиц. Фигурка девушки удивительно изящна, такой тонкой талии невозможно добиться без корсета. Неужели египтянки обладали столь стройным станом.

   Как мне сказали, внизу у ног девушки иероглифами написано её имя "Сешенен", что в переводе означает "цветок лотоса". Столь нежное имя удивительно подходит к облику его обладательницы.

   — Любители Древнего Египта рассказывали мне, что египетские художники пытались передать черты внешнего сходства, — сказал князь Долгоруков.

   — А мне говорили другие любители, что все эти древние физиономии одинаковы, — добавил доктор Майер, — лично я созерцаю египетское творение впервые. Это восхитительно!

   Нетрудно было заметить, что статуэтка очаровала нашего друга, он не мог отвести от неё взора. Он с восхищением вглядывался то в нежное лицо девушки, то не сводил взора с тонких щиколоток маленьких ножек, обутых в причудливые сандалии.

   — Мудрецов сейчас немало, — ответил князь с иронией, — я знавал такого, который утверждал, что египтяне ели друг друга живьём...

   Я поморщилась. Какой вздор болтают некоторые люди!

   — От себя могу добавить, — продолжил доктор, — эта статуэтка — изображение умершего, вместилище для его души, если она решит вернуться на землю... Готов с вами согласиться, князь, что художники заупокойного культа должны были передать сходство с оригиналом...

   Мне вспомнилась книга одного из французских учёных. Он писал про душу, называемую "Ка" — копию человека, для которой создавались портреты и скульптуры умершего, чтобы при возвращении на землю душа могла найти вместилище.

   Статуэтка печально взирала на нашу беседу с каминной полки. Мне показалось, что она, действительно, наблюдает за нами. Неужели Ка девушки находится в статуэтке. Но почему она грустна?

   — Возможно, Сешенен расскажет вам о своей судьбе, — обратился ко мне доктор.

   — Не знаю, — ответила я, — она столь печальна...

   Доктор провёл рукой по волосам девушки.

   — Похоже, наш друг влюбился в египетскую красавицу, — иронично заметил князь.

   Я ожидала меткого язвительного ответа, но Майер явно смутился.

   — Не болтайте вздор, князь, — произнёс он, безуспешно скрывая неловкость.

   Меня невольно заинтересовала судьба Сешенен, изображение которой, украденное из гробницы, оказалось у меня в доме. Печально, что моё знакомство с Ка египтянки началось при столь неприятных обстоятельствах. Чтобы статуэтка попала ко мне, вечный покой души потревожили грабители — иначе этих кладоискателей не назовёшь. Возможно, именно поэтому она загрустила.

   Говорят, жители песков нередко используют мумии как дрова, чтобы согреться в холодную ночь пустыни, а европейские аристократы сжигают мумии в каминах для забавы. Неужели красивое тело, сохраненное от тления на тысячелетия, было кощунственно сожжено?

   Как бы я хотела, чтобы Сешенен заговорила со мной!

   Будто бы на зов моих мыслей, пред моим взором промелькнуло яркое видение. Восход у реки... Берег, утопающий в сочной зелени... Крики уток... Девушка в лёгком белом платье... Это Сешенен... Она бежит вдоль берега, наслаждаясь прохладой рассвета... Она, как я, любит утренние прогулки... Сешенен останавливается, любуясь окрестным пейзажем... Я вижу стремительный смертоносный полёт стрелы... Сешенен падает... Дальше темнота...

   К счастью, мои гости, увлечённые статуэткой, не заметили волнения, охватившего меня. Я сумела быстро унять чувства. Не объяснимо почему, мне не хотелось рассказывать об увиденной трагедии доктору Майеру. Князь, судя по вопросительному взору, догадался о видении, но, понимая моё желание сохранить увиденное в тайне, промолчал.

   Доктор не сводил взора со статуэтки.

   — Она прекрасна! — повторил он.

   — Да, египетские барышни были хороши, — ответил Долгоруков.

   Князь уже не шутил, наоборот, он обеспокоенно смотрел на доктора. По правде сказать, несмотря на его уважительное отношение к мистике, я ожидала от Майера некоторых ироничных высказываний о египетском искусстве. Я готовилась выслушать его замечания о пропорциях тела с медицинской позиции и лицезреть их с князем соревнования в остроумии, но доктор вопреки ожиданиям, был очарован.

   — Будет замечательно, если вам удастся поговорить с её душой, — произнёс доктор задумчиво, — какие тайны может хранить это печальное лицо?

   Моему взору предстала стена, освещённая факелом... на мгновение я увидела рисунок юноши и девушки, трогательно держащихся за руки... Несколько непривычный рисунок выглядел настолько одухотворённым, что казалось, будто плоские персонажи оживают... Ещё мгновение... и по их лицам расплылось чёрное пятно... Что произошло?

   Я увидела печальное лицо Сешенен, которая прошептала:

   — Помоги мне найти любимого! — в её тихом голосе прозвучали боль и отчаяние.

   Меня охватила растерянность.

* * *

   Ночью я проснулась, будто меня настойчиво разбудили. На моей кровати сидела Сешенен. Она плакала, закрыв лицо руками. Я села рядом с ней и невольно обняла её, поражаясь собственной фамильярности. Сешенен, всхлипнув, положила голову мне на плечо, будто мы были сёстрами, и прошептала:

   — Я совсем одна, одиночество страшнее плена Хаоса, — её мелодичный голос звучал подобного горному ветерку за окном.

   Успокаивая, я обняла Сешенен. Мне всегда становится жаль не упокоенные души.

   — Помоги мне, — шептала она, — помоги...

   Если бы я знала, как помочь одинокой страдающей душе!

   Вдруг Сешенен отпрянула и печально прошептала:

   — Я иду к нему, — в её глазах были боль и отчаяние.

   Душа удалялась... Я бросилась за нею, но... проснулась... Не задумываясь, я отправилась в гостиную, где находилась статуэтка, сама не зная, что делаю.

   Глаза быстро привыкли к темноте. Несколько мгновений, я всматривалась в печальное лицо египтянки... Я увидела доктора Майера, сидящего на полу в окружении множества горящих свечей, и Сешенен, печально ступавшую вокруг него. Он не видел призрака, но незримо чувствовал её присутствие. На лице доктора застыла улыбка...

   — Сешенен! — я постаралась чётко произнести её имя.

   Только позднее я узнала, насколько важно для призрака, когда живые произносят его имя. Египтяне особенно серьёзно относились к памяти имён усопших.

   Сешенен услышала мой зов и растворилась во мраке комнаты, оставив Майера в одиночестве среди золотистых огоньков свечей.

   Преодолев головокружение, я вернулась в комнату... В эту же ночь меня ждало другое более загадочное путешествие...




Из журнала Константина Вербина

   Сегодня Александра рассказала нам свой удивительный сон. Возможно, душа египтянки, действительно, увлекла Аликс в невероятное путешествие. Рассказ сна получился настолько увлекательным, что я поспешил записать его, дабы ни одна деталь не ускользнула из памяти...

   Моё чутьё сыщика подсказывает, что финал египетской трагедии не так уж прост, как может показаться на первый взгляд. Коварные убийцы, ловко бросавшие подозрения на не виновных, существовали во все времена.


* * *

   Маленькую комнату, освещал огонёк масляной лампы. По серебряным зеркалам и убранству можно было легко узнать комнату юной барышни. Спустя тысячелетия многое не изменилось в жизненном укладе милых особ. Сешенен вела оживлённую беседу со своей подругой Хетепет. Их особенно занимал скорый приезд их друга детства, покинувшего несколько лет назад их город.

   — Ты очень жаждешь увидеть Юти? — весело спросила Хетепет подругу. — В детстве ты была влюблена в него!

   Она явно намеревалась поддразнить Сешенен.

   — Моя любовь оказалась безответна, Юти всегда выбирал тебя, моя милая сестра, — с лёгкой печалью ответила Сешенен. — А теперь я наречённая Имиута, верховного жреца Анубиса, и былое не тревожит мою память. Поверь мне, милая сестра, я не вспоминала Юти до разговора с тобою...

   В Египте обращение "сестра" и "брат" служили жестом наибольшего уважения.

   Хетепет улыбнулась.

   — Тогда, ты столь спокойно приняла удел отвергнутой, — произнесла она удивлённо, — и не возненавидела меня за то, что я стала избранницей Юти... Я не столь добра как ты! Я бы обрушила на голову соперницы самые страшные проклятия, я бы выцарапала ей глаза, я бы пронзила её грудь кинжалом...

   Хетепет сжала кулаки. Её глаза пылали гневным огнём.

   — Надеюсь, ты не собираешься проклинать и убивать Мерт, супругу Юти? — испугалась Сешенен. — Тогда ты не сможешь сказать на загробном суде — "я не чинила зла"?

   — Если бы Мерт тогда встала на моём пути, я бы убила её! — гордо ответила Хетепет. — Но она встретила Юти спустя три года, как он покинул наши края, и я успела позабыть его...

   Она улыбнулась, погружаясь в приятные воспоминания.

   — Какова собой супруга Юти? — задумчиво произнесла Хетепет. — Вдруг она толста и безобразна...

   Сешенен не нашла ответа. Её не беспокоил приезд Юти и его жены, она давно позабыла о былом, мечтая поскорее стать супругой любимого Имиута.


   На следующий день Юти и Мерт почтили визитом семью Сешенен. Вопреки ожиданиям Хетепет, Мерт оказалась стройна и весьма хороша собой. Отец и мать Сешенен приняли гостей весьма радушно, расспрашивая о делах в столице, где Юти служил писцом у знатного вельможи.

   Хетепет кусала губы от жгучей досады. Она искала во взоре Юти огонёк воспоминаний о былой любви, но взгляд его оставался холоден и безразличен. Мерт поняла намерения и разочарования Хетепет, довольная улыбка мелькнула на её лице. Ревнивая супруга боялась встречи мужа с былой любовью, и, узнав, что угроза миновала, не смогла скрыть злорадства.

   — Сешенен прекрасна! — воскликнул Юти, одарив дочь хозяев ласковым взглядом. — Прошу простить дерзость, но в отрочестве она походила на пугливого птенца...

   Сешенен покраснела и опустила взор. Она почувствовала на себе недовольный взгляд супруги Юти, не ожидавшей опасности от девицы, которую её супруг однажды отверг. Сешенен испытала неловкость.

   — Я наречена Имиуту, жрецу Анубиса, — смущённо произнесла она.

   — Имиут достойный жених, — с гордостью произнёс отец Сешенен, — он стал самым искусным врачевателем и бальзамировщиком нашего города по праву заслужив титул верховного жреца...

   Позволю себе маленькое отступление. Поначалу кажется удивительным, что Анубис выступал покровителем медицины, которая продлевает жизнь, и заупокойного культа, часто являясь в образе проводника души усопшего в загробном мире. Однако, поразмыслив, понимаешь, как жизнь и смерть неразрывно сплетены. Только обладающий властью над смертью, способен обрести власть над жизнью, и невозможно подчинить жизнь, пренебрегая законами смерти. Пожалуй, меня снова охватила философия... Возможно, я неверно понял взгляды египтян, время покажет.

   Вернусь к персонажам трагедии.

   — Надеюсь, свадьба Сешенен наступит поскорее, — добродушно произнесла Мерт.

   — Я с нетерпением жду сего прекрасного дня! — пылко произнесла девушка.

   — Имиут станет хорошим супругом, о его талантах говорят во многих городах. Возможно, вскоре он получит благосклонность самого фараона... — добавила Мерт.

   Он перевела насмешливый говорящий взор на супруга, который с улыбкой произнёс:

   — Будь счастлива, сестра моя, Сешенен!

   Наблюдательная Мерт не смогла не заметить недовольства Хетепет.

   — Похоже, мой супруг выделяет ту, которую отвергал ранее. Как причудливы дороги судьбы! — Мерт рассмеялась.

   Хетепет промолчала, переведя сердитый взор на подругу.

   Когда гости покинули дом, а родители Сешенен отправились на прогулку, Хетепет дала волю чувствам.

   — Как ты могла привлечь Юти? — кричала она на Сешенен.

   — Клянусь, я не желала этого! — ответила подруга. — Да и какой тебе прок от Юти? Он женат на достойной женщине, которая держит его в когтях как коршун!

   — Я вновь смогу завлечь Юти! — воскликнула Хетепет. — Все его помыслы будут обо мне, он не сможет ни есть, ни пить, земная жизнь будет для него пыткой без моих благосклонных очей! Только не смей встать на моём пути! Вспомни слова, что я говорила тебе вчера, мне не составит труда выполнить свои угрозы!

   Не дожидаясь ответа, раздосадованная подруга покинула испуганную Сешенен.


   Утром Сешенен по обыкновению прогуливалась вдоль неспешных вод Нила, любуясь яркими красками восхода. Погрузившись в размышления, она не сразу заметила Юти, собравшегося отчалить на лодке. Увидев Сешенен, он предложил ей прокатиться.

   — Я помню, ещё в детстве ты любила бродить по утрам среди нильских зарослей, — произнёс он ласково, — я надеялся найти тебя здесь утром.

   Юти уверенно протянул руку Сешенен, девушка растерялась. Её смущение позабавило Юти. Выпрыгнув из лодки, он спешно подошёл к Сешенен и сам взял её за руку.

   — Не гоже катать чужую невесту по водам Нила! — прозвучал суровый голос Имиута.

   Сешенен бросилась в объятия жениха. Когда руки Имиута обняли её тонкий стан, он немедля позабыл о прорыве гнева, недостойного верховного жреца Анубиса.

   — Я не замышлял ничего дурного, — спешно произнёс Юти, — мне хотелось вспомнить с Сешенен былое, мы знакомы с детства...

   — Твой взор возражает твоим речам, — прервал Имиут его слова, — не надо быть прозорливым, дабы понять, какие помыслы одолевают тебя!

   Посрамлённый Юти замолчал.

   — Я искала тебя, мой супруг! — раздался голос Мерт.

   Она слышала их разговор, притаившись среди листьев папируса, но не подала виду.

   Мерт изящно прыгнула в лодку, и жестом поманила супруга.

   — Прокати меня по рассветным водам Нила! — попросила она, весело улыбнувшись, но взор её был суров и холоден.

   Имиут, не дожидаясь ответа Юти, увлёк невесту за собой.

   — Не слушай льстивых речей, милая Сешенен, — напутствовал он любимую, — язык сластолюбцев хуже яда змеи, а их чары страшнее магии злобного колдуна. Ты ещё слишком юна и наивна, Сешенен. Сладкая ложь может показаться тебе любовью...

   Невеста молчала, виновато потупив взор. Имиут был прав, её сердце понимало истину его слов, но она предана своему жениху и не желает никого другого. Теперь Сешенен не могла понять, чем много лет назад её привлёк Юти.



   — Я глуха к речам Юти! — воскликнула она, прижимаясь к Имиуту.

   Сешенен ласково смотрела в его мудрые очи.

   — Только твоим словам я внемлю! — повторила она, целуя руки жениха.

   Имиут подхватил невесту на руки, но оступился. Они вместе со смехом упали на мягкую прибрежную траву. Жрец Анубиса убрал растрёпанные пряди с лица девушки.

   — А что бы ты сделал, если бы я поддалась чарам Юти? — весело спросила Сешенен.

   Лицо жениха окутала тень печали.

   — Не знаю, моя милая сестра, — произнёс он, нежно прижав невесту к себе.

   — Ты бы не смог убить меня? — спросила она.

   — Не знаю, — прошептал Имиут, — не говори мне страшных речей. Я даже в помыслах боюсь представить твоё предательство.

   — Прости, мои речи опять глупы! — Сешенен виновато потупила взор.

   Они снова заключили друг друга в объятия.

   Их романтическая идиллия была прервана мальчиком лет двенадцати.

   — Взрослым нужна лишь глупая любовь! — насмешливо произнёс он. — Лучше бы потратили время на охоту...

   — Ахтой, уже спустя три года ты сочтёшь свои слова величайшей глупостью, — ответил Имиут.

   Мальчик ответил укоризненным взором.

   — Мне будет не хватать Сешенен, — произнёс он печально, — она придумывала для меня много забавных игр.

   Сешенен быстро поднялась на ноги и подошла к мальчику.

   — Я буду как раньше играть с тобой, — пообещала она, — пока тебе не наскучит...

   Ахтой улыбнулся.

   — А я научу тебя стрелять из лука! — пообещал Имиут. — Раз ты так любишь охоту.

   После этих слов Ахтой взглянул на Имиута благосклонным взором.

   — Ты мне подаришь свои стрелы? — оживился он. — Хотя бы одну стрелу!

   — Подарю, — жрец Анубиса улыбнулся. — Завтра я буду учить тебя...

   Довольный мальчишка, спешно поблагодарив Имиута, побежал хвастаться приятелям.

   — Мне подарят настоящую стрелу! — кричал он. — У меня будет стрела верховного жреца Анубиса!

   — Дети очень бояться потерять дружбу тех, к кому привязались, — заметил Имиут, глядя вслед убегающему мальчику.

   — Я бы не хотела обижать Ахтоя, — забеспокоилась Сешенен, — хорошо, что ты сумел задобрить его...

   — Пусть он знает, что не потерял друга, а приобрёл нового, — ответил жрец, — возможно, потом я смогу привлечь его к искусству медицины.

   Сешенен улыбнулась, понимая, насколько важен для каждого жреца выбор достойного ученика. Возможно, бойкий парнишка сможет достичь многих высот.


   Нехебу встретил Имиута у ворот храма. Верный друг и помощник верховного жреца всегда был рядом, готовый протянуть надёжную руку помощи. Лишь с ним Имиут иногда делился своими чувствами.

   — Меня беспокоит друг детства Сешенен, свалившийся на нашу голову, — пожаловался Имиут устало. — Она слишком добра и наивна, её легко увлечь.

   — Ты напрасно подозреваешь свою возлюбленную, — возразил друг, — сердце нельзя обмануть, в нём сокрыты наши истинные чувства. Недаром сердце взвешивают на весах Истины!

   Вновь позволю себе предаться размышлениям. Египтяне верили, что после смерти их сердце взвешивают на весах Истины. Сердце клали на одну чашу весов, на другую — перо, олицетворяющее правду. Если сердце оказалось легче пера, то умершего ждало блаженство вечности, если злые дела, тяготившие сердце, перевесили перо истины душу — проклятие. Насколько египтяне близки к нам, мы тоже верим, что каждому воздасться по делам его...

   Вернусь к разговору Имиута и Нехебу.

   Слова друга заставили Имиута задуматься.

   — Другие мудрецы говорят, что сердце женщины непостоянно, — произнёс он печально. — Как я хочу сберечь Сешенен!

   Нехебу промолчал в ответ.

   Приближалось время заката. Настало время вечерней службы Анубису, великому мудрецу Египта, ставшим учителем врачевания и погребения, указующего мёртвым пути загробного мира.


   На следующий день Имиут получил весть, заставившую его содрогнуться. Утром в его покои вбежал плачущий Ахтой, за которым спешно следовали виноватые стражники.

   — Мальчишка ловок как обезьяна, мы не смогли удержать его, — оправдывались они.

   — Сешенен убита! — закричал мальчик. — Я нашёл её в нильских зарослях со стрелой в груди!

   Имиут пошатнулся. Если бы стражники не поддержали его, он бы не смог устоять на ногах.

   — Веди меня к ней! — велел жрец Анубиса.

   Мальчик молча выбежал из комнаты, увлекая за собой Имиута.


   ...Несчастный жених нагнулся над телом, пронзённым стрелой. Лицо Сешенен было улыбающимся и безмятежным, она не видела коварного убийцу, укрывшегося среди высоких стеблей речных растений. Несчастный жрец Анубиса тщетно пытался найти признаки жизни в мёртвом теле — стрела пронзила в самое сердце. Вскоре на крик мальчика сбежались остальные.

   — Это твоя стрела, Имиут! — воскликнул Юти. — Кто мог украсть твою стрелу?

   Ахтой виновато опустил взор:

   — Я вчера потерял стрелу, которую мне подарил Имиут, — признался он, — желая похвастать перед друзьями, я пустил её далеко-далеко, и потом не смог найти среди зарослей папируса.

   Имиут молча гладил волосы убитой, бормоча как безумный слова любовных признаний. На его плечо легла рука верного Нехебу.

   — Не грусти, мой друг, — произнёс он, — ты встретишь любимую в назначенный час на полях Иару.

   Иару — кажется, так египтяне называли рай.

   — Да, будучи жрецом Анубиса, я часто произносил эти слова утешения, — произнёс Имиут, — но сейчас сам ощутил боль утраты возлюбленной. Годы без Сешенен покажутся мне чередой невыносимых страданий...

   Имиут осторожно поднял тело и понёс в дом Сешенен. Окружавшие его послушно расступились. Имиут впервые не смог подобрать слова для речи родителям убитой.

   — Кому понадобилась смерть моей дочери, не чинившей никому зла? — рыдала несчастная мать.

   — Я бы сам пронзил его мечом! — утирал слёзы отец.

   Мерт и Юти молча взирали на горе соседей, вопросительно глядя друг на друга. Хетепен держалась в стороне от остальных, пряча виноватый взор.

   Имиут попросил разрешения взять тело, чтобы собственноручно приготовить его к погребению. Он вновь бережно, как живую, поднял Сешенен на руки и в сопровождении верного друга Нехебу направился к храму Анубиса.

   — Кто мог убить Сешенен? — спросила Мерт. — Я в этих краях недавно и не знаю её врагов...

   — Стрела принадлежала Имиуту, — напомнил Юти.

   — Я укорочу твой злой язык! — прикрикнул на него отец Сешенен. — Как можно злословить о человеке, не зная его...

   — Да, мой муж не знал Имиута, — вступилась Мерт за Юти, — но его подозрения могут оказаться истиной...

   — Убирайтесь, пока я не спустила на вас собак! — прошептала мать Сешенен, утирая слёзы.

   Юти и Мерт послушно удалились. За ними последовали все собравшиеся, с громким шёпотом обсуждая произошедшее. К концу дня только родители Сешенен и мальчик Ахтой верили в невиновность жреца Анубиса.


   Спустя три дня нашли тело Имиута с кинжалом в сердце. Его мёртвые пальцы сжимали рукоять оружия. Сомнений не было — жрец покончил жизнь самоубийством. Его тело нашёл Нехебу утром в молельном зале Анубиса.

   Городская стража вновь оказалась бессильна. Убийца Сешенен так и не был найден, а Имиута сочли самоубийцей, который не смог пережить смерть возлюбленной. Никто прямо не требовал счесть Имиута виновным и придать его имя проклятию, но злые языки шептались, что жрец убил свою невесту из ревности, но потом раскаялся... слишком поздно... поэтому убил себя...

   Жениха и невесту похоронили в соседних гробницах. Художник старательно нарисовал в гробнице Имиута его совместный портрет с Сешенен, дабы умершие сумели найти друг друга в загробном мире. Заупокойный ритуал провёл сам Нехебу, ставший преемником своего друга, скорбя о котором, носил траур.


   Налетевшие песчаные ветры вскоре засыпали скальные гробницы, пытаясь укрыть покой мёртвых от злодеев-расхитителей, дабы не смели недостойные тревожить странствующих дорогами загробного мира, дабы не нарушили осквернители блаженства умерших на полях Иару...

   Тысячелетия никто не нарушал покой мёртвых, пока однажды на дверь гробницы Сешенен не наткнулись двое авантюристов...


   Я перечитал рассказ, который получился из сна Аликс. Весьма любопытная история. Жаль, что меня там не оказалось! А, может, я смогу помочь мёртвым, если определю настоящего убийцу?


* * *

   Меня беспокоит доктор Майер, он почти до безумия одержим призраком Сешенен! Все его разговоры только об этой таинственной египетской барышне. Доктор едва не поссорился с Ольгой, которой не нравится, что он докучает её сестре расспросами о судьбе покойной египтянки.

   — Мне кажется, Сешенен всюду со мною! — признался он мне в беседе.

   — Не могу ничего возразить, — честно ответил я.

   Его конкуренты-доктора пользуются случаем, дабы пустить слух, будто Майер тронулся умом, а, значит, более не может быть доктором. К счастью, несмотря на призрака, мой друг не утратил способности метко язвить в ответ сплетникам.

   Майер часто приходит к нам и подолгу молча сидит в гостиной, любуясь на статуэтку, чем вызывает раздражение у моей супруги. Неужели призрак хочет завлечь его, тогда у меня есть все основания опасаться за жизнь Майера. Стоит только откликнуться на любовь Сешенен, чтобы оказаться в загробном мире.




Из журнала Александры

   Сегодня утром я отправилась к реке. Спешившись, я подошла к шумной бурлящей воде. Невольно быстрая горная река представилась мне неспешными водами Нила, а окрестные кустарники — обширными зарослями. Я увидела фигурку Сешенен в предрассветной дымке, она смотрела на небо... и снова зловещая стрела оборвала её жизнь...

   Вновь тихо прозвучали слова, будто бы доносившиеся издалека — "помоги мне найти любимого". Её голос подобен дуновению ветра, шелесту листвы кустарника, шуму горной реки. Возможно, виной всем моя фантазия?

   Я пошатнулась, едва не упав в воду, но кто-то поддержал меня. Обернувшись, я увидела князя Долгорукова. Он неловко извинился. Удивительно, погрузившись в размышления, я даже не услышала, как он подошёл.

   — Думаете о Сешенен? — спросил он.

   — Вы правы, убийство, которому более трёх с половиной тысяч лет не даёт мне покоя, — призналась я. — Не могу поверить, что жених, так любивший свою наречённую, решился на такое злодейство?

   — Убил же Отелло Дездемону, — тон князя был шутлив.

   Увидев мой строгий взгляд, Александр немедленно посерьёзнел.

   — Меня беспокоит доктор Майер, — произнёс он взволновано, — Сешенен не говорила тебе, почему она преследует его?

   — Нет... она говорила мне "помоги найти любимого", — повторила я её слова. — Прошу вас, не стоит плохо думать о ней, поверьте, страдания не упокоенной души не сравняться ни с одним земным мучением!

   — Я верю, но мне жаль и доктора, с которым я давно знаком... — задумался князь. — Хотя я могу понять страдания мертвецов, жаждущих любви живых... Любовь, в которой нет никакой надежды на взаимность...

   Он произнёс последнюю фразу, как-то по-особенному глядя на меня. От этого взгляда я испытала невольное смущение, ощутив, как холодеют мои ладони и горят щёки. Повинуясь неведомому порыву, я положила руку ему на плечо... Князь, видимо, тоже смутился, но не смог противиться моему жесту. Его рука осторожно обняла меня за плечи... Мы долго молчали, глядя в глаза друг другу...


* * *


   Доктор Майер весьма настойчиво попросил у меня статуэтку взаймы на три дня, тем самым вызвав у меня непреодолимое беспокойство. Он, действительно, влюбился в мёртвую, и я не знаю, что с этим поделать.

   — Вы решились сами встретиться с её душой? — прямо спросила я.

   Майер немного замялся, но, помедлив, ответил.

   — Дело в том, что меня очень заинтересовал Египет... Поразмыслив, я смекнул, почему бы не попытаться узнать о далёкой эпохе древности из уст очевидца, — произнёс он взволновано. — Ведь её душа здесь...

   Он указал на статуэтку.

   — Она преследует вас! — воскликнула я.

   — Как бы мне этого хотелось! — Майер не сумел солгать. — Я вижу пред своим взором её неуловимый образ, который манит меня... Александра, если вы сами догадались обо всём, вы должны понять мои чувства! Я готов отправиться за ней на тот свет!

   Я никогда не видела Майера безумно влюблённым. Да, доктор по праву заслужил репутацию галантного ухажёра и очаровал немало женских сердец, но он всегда сохранял здравый рассудок, чем частенько хвалился. Неужели египетская барышня оказала на него столь влияние, неужели она манит его в свой мир? Чем египтянку привлёк наш друг? Почему именно он стал предметом её внимания? Возможно, Майер в чём-то схож с её возлюбленным, который был жрецом Анубиса, а, значит, тоже доктором... Но ведь возлюбленный убил Сешенен, почему она избрала подобного ему? А вдруг, Имиут невиновен?

   Мне вновь вспомнились её слова просьбы: "помоги мне найти любимого!". Как я могу ей помочь? Если доктор захочет умереть? Я отогнала эту мысль. Разумеется, я иначе смотрю на жизнь и смерть, и смогу понять выбор доктора, но нам его будет не хватать...

   К моему величайшему сожалению, я не смогла противостоять Майеру, и отдала ему статуэтку. Он принял её с такой нежностью, что я не смогла сдержать чувства умиления. Доктор будто бы заключил в объятия душу Сешенен.

   — Совсем наш эскулап умом тронулся, — повторила Ольга фразу в последние дни ставшую для неё постоянной.

   — Это меня и беспокоит, — задумался Константин, — как бы она его не заманила на тот свет...

   — Всё от мистических увлечений, — ответила Ольга, — доктор вбил себе в голову, что влюблён в призрак... Не ожидала от него подобной глупости.

   — Возможно, призрак, действительно, очаровал его, — возразил Константин.

   — Не спорю, — кивнула моя сестра, — но надолго ли? Наш друг Майер непостоянен в своих увлечениях... Возможно, призрачная любовь ему вскоре наскучит...

   Я не нашлась, что сказать и, извинившись, удалилась к себе в комнату. Мне вновь стало жаль влюблённый призрак... Но как Сешенен удалось добиться взаимности? Неужели даже умершие барышни Египта владеют любовными чарами? Погрузившись в размышления, я не заметила, как задремала...

   Моему взору предстала комната доктора Майера с задёрнутыми шторами, горящие свечи на полу, окружавшие статуэтку и его неподвижную фигуру. Рядом с неподвижным телом доктора я увидела его душу. Майер весьма неловко пытался вальсировать с душой египтянки. По умоляющему взору Сешенен я поняла, что ей совершенно не по нраву общество влюблённого доктора. Значит, не она, а он преследует её! Удивительно, я много раз встречала мёртвых, влюблённых в живых, но чтобы живой навязчиво преследовал мёртвую... Я чувствовала, что доктор желает отправиться с Сешенен в загробный мир, но её душа всячески противиться этому. Я почувствовала её жалость к Майеру, Сешенен искренне сожалеет, что вынуждена отвергнуть влюблённого. Внимание доктора только тяготит душу египтянки.

   Я решила бесцеремонно прервать идиллию. Силы моей души было достаточно, чтобы задуть свечи. Танцующая пара распалась, через мгновение доктор очнулся, пытаясь найти взором ускользающее видение. После чего я проснулась...

   — Значит, Сешенен ищет своего возлюбленного из Египта! — воскликнула я, проснувшись. — Но почему они не встретились?

   Не задумываясь, я отправилась к доктору Майеру, чтобы вернуть статуэтку. На ходу я придумала причину, которая отчасти была правдой — Константин желает догадаться, кто, действительно, убил Сешенен. Для следствия преступления древности нужна моя помощь, а без статуэтки встреча с Ка убитой невозможна.

   Меня напугало бледное и нервозное лицо доктора. Никогда не видела его в подобном расположении.

   — Почему она отказалась взять меня? — спросил он растеряно. — Я был готов ступить в загробный мир...

   —Сешенен наречена другому и безуспешно пытается найти его, — ответила я печально.

   — Но он убил её! — Майер недоумевал.

   Я покачала головой.

   — Вы сами понимаете, что это не так, — ответила я.

   — Понимаю... но мне бы хотелось, чтобы всё было иначе, — виновато признался доктор, — ревнивый жених убил Сешенен, и лишь спустя тысячелетия её неспокойная душа обрела любовь, которая подарила ей счастье вечности... Я сам придумал эту сказку и пытался в ней убедить всех вас...

   Статуэтка Сешенен печально взирала на нас. Мне казалось, что по её щекам текут слёзы. Я чувствовала страдания призрака, от которого разрывалось сердце.

   — Мы поможем ей! — уверенно сказала я Майеру. — Константин сумеет раскрыть тайну забытого убийства... Жаль, что наши познания о Египте ничтожны...


* * *

   Вечером в ресторации Константин решил развлечь публику рассказом о таинственном убийстве на берегах Нила. Водяное общество проявило истинный интерес к теме рассказа, готовясь засыпать Константина глупыми вопросами.



   Константин поначалу неспешно пересказал своё повествование, которое написал с моего пересказа сна. Признаться, я не ожидала, что из моих обрывочных сновидений выйдет столь увлекательная история.

   — Вы, наверняка, заподозрили ревнивого жениха? — спросил он, окинув собравшихся вопросительным взором.

   — Несомненно! — воскликнула одна из дам, неприятная старая дева с лорнеткой, — я знаю, что египтяне славились дикими жестокими нравами! Удивительно, что жених убил неверную невесту столь гуманно, а не разрезал её на куски...

   Я готова была возмутиться, но Ольга взяла меня за руку, давая понять, что наш Константин сумеет дать достойный ответ.

   — Вы уверены, что невеста изменила жрецу? — спросил Константин.

   — Разумеется, — умным тоном ответила дама, — египтянки были распутницами... А жених убил её за измену, чего ещё ожидать от дикого языческого жреца.

   — Если египтянки были столь распутны, как вы полагаете, — рассуждал наш сыщик, — тогда жених Сешенен не счёл бы измену невесты за оскорбление...

   — Неужели вы собрались защищать египетское племя? — в голосе дамы звучало нескрываемое удивление. — Недаром нечестивый народ постигла божья кара...

   — Прошу простить, но мы собрались не для того, чтобы обсудить кару небесную, — прервал доктор Майер пылкую речь чопорной дамы.

   Он воспринял её слова как оскорбление египетской возлюбленной.

   — Эта тема будет поважнее ваших светских сплетен, — гордо произнесла она.

   — Мы не смеем судить о народе, о котором ничего не знаем, — произнёс князь Долгоруков, желая прервать надвигающийся спор.

   Галантный доктор Майер мог весьма едко съязвить даже даме.

   Религиозная особа сделала вид, что не расслышала слов князя.

   — Мы вас слушаем, — обратилась она к Константину с благосклонной улыбкой.

   — С вашего позволения, я вернусь к своему рассказу, — произнёс он учтиво.

   — Вы подозреваете другого персонажа? — оживились собравшиеся.

   Константин кивнул.

   — Полагаю, вы согласитесь, что убийцей юной Сешенен мог стать каждый... Ревнивая жена Мерт, честолюбивая подруга Хетепет, гордый отвергнутый Юти и даже мальчик Ахтой, ведь отроки столь ревнивы...

   — Почему вы уверены в невиновности Имиута? — оживлённо поинтересовался доктор.

   — Меня смутило несколько фактов, — ответил Константин, — Если Сешенен, действительно, отправлялась на тайное любовное свидание, почему она избрала утреннее время, когда долина Нила просыпается. Тайное свидание стало бы явным. Известно, что ночь - самое благотворное время для скрывающихся влюблённых... Второе — стрелы Имиута. Нужно быть глупцом, чтобы совершить убийство собственными стрелами... Не поверю, что искусный врачеватель оказался глупцом. Следующее... доктор, если бы вы решились на убийство, какой способ вы бы избрали?

   Майр немного замешкался.

   — Понимаю, вам не хочется говорить при пациентах, — осёкся сыщик, — но доподлинно известно, что доктора предпочитают яды... Так почему Имиут, будучи жрецом покровителя медицины, не избрал яд, дабы выдать смерть неверной невесты за естественную?

   — Что из этого следует? — спросила нетерпеливая Ольга.

   — Кто-то хотел привлечь внимание к смерти Сешенен, — ответил Константин. — Таков был его злодейский замысел... После убийства Сешенен гибель Имиута не вызвала подозрений...

   — Но кто мог желать смерти врача? — спросил Долгоруков. — Неужели недовольные пациенты?

   Его ирония предназначалась, чтобы немного взбодрить мрачного Майера.

   — Буду впредь осторожнее, — меня порадовало, что наш доктор не утратил чувство юмора.

   — Смерть Имиута была выгодна только его другу, получившего чин верховного жреца после его смерти, — пояснил сыщик, — Нехебу, наверняка, давно завидовал своему успешному другу, и не желал оставаться вторым...

   Перед моим взором пронеслись картины древности. Нехебу, уже не тот верный друг, а другой, злобный и завистливый, расхаживал по комнате бормоча: "Я должен быть первым! Почему первенство досталось Имиуту? Чем он превосходит меня?" Его красивые благородные черты исказила жуткая злоба.

   — Нехебу знал, что Сешенен любит утренние прогулки и подкараулил её, — закончил доктор мысль Константина. — Выстрел с медицинской точностью, прямо в сердце — смерть наступила мгновенно.

   Я увидела утреннее солнце, Сешенен беспечно встречавшую рассвет, Нехебу, притаившегося среди зарослей, полёт стрелы... Сешенен падает навзничь со стрелой в груди... В её очах отразилось утреннее небо...

   — Замечу, только у Нехебу была возможность украсть стрелу друга, — добавил Константин, — потом он пронзил кинжалом Имиута, выдав его смерть за самоубийство...

   Я увидела зал храма, освещённый факелами. Имиут, облачённый в одеяние верховного жреца пришёл для тайной вечерней службы верховного жреца. Вероломный Нехебу быстро и молча подходит к другу... Лезвие кинжала мгновенно вонзается в грудь Имиута, тело жреца падает на бок. Нехебу сжимает мёртвые пальцы на рукоятке... Чёрное дело сделано...

   — Нехебу настолько ненавидел более удачливого друга, что облил чернилами его совместное изображение с Сешенен, — прошептала я, — он пожелал, чтобы влюблённые никогда не встретились...

   — Верно, — согласился Константин, — только Нехебу мог совершить подобное деяние, покидая гробницу друга последним.

   Мне снова вспомнилось видение осквернённого изображения в гробнице, о котором я рассказывала Константину... Душа Сешенен показала мне деяние осквернителя гробницы.

   — Я хочу проститься с другом, — говорит Нехебу, веля похоронной процессии оставить его одного.

   Никто не заподозрил неладное, носильщики и жрецы послушно удаляются. Оставшись один, Нехебу заливает лица влюблённых краской из чернильницы, висевшей на поясе. Его лицо искажает злобная презрительная усмешка.

   — Теперь ты никогда не найдёшь свою любимую, а она не найдёт тебя! — произнёс он, рассмеявшись. — Ваши Ка никогда не встретятся!

   Как подло и жестоко! Вероломный Нехебу решился не только отнять жизнь у друга и его невесты, но и лишить их возможности встретиться в мире мёртвых...

   — Любопытно, что стало со злодеем? — спросил князь Долгоруков. — Неужели он преспокойно наслаждался высоким чином и умер стариком в своей постели?

   — Да, неужели ему удалось избежать наказания? — зашептались собравшиеся.

   Пред моим взором возник зелёный дворик богатого дома, Нехебу наслаждался отдыхом, в обществе двух девиц... Их идиллию нарушил громкий вой... Я увидела свору чёрных псов... Откуда они могли появиться? Девицы с визгом бросились в дом. Нехебу, вскочил со скамьи, собираясь последовать их примеру, но не смог шелохнуться... Вожак своры пристально смотрел в глаза убийцы... Через мгновения псы набросились на злодея Нехебу... Они загрызли его, но не съели...

   — Нехебу растерзали шакалы! — невольно произнесла я, мой голос дрожал от увиденного ужаса.

   — Выходит, сам Анубис покарал злодея, решившего кровавым путём добиться титула верховного жреца, — высказался доктор, — известно, что сам Анубис, будучи и покровителям мёртвых, являлся в образе шакала...

   — Вот как выходит, — задумался князь Долгоруков, — даже в древние времена, желавшие дослужиться до высоких чинов шли на ужасные преступления... А я наивно полагал, что подобные карьеристы, шагающие по трупам друзей, появились в наш суровый век.

   В зале воцарилось молчание, которое прервало ворчание набожной дамы:

   — Ох уж эти дьявольские игры, — вздохнула она.

   Майер ответил ей в своей обычной ироничной манере, я не расслышала его слов, поскольку ещё не вернулась в нашу эпоху... Я была там... в далёком царстве Египта...

   — Мне очень хотелось, чтобы многие услышали истинную историю Имиута и Сешенен, — произнёс Константин, — поэтому я взял на себя смелость выступить перед почтенным водяным обществом. Я преследовал цель, чтобы имя Имиута было оправдано... Для египтян имя и память живых несли особую значимость...

   — А что надобно сделать, чтобы души влюблённых встретились? — поинтересовались романтические барышни. — Очень печально, что злодей разлучил их...

   — Надобно нарисовать совместный портрет Имиута и Сешенен и написать их имена, — пояснил Константин, — тогда, благодаря изображению и именам, их души найдут друг друга в загробном мире...

   — Облик Сешенен можно срисовать со статуэтки, а Имиута... — собравшиеся перевели взгляды на меня.

   — Я плохо рисую, — виновато созналась я.

   — Наш доктор Майер великолепный художник. Могу предположить, что ему не составит труда написать портрет Имиута со слов моей сестры, — предложила Ольга.

   Доктор замялся, явно не желая дарить покойному сопернику свою призрачную возлюбленную. Однако, поразмыслив, согласился.

   — Если она предпочла его, глупо ждать взаимности, — сказал Майер мне потом, закончив совместный портрет в египетском стиле.

   Влюблённые смотрели друг на друга, взявшись за руки, у ног каждого были написаны их имена. Имя Сешенен мы переписали со статуэтки, а имя Имиута — мне стоило больших трудов, чтобы уловить в расплывчатых мелькающих видениях причудливые египетские знаки.

   Надеюсь, Имиут и Сешенен встретили друг друга.

   В этот же день, подойдя к статуэтке, я заметила, что грусть исчезла с лица Сешенен, уступив место нежной улыбке. Возможно, виной всему моя фантазия. Впервые за прошедшие дни я не почувствовала присутствия её призрака, Сешенен ушла навстречу любимому.

   — Я решился препятствовать влюблённым, пусть будет по её воле! — произнёс доктор.

   Благородство Майера, которое он пытался изобразить, показалось мне весьма забавным, но я промолчала. Надеюсь, что наш влюбчивый друг легко найдёт новый предмет страсти среди живых.


   ...Ночью мне приснился несколько странный сон — я присутствовала на празднике в честь Имиута и Сешенен как почётная гостья. На мне платье из полупрозрачного тонкого льна, но я не испытывала никакого смущения... В знак благодарности Сешенен подарила мне цветок лотоса. Я отчётливо помню его тонкий нежный аромат. Я видела Константина, принимавшего благодарность от оправданного Имиута и его невесты.

   Проснувшись я долго смотрела на их совместный портрет, подаренный мне доктором Майером, в свете утреннего солнца он казался мне особенно мистическим. Неужели мы, действительно, встретились с жителями далёкой древней страны? А вдруг виной всему наши фантазии?

   Каково было моё удивление, когда утром Константин рассказал мне свой сон, про то как Имиут благодарил его за помощь...

   Елена Руденко

   Осень 2008г.


home | my bookshelf | | Путешествие |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу