Book: Перстень Сулеймана



Елена Алексеевна Руденко

Перстень Сулеймана

История знакомства Константина с Ольгой и сестрой её Александрой осенью 1837 года.

Из журнала Константина Вербина

Я, наконец, решился написать о знакомстве с моей очаровательной супругой Ольгой и её сестрой Александрой. Тогда я не подозревал, что меня ждёт череда невероятных мистических событий.


На Кислых Водах начиналась осень, но представители водяного общества не спешили разъезжаться. Погода весьма благоволила. Я начал понемногу поправляться после тяжёлого ранения. Мне уже удавалось самостоятельно передвигаться, не опираясь на ненавистную палку подобно немощному старику. Однако мои движения частенько оказывались весьма неловки, иногда я спотыкался, кляня себя за неуклюжесть.

Мой приятель доктор Майер сулил мне скорое выздоровление, но настаивал на дальнейшей осторожности.

— Смените военную службу на гражданскую, женитесь — и проживёте до ста лет, — весело, но слишком настойчиво советовал он.

Я не желал признать, что ранение вынудит меня оставить службу, слишком я сроднился с Кавказом, и разве можно представить меня за письменным столом или в салонных гостиных. Я давно снискал славу человека, избегающего светские беседы и развлечения. Чем подобное времяпровождение может заинтересовать меня, привыкшего опасным странствиям по горной местности или к жаркому бою? Сплетнями? А может, новомодными идеями, которыми заняты скучающие молодые люди? Они, хихикая, обсуждают государственные дела подобно школьникам, к которым строгий учитель повернулся спиною. Каждый из них полагает, будто знает, как государю императору надобно управлять государством. Какой вздор, им бы управлять стаей дворовых гусей в мелком поместье!

Ладно бы болтуны, гордящиеся храбростью своих мыслей, оставались в своих салонах. Из-за глупостей, которыми сии господа заняты от безделья, их отправляют в наши полки. Пользы от ссыльных вольнодумцев, как они себя называют, никакой. Они только слоняются по округе, ряженные в черкесские костюмы подобно обезьянам на кубанских ярмарках, делают суровые хмурые лица и морочат головы дамам и барышням на водах. Какие с них могут получиться вояки, когда они с трудом припоминают, как держать в руках пистолет, а саблей владеют не столь ловко как болтовнёй.

Хотя… из пришлых мне запомнился один человек… Возможно, с него выйдет толк, если он не отыщет себе неприятностей. Он прославился стихами на смерть Пушкина. Пожалуй, мнение о светском обществе, изложенное в его стихах, я разделяю полностью. Как его фамилия? Лермонтов, кажется…

Помню, я сразу же высказал Лермонтову своё суждение о так называемых вольнодумцах, заполонивших Кавказ, и попросил его не донимать меня подобной бестолковой болтовнёй.

— Вы можете себе позволить не разделять подобные взгляды, — весело ответил он, — вам легко найти тему для беседы…

Возможно, причина так называемого "вольнодумства" кроется именно в желании молодых людей быть интересными.

Любопытно, несмотря на мою отстранённость от светских забав, я прослыл очень интересным собеседником.

— Вы очень умны, — твердил мне доктор Майер, — помню, вам удавалось раскрывать запутанные убийства. Держу пари, вы вскорости станете успешным сыщиком!

Эта идея показалась мне весьма заманчивой, но я не спешил оставить надежду принять участие в следующей экспедиции.

— Несмотря на вашу отстранённость, вы вскоре женитесь, — сказал мне Лермонтов, — ваша избранница будет нрава строптивого, но с вами ласкова. Красивая барышня с тёмными волосами, худощавая немного, но очаровательна…

Его слова вспомнились мне впервые, когда я увидел Ольгу… Мне стало особенно неловко за свою нетвёрдую походку, но я успокоился, поймав её взгляд, в котором была не жалость, а восхищение. Наверняка, доктор Майер успел рассказать барышне о моих кавказских приключениях. Ольга приехала на воды с младшей сестрой Александрой в сопровождении дядюшки-опекуна, волочащегося за всеми молоденькими дамами в округе. Вокруг Ольги вились толпы поклонников, она обладала удивительным талантом очаровывать.

Доктор, уловив мой интерес к Ольге, сразу же представил меня. Однако приятной беседой первой встречи насладиться не удалось, поскольку за нами увязался один из светских хлыщей, некий Арошин. Никто не знал откуда взялся сей субъект, проводящий время в непрерывных кутежах, и опасающийся дуэлей.

— Моя младшая сестра Александра! — представила Ольга девочку лет пятнадцати, которая, как я узнал позднее, стала весьма знаменитой своим необыкновенным даром.

— Она слабоумная, — шепнул мне Арошин.

Его наглость взмутила меня, Александра никак не походила на слабоумную, у юной барышни был поразительно осмысленный взгляд, даже… как мне точно показалось, прозорливый… Напраслина Арошина прозвучала достаточно громко, и Аликс отчетливо расслышала обидные слова. Девочка сжала губы, чувствуя, что заплачет от обиды.

— Не сомневаюсь, что ума у юной барышни будет более, чем у некоторых представителей водяного общества, — осадил я его.

Ольга благодарно улыбнулась мне.

— Я предлагаю таким умникам взглянуть в зеркало, — продолжила она, пристально глядя на Арошина, — дабы лицезреть истинного глупца…

Арошин, улыбнувшись в ответ, сделал вид, будто данное замечание относится не к его персоне, и после нескольких неловких фраз о чудесной погоде, спешно удалился. Его примеру вскоре последовал и доктор Майер.

Нрав Ольги оказался, действительно, дерзкий, но в беседе со мною она была сама учтивость и нежность. Она казалась мне немного беззащитной, вызывая непреодолимое желание стать её верным заступником. Меня заворожило изумительное сочетание строптивости и нежности.


Я не удержался, и осмелился нанести визит Ольге на следующее утро. Когда я прибыл, её горничная попросила меня подождать.

В гостиной комнате я встретил Александру, которая весьма приветливо приняла меня. Только став моею женой, Ольга поделилась со мною, что, узнав о моём визите, она сильно заволновалась, и долго не могла выбрать какие цветы приколоть к причёске и платью, какие украшения выбрать. В петербургском свете даже подобная мелочь может надолго испортить мнение о вкусе барышни. Признаюсь, даже несмотря на свою наблюдательность, я не обратил внимание ни на цветы, ни на украшения, когда Ольга обрадовала меня своим появлением. Замешкавшись, Ольга отправила младшую сестру занять меня в мучительные минуты ожидания.

Я заметил шахматную доску с расставленными к игре фигурами.

— Вы любите играть в шахматы? — спросил я Александру.

— Очень, — оживилась она.

И мы приступили к игре. Признаюсь, обыграть меня удаётся немногим, и каково было моё удивление, когда девочка, которую болтуны окрестили слабоумной, поставила мне шах. Мне пришлось постараться, дабы сыграть с Аликс в ничью.

— Вы поклонник моей очаровательной сестры? — удивительно оживлённо спросила она. — Скажу по секрету, вы ей тоже приглянулись.

Я не ожидал от печальной задумчивой девочки подобных речей. Мне вспомнились слова Ольги, что Аликс удивительно меняется в доброжелательных компаниях, становясь весёлой и иногда чрезмерно откровенной в своих высказываниях.

Мне стоило труда побороть смущение.

— Вы смелый и умный, — продолжала Александра, — так говорит Ольга… Ей так наскучили праздные болтуны…

Она вздохнула, погрустнев. Мне вспомнились барышни, насмехавшиеся над нею, и вторившие им услужливые тупоумные кавалеры.

— Отныне вас никто не посмеет обидеть, — пообещал я.

Александра улыбнулась.

— Я ведь, правда, не глупая? — спросила она меня.

Её взор пронзал меня.

— Вы едва не обыграли меня в шахматы! — мой ответ мог развеять любые сомнения.

В гостиную вошла Ольга. Она двигалась грациозно подобно дикой кошке, шёлковое платье, сидевшее как влитое, подчёркивало изящный тонкий стан. Помню, я не согласился со словами её дядюшки, который проворчал:

— Эх, тоща моя племянница, никак не могу её откормить. На этакий скелет никаких женихов не найдётся!

Я не сумел сдержаться и немедля возразил опекуну Ольги. Позднее дядюшка сознался мне, как давно заподозрил то, что я приметил его племянницу, и хотел узнать прав ли он в своих догадках. Разумеется, высказав комплименты его племяннице, я выдал себя.

— Прошу простить, что заставила вас ждать, — виновато произнесла Ольга, изящно поправляя локон.

Аликс спешно удалилась, желая оставить нас наедине.

Вновь между нами удивительно легко завязалась увлекательная беседа, будто мы знали друг друга с детских лет. Вскоре мы затронули тему Аликс. Ольга желала высказаться, а я желал узнать больше о её сестре.

— Вам говорили, что моя сестра может предвидеть смерть и говорить с призраками? — взволнованно спросила она. — Наверняка назвали дар Аликс безумием или фантазией полоумной…

— Сплетники не ведут со мной разговоров, — спешно ответил я, удивляясь почему мистик доктор Майер не осмелился рассказать мне о талантах Александры, неужто моя склонность доверять лишь фактам испугала его.

— Аликс, действительно обладает мистическим даром… Надеюсь, вы верите моим словам? — на мгновение голос Ольги прозвучал сурово.

— У меня нет ни малейшего повода сомневаться, — ответил я, сам удивляясь, что впервые поверил на слово.

Обычно я отношусь к мистическим талантам более скептически.

— Меня беспокоит интерес некоторых лиц к дару Аликс, — поделилась Ольга со мною, — мне страшно предположить, какой шаг предпримут эти люди

Мне захотелось спешно уверить, что я готов защитить Александру, но, понимая, что подобные слова могут сойти за бахвальство, сдержался.

— Кто именно вас беспокоит? — поинтересовался я, понимая, что словами "эти люди" скрываются имена.

— Искатели реликвии — перстня пророка Сулеймана, дарующего власть над духами! — в её голосе звучало отчаяние. — На днях я получила письмо, в котором некий доброжелатель предупреждает об опасности, грозящей Аликс, и предложил свою защиту… Он хочет использовать мою сестру для поиска…

Ольга замолчала, пытаясь собраться с мыслями.

— Вам знаком Торвалин? — спросила она. — Он хвалится тем, что раздобыл карту, по которой сумеет отыскать перстень пророка Сулеймана. Говорят, он спрятан в горах Кавказа…

Впервые мне стало совестно, что я не принимаю участия в светских сплетнях. На своём веку я повидал немало искателей и авантюристов, пытающихся отыскать клад в горах. Приняв Торвалина за одного из них, я не предал его персоне никакого значения.

— Аликс сказала мне, что Торвалина убьют, — продолжала Ольга, — не удивительно, идеей раздобыть перстень Сулеймана заинтересовались многие. Сегодня вечером, если вы будете в ресторации, я покажу вам всех…

Тонкие пальцы Ольги сжались в кулак. Я увидел огонь гнева в её глазах, вызвавший у меня непреодолимое волнение.


Бал в ресторации проходил как обычно, лишь желанные танец с Ольгой скрасил для меня вечер. Танцевал я всегда отвратительно, а при нынешней неуклюжести постоянно сбивался с такта. Ольга танцевала изумительно, её бальная книжка заполнилась спустя несколько минут, как барышня переступила порог ресторации. Она могла протанцевать всю ночь, нисколько не утомившись. Верно говорят, что частые балы способны свалить с ног бравого гвардейца, но не хрупкую даму.

Пожалуй, я впервые не испытывал скуки, наблюдая за светским обществом — искателями перстня пророка.

Некая мадам Венсан не могла остаться незаметной. Не могу объяснить, но её имя показалось мне вымышленным. Таинственная дама носила одежду тёмных тонов, скрывала лицо под густой вуалью и держалась подчёркнуто в стороне. Иногда она гадала дамам и барышням на картах, но лишь некоторым. В тот вечер, она согласилась погадать трём барышням. Руки Венсан в чёрных перчатках изящно раскладывали карты на столе, к недовольству игроков, которых попросили уступить место гадалке.

— Мадам Венсан, знаменитая провидица, — шепнула мне Ольга, её голос дрожал от возмущения, — хотела взять Аликс в ученики… Я не позволю, чтобы мою сестру использовала шарлатанка…

— Ей многие верят, — изумился я, кивнув в сторону обступивших её гостей.

Среди них были не только дамы, но и, по моему мнению, разумные мужчины. По их взорам угадывалось намерение записаться на прием к провидице.

Ольга пожала плечами:

— Венсан прославилась в Париже ещё во времена Наполеона и имела постоянную клиентуру, — ответила она, — не знаю, что принесло её на Кавказ! Неужто перстень пророка?

С некоторым опозданием явился Торвалин, намеренно привлекая всеобщее внимание.

— Когда вы отправитесь за перстнем? — поинтересовалась одна из любопытных дам.

— В скорости, но мне нужен один компаньон, — Торвалин бросил на Ольгу мимолётный, но красноречивый взгляд.

— Он уговаривал меня отпустить с ним Аликс, — пожаловалась мне Ольга, — разумеется, он разрешил мне сопровождать её… Какая неслыханная наглость! Неужто я решусь скитаться в горах с безумцем?! Какой позор!

— Вы не верите в существование перстня? — поинтересовался я.

— Меня не занимает предмет их поиска, — отмахнулась Ольга, — я не хочу, чтобы Аликс впутывали в сомнительные предприятия…

Мадам Венсан на мгновение прервала гадание. Даже не видя её лица можно было понять, что она смотрит на Торвалина. Собравшиеся легко уловили их скрытое соперничество.

— Неужто вы верите в подобные россказни!? — рассмеялся разгорячённый шампанским Арошин. — Вас обманывают! Мадам Венсан тоже хвалилась, что добудет перстень… Какая глупость! Старая дама в диких горах? Смеху подобно!

Мадам Венсан молча собрала свои карты и спешно поднялась из-за стола, так и не завершив гадание. Её немой уход стал ответом на нанесённое ей оскорбление. Я обратил внимание на лёгкую быструю походку гадалки, удивительную для пожилой женщины.

Торвалин рассмеялся:

— Верить нам или нет, ваше право, — ответил он, — ваше мнение не испепелит перстень пророка Сулеймна, дарующего власть над духами…

Он пристально смотрел в глаза Арошину, который вдруг, пошатнувшись, тяжело опустился в кресло. Он задыхался будто бы от удушья.

— Вам дурно? — поинтересовался Торвалин.

Арошин попытался что-то ответить, но закашлялся. Водяное общество молча наблюдало за этой сценой. Даже музыканты прекратили игру. Воцарилась тишина.

— Почему прервалось веселье? — поинтересовался Торвалин.

Музыка заиграла вновь. Торавалин подошёл к Ольге, приглашая её на танец.

— Простите, но сей танец обещан мне! — попытался возразить один из поклонников барышни.

Пристальный взгляд Торвалина заставил его замолчать.

— Не стоит ревновать, — шепнул он мне. — Поймите, отказ барышни привлечёт слишком много внимания…

Ольга с фальшивой улыбкой приняла его приглашение. Я видел, что между ними состоялся серьёзные разговор. Ольга явно спорила с Торвалиным, отказываясь принять его предложение.

— Мне казалось, будто моё горло сжимают ледяные пальцы, — сказал мне отвергнутый кавалер, обретя дар речи.

— Гипноз, — уверенно ответил я.

За нами в стороне наблюдал ещё один желающий повелевать духами, некий Кролёвский, человек непримечательной внешности с блуждающим взором. О его намерениях мне поведал доктор Майер.

— В отличие от Торвалина сей мистик старается держаться в тени, — сказал он мне, — но я наслышал о нём немало… Не верю, что его визит на Кислые Воды просто случайность…

— А мне не верится в существование карты для поиска перстня, — поделился я своими мыслями.

— Почему? — изумился доктор.

— Я не верю, что странник, крывший реликвию сумел бы начертить подобный план, да и к чему эти труды, если он желал сокрыть перстень навсегда?

— Но Торвалин говорил про карту…

— Вот их карта, — я указал взором на Аликс, скромно взиравшую на танцующие пары.


Сейчас, спустя время, я понимаю насколько опасен дар Александры. Тогда я впервые задумался об этом, но спешно отбросил пугающую догадку.

В тот вечер я повздорил с одним из ухажёров Ольги, который нарочно провоцировал ссору. Скучающие повесы иногда желают развлечь своё унылое времяпровождение дуэлями, дабы вызвать интерес к своей неприметной персоне.

— Вы мне что-то сказали? — обратился он ко мне.

— Нет, — кратко ответил я.

— Вы называете меня лжецом? — сурово спросил он.

Излюбленный диалог для начала ссоры, вызывающий у меня непреодолимое раздражение.

— А вы называете меня глухим? — я пристально смотрел в глаза собеседника.

— Вы намерены оскорбить меня! — не отступал мой соперник. — Я требую…

Он не договорил, его лицо исказилось болью. Пошатнувшись, он схватился за сердце и упал ничком под ноги любопытствующей публики.

Я увидел, как Александра пристально смотрит на неподвижное тело. На мгновение её взор мне показался… иным… Я не смогу описать… Спустя пару мгновений, она испугано вздрогнула и взволновано посмотрела на меня. Неужто Аликс убила моего противника взглядом?



— Я и Аликс очень испугались за вашу жизнь, — сказала мне Ольга после бала, но, понимая, что может обидеть меня, добавила, — несомненно, вы более меткий стрелок, но вы ранены…

Я промолчал, понимая правоту моей собеседницы. Моя рука не могла твёрдо держать пистолет, мешала предательская дрожь.

— Ваша забота величайшая честь для меня, — ответил я, помедлив.

Ольга благодарно улыбнулась.

— Меня занимает таинственная мадам Венсан, — задумался я, — почему она прячет лицо?

— Вы полагаете, что она самозванка? Я тоже так думала, но мои сомнения тут же развеяли, указав, что наша гостья владеет всеми трюками парижской гадалки… — разочарованно вздохнула Ольга.

— Зачем она носит вуаль и перчатки? — не понимал я.

— Возможно, она стара и уродлива, что пытается скрыть, — моя собеседница пожала плечами. — Ей должно быть семьдесят лет…



Из журнала Александры

В то утро я не ожидала, что со мной случится весьма опасное приключение. Тайно от Ольги я отправилась на любимую прогулку верхом. Мне всегда нравилось подобное одиночество. Помню на скаку по узкой дороге, моя лошадь споткнулась. Теперь я понимаю — кто-то натянул верёвку. Я упала на склон, и, ударившись головой о камень, потеряла сознание, даже не успев испугаться…

Очнувшись, мне стоило больших трудов понять, где я нахожусь. Надо мной склонилась испуганная женщина, укутанная в белый платок. Я огляделась по сторонам, постепенно понимая, что нахожусь в черкесском жилище. Головная боль долго не отступала, а темнота, царящая в сакле, усиливала мои страдания. Мне спешно принесли еды и кувшин горной воды. Есть не хотелось, только пить. Женщина помогла мне подняться, но, сделав пару шагов, я почувствовала тошноту и головокружение и вернулась на своё неудобное ложе.

Нетрудно догадаться — меня похитили. Я слышала, будто мой дар вызвал интерес многих. Некоторые мистики решили, что я смогу помочь им в поисках реликвий. Наверняка, они наняли черкесских хищников… Остаётся только ждать, когда явятся заказчики моего похищения со щедрой наградой для разбойников…

Я совершенно не испытывала страха, не сомневаясь в своём скором спасении, даже не понимая, чем вызвана подобная уверенность. Спустя пару дней я, наконец, смогла покинуть свою мрачную обитель. Яркий цвет синего неба ослепил меня, я с наслаждением вдыхала свежий горный воздух, вглядываясь в пожелтевшую листву деревьев на склонах.

К моему удивлению меня почти не стерегли, полагая, что я не осмелюсь сбежать — вокруг горы, разве я могу знать дорогу домой. Кормили меня хорошо, мне особенно понравился их сыр, и обращались со мною весьма учтиво, как с драгоценностью.

За мною пристально наблюдал один из гостей аула, одетый в персидские одежды. Он никогда не следовал за мною по пятам, но я чувствовала, что его взор меня стережёт.

Князя этого аула я не увидела ни разу. Мне казалось, будто мои похитители сами опасаются меня, и с нетерпением ожидают, когда за мною приедут. Женщины спешно уводили своих детей, отворачивая от меня свои лица. Даже их мужья устрашающей внешности старались не смотреть на меня. Тогда я ещё не осознавала опасность своего дара, и необъяснимый страх похитителей вызывал у меня недоумение. Лишь суровый взор персидского гостя следовал за мною.

Я усиленно думала, как мне вернуться домой. Мне становилось дурно от одной мысли, что вскорости я стану игрушкой в руках сумасшедшего мистика.

Однажды ночью, глядя на звёзды, я решилась бежать… Полярная звезда — очень простой и ясный ориентир на север, в направлении которого мне следует двигаться. Я не была уверенна в правильности направления, но звезда хотя бы поможет мне не сбиться с дороги и не вернуться к началу пути — обычная неудача для неопытных следопытов. Шагнув в никуда, я не испытывала ни малейшего страха.

Путь оказался гораздо труднее, чем я могла себе представить, но вскоре я престала чувствовать боль от многочисленных ссадин. Я продолжала двигаться, глядя на манящую Полярную звезду. Удивительно, но мне удалось приноровиться к опасному горному пути. Небо начала светлеть, ожидая скорого рассвета, что предало мне силы. Я попыталась спуститься вниз с крутого уступа, но, споткнувшись, проехала на спине, слетев в кустарник. В предрассветной мгле я увидела два зелёных глаза…

Дикий зверь внимательно смотрел на меня. Не зная, как поступить, я села на землю, не сводя взгляда с барса, который не спеша подбирался ко мне. Закрыв глаза, я затаила дыхание. Вскоре я почувствовала, как холодный нос коснулся моей руки. Барс ласкался, как домашняя кошка, тёрся о мои колени. Неужто мой дар помогает приручить диких зверей?

Я устало потрепала барса по бархатистой шёрстке. Бессонная ночь пути вымотала меня. Зевнув, я легла на землю, положив под голову сумку. Когда я проснулась, солнце клонилось к закату. Я не заметила, как во сне положила голову на спину дикого зверя, он верно охранял мой крепкий сон.

Разумно было немедленно продолжать путь, я опасалась погони. Барс последовал за мною, будто желая стать моим хранителем. Сопровождение дикого зверя придало мне храбрости.

Вскоре я вышла на широкую дорогу, спускающуюся вниз, опоясывая горы. Теперь я понимаю, оставшись на этой дороге, я подвергла себя опасности, но я настолько устала, что не могла избрать иного пути.

Вскоре нам встретился одинокий путник. Я испугано замерла, положив руку на барса, готового к прыжку. Я узнала Ахмеда, неужто подлый шпион выследил меня?

— Моё имя Ахмед, — представился путник, предполагая, что я не знаю его имени, — Не бойся, я не причиню тебе зла, дева, слышащая голоса мёртвых!

Всё верно, он следил за мною — не сомневалась я.

— Что тебе надо? — спросила я. — Если ты сделаешь шаг, барс растерзает тебя!

— Я не друг твоим похитителям! — перебил меня Ахмед. — Послушай меня, говорящая с духами…

— Моё имя Александра! — представилась я.

— Послушай, Александра, — продолжил путник, — я прошу твоей помощи… помоги мне, и я помогу тебе вернуться домой… Я встретил тебя по воле Аллаха, значит, ты сможешь помочь мне…

Я успокаивающе погладила барса, который заурчал подобно домашней кошке. Он не готовился напасть на путника, но подпускать его к себе не собирался.

— Мой прапрадед укрыл в горах перстень пророка Сулеймана, — начал Ахмед свой рассказ. — Не знаю как люди проведали про то место, но они идут туда… Помоги мне найти перстень, дабы перепрятать его…

— Я не знаю, как помочь тебе, — искренне ответила я, оглядевшись по сторонам. — Любая гора может стать тайником, каждый камень…

От бессилия я опустилась на землю.

— Я знаю дорогу к священным горам, где укрыт перстень… Ты можешь говорить с духами, — сказал Ахмед, — дух моего предка подскажет тебе, где искать тайник…

Мне не особо верилось в благородство моего проводника, возможно, он желал сам заполучить перстень, но у меня не было выбора. Барс, сопровождавший меня, стал моей защитой, поэтому я решила рискнуть.

А вдруг Ахмед хочет проводить меня назад в аул? Однако когда мы двинулись в сторону, противоположную от обители моих похитителей, я немного успокоилась.

Наш путь к священным горам оказался недолгим, вскоре мы остановились перед тропинкой, ведущей через невысокую гору, за которой открывались её более высокие собратья. Ахмед опустился на колени, низко поклонился, коснувшись лбом земли, бормоча на своём языке.

— Я прошу позволения у горных духов, дабы они позволили нам ступить на их землю, — пояснил он мне, — я назвал им причину, которая привела нас на священную землю…

Я испытала странное необъяснимое волнение, мне почудился неясный гул тихих голосов, перебивающих друг друга.

— Горе тому, кто ступит на священную землю, не имея причины угодной Аллаху, — продолжал Ахмед, — тот не выйдет отсюда живым…

Мне не пришлось сомневаться в его словах. Обитель горных духов вызвала у меня непреодолимый страх, но я отважно последовала за своим провожатым.

Я бросила на дорогу свою жемчужную серёжку, догадываясь, что Ольга будет меня искать, и Вербин поможет ей. Я знала, что они пойдут следом за нами.

— Мы пойдём короткой дорогой, дабы опередить наших врагов, — сказал Ахмед.

Барс, крадучись, ступал рядом со мной, озираясь по сторонам. Мы петляли среди горных троп, то оказываясь в густых лесах, то на каменистых площадках под открытым небом. Я чувствовала, как за мною наблюдает множество недремлющих глаз… Ночные кошмары и реальность сливались, иногда я даже не могла отличить сон от яви.



Из журнала Константина Вербина

Утром меня ждала ужасающая новость. Александра пропала. Ольга прислала мне письмо, в котором назначила срочную встречу. Я не смел медлить.

— Александра вновь отправилась одна на прогулку, — произнесла Ольга, утирая слёзы, — и не вернулась…

— Вы знаете путь, которым обычно прогуливалась ваша сестра? — я решился не мешкая приступить к действиям.

Ольга поняла мои намерения. Через несколько минут мы уже объезжали окрестности. Моё внимание вскоре привлекла узкая горная дорога. Я внимательно всматривался в придорожные камни. Наконец я увидел, что камни на одном участке дороги сдвинуты к краям… Я спешился… Всё выглядело так, будто лошадь всадника споткнулась и упала, а всадник, перелетев через её голову, упал на склон горы. Я подбежал к краю. Примятая трава и сломанные ветки кустарника подтвердили мою мысль.

— Вы думаете Аликс упала с лошади? — поняла мою догадку Ольга. — Её здесь нет, значит, вы ошибаетесь…

Она вздохнула с облегчением.

— Ваша сестра упала не из-за неосторожности, — добавил я, — кто-то натянул через дорогу верёвку… Александру похитили!

— Похитили! Но почему столь зверским образом? — Ольга не сдержала слёз. — Аликс могла убиться…

— Похитители были уверены, что дар хранит её, — ответил я, — ваша сестра жива, я уверен, иначе бы они оставили мёртвое тело…

— Но почему именно так жестоко? — повторила она.

— Могу предположить, что похитители боялись вашей сестры…

— Как нам спасти Аликс? — Ольга была в отчаяние.

Я опустился на камень, пытаясь собраться с мыслями. Ольга взволновано расхаживала вдоль дороги, боясь неосторожным вопросом прервать мои размышления.

— Я сам отправлюсь на поиски вашей сестры, — сказал я твёрдо, — у меня есть некоторые соображения о её похитителях… Уверен, они исполняли чей-то приказ за хорошую плату…

— Но… вы… — попыталась возразить она.

Проклятая рана! Неужто я кажусь немощным? Ольга поняла моё немое возмущение.

— Никто не поможет мне лучше вас, я знаю, — спешно произнесла она, — но ваша слабость…

— Чепуха, сударыня! — ответил я.

— Я поеду с вами! — Ольга решительно схватила меня за руку. — Я брала уроки фехтования…

По её взору я понял, что не сумею с нею спорить.

— Бой с черкесскими хищниками — не салонное фехтование, — произнёс я.

— Я метко стреляю, — ответила Ольга, — едем немедля!

Я немного унял её пыл, напомнив, что для подобного странствия надобно собрать некоторые вещи, и раздобыть надёжного проводника-черкесса, не говоря уже о том, что мне нужно разузнать о возможных похитителях, чем несколько смутил решительную амазонку.

В эти минуты никто из нас не задумывался о правилах приличия.


Мы отправились на рассвете. Ольга не задавала мне никаких вопросов, но я чувствовал — моя спутница желает узнать, куда мы держим путь.

— Через одного… знакомого я выяснил, кто мог похитить вашу сестру, — произнёс я, — есть неподалёку аул, князь которого промышляет подобными делишками. Даже не будучи виновником, он, наверняка, знает похитителей… Князь всё расскажет нам, но за плату, разумеется… Я лично знаю этого человека…

Ольга кивнула.

— Если похититель он, возможно, в его ауле мы встретимся и с заказчиками похищения, — продолжал я, — они не заставят себя долго ждать…

Я удержался от слов, что нас там могут пристрелить. Рука Ольги легла на пистолет, моя спутница прекрасно понимала опасность нашего предприятия.


Князь Мусса встретил нас с поразительным безразличием. Мои опасения оказались напрасными, он узнал меня, и оказался достаточно благоразумным.

— Чего тебе надобно? — спросил он сурово. — Ступай своей дорогой, иначе я прикажу убить тебя и твою женщину…

— Ты умён и не сделаешь этого, — возразил я, — иначе мои друзья, знающие о том, что я отправился навестить тебя, появятся здесь и оставят на месте твоего аула лишь пепел… Мы пришли за своей сестрой, которую ты похитил… Мы готовы предложить тебе щедрый выкуп…

Дабы убедить черкеса я протянул ему три золотых монеты, получив которые, князь охотно разговорился.

— Девица сбежала, — сообщил он, — такова воля Аллаха. Пусть будет так, ибо жители моего аула стали роптать, она пугала их своим взглядом… Девица — злая джинья, тот человек предупредил меня… Даже дикий зверь не загрыз её, а стал верным защитником.

Мусса спешно рассказал о перстне пророка Сулеймана и о неком персе Ахмеде.

— Персидский странник щедро заплатил мне золотом за гостеприимство, — сказал Мусса, — он человек Аллаха, чей язык не смеет лгать. Он идёт в землю, где его прадед укрыл перстень пророка Сулеймана, дабы спасти его от корыстных странников. Эта земля священна, никто без надобности не смеет ступать на эту землю, иначе его покарает Аллах!

Ахмед исчез в день побега Аликс, возможно, он уговорил её помочь ему защитить святыню пророка.

— От кого твой гость хотел защитить перстень? — настойчиво поинтересовался я.

— От человека, для которого я похитил девчонку, — ответил Мусса, — он приходил сюда, с ним было ещё трое… Один из которых сам Шайтан или сын Шайтана, никто не знает его имени, вы зовёте его Безымянным.

Черкес с трудом произнёс "имя" таинственного незнакомца.

— Я не знал, что девица нужна им для поиска перстня пророка, — прошептал Мусса, — иначе, я бы не осмелился похитить её! Я не ведал, что творю мерзость перед лицом Аллаха!

Ольга с трудом сохраняла спокойствие, слушая разговор, на непонятном ей языке, в котором по-русски прозвучало лишь слово "Безымянный".

Мусса, согласно традициям, предложил нам как гостям отобедать у него, хотя искренне желал, чтобы мы поскорее убрались из его владений на поиски своей шайтан-сестры. Ольга, не зная языка, догадалась о приглашении князя и спешно попросила меня отказаться. Я внял её просьбе, но пополнил наш скромный провиант свежим сыром и хлебом.



Из записей Арошина

Сегодня я получил весьма необычное письмо, автор которого оказался весьма самоуверен и настойчив.

"Не пытайтесь обмануть меня, — гласили строки, — вам интересен перстень прока Сулеймана, вы играете безразличие и недоверие, дабы отвлечь внимание соперников…"

Я был поражён, откуда таинственный аноним догадался о моих помыслах. Неужто я напрасно поднимал на смех любые мистические явления, обзывая их сказками и суевериями для слабоумных.

Далее аноним назначал мне встречу, в которой говорил о своём желании стать моим компаньоном в поиске перстня, заверяя, что знаком с дорогой получше любого проводника. Разумеется, я не намеревался сразу же дать своё согласие, но предложение вызвало у меня неподдельный интерес.

Местом встречи оказался заброшенный дом, скрывающийся за рядом аккуратных особняков для представителей водяного общества. Переступив порог, я увидел знакомую публику, сидящую за столом, освещённым огарком свечи. Кролёвский, Торвалин и мадам Венсан — хотя её лицо скрывала вуаль, не узнать эту особу было невозможно. Моё появление немало удивило моих соперников.

— Всех присутствующих связывает желание отыскать перстень пророка Сулеймана, — произнёс Торвалин, — позвольте узнать, что привело вас сюда? Неужто вы влеклись мистическими тайнами, которые поднимали на смех?

В ответ я протянул ему анонимное письмо.

— Осмелюсь предположить, все прибыли по этому приглашению? — поинтересовался я.

— Всё верно, — ответил Кролёвский, получив письмо из рук Торвалина, — а вы, мой друг, прекрасный актёр.

На его неподвижном лице мелькнула улыбка.

Вскоре наш короткий разговор был прерван. Пред нами предстал человек неопределённого возраста в необычной одежде, по которой невозможно было определить какого он роду-племени. В странном наряде были явные черкесские мотивы, но чувствовался европейский покрой. На голове незнакомца была чёрная папаха, не особо гармонирующая с чёрной полумаской.

— Нас ждёт опасный путь, — произнёс он, не тратя время на приветствие, — самый удачливый из нас получит перстень Сулеймана…

— Почему вы решили, будто мы согласимся отправиться с вами? — поинтересовался я.

— У вас нет выбора, — усмехнулся незнакомец, — даже девчонка, которую похитил Торвалин, не поможет вам добраться до священных гор…



Торвалин съёжился под нашими взорами.

— Она у черкесов, — продолжал незнакомец, — они ждут визита Торвалина, чтобы отдать ему девчонку… Её миссия начнётся, когда мы преодолеем путь через священные горы…

— Почему вы решились составить нам компанию? — спросил Кролёвский. — Вы прекрасно знаете местность и знаете о девчонке, которую могли бы выкупить…

— Ваше дело отказаться, — ответил незнакомец, — я даю вам шанс получить задуманное… Спешу заметить, по одиночке вы все сгинете в горах, ни один проводник не осмелится ступить на землю священных гор. Особенно вы, мадам, у вас не выбора…

— Я готова принять ваше предложение, — ответила прорицательница.

— Согласен, для мадам Венсан вы воплощение непостижимых мечтаний, — усмехнулся я, — а нам стоит поразмыслить… Ведь перстень получит один из нас…

— Всё верно, мой друг, остальные погибнут, — ответил незнакомец, — но без моей помощи никто из вас не выживет в горах духов… Мне знакомы все опасные места священных гор…

— Ваше предложение весьма интересно, но для начала позвольте узнать, как ваше имя? — робко спросил Кролёвский.

— Зовите меня Безымянный, — ответил незнакомец, — завтра на рассвете я жду вас на этом месте готовыми к странствию. Кто не согласен, может, не приходить…

— Вы сумеете добраться до девчонки раньше меня, значит, получите ключ, — ответил Торвалин, скрывая раздражение, — вы не оставили мне выбора…

Безымянный, недослушав его слова, скрылся во мраке.

Мы молча разошлись.



Из журнала Константина Вербина

Трудный путь через горы Ольга восприняла с живым интересом, если бы не волнение за судьбу сестры, она бы сочла наше странствие увеселительной прогулкой. Ольга не испытывала страха, но иногда с недоверием поглядывала на черкеса-проводника.

— Я знаком с дорогой, — успокоил я Ольгу, — но без кунака-проводника здесь нельзя, таковы местные обычаи.

Наконец мы подошли к священным горам.

— Это священное место! — произнёс наш проводник. — Я не смею идти с вами, ибо не имею причины ступить на землю горных духов… Вы ищите вашу сестру, сиё дело угодно Аллаху, значит, вам можно идти…

Черкес, не дождавшись моего ответа, спешно удалился, затерявшись среди горного пейзажа. Тропинка, ведущая вдаль, манила нас…

Я увидел, как что-то блеснуло — серёжка не похожая на украшение черкесских женщин.

— Это серёжка Аликс! — воскликнула Ольга. — Она прошла здесь!

Моя спутница, поддавшись порыву, бросилась мне на шею. Я обнял Ольгу, выражая ответную радость. Мы были одни среди гор, и никто не посмел обвинить нас в нарушении этикета.


Дорога далась мне удивительно легко, я будто бы позабыл о предательской слабости. Неужто я, действительно, успел сродниться с горами, и они исцелили меня? Однако тяжёлое предчувствие не покидало меня, я всерьёз опасался за судьбу искателей, ведомых подозрительным следопытом.

К сожалению, моё беспокойство оказалось не напрасным. Я до сих пор отчетливо вспоминаю, как мы подошли к горному уступу. Моё внимание привлёк кусок чёрной ткани… Спустившись вниз, я увидел женщину в чёрном, лежащую ничком на земле. Её тонкая белая рука сжимала горсть мелких камней.

— Мадам Венсан! Это она! — воскликнула Ольга, прильнув ко мне.

Я протянул руку, чтобы перевернуть тело.

— Нет, не стоит, — взмолилась моя спутница, — зачем нам глазеть на её старое лицо?

— Старое лицо, вы так полагаете? — я не сумел сдержать иронии.

Ольга с недоумением смотрела мне в глаза.

Я перевернул тело. Мы увидели мёртвое красивое лицо юной девушки. Я молча указал на изящную руку провидицы, не подходящую для дамы в возрасте.

Судя по ране у виска, она умерла, ударившись о камень. Возможно, она оступилась в пути. Её спутники даже не потрудились похоронить бедняжку.

— Вы давно заподозрили, что Венсан молода, — Ольга вспомнила мои размышления, — вы обратили внимание на её походку…

— Она носила перчатки и вуаль, дабы скрыть не старость, а молодость, — ответил я. — Замечу, разве дама преклонных лет при всём желании смогла бы пуститься в столь тяжкий путь.

— Но откуда она знала фокусы мадам Венсан?

— Возможно, она была её компаньонкой, — предположил я.

Мы укрыли тело камнями, дабы не дать воронам пировать на человеческих костях, водрузили крест из веток. Не знаю, какой веры была несчастная, но Ольга настояла на подобном погребении.

Она долго оборачивалась, дабы взглянуть на могилу девушки, вздыхая о её судьбе.

— Зачем ей понадобилась подобная авантюра? — шептала она. — Умереть такой молодой!

Не обладая даром, я догадывался, что вскорости нам встретятся безжизненные тела остальных искателей. Неужто правду говорят о гневе горных духов? Теперь я был готов ко всему.

Наступила ночь, грот стал нашим приютом. Ольга, давно позабыв об этикете, прильнула ко мне. Мы быстро уснули под мирное потрескивание костра. Теперь я уже не мыслил своего существования без смелой, но такой нежной и беззащитной Оленьки.

Проснулся я, когда первые лучи солнца едва проникли в грот, моя спутница ещё спала. Я смотрел на её лицо, Ольга казалась мне неземным существом, но столь близкой и притягательной… Мне не удалось сдержать своего порыва, я поцеловал её… Ольга лениво открыла глаза, улыбнулась, одарив меня игривым взором.

— Мне кажется, нам стоит продолжить путь, — произнесла она с наигранной суровостью и рассмеялась.

— Вы правы, сударыня, — смущённо ответил я.

Ольга была столь соблазнительна, ещё минута и я бы уже не смог отвечать за свои поступки.


Из записей Арошина

Не буду вдаваться в описания начала нашего пути — скучная тяжёлая дорога.

Мы пришли во владения горного князька бандитской наружности, с которым Торвалил договаривался о похищении нашей "карты". Я весьма притомился слушать болтовню Торвалина и Безымянного на тарабарском языке. Девчонка сбежала, я долго чертыхался. Как нам потом объяснил Безымянный, она сбежала в сопровождении персидского гостя, который направляется к перстню. Там мы её и схватим — решил я…

К нашему величайшему сожалению, Безыменный сообщил, что дальше придётся идти пешими. Мы не скрывали нашего недовольства, но спорить не смели.

…Меня удивило, как старушка Венсан столь ловко скачет верхом, а каково было моё удивление, когда она принялась резво карабкаться в горы. Безымянный быстро нашёл ответ.

— Мадам, хватит маскарада, вы моложе нас всех! — сказал он, когда мы преодолели трудную дорогу на гору.

В ответ на его слова, наша спутница подняла вуаль, открыв весьма привлекательное юное личико.

— Прошу не задавать мне вопросов, — твёрдо попросила она.

Мы вняли просьбе барышни и промолчали. Признаюсь, её комедия совсем не занимала, меня беспокоило, сумею ли я выбраться живым из этой передряги. К своему стыду, я ни разу не стрелял из пистолета.


Обитель духов перстня, как назвал их Торвалин, внушала необъяснимый страх. Первое, что напугало нас — это тишина. Затем каждый из нас почувствовал, будто за ним наблюдают сотни невидимых глаз. Нам чудилась, как кто-то постоянно бесшумно следует за нами по пятам.

Безымянный торопил нас с самого начала пути, твердя, что до наступления темноты, мы должны укрыться на ночлег. Ближайшим местом ночлега он назвал какой-то грот, до которого путь не близкий. Мы могли двигаться быстрее, если бы не милая барышня, которая с трудом поспевала за нами. Наконец, глядя на солнце, клонящееся к горизонту, наш проводник не произнёс:

— Идти будем с моею прытью, кто отстанет — его беда!

И мы почти бегом припустились за ним. Я едва успевал за своими спутниками. Даже тихоня Кролёвский оказался ловчее меня. Барышня вскоре отстала от нас. Я обернулся, испугано вглядываясь в сгущающуюся темноту. Затем повернулся, дабы окликнуть спутников — они скрылись за склоном горы. Прогнав жалость к заблудившейся гадалке, я бросился догонять их.

Укрывшись в гроте, мы не почувствовали долгожданного спокойствия. Казалось, холодные каменные стены прислушиваются к нашему дыханию. Даже доблестный Безымянный заметно волновался. Усталость оказалась настолько сильной, что мы, несмотря на страх, быстро уснули.


Безымянный поднял нас на восходе солнца. Мы, наскоро пожевав наш скудный дорожный завтрак, двинулись дальше. Покинув грот, мы увидели крупного ворона, сидевшего на камне у обрыва. Склонив голову на бок, он внимательно наблюдал за нами.

— Кыш, — прикрикнул на него Кролёвский.

Ворон не шелохнулся. Кролёвский поднял с земли камень.

— Не смей, — Безымянный резко прервал его намерения, — господа мистики, неужто вы не понимаете опасности?

Кролёвский испугано выронил камень. Мы обратили на него укоризненные взоры, но когда обернулись — ворона уже не было. Впервые за всю свою сознательную жизнь я осенил себя крестным знаменем.

— Теперь нам надо спешно преодолеть горный лес, — сказал Безымянный, — двигаемся не останавливаясь. Привал будет, когда деревья останутся позади нас…

— А что такого в этом лесу? — полюбопытствовал Торвалин.

— В том-то и дело, что узнавшие, назад не пришли, — усмехнулся Безымянный, — за отставшим не возвращаемся!

Я вспомнил про бедняжку Венсан, но быстро прогнал мрачные мысли о её судьбе. Мы послушно двинулись за нашим проводником.

Горный лес, действительно, вызвал у меня ещё больший ужас, чем открытая горная местность. А тишина… в лесу она казалась особенно пугающей. Обычно среди деревьев раздаётся множество звуков, а тут — не было даже щебетания птиц.

Начался длинный и мрачный путь. Узкая тропинка шла по склону горы, заросшей деревьями и кустарниками, нам приходилось пробираться сквозь ветки деревьев, рискуя сползти с крутого склона. Мне казалось, будто крючковатые пальцы хватают меня за одежду, я стыдился подобного детского страха, который не сумел унять. На этот раз отставал Торвалин. Он неуклюже путался в ветках деревьев.

— Старайтесь не ломать ветки, — предупреждал нас проводник.

Вопрос "почему?" никто не задавал, но выполнить такое условие оказалось невозможным. Начало темнеть. Я уже с трудом различал фигуры спутников впереди меня.

— Ты спешишь? — вдруг мне почудился чей-то голос.

Я огляделся по сторонам.

Среди деревьев стояла девушка в белом черкесском платье, она жестом манила меня. Её улыбающееся лицо было бледным и неподвижным. Подавив крик ужаса, я ускорил шаг. Выбравшись из леса, мы обнаружили, что Торвалин отстал от нас.

Местом нашего второго ночлега стал горный каменный домишко, даже не домишко, а каменный сарай с земляным полом. Хоть какая-то крыша над головой.

Ночью мы проснулись от стона Кролёвского. У него оказался сильный жар, я зажег лучину и с ужасом отшатнулся от него. Лицо моего спутника покрывали красные пятна. Он пытался что-то сказать нам, но не смог, только безумно мотал головой, оглядываясь по сторонам. Через несколько минут его дыхание прекратилось…

— Что с ним сталось? — спросил я проводника.

Меня охватил леденящий ужас.

— Ложитесь спать, — коротко ответил он, накрывая лицо мертвеца платком, — завтра третий день пути…

Забившись в угол, я решил последовать его совету. Вдруг завтрашний день станет последним для меня? Надеюсь, мою сумку с записями найдут путники, путь спустя много лет, и узнают о нашей судьбе, те, кому удастся добраться до этого домишка живыми…



Из журнала Константина Вербина

Преодолев открытый горный склон, мы ступили в мрачный горный лес. Узкая тропинка уходила вдаль среди стволов деревьев. По сломанным веткам нетрудно было догадаться, что здесь недавно прошли люди. Ольга держалась мужественно, но я чувствовал её скрытое волнение. Моя спутница вздрагивала, глядя на чернеющие ветки деревьев, одетые в поредевшую желтоватую листву. Их очертания, действительно, казались застывшими мистическими фигурами.

"Скоро мы найдём второго", — мелькнула мысль.

Предчувствие вновь не обмануло меня, жизненный опыт и наблюдательность иногда могут сравниться с мистическим даром. Среди деревьев мы увидели неподвижный человеческий силуэт. Я выхватил пистолет. Ольга последовала моему примеру. Человек не шелохнулся. Я осторожно подошёл к нему. Ольга замерла на месте, готовая немедля выстрелить.

Человек стоял спиной к нам. Я окликнул его — безрезультатно. Пробравшись через деревья, я увидел искажённое лицо Торвалина. Две острых ветки пронзали его шею насквозь…

Я крикнул Ольге, чтобы она не шла за мною. Даже для смелой барышни подобное зрелище было слишком неприятным.

Не имея возможности похоронить тело, я накрыл лицо авантюриста платком.

— Торвалин тоже мёртв, — сказал я Ольге.

— Неужто духи убивают всех, кто хочет добыть перстень? — спросила она.

Я не нашёлся, что ответить. Перед моим взором ещё мелькал образ Торвалина с пронзённой шеей.


В конце дня мы набрели на домишко, сложенный из камней, крытый ветками вместо крыши. Я первым вошёл внутрь. На земляном полу лежал человек, лицо которого скрывал платок. Пальцы несчастного были скрючены мучительной агонией. Подняв платок, я не сразу узнал Кролёвского, его искажённое лицо осыпали красные язвы.

— О Боже! — прошептала Ольга. — Проклятье истребляет искателей!

Она стояла в дверях, и к счастью не видела лица Кролёвского.

— Похоже, путники решились остановиться здесь на ночлег, — задумался я.

— Он был последним? — спросила Ольга. — Остался только Безымянный…

— Наверно, — неуверенно ответил я. — Значит, мы вскорости встретим Безымянного и Александру…

Ольга промолчала, я чувствовал, как она с трудом отгоняет мрачные мысли. Я окинул взглядом пустую тёмную комнату, тщетно пытаясь найти хоть какой-то предмет, бросающий свет на страшную тайну. В углу я увидел дорожную сумку. Среди вещей оказались исписанные листки. Сначала записи были сделаны аккуратно пером, потом небрежно карандашом. По взгляду Ольги я понял, что она умоляет меня покинуть жутковатое место. Я внял её немой просьбе, забрав записи.

— Записи Арошина! — изумился я. — Неужто тот, кто насмехался над другими, стал искателем?

— Лицемер! — презрительно воскликнула моя спутница.

— Он сослужил нам неплохую службу, записав своё странствие, — заметил я, — он бросил сумку…

Ольга поняла мою мысль.

— Арошин мёртв, — закончила она.

— Позвольте мне прочесть его записи, — попросил я, — возможно, они подскажут нам, как действовать… и помогут узнать о Безымянном… Но сперва мы подыщем другое место для нашего ночлега.

— Я готова ночевать под открытым небом, но не в одной комнате с мертвецом, — ответила Ольга.

Солнце опускалось к горизонту, и времени на поиски у нас оставалось весьма немного. Мы укрылись в горной расщелине, огонь костра прогнал ночной холод. Мрачное чтиво решили отложить до утра.


Не зря я отложил дневник Арошина, даже мне стало жутковато.

— Как нам удалось остаться в живых? — прошептала Ольга

— Нужно идти дальше, — ответил я, — не стоит поддаваться страху, страх сейчас губителен.

Вскоре мы увидели разорванный сюртук Арошина. Надежды на спасение спутника Безымянного оставалось мало. Меня более занимала судьба Александры, тропинка должна привести нас в назначенное место. Я верил, что там мы вскорости встретим сестру Ольги.

Путь нам преградил человек, судя по облику которого, нам явился сам знаменитый Безымянный.

— Я знаю, вы ищите свою сестру, сударыня, — обратился он к Ольге, — мы встретим её… Если вам нужен проводник…

— В вас нет нужды! — перебил я его речь.

— Не вздумайте впутывать мою сестру в вашу авантюру! — закричала Ольга.

— Вы мне угрожаете? — рассмеялся Безымянный. — А если я разыщу её раньше? Предлагаю двигаться вместе, поверьте мне, перстень пророка не столь важная вещица. Вы позволите своей сестре помочь мне, а я вам помогу выбраться отсюда. Поверьте, найди дорогу назад гораздо труднее, духи запутают вас… Их приручить может только перстень… Вы понимаете, у вас нет выбора, уговорите вашу сестру, она поверит вам, а не новому персидскому приятелю.

Ни я, ни Ольга не верили горному следопыту. Мы стояли друг против друга. Я чувствовал — этот человек готов убить нас в любое мгновение. Трудный путь утомил меня, ранение давало о себе знать. Успею ли я выстрелить первым?

Мгновение — и Безымянный был повержен стремительным прыжком дикой кошки. Барс явился ниоткуда. Зверь перегрыз ему горло, но не притронулся к своей "добыче".

Через мгновение мы увидели Александру и её спутника. Я с умилением наблюдал за радостной встречей двух любящих сестёр.

— Пора возвращаться, — произнёс я, — думаю, нет нужды искать перстень пророка, дабы перепрятать его, — обратился я к Ахмеду, не веря в его бескорыстное желание спасти реликвию.

— Да, они все погибли, — согласился перс, — опасности нет.

Выходит, он, действительно, не стремился заполучить перстень.

— Кто убил искателей? — спросила Александра. — Мне снились их не упокоенные души…

К моему удивлению она в точности описала смерть несчастных путников.

— Господин Арошин, он же Безымянный, — ответил я, — он принарядился и объявился на водах среди скучающих курортников, дабы наблюдать за вами, барышня… Потом он вновь принял свой облик следопыта и уговорил искателей объединиться для поисков.

В подтверждение своих слов, я снял маску с его лица.

— Так вот почему он тогда назвал меня слабоумной, — вздохнула Аликс, — хотел скрыть свой мистицизм.

— Но как вы догадалась? — недоумевала Ольга.

— Его записи, странное желание вести дневник в столь трудном пути. Я также заметил, что он описал себя идущим перед следующей жертвой… И мы так и не нашли его тела. Вспомним, что князь Мусса сказал, что с Торвалиным было трое… Поначалу я предположил, будто черкес не посчитал женщину…

— Верно! — воскликнула Ольга. — Вы же перевели мне его речи. Какая я невнимательная?

— А смерть Венсан не выглядела естественной из-за падения со скалы, на её лице не было ни царапины, лишь рана у виска, — продолжа я, — барышню убили ударом камня, а тело положили ничком… Торвалина проткнул ветками, а Кролёвского отравил.

— Но зачем Безымянный взял их с собою? — не понимала Ольга. — Неужто для того, чтобы убить?

— Да, — кивнул Ахмед, — Безымянный боялся духов, он надеялся таким жертвоприношением спасти свою жизнь…

— Замечу, его мистические описания не особо походили на правду… Чёрный ворон и женщина в белом, — поделился я своими мыслями.

— Женщина в белом черкесском платье? — переспросила Аликс. — Я видела её… а ворона не видела… Только барса…

Она обернулась, только сейчас мы увидели, что верный спутник Александры исчез, сочтя, что её судьба теперь в надёжных руках.

— И ворон, и барс — духи священных гор, — ответил Ахмед, — они наделены силой принимать любой облик…



Из журнала Александры

Лишь спустя время я набралась смелости по-новому взглянуть на своё приключение, повлекшее за собой свадьбу Ольги и Константина. Некоторые светские болтуны утверждали, что моё похищение было выдумано, дабы Вербин, одичавший в горах, мог украсть свою будущую жену по варварским законам.

Так вот, теперь я иначе смотрю на свой дар… Внезапная смерть юноши, пытавшегося вызвать ссору с Константином, тогда я полагала, что это случайность, вернее, хотела так думать… Теперь я понимаю, что убила его, дабы защитить Константина, который ещё не успел выздороветь, чтобы стреляться на дуэль…

А моё странствие с персидским следопытом… Он сказал, что хочет перепрятать перстень… А всё вышло так, что искатели погибли от руки своего проводника по прозвищу Безымянный… Кем был этот Безымянный? Откуда он взялся? Этот человек творил зло, и погиб от когтей барса, ставшего моим проводником…

— Перс взял тебя в горы для того, чтобы уничтожить Безымянного, — Константин дал мне недавно ответ на мои размышления, — можно предположить, что они были давними врагами…

Всё верно, Ахмед был мудр, он, наверняка, догадался, что ни один из спутников Безымянного не выживет. Мой дар помог ему убить врага. Барс, которого я приручила, убил его. Мне недавно рассказывали, будто кошки живут в двух мирах — мире живых и мире мёртвых. Возможно, именно поэтому большой дикий кот стал моим защитником, он почувствовал мой дар… А, возможно, это был горный дух, желавший помочь мне…

Сейчас я пытаюсь вспомнить подробности своего странствия с Ахмедом, раньше я пыталась забыть, слишком много страха, смешанного с ночными кошмарами… А теперь я почти ничего не могу припомнить… Почему Ахмед, судя по облику, прекрасно владеющий оружием обратился ко мне за помощью? Неужто правду говорили о мистических знаниях Безымянного?

Елена Руденко

Зима 2009 год




home | my bookshelf | | Перстень Сулеймана |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу