Book: Кладоискатели



Кладоискатели
Кладоискатели

Николай Васильевич Васильев


Кладоискатели



Кладоискатели
Кладоискатели

ДЕДУШКИНА КЕПКА

Вася с родителями живет в деревне, а бабушка с дедушкой - в городе.

На Первое мая дедушка пригласил внука в гости.

- Возьму тебя с собой на демонстрацию, - пообещал он.

Вася ни разу в жизни не был на демонстрации. Он с нетерпением ждал праздника, и вот, наконец, наступил день Первого мая.

Утром проснулся Вася - и к окну. Везде флаги висят, музыка играет, люди идут по улице с цветами, с яркими воздушными шарами.

Бабушка приготовила Васе белую рубашку, и брюки его отутюжены, и красный галстук будто новенький.

- Одевайся скорее, внучек, - говорит бабушка. - Дед уже собрался.

Заглянул Вася в соседнюю комнату. Дедушка в праздничном своем костюме стоит перед зеркалом, а на груди у него сверкают награды: орден Славы и медали - «За отвагу», «За боевые заслуги» и «За взятие Кенигсберга».

Дедушка в зеркало увидел Васю, подмигнул ему:

- Ну что, внук, похож твой дед на генерала?

Бабушка вошла к нему в комнату, стала торопить:

- Хватит тебе, генерал, перед зеркалом охорашиваться. Вон люди уж на демонстрацию идут.

- Сейчас, мать, сейчас. А где моя кепка?

- Где ж ей быть? В сундуке прибрана, - отозвалась бабушка. Она полезла в сундук и достала кепку. - Надел бы фуражку или хоть вон шляпу.

Дедушка взял кепку, подержал ее в руках и положил на комод перед зеркалом.

- Ее, мать, ее и надену. Ты же знаешь, я всегда в ней на демонстрацию хожу.

Вася поглядел на дедушкину кепку. Кепка была старая, потертая, со сломанным козырьком.

- Дедушка, теперь таких не носят, - сказал он.

- Многое у меня в жизни с этой кепкой связано, - ответил дедушка. - Оттого она мне и дорога.

- Что связано, дедушка? Расскажи, - попросил Вася.

- Вот вернемся с демонстрации, тогда и расскажу, - пообещал дедушка.

Вечером дед с внуком вышли на балкон. Под ними переливалась праздничными огнями прямая широкая улица. Неподалеку от дома, на площади, шло народное гулянье, оттуда слышалась веселая музыка.

- Дедушка, ты обещал про кепку рассказать, - напомнил Вася.

И дедушка начал свой рассказ.

- Случилось это незадолго до революции. Было мне тогда лет десять, вот как тебе сейчас.

Жили мы в деревне, но от нас до города недалеко, и рабочие из Ижевска частенько наведывались к нам в деревню, приносили какие-то книги, листовки, говорили о том, что скоро будет революция. Мой отец сдружился с рабочими и вступил в партию большевиков. Об этом я уж после узнал.

Однажды отец разбудил меня чуть свет:

- Вставай, Макар. Хочешь со мной пойти?

Я вскочил.

- Хочу! А куда?

Отец говорит:

- Сегодня - Первое мая, праздник всех трудящихся. Полиция запрещает нам отмечать наш праздник. Мы соберемся тайно на лесной поляне. Придут ижевские рабочие, мужики из окрестных деревень. Привыкай и ты, сынок, уже не маленький.

Между нашей деревней и городом в те поры рос густой лес, а посреди леса была большая поляна. Вот на эту поляну и привел меня отец.

Народу поначалу было не так много, но люди всё подходили и подходили - и поодиночке и небольшими группами. У всех было праздничное настроение: слышался говор, смех, шутки. Городской парень играл на гармошке, молодежь плясала.

Потом люди стали сходиться на середину поляны, встали в тесный круг.

Смотрю, посредине круга - мой отец с красным флагом в руке. Рядом с ним - немолодой черноусый рабочий в синей косоворотке. Рабочий поднял руку и, когда все стихло, начал говорить.

Я тогда многого не понимал. Из того, что говорил черноусый, запомнилось: надо отобрать землю у помещиков и отдать ее крестьянам, надо отобрать у капиталистов заводы, фабрики и отдать их рабочим.

Вдруг над толпой раздался крик:

- Полиция! Разбегайтесь, братцы!

В кустах, окружавших поляну, замелькали полицейские шинели.

Люди бросились врассыпную.

Смотрю, отец свернул красный флаг в комок, запихал его в свою кепку и надел ее на меня.

- Беги домой, сынок.

- А ты?

- Я останусь с товарищами. Видишь, бежать-то нам поздно, окружили нас. Ты - мальчишка, авось тебя не тронут. Беги.

Побежал я к лесу.

Вдруг из-за кустов выходит мне навстречу здоровенный полицейский.

Я испугался, а он как рявкнет:

- И ты, щенок, на маевку пришел? Вот я тебя!

Он расставил свои огромные ручищи и шагнул ко мне.

Тогда я ринулся прямо на него, а потом пригнулся и проскочил у него чуть не под мышкой.

Слышу, топот позади. То ли он взаправду погнался за мной, то ли просто, чтобы напугать, ногами затопал. Но скоро все стихло.

Я отдышался, и тут мне пришло на ум:

«А как же отец? Ведь если его с товарищами схватят, им несдобровать».

Мне было боязно, но я все-таки побежал обратно, хотел посмотреть, что будет дальше.

На поляне рабочие, и среди них мой отец, отбивались от наседавших на них полицейских.

Полицейские ругаются, револьверами над головой размахивают. Ну как начнут стрелять?

Я сорвал с головы кепку, выхватил из нее красный флаг.

- Эй! Эй! - что было силы заорал я и стал размахивать флагом над головой.

Кладоискатели

Полицейские, как по команде, повернули головы и уставились на меня. После короткого замешательства двое из них кинулись в мою сторону.

- Беги, Макар, беги! - услышал я голос отца.

Я и сам понимал, что дожидаться полицейских не надо, и бросился наутек.

Перевел дух только в своей избе.

Вскоре прибежал отец.

- Молодец, сынок! - он притиснул меня к себе. - Помог ты нам, выручил. Пока полицейские на флаг таращились, мы успели до ближних кустов добежать. Ни один человек не попал к ним в руки. Давай флаг, я его покуда хорошенько спрячу. - Он потрепал меня по волосам. - А кепка теперь твоя!

Новенькая отцовская кепка была мне велика, сползала на глаза, и мне то и дело приходилось ее поправлять. Но я очень ею дорожил и никогда с ней не расставался.

Второй раз она сослужила нам добрую службу уже после революции.

В восемнадцатом году мой отец стал председателем комбеда - комитета бедноты.

Однажды разнесся по деревне слух, что в волость прибыл продотряд - будут отбирать у кулаков излишки хлеба и отправлять его в город голодающим рабочим.

Самым богатым кулаком в нашей деревне считался Гергей Миквор.

Дом он себе выстроил просторный, в два этажа. Нижний этаж был кирпичный, в нем помещалась лавка. В лавке торговал сын Гергея Миквора Тэмрекей.

Амбары, каменные кладовые, конюшни, сараи - все постройки во дворе кулака были крепкими, прочными. Много было у него скота, птицы, много зерна и всяких других припасов. Ни у кого в деревне не было столько земли, как у него, никто не внушал односельчанам такого страха. Не только бедняки, которые вечно были у него в долгу, но и зажиточные крестьяне побаивались богатея, при встрече загодя снимали шапки и низко кланялись.

Наш крытый почерневшей соломой дом стоял наискосок от дома Гергея Миквора.

В ту ночь я спал на сеновале. Среди ночи проснулся.

Тихо в деревне. Собакам уже надоело брехать, петухи еще не запели. В щели сарая пробивался лунный свет.

Вдруг в ночной тишине раздался громкий протяжный скрип.

Я поглядел в щель сарая. Ворота Гергея Миквора были распахнуты настежь.

Гляжу, из ворот выходит лошадь, запряженная в телегу, за ней - вторая. Телеги гружены верхом, только не поймешь, что в телегах: они прикрыты рогожей.

Рядом с первым возом, держа вожжи в руках, идет сам Гергей Миквор, второй воз вывел Тэмрекей.

Тэмрекей закрыл ворота, и оба воза поехали по деревне. Хорошо смазанные колеса не скрипнут, и топота подков не слышно: копыта лошадей утопают в глубокой мягкой пыли.

«На базар они, что ли, собрались? - подумал я. - Чего так рано? До города недалеко, нет нужды выезжать по-темному. Чудно! Не пойти ли за ними - посмотреть, куда и что они увозят тайком?»

Я слез с сеновала, обул лапти, нахлобучил на голову свою кепку и побежал догонять возы.

Нагнал я их скоро: видно, тяжел был груз, сильные сытые лошади тащили телеги с натугой.

Дорога за деревней идет через луг, круто спускается к реке. С моста я увидел, что оба воза едут по дороге через заречный луг.

Меня била легкая дрожь, то ли от холода, то ли от страха. Если кулаки заметят, что я за ними слежу, мне не поздоровится. Решил переждать у прибрежных кустов, покуда телеги не въедут в лес: на открытом месте, стоит Гергею Миквору или его сыну оглянуться, они меня сразу увидят.

Наконец, возы скрылись в лесу. Я побежал следом.

В лесу, если наступишь на сухую ветку, она щелкнет в предутренней тишине - вроде выстрела раздастся. Поэтому я ступал осторожно, внимательно вглядываясь под ноги.

Впереди показался развилок. Левая дорога ведет в город, правая - на вырубку.

Возы свернули направо.

После того как вывезли с делянки срубленный лес, никто по этой дороге не ездит, поэтому она заросла травой, старые колеи едва заметны.

Лошади медленно тянут телеги, я крадучись перебегаю от дерева к дереву, стараюсь не выпустить их из виду, но и слишком близко подойти остерегаюсь.

Начало светать.

В предутренней мгле я увидел впереди торчащие пни и понял, что приехали на вырубку.

Год назад отсюда вывезли лес, а чистить делянку не стали, так, в беспорядке, все и бросили: вдоль всей просеки виднелись большие кучи валежника, обрубленных верхушек деревьев, засохших еловых лап.

Телеги проехали еще немного и остановились.

Гергей Миквор и Тэмрекей стали о чем-то негромко переговариваться.

Я подкрался поближе и встал за куст. Отсюда мне было все хорошо видно и слышно.

- Вот она, эта куча, - сказал Тэмрекей. - Тут таких сотня, я, чтоб не спутать, метку оставил.

Он поднял что-то с земли, показал отцу и спрятал в карман.

- Дельно! - похвалил старик. - Нам времени терять нельзя, надо до свету управиться.

Вдвоем они раскидали кучу. Под ней оказалась глубокая яма.

Старик заглянул в яму.

- Хорошую яму ты вырыл, сынок, - сказал он. - Глубоко, все зерно уйдет. Полезай вниз, я тебе мешки подавать стану, ты их ставь плотно один к другому.

Зерно! Так вот куда решил кулак запрятать свое зерно! Правильно рассчитал: хлеб станут искать у него во дворе, в сарае. Кто догадается на дальней вырубке заглянуть под кучу валежника? Да никто!

Они прятали хлеб в яму, я считал мешки. Спустив в яму сорок третий мешок, Гергей Миквор утер лоб рукавом кафтана и сказал:

- Все! Пусть теперь приходят господа товарищи - шиш они найдут. Я им скажу: «Закрома пустые, самим бы до нового урожая продержаться». Они, конечно, не поверят, станут искать, да и уберутся ни с чем. А как вздорожает хлебушко в цене, так и пойдут у меня эти мешки на продажу.

Пока старик говорил это, сын не терял времени даром: он присыпал яму землей, сверху навалил кучу валежника.

- Вот, - сказал он, придирчиво осмотрев кучу со всех сторон, - спрятано надежно. Можно ехать домой.

Гергей Миквор покачал головой:

- Нам не домой надо, а в город. Потолкаемся на базаре, к знакомым заедем, чтоб побольше людей нас в городе видело. В случае начнутся расспросы, куда мы спозаранок ездили, скажем - на базар. Понял?

- Понял, отец. В город так в город.

Они завернули лошадей.

- Трогай, - приказал старик.

В это время я как-то неловко переступил с ноги на ногу. Хрустнула под моим лаптем сухая ветка, да так громко, казалось, за версту слышно.

Я замер.

Кулаки на просеке тоже замерли, испуганно переглянулись.

Гергей Миквор кивнул на куст, за которым я притаился, и приказал сыну:

- Посмотри, что там такое. - И добавил потише: - Уж не комбедчики ли кого подослали?

Тэмрекей выхватил из-под рогожи топор и двинулся в мою сторону.

Я попятился. Зацепился кепкой за сучок, кепка свалилась на землю, но мне было не до нее. Я нырнул в густые заросли смородины, притаился, даже зажмурился.

- Нет никого, - услышал я сначала голос Тэмрекея, потом его удаляющиеся шаги.

- Посмотри хорошенько, - приказал старик.

Я отполз подальше от злополучного места, а потом встал и, не разбирая дороги, побежал к деревне.

Утром в деревню прибыл продотряд.

Обо всем, что я видел ночью, я рассказал отцу, отец - начальнику продотряда.

Вскоре вернулся домой Гергей Миквор с сыном.

Когда бойцы продотряда и комбедчики пришли к нему во двор, кулак встретил их спокойно.

- Излишки хлеба? - переспросил он начальника продотряда и махнул рукой. - Самому до нового урожая не хватит, какие уж тут излишки, где они?

- Там, где ты их спрятал, - сказал мой отец.

Гергей Миквор посмотрел на него ненавидящим взглядом, но ответил с притворным равнодушием:

- Ищите! - Он обвел рукой свой широкий двор. - Найдете - ваше.

- Мы не тут будем искать, - отозвался начальник продотряда. - Ты нам вот что скажи: куда ты ездил сегодня ночью с двумя подводами?

Лицо Гергея Миквора стало серым.

- Напраслину возводите, - сказал он хмуро. - Ночью я спал, а утром мы с сыном в город на базар ездили, нас там люди видели, хоть у кого спросите…

- Ладно, - перебил его начальник продотряда, - запрягай две телеги, поехали в лес.

- Как можно, лошади только из города пришли, заморились, - принялся бормотать Гергей Миквор.

Начальник продотряда усмехнулся:

- Ты бы их ночью пожалел, когда два воза верхом нагрузил. - Повернувшись к моему отцу, он сказал: - Тимофей Иваныч, давай сюда твоего парнишку.

- Он тут, - ответил отец и подозвал меня от ворот: -, Макар, пойдешь с нами, покажешь.

Гергей Миквор так и впился в меня своими рачьими глазами. Должно быть, ему припомнилась хрустнувшая ветка. Злобно ругаясь, он запряг лошадей.

Когда приехали на вырубку, начальник продотряда положил руку мне на плечо:

- Ну, парень, показывай!

Я растерянно молчал.

При ярком свете дня вырубка показалась мне незнакомой, не похожей на ту, что видел я в предутренней мгле. Просека была длинной и широкой, и повсюду, насколько хватало глаз, высились большие кучи валежника, неотличимые друг от друга. Под которой из них тайник?

- Ну, что же ты? - нетерпеливо спросил начальник продотряда.

Я проговорил, запинаясь:

- Где-то здесь… Под кучей.

- Куч много, под какой именно?

- Да врет он все! - закричал Гергей Миквор. - Мальчишке сопливому поверили! Он вам сны свои рассказывает, а вы…

- Ничего я не вру! - чуть не плача, сказал я. - Сам видел: сорок три мешка он с сыном в яму упрятал. Они по дороге ехали, я краем леса бежал, в каком месте они остановились - сейчас понять не могу. Я за кустом стоял…

- Эх, сынок, - с упреком сказал отец. - Да тут вдоль всей просеки кусты да сосны.

Начальник продотряда тяжело вздохнул:

- Ну что ж, делать нечего, придется разгребать все кучи подряд. Начинай, ребята, с краю.

Я заметил, как радостно сверкнули глаза Гергея Миквора. Должно быть, он подумал: «Перерыть всю просеку - дело нелегкое и долгое. Да и уверенности у вас нет: вдруг мальчишка и в самом деле все выдумал? В конце концов придется вам, голодранцы проклятые, отступиться».

Вслух он сказал:

- Зря вы это затеяли, дорогие товарищи, уж поверьте моему слову. Парень, по всему видать, выдумщик, а вам тут на неделю работы. Главное, впустую будете искать: ничего я не прятал и не бывал тут с прошлого года.

Бойцы продотряда, не слушая его, принялись ворошить первую кучу.

- Пусто, - доложили они и двинулись ко второй.

От стыда и досады я готов был сквозь землю провалиться. Растяпа! И как это меня угораздило забыть место?

Я озадаченно поскреб в затылке - и тут вспомнил, что я без кепки.

- Стойте! - крикнул я. - Погодите!

В несколько прыжков я очутился у кустов и побежал вдоль просеки. Каждую сосну, встречавшуюся на пути, я обегал вокруг.

Продотрядники удивленно посмотрели на меня и снова взялись за дело.

- Макар! - сердитым голосом крикнул отец. - Пойди сюда!

Я подошел.

- Не ждал от тебя, - сдвинув брови, сказал отец. - Тут важное дело, а ты озорничаешь. Нашел время…

- Я не озорничаю, я свою кепку ищу.

- Эту, что ли? - спросил один из бойцов продотряда и поднял над головой мою кепку. - Сейчас подобрал…

Я подбежал к нему:

- Где? Где подобрал?

- Вон под той сосной валялась, - сказал боец. - Я подумал, грибник какой потерял. На, держи, в другой раз не роняй.

- Значит, тут зерно! - Я уверенно указал на кучу валежника.

- Гром тебя разрази! - зарычал Гергей Миквор. - Эх, не попался ты мне ночью, свернул бы я тебе, комбедовский щенок, голову!

- Руки коротки! - отозвался мой отец и принялся помогать продотрядникам грузить мешки на телеги.

Я стоял в сторонке, смотрел, как грузят зерно, и радостно думал, что теперь кулацкий хлеб достанется голодающим рабочим…

А еще был случай, когда моя кепка, можно сказать, жизнь мне спасла.

В тот год в нашей деревне начали создавать колхоз. Моего отца выбрали председателем. В колхоз записалось всего-навсего человек десять, остальные решили выждать. Отчего так было? Оттого, что кулаки мутили воду, отговаривали людей от колхоза. Кого отговаривали, а кому и грозили. К тому времени старый Гергей Миквор помер, первым богачом в деревне заделался его сын Тэмрекей. Были у нас и другие кулаки, помельче. У всех у них отрезали лучшие земли, передали вновь образованному колхозу. Ну и злились они, конечно.



Я в то время был уже взрослым парнем. Выучился на тракториста и, когда подошло время весенней пахоты, должен был пригнать из МТС трактор - пахать колхозные поля.

Собрался я в МТС, за десять верст от нашей деревни, под вечер.

Мать всполошилась:

- Не ходил бы, сынок, на ночь глядя! Сам знаешь: опасно.

И верно, бывали случаи, что кулаки убивали трактористов. Не хотели, чтобы трактора работали на колхозных полях. Оно и понятно. Взять хоть наш тогдашний колхоз: хозяйство было никудышное - три лошади да два плуга. Много ли с ними наработаешь? Вот государство и старалось дать колхозникам трактор. Колхозу помощь, кулакам - нож острый. Слыхал небось песню про Петрушу-тракториста?

Кулачье до тебя добирается,

Комсомолец лихой, не плошай!..

- Ничего, мать, со мной не случится, - сказал я. - Жди меня завтра к утру.

Рано утром на новеньком «фордзоне» я подъезжал к своей деревне. Смотрю и глазам не верю: мост через речку разрушен! Еще вчера вечером переходил по этому мосту - был целехонек, а тут…

Ночью кулаки постарались, - думаю. - Может, хотели меня подкараулить, да прозевали, вот и решили мост сломать. Теперь небось притаились в прибрежном ракитнике, надеются, что я побегу в деревню за подмогой, брошу трактор на берегу, тогда они покалечат его или сожгут… Нет, не выйдет!»

Я начал газовать что было сил, мотор заревел на всю округу.

В деревне услыхали, бросились к реке, мой отец впереди. Люди кричат:

- Едет! Макар едет!

Подбежали ближе, видят, я не еду, а на месте стою - моста-то нет!

- Что будем делать, Тимофей Иваныч? - спрашивают колхозники.

Отец отвечает:

- Будем мост чинить. Макар, не отходи от трактора ни на минуту, слышишь?

Я кричу со своего берега:

- Слышу. Чините скорей!

Мужики в затылках скребут:

- Тут крепкие бревна нужны. Где их взять?

Отец им:

- А новый сруб Тэмрекея на что?

Тэмрекей - он тут же вертелся - услыхал, коршуном налетел на отца:

- Ты своим голодранцам начальник, а мне ты никто! Моим срубом не распоряжайся, он мне самому нужен: я новый дом буду ставить!

Мужики зашумели:

- У тебя и так дом в два этажа, куда тебе еще дом? Тэмрекей свое:

- Не ваше дело! Ни бревна не дам!

- Дашь! - сказал отец. - Мост не сам рухнул, это ты со своими приятелями его сломал. Вот твои бревна и пойдут на починку. Не дашь - сами возьмем.

Тэмрекей злобно сплюнул и пошел прочь от реки.

Мужики дружно взялись за дело, и после полудня мост был починен.

Я торжественно въехал в деревню.

Из домов повыбежали стар и млад, мужики и бабы. Кто смотрит с интересом, кто недоверчиво качает головой, кто в страхе крестится.

Кладоискатели

Я завел трактор под навес возле колхозного амбара и выключил мотор.

Слышу разговоры:

- Видал, железная телега без лошади едет!

- Ну и чудеса!

- Неужто пахать станет?

- А ты как думал!

- Как же без лошади-то? Ох, не верится…

- Поглядим…

- Не к добру это, мужики, испоганит трактор землю керосином, на такой земле хлеб нипочем расти не станет, только зерно зря загубят…

Ну, это, ясное дело, кулацкая агитация.

Настроение у меня в тот день было праздничное. Я живо представлял себе, как завтра на заре выведу трактор в поле и вспашу первую борозду…

До блеска вымыл я трактор, насухо протер ветошью, все ходил вокруг и оглаживал его, как лошадь, только что не обнимал. Оставил трактор под присмотром сторожа и пошел домой.

Неподалеку от дома дорогу мне преградил Мамат Пилька - приятель Тэмрекея, тоже кулацкий сынок.

- Погоди, тракторист, - дыша мне в лицо винным перегаром, сказал он хрипло. - Поговорить надо.

- О чем нам с тобой разговаривать? - Я хотел обойти Пильку, но он схватил меня за рукав.

- Погоди!.. Слышь, Макар, не выводи трактор в поле… Добром прошу.

Я даже засмеялся:

- Как это не выводи? Да ты что! Обязательно выведу! Вот получим хороший урожай, тогда и остальные мужики в колхоз вступят, никто не захочет на вас, мироедов, батрачить, никто не станет у вас в долгу ходить.

- Значит, так? - набычившись, прошипел Пилька. - Ну, гляди, парень, было бы сказано… Пеняй на себя.

- Не стращай, не из пугливых! - Я выдернул рукав из его цепких пальцев.

Он больше ничего не сказал, покачиваясь, свернул в проулок.

А я не пошел домой, вернулся к избе, в которой помещалась колхозная контора. Отец сидел за председательским столом, о чем-то разговаривал с мужиками.

- Отец, я сейчас Мамата Пильку встретил. Пьяный, грозится. Как бы чего с трактором не приключилось. Сторож - старик, что он против этих бандитов сделает? Надо усилить охрану.

- Правильно, сынок, - сказал отец. - Сейчас снаряжу нескольких парней, пусть всю ночь у трактора дежурят. А ты ступай домой, отоспись хорошенько, завтра у тебя будет трудный день.

Я пошел домой, лег на полати, но мне не спалось. Сердце сжималось от тревоги за мой трактор. Уже вернулся и лег спать отец, давно угомонились все домашние, а я все ворочался с боку на бок.

Наконец, когда прокричали полночные петухи, я не выдержал, оделся, сдернул с гвоздя свою видавшую виды кепку и потихоньку вышел на крыльцо.

Ночь была темная, безлунная. Когда я подходил к колхозному амбару, возле которого стоял трактор, кто-то из темноты набросился на меня. Нападавших было двое. Один заломил мне руки за спину, другой стукнул по шее.

- Попался! - услыхал я молодой звонкий голос.

По голосу я узнал сына нашего соседа.

- Федюшка, ты, что ли? - спросил я. - Чего ж ты, брат, своих лупишь?

- Никак, Макар… - растерянно проговорил парень. - Хы-хы, а мы с Ванькой тебя за злоумышленника сочли.

Я похвалил ребят:

- Молодцы, хорошо сторожите. Ну как, никто не приходил?

- Ты - первый, - фыркнул Ванька.

Я немного посидел с ребятами на бревнах, выкурил цигарку и пошел спать. Теперь я был спокоен за трактор.

Я уже подходил к своему дому, как от ворот Тэмрекея метнулась какая-то тень. Не успел я ничего сообразить - удар страшной силы швырнул меня на землю, в глазах поплыли зеленые и красные круги. Больше я ничего не помню.

Очнулся я в своей избе. Лежу на лавке, надо мной склонился отец, мать прикладывает мне ко лбу мокрое полотенце.

В окошках - яркое солнце.

- Глаза открыл! - обрадованно проговорил отец.

Я застонал.

- Что, сынок, больно? - спросила мать.

- Голова шибко болит, - признался я.

Отец сказал:

- Да-а, били - не миловали. Хорошо, по козырьку удар пришелся, а то бы раскроили тебе череп… А так - только кожу рассекли, кость цела.

- Кто меня? Пилька?

- Не знаю… Мать тебя утром у ворот нашла, вышла на улицу, а ты лежишь, весь в крови… Кто бил, того и след простыл. Пилька или кто другой из их шайки - всех их выведем на чистую воду: я уж в милицию сообщил. Ответят по закону: нападение на тракториста - не шутка.

- А кепка? - спросил я. - Кепка где?

- Тут она, тут, - успокоил меня отец. - Подобрал я твою кепку, мать кровь с нее отмыла. Ужо куплю тебе новую фуражку, а кепку эту сбереги на память…

На другой день я вывел трактор в поле.

Вся деревня сбежалась смотреть, как станет пахать трактор. Голова моя была завязана, но я старался держаться бодро: люди смотрят.

Моя первая борозда была началом большой пахоты…

Слушал Вася рассказ и с уважением поглядывал на дедушкину кепку - старую, потертую, со сломанным козырьком.


Кладоискатели

У ЧЕРНОГО ОЗЕРА


Ворона

Саша и Павлик дружат давно. В школе сидят за одной партой, летом вместе рыбачат. По делу и без дела забегают друг к другу домой, благо живут по соседству.

А вот с Лешкой у них дружба не клеится, хотя он учится в одном с ними классе и живет ка той же улице. Лешка хвастун и задира, любит кулаками махать, когда знает, что не получит сдачи. Так и норовит стукнуть девчонку или какого-нибудь первоклашку. Утром приходит в класс, первым делом:

- Дай задачку списать! Дай, а то хуже будет!

Сколько раз прорабатывали Лешку на классных собраниях, но с него все как с гуся вода.

Сейчас лето, каникулы, и Саша с Павликом целыми днями пропадают в лесу, у реки или на озере.

Раз ловили они раков в речушке, что текла за огородами. Слышат: свистит кто-то. Посмотрели - на берегу стоит Лёшка.

- Вы что это там делаете? - спрашивает Лешка. - Рыбу, что ли, голыми руками ловите?

- Ловим, - отвечает Павлик. - Иди и ты полови.

- Глядите, что у меня есть! - говорит Лешка и показывает какой-то черный комок.

- Что это? - спрашивает Саша.

- Не видишь, что ли? Ворона!

Ребята вылезли из воды, подошли к Лешке.

- Из рогатки подстрелил, прямо в крыло попал! - похвастался Лешка.

- На это ты мастер - птиц из рогатки стрелять, - сказал Павлик.

Лешка сплюнул сквозь зубы.

- А тебе что, жалко, что ли?

- Конечно, жалко. Отпусти ее, Лешка, будь человеком. Саша покачал головой:

- Что теперь толку, если он ее и отпустит? С перебитым крылом ей все одно пропадать…

- Послушай, Лешка, отдай ее мне, - попросил Павлик. Лешка посмотрел на него подозрительно:

- Зачем она тебе?

- Я ее вылечу.

- Отдай, Лешка, - сказал Саша. - Тебе-то она ни к чему. Лешка немного подумал.

- Ну ладно, так и быть, берите. Только не думайте, даром не отдам!

- Что ж тебе надо?

- А что у вас есть?

Павлик и Саша переглянулись.

- Капроновая леска, - сказал Павлик. - Отец из города привез. Хочешь, дам три метра?

- Пять!

- Ладно. Давай ворону.

- Держи.

Лешка разжал кулак - Павлик бережно подставил обе ладони.

Ворона была молодой, почти вороненок. Одно крыло у нее безжизненно висело.

Павлик осторожно пригладил взъерошенные перья на спинке. Ворона посмотрела на мальчика круглым глазом и сказала:

«Кр-р…»

- А как мы ее назовем? - спросил Саша. - Может, Варькой?

- Давай, - согласился Павлик. Он снова погладил черную спинку, позвал: -Варька! Варька!

Ворона снова:

«Кр-р…»

Павлик улыбнулся:

- Отвечает! Видать, умная. Надо будет ее чему-нибудь выучить.

- Чему же ты ее выучишь? - недоверчиво, но уже завистливо спросил Лешка.

- Пока еще не знаю, видно будет. Сначала ее вылечить надо. Идем, Сашка.

Лешка крикнул вслед:

- Павел! Не забудь - пять метров.

- Не бойся, не забуду.

Придя домой, Павлик первым делом отыскал пузырек с йодом, смазал вороне ранку на крыле. Потом они вместе с Сашей нашли в сарае подходящий ящик, поставили его во дворе под навесом. В ящик положили старую теплую шапку, поставили банку с водой, насыпали хлебных крошек. Сверху ящик затянули старой рыболовной сеткой, сбоку приладили дверцу. Вот и готов дом для вороны Варьки.

Улетела!

Каждое утро, едва проснувшись, Павлик спешил к вороне. Чистил ящик, менял воду, сыпал свежий корм. Аппетит у Варьки был очень хороший, она много ела и быстро поправлялась. Она привыкла к Павлику, брала корм из рук, разрешала себя гладить.

Завидев Павлика во дворе, она принималась кричать:

«Кр-р!.. Кр-р!..»

Как-то раз, когда Павлик кормил ворону, пришел Саша.

- Выпусти ты ее погулять, - сказал он. - Небось ей надоело в ящике сидеть.

Павлик засомневался:

- Вдруг улетит?

- Не улетит! Крыло-то, наверное, еще не совсем зажило.

Павлик открыл дверцу, выпустил Варьку. Она прошлась по доске перед ящиком, каркнула и, вдруг взмахнув крыльями, поднялась в воздух.

- Улетела!

- Зажило крыло!

Ворона сделала круг над двором, потом уселась на липу возле ворот и сверху вроде бы насмешливо поглядывала вниз, на мальчиков.

Павлик вздохнул:

- Все-таки обидно: лечил, кормил, а она - фр-р! - и улетела.

- Что ж ты хотел, чтоб она всю жизнь в ящике просидела? - возмутился Саша.

- Нет, но ведь я ее учить собирался.

- Чему?

- Еще не придумал. Да что уж теперь об этом говорить - улетела!

Павлик махнул рукой.

Саша чувствовал себя виноватым.

- Может, еще вернется? - неуверенно сказал он. - Ты положи в ящик хлеба, дверцу не закрывай. Есть захочет - прилетит.

Павлик принес из дома большой ломоть свежего хлеба, кусочек раскрошил на доске перед дверцей, а ломоть положил в ящик.

Ворона, сидя на липе, следила за мальчиками.

Саша потянул Павлика за рукав:

- Отойдем в сторонку, чтобы ее не пугать.

Они спрятались за угол сарая и стали наблюдать.

Немного погодя, ворона спланировала на доску перед ящиком и принялась клевать крошки. Потом она зашла в свой ящик, набросилась на ломоть.

- Не зевай! - шепнул Саша.

Одним прыжком Павлик очутился у ящика. Раз! - и он захлопнул дверцу. Подошел Саша, тоже заглянул через сетку внутрь ящика.

Варька вела себя на удивление спокойно, как будто и не заметила, что попала в неволю. Расклевав весь ломоть, она принялась старательно чистить нос и перья. Потом уселась в шапку, поворочалась там, закрыла глаза и затихла.

- Да она у тебя совсем ручная! - воскликнул Саша. - Привыкла к тебе. Теперь можешь смело ее выпускать, она этот ящик за дом считает, так и будет к нему прилетать.

- Придумал! - закричал Павлик. - Придумал, чему Варьку учить. Она будет нашим почтальоном! Ведь есть же почтовые голуби, значит, может быть почтовая ворона.

С этого дня друзья начали учить ворону. Они выпускали ее с каждым днем все дальше и дальше от дома: сначала со двора, потом с огорода, с улицы, с деревенской околицы.

Однажды Саша спросил:

- Интересно, найдет ли Варька дорогу домой из леса?

- Надо попробовать, - решил Павлик.

Выпустили ворону на опушке леса. Прибежали домой - она уже съела весь оставленный для нее корм, сидит перед раскрытой дверцей, клюв чистит.

- Завтра занесем ее подальше в лес - это будет ей самый главный экзамен, - сказал Павлик.

Назавтра он раскрошил на доске самое любимое Варькино лакомство - вареное яйцо. Дал ей клюнуть пару раз, потом сунул ворону за пазуху и вместе с Сашей пошел в дальний лес.

«Главный экзамен» Варька выдержала с блеском. Когда, вернувшись из леса, мальчики заглянули в ящик, она спокойно спала в старой шапке.

Военная игра

Павлик спрятал ворону под рубаху, зашел за Сашей, и они вдвоем спустились к речке, где ребята купались.

- Ребята, давайте играть, - предложил Саша.

- Во что?

- Устроим военную игру, весной вожатая научила, помните?

- Помним. «Синие» пленного прятали, «красные» искали.

- Вот-вот! Пусть «синие» возьмут в плен ну хоть Павлика, а мы, «красные», станем его искать.

Быстро разделились на два отряда. «Синие» повели Павлика к лесу.

Когда отошли от деревни, один из мальчишек сказал:

- Как бы они не стали за нами подглядывать! Надо оставить при них одного нашего. Лешка, останься ты.

- Ладно, - охотно согласился Лешка. - Будьте спокойны: у меня, пока вы не дойдете до леса, ни один человек с места не стронется.

И он вернулся в деревню:

«Синие» наперебой похвалялись:

- Ну, пленный, сейчас мы тебя так спрячем!..

- До самого вечера будут искать.

- И не найдут!

Павлик посмеивается в ответ:

- Найдут! Часа не пройдет, как найдут, вот увидите.

- Посмотрим…

- Пленный, что это у тебя под рубашкой топорщится?

- Фуражка.

Дойдя до опушки леса, «синие» стали совещаться, в какую сторону идти, куда спрятать пленного. В конце концов решили идти к Сосновому логу.

На краю лога растет огромная сосна. Вешние воды каждый год подмывают ее корни, так что под ними образовалась глубокая яма, настоящая пещера.

В эту пещеру и привели «синие» пленного.

- Сиди тут и голосу не подавай, - приказали они, а сами разбрелись по черничнику: ягоды уже поспели.

Оставшись один, Павлик достал из кармана клочок бумаги, карандаш и написал несколько слов. Потом привязал записку к лапке вороны и, погладив ее по спинке, шепнул:

- Ну, Варька, выручай!

Кладоискатели

Ворона взлетела на сосну, посидела немного, каркнула и улетела.

Вскоре к пещере вернулись «синие».

- Надо и нам, ребята, в пещере спрятаться, а то как бы «красные» нас не заметили…

Между тем «красные» вышли на поиски.

- Идите, ребята, я догоню, - сказал Саша и свернул к Павлику во двор.

Он догнал ребят на краю деревни.

Лешка шел и всю дорогу злорадно приговаривал:

- Не найдете! Не найдете!

Саша молча улыбался в ответ.

Когда пришли на опушку леса, «красные» заспорили, в какую сторону податься.

- Тут и спорить нечего, - сказал Саша. - Надо идти к Сосновому логу. Павлика спрятали в пещере под большой сосной.

- Ты откуда знаешь?

- Павлик письмо прислал.

Ребята рассмеялись:

- Письмо? Может, телеграмму?

- Не верите? Вот, смотрите сами. - Саша показал записку.

Лешка выхватил у него из руки записку, прочитал вслух:

- «Ищите меня в Сосновом логу, в пещере. Павел Кузнецов».

- Брехня, это он заранее написал!

- Откуда же он мог знать, что его в пещере спрячут? - возразил Саша.

Но Лешка не уступал:

- Может, он вовсе и не там!

- Ну ладно, чем спорить, пойдем и посмотрим, там он или нет.

Саша решительно зашагал в сторону Соснового лога. Ребята - за ним.

«Синие» да и сами «красные» не могли опомниться от удивления, что так быстро нашли пленного.

В конце концов Павлик и Саша открыли свой секрет.

- Вот здорово! - в один голос сказали ребята.

Один Лешка надулся:

- Не очень-то задавайтесь! Ворона-то была моя.

- Была да сплыла! - отрезал Павлик. - Ты ее сначала чуть не убил…

- А потом за пять метров лески продал, - добавил Саша.

Придя домой, Павлик подошел к ящику.



- Молодец, Варька, - похвалил он ворону.

Она в ответ:

«Кр-р!..»

Вдруг Павлик услышал позади себя веселый голос отца:

- О чем это ты там со своей вороной шепчешься?

Оглянулся - во двор входил отец, а вместе с ним Сашин отец Сергей Трофимович.

Сергей Трофимович - председатель колхоза; отец Павлика Петр Иванович - участковый милиционер. Как и сыновья, отцы дружат с самого детства.

Обращаясь к Сергею Трофимовичу, отец сказал:

- Целыми днями парень с вороной возится. И твой с ним. Нашли себе забаву.

- Это не забава, - возразил Павлик. - Это очень важное дело. Случись что - у нас есть крылатый почтальон.

И Павлик рассказал, как Варька выручила его из «плена».

Черное озеро

Если, выйдя из деревни, пройти поле, потом березовую рощу - придешь на Черное озеро.

Озеро вытянулось в длину больше чем на два километра, в ширину - и двухсот метров не будет. На том берегу растет лес. Высокие сосны и ели стоят на крутом обрыве над самой водой, от этого вода там кажется совсем черной. Наверное, потому и назвали озеро Черным.

Ближний берег болотистый. По нему тоже к озеру не подойдешь, мешают заросли ивы и шиповника.

Лишь в одном месте, там, где из озера вытекает маленькая речушка, озеро подпускает к себе человека, берег тут низкий, но пологий и сухой. Сюда приходят рыболовы со своими удочками. Тут же стоит сторожка деда Никифора.

Несколько лет тому назад колхоз запустил в озеро мальков карпа. Теперь озеро кишит рыбой и карпы в нем большие, что твои поросята. В колхозе создали специальную бригаду рыбаков, колхоз продает свежую рыбу в город, получает большой доход. Никому другому, кроме колхозной бригады, не разрешается ловить рыбу бреднем или сетями.

Удочкой - пожалуйста, уди сколько хочешь. Много ли поймаешь удочкой? Тем более, что карпов в озере специально подкармливают, так что они на приманку и смотреть не хотят. И все-таки есть любители, которые готовы целыми часами сидеть не шелохнувшись, не сводя глаз с поплавка. Зато уж если поймают рыбку-другую - то-то радость!

Но не все рыболовы согласны пытать счастья с удочкой в руках. Находятся еще такие, что норовят залезть в озеро сетями, а иные и вовсе глушат рыбу динамитом. При этом гибнет множество мальков и мелкой рыбы.

Для того чтобы охранять Черное озеро от браконьеров, председатель колхоза приставил деда Никифора.

Собрались Саша с Павликом на рыбалку. Лешка увязался за ними:

- Я тоже пойду.

- Мы сегодня не у сторожки станем удить, - предупредил Саша. - Решили поискать место на дальнем конце озера.

- Мне все равно, на дальнем так на дальнем, - сказал Лешка.

У Саши есть велосипед. Они с Павликом ездят так: один в седле, другой на раме, потом меняются. Если бы сегодня пошли на рыбалку вдвоем, можно было бы ехать на велосипеде, но из-за Лешки пришлось идти пешком.

Взяв удочки и ведерки, зашагали по дороге. Миновали поле, прошли березовую рощу. Отсюда, с холма, было видно далеко вокруг.

Черное озеро сверкало, как огромное зеркало. Домик сторожа казался отсюда не больше пчелиного улья.

За озером виднеются луга и рощи, блестит вдали серебряная лента реки. Ребята знают, что эта река - Кама, но побывать на ней никому из них еще не довелось.

- Не пропустить бы вечерний клев, - сказал Павлик. - Солнце уже низко.

С холма пустились бегом.

Вот и Черное озеро. Дойдя до сторожки деда Никифора, мальчики пошли вдоль берега и, миновав место, где обычно рыбачили, вошли в густые заросли ивняка и шиповника.

Идти решили в виду озера, чтобы не заблудиться в зарослях, не уйти далеко от воды.

Чем дальше шли, тем круче становился берег, тем темнее казалась под берегом вода. Спуститься к ней было негде, того гляди, сорвешься в дегтярно-черную воду.

Неожиданно заросли кончились. Берег разрезал глубокий и широкий овраг. На его глинистом склоне бил родник, журчащий ручей бежал по дну оврага, сливаясь с озерной водой, которая затопила нижнюю часть оврага.

- Смотрите, ребята, какой залив, вот где рыбы-то! - негромко, как будто боясь спугнуть рыбу, сказал Павлик.

- Да, место что надо, - согласился Саша. - Глядите-ка, под обрывом, у самой воды, большой камень, с него удобно удить.

Лешка первым прыгнул на большой камень, за ним - Павлик.

Вдруг они услышали, как Саша вскрикнул:

- Ой!

Оглянулись - Саша стоит позади них на камне, поджав одну ногу.

- Ты чего? - спросил Павлик.

- Ногу подвернул, - ответил Саша, морщась от боли.

- Бывает, - отозвался Лешка и стал разматывать удочки. - Походи - пройдет.

Саша попробовал наступить на ногу, но снова вскрикнул и сел на камень, потирая больное место.

Павлик присел рядом, пощупал ногу.

- Может, вывихнул? - с беспокойством спросил он.

- Не знаю… Как я теперь домой пойду?

- Как-нибудь доберемся, - сказал Павлик. - Только надо сейчас же идти, пока не стемнело.

Лешка возмутился:

- Ну вот! Столько времени тащились сюда, а теперь ни с чем возвращаться? Нет уж, дудки! Вы как хотите, а я…

- Ладно тебе, Лешка! - с досадой оборвал его Павлик. - Что он, нарочно, что ли, ногу подвернул? С каждым может случиться. Вот что: одному из нас надо идти с Сашей…

- Я не пойду, - быстро сказал Лешка.

- Тогда беги в деревню, возьми Сашкин велосипед и жди нас в сторожке деда Никифора.

- Ладно, - нехотя отозвался Лешка и стал собирать удочки.

Вскоре он исчез в зарослях.

Павлик поднялся по склону оврага, вырезал ореховую палку и вернулся к Саше.

- На, держи, будешь опираться, - сказал он. - Другой рукой ухватись за меня покрепче. Пошли потихоньку.

Он подставил Саше плечо, и они шаг за шагом стали пробираться вдоль берега.

Вечерело. Вода в озере стала пугающе темной.

Оба скоро устали, присели отдохнуть под высокое дерево. Саша потер ногу.

- Больно? - спросил Павлик.

Саша молча кивнул.

- Вставай, Сашка, идти все равно надо. Сюда, в эту чащобу, с велосипедом не доберешься. До сторожки дойдем, а там я тебя на раме повезу.

Они пошли дальше, то и дело присаживаясь отдохнуть.

Над озером встала луна.

Серая «Волга»

Лешка еще засветло миновал сторожку деда Никифора, но, когда шел березовой рощей, стало смеркаться, и Лешка начал трусить.

«Порыбачили, называется! - злился он. - Угораздило Сашку ногу подвернуть. Только я-то тут при чем? Им что - идут себе потихоньку вдвоем, им-то не страшно. А я пока до деревни дойду да пока обратно - через рощу придется ехать в потемках. И зачем только я за ними увязался? Сидел бы сейчас дома и знать ничего бы не знал».

Но вот роща кончилась, Лешка зашагал по полевой дороге. Тут было светлее, и Лешка немного приободрился.

Неподалеку от деревни он увидел, что навстречу ему, поднимая клубы пыли, мчится легковушка. Вскоре с ним поравнялась серая, присыпанная желтой пылью «Волга». Шофер затормозил.

Сидевший рядом с шофером мужчина спустил стекло, высунулся в окно машины. Лицо у него было круглое и красное, толстые щеки, казалось, вот-вот лопнут.

- Мальчик, где тут у вас Черное озеро? - спросил мужчина.

Лешка махнул рукой:

- Там.

- Далеко?

- Километров пять.

- Дорога одна?

- До рощи одна. Потом будет развилок: другая дорога проложена через болото на сенокосные луга.

Шофер вышел из машины, с опаской посмотрел вперед.

- Через болото, говоришь? - переспросил он и покачал головой. - Дела-а… Как бы нам с тобой, Алексей Фомич, на эту самую болотную дорогу не сбиться, в роще небось уж стемнело. Завязнем в болоте - придется трактор вызывать…

- Ни в коем разе! - испуганно воскликнул Алексей Фомич. - Послушай, мальчик, - обратился он к Лешке, - Хочешь на машине прокатиться? Хотя чего я спрашиваю: конечно, хочешь! Садись, покажешь нам дорогу.

Лешке и вправду очень хотелось прокатиться на «Волге», и он первым делом подумал, как будут завидовать ему мальчишки, когда об этом узнают. Но тут он вспомнил, что потом ему придется снова бежать одному через темную рощу, и покрутил головой:

- Нет, не могу…

- Не можешь? - удивился мужчина. - Это почему же?

Лешка шмыгнул носом и не ответил.

- Тебя как зовут?

- Лешкой.

Мужчина почему-то очень обрадовался. Он даже вылез из машины и хлопнул Лешку по плечу.

- Какое совпадение! Когда я был маленьким, меня тоже звали Лешкой. А теперь я Алексей Фомич. Ну вот мы и познакомились. Послушай, тезка, неужели ты нас не выручишь? Или ты потемок боишься?

Лешка ответил, не поднимая головы:

- Ничего я не боюсь… Я… Меня ребята ждут.

- Ребята подождут, никуда твои ребята не денутся. А другого случая прокатиться на «Волге» может и не представиться. Ну, что скажешь, тезка?

Лешка молчал.

- Чудной ты парень, - пожал плечами шофер. - Да я в твоем возрасте…

- Погоди, Кузьма, - перебил его Алексей Фомич. - Я думаю, мы с Лешей все-таки поладим.

Лешка увидел, что над лесом поднимается луна, и подумал, что Павлик и Саша, наверное, уже ждут его возле сторожки деда Никифора.

Алексей Фомич сунул руку в карман и протянул на ладони перочинный нож.

- Бери, Леша, дарю! - сказал он.

Лешка замер, не сводя глаз с ножа.

- Бери, бери. Для тезки не жалко. Или не нравится? Ну, тогда… - И Алексей Фомич стал медленно закрывать ладонь.

Лешка поспешно схватил нож. Давно мечтал он о таком ноже! Два блестящих лезвия, пластмассовая ручка в коричневых и фиолетовых крапушках.

- Нравится? - спросил Алексей Фомич.

- Нравится!

- Так как же насчет дороги? - другим, деловым тоном спросил Алексей Фомич. - Покажешь?

- Конечно, покажет, - садясь в машину, хохотнул Кузьма. - За такой нож можно впереди машины бежать. Верно я говорю, Лешка?

Лешка заулыбался, закивал.

- Садись рядом с шофером, - приказал Алексей Фомич. - Я сяду сзади.

Лешка уселся на переднее сиденье. Машина тронулась.

- Говорят, у. вас на озере сторож дежурит? - спросил Алексей Фомич. - Как его зовут?

- Дед Никифор.

- А по отчеству?

- Степанович. Вы рыбачить едете?

- Рыбачить.

- Где же ваши удочки?

- Удочки? Удочки… э-э… Они у нас в багажнике.

Лешка удивился:

- Такие короткие?

Кузьма искоса взглянул на Лешку, сказал сердито:

- Любопытный какой! Бывают разборные удочки. Не знаешь, что ли?

- А-а…

Лешка смутился и больше ни о чем не спрашивал. Он смотрел на дорогу, время от времени подсказывал Кузьме:

- Чуть левее… Теперь прямо… Осторожно, пень! Тут немного правее…

Роща осталась позади, выехали на луга.

- Вон озеро! - воскликнул Лешка. - Видите? Теперь дорога будет прямая до самого берега.

Кузьма остановил машину:

- Вылезай. Беги домой.

Лешка открыл дверцу, спрыгнул на дорогу.

Кузьма обернулся к Алексею Фомичу, сказал, понизив голос:

- Парень, видать, пройдоха. Как бы он номер машины не приметил.

Алексей Фомич пренебрежительно махнул рукой:

- На что ему наш номер? Он в себя от радости не придет, что такой ножичек за здорово живешь получил. - Он высунулся в окно, пальцем поманил Лешку, сказал внушительно: - Ты, тезка, не вздумай кому-нибудь рассказать, что видел нас. А нож, скажи, нашел - и все. О машине - ни слова. Понял?

Лешка ничего не понял, но поспешно сказал:

- Понял. О машине - ни слова.

Дома Лешка весь вечер занимался ножом и, только ложась спать, вспомнил про Сашу и Павлика.

«Ничего, и без меня как-нибудь доберутся», - подумал он и тут же уснул.

Запертые ворота

В это самое время Саша и Павлик только еще подходили к сторожке: оба давно выбились из сил и подолгу отдыхали на каждом привале.

Луна зашла за тучи, стало совсем темно.

- Вот и пришли, - с трудом переводя дыхание, сказал Павлик. - Наверное, Лешка нас заждался. А, может, уж домой ушел, время-то позднее.

- Пусть, лишь бы велосипед пригнал, - отозвался Саша.

Подошли к воротам. Они были заперты.

Павлик постучал. Гремя цепью, из конуры выскочила собака. Она громко залаяла, но никто не вышел во двор.

- Деда Никифора дома нету, - растерянно сказал Павлик.

- Велосипеда во дворе не видно? - спросил Саша.

- Сейчас погляжу.

Павлик нашел щель в высоком и плотном заборе, припал | ней глазом.

В это время луна выглянула из-за тучи, осветила все вокруг ярким светом.

- Нет, велосипеда не видать… - сказал Павлик. Тут он заметил машину в углу двора. - Сашка, «Волга»!

- Какая еще Волга? - Саша едва не плакал от боли и усталости.

- Машина! Интересно, кто это мог приехать к деду Никифору на «Волге»? И где он сам?

- Постучи посильнее, - попросил Саша. - Может, откроют…

Павлик постучал изо всех сил. И снова лишь собака отозвалась на стук.

- Спят, наверное, крепко, не слышат. Выходит, не удастся нам тут переночевать, - вздохнул Саша. - А Лешка-то… Предатель!

Павлик пожал плечами:

- Ты что - Лешку не знаешь?

- Знаю… Только я думал: он в пустяках такой, а коснись чего важного… Павлик, я ведь до дома не дойду. Что делать?

Павлик подумал:

- Оставайся тут, жди меня. Я пойду за велосипедом.

В это время, откуда ни возьмись, налетел порыв сильного ветра. Что-то зашуршало в зарослях, по воде Черного озера прошла рябь. Луна снова спряталась за тучу, стало темно.

- Нет, Павлик, ты уж не оставляй меня одного! - испуганно воскликнул Саша и поежился то ли от холода, то ли от страха. - Вместе пойдем.

- Вместе так вместе, - согласился Павлик и снова подставил плечо. - Пошли.

Саша кое-как доковылял до рощи, но тут сел на землю:

- Все! Больше не могу!

- Сними ботинок, легче будет, - посоветовал Павлик. - Отдохни немного, а потом снова пойдем, не ночевать же тут.

В это время впереди показались два ярких огня.

- Фары! - разом воскликнули мальчики.

Вскоре подъехал «газик», из машины выпрыгнули Сергей Тимофеевич и Петр Иванович.

- Вот они! - сердито, но не в силах скрыть радости закричал Сашин отец.

- Полюбуйтесь на них! - в тон ему отозвался отец Павлика. - Ночь на дворе, а они разгуливают как ни в чем не бывало!

- Отец, Саша ногу вывихнул. Мы с ним… - начал было объяснять Павлик.

Но Сергей Тимофеевич его перебил:

- Скорее полезайте в машину! Дома разберемся, а то там матери места себе не находят.

«Газик», подпрыгивая на ухабах, помчался к деревне.

В сторожке

Стариковский сон чуток, да и ложился дед Никифор обычно ненадолго, но в этот вечер он крепко спал в своей сторожке и не слышал ни стука в ворота, ни собачьего лая под окном.

А дело было так.

На закате подъехала к дому серая «Волга».

«Небось начальство из района в колхоз приехало, заодно и мне проверку делают», - решил дед Никифор.

Он вышел к воротам.

Алексей Фомич не спеша вылез из машины, протянул старику руку:

- Здравствуй, Никифор Степанович!

«Во, как звать-величать знает, - подумал польщенный старик. - Начальник-то обходительный». Вслух сказал:

- Здравствуйте, добрый вечер.

- Можно машину во дворе поставить? - спросил Кузьма.

- Можно, можно, почему нельзя… - Дед Никифор распахнул ворота. - Вот сюда, в сторонку, и ставьте. Вы что же, в колхоз наш по делам приехали или как?

- По делам, Никифор Степанович, по делам, а то как же, - отозвался Алексей Фомич. - Теперь дела закончены, можно и отдохнуть немного. Вот, решили возле вашего озера свежим воздухом подышать.

Дед Никифор радушно улыбался гостям:

- Да-а, воздух тут лучше лучшего. И отдохнете и порыбачите, коли есть охота. Удочками удить никому не запрещаем.

Алексей Фомич хитро прищурился:

- А если бреднем или сетями?

- Ни-ни, насчет этого у нас строго. Нарушать закон никому не позволяем, - без улыбки ответил старик.

Алексей Фомич похлопал его по плечу:

- Правильно, так и надо. Я ведь нарочно спросил, хотел проверить тебя, Никифор Степанович, не делаешь ли ты кому поблажки.

- То-то я гляжу, вроде вы - из района начальство. Так или нет?

- Так, так, дед. Что ж ты нас во дворе держишь? С дороги перекусить неплохо бы…

Старик спохватился:

- Ох, и что ж это я в самом деле? Заходите, заходите в дом. Не обессудьте, болтлив стал к старости. Заходите, милости просим.

- Ворота, Никифор Степаныч, запри, - напомнил Кузьма.

Дед махнул рукой:

- Да я их сроду не запираю. От кого запираться-то? У нас тихо.

- Ну, знаешь, машина все-таки, - возразил Кузьма. - Мало ли что…

- Ладно, запру, если желаете. - Старик задвинул тяжелый засов. - Вот, будьте спокойны, никто не войдет.

- Так-то оно лучше, - кивнул Кузьма и вслед за Алексеем Фомичом вошел в избу.

Лодка

В избе дед Никифор принялся было ставить самовар, но Алексей Фомич остановил его:

- Не суетись, Никифор Степанович. Не надо самовара: чаю что-то не хочется.

Старик растерялся:

- Тогда не знаю, чем вас угощать… В обед уху варил, рыба осталась. Может, рыбы поедите?

Алексей Фомич обрадовался:

- Это - другое дело! Давай сюда твою рыбу. Только, как говорится, рыба по суху не плавает…

Старик понял намек, развел руками:

- Водки не держу.

- Ничего, Никифор Степанович, у нас в машине кое-что найдется. Будет и выпить и закусить.

Он подмигнул Кузьме.

Тот вышел во двор и через минуту вернулся с большой кожаной сумкой. Расстегнул «молнию», стал доставать из сумки свертки. На столе появился батон белого хлеба, колбаса, консервы, бутылка водки.

Дед Никифор поставил на стол миску с вареной рыбой.

Сели за стол. Алексей Фомич держался за столом, как хозяин. Разлив водку по стаканам, он провозгласил:

- Ну, Никифор Степанович, за встречу!

Старик пригладил усы.

- Что ж, за встречу можно и выпить маленько.

Ели молча, сосредоточенно жуя. Видно, гости сильно проголодались с дороги. Когда миска опустела, Алексей Фомич сказал:

- Спасибо за угощение, Никифор Степанович. Давненько не едал свежей рыбки. Поел с удовольствием.

- На здоровье, гости дорогие, на здоровье.

Вскоре Кузьма, навалившись грудью на стол, задремал.

Алексей Фомич отодвинулся вместе с табуреткой от стола, закинул ногу на ногу и принялся обстоятельно расспрашивать старика:

- Что, Никифор Степанович, много рыбы в вашем озере?

- Полное озеро, - с улыбкой ответил дед Никифор. - Не первый год разводим.

- Выгодно колхозу?

- Как не выгодно! Рыбу в город продаем - доход немалый. Да и колхозники покупают охотно: кому не хочется ухи из свежей рыбки поесть? Наш председатель специальную бригаду рыболовецкую сколотил, сетями ловят.

- Каждый день?

- Нет, у них там свое расписание… Мое дело - озеро сторожить.

- А что, часто браконьеры наведываются?

- Нет, теперь редко. Бывало, сетями ловили и взрывчаткой не брезгали. Сколько рыбы зря погубили! Вот меня и приставили к озеру. У меня, брат, не украдешь! Я, в случае чего, стрелять буду. Мне наш председатель прямо сказал: ежели который добром не послушает - применяй оружие. Вот так. Покуда, бог миловал, ни разу стрелять не приходилось. Да чужому человеку нипочем мимо меня к озеру не подступиться: на той стороне лес стеной стоит и берег там обрывистый. Потом, сам посуди, что делать браконьеру на озере без лодки? На спине ее не принесешь, а на озере всего-то две лодки и есть, обе под моим наблюдением находятся. Одна лодка - моя, когда она на берегу, я ее на замок запираю. Вторая - та, с которой наша рыболовецкая бригада рыбу ловит. Большая лодка - десять человек держит, ее не так давно колхоз где-то на Каме купил, оттуда и привезли. Хорошая лодка, ничего не скажешь. Хотя и прежняя была неплоха, да только много меньше против теперешней…

Тут Алексей Фомич, внимательно слушавший разглагольствования старика, прервал его, спросив как бы между прочим:

- Куда же дели эту старую лодку - увезли или на дрова разбили?

Дед Никифор даже рассердился:

- Такую лодку - да на дрова?! Скажешь тоже! Я бы ни в жизнь не допустил. Правда, председатель приказал вынуть ее из воды, мол, не нашлось бы охотников на ней поплавать. Ну, я лодку и убрал под навес. Чтоб не сгнила, просмолил ее заново - все честь честью. Понадобится - хоть сейчас спускай на воду. И весла при ней.

- Молодец, Никифор Степанович, колхозное добро надо беречь, - похвалил Алексей Фомич.

- А то как же! Само собой…

Помолчали. Разомлевший после ужина дед Никифор стал клевать носом.

- Э-э, - улыбнулся Алексей Фомич, - да ты, Никифор Степанович, спишь!

Старик зевнул:

- Да, сморило что-то.

- Так ты ложись, спи, а мы немного по берегу погуляем. Ночь светлая, подышим воздухом, подберем местечко, где на зорьке удить станем.

- Ступайте, а я прилягу, - согласился старик.

Он кинул на лавку тулуп, лег на него и в ту же минуту заснул.

Алексей Фомич растолкал дремавшего Кузьму:

- Эй, после выспишься! Сейчас времени терять нельзя.

Кузьма протер глаза, потянулся.

- Старик заснул? - спросил он.

- Заснул, его теперь пушками не разбудишь. Все складывается в нашу пользу. Иди за мной.

Они пошли было к двери, но в это время раздался стук в ворота. Во дворе залаяла собака.

Кузьма метнулся к столу, дунул на коптящий фитиль керосиновой лампы. В избе стало темно.

- Кого это черти по ночам носят? - негромко проворчал Алексей Фомич.

Он с опаской прислушался к дыханию сторожа, но тот спал крепко и даже похрапывал во сне.

В напряженной тишине прошло несколько минут.

Снова раздался стук в ворота.

- Что будем делать? - спросил Кузьма. - Придется, наверное, открыть.

- Еще чего! - злобно зашипел Алексей Фомич. - Хочешь, чтоб нас тут увидели? Старик - простота, а другие свидетели нам ни к чему. Притаимся, постучат-постучат и уйдут.

Подождали еще, но стук больше не повторился.

- Ушли, - облегченно вздохнул Алексей Фомич. - Ну, Кузьма, теперь не зевай!

Они вышли во двор.

- Задремал я, не слыхал, про что ты со стариком говорил, - признался Кузьма. - Ну как, даст он нам лодку?

- К старику не подступишься, он о колхозном добре шибко радеет. Так что подкупить сторожа, как мы с тобой надеялись, не удастся. Я с ним и говорить об этом не стал, сразу понял, что бесполезно.

Кузьма сказал бодрым голосом:

- Ну что ж, тогда придется у него лодку украсть. Она на берегу к колышку цепью примкнута, я, как давеча подъехали, заприметил. Замок сбить нетрудно.

- А дальше что? - насмешливо спросил Алексей Фомич. - Старик сразу же хватится лодки, поднимет тревогу. Нет, это не годится.

- Что же делать? Выходит, зря мы приехали?

- Не вешай носа, Кузьма, все идет даже лучше, чем я ожидал. Старик, покуда ты спал, много всякой ерунды молол, да под конец о важной вещи проговорился. Теперь у нас с тобой будет своя собственная лодка, все лето можем с нее рыбачить, и ни одна душа знать про то не будет.

- Откуда мы лодку возьмем? Ничего не понимаю!

Увидев, как удивленно таращится на него Кузьма, Алексей Фомич засмеялся довольным смешком и поманил его под навес.

- Где-то тут лежит наша лодочка, - сказал он, зажигая карманный фонарик. - Давай поищем.

У стены были свалены доски, вилы, грабли, лопаты.

Алексей Фомич решительно направился к этой куче, присел, заглянул под доски.

- Есть! Вот она!

- Тихо! - предостерегающе сказал Кузьма и покосился в сторону дома.

- Эх и повезло нам! - весело говорил Алексей Фомич. - Сейчас разгребем эту кучу - и лодка наша! Только давай не очень грохать, не дай бог, старик проснется.

Стараясь не шуметь, они быстро разобрали кучу, освободили лодку из-под досок. Но когда попытались сдвинуть ее с места, оказалось, что это не так-то просто.

Кузьма озадаченно почесал в затылке.

- Тяжелая… На руках до воды нам ее не донести, а тащить волоком - след останется, старик увидит, догадается. Нет, видно, ничего у нас не получится.

- С умом возьмемся, так все в лучшем виде сделаем, - сказал Алексей Фомич.

- При чем тут ум? - раздраженно бросил Кузьма. - Тут не ум, а сила нужна.

- Ум везде нужен, - наставительно заметил Алексей Фомич. - Видишь доски? По ним лодка, как по маслу, покатится, тем более недавно просмоленная. И никакого тебе следа. Понял?

Кузьма с уважением посмотрел на своего приятеля:

- Да-а, Алексей Фомич, твой ум и камень просверлит.

Они принялись за работу. Все получилось так, как сказал Алексей Фомич: лодка легко скользила по широким струганым доскам. Спустя четверть часа она уже покачивалась на мелководье у берега.

Кладоискатели

Кузьма сбегал под навес, принес весла.

Потом они вдвоем быстро собрали доски, вместо лодки подложили два чурбака, прикрыли их досками, сверху навалили вилы, грабли и лопаты.

Оглядев кучу, Алексей Фомич удовлетворенно сказал:

- Ну вот, все как было, старик ни о чем не догадается. Теперь надо понадежнее перепрятать лодку. Айда.

Они вернулись на берег.

Спокойным сном спит Черное озеро, только в лесу время от времени тревожно вскрикивает какая-то птица.

Край неба уже чуть порозовел: солнце снова спешит осветить и обогреть землю.

- Где лодку спрячем? - спросил Кузьма.

- Есть тут одно подходящее местечко. Вон там, за мысом, глубокий овраг подходит к самой воде. Нижняя часть оврага озерной водой затоплена. По берегу никто туда не ходит: далеко, да и через заросли продираться надо. А с озера этот заливчик не виден. Вот туда-то мы и отгоним лодку.

Кузьма спросил:

- Откуда ты про тот овраг знаешь?

- В прежние времена один мой дружок в этих местах лесником был, потом его выгнали за всякие махинации с лесом. Я как-то раз гостил у него, тогда и заприметил этот заливчик. Если по оврагу вверх подняться, выйдешь на поляну. Как пойдем на дело, мы на той поляне машину оставим. Оттуда до дороги рукой подать, так что все складывается в нашу пользу. Эх, Кузьма, будем мы с тобой с большими деньгами, как примемся рыбу на базар таскать. Тогда и у тебя будет своя машина, хватит тебе за чужим рулем сидеть. Верно я говорю?

- Уж как верно!

Кузьма постарался представить себе свою будущую машину и даже зажмурился от удовольствия - так она была хороша!

- Ну, пора, - решил Алексей Фомич. Он сел в лодку, взялся за весла. - Жди меня здесь. Если старик проснется, наври ему чего-нибудь.

Лодка бесшумно заскользила по воде. Чувствовалось, что гребцу не впервой держать в руках весла.

Кузьма проводил лодку глазами. Когда она скрылась за мысом, он отошел от воды, прилег на траву, долго смотрел в темно-синее небо и незаметно для себя уснул.

Проснулся он от косых лучей солнца, бивших в глаза.

Занимался хороший летний день.

Из ворот, позевывая, вышел дед Никифор. Первым делом он посмотрел, на месте ли его лодка, подергал замок на цепи. Заметив сидевшего в стороне Кузьму, не спеша подошел к нему.

- Неужто всю ночь на берегу? - спросил он.

Кузьма кивнул:

- Что ж такого? Ночь теплая.

- Это так… А начальник где?

- Начальник-то? Он… Он это… В ивняк пошел, пару удочек вырезать.

- A-а… Если думаете удить, пора начинать, - посоветовал старик. - Сейчас самый клев. Ишь как рыба играет!

И верно, с восходом солнца озеро словно проснулось, отовсюду слышались легкие всплески.

Дед Никифор постоял немного, любуясь озером, и пошел к своей лодке.

- Надо верши проверить, - сказал он. - Председатель велел добыть рыбы для колхозной столовой.

Старик сел в лодку, оттолкнулся веслом и не спеша поплыл к мысу.

Кузьма испуганно следил за ним.

«Вот старый черт! Как бы он Алексея Фомича не заметил. Тогда все пропало», - подумал он.

Но Алексей Фомич уже подходил к сторожке.

- Порядок! - улыбаясь, сообщил он. - Лодка в заливчике. В любой день, как надумаем, можно приезжать и приниматься за дело. А сейчас пора сматываться, пока нас тут никто не застал. Заводи машину, поехали.

Таинственные события

Через несколько дней на Черном озере начались таинственные события.

Ранним погожим утром дед Никифор стоял на берегу озера, любовался зеркальным блеском воды.

Синее небо, темно-зеленый лес на том берегу… Роса на прибрежной траве сверкает под лучами солнца.

Каждое утро стоит дед Никифор на берегу Черного озера, смотрит, как зарождается новый день, и не может надивиться красоте земли, воды и неба.

Вдруг до старика донесся какой-то странный звук:

«Гу-уп!» - гулко прокатилось над озером.

Дед Никифор оглядел небо. Нигде не было видно ни облачка.

«Странное дело, - подумал он, - небо вроде чистое. Откуда же гром? Может, за дальним лесом туча идет?»

Прошло немного времени, и снова послышалось:

«Гу-уп!»

Старик забеспокоился: «Нет, на гром что-то непохоже. Уж не рыбу ли взрывают на дальнем конце озера? Звук вроде оттуда идет. Надо проверить».

Не раздумывая больше, дед Никифор быстро пошел в избу, вынес ружье и, сев в свою лодку, изо всех сил принялся выгребать на середину. Ему казалось, что лодка стоит на месте, так не терпелось ему обогнуть мыс, чтобы увидеть дальний конец озера.

Но вот мыс остался позади, и старик перестал грести. Отсюда было ясно видно, что на озере ни души, все тихо и спокойно.

Дед Никифор снова взялся за весла, неторопливо поплыл дальше.

«Наверное, мне просто послышалось, - думал он. - Или, вправду, за лесом громыхает гром. Откуда тут взяться браконьеру? Без лодки сюда не доберешься, большая колхозная лодка на месте. Точно - послышалось».

Он уже хотел поворачивать к дому, как вдруг заметил, что на воде плотной кучкой плавают какие-то щепки. Подплыв ближе, дед Никифор остолбенел от удивления: это были не щепки, а уснувшая рыба. Карпы и сорожки, окуни и пескари, иные - величиной с ладонь, другие - не длиннее спички.

Деду Никифору стало ясно: кто-то глушил рыбу взрывчаткой. Покуда он огибал мыс, браконьеры успели выловить из воды крупную рыбу, мелкую оставили плавать кверху брюхом, а сами куда-то исчезли.

Куда?

Сторож в недоумении озирался вокруг. Ни на воде, ни на берегу не было заметно ничего подозрительного. Чудеса, да и только!

Но раздумывать дальше было некогда. Старик развернул лодку и поплыл обратно.

Вытащив лодку на мель, он прицепил ее к колышку и, не заходя домой, отправился в деревню.

Спустя немного времени председатель колхоза Сергей Трофимович и участковый милиционер Петр Иванович вместе со сторожем подъехали к озеру на «газике».

- Ну, Никифор Степанович, показывай, где тут у тебя всплывшая рыба? - сказал Сергей Трофимович, щурясь на ярко блестевшую воду.

- Не здесь, за мысом, - ответил дед Никифор. - Садитесь в лодку, покажу вам рыбу. Там она плавает, против зарослей ивняка. Сколько мальков зазря погубили, окаянные!

Втроем сели в лодку. Петр Иванович взялся за весла. Почувствовав молодые сильные руки, лодка быстро и плавно заскользила по воде.

Обогнули мыс. Вот и заросли ивняка.

- Что-то не видно никакой рыбы, - пожав плечами, сказал Сергей Трофимович.

Дед Никифор растерянно молчал, потому что и сам видел, что гладь воды спокойная, чистая, и нигде ни одной, даже самой маленькой рыбки.

- Может, ветер ее в сторону отнес? - наконец, неуверенно сказал он.

- Какой ветер? - возразил Петр Иванович. - Тихо с утра, лист не шелохнется. Послушай, дед, может, тебе эти рыбы во сне привиделись?

Дед Никифор рассердился:

- Смеешься надо мной, что ли? Как это во сне? Вот на этом самом месте своими глазами видел… Куда делись - не пойму!

- Да-а, что-то таинственное, - покачав головой, сказал Сергей Трофимович.

В это время низко над водой пролетело несколько чаек.

Дед Никифор хлопнул себя по лбу:

- Вот кто съел всплывшую рыбу! И как это я сразу не догадался?

- Чайки - птицы прожорливые, это понятно, - сказал Сергей Трофимович. - А вот как браконьеры без лодки оглушенную рыбу подобрали - этого я никак понять не могу. Впрямь что-то таинственное.

- Загадка, - согласился Петр Иванович. - Скажи-ка, Никифор Степанович, нет ли у тебя второй лодки?

- Есть. Я старую лодку приберег на всякий случай. Она у меня под навесом спрятана.

- Плавать на ней еще можно?

- Отчего ж нельзя? Хорошая лодка, ни щелочки нет. Я ее и просмолил, как следует быть, - все честь честью.

- А эта лодка на месте? - продолжал допытываться Петр Иванович. - Может, ее утащили у тебя?

Старик ответил ворчливо:

- Скажешь тоже, Петр Иванович! Небось на месте, где ж ей еще быть! Кому ее утащить? Не-ет, у меня, брат, не украдешь…

Петр Иванович и Сергей Трофимович переглянулись.

- Надо проверить, - сказал Сергей Трофимович.

Развернув лодку, Петр Иванович погнал ее к сторожке.

Под навесом дед Никифор указал на кучу, сваленную у стены.

- Вот тут, под досками, она и лежит, - сказал он. - Лодка, чай, не топор, ее под мышкой не унесешь.

Под досками вместо лодки лежало два чурбака.

- Что ж это такое творится? - с испугом спросил дед Никифор. - Где же лодка?

- Об этом тебя, Никифор Степанович, надо спросить, - сухо сказал Петр Иванович. - Ты - сторож. Не приезжал ли кто к тебе в последнее время?

- Приезжали тут с неделю назад…

- Кто?

- Начальник какой-то из района. И шофер при нем. На машине были, на «Волге». Ночью приехали, на заре уехали и не попрощались.

- Начальник из района? - переспросил Петр Иванович и вопросительно взглянул на председателя: - Кто это может быть?

Сергей Трофимович пожал плечами:

- Понятия не имею.

- Он, начальник-то этот, сказал, что в правление колхоза по делам приезжал, - вспомнил старик.

- Никто у меня не был, - нахмурился председатель. - А ты, Никифор Степанович, номера машины не приметил?

Дед Никифор развел руками:

- Нет, ни к чему мне.

- В общем, дело ясное, - подытожил Петр Иванович. - Эти двое, что были у тебя, дед, - браконьеры! Дождались, когда ты заснул, утащили лодку, теперь глушат рыбу, а лодку где-то прячут. Вот только - где? Ты, Никифор Степаныч, правильно сказал: лодка - не топор. Ее под куст не сунешь…

- Да и берега, кроме как у моей сторожки, везде обрывистые, а лодка тяжелая, ее на берег не поднять. На воде лодки нет. Куда ж они ее дели? - растерянно переводя глаза с председателя на милиционера, спросил дед Никифор.

- Что-то таинственное, - в третий раз повторил Сергей Трофимович и, обратясь к Петру Ивановичу, сказал: - Как бы то ни было, браконьеров надо изловить как можно скорее, пока они не успели натворить больших бед.

- Эх, не было печали! - с досадой сказал Петр Иванович. - В другое время можно было бы мобилизовать на розыски наших деревенских дружинников. А сейчас, в страду, об этом и думать нечего.

- Совершенно верно, у меня каждый человек на счету, - подтвердил Сергей Трофимович. - Так что управляйся сам. Вернее, с дедом Никифором на пару.

Дед Никифор, чувствуя себя виноватым, поспешно закивал:

- Вечером стану ложиться попозже, утром вставать пораньше, а злодеев этих непременно подкараулю. И как это я обмишурился? Простить себе не могу!

Браконьеры

Вечером Павлик подошел к отцу:

- Отец, мы с Сашей на Черное озеро идем.

- На рыбалку? Ну что ж, идите. Как у Саши нога, совсем зажила?

- Да, все в порядке. Мы хотим заночевать у озера.

- Это еще зачем?

- Дед Никифор говорит: утренний клев - самый хороший.

- Ладно, оставайтесь там на ночь, если и Сашу отец отпустит.

- Отпустит. Он даже сказал, чтоб мы присматривались, не увидим ли на озере чужих. Что, отец, браконьеры объявились, да?

- Да, сынок. Кто-то утром глушил рыбу. Если заметите чужих, не мешкая, беги ко мне. А еще лучше, пусть Саша велосипед прихватит, так, в случае чего, скорее будет.

- Можно еще скорее, - сказал Павлик. - Я возьму с собой ворону и листок бумаги с карандашом. Если надо будет, я тебе с ней письмо пришлю. Ты почаще заглядывай к ней в ящик, ладно?

- Ладно, - улыбнулся отец.

Друзья собирались недолго. Взяли краюху хлеба, несколько сырых картофелин, луковицу, соль, спички и ложки.

- У деда Никифора возьмем котелок, сварим уху, - сказал Павлик.

Саша принес старую клетку, в которой когда-то держал синиц. В клетку посадили ворону.

- Тесно тебе, Варька? - посочувствовал Павлик. - Ну, ничего, потерпи немного.

Удочки привязали к раме велосипеда и отправились на озеро.

На краю деревни повстречали Лешку. Он шел с рыбалки - удил на плотине.

Ребята спрыгнули с велосипеда, заглянули в Лешкино ведерко. Там плескалось несколько ершат.

- Ну и рыба! - засмеялся Саша.

- Ну и рыбак! - подхватил Павлик.

- Да уж вы-то рыбаки! - скривил рот Лешка. - Видал я в прошлый раз…

- За прошлый раз тебе надо бы по шее надавать! - перебил его Павлик.

Лешка проворно отскочил в сторону:

- Только попробуй!

- Руки о тебя марать не хочется, - с презрением сказал Павлик.

Саша добавил:

- Не до тебя нам сейчас, у нас дела поважнее.

- Какие еще такие дела? - насмешливо спросил Лешка. - Врете вы всё.

- Ничего не врем! На Черном озере браконьеры рыбу взрывчаткой глушат. У деда Никифора лодку украли. На машине ночью к нему приезжали.

- На серой «Волге»?! - воскликнул Лешка.

- Да, на серой «Волге». А ты откуда знаешь? - пристально глядя на Лешку, спросил Павлик. - Может, ты видел эту машину? Может быть, номер запомнил? Тогда их быстро поймают.

Лешка попятился.

- Ничего я не знаю, не видал я никакой машины. Просто так спросил… Чего вы ко мне пристали?

- Ну его, Павлик, садись, поедем, - стал торопить Саша. - Клев пропустим.

Павлик сел в седло, Саша на раму.

- Так вы рыбу едете ловить или браконьеров? - осклабившись, крикнул вдогонку Лешка.

- Там видно будет! - донеслось до него.

«Ишь, прыткие какие - номер машины им скажи! - думал Лешка, шагая по деревне. - Номер я, положим, запомнил: 17-34. Ну и что из этого? Тогда придется все рассказать: и про то, что дорогу показывал, и что ножик мне подарили. Вперед уж этим ножом не похвастаешь, тогда его хоть брось. Нет уж, лучше не открываться… Браконьеры рыбу глушат, а мне-то что? Озеро не мое - не жалко».

Вечерний клев оказался неважным: поймали несколько окуней и сорожек, ни один карп не попался на крючок.

- Ничего, утром больше поймаем, - утешали себя ребята.

Развели на берегу костер, сварили уху.

- Пойду позову деда Никифора, - сказал Саша.

Дед Никифор ел с ребятами уху, ел и похваливал.

- Спасибо, сыночки, - сказал он, наевшись. - Спать ко мне в избу пойдете?

- Нет, дедушка, мы лучше у костра посидим, а то утром клев проспим.

- Ну, как знаете. Замерзнете - приходите, я дверь не запираю. - Старик поднялся. - Спать пойду, мне до света вставать надо.

- Браконьеров караулить? - спросил Павлик.

- Их, проклятых. Вот ведь как обманули меня, старика. Я думал, люди как люди, все как есть рассказал им и про озеро и про старую лодку. Они ее и выкрали. Ни стыда, ни совести!

- Дедушка, отец, я слышал, говорил: они к тебе на легковой машине приехали. На серой «Волге», что ли? - спросил Саша.

- На ней, - подтвердил старик.

Ребята переглянулись.

- А что? - спросил дед Никифор.

- Да чудно как-то, - сказал Павлик. - Мы-то с Сашкой эту машину у тебя во дворе в тот вечер видели. А вот откуда про нее знает Лешка? Мы его спрашивали, он завилял-завилял, так ничего от него не добились.

- Лешка - парень скользкий, - сказал дед Никифор. - Мал еще, а уже выгоду для себя ищет. От него помощи не жди.

- Знаем! - Павлик махнул рукой.

Помолчали.

- Одного в толк не возьму, - снова заговорил старик. - Где они лодку прячут? Прямо из головы у меня не идет. Уж я и так и этак прикидывал. Берега везде, кроме вот этого, крутые, обрывистые, на них лодку нипочем не затащить. И затопить ее нельзя: глубоко, затопишь - вперед уж не достанешь, а без лодки им никак не обойтись. Прямо чертовщина какая-то.

Дед Никифор тяжело вздохнул и отошел от костра. Хлопнула дверь в избе, и снова стало тихо.

Вода в озере сверкала под луной.

- Тебе хочется спать? - спросил Саша.

- Нет. А тебе?

- Мне тоже не хочется. Как хорошо у костра, правда? Отец говорит, что, когда он был маленьким, они с ребятами гоняли лошадей в ночное. Всю ночь у костра сидели, пекли картошку, истории да сказки рассказывали. А теперь…

Павлик засмеялся:

- Что ж нам, машины, что ли, в ночное гонять? Или трактора?

Негромко потрескивают дрова в костре, золотые искорки летят в темное небо и гаснут в вышине. Край неба на востоке слегка заалел, яркая луна поблекла.

Мальчики задумчиво глядели на огонь костра, разговаривали о том о сем, а больше всего о браконьерах.

Вдруг Павлик сказал:

- Сашка! Я знаю, где они прячут лодку!

- Где?

- В овраге, где ты ногу вывихнул. Помнишь, там вода чуть не до середины оврага доходит. Мы еще говорили: мол, настоящий залив, помнишь?

- Помню.

- Этот залив со стороны озера не виден.

Саша спросил с сомнением:

- Как же дед Никифор про этот овраг не вспомнил? Уж он-то должен про него знать.

- Очень просто. В обычные годы овраг, наверное, бывает сухой, и никакого залива тогда нет. Нынче зима была снежная и лето дождливое, вот вода в озере и поднялась. А деду Никифору это в голову не пришло.

Саша вскочил:

- Давай разбудим его, скажем, пусть, как рассветет, сплавает туда на своей лодке, посмотрит.

Павлик покачал головой:

- Нет, деда туда посылать нельзя. Он человек старый, стукнут его веслом да и кинут в озеро. Отец говорит: браконьер - все равно что бандит, не жалеет ни рыбу, ни птицу, не пожалеет и человека.

- Тогда надо твоему отцу сообщить, - сказал Саша.

Павлик возразил:

- О чем сообщать-то? Может, там и нет никого. Надо нам самим сначала все как следует разведать.

- Тогда идем скорее. Нельзя терять времени, скоро светать начнет. Бери Варьку, пошли.

Утро едва забрезжило, когда они, крадучись, подошли к оврагу.

Как и неделю назад, в овраге поблескивала глубокая вода, но лодки тут не было.

На склоне оврага Павлик заметил кострище. Над ним висел закопченный чайник. Видимо, браконьеры ночью, дожидаясь рассвета, грелись у костра, кипятили чай.

- Видишь? - прошептал Павлик, оборачиваясь к Саше. - Вот где их логово.

- Где ж они сами? - так же тихо спросил Саша.

- Наверное, на промысел поплыли.

И, словно в подтверждение его слов, со стороны озера послышался взрыв.

Павлик махнул рукой:

- Давай за мной.

Мальчики, продираясь сквозь заросли ивы, приблизились к берегу. Раздвинув ветки, осторожно выглянули.

Далеко внизу блеснула вода. На середине озера она ярко сверкала в лучах солнца. Чем ближе к берегу, тем вода казалась темней, у самого обрыва она была и вовсе, как деготь.

Павлик дернул Сашу за рукав:

- Вон они!

- Вижу, - отозвался Саша.

Неподалеку от берега на воде покачивалась лодка. В ней сидели двое. Лодка медленно кружилась на одном месте, двое мужчин вылавливали из воды оглушенную рыбу и кидали ее на дно лодки.

Вдруг один из них, должно быть услышав шорох на берегу, поднял голову, кинул на кусты, за которыми притаились ребята, испуганный и злобный взгляд.

Ребята попятились.

Отойдя от берега, Павлик спросил:

- Что будем делать?

- Ясное дело, посылай Варьку с запиской к отцу. Мол, видим браконьеров.

Павлик покачал головой:

- Что толку? Все равно отец на машине сквозь эти заросли не проедет. Вот и считай: пока он доедет до сторожки, там сядет в лодку, пока доплывет сюда - браконьеров и след простынет. Они ведь на «Волге», погрузят рыбу - и ходу! Нет, нам с тобой надо найти место, где они машину свою оставили, туда и вызывать отца. Где прошла «Волга», там пройдет и «газик».

- Верно! - согласился Саша. - Давай вернемся в овраг, там должны быть следы: склоны-то глинистые.

Они вернулись в овраг и сразу заметили тропинку, вьющуюся по правому склону.

- Они протоптали, - с уверенностью сказал Саша. - В прошлый раз ее не было, мы как раз тут спускались, увидели бы.

Мальчики поднялись по тропинке вверх. Тропинка вилась между деревьями и вскоре вывела их на небольшую полянку, окруженную молодыми елочками и кустами орешника. За полянкой виднелась высокая густая трава, среди которой торчали сосновые пни.

- Сашка, да ведь это - сосновая вырубка! - удивленно сказал Павлик. - Мы же сюда сколько раз за земляникой ходили.

Саша внимательно огляделся вокруг:

- Точно, она самая и есть. А мы и не знали, что от нее до озера - рукой подать. Смотри, - вдруг вскрикнул он и указал рукой на куст орешника: - Машина!

И верно: у куста, прикрытая свесившимися ветками, стояла легковая машина.

Мальчики подошли поближе.

- «Волга»!

- Ну вот, теперь пора, - решил Павлик. - Давай сюда Варьку.

Он достал из кармана листок бумаги, карандаш и суровую нитку. Быстро написав записку, он привязал ее к лапе вороны.

- Лети, Варька! Лети быстрее! - Он подбросил ворону вверх.

Ворона сделала круг над поляной и полетела к деревне.

Попались!

Петр Иванович проснулся рано. Да и как он может долго спать, если на Черном озере орудуют браконьеры? Тут уж не до сна: надо поскорее наведаться к деду Никифору, нет ли чего нового? А вдруг ребята что-нибудь разузнали, они мальчишки шустрые…

Петр Иванович вспомнил, как вчера вечером, уходя на рыбалку, сын наказывал ему почаще заглядывать в ящик вороны - и улыбнулся. Для ребят это все - игра вроде той, в «пленного».

Но когда, наскоро позавтракав, Петр Иванович вышел на крыльцо, он невольно посмотрел в сторону навеса, на ящик вороны. Что такое?

Ворона сидела перед раскрытой дверцей ящика и старательно чистила клювом свои перья. На лапе у нее болталась свернутая трубочкой бумажка…

Пять минут спустя Петр Иванович вбежал в правление колхоза. Председатель, по счастью, был на месте.

Петр Иванович крикнул с порога:

- Сергей, скорее машину! Наши пацаны обнаружили браконьеров!

Сергей Трофимович вскочил со стула.

- Да что ты?!

- Вот, гляди, записку со своей вороной прислали.

Сергей Трофимович развернул бумажку. Кривыми торопливыми буквами было написано:

«Приезжайте на сосновую вырубку, браконьеры здесь. Приезжайте скорей! Павел Кузнецов. Александр Никитин».

Председатель недоверчиво усмехнулся:

- Что-то я не слышал, чтобы рыбу на вырубках ловили, даже браконьеры.

- Ладно, после разберемся, - нетерпеливо сказал Петр Иванович. - Ребята зря писать не стали бы. Поехали.

«Газик», поднимая пыль, катил по дороге. Миновали поворот к сторожке деда Никифора. Кончилась березовая роща, пошел сосновый лес. Вот и вырубка. Тут пришлось ехать медленней: дорога, по которой несколько лет назад возили с делянки лес, почти совсем заросла.

- Смотри-ка, - зорко вглядываясь вперед, сказал Петр Иванович. - Трава примята, похоже, недавно легковая машина прошла.

Вдруг из кустов навстречу «газику» выскочил Павлик, за ним Саша. Глаза у ребят возбужденно блестели.

- Как вы быстро! - сказал Саша.

Павлик с гордостью добавил:

- Не подвела Варька!

Петр Иванович спросил:

- Ну, что тут у вас?

Мальчики, перебивая друг друга, принялись рассказывать:

- Мы их видели!

- Сначала ка-ак бабахнет!

- Мы - к озеру…

- Смотрим, они рыбу в лодку собирают.

- Сколько их? - спросил Петр Иванович и потрогал кобуру своего пистолета.

- Двое. Здоровенные такие мужики. Их машина тут неподалеку, на поляне стоит.

Петр Иванович повернулся к Сергею Трофимовичу:

- Ребята хорошо сделали, что вышли нам навстречу. Давай свою машину тут оставим, а на поляне устроим засаду. Ну, парни, ведите.

Пришли на полянку. Спрятались за кустами и стали ждать. Вскоре из леса вышли двое мужчин. Каждый нес за спиной по большому рюкзаку.

Подойдя к машине, один из них открыл багажник, пристроил туда рюкзаки.

- Порядок! - потирая руки, сказал он. - Неплохая добыча, как считаешь, Алексей Фомич?

- Куда уж лучше! - с довольным смешком отозвался другой. - За один раз унести не смогли. Сейчас еще по корзине принесем - и в город. Вчерашнюю рыбу у нас на базаре чуть не с руками оторвали, думаю, что и эта не залежится. Хорошее мы с тобой, Кузьма, местечко нашли. Захотим, будем каждый день рыбу глушить, и никто нас не поймает. Ну, пошли, а то солнце уже высоко, а на базар хорошо бы пораньше поспеть…

Они ушли к озеру.

Когда затихли их шаги и голоса, Петр Иванович сказал:

- Спасибо вам, ребята. Если бы не вы, не скоро эти жулики попались бы.

И председатель колхоза, пожав руку Саше и Павлику, сказал:

- Спасибо!

- Ну, а теперь - марш отсюда, - сказал Петр Иванович. - Теперь начинается моя работа. Сергей мне поможет. Идите домой.

Мальчики послушно зашагали через вырубку. Но, дойдя до большого леса, Павлик предложил:

- Давай свернем с дороги, спрячемся за деревьями. Посмотрим, что будет дальше.

- Давай, - согласился Саша.

Через некоторое время послышался шум мотора.

Ребята осторожно выглянули из-за деревьев.

По лесной дороге ехала серая «Волга». Ее вел Петр Иванович. Рядом с ним, втянув голову в плечи, сидел Алексей Фомич.

Следом шел «газик». Сергей Трофимович вез второго браконьера.

Ранним утром и на вечерней зорьке сидят над Черным озером рыболовы с удочками, подолгу смотрят на поплавок, ждут - не клюнет ли рыбка. Не всем улыбается счастье, но рыболовы - люди терпеливые и упорно верят в удачу.

Сидят над озером со своими удочками и Саша с Павликом. Хорошего улова вам, ребята!


Кладоискатели

КЛАДОИСКАТЕЛИ


Записки ученика 5-го класса Виктора Березкина


Нас ругает сам директор

До 5-го класса мы с моим другом Петькой Барановым кое-как дотянули, а в нынешнем году чуть не с первого дня посыпались на нас двойки.

Евдокия Ивановна, учительница математики, то и дело принимается нас ругать:

- Березкин и Баранов, встаньте! Мало того, что вы опять уроков не сделали, вы и в классе не слушаете, только болтаете друг с другом да вертитесь по сторонам. Не стыдно вам?

Мы с Петькой стоим, головы повесим, вроде бы нам стыдно. На самом же деле, все, что Евдокия Ивановна говорит, у нас в одно ухо влетает, в другое вылетает.

Пионервожатая Нюра Алексеева тоже зудит, как надоедливый комар:

- Лентяи! Опять по двойке схватили, весь класс назад тянете. Совести у вас нет.

- Мы не лентяи, и совесть у нас есть, - огрызаемся мы с Петькой. - Просто мы ничего понять не можем, непонятная она, эта математика. Мы не виноваты.

- Не понимаете - останьтесь после уроков на дополнительные занятия, Евдокия Ивановна вам объяснит.

Мы с Петькой переглядываемся. Наверное, у него мелькают те же мысли, что и у меня:

«Еще чего! Тут уроки-то еле высидишь, насилу звонка дождешься, не то что на какие-то дополнительные занятия оставаться! Нет уж…»

Но ничего этого мы Нюре, конечно, не говорим. Все равно она нас не поймет: сама-то она отличница, в 8-м классе учится.

Валя Васильчикова - она у нас председатель совета отряда- каждый день к нам пристает, прямо житья от нее нет:

- Витя! Петя! Почему опять примеры не решили? Почему задачу не решили?

- Не смогли.

- Пробовали решить? - недоверчиво спрашивает Валя.

- А то как же! - отвечаю я. - Три часа бились, все равно с ответом не сошлось.

Вру, конечно. Мы и задачника не открывали. Что толку его открывать? Все равно не решим, нечего и время зря тратить, лучше пойти погулять.

Валя не отстает:

- Чего ж ко мне не пришли? Решили бы вместе.

Это уж точно: Валя любой пример, любую задачку решит. Вот голова у человека, даже удивительно!

Только пусть она не дожидается, что мы с Петькой к ней пойдем, мол, помоги нам, дуракам. Не дождется! Лучше двойку получить, не так обидно. А что ругают нас, так мы к этому уж привыкли.

Но вот однажды в середине октября наша классная руководительница Алевтина Игнатьевна говорит нам с Петькой:

- Просто не знаю, что с вами делать. Все учителя на вас жалуются. По математике одни двойки, по остальным предметам еле-еле плететесь. Вот, полюбуйтесь. - Она стала перелистывать классный журнал: -История - тройки, география - тройки, русский язык, удмуртский язык - то же самое. Я вас спрашиваю: что это за учеба? До каких пор будет продолжаться это безобразие? Нет, видно, придется взяться за вас как следует.

И взялась.

На большой перемене в класс заглянула Нюра Алексеева:

- Баранов! Березкин! К директору!

Струхнули мы с Петькой, правду сказать, порядком. Директор у нас строгий, в очках, ребята его как огня боятся.

Делать нечего, раз вызывают - надо идти.

Стоим мы под дверью кабинета, смотрим на табличку «Директор», а у самих поджилки от страха дрожат: что-то теперь с нами будет?

Я говорю Петьке:

- Иди ты первый.

Петька мне:

- Сам иди, хитрый какой…

Вдруг дверь отворилась, и на пороге - сам директор! Так и сверлит нас глазами. Стекла у него в очках толстые, каким-то зеленоватым цветом отливают.

Мы с Петькой обомлели.

- Здравствуйте, Михаил Дмитриевич, - говорим и сами себя не слышим.

- Здр-равствуйте, здр-равствуйте, - отвечает директор. - Чего под дверью топчетесь? Пр-рошу! - показывает он рукой на свой кабинет.

Вошли мы с Петькой, Михаил Дмитриевич дверь поплотнее прикрыл, не спеша прошел к своему столу, сел в кресло и стал молча разглядывать нас через свои очки.

Мы стоим перед ним, а рады бы сквозь землю провалиться.

Время идет, директор смотрит на нас и молчит. Тихо так в кабинете, даже в ушах звенит. Мы с Петькой переминаемся с ноги на ногу, головы, само собой, вниз опущены.

Вдруг слышим, директор спрашивает ласковым голосом:

- Ну-с… Как учимся, соколики? Каковы успехи по математике? По другим предметам? Много ли пятерок получили? А?

Мы - ни слова в ответ. Я на какой-то сучок в полу уставился, глаз не отвожу. Куда Петька смотрит, не знаю, слышу только, как он сопит у меня над ухом.

Тут директор встал, обеими руками в стол уперся и заговорил совсем другим голосом - у меня мурашки по спине побежали.

- Лоботрясы! Долго ли вы еще намерены школу позорить? Вы что - дети малые? Почему учителя должны с вами нянчиться? Хватит! Пусть вами займутся ваши родители. Завтра придете в школу с родителями. Ясно?

Я кивнул. И Петька кивнул.

- Все. Можете идти.

Два раза повторять ему не пришлось. Мы с Петькой кинулись к выходу, в дверях чуть с ног друг друга не сшибли.

После уроков вышли мы из школы, бредем рядышком по деревне, и свет нам не мил. Вон как дело повернулось! Учителя - что? Учителя поругают и отстанут, а с отцом другой разговор будет. Он и так время от времени показывает мне широкий солдатский ремень. Хотя не бил ни разу, только стращал. Но ведь и директор еще ни разу не вызывал отца в школу. Вдруг теперь возьмет да и выпорет? Только представить - и то плакать хочется.

Поглядел я на Петьку, он тоже нос рукавом утирает. И у него в избе ремень на стене висит.

Идем мы по улице, еле ноги волочим, ботинками пыль загребаем.

- Что будем делать? - спрашиваю я.

- Не знаю, - отвечает Петька.

Что-то не тянет нас домой. Мы, не сговариваясь, свернули в проулок, спустились к реке.

Летом мы ходили этим проулком на рыбалку. Вода в нашей речке чистая, прозрачная. Сейчас она потемнела и кажется тяжелой, как свинец. Если бы не сухие листья, медленно плывущие по воде, можно было бы подумать, что она стоит неподвижно.

Небо над головой по-осеннему темное, земля почернела, кругом тоскливо и неприютно. Деревья на берегу стоят голые, лишь несколько ржаво-желтых листьев дрожат на ветках, как будто боятся оторваться от родного дерева. Прибрежные ивы все лето купали в теплой воде свои зеленые ветки, а теперь едва окунут в реку голые прутья, как тут же поднимут их, словно отдернут, видно, холодна водичка…

Хорошо хоть, дождя нет, погода стоит ветреная, но сухая.

Мы с Петькой сгребли в кучу опавшие листья, сели. Сидим, смотрим на воду.

Только ведь сиди не сиди, а когда-нибудь придется встать и идти домой.

Я посмотрел на реку, на скошенное ржаное поле, на облетевший лес.

Леса обступили нашу деревню со всех сторон.

«Как хорошо в лесу летом: грибы, ягоды, птицы поют, - думал я. - Да и теперь, наверное, неплохо: ни тебе уроков, ни учителей. Никто тебя не ругает, никто не вызывает в школу родителей. Эх, уйти бы сейчас в лес подальше, хоть на денек забыть обо всех невзгодах».

Кладоискатели

И тут Петька вдруг сказал, как будто подслушал, о чем я думаю:

- Витька, давай убежим!

Я даже вздрогнул. Спрашиваю:

- Куда ты убежишь?

- Куда? В лес убежим, вот куда! А что? Построим шалаш, будем жить.

- Зима скоро, - напомнил я.

- Чудак! Мы же не насовсем убежим, на неделю только. Представляешь, как все всполошатся? И дома, и в школе. А вернемся, все обрадуются, что мы живы-здоровы, тогда уж не станут нас ругать за какие-то двойки.

- Правильно, Петька! - обрадовался я. - Это ты здорово придумал. Утром встанем пораньше - и в лес. Только надо еды взять на всю неделю.

- Чего возьмем?

- Во-первых, хлеба.

- По две буханки хватит?

- Хватит.

- Хлеб купим завтра в магазине.

- У нас недавно мясо коптили, - вспомнил я. - Я мяса возьму.

- А у нас есть свиное сало. Что еще? Думай, Витька, чтоб ничего не забыть.

- Соль. Спички, - перечислял я.

- Одеться надо потеплее, - сказал Петька. - Ночи теперь холодные.

Мы стали оживленно обсуждать нашу будущую вольную жизнь в лесу. От подавленного настроения не осталось и следа. На прощание я сказал:

- Завтра в восемь встречаемся у магазина. Договорились?

- Договорились. Смотри не проспи.

- Не бойся, не просплю. Пока!

Мы разошлись по домам.

За обедом я хлебал суп, не чувствуя вкуса, не глядя в тарелку. Мне не терпелось начать подготовку к побегу.

Мама покачала головой:

- Куда ты так торопишься? Ешь, как голодная собака. Смотри, рубашку закапал. Не спеши, набегаешься еще со своим Петькой по улице, успеешь. Только гулянье на уме. Нет того, чтобы уроки как следует сделать. Год только начался, а уже полон дневник двоек. Вконец ты, Виктор, разболтался. Гляди, доберется до тебя отец…

Мама еще долго что-то говорила в том же духе, но я не особенно прислушивался.

«Ладно, ладно, ругай, - думал я про себя. - Завтра спохватишься, да поздно будет. Вот тогда пожалеешь, что ругала меня, поплачешь…»

Тут у меня екнуло сердце. Так жалко стало маму, чуть сам не заплакал. А может, не убегать никуда? Вечером придет с работы отец, я прямо подойду к нему и скажу: «Так, мол, и так, директор велел тебе в школу прийти». И будь что будет! Ох нет, что-то не хочется… Да и с Петькой договорились, поздно отступать.

Пообедав, я пробрался в чулан. Открыл кадку, где у нас хранилось копченое мясо, взял несколько кусков, завернул в белую тряпку и выбежал во двор.

Во дворе под навесом были сложены бревна. Я спрятал сверток между бревен и как ни в чем не бывало вернулся в избу.

Дождавшись, когда мама ушла за водой, я достал с кухонной полки банку с солью, отсыпал немного в бумажку. Поискал на полке спички, но не нашел. Пришлось взять коробок, лежавший на шестке у печки.

Все готово! Теперь нужно сделать вид, что учишь уроки. Я уселся за стол, разложил тетради и учебники и стал думать о завтрашнем дне.

Когда стемнело и подошло время ставить самовар, мама сказала из кухни:

- Куда это спички запропастились? Только сегодня положила новый коробок - и нету. Витя, ты не брал спички?

- Нет, - отвечаю, - зачем они мне?

- Как корова языком слизнула, - ворчит мама. - И как нарочно в запасе ни одного коробка нет. Сынок, посмотри у отца в кармане пиджака, нет ли там.

К счастью, в кармане пиджака спички нашлись.

Вечером я лег спать пораньше, но мне не спалось. На разные лады представлял я себе наше с Петькой житье в лесу, пока, наконец, не заснул.

Побег

Утром проснулся чуть свет. Сел завтракать - кусок в горло не лезет. Я отодвинул тарелку и стал одеваться.

Мама выглянула из кухни:

- Ты чего это собрался спозаранку? И не поел путем. На пожар, что ли?

Я отвел глаза в сторону, чтобы не встретиться с мамой взглядом.

- Мы… Я… Нам сегодня велели пораньше в школу прийти, - наконец, пробормотал я и, схватив портфель, выскочил за дверь.

В сенях я вытряхнул из портфеля тетради и учебники, запихал их в темном углу под лавку.

Выйдя во двор, я прошмыгнул мимо кухонного окна под навес. Сунул руку между бревен - пусто!

Гляжу, рядом с бревнами валяется на земле белая тряпка, а наш Тузик смотрит на меня умильными глазами и с довольным видом облизывается своим длинным красным языком.

Ох и разозлился я! Пнул Тузика в бок и закричал:

- Шайтан тебя забери! Нам с Петькой этого мяса на всю неделю хватило бы, а ты за один раз слопал, бессовестный!

Тузик обиженно заскулил и спрятался в свою конуру, а я, помахивая пустым портфелем, побежал к магазину.

Петька ждал меня у входа.

- Все взял? - спросил он.

- Соль и спички. А мясо Тузик сожрал. - Я рассказал про свою неудачу.

- Эх ты, уж не мог спрятать как следует, - упрекнул меня Петька. - Ну да ладно, у меня сала большой кусок, обойдемся без мяса. Хлеба купим - и айда.

Деньги у нас с Петькой были. Родители дают нам раз в неделю на кино, но мы никогда не покупаем билетов. Идем в клуб задолго до начала сеанса и прячемся под сценой. А когда в зале тушат свет, мы вылезаем и садимся на свободные места, а если их нет, так прямо на пол впереди первого ряда. На сэкономленные деньги мы покупаем конфеты.

Купили мы с Петькой по две буханки хлеба, и у меня еще осталось 50 копеек.

- Куплю конфет, - решил я.

- Давай, - обрадовался Петька. - Мяса нет, так хоть конфеты будут.

Продавщица взвесила мне полкило подушечек, и мы вышли из магазина.

На улице нам встретился дядя Никита.

Дядя Никита - пасечник и живет в лесу на пасеке. Сегодня, наверное, пришел к дочери в гости, а может, в магазин купить чего-нибудь.

Мы поздоровались.

- В школу, сыночки? - спросил старик.

- В школу, дядя Никита, а то куда же! - бодро ответил Петька.

- Ну-ну, дело хорошее, - улыбнулся дядя Никита.

За околицей мы свернули к реке.

- Вот так по реке и пойдем, - сказал Петька, - а то еще заблудимся в лесу. И шалаш поставим на берегу, без воды не проживешь.

Мы отошли недалеко от деревни, как вдруг Петька остановился и хлопнул себя ладонью по лбу:

- Ну и дураки же мы с тобой, Витька! Собирались-собирались, а котелок не взяли. В чем будем чай кипятить?

Я почесал в затылке:

- Правда… И картошки надо было взять. Сварили бы… А то целую неделю без горячего.

- Картошка - что! - возразил Петька. - Мы сейчас через картофельное поле пойдем, оно хоть и убрано, но, если покопаться хорошенько, можно еще картошки найти. И варить картошку котелок не нужен, ее в золе пекут. А вот чай…

- Может, вернуться за котелком? - предложил я.

Петька покачал головой:

- Нельзя. В школе уроки, наверное, уже начались, мать сразу неладное заподозрит. Ладно, обойдемся без котелка, будем пить холодную воду.

Мы двинулись дальше. Поравнялись с колхозной фермой. От нее до леса рукой подать.

Тут Петька снова остановился и показал пальцем на частокол, окружавший ферму. На кольях, донышком кверху сушилось несколько ведер.

- Давай возьмем одно, - предложил Петька.

Я испугался:

- Ты что? Украсть?

Петька беспечно махнул рукой:

- Семь бед - один ответ. И потом - мы же вернем через неделю. А нам ведро знаешь как пригодится? Без горячего чая в лесу плохо, особенно вечером.

У нас же все равно чая нет.

- Ну и что? Заварим веточки смородины - вкуснее всякого чая. Ну как - возьмем?

- Придется взять, - согласился я. - Только боязно: вдруг увидят?

- Да кто увидит-то? Доярки сейчас стойла чистят. Дед Спиридон в своей сторожке небось последний сон досматривает… Ты тут постой, я сам все сделаю. В случае чего - свистни. На, подержи мой портфель.

Петька побежал к ферме, остановился у частокола и стал чего-то высматривать. Что это он? Может, выбирает ведро получше? Вот чудак! Хватал бы первое попавшееся - и давай бог ноги… Смотрю, Петька подкрался к избушке, в которой отдыхают доярки, заглянул в окно, метнулся к двери. Через минуту выскочил обратно. В одной руке у него было небольшое ведерко, в другой - две эмалированные кружки.

Подбежав ко мне, Петька сказал, с трудом переводя дыхание:

- Вот… Вот и все. Хорошо, догадался еще пару кружек прихватить. Какой толк от ведра, если нет кружек: горячий чай прямо из ведра пить не станешь. Зато теперь - полный порядок. Идем скорее, пока не хватились.

На картофельном поле мы накопали полное ведро картошки.

Петька смеется:

- Ну, теперь с голоду не умрем! Недаром говорят, что картошка - второй хлеб. А у нас и хлеб, и картошка. Ох и люблю же я печеную картошку. А ты?

- Кто ж ее не любит?

Так, весело болтая, хохоча и дурачась, вошли мы в лес.

Шли, шли, устали. Ведро с картошкой, хотя мы несли его попеременно, становилось все тяжелее и тяжелее. Даже портфель с хлебом и конфетами стал оттягивать руку.

- Давай отдохнем, - предложил я. - Да и живот уже подвело.

Мы уселись на пожухлую траву, отрезали по куску хлеба. Петька достал сала. Поев, зачерпнули воды из реки, напились.

Петька опрокинулся на спину, подложил руки под голову. Лежит и блаженно улыбается:

- Хорошо! Все время так бы жил…

- Нас, наверное, уже хватились, - сказал я.

- Нет, рано еще: дома думают, что мы в школе, а учителя - что дома. Заболели или еще что-нибудь, мало ли… Вечером хватятся. Пусть, так им и надо. А то заладили: «Почему урока не выучил?» да «Как не стыдно!». Кто только выдумал эту математику на нашу голову! Вот, например, история - совсем другое дело. Особенно когда учитель рассказывает - интересно, вроде бы сказку слушаешь. Историю я даже, можно сказать, люблю. И географию тоже…

Я перебил Петьку, спросив не без ехидства:

- Чего ж тогда у тебя и по географии и по истории сплошь одни тройки, если ты так уж шибко их любишь?

- Во всем виновата математика. Все равно из-за нее буду двоечником, так нет смысла и по остальным предметам стараться.

- Это точно, - подтвердил я. - Вот у меня последняя двойка по географии оттого вышла, что я…

- Хватит! - оборвал меня Петька и рывком поднялся с земли. - Что это мы вдруг ни с того ни с сего завели про двойки да про тройки? Про них и вспоминать-то неохота, только настроение портить… Отдохнули - пора в путь.

И снова мы шли берегом, повторяя все изгибы реки.

Наконец, я сказал:

- Слушай, Петька, сейчас дни короткие, не заметим, как стемнеет. Надо загодя шалаш поставить, валежнику для костра собрать. Давай тут остановимся.

Петька огляделся кругом.

- Место неподходящее, - решил он. - Низина. Вон на тот пригорок поднимемся - там остановимся.

Вскоре за деревьями показался просвет.

- Поляна, - сказал Петька. - На ней и поставим шалаш. Место глухое, дикое, для нас подходящее.

Мы вылезли из кустов - и остолбенели.

На краю поляны притулилась к лесу изба. Рядом правильными рядами стояли пчелиные ульи.

- Постой-постой, - растерянно проговорил Петька. - Так ведь это… Это же колхозная пасека!

Я рассмеялся:

- «Место глухое, дикое»!.. - передразнил я Петьку. - Пришли, называется! К дяде Никите в гости.

Мы подошли к избе. На дверях висел замок, но даже издали было заметно, что он не замкнут, а просто так висит на петлях, показывая, что хозяина нет дома.

- Дяди Никиты нету дома, - раздумчиво произнес Петька. - Если бы он просто в магазин ушел, он бы уже вернулся: это мы с тобой вместе с речкой петляли, а по прямой дороге от деревни до пасеки не так далеко.

- Ну и что? - нетерпеливо спросил я.

- А то, что дядя Никита, похоже, остался на денек у дочери. Так что давай не станем сегодня строить шалаш, а заночуем на пасеке. Завтра встанем пораньше, уйдем подальше, тогда уж и шалаш поставим. Согласен?

Я очень устал и был на все согласен.

Мы сняли замок и вошли в избу.

В избе прибрано, печь вытоплена. Чисто, тепло и вкусно пахнет медом.

Петька потянул носом:

- Хорошо бы медку поесть.

Долго искать не пришлось. Заглянули в кухонный шкафчик, а там - полная миска меда.

- Давай ее на стол, - весело командует Петька. - Тащи сюда ложки.

Сели мы с Петькой друг против друга за стол, стали черпать мед ложками, будто кашу. Съели всю миску дочиста.

Петька хохочет-заливается:

- Ха-ха-ха! Завтра дядя Никита придет, то-то удивится. Скажет: «Кто это мой мед съел? Не иначе медведь ко мне в избу забрался! Ах он, разбойник эдакий!» Ха-ха-ха! А мы с тобой в это время будем уже далеко-далеко отсюда.

После меда нам ужасно захотелось спать. Мы легли рядком на кровать, укрылись старым тулупом дяди Никиты и сразу же заснули.

Дядя Никита рассказывает про клад

Проснулись мы от скрипа двери и чьих-то тяжелых шагов в сенях.

- Дядя Никита пришел! - встрепенулся Петька.

В окнах стояла вечерняя мгла.

Я спрыгнул с постели.

- А ты говорил, он сегодня не вернется, - упрекнул я Петьку. - Что теперь делать?

Петька вздохнул:

- Что ж теперь поделаешь? Попались…

Стоим оба возле кровати, смотрим на дверь.

Дядя Никита вошел, удивился:

- О-о, у меня тут, оказывается, гости! То-то, гляжу, замок из петель вынут.

Мы с Петькой улыбаемся через силу, киваем молча, мол, гости, гости…

- Коли в гости пришли, надо вас медком угостить, - сказал дядя Никита.

Но тут он увидел пустую миску посреди стола и легонько усмехнулся.

Мы покраснели, забормотали:

- Так мы… Мы уже…

- Поели меду…

Старик поднял косматую бровь:

- Поели? Вот как? Ну что ж, правильно! Зачем в чужом доме стесняться, верно?

Что тут скажешь? Стоим, молчим.

Старик спрашивает:

- Так вы ко мне нарочно медку поесть пришли или еще куда путь держите, а?

- Мы… Гм… Мы…

- Ладно, не врите ничего. Я и сам знаю: убежали. В деревне переполох, все с ног сбились, вас ищут. Чего сбежали-то? Или обидел вас кто?

У меня с языка сорвалось, сам не знаю как:

- Нам учиться неохота!

- Учиться неохота? - удивленно переспросил дядя Никита. - Вот те раз! Когда я был маленьким, мне страсть как хотелось учиться, да отцу нужен был работник, вот и не пришлось мне в школу ходить. Вас же работать никто не заставляет. Вон какую школу для вас выстроили. Учителя из города ради вас приехали. А вам, оказывается, учиться нет охоты. Чудно, да и только!

- А зачем нас ругают? - пробурчал Петька.

Старик развел руками:

- Что же, хвалить вас, что ли, за лень вашу? - Он помолчал немного, потом сказал: - Родители ваши небось с ума сходят: на дворе-то уж темно. Ну ладно, сейчас отдохну маленько и отведу вас домой.

- Мы не хотим, - сказал я.

- Мы не пойдем, - сказал Петька.

Но старый пасечник так посмотрел на нас, что мы враз прикусили языки. Стало ясно, что придется нам как миленьким идти домой. Не удался наш побег…

Между тем дядя Никита поставил самовар.

- Попьем чайку на дорожку, - сказал он.

Он уселся на лавку, достал кисет и трубку, закурил.

- Эх вы, беглецы, - улыбаясь в бороду, сказал он. - Хорошо, что ко мне завернули, а то ушли бы за Очеев овраг, там вас не скоро бы сыскали. Пришлось бы людей с работы снимать - лес прочесывать. Сами посудите: разве это дело?

Я решил перевести разговор на другое:

- Дядя Никита, а почему овраг называют Очеевым?

- Жил в прежние времена в нашей деревне один богатей, - стал рассказывать старик. - Звали его Кайсы Очей. Дом у него был полная чаша. Несколько лошадей держал, коров пять или шесть голов, а уж овец, уток, гусей да кур - не счесть. Амбары у него ломились от зерна и муки, каменная кладовая была полнехонька сала и масла и всякого другого добра. У Кайсы Очея было три сына, но на все полевые и другие крестьянские работы он нанимал батраков. И бедные соседи постоянно гнули спину на богатого Кайсы Очея, но никогда не вылезали у него из долгов. К концу жизни скопил богач много золота, да жаден был до того, что даже родным сыновьям не захотел оставить свое богатство. Как пришло время ему помирать, ушел он в лес и несколько дней прожил в пещере на крутом склоне оврага.

- Мы видели эту пещеру, - сказал я. - С классом в прошлом году ходили в Очеев овраг на экскурсию. Только учительница ничего нам про Кайсы Очея не рассказывала.

- Учительница приезжая, она про него, поди, знать не знает, - сказал пасечник. - А я от наших деревенских эту историю не раз слыхал.

Петька дернул меня за рукав:

- Не перебивай, Витька! Что дальше-то было, дядя Никита? Ушел богач в лес…

- Дальше было вот что. Богач ушел в лес не с пустыми руками, а прихватил с собой все свое золото. Зарыл он его где-то или в дупло дерева спрятал - не знаю. Только люди говорят, что, когда сыновья отыскали в той пещере отца да привели домой, был он шибко болен. Несколько дней пролежал старик без памяти, бредил все время, а в бреду одни и те же слова повторял: «В овраге… Большая ель… Пусть лежит…» Так и помер. С тех пор стали тот овраг называть Очеевым.

- А клад? - спросил я.

- Нашли тот клад? - спросил Петька.

Дядя Никита покачал головой:

- Где ж его найдешь? За Очеевым оврагом глухой лес на десятки верст тянется. Много в том лесу растет больших елей. Под какой из них клад спрятан - никто не знает.

- Вот бы найти этот клад! - воскликнул Петька.

- Хорошо бы, - согласился я.

Старик хитро прищурился:

- На что он вам? Ну, нашли бы вы Очеево золото, что бы стали с ним делать?

Петька даже руками всплеснул:

- Что с золотом делать? Ну… Это…

Я пришел Петьке на помощь:

- Отдали бы государству, а нам в награду дали бы много-много денег.

- А много денег вам на что? - продолжал допытываться дядя Никита.

- На деньги что хочешь можно купить.

- Например?

- Мало ли! Одежду, еду всякую, конфеты…

Старик насмешливо улыбнулся:

- Ах вы, бедные: разутые-раздетые ходите, голодом вас родители морят.

Я почувствовал, что краснею. Гляжу, и Петьке стало не по себе от этих слов.

- Да нет же, дядя Никита, это так, шутка, - сказал я. - Мы бы отдали золото задаром, а от награды отказались бы. Правда, Петька?

- Правда, - нехотя ответил Петька.

- Вот это другой разговор, - улыбнулся дядя Никита. - А то: «Деньги, деньги…» Рано вам об них говорить. Запомните крепко, ребята: не в деньгах счастье. Ума бы вам набраться, он любых сокровищ дороже… Глядите-ка, покуда мы разговаривали, самовар поспел. Давайте пить чай да собираться в обратный путь.

Настроение у нас с Петькой сразу упало. Как хорошо было сидеть в избушке пасечника, как интересно рассказывал он про клад… Как не хочется возвращаться в деревню!

Но делать нечего, наскоро похлебали мы чаю, прихватили свои портфели, казенное ведро и поплелись за дядей Никитой.

Что было потом

Что было потом, неохота и рассказывать, потому что ничего хорошего не было.

Сначала мне попало дома.

Оказывается, и мои, и Петькины родители побывали в школе, поговорили и с классной руководительницей, и с самим директором.

Отец, правда, не ругал меня, только сказал:

- Стыдно мне, что вырастил такого сына!

После этого он ушел из избы, хлопнув дверью. Уж лучше бы отругал! Зато мама пилила меня весь вечер, несколько раз принималась плакать.

А на другой день нам досталось в школе.

После уроков устроили классное собрание. Классная руководительница Алевтина Игнатьевна, и пионервожатая Нюра Алексеева, и председатель совета отряда Валя Васильчикова на этот раз стыдили нас не только за плохие отметки, но и за побег и за украденные на ферме ведро и кружки.

В общем, пришлось нам с Петькой попотеть на этом собрании.

Всего неприятнее было то, что ребята, даже девчонки смотрели на нас насмешливо, шушукались и переглядывались.

Когда выходили из школы, Митька Пупыдов оскалил свой большущий рот:

- Эх вы, беглецы! И сбежать-то как следует не сумели… Только насмешили всех…

- Как дам по шее! - замахнулся Петька.

Пупыдов не стал дожидаться по шее, кубарем скатился с крыльца - и в калитку.

Мы с Петькой отошли в дальний угол школьного двора, привалились спинами к забору и стали обсуждать, как быть дальше.

- Собрание - это еще что! - сказал Петька. - Небось в стенгазете протащат, тогда вся школа станет над нами смеяться. Малыши проходу не дадут.

- Давай опять убежим, - предложил я.

- Давай! Только теперь мы все по-умному сделаем. Главное, чтоб нас не нашли. Когда сами захотим, тогда и вернемся. Никто тогда не станет над нами смеяться, Митька Пупыдов не скажет, что мы не сумели сбежать. Сумеем! Правда, Витька?

- Правда. И знаешь что, незачем нам строить шалаш. Лучше мы отыщем в Очеевом овраге пещеру, в ней и станем жить. Тогда нам ни дождь, ни холод не страшны. Хоть всю осень в лесу проживем. Верно?

- Верно. Только надо одеться потеплее, - напомнил Петька. - И не забыть взять котелок, кружки, ложки, соль, спички. Кстати, надо свечей прихватить, в пещере темно.

- Может, книг прихватим? - спросил я. - От нечего делать почитали бы иногда.

- Только этого не хватало! - возмутился Петька. - Никаких книг, они мне в школе надоели. Да и некогда нам с тобой будет с книгами рассиживаться. Мы будем охотиться. Чего ты улыбаешься? Будем охотиться - на зайцев, на белок.

- Ружья нет.

- И не надо! Мы лук сделаем. Ты прихвати из дома бечевку, а у нас есть гладкие плашки, из них можно стрел нащепать… И другое дело у нас с тобой будет: станем искать клад Кайсы Очея. Вдруг да посчастливится! Поищем?

В Конечно! Ведь богач говорил в бреду, что зарыл клад под большой елью. Уйти очень далеко от пещеры, в которой жил, он не мог: старый был и больной. А неподалеку от пещеры мы каждую елку обследуем.

- Может, от той елки и пня давно не осталось, - возразил Петька.

- Что сейчас об этом толковать, там видно будет. Когда уйдем, завтра?

- Нет, надо на той неделе, чтобы успеть все как следует подготовить.

- Тогда - в понедельник.

В это время по ту сторону забора раздался какой-то шорох. Мы с Петькой настороженно переглянулись.

- Наверное, кошка, - сказал Петька.

Я подтянулся на руках, глянул через забор.

За углом соседнего дома мелькнула чья-то спина.

Мне показалось, что это был Митька Пупыдов.

Очеев овраг

Наступил понедельник.

Утром, только начало светать, я встал, быстро оделся и за дверь. Мама, хлопотавшая у печки, даже не слышала, как я ушел.

На огороде из-под кучи старой картофельной ботвы я достал припрятанный с вечера туго набитый рюкзак, вскинул его на спину и спустился на зады, к реке.

Петька, ссутулившись под своим рюкзаком, ждал на берегу.

- Пошли, - коротко бросил он и зашагал вдоль реки.

Вырядился Петька по-зимнему: полушубок, меховая шапка-ушанка, кирзовые сапоги.

- Ты что, зимовать в лесу собрался? - засмеялся я.

Сам я был одет в короткое старенькое пальтецо, обут в ботинки, на голове - фуражка.

- Погоди смеяться, - сказал Петька. - Как затрясешься ночью от холода, будет не до смеха.

- Ничего, у костра авось не замерзну.

До избушки пасечника шли молча. На этот раз обошли пасеку стороной и вскоре очутились в глубоком овраге.

- Очеев овраг, - сказал Петька. - Пришли. Теперь можно и подкрепиться.

- Давай лучше сперва пещеру найдем, тогда и поедим, - предложил я. - Смотри-ка, по дну оврага ручей бежит, значит, где-то бьет ключ.

- Вот и хорошо, тогда нам и река не нужна, будем пить родниковую воду, - сказал Петька, развязывая рюкзак. - Пещеру мы, может, еще не скоро найдем, а я уже есть хочу.

- Ну ладно, я ведь тоже есть хочу.

Мы поели хлеба, запили его холодной водой.

- Хороша родниковая водичка! - похвалил Петька.

- Хороша! - Я зачерпнул вторую кружку. - Чистая, холодная - аж зубы ломит.

Чем дальше мы шли по дну оврага, тем темней становилось вокруг: росшие по склонам старые сосны и ели заслоняли небо.

Иногда наш путь преграждали густые заросли орешника, кусты смородины. То и дело приходилось продираться сквозь густой малинник.

Мы прошли не больше двух-трех километров, но выбились из сил.

Но вот один склон оврага стал более пологим. Зато другой склон сделался еще круче, образуя почти отвесную стену.

Я пригляделся и узнал место, куда мы в прошлом году ходили на экскурсию.

- Где-то тут должна быть пещера, - с уверенностью сказал я. - А вон и родничок в камнях пробивается…

Пещеру с первого взгляда и не заметишь: вход в нее прикрывают два больших валуна.

Петька опустился на колени, сунув голову в темное отверстие.

- Страшно, - прошептал он, - вдруг там какой-нибудь хищный зверь живет? Как выскочит!

- Надо проверить, - так же тихо ответил я. - Брось туда камень.

Петька бросил в пещеру камень, но в ответ не раздалось ни звука.

Осмелев, Петька полез было в пещеру, но тут же попятился.

- Темно, ничего не видно.

Он достал из рюкзака свечу и спички.

С зажженной свечой в руке Петька пролез вперед, я, опустившись на четвереньки, - за ним.

Потолок в пещере оказался высоким, и мы встали в полный рост.

В пещере

Пещера была довольно большой. Стены и потолок из песчаника, на полу - мелкая галька и песок. У входа мы заметили окаменевший бугорок золы.

- Может, еще Кайсы Очей костер жег? - высказал я предположение.

Петька нагнулся со свечой, чтобы получше рассмотреть золу, и вдруг воскликнул:

- Витька! Смотри: следы!

- Чьи? Звериные?

- Нет. Похоже, человек в сапогах сюда заходил.

- Кайсы Очей?

- Вряд ли… Сколько лет прошло, не могли следы так долго сохраниться. Отпечаток четкий. Кто-то недавно был.

- Ну и пусть. Нам-то что? Теперь разбойников нет, бояться некого. Давай лучше к ночи готовиться: постель сделаем, дров побольше запасем.

На лесистом склоне оврага мы насобирали валежника, кучей сложили у входа в пещеру - на всю ночь топлива хватит.

Маленьким топориком нарубили зеленых еловых лап, настелили у стены пещеры толстым слоем - что твоя перина!

Когда стало смеркаться, у самого входа в пещеру разложили костер. Освещенная ярким огнем, пещера стала уютнее, и настроение у нас сразу поднялось.

Мы долго сидели у костра, кипятили чай, пекли картошку.

Таинственно и глухо шумел лес, вокруг стояла непроглядная тьма, а у костра было совсем не страшно. Мы не спеша поужинали, попили чаю, поговорили о всякой всячине.

Наконец, мы оба стали зевать.

- Спать будем по очереди, - сказал Петька. - Один спит, другой следит за костром.

Кинули жребий. Первому дежурить у костра выпало мне.

Петька, не мешкая, завалился на еловую постель, поднял воротник полушубка, натянул поглубже шапку - один нос торчит наружу.

- Смотри не засни, - строго предупредил он.

- А когда тебя будить? - спросил я. - Часов-то у нас нет.

Но Петька и тут нашелся:

- Сосчитай до десяти тысяч и буди. А потом я буду считать до десяти тысяч.

- Ладно, спи давай.

Не успел я сосчитать и до сотни, как Петька уже засопел. До тысячи я досчитал, как положено, а потом вспомнил о доме - и сбился со счета. Начал считать снова, и опять какая-то мысль перебила счет.

Тогда я бросил считать. Сижу, подкидываю сучки в огонь, толстой палкой подгребаю угли. Чувствую, голова делается тяжелой, веки слипаются.

«Наверное, уже досчитал бы до десяти тысяч», - решил я и принялся будить Петьку.

А он знай себе причмокивает губами, бормочет что-то сквозь сон и только ворочается с боку на бок. Насилу я его растолкал.

Сел, глаза трет:

- Чего тебе?

- Вставай, теперь моя очередь спать, а ты огонь стереги.

- Ладно, - промычал Петька сонным голосом и пересел к костру.

Я улегся на его место и тут же заснул.

Не знаю, долго или нет я спал. Проснулся от холода. Смотрю: костер погас, только несколько головешек дымится. У костра, уткнувшись головой в колени, спит Петька.

Я в сердцах сунул ему кулаком под бок. Он вздрогнул, открыл глаза:

- Ты чего дерешься?

- А ты чего спишь? Дежурный, называется! Костер-то упустил. Я окоченел совсем…

Но разве Петька когда признает себя виноватым? Он же еще на меня и накинулся:

- Говорил тебе: одевайся теплее. Не послушался! Я-то вот не мерзну!

Он накидал на горячие угли засохшей хвои и валежника, подул, изо всех сил раздувая щеки. Вскоре костер запылал с новой силой.

Петька подбросил в огонь толстых сучьев, сверху положил трухлявый пень.

- Теперь долго не прогорит, - сказал он. - Давай вместе ляжем, теплее будет.

Мы улеглись рядышком и вскоре заснули.

Находка

Спать рядом с Петькой оказалось сущим мучением: он брыкался во сне, размахивал руками, то и дело спихивая меня с подстилки.

Наконец, я не выдержал и решил устроиться отдельно. Выдернул из-под Петьки - он и не проснулся - несколько еловых лап, перетащил их к другой стене. Вернулся, чтобы взять еще охапку веток помельче.

Вдруг, когда я шагнул на середину пещеры, у меня под каблуком что-то щелкнуло. Я вздрогнул от неожиданности. Нагнулся, пошарил на полу и поднял круглую жестяную банку.

Я подошел к костру, к свету, попробовал открыть банку, но крышка не поддалась.

- Петька! - позвал я. - Петька, да проснись же ты!

Петька вскочил:

- А? Что?

- Петька, смотри, что я нашел.

Сон у Петьки как рукой сняло.

- Нашел? - спросил он ясным голосом. - Что нашел? Да говори скорее!

- Банку.

- С золотом?

- Да нет, какое там золото! Банка из-под гуталина.

Петька рассердился:

- Чего ж ты тогда людям спать не даешь? Разорался: «Нашел! Нашел!» Невидаль какая - банка из-под гуталина… Подбрось-ка в костер.

Он снова улегся и повернулся носом к стене.

- Петька, ничего-то ты не соображаешь! Сам подумай: как могла попасть сюда эта банка? Никто в лесу сапог не чистит. А вдруг в ней какое-нибудь письмо? Может, Кайсы Очей написал, чтобы не забыть, где он зарыл свой клад, а банку спрятал в пещере?

Петька снова вскочил:

- Чего ж ты время тянешь? Открой скорей, посмотрим, нет ли в ней чего!

- Открой… Легко сказать. Я уж и так ее открываю, да она не открывается.

- Дай-ка мне, - нетерпеливо сказал Петька.

Мы изрядно помучились, прежде чем нам удалось открыть плотно насаженную крышку.

Так и есть: в банке лежала бумажка!

Кладоискатели

Я подбросил в костер несколько сухих сучков, чтоб было светлее.

Мы с Петькой присели к огню.

На листе бумаги был нарисован треугольник. Его вершины обозначены буквами: «П», «Р» и «Л». В одном углу стоит 90°, в другом - 60°.

- Витька! - сказал Петька замирающим голосом - Дураку ясно, что это указание места, где зарыт клад.

- А где именно он зарыт, этого дураку не ясно?

Петька сосредоточенно разглядывал рисунок и не заметил в моем вопросе подвоха.

- Пока еще нет, - ответил он. - Кайсы Очей для того и зашифровал свою запись, чтобы труднее было его понять. Но мы ее разгадаем! Представляешь, найдем клад и…

- Забыл, как дядя Никита нас высмеял, что мы хотим объедаться конфетами?

Петька махнул рукой:

- Конфеты - это глупость, что мы, маленькие, что ли? Мы другое сделаем… Будут у нас деньги - купим билеты на поезд… Или нет, лучше на самолет! И - в Сибирь, на какую-нибудь ударную стройку. Это не то, что в лесу отсиживаться. Там уж нас никто не найдет - ни учителя, ни родители. И никакой тебе школы! Никогда! Представляешь? Вот будет здорово!

- Погоди. радоваться, - охладил я его пыл. - Сначала надо клад найти. Ну-ка, дай я получше разгляжу, что тут еще изображено. Так-так… Вот это, по-моему, нарисован вход в пещеру. Гляди: два камня, а рядом - куст.

- Похоже, - подтвердил Петька.

- Вот это - родник. Видишь, вода бежит струей.

- Точно!

- И буквы обозначены: «П» и «Р». «Пещера» и «Родник»!

Петька посмотрел на меня восхищенно:

- Ну, Витька! Ну, голова! Даже не ожидал от тебя… А что дальше?

Я задумался.

- Рядом с буквой «Л» нарисовано дерево. Что такое «Л»?

- Липа! - закричал Петька. - Ясное дело: Кайсы Очей спрятал золото в дупле липы. Или зарыл под липой. И смотри: сторона ПР обозначена цифрой 154. Чего? Шага? Или метра?

- А может, аршина или сажени, - сказал я. - Раньше-то на аршины да на сажени меряли.

- Чего тут долго гадать, давай проверим, - предложил Петька. - Вон уж рассвело совсем.

Мы выбрались из пещеры и пошли, считая шаги, к роднику.

Между пещерой и родником оказалось ровно 154 шага! Значит, наши рассуждения были верными!

- Слушай, Петька, а ведь мы с тобой, оказывается, кое-что соображаем! Выходит, варят у нас котелки, когда захотим. Чего же мы с тобой в отстающих плетемся? Могли бы учиться не хуже других.

Петька беспечно присвистнул:

- Чего об этом говорить, когда мы скоро навек со школой распрощаемся! Так где же растет эта самая липа?

- Я откуда знаю!

- Наверное, можно как-нибудь высчитать… - неуверенно сказал Петька.

- Наверное, можно. Только как?

Мы приуныли.

- Недаром Евдокия Ивановна говорит, что без математики в жизни шагу не ступишь. Я раньше думал, что она это просто так говорит, а теперь вижу, что не просто так, - сказал я.

- Что же нам делать? - спросил Петька.

- Может, дядя Никита поможет нам разобраться, что к чему?

- Ну что ж! - Петька вздохнул. - Придется идти к дяде Никите. Другого выхода нет.

На пасеке

На пасеку мы заявились как раз к обеду.

- A-а, путешественники! - приветствовал нас дядя Никита. - Заходите, заходите. Есть хотите? Хотя, чего я спрашиваю, ясно, что хотите - время-то обеденное. Садитесь за стол.

Мы не стали ломаться, сели.

Дядя Никита нарезал хлеба, достал из печки чугунок, поставил его посреди стола на перевернутую сковородку.

- Лапша грибная, - объявил он. - Осень нынче теплая, грибы по сю пору растут. Утром сходил, насобирал маленько. Ешьте, не стесняйтесь. - Старик разлил лапшу по мискам.

Уговаривать нас не пришлось. Хотя в наших мешках полно всякой снеди, да разве сравнишь какую-нибудь еду на свете с лапшой из свежих грибов!

Мы придвинулись поближе к столу, только ложки замелькали.

Дед ел не спеша, ни о чем нас не расспрашивал; время от времени мы ловили на себе его пристальный взгляд.

Потом дядя Никита поставил перед нами кружки с чаем, появилась и хорошо знакомая нам миска с медом.

Наевшись-напившись, мы поблагодарили хозяина, встали из-за стола и пересели на лавку у печки.

- Начинай! - толкаю я Петьку в бок.

- Ты начинай.

Дядя Никита сел напротив нас, закурил свою трубку.

- Ну, - говорит, - хватит вам перемигиваться. Говорите, зачем пожаловали?

- Дядя Никита, мы были в пещере… - начал Петька и посмотрел на меня, ища поддержки. - В пещере, где Кайсы Очей жил…

- И нашли там письмо, - вступил я.

- Только ничего в нем понять не можем…

- Вернее, кое-что поняли, а вот главного…

Дядя Никита перебил нас:

- Подождите, подождите. Что-то я в толк не возьму. Что за письмо? Отчего понять не можете, на незнакомом языке, что ли, написано?

Петька достал из кармана листок, протянул пасечнику:

- В том-то и дело, что письмо не написано, а нарисовано. Вот, видите, цифра 154, это - 154 шага от пещеры до родника. «Л» - это липа, ее-то нам и надо найти. А вот при чем тут треугольник, при чем какие-то градусы?

Старик взял листок, долго рассматривал и так и эдак, потом вернул Петьке.

- Нет, сынки, уж если вы не понимаете, я и подавно. У меня грамотешка против вашей куда слабее будет, вы вон уж пятый год в школу ходите, а мне и года ходить не пришлось… Так вы что же, думаете, что эти картинки Кайсы Очей рисовал?

- Конечно! - с жаром сказал Петька. - Он обозначил место, где зарыл клад… Мы думали, вы нам поможете…

Старик развел руками…

- Рад бы…

- Что же нам делать? - спросил я.

- Тут долго думать нечего, спросите у учителей - вот и все, - посоветовал дядя Никита.

- Ну-у, - протянул Петька, - тогда вся школа узнает про клад. А нам самим хочется найти.

- Самим, конечно, интереснее, - согласился старик. - Тогда придется сначала ума поднабраться, а уж потом клад разыскивать.

- Нет, это нам не подходит, - решительно сказал Петька. - Лучше мы у учительницы спросим - и дело с концом.

Дядя Никита покачал головой и ничего не сказал.

- Словом, придется возвращаться в деревню, так, что ли, Петька? - спросил я.

- Придется.

- Опять нам попадет, может, еще покрепче, чем в прошлый раз.

- Да вы, никак, снова из дому сбежали? - спросил дядя Никита. - Ай-яй-яй! Как же быть? Ну да ладно, выручу вас, хотите?

- Хотим!

- Можете сказать родителям и в школе, что пошли в лес за рябиной, заблудились и переночевали на пасеке. Я вас не выдам, но только, чур, больше из дому не бегать! Обещаете?

- Обещаем!

- Ну, идите домой. Завтра - в школу. И чтоб до выходного дня в лес - ни ногой! - напутствовал нас дядя Никита.

По дороге к дому Петька сказал:

- Витька, зачем нам говорить Евдокии Ивановне, что мы эту бумажку нашли в пещере?

- А что же мы скажем?

- Ничего! Просто спросим, как такую задачу решить. Евдокия Ивановна объяснит, еще и похвалит, что интересуемся математикой.

До самого дома мы строили планы, как завтра Евдокия Ивановна решит нам задачу и тогда уж мы без труда завладеем кладом.

Решение задачи

Но все наши планы разом рухнули.

Назавтра Евдокия Ивановна, как назло, дала контрольную по математике. Ни я, ни Петька, конечно, ее не решили. Как после этого подойти к Евдокии Ивановне с нашей задачей: мол, интересуемся математикой!

- Еще начнет, пожалуй, таблицу умножения спрашивать, - опасливо сказал Петька. - Ты как хочешь, а я ни за что к ней не пойду.

- И я не пойду.

На переменке нам не бегал ось и не игралось. Грустные, сидели мы с Петькой в школьном дворе на лавочке, и я машинально рисовал прутиком треугольник.

- Что, головастики? Геометрией увлекаетесь? Похвально! - услышал я над собой чей-то голос.

Поднял голову: рядом с нашей скамейкой стоит Микол из 8-го класса.

- Да нет, это просто так, - смутился я и хотел затоптать свой чертеж.

Но Петька меня остановил:

- Погоди, Витька! Микол, реши-ка задачу. - Он указал на чертеж у. наших ног. - Видишь, треугольник. Этот угол - 90°, этот - 60°. От П до Р - 154, сколько будет от П до Л?

Микол и минуты не думал, ответил:

- 308.

Мы с Петькой даже рты от удивления раскрыли, а Петька спросил недоверчиво:

- А не врешь?

- Вот еще, очень мне надо врать, - ответил Микол. - Ровно 308, как раз в 308 раз больше, чем извилин у тебя в голове.

Петька ничуть не обиделся.

- Как ты угадал? - спросил он.

- Я не гадал, а высчитал. Математика, головастики, наука точная. Известно, что сумма углов треугольника равна 180°, значит, третий угол равен 30°. Это вам, надеюсь, ясно?

- Ясно.

- Так вот, есть теорема: катет прямоугольного треугольника, лежащий против угла в 30°, равен половине гипотенузы. 154 умножить на 2 - получится 308.

Признаться, я впервые в жизни слышал такие мудреные слова, но Микол носком ботинка показывал, где катет, где гипотенуза, и я сообразил, что от пещеры до липы по этой самой гипотенузе нам нужно отмерить 308 шагов.

Мы с Петькой торжествующе переглянулись. Всё! Теперь клад, можно сказать, в наших руках!

Я с трудом удержался, чтобы не вскочить и не заорать во все горло от радости.

- Вот что значит математика! - только и сказал я.

Мы находим липу

Насилу мы с Петькой дождались воскресенья.

Утром мы с мамой и отцом сидели за самоваром, Петька постучал в оконное стекло условным стуком.

Я выскочил на крыльцо.

У Петьки за спиной болтался пустой рюкзак.

- Скоро ты? - спросил он. - Прихвати рюкзак, скажи, идем за рябиной. Наберем сколько-нибудь для отвода глаз.

Осеннее солнце поднимается поздно. До самого леса успели дойти мы в серой утренней мгле, и только тогда верхушки деревьев осветились красным светом.

Хотя уже глубокая осень, погода по-прежнему сухая и теплая. Листья с деревьев давно облетели и уже не шуршат под ногами, а мягко пружинят. Все вокруг как будто присыпано коричневатой пылью. Одни красные кисти рябины красуются в опустевшем лесу.

Дорога теперь была нам хорошо знакома, мы шли ходко, нигде не останавливались и не заметили, как подошли к пещере.

Я встал спиной к пещере, слева - родник. Определив приблизительно угол в 60°, я сказал:

- Значит, так. От пещеры идем мимо того острого камня и вон той сосенки. Ясно направление?

- Ясно, - говорит Петька. - Отсчитаем 308 шагов - и все дела. Пошли.

- Давай вслух считать, чтоб не сбиться, - предложил я.

Мы начали отмеривать шаги.

На 272-м шагу мы вышли на маленькую и круглую, словно циркулем очерченную, полянку.

Посреди полянки росла липа!

Дальше и шаги считать не имело смысла, ясно, что это та самая липа. Мы бросились к ней со всех ног.

Петька, обежав вокруг дерева, первым заметил дупло.

- Витька! Дупло! - заорал он на весь лес. - Нашли! Угадал Микол!

- Не угадал, а высчитал, - напомнил я. Мне было немного досадно, что не я, а Петька первым обнаружил дупло, где спрятан клад.

Петька не стал спорить:

- Пусть высчитал, не все ли равно? Главное - нашли!

Дупло было метрах в трех над землей.

- Не достать, - сказал Петька и скомандовал: -Подставь спину!

Я прислонился к стволу липы, нагнулся. Петька вскочил мне на спину, ухватился за сук, подтянулся и оседлал толстую ветку. Я, замирая, следил, как он запустил руку в дупло и шарит там.

Кладоискатели

- Есть! - раздался его ликующий вопль.

Смотрю, у него в руке ржавая консервная банка. Он подбросил ее на ладони, сказал растерянно:

- Пустая.

- Как пустая? А где же золото?

- Я почем знаю! - огрызнулся Петька. - На, смотри сам!

Он швырнул банку на землю. Я поднял ее, отогнул крышку.

В банке лежал в несколько раз сложенный лист бумаги, я поспешно развернул его.

- Опять письмо! Про клад написано!

Петька спрыгнул на землю.

- Снова чертеж? - нахмурился он.

- Нет, настоящее письмо, словами написано.

Петька обрадовался:

- Это другое дело. Читай скорей!

Я прочел вслух:

- Тот, кто хочет найти клад, должен встать у этого дерева со стороны дупла и отмерить столько шагов, сколько получится в результате решения пропорции:

Кладоискатели

Мы с Петькой растерянно смотрели друг на друга. Наконец, я сказал:

- Чудно как-то! Неужели этот Кайсы Очей был таким уж великим математиком?

- А ты как думал? - отозвался Петька. - Столько денег сосчитать, сколько у него было, тут, брат, без математики не обойтись. И знаешь, в общем-то, он правильно сделал, что не просто так свой клад в дупло засунул. Небось подумал: пусть достанется мое золото умному человеку, а не какому-нибудь балбесу.

- Так-то оно так. Но это значит, что не видать нам этого клада, как своих ушей.

- Думаешь, не решим? - спросил Петька, беря у меня из рук листок и внимательно его разглядывая.

- Ты, что ли, решишь? - спросил я.

- Захочу, так и решу! - запальчиво ответил Петька.

- На последней контрольной у тебя хоть один пример получился? Нет. И у меня - нет. А примерчики были не чета этому.

- Ну и что? - не сдавался Петька. - Научимся всякие примеры решать. Просто надо оставаться на дополнительные занятия, Евдокия Ивановна объяснит. Небось поймем! Неужели мы дурее других?

- Вроде нет…

- Вот и я говорю: нам только захотеть!

Глядя на Петьку, я тоже воодушевился, тоже стал размахивать руками:

- Конечно! Чтоб мы какой-то там несчастный икс не раскусили?! Быть того не может, правда, Петька?

- Как возьмемся грызть математику, все иксы разгрызем, - смеется Петька.

Так, подбадривая друг друга, шли мы домой. По пути насобирали рябины. Она в этом году хорошо уродилась.

Мы грызем математику

А зима, оказывается, была уже не за горами. Однажды утром проснулись - кругом белым-бело.

- Теперь уж до весны клад искать не пойдешь, - говорю я Петьке. - А пойдешь, так в Очеевом овраге в снегу утонешь.

- Нам до весны там и делать нечего, - мрачно отвечает Петька. - Вчера Евдокия Ивановна мне снова двойку за домашнюю работу влепила.

Да-а, хотя мы с Петькой, но нашему убеждению, и не дурее других, но математика у нас была основательно запущена, и догнать класс оказалось не просто.

Как-то раз Петька говорит:

- Чего нам зря мучиться из-за одного-единственного икса? Давай снова спросим у Микола, он нам решит.

Мы сунулись было к Миколу:

- Реши!

Про клад, конечно, ни слова. Я пропорцию с того письма на отдельный листочек переписал, его и показали Миколу.

Микол взглянул на листок.

- Разве вы уже десятичные дроби проходили? - спросил он.

Мы с Петькой только глазами моргаем, не знаем, что и ответить: может, проходили, а может, нет. Что-то я не припоминаю такого.

- Нет, - говорю, - еще не проходили.

- Да и вообще такие пропорции, насколько мне помнится, в 5-м классе только во втором полугодии решают, - сказал Микол. - Куда вы, головастики, торопитесь?

Петька скорчил умильную улыбку.

- Очень уж любим математику, - сказал он. - Не терпится трудные примеры порешать.

Микол захохотал:

- Да что ты? А я слышал, что у вас по математике, кроме двоек, других отметок нет. Странно вы ее любите.

Петька заныл:

- Мико-ол! Реши, Микол! Что тебе - трудно?

Микол сунул ему в руку листок.

- Мне не трудно, только это медвежьей услугой будет называться. Раз вам реши, другой. Легко жить хотите! Нет, головастики, самим надо постараться…

Делать нечего, стали мы с Петькой стараться.

Раньше, сколько учительница нас ни уговаривала, стоило прозвенеть последнему звонку, как мы хватали портфели и бегом из школы.

Теперь мы каждый раз остаемся на дополнительные занятия. Постепенно кое-что стало для нас проясняться.

Я ведь как раньше рассуждал? Математика не для меня, сколько над ней ни сиди, все равно ничего понять невозможно. Я и не заглядывал в учебник.

Теперь, придя из школы, я не пропадаю до позднего вечера на улице, а погуляю часок-другой и за уроки. Удивительное дело: оказывается, если в классе послушаешь объяснения учительницы, то дома и примеры и задачу можно решить.

Правда, иной раз бьешься-бьешься - ничего не выходит. В таких случаях я накидывал пальто и бежал через дорогу к Вале Васильчиковой. Вале любую задачку решить - что орех разгрызть. И объясняет она очень толково.

- Тебе бы учительницей быть, - говорю я ей.

- Собираюсь, - отвечает Валя.

- Только знаешь что? Ты… Это самое… Ты не говори в классе, что я к тебе хожу, ладно?

Валя улыбается:

- Не бойся, ни одна душа не узнает.

Однажды прихожу я к Вале и в сенях нос с носом сталкиваюсь с Петькой. Под мышкой у него «Математика».

- Как? - говорю я. - И ты тоже?

Петька улыбается смущенно:

- Приходится… Только - чур! - никому!

Мог бы и не предупреждать. Не в моих интересах об этом трезвонить. Удивительно, как сама Валя не проговорилась, что помогает мне и Петьке. Валя дружит с Митькой Пупыдовым, они с первого класса за одной партой сидят. Ну, а уж если б Митька прознал - на всю школу раззвонил бы. У него никогда рот на замок не запирается, уж я-то хорошо знаю Митьку Пупыдова: болтун!

Великий день

И вот наступил великий день в нашей с Петькой жизни.

Как сейчас помню, была суббота. Первым уроком шла математика.

Евдокия Ивановна написала на доске условие задачи и спросила:

- Кто пойдет к доске?

И тут я поднял руку.

- Тебе чего, Березкин? - спрашивает Евдокия Ивановна.

В горле у меня сразу пересохло, но я встал и твердо ответил:

- Я пойду к доске.

Все ребята так и уставились на меня: сколько учимся, ни разу еще не было такого, чтобы я сам вызвался отвечать у доски.

Евдокия Ивановна, по-моему, тоже здорово удивилась, но она постаралась не подать виду, сказала коротко:

- Иди.

Я вышел к доске и принялся решать задачу. Поначалу от волнения я немного сбился, но. тут услышал за своей спиной спокойный голос учительницы:

- Не спеши, Витя, подумай хорошенько.

Я взял себя в руки, подумал хорошенько, и дальше все пошло как по маслу.

- Вот теперь правильно, - сказала Евдокия Ивановна. - Садись, Березкин, ставлю тебе «четыре». Молодец!

Мне хотелось закричать на весь класс:

«Слыхали?! Это я - молодец! Сам решил! У доски! Молодец!»

Но я молча прошел к своей парте и сел рядом с Петькой.

Чувствую, у меня даже уши от удовольствия покраснели, а рот сам собой растянулся до ушей, как у Митьки Пупыдова. Приятно, оказывается, когда тебя хвалят. Все ребята, даже Митька, смотрят на меня с улыбкой, и учительница улыбается. Оказывается, она красивая и добрая! А я-то всегда думал, что она противная и злая и что для нее главное удовольствие - это поставить мне двойку.

Только я сел, смотрю, Петька тянет руку.

Тут уж и Евдокия Ивановна не смогла скрыть своего удивления:

- Как, Баранов, и ты хочешь отвечать?

- Хочу.

Что бы вы думали? Петька решил пример, как будто с чужой тетради списал, ни разу нигде не запнулся, только мел поскрипывал.

- Хорошо, Петя, - сказала Евдокия Ивановна, - Пять!

На перемене ребята окружили нашу парту.

- Ну, вы сегодня даете, парни! - сказал Митька Пупыдов. - Даже Валя Васильчикова вам, наверное, завидует.

- Не болтай! - со смехом остановила его Валя. - Не завидую, а радуюсь. Молодцы!

Весь день мы с Петькой чувствовали себя именинниками.

Последним уроком был удмуртский язык.

Алевтина Игнатьевна сказала, как только вошла в класс:

- Баранов и Березкин, сегодня в учительской только и разговору, что о ваших успехах. Мне, как классной руководительнице, было очень приятно услышать от Евдокии Ивановны, что вы взялись за ум. Только вы вот что скажите: уж если вы начинаете одолевать такой трудный предмет, как математика, неужели по остальным дисциплинам вы не в силах подняться выше тройки? Я уверена, что вы можете хорошо учиться: ребята вы толковые.

Что тут будешь делать? Пришлось нам с Петькой взяться и за остальные предметы. Хоть они и не имеют отношения к поискам клада, да как-то не хочется после всех похвал снова услышать презрительное:

«Эх вы, лентяи…»

Одним словом, засели мы с Петькой за учебники.

Кусок старой клеенки

Время не стоит на месте. Прошла холодная зима, промчалась дружная весна. Наступили последние майские дни, конец учебного года.

Долго мы с Петькой терпели, но с приходом теплых дней наше терпение кончилось.

- В овраге уже, наверное, подсохло, - сказал однажды Петька. - Пора идти за кладом.

Ту хитрую пропорцию с десятичными дробями мы давно решили, и решить ее, оказывается, было совсем не трудно. Теперь мы знали, что икс равен 24, значит, от дуплистой липы надо сделать 24 шага. Поэтому Петька и сказал: «Пора идти за кладом», а не «искать клад». Чего его искать? Нужно просто пойти и взять.

Еще зимой мы с Петькой договорились, что поездку на сибирскую стройку пока отложим. Кому мы там, неученые, нужны? Вот закончим 8 классов, научимся на трактористов или бульдозеристов, тогда нам в любом колхозе, на любой стройке будут рады. А золото Очея мы все равно добудем, не бросать же начатое дело на середине!

И вот мы снова отправились в лес. Пришли на круглую поляну, отсчитали от липы 24 шага. Смотрим - старый пень. В широкую щель засунут кусок старой клеенки. Развернули - с изнанки чернильным карандашом написано:

«Тому, кто ищет клад, ровно в полдень 30 мая нужно быть в том месте, куда упадет тень большой ели».

Большая ель росла тут же, на краю поляны, в окружении молоденьких елочек.

- 30 мая? - переспросил Петька. - Так ведь завтра - 30 мая! Как же мы придем? Завтра - последний день занятий, Нюра Алексеева объявила, что в 12 часов будет пионерский сбор.

- А помнишь, дядя Никита рассказывал, что богач про большую ель поминал? Все сходится. Клад зарыт на этой поляне.

- Сбежим со сбора, - решил Петька. - А то придется потом целый год ждать нового 30 мая: в другой день тень от большой ели ляжет на другое место, не станем же мы перекапывать всю поляну!

Петька повертел в руках кусок клеенки, проворчал:

- Богач называется! Не мог для такого важного дела поновее клеенку найти… Сразу видно, сквалыга!

Мне, конечно, не хотелось заступаться за богача, но, справедливости ради, я сказал:

- Может, она в его время новой была, да от времени постарела… А то, что он сквалыга, - это точно. Вон как свое золото запрятал, с собаками не найдешь.

Петька самодовольно улыбнулся:

- Ну, мы-то, считай, уже нашли. Надо только завтрашнего полудня дождаться.

Нашли

На другой день занятий в школе не было. Нам только раздали дневники.

У нас с Петькой - сплошь четверки! Даже не верится.

И Алевтина Игнатьевна, и директор школы, поздравляя наш класс с окончанием учебного года, особо отметили успехи двух учеников - Баранова и Березкина, которые из двоечников стали ударниками.

Когда классное собрание закончилось, Нюра Алексеева напомнила:

- Ровно в двенадцать - сбор! Приходите, ребята, в школьный двор к одиннадцати, договорились?

- Придем, - ответили все.

Все, кроме нас с Петькой.

Схватив свои дневники, мы побежали домой.

Отец и мама ждали меня за празднично накрытым столом. Когда я вошел в избу, отец поднялся мне навстречу и торжественно сказал:

- Поздравляю тебя, сын, с переходом в 6-й класс. Ты уже взрослый парень, вот тебе от нас с матерью подарок.

И он протянул мне часы! Настоящие мужские часы на черном кожаном ремешке.

Ох и обрадовался же я!

Потом родители посмотрели мой дневник.

- Учись и дальше так же хорошо, - сказал отец.

- А теперь - садись за стол, - сказала мама.

Я ел вкусные пироги, а сам все посматривал на свои часы.

В половине одиннадцатого я выскочил из дома. Смотрю, из своего дома выходит Петька, а на руке у него… часы! Точно такие же, как у меня.

Без пяти минут двенадцать мы подходили к круглой поляне.

- Ой, а лопаты? - вспомнил я.

- Эх! - сказал Петька с досадой. - Забыли!

Но настроение у нас было такое хорошее, что ничто не могло его испортить.

- Не беда, - сказал я. - Нам бы только место заметить, а за лопатой можно потом к дяде Никите сходить. Бежим скорее, как бы не опоздать!

Мы выбежали на полянку - и остановились как вкопанные.

На поляне, в тени большой ели, стоял весь наш класс!

И Нюра Алексеева тут же. Увидела нас, посмотрела на свои часики.

- Баранов! Березкин! Скорее становитесь в строй. Ровно двенадцать.

Мы с Петькой растерянно переглянулись и встали в строй.

Председатель совета отряда Валя Васильчикова скомандовала:

- Отряд, смирно! - Она подошла к Нюре Алексеевой, подняла руку для пионерского салюта и отдала рапорт: - Товарищ пионервожатая! Пионерский отряд 5-го класса построен для проведения сбора, посвященного окончанию учебного года. Присутствуют все.

- Вольно, - сказала Нюра. - Садитесь, ребята, на траву, разговор у нас будет долгий.

Разговор пошел о предстоящих летних каникулах, о прошедшем учебном годе.

- Особенно порадовали нас два ученика - Петя Баранов и Витя Березкин, - говорила Нюра. - Они стали хорошо учиться, но дело не только в них самих. Видя, что такие отъявленные лентяи взялись за учебу, подтянулись и другие ребята. Таким образом ваш класс по успеваемости оказался лучшим в школе… - Нюра как-то хитро посмотрела на нас с Петькой и продолжала: - А теперь, ребята, пришла пора открыть вам один секрет. До сих пор о нем знали только три человека: Митя Пупыдов, Валя Васильчикова и я.

Можете себе представить наше изумление: Нюра рассказала о том, что мы с Петькой с самой осени ищем в лесу клад!

Оказалось, что, когда мы с Петькой в школьном дворе сговаривались убежать в лес, а в лесу искать клад, наш разговор подслушал Митька Пупыдов. Он рассказал обо всем Вале, Валя - Нюре. Нюра давно думала, как бы заставить нас заниматься математикой, вот они втроем и придумали подкидывать нам письма с математическими задачами.

Обидным показалось нам все это.

- Выходит, зря мы старались?

- Как это зря? - возразила Нюра. - Вы не нашли клада богача, зато завладели другим кладом - знаниями. А знания дороже золота!

Вот так же дядя Никита нам говорил. Если подумать, так оно и есть.

Правду сказать, поначалу мы с Петькой здорово обозлились на Митьку Пупыдова: зачем подслушал наш секрет, зачем столько времени водил нас за нос? Но потом Петька сказал мне тихонько:

- Самое удивительное, что Митька Пупыдов не разболтал по всей школе. Как только он утерпел?

Но Митька и тут услышал! Сказал со смехом:

- Терпел, а то бы вы бросили искать клад. Так бы и остались двоечниками до самой старости.

Ну, уж этого никак нельзя было спустить!

- Как дам по шее! - закричал Петька.

Я тоже сжал было кулаки, но Митька сказал миролюбиво:

- Лучше расскажите, как вы клад искали.

- Расскажите, расскажите, - стали просить другие ребята.

И мы с Петькой, перебивая друг друга, принялись рассказывать о наших приключениях.



home | my bookshelf | | Кладоискатели |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу