Book: Оливия Джонсон и охотники



Оливия Джонсон и охотники










Анна Вулф


Оливия Джонсон и охотники


Книга первая



Шрифты предоставлены компанией «ПараТайп»




© Анна Вулф, 2018


16 лет. Лондон. Детский дом. Чердак. Один побег, который меняет все. Новая жизнь, новый дом, новые друзья, новые приключения, новая история, но с этим новые страхи, новые вопросы. Один из которых «Кто я?» Сможет ли Оливия узнать ответ на этот вопрос? Сколько будет стоить цена ответа? Все это вы узнаете, а может, не узнаете в этой книге.



12+


ISBN 978-5-4483-3960-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero





Оглавление


Оливия Джонсон и охотники

Пролог

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16

Глава 17

Глава 18

Глава 19

Глава 20

Глава 21

Глава 21

Глава 22

Глава 23

Глава 24

Глава 25

Глава 26

Глава 27

Глава 28

Глава 29

Эпилог

Благодарности





Пролог

Не знаю даже с чего начать описывать мою жизнь, может с того что я живу на чердаке детского дома? А может с того что меня оттуда не выпускают? Да, сама того нехотя я всё же начала рассказывать о своей жизни, и раз уж я вас заинтриговала, начну повествовать.

Для начала представлюсь. Меня зовут Оливия, как вы поняли, я живу на чердаке одного из детских домов, меня оттуда не выпускают, даже охрану возле двери поставили.

Расскажу о своей охране: моя охрана — это три добермана с ужасающими кличками, Дым, Страх и Кость.

Меня не выпускают, из-за некой проблемы с волосами — они синие, да уж чего необычного думаете, вы, сейчас 21 век и сейчас очень много всяких неформалов, но прикол вот в чем, они не крашеные, хотя подумаешь волосы!

Дело, вот еще в чем: мест в детском доме нет, директор этого дома меня ненавидит, я все время пытаюсь сбежать, поэтому меня не выпускают, гениально конечно.

Так вот, о директоре я могу сказать много гадостей, но, несмотря на ее характер, я могу сказать, что она бы могла быть моделью, с её то — внешностью. Она высокая, стройная с прямым носом, у нее длинные белокурые волосы, ниспадающие на плечи, голубые глаза и губы бантиком, и как я могла забыть? Родинка над верхней губой.

Но вернёмся к гадостям, не знаю зачем, но ей нравится, когда ее называют миссис Генриетта, я, конечно, понимаю, что у неё мания величия и завышенная самооценка, но не до такой же степени.

К слову у меня есть одна лучшая подруга, она старше меня на десять лет, она высокая, худая на руках и ногах у нее странные шрамы, как будто она ходила по стеклу всю свою жизнь. У нее очень бледная кожа, тонкие светлые волосы, темные глаза. Она всегда говорила, что влюбляются не в красоту, а в душу. Это объясняет и то, что в неё влюбился один из самых прикольных парней в мире, его зовут Фред, он похож на эльфа, свои черные, длинные волосы он убирает в хвостик, у него светло — голубые глаза, и он всегда широко улыбается.

Ладно, с этим мы разобрались, помимо того, что я закрыта на чердаке, можно сказать, что я поклонница книг, да именно, я обожаю читать книги, это конечно редкость, но всё же не всем же быть такими как все.

Каждый день повторяется одно и то же, завтрак, обед, ужин, спать. Прямо как в «Дне сурка»,[1] иногда даже кажется, что все прошедшие дни — это все один и тот же день, который не заканчивается.

Что я могу сказать о себе помимо своих необычных волос и любви к книгам, у меня темные глаза, нос с горбинкой, да уж не очень мне повезло, но как говорится, не суди книгу по обложке.


[1] Американская фантастическая комедия режиссёра Гарольда Рамиса





Глава 1

Сегодня один из тех дней, когда у меня хорошее настроение, да у меня день рождения! Мне исполняется шестнадцать, но, как и все остальные дни этот тоже расписан по часам, в 10:00 подъем, 10:10 умываюсь, 10:20 одеваюсь, 10:30 жду именинного торта, с этого момента я болтаю с Софи. Когда Софи не работает она приходит три раза в день, но если она на работе я завтракаю и ужинаю, поэтому наверно я так похудела, но если бы не она меня бы давно здесь не было.

Еще только 9:30, но я уже не сплю. А я, как всегда, обдумываю план побега, можно выпрыгнуть из окна, но не думаю, что падение с третьего этажа никак не повлияет на мои кости, просто убежать из комнаты, но там собаки, бесполезно думать. Я сажусь на край кровати и смотрю в одну точку, на свой телевизор, да у меня свой телевизор, правда старый, и показывает на нем только один канал, на котором без перерыва на рекламу показывают телепузиков. Зато свой! Куча крутых книг! Половины, которых я даже не читала! Телефона только нет, а это плохо, классно было бы сидеть в телефоне и разговаривать с подругами, которых у меня нет.

Когда загрузка мозга закончилась, я посмотрела на время, еще только 9:40, нужно еще что — нибудь поделать. В итоге я повернулась на кровати в сторону окна. Как же много людей на улице, как же много людей, с которыми можно подружиться, а она сидит тут и тупо смотрит в окно, мечтая о том, чтобы все это закончилось, и она как все остальные подростки могла гулять по улицам с друзьями, радоваться снегу, попробовать мороженое и эспрессо.

Все 10:00! Я встаю и, потягиваясь, встаю на носочки, скачу по всей комнате в поисках одежды, которую я надену на день рождения, и выбираю до тех пор, пока на часах не будет 10:10.

Я встаю и начинаю отсчитывать 5, 6, 7….10! Ура! Бегу к умывальнику, включаю воду, сначала умываю лицо, затем чищу зубы, смотрю на время 10:20, неужели я так долго умываюсь? Я бегу к одежде, которую подготовила, я выбрала белую майку и красные шорты, на ноги я надела белые гольфы, а на них черные кеды. Снова смотрю на время 10:30, и тут стук в дверь, в спешке прыгнуть на кровать я запнулась, а затем встала и запрыгнула на кровать и повелительным тоном крикнула:

— ВХОДИТЕ!

В комнату зашла Софи. Она, как всегда, была растрепана, золотистые волосы были заплетены в косы. Сегодня она была не накрашена, как обычно, темные глаза радостно сияли, как всегда она была одета в форму магазина, в котором она работала. А работала она в супермаркете, форма которого представляла белую блузку, красную юбку и черные балетки плюс фирменная кепка с изображением толстого дядьки поднимающего большой палец вверх. В руках она держала огромную корзину, накрытую белой простынёй, она закрыла дверь ногой и кинула корзину на пол.

— Привет, Олив — запыхавшись, произнесла она, — Как дела?

— Замечательно, опять босс загонял до седьмого пота?

— Ну… сначала я пришла на работу написала заявление на сегодняшний день, но босс отказался его подписывать, в итоге я разозлилась и… в общем, я уволена! — Подытожила она.

— Софи, это же ужасно, он и так тебе мало платил, но это хоть что — то, а как ты сейчас будешь?

— Буду искать работу, давай не будем думать об этом, а поговорим о человеке, которому сегодня исполняется шестнадцать.

— Софи, но я не…

— Тссссс, — она поднесла палец к губам, — ни слова именинница, ни каких возражений, я рада тому, что меня уволили с этой ужасной работы, сейчас я могу чаще бывать у тебя.

— А Фрэд, что на этот счёт думает?

— Он ещё не знает.

— Ты не сказала ему?!

— Нет, забыла, не суть, теперь поговорим о главном, вот эта корзина и есть твой подарок, который ты разберёшь, когда я уйду, а сейчас ты задуешь свечи на именинном шоколадном кексе!

И вдруг она откуда — то вытащила шоколадный кекс с зажженными свечами, она подошла к кровати и села возле меня.

— Давай Олив, загадывай желание.

— Ты же знаешь, что я пожелаю.

— Конечно, но ты подумай, вдруг это сбудется.

— Всё возможно, — с этими словами я задула свечи.

— Теперь тебе официально шестнадцать.

— Софи, давай сыграем в игру, я задам тебе пять вопросов, и ты мне пять, начинаешь ты.

— Давай, — она положила свой кусок кекса на кровать, — хммм, чтобы тебе задать… ПРИДУМАЛА! Какая из всех твоих книг твоя любимая?

— Одна из самых замечательных книг — это «Виноваты звезды»,[1] она просто великолепна, теперь я, почему у тебя на руках и ногах шрамы от порезов?

— Оливия, я не буду отвечать на этот вопрос, прости, но это личное я не хочу рассказывать тебе об этом.

— Ладно. Почему ты не забираешь меня отсюда?

— Олив, ты не понимаешь, я не могу тебя забрать.

— Ты знаешь обо мне все, а я о тебе нет, и какие мы тогда подруги.

— Олив, перестань, слышишь, я ничего не знаю о тебе. Я не знаю, почему у тебя такие необычные волосы, откуда я могу знать кто твои родители? Ты задаешь мне эти вопросы каждые дни твоего рождения, как будто я встретила в лесу фею, и она выдала мне все ответы, Олив жизнь — это не сказка из книги, ты должна вернуться к реальности! К реальному месту! К реальному времени! Ты поняла? Может иногда лучше не знать правды, чем узнать, а потом пожалеть.

Она пододвинулась ближе и обняла меня:

— Не падай духом Олив, когда — нибудь, ты все о себе узнаешь.

— Знаешь, ты права! Лесная фея не выдает ответы, она лечит травами или топит людей!

— Олив, из всего этого ты поняла лишь это? — она отстранилась от меня

Я сидела, молча, мне казалось, мы сидим так целую вечность, пока Софи не встала и хлопнула дверью.

А ведь все так хорошо начиналось, впрочем, как всегда, зачем я задаю вопросы, если знаю, что она не ответит? Этих вопросов слишком много, чтобы ответить на них, но я думаю, что, когда — нибудь я пойму, что к чему.

Я бы пошла и извинилась, но как я же заперта, в итоге я взяла свой кусок кекса:

— С днем рождения безмозглая, тупая, не знающая, когда нужно заткнуться девушка со странным цветом волос! — С этими словами я откусила огромный кусок от кекса, и сползла на пол.

После трапезы на полу я решила рассмотреть подарки, встав на ноги, я подошла к той огромной корзине, я в первый раз получаю столько подарков, обычно это какая — нибудь интересная книга, но в этот раз наверно, что — то другое.

Эпичным движением я снимаю простынь, а там целая куча одежды, о которой я мечтала всю жизнь.

Первое, что мне попалось на глаза. Была серая футболка с изображением бешеной курицы с надписью — «Я СБЕЖАЛА ИЗ КУРЯТНИКА!!!» Софи всегда приносила мне смешные футболки, которые она себе покупала, она знала, что я тоже хочу, что — нибудь подобное, затем мой взгляд упал на камуфляжные джинсы, о которых я мечтала, рассмотрев джинсы и футболку, я сложила их и положила на кровать. Под множеством футболок, юбок и брюк лежали черные тимберленды,[2] синие ботильоны,[3] черные кеды и темно-синие балетки, если бы это было, все я бы успокоилась, но нет, это было не все. На самом дне корзины лежал рюкзак, он был цвета морской волны со слониками и морскими черепашками, он был просто идеален. Я так долго его рассматривала, что совсем забыла о времени. Да и зачем о нем думать, ведь этот рюкзак нереально крутой, не знаю, как я упустила, что на его замочках висит два брелока слоник и черепашка, после того как я осмотрела его внешнюю сторону, мне пришло в голову, что можно заглянуть внутрь.

Я решила сделать эпично. Поэтому я очень, очень долго расстегивала его. Когда, наконец, я закончила расстёгивать, то мне открылась поистине милейшая картина, в самом первом маленьком кармашке лежало письмо, адресованное мне, но я положила его возле себя, в следующем кармане, который был больше прежнего, в нем лежал обычный кухонный нож, ложка, две тарелки и вилка

— Как мило, она положила мне столовые приборы — сказала я с сарказмом.

Когда мне надоело рассматривать их, я наконец — то залезла в следующий кармашек, в нем лежала еда — кусочек пиццы, два пудинга и маленькая бутылочка с чаем.

Ладно, пришел черед письма:

Привет, если ты читаешь это письмо Олив, значит, я уже вышла из твоей комнаты.

Я оставила тебе столько вещей, чтобы тебе было во что переодеться, Внизу, в холле я оставила тебе теплую куртку, я знаю, что сейчас до тебя не доходит, о чем я говорю.

Чуть позже ты поймешь, ты уже заметила посуду, которую я тебе положила, поверь, она понадобится, Кухонный нож, держи при себе.

Теперь о главном, твоя дверь из комнаты открыта, в восемь часов вечера, Миссис Генриетта уедет, на какой — то важный вечер и вернется поздно.

Ровно в десять выходи из комнаты, старайся идти очень тихо, не разбуди собак, как выйдешь из дома, иди, куда глаза глядят, лучше в магазин, в котором я работала, чтобы я тебя оттуда привезла к себе домой.

С любовью Софи

Она была права, до меня не сразу дошёл смысл написанного письма, но, когда, я наконец, поняла, я сразу же посмотрела на часы 13:10. Все прекрасно еще есть куча времени, естественно я начала собирать вещи.




* * *

Удостоверившись, что всё взяла, я подошла к двери и посмотрела на нее, надела рюкзак, впереди меня ждала длинная лестница, по которой я спускалась всего четыре раза. У вас наверно возник вопрос — «Как ты ходила в ванну?» Все очень просто, моя комната не такая маленькая, какой могла показаться на первый взгляд, она делится на две части. Первая включает в себя: кровать, маленькую скамью, красный коврик и два небольших шкафа, один для одежды и другой для книг. Конечно же, я не взяла с собой книги, потому что не смогла бы донести всю эту библиотеку до первой ступени. Вторая комната включает в себя: огромную белую штору длиной на всю комнату, небольшая белая ванна, зеркало с золотистой каймой, конечно куда же без него… вы сами догадались.

Вернёмся к лестнице, сейчас на часах ровно десять, а значит, что я должна выдвигаться. Закрыв за собой дверь, я оказалась рядом с подстилкой для собак, в комнате было очень темно, поэтому я не смогла разглядеть спят собаки или нет, но и времени у меня совсем не было.

В этом ужасном доме было три этажа. На моем этаже, то есть на третьем не было других комнат для других детей. Здесь была кладовая, моя комната и комната для собак, зачем комната собакам я не знаю. На втором и первом этаже были комнаты для сирот, дополнительный бонус к первому этажу прилагался выход из этого адского дома.

Время идет, значит и мне пора двигаться вперед. Я делаю первые шаги пока не дохожу до первой ступени, лестница очень длинная, от увиденного у меня закружилась голова, но потом я взяла себя в руки и начала спускаться медленными шажками.

Преодолев половину лестницы, я решила осмотреть второй этаж, он ничем особым не отличался, только обоями и числом комнат, их тут было около двадцати, а обои были желтыми с нежно — розовыми полосками и красными розами на них.

Наконец одолев, лестницу я отправилась в путь до следующей, мне нужно было преодолеть расстояние от этой лестницы до конца комнат. Как мне написала в письме Софи нужно двигаться медленно и тихо, чтобы не разбудить собак.

Я так и делала, пока не встала на первую ступень следующей лестницы, увы, она под моим весом заскрипела, не знаю, что это было, но я слышала рычание где — то на другой стороне и решила поторопиться. Как назло, все ступеньки скрипели. Не успела я дойти до третьей ступени, как вдруг услышала рычание, прямо надо мной, оглянувшись, увидела, что мои «любимые» песики вдруг увеличились в десять раз, уж поверьте, я говорю правду, мой рост 1.65м, а вы представьте, как мне сейчас было стоять возле трех огромных доберманов.

— Хорошие песики, милые песики, добрые песики, — хвалила их я дрожащим голосом. Но это их не останавливало, они приближались, ко мне злобно рыча. Я тихонько отступала назад, но оступилась и скатилась на последнюю ступеньку, пока я падала видимо задела выключатель и включила свет, который был мне так нужен. Когда чертыхнувшись, я встала, выключатель снова щелкнул, неужели эти собаки такие умные, что смогли выключить свет сами?

Первым делом я, конечно, спустилась с лестницы, затем огляделась, собак нигде не было. Успокоившись, я пошла к выходу и увидела куртку, висевшую на вешалке в шкафу у входа, посредине комнаты стоял маленький столик с хрустальной вазой на нем, в вазе было какое — то растение, точнее цветок возможно фиолетового цвета, возле вазы лежали три пирога. Раньше я не видела его, но возможно многое изменилось с моего последнего прихода сюда.

Как можно быстрее я попыталась добраться до выхода, но не успела, меня охватил ужас, в комнате появился туман, подсвеченный зеленоватым светом.

Сначала я ничего не видела, пока туман не рассеялся, когда тумана не стало, передо мной появилось чудовище. Трехглавое чудовище, а точнее огромный доберман с тремя головам. Из его пастей, водопадом лилась светящаяся, ядовитая слюна. Если бы не это для меня было страшным, но скорее всего меня больше пугали змеи на его спине, их было очень много. Но самой огромной была змея вместо хвоста, могу поспорить, что это была королевская кобра, если объединить все части этого монстра, то можно сказать что этот монстр никто иной как — цербер.[4]



Сердце ушло в пятки, монстр приближался ко мне, издалека не было этого видно, но сейчас я заметила, что в глазах цербера нет зрачков, и они светятся зеленым цветом.

Он очень злобно рычал, интересно, что я ему сделала? Вдруг я вспомнила про кухонный нож, но не могла его достать, говорила же мне Софи, положи его туда, где сможешь достать.

Видимо цербер понял, что я хочу сделать, поэтому и бросился на меня, прижав меня к полу, слюни собак капали мне на руки, ноги и лицо, они обжигали и оставляли ожоги, я не могла пошевелиться, хорошо, что рюкзак смягчил падение, падать было не так больно. Видимо я никогда не выберусь из этого дома. Поскольку моя голова была свободна, я осмотрелась, и снова на глаза мне попался цветок и три пирога, вдруг я вспомнила, что это за цветок — аконит.

Если я правильно помню строчки:

«Чтобы его извести, аконит заварила Медея, — Ею он был привезен, когда — то со скифских прибрежий.

Произвели же его, как о том говорится в преданье, Зубы Ехиднина пса.

Пещера с отверстием черным


Есть при дороге крутой, по которой тиринфянин храбрый


Цербера пса, что идти упирался, глаза от сверкавших


Солнца лучей отвратив, на цепи адамантовой к свету


Вывел.

А тот, разъярясь, возбуждаемый бешеной злобой, Громким лаем тройным одновременно воздух наполнил


И по зеленым лугам разбросал белесую пену.

Пена пустила ростки, говорят, и, влагу впивая


Из плодоносной земли, получила зловредную силу.

Этот живучий цветок, растущий на твердых утесах, Жители сёл, аконитом зовут»

Где я это читала, не помню, но эти строчки засели у меня в голове, если я правильно поняла, то аконит появился из слюней цербера, потом я вспомнила кое — что еще:

«Лёжа в пещере своей, в три глотки лаял огромный Цербер, и лай громовой оглашал молчаливое царство.

Видя, как шеи у пса ощетинились змеями грозно, Сладкую тотчас ему лепешку с травою снотворной


Бросила жрица, и он, разинув голодные пасти, Дар поймал на лету.

На загривках змеи поникли, Всю пещеру заняв, разлегся Цербер огромный.

Сторож уснул, и Эней поспешил по дороге свободной


Прочь от реки, по которой никто назад не вернулся»

Меня осенило, значит три пирога на столике это для цербера! Одно дело сделано, осталось только придумать, как сделать так чтобы он отпустил меня, и я успела дать ему пироги. Вы наверно думаете, что цербер настолько огромный, что я могла бы проползти под ним, если вы так думаете, вы ошибаетесь, он стал десять раз больше любого добермана, а не человека, поэтому проскользнуть под ним у меня не получится. Но у меня есть другой план, предположив, что левая голова цербера — это был Дым, а правая голова — Кость, можно было предположить, что среднюю звали — Страх. К кому из них мне лучше обратиться я не знала, но выбрала среднюю голову.

— Эй, Страх, — к моему удивлению пес посмотрел прямо мне в глаза, видимо я угадала с головой. — Я приготовила вам вкусные пироги, вы хотите кушать?

Страх был удивлен, левая и правая головы повернулись к средней, как и змеи, чьи взгляды были устремлены на среднюю голову. Похоже, Страх был главной головой, которая решает все. Видимо они не ожидали такого предложения, потому что долго переглядывались, затем цербер кивнул в сторону пирогов.

Если я правильно поняла, то он хотел, чтобы я их принесла.

— Принести вам пироги? — Спросила я на всякий случай. Цербер кивнул.

— Хммм, отпустите меня, я не обладаю телекинезом, — цербер недоверчиво взглянул на меня, — да ни куда я не уйду!

Долго думая он все же отпустил меня. Убрав свои огромные лапы, он присел. Видимо главной змее не нравилось, когда он садился, потому что она недовольно зашипела.

Встав на ноги, я почувствовала головокружение и тошноту, но я справилась с этим и уверенно подошла к столу с пирогами, от пирога исходило фиолетовое свечение, как если бы по волшебству.

Сначала я положила пирог перед левой головой. Потом перед правой и наконец, перед средней. После того как у каждого было по пирогу. Они стали их есть.

Вдруг меня посетило чувство, что это может не сработать и цветы, стоявшие возле пирогов это не намек, а просто цветы, но другого выхода не было. Я ждала, пока они все доедят. Наконец доев последние крошки, цербер лег, положив головы на передние лапы и по очереди, закрывая глаза, заснул.

Вздохнув с облегчением, я взяла куртку из шкафа. Она была теплой, цвета хаки как мои брюки, она подходила к тому, что я надела, к новой серой футболке и брюки цвета хаки, с новыми кедами, она была просто великолепна, но на улице сейчас лето, поэтому мне как — то не особо хотелось ее надевать, поэтому я засунула ее в рюкзак.

Я подошла к выходу и открыла дверь.

На улице было уже темно, легкий ветерок играл с волосами, на улице играли фонари, людей на улице было мало, но мне и этого было достаточно.


[1] Шестой роман Джона Грина, опубликованный в январе 2012.

[2] Обувь «Timberland» популярна в пешеходном туризме, альпинизме и в повседневных занятиях.

[3] Женская обувь, представляющая собой нечто среднее между полусапожками и туфлями с высоким, устойчивым каблуком и немного зауженным носком

[4] в греческой мифологии порождение Тифона и Ехидны (Тартара и Геи), трёхголовый пёс, у которого из пастей течёт ядовитая смесь





Глава 2

Хоть и людей на улице было мало, но все они, куда — то спешили. Я долго осматривалась, пытаясь найти супермаркет, как же я не подумала о том, что я не знаю, где он находится? В итоге я решила спросить дорогу, но все, к тем к кому я подходила, проходили мимо меня.

Я вышла из себя:

— ВЫ ЧТО СЛЕПЫЕ?! Я ЧТО ПРОЗРАЧНАЯ ЧТО ЛИ, ВАМ СЛОЖНО ДОРОГУ ПОКАЗАТЬ?! — В доказательство моих слов два человека прошли сквозь меня. — Я что умерла? — Тихо спросила я себя, от испуга я села на нижнюю ступень крыльца, взявшись за голову. Мозг начал энергично работать. Я пыталась понять, что могло случиться, что пошло не так, но не могла. Все казалось слишком странным, я же не могла умереть или могла?

Что мне делать я не знала, поэтому я встала и стала ходить кругами. Затем откуда не возьмись, появилась черная карета, запряженная черными лошадьми. Дверца кареты открылась, оттуда появилась рука в черной перчатке, жестом она приглашала в карету.

— Смерть? Это ты? — Мне казалось, что за мной пришли, но это оказалось еще хуже.

— Нет, дорогуша, что ты я лишь хотела забрать пироги, которые я испекла своим друзьям.

Этот голос я бы узнала где угодно, это была миссис Генриетта, она приехала не вовремя, ведь я отдала пироги церберу, вышла из комнаты, а еще…

— Вы меня видите?

— Конечно, вижу, ты же не прозрачная. — Сказала она обыденным тоном.

— Ха-ха, как смешно, а эти люди меня не видят, представляете! — Я положила руки на пояс.

— Странно, не так ли? — Спросила она. — Можешь помочь мне выйти? — она подала мне свою руку, я взяла ее.

Из кареты сначала появились ее ноги в черных туфлях на шпильке, затем и она сама. Она была одета в черное, длинное платье. Волосы были заплетены в узелок, на голове красовалась шляпка с черной фатой.

Увидев ее в таком виде, я спросила:

— На свадьбу собираетесь?

— Нет, я ездила на похороны.

— На чьи?

— На твои конечно.

У меня заложило уши от этих слов, а ноги стали ватными:

— Вы что шутите? — Я искоса посмотрела на нее, а она посмотрела мне прямо в глаза.

— Возможно, но я знаю точно, мне нужно от тебя избавиться, ты занимаешь

слишком много места, и мне это очень не нравится. — Она рассматривала свои ногти на руке, словно ее действительно не волновало мое присутствие.

— Как я могу занимать много места, когда я живу на чердаке, когда я оттуда не выхожу?

— Знаешь, а ты не так глупа, как я думала, но мне все равно нужно избавиться от тебя, увы, это неизбежно. — Она говорила так тихо, что это было больше похоже на шепот.

— А не легче было бы, просто отпустить меня? — Я расслабила и опустила руки, думая, что так и будет.

— Да, действительно… — она задумчиво почесала подбородок.

— Ух, слава богу, — у меня как будто камень с души свалился.

— Но, нет.

— Почему нет? — Я была в шоке, ведь все пошло как по маслу, но не пошло.

— У тебя проблема с документами, по ним тебя вообще не существует, конечно, я могу тебя отпустить, но каковы последствия. Во — первых, где ты будешь жить? Во — вторых, откуда ты возьмешь деньги на одежду и пропитание? Тебя будут разыскивать, как сбежавшую из детского дома, а когда они заметят, что тебя по документам не существует, будет нечто ужасное.

— Возможно, вы правы, но убивать меня из — за каких — то документов. Которые кстати, можно сделать, соврав про пожар в доме, жила бы я у Софи, насчёт денег, я могла бы устроиться на работу.

— Да, ты действительно умна, видимо чтение книг пошло тебе на пользу. — Видимо устав стоять она села обратно в карету, но развернулась ко мне.

— Благодарю, — я сделала элегантное па.

— Но у меня есть идея еще лучше, — она махнула рукой на соседнее место рядом с ней.

— Нет, я с вами не поеду, — я снова сложила руки вместе, мне казалось, будто так я казалась круче.

— Думаешь, у тебя есть выбор? — Она щелкнула пальцами левой руки.

— Это что, вы что ритм, какой — то уловили, что ли или позвали своего дворецкого?

— Почти, обернись.

Обернувшись, я увидела двух призраков, один был высокий и тощий, во фраке и с цилиндром на голове, насколько можно было разглядеть, на лице у него красовался монокль, крючковатый нос напоминал коршуна, отчего вид его был грозным. Второй был полненький и небольшого роста, также во фраке и цилиндре, его же лицо больше было похоже на поросячью морду.

Не знаю отчего, но в дрожь меня бросало, одно дело читать о приведениях, другое дело их видеть, а это поверьте не одно и то же.

— Выбирай Оливия, либо ты добровольно поедешь со мной, либо ты поедешь со мной под наблюдением Кевина и Синди.

Сама не заметила, как расхохоталась.

— Что смешного? — Недоумевала миссис Генриетта.

— Кто из них Синди? — наконец остановившись, спросила я.

Толстячок поднял руку, явно засмущавшись, наверно по призраку это не определить, но наверно засмущался.

— Кевин и Синди, — произнесла я и снова захохотала.

— Все равно не понимаю над, чем ты смеешься.

— Ну, понимаете, его зовут Синди, а это девчачье имя, — я снова расхохоталась, — а Кевин такой серьезный, что невозможно поверить, что его зовут Кевин, — я повернулась к Кевину и снова расхохоталась.

— Все равно не понимаю, так ты поедешь со мной?

— Нет, — все еще хохоча, ответила я.

— Синди, Кевин! Берите девчонку и поехали.

Даже сейчас мне было смешно, хотя по идее мне было не до смеха, ведь, несмотря на то, что они парили как пушинки над землей, подхватить меня им не составляло труда. И они запихнули меня в карету напротив Миссис Генриетты.

Я перестала смеяться, когда дверца кареты закрылась, и мы двинулись, куда-то вперед. Мы ехали в полном молчании, я смотрела на улицу, пейзажи все время менялись. Они были то яркими, то мрачными и снова яркими.

Призраки сидели возле меня, коршун слева, поросенок справа, я то и дело посматривала на них, иногда я хихикала.

Миссис Генриетте видимо надоело мое хихиканье, и она решила поговорить.

— Как дела? — спросила она весьма обыденным тоном.

«Как дела? Еще что спросила бы, ни чего что на меня напал цербер, ничего, что сквозь меня прошло два человека, ничего, что вы хотите меня убить? Ничего что возле меня сидят два призрака с дурацкими именами?».

— Нормально, а у вас как?

— Весьма недурно, принимая в свой счет, то, что я от тебя скоро избавлюсь.

— Поздравляю вас, — я снова уставилась на толстячка, он занервничал, хотя точно сказать не могу, как я это поняла.

— Мистер Синди, — я старалась не хохотать, называя его имя, — Можно задать вам один вопрос?

— Можно, — от этого голоса у меня побежали мурашки, голос издавался как будто издалека, словно сейчас я слышала эхо.

— А как вы умерли? — Может и нельзя задавать такие вопросы призракам, но меня просто распирало от любопытства.

Он глубоко вздохнул, хотя как он может дышать, когда он мертв? Может это просто старая привычка? Столько вопросов, а времени мало.

— Я утонул, я просто не умел плавать, а они все кричали — «Давай! Синди мы в тебя верим!», а я плавать не умел.

— Но почему тогда вы во фраке?

Он покраснел, скорее всего, покраснел, точно покраснел, ну мне так кажется.

— Я утонул в нем, — он взял, откуда — то платочек и стал вытирать лицо якобы от пота.

— Я тоже плавать не умею. — Сказала я ему.

— Главное не утони, деточка, — он казался взволнованным.

— А вы мистер Кевин, как вы умерли?

Призрак повернулся ко мне:

— Я умер весьма благородной смертью, — его голос заставил меня не просто покрыться мурашками, но и вздрогнуть, голос его также появлялся как будто издалека, но этот голос был не такой приятный, как у толстячка, а наоборот — звук, как будто пилят, то, что нельзя распилить, а он все пилит и пилит.

В этот раз расхохоталась не я, а толстячок:

— Да, весьма благородной, — он так хохотал, что я могла позавидовать таким легким, которых у него уже не было. — Сказать от чего он умер?

— Вы ведете себя неблагоразумно мистер Синди, — он говорил так, словно выплевывает каждое слово.

— Отчего же, это вы называете свою смерть благородной. Когда вы умерли из-за того, что хохотали так, что умерли от сердечного приступа.

Меня вдруг осенило:

— Поэтому вы мистер со смешным именем Кевин такой серьезный?

Толстячок снова расхохотался:

— Да, у него было такое имя, потому что он всех кругом смешил, а потом он умер от смеха и стал серьезным, — он все хохотал и хохотал.

— Я молчу про человека, у которого благородное девичье имя, который утонул чтобы доказать всем, что он умеет плавать, да еще и в дорогом фраке. — Парировал худой, он едва улыбнулся. В то время, когда бедный толстяк, униженный своей смертью смотрел в окно.

— Мистер Синди, а почему родители вас так назвали? — Спросила я.

Он снова грустно вздохнул:

— Они хотели девочку.

— Мистер Синди вы трижды неудачник, — худой заулыбался.

— Ох, как бы я хотел, чтобы мы оба были живы, и я снова мог задушить тебя!

— Воскликнул толстячок

— А разве вы не можете этого сделать, то есть задушить?

— Людей да, друг друга нет, — ответил мне худой.

— Как вы мне надоели, вы все! — Миссис Генриетта обвела нас строгим взглядом, а потом вскрикнула от испуга, мы с призраками тоже всполошились.

Она стала мертвенно — бледной и метала взгляды то на одного призрака, то на другого, сначала я не поняла, что происходит, но потом, взглянув на них, я тоже вскрикнула.

Рядом со мной сидели уже не призраки, а люди. Толстячок смотрел на свои руки и не мог поверить своим глазам, он мог трогать вещи, а они не проходили сквозь него. Живым толстячок мне нравился больше, у него были яркие, рыжие волосы, лицо покрывали веснушки, даже фрак с цилиндром приобрели изумрудный цвет, совместив его рост, цвет волос и цвет его одежды можно было предположить, что он лепрекон.

Второй был бледен, цвета черного угля волосы и такого же цвета глаза, темно — синий фрак и такой же цилиндр, он мне напоминал доброго волшебника, теперь он не казался грозным, а наоборот. Оба выглядели моложе тридцати, примерно лет по двадцать семь.

— Не могу поверить своим глазам, — хором произнесли они.

— Как ты это сделала?! — миссис Генриетта явно обращалась ко мне.

— Сделала что? Оживила их? Вы думаете это я?

Она лишь пожала плечами, а призраки или уже люди осматривали друг друга.

Как так получилось, я честно не знаю, мне порядком надоело, как эти двое дурачатся, и невольно вспомнила, что от меня хотят избавиться. Посмотрев в окно, я увидела темный, жуткий лес в нем было столько тумана, что нельзя было рассмотреть, есть там земля или нет.

Проследив за моим взглядом, миссис Генриетта произнесла:

— Приехали!

— Что значит приехали? Вы что хотите избавиться от меня таким способом? Закопать меня заживо?

— С чего это ты взяла, что я собираюсь тебя закапывать? У меня же нет лопаты, к тому же посмотри на свои руки и ноги они же в ожогах, всю работу за меня уже сделали.

Сначала я не поняла, о чем она, пока не посмотрела на руки и ноги, они действительно были покрыты ожогами, ссадинами и синяками, как я могла не заметить, что руки и ноги сильно болят, почему я не вспомнила? Я ведь даже не чувствовала боли до этого момента, а теперь мне кажется, что я искупалась в бассейне с кислотой. Я согнулась пополам от острой боли.

— Что же вы собираетесь делать со мной? — Карета остановилась.

— Просто оставим тебя здесь, ты уже умираешь, мне нечем тебе помочь.

— Леди Генриетта, будьте благоразумны, девочка не так плоха, может отвезти ее в больницу? — Спросил Кевин.

— Да, да леди Генриетта, почему должны оставить ее здесь умирать?

— Следите за языком, а то я снова отправлю вас на тот свет.



Кевин и Синди переглянулись и тут же замолчали.

— Пойдем, Оливия, тебе уже ничего не остается, — она открыла дверцу кареты, у меня уже все стало плыть перед глазами, я стала путать Миссис Генриетту и Кевина.

— Никуда я с вами не пойду, — я уже упала рядом с сиденьем, меня всю трясло, казалось, будто мне ломают кости, одну за другой.

— Но леди Генриетта, она задыхается, — она заткнула Синди своим взглядом.

— Я не могу ей помочь, у меня приказ, давай Оливия вылезай, — она вылезла из кареты, туман, словно облако закрывал ее ноги.

— У вас приказ? От кого? Пока вы мне не скажите, я не пойду с вами.

— А кто тебя спрашивает, ты встать не можешь, Синди! Кевин! Помогите мне!

Кевин и Синди подхватили меня и бережно положили на землю, мне стало очень холодно, я стала частью тумана.

— Я не прощаюсь с тобой Оливия, мы еще увидимся.

Последнее что я слышала, был звук уезжающей кареты. Потом минут через пять я вспомнила про куртку, лежавшую в рюкзаке. Я лихорадочно сняла рюкзак с себя и стала жадно рыться в нем, пока не вытащила куртку. Софи не прогадала, она мне действительно понадобилась. Надев ее, мне сразу стало теплее, но я не знала, что мне делать, я осмотрелась, вокруг был один лес.

С огромным усилием я попыталась встать, но пошатнулась и оперлась на ближайшее дерево. Вдалеке я заметила домик, скорее всего охотничий. Я с огромным усилием заставила свои ноги ходить, я то и дело все время спотыкалась. Но все же дошла до домика.

Похоже, им давно не пользовались, он был весь покрыт мхом и паутиной, в нем было без малого, а целых два этажа. Он был сделан из деревянных досок, но я сомневалась в безопасности этого места, но мне больше ничего не оставалось, как зайти туда.




***

Внутри оказалось темно, пока мои глаза не привыкли к темноте, я не двигалась. Когда они привыкли к темноте, я смогла разглядеть комнату, насколько это было возможно. Несмотря на тошноту, я двинулась, идти пришлось медленно, так как ноги меня совсем не слушались, а перед глазами все плыло.

Прямо рядом с порогом, с левой стороны стоял письменный стол, возле которого стоял старый деревянный стул. Как же мне хотелось сесть, но для начала нужно было найти источник света. Я кинула свой рюкзак, кажется, на диван и подошла к столу. На нем стояла масленая лампа, а рядом лежали спички, было такое чувство будто кто — то поджидал меня.

Спичка загорелась с первого раза, к счастью и лампа работала, осветив все пространство теплым светом. Наконец я могла сесть. Стол был весь завален фотографиями, письмами, газетами, которые были покрыты пылью и паутиной.

Сидеть на стуле тоже как — то было неприятно, он шатался от любого моего движения, он был весь покрыт паутиной. Мне стало немного легче, заставив себя не умирать, я встала и осмотрела диван.

Он был очень старый, обшивка была болотного цвета, с огромными дырами, также паутиной, пылью и плесенью. Оказывается, меня тошнило не от слюней «собачки», а от запаха плесени и сырости, но мне было все равно главное, что я еще жива и нашла где укрыться.

На улице вдруг стало еще темнее, началась гроза. Молния каждые пять минут освещала комнату ярче лампы. К счастью я знала, что надо делать при грозе, я закрыла дверь за собой и кажется, больше ничего не нужно было делать. Не так далеко от дивана находилась «кухня», там стоял старый холодильник и несколько шкафчиков, а также раковина. Пошарив везде я не нашла никакой еды, походу дела я могла умереть еще и от голода, ела я только утром, совсем забыв попросить обед.

Я села на пол возле холодильника и невольно задумалась, все, что со мной произошло, правда? Я начала перечислять все по порядку:

1) На меня напал цербер.

2) На столе стояли три пирога

3) Отсюда вытекает вопрос, зачем собакам комната?

4) Сквозь меня прошли люди, но миссис Генриетта меня видела.

5) Два призрака со смешными именами, один толстый, другой худой.

6) Они оба превратились обратно в людей.

7) Мне не было плохо, пока я не посмотрела на себя.

8) Я нашла домик глубоко в лесу.

9) Отсюда вытекают еще вопросы, это всё подстроено? А правда ли это? Почему моя куртка поместилась в рюкзаке, когда он не такой большой как спортивная сумка?

«Точно! Рюкзак, там же есть еда!» — подумала я, и кинулась к дивану.

И точно все вещи, какие я с собой брала, лежали в рюкзаке, но как они там поместились?

К сожалению, чай остыл, но мне было все равно, потому что я сильно хотела, есть. Перекусив кусочком пиццы и пудингом, я отправилась по лестнице на второй этаж.

В комнате на втором этаже стояла кровать, запыленная, вся в паутине и покрытая плесенью, картина малоприятная, но выбора не было. Теперь мне, было, понятно, откуда пахнет сыростью, с потолка падали капли, прямо на кровать. Стряхнув пыль с кровати, я легла на нее, положив под голову рюкзак, накрывшись курткой.

Под стук капель по крыше и раскат грома, я заснула.





Глава 3

Утро было солнечным. Я лежала на мягкой кровати, валялась на многочисленных подушках. Здесь было так тепло и уютно, пахло лавандой, птицы пели за окном какие — то песни. Только вот здесь — это где?

Я открыла глаза, солнечный свет на короткое мгновение ослепил меня.

Но потом я смогла оглядеть комнату. Она была не особо большой, но мне это нравилось. Вся комната была оклеена розовыми обоями в полоску, что меня не очень обрадовало, на полу паркет, переливающийся золотым блеском. В комнате было две двери, куда какая идет я не знала и хотела побыстрее это узнать. Но для начала мне нужно было освоиться. Как я уже сказала я лежала на мягкой кровати, к сожалению, постель тоже оказалось нежно — розового цвета, как и многочисленные подушки, что меня тоже совсем не обрадовало.

Рядом с дверью, которая находилась напротив кровати, стоял белый комод с позолоченными краями. Над ним висело овальной формы зеркало с золотой каймой. Весь этот интерьер напоминал кукольный домик.

Я осмотрела себя, я была в ободранной, грязной с пятнами крови одежде. Что вчера было, я не помню. Спустя некоторое время решаюсь встать с кровати, ноги коснулись паркета, очень непривычное ощущение, паркет был явно теплее холодной плитки.

К сожалению, я не могла вспомнить, как я здесь оказалась, и что это за место. Вдруг меня держат в плену? Хотя откуда я могу знать, я ничего не помню.

Наконец мое любопытство вернулось, я решила заглянуть за дверь возле комода. Ничего особенного за ней не было — это была обычная ванная комната, но я все же зашла в нее, не знаю, можно было в нее заходить или нет, но мне очень хотелось помыться.

С виду обычная ванная комната, только интерьер был под стать спальне. Стены покрыты ярко — розовыми обоями, покрытыми огромным количеством блесток.

«Блестки, какая гадость» — подумала я.

А пол был целиком покрыт нежно — снова — розовым, махровым ковром. С левой стороны стояла ванна, белого цвета с золотыми краями и такими же искусно вырезанными ножками. Рядом стояла золотая раковина, также зеркало, тоже золотое. Наверху над ванной и с правой стороны от меня, было множество белых полочек с какими — то баночками.

Я взяла одну баночку, на ней было написано:

«Пена для ванны с добавлением волос гнома».

— Фу! Мерзость, какая! — Воскликнула я и положила баночку обратно.

Но потом снова взяла баночку подумать только! Розового цвета! Она была небольшого размера, и содержимое слегка искрилось, на баночке было написано:

«Гель для душа с добавлением утренней росы, крыльев бабочек, огненной воды, рога единорога». — Вот это мне по душе, я поставила баночку на раковину и продолжила смотреть.

Затем на глаза мне попалось большая банка, с синим песком, его состав меня слегка напугал:

«… глаз синего дракона, зеленые зубы Дженни,[1] крыло летучей мыши и сушеные ногти». Поверх всего состава было написано, «Пена для ванны». Я искала, какую — нибудь другую пену для ванны, но кроме той и этой не было ничего, так что я взяла баночку с добавлением волос гнома. Осталось найти шампунь, только я об этом подумала, как увидела его прямо перед глазами, состав я смотреть не стала, потому что меня напугал бы состав.




***

Приняв ванну, я зашла обратно в спальню, как ни странно вся эта гадость прекрасно оттерла грязь и засохшую кровь, а волосы стали такими мягкими, словно они всегда такими были.

На кровать кто — то положил ярко — розовую майку, темно синие, джинсовые бриджи, белые носочки и черные кеды. Странным было то, что все это было моего размера, волосы у меня были еще мокрыми, но одежду померить хотелось сейчас.

Переодевшись, я подошла к зеркалу, одежда мне шла, мои волосы прекрасно сочетались с ярко — розовой майкой и синими бриджами, а черные кеды все прекрасно дополняли. На комоде я нашла расческу, она была вся покрыта серебряными блестками, а блестки я не любила. Но расчесав этой расческой волосы, я заметила, что они мгновенно высохли.

— Чудеса, какие, — задумчиво протянула я, трогая свои волосы.

В этой комнате я просмотрела все, кроме одной двери, которая вела в неизвестность. Дойти до нее и открыть не составляло труда, что меня очень удивило, обычно я всегда была заперта, но вот в чем вопрос как я сюда пришла? Я помню только, то, что зашла в какой — то домик в лесу и заснула, но как я там оказалась?

После некоторых раздумий я все же выхожу из комнаты. Передо мной белая, мраморная, винтовая лестница. Значит здесь, есть где — то выход.

Когда я спустилась, то не поверила своим глазам, здесь внизу было прекрасно, несмотря на, те же розовые обои в полоску как в той комнате. На одной из стен висела большая картина, она занимала почти всю стену, но она была очень красивой. На фоне зеленых деревьев была молодая семья фей, молодая девушка лет двадцати с черными, как уголь волосами, глаза цвета аметиста искрились от счастья, длинное белое платье подчеркивало яркость ее глаз, за спиной красовались золотистые крылышки, как у стрекозы. На руках она держала младенца в белоснежных пеленках. Рядом сидел парень того же возраста, что и девушка, он улыбался, на нем был белый костюм, волосы были зеленого цвета, крылья тоже были как у стрекозы, но зеленые, глаза тоже были зелеными. Вот она семья, которой у меня никогда не было.

Перестав грустить, я продолжила осматривать комнату. Мне показалось, что это гостиная, в середине комнаты расположился большой, белый, махровый ковер, белый, кожаный диван и два таких же кресла. Они казались такими удобными, но я подумала и решила, что нельзя пользоваться гостеприимством. Недалеко от картины, практически совсем близко стоял белый рояль, я не умела играть на нем, но желанье дотронуться до клавиш победила, я провела по ним кончиками пальцев. Я развернулась и заметила маленькую арку, ну не совсем маленькую, так ростом с человека.

— Заходи, деточка! — Донеслось из той арки. Ну не из самой арки конечно, а из того места где она стояла.

Когда я зашла в комнату, мне показалось или нет, что возле плиты хлопочет фея. Я протерла глаза, ещё и ещё раз, но все равно видела пожилую фею с золотистыми крылышками, прямо как на картине, но старую.

— Присядь, что стоишь! — Весело произнесла она.

Я не обратила внимание, на то, в какой комнате нахожусь, это оказалось кухня — столовая. Кухня была небольшая, но уютная, к великому счастью стены здесь, были нежно — голубого цвета, а пол был покрыт белой плиткой. Все здесь говорило, о гостеприимстве и уюте. Я подошла к небольшому, круглому, деревянному столику, возле него стояли два деревянных стула. Столик стоял прямо возле окна, на окнах висели приятного золотистого цвета шторы.

Из окна был виден чудесный сад, он был целиком и полностью усажен цветами. Я никогда раньше не видела цветов, только на картинках, но я даже не подозревала, насколько они красивы. Там в саду росли розы, орхидеи, гладиолусы, ирисы и еще какие — то странные растения, которых я ни в одной книжке не видела.

Фея все еще хлопотала у плиты, и я никак не могла разглядеть лицо, разве что только одежду. Она была одета в легкое, летнее, желтое платье с цветочками и серую, вязаную кофту. На ногах серые пушистые тапочки, в виде зайцев, честно никогда таких не видела, возможности не было. Седые волосы убраны в пучок и закреплены карандашами. Весь ее вид внушал какое — то доверие.

Она развернулась ко мне, и я узнала ту девушку с картины, те же аметистовые глаза, та же улыбка, те же крылья. Почему — то я стала замечать, что я не удивляюсь тому, что возле плиты хлопочет фея.

— Здравствуй! Меня зовут Ливия, — представилась, она, неся тарелку с оладьями.

— Здравствуйте, меня зовут Оливия, а можно кое — что спросить? — Она села напротив меня, теперь я ясно могла разглядеть ее глаза.

— Конечно деточка, спрашивай! — Воскликнула она.

— Это сон?

Она тихонько посмеялась, а потом резко остановилась и с серьезным выражением лица сказала:

— Нет, деточка — это не сон, поверь мне.

— Я верю вам, просто я не понимаю, где я нахожусь и как я сюда попала? Я не помню, что было вчера, и почему я была в таком виде, как будто мне прожевал двухметровый пёс и выплюнул?

— Ты находишься в Долине Охотников, в Кукольном домике в прямом смысле слова, на улице Бланков, пятый дом.

— Вы наверно шутите, Долина Охотников? Вы серьезно? А про кукольный домик? Вы наверно хотите запудрить мне мозги.

— Нет, что ты деточка, я не вру тебе.

— Но, тогда где находится, эта ваша Долина охотников? В Лондоне? В Москве? В Париже? А может на другой планете? А может мне ввели какой — то антибиотик?

— Нет, деточка что — ты, мы не в мире людей, у нас тут своя атмосфера и ты не на другой планете, ты в Долине Охотников.

— Не в мире людей? Как это понимать?

— Как много вопросов ты задаешь деточка, название Долины тебе ни о чем не говорит?

— Какой — то мир охотников?

— Именно! А теперь поешь, тебе нужно силы восстанавливать, а я пока пойду, сделаю тебе чай.

— Спасибо, но я не хочу есть, — ответила я.

— А ты все равно поешь, день будет длинным, — она встала со стула и устремилась к плите.

Сначала я съела одну, затем вторую, а потом ещё и ещё. Я даже не подозревала, какая я голодная.

— А вот и чайник кипит, — воодушевленно сказала она.

Налив в кружки чай, она поставила их на стол, в них было что — то отдаленное напоминавшее чай. Это было той же консистенции, но синего цвета, что явно никакого доверия не внушало.

— Можно спросить? Что это? — Я указала на свою кружку.

— Это чай, а точнее снадобье, которое восстановит твою память и силы.

— А из чего он?

— Я перечислю тебе ингредиенты на всякий случай, — она снова села напротив меня, — розовый перец, черная смородина, турецкая роза, душистый горошек и амбра.

— Розовый череп? Зеленая уродина? Турецкая мимоза? Удушливый поросенок? Какая — то мамбра? Я правильно все услышала?

— Да! — Воскликнула она.

Большинство из этого я слышу впервые, — я не хотела пробовать это на вкус, но мне не хотелось расстраивать эту старушку.

Я отпила немного, но мне хватило этого кислого вкуса для того, чтобы вспомнить, что было вчера.

— Я вспомнила! Я вспомнила, что было вчера! — Воскликнула я.

— Для этого и рассчитан был этот напиток.

Я взялась руками за голову, сколько же всего произошло вчера! Все что произошло со мной, не может быть правдой, это просто невероятно!

— Погодите, то есть это всё правда?!

— Очнулась, наконец — то! — Радостно воскликнула старушка и кинулась обнимать меня.

— И цербер? И фиолетовые пироги с аконитом? Призраки, все это правда?

— Да! — Снова радостно воскликнула она.

— Кошмар, — произнесла я и села обратно, взявшись за голову.

— Сейчас тебе сложно это осознать, но все это реально, я сейчас поеду на рынок за продуктами, а потом я все коротко тебе расскажу, хорошо?

— Хорошо, — ответила я все еще сидя за столиком.

— Я не могу оставить тебя дома одну, но не с кем, ты можешь осмотреть мой замечательный сад.

Вот это меня обрадовало, из окна на сад смотреть неудобно, потому что ты не видишь всей его красоты.

— Все собралась, — сказала старушка.

Она надела соломенную шляпу с розовой лентой, платье и кофта те же самые, а на ногах черные туфельки на маленьком каблучке, в руках она держала корзину.

— Ну как тебе Оливия? Я стильно одета?

— По последнему писку моды, — ответила я улыбаясь.

— Отлично! Пошли я выведу тебя в сад, где и оставлю, ключи не нужны дверь сама знает, кого впускать, а кого нет.

— Волшебная дверь?

— Можно и, так сказать.

Мы вышли из гостиной и направились прямиком к выходу:

— А кто такие, охотники? — спросила я.

— Когда приду, все расскажу, — она открыла дверь.




***

Я впервые увидела цветы, зрелище было просто потрясающим, с одной стороны сада были обыкновенные растения вроде роз, ромашек, ирисов и прочих знакомых растений, а с другой совсем непонятные, некоторые из них были какими — то скрюченными, а другие светились разнообразными цветами.

Старушка уже ушла. В этой Долине охотников было необычайно красиво, возле каждого дома стояли яблони, у каждого дома был свой сад, у всех были самые разнообразные растения, один дом был не похож на другой. Действительно это был совсем другой мир, который очень отличался от того места где я жила, здесь все было ярким, красочным и веселым, не то что тот серый Лондон.

Мне хотелось узнать, как пахнут цветы, которые я видела на картинках, но мне очень хотелось узнать, что за растения на другой стороне сада. Я подошла к непонятным растениям, мое внимание привлек интересный цветок, он был синего цвета, похож на розу и светился. Он был таким красивым, но срывать я его не стала, потому что, не знала можно ли его вообще трогать, вдруг он ядовитый? Пах он как гроза, однажды я пыталась вылезти из окна, когда жила в коморке и это была моя первая гроза, мне навсегда запомнился тот свежий, холодный воздух, в этот день ко мне и приставили доберманов — цербера.

Затем я отвлеклась на другое растение, оно было все корявое, с яркими зелеными листьями, самое удивительное было то, что оно шевелилось и извивалось, словно живое, растение было совсем небольшое, размером с ладонь. Тут было столько интересных и необычных растений, что можно было бы, составить целую энциклопедию этих чудесных растений, некоторые издавали чудесные и кошмарные звуки, какие — то пахли грозой, мармеладом и конфетами, другие кривлялись.

Насмотревшись на сад, я направилась обратно к дому, он действительно был, как кукольный домик. Даже с наружи дом был нежно — розового цвета,

— Почему нельзя было покрасить его хотя бы в желтый цвет?! Но нет, все ведь любят розовый, отлично я говорю сама с собой!

А дверь действительно открылась, было бы классно, если бы в той коморке, что я жила была такая дверь. Я бы в любое время могла выходить и заходить, когда угодно.

Я не знала, что мне делать, поэтому направилась прямиком на кухню. Прошел наверно час, а я просто сидела за столиком и смотрела в окно. Но вдруг мне снова захотелось, есть и я начала рыться в шкафчиках. Чего тут только не было, я даже не знала, что попробовать, все шкафчики были забиты едой.

— Так, чтобы поесть? — Спросила я себя, сидя возле нижнего шкафчика.

Как вдруг я увидела булочки с изюмом, мне всегда они нравились, в них было что — то необычное, я достала целую корзинку, осталось найти только чай, больше я эту синюю воду пить не собираюсь. Долго искать не пришлось, я быстро нашла чай с мятой.

— Вот неужели нельзя было заварить мне нормальный чай?!

Заварив чай и прихватив с собой булочки, я направилась в гостиную и присела на диван прямо напротив картины. Булочки оказались очень вкусными, я, конечно, их уже пробовала, но эти были гораздо вкуснее, чай тоже оказался вкусным даже без сахара. А картина завораживала свое красотой, счастьем.

— Интересно куда подевались эти феи с картины? Где эта малышка, возможно, ее отец, где они? — Спрашивала я себя.

Когда миссис Ливия придет нужно будет у нее спросить, почему она живет одна, когда у нее есть дочь и муж, возможно внуки?

От раздумий меня отвлек стук в дверь.

— Миссис Ливия, вы там? Я вам принесла яблок и апельсиновый сок!

Засунув булочку в рот, я направилась к двери. Открыв ее, я на крыльце увидела девушку примерно моего возраста, только она была ниже меня, а волосы у нее были подумать только нежно — розового цвета, подстрижены под каре, большие ярко — голубые глаза, вздернутый нос, губы бантиком. Она была миленькой и явно интересовалась модой, так как на глазах были стрелки, а губы накрашены бархатной, красной помадой. Одета она была в летнюю, белю блузку, в короткую красную юбку и черные замшевые балетки. В руках она держала корзину, покрытую белой тканью.

— Привет, а где миссис Ливия? — Спросила девушка.

— Она уфла на вынок за профуктами, а ты кто такая? — Спросила я.

— Меня зовут Ева Лебрен, я соседка, у нас рядом дома, а как тебя зовут?

— Меня зовут Оливия, друзья зовут меня Олив, — наконец доев булочку ответила я, вполне человеческими словами.

— У тебя необычное имя и странно, что ты можешь его сократить, у нас дома так не принято.

— Раньше не думала, об этом, но думаю у каждого человека довольно необычные имена, если ты его хорошо не знаешь.

— Со мной никогда, никто так долго не говорил, спасибо тебе, — она развернулась, чтобы уйти.

— Постой! — Крикнула я, и она снова повернулась, ко мне, — почему с тобой никто так долго не разговаривал?

— У меня очень трудный характер, а еще со мной не дружили из — за того, что я хамелеон.

— Извини, я правильно услышала, ты хамелеон?

— А по мне, что не видно?

— То есть ты ящерица?

— Олив, ты, что как будто бы вчера родилась, ты же тоже хамелеон!

— О чем ты толкуешь? Я не понимаю!

— Так ты не знаешь кто такой хамелеон?

— Нет, впервые слышу.

— Как давно ты здесь живешь? — Спросила она.

— Меня вчера привезли сюда, я заснула в охотничьем домике в лесу, а потом кто — то подхватил меня и отвез сюда.

— А откуда ты? Где этот лес? Это в нашей Долине?

— Не знаю, но это было очень далеко от Лондона.

— ТЫ ЖИЛА В МИРЕ ЛЮДЕЙ?! — В изумлении воскликнула она.

— Да, все свои шестнадцать лет, а ты всю жизнь провела здесь?

— Да, это — то место, в котором я родилась, тут же и умру.

— А ты какое — то волшебное создание? Эльф, фея или русалка?

— Нет, что ты, — она рассмеялась, — я охотник, как и ты.

— Охотник? Это который убивает белок и медведей? Я правильно поняла?

— Ой, Олив ты такая смешная, нет, мы убиваем монстров, по тебе сразу видно, что ты не из наших краев, надо будет тебе все объяснить.

— Мне миссис Ливия тоже обещала все объяснить.

— Значит, упростим ей задачу, нужно рассказать тебе основное, поставь куда — нибудь корзину, — она передала корзину мне в руки, и я отнесла ее на кухню.

— И как ты собираешься упростить ей задачу?

— Легко и просто, пошли со мной, я познакомлю тебя со своей семьей, они славные.

— А как же миссис Ливия, мне кажется, я должна остаться.

— Она увидит корзинку и все поймет, не беспокойся, все будет в порядке, ну что идём?


[1] Дженни Зелёные Зубы принадлежит к особой разновидности детских боуги в английском фольклоре — так называемым багам. Фейри-баги обычно очень дружны с родителями маленьких проказливых детей, отгоняют малышей от опасных мест и не разрешают слишком сильно шалить.





Глава 4


Дом, в котором жила Ева действительно был совсем рядом. Не знаю, как я не заметила такой большой, белый дом возле нашего кукольного домика. Но дом был действительно большим, белым, с множеством колонн, множеством окон, удивляло в нем то, что в нем было всего два этажа, для таких больших домов свойственны, пять этажей, если не десять. Прежде чем зайти в дом, Ева показала мне свой сад.

Сад был так же красив, как и у дома миссис Ливии, но у нее не было пруда, как у них, в пруду плавали разные рыбки и лягушки, так же в саду были яблони, уже с урожаем, яблоки были сочного рубинового цвета.

— Олив, ты, когда — нибудь пробовала кровавые яблоки? — Спросила меня Ева.

— Кровавые? Почему они так называются? — Спросила я.

— Говорят, по легенде одному юноше нравилась девушка, но она была благородных кровей, ей суждено было выйти за принца. Юноша не вынес столь душевной боли и отправился на битву с драконом, дракон победил, а юноша умер. Дракону стало жалко юношу, и он превратил его в яблоню, — она сорвала одно и протянула мне.

Я повертела яблоко в руках и не могла налюбоваться бликами на нем:

— Жалко его, погибнуть из-за любви глупо, — я откусила кусочек, яблоко оказалось очень сочным.

— А по — моему не глупо, это очень благородно, как яблоко?

— Очень сочное, никогда таких не пробовала, — я откусила ещё.

Я повернулась и увидела мужчину, который сидел на шезлонге возле пруда и читал газету. Он был среднего роста, загорелый, черные волосы, темные глаза, одет в белую рубашку и черные классические брюки.

— Это мой папа, Артур Лебрен, тебе говорит, о чём — нибудь это имя?

— Нет, а должно?

— Точно! Я совсем забыла, что ты здесь только второй день! Мой отец писатель он довольно знаменит у охотников. Идем, я представлю тебя. — И она потащила меня за собой.

— Привет пап, знакомься это Оливия.

— Здравствуй Оливия, — он отложил газету, Ева не была на него похожа, совсем ни капельки.

— Здравствуйте, мистер Лебрен, — он вытянул руку для рукопожатия, и я увидела перстень с изумрудом на указательном пальце.

Он увидел, куда я смотрю и спросил:

— Ты не из нашей Долины?

— Нет.

— А откуда ты?

Не успела я ответить, как Ева меня перебила:

— Ты не поверишь! ОНА ИЗ МИРА ЛЮДЕЙ! — Крикнула она так, что из домов вышли люди, ой охотники.

— Правда? Это довольно редкое, невозможное явление, чтобы охотник жил среди людей, если только ты не, то самой оружие, которое хотела использовать леди Агнесса.

— Но так и есть, это правда, погодите какое оружие? Какая ещё леди Агнесса? — ответила я.

— Извини, совсем забыл, что ты тут недавно, но думаю, если бы ты была её оружием, ты бы все знала. Ну и как там, в мире людей? — Спросил меня мистер Артур.

— Если честно, то я никогда не выходила из дома, но из окна мне было видно соседние дома, а они все были серыми и скучными, я вас совсем не виню, вы привыкли к этому миру и все для вас происходящее не новость.

— Никогда не выходили из дома? Оливия вы домоседка? — Снова спросил меня мистер Артур.

— Я не домоседка, меня просто заперли и не выпускали, у меня даже охрана была, ко мне приставили трех доберманов.

— Извини Оливия, если я тебя обидел.

— Ничего, я рада, что выбралась оттуда, я не жалею, об этом, с кем не бывает?

Наступило неловкое молчание. Пока мистер Артур не предложил пройти в дом.

Дом внутри, не казался таким уж большим, стены все были завешаны разными картинами, гобеленами и множеством полок, весь дом был захламлён. Ева повела меня на кухню познакомить с мамой. Кухня не так сильно отличалась от кухни феи, но эта была больше и к ней прилагалась большая столовая.

Ее мама была невысокой, как Ева, волосы были золотистыми, не с золотистым отблеском, а на самом деле золотистые, то есть как золотые, но не такие яркие. Глаза тоже были большими, голубого цвета, вздернутый нос и такие же губы, можно было сказать, что Ева копия мамы, обе также были бледными, они даже были накрашены одинаково, но различить их, можно было по цвету волос. Мисс Лебрен была одета в летнее, зеленое платье и босоножки, она что — то готовила и напевала какую — то мелодию.

— Три сердца, — сказала Ева.

— Что?

— Это мамина любимая группа, не понимаю, что ей в них нравится, довольно старомодные мелодии.

Ева пригласила меня за стол и попросила подождать их с мамой, мистер Лебрен был занят, ему нужно было написать статью в газете. Я как примерная девочка села за стол, мне показалась, что прошла вечность до того момента как они пришли с кухни. Миссис Лебрен несла тарелку, с какими — то булками, а Ева стаканы.

— Здравствуй Оливия, меня зовут Эльза, как тебе наши края? — Представилась мама Евы.

— Я здесь со вчерашнего дня и толком не могу сказать, но пока что мне нравится, здесь все такие гостеприимные? Или это только в определенные дни?

— Не везде, это дружелюбный район и тебе повезло, что попала именно сюда. — Сказала она, расставляя столовые приборы.

— Ты права мам, мне, кажется, что в районе Джексонов пришлось бы не сладко, особенно зная их любовь к необычным вещам, мы бы с тобой Олив оказались без волос.

— Зачем им наши волосы? Я не думаю, что всем идет бирюзовый или розовый цвет.

— Ну, понимаешь, такие как мы с тобой очень редкие, а это огромный риск.

— Что вы всё о плохом! Оливия ты, когда — нибудь пробовала круассаны?[1]

— А что это?

— Это булочки, — она указала на тарелку.

— А с чем они?

— Тут есть с клубничным джемом, а еще есть с шоколадом, тут есть из чего выбирать.

— Ну, хорошо, — я взяла одну, она оказалась очень вкусной, булочка была еще теплой, и шоколад таял во рту, — это осень фкусно!

— Спасибо Оливия, у нас своя пекарня, называется «Великолепная пекарня Эльзы», коротко «ВПЭ».

— У вас своя пекарня? — Удивилась я, — а она далеко?

— Нет, не далеко, как — нибудь мы тебя туда свозим, да ведь Ева?

— Конечно, я не против, ведь помимо круасанов есть еще множество разных булочек.

— А можно спросить миссис Эльза?

— Да, конечно.

— Когда я встретила Еву, она сказала, что я хамелеон, что это значит?

— Я думаю, Ева тебе все объяснит, ей есть что рассказать, у нее никогда не было друзей, поэтому я думаю накопившееся надо куда — то девать, — сказала она беря очередную булочку.

— Мам, зачем ты всем рассказываешь, что у меня никогда не было друзей, мне неприятно слышать это! — Ева закрыла лицо руками.

— Потому что, Ева все должны знать, что где — то есть девушка, которой нужен друг.

— Умеешь ты расстроить, — ответила ей Ева.

— Ладно, иди, проводи Оливию в свою комнату.

— Хорошо, идём, — она взяла меня за руку и потащила на второй этаж.

Второй этаж не был похож на первый, он представлял собой коридор с огромным количеством комнат, пять комнат с одной стороны и пять с другой. Деревянный пол скрипел под ногами, комната Евы оказалась в самом конце левой стороны.

— Вот мы и пришли, — она открыла дверь.

На мое удивление комната была небольшой, одно окно с тюлевыми шторами, небольшой комод, напротив комода кровать, накрытая одеялом из лоскутков, на стенах висят рисунки, очень много рисунков, куча книг, спрятанных под кроватью, на полу разноцветный, вязаный ковер.

— Я думала тут комнаты больше, чем есть на самом деле.

— Нет, она большая, просто тут есть потайное место, о котором я пока сказать не могу, пока не узнаю тебя лучше.

— Тайное место? Тебе зачем?

— Мы охотники, вся наша жизнь сплошная опасность, у каждого в доме есть потайные ходы и тайные места, но у нас к счастью дружелюбный район, поэтому не так страшно, но капелька безопасного места никому не повредит.

Мы присели на её кровать:

— Одеяло сшила ты?

— Да, мне нравится шить, блузка и юбка, которые на мне я сшила сама, а еще мне нравится вязать, коврик тоже связала я, а ещё я немного умею рисовать.

— Это так здорово! Я ни шить, ни вязать не умею, рисовать вроде умею, но не думаю, что мои рисунки профессиональны, это так круто, когда человек столько всего делает.

— Поправлю, не человек, а охотник, люди это один из низких отрядов живых существ, они в сто раз слабее нас.

— А в чем разница между охотником и человеком? Только то, что они слабее нас?

— Погоди, — она залезла под кровать и достала старую, толстую, пыльную книгу.

— Что это? — Спросила я.

— Это история нашего вида, я могу рассказать ее кратко, но ты мало из этого поймёшь, поэтому вот держи, — она протянула мне книгу.

— Книгу? Мне? Мы с тобой так мало знакомы, а ты уже даешь мне свою вещь, знаешь эта книга такая толстая, что она похожа на википедию,[2] только в виде книги.

— Мне кажется, тебе можно доверять, и ты никогда не была в Долине, тебе сейчас сложно, тем более лето кончается, а значит скоро в академию, а что такое википедия?

— В академию? В какую академию? Ты не знаешь, что такое википедия? Это же одно из самых великих вещей, созданное человеком, мне так Софи сказала.

— В академию №51, Академия охотников, так, что такое википедия?

— А есть другие академии? Это сайт, в котором можно найти любую информацию, которая тебя интересует.

— Да, их очень много. Академия магов, фей, эльфов, сказочных героев, и т. д. Смотря, какого ты вида, найти все что угодно, это очень круто!

— Академия сказочных героев, а русалки и феи не входят в их число?

— Нет, под сказочными персонажами имеются ввиду выдумки людей, герои мультиков и фильмов, то, что было выдумано кем — то.

— То есть, любой рисунок ребенка оживает и учится в академии сказочных героев?

— Именно, но оживает только в их долине, здесь они станут рисунком, как и в любом мире, кроме своего.

— Видимо им не так весело, ты мне хотела объяснить про хамелеонов.

— Точно, спасибо, что напомнила. Хамелеоны — это такие охотники, чьим предкам, когда — то досталось больше, не знаю там пыльцы феи, драконьей чешуи, русалочьих волос или ногтей эльфов.

— Что?

— Вот поэтому, я дала тебе книгу, сейчас тебе ничего не понятно, но потом ты все поймёшь. В общем, об особенностях, у тех, у кого в крови больше пыльцы феи могут менять цвет волос. Те, у кого больше драконьей чешуи могут менять цвет глаз. Те, у кого больше ногтей эльфа могут менять цвет кожи, а с большим количеством русалочьих волос просто не существует, но бывают очень редкие, те, у которых все эти признаки есть, на них самая большая охота.

— Ты хочешь сказать, я могу менять цвет волос? Как круто! То есть я могу поменять их в болотный, без всяких там модификаций?

— Может и не только цвет волос, мы же не можем знать точно, но цвет волос ты можешь поменять. По волосам и коже всегда легко определить, а вот по глазам невозможно, потому что есть охотники, чей родитель дракон, у них глаза могут быть любого цвета.

— То есть наша особенность в том, что мы умеем менять цвет волос, кожи, глаз? И всё? Я думала, мы настолько крутые, что нашу крутость просто нельзя измерить.

— Нет, это не всё, мы можем становиться невидимыми или еще какие — нибудь крутые штучки, поэтому многие хотят получить наши волосы, глаза и даже кожу.

— Фу! Ужас, какой! И это всё из — за того, что мы можем становиться невидимыми? Тоже мне способность, вот проходить сквозь стены или читать мысли людей, это круто!

— Нет, конечно, у нас еще много всяких особенностей, у каждого вида свое, я не могу тебе рассказать, просто мне хочется, чтобы ты сама разобралась.

— Понимаю, как давно ты рисуешь?

— Очень давно, я даже не помню, когда нарисовала свой первый рисунок.

Я осмотрела всю стену возле кровати, которая вся была завешана рисунками, я осмотрела каждую, но самый поразительный рисунок оказался портретом мальчика. Рисунок был нарисован акварелью на альбомном листе, мальчик был лет двенадцати, загорелый, веснушки на носу и щеках, черные волосы, темные глаза, мальчик смеялся. Он был похож на мистера Артура Лебрена, только его детскую копию.

— Это твой папа? — Спросила я, указав на рисунок.

— Нет, это мой старший брат Габриель Лебрен.

— У тебя есть старший брат? Почему ты не познакомила меня с ним?

— Потому что он умер, когда я только родилась, ему было двенадцать, он теперь навсегда остался мальчиком. Сейчас ему было бы двадцать восемь.

— Ой, извини, я же не знала, прости, пожалуйста.

— Ничего, я могу его тебе показать.

— Что? Ты же сказала, что он умер!

Она не стала отвечать, просто взяла какой — то ключ с комода и схватила меня за руку. Через мгновенье мы стояли у двери, напротив, на ней висел замок. Это была единственная дверь с замком.

Ева взяла ключ и вставила его в замок, он послушно открылся. Комната оказалась полупустой, не считая одинокой кровати у окна, мольберта, картин и каменное изваяние кричащего мальчика.

— Это мой старший брат Габриель, ему досталось, во время битвы за власть.

— Но, что он натворил? За что его так?

— Мой брат был вундеркиндом, он нашел способ оживлять картины, в свои двенадцать лет он рисовал превосходные картины и никогда не ошибался, однажды к нам пришла леди Агнесса, о ней ты узнаешь в книге. Она попросила нарисовать её портрет, но он отказывался, и тогда она схватила его. Я не знаю, что она делала с ним, но он все же нарисовал ее портрет. Да нарисовал, портрет был замечательным, но оказалось, что он специально написал на картине «Каждый раненый и погибший на нашей стороне, поднимется или воскреснет. Мертвые протянут к тебе руки, и ты окажешься там, где тебе место!». За это она приехала к нам домой, якобы похвалить его, зашла к нему в комнату и наслала на него проклятие. Оно гласит так:

Ты, исковеркав мою честь, наказан будешь.

Ты всю жизнь пропустишь, И никто поверь, дружок, тебе не поможет.

Превратишься в камень ты.

И когда наступит час, превратишься в прах

— Красиво, но жутко, зачем он это сделал?

— Я же говорю, тогда была битва за власть, всем семьям, участвующим в этом досталось по проклятию, а всё это леди Агнесса со своей местью, каждая семья охотников дорого поплатилась.

— И твой брат хотел доказать, что он не из робкого десятка и не собирается помогать врагам.

— Именно как бы я хотела, чтобы он был жив, мне всегда хотелось с ним познакомиться.

Сначала я ничего не замечала, но потом, приглядевшись к каменному мальчику, я заметила трещину на руке.

— Ева, эта трещина всегда была?

— Трещина, ты что шутишь?

— Нет, посмотри на его руку!

— Точно, может она уже давно, просто мы заходим сюда только по праздникам, и он от времени мог треснуть.

— Может быть, а те картины в углу, он нарисовал?

— Да, хочешь посмотреть?

Мы подошли к углу, где стояли картины, нарисованное на них действительно двигались, на одной из картин было нарисовано море, волны разбивались об берег.

— Ух, ты! Никогда такого не видела. Как будто это видео без звука.

— Я же говорю, он гений. А что такое видео? Олив, который час?

— Это движущиеся картинки со звуком, я не знаю, наверно уже вечер.

— Посмотри в окно, уже стемнело.

— И, правда, думаешь миссис Ливия уже дома?

— Да, в такой поздний час, тебе нужно поторопиться, где книга, которую я тебе дала?

— Я оставила её у тебя в комнате.

— Хорошо пошли отсюда.

Она закрыла дверь на замок:

— Пока, братик, пошли Олив, заберем книгу.

Когда мы вышли из дома, Ева закрыла дверь за собой и повела меня к яблоне.

— Олив, спасибо огромное, что провела этот день со мной, я не знаю, как тебя поблагодарить, книга — это малое, мне кажется, ты заслуживаешь большего, чем просто получить книгу.

— Ты так говоришь, как будто мы больше не встретимся, ты думаешь, я перестану с тобой общаться?

— Ну да, все так делают.

— Я — не все, поверь мне, я не предам, на что еще нужны друзья?

— Спасибо, — прошептала она и пошла обратно в дом, — пока.

— Пока Ева.

Хорошо, что дом миссис Ливии был в двух шагах от дома семьи Лебрен, и дом был не похож на другие.

На улице уже стемнело, в доме горел свет, значит старушка уже дома. Я не знала, какой реакции от нее ждать, но никак не ожидала такой:

— Сегодня мы с тобой, будем готовить… пирог с яблоками! — Воскликнула она, когда я вошла в дом.

— Вы серьёзно? Вам не интересно где я была, почему так долго?

— Всё просто деточка, — она подошла ко мне и потрепала за щёки, — такие яблоки в нашем районе есть только у семьи Лебрен, следовательно, ты пошла именно к ним, а насчет времени, я, конечно, волновалась, но знала, что ты вернешься.

— Мне понравилась семья Лебрен, — сказала я и положила книгу на диван, — они все такие милые.

— Да, это точно, они просто замечательные. А яблоки — это просто дар божий. Это Ева дала тебе книгу?

— Да, она сказала, что так мне легче будет всё понять. А что это за книга? На ней нет названия.

— Это вся история появления охотников, каждый год информация обновляется.

— Поэтому она такая тяжёлая? Сколько в ней страниц?

— Я даже не знаю, говорю же, её создали, когда охотники только появились.

— А сколько мы существуем?

— Около трёх веков, совсем мало, но событий очень много, о вас знают даже малые народы, такие как гномы,[3] лепреконы [4]и другие.

— Так мало, я думала мы существуем с тех времен, как появились динозавры, судя по размеру книги.

— Как только появились охотники, они сразу дали о себе знать, проявили себя, так скажем.

— А который час? Я нигде не видела часов.

— Мне часы не нужны, но раз тебя это беспокоит, мы можем, как — нибудь съездить на рынок за ними.

— Спасибо, сегодня я увидела у вас в саду, синий цветок похожий на розу, он светился синим светом, как он называется?

— Грозовая роза, когда она светится — это означает, что будет гроза, её прогнозы всегда точны.

— Как же это круто! Здесь здорово, хотя откуда мне знать, может в мире людей, тоже было ничего.

— Но твой дом здесь, — она села на диван рядом со мной, — Мне кажется, здесь тебе будет лучше.

— Я всё вспомнила, кроме одного, как я сюда попала?

— Тебя нашли в нашем лесу, в старом домике одного из охотников, он иногда туда заходит. Он подал сигнал в министерство, и они тут же прибыли туда. Осмотрели тебя, но они не знали, куда тебя деть и отправили тебя сюда.

— Понятно, мне кажется, я сегодня не буду помогать с пирогом, мне хочется спать.

— Фонарик лежит под кроватью, — сказала она мне и направилась на кухню.

Я взяла книгу и поднялась в комнату. Свет был выключен. Включив свет, я кинула книгу на кровать и залезла под неё, там действительно лежал фонарик. Я открыла книгу.

Из первой главы я узнала, что охотники были созданы четырьмя существами, феей, драконом, эльфом и русалкой. Они были созданы для истребления монстров, которые нападали на Долины, сначала было много попыток, создать оружие против «паразитов», но всё было тщетно. Пока однажды они не встретили в лесу человека, он видимо случайно забрел туда, он был слаб и умирал от жажды и истощения. Однажды, когда он спал, они перетащили его в домик, одного из эльфов, там они долго думали, как сделать его оружием. Когда он проснулся, они объяснили ему свой план. Что оказалось странным, он разрешил проводить на нём опыты.

И так однажды у них получилось, они смешали пыльцу фей, ногти эльфов, чешую дракона и волосы русалки. Они думали, что их открытие невозможно и нашли еще парочку, потерявшихся и проделали то же самое. Снова всё получилось, но они не остановились. Они делали ещё опыты и сделали открытие. Эти «полу люди» оказались бессмертными, затем еще одно открытие они все различались по признакам, кто — то был храбрый и мудрый как дракон, кто — то оказался хитрым и остроумным как эльф, кто — то добрым и дружелюбным как фея, кто — то загадочным и решительным как русалка.


Их поделили на четыре группы:

Оливия Джонсон и охотники

Но кроме этого они заметили у других ещё способности, они могли менять цвет глаз или кожи, или волос, а кто — то всё сразу, таких назвали хамелеонами.

И только я начала читать дальше, как за окном сверкнула молния.

— Оливия, выключай свет и ложись спать, фонарик положи на подоконник, он должен зарядиться, завтра дочитаешь!

По просьбе миссис Ливии я положила фонарик на подоконник, выключила свет, положила книгу на комод и легла спать.


[1] Небольшое хлебобулочное кондитерское изделие в форме полумесяца (рогалика) из слоёного теста

[2] Общедоступная многоязычная универсальная интернет-энциклопедия со свободным контентом, реализованная на принципах вики.

[3] Сказочные карлики из западноевропейского, в первую очередь германо-скандинавского, фольклора, частые герои сказок и легенд.

[4] Персонаж ирландского фольклора, волшебник, исполняющий желания, традиционно изображаемый в виде небольшого коренастого человечка. Цвет одежды лепрекона зависит от местности, из которой он происходит.





Глава 5

Проснулась я от того, что кто — то кидал камешки мне в окно. Нехотя я встала с кровати, подошла к окну. На улице шел дождь, то тут, то там сверкала молния. Камешки в мое окно кидала Ева, она была в кигуруми [1]белого цвета, в виде зайца с накинутым капюшоном, она что — то кричала мне, кажется «Спустись!».

Я спустилась вниз, старушки нигде не было. Я открыла ей дверь, она держала красный зонтик над головой:

— Оливия, ты не поверишь что произошло! — Воскликнула она.

— Надеюсь, что — то очень важное, потому что я очень хорошо спала.

— Пошли со мной я покажу! — Она потянула меня на улицу за руку.

Не прошло и секунды, как я уже промокла до нитки:

— Ева, на улице дождь, у меня нет зонтика.

— У меня есть, идём, — она снова потянула меня за руку.

— Он маленький, мы вдвоем не поместимся.

— Точно! Извини, сейчас всё будет, — она нажала какую — то кнопочку на зонтике, и он увеличился вдвое, — а теперь пошли!

В этот раз я последовала за ней, она привела меня к себе домой:

— Зачем ты привела меня к себе? Поговорить вдруг захотелось?! Посреди ночи? Да ты спятила!

— Тише, родители спят, — прошептала она, — произошло кое — что нереальное идем за мной.

Свет в доме был выключен, приходилось идти на ощупь. Мы поднялись на второй этаж, дошли до самого конца коридора, она начала открывать дверь в комнату брата:

— Ева, что ты делаешь?!

— Не шипи на меня? Я пытаюсь открыть дверь!

Когда дверь открылась, мы тихонько зашли в комнату, свет был включен.

Но я была в шоке от увиденного. На кровати сидел темноволосый мальчик с рисунка Евы, он рассматривал свои руки. Ева прикрыла за собой дверь.

— Видишь, он живой! Я не смогла с ним заговорить, я испугалась и побежала за тобой.

— У тебя хороший бросок, — произнесла я, все еще глядя на мальчика, — как давно он здесь сидит?

— Я проснулась от шума, когда на часах был час ночи.

— Почему родителям не сказала?

— Я же сказала, я испугалась! Да я все еще дрожу как осиновый лист!

— Вы думайте, я вас не слышу? Вы шепчетесь так, как будто в рупор говорите! — Вдруг заговорил мальчик.

— Извини, я не хотела, — заикаясь, произнесла Ева.

— Ты кто? — Спросила я.

— Я Габриель Лебрен! Сын Эльзы и Артура Лебрена! — Сказал он, как будто отдавая честь.

— Откуда нам знать, что это ты? — Спросила Ева.

— Вспомни портрет, который ты рисовала акварелью, я помню. Ты рисовала его здесь. И только моя статуя стояла в этой комнате.

— Как давно ты здесь сидишь? — спросила я.

— Когда пробил час, я очнулся, сейчас я не знаю сколько времени.

— Как это получилось? Ну как ты ожил? — Ева подошла ближе к брату, но не села рядом.

— Когда вы зашли в комнату, я почувствовал, что могу двигаться я попытался разломать камень, в котором я был заточен, но не мог. Потом с каждым часом ломать его получалось все легче и легче, и вот к часу я сломал камень целиком, я мог показать эти огромные куски, но они превратились в прах, а затем совсем исчезли.

— Ева, я, кажется, поняла, вспомни проклятие, которое ему досталось.

— Точно «И когда наступит час, превратишься в прах»!

— Только вот раньше такого не было, — произнес мальчик, повернувшись к нам лицом. У него на самом деле были темные глаза, он очень сильно был похож на отца, — никогда не было, пока не появилась ты, — он посмотрел на меня.

— Но как ты понял, что это из — за меня, а не просто конец проклятия, думаю у каждой вещи есть свой срок годности.

— Оливия, у этих проклятий нет конца, только один исход всю жизнь провести камнем, деревом или еще хуже, — ответила Ева.

— Когда Ева сказала, что хочет, чтобы я был жив, я вдруг почувствовал какую — то силу, она была, когда ты зашла, но после этих слов она как будто увеличилась.

— То есть ты хочешь сказать, что я обладаю какой — то невероятной силой? Как Гарри Поттер?[2] Мальчик, у тебя видимо мозги ещё в каменном состоянии!

— Я не уверен в этом, но по — моему в этом есть смысл, ты никогда не замечала ничего не обычного?

«Очень странный парень, ему плевать на то, что я ему нахамила», — подумала я.

— Нет, — но сама вспомнила про тех призраков, превратившихся в людей, — никогда.

— Я так давно хотела познакомиться с тобой, — сказала Ева и села возле брата.

— Я тоже, знаешь, как обидно, что ты всё видишь, слышишь, а сказать не можешь и даже пошевелиться.

— Мне очень жаль, что ты в столь юном возрасте превратился камень, ты и в правду пропустил шестнадцать лет жизни, но ты должен оставаться сильным, — я села рядом с ними.

— Ничего, — весело произнес он, — у меня еще целая вечность.

­– Ты весь грязный, мне кажется, тебе нужно помыться, — сказала Ева.

— Ты права, я шестнадцать лет не мылся, — засмеялся он.

Глаза Евы наполнились слезами:

— Ева ты чего? — Спросила я.

— Просто я так рада, — вытирая слезы, сказала она, — Олив, мне кажется, ты можешь идти, а то миссис Ливия будет расстроена и спасибо за поддержку.

После светлой комнаты, в темноте ориентироваться было сложно, но с огромным усилием я выбралась из дома и бегом побежала в дом. Хоть от дома Лебрен до нашего было всего два шага, я все равно умудрилась промокнуть.

Наконец оказавшись в доме, я первым делом отправилась в ванну, согревшись, вышла и переоделась в белую футболку и шорты от старой пижамы и легла кровать. Но никак не могла заснуть, я всё думала, о произошедшем событии с семьёй Лебрен.

Иногда невольно задумываешься, зачем нам нужна семья. Она нужна для того, чтобы поддерживать тебя, семья — это твои лучшие друзья. Семья Лебрен была такой, они поддерживали друг друга шестнадцать лет. Когда все думали, что чудо не произойдет, а когда оно произошло, они пригласили всю свою семью, со всех уголков мира. Поэтому я не пошла к ним в гости утром, мы с миссис Ливией договорились, что поедем на рынок.

Поэтому утром первым делом я спустилась вниз, чтобы взять мой рюкзак, который все это время лежал у двери. И начала в нем рыться, в итоге я остановилась на серой футболке с бешеной курицей, камуфляжных джинсах и ботильонах.

— Оливия, ты будешь завтракать? — Спросила миссис Ливия.

— Да, конечно, — я направилась в кухню, миссис Ливия тоже уже была одета. Одета она была в легкое, желтое, летнее платье и белые босоножки.

— Вам идёт! — сказала я миссис Ливии, присаживаясь за стол.

— Спасибо Оливия, но давай договоримся, что ты больше не будешь обращаться ко мне на «вы», ты всё это время будешь жить у меня, мне бы хотелось, чтобы ты ко мне обращалась как к подруге.

— Хорошо, а что сегодня на завтрак?

— Яблочный пирог и мятный чай, я вчера всю ночь пекла пирог и думаю, он довольно вкусный.

— Не сомневаюсь в этом, на той картине, что висит в холле, кто на ней?

— Мне кажется, ты не поверишь, но на той картине я, мой муж, моя дочь Анжелина, — она подошла к столу и поставила пирог на стол, — чайник еще греется, будем ждать или приступим?

— Лучше подождем, сейчас можно просто поговорить. И я вам верю, я сразу нашла сходство между вами и той молодой девушкой на картине.

— Я очень скучаю по своей детке, ей уже девятнадцать, она совсем взрослая.

— Девятнадцать? Но сколько же вам тогда лет?

— Двести девяносто девять, это довольно долгая история.

— Это как — то связано с битвой за власть?

— Да, причём очень тесно, слышишь чайник, кипит, — она подбежала к плите и выключила газ.

На этот раз мы действительно пили чай с мятой:

— Пивог профто восхифифелен! — Сказала я, прожевывая кусок.

— Кровавые яблоки любое блюдо сделают вкуснее, сейчас нам нужно составить список покупок.

— Нам нужно очень много покупать?

— Мне ничего не надо, а вот тебе нужны учебники для академии и одежду, а то у тебя очень много темных вещей, нужно их заменить, чем — нибудь ярким.

— Я конечно не против новой одежды, но старые вещи мне тоже нравятся.

— Ну, хорошо, старые вещи мы не будем выбрасывать, ты пока ешь, а я схожу вызову карету.

— Вы ездите на каретах?

— Охотники да, мы феи нет, чтобы нам долететь нужно всего пара минут.

— А сколько нужно времени, чтобы добраться на карете?

— Около двадцати минут, так я пойду, закажу карету.

— Вы, то есть ты уже говорила.

— У меня такое часто случается, — она направилась в гостиную.

Доев пирог, я схватила рюкзак и закинула его на плечи, он совсем не казался загруженным, хотя в нем было полно вещей. Я стояла и осматривала кухню, конечно, все здесь напоминало кукольный домик, миссис Ливия даже называла его так, но, что если это на самом деле кукольный дом. Просто что — то в этом доме было не так, как будто он не настоящий, а сделан из пластика.

От раздумий меня отвлёк голос миссис Ливии:

— Оливия, карета подъехала!

И я рванула к выходу, в сад. Карета уже стояла возле дома, она было точно такой же, как у миссис Генриетты, только лошади были белыми, значит ли это, то миссис Генриетта тоже охотник? От раздумий меня опять отвлёк голос миссис Ливии, которая же сидела в карете.

Я залезла в карету, она даже внутри была такой же, только вид из окна изменился.

Я смотрела в окно, а миссис Ливия осматривала содержимое корзинки, которую она взяла.

— А можно кое — что спросить?

— Конечно, можно деточка.

— Что в корзине?

— Ой, точно я совсем тебе забыла сказать, у нас денег нет, у нас действует обмен одной вещи на другую, я вчера испекла десять пирогов с кровавыми яблоками. Эти яблоки очень редкие и очень дорогие, за один кусок такого пирога можно накупить целую кучу учебников.

— Но почему у семьи Лебрен есть эти яблоки?

— Этот дом, сад и яблоня принадлежат их бабушке и дедушке, а они в свою очередь попали в довольно интересную историю, никто не знает в какую. Только вся их семья, они не разглашают тайны, дом с садом они выкупили яблоками.

— В мире людей это бы не сработало, там довольно всё сложно, нужно работать не покладая рук, при этом получать гроши.

— Да, я согласна с тобой, мир людей холоден и полон несправедливости, но при этом они все ещё существуют и не истребили друг друга.

Вдруг карета резко остановилась:

— Мы приехали, — сказала миссис Ливия.

— Так быстро?

— Время в таких каретах, просто убегает, его нельзя отследить.




***

Рынок располагался на склоне холма, к которому вела длинная тропинка. Одно дело доехать до места, где находится рынок, совсем другое забраться на холм.

— Почему рынок находится так высоко? — Спросила я.

— Чтобы люди не нашли его, мы сейчас находимся на границе между нашим миром и миром людей.

— А люди нас не видят?

— Нет, но они могут увидеть это место, оно единственное которое может выдать нас.

— Но почему, людям иногда нужно верить в волшебство, иначе они будут всю жизнь депрессивными, — я присела, чтобы снять ботильоны, я решила, что лучше будет идти босиком.

— Я согласна с тобой Оливия, но, если в нашу жизнь вторгнутся люди, они перевернут все вверх дном, а нам этого не нужно, я думаю, зря ты сняла свои туфли, на рынке довольно неудобно ходить босиком, там каменистая дорога.

— Да? Ну, тогда — когда дойдём до него надену их обратно.

Мы все шли и шли, прошло наверно минут двадцать пока мы не добрались до рынка:

— Ну, наконец — то! — Я снова присела и надела ботильоны, даже на них ходить было неудобно. — Куда мы пойдем?

— Сначала нам нужно купить тебе учебники, а их четырнадцать.

— Сколько? У меня в академии будет четырнадцать предметов?! C ума сойти можно!

— Не четырнадцать, а пятнадцать.

— Ещё лучше, а где оно находится?

— Кто?

— Ну, это место где продают книги.

— Тут за углом.

Мы завернули за угол, и остановились возле маленького домика, вместо крыши была солома:

— Это и есть то место? — Спросила я, не веря глазам размеру этого книжного.

— Не суди книгу по обложке.

И мы зашли внутрь, на самом деле внутри было около девяти этажей, и все девять этажей занимали книжные шкафы, целиком и полностью заполненные книгами.

— Круто! — Воскликнула я на весь магазин и сняла свой рюкзак, чтобы осмотреться.

Мы подошли к прилавку, возле прилавка стоял парень, на нем была зеленая футболка и серые джинсы. Внешним видом он внушал доверие, средней длины, светлые волосы, голубые глаза с синим переливом, он читал газету, так я думала, пока он не открыл рот:

— Добро пожаловать в самый большой в мире книжный магазин! — Произнес он, не глядя на нас.

— Здравствуйте, нам нужны учебники для академии №51.

— Какой курс?

— Первый, лучше если бы они были совсем новыми.

Он посмотрел на нас и отложил газету, видимо мы озадачили его:

— Миссис Ливия? Вы уверенны, что вам по карману совсем новые учебники?

— Конечно Кэмерон, разве я, когда — нибудь шутила в таких случаях?

— Нет мэм, но не кажется ли вам, что вы немного староваты для академии.

— Что ты! Эти учебники не для меня, а для одной девушки, которая проживает сейчас у меня.

Он посмотрел на меня:

— Здравствуй, — обратился он ко мне.

— Привет, я видимо такая незаметная, да?

— А мне кажется, ты слегка грубовата, не так ли?

— Оливия, меня зовут Оливия, и я не грубая, это у тебя со зрением что — то, сходи к окулисту может он тебе очки подберёт!

— Кэмерон тоже в этом году поступает в академию, — сказала миссис Ливия.

— Правда, что ли? За что мне такое наказание?

Он ухмыльнулся:

— Я же говорю грубая, а чем вы собираетесь платить?

— У меня есть пирог с кровавыми яблоками, я дам тебе два куска.

— Хорошо, сейчас принесу, — сказал он и ушел куда — то на второй этаж.

— Он тебе понравился да? — Спросила меня миссис Ливия, вытаскивая, куски пирога.

— С чего вы это взяли? Он мерзкий тип, сначала он мне показался довольно милым, пока рот не открыл!

— С ним такого не было, чтобы девушка с ним так грубо общалась, я думаю, он удивлен, ведь все девушки вешаются ему на шею.

— Мне кажется, он сам их провоцирует.

— Вот, миссис Ливия все четырнадцать учебников.

— Спасибо Кэмерон, вот держи, — она протянула ему куски пирога.

— Не за что миссис Ливия, еще увидимся Оливия, — он подмигнул мне.

— На меня это не действует

— Что не действует?

— Все эти подмигивания, можешь даже не стараться.

— Оливия, открой свой рюкзак, мне некуда положить учебники.

Когда миссис Ливия положила учебники, мы направились дальше:

— Куда мы сейчас пойдём? — Спросила я.

— За одеждой, мне кажется, ты должна одеваться как модель с подиума.

— Для таких парней как он я согласна носить мешок из-под картошки.

— Я думаю, он все же тебе понравился, он довольно неплохой парень, но с девушками ему все же не везёт.

— Бедные девушки, как мне их жалко, нам еще долго идти?

— Нет, мы уже дошли.

Мы стояли возле двенадцатиэтажного магазина.

— Это всё магазин одежды?

— Нет, косметики, парфюмерии и многих вещей, мы с тобой возьмём из каждой понемногу.

— А в чём мы все это понесём?

— А бездонный рюкзак на что?

— Точно, я про него забыла, погодите, я правда его забыла в книжном магазине!

— Вот так незадача, ты помнишь дорогу до книжного магазина?

— Да помню, мне сбегать?

— Да, было бы неплохо, я пока куплю тебе все что можно.

— Угу, — ответила я и помчалась обратно.

Тот парень сидел с моим рюкзаком в руках, почему — то я не была этому удивлена:

— Отдай мне мой рюкзак, — я протянула руку за рюкзаком.

— Милая футболка, — протянул он.

— Что? — Я посмотрела на неё, а затем повторила –Отдай мне мой рюкзак!

— А ты купи его у меня, пока не выкупишь, не отдам, мне бы самому такой, бездонные рюкзаки вещь довольно редкая.

— Как можно выкупить рюкзак?

— Поцелуем, — ответил он мне.

— Что?! Не дождешься!

— Тогда не видать тебе твоего рюкзачка.

— Ладно, так уж и быть, — я приблизилась к прилавку, чтобы быть ближе к рюкзаку.

Когда мы оказались совсем близко друг к другу, я резко выхватила у него рюкзак и показала ему язык:

— Что? — Недоумевал он, — ты всё равно, мне, когда — нибудь заплатишь! — Крикнул он мне.

— В твоих мечтах! — Крикнула я в ответ и побежала к миссис Ливии, она уже купила кучу вещей.

— Как ты быстро, я думала, вы будете долго болтать.

— Я не такая как все, мне он не интересен.

— Хорошо, теперь нам пора домой, часы я тоже купила, электронные по последней моде.

— Что? Опять по склону, опять нужно ботильоны снимать.

— Я думаю, в таких туфлях ты быстро не спустишься, так что давай снимай.




***

Я так устала, что даже не стала рассматривать вещи, которые купила мне миссис Ливия. Я просто зашла в свою комнату, прыгнула на кровать и открыла книгу, на той странице, где остановилась.

«Хамелеоны делятся на четыре группы:

1) Меняющие цвет волос

2) Меняющие цвет глаз

3) Меняющие цвет кожи

4) Меняющие свою внешность целиком.

У каждой группы свои особенности, но мы не будем рассматривать каждую, а просто рассмотрим, какие же у них появились особенности.

1) Легкое запоминание информации.

2) Становление невидимым.

3) Свечение в темноте.

Если вы хамелеон, но по какой — то причине не знайте, как измениться, просто встаньте возле зеркала и думайте о нужной точке и цвете, в который хотите поменяться».

Я так и сделала, встала возле зеркала и подумала о волосах, и они поменялись в фиолетовый цвет.

— Вот это круто! — Потом я попробовала поменять кожу, но у меня не получилось, а вот глаза тоже поменялись, но мне не понравилось.

А потом я взяла рюкзак и вытащила оттуда учебники, по: драконологии, монстрологии, травологии, географии, драгоценным камням, заклинаниям, зельеварению, истории охотников, истории народов, мифологии, артефактам, астрономии, прорицании и уходу за монстрами. Я так долго рассматривала книги, что не заметила, как мои веки закрылись, и я уснула крепким сном, в котором мне снился тот парень из книжного магазина.


[1] Костюмы, покрывающие всё тело, в виде животных, героев мультфильмов и других персонажей, используемые главным образом костюмированными исполнителями.

[2] Вымышленный персонаж, главный герой серии романов английской писательницы Джоан Роулинг.





Глава 6

Утром я все же решила осмотреть вещи и пожалела об этом, не одной вещи мне не понравилось, они были немного старомодными, также, как и обувь, но мне не хотелось расстраивать миссис Ливию, поэтому я надела то же самое, что было вчера.

По моим новым часам было шесть утра, миссис Ливия, скорее всего, спит, а вот Ева наверно нет, поэтому я закинула рюкзак на плечо и спустилась вниз.

Как я и думала, миссис Ливии нигде не было, а значит, я могла пройти незамеченной. Точно так же как Ева, я начала кидать камешки в ее окно, из окна выглянуло сонное лицо в кигуруми в виде зайца.

— Оливия? — спросила, позёвывая она, — Что ты тут делаешь?

— У меня к тебе просьба, ты шить умеешь?

Она улыбнулась и исчезла из зоны видимости. Буквально через секунду она уже стояла на крыльце дома и звала меня.

Я даже не заметила, как мы оказались в её комнате.

— Итак, что конкретно тебе надо сшить?

— Ну… не сшить, а перешить.

— Могу, а что именно?

— Вот это, — я вывалила вещи ей на кровать.

— Ух, ты! Как много всего, это же ужас, откуда у тебя такие вещи?

— Вчера мы с миссис Ливией ходили по магазинам, мне пришлось зайти в книжный магазин, а она осталась магазине одежды.

— Да уж, я думаю, что не смогу все это перешить, но у меня есть идея. На прошлый день рождения я получила довольно прикольную вещь.

Она залезла под кровать и достала оттуда коробку нежно — розового цвета.

— Вот это, — сказала она, доставая предмет из коробки, — самая лучшая вещь, которую я когда любо видела.

В коробке лежало простое зеркало среднего размера без рамки.

— Но это же просто зеркало!

— Нет, это не просто зеркало, смотри, — она направила на меня зеркало, из него появился луч, который прошелся по всему моему телу, а потом резко исчез. А потом в зеркале появилось множество вещей, точно так же как в журналах, только без указания цены.

— Круто да?

— Не просто круто, а мега круто! Как называется эта штука? — Спросила я, взяв зеркало в руки.

— Не знаю, мы выкупили её у одного старичка, многие из этих вещей дизайнерские.

— Это так здорово! Мне нравится здесь каждая вещь! Как заказать эти вещи?

— Их не нужно заказывать, просто проведи по понравившейся вещи, и она окажется здесь.

— Ты серьёзно? Не шутишь?

— Конечно же, нет, как я могу позволить тебе ходить в этом, — она указала на кучу одежды, лежащей на её кровати.

— Можно мне попробовать?

— Конечно! Пробуй!

Я нашла довольно милые потертые, рваные джинсы и провела по ним рукой и тут же они оказались на полу.

— Круто! — Воскликнула я.

— Да, это круто, но давай лучше направлять все вещи на кровать, а то новые вещи запачкаются.

Я встала и направила зеркало на кровать, следующей вещью было белое, кружевное, короткое платье и в этот раз вещь упала на кровать.

Спустя час у меня было около ста вещей, которые конечно без проблем поместились в рюкзаке.

— Ева, спасибо тебе огромное, у меня к тебе вопрос.

— Давай, я слушаю.

— Ты знаешь Кэмерона?

— Какого? Из книжного магазина?

— Да.

— Я мало о нём знаю, но знаю, что его семья числится списке самых богатых охотников, у него есть младшая сестра Белла и что он не пользуется деньгами родителей, он сбежал из дома год назад, с того момента он подрабатывает в магазине, там же и живёт.

— Живёт в книжном магазине? Кроме книжных полок и самих книг я нигде не видела других комнат.

— Не только у меня и тебя есть редкие вещички, у него есть раскладная кровать, ее можно сложить до размера ногтя, и раскладывать размером с обычную кровать.

— Нужная вещь, а как твой брат?

— Погоди, не меняй так быстро тему, я еще не все рассказала тебе, я знаю, что на его семье тоже есть проклятие, но я не знаю какое, еще я точно знаю, что ему не везёт с девушками, то они бросают его, то погибают, то умирают, то уезжают. В общем, у него нет девушки.

— Про девушку мне не интересно, как ты думаешь, почему девушки от него бегут?

— Вот бы самой знать, он мне какое — то время нравился, но потом я подумала о том, что мне ещё жить хочется.

— То есть, ты думаешь это и есть проклятие?

— Всё возможно, а почему ты так им интересуешься?

— Мы с ним вчера повздорили мне интересно, что это за тип такой.

— Понятно, он тоже в этом году поступает в академию, как и я.

— Это здорово! Каждый день будем видеться на уроках.

— Хммм… Олив, нас же поделят на группы, не факт, что мы попадем в одну группу, мой папа был в группе эльфов, а мама в группе фей, следовательно, я попаду либо в ту, либо в другую, но не в другие.

— Ах, вот как, я не знала, я ещё не дошла до этого в книге.

— Все что касается академии, я тебе расскажу. Представителями групп являются четыре существа, которые получили особые звания. Представителем драконов является: Радомир Заславский, никто не знает, откуда он. Представителем эльфов является: Христофор Фостер, ему шестнадцать лет. Представитель русалок — это Ивона Кук, а у фей Дарина Бредберри, ей тоже шестнадцать.

— Ты хочешь сказать, что все они действительно дракон, эльф, русалка и фея?

— Да, всегда так было и будет.

— А почему двум из них по шестнадцать, что такого они успели сделать?

— Без понятия, они совсем недавно стали представителями групп.

— Ты не ответила, как твой брат?

— С ним всё хорошо, но ему нужно адаптироваться, большинство вещей он не понимает, как использовать, а вчера он был так голоден, что не оставил ничего гостям и нам пришлось ехать в пекарню.

— Но его можно понять, шестнадцать лет ничего не есть, ни спать, ни мыться, в конце концов, он может делать что захочет.

— Это верно, но только вот есть одна проблема, я не знаю, как к нему обращаться, как к старшему брату или как к младшему, я в замешательстве.

— Вот это задачка, а ты спроси у него, он вроде не глупый.

— Конечно он же вундеркинд, как можно родиться таким гением?

— То же самое я могу спросить у тебя, ты превосходно рисуешь и шьешь, это кигуруми ты сшила?

— Да, нравится?

— Очень мило, — мой живот предательски заурчал.

— Ты хочешь есть?

— Немного.

— У нас ничего нет, может, яблок наберем они довольно сытные.

— Ну, давай я не против, мне нравятся ваши яблоки.

Мы вышли в сад, Ева так и осталась в кигуруми, мы взяли коврик и постелили его возле яблони.

Набрав яблок, мы сели под деревом.

— Как здесь хорошо по утрам, правда, Олив?

— Да замечательно, — сказала я, откусывая кусок яблока, — Что я еще должна знать об академии?

— Ну, перед тем как впустить тебя в академию у тебя возьмут кровь из пальца, чтобы проверить сражалась ли ты, когда — нибудь с монстрами или нет.

— А если нет, то, что тогда?

— Тогда на следующий день тебя не пустят на учебу, и заставят тебя сражаться с монстром, потому что какой ты охотник, который ни разу не навалял монстру.

— Согласна, а ещё что я должна знать?

— Ну, начало учёбы двадцать первого августа, после сдачи крови ты получишь свой персональный номер, который тебе пригодится, когда нас будут тестировать.

— Тестировать? Ты же сказала те, кто сражался с монстрами, не будут сдавать тест!

— Нет, это другое, понимаешь, после тестирования определяют двенадцать охотников, шесть парней и шесть девушек, они становятся хранителями некоторых способностей, которые они получают после прохождения теста, после они переводятся в особую группу охотников и учатся, не делясь на фей и остальных.

— Это довольно интересно, а что дают эти способности?

— Смотря, какое достанется, но после теста, через два дня охотники — хранители, отправляются в первое путешествие по долинам, чтобы познакомиться с союзниками, но перед этим днем мы проходим тесты по необходимым предметам, для того, чтобы мы знали о том, что может спасти нам жизнь.

— Довольно интересно, а трудно стать хранителем?

— Довольно сложно, если учитывать то, что за один день тест проходят около шести охотников, а на следующий день ты узнаешь результаты. Еще на следующий день ты проходишь, тесты по обязательным предметам, а потом ты собираешь вещи, получаешь карточку, чтобы знать, как кого зовут, и отправляешься в путешествие с твоими вечными друзьями.

— Как всё сложно, то есть для хранителей особое обучение, чему их такому учат?

— Не знаю, об этом никому кроме хранителей не говорят.

— Понятно, а какая — то особая форма есть?

— Если бы она была, мы бы вместо той одежды искали бы форму, а можно спросить, откуда у тебя этот рюкзак?

— Мне подарила его подруга на день рождения, это был самый худший день рождения на свете, я сбежала из детского дома, на меня напал цербер, потом меня на карете увезли в охотничий домик и бросили там умирать.

— Зато, теперь ты здесь, если не секрет, то кто твоя подруга?

— Ее зовут Софи, она из мира людей я в этом на все сто процентов уверена.

— Но тогда откуда у нее взялся этот рюкзак, это очень редкая вещь, на рынке его не найти.

— Возможно, она просто купила его, где — нибудь, у нас нет понятия бездонный рюкзак, и она могла подумать, что это обычный рюкзак.

— Купить? Что это значит?

— Обменять бумажки на вещь.

— А, понятно, не думала, что это у вас называется купить, очень смешное слово.

— А куда нужно приходить на первый день в академии?

— Не волнуйся, просто скажешь кучеру, что тебе в академию №51 и все считай ты там.

— А на первый день нужно как — то особенно одеваться?

— Да, девушки должны быть обязательно в платьях, не волнуйся, все твои вещи занесут в твою комнату, а парни в костюмах и вот еще что у тебя есть фамилия?

— Ой, раньше я не задумывалась об этом, у меня, кажется, нет фамилии.

— Тогда нужно придумать ее, как насчёт Блэк? Оливия Блэк!

— Нет, не очень звучит, мне кажется, мне нужна фамилия, которая похоже на фамилию какого — нибудь тайного агента, к примеру, Оливия Смит.

— Да ты права, но не Смит, это не твоя фамилия.

Мы очень долго спорили насчёт фамилии, но всё же подобрали довольно неплохую, с этого момента меня зовут Оливия Джонсон. Довольно, неплохо звучит.

Начиная со следующего дня, я читала книгу, и узнала много нового, то, что мне обязательно нужно было знать.

Одна из самых страшных битв — битва за власть или как её ещё называют — Смертельная битва, или Битва на мертвом озере. Началась ещё задолго до моего рождения. Она началась с того, что на свет родилась девочка, именуемая Агнессой, она была на половину охотником и на половину магом. В то время такие браки были запрещены, и власти вторглись в дом этой семьи и убили родителей девочки. С тех пор ею завладела жажда мести. Девочка училась в двух академиях, в академии №47 Академия магов и №51 Академия охотников.

После прохождения теста оказалось, что она хранитель и получила дар о котором мечтает любой охотник, все считали её божьим одуванчиком, пока ей не исполнилось восемнадцать, с того момента она стала активно выступать против охотников, вместе с магами она решила убрать с лица Земли этих «букашек». Она набирала армию целых десять лет, набрав ее она, вступила в бой.

Она была сильной соперницей, помимо армии у нее было особое оружие — ребёнок, Атлас — один из самых крутых охотников, решил расправиться с ней, в этот же день все семьи, все охотники получили по проклятию, но даже после того как его жена превратилась в плакучую иву у озера жизни. Он добрался до Агнессы, но она была хитрее, чем все охотники вместе взятые, она вонзила себе кинжал в живот, но перед тем как умереть она сказала — «Пока живо моё оружие, жива и я». Первым делом Атлас бросился к малышу или малышке и взял кинжал, он уже собирался вонзить его в ребенка. Что было дальше неизвестно, Атлас вышел из замка весь в крови, а ребенка с ним не было.

Все были рады победе, хотя очень дорого заплатили, с того момента эта война вошла в историю всех долин, но не исключено, что ребенок жив и долина охотников всё ещё в безопасности.

Больше книгу в руки я не брала, всё это время я готовилась к первому дню в Академии охотников №51.





Глава 7

21 августа. Первый день в академии. Я очень волнуюсь, никогда не ходила в школу, у меня никогда не было настоящих друзей, с которыми я общалась. Была только Софи, она была мне всем, подругой, учителем, нянькой.

Сейчас я сижу на кровати в чёрном платье до колен, с черным бисером на лифе, с пышной черной юбкой, черные балетки, волосы заплетены в косу черной лентой. Всё в целом выглядело довольно, неплохо, Ева приходила, чтобы накрасить меня, она выделила мне глаза подводкой, а для губ использовала блеск.

Все вещи я сложила в рюкзак, по моим сведениям, я буду жить прямо в академии, там я буду делить с кем — нибудь комнату.

Мы вызвали карету, нас попросили подождать час, но час уже прошёл, а мы всё ещё здесь. Я волнуюсь все больше и больше, но миссис Ливия говорит. Что спешить некуда.

Вот я услышала цокот копыт, значит, карета прибыла.

— Оливия! Спускайся, за тобой приехали!

— Уже бегу! — Я схватила рюкзак и спустилась вниз.

На улице стояла карета на этот раз белая, украшенная жемчужинами, на дверце красовалась серебряная ручка, вместо лошадей в упряжи были белые пегасы, на дверце вышита золотой нитью эмблема академии — цербер.

— Здравствуйте мисс, просим прощения, за предоставленные неудобства, но нам пришлось задержаться.

Кучер подошел ко мне, чтобы помочь мне забраться в карету, я сразу же его узнала. Это был один из призраков, которого звали Кевин, в этот раз он был в белом костюме, с золотыми вставками.

— Кевин, это вы? — Спросила я у кучера.

— Мисс Оливия? Не ожидал снова увидеть вас, куда мы отправляемся? — Спросил меня кучер, когда я уже села в карету.

— Я тоже не знала, что мы, когда — нибудь увидимся, подождите, миссис Ливия тоже едет.

— Нет, деточка, ты едешь одна, любой юный охотник должен отправляться сам, без взрослых.

— Хорошо, спасибо миссис Ливия за всё, я приеду к вам на Рождество, Кевин в академию №51, пожалуйста.

— Хорошо, мисс Оливия, советую вам пристегнуться.

Я закрыла дверцу кареты и помахала рукой на прощанье.

— Вы готовы? — Спросил меня Кевин.

— Да.

Только я стала рассматривать карету, как вдруг упала на сиденье, мы взлетели.

— ЧТО?! Мы летим?

— Конечно мисс Оливия, академия №51 находится в облаках, её не видно, если смотреть с земли.

Внутри карета была покрыта красным бархатом, к сожалению, я не знаю, улетела Ева в академию или нет.

— Кевин, а вы случайно не знаете, Ева Лебрен уже отправилась в академию?

— Да, по моим сведениям, она уже там, мисс Оливия, можно спросить, а как вы выбрались из того охотничьего домика?

— По словам миссис Ливии, меня нашло министерство и отправило к ней.

— А вы знаете историю, этого дома, в котором она живет? Это на самом деле настоящий кукольный дом, её изгнали из её долины за помощь охотникам, но охотники приютили её, попросив местных магов увеличить кукольный дом, чтобы ей было где жить.

— То есть, на самом деле это кукольный дом? Я, конечно, думала об этом, но думала это полный бред.

— Сейчас она живет одна, феи с ней поступили несправедливо, они изгнали её из родного дома, лишив её бессмертия, оставили без семьи.

— Это же ужасно, разве можно так поступать с живым существом?

— Всем кажется, что феи — это милые и безобидные существа, но на самом деле это не так, мисс Оливия взгляните вниз.

По его просьбе я взглянула вниз, под нами парил островок, на этом островке было большое, многоэтажное, белое здание, оно так и сияло, что мне пришлось щуриться.

— Как красиво! Это и есть академия?

— Да, мисс Оливия.

Я не заметила, как мы оказались возле здания. Я вышла из кареты.

Возле здания выстроилась огромная очередь, но к счастью она быстро уменьшалась. Когда очередь уменьшилась, я смогла разглядеть, что там происходит. За столом сидело двое охотников, парень и девушка, оба были одеты в белые костюмы. Девушка спрашивала имя, фамилию и брала кровь из пальца, а парень записывал данные и выдавал какие — то листочки.

Наконец очередь дошла и до меня.

— Имя, фамилия? — Спросила у меня девушка.

— Оливия Джонсон.

— Вашу руку, пожалуйста.

Я протянула руку, она уколола указательный палец иголкой.

— Спасибо, что выбрали нашу академию, вот ваш номер, — парень протянул мне листочек.

Я кивнула им.

На листочке было написано:

«Оливия Джонсон, номер ученика — 73.10.66.».

Затем я зашла в здание, оно оказалось, очень огромным, посреди холла стоял фонтан. С правой стороны было две огромные двери, на той, что была, ближе к выходу была изображена фея, серебряная фея с аметистовыми глазами, на деревянной двери.

Следующая дверь тоже была деревянной, но на ней был эльф с изумрудными глазами. А с левой стороны двери были золотыми, на одной из них, что была, ближе к выходу была русалка с аквамариновыми глазами, а другая с драконом, у которого глаза были из рубинов.

Еще одна дверь была прямо в конце холла, она была золотой, но на ней был изображен цербер, вот чего я не ожидала, так это увидеть цербера на дверях, хотя это эмблема академии.

— Красиво здесь, правда? — Кто — то положил руку мне на плечо.

Я развернулась и увидела Кэмерона:

— Отлично! Ты меня преследуешь! Как же я надеялась, что ты про меня забудешь, ведь у тебя полно подружек.

— Ого! Мисс «Ты мне нравишься, и я хочу выйти за тебя замуж, но могу говорить с тобой только грубо» Оливия ревнует? Я тебя не преследую, просто мы с тобой теперь учимся в одной академии, и ты теперь никуда не денешься, тем более если мы попадем с тобой в одну группу.

С нашей прошлой встречи он изменился, внешне. Он подстриг волосы и был одет в черный, классический костюм, но точно так же бесил.

— А я думаю, вы мистер «смотрите на меня, я такой красивый, все девчонки мне вешаются на шею, кроме одной восхитительной синеволосой девушки, и мне это не нравится» Кэмерон преследуете, если бы ты за мной не следил, то не стал бы подходить ко мне.

— Ты права, да я следил за тобой, ведь ты мне не заплатила, и знаешь мне абсолютно плевать на восхитительную, синеволосую, высокомерную и грубую особу.

— И не собираюсь, делать мне нечего, как целовать, кого попало. Ты сказал, что я восхитительная?

— Ты все равно заплатишь, я в этом уверен. Я просто надеялся, что я тебе всё же нравлюсь.

— Оливия! Олив! — Из толпы пробиралась Ева.

Она завила свои волосы, одела короткое, белое платье и белые туфли на высоком каблуке. Глаза, как всегда были подведены, а губы были накрашены персиковым блеском для губ.

— Это твоя подруга? У тебя, что все друзья хамелеоны? — Спросил Кэмерон.

— Да, а что? Нет, другая моя подруга настоящая блондинка.

— Олив, что так долго? Я тебя уже два часа жду! Я даже подумала, что ты вернулась в мир людей, я так испугалась, что больше тебя не увижу.

— Карета задержалась, немного. Ты не должна волноваться об этом, я никогда туда не вернусь, ни за что!

— Немного?! Я думала, что больше тебя не увижу!

— Алло! Я все еще здесь! Ты из мира людей? Ты мне нравишься всё больше и больше! — Воскликнул Кэмерон.

— Не обращай внимание на него, он здесь стоит, чтобы меня позлить.

— Ты права, я здесь стою, чтобы позлить тебя, потому что, когда ты злишься, ты так мило морщишь лоб, а если говоришь с сарказмом поднимаешь правую бровь.

— Сочту это за комплимент, Кэм.

— Ты назвала меня Кэм? Сочту это за комплимент, может быть из этого что — нибудь получится, — с этими словами он ушёл куда — то в толпу.

Я повернулась к Еве, она подергала бровями.

— Что ты делаешь? — Спросила я.

— Он тебе нравится, да?

— С чего ты это взяла, он меня бесит до тошноты, так и хочется задушить его.

— Ну, ты держи себя в руках, а то казнят еще за убийство своего.

— За это казнят? Погоди, а где у тебя вещи?

— На улице, знаешь, есть плюсы в том, что у тебя в саду растут кровавые яблоки.

— Юные охотники, парни и девушки, приветствуем вас в академии №51, академии охотников, прошу пройти в главный зал! — Кричал какой — то старый чудак.

Те двери, что были в конце холла, открылись и тысячи охотников стали заходить внутрь, мы с Евой шли вместе.

Внутри было очень красиво, в две колонны стояли мраморные скамейки по всей длине зала, а он был очень большой. Мраморные колонны были украшены различными растениями, по залу ходили павлины, на сцене лежал тигр.

Помимо тигра на сцене было очень много охотников. Один из них стоял у микрофона, он был высокий, с седыми волосами, седой, короткой бородкой, глаза цвета неба и такого же цвета халат с черепашками, он не выглядел серьезным, наоборот было такое чувство, что он шут, но раз он стоит посреди сцены, то это значит, что он тут главный.

— Дорогие юные охотники! — Заговорил он, когда все сели на лавочки, — я директор академии Атлас, рад приветствовать вас, и не нужно задавать мне вопросы на счёт моего внешнего вида, — он рассмеялся, и мы все вместе с ним. — Я знаю, что выгляжу довольно глупо, сейчас каждый из вас сдал кровь, в которой показана, та группа, к которой вы относитесь, и так поприветствуем наших представителей, — он сделал па.

На сцену вышло четыре существа, первым шёл высокий, мускулистый мужчина, длинные, красные волосы, глаза светятся оранжевым цветом, одет в черный плащ — скорее всего это был Радомир Заславский. Следующим шёл паренёк похожий на Питера Пена [1]из мультика, рыжеволосый, яркие изумрудные глаза, немного жутковатая улыбка, веснушки по всему лицу, эльфийские уши и зеленый костюм, это наверно Христофор Фостер. Затем за ним шла высокая, худая, бледная девушка, с длинными голубыми волосами, серыми глазами, пухлыми губами, в длинном сером платье — это наверно Ивона Кук. Завершала эту цепочку из четырех существ, фея, примерно такого же возраста, как и представитель эльфов, только кожа у нее была темной, блестящее розовое платье, розовые балетки и ярко — розовые крылья, она весело махала всем рукой, значит это Дарина Бредберри.

— И так представлю вам представителей групп, Радомир Заславский — чистокровный дракон, представитель драконов. Христофор Фостер — чистокровный эльф, представитель группы эльфов. Ивона Кук — чистокровная русалка, представитель группы русалок. Дарина Бредберри — чистокровная фея, представитель группы фей, и так по традиции начнём деление на группы с представителя фей.

— Спасибо Атлас, — она подлетела к микрофону, — я здесь только второй год, и как в том году я очень волнуюсь, и так по традиции я прочту все те качества, которые рассматриваются в этой группе, — она достала, откуда — то листочек, — «Трудолюбие, верность, творчество». Я начинаю оглашать список.

Список начинался с фамилий, меня в этом списке не было, но зато в этот список попала Ева, она поднялась на сцену и встала за представителем группы. Потом были русалки, я опять не попала в список, затем были эльфы и в этот список я не попала. Но потом дошло до драконов, одним из первых оказался Кэмерон, вот чего я не ожидала так это, то, что мне придется учиться с ним в одной группе, затем вызвали меня и еще несколько человек.

Я поднялась с места и пошла на сцену и встала за представителем группы.

— Эй, боялась, что ни в какую группу не попадёшь? — Спросил он.

— Почему ты меня преследуешь? — Ответила я.

— Я тут ни причём, это судьба нас сталкивает, мы просто созданы друг для друга.

— Я не верю в судьбу, поэтому я больше верю тому, что ты меня преследуешь.

— Ты слишком высокого о себе мнения, спустись с небес на землю, ты не мисс мира.

— Не отрицаю.

— А теперь огласим список тех, кто идет на арену, — сказал в микрофон Атлас.

К счастью меня в списке не было.

— Я не понял, ты уже сражалась с монстром? Но как? Если мои источники верны, то ты из мира людей! — Спросил меня Кэмерон.

— Да, было дело, даже в мире людей есть монстры.

— И с каким? С продавцом булочек?

— Это был цербер, по кличкам дым, страх и кость, но я зову его ДСК, нет продавцов булочек я ни разу не видела.

— С цербером? Как же ты жива осталась? Хотя, они не такие уж опасные, некоторые крутые охотники их даже как питомцев держат.

— С ними не сложно договориться, я, конечно, получила немного ожогов, но это ничего по сравнению с тем, что ты везде ходишь со мной, то меня даже не бесило.

— Нет, ты всё — таки высокого о себе мнения.

Потом нам велели следовать за представителем, мы дошли до золотых дверей с драконом на ней, представитель открыл дверь ключом и дождался, когда все зайдут.

Внутри было практически пусто, прямо возле дверей стоял столик, возле него стул, а на столе светящийся шар. Комната была небольшой, и я не понимала, что мы вообще здесь делаем.

— Здравствуйте, юные охотники, меня зовут Радомир Заславский, но для вас я профессор Заславский, сейчас вы будете подходить ко мне по очереди и называть имя, фамилию, группу, порядковый номер. Если вы мне солжёте, шар поменяет цвет на красный, я буду вынужден вызвать директора Атласа. Помимо проверки. Каждый из вас получит кольцо телепортатор, которое может вас телепортировать. Только из вашей комнаты. И только в нашей академии. Больше оно нигде не сработает. Давай ты с бирюзовыми волосами, ты первая.

— Вы про меня? — Указала я на себя.

— Ты видишь тут других синеволосых девушек? — Спросил он меня, присаживаясь за стол.

— Нет.

— Ну, тогда давай, начинай уже.

— Оливия Джонсон, группа драконы, номер 73.10.66.

— Умница, не соврала, держи кольцо, чтобы телепортироваться в свою комнату, скажи кольцу свой порядковый номер, и ты мигом окажешься в своей комнате, — он протянул мне золотое кольцо с рубином овальной формы.

Я все сделала точно так, как он сказал, и правда оказалась в светлой комнате, с двумя кроватями и одним большим шкафом, видимо я все же буду делить комнату с кем — то ещё. На моей кровати лежал листок с расписанием, а сзади было написано, «Чтобы попасть на урок скажите название предмета и вы окажитесь там». Я взяла листок и посмотрела расписание.

Оливия Джонсон и охотники

День был тяжёлым, и я переоделась в футболку с шортами, о том, что нужно расплести волосы и смыть всё с лица я не подумала, просто расстелила постель и легла спать.


[1] Главный персонаж диснеевского мультфильма Питер Пэн, снятого по мотивам одноимённой пьесы писателя Джеймса М. Барри, «Питер Пэн и Венди».





Глава 8


Проснулась я от того, что кто — то зашёл в комнату. Это оказалась девушка, высокая, смуглая, глаза медового цвета, шоколадного цвета дреды, черная майка, шорты цвета хаки и тимберленды, а за спиной висит рюкзак.

— Здравствуй соня, я твоя соседка по комнате, — обратилась ко мне девушка, и присела на кровать напротив меня.

— Давно ты здесь? — Спросила я потягиваясь.

— Нет, только что прибыла, меня Клеопатра зовут, Клеопатра Фостер, для друзей просто Клео, а тебя как зовут?

— Оливия, Оливия Джонсон, для друзей Олив, а это твое настоящее имя или ты просто решила, подурачиться?

— Это мое настоящее имя, мне его дала мама, перед тем как исчезнуть, там внизу всё ещё много охотников.

— Очень много? А почему твоя мама исчезла?

— Проклятие, «…и исчезнет она, и развеет ее по ветру», многим досталось, я с южной стороны долины, а ты откуда?

— Мне кажется, ты мне не поверишь, но я из Тауэр — Хамлетс, это в Лондоне.

— Ты из мира простейших? Правда?

— Из мира простейших? Ты мир людей имеешь в виду? Если да, то я именно оттуда.

— Как же ты там жила, там всё так примитивно, никогда бы не подумала, что кто — то из охотников согласится жить в долине людей, то есть мире людей, хотя особой разницы я не вижу.

— Ты уже видела расписание? Ты случайно не знаешь, когда у нас начнутся уроки?

— Расписание еще не смотрела, а занятия начнутся первого сентября, как и у всех остальных долин.

— А зачем, мы тогда так рано въехали в академию?

— Чтобы мы освоились, когда все окажутся в своих комнатах, прозвенит звонок, и с этого момента мы можем бродить, где хотим, сейчас идёт регистрация прибывших, поэтому никому нельзя выходить.

— Это правильно, иначе может произойти, что — то необычное и довольно странное, — сказала я таинственным тоном.

— Да, согласна с тобой. Раз уж нам с тобой теперь жить в одной комнате, нужно узнать друг друга получше, ты согласна?

— Да, давай по очереди задавать друг другу вопросы, так будет удобней.

— Да, давай я начну, какой твой любимый цвет? Мой любимый оранжевый.

— А мой любимый цвет синий, цвета ночного неба. Так хорошо, теперь я. Любимая группа? Моя Голливудская нечисть.[1]

— А моя любимая группа, Воющие волки, они самые крутые в долине охотников.

Мы спрашивали друг друга обо всём, о чём можно спросить и сидели так примерно час, пока не прозвенел звонок. Как только он прозвенел, мы решились пройтись по академии, мы вышли из комнаты. Оказалось, что выхода из коридора с комнатами нет и нужно использовать кольцо телепортатор.

Сначала мы оказались в холле возле фонтана, а потом решили пройтись по всей территории академии. Оказывается, что те места, где мы были до этого еще не вся академия, она очень большая и в ней есть тайные входы и выходы.

Еще мы узнали что первый — нижний ярус академии — это места для регистрации, холл и актовый зал. Второй ярус, места, где проводят занятия. Третий ярус — ярус с развлечениями, там устраивают балы, праздники, а так же там есть рестораны. Четвертый ярус — огромный зал, с множеством каких — то компьютеров, различных рычагов и ещё различных гаджетов. И пятый ярус — комнаты, в которых мы живём, есть ещё ярусы, но нам вход туда запрещён. Сейчас с Клео мы сидели в небольшом ресторанчике, но даже ничего не заказали, просто сидели и разговаривали.

— Видела тебя с Кэмероном Андерсоном, вы с ним давно встречайтесь?

Я поперхнулась и закашлялась:

— Что? Нет, я его терпеть не могу, тут ничего не может быть, зачем ты спрашиваешь?

— Мне просто показалось, что вы пара, слушай, даже если захочешь с ним общаться, даже не пытайся, все девушки сначала липнут к нему, а потом бегут как от огня или умирают, я даже не знаю, какое ему проклятие досталось, но видимо оно есть.

— Ты считаешь всё это из — за проклятия?

— Ну, мне так кажется, слушай, ты кроме меня ещё с кем нибудь знакома из охотников?

— Да, с Евой Лебрен, мы с ней в июле познакомились.

— Не лучший вариант для подруги, она немного того, чокнутая.

— Не знаю, мне кажется она хорошая, а ты с кем нибудь уже успела познакомиться?

— Да, я знакома с некоторыми уже давно, но так как я часто ездила с папой на охоту, мне было некогда общаться с друзьями, но некоторых я могу тебе даже показать, вон видишь та, девушка гот? Ее зовут — Руби Миллер, её родители разведены, никто не знает почему, но при этом у неё есть сестра близнец, Амелия зовут, но они не общаются. А ещё вон тот рыжеволосый парень, с гетерохромией,[2] цвет правого глаза ярко — оранжевый и светится в темноте, потому что он на половину дракон, а левый серого цвета, над левым глазом у него три огромных шрама, все потому что его отец чистокровный дракон. А еще тут в академии, сегодня сюда поступил мой брат, но он мне не родной, мы нашли его в Африке, но он оказался не человеком, поэтому и приютили.

— Да уж, у меня кроме тебя, Евы и Кэмерона знакомых нет, но я думаю, ещё успею познакомиться с другими. А ты завтра идёшь, тест проходить?

— Нет, я же все свои шестнадцать лет на монстров охочусь, у меня уже стаж, а ты?

— Нет, я тоже недавно сцепилась с цербером, даже не знаю хорошо это или плохо, с одной стороны хорошо, что не иду, а с другой мне обидно, что я не могу показать себя.

— Себя ты можешь показать в контрольном тесте, это в котором тебя определяют, будешь ты простым охотником или хранителем великой силы, великой я конечно преувеличивая, ведь тебе может достаться какая нибудь не нужная, к примеру, знание рыбьего языка, думаешь тебе это надо?

— Думаю в некоторых случаях да, когда имеешь дело с акулой, например, тогда можно всё обговорить насчёт твоей скорой гибели. А этот директор, Атлас он всегда такой странный?

— Нет, после того как проклятие сделало его жену плакучей ивой, возле дерева жизни, он всегда был серьезным, но избавиться от боли таким образом он не смог, поэтому стал немного странным

— Немного? Он же вышел в халате на сцену приветствовать новых учеников, ты считаешь это нормальным?

— Нет, не считаю, но думаю, он всё же молодец, что избавился от оружия, во время войны за власть.

— Ты о ребёнке? Но так же тоже нельзя она же была просто ребёнком, вот так просто избавиться от ребёнка который даже ползать не умеет.

— Я согласна с тобой, но все же правильно… погоди, ты сказала она? Ты думаешь, это была девочка?

— Нет, не знаю, это просто первое, что пришло мне в голову.

— Со мной тоже такое бывает, кстати, я только сейчас заметила, что ты в пижаме.

— ЧТО?! — я оглядела себя, и правда я была в пижаме и кедах.

— Пошли в уборную, тебе нужно переодеться.

— Во что?

— Сейчас увидишь.

Мы встали и вышли из ресторана, к счастью уборная была совсем близко, мы зашли туда, и Клео поставила меня возле зеркала.

— Так теперь скажи зеркалу свой персональный номер, и ты увидишь весь свой гардероб и выберешь, во что переодеться.

Я так и сделала, в следующее мгновение в зеркале появилась вся моя одежда, я нажала на белое, летнее платьице и оно тут же оказалось у меня в руке. Я сразу же переоделась, а пижаму взяла в руки, и мы отправились в комнату.




***

Сегодня первое сентября первый день занятий, занятия начнутся в десять, но я всё равно встала в семь часов. Просто не могла поверить, что всё это происходит со мной, а не с книжным героем. Я просто лежала на кровати и смотрела в потолок. А моя соседка крепко спала на соседней кровати.

Позже, когда уже было девять часов, она встала, мы оделись и телепортировались в ресторан, где заказали итальянские булочки и апельсиновый сок, быстро перекусив телепортировались на первый урок, на монстрологию.

Монстрологию вёл Либерти Вилкерсон, мы же называли его профессор Вилкерсон. Он также как и мы был в группе драконов. Он был уже пожилым охотником, хотя охотники бессмертны, они могут выбирать хотят они быть бессмертными или нет, ведь в любой момент они могут отказаться от этого.

Он носил очки с круглыми линзами, которые увеличивали его серые глаза в два раза, он сильно сутулился, был худощав, седые волосы зализаны назад. Одет был в белую рубашку с черными линиями образующими квадратики, вместо галстука красная бабочка, и серые брюки. Первое впечатление он производил, как зануда и всезнайка, но на деле оказался довольно весёлым старичком.

Дальше был урок драконологии, его вёл Вольдемар Хейди, высокий, чернокожий, мускулистый охотник. Он тоже принадлежал к группе драконов, на правом плече у него была татуировка — дракон, одет он был в черную футболку и черные джинсы, либо у него на самом деле не было волос, либо он их сбривал. Всем своим видом он показывал свою суровость и строгость.

Следующим предметом была тренировка, её вела женщина лет тридцати, её звали Анжела Эберт, она принадлежала к группе русалок. Загорелая, мускулистая, волосы заплетены в конский хвост, она была одета в топ бирюзового цвета и такого же цвета шорты. Оказывается у каждой группы своя форма, у русалок бирюзовая, фей розовая или фиолетовая, у эльфов зеленая, а у нас черная. Так как я никогда не занималась спортом, для меня это было сложно, после тренировки я еле сидела на уроке географии.

Этот предмет вела Индия Олсон, видимо родом она действительно была из Индии, она была загорелой, глаза тёмные, она была одета в длинное, голубое платье, а на плечи надела белую шаль, а черные волосы убрала в хвост. Она оказалась очень, даже милой и доброй, на этом занятии мы узнали, что кроме наших долин есть ещё множество разных миров, о которых большинство из нас даже не знает.

После занятий мы с Клео договорились встретиться у фонтана, чтобы познакомить её с Евой. Когда Ева стала подходить к фонтану, стало заметно, что она волнуется. Сегодня она была одета в желтоватую майку, белые шорты, белые кеды, так как в академии было прохладно она надела белую кофточку, а все свои тетради она держала в нежно — розовой сумочке, под цвет волос. Она очень любила удивлять, сегодня она накрасила губы в ярко — розовый цвет.

Первой заговорила Клео:

— Привет, меня зовут Клеопатра Фостер, для друзей просто Клео.

— Я знаю, как тебя зовут, вы с отцом путешествуйте по мирам и охотитесь на разных монстров, вы одна и самых известных семей в списке охотников, а вот меня зовут Ева Лебрен.

— А Артур Лебрен, случайно не твой отец?

— Да, он самый, читала его книги?

— Нет, мой папа от его книг фанатеет, ты не могла бы попросить своего отца подписать пару книжек для папы?

— Да, конечно.

Наступило неловкое молчанье, на этот раз его нарушила я:

— Кто — нибудь хочет мороженое?

Все молча, подняли руки и мы отправились в кафе, мороженое было самым разнообразным, но мы все решили, что нужно выбрать одного вида для всех, чтобы мы вместе попробовали вкус.

— Как прошел ваш первый день на занятиях? — спросила нас Ева.

— У меня прекрасно, думаю, учитель драконологии довольно строгий, если честно он меня немного пугает, — сказала Клео.

— У меня тоже замечательно, узнала много нового для себя, — ответила я.

— Спорим, вы не знали, что учитель драконологии и учитель тренировки, муж и жена, — сказала Ева.

— Что? Нет, ты наверно шутишь, быть такого не может, просто не бывает такого, чтобы учителя были парами, это не вероятно! — Воскликнула Клео.

— Почему, не может быть? По моему мнению, это очень даже неплохо, когда они практически всё время рядом, — сказала я.

— У них даже дочь есть, Дакота Хейди, она одна из хранителей, которые выбирались в том году, она считается одной из самых успешных учеников в нашей академии.

— Даже не удивлена, я многое слышала о ней, но не знала, что она дочь учителей, насколько я знаю, она, так же как и я любит охотиться, у неё уже много трофеев, а у меня только коготь с лапы цербера.

— Не волнуйся, Клео вдруг ты тоже пройдёшь, этот тест и станешь одной из хранителей, это конечно трудно, но всё же это может произойти, — успокаивала Ева, доедая мороженое.

— Я не волнуюсь, просто за свои шестнадцать лет я не получила столько трофеев, сколько за свои семнадцать она.

— Ладно, девочки, я думаю, всё у нас будет хорошо, но насчёт теста, я тоже волнуюсь, я бы хотела стать хранителем, хотя я знаю о вашем мире немного, но это задело меня за живое, когда ты станешь кем — то на уровне директора, это же так круто!

— Ну, это смотря, какой дар тебе попадется, за такое тебя не вознесут на пьедестал. — Сказала Клео.

— Ты права, ладно скоро начнут закрывать точки для телепортации, нужно оказаться в своих комнатах вовремя, — сказала Ева.

Мы побежали в холл, как вдруг нас остановил Кэмерон. Он сегодня был дежурным, это значит, что он должен следить за порядком, как работает система по выбору дежурных, я не понимала. Но знала, что сегодня на дежурстве он, Джордан — парень с гетерохрамией и всё больше никого, Но Джордан дежурил на шестом ярусе, это был ярус директора и его работников.

— Думаю, здесь бегать нельзя, — он осмотрел нас троих, а потом остановил свой взгляд на мне.

— Ты умеешь думать, я не знала, что у тебя есть мозги! — съязвила я.

Он усмехнулся:

— На этот раз я вас прощаю, но если попадетесь ещё раз, мне придется отвезти вас к директору.

Я закатила глаза и направилась в коридор для драконов, назвала представителю все свои данные. И он разрешил отправиться в комнату, после чего я сразу кинулась на кровать и заснула.


[1] Hollywood Undead — музыкальный коллектив из Лос-Анджелеса, образованный в 2005 году и исполняющий песни в стиле рэп-рок/рэпкор.

[2] Различный цвет радужной оболочки правого и левого глаза или неодинаковая окраска различных участков радужной оболочки одного глаза.





Глава 9

С каждым днём мне здесь всё больше нравилось, я, Клео и Ева, каждый день ходили в ресторанчики и магазины. Еву раздражало то, что Клео одевается как парень, поэтому каждый раз как мы заходили в магазин, она заставляла её примерять платья, но та всегда отвечала, что кошмарнее платьев она ничего больше не видела.

На этой неделе будет тест, мы все боимся узнать, кто же будет первым, а делается это так, все четыре недели октября, на каждый день вплоть до субботы, каждый час выбирается, двое охотников. Парень и девушка, без разницы из каких групп. Затем им выдают номер теста, в котором они участвуют, наш тренер готовит им одежду для данного теста. Куда их закинут, ученики, знать не могут, только учителя, в этом тесте они должны выполнить задание и конечно сразиться с монстром. Все те места, куда они попадают, реальны, то есть в нем можно и погибнуть. За всю историю охотников, в этом тесте погиб только один ученик и всё потому, что не умел плавать.

Но одновременно со страхом, ходим и покупаем наряды на бал в честь окончания тестирования. Но к счастью или сожалению, девушку должен кто — то сопровождать. В последнее время появилась традиция, что девушку должен сопровождать, тот парень, который участвовал с ней в тестировании.

К счастью на первой и второй неделе меня не было в списке, Клео и Евы тоже, мы все надеялись, что пройдем все за один день, то есть в один день, чтобы можно было спокойно отпраздновать, но нас не было и на третьей неделе, мы начинали волноваться. Пока на четвертой неделе не вывесили список, за один день принимали двенадцать учеников, то есть шесть пар.

Тестирование начиналось в десять часов утра, а заканчивалось в пять часов вечера. В списке первой оказалась Ева и как оказалась, брат Клео, они должны были прийти в десять часов, следующую пару не знала, только девушку, на сколько я помню её звали Руби, потом ещё одна пара, и ещё одна, а потом я и Кэмерон, лучше не придумаешь, за день до тестирования мы получили форму.

У Евы был легкий комбинезон и сандалии, у Клео куртка, черные легинсы и ботинки, у меня была белая майка, шорты охристого цвета и ботинки, примерно такой же костюм был у Кэмерона, только вместо шортов брюки, такого же цвета как у меня.

Сейчас все шесть пар стояли в зале тестирования и ждали, когда зайдёт директор. Наконец я всё смогла осмотреть, в комнате был выключен свет, только прожектор осветил большой квадрат на середине зала, этот квадрат был словно нарисован мелом, но на самом деле весь этот квадрат был телепортом. Другие охотники помимо нас работали за компьютерами и ещё всякими штуковинами, настраивая тест. Сейчас мне было страшно, ведь ты не знаешь, куда тебя закинет, все сейчас волновались, кроме Кэмерона он спокойно стоял и насвистывал мелодию из «Убить Билла»[1].

— Может, перестанешь свистеть, раздражает! — Сказала я ему.

— Говорил же, что ты грубая, разве я не могу насвистеть мою любимую мелодию?

— Когда мы стоим в зале тестировании? Когда начнётся тестирование? Я так не думаю, поэтому закрой рот и не свисти.

— Хорошо, мисс Стервелла

Все повернулись к нам:

— ЧТО?! Тебе жить надоело?! — Я подошла к нему и посмотрела прямо в глаза, а она смотрел на меня, ухмыльнувшись.

— Оставьте свои семейные ссоры на потом, — к нам подошел темнокожий парень, с дредами и голубыми глазами.

— Разве вам не мешает, когда он свистит, меня это уже раздражает!

— Если честно, то это нас действительно бесит, принимая тот факт, что я и Ева идём первыми, у нас и так нервы на пределе, еще этот свистит, — сказал тот темнокожий парень.

— Может уже хватит, всё обо мне и обо мне давайте поговорим, о гармонии, — сказала Кэмерон, и отошёл от меня.

— Знаешь, что я сделаю с твоей гармонией, если ты не заткнёшься? ­– Ответила я.

Я услышала хлопки в ладоши, в зал зашёл директор, сегодня он был одет в черный костюм и зеленую мантию, по сколько в зале было темно. Нельзя было сказать, улыбается он или злится.

— Итак, дорогие юные охотники, приветствую вас, сейчас я буду перечислять ваши имена и фамилии, каждый должен поднять руку, чтобы я знал, что все пары здесь.

Когда очередь дошла до меня, он побледнел:

— Кто из вас Оливия Джонсон? — Он осмотрел каждую девушку.

— Я сэр, — я подняла руку.

— Это невероятно! Этого не может быть! — Воскликнул он.

— Что невероятно? Что не может быть? — Спросила я.

— Ты так выросла, — осмотрев с ног до головы, произнес Атлас.

— Мы с вами знакомы? — Спросила я у него.

— Вполне.… Итак, продолжим! Каждому из вас я дам задания, что вы должны отыскать. Команда №1: Нео и Ева — вы должны найти изумрудного скарабея. Команда №2: Коди и Клеопатра вы ищите чешую агатового змея. Команда №3: Алекс и Амелия — вы ищете аметистовую ящерицу. Команда №4: Эван и Руби — золотого дракона. Команда №5: Джордан и Сорано — серебряного орла, и наконец, команда №6: Кэмерон и Оливия — хрустальный череп.

Услышав наше задания, я почувствовала себя Индианой Джонс,[2] теперь мне стало интересно, куда нас занесёт.

— Теперь для тех, кто знает мало, о тестировании — он посмотрел на меня, — Ваше задание длится час, час прошёл, идёт следующая пара. А этот квадрат — это телепорт, встаёте туда, и вас переносит на место, затем вы появитесь на экране иначе, как мы сможем узнать, что вы делаете. Время в тех местах идёт не так, как здесь, у нас пройдёт всего лишь час, а там может пройти весь день. Всё оружие и оборудование, вы увидите по прибытии. А теперь я желаю удачи первой паре.

— Зачем я согласилась на эту авантюру? — Спросила Ева.

— Вас никто не спрашивал мисс Лебрен, это обязательный тест, для каждого охотника.

Ева и Нео встали в квадрат, а затем исчезли, и как нам сказал профессор Атлас, появились на экране. Они попали в пустыню, возле них стоял столик с оружием, там были многочисленные виды мечей, кинжалов, копий и т. д. Ева взяла посох, а Нео трезубец, зачем он его взял? Он же не Перси Джексон[3].

Когда они взяли оружие, столик исчез, сейчас он оказался здесь. Они шли, куда глаза глядели, кроме пустыни ничего не было, ну я так думала. Пока Ева не вскрикнула в ужасе. Из-под песка вылез огромный дракон. Он был цвета песка, когти были перепончатыми и маленькими, большая, длинная пасть и маленькие крылья, а это значило, что летать он не может. Они вонзали в него своё оружие, а он, защищаясь, дышал на них кислотой. Обычный человек, стал бы скелетом, но не охотники, из — за смеси в их крови они устойчивы к любым нападениям.

Нам на занятиях по драконологии говорили, что драконы не считаются монстрами, кроме диких. Дикие драконы опасны. Они не обучены общаться.

Я посмотрела на экран, дракон исчез, Ева и Нео оглядывались вокруг себя, его нигде не было. Потом Нео указала куда — то вперёд, там поблескивало, что — то зеленое, они тут же метнулись туда, но вдруг прямо перед ними снова появился дракон. К сожалению звука, не было, и о чём они говорят, я не знала, но поняла, что они разработали план, вроде как Нео должен отвлекать, а Ева проскользнуть под драконом, добежать до скарабея и взять его. Так они и сделали, когда Ева взяла изумрудного скарабея, дракон исчез, они подбежали друг к другу.

— У них осталось еще пятнадцать минут, пусть отдохнут, они молодцы, — сказал директор.

Потом они вернулись. Ева первым делом кинулась обнимать меня.

— Боже, я же жива! Не могу поверить! У меня получилось! Олив, ты понимаешь, все получилось! — Кричала, она, радостно подпрыгивая.

— Мне кажется, ты немного загорела, — ответила я.

— Не шути так со мной, я не могу загореть, мне нельзя, я же потеряю свой фарфоровый оттенок кожи, — она обняла меня и вместе с Нео ушла из комнаты.

— Следующая пара! — Позвал Атлас.

Клео и её компаньона закинули в лес, на них напал огромный змей, следующую пару в зеркальный лабиринт, следующую в змеиную яму, а предпоследнюю, то есть пару, что была перед нами, закинули в горы.

И наконец, настал наш черёд:

— Удачи, злюка, — сказал мне Кэмерон.

— Удачи.

— Что?

Не успела я ответить, как мы уже были на месте. Мы стояли на склоне холма, вид был просто великолепен, недалеко от нас был водопад, а внизу джунгли, здесь было так красиво, что я забыла о том, что прохожу тест.

Затем возле пещеры я увидела столик, там тоже было много разного оружия, я выбрала кинжал, а Кэмерон меч.

— Кого ты убьёшь этой зубочисткой? — Спросил он меня.

— Никого я убивать не собираюсь, как ты думаешь, нам нужно спуститься в джунгли?

— Мне кажется, что да, но что — то мне подсказывает, что этого делать не желательно.

— Почему? Ты боишься?

— Нет, просто ты не похожа на девушку, которая может остаться в живых после поединка с монстром.

— Ты так думаешь? Я умею удивлять.

— Почему — то я в этом не сомневаюсь, так что мы спускаемся?

— В любом случае нам нужно осмотреть здесь всё, как ты думаешь, где находится хрустальный череп?

— Я бы сказал, что в этой пещере, но раз уж мы здесь, а не в другом месте, значит это не то место.

— Значит спускаемся!

Через пять минут мы уже бежали по склону, я опередила его и уже оказалась в джунглях, перед нами была тропинка, мы шли по прямой, пока не появилась развилка.

— Что будем делать? — Спросил он меня.

— Мне кажется, нам нужно разделиться, иначе как мы поймём, где нужная дорога. Я пойду направо, а ты налево, если кто — нибудь найдёт что — то интересное, просто крикнет.

— Разделиться? Ты в своём уме?! Ты не забыла, что одно дело найти предмет, совсем другой сразиться с монстром, а ты с этой зубочисткой не справишься, особенно если это будет, кто — то вроде цербера.

— Я справлюсь, я уже сражалась с цербером и я знаю, что они немного глуповаты, так что не нужно меня учить, сейчас мне кажется, что тебе просто страшно.

— Ты, конечно, хочешь, не хочешь, а я тебя из виду не выпущу, если выберем неправильную тропинку, в любой момент можно вернуться, так?

— Почему ты себя так ведёшь? У нас не так много времени, чтобы потом возвращаться, но мне кажется, что правая тропинка та самая.

— Хорошо, идем по правой, ты идешь впереди.

— С чего это я должна идти первой?!

— Я прикрою, если что выскочу вперёд и спасу тебя, от кровожадного монстра.

— Пусть лучше меня съедят, ну ладно, так уж и быть герой.

И мы пошли по правой тропинке, она действительно оказалась правильной, вход в пещеру стерег черный с острыми клыками, острыми когтями, размером примерно тридцать футов — дракон. Он спал, но я все равно чувствовала его кислотное дыхание.

— Кэмерон, разве черные драконы считаются дикими?

— Нет, не думаю, к диким драконам относятся всего шесть видов и черный дракон в них не числится.

— То есть ты думаешь, что мы выбрали неправильную тропинку?

— Нет, она правильная, но почему пещеру охраняет разумный дракон?

Дракон пошевелился, а затем по очереди открыл оба глаза и посмотрел на нас.

— Так, так, так, кто это у нас? Люди? — Спросил дракон.

— Нет, мы охотники! — ответила я.

— Абсолютно никакой разницы не вижу, — произнёс тот зевая.

— Но как же никакой разницы? — В разговор встрял Кэмерон. — В отличие от людей мы бессмертны, мы умнее и сильнее, неужели нет никакой разницы?

— Нет, вы все для меня, как зубочистки, — ответил дракон.

— А вы впустите нас в пещеру, я думаю, для вас там ничего нет, — заговорила я.

— А я думаю, что раз там есть что — то для вас, значит и для меня есть. Хотя, для меня и, правда, в этой пещере ничего интересного, но просто так я вас не пущу. Я загадаю вам три загадки, отгадайте и я вас впущу, а если нет, вы будете съедены.

— А откуда нам знать, что ты нас не обманешь? — Спросила я.

— А ты права Оливия Джонсон, мудра не по годам, — ответил дракон.

— Откуда вы знаете мое имя?

— Я всё знаю, первая загадка. В комнате было 12 котят, 11 цыплят, 2 петуха и 4 курицы. Когда в комнату зашел человек с собакой, сколько в комнате стало ног?

— Вы что серьезно? Мы же не маленькие дети отгадывать загадки, — сказал Кэмерон.

— Я бы на твоем месте молчала Кэмерон, сколько у нас попыток?

— Одна, на каждую загадку один ответ.

— Тогда мой ответ: два.

— Правильно, как ты догадалась? ­– Спросил дракон.

— У животных лапы, только у человека ноги, следовательно, две ноги.

— Но как ты так быстро догадалась? — Спросил меня Кэмерон.

— Просто я умней тебя, хорошо мы отгадали одну загадку, давай дальше.

Дракон вытянулся во весь свой рост:

— Есть такая посуда, из которой невозможно поесть. Что это за посуда?

— Разбитая, — ответила я.

— Верно, а это ты, откуда узнала? — Спросил дракон.

— Ну, из разбитой посуды нельзя есть, не думаю, что у вас бы получилось.

— Ладно, и наконец, последняя. Оно холодное и горячее, оно светлое и темное, оно каменное и мягкое, это истинная сущность нашей плоти, оно красного цвета.

На этот раз я не знала, что ответить, я действительно не знала что это.

— Это кровь? — Спросила я.

— Нет, ответ человеческое сердце! Теперь готовьтесь к своей смерти! ­– Заревел дракон, взлетел и сел на верхнюю часть пещеры. Он оскалил клыки.

— Оливия, — Кэмерон развернул меня к себе, — у меня есть план.

— Но мы проиграли, — я не отводила глаз с дракона, мне казалось, что он вот — вот нападёт.

— Слышишь, я не дам нам здесь погибнуть, он хитрый, но умом не отличается, можно проделать тот же трюк, что Ева с тем парнем.

— ЧТО?! Ты же можешь погибнуть! Им достался дикий дракон, а нам нет!

— Вот чего я не сделаю, так это погибну. Я еще хочу тебе надоедать и мешать спокойно, жить, так что, попробуем?

— Я не знаю, — ответила я.

Он улыбнулся и начал кидать камешки в дракона, когда тот разозлился, сразу же кинулся нападать, но Кэмерон давал отпор. Тем временем я кинулась, в пещеру в поисках хрустального черепа. И вот он безупречный, хрустальный лежал засыпанный песком, я начала раскапывать. Я была близка к цели, пока вдруг не услышала вопль, не дракона.

Я тут же выбежала из пещеры и увидела, как Кэмерон держится за плечо. Вся рука была в крови. Сейчас я хотела убить дракона, выколоть ему глаза, а потом заставить съесть их. Поэтому я взяла свой кинжал и по хвосту поднялась к шее.

Дракон отвязался от Кэмерона и тот смог доползти до пещеры, а потом он заметил, что я сижу на драконе. Он был в шоке, но я рукой указала ему на пещеру и он меня понял. Сейчас мы поменялись местами, теперь я должна была его спасать.

— Смелая девчонка, что ты сделаешь мне этой зубочисткой?

— Сейчас увидишь! — Ответила я.

Я долго искала уязвимое место, поверьте, когда дракон пытается скинуть тебя с себя, найти его не так — то просто. Но видимо его уже, когда — то ранили, потому что с одной стороны шеи чешуйки были расположены неправильно. Я нашла и вонзила туда свой кинжал. Дракон завопил от боли, скинул меня с шеи, я ударилась об большой камень всем своим телом, это было очень больно.

— Глупая девчонка! Я знаю кто — ты! Я мог бы тебе помочь! Но ты сделала свой выбор! — Прорычал он.

А потом просто испарился в воздухе, затем из пещеры выбежал Кэмерон с черепом в руках.

Потом мы направились в джунгли, мы не знали, сколько времени прошло с момента нашего появления, но здесь уже стемнело. Мы разожгли костер, я порвала низ своей майки и перевязала плечо Кэмерона, мы сидели и смотрели на звезды, а потом резко вернулись в академию.


[1] Кинодиология режиссера Квентина Тарантино

[2] Вымышленный персонаж, герой серии приключенческих фильмов, многочисленных книг, комиксов и компьютерных игр.

[3] Перси Джексон — вымышленный персонаж, герой серий книг Рика Риордана «Перси Джексон и боги олимпийцы» и «Герои Олимпа»





Глава 10


На следующий день после теста, я отпросилась с уроков, чтобы навестить Кэмерона в госпитале. Дракон ранил его несерьёзно, но его все равно положили в госпиталь, госпиталь так же находился на том же ярусе, что и комната тестирования.

Если говорить честно, то госпиталь выглядел немного жутковато. Всё было выполнено в готическом стиле, окна были закрыты чёрными шторами, чтобы пациентам ничто не мешало спать. Вместо обычных ламп, были свечи, всё это, напоминало больницу из какого — нибудь фильма ужасов. Все кровати были расставлены рядом друг с другом, для экономии места. Кровать Кэмерона была третьей от входа.

Он лежал и читал какую — то книжку, левая рука была перевязана бинтами, но видимо это не мешало ему читать. Я подошла к кровати, но он этого даже не заметил. Поэтому мне пришлось сесть на ближайшую кровать, она как раз была совсем рядом, но он меня снова не заметил. Пришлось предпринять кое — что ещё, я взяла мандаринку, которая лежала на прикроватной тумбочке и кинула её в него.

— Ай! — Воскликнул он, — Зачем же так подкрадываться к больному человеку?!

— Вообще — то я здесь уже минут пять, я не виновата, что ты не заметил, как я пришла, и не такой уж ты и больной.

— У меня рука болит, этого что мало? Зачем ты пришла?

— Ну, сначала я не хотела идти, но потом вспомнила, что сегодня вечером на балу в честь конца тестирования будут результаты. И мне показалось, что мне нужен человек, который будет меня сопровождать, к сожалению «мой герой» лежит в госпитале, и я не могу пойти, а теперь как ты думаешь, почему я здесь?

— Ты здесь только из — за этого? — Спросил он меня.

— Нет, вообще — то я хотела сказать спасибо, за то, что отвлек это чудовище, когда я искала череп и мне очень жаль, что он тебя ранил.

— Ничего, но я не знаю, отпустят меня или нет, как ты думаешь, кого выберут хранителями?

— Я даже не знаю, но очень волнуюсь, вдруг это буду я или ты, это ведь огромная ответственность.

— Ты права, всё же это такая честь, стать кем — то нужным в мире охотников, а это очень сложно поверь мне. Кстати, как ты отгадывала эти загадки?

— Знаешь, жизнь в мире людей принесла плоды, у меня была книжечка с такими загадками, кроме последней. Как ты мне сказал вчера, они не очень умны, в смысле чёрные драконы, но они очень хитры.

— Тогда, ты просто молодец, что читаешь книги. А ты читала книги Артура Лебрена?

— Это отец Евы? Нет, я не читала и стой. Почему ты не удивился тому, что я из мира людей?

— Говори лучше из мира простейших, это как — то привычней что ли. Я не удивлен, потому что сам там жил некоторое время, когда сбежал из дома. Все охотники считают людей отсталыми, хотя они придумали много полезных вещей. Например, телефон для связи, компьютер для поиска информации и деньги, плюс ты это уже говорила.

— Но почему им считать их отсталыми, если основой для охотников были обычные люди? Мы же такие же, как они, только чуточку круче и правда уже говорила.

— Мне кажется, что тебе нужно идти готовиться к балу. Знаешь, что смешно? Смешно то, что мы всё это время ссорились друг с другом, а сегодня болтаем как лучшие друзья.

— Всякое может быть, но мы не лучшие друзья, — сказала я и вышла.




***

Я, Ева и Клео готовились к балу, я искала себе платье и туфли, Клео сидела на диване в нашей комнате и листала газету, а Ева сидела на полу и рисовала одежду.

— Что ты делаешь? — Спросила Клео Еву.

— Помнишь всех тех девушек, которые проходили тест в один день с нами? Так вот я решилась, что должна, просто обязана сделать для нас всех, что нибудь — особенное. На днях на ярмарке я приобрела весьма интересную штуку, — она вытащила иголку, — это иголка просто спасение для любой швеи, просто кладешь ее на эскиз, а дальше она за мгновенье сшивает платье или костюм, всё что угодно.

— То есть, ты решила сделать каждой из нас, наряд на бал? — Спросила я, отложив волшебное зеркало.

— Конечно, все эти девушки придут ко мне в комнату и вы тоже, потому что я и для вас эскизы сделала. Думаю, вам понравится, прическами и макияжем тоже займусь я.

— Я не пойду на бал, — сказала Клео.

— Почему? Это всё из — за того, что тебе придется надеть платье? — Спросила я.

— Ей не придется надевать платье, я решила сделать ей кое — что другое, — ответила Ева.

— Тогда иду, не люблю я платья.




***

Примерно через час после нашего разговора, мы отправились в комнату Евы. Оказывается в комнату другой группы очень сложно попасть, нужно заполнять специальную анкету и чтобы охотник, к которому идут в гости подписал её. Но наконец, закончив с этим, мы попали в комнату, все шесть девушек обсуждали бал.

Ева вышла, чтобы взять всё необходимое для макияжа и причесок. Больше всех боялась Клео, для неё это было то же самое, что лежать на столе у хирурга, но всё же она смогла успокоиться. Когда Ева пришла, в комнате повисла тишина, а потом все выстроились в очередь возле манекена, на котором висела сантиметровая лента. На прикроватной тумбочке лежали эскизы и волшебная игла.

Первой из очереди стояла высокая, бледная девушка. Волосы были длинными и серебристыми, словно из лунного света, несмотря на глаза серебряного цвета, она была азиаткой, она сказала, что она из Японии и зовут её Сорано Такаяма. Ева обмеряла её и нанесла результаты замера на эскиз и повесила его на манекен, закрепив иголкой.

— Смотрите, — сказала она, — сейчас вы увидите истинный шедевр.

Иголка зашевелилась и начала двигаться по всему манекену, беря, откуда — то желто — лимонную нитку и такого же цвета ткань. Спустя пять минут платье было готово и как раз по размеру. Это было платье до колен, лимонного цвета, пышное с нашитым желтым бисером. Закончив с платьем, Ева пошла, доделывать макияж и прическу.

— Ева, это превосходно! — Воскликнула я, рассматривая сшитое платье.

— Пришлось потрудиться, чтобы подобрать ей идеальное платье, но думаю, я смогла.

Следующей в очереди была Руби Миллер, сестра близнец Амелии Брукс. Но в отличие от сестры она не боялась быть яркой, на сколько я знаю, она играла в рок — группе и стала самой знаменитой бунтовщицей в академии. В отличие от сестры у неё были черные волосы с выбритым виском и красными кончиками, голубые глаза и веснушки по всему лицу. Она всегда одевала всё черное и глаза подводила подводкой, а губы красила в темные цвета. Ей тоже досталось необычное платье черный верх без бретелек, а снизу ассиметричная юбка в несколько слоев красного, черного и белого, смешавшись, эти цвета, сделали этот наряд просто неотразимым.

Следующей после Руби была её сестра близнец Амелия Брукс. За всё — то время, что они простояли здесь они даже не заговорили, если верить слухам, то их родители разведены. Амелия же не была бунтаркой, она была полной противоположностью сестре. Она была отличницей в своей группе, всегда одевалась в строгие наряды, так же от сестры её отличали рыжие волосы. Скорее всего, у одной из них они были крашеные, так как не могло быть так, чтобы у близнецов были разного цвета волосы. Вскоре и её платье было сшито, оно было нежно — розового цвета как волосы у Евы, оно было до колен, пышное, с серебряными лентами в верхней части платья.

После Амелии была Клео, как Ева и обещала, никакого платья не было, был бирюзовый топ и юбка карандаш с узорами в африканском стиле. На её темной коже это выглядело просто великолепно, ей самой тоже очень нравилось.

Потом была я, у меня было белое платье в греческом стиле с золотыми лентами в верхней части платья, сама же Ева нам своё платье показывать не стала.




***

Близилось время бала, но Кэмерона всё ещё не было, я уже начала волноваться, вдруг его не отпустят. Не могу же я идти одна, так как мы решили идти все вместе, в смысле с той командой, что тестировалась в один день с нами, просто нельзя было оставить кого — то одного.

Амелия пришла с тем же парнем, что тестировался с ней, его звали Алекс, он был смуглым, с глазами цвета миндаля и волосами цвета горького шоколада. Вместе они смотрелись довольно, неплохо. Следующая пара Руби и парень по имени Эван, он всё время разговаривал с ней, но из его разговоров нельзя было ничему поверить, как будто он все время врал. У него были черные волосы, цвета морской волны глаза, по-моему, он был слишком самоуверенным типом.

Дальше Клео и Коди, скорее всего этот паренек был ботаником, но может, если человек носит очки, это не значит, что он ботаник. Может быть и так, но среди всех остальных парней он выделялся, он был одет в белую рубашку, в брюки с ярко — красными подтяжками и бабочку со смешными узорами. У Коди были голубые глаза, темные волосы и веснушки по всему лицу.

Потом была Ева и Нео, на Еве было ярко — красное платье, до колен пышное и украшенное розами из красных лент, я бы на ее месте тоже не стала бы показывать такую красоту. Насколько я знала, Нео был сводным братом Клео, и это было видно. Он был чернокожим, высоким, с голубыми глазами, но одно у них было схожим, у него тоже были дреды.

Сорано и Джордан, он тоже очень выделялся из толпы. Это был тот самый парень с гетерохрамией, один глаз у него был серый, а другой как у дракона — огненно — оранжевый, шрам возле драконьего глаза, веснушки и рыжие волосы. Вместе они смотрелись, словно лед и пламя.

Осталась только я. Кэмерона всё ещё не было, скорее всего, его не отпустили, а может он сам не захотел идти.

— Ну, что может, пойдём уже? — Спросил Нео.

— Кэмерон ещё не пришёл, — ответила ему Ева.

— Он самодовольный идиот и ты думаешь, он пойдёт?

— Он мне сказал, что если его отпустят он пойдёт, — встряла в разговор я.

— Ну раз так, то нужно идти, а то мы всё пропустим, — теперь в разговор встряла Руби.

Только мы собирались идти, как из коридора драконов вышел Кэмерон. Он был одет в черный, дорогой костюм, наверно дорогой.

— Вы что, хотели идти без меня? — Спросил он.

— Хотели, тебе повезло, что мы не ушли раньше, — ответил ему Нео.

И мы двинулись вперёд в главный зал.

— Вашу руку мадам, — Кэмерон протянул мне руку.

Я раздраженно вздохнула, но протянула руку в ответ. Зал ничем не изменился с прошлого раза, разве что тигр теперь ходил по всему залу.

Мы сели на скамейки и стали ждать выхода директора, представителей групп, охотников — хранителей того года и самые знаменитые гости были сами создатели нашей расы.

Заиграла громкая музыка, на сцену вышел директор. Сегодня он был одет в белый костюм, расшитый стразами, он был похож на поп — звезду со стажем. Он в буквальном смысле прокатился по сцене, как рок звёзды во время концерта:

— Дорогие охотники, сегодня один из самых замечательных дней, — он встал и подошёл к краю сцены, — день, когда мы узнаем новых хранителей — представителей нашей расы, они будут представлять нас нашим союзникам и защищать их от монстров, которые нападают на соседние долины. Представляю вам наших представителей групп, которых вы уже знаете и в представлении не нуждаетесь, а также наши создатели наблюдают за нами.

— Что значит, наблюдают за нами? — Спросила я Еву.

— Они где — то в здании, но они не покажутся, если не сочтут это важным.

— Тогда, откуда можно знать, может их здесь, даже нет?

Ева ничего не ответила, только пожала плечами.

— Итак, приступим, у меня в конверте двенадцать имён, возле каждого имени код способности, я называю имя, фамилию и код способности, а вы дорогие будущие хранители выходите ко мне на сцену. Начнём! — Он достал конверт из кармана.

Не знаю, замечали ли все остальные, но все кроме меня скрестили пальцы, в надежде стать хранителем.

— Первой к нам выходит… Руби Миллер, код способности №644, — он пожал ей руку и попросил встать позади него, — Сорано Такаяма, код способности №541, как вы заметили я начал с девушек.

Он перестал говорить и осмотрел весь зал, а потом посмотрел на новых хранителей, которые улыбались залу своей счастливой улыбкой. И снова продолжил:

— Ева Лебрен, код способности №324.

Мне показалось, очень странно, то, что на сцену выходят девушки именно из той группы, в которой была я.

Потом вызвали Амелию, а затем меня и Клео. Точно так же получилось и с парнями.

Все аплодировали нам, не зная того, что мы проходили тест в один и тот же день. Кроме нас и директора никто этого не знал. Похоже, он тоже был в недоумении, он был в замешательстве.

— Ну что, охотники и охотницы, поприветствуем наших новых хранителей!

Раздались бурные аплодисменты, все широко улыбались, кроме меня, Кэмерона и директора Атласа, видимо только мы заметили, что — то не так.

Но последовав примеру остальных, заулыбались.

После всего этого начался бал, на котором нужно было обязательно присутствовать.

На танец меня пригласил Кэмерон, хотя чего ещё можно было ожидать. Мы всё танцевали и танцевали, пока он не спросил:

— Ты заметила?

— Заметила, что?

— Все охотники, что были в той же группе с нами, тоже стали хранителями, тебе не кажется это странным?

— Я тоже об этом подумала, после того как вызвали Еву, не к добру это.

— Согласен, что — то тут не так, нужно с этим что — то делать, никогда за все столетие такого не было.

После бала, все хранители, в том числе и я, отправились по комнатам собирать чемоданы.





Глава 11

Утро выдалось пасмурным, из — за него у меня испортилось настроение. Сегодня мы должны будем заполнить анкеты, чтобы получить полезную информацию, но, в какой мере она полезна я не знаю.

Я собрала чемодан и села на него, не потому что мне негде было сидеть, а прост так. Клео тоже собрала свои сумки, а затем ушла куда — то, не сказав мне.

В комнате было совсем скучно, но можно было поразмыслить, как случилось так, что именно все мы стали хранителями, а не кто — то другой. Хотя может, я зря волнуюсь, может это просто совпадение.

В первом случае быть хранителем круто, во втором не очень, так как на тебя возложена огромная ответственность, оправданий ни каких не будет в случае ошибки и это пугает.

Как я уже сказала, сегодня нам придется побегать, заполняя анкеты, по предметам. А именно: по монстрологии, драконологии, драгоценным камням, УЗМС, тренировке, превращениям и это всё нужно пройти за весь этот день.

Кроме этого нужно познакомиться с представителями предыдущих хранителей, что делать совсем не хотелось. Зачем нам это нужно? Как будто мы сами не знаем, что нам предстоит! Но думаю, им самим не очень — то хочется с нами знакомиться.

Прошёл примерно час с того момента, когда Клео ушла. Я начала волноваться, кто может знать, куда она пошла. Когда она уходила я ещё спала, не думала, что она уйдёт надолго. Обычно она уходила максимум на полчаса, но не дольше. Не знаю. Стоит ли волноваться или нет.

Поёжившись на чемодане, я подошла к окну. Наконец — то выглянуло солнце, осветив поляну перед академией и совсем немного задев комнату, но этого света было достаточно, чтобы признать красоту здешней природы. Может я и ошибаюсь, но здесь всё намного красивее и ярче, чем в нашем мире, то есть в мире людей. Хотя я никогда не видела пейзажей этого мира, только на картинках.

Как же всё — таки круто, когда можно выходить из своей комнаты, чтобы прогуляться, где захочешь. Именно это я и хочу сделать.

До начала заполнения анкет, у меня есть ещё целый час. Беру рюкзак, кровавое яблоко, которое дала мне Ева после бала и выхожу из комнаты.

Иду по длинному коридору, дохожу до середины и телепортируюсь в зал драконов, то есть на нижний этаж. Там меня встречает наш декан и просит остановиться.

— Извините, я что — то натворила? — Спросила я его.

— Нет, конечно же, нет. Просто я хотел бы поговорить с тобой, о прошедшем тестировании, до меня дошел один слушок, о котором я хотел бы поговорить.

­– Да, конечно, но нельзя ли побыстрее, я хочу прогуляться.

Он мне не ответил.

— Следуйте за мной, — он развернулся и пошёл в другой конец холла. Я последовала за ним в его кабинет, который находился на другом конце коридора.

Как только мы зашли туда он предложил мне чай, от которого я отказалась, но он настоял.

Его кабинет ничем не отличался, от любых других. Хотя я ожидала чего — то зловещего, жуткого и тёмного.

Ведь он чистокровный дракон и от одного его взгляда хочется убежать и спрятаться. И увидеть вместо тёмного, зловещего логова, обычный кабинет. Где на стене красуются обои в цветочек, картины с его семьей, включая бабушку с пятью малышами — драконами на руках. Обычный стол, обычного учителя или не учителя, шкаф с какими — то документам и по совместительству буфет, мягкий бежевый диван и электронный чайник.

— Присаживайся, — он указал на диван и сел рядом.

— Зачем вы привели меня в свой кабинет?

Глаза его сверкнули недобрым огоньком:

— Не знаю, заметила ты или нет, но мне показалось странным, что все эти охотники, которые стали хранителями проходили в один и тот же день что и ты.

— И что вы хотите от меня? Я ничем не могу вам помочь, мне в голову пришёл один и тот же вопрос, что и вам. Но почему вы вызвали именно меня?

— Ты не совсем обычная девушка, Оливия. И это совсем не касается того факта, что ты хамелеон, что — то отличает тебя от остальных охотников, — ответил он наливая мне чай, — с сахаром или без?

— С чего вы взяли, что я буду вам верить, я такая же, как и все остальные. Может я и жила всю жизнь взаперти, в детском доме, в Лондоне. Но это не отличает меня от других, да две чайных ложки, пожалуйста.

— Нет, Оливия мистер Радомир прав, — в кабинет зашёл директор, но сегодня он был в строгом костюме, что для меня видеть его в таком виде было непривычно.

В знак признания я встала с дивана и предложила своё место директору, но он отказался.

— Но как такое может быть? Я имею в виду, что, скорее всего произошедшее просто совпадение, по — другому просто, и быть не может, не вижу причин для беспокойства! Может это в вас старческий маразм проснулся? — Ответила я.

— Оливия, я всё понимаю, но будь осторожна ты всё — таки разговариваешь с директором.

— Ничего Радомир, я бы на её месте говорил бы точно так же, ты никогда не замечала ничего странного? — Он сел рядом со мной.

— Нет, со мной ничего странного никогда не происходило, кроме того, что в мой день рождения я впервые увидела цербера и усыпила его, я обычный охотник, как и вы, я не особенная! — Сказала я, размахивая руками.

Но помимо этого я вспомнила ещё много всяких странностей, к примеру, призраки стали людьми, брат Евы вдруг ожил, все охотники проходившие тест в один день со мной теперь хранители, в этом была доля странности, но я не думала, что это всё серьёзно.

— Погоди Оливия, ты усыпила цербера? — Спросил меня наш декан.

Я кивнула.

— Обычные охотники убивают монстров, не давая им шанса на существование, чтобы они снова не напали, а ты оставила монстра в живых?

— За что его убивать? Да он напугал меня до смерти, его ядовитые змеи шипели на меня, его ядовитые слюни оставляли на мне ожоги! Но он не заслуживает смерти, как ни одно ныне живущее существо, зачем убивать монстра, ведь тогда ты тоже станешь монстром! Иногда мне кажется, что мы существа с разумом, больше монстры, чем они!

Они, молча, смотрели на меня.

— Возможно, ты права Оливия, но послушай меня, страх сделал тебя слабее, поэтому ты решила, что легче не действовать, как велит тебе разум, а послушать бедное, быстро бьющееся сердечко, — сказал директор.

— Вы не правы! Именно страх сделал меня сильнее и помог мне посмотреть на ситуацию с другой стороны, под другим углом, что вы за люди такие! — Я встала с дивана.

— Мы не люди, люди примитивны и глупы, они ничего не знают, о жизни, — сказал декан.

— Примитивны? Глупы? Ничего не знают о жизни? Они появились раньше вас охотников, вы существуйте всего… ну мало, а люди появились задолго до нас, они изобрели кучу разных полезных вещей! И вы называете их глупыми! Мы на половину люди, мы выглядим как люди, говорим как люди и думаем как люди! Может, хватит расизма! И пейте свой чай сами! — Я схватила свой рюкзак и направилась в свою комнату. Где меня поджидала Клео.

— Ничего не хочешь объяснить? — Спросила она.

— В смысле? Ты о чём?

— О том, что творилось в кабинете профессора Заславского, все охотники из нашей группы слышали всё, что там творилось.

Я закрыла лицо, чтобы она не видела, насколько я сейчас зла на них.

— Оливия, что случилось? Мне ты можешь рассказать.

— Я просто решила прогуляться по поляне возле академии, но как только я оказалась в нашем зале, меня сразу же остановил профессор Заславский, под предлогом «нам нужно поговорить». Он спросил меня, о том, что все охотники, которые стали хранителями, проходили тест в один и тот же день. Они посчитали, что каким — то образом в этом виновата я и затеяли со мной спор.

— Видимо с тобой спорить нельзя, — она улыбнулась мне.

С того дня, когда был бал Клео перестала носить дреды, теперь у неё всегда были распущены волосы. Оказывается, у нее они были кудрявыми, чего я не ожидала.

— Да, спорить со мной это, как подливать масло в огонь, если я считаю, что права, то я буду стоять на своём и мне всё рано с кем я спорю.

— Я это уже заметила, не каждый решится спорить с деканом или директором, если ему дорога жизнь.

— Видимо, у меня большие проблемы и видимо мне, жить надоело, — сказала я и достала кровавое яблоко из рюкзака.

Она кивнула, а я откусила небольшой кусочек от яблока:

— Но, ведь это правда странно, — сказала она, — очень даже странно.

— Не буду спорить с тобой, но это же не значит, что в этом виновата я.

— Может они решили, что раз уж ты жила бок обок с людьми, то в этом виновата ты?

— Они сказали, что я цитирую: «не совсем обычная девушка», ко всему прочему не относится то, что я хамелеон.

— Вау, у них обоих кажется, едет крыша, хотя у директора Атласа всегда с головой было что — то не в порядке, но вот у профессора Заславского… я не ожидала от него такого.

— Погоди, куда ты сегодня ходила?

— Да, так ничего особенного, — она почесала затылок.

— Клео… говори, я от тебя не отстану, пока ты мне не скажешь или я защекочу тебя до смерти, не думаю, что это считается благородной смертью.

— Обещай, что никому не скажешь.

Я положила одну руку на сердце, а другую подняла вверх и торжественным тоном сказала:

— Даю слово, что ни один цербер, ни один охотник и ни один маг не узнает твоего секрета, ибо он уйдёт со мной в могилу.

— В общем, мне нравится один парень, я думаю, что не очень хорошо, но я шпионила за ним, чтобы узнать, что его интересует и всё такое, вот.

Я ткнула её в плечо:

— Клео! Об этом первым делом нужно было сказать Еве! Она бы помогла тебе с советом, это меня немного удивило, я думала, ты охотишься на какого — то запрещённого монстра, но никак не ожидала такого секрета.

— Ева бы скакала от радости, визжа, «ЭТО ЖЕ ПРЕКРАСНО! ГОСПОДИ ДАЖЕ ТАКИЕ ОХОТНИКИ КАК КЛЕО ВЛЮБЛЯЮТСЯ!!!».

— Ты ходила к ней?

— Да, именно такая реакция у неё была, поэтому мне и пришлось уйти так рано, сначала я зашла к ней, но она только визжала, поэтому я продолжила следить за ним.

— Я, конечно, знаю, что это не моё дело и всё такое, но кто он? Я его знаю?

— Да, ты его знаешь, он был моим партнёром на тестировании, только не смейся.

Но я не удержалась и захохотала. Насколько я помню, его звали Коди, у него были голубые глаза, темные волосы, веснушки по всему лицу и очки как у Гарри Поттера.

— Ничего смешного, он очень милый и добрый, немного неуклюжий и смешной.

— И как давно ты в него влюбилась?

— На тестировании, но я это не сразу поняла.

­­­– Да уж, попала птичка в клетку, знаешь, я бы тоже на месте Евы сказала это. Хотя у неё всегда какая — то странная реакция на всё, нашла ручку на полу и обрадовалась так, как будто выиграла автомобиль.

— Что такое автомобиль?

— Ну, это такое дорогое транспортное средство у людей, прости, забыла у простейших.

— Понятно, знаешь, мне, кажется, что ты и Кэмерон, тоже странно себя ведёте. Ты делаешь вид, как будто ненавидишь его, а он делает всё, чтобы тебе понравиться.

— Клео, у тебя крыша едет, и посмотри на время, нам уже пора.




***

Оказывается, в тестах ничего страшного не было, были обычные банальные вопросы. К примеру, вот один из них «Какой ваш любимый цвет?» или «Сколько букв в вашем имени?». И так в каждом тесте, даже в тесте по тренировке, я думала, мы будем бегать, преодолевать препятствия, а нет, точно так же отвечать на вопросы.

Дальше мы пошли на встречу с хранителями, выбранными в прошлом году. Их, почему — то было трое, одну из них я знала её звали Дакота Хейди, одна из самых знаменитых учениц того и этого года. Рядом с ней по бокам стояли ещё две.

Дакота Хейди, высокая, темнокожая. Волосы убраны в конский хвост, одета в тренировочный костюм драконов, видимо только что с тренировки.

Справа от неё стояла девушка с огненно — рыжими волосами, зелёные глаза, носит очки, в белом халате, видимо с урока зельеварения.

Слева девушка неформалка, скорее всего панк, скорее всего хамелеон. Волосы у нее были коротко подстрижены и сбриты у висков, цвета морской волны. Тёмные глаза, на приличную ученицу она была не похожа, поэтому скорее всего сейчас она прогуливала.

— Здравствуйте, меня зовут Дакота, а это Анжела и Лола.

Лола — неформалка, Дакота — спортсменка, Анжела — заучка, полный набор.

Мы говорили, о трудной работе, которая нам предстоит и еще о многом не очень нужном.

— Но мы хотим предупредить вас, феи — не лучшие хранители, они все предатели, — сказала Лола и посмотрела на Еву и Сорано.

— Мне кажется, вы зря о них так отзываетесь, — ответила я.

Ко мне подошла Лола и наклонилась вплотную к моему лицу.

— Как же мне хочется посмотреть на твой труп, после того как одна из твоих фей предаст тебя и убежит от испуга, они все трусливые.

— А я докажу, что они не трусливые, а потом посмотрю в твои выпученные от злости глаза, — парировала я.

Она отошла от меня к своим подругам.

— Ух, ты, не ожидал от тебя такого Олив, — сказал Кэмерон.

Он сидел на втором ряду, пятая парта, в то время как я сидела на первой, я повернулась к нему.

— Серьезно? Олив? Тебе жить надоело?

— Это будет честь, быть убитым тобой.

Я раздраженно вздохнула и повернулась обратно.

— Тише ребят, вам теперь всю жизнь терпеть друг друга, так что отложите убийство на потом, — сказала Руби.

— Если я правильно поняла, то главная у вас Оливия, ­– сказала Дакота.

— Мы не выбирали главного, а что разве должен быть главный? — Спросил Нео.

— Конечно, в каждой команде должен быть лидер и судя по тому, что на все вопросы отвечает Оливия можно заключить, что лидер команды она.

— Нет уж, спасибо я как — нибудь обойдусь, из меня лидер, как из Евы… забудьте. Нет, правда, я никакой не лидер, я могу руководить армией золотых рыбок не больше.

— Тогда, кто у вас будет лидером? Лидер должен быть всегда, — сказала рыжеволосая.

— Я буду лидером! — Руку поднял Кэмерон.

Все раздраженно вздохнули. Все решили поспорить. Пока Руби не воскликнула:

— ХВАТИТ!

Шум прекратился.

— Кажется, я знаю, кто будет вашим лидером, — сказала Лола.





Глава 12


Близился рассвет.

Нашим лидером стала Руби. Она оказалась очень строгой, она сказала если кто — то опоздает хотя бы на секунду к причалу академии, то мы его ждать не будем, и сказала это таким тоном, который даже с рыком дракона не сравнится. Поэтому сразу после длительного разговора с предыдущими хранителями мы кинулись по комнатам, чтобы раньше лечь спать и не опоздать из — за того что проспал.

Но, как всегда один всё же опоздал и его мы все были готовы растерзать, особенно Руби, она уже успела найти где — то палку, хотя палкой это нельзя было назвать, это больше походило на ветку.

— КАК ТЫ МОГ ПРОСПАТЬ! Я ЖЕ СКАЗАЛА, ЧТОБЫ ВСЕ БЫЛИ НА МЕСТЕ В НАЗНАЧЕННОЕ ВРЕМЯ, В НАЗНАЧЕННОМ МЕСТЕ!!! — кричала на него Руби.

— Не понимаю, чего ты так орёшь, — сказал, потягиваясь Кэмерон, — просто не понимаю, чего плохого я сделал, ну опоздал, подумаешь проблема, чего орать то, я же пришёл.

Видимо он, действительно спал всё это время, вся его одежда была мятой, а волосы растрепаны.

— Ещё бы не пришёл, мы теперь одна команда и я в этой команде главная, следовательно, теперь ты должен выполнять всё, что я скажу и больше не опаздывай, — ответила Руби.

— Мне кажется мы выбрали не того капитана, — сказал Кэмерон.

— ЧТО?! Да как ты смеешь! Как будто ты лучше! — Ответила Руби.

— Возможно, я нет, Ева нет, а вот Клео или Олив, были бы неплохими капитанами.

— Олив? Ты серьёзно? Снова? Меня так только друзья называют, а ты мне не друг! — Сказала я.

— Ну, не друг, а больше чем друг, я твой ангел хранитель, ты обязана мне жизнью, если ты не забыла.

— Ты мой ангел хранитель? С таким бы «ангелом», я бы давно гнила в могиле!

— Чего так грубо Белоснежка, — он подошел ко мне.

Почему он такой высокий? Рядом с ним я чувствую себя гномом, даже не гномом скорее Дюймовочкой.

Я смотрела ему в глаза, затем вытянула левую руку в сторону Руби.

— Руби, дай мне палку, — попросила я.

— Олив, насилие это не выход, — сказала Ева.

— Руби, дай мне палку, — повторила я.

Она послушно протянула палку. Как только палка оказалась у меня, я сразу же кинулась на Кэмерона, то и дело, задевая его.

— Ой, ты чего, не надо, — крикнул, убегая от меня Кэмерон, — я же просто пошутил, ай! Извини!

— Шути осторожней, со мной шутки плохи! Тебе повезло, что это только ветка, будь что — то потяжелее, было бы очень больно! — Крикнула я.

— Я это уже понял, я больше не буду честно, только положи палку, боже да я больше ничего тебе не скажу.

Я остановилась и выкинула палку в лес.

— Сегодня тебе повезло в следующий раз, такого не будет, — ответила я.

— Ладно, я понял, — сказал он отдышавшись.

— Так, ладно влюбленная парочка тащите свои задницы сюда, — крикнула Руби.

Мы с Кэмероном переглянулись:

— Я пошёл за палкой, — ответил он и пошел в лес.

— Иди, без неё не возвращайся! — Крикнула я ему в след. И пошла к моим новым друзьям. — Если вы ещё раз назовете нас влюбленной парочкой, вас настигнет та же кара, все уяснили?

Они активно закивали.

— Кажется, Кэм был прав на твой счёт, из тебя действительно получается хороший командир, — подал голос Нео.

— Да, уж точно лучше, чем моя сестра, у которой музыка вместо мозгов, — сказала Амелия.

— Зачем же так жестоко? — ответила ей Ева.

— А мне кажется, тут всё честно, — сказала Клео.

— Что? Вы все серьезно? Какой она капитан команды, да она нас всех напугала с палкой в руках, ну и что, я тоже так могу, — наконец подала голос Руби.

— Мне кажется она права, если ни я капитан то лучше она, мы оба любим меня, — вмешался в разговор Эван.

— А вот мне, кажется, Оливия лучший вариант, — сказала, темноволосый парень, которого я не помню, как зовут.

— Совершенно верное рассуждение, — сказал очкарик Коди.

В разговор не вмешивались только двое, Сорано и Джордан, это было немного подозрительным.

— Ну, тогда, кто за то, чтобы нашим командиром была Оливия, поднимите руки, — сказал Нео.

Все подняли руки, кроме Руби, Кэмерона, который сейчас бежал из леса с новой палкой, Сорано и Джордана.

— Я что — то пропустил? — Спросил Кэмерон, добежав до нас.

— У нас перевыборы капитана, — ответил ему Нео.

— И кто кандидат?

— Угадай кто, — сказала я и взяла у него палку.

— Если честно, я уже передумал, пусть лучше Руби будет капитаном, а то я так до окончания путешествия не доживу.

— Уже поздно, большинство проголосовало за меня, — не успокоила его я.

— Дорогие, юные охотники, а теперь и хранители, рады приветствовать вас! — К нам подходила мой самый ужасный кошмар — Я миссис Генриетта, я буду помогать вам, всё ваше путешествие.

С нашего прошлого раза она практически не изменилась, разве что подстригла волосы под каре, но без челки и покрасила их в цвет кофе с молоком. Она была одета в строгий черный костюм, состоящий из пиджака и юбки карандаш, все это дополнял черный зонтик, черные ботильоны и белые кожаные перчатки. За ней стояли все наши учителя, наши деканы и директор, с кем я боялась встретиться, взглядом.

— О! Оливия, как быстро время бежит, я думала, больше никогда тебя не увижу, — сказала она и протянула мне руку, которую я не пожала.

— Рада нашей встречи, — ответила я.

— Итак, с сегодняшнего дня, вы официально хранители, сейчас я дам вашему капитану результаты тестов, которые она должна раздать.

Она раскрыла зонт и тут же, как по щелчку пошёл дождь.

— Я разве не сказала всем взять зонтики? Ах, какая жалость, — она достала конверт и протянула мне. Я послушно взяла его и собралась открывать.

— Нет, нет, нет, откроешь его, когда будет, не так сыро, смотри, ты сама промокла до ниточки, а еще хочешь открыть конверт с результатами.

— Дорогие охотники официально объявляю вас хранителями! Вы официально отправляетесь в путешествие! — сказал директор.

После его слов из воды резко выпрыгнул кит, он подплыл к причалу. Если бы этот был обычным китом, я бы не была так ошарашена, возможно. Но этот был просто изумительным, по всей его спине располагался целый город, целый пустующий город.

— Добро пожаловать на наш новый транспорт, его зовут Джек, он ваш шофёр и транспорт одновременно.




***

Джек был самым великолепным транспортом, мы могли дышать под водой, так как кита окружало огромное облако кислорода, страннее всего — то, что мы могли ходить по киту — городу, а не плавать, еле поспевая за ним, хотя когда мы опускались все ближе ко дну, становилось темнее, на улицах города Джек включались фонари.

— Надеюсь, вы закончили осмотр, теперь я расскажу вам все, что вы должны знать, — сказала миссис Генриетта, — вы будете учиться, как все остальные охотники, каждый день я буду назначать дежурных, которые будут следить за порядком на Джеке, все вы будете жить в гостинице, потом я проведу вас туда. Учиться вы будете в школе, прямо как у людей, к которой я вас так же приведу, что ещё? А! Во всех магазинах, всё бесплатное, так что можете покупать все что хотите.

— А можно вопрос? — Спросила я.

— Отвечу на любой твой вопрос душенька.

— Когда конверт открывать?

— Хоть сейчас, вы всё равно будете гулять весь день, все ваши вещи мы отправим в гостиницу. Упс! Вот что я еще вспомнила, все результаты в тесте очень полезная информация. Ваше оружие делают в кузнице, потом я вас туда отведу и насчёт способностей. Я сама не знаю, что значат эти коды, но знаю, что сегодня вечером мы это узнаем, наш оракул прибыл вместе с нами, желаю вам удачи, — сказала она и ушла.

— Ну, что? Все готовы узнать особую информацию? — Сказала я и вскрыла конверт, в нем лежало ровно двадцать четыре листочка с таблицей двух видов:

Оливия Джонсон и охотники




Оливия Джонсон и охотники

— Мантия невидимка? Как у Гарри Поттера? И кого я смогу этим убить? — Задал много вопросов Коди.

— У тебя хотя бы это есть, а у меня нет, как же я выживу в экстремальной ситуации? — ответил Эван.

— Мне кажется, ты слишком много о себе возомнил, у меня тоже нет, и ничего не жалуюсь, — ответил ему Джордан.

— Ты на половину дракон, о каких жалобах может идти речь, вселенная не может потерять меня! — Ответил ему Эван.

— А что такое ведьмин кинжал? — Спросила я.

— Тебе достался ведьмин кинжал? — Спросил Кэмерон.

— Боже, Олив, этого просто не может быть, это оружие не имеет ни какого отношения к охотникам, это кинжал ведьм, никто не знает, как им пользоваться, кроме вышеупомянутых. Но, это довольно опасная вещь, ни один охотник его не получал, — сказала Клео.

— От чего же, была одна охотница, у которой был такой, её звали Агнесса, — сказала Руби.

Все хором с ужасом ахнули.

— Но ведь вы не хотите сказать, что я тоже начну борьбу за власть?

— Нет, конечно, нет Олив, — успокаивала меня Ева.

— Почему нет? У неё есть причины, ты ведь из мира людей? Всю жизнь провела в детском доме, под строгой охраной…. — говорила Руби.

— Руби Мария Миллер! Прекрати! Ты не имеешь права, так говорить! — Перебила её Амелия.

— Теперь я понимаю почему наши родители развелись, они не могли терпеть одну истеричку и теперь понятно, почему мой отец забрал именно меня, а не тебя, — ответила Руби.

— Он и мой отец тоже! Почему ты такая жестокая?! Откуда в тебе это?!

— Так, вы обе перестаньте ссориться! Руби, откуда ты знаешь, откуда я? — Спросила я.

— У стен есть уши, вся наша группа слышала, как ты повздорила с директором и представителем, не думаю, что хоть один это пропустил.

— Ты повздорила с директором? А я думал у меня большие проблемы, — встрял в разговор Кэмерон.

— Ты не знал, что твоя Стервелла [1]устроила настоящий скандал? Где же ты был? — Она подошла к нему.

— Я не помню, думаешь, я запоминаю каждый свой шаг, делать мне больше нечего, может мне их ещё считать? И она не моя Стервелла.

— Слава богу, думала, ты это пропустишь, и я не Стервелла! Если ты Руби не перестанешь оскорблять остальных, я поставлю в известность директора, чтобы он забрал у тебя звание хранителя и ты снова станешь охотником.

— Ты? Попросишь директора? Вот уж не ожидала от тебя такого!

— Олив, почему ты поссорилась с директором? — Спросила меня Ева.

— Долго объяснять, — я посмотрела на Клео, она опустила голову, — давайте лучше успокоимся и свыкнемся с новой обстановкой, чтобы я больше не слышала подобных слов от других, иначе моя ветка, то есть палка станет уроком для всех, а я этого не хочу, а теперь расходимся, через час снова вернитесь сюда.

Я осталась на месте, осматривая улицу. Сейчас я стояла, скорее всего, на площади. В самой её середине был небольшой костер и двенадцать раскладных стульев возле него. От середины площади было четыре развилки, почти все разошлись. Остались только Ева, Клео, Кэмерон и Нео. Мы нашли большую скамейку, где мы впятером смогли уместиться.

— Олив, ты как? — Спросила меня Ева.

— А ты как думаешь? Чувствую себя так, как будто я кого — то убила, мне тяжело.

— Боже, как Руби опустилась до такого? Может я просто не замечала в ней этого, — сказала Клео.

— Не думал, что для тебя это так тяжело, — присоединился Кэмерон.

— Это очень тяжело, поверь. Живёшь в мире, в котором не должен жить, живёшь взаперти шестнадцать лет, потом впервые видишь монстра, и тебе кажется это нормальным. Директор детского дома — миссис Генриетта, пыталась убить меня, а теперь она здесь и….

— Постой! — Перебил меня Нео, — миссис Генриетта? Дочь директора Атласа? Она удостоена ордена чести!

— Не может быть! Она пыталась избавиться от меня! Такое никогда не забудешь!

— У всех свои скелеты в шкафу, да ведь Кэм? — Спросил его Нео.

— Что? Извините, я задумался, так о чём мы?

— Неважно, главное сейчас всё хорошо, хотя во мне есть доля странности.

— Не хочу спорить с тобой, — ответил Кэмерон.

Я толкнула его в бок:

— И не стоит этого делать и называй меня Олив, ты заслужил.

Он улыбнулся в ответ.

— Мне кажется, стоит делать собрания в конце каждой недели, чтобы мы все могли узнать друг друга лучше и понимать каждый сделанный нами шаг, — сказала я.

— Теперь мы фантастическая четверка! — Воскликнул Кэмерон.

— Кэмерон, нас вообще — то пятеро! — Ответила я.

— Нео тоже с нами? Не знал и можешь называть меня Кэм, ты заслужила.

Я снова толкнула его в бок, и мы все рассмеялись.


[1] Стервелла Де Виль — Злодейка в таких диснеевских мультфильмах как: " 101 далматинец», «101 далматинец 2: Приключения Патча в Лондоне».





Глава 13

К счастью через час все собрались на площади. Амелия раздраженно поглядывала на сестру, а Руби смотрелась в зеркало. Эван рассматривал свои руки, Коди читал какую — то книгу, Кэм смотрел… на воду, Ева играла со своими волосами, Клео слушала музыку, Джордан и Сорано сидели на скамейке и что — то бурно обсуждали, Нео просто стоял и ничего не делал.

— Привет, — ко мне подошёл темноволосый парень, чьё имя я так и не вспомнила, — ты помнишь меня? Я Алекс проходил тест вместе с Амелией.

— Привет, если честно я не могла вспомнить, как тебя зовут, но спасибо, что напомнил.

— Не думал, что мое имя такое сложное для запоминания, — он нервно хохотнул, — я тут подумал, раз уж ты и Кэмерон, не пара, могу ли я пригласить тебя прогуляться завтра, после академии.

— Я И КЭМ?! Как тебе такое в голову могло прийти?

— Просто, я вижу вас вместе, часто и думал, что вы пара, но сегодня вы доказали обратное.

— Ну, ладно, не думаю, что я буду завтра занята.

— Спасибо, то есть хорошо, — он развернулся и пошел к Коди.

— Что эта коала хотела от тебя? — Спросил меня Кэм, он подкрался так неожиданно, что я подскочила.

— Коала? Ты про Алекса? Ничего особенного, а что?

— Мы раньше дружили, могу сказать только то, что вы с ним не пара, если он, конечно, предложил тебе встретиться.

— Ты подслушивал? Почему же из нас не получится хорошая пара? Мне кажется он хороший и добрый…

— А еще коала, просто ты такая… умная, храбрая, властная и встречаться с парнем, у которого одни коалы вместо мозгов… даже не знаю, я тебе не разрешаю.

— Ты мне не разрешаешь?! Да он тебе кажется, покою не дает! Кто ты мне, чтобы решать за меня?

— Я уже говорил, я твой ангел хранитель и мы одна команда, мы оба состоим в фантастической пятерке.

Не я успела ответить как, возле нас уже стояла миссис Генриетта:

— Дорогие мои, у вас было время погулять, а теперь я проведу вас по тем местам, которые вам в первую очередь будут нужны, следуйте за мной.

Она развернулась и пошла по прямой. Оказалось, от площади до Академии была всего одна улица. Академия была большой и выглядела как детский дом, в котором я жила, и мне показалось это странным. Внутрь мы не заходили, зато сразу пошли в кузницу. Когда мы прибыли туда миссис Генриетта ушла и сказала, что вернется через полчаса.

— Здравствуйте, меня зовут Эрик, — представился нам кузнец. Мужчина лет тридцати, высокий, мускулистый, голубые глаза, волосы и борода цвета соломы, — сейчас я расскажу, о ваших орудиях. Что в них особого и важного, но я помню, что у кого — то из вас ведьмин кинжал, их мы не делаем, но мы заказали у одного мага такой и он сделал его, только не объяснил, как он работает, поэтому придется разбираться самому. Кто из вас Оливия Джонсон?

Я подняла руку, он протянул мне черную шкатулку, я, начала открывать её, как вдруг кузнец остановил меня и сказал, чтобы я испробовала его где — нибудь в другом месте.

— Хорошо, сейчас я расскажу вам, о мече из слюны цербера, это довольно опасное орудие. Его клинок сделан из слюны цербера и крыла белого ворона, следовательно, враг пораженный таким мечем, получает сильнейшие ожоги от яда и не только от него, — он взял меч и резко взмахнул им, клинок превратился в зеленое пламя, это было просто великолепно, от такого меча, не жалко и погибнуть. — Рукоять меча сделана из чистого серебра и украшена настоящими изумрудами, — он снова взмахнул им, и пламя исчезло, он прочитал на бирке имя и протянул его Алексу.

Про ядовитую пыльцу он сказал, что она собрана с тысячи ядовитых растений и никогда не кончается.

— Посох Купидона, довольно веселая вещь, она может влюбить друг в друга кого угодно, хоть гарпию в тролля. Думаю, о мантии невидимке тоже рассказывать не нужно, вот о стрелах Артемиды я расскажу, — он достал колчан со стрелами и луком. — Гриф из сиреневого дуба, тетива из волоса пегаса, то есть очень прочная, насчет стрел. Наконечники треугольные из клыков лесного дракона, оперение — расщепленное перо птицы Рух,[1] всего восемь стрел, но мы заключили договор с одной из магических фирм и они предложили сделать их бесконечными, то есть стреляешь, а стрела снова появляется в колчане.

— То есть, я могу не волноваться, за каждую стрелу? — Спросила Клео.

— Нет, безусловно, нет, — ответил кузнец передовая колчан Клео, — меч из крови дракона, вещь весьма опасная, но довольно хорошая. Особенно опасны мечи из крови синего дракона, один из которых достался вам мистер Андерсон. Вы, наверное, знаете, чем опасен синий дракон, если нет, то я сейчас расскажу. В отличие от мечей из слюны цербера их нельзя активировать самим, они активируются сами, когда хозяин чувствует опасность. Синий дракон убивает молниями, следовательно, его кровь тоже, поэтому клинок делают очень аккуратно, клинок довольно широкий, лезвия очень острые, но это не самое важное, если его хозяин почувствует опасность, он превратится фиолетовый огонь с молниями, это очень опасно, поэтому предупреждаю, с ним нужно быть аккуратней, — он передал меч Кэму.

— Ого! Он тяжелый, не думал, что мечи такие тяжелые.

— Рад, что вы осознали это только сейчас. Насчет трезубца, думаю, все знают, что он делает, так как это довольно распространенное орудие, мертвое прикосновение вещь довольно опасная, ее можно получить, после того как вы посетите оракула. Но могу сказать, что оно активируется, когда вы чувствуете опасность, поэтому хочу предостеречь вас не прикасаться к своим знакомым, это моментально убьет их. Посох Эола,[2] тоже довольно мощная вещь, в его власти ветра, ураганы лед и даже снег, поэтому он выглядит довольно внушительно. Предупреждаю! Он очень холодный, — сказал кузнец и протянул его Сорано.

— Можно задать вам вопрос? — Спросил Эван.

Кузнец кивнул.

— Почему, мне не досталось орудие?

— Видимо у вас, сильная способность, в которой орудие не требуется.

— То есть вы хотите сказать, что я здесь самый сильный? — Он самодовольно улыбнулся.

— Мне кажется ты здесь самый глупый, — сказал Джордан.

— Ну, что дорогуши пройдем дальше, а именно к оракулу, поэтому не отставайте, — сказала миссис Генриетта.

Мы вошли на какой — то стадион. Поле было пустым и белого цвета, арена была защищена силовым полем. В самом низу сидела скрюченная старушка в черной мантии.

Мы спустились к ней. Лицо у нее было сморщено как изюм, глаз не было, из пустых глазниц выходил какой — то зеленый свет. В руках она держала старый котел, с серебристой жижей и водила по ней рукой.

— Что это? — Вырвалось у меня.

— Это кровь охотника смешанная с кровью мага, — ответила Амелия.

— Это наш оракул, ей уже около ста лет. — Сказала миссис Генриетта, — Сейчас, она будет называть ваше имя, вы должны подойти и опустить руку в котел, что вы оттуда достанете, я не знаю, каждый год предметы разные, желаю удачи, — она села позади старушки.

— Прохладное, белое имя, напоминает морозный воздух, девушка с двумя лицами, — пробормотала старуха пробирающим до мурашек голосом.

Сорано послушно подошла и сунула руку в котел, она долго водила в нем рукой, а потом достала круглый медальон. Медальон был белого цвета с серебряной цепочкой и такой же каймой, и снежинкой посредине. Не успев достать, девушка надела его, он засиял у нее на шее.

— Сорано Такаяма, пройдите на арену, — сказала миссис Генриетта.

Когда Сорано вышла, миссис Генриетта дала дальнейшие указания.

— Сорано, тебе нужно сосредоточиться, закрой глаза, расслабься и пропусти через себя всю силу медальона.

Она сделала, так как ей сказали, и у нее получилось. Она взмахнула рукой, и стадион превратился в ледяную пещеру, но к счастью замерзло только поле, нас это не коснулось. Она открыла глаза, осмотрела все вокруг, улыбнулась, повернулась и посмотрела на Джордана, он показал ей большой палец.

— Спасибо Сорано, у вас получилось, можете вернуться, — позвала миссис Генриетта.

Как только Сорано вошла, все подбежали к ней рассматривать медальон.

— Темное, кровавое туманное имя, ассоциируется с драгоценным камнем, — произнесла старуха.

— Это меня ребятки, — произнесла Руби и направилась к котлу, она даже руку сунуть не успела, как медальон был у нее в рука.

Ее медальон был красным с серебряной цепочкой и каймой, как у Сорано, только вместо облака была роза.

— Руби…

— Я знаю мне нужно пройти на арену, — сказала она и пошла в нужное место.

Как только она вошла. Перед ней появился стол с черной скатертью. На котором, сидел белый кролик с рыжим пятнами.

Она закрыла глаза и протянула руку к кролику и коснулась его. Кролик закрыл глаза и больше не просыпался. Она открыла глаза, дотронулась до него, и с надрывом крикнула:

— ОН МЕРТВ! Он не дышит! — Она, заплакав, вернулась обратно.

Все пытались ее успокоить, но она отталкивала всех, кто подходил к ней. Она села на самый последний ряд трибун.

— Яркое, горячее имя, охотник с кровью дракона, — произнесла старуха.

Это оказался Джордан. Его камень также отличался только цветом и эмблемой. Его медальон был желтый с серебряной мордой дракона с открытой пастью.

Он сделал все — то же самое, но замороженное Сорано поле растаяло, сейчас все было в угле от огня, которым Джордан растопил лед.

— Может быть, и я когда — нибудь растоплю лёд в твоем сердце, — сказал мне Кэм.

— Мечтать не вредно, однако у тебя вряд ли получится, — ответила я.

— Тебе страшно? — Спросил он.

— Чего мне бояться?

— Мягкое, нежное имя, с привкусом сладкой ваты, девушка с каменным мальчиком в соседней комнате.

Ева громко вздохнула и подошла к старухе. Ее медальон был фиолетовый с серебряным сердцем посредине.

Как только она вышла на арену. Перед ней появился гном и фея. Которые спорили из — за чего — то.

Ева закрыла глаза, протянув руки, она подошла к ним и коснулась их руками. Они тут же замолкли и смотрели на друг друга совсем по — другому. Гном подошел к фее и предложил ей прогуляться.

Ева открыла глаза и умилительно посмотрела на парочку.

— Нужно как — нибудь воспользоваться ее услугами свахи, — сказал Кэм.

— Надеюсь, меня это не касается, — ответила я.

— Не волнуйся с тобой это никак не связано.

Следующим был Эван, его медальон был цвета крови с эмблемой серебряной руки. Его же даром оказался обман, теперь понятно, почему ему было не нужно оружие. После него была Клео, ее медальон был черный с эмблемой серебряного месяца, она же получила дар успешной охоты, что для нее много значит.

Далее был Алекс, тот самый парень, который пригласил меня, у него был ярко зеленый с серебряным гепардом, он мог управлять всеми животными из мира простейших. После Алекса был Кэм, у него был оранжевый медальон с серебряным солнцем, его способностью оказался золотой песок, который прятал предметы. В след за Кэмом вышел Коди. У него был синий медальон с серебряным глазом, он же был противоположностью Кэма, он мог видеть спрятанные предметы. Далее был Нео, медальон цвета морской волны с эмблемой серебряной акулы, как и следовало ожидать, ему досталась власть над водой. Потом была Амелия, у нее был ярко — розовый медальон с серебряной лилией, снова моя теория подтвердилась, ей же были подвластны все растения.

— Таинственное, нежное и одновременно темное, сильное имя, — сказала старуха.

Я подошла к старухе и окунула руку в котел, в руке у меня лежал медальон, голубого цвета с серебряным цербером посредине. Я провела по нему большим пальцем и надела его. Затем вышла на арену, где сейчас были джунгли после Амелии.

Я закрыла глаза, но никакой энергии не чувствовала, я вообще ничего не чувствовала, если все, всё делали на автомате, то я нет. Я не знала, что делать. «Что делать? Что делать?» — Спрашивала себя.

Я резко открыла глаза и посмотрела на медальон, сняла его и взяла в руки. Теперь он засиял, я смотрела на цербера, думала, о том, как я однажды с ним справилась. Вытянула руку и из кулона выскочил цербер. Сначала я думала, что он попытается убить меня, но, как и в случае Алекса, цербер просто подбежал ко мне и лизнул, я в ответ погладила его, затем снова вытянула медальон, и цербер вернулся обратно.

Пораженная я вернулась обратно, все смотрели на меня:

— Что? Почему вы все так на меня смотрите? — Спросила я.

— Олив, во время проверки твои волосы поменяли цвет, они стали красные, — сказала Ева.

— А глаза стали желтые, — продолжила Клео.

— И медальон у тебя работает неправильно, — встрял в разговор Эван.

— А еще у тебя появилась вторая голова, — ответил Кэм.

— Кэм, не нужно так ее пугать, — ответил ему Нео.

— Он меня совсем не пугает, а вот вы меня пугаете и очень сильно, что со мной не так, не думаю что, что — то произошло.

— Олив, извини, но такого ни разу не было, чтобы во время проверки хамелеон менял цвет и предмет работал неправильно, — ко мне подошла миссис Генриетта.

— Хватит, перестаньте это говорить! Я нормальная, абсолютно нормальная! — Кричала я, размахивая медальоном.

— Да, действительно хватит разговаривать с ней как с диким зверем, — Кэм встал перед миссис Генриеттой, заслонив меня.

— Юноша, ты не знаешь эту девушку, так как знаю я, ты не жил с ней целых шестнадцать лет, наблюдая за ней, поэтому не тебе судить, она не помнит некоторые странности в ее жизни, так как ей это было не нужно и мне пришлось забрать ее память.

— О ЧЕМ ВЫ?! — Спросила я.

— Ни о чем важном, просто так, ты все равно не вспомнишь.

— А вы помогите мне! Или я выпущу цербера! — сказала я и вытянула медальон в ее сторону.

— Деточка, убери медальон, — сказала она пятясь.

— Сначала расскажите мне, что со мной не так, — прошипела я и подошла к ней еще ближе.

Злость заполнила мои легкие и хотела вырваться наружу.

Все в ужасе ахнули, Кэм начал трясти меня за плечи и что — то кричать, но я не слышала, я просто думала о том, как сейчас, этой ведьмы не станет и она больше никогда не найдет меня. Но потом я поняла, что кричит Ева, она отчаянно просила меня остановиться, затем поняв, что вокруг меня появился какой — то сине — зеленый свет я почувствовала, как к моему лицу приливает кровь.

— Олив, все в порядке слышишь! — сказал Кэм, обняв меня за плечи.

Но ничего не было в порядке, все было слишком не в порядке, и весь этот непорядок вытекал вместе со слезами, я села на ближайшее сиденье.

— И вы говорите, что с ней нужно по — хорошему, вы же все видели, что с ней, было, — проговорила миссис Генриетта, — а теперь я провожу вас до гостиницы, в которой вы будете жить.

Кэм помог мне встать, и за это я ему благодарна, если бы не он я бы осталась сидеть там. Теперь я понимаю, каково быть монстром.


[1] В средневековом арабском фольклоре огромная (как правило, белая) птица размером с остров, способная уносить в своих когтях и пожирать слонов и каркаданнов.

[2] Эо́л — персонаж древнегреческой мифологии, полубог, господин над ветрами.





Глава 14

Гостиница была довольно уютной. Но она, скорее всего, была больше похожа на трехэтажный дом, чем на гостиницу. Это был деревянный дом, с коврами ручной вязки разных цветов и это мне нравилось. Всех девушек поселили на третьем этаже, а парней на втором. Теперь у каждого была своя комната, но мне это не нравилось, я и так всю жизнь была заперта в комнате, а теперь снова, хотя я могу ходить куда угодно, наверно.

К счастью или сожалению не все так просто, насколько я поняла, наша жизнь на Джеке будет похожа на жизнь в лагере. За нами будет присматривать некий мистер Боб, но он попросил называть его большой Бо, но мы сразу отказались, кроме Кэма он, как всегда, отличился. Большой Бо, не был таким уж большим, может чуть выше меня, но это не важно. Он носил красную клетчатую рубашку, джинсовый комбинезон и соломенную шляпу, ходил босиком, от чего его, ноги были грязными. У него были голубые глаза, волосы и борода цвета горького шоколада. Он был довольно добрым, но строгим и мне это нравилось.

Гостиная, комната в которой теперь должен был жить большой Бо, была довольно уютной. В этой комнате были желтые обои с цветочным узором, камин довольно старый, но искусно вырезанный, стеклянный журнальный столик, люстра и два желтых кресла под стать обоям, под журнальным столиком раскинулся разноцветный вязаный ковер.

На всех лестницах, что вели наверх, также красовались вязаные ковры, хоть у меня никогда не было бабушки, но мне казалось, что я пришла к ней в гости и именно так должен выглядеть старушечий дом. Все комнаты были одинаковы, у каждого было одно окно, чтобы изучать здешние виды на город. Возле окна длинный шкаф для одежды, возле шкафа одинарная кровать, с одеялом, сделанным из разноцветных лоскутков ткани, так же в комнате стоял письменный стол, вещь довольно, нужная, особенно если задали домашнюю работу. Так как тут всегда было темно, определить время было невозможно, но нам пообещали, что большой Бо человек надежный.

Как оказалось он действительно просто человек, как мне рассказали, такое бывает не редко, что у охотников может родиться обычный человек, но в отличие от простых людей он может нас видеть, поэтому такие люди работают у нас, кем угодно, но даже если захотят, охотниками им не стать.

Осмотрев все комнаты, я попросила всех спуститься в гостиную:

— Извините меня за сегодняшнее, я правда искренне извиняюсь, что напугала вас, я и сама не на шутку испугалась, но так как вы выбрали меня капитаном, хочу кое — что сказать. Я подумала, что нам нужно сплотиться и нужно собираться на площади у костра, каждую пятницу, я не знаю, сколько сейчас времени и поэтому мы будем собираться сразу после уроков. А так как сегодня пятница, мы сейчас должны пройти на площадь. Те, кто против, поднимите руку.

Руку подняла только Руби, поэтому было решено, что собрания проводиться будут. Поэтому мы направились на площадь, разожгли костер и сели вокруг костра.

— Давайте, начнем, я попросила у Боба блокнотики с ручками, к счастью он нашел ровно двенадцать блокнотов и двенадцать ручек, — сказала я, передавая их.

— Зачем нам это нужно? — Спросила Амелия.

— Чтобы мы все запомнили, кого, как зовут и все тому подобное, в общем, самое важное. Сегодняшняя тема нашего собрания это знакомство, вы говорите имя и фамилию, свое проклятие, но те, кто не захочет говорить о нем, могут промолчать. Пока говорящий, рассказывает, о себе другие это записывают.

— Извини, но зачем нам это нужно? — Спросила Руби.

— Для того чтобы поддержать в трудную минуту, если это касается проклятия, я думаю каждому нужна такая поддержка. Итак, начнем! Меня зовут Оливия Джонсон, я всю жизнь прожила с людьми, поэтому на мне нет проклятия.

— Меня зовут Ева Лебрен, я дочь знаменитого писателя Артура Лебрена, на нашей семье проклятие снято, я люблю единорогов и печенья…

— Ева, мы говорим только свои имена, фамилии и о проклятии, не нужно нам слушать твою автобиографию, — перебила ее Руби.

— Руби, если она хочет пусть говорит, не нужно ограничивать друг друга в темах, — ответила ей Амелия.

Руби нервно, вздохнула.

— Меня зовут Нео Фостер, я брат Клео Фостер, мое проклятие мне не мешает, у меня просто очень изменчивое настроение, люблю пиццу.

— Меня зовут Клео Фостер, я сестра Нео Фостера. Это проклятие не касается его, а только меня и отца, наша мама исчезла, превратилась в пыль, я все.

— Какой ужас! — Воскликнула Ева.

— Да, но мы справляемся, — ответила Клео.

— Меня зовут Эван, вы все меня знаете. Мое проклятие в том, что я великолепен и сияю ярче, чем солнце.

— Ты слишком много о себе думаешь, — ответила ему Руби. — Ладно, моя очередь. Меня зовут Руби Миллер, о проклятии я не скажу, потому что я считаю, что это глупо, всем мир, бла бла бла и тому подобное.

— Меня зовут Амелия Брукс, я сестра близнец Руби Миллер, хотя она не признает меня сестрой. О проклятии я не знаю, и видимо никогда не узнаю, думаю это к лучшему, — она украдкой посмотрела на сестру.

— Хватит на меня пялиться, на меня твои щенячьи глазки не действуют, — ответила ей Руби.

— Меня зовут Алекс, мое проклятие вас немного удивит, ну может не всех, — он посмотрел на Кэма. — Я оборотень, но не превращаюсь в волка или в льва, я превращаюсь в коалу, поэтому не опасен, и почему — то я считаю, что это глупо.

— Я ЖЕ ГОВОРИЛ, ЧТО ОН КОАЛА! — Воскликну Кэм, указывая на Алекса.

Все посмотрели на него.

— ЧТО ВЫ ВСЕ НА МЕНЯ ТАК СМОТРИТЕ?! — Воскликнул он, а потом, увидев меня, добавил чуть тише — Я просто подтвердил, ничего такого, забудьте.

— Меня зовут Сорано Такаяма, вы видите мое проклятие, для тех, кто не знает на мне проклятие Луны, мои родители его так называют. Я что — то вроде альбиноса и мне это не дает спокойно жить, потому что родители считают меня чудовищем и даже пытались избавиться от меня, только не нужно сочувственных вздохов, потому что это делает мне больней.

— Меня зовут Джордан Коулман, я считаю себя монстром, потому что я на половину дракон и мне это не дает жить, я хотел бы от этого избавиться, но не могу, потому что это даже не проклятие, а просто смешанная кровь, так что, мне от этого не избавиться.

— Меня зовут Коди, мое проклятие зависимость от знаний, я не могу сидеть просто так и ничего не делать, это меня просто раздражает, а если я вижу того, кто сидит и просто смотрит в стену, мне иногда хочется убить своей коллекцией энциклопедий, а еще….

Я не стала слушать, что он там говорил дальше, я просто подошла к Клео и спросила:

— Ты уверена, что он тебе нравится, просто я как — то вас вместе представить не могу.

Она глубоко вздохнула, но ничего не сказала, и я ее поняла. Не получив ответа, я вернулась на место, к этому времени, Коди как раз закончил.

— Меня зовут Кэмерон, о своем проклятии мне больно говорить, поэтому я останусь для вас закрытой книгой, абсолютно закрытой, а может не закрытой, ну я не знаю, я не уверен…

Не успел он закончить, как мы се хором воскликнули:

— ХВАТИТ!!!

— Я вам душу раскрываю, а вы меня затыкаете, это не правильно, ой как не правильно!

Но мы просто проигнорировали его слова.

— Вы все молодцы! — Похвалила я. — И раз уж мы теперь одна команда, мы должны называть друг друга сокращенно, чтобы было удобнее запомнить, вот мои предложения: Я буду Олив, Ева, Нео, Клео, Руби, Сори, Джо, Кэм, Коди, Эван, Амели, Алекс.

— У меня есть другое предложение, — сказал Кэм.

— Какое? — Спросил Нео.

— Олив — Цербер, Ева — Единорог, Нео — Шаркбой [1]или Ихтиандр,[2] Клео — Лава,[3] Руби — Горгона,[4] Сорано — Ураган, Джордан — Драконий Глаз. Я буду — Ртуть.[5] Коди — Толстячок, Эван — Нарцисс,[6] Амелия — Мухоловка,[7] Алекс — Коала. Кому понравилась моя версия поднимите руку!

Руку подняла только Ева:

— Я единорог, боже это так мило, — сказала она хихикая.

— Мы похожи на супер героев? Кэм, это не шутки! — Спросила я.

— Меня больше устраивает версия Олив, — сказал Коди.

— Вот и отлично, просто будем сплошным сокращением! Ни капельки фантазии, — сказал Кэм.




***

Утро было точно такое же, как и вечер, так же темно и сыро. Бо разбудил всех вовремя, и мы успели на первое занятие, внутри школа тоже была как в детском доме. Значит, в мире людей я оказалась не случайно, а кто — то отправил меня туда.

На перемене я сказала нашей пятерке, что мне плохо, и я хочу немного посидеть одна. Но на самом деле я поднялась на третий этаж и открыла дверь на чердаке и моя теория снова подтвердилась, там была моя комната. Книжные шкафы все еще были забиты книгами, значит, ни какого детского дома никогда не было, значит, вся жизнь была пустой ложью. Даже лучшая подруга Софи не существовала, наверно.

— Оливия?

Я развернулась и не поверила своим глазам, передо мной стояла Софи в серой футболке и старых рваных джинсах и с двумя растрепанными косичками.

— Софи? Это правда, ты? Не верю своим глазам!

— Олив, ты стала хранителем? Я так за тебя рада, у меня нет слов!

— Постой ты тоже охотник?

— Нет, я родилась в семье охотников, но, увы, я не охотник, сейчас я работаю здесь, уборщицей.

— Почему ты мне не рассказала? — Спросила я.

— Мне нельзя было говорить, извини, мне очень хотелось рассказать правду, но я не могла.

— Тебе нельзя было говорить? Кто тебе запретил? Ты знаешь моих родителей?

— Нельзя, это секретная информация и нет, не знаю. Сейчас я живу в твоей коморке, не понимаю, что тебе здесь не нравилось? Так уютно и вид из окна на весь город.

— А ты не подумала о том, что меня не выпускали! И я все шестнадцать лет там провела! И вид был не на город, а на соседний дом через дорогу.

— Извини, я действительно забыла об этом, мне очень жаль, что так получилось. Я не знаю, но почему — то уверена, что твои родители все еще живы.

— Правда? То есть ты уверена? Ведь ты все шестнадцать лет врала мне, а я верила всему происходящему! Миссис Генриетта сказала, что мне пришлось стереть память, почему? Что произошло?

— Клянусь, Оливия я не знаю, — она обняла меня за плечи и улыбнулась, — она могла просто ляпнуть это, чтобы разозлить тебя.

— А ты случайно не помнишь, как я попала в мир людей? Ты ведь тоже туда прибыла.

— Я сбежала от своих родителей, они ненавидели меня, за то, что я родилась обычной, и я решила, что в мире людей мне будет легче.

— А шрамы на ногах и руках?

— А это… пустяки, просто возле меня разбили стекло, не знаю зачем, но я рада, что все они зажили, оставив лишь белые линии.

— А как же Фрэд? Он выдуманный?

— Нет, он самый настоящий, эльф! Я с ним познакомилась еще до того, как попала в мир людей, я иногда возвращалась сюда.

— Он эльф? Я так и знала! Я просто была уверена!

Прозвенел звонок на урок:

— Беги Оливия, а то ты уже опоздала!

— Нет, я сказала подругам, что мне плохо, чтобы убедиться в том, что именно это тот детский дом, о котором я подумала.

— Ладно, здесь есть неплохая кофейня, я сбегаю за кофе, а ты оставайся здесь и жди меня, если вдруг кто — то придет, прячься под кровать.

В комнате ничего не изменилось, разве что появилось много разных журналов и новенький диванчик цвета хаки. Я прыгнула на него и взяла первый попавшийся журнал, не успел я открыть и первую страницу, как в дверь постучали. Я мигом прыгнула под кровать.

— Софи, открой! Это Атлас и Генриетта! Нам нужно поговорить! Срочно! — Кричал голос за дверью, но я старалась молчать, хотя мне очень хотелось извиниться за свое поведение, или сделать все еще хуже.

— Может она не слышит? — Предположил другой голос.

— А мне, кажется, там ее нет, — сказал женский голос, скорее всего миссис Генриетты.

— Вы меня ищете? — это точно была Софи.

— О! Софи! Наконец — то, нам нужно с тобой серьезно поговорить, насчет Оливии, можно мы зайдем? — Сказал профессор Атлас.

— Да, конечно проходите, — сказала она, и дверь открылась.

В комнату зашло четыре человека, профессор Атлас, миссис Генриетта, какой — то толстый дядька, по моему мистер Синди и Софи.

— О чем вы хотели со мной поговорить?

— Можно мы присядем? — Спросил толстый.

— Да, Синди ты можешь присесть, а мы с Генриеттой постоим.

Так и знала, что это Синди.

— Так в чем дело? — Спросила Софи.

— Мы изучили Оливию с ног до головы, мы разузнали очень многое о ней, в плоть, до того какой у нее любимый цвет. Мы разузнали, о ее родителях. — Сказал директор

Мое сердце стало учащенно биться. Я всегда хотела узнать, кто они и почему меня бросили.

— Ее родителей зовут Эндрю и Хельга Джонсон, но, к сожалению, после войны за власть, о них никто не слышал, они просто пропали. — Сказала миссис Генриетта.

«Так и знала, они бросили меня и сбежали», — подумала я.

— То есть, вы хотите сказать, что они бросили ее? — Спросила Софи.

— Среди мертвых, я не видел этих людей, — сказал Синди.

— Боюсь, что так Софи, но это не все, что мы разузнали. Оливия очень опасна для плохих людей, охотников и остальных опасных тварей. Я долго думал, что в ней такого уникального, и нашел ответ, но я думаю мне нужно все еще раз проверить и обдумать. На этой ноте мы закончили и еще раз, спасибо, что впустила нас и не заставила долго ждать, всего хорошего, — сказал директор, и они ушли.

Слезы стекали по моим щекам, я не могла поверить, что они все — таки бросили меня и я опасна для общества.

— Оливия, выходи, они ушли — сказала Софи стоя у кровати.

— Я не хочу, — проговорила я сквозь слезы, — лучше я проведу остаток жизни под кроватью, чтобы не мешать.

— О… Олив, мне так жаль, но зато мы теперь уверены, что они живы.

— Да, живы, только мне от этого не лучше. Я им все равно не нужна.

— Ладно, Олив вылезай оттуда, выпьем по чашечке кофе, и тебе станет лучше.

Я подумала, что Софи не виновата в моих бедах и не нужно, злиться на нее, но все равно, мне было больно, за всю ту ложь, что она мне говорила, все шестнадцать лет, но все же я вылезла.

— Вот так — то лучше, — она обняла меня.

— Мне тебя не хватало, я думала, что больше никогда не увижу тебя, — ответила я.

— Мне тоже, я скучала, очень скучала и не могла дождаться, когда снова увижу тебя.




***

Мы выпили кофе, и я отправилась в гостиницу. Навстречу мне вышел большой Бо.

— Чего это ты дитя так рано? — Спросил он.

— Мне стало плохо, и меня отпустили с занятий.

— Давай, расскажи мне кто этот глупый таракан разбивший твое сердце? Большой Бо поможет тебе справиться с душевной болью.

— Нет, дело не в этом, — улыбнувшись, ответила я.

— А в чем же?

— В самом факте моего существования, я думаю мне нужно отдохнуть, и подумать, как мне жить дальше. — Сказала я и поднялась в свою комнату.




***

Пролежав в кровати некоторое время, я вспомнила, что обещала прогуляться с одним парнем.

Он ждал меня у школы. Он был довольно милым, на этом все и закончилось. В нем не было ничего интересного, он не был смешным и задорным, как Кэм. Почему — то меня это отталкивало. Когда мы стали подходить к гостинице, я заметила, что на лавочке напротив, сидят Ева и Кэм, они что — то бурно обсуждали. Заметив мой взгляд, Кэм повернулся в мою сторону и подождал, пока мы уйдем прочь и снова продолжил разговор.


[1] Приключения Шаркбоя и Лавы» — американский художественный фильм Роберта Родригеса. Шаркбой — мальчик с акульим плавником.

[2] Вымышленный персонаж научно-фантастического романа Александра Беляева «Человек-амфибия», а также снятых по этому роману фильмов.

[3] Приключения Шаркбоя и Лавы» — американский художественный фильм Роберта Родригеса. Лава — девушка из лавы

[4] Горго́на Меду́за — наиболее известная из трех сестёр горгон, чудовище с женским лицом и змеями вместо волос

[5] Вымышленный персонаж, супергерой комиксов издательства Marvel Comics и их адаптаций, созданный писателем Стэном Ли и художником-соавтором Джеком Кирби

[6] Нарцисси́зм — черта характера, заключающаяся в исключительной самовлюблённости.

[7] Нарцисси́зм — черта характера, заключающаяся в исключительной самовлюблённости.





Глава 15

Оставался буквально один день, до нашей первой остановки, это заставляло меня немного волноваться, мы успели друг с другом сдружиться, даже Руби стала доверять нам, но я волновалась из — за Сорано. Она была самой тихой из всех, я редко слышала, чтобы она, что — то говорила, когда она не рядом с Джорданом, казалось, она общается только с ним. Поэтому я решила это исправить. Я сходила в булочную и взяла парочку кексов и постучала в комнату Сори, она сразу же открыла:

— Привет, Сори, не откажешься от кексов? Ты ведь не откажешься, да? Если ты откажешься и хлопнешь дверью, я все пойму. — Спросила я, стоя на пороге.

— Да, входи, — сказала она своим тихим голосом. Голос и, правда, был тихим, иногда мне казалось, будто вместо голоса я слышу звук ветра.

Ее комната почти не отличалась от моей, разве что на прикроватном столике стояла фотография ее семьи, в красивой серебряной рамке, которая была подписана черным маркером, это была точно надпись сделанная Сори, потому — что там было написано:

«Полюбите ли вы меня когда — нибудь? Полюбите ли вы меня, когда я стану героем? Но знайте, если вашу любовь я должна заслужить, то вы мою получите в любой момент» — Я не знаю почему, но меня это тронуло, до глубины души, но я не подала виду.

— Красивая рамка и фотография очень милая, ты здесь выделяешься на фоне своих предков.

— На этой фотографии мои бабушка, дедушка, отец, мать и младший брат, а еще Тунти, мой самый лучший друг, ему одному все равно как я выгляжу.

Если я правильно поняла, то Тунти это золотистый ротвейлер, милый песик, который сидит возле Сори.

— Может это не мое дело, но разве охотники заводят питомцев из мира простейших?

— Да, не заводят, у всей моей родни крутые монстры, они нашли щенка у границы наших миров, я спросила, почему они отдают его мне. А они ответили, он такой же изгой, в нашем мире, как и ты.

— Сочувствую и понимаю, я тоже изгой, все меня теперь боятся, не зная о том, что я тоже себя боюсь. Я не знаю, что мне делать с этим.

— Все твердят друг другу, что круто, когда ты не такой как все, а потом когда встречают тебя на улице, тыкают в тебя пальцем, придумывая оскорбительные клички.

— Я с этим не сталкивалась, но мне, кажется это здорово быть особенным, делать то чего не делают другие. Ведь практически все люди и возможно охотники привыкли примерять маски чужих людей на себе, а затем выбирать лучшую из них и делать ее примером красоты.

— Да, но я бы все отдала за то чтобы стать нормальной.

— Мне кажется, лучше тебе остаться особенной, кроме внешности, тебя ничего не делает особенной.

— Вообще — то делает, я умело пишу фанфики,[1] рисую анимэ комиксы и умею играть на фортепиано.

— Это конечно здорово, но это могут делать многие, так что это не является особенностью.

— Я делаю все это одновременно.

— Оу… неожиданный поворот событий, ты как Юлий Цезарь?[2]

— Что — то вроде того.

— Почему ты не общаешься с другими охотниками, только с Джорданом и мной?

— С Джорданом нас связывает ненависть к остальным, а ты сама ко мне пришла. Боже, я бы все отдала, чтобы стать такой как все, я бы проходила на улице, не волнуясь, о том, что все будут тыкать в меня пальцем… — Она продолжала говорить, но я онемела и уже не слушала ее.

Вдруг ее волосы стали темнеть, глаза стали карими и кожа стала более смуглой. Когда все это закончилось, стали видны ее азиатские черты. Я не могла поверить своим глазам, а она этого даже не заметила.

— Сори, ты… ты… ты почернела, — сказала я и схватила небольшое зеркальце. Лежащее на комоде и поднесла его к ее лицу.

Она взвизгнула от испуга и уронила зеркало, оно разбилось.

— Здорово! Семь лет несчастий! Ты хоть предупреждай что — ли, а теперь мне к 16 + еще 7 несчастий, — Сказала я.

— БОЖЕ! Я ЖЕ ТЕПЕРЬ НОРМАЛЬНАЯ, ТО ЕСТЬ… О БОГИ! — она села на кровать, подняла зеркало и стала рассматривать себя.

— Как такое могло произойти? — Спросила я.

— Ну, … я не знаю, это тебя надо спросить, теперь я чувствую себя абсолютно нормальной. Спасибо огромное! Не могу поверить! — Она кинулась ко мне и крепко обняла.

— Мне кажется я тут не причем, может срок проклятия истек?

— В моем проклятии не было сказано про срок годности, — сказала она, вытирая слезы.

Раздался громкий стук в дверь, очень настырный стук, а затем раздался голос:

— СОРИ, ЭТО Я ДЖОРДАН! ОТКРОЙ НЕМЕДЛЕННО!

Я не могла пустить ее в таком состоянии открывать дверь, поэтому открывать пошла я. Как только я открыла дверь, Джордан накинулся на меня.

— ТАК И ЗНАЛ, ЧТО ТЫ ТУТ ПРИЧАСТНА! ЧТО ТЫ С НЕЙ СДЕЛАЛА! — Он толкнул меня, и прижал к стенке. Его драконий глаз, просто искрился от злости.

— ИДИОТ! Я ЗДЕСЬ НЕ ПРИЧЕМ, МОЖЕТ, ПОВЕРНЕШЬ ГОЛОВУ И ПОСМОТРИШЬ ЧТО ЛУЧИЛОСЬ! НЕДОДРАКОН! — Ответила я.

Он развернулся и встал в ступор:

— Сори, это ты?

— Извини, что напугала, но поверь Оливия здесь не причем, она точно так же как и ты услышав крик, кинулась помочь мне.

Я была удивлена такому повороту событий. Зачем она сказала, что я прибежала помочь? А не сидела здесь и смотрела на происходящее.

— Извини Олив, я думал, у тебя снова нервный тик и ты срываешься на нее.

— Ничего, тебя можно понять, я бы тоже так волновалась, будь одна из наших неконтролируемым монстром, — ответила я.

— Но как такое могло произойти? — Спросил он.

— Олив, предположила, что, просто срок проклятия кончился, теперь я как все, — радостно произнесла она.

— Да, как все, — оперившись о стенку, совсем несчастным тоном сказал он.

— Мои родители, наконец — то примут меня и я так этому рада!

Ничего не ответив, Джордан вышел из комнаты.

— Почему он ушел, даже не попрощавшись? — Спросила Сори.

— Даже не знаю, может его огорчило то, что ты теперь как все, а он изгой?

Не успела Сори ответить, как раздался громкий гудок, как на пароходе, и раздался голос миссис Генриетты по громкоговорителю:

— ЧЕРЕЗ ДВА ЧАСА МЫ ПРИБУДЕМ К ПЕРВОМУ МЕСТУ ИЗ НАШЕГО СПИСКА! ПРОСИМ ВАС ПОЗАВТРАКАТЬ И ПРИОДЕТЬСЯ, ПЕРЕД ГОСТЯМИ НУЖНО ВЫГЛЯДЕТЬ ВЕЛИКОЛЕПНО! КЭМЕРОН ЭТО ТЕБЯ КАСАЕТСЯ! УВИДИМСЯ НА ПЛОЩАДИ, КОГДА СТАНЕТ СВЕТАТЬ! ДО СКОРОЙ ВСТРЕЧИ!

— Вау, столько слов в три секунды, она точно как Юлий Цезарь! — Сказав это, я отправилась в свою комнату, но не успела дойти, как увидела очередь в комнату Евы.

Я позвала Сори, никто не заметил как она изменилась, пока я не спросила:

— Чего вы тут столпились?

— Ева, единственная, которая знает, как нужно правильно одеваться, в таких случаях и у нее есть волшебное зеркало, — ответил Алекс.

— Сори, это ты? — Спросила Амели.

Та довольно кивнула. Наконец все обратили на это внимание. Кроме Джордана и Кэмерона, первый обиженно стоял у стенки, а второго нигде не было.

— А где Кэм? — Спросила я у Нео.

— Не знаю, не видел, а что? — ответил он.

— Ничего, просто меня это настораживает.

Дверь в комнату Евы открылась, оттуда появилось испуганное лицо.

— Ладно, ребят я помогу вам, я буду вызывать первых, кто попадется мне на глаза, — она суетливо, осматривала очередь, ее взгляд остановился на мне, — Олив, давай ты первая.

Я пробралась сквозь толпу и поспешно закрыла за собой дверь.

— Что это такое твориться? С каких пор у твоей комнаты такая очередь?

— Я просто сказала Амели, что я могла бы помочь «моим» девчонкам с имиджем, а Эван подслушал и разболтал парням, теперь в место пяти девчонок, у меня на пороге одиннадцать человек.

— Десять, Кэма нет, никто его не видел.

— А! Ну ладно, он вроде как говорил, что у него дела.

— Какие дела?

— Олив, у нас всего два часа нужно торопиться!

Ева заставила меня надеть красное платье до колен, в клетку с черным воротником, на руки нацепила ажурные перчатки без пальцев, на ногах белые гольфы и ботильоны из черной кожи. Волосы мне пришлось зачесать в стиле 60 — х сделав хвостик. После меня была Амелия, ее платье было такое же только жемчужного цвета, на ногах белые гольфы и нежно — розового цвета туфли на высоком каблуке, в качестве аксессуара был кружевной зонтик, волосы как обычно были завиты. Потом была Руби, на ней была длинная белая майка с черепом и легинсы, черные рокерские сапоги, бритый висок оставался не тронутым, а остальные волосы были заплетены во множество косичек. Потом была Клео, на ней была черная майка, с волками заправленная в красную юбку до колен, на ногах черные кеды, волосы она, как всегда, не заплела. А Сорано надела просто желтое платье и ярко — розовые босоножки на танкетке. Потом пошел Эван, на нем был бордовый костюм, остальные после выхода Эвана отказались от данной услуги, хоть он и заставлял их идти туда. Ну и наконец, сама Ева почтила нас своим присутствием, но она сделала довольно неожиданный для всех нас выбор, она надела длинное черное облегающее платье и туфли лодочки черного цвета. Почти все были в сборе, только Кэма не было.

Стало светать, мы двинулись на площадь, где нас поджидала миссис Генриетта и Кэм, который был очень странно одет, на нем была черная футболка с черепом, красные рваные джинсы и он зачем — то подвел глаза черным карандашом.

— Поздравляю вас с прибытием на ваш первый пункт назначения, рядом со мной стоит пример, как одеваться не нужно, когда отправляетесь в чужую долину.

— О! Вы поставили меня в пример другим! Спасибо за такую честь, — ответил Кэм.

— Всегда, пожалуйста, иди, встань к остальным. Сейчас мы прямиком отправимся, в долину… не скажу, в какую долину мы отправимся. Вот, несколько правил касающихся вас всех. В особенности Кэмерона Андерсона. 1) Не отходите, друг от друга. 2) Ни с кем подозрительным не говорите. 3) Когда встретите представителя, не несите всякую ерунду. 4) Как только стемнеет, кит опустится на дно, и выплывет только завтра, поэтому, как только начнет темнеть, вы бегите к причалу.

— И все?! Всего четыре правила, я думал, будет около двадцати, — сказал Кэмерон.

— Ты хотя бы эти четыре запомни, — ответила я.

— Боишься, что я потеряюсь?

— Надеюсь, что ты потеряешься, — ответила я.

— Надеюсь, все захватили очки! — Радостно воскликнула миссис Генриетта и посмотрела наверх.

Неожиданно мы вынырнули и вместо привычной темноты, нас встретило солнце.

— Так, надеюсь, все запомнили инструкцию. Как только стемнеет, вы должны быть здесь на причале, если вас не будет через пять минут после наступления темноты, кит опускается на дно до завтрашнего дня, всё, а теперь мне пора.

Мы стояли на причале и смотрели, как огромный кит с Миссис Генриеттой на спине опускаются под воду.

­– У кого нибудь есть домыслы по поводу того места, где мы сейчас находимся? — Спросил Нео.

­– Судя по размерам зданий — это Долина великанов, — ответил Кэм.

— Только не начинай портить настроение своими ужасными шуточками! — Ответил Нео.

— Нет, Нео он прав, здесь действительно все просто огромное, не думаю, что феи или гномы стали бы жить в таких домах, — ответила я.

Наконец кроме меня и Кэма, повернулись в сторону Долины и остальные.

— Да тут действительно все огромное, — сказала Ева.

Из всех нас Ева была самой маленькой, если для нас это было огромным, то для нее тем более.

— Ну что, вы готовы к великим приключениям? — Спросил Кэм и залез на крышу одного из домов.

Сначала все было хорошо, Кэм весело перепрыгивал с одного дома на другой, пока его не поймал один пекарь — великан, приняв его за блоху.

— Мы извиняемся за предоставленные неудобства еще раз, можно узнать, где представитель вашей долины? — Спросила я.

— Сейчас он, скорее всего у плачущей реки! Но, он мог уже уйти, так что на вашем месте я бы поторопился! — Ответил великан.

— Спасибо, а почему реку назвали плачущей? Потому что великаны очень сентиментальны? — Спросил Кэм.

— Нет! Потому что, наш вождь доводит таких как ты до слез!

Мы отправились к этой реке, к счастью дойти до нее не составляло труда и к великому счастью большой До уже был там. Но, как всегда, самые умные отличились. Большой До был ростом с девятиэтажный дом, коротко стриженные волосы, карие глуповатые глаза, длинная белая рубаха, хлопчатобумажные брюки и такая же жилетка, на представителя он не тянул.

— Я НЕ ПОНИМАТЬ ТЕБЯ! — говорил До Кэму.

— Я ТОЖЕ ТЕБЯ НЕПОНИМАТЬ И ЧТО ТЕПЕРЬ, МНЕ ТОЖЕ ЗАРЫЧАТЬ? — Отвечал тот.

— Я НАБИТЬ ТВОЯ МОРДА! — Кричал великан.

— НЕТ, Я НАБИТЬ ТВОЯ МОРДА! — Отвечал Кэм.

— ТАК! ХВАТИТ! НИКТО НЕ БУДЕТ БИТЬ НИ ЧЬЯ МОРДА! — Крикнула я.

— ОТОЙДИ ДЕВЧОНКА ПОКА НЕ ДОСТАЛОСЬ! — Прорычал великан.

— БЬЮСЬ ОБ ЗАКЛАД, У ТЕБЯ ЖЕНЫ ДАЖЕ НЕТ! ПОЭТОМУ ТЫ НЕ ИМЕЕШЬ ПРАВО КРИЧАТЬ НА СТЕРВЕЛЛУ ДЖОНСОН! — Кричал Кэм, забираясь на дерево.

— ЭЙ, Я НЕ СТЕРВЕЛЛА! — Крикнула я в ответ, сняв ботильоны и гольфы, я забралась на дерево к Кэму. И устроилась на соседней ветке.

— А ВОТ ТЫ НЕ ПРАВ! Я ЖЕНАТ НА СВОЕЙ СОВЕСТИ! — Крикнул великан.

— Бедная совесть, — сказали мы с Кэмом хором, но великан к счастью не услышал.

— Ух ты! Стервеллушка начинает мне нравится! — Сказал Кэм.

— Заткнись Кэм! БОЛЬШОЙ ДО! МЫ НЕ ХОТЕЛИ ВАС ОБИДЕТЬ! МЫ НОВЫЕ ХРАНТИТЕЛИ И ХОТЕЛИ БЫ УЗНАТЬ КАК У ВАС В ДОЛИНЕ, ВСЕ ЛИ В ПОРЯДКЕ?

— ПОЧЕМУ ТОГДА ЭТО СВЕТЛАЯ БЛОХА ОБИЖАТЬ МЕНЯ?

— У ЭТОЙ СВЕТЛОЙ БЛОХИ МОЗГИ ИСПОРТИЛИСЬ И МЫ ИЩЕМ ЕЙ НОВЫЕ, ТАК ЧТО НЕ ОБРАЩАЙТЕ ВНИМАНИЯ!

— РАЗВЕ МОЗГИ МОГУТ ПОРТИТЬСЯ?

— У ЭТОЙ МАКАКИ ДА! ТАК СКАЖИТЕ ЖЕ МНЕ ВСЕ ЛИ В ПОРЯДКЕ С ВАШЕЙ ДОЛИНОЙ?

— Эй! Олив я не макака! Возьми свои слова обратно! — Сказал Кэм.

— В НАШЕЙ ДОЛИНЕ ДАВНО НЕ БЫТЬ МОНСТРОВ, НО ПОЯВИЛАСЬ НЕИЗЛЕЧИМАЯ БОЛЕЗНЬ, НАШ НАРОД ВЫМИРАЕТ, НАС ОСТАЛОСЬ ОКОЛО ДВАДЦАТИ.

— ЭТО УЖАСНО, Я СОЖЕЛЕЮ О ВАШЕЙ УТРАТЕ, НАДЕЮСЬ, ВЫ НАЙДЕТЕ ЛЕКАРСТВО! Я РАДА, ЧТО ТЕПЕРЬ ЗНАЮ О ВАШЕЙ ПРОБЛЕМЕ! МЫ ПОПРОБУЕМ ВАМ ПОМОЧЬ!

Кэм уже спустился вниз в отличии от меня, я только начинала спускаться, как вдруг ко мне опустилась рука великана.

— Я УВИДЕТЬ, ВЕДЬМИН КИНЖАЛ У ТЕБЯ ЗА ПОЯСОМ, ТЫ ВЕДЬМА! ТЫ ПОМОЧЬ НАШЕМУ НАРОДУ! ТЫ СТАТЬ НАША КОРОЛЕВА!

— ЧТО?! НЕТ! Я НЕ КОЛДУНЬЯ! Я НЕ БУДУ ВАШЕЙ КОРОЛЕВОЙ! — Не успела я сказать, как вдруг меня схватила его рука, он держал меня в руке прямо над рекой, надеюсь, она не глубокая. — А КАК ЖЕ ТВОЯ СОВЕСТЬ?! ОНА ЖЕ ОБИДЕТСЯ НА ТЕБЯ!

— СОВЕСТЬ НИКОГДА НЕ СТАТЬ КОРОЛЕВА! А ТЫ СТЕРВЕЛЛА ВЕЛИКАЯ! ТВОЕ ИМЯ БУДЕТ ЗНАТЬ КАЖДЫЙ ВЕЛИКАН!

— О боже, во что же я ввязалась? — Я пыталась вылезти из руки великана, но тщетно, — ПОЖАЛУЙСТА! БОЛЬШОЙ ДО, ПРОШУ ВАС ОТПУСТИТЕ МЕНЯ!

— ВЫ НУЖНА НАМ! ВЫ НУЖНА НАШ НАРОД!

— Боже, что я такого сделала! — Сказала я смирившись с ситуацией, просто крепче держалась за руку.

— ОЛИВИЯ! ДЕРЖИСЬ КРЕПЧЕ! — Крикнул Кэм мне.

— ЧТО? — Только я спросила, как вдруг полетела вниз и упала прямо в руки к Кэму.

— Ну что принцесса, пора бы поблагодарить своего принца! — Сказал тот.

— Ни за что! А где остальные? — Я осмотрелась, никого не было, как и реки, она как — будто высохла.

— Уже темнеет, они побежали на причал, как только ты залезла на дерево, — ответил Кэм.

— Что?! И ты мне даже не сказал? Точно темнеть начинает!

Как только мы побежали, великан жалобно закричал.

— ЧТО ТЫ С НИМ СДЕЛАЛ? — Спросила я на бегу, великан, злобно рыча гнался за нами.

— Воткнул ему меч в ногу!

— Кэм! ТЫ ИДИОТ!

— А ЧТО МНЕ НУЖНО БЫЛО ОСТАВИТЬ ТЕБЯ ОДНУ?

— Я… АЙ! — Крикнула я, ударившись ногой об булыжник, — КЭМ БЕГИ БЕЗ МЕНЯ!

Кэм резко остановился. Он смотрел то на меня, то на причал, то на великана и снова на меня.

— НЕТ УЖ! — Крикнул он и подхватил меня.

— ГЛУПЫЙ! ТЕБЕ ЖЕ ТЯЖЕЛО БУДЕТ БЕЖАТЬ! УЖЕ СТЕМНЕЛО! У НАС ЕСТЬ ПЯТЬ МИНУТ!

— Не у нас у тебя! Мы не успеем быстро добежать, только один сможет, это буду не я.– Сказал он, как только мы добежали до причала, кит уже опускался и Кэм в последнюю минуту успел закинуть меня на кита, но сам не успел. Великан схватил его за ногу и утащил, я же больно ударившись об каменную дорожку, развернулась и крикнула:

— КЭМ! — Единственное, что успела воскликнуть я.


[1] Любительское сочинение по мотивам популярных оригинальных литературных произведений, произведений киноискусства (кинофильмов, телесериалов, аниме и т. п.), комиксов (в том числе — манги), а также компьютерных игр и т. д.

[2] Гай Ю́лий Це́зарь — древнеримский государственный и политический деятель, полководец, писатель. Славился тем, что мог делать несколько дел одновременно.





Глава 16

Прошел примерно час, после произошедшего. Я все еще не могла поверить в это. Я сидела на площади возле фонтана, рассматривая синяк на коленке и царапины на ногах и руках. Я должна была что — то сделать, я не должна была подвергнуть его опасности, он должен был уйти со всеми, зачем же он остался? Боже, что я натворила! Мне нельзя было подниматься туда, я должна была остаться внизу, почему же достойные идеи приходят только после чего — то плохого.

От раздумий меня отвлекли возгласы:

— Оливия! Оливия, что случилось?! Оливия, ну ответь уже! Пожалуйста, — молила Ева.

Сама себя, не контролируя, я расплакалась.

— Олив, что с тобой? Что случилось? Олив, пожалуйста, не пугай нас! — Молила Ева.

— Может отвезти ее в комнату, — предложил кто — то из парней, слезы не дали рассмотреть лицо.

— Нет, не нужно. Сначала разберемся с ситуацией, — если судить по голосу, то это была Миссис Генриетта.

— Да, думаю, она права, — скорее всего, это был директор Атлас.

— Оливия, душенька, что случилось? — Спросила миссис Генриетта.

Вдруг я заговорила спокойным, холодным, слегка дрожащим тоном:

— Мы должны подняться наверх.

— Мы не можем уже глубокая ночь, если мы сделаем это, то заразимся той самой болезнью, о которой много слухов, — ответил мне директор.

Я встала и почувствовала в себе странную уверенность:

— Я сказала, мы должны подняться наверх, если мы не поднимемся, то вам лучше не знать, что я сделаю со всем этим местом! Я разнесу здесь все!

— Оливия, сначала объясни, в чем дело, мы должны знать для чего это нужно нам, — теперь я смогла рассмотреть этого парня, это был Джордан.

— Кэм, Кэм остался там, — ответила я.

— Этого не может быть! Он шел до причала вместе с нами! — Воскликнул Нео.

— Тогда осмотрись, тебе не кажется, что нас стало на одного меньше, — прошипела я.

Он в растерянности осмотрел всех нас и ужаснулся.

— Нео, она права нас одиннадцать! — Воскликнула Руби.

Среди охотников началась паника:

— Не паникуйте! Остановитесь и послушайте! — Воскликнул директор. — Сейчас все вы отправляетесь по комнатам, все кроме Оливии, Оливия идет с нами, мы придумаем, что делать.

Ни прошло и десяти минут, как я сидела в кабинете директора, накрытая пледом и пьющая горячий чай, попутно рассказывающая о том, что с нами случилось. Его кабинет ничем не отличался от кабинета профессора Радомира.

— Глупый мальчик, он не должен был возвращаться, — директор был одет в черный официальный костюм, все бы ничего, если бы ни галстук бабочка синего цвета с утками.

— Он спас мне жизнь, если бы ни он я бы осталась там и не знаю, что бы со мной случилось, когда бы они узнали о том, что я не волшебница, — прошипела я.

— Так и есть Оливия, но пойми, нам нельзя появляться там, пока ночь, это очень опасно, — сказала миссис Генриетта.

— Я знаю, а еще я неплохо знаю Кэма, он точно во что — нибудь вляпался или уже мертв, я переживаю за него.

— Если он вляпался по — серьезному, то завтра в полдень на площади великаны разожгут костер, чтобы избавиться он недоброжелателя.

— Будем надеяться, что он все — таки вляпался, иначе я спущу с этих великанов шкуры и их будет точно меньше двадцати, — ответила я.

Миссис Генриетта и директор переглянулись, а потом я заснула на диване в кабинете директора.

Утром мы все собрались на площади, чтобы обдумать план. Нашим планом было, переодеться в непривычную для нас одежду, чтобы нас не узнали. Мы решили, что нас девушек увеличат с помощью зелья, а парни быстренько помогут Кэму сбежать, только вот подействует ли это, никто не мог дать гарантии.

Стало светать и мы с девчонками пошли переодеваться. Так как вожак видел меня достаточно близко, мне пришлось измениться кардинально. Я поменяла цвет волос на ярко — розовый, глаза на небесно — синий. Помимо этого мне пришлось надеть длинное, нежно — розовое платье, от которого меня тошнило. Так же оделась и Руби, только в нежно — голубое, Ева тоже меняться не стала, просто оделась в кожаные шмотки вместе с Амелией и Сорано, в общем все волки переоделись в овечек, а овечки в волков.

— Так, надеюсь, все помнят наш план? — Спросила я.

— Да! — Ответили все хором.

— Так, Эван что ты делаешь, когда мы подходим к площади? — Спросила я.

— Как только Нео, Алекс, Джордан, Коди освобождают Кэмерона, я подаю сигнал зеркалом.

— Отлично! — Воскликнула я, — Что делаем мы девочки?

— Мы пьем зелье, притворяемся туристами, которые решили передохнуть в ближайшей долине, желательно с глупым акцентом! — Ответили все хором и раздраженно вздохнули.

— Тоже великолепно! Что будем если что — то пойдет не так? — Спросила я.

— Мы должны быть во всеоружии, медальоны мы всегда должны держать при себе, оружие тоже, если придется пролить кровь, мы это сделаем! — Ответили все уставшим тоном.

— Серьезно, Олив, мы повторили это уже шестьсот раз, мы знаем это уже как всю нашу историю, так что давай без повторений, пейте уже свои зелья! — Сказал Нео.

Наконец к площади подошел директор Атлас с огромным котлом, с какой — то кислотно — зеленой жижей.

— Девочки, снадобье готово, отпейте чуть — чуть, иначе вы станете больше чем рассчитано.

Каждая из нас отпила и в мгновенье мы все увеличились до размера восьмиэтажного дома.

Как только мы вышли на причал, все великаны обратили на нас внимание, видимо Кэм все — таки был жив, потому что с таким ростом было видно все. На площади копошились пять великанов, значит он все — таки, во что — то влип.

— Здравствуйте! Не могли бы вы сказать, где мы очутиться? — Спросила Ева с кошмарным акцентом.

— Да! Скажите, пожалуйста! — Сказала Руби.

— Неужели столь прекрасные леди не знают, о великой долине великанов!

— Извините, мы не знать, что это долина великанов! Мы никогда не быть здесь! — Сказала Амелия.

— Но вы же великанши! — Воскликнул тот.

— Да, но мы не из этих краев мы с северной стороны, — сказала Клео.

Похоже, что я одна молчала, но неспроста, я стояла за всеми девочками, чтобы наблюдать за происходящим внизу.

— Наш вожак тоже с северной стороны, не хотите ли вы дамы, посмотреть на сожжение врага? Эта наша традиция!

— Да с удовольствием! — Сказала Руби.

Мы отправились на площадь, тут уже собралось много народу, около двадцати великанов не считая нас, из них было только шесть женщин, три ребенка и вожак остальные были просто кузнецы или простые рабочие. В самом сердце площади великаны готовили костер, к сожалению Кэм был там, он был привязан к множеству веток, меня беспокоило то, что вокруг костра слишком много народу, видимо девочки заметили, что я переживаю.

— Оливия, все будет в порядке, не волнуйся, на них можно положиться, — прошептала мне Амелия.

— На всех кроме Эвана, я боюсь из — за него, его самолюбие нас погубит, — ответила я.

— За это не переживай, я исправлю его, — сказала Руби.

— И это говорит гот, — ответила Амелия.

— Сказала ванильная девочка, — ответила Руби.

— Девочки не ссорьтесь, — сказала Сори.

— ИТАК, ПРЕСТУПИМ! ЭТОТ МАКАКА УКРАСТЬ НАШ АРТЕФАКТ! УКРАСТЬ НАШЕ СОКРОВИЩЕ! УКРАСТЬ НАША КОРОЛЕВА! — Кричал вожак, одет он был в тоже самое, но на рубаху он надел королевскую накидку.

— ЧТО? МАКАКА? МУЖИК ТЫ СЕРЬЕЗНО? ЧУВАК КАКОЙ ЕЩЕ АРТЕФАКТ? Я БЫ НЕ ДОПУСТИЛ ТОГО, ЧТОБЫ ТЫ ЗАБРАЛ ОДНО ИЗ САМЫХ ЧУДЕСНЫХ СОЗДАНИЙ! — Похоже, кто — то поставил ему микрофон.

— МОЛЧАТЬ!!!!! — Заревел тот.

— Он назвал тебя чудесным созданием? — Спросила Сори.

А ведь действительно, он сказал обо мне, неужели он правда так считает? Не ожидая такого сюрприза я, конечно, покраснела, впервые в жизни слышу, что он не говорит с сарказмом.

Краем глаза я заметила ребят, они подкрадывались к Кэму, но из — за вожака, они не могли подойти достаточно близко, поэтому придется проявить героизм.

— ПРОСТИТЕ ПОЖАЛУЙСТА! МИСТЕР ВОЖАК! — Кричала я, пробираясь сквозь толпу.

— Оливия, что ты делаешь? — прошипела Руби.

— Пытаюсь отвлечь его.

— ДА МИЛЕДИ! ЧЕМ МОГУ ПОМОЧЬ? — Ответил великан.

— ЧТО? ЛЕДИ ВЫ МОМЕНТОМ НЕ ОШИБЛИСЬ? МЕНЯ ТУТ КАЗНИТЬ СОБИРАЮТСЯ! НЕ МЕШАЙТЕ, ПОЖАЛУЙСТА! — Кричал Кэм.

— ЗАБИРИТЕ У МАКАКИ МИКРОФОН! — Прорычал великан, — ТАК ЧТО ВЫ ХОТЕТЬ?

— Я НЕ МЕСТНАЯ, Я ПРИЕХАТЬ СО СВОИМИ ПОДРУГАМИ ОТДОХНУТЬ, НО ПОКА ЧТО МНЕ ЗДЕСЬ НЕ ОЧЕНЬ НРАВИТЬСЯ!

— ЧТО ВЫ МИЛЕДИ! ВЫ ЗДЕСЬ ЕЩЕ МАЛО ПРОВЕЛИ ВРЕМЯ! ВАМ ЗДЕСЬ БУДУТ ОЧЕНЬ РАДЫ!

Краем глаза я заметила, как парни отвязали Кэма и Эван уже доставал зеркало, но он запнулся, и свет от зеркала попал прямо в глаз к великану.

— ЭВАН! ТЫ ИДИОТ! — Крикнула я, а затем поспешно закрыла рот.

— Я ТЕБЯ ЗНАТЬ! ОТКУДА ВЫ? — Великан ткнул в меня свой палец. Какая же я дурра, что я наделала?

— О, ВЕЛИКИЙ ВОЖДЬ, ОНИ ИЗ СЕВЕРНОЙ ДОЛИНЫ ВЕЛИКАНОВ! — Ответил великан, который встретил нас.

— ОНИ ЛГУТ! В СЕВЕРНОЙ ДОЛИНЕ БОЛЬШЕ НЕТ ВЕЛИКАНОВ, ОНИ ВСЕ ПОГИБЛИ НА БИТВЕ ЗА ВЛАСТЬ!

— Вот, мы и влипли, — сказала руби.

— ВОЖДЬ, ПРЕСТУПНИК СБЕГАЕТ! — Закричал один из великанов.

— НАЙТИ МАКАКУ! И ЭТИХ СХВАТИТЬ, ОНИ С НИМ ЗАОДНО! — Кричал вожак, осматривая нас.

— РАЗ ВЫ ХОТИТЕ ПО ПЛОХОМУ, БУДЕТ ВАМ! ДАВАЙТЕ! — Крикнула и все как по команде смирно мы вытащили свои талисманы и оружие, я и свой схватила, только не знала, что буду с ним делать.

— ЧТО ВЫ ХОТИТЕ СДЕЛАТЬ СВОИМИ БУСАМИ? УКРАСИТЬ НАС? — Расхохотался вождь.

— БУСАМИ НИЧЕГО, А ВОТ ЭТИМИ СТРАШНЫМИ ШТУКОВИНАМИ, МЫ ЗАСТАВИМ БОЯТЬСЯ НАС! — Сказала я и протянула лезвие своего кинжала прямо ему в лицо, а затем вернула свой природный цвет волос и глаз.

— КОРОЛЕВА! — Вожак присел на колено.

— Я НЕ ВАША КОРОЛЕВА! — Прошипела я. Девочки прекрасно держались, парни внизу тоже делали все, что могли. Я же осталась наедине с вожаком. Я уже не понимала, что я делала, слова вылетали из меня сами собой, я не могла себя контролировать, словно я была марионеткой и кто — то управлял мной.

— ТЫ ГЛУПАЯ ДЕВЧОНКА, ВАМ НЕ УСТОЯТЬ ПЕРЕД НАШИМИ ВОЙНАМИ! ТЫ ПРОСТО СЛАБАЯ ДЕВЧОНКА!

— ЗРЯ ВЫ ЭТО СКАЗАЛИ! НА ВАШЕМ БЫ МЕСТЕ Я БОЯЛАСЬ СКАЗАТЬ ЭТО ПОВЕЛИТЕЛЬНИЦЕ МОНСТРОВ! — Воскликнула я и вытянула вперед руку с медальона, через мгновение из него выбегали разного вида монстры, церберы, мантикоры,[1] василиски [2]и им подобные. Я не хотела этого говорить, но внутри стало так пусто, я ничего не чувствовала, все сострадание, что было у меня вдруг исчезло. Его заменили боль и жестокость.

— ЧТО ТЫ ДЕЛАТЬ? ТЫ ЖЕ УБИТЬ НАШ НАРОД! ПРОШУ НЕ ДЕЛАЙ ЭТОГО!

— НЕ НУЖНО БЫЛО НАЗЫВАТЬ МЕНЯ ГЛУПОЙ И СЛАБОЙ! ВЫ ДАЖЕ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ, НА ЧТО СПОСОБНА ТАКАЯ ДЕВУШКА КАК Я! — Я сжала кинжал правой рукой, потом большой палец сам потянулся к кнопке на рукояти, из отверстия появилась игла, я интуитивно уколола указательный палец, жидкость в рукояти засверкала и окрасилась в кровавый цвет, сам клинок засиял.

— ТЫ ВЕДЬМА! Я ВИДЕТЬ ЭТО! Я ЗНАТЬ, ЧТО ТЫ СДЕЛАТЬ СО МНОЙ! ТЫ НЕ УБИТЬ МЕНЯ, ТЫ ХОЧЕШЬ ВЛАСТИ! ТЫ ВОПЛОЩЕНИЕ ТЕМНОТЫ! МЫ УЖЕ ЗНАКОМЫ, НЕ ТАК ЛИ?

— ДА, Я НЕ УБЬЮ ТЕБЯ, НО ТВОИ ПОСЛЕДНИЕ СЛОВА ВЕЛИКАН, СКАЖИ ИХ И ЗАПОМНИ ЭТОТ ВЗГЛЯД! ЭТО ПОСЛЕДНЕЕ, ЧТО ТЫ УВИДИШЬ, ПЕРЕД ТЕМ КАК Я УНИЧТОЖУ ВСЕ, ЧТО ТЕБЕ ДОРОГО! — Прошипела я и поднесла кинжал к горлу великана.

— УМОЛЯЮ, ОСТАВЬ ДЕРЕВНЮ В ПОКОЕ! МОЛЮ! МОЮ ЖЕНУ И СЫНА НЕ ТРОГАЙ! — В слезах кричал великан

— ОТДАЙ МНЕ НАКИДКУ, И ПРИКЛОНИСЬ ПЕРЕДО МНОЙ! ИЛИ ВСЕ ЗДЕСЬ ПОГИБНУТ!

Он послушно протянул мне накидку, я передала ее Руби.

— А ТЕПЕРЬ НА КОЛЕНО! — Воскликнула я.

Хныкая, он послушно выполнил мою просьбу, я подошла к нему с кинжалом и стала, отрезать его волосы, так, что они стали не ровные, затем я подняла медальон и все монстры вернулись.

Большой До уже не хныкал, он ревел, от унижения, к нему подбежали исцарапанные жена и дети, они обнимали его и пытались утешить.

Великаны испуганно смотрели на вожака, ведь он был публично унижен, а значит, вожак из него никакой.

— Радуйтесь, что последним желанием вашего вождя было спасение деревни, — сказала я и, развернувшись, пошла к причалу.

Девочки и парни догнали меня:

— Оливия, что ты сделала? — Спросила Ева.

— Я спасла нам жизнь!

— Глупая! Ты опозорила их вожака, ты понимаешь, что будет, если снова начнется война? Они все перейдут на сторону врага! — Возмущалась Руби.

Но я их не слушала, мне было все равно, внутри было пусто. Стоило нам ступить в воду, как мы сразу уменьшились.


[1] Вымышленное существо, чудовище размером с лошадь, с головой человека, телом льва и хвостом скорпиона

[2] Петух с крыльями дракона и хвостом ящерицы





Глава 17


— Боже, Оливия, что ты натворила! Теперь великаны южной части долины, будут нашими врагами! Зачем ты это сделала?! — Кричал директор Атлас.

Я находилась в его кабинете уже три часа, помимо меня, там был профессор Атлас, миссис Генриетта и мистер Синди. Они метали то испуганные взгляды, то злые, то огорченные я же, не могла понять, что происходит.

— Я же говорю, я не знала, что делаю, меня как будто отключили, я не могла контролировать свои действия, боже как же я виновата, — сказала я и расплакалась, уже пятый раз. Я все не могла поверить, что унизила невинное создание.

— Мисс Оливия, вам принести воды? — Спросил Синди.

— Нет, мистер Синди спасибо, но мне это не нужно, — сказала я всхлипывая.

— Как часто у тебя бывает такое? Ну, состояние, когда ты не контролируешь себя? — Спросил директор.

— Не знаю, раньше такого не было, впервые все это началось, во время получения медальонов, затем сегодня на площади, — ответила я заворачиваясь в плед.

— Нет, ты не права, с тобой и раньше такое случалось, но мне приходилось каждый раз стирать твою память, ты уже многое успела натворить, и тот цербер был не первым твоим монстром, я приставила его охранять тебя, чтобы ты не наделала глупостей, — ответила миссис Генриетта.

— В смысле? Вы хотите сказать, что вы заперли меня там, не потому что ненавидели меня, а потому что защищали других от меня?

— Да, извини, что не рассказала раньше, эти вспышки ярости и безразличия нельзя было предугадать, я никогда не знала, что ты можешь сделать со мной, — ответила она мне.

— Расскажите мне, что я натворила, пожалуйста, я должна знать, — попросила я.

— Нет, Оливия пока мы не разберемся из — за чего это происходит, мы должны понять, откуда берутся эти вспышки, — ответил директор, — ступай к себе в комнату, завтра мы прибудем в новый пункт назначения, прошу не наделайте глупостей, иди, поспи тебе нужен сон.




***

Я проснулась посреди ночи, мне приснился кошмар, я не могла понять, было ли это воспоминание или действительно просто сон. Ночь обещала быть долгой, поэтому я завернулась в плед, надела кеды и пошла на площадь, но похоже не мне одной ни спалось, на скамейке возле большого костра сидел Кэм.

— Тяжелый день выдался, да? — Спросил он.

— Один из самых ужасных и тяжелых дней, — ответила я и села рядом.

— Я знаю, ты поступила ужасно, но это было круто! Это было чертовски круто!

— Не нужно этого говорить, я не контролировала себя, я даже не понимала, что делаю.

— Ты не представляешь, как живут эти «карлики», по ночам они закрывают все двери, выключают свет и в испуге выглядывают в окно. Я был связан, к сожалению, у этого чувака, которого ты …ну ты поняла, так вот я не знаю, сколько времени было в этот момент, но я запомню это надолго. Если ты зазевался и не успел добежать до дома, дверь тебе уже никто не откроет, ребенок бежал мимо дома этого До, и вдруг появилось зеленое сияние, оно добралось до мальчика и окутало как одеяло, и прямо на моих глазах, от мальчика остались одни кости.

— Я ужасный охотник, им и так живется не сладко, а я еще и монстров на деревню нагнала и вожака их унизила, какой же я ужасный охотник, — сказала я, и закрыло лицо ладонями.

— Не нужно сидеть и винить себя, что сделано, то сделано, уже ничего не исправить. Знаешь, почему ту реку называют, рекой слез? Когда кто — то из великанов умирает, его тело — кости сжигаю на той же площади, что и своих врагов. Затем берут прах и высыпают в реку, а затем все великаны начинают оплакивать его, думаю, ты заметила, что когда ты упала мне в руки, ни какой воды не было, так вот для нас это не река, для нас это просто кладбище.

— Если честно я об этом даже не вспомнила, мне было не до этого, — ответила я.

По его рукам побежали мурашки, естественно, он сидел в одной футболке и джинсах.

— Я тебя понимаю, я разжег этот костер в память всем тем, кто погиб когда — то, мне кажется несправедливым вспоминать об этом только в день скорби, нужно помнить это всегда.

— Раньше я не замечала этого, но ты оказывается, очень даже неплохой, еще мне кажется, ты замерз, держи, — я протянула часть моего пледа.

— Спасибо, знаешь, ты тоже очень хорошая, просто немного жестокая и агрессивная, — он обнял меня за талию, чтобы хоть как — то правильно разместить плед.

— Нет, я очень жестокая, нормальный охотник не сделала бы этого.

— А кто сказал, что ты нормальная?

Я рассмеялась:

— Да, я кажется, поспешила, со своим мнением!

Он тоже рассмеялся.

— Погоди, о боже ты все еще в этом кошмарном платье?

— Ой, я совсем забыла, о нем, оно действительно ужасное.

— Ты сохранила его накидку?

— Да, пусть она напоминает мне, о том, что нужно сначала думать, а потом делать.

— Тебе нужно поспать.

— Ты уже второй охотник, который говорит мне, это.

— Но, похоже, тот охотник не был таким настойчивым как я, ложись на плечо.

Я кивнула и легла на его плечо, ни прошло и секунды, как я снова заснула.




***

Я проснулась от того, что кто — то светил мне в глаза фонариком. Это была миссис Генриетта.

— Проснулись голубки, я уже целый час пытаюсь вас разбудить, у нас всего два часа до пребывания, так что поторопитесь и подготовьтесь.

Я сразу направилась к Еве, кто как ни она может помочь с выбором одежды. И только я встала возле двери, как вдруг услышала разговоры за ней. В комнате находились все девочки кроме меня.

— Как вы думаете, о чем они говорили с ней вчера? — Спросила Амелия.

— Мне кажется, они обсуждали произошедшее с великаном, — ответила Клео.

— Поделом ей! Сама напросилась, ее перепады настроения меня начинают пугать, сначала она милая, а потом превращается в чудовище, — сказала Руби.

— Посмотрела бы на себя чудо с выбритым виском, говорю еще раз, я не могу это контролировать, — сказала я, резко открыв дверь.

— Боже, Оливия извини нас, мы просто напуганы этим, мы не могли поверить в это, — сказала Ева.

— Если вы еще не поняли, я сама себя боюсь, я не знаю что мне делать с этим, поэтому давайте забудем об этом и будем готовиться к выходу в свет, — сказала я.

— Знать бы, куда мы отправимся, — сказала Клео.

— Из всех пунктов назначения, холодно только в долине драконов, но если бы мы отправлялись в долину драконов, нас бы научили превращаться, но этого мы еще не умеем, значит это либо долина эльфов, либо фей, либо русалок, либо озеро жизни и смерти, — сказала Сорано.

— Значит либо лес, либо тропики, либо водичка — сказала Клео.

— Ладно, будь, что будет, Оливия ты как всегда первая, — сказала Ева.

Мне достался кроп — топ с пальмовым принтом, светлые, потертые, рваные джинсы, позолоченные сандалии, из волос Ева заплела мне колосок, на веках черные стрелки, на губах красная помада.

Потом, как всегда была Клео, Ева подготовила для нее, ярко зеленое ассиметричное платье, черные сандалии, с волосами что — то делать она запретила, поэтому Ева просто накрасила ей губы темно — коричневым карандашом.

Потом была Руби, на ногах были длинные гладиаторские сандалии, платье в греческом стиле персикового цвета, на лице как всегда тоже самое, а волосы просто расплетены.

Затем была Амелия, на ней было темно синее платье, золотые балетки, естественный макияж и волнистые локоны.

Потом была Сорано, теперь на ней все смотрелось по другому, все цвета не казались слишком яркими, даже наоборот они подчеркивали ее красоту. На ней было ярко — желтое платье с множеством цветов на нем, на ногах такие же сандалии как у меня, волосы просто распущены.

Ева же надела красное платье в стиле 60 — ых годов черные балетки, все больше у нее не хватило сил сделать.

Как всегда мы вышли на площадь, миссис Генриетта уже ждала нас возле фонтана. Сегодня на ней как всегда был черный, строгий костюм и черная шляпа.

— Приветствую вас, дорогие мои охотники! Сегодня мы посетим Долину эльфов, поэтому прошу вас сдать мне все ваши медальоны и оружие, чтобы вы не повторили прошлых ошибок, — сказала она и посмотрела на меня, — правила остаются такими же, Кэмерон, неужели ты не хочешь сказать что — нибудь?

— Нет, мисс.

Вот и славно, буквально через пять секунд мы окажемся наверху. Предупреждаю! Эльфы народ хитрый, будьте внимательны, не ешьте ничего, пока не узнаете, едят ли они это сами. Еще по всем джунглям расставлены ловушки, не идите впереди эльфов, ни в коем случае, не влезайте с ними в спор, Кэмерон это тебя касается, ну и думаю это все, закрывайте глаза, сейчас будет солнечно, — сказала она и надела солнцезащитные очки.

В мгновение мы оказались на поверхности, в отличии от Долины великанов, здесь было жарко, мы вышли к причалу, деревянная тропинка оказалась длинной. Но нам нужно было идти, и мы дошли до веревочного мостика, который был, перекинут от одной скалы до другой, на которой располагались джунгли.

— Олив, что будем делать? Здесь очень высоко, — сказала Ева.

— Я не знаю, мост не выглядит безопасным, медальонов нет, у нас ничего нет, — ответила я.

— Может идти по очереди, чтобы мост от нашего общего веса не развалился? — Спросила Сори.

— Можно попробовать, но это слишком опасно, может кинуть туда что — нибудь, чтобы проверить провалится он под нашим весом или нет, — предложила я.

— Неплохая идея, нужно найти тяжелый камень, и прикатить его сюда, — предложил Нео.

Нео видимо никогда не избавлялся от своих дредов, а даже наоборот вплетал разноцветные бусины, на нем была ярко оранжевая майка и белые шорты.

— Да, Нео ты прав нам нужен большой камень, — сказал Кэм и сел на один из них.

— Кэм, ты идиот, ты сидишь на одном из самых огромнейших камней, которые мы когда либо видели, — сказала Руби.

Он посмотрел на место, на котором сидел:

— Ой, точно, и как вы предлагаете его донести туда? — Спросил он.

— Можно всем вместе навалиться всем весом, и сдвигать, пока не сдвинем до нужного места, — предложил Коди.

— Мне не хочется прикасаться к этой серой и грязной штуковине, — сказал Эван.

Сегодня на нем была бордовая рубаха, которую он расстегнул наполовину и черные брюки, вроде бы все он был босиком.

— Тебя никто не просит, так что можешь стоять в сторонке и смотреть, как трудимся сейчас, а потом получим ордена за упорный труд, — ответил Кэм.

На нем была голубая футболка, серые джинсы и кеды.

Раздраженно вздохнув, Эван подошел к нам, мы стали толкать. Камень оказался очень тяжелым, но мы все — таки продвинули его до начала моста.

Мы все вместе встали возле камня, чтобы немного передохнуть.

— Надеюсь, мост не рухнет, — сказал Алекс

Затем мы всем своим весом навалились на камень, он покатился по мосту и остановился посредине.

— Вот видите, можно идти, — сказал Нео, и в это же мгновенье мост вместе с камнем рухнул в пропасть.

Сделав удивленные лица, мы все хором сказали:

— Да уж!

— Что теперь будем делать? — Спросил Джордан.

— Я не знаю ребят, — я села на траву, подняла руку, и стала силой мысли вертеть камешки.

— Олив, ты давно так умеешь? — Спросила меня Клео.

— Ты о чем?

— Ты же камешки силой мысли держишь, — сказала Амелия.

— Да? Да бросьте вы, я не обладаю телекинезом,[1] — сказала я.

— Оливия Стервелла Джонсон, посмотри на свою руку и на камешки, — сказал Кэм.

И тут я додумалась посмотреть на свою руку, из моей руки выходил какой — то странный синий свет, который держал камешки в воздухе.

— О, БОЖЕ МОЙ! Я ЖЕ ОБЛАДАЮ ТЕЛЕКИНЕЗОМ! — Выкрикнула я резко убрав руку. Камни тут же упали на землю.

— Олив, это же выход ты можешь теперь телепортировать нас туда, — сказала Ева.

— Да, возможно я перенесу вас туда, но кто перенесет меня? Плюс ко всему я только сейчас об этом узнала, я раньше такого не делала, — ответила я, рассматривая свои руки.

— А что если Олив поднимет один из самых устойчивых камней из пропасти, встанет на него и будет переправлять нас по очереди? — Спросил Коди, смотря вниз, его голубая рубашка в клеточку, с красным галстуком — бабочкой, развевалась от ветра, помимо этого на нем были джинсовые бриджи и вьетнамки.

— Коди, я конечно не против этой идеи, но я только сейчас узнала об этом и я не хочу, чтобы кто — то пострадал, — ответила я.

— В таком случае я пойду первым, если вдруг что — то пойдет не так, все будут знать, что это я придумал, так что нужно попробовать, — сказал Коди.

— ЧТО?! ТЫ НЕ ПОЙДЕШЬ ПЕРВЫМ, Я НЕ ПОЗВОЛЮ! ОЛИВИЯ ОСТАНОВИ ЕГО! — Кричала Клео

— Я бы с радостью, но он прав это единственный выход, сначала я потренируюсь, сразу пробовать не будем, я подниму камень и залезу на него, потом попробую передвинуть себя на ту сторону, если у меня получится, я вернусь и переправлю вас, мне себя не жалко. Хорошо, покажи мне тот камень, — сказала я и подошла к краю обрыва.

— Вон тот, самый большой и плоский, прямо возле ручья, — сказал мне Коди, показывая вниз.

— Так отойдите подальше, чтобы я в вас случайно не попала, — сказала я и направила свои руки вниз, и мысленно говорила «Поднимайся, поднимайся».

И он поднялся, и точно так же был объят, синим светом.

— Круто! — звучали восхищенные возгласы.

Как только подняла камень, сразу же залезла, камень оказался довольно устойчивым, вопрос как теперь его поднять так, чтобы он не упал. Мысленно я заставила его двигаться, и он двинулся, правда немного резковато, и я чуть не упала, хотя чуть не считается. Затем заставила долететь до другой стороны, и снова удача. Потом я вернулась, и предложила Коди первым идти.

— Я буду один из первых, кто полетит на камне, которым управляют телекинезом, — сказал он и снял свои очки, передав их Клео. Без очков он выглядел лучше. Он величественно встал на камень, расправил руки как в Титанике, и сказал, — я готов, — и с громким криком, полетел на камне.

И так по очереди, переправляя всех по очереди, мы добрались до другой стороны.

— Откуда ты умеешь это делать? — спросила Амелия.

— Если честно я сама не знаю, я раньше никогда этого не делала, — ответила я.

— Хочешь прикол? Не один охотник так делать не умеет, отсюда вопрос кто ты? Ты никогда не жила в Долине охотников, у тебя вдруг появляются вспышки гнева, ты хамелеон, ты управляешь вещами силой мысли, кто ты такая? Может ты есть оружие Агнессы, и в конце поубиваешь нас всех! — Спрашивала Руби.

— РУБИ! ПРЕКРАТИ НЕМЕДЛЕННО! ТЫ НЕ ИМЕЕШЬ ПРАВО ТАК ГОВОРИТЬ! — Кричала на нее Амелия.

— Тогда как ты объяснишь, тот факт, что на Сорано больше нет проклятия? Она была с ней в комнате, когда это случилось.

— Так, знаете что, мне надоело слышать это, если бы я знала кто я, я бы сказала, я сама с каждым днем узнаю о себе все больше, и поэтому давайте не будем обращать на это внимание и пойдем, мы итак потеряли много времени, — ответила я.

— Она права, нужно идти, — поддержал Кэм.

И мы отправились в джунгли, к счастью для некоторых была выложена тропинка из деревянных досок, когда мы дошли примерно половину джунглей, мы увидели деревянную табличку. На ней синими буквами было написано — «Первым не входить!».

— Интересно, что это значит? — Спросила Ева.

— Я не знаю, — ответила я.


[1] Способность человека одним только усилием мысли оказывать воздействие на физические объекты





Глава 18

Мы стояли и смотрели вперед, дальше тропинки уже не было, но эта табличка не давала нам покоя:

— Может, это значит, что первый кто стоит, вначале нашей группы не должен быть первым, — сказал Коди.

— Я уже ни в чем на 100% не могу быть уверена, — ответила я.

— Избавились от одной проблемы, теперь появилась другая, — сказала Клео.

— Нам нужно успеть к эльфам до темноты, а мы уже час здесь торчим, — сказала Руби.

— Мне кажется, здесь ничего опасного нет, я могу перейти за черту, — предложил Кэм.

— Эй! Помнишь, что нам говорила миссис Генриетта? Эльфы очень хитрые, мне, кажется, нужно придумать, что — нибудь другое, — сказал Нео.

— Не знаю как вы, а я все же перейду за черту, — сказал Кэм и подошел к черте.

— НЕТ!!!!! — Крикнули мы, но было уже поздно.

— Я же говорил ничего опасного тут нет, — ответил Кэм. Но стоило ему повернуться в сторону тропы, как вдруг что — то синее врезалось ему в лицо, и он тут же рухнул на землю.

— О БОЖЕ! — Вскрикнули мы все хором.

— Оливия что будем делать? — Спросила Эван, обнимая меня от страха.

— Для начала отпусти меня, — ответила я.

— Я просто прикрывал тебя, от серо — буро — малинного вепря, — ответил тот.

— Нет, а вот теперь серьезно, что мы будем делать? — Спросил Нео.

— Я могу сжечь тут все, и мы посмотрит, что и как, — предложил Джо.

— Нет, хватит с меня неприятностей, погодите, вы слышите? — Из джунглей доносились радостные и веселые возгласы.

— Да, кто — то бежит из джунглей, — ответил Коди.

— Все в боевой готовности? — Спросил Эван.

— Ты идиот или да? — Спросила его Руби.

На тропу выбежало три мальчишки, которые выглядели абсолютно одинаково, все рыжие, с веснушками на лицо и заостренными ушами, вслед за ними шла очень маленького роста женщина. Она была ниже, чем Ева, такая же рыжая и конопатая.

— Мам, смотри, еще один попался! Скоро у нас будет больше помощников! — Кричал один из них.

— Да уж, сегодня такого не предвиделось, — ответила та женщина.

— Ой! Мам, смотри, какие странные человечки стоят перед нами!

Мы выглядели наверно глупо, потому что все стояли с открытыми ртами.

— Ух, ты! Такого никогда не было! Меня зовут Шантал, я работаю лекарем у нас в долине, а вы, наверное, новые хранители, и закройте рты вдруг какая — нибудь букаха ядовитая в рот к вам залетит. — Поприветствовала женщина.

И мы все разом закрыли рты.

— А это должно быть один из ваших, — сказала она, указывая на Кэма.

— Да, он с нами, — наконец придя в чувство, сказала я, — что вы с ним сделали?

— О! Извините просто мера предосторожности, на нас очень часто нападают, поэтому приходится придумывать всякие ловушки, но вы не беспокойтесь, просто его мозг слегка притуплен, — сказала она.

— И долго это будет длитьcя? — Спросил Джордан.

— У всех по — разному, у кого — то час, три часа. У кого — то день, два дня, а кто — то остается таким навсегда, но это только для умных.

— НАВСЕГДА?! — Воскликнула я.

— Не волнуйся он вроде бы не очень умный, так что будем надеяться, что он проснется хотя бы через час, — ответил Джордан.

— Извините за такой прием, просто вы охотники никогда не говорите, о своем приходе заранее, но обычно все догадываются, что надо сделать, но в этот раз… у меня нет слов, вы меня повеселили.

— Это Кэм как всегда в своем репертуаре, от него можно было такое ожидать, вы проводите нас в деревню? — Спросил Нео.

— Мы уже в деревне! Разве вы не видите, сколько народу собралось? Почти вся деревня сейчас смотрит на вас!

— Мы видим вас и ваших, … а где ваши дети? — Спросила Амелия.

— Они за чертой, которую вы видимо, не видите, ну что же пройдемте!

— Погодите, а кто Кэма потащит? — Спросил Эван.

— О! Здоровяк Сэм, у нас еще один! Давай неси его в дом лекаря! — Крикнула Шантал.

Вдруг из ниоткуда появился здоровый мужчина, он был очень высоким, одет в зеленую клетчатую рубашку, джинсовый комбинезон, у него, как и у Шантал были рыжие волосы, он также был конопатым и имел густую растительность на лице. Он легко подхватил Кэма и отнес куда — то в пустоту.

— У вас все в деревне рыжие? — Спросила Сорано.

— В основном да, но это был мой старший брат, так что вы не подумайте, что все тут такие, — сказала она и тоже отправилась в пустоту.

Мы последовали за ней, деревня была большой, то тут, то там ходили эльфы, сказав, что ту не все рыжие я бы не смогла. Здесь все были рыжими, правда, кроме тех, что сидели у костра, но это кажется, были не эльфы. Парочка гномов, одна фея с фиалковыми крыльями и растрепанной одеждой, два высоких эльфа с озера жизни. Эти эльфы отличались своим ростом, их рост составлял примерно 2 метра, а их волосы были длинными и ниспадали до земли, кожа напоминала жемчуг, глаза так же белые, одежды длинные, шелковые белого цвета, с жемчугом по всей длине, ноги были босыми. Уши, конечно, были заостренными. Дли них, этого маленького костерчика было мало, поэтому они закутались в огромные одеяла.

— Эй! Джордан смотри, мне, кажется, мы нашли то место, в котором ты будешь, как все, — смеялся Эван.

Джордан что — то поворчал под нос.

— Интересно, что здесь делают эльфы с озера жизни? — Спросила Сорано.

— Некоторые высшие эльфы уходят из своей обширной семьи, для того чтобы понять, что им нужно, некоторые проживают здесь неделю и возвращаются обратно, эти же у нас живут у нас два года, им здесь нравится и они не требуют с нас, ничего. — Ответила Шантал, — тот, что повыше — это Корнелий, а девушка Лилия, им дают необычайно красивые имена.

Все домики были сделаны из бамбука, в каждом доме были окна и двери, кроме одного домика, он стоял прямо перед нами, то есть прямо возле черты, вместо двери там висела ободранная белая ткань, и окон в нем не было.

— Извините, Шантал, а что это за домик с белой тканью вместо двери? — Спросила я.

— Это домик лекаря, то есть мой, я там конечно не живу, но как только кто — то заболеет или еще, что нибудь плохое случится, я могу провести там неделю, пока больной не выздоровеет. Думаю, нам нужно туда зайти, ваш друг уже там, нужно разбудить его, чтобы процесс шел быстрее, только там мало места, хватит только на троих, включая больного, — сказала Шантал.

— Давайте я пойду с вами, ребята осмотритесь здесь, пообщайтесь с народом, — сказала я и пошла в лекарский домик.

В самом углу домика висел гамак, на нем мирно спал Кэм, возле гамака стоял стул, столик с различными лекарствами и шприцами, свеча, висевшая над больным и четыре разноцветных леденца. Не знаю, почему Шантал сказала, что здесь мало места, здесь поместится как минимум человек сорок, снаружи домик выглядел очень маленьким, но на самом деле он был просто огромным, имелся даже второй этаж.

— Шантал простите меня, пожалуйста, но почему вы сказали, что здесь мало места? — Спросила я.

Она села на стул возле Кэма, взяла шприц и набрала в него, какой — то синей светящейся жидкости, а затем вколола ему в руку.

— Сейчас он проснется, — ответила она, вытирая капельку крови, которая появилась после того как ему ввели лекарство. — Как только я увидела тебя, я поняла, что ты отличаешься от них и это отличие очень велико, они тоже это заметили, и бояться тебя. Но никто из них не может тебе помочь, поэтому я и надеялась, что вызовешься ты. Я бы хотела тебе помочь.

— Но зачем? Вы ведь даже ничего не знаете обо мне!

— Ты жила в мире людей, не так ли? Твоя фамилия Джонсон, твой любимый цвет — это цвет ночного неба, ты дочь Эндрю и Хельги Джонсон, у тебя есть младший брат Даниель, о котором ты не знаешь.

— Откуда, вы знаете столько? Даже я не знала, что у меня есть родители.

— Оу, девочка, родители есть у всех, посиди с ним, я хочу кое — что принести, но мне нужно сходить до дома, — сказала она и вышла.

«Откуда эта женщина могла знать столько обо мне?» — Думала я.

Я села на стул и взяла Кэма за руку, чтобы поддержать его если ему будет плохо, а не то о чем вы подумали.

Как только Шантал вышла, Кэм резко открыл глаза и закричал:

— ОЛИВИЯ!!!

Я конечно же испугалась:

— КЭМ, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?

— Оливия… — он весь вспотел.

— Да, говори, я слушаю

— РОЗОВЫЙ СЛОН СКАЗАЛ, ЧТО ТЫ ПОПКОРН, Я ЕМУ ТВЕРДИЛ, ЧТО ТЫ ОХОТНИК, А ОН СПОРИЛ СО МНОЙ! — Вдруг закричал Кэм.

Я одновременно испугалась и успокоилась, ведь с ним все практически было в порядке. Какое — то время он лежал спокойно и смотрел задумчиво на свечу весящую над ним, а потом завопил:

— ОЛИВИЯ!

Я снова подскочила и села ближе к нему:

— Кэм, что случилось?

— МОЯ КАРТОШКА УБЕЖАЛА, ИДИ, ПОЙМАЙ ЕЕ! ОЛИВИЯ СОХРАНИ МОЮ КАРТОШКУ ОНА МНЕ КАК ЖИЗНЬ ДОРОГА!

И так каждые пять минут, я уже не могла дождаться, когда придет Шантал, у меня от его выкриков болела голова.

— ОЛИВИЯ!

— Что на этот раз? — Спросила я уставшим голосом.

— У НАС ВОЙНА С АНАНАСАМИ, А ТЫ РАБОТАЕШЬ ЕЖИКОМ В ОФИСЕ КАК ТЕБЕ НЕ СТЫДНО! ИДИ, ИЩИ СИНУС ИЛИ КОСИНУС КОТЛЕТЫ!

— Ты серьезно? Война с ананасами? И откуда ты такие слова знаешь, как офис и синус? Я больше так не могу, — встала и только я стала подходить к выходу, как вдруг Кэм заговорил серьезным тоном.

— Свет погаснет, придет к нам тьма. Она покроет весь мир, и ты одна. Огонь пожирает дома, ты вторая тьма. Света не будет во веки веков, тьма наш новый покров, и крылья орлиные за спиной, развеют прах, оставленный мной, ты новый воин, созданный тьмой, в твоих глазах чужой страх и боль, но ты теперь новое зло, в тебе нету места пощаде. — Сказал он и снова заснул.

К счастью у меня была неплохая память, и я быстренько нашла листок и уголь, и быстро написала сказанные им слова, а затем снова села возле него. Я была ошарашена его словами, если до этого он нес бессмыслицу, то сейчас эти слова остались у меня в голове, и я не могла от них избавиться.

Как только Шантал пришла я рассказала ей все, она внимательно вы слушала и обняла меня.

— Может, ты сейчас этого не понимаешь, но он действительно говорил о тебе, в тебе действительно есть тьма, но пока она не такая сильная.

— Как мне от нее избавиться?

— Никак, ты должна запоминать все важные вещи, которые сейчас с тобой происходят, и стараться не поддаваться тьме раньше времени, больше я ничем не могу тебе помочь, твои друзья уже собрались и стоят возле линии.

— Спасибо вам большое за помощь, — ответила я, отвернувшись, чтоб она не увидела как я плачу.

— Ой, где я? Почему у меня так болит голова? — Спросил Кэм проснувшись.

— Оливия, ты не виновата в этом, кто — то вселил в тебя эту тьму насильно, если ты найдешь, кто это сделал, ты должна заставить его исправить ситуацию, — прошептала она, чтобы Кэм не слышал, — поверь, ты скоро найдешь это… существо. А пока держи, ярко — розовое зелье — это зелья для присваивания вещей, если вдруг ты потеряешь какую — то вещь, которую ты побрызгала этим зелье, вещь немедленно найдет тебя. Второе зелье, которое бирюзовое и светится — это для восстановления памяти, я вижу, что многие твои воспоминания закрыты от тебя, каждый день перед сном, добавляй в воду каплю этого зелья, и ночью тебе присниться воспоминание, а теперь забирай своего друга, и идите, я вас провожу, — сказала она и вышла.

Я взяла зелья в руки и помогла встать Кэму.

— Погоди, я серьезно, где мы? — Спросил он.

— Это Долина Эльфов, — сказала я и вышла, Кэм нагнал меня.

— Почему я не помню, как мы сюда попали? Ты меня вырубила? — Спрашивал он.

— Ты сам себя вырубил! — Ответила я и ускорила шаг, чтобы быстрее добраться для остальных.

— Оливия! Как Кэм, он в порядке? — Спросила Ева.

— Да с ним все хорошо, пойдемте!

Я пропустила всех вперед, а сама осталась поблагодарить:

— Спасибо вам большое, за помощь, я очень вам благодарна, я учту ваш совет, — сказала я и уже собиралась уйти.

— Погоди, ты забыла листок с предсказанием, ты должна отдать его директору Атласу, больше никому не рассказывай об этом, это твои друзья, пусть они будут пока в неведении, не говори, пока сам директор не разрешит. Мост сейчас сработает, он ломается только тогда, когда нужно идти сюда, а не отсюда, а как вы добрались до нас, этим путем?

— Я, оказывается, владею телекинезом, я подняла большой камень и мы по очереди, добирались до другой стороны.

— Просто там есть, лестница, которая покрыта золотым песком и вы могли бы просто спуститься и прийти к нам через пещеру.

— Мы не заметили ее, спасибо еще раз, — сказала я и перешла через черту.

Из пустоты донеслось:

— Удачи!

Уже появился закат, а нам нужно было еще добраться до другой стороны,

ребята, уже стояли возле моста.

— Итак, что будем делать? — Спросила Руби.

— Шантал сказала мне, что в обратную сторону мост сработает, — ответила я.

— Вспомни, что нам говорили об эльфах, им нельзя доверять, — ответила Сорано.

— Ей, я доверяю, — и направилась по мосту, мост не обрушился и мы добрались до причала, где нас уже поджидал Джек.

Все пошли по комнатам, я одна осталась на улице наедине с миссис Генриеттой.

— Миссис Генриетта, это сказал Кэмерон, когда попал в ловушку к эльфам, но он этого не помнит, Шантал просила передать это директору Атласу.

— Хорошо, я непременно отдам, только завтра, он уже спит и лучше не тревожить его.

— Хорошо, спасибо большое, — сказала я и позвала всех остальных.

Так как сегодня была пятница, я собрала всех у костра и рассказывала, какую чушь нес Кэм, он не верил, но тоже смеялся со всеми, они в свою очередь рассказывали мне о том, как они провели время. Они просили еще раз повторить все произошедшее с Кэмом, я рассказывала, но опустив предсказание.





Глава 19

Я спала. Сон был довольно странным. Я была ещё малышкой, скорее всего мне даже недели не было. Женщина с длинными, кудрявыми, черными волосами, глаза угольного цвета с каплей чертовщинки, была в длинном красном платье в средневековом стиле. Она качала меня на руках и пела песню на непонятном языке, но даже незнание текста не успокаивало меня, наоборот мне хотелось кричать от ужаса, это было похоже на заклинание, на какое — то тёмное заклинание.

Сначала мы находились в светлой комнате, потом мы вдруг оказались в темной месте, в котором было сыро и прохладно, комнату освещал жутковатый зеленый свет, обои были выполнены в средневековой манере, разодранные местами и покрытые грязными пятнами и плесенью.

Она всё пела и пела, но мне не хотелось спать, мне хотелось кричать от ужаса, кричать и кричать, чего я не делала. Вдруг я почувствовала холодный камень под моим телом, холод пронзил меня от мозга до костей, я не могла пошевелиться. Она взяла две белые свечи и зажгла их, одну поставила возле моего правого уха, другую возле левого. Мне стало тепло и уютно, но всё ещё чувствовала холод камня. Женщина всё ещё пела, а потом подошла ко мне и поцеловала в макушку, я улыбнулась ей, затем она вдруг резко перестала петь:

— Софи, милая, принеси книгу! — Крикнула женщина.

Из — за угла вышла девочка лет десяти. Худая, бледная, светлые волосы заплетены в две косички, глаза цвета горького шоколада, на руках и ногах порезы от осколков, ещё не зажившие. Как будто она спала на осколках. Она передала толстую, потрёпанную книгу женщине.

Та женщина, остановившись на нужной ей странице, принялась читать, чем больше она читала, тем больше мне хотелось плакать, она читала на непонятном языке, от этого мне становилось всё страшнее и страшнее, но я держалась и не плакала. Когда она почти дочитала до конца, вдруг появился сильный ветер и потушил свечи, он развивал волосы женщины, она злобно улыбалась, смотря на меня, зелёный свет освещал её лицо. Мне было холодно и страшно, я заплакала.




***

Я резко открыла глаза. В глазах заиграли разноцветные искорки. Села. По спине стекали холодные капельки пота. В голове крутилось множество вопросов. Кто эта женщина? Это моя мама? Если это моя мама, то почему она так жутко улыбалась? О чём она пела? Почему мне было так страшно? Что это за место? Та девочка, та самая Софи, которую я знаю? Если это та самая Софи, то она знает эту женщину?

Чтобы образы не растаяли, я схватила первый попавшийся листок и уголь, которым я иногда рисовала на лице большого Бо, когда он спал. Я присела на пол и быстро зарисовала портрет той женщины, получилось очень похоже, я даже не знала, что умею рисовать. Видимо действительно мне подчистили мозги.

Сегодня только десятое ноября, нам ещё долго путешествовать, я даже не знаю смогу ли я дальше принимать это зелье, от него мне только хуже, хотя я всё равно должна знать, что со мной было, раз мне частично стёрли память.

Я не могла уснуть, а утром на учёбу. На душе было очень гадко, я взяла плед укуталась в него как следует, надела свои любимые махровые тапочки. Вышла из комнаты, затем осторожно вышла из гостиницы.

К моему удивлению снова был разожжен костёр и возле него на раскладном стуле сидел Кэм, возле него стоял ещё один такой же. Подняв глаза чуть выше, я заметила, что в комнатах директора и Софи горит свет.

«Значит, это он так крепко спит!», — подумала я.

— Не стой там! Я прихватил стул для тебя, я знал, что долго ты не проспишь, — сказал Кэм.

— Ты знал, что я приду? Откуда? — Спросила я.

— Ты думаешь, я глупый? Я помню, что говорил тебе, когда мы были в Долине эльфов, перед тем как снова отключится, — ответил он.

Я подошла и присела на рядом стоящий стул:

— Ты об ананасовой войне говоришь? Да, такое забыть нельзя.

Он раздраженно вздохнул:

— Я помню про тьму, про орлиные крылья! Я видел это тысячу раз, мне каждый день снится этот сон, просто в этот раз я не мог заткнуться, слова сами вырвались.

Я нервно сглотнула:

— Поэтому тебе не спится? — Мне стало неловко, значит, он тоже знает, что со мной что — то не так.

— А как ты думаешь? Каждую ночь я вижу много мертвых охотников, эльфов, гномов, русалок и т. д. И ты в центре руин, поглощенных в огонь и дым, а за спиной у тебя крылья, не просто крылья, орлиные, на тебе много крови, но не твоей, а в глазах пустота и злоба, какая бывает у всех злодеев в фильмах.

— Ты боишься меня?! Я не знаю, причём здесь я, как такое вообще может быть, я не хочу быть злой, ты уверен, что видел именно меня?!

Он улыбнулся:

— Что ты, это всего лишь сон, возможно, это просто глупая идея, ты очень добрая и знаешь, мне, кажется, я могу доверить тебе один секрет, о котором кроме меня никто не знает. Так вот, я хочу найти свое ребро. Если ты засмеешься, я всё пойму.

— Ребро? Извини, я не понимаю, у тебя что — то с ребром?

— Нет, ну знаешь, у людей есть теория на счёт Адама и Евы, Ева появилась из ребра Адама, я хочу найти свою Еву, но пока мне не особо везло.

— Это не смешно и не глупо, это вполне нормальное желание. Только, что тебе мешает её найти, я думала, все девчонки вешаются тебе на шею.

— Мне не нужна такая девушка, мне нужна как ты, чтобы я даже раздражал её порой, а не наоборот. Плюс моё проклятие мне не даст найти.

— Как я? Ты прикалываешься? Я же кошмар для любого парня!

— Вот поэтому ты хорошая, ты не считаешь себя идеальной и поэтому ты хороший вариант.

Я не знала, что ответить, но потом вспомнила про рисунок из кармана пижамных штанов:

— Кэм, это очень важно, кто эта женщина? Ты когда нибудь ее видел? — Сказала я, показав ему рисунок.

— Нет, она из твоего воспоминания?

Я кивнула.

— Может это твоя мама?

— Я не уверенна, боже! Да я же ни в чем неуверенна! Я ничего о себе не знаю, не знаю, кто мои родители, не знаю, кому верить, а кому нет! — Сказала я и закрыла лицо руками.

— Мне кажется, ты слишком всё усложняешь, будь проще!

— Если бы это было так легко, сначала моя жизнь напоминала мне «День сурка», а потом все резко перевернулось, и весь мой прежний мир изменился, у меня вдруг стали приступы жестокости, странные воспоминания, всё пошло наперекосяк! — Взбунтовалась я.

— Да, я не спорю, у меня же тоже раньше так было, но я справился. Черт! Да я даже тебе рассказать могу! Ты же ведь наверно знаешь, что мои родители богаты, и раньше я не понимал, на сколько, это ужасно, я жил, как ни в чём не бывало, купался в золоте и драгоценных камнях, а потом мне исполнилось двенадцать… — он сделал короткую паузу, а затем продолжил. — Как — то я пошёл прогуляться, так как, я редко бывал на улице, мне было не сложно заблудиться. И я забрел в район изгнанных, то есть тех, у кого не было силы охотников, так вот в чём суть, они все жили в деревянных домиках, которые гнили, а охотники были такими тощими, что мне хотелось принести всю еду из дома, чтобы накормить их. Когда я вернулся домой, я рассказал всё отцу, но он меня не понял, ему было плевать на этих охотников, на следующий день, я впервые сбежал из дома, прихватив с собой кучу еды и отнёс тем охотникам, — он активно жестикулировал руками, при этом смеясь. Но я уже не слушала, что он говорит, я смотрела на него, на его улыбку, на играющий свет от огня на его лице и темно — синих глазах. Я очнулась от этого только тогда, когда Кэм хлопнул в ладоши, –…БАМ! И я не завишу от денег родителей! Я понял, что для счастья деньги не нужны! Я, конечно, прихожу к ним в гости по праздникам, больше все моя сестренка скучает, но я не хочу, чтобы и она поняла, как живут другие.

— Ого! Да ты у нас добряк, — я легонько толкнула его локтем.

— Ты тоже ничего, — ответил он и наклонился ко мне, мое сердце бешено застучало, и только мы приблизились друг к другу, как вдруг часы пробили семь утра, и били так громко, что на мгновение у меня заложило уши.

— Уже утро? — Спросили мы друг друга хором, а потом, заметив, что мы оба покраснели и быстро отправились по комнатам.

Я быстро добежала до комнаты и переоделась в лиловый свитер и светлые джинсы. И только я собиралась выйти, как вдруг услышала два шепчущихся голоса за дверью, если я не ошибалась, то это была Ева и Кэм, но о чем они могли болтать? Я прислонилась к двери и принялась вслушиваться.

— Так ты думаешь, они узнают? — Это точно был Кэм.

— Не уверена, но, а вдруг… нам нужно много места, чтобы все вместилось, — а это была Ева.

— А как же Олив? Может, ей скажем?

— В последнее время ее лучше не беспокоить, если сказать ей, то она скажет Клео, а Клео расскажет Руби, а Руби…

— Ладно, я понял, никто не должен знать пока не придет время, ты все взяла? Нужно бежать, сразу после… мы идем туда и заканчиваем, то, что начали.

— Увидимся там, — отрезала Ева, и они разошлись в разные стороны.

«Что это было?» — Думала я, но время поджимало, и я направилась в школу.




***

Сегодня я села с Евой, хотя обычно сидела с Клео, но Клео не здоровилось, а мне хотелось узнать, о чем Ева говорила с Кэмом.

Первым уроком у нас было зельеварение, на нем особо не поболтаешь, потому что профессор Нива, так звали преподавателя, недолюбливала Ева, в прочем это было взаимно. Это была невысокая полноватая женщина, смуглая с темными глазами, с токсично — зелеными волосами, что обозначало, что она хамелеон, иногда, когда Ева ее совсем доводила, ее волосы становились светло — сиреневыми, как и у Евы, она их резко меня на лимонный цвет, от которого у меня порой болели глаза.

И только урок начался, как те стали спорить:

— Мисс Лебрен, мне раздражает ваше поведение, сколько раз мне говорить вам, чтобы вы не обсуждали глупости на моих уроках, — верещала профессор.

— Я молчала, даже слова не сказала, — Ева встала и ударила кулаком по парте.

— И ты еще смеешь мне врать? Да кто ты такая, чтобы перечить мне?

— Я Ева Мария Кристина Лебрен, дочь Артура и Марии Лебрен, возможно наша семья не числится в списке самых богатых семей, но мы числимся в списке самых влиятельных на культуру охотник!

Ева произнесла эти слова так торжественно, что в мире людей ее бы избрали в президенты, даже не колеблясь.

— Ставлю тебе О за поведение! — Ответила профессор и поставила букву в журнал.

— О — значит отлично? — Спросила Ева.

— О — значит Омерзительно!

— Вот жаба болотная, страшный плоскомордый пекинес, — зашипела Ева.

До слов Евы я не замечала, но она действительно была похожа на пекинеса, может это из — за её вечно

— Ты права, она действительно похожа на пекинеса, — поддержала я.

— Вот бы она превратилась в жабу и проквакала Бетховена, — ответила Ева.

И вдруг как — будто кто — то взмахнул палочкой и превратил профессора Ниву в жабу с токсично — зеленым пучком волос на голове, что еще страннее жаба действительно квакала пятую симфонию Бетховена, все просто падали от хохота, а затем рванули в коридор, кроме меня и Евы.

— Кошмар, какой! Что я наделала? Как это теперь вернуть?

— Может тебе стоит отнести ее директору?

— Да, права, так и сделаю, спасибо.





Глава 20

Как позже выяснилось, Ева отнесла жабу — училку директору, сказать, что он разозлился, значит, ничего не сказать, как он сам выразился, он не смеялся так с тех пор, как потерял ключи от своего кабинета в своей бороде. Он конечно хоть и посмеялся от души, но наказание Еве все же придумал, которое помогло бы мне проникнуть в школу ночью, и узнать прочитал директор записку или нет.

Но я не решилась пойти одна, я решила, что с друзьями будет веселей и позвала с собой Клео, оставалось только сказать, о моем плане Еве, поэтому я схватила Клео и потащила ее в комнату Евы. Мы настырно постучали, и Ева незамедлительно открыла дверь:

— Чего вам надо? — Спросила она зевая. Она стояла в своем кигуруми в виде белого зайца, волосы были растрепаны.

— У нас есть одно дело, с которым ты можешь помочь нам, — сказала я.

— Сейчас два часа ночи, спать пора, — ответила Ева, и попыталась закрыть дверь, но Клео успела поставить туда ногу.

— Мы никуда не уйдем, пока ты нас не впустишь, в противном случае мы запоем песню Джастина Бибира [1]— Детка.

— О боже, с кем я связалась, — сказала Ева и пригласила войти внутрь.

Она зажгла свечку на столе, отчего комната, наполнилась теплым желтым светом.

— Почему так много света? Тебе, что света слишком много надо? — Спросила Клео.

— Почему много? Я же зажгла всего одну свечку, — ответила Ева.

— Сарказм для тебя иностранный язык, да? — Спросила Клео.

— Ха ха ха, как смешно, я в отличии от некоторых, забочусь, о том, чтобы не мешать спать другим.

— Ты просто только что встала, и чтобы ты случайно не ослепла, ты зажгла только одну, я права? — Спросила я.

— Да, я просто только что встала, и я не хочу ослепнуть, так что вам от меня нужно?

— Ева, ты же помнишь, о том, что я передала записку директору Атласу через его дочь миссис Генриетту?

— Святой единорог! Конечно, помню и, что дальше? — Она вдруг оживилась.

— Миссис Генриетта сказала, что его нельзя тревожить в позднее время, однако свет в его кабинете ночью всегда горит, и я должна поговорить с ним, об этом.

— И все? Ты не можешь днем зайти и поговорить, обязательно ночью? — Спросила Ева.

— Днем слишком много свидетелей, стоит мне только выйти из кабинета, как все начинают шушукаться, а мне это не нужно.

— Ладно, выкладывайте план.

— В 23:00 ты моешь полы в школе, так? Не нужно отвечать Ева, в 23:10 ты спускаешься и открываешь дверь, а мы с Оливией тихо заходим, и растворяемся в кабинете директора, Оливия все узнает, и мы возвращаемся по своим комнатам и даем, тебе спокойно доделать работу.

— План хороший, но вы не учли того, что Кэм, Джордан и Нео будут дежурить в школе, Нео на втором этаже, Джордан на третьем, а Кэм у входа, и у меня вопрос, что вы мне дадите за то, что я помогу вам, — ответила Ева.

— Кексики с клубничным кремом, — ответила Клео.

— Да, Ева ты права, нужно как — то избавиться от дежурных, — сказала я.

— Ева, ты ведь будешь мыть полы сначала на первом этаже так ведь? — Спросила Клео.

— Угу и ммммм кексики…

— Значит, Ева отвлекает Джордана, я отвлекаю Нео, а Кэма.

— Интересно, как мне отвлечь Кэма так, чтобы он не заметил тебя? — Спросила я.

— А как мне отвлечь Джордана, он меня даже слушать не станет.

— Девочки, все в ваших руках, у вас есть целый день, чтобы придумать.

— Легко говорить, тебе с твоим братом, договориться легко, — ответила я.

— Ну, Олив, тебе с Кэмом тоже, похоже, все заметили, что ты ему нравишься, кроме тебя, — ответила Ева.

— Да бросьте, нет. Он просто ненормальный, это… это просто у него такая манера поведения, ничего больше, — ответила я.

— Ладно, пусть будет так, завтра в 23:10 у школы, — сказала Клео.

Мы, молча, кивнули и отправились по комнатам.




***

Снова, довольно необычный сон. Мне пять лет, я сижу на своем диванчике в своей комнате, болтаю ногами, так как ноги не достают до пола. На улице светло, скорее всего, день или утро.

Вдруг я слышу голоса за дверью, тогда меня еще не запирали, и возле двери не было доберманов. Я слезла с дивана и направилась к двери, чуть приоткрыв ее, заглянула за пределы моей комнаты.

На лестничной площадке стояла миссис Генриетт и тогда не знакомый мне, профессор Хейди. Он ни капельки не изменился с тех пор, такой же высокий, такой же мускулистый, такой же темнокожий и лысый, только татуировки не было. Он был одет в официальный черный костюм, и черные солнцезащитные очки. Миссис Генриетта, как всегда, в строгом брючном костюме.

Начало разговора я прослушала, но это не было важным, но далее меня охватило непонимание происходящего:

— Мисс Генриетта, вы же понимаете, как важны эти исследования.

— Да, но ей всего пять лет, нельзя ли сделать это позже, ведь ее реакции на некоторые вещи непредсказуемы.

— К сожалению, нет, ваш отец хочет изучить ее как можно быстрее, он должен понять, почему она так опасна.

— Она просто ребенок, она не может быть опасна, я слышала, она плачет по ночам, а потом говорит: «Если бы я была драконом, я бы улетела туда, где встает солнце, чтобы помогать ему вставать и не давать падать».

— Вот видите, вы сейчас сами доказали то, что она не просто ребенок, разве нормальный ребенок додумается до таких вещей.

— Я нормальный ребенок, — вдруг неожиданно для себя, заговорила я.

— А вот и сама малютка Оливия, здравствуй я мистер Хейди, я пришел помочь тебе.

— Мне не нужно помогать, я сама справлюсь со всеми проблемами, которые будут ждать меня на пути, — ответила я.

— Хорошо, но ты впустишь меня и миссис Генриетту к себе в комнату, договорились?

Я посмотрела на миссис Генриетту, та грустно кивнула.

— Хорошо проходите в мою волшебную комнату, — ответила я.

— Почему ты называешь комнату волшебной? — Спросил мистер Хейди.

— Здесь вещи умеют летать, а любые желания исполняются. Здесь, много историй, которые могут показаться небылицами, но на самом деле это, правда, а еще иногда здесь появляется золотой песок, из него я леплю разные, необыкновенные предметы.

— Ого! Это действительно волшебная комната, могу я попросить сесть тебя на диван, а я сяду на пол рядом с тобой, договорились?

Я кивнула и послушно села на диван, мистер Хейди сел прямо передо мной:

— Оливия, солнышко, этот дяденька поставит тебе укольчик, не волнуйся это для твоего же блага, мы хотим помочь тебе понять, кто ты такая, — сказала миссис Генриетта и села возле меня.

Я посмотрела на нее непонимающим взглядом, а она взяла мою руку и произнесла:

— Не бойся, все будет хорошо.

— Оливия, сосчитай до трех, как только ты сосчитаешь, кивни, хорошо? — Спросил мистер Хейди.

— Хорошо, — отрезала я.

Он достал из кармана ампулу с жидкостью аквамаринового цвета, взял шприц и добавил в него содержимое ампулы:

— Все Оливия можешь начинать считать, — сказал он.

Я мысленно посчитала «раз, два, три», я кивнула, как только игла коснулась кожи, я тут же, как будто отключилась, я снова не понимала, что творю. Я со всей силы выбила шприц из рук, с силой, такой, какой нет ни у одного ребенка. Мистер Хейди ошарашено смотрел на меня, а миссис Генриетта дергала за руку и кричала:

— Оливия, солнышко, пожалуйста, остановись.

Я не слушала ее, я повернулась к ней и резко встала, щелкнула пальцами левой руки, и миссис Генриетта заснула. Я повернулась к мистеру Хейди.

— Оливия, я не хочу ничего делать плохого, только прошу, остановись.

— Ты хотел убить меня! — Воскликнула я не детским голосом, и даже не человеческим.

— Что ты, я не хотел убивать тебя, я лишь хотел взять образец крови для изучения, — он стал тихонько подниматься.

— Лжешь! — Прошипела я. Я посмотрела ему прямо в глаза, и вдруг я поняла, что это не я. Это делает кто — то другой, в отражении его глаз стояла пятилетняя девочка, с необычным цветом волос, глаз не было видно, был только один синий огонь закрывающих их, я стала сопротивляться, но ничего не выходило.

Далее стало еще хуже:

— Тебе нельзя вставать, — я махнула рукой, и его силой ударил поток воздуха, из — за которого ему пришлось сесть.

— Оливия, если ты меня слышишь, остановись, я знаю это не ты.

— Молчать! — Прошипела я и вытянула правую руку, из руки вылетело синее пламя, и как одеяло окутало правое предплечье мистера Хейди. Он закричал, а я все еще держала руку.

Вдруг я стала заставлять себя остановиться, я протянула левую руку к правой, и схватилась за нее пытаясь остановить:

— Нет! Пожалуйста, я не хочу делать это! Прошу отпусти меня! Я не хочу не кому, делать больно! Пожалуйста! — Кричала я.

И это сработало, я бессильно упала на колени, я виноватым взглядом смотрела на мистера Хейди, он испуганно смотрел на свою руку. Его правое предплечье было сплошным ожогом, я расплакалась и посмотрела прямо на него:

— Простите, я не хотела, — говорила я дрожащим голосом, — прошу, уходите, пожалуйста.

— Оливия, ничего страшного, это всего лишь небольшой ожог, — сказала он, и приблизился ко мне.

— УХОДИТЕ! — Крикнула я, и кинулась на диван, — миссис Генриетта проснитесь, пожалуйста, прошу, — говорила я сев рядом, затем я повернула голову к выходу из комнаты. Мистера Хейди уже не было.




***

Утром я долго думала, о своем сне, но урок превращений, вывел меня из ступора.

— Здравствуйте! Меня зовут Магдалена Гилберт, преподаватель превращения.

Это была пышная женщина, с золотистыми волосами, убранными в необычную прическу из кос, с зелеными задорными глазами, щеки у нее покрыты розовым румянцем, словно она никогда не перестает улыбаться, одета была в длинное желтое платье, на плечах висел зеленый платок, с какими — то непонятными узорами.

— После сегодняшнего урока, вы сможете превращаться в тех животных, которые указаны в вашей таблице, надеюсь у всех они с собой, довольно слов пора действовать, — сказала она и поднялась к доске.

Да, я не ошиблась, действительно поднялась, аудитория, в которой мы сидели, была на три ступени ниже, чем территория учителя, мы так называли место, где сидит учитель. Ее место представляло небольшую площадку, на стене висела доска, в конце площадки стоял шкаф, а чуть дальше от доски, стоял ее стол, видимо ее территория была таковой, в силу ее роста, она точно была метр с кепкой.

Она вышла в середину своей площадки:

— Первое, что вы должны сделать, это расслабиться, второе — сосредоточиться на превращении, третье — превратиться, но на словах все просто, сейчас я вам покажу, что может получиться, — она встала, и не прошло и секунды, как вдруг она превратилась в хомяка, а затем снова стала охотником. — Как видите это вполне выполнимо, кто хочет первым попробовать?

К моему удивлению руку поднял Нео.

— Уууу… Замечательно! — Воскликнула она и надела свои огромные очки, линзы которых увеличивали ее глаза в три раза, от чего она выглядела еще смешнее, она присела за свой стол и продолжила, — Как вас зовут?

— Нео Фостер!

— Прекрасно, Нео прошу, пройдите на середину площадки и делайте то, что я говорила.

Он вышел на площадку и осмотрел всех нас, а затем вдруг превратился в пантеру с яркими, голубыми глазами.

— Ох! Сейчас подождите, я забыла поставить зеркало для вас, — она подбежала к шкафу и достала большое овальное зеркало.

Нео первым делом прыгнул к нему и стал странно ходить за своим хвостом.

— Чтобы превратиться обратно, нужно просто расслабиться, и вся ваша звериная сущность просто испарится.

Снова не прошло и секунды, как перед нами снова стоял, Нео. Дальше выстроилась большая очередь, первой после Нео была его сестра Клео, она превратилась в гепарда, с горящими медового цвета глазами, потом был Коди, он превратился в барсука, потом был Эван, он превратился в обычного черного кота, что ему конечно не понравилось. Затем Амелия, она стала колибри, потом Ева — маленькая, белая мышка, потом Руби — в волка, Кэм — в орла, Джордан — в лиса, с горящим оранжевым глазом, Сорано — шиншилла, Алекс — стал лошадью, а потом была я.

Я, как всегда, следовала инструкциям, но в этот раз получилась. Я осмотрела весь кабинет, все смотрели на меня, открыв рты, даже профессор открыла рот, ее очки скосились на бок.

— Вы чего так на меня смотрите? Что — то не так? — Спросила я, хотя сама поняла, что действительно что — то не так, потому что я могла говорить, и они меня понимали, в то время как остальные произносили соответствующие звуки животных, в которых они превращались.

Чтобы слишком сильно не шокировать себя, я сначала подняла свои руки. Мои руки — лапы покрывала толстая, прочная как металл, красного цвета, немного тусклого, а вместо ногтей, длинные, острые когти.

— Знаете что? Я не знаю, кто я сейчас, но мне, кажется, что мне нужно сходить сделать маникюр, и судя по ощущениям, педикюр тоже. Раз вы молчите и ничего не говорите, я хочу посмотреть на свой хвост, — сказала я, и принялась ходить за ним, судя по тому, как выглядел мой хвост, я была какой — то красной ящерицей — переростком, через некоторое время я все — таки решилась посмотреть в зеркало.

Но потом поняла, что зря это сделала, в зеркале отражался красный дракон, у меня даже крылья были, почему я их сразу не заметила? Спустя некоторое время я вышла из ступора, и, взявшись за лицо, то есть морду и закричала, а потом упала на спину и долго не могла встать, но мне помогли крылья, но кажется ими я задела профессора:

— Ой, мисс Джонсон, пожалуйста, будьте аккуратней.

— Извините, — когда у меня получилось встать, снова на свои новые задние лапы, я приложила правую лапу к сердцу и сказала, — драконье обличие меня случайно не полнит?

— Нет, что ты, — проговорили все хором, и я превратилась обратно.


[1] Канадский поп-R&B-певец, автор песен, музыкант, актёр.





Глава 21

После уроков я, Клео и Ева, решили посетить кафе неподалеку от школы, чтобы снова повторить, в чем заключается наш план:

— Так, Ева ты заходишь в школу и ждешь, когда будет 23:10, я и Клео будем прятаться за кустом розовых мартышек, затем, как только будет 23:10 ты приоткрываешь дверь и смотришь на нас, так ты даешь нам понять, что уже можно готовиться выходить. После того, как Ева подаст сигнал. Я выхожу из — за куста и отвлекаю Кэма. Пока я его отвлекаю, Клео проникает внутрь, Ева отвлекает Джордана, чтобы Клео поднялась. Затем, поняв, что Клео уже пробралась, я тоже захожу внутрь, а ты Ева все так же отвлекаешь, я поднимаюсь по лестнице, а в это время Клео отвлекает Нео, я пробираюсь в кабинет директора, болтаю с ним и потом мы все вместе спокойно выходим, вопросы есть?

— Да, и множество, а что если Кэм заметит, что я смотрю на куст? — Спросила Ева.

— Придумай что — нибудь, раньше у тебя фантазии хватала на всякую чушь, — ответила Клео.

— Эй! Я никогда не придумывала всякой ерунды, и каким образом Олив будет отвлекать Кэма? Она же его всем сердцем ненавидит.

— Я решила, что буду действовать спонтанно, — ответила я.

— А как я буду отвлекать Джордана? Он ведь не идиот, он слишком умный, мне с ним не тягаться.

— А вот тут, девочка я ничем помочь не могу, — ответила Клео.

— Значит, встретимся у куста в 22:30 — сказала я.




***

Время 22:20, я и Клео оделись как супер шпионы, точнее во все черное, чтобы в темноте нас не было сильно видно, я взяла с собой свой рюкзак с бутербродами и апельсиновым соком, чтобы можно было перекусить.

Я и Клео действовали быстро, подобрав нужный момент, когда нас никто не увидит, мы, словно ниндзя, пронеслись мимо площади и спрятались за куст розовых мартышек. Кстати я забыла рассказать, почему этот куст так называется. На самом деле это живой цветок, то есть на самом деле живой, когда растение еще не созрело, на нем растут нежно — розового цвета цветки, когда оно созревает, из цветков появляются мордочки мартышек с нежно — розовой шерстью, с одной стороны это мило, с другой немного жутковато.

— Олив, зачем мы так рано пришли?

— Почему, ты раньше этот вопрос не задала? Потому что если бы мы пошли позже нас бы заметили, и тогда, даже если бы дежурные не заметили, кто — нибудь бы их предупредил, понятно?

Она кивнула, дожевывая бутерброд:

— Знаешь Олив, мне, кажется это все глупо, ты бы могла просто предупредить директора о своем приходе, прийти и поговорить с ним.

— Где ты была с этими словами, когда я план придумывала?! Теперь уже поздно, отступать нет смысла.

— Да, надеюсь, нам не влетит, если нас засекут.

— Надеюсь, нет, надо придумать какой — то знак, чтобы я могла предупредить тебя, когда можно заходить, может рукой махнуть?

— Да, так точно ничего не перепутаешь, — ответила Клео.

— Смотри, Ева идет, — сказала я Клео.

Ева поднималась по ступенькам к двери, как вдруг Кэм преградил путь:

— Ты у нас теперь новая уборщица, да?

— Перестань Кэм, впусти меня, я хочу поскорее закончить со всем этим.

— Ладно, иди, а то вдруг полы из-под ног провалятся, без тебя, — ответил Кэм.

— Не смешно, — отрезала Ева и зашла внутрь.

— Все Олив, осталось подождать 10 минут, и ты выдвигаешься.

Это были самые долгие 10 минут в моей жизни, но к моему счастью, Ева приоткрыла дверь и посмотрела прямо на куст, Кэм сразу среагировал:

— Ева, ты, что тут делаешь? Неужели ты вымыла все полы?

— Эмммм… хммм… у меня мыслишка улетела, — ответила Ева.

— Мыслишка? Что ты имеешь в виду?

— Так, ничего, — сказала Ева и нервно хохотнула, а затем зашла обратно, оставив дверь открытой.

— Давай, Олив удачи! — Сказала Клео.

Я тихонько вылезла из куста, к счастью Кэм меня не заметил, так как читал какую — то книжку, как в тот раз, когда мы впервые встретились.

Я поднялась по лестнице и подошла к нему:

— Привет, — сказала я улыбнувшись.

Он отложил книгу и улыбнулся в ответ:

— Давно не виделись, да? — Спросил он.

Я кокетливо хохотнула и сказала:

— Ночью здесь так красиво, не думала, что под водой можно увидеть такую красоту.

— Тебе снова не спится, да?

— Да, но на этот раз причина не в кошмарах, я постоянно думаю о тебе, я еще утром хотела подойти и поговорить, но не смогла, — говорила я, пытаясь быть милой, хотя на самом деле мне хотелось ударить его.

— Ого! Это немного неожиданно, что с тобой случилось? Я все — таки смог растопить лед в твоем сердце?

— Да, кажется, лед тронулся, мне нравится эта футболка, она подходит тебе, правда, — на этот раз я говорила правду, голубой цвет ему действительно шел.

— Кто ты такая, и куда девала Олив? Я серьезно, с тобой что — то не так!

— Нет, это я, правда и со мной никто ничего не делал, просто я поняла, что….

— Ты поняла что?

Дальше я не соображала, что делаю, я толкнула его к стенке и поцеловала, боже, зачем я это сделала? Я хотела высвободиться, но он крепко прижал меня к себе и обнял за талию, это было довольно приятно, но потом я снова вспомнила о своей цели и о том кого целую. Мысленно я содрогнулась, я открыла глаза, Клео стояла возле нас и ошарашено смотрела на меня и Кэма, я закатила глаза и замахала рукой. А она шепотом сказала:

— ВАУ!

Я продолжала махать, Кэм прервал поцелуй и посмотрел на меня:

— Что — то случилось?

— Нет, просто муха летает, — ответила я.

Он улыбнулся и крепко обнял меня, я себя не видела, но скорее всего, я покраснела. Вдруг раздался грохот, это Клео запнулась об порог, он почти повернулся, но я повернула его лицо к себе и снова поцеловала, затем я услышала три хлопка, это означало, что Клео уже на втором этаже. Я оттолкнула Кэма и пыталась отойти от того, что я натворила.

— Олив, что — то случилось? — Он выглядел действительно встревоженным.

Я поспешно взяла его за руки:

— Нет, просто все слишком быстро происходит, я немного… я….мне пора идти, — сказала я и зашла внутрь.

Там была картина ничуть не лучше моей, Ева танцевала так, как будто хотела в туалет, помимо этого она пела:

— And I’ll show you, All the moves like Jagger, I’ve got the moves like Jagger, I’ve got the moves… like Jagger.[1]

Я никак не могла вспомнить, откуда эта песня, но мелодия была знакомой, и Джордану кажется, тоже нравилось, он очень громко смеялся, а Ева смотрела на меня и ждала, когда я уйду.

Поднявшись, я не увидела ни Нео, ни Клео, зато в двух шагах от меня был кабинет директора, я посмотрела в щель двери, в кабинете было темно:

— Нет, нет, нет, только не спи, — приоткрыла дверь и заглянула внутрь, директор мирно посапывал, — ладно, пойду в комнату.

Только я решилась идти, как вдруг услышала голос миссис Генриетты и мистера Синди, поэтому зашла в кабинет, и поспешно закрыла дверь. Привыкнув в темноте, я различила много вещей, разложенный диван, со спящим директором на нем, множество бумаг были разбросаны на столе и полу, но мое внимание привлекла маленькая книжечка, валявшееся за столом, я не могла разглядеть, какого цвета она была, я взяла ее в руки. Уже хотела открыть, как вдруг профессор Атлас что — пробормотал, а я от испуга ударилась об стол, и это было очень громко, поэтому он проснулся и включил свет:

— Кто здесь? — Подождав некоторое время, он снова выключил свет.

Я схватила книгу и закинула ее в рюкзак, а затем поспешно вышла из комнаты, и выбежала на улицу, проигнорировав слова Кэма, который звал меня.




***

Так как была суббота, я решила пригласить Клео и Еву к себе в комнату, чтобы поговорить о прошлой ночи.

Мы сели на пол и начали обсуждать:

— Ева, я думаю, тебе это понравится, — сказала Клео.

— Клео, прошу не надо, ты же сама понимаешь, зачем я это сделала, — ответила я.

— Извини, Олив, она тоже должна знать.

— Ну, давай, говори уже или я взорвусь, — ответила Ева, откусывая кусочек от ее любимого кекса.

— Олив поцеловала Кэма, прямо в губы.

Ева открыла рот, и кусок кекса упал на ковер.

— Ну, вот Ева! Теперь убирать придется! — Воскликнула я, а она кинулась обнимать меня.

— О боже! Олив, я так за тебя рада, вы будете идеальной парой, — сказала она.

— Погоди, Ева, — я отпрянула от нее, — Ева извини, но я сделала это только чтобы отвлечь его, я не хотела его целовать, но другого выбора не было, он бы заметил Клео.

— Олив, ты поступила ужасно, а что будет, когда он узнает? Ты думаешь, он простит тебя? — Спросила Ева.

Я не знала, что ответить, но к счастью Клео заговорила:

— Эй! Олив, а ты застала момент, когда Ева танцевала, так как будто хочет в туалет?

— Но я, правда, хотела в туалет, это было не смешно, я изо всех сил терпела, пока вы смотрели на меня. У тебя получилось поговорить с директором?

— Нет, он спал, но я случайно украла у него книгу, — я взяла рюкзак, и достала то, что взяла вчера.

— Олив, тебе нужно вернуть ее, иначе быть беде, — сказала Клео.

— Я верну ее, когда узнаю что в ней, разве вам не интересно узнать?

— АААААААААААААААААА! — Закричал кто — то в соседней комнате.

Мы подскочили и направились туда, там нас поджидала веселая картина, Руби была покрыта синей краской, а в руках держала странную тетрадь черного цвета.

— Руби, что случилось? — Спросила я.

— Кэм! Вот что случилось, он вылил на меня краску, а я взяла его дневник!

— Зачем он вылил на тебя краску? — Спросила Клео.

— Он сказал, что у него сегодня поистине хорошее настроение.

— Ох… нет, — сказала я.

— Я же тебе сказала, что так и будет, — ответила Ева.

— А как ты отобрала его дневник так быстро, — спросила я.

— Он выпал из его рюкзака.

— Руби, отдай мне его дневник, — сказала я.

— Еще чего! Я давно об этом мечтаю, с тех пор как увидела его, теперь я смогу ему отомстить.

— Руби, пожалуйста, отдай книгу, ты же знаешь, что я могу навредить тебе.

Она немного подумала, но решила отдать мне дневник, я унесла его в комнату и положила под кровать.


[1] «Moves Like Jagger» — одна из самых знаменитых песен группы Maroon 5





Глава 21

Я не знаю, сколько времени я пролежала на кровати, смотря в потолок. Возможно, прошла вечность, а может, прошло всего пять минут. Я изо всех сил старалась не думать о дневнике, но с каждой минутой, мне хотелось прочитать хотя бы одну страницу, но я решила, что это будет низко с моей стороны, поэтому поразмыслив немного я, решила отдать его ему в Долине фей. Да, я забыла сказать, мы отправлялись в Долину фей, нам оставалось совсем немного до конца путешествия, но я не грустила, помимо этой долины нас ждало ещё три места.

— Доброе утро мои дорогие! Через час мы прибудем в Долину фей, оденьтесь поприличней, Кэм это тебя касается, приготовьтесь к незабываемой ночи, да вы не ослышались, вы остаетесь там, на ночь, всего счастливого, удачного дня, — проговорила миссис Генриетта в мегафон.

Я решила, что не буду тратить свое время на всякие переодевания, поэтому просто лежала и смотрела в потолок, но что — то не давало мне покоя. Я встала с кровати схватила рюкзак и вытащила книжку, которую взяла в кабинете директора. Ее обложка была кожаной, светло — коричневого цвета, на обложке либо ножом, либо кинжалом было выцарапано Атлас, не успела я открыть книгу, как ко мне в комнату ворвалась Ева, я в спешке закинула книгу обратно в рюкзак.

— Что ты делаешь? — Спросила она.

— Собираюсь, а что по мне не заметно? — Спросила я, и достала дневник Кэма из — под кровати и закинула его в рюкзак, а затем закинула в него теплый плед.

— Оливия, ты собираешься прибыть в Долину фей, в серой футболке и рваных джинсах?

— Да, а что такого? Никаких указаний насчет одежды не было.

— Да, не было, но мы же в Долину фей прибываем, нам нужно выглядеть естественно, и я кое — что придумала.

— Ева, пожалуйста, не впутывай меня в свои странные идеи, я не хочу выглядеть как заблеванная радугой принцесса, прошу, не заставляй меня.

Странно, что для такой невысокой девушки, хватка у нее была железной, она схватила меня за руку и повела к себе в комнату, там уже собрались все девушки, они были одеты в странные платья, напоминающие цветы, все были счастливы, кроме Клео и Руби, они выглядели так, как будто убили кого — то, и отбывают срок в колонии строгого режима. Я испугалась, что я буду сидеть так же.

Чтобы вам было легче представить эту картину, я объясню, что и как. Амелия — мак, кружилась возле зеркала и радостно улыбалась, Ева — ромашка, крутилась возле манекена со своей супер иглой, Клеопатра — водяная лилия, сидела с пустым взглядом и смотрела в стенку, Руби — красная роза, сидела рядом с Клео и рассматривала свои ногти, Сорано — хризантема, сидела на полу и играла с йо-йо[1]. Да, какие — то цветочки не веселые, я оказалась Лотосом, и несмотря на долгие споры, Ева все — таки разрешила мне надеть кожаную куртку.

— Дорогие охотники и охотницы, прошу пройти на главную площадь, чтобы повторить правила, — сказала миссис Генриетта.

Я схватила свой рюкзак и прошла на главную площадь. Все уже стояли здесь все парни, что меня сильно удивило, стояли в костюмах, и каждый держал по цветку, вот тут мое сердце бешено застучало, потому что Кэм подошел ко мне и подарил белую розу:

— Ого! Чего это ты вдруг цветами стал разбрасываться? — Спросила я.

— В Долине фей сегодня фестиваль цветов, и каждый парень должен подарить своей даме цветок, который может так сказать исцелить его, а еще, потому что она такая же колючая, но красивая как ты.

«Его дама? Что? Что я натворила? И он сейчас слишком милый, чтобы разбить ему сердце. Хотя минуту, он в любом случае уже разбивал сердца многим девушкам, почему бы не проявить инициативу, через неделю, да все назад пути нет» — думала я.

— Ну, это видимо считается у них милым, я забыла, как тебе идет костюм.

— Да ладно, Стервелла, неужели вы научились говорить людям комплименты? Ладно, давай забудем о нас и посмотрим, как другие девушки принимают столь щедрые подарки, — сказал он и развернул меня к противоположной стороне площади.

Зрелище действительно было очень милым, Алекс подарил букет лилий Амелии, Джордан подарил незабудки Сорано, Коди в прямом смысле слова достал букет лаванды из рукава и вручил Клео, Нео подарил букет мимоз Еве, а Эван как настоящий джентльмен, попросил Руби закрыть глаза, затем он вложил ей в руки венок из нарциссов. Я стояла и улыбалась, пока не почувствовала взгляд Кэма.

— Ты чего так смотришь на меня?

— Просто, ты так редко улыбаешься.

— Ты хочешь сказать, что тебе нравиться смотреть на человека, когда у него все тридцать два зуба торчат как у пираньи?

— Не поверишь, но да, не все охотники, люди, великаны, часто улыбаются.

— Да, великанам сейчас, даже тени улыбки не выдавить, — ответила я.

— Перестань винить себя, ты не виновата, — сказал он и обнял меня за плечи.

— Дорогие охотники, мы прибыли в Долину фей, мы с директором решили, что вы должны денек отдохнуть от Джека, поэтому вы сегодня остаетесь в Долине фей на ночь.

Все радостно закричали. Кит устремился к поверхности, и как в Долине эльфов, солнце слепило глаза.

Не успели мы выйти на песчаный берег, как нас окружили феи в странных армейских костюмам ярко — зеленого цвета с красными вставками, чем они напоминали эльфов, крылья у всех были прозрачными, как у стрекоз. К моему удивлению они были невысокими, с милыми красными носами и розовыми щечками.

Один из них вышел вперед:

— Здравствуйте, дорогие соседи, наш народ с честью примет вас на фестиваль цветов, о ваших подвигах ходят легенды, вы истинные защитники Долин, ваши истории переходят из поколения в поколение….– у него был писклявый голос, и когда он остановился, я невольно облегченно выдохнула, — …Бетани, что там дальше говорить?

— Мы примем вас…

— Ах да! Мы примем вас, как своих родных, мы вручим каждому по дару, и будем прославлять ваши имена…

— Они правы, нам пиар не помешает, — прошептала Руби.

— И когда вы закончите свою жизнь в бою, мы преклоним перед вами наши головы, чтобы все знали, что вы умерли героями, конец.

В конце сказанного все мы стояли с открытым ртом. А потом стоящие рядом с ним феи стали трубить в трубу, и бить в барабаны, кто — то кидал в нас конфетти, а мы стояли как вкопанные.

— А теперь, прошу вас расписаться на волшебном пергаменте, потому что если вы не распишитесь, меня лишат повышения, — сказал он и по очереди передавал пергамент с пером. Когда все расписались, он повел нас в лес.

В лесу было необычайно красиво, все деревья были украшены гирляндами из цветов, дети бегали по тропинкам и раскрашивали свои дома. Кстати феи жили в домиках на деревьях, все эти домики были разных размеров, разных цветов, разных форм, от домика к домику висели мосты из досок, издалека они казались очень хрупкими, но феи ходили по ним совершенно спокойно. Здесь были феи всех возможных видов, это поражало, мне не хотелось уходить из этого прекрасного места, я бы осталась здесь навсегда, но потом я вспомнила про миссис Ливию, и поняла, что здесь довольно строгие законы.

— Извините, а куда мы идем? — Спросила Руби.

— Мы идем к верховной фее, она ответит на ваши вопросы, хочу предупредить, что она одна такая фея в природе, поэтому с ней аккуратней, она может потрескаться, в прямом смысле слова. Еще от одного охотника, один вопрос, не более или она разозлиться, — ответила нам светловолосая фея с голубыми глазами, которую тот писклявый назвал Бетани.

Дальше путь мы проделали, молча, пока мы резко не остановились перед огромным Баобабом.[2] Это было невероятно, на этом дереве был построен замок, который был намного больше домов великанов, в разы, кто там мог жить? Насколько нужно быть огромным, чтобы ходить по такому замку? Поражало то, что он был полностью хрустальным, он казался таким хрупким, что я боялась даже смотреть на него.

— Вот мы и прибыли, это замок верховной феи — Адалины, — сказал писклявый и взлетев вверх, оставив нас с Бетани.

— ОН ЧТО ПРОСТО УЛЕТЕЛ? — Воскликнули Эван и Руби.

— Нет, не беспокойтесь, он полетел сказать о вашем приходе, чтобы вам спустили лестницу, — ответила Бетани.

— Почему замок такой огромный? — Спросила я.

— Верховная фея, самая необычная фея, никто не знает, как она появилась, откуда она взялась, я думаю, вы сами поймете, когда увидите ее, — ответила Бетани.

Не прошло пяти минут с разговора, как к нам опустилась длинная, винтовая, хрустальная лестница.

— Добро пожаловать в замок верховной феи, прошу сильно не топать, потому что степени хрупкие, не толкаться, для тех, кто боится высоты во время подъема не смотреть вниз, весь путь вы проделаете пешком, до скор…

— Погодите, мы пойдем пешком, прямо наверх, тут идти километров пять, если не больше, — перебил Бетани Коди.

— Да, вы идете одни, без меня, пешком, там пять километров, удачи, увидимся наверху, — сказала Бетани и улетела.

— Класс, пешком, пять километров, осторожно, не спеша, они запретили все веселье, — сказал Кэм.

— Грех жаловаться, они нас очень тепло приняли, — ответил Нео.

— МОЖЕТ, ХВАТИТ БОЛТАТЬ, И НАЧНЕМ ПОДЪЕМ?! — Крикнула я.

— Тише Стервелла, а то весь замок сейчас потрескается, — сказал Кэм и начал подъем.

Поднимались мы в полном молчании, я с каждым шагом боялась наступить на новую ступень:

— Ребята, я так больше не могу, это невозможно, — сказала я и присела на одну из ступеней.

— Ну, мы почти дошли! — Сказал Коди.

— Мы не прошли и половины! — Ответила я.

Коди подошел к перилам и посмотрел вниз:

— Она права, даже половины не прошли, — ответил он.

И вдруг у меня возникла идея, я села на перила и свесила ноги вниз:

— Олив, что ты делаешь? — Спросила Ева.

— Олив, это опасно, что ты делаешь? — Спросила Амели.

— Я поняла, что она хочет сделать, — ответила Клео.

— ЧТО? — Спросили ее все хором.

— Давай! У тебя получится! — Сказала Клео и показала большой палец.

Я устроилась поудобней:

— ОТ ВИНТА!,[3] — Воскликнула я и спрыгнула вниз.


[1] Игрушка, состоящая из двух одинаковых по размеру и весу дисков, скреплённых между собой осью, на которую верёвка надевается петелькой.

[2] Одно из самых толстых деревьев — диаметр ствола достигает 8 м, высота 18—25 м.

[3] Каронная фраза героя мультсериала «Смешарики», по имени Пин





Глава 22

Падение было коротким, я быстро сосредоточилась и «выпустила» из себя своего дракона, я еще не пробовала летать, я думала, что это само собой получится, но я ошиблась. Сначала я стремительно падала вниз, а потом меня подхватывало ветром и бросало из стороны в сторону, но потом я взяла свои крылья под контроль, и взлетела вверх:

— Встретимся наверху, неудачники! — воскликнула я.

— Погоди, я догоню тебя! — Крикнул Кэм, и точно так же спрыгнул с перил и превратился в орла, а затем и, правда, догнал меня. — Я же говорил, что я тебя догоню!

— Я и не спорила, — ответила я.

— А об остальных вы не подумали? — Спросили все оставшиеся внизу, — хотя погодите, мы же тоже так можем!

Амелия также спрыгнула с перил и превратившись в колибри догнала нас:

— Думали от меня так легко избавиться? — Спросила она.

Я ничего не ответила, а только посмотрела вниз, конь — Алекс, скакал самым первым, за ним гепард с барсуком на спине и совсем рядом пантера с мышкой на спине, за ними волк с котом на спине, и самым последним был лис. Но самыми первыми добрались мы. Мы оказались на хрустальном балконе, с огромной хрустальной дверью, возле нее стояла Бетани.

— Рада, что вы догадались, как быстрее добраться до вершины, сейчас, как только все остальные прибудут, я отведу вас к нашей королеве, — сказала она и встала к верхней ступени, к которой стремительно добирались остальные охотники.

Как только все добрались, она подошла к нам и сказала:

— Помните, королева может ответить только по одному вопросу на каждого, поэтому прошу соблюдать очередь, она сама выберет, кто будет задавать вопрос первым, это вас касается мистер Эван, — сказала она и открыла дверь.

За дверью оказался большой хрустальный зал, с очень высокими потолками, будь я сейчас драконом, я бы могла летать здесь точно так же как на улице, в конце зала стоял хрустальный трон, а на нем восседала невероятных размеров женщина, судя по всему из фарфора. Сначала я подумала, что это просто скульптура, но это на самом деле была королева, крыльев у нее не было, скорее всего, из — за ее хрупкости. Каждое ее движение было осторожным, будто с каждым движением она могла разбиться в дребезги.

— Здравствуйте! Охотники, рада видеть вас в добром здравии, — голос королевы был мягок и холоден одновременно, — я вижу, у каждого из вас своя невероятная история, у каждого из вас есть вопросы, и нет мисс Лебрен, вы не обязаны задавать свой вопрос вслух.

— О БОЖЕ! ОНА ЧИТАЕТ МЫСЛИ! — Воскликнула Ева.

— Раз уж, у вас я услышала мысли первой, значит, с вас и начнем, я знаю, о чем ты думаешь, и я честно отвечу на твой вопрос. Слушай внимательно, скоро, совсем скоро, ты получишь это, но я хочу предупредить, чтобы ты не допустила ошибок, он рядом, и ты знаешь, о ком я говорю.

Ева кивнула и отошла в сторону.

— Мистер Андерсен, ты сам поймешь, когда оно кончится.

— И как я это узнаю? Сколько еще должно умереть, чтобы я понял, когда это кончится? — ответил он.

— Твоя жизнь скоро сильно изменится, ты сам поймешь, когда ты будешь не виноват в этом.

Он недовольно вздохнул и подошел к Еве.

Королева ответила всем, пока не осталась только я:

— Мисс Джонсон, у вас слишком много вопросов в голове, но самый главный, он звучит громче всех, «Кто я? Кто я? Кто я?», но я не могу на него ответить, но есть еще один касающийся семьи мисс Ливии, держи — сказала она и передала какой — то конверт.

— Спасибо, — ответила я.

— Погоди, я вижу кое — что еще, я должна сказать тебе, ты сможешь побороть в себе это, это правда делаешь не ты, я знаю, что ты поняла, о чем я.

Еще бы я не поняла, поскорее бы все эти странные вещи прекратились.

— Дорогие охотники, прием окончен, прошу пройти на хрустальную лестницу, — проговорила Бетани.

— Опять ступеньки? — Спросил Кэм.

— Да, — ответила она.




***

Когда мы спустились, был уже вечер, феи танцевали и пели, Бетани показала нам домики, в которых мы должны были спать, ничего волшебного в них не было, это были обычные небольшие шатры на два человека, всего их было шесть.

— Хочу сразу пояснить, в каждом шатре по два человека, юноша и его прекрасная дама, так как фестиваль цветов очень романтичный праздник, мы решили, что половинки будут вместе… — Бетани все говорила и говорила, я уже давно ее не слушала, когда она перестала говорить, я устремилась в шатер.

Внутри все было украшено разными цветами, свечи освещали шатер теплым светом, посреди комнаты висел огромный гамак, на нем лежал теплый плед, мой рюкзак валялся возле него.

— Эй, — сказал Кэм, так неожиданно, что я подскочила, — я тебя напугал?

— Нет, просто не нужно, вот так подкрадываться к девушке, когда она что — то рассматривает.

— Ладно, больше такого не повторится. Я хочу кое — что показать, если ты не против, — сказал он и протянул мне руку, я протянула ее в ответ, — Отлично, только нужно взять плед.

— Зачем?

— Ты сама все увидишь, когда мы дойдем, — сказал он и потянул меня за собой.

Он был прав, в этом месте было очень восхитительно. Он привел меня на открытую поляну, рядом с которой была река, а небо было таким звездным, что никакие яркие лампы не смогли осветить поляну так, как делали это звезды.

— Тебе нравится? — Спросил он.

— Еще бы! Никогда не видела такой красоты! Как ты нашел это место?

— Совершенно случайно забрел, садись, — сказал он, указывая на прижатую траву, и сам сел рядом, накрыв меня и себя пледом, а затем обнял меня за талию, от чего по моей коже побежали мурашки, но к счастью он этого не заметил.

— Ты всех девушек приводил к реке?

— Нет, что — ты, ты первая, надеюсь последняя, я понял, что ты та самая, — сказал он.

Меня стало трясти, от боли в груди.

— Ты замерзла?

— Нет, у меня иногда бывает такое.

Он наклонился к реке и выловил цветок похожий на розу, но сверкал цветок как бриллиант.

— Это бриллиантовая роза, самый прекрасный цветок на свете, — сказал она и прицепил его к моим волосам.

— Ого, это необычно, ты не думаешь, что это слишком романтично.

— Оливия Джонсон, я говорю это с полной серьезностью, я просто уверен, что ты то самое ребро, которого мне не хватает, и самое главное… — он взял меня за руку, — …если бы я предложил тебе стать леди Оливией Андерсен, ты бы согласилась?

— Мне кажется, ты слишком спешишь, я еще не готова к такому шагу, и нам нельзя портить нашу репутацию.

— Хорошо, я не буду настаивать, — сказал он и обнял меня еще крепче, потом мы заснули.

Так думал он, когда он заснул, я высвободилась из объятий и пошла к шатру, где оставила свой рюкзак. Наконец добравшись до него, я заметила, что свет в шатре все еще горит, значит, мы забыли его потушить, и я была рада этому.

В шатре как я и предполагала, никого не было, я ринулась к рюкзаку, и достала из него книгу, которую выкрала из кабинета директора. Открыв ее, я была поражена, на самой первой странице были черно — белые фотографии учеников того времени. Сам директор Атлас, еще совсем молодой, без своей фирменной бороды, его будущая жена, и самое главное, та самая женщина, которая снилась мне, к сожалению, ее имя было замазано, скорее всего, черным маркером.

Я пролистала остальные страницы, но они были пустыми, как мне сначала показалось, пока на второй странице я не заметила золотое сияние, потом пролистала остальные и они тоже были такими же.

— Золотой песок! Ну, конечно же! Эврика! — Воскликнула я.

Затем раздались голоса из Долины «Тише! Сколько можно шуметь! Какая корова тебя укусила!»

— Простите, — прошептала я.

Только я хотела отряхнуть страницу от песка, как вдруг заметила тень, падающую на мой рюкзак, это был Кэм, я поспешно закрыла книгу.

— Тебе не следует читать, то, что там написано, — сказал он.

— Это еще почему?

— Я не скажу тебе, откуда ты взяла эту книгу?

Вот тут я была готова, сквозь землю провалится, чтобы он не узнал, но мне ничего не оставалась, как все рассказать ему, но я не хотела ранить его чувства, но мне пришлось это сделать:

— ТЫ ЧТО? КАК ТЫ МОГЛА!

Снова злобные возгласы из Долины.

— Извини, я не знала, что делать, я просто не понимала, что делаю, но я должна была тебя отвлечь, ты бы меня не пропустил, — объясняла я.

— Значит, ты просто притворялась все это время? — Спросил он, на удивление очень холодным тоном.

— Не всегда, клянусь тебе, и еще у меня твой дневник, я отобрала его у Руби, но я его не читала, честно.

— У тебя еще и мой дневник, знаешь Олив, я ошибся на твой счет, ты совсем не ангел, а настоящая Стервелла! И знаешь, что? Ты можешь оставить его себе, может, поймешь, какого мне было! И цветок я не заберу, хотя его можно обменять, на что угодно. Даже на радужного единорога, и знаешь почему? Он никогда не вянет, знаешь, он очень редкий, но я тебе его оставлю, потому что я… люблю тебя, но я никогда тебя не прощу, ни за что, — сказал он и вышел из шатра.

Мне стало совестно, и слезы покатились по щекам, я отложила книгу Атласа, и достала дневник Кэма, уже с первых страниц я поняла, на сколько он страдал всю жизнь, сначала отец, потом он узнает о проклятии и т.д, я прочла почти до конца, и вот та самая страница о той ночи, когда я его поцеловала, чтобы отвлечь:

Я был удивлен, когда она поцеловала меня. Я уже думал, что она никогда не догадается, как дорога мне. Возможно она та самая девушка, которая никогда не исчезнет из моей жизни, и возможно станет будущей мисс Андерсон.

На душе стало тяжело, я думала, что умру прямо здесь, в шатре, я вырвала эту страницу, бережно сложила и положила в отдельный кармашек. Затем снова достала ту книжечку, и наугад открыла страницу, и стряхнула песок, там оказались какие — то символы и подпись, «Если я правильно расшифровал, то это — заклинание, чтобы что — то забыть». С уроков заклинаний я вспомнила, что не все они произносятся вслух, бывают еще и письменные, которые использую охотники, ведь предрасположенности к магии у них нет.

Я внимательно изучила символы, взяла уголь, которым я иногда что — то рисовала. Затем помчалась на ту поляну, на которую мы ходили с Кэмом. Как я и догадывалась, он на самом деле лежал там, под пледом. Я подошла к нему, и села рядом, по его щекам текли слезы, я бережно вытерла их, и вытащила его руку из пледа, он что — то сонно забормотал, но потом успокоился, я взяла уголь, и сосредоточилась на том моменте, о котором он должен забыть. Начертив символы, я ждала, пока они исчезнуть, но они и не собирались никуда деваться, а затем я вспомнила, что чтобы такое заклинание подействовало, нужна кровь, но мой кинжал находился на ките, как бы странно это ни звучало. Но ничего не поделаешь, я вспомнила про старую привычку сдирать кожу с губ, так я и сделала, убедившись, что кровь пошла, я поцеловала один из знаков. И символы тут же засветились красным и исчезли, со спокойной душой, я легла к нему, и обняла, надеясь, что заклинание сработало.





Глава 23

Утром, я проснулась с мыслью, что заклинание могло не сработать, но все равно ощущала некую легкость, мне ничего не снилось, потому что, то зелье, которое проявляло память, осталось в комнате, на ките. Я даже задумалась, не перестать ли пить его, если от него на душе было гадко, но потом поняла, что правда мне дороже, чем головная боль, от произошедшего в прошлом.

Кэм все еще спал, и я не стала его будить, а просто направилась к шатру, чтобы взять конверт с адресом, и найти семью миссис Ливии, я думаю, она была бы счастлива.

Как только я нашла конверт, я сразу же порвала его, чтобы достать маленькую карточку белого цвета, на которой было написано:

«Дерево №404, верхний ярус, домик №3, пароль: Цветочная Аллея»

Как же у этих фей все сложно, чтобы не тратить время зря, я направилась на поиски того самого дерева, но это оказалось не так — то просто. Деревьев здесь было очень много, и не на каждом были написаны номера, и ориентироваться было сложно, поэтому я решила, что нужно взять еды, но все лавочки были закрыты, я не знала, что делать, пока мне навстречу не попалась Бетани, та самая фея, которая провожала нас до замка королевы.

— Далеко ли вы собрались юная леди? — Спросила она.

— Ну, до леди мне еще далеко, но вот, мне нужно попасть туда, — сказала я и передала карточку ей.

— С какой целью вы собираетесь попасть туда?

— Я знакома с их женой и матерью, ее зовут миссис Ливия, она живет в Долине Охотников, в кукольном домике в прямом смысле этого слова, — ответила я.

Она изменилась в лице. Грустно улыбнувшись, она ответила:

— Знала эту женщину еще до битвы за власть, немногие были готовы помочь вам охотникам, боясь быть изгнанным из Долины. Ведь тогда наши правила запрещали помогать, нашим так сказать детям, в каком — то смысле, но ей было все равно, как и еще пяти феям, но все кроме нее погибли, а ее изгнали из Долины, ее семья очень горевала, ее дочери было лет пять наверно, она очень на нее похожа. Я провожу тебя туда, но путь не короткий, поэтому возьмем немного имбирного печенья и немного мятного чая.

Я кивнула в ответ, и мы двинулись в путь.

Когда мы дошли до нужного нам дерева, я поняла, что без крыльев я туда не доберусь, потому что нужный домик был очень высоко.

— Как — то все очень печально, я думала, внутрь попасть будет легче, чем дойти до него, оказалось наоборот, так и должно быть? — Спросила я.

— Извини, обычно охотники не приходят, чтобы кого — то посетить, я сейчас слетаю к ним, и мы что — нибудь придумаем.

Я кивнула в ответ и села под деревом. Дерево было огромным, и все домики были также не маленькими, и их было очень много, каждый домик был украшен цветами и различными травами. Мне здесь нравилось, если бы я могла, я бы привела сюда миссис Ливию, но это было невозможно, хотя… правила же изменились.

Только я начала репетировать речь, с которой зайду в домик, как вдруг мне сверху скинули веревочную лестницу, и я поднялась наверх.

Я зашла в домик, и он был даже больше внутри, чем снаружи, но я к таким метаморфозам привыкла. Пол был покрыт мхом, поэтому я сняла сандалии, которые брала с собой, стены были, конечно, из дерева, без каких — либо обоев. Если я правильно поняла, то это была гостиная, посреди, стоял круглый столик с двумя стульями, две софы ярко — розового и фиолетового цвета, кухонные тумбочки, на стенах висели картины, одна из них была точно такой же, как в гостиной миссис Ливии.

Рассматривая комнату, я даже не заметила стоящих рядом хозяев, высокий мужчина с длинными, зелеными волосами, зелеными глазами, зелеными крыльями, но в белом костюме, рядом с ним стояла высокая девушка лет двадцати. С черными, как уголь волосами, аметистовыми глазами, ее кожа было покрыта золотыми узорами, крылья зеленого цвета, и длинное бордовое платье со странными светящимися кольцами на нем, на голове красовался венок из странных цветов, которые раскрывались и из них вылетали золотые искры, а затем закрывались, и это было невероятно. Я видела их на картине, но мужчина совсем не изменился, а вот эта девушка наверно та самая девочка.

— Здравствуйте, меня зовут Оливия Джонсон, я живу в кукольном домике в прямом смысле этого слова, на улице Бланков, в доме №5, вместе с миссис Ливией, — представилась я, и протянула руку. Мужчина в ответ пожал ее:

— Очень приятно познакомиться с вами юная леди, меня зовут Малкольм, миссис Ливия, как ты ее называешь, это моя жена, а это наша дочь Анжелина, — сказал он, протянув руку своей дочери, чтобы подвести ее поближе.

— Приятно познакомится, а вы ничуть не изменились, я видела вас на картине в гостиной у миссис Ливии, — сказала я.

— Феи не стареют, если конечно их не изгоняют из Долины, где они получают все необходимое, чтобы останавливать свой возраст, Бетани. Прошу, не могли бы вы оставить нас с Оливией и Анжелиной наедине?

— Да, конечно, — сказала она, и вылетела из комнаты.

— Почему вы выгнали Бетани?

— Нам нужно серьезно поговорить Оливия, это касается тебя, Анжелина, Завари чай с красными шишками и добавь туда корицы.

— Хорошо отец, — ответила Анжелина и устремилась к шкафчикам.

— Прошу, Оливия, давай присядем, — сказал он, указав на софу, — Оливия, меня мучает вопрос, как моя Ливия? Все ли с ней в порядке?

— Выглядит она прекрасно, не жалуется, правда она выглядит на все семьдесят, извините, я должна была сказать, чтобы вы знали.

По его щеке скатилась слеза:

— Ничего Оливия, я бы хотел забрать ее, или чтобы она сама прилетела к нам, но боюсь это невозможно. Изгнанные феи лишаются способности находить дом, как и мы, мы никогда не узнаем где она, даже если она у нас за спиной. Я бы все отдал, чтобы она была с нами, — сказал он, и окончательно расплакался.

— Ну что вы, не плачьте, она тоже любит вас и скучает, я уверена в этом.

— Сегодня Анжелина проходит обряд посвящения в феи, она остановит свой рост и получит профессию, это очень важный день для нашей семьи, такое никогда не повториться.

— Извините, но какую профессию получит ваша дочь?

— Я стану создателем новых видов цветов, видишь венок на моей голове? — я кивнула, а она продолжила, — Эти цветы я создала сама, по ночам они взрываются как фейерверки, только маленькие, я их назвала «чудо в жизни», а также красные шишки, которые по вкусу напоминают вишню.

— Это невероятно, и популярна ли эта профессия?

— До меня такой не было, я первая кто отправится в путь создавая новые, необыкновенные травы, цветы и все остальное.

— Миссис Ливия очень любит цветы, ее сад великолепен, — ответила я.

— Оливия, сможешь передать ей семена моих цветов?

— Конечно, она будет рада такому подарку.

Анжелина открыла шкафчик на кухне и вытащила конверт из листьев и протянула мне:

— Вот держи, я благодарна тебе за это, и передай ей, что мы скучаем.

— Оливия, пока вы говорили о цветах, я написал письмо, передай его Ливии, я надеюсь, она сможет придумать, как отправить нам ответ.

— Хорошо, я буду вашим общим почтальоном, — сказала я взяв конверт, и только я расслабилась и привыкла к их обществу.

Как вдруг они синхронно, ничего не говоря, двинулись на середину комнаты, резко выпрямившись, они заговорили:

— В полночь! В полночь! В полночь! — они начинали говорить это все громче, и громче.

В комнате появился туман, а затем я стала замечать лес, какой — то замок, и полнолуние, мне стало страшно. Они все говорили и говорили, но потом я чуть не упала от страха, их голос сильно исказился и они стали кричать:

— В ПОЛНОЧЬ! ЛЕС! ПОЛНОЛУНИЕ! ДОМ! ДОМ! В ПОЛНОЧЬ! ЛЕС! — продолжали они повторять.

Я слышала, как в комнату пытается прорваться Бетани, она барабанила своими кулачками по двери, она беспощадно кричала, просила открыть дверь, но я была парализована происходящим, они все еще кричали:

— В ПОЛНОЧЬ! ЛЕС! ПОЛНОЛУНИЕ! ДОМ! ДОМ! В ПОЛНОЧЬ! ЛЕС! ДОЛИНА ЖИЗНИ И СМЕРТИ! — Крикнули они и все прекратилось.

Я подбежала и открыла дверь Бетани:

— Что здесь произошло? — Спросила она, посмотрев на меня.

— Оливия, тебе нужно уходить, — сказал Малкольм.

— Но…

— Ни каких «но», тебе сейчас опасно находится здесь, сейчас же беги до своих друзей, собирайтесь и бегите прочь от Долины, она найдет тебя! Если ты сейчас не уйдешь ты будешь в ее власти!

— Вы о ком? Скажите мне! Я имею право знать! — ответила я.

— Нет времени, — сказал он и вытолкнул меня из дома, я упала на кучу листьев.

— Можно было и лестницу дать, — пробурчала я, но сама понимала, что надо бежать.

Отряхнувшись от листьев, я по памяти помчалась к нашему лагерю, то и дело, оглядываясь, и стала замечать, что все феи, словно зомби, синхронно выходили из домов, и смотрели на меня. Мне стало страшно не на шутку, и я ускорила бег, мне уже было тяжело дышать, но я смогла заставить себя добежать, к моему удивлению никто из охотников не спал, все они удивленно смотрели на фей, выходящих из домов и их взгляды, устремившиеся на меня.

— Что за ерунда происходит?! — Спросил Нео.

— Я сама не знаю, но нам надо бежать, не нравится мне это, — сказала я и направилась в сторону причала.

Мы бежали, а феи так и не шевелились, я обрадовалась, что ничего плохого не произойдет, но я ошиблась. Они синхронно заговорили знакомые слова:

— В ПОЛНОЧЬ! ЛЕС! ПОЛНОЛУНИЕ! ДОМ! ДОМ! В ПОЛНОЧЬ! ЛЕС!

Они все кричали и кричали это, я снова увидела знакомое видение, полнолуние в лесу, и какой — то замок, но ущипнув себя, я вернула свое сознание обратно.

Мы ускорили бег, но вот снова знакомая мне песня, их голоса исказились до неузнаваемости:

— В ПОЛНОЧЬ! ЛЕС! ПОЛНОЛУНИЕ! ДОМ! ДОМ! В ПОЛНОЧЬ! ЛЕС! ДОЛИНА ЖИЗНИ И СМЕРТИ!

Я не могла бежать, я остановилась, и стала вслушиваться в их слова, снова знакомый пейзаж. Не знаю, может такое быть или нет, но я почувствовала, как мои зрачки увеличиваются в размерах, не совладея своим голосом, я начала повторять за ними, только мой голос не искажался. Я стала слышать тревожные голоса других охотников:

— Оливия, что ты делаешь? Ты нас всех погубишь, — говорила Руби.

— Оливия, прошу, пошли с нами, — молила Ева.

Кто — то взял меня за плечи, но я не видела, все плыло перед глазами, словно в тумане, но зато отчетливо слышала:

— Оливия, не дай ей завладеть тобой, очнись, прекрати слушать, то что они говорят, закрой свой разум словно на ключ или ты потеряешься навсегда, — а затем этот некто добавил шепотом, — Оливия, я тебя люблю, пожалуйста, не уходи, останься здесь, не будь эгоисткой….

Остальное я не услышала, голову сильно закружило, а потом в глазах потемнело.





Глава 24

Проснулась я на кровати в своей комнате на ките — транспорте Джеке. Вокруг меня валялись какие — то яркие коробки перевязанные лентой, множество исписанных бумажек, а рядом с кроватью на стуле сидел Кэм, который все еще спал. Я еще раз осмотрела комнату, и поняла, что до моего дня рождения слишком долго, а когда мы были в Долине фей, до рождества оставалась неделя. Но не могла же я просто так пропустить столько дней, я не помню, как я покидала Долину, и это меня насторожило, я решила разбудить Кэма, кинув в него одну из коробок, и что странно он правда проснулся:

— Оливия, ты проснулась! — Воскликнул он так, как — будто не видел меня годами.

— Ну да, разве все живые существа не просыпаются, если до этого они спали?

— Олив, ты спала целую неделю, мы все испугались за тебя, я думал… то есть, мы думали, что ты никогда не проснешься, поэтому караулили тебя каждую ночь.

— Я спала целую неделю? Это ужас! Что произошло?

Он рассказал мне, как мы бежали от фей — зомби, я вдруг остановилась, мои зрачки расширились, как я стала повторять за ними, как они пытались вывести меня из этого состояния, а потом я упала. Они подхватили меня и понесли на кита, как директор был взволнован, о моем состоянии, и они отнесли меня в комнату и отложили следующее путешествие до того момента пока я проснусь, а сегодня Рождество поэтому вокруг меня столько коробок и листочков.

Меня охватил ужас:

— Опять все беды из — за меня, мало того что вы испугались за меня, так еще и путешествие отложили, — сказала я, взявшись за голову.

— Не вини себя, с любым могло подобное случиться…

— Но случилось то со мной! И постоянно случается, ведь я даже не знаю, кто мои родители, вдруг они ставили надо мной опыты! Я не помню своего детства, и не хочу вспоминать, но должна, чтобы открыть завесу тайны!

— Все будет хорошо, прошлое должно оставаться прошлым, а будущее еще не наступило. Возможно это только случайность, мы тоже чуть не потеряли сознание, когда они стали говорить эти слова громче, но только то, что ты упала, спасло нас от этого, мы быстро очнулись и поняли, что нужно делать.

— Правда? Спасибо, я не знаю, как вас всех поблагодарить.

Он взял меня за руку:

— Поправляйся быстрее, и в 18:00 приходи в главный зал, детского дома, в котором ты жила.

— Откуда ты знаешь, что это именно тот дом?

— Софи, она мне рассказала, извини, но я должен уйти, нужно рассказать всем, что ты очнулась, а тебе нужно отдохнуть, — сказал он и вышел из комнаты, оставив меня с коробками наедине.

Только дверь захлопнулась, я спрыгнула с кровати и принялась открывать коробки. Первая была белого цвета с голубым бантом, и довольно большой, на записке было написано, что подарок от Евы. Я не была удивлена такому подарку, потому что это было красивое, шелковое, нежно — голубое платье в пол, с длинными рукавами, украшенное легкой полу — прозрачной тканью, с блестками, напоминающими снег, и весь лиф на платье до самой талии был украшен серебряными снежинками. Но в коробке лежало, что — то еще. Я поняла платье и увидела туфли на небольшом каблучке, кажется, они были из хрусталя, прямо как у Золушки (*), они выглядели так же хрупко, как и та королева, но невероятно красивыми, улыбнувшись я аккуратно положила коробку на кровать. Следующая коробка было намного меньше, и почему — то была сырой, записка гласила, что подарок от Нео, я аккуратно открыла подарок и увидела мини водопад, вокруг которого летали птицы.

— Очень оригинально Нео, спасибо за лужу на полу, — сказала я и положила подарок не стол.

Затем был черед, какой — то странной клетки закрытой фиолетовой тканью, которую я скинула. Внутри сидела большая жаба.

— Меня зовут Гендальф, я подарок от Алекса, — проквакала жаба.

— О БОЖЕ! ТЫ РАЗГОВАРИВАЕШЬ! — Взвизгнула я.

— Конечно говорящий, я тут целую ночь сижу, открывай остальные подарки или будешь дальше на меня так пялиться?

Я отодвинула Гендальфа в сторону и открыла следующий, это была маленькая коробочка от Кэма, а внутри лежала записка:

С возвращением Стервелла!

Я не буду дарить тебе подарок, не увидев при этом твое лицо. Поэтому свой подарок ты увидишь на балу.

С Рождеством злюка!

Да, это было очень мило, я открывала подарки одни за другим, таким образом, у меня были: Венерина мухоловка — от Амелии, которая благополучно съедала любое пролетающее над ней насекомое. Портрет Эвана — от Эвана, Ручка с чернилами из золотого песка, надписи, от которой видит только хозяин — от Коди. Что — то похожее на шубу, надеюсь из ненатурального меха — от Клео, Маска изо льда украшенная серебряными снежинками прямо как платье — от Сорано, мини камин — от Джордана. Затем пошел черед писем, первое из которых было написано Руби:

С Рождеством ходячая неприятность!

Я знаю, что у нас с тобой не все сразу сложилось. Но теперь я знаю, что ты такая же живая как я. И это невозможно, но я переживаю за тебя, поправляйся. И, пожалуйста, ни кому не говори то, что сейчас прочтешь. Я прошу тебя защищать Амелию, я не смогу сделать это сама. Наше проклятие с сестрой, заставило родителей разойтись. Они все еще друг друга любят. Я никогда не смогу коснуться сестры, это причинит ей сильную боль. А получив способность охотника — хранителя, это еще и опасно.

Не говори ей об этом, Руби

Это было очень неожиданно, но я быстро справилась с шоком и продолжила.

Записка от директора Атласа:

С Рождеством!


После бала в моем кабинете!

Атлас.

Очень мило, письмо от миссис Генриетты, Кевина и Синди:

Дорогая Оливия, с Рождеством!

Несмотря на все то, что мы пережили вместе, Ты все еще жива, если бы ты помнила, сколько всего натворила. Твоя голова бы наверно лопнула, извини, я должна была сказать, я никогда не решусь рассказать тебе все, что с тобой было, так что, пожалуйста, принимай то зелье, которое дали тебе эльфы.

С любовью Миссис Генриетта, Кевин и Синди

И единственный подарок, который у меня остался, оказался от Софи, и в нем был:

— ЭТО ЖЕ МОЙ ЛЮБИМЫЙ ШОКОЛАДНЫЙ КЕКС!

— Шоколадный кекс? Надеюсь, ты угостишь меня им, — сказал Гендальф.

— Извини, я забыла, что ты разговариваешь.

— Ну, допустим КВА!

— Вот теперь я верю, что ты жаба.




***

Время поджимало, уже нужно было выходить, но на таких хрупких туфлях было страшно ходить, каждый шаг заставлял меня содрогаться, но я заставила себя спуститься и дойти до детского дома, у которого уже стояло порядочное число охотников, все были в ярких нарядах и масках, кроме Кэма, в прочем как всегда.

— Привет, ты выглядишь блестяще, — сказал он.

— А ты выглядишь, как обычно, — ответила я.

— Смотрите, там Оливия, — крикнул кто — то в толпе, и все резко повернулись, затем последовали улыбки и громкие аплодисменты.

— Олив, — из толпы вырвалась Ева. В пышном розовом платье, напоминающем большой многослойный торт, — Как же я рада, что ты проснулась, — сказала она и обняла меня.

— Я тоже рада, потому что проснулась в Рождество, получила много подарков и большое количество поддержки.

— Кэм, ты не против, если я заберу Оливию, на некоторое время?

— Конечно, если ты с ней не собираешься танцевать, — сказал он подмигнув, и ушел к фонтану.

— Олив, что случилось там у фей? — Спросила она.

— А разве ты не знаешь? Мне стало плохо, вас тоже стало немного отключать, но потом когда я потеряла сознание, вы очнулись и отнесли меня в комнату, а потом караулили меня каждую ночь, ну так мне Кэм сказал.

— Он солгал тебе. На самом деле, как только с тобой это стало происходить, мы пытались вывести тебя из состояния, но потом Кэм заставил нас бежать и звать кита, а сам остался с тобой, что — то говорил тебе, но я не слышала. Затем я увидела, как ты упала, а он подхватил тебя на руки и принес к нам, затем отнес тебя в комнату и закрылся там. Он не выходил оттуда ночами и днями, только иногда выходил, чтобы взять перекусить и тебе чай, чтобы проснувшись ты не чувствовала себя голодной. Мы хотели попасть тебе в комнату, но он даже к двери подойти не давал. А самое главное, что это он придумал весь этот бал, потому что такой праздник нравится людям, а мы раньше такого не было.

— Вот оно что, даже не знала, что он такой.

— Олив, милая, он любит тебя, не разбивай ему сердце, он просто свихнулся, когда ты появилась, я знала его и раньше, но он всегда был немного задирой, но потом появилась ты, и он исправился.

— Ева, как бы я этого не хотела, но я не знаю, мне кажется, я просто привязана, к нему, не больше, он мне как брат.

— Юная леди не хочет немного потанцевать? — Спросил Кэм.

— А мистер Кэмерон Андерсон, хочет, чтобы ему отдавили ноги? — Спросила я.

— Если ты их отдавишь, то он не будет против, — сказал он и мы зашли в здание, где стояла большая ель, украшенная различными игрушками, играла живая музыка все танцевали, в том числе и я с Кэмом.

— Не так уж плохо ты и танцуешь, для охотника, который этого никогда не делал.

— Спасибо, Ева мне все рассказала, зачем ты солгал мне? Почему сидел со мной все это время?

— Я волновался за тебя, я же говорил, что все девушки, что находились долгое время со мной, либо умирали, либо пропадали, либо еще что — нибудь еще, и я понял, что терять тебя не намерен, поэтому сидел рядом с тобой, если бы ты умерла, я так бы и сидел рядом.

— Я не знаю, что ответить на это, я никогда не слышала слов, которые могли бы вызвать во мне дрожь в коленках.

— Я думаю это комплимент, у меня для тебя подарок, — сказал он и достал из кармана пиджака синюю, замшевую коробочку. Он открыл ее, там лежал кулон в виде серебряной снежинки, — а теперь позволь, повернись ко мне своей спиной, — сказал он и застегнул застежку у меня на шее. Я ощутила холодок.

— Он прекрасен, думаю, с моим кулоном будет смотреться довольно круто.

— Я не сомневаюсь, цербер и снежинка будут смотреться эффектно.

— Я тебе бесконечно благодарна, если бы не ты, со мной давно бы что — то плохое произошло.

— Оливия, я должен тебе кое — что рассказать…

— Оливия, дорогая, рад видеть тебя в добром здравии, — к нам подошел директор Атлас, он был в темно — синем костюме с бокалом шампанского в левой руке.

— Спасибо, я тоже рада, что не закончу свою жизнь во сне.

— Дорогая, пройдем ко мне в кабинет, мистер Кэмерон, вы пройдете с нами.

— Да, конечно, я уже сам собирался все ей рассказать…

— Ну, хорошо, что не успели, кто знает, как она отреагирует.

— Что рассказать? Что — то случилось? Почему мы не можем обсудить это здесь? — спросила я.

— Нам не нужны лишне уши, поэтому пройдемте.

Я не стала спорить и прошла с ними в кабинет, закрыв за собой дверь, Атлас включил свет. Помимо нас в кабинете, была Софи, Миссис Генриетта, Фрэд, мистер Синди и мистер Кевин.

— Оливия, дело в том, что ты… — начал директор Атлас.

— Отец, не будем медлить, Оливия, милочка, ты оружие леди Агнессы, — сказала Миссис Генриетта.

Я догадывалась об этом, но в глубине души все же надеялась, что это не так:

— Тоже мне открытие, я сама уже стала догадываться, но почему я? И откуда вы знаете?

— Оливия, история очень обманчива, все думали, что я избавился от ребенка, но я не смог. Поэтому я придумал, как сберечь тебя, чтобы Агнесса не нашла тебя…

— Леди Агнесса жива? — Спросила я.

— Да, мы объединили силы с магами, которые были за нас, и построили этот детский дом, на территории простейших, чтобы Агнесса не нашла тебя. Я попросил свою дочь Генриетту стать директором, дал ей список того, что у тебя должно быть, мы скрывали тебя от всего мира, чтобы тебя не нашли прислужники Агнессы. А Софи сама тебе сейчас все расскажет, — сказал Атлас.

— Оливия… — начала Софи.

— Ты та самая девочка из моих воспоминаний, ты служила Агнессе, — сказала я.

— Да, так и есть, но ты не знаешь всей моей истории. Я родилась в семье охотников, в районе для бедных, и, заметив, что я простейшая с даром видения, родители заставляли делать меня всю работу по дому, а так как я не была охотником, они заставляли спать меня на осколках стекла.

— Вот откуда у тебя шрамы на руках и ногах, — сказала я.

— Да, так и есть, но самое страшное у меня есть младший брат, его зовут Майкл он твой ровесник, отыщи его, он очень похож на меня, но он охотник. Однажды к нам в дом постучалась кудрявая женщина, представившись леди Агнессой, она сказала, что ей нужна прислуга, и она отдаст любые вещи за меня, и они отдали меня за мешок золотых монет. Я служила леди Агнессе, пока не началась битва, я приносила ей тебя, когда она просила, но я не знала, откуда она тебя взяла. Я пыталась сбежать многое количество раз, но мне так и не удалось, однажды в замок прорвался мистер Атлас, я спряталась сама, и спрятала тебя. Когда леди Агнесса исчезла, я отдала тебя Атласу, сказав, что, только избавившись от тебя, можно убить Агнессу, но он не смог, и отправил меня присматривать за тобой в детском доме. Мы пытались найти твоих родителей, но карта показывает, что они не живы и не мертвы, мы не знаем что с ними.

— Оливия, как только я увидел тот сон, о котором я тебе говорил, я сообщил об этом директору, и мы объединили усилия, чтобы выяснить, что с тобой, — сказал Кэм.

— То есть все это время ты мне лгал? Я не нравилась тебе никогда, ты только притворялся, — сказала я сквозь слезы. Столько всего навалилось.

— Боже, Оливия, нет, конечно, с первой встречи я понял, что ты та самая, я должен кое, что еще сказать…

— Кэмерон, не сейчас, — ответил ему Фрэд.

— Исходя из наших данных, она ищет тебя, и чувствует твое присутствие, и когда ты рядом, ты чувствуешь, что кто — то контролирует тебя, — сказала Миссис Генриетта.

— Почему я? Почему я не могу быть нормальной? Я не могу в это поверить, мне так больно! Мне страшно, я боюсь, — говорила я сквозь слезы.

— Оливия, извини, но ты опасна для всех охотников, чтобы уберечь себя не говори ни кому, об этом можем знать только мы, ты, создатели, совет и миссис Ливия, больше никто не должен знать, — сказал Атлас.

Кэм подошел ко мне и обнял, но мне стало только хуже, я поняла, что он может погибнуть из — за меня:

— Чем я могу помочь вам? — Спросила я.

— Нам нужна твоя кровь, чтобы разобраться, что Агнесса с тобой сделала, и как помочь тебе совладать с собой, — ответила Миссис Генриетта.

— Я готова, я помню, как вы пытались сделать это в тот раз, — сказала я и протянула левую руку.

Миссис Генриетта открыла сумочку, взяла шприц и ватку, с какой — то жидкостью, протерла вену и воткнула в нее шприц. Сначала все было хорошо, пока меня не стало трясти, и я отключилась.





Глава 25

Мне было десять. Я сидела на чердаке, за закрытой дверью, смотрела в замочную скважину и услышала громкие споры, это была Миссис Генриетта и какой — то странный мужчина.

— Я заберу девчонку! — говорил он.

— Нет, я не отдам ее без боя, — отвечала она.

— Вот и отлично, — сказал он, и из коридора вырвалась стая собак, Миссис Генриетта рванула к двери, но не успела, собаки напали на нее.

Мужчина стал подходить к моей двери, я смогла рассмотреть его лучше: высокий, спортивное телосложение, голый торс, красные кожаные штаны, манто из собачьего меха, глаза светятся красным, большие свежие шрамы на коже, длинные русые волосы, одним взмахом руки он открыл дверь на чердак.

— Привет дитя, тебя зовут Оливия? Я пришел, чтобы забрать тебя, — у него был звериный оскал, что означало только одно, он оборотень.

— Вы мой папа? — Спросила я, боже я была такой глупой.

— Нет, ты нужна, нам, чтобы победить злых охотников.

— Я никуда не пойду, я не буду драться.

— Ну уж нет, ты пойдешь со мной, — сказал он, и схватил меня.

— Нет, отпустите меня! — Закричала я, и укусила его. Он тут же отпустил меня, а потом завыл от боли и растаял в воздухе и все собаки вместе с ним.




***

Я проснулась. Снова в свое кровати, на Джеке, рядом снова сидел Кэм:

— Наконец — то проснулась, — сказал он.

— Сколько я спала?

— Не беспокойся всего одну ночь, когда у тебя брали кровь, ты потеряла сознание и заснула, Миссис Генриетта сказала, что это нормальная реакция, от такого укола.

— Я думала, я снова проспала целую неделю.

— Нет, вот держи, поешь, сегодня мы будем ловить драконов, тебе нужны силы, — сказал Кэм, дав мне кусок шоколадно кекса, — надеюсь, ты не убьешь меня, потому что я съел один кусочек, поделившись с твоей жабой.

— Нет, ничего я тебе не сделаю, кстати, почему он молчит?

— Кто? Жаба? Я накрыл его тканью, и он заснул.

— Вот и хорошо, он слишком много болтал.

— В 13:40 будь на площади, вот список того, что тебе нужно взять с собой, нас всех раскидают по разным местам, я не смогу тебя защитить, если наши драконы обитают в разных местах.

— Мы будем ловить драконов? Уже пришло наше время?

— Да, извини мне нужно собираться, приятного аппетита, — ответил он и вышел.

Я встала и подошла к столу посмотреть на список:

«Черный дракон»

1) Оружие. Приготовься к тому, что дракон начнет загадывать загадки, будь готова к тому, что он попытается тебя убить

2) Надень темную одежду, чтобы прятаться в пещерах

3) Они летают только по ночам, днем у тебя больше шансов захватить.

4) Черные драконы эгоистичны, не играй своими эмоциями.

5) Внимательно осматривайся, он может устроить засаду.

6) Будь аккуратна, следи за тем, чтобы он не выдыхал кислоту, несмотря на нашу устойчивость на способности драконов, мы все равно начинаем слабеть.


Прекрасно, снова черный дракон, мне одного хватило. И я не понимала одного, если я превращаюсь в красного дракона, зачем мне нужен черный? Переодевшись в черное, я вышла из комнаты захватив амулет и ведьмин кинжал, и направилась на площадь. Где собрались все остальные, каждый был по разному подготовлен. Кто — то был в шортах, кто — то в шубе, это означало, что места действительно разнообразные.

Заметив Еву, я хотела подбежать и рассказать ей все о вчерашнем вечере, но не стала, вспомнив, что не стоит этого делать. Возле фонтана стоял директор Атлас, в длинном пальто и белых перчатках. Может мне показалось, но он подмигнул мне.

— Дорогие охотники — хранители, как же это гордо звучит! Сегодня вы сделаете очень важный для вас шаг, с сегодняшнего дня вы станете войнами, а ваши драконы, станут вашими защитниками. В бою они будут прикрывать вам спины, если вы сможете установить с ними связь. Этот фонтан перенесет вас в нужное место, будьте бдительны, многие драконы дикие и не знают нашего языка, поэтому разговоры могут не помочь. Для того чтобы перенестись в нужное вам место, приложите руку к фонтану, он считает с вас информацию, и вы окажетесь в нужном месте. Желаю, удачи друзья мои, и прошу, подходите, — сказал он.

Мы все встали вокруг фонтана, и приготовились уже положить руки, как вдруг директор остановил нас:

— Нет, руки положите на счет три, раз… два… три, — сказал он, и мы синхронно приложили руки к фонтану.

Фонтан засиял, и все вокруг превратилось в ураган, а я была его частью. Все это длилось минут пять, а потом меня выбросило на какой — то берег:

— Хоть бы раз предупреждали, что падение будет не мягким! — Возмущалась я.

Отряхнувшись от сухих листьев, я осмотрелась, я находилась в каком — то лесу, рядом с болотом, от которого пахло гнилью, я не видела, что находилось в болоте, так как все оно было покрыто густым туманом.

Я достала кинжал, и осторожными шагами подходила к болоту, приближаясь, я стала различать невероятно больших размеров, чешуйчатое тело черного дракона, который лежал прямо в болоте. Его голова лежала на берегу, я слышала его жалобное рычание, его глаза были закрыты. Но из них текли слезы, из торчащей чешуйки на шее торчал кинжал, тот самый, который я воткнула в дракона, когда мы проходили тест. Но это не мог быть он, тот не выглядел настолько слабым и немощным. От увиденной картины у меня разрывалось сердце, я спряталась за дубом, и наблюдала за тем, как он пытался взлететь, но не мог, он снова и снова падал в болото. Я не выдержала и вышла из своего убежища.

— Здравствуй! — Сказала я дракону.

Он открыл свои глаза и злобно зарычал:

— Я помню тебя! Это ты вонзила кинжал! — Прошипел тот.

— Да, знаю, извини, но позволь мне помочь тебе.

— НЕТ! — Проревел он и выдохнул струю кислоты в мою сторону, к счастью я успела увернуться.

— Знаю, я сделала тебе больно, но ты хотел нас убить. Это была защитная реакция, пожалуйста, позволь помочь тебе.

— НЕТ! — Снова проревел он и, закашлявшись, упал в болото. Его шея вместе с головой опускалось под воду. Я не могла допустить, чтобы он утонул, поэтому резко подскочив, я подбежала к болоту. Кинула кинжал, и амулет на берег, затем вытянула руки вперед и сосредоточилась на теле дракона. Из рук появился синий огонь, который охватил дракона. Я испугалась, что он сгорит, но я благополучно перенесла его на берег. Он не дышал.

Я подбежала к его морде, и открыла пасть, на меня тут же вылилась смесь из слюней и болотной воды, зрелище так себе. Но к счастью это помогло, он часто задышал, а я залезла на спину и подползла к шее. И теперь я поняла, как сильно ранила его, спустя такое время кровь из раны все еще сочилась, а все, что было рядом, покрылось коркой сухой крови и гнили. Я попыталась вытащить кинжал, но он громко зарычал и попытался сбросить меня.

Я немного осмотрелась и не увидела ничего, что могло бы помочь мне, поэтому я напряглась, схватилась за рукоять кинжала и резко вытащила его, откинув в сторону. Дракон заревел жалобным рычанием, кровь стала течь быстрее.

— Что ты делаешь глупая девчонка? Я уже умираю, ты не спасешь меня, уходи или я убью тебя.

— Ну нет, я тебя здесь не оставлю, я упорная, — прошептала я.

И вдруг меня осенило, может, я умею исцелять? Я вытянула правую руку и приложила ее на рану, дракон нервно задергался. Я сосредоточилась на том, что хочу помочь ему, и из раны появился голубой дымок, дракон задергался сильнее, но я не останавливалась. Я почему — то была уверена, что это ему поможет, и это помогло. Рана затянулась, а дракон облегченно вздохнул.

Я слезла, подобрала кинжалы и амулет, и уже собралась уходить, как вдруг:

— Оливия, я благодарен тебе за помощь, теперь я вечно буду должен тебе, — прорычал дракон, все еще лежа в куче сухих листьев.

— Нет, это я была виновата, что ты мучился все это время, — сказала я и подошла к его морде, чтобы обнять.

Он был удивлен моему поведению. Но закрыл свои большие глаза, и замурлыкал, да, правда замурлыкал, я не знала, что они так делают.

— Хорошо, извини, но мне нужно идти и искать дракона, — сказала я и отошла от него.

По его морде скатилась большая слеза.

— Ну не надо, странно, что ты такой эмоциональный, на уроках нам говорили, что вы эгоисты.

— Так и есть, но ты Оливия Джонсон спасла меня, и теперь я буду служить тебе, — ответил он.

И тут меня осенило, что мне как раз нужен черный дракон.

— Ты сможешь идти? — Спросила я его.

— Я все еще чувствую слабость, но думаю, я смогу окрепнуть через пару часов.

— Нет, это слишком долго у нас нет столько времени, здесь опасно.

— Оливия, я знаю, кто ты, тогда в пещере я хотел тебе рассказать, но ты…

— Стоп, — перебила я. — Я знаю, кто я, я орудие леди Агнессы.

— Нет, я не это имею в виду, вышесказанное тобой и так понятно. Я говорю о том, что ты такое. Ты же тоже поняла, что не просто охотник? Ты не охотник, если честно я даже не знаю, как тебя называть, но твоя основа явно охотничья. Возможно ты новый вид, в тебе есть кровь мага, чего нет у остальных охотников, я вижу храбрость, присущая нам драконам, у других охотников есть часть нашего ДНК, но в тебе его гораздо больше. Но я вижу кое, что еще, но я никогда не видел такого, и я не знаю, как это объяснить, но я думаю это…

— ПОМОГИТЕ! — Раздалось глубоко в лесу.

— Давай, вставай, нужно помочь!

— Я не могу, я все еще слаб.

— Слаб говоришь? — Спросила я и вытянула руки, и снова попыталась излечить беднягу, но ничего не получалось, я села на гору листьев и заплакала.

Он коснулся моей головы своей огромной морды:

— Иди, оставь меня здесь, я найду тебя, ты должна помочь.

— РУБИ! ПОМОГИ МНЕ! — Снова раздался крик, но теперь я точно знала, что это была Амелия.

— Да, ты прав, им нужна моя помощь, никуда не уходи, я приду за тобой, — сказала я, вытирая слезы, и на звук отправилась в лес.

Крик становился громче, а лес все зеленее и зеленее, мне даже показалось, что я переместилась куда — то в другое место, но все — таки это был тот же лес. Я выбежала из леса, возле обрыва стояла Руби, но Амелии я не видела.

— Руби, что случилось? — Спросила я.

— Я…я не знаю, мы просто стояли и обсуждали, на каком драконе полетим на моем или… моем, а потом что — то резко ударило Амелию в грудь. Она упала за край обрыва и зацепилась за ветку, торчащую из обрыва.

Я заглянула вниз и увидела Амелию держащуюся за ветку. Возле которой, летал маленький, красный дракончик.

— Ох, Оливия, помоги мне, а то моя любимая сестричка, хочет, чтобы все досталось ей.

Я посмотрела на Руби, она умоляюще посмотрела на меня, я помнила ту записку, которую получила на Рождество.

— Ладно, — сказала я, и легла на землю, вытянув руки вниз. — Руби, держи меня за ноги, поможешь мне вытащить ее, Амелия хватайся за мои руки.

— Я не могу, я не достаю.

— Оливия, может, превратишься в дракона? — Спросила Руби.

— Здесь слишком опасно, держи меня, я наклонюсь.

— Оливия, ты очень тяжелая, я боюсь тебя не удержу.

— Сейчас это не главное, давай достанем твою сестренку, — сказала я, и наклонилась ниже.

Амелия схватилась за мои руки:

— Руби, тащи! — Крикнула я.

— Я не могу вас удержать, я не знаю что делать, — сказала она.

Амелия беспомощно посмотрела на меня:

— Оливия, пожалуйста, отпусти меня, — просила она, сдерживая слезы.

— Нет, мы своих не бросаем, — ответила я и взялась крепче.

Из рук Амелии появилась крапива, охватывая мои руки, от этого я отпустила ее руки, и она начала падать в пропасть.

— НЕЕЕЕТ! — Кричала Руби, и присев стала хныкать.

А затем из леса выбежал черный дракон, и ринулся в пропасть, буквально секунда и он поднялся к нам уже с Амелией в лапах. Она была без сознания.

Присмотревшись, я поняла, что это был мой дракон, он осторожно опустил ее на землю и сел рядом, маленький дракончик, лег рядом с хозяйкой.

— Амелия! — Воскликнула Руби, и уже протянула руки, но вовремя остановилась.

— С ней все в порядке, она просто перепугалась, — сказал дракон.

— Спасибо, тебе стало лучше? — Спросила я его.

— Нет, я просто следовал за тобой, а когда услышал, что нужна помощь, я нашел в себе силы, чтобы помочь вам.

Тем временем Амелия очнулась, Руби тут же обрадовалась, но рано.

— Я ненавижу тебя Руби, ты могла спасти меня, но предпочла стоять в сторонке, чем делать попытки спасти меня.

Руби недоуменно смотрела на сестру, я впервые видела ее такой, она впервые ничего не могла ответить.

— Руби, скажи ей, ты делаешь только хуже, — сказала я.

— О чем она? Руби, не молчи, — сказала Амелия и уже потянулась, чтобы встряхнуть сестру, но та отпрянула.

— Амелия, не прикасайся ко мне, я не хочу тебе делать больно.

— О чем ты?

— Наше проклятие, однажды я коснулась тебя, а ты упала и забилась в конвульсиях, с того момента я избегала какого — либо контакта с тобой, но это было сложнее с каждым годом. Родители решили, что это слишком опасно держать нас под одной крышей и решили разъехаться, они иногда встречались и обсуждали нас, они никогда не расходились, они защищали нас друг от друга.

Из рук Амелии вытянулись зеленые лазы, но только коснувшись кожи Руби, они тут же завяли.

— Ох, Руби, почему вы не говорили мне раньше?

— Легче было казаться жестокой и не давать тебе любить меня, чем показывать, как я за тебя беспокоюсь и пытаться найти выход, но ты же знаешь, что проклятия не исчезают по велению.

— Оливия, ты можешь снять с них проклятие, — сказал дракон.

— Ты что шутишь? Не я же его наложила!

— Ты ошибаешься, Агнесса хоть и могущественная ведьма, но для того, чтобы наложить массовое проклятие, еще и разное, нужно как минимум тысяча таких магов, но она нашла другой способ, создав тебя. Именно ты наложила на всех проклятия, ты же их и снимешь. Ты уже делала это и не раз, только не осознавала это.

Я подошла к ним:

— Амелия, Руби давайте мне свои руки, — сказала я.

Они встали с земли, Руби встала слева, Амелия справа, Руби я попросила положить ладони на левую руки, а Амелию на правую.

— Закройте глаза.

— Зачем? — Спросила Руби.

— Мы же только что, с мои драконом обсуждали это, — ответила я.

— Ничего подобного, вы просто молчали, — ответила Амелия.

Я озадачено посмотрела на него, он просто кивнул и все.

— Не важно, закройте глаза.

Как только наши глаза закрылись, я почувствовала холод на своих руках, вместо теплых ладоней. Я сосредоточилась на том, что нужно помочь им, и почувствовала тепло по всему моему телу, я открыла глаза, нас охватил голубой огонь. Я почувствовала, как холод из ладоней девушек исчез и соединила их руки пока они не видели, а свои убрала, тем самым проверив правильность своих действий.

— Открывайте глаза, — сказала я.

Открыв глаза и увидев, что они держатся за руки, Руби отскочила, но потом поспешно обняла сестру. Ничего не произошло. Сестры светились от счастья.

— Видишь, ты можешь снять все проклятия с охотников, — ответил дракон.

— Мне кажется, у меня не хватит сил на всех охотников, мне бы сейчас прилечь, а я ведь потратила только на двух охотников и тебя, кстати, у тебя есть имя?

— Да, меня зовут Дарий.

— Очень необычное имя, — ответила я.

— Думаю, нам нужно возвращаться туда, откуда ты появилась, разве не так? — Сказал Дарий, подмигнув.

Я кивнула. Запрыгнула на него, и мы полетели.





Глава 26

У меня теперь есть дракон, говорящая жаба, друзья, теперь я охотник — хранитель. Кажется все просто чудесно, если не одно но….я не охотник, я оружие леди Агнессы против охотников, я не знаю, кто мои родители, все мои друзья в опасности из — за меня, а самое главное, я не знаю, что мне делать.

Это были те мысли, которые постоянно вертелись в моей голове, и с которыми я засыпала каждый день, и просыпалась с ними же. Как только я входила в комнату, я запирала дверь, брала чучело из тренировочного зала и тренировала свои способности на них. Сначала тренировалась с кинжалом, протыкая чучело, затем использовала свой медальон, вызывая из него монстров, а потом исцеляла чучело, с помощью телепатии перемещала его, затем насылала на него проклятия и снимала их. Я помнила, что в Долине жизни и смерти меня ждет, что — то страшное, а следующая остановка была именно там, и я знала, что я должна найти какой — то замок, именно в полнолуние. Через пять минут мы остановимся и ступим на землю жизни и смерти.

На самом деле в этом не было ничего страшного, просто там жили самые высокие эльфы, светлые и темные, которые охраняют волшебные озера с живой и мертвой водой.




***

Прошло пять минут, и вот мы стояли на берегу пустынной местности, вместе с нами отправились Миссис Генриетта и директор Атлас, чтобы навестить свою жену и мать.

Атлас и Миссис Генриетта шли впереди:

— Дорогие охотники, прошу вас не отставать от нас, хоть вам и кажется, что здесь одна пустыня, но это не так. Здесь расставлено большое количество ловушек, идите строго по нашим шагам, — говорил Атлас.

— Олив, ты помнишь, о том, что случилось в Долине фей? — Прошептал Кэм, подойдя ко мне.

— Разве такое можно забыть? — Ответила я.

— Нет, и прошу тебя, не ищи это место. Не ходи туда.

— Я и не собиралась, — соврала я.

— Я не уверен в этом, я слышал, что ты делаешь каждый вечер.

— Мне запрещено использовать свои способности?

— Я слышал, как твоя жаба кричала, что — то вроде «Я НЕ ХОЧУ БЫТЬ КУКУРУЗОЙ! СИНЕВОЛОСАЯ ВЕДЬМА! ТАКИЕ ЖАБЫ, КАК Я ВСЕГДА МОГУТ ПРОТИВОСТОЯТЬ ЗЛЫМ СИЛАМ! О НЕТ, Я СТАЛ ПОПКОРНОМ!».

— Он сам виноват, нужно есть то, что дают.

— Ты так объясняешь, то, что тебе вдруг захотелось поколдовать?

— Но это была всего лишь пятиминутная слабость, — ответила я.

— Будь аккуратней, не заиграйся, вдруг убьешь кого — нибудь.

— Вот мы и у озера Жизни, знакомьтесь это Дариус, он один из охранников, — сказал Атлас, представив нам темнокожего эльфа с белыми рисунками на коже, в белых одеждах и золотыми глазами в прямом смысле этого слова, ох да забыла и ростом метра два.

— Здравствуйте юные охотники и Оливия Хельга Джонсон, — сказал он.

— Почему все меня знают? А я никого не знаю! И вы наверно ошиблись, меня зовут Оливия, у меня нет второго имени.

— Мы никогда не ошибаемся, у всех охотников есть хотя бы два имени, доставшиеся им от предков, у тебя их два, сначала было три, но третью ты утратила, когда попала в Мир простейших. Сейчас бы твое имя звучало так, Оливия Хельга Тарани Джонсон.

— Откуда вы все знаете? И от чего зависят мои имена, я не знаю, кто мои родители!

— Третье имя, имя твоей бабушки, ее звали Тарани, она умерла, когда ты покинула наш мир. Второе имя, имя твоей матери, я не знаю, что с ней она находится ни в живом, ни в мертвом мире, я говорил с духами.

— Вы знаете моих родителей?

— Они часто приходили сюда, до битвы за власть, после этого они пропали.

— Что они говорили?

— Я не знаю, охотники приходят сюда, чтобы оплакать кого — то или защитить, они делали и то и другое, наверно, поэтому мы не можем отследить их.

Теперь я точно должна была попасть в тот замок, я была уверена, что узнаю все о себе и родителях, если попаду туда.

— Давай не будем думать о плохом дорогуша, и пройдем к озеру Жизни, — сказала Миссис Генриетта.

Я кивнула, и мы продолжили путь.

Мы дошли до места, потому что я увидела плакучую иву, возле которой стояли фотографии в рамках, цветы, письма и прочие вещи, значит это не легенда. Я знаю, что могу снять проклятие, и я должна была подойти к Атласу и сказать это, но не успела, он уже устремился к дереву вместе со своей дочерью, а мы остались с Дариусом. Мы подошли к озеру, оно было абсолютно прозрачным, в нем плескалась различная рыба, всех возможных цветов и оттенков, Дариус отвел меня в сторону:

— Не слушай парня с золотыми волосами, ты должна пойти сегодня в тот замок, сейчас ты его не видишь, он появляется только ночью, только в полночь и исчезает, как только солнце встает, ты не должна задерживаться там, или застрянешь, до следующего потрясения.

— Я и не собиралась его слушать, что вы имеете в виду под словом «потрясения»? И как я попаду сюда ночью, мы уже днем выходим отсюда?

— Я не могу сказать, будет паника. Придумай что — нибудь, ты же Оливия Хельга Джонсон, она была или есть упрямой, сильной и хитрой, ты должна придумать, а пока вот, держи пузырек и набери в него воды из озера, он пригодится тебе.

Я взяла пузырек и набрала в него воды, одновременно думая о том, как я доберусь до замка, и меня осенило, я подошла к иве, возле которой стоял директор, Миссис Генриетта и остальные жители озера Жизни.

— Директор Атлас, — обратилась я, — я могу снять проклятие с вашей жены, мой дракон сообщил мне, что Агнесса наводила проклятия с помощью меня, вчера я сняла проклятие с Амелии и Руби.

— Ты, правда, можешь сделать это? — Спросила Миссис Генриетта.

— Да.

— Так давай, преступай, — сказал директор.

— Я бы с радостью, но вы же знаете, что остальные не знают об этом, начнется паника, и все поймут, что я опасна.

— Да, ты права, что предлагаешь делать? — Спросил он, не отрывая взгляда с дерева.

— Давайте встретимся сегодня или уже получается завтра, в час ночи, прямо у этого дерева, я верну вам вашу жену.

— Но мы должны отплыть сегодня ночью, нам предстоит долгий путь и мы должны приплыть в срок, — ответила Миссис Генриетта.

— Думаю ничего страшного, что мы приплывем на день позже, чем должны.

— Да ты права.

На этом наше время на озере Жизни закончилось, и мы отправились к озеру Смерти. Все было точно также кроме эльфов и самого озера. Эльфы были светлокожие с черными рисунками, глаза серебряные в прямом смысле этого слова, в черных одеждах и два метра ростом. Озеро сильно отличалось от предыдущего, оно было черного цвета и покрыто пеленой тумана, ни одной живности я в нем не увидела. Но главная эльфийка по имени Эра, также сказала, что мне понадобится мертвая вода и дала мне пузырек.

Теперь у меня был пузырек с живой и мертвой водой, мы отправилась по комнатам. Отбой теперь с девяти часов, это давало мне шанс выбраться часов в одиннадцать, освободить от проклятия жену Атласа, и проникнуть в замок.




***

Время одиннадцать, я взяла рюкзак, пузырьки с живой и мертвой водой, медальон и кинжал. Вышла из комнаты. Тихонько спустилась и бегом отправилась на берег. Не прошло и пяти минут, как я оказалась у дерева, самое странное то, что вместо пустыни я видела целый оазис, везде стояли пальмы, кусты и шалаши, скорее всего это были дома местных жителей. Я подошла к дереву, положила свой рюкзак рядом и обняла дерево. Я снова почувствовала холод, я сосредоточилась и направила всю свою энергию в дерево, я чувствовала слабость, но не опускала рук, и через пару минут, я обнимала живого охотника.

Это была женщина с волосами цвета карамели, она примерно была ровесницей Миссис Генриетте, и даже похожа на нее, он была примерно такого же роста как я, она была в темно — зеленом платье украшенным розовыми цветами из лент, и босыми ногами. Она рассматривала себя.

— Вас зовут Мария? — Спросила я.

— Да, здравствуй Оливия, наконец, я могу тебя увидеть, будучи деревом, я могла только слушать.

— Извините, что перебиваю вас, но вы должна уйти отсюда и обнять своих родных, они вас очень ждут и мне надо спешить.

— Оливия, я еще успею обнять их, а ты не должна идти туда, это очень опасно, ты можешь остаться там до следующего «потрясения», и никто не найдет тебя.

— Нет, я не слабая девочка, я справлюсь, а вы должны идти, как только дойдете, скажите Атласу, что вы должны уплыть. Передайте ему, что я вас освободила и скажите, что я легла спать и меня не нужно тревожить, я прилечу на драконе, поздно ночью, и никто не узнает о том, что я ходила туда.

— Хорошо, но будь осторожна, и замок находится в той стороне, — сказала она, указав в противоположную сторону Долины, там был лес, напоследок она обняла меня и убежала прочь.

Я осталась наедине со своими мыслями, полнолунием, лунным светом и лесом, оставался только замок. Взяв рюкзак, я направилась в лес, было темно, но лунного света хватало, видимо это еще одна моя способность, которую я не сразу заметила. Я вижу в темноте и различаю при этом все цвета. Я все шла и шла, как вдруг из ниоткуда появился замок. На фоне ночного неба и луны, он выглядел жутко, но я знала, что нужно идти. Где — то позади меня хрустнула ветка, я оглянулась, никого не было. Может зайчик, какой — нибудь прыгает.

Я дошла да замка на меня смотрели большие ворота, на которых не было замка. Но во все ворота из металла или что — то в этом роде было сделано лицо медузы Горгоны [1]с открытыми глазами, которые были сделаны из каких — то красных камушков, ее рот был открыть.

— Что же делать Оливия, нас не хотят пускать, — говорила я сама с собой. Но чтобы не бездельничать, я решила дотронуться до носа этой леди, почему именно носа, я не знаю.

И только я коснулась, как вдруг волосы — змеи зашевелились и расползлись прочь, оставив свою хозяйку без волос, ее глаза засияли, а рот засиял голубым светом, не могу сказать, что зрелище было приятным.

— Здравствуй, Оливия! — Сказала лысая голова, и ворота открылись.

Я зашла внутрь и оказалась в большом зале. Вся мебель была покрыта паутиной, пыль покрывала абсолютно все, словно песок в пустыне. Мое внимание привлек комод, я открыла его, и чуть не упала от испуга. В комоде лежал скелет женщины, в шелковом кроваво — красном платье, украшенным красными камушками и еще какими — то стразами.

Я направилась к ближайшей двери, она оказалась открыта. Я зашла туда, это оказалась большая библиотека, в ней на полках стояли книги, пролистав большинство из них, я заметила, что в каждой по 365 страниц, а на корочках были цифры от 1997 до 2015. Я взяла последнюю, потому что это было год назад, и открыла ровно посередине, но в этот раз мое зрение не помогло мне. Я открыла рюкзак и на ощупь достала фонарик, который лежал у меня еще, когда я сбегала из детского дома.

Я включила фонарик и посвятила им на первый попавшийся текст:

15.09.13

Она начинает понимать, что с ней что — то не так, происходит. Она хочет сбежать, она все поняла, она видела меня. Она может становиться невидимой, а нет, это просто я моргнула. С каждым днем ее сила растет. Генриетта перестает сдерживать ее. У нее не хватает сил. Мое милое создание, моя крошка, никогда больше не почувствует такой боли. Я знаю, когда я найду ее, она будет на моей стороне. Я знаю, вместе мы сместим охотников с трона и сами его займем. Я и моя крошка Оливия

— Леди Агнесса.

Я вздрогнула, когда увидела свое имя, но не только из — за этого, еще я услышала, как что — то упало в предыдущей комнате.

Я вышла из библиотеки:

— Кто здесь? — Спросила я, — ах, это вы! — Сказала я, увидев нашего оракула.

Оракул ничего не сказала, ее светящиеся, зеленые «глаза» освещали все вокруг, поэтому я отключила фонарик:

— Что вы здесь делаете? Это директор Атлас прислал вас за мной?

Старуха улыбнулась, и зеленое свечение из пустых глазниц резко стало красным, старуха направилась к комоду, и открыла его.

— Нет, что вы делаете, не нужно этого делать, — говорила я, подойдя ближе.

Старуха повернулась ко мне и о ужас! Вместо лица был череп, она потянула руку к своему платку на голове и резко стянула его:

— О БОЖЕ! ЧТО ВЫ ДЕЛАЕТЕ! ЭТО НЕ ПРИЛИЧНО ДЛЯ ДАМЫ ВАШИХ ЛЕТ! — Кричала я, отвернувшись, но когда я повернулась, то увидела скелет, в котором сияло что — то красное.

От испуга я села на спинку дивана и как под гипнозом наблюдала за происходящим, из комода стал выходить еще один скелет. Он или она встала рядом с другим. Красный свет постепенно стал переходить в скелета в платье, при этом добавляя кожу, глаза, губы, рот, уши и волосы. Через мгновение передо мной стояла женщина с кудрявыми волосами из моего сна. Второй скелет рухнул на пол.

— Здравствуй, Оливия! Я леди Агнесса, твоя мама.


[1] Чудовище с женским лицом и змеями вместо волос





Глава 27

— Деточка, закрой ротик, а то муха залетит, — сказала она, и указательным пальцем дотронулась до моего подбородка.

— Вы не моя мама.

— Думаешь? А кто же тебя создал? Кто ждал все это время? Я ждала тебя шестнадцать лет, милая моя.

— Вы не создавали меня с чистого листа, вы просто взяли первого попавшегося ребенка и напичкали его разными микстурками, а ваши ожидания тщетны, я не перейду на вашу сторону, — сказала я, встав.

— Что — то мрачновато здесь, не так ли, — сказала она, и щелкнула пальцами.

Весь замок очистился от пыли и паутины, во всех комнатах включился свет.

— А вот теперь славненько, пошли за мной, попьем чайку, — сказала она и устремилась к одной из дверей.

— Никуда я с вами не пойду, — сказала я, и уже собралась уходить.

— Тебе придется идти со мной, иначе закончишь, как чокнутая старушка Тарани, идем.

— Ты ничего мне не сделаешь, пока жива я, жива и ты. И это что, моя бабушка?

— Ах, ты уже знаешь про это, бедняжка так была запугана, что я легко смогла захватить ее, и ты все равно идешь со мной, — сказала она, махнув рукой, и мои ноги зашагали сами по себе, я не могла контролировать тело. Я всячески пыталась сопротивляться, но все было тщетно.

Мы шли по коридору, а потом резко свернули влево. Это оказалась небольшая столовая.

— Сейчас я заварю чай, а ты пока присядь.

— Я ни за что не сяду.

— САДИСЬ! — Крикнула она, махнула рукой, и я села, — я буду так делать, пока ты сама не начнешь выполнять простейшие действия.

— Я не перестану сопротивляться, пока ты не поймешь, что я упорная, и на все готова, чтобы избавить всех от опасности.

— А оно тебе надо? Чем это тебе помогает? Хоть ты и новое создание, и ты можешь многое, но меня тебе не победить, не убив себя при этом.

— Я сделаю это с легкостью, и что же вы сами чай делаете? Служанки нет?

— Если ты такая храбрая, почему мы все еще живы? Ведь ты все это время знала кто ты, ты могла сделать это в любой момент. И служанка у меня есть, но тебе еще рано ее видеть.

Я не знала, что ответить, она была права, ведь я могла сделать это, но что меня останавливает? Боязнь умереть?

— А теперь я отвечу на вопросы, что ты спросила меня, когда мы были в гостиной. Я выбрала не первого попавшегося ребенка, я долго искала ребенка с теми чертами, что есть у тебя, все они были хилыми, капризными, жадными, трусливыми, слишком эмоциональными. Но не ты, ты была сильной, молчаливой, хотя иногда ты ревела, ты была готова погибнуть, ради семьи, ты была храброй, и я не могла понять, что ты чувствуешь…

— Я же была малышом, как вы могли знать, что я такая, вы говорите это, чтобы запудрить мне мозги…

— Тссс, не перебивай меня, а то я вылью готовый чай на тебя, я ожоги себе магией смогу снять, а вот такой и останешься. На чем я остановилась? Ах да… никаких микстур родная, я всего лишь добавила тебе своей крови, потом еще драконьей и еще много каких существ, знаешь, а я ведь даже не помню. А на мою сторону ты еще перейдешь, когда узнаешь правду, но пока я разрешаю тебе немного побыть опасной девочкой.

Сказала она и поставила на стол чайник и две чашки с чаем, при этом сев за стол напротив меня.

— Вы ошибаетесь, я никогда не займу вашу сторону, и я хочу знать, где мои родители?

— Ох, как же ты меня утомила… почему ты такая скучная? У тебя есть хотя бы капелька юмора? Пей чай.

— Я не буду пить столетние напитки. Ни за что.

— Пей чай дорогая, или я заставлю тебя сделать это, — прошипела она.

— Вы сделали меня монстром, вы чудовище! — Сказала я и отпила немного чаю.

— Ну, с чудовищем ты это преувеличиваешь, а вот с монстром да, это ты в точку, хочешь булочку?

— Почему вы сюсюкаетесь со мной?

— Я со всеми сюсюкаюсь, я просто всех люблю.

— Вы так сильно всех любите, что были готовы убить невинных существ?

— Они сами провинились, но не будем об этом, пойдем со мной, — сказала она.

— Думаю, мой ответ очевиден, я иду домой, — сказала я, закинув рюкзак за спину и устремившись в коридор.

— Стой! — Крикнула она, и меня парализовало. — У тебя нет дома, ты должна жить здесь.

— Да, настоящего дома нет, вы его отобрали у меня. Но мой дом там, где мои друзья, где мне всегда рады, где меня кто — то ждет.

— Но я ждала тебя, ты нужна мне, ты не представляешь как мне одиноко.

— Поэтому вы похитили меня у семьи, поэтому сделали меня монстром? Вам нужна я, не для того чтобы захватить власть?

Она нервно вздохнула и щелкнула пальцами. Мы оказались в очень розовой комнате. Розовые стены, кровать, игрушки и все были разных оттенков.

— Фу, розовый, как будто волшебный единорог нагадил, — сказала я.

Она не слушала меня, она открыла шкаф и достала какую — то коробку, я рефлекторно вытащила кинжал, и была готова ударить.

— Ты же знаешь милая, что тебе это не поможет, обычным ведьминым кинжалом ты меня не убьешь, а это мой подарок тебе на твой день рождения. Я следила за тобой, но не могла найти тебя, у меня не получалось.

— Мне не нужны ваши подарки, я хочу уйти отсюда, — сказала я и подошла к двери.

— Без меня ты не выберешься, мой замок как лабиринт, если ты не знаешь его, то ты потеряешься, и никогда не выберешься.

— Так, выведи меня отсюда.

— Нет, пока ты не примешь мой подарок.

— Если я возьму подарок, ты выпустишь меня?

— Да, с удовольствием, я даже обещаю завязать со злодеяниями.

— Хорошо, я принимаю твой подарок, — я взяла коробку, села на кровать и открыла ее.

В коробке лежало белое, короткое платье, с пышной юбкой, украшенное бесцветными камушками, наверно драгоценными, и полностью закрытым верхом без рукавов.

— Тебе нравится? Я долго искала подходящее платье, а оно оказалось подходящим, я всегда мечтала о дочери, которая бы примеряла передо мной платье.

— Но я не ваша дочь, и я не вижу здесь примерочной.

— А я на что? — Спросила она и щелкнула пальцами, из рук полетели красные искры, и платье оказалось на мне.

— Оно прекрасно, — сказала я, рассматривая себя в зеркале.

— Правда? У меня есть чудная диадема для тебя, — сказала она, щелкнула пальцами, в ее руке оказалась диадема. — Я не сказала тебе, но все, что у тебя на платье настоящие алмазы, как и в этой диадеме, — сказала она, одела ее мне на голову.

Вместе с моими синими волосами, я выглядела как настоящая принцесса, хотя я вышла из того возраста, чтобы хотеть стать принцессой, но мне нравилось как я выгляжу.

— Это потрясающе, у меня нет слов, — сказала я, и у меня закружилась голова.

— Оливия, что с тобой? Тебе плохо?

— Немного, — сказала я, взявшись за голову и сев на кровать, вдруг в моих глазах стали мелькать огоньки, а потом вдруг все померкло.





Глава 28

Меня зовут Оливия Джонсон. Мне 16 лет. Я живу в детском доме, мои родители погибли в автокатастрофе. Я не помню, как их звали, мне был всего месяц. Я живу в Лондоне, у меня полно друзей, Ева, Клео, Руби, Амелия, Сорано, Нео, Алекс, Эван, Коди, Джордан.

У меня длинные, темно — русые волосы, темные глаза и нос с горбинкой, далеко не красавица, но править миром можно и в одиночку, так ведь? Я ни когда не готовлюсь к урокам, а зачем это нужно? Все, что они говорят нам, не пригодится в жизни.

Одевшись, я вышла:

— Здравствуйте, миссис Генриетта, от Софи писем не приходило?

— Нет, Софи сейчас занята на работе.

— Хорошо, когда она придет, скажите ей, что я скучаю.

Миссис Генриетта директор детского дома, дочь директора нашей школы, а Софи моя лучшая подруга, только с ней я смогла сдружиться по настоящему, в этом доме.

Я пришла в школу, зашла в класс, в котором почти все места были заняты, кроме моего и еще одного. Сейчас у нас должна быть математика, ведет ее наш директор, у него очень странное имя — Атлас. После того как его жена умерла, он немного свихнулся. Однажды он пришел на урок в одних трусах и так проходил весь день.

Я села на свое место, и достала свой карандаш, который был прилеплен к парте жвачкой. Учитель — директор ставил мне 2 за поведение, а за изобретательность 5, так что в итоге у меня всегда была твердая тройка. Осознав, что мне не на чем писать, я обратилась к Еве, она была светловолосой, с большими голубыми глазами и маленьким ростом. Она одна из тех девочек, которая хочет встретить принца на белом коне:

— Эй, Ева, одолжи мне листочек, мне не на чем писать, — попросила я.

— Держи, — сказала она, протягивая мне розовый лист, в клетку, — купи себе тетрадь, если ты ее не купишь, то я подарю ее тебе на день рождения.

— Почему опять розовый? Для лучшей подруги могла бы и с голубыми листами купить, или белыми, — сказала я, принимая листок.

— А почему моя лучшая подруга, чтобы не просить у меня листы, не купит себе тетрадь? — Ответила Ева.

— Слишком много чести для математики, я если ты не в курсе вообще ни на какие предметы тетради покупать не собираюсь.

— Эй, девчонки, — сказала Клео и обняла нас с Евой, — сегодня играем! Вы придете посмотреть?

Клео была высокой, смуглой девушкой, с темными вьющимися волосами и темными глазами, у нее есть брат, его зовут Нео, он тоже занимается спортом. Они оба играют в одной команде по баскетболу. У Евы просто голову сносило от Нео, она посвящала ему стихи, иногда рисовала его портрет на полях, и об этом знала только я, потому что Клео рассказала бы все ему.

Директор зашел в класс, к счастью в брюках и пиджаке, все ученики расселись по местам:

— Здравствуйте, милые создания. Прежде чем начать урок я хотел бы познакомить вас с новеньким, давай заходи, — сказал тот и впустил высокого, светловолосого парня с голубыми глазами дьявольской улыбкой.

— Меня зовут Кэмерон Андерсон, мне 16, а что еще нужно говорить? Ах да, я поклонник сарказма, так что старайтесь не принимать меня всерьез, — сказал он и сел на свободное место, которое было как раз за мной.

Почему — то мне казалось, что я знаю его, как будто мы давно знакомы, как будто я видела его и не раз. Я повернулась к нему, и протянула руку:

— Меня зовут Оливия, рада знакомству.

— И я тоже рад, — ответил он и пожал мою руку в ответ.

— Поклонник сарказма говоришь? — Спросила я.

— Ну да, а что не похоже?

— Да, но здесь я королева сарказма, и прошу вашу голову высоко не поднимать, не королевское это дело на раба снизу вверх смотреть.

— А что королева, поклонница карликов? Или королева боится ослепнуть от очарования своего раба?

— Так ты это признаешь?

— Нет, просто подыгрываю, не хочет ли королева сарказма прогуляться сегодня с королем сарказма?

— Ого, как мы заговорили, но думаю, у нее есть свободное время сегодня после этого урока.

— ОЛИВИЯ ДЖОНСОН! КЭМЕРОН АНДЕРСОН! Пожалуйста, перестаньте разговаривать, а то я отведу вас к директору, то есть… ко мне в кабинет.

Я улыбнулась тому парню в ответ, и развернулась в сторону доски.

Урок кончился. Мы вышли из кабинета, Клео и Ева подхватили меня в коридоре:

— Что это было? Ты подружилась с новеньким? — Спросила Ева.

— Ну да, а что такого? Ему сейчас нужны друзья, и у меня такое чувство, будто я знакома с ним.

— Чушь, мы знаем тебя очень давно, и не о каких Кэмеронах, мы не слышали, — ответила Клео.

— Эй! Оливия! Подожди! — Кричал Кэмерон.

— Ладно девчонки, я пойду, прогуляюсь, — сказала я и остановилась, чтобы подождать того парня.

— Оливия, нам нужно идти в подсобку, — сказал он, схватил меня за руку и потащил в ту сторону, где она находилась.

— Что? Зачем? — Спрашивала я.

— Сейчас все узнаешь, — ответил он, мы зашли в подсобку и он закрыл дверь, — Оливия очнись.

— Что? Что прости?

— Оливия, проснись, пожалуйста, — сказал он и взял меня за плечи.

— Не трогай меня, — сказала я, пытаясь вырваться.

— Оливия, разве ты не помнишь кто ты? Перестань вырываться, очнись, прошу.

— Что я должна помнить, ты кто такой вообще!

Он посмотрел на меня удивленными глазами, обнял и поцеловал, и я сильно ударила его кулаком по руке:

— Ты что делаешь?! Я тебя едва знаю!

— Оливия, прошу, не вырывайся, я все сейчас расскажу, только слушай, ладно? Тебя зовут Оливия Джонсон, тебе 16 лет, ты жила на чердаке детского дома. На самом деле у тебя синие волосы. Ты охотник — хранитель, ты очень сильная и храбрая, ты оружие злой ведьмы Агнессы.

Пока он это говорил, передо мной мелькали странные картинки, как будто он говорил правду.

— Прекрати! Хватит говорить ерунду!

— Оливия, ну очнись уже, — сказал он, встряхнув меня за плечи.

— Не пугай меня! Это уже не смешно!

— Ах, вот в чем дело, — сказал он, и махнул над моей головой.

И вдруг подсобка стала таять, мои волосы стали синими, и я все вспомнила. Я падала в пустоту, а когда упала, я резко вздохнула.

Я все еще была в замке Агнессы, мою кожу покрывала тонкая корочка льда, которая стала трескаться, когда я встала, я лежала в странной кровати, а рядом сидел Кэм:

— Наконец — то я смог разбудить тебя, я уже боялся, что потеряю тебя, — сказа он, и крепко обнял. Лед на моей коже начал таять, и по всему телу побежали холодные капельки.

— Что случилось? Что ты тут делаешь?

— Я услышал, как ты вышла из комнаты, воспользовавшись золотым песком, я пошел за тобой. Я все это время был рядом. Я зашел вместе с вами в комнату, Агнесса и меня случайно прихватила. Она надела диадему тебе на голову, тебе стало плохо, и ты упала, с помощью магии она взяла тебя и принесла сюда, она положила тебя в этот стеклянный гроб, и что — то пробормотала. Как только она ушла, я попытался убрать его, но не смог, поэтому пришлось разбить, потом я пытался тебя разбудить, и как бывает в Сказочной долине, поцеловал тебя, но ты как — то странно отвечала, била меня. А потом я догадался сбить диадему с твоей головы и ты очнулась.

— Значит, она лгала мне и ты, что поцеловал меня?

— Да, я думал, сработает, но видимо такое работает только в Долине сказок.

— А где все мои вещи?

— Это не имеет значение, нам нужно уходить отсюда, здесь слишком опасно.

— Да, ты прав, нам нужно уйти до восхода солнца, или мы останемся здесь до следующего полнолуния, мне, кажется, ты не доживешь до этого момента.

Я выбралась из этой штуки, отряхнула белое платье, которое осталось на мне.

— Пошли, — сказал он.

— Но мы заблудимся, мы будем скитаться всю ночь, и застрянем здесь, — ответила я.

— Тогда, что ты предлагаешь?

— Стань снова невидимым, я позову ее, пообещаю ей остаться, попрошу показать мне замок, как только мы дойдем до гостиной, я придумаю, как сбежать.

— Но это опасно, — ответил он.

— Нужно рискнуть, давай становись невидимым.

Как только он стал невидимым, я крикнула:

— ЛЕДИ АГНЕССА!

— Ох, как ты проснулась моя дорогая?

— Я знала, что сплю, поэтому ущипнула себя во сне, а чтобы выбраться я разбила… вот эту вот штуковину. Я бы хотела, чтобы вы показали мне, где здесь главный вход.

— Я не выпущу тебя деточка, ты останешься здесь со мной.

— Я и не собираюсь уходить, я обещаю, я просто хочу посмотреть на ворота, как они выглядят внутри, снаружи они произвели на меня впечатление.

— Ну, раз так, то пройдем.

Мы бродили по лабиринту замка в полной тишине, пока не добрались до главного зала.

— Ну вот, иди, рассматривай, и не пытайся открыть их, я заперла их.

Я подошла к воротам:

— Ничего особенного, я думала они ничуть не хуже чем снаружи, но я ошиблась.

— Так и было задумано, первое впечатление всегда обманчиво, тебе ли не знать.

— Ну да, почему Горгона в конце лысая, это выглядит смешно.

— Нет, она выглядит эффектно.

— АПЧХИ! — Чихнул невидимый Кэм.

— Кто здесь? — Спросила Агнесса, — покажись! — Сказала она и махнула рукой, Кэм проявился.





Глава 29


— Ох, какой привлекательный молодой человек, извиняюсь, что такая растрепанная, если бы я знала, что здесь будь столь привлекательный молодой человек, я бы подготовилась, — сказала Агнесса.

— Спасибо мэм, но мое сердце занято, — сказал он улыбнувшись.

— Да, как печально, а если не секрет, кто эта милая особа?

Я закатила глаза:

— Эта милая, иногда занудная и очень саркастичная особа стоит рядом с вами, — ответил он.

Она повернулась ко мне:

— Здравствуйте, — прошептала я, помахав рукой.

— ОЛИВИЯ? Ты пришел забрать ее?

— Нет, мэм я пришел к вам в гости, чтобы жить вместе с вами, потому что мне жить надоело, — ответил он сарказмом.

— Вот и славно, втроем будет веселей, — ответила та.

— Не обольщайтесь леди, это был сарказм, я пришел забрать ее, я не позволю ей жить с таким человеком как вы.

— Что такое сарказм? Какие — то странные слова вы говорите, и ты не получишь мое сокровище, она принадлежит мне, и только мне, а ты ничего не сможешь сделать мне, глупый охотник, ты возможно больше никогда не выйдешь отсюда, — говорила она, проходя круг за кругом вокруг Кэма.

— Вы, конечно, извините, что я встреваю в разговор двух противоречивых народов, но хотелось бы сказать, что я не вещь, и я не могу принадлежать кому — то из вас, без своего согласия. Я же живое существо, хоть я и не знаю, что я такое, но имею право выбора, — ответила я.

— Да, Олив, ты не вещь, но я уверен, что ты уйдешь со мной, — подмигнул мне Кэм.

— Нет, Оливия, ты останешься со мной, вместе мы завладеем миром охотников, заставим умолять их пощады на коленях, и начнем править всеми остальными мирами, захватывая их, а что может предложить тебе этот молодой человек? Хм… счастливую жизнь? Безграничную любовь? Это ложь, сначала все будет хорошо, пока он не встретит свою «идеальную девушку», к которой он уйдет и забудет про тебя, у него появится дочь и они заживут долго и счастливо, а ты выстроишь стену перед собой, и перестанешь подпускать к себе все, что излучает счастье и любовь, ты станешь затворницей, и в конце концов обезумеешь, от всех бед, что тебе придется пережить, и ты станешь чудовищем, которое будет вымещать всю злость на ни в чем не повинных народах, — говорила она, обнимая меня за плечи. У меня по спине, словно муравьи побежали мурашки.

Я не знала, что говорить, я правда боялась этого, но оставаться здесь, я не собиралась.

— Олив, это же не так. Я никогда не поступлю так, я не хочу делать тебе больно, ты слишком дорога мне, не слушай ее, она хочет переманить тебя на свою сторону, подумай о том, что случится с остальными…

— ХВАТИТ! МНЕ ВСЕ ЭТО НАДОЕЛО! Я ни на чью сторону переходить не собираюсь, я хочу остаться на нейтральной стороне. Я не знаю, что ждет меня в будущем, я живу настоящим, и все зависит от этого. Если мы будем слепо следовать за будущим, мы потеряем настоящее, пожалуйста, не заставляйте меня выбирать.

— Олив, ты мечешься? Ты же знаешь, какую сторону выбрать, почему ты просишь не заставлять тебя делать это?

— ПОТОМУ ЧТО Я НЕ ЗНАЮ, ЧТО МНЕ НУЖНО! МНЕ СТРАШНО КЭМ, Я НЕ ЗНАЮ, ЧТО Я ТАКОЕ, А ТЫ ПРОСИШЬ СДЕЛАТЬ ВЫБОР, КОТОРЫЙ ПОВЛИЯЕТ, НА ЖИЗНИ НАРОДОВ! ЕСЛИ ОНА НЕ БУДЕМ МНОЙ УПРАВЛЯТЬ, МЕНЯ НАЧНУТ ИСПЫТЫВАТЬ ОХОТНИКИ, СТАВИТЬ НА МНЕ ОПЫТЫ, А ПОТОМ КАК ДИКОГО ЗВЕРЯ ВЫПУСТЯТ НА АРЕНУ!

— Олив, тише, я не дам тебя в обиду, смотри скоро рассвет, если мы не уйдем, мы останемся здесь навсегда, — сказал он.

Он был прав, небо становилось светлее, я кивнула, взяла его за руку, мы уже собирались сбежать, как вдруг:

— СТОЯТЬ! Разве я разрешала вам покидать мой замок? — Сказала Агнесса.

— Вы не имеете право держать меня здесь без моего согласия! — Ответила я.

— Ничего, я справлюсь с этим, — сказала она, вытягивая руки вперед и бормоча, что — то себе под нос. Из ее рук стали вырываться красные искры, искр становилось все больше, она повторяла слова, пока вместо искр не появилась огромная королевская кобра, она была намного больше цербера в детском доме, ее глаза сверкали зеленым светом, она всем своим видом показывала, что мы ей не нравимся.

Кэм дергал главные двери, но они были заперты, он вытащил меч откуда — то, изо спины, и крикнул:

— Бежим! — Он взял меня за руку и потащил в сторону библиотеки, она была открыта. Мы вбежали в нее, но змея шипя, ползла за нами. Увидев лестницу, мы поднялись наверх, и оказались в длинном коридоре без окон, их заменяли колонны.

— Кажется, оторвались, — сказала я.

И зря так обрадовалась, в противоположной стороне, той из которой мы вышли, появились светящиеся глаза.

— Но, как это возможно? Она ползла позади нас! — Сказал Кэм, приготовив меч.

Я же выставила правую ногу вперед и сжала руки в кулаки, смотрелось это наверно странно. Синеволосая девушка, босиком в красивом белом платье стоит как боксер и готовится к атаке.

— Ты серьезно? Ты собираешься бить голыми руками?

— У нас нет выбора, хотя у меня есть идея, Кэм беги в библиотеку я справлюсь со змеей.

— Что? Как ты это сделаешь? Твой рюкзак где — то в комнате!

— Леди Агнесса зря добавила мне своей крови, я кое — что умею, а ты отойди, а то и тебе достанется.

Он встал за мою спину, я ждала, когда змея подползет ближе, надеясь, что у меня получится.

Я напряглась, немного вытянув руки, немного поворачивая кисти рук, направляю всю энергию в руки, в моих руках стал появляться голубой дым с электрическими разрядами, с каждой секундой он становился больше. Змея была совсем рядом.

— Оливия! Осторожней!

Я глубоко вздохнула и выдохнула, немного повертела руками, чтобы проверить направление уже огромного шара энергии, и как только змея приблизилась ко мне, я легонько направила шар в ее сторону. Хотя возможно, что я сделала это легонько, показалось только мне. Волна голубого света накрыла змею, оттолкнув ее в стену.

— Это наверно очень больно, — сказала я, повернувшись к Кэму, который ошарашено, смотрел на меня.

— ДА ТЫ НИНДЗЯ! Я так понимаю, мне лучше тебя не злить.

— Да! Точно! Я НИНДЗЯ! ВОТ КТО Я! Да и тебе лучше меня не злить.

Мы зашли в библиотеку, которая уже не была библиотекой, а длинными коридором на этот раз с окнами — витражами. На улице уже появлялось солнце.

— Что будем делать? Если мы сейчас же не сбежим, то останемся здесь навсегда, я не знаю, что делать, — сказал Кэм.

Я металась из стороны в сторону, вдруг я услышала знакомое шипение:

— Кэм, отойди от двери, прошу, — сказала я.

— Зачем?

В этот момент резко открылась дверь, из нее выползла змея, махнув хвостом, она ударила Кэма, и от сильного удара он вылетел в окно.

— НЕТ! КЭМ! — Крикнула я, посмотрев в окно, он летел вниз без сознания.

— Видишь, мы теперь остались с тобой наедине, теперь уже точно, мы с тобой будем править миром, — сказала леди Агнесса, встав рядом со змеей.

— Нет, я не останусь с вами, — в мою голову пришел безумный план, я пододвигалась ближе к окну.

Она щелкнула пальцем, змея исчезла.

— Ну, теперь у тебя нет выбора, смотри, солнце уже восходит, у тебя нет ни малейшего шанса выбраться, — сказала она, посмотрев в окно.

Я воспользовалась моментом, подошла к окну, оказавшись к нему спиной и совсем близко, я сказала:

— Ошибаешься, — и перевалилась через край. Вовремя сосредоточившись, я превратилась в дракона, и тихонько приземлилась к Кэму, который бездыханно лежал на земле.

— НЕЕЕЕТ! Я ВСЕ РАВНО ДОБЕРУСЬ ДО ТЕБЯ! — Кричала Агнесса, замок постепенно исчезал.

Я расслабилась и снова стала собой, я приблизилась к Кэму, он еле дышал, я не могла ничем помочь, я могла бы исцелить, но кажется он переломал слишком много костей, я могла бы сделать что — то не так и убить его, поэтому я не нашла ничего лучше, чем расплакаться. Я вытащила осколки стекла из его тела, и из своего заодно. Он так и лежал, я не знала, что делать, я посмотрела по сторонам, и увидела свой рюкзак, кинжал, медальон и пузырьки с живой и мертвой водой, я кинулась к нему.

— Но как? Как все это оказалось здесь?

Взяв свои вещи, я ринулась к Кэму, открыла пузырек с живой водой и влила ему в рот, надеясь, что получится. Присмотревшись, я заметила, что его вены постепенно начинают светиться золотым светом, а потом и все тело озарилось им, мне стало страшно, вдруг я перепутала пузырьки. Он резко вдохнул и часто задышал, по его лбу текла кровь от удара, я обрадовалась и обняла его.

— Кажется, я раньше тебя додумался выпрыгнуть из окна, а я думал ты гений.

— Ничего не говори, я так рада, что ты жив, я думала, что ты умрешь, — сказала я, крепче обняв его.

— Не дождешься, я хочу тебе еще долго надоедать, и ты забыла, что охотники бессмертны? Мы можем погибнуть только в бою.

— А ничего, что у тебя все кости были переломаны, и ты не смог бы уйти? А дикие звери не прочь полакомиться свежей плотью, и думаю, змейка леди Агнессы, тоже была бы не прочь полакомиться.

— Да, ты права, что будем делать? Как будем выбираться? Мне кажется еще одну ночь мы не переживем, хотя может Джек не отплыл.

— Отплыл, я над этим поработала, да ты прав еще одну ночь ты здесь не переживешь, хотя…

Только подумала я, как тут же на горизонте появилось два дракона черный и переливающийся от солнечно света, алмазный, они приземлились.

— Оливия, рад снова видеть тебя живой и здоровой, — сказал черный дракон, я села ему на спину, Кэм на спину своему и мы улетели.





Эпилог

Пришлось лететь до родной Долины. К этому моменту Джек уже подплывал. Мы встретили охотников — хранителей на берегу. Увидев нас, они как — будто с цепи сорвались, каждый из них хотел задать свой вопрос, но практически хором задавались только эти вопросы: «Где вы были?», «Вы в порядке?», «Почему так долго?», «Вы еще живы?». Они задавали правильные вопросы, ведь мы отсутствовали неделю, странно было бы, если бы они не заметили, что мы пропали.

Долгое время мы не могли выследить Джека, поэтому летели в слепую, но потом нас все же удалось найти их, и следовать за ними, в итоге мы все сами догадались о месторасположении Долины, и решили устроить сюрприз, но мы слишком часто останавливались, и поэтому прилетели чуть позже рассчитанного.

Расспрашивать нас не спешил только Атлас, его жена Мария и дочь Генриетта, они, молча, смотрели на происходящее. Я с трудом вырвалась из объятий и поспешила к воссоединенной семье, видок у меня был, скажем так себе, разорванное платье, рюкзак на плечах, медальон на шее и кинжал в руке, мы отбивались от злобных зверюшек, и босые ноги, и все тело в саже, потому что мы случайно влетели в вулкан.

— Здравствуйте, — сказала я.

— Здравствуй Оливия, моя жена все рассказала, ты ходила в замок?

— Да, и у меня для вас плохие новости, давайте пройдем в ваш кабинет, мы с Кэмом все выложим как есть.

Так мы и поступили, мы сидели в кабинете директора, я, Кэм, Миссис Генриетта, Мария, и директор Атлас.

— Давай Оливия, рассказывай, — сказала Миссис Генриетта.

— Я не хочу вас пугать, но… Леди Агнесса жива.

Они все испуганно переглянулись:

— Ты уверена? — Спросил Атлас.

— А с чего ей врать? Она меня убить пыталась, кто знает, что было бы, если бы Оливия осталась в замке, — ответил Кэм

— Да, если бы не Кэмерон, я бы сейчас не стояла здесь, и не говорила бы с вами, за себя я не боюсь, она меня не тронет, но сделает все, чтобы я вернулась.

Атлас ухмыльнулся:

— Она говорила, для чего ты нужна ей? — Спросила он.

— Она говорила что — то о захвате мира и власти, я так понимаю, она хочет меня как — то использовать, но как я сама не знаю.

Ухмылка исчезла с его лица:

— КЛАРК! — Крикнул он.

В кабинет ворвался высокий, худощавый, бледный, с черными сальными волосами, в очках, белой рубашке и черных брюках, при этом он сутулился.

— Да, что — то случилось? — Спросил он.

— Прежде чем вы что — то скажите, я хотела бы вас попросить помочь семье миссис Ливии связываться с ней, — сказала я директору.

— Хорошо Оливия, я что — нибудь придумаю, — ответил он.

— Спасибо большое, — ответила я и отошла в сторону.

— Кларк, нужно расставить охрану по всему периметру Долины, — сказал директор.

— Почему директор решает такие вопросы? — Спросила я шепотом Кэма.

— Он не просто директор, его сделали главным защитником Долины, вся власть здесь принадлежит ему, и первым дело Агнесса захочет избавиться от него, — так же шепотом ответил Кэм.

— Большую часть охраны расставить по периметру академии, и когда Оливия будет дома, приставить туда Адских псов,[1] или лучше все ту же охрану, ввести комендантский час, проверять все дома трижды в день и главное….избавляться от всех, кто служил Агнессе, кроме Софи, приступайте.

Худощавый кивнул и ушел прочь, директор повернулся к Кэму:

— Кэмерон, ты должен следить за Оливией, никто кроме тебя не знает, о том кто она, я извещу семьи других охотников, чтобы они были готовы встать на защиту Долины. Если с ней что — нибудь случится… ты понесешь самое страшное наказание, которое только есть, ты должен будешь следить за ней, где бы она, не была.

— Даже в ванной? — Спросила я.

— Нет, это было бы слишком, ступайте по домам, этот год будет тяжелым, для всех нас, — сказал он, и мы ушли.

«Я найду тебя» — раздалось у меня в голове.

— Ты слышал? — Спросила я у Кэма.

— Что слышал?

— Ничего.


[1] Адская гончая — мифическое сверхъестественное существо в виде собаки.





Благодарности

Хочу выразить большую благодарность своему покойному деду, которому всегда нравились мои коротенькие рассказы, которые я писала с восьми лет, именно он поселил во мне идею написания книг. Также благодарю своих родителей за их поддержку и моих лучших друзей, которые вдохновили меня на некоторых из героев.

Я не буду писать их фамилии, если они читают это, то поймут, кого я имею в виду. Спасибо Лизе. А. за такого прекрасного и чувственного персонажа как Ева, спасибо Лене. В. за клевую пацанку Клеопатру, также спасибо Веронике. К. за необычную Сорано. И хотя эти персонажи второстепенные я их люблю всем своим сердцем и душой, каждая из них по — своему уникальна, спасибо Лизе. Н. за поддержку.

Ну и конечно спасибо мне, что не сдавалась и все — таки дописала книгу до конца, несмотря на все препятствия, а также спасибо издательству Ridero, без вас эта книга не вышла бы в свет.

А самое главное спасибо огромное тебе читатель, за то, что дошел до этой страницы и читаешь это, надеюсь, тебе понравилась книга, и ты захочешь ждать продолжения.


Также выражаю благодарность сайтам, на которых нашла много интересно информации, таким как:


http://www.inmoment.ru/

http://myfhology.info/index.html

http://drakoshi.net/

https://ru.wikipedia.org/wiki/


Для обложки были использованы шрифты:

wonderland stars

TrueGritCTT

­­­­­­



home | my bookshelf | | Оливия Джонсон и охотники |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 2.0 из 5



Оцените эту книгу