Book: Алхимический брак



Алхимический брак

Мэри Джо Патни

Алхимический брак


Алхимический брак

Глава 1

Лондонский Тауэр, июль 1588 года


Несмотря на то что комнаты были и просторны, и обставлены так, как полагается для заключенных аристократов, их холодные каменные стены все равно пропитались болью и смертью. Сэр Адам Макрей вышагивал по тюремной камере, грохоча кандалами и думая о том, удостоят ли его перед казнью хотя бы видимости суда или обойдутся и без этой формальности. А может быть, оставят заживо гнить взаперти, пока не увянут как его дух, так и тело?


Тяжелая дверь, заскрипев, отворилась. Зная, что сейчас не время для еды, Макрей настороженно повернулся. При виде двух вошедших мужчин в темных плащах с капюшонами выражение его лица застыло. Похоже, не рискнув казнить столь знатного шотландца, Королева-девственница[1] и ее советники решили заставить его замолчать с помощью убийства.


Ну уж нет, Бог — свидетель, без борьбы он не сдастся. Адам схватил цепь, соединяющую его наручники. Пусть это проклятое железо и сковывает его магическую силу, зато тяжелые звенья могут стать неплохим оружием.


Более высокий из мужчин сбросил с головы капюшон, и взору узника предстали длинная седая борода и пронзительные глаза. Да это же Джон Ди[2] — личный маг Ее Величества.


Макрей затаил дыхание. Ди обладал истинной силой, так же как и влиянием на королеву, но его ни за что не послали бы сюда для заурядного убийства.


— Я считал, что вы сейчас на Континенте, Мастер Ди. Ходили слухи, что вы, скорее всего, навсегда останетесь в Богемии, где вас так высоко ценят.


Ди сухо и скупо улыбнулся.


— Для всех я все еще в Богемии, но моей королеве нынче необходим здесь — надвигается серьезная опасность.


— Англии угрожают? Великолепно. — Макрей зааплодировал, бренча наручниками. — Буду молиться за успех ее врагов.


— Не слишком торопитесь призвать напасти на наши головы. Может случиться и нечто похуже, чем правление Елизаветы, независимо от того как мало она вам нравится.


— На ее совести смерть королевы Шотландии, — категорично заявил Макрей. — А потому она заслуживает всего, что я пожелал, и даже большего.


— Никто не сожалел о смерти Марии Стюарт[3] более самой Елизаветы. Она сдерживала себя годы — десятилетия, — несмотря на неопровержимые доказательства участия вашей королевы в изменнических заговорах. Необходимость казнить свою собственную кузину, такую же королеву, как и она сама, ввергла Елизавету в безмерную скорбь.


— И тем не менее убийство произошло.


— А вы сами не могли подождать, пока вернетесь в Шотландию, прежде чем проклинать Елизавету и грозить ей божьей карой? У королевы просто не оставалось выбора, ей пришлось заточить вас в тюрьму. — Старый маг с укоризной покачал головой. — Вы поддерживали Марию, рискуя собственной жизнью, а ведь она была католичкой, вы же — протестант. Ваша преданность похвальна, но где же здравый смысл?


Как и у всякого упрямого шотландца, здравый смысл никогда не являлся сильной стороной Макрея.


— Иначе какой же из меня мужчина. Она была моей королевой, и Елизавета не имела никакого права казнить ее. Вы пришли сюда насмехаться над моим глупым языком?


— Нет, сэр Адам. — Ди смотрел спокойно и уверенно. — Я пришел поинтересоваться, не захотите ли вы заслужить себе свободу.


Свобода? На Макрея нахлынул вид Глен-Рэта. Красивейшего места на этой зеленой земле, благословенной Богом, с самым прозрачным воздухом, когда-либо вдыхаемым человеком…


Но Макрей не дал тоске по дому овладеть им, зная, что та ослабит его дух.


— Что и говорить, мне хотелось бы быть свободным, но, возможно, плата окажется слишком высокой.


— По общему мнению, вы, сэр Адам, — величайший заклинатель погоды в Британии. — Проницательные глаза Ди вспыхнули. — И я хочу, чтобы вы вызвали бурю.


Итак, Ди знает о его способностях. Теперь понятно, почему тюремщики Макрея догадались заковать его в железо, лишающее магической силы. Адам и раньше подозревал об этом, ведь высокородных узников редко держат в наручниках. Тот факт, что королевские стражники ворвались к нему в дом ночью и скрутили железом раньше, чем он успел подумать о сопротивлении, заставил Макрея предположить, а не предал ли его кто-то из Защитников. Очевидно, нет. У этого чудовища Ди свои способы добывать нужные ему сведения.


— Возможно, я и смог бы, но с какой стати мне это делать?


— Чтобы спасти Британию от величайшей из бед. — Ди опустился на один из стульев, пододвинутый его спутником, и замер, как натянутая струна. — Не возражаете, если я присяду, сэр Адам? Мои старые кости разболелись после длительной поездки через всю Европу.


Вспомнив о своих обязанностях хозяина, Макрей достал из шкафчика вино — запасы у него были неплохие — и наполнил им три кубка. Ди с готовностью взял один, его спутник некоторое время колебался, затем все-таки принял кубок и отошел в самый темный угол комнаты. Двигался он с легкостью и грацией молодости. Ученик или слуга? Кто бы он ни был, Ди ему доверял. Макрею оставалось только надеяться, что мальчишка умеет держать язык за зубами.


Макрей сел на стул напротив Ди, вытянув перед собой длинные ноги, — сама непринужденность, несмотря на сковывавшие его цепи.


— Так вы говорите, что желаете получить бурю.


— Испания и Англия то и дело набрасываются друг на друга со времен смерти Марии Тюдор[4]. Нынче Испания собирает Армаду[5], самый большой по численности флот из когда-либо существовавших: более ста тридцати судов и тридцати тысяч солдат. Это намного превышает возможности Англии. — Ди уставился на кубок с вином. — Я хочу, чтобы вы наслали на них шторм, способный погубить испанские суда и спасти Англию от вторжения.


Макрей ахнул.


— Вы хоть представляете, о чем просите? Величайший из магов-погодников, когда-либо живших на этой земле, не смог бы наколдовать подобный шторм. Особенно в это время года. Магия должна основываться на том, что уже существует в природе, а слабые летние ветра не содержат в себе достаточной силы, чтобы я сумел превратить небольшую грозу в огромный ураган.


— Я знаю, что это нелегко, но если кто и сможет, так только вы.


Макрей позволил металлическим звеньям заскользить между пальцами. Увесистая цепь сковывала его разум.


— Не знаю, остались ли во мне еще силы после года с лишним в тисках холодного железа. Но если и остались, я предпочту сгореть в аду, чем применить их в угоду Елизавете.


— Речь не о Елизавете, а о Британии. И о Шотландии как ее части. Вы и в самом деле хотите, чтобы жестокая рука Испании дотянулась до этого острова?


Макрей пожал плечами.


— Они могут разграбить Лондон, но я сильно сомневаюсь, что им будет дело до моих соотечественников где-то в дикой Шотландии. Пусть себе приходят. Для меня нет разницы, кто станет здесь править — английская Елизавета или испанский Филипп[6].


— Вы ответите «нет», даже если это будет стоить вам жизни?


Губы Макрея скривились в усмешке.


— Пятнадцать долгих месяцев я жил в ежедневном ожидании смерти, Мастер Ди. Так чем же сегодняшний день отличается от остальных?


Тихо выругавшись, спутник Ди выступил из темного угла.


— Если вы, Макрей, считаете, что испанское вторжение вас не коснется, вы не только плохо осведомлены, но к тому же и глупы. Откиньте свои предубеждения и подумайте.


Глубокий грудной[7] голос принадлежал женщине. Она откинула капюшон, открыв узкое необычайно умное «византийское» лицо со сверкающими черными глазами. Ей было где-то под тридцать, и назвать ее просто хорошенькой не поворачивался язык. Нет, перед Макреем стояла женщина — устрашающе прекрасная, как блистающий смертоносный меч.


— Сэр Адам, позвольте представить вам мою помощницу, Исабель де Кортес, — сухо произнес Ди. — Если вам понадобятся какие-либо факты или поддержка, она сможет все это предоставить.


Макрей внимательно вгляделся в спутницу Ди. Теперь, когда она не скрывала своих способностей, даже сквозь железо его внутреннее видение подсказало, что она вся так и пылает магическим даром.


— Исабель де Кортес, — задумчиво произнес Макрей. — Испанское имя и испанское лицо. Вы так сильно ненавидите собственную страну, сударыня?


— Да, мои предки родились в Испании, что вовсе не делает эту страну моей. Моя преданность принадлежит Англии. — Темные глаза Исабель сузились. — Вы считаете, что испанское вторжение не затронет Шотландию, но вы неправы. Вспомните, когда правила Мария Тюдор, а Филипп Испанский был ее мужем, — тогда горящая плоть протестантских мучеников отравляла воздух Смитфилда[8]. И это еще ничто по сравнению с тем, что произойдет, доведись Инквизиции вступить на британскую землю.


— Этого никогда не случится.


— Вы так думаете? Ваша Шотландская Королева завещала Филиппу свои притязания на английский трон, и его войска уже на пути к тому, чтобы захватить завещанное огнем и мечом. И то, что ваша дикая страна далеко на севере, не защитит вас.


— Вы совершенно не знаете ни Шотландию, ни шотландцев.


Она издала звук, похожий на рык дикой кошки.


— Вы же маг, значит, способны с помощью магического кристалла хоть краем глаза заглянуть в возможное будущее. Давайте же, всмотритесь туда непредвзятым взглядом, а затем повторите, что для вас не имеет никакого значения, победят ли испанцы. — Из кармана плаща она вытащила отполированную пластинку обсидиана дюйма четыре в диаметре.


Адам отказался ее взять.


— Вы забыли, что я закован в железные цепи.


— Прикосновение железа лишает вас всех ваших способностей, даже самых малых? — Казалось, Исабель потрясена. Хуже, она его пожалела. — Большинство магов не настолько чувствительны.


— Но не я, — безо всякого выражения отозвался он. Вот уже пятнадцать бесконечных месяцев его внутренний мир был слеп, глух и нем, оставив в нем болезненное ощущение пустоты, которой, возможно, никогда не суждено заполниться.


— Мастер Ди, у вас же есть ключ от кандалов, — сказала Исабель. — Дайте его мне, и я смогу освободить Макрея.


Ди вытащил ключ.


— Сэр Адам должен поклясться не использовать свою силу во вред.


— Если вы хоть что-нибудь знаете о Защитниках, вам должно быть известно, что мы даем клятву защищать, а не разрушать. — Освободиться от цепей… Макрей жадно следил за ключом. Маг стар, отобрать у него ключ легко, но нет. Он еще не пал столь низко, чтобы набрасываться на старика.


Решив, что молчание Макрея означает согласие с условием Ди, Исабель взяла ключ и подошла к пленнику, чтобы разомкнуть кандалы. Сердце Макрея бешено колотилось от нетерпения, он протянул запястья, пытаясь подавить внезапную дрожь в руках. Исабель склонила голову к цепям, прилагая все силы, чтобы справиться с отсыревшими и проржавевшими замками, не открывавшимися больше года. Кончики ее пальцев задели его запястья, опалив натертую кожу жаром магической энергии.


Одна рука свободна. Макрею пришлось собрать всю свою волю, чтобы стоять спокойно, пока Исабель поворачивала ключ во втором замке. Какие у нее блестящие волосы цвета вороного крыла.


Наконец и другой замок поддался, и кандалы скользнули по коленям Макрея. Подняв убийственную цепь, сковывавшую больше его мозг, чем тело, он с яростью швырнул ее в холодный камин. Адам потер нывшие от боли запястья и понял, что помрачневшее сознание чувствует себя не многим лучше прежнего. Неужели пятнадцать месяцев паралича отняли у него всю силу?


Он подошел к единственному в комнате зарешеченному окну и уставился в небо. Все эти долгие месяцы заключения Макерй завидовал чайкам, свободно парившим над Темзой. Будь он оборотнем, смог бы превратиться в птицу и улететь домой в Шотландию. Однако такой способностью он не обладал, а потому оставался здесь, на земле, лишенный своей самой глубинной сути.


Призвав на помощь воспитанную долгими годами обучения самодисциплину, он представил, как через его тело проходит легкий бриз, унося с собой отравляющие душу страх и разочарование. И где-то глубоко-глубоко замерцал маленький проблеск силы, подобно светлячку, вспыхнувшему в ночи. Разрываясь между желанием удержать и желанием смаковать это ощущение, Адам бережно разжег слабую искорку, осторожно возрождая то, что так долго было заморожено.


Будто горная весенняя речушка родной Шотландии, сломавшая наконец сковывавший ее лед, сила начала неумолимо расти и заполнять его. Почти захмелев от прилива магии, Макрей выплеснул гнев на свое пленение в облачко, слегка прикрывшее в этот момент солнце. И облачко мгновенно потемнело, начало расти, пока не превратилось в огромную тучу, и над Тауэром не разразилась буря, от которой задребезжали близлежащие крыши. В зарешеченное окно ворвался косой ливень, холодный и освежающий. В Макрее забурлила пьянящая радость от вновь обретенного чувства власти над ветрами, и он громко рассмеялся.


— Неплохое применение гнева, — заметила Исабель. — Теперь вам осталось научиться точно так же ненавидеть испанский флот.


Макрей почти забыл о своих посетителях, продолжавших ждать в тишине комнаты. Освободив облако от своей власти, он повернулся к гостям. Дождь тут же начал сходить на нет. Все стихло, будто и не было пяти минут шквального ветра.


— А теперь смотрите. — Исабель еще раз протянула ему магический кристалл. Она скинула плащ, явив взору сильное чувственное тело. С момента своего заточения Макрей не видел ни одной дамы и, к своему стыду, понял, что всем нутром откликается на ее неоспоримую женственность. Исходивший от нее аромат навевал мысли о звездном свете и редких пряностях.


Он неохотно взял кристалл. Одаренный прорицатель мог видеть в любой отражающей поверхности: воде, вине, стекляшке, драгоценном камне, — но этот дымчатый обсидиан пульсировал энергией своей хозяйки, словно живое существо.


Когда Макрея только схватили, он даже мрачно порадовался, что железо блокировало и его способность предвидения, поскольку было ясно, что увидеть он может лишь свою собственную гибель. И пусть сейчас Макрей боялся, что кристалл покажет гораздо больше, чем ему хотелось бы знать, пришло время заглянуть за пределы этой камеры. Он закрыл глаза, очищая разум, чтобы правильно задать вопрос. «Что может принести испанское вторжение?» После чего стал смотреть на кристалл несфокусированным взглядом — только так на нем могли показаться желаемые изображения.


Дунрей[9] горит. Пальцы Макрея с силой сжали диск. Боже, его мать выпрыгивает из окна башни, предпочтя быструю смерть медленному ужасу гореть заживо! Зачем испанцам понадобилось поджигать его дом?


Ответ сложился у него в голове так же легко, как картинка на поверхности обсидиана: его младший брат, еще один упрямец-Макрей, ни за что не откажется от своей веры и не преклонит колено перед иностранцами. А потому Дунрей будет снесен в назидание другим кланам.


Адам давно смирился со своей собственной скорой смертью, но он верил, что его дому ничто не угрожает. Лэрдом станет младший брат, а невеста Адама выйдет замуж, подыскав другого мужа, а значит, его семья будет продолжать жить, здоровая и процветающая. Но то, что он увидел сейчас…


А не может ли быть так, что Исабель де Кортес специально вложила лживые изображения в свой обсидиан? Однако эту мысль он отверг сходу. Женщина выглядела настолько честной, что вряд ли способна на эдакую подлость, даже если бы такое было возможно.


В висках стучало, и все же Макрей вновь взглянул на диск, надеясь увидеть хоть что-то утешительное, сгладившее бы ужас от первого видения.


О Господи, нет! Сформировавшееся изображение имело вид Эдинбургского замка[10], величественно возвышавшегося над городом — городом, выглядевшим так, как если бы на него обрушился Божий гнев. Нет, не Божий, а полных ненависти людишек, которые либо вынуждали остальных жить по своим правилам, либо безжалостно их уничтожали. И вот из замка повалил черный густой дым. Гордость и история Шотландии на глазах Макрея превращалась в огромный факел, а испанские солдаты, совершенно озверев, насиловали и грабили.


Макрею не требовались объяснения ни Ди, ни Исабель де Кортес, чтобы понять, что кристалл показывает не Истинное Будущее, а скорее, его Возможность. Помрачнев еще больше, он заставил себя смотреть на все те ужасы, что мелькали перед глазами. Вот группа мучеников воспевает славу Господу, в то время как их пожирает огонь. А вот Королева-девственница на эшафоте, идет на смерть с несгибаемым мужеством. Вот и вооруженные солдаты, уничтожающие протестантов, в тайне молящихся своему Богу — вспышки лезвий резко контрастируют с потоками алой крови.


Как долго Макрей наблюдал за всем происходящим в кристалле, он не знал, но оторвавшись, почувствовал, как задеревенело тело. Уже стемнело, наступала ночь, и Исабель поднялась, собираясь зажечь свечи.




— Не самое лучшее Будущее, — тихо произнесла она.


— Согласен. — Хотя Макрею вовсе не нравилась идея помогать этим сассенакам[11], но и стоять в стороне, когда волки вот-вот готовы разорить Британию, он не мог. — Я сделаю все, что смогу, чтобы помешать Армаде, однако предупреждаю, наколдовать бурю такой силы может оказаться не в моей власти. — Его губы непроизвольно сжались в тонкую линию, когда он бросил еще один беглый взгляд на обсидиан. — Слишком горько осознавать, что причинил вред стольким людям, когда принес клятву Защитника.


— У меня самого не больше желания убивать, чем у вас, сэр Адам. — Ди выглядел старым и очень усталым. — В наши планы входит раскидать суда, не дав им обрушиться на нас всем сразу, а вовсе не уничтожить их. Шторм где-нибудь в проливах между Британией и Континентом должен прибить их к фламандскому побережью, и тогда, даст Бог, большинство моряков и солдат выживут.


Чистой воды софистика[12] старого дипломата — пусть и нет желания кого-либо намеренно убивать, однако буря, настолько сильная, чтобы суметь рассеять такое количество судов, непременно станет причиной гибели очень многих из тех, кто находится на кораблях. Он умрут — Макрей не мог себя обманывать. И все же, если то, что он видел на гладкой поверхности камня, правда, то его действия гораздо больше жизней спасут, чем отберут.


Магическая сила — непредсказуемый и коварный дар. Защитникам с самого раннего детства прививали необходимые моральные принципы, но ни один самый прозорливый учитель не может предугадать всего. В критической ситуации Защитник должен сам решать, что лучше в данный конкретный момент, — и да ниспошлет Бог ему мудрость, чтобы выбрать правильный путь.


— Я сделаю все, что смогу, но мне необходима помощь.


— Все, что пожелаете, сэр Адам, — отозвался Ди. — Что вам потребуется?


— Прежде всего, выпустите меня из этой мерзкой тюрьмы. К тому же у меня должно быть письмо, подписанное самой Елизаветой и говорящее о том, что все обвинения с меня сняты и что я — свободный человек. Объясните ей также, что я даю слово сделать все от меня зависящее, но не могу обещать, что сумею вызвать шторм достаточной силы, чтобы справиться с Армадой.


Ди кивнул.


— Понятно. У меня имеются полномочия предоставить вам это. Что еще?


Макрей потер пульсирующие виски, пытаясь сообразить, что же еще ему понадобится в столь трудновыполнимой миссии.


— Я должен находиться где-то возле Ла-Манша, желательно в таком месте, где заключена магическая сила.


На это ответила уже Исабель:


— Моя семья владеет небольшим поместьем в Кенте, оно полностью соответствует вашим требованиям. Что еще?


— Собственной энергии для формирования нужного нам шторма мне не хватит, а значит, понадобится ваша помощь, Мастер Ди. Если я смогу объединить вашу магию со своей, появится шанс на успех.


Старик и женщина обменялись взглядами.


— Вашей помощницей будет Исабель.


Макрей метнул на нее тревожный взгляд. Он должен работать с этой опасно соблазнительной дикой кошкой с двумя обсидианами вместо глаз? Стараясь говорить как можно более равнодушно, он произнес:


— Я бы предпочел вести дела с вами. Нам будет легче слить воедино наши энергии.


Старик покачал головой.


— Как ученый, астролог и знаток древней мудрости я вполне заслуживаю внимания, но магических сил у меня не так уж много. Исабель — самая лучшая прорицательница и самый могущественный маг, которого мне когда-либо приходилось встречать, — возможно, за исключением вас. Она сможет внести в общее дело гораздо больший вклад, чем я.


Макрей хотел возразить, но не смог. Его чутье подсказывало, что Ди говорит правду: для заклинания такого размаха Исабель де Кортес подойдет значительно лучше. Она несравненно сильнее. Но и куда как более опасна.


Макрей устало прикрыл глаза, и вновь перед ним вспыхнули видения горящего Дунрея.


----------

[1] Елизавета I (Elizabeth I; 7 сентября 1533 — 24 марта 1603), королева Бесс — королева Англии и королева Ирландии с 17 ноября 1558, последняя из династии Тюдоров. Она унаследовала престол после смерти сестры, королевы Марии I.

Время правления Елизаветы иногда называют «золотым веком Англии», как в связи с расцветом культуры (т. н. «елизаветинцы»: Шекспир, Марлоу, Бэкон и др.), так и с возросшим значением Англии на мировой арене (разгром Непобедимой Армады, Дрейк, Рейли, Ост-Индская компания).


Коронационный портрет Елизаветы I


Автограф Елизаветы I


Сразу после коронации Парламент обратился к королеве с призывом обеспечить английский трон наследником: ей было предписано выбрать себе супруга.


Список претендентов открывал Филипп II, некогда женатый на Марии I, затем шли эрцгерцоги Фредерик и Карл Габсбург, шведский кронпринц Эрик. Со временем к ним прибавятся герцог Анжуйский и даже царь Всея Руси Иоанн Васильевич Грозный.


Парламент продолжал настаивать на выборе жениха. Елизавета не намеревалась делить власть с мужчиной, но в 1559 году она не могла в открытую спорить с парламентом: ему был дан уклончивый ответ.


Многолетним фаворитом королевы был Роберт Дадли, граф Лестер. Их дружба зародилась еще в раннем возрасте, так как будучи еще детьми они росли поблизости. После смерти жены Роберта Дадли Эми Робсарт, якобы покончившей жизнь самоубийством, у него стало еще меньше шансов приблизиться к королеве: власть и расположение народа она ценила гораздо больше, чем самую пылкую страсть. Королева была вынуждена провести тщательное расследование всех обстоятельств дела, связанных со смертью Эми Робсарт. Невиновность Дадли была доказана, однако в народе еще долго циркулировали слухи об убийстве. Роман королевы с лордом Дадли длился не одно десятилетие и прервался только из-за его смерти в 1588 г. На протяжении всего своего царствования Елизавета многократно заявляла, что их связь была исключительно платонической. Так, в конце 1562 г., когда королева заболела оспой, то, назначив в случае своей смерти Роберта Дадли лордом-протектором королевства, она заявила придворным, что между нею и сэром Робертом «никогда не было ничего вульгарного». Даже в конце жизни Елизавета неуклонно твердила о своей девственности.


Тем не менее в истории существует один достаточно загадочный факт. В бумагах испанского министра Фрэнсиса Энгелфилда (долгие годы он являлся шпионом при английском дворе, однако, в конечном итоге был выслан за пределы Англии) были найдены три письма, направленные им в 1587 г. испанскому королю. В них сообщалось, что на борту корабля, пришедшего в Испанию из Франции был арестован англичанин, которого заподозрили в шпионаже. Во время допроса он признался, что его имя Артур Дадли и он является незаконным сыном Роберта Дадли и английской королевы Елизаветы I. По его словам, он родился где-то между 1561 и 1562 гг., и сразу же после рождения Кэтрин Эшли (няня королевы, которая была рядом с нею на протяжении всей жизни) отдала его на воспитание в семью Роберта Саузерна. Личным учителем Артура стал Джон Смит, близкий друг Саузерна. До самой смерти Саузерна Артур считал себя его сыном. Однако на смертном одре Роберт Саузерн признался юноше в том, что он не являлся его отцом, и открыл ему тайну его рождения.

Вопрос о подлинной личности Артура Дадли на сегодняшний день продолжает оставаться открытым.


[2] Джон Ди, иногда Дии (англ. John Dee; 13 июля 1527, Тауэр Уард, Лондон, Англия — 26 марта 1609, Мортлэйк, Лондон, Англия) — английский математик, географ, астроном и астролог.


В 1558 году после смерти Марии I Тюдор на престол вступила Елизавета Английская, восстановившая в Англии протестантизм. Ди быстро оказался в фаворе у новой королевы, что довольно-таки странно, учитывая его сотрудничество с прежним режимом (отсюда предположение о шпионской миссии Ди). Елизавета сделала Ди своим личным астрологом и советником в делах науки; Ди сам назначил наиболее благоприятную дату коронации Елизаветы на основании составленного им гороскопа.


Интересный факт: В 1592 (1596) Ди был назначен ректором Колледжа Христа в Манчестере. Однако он с трудом справлялся со своими обязанностями, поскольку находившиеся под его началом коллеги не желали подчиняться «злому волшебнику».


Джон Ди и Эдвард Келли вызывают духа


Ди трижды был женат и имел восемь детей. Его старший сын, Артур Ди, также занимался алхимией и герметической философией. Джон Обри дает следующее описание внешности Ди: «Он был высок и худощав. Он носил халат, подобный тем, что носят художники, с раскрытыми от локтя рукавами и длинным разрезом. Очень ясное, румяное лицо… длинная молочно-белая борода. Очень красивый человек».


[3] Мария I (урожденная Мария Стюарт англ. Mary Stewart; 8 декабря 1542 — 8 февраля 1587) — королева Шотландии с младенчества (фактически с 1560 года) до низложения в 1567 г., а также королева Франции в 1559–1560 г. (как супруга короля Франциска II) и претендентка на английский престол.


Мария Стюарт после возвращения в Шотландию


Автограф Марии Стюарт


Королева Мария отказывалась признавать Елизавету I королевой Англии, надеясь на реализацию своих прав на английский престол. Компромисс мог быть возможным на условиях отказа Марии от претензий на корону при жизни Елизаветы в обмен на признание ее наследницей английской королевы. Однако ни Мария, ведомая самоуверенными надеждами, ни Елизавета, не готовая решать вопрос наследования, не желали идти на сближение.


В то же время встал вопрос нового брака королевы Марии. На ее руку было множество претендентов среди европейских монархов (короли Франции, Швеции, Дании, эрцгерцог Австрии). Наиболее вероятным женихом долгое время считался Дон Карлос, сын короля Испании Филиппа II. Переговоры об этом союзе обеспокоили Англию: Елизавета I даже предложила за отказ от испанского брака признать Марию своей наследницей. Однако к концу 1563 г. стало ясно, что Дон Карлос психически невменяем, и этот проект провалился. Елизавета со своей стороны предложила руку Роберта Дадли, графа Лестера, своего вероятного любовника, что, естественно, вызвало негодование королевы Шотландии.


В 1565 г. в Шотландию прибыл двоюродный брат королевы — девятнадцатилетний Генрих Стюарт, лорд Дарнли, сын графа Леннокса и потомок по материнской линии английского короля Генриха VII — высокий, красивый молодой человек. Мария Стюарт с первой встречи влюбилась в него и уже 29 июля 1565 г. вышла за него замуж, к вящему неудовольствию Елизаветы I. Этот брак не только означал разрыв с Англией, но и одновременно оттолкнул от королевы ее прежних союзников.


Вскоре Мария Стюарт осознала, что лорд Дарнли морально оказался не готов к королевскому титулу, что она вышла замуж за человека без особых талантов и достоинств. Королева, поняв свою ошибку, стала пренебрегать своим супругом. Стала очевидной ее симпатия к Джеймсу Хепберну, графу Ботвеллу, который резко контрастировал с Дарнли своей силой, мужественностью и решительностью. Разрыв королевы и короля становится свершившимся фактом: Дарнли даже отказывается присутствовать на крещении их ребенка, будущего короля Якова VI, родившегося 19 июня 1566 г. 10 февраля 1567 г. при таинственных обстоятельствах взорвался дом в Керк-о’Фильде, пригороде Эдинбурга, где остановился Дарнли, а сам он был найден убитым во дворе, видимо, заколотый при попытке бегства из горящего дома. Кто бы ни был действительным убийцей Дарнли, по крайней мере, косвенную вину в этом преступлении общественное мнение Шотландии возложило на королеву как неверную жену. Мария Стюарт не сделала ничего, чтобы доказать свою невиновность. Наоборот, уже 15 мая 1567 г. в Холируде состоялось бракосочетание Марии и графа Ботвелла. Этот брак с вероятным убийцей короля немедленно лишил Марию Стюарт всякой поддержки в стране, чем немедленно воспользовались лорды-протестанты, собравшие значительные военные силы. Они выбили королеву и Ботвелла из Эдинбурга. Мария Стюарт была вынуждена сдаться, предварительно обеспечив беспрепятственный отъезд Ботвелла, и была препровождена восставшими в замок Лохлевен, где 24 июля подписала отречение от престола в пользу своего сына Якова VI.


Мария бежала из заточения в Англию. Первоначально Елизавета I пообещала помощь Марии, однако она была далека от идеи военной интервенции в пользу своей конкурентки на английский престол. Мария же отказывалась отречься о своих прав на английский престол, что, безусловно, очень беспокоило Елизавету. Мария не переставала интриговать против Елизаветы I, завязав секретную переписку с европейскими державами, однако реального участия в восстаниях против английской королевы она не принимала. Тем не менее имя Марии Стюарт, законной правнучки короля Генриха VII Английского, активно использовалось заговорщиками против Елизаветы I. В 1586 г. Мария Стюарт оказалась вовлеченной в неосторожную переписку с Энтони Бабингтоном, агентом католических сил, в которой она поддержала идею заговора с целью убийства Елизаветы I. Однако заговор был раскрыт и переписка попала в руки английской королевы. Мария Стюарт предстала перед судом и была приговорена к казни. 8 февраля 1587 г. Мария Стюарт была обезглавлена в замке Фотерингей.


Мария Стюарт перед казнью


Королева была похоронена в соборе Питерборо, а в 1612 г. по приказу ее сына Якова, который стал королем Англии после смерти Елизаветы I, останки Марии Стюарт были перенесены в Вестминстерское аббатство, где были захоронены в непосредственной близости от могилы ее вечной соперницы королевы Елизаветы.


[4] Мари́я I Тюдо́р (1516–1558) — королева Англии с 1553, старшая дочь Генриха VIII от брака с Екатериной Арагонской. Также известна как Мария Кровавая (или Кровавая Мэри, англ. Bloody Mary), Мария Католичка.


Этой королеве не поставили ни одного памятника на родине, ее имя ассоциируется с кровавыми расправами, день ее смерти (и одновременно день восшествия на престол Елизаветы I) отмечали в стране как национальный праздник.


Есть замечательный роман Филиппы Грегори «Вечная принцесса», рассказывающий о матери Марии. Та всю жизнь боролась за королевское звание и то, чтобы оно перешло к ее детям. Судя по книге — заслуживающая уважения дама. И вот тебе доченька


[5] Непобедимая армада (исп. Armada invencible или «Великая и самая счастливая армада», исп. Grande y Felicísima Armada) — крупный военный флот (130 тяжелых кораблей), созданный и собранный Испанией в 1586–88 годы для разгрома английского флота, завоевания Англии во время англо-испанской войны (1587–1604) под командованием Алонсо Переса де Гусмана, герцога Медины-Сидонии.


В результате нескольких кровопролитных боев Непобедимая армада была сильно потрепана англо-голландским флотом из легких и маневренных кораблей, которым командовал лорд Эффингам, в серии стычек завершившихся Гравелинским сражением. В боях отличились «пираты Елизаветы», среди них самый известный — сэр Фрэнсис Дрейк.


Сражения длились 2 недели. Армада сумела перегруппироваться и уйти к северу, причем английский флот тревожил ее на некотором отдалении, идя вдоль восточного побережья Англии. Возвращение в Испанию было трудным: Армада пошла через северную Атлантику, вдоль западного побережья Ирландии. Но сильные штормы нарушили строй флота, и свыше 24 судов были выброшены на берег на северном и западном побережье Ирландии. Около 50 судов не смогли добраться обратно в Испанию. Из 130 боевых единиц испанского флота, домой вернулось только 65 (или 67) судов, а 3/4 личного состава погибло.


Поход Непобедимой Армады


[6] Филипп II (исп. Felipe II, 21 мая 1527(15270521) — 13 сентября 1598) — король Испании из династии Габсбургов. Сын и наследник императора Священной Римской империи Карла V (он же король Кастилии и Арагона Карл (Карлос) I), Филипп с 1554 г. был королем Неаполя и Сицилии, а с 1556 г., после отказа своего отца от престола стал королем Испании, Нидерландов и обладателем всех заморских владений Испании. В 1580 присоединил также Португалию и стал ее королем (как Фелипе I, порт. Filipe I).


Еще будучи наследником престола, в 1554 г., Филипп женился на Марии Кровавой, королеве английской; когда Мария умерла, он желал жениться на ее преемнице Елизавете, но последняя искусно отклонила это сватовство. По мере того, как росли успехи Нидерландов, Елизавета обнаруживала все больше и больше сочувствия к их делу. Френсис Дрейк, покровительствуемый английским правительством искатель приключений, нападал на берега заатлантических владений Испании, не щадя иногда и побережья Пиренейского полуострова. Наконец, когда Елизавета послала нидерландцам помощь в виде большого отряда пехоты и артиллерии, Филипп решился нанести решительный удар «еретичке»; казнь Марии Стюарт только ускорила его решение. В 1588 г. Филипп послал к берегам Англии под начальством Медина-Сидонии огромный флот (130 больших военных кораблей) — «Непобедимую Армаду». Филипп II считал своим долгом помочь английским католикам в их борьбе с протестантами. Поэтому на палубах Непобедимой армады было собрано почти 180 священников и духовников. Даже во время вербовки каждый солдат и матрос должен был исповедаться перед священником и причаститься. Религиозные настроения испанского короля и его подданных отражены в словах выдающегося иезуита Педро де Рибаденейры: «Нас поведет сам Господь Бог, чье дело и святейшую веру мы защищаем, а с таким Капитаном нам нечего бояться». Однако Армада погибла от бури и удачных нападений оборонительной английской эскадры. Филипп принял известие об этом несчастье с необыкновенным внешним спокойствием, но на деле, как это было ясно для приближенных, оно весьма сильно угнетало его. Мира с Елизаветой он все же не заключил, и до конца его жизни Испания подвергалась жестоким нападениям со стороны английского флота: казна Филиппа была до такой степени истощена, что выстроить мало-мальски сильный оборонительный флот он решительно не мог. Англичанам удавались самые отважные высадки: например незадолго до смерти Филиппа они сожгли Кадис.




В семейной жизни Филипп счастлив не был. Он был женат несколько раз (на Марии Португальской, на Марии, королеве английской, на Елизавете Валуа, на дочери австрийского императора Анне). От первой жены у него был сын дон Карлос, находившийся в смертельной вражде с отцом. Боясь его побега за границу, Филипп заточил его в одной из отдаленных комнат дворца, где он вскоре и умер. У Филиппа было довольно много любовниц, но не они разоряли государственные финансы: в частной жизни король не был расточителен. Одна из них родила ему сына Себастиана (1557–1578). Бесконечные войны, почти всегда неудачные, варварское преследование трудолюбивого и торгового населения за религиозные убеждения — вот что способствовало обнищанию и почти полному банкротству Испании к концу жизни Филиппа. Умер Филипп от мучительной болезни; к физическим страданиям он относился со свойственной ему угрюмой стойкостью.

Браки

1. Мария Португальская — (1543–1545).

2. Мария I Тюдор — Мария Кровавая — (1554–1558).

3. Изабелла Валуа — (1559–1568).

4. Анна Австрийская — (1570–1580).

После смерти своей последней супруги прожил оставшиеся до смерти 18 лет вдовцом.

Дети

* (1) дон Карлос

* (3) Изабелла Клара Евгения

* (3) Каталина Микаэла

* (4) Филипп III (король Испании)

[7]Англичане называют такой голос “whiskey-rich”, сравнивая его с лучшими сортами виски.

[8] Смитфилд (Smithfield) — нынче лондонский оптовый рынок мяса и битой птицы.

В XIV веке здесь устраивались крупные турниры и рыцарские бои; Смитфилд был обычным местом дуэлей и ордалий — “суда Божьего” посредством поединка; здесь вешали и сжигали осужденных, начиная с правления короля Генриха VIII (англ. Henry VIII; 1491–1547). Около пятидесяти протестантов и религиозных реформаторов, известных как «мученики Марии», были казнены здесь по указу Марии I Тюдор.

[9] Дунрей — Dounreay (гэльский: Dùnrath) — название полуразрушенного замка на северном побережье Кейтнесса (Caithness) — территория Северо-Шотландского нагорья. Теперь там находятся несколько ядерных научно-исследовательских организаций.

Замок построен в 1560-х годах Уильямом Синклером Данбитом (William Sinclair of Dunbeath), происходившем от младшего брата Джона Синклера, третьего графа Кейтнесса. Частично разрушен в 1651 году во время похода Оливера Кромвеля. В 1863 году был еще обитаем, окончательно брошен в 1889 году, а нынче почти полностью разрушен, но из-за своей необычной архитектуры считается историческим памятником Штландии.

[10] Эдинбургский замок

Замок (находится в самом центре города, его видно отовсюду, любой автобус, проходящий через центр Эдинбурга, обязательно делает остановку неподалеку) в прямом и переносном смысле господствует над городом: в смысле высоты, зрелищности, возраста и исторического значения. Находится он на скале в непосредственной близости от навсегда потухшего вулкана. Три его стороны стали практически отвесными благодаря воздействию ледника. На самом деле особого внимания замку никогда не уделялось, лишь с XIX века, когда сэр Вальтер Скотт начал пропагандировать все шотландское, замок стал символом страны. Вход в замок — со стороны Эспланады, площадки для парадов, на которой каждый час меняются караульные.

[11] Сассенак — ирландское и шотландское пренебрежительное прозвище англичан.


[12] Софистика — сознательное применение в споре или в доказательствах неправильных доводов, так называемых софизмов — всякого рода уловок, замаскированных внешней, формальной правильностью.

Глава 2

Кент, август 1588 года


Стоял полдень, когда компания путешественников, вся в пыли, достигла Лейтон-Мэнора. Моря видно не было, но ветер все равно приносил с собой его запах.


Полдюжины лошадей выстроилось возле конюшен. Шотландец соскочил первым и, бросив поводья одному из слуг, сопровождавших их в дороге, зашагал прямо по направлению к берегу. Длинные ноги унесли владельца прочь столь стремительно, что Исабель, спешившись, поинтересовалась у Мастера Ди:


— Как вы думаете, он не попытается сбежать?


Старик явно устал — застонав, он с трудом сполз с лошади.


— Нет. Он ведь дал слово, а Защитники никогда не нарушают своих обещаний. Они верят, что это лишит их магических способностей.


— Хотела бы я узнать о Защитниках побольше!


Ди махнул в сторону исчезнувшего Макрея.


— У вас есть тот, кто может все рассказать.


— Да, может, но не станет, — сухо заметила Исабель. — С самого начала нашей поездки он всеми силами пытался избежать разговора со мной и даже не смотрел в мою сторону.


— Ему вовсе не по душе, что придется работать с вами в столь тесном контакте. Объединение магических сил — некий почти интимный ритуал, а вы для него — чужая.


— Скорее всего, ею и останусь.


— Идите за ним.


— Пожалуй, так и сделаю, как только удостоверюсь, что вас устроили со всеми удобствами. — Она подозвала экономку, миссис Хит, которая как раз появилась на пороге, чтобы поприветствовать гостей.


Ди еле заметно улыбнулся.


— Моим обустройством займутся слуги, а вы забудьте об обязанностях хозяйки. Сейчас самое важное — найти подход к нашему магу-погоднику.


Исабель позволила себя уговорить, тем более что ей и самой не терпелось броситься за Макреем. Этот мужчина ее заинтриговал. Его движения больше подошли бы пантере, ежели и прирученной, то лишь самую малость. Хотя Исабель, похоже, ему не нравилась, но, будучи магом, он ее не боялся, в отличие от большинства мужчин. Она могла бы многому у него научиться.


Приподняв юбки, чтобы не запачкать о полевые цветы, Исабель миновала ряд строений и оказалась на тропинке, по которой скрылся Макрей. Лейтон-Мэнор был построен за холмами, защищавшими его от резких разрушительных ветров, однако море находилось не более чем в нескольких минутах ходьбы.


Исабель заметила, что тот, кого она искала, находится в древнем круге из камней, выложенном на отвесной скале, что возвышалась футов на сто над разбивающимися об нее волнами. Местная легенда гласила, что круг этот создали еще друиды[1]. Для умеющих видеть на этой площадке пересекались три слабо светящихся линии, образуя в центре скопление земной энергии. Как и обещала Исабель, здесь сосредоточилась огромная сила.


Шотландец вышагивал по кругу, касаясь по очереди каждого булыжника причудливой формы, солнечный свет ярким пламенем вспыхивал в его темно-рыжих волосах.


— Не много же времени вы потратили на мои поиски, госпожа де Кортес.


— Я знала, что вас привлечет именно круг. Магическая власть просто пылает в нем. — Она провела в этом месте бесконечно долгие часы, размышляя, изучая, испытывая; силясь определить свои способности: в чем они заключаются и где граница их возможностей. Было что-то тревожащее в том, что в ее святую святых вторглась иная, мужская, такая неуемная энергия. Однако круг являлся самым подходящим местом для совершения ритуала. Как только с их заданием будет покончено, она сможет очистить свое святилище от любых следов присутствия Макрея.


— Кажется, вы упоминали, что поместье принадлежит вашей семье? — Его тон был бесцеремонным, но он, по крайней мере, заговорил с ней.


— Так и есть, но я единственная, кто сюда приезжает. — Лейтон действительно был ее домом, в гораздо большей степени, чем огромный лондонский особняк, где проживали ее родители и братья. Здесь она могла позволить себе быть самой собой — и вспыльчивой, и упрямой. — Что значит быть Защитником? Это какое-то тайное общество?


Мгновение Макрей колебался, затем пожал плечами, словно решив, что ее способности дают ей право знать.


— Нет, мы не настолько сплочены. Это просто некоторое количество семей, члены которых обладают ярко выраженной силой. Все мы друг с другом знакомы, и браки принято заключать среди своих, в остальном же мы обычно идем собственными путями. Наши дома разбросаны по отдаленным областям Британии, где наиболее ощутима древняя магия. Шотландия, Уэльс, Корнуолл, остров Мэн, Ирландия — вот те места, где вы можете встретить Защитников. Каждый из нас клянется не только оберегать, но и хранить в секрете наши возможности, в целях безопасности.


— И вы все — маги-погодники?


— Наши способности очень разнообразны, но власть над погодой — явление редкое. — Он криво усмехнулся. — Определить, какой у кого дар, удается далеко не сразу, только когда ребенок приближается к зрелости. Снесенная крыша хлева оказалась первым признаком, что я могу управлять стихиями. Не скажу, что мой отец пришел от этого в восторг.


Исабель, ни разу не видевшая его улыбающимся, была удивлена, насколько привлекательным становится его суровое, бородатое лицо, когда он не хмурится.


— И как давно существуют Защитники?


— Никто точно не знает, но, по крайней мере, они были здесь еще до того, как на Британскую землю ступила нога римлян. В те давние времена великие маги враждовали, стремясь захватить власть, в результате чуть не погубили всех своих собратьев. Оставшиеся в живых устроили совет и пришли к общему мнению, что должны использовать свои способности только на благо мира и его защиту. — Явно обеспокоенный взгляд Макрея был устремлен в морскую даль. — Мы делаем все, что от нас зависит, но борьба… она нескончаема.


Что ж, оказалось, наименование Защитник буквально передает смысл их существования. Как странно и как красиво — эти люди, обладающие силой, безо всякого принуждения, сами, решили служить добру и охранять мир. Интересно, каково это — вырасти в такой семье?


— Вы все, должно быть, святые, если вам удается прийти к согласию и решить, что в данный момент наиболее правильно.


— Я не говорил, что мы всегда единодушны, однако пытаемся поступать по совести. Но… не всегда успешно. — Он нагнулся и сорвал цветок. — Жаль, здесь нет моей матушки, я бы обсудил с ней сложившееся положение дел. Более ясного ума не встречал ни у одного мага.


— Женщинам у вас позволено высказывать свое мнение? — Исабель была явно поражена.


— Конечно. Некоторые из числа самых влиятельных магов Британии — женщины.


— Невероятно!


— Разве в вашей семье не так?


— Кое-кто из моих предков де Кортесов обладал какими-то незначительными способностями, но и среди них не было никого, хоть отдаленно похожего на меня. — Она явно разочаровала своих родителей. Те хотели видеть возле себя милую, покорную дочь, которую со временем выдадут замуж за кого-то из их же круга. Вместо этого они породили дитя слишком странное, слишком независимое, а потому совершенно не приспособленное к обычной жизни. — Когда у меня проявились первые признаки диковинной, никому непонятной силы, мой отец нанял Мастера Ди, чтобы тот стал моим наставником, научив управлять своими способностями. Учитель оказался моим спасением. А вот о Защитниках я никогда не слышала.


— Мастер Ди в свое время пострадал из-за своей репутации чародея и астролога. Все те наговоры, что сыпались на его голову, убедительно показывают, почему сами мы предпочитаем оставаться в тени. — Макрей поднял голову и уставился куда-то за горизонт, словно принюхиваясь к ветру. — Где-то возле голландского берега корабли устроили перестрелку. Люди гибнут совсем неподалеку — будь они чуть ближе, и мы могли бы увидеть или услышать бой.


Напоминание об их миссии разрушило очарование этого прекрасного летнего дня.


— Вы можете все это видеть без магического кристалла?


— Ветер доносит крики.


Исабель вытащила кристалл, который всегда носила с собой. В его туманных глубинах она рассмотрела, как содрогнулись от отдачи пушки — два корабля палили друг в друга, — огонь и дым заволокли небо. Сцена из ада.


— У английских кораблей хорошие мореходные качества, командование превосходно, но противник значительно превосходит численностью. Опасность слишком велика. Мы должны торопиться.


— Без сомнения, вы правы, и все же трудно решиться, зная, что моя удача многим будет стоить жизни.


Она поджала губы.


— Не похоже, что вы преданы нашей цели душой и телом, Макрей. Неужели ваша нелюбовь к англичанам настолько ослепляет вас, что вы готовы забыть о возможной гибели вашей матери?


Он резко повернулся в ее сторону, его глаза опасно сверкнули.


— Откуда вы знаете, что я увидел в вашем кристалле?


— Ваш дар — власть над стихиями, мой же — ясновидение. Как только вы увидели ваше будущее, эти же картины смогла увидеть и я. — Она покачала головой. — Гнев — отличная пища для силы. Вам не хватает гнева, Макрей. Это не игра, это борьба не на жизнь, а на смерть. Что может заставить вас и в самом деле захотеть сокрушить наших врагов?


— Если во мне слишком мало гнева, в вас его слишком много, госпожа. Ваша ненависть к испанцам пылает как горящий факел. Разве Мастер Ди не предупредил вас, что ненависть опасна, если вы обладаете силой? Слишком велик риск смести не только своих врагов, но и погубить себя самого. В вашем же случае вы ненавидите людей одной с вами крови.


— Во мне нет испанской крови! — Вспыхнувшая в ней ярость была направлена не только на испанцев, но и на Макрея: за то, что он так легко разгадал ее. — Мои предки покинули Испанию почти сто лет назад. Нас мучили, убивали, грабили, сгоняли с земли, которой мы преданно служили. Они назвали нас marranos — свиньи. Не важно, что произойдет лично со мной, только бы эти испанские твари не вторглись в Англию.


Макрей внимательно вгляделся в лицо собеседницы, его карие глаза на полуденном солнце отливали золотом.


— Так вы еврейка. Я слышал, что несколько еврейских семей после изгнания из Испании и Португалии нашли прибежище в Англии. Ваши родные отреклись от католицизма, который вынуждены были принять, и вернулись к вере своих предков?


— Теперь мы добропорядочные протестанты, но у нас хорошая память. — И если дома, в кругу семьи, они по-прежнему придерживались некоторых еврейских традиций, что ж, это касается только их одних. Они обязаны были выжить и сделали для этого все, что смогли, но в сердцах своих всегда следовали Завету[2]. — Вы обвиняете меня в ненависти и в то же время сами ненавидите Елизавету. За что? Она справедливая и мудрая правительница. Ее умение разрешать конфликты между католиками и протестантами предотвратило кровопролитие в Англии. За что вы презираете ее?


— Она казнила мою королеву. Этого я ей простить не могу.


— Марию Стюарт, шотландку, взращенную французским двором, которая даже из тюрьмы пряла нить заговоров и стремилась расправиться с Елизаветой! — взвилась Исабель. — Даже такой преданный шотландец, как вы, не может отрицать предательства Марии.


На лице Макрея заходили желваки. Упрямец. Поняв, что они никогда не сойдутся во взглядах на политику, Исабель поспешила сменить тему:


— Мастер Ди заверил меня, что вы дали слово вызвать бурю, так давайте же начнем. Времени и так мало, чтобы еще и тратить его впустую.


Исабель развернулась, собираясь отправиться домой.


Макрей поймал ее за запястье. И они мгновенно застыли, их накрыло разрастающейся волной объединенной энергии. У Исабель возникло удивительное ощущение, словно внутри нее произошел взрыв. То была страсть — пугающая, неуместная, бесспорная. Он почувствовал то же самое — она прочла это в его глазах.


Тяжело дыша, Макрей выпустил ее руку:


— Необходимо тщательно подготовиться, а Ди должен вычислить самый подходящий для задуманного момент. Если мы не воспользуемся каждым, даже мельчайшим всплеском энергии, успеха нам не добиться.


Она отступила шаг, не желая встречаться с ним взглядом.


— Прекрасно, делайте, как считаете нужным, но побыстрее, пока не стало слишком поздно.


— Как прикажете, госпожа Ведьма, — с мрачной иронией произнес Макрей. — Не исключено, что уже сейчас я смог бы вызвать шквалистый ветер в том месте, где идет битва, чтобы англичане сумели перегруппироваться.


— Вы способны это сделать и медлите, почему?! — в ее голосе слышалось явное раздражение.


— Боюсь, цена для моей души окажется слишком высокой. Но вы правы. Больше откладывать невозможно, нравится мне конечная цель или нет. — Он отвернулся и оперся руками о самый большой валун, наиболее близкий к морю. Сосредоточив силу на выполнении конкретной задачи, он застыл в полной неподвижности за исключением губ, что-то беззвучно произносящих.


Держась подальше от обвившего Макрея вихря энергии, Исабель воспользовалась кристаллом, чтобы следить за ходом битвы. Небо потемнело, и на корабли обеих армий обрушился ливень, поединок приостановился. Испанцы вынуждены были отступить, а одно из их подбитых судов развалилось и пошло ко дну.


Исабель прошептала тихую благодарственную молитву, а Макрей шумно и протяжно выдохнул, снимая заклинание. Он выглядел уставшим, с лица сошла обычная живость.


Поняв, какого напряжения требует заклинание погоды, Исабель молча спросила обсидиан, что ждет Макрея в будущем. Изображение только что произошедшей битвы распалось на кусочки и растворилось в туманном вихре.


А как насчет ее собственной судьбы? Избавившись от посторонних мыслей, она попыталась вызвать в камне свое изображение.


И снова ничего.


По спине пробежал озноб, хотя неспособность что-либо увидеть в магическом кристалле могла означать слишком многое. Скорее всего, поскольку предполагалось, что она примет самое непосредственное участие в задуманном, она просто не сумела обрести необходимую ясность мысли. Но могло статься и так, что задача расправиться с Армадой настолько трудновыполнима, что ни один из них не выживет.


Скрывая свои предчувствия, Исабель произнесла:


— Отличная работа. Вам удалось прекратить сражение до того, как английские корабли получили сколько-нибудь серьезные повреждения. Я начинаю верить, что вам все же удастся вызвать шторм нужной нам силы.


Макрей открыл глаза и повернулся к ней лицом, прислонившись к валуну и сложив руки на груди.


— Мне просто повезло. Летний ливень и так уже зарождался как раз возле судов, мне только и оставалось — слегка его усилить. Заклинание же, которое потребуется для создания разрушительной бури, по соотношению с тем, что я проделал сейчас, — кошка в сравнении с тигром. — Его рот искривился. — Вы, конечно же, знаете, что каждое магическое действие имеет свои последствия, и для меня они могут оказаться очень существенными. А вы сами-то готовы заплатить за это колдовство?


Исабель вспомнила о мутном тумане обсидиана.


— Да, готова.


Даже если в обмен ей придется отдать все — все, что у нее есть.


----------

[1] Друи́ды (галльское druidae, древнеирландское druí, мн.ч. druid) — жрецы и поэты у кельтских народов, организованные в виде замкнутой касты и тесно связанные с королевской властью.

Друиды были хранителями героических преданий и мифологических поэм, которые они передавали молодёжи изустно. Школы друидов существовали и у островных кельтов. Однако у ирландцев и бриттов друиды рано утратили свою функцию поэтов (уступив её бардам), а после введения христианства IV–V века быстро выродились в деревенских знахарей. Высказывались предположения, что институт друидов перешёл к кельтам от первобытного населения.

В новой западноевропейской литературе образ друида вводится и широко используется поэзией романтизма (и близких к нему течений) как мотив национальной экзотики и фантастики.


Два друида. Барельеф, найденный в г. Отун, Франция


Прочитать о культе можно здесь: http://ru.wikipedia.org/wiki/Друиды

А с магической точки зрения здесь: http://hronograf-hobb.narod.ru/vip1/foreign_news1.html


[2] ЗАВЕ́Т, в библейском, а также в современном иврите — `союз`, `договор`. В Библии понятие «завет» обозначается также словом эдут (буквально `свидетельство`) и реже — ала, по смыслу более близким к понятиям `клятва`, `обет`. Словом «завет» Библия обозначает как союз между людьми, так и особого рода отношения между людьми и Богом. Заключение союза между людьми обычно скреплялось клятвой, совместной трапезой или жертвоприношением, а союза между людьми и Богом — торжественным обещанием Бога людям. Заключение завета часто сопровождалось символическими знамениями или предписаниями, призванными служить постоянным напоминанием о заключенном союзе. Библия знает три ключевых момента в истории, ознаменованных заключением завета между Богом и людьми: сотворение мира, отказ от повторения потопа и рождение еврейского народа. Каждый из них сопровождается символическим предписанием или знамением: празднованием субботы; радугой, обрезанием.

Наряду с заветами (союзами), заключаемыми между отдельными лицами, между мужем и женой, между царями и их подданными, между государствами, в Библии особое место занимает завет еврейского народа с Богом (см. Бог. Бог в Библии. Завет). Он является договором, по которому Бог принимает на себя обязанность покровительствовать Израилю при условии соблюдения последним данного ему Закона. Верность Богу как основная обязанность израильтян особенно подчеркнута в книге Второзаконие. Завет, заключенный между Богом и Израилем на Синае, является краеугольным камнем иудаизма (см. Десять заповедей); он лежит в основе таких фундаментальных доктрин, как признание Бога царем Вселенной, откровение, личностный характер отношений между Богом и людьми (любовь, милость, страх и т. п.).

Глава 3

Заклинание ветров…


Макрей и госпожа де Кортес заняли свои места в древнем каменном круге, и воздух тут же завибрировал, наполнившись силой. Мужчина и женщина — вечные противоположности, но так необходимые друг другу. Ди отсутствовал, поскольку помочь ничем не мог и боялся, что его присутствие станет только отвлекать. Старик составил астрологическую схему и вычислил наилучшее время, но, изучив расположение планет, сильно помрачнел. Не потребовалось даже объяснять — схема успеха не гарантировала.


И все же сейчас — самый подходящий момент из всех возможных в ближайшие дни, в противном случае придется ждать еще довольно долго. Стало быть, надо выжать все, что удастся, из того что имеется. Несмотря на свое изначальное нежелание участвовать в этом предприятии, видения Дунрея и Эдинбурга продолжали преследовать Макрея. И теперь он был столь же тверд в своем решении, как и женщина напротив, на другой стороне круга.


Он поклонился:


— Пора начинать, госпожа.


— Как скажете, Макрей. — Она вела себя сдержанно, хотя уменьшить притяжение ее черных глаз или обольстительную прелесть женственной фигуры не удалось бы никакими ухищрениями.


Макрей начал с того, что, используя привычный ритуал, очертил защитный круг, чтобы сфокусировать мысли. По мере увеличения сосредоточенности внутреннее зрение начало распознавать окружающие его сущности. Исабель де Кортес была самой яркой. Мощная, интенсивная, ее аура сияла, как звезда.


Макрей потянулся и зачерпнул немного ее энергии. Не протестуя, Исабель признала его вторжение и предоставила доступ. При других обстоятельствах Макрей поддался бы искушению исследовать все богатство ума и души этой женщины, по крайней мере пока она не выставила бы щиты и не вышвырнула бы его вон, но сейчас его ждало дело поважнее.


Расширяя круг своего восприятия, он нащупал ауру Ди в замке. Узор старика был невероятно сложен, в центре хитросплетения сиял могучий интеллект. Слуги обозначились лишь слабыми искорками света, но если бы кому-то взбрело в голову рассмотреть их поближе, он легко бы заметил, что каждая искорка уникальна. Макрей этого делать не стал: сегодняшний вечер — неподходящее время.


Он настроился на землю под ногами и живущую здесь древнюю силу. Исабель оказалась права, место это обладало огромной энергией. Наконец, полностью сориентировавшись, Макрей устремил свое сознание высоко в небо, взлетев к солнцу как гигантский ястреб. Круг, два человечка, побережье, морские волны — все под ним уменьшилось, когда он воспарил на вызывающей головокружение скорости. Подпитываемый Исабель, Макрей поднимался все выше и выше, пока его мысленный взор не охватил на востоке Ла-Манш, на севере Шотландию, на юге Францию, а на западе Ирландию.


За день до этого Исабель видела в своем кристалле, как английские брандеры[1] атакуют Армаду. Испанские корабли пострадали незначительно, но только лишь потому, что обрубили якоря[2] и стремительно бежали. Хотя такой маневр и помог им избежать сожжения, судну без якоря опасно подплывать близко к берегу.


Вот, именно это и есть ключ к решению. Нынче Армада заперта между нападающими англичанами и песчаной отмелью возле нидерландской провинции Зеландия[3]. Если бы Макрею удалось ветром вынести суда на мель, многие потерпели бы крушение, а мелководье и находящийся рядом материк уменьшили бы человеческие жертвы. Лучшего расположения кораблей для выполнения миссии и пожелать нельзя.


Макрей раскинул сеть своего разума, чтобы начать собирать воедино имеющиеся ветра, и тут же понял, почему схема Ди, указывающая на это время, не обещала успеха. На всех британских островах и прилегающих к ним морских просторах воздушные потоки оказались едва заметны, почти не давая возможности с ними работать.


Однако при любой, даже самой ясной, погоде всегда удается найти, за что уцепиться. Макрей сузил охват своего видения, пытаясь обнаружить ветра, достаточно сильные для использования в его целях. Вблизи Голландии он отыскал часто меняющий свое направление, порывистый бриз. Он собрал его и добавил несколько слабых ветерков из Шотландии и северной Англии. Затем прихватил энергичный морской бриз с побережья Корнуолла. На краю своего сознания нащупал шквалистый ветер над Баварией, но тот был слишком далеко, чтобы призвать и его.


У каждого из собранных кусочков имелся собственный характер, свои качества, заставившие Макрея вспомнить и о радугах, и о музыке, хотя ни звуки, ни цвет его сейчас не интересовали. С особой тщательностью Макрей соткал все ветра в единый сильный аккорд. После чего сформировал из них северо-западный ветер, безжалостно обрушившийся на суда Армады.


Погнав корабли на восток, Макрей ощутил, как в стремлении избежать отмелей моряки отчаянно сопротивляются стихии, а священники падают на колени, призывая на помощь Бога. Вода под килем меняла цвет, а волны швыряли корабли из стороны в сторону по мере того, как морская глубина на глазах уменьшалась.


Макрей смутно осознал, что в висках начало стучать, а руки и ноги задрожали. Первые суда находились уже на грани столкновения с землей. Но сможет ли он и дальше управлять все более и более строптивыми ветрами, которые сам же и созвал? Макрей снова обратился к Исабель. Несмотря на все старания, ему удавалось пользоваться лишь малой толикой ее энергии. Однако он и сам достаточно силен, чтобы закончить начатое.


Корнуоллский бриз — сильнейший, но и наиболее непокорный из всех сплетенных элементов, взбунтовался и рванул своим путем, рассыпая весь узор на части. В ярости Макрей сосредоточился, стремясь удержать его в руках. И почти преуспел.


Но тут шотландские ветра, как известно, всегда непредсказуемые, тоже стали отдаляться. И столь кропотливо выстроенный северо-западный шквал рассыпался, словно разбитый бокал. В отчаянии Макрей снова потянулся к Исабель, но не мог подобрать ключик, который бы позволил отпереть самые глубинные скопления ее энергии. Та, будто нарочно дразня, никак ему не давалась.


Задыхаясь, Макрей еще раз попробовал обойтись одним лишь собственным мастерством и самостоятельно укротить взбунтовавшиеся ветра. В борьбе за власть над ними Макрею пришлось расширить мысленный охват, он удерживал стихию из последних сил. Еще чуть-чуть, еще несколько мгновений… Заклинание разлетелось вдребезги — словно молния ударила ему в голову. Макрей закричал от нестерпимой боли и рухнул на землю.


Последним, что он увидел перед тем, как погрузиться во мрак, были испанские суда, резко берущие влево, чтобы уйти в более безопасное и глубокое место.


Падение Макрея пронзило сознание Исабель с не менее жестокой силой, чем настоящий меч вошел бы в ее плоть. Испытав минутный паралич, она мысленно потянулась к партнеру в желании поддержать его сраженный дух и в то же время бросилась через круг к его распростертому телу.


Она упала рядом с Макреем на колени. Все краски покинули его лицо, превратившееся в маску мертвеца. Он не дышал. Действуя только исходя из природного чутья, Исабель втянула как можно больше воздуха и склонилась над ним, пытаясь разделить с Макреем свое дыхание. Впившись ему в рот, она вдувала в легкие Макрея набранный воздух. Он же повелитель ветров и эфира, конечно же, все, что ему сейчас требуется, это сделать глубокий вдох.


Раз, и два, и три… От неимоверных усилий у Исабель закружилась голова, но тут Макрей кашлянул и дернулся под ее руками. Наконец он самостоятельно, пусть и судорожно, но вдохнул полной грудью. Слава тебе, Господи!


К Исабель присоединился запыхавшийся Ди.


— Я почувствовал, что что-то пошло не так. Как он?


— Уже дышит. А в остальном… — она беспомощно пожала плечами.


Ди дотронулся до лба Макрея и нахмурился.


— У него лихорадка. Молите Бога, чтобы Макрей не убил себя.


С трудом встав на ноги, старик махнул паре слуг, пришедших вместе с ним. Те осторожно уложили пострадавшего на принесенную старую сосновую дверь — не такое уж простое дело, поскольку Макрей был довольно тяжел, — после чего направились к дому.


Исабель двинулась было за ними, но Ди жестом остановил ее. Как только слуги отошли на достаточное расстояние, чтобы не слышать разговор, Ди тихо спросил:


— Что здесь произошло, дитя? Почему вы не спасли его?


— Я пробовала! — Исабель действительно прилагала все усилия и даже была обожжена ответным ударом, когда заклинание Макрея потерпело сокрушительное фиаско. — Он тоже старался, но мы так и не смогли полностью соединиться. Наши энергии совершенно непохожи. Они постоянно норовят оттолкнуть друг друга.


— Эти столкновения могли бы стать источником силы, а вовсе не конфликта.


Она потерла виски, не понимая, поскольку была слишком истощена.


— Что вы имеете в виду?


— Вспомните астрологические занятия: противоположные знаки по природе своей могут быть как противниками, так и дополнять друг друга. Мужчины и женщины — вот два антипода, но иногда разлад между ними проистекает из влечения, которое они пытаются скрыть. И все же, если их противоречия удается привести к равновесию, они могут создать единое целое, гораздо более мощное, чем ежели просто суммировать их отдельные энергии.


Она вспомнила уроки Ди: когда-то он обрушивал на ее нетерпеливый ум массу всевозможных сведений.


— Это так называемый алхимический брак? Однажды вы о нем рассказывали.


— Алхимический брак — философский принцип, его можно обнаружить в разных плоскостях. Мужчина и женщина — одна из них. — Он внимательно вгляделся в Исабель, затем покачал головой. — Вопрос чисто теоретический. Макрей может пролежать без сознания еще много дней. А возможно… и того хуже. Вы знаете, что произошло с Армадой?


Исабель пребывала в таком состоянии, что даже не подумала об этом. Устало, она вытащила магический кристалл и заставила показать интересующие их события.


— Испанские суда отвернули от мелководий Зеландии и направляются на север. Англичане их преследуют, но Армада все еще превосходит численностью. Как только испанцы перегруппируются, они смогут возобновить попытки вторжения.


Лицо Ди напряглось, сразу состарив его лет на десять.


— Я должен ехать в Лондон, сообщить обо всем королеве.


— Возможно, Макрей очнется и попробует еще раз, — предположила Исабель без особой надежды.


— Ему повезет, если он сохранит жизнь и разум, — честно высказался Ди. — Даже если он и выживет, то после сегодняшнего может навсегда лишиться магических сил.


Исабель, вспомнив, что она почувствовала при падении Макрея, поняла — Ди прав.


— Я останусь здесь и позабочусь о нем. Моя экономка имеет опыт по уходу за больными. С божьей помощью мы, по крайней мере, спасем ему жизнь.


— Не исключено, что благодарности от него вы не дождетесь, если, очнувшись, он поймет, что лишился своей глубинной сути. — Ди уставился на беспокойные морские просторы, туда, где испанские корабли шли на север вдоль берегов Британии. — Когда-то и я обладал огромной магической энергией. Не такой, как у вас, но достаточной, чтобы стать настоящим магом. Однако в своем высокомерии и жажде познаний использовал силу слишком необдуманно и чуть не погиб. С тех пор я вынужден довольствоваться лишь малыми дозами волшебства и в большей степени приобретенными знаниями.


Неизбывная тоска на лице Ди заставила Исабель отвести взгляд. На что бы это было похоже, потеряй она свои способности? Несмотря на то что их наличие не позволяло ей вести обычную жизнь нормальной женщины, применение магии всегда вызывало в ней самое чистое восхищение и безмерное удовлетворение, несравнимые ни с чем, что было ей известно. Лишиться этого — все равно, что потерять руки или ноги. Макрей больше года прожил закованным в железо. Теперь же спустя каких-то несколько дней после возвращения к своей полноценной настоящей сущности он рискнул и жизнью и силой, чтобы предотвратить вторжение испанцев.


Пытаясь оживить Макрея и дыша вместе с ним, Исабель тогда вряд ли что заметила, зато сейчас, внезапно, она очень остро ощутила его губы под своими. Смущенная воспоминанием, она сказала:


— Если удастся спасти тело, возможно, воспрянет и дух. Мы сделаем все, что от нас зависит. — Адам Макрей нужен этому миру.


А ей необходимо знать, что где-то под тем же солнцем, что и она, живет и он.


------------

[2] Брандер (нем. Brander) — судно, нагруженное горючими и взрывчатыми веществами, предназначавшееся для сожжения неприятельских кораблей. Б. имели приспособления для сцепления с неприятельскими кораблями. С 17 в. — одно из боевых средств. Подожженные Б. пускались по ветру или течению на неприятельский флот и при столкновении с кораблями вызывали на них пожар. Примером применения Б. служит сожжение русскими в 1770 турецкого флота во время морского боя в Чесменской бухте. В 19 — начале 20 вв. Б. назывались старые суда, предназначавшиеся для затопления у входов в гавани, бухты или каналы с целью заграждения входов или выходов из них. Такой способ пытались применять японцы под Порт-Артуром в 1904, однако русские артиллеристы топили Б. до подхода их к цели. (БСЭ)


"Гибель Великой армады, 1588" кисти Филиппа-Жака де Лутербурга


[2] Крайняя мера — когда нет времени «сняться с якоря» (поднять его), рубят якорную цепь.


[3] Зеландия (нидерл. Zeeland) — провинция на юго-западе Нидерландов. Столица — Мидделбург, крупнейший город — Тернезен.

Глава 4

Макрей столько времени провел среди обугленных остатков своего разума, что сначала никак не мог уловить самого факта своего возвращения. Все, что он осознавал, — это прохладную темноту, легкий ночной бриз, приносящий с собой запахи полевых цветов, и нежную руку на своем лбу.


Женская рука? Макрей с трудом разлепил веки. Он находился в спальне в Лейтон-Мэноре, балдахин над ним еле угадывался в тусклом свете. На стуле возле его кровати сидела Исабель де Кортес. Сощурив глаза, она с беспокойством вглядывалась в Макрея.


— Итак… я не умер, — проскрежетал Адам.


— Но никак не потому, что не прилагали к этому усилий. — Несмотря на едкие слова, Исабель улыбнулась, что сразу же смягчило ее суровую красоту.


Макрей снова закрыл глаза.


— Сколько прошло времени с моей попытки управлять ветрами?


— Восемь дней. Мастер Ди отбыл в Лондон, чтобы представить отчет королеве.


Выражение лица Исабель вернуло Макрею убийственные воспоминания — все то, что предшествовало его краху. Макрей резко выдохнул:


— Я потерпел фиаско.


— Возможно, нет. — Она отвела взгляд. — Ваши старания позволили выгадать время для усиления прибрежной обороны. Конечно, это сыграет свою роль, если… когда испанцы вернутся, дабы повторить попытку вторжения.


Явная нелепость! Британская береговая линия слишком протяженная, чтобы ее удалось в достаточной мере укрепить, и они оба об этом знали. Его внутреннее видение постепенно очищалось, и Макрей понял, что Исабель выглядит не как обычно. Побежденной. Не покоренной, но готовой к худшему.


— Дайте-ка мне свой магический кристалл.


Похоже, она засомневалась. Догадавшись, что Исабель считает его слишком слабым, он повторил:


— Дайте же его мне! Я должен знать.


Она неохотно вытащила обсидиановый диск и положила на его правую ладонь. Макрей был до такой степени изможден, что едва сумел приподнять кристалл настолько, чтобы видеть его отполированную грань. При этом он не почувствовал жара энергии Исабель, как это было прежде. Гладкая поверхность не дрогнула, и Макрей вынужденно признал, что душа его оцепенела, и он лишился своей силы.


Его прошиб пот. Закрыв глаза, он попробовал создать легкое дуновение ветерка, чтобы качнуть занавески. Что-то дрогнуло, но тут же исчезло. Достиг ли он желаемого, или все это лишь обычное движение ночного воздуха?


Макрей повторил попытку. И был почти уверен, что на какое-то мгновение ему-таки удалось усилить воздушный поток. Его энергетические способности всего лишь не оправились от перенапряжения, но не исчезли совсем. Он отказывался верить во что-либо иное.


Открыв глаза, Макрей снова обратился к кристаллу: «Что принесет с собой вторжение испанцев?» На сей раз он разглядел мерцающее изображение Эдинбургского замка — тот пылал в огне. Да поможет Господь Шотландии, ибо испанцы придут с огнем и мечом.


Помрачнев, Макрей попробовал вызвать видение Дунрея, но обсидиан больше ничего не показал. Дрожа всем телом, Макрей откинулся на подушки.


— Я не стану убеждать вас не перенапрягаться, поскольку это будет пустой тратой слов, — сухо произнесла госпожа де Кортес. — И все же обращу ваше внимание на тот факт, что вы пролежали в беспамятстве и лихорадке несколько дней. После такого вполне естественно ощущать себя слабым, как новорожденный котенок.


— У меня нет времени на слабость. Мы должны действовать, пока не стало слишком поздно. — Он попытался сделать вдох поглубже.


— Вы все еще считаете, что можно изменить ход событий?


— Да. Это нелегко, но… возможно. — Отбросив одеяло, Макрей спустил ноги на пол. Он был облачен в грубую длинную ночную рубаху, вероятно, позаимствованную у прислуги. Адам подался вперед, пытаясь встать, — его колени, не выдержав, подогнулись.


Исабель стремительно рванулась к нему и обхватила за талию. На то мгновение, что она изо всех сил старалась удержать его ослабевшее тело от падения, они оказались тесно прижаты друг к другу. Ее грудь, мягкая и женственная, словно бы впечаталась в его собственную. Желание, подобно грозовой молнии, пронзило Макрея, а вместе с ним сверкнула и вспышка обновленной энергии.


Прежде чем он сумел опомниться, Исабель удалось подтолкнуть его обратно на постель.


— Вы — чертов дурачина, Макрей, — слегка задыхаясь, выпалила она. — Для сегодняшнего вечера хватит и разговоров.


Исабель опытной рукой перекинула его ноги на матрас, после чего подвинула Макрея обратно на подушки. Краткий проблеск энергии исчез, но память об этом не угасла. Ангелы небесные, да она безумно соблазнительна. Ее объятие заставит танцевать и святого.


— Мы должны сотрудничать на всех уровнях, Исабель. Вам необходимо научиться использовать мой дар погодного мага, а я должен быть в состоянии черпать всю вашу энергию. — Впервые, говоря с ней, он произнес ее имя.


Признавая их тягу друг к другу, Исабель поинтересовалась:


— Это означает, что я должна называть вас Адамом?


Он еле заметно улыбнулся.


— Мне нравится, как вы, ворча, произносите «Макрей».


— Ворчать я умею. Так как же нам достичь подобной близости?


Воспитывайся Исабель Защитниками, она знала бы такие вещи. Подбирая подходящие слова, Макрей пояснил:


— Чтобы всецело разделить нашу энергию, требуется целиком и полностью доверять друг другу. Мы должны открыться, показав не только все свои достоинства, но и недостатки. Раньше у нас не было времени, к тому же ни один из нас не хотел снимать защитные барьеры, потому глубоко мы проникнуть не могли. Если бы мы… — Его рот скривился. — Возможно, тогда я сумел бы удерживать ветра достаточно долго, чтобы загнать испанский флот на мелководья Зеландии. Я был к этому так близок…


Последовала долгая и тягостная пауза, которую прервала Исабель:


— Я никогда не делала того, что вы описываете. Это вообще возможно? У нас так мало общего.


— В нас обоих живет чувство долга, и мы знаем, как управлять силой. — Макрей поймал ее взгляд. — К тому же оба готовы заплатить любую цену, чтобы остановить испанцев. Этого должно быть достаточно.


Исабель закусила губу.


— Мысль о том, что необходимо снять все свои защитные барьеры, вызывает во мне беспокойство… но, похоже, у нас не осталось выбора. Мы обязаны попробовать.


— Для вас это будет очень трудно, поскольку вы никогда не имели контакта с другими магами, — признал Макрей. — Даже среди Защитников такая полная открытость — вещь редкая.


Чаще всего это происходило между мужем и женой и лишь иногда между тесно сотрудничающими магами.


— Мастер Ди рассказывал об алхимическом браке — объединении противоположностей, создающем силу и гармонию, — вспомнила Исабель. — Это — то, о чем вы говорите?


— Я не алхимик, но, да, это именно тот вид близости, который нам предстоит обрести. Обычно, чтобы настроиться, требуется много времени, но у нас его нет. А значит, мы должны очень постараться.


— Позвольте, я попробую, а вы скажете, почувствовали что-нибудь или нет. — Исабель закрыла глаза и пару минут стояла молча. Затем быстро разочарованно тряхнула головой и положила свою ладонь на руку Макрея.


В ту же секунду он ощутил легкий, как перышко, удар ее энергии. Она мягко текла через него, переливаясь через ослабленную защиту, исцеляя его опаленную духовную сущность. Ничего сопоставимого с теперешним состоянием Макрей не испытывал с тех пор, когда еще мальчишкой проходил обучение у своего деда.


Однако дед его был строгим представителем мужского пола, в то время как в Исабель ощущалось истинно женское начало. Она являлась объектом страстного желания, чье прикосновение вызвало жаркий отзыв во всем теле. Макрей непроизвольно дернулся, поскольку отклик был не только захватывающим, но и тревожащим.


Пытаясь скрыть свое смятение, Макрей произнес:


— Вы сумели проникнуть очень глубоко. Это — хороший задел.


Она вздохнула.


— У нас так мало времени.


Чувствуя себя более сильным, чем когда проснулся, Макрей спросил:


— Вы на самом деле целитель?


— Очень скромный. — Исабель вновь положила ладонь ему на лоб. — Спите, Макрей. Завтра повторим нашу попытку.


И он провалился в глубокий сон, смутно осознавая, что она постепенно восстанавливает источник его магического дара.

* * *

Поскольку лихорадка у Макрея прошла, а разум находился на пути к выздоровлению, Исабель оставила его одного: пусть поспит. Он нуждался в отдыхе, впрочем, как и она сама.


Тем не менее ночь для нее прошла неспокойно. Макрей и в лучшие-то дни вызывал смутную тревогу, как едва прирученный лев. Но позволить ему проникнуть в самые темные, самые сокровенные глубины ее души — от этой мысли Исабель бросало в дрожь.


А вероятность узнать его мрачные тайны была еще хуже. Окруженная заботой озадаченных ее способностями родителей, Исабель всегда считала себя защищенной, несмотря на все свои странности. Под руководством Ди она развивала магическую силу, а ее дар видения в кристалле предоставил ей редкую возможность узнать жизнь общества, не вращаясь в нем. Но все это шло от ума; магия же Макрея происходила из земных недр и ощущалась почти физически; у него был опыт, недоступный ее понимаю. Окунуться в эту бездну… небезопасно. Она должна думать об их объединенных усилиях, как о способе расширить свои познания и постичь что-то новое. Вне всяких сомнений, их работа жизненно необходима, ведь Армада — это меч, направленный против Британии. Тем не менее Исабель казалась себе мышью, на которую нацелился ястреб.


Напомнив себе, что у мыши на вооружении имеются острые зубки, Исабель перевернулась и заставила себя расслабиться, мускул за мускулом. Она должна верить, что ястреб и зубастая мышка смогут сообща остановить испанцев.


Исабель только что проснулась после ночи тревожных сновидений, когда в спальню торопливо вошла экономка.


— Сэр Адам ушел!


Исабель чуть слышно выругалась.


— Думаю, я знаю, где он может находиться. Не волнуйся — лихорадка у него прошла, и теперь он вновь соображает настолько хорошо, насколько вообще может. Уложи-ка в корзину что-нибудь перекусить, пока я одеваюсь.


Успокоенная, миссис Хит отправилась выполнять распоряжение хозяйки. Надев простенькое деревенское платье из кремового полотна, Исабель собрала волосы в незамысловатый узел. Она взяла корзину с едой и неспешно спустилась к каменному кругу.


Как она и ожидала, Макрей был там: сидел на камне и смотрел на море. Борода явно нуждалась в стрижке — сейчас он больше походил на пирата, чем на джентльмена.


Едва Исабель увидела, в каком он отчаянии, ее расслабленное состояние сдуло как ветром.


— Что случилось?


— У нас еще меньше времени, чем я думал.


Она села возле него.


— Объясните.


— Если срочно не предпринять каких-то шагов, испанцы вскоре окажутся в Ферт-оф-Форт, где запасутся провизией и перегруппируются, после чего покончат с Эдинбургом.


Исабель нахмурилась, жалея, что не очень внимательно исследовала в магическом кристалле все события, связанные со столицей Шотландии.


— Но ведь шотландцы и испанцы — союзники: и те и другие ненавидят англичан.


— Они и не собираются воевать, но буйный нрав обоих сторон приведет именно к этому. Испанский командующий, Медина[1], вызовет яростное сопротивление моих соотечественников, солдаты же напьются и устроят погром. Город затопят реки крови и от него останется лишь пепел.


Она вздрогнула, увидев страшную картину, мысленно переданную ей Макреем.


— Когда это произойдет?


— Уже через два дня первые испанские суда пришвартуются в Лейте. А еще через два дня вспыхнут волнения.


Итак, у них меньше четырех суток на то, чтобы изменить курс Великой Армады.


— Я и не знала, что вы и сами умеете предвидеть будущее.


— Обычно нет, но Шотландия — моя кровь и плоть. — Макрей тяжело вздохнул. — Я рад, что вижу будущее очень редко. Отвратительный дар. Моя попытка бросить Армаду на мелководья Зеландии, вероятно, увеличила угрозу для моих соотечественников.


— Не думайте об этом! — Они не должны позволять ослабить свои силы чувством вины. — Вы и раньше опасались за судьбу Эдинбурга. То, что видите теперь, возможно, будет менее ужасным, чем предыдущая вероятность. Узнать точно мы не можем.


Его рот скривился.


— О, как мы — маги — высокомерны, полагая, что, применяя наши способности, в состоянии сделать мир лучше. Как знать, не было бы Британии гораздо лучше без Защитников.


— В человеческой натуре желать власти и использовать ее. По крайней мере, вы, Защитники, предпринимаете все возможное, чтобы использовать ее во благо. — Исабель подтянула колени и обхватила их руками, как любила делать в детстве, рассеянно наблюдая за волнами, одна за другой накатывающими на известковый утес. — Я завидую вам, ведь вы выросли с такими же магами, как и вы сами.


— Наверное, расти такой одинокой, как вы, Исабель, было трудно. Но это же превратило вас в сильную женщину.


Она поняла, что Макрей проник к ней в мысли гораздо глубже, чем ей бы того хотелось. В ней проснулось неосознанное желание хлопнуть дверью и вышвырнуть его. Но вместо этого она заставила себя согласиться с его требовательным мужским присутствием, гордая, что смогла произнести вполне спокойно:


— Пусть у нас на счету каждый час, но времени поесть все же хватит, вам необходимо подкрепить силы.


Исабель заглянула в корзину. Свежий хлеб, сыр и эль — все произведено в поместье. Вытащив нож, она нарезала хлеб с сыром, затем разлила эль по оловянным кружкам.


Макрей принялся за еду, и напряжение почти покинуло его.


— Вы — практичная женщина. Не такая уж плохая черта.


— Кто-то же должен быть практичным, обычно это женщины, — едко заметила Исабель.


Вспышка веселья Макрея отразилась в голове у Исабель — удивительно приятное ощущение. Во время трапезы она крайне осторожно попробовала поработать с их непривычной близостью. Прочитать мысли Макрея Исабель не смогла, за что была ему благодарна, но зато его эмоции ухватила гораздо точнее, чем обычным способом. Пока они беседовали, его сознание придавало словам еще большую живость.


Кроме того, Исабель наслаждалась зверским аппетитом Адама. Поразительно чувственное удовлетворение от простой пищи было настолько полным, что это отвлекало Исабель от своей собственной еды. Сделав последний глоток эля, Макрей сказал:


— Солнце, легкий бриз и немудреная деревенская пища. Сидя в Тауэре, я и не предполагал, что снова познаю эти простые удовольствия. Жаль, что свободу мне предоставили по столь трагичной причине.


Исабель остановила себя, едва не произнеся, что он может наслаждаться всем этим, пока у него есть такая возможность, но Макрей высказал это за нее:


— Вы думаете, что я должен получать удовольствие, пока имею такую возможность, поскольку следующая попытка управлять ветрами может закончиться для меня ранней могилой.


Она вспыхнула и отвела взгляд.


— Вы читаете мои мысли?


— Только ваши эмоции, но они достаточно прозрачны. — Он вернул опустевшую кружку в корзину. — Что ж, пора приниматься за дело. Видите то темное облако чуть вдалеке?


Она прищурила глаза, смотря против солнца.


— Да.


— Нам необходимо заставить его пролиться дождем. — Он положил свою большую руку на ее. — Вы заинтригованы и взволнованы. Очень хорошо. Думаю, вам понравится.


Так оно и случилось. Хотя магическая энергия Макрея еще полностью не восстановилась после последних разрушительных действий, его природное понимание ветров и облаков оставалось столь же великолепным. Если он был ястребом, то сейчас она стала его спутницей. Они рванулись через воздушные потоки и погрузились в прохладную влажность тучи, пролившейся дождем из миллионов капель.


Восхищенная новыми ощущениями, Исабель громко и от души рассмеялась, как только Макрей вернул ее в нормальное состояние.


— Изумительно! Я прочувствовала все намного отчетливее, чем в первый раз. — Перехватив его печаль, она произнесла более рассудительно: — Однако это лишь незначительное достижение, нам же понадобится несравнимо большее.


Хотя Макрей прекрасно управлял эмоциями, отражающимися у него на лице, Исабель поняла, что он пытается оградить ее от своих сомнений.


— Один я не смог бы сделать даже этого, — сказал он. — Пока нам удается неплохо сочетать наши энергии.


Удовольствие от достигнутого рассеялось, стоило Исабель вспомнить, какой долгий путь им необходимо пройти — а у них всего лишь сутки на подготовку.

* * *

Оставшуюся часть этого нескончаемого дня они провели, погружаясь все глубже и глубже в души друг друга, становясь все ближе, переплетаясь теснее. Сила ума и воли Исабель поразила Макрея. Решимость ее была столь же велика, и все же, чем сильнее он погружался, тем сильнее она сопротивлялась.


Последняя попытка закинула его в область ее эмоций, которые Макрею еще не попадались. Дикая страсть взорвалась дьявольским огнем, вызвав ответную вспышку желания у Макрея — но Исабель тут же вышвырнула его вон с ошеломляющей мощью.


Задыхаясь, он согнулся и обхватил руками голову, в которой будто стучал молот.


— Вы обладаете ударом, который оказал бы честь и жеребцу, Исабель.


Она положила ладонь на его лоб, и Адама затопило ее душевное страдание.


— Простите. Я… Я не сумела с собой совладать.


Макрей закрыл глаза, радуясь ее успокаивающему прикосновению.


— Я пытаюсь научить вас за день тому, что Защитник изучает годы. И ваши успехи поразительны.


— Но недостаточны.


Он не стал бы с уверенностью утверждать, были ли эти тихие слова произнесены вслух или мысленно.


— Давайте надеяться, что завтра нам попадется приличный летний шторм, с которым можно будет поработать. — Он постарался изобразить уверенность. — Тогда основная часть трудов будет проделана за нас.


В Исабель уверенности было не больше, чем в Макрее, но она решила не оспаривать высказанную точку зрения. Они оба стали фаталистами.


У них нет иного выхода, кроме как попробовать осуществить еще одно грандиозное заклинание завтра утром, вот только расстояние до кораблей теперь намного больше, чем раньше, да и особого шторма в качестве хорошей основы для магии не предвиделось.


Исабель прекрасно понимала, чем им это грозит — все-таки именно она вытащила Макрея из почти смертельного воспаления мозга, когда его первая попытка потерпела неудачу. И она смирилась с тем, что, стремясь что-то предпринять, оба они могут погибнуть. На самом деле она принимала эту мысль гораздо спокойнее, чем сэр Адам.


Когда Макрей, обессиленный, рухнул на постель, то вознес безмолвную молитву. Возможно, ради Шотландии Бог дарует им успех — и если в уплату за это Он потребует чью-то жизнь, то пусть возьмет его.

[1] — Алонзо Перес де Гусман, 7-й герцог Медина-Сидония (1550–1615) — испанский адмирал, командующий Непобедимой армадой; его бездарные действия стали одной из причин ее разгрома.

Глава 5

Макрей неожиданно проснулся, сердце колотилось как сумасшедшее — он ощущал отдаленные признаки изменения погоды. Ветер нес с Атлантики грозовые облака.


Сколько времени он спал? Несколько часов, не больше, так как за окнами не было и намека на рассвет. Макрей зажег свечу и, натянув одежду, по пустынным коридорам направился в комнату Исабель. Открыв дверь, он сообщил:


— Исабель, с запада надвигается непогода. Шторм не слишком сильный, но достаточный, чтобы у нас появился шанс, если приняться за работу немедленно.


Макрей отдернул занавес балдахина. Свеча выхватила из мрака сонную Исабель, подтягивающуюся, чтобы сесть. Заплетенные в толстую косу темные волосы упали ей на плечо, сейчас Исабель выглядела моложе и гораздо более уязвимой, чем днем.


Макрей замер, увидев, что она одета лишь в легкую ночную рубашку, и полупрозрачная ткань мало что скрывает из мягких изгибов женского тела. Колени Макрея подогнулись, и он отступил за тяжелый резной столбик кровати. Будь прокляты их успешные попытки снять между ними барьеры, теперь стало невозможно скрыть свое желание. Исабель вполне справедливо может принять его за похотливого кобеля.


Заметив возбуждение Макрея, Исабель залилась густым румянцем. Их эмоции передавались и преломлялись, как изображения в поставленных друг против друга зеркалах, волосы на руках Макрея встали дыбом от откровенного эротического напряжения, заполнившего комнату.


Придя в себя первой, Исабель рывком подтянула одеяло до плеч:


— Отлично, давайте начнем. Встретимся в каменном кругу.


Благодарный за появившийся повод ретироваться, Макрей зажег одну из свечей в спальне от своей и быстро покинул помещение. Что он за глупец, коль позволяет влечению затмить разум, ведь нынче все их внимание должно быть направлено на достижение общей цели.


Макрей прекрасно понимал, что даже при ненастной погоде шансы на успех невелики. Несмотря на то что его выздоровление после недавней неудачной попытки идет полным ходом, он по-прежнему не набрал былой мощи. А у Исабель, хоть она и обладает огромной силой, нет врожденного дара управлять погодой. Если ему не удастся достаточно хорошо сплести заклинание, они вновь потерпят фиаско.


Еще хуже то, что, даже ослабив свои защитные барьеры настолько, что это приводит к затруднительным ситуациям, они, как и прежде, не могут полностью объединить свои энергии. Если ему потребуется гораздо больше силы, чем Исабель будет готова отдать, то она может подсознательно наброситься на него, а это, скорее всего, приведет к пагубными последствиям.


И все же они должны попробовать. Армада настолько близко подошла к Эдинбургу, что, если не предпринять немедленных действий, будет слишком поздно.


Макрей все еще мысленно корил себя, когда добрался до кухни и задержался там, чтобы быстренько что-нибудь перекусить. Затем поспешил к каменному кругу. Такая ночь замечательно подошла бы ведьмам — луговые линии образовывали в кругу пылающую паутину магических сил. Шквальные порывы ветра играли облаками, то сбивая их в кучу, то разрывая на куски, так что в мерцающем свете тропинка еле угадывалась. Море за обрывом было светлее земли; волны с ревом бились о берег.


Ощутив поразительный фатализм, Макрей очистил разум и принялся закладывать основу своего заклинания. Он приложит все свои силы — ни один человек не сумел бы сделать большего. Если ему самому не предначертано пережить это последнее дело своей жизни, да защитит Бог Шотландию и его близких.


Бесшумная, как ветер, к нему присоединилась Исабель, почти невидимая в темном плаще. Такой же плащ она протянула Макрею.


— Наденьте. Ночь холодная, да и ясной погоды ждать не приходится.


Макрей взял одеяние, тихо заметив:


— Маг не должен зависеть ни от жары, ни от холода.


— Зачем напрасно тратить силы, что нужны для заклинания ветров?


Макрей улыбнулся в темноте. Очень практичная чародейка. Контуры ее лица были едва различимы. Макрей и при первой их встрече подумал, что Исабель обладает суровой красотой, а глубокое погружение и изучение ее сущности во время их опытов умножили для него ее привлекательность тысячекратно.


— Вы готовы?


— Насколько это вообще возможно.


Понимая, что может и не пережить эту ночь, Макрей отвесил ей учтивый придворный поклон, его плащ при этом обвился вокруг него.


— Работать с вами — истинное удовольствие, Исабель де Кортес. — После чего Макрей отбросил все не относящиеся к делу мысли, внедрил себя в магическую сеть земной энергии круга и дотянулся до ветров.


Его представление об окружающем пространстве расширялось по спирали. Макрей увидел, что север Атлантики накрыло лоскутным покрывалом из смеси переменчивых облаков и дождливых туч. Испанские суда усыпали воды малых морей[1], самые быстрые уже приближались к Ферт-оф-Форту, воротам Эдинбурга.


Макрей начал с того, что усилил воздушные потоки со стороны Шотландии, препятствуя Армаде продвигаться к цели. Но это был всего лишь предварительный маневр, направленный на то, чтобы задержать корабли и выиграть время для создания настоящей бури.


Тщательно, одно за другим, Макрей принялся сплетать норовистые ветра, проливные дожди и молнии, которые могли бы обрушиться на суда и поджечь такелаж. Все необходимо связать настолько безукоризненно и прочно, чтобы буйство стихии продолжалось и после того, как силы Макрея иссякнут. Шторм должен бушевать несколько дней, пуская одни корабли на дно, другие выбрасывая на скалистые берега и отдавая во власть губительных течений Северного моря. Армаду следует ослабить настолько, чтобы она больше не представляла угрозы — да пощадят небеса души моряков.


Макрей уже начал использовать энергию Исабель. Ее яркая аура следовала за ним, в то время как он свивал из ветров нужную ему форму, которая сумела бы существовать самостоятельно. Исабель помогла Макрею согнать дождевые тучи с тысяч квадратных миль на гораздо меньшую площадь, чтобы создать фатальный для судов Армады шторм. И она же стремительно поднялась с ним ввысь, когда Макрею понадобилось выковать молнии.


Наступало мрачное, угрюмое утро — лишь тусклое свечение на горизонте говорило о том, что солнце восходит. Макрей завершил полный круг магического заклинания, но получившаяся структура оказалась слишком хрупкой. Макрей нуждался в мощном вливании свежей силы, чтобы превратить непрочную модель в сокрушительную бурю, питающуюся собственной энергией.


Резкий порыв ветра с дождем швырнул Макрея на колени. Задыхаясь, он потянулся к своей спутнице, но впервые не смог добраться до глубин ее сущности. Хотя у нее все еще оставались запасы энергии, для Макрея они находились вне досягаемости.


— Исабель… — попытался позвать он, но голос, еле слышный шепот, затерялся в завываниях ветра. Макрей стоял на четвереньках: почти все его силы уходили на поддержание непогоды; держаться на ногах он уже не мог.


На плечи Макрею легли руки Исабель, принеся с собой слабый всплеск магической силы. И все же ее было недостаточно, чтобы окончательно упрочить заклинание. Макрей попробовал соединиться с серебристым энергетическим озером Исабель. Она и сама старалась ему помочь, Макрей ощущал ее титанические усилия, но между ними словно выросла прозрачная стена. Непроницаемая. Непреодолимая…


— Макрей, — хрипло прошептала Исабель ему в ухо. — Алхимический брак — объединение противоположностей, дающее в результате более грандиозное целое, — наша единственная надежда.


Потрясенный, Макрей понял, что она имеет в виду объединение в физическом смысле. Его оцепеневший мозг попытался прикинуть, есть ли у этого предложения шанс на успех. Сильное притяжение между ними возникло с самого начала. В другое время, при других обстоятельствах Макрей ухаживал бы за Исабель или, что очень возможно, закинул бы ее на коня и умчал в родную Шотландию, но ведь он только недавно подавил в себе эти мысли, как идущие в разрез с их совместной работой.


Вероятно, Исабель права, и страсть может выковать из их разрозненных магических сил единый несокрушимый клинок, но невозмутимый голос совести утверждал, что ему просто очень хочется, чтобы ключом к победе оказалось утоление похоти. Так кто же он на самом деле — Защитник, то есть человек чести, или распутник, готовый солгать, лишь бы получить желаемое?


Губы Исабель нерешительно коснулись его губ. Ее аромат, аромат омытых дождем роз, окутал Макрея.


И его беспомощное тело начало оживать. Почувствовав происходящие с ним перемены, Исабель приникла к Макрею в жестком, требовательном поцелуе, приправленном волшебной магией.


Древнее примитивное желание поглотило Макрея, неся с собой каждой частичке его существа сверкающую силу жизни. Будьте прокляты все сомнения — он жаждет, он нуждается в Исабель, и его не остановят ни разум, ни совесть, ни честь.


Как только Макрей ответил на поцелуй, щиты, которые он возводил в себе с колыбели, рухнули, предоставив Исабель доступ к глубинам его души. Страстная целеустремленность Исабель к победе проникла Макрею в сердце, выковывая тот самый неотвратимый меч, о котором он только что думал. Спокойный дождик переродился в ливень, бурлящий и благодатный для принявшей его земли.


— Исабель, моя чаровница… — Макрей перекатился, чтобы оказаться над ней. Прижав ее стройное тело к влажной траве, он принялся жадно целовать Исабель, смешивая свою сущность с ее.


Их любовные ласки разрушили последние барьеры, и небеса не выдержали. Магическая власть, необъятная и безграничная, проходя через них, обрушилась на бурю, укрепляя замысловатый рисунок заклинания. Вокруг засверкали молнии, и Макрей вовсе не был уверен, где они сейчас находятся, в Кенте или где-то высоко над Северным морем в самом сердце шторма.


Личности Макрея и Исабель слились в единое целое, и Макрей обнаружил, что за силой Исабель прячется одинокий ребенок, совершенно чужой для всех, кого любит и кто убедил ее, что она слишком странная, слишком непривлекательная, чтобы хоть когда-нибудь найти ту близость, которой так жаждало ее сердце. Даже Джон Ди, самый великий алхимик эпохи, считал свою ученицу чудаковатой.


Нежно, с любовью, Макрей показал ей свое видение ее особенной, чарующей красоты. Он поведал ей, что она — идеал женщины, идеал для любого мага. В ответ она обрисовала ему его самого. Неужели он настолько угрюм и устрашающ? Однако, несмотря на это, ее влекла его мощь, интриговали противоречия, и потому Макрей казался ей великолепным вместе со всей своей мрачной натурой.


Краем сознания Макрей отмечал, что испанские суда идут ко дну, с порванными парусами и рухнувшими мачтами. Без якорей, что были брошены ими у берегов Нидерландов в попытке спастись от английских брандер, корабли Армады были беспомощны перед лицом чудовищной бури.


Последняя вспышка магической энергии, и ураган превратился в самостоятельную силу, больше не зависящую от его создателя. Они достигли своей цели. Вопреки всему, они победили.


Полностью истощенный, лишенный последней капли как энергии, так и страсти, Макрей снова провалился в кромешную тьму.

* * *

Обессиленная, мертвенно-бледная, оцепеневшая, Исабель бережно прижимала к груди своего любовника, а дождь безжалостно поливал их задыхающиеся тела. Она и не подозревала, что мироздание скрывает такое удовольствие, или такую боль, какие Исабель открыла с Макреем.


Какая-то ее часть была согласна даже остаться на месте и утонуть, но теперь, когда страсть отгорела, Исабель понимала, что мокрая земля и холодный ветер ужасно противны. Ей удалось вытянуть себя из-под безжизненного тела Макрея.


Безжизненного? Встревоженная, она приложила пальцы к его горлу. Пульс был ясным и сильным. С трудом ей удалось заставить себя заглянуть глубже, и Исабель решила, что серьезной угрозы, такой, как после первой попытки сражения с Армадой, здоровью Макрея нет. Он всего лишь… выжат как лимон. И проспит по меньшей мере сутки, возможно, и дольше.


Она прикрыла Макрея плащом, защищая от дождя его лицо, после чего по узкой тропинке пустилась в долгий путь домой. К счастью, ливень скрыл полный беспорядок, царивший во всем ее облике. Прислуга в доме Исабель давно привыкла к эксцентричным выходкам хозяйки: они не станут подозревать ее в чем-то настолько плебейском, как совокупление с красавцем-незнакомцем.


Незнакомец? Ее губы скривились в усмешке. Она познала все самые тайные глубины бурной, несдержанной, щедрой души сэра Адама Макрея.


Пока ее непослушные пальцы возились с задней дверью, та распахнулась, и миссис Хит втянула Исабель в тепло кухни.


— Благодарите Бога, что с вами все в порядке, м'леди! — воскликнула экономка. — Я беспокоилась.


Вероятно, не просто беспокоилась, а ужасно перепугалась, но все слуги Исабель знали, что ее нельзя тревожить во время работы.


— Все хорошо, миссис Хит. Только пошлите мужчин в каменный круг, пусть принесут оттуда сэра Адама. Он… он не совсем поправился, так что болезнь… свалила его прямо там.


Промокший плащ был проворно сдернут с плеч Исабель, а в руки вложена кружка теплого говяжьего бульона.


— Выпейте это, м'леди, — обратилась к ней миссис Хит. — К тому времени, как вы закончите, вас уже будет ждать горячая ванна. После чего ложитесь-ка спать. А я уж прослежу за вашим шотландским дикарем.


Благодарная, что о ней заботятся, как о малом ребенке, Исабель выпила бульон и позволила отвести себя в свою комнату. Макрея как раз вносили в дом, когда она покидала кухню; со слуг ручьями стекала вода. Исабель было обернулась, но миссис Хит настойчиво утянула ее за собой.


В горячей ванне плавала лаванда, лечебная трава, успокаивающе подействовавшая на измотанные нервы Исабель. Она закрыла глаза и приказала себе погрузиться в безмятежность. Значение имело только то, что они одержали победу. Создав алхимический брак, они высвободили силу, в которой так нуждались. Теперь Испания Англии уже не страшна. Даже не заглядывая в магический кристалл, Исабель была в этом абсолютно уверена. Она произнесла молитву во спасение душ испанских моряков.


Исабель устало откинула голову на край деревянной кадки. Она поклялась, что заплатит любую цену, а ее девственность не так уж много и стоила. Гораздо тяжелее оказалось потерять половину своей души — было бы легче отдать жизнь. Но вернуть ничего нельзя.


От их слияния Исабель получила почти невероятное удовольствие. Но теперь мучительно осознавала, что следует разрушить это единение. В самом дальнем уголке сущности Макрея Исабель прочла его стойкую неприязнь к узам брака. Защитники подвергались серьезному нажиму в этом отношении, их почти принуждали заключать семейные союзы, предпочтительно с такими же Защитниками, чтобы сохранить свой род и укрепить магическую силу. Макрей был вынужден согласиться на брак, приняв его в качестве своей судьбы.


До того, как из-за своей несдержанности он попал в лондонский Тауэр, Макрей собирался сделать предложение благородной деве-Защитнице по имени Энн, блондинке, столь же приятной в общении, сколь и красивой. Основным ее достоинством в глазах Макрея являлось то, что она шотландка, тогда как большинство дочерей Защитников были англичанками. Макрей не мог себе даже представить жену-англичанку — его отвращение к такого вида союзу читалось мучительно ясно.


Исабель выбралась из ванны и принялась вытираться. Тело согрелось, хотя душа заледенела. Внезапно Исабель почувствовала острую тоску по матери, которая никогда не понимала свою странную дочь, но в любом случае продолжала любить ее.


Исабель облачилась в ночную рубашку и заползла в постель, вынудив себя смириться с тем, что Макрей предназначен совсем другой женщине. Даже если бы это было не так, ему вовсе не по вкусу черноволосые ведьмы, да еще английские. Так тому и быть.


Сегодня они вместе одержали огромную победу. И этого вполне достаточно.


Должно быть достаточно.

* * *

Когда Макрей открыл глаза, вовсю светило солнце. За ромбовидными окнами два жаворонка, усевшись на ветке, что-то пели друг другу. Макрей лениво слушал, с трудом осознавая, что они победили и выжили. А в том, что Исабель жива, он не сомневался; все свои оставшиеся дни он будет чувствовать каждый ее, даже легчайший, вдох. Макрей осторожно встал с кровати, и тут появилась экономка. Страстно желая видеть Исабель, Макрей нетерпеливо потребовал:


— Скажите госпоже де Кортес, что я хочу поговорить с ней.


Брови экономки поползли вверх.


— Тогда вам придется подождать. Вчера м'леди уехала в Лондон.


Макрей бессмысленно смотрел перед собой, отказываясь верить, что она его покинула.


— Какого дьявола она это сделала?


Миссис Хит пожала плечами.


— Не могу знать, это не мое дело.


Несомненно, Исабель отправилась в дом своего отца.


— Где живет семья де Кортес?


Проигнорировав вопрос, миссис Хит развернулась, намереваясь уйти:


— Я пришлю кого-нибудь с горячей водой и едой. — И дверь за ней захлопнулась.


Исабель оставила его. Проклятая англичанка взяла да и сбежала ко всем чертям! Да как она посмела!


Ругаясь на чем свет стоит, Макрей открыл шкаф и выхватил оттуда свою вычищенную и аккуратно сложенную одежду. Разобраться с этим было бы проще простого — но с Исабель де Кортес ничто не бывает просто! Она заплатит ему за свое оскорбление.


Да, она заплатит!


--------


[1] — Малые моря — проливы, отделяющие Великобританию от континента Европы и от Ирландии (Ла-Манш, Па-де-Кале, пролив Святого Георга и Северный пролив)

* * *

Другой взгляд на войну Англии и Испании:

Целью войны стояло совершенно справедливое желание наказать Англию с ее самодурствующей королевой Елизаветой. Помимо поддержки Елизаветой протестантской церкви и объявления независимости от власти папы Римского (отчего поход был официально освящен папой Сиксом V как крестовый), варварского (даже для того времени) убийства собственной сестры Марии Стюарт (которая была не только католичкой, но и, в отличие от самой Елизаветы, совершенно законной королевой Шотландии), была еще и личная заинтересованность короля Филипа. Испанского монарха бесило, сколько золота он теряет от разбойного действия английских пиратов, нанятых английской короной для грабежа судов, следующих из Америки (тогда единоличного владения Испании). Игнорируя все дипломатические попытки послов уладить дело миром, она называла это "честной добычей из Нового Света", а самого знаменитого пирата того времени, Френсиса Дрейка, сделала дворянином и назначила адмиралом английского флота. (


Галеас «Хирона»

Гордый и непокорный галеас «Хирона», словно разрубленный гигантским топором, опустился на дно холодного моря. Сбылось пророчество герцога Медина-Сидония, знавшего, как могут быть страшны острые скалы побережья Ирландии.

Глава 6

Как только ее мать покинула комнату, Исабель вылила остатки ячменного отвара в цветочницу за окном, свисающую с подоконника. Непогода не пощадила растения, но они уже начали приходить в себя. Возможно, им помогают травяные чаи.


В маминых руках Исабель нашла ту теплоту и успокоение, которых так жаждала, но излишняя суета и опека могли свести с ума кого угодно: от непрерывных вопросов, что же произошло, голова шла кругом. Не исключено, что по прошествии времени она и найдет в себе силы говорить об этом. А может, этого не случится никогда.


Мастер Ди нанес Исабель визит и передал великолепное рубиновое кольцо с руки самой королевы — в благодарность за то, что они сделали совместно с Макреем. Однако посещение было очень кратким, поскольку королевский кудесник стремился как можно скорее вернуться к своей семье в Богемию.


Исабель задержалась у окна, размышляя, что ждет ее впереди, ведь обычные изыскания перестали представлять для нее интерес. И даже магический кристалл остался туманным, когда Исабель попыталась заглянуть в свое будущее. Ей посчастливилось быть частью грандиозного замысла, изменившего ход истории, так что, похоже, с ее стороны слишком дерзко желать чего-то большего, чем безрадостное существование увядшей старой девы. Хотя в отличие от королевы она уже не девственна…


Послышался какой-то шум, как если бы в парадную дверь барабанили солдаты. Затем звуки переместились в нижний холл. В жилах Исабель застыла кровь: всплыли ужасные семейные предания о посланцах Инквизиции, врывающихся в дом забрать членов семьи де Кортес, чтобы пытать и предать смерти. Но здесь же Лондон, только не это!


С колотящимся сердцем Исабель бросилась из комнаты к лестнице. И тут же замерла, будто пораженная громом, стоило ей бросить взгляд вниз к входу. Облаченный в парадную одежду и злой, как тысяча чертей, Адам Макрей с мечом в руках наступал на двух отцовских слуг.


В холл вбежали родители Исабель. Завидев оружие, отец выставил руку, прикрывая жену, и рявкнул:


— Что это значит, вы, дьявольское отродье?


— Вы должны быть мне благодарны, господин де Кортес, — громовым голосом возвестил Макрей. — Я приехал, чтобы вы могли сбыть с рук вашу упрямую дочурку, засидевшуюся в девицах.


Мать Исабель так и ахнула:


— Вы не тронете ее, вы, грубое животное! Мой муж — друг лорд-мэра[1] Лондона. Вас повесят, привяжут к хвосту лошади, четвертуют, стоит вам только посягнуть на добродетельную деву.


— Добродетельная дева? — Макрей расхохотался. — Это никак не про ту Исабель, которую я знаю.


Потрясение Исабель тут же переродилось в ярость, и она кинулась вниз по лестнице, словно одна из тех бурь, что были созданы Макреем.


— Как вы посмели ворваться в дом моего отца и запугивать слуг! Убирайтесь в свою Шотландию и женитесь на вашей очаровательной обходительной блондиночке.


Макрей резко поднял голову вверх.


— Исабель!


Он удивительно солнечно улыбнулся, вложил меч в ножны и рванул к ней, перепрыгивая сразу через три ступеньки. Столкнувшись с Исабель на лестничной площадке, Макрей схватил ее в объятия и впился ей в губы. Гром, молния, бушующий шторм в крови! Желание Исабель спихнуть наглеца с лестницы испарилось, и она ответила на его поцелуй. Чертов колдун!


Адам прошептал ей на ухо:


— И ты полагала, что можешь сбежать от алхимического брака, моя прекрасная ведьмочка?


— Но… но Энн, та женщина, который вы предназначены…


— Вероятно, уже замужем за другим. — Его длинные, искусные пальцы начали легонько поглаживать ей спину. — Энн никогда не испытывала недостатка в воздыхателях, а меня находила слишком пугающим. Именно поэтому соглашение между нами так и не было подписано.


Послышался громкий мужской нарочитый кашель. Повернув красное, как свекла, лицо, Исабель глянула вниз и обнаружила, что они с Макреем стали объектами зачарованных взглядов половины домашней челяди. Ее отец строгим голосом спросил:


— Так ты знакома с этим негодяем?


— Е-его зовут сэр Адам Макрей, он — шотландец, из очень знатной семьи, — запиналась, ответила Исабель.


— Шотландец? — фыркнул отец. — Тогда неудивительно, что он ведет себя, как дикарь.


— Привыкните. — Макрей поднял руку, показывая кольцо с сапфиром, выполненное в той же манере, что и кольцо Исабель. — Ваша королева приказала Исабель выйти за меня замуж в награду за услуги, оказанные мною Англии.


— Вы обращались к королеве Елизавете? — Глаза Исабель распахнулись в изумлении.


— Хотелось убедиться, что, даже если ты окажешься настолько упрямой, что попытаешься отказать мне, я своей цели достигну. — Обняв одной рукой Исабель за талию, он посмотрел на ее отца с матерью: — Я достаточно богат, чтобы смягчить сердце любого родителя, и достаточно смел, чтобы взять вашу необычную ведьмочку. Так уж случилось, что у нас обоих имеются некоторые… э-э-э… своеобразные способности. А теперь, если вы не против, мне бы хотелось переговорить со своей невестой наедине.


Отец Исабель прищурился, и сразу стал виден торговец, умеющий выгодно вести дела, как в хорошие времена, так и в плохие.


— Меня не волнует ваше богатство и кто предоставил вам разрешение на брак — даже если это сам Господь Бог! Никто не получит Исабель, если она сама того не пожелает. Попробуйте принудить ее силой, и я с моими тремя сыновьями встанем на ее защиту с мечами в руках.


Мать Исабель дотронулась до руки мужа, на ее губах играла легкая понимающая улыбка:


— Сомневаюсь, что что-то делается вопреки желанию Исабель. Дай им возможность все уладить с глазу на глаз, Дэвид.


Отец Исабель начал было протестовать, но смолк.


— Что ж, хорошо, если Исабель тоже хочет переговорить с этим дикарем.


— Да, хочу. Нам есть что обсудить. — Хотя Исабель не была точно уверена, что она готова сделать: принять предложение Макрея или убить его.


Когда Адам повел ее вверх по лестнице, Исабель оглянулась и увидела, что родители улыбаются. Улыбаются! Словно этот варвар-шотландец уже покорил их.


Макрей безошибочно привел Исабель в ее спальню.


— Как ты догадался, где меня искать? — спросила она, когда он запер за ними дверь.


— Довольно сложно скрыться от любого мага, а уж от своего суженого — просто невозможно. Мы — единое целое, Исабель. Запомни это.


Он крутанул ее, ставя к себе спиной, и начал ловко расшнуровывать платье. Со стремительностью и в самом деле волшебной Макрей избавил Исабель от жесткого кожаного корсета и обхватил большими теплыми ладонями ее грудь.


Исабель задохнулась от сводящего с ума удовольствия, и легкомысленное настроение Макрея тут же улетучилось.


— Я люблю тебя, Исабель, — нежно прошептал он. — Прими как данность, что мы теперь связаны с тобой на всю жизнь, а возможно, и дольше. Неужели брак для тебя настолько страшен? Нам преподнесли редкостный дар страсти и духовной близости, любовь моя.


Исабель вырвалась и повернулась к Макрею лицом. Прочитать его мысли она оказалась не в состоянии — белое пламя, соединившее их во время заклинания бури, мерцало где-то далеко-далеко, хотя в любой момент могло быть вызвано к жизни. Но они все равно продолжали очень чутко реагировать друг на друга, и с возрастающим удивлением Исабель поняла, что в этом огромном мире она больше не одинока.


В глазах Макрея Исабель увидела отражение собственной души и его безумное желание. И даже — это ее особенно поразило! — страх, что она продолжит сопротивляться.


Исабель никогда не сомневалась в своих магических способностях, но впервые постигла, сколь приятна простая женская власть над мужчиной. Как бы он ни хорохорился, Макрей прекрасно осознавал, что чародейку такой силы, как Исабель, невозможно привести к алтарю против ее воли. И он стоял перед ней, смиренный и покорный. Хотя смирение вовсе не являлось одним из свойств его натуры — вот поэтому-то оно и давалось ему с громадным трудом.


Уверенная в своем могуществе — как магическом, так и женском, — Исабель поинтересовалась:


— Так ты потребовал меня у моей королевы в качестве награды, после чего ворвался в мой дом и запугал всех слуг, а теперь хочешь на мне жениться, не считаясь с тем, что я ни шотландка, ни Защитница?


Макрей усмехнулся:


— Да. Не имеет значения, что ты англичанка и в тебе не течет кровь Защитников. Ты — Исабель, самая сильная колдунья Британии и моя суженая. Моя семья несказанно возрадуется, когда я привезу тебя домой. Должен ли я еще кого-нибудь запугать, чтобы получить твое согласие?


— Мой глупенький, мой драгоценный негодник. — Счастливая, Исабель обвила Макрея за шею. Она совершенно не нуждалась в магическом кристалле, чтобы понять, что с этого мгновения они разделят и страсть, и баталии, и несокрушимую любовь. Макрей принадлежит ей, так же как она — ему, и они навечно соединены алхимическим браком. — Все, что ты должен был сделать, это просто попросить!


КОНЕЦ

Примечание автора

Поражение испанской Армады — звездный час Англии, известный всем из курса истории средней школы. Это тот водораздел, что установил господство Англии над большей частью морских просторов и привел к снижению роли Испании, чему также способствовало и изгнание с Пиренеев евреев. Нелепо, но слово «marrano», очень оскорбительное, обозначающее свинью, превратилось в «Marranos» — термин, под которым теперь известны изгнанники.


Джон Ди — фигура историческая, известен как «маг королевы». Метафизик, алхимик, писатель и астролог, он сам выбрал наилучшее время для коронации Елизаветы. Учитывая его успех у царствующей особы, очевидно, что трудился он очень даже неплохо! Говорили, что Ди наслал злые чары на испанскую Армаду, которые и явились причиной необычайно плохой погоды, стоявшей тем летом, и одержанной англичанами победы. Действительно, сражения в Ла-Манше не нанесли Армаде значительного ущерба — большей части своего флота испанцы лишились во время шторма, разразившегося, когда они огибали север Британии.


Ди основал орден розенкрейцеров («Орден Розы и Креста»)[2] как ответ протестантов иезуитам. Он был набожным христианином, однако на протяжении жизни Ди не только хвалили, но и сурово критиковали. Говорят, именно он послужил прототипом шекспировского Просперо в «Буре». Его библиотека, состоявшая из более чем четырех тысяч томов, была крупнейшей в Англии.


Защитники — мой собственный вымысел. Их потомки появятся в некоторых из моих будущих исторических романов, начиная с «Поцелуя судьбы» (A Kiss of Fate), выходящего летом 2004 года.


----


[1] — Лорд-мэр — титул, ранее дававшийся мэрам Лондона, Йорка и Дублина, а позднее и мэрам других крупных городов — Ливерпуля, Шеффилда и т. д.


[2] — Википедия с этим не согласна


home | my bookshelf | | Алхимический брак |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу