Book: Охотничья луна



Охотничья луна

Лори Хэндленд

Охотничья луна

Глава 1 

Говорят, охотничья луна когда-то называлась кровавой, и я знаю, почему. Полная луна прохладной осенней ночью окрашивает алую кровь в черный цвет.

Я все же предпочитаю оттенок крови в лунном мерцании тому, который ей придает яркий свет электрических ламп. Но я отхожу от темы.

Я охотница. Для посвященных — лишь немногих избранных — ягер-зухер. Охочусь на монстров, и если вы думаете, что это эвфемизм для современных серийных убийц, то это не так. Говоря «монстр», я подразумеваю разверзнувшуюся преисподнюю, когти и клыки, вырвавшуюся на свободу сверхъестественную магию. Ту, что всю жизнь будет являться вам в кошмарах. Совсем как мне.

Я специализируюсь на оборотнях. Убила уже, наверное, тысячу, а мне всего двадцать четыре. Печально, но опасность лишиться работы мне никогда не угрожала. И я получила тому очередное подтверждение, когда ранним октябрьским утром мне позвонил Эдвард Манденауэр, мой босс.

— Ли, ты нужна мне здесь.

— Где — здесь? — пробормотала я. Я вовсе не жаворонок. Наверное, оттого, что в основном живу в темное время суток. Волки выходят по ночам, при свете луны. В этом их особенность.

— Я в Кроу-Вэлли, штат Висконсин.

— Название мне ни о чем не говорит.

— Тогда у тебя много общего с остальным населением планеты.

Я села: проснувшаяся, бдительная, насторожившаяся. Фраза Эдварда прозвучала подозрительно похожей на сарказм. А Эдвард никогда не шутит.

— Кто это? — потребовала ответа я.

— Ли. — Манера тягостно вздыхать была так же присуща боссу, как и сильный немецкий акцент. — Да что с тобой такое этим утром?

— Утро же. Разве этого мало?

Я не радовалась каждому новому дню. Моя жизнь была посвящена только одной цели — избавлению планеты от оборотней. Только истребив их всех я смогу забыть, что случилось, и, возможно, простить себя за то, что осталась в живых после смерти всех дорогих сердцу людей.

Liebchen, — прошептал Манденауэр. — Что мне с тобой делать?

Эдвард спас меня в тот далекий день, полный крови, смерти и отчаяния. Он взял меня к себе, научил охотиться и отпустил применять полученные навыки на практике. Я стала его самым преданным агентом, и только мы с Эдвардом знали, почему.

— Все в порядке, — заверила его я.

Неправда, и, скорее всего, правдой никогда не станет. Но я смирилась. Продолжила жить. Вроде как.

— Ну конечно, — ласково сказал он.

Никто из нас не принял за чистую монету ни мою ложь, ни его с ней согласие. Только так мы оба продолжали оставаться сосредоточенными на том, что важно. Убить их всех.

— Городок находится в северной части штата, — продолжил Эдвард. — Придется тебе долететь до Миннеаполиса, взять напрокат машину и поехать… думаю, на восток.

— Я не поеду в Дерьмовилль, штат Висконсин, Эдвард.

— Кроу-Вэлли.

— Да без разницы. Я еще здесь не закончила.

По просьбе Манденауэра я была на задании в Канаде. Несколько месяцев назад преисподняя разверзлась в захолустном городке под названием Минива. Что-то там с голубой луной и волчьим богом — в подробности я не вдавалась. Мне все равно. Достаточно было того, что оборотни бегут на север и их много.

Но как бы мне ни хотелось, я не могла просто стрелять в каждого встретившегося на пути волка серебром. Даже в Канаде существуют законы о защите природы.

Ягер-зухеры — это государственное секретное подразделение. Нам нравится думать, что наш отдел — что-то вроде спецслужбы по охоте на монстров. Представьте себе «Секретные материалы» против накачанных стероидами сказок братьев Гримм.

В любом случае нам полагалось работать втихую. А куча мертвых волков — животных охраняемых, а кое-где даже считающихся вымирающим видом — вызовет массу вопросов.

У ягер-зухеров и так хватает проблем с отчетами об исчезнувших людях, ранее бывших оборотнями. Грустно, но факт — объяснить пропажу людей легче, чем наличие мертвых животных, но так уж заведено в современном мире.

Моя работа — если бы мне пришлось ее выбирать, что я давно и сделала — заключалась в поимке оборотней в процессе. В процессе превращения. Тогда я была всецело вправе пускать им в головы серебряные пули.

Чертова бюрократия.

Ловить их не так сложно, как может показаться. В основном оборотни живут стаями, совсем как обычные волки. Уходя превращаться в лес, они идут к логову, где оставляют одежду, кошельки, ключи от машин. В обращении из двуногого существа в четвероногое имеются определенные недостатки, например, отсутствие карманов.

И когда я находила такое логово… Знаете поговорку: «перестрелять, как уток на пруду»? Одна из моих любимых.

— Ты там никогда не закончишь, — выдернул меня из размышлений голос Эдварда. — Прямо сейчас ты нужна здесь.

— Зачем?

— Как обычно.

— Там оборотни. Так перестреляй их сам.

— Мне нужно, чтобы ты обучила нового ягер-зухера.

С каких это пор? Обучение всегда проводил лично Эдвард, а я…

— Я работаю одна.

— Пришло время это изменить.

— Нет.

Я не очень-то общительна. И не хотела что-то менять. Мне нравилось проводить время в одиночестве. Так никто из моего окружения не будет убит — снова.

— Я тебя не спрашиваю, Ли, а отдаю приказ. Чтобы завтра была здесь, или ищи другую работу.

Он отсоединился.

Сидя на краешке кровати в одном белье, я прижимала телефон к уху, пока короткие гудки не слились в один, и только потом поставила трубку на базу и еще немного посидела, глядя в пространство.

Я не могла в это поверить. Я не учитель, а убийца. Какое Эдвард имеет право отдавать мне приказы?

Все права в мире. Он — мой начальник, мой наставник, единственный вроде как друг, которого я к себе подпустила. А это значит, ему стоило бы знать, что меня лучше не просить делать то, от чего я отказалась, как и от всей прошлой жизни.

Когда-то я была учительницей. Я вздрогнула, когда в голове пронеслись воспоминания о переливах детских голосов. Мисс Ли Тайлер, педагог дошкольного образования, была так же мертва, как и мужчина, за которого она тогда собиралась замуж. И если она иногда вторгалась в мои сны, что мне поделать — пристрелить её?

Хотя обычно я решала проблемы именно так, в случае с беспечной Ли из снов этот метод не срабатывал. Тем хуже.

Я нехотя встала с кровати и приняла душ. Собрала вещи и поехала в аэропорт.

Никто в Элк Сноут — или как там называлось место, где я охотилась — и не заметит моего отъезда. Как и везде, куда я приезжала, там я сняла уединенный домик и всем интересующимся — которых всегда было поразительно мало — сообщала, что я специалист Департамента природных ресурсов и приехала изучать новый вирус бешенства у волков.

Это оправдание удобно объясняло и мой странный график, и склонность расхаживать с пистолетом, а то и тремя, и нелюдимую натуру. Обычные люди не слишком жаловали рыболовно-охотничий надзор, и меня оставляли в покое — что мне и требовалось.

Приехав в аэропорт, я узнала, что в Миннеаполис летает один борт в день. К счастью, по расписанию рейс был назначен ближе к вечеру, и в самолете оставалась куча свободных мест.

По удостоверению, полученному от ягер-зухеров, я числилась инспектором, и поэтому мне разрешалось перевозить оружие — стандартный двенадцатизарядный охотничий «ремингтон», личное охотничье ружье и полуавтоматический «глок» сорокового калибра, еще один стандартный предмет вооружения ДПР. Спустя час после приземления я отправилась в путь до Кроу-Вэлли.

Я не стала звонить и сообщать о своем приезде. Манденауэр и так знал, что я прибуду. Неважно, о чем он меня попросит — я всегда соглашусь. Не из уважения — хотя я его уважала больше, чем кого-либо другого, — а потому, что он позволял мне заниматься тем, чем я должна: убийством животных, монстров, оборотней. Только ради этого мне и оставалось жить.


Глава 2 

Я доехала до маленького городка в северных лесах, когда уже всходила луна. Не то чтобы я видела больше чем полумесяц, но ночное светило было тут как тут — ждало, дышало, росло. Я это знала, как и оборотни. Даже если небо не мерцает серебристыми переливами, это вовсе не значит, что монстры не превращаются, не бегают на свободе и не убивают. Сбрасывая скорость взятой напрокат машины — клянусь, того же самого четырехцилиндрового куска дерьма, что я сдала в пункт проката в аэропорту Канады, — я заметила в проулке какое-то движение. Остановилась на обочине и вышла из автомобиля.

Место казалось пустынным, как и все маленькие городки после девяти часов. Но я не была уверена, обычное ли это отваливание на боковую, потому что все закрывается, или же население предпочитает не высовывать носа за порог с наступлением темноты из-за волков.

У Эдварда должен быть более серьезный мотив, чем рядовое появление оборотней, раз уж он вызвал сюда меня. Даже если мне предстоит обучать новичка, должна быть причина заниматься этим в Дерьмовилле, то есть, в Кроу-Вэлли.

Из проулка донеслось шарканье подошв по бетону.

— Береженого бог бережет, — пробормотала я и сунулась в машину за пистолетом.

Конечно, было бы лучше взять ружье или дробовик, но как бы мне того ни хотелось, нельзя фланировать по главной улице с огнестрельным оружием длиной с мою ногу. Хотя у меня есть необходимое удостоверение, я не в форме. Меня могут остановить, и начнутся вопросы, ответы… А на это нет времени. Все равно, даже если в переулке окажется волк, он будет достаточно близко, чтобы схлопотать пулю из моего «глока».

Я подкралась к перекрестку и выглянула из-за угла. Единственный фонарь осветил на фоне стены мужской силуэт за секунду до того, как ночной путник исчез за дальним углом здания.

Стоило бы убраться восвояси, да только тихую ночь прорезал протяжный вой. Волоски на затылке встали дыбом, и я встряхнула головой. Когда-то моя толстая коса до пояса пошевелилась бы при этом движении и утихомирила зуд, но я уже давно обрезала волосы и нынче ходила почти с армейским ежиком. Так жить намного проще.

Пока я кралась вдоль фасада здания в том же направлении, что и замеченный ранее мужчина, из окружавшего город леса донесся ответный заунывный хор.

Я выглянула из-за угла как раз вовремя, чтобы увидеть, как волк трусит в сторону деревьев. С облегчением выдохнула. Ждать не придется. Только любитель или новичок выстрелит в оборотня в середине превращения. Объяснить существование наполовину человеческого, наполовину волчьего трупа слегка сложновато. Поверьте, я пробовала.

Хотя я всегда сжигала тело, никогда неизвестно, кто внезапно набредет на меня, пока костер будет пылать. Всегда лучше дождаться завершения превращения в волка, и только потом стрелять.

Но потраченное на бездействие время может причинить вред здоровью. К счастью, я наткнулась на быстро изменяющегося оборотня — либо упорно старается, либо просто очень стар. Не такой крупный, как обычный самец, но определенно волк, а не собака. Даже у крупных собак головы меньше, чем у волков, вот в чем разница между сanis familiaris и сanis lupus.

Пока вой во тьме утихал, волк устремился к лесу. Я позволила ему добраться до деревьев и последовала за ним. На мое счастье, пока я короткими перебежками пересекала улицу, ветер дул в лицо. Но волки все равно обладают превосходным слухом, а оборотни слышат ещё лучше, поэтому мне не хотелось подбираться к противнику слишком быстро и слишком близко.

Но и сильно отставать тоже не хотелось. Перейдя на бег трусцой, я вскоре оказалась в прохладе и темноте лесной чащи.

Городские огни Кроу-Вэлли тут же поблекли, а воздух стал холоднее. Я родилась в Канзасе, где деревьев очень мало, и лес до сих пор меня завораживал. Хвойные исполины — такие же древние, как и некоторые из существ, на которых я охотилась — росли так плотно, что сквозь чащу было сложно пробираться. Наверное, именно поэтому многих волков, как и оборотней, тянуло на север.

Глаза быстро привыкли к сумраку, и я с оружием наготове поспешила за пушистым серым хвостом. Я делала так уже множество раз и давно уяснила, что убирать оружие нельзя. Я не Уайетт Эрп[1] и не собиралась накликать на себя оборотня. Они двигаются быстрее плевков и выглядят в два раза омерзительнее.

Шорох слева заставил меня замереть и резко развернуться в ту сторону. Затаив дыхание, я прислушалась и всмотрелась в темноту. Не слышно ничего, кроме ветра, и видно еще меньше. Остановилась на прогалине — неяркое мерцание луны давало совсем слабое освещение.

Я развернулась и, моргая, поспешила вперед. Где же тот хвост? Передо мной не было больше ничего, кроме деревьев.

— Сукин…

Низкий рык стал единственным предупреждением, прежде чем что-то врезалось мне в спину, обрушив лицом в грязь. Пистолет улетел в кусты. Сердце колотилось так быстро, что я не могла думать.

Сказалась подготовка, и я схватила волка за загривок и перебросила через плечо прежде, чем он успел меня укусить. Если есть хоть что-нибудь, что я ненавижу больше жизни, то это жизнь в мохнатом обличье.

Волк рухнул на землю, взвизгнул, извернулся и вскочил на лапы. Я использовала выигранные секунды, чтобы присесть и вытащить из ботинка нож. Поэтому я и ношу высокие ботинки даже в летний зной — сложно ведь спрятать нож в кроссовке.

Опрокидывая волка на землю, я вырвала у него несколько клочьев серой шерсти, и теперь она летала по ветру. Зверь зарычал. Бледно-голубые и слишком человеческие глаза сузились. Он разозлился, и поэтому не стал лишний раз задумываться перед прыжком.

Зверь сбил меня с ног, но, падая, я вонзила в грудь волка клинок до самой рукоятки и провернула его.

Из раны вырвались языки пламени. При контакте с серебром у оборотней возникала такая реакция. Отчасти поэтому я предпочитала убивать их на расстоянии.

Волк оскалился. Несмотря на жар и кровь, я не выпускала нож, и пока монстр умирал у меня на руках, я смотрела, как его глаза превращаются из человеческих в волчьи. Странно, что мне так и не удалось привыкнуть к этой предсмертной перемене.

Легенды гласят, что после смерти оборотни возвращаются в человеческое обличье, но это неправда. Они не только остаются волками, но и теряют последний оплот человечности, отправляясь в ад — по крайней мере, я надеюсь, что они уходят именно туда.

Когда огонь погас, а волк перестал дергаться в агонии, я сбросила с себя труп и выдернула из раны нож. И тут увидела кое-что тревожное.

Убитый мною волк оказался самкой.

Я огляделась в поисках самца, за которым изначально пошла. Я была уверена, что тень из переулка принадлежала мужчине. Неужели я пошла за волком, который появился с другой стороны?

Тот ли это волк? Или же оборотень из города следил за самкой, так же как и я? Если так, то он атаковал бы одновременно с ней. Они не могут удержаться. Еще одна загадка. И почему я не удивлена?

Я вытащила из кустов пистолет, почистила травой нож и сунула его обратно в ботинок. Вытерла окровавленные ладони о джинсы — уже перепачканные, как и рубашка, но вся одежда хотя бы была темной, а в сочетании с менее чем светлым небом — способной скрыть происхождение пятен.

Ладони горели. Быстрый осмотр показал, что они воспалены, но не обожжены, поэтому я забыла о них и продолжила стандартную процедуру ягер-зухеров — собрала костер, чтобы избавиться от трупа.

Обрызгав мертвого волка особым горючим веществом — новое изобретение нашего научного отдела, — я бросила спичку. Пламя взметнулось выше моей головы: горячее, мощное, ярко-красное. Как раз то, что нужно, чтобы закончить работу поскорее.

До недавних пор сжигание волков занимало долгое, долгое время. Чтобы оставаться нераскрытыми, ягер-зухерам требовалось выполнять свою работу и избавляться от улик незамеченными. Новое горючее значительно облегчало процесс.

Я подумала, что надо бы позвонить Эдварду, пока я жду, когда догорит костер. К несчастью, телефон остался в машине. О да, разбудив босса, я отомщу за собственное пробуждение. А мне нравилось мстить — почти так же, как убивать.

— Это ведь незаконно?

Услышав неожиданно раздавшийся за спиной голос, я выхватила пистолет и развернулась. Мужчина немигающим взглядом уставился на мой «глок».

Я нахмурилась. Мало кто не дрогнул бы под дулом пистолета, направленным в лицо. А я направила оружие прямо ему в лицо. Он подошел так близко, что едва не уткнулся носом в ствол.

И как только незнакомец смог подкрасться так незаметно?

Прищурившись, я оглядела его с ног до головы. Относительно просто, так как рубашки на нем не было.

На руках выступали вены, словно он занимался со штангой — делал больше подходов для рельефа, чем прибавлял вес для силы. Безволосая, но мускулистая грудь с плоскими коричневыми сосками, которые только подчеркивали алебастровое совершенство кожи.

Никогда не любила атлетов. Черт, если честно, я и мужчин-то не жаловала. Такое бывает с девушками, женихов которых у них на глазах рвут на кровавые ошметки прямо в собственной столовой. Тем не менее, я осознавала, что пялюсь на этого парня, завороженная крепкими мускулами его пресса. Взгляд притягивали и его взлохмаченные каштановые волосы, и странно светлые карие глаза, мерцающие в неверном свете луны почти желтым. Я догадалась, что при дневном свете они имеют обыкновенный ореховый оттенок.



Высокие скулы, угловатое лицо. Словно он недоедал и недосыпал. И, несмотря на светлый цвет, в его глазах таилась глубинная тьма. Но все же он был красив той красотой, что превосходила понятие «симпатичный» и совсем чуть-чуть не дотягивала до «великолепный».

Он умудрился натянуть какие-то черные брюки, хотя пуговицу застегнуть не успел, а туфли, наверное, остались там же, где рубашка. Что и объясняло, как он смог подобраться ко мне так близко, а я и не услышала.

Обуреваемая подозрениями, я не убирала дуло от его левой ноздри.

— Вы кто?

— А вы? — парировал он.

— Я первая спросила.

В ответ на мою детскую реплику он лишь приподнял бровь. Удивительно спокоен для парня с пистолетом у лица. Возможно, он не думал, что у меня там серебряные пули.

При этой мысли пальцы крепче сжали рукоятку. Неужели это тот самый мужчина из переулка? Тот, о котором я подумала, что он обратился в волка и убежал в лес?

— Не возражаете? — Он схватил дуло, отодвинул его от своего лица и одним движением вырвал пистолет из моей руки.

Я напряглась в ожидании атаки, но он вернул мне оружие рукояткой вперед. В жизни не видела никого, кто умел бы двигаться так быстро. Среди людей, если точнее.

Будь он оборотнем, то уже выстрелил бы в меня или напал бы вместе со своей подружкой. Я расслабилась, но только немного. Он по-прежнему оставался незнакомцем, и бог его знает, что он забыл тут, в лесу, ночью и босиком.

— Кто вы? — повторила я.

— Дэмьен Фицджеральд.

Дэмьен? Разве это не имя демона? Или по крайней мере так было в каком-то фильме ужасов семидесятых, который я не захотела смотреть. Никогда особо не любила кровавые сцены, даже до того, как нечто подобное начало регулярно происходить и в моей жизни.

Имя Фицджеральд объясняло светлую кожу и темные волосы, даже рыжеватые пряди, выгоревшие на солнце. Но глаза были неправильными. Им положено быть синими, как Ирландское море.

Их цвет волновал меня почти так же, как и плещущаяся в их глубине душераздирающая печаль, огонек вины. Прежде я уже тысячу раз видела это выражение глаз.

В зеркале.

Он сложил свои потрясающие руки на гладкой груди, глядя на меня сверху вниз. Не очень высокий, около ста восьмидесяти сантиметров, но я даже в ботинках едва достигала ста шестидесяти двух.

Мне жутко не нравилось быть низкорослой, хрупкой, почти блондинкой. Но я уже давно знала, что огнестрельное оружие замечательно уравнивает силы. Неважно, что я вешу от силы пятьдесят килограммов — нажать на курок мне это не помешает. Несколько лет занятий дзюдо тоже не навредили.

В дни, когда я еще была мисс Тайлер, я делала мелирование, красила губы розовой помадой и носила высокие каблуки. Пришлось сглотнуть, чтобы подавить рвотный рефлекс.

И смотрите, что мне это дало. Шрамы и внутри, и снаружи.

— Зачем вы сжигаете мертвого волка? — спросил он.

Я глянула в костер. Сложно было сказать, что именно я там жгла, но, возможно, этот Дэмьен околачивался тут дольше, чем я думала. Поэтому я выдала ему те же самые сказочки, что обычно скармливала гражданским.

— Я работаю на ДПР.

Он поморщился — как я уже давно поняла, обычная реакция на упоминание Департамента природных ресурсов. Но не повел себя как большинство людей после знакомства — не стал сбегать без оглядки, сверкая пятками, — а продолжил вопросительно сверлить меня взглядом.

— Что? — наконец не выдержала я.

— Почему вы сжигаете волка? Я думал, они под угрозой исчезновения.

— Охраняемый вид.

Его непонимающий взгляд дал понять, что Дэмьен не в курсе тонкостей законодательства по поводу популяции волков. «Охраняемый вид» означал, что волков могут убивать только определенные люди — например, я, — в определенных обстоятельствах. Что же до обстоятельств…

— В окрестностях зафиксирована маленькая проблема с бешенством у волков, — солгала я.

— Правда? — Дэмьен приподнял бровь.

Не поверил? Что-то новенькое. Я очень, очень хорошая лгунья.

— Правда.

Я говорила твердо. Не хочу больше никаких вопросов. Особенно таких, на которые мне сложно отвечать. Вроде того, как мы отличали бешеного волка от зверя, зараженного чем-то другим.

На самом деле, мы бы и не смогли отличить без проверки в Лаборатории Мэдисона. Стандартная процедура ДПР заключалась в следующем: сначала связаться с местным лесничеством, затем с СИЗЖР — Службой инспекции здоровья животных и растений, федеральным агентством, в чью сферу деятельности входят и проблемы заболевших животных.

К счастью, гражданские зачастую не знали установленного порядка действий государственных служб, поэтому обычно моя ложь прокатывала. Помогало, что само слово «бешенство» отпугивало всех. Люди желали уничтожения вируса, предпочтительнее, еще вчера, и если кто-то в форме и с удостоверением был готов броситься в бой, никто не задавал уточняющих вопросов. Все просто уходили с дороги.

Вот только Дэмьен оказался не таким, как все. Он склонил набок голову, и пряди нечесаных волос скользнули по щеке.

— Бешенство? А почему я об этом не слышал?

Я уже многократно озвучивала эту ложь и на этот раз даже не стала задумываться, прежде чем снова её произнести.

— Эта новость не для ушей всех граждан. Поднялась бы паника.

— А. — Он кивнул. — Так вот почему вы не в форме.

— Точно. Нет смысла зря волновать людей. Я обо всем позабочусь, поэтому можете возвращаться в… откуда вы там. — Я нахмурилась. — Откуда вы взялись?

— Из Нью-Йорка.

— Прямо сейчас?

Его губы дернулись в подобии улыбки.

— Нет, изначально.

Это объясняло его легкий акцент — возможно, Бронкс, но не уверена. У девушки из Канзаса, последние несколько лет обитавшей в лесах в погоне за оборотнями, не слишком много возможностей изучать акценты привлекательных ирландцев из Нью-Йорка.

— И давно вы здесь живете? — спросила я и отвернулась, чтобы поворошить угли сучковатой палкой.

— Вы так и не сказали, как вас зовут, — парировал он. — Есть ли у вас какое-нибудь удостоверение?

Я продолжила ворошить угли, думая, что бы сказать. Ничего не изменится, если я скажу ему свое имя. В заднем кармане лежит удостоверение сотрудника ДПР. У сообщества ягер-зухеров имелись колоссальные ресурсы, в некоторых случаях поражавшие воображение. Но почему он так интересуется?

— А вы что, полицейский?

— Вообще-то да.

Я вскрикнула и развернулась. Дэмьен Фицджеральд исчез, словно корова языком слизнула.

Вышедшая на поляну женщина была одета в форму шерифа. Высокая и мощная, что сразу же меня взбесило, она шла с уверенностью, которая мгновенно выдавала в ней человека, способного защитить себя даже без пистолета. Темные волосы были подстрижены коротко, обрамляя привлекательное, но не смазливое лицо.

Она посмотрела на погребальный костер волка, потом на меня.

— Должно быть, вы ягер-зухер.


Глава 3

Недовольно поморщившись, я оглядела поляну и прошипела:

— Тсс!

— Кто, по-вашему, может меня здесь услышать? — удивилась незнакомка. — Неужто еноты?

— Здесь был человек, — нахмурилась я. — Не видели его?

— Нет. Вы что-то бормотали себе под нос, когда я подошла.

— Вот ещё. Здесь был мужчина. — Я взмахнула рукой. — И на нем были брюки.

— Это всегда беспроигрышный вариант.

— И ничего кроме брюк.

— Так даже лучше. Моя последняя встреча в лесу с обнажённым мужчиной стала началом чего-то большого.

— Вообще-то, он не был полностью обнажён.

— Жаль, — пожала плечами моя собеседница. — Куда же он делся?

— Не знаю.

— А вы уверены, что видели мужчину?

Уверена ли я? Да. Несомненно. Я не теряла разума с тех самых пор… как в последний раз его обрела.

— Он сказал, что его зовут Дэмьен Фицджеральд. Не знаете такого?

— Затрудняюсь ответить. Мы с Манденауэром прибыли сюда лишь на прошлой неделе. Но, судя по вашим словам, этот тип явный представитель клуба мохнатых и клыкастых.

До меня наконец-то дошло, о чём она толкует. Она знала о ягер-зухерах, об оборотнях, об Эдварде. Тот якобы парень, которого мне предстояло обучать, оказался девушкой.

— Ты...

— Джесси Маккуэйд. А ты, должно быть, Ли, мой тренер.

Я сердито насупилась. Это мы еще поглядим. Меньше всего на свете мне хотелось обучать эту потрясающе компетентную женщину своим приёмам.

— Значит, ты — Ли, — заключила она.

Я фыркнула.

Она расценила это, как «да».

— Манденауэр ждёт у меня дома. Следуй за мной.

Без всяких «с вашего позволения» она разворошила ногой остатки костра и затоптала угли.

А затем двинулась в том направлении, откуда я пришла.

Я окинула взглядом поляну, но полуголый мужчина исчез.

Я даже прошлась до места, где видела его в последний раз, и, пригнувшись к листве, попыталась рассмотреть следы. Но земля была слишком твёрдой, а обувь на Дэмьене... похоже, отсутствовала.

Раздавшийся неподалёку волчий вой заставил меня подскочить, но волк находился не слишком близко, так что я зашагала за Джесси спокойно, а не припустила рысцой. Не хотелось показывать ей — или им, — насколько я пуглива.

Был ли здесь вообще этот мужчина, назвавшийся Дэмьеном? Вполне вероятно. Обычный ли он человек? Или нечто большее? Могу никогда и не узнать наверняка.


* * * * *

Домом Джесси служила квартира в небольшом особняке, примыкающем к офису шерифа. Я припарковалась рядом с патрульной машиной и поднялась вслед за Джесси на второй этаж.

— Ты настоящий коп? — спросила я. — Или это просто маскировка?

— Я коп.

Она не стала вдаваться в подробности, и я снова рассердилась. Выходит, спасая мир, Джесси даже под прикрытием будет трудиться на избранном поприще. Ну а мне всегда достается роль работника лесной охраны из всеми нелюбимого ДПР.

Но совмещать охоту на оборотней с работой воспитательницы в детском саду я, разумеется, не могла. Сама мысль об этом была смехотворной.

Дверь распахнулась прежде, чем Джесси успела к ней прикоснуться, и на пол коридора упала худая длинная тень.

— Эдвард, — пробормотала я.

Джесси окинула меня удивленным взглядом, и я поняла, что выпалила это имя необычайно радостным и будто бы не своим голосом.

Нельзя позволять себе поддаваться привязанностям, даже к Эдварду, поэтому, расправив плечи и прочистив горло, я протянула руку:

— Рада видеть вас, сэр.

— Господи, осталось только щёлкнуть каблуками и взять под козырек, — проворчала Джесси, протискиваясь мимо Манденауэра.

Эдвард Манденауэр меньше всего походил на командира элитного подразделения охотников на монстров. Сухой как щепка, он выглядел на все свои восемьдесят с лишним лет, но ещё не утратил боевого задора и убивал больше оборотней, чем кто угодно другой, включая меня. Я восхищалась этим человеком сильнее, чем могла выразить словами.

— Почему ты не приехала сразу ко мне, Ли? — Эдвард посторонился, пропуская меня в квартиру.

— Я здесь.

— Ты сделала крюк.

— Как вы узнали? — нахмурилась я. — Как она меня обнаружила?

— Ты бросила автомобиль в городе. Джесси пробила его по номерному знаку, а затем отследила тебя в лесу.

Мне стало любопытно. Умение идти по следу не мой конек. У меня не хватает терпения для такого навыка.

А вот Джесси, должно быть, отличный следопыт. Она так быстро отыскала меня в густом лесу, который знала, по сути, не многим лучше, чем я.

— Судя по костру, — наябедничала Джесси, — она уже начала отстрел.

— Это моя работа, — огрызнулась я.

— Это мой город.

— Девочки, девочки, — примирительно сказал Манденауэр.

— Не называйте меня девочкой! — возмутились мы с Джесси хором.

Переглянувшись, мы обе нахмурились и отвернулись друг от друга.

— Вам нужно работать вместе, — вздохнул Манденауэр. — В Кроу-Вэлли происходит нечто странное.

Я навострила уши.

— Более странное, чем оборотни?

— Несомненно. Заметила, как именуется этот милый городок?

Кроу-Вэлли (прим.пер. Воронья долина). А я, голова садовая, даже не обратила на это внимания.

Науке неизвестно, почему волки позволяют воронам питаться остатками своей добычи. По мнению некоторых натуралистов, эти птицы летят впереди, высматривают подходящую жертву, затем возвращаются и ведут к ней волков. В благодарность или в качестве платы за услуги волки не прогоняют ворон с падали.

Так ли это на самом деле — трудно сказать. Однако факт остается фактом: где есть одни — там есть и другие.

Волки прекрасно уживаются с воронами. И оборотни, судя по всему, тоже.

— В этих краях всегда водилось много волков, но с недавних пор их количество заметно увеличилось.

— Откуда вы знаете?

Эдвард одарил меня одним из своих коронных взглядов. Этот человек знал всё.

— Когда шериф покинул этот город…

— Покинул или его съели?

— Не съели. На этот раз. Шерифа встревожили странные происшествия с волками. Он поведал властям свои небылицы, и об этом доложили мне. Я убедил бедолагу отправиться в отпуск, а сам позвал Джесси на вакантную должность.

Думаете, в правительстве много заговоров и тайн? Вы даже помыслить не могли о тех из них, что курирует Эдвард.

Любое непонятное донесение: необъяснимые явления, взбесившиеся волки, чудища, бродящие по холмам и полям, — вся эта информация стекается к Манденауэру, и он направляет ягер-зухеров во всём разобраться и принять соответствующие меры.

— А как же прежняя работа Джесси? — спросила я.

— В Миниве мы сделали все, что могли. Волки оттуда ушли. Мы подождали, но они не вернулись.

— Так что же происходит здесь?

Он посмотрел на Джесси:

— Расскажи ей всё, что знаешь.

Немного поколебавшись, она пожала плечами, уселась на диван и указала мне на соседний стул.

Судя по весьма непритязательной обстановке квартиры, Джесси довольствовалась лишь самым необходимым.

Никаких тебе картин на стенах, никаких безделушек на столах. Хотя эта Маккуэйд едва ли походила на любительницу безделушек.

Зато повсюду лежали книги, бумаги, блокноты, хотя и на книжного червя хозяйка квартиры не тянула. Но кто я такая, в конце концов, чтобы судить?

— В Кроу-Вэлли убивают оборотней, — начала она.

— Поздравляю.

Возможно, вам интересно, как мы отличаем мёртвого волка от мёртвого оборотня. Открою одну небольшую тайну.

Если выстрелить в них серебром, оборотни воспламеняются. И не важно, живые они или мёртвые. Мне даже отчасти нравится палить по мёртвым тварям. Можете называть меня ненормальной — все так и делают.

— Их стали убивать до нашего здесь появления, — продолжила Джесси. — По моим сведениям, это началось чуть больше трёх недель назад.

Я выпрямилась на своём стуле. Чуть более трёх недель назад — как раз в прошлое полнолуние. Совпадение не из приятных.

Я взглянула на Эдварда:

— На вас никто не работает в Кроу-Вэлли?

— Нет.

— Агент-одиночка?

— Сомневаюсь.

— Почему?

— Потому что этих оборотней убивают не серебром.

— Как же тогда их убивают?

— Существует всего один альтернативный способ убить оборотня, — произнёс Эдвард.

— А почему я о нем ничего не знаю?

— Потому что он редко встречается.

— И в чём же он состоит?

— Помимо серебра убить оборотня может только другой оборотень.

— Они никогда не убивают себе подобных. Это не соответствует их правилам поведения.

— Похоже, нам попался неграмотный экземпляр.

Опять шуточки. Кто подменил этого человека?

— Волки и оборотни на первый взгляд ничем не отличаются, — сказала Джесси, — но всё-таки они разные.

— Что вы говорите, — пробормотала я.

Меня уже порядком тошнило от этой новоявленной мисс Всезнайки.

Джесси не удостоила меня ответом. Очко в её пользу.

— Изредка волки могут убить другого волка, но оборотни — никогда. Они будут драться, изгонять чужаков со своей территории, но только не убивать. Я назвала бы такое поведение проблесками оставшейся в них человечности, хотя все мы прекрасно знаем, что люди в массе своей не слишком гуманны.

Верно подмечено.

— Так что же здесь происходит? — спросила я.

— Это мы и пытаемся выяснить.

— Зачем?

— Прости? — моргнула она.

— Какая разница, кто убивает оборотней, если в итоге они умирают?

Джесси с Манденауэром переглянулись.

— Не важно, кто убивает. Важно то, что появился оборотень, отличающийся от своих собратьев. Мне это не нравится.

— Потому что?..

— Когда в последний раз кто-то из них повел себя странно, мы столкнулись с волчьим богом.

— Думаете, кто-то пытается создать нового волчьего бога?

— Волчий бог может быть рожден только под голубой луной, — покачал головой Манденауэр. — Это время уже прошло.

— Что же тогда?

— Не знаю. Но у меня очень плохие предчувствия.

Я была знакома с Эдвардом достаточно долго, чтобы понимать: когда у него возникают плохие предчувствия, какое-нибудь дерьмо, того и гляди, угодит в вентилятор.

— Так какой у нас план? — спросила я.

— Ты научишь Джесси всему, что ей нужно знать.

— Почему я? — возмутилась я. — Вы всегда натаскивали новичков сами.

— Я не так молод, как прежде.



— Ага, вот так новость.

Губы Манденауэра дрогнули в неком подобии улыбки. Чудеса, да и только.

— Я взял в подразделение эксперта по просеиванию пыли веков. Возможно, мы успеем разузнать, что затеяли оборотни, пока не стало слишком поздно. А пока я должен вернуться в штаб-квартиру. Нужно помочь Элизе.

Элиза, она же доктор Хановер, была правой рукой Эдварда и главным научным сотрудником организации ягер-зухеров, базирующейся в Монтане.

Между Элизой и Манденауэром существовала ещё какая-то связь, но как я ни гадала, так и не смогла понять, что их могло объединять. Ведь Манденауэр годился Элизе в дедушки.

— Вы не бросите меня с ней одну! — воскликнула я.

— В этом городе живёт по меньшей мере четыреста человек. Ты будешь не одна.

— Знаете что? — подбоченилась Джесси. — Мне не нужна её помощь. Я прекрасно справилась в Миниве безо всякого обучения.

— Да, наслышана об этом, — усмехнулась я. — Благодаря тебе популяция оборотней в том районе увеличилась вдвое и новообращённые особи разбежались по всей Канаде. Последние три месяца я только и делала, что сокращала их ряды.

Джесси сжала кулаки и шагнула ко мне, но тут отворилась дверь.

Я и глазом моргнуть не успела, как какой-то тип ворвался в комнату, обхватил Джесси за талию и приподнял над полом.

Я подалась вперёд, но Манденауэр остановил меня, поймав за руку.

И очень вовремя, потому что незнакомец впился в Джесси губами, и парочка слилась в таком крепком, страстном и влажном поцелуе, какие я видела разве что в порнофильмах.

Мне бы, конечно, отвернуться, но я не могла отвести глаз от этого зрелища.

В моей работе не часто встретишь проявления любви.

Не часто встретишь что-то иное, кроме смерти. И я сама избрала этот путь.

Так почему же сейчас я смотрела на Джесси и её избранника таким затуманенным, тоскующим взором?

Потому что впервые за долгое время увидела полуобнаженного мужчину.

Мое либидо проснулось. Кожу покалывало, а в животе поселилась предательская дрожь.

Я никак не могла изгнать из головы образ Дэмьена Фицджеральда и сама себе удивлялась.

Глядя Джесси в лицо, незнакомец очень нежно провел костяшкой пальца по её щеке.

Джесси улыбнулась, накрыв его руку ладонью.

Казалось, для них перестали существовать и Эдвард, и я, и, возможно, весь белый свет.

Истинная любовь. Проклятье.

— Она нас погубит, — проворчала я.


Глава 4

Джесси и её приятель обернулись. Мне пришлось стиснуть зубы, чтобы не отвисла челюсть. Мало того что он оказался индейцем, так ещё и самым сногсшибательным мужчиной из всех, кого я встречала. Даже возможный плод моего воображения Дэмьен уступал ему пальму первенства.

Сильный и гибкий, незнакомец возвышался над Джесси. Всё в его манере держаться указывало на владение боевыми искусствами. Волосы короткие, в одном ухе покачивается золотое перо... Экзотический красавец — дикий и в тоже время ручной. Я глазела на него, словно завороженная, не в силах отвести взгляд.

— Ты, наверное, Ли. Добро пожаловать.

Он протянул мне руку, но Джесси его одёрнула.

— Не торопись, Ловкач. Ее светлость та ещё заноза в заднице.

— У тебя, Джесс, что ни человек, то заноза в заднице, поэтому я не буду спешить с выводами.

Я улыбнулась. А он знает слабые стороны своей половины.

— Я Уилл. — Он снова протянул руку, и я поторопилась её пожать, пока Джесси не вмешалась. — Уилл Кадотт.

— Ли Тайлер, — представилась я.

— Так почему ты считаешь, что Джесси нас погубит?

Надо же, помимо острого ума у него ещё и слух отличный.

— Привязанности. — Я пожала плечами. — О них лучше забыть, если хочешь стать ягер-зухером. — Я посмотрела на Эдварда: — Что с вами? Вы разве её не проверили? Или он — ваша новая разработка?

Нельзя сказать, что я винила Джесси. Кадотт был чертовски классной разработкой. Но я не хотела, чтобы мне свернули шею или снесли голову из-за того, что Джесси без ума от его достоинств.

— Он тоже один из нас.

Я окинула Эдварда долгим взглядом.

— Он вас все-таки настиг.

— Кто именно?

— Маразм. Должна отметить, вы прекрасно его скрываете.

Он прищурил бледно-голубые глаза.

— Придержите язык, юная леди. Я знаю, что делаю.

Это нам ещё предстоит увидеть.

Я взглянула на Кадотта.

— Не в обиду, конечно, но ты не похож на охотника.

— Возможно, потому, что я не охотник.

— Он эксперт, о котором я говорил.

Я смерила Кадотта оценивающим взглядом.

— Не сомневаюсь.

Кадотт вытянул руку и перехватил Джесси, прежде чем она успела броситься вперед и надрать мне задницу. Или, по крайней мере, попыталась это сделать. Похоже, мы с ней так и будем ходить вокруг да около, пока не сойдёмся в рукопашной. Это лишь вопрос времени.

— Вы должны простить Ли, — сказал Эдвард. — Она очень предана работе.

— Не извиняйтесь за меня. Мне придётся её тренировать. А я вижу, что она — втрескавшаяся в него гусыня. Угоди он в беду, она сразу окажется бесполезной.

— Напротив, Джесси действовала разумно и хладнокровно даже когда Уиллу грозила серьёзная опасность. И это — одна из причин, по которым я её выбрал.

Наши с Эдвардом глаза встретились. Твёрдая решимость в его взгляде заставила меня смириться с неизбежным. Джесси теперь одна из нас, как и её приятель.

— И в какой же области он эксперт?

— «Он», между прочим, здесь, — заметил Кадотт. — Я профессор, изучаю историю коренного населения Америки. Специализация — тотемы.

— Какой нам от этого прок?

Губы Кадотта дрогнули. Вместо раздражения я почему-то вызывала у него улыбку, что в свою очередь не на шутку меня раздражало. Впрочем, вывести меня из равновесия очень легко. С каждой минутой между мной и Джесси обнаруживалось всё больше общего.

— Я собираю малоизученные факты.

— Уилл оказал нам неоценимую помощь в эскападе с волчьим богом, — заметил Эдвард.

— Волчий бог мёртв.

— Но не забыт, — прошептала Джесси.

По её лицу пробежала тень. Уилл взял Джесси за руку. Интересно, с чем это связано? И поскольку мне никогда не удавалось держать язык за зубами, я спросила:

— Ты хорошо знала волчьего бога?

— Она была моей лучшей подругой.

— Хороша подруга.

— У меня хоть такая была.

— Девочки... — начал Манденауэр, но осёкся, потому что мы с Джесси дружно на него оскалились. — То есть, дамы, может, угомонитесь?

— Думаю, угомонятся, — пробормотал Кадотт. — Когда поделят территорию.

— Почему бы им просто не пописать на деревья, как это делаем мы?

— И шуму было бы меньше, — поддакнул Кадотт.

Я посмотрела на Эдварда, а затем на Джесси:

— Что ты с ним сделала?

— Ничего, — нахмурилась та.

— До встречи с тобой он никогда не шутил.

— Значит, моя миссия выполнена, — заявила она и одну о другую отряхнула ладони.

— Ли, что хорошего в жизни, если в ней нет места смеху? — спросил Эдвард.

— Не знаю. А что в ней вообще хорошего?

В комнате воцарилась тишина. Эдвард отвёл глаза. А во взглядах Джесси и Уилла промелькнуло что-то сродни жалости. А ведь они меня даже не знали.

Я подняла руки.

— Ладно, сдаюсь. Где я буду жить? Только не говорите, что здесь. Об этом не может быть и речи.

— Больно надо, — процедила Джесси.

— В Кроу-Вэлли нашлась только одна съемная комната, — сказал Эдвард.

— Всего одна? Никакого тебе коттеджа? Никакой гостиницы?

Джесси закатила глаза.

— Вы больше не в Канзасе, ваша светлость.

Я вздрогнула. Канзас. Откуда она узнала? Или просто, ткнув пальцем в небо, попала в яблочко?

Эдвард, всегда тонко чувствующий мою боль, вклинился в разговор:

— Кроу-Вэлли — не курорт. Люди сюда не в отпуск приезжают.

И это неудивительно, судя по моим впечатлениям от этого места.

— И зачем же тогда?

— Встретить старость.

— Здесь?

— А что тебя не устраивает? — спросила Джесси. — Я почти всю жизнь прожила в этих краях.

— Мои соболезнования.

Джесси прищурилась. Да, она определённо хотела мне врезать. Что пришлось бы весьма кстати — я тоже не возражала ей наподдать. Так, шутки ради.

И снова вмешался Кадотт:

— Изначально Кроу-Вэлли был шахтёрским городом. Поэтому Висконсин и прозвали штатом барсуков[2].

— А я думала, это оттого, что тут тьма барсуков.

На мой взгляд, даже один барсук — это уже тьма. Встречала я этих зверюшек в своих путешествиях — маленькие противные паршивцы.

— Это правда. — Судя по выражению лица, Уилл тоже не жаловал барсуков. — Но название всё же пошло от шахтёров, которых прозвали барсуками за их неуёмные раскопки.

— А что добывали в шахтах?

— По большей части свинец. Немного цинка и меди.

— Здесь есть шахта?

— Есть, но давно закрыта. А вот город остался. Хорошее место. Очень мирное.

— Если нравится снег, не сходящий восемь месяцев в году, лето длиною в месяц при хорошем раскладе и лесная чащоба, за которой света белого не видно, — пробормотала я.

— Некоторых это устраивает.

Кадотт отлично умел сглаживать углы и исподволь, не уподобляясь лектору, доносить информацию. Должно быть, он отличный преподаватель. Я тоже когда-то была хорошим учителем.

Отбросив воспоминания, я сосредоточилась на рассказе Уилла.

— Многие обитатели мегаполисов, проводившие с семьями отпуск на севере, осели на пенсии в Кроу-Вэлли. Их не прельщает жизнь в туристической ловушке.

— Выходит, город населён стариками.

Лёгкая добыча для оборотней.

— Не совсем так. Пожилым людям многое требуется: и медицинские услуги, и рестораны, и развлечения. Я бы сказал, что Кроу-Вэлли поделен поровну между пенсионерами и теми, кто их обслуживает.

— Тогда здесь большая текучка населения. — По моему опыту официанты, бармены и прочий люд из сферы обслуживания подолгу нигде не задерживаются. Знаю, сама такая. — Следовательно, вычислить в городе нового оборотня будет непросто.

— А я и не говорил, что будет легко, — заметил Эдвард. — Поэтому и обратился к тебе.

Его похвала растопила льдинку, засевшую в сердце после встречи с Джесси. Эта счастливица была слишком высокой, слишком независимой, слишком легко общалась с Эдвардом, и к тому же ей чертовски повезло с Кадоттом.

Нет, нельзя завидовать. Я вовсе не хотела жить как Джесси. Я не настолько глупа, чтобы с кем-то сближаться. Рано или поздно Джесси тоже поумнеет. Не хочу быть свидетелем этого прозрения. Поэтому сделаю свою работу и прости-прощай.

— Как добраться до моего жилья? Ночь проходит зря.

Все переглянулись.

— Что? — буркнула я. Ненавижу, когда меня держат за несмышленыша, даже если порой я чего-то не понимаю.

— Дело в том... — Кадотт пожал плечами. — Я ещё не до конца понял, что здесь происходит, поэтому нам стоит на какое-то время воздержаться от отстрела.

— А по мне — это плохая идея.

— Что если они хотят, чтобы их убили?

— Это бессмысленно.

— А всё остальное, что касается оборотней, разве имеет смысл?

И то верно. Если я верю в оборотней и прочие ночные создания, то возможно, считай, всё. Даже то, что убийства оборотней входят в тонкий расчет этих тварей. Тем не менее, если не отстреливать этих тварей, то чем мне тогда заниматься?

— Можешь тренировать Джесси, — сказал Эдвард, словно прочитав мои мысли.

Я нахмурилась. Джесси усмехнулась.

— Как только Уилл обмозгует план дальнейших действий, начнёте охоту, — заверил Эдвард.

Я не собиралась идти на охоту ни с Джесси, ни с кем бы то ни было ещё. Не собиралась сидеть сиднем, пока оборотни разгуливают на свободе, проворачивают грязные делишки и плодят новых собратьев. Но лучше об этом умолчать.

— Прекрасно, — сказала я. — Завтра приступим.

Эдвард так радостно мне улыбнулся, что я чуть не устыдилась своего обмана — благо, я не способна на подобного рода чувства.

Все заговорили разом, предлагая проводить меня в мое пристанище — на другой конец города. Но я хотела побыть одна. Как ещё я могла от них отделаться?

— Просто дайте мне адрес, — рявкнула я.

— Не вопрос. — Джесси схватила с журнального столика лист бумаги и, нацарапав что-то в углу, оторвала клочок.

Услышав звук рвущейся бумаги, Уилл вздрогнул и тяжело вздохнул.

— Джесси, прежде чем что-либо рвать, почему бы не проверить: а вдруг это редкий или важный документ?

— Что? Ой, прости. — Она пожала плечами и вручила мне записку. Затем полезла в карман за ключом.

Я подавила улыбку. Джесси, конечно, меня раздражала, но порой я ей сочувствовала. И как она умудряется жить с таким умником, как Уилл Кадотт?

Он достал из кармана очки, водрузил их на нос и склонился над журнальным столиком — посмотреть, что осталось от его драгоценного документа. Мне открылся прекрасный вид на его зад. Что ж, возможно, эта работенка не так уж плоха, как мне поначалу казалось.

Я никогда не была особой поклонницей мужских ягодиц, даже до того, как увидела обнаженный торс Фицджеральда и пленилась его бледной кожей и крепкими мышцами груди. Тем не менее, это вовсе не означало, что я не способна оценить представшую перед моими глазами картину.

Закончив обозревать джинсы Кадотта, я подняла глаза и уперлась во взгляд Джесси. Редкая женщина потерпит столь беззастенчивое разглядывание тыла своего кавалера, но Джесси лишь с улыбкой пожала плечами, как бы говоря: «Ну что тут поделаешь?». На мгновенье я даже прониклась к ней симпатией.

Пока она не открыла рот:

— Я приеду к тебе в семь утра.

— Чёрта с два.

— Ли не любит рано вставать, — пояснил Эдвард.

— Ночью я работаю, значит, тренироваться будем утром, — сказала Джесси.

— Тренироваться будем тогда, когда я скажу. В полдень.

Я прищурила глаза. Джесси тоже. Мы буравили друг друга враждебными взглядами. Это напомнило мне сцены из фильмов, по которым я изучала повадки волков. Борьба за доминирование. Альфа-особь и бета-особь. Здесь я — альфа, и Джесси лучше сразу с этим смириться.

Если бы не Кадотт, который притянул к себе Джесси для нового поцелуя, мы с ней всю ночь напролёт могли бы играть в гляделки. Эдвард кивнул на дверь.

Первый раунд окончен, правда, не так, как я ожидала.

Эдвард вышел следом за мной в коридор.

— Я должен уехать.

— Уже?

В моем унылом голосе прозвучала печаль. Да что со мной такое? К счастью, Эдвард, кажется, не заметил моего внезапного возвращения в состояние безмозглой милашки, какой я когда-то была.

— Элиза просила меня поскорее вернуться на базу. Есть... один вопрос, требующий моего внимания. Вы с Джесси, да и Уилл тоже, прекрасно справитесь без меня.

— Когда вы сможете вернуться?

— Не знаю точно. Всё будет хорошо. Просто покажи Джесси все, что узнала от меня, ну и что-нибудь новенькое, чему сама научилась за это время.

Он положил руку мне на плечо. Пальцы у него были сухие, как веточки — надави посильнее, и они сломаются. Впервые мне стало страшно за Эдварда. Всё-таки годы берут своё, и сегодня он выглядел по-настоящему старым.

— Держи меня в курсе событий, — сказал он. — С помощью великой вещи — интернета. Какое изобретение!

Я улыбнулась. Эдварда завораживал интернет. Такое милое и в тоже время удобное увлечение.

Мы вместе вышли на улицу и расселись по машинам. Я наблюдала, как уезжает Эдвард, пока свет габаритных огней его автомобиля не исчез за дальним холмом. Затем тронулась в путь. Я ехала по главной улице Кроу-Вэлли с незатейливым названием Мэйн-Стрит (прим.пер. Главная улица), пока не свернула на другую, именуемую Гуд-Роуд (прим.пер. Хорошая дорога).

— В этом городе живут одни ненормальные, — пробормотала я, скребя днищем взятого напрокат автомобиля по изрытой колеями и засыпанной гравием «хорошей» дороге.

Я громыхала и громыхала в ночной тиши по этим ухабам и даже уже начала сомневаться, не пошутила ли Джесси, отправив меня к черту на рога.

Ветви деревьев, куполом смыкавшиеся над автомобилем, загораживали любые проблески света и заставляли воздух у ветрового стекла словно бы сворачиваться в бархатный, прохладный туман. Я чувствовала запах леса: ароматы смолистой сосны и увядающих листьев и острые нотки рано ушедшего быстротечного лета.

Ещё немного и я повернула бы назад, но тут кое-что услышала. Неясные отзвуки странной музыки.

И я поехала дальше. Небо озарял слабый свет, словно где-то неподалеку сиял огнями город. Однако перед выездом из Миннеаполиса я изучила здешнюю карту — на сотни миль вокруг не значилось ни одного поселения.

Так откуда тогда эти свет и музыка?

Вскоре я почти врезалась в ответ. Машину резко занесло на одном ухабе, потом подбросило на другом, я пулей вылетела на поляну и чуть не въехала в фасад таверны.

— Что за?..

Вокруг здания стояли криво припаркованные автомобили, словно их хозяева прибыли сюда в изрядном подпитии. Из окон лилась музыка: играл джаз, столь же неуместный в этом лесу, как и я.

Ни тебе вывески, ни призывных неоновых надписей — только ярко-жёлтые прожекторы на каждом углу здания, прорезающие лучами света лесную тьму, словно для того, чтобы отпугнуть непрошеных гостей.

— Что за чертовски идиотское место для бара?..

Но, проведя в Висконсине всего день, я убедилась — этот штат просто нашпигован разнообразными барами и закусочными. Они попадались на каждом углу каждого встречного городка. Так с чего бы Кроу-Вэлли быть исключением из этого правила? Пусть даже я не видела здесь углов.

Так же как и сдающихся в аренду комнат. Джесси не поздоровится, когда я до неё доберусь!

Я огляделась, пытаясь отыскать место для разворота, и тут заметила в лесу какое-то движение.

— Вот чёрт, — пробормотала я, когда не кто иной как Дэмьен Фитцжеральд собственной персоной вынырнул из-за деревьев и направился в бар.

Похоже, после нашей последней встречи он отыскал рубашку и обувь. Кажется, ему нравится чёрный цвет. Интересно, чем он занимался всё это время после столкновения со мной в лесу? Есть только один способ утолить любопытство.

Я заглушила мотор, выбралась из машины и пошла по траве к безымянному бару.


Глава 5

Я вошла в комнату — настолько задымленную, что почти ничего не было видно. Так как я уже два года не курила, в глазах запекло, а в горле запершило, хотя курить очень хотелось.

Мне не хватало сигарет. Даже больше, чем я желала признать.

Дверь за спиной захлопнулась, и все уставились на меня. В ответ я сделала то же самое. Было ощущение, будто я попала в «Звездные войны», только провинциального разлива. Я даже глянула на сцену: убедиться, что джаз играет не странная компания пришельцев на неведомых мне инструментах. Но открытый помост пустовал, а музыка лилась из музыкального автомата.

Комната была забита людьми всевозможных габаритов и цветов кожи. Это сразу же меня насторожило. Жители северных лесов вовсе не слыли друзьями индейцев, к тому же сюда, кажется, набились все жившие к северу от великого раздела Грин-Бей афроамериканцы.

Женщины здесь присутствовали разные: молодые и старые, толстые и худые, черно-, бело— и краснокожие. То же самое с мужчинами. На высоком стуле у бара я углядела даже карлика — такой кроха! Я оказалась в сумеречной зоне. Но когда это случилось?

Все по-прежнему пялились на меня так, словно я вторглась в святая святых. Это же просто бар, да? Мои деньги не хуже любых других.

— Всем привет, — помахала я.

Ответа не последовало, зато все вернулись к своим делам — выпивке и куреву. Я оглядела комнату в поисках Дэмьена, но не нашла его. Подошла к бару и уселась рядом с коротышкой, который тут же выпустил струю дыма мне в лицо. Вот вам и гостеприимство!

Бармена я не увидела, то есть, увидела, но не сразу. Развернувшись на стуле, я снова начала рассматривать толпу. Дэмьен точно зашел сюда — он не был плодом моего воображения. Но я уже начала задумываться о том, кто он такой на самом деле, потому что, похоже, он умел исчезать и снова появляться, когда ему вздумается. За последние годы я узнала, что оборотни — не самое страшное в жизни. На свете существует еще столько всего, чего стоит бояться.

Повернувшись обратно, я слегка вздрогнула — человек, которого я искала, стоял прямо передо мной, по другую сторону барной стойки.

Дэмьен, может, и нашел свою рубашку, но, похоже, у него проблемы с пуговицами. Он застегнул только две последние, и бледная гладкая кожа соблазнительно мелькала под черным шелком.

— Что будете пить?

Пришлось перевести взгляд с груди Дэмьена на его лицо. Он поднял бровь — знал, что я на него пялюсь. Надеюсь, хоть слюна у меня не капала. От одной лишь мысли об этом я выпрямилась, нахмурилась и рявкнула:

— Где вы были?

— Здесь.

— Нет.

Я покачала головой: кого именно я пытаюсь убедить, себя или Дэмьена?

— Переставлял товар, — он указал на пол где-то за баром.

У меня внутри все сразу отпустило — я не лишалась рассудка. Не снова. По крайней мере, пока нет.

— Что будете пить? — повторил он.

— Вы бармен?

— Нет, мне деньги не нужны. Я прихожу сюда вечером по вторникам и обслуживаю посетителей просто так, забавы ради.

Так как он ответил без намека на юмор или улыбку, я почти поверила, что он говорит всерьез. Пока карлик не фыркнул.

— У вас есть белое вино? — спросила я.

Я пила немного — надо было постоянно быть начеку. Никогда не знаешь, в какой момент кто-то обернется зверем и попытается тебя убить.

Это случалось намного чаще, чем можно себе представить. И обычно оборотнем оказывался человек, от которого меньше всего ждешь подвоха. Я бросила взгляд на своего крохотного соседа. Тот приподнял верхнюю губу не то плохо имитируя Элвиса, не то злобно скалясь — я не могла понять. Мог он?.. Не-а, вряд ли.

— Вино больше смахивает на уксус. — Я снова обратила внимание на Дэмьена, когда он поставил передо мной стакан содовой. — Лучше попробуйте это, мисс?..

Ой, я же так и не представилась.

— Ли Тайлер.

Моя тянущаяся к стакану рука опускалась, рука Дэмьена — поднималась. Наши пальцы слегка соприкоснулись, и это ощущение пронзило меня словно током,(можно и двоеточие) волоски на руках приподнялись, дыхание перехватило.

Дэмьен, наверное, тоже это ощутил, потому что дернулся назад так же резко, как и я, и принялся оттирать каплю конденсата с барной стойки.

А дыхание по-прежнему не восстанавливалось, да и кожу все еще покалывало. Мне казалось, что это ощущение сродни приему дозы, а может, и ломке.

Я схватила стакан и отхлебнула содовой. Густой сладкий напиток смочил горло и расслабил мышцы. Пора переходить к работе, но я так давно не разговаривала с мужчинами, что даже забыла, как вести с ними беседу.

Я легонько кашлянула, затем провела ладонями по мурашкам на руках, гадая, пройдет ли это вообще. Взглядом скользнула по профилю Дэмьена: прядь чистых волос на щеке, сияющие светлые глаза на бледном лице

Я вздохнула. Скорее всего, в его присутствии такое будет случаться со мной постоянно. Черт.

— Так как называется это место?

— Никак.

— Безымянный бар?

Дэмьен пожал плечами:

— Такое бывает. Это место пытались называть по-разному, начиная с «Холма-вонючки» и заканчивая «Таверной в чаще», но ничего не прижилось. Поэтому этот бар… — развел он руками, — просто бар.

Я кивнула, отхлебнула немного содовой и поставила стакан на стойку, пытаясь придумать, как вставить в разговор пару вопросов, ответы на которые мне нужно было узнать.

— Как ты меня нашла?

Я открыла рот и тут же его закрыла, озадаченная вопросом. Он думал, что я его выследила? И ему не стыдно? Хотя, подозреваю, женщины постоянно преследуют парней с внешностью Дэмьена Фицджеральда.

Я глянула на карлика. Тот залил в себя рюмку водки и пиво, а потом снова что-то проворчал.

— Прекрати, Ковбой. А то девушка решит, что тебе место в будке.

Ковбой пожал плечами и спрыгнул со стула. Пока он шел к старухе-индианке, сидящей за столиком в углу, я поняла, откуда взялась его кличка. На маленьких ногах красовались крошечные ковбойские сапоги на семисантиметровых каблуках.

— Никогда не думала, что их делают такими маленькими, — пробормотала я.

— Люди такие разные.

Я повернулась к Дэмьену.

— Я говорю о сапогах.

— О, — парень пожал плечами. — Их тоже производят всех форм и размеров.

— Вот и я о том же.

Дэмьен взял полотенце для посуды и стал протирать стаканы. Он продолжал бросать на меня взгляды, словно ждал, когда же я заговорю. Я с радостью повиновалась:

— Почему ты тогда сбежал?

— Не люблю копов, — пожал он плечами.

— А я — барменов, — сказала я.

— Ой. — Губы Дэмьена дернулись, но он так и не улыбнулся. — Но вообще-то я не тебя имел в виду. Я говорил о шерифе.

Я нахмурилась — Дэмьен ушел еще до того, как появилась Джесси. По крайней мере, она так сказала.

— Как ты понял, что она на подходе?

— Разве ты ее не слышала? Она вовсе даже не кралась.

Я не слышала Джесси. Потому что отвлеклась на замечательную грудь Дэмьена или потому что он обладал сверхъестественным слухом?

— Где ты нашел одежду и обувь? — спросила я.

— В своей комнате. А ты?

— У тебя комната посреди леса?

Он мотнул головой в сторону задней части здания. Волосы взметнулись вокруг лица и снова улеглись еще чуть небрежней, чем прежде.

— Там сзади есть небольшой домик. Мне он нравится больше, чем комната наверху.

Комната наверху? Так Джесси отправила меня не к черту на рога, а в комнату над странным баром в лесной чаще. Мне все еще хотелось сунуть ее голову под струю холодной воды.

— А что не так с этой комнатой? — спросила я.

— А тебе не все равно?

Я вздохнула, подавив желание выругаться:

— Нет, потому что она моя.

— Так это ты ее сняла? — Он выглядел не счастливее меня.

— Ага.

— Зачем?

— Останусь здесь на некоторое время. Судя по тому, что я слышала, другого выбора у меня нет — только эта комната.

— Точно. Здесь на мили вокруг не найдешь ни одного «Хилтона».

И мне было понятно, почему.

— Дэмьен, так что тебя заставило прибежать полуголым в густой лес?

Он быстро глянул на меня в ответ на резкую смену темы, потом пожал плечами и взялся протирать следующий стакан. Это напомнило мне о его груди, залитой мягким лунным светом, и о гладкости его кожи, покрывающей литые мышцы. Я отхлебнула содовой в третий раз.

— Ты когда-нибудь видела лесной пожар?

Еще одна молниеносная смена предмета разговора. У меня уже начала кружиться голова.

— Вблизи — нет, — ответила я.

— Тебе бы и не захотелось там быть. Огонь сжирает акры земли в считанные минуты, убивая все на своем пути. Он похож на мчащийся прямо на тебя поезд, от которого нигде не спрятаться и никуда не убежать.

Его карие глаза — очень светлые, смесь зеленого, коричневого и желтого цветов — заставили задуматься о том, что же еще видел их владелец. И в каких еще передрягах он побывал.

— Я собирался на работу, когда почувствовал запах гари, — продолжил Дэмьен. — Пошел на него и нашел тебя.

— Но все же умудрился натянуть брюки?

— А ты что-то имеешь против?

«Да», — подумала я.

Это была только мысль, и, слава Богу, я ее не озвучила. Хотя по выражению лица Дэмьена было ясно, что он понял меня и без слов.

— Ты следовал за запахом пожара через лес?

— А с этим тоже что-то не так?

Вообще-то да. Его нюх чертовски тонок для человека. Как жаль, что придется убить этого парня. Но оборотень есть оборотень, и даже такой симпатичный как Дэмьен должен умереть.

— Можешь показать мне мою комнату? — спросила я.

Джесси дала мне ключ, да и я сама лет с десяти могла найти что угодно без посторонней помощи, но Дэмьену об этом знать необязательно. Нужно выманить его наружу. Даже я не расстреливаю на глазах у десятка свидетелей.

— Конечно. — Дэмьен бросил полотенце на барную стойку. — Ковбой, я скоро вернусь.

В ответ коротышка поднял маленькую руку и продолжил разговор с пожилой женщиной.

Выходя, я чувствовала, что мне в спину смотрят десятки глаз. И почему я их так заинтересовала? А может, это Дэмьен, а не я? Знаю только, что меня он точно интересовал.

Вот черт! Он слишком меня зацепил. Даже сейчас ладони были потные и холодные, а сердце выскакивало из груди. Мне не хотелось его убивать, и для меня это чувство было ново. Обычно у меня руки так и чесались.

Конечно, я не часто знакомилась со своей добычей, потому что никогда не тратила время на пустую болтовню.

Мы вышли через заднюю дверь. Снаружи здания находилась лестница, ведущая наверх. Окруженный деревьями домик Дэмьена был очень маленький и чертовски обветшалый. Я порадовалась, что жить буду все-таки в комнате.

Большинство людей стали бы переживать насчет тела и того, как они будут объяснять пропажу человека. У меня с этим проблем не было: обычно я сжигала труп, а организация ягер-зухеров брала на себя заботу обо всем остальном. Эдвард нанял целый отдел, который занимался исключительно придумыванием оправданий. Да и то, что шериф городка в моей команде, вовсе не повредит.

Я остановилась на мгновение, пытаясь оценить, насколько близко подошла к грани между человеком и психом. Иногда я задавалась этим вопросом. Обычно поздно ночью в одиночестве, а изредка — во время охоты, когда в небе ярко светил серебряный диск луны, а в голове оживали незваные воспоминания.

Дэмьен открыл дверь — она не была заперта на ключ, что, уверена, в подобном городке в порядке вещей. Но учитывая странный народ в баре и еще более странных существ, скачущих по лесу, с этого дня я, пожалуй, буду запираться на замок.

Дэмьен потянулся и клацнул выключателем. Лучше бы он этого не делал. Я не выносила вида крови при искусственном освещении. Слишком много воспоминаний и боли, и цвет такой ярко-красный, что глаза режет. Я потянулась мимо Дэмьена, собираясь выключить свет.

Пальцы бармена сомкнулись, сжимая мое запястье. В тот же миг память о его прикосновении вернулась, и это ощущение было настолько сильным, что у меня не вышло заставить себя отстраниться. Дэмьен мог с легкостью меня убить, пока я там стояла и размышляла о вкусе его губ и о том, какова на ощупь его кожа.

— Что ты делаешь?

Его голос понизился практически до рыка, прокатываясь по коже вполне осязаемой звуковой волной. Он стоял настолько близко, что я чувствовала жар его тела и запах его кожи — волнующее сочетание воздуха и воды с ноткой сосны. Или этот аромат просто принес ветер?

Поскольку Дэмьен крепко держал мою правую руку, левой я потянулась за пистолетом, закрепленным на пояснице — не самое удобное место для оружия, но точно самое потайное.

Я планировала воспользоваться ножом — от него меньше шума, — но не могла дотянуться до ботинка. Левша из меня не ахти, но на таком расстоянии, даже особо не целясь, должно получиться задеть что-нибудь жизненно важное. Я глянула ему в глаза — знал ли он, кто я? И зачем приехала сюда? Что собираюсь сделать? Непонятно, да и неважно.

Мои пальцы сомкнулись на рукоятке пистолета.

— Ты должна отрастить волосы, — сказал Дэмьен.

Я застыла на минуту, пока в голове проносилась непрошеная картинка: двадцатидвухлетняя я безразлично гляжу в зеркало в ванной комнате, обрезая свою косу ножом для мяса. Я поежилась, несмотря на волны жара, которые исходили от Дэмьена, как от печки.

Он отпустил мою руку. Я могла бы тут же его застрелить, могла даже воспользоваться рабочей рукой. Но Дэмьен провел ладонью по моим коротко остриженным волосам, а потом костяшками пальцев — по щеке.

Я не могла пошевелиться и еле соображала. Его бедро коснулось моего, а дыхание пощекотало висок, и я не отскочила. Даже не подумала его остановить.

Ко мне много лет никто не прикасался, да я этого и не жаждала. Тогда почему он? И почему сейчас?

Мне хотелось ощутить прикосновение его кожи к моей, и в то же время адреналин в крови подгонял меня убить бармена. Параллельно я гадала, практиковал ли Дэмьен контроль сознания. Может, именно это и замышляли оборотни в Кроу-Вэлли?

Он повернул руку, и я увидела, как что-то блеснуло — что-то, чего я раньше не заметила, и что заставило меня выпустить пистолет.

Дэмьен носил кольцо. Серебряное.

А любому дураку известно, что оборотень никогда не надел бы серебра.


Глава 6

Я стояла в ярком электрическом свете, с ужасом думая о том, что почти сделала. Не зря их положено убивать, лишь воочию увидев процесс обращения — но я об этом забыла. От ошибок не застрахован никто, даже самые идейные агенты.

Убив невинного человека, я буду ничуть не лучше тех тварей, за которыми охочусь. Я ненавидела оборотней, но сейчас испытывала презрение к себе.

— Что случилось?

Опустив руку мне на плечо, Дэмьен успокаивающе его пожал. Я не понимала, почему он со мной так мил. Я точно этого не заслужила — даже без пистолета в кармане брюк.

— Ничего.

— Ты вся побелела. Тебе плохо?

«Очень».

— Нет, просто свет такой яркий, что глаза режет, — ответила я.

— Я заменю лампочку.

Дэмьен отпустил меня и отступил, чтобы я смогла войти в комнату.

— Тут не слишком шикарно. — Он обвел помещение рукой. — Кровать, телевизор, а там — ванная комната.

Я кивнула, обозревая маленькую раковину, холодильник и кофеварку, составлявшие «кухню». Хорошо, что я не готовлю.

— Я только возьму лампочку мощностью поменьше. — Он направился к двери. — Она внизу.

— Спасибо. Дэмьен? — Он остановился в дверном проеме. — Благодарю за помощь.

Он улыбнулся, но выражение его глаз не изменилось. Теперь, подумав об этом, я отметила, что улыбался Дэмьен редко и всегда немного грустно — как будто не мог избавиться от каких-то воспоминаний. В точности как я.

— Не за что. Новеньким нужно держаться вместе.

Я замерла:

— Ты здесь недавно?

— Переехал чуть больше трех недель назад.

Когда стояли появляться мертвые волки. Совпадение? Я глянула на кольцо на правой руке Дэмьена. Возможно.

— Я думала, ты хозяин этого бара.

— Нет, я просто здесь работаю.

— А что с владельцем?

— Живет в Таксоне.

— Повезло ему.

Дэмьен наклонил голову, встряхнув волосами. У меня аж в пальцах закололо — хотелось заправить пряди за ухо. И почему мне всегда нужно все приводить в порядок? Мужчину, его волосы, весь мир.

— Тебе не нравится Кроу-Вэлли?

— Я еще слишком мало здесь живу, чтобы понять.

— Тут не так уж и плохо. Я видал места и похуже.

— Много путешествуешь?

— Достаточно, — пожал плечами Дэмьен.

Его глаза опять потемнели, и в них появилось затравленное выражение. Мне хотелось спросить, сколько это «достаточно», но то, как он себя вел — словно ожидал удара или отгонял воспоминание, — остановило меня от дальнейших расспросов.

— Пойду за лампочкй.

Сказав это, он почти выбежал из комнаты.

Похоже, я оказываю такое действие на мужчин с того момента, как сменила работу. Когда-то я была популярной, красивой и до одури дерзкой чирлидершей. Черт, я возглавляла группу поддержки и в школе, и в колледже. Встречалась с полузащитником из футбольной команды и даже планировала выйти за него замуж. Пока ему не разорвали глотку.

После этого многое изменилось. Я начала убивать за деньги, а мужчины бегали от меня, совсем как от брачных клятв. Иногда мне казалось, что работа въелась в меня, как неприятный запах или как несмываемое пятно на белоснежной коже.

В большинстве случаев мне было все равно. Мне больше не хотелось ни секса, ни дружбы. Отношения? Ха. Меня ожидали дела поинтересней.

Тогда почему я думала о том, как великолепно выглядел Дэмьен Фицджеральд, босоногий и с обнаженным торсом, в заливавшем его серебристом свете луны?

Потому что утратила остатки разума. Может, Дэмьен и не оборотень, но этот факт не превращал его в легкую добычу. Любая связь со мной могла стать причиной его смерти — причем жестокой. Такое уже случалось.

Несмотря на литые мышцы торса и накачанные бицепсы, в моем мире он вне игры. Дэмьен станет для оборотней просто дичью, а мне никак нельзя этого допустить.

Услышав его шаги на лестнице, я вышла из комнаты и забрала лампочку.

— Спасибо, дальше я сама.

При прозвучавших в моем голосе резких пренебрежительных нотках на лице Дэмьена промелькнула боль, которую он тут же скрыл под маской равнодушия, кивнул и пошел обратно в бар.

Я еле сдержалась, чтобы не окликнуть его, чтобы не побежать за ним с извинениями. Он просто был любезен со мной, а я его отшила. И хотя это ради его же блага, я все равно чувствовала себя паршиво.

Для вида поменяв лампочку, я глянула на часы. Полночь. Бар под ногами начинал гудеть. Никто не заметит моего отсутствия. Да никому это и не интересно.

Правда, после случившегося сегодня ночью я нервничала. Неужели я утратила чутье и хватку? Может, мне и действительно стоит взять небольшой отпуск, как предложил Уилл.

Даже если и так, без оружия я чувствовала себя голой, поэтому поспешила к машине, вытащила всю амуницию и дорожную сумку и быстро потопала назад в свою комнату. Едва добравшись до здания, я услышала вдали жуткий волчий вой, рассекший ночь. Я захлопнула дверь и закрыла ее на замок.

Оставила ли я волков снаружи или заперла себя внутри? Точно я не знала, и это меня беспокоило. Какое-то время я была абсолютно не в себе, и мне не хотелось возвращаться в это состояние.

Отложив ружье и сумку, я уселась поудобнее и завела основательный разговор сама с собой.

Едва не облажалась. Бывает. Но если я собьюсь с пути или испугаюсь, оборотни выиграют, а целая куча невинных людей проиграет.

Возьму-ка сегодня выходной. Отосплюсь, а завтра вернусь к своим обязанностям на свежую голову и с более четким планом действий. Решив так и сделать, я проверила замки, окна и патроны. А стоило бы проверить свои сны — в первую очередь...

Я не собиралась засыпать до рассвета: хотела поискать кое-что в Интернете, сделать пару звонков, навести порядок в документах. Но коктейль из путешествия, стресса и монотонного ритма музыки, доносящейся из бара внизу, наверное, убаюкал меня так, что я отказалась от своих намерений. Едва уснув, я очутилась там, где давненько уже не бывала.

Ночные кошмары были для меня не внове. Я жила с ними даже при свете дня. Но обычно прогоняла темноту подальше и спала при свете.

Я обнаружила, что таким образом кровавые путешествия в глубины памяти сводятся к минимуму.

Во сне мне снова было двадцать два, и я только что устроилась на первую после колледжа работу: учила детишек азбуке. В детях мне нравилось все: их невинность, интерес ко всему и доверчивые ангельские мордашки. Я их любила и хотела парочку своих собственных.

Вот в этот момент и появился Джимми Ренквист. Мы познакомились на первом курсе Североканзасского университета. Я как раз командовала группой поддержки: «Вперед, борись и победи! Ура!», когда защитник-неандерталец из Фресно вышвырнул Джимми за пределы поля. Парень приземлился прямо на меня.

— Извини, извини, пожалуйста, — все повторял Джимми, помогая мне подняться и отряхнуться. — Ты в порядке? Я не сильно тебя ушиб?

— Ренквист, тащи свою задницу на поле! — закричал тренер.

Джимми пожал плечами, подмигнул и улыбнулся мне. И я пропала.

Джимми был милым, сильным и умным. И тоже любил детей и собирался стать учителем физкультуры. И стал бы, если бы не влюбился в меня.

Даже во сне мозг увиливал от воспоминания о том, как я навлекла на нас весь этот ужас. Как это бывает в ночных кошмарах, сцена сменилась другой — воскресным ужином в доме моих родителей. Я объявила о дате свадьбы и продемонстрировала маме кольцо, отчего она на радостях разрыдалась и крепко меня обняла.

Последнее воспоминание о Джимми еще живом: как он пожимает папе руку, а на губах у него играет так любимая мною улыбка.

Моей младшей сестре — родительская осечка в среднем возрасте — было пять. Дома также был мой семнадцатилетний брат. Все радостно улыбались, когда, разбив венецианское окно, в комнату заскочил первый волк.

Джимми оттолкнул моего отца в сторону, а сам прикрыл меня собой. Волк — огромный белый самец — ударил его в грудь и разорвал моему жениху горло одним отточенным движением.

Остальным, возможно, удалось бы спастись, если бы мы сразу убежали, заблокировали двери, нашли оружие, может, даже серебряные пули.

И кого я пытаюсь обмануть? Мы были обречены с того самого момента, как разбилось окно, если не раньше.

Но так тяжело пошевелиться, когда подобное происходит в твоей столовой. Нормальные люди не очень хорошо реагируют на внезапную смерть, а мы были до тошноты обыкновенны.

Мы стояли и смотрели, как огромный белый волк поедает Джимми. Стояли в состоянии шока, пока комнату заполняли другие животные. Позже я поняла, что стая вела себя полностью по волчьим законам: выбраковка негодных, выживание сильнейших, лучшие умирают молодыми.

Следующей на очереди стала моя сестра. Кошмар продолжался до тех пор, пока на моих глазах один за другим не погибли все члены семьи. Я была настолько потрясена, что даже не задумалась, почему меня оставили напоследок. В священном ужасе я даже не заметила, что волки выглядели не совсем как волки.

Но вот белый, с розовой от крови шерстью, повернулся ко мне. Другие расступились, пропуская его вперед. Я глянула ему в глаза и сразу поняла, кто он.


Глава 7

Меня разбудил крик. Я уже вскочила, схватившись одной рукой за ружье, а другой — за дверную ручку, когда поняла, что вопль прекратился.

Напряженно прислушиваясь, я попыталась определить направление, но уловила только завывание саксофона из бара внизу.

Сорочка промокла от пота. Сердце колотилось аж в самом горле. Я вся покрылась гусиной кожей. И все же мне понадобилось несколько мгновений, чтобы понять — меня испугал собственный крик.

— Дерьмо.

Я поставила ружье у двери. Рука тряслась, и я сжимала кулак, пока пальцы не заболели. Я подошла к раковине, сунула голову под струю воды, попила прямо из-под крана, затем подставила под бегущую воду запястья с пульсирующими венами. Постепенно сердцебиение пришло в норму.

Если бы Эдвард увидел меня сейчас, я оказалась бы в большой беде.

Из-за своего прошлого я обязана четыре раза в год посещать специально обученного психолога ягер-зухеров. Это всего лишь означало, что я научилась говорить именно то, что нужно, чтобы меня признали годной к службе.

Я понимаю, что убийством оборотней мою семью не вернешь.

Нет, в свободное время я не разыскиваю белого волка.

— Сны закончились, — прошептала я.

Пустая комната, в которой еще звенело эхо моих криков, издевалась надо мной.

Мне уже давно ничего не снилось. Сон в дневное время снимает проблему кошмаров. Но они все еще там, поджидают, когда я оплошаю. Прямо как оборотни.

Я вскинула голову. Во все стороны полетели капельки воды. Голова кружилась. Я задыхалась. Чувствовала слабость. Я знала, как заставить все это исчезнуть. Кровь. Их. Немедленно.

Всего лишь несколько часов назад я решила не охотиться, но это было до сна. У меня больше не было выбора.

Подхватив ружье, я вышла за дверь.

Часы показывали почти четыре утра. У меня оставалось не слишком много времени до рассвета. Но хватит и того, что есть. Должно хватить.

Дойдя до подножия лестницы, я нахмурилась. Все машины по-прежнему стояли на парковке. Саксофон продолжал завывать. Свет внутри оставался включенным. В этой глухомани вообще слышали о комендантском часе на продажу алкоголя?

В октябрьскую ночь окна были закрыты. Я не могла винить обслугу. Так далеко на севере первые морозы могли ударить в любой момент.

Стекла мутные — из-за их старости или из-за густой завесы сигаретного дыма. Так или иначе, я не могла разглядеть, что происходит внутри… Только тени. Ни одна из которых не двигалась. Но с другой стороны, там и раньше никто не шевелился, не считая поднесения бокалов ко ртам.

Я выбросила из головы загадку клиентуры бара. У меня были более важные причины для беспокойства. Можно спросить у Джесси о правилах продажи алкоголя по ночам. Если меня это действительно волнует. Или пожаловаться Дэмьену, хотя лучше мне его избегать, насколько это возможно. Больше проблем мне в жизни не нужно, а у Дэмьена Фицджеральда просто на лбу написано: «Проблема».

Я почти вбежала в лес, шумно продираясь сквозь кусты. Я не пыталась таиться. Так как от волнения меня несколько раз подряд бросало в пот, я, должно быть, пахла как дикое животное. Волосы, несмотря на душ в раковине, торчали грубыми жесткими прядями. Мне было все равно.

Я хотела, чтобы они слышали меня, чуяли, преследовали. У меня нет в распоряжении всей ночи.

— Давайте же! — крикнула я, ускоряя шаг.

Эдвард учил меня по возможности чаще охотиться с деревьев. Даже в случае обнаружения логова предпочтительнее убивать оборотней с дерева, а не с земли.

Волки быстрые, вервольфы увертливые и коварные. Тело волка, мозг человека — смертельная комбинация. Высокое дерево — самое безопасное место. Пусть эти волки и особенные, летать они не умеют — пока что.

Но иногда подворачивалась возможность, а удобного дерева поблизости не оказывалось. Если Эдвард когда-нибудь узнает, как часто я нарушала правила, чтобы убивать монстров, он отзовет мою охотничью лицензию дольше чем на один день. И запрет меня в психушке. Снова.

Я прибавила скорости, чувствуя необходимость забраться глубже в лес, подальше от Дэмьена и его феноменального нюха. До рассвета я планировала развести еще один костер.

До того как стать ягер-зухером, я была в сносной форме, но стоило мне вступить в их ряды, как выяснилось, насколько я неспортивна. Волки поймают меня, даже если я побегу. Им под силу развивать скорость до двадцати метров в секунду и покрывать двести километров в день, хотя в среднем они проходят шестьдесят. Волки могут преследовать стадо около десяти километров, а затем ускориться. Оборотням не нужны сверхъестественные способности, когда всего лишь то, что они превращаются в волков, делает их сверхлюдьми. Вот почему я всегда ношу с собой ружье.

— Здесь только я! — крикнула я. — Я тут одна-одинешенька. Прошу к столу!

Инструкция ягер-зухеров гласила: мы должны быть уверены, что стреляем в оборотня. Один способ удостовериться — предпочтительный способ — это увидеть, как зверь перекидывается. Однако Эдвард научил меня нескольким другим, менее точным, но не менее эффективным способам проверки.

Настоящие волки кинутся прочь от человека. Только оборотни побегут людям навстречу.

И волки, и оборотни выберут слабейшего из стада. Только оборотни способны напасть на сильного. Только животные с человеческим интеллектом нападут с военной точностью.

Хрип моего дыхания, топот ботинок, треск ветвей почти заглушили шепот ветра в кронах деревьев, жужжание еще не впавших в спячку комаров, шорох ночных созданий в подлеске. Из-за этого я не услышала безмолвие. Не сразу.

Но к тому моменту, когда я заметила, каким все стало неподвижным — жутко неподвижным — было уже слишком поздно. Они стремительно приближались со всех сторон.

— Стандартный боевой порядок для атаки, — пробормотала я. — Боже, как вы предсказуемы.

Гении из оружейного отдела ягер-зухеров модифицировали мое ружье из полуавтоматического в полностью автоматическое. Оружие выглядело самым обыкновенным, но таковым не являлось. Одна из причин, по которым я предпочитала его ДПР-овскому дробовику стандартного образца — неплохое ружье, но не против сверхъестественных поганцев.

Само собой, автоматическое оружие было совершенно незаконным — ну так арестуйте меня. Не думаю, что оборотни станут жаловаться на нечистую игру из-за того, что я владела оружием современного террориста. Когда я закончу, им останется только гореть.

Первый прорвался сквозь листву справа от меня. У них редко получалось ждать. Подкрадываться. Нападать согласованно. Кто-то всегда не выдерживал, и тут-то я его и подлавливала.

Я подождала, пока не увидела белки их глаз. То, что у них есть белки — для меня основание в них стрелять. Посмотрите в человеческие глаза, а потом в волчьи, и сразу поймете, что я имею в виду.

Я выстрелила в грудь серому волку, затем следующему за ним, и следующему. Повернулась спиной к этим телам и скосила остальных широким полукругом ружейного огня.

Оборотни хороши в планировании, но вот импровизация им недоступна.

Последний оборотень рухнул на землю, и в лес вернулась тишина.

— Автоматическое оружие, специальные пули. Каждый раз их уделывает, — пробормотала я.

Сердце все еще колотилось быстро и громко, но руки трястись перестали. Я больше не чувствовала слабости. Больше не слышала голосов в голове или криков в ушах. Жизнь хороша.

Я пересчитала тела. Восемь. Неплохо для одной трудовой ночи. Чертовски хорошо для одного часа.

Я наклонилась, собираясь стащить их в одну кучу — чтобы легче было сжигать, милая Красная Шапочка, — и тут позади меня раздался низкий яростный рык.

Я крутанулась на месте, одновременно вскидывая ружье. Я никогда не откладывала его в сторону. Никогда. Нечто подобное со мной и раньше случалось. Чего не случалось, так это последовавшего при спуске курка щелчка, возвещавшего, что магазин пуст.

Волк, красно-коричневое чудовище с большими карими глазами, оскалил зубы. Он напал на меня с фланга. Ублюдок.

— Умнее своих приятелей, да?

Его губы приподнялись, превращая подобие усмешки в оскал. Я двинулась, согнув руки и отводя ружье назад как биту «Луисвилльский отбивающий»[3].

— Подавай.

Он атаковал. Я замахнулась. Ружье врезалось в его голову, но недостаточно сильно. Он ударил меня в грудь и повалился вместе со мной на землю.

Эдвард научил меня миллиону вещей. Первой, и на данный момент самой полезной, было то, как схватить оборотня и не дать ему съесть твое лицо.

Одной рукой я вцепилась ему в дыхательное горло, а другой — в морду и держала. Пока все идет нормально. Но как долго я смогу его удерживать?

Лапы молотили, когти скребли в поисках опоры. Царапин я не опасалась. Ликантропия это своего рода вирус. Как и бешенство, она передается через слюну. Будет больно, но царапина не сделает меня мохнатой. Как бы там ни было, стоит этим зубам хотя бы проколоть мою кожу, и еще до конца дня я начну поедать коллег сырыми.

Я глубоко вдохнула и попыталась оттолкнуть оборотня. Ничего не вышло. Зверь сильнее меня. Я обречена.

Треск, рычание… и тут из темноты с шумом выскочило еще одно мохнатое создание. Я напряглась в ожидании второго нападения.

Вместо этого вновь прибывший врезался оседлавшему меня волку в бок, и они кубарем откатились от меня в вихре зубов, когтей и хвостов.

Не теряя времени, я вскочила на ноги, нашла свое ружье и зарядила его, пока огромный красно-коричневый волк и более мелкий бурый катались по поляне.

Волчью схватку я видела только по телевизору, а драку оборотней — вообще никогда. И была рада, что мне до сих пор не довелось стать этому свидетелем. Наблюдать сочетание тела животного и человеческой беспощадности было жутковато.

Они полосовали и рвали; земля промокла от крови, клочки меха летели в разные стороны. Мне следовало застрелить обоих или по крайней мере убежать. Вместо этого я могла только неотрывно смотреть, одновременно напуганная и завороженная этой первобытной дикостью.

Красно-коричневый волк был больше, шире, сильнее. Но бурый был разъярен. Он все время рычал, словно дразня крупного волка, провоцируя его на более отчаянные поступки. Обоих покрывала кровь — собственная и соперника, — и тут вдруг меньший волк, прихрамывая, вырвался и с трудом отошел.

Настоящий волк отпустил бы его. Красно-коричневый оборотень напал. Второй зверь ждал, склонился, выжидая, словно сдавался, затем дернулся вверх и одним мощным рывком выдрал громиле глотку. Я была вынуждена восхититься его техникой.

Раненый зверь сделал несколько шагов, словно хотел убежать, спрятаться, возможно, вылечиться, но было слишком поздно. Он рухнул на землю уже мертвым. Бурый волк теперь нормальной поступью подошел к своему призу.

— Умный мальчик, — пробормотала я.

Он поднял взгляд и наклонил голову. Подняв ружье, я прицелилась ему точно промеж глаз. Я не могла рассмотреть их цвет. Ночь была слишком темной, луна — очень тусклой, а лес — чересчур густым. Но это были человеческие глаза. Уж это я могла сказать наверняка. И этого мне было достаточно.

Я подумала о Джимми, своей сестре, брате, родителях. Вспомнила других людей, которых убили оборотни, другие места, которые они опустошили. Ненависть, жившая во мне — каждый день, каждую ночь — вспыхнула, и мой палец напрягся.

Волк продолжал смотреть на меня. Он не пытался убежать. Я могла поклясться, что он умолял меня выстрелить. Поэтому я замешкалась, вспоминая, что сказал Кадотт.

Что если они хотят, чтобы их убивали?

— Черт.

Если оборотни этого хотели, я точно не выстрелю.

Я опустила ружье. Волк зарычал. Шерсть у него на загривке встала дыбом. Что-то здесь очень неправильно.

Оборотни жаждут человеческой крови. Они не убивают друг друга. Что же не так с этим волком?

Мог ли он быть не оборотнем, а кем-то иным? В качестве ягер-зухера я разного насмотрелась. Эдвард повидал еще больше. Каждый день чудесным образом на свет появлялись новые монстры — одна из причин, по которым Эдвард теперь меньше охотился и больше сидел в офисе. Дело, начатое им после Второй Мировой войны, продолжало все разрастаться и разрастаться.

Я уставилась на бурого волка и задумалась над возможными вариантами. Чудовище оно и есть чудовище, не так ли? То, что я убивала оборотней, еще не означало, что я не могла убить кого-то еще. Назовем это бонусом.

Но я не смогла заставить себя убить волка. Сама не знаю почему. Ночной кровавый пир меня не беспокоил. Я видела намного хуже, а также бывала тому причиной.

Если уж говорить откровенно, кровь и стрельба возбуждали. Запишите девять баллов в пользу хороших ребят. Вот только мои из них лишь восемь.

Ужасно не хотелось уничтожать такую идеальную машину для убийств. Особенно когда она, похоже, была на моей стороне.

— Отлично, — сказала я. — Валяй. Убей так много, как только сможешь.

Волк снова исполнил этот собачий наклон головы. Жаль, что вся морда у него была в крови. Повстречай я собачку вроде этой, до смерти бы перепугалась. На самом деле… я и была напугана.

Вместо того чтобы дождаться его бегства, а затем сжечь волков, как и следовало поступить, я взяла ружье и направилась обратно в трактир быстрее, чем пришла сюда.

Оставлять одного из них в живых было не в моей природе, но, как я снова и снова повторяла себе, ожидая восхода солнца над деревьями, я всегда могу убить этого оборотня позже.


Глава 8

Кто-то колотил в дверь, выкрикивая мое имя. Я посмотрела на свой дорожный будильник.

Полдень.

Проспала.

Выбралась из постели, прошлепала по полу, выглянула в окно и щелкнула замком. В комнату на всех парах влетела Джесси.

— Я тебя разбудила, — догадалась она.

— И что тебя натолкнуло на эту мысль в первую очередь?

— Не знаю… Твоя восхитительная голая попа?

Я опустила взгляд. Ой. Должно быть, вместо того, чтобы остаться в нижнем белье, как я обычно делала в незнакомом новом жилище, я разделась догола.

Собственным домом я не располагала, поэтому незнакомыми были все места, а переезд вслед за волками делал все места новыми. Сон в обнаженном виде случался не слишком часто. Примерно так же часто, как секс. Дайте-ка прикинуть — примерно раз в тысячелетие.

Я не фригидна — не совсем. Просто у меня — среди прочего — есть маленькая проблемка с близостью. Возможно, потому, что моя последняя интимная связь привела к убийству.

Очередная светлая и радостная мысль для встречи нового дня. Неудивительно, что я ненавидела утра.

Я пошла за кофейником, не останавливаясь, чтобы одеться. Мне плевать, кто там увидит меня голой. Не нравится вид — убирайтесь к чертям с моей дороги.

Учитывая мое мнение о сексе и мужчинах, полагаю, мое непринужденное отношение к наготе кажется противоречивым. Однако если вы не думаете о своем теле как о сексуальном объекте, то, что особенного в том, что все его видят?

— Ты собираешься в ближайшее время одеваться? — спросила Джесси, подчеркнуто уставившись в окно.

Я ухмыльнулась. Наконец-то я ее достала.

— Ты стеснительная?

— А ты, как вижу, нет.

Когда-то была. Когда-то я много какой была. Больше во мне ничего из тех качеств не осталось.

Открыв и захлопнув дверцы каждого шкафчика и крошечного холодильника, я пробурчала:

— Кофе нет. Кто-то за это поплатится.

— Когда Манденауэр сказал, что ты не жаворонок, я решила, что после полудня ты будешь в норме.

— Ты ошиблась.

— Почему ты вчера не пошла по магазинам? Не сделала запасы?

Я замерла. Мгновенно вспомнилась прошлая ночь. Планировалось, что я подремлю несколько часов, затем выйду и сожгу улики. Вместо этого я спала слишком долго и оставила мертвых волков в лесу. Теряю хватку...

Я нашла свое нижнее белье, запутавшееся в простынях, сунула ноги в брошенные джинсы и подобрала ту же самую футболку, которую надевала вчера. Я редко задумывалась о лифчике. Он мне без надобности. У меня его никогда и не было.

— Кхм.

Я взглянула на Джесси.

— Может, хочешь надеть какие-нибудь чистые вещи? — предложила она.

— А что не так с э… — Я посмотрела вниз и потеряла дар речи.

Штаны щеголяли полосами, которые могли бы быть ржавчиной, но мы обе знали, что это не так. Некогда белую футболку усеивали пятна сажи, грязи и свежие темно-красные потеки. Мне повезло, что никто не видел меня прошлой ночью выходящей из леса. Они бы решили, что я закапывала труп.

— Ты не слишком внимательно слушала, правда?

Я пожала плечами и сорвала с себя футболку, заменив ее другой из сумки. Джинсы я оставила. Переоденусь по возвращении. Они все равно станут только грязнее.

— Скольких ты убила?

— Девятерых, — солгала я, не желая упоминать бурого волка, которого оставила в живых. Предполагалось, что я буду тренировать Джесси, а не учить ее плохим привычкам.

Она широко распахнула глаза.

— Девятерых? Шутишь!

— В отличие от тебя, я не такая уж шутница.

Я заткнула пистолет за пояс, прикрыв его сверху футболкой, и направилась к двери.

— Пошли.

— Куда мы идем?

— Сжечь пару трупов.

— Ты их не сожгла?

Я вздрогнула.

— А еще громче не можешь? По-моему, тебя еще в Канаде не слышали.

— Манденауэр сказал, что мы должны сжигать их сразу же.

— Что ж, Манденауэр не все, черт возьми, знает.

— Да ты никак меня разыгрываешь.

— Уверена, мне это под силу.

Я открыла дверь и врезалась точнехонько в жесткую, словно стена, грудь Дэмьена Фицджеральда.

— Ох, — выдохнула я и шлепнулась бы на задницу, не подхвати он меня под локти.

— Привет. Прости. Ты в порядке?

Руки у него были грубыми и жесткими, словно в последнее время он много ими работал — иссеченные пальцы, въевшиеся в ладони мозоли. Разливая напитки, так не натрудишься. Как и поднимая тяжести.

Почему я находила его покрытые шрамами ладони такими завораживающими — черт, признаю, я находила их откровенно возбуждающими, — понятия не имею. Все что я могла: не потеряться в фантазии о том, как он проводит этими руками по каждому сантиметру моей обнаженной кожи.

Он снова был одет в черное. Свободные хлопковые брюки, кажется, черные «найки» — не знала, что такие выпускают — и очередная черная рубашка с длинными рукавами. У этой был вытканный на материале узор — и только это позволило мне определить, что она не вчерашняя. Кроме того, он ухитрился ее застегнуть. Мне вроде как не хватало его белой гладкой плоти, оттененной черным шелком.

— Ты кто, черт побери, такой, мистер?

Взгляд каре-зеленых глаз Дэмьена метнулся к Джесси. Он быстро отпустил меня, словно боялся подцепить лишай.

— Шериф, — кивнул он.

— Я тебя знаю?

— Это Дэмьен Фицджеральд, — пояснила я. — Он бармен внизу.

— Правда? — протянула она. — А чем он еще занимается?

Я вспомнила, что рассказывала ей о нем и что она решила, будто он член сообщества мохнатых и клыкастых. Я обернулась как раз в тот момент, когда она потянулась к своему пистолету.

— Нет! — воскликнула я слишком громко. — То есть…

Я вцепилась в запястье Дэмьена. От прикосновения он вздрогнул и попытался вырваться, но я его не выпустила.

— Какое великолепное кольцо. Видишь его красивое серебряное кольцо, Джесси?

Она нахмурилась и убрала руку со служебного оружия. Пересекла комнату и принялась рассматривать пальцы Дэмьена, пока наконец не промычала:

— Хм-м

Дэмьен снова дернулся и, когда я его отпустила, сунул руку в задний карман брюк, словно пытаясь не дать нам рассмотреть его украшение поближе.

Что ему скрывать? И почему я так подозрительно ко всем отношусь?

Потому что у меня есть для этого достаточное основание.

— Я принес тебе кофе. — Он схватил с перил крыльца стаканчик.

Мне удалось сдержаться от признания в вечной любви. Поднимающийся из пластикового стаканчика пар доносил запах почти такой же хороший, как аромат этого мужчины. Мне стало интересно, каким мылом Дэмьен пользовался: чем-то одновременно пахнущим зеленью и морем с ноткой мха и изморози.

— Хотя не думал, что из-за него меня могут подстрелить. — Дэмьен снова покосился на Джесси.

— Не обращай на нее внимания. Она нервная.

— Никогда бы не догадался. В Кроу-Вэлли происходит что-то, о чем мне необходимо знать, шериф?

— Нет. — Джесси продолжала следить за ним, словно ждала, что в любой момент Дэмьен перекинется, несмотря на кольцо и солнце, полыхавшее в его взъерошенных волосах.

— Спасибо за кофе, — поблагодарила я.

— Пожалуйста. Внизу обычно есть банка. Угощайся.

— Пойдем, Ли.

Джесси не терпелось. Я не могла ее винить. Я и сама начинала слегка нервничать при мысли обо всех тех мертвых волках в лесу. Они лежали в нескольких милях отсюда, довольно далеко в чаще, но это не значило, что кто-нибудь не мог случайно на них набрести. После этого потребуются объяснения, а у меня не было на них времени

— Куда собрались?

— Тебе-то какое дело? — спросила Джесси.

Боже, да в сравнении с ней я просто душа компании.

— У нас есть кое-какая работа, — ответила я, проскальзывая мимо Дэмьена.

— Тебе еще что-то нужно, Фицджеральд? — присоединилась к нам на лестничной площадке Джесси.

— Я… — Он взглянул на меня. — Хотел убедиться, что у тебя все в порядке.

У меня создалось впечатление, что он собрался сказать что-то еще, хотя я понятия не имела, что именно. Но Джесси, которая, как я уже догадалась, привыкла вести себя будто слон в посудной лавке, поторопила:

— Ли в порядке. Просто сильно опаздывает, м?

Она сбежала вниз и встала у подножия лестницы, нетерпеливо постукивая ногой.

Я посмотрела на Дэмьена и закатила глаза.

— Мне пора.

Его губы дернулись — почти улыбка, но не совсем.

— Поосторожней там.

Предупреждение или шутка? С чего это мне быть осторожной в лесу днем с шерифом и нашими пистолетами? Неужели Дэмьену известно что-то, неведомое мне?

Я рефлекторно потянулась за ружьем, и тут он дотронулся до моего локтя, заставив меня вздрогнуть. И я еще называла нервной Джесси.

Я подняла взгляд и встретилась с ним глазами — что-то пронеслось между нами, что-то печальное и глубокое. Мне нравился жар его ладони на моей коже, шершавость его жестких пальцев, легкий ветерок его дыхания в моих коротко стриженых волосах.

Не помню, когда в последний раз мне хотелось прижаться к мужчине всем телом, запустить руки под его рубашку, впиться губами в бьющуюся на шее жилку и присосаться к ней.

Я отпрянула и потерла то место, где моя кожа все еще хранила его тепло.

— Пока, — пробормотал Дэмьен с печальной улыбкой

Я присоединилась к Джесси, и мы пошли в лес. Я чувствовала, что Дэмьен смотрит нам вслед, и обернулась, хотя очень старалась удержаться.

Он стоял на верху лестницы перед моей дверью. Я ее не заперла. Не то чтобы это могло его остановить. У него был ключ. Мысленно я быстро перебрала то, что оставила внутри.

Дробовик. В нем нет ничего необычного, кроме серебряных патронов. Так как мои боеприпасы изготовлены специально для ягер-зухеров, они выглядят обыкновенными, совсем как мое ружье. В сумке только одежда: немного форменных вещей, джинсы и так далее.

Я редко ношу форму ДПР. Она лишь вызывает больше вопросов. Особенно если столкнуться с настоящим сотрудником ДПР. Хотя Эдвард обычно следил, чтобы досадные неприятности вроде правды не всплывали на территории, где мы работаем под прикрытием.

Удостоверение личности я носила в кармане, и оно только подтверждало то, о чем я уже соврала. Компьютер у меня был самый лучший, какой можно достать за правительственные деньги, и, насколько я знала, его было невозможно взломать.

Нет, в моей комнате не хранится ничего уличающего. Я беспокоилась о подобных вещах и допускала, что Дэмьен может обыскать мое жилье, и это лишний раз доказывало, насколько далеко я зашла в своей паранойе. К несчастью, лишь паранойя до сих пор и сохраняла мне жизнь

— Есть в нем что-то странное, — сказала Джесси.

— Есть в тебе что-то странное, но я слишком хорошо воспитана, чтобы об этом упоминать.

— Очень смешно. И ты еще говоришь, что не шутница.

Я почти улыбнулась, но опомнилась. Мне начинало нравиться её поддразнивать, а это нехорошо. Она — наивный необученный новичок. К следующему месяцу она, вероятно, станет кормом для волков. Так уже сто раз раньше случалось.

Я подумала, а рассказал ли Эдвард Джесси о статистике выживаемости агентов? Примерно двадцать к одному, и двадцать — это не число выживших.

— Что ты вообще в нем нашла? — спросила она.

— В ком?

— В Фицджеральде. Он слишком мускулистый, слишком малорослый, слишком бледный. И еще это кольцо…

— О чем ты?

— Серебряная филигрань? Не попахивает ли это голубизной?

— И это я слышу от женщины, чей бойфренд носит серьгу!

— Мне эта серьга нравится. Я не обрадовалась, когда один из плохих парней в Миниве ее вырвал.

Я поморщилась. Я перестала носить серьги тогда же, когда обрезала волосы, и именно по этой причине.

— Когда ухо Уилла зажило, он его снова проколол, и я об этом не пожалела. Довольно приятно, когда он проводит этой серьгой по моему…

— Слишком много информации! — воскликнула я и зажала уши ладонями.

Она рассмеялась.

— Ладно. Не бери в голову. Фицджеральд неплох. Для ирландца.

— Что ты имеешь против ирландцев?

— Ничего. Кроме того, что мой отец был ирландцем. — Ее смех затих.

Хм, а у шерифа Животики-Надорвешь есть ахиллесова пята, и имя ей Маккуэйд. Что ж, не мое дело. Я определенно не хотела выслушивать рассказы обо всех ее бедах и служить жилеткой.

— Я прогоню его по базе, — сказала Джесси.

— Твоего отца?

Она моргнула, затем посмотрела на меня, словно я сказала нечто занятное. Потом покачала головой.

— Нет. Фицджеральда.

— Он ничего не сделал.

— Это не значит, что не сделает. Или не сделал раньше.

— Разве наводить о ком-то справки только потому, что тебе этого захотелось, не называется преследованием?

— Я называю это забавой.

— С тебя станется.

Мы еще несколько минут шли по лесу, прежде чем Джесси прорычала:

— Где ты, черт возьми, застрелила тех тварей? В Аравии?

— Мы почти на месте, — успокоила я.

Но оказалось, вчера я убежала быстрее и дальше в лес, потому что нам потребовалось еще полчаса, чтобы найти волков.

Или то, что от них осталось.


Глава 9

— Чем ты тут занималась? — прошептала Джесси.

Поляна была залита кровью. Повсюду валялись фрагменты тел. Стояла зловещая тишина, даже птицы не чирикали.

Я не могла оторвать взгляда от развернувшейся картины. Она напомнила мне о доме.

Я вздрогнула и отвернулась.

Нет, не о доме. Там кровь мерцала ярко-алым под светом (в свете) электрических ламп, а тела были человеческими.

Здесь же к восходу солнца кровь подсохла до коричневого цвета. Нечего бояться. Ничего похожего. Нет причин учащать дыхание.

— Ли?

— Стреляла в них. И все.

— И что потом случилось?

Я заставила себя снова взглянуть на поляну, постепенно успокаиваясь. Теперь я уже могла восхититься той чистой яростью и потрясающей силой, которая, должно быть, потребовалась, чтобы такое провернуть. Я часто жалела, что не могу убивать монстров более чем единожды. А вот кто-то, или, скорее, что-то, смогло.

Я сделала маленький шаг вперед. Нога шаркнула по пропитанной кровью траве. Я скривилась. Будет немного сложно собрать костер из этих ошметков, но я справлюсь.

Пошла дальше по кругу, обозревая, систематизируя, да вот толку в этом было мало. Я знала, что на поляне должно быть девять мертвых волков. Но, похоже, из того, что от них осталось, вряд ли удастся собрать хоть одного.

— Что случилось ночью? — продолжила тихо спрашивать Джесси. Я понимала, почему она не повышает голос. Поляна стала каким-то заколдованным местом. Что-то здесь было не так. Я это чуяла, и Джесси тоже.

Я быстро рассказала ей об охоте, оставив за скобками причину, по которой мне захотелось убивать, мои насмешливые выкрики и поведение камикадзе. Некоторые вещи можно рассказать только человеку посвященному, а ей о них знать необязательно.

Тем не менее, когда я дошла до эпизода с бурым волком, Джесси меня перебила:

— Ты уверена, что он оборотень?

— Абсолютно. А что?

— Да просто интересно, как настоящие волки реагируют на оборотней.

— Они им не слишком по душе.

— Настолько, чтобы сотворить с ними такое? — ткнула она пальцем на месиво.

Я нахмурилась.

— Нет. Обычно настоящие волки сбегают, поджав хвост. Они чуют, что оборотни не такие, как они, а другие. Волков можно назвать как угодно, но только не тупицами.

— Думаешь, это сделал бурый волк?

Я задумалась. То, что оборотень убил сородича, само по себе довольно странно. Сложно поверить, что он озверел и растерзал девятерых себе подобных, но возможно все. Он же, в конце концов, оборотень.

— Возможно.

— Почему ты его не убила? — спросила Джесси.

Я сама задавалась этим вопросом еще с прошлой ночи. У меня было лишь одно оправдание, и при свете дня и ввиду того, что мы обнаружили на поляне, оно показалось не очень убедительным, но я все равно его озвучила.

— Твой парень предположил, что они хотят, чтобы мы их убили.

— А ты не могла вспомнить об этом до того, как претворила в жизнь свою мечту побыть Терминатором?

Я пожала плечами.

— Ой.

Джесси фыркнула. Думаю, я начала ей нравиться.

На уничтожение всех свидетельств произошедшего на поляне у нас ушла большая часть дня. Новое горючее помогло разжечь огонь, несмотря на пропитанную влагой землю. Мы с Джесси удостоверились, что на сухую траву и буйно растущие вокруг деревья не попало ни одной искры.

В ожидании пока погаснут последние угольки, Джесси заговорила.

— Он их съел.

Так как она лишь констатировала факт, я не стала утруждать себя ответом.

— Для меня это слишком странно, — продолжила она, — а когда оборотни начинают вести себя странно…

— Оборотни странные по определению.

— Верно. Но у них есть поведенческие модели, как и у настоящих волков. Хотя наполовину они люди, другая половина у них звериная. А звери, которые ведут себя непредсказуемо, означают проблемы.

В этом я с ней спорить не стану.

— Нам нужно поговорить с Уиллом.

— Тебе — возможно, но я, думаю, смогу еще несколько часов обойтись без него.

— Все смешнее и смешнее, — пробормотала она и зашагала в сторону бара.

Когда мы вышли из леса, на стоянке уже были машины.

— Ну прямо золотая жила, — заметила я. — И что их всех сюда тянет?

— Не могу сказать.

— И ты сочла, что мне лучше остановиться здесь, потому что?..

Джесси пожала плечами:

— По ночам ты охотишься, так что шум тебя не потревожит. Днем, пока ты спишь, здесь тихо, а по утрам и вечерам так оживленно, что никто и не заметит, как ты приходишь и уходишь. А если и заметят, то будут слишком пьяны, чтобы интересоваться. Или хотя бы пьяны настолько, что их станет легко убедить, будто они ничего и не видели.

Хотя мне и не хотелось это признавать, она сделала правильный выбор.

Когда мы садились в машину Джесси, Ковбой как раз выходил из своей — огромного «кадиллака», который казался слишком большим для его тушки. С другой стороны, а какая бы машина не показалась? Он захромал к двери.

Вчера вечером хромоты я не заметила. Возможно, сапоги ему жмут.

— Кто это? — полюбопытствовала Джесси.

— Ковбой.

— Значит, вот он какой. — Она проводила его взглядом, пока мужчина не исчез за дверью. — Он в моем списке отслеживания.

Я удивленно моргнула:

— Оборотней?

— Дебоширов. Приходится хотя бы притворяться, что я выполняю ту работу, ради которой меня наняли.

Она завела машину и объехала бар с задней стороны. Я не сводила глаз с домика Дэмьена, затем заметила проблеск белого в деревьях на задворках. Дэмьен вышел из леса, для разнообразия полностью одетый, и прислонился к углу здания.

Наши глаза встретились. Он поднял руку. Сердце замерло, а в животе запорхали бабочки от волнения, какого я уже много лет не испытывала. Я по уши в дерьме, если от одного его вида начинаю возбуждаться и волноваться. Нужно очень, очень осторожно обращаться с Дэмьеном Фицджеральдом и моей необъяснимой страстью к нему.

Джесси нажала на газ, и машина бодро покатила по Гуд-роуд. Зубы клацнули, едва не прикусив язык, когда мы наехали на кочку. Я с большим трудом заставила себя переключиться с мыслей о Дэмьене на наш прерванный разговор.

— И что же Ковбой сделал, чтобы попасть в перечень смутьянов Кроу-Вэлли?

— Он дебошир. Я бы сказала, классический пример комплекса Наполеона, но это было бы слишком очевидно. Любит напиваться и махать кулаками, но не выбирает, кому именно надирать задницу — мужчине, женщине, ребенку, собаке. Такой себе Наполеон равных возможностей для всех.

«Запомни: держись от Ковбоя подальше».

Мы доехали до главной улицы, и Джесси повернула к своей квартире.

Я уже видела город вечером, и впечатления на меня он не произвел. Днем же Кроу-Вэлли был не так уж плох. Чистенький, даже очаровательный. Заведения необходимых услуг миролюбиво соседствовали с фривольными магазинчиками.

— Кофе, — отчаявшимся голосом протянула я, когда мы проезжали мимо кофейни.

— Ты не хочешь их кофе. Слабенький дерьмовый латте по три бакса за стаканчик?

Я повернула голову и вздохнула, когда кофейня осталась позади.

— Детка, — улыбнулась она, — ты пожалеешь, если не попробуешь кофе, который готовит Кадотт. Будешь хорошо себя вести, и я попрошу его сварить чашечку для тебя.

— Носит серьгу и варит кофе. О, сердце, успокойся.

— Я сказала, веди себя хорошо, — прищурилась Джесси.

— Не думаю, что знаю, как это.

— Так учись. — Она остановила патрульную машину перед участком. — Нужно отметиться.

— Разве эта штуковина не для этого нужна? — Я постучала по рации.

— Когда она работает.

До этого я не обращала внимания, что за всю дорогу не слышала даже секундного треска из радио, не говоря уж о вызове один-Адам-двенадцать.

Джесси скрылась за дверью. Заинтригованная, я последовала за ней, но остановилась на пороге так резко, что дверь хлопнула мне по заднице.

— Я попала в шоу Энди Гриффита[4], — выпалила я.

Кабинет шерифа точь-в-точь напоминал участок в Мэйберри. Стол, обезьянник, телефон, шкафы для документов. Я бы не удивилась, увидев спящего на нарах Отиса. Джесси подняла глаза от документов и нахмурилась.

— Не ерничай. Здесь почти ничего не происходит.

— За исключением отдельных нападений оборотней.

— Разве что их.

— И комплекса Наполеона у Ковбоя.

— Да, и его.

Она нажала кнопку автоответчика.

«У вас нет новых сообщений».

— Видишь? — вздохнула она.

— Ни диспетчера? Ни помощника?

— Если я кому-нибудь нужна, мне звонят на мобильный или оставляют сообщение на автоответчике. Диспетчер не требуется.

Отчего-то после этой реплики она погрустнела.

— А Барни Файф? — спросила я.

— Элвуд Дальриммпл.

— Шутишь?

— Как бы не так. — Джесси потерла лоб. — Он здесь с… наверное, с каменного века. Его руки трясутся сильнее, чем лист на сильном ветру.

— И ты позволяешь ему ходить с пистолетом?

— С незаряженным.

Она говорила серьезно, и внезапно притворяться сотрудницей Департамента природных ресурсов показалось мне не такой уж плохой идеей.

— А ты не можешь его уволить? — спросила я. — Ну, то есть, ты же босс.

— И с чего бы мне увольнять Элвуда? Все его знают, местные его любят. Они пытаются не доставлять неприятностей, когда он на дежурстве.

— А он слишком не в теме, чтобы задавать вопросы, чем ты тут занимаешься.

— В точку. Мне не нужна помощь в исполнении обязанностей шерифа в городке с населением в четыре сотни человек.

— Если бы здесь жили только люди.

— Вот теперь ты понимаешь.

— Поэтому я тут и появилась.

— А я никогда и не говорила, что у тебя проблемы с мозгами.

Вообще-то мне казалось, что как раз говорила, но я не собиралась поднимать этот вопрос.

— Пойдем ко мне. — Джесси уже стояла у двери.

— Откуда ты знаешь, что Уилл там?

— А где ему еще быть? Он должен работать.

Она оказалась права. Уилл был дома, сидел за кухонным столом, обложившись бумагами и книгами. Другие материалы лежали на полу. Компьютер был включен и работал, принтер выплевывал страницы, даже когда Уилл бормотал и стучал по клавишам.

С очками на макушке он, прищурившись, не сводил глаз с монитора. За каждым ухом было заткнуто по карандашу. Что за чокнутый профессор.

Я покосилась на Джесси как раз вовремя, чтобы перехватить её влюбленный взгляд. Захлопнула дверь. Уилл подскочил, Джесси нахмурилась.

— Милый, я дома! — позвала я.

Уилл улыбнулся, встал и подошел к нам, протягивая мне руку.

— Ли, рад тебя видеть.

Хотела бы я сказать то же самое. Я уставилась на длинную страшную царапину на его предплечье, затем подняла глаза на огромную повязку на шее. Мысленно я вернулась в прошлую ночь — оборотни дрались, кусались, истекали кровью.

И не успела я опомниться, как дуло моего пистолета оказалось направлено Кадотту в грудь.


Глава 10

Не сводя глаз с пистолета, Уилл засмеялся:

— Эй, Джесс, твоя подружка?

Да что же такое с людьми в этом городе? Неужели больше никто не боится вида оружия?

— Какого черта ты делаешь? — рявкнула Джесси.

Я не отвлеклась на нее.

— Где ты был вчера ночью?

— Здесь.

— Кто-то кроме нее может это подтвердить?

— А я чем тебя не устраиваю? — потребовала ответа Джесси.

— Ты его любишь. Если он в полнолуние обрастет шерстью, ты его защитишь.

— Она права. — Уилл глянул на Джесси, приподняв бровь. — Ты так и сделаешь.

— Но мне не придется, ты же не оборотень.

— Докажи, — потребовала я.

— Он уже доказал.

— Как?

— Сними рубашку.

— Это вряд ли, — сказала я.

— Не ты, — насмешливо улыбнулась Джесси. — Он.

— Меня не привлекают чудаки.

— Заткнись.

Мне хотелось сказать что-то остроумное, но тут Кадотт снял рубашку, при этом уронив на пол очки и карандаши из-за ушей. У него почти такая же красивая грудь, как у Дэмьена. Почти. А на плече темнеет неприятная на вид, едва затянувшаяся рана. От пули.

— Манденауэр выстрелил в него серебром.

Вполне в духе Эдварда. Может, он и выглядит как добрый дедушка, но это не так. Если нужно, он умеет быть самым гадким и жестоким сукиным сыном из всех, кого я знаю.

— Думаешь, наш босс пустил бы Уилла в команду, если бы не был уверен в его благонадежности? — спросила Джесси.

Разумно.

Я опустила оружие, на секунду отведя взгляд от Джесси. Большая ошибка. Она тут же схватила на меня за рубашку и впечатала в стену.

— Если еще хоть раз вздумаешь наставить на него пистолет, лучше сначала прикончи меня. — Она снова встряхнула меня, и я врезалась затылком в оштукатуренную стену. Из глаз посыпались искры. — Усекла?

Усекла. Любые милые и пушистые моменты между нами оставалась лишь моментами. Я нравилась ей не больше, чем она мне. Но нам нужно закончить работу.

— Оставь её, Джесс. Я даже не вспомню, сколько раз ты сама тыкала мне в лицо пушкой.

— Это было другое.

— Знаю. Ты с самого начала на меня запала. — Он улыбнулся. — Она тебе не рассказывала, как наткнулась в лесу на меня в чем мать родила?

Я глянула на Джесси, вспоминая её слова при нашей первой встрече.

— Кое-что упоминала.

— Она тоже думала, что я оборотень. Но все равно не могла держаться от меня подальше.

Я нахмурилась. Они спали вместе, когда она считала его оборотнем? Фу.

Отвращение, должно быть, отразилось на моем лице, потому что Джесси закатила глаза.

— Очевидно, ты никогда не любила.

Любила. Но оборотни и об этом позаботились. Так как я не захотела развивать тему, Джесси пожала плечами и промолчала.

— Почему ты подумала, что я оборотень? — спросил Уилл.

Благодарная за отвлекающий маневр — у меня получилось переключиться с воспоминаний и мыслей о своих ошибках, — я указала на его руку, затем подняла палец к шее.

Он положил ладонь на повязку.

— О, совсем забыл. Ходил в продуктовый. — Кадотт отклеил пластырь, под которым обнаружился засос. — Как бы неприлично в моем возрасте.

Я покосилась на Джесси. Она подозрительно покраснела, и я не смогла удержаться:

— Так сильно скучаешь по старшим классам?

— Не в этой жизни, — буркнула она.

Хм. У меня-то в старших классах было самое веселое время. Оно и понятно, учитывая мою нынешнюю жизнь. Грустно, но понятно.

— А царапина на руке? — поинтересовалась я.

— Джесси нужно подровнять ногти, — пожал плечами Уилл.

Внезапно зарделась уже я.

У меня был секс. С Джимми и… Сознание устремилось прочь от воспоминания об этой ошибке, как краб, бегущий в безопасное местечко под камнем. Существовали закоулки памяти, в которые я не позволяла забредать своим мыслям, и тот единственный раз, когда я переспала не с Джимми, а с другим, был одним из таких закоулков.

Тем не менее мне никогда не приходилось кусаться и царапаться во время секса. Я этого не понимала и не хотела понимать.

— Что случилось вчера? — спросил Уилл.

Джесси быстро посвятила его в подробности.

Темно-карие глаза Уилла превратились в щелочки.

— Девять волков съели? — Он развернулся и снова сел за стол. — Я это видел. Вот буквально только что.

— Видел что?

— Забудь. — Джесси покачала головой. — Он ушел. Не услышит, пока не вернется обратно в местечко, которое мне нравится называть землей.

Мы стояли, избегая смотреть друг на друга, и наблюдали, как Уилл, бормоча, перебирает бумаги. Он пощелкал по клавиатуре, прищурился, ощупал руками голову и по-совиному заморгал.

— Вот. — Джесси наклонилась и подняла с пола его очки.

Он не глядя взял их, водрузил на нос, забыв поблагодарить Джесси, и продолжил бормотать, шуршать и печатать.

— Ага! — воскликнул Уилл и напечатал что-то еще.

Полчаса спустя он вздохнул, поднял очки на лоб и повернулся к нам.

— Вендиго, — сказал он. — Великий Каннибал.

— Ещё один маниту? — уточнила Джесси.

— Угу.

— Может, объясните по-английски для нас, неразумных? — вклинилась я.

Джесси развела руками.

— Мы все внимание, профессор.

— Лучше присядь. — Уилл указал на один из кухонных стульев.

— Только если мне дадут немного кофе, которым Джесси меня всю дорогу соблазняла.

— Конечно, — усмехнулся он. — Как раз засыпал в кофеварку свежий. Джесси, не дольешь воды?

— Хорошо. Я уже слышала этот рассказ, но не заходи дальше, чем мачи-овишук.

Она скрылась в кухне, а я полностью сосредоточилась на Уилле.

— Мачи-овишук?

— Злые маниту.

Что ж, все интереснее и интереснее.

— Ты слышала о волчьем боге? — спросил он.

— Кое-что.

— Его вызвали на ритуале оджибве. Для него использовался тотем с отметинами мачи-овишук в сочетании с… некоторыми другими условиями.

— Какими?

— Кровь, смерть, огонь.

— Ваш народ определенно знает толк в вечеринках.

— А то.

— И где сейчас этот тотем?

— У доктора Хановер. Она думает, что, возможно, у нее получится… — Он замолчал и нахмурился. — Не уверен, что именно.

— Как и я. — Я не была уверена, чем занимается Элиза половину рабочего времени, и мне было все равно.

— По всем раскладам мачи-овишук и вендиго — это два злых маниту народа оджибве.

— А маниту — это?..

— Всеобъемлющий дух. Легенда гласит, что мир создал Кичи-Маниту, великая тайна. Маниту — это хранители людей, и во всех нас есть следы маниту.

— Вроде как в каждом из нас есть частица бога?

— В точку.

— И что там со злыми маниту?

— Я предпочитаю думать, что их следа в нас нет, но иногда в этом сомневаюсь.

После всего, что я видела и делала, мне тоже полагалось сомневаться.

— Значит, в Миниве злые маниту помогли воскресить волчьего бога?

— Да.

— А вендиго?

— Погодите! — крикнула из кухни Джесси.

Несколько мгновений спустя она вошла в комнату с тремя чашками. По одному запаху дымящейся жидкости я определила, что меня ждет нечто чудесное.

— Сахар, сливки? — спросила она.

Я покачала головой, отпила немного кофе, проглотила и застонала.

— Я же говорила, что его кофе почти так же хорош, как он сам, — подмигнула Джесси.

— А готовить он умеет? — спросила я.

Уилл лишь улыбнулся и отхлебнул кофе. Хотелось бы мне чувствовать себя так же спокойно в собственной шкуре и мириться с тем, что отличает меня от других, как получалось у него. Но сомневаюсь, что мне это когда-нибудь удастся.

— Ну, давай же, говори, Ловкач, — поторопила Джесси. — С чем нам придется сразиться на этот раз?

— Не уверен. — Уилл поставил чашку на кофейный столик, подальше от своих драгоценных бумаг. — Если верить легенде, первым вендиго был неистовый воин, который после особо жестокой битвы со смертельными врагами отрубал от поверженного противника куски плоти и съедал их в доказательство своей победы.

— Этот на такое способен, — пробормотала я.

— Вот только со временем воин вошел во вкус, полюбил человечину и, несмотря на предупреждения старших, начал охотиться на людей ради пищи.

Я вспомнила бурого оборотня. Съел ли он себе подобного, то есть девятерых? Воспоминания дали мне пищу для размышлений. Ха-ха.

— Спустя какое-то время великая тайна распорядилась, что человек, ведущий себя как зверь, и выглядеть должен соответственно, и воин стал вендиго. Проклятым на вечное скитание по лесам и пустошам Севера, вечную охоту и вечный голод, потому что не может насытиться.

Уилл порылся в разбросанных по кухонному столу бумагах, вытащил один лист и протянул его Джесси. Её брови подпрыгнули, и она передала листок мне.

«Вендиго» — гласила подпись под рисунком. Хорошо, что она там была. Потому что я могла бы поклясться, что на рисунке изображен оборотень.


Глава 11

Ну хорошо, может, и не совсем оборотень. Существо на рисунке являло собой нечто среднее между человеком и волком и было очень-очень худым. Наверное, так и должен выглядеть тот, кого великая тайна обрекла на вечный голод.

Я вернула рисунок Уиллу.

— И какой нам от этого прок?

— Это легенда о человеке, который, поедая людей, превращается в зверя. А у нас есть оборотень, который, поедая себе подобных, превращается в человека. Совпадение?

— Не думаю, — хором ответили мы с Джесси.

Уилл посмотрел на нас, переводя взгляд с одной на другую.

— Я тоже.

— Так какой нам от этого прок? — повторила я свой вопрос.

— Я должен еще немного подумать.

Уилл взял блокнот, потянулся к уху за карандашом и нахмурился, нащупав лишь собственные волосы. Джесси подняла карандаш с пола и, не промолвив ни слова, протянула Кадотту.

Я сочла бы эту парочку милой, если бы мне было до этого дело.

Уилл принялся размышлять вслух, одновременно делая пометки.

— В прошлый раз им потребовалась армия оборотней, созданная между двумя лунами месяца голубой луны.

Мне известны лунные поверья. Невозможно быть охотником на оборотней и не знать подобных тонкостей. Если в одном месяце случаются два полнолуния, то второе из них называется голубой луной. Многие приписывают этому редкому явлению магическую силу.

— Ночь голубой луны, — продолжил Уилл, — тотем мачи-овишук, волчий клан, кровь любящего тебя человека.

— Очаровательно, — заметила я.

— Как сказать, — не согласилась Джесси. — Они охотились за моей кровью.

— А как насчет волчьего клана?

Она указала пальцем на Уилла. Тот ничего не заметил, продолжая что-то чиркать в блокноте.

— Когда-нибудь тебе придется поведать мне все, — сказала я.

— Когда-нибудь, — откликнулась Джесси, но в ее интонации явно слышалось: «Ага, бегу и падаю». В общем-то, я не винила ее за подобный ответ. Я и сама не рассказывала никому, даже Эдварду, всю правду о своей первой встрече с оборотнем.

— На этот раз у нас есть оборотень, пожирающий себе подобных, и... — Уилл нахмурился, уставившись в пространство. — Какой сейчас месяц, Джесс?

Какой сейчас месяц? С ума сойти! За красивые глазки можно простить далеко не все причуды.

— Начало октября, — ответила Джесси.

— А луна?

— Полнолуние наступит через восемь дней.

— Значит, что бы здесь ни происходило, события начали развиваться примерно в урожайную луну. А развязка придется на охотничью, если все пойдет по стандартному плану.

— На кровавую луну, — пробормотала я.

Уилл моргнул, нахмурился и пристально посмотрел на меня.

— Да.

— Ох, не нравится мне, как это звучит, — покачала головой Джесси.

— Еще бы!

Моя семья погибла в ночь кровавой луны. Охотничьей луны. Следовало бы навестить могилы родных, помянуть их и положить цветы. Но чует мое сердце, вместо этого я буду где-то за тридевять земель сражаться с оборотнями. Вечно одно и то же!

Уилл так и не сводил с меня глаз. Я ответила вежливым взглядом.

Я не собиралась рассказывать ему, откуда знаю о кровавой луне. И вообще никому не хотела рассказывать, почему октябрьское полнолуние хуже всего на свете — по крайней мере, для меня.

— Постойте, — воскликнула я, кое-что вспомнив. — Волки были убиты, да, но ведь никто не говорил, что их съели.

— Правильно, — пробормотала Джесси. — Но и того, что не съели, тоже никто не говорил.

Она подошла к столу и выудила из вороха бумаг папку.

В комнате царила тишина, пока Джесси перечитывала рапорт. Она покачала головой и сказала:

— Из некоторых тел были вырваны куски мяса, но ничего похожего на то, что мы видели прошлой ночью.

— Откуда известно, что этих волков убили другие волки?

— Манденауэр сопоставил радиусы укусов.

Охотно верю, что Эдвард все предусмотрел.

— Легенда гласит, что чем больше вендиго ест, тем больше он вырастает, — продолжил Уилл. — И чем крупнее становится, тем больше пищи ему требуется, чтобы насытиться.

— Значит, мы ищем великана? — спросила я.

— Не думаю. Рост в данном случае понятие скорее условное, а вот голод — реальное.

— Получается, этот вендиго начал с закусок, а теперь ему все меню подавай?

— По сути, так и есть. — Уилл вернулся к своим заметкам. — Нужно проверить, не существует ли каких-нибудь обрядов, проводимых под охотничьей луной.

— Обрядов оджибве? — спросила Джесси и, подойдя к Уиллу, положила ладонь ему на плечо.

Уилл потянулся к руке Джесси, и их пальцы тут же переплелись. Эти двое то и дело прикасались друг к другу — вроде бы невзначай, но с явным подтекстом. Их откровенное притяжение воскресило во мне тоску по чему-то давным-давно забытому.

К Дэмьену я испытывала нечто совсем иное. Меня привлекала лишь его сексуальность, помноженная на мое возбуждение. А такие слова, как «привязанность», «любовь» и «вечность», я навсегда вычеркнула из своего лексикона.

— Разных обрядов, — ответил Уилл. — Но, пожалуй, начну я с оджибве — ведь именно в их легендах мы в прошлый раз отыскали подсказки. К тому же само понятие вендиго уходит корнями к этому народу, и вдобавок это существо обосновалось здесь, в самом сердце земель оджибве.

Уилл повернулся к компьютеру.

— Что я должна делать? — спросила я.

— Для начала прекратить их отстреливать, — заявила Джесси.

— Почему?

— А ты как думаешь? Что-то я сомневаюсь, что наш друг вендиго способен убить девять оборотней в одиночку. Ты помогаешь ему добиться... уж не знаю, чего он там хочет.

Черт! Джесси снова права. Тем не менее я не была уверена, что смогу прекратить охоту, даже если это необходимо.

— Я буду их тотчас сжигать. Каюсь, ошиблась.

Джесси обреченно вздохнула, словно имела дело с упрямым своевольным ребенком.

— Не приходи ко мне плакаться, если они завоюют мир.

— Не переживай, не приду.

Пропустив мимо ушей нашу перепалку, Уилл ответил на мой вопрос:

— Вам с Джесси нужно проверить всех новых людей в городе.

— Насколько новых? — спросила я, подумав о Дэмьене.

— Приехавших за последние несколько месяцев.

— А вдруг этот вендиго давно здесь живет?

Кадотт обдумал мои слова.

— Полагаю, такой вариант возможен. Я считал, что этот оборотень явился сюда, гонимый охотничьей луной, но вполне может статься, что он — или она — просто здесь живет. Тут главное время, а не место.

— Кровавая луна — явление ежегодное, — напомнила я.

Уилл глянул на меня, потом на Джесси.

— Нужно проверить, не случалось ли где-нибудь похожих событий в это время года.

Джесси кивнула и потянулась к телефону.

— Манденауэр?

Я подалась вперед в надежде услышать голос Эдварда. Глупо, конечно, но я по нему скучала.

Когда-то давно, мучимая суеверным страхом за его жизнь, я не позволила Эдварду сблизиться со мной. Но за прошедшие годы он не раз подвергался опасностям, о которых я даже не подозревала, и все еще был жив и здоров. И я наконец сдалась и разрешила себе проявлять к старику симпатию.

Джесси рассказала Эдварду о находках Уилла.

— Нет ли каких-нибудь упоминаний о случаях каннибализма среди оборотней? — Джесси выслушала ответ. — Хорошо, спасибо.

— Что там? — спросила я.

— Ничего. Оборотней иногда убивают, хотя и довольно редко, но никогда не едят. Манденауэр беспокоится. Странное поведение — это всегда тревожный сигнал.

— Я поговорю кое с кем из старейшин, — решил Уилл. — Посмотрим, известно ли им что-нибудь о вендиго. Может быть, я пойму, где начинать искать то… не знаю что.

— А мы займемся проверкой, — сказала Джесси.

— Мы? — уточнила я.

— Да, мы. Побеседуй с посетителями бара. Будь паинькой. Прояви дружелюбие. — Джесси нахмурилась. — Хотя, наверное, лучше мне самой этим заняться.

— Брось, Джесс, — рассмеялся Уилл. — Ты плохо ладишь с людьми.

В этом мы с Джесси тоже похожи.

— Да если нужно, я могу стать образцом прекрасных манер! — заявила она.

Мы с Уиллом дружно фыркнули.

— Ладно, проехали, — отмахнулась Джесси. — Выясни, кто там новенький, а кто — нет. Узнай, не случалось ли в последнее время чего-нибудь странного.

— Например?

— Например, необъяснимых исчезновений.

— Разве ты не проверяла заявления о пропавших без вести людях? — спросила я.

— Нет таких заявлений.

— Но… это невозможно! — удивилась я.

— Город полон мигрантов, — пожала она плечами. — Никто не заявляет в полицию об их исчезновении.

Так и есть. Но все же…

— Я отвезу тебя обратно в бар, — подвела итог Джесси. — Разведай там обстановку. А я возьму на себя городские магазины.

— Почему мне достался бар? Я ведь почти не пью.

— Тем лучше. Алкоголь убивает мозговые клетки, а у тебя их и так по пальцам пересчитать.

— О да! — прищурилась я. — А ты, значит, задумала сразить всех искрометным юмором и добродушным нравом. Так и вижу эту картину.

Джесси хотела было рассмеяться, но вовремя спохватилась.

— Давай покончим с этим делом.

Спустя полчаса я стояла у бара и смотрела, как огни патрульного автомобиля Джесси удаляются по Гуд-роуд. На стоянке были машины, но не слишком много.

Я глянула на часы: почти четыре пополудни. Не самая бойкая пора в любом питейном заведении. Я решила подняться наверх, принять пропущенный утром душ, проверить почту и заполнить кое-какие бумаги.

Чтобы выяснить что-нибудь интересное, лучше дождаться, когда посетители бара изрядно напьются. Кроме того, мне хотелось поработать с кучей людей в переполненном зале, а не с парочкой клиентов, сиротливо занимающих единственный столик. Чем больше людей я опрошу за раз, тем лучше.

Я перешагнула порог и сразу почуяла, что в моем жилище кто-то побывал. Дэмьен? Или кто-то другой?

Все вещи лежали на своих местах. Хотя не совсем — я готова была поклясться, что до моего ухода ноутбук на кухонном столе стоял немного наискосок, а не идеально вровень с углом. Но, одержимая стремлением к порядку, я могла передвинуть компьютер, сама того не заметив. Тем не менее я достала пистолет и проверила каждый закуток в квартире. Кем бы ни был незваный гость, приходивший в мое отсутствие, он уже ушел.

Я осмотрела ноутбук. Даже если кто-то его открывал, включал и рылся в моих папках, найти там информацию у него бы не вышло.

Я умела защищать свои файлы. Умела еще до того, как прошла компьютерную подготовку у ягер-зухеров.

Но все равно включила компьютер и быстро проверила данные. Все было в порядке, и никаких следов проникновения в папки с секретной информацией не обнаружилось.

Я отодвинула ноутбук. Работа не ждет, но сейчас я ужасно проголодалась. Когда я в последний раз ела?

Вчера. Кажется.

Выпитый кофе плескался в желудке, словно кислота. Скорее по привычке, чем на что-то надеясь, я открыла крошечный холодильник. Помнится, утром я уже заглядывала в него, и он был так же пуст, как мой график личных встреч.

Так каким же образом он вдруг наполнился?

Я удивленно разглядывала продукты: фрукты, овощи, молоко, колбаса, сок. Затем заглянула в шкафчик над раковиной.

— Хвала небесам, кофе! — воскликнула я.

А еще хлопья, хлеб и печенье. Здесь определенно кто-то побывал. Какая-то добрая продуктовая фея.

— Я люблю тебя, продуктовая фея! — пропела я, с треском разрывая пакет с печеньем.

Дэмьен принес мне еду. Кто еще кроме него знал, что я здесь? Кому еще есть до меня дело?

Меня вполне устраивала собственная жизнь. У меня нет дома. Я существую в одиночестве. Никто не будет скучать, если однажды ночью я не вернусь из леса. Ну, разве что Эдвард, хотя он и раньше терял агентов. Как-нибудь справится.

Я пережила сокрушительную потерю. И не желаю, чтобы кто-то проходил через подобное по моей вине. А так как род занятий я менять не собиралась, мой удел — одиночество.

Но, повстречав Джесси с Уиллом, увидев их вместе, я вдруг ужасно затосковала по Джимми. Я всем своим юным глупым сердцем любила его и так и не смирилась с его потерей. И, вероятно, никогда не смирюсь. Жизнь, которую мы с Джимми хотели прожить вместе, порой являлась мне во сне. Когда меня не терзали кошмары.

В той утраченной мечте мне так нравилось быть с Джимми, целовать и касаться его. Я скучала по нашей с ним близости.

Неожиданно в голове пронеслось воспоминание о том, как Дэмьен поддерживал меня под локоть, стоя на крыльце. После смерти Джимми я ни разу не занималась сексом. Очевидно, плохое решение, учитывая мою озабоченность в последнее время, но сама мысль об интимной близости казалась мне отвратительной.

До встречи с Дэмьеном Фицджеральдом.

Набив печеньем полный рот, я постаралась заглушить одну потребность, удовлетворяя другую. Не вышло. Но голод я, по крайней мере, утолила. В том, что касалось еды.

Повинуясь ворчливому внутреннему голосу, я съела яблоко и выпила стакан молока. И хотя по большому счету мне было безразлично, буду я жить или умру, работа обязывала следить за здоровьем. Мое тело — машина для убийства, и я старалась поддерживать ее механизм в наилучшей форме. Помимо бега трусцой, я при каждом удобном случае приседала, подтягивалась и отжималась. Физическая сила требует тренировок.

Около девяти вечера, покончив с зарядкой и бумагами, которые давно дожидались своего часа, я проверила электронную почту. Все сообщения касались работы.

Я приняла душ и переоделась, выбрав узкие джинсы и ярко-розовый топ с глубоким вырезом. И даже уложила с помощью геля волосы и накрасила губы. Ради информации наверняка придется прибегнуть к женским уловкам. Если в моем арсенале таковые еще сохранились.

Жаль, что я ношу лишь ботинки и кеды. Парни любят девушек на высоких каблуках, поэтому, выписавшись из психиатрической клиники, я тут же избавилась от всех своих шпилек.

Я думала, что праздную освобождение. Но на самом деле лишь бежала от правды. Пусть врачи и признали меня вменяемой, в глубине души, куда никому не было хода, я так и осталась надломленной.

— Неплохо, — сказала я своему отражению в зеркале.

В комплект к ярко-розовому обтягивающему топу просилось какое-нибудь украшение на шею, но все мои драгоценности отправились в помойное ведро вслед за туфлями.

Я запихнула деньги и спички в карман. От сумочек я тоже давно отказалась. Джинсы оказались слишком узкими, чтобы спрятать под ними пистолет. Черт.

Сняла кеды и надела ботинки, в голенище одного спрятав нож. Идти куда-то без оружия — нет уж, увольте.

— Представление начинается! — возвестила я.

Смешно, но и голос, и внешность выдавали охватившее меня волнение.

Вышла на крыльцо. Кто-то снова включил джаз. Я понятия не имела, современная ли это была композиция или старая; не знала ни имени исполнителя, ни названия песни. Неужели в этом музыкальном автомате нет никаких других мелодий, кроме джазовых?

Прошлым вечером я сочла эту музыку неуместной, но сейчас рыдания духовых инструментов прекрасно сочетались с прохладой ночи, лунными бликами и аурой предвкушения, окутывающей лес.

Восемь дней. Так сказал Уилл. Я задрожала под неярким серебристым свечением.

Не думаю, что этого времени нам хватит.


Глава 12

Уже на полпути к бару я вдруг почуяла, что в воздухе тянет табачным дымом. Казалось бы, ничего особенного — тем более в таком месте, — вот только запах был терпким и остро-свежим. Видимо, кто-то вышел на улицу, чтобы сделать пару затяжек.

Не знаю, что мною двигало, когда я решила пойти на этот запах. Возможно, чутье. Говорят, иной раз оно не подводит.

Я повернула назад, прошла мимо ведущей в мою комнату лестницы и заметила сизый дымок, выползавший из-за сарая, что стоял между баром и домиком Дэмьена.

Ведомая нюхом, я свернула за угол этой постройки. Лучи прожекторов сюда не добивали; их искусственный свет стелился по крыше и устремлялся в чащу леса. За сараем было прохладно и влажно.

Здесь царила темнота, которую нарушали лишь мерцающий серебристый свет, льющийся сквозь ветви деревьев, да крошечный красный огонек сигареты Дэмьена.

Бармен подпирал спиной стену сарая, запрокинув голову к небу и глубоко затягиваясь. Выпустив струйку дыма, Дэмьен в блаженстве прикрыл глаза. Я шагнула назад, собираясь улизнуть, пока он меня не заметил.

— Не уходи, — прошептал Дэмьен.

Я замешкалась. Мне не следовало оставаться с ним наедине, да еще в темноте. Я хотела его, причем самым непозволительным образом. И все-таки я осталась — просто не смогла заставить себя уйти.

— Не знала, что ты куришь.

Я осторожно приблизилась и втянула воздух, наслаждаясь витавшим в нем ароматом. Когда-то давно я прошла через многие пороки: алкоголь, курение, наркотики. Пробовала любую отраву, лишь бы прогнать воспоминания о той ночи, лишь бы стать ближе к любимым и смерти. А потом Эдвард поставил передо мной цель, ради которой стоило жить, и я отказалась от всего, что затуманивало разум.

Но порой я скучала по старым пристрастиям, особенно по курению. Прекрасно понимаю людей, которые не могут бросить курить. Эта привычка успокаивает и вместе с тем бодрит: размеренность дарит спокойствие, а никотин побуждает к действию.

— Ты многого обо мне не знаешь, — заметил Дэмьен.

— Может, поделишься?

Он поднес руку ко рту. Я успела заметить кончик его языка, коснувшийся фильтра, перед тем как губы сомкнулись на сигарете. По телу пробежал холодок обострившихся чувств, и я потерла покрывшиеся мурашками руки.

Дэмьен затянулся. Я тоже глубоко вдохнула — вдох, выдох, — вот только эффект вышел не тот.

— Нет, — ответил Дэмьен.

Я не сразу припомнила, о чем его спрашивала. А! Не поделится ли он со мной секретами. Как будто ждала, что он скажет: «Да, разумеется».

Меня тянуло к Дэмьену и к запаху дыма его сигареты. Таинственный бармен снова был в черном. Я уже начала гадать, есть ли в его гардеробе вещи другого цвета.

Гладкая бледная кожа Дэмьена светлела в вырезе расстегнутой рубашки, когда он, приблизившись, предложил мне затянуться. Меня испугало отчаяние, с которым мне захотелось прикоснуться губами к тому, что недавно было у него во рту. Я шагнула вперед, но потом, спохватившись, покачала головой.

— Это тебя убьет.

— Только на это и уповаю.

Услышав такие слова, я перестала поедать глазами сигарету и посмотрела Дэмьену в лицо — как обычно бесстрастное.

— И как это понимать?

Пожав плечами, он опять глубоко затянулся и, выпустив дым из ноздрей, произнес:

— Работа такая. Я скорее умру в пьяной драке, затеянной в баре, чем от рака.

— А ты предпочел бы рак?

— Тебя когда-нибудь кромсали ножом? Не советую испытать такое на своей шкуре.

Я опешила от такой откровенности. Несмотря на опасную профессию, в душе я оставалась белой пай-девочкой, принадлежащей к сливкам общества Канзаса. Мой образ жизни не располагал к тому, чтобы получить удар ножом в пьяной драке. Быть укушенной оборотнем — да, но это совсем другое дело.

— Можешь попытаться сменить работу, — посоветовала я.

Дэмьен криво усмехнулся, но ничего не ответил. Кажется, он принимал меня за наивную дурочку и был, в общем-то, прав. Имей он возможность поменять работу, то, наверное, уже так бы и поступил. Что же держит этого привлекательного и достаточно умного человека на таком незавидном месте?

Если бы я не знала, что к чему, то приняла бы его за оборотня. Многие из них бродяжничали и перебивались случайными заработками там, где платили наличными. Вести такую жизнь проще всего. Никаких упоминаний о том, где ты был, когда целая куча народу неожиданно отправилась к праотцам.

Кроме того, имелось еще одно осложнение: оборотни жили дольше, чем отмерено людям. Что-то неправильное было в том, что, судя по номеру социального страхования, человек с родился в 1925 году, а на вид ему лет двадцать.

Всякий раз, приезжая охотится в новый город, я первым делом проверяла тех, кому по традиции платили наличными — барменов, официантов, строителей.

Разумеется, среди оборотней находились и те, кто решил эту проблему. Эти умники фальсифицировали собственную смерть, подтасовывали факты, покупали поддельные документы или взламывали государственные базы данных. Когда живешь вечно, не испытываешь недостатка времени для шлифовки полезных навыков.

Дэмьен прикурил вторую сигарету от окурка первой и после недолгой заминки продолжил коптить.

— У тебя перерыв или что-то вроде того? — спросила я.

— Что-то вроде того.

Что ж, исчерпывающий ответ.

— Ты... работаешь каждую ночь?

— Практически.

— Разве нет другого бармена?

— Была, но она слиняла.

— Когда?

— В ночь твоего приезда. Вот почему я тогда не успел одеться на работу. Сью так и не объявилась. И никто с тех пор ее больше не видел.

Ой-ой. Кажется, я знаю что случилось со Сью. С ней случилась я. Никто не заявил об ее исчезновении и, скорее всего, уже никогда не заявит.

— Она тоже работала по ночам?

Важный вопрос. Оборотни вынуждены охотиться. Это заложено в их природе. Они не могут долго жить, не убивая. Они, как и вендиго, жаждут человеческой плоти.

В противовес распространенному мифу, восход луны вовсе не означает, что оборотень тут же превратится в волка. У них всегда есть выбор. За исключением тех ночей, когда наступает полнолуние. В такие ночи я и мне подобные бываем очень заняты.

— Мы работали посменно, — ответил Дэмьен. — Никому из нас не нравилось постоянно работать в одно и то же время.

Как интересно. А большинство людей предпочитают придерживаться графика. Я знаю, потому что сама такая.

— Что собираешься делать теперь? — спросила я.

— Нанять кого-нибудь другого. Может, Ковбоя. Он все равно постоянно здесь ошивается.

Я ухватилась за подвернувшуюся возможность:

— А Ковбой местный?

Дэмьен подозрительно покосился на меня:

— Здесь нет местных. Разве что кто-нибудь из индейцев.

— Совсем нет?

— Я лично таких не знаю. Людям, которые здесь родились, не терпится отсюда уехать. А тем, которые сюда приезжают, не терпится здесь поселиться. — Он покачал головой. — Поди пойми.

— А откуда приехал Ковбой?

— Из Кливленда? — пожал плечами Дэмьен.

Я ожидала, что он рассмеется. Но, судя по выражению его лица, я могла бы прождать до скончания века.

— Ты не знаешь?

— Я не спрашивал. Хочешь работать барменом, заруби на носу: слушать — хорошо, задавать вопросы — плохо.

А у меня, как назло, только вопросы и были.

— Сколько я тебе должна за продукты?

— Нисколько.

— Глупости. Я заплачу.

Он покачал головой. Я поняла, что он не возьмет с меня денег. Чувствуя неловкость и признательность, я пробормотала:

— Очень мило с твоей стороны.

Он пренебрежительно фыркнул и бросил окурок на землю.

— Мило — это не про меня.

И почему в этих грубых словах в то же время слышалась похоть?

Затоптав тлеющий пепел черным кедом, Дэмьен поднял голову и посмотрел мне в глаза. Я утратила способность дышать. Мне хотелось бежать и хотелось остаться. Дэмьен одновременно смущал и завораживал меня.

Что же в нем такого привлекательного? Ведь он разительно отличался от Джимми Ренквиста. Джимми был высоким, широкоплечим, белокурым. Смешливый, солнечный мальчик, который так и не стал мужчиной. У Дэмьена же темные волосы, он худой и какой-то затравленный. Он редко улыбается, и мне трудно представить его смеющимся.

Тени в глубине глаз делали его похожим на умудренного опытом старика, древнего, как растущие в здешних краях деревья.

Меня влекли эти тени, пленяла кроющаяся в этом человеке тайна, перекликающаяся с моими собственными секретами.

В воздухе разливалась ночная прохлада, но я не мерзла, а вся горела под блуждающим по мне взглядом Дэмьена.

— Я купил тебе продукты вовсе не из желания показаться милым, — снова заговорил он. — Я хотел, чтобы ты стала моей должницей.

— И сколько же я тебе должна? — чуть слышно спросила я.

— Речь не о деньгах.

— И о чем же тогда?

Он двинулся на меня, и я, напрягшись, опять приготовилась сбежать. Тени в его глазах исчезли, сменившись жаркими искрами. Дэмьен уже не казался холодным и отстраненным — нет, он весь подобрался и решительно шел в наступление.

Я не тронулась с места. Он не самое страшное из того, что мне довелось пережить, и, по правде говоря, меня еще никогда не охватывало такое возбуждение.

Дэмьен подступил так близко, что мне пришлось запрокинуть голову, чтобы посмотреть ему в глаза.

— Я хотел, чтобы ты стала моей должницей, — повторил он. — Хотел, чтобы ты расплатилась вот этим.

И не успела я опомниться, как он прильнул ко мне в страстном поцелуе. Он ласкал мои губы, одновременно втягивая себе в рот мой язык и нежно его посасывая.

Я могла бы удрать — так я обычно и поступала. Если бы я сочла, что мне его действия не по нраву, Дэмьен Фицджеральд уже лежал бы на земле, корчась от боли. Как сейчас корчусь я от желания получить нечто большее, чем один поцелуй.

Вкус табака напомнил дни, когда мною владело безумие, сейчас снова охватившее меня. Пальцами я скользнула меж расстегнутых пуговиц рубашки Дэмьена и двинулась по его широкой шелковистой груди.

Его мускулы забугрились, оживая под моими руками. Я прикусила его губу, затем сгладила боль языком. Неожиданно Дэмьен рывком развернул меня, припечатал к стене сарая и прижался ко мне всем телом.

Я была низкорослой, да и он ростом не отличался, но его вздыбившийся член упирался в меня гораздо выше того места, где мне бы хотелось его ощущать. Дэмьен со стоном приподнял меня, забросив мои ноги себе на талию, и неожиданно мы идеально совпали.

Я чувствовала, какой он твердый и горячий. Трение через слои одежды сводило меня с ума. Как давно я не переживала подобного… В считанные секунды я оказалась на грани оргазма.

Положив ладонь на затылок, он слегка повернул мою голову. Поцелуй стал нежнее, а пальцы Дэмьена двинулись вниз по ключице, к невысоким холмикам грудей.

Он спустил бретельку топа с моего плеча, и кожу омыл прохладный ночной воздух. Я затрепетала, ощутив, как груди напряглись в предвкушении, а соски отвердели еще до того, как он успел ко мне прикоснуться.

Контраст жара и холода, грубой силы и нежности, ритмичные движения тела Дэмьена — все это вместе накрыло меня одурманивающей волной, которая, откатившись, оставила меня обессиленной, запыхавшейся и взмокшей — во всех местах.

Дэмьен поднял голову. Лунный свет странным образом преломился в его глазах, и они засверкали серебром вместо золота. Его губы были влажными и припухшими. Я хотела прикоснуться к его лицу, но когда я к нему потянулась, он вздрогнул.

Очень медленно я опустила руку. Что за жизнь он ведет, если дергается при малейшем движении? И хотя мы всего пару секунд назад испытали вместе то, что до этого я делала только с двумя мужчинами, я не решилась задавать ему такие вопросы.

Неподалеку открылась и снова закрылась дверь. Послышались голоса, музыка, смех. Кто-то покидал бар. Дэмьен немного подвинулся, заслоняя меня своим телом, хотя в темноте, да еще за углом, нас никто не смог бы увидеть.

Хлопнула дверца машины. Завелся мотор, и секунду спустя вышедшие уехали.

Шум нашего частого тяжелого дыхания разносился в окутавшей нас ночной тишине. Дэмьен вернул бретельку моего топа на плечо, и это движение вернуло и меня с небес на землю.

— Отпусти меня.

Он заколебался, и я напряглась, готовясь вынудить его подчиниться. Но Дэмьен убрал руки с моих бедер, и я, скользнув вдоль его тела, встала на ноги.

Трудно сказать, почему это последнее прикосновение показалось мне интимнее всех прочих.

Что же я наделала?

Поддалась таившейся во мне дикости. Дикости, которая не приносила ничего, кроме бед, стоило ей оказаться на свободе.

Огонек вспыхнувшей спички озарил лицо Дэмьена, и мне вновь захотелось его поцеловать, ощутить его вкус, провести кончиками пальцев по впалым щекам.

Он взглянул на меня, прикуривая новую сигарету, а затем, выпустив струйку дыма, сказал:

— Я весь день только о тебе и думал. Ты не в моем вкусе — быть может, поэтому меня так к тебе влечет.

Я отвела взгляд. Боже, он напомнил мне...

Внезапно Дэмьен вырос прямо предо мной, — а я даже не заметила чтобы он двигался.

— Прикасаясь к тебе, я пятнаю тебя? Пачкаю? Оставляю отметину?

Он провел длинным пальцем по моей руке, и я вскинула на него глаза.

— Я не вижу ничего, — прошептал он. — Кроме тебя.

Какое-то мгновенье я была очарована его словами, пленена его запахом, пылом и силой. А потом услышала все им сказанное и задумалась...

— Что ты сделал?

Что-то странное промелькнуло в его глазах; промелькнуло и исчезло так быстро, что я усомнилась: а не привиделось ли мне.

— Ничего такого, что не сделаю впредь, — произнес он и зашагал прочь.

Только запах сигареты да шепот прикосновения — вот и все, что от него осталось. И то, и другое манило меня, даже невзирая на подозрение, что Дэмьен вовсе не тот, кем хочет казаться, — манило сильнее, чем что-либо прежде.


Глава 13

Я должна была пойти в бар и поговорить с местными жителями, но не могла. Не могла сидеть на стуле и делать вид, что мне совсем не хочется затащить Дэмьена в свою комнату и закончить начатое.

Да что со мной такое? Я думала, что излечилась от желания трахнуть запретное.

— Наверное, нет, — пробормотала я.

Конечно, с чего бы мне полегчало, если та самая иллюзия, которая довела меня до грани, на самом деле правда?

Убивать тварей, разрушивших мою жизнь, — единственное занятие, которое позволяло чувствовать себя нормальной. И научил меня этому Эдвард, а не мозгоправ.

Вероятно, если сейчас я сделаю то, что умею лучше всего, это мне поможет. Возможно, убив парочку темных душ, обитавших в волчьих телах, я смогу забыть вкус губ Дэмьена и прикосновение его кожи к моей. Возможно, но сомнительно.

Я повидала достаточно странностей, чтобы понять: что-то с Дэмьеном не так. И мне нужно узнать, что именно — до того, как я подпущу его к себе еще ближе. Бросив взгляд на бар, я направилась к домику Фицджеральда. Здание со всех сторон окружали деревья, бросавшие тени от лунного света. Если не знать, куда смотреть, то меня, крадущуюся задворками, и не разглядеть.

Дернула дверь — закрыто. Ну, это меня никогда не останавливало.

Я смогла взломать ее за рекордно короткое — даже для меня — время. Этому меня научил Эдвард, и я заметно преуспела.

Очутившись внутри, я убедилась, что жалюзи опущены, и только потом включила лампу. Домик был точной копией моей квартиры, только больше, и все, кроме ванной, размещалось в одной комнате.

Здесь царил идеальный порядок: убранная кровать, сверкающая чистотой кухня. Одежда Дэмьена до сих пор лежала в чемодане. Может, загадочный бармен собирался спешно уехать? А вдруг на самом деле он Феликс Унгер[5], переселившийся в сексуальное мускулистое тело?

Упакованная одежда, как я и ожидала, оказалась сплошь черной. Думаю, это избавляет от путаницы в гардеробе. Нигде — ни в самой комнате, ни в чемодане — не видно ни бумаг, ни книг, ни записей.

— Все чудесатее и чудесатее, — пробормотала я.

Ничего нет только у тех, кто пытается что-то скрыть. Плохо, что я не додумалась стянуть у Дэмьена бумажник — еще одно умение, в котором я ас. Если когда-нибудь потеряю работу ягер-зухера, то вполне смогу промышлять воровством.

Я проверила везде: под сиденьями стульев, под диваном и кроватью — обычно там прячут все самое интересное и компрометирующее. Моей единственной находкой оказался пистолет сорок пятого калибра, приклеенный изолентой к задней стенке бачка унитаза.

Странно, но не очень. Те, кто живут на чемоданах и в машинах, часто при оружии. Кто знает, что встретится в пути? Если, обитая в глуши и работая в кабаке, человек владеет оружием — это не проблема. А вот если бы пистолета не было…

Я приклеила находку на место, выключила свет и вернула шторы в исходное положение. Потом выглянула в окно и почувствовала, как сердце затрепыхалось в горле: между домиком и баром стоял белый волк.

Не сознавая, что делаю, я помчалась в ванную комнату. Упав на колени, проползла немного и выдернула из-за бачка пистолет. Дрожа от напряжения, я ожидала услышать звук разбивающегося стекла. Но он все не раздавался, и от этого поджилки затряслись еще сильнее.

Я проползла обратно в комнату, на ходу проверяя барабан. Всего одна пуля. Вот черт! Тогда нужно постараться, чтобы она не пропала впустую.

Как жаль, что я не привыкла прятать в обуви серебряные пули. Но даже если бы у меня и было время вытащить их из сумки, пули от «глока» не подходят к сорок пятому калибру.

Поэтому придется довольствоваться тем, что есть в наличии. Свинец притормозит волка и даст мне возможность всадить нож в его черное кровожадное сердце. Я так часто мечтала о том, как его кровь окажется на моих руках! Жила только ради этого момента.

Мое дыхание отрывисто звучало в темной, пустой комнате. Я осторожно подобралась к окну и выглянула наружу. Во дворе никого не было.

На меня накатила волна тошноты и головокружения, и я чуть не упала на колени.

— Он был там, — убеждала я себя. — Точно был.

После той ночи я больше никогда не видела белого волка. Разве что в кошмарах. Я ущипнула себя: да, не сплю, нахожусь в домике Дэмьена с его оружием в руках.

Я как раз открывала двери, когда к полумесяцу в небе вознесся волчий вой. В ответ раздался еще один, за ним — еще. И я без оглядки пошла на звук в лесную чащу. Впереди мелькнул кончик хвоста, он казался белым на фоне более темных деревьев. Во мне кипела ненависть: разъедая горло, сдавливая грудь, обжигая глаза. Я мечтала убить этого волка, и теперь у меня появился шанс это сделать.

Конечно, глупо было бежать в одиночку в незнакомый лес, да еще с непривычным для меня оружием, заряженным всего одной бесполезной пулей. Считать, что я угонюсь за волком на своих двоих, было еще глупее, но я все равно последовала за ним, потому что ничего другого не оставалось.

Пистолет оттягивал руку, ботинки скользили по грязи, рубашка промокла от пота, как и волосы и лицо. Я бежала до изнеможения, а потом бежала снова. Белый хвост я потеряла из виду давным-давно, но это не имело никакого значения.

В конце концов я споткнулась, упала да так и осталась лежать, прижавшись горячей щекой к прохладной земле.

Не знаю, сколько прошло времени — сердце колотилось как бешеное, мозг оцепенел. Наконец я пришла в себя настолько, чтобы признать: скорее всего, белый волк мне померещился.

— С чего бы ему здесь оказаться? — спросила я вслух. — И почему сейчас?

Хорошие вопросы. Как и тот, что я задаю себе каждый день: «У меня опять крыша едет?»

Трудно сказать. Разговорами с самой собой не выяснить. Кроме того, если бы я сходила с ума, то вряд ли узнала бы об этом первой.

Я быстро перевернулась. Из расположенных у моих ног кустов припал к земле, готовясь выпрыгнуть, огромный черный волк. Я не видела его глаз и не могла различить белков. Скорее всего, это обычный волк, но я все равно выстрелила, когда он ринулся на меня, и почти ослепла от вспышки огня, вырвавшегося из раны на груди.

Охваченный пламенем, волк выл и извивался. Я отшатнулась, чтобы он не упал на меня. Когда я снова к нему подползла, волк уже умер, а его глаза были глазами зверя, а не человека. С той лишь разницей, что обычным волком он не был — обычные не горят.

Я уставилась на пистолет в руке. Свинцовые пули тоже не вызывают пламени.

Оборотень плюс серебро равно огонь. И точка.

Новый вопрос дня: зачем Дэмьену пистолет, заряженный серебряной пулей? Мне не терпелось это выяснить. К сожалению, мне нужно было сжечь волка: я усвоила урок, и поэтому не могла бросить свою добычу на поживу старине вендиго.

Я разожгла костер. Без супергорючего процесс кремации займет некоторое время, поэтому я уставилась на пламя и задумалась о том, что, черт возьми, творится в Кроу-Вэлли.

Не сводя глаз с деревьев, я навострила уши, чтобы уловить малейший шум. Не то чтобы я что-то услышала. Черный волк подобрался ко мне совсем незаметно. Но где же его белый собрат? И был ли здесь такой вообще? А если так, то был ли он белым?

Все эти вопросы могли свести с ума и психически здоровую. Что уж говорить обо мне?

Позже, когда я приковыляла назад к бару на поляне, заведение ходило ходуном. Я окинула себя взглядом: крови нет, только немного грязи и сажи. Рискну войти в надежде, что посетители очень пьяны или внутри слишком темно, чтобы кто-то что-то заметил.

Заходить в бар с оружием, наверное, не лучшая мысль, поэтому я запихнула пистолет за мусорный бак. Выманю Дэмьена и приведу его сюда, а потом буду допрашивать, пока не выясню, кто он и что из себя представляет. Хватит уже ходить вокруг да около!

Распахнув дверь, я протопала в бар. На меня уставились те же, кто сидел здесь в мой первый визит. И опять Дэмьена нигде не видно. Шагнув к стойке, я присела и облокотилась на неё.

— Какого черта тебе нужно? — проворчал Ковбой.

Я отшатнулась назад так быстро, что едва не свалилась со стула. Ковбой появился с другой стороны барной стойки. Он еле доставал до нее подбородком — наверное, ему пришлось встать на ящик.

— Где Дэмьен? — наконец спросила я.

— А я почем знаю?

— Разве он не работает?

— А по-твоему, милая, он сейчас работает?

«Милая». Как же мне «нравилось», когда парни так ко мне обращались!

— Если здесь его нет, где он может быть?

— Я не его личный секретарь. Дэмьен попросил его подменить, а потом исчез.

Вот черт. Он зашел в бар, а я проникла в его домик. Возвращался ли он домой и видел ли меня? И если видел, почему не встретился со мной лицом к лицу? Еще один вопрос из множества других.

— Спасибо, — пробормотала я, но Ковбой уже отвернулся.

Выскользнув наружу, я пошла за пистолетом. Он исчез.

Я тут же обернулась и окинула взглядом деревья, стоянку и домик Дэмьена. Все замерло, было тихо и безлюдно. Тем не менее я чувствовала, что за мной наблюдают. И это делало меня уязвимой. На лбу словно горела огромная мишень. Я передернула плечами — на спине красовался такой же знак.

Я бросилась к своей машине, запрыгнула в нее и вырулила со стоянки. И пока я, подскакивая на кочках, гнала по Гуд-роуд, мне вспомнился ответ Дэмьена на вопрос о том, что он сделал. «Ничего такого, что не сделаю впредь».

Понятия не имею, что он имел в виду, но теперь я задумалась.

Неужели тем пистолетом он убивал оборотней?


Глава 14

Джесси было нетрудно отыскать в Кроу-Вэлли даже посреди ночи. Наши машины были единственными, колесившими по Мэйн-стрит.

Остановившись посреди дороги, я оставила и мотор, и фары включенными. Так я ощущала себя в большей безопасности.

Джесси припарковалась, вышла из патрульной машины и оперлась о дверь.

— Что случилось?

— У тебя есть час?

Ее брови поползли вверх.

— У меня этих часов целая куча. Здесь в семь вечера уже все закрывается. Хочешь пойти в участок?

— Может, у тебя дома? Я хотела бы поговорить и с Уиллом тоже.

— Он сейчас спит, — покачала головой Джесси.

— Ночью? Да что с ним такое?

— Он пытался привыкнуть к моему расписанию, но так и не смог, — улыбнулась шериф.

— Может, стоит его разбудить? — спросила я.

— Может, не стоит? — На ее лице застыло упрямое выражение.

Я хорошо его знала — часто видела в зеркале. Джесси не поддастся на уговоры.

— Хорошо, — согласилась я. — Пусть будет участок.

Сев в машину, я последовала за Джесси в музей имени Энди Гриффита.

Шериф уселась за свой стол и спросила:

— Так что случилось?

— Ты разузнала хоть что-нибудь о Дэмьене?

— А что за спешка? — нахмурилась Джесси.

Я замялась. О чем стоит рассказать, а о чем — умолчать? Решила поделиться всем не очень личным, но и этого оказалось более чем достаточно.

— Думаешь, Дэмьен агент-одиночка? — спросила Джесси.

Когда-то агенты-одиночки входили в ряды ягер-зухеров. Потом они отделились, по-прежнему продолжая охоту и поиски, но больше не следуя ничьим правилам, кроме собственных.

— Возможно, — ответила я. — Нам надо лишь спросить Эдварда.

Манденауэр знал всех агентов — действующих и в отставке. Я занесла этот вопрос в список необходимых дел, который держала в уме.

— Я разговаривала с владельцем бара, — сказала Джесси. — Фицджеральд работает за наличные. Владелец не знает ни номера его социального страхования, ни информации о родственниках, ни адреса, ни даже размера обуви. Все так и кричит: «Оборотень!»

— Если не считать серебряного кольца на руке и серебряной пули в пистолете, — пробормотала я.

— Что посылает всю теорию к черту, — пожала плечами Джесси. — Я сделала запрос на Дэмьена Фицджеральда из Нью-Йорка. Но не зная номера его страховки, что помогло бы сузить поиски... Мне прислали метровый список Дэмьенов Фицджеральдов. Никто из них не привлекался, а это значит, что в системе нет их «пальчиков» или снимков.

— Вот черт!

— Ага.

Мы замолчали. Мысли вихрем проносились в голове, но, к сожалению, я так ни к чему и не пришла.

— Ты примчалась в город, превышая скорость, не просто чтобы поговорить о Дэмьене, — сказала Джесси. — Тебя напугало что-то ещё. Не хочешь поделиться?

— Не очень.

— Я знаю о твоей семье. — Джесси вздохнула и откинулась на спинку стула.

Я вскинула голову так быстро, что она закружилась. Прищурилась.

— Расслабься. Манденауэр не сболтнул ничего такого, чего не было в полицейском отчете. — Джесси скривила губы. — Кроме эпизода с оборотнями.

Полиция решила, что мою семью убили бешеные собаки. В Топике их было так много.

— Даже представить не могу, что ты пережила, — тихо сказала Джесси.

— Да, не можешь.

— Моя лучшая подруга была оборотнем и долгие годы водила меня за нос. Хотела сделать меня одной из них, а потом править всем миром. Я ее остановила.

Мы посмотрели друг на друга, и я поняла, как сильно на нее повлияло произошедшее в Миниве. Не каждый день увидишь, как тот, кому ты доверял, обрастает мехом и пытается тебя убить.

На какое-то мгновение мне захотелось посочувствовать ей, но Джесси приспичило снова открыть рот:

— Ты знаешь что-то еще, а я не хочу умереть из-за того, что ты боишься со мной поделиться.

Я потрясла головой, словно меня окатили ведром воды, а потом покачала ею, чтобы избавиться от звона в ушах.

— Боюсь?

— Ты меня слышала. Что же ты видела сегодня ночью, раз это напугало тебя настолько, что ты примчалась ко мне?

Может, Джесси и жутко надоедлива, но точно не глупа. Да и не тугодумка, и она уж точно не собирается никуда уходить, пока я не расскажу ей все.

По правде говоря, я была напугана. Так видела я белого волка или нет? Если да, то мы все в глубоком дерьме. А если нет, то большие проблемы только у меня. В любом случае спросить не помешает.

— Ты когда-нибудь слышала о Гекторе Менендесе? — спросила я.

— А должна была?

— Не знаю. Ты же шериф.

— Думаешь, он здесь?

— Возможно, — вздохнула я.

— Как он выглядит?— спросила Джесси.

— Рост — метр девяносто, весит килограммов восемьдесят пять, черные волосы, эспаньолка, голубые глаза, латиноамериканец. Очень... привлекательный, — наконец выдавила я.

Гектор был одним из самых красивых людей, которых я встречала. Красота являлась частью его шарма. К тому времени, когда я выяснила что скрывается за симпатичной внешностью, было уже слишком поздно.

— Я его не видела, — сказала Джесси, — но это еще ничего не значит. Люди приезжают и уезжают. А ты его заметила?

— Не уверена.

— Может, расскажешь, кто он такой?

— Гектор — тот оборотень, который убил мою семью, — ответила я.

— И ты видела его в Кроу-Вэлли? — вытаращилась на меня Джесси.

— Не уверена, — снова повторила я. — Я заметила волка на улице возле бара и пошла за ним. Но тот, которого я застрелила, был черным, а не белым.

— Ты же сказала, что у Гектора черные волосы.

— Так и есть.

— Тогда как он может быть белым волком?

— Его мать была блондинкой, и у Гектора в детстве тоже были светлые волосы.

Он как-то показывал мне фотографию с мамой. Малышом Гектор походил на альбиноса: густые кудри, не просто светлые, а почти белые. Я думала, что это так мило с его стороны — носить в кошельке снимок, на котором он вместе с мамой. Позже, когда Гектор рассказал мне остальное, это фото встревожило меня. К сожалению, не настолько, чтобы я прекратила с ним встречаться. Хотя к тому времени, наверное, уже было слишком поздно.

— Мать бросила семью, когда Гектор был еще мал, и он ненавидел ее. Поэтому перекрасил волосы в тот же цвет, что у его отца. Боюсь, Гектор немного псих.

— Как можно быть «немного психом»?

— Ну хорошо! — Я, сдаваясь, подняла руки. — Он буйнопомешанный.

— Просто великолепно. Оборотень-псих! — Джесси встала, оттолкнув стол. — Как раз то, что надо! — Вдруг она повернулась ко мне: — Подожди, мы же ищем каннибала. Теперь ты говоришь, что у нас в городе этот псих. Как-то слишком много совпадений.

— Но тела съел коричневый оборотень.

— Разве? Ты сказала, что видела коричневого волка, который убил другого. Позже мы нашли останки. Это, конечно, не значит, что каннибал наш парень. — Джесси нахмурилась. — Я имею в виду, волк.

— Но если это не он, тогда у нас два волка: коричневый убивает, а белый поедает.

— Или оба занимаются и тем, и другим.

— Черт, — пробормотала я.

Мы замолчали.

— Джесси?

Она глянула на меня, и, наверное, что-то в выражении моего лица подействовало на нее, потому что она снова села и развела руками.

— Что?

— Я не уверена, что видела Гектора. Я… — Было трудно в этом признаться, особенно ей. — Я была не в себе, когда моя семья погибла. Довольно долгое время у меня были галлюцинации. Может, я видела Гектора, — сделав глубокий вдох, я медленно выдохнула, чертовски мечтая о сигарете, — а может, и нет.

Я ожидала, что Джесси отпустит какое-нибудь колкое замечание, поставит меня на место, а потом пообещает позвонить Эдварду, чтобы тот меня забрал. Но она лишь пожала плечами, придвинула блокнот и взяла ручку.

— Как правильно? Ме-нен-дес? М-е-н-е?..

Я уставилась на нее. Джесси нетерпеливо вздохнула:

— Черт, как эта фамилия правильно пишется?

— Но…

— Но — что? Если этот псих в моем городе, я хочу об этом знать.

— А если это были просто глюки?

— А если нет?

— Разве тебя не волнует, что приходится работать с человеком, которого однажды признали невменяемым?

— Не больше, чем работать с такой большой занозой в моей заднице, как ты.

Несколько долгих секунд мы просто пялились друг на друга, потом Джесси раздраженно проворчала:

— Может, приступим, ненормальная ты наша? У меня осталось не так много времени, чтобы проверить твои видения.

Ух ты, еще один теплый и дружеский момент.

— М-е-н-е-н-д-е-с, — продиктовала я по буквам.

— Graсias, — поддела Джесси.

Мисс Нетолерантность.

— Сомневаюсь, что удастся многое раскопать, — продолжила я. — Когда убили мою семью... Ну, когда я уже смогла… — «Думать об этом и не кричать? Разговаривать, а не лепетать нечленораздельно? Дышать, не захлебываясь рыданиями?» — Внятно все объяснить, — наконец нашлась я, — Гектор давно исчез. Полиция проверяла его.

— И?

— Его смерть в результате несчастного случая на охоте констатировали еще в 1977 году. Потому-то копы и не встали на уши.

— Что же полиция тогда сделала?

— А ты как думаешь? — Я закатила глаза. — Когда они прибыли на место преступления, я сидела в углу и разговаривала сама с собой. А через три месяца обвинила в убийстве покойника. Они подумали, что у меня поехала крыша.

— Другими словами, ничего не предприняли.

— Джесси, а что им оставалось?

— Лучше позволь спросить: а что сделал для тебя Манденауэр?

Ее слова заставили меня улыбнуться.

— Он спас меня той ночью, потом вызвал полицию и исчез. В следующий раз я увидела его уже в больнице. — Я приподняла бровь. — В психиатрической больнице.

Джесси пожала плечами, потом нарисовала пальцем круг в воздухе: мол, тоже мне проблема, продолжай рассказ.

— Мне неделями твердили, что я сумасшедшая, а он мне поверил. Он вытащил меня оттуда. Только не знаю, как.

Возможность поговорить с кем-то, кто не совал мне таблетку каждый раз, когда я произносила слово «оборотень», прочищала мозги похлеще холодного душа. Одно лишь присутствие Эдварда помогло мне вновь обрести разум. Манденауэр сказал, что мои близкие покоятся с миром. Он позаботился, чтобы они не вернулись.

— Ненавижу, когда такое случается, — пробормотала Джесси.

Я тут же глянула на нее:

— Ты уже такое видела?

— Нет, видеть — не видела. Но у нас из морга исчезли два трупа. Причем у женщины были вышиблены мозги.

— Ох, кто-то не использовал серебряные пули.

— В яблочко.

Внезапно оживающие трупы с отстреленными частями тела, мягко говоря, тревожили. Но, имея дело с оборотнями, с этим сталкиваешься постоянно.

При укусе изменения происходят в течение следующих суток. И без разницы, день это или ночь, полная луна или новая. Тебя укусили, и ты меняешься. Черт, после этого на тебе заживают практически любые раны — кроме как от серебряных пуль. Гектор убил мою семью и гнался за мной. Его зубы щелкали всего в паре сантиметров от меня, но Эдвард достал его первым. Было слишком поздно спасать тех, кого я любила, но меня еще можно было спасти. Но Гектор все равно навеки оставил на мне свою метку.

— Что Манденауэр сделал после того, как вытащил тебя из психушки? — продолжила Джесси.

— Он научил меня всему, что знал сам.

— Бла-бла-бла, я имею в виду: что он предпринял насчет Гектора?

А-а, вот о чем речь.

— Он бросил на поиски Гектора все ресурсы ягер-зухеров, но мы даже следа его не нашли.

— Не слишком обнадеживает.

— Это точно.

Гектор мог скрываться где угодно, под любым именем, и вытворять все, что ему вздумается. Смерть по документам дает определенную свободу действий.

— Ты знаешь, откуда он родом? Сколько ему было лет? Кто его обратил?

Ответ на любой из этих вопросов мог бы помочь отыскать или место, где, может быть, скрывался оборотень, или тех, с кем он общался. К сожалению, я ничего не знала о Гекторе Менендесе.

— Я не знала, что он оборотень, пока не увидела, как он…

Я прогнала яркую картинку, всплывшую в памяти: моя маленькая сестренка, Джимми, мама и голубые глаза Гектора, поблескивающие на морде белого волка.

— Эй! — Джесси схватила меня за руку и сжала ее так сильно, что я поморщилась. — На миг я подумала, что ты собираешься хлопнуться тут в обморок.

Я выпрямилась и отняла руку. Свой лимит обмороков в этой жизни я уже исчерпала.

— Я в порядке, — отрезала я.

— Ну конечно.

Злость на Джесси помогала мне сосредоточиться на «здесь и сейчас», а не на прошлом. Наверное, именно поэтому шериф меня и провоцировала. А может, она всегда так себя ведет. Совсем как я.

— Гектор говорил, что родом из Техаса, из города Корпус-Кристи. Продавал там пилюли.

— Наркодилер? — вытаращилась она на меня.

— Представитель фармацевтической компании.

От неожиданности смех Джесси перешел в кашель.

— И это все неправда?

— Точно.

Я познакомилась с ним в ресторане, куда мы с родителями зашли пообедать. Гектор одиноко сидел в баре, слушая музыку — по-моему, Нору Джонс. Странно — что остается в памяти от самых важных моментов в жизни…

Гектор был высок и красив, а сочетание темных волос и смуглой кожи со светлыми глазами и аккуратно подстриженной эспаньолкой придавало его внешности налет экзотичности. Для маленькой мисс Канзас и ее скучной идеальной жизни Гектор представлял собой одновременно и опасность, и желание. Несколько раз я бегала к нему на свидания — тайно, конечно. Я была молодой и глупой, и он совершенно меня очаровал — на какое-то время. Гектор мгновенно выходил из себя — причина могла быть как настоящей, так и надуманной. У него был вспыльчивый характер и практически ноль терпимости к непохожим на него людям. Странная черта для кого-то по фамилии Менендес.

— И больше ты о нем ничего не слышала?

Я замялась:

— Он звонил мне в больницу.

— Как он умудрился?

— Не знаю. Может, те звонки я тоже придумала.

Как и много чего другого.

— И что он тогда сказал?

Мне не хотелось вспоминать все, что он мне наговорил: и о его планах, и о нашем будущем, и о его навязчивой идее.

— Ничего важного.

Джесси долго сверлила меня взглядом, но наконец оставила в покое.

— Зачем он здесь? И почему сейчас?

Я думала о том же. То, что Джесси задавалась теми же вопросами, помогло мне немного расслабиться.

— Не знаю, — призналась я.

— Буду держать ухо востро, — сказала Джесси. — Нетрудно заметить такого парня в этом городке.

И она была права. Если я повстречаюсь с Гектором первой, то не буду ждать, пока он подберется так близко, что я смогу рассмотреть белки его глаз. И сомневаюсь, что Джесси поступит как-то иначе. От одной этой мысли я почувствовала себя сильнее, увереннее и защищеннее.

— И еще… — Я на секунду замялась, а затем заставила себя выпалить: — У него есть татуировка.

Джесси удивленно приподняла бровь:

— Хорошо, что сказала, Ли. Какая татуировка?

— Пентаграмма.

Джесси нахмурилась:

— Разве это не знак-оберег от оборотней?

Вот так сюрприз! Джесси чего-то не знает.

— Не совсем, — ответила я. — Пентаграмма — это пятиконечная звезда. Одни считают ее плохим знаком, другие — хорошим.

— А ты?

Так как я видела пентаграмму всего один раз в жизни — вытатуированной у Гектора на груди, — я вроде как считала ее клеймом дьявола.

— Предположим, что, в зависимости от расположения звезды, она может призывать как силы добра, так и темные силы.

— Думаю, мы знаем, за чью команду играет Гектор.

— Ага.

— Так где у него была эта наколка? — спросила Джесси.

Я постучала пальцем по центру груди.

У Джесси отвисла челюсть. Я отвела взгляд. Не было нужды объяснять ей, при каких обстоятельствах я видела грудь Гектора. Уверена, шериф сама обо всем догадается.

— Сомневаюсь, что смогу хорошенько рассмотреть грудную клетку незнакомца, — заметила она.

Я тоже сомневалась, что у нее возникнет такая возможность, но раз мне было известно о татуировке, я не стала молчать.

Теперь нам надо было узнать, шныряет ли Менендес по городу. Зная Гектора, мы не увидим его, пока не станет слишком поздно.

— Я поискала каннибалов в интернете.

— Прошу прощения? — Внезапная смена темы разговора застигла меня врасплох. — Кого?

— Ты меня слышала. — Джесси придвинула мне какие-то бумажки. — Уилл сказал, что самый первый вендиго был человеком, питавшимся человеческой плотью.

— Это просто легенда.

— Как и оборотни.

Она была права. Я взяла бумажки и стала читать: «Альберт Фиш[6] — 1936, Стенли Дин Бейкер[7] — 1970, Омайма Нельсон[8] — 1991, Натаниэль Бар-Иона[9] — 1999». И, конечно, Джеффри Дамер[10] — человек, прославивший город Милуоки.

Записи были страшными, тошнотворными и подробными, но я все равно прочитала их все. Закончив, толкнула их обратно к Джесси, не желая держать бумаги в руках ни секундой дольше. Пальцы и так казались грязными.

— А что именно мы ищем? — спросила я.

— Черт, если бы я знала. Что-то необычное.

— Здесь?

Под эту категорию подпадало все, что я только что прочла.

— Я кое-что отметила, — продолжила Джесси. — До Второй мировой было очень мало серийных убийц.

— Может, тогда их было сложнее поймать?

— Может быть.

— Но ты так не считаешь, — заметила я.

— Ли, ты помнишь, что случилось во время Второй мировой?

— А можно поподробнее?

— Такое, что затронуло и нас тоже? — уточнила Джесси.

А, она об этом.

Во время войны Эдвард был шпионом. Он обнаружил, что Йозеф Менгеле не только ставил в Освенциме опыты на евреях, но еще и владел секретной лабораторией в чаще Шварцвальда, где создавал монстров.

Среди всего прочего Гитлер потребовал армию оборотней. Миссия Манденауэра заключалась в уничтожении всего, что создал Менгеле. Когда Эдвард добрался до лаборатории, союзники уже высадились на берег, а советская армия наступала с другой стороны. Менгеле запаниковал и выпустил всех монстров. И с тех пор они размножаются, мутируют и расселяются по миру.

Эдвард же остался верен себе: по-прежнему следовал приказам, которые не смог выполнить тогда.

— Думаешь, скачок в количестве серийных убийц как-то связан с нацистами? — спросила я.

— У тебя есть идеи получше?

Я задумалась. И по сей день нам до конца не известно, что там Менгеле создавал в своей лаборатории. Конечно, монстры существовали и до того, как он занялся их «производством». В истории есть масса легенд о них. Но после войны рассказов появилось не в пример больше.

— Так какая у тебя версия? — спросила я Джесси.

— Может, некоторые из этих каннибалов были также и оборотнями. Может, они не могли себя контролировать даже в человеческом обличье.

— Возможно, — согласилась я.

А может, они просто были сумасшедшими.

— И что нам это дает? — спросила я. — Здесь и сейчас?

— Может, этот вендиго когда-то был человеком.

— Они все с этого начинали.

— Дай закончить. Вместо укуса оборотня у него другая беда: жажда человеческой плоти. Он превратился в чудовище, прям как в легенде. Но даже в облике зверя он не может не быть каннибалом.

Рассуждения Джесси казались странно логичными.

— Но я до сих пор не поняла, как мы сообразим, кого нам искать.

— Что, если по делу о серийном убийце-каннибале проходил подозреваемый, который пропал без вести?

— И?

— А множество мертвых полуобглоданных волков оказались в одном и том же месте?

У Джесси было что-то на уме. Вот только…

— Эдвард сказал, что до сих пор не было ни одного случая каннибализма среди оборотней.

Джесси выругалась — ее версия рассыпалась в прах.

Но что-то промелькнуло у меня в голове.

— Подожди-ка.

Остановив ее поднятой рукой, я наклонила голову набок и глубоко задумалась. И тут меня осенило:

— Может, в человеческом обличье он пытался умерить потребность в каннибализме и стал удовлетворять свою специфическую жажду только в обличье волка?

Джесси уставилась на меня так, будто я сказала что-то очень интересное.

— Думаю, будет не лишним поинтересоваться открытыми делами серийных убийц, — продолжила я.

— Да, но мы не хотим, чтобы сюда заявились агенты ФБР. Эти молодцы совсем не умеют работать в команде.

— А у кого есть связи в Квантико[11]?

— У Манденауэра, — произнесла Джесси.

— У Эдварда, — в унисон с ней выпалила я.

Джесси сняла трубку.


Глава 15

Не успела она набрать номер, как дверь с треском распахнулась. Мы с Джесси вскинули оружие в направлении звука.

Уилл остановился как вкопанный.

— Мне нужно выйти.

Джесси махнула пистолетом 44-го калибра в сторону таблички с надписью «Туалет».

— Иди.

Кадотт покачал головой. Его сережка заплясала, ловя лучи света и отбрасывая золотые пятнышки на скулу.

— Я кое-что нашел.

Мы с Джесси уже убирали пистолеты, но, услышав слова Уилла, напряглись.

— Что? — спросила она.

— Не уверен.

— Еще один, — пробормотала я.

— А? — Взгляд Кадотта за стеклами очков был рассеянным. Он уставился на меня так, словно никак не мог вспомнить, кто я такая. Потом до него начало доходить.

— О, привет, Ли. Что ты здесь делаешь?

— Не обращай на нее внимания, Ловкач. Что ты нашел?

— Я забил «вендиго» в поисковик и наткнулся на легенду о пожирателе силы.

Мы с Джесси переглянулись.

— Это еще что такое? — спросила она.

— Я никогда о таком не слышал. Но есть книга…

Джесси застонала.

— Только не еще одна книга! Мы ведь уже через это проходили.

Я озадаченно перевела взгляд с одного на другую.

Джесси пояснила:

— У Уилла была книга о воскрешении волчьего бога. К сожалению, в ней не хватало страницы. Очень важной страницы.

— Я заказал другую, — подхватил Уилл.

— Которую оборотни без труда перехватили, — закончила Джесси.

— Вот почему на этот раз я собираюсь съездить за книгой сам.

— Прости, что?

— В Мэдисоне есть экземпляр. Я уезжаю прямо сейчас.

— Сейчас? — понуро отозвалась Джесси. Я подавила ухмылку.

— Завтра с утра я первым делом её проверю. Если в ней найдется что-нибудь полезное, я привезу книгу или сниму с нее копию. — Его взгляд смягчился. — Завтра к полудню буду дома, Джесс.

— Ладно. Неважно. У меня тут куча дел.

— Ага.

Кадотт на это не купился. Он пересек комнату и сгреб Джесси в объятия. Шериф —девушка крупная, но Уилл был крупнее. Он обнимал ее как ребенка. Обычно серьезное лицо моей подопечной стало блаженно-глупым от любви. Я отвернулась, но все равно слышала каждое слово.

— Я вернусь раньше, чем ты успеешь по мне соскучиться.

— Ты уже опоздал.

Послышались звуки поцелуев. Я притопнула ногой и уставилась в потолок, подумывая покинуть комнату.

— Возьми его.

Я обернулась. Джесси протягивала Кадотту свой служебный револьвер. Уилл смотрел на него с явным отвращением.

— Не люблю огнестрельное оружие.

— А я не люблю мертвых бойфрендов. Такая уж я глупая.

— Не нужен мне пистолет.

— В прошлый раз, Уилл, ты понадобился им для церемонии.

— Как и ты.

— Но я могу за себя постоять.

— А я, выходит, нет?

Она вздохнула.

— Ради меня? Пожалуйста?

Он взял пистолет двумя пальцами, словно штуковина могла выстрелить в любой момент. Джесси посмотрела на меня, и мы обе закатили глаза.

— Он себе палец на ноге отстрелит, — вздохнула я.

— Ну что ж, у него останется еще девять. Просто не отстрели что-нибудь, способное пригодиться мне позже. Особенно то, что у тебя в единственном экземпляре.

Я покраснела. Возможно, я и большой страшный охотник на оборотней, но неприличные сексуальные намеки меня все равно нервируют.

— Кажется, я смутила ее светлость.

— Оставь Ли в покое, Джесс.

Оба уставились на меня. Взгляд Джесси был задумчивым. Она видела больше, чем мне бы хотелось. Уилл смотрел с сочувствием. Это мне понравилось еще меньше.

— Оставлю вас двоих попрощаться.

Я практически выбежала на улицу. Полумесяц скатился к горизонту. Скоро встанет солнце, и я смогу поспать. Тоже мне, охотник на оборотней — живу как вампир. Это было бы даже забавно, если бы я не разучилась смеяться.

Где-то с минуту я изучала чистое темно-синее небо. Прожив большую часть жизни в Топике, я не знала, как ярко могут сиять звезды вдали от слепящего света городских огней.

Вспышка на периферии зрения привлекла мое внимание, и я увидела, как ярко заискрила, а потом упала звезда. Горожане редко замечают блеск падающих светил. Каждый раз при виде этого явления я чувствовала изумление и смирение. Мы так много на свете не понимаем.

— Я бы хотела…

Слова замерли в холоде осенней ночи. Чего бы я хотела? Суметь поймать вендиго — прикончить убийцу любой ценой? Или вернуть жизнь, которую потеряла?

Смерть или шанс начать сначала?

Я больше понятия не имела, и меня это пугало. Пока не приехала в Кроу-Вэлли, я хотела только убивать оборотней, не боясь при этом умереть.

Но внезапно вокруг меня появились люди, которые мне понравились: еще не совсем друзья, но уже и не чужаки.

Появилось сексуальное притяжение, чего я уже годами не испытывала. Вожделение вернуло желание жить. До тех пор, пока я не почувствую его снова.

Не к добру это.

Равнодушие делало меня почти непобедимой. Я шла на риск, на который никто другой не осмеливался. Монстры чувствовали, что я скорее умру сама, чем отпущу их, и это давало мне преимущество.

И вдруг я его лишилась. Что, если посреди смертельной схватки я начну вспоминать Дэмьена и его поцелуй? Жаждать этого поцелуя, жаждать мужчину? Я насмехалась над Джесси и ее привязанностью к Уиллу, а сама чем лучше?

Я не могла позволить себе отвлекаться. И что мне с этим делать?

Есть у меня одна мысль…

Дверь открылась, и Джесси, а за ней Уилл, вышли на улицу. Форма шерифа была в беспорядке, рубашка застегнута не на те пуговицы. Молния брюк Уилла разошлась, а стекла очков по всей поверхности пестрели отпечатками пальцев. Вот так перепихончик на скорую руку! Я бы тоже не отказалась.

— Позаботься о ней, ладно? — попросил Уилл.

— Хорошо, — фыркнула Джесси.

Уилл и не глянул в ее сторону, сосредоточившись на мне.

— Пожалуйста!

— Конечно, — кивнула я.

Затем он ушел.

Джесси раздраженно вздохнула.

— Давай-ка проясним одну вещь, ваша светлость. Я могу сама о себе позаботиться. Мне не нужно, чтобы ты или кто-либо еще изображали из себя нянек.

— Аналогично. Но мы можем уважить Эдварда. И бойфренда.

Она нахмурилась от такого определения Уилла, и я чуть не рассмеялась. Ее так легко подначить.

— Идем. Вот теперь можешь позвонить Манденауэру.

Из-за внезапного появления Уилла я и забыла, что мы собирались звонить Эдварду. Я прошла в участок и села за стол Джесси.

— Чувствуй себя как дома, — сказала она.

— Спасибо. — Я сняла трубку с ее телефона.

Эдвард ответил по своей прямой линии после второго гудка.

— Jawohl? Was ist es?[12]

Я нахмурилась. Это на него не похоже — говорить по-немецки. Он жил в Германии дольше, чем я живу на свете. Я слышала, как Эдвард переходил на свой родной язык, только будучи очень-очень уставшим, больным или раненым — что случалось, вероятно, раза два за все время нашего знакомства.

— Вы в порядке? — спросила я.

— Ли? Да. Конечно. Я спал.

Редкость для Эдварда. Но даже просыпался он в полной боевой готовности, чтобы разобраться с чем угодно немедленно. Военная муштра, или это он так говорил. Его поведение меня встревожило.

— Элиза там?

— Нет, — резко ответил он.

— Почему?

Элиза присматривала за Эдвардом как наседка. Доводила его до белого каления, но ее было не остановить.

— Потому что я в своей комнате, а она… не знаю я, где она. Так что тебе надо в… четыре утра?

Я быстро посвятила его в то, что мы накопали.

— Вы можете связаться с кем-нибудь в ВИКАП[13]?

— Конечно. Получишь информацию к полудню.

Вот он, Оперативный Эдвард.

— Есть еще кое-что.

Я посмотрела на Джесси. Она покрутила руками в воздухе: мол, давай, продолжай.

— Вы когда-нибудь слышали об агенте по имени Дэмьен Фицджеральд?

Эдвард на мгновение задумался.

— Нет. Имя незнакомое. А что?

Я рассказала ему еще немного.

— Он мог сменить имя, — пробормотал Эдвард. — Я пришлю тебе фотографии агентов-одиночек, о которых мне известно.

— Спасибо.

— Так зачем Элиза срочно вас вызвала? — спросила я.

На линии воцарилась тишина. Я уж было решила, что он повесил трубку.

— Эдвард?

— Я здесь.

— Ну? Что случилось?

Элиза работала над лекарством от ликантропии. Пока что у нее ничего не получалось. Единственная возможная причина, по которой Эдвард мог так торопиться в штаб-квартиру ягер-зухеров в далекой Монтане, — Элиза совершила прорыв.

При этой мысли я занервничала. Если Элиза нашла способ их вылечивать, то что мне делать с остатком моей жизни?

— Ничего не произошло, — ответил он. — Элизе показалось, что она кое-что нашла.

— А это не так?

— Поживем — увидим. — Он вздохнул. — Но я так не думаю.

Я выдохнула, при этом осознав, что до сих пор задерживала дыхание.

— Вы скоро вернетесь?

— Нет. Вы с Джесси можете справиться с ситуацией в Кроу-Вэлли сами.

— Но…

— Я устал, Ли. Мне нужен отдых.

От ужаса мое сердце стало биться быстрее и тяжелее.

— Вы больны.

— Возможно. Болен и устал от крови, смертей, убийств. И ради чего? Оборотни неистребимы.

Никогда не слышала его таким подавленным. Обычно Эдвард наоборот подбадривал всех остальных.

Я бросила хмурый взгляд на Джесси. До встречи с ней босс никогда таким не был.

— Я позабочусь, чтобы здесь их больше не осталось, — пообещала я и повесила трубку. — Что именно произошло в Миниве? — требовательно спросила я.

— Ты знаешь.

— Волчий бог, тотем. Слышали, знаем. Я имею в виду, с Эдвардом.

Она отвела взгляд.

— Что?

Она пожала плечами.

— Он допустил несколько ошибок. Ничего страшного. Все закончилось благополучно.

Ошибки? Не похоже на Эдварда.

— Какого рода ошибки?

— Он отвлекся. Нас схватили. — Она пожала плечами. — Бывает.

— Не с ним.

— Никогда?

Насколько мне известно, нет.

Я подумывала рассказать Эдварду, что здесь вроде как может находиться Гектор. Пока Манденауэр не ответил по телефону по-немецки. Пока не стал ныть похлеще ослика Иа.

— Он так странно себя вел, — пробормотала я. — Он не хочет возвращаться.

— И ты можешь его упрекнуть? Мужик шестьдесят лет охотился на оборотней и бог знает на кого еще. На его месте я бы как раз созрела для отпуска.

Я подозревала, что она права, но мне это не нравилось. Я решила оставить подозрения насчет Гектора между нами с Джесси, пока не буду уверена, что мне не померещилось. Зачем расстраивать Эдварда, если в этом нет необходимости?

— Что насчет информации из Квантико? — спросила Джесси.

— К полудню.

— А Фицджеральд?

— Имя он не узнал, но пришлет фотографии агентов-одиночек.

— Хорошо. До тех пор мы мало что можем. Я лучше сделаю обход. Вряд ли что-нибудь увижу, но по крайней мере попробую притвориться, что отрабатываю свою вторую зарплату.

— Это местечко после заката ужасно тихое.

— Жутковато, не правда ли?

— Да.

После заката в Кроу-Вэлли тихо как в пресловутой могиле. В окнах ни огонька. По улицам даже кошки не бродят. Во всем городе царит атмосфера запустения. Словно слишком много его жителей пропало без вести. Мы просто не знали, сколько именно.

Там, где появлялись оборотни, пропадали люди. Обычно тогда ягер-зухеров и вызывали на место происшествия. Затем мы принимали меры, чтобы исчезновения получили объяснение. Наша любимая версия: «Люди пошли в лес и не вернулись. Это происходит чаще, чем вы думаете». 


Глава 16

Меня продолжало беспокоить отсутствие сообщений о пропаже людей. Оборотни убивали только тех, кто оказывался здесь проездом? Спорное предположение.

В обличье волков оборотни были охотниками, как я. Сталкиваясь с кем-то слабее себя, они нападали. Твари могли обладать человеческим уровнем интеллекта, но я не слышала, чтобы им удавалось подавить жажду крови.

Увидели людей в лесу — убили. Просто, понятно, по существу. Сомневаюсь, что они мешкали перед нападением достаточно долго, чтобы разузнать о жертве побольше.

Отбросив эту мысль, я двинулась в сторону своего временного жилища. Имелись более насущные проблемы.

Дорога в лес была так же хорошо знакома, как и ряды машин вокруг бара и джазовые завывания из открытых окон.

Я посмотрела на часы. Время приближалось к пяти утра. Тут хоть кто-нибудь хоть когда-нибудь уходит домой?

Достав из бардачка запасной пистолет двадцать второго калибра, я засунула его за пояс джинсов. Они были слишком тесными, чтобы скрыть ствол, но я больше не собиралась ходить куда-либо без оружия, стреляющего серебряными пулями. Я, может, и тормоз, но в конце концов и до меня доходит.

Грязная, голодная, уставшая, я нуждалась в душе, еде и постели — именно в таком порядке. Но, перед тем как взобраться по ступенькам в свою уединенную комнату, я хотела в последний раз поискать за контейнером. Вдруг пистолет завалился в яму или еще куда-нибудь.

Я напряженно размышляла. Считай, кто угодно мог забрать пистолет, пока я ошивалась в баре. Конечно, этот человек должен был видеть, как я прятала оружие… факт, над которым мне не хотелось задумываться всерьез.

Когда я подошла к мусорному баку, сидевший там толстый енот сверкнул глазами в мою сторону и заковылял прочь. Лучше, чем крыса, — хотя готова поспорить, что и эти твари тоже сюда регулярно наведываются. Я не боялась животных. С чего бы? Но вот от крыс меня бросало в дрожь. Что у них не так с этими лысыми хвостами?..

Из машины я прихватила фонарик, поводила лучом туда-сюда перед контейнером, затем по земле, усыпанной бумажками, потом сзади. Ни единого отблеска металла. Все и так хреново: придется признаваться, что я взяла пистолет Дэмьена; не хватало еще говорить о его утере.

Опустившись на колени возле стены, я дотянулась до трещины между зданием и стальным контейнером. Что-то выскользнуло с другой стороны и убежало прочь.

— Я этого не слышала, — убедила я себя и продолжила обшаривать землю на ощупь, но ничего не нашла.

От пронзительного визга умирающего животного у меня чуть сердце из груди не выскочило. Кто бы от меня ни убежал, он напоролся на что-то другое. Не повезло бедняге.

Я вытащила руку и села на пятки, нахмурившись при виде грязи под ногтями. Рычание прошлось по позвоночнику как наждачная бумага. Я медленно выпрямилась и повернулась.

— Один, два, три, четыре, пять. Шансы дерьмовые, — пробормотала я и достала пистолет.

Я не знала, сколько у меня пуль. Недостаточно. Кто бы мог подумать, что мне понадобится запас больше одной обоймы, чтобы добраться от своей машины до здания?

Волки двинулись вперед: лапы напряжены, шерсть на загривках дыбом. Первая пуля взметнула фонтанчик пыли перед шедшим впереди животным. Волк оскалился и вскинул голову, словно смеясь надо мной.

Я бросила взгляд на лестницу, ведущую к моей квартирке. На нижней ступеньке, свесив язык и тяжело дыша, словно огромная собака, сидел еще один волк.

Можно бы застрелить его и попробовать добраться до своей комнаты, но за мной по пятам шли пять тварей — я оглянулась как раз в тот момент, когда несколько теней отделились от леса и пересекли парковку, доведя количество волков за спиной до десяти. Слава Богу, никто из них не был белым. И все же я нарвалась на серьезные неприятности.

Основная часть волчьей стаи находилась между мной и баром. Я могла бы позвать на помощь, но музыка играла слишком громко. Меня ни за что не услышат.

Мозг работал так же лихорадочно, как колотилось сердце. Я метнула взгляд на домик Дэмьена. Между ним и мной не было ничего, кроме травы. Это здание — мой единственный шанс.

Я выстрелила снова, на этот раз, как ни удивительно, убив одного из монстров. Вспышка, зловоние горящей плоти и шерсти и скулеж умирающего отвлекли остальных достаточно надолго, чтобы у меня появилась небольшая фора.

Что ж, я ею воспользуюсь. Они собирались меня поймать. Я никак не смогу обогнать десяток волков. Черт, да я и одного не обгоню, но должна попытаться.

За спиной поднялся вой, такой громкий, что я дернулась, споткнулась и чуть не упала. Топот преследователей вторил моим шагам. Тепло волчьего дыхания касалось икр. Ночь полнилась запахом преследующих добычу хищников, — резким, с душком страха и смерти.

Я не помнила, заперла ли дверь Дэмьена после того, как взломала ее. Если заперла, то я покойница или скоро стану мохнатой. В любом случае прихвачу парочку оборотней с собой.

Я потянулась к дверной ручке, но дверь распахнулась. Я врезалась в грудь Дэмьена.

— Уфф! — выдохнул он и подхватил меня. Инерция внесла нас внутрь домика.

— Закрой её! Закрой! — закричала я, лягаясь и ухитрившись при этом пяткой зацепить дверь. Напряглась в ожидании глухих ударов тел, врезающихся в обшивку с той стороны. Глядя в окно, я ждала летящей тени, треска, смерти.

Ничего не произошло.

Я высвободилась из рук Дэмьена и подбежала к окну. Первые лучи солнца, подсветившие горизонт на востоке, струились серовато-розовой дымкой на призрачно-пустую лужайку.

— Ты в порядке?

Я ничего не ответила, просто шагнула к двери, распахнула ее и выставила наружу пистолет. Ветром к домику принесло лист, и он, перевернувшись, перевалился через порог.

— Ты их видел? — спросила я.

— Кого?

— Разве ты не слышал?

Дэмьен не ответил, и я обернулась. Он мягко забрал пистолет из моей дрожащей руки.

— Там ничего нет, Ли.

— Десять. Может, больше. Они выли. Гнались за мной. Ты должен был их видеть.

— Я видел только тебя.

Я вскинула голову. Мы встретились взглядами, и между нами пронеслось нечто, не имевшее отношения к сложившейся ситуации. Мы оба помнили последний раз, когда были вместе. Помнили и хотели еще.

Он первым отвел взгляд. Мы смотрели друг на друга так пристально, что потеря связи отдалась по телу. Я сделала шаг к нему, прежде чем успела себя остановить. Сейчас не время.

Он преодолел короткое расстояние до кухонного стола и положил на него пистолет. На босоногом Дэмьене была обычная одежда: черное на черном, но рубашка на этот раз застегнута. По причинам, не поддающимся пониманию, его бледные длинные ступни заводили меня даже больше, чем его гладкая мускулистая грудь.

Меня шатало от адреналина. Вызванный страхом пот холодил кожу. Нужно было присесть, что я и сделала. На пол у ног Дэмьена. Плохая идея. Я потянулась большим пальцем к своду стопы, прежде чем осознала, что делаю.

Дэмьен упал на колени рядом со мной. Я отдернула руку и положила на колено, а он прижал ладонь к моему лбу.

— Ты больна.

«Вероятно, если думаю о том, каково это — ощущать твои ноги, переплетенные с моими».

Я отвернула голову, опасаясь, что если он продолжит меня трогать, я начну умолять. Я хотела его, но не так. Не когда я вся в поту, воняю и не совсем уверена в собственном здравом уме.

— Ты их не видел? — снова спросила я.

— Кого «их»?

— Волков.

— Волков? — Он посмотрел на дверь, которую я оставила распахнутой настежь. — Нет.

— Дерьмо.

Я провела рукой по лицу. Ладонь стала влажной. От пота или слез, я точно не знала, и это испугало меня почти так же, как волки.

— Я слышал какой-то вой. Он… — Дэмьен замолчал.

— Что?

— Он доносился из леса. Я о нем особо не задумывался. Волки постоянно воют. Мне нравится звук. — Он пожал плечами. — Заставляет чувствовать себя не таким одиноким.

Я фыркнула. Лучше всегда быть одинокой, чем в компании вроде этой.

Не знаю, что думать. Неужели оборотни убежали в лес, вместо того чтобы преследовать меня? Почему? Никогда не слышала, чтобы они отказывались от верной добычи. Мне не нравилось думать о значении этого отказа.

Единственное альтернативное объяснение — их там вообще не было. Эта мысль радовала еще меньше.

— Мне пора.

Я поднялась на ноги. Дэмьен тоже.

Я знала, что следовало бы остаться. Задать ему несколько вопросов.

«Кто ты, черт возьми, такой? Зачем ты здесь?»

Но в данный момент я не была на это способна. Требовалось убраться подальше от Дэмьена. Побыть одной. Взять себя в руки.

Я выглянула за дверь. Белый волк дожидался меня у кромки леса.

Стоило моргнуть, и он исчез.

Выходить ни в коем случае нельзя.

Дэмьен, должно быть, принял мои колебания за что-то другое. Он подошел ко мне сзади, захлопнул дверь, запер ее и положил руки мне на плечи. Его дыхание коснулось обнаженного затылка, и я снова задрожала уже совершенно по другой причине.

«Какого черта? — подумала я. — Вернуться в свою комнату я не могу. С таким же успехом можно остаться и здесь». В прошлом я пыталась забыть о проклятом белом волке с помощью выпивки и таблеток. Они не помогли. Был один порок, которым я пренебрегла.

Готова поспорить, Дэмьен способен заставить меня забыть… обо всем.

Я повернулась и подставила ему губы.


Глава 17

Дэмьен замер.

— Плохая идея, Ли.

Я встала на цыпочки, провела губами по его подбородку, потянулась вверх и лизнула нижнюю губу.

— Трахни меня, — прошептала я. — Ты же знаешь, что хочешь.

Он попятился, глядя на меня как на выжившую из ума. Но я-то знала, что действительно лишилась рассудка.

— Нет, — отказался Дэмьен.

Я потянулась вниз и обхватила его член. Твердый и тяжелый.

— Нет? — Я провела кончиком пальца по всей его длине.

Дэмьен затаил дыхание и закрыл глаза. Я скользнула рукой в его брюки, обхватила пенис пальцами и потеребила.

Дэмьен выругался и перехватил мое запястье, но я умудрилась провести подушечкой большого пальца по головке. По коже размазалась влага. Мне хотелось попробовать его на вкус.

— Ли, — пророкотал он.

Может, попозже.

— Прекрати болтать.

Я поцеловала его так, как он раньше целовал меня. Никакой нежности. Никакой отдачи, только завоевание. Если Дэмьен продолжит ворчать, я оробею, а я этого не хотела. Я хотела его.

И он сдался, издав низкий грудной рык. Внезапно его руки оказались повсюду, трогая меня везде. За ними тут же последовали губы.

Я принялась возиться с его рубашкой. Ну почему именно сейчас он застегнул все чертовы пуговицы? Потеряв терпение, я рванула ткань. Пуговицы застучали по полу. Наконец я смогла поцеловать грудь, о которой столько грезила.

На вкус он был так же приятен, как на запах: соблазнительное сочетание солнечного света и тени. Соль и сладость, чистая кожа. Я лизнула его нежный плоский сосок. Он затвердел, и я прошлась по нему языком, слегка прикусив кончик.

Пальцы Дэмьена крепче сжались в моих волосах, сдавливая голову почти до боли. Я облизывала его сосок, и Дэмьен опустил руку мне на талию, но не притягивая к себе, а словно отстраняя. Мне это не понравилось.

Я дотянулась до его члена и начала нежно поглаживать. Он встал, набух, нагрелся, и наконец Дэмьен притянул меня к себе. В его объятиях было так приятно. Никто не прикасался ко мне после Джимми, и…

Разум пытался оттолкнуть воспоминания и сосредоточиться на настоящем.

«Не думай ни о чем, кроме этого, ни о ком, кроме него».

Я сжала руку сильнее, затем прибавила скорости. Мое имя сорвалось с губ Дэмьена словно проклятие, и он потянул за мою одежду. Не слишком-то успешно. Шмотки были чересчур узкими, чтобы легко от них избавиться.

Я боялась, что Дэмьен снова остановится, а если это случится, я прислушаюсь к подавляемому внутреннему голосу, который все орал: «Ты с ума сошла?»

Возможно. Ну и ладно, я это уже проходила.

Чтобы заглушить вопли разума, я через голову стянула майку, сбросила ботинки, носки и нож и выпуталась из джинсов. Раздеваясь сама, я могла управлять ситуацией, следить, что Дэмьену можно видеть, а что нельзя.

Я выпрямилась, стоя перед ним полностью обнаженной. Внезапно мне перестало казаться, что в комнате жарко — даже прямо-таки похолодало.

Серый рассвет бросал тень на лицо Дэмьена, отчего его глаза казались темнее, чем я помнила, скорее карими, чем ореховыми. Недостаток освещения скрывал рыжеватые пряди в каштановых взъерошенных волосах. На подбородке темнела щетина. Я хотела ощутить ее прикосновение к своим бедрам, животу, груди.

Черный цвет распахнутой рубашки подчеркивал бледную гладкую кожу. Брюки сидели низко на бедрах. Дэмьен был стройным, но подтянутым, каждый сантиметр тела выглядел совершенством. Мне хотелось видеть и трогать его всего.

Я стянула рубашку с его плеч. Он повел ими, и ткань сползла на пол. Казалось, Дэмьен не впечатлен моей близостью и наготой: даже не попытался потянуться ко мне, стоя абсолютно неподвижно. Неужели счел меня непривлекательной?

От этой мысли я нахмурилась. Я больше двух лет не смотрела с интересом ни на одного мужчину, но вовсе не потому, что никто не обращал внимания на меня.

Маленькая, хрупкая, почти блондинка. С плоской грудью, правда, но на свете есть множество мужчин, которые не то что не возражают, а даже предпочитают мальчишеские фигуры женственным телесам. Но Дэмьен мог оказаться не из их числа.

Я шагнула вперед и положила ладонь ему на грудь, услышала, как бьется его сердце, словно крылья птицы, вспугнутой из кроны дерева. Он мог выглядеть бесстрастным, но тело не умело лгать. Он хотел меня.

Я сунула большие пальцы за пояс его штанов, спустила их с бедер, задев возбужденный член, и позволила им упасть на пол. Дэмьен схватил меня за плечи, и прикосновения утратили нежность.

Поцелуй заново распалил страсть. Все в Дэмьене возбуждало: кожа, волосы, запах. Мои пальцы порхали по его телу, поглаживая, разминая, узнавая.

Кровать стояла на другом конце комнаты. Слишком далеко. Так и подмывало предложить Дэмьену вариант заняться этим на кухонном столе, но вдруг он тогда сочтет меня чрезмерно пылкой развратницей? Очень может быть.

А есть ли мне дело? Да никакого. Но мне не дали принять решение: Дэмьен подхватил меня и понес к кровати. Я не стала спорить. Даже когда он упал навзничь, распластав меня по себе. Я чувствовала себя полностью обнаженной.

Черт, так оно и было.

Я попыталась сползти, чтобы прижаться спиной к матрасу. Ему нельзя видеть меня, прикасаться ко мне там, где никто не притрагивался с тех самых пор. Паника горячим масляным комом подступила к горлу. Но тут Дэмьен схватил меня за бедра, раздвинул мои ноги и выгнулся.

И я забыла обо всем, что хотела скрыть, когда его восставший член потерся прямо о нужное место. Дэмьен не убирал руки, большими пальцами поглаживая нежную кожу там, где бедра переходили в туловище. По телу пробежали мурашки, отчего и влажную от пота кожу начало покалывать. Я чувствовала себя как никогда живой, впервые с тех пор, как начала заигрывать со смертью.

Дэмьен подталкивал меня к грани, а я не хотела её переступать. Не так быстро, не так. Я хотела ощутить его внутри. Желала, чтобы он успокоил пламя, заполнил вечную пустоту и бездну боли по имени Ли.

Сжав бедра, я приподнялась, ища удовлетворения, найти которое оказалось несложно. Дэмьен неглубоко скользнул внутрь.

Внезапно я оказалась на спине, придавленная к кровати его телом, а Дэмьен прижимал мои запястья к матрасу, пока я пыталась бороться.

— Черт подери, Ли. — Он прижал свой лоб к моему. — Потерпи секунду.

— Я не хочу ждать.

Если стану ждать, то задумаюсь, а мысли — это всегда плохо. Прямо сейчас мне был нужен только он. Я не помнила больше никого и ни по кому не скучала.

— Как и я, — пробормотал Дэмьен и потянулся через край кровати.

Я напряглась, не уверенная в том, что именно он делал. Но когда его рука снова появилась в поле зрения, до меня дошло.

Я намного, намного глупее, чем выгляжу.

Дэмьен скатился с меня и быстрым натренированным движением надел презерватив. Я возбудилась еще больше, наблюдая, как ловкие пальцы Дэмьена порхают по его собственной коже.

Даже будь я в силах мыслить ясно, времени на упреки уже не осталось. Дэмьен сразу вернулся ко мне и скользнул между бедер, поглаживая мою талию.

— Больше никакого ожидания, — бормотал он, прокладывая дорожку из поцелуев от уха к шее и обратно ко рту.

Я обвила его ногами, и он вошел в меня одним мощным толчком. Он был слишком нежен, я желала грубости.

Я помогала ему руками, бедрами, зубами, и он поймал ритм и заставил меня забыть обо всем: о нем, о Кроу-Вэлли и, что наиболее важно, о самой себе.

Он знал, на какие кнопки нажимать. По крайней мере, со мной. Когда я, тяжело дыша и вздыхая, почти достигла оргазма, Дэмьен замедлил темп, а потом замер. Обхватил оба моих запястья волнующе шершавой ладонью. Он не давал мне шевелиться, так что я не могла прикоснуться к нему или заставить продолжить. А он начал губами вытворять совершенно невообразимые вещи всюду, куда только мог дотянуться. Мои груди были маленькими, но это лишь значило, что и более чувствительными. Ощущение неподвижного твердого члена Дэмьена во мне и одновременные посасывания и прикусывания сосков заставили меня взорваться в ярком пульсирующем оргазме, но этого было мало.

— И еще раз, — пробормотал Дэмьен, медленно выходя из меня до самого кончика и снова вонзаясь на всю длину.

— Не могу, — ахнула я, одновременно обвивая его ногами и прижимая к себе.

Он дразнил меня, пока кожа не стала скользкой от пота, а разум не воспарил вместе с изнемогающим телом. На этот раз мы кончили одновременно, и выброс спермы только добавил мне ощущений, отчего я сжала его член, растягивая момент удовольствия, насколько возможно.

Но рано или поздно всему хорошему должен прийти конец. Нужно было озаботиться технической стороной дела. Дэмьен ушел в ванную. Плеск воды, спуск бачка унитаза. Меня вновь захлестнула реальность. Что я наделала?

Трахнулась с незнакомцем. Всего-то. Нынче все вокруг незнакомцы. Чего я ожидала: целибата до конца своих дней?

Он был хорош. Даже очень. Даже будь у меня в последние два года другие мужчины, Дэмьен все равно показался бы восхитительным любовником.

И почему нет? Он великолепен, хорошо сложен, подкован. Безусловно, лучшего не сыскать. Мне бы плясать от радости, но я была готова разрыдаться.

— Есть сигарета? — спросила я.

— Ли. — Он накрыл мою руку своей. Я глядела в потолок, словно там показывали нечто совершенно невообразимое. — Секс не поможет.

Я быстро перевела взгляд на него.

— Чему?

Его улыбка была одновременно нежной и грустной. Улыбкой Дэмьена.

— Забыть.

— Забыть что? — прищурилась я.

— Ли, — повторил он и коснулся моих волос.

В груди заныло, защипало. Нужно заставить его прекратить нежничать со мной, пока я не расплакалась. Я повернулась к нему спиной, но тут же поняла, что наделала и быстро перевернулась обратно.

Посмотрела на него.

Слишком поздно. Он успел увидеть.


Глава 18

Его лицо окаменело, глаза потемнели до цвета древесного дыма.

— Господи Иисусе, Ли, что это на хрен такое?

— Ничего.

— Ничего? — Дэмьен встал и резко отошел от меня на несколько коротких шагов. — Выглядит так, будто кто-то избороздил твою спину мясницким ножом.

Я скривилась. Да, в момент, когда это происходило, ощущения были примерно такими.

Дэмьен увидел выражение моего лица и стиснул зубы.

— Извини. Просто… — Он беспомощно взмахнул руками.

Все ясно. Моя спина далека от совершенства. Я тоже старалась лишний раз на нее не смотреть.

С тех пор, как это случилось, я еще ни перед кем не раздевалась. Говорила себе, что после смерти Джимми секс меня не интересует, и отчасти это было правдой. Но ничто не помогает блюсти целибат та, как огромный шрам от левой лопатки до правого бедра. В бикини больше не походишь. А надежда на свадебное платье с открытой спиной умерла, как и мой жених. Но я справлюсь.

Дрянь.

— Кто это с тобой сделал? — спросил Дэмьен.

Я села, стараясь не показывать ему спину. Он сжимал кулаки, на руках бугрились мышцы.

— Несчастный случай, — солгала я.

Как будто я могла признаться, что на мне навеки оставил свою метку волк.

— Какой такой несчастный случай? — нахмурился Дэмьен.

— Не хочу об этом говорить.

— Плохо, потому что я хочу.

Я встала с постели, отошла, нашарила свою одежду. И даже не осознавала, что снова демонстрирую Дэмьену спину, пока его рука не легла на мое левое плечо.

Я вскрикнула, подпрыгнула, развернулась. Как он смог последовать за мной так быстро и так бесшумно?

— Не трогай меня, — прошептала я.

Не выношу, когда меня касаются там, где отметился Гектор.

— Тебе больно?

— Конечно, нет. Уже много лет прошло.

На самом деле, шрам болел каждый раз, когда я видела белого волка или представляла его себе. Но я не собираюсь в этом никому признаваться. Никогда.

— Если тебе не больно, почему мне нельзя тебя коснуться?

— А ты как думаешь, черт возьми? Он страшный. Я…

Я замолчала. Хотела секса — получила его. Пора уходить.

— У меня тоже есть шрамы, — тихо сказал Дэмьен.

Я подняла глаза. Он указал на свое бедро, где белела тонкая полоска.

— Царапина, — фыркнула я.

На самом деле, его тело было почти идеальным. И как он сумел дожить до… двадцати с лишним лет лишь с одним маленьким шрамом?

— Ты так упорно пытаешься забыть именно об этом? — спросил Дэмьен.

— Я никогда не забуду.

Да и как можно? Шрам останется со мной навсегда, как и воспоминания.

— Тебя ранил один из волков?

Я замерла, лишь наполовину надев майку.

— Каких волков?

— За которыми ты охотишься.

По коже пробежали мурашки. Откуда он знает, кто я?

И тут я вспомнила то, о чем забыла из-за секса. Пистолет за сливным бачком. Единственная серебряная пуля, которую я уже использовала. Возможно, я и обманываю Дэмьена, но он тоже мне врет.

Я закончила одеваться. Пора возвращаться к работе.

Дэмьен прикурил сигарету и обнаженный встал у окна, выпуская клубы дыма через нос. Предложил мне затянуться, но сейчас я не хотела касаться губами ничего, побывавшего у него во рту. От этого может захотеться прижаться ртом к чему-то еще.

— Кто ты? — спросила я.

Он пожал плечами, мышцы сократились и расслабились.

— Никто.

— Тогда почему ты прячешь пистолет?

— Какой пистолет? — нахмурился он.

Отразившееся на его лице искреннее недоумение заставило меня притормозить.

— Э-э, тот, что лежит за сливным бачком.

Дэмьен приподнял бровь и вновь поднес сигарету к губам. Медленно затянулся, выпустил дым.

— А когда ты успела побывать в моей уборной?

Черт. Я решила признаться честно. Хотя бы в одном.

— Я вломилась к тебе в дом.

— Очень хотелось в туалет?

— Не совсем.

— Что же тогда?

Я не знала, как объяснить, почему рылась в его вещах. Обоснование у меня имелось, но явно не предназначенное для ушей Дэмьена.

Предполагалось, что ягер-зухеры — тайное общество по охоте на монстров. Тайное. От слова «никому не говорить». Дэмьену не нужно о нас знать.

И так вокруг черт-те что творится.

— Позволь задать тебе вопрос, — промурлыкал Дэмьен.

— Конечно, — кивнула я, желая поскорее уйти от предыдущей темы.

Он сжал кончик тлеющей сигареты подушечками большого и указательного пальцев. Я моргнула. Должно быть, больно, но он и бровью не повел. Я вспомнила, как его израненные шершавые руки ласкали мое тело. Возможно, ему не так уж больно.

Сигарета потухла, и Дэмьен щелчком отбросил окурок. Тот приземлился между моих ног.

— Убиваешь и сжигаешь волков. Вламываешься в дома. — Дэмьен пересек комнату и остановился передо мной так близко, что я слышала запах дыма в его дыхании. Мне хотелось облизать его зубы. — Обыскиваешь мою комнату и находишь пистолет.

Он не касался меня, но это было необязательно. Хватало лишь его запаха, жара, восхитительно бледной кожи и бугрящихся мышц. Тело помнило все это и ныло от желания.

Дэмьен понизил голос до такого тихого шепота, что пришлось напрячь слух, чтобы расслышать:

— Кто ты, Ли?

Опасность, опасность. Пора еще немножко солгать.

— Я же тебе говорила. Работаю на ДПР. Волки…

В голове было пусто. Какое там у меня прикрытие?

— Да-да, — кивнул он. — Новый вирус бешенства.

— Точно, — с облегчением вздохнула я.

— И где пистолет? — спросил он.

Черт.

— Я его… э-э… конфисковала.

— Конфисковала? А тебе это можно?

— Конечно. — Я не была уверена, но ему и это необязательно знать. — Он твой?

— Нет.

— Тогда?..

— С момента переезда сюда, можешь не сомневаться, я ни разу не заглядывал за бачок. Кто знает, кто жил тут до меня?

Говорит ли он правду? Я вроде как поверила.

Если пистолет принадлежал ему, то Дэмьен очень хороший актер. Если пистолет принадлежал ему, какой толк от единственной серебряной пули?

Следующий вопрос: чей это пистолет?

Еще одна работенка для Джесси Маккуэйд.

— Мне пора, — сказала я.

Дэмьен по-прежнему стоял так близко, что волоски на руках поднялись дыбом. После злополучного поглаживания по спине он и пальцем меня не тронул. А я желала его прикосновений и поэтому пошла к двери.

— Погоди.

Уже взявшись за ручку, я остановилась. Дэмьен последовал за мной и положил руку мне на плечо. Я напряглась, но он не убрал ладонь. Жаждая его прикосновений, я вовсе не имела в виду спину.

Из-за того, что я хотела его и ненавидела себя за это, ненавидела его, я рявкнула:

— Это было глупой затеей.

— Знаю.

Его тихое согласие словно ушатом ледяной воды остудило мой гнев. Я не знала, что сказать. Секс заставил меня ненадолго забыть о реальной жизни. Но как только безумие сошло на нет, ко мне вернулся здравый смысл.

Я врала Дэмьену. Он совсем не знал, кто я. Чем занимаюсь. Даже не догадывался, насколько опасно водить со мной знакомство. Если он окажется рядом, когда начнется свистопляска, — а она начнется, — то пострадает. Возможно, даже погибнет.

Я распахнула дверь. Замерла на крыльце. Все машины по-прежнему стояли на парковке.

— Здесь вообще хоть кто-нибудь уходит домой? — спросила я.

— Многие предпочитают прогуляться пешком.

Я оглянулась. Дэмьен замер в дверях, обнаженный и возбужденный. Я снова хотела его. Для моего самообладания это слишком. Чувства к Дэмьену весьма напоминали то, что когда-то я испытывала к Гектору, и это пугало.

Я заставила себя перевести взгляд на машины.

— Идут пешком в темноте?

— Это лучше, чем вести машину, если пил с середины дня.

— Но…

— Большинство клиентов живет в городе. Домой проще добираться как ворона.

И что это за постоянные упоминания ворон?

— Не понимаю, — призналась я.

— Ворона летит напрямик из одного места в другое. Этим птицам все равно, как проложены дороги. Если ты пойдешь домой как ворона… — Он вытянул руку перед моим лицом, указывая пальцем на лес.

— То есть, твои клиенты ночью идут домой через лес?

— А почему нет?

Могу навскидку озвучить несколько причин. И все мохнатые.

— В последнее время никто не пропадал?

— В смысле?

— Сегодня здесь, а завтра нет.

— Конечно.

— И тебе не интересно, куда они подевались?

— Люди приходят и уходят. Переезжают. Становятся завсегдатаями других баров. Я им не отец. А почему ты спрашиваешь?

— Да просто так.

— Думаешь, их убили волки?

Я пожала плечами. Дэмьен слишком близко подобрался к правде.

— Волки не агрессивны, — заметил он.

— Агрессивны, если бешеные.

По крайней мере это было правдой. Все сообщения о нападении волков гласили, что животные болели бешенством — во всяком случае, мы хотели, чтобы население так думало. Нехорошо, если станет известно, что повсюду водятся оборотни.

— Что ты недоговариваешь? — спросил он. — В Кроу-Вэлли были нападения бешеных зверей? Поэтому ты сюда приехала?

— Да.

Что такое еще одна маленькая недоговорка в таком нагромождении лжи? Нужно любым возможным способом заставить его прекратить любопытствовать.

— Но мы не хотим это обнародовать, — поспешно добавила я. — Начнется паника. В лес набегут идиоты с оружием, люди примутся стрелять в домашних животных, а потом и друг в друга.

— Не говоря уж о прессе.

Я быстро глянула на него. Об этом я не думала, но Дэмьен прав. Только представьте себе репортажи о бешеных волках, нападающих на людей в северной части штата. Какой информационный повод!

— Теперь ты понимаешь, почему я такая скрытная, — сказала я. — Мы решаем проблему.

— Говоря «мы», ты имеешь в виду себя и шерифа?

— Да.

Мы действительно решаем проблему. Только другую.

— Ты никому не расскажешь? — настаивала я.

— А кому мне говорить?

Я покосилась на бар, затем снова посмотрела на Дэмьена.

Бармен фыркнул:

— Я им ничего не рассказываю. Только слушаю.

— Хорошо. Спасибо.

Дэмьен двинулся ко мне, но я сбежала, пока он не успел снова меня поцеловать. Ещё один его поцелуй сверх тех многих уже подаренных, и я позабуду все, о чем должна помнить.

Я взбежала по лестнице в свою квартирку. Посмотрела на часы. Семь утра. В полдень нужно быть у Джесси, чтобы вместе изучить доклад ФБР о серийных убийцах. Дождаться бы.

Выйдя из кабинки после долгого горячего душа, я пахла цитрусами и медом, а не ветром и землей. Мышцы расслабились, мозг превратился в кашицу. Я легла в постель и мгновенно провалилась в сон. И впервые в жизни мне приснился кошмар при свете дня.

Во сне белый волк говорит голосом Гектора: «Querida, а чего ты ожидала?».

Он всегда называл меня «querida», хотя в том, что между нами было, не наблюдалось никакой любви. По крайней мере, для меня.

Волк надвигается на меня, и я пячусь, выставив руки перед собой. Прихрамывающая походка и вздыбленная холка пугают, а от рычащего голоса тело покрывается гусиной кожей.

— От них нужно было избавиться, чтобы ты стала моей навечно.

— Нет!

Я слышу, что говорю во сне, и это слово эхом раздается в кошмаре. Гектор улыбается, оскаливается и тяжело дышит. Зубы красные, как и язык.

Господи, избавь меня от него.

Разворачиваюсь и взлетаю по лестнице в доме, где жила с детства. Но детство кончилось — именно сейчас.

— Моя, — рычит Гектор на других, пресекая их охотничий инстинкт погнаться за бегущей жертвой. Гектор альфа, без вопросов — в этом нет никаких сомнений. Как и в том, что он меня поймает. Не было тогда, и нет сейчас. Это только вопрос времени.

Я запираюсь в комнате, хватаю телефон, жду гудок, но ничего не слышу. Мобильный внизу, в сумочке, и бесполезен.

Бегу к окну, но прежде чем успеваю открыть его и позвать хоть кого-нибудь на помощь, дверь разлетается в щепки и Гектор оказывается внутри.

Не хочу, чтобы он приближался ко мне таким, с измазанным кровью моих любимых людей мехом, с окровавленной пастью. Оглядываюсь в поисках оружия, хоть чего-нибудь, но в бело-розовом милом святилище моего детства нет ничего подходящего.

— Ты никогда не умрешь, querida. Мы будем вместе всегда. Тебе понравится, обещаю.

Гляжу ему в глаза и вспоминаю, как мы до этого дошли. В смерти Джимми и своей семьи повинна только я. Потому что не смогла отказать, когда Гектор меня коснулся.

Во сне я мечусь по постели, стону, ворочаюсь. Я снова не смогла удержаться и коснулась Дэмьена. Но это не то же самое. Я не обещана другому. Не собираюсь гульнуть напоследок. Не флиртую с дьяволом. Дэмьен просто мужчина, а Гектор был чудовищем.

Забиваюсь в самый дальний угол комнаты, вжимаюсь в стену и жду его броска.

Его глаза такие человеческие, что у меня кружится голова. Я смотрела в них, когда он вытворял… нечто потрясающее. Трюки, от которых я корчилась, стонала и умоляла продолжать еще и еще. Гектор очаровал меня, и я знаю, почему.

Внизу раздаются выстрелы. Караульные волки воют. Наверх доносится запах горящей плоти и огня, и Гектор рычит.

Я думала, что он побежит, но он бросается на меня. Отворачиваюсь, прячу голову и жду, когда его зубы рассекут мою плоть. Платье рвется, прохладный воздух ласкает спину.

— Волки образуют пару на всю жизнь, querida.

Обеспокоенная, встревоженная, я выпрямляюсь и оглядываюсь через плечо как раз в ту секунду, когда он наносит удар — не кусает, а бьет лапой. Но почему?

Когда обжигающая боль вспыхивает по всей длине от плеча до бедра, я кричу. Гектор вскакивает. Растягиваются мышцы, удлиняется тело — одновременно и жутко, и красиво. Он выбивает окно и исчезает.

В комнату врывается Эдвард, подбегает к окну и бормочет:

— Проклятье!

Я теряю сознание, он наклоняется ко мне и шепчет:

— Все будет хорошо.

Звонит телефон.

Ахаю и просыпаюсь, залитая ярким дневным солнцем. Сколько я проспала? Недостаточно.

Какой странный сон. В обличье волка Гектор никогда не разговаривал, хотя слова из сна казались до дрожи настоящими. Он звонил мне и доводил до слез такими фразами. Я виновата в смерти родных, потому что впустила Гектора в свою жизнь, а он не захотел выпускать меня из своей.

Он был помешанным собственником. Опасным безумцем. Хотел безраздельно владеть мною, а удержать мог, только если бы мне больше не к кому было пойти, кроме него.

Но он сбросил со счетов Эдварда.

Выйдя из больницы, я отслеживала звонки — к тому времени мне уже обеспечили доступ к такой аппаратуре, — но Гектор всегда пользовался таксофонами и всегда звонил из разных мест. Обращение в полицию тоже не принесло пользы. Мертвецу не набрать межгород.

Я потрясла головой. Звонил мой сотовый телефон, и его звон не был отголоском сна.

Пришлось со стоном вылезти из-под одеяла и подойти к кухонному столу.

— Да?

Я вздрогнула, почти ожидая услышать глубокий мелодичный голос Гектора, шепчущий мое имя.

— Где тебя, черт возьми, носит? — рявкнула Джесси.

От облегчения я улыбнулась.

— И тебя с добрым утром.

— Уже обед!

— Уже?

— У меня в руках доклад из Квантико.

— И?

— Думаю, в нем написано и о твоем друге Гекторе.


Глава 19

Я прошла в ванную, умылась и почистила зубы. Во рту ощущался привкус тлена. Спина горела огнем.

Я повернулась и, неуклюже изогнувшись, попыталась разглядеть себя в зеркале над раковиной. Длинная глубокая отметина налилась ярко-красным цветом, как будто в нее попала инфекция.

Шрам не беспокоил меня с тех пор, как зажил. Иногда я даже о нем забывала — на час или два. Что же случилось сейчас?

Выпрямившись, я потерла лицо руками и опять посмотрела в зеркало. Шрам как шрам: сморщенный, белый, зарубцевавшийся.

— Вот зараза.

Я теряю рассудок.

Наскоро одевшись, я взяла оружие и вышла из дома.

По пути в Кроу-Вэлли остатки кошмара рассеялись. Не то чтобы до сих пор меня не терзали дурные сны. Просто раньше они никогда не приходили в дневное время.

На душе стало как-то тревожно. До сих пор я избегала ночных кошмаров, отсыпаясь днём. Лишившись этой передышки, смогу ли я когда-нибудь снова уснуть? Не хотелось об этом думать. И я не стала. Я очень хорошо научилась отметать неугодные мысли. Если бы не это умение, плакала бы моя работоспособность.

В октябрьский полдень Кроу-Вэлли был настолько же оживлен, насколько тих в октябрьскую полночь. По живописным улочкам сновали горожане разного возраста, телосложения и цвета кожи. Некоторые прохожие даже махали мне рукой, словно знакомой. Возможно, они действительно знали, кто я. В маленьких городках новости разлетаются со скоростью света — это одна из причин, по которым я не задерживаюсь долго на одном месте.

Когда я подъехала к дому Джесси, уже пробило пять. Я провела целый день, погруженная в сновидения. Тем не менее у нас еще оставалось время в запасе, поскольку Джесси отправится на дежурство не раньше захода солнца.

Не успела я постучать, как дверь распахнулась и Джесси сунула мне в руки факс.

— Явилась не запылилась.

— Какая муха тебя укусила?

Джесси замахнулась, но я успела блокировать выпад. Однажды этой драчунье удалось припереть меня к стенке, но больше этот номер ей с рук не сойдет.

— Я не в настроении быть паинькой, — предупредила я.

— Стерва ты! — Джесси протопала в комнату и с угрюмым видом плюхнулась на диван.

— Да что с тобой? — задала я тот же вопрос, облачив его в более мягкую форму.

Джесси сердито на меня посмотрела:

— Уилл не вернулся.

— Ты звонила ему?

— Телефон выключен.

— Уилл случайно не забывает его включать?

— Каждый божий день.

— Тогда о чем ты волнуешься?

— Давай посчитаем: оборотни, вампиры, зомби, ведьмы и прочие твари, о которых я даже не знаю. Далее: автокатастрофы, массовые убийства, тромбы, инфаркты, инсульты и разные стихийные бедствия.

— Ну и дела! — захлопала я ресницами. — Как же ты спишь?

— Без него не сплю.

Теперь, приглядевшись внимательнее, я заметила темные круги у нее под глазами и жесткие складки в уголках рта. Джесси действительно волновалась, и не могу сказать, что я ее осуждала.

— Ты звонила кому-нибудь из своих в полиции штата?

— Думаешь, я круглая дура? Конечно, звонила.

— И?

— Ничего.

Вот об этом я и вела речь, утверждая, что привязанности до добра не доводят. Джесси не думала ни об оборотнях, ни о серийных убийцах — все ее мысли были заняты только Уиллом.

— Случись с ним что-то, они бы об этом знали, Джесси.

— Куда же он подевался?

Понятия не имею. Но если озвучу любое из своих подозрений, шериф, как пить дать опять на меня набросится, поэтому я посмотрела на зажатый в руке лист бумаги.

«Установленные серийные убийцы, подозреваемые в каннибализме».

Какой чудный заголовок. В списке значились всего две фамилии. Герман Рейес и какой-то тип по имени Луи Франсуа Шарон.

— Ты сказала, здесь упоминается Гектор.

— Посмотри, где в последний раз видели Германа Рейеса.

Я посмотрела. Топика, в том же году, когда оборвалась моя жизнь. Вот дьявол.

Я подняла взгляд на Джесси.

— Значит, Гектор — это Герман.

— Это ты мне скажи.

Джесси протянула фото. Головокружение обрушилось на меня тошнотворной волной.

Querida.

Это слово тихим эхом пронеслось через комнату. Я покачнулась.

— Эй! — Джесси вихрем подскочила ко мне, ухватила за талию и привела в вертикальное положение. — Полагаю, ответ очевиден.

Я потрясла головой.

— Вот. — Джесси выдвинула стул из-за обеденного стола. — Садись.

Я уселась. Она не самым любезным образом заставила меня опустить голову между колен.

— Теперь дыши.

Ненавижу подчиняться приказам, особенно приказам Джесси. Но еще больше ненавижу падать в обморок, и поэтому принялась дышать.

У моих ног возник стакан с водой. Я разогнулась и стала пить. Джесси, присев на краешек стола, читала факс. Затем подняла глаза.

Я приготовилась, что начнутся вопросы, мол, в порядке ли я, не хочу ли прилечь, выпить таблетку или показаться доктору.

— Думаю, он сменил имя, — произнесла она.

Джесси, видимо, решила притвориться, что не заметила, как я только что едва не распласталась у нее на ковре. Я решила поддержать эту игру.

— Скорее всего. Но зачем? Гектор умер в семьдесят седьмом. Никому бы и в голову не пришло, что эти двое — один и тот же человек.

— Не стал испытывать судьбу?

— Возможно.

Так вот почему мне не удалось его обнаружить, где бы я ни искала. Сомневаться не приходилось — он снова сменил имя.

Джесси опять погрузилась в чтение. Внезапно ее губы сжались в тонкую линию.

— Что еще?

Она окинула меня внимательным взглядом и вновь уткнулась в бумагу.

— Все его жертвы принадлежали к одному типу женщин.

Зная, что ответ мне не понравится, я все-таки задала вопрос:

— Какому типу?

— Миниатюрные блондинки.

— Черт!

Гектор намеревался убить и меня? Почему же тогда не убил?

— Дай взглянуть на рапорт.

— Нет.

— Я ведь могу и заставить тебя.

— Что-то сомневаюсь, — фыркнула Джесси.

Так как голова продолжала кружиться, а руки — трястись, Джесси, скорее всего, права.

— Раньше был серийным убийцей, а теперь стал вендиго, — пробормотала она. — В обоих случаях утоляет голод плотью.

— И сразу встает вопрос: как он мог превратиться в вендиго? Разве этот вендиго не воин оджибве, проклятый великим духом? — спросила я.

— Великой тайной, — поправила Джесси.

— Не важно. У Гектора много ипостасей, но оджибве — не одна из них.

— Я плохо представляю, как работает проклятие таинством. Нужно спросить у Уилла.

Воспоминание о том, что Кадотт не вернулся в назначенный срок, омрачило лицо Джесси тенью страха.

— Думаешь, Гектор здесь? — не удержалась я.

— Скоро выясним.

— Каким образом?

Она взяла фото.

— Я покажу фотографию своему помощнику. Элвуд — любознательный чудаковатый старик. В Кроу-Вэлли он знает всех и каждого. Если твой приятель в городе, Элвуд наверняка его видел. Мы в два счета прищучим этого Германа-Гектора.

Рада за Джесси, но мне бы ее уверенность. Я знала Гектора — он страшный тип.

И он что-то замышляет. Нутром чую.


Глава 20

— Поехали, подстрелим парочку оборотней, — предложила я. — Обеим станет легче.

— Не думаю.

— Правда. Тебе полегчает. Клянусь.

Уж я-то знаю, на себе проверила.

Возможно, это было ошибкой. Джесси тревожилась об Уилле, а я — о Гекторе. Но нас ведь двое, и мы с пушками. Что может случиться?

— С охотой лучше повременить, — упрямилась Джесси.

Я закатила глаза.

— Пока мы сжигаем тела волков, как две примерные ягер-зухерши, все будет в ажуре.

Джесси покачала головой.

— Мне полагается тебя тренировать, а тебе — патрулировать город. И мы наплюем на наши обязанности лишь потому, что один смазливый малый решил пропустить где-то пару стаканчиков, не испросив твоего позволения?

— Осторожнее на поворотах, — процедила Джесси. — Я ведь могу и выстрелить.

Тактика оказалась верной: шериф перестала с потерянным видом глазеть на ботинки и снова вернулась к угрозам.

— Да ладно тебе. Когда мы вернемся, Кадотт уже будет дома. Ты ведь не хочешь, чтобы он знал, что ты не отходила от телефона? Имей чуточку гордости.

Джесси прищурилась, а я ухмыльнулась, поддразнивая ее. Хороший кулачный бой не помешал бы. Я хотела забыть о Гекторе и о том, что он здесь, где-то рядом, притаился и наблюдает за мной.

Я так долго его искала. Но еще никогда не ощущала такого близкого присутствия. До сегодняшнего дня.

Шрам болел и горел огнем. Неужели именно это и подразумевал Гектор, когда сказал, что мне от него никогда не избавиться? А я-то, грешным делом, подумала, что он намекает на мои кошмары.

— Пришла посылка от от Манденауэра, — тихо произнесла Джесси.

Я тут же забыла и об охоте, и о Гекторе.

— Информация об агентах-одиночках?

Джесси кивнула и протянула конверт почтовой службы «Федекс». Эта контора оперативно доставляла почту даже в такую глушь, как Дерьмовилль. Удивительное рядом.

— Я говорила с Дэмьеном. Он сказал, что пистолет не его.

— И ты поверила?

— Да, отчасти. — Я колебалась, разглядывая пакет в руках. — Ты?..

— Конечно.

— И? — Я затаила дыхание. Вдруг Дэмьен солгал?

— Я не узнала среди них Фицджеральда. С другой стороны, я не настолько близко с ним знакома, как некоторые.

У меня перехватило дыхание. Как она догадалась? У меня что, на лбу сияет оранжевая неоновая вывеска «Она с ним спала!»?

— И как это понимать? — потребовала я объяснений.

— Не важно. Просто взгляни на фотографии, Ли.

Я перевернула конверт. На кухонный стол выпало несколько снимков. Никто из изображенных на них людей не был Дэмьеном.

— Мне лучше проверить, кто жил в этом домике до него, — сказала шериф.

— Не помешает.

Джесси кивнула.

— Подожди, я схожу за ружьем.

Она скрылась в спальне. Кажется, мы идем на охоту. Не могла же я откосить, когда сама же и подбила подопечную на авантюру.

Джесси вернулась с оружием и патронами.

— Что, если мы встретим белого волка?

— Сначала стреляй, потом спрашивай.

— Это будет мой позывной.

Мы взяли патрульную машину. За разговорами солнце незаметно село, и Джесси пора было выдвигаться на дежурство.

— Ты искала их логово? — спросила я.

— Немного, вместе с Манденауэром.

Могла бы и догадаться. Один из первых пройденных мною уроков: «101 способ найти логово». Когда я его усвоила, остальное пошло как по маслу.

— Мы проверили все типичные укрытия, — продолжила Джесси. — Пещеры, заброшенные дома, землянки, разрушенные сараи. Ничего.

Я вспомнила недавний разговор с Уиллом.

— А шахту?

Джесси посмотрела на меня, удивленно вскинув брови.

— Давай выясним.

Мы отправились за город.

— Что насчет Элвуда? — спросила я.

— А что насчет Элвуда?

— Разве ты не покажешь ему фотографию, чтобы он понял, кого мы ищем?

Джесси глянула на часы.

— Он уже ушел. Я не смогу с ним связаться.

— Нет телефона?

— Телефон-то есть, только Элвуд его не услышит.

— Почему?

— Он выключает слуховой аппарат, как только кончается смена.

Слуховой аппарат?

Я потрясла головой:

— А вдруг тебе потребуется прикрытие?

— От него не потребуется. Дантист на Диком Западе[14], помнишь?

— Класс, мы прям как за каменной стеной.

— В Кроу-Вэлли не случалось убийств с момента его основания.

— Звучит сомнительно.

— Ну, о таковых нигде не упоминается.

Это натолкнуло меня на мысль.

— На днях никто не пропадал?

Я подумала о черной волчице и тех девяти волках, что погибли на следующую ночь.

— Нет. — Джесси взглянула на меня. — Это довольно странно, согласна. Но что я могу поделать без заявления о пропаже человека?

— А что можешь с таким заявлением?

— Тоже не так много.

Мы обе знали, куда попадают исчезнувшие люди: прямиком в желудки оборотней, но разве об этом расскажешь? Если бы кого-нибудь объявили пропавшим, Джесси могла бы сообщить в полицейское управление. Там состряпали бы какое-нибудь объяснение, предварительно убедившись, что ложь не шита белыми нитками. Типичная тактика ягер-зухеров.

— Покажу фото Гектора Элвуду утром, — сказала Джесси. — Сейчас от него все равно мало толку. Когда устает, он становится немного… — она покрутила пальцем у виска.

Чудно. Оборотни, психопатка, бывший ухажер-людоед и, в довершение всего, чокнутый помощник шерифа. Мне нравится этот город.

Мы достигли южных окраин. В этих местах я еще не бывала. Джесси свернула на широкую грунтовую дорогу. Здесь вообще хоть что-нибудь асфальтируют, кроме шоссе?

Проехав примерно полминуты по очередной «хорошей» дороге, Джесси остановилась.

— Дальше лучше идти пешком.

Я согласно кивнула. Если оборотни проведают, что их логово обнаружили, то больше в него не вернутся. И мы окажемся там, откуда начали.

Я проверила направление ветра, намечая маршрут. Оборотни способны чуять, видеть и слышать лучше волков и гораздо лучше людей. Нам следовало держаться с подветренной стороны, не шуметь и смотреть в оба.

Я взглянула на небо. С каждой ночью луна все росла и росла. Очень скоро она засияет на небе — большая и круглая. К тому времени мы должны выяснить, где монстры превращаются. Должны сделать все возможное, чтобы уравновесить баланс сил. Должны понять, что они замышляют.

Джесси шла первой, удаляясь от дороги в лесную чащу. Я держалась чуть позади и немного левее, контролируя, что творится у нас за спиной. Никогда не знаешь, какая тварь к тебе подкрадется.

Признаюсь, меня впечатлили повадки Джесси: она обходила палки, сухие листья и низкие ветви деревьев, которые могли не только выколоть глаз, но еще и наделать чертовски много шума, если их ненароком сломать.

До меня доходили слухи, что шериф в своей прежней жизни была отличным охотником на оленей, что, должно быть, приводило в трепет все мужское население Минивы.

По крайней мере, Джесси умела ходить по лесу с ружьем, и я могла не волноваться, что мне ненароком вышибут мозги. Одной проблемой меньше.

Взглянув на меня, Джесси указала куда-то вперед. Я проследила за ее пальцем. В темноте неясно вырисовывался расположенный в холме заколоченный вход в шахту. Одна из досок была не закреплена. Случайность? Или умысел?

Настало время проверить.

Мы вышли из-под покрова деревьев и внимательно осмотрелись: не шевельнется ли где кустарник, нет ли каких следов на земле. Все было чисто.

Джесси двинулась к проему, но я схватила ее за руку. Шериф нахмурилась, пытаясь вырваться. Я покачала головой, давая понять, что войду первая, и указала на фонарик на армейском ремне напарницы. Та высунула язык, но фонарик все-таки отдала.

Не было нужды просить ее приглядывать за поляной и следить, чтобы мы не угодили в ловушку. Джесси повернулась и с ружьем наизготовку стала прочесывать взглядом деревья.

Включив мощный полицейский фонарик, я посветила в заброшенную шахту. Никто не посмотрел на меня оттуда горящими глазами. Никто не выпрыгнул с резким «Гав!». Пока все идет нормально.

Отодвинув незакрепленную доску, я протиснулась в узкую щель и оказалась в прохладном, влажном укрытии. Фонарик высветил утоптанный земляной пол, ветхие опоры и обрушившиеся балки. Ни одежды, ни обуви, ни бумажников, ни кошельков — ничего. Проклятье и снова проклятье!

Оборотней здесь не было. По крайней мере, сегодня.

Отсутствие логова начинало тревожить меня почти так же сильно, как отсутствие заявлений о пропавших без вести людях. Ведь где-то же оно должно быть! Чтобы его найти, талант не нужен –— лишь время и немного терпения. А мне, как назло, не хватало ни того, ни другого.

— Ли?

— Да? — прошептала я. — Я здесь.

— Нашла что-нибудь?

— Пока нет.

— Поторопись, — тихо сказала Джесси. — У меня от этого места мурашки по коже.

То же самое ощущала и я, уж не знаю, почему. Здесь не было ничего необычного: заброшенная шахта посреди леса, темная и пустынная. Подумаешь. Пока нет оборотней, алчущих моей крови, считай, день удался.

Я медленно двинулась вглубь шахты, водя перед собой фонариком. Проход шел под уклон. Воздух становился прохладнее. Я продолжала идти, но тут под ботинком что-то хрустнуло.

Застыв, я посветила под ноги. Я наступила на бедренную кость, очень похожую на человеческую.

Фу!

Передо мной стелился белый след из множества разбросанных костей.

— Джесси? — позвала я. — Тебе лучше на это взглянуть.

Напарница не заставила себя долго ждать. Не прошло и десяти секунд, как она стояла рядом со мной.

— Кажется, ты нашла нескольких пропавших без вести.

— Похоже на то.

— Черт. И что теперь?

— Не знаю. Можем выяснить, кто они, но это займет время и поднимет шумиху.

— Шумиху? Хорошее слово.

— Бессмыслица какая-то. — Я потрясла головой. — Зачем им тащить жертвы сюда? Прежде оборотней не волновало, кого убивать и где оставлять.

— Прежде они и друг друга не пожирали.

— И то верно.

— Нет тела — нет дела, — пробормотала Джесси. — Если они убивают приезжих и прячут их останки, это остается незамеченным. Они могут продолжать охотиться, пока не выкосят весь город, оставив разве что тех, чье исчезновение вызовет подозрения.

— Разве такое бывает? В этом нет смысла. Оборотни, конечно, умные, но они всего лишь оборотни. Люди для них — еда. Любые люди. У меня в голове не укладывается, что эти твари выбирают жертв, точно обед в столовой. А ты можешь себе такое представить?

— Не знаю. Это ты у нас эксперт.

Да, я эксперт, и я зашла в тупик.

— Шахта вполне может быть их укрытием. Если мы затаимся снаружи и чуть-чуть подождем, то сумеем прикончить парочку оборотней.

— А вдруг они нас почуют?

— Возможно. Все зависит от того, с какой стороны они подойдут. — Я пожала плечами. — Не знаю, что еще можно сделать.

— Попытка не пытка.

Я согласно кивнула, и мы направились к выходу.

— Мне ужасно не хочется оставлять их здесь вот так. — Джесси оглянулась на след из костей.

— Им все равно.

— А мне — нет.

Я понимала смущение Джесси. Люди хоронят своих умерших на красивых кладбищах. Или хранят прах в симпатичных урнах на каминных полках. А не оставляют обглоданные оборотнями кости в заброшенной шахте на веки вечные. И мы не оставим.

— Когда все закончится, Эдвард пришлет команду, — сказала я. — Они идентифицируют все останки и если у погибших есть родственники, им сообщат.

«И наплетут с три короба», — раздался язвительный голос в голове.

— Что-то я сомневаюсь, что тот, у кого есть семья, приехал бы сюда. Это печально, не находишь? Вот так пропадешь, и никто тебя даже не хватится.

А я-то думала, что это прекрасно. Никто не скорбит. Никто не плачет. Никто не хочет последовать за тобой на тот свет.

— Джесси, ты ведь знаешь, что нам придется оставить их здесь, — тихо сказала я. — Если их вытащить, оборотни сразу встревожатся. Если мир проведает о найденной в Кроу-Вэлли груде человеческих костей, мы лишимся возможности узнать, что здесь происходит, и положить этому конец.

— Знаю. Но не поддерживаю.

Джесси обогнала меня, и я позволила ей идти впереди. Зря я так поступила.

— Ох! — Вот и все, что сказала Джесси, когда выскочивший из входного проема волк врезался ей в грудь.

Зверь без промедления потянулся к горлу — первый признак того, что перед нами оборотень. Волки обычно не бросаются на людей — это противоречит их природе. А оборотни по самой своей сути существа противоестественные.

Чудовище рычало и щелкало пастью, отчаянно стараясь прикончить Джесси. Однако оборотень не на шутку разъярился. Видимо, мы ступили на священную территорию или что-то вроде того. Разве этих тварей поймешь?

Джесси была проворной и знала об оборотнях не понаслышке. Схватив зверя за шею, она отвела от себя щелкающую пасть.

Я всадила пулю в голову монстра, и по пещере пронеслось пламя, озарившее потрясенное, забрызганное кровью лицо Джесси.

Отбросив волка на землю, шериф откатилась в сторону. Я прошла мимо них и выглянула наружу. Зверь пришел один. По крайней мере, пока.

Быстро вернувшись назад, я схватила Джесси за локоть и потянула.

— Идем.

Она встала, подняла ружье, которое при нападении оборотня отлетело в угол, и устремилась за мной прочь из шахты.

— Ты в порядке? — спросила я.

Джесси кивнула. Беглый взгляд на ее руки выявил красные царапины на ладонях, но, слава богу, никаких ожогов вспыхнувший оборотень не оставил.

— Поехали обратно к тебе.

— Мы же собирались охотиться.

— Думаю, с нас уже хватит.

— Но...

— Забудь, Джесси. Мы можем сюда вернуться, хотя, сдается мне, нас раскусили.

Напавший оборотень был в своем волчьем обличье, так что шахта — едва ли то самое место, куда они приходили меняться. Я не нашла никаких тому доказательств: ни одежды, ни обуви, ни белья. Это место, наверное, не логово, а что-то иное. Нужно спросить у Эдварда, чем оно может быть.

Джесси могла идти и даже говорить, но все еще оставалась бледной и заляпанной мозгами и слишком крепко сжимала ружье. Я пропустила спутницу вперед. В тот момент я не доверяла этим рукам с этим ружьем прикрывать мою спину. Сбои порой происходят, но я не собиралась становиться жертвой одного из них. Во всяком случае, не здесь и не сейчас.

Мы вернулись к машине, и я заняла место водителя. Джесси не стала возражать, но когда я включила зажигание, неожиданно потянулась к ключу и заглушила мотор.

Джесси была необычайно серьезна — такой я ее еще не видела. На покрытом засохшей кровью лице выделялись огромные глаза с расширенными зрачками.

— Если меня когда-нибудь укусят, застрели меня, — произнесла она.

— Джесси...

Она схватила меня за горло и надавила достаточно, чтобы я заткнулась. Я вцепилась ей в запястья и попыталась освободиться, но шериф была сильной и чуточку не в себе.

— Не хочу стать одной из них. И Уилл... — Выругавшись, она отпустила меня.

Я решила, что с моей стороны будет очень любезно не выбивать из Джесси дурь. Вместо этого я потерла шею и дала ей договорить.

— Уилл скажет, что это не важно. Что он любит меня любой.

— Так и есть.

— Я знаю. Я сама любила его, даже когда думала, что он один из них.

Это выше моего понимания, но, как бы то ни было, сейчас не время поднимать щекотливую тему.

— Я должна была выстрелить в него, но не смогла.

— И хорошо, что не выстрелила, ведь Уилл не один из них.

— Заткнись, ради бога, — сказала Джесси, но без особой горячности. — Я знаю, что он никогда так со мной не поступит. И на самоубийство я вряд ли решусь. Не захочу его оставлять.

— Лучше покрыться шерстью, выть на луну и есть людей заживо, но не оставлять его?

Глядя мне прямо в глаза, Джесси сказала:

— Да.

— Хорошо. Тебя кусают — я сношу тебе голову. — И протянула ей руку.

— Серебром.

— Само собой, — пожала я плечами.

Джесси хлопнула ладонью по моей руке:

— Я сделаю для тебя то же самое.

Полагаю, теперь мы подруги на всю жизнь. 


Глава 21

Всю дорогу домой мы молчали. Не знаю, что заботило Джесси, но мою голову занимали лишь мысли о том, что произойдет, если одна из нас обрастет шерстью.

Смогу я пристрелить Джесси, если она попросит? Да.

Поступит ли она со мной так же? В общем-то, неважно, потому что я в состоянии застрелиться сама.

Джесси открыла дверь квартиры и пошла прямиком на кухню к автоответчику.

— У вас нет новых сообщений, — сообщил аппарат.

Разочарованный вздох напарницы кольнул меня где-то очень близко к сердцу. Однажды я любила и трагически потеряла возлюбленного. Поэтому реакция Джесси мне понятна.

Она все больше беспокоилась, потому что Уилл не только не вернулся, но даже не позвонил.

Глянула на часы — три утра. Плохо. Я сама уже начала волноваться.

— Пойди прими душ, — сказала я.

— Поцелуй меня в зад.

«О, пришла в себя», — мелькнула язвительная мысль. Я ждала, когда же Джесси оклемается, и и ругательства служили верным тому сигналом.

— Я пас, — парировала я, — но все равно, спасибо.

— Не хочу в душ, — заупрямилась Джесси. — Я все еще на дежурстве.

— Готова поспорить: те, кому ты поклялась «служить и защищать», будут просто в восторге от твоего нового образа. Кровь и мозги оборотней — поистине писк моды!

— Вот почему ты всегда должна быть права? — Джесси потопала в ванную комнату.

— Это ведь риторический вопрос? — уточнила я.

Дверь захлопнулась у меня перед носом.

Открыв холодильник, я взяла банку газировки и уселась на диван, обдумывая полученную информацию.

Не так уж ее и много.

Мы до сих пор не знаем, где логово оборотней, и я не имею ни малейшего понятия, какие у них планы и зачем они прячут в шахте человеческие кости.

Уверена, Гектор был там. Но что он замыслил? И как к этому причастен бурый волк? А легенда о пожирателе силы, о которой бормотал Уилл? Думаю, мы по уши увязли в чем-то серьезном.

Легкий стук по оконному стеклу заставил меня подскочить так высоко, что я практически взлетела. Сжимая пистолет, развернулась и уткнулась прямо в клюв сидевшего на подоконнике ворона.

Птица наклонила голову сначала в одну сторону, потом в другую, как будто пытаясь понять, что я такое.

— Кыш!

Я положила пистолет возле банки колы и махнула рукой, отгоняя ворона. Безрезультатно — он лишь каркнул, вытянул шею и снова постучал по стеклу. Я была настолько занята чертовой птицей, что не обратила внимания на царапанье по двери. А потом стало уже слишком поздно — замок открылся.

«Обложили», — мелькнула мысль.

В дикой природе вороны живут бок о бок с волками. Кто возьмет на себя смелость утверждать, что в сверхъестественном обличье они также не заодно? Отвлекала ли противная птица мое внимание от двери, чтобы кто-то из плохих парней смог попасть внутрь?

Промчавшись по комнате, я прижалась спиной к стене и стала ждать, когда покажется непрошеный гость.

Я прыгнула на него сразу, как только он вошел. Быстрым профессиональным движением он опрокинул меня на спину и уперся коленом мне в грудь.

— О, привет, Ли.

Кадотт вернулся.

Он встал, подал мне руку и помог подняться. Я не могла дышать.

— Ты в порядке?

Я кивнула.

— Ли? — Дверь ванной комнаты распахнулась.

Лицо Кадотта засияло, словно подсвеченное изнутри. Оставив меня умирать на полу, он помчался к Джесси.

— Уилл, — прошептала та, а потом шлепнула его.

— Ой! — Кадотт почесал живот. — Какого черта? За что?

Джесси выхватила мобильный из-за его пояса и повертела телефоном у Уилла перед носом:

— Хоть иногда его включай, умник хренов. Ты до смерти меня перепугал!

Джесси швырнула телефон, а Уилл подхватил его на лету.

Она гордо прошествовала мимо Кадотта прямиком в гостиную. Увидев меня на полу, ухмыльнулась:

— Он перебросил тебя через плечо?

— Считает себя Джеки Чаном, — кивнула я.

Правда, теперь я вроде тоже так думала.

Джеccи повернулась к Уиллу:

— Где мой пистолет?

— В багажнике.

— Да, там он тебе так пригодится!

— Джесс, будет невесело, если меня остановят и найдут заряженный пистолет.

Собравшись с силами, я кое-как поднялась с пола и тут же рухнула на стул и спросила:

— Почему это?

Уилл ткнул в себя пальцем:

— Индеец. Оружие. Слишком много ковбоев.

— Все равно не понимаю.

Джесси нетерпеливо вздохнула и пояснила:

— Предубеждения против индейцев в этом штате все еще сильны — движение по защите прав человека сюда еще не добралось.

— Заряженный пистолет в машине — нарушение закона, — отметила я.

— Да. Но если бы Уилла остановили по этой причине, арестом дело бы не ограничилось. — Джесси глянула на него. — Извини. Я не думала ни о чем другом, кроме оборотней и твоей безопасности.

— Я в порядке. — Кадотт пожал плечами. — А вот почему ты дома посреди смены, да еще и завернутая в полотенце?

Сузив глаза, Джесси бросила на меня предостерегающий взгляд, который я поняла как «Молчи!». Что я и сделала.

— Не важно, что со мной, — отмахнулась она. — А ты где был?

— В Мэдисоне.

— Но ты должен был вернуться еще восемь часов назад.

Кадотт застенчиво пожал плечами:

— Я увлекся.

Эта парочка не обращала на меня никакого внимания.

— Что на этот раз? — спросила Джесси.

Мне хотелось узнать, какой же у Кадотта порок. Выпивка? Наркотики? Азартные игры? Учитывая вспыльчивость Джесси, в варианте «женщины» я сомневалась.

— Очень старинная книга, Джесси. Написана, считай, на папирусе. Ты бы только видела!

Лицо Кадотта приняло мечтательное выражение.

— Просто супер.

Закатив глаза, Джесси покачала головой, потом глянула на меня и пожала плечами. Я старалась не рассмеяться — пороком Кадотта оказались книги.

— Не важно, Ловкач. И о чем эта книга?

— Ах да. — Он вытащил очки из кармана рубашки, а из штанов — смятые листы. — Мне пришлось все записать, так как библиотекари не разрешили даже переснять эту книгу. Хотя я их не виню: неизвестно еще, что искусственный свет может сделать с такой древностью.

— Эй, парень, потише. — Джесси положила ему руку на плечо. — Не начинай бормотать и захлебываться слюной — мне нужна информация.

Кадотт кивнул, перебрал бумажки и с отсутствующим видом подтянул сползающие очки. От этого жеста выражение лица Джесси смягчилось, и она сжала руку Кадотта.

— Насколько я понимаю, — продолжил тот, — пожиратель силы — это легенда с тайным смыслом…

— Опять? — сухо поинтересовалась Джесси.

Оторвавшись от записей, Кадотт глянул на нее и подмигнул:

— Малыш, потерпи — у меня информации на миллион баксов.

— Легенда о волчьем боге тоже несла тайный смысл. — Джесси повернулась ко мне. — Тебе известно, чем это все закончилось.

Уилл поднял палец вверх:

— Но на этот раз я знаю легенду целиком. Никаких отсутствующих страничек.

— Тогда продолжай.

— Поедая силу, вендиго становится пожирателем силы.

— Отсюда и название, — протянула Джесси.

— Дай ему закончить, — оборвала я ее.

Она сверкнула на меня глазами, но замолчала.

— Оборотни полны силы, — продолжил Уилл. — Убийство оборотня навеки ее уничтожает, если только не…

— Поглотить эту силу, — догадалась я. — Сожрав самого оборотня.

Уилл кивнул и снова уткнулся в свои драгоценные бумажки.

— Человека в зверя — вендиго — превращают каннибализм и наложенное впоследствии проклятие.В свою очередь, вендиго превращается в пожирателя силы, будучи каннибалом иного толка.

— Может ли человек не из племени оджибве превратиться в вендиго? — спросила я, вспомнив, как мы обсуждали Гектора.

— Конечно. Вендиго — это «оборотень» на языке оджибве, общее название, не подразумевающее расу.

— Ой-ой, — вздохнула я.

— Что такое? — спросил Кадотт.

Он еще не знал о нашей теории насчет Гектора, поэтому я просто не стала отвечать. Пока что.

— Ты сказал, что первый вендиго был проклят великой тайной. А как насчет появившихся после него? Как они такими стали?

Нахмурившись, Уилл глянул на Джесси:

— Я думал, Менгеле…

— Да, да, — перебила я. — Но не все оборотни были созданы им, что и так ясно, поскольку легенда о вендиго существовала задолго до Третьего рейха и последующих веселых времен.

— Верно. — Уилл снова перебрал листки, нашел нужный и прочитал вслух: — Люди, которым понравился вкус человеческой плоти, прокляты. Они превращаются в того зверя, который живет у них внутри.

— Каким образом?

— Раз! — и они уже звери, — пожал плечами Уилл.

Ну что ж, случались и более странные вещи.

— А кровавая луна? Какое она имеет ко всему этому отношение?

— Вот здесь становится интересно.

— Кто бы сомневался, — пробормотала Джесси.

Мы с Уиллом пропустили ее реплику мимо ушей.

— Вендиго открывает охоту на себе подобных в первую ночь урожайной луны. Ночь за ночью он пожирает их силу, набираясь мощи. И так продолжается до первого восхода кровавой луны или, как ее еще называют, охотничьей луны, когда пожиратель силы превращается в верховного альфу.

— И так далее, и тому подобное, — прервала я его. — И что?

Уилл скривил губы. Все-таки он очень приятный парень. Большинству уже надоели бы мои подколки. Но опять-таки: стоит только глянуть на его любимую…

— Пожиратель силы — это абсолютный оборотень, такой, какого мир еще не видел. — Опустив свои записи, Уилл глянул сначала на меня, потом на Джесси. Все веселье мигом испарилось, и Кадотт закончил: — Пожиратель силы может сделать абсолютно все.

— Он же и так оборотень. Куда уж больше?

— Не знаю, — ответил Кадотт.

— Я думала, ты знаешь все.

— Я знаю лишь написанное в книге, где, к сожалению, детали описаны слегка расплывчато.

Я бы сказала не «слегка», а даже «очень расплывчато». Но что поделать?

— Абсолютный оборотень, — пробормотала я.

Как будто нам не хватало проблем с обычными.

— Что именно из себя представляет верховный альфа? — спросила Джесси.

— Думаю, это значит, что он руководит всеми остальными.

— Дай-ка угадаю: оборотни — его армия, — продолжила Джесси, — а он — главнокомандующий, который будет править миром.

— Похоже на то.

— И чего они все так рвутся править миром?

— И не говори. — Уилл пожал плечами. — Паршивая работка, как по мне.

Нельзя не согласиться.

— А как пожиратель силы становится верховным альфой?

— Сожрав силу сотни оборотней до восхода охотничьей луны.

— Фу-у!

— Сама спросила.

— Так что же нам делать? — Джесси уставилась на меня, что было слегка удивительно. Но опять-таки, я вроде как здесь за главную.

— Убивать их, — припечатала я. — Нужно убить их всех.


Глава 22

Я ожидала, что Уилл возразит, но он не стал.

— Чем меньше останется оборотней, которых вендиго может убить и съесть, тем меньше энергии он соберет, — заметил Кадотт.

— И если у него не будет ста жертв к ночи восхода кровавой луны, я бы сказала, ему придется несладко. — Я бросила взгляд на Джесси.

— Я не против, — ответила та.

За окном близился рассвет.

— Сейчас уже поздно этим заниматься. Но сегодня ночью…

— Сегодня ночью мы повеселимся, — кивнула Джесси.

Мы с ней не заметили, как Уилл ушел в ванную, зато увидели его возвращение: он принес забрызганную кровью форму шерифа.

— Что это, черт возьми, такое?

Мы с напарницей переглянулись. Я пожала плечами: мол, сама с ним разбирайся.

— А на что это похоже? — Джесси удалилась в спальню.

Наверное, пошла одеваться. По себе знаю: неуютно спорить с кем-то, будучи облаченной в одно полотенце.

Уилл пошел за ней следом:

— Что случилось?

— Да расслабься, Ловкач, это не моя кровь.

— Прямо гора с плеч.

Но Уилл не выглядел расслабленным — он был зол.

Я забрала пистолет и выскользнула за дверь. Не хотелось слушать их пререкания, а тем более оказаться поблизости во время примирения. При этой мысли тело заныло, вспомнив, что мы с Дэмьеном творили около суток назад. Хотелось повторить, а невозможность этого только усиливала желание.

Пока я ехала домой, на горизонте зарделся рассвет. Я наслаждалась восходом солнца — он символизировал окончание ночи. Все опасные клыкастые твари засыпали или снова принимали человеческий облик. Разве это может не нравиться?

Впервые на моей памяти стоянка перед баром была пуста. Где же все?

Прихватив с собой ружья, я вылезла из машины и поднялась к себе. Положив оружие на стол, быстро все осмотрела. Выглядела комната так, будто кроме меня сюда больше никто не заходил. Я как раз решила принять душ и завалиться спать, но тут услышала музыку.

Звуки врывались в окно на волнах утреннего ветерка. Для разнообразия, это был не джаз, а музыка в стиле кантри, от которой хотелось пуститься в пляс с притопом. Тоби Кит[15] пел о красном, белом и синем — моя любимая песня.

Я люблю кантри. Как медленные, так и быстрые песни; плавный южный выговор слов и длинные истории, которые они до нас доносят.

Кто же крутил кантри в пустом баре? Был только один способ это выяснить, поэтому я спустилась вниз.

Дверь оказалась открыта, и я зашла внутрь. Я слегка опасалась увидеть Ковбоя, но и обнаружив Дэмьена, не слишком обрадовалась. Хотя кого еще я могла встретить? Элвиса?

На столе красовался огромный переносной магнитофон, а рядом с ним — стопка дисков. Дэмьен, стоя ко мне спиной, подметал пол. Я попыталась тихонько выскользнуть из бара, но Фицджеральд уже выпрямился и окликнул меня:

— Подожди.

Тем временем Тоби пел о том, что своим сапогом Америка даст под зад всему миру — типично американский подход. Теперь понимаете, почему я от него в восторге? Именно такие мужчины мне по душе.

— Не… могу.

Я продолжала пятиться. Дэмьен повернулся, и читаемая на его лице тоска заставила меня остановиться.

— Что случилось?

Он помотал головой:

— Ничего. Ты права, тебе лучше уйти.

Да, так и следовало поступить, но теперь я не могла. Дэмьен был расстроен, причем серьезно. Я собиралась избегать его, насколько возможно избегать кого-то, живя с с ним в одном дворе. И точно решила: нам нельзя оставаться наедине, ведь я знаю, что случится, стоит ему оказаться поблизости. В присутствии Дэмьена у меня напрочь пропадал самоконтроль, что уже было доказано.

Но Дэмьен сильно страдал, и я не могла просто убежать в свою комнату и лечь спать. Даже если бы он выключил музыку.

Я подошла немного ближе. Тоби хотелось поговорить о себе любимом, а мне — о Дэмьене.

— Выдалась тяжелая ночь? — пробормотала я.

Дэмьен пожал плечами и вернулся к подметанию пола, хотя, как по мне, он выглядел чертовски чистым.

— Не совсем. Мне удалось выполнить намеченное.

Я нахмурилась:

— То есть? Ты планировал продать больше виски, чем хлебной водки?

— Нет, больше пива, чем текилы.

Непонятно, шутит или нет.

— Почему ты еще здесь? — спросила я.

— Нечего делать.

У нас было намного больше общего, чем я считала.

Дэмьен поднял на меня глаза:

— Куда ты так помчалась чуть раньше?

Я сорвалась с места после звонка Джесси, который вырвал меня из кошмарного сна — от одного воспоминания о нем я вся холодела.

— Надо было встретиться с шерифом.

Ух ты, правда. Я умею говорить правду.

Тем временем диск Тоби сменился и зазвучала новая песня: нежная, убаюкивающая баллада. Триша Ирвуд[16] вопрошала, как она будет жить без него и сможет ли выжить.

Мне эта песня тоже раньше нравилась. Пока ее смысл не стал бить по больному.

Внезапно передо мной вырос Дэмьен, уже без метлы. Он стоял так близко, что нарушал границы моего личного пространства. Я отступила и запуталась в собственных ногах.

Дэмьен подхватил меня и прижал к себе. Теперь я тоже не могла дышать — как и Триша.

— Дэмьен… — начала было я.

— Потанцуй со мной, — прошептал он. — Хотя бы раз.

Я могла и должна была отказаться. Но он так хорошо пах: как летний ветер и деревья, с легкой примесью табака, которая должна была вызывать неприязнь, но, наоборот, искушала.

Кожа Дэмьена была теплой, а дыхание, касаясь моей щеки, успокаивало. Когда он вот так меня обнимал, я вспоминала все, что между нами произошло. Просто секс, не любовь, но я могла притвориться, и именно в этом в данный момент и нуждалась.

Мы прижались друг к другу и задвигались в ритме музыки. Дэмьен танцевал хорошо, что нехарактерно для мужчины его возраста. В свое время дедушка научил меня танцевать вальс, польку и фокстрот. Но в наши дни мало кто знал, как танцуют цивилизованные люди. Дэмьен — исключение. Кто-то научил его танцам, так же, как меня — мой дедушка.

Музыка нарастала и, казалось, одновременно и наполняла, и окружала меня. Наши ноги двигались идеально в такт. Когда я положила голову на грудь Дэмьена, он прижался щекой к моим волосам.

Я не понимала, насколько была одинока. Я жила насыщенной жизнью. Полной смертей, да, но это мой выбор. У меня не было времени горевать о своих утратах. Точнее, его было мало. А когда оно появлялось, я переезжала в другой город, убивала еще дюжину оборотней и отказывалась прислушиваться к хнычущей маленькой девочке внутри себя, которая скучала по маме. Я — охотник на оборотней, способный убить целую кучу тварей, и мне не пристало плакать. Тогда почему же так хотелось?

Потому что здесь, в Кроу-Вэлли, я мельком увидела то, чего мне не хватало. Не только дружбу, но и товарищеские отношения, любовь, секс — всего, ради чего стоило жить. Кроме убийств, и это лишь подтверждает мою ненормальность. А я еще Гектора смела обзывать психом...

Меня соблазняли вернуться в тот, другой мир, а я не была уверена, смогу ли там жить и видеть Джесси и Уилла, настолько влюбленных друг в друга, прижиматься к Дэмьену, такому сексуальному и… возбужденному.

Я замерла, но он только крепче обнял меня, никуда не отпуская, и прошептал:

— Пожалуйста, останься еще?

Прямо под сердцем возникло теплое тягучее чувство. Мне не хотелось уходить и бросать его. Не сейчас.

На улице день, и оборотни опять превратились в людей, так что мы в безопасности — на какое-то время. И я нуждалась в Дэмьене прямо сейчас. Даже больше, чем вчера.

Я подняла голову. Дэмьен рассматривал меня с каким-то непонятным выражением лица. Не уверена, что знала, о чем он думает. А разве я хоть когда-то знала?

Зазвучала новая песня — тустеп с притопом. И пока Триша пела, что ее новый парень улыбается как ангел, а врет как сивый мерин, мы продолжали медленный танец.

— Как жаль, что ты не так хорош, — пробормотала я.

Губы Дэмьена приподнялись в подобие улыбки — впервые за все время нашего знакомства. Дурной знак?

Внезапно Дэмьен закружил меня от себя, затем притянул обратно и начал танцевать такой замысловатый тустеп, что я еле за ним поспевала. Под конец песни я тяжело дышала и смеялась. Дэмьен странно на меня посмотрел.

— Что такое?

—Не видел раньше, чтобы ты так хохотала.

Я тут же прекратила: у меня не было права ни смеяться, ни улыбаться, ни быть счастливой.

Кончиком пальца Дэмьен коснулся уголка моего рта:

— Не останавливайся.

Я дернулась, подавляя желание захватить его палец ртом и легонько прикусить. Да что же со мной такое?

Мы с Джимми занимались сексом, и это было замечательно. Гектор тоже был неплох. Хотя чего еще можно ожидать, трахаясь с дьяволом?

Но Дэмьен... Все в нем источало сексуальность. Находясь с ним в одной комнате, я не могла не хотеть его — даже до нашего первого раза. А теперь, зная, что скрывается под черной одеждой, я с трудом вспоминала, почему «больше никогда» казалось такой хорошей идеей.

Пальцы Дэмьена едва коснулись моей щеки, легонько прошлись по шее и скользнули вдоль ключицы.

— Дэмьен…

— Не надо было вообще прикасаться к тебе.

Боль — в его голосе, в выражении лица — заставила меня замолчать.

— Это было ошибкой, но я не могу удержаться: я хочу тебя снова. — Он сжал мои руки чуть выше локтя, сильно, на грани боли. — Мне все равно, если это неправильно.

Дэмьен наклонял голову до тех пор, пока наши лбы не соприкоснулись. Его волосы рассыпались по моему лицу, и я уловила древесный запах.

— И мне все равно, если ты меня пристрелишь. — Его дыхание щекотало уголок моего глаза, а большими пальцами Дэмьен нежно и успокаивающе поглаживал чувствительную кожу на внутренней стороне руки. — Я не могу думать ни о чем другом, кроме как оказаться внутри тебя.

И вдруг я тоже перестала думать обо всем остальном и, склонив голову набок, скользнула губами по его губам. Кончиком языка дразнила, задевала и мучила.

Дэмьен напрягся:

— Ли.

Мне так нравилось, как он произносит мое имя — ласково, почти благоговейно, так, будто оно вырывается откуда-то из глубины его души.

Я не хотела ждать, не хотела думать. Поднялась на цыпочки и прижалась к Дэмьену, расстегивая пуговицы рубашки, скользя ладонью по его груди, чтобы утолить потребность в тепле, силе и чувственности.

Последние два года я не ощущала себя живой, а ведь так в этом нуждалась. Анабиоз продолжался, пока я не встретила Дэмьена. Как он заметил раньше, происходящее между нами неправильно, но в данный момент мне было наплевать. Хотелось ощутить в себе его жизненную силу, и я точно знала, как это сделать.

Заменив руки ртом, я поцеловала гладкую грудь Дэмьена, легонько прошлась зубами по животу, потом обвела пупок. Добравшись до талии, я успела расстегнуть его брюки, и они упали на пол прямо передо мной.

— Ли?

Дэмьен пришел в себя на достаточное время, чтобы до меня дотянуться. Я оттолкнула его руки и взяла пенис в рот.

Я еще никому не делала минет, но не то чтобы ничего о нем не знала. Все-таки я училась в колледже.

Член был гладкий, горячий и твердый. Я обвела языком головку, ощутив вкус земли, ветра и воды, потом зубами легонько поцарапала кожу.

Дэмьен положил руки мне на голову, зарываясь пальцами в волосы, и задал ритм. Постанывая, он двигался все быстрее и быстрее. Я боялась, что в таком возбуждении могу обойтись с ним слишком грубо. Но, похоже, с этим проблем не было.

Дэмьен отодвинул меня, а я попыталась снова взять его в рот.

— Ли, подожди, мы должны…

Я лизнула его член. Дэмьен со свистом вдохнул — резко и быстро, потом глянул на меня.

— Пошли наверх, в твою комнату.

Я бы ни за что не смогла так долго терпеть, поэтому потянула его за руку и заставила опуститься на колени рядом со мной. Потом наклонилась и прикусила его губу.

— Здесь, — прошептала я, — и сейчас.

— Здесь?

— Ты же только что подмел пол, верно?

Он хохотнул, и от этого мой желудок сжался от голода, который не имел ничего общего с едой: ведь, смеясь, Дэмьен становился еще красивее.

Я стащила с себя рубашку, затем сдернула остальную одежду. Дэмьен не помогал — он смотрел. Одобрительный взгляд его карих глаз, блуждающий по мне, возбуждал не меньше, чем прикосновения рук и губ.

Почти не меньше. Когда Дэмьен наклонился и языком пощекотал мой сосок, ноги подкосились, и я вцепилась в него.

— Не могу больше ждать, — выдохнула я.

Дэмьен отклонился назад и вытащил из кармана штанов презерватив — у него что, везде есть запасные? — потом снова лег на пол.

— Иди сюда. — Дэмьен протянул ко мне руки.

Я покачала головой:

— Почему бы тебе…

— Ты не будешь лежать на полу. Не со мной. Никогда. Иди сюда, — повторил он.

По решительному выражению лица Дэмьена я поняла, что могу получить его, если захочу, но только на этих условиях. Кто я такая, чтобы спорить?

Я оседлала его, вобрав член глубоко в себя. Дэмьен придерживал меня за бедра, направляя движения. Мы были уже настолько на грани, что все продлилось недолго. Когда Дэмьен кончал, я смотрела ему в лицо. На долю секунды захотелось коснуться его щеки и поцеловать веки таких грустных глаз. Но я знала, что лучше этого не делать.

Затем меня поглотила волна собственного бурного оргазма, и этот почти болезненный взрыв заставил меня хватать ртом воздух.

Придя в себя, я поняла, что обнимаю Дэмьена руками и ногами, а его член все еще глубоко во мне. Но не эта близость заставила мое сердце екнуть, а потом громко застучать, а то, как Дэмьен провел своими длинными проворными пальцами вверх и вниз по моей спине. 


Глава 23

— Не надо, — попросила я.

Попыталась встать, но Дэмьен меня удержал. Он был выше и намного сильнее. Кроме того, трудно сопротивляться кому-то, будучи совершенно голой и сексуально истомленной. И хотя разум твердил: «Беги!», тело говорило: «Иди, а лучше ляг здесь и сделай это снова».

— Пусти.

— Нет. — Дэмьен продолжил гладить меня по спине. Большие пальцы скользнули вдоль позвоночника, затем пробежались по шраму. Первое движение заставило меня расслабиться, а от второго захотелось выпрыгнуть из кожи.

— Почему ты его стесняешься?

Я не ответила — не могла говорить. Дыхание перехватило, глаза пекло. Шрам всегда будет напоминать мне о том, как я навлекла беду на всех, кого любила.

Логично, что Гектор сделал меня такой же уродливой снаружи, какой я была внутри. Что за женщина спит с одним мужчиной, будучи помолвленной с другим?

Вопрос риторический. Я с такой же легкостью могу по буквам произнести «шлюха», как и кто угодно.

Дэмьен не стал удерживать, когда я начала подниматься, но последовал за мной, как только я пошла за одеждой. Я напряглась в ожидании прикосновения его рук, но он поцеловал меня — прямо в шрам.

Я развернулась и дала ему пощечину. В тишине раннего утра шлепок прозвучал очень громко. По бледной щеке Дэмьена поползла краснота.

— Прости меня, — прошептала я, шокированная своим поступком.

Он не обратил внимания ни на удар, ни на последующие извинения, а снова обнял меня, прижав ладони к моей спине.

— Считаешь, он делает тебя уродливой?

— Этого и без шрама в избытке.

Дэмьен откинул голову назад, и его брови поползли вверх.

Я высвободилась из его объятий. И так сказала слишком много. Пора выбираться отсюда, пока не выболтала все свои секреты.

Надела штаны, потянулась за рубашкой, и тут пальцы Дэмьена обвились вокруг моего запястья.

— Ли, поговори со мной. Я хочу понять.

Его тихий голос меня добил. Из глаз потекли слезы. Я должна заставить их остановиться. Большие страшные охотники на оборотней не плачут. Маленькие хрупкие блондинистые девчушки — да, бывает. А еще у них — беспомощных, не способных что-либо сделать — на глазах убивают всю семью. Я больше не такая девчонка, я — охотник. Освободив руку из захвата, я набросила на себя рубашку, выбежала из бара и помчалась вверх по лестнице.

Оказавшись в комнате, захлопнула и заперла за собой дверь. Я осталась одна и должна бы радоваться, но на меня навалились тоска и одиночество.

Нужно увидеть Джимми. Чтобы вспомнить, каково было любить его, а потом потерять.

— Не переживу это еще раз, — прошептала я.

Я рылась в своем чемодане, швыряя одежду на пол, отчаянно пытаясь найти единственный сохранившийся снимок с покойным женихом, и тут за спиной с щелчком открылась дверь.

Я обернулась. В дверном проеме стоял Дэмьен. В замке торчал ключ.

— Ты не можешь просто так сюда входить.

Мои храбрые слова прозвучали бы внушительней, если бы лицо не заливали слезы, а голос не дрожал.

Непрошеный гость вытащил ключ, спрятал его в карман и закрыл дверь.

— Поговори со мной, — повторил он.

— Не могу.

Он снова был полуголым: свободные черные брюки, ни рубашки, ни обуви. Но это ему не поможет.

— Из-за шрама ты считаешь себя уродливой. Ты не знаешь что такое уродство.

Вообще-то знаю, и уже два года как его уничтожаю. Но этой информацией я не могла поделиться с Дэмьеном, равно как и любой другой.

— В нашем мире так много мерзости, Ли. Так много грусти, так много одиночества. Переезжая с места на место, я всяких ужасов насмотрелся. Встречал по-настоящему омерзительных людей.

Он решил, что меня расстраивает увечье. Я и была расстроена, но не из-за отметины, а из-за того, что она означала.

Гектор вернется за мной. Это просто вопрос времени. Если Дэмьен окажется у него на пути, то закончит как Джимми.

— Это не должно повториться, — выпалила я.

Стоя всего лишь в полуметре от меня, он протянул руку и дернул меня к себе. Потрясенная, я не стала сопротивляться.

Он поцеловал меня — впился открытым ртом, так, что наши зубы стукнулись друг о друга. Его язык проник в мой рот.

Подняв голову, Дэмьен пробормотал:

— Ты это имеешь в виду?

— Д-да.

— Может, и не должно, но произойдет. Ты это знаешь, и я это знаю. Я не могу перестать прикасаться к тебе. Ты не можешь перестать жаждать моих прикосновений.

Я бы обвинила его в самонадеянности, не будь он прав. Что заставило меня только сильнее паниковать. Сильнее бояться. Сильнее отчаиваться.

— Нет. — Я толкнула его в грудь обеими руками. Дэмьен едва шелохнулся. Схватив за предплечья, он приподнял меня на цыпочки. Лишившись опоры и не в состоянии пошевелить руками, я могла только смотреть на него.

— Да, — припечатал он, и его ореховые глаза потемнели до карих. — Хочешь, чтобы это был просто секс? Отлично. Это просто секс. Если это все, что ты можешь мне дать, тогда это все, что я возьму.

Он слизнул слезу с моей щеки. Тело отчаянно нуждалось в нем, и меня всю трясло от возбуждения.

— Дэмьен…

Он снова поцеловал меня. На этот раз я воспротивилась. Он был прав. Я хотела его вопреки всему, и это приводило меня в ужас.

Дверь с треском распахнулась. Внезапно Дэмьен исчез. Я споткнулась и чуть не упала. А затем мне оставалось только смотреть, как Уилл бьет Дэмьена в челюсть.

Я открыла рот, чтобы крикнуть «нет», но кулак Дэмьена дернулся так быстро, что я почти не заметила движения. И уж определенно слишком быстро, чтобы от него можно было увернуться. Удар пришелся Уиллу в подбородок.

Оба тряхнули головами, как мокрые псы, и принялись кружить друг вокруг друга.

Как раз когда я шагнула вперед, Уилл начал проводить ногой какой-то изящный круговой удар из восточных единоборств. Дэмьен перехватил ступню противника за мгновение до того, как она врезалась ему в нос. Я потрясенно моргнула. Затем Дэмьен толкнул Уилла, и тот рухнул на пол.

Я схватила бармена за руку, но он лишь отмахнулся. Его лицо застыло, глаза стали дикими. Нехорошо.

Лежавший на спине Уилл одним гибким гимнастическим движением вскочил на ноги и, проведя обманный прием, сделал Дэмьену подсечку.

Тот свалился как подкошенный. Уилл двинулся вперед, практически рыча. Что с этими парнями? Они вели себя как звери. Я запрыгнула Уиллу на спину.

— Перестань, — потребовала я, тяжело дыша.

Кадотт продолжил идти, и я обхватила его шею рукой, слегка нажав на горло. Он задохнулся и остановился, давая Дэмьену возможность подняться на ноги. Выглядел он крайне недовольным.

Джесси выбрала именно этот момент, чтобы войти в дверь.

— Какого?..

Она стащила меня со своего бойфренда, вцепившись в волосы, — ловкий прием, учитывая их длину.

Я знала, что мы с первого дня ходили друг вокруг друга кругами, просто не ожидала, что все получится именно так. Мы — взрослые люди, сотрудники правоохранительных органов, товарищи по оружию. И не должны визжать, царапаться и драться как девчонки. Но именно этим мы и занялись.

Я злилась — на себя, на весь мир, на все подряд. Джесси тоже неслабо взбесилась. Полагаю, я не могла ее за это винить. Она видела, как я накинулась на её парня и пыталась его придушить. Чего я ожидала? Подарка?

А получила царапину на щеке, синяк на запястье и удар по голени. Последний — по-настоящему болезненный.

— Стерва! — зарычала я и нацелилась большими пальцами шерифу в глаза. Кто-то оттащил меня назад.

Джесси двинулась следом, согнув пальцы наподобие когтей. Уилл обхватил ее за талию. Они рухнули на пол и покатились.

Мне и самой проблем хватало. Стальная хватка на поясе выдавливала из меня воздух. Я посмотрела вниз и узнала руку Дэмьена. Он удерживал меня на весу. А я пинала его в коленку.

— Расслабься, Ли. Успокойся.

— Легко тебе говорить, — прохрипела я.

Он поцеловал меня в шею пониже уха.

— Утихомирься, — прошептал он, и, удивительно, мне этого захотелось.

Я обмякла в его руках, и он поставил меня на пол.

— Отпусти меня, — потребовала я.

— И не подумаю.

Дэмьен продолжал обнимать меня за талию, но захват ослабил, чтобы я могла дышать. Моя спина оставалась прижатой к нему, и он как будто был «ужасно рад меня видеть». Неудивительно, что ему не хотелось меня отпускать. В этих его брюках все бы заметили, как сильно я ему нравлюсь.

Джесси продолжала ругаться, поэтому Уилл на нее сел.

— Боже, Джесс, если ты решила затеять женскую борьбу, то хотя бы скинь с себя часть вещичек и окунись в озеро.

— Или найди бочку с маслом, — пробормотал Дэмьен.

Уилл посмотрел на него и усмехнулся.

— Точно. Хоть не зря время потеряем.

Я нахмурилась. Всего мгновение назад они были решительно настроены поубивать друг друга, а теперь заделались приятелями?

Мы с Джесси обменялись взглядами. И с одинаковым отвращением в один голос произнесли:

— Мужчи-ины.

Они не обратили на нас внимания.

— Я так понимаю, ты знаешь Ли, — сказал Уилл.

— А ты, гляжу, неплохо ладишь с шерифом.

— Я подумал, ты причиняешь ей боль, — объяснил Уилл.

— Мы немного разошлись во мнениях. Спасибо, что беспокоишься о ней.

— Она здесь, — прорычала я. — И может позаботиться о себе сама.

— Конечно, может, — легко согласился Дэмьен и отпустил меня.

Я развернулась и прищурилась. Последние слова подозрительно отдавали снисходительностью. Красная отметина на его щеке выбила из меня весь боевой дух. Я хотела прикоснуться к Дэмьену, обнять его. Порыв из минувших дней, когда я была воспитанной и сердобольной. Боьше ко мне ни то, ни другое не относилось, поэтому я засунула руки в карманы и отвернулась.

Джесси попыталась сбросить Уилла со спины, но потерпела неудачу.

— Слезай с меня, Кадотт, ты весишь целую тонну.

— Ты обещаешь хорошо себя вести?

— Черт, нет!

— Так я и думал. — Но он все равно встал.

Джесси вскочила и зыркнула на меня. Я подняла руки.

— Сдаюсь.

— Отлично. Не хочу, чтобы эти двое еще сильнее возбудились. — Она опустила глаза на брюки Дэмьена. — Хотя вон ему, похоже, помощь не нужна. — Ее взгляд перескочил на меня. — Что это вы тут затевали?

— Джесс, занимайся своими делами, — одернул ее Уилл.

— Она — мое дело.

— Размечталась.

Джесси пропустила мою реплику мимо ушей.

— Кто ты, черт тебя задери, такой, Фицджеральд? Откуда ты взялся?

— Есть одно место.

— Ты работаешь за наличные. Это незаконно.

Дэмьен вытянул руки вперед.

— Арестуй меня.

Джесси поджала губы.

— Может быть, позже.

Он переключился на меня.

— Ты просила ее меня проверить?

Я пожала плечами.

— Береженого бог бережет.

— И что выяснила?

— Ни черта, — встряла Джесси. — Но все не без греха. У тебя есть секреты, Фицджеральд, и я хочу узнать, какие.

— Становись в очередь, — проворчал он.

В комнате повисла тишина. Джесси сердито уставилась на Дэмьена. Я уставилась на Джесси. Дэмьен уставился на меня. Только Уилл не выглядел расстроенным. Больше не выглядел.

— И где же ты учился? — спросил он.

Дэмьен моргнул и повернулся к нему.

— Учился чему?

— Самообороне.

— В суровой школе жизни.

— Ты никогда специально не обучался? — Уилл казался шокированным. — Я несколько лет занимался тай-чи, но такой скорости, как у тебя, никогда ни у кого не видел.

— Спасибо.

Дэмьен не стал развивать тему. Еще один маленький секрет в копилку. Не мне бросаться камнями. Я тоже не собиралась ничего ему рассказывать о своем прошлом.

— Что вы двое здесь делаете? — обратилась я к Уиллу и Джесси.

В последний раз, когда я их видела, они ссорились. Как раз сейчас они должны были… мириться.

— Мне позвонил Элвуд, — ответила Джесси.

Примерно с минуту я никак не могла сообразить, о ком она говорит. Потом вспомнила, что Элвуд — помощник шерифа. Джесси дала ему фотографию Гектора. Если Элвуд позвонил, значит…

Кровь отхлынула от моего лица, и я покачнулась.

— Ли! — Дэмьен подхватил меня, но я его оттолкнула.

— Я в порядке.

Уилл и Джесси уставились на меня так, словно у меня выросла вторая голова.

— Что с тобой такое? — требовательно спросила шериф. — Нам нужно проверить новое убийство волка. Я не могу позволить тебе всю дорогу блевать по кустам.

— Убийство волка? — слабым голосом спросила я.

— Да. Элвуд случайно наткнулся… — Она замолчала и посмотрела на Дэмьена. — Не возражаешь?

— Э… нет. Конечно. — Он сжал мое плечо. — Мне надо пойти поспать. — Он поцеловал меня в лоб, и я подавила желание прижаться к нему. — Увидимся позже.

Шорох его шагов по ступенькам затих слишком быстро. Не знаю, с чего я вдруг стала ассоциировать Дэмьена с безопасностью, но это надо прекращать. Единственный человек, на которого я могла рассчитывать — я сама, ну и, может быть, Эдвард.

— Элвуд не узнал Гектора? — выпалила я.

— Что? — Джесси хмуро смотрела на дверь. — Ох, вот почему ты побледнела. Я еще не показывала ему фотографию. Как раз собираюсь, когда мы доберемся до места.

— Прости, Ли, — вздохнул Уилл. — Джесс фокусируется на чем-то одном, при этом забивая на всё остальное. Она не хотела тебя пугать.

Очевидно, Джесси рассказала Уиллу о Гекторе. По крайней мере то, что ей известно.

— Я сама могу за себя извиниться. — Джесси посмотрела на меня. — Я не подумала.

Я пожала плечами. Не ее вина, что мысль о находящемся где-то поблизости Гекторе Менендесе выбивала меня из колеи.

— Думаешь, этот парень может оказаться тем, кого мы ищем? — спросил Уилл.

— Я не знаю.

— А кто еще это может быть? — спросила Джесси. — Герман — это Гектор. Он — серийный убийца-каннибал. Гектор — это белый волк.

— Я не знаю, был ли белый волк, которого я видела, Гектором. Я никогда не подбиралась достаточно близко, чтобы рассмотреть его глаза. Кроме того, я уже видела раньше белых волков, когда их на самом деле не было. — Я нахмурилась. — Только не в последнее время.

— Он здесь, — сказала Джесси.

— Но…

— Никаких но. Он где-то здесь. Мы поймаем его и вырежем подонку сердце.

— Ты ей нравишься, — пробормотал Уилл. — Я же вижу.

Джесси, прищурившись, взглянула на него, прежде чем снова переключиться на меня.

— Ты не сумасшедшая, Ли. Больше нет.

Хотела бы я разделить эту уверенность.


Глава 24

Хотя вера Джесси в меня и помогала, я все еще сомневалась в собственной вменяемости. Может быть, эти сомнения со мной навсегда. Но пока я снова не забьюсь в угол, разговаривая сама с собой, у меня есть работа.

— Где этот мертвый волк? — спросила я.

— Неподалеку. Ты готова?

Я кивнула.

Я устала. Всю ночь не спала. Но время поджимало. До охотничьей луны оставалось меньше недели, а счет мертвым волкам все увеличивался. Выяснить, скольких уже убил и съел пожиратель силы, просто невозможно. Вероятно, мы ведем безнадежный бой. Черт, скорее всего, так и есть.

Но я не могла сдаться. Сомневаюсь, что и Джесси была на это способна. Отказ от борьбы не в наших характерах.

Я спустилась по лестнице следом за шерифом. За мной по пятам шел Уилл. Дэмьена нигде не было видно. Я посмотрела в сторону его домика, но шторы оказались задернуты.

— Прости, что ударила тебя, — извинилась Джесси.

— Мне не следовало царапаться.

— Я таскала тебя за волосы.

— Укусы были не уместны.

— Прекратите, — взмолился Уилл. — Я снова начинаю возбуждаться.

Мы с Джесси закатили глаза, потом рассмеялись, и она хлопнула меня по спине. Все прощено.

— Женщины, — пробормотал Уилл.

Мы втроем вошли в лес. Кадотт плелся позади.

— Не волнуйся насчет него, — сказала Джесси. — Он на кураже. Пытается во всем разобраться.

— Он не потеряется?

— Не-а. От него не так просто отделаться.

— Я все слышал! — крикнул Уилл.

Джесси ухмыльнулась. Я так сильно хотела для себя того, что было между ними, что ощущала эту жажду на языке — неприятный привкус пепла пополам с лимонным соком.

— Ты знаешь, что делаешь? — спросила Джесси.

— Следую за тобой.

— Я имею в виду Фицджеральда.

— Совершенно без понятия, — призналась я.

— Секс — это одно дело, Ли, но…

— Но что?

— Привязанности. — Она пожала плечами. — Ты не можешь их себе позволить, если собираешься быть ягер-зухером.

Я отмахнулась, но понимала, что она права.

— Он может оказаться кем угодно, Ли. Чем угодно.

— Это просто секс, — заверила я.

— Толк-то есть?

— О да.

— Догадываюсь. Выглядит он так, будто знает свое дело.

Я оглянулась. Уилл остановился метрах в тридцати позади нас и стоял, уставившись в небо.

— Кадотт тоже не похож на неумеху по этой части.

(Хотя в данный момент он выглядел как лучший претендент на роль Форреста Гампа).

Улыбка Джесси стала заговорщической.

— Он не неумеха. И к тому же не оборотень.

— Как и Дэмьен. Кольцо, припоминаешь?

— Супер-пупер-перевертыш, припоминаешь? Насколько нам известно, серебро больше ни черта не значит.

Я встала на тропинке как вкопанная. Джесси тоже остановилась.

— Не задумывалась об этом, да?

Не задумывалась. Проклятье.

— Пошли. — Джесси потянула меня за руку. Я покорно двинулась следом. — Я снова звонила владельцу трактира.

— И?

— Бармен, работавший там до Фицджеральда, Абель Смит, жил в домике. Однажды ночью он ушел и так и не вернулся.

— Похоже, подобное тут часто происходит.

— Еще как. Я пробила этого Абеля по базе. Ничего не нашла. Манденауэр тоже о нем никогда не слышал.

— И что это значит?

— Понятия не имею. Тот пистолет мог оставить Абель или кто-то до него. Откуда нам знать? Возможно, твой добрый приятель Дэмьен даже врет.

Она права. Мы по-прежнему топтались на месте.

С минуту мы шли в молчании, затем Джесси озабоченно на меня покосилась.

— Когда я влюбилась в Уилла, я не была уверена, кем или чем он является.

— Как тебя угораздило?

— Ты же его видела. Стоило ему впервые произнести мое имя, и я пропала.

— А что, если бы он оказался оборотнем? Смогла бы ты его убить?

Она поколебалась, а затем покачала головой.

— Я бы его защитила. Сделала бы все, что потребуется, чтобы найти лекарство.

— Лекарство? — фыркнула я. — Ну да. На данный момент его поиски успешно продвигаются семимильными шагами.

Я подумала о том, сколько длится история оборотней — так много лет, что и не сосчитать. О тех, кого создала генная инженерия, а также о вендиго, проклятых великой тайной. И это только те оборотни, о которых нам известно. Кто знает, что еще обитает там, в ночи?

Легенд и тварей множество, а вот лекарств нет совсем. Элиза Хановер посвятила свою жизнь поиску исцеления от ликантропии, и, насколько я знала, дела у нее шли неважно.

— Я полюбила его, — тихо призналась Джесси. — Я никогда раньше никого не любила.

— Я любила. И оборотень его убил. Не могу этого забыть.

— Нет?

— А надо?

— Может быть. Не знаю.

— Может быть? Ответ «нет». Гектор убил моих отца, мать, сестру, брата и жениха. А знаешь, почему? Потому что я спала с ним и поэтому стала ему принадлежать. Я пыталась разорвать эту связь, но он лишь сильнее меня захотел.

Я никогда никому об этом не рассказывала. Задержала дыхание, ожидая обвинений. Но Джесси лишь пожала плечами.

— Бывают такие парни.

— Он был монстром. И меня собирался превратить в оборотня. Чтобы мы могли быть вместе вечно.

Я содрогнулась, когда в сознании всплыли воспоминания. Голос Гектора, звонящего в любое время дня и ночи, рассказывающего мне все, что он для меня запланировал. Как мне казалось, все.

— Что произошло? — спросила Джесси. — Почему он тебя не укусил?

— Появился Эдвард. Гектор знал, что если меня укусят, то Эдвард меня убьет. Поэтому он…

Я запнулась. Джесси не обязательно знать, как или почему Гектор пометил меня.

— Он ждал идеального момента, чтобы вернуться и закончить начатое.

— А я все думала, почему ты стала ягер-зухером.

— И ты считаешь, что знаешь?

— Как можно защититься лучше, чем став охотником на того, кто охотится за тобой?

Я стала ягер-зухером ради мести. Но сколько бы ни убивала — этого всегда будет недостаточно. Мне придется убить Гектора.

Эта мысль вызвала в груди такую болезненную вспышку паники, что стало трудно дышать.

Уилл нагнал нас.

— Я тут думал …

— Боже, тоже мне новости, — протянула Джесси.

Он продолжил, пропустив ее слова мимо ушей:

— Ли, твою семью убил белый волк в ночь кровавой луны?

Джесси проболталась, но я не могла ее за это винить. Мы должны трудиться в команде, хотя лучше бы я работала одна.

— Да, — ответила я.

— Почему в ту ночь, интересно? Нет ли здесь чего-то особенного?

Я пожала плечами:

— Это ты у нас эксперт по сверхъестественному.

— Не сказал бы. Но я знаю настоящего эксперта.

— Одного их тех старейшин, которых ты упоминал?

— Я с ними разговаривал. Никто из них никогда не слышал о пожирателе силы. Но они знают женщину, занимающую высокое положение в Мидевивине.

— По-английски, пожалуйста, — потребовала Джесси.

— Великом шаманском обществе. Когда-то это было тайное духовное собрание, посвященное исцелению с помощью знаний, полученных от духов. По словам старейшин, Кора Копвэй всю жизнь провела, изучая старинные тексты и общаясь с духами в своих видениях.

— Ученость видениям не мешает?

Уилл улыбнулся:

— Только не в случае с оджибве. Все друг с другом связано. Жизнь — это круг…

— Ага, проехали, — прервала Джесси. — Когда мы сможем увидеть эту дамочку?

— Мы?

— Вот именно. Я с тебя глаз не спущу, пока все это не закончится.

Он нахмурился. Открыл рот, словно собрался спорить, затем снова его закрыл.

— Ты ей нравишься, — подначила я. — Я же вижу.

Чей-то голос окликнул Джесси. Мы повернулись в его направлении. Грузный пожилой мужчина махал нам сквозь просвет среди деревьев. Мужиком он был здоровым, но с такой морщинистой кожей и сутулыми плечами, что казался усыхающим.

Мы вышли на поляну. На земле лежали три мертвых волка. Даже не приближаясь, я могла сказать, что ни одного из них не съели. Интересно, почему?

Джесси представила меня помощнику как члена ДПР. Элвуд потряс мою руку с таким энтузиазмом, какого никто до него не проявлял. Я чуть не испугалась, что он потеряет слуховые аппараты, вставленные в оба уха.

— Вы в курсе, что здесь происходит? — спросил Элвуд.

— Бешенство, — ответила я. — Новый штамм.

— Никогда не видел, чтобы волки вот так убивали себе подобных. — Он покачал головой, уставившись на трупы. — Печально это как-то.

Могло стать еще печальнее, но я оставила свое мнение при себе.

— Расскажите нам, что знаете, — приказала Джесси.

— Я получил звонок от Джо Элдерса. Его пес сбежал, и Джо нашел шавку грызущей вот его. — Элвуд указал на ближайшего ко мне серо-белого волка. — У пса прививки, так что здесь все чисто.

Я кивнула. Имей мы дело с бешенством, я была бы счастлива, а так — без разницы.

— А что с остальными?

— Когда Джо немного огляделся, то обнаружил их поблизости.

— Они не лежали вот так вместе?

— Нет. Я их сам подтащил. Извините. Не стоило этого делать?

Я пожала плечами. В таких случаях трудно поднимать шум по поводу неприкосновенности места преступления. Как я объясню, в чем именно заключается нарушение закона?

— Первый лежал здесь. Другой там. — Элвуд показал на восток. — Примерно в пяти метрах отсюда. И еще один в той стороне. — Он махнул рукой на север. — Метрах в десяти. Словно убийца ждал поблизости, чтобы прикончить их поодиночке. — Он нахмурился. — Но волки так тоже не делают. Я никогда ничего подобного не видел.

— Спасибо, Элвуд, — поблагодарила Джесси. — Дальше мы сами.

Он собрался уходить.

— Подождите. — Джесси вытащила из заднего кармана фотографию Гектора. — Вы видели в городе этого парня?

Старик взял снимок, нахмурился, прищурил глаза. Я задержала дыхание. Хотела ли я, чтобы он узнал Гектора, или не хотела?

Наконец Элвуд покачал головой.

— Не могу сказать, что видел.

— Уверены? — спросила Джесси.

— Я хорошо запоминаю лица. На парня вроде этого уж точно обратил бы внимание.

Я выдохнула сдерживаемый воздух. И что дальше?

— Почему бы вам не поспрашивать у местных? — предложила Джесси.

— Конечно. — Элвуд положил снимок в карман. — Что он сделал?

— Ничего. Пока.

Старик пожал плечами и ушел.

Джесси повернулась ко мне:

— У него больше связей, чем у меня. Он расспросит владельцев домиков в лесу и у озер. Если Гектор где-нибудь здесь поблизости, Элвуд об этом узнает.

Мне было не по душе доверять поиски незнакомцу, но раз уж Джесси полагалась на этого человека, то я чувствовала, что тоже могу.

Мы втроем опустились на колени возле мертвых волков. Их убили, жестоко. Глотки вырваны, на телах следы укусов. Но их не съели.

Может, собака и ее хозяин спугнули вендиго прежде, чем он смог закончить свою миссию? Мне было трудно поверить, что существо, не чурающееся каннибализма в обеих формах — человека и оборотня — побрезговало бы убийством незваного гостя и его собачонки. Так что же здесь произошло?

— Ты сказала, что бурый оборотень убил другого оборотня, — пробормотал Уилл. — Он не съел его.

— Пока я там находилась, нет.

— Так, может быть, один убивает, а другой ест?

— Мы об этом думали, — сказала я. — Но не помню, чтобы в легенде о пожирателе силы было два волка.

— Если белый волк самый сильный и с каждой частичкой силы становится еще могущественнее, он, возможно, уже способен управлять остальными.

— Но разве это работает, если первый волк убивает, а второй ест? Разве для захвата силы убивать и есть должен не один и тот же?

— Мне нужно прочитать записи, — сказал Уилл, — но я не припоминаю ничего такого необычного. Использование помощи местных имеет смысл. Ему нужно набрать сотню.

— Если он силен настолько, чтобы контролировать остальных, если он высший оборотень, то как мы его остановим? — спросила Джесси. — Что, если серебро не сработает на пожирателе силы так, как на всех остальных?

Уилл нахмурился:

— Будет отстойно.

И не поспоришь. 


Глава 25

— Нужно договориться о встрече с Корой, — сказал Уилл.

— Договориться? — переспросила Джесси. — Она так занята?

— Ты удивишься.

— Так позвони ей.

Уилл отстегнул телефон от пояса.

— Нет сети. Опять.

Джесси глянула на свой мобильник и зарычала. Иногда сотовая связь в лесах совсем не работала.

—Почему бы вам не пойти? — предложила я. — А я тут сама закончу.

Джесси нахмурилась.

— Это моя работа…

— Разве? А я думала, моя.

— Можете устроить поединок,— подсказал Уилл.

Я уже схватывалась с Джесси. В честном бою она способна меня убить. Но если драться грязно, все может повернуться по-другому. Однако я уверена, что Уилл и подразумевал нечто вроде боев в грязи.

— Я, пожалуй, пас.

— Аналогично. — Джесси на секунду задумалась и сдалась. — Ладно, принцесса, сжигай клыкастых пушистиков, а мы поедем в город и назначим встречу с жрицей вуду.

— Великой духовидицей, — поправил её Уилл. — Восьмого уровня.

— Пофиг.

— Джесс, Кора стара и очень уважаема. Придется вести себя прилично.

— Я что, не знаю, как себя вести? — Шериф посмотрела на меня.

Я глянула на Уилла:

— Мне стоит ответить?

— Нет. Позвони нам, — он бросил взгляд на телефон и пристегнул его к поясу, — когда доберешься до дома. Возможно, удастся встретиться с Корой прямо сегодня.

Кадотт взял Джесси за руку и потащил за собой тем же путем, каким мы пришли. Удивительно, но шериф не стала сопротивляться. Наверное, подумала, что у них будет время на быстрый перепих, — я глянула на трех волков, — а может, и на кое-что подольше, пока я тут заканчиваю.

Я перетащила тела оборотней в центр поляны как можно дальше от деревьев и кустов, полила их горючим и вытащила спичку. Этот алгоритм повторялся так много раз, что я действовала на автомате, а взгляд перевела на лес, рассеянно следя, как Джесси и Уилл исчезают за деревьями.

Чиркнула спичкой и тут же замерла, заметив внезапную вспышку. В ужасе уставилась на то, что показалось мне стремительно перемещающейся белой шкурой, не в силах ни отвести взгляда, ни понять, что это может означать.

Тут спичка догорела до кончиков моих пальцев; от боли я выругалась и бросила огарок на землю. Затоптала огонек и снова глянула в сторону, где заметила вспышку. Она не исчезла.

Я глянула вверх. Полуденное солнце ярко светило, хотя лучи не проникали под густые кроны деревьев. Но я все равно подняла пистолет и побежала.

Нужно было сразу же закричать и предупредить Джесси и Уилла, но я хотела убить волка. Хотела покончить с ним, прежде чем придется вновь увидеть смерть дорогих мне людей.

Время, казалось, замедлилось. Они не могли уйти далеко, но я бежала словно целую вечность, ни на метр не приближаясь к цели.

Кустарник стал реже, и я увидела волка. Или мне показалось. В готовой к броску позе, он все равно был слишком далеко, чтобы в него попасть.

— Джесси! — крикнула я. — Волк!

Раздался выстрел. Я нахмурилась, глядя на пистолет в руке. Стреляла не я.

Ещё один выстрел, и я вскинула голову. Треск раздавался с другой стороны, а белый волк исчез.

Я помчалась к Джесси и Уиллу, игнорируя снайпера. Стрельба прекратилась. Потому что в них попали? Или потому что стрелок убежал?

Прорвалась сквозь чащу, увидела напарников на земле, и сердце ушло в пятки. Джесси накрыла Уилла своим телом. Её пистолет был поднят и направлен в ту сторону, откуда несколькими секундами ранее доносились выстрелы, но услышав мое приближение, шериф махнула мне дулом.

— Ложись! — прорычала она.

Я рухнула на землю.

Уилл пытался подняться, но Джесси ткнула его лицом в землю, предупредив:

— Не надо.

Мы лежали там еще минимум минут пять, напрягая слух в попытках уловить приближающиеся шаги или топот лап. Но ничего не произошло.

Наконец я мотнула головой на запад. Джесси кивнула, и я поползла к кустам, пока она меня прикрывала. Я изучила лес вокруг нас и через десять минут вернулась на поляну.

— Ничего, — сказала я. — Ни следа, ни визитки. Шиш с маслом.

Джесси фыркнула и позволила Уиллу сесть. Быстро ощупала его на предмет повреждений.

— Перестань, — оттолкнул её Уилл. — Все нормально.

— Что случилось? — обратилась шериф ко мне.

Я заколебалась. Сейчас середина дня. Я не могла увидеть белого волка.

Кроме того, кто-то стрелял из пистолета. Неважно, каким супер-пупер-оборотнем был этот парень — у волка нет противопоставленных больших пальцев, необходимых для спуска курка. Обычно это и не требовалось, так как зубы, когти, скорость и проворство и так были достаточным оружием.

Другими словами, если бы поблизости оказался волк, он бы напал, а не стал бы превращаться в человека и стрелять. Опять мне померещилось.

— Ли? — настаивала Джесси. — Что именно ты увидела?

— Да ничего.

— Ты кричала: «Волк!», — заметил Уилл. Я с яростью уставилась на него и он, сдаваясь, поднял руки. — Ну ты же сама сказала.

— Да, — кивнула Джесси, — сказала. Гектор?

— Посмотрите на небо! — крикнула я. — Есть там луна? Я не могла на самом деле увидеть то, что мне показалось.

Я села на примятую траву и вытерла лицо ладонями.

— Опять схожу с ума, — прошептала я. — Пора возвращаться в больничную палату, где мне и место.

Джесси схватила меня за предплечье, впившись пальцами достаточно сильно, чтобы я сморщилась от боли.

— Ты не сошла с ума. Это он над тобой издевается.

— Но сейчас день.

— Похоже, наши шаблоны об оборотнях трещат по швам. Вдруг пожиратель силы умеет обращаться, когда ему в голову взбредет?

Я моргнула. Возможно, она права. По какой-то причине эта мысль меня взбодрила.

Хватка Джесси ослабла.

— Ты спасла нам жизнь, Ли.

— Сомневаюсь.

— Ты закричала, мы бросились на землю, и тут пуля просвистела там, где секунду назад была моя голова.

— И моя, — добавил Уилл.

— Я должна была крикнуть сразу же, как только заметила позади вас белую вспышку.

Джесси отпустила меня.

— Все хорошо, что хорошо кончается.

— Почему он не напал на тебя? — спросил Уилл. — Мы же оставили тебя там одну.

Меня передернуло при одной лишь мысли о том, чтобы остаться в лесу наедине со своим кошмаром.

— Он не хочет, чтобы я умирала, — пояснила я, — просто хочет меня обратить.

— Должна быть причина тому, почему на этот раз он тебя отпустил. — Уилл нахмурился, словно его осенило. — Возможно, он бережет тебя для кровавой луны.

— Ух ты, спасибо, я как-то об этом и не подумала.

— Извини, — пробормотал Уилл.

Мы встали.

— Наверное, мне лучше вернуться и закончить то, что я и начать не успела, — сказала я.

— Думаю, мы пойдем с тобой. — Джесси схватила Уилла за руку и повела его назад.

— Со мной все будет хорошо.

— Не сомневаюсь.

Кадотт оглянулся и пожал плечами. Я сдалась и последовала за ними к погребальному костру. Честно говоря, я больше не хотела оставаться в лесу одна, и неважно, днем или ночью.

Джесси и Уилл остановились так резко, что я в них врезалась.

— Дерьмо, — промычала шериф.

Я встала на цыпочки и посмотрела поверх её плеча. Ошметки оставленных мною волков валялись по всей поляне.

— Плюс три в зачет плохим парням, — подвел итог Уилл.

— Он пытался увести меня от них, и я ему позволила.

— Но также он пытался убить нас. Эти пули показали его серьезный настрой.

— Чертовски быстро двигается, даже для оборотня, — заметила Джесси.

— И быстро перекидывается. Между моментом, когда я увидела волка, и первым выстрелом прошло не более минуты.

— Возможно, их опять было двое.

Она права. Скорее всего, белый волк увел меня от жертв и вернулся назад, а кто-то другой принялся стрелять в Джесси и Уилла.

— Давайте сожжем то, что осталось, и поскорее уберемся отсюда, — предложила я.

— Я за.

Сбор растерзанных волчьих тел обратно в кучу стал одним из самых неприятных дел за всю мою жизнь. К счастью, у меня были помощники. По негласному соглашению Уилл помогал мне с физической работой, а Джесси караулила. Однажды нас уже застали врасплох, и мы больше не собирались наступать на те же грабли.

Едва я добавила в кучу горючего и бросила туда спичку, как Уилл воскликнул:

— Господи!

Я развернулась, держа наготове пистолет, но на поляне не было никого, кроме нас троих и растерзанных мертвых волков.

Уилл помчался к Джесси по влажной примятой траве. Шериф проворчала:

— Да что с тобой такое?

Он пропустил вопрос мимо ушей, схватил её за плечо и повернул спиной к себе. На форменной рубашке расплывалось ярко-красное пятно. Так как Джесси не коснулась ни единого куска волчьего мяса, это меня обеспокоило.

— Ты ранена. — Уилл повернул её лицом к себе и попытался расстегнуть рубашку.

— Прекрати, Ловкач. — Она убрала его руки. — Не сейчас.

— Дай взглянуть. — Он снова попытался её раздеть.

— Царапина. Забудь.

Сердце колотилось, во рту пересохло. Её ранили из-за меня. Я беспокоилась, что Уиллу причинят боль, а то и убьют, а Джесси этого не переживет, но на самом деле все получилось ровным счетом наоборот.

Тревога на лице Уилла, кровь на одежде Джесси… Мне было сложно мыслить ясно. Нужно убрать их с линии огня.

— Отведи её в город и приведи в порядок, — приказала я.

Джесси пронзила меня раздраженным взглядом:

— Кто уполномочил тебя командовать?

— Эдвард.

— Это мой город, и я никуда не пойду, пока мы здесь не закончим.

— Ты уже закончила.

Она шагнула вперед, и мы встали нос к носу. Шериф возвышалась надо мной на полголовы, так что посмотреть ей в глаза мне удалось, лишь запрокинув голову, и это сразу же частично спустило мой авторитет в унитаз.

— Я закончу, когда сама решу.

Меня трясло от ярости: на того, кто ее ранил, на себя за то, что вовлекла их в это дерьмо, на Джесси за её чертово упрямство.

Внезапно её напряжение утихло, и она посмотрела на Кадотта.

— Последи за костром, а я пока поговорю с Ли.

Уилл на секунду заколебался, затем кивнул и отошел. Джесси повернулась ко мне.

— Я могу справиться сама… — начала я.

— Ну конечно, — фыркнула она. — Тебе нужны мы. Нам нужна ты. Привыкай.

— Я позвоню Эдварду. Он вернется.

Стоит только сказать ему, что объявился Гектор, и он сядет на ближайший самолет. До сих пор я молчала об этой новости. Однажды Эдвард уже меня спас. На сей раз я хотела спастись сама. Но не ценой жизней Джесси и Уилла.

— Позвонишь Эдварду? И что ты ему скажешь? Что я некомпетентна? Что Уилл слабак?

Я нахмурилась.

— Нет…

— Я выбрала эту работу, как и Уилл. Мы знали, на что идем.

Неужели? Что-то мне сложно в это поверить. Если бы они знали, что их шансы пережить это дело примерно сорок к двум, согласились бы остаться? Возможно, стоит им сказать.

— Вы есть друг у друга. Зачем вам эта опасная работа? Что, если?..

— Мы умрем? Я сто раз задавалась эти вопросом. Завтра меня может сбить грузовик, а Уилла — застрелить какой-нибудь особо буйный деревенский парень. Такова жизнь, Ли. По крайней мере, мы пытаемся спасти мир до того, как с ним попрощаемся.

Крестоносцы, кто бы мог подумать?

— Но мы вовсе не собираемся умирать, — продолжила она. — Я убила волчьего бога — своими руками. — Я приподняла бровь. — Ну, вроде того.

— Гектор — это плохо. — Я оглядела залитую кровью поляну. — И будет еще хуже.

— О-о-о, я прям дрожу от страха.

Я начала просчитывать наперед. Пойду на охоту одна. Избавлюсь от напарников, как только смогу. Возможно, и получится с этим покончить, не подвергая их опасности.

— Я прилипну к тебе как банный лист, — пробормотала Джесси.

Наши взгляды сцепились, словно магнит с металлом. На лице Джесси отразилось изумление, но голос прозвучал холодно и серьезно.

— Ты не будешь тут носиться как Грязный Гарри. Теперь мы вместе. Один за всех, и все за одного.

— Не слишком ли вдаешься в метафоры?

— Выкуси.

— Если Гектор доберется до меня первым — легко.

Джесси оглянулась через плечо на Уилла, который по-прежнему глядел в костер.

— Помнишь, что ты пообещала мне, а я — тебе? — прошептала она.

Как я могла забыть подобное обещание? Кивнула.

— Теперь мы партнеры, — заключила Джесси.

Я нахмурилась. Никогда не работала в паре и не знала, что теперь делать. Обнять её? Пожать руку? Сбить с ног, связать и закрыть где-нибудь, пока опасность не минует?

— У меня никогда не было такой подруги, как ты, — призналась она.

Вот черт. Теперь я никак не смогу её связать.


Глава 26

Мы вернулись в мое пристанище около полудня. Стоянка оставалась пустынной. И хорошо: рубашка Джесси вся пропиталась кровью, а мы с Уиллом выглядели так, будто по локоть окунали руки в алую краску. Втроем мы быстро поспешили. Пока Уилл звонил Коре Копвэй, я вымылась, достала аптечку, очистила и перевязала «царапину» Джесси.

— Наверное, тебе нужно наложить швы, — сказала я.

— Налепи туда парочку пластырей и заткнись.

Я последовала её совету, пусть и не слишком нежно. Она и не поморщилась. Что за женщина.

Теперь её плечо походило на мое. Было бы один в один, простирайся борозда на тридцать сантиметров, а не на семь.

— Кора ждет нас в четыре, — объявил Уилл.

Я закончила свою неумелую медицинскую помощь.

— Как долго туда ехать?

— Около часа.

Отлично. Успею вздремнуть. К несчастью, эта парочка, похоже, не торопилась уходить.

Когда Джесси сказала, что прилипнет ко мне как банный лист, я не думала, что она имела в виду даже во сне.

— А вы разве не собираетесь к себе домой?

— А зачем? — спросила Джесси. — Мне здесь нравится.

Она устроилась на стуле, положив ноги на кофейный столик, и казалась расслабленной, будь на ней рубашка. Камуфляжные брюки и лифчик как-то не создавали впечатления непринужденности.

— Тебе нужно переодеться, — заметила я.

— А в таком виде я тебе не нравлюсь?

— Убирайтесь.

— И не подумаю.

— Слушай, Маккуэйд, — прищурилась я, — я прекрасно справлялась и до нашей встречи.

— Справлялась, но с обычными оборотнями.

— Тебе нельзя переселиться ко мне.

— Почему?

— Мне не нужна нянька.

— Перестань, Джесс, — промурлыкал Уилл. — Тебе бы не помешали душ, свежая одежда, короткий сон.

— Вот видишь? Вам нужно поспать, как и мне.

— Могу себе представить, с кем ты будешь спать.

Об этом я и не задумывалась. Я на самом деле собиралась вздремнуть, но, возможно, сначала нужно устать.

— Проваливай. — Я бросила ей на колени окровавленную рубашку.

Джесси упрямо поджала губы, и я поспешно заверила её:

— Все будет хорошо. Обещаю. Никаких прогулок в лес. Я пойду от двери прямо к машине с пистолетом наготове.

— Мы за тобой заедем, — сказала она. — Это по пути.

Я решила не спорить.

Джесси встала. Рубашка выглядела и впрямь омерзительно.

— Я бы одолжила тебе свою, — вздохнула я, — но, думаю, она лопнет по швам.

Напарница склонила голову.

— Так ты попыталась быть паинькой? Не вышло.

— Вот. — Кадотт снял футболку и бросил её Джесси. — Надень мою.

Я не смогла удержаться от взгляда. При виде этой мускулистой загорелой груди у меня должны были слюнки потечь, но я могла думать только о другой мужской груди: такой же гладкой и мускулистой, но белой как мрамор.

Джесси посмотрела на меня и вздохнула.

— Лучше тебе прикрыться, Кадотт. Ты можешь спровоцировать аварию.

— Не больше чем ты в форменной рубашке, словно прямиком из «Ночи живых мертвецов». Надевай футболку и пойдем.

Уилл вышел за дверь. Джесси пожала плечами и надела его футболку, которая оказалась вполне по размеру. Разглаживая перед ладонями, шериф потерлась щекой о горловину и глубоко вдохнула. На лице появилось мечтательное выражение, но тут Джесси увидела, что я наблюдаю за ней, и напряглась. Я улыбнулась. Они оба такие милашки.

— Вернемся через несколько часов. Будь здесь. И попытайся остаться в целости и сохранности, ладно?

— Попытаюсь.

Я дождалась, когда заведется мотор. Затем зашуршал гравий, и вскоре шум отъезжающей машины затих вдали. Мгновение спустя я уже выскочила за дверь. С поднятым пистолетом, как и обещала. Сбежала по ступенькам и промчалась по двору, разделявшему бар и домик Дэмьена.

Воздух был теплым, небо — солнечным. Такие ленивые дни и называют бабьим летом, уж не знаю почему.

Я постучала. Нет ответа. Черт. А мне так хотелось послеполуденных ласк. Глянула на бар: в окне табличка «Закрыто». Возможно, Дэмьен еще спит. Разозлится ли он, если я войду?

Он парень. Ему будет все равно, даже если я разнесу все к чертям собачьим, при условии, что потом заберусь к нему в постель.

Я подергала за ручку. Открыто. Как удобно.

Переступив порог, я позвала Дэмьена по имени. Он не ответил.

В комнате было темно. Кровать не застелена. Я не видела, там он или нет.

Преодолела короткое расстояние и тронула бугор посреди матраса. Ничего, кроме подушек.

Медленно я обошла домик по кругу. Дэмьена не обнаружилось ни в гостиной, ни в столовой, ни в спальне. Дверь в ванную была открыта. Я быстро заглянула внутрь. Пусто.

Едва я решила по-тихому уйти, как по крыльцу раздался топот. Дверь распахнулась, и Дэмьен ввалился внутрь.

Он был одет так же, как при нашей первой встрече. Черные штаны, босиком, без рубашки. Грудь блестела от пота, волосы мерцали влагой. На мертвенно-бледном лице глаза светились почти желтым. Дэмьена словно лихорадило.

Он захлопнул дверь и прислонился к ней спиной. Несмотря на пот и усталый вид, он даже не запыхался.

Я вытащила пистолет и поспешила к окну.

— Где они?

— Кто?

— Те, кто за тобой гнались?

Дэмьен недоверчиво посмотрел на меня.

— Я бегал.

— Босиком?

— Ага.

Я быстро оглядела поляну, но там никого не появилось. Положила пистолет на столик поблизости.

— Паранойя, Ли?

— Вообще-то Параноичка — мое второе имя.

Дэмьен едва улыбнулся, и это обеспокоило меня даже больше, чем его бледная влажная кожа. Я шагнула к нему, и он сполз на пол.

— Дэмьен! — Я рухнула рядом на колени. — Что с тобой?

— Перебегал. Все будет хорошо.

— Сколько ты бегал?

Он покачал головой, не отвечая.

Я дотронулась до его лба. Прохладный. Но я все равно пошла в ванную и смочила полотенце холодной водой. Затем обтерла лицо Дэмьена, шею, грудь. Его сердце глухо стучало под кожей, слишком быстро в сравнении с частотой дыхания. Я встревожилась.

Дэмьен задрожал. Я не знала, что делать, поэтому лишь сдернула с кровати простыню и обернула вокруг его плеч. Затем подвинула его вперед, забралась ему за спину и прижала к себе.

Обняв за талию, я укачивала Дэмьена, пока дрожь не утихла, а сердцебиение не вернулось к нормальному ритму.

— Спасибо, — прошептал он. — Было жарче, чем я думал. И я убежал дальше, чем следовало.

Держа его в руках, успокаивая так, как когда-то малышей, я поняла, что все изменилось. Я вспомнила все, чего ждала от жизни: мужа, дом, семью. Внезапно захотелось, чтобы Дэмьен остался со мной навсегда.

Я напряглась. Нужно снова перевести все на секс, поэтому я запустила пальцы в его влажные шелковистые волосы. Дэмьен удовлетворенно вздохнул. Повернул голову, и я его поцеловала. Он замер.

— Тсс, — прошептала я, касаясь его рта губами.

— Я весь потный, Ли. От меня воняет.

— Мне все равно. — Знал бы он, где я бродила примерно час назад. — Потом примем душ.

— Потом?

Я вышла из-за спины Дэмьена, встала на колени между его ног и прошлась языком по груди. На вкус он был великолепен: как жаркая летняя ночь, песок, прибой, сила. Губы пропутешествовали ниже.

Мышцы его живота танцевали под моими поцелуями. Я потерлась лицом о растущий бугор в его штанах и лизнула выпуклость через черный хлопок.

— Ладно, — пророкотал Дэмьен. — Примем душ потом.

— Рада, что ты меня понял.

Поднимаясь, я сбросила ботинки и нож. По дороге к кровати избавилась от всего остального. Оказавшись в ней, я была уже обнажена, как и Дэмьен. Я даже не осознавала, что оголила перед ним спину, пока не легла на смятые простыни.

Дэмьен стоял рядом с постелью и смотрел на меня сверху вниз. По выражению его глаз я поняла, что он знает, к чему это все. Я доверяла ему, он был мне небезразличен. Я не должна, мне нельзя. Но это так.

Я дернулась вверх как чертик из табакерки и взяла его член в рот, осторожно прошлась зубами по всей длине, заставляя Дэмьена забыть обо всем, кроме наслаждения моментом. Это просто секс, как и должно быть.

Когда-то оральный секс был более интимным, чем соитие. Но нынче он вообще ничего не значит. Спасибо, мистер президент. Теперь все занимаются этим где ни попадя.

Я глубоко захватывала член Дэмьена, чувствовала, как он касается нёба. Дэмьен застонал, и это меня подбодрило. Я схватила его за бедра и задвигала туда-сюда, но он не собирался позволить мне довести его до финиша.

Дэмьен взял меня за плечи и отодвинул, затем уложил на постель и накрыл своим телом. В состоянии, до которого я его довела, я ожидала быстрого и страстного секса, но получила медленное нежное объятие. Он не стал врываться в меня, даже вообще не вошел, а угнездился между ног и принялся кончиками пальцев гладить меня по лицу.

— Дэмьен, — прорычала я.

— Тсс. — и снова повторил: — Тсс.

А потом поцеловал меня, и целовал долго-долго.

Существует искусство целоваться, и он в совершенстве его освоил. Я помню ласки своего парня в машине на первом курсе колледжа, в парке. Мы только целовались, но это возбуждало так, что на месте было не усидеть. Именно так я себя и чувствовала, когда меня целовал Дэмьен. Словно испытываю оргазм от малейшего движения его языка по кромке моего.

Я отвечала на поцелуй, снова запутываясь пальцами в волосах любовника. Наслаждалась вкусом его рта, прикосновением кожи к коже, смешением наших запахов.

Когда он скользнул внутрь, я была уже такой мокрой, что едва его чувствовала, пока он не прогнулся. Тогда я вскрикнула, чуть не вознесшись к вершине при первом же толчке.

— Посмотри на меня, — прошептал Дэмьен. — Я хочу видеть твои глаза в момент оргазма.

Я не хотела, но он перестал двигаться, а когда я пошевелилась, прижал меня к матрасу всем весом. Тело изнывало от желания. Я находилась на грани чего-то чудесного, и от меня требовалось лишь открыть глаза.

И я открыла.

Увиденное в его взгляде заставило меня замереть. Сердце грохотало, в груди болело. Он запечатлел на моих губах долгий поцелуй, а когда поднял голову, по моей щеке покатилась слеза.

— Я не хотел, чтобы ты плакала, — прошептал Дэмьен.

— Слишком поздно.

Он слизнул мои слезы, как уже однажды делал. Меня передернуло, когда кожу защипало от прикосновения его языка. Его дыхание овевало влажный след, превращая жар от слезы в холод. Дэмьен начал двигаться, и когда мое тело содрогнулось в оргазме, излился в меня. Мы посмотрели друг другу в глаза с пониманием.

Это больше не просто секс.

Когда все закончилось и пот наших тел остыл, Дэмьен перекатился набок, увлекая меня за собой. Я начала подниматься, но он меня не отпускал. Надо было уходить, но лежать рядом с ним было так хорошо, так правильно.

Он поцеловал меня в лоб, не говоря ни слова.

Ко мне вернулись мечты — хорошие, те, в которых у меня пятеро детей, большой дом в Топеке и муж, приходящий домой в шесть. Безнадежно, но именно этого я всегда хотела. С того самого дня, как получила в подарок первую куклу.

В свете моей нынешней жизни эти мечты были просто смешны. Я охотилась на оборотней. Купалась в крови. Прошла крещение огнем. Выживала с помощью ножа и пистолета. Но все же мечты никуда не делись. Дэмьен, очевидно, не привык вести оседлый образ жизни. По каким-то своим причинам он был кочевником и, вероятно, останется им навсегда.

Но, закрыв глаза, я словно воочию увидела светловолосых малышек и темноволосых пацанят, резвящихся на лужайке за белым забором из штакетника.

Теперь вы понимаете, почему я не разрешала себе ни с кем заниматься сексом после смерти Джимми?

Для меня секс ассоциировался с любовью, преданностью, совместной жизнью до самой смерти. Так меня воспитали. Единственный раз, когда я свернула с этого пути, привел лишь к разрушениям и смерти всех дорогих мне людей.

Дэмьен поцеловал мои волосы, и я прижалась крепче к его груди. Что если я все брошу и начну новую жизнь?

Я удивленно моргнула: ни о чем подобном я раньше не задумывалась. После Гектора моя жизнь вертелась вокруг лишь одной задачи: убить побольше волков и самой отправиться следом. Но смерть больше не казалась мне привлекательной, и это началось с того дня, как в моем мире появился Дэмьен.

Конечно, сначала я должна убить Гектора. Мне нельзя возвращаться к обычной жизни, пока он где-то здесь и ждет меня. Но как только он умрет…

Все станет возможным.


Глава 27

Внезапно меня пронзила мысль, от которой я тотчас напряглась и вырвалась из объятий Дэмьена. Мои мечты могли воплотиться в реальность, и гораздо быстрее, чем я ожидала.

— Ты не надел презерватив! — воскликнула я.

Дэмьен и глазом не моргнул. Не чертыхнулся, не стал причитать, не убежал, не сделал ничего из того, что в таких случаях обычно делают мужчины.

— Знаю.

— Знаешь? — Я села в постели. — И как, черт побери, это следует понимать? Ты ведь мог сделать мне ребенка, болван ты несчастный.

— Нет, — вздохнул он. — Не мог. Вернее, не могу. И не смогу.

На этот раз он выругался и, взъерошив волосы, поднялся с кровати.

— Прости. Сейчас, вероятно, не самый удачный момент для таких откровений, но от меня ты не забеременеешь.

— Почему?

— Мне сказали, что с точки зрения медицины это невозможно.

Мне хотелось спросить: «Кто сказал? Когда? Ты показывался специалисту? В чем конкретно проблема?»

Но Дэмьен стоял, понурив голову, точно ожидал града вопросов, на которые не хотел отвечать, поэтому я промолчала. Я и сама не любила рассказывать о своем шраме, а Дэмьен, вероятно, не горит желанием обсуждать свои. И я принимала такую позицию.

— Что ж, прощайте мечты о заборе из белого штакетника, — горько усмехнулась я.

Все равно это были глупые мечты.

Встрепенувшись, Дэмьен прищурил глаза. Он был чертовски проницательным. Но не успел он и рта раскрыть, как я выпалила:

— Зачем же ты надевал презерватив в наш первый раз и потом?

— Беременность — не единственное, от чего он защищает.

Понятное дело. Теперь уже чертыхнулась я.

— Насчет меня не беспокойся, — поспешно заверил Дэмьен. — Я чист, клянусь.

— Я тоже, — шепнула я.

Повисло молчание. Разговоры на медицинские темы сгубили всю романтику. Кто бы мог подумать?

— Ли?

— М-м-м?

— Я люблю тебя.

Я опешила и несколько мгновений просто смотрела на Дэмьена.

— Ты... ты не можешь меня любить. Мы ведь едва знакомы.

— Я всю жизнь тебя ждал, — произнес он с печальной улыбкой.

— Глупость какая-то.

— Знаю.

— Ты ослеплен классным сексом.

— Нет, Ли. Я ослеплен тобой.

Я не знала, что на это ответить, поэтому промолчала. Дэмьен опустился на кровать и провел ладонью по кончикам моих коротко стриженых волос.

— Я всегда был уверен, что когда повстречаю ту единственную, что предназначена мне судьбой, то узнаю ее с первого взгляда. И оказался прав.

— Ты ничего обо мне не знаешь.

— Ошибаешься. Я знаю, что ты храбрая, сильная и преданная.

— Как будто лабрадора описываешь.

Дэмьен пропустил мое ворчание мимо ушей.

— Ты сексуальная, милая и неравнодушная. Красивая и немного печальная. Я хочу, чтобы ты доверилась мне и рассказала, о чем украдкой вздыхаешь.

Неужели вздыхаю? Возможно. Мне бы тоже хотелось довериться Дэмьену. Но если я раскрою ему свои тайны, то придется его убить.

Ха-ха.

— У тебя есть свои секреты, Дэмьен.

— Да, есть.

— Собираешься доверить их мне?

— Не могу.

Получается, мы с ним в одной лодке. Фигурально выражаясь.

Я взяла его за руку и, дотронувшись пальцем до серебряного кольца, вспомнила слова Джесси о пожирателе силы. Но разве я могла спросить у Дэмьена, не оборотень ли он? Ведь это совсем не то же самое, что поинтересоваться, женат ли он, разведен или в настоящее время свободен.

Я не ощущала в нем оборотня. Понимаю, это странно звучит, но у этих тварей злые сердца. Конечно, они не изначально такие. Начинают они как обычные люди, как вы или я. Но вирус, занесенный укусом, меняет человека как физически, так и духовно. И, несмотря на человеческий облик, внутри у них сидит демон, который так и рвется наружу.

За долгие ночи на службе я бессчетное множество раз в этом убеждалась. Демоны живут повсюду.

Мог ли Дэмьен любить меня, если в сердце его пылала ненависть? Нет, едва ли. Но я угадывала любовь в его глазах. Я уже встречала похожий взгляд. Вот уж не думала, что когда-нибудь мне доведется увидеть его снова.

Я хотела сказать Дэмьену, что тоже его люблю, но не могла. По крайней мере до тех пор, пока живо мое прошлое.

Прикоснувшись пальцами к моим губам, он покачал головой.

— Как насчет обещанного душа?

Улыбнувшись, я поцеловала его руку, сжала ее и повела Дэмьена в душ.

А потом оставила спящим в кровати. В душе мы опять занимались любовью. На плечах у Дэмьена остались царапины, а на шее — след от моих зубов. Полагаю, что теперь я не вправе подтрунивать над Джесси с Уиллом.


* * * * *

Я успела заскочить в свою комнату и переодеться, и когда Уилл на «джипе» подкатил к бару, забралась на заднее сиденье.

— Что, служебного муниципального транспорта Кроу-Вэлли сегодня не будет? — поинтересовалась я.

Уилл покачал головой.

— Коре не понравится, если перед ее домом остановится полицейский автомобиль. Соседи начнут гадать, что она натворила на этот раз.

На этот раз?

С каждой минутой мне все больше хотелось встретиться с Корой Копвэй.

— Чем ты без нас занималась? — спросила Джесси.

— Спала.

Оглянувшись через плечо, Джесси подмигнула:

— Мы тоже.

Я не смогла сдержать улыбки. Давно прошли те времена, когда у меня водились подруги. В той прежней жизни мы с Джесси, возможно, никогда бы не встретились и не подружились. Что стало бы огромной потерей, ведь Джесси нравилась мне больше, чем я могла бы выразить словами.

— Как плечо? — спросила я.

— Жить буду.

— Болит?

— Да, но по крайней мере это не та рука, в которой я держу пистолет.

Да уж, в жизненно важных вопросах на Джесси можно положиться.

Она развернулась спиной к окну и, слегка поморщившись от боли, сказала:

— Я разговаривала с Элвудом.

Ой-ой.

— Он расспросил всех приятелей, поговорил с работниками бензоколонки и агентами по продаже недвижимости, в общем, со всеми, кто мог заприметить в городе нового человека. Гектора никто не видел.

Я нахмурилась. Как-то странно.

— Это вовсе не означает, что ты сумасшедшая, — поспешно заверила меня Джесси. — Просто он старается держаться в тени.

Впервые за долгое время я не чувствовала себя сумасшедшей. Я чувствовала себя... хорошо. И все думала: «Что, если?..»

Что, если я убью Гектора?

Что, если Дэмьен по-настоящему любит меня?

Что, если я люблю его?

Он не подарит мне детей. Если верить его словам. Но медицина не стоит на месте. Что, если его можно вылечить?

Тогда все, о чем я мечтала, может осуществиться.

— Ли?

Я сфокусировала взгляд на Джесси. Она казалась встревоженной.

— Ты здесь? Со мной?

— Прости. Ты что-то сказала?

Она закатила глаза:

— Отвлекись от своих постельных мыслей и послушай меня. Даже если наш белый волк не Гектор, мы все равно должны отыскать и убить эту тварь.

— Полностью с тобой солидарна.

— И если это все-таки не Гектор, мы будем охотиться, пока не отыщем нужного белого волка — где бы он ни был и сколько бы времени нам не/ни потребовалось.

— Хорошо.

Отвернувшись к ветровому стеклу, Джесси покачала головой:

— А еще меня называла гусыней!

Услышь я раньше такие слова, непременно бы разозлилась. А сейчас мне всего лишь хотелось смеяться.

Мы подъехали к жилищу Коры. Маленький бревенчатый домик, окруженный высокими хвойными деревьями, словно сошел со страниц сказки о Гензеле и Гретель. Надеюсь, что Кора не ведьма.

Не успели мы постучать, как дверь распахнулась. Кора Копвэй не была похожа на ведьму. Не то чтобы я знала хоть одну.

Она оказалась высокой, стройной, с гладкими черными волосами, в которых едва проглядывала седина, и лицом, наделенным неподвластной возрасту красотой. Этой женщине пришлось многое повидать — и хорошее, и плохое, и нечто среднее между тем и другим, — и все это наложило на нее отпечаток.

На Коре была белоснежная футболка, заправленная в длинную пеструю юбку. Руки были унизаны кольцами, а еще два серебряных украшения блестели на пальцах ног. В одном ухе покачивались три, а в другом две серьги; на тонких запястьях позвякивали браслеты.

Без тени улыбки знахарка окинула нас серьезным взглядом темных глаз, а затем развернулась и исчезла в глубине дома, оставив дверь открытой.

— Я думала, она старая, — прошептала Джесси.

— Так и есть, — зашептал ей в ответ Уилл. — Просто мой народ стареет красиво, в отличие от вашего.

Пнув Уилла в лодыжку, Джесси вошла за ним в дом, который оказался настоящим музеем.

Произведения индейского искусства висели на стенах, стояли на полках и столах. Я не знала авторов этих работ, но большинство картин и скульптур изображали животных: медведей, лосей, птиц, койотов и, разумеется, волков.

На одной из полок я заметила фигурку качина-куклы[17], которая, насколько мне известно, не является традиционной для оджибве. Видимо, в коллекции Коры представлены все североамериканские племена. Я бы с удовольствием всё здесь внимательно рассмотрела, но время поджимало.

Тут и там горели свечи, что-то курилось в глиняной чаше. В комнате пахло свежескошенной травой и морозной свежестью зимней ночи. Разве такое возможно?

Жестом Кора пригласила нас сесть. В предметах мебели сочетались цвета земли и закатного неба: красно-коричневый, песчаный, лазоревый, ярко-оранжевый. Эта комната и успокаивала, и заряжала энергией.

Кора села на стул с прямой спинкой напротив дубового кофейного столика, на котором стояла одинокая дымящаяся чаша лососевого цвета. Теперь, с близкого расстояния, я рассмотрела, что в центре чаши теплится крошечное пламя, вокруг которого разложено что-то вроде травы. Так и пожар устроить недолго.

Кора продолжала изучать нас с тем же бесстрастным выражением лица. Мне казалось, что она видит меня насквозь и читает мои мысли. Я отчаянно старалась облечь их в приличную форму. Но чем больше старалась, тем более неприличными они становились.

А что я хотела после того, как провела этот день?

— Слышала, вы знаете все о всяких там сверхъестественных штуках? — выпалила Джесси.

Уилл издал многострадальный вздох.

— Джесс, — предостерег он, — молчи, пока тебя не спросят.

Джесси посмотрела на него исподлобья:

— Ты что, смеешься надо мной?

Уилл прищурил глаза, и — что удивительно — Джесси тут же села на диван, скрестила руки на груди, закинула ногу на ногу и замолчала.

— Простите, накомис[18]. Она не ведает, что творит.

Коротким кивком Кора приняла извинения. Серьги ее покачнулись, запутавшись в длинных черных волосах. В комнате снова воцарилась тишина.

— У тебя есть отметина, — тихо сказала Кора, обратив взгляд ко мне.

Я вздрогнула, и мой шрам вновь заныл, а ведь с самого утра он пребывал в блаженном покое.

— Отметина демона. Ты принадлежишь ему. Он пришел за тобой.

Джесси бросила на меня встревоженный взгляд. А я как зачарованная смотрела в глаза Коры. Как она узнала?

— Ты не говорил, что она телепат, Ловкач.

— Я то, что я есть, — произнесла Кора, не сводя с меня глаз. — Тебе лучше послушать.

— Я бы с радостью, — откликнулась Джесси, — если бы вы рассказали нам что-нибудь новое. Она помечена дьяволом, он пришел — все это нам известно.

— Уильям, твою женщину следует научить молчанию.

— Удачи, — вздохнул Уилл.

Кора потянулась к карману юбки, а затем сделала неуловимое движение в сторону чаши посреди стола. Пламя взвилось чуть ли не до потолка.

Джесси закашлялась, а когда кашель стих, открыла рот, но не проронила ни звука.

— Ой-ой, — посетовал Уилл.

Кора лишь улыбнулась.

Джесси схватилась за горло, потрясла головой и принялась гримасничать.

— Голос вернется, когда ты покинешь мой дом, а до той поры веди себя тихо по доброй воле, или тебя заставлю я.

Джесси застыла и, снова усевшись на диван, взяла Уилла за руку. Он крепко сжал ее пальцы.

— Что вы хотите узнать? — спросила Кора.

— Вы слышали легенду о пожирателе силы?

— Конечно. Вендиго, который перерождается в нечто большее.

— Что еще?

— Пожиратель жаждет силы, — пожала она плечами. — Он никогда не сможет ею насытиться. Он — высшая форма оборотня.

— Что именно это означает? — спросила я.

— Чем больше силы вбирает в себя вендиго, тем большими способностями обладает. Он может принимать любую форму в любое время в любом месте.

— Звучит невесело, — заметила я.

Уилл жестом призвал меня к молчанию.

— Вы имеете в виду, что пожиратель силы может превращаться не только в волка?

— Конечно.

— В дневное время?

— Несомненно.

Джесси, Уилл и я дружно переглянулись. Так вот почему я видела белого волка при свете дня. Я кое-что вспомнила:

— Может ли пожиратель силы менять цвет своей шерсти?

Склонив голову, Кора задумалась.

— Я о таком не слышала, но почему бы и нет?

Иными словами, два наших оборотня-убийцы на поверку могут оказаться одним и тем же волком.

— На ваш взгляд, накомис, отчего человек превращается в зверя?

— Его проклинает великая тайна.

— А есть иной путь?

— Возможно.

Кора встала и пошла, вернее, поплыла — такую плавную походку нельзя назвать обычной ходьбой — к книжному шкафу, с полки которого сняла увесистый том. Уилл вскочил и, устремившись к Коре, забрал у нее книгу и отнес к столу.

На обложке, сделанной, вероятно, из натуральной кожи, не значилось никакого названия. Кора раскрыла книгу на середине, и ссохшиеся от старости страницы затрещали.

— Если человек хочет стать вендиго, ему следует съесть плоть своего врага.

Я фыркнула. Враги Гектора — хрупкие блондинки?

Внезапно меня осенило. Его мать! Она была блондинкой, и она его бросила. Гектор так и не простил обиды.

— А потом что? — спросила я осипшим голосом.

— Потом ему следует призвать силы тьмы, чтобы они превратили его в зверя.

— Как призываются силы тьмы?

— Есть разные способы, но самый распространенный — пятиконечная звезда.

Я резко выпрямилась.

— Пентаграмма?

— Да.

Джесси вытаращила глаза.

— Как действует пентаграмма?

— Тому, кто хочет превратиться, нужно нанести пентаграмму на свое тело — на важную его часть.

Словно по волшебству, перед глазами предстала грудь Гектора: черная блестящая пентаграмма помещалась строго над его сердцем.

— А потом? — прошептала я.

— Потом он призывает злых маниту сотворить из него вендиго.

— Злых маниту? — вмешался Уилл. — Мачи-овишук?

— Возможно. И в этом мире, и в потустороннем существует множество злых маниту.

— И эти злые маниту, — не отступала я, — превращают его в вендиго? Вот так вот запросто?

— В обмен на жертвоприношение.

— Какое? — спросила я, хотя уже знала ответ.

Гектор превратился в вендиго, пообещав убить мою семью.


Глава 28

— Жертвоприношение — это кровь, смерть, слезы.

— Все как обычно, — проворчала я.

— Разумеется, вы не стали бы изводить меня такими расспросами, чтобы как-то скоротать свободный денек, — сказала Кора. — Грядет кровавая луна, и пожиратель силы разгуливает на свободе.

— Да, накомис.

— Вы хотите узнать, как его уничтожить?

— Это нам очень поможет…

— Постойте, — перебила я. — Почему кровавая луна? Почему именно с ее восходом тогда? Почему в ту же самую ночь теперь?

Кора перевела на меня спокойный взгляд:

— Это время обладает силой. В ту ночь он превратился в нечто большее, чем человек, в эту же станет существом большим, чем зверь.

— Я не совсем понимаю, — сказал Уилл. — Стать вендиго можно только в ночь кровавой луны?

— Это наилучшая пора для подобных обрядов.

— Почему?

— Ты знаешь историю охотничьей луны? Почему она называется кровавой?

Я знаю. Изучению октябрьского полнолуния я посвятила множество ночей.

— В давние времена люди охотились, запасая на зиму мясо, — начала я рассказ. — Охотничью луну прозвали кровавой из-за обилия крови, пролитой в эту единственную ночь.

— А когда проливаются реки крови, земля испускает крик, — продолжила Кора. — Так много душ переходит к великой тайне. Пусть и необходимые для выживания, смерти эти создают превосходную ауру для злодеяний.

— Замечательно, — пробормотала я. — И все же, как нам его убить?

— Серебро подействует? — спросил Кадотт.

— Серебро всегда действует.

Мы втроем облегченно вздохнули.

— Но порой с переменным успехом.

Джесси сделала неприличный жест. Уилл схватил и сжал ее пальцы.

— Я не понимаю, — сказал он.

— С помощью серебра можно убить вендиго и, скорее всего, пожирателя силы. Но убить верховного альфу? Не знаю. Прежде им никто не становился.

— Никогда? — уточнил Уилл.

— Не так-то просто соблюсти все условия, чтобы стать таким существом. Человек превращается в монстра, а тот в свою очередь в зверя. Зверь становится все сильнее и сильнее, пока не взойдет на предпоследнюю ступень, а затем и на высшую.

— Словно на пьедестал за медалью, — пробубнила я.

Джесси фыркнула. Кора потянулась к другому карману, и я поспешно прикрыла рот рукой.

— Что происходит в ночь охотничьей луны? — поинтересовался Уилл.

— Если пожиратель накопит необходимую силу...

— Силу сотни оборотней.

— Да. Тогда он превратится в верховного альфу.

— Как?

Кора нахмурилась:

— Как-то.

— И все? — спросила я.

Кора повернулась к Уиллу:

— Что значит «и все»?

— Магия, — пожал он плечами. — Сейчас он пожиратель силы, а через минуту уже верховный альфа? Никаких ритуалов? Никаких новых жертвоприношений?

— Ах да. Потребуется еще одна жертва.

— Кровь, смерть, слезы? — спросила я. — Опять?

Кора сдвинула брови:

— Видимо, так, но я не встречала об этом упоминаний. Я проверю записи и сообщу, если найду что-то полезное.

Джесси раздраженно запыхтела, но ее оставили без внимания.

— Буду вам очень признателен, накомис. Мне не хочется вас торопить, но луна растет с каждым днем.

— Понимаю.

Мы поднялись, и Кора проводила нас до двери. Стоя на пороге, я поблагодарила хозяйку. Она улыбнулась и положила руку на мое больное плечо.

— Это пустяки, — тихо произнесла Кора. — Вливая в метку силу, ты позволяешь ему победить.

Эта вселяющая страх женщина была права. Тем не менее, когда шрам пронзает такая жгучая боль, словно режут живьем, забыть о нем довольно проблематично.

Джесси покашляла и указала пальцем на рот. Совсем как Скуби. Мне даже захотелось бросить ей печенюшку.

Кора щелкнула пальцами, и Джесси начала говорить, будто и не умолкала:

— ...вы себе думаете? Что за дела? — Она обратилась ко мне: — Я думала, ты на моей стороне! — И тут же напустилась она на Кадотта: — А ты!..

— У вас не осталось того порошка, накомис?

Кора улыбнулась и вывернула карманы. Они оказались пусты.


* * * * *

— Она правда жуткая? — спросила Джесси. — Или мне одной так показалось?

— Жуткая, — согласилась я.

Мы поехали обратно в Кроу-Вэлли. Всю дорогу Джесси пилила Уилла, пока он наконец не заметил:

— Я ведь предупреждал: веди себя смирно.

Джесси тут же умолкла, точно под действием волшебного порошка. Если этот порошок существовал в действительности. В этом я уже не была уверена.

— Итак, дети, что нового мы узнали? — спросила Джесси.

— В ночь кровавой луны нам будет не до веселья.

— Это я и так знала.

Как и я.

— Гектор стал вендиго два года назад, пообещав принести в жертву злу жизни твоих родных.

И об этом я знала, но все же вздрогнула, услышав из чужих уст. Джесси смотрела в ветровое стекло и ничего не заметила, зато Уилл перехватил мой взгляд в зеркале заднего вида.

— Джесс! — упрекнул он.

— А?

— Все хорошо, — поспешно заверила я. — Нам нужно во всем разобраться.

Покосившись на меня, Джесси нахмурилась, пожала плечами и снова заговорила:

— Мне по-прежнему нравится мысль перебить их всех до единого.

— И мне тоже, — согласилась я.

— Кто знает? Может, нам повезет, и мы нечаянно прихлопнем Гектора.

— Может быть.

Но я бы на это не рассчитывала.

— О чем еще ты подумала, пока вещала эта сестра Жуть[19]? — спросила Джесси.

Я поведала им свою теорию насчет врагов Гектора — миниатюрных блондинок.

Джесси задумалась.

— Это имело бы смысл, кабы не одна загвоздка.

— Какая?

— Почему он тебя не убил?

Отличный вопрос.

— Полагаю, мы можем спросить об этом у Гектора, как только его отыщем. Или можем сразу прикончить его, наплевав на вопросы.

— Выбираю второй вариант.

— Я тоже.

Мы обсудили все, что узнали от Коры, но ни одной светлой мысли, как убить пожирателя силы до восхода охотничьей луны, у нас не возникло. В ожидании известий от Коры нам оставалось только отстреливать волков и надеяться на везение.

План, конечно, не бог весть какой, но другого все равно не имелось.

Когда мы подъехали к бару, луна уже взошла и вокруг все гудело. Изо всех окон вырывались привычные ритмы джаза. Хорошо, что я сплю днем. Время от времени.

— Я хочу вернуться домой и кое-что изучить, — сказал Уилл.

Джесси достала ружье и патроны из багажника.

— Ли подбросит меня домой. Да?

Я кивнула. Уилл уехал, взметнув в воздух пыль и гравий.

Я взглянула на дверь бара, сопротивляясь порыву войти внутрь, сказать «привет» и поцеловать Дэмьена. С таким камнем на шее, как Джесси, не разгуляешься.

— Схожу за боеприпасами. — Я взбежала наверх, в свою комнату.

Джесси увязалась следом.

— Кто-то из нас должен все рассказать Манденауэру.

Она была права. Я набрала номер Эдварда, но никто не ответил, поэтому я оставила сообщение, описав наш визит к Коре. Также подробно рассказала о шахте, спросив Эдварда, что он по этому поводу думает, и закончила монолог вопросом: «Мы все еще не обнаружили их логово. Есть какие-нибудь предположения?»

Когда я наконец положила трубку, Джесси вздернула бровь.

— Что-то не так? — спросила я.

— Ты не сказала ему.

— Нет, сказала. Ты слышала.

— Ты умолчала о Гекторе.

— Мы не уверены, что это он.

— Я уверена.

Что ж, хоть кто-то из нас уверен.

— Ты должна была все ему рассказать, Ли, — тихо заметила Джесси.

— Нет. И я не хочу, чтобы это делала ты.

Мое прежнее желание, чтобы Эдвард вернулся и помог мне, внезапно сменилось новым: чтобы он оставался как можно дальше отсюда. Если наш пожиратель силы окажется Гектором, он захочет жестоко покарать человека, который отнял меня у него.

— Эдвард поручил мне самой разбираться с этой историей. И я разберусь.

Окинув меня долгим взглядом, Джесси кивнула. Чувство было такое, будто она без слов поняла, о чем я думаю. И эта женщина еще Кору Копвэй называла жуткой.

Не откладывая дело в долгий ящик, мы с Джесси отправились в лес. Мне полагалось тренировать свою подопечную, но, говоря откровенно, Джесси уже прошла подготовку. Она отличный следопыт — мне до нее расти и расти — и уже сталкивалась с оборотнями. Все, чему я могла ее научить, она уже знала. Когда мы покончим с этой историей, Джесси с легкостью сможет взяться за собственное задание.

Ночной улов был небогат, если можно так назвать четырех убитых оборотней и пару осечек. Но ни белого, ни бурого волка мы не встретили.

Больше часа мы безуспешно преследовали мелькнувших вдалеке волчиц. Их след оборвался примерно в полумиле от бара, и мы решили свернуть вылазку, хотя рассвет еще не наступил. Мы сели в мою машину, и я повезла Джесси в город.

— Пять дней до полнолуния, — сообщила она.

— Я умею считать.

— Брюзжишь от нехватки сна или секса?

Я не стала утруждаться ответом.

— Помнишь, что сказала колдунья? Это существо обладает такими способностями, о которых мы даже не подозреваем.

— О чем ты?

— Гектором может оказаться Дэмьен.

Я чуть не съехала с дороги.

— Ты не подумала об этом, да?

— Она сказала, что он способен превращаться в различных животных, в волков различного окраса и изменяться днем. Она вовсе не говорила, что он может быть двумя разными людьми.

— Но и обратного она не говорила.

Но ведь умозаключения Джесси не могут быть правдой, верно?

Не совсем.

— Я смотрела в глаза Гектора. В них жило безумие. Тогда я этого не понимала, а теперь понимаю.

— Гектор не был оборотнем до ночи гибели твоей семьи. Он был обычным человеком.

— Он был серийным убийцей. Каннибалом. Разве может зло, подобное этому, не отразиться во взгляде?

— Видела когда-нибудь фотографию Банди[20]? Или Дамера? Эдакие симпатичные парни.

Джесси была права.

Но я видела в Гекторе проявления зла. Точно знаю, видела. Эта правда не была порождением одних лишь моих кошмаров. А в глазах Дэмьена я видела любовь, а еще печаль, раскаяние и отголоски вины.

Черт!

Мы подъехали к дому Джесси.

— Будь осторожна, — напутствовала она.

— Я всегда осторожна.

Она вздернула брови, но, хвала небесам, воздержалась от комментария. Дождавшись, когда дверь подъезда плотно захлопнулась за Джесси, я развернулась и поехала к себе.

Я хотела, чтобы охотничья луна наступила сегодня. Хотела покончить с этой историей. Хотела вернуться к жизни. Или по крайней мере понять, что пути назад нет.

Я заглушила двигатель и услышала, как что-то стукнуло по капоту. Подняв глаза, я встретилась взглядом с волком.

Глухой удар по крыше, а затем еще один по багажнику — значит, зверь пришел не один. Всё новые волки со вздыбленной шерстью выбегали из леса и бежали в мою сторону.

Я потянулась к заднему сиденью за ружьем. Волк на капоте — огромная серая тварь — зарычал.

— Что, съел? — промурлыкала я.

Он пробил головой ветровое стекло, и внутрь полетели осколки. Другие монстры тоже ринулись в атаку, и меня всю засыпало битым стеклом.

Вздрогнув, я рефлекторно пригнулась, но затем вспомнила об оружии и выстрелила серому волку в грудь. Из раны вырвалось ослепительное пламя. Что-то мелькнуло справа — другой зверь пробирался в боковое окно. Беглый взгляд в зеркало заднего вида показал еще одну тварь, залезавшую сзади.

Свой «глок» я оставила в багажнике — для охоты в лесу он не годился — и теперь проклинала длинное неудобное ружье, с которым приходилось возиться. Но другого оружия под рукой не было, если не считать спрятанного за голенищем ножа.

Горячее дыхание обожгло щеку. Я обернулась и увидела волка, который рычал в слишком узкую для него дыру в окне водительской двери. Он отскочил назад, изготовившись снова ударить, и тут я в него выстрелила. К сожалению, этой пулей я окончательно высадила стекло. Дело принимало скверный оборот.

Снова удар — на капот запрыгнул бурый волк. Неужели Гектор? Или кто-то другой?

Трудно сказать. Волк смотрел куда-то поверх моей головы. Сколько же их там, на крыше?

Зверь поднял голову и завыл. Сородичи его замерли.

Что он им сказал? Что я его собственность? Пусть сколько угодно лелеет надежду, но я уже поклялась, что это не повторится. Проверила запас патронов: на нескольких тварей хватит и еще один для себя останется.

Бурый волк забрался на крышу, и все остальные бросились наутек. На заполненной машинами стоянке не было ни души. Из бара по-прежнему доносились раскаты джаза. Никто не услышал волчий призыв. А даже если и услышал, то не обратил внимания, ведь волки завывали в этом лесу каждый чертов день.

Внезапно бурый волк соскочил с крыши. Приземлившись на землю, он побежал за остальными и скрылся в чаще деревьев. Я осталась одна с разбитой машиной и заряженным ружьем.

Что еще мне оставалось делать? Я открыла дверь и последовала за тварями в лес.

Наверное, это было не самое мудрое решение, но, как я уже говорила, мне хотелось покончить с этой историей.

Небо окрасили первые проблески рассвета, и волки, надо думать, отправились в свое логово. Быть может, именно к этому призывал их бурый собрат?

Мол, не «оставьте ее в покое», а «рвите когти, пока не превратились».

От волнения у меня перехватило дыхание. Вдруг я найду их логово? Тогда выйдет спасти себя, друзей, весь мир. Неплохой результат для одной ночи работы.

Я слышала, как волки стремительно удаляются. Если они хотели оторваться от меня, то им удалось. Никогда не умела быстро передвигаться.

Спустя несколько минут звук их тяжелого дыхания затих, как и вой, и треск кустарника, через который они продирались. Я слышала лишь шелест листвы да щебет ранних пташек.

Внезапно птицы перестали чирикать. По спине пробежал холодок, и мгновение спустя из-за деревьев слева от меня выскочил палевый волк. Я и шагу не успела ступить, как он обрушился на меня и повалил на спину.

Я выронила ружье, и руки оказались свободны, но огромный зверь подмял их под меня не хуже заправского рестлера. Я собралась с духом, ожидая, что вот-вот распрощаюсь с горлом. Ничего не случилось.

Я медленно открыла глаза. Волк лежал у меня на груди и, высунув язык, скалился мне в лицо, словно большой глупый пес. Затем он лизнул меня, обслюнявив от шеи до лба. Его дыхание пахло кровью. Теперь ею смердело и от меня.

Раздавшийся вой поплыл к заходящей луне. Волк встрепенулся, прислушиваясь к затихающему звуку. Взглянул на меня уже по-другому. Зарычал, отстраняясь назад для удара. Вот оно.

Ап!

Монстр взвизгнул, когда его оттащили прочь. Освободившись, я тут же вскочила. Бурый волк убил своего собрата, одним беспощадным рывком разорвав ему глотку. Настоящий мастер своего дела.

Кровь окропила землю, словно в абсурдном скетче комиков из труппы «Монти Пайтон». Я повернулась и, отыскав потерянное оружие, вцепилась в него, точно в буй посреди безбрежного океана. Когда я развернулась с ружьем наперевес, единственный оставшийся на поляне волк был мертв, а в чащу леса тянулся кровавый след.

Через несколько сотен ярдов след исчезал. Но я слышала, как волк поспешно отступает, продираясь сквозь подлесок. Время работало против него.

Я бросилась на поляну и заметила оборотня: солнце золотистыми бликами пронизывало его шерсть. Он взвыл, точно от боли, а ведь я еще даже не выстрелила.

Мне доводилось наблюдать, как люди превращаются в волков, но я ни разу не видела обратного процесса. Неприятное зрелище. Судороги, хрипы, какое-то хлюпанье, хруст костей и скрип растягивающихся мышц. Я стояла, зачарованная, потрясенная и напуганная увиденным. Мне знаком этот зад. 


Глава 29

Дэмьен Фицджеральд поднялся с четверенек и выпрямился во весь рост. Полностью обнаженный, он поблескивал в лучах раннего утреннего солнца. Но меня это зрелище совсем не впечатлило.

У меня тряслись руки, сердце выскакивало из груди, а глаза застилала пелена. Я снова это сделала — переспала с монстром.

Да что со мной такое?

— Ли… — начал Дэмьен и шагнул ко мне.

Я выстрелила, и пуля взметнула фонтанчик земли у его ног. Дэмьен колебался только долю секунды, а потом быстро зашагал вперед, пока не оказался в опасной близости от меня.

И почему я его не пристрелила? Он был врагом. Он мог быть кем угодно, а мог оказаться избранным. Палец напрягся на спусковом крючке.

Дэмьен схватил ружье за ствол и направил себе в грудь — прямо туда, где располагалось бы сердце, будь оно у него.

— Думаешь, мне не все равно? — спросил он. — Выстрелив, ты только окажешь мне услугу.

Я нахмурилась, вспомнив поведение бурого оборотня в первую ночь нашей встречи. Еще подумала тогда, что тот волк хотел пасть жертвой пули. И, похоже, была права.

— Ли, если ты меня ненавидишь, тогда просто пристрели. Ты — единственное, ради чего мне стоит жить.

Заглянув Дэмьену в глаза, я снова увидела любовь и испугалась: настоящее ли это чувство или очередной обман?

Подкатив комом к горлу, опять воскресли мои глупые мечты. Ведь я представляла, что проведу с этим мужчиной всю жизнь. Создам семью. Рожу детей.

Во рту появился привкус рвоты — в последний раз Дэмьен не надел презерватив. И что бы это значило?

Я резко сорвалась с места — через лес, туда, откуда пришла. Подальше от Дэмьена и всех тех создающих путаницу и разбивающих сердце чувств, которые он во мне вызывал. Я добежала до своей разбитой вдребезги машины.

Идти было некуда — ну разве что в свою комнату. Что я и сделала.

Ни сообщений на голосовой почте, ни электронных писем, требующих ответа. Я бродила по комнате, пытаясь найти хоть что-то, чем можно занять мозги. Но безуспешно.

Все мысли были только о Дэмьене. Он оборотень.

Я ожидала, что почувствую ненависть и отвращение: обычно они переполняли меня, стоило только подумать о тварях. Но не в этот раз. В голову лезли воспоминания о том, как я прикасалась к Дэмьену, как обнимала и целовала его. Я его полюбила. Почему все так обернулось?

В отчаянии я вытащила фото Джимми, потом фотографии родителей, брата и сестры. Подушечками пальцев коснулась лиц и вслух произнесла имена:

— Эмили, Грег, Кэрол и Дэн Тайлеры. Джеймс Ренквист.

Все они погибли из-за меня. И монстров.

Я поклялась уничтожить всех оборотней, но не сдержала слова. Пока что.

Притащив стул, я поставила его напротив двери, уселась и стала ждать, положив на ноги ружье. Ожидание продлилось недолго.

Щелкнул замок, и дверь распахнулась. В проеме возник силуэт Дэмьена. По крайней мере он нашел свою одежду. Будет ли его тело отвлекать меня даже сейчас? Мне не хотелось знать.

— Черт тебя возьми, — ругнулась я.

— Слишком поздно. — Дэмьен зашел в комнату и закрыл дверь.

Его слова напомнили мне о природе оборотней. Они прокляты, обречены и одержимы злым духом. Так что с ним не так?

— Кто ты и что ты? — спросила я.

— Я тебе уже говорил. И ты видела, в кого я могу превращаться.

— Ты меня обманул.

— Вообще-то, нет. Ты знала, что у меня есть секреты. Теперь мне скрывать нечего.

Я фыркнула:

— Секущиеся кончики волос, Дэмьен?

— Все шутим, Ли?

— Ты Гектор Менендес?

— По-твоему, я на него похож? — Дэмьен удивленно поднял брови.

Если он и лгал, то делал это умеючи. Правда, Гектор тоже тот еще мастер вранья.

— Ты оборотень, — обвинительным тоном сказала я.

— Я никогда этого не отрицал. А какое у тебя оправдание?

— Не понимаю, о чем ты.

— ДПР? Бешенство? Да ладно. Ты ягер-зухер.

Вот вам и тайное общество охотников на монстров! Не то чтобы оборотни не знали, что на них охотятся — они просто не были в курсе, кто именно. Увидев лицо своего преследователя, они обычно умирали через несколько мгновений. Конечно, парочке тварей всегда удавалось ускользнуть, а после неудачи в Миниве было трудно сказать, сколько из них знают о нас больше, чем нам того хотелось.

— Тут все знают, кто я?

— Конечно, нет, — ответил Дэмьен. — Они бы тебя уже убили. Я сказал им, что ты та, за кого себя выдаешь. Кроме того, никто бы не поверил, что ягер-зухер будет спать с врагом.

— Я бы точно не поверила, — пробормотала я. — И когда ты об этом узнал?

— В день твоего приезда, — ответил Дэмьен. — Джесси тоже в ваших рядах. — Он наклонил голову. — Насчет Кадотта не уверен — от него не пахнет ружьями и смертью, но он явно в деле.

— Почему же ты не попытался покончить со мной, если знал, что я пришла тебя убить?

Дэмьен прислонился к стене, сложив руки на груди. Его рубашка опять была расстегнута. Из кармана торчала сигарета — думаю, рак ему не страшен. Счастливчик!

— Подумал, что если ты будешь поблизости, я смогу за тобой приглядывать. Лучше держать врага перед глазами, чем не знать о нем.

Враг? Почему-то слово ранило, хоть и было правдой.

— Кроме того, зачем мне убивать того, кто делает ту же работу, что и я?

— И что же это за работа?

— Убивать их.

Слова прозвучали как гром среди ясного неба. Мои пальцы сильнее стиснули лежавшее на коленях ружье.

— Ты так говоришь, словно чем-то от них отличаешься.

Дэмьен пожал плечами.

Мой взгляд упал на его безымянный палец. Возможно, отличия и правда есть.

— И скольких тебе пришлось убить, пока ты не стал достаточно могущественным, чтобы носить серебро?

Дэмьен нахмурился:

— Серебро? А, это? — Он поднял руку. — Платина. Мамино кольцо.

Платина? Конечно, я о ней слышала, просто никогда не думала, что один металл будет настолько похож на другой. Как не думала и о том, что незнание ювелирных тонкостей помешает моей работе. Я опять ошиблась.

— Дай его сюда, — потребовала я.

Мы бы просто проверили кольцо в штабе ягер-зухеров. И если оно серебряное... Мне не хотелось думать о том, что это может означать.

Дэмьен снял кольцо и подошел, чтобы положить его мне в ладонь. Я держала оружие наготове: все-таки не доверяла.

Дэмьен посмотрел на дуло, потом поднял на меня глаза:

— Я не шутил, говоря, что люблю тебя.

— Только не начинай, — отрезала я.

Нельзя думать об этом сейчас — слишком много других проблем.

— Не понял смысл твоих слов о могуществе, — начал Дэмьен.

— Здесь вопросы задаю я.

Я качнула ружьем, желая, чтобы он отошел. Дэмьен стоял слишком близко — до меня доносился запах его кожи и жар, исходивший от тела. Из-за этого мне не только хотелось коснуться его. Я снова начинала гадать, а не околдовал ли он меня.

Дэмьен отошел ко входу и уселся под дверью, прислонившись к ней спиной.

— Почему ты их убиваешь? — спросила я.

— А ты?

Разве я только что не уточнила, кто здесь задает вопросы? Дэмьен не очень хорошо подчинялся приказам. Какая новость! Но я все равно решила ответить:

— Я убиваю их потому, что они зло. Одержимые. Губящие все дьявольские бессердечные твари.

— Аналогично.

Я моргнула.

— И что бы это значило, черт побери?

— Я согласен с тобой. Поэтому и убиваю их.

— Но ты... один из них.

— Был. Теперь я изменился. Ты была права.

Я держала ружье нацеленным на его грудь, но Дэмьен не сдвинулся с места.

— Давай уже, рассказывай, — проворчала я.

— Когда я был на войне…

— Какой войне?

— Ну, на войне. Второй мировой. Какой же еще?

Так Дэмьен воевал во Второй мировой? Я окинула его взглядом с головы до ног. Мне говорили, что оборотни, живя вечно, всегда выглядели на тот возраст, в котором были обращены. Но у меня, конечно, не было особой возможности с ними поболтать и получить тому подтверждение.

— Ну, после Второй мировой было еще несколько войн, — заметила я.

— Но не такого масштаба.

И он был прав. Со времен последней войны, которая затевалась, чтобы прекратить все войны, тактика ведения боевых действий изменилась. Больше нет развернутых высадок на берега. У нас есть реактивные истребители, авианосцы и «умные» бомбы — лицо военной промышленности сегодняшнего дня. Американцы больше не сражаются с врагами лицом к лицу. Только я продолжаю этим заниматься.

Я помахала ружьем:

— Продолжай.

— Я участвовал в высадке союзных войск в Нормандии. Может, видела об этом кино?

— «Спасти рядового Райана».

Дэмьен поморщился:

— Я слышал, что в фильме те события показали достаточно точно, но в реальности все было намного страшнее.

— Ты его не смотрел?

— Просто не смог.

Дэмьен был оборотнем, проделывал невероятные вещи, но не мог вынести вида битвы, воссозданной в фильме. Я подумала, что, возможно, печаль в его взгляде — отражение не только вины за то, кто он есть.

— Я преодолел сектор побережья «Омаха» и вошел в какую-то французскую деревню. Мы шли на Берлин. Американцы с одного фланга, русские — с другого.

— Знаем, историю учили.

— Ну да. Так вот, там повсюду были немецкие солдаты. Снайперы, танкисты — чертов цирк. Их было больше, чем я думал. Они атаковали сразу, как только мы ступили на территорию Германии.

Дэмьен поменял позу: обхватил руками колени и сгорбил спину. Потом продолжил, глядя на свои руки:

— Из лесу вышли сотни оборотней, которые пронеслись по нашим рядам, как... как...

— Армия оборотней, — прошептала я.

Я слышала историю о гитлеровском легионе монстров, но еще не встречала человека, видевшего его собственными глазами.

— У нас не было серебряных пуль. Поэтому не имело значения, сколько раз мы в них стреляли — они все продолжали наступать, убивая все живое на своем пути. Сущая резня.

— А ты? Как тебе удалось выжить?

Он бросил на меня взгляд, потом отвел его.

— Я был молод и глуп. И хотел жить. Я не понимал тогда, что это значило. — Дэмьен сделал глубокий вдох, будто набирался смелости, и продолжил: — Увидев, что там творилось, я убежал и спрятался. Оружие против них не работало, а наши танки были слишком далеко, чтобы помочь. Да и не уверен, что они смогли бы — у них ведь тоже не было серебряных снарядов. — Он издал короткий лающий смешок. — Один из оборотней меня нашел. Я... я умолял оставить меня в живых.

Дэмьен отказывался смотреть на меня. Я молча ждала, когда он заговорит снова — да и что тут сказать?

— Я видел, как погибли многие мои друзья. На побережье, во время наступления, в том лесу. Мне было двадцать три, и я не хотел умирать. Поэтому и попросил того оборотня меня пощадить. Ошибка, за которую расплачиваюсь снова и снова.

— Что тогда произошло?

— Тот оборотень больше не был голоден, поэтому исполнил мое желание, превратив меня в себе подобного.

В комнате повисла тишина, когда Дэмьен вспомнил значение этой фразы, и я тоже ее поняла. Скольких же людей он убил, если его обратили еще в сорок четвертом? От возможных цифр голова шла кругом.

— Я стал одержимым. Ты даже не представляешь, что такое жажда крови, особенно если ты новообращенный. Просто слетаешь с катушек. В то время в Германии было несложно утолить голод. И так же легко получилось исчезнуть, так как весь наш отряд уничтожили и буквально растерзали на клочки, рассеявшиеся по всей стране. Я числился в списках погибших. С семьей больше не встречался. — Глубоко вдохнув, он медленно выдохнул. — Да и как я мог, превратившись в это?

У меня в душе зародилось сочувствие, которое я тут же беспощадно подавила.

— Пока что я не слышу ничего такого, что отличало бы тебя от остальных кровожадных подонков, убитых моими серебряными пулями за последние годы.

— А я и не говорю, что я другой. Я убивал — сначала в Германии, потом в России и разных уголках Европы. Тогда это было легко: людей много, никто и не замечал. Будучи солдатом, я делал то же самое. Только теперь врагом был каждый человек, и не имело значения, какая на нем форма и каким флагом он махал. Поначалу жизнь оборотня мне нравилась. Я так долго боялся — ведь в армию попал еще совсем мальчишкой, а до войны работал в доках Нью-Йорка. — Дэмьен глянул на свои руки — грубые, все в мозолях и царапинах. — Это тяжелая работа, но война намного хуже. Я так боялся смерти, но должен был пойти на войну. Тогда у нас выбора особо не было. Мир в разрухе, и либо мы его спасем, либо навеки попрощаемся со всем и всеми, кого любим. У меня все равно так и вышло.

— Ах, бедняжка, — съязвила я.

Губы Дэмьена слегка растянулись в подобии улыбки — как обычно.

— Когда тебя кусают, ты меняешься. Я говорю не только о физической трансформации. Вирус — или что там так действует — превращает тебя в эгоиста. Все, о чем ты думаешь, — следующий прием пищи и как выжить и процветать. «Я, я, я» — неустанно стучит в голове, словно гимн. Вот этот демон, Ли: совершенный и тотальный эгоцентризм.

— Социопатия, — пробормотала я.

— Именно, — подтвердил Дэмьен.

Я сделала мысленную зарубку рассказать об этом Эдварду. Сомневаюсь, что оборотни повально обращались за психиатрической помощью по поводу своего психоза, но не помешает проверить каждого, у кого проявлялись социопатические наклонности.

— Я оставался в Европе, пока последний член моей семьи не умер. Не хотелось встретиться с кем-то знакомым. Как бы я объяснил, почему жив?

— Разве твоя мама не любила бы тебя наперекор всему?

— Несомненно. Но мне было наплевать на мать, на любовь, семью и все, что по-настоящему важно. Меня заботил только я сам.

Я нахмурилась: эти слова говорил не тот Дэмьен, которого я узнала поближе и полю... — то есть, возненавидела.

— Когда все, кто меня знал, умерли, я вернулся в Америку. Я скучал по ней, насколько это вообще было возможно. Кроме того, в Европе становилось небезопасно: все монстры, выпущенные нацистами…

— Ты знал об этом? — подскочила я.

— Ну конечно! У нас собственные сказки, легенды и история. Существа, которых Менгеле сотворил в своей лаборатории, начали создавать проблемы. Видишь ли, американцы не верят всему так, как европейцы.

— То есть?

— Люди, жившие возле Шварцвальда, столетиями наблюдали, как из чащи появлялись невероятные создания. Европейцы покупают серебряные пули так же легко, как мы — чизбургеры. А вот американцы — современная нация, ведь стране всего-то две сотни лет. Мы верим только тому, что можно увидеть, услышать и потрогать. Разве можно купить серебряные пули в «Уолмарте»?

Я понимала, куда он клонит.

— Когда я вернулся в США в шестьдесят восьмом, — продолжил Дэмьен, — мир сошел с ума. Люди вовсю путешествовали автостопом. В моде были свободная любовь и наркотики — замечательное время для монстров. Со всеми этими перемещениями по стране люди исчезали бесследно.

— А теперь? — спросила я.

— Теперь все сложнее. Но все равно есть пропавшие без вести, о чем ты знаешь не хуже меня.

Дэмьен был прав. Несмотря на компьютерные технологии, телефоны и другие прибамбасы, необходимые для сегодняшней жизни, люди все равно исчезали. И мы оба знали, почему.

— Пока что ты не привел ни одного стоящего довода, из-за которого у меня пропало бы желание пустить промеж твоих глаз кусок серебра.

— Теперь я убиваю не людей, а оборотней, — сказал Дэмьен.

Не уверена, что поверила ему, но все же предоставила право оправдаться.

— Почему?

— Кое-что произошло и заставило меня понять свои поступки. Заставило мучиться по поводу каждой отнятой жизни и не забывать всю боль, которую я причинил другим. Лица убитых преследуют меня, и есть только один способ заставить их померкнуть хоть на секунду — оборвать жизнь такого, как я.

— Никогда не слышала о совестливых оборотнях.

— Я тоже. Это либо проклятье, либо дар. — Дэмьен скривил рот. — Зависит от того, под каким углом посмотреть.

Я не была уверена, какой угол выберу, потому что эта история казалась чертовски неправдоподобной.


Глава 30

— Около года назад, — продолжил Дэмьен, — я очутился в Арканзасе.

— А ты не сидишь на месте.

— Приходится. Исчезновения людей — это одно, а вот когда пропадает целая толпа, причем в одном городке, — уже другое.

Я пожала плечами, соглашаясь с доводом.

— Оборотни жаждут человеческой плоти. Большинство выходит на охоту несколько раз в месяц, а то и чаще — если ранены. Но есть одна ночь, когда питаться обязательно.

— Полнолуние, — сказала я.

— Точно. Вот когда происходят разные странные события — спроси любого из работающих в ночную смену: копа, фельдшера скорой помощи, официантку или бармена. Полнолуние всегда равно бурной ночи. Так вот, год назад я очутился в горах Арканзаса. Там жила женщина… — Дэмьен умолк и снова уставился на свои ноги.

— Не переживай, ревновать не буду, — поддела я.

И тут же пожелала вернуть слова обратно, потому что так обычно говорят отвергнутые любовницы и жалкие барышни, требующие внимания. Никогда не хотела видеть себя в этой ипостаси.

Дэмьен пропустил колкость мимо ушей.

— Просто… трудно вспоминать, кем я был и что делал, — вздохнул он.

Не то чтобы мне хотелось знать его историю, но без нее никак не обойтись.

— Продолжай.

Дэмьен набрал в грудь воздуха:

— Я делал кое-какую работу по хозяйству в доме той женщины. Она была одинока — муж бросил ее с четырьмя детьми.

Вот козел!

— Я планировал немного там задержаться, — продолжал Дэмьен. — Еды бы хватило на несколько полнолуний.

Его голос звучал ровно, взгляд был устремлен вдаль, а лицо, безжизненное и лишенное всяких эмоций, выглядело маской — прямо как во время нашей первой встречи.

— Они жили сами, натуральным хозяйством. Идеальные жертвы — и полностью в моей власти.

— Что же случилось? — прошептала я.

— Наступило полнолуние. Луна была такой красивой и яркой. Урожайная луна. В сентябре, когда дни еще теплые, а ночи уже прохладные, и небо всегда чистое. Я обратился и побежал, чувствуя в шерсти ветер, а под лапами — траву. Я бежал, пока не проголодался, а потом помчался назад.

Его голос дрогнул на последнем слове. Дэмьен взъерошил волосы — рука тоже дрожала.

— Дэмьен… — начала было я.

Он будто и не услышал.

— Уложив детей спать, она всегда сидела на крыльце. «Немного времени в одиночестве» — так она это называла. Я подошел прямо к крыльцу, а она даже не шелохнулась. — Дэмьен смотрел прямо перед собой, как будто наяву видел прошлое. — Самая младшая девочка открыла дверь. Мать закричала, пытаясь затолкать ее назад, но малышка бросила на меня всего один взгляд и… — Дэмьен покачал головой. — Ей было не больше пяти-шести лет, и она знала, что я собираюсь сделать. Девочка выскользнула из маминых рук с криком «Нет, Дэмьен!», потом обняла меня за шею и прошептала: «Лучше забери меня. Мамочка должна быть мамой для других».

— Жертва, — пробормотала я. — Но ты же не...

— Нет, — ответил Дэмьен. — Но уже был к этому готов. Мне было наплевать на жертву, на материнскую любовь… на все, кроме мяса.

Меня передернуло.

— Я бы убил их всех, но мне помешало одно: ребенок назвал меня человеческим именем, когда я был в шкуре волка.

— Но это же не работает...

— Это не превращает оборотня в человека, зато проклинает его на ура. Особенно если рядом колдунья с горы близ Озарка[21].

— Кто-кто?

— Мамочка умела колдовать.

— А-а, магические штучки. — Я подавила желание фыркнуть. — Ну конечно.

Уголки его губ приподнялись — совсем чуть-чуть.

— Мы обсуждаем оборотней, а ты закатываешь глаза при слове «колдовство»? У племени озарк есть такая поговорка: «Выбросил ведьму — выброси и Библию в придачу».

— Черт, и что это значит?

— Если ты веришь в злые потусторонние силы, почему бы тебе не верить и в силы добра?

Он был прав.

— Так что сделала та колдунья из племени озарк?

— Не очень много. Самое важное уже было сделано — жертва.

— Но ты же сказал, что не..

— То, что я не убил ту малышку, не делает ее жертву менее героической. Я хотел убежать, но не мог двинуться с места. Жизнь, отданную от чистого сердца, противопоставили существу, которым двигал чистейший эгоизм. Хоть я и был волком, но мозги оставались человеческими и в тот момент перезагружались. Я стоял и смотрел, как мать оттаскивает от меня ребенка. По ее лицу текли слезы, когда она резанула свое запястье…

— Кровь, слезы, жертва, — сказала я.

— Все как всегда, — пробормотал Дэмьен, непроизвольно вторя моим словам, которых он никогда не слышал. — Потом она то ли прокляла, то ли благословила меня — я до сих пор не уверен. Она сказала: «Дэмьен, с этого дня твоя душа снова принадлежит тебе».

— То есть?

— Когда я стал оборотнем, моей душой завладело зло. Я был сам не свой. Та женщина вернула мне не только душу, но и совесть.

— Теперь ясно.

— Это ужасно: помнить, что ты натворил, и сознавать, насколько это плохо.

Я поняла, почему у него всегда был грустный взгляд, и почему он никогда не улыбался и редко смеялся. Поняла, но не простила.

— Ты сам захотел стать одним из них.

— Знаю.

— Когда ты начал охотиться на сородичей?

— По понятным причинам я уехал из Арканзаса. Двинул во Флориду и залег на дно в Эверглейдсе. Меня преследовали образы убитых за пятьдесят лет, но, несмотря на это, в полнолуние я снова вышел на охоту. Выбора не было, ведь голод — жгучее, болезненное ощущение. Не получается думать ни о чем другом.

— Почему ты не застрелился перед полнолунием?

Дэмьен слегка приподнял бровь:

— Я еще не настолько отчаялся. На тот момент.

— На тот момент?

— Как думаешь, зачем мне пистолет за бачком унитаза, Ли?

— Так он же вроде бы не твой.

— Я солгал.

Я моргнула. Дэмьен обманул меня насчет оружия. Но что такое еще одна ложь? Что меня беспокоило, так это убедительность, с которой он лгал.

Тогда я поверила безоговорочно — так же, как сочла правдой и его любовь.

— И где сейчас этот пистолет?

— В надежном месте. На случай, если он мне понадобится.

— Обойма пуста.

— Я всегда могу достать еще пули, — пожал плечами Дэмьен.

— Но ты не можешь прикасаться к серебру.

— Зато знаю того, кто может.

Мне не нравилась мысль о спрятанном — так, на всякий случай — пистолете с одной-единственной серебряной пулей, и я не была уверена, почему. Я все еще сама могла пристрелить Дэмьена, но пока отодвинула эту мысль на задний план, чтобы позже хорошенько все обмозговать. Пока мне и без того хватало пищи для размышлений.

— Итак, ты вышел на охоту в Эверглейдсе…

— Вообще-то, в Майами. Там намного больше людей, но, несмотря на голод, я не смог продолжать. Одна мысль об убийстве и поедании человека неожиданно стала вызывать тошноту. Но когда я напал на себе подобного, эти ощущения исчезли. Я мог уничтожать сородичей. И с каждым разодранным оборотнем спасать жизни людей и, возможно, в какой-то степени заглаживать вину за все предыдущие смерти на моей совести.

Как-то не верилось. Что, если он и есть тот самый пожиратель силы? Белый и бурый волк одновременно? А вдруг Гектор — это он? А если нет? Я не была стопроцентно уверена, что мой заклятый враг рядом — если не считать странного покалывания в спине. Последнее с таким же успехом могло означать, что я опять на полпути в дурдом.

Поэтому я решила атаковать в лоб:

— Ты так просто не отделаешься.

— Хорошо, что будет — то будет.

Дэмьен, как и я, казался растерянным, но у него было множество личин, и ни одна из них не являлась истинной.

— Почему ты здесь? — спросила я. — По какой-то причине ты приехал именно в Кроу-Вэлли, а не в другой городишко на нашей огромной планете.

— Ты не знаешь? — он моргнул.

— Не знаю что?

— Я подумал, что ты здесь именно поэтому.

Мне стало немного не по себе.

— И о чем, черт побери, ты толкуешь?

— Кроу-Вэлли. Не знаешь, откуда это название?

— Потому что здесь много ворон, хотя я видела всего одну.

— Когда город только построили, здесь водилось много ворон. И все потому, что поселение было волчьим раем.

— И что?

— А теперь волки сбегают отсюда.

— Все равно не понимаю.

— Когда город основали, здесь кишели волки и вороны. Но когда появляются оборотни...

— Настоящие волки уходят.

— А обычные люди не замечают разницы. Пока не становится слишком поздно.

— По-твоему, в Кроу-Вэлли оборотней больше, чем обычных популяций.

— Совершенно верно.

Что объясняло, почему пожиратель силы явился именно сюда.

— Расскажи мне, как можно стать сильнее, убивая других оборотней. Как ты можешь есть себе подобных?

— Есть себе… что?

— Дэмьен, не пудри мне мозги. Я здесь потому, что какой-то оборотень убивает сородичей...

— Это я.

— ...а потом их поедает.

— А вот это уже не ко мне. — Его лицо ничего не выражало.

— Ты сказал, что больше не жаждешь человеческой плоти.

— Но это не значит, что во мне проснулся аппетит к мясу оборотней.

— Хорошо, и что же ты ешь?

— Чизбургеры.

Я бы подумала, что это шутка, но на Дэмьена не похоже.

Словно смутившись, он отвел взгляд.

— Мне кажется, сам процесс убийства оборотней утоляет жажду крови.

— Значит, ты не собираешься стать верховным альфой в ночь охотничьей луны?

Дэмьен снова посмотрел на меня:

— Понятия не имею, о чем ты говоришь.

— Ну да. Вас тут двое таких, бегающих по лесам и убивающих себе подобных.

В его глазах промелькнула тень.

— Что? — требовательно спросила я.

— В последнее время исчезает много оборотней — больше, чем я убил. Я думал, некоторые из них испугались или просто сбежали, но…

— Но что?

— Несколько раз во время охоты я мог бы поклясться, что за мной следует другой волк.

Опять ложь? Я не знала, что думать.

— Я ходил кругами, пытаясь унюхать его, но запах был нестойкий — то появлялся, то снова исчезал, то смешивался с другими запахами, и я не мог понять, где же этот волк. И я никогда не видел других оборотней, кроме тех, что убивал.

Неужели пожиратель силы шел по следу Дэмьена, а потом поедал оставленные им трупы? Или парочка действовала сообща, а Дэмьен мне врет?

Я не знала, чему верить и что делать. Могла ли я его убить — прямо здесь и сейчас, пока он просто разговаривает со мной? Не думаю.

— Ты скажешь наконец, что происходит? — спросил Дэмьен.

— Нет.

— Я мог бы помочь.

— Ты мог бы поцеловать меня в зад.

— Ли.

Дэмьен поднялся с корточек и шагнул ко мне.

— Не двигайся, — я нацелила ему в голову ружье.

Он остановился, но не сел.

— Нам нужно поговорить.

— О чем?

— О нас.

Внезапно я вскочила со стула и прижала дуло ружья к горлу Дэмьена. Глупо, конечно, потому что оборотни — в любом обличье — двигаются быстрее, чем может уследить человеческий глаз. Фицджеральд мог забрать у меня ружье — он уже так делал. Ему стоило только захотеть.

Я была зла, напугана и задета за живое. Я мечтала о Дэмьене и будущем с ним, а теперь эти мечты были так же мертвы, как и все остальные.

— Нет никаких «нас», Дэмьен.

— Я тот же мужчина, с которым ты спала.

— Нет, ты монстр, который мне солгал.

Его лицо исказилось от боли, и на секунду я почувствовала угрызения совести. А потом вспомнила то, что на какое-то время выбросила из головы.

— Последний раз, когда мы… — Я замолчала. Не могла заставить себя произнести это вслух.

— Занимались любовью?

— Это была не любовь.

— Для меня — она самая.

— Что ты со мной сделал? — Я слегка ткнула его дулом ружья.

— По-моему, довел до оргазма.

Дэмьен выводил меня из себя. Пристрелить его уже не казалось такой плохой идеей, но сначала мне нужно было получить ответы на некоторые вопросы.

— В последний раз ты не надел презерватив. Это значит, у меня будут щенки? Волчата? Или что-то другое?

Дэмьен вздохнул:

— Я совершенно серьезно говорил, что от меня ты не забеременеешь. Оплодотворение при межвидовом сексе исключено. Странно, что вы, такие крутые ягер-зухеры, об этом не знаете.

Я нахмурилась. И правда, почему мы об этом не знали?

— Ты меня ничем таким не наградил?

— Ликантропией?

— Или еще чем-нибудь отвратительным?

— Вирус может передаваться только через слюну, когда оборотень в волчьей шкуре.

Это я знала.

— Чем бы я ни заболел, превращение вылечит что угодно. Включая раны, если они нанесены не серебром, — продолжил Дэмьен.

Кхм, каждый день узнаю что-то новое.

— Тогда зачем ты использовал презерватив в первый раз?

— А ты бы разве не задумалась, почему я не позаботился о защите?

Наверное — если бы была способна думать о чем-либо еще, кроме желания ощутить Дэмьена в себе.

— Я старался сойти за человека, — сказал он. — Особенно с тобой.

— А почему «особенно со мной»?

— Мне в целом все равно, буду ли я жить, но умирать не хотелось. Еще надо убить столько оборотней!

Я помнила, как сама говорила то же самое. И мне не давало покоя, что мы думаем одинаково. Я убрала ружье от шеи Дэмьена:

— Отойди назад.

Что он и сделал, правда, не слишком далеко. Хотя в данный момент и Венесуэла казалась бы близкой.

Я села на стул — ноги больше не хотели держать.

У оборотней черные сердца и одержимые души. Они бы и родную мать укокошили. Поэтому ложь для них просто детская забава. Нельзя верить ни одному слову Дэмьена.

Тогда почему же я так хочу ему поверить? 


Глава 31

Потому что я жалкая и нуждаюсь во внимании. Мне не хватало любви. Я тосковала по сексу. Жалкая. Понимаете?

В резко наступившей тишине пронзительно зазвонил мой сотовый. Мы с Дэмьеном вздрогнули. Я поднялась, чтобы взять трубку. Дэмьен стоял так близко, что пришлось его оттолкнуть, чтобы пройти мимо.

Будь он плохим злым оборотнем, разве стал бы так медлить с расправой? Зачем ждать? И суетиться не пришлось бы.

Я хваталась за соломинку и понимала это.

— Алло?

Liebchen.

Успокоенная голосом Эдварда, я крепче вцепилась в телефон. Встретилась взглядом с Дэмьеном и засомневалась. Я знала, чего захочет от меня Эдвард, и не могла этого сделать. Пока нет.

— Я получил твое сообщение, — продолжил шеф. — Для меня еще есть информация?

— А той недостаточно? — спросила я.

— Не сказал бы. Индианка…

Ох уж этот Эдвард со своей вечной неполиткорректностью! А что еще можно ожидать от восьмидесяти-с-чем-то-летнего бывшего шпиона?

— Интересные у нее сведения, но нам по-прежнему неизвестны планы пожирателя силы на ночь охотничьей луны. Ты не знаешь, где логово.

— Предположения есть?

— Ищи место сбора. Изолированное. Защищенное.

— Это мы уже проходили. И ничего не нашли.

— Я не могу тебе помочь, Ли. Я здесь, ты там. Работай.

— Почему бы вам не приехать и не помочь мне? — выпалила я и тут же захотела взять свои слова назад.

Эдвард, может, и выглядел добрым дедушкой, но отнюдь им не был. Он бы не задумываясь вышиб Дэмьену мозги. Наступил бы на ошметки, растер их в порошок и даже не поморщился. Когда-то и я такой была. Но внезапно перестала, и оттого чувствовала себя запутавшейся и одинокой.

— Не могу, — ответил Эдвард.

Я нахмурилась. Он повторял это с тех пор, как я приехала в Кроу-Вэлли. На него не похоже — уклоняться от действия.

— Почему?

— Тебя обучили этой работе. Я тебе не нужен.

Его голос был резким и злым. Что-то не так, но я достаточно хорошо знала Эдварда, чтобы понимать: он не собирается рассказывать, что именно.

— Ты больше ничего не выяснила насчет той странной пещеры с человеческими костями? Я никогда ни о чем подобном раньше не слышал.

Что не сулило ничего хорошего.

— Я не возвращалась. На что там стоит обратить внимание?

— Понятия не имею.

И это говорит человек, который все знает.

Разговаривая с Эдвардом, я продолжала изучать Дэмьена. Он стоял, привалившись к стене, и смотрел на меня. Его странные немигающие глаза должны были меня настораживать, но вместо этого возбуждали. Я спятила сильнее, чем думала.

Почему я не распознала глаза Дэмьена у бурого оборотня? Чтобы узнать Гектора в волчьей шкуре, мне хватило одного взгляда. Дэмьен же… не все так просто.

У него необычные глаза, меняющие свой оттенок в зависимости от освещения и того, что на нем надето. И все-таки я должна была догадаться. Или же, возможно, намеренно смотрела сквозь пальцы.

На другом конце линии Эдвард что-то пробурчал.

— Что?

— Мне пора, Ли.

И положил трубку. Вот так просто.

— И что теперь? — спросил Дэмьен.

Вот именно. Что теперь?

Есть ли способ проверить его рассказ? Возможно.

— У тебя есть номер социального страхования?

— Был. — И, глянув на мое нахмуренное лицо, продолжил: — Я умер в Германии, помнишь?

— Это ты так говоришь.

Черт. Как мне подтвердить его историю, не ставя каждого ягер-зухера в стране в известность о том, что я собираю сведения о покойнике? Понятия не имею.

Этот вопрос так меня занимал, что я ослабила защиту. В следующее мгновение Дэмьен оказался рядом.

Я попыталась поднять ружье, но он вырвал его и бросил на кровать.

Я нацелилась основанием ладони в его нос. От старых привычек трудно избавиться.

Дэмьен блокировал удар молниеносным, но при этом на вид ленивым движением. Как они это делают?

Дернул меня на себя, прижал к своему телу и отпускать не собирался. Стук сердца гремел в ушах, соперничая с шумным прерывистым дыханием, хотя поначалу я решила, что слышу Дэмьена. Я была встревожена, напугана и так возбуждена, что едва не выпрыгивала из штанов.

Он собирался меня убить? Или что похуже?

Я сопротивлялась, но это, похоже, только еще сильнее его дразнило. Набухший член вжался в мой живот, пульсируя и подрагивая так, будто жил своей собственной жизнью. Дэмьен прижался лицом к моей шее. Вдохнул, словно запоминая мой запах. Черт, возможно, так оно и было. Мои руки оказались прижаты к телу, ноги болтались над полом. Я ничего не могла поделать, чтобы остановить Дэмьена, да, если честно, и не хотела.

Его язык проложил горячий мокрый след от моей ключицы до уха. Зубы задели пульсирующую вену на шее. Я вздрогнула, когда он прикусил ее и затем лизнул укус.

Мои руки оказались свободны. Вместо того чтобы засветить Дэмьену в глаз, я притянула его ближе к себе, запутавшись пальцами в темных вьющихся волосах.

Когда мои ноги успели обвиться вокруг его талии? Когда его ладони успели обхватить мои ягодицы?

Он потерся носом о мои груди. Я сорвала с себя рубашку, и его губы сомкнулись на соске, а язык прижал его к нёбу, раз, другой, третий. Я сжала ноги, готовая кончить. Дэмьен поднял голову и прошептал:

— Я люблю тебя, Ли.

Мое тело заледенело. Мне не пришлось бороться — на этот раз, когда я отпрянула, он меня отпустил. Все еще обнаженные и влажные от его слюны груди ныли от возбуждения и неудовлетворенности. Я прикрылась и подавила нестерпимое желание принять душ.

Во взгляде Дэмьена промелькнула боль, лицо окаменело.

— Заниматься с тобой сексом нормально, а любить тебя — нет?

Я вздернула подбородок.

— Вот именно. Припоминаю некую сделку о том, чтобы взять все, что можешь.

— Большую часть своей жизни я брал. Наконец я нашел кого-то, кому хочу что-то дать.

— Я не куплюсь.

— А я и не продаю. Я даю. Я люблю тебя.

— Прекрати это повторять! — крикнула я.

Джимми любил меня, и это его убило.

Дэмьен мог о себе позаботиться, как и Гектор. Который тоже меня любил. Больной сукин сын.

Кто из мужчин оказал Дэмьену большую услугу? Милый Джимми, желавший мне только счастья, или демонический Гектор, всего лишь хотевший превратить меня в свое подобие?

Дерьмо.

— Ли, — прошептал Дэмьен, поглаживая пальцами мою руку. Его дыхание развевало мне волосы. — Что сделать, чтобы ты мне поверила?

Я качнулась к нему прежде, чем успела это осознать. Потеряв семью, будущее и рассудок, я гордилась тем, что рассчитывала только на себя. Мне не нужен никто. Меня больше не сломает смерть кого-то любимого, так как умирать будет некому.

Сколько дней я знаю Дэмьена? Тело уже приняло его близость, доверяло ему больше, чем собственным сердцу и рассудку. Глупое тело.

Мне хотелось положиться на Дэмьена, поверить ему, но я не могла.

Я медленно отстранилась, вновь обретая почву под ногами, пусть даже рука задержалась на его предплечье, скользнув по ладони, а наши пальцы на мгновение сплелись.

— Понятия не имею, — ответила я чистую правду.

Как я могла доказать, что он не злой оборотень, когда, насколько мне известно, до этого ни одного доброго не существовало? Если спросить Эдварда, возникнет слишком много вопросов. То же самое с Джесси и Уиллом.

Дверь распахнулась, и Дэмьен рывком задвинул меня себе за спину. Впечатляет. Но было ли это рефлексом, или он сверхъестественным слухом услышал топот Джесси на лестнице? Скорее всего, второе.

— Трудно было постучать? — спросила я.

Шериф пропустила мои слова мимо ушей, приплясывая на месте с явно читающимся на лице нетерпением.

— Нужно поговорить, — выпалила Джесси. — Наедине.

Дэмьен пожал плечами и пошел к двери. Я потянулась за ним, но ухватила лишь краешек рубашки. Шелк проскользнул сквозь пальцы.

Я не хотела терять Дэмьена из виду. Что, если мы больше никогда не встретимся?

— Дэмьен? — Он обернулся. — Не… э… уходи никуда, ладно?

Он вскинул бровь:

— А куда мне идти?

Умничает, что ли? Наверняка не скажешь.

— Боже, Ли, успеешь прыгнуть с ним в кровать попозже.

Я вздрогнула. К счастью, шериф не заметила, но Дэмьен успел. Его глаза погрустнели, и он вышел за дверь.

Почему у меня было такое чувство, словно я пнула щенка? От этого сравнения я чуть не рассмеялась, но тут Джесси заговорила:

— У нас еще два полуобглоданных волка.

— Где?

— Элвуд обнаружил их возле своего дома примерно сорок пять минут назад. Он живет километрах в сорока от другого конца города.

Сорок километров от Кроу-Вэлли. Еще пятнадцать от трактира до противоположной окраины, что в сумме дает пятьдесят пять.

— Давно они мертвы?

— А вот это самое интересное. Элвуд видел, как их поедал волк.

Наши взгляды встретились. Мне даже не пришлось спрашивать.

— Белый,— произнесла Джесси. — Как мы и думали.

— Это не слишком важно, если речь о супер-пупер-оборотне.

—Но и узнать наверняка не повредит.

Я задумалась над тем, что она сказала. Белого волка видели в пятидесяти пяти километрах отсюда в то же самое время, когда меня спас бурый волк, который, как я узнала, был Дэмьеном.

Это не значило, что тех волков убил не он. Успел бы даже урвать пару кусков. Но Дэмьен точно не белый волк. Хорошие новости, и меня даже отчасти перестала мучить совесть за утаивание правды от Джесси.

— Ты всю дорогу бежала и ворвалась сюда, как ребенок за подарками, чтобы рассказать мне вот это? — спросила я. — Телефоном не могла воспользоваться?

— Ты его выключила, глупая.

Я нахмурилась, пересекла комнату и проверила свой сотовый. Точно, выключила. Еще один пунктик в моей и так трещащей по швам жизни.

— Я разговаривала с Эдвардом, — сказала я.

— Что-нибудь интересное?

— Не особенно.

Джесси кивнула, словно этого и ожидала.

— Звонила Кора.

— И?

— Она нашла кое-что любопытное.

— Где?

— В своем «Руководстве по ведьмам и оборотням». Откуда мне, черт возьми, знать? Кадотт чуть ли не подпрыгивал, когда положил трубку. Не мог дождаться, чтобы все тебе рассказать.

— Где он?

Джесси открыла рот, потом снова его захлопнула и пожала плечами.

— Я сказала, что эту информацию, возможно, легче принять от девушки.

Вот черт.

— Выкладывай, Джесси.

— Почему бы нам не присесть?

— Что, так плохо, да?

— Тебе не понравится. Уж я-то знаю. Но Уилл продолжает работать. Штудирует каждую страничку в Интернете и каждую имеющуюся у него книгу, чтобы найти способ это остановить, прежде чем оно произойдет.

— Остановить что?

Джесси села на диван. Я пристроилась на краешке стула. Она вздохнула и начала рассказывать:

— Помнишь, что сказала Сестра Жуть о ночи охотничьей луны?

— Жертвоприношение. Кровь, смерть и слезы. Бла-бла-бла.

Джесси улыбнулась:

— Кроме этого есть кое-что еще.

— Разве не всегда так?

— Ага. Ты знала, что в волчьей стае спариваться может только альфа-пара?

— Припоминаю нечто подобное в учебнике «Волчьи повадки», пункт 333.

Джесси приподняла бровь.

— Черт. Верховный альфа. Ритуал включает в себя секс?

— Так я слышала, — кивнула Джесси.

— С кем?

— С его парой.

У меня начало жечь спину, словно кто-то облил ее керосином и чиркнул спичкой.


Глава 32

— Чтоб меня, — пробормотала я.

— По-моему, именно это у него на уме.

— И что теперь? — задала я вопрос недели.

— Теперь мы продолжим уничтожать волков при любой подвернувшейся возможности, искать их убежище, каждую секунду ожидать появления Гектора и искать, искать, искать какой-нибудь способ покончить с этим до полнолуния.

— Потому что иначе…

— Тебе придется заниматься непристойностями на глазах у всех местных оборотней.

Я хотела произнести что-нибудь фривольное, но голос подвел. Получилось только пошевелить губами. Изо рта так и не вылетело ни звука.

Джесси казалась встревоженной. Она подошла ближе и хлопнула меня по спине достаточно сильно, чтобы я поперхнулась, а потом закашляла. Ну хоть что-то.

— Я в порядке, — выдавила я.

— Уилл хочет вернуться к Коре. Одолжить у нее несколько книг. Хочешь поехать с ним? — Она меня нянчила. Я не собиралась ей это позволять.

— Нет. У меня дела.

Джесси нахмурилась:

— Но…

— Если все, что ты мне рассказала, правда, то до полнолуния я в безопасности. Даже если это Гектор.

— Мы обе знаем, что это Гектор, Ли.

Я передернула плечами. По коже пробежала волна боли. Да, мы знаем.

— Мне нужно поспать, — сказала я. — Почему бы тебе не вернуться сюда с книгами? Я закажу пиццу. Устроим мозговой штурм, а потом пойдем и убьем тварей. Эдакий девичник.

Она помялась.

— Обещаешь, что не выйдешь из комнаты до нашего возвращения?

— Да, мамочка.

Она недоверчиво посмотрела на меня, однако встала с дивана и зашагала к двери. Похоже, что ранение в плечо прошло для шерифа без пагубных последствий. Ура.

Взявшись за дверную ручку, Джесси остановилась.

— Мы знаем, что они замышляют, Ли. Значит, мы на шаг впереди. У меня на этот счет хорошее предчувствие.

— Ну, тогда все будет отлично.

Ее губы дернулись. Она почти рассмеялась.

— Продолжай умничать. Ты знаешь, я это обожаю.

Дверь за ней закрылась. Я окинула взглядом арендованную комнату, свою сумку и ноутбук. У меня не было другого адреса, кроме электронного, не было шкафа, только чемодан. Внезапно мне надоело жить без места, которое можно назвать домом. С чего бы?

Я легла и попыталась заснуть. Проваливалась в сон и просыпалась. Но каждый раз, закрывая глаза, видела шахту и те человеческие кости. В этом было что-то странное. Почти как предупреждение.

Я резко села на постели. Мы так и не зашли дальше того места, где лежали кости, и мне вдруг захотелось это сделать.

Я посмотрела в окно. Приближалась ночь. Должно быть, я дремала дольше, чем думала.

А ведь я пообещала Джесси, что не буду выходить наружу, да и в столь поздний час уж точно не следовало бы. Ой, да ладно, у меня всегда были сложности с выполнением обещаний. Припоминаете то, что я дала Джимми?

Одевшись, я схватила несколько пистолетов и немного патронов и спустилась по лестнице.

В домике Дэмьена свет не горел. Тем не менее бар был освещен как бейсбольный стадион Высшей лиги во время разминки посреди седьмого иннинга.

Я пошла в ту сторону. Даже Джесси не станет злиться, если на поиски я отправлюсь вместе с Дэмьеном. Какая подстраховка может быть лучше, чем оборотень? Плохо только, что рассказать об этом шерифу я не могла.

Шагнув в бар, я нахмурилась. В заведении было пусто, если не считать обуви, бумажников, сумочек, ключей и кучек одежды.

Пальцы сжались на пистолете. Все это время их убежище находилось здесь. Дэмьен должен был знать. Почему он мне не сказал?

Я, конечно, и не спрашивала. Кто мог ожидать, что оборотни перекидываются прямо у меня под носом? Вот тебе и спрятались на самом видном месте.

Планы меняются. Я просто сяду и подожду возвращения здешних завсегдатаев.

Я задумалась над тем, как много тварей могла бы сегодня убить. Может быть, даже Гектора, хотя это вряд ли. Он не настолько глуп, чтобы показаться здесь.

Тогда почему мой шрам горит, словно свежая рана?

— Ждешь кого-то?

Я ахнула от неожиданности и развернулась в сторону бара. На стойке стоял Ковбой, плотоядно ухмыляясь, щерясь — или что он там, черт его побери, делал своими губами.

— Э, ну да. Я искала Дэмьена.

Ковбой прищурился:

— Его тут нет.

— Вижу.

— Не хочешь спросить, почему по полу разбросана одежда?

— Почему?

— Ты знаешь почему, — фыркнул он и спрыгнул с барной стойки.

Его сапоги зацокали по деревянному полу, когда Ковбой вразвалочку двинулся ко мне. Я держала палец на спуске и не сводила взгляд с лица коротышки. Его я давно исключила из списка оборотней, но, возможно, это была не такая уж блестящая мысль. Я решила, что будь он оборотнем, то в первую очередь излечился бы от карликовости. Но, скорее всего, Ковбой просто не стал этого делать. Может, ему нравилось быть маленьким. Вполне вероятно, это делало его незаметным.

Он остановился всего в полуметре от меня.

— Я должен тебе кое-что показать.

Он начал расстегивать рубашку. Я попятилась к двери.

— Кхм, спасибо, не надо.

Коротышка улыбнулся:

— Грудь Дэмьена тебя не смущает, а мою увидеть не желаешь?

— В общем, так и есть.

— Поверь мне, Ли, ты захочешь на это посмотреть.

Что-то я сомневалась. Потянулась к дверной ручке. Ладонь уже коснулась латуни, когда рубашка Ковбоя распахнулась.

Татуировка в виде пентаграммы на груди светилась черным на бледной гладкой коже.

Я не могла пошевелиться. Не могла вздохнуть.

Перевела взгляд с его груди на лицо. Глаза показались неестественными: вода, текущая под темным льдом. Я замерла, глядя, как угольные радужки Ковбоя превращаются в голубые.

— О Боже, — прошептала я. Сейчас его лицо менялось, кожа бугрилась как пластилин. Я видела под ней другое лицо, пробивавшееся на поверхность.

Не стал ли он выше? Шире? Когда это Ковбой успел отрастить эспаньолку?

Бар закружился вокруг меня. Перед глазами заплясали маленькие черные точки. Я боролась со слабостью, но без толку.

Querida, — пробормотал бывший карлик. — Я по тебе скучал.

И я потеряла сознание у носков крошечных сапог, которые внезапно лопнули по швам.


Глава 33

Очнулась я в темноте. Кто-то меня нес. Я знала, кто этот «кто-то», даже без ноющей обжигающей боли в спине.

Хотелось сопротивляться, но я подавила это желание. Лучше пусть думает, что добыча по-прежнему в отключке. Возможно, получится застать его врасплох и…

Не знаю, что именно.

Лицо овевал прохладный воздух. Мы были под крышей, но не в здании. Я услышала, как подошва шаркнула по земле, потом хрустнуло что-то сухое и старое.

Как кость.

Черт. Шахта. Думаю, скоро я увижу, что находится за кучей человеческих костей.

— Можешь перестать притворяться. Я знаю, ты пришла в себя.

Его голос выскользнул из ночной темноты, как медленно извивающаяся змея. Я подняла голову, но не смогла ничего различить во мраке, таком плотном, что он словно бархатом обволакивал кожу.

Этот голос всегда был мягким, соблазнительным. Даже сейчас, когда я знала правду, он все равно мог заставить меня хотеть вытворять такие вещи, которые в некоторых южных штатах незаконны.

Я мысленно дала себе пощечину. Гектор променял жизни всех, кого я любила. Продал душу стороне зла.

Жаль, что у меня нет легкой сабли и хорошей связи с оперативниками. Придется справляться голыми руками и собственными силами. И я сомневалась, что этого будет достаточно.

Впереди мелькнул проблеск света. Тусклого, изменчивого — словно за углом горела свеча. Я разглядела низкий потолок, древние деревянные подпорки, пыль, грязь и разбросанные там и сям кости. При желании я могла бы повернуть голову и посмотреть Гектору в лицо. Но я просто не хотела.

— Поставь меня на землю, — потребовала я.

Он пропустил мои слова мимо ушей и продолжил шагать на свет, который разгорался все сильнее и ярче, освещая арочный дверной проем. Мы вошли в комнату с кроватью, чемоданом, столом и стульями.

Здесь кто-то жил. И я знала, кто.

Я начала отбиваться, и он, рассмеявшись, меня отпустил. Я шлепнулась на пол, встала и попыталась отойти.

Гектор Менендес выглядел в точности так же, как и два года назад. Красивый, необычный, лощеный. Вот только теперь я видела чудовище, маячившее глубоко в его глазах.

— На этот раз ты от меня не убежишь, querida. Тебе суждено стать моей парой.

— Я так не думаю.

Он безразлично пожал плечами.

— До полнолуния еще три ночи. Джесси отыщет меня раньше.

Тонкие губы Гектора изогнулись в усмешке.

— Джесси и её индейский возлюбленный не вернутся из поездки к Коре Копвэй.

Я зажмурилась.

— Тот, кого я послал убить их в лесу, оказался таким же идиотом, как и тот, что должен был укусить тебя. Я счел, что их смерти всех запутают и дадут мне больше времени закончить начатое. Надо было самому разорвать им глотки.

Я вздрогнула от нахлынувших воспоминаний.

— Думаешь, я дурак? — продолжил он. — Я знаю все, что ты сделала. Все.

Я определенно надеялась, что не все.

— Бармен, Ли? Ирландец, как пить дать. Ты меня оскорбляешь.

— Он один из вас.

— Он ничтожество. Слабак. А я стану богом.

— Мечтай-мечтай.

— Мне не нужно мечтать. Я прошел уже больше половины пути к этой цели.

Нужно выбираться отсюда. Спасать Джесси. Спасать Уилла. И себя заодно. К несчастью, Гектор стоял между мной и дверью. Я безоружна, а он сильнее даже без супер-пупер-сверхъестественного дерьма.

— Думаешь, я не знаю, чем занимался Дэмьен? Он думал, что прореживает стаю, но только давал мне больше силы с каждым убийством. Я следил за ним так же, как он выслеживал других, и черпал силу из тех, кого он убивал по ночам.

Что ж, это кое-что объясняло.

— Как ты узнал легенду о пожирателе силы? — спросила я.

Не могла представить себе Гектора — ярого ксенофоба, несмотря на собственную принадлежность к меньшинству, — изучающим фольклор оджибве.

Он сел на кровать. Сейчас он был одет в другую одежду, а не в ту, в которой предстал передо мной Ковбой. Я вспомнила, как во время превращения лопнули его ботинки. Наверное, с одеждой произошло то же самое.

Мы не ошибались в своих предположениях о возможном перевоплощении в разных людей.

Ну надо же, пора взять с полки пирожок. Я задумалась, что еще Гектор умеет, но потом решила, что не очень-то и хочу это знать.

— Когда-то я был лишь ничтожным полукровкой. — Увидев мое недоумение, он покачал головой. — Наполовину латиносом, наполовину белым. Нигде меня не принимали за своего. Даже родная мать не любила меня достаточно, чтобы остаться со мной. И я решил, что желаю власти. Я бы не получил её с помощью денег и политики, но мог добиться желаемого, сея смерть и разрушения. И план чудесно сработал, потому что мне нравилось этим заниматься.

Пока он говорил, я оглядывала комнату в поисках лазейки. Ничего не обнаружилось, поэтому требовалось, чтобы он продолжал разглагольствовать.

— Откуда ты узнал легенду? — повторила я.

— Большую часть жизни я путешествовал. Много что повидал. Когда люди натыкаются на что-то необъяснимое, они пытаются найти этому логическое обоснование. А я не стал. Принялся искать правду и узнал о существовании другого мира, пробуждающегося с восходом луны. Мне захотелось стать его частью, и я нанял человека, чтобы он нашел лучший способ это осуществить.

— И потом?

— Я его съел.

Я вытаращила глаза, услышав, как буднично он это сказал.

— Но он… То есть, э-э…

— Не был врагом? — Гектор пожал плечами. — Считай его бесплатным бонусом. Если желаешь, репетицией перед главным событием.

— Каким?

— Ты же знаешь, что я сделал, Ли.

— Хрупкие блондинки, плоть врага, продажа души, жертва.

— Очень хорошо.

— Я только одного не понимаю. Почему ты меня не убил?

Querida, как я могу убить женщину, предназначенную стать моей парой?

— Но… — Я указала на свои волосы — вернее на то, что от них осталось.

— Ужасно, что ты чувствуешь потребность изменять внешний облик, но когда ты станешь вендиго, как я, это не будет иметь значения.

Я попыталась снова:

— Если твои враги — хрупкие блондинки, то почему не я?

— Потому что с первого твоего слова я знал, что тебе суждено быть моей.

— Почему?

— Ты пришла ко мне. Больше никто не приходил.

Никто? Мне было сложно в это поверить. Пусть Гектор и сумасшедший, но внешне очень привлекателен. Неужели я единственная идиотка, которая не увидела гниль под яркой оберткой?

— Из-за того, что ты ко мне пришла, — продолжил он, — я понял, что ты видишь больше, чем мое происхождение, бедность и позор. Я знал: ты меня любила, даже когда твердила обратное.

— Думаешь мне плевать на то, что ты серийный маньяк, каннибал и убийца моей семьи?

— Все это были лишь средства для достижения цели. Чтобы я стал вендиго. Так я мог бы сделать нас альфа-парой. Мы будем жить вечно, querida. Вместе.

«Нет!»

— Как ты меня нашел?

— А ты разве пряталась?

— Ягер-зухеры… То есть мы…

— Должны быть тайной. Верно. Для обычных людей. Но оборотни знают о вашем существовании. Твой друг Манденауэр — нечто вроде легенды, возможно, чудовища. Как и ты, Ли. Когда я сделаю тебя одной из нас, этому порадуются оборотни всей земли.

— Я так жажду их одобрения, — пробормотала я.

— Как всегда, язвишь. Неотъемлемая часть твоего обаяния.

Я предпочла пропустить это мимо ушей. Если даже мой сарказм кажется ему очаровательным, я в полной заднице. О, погодите. Я ведь и так в полной заднице.

— Я по-прежнему не понимаю, как мы очутились в одном городке. И в это время года.

Мне нужно было, чтобы он продолжал говорить, пока я не соображу, что делать, или кто-то меня не найдет. А это может случиться нескоро.

— Я сам привел тебя в Кроу-Вэлли. — Гектор склонил голову, и свет отразился в его голубых глазах. На секунду радужка показалась красной, словно от вспышки камеры или затаившегося в Гекторе демона. — Я думал, тебе это известно.

— Привел?

— Было несложно. Я управляю этим городом. Здесь я уже стал альфой. Говорю им, кого убивать, и они приносят сюда кости.

Так-так-так. Наконец начало проясняться.

— Никаких человеческих останков, никакого ФБР, — пробормотала я, а Гектор лишь улыбнулся. — Но мертвые волки по меньшей мере заинтересовали бы ДПР.

— И в конце концов ягер-зухеров, — согласился он.

— Откуда ты знал, что сюда отправят именно меня?

— Ты же лучшая в своем деле, querida. Кого еще им посылать?

Ну надо же, как хорошо оплачивается лучшая работа в этой области.

— Не понимаю, почему другие оборотни тебе подчиняются. Ты же убиваешь сородичей ради силы.

— О, они не знают, что это я.

— Что?

— Любой волк, видевший, как я убиваю кого-то из стаи, покойник.

— И как ты им объяснишь свое превращение в верховного мохнатого парня?

— Ко времени, когда они догадаются, к чему я стремлюсь, меня уже будет не остановить, и они будут этому рады.

— Думаешь?

— Конечно. — Он подмигнул. — Потому что я отдам им тебя.

— Прошу прощения?

— Самая успешная охотница на волков после Эдварда Манденауэра станет королевой оборотней. Ты больше не будешь их убивать. Они будут в ногах у меня валяться.

— А если кто-то догадается раньше?

— Тогда просто отдам им Фицджеральда. Ему все равно придется умереть.

Сердце затрепетало и, казалось, остановилось.

— П-почему?

— Он прикоснулся к тебе. Он умрет. — Гектор пожал плечами. — В ночь кровавой луны мне нужна жертва. И ирландец прекрасно подойдет.

Я все гадала, насколько для меня важен Дэмьен, — теперь я знала. Мысль о его смерти меня едва не парализовала.

Все время разговора с Гектором я отчаянно пыталась найти или придумать выход. Сердце колотилось, руки дрожали. Но я хотя бы уже не чувствовала, что вот-вот потеряю сознание.

И тут Гектор встал с кровати и пошел ко мне. Я не хотела, чтобы он меня касался.

— Готова?

— К ч-чему?

— Превратиться.

У меня отвисла челюсть. Должно быть, я выглядела как полная идиотка.

— Но… Но церемония должна состояться в ночь охотничьей луны.

Он подошел ближе. Я отступила на шаг назад.

— Безусловно.

— Тогда что… почему?

Он выбросил вперед тонкую руку с идеальным маникюром и схватил меня так быстро, что я не успела убежать. Как будто это было возможно. Его дыхание овеяло мое лицо, и меня передернуло. В глазах снова замигали черные точки. Господи, есть от чего лишиться чувств.

— Иди сюда.

Он потянул меня к себе. Мне хватило здравого смысла, чтобы попытаться упереться. Гектор нетерпеливо фыркнул.

— Надо бы связать тебя, querida.

Он подтащил меня к кровати и толкнул на нее. Я пыталась сопротивляться, но в считанные минуты он связал меня по рукам и ногам. Мои навыки дзюдо оказались бесполезны. Черт, как же не хватает пистолета.

Так как единственным оружием остались слова, я прибегла к ним:

— Значит, чтобы мною овладеть, ты меня связываешь? Какой ты жалкий, Гектор.

Он лишь улыбнулся. Терпеть не могу эту ухмылку.

— В своих предположениях о моих планах на эту ночь ты сильно ошибаешься.

Я моргнула.

— Как бы мне ни хотелось овладеть тобой сейчас, это будет бессмысленно. Я возьму тебя в полнолуние на глазах у всех оборотней. Но, прежде чем это случится, нужно разобраться с одним незначительным нюансом.

— Это каким? — Я пыталась говорить твердым уверенным голосом, но из горла исторгся лишь писк.

— Каким бы странным это тебе ни показалось, пара из особей разных видов не годится.

Вспоминая давешний разговор с Дэмьеном, я начала понимать, к чему Гектор клонит. Я дернулась, веревки натянулись, но толку не было.

— На церемонии в ночь кровавой луны ты уже должна быть одной из нас.

Вот черт, об этом я не подумала.

Гектору необходимо укусить меня прямо сейчас.


Глава 34

— Сначала я послал Боба и его приятелей, но ты от них удрала. — Увидев недоумение на моем лице, он уточнил: — Большой серый волк и несколько других.

А, те, что атаковали мою машину.

— Потом я отправил Тедди.

Это, наверное, тот слюнявый оборотень карамельного окраса, с которым разделался Дэмьен.

— Боб и Тедди по жизни были неудачниками. В обличье волков они ничуть не изменились. Если хочешь что-то сделать, сделай это сам.

Последнее слово сорвалось в рык. Гектор расстегнул рубашку, сбросил её и снял штаны. Я пыталась отвести взгляд, но вытатуированная пентаграмма блеснула в свете лампы и привлекла мое внимание.

Грудь Гектора была гладкой и чистой, за исключением татуировки. На секунду я задумалась, почему татуировка не исчезает при каждом превращении. Но тут бывший Ковбой обернулся волком, и все мысли испарились.

Я видела процесс превращения тысячи раз, но не встречала никого, способного перекинуться так молниеносно, как Гектор.

Только очень старые или могущественные волки способны на такое — по крайней мере, как я слышала. Попробуйте угадать, к какой категории относился Гектор.

Он превращался так быстро, что я едва успевала уследить за ходом трансформации.

Раз — и его нос и рот вытягиваются в морду. Два — и из пор кожи вырастает мех, ноги и руки становятся лапами, а пониже спины появляется хвост. Три — и Гектор уже стоит на четырех лапах. В следующую секунду он завыл, и по замкнутому пространству прокатилось эхо, отчего у меня зазвенело в ушах.

Он мотнул головой в мою сторону и разинул пасть совсем как собака. Увы, зубы принадлежали самому что ни на есть оборотню.

Я дернулась, натянув веревки, но я пыталась освободиться с тех самых пор, как Гектор привязал меня к кровати. Он знал, что делает. Мне не сбежать.

Матрас просел, когда волк запрыгнул на кровать. Ноздри обдал легкий душок дикого животного. По руке скользнул мех. Я еле сдержала позыв к рвоте — определенно не хотелось лежать в луже собственной блевотины. Но опять же, как только он меня укусит, какая будет разница?

Белый волк оседлал меня. Правые лапы слева, левые — справа. Казалось, он думал, куда бы меня укусить. Обнюхал мои ноги, руки, промежность.

— Эй!

Он поднял голову. Из пасти свесился язык, и слюна закапала мне на грудь.

— Давай уже, — пробормотала я.

Он тряхнул головой, взвизгнул и ткнулся мне в грудь. Я скривилась.

По комнате прокатился рык. Гектор замер, как и я. Мы одновременно повернули головы.

На пороге стоял Дэмьен. Точнее, бурый волк.

Гектор оскалился. Я ожидала, что он спрыгнет с кровати, с меня, и помчится за Дэмьеном в лес. Мне придется как-то освободиться. А Дэмьену — выиграть смертельный поединок с весьма могущественным перевертышем. И как он с этим справится?

Я была так поглощена этой проблемой, что и не заметила происходящего. Зубы Гектора вонзились в мое предплечье, и я вскрикнула.

Черт, да я бы вскрикнула, даже если бы видела, что меня ждет. Однако, больно, когда тебя кусают!

Даже не оглядываясь, Гектор соскочил с кровати. Дэмьен напрягся, ожидая нападения. Мне хотелось закричать: «Нет, спасайся! Я уже мертва!», но во рту слишком пересохло, и язык не шевелился, а голосовые связки отказывались работать.

Только вместо того, чтобы врезаться в Дэмьена или наброситься на него с когтями и зубами наготове, Гектор превратился в ворону и вылетел за дверь.

На секунду мне показалось, что я брежу. Крепко зажмурилась и снова открыла глаза. Дэмьен присел на задние лапы и задрал нос к потолку, высматривая там Гектора.

Не тут-то было. Птица, волк, человек — Гектор исчез.

Никогда не видела ничего подобного — разве что в фильмах о вампирах. Р-раз! — и он летучая мышь. В нашем случае: хлоп! — и он ворона.

В этом городе я видела только одну такую птицу. На оконном карнизе Джесси. Неудивительно, что Гектор знал все, чем мы занимались. Неудивительно, что у нас не получалось найти ни его, ни белого волка.

Будет куда сложнее, чем я думала, а я и так полагала, что поймать его почти невозможно.

Я глянула на свою руку. Фу, до чего нехорошо. С раны свисал кусочек кожи, простыни обагрились кровью. Руку пронзала обжигающая боль.

Сколько у меня осталось времени до обрастания шерстью? Меньше двадцати четырех часов. Нужно найти Джесси и Уилла, и предпочтительно успеть добраться до них раньше, чем посланный Гектором убийца выполнит задание. Расскажу им все, что знаю, и попробую на вкус пулю. Фигурально выражаясь.

Я повернула голову и свистом подозвала Дэмьена. Он потрусил ко мне.

— Можешь меня отвязать? — спросила я.

Он облизал мое лицо от подбородка до лба.

— Ты меня любишь. Я знаю. Спасибо.

Если бы я хотела завести собаку, то купила бы её. Когда мужчина, с которым я спала, пыхтит от страсти — это одно. Когда он же размазывает по мне волчьи слюни — совсем другое.

Я услышала треск его костей до того, как увидела обращение. Он превращался быстрее многих виденных мною оборотней, но все равно не так мгновенно, как Гектор.

Конечно, Дэмьен бегает под луной уже больше полувека. Наверное, с опытом превращение проходит все легче и легче.

Несколько минут спустя он присел рядом с кроватью и немедленно вперился взглядом в мою руку.

— О, Ли, мне…

— Успокойся, — рявкнула я. — Развяжи меня. Нужно найти Джесси и Уилла.

Надо отдать Дэмьену должное, он умел выполнять приказы. Освободил меня, взял какую-то одежду Гектора, — которая на Дэмьене болталась, но голым парням выбирать не приходилось, — и помог мне встать.

Он попытался оказать мне какую-то первую помощь, но я оттолкнула его руки.

— Забудь.

Сдернула с подушки наволочку и намотала на рану. Накладывать повязку одной рукой было неудобно, и на этот раз я позволила Дэмьену помочь.

— Её нужно очистить и зашить, — сказал он, затягивая «бинт».

— Неважно.

Наши глаза встретились.

— Нет, — прошептал он. — Важно. Для меня.

Я пропустила намек мимо ушей. Сейчас на выяснение отношений нет времени. Как и на кое-что другое.

— Нужно добраться до телефона.

Я покачнулась. Перед глазами промелькнула картина: земля, деревья, голубое небо. Я чуяла запах почвы, слышала шелест листвы, чувствовала, как солнце припекает мой мех…

Мех? Фу!

Внезапно я снова очутилась в заброшенной шахте. Потрогала свои руки и лицо. Кожа. Уф-ф!

— Ничего себе, и что это было? — пробормотала я.

— Вспышка прошлого?

— Никогда не могла так отчетливо слышать и ясно чуять. И что-то не припомню у себя меха.

— Вспышка прошлого, — более твердо повторил Дэмьен. — Коллективное сознание. Такое случается после укуса. И одолевает все больше и больше до первого превращения.

Ну разве не превосходно?

Дэмьен подхватил меня на руки и пошел к двери.

— Пусти меня.

— Не-а.

— Я могу идти. А скоро смогу и вприпрыжку.

Не знаю, с чего меня так и подмывало шутить. Защитная реакция? Если бы я не смеялась (или не пыталась себя рассмешить), то, наверное, уже плакала бы. Может, визжала бы, орала и билась головой о стену. А времени на это совершенно не было.

— Я знаю, как это происходит. Сначала вспышки памяти. Они будут становиться сильнее и длиться все дольше, — говорил Дэмьен, пока мы шли из тайной комнаты Гектора по коридору, мимо костей и дальше, ко входу. — Начнет кружиться голова, потом придет слабость, лихорадка и…

— Я покроюсь шерстью. Знаю.

— Но тебе неизвестно, что чем больше ты двигаешься, тем быстрее это происходит. Чем меньше ты весишь, тем быстрее превратишься. — Он выглянул из входа в шахту в темную ночь. — В самом начале мне нравилось наблюдать за теми, кого я кусал. — Должно быть, я скривилась, поскольку Дэмьен вздохнул, и в этом звуке я расслышала вселенскую печаль. — Злу нравится смотреть на свои деяния и восхищаться ими. Почему, по-твоему, количество оборотней растет, а не сокращается?

О причинах я не думала, лишь радовалась, что без работы не остаюсь.

— После обращения мы похожи на детей в магазине сладостей. Не только убиваем больше, чем более старые волки, но и плодим себе подобных. — Он остановился, посмотрел на меня и прошептал. — Ты не сможешь удержаться.

О нет, смогу. Меня прекрасно удержит серебряная пуля. А если не справлюсь сама, то Джесси, безусловно, поможет.

Я позволила Дэмьену отнести меня обратно в бар. Зачем упрямиться и делать только хуже? Не то чтобы раньше я не была упертой, но, возможно, с тех пор обрела немного здравого смысла. Возможно.

— Гектор — это Ковбой. Или Ковбой — это Гектор.

— Кто такой Гектор?

Я заколебалась. Никогда полностью не рассказывала Дэмьену легенду о пожирателе силы и, конечно, никоим образом не посвящала его в подробности своей роли во всей этой катастрофе. Да мне и не хотелось. Поэтому я решила обойтись полуправдой.

— Гектор — тот пожиратель силы, которого мы искали. Он, очевидно, способен перевоплощаться в кого угодно. Он поедает оборотней. Таким образом копит силу, чтобы стать верховным альфой. Долгая история.

— И тебе не следует ее рассказывать, Ли.

Наверное, он прав, но мне хотелось кое-что узнать, пока не стало слишком поздно.

— Как ты меня нашел?

— Пришел на работу и учуял, что ты заходила.

— Учуял?

— У меня даже в человеческом обличье хороший нюх. Я учуял Ковбоя. И по запаху определил, что вы вдвоем отправились в лес. Это меня насторожило, и я пошел по следу. Затем запах изменился. Стал похож на тот, который я искал, — наверное, сейчас я понимаю, в чем смысл. Так как я не знал, с чем придется столкнуться, то обратился и пошел по следу дальше.

Мы вышли на поляну. Луна бросала яркие блики на крыши припаркованных машин. На этот раз в баре было тихо.

— Почему ты не сказал, что здесь их логово? — спросила я.

— А как бы я объяснил, откуда знаю, что такое логово? Стоило только заикнуться, и ты бы догадалась, кто я. А я хотел их убить.

— Так почему ты просто не стреляешь в них, как я?

— Помимо проблемы зарядки обоймы серебряными пулями…

— А я думала, для этого у тебя есть друг.

— Одна серебряная пуля — это одно, а обойма за обоймой — совсем другое. Кроме того… — Он замолчал.

— Что?

— Это прозвучит по-дурацки.

— Все равно скажи.

— Ну, мне казалось несправедливым вот так стрелять в них.

— К черту справедливость, — рявкнула я.

— Я же предупредил, что это прозвучит глупо. Но мне было легче сходиться с ними на равных. Большинство не просили превращать их в оборотней. У них не было выбора.

Я понимала его логику, и это меня тревожило. Возможно, я изменяюсь даже быстрее, чем думала.

— А ты не боялся, что в один прекрасный день кто-то из них окажется сильнее тебя?

— Я на это надеялся. Пока я не встретил тебя, мне хотелось умереть.

— А потом?

— Я обрел вкус к жизни. По крайней мере, до тех пор, пока ты не узнала правду и не возненавидела меня.

Я чувствовала, что Дэмьен на меня смотрит. Ненавижу ли я его? Нет. Это далеко не так. Но признаваться в этом нельзя. Не сейчас, когда я сама собираюсь свести счеты с жизнью.

Он поднялся по ступенькам в мою квартиру, по-прежнему не отпуская меня, словно я весила не больше котенка.

Внезапно в голове промелькнуло воспоминание, как я катаюсь по траве. Травинки щекотали мех. Вокруг морды жужжали комары. Я клацнула зубами, поймав несколько насекомых в пасть. Мне хотелось бежать, отсчитывать лапами километры. Гнаться за кроликом или чем побольше. Вроде маленькой девочки.

Я вздрогнула. Тряхнула головой. Врезала себе промеж глаз.

— Ли?

Мы были в моей квартире. Дэмьен поставил меня на ноги.

— Что ты видела?

Мне не хотелось об этом говорить. Я захромала по комнате, нашла свой мобильный и набрала номер Джесси.

Но она не ответила.


Глава 35

— Мне пора, — сказала я.

Шагнула к двери и упала на колени: комната вновь стала лесом. Влажная земля, пропитав мои брюки, холодила кожу. Воздух был затхлым. Я чуяла запах мха. Где-то завыл волк. Я запрокинула подбородок, готовая отозваться...

Но закашлялась, поперхнулась и оказалась в объятиях Дэмьена.

— Не думаю, что тебе стоит куда-то идти.

— Останови меня.

— Легко.

Он опять подхватил меня и отнес в ванную, где усадил на крышку унитаза.

— Я промою рану и вызову врача.

— Дэмьен, все без толку. И мы оба это знаем.

Он повесил голову.

— Тогда позволь мне просто ее промыть. Хорошо?

— Если позволю, отпустишь меня на поиски Джесси?

— Нет. Но пойду сам.

Я взглянула ему в глаза — о большем и мечтать не смела — и сорвала с руки импровизированную перевязь из наволочки.

— Вольному воля.

Он улыбнулся той самой улыбкой, которую я полюбила. Милой, печальной и бесконечно прекрасной. Я буду по нему скучать.

На окровавленной руке зияла рана, от одного вида которой мне стало дурно. Я отвернулась, а Дэмьен, смочив ткань, принялся смывать запекшуюся кровь.

Через пару минут он нетерпеливо цыкнул.

— Бесполезно, Ли. Кровь не останавливается.

Я едва сдержалась, чтобы не воскликнуть: «Я ж тебе говорила!»

— Верни на место повязку.

— На рану нужно наложить швы.

— Так наложи.

— Ровно у меня не получится, останется шрам.

Я вздернула бровь:

— Шрам? О нет! Я вся дрожу. Трепещу. Жуть и ужас!

Дэмьен провел рукой по лицу, испачкав щеку моей кровью.

— Забудь, — сказала я. — Завтра это будет уже не важно.

— Верно. — Он расправил плечи. — Ты исцелишься.

Не исцелюсь. Но опять же, Дэмьену не обязательно об этом знать.

— К слову об исцелении. Почему у Гектора не сошла татуировка?

— У него есть татуировка? Как у Ковбоя?

— Разумеется, ведь это один и тот же человек.

— Бред какой-то.

— Да ещё какой!

Не было ни сил, ни времени рассказывать о силе супер-пупер-перевертыша, даже если бы я имела на это право.

— Впрочем, волк, который превращается в ворона — не меньший бред, — пробормотал Дэмьен.

— Вернемся к татуировке? — напомнила я, пока он перевязывал мою руку полотенцем.

— Что? А! Это просто. Ты остаешься точно таким же, каким был в тот момент, когда тебя укусил волк. Если... Гектор, да? — Я кивнула. — Если у Гектора была татуировка до того, как он стал оборотнем, она уже не сойдет. Любые травмы, полученные после, заживают.

Дэмьен указал на свое бедро, и я вспомнила тонкий белый шрам, немного портивший почти безупречное тело.

— Этот у меня с детства. Он никогда не исчезнет.

О, сколько чудных открытий! И почему ягер-зухеры об этом не знают? Потому что мы не задаем вопросы перед тем, как спустить курок, и, видимо, такая тактика не слишком верна.

— А как насчет этого? — Я подняла перебинтованную руку. — Случилось до того, как я стала оборотнем.

— Инфицировавшая тебя рана заживает.

— Как удобно.

— Можешь представить, как по улицам ходят люди с выдранными глотками? Картина не из приятных.

Став ягер-зухером, поначалу я частенько задавалась вопросом: как исцеляются люди со смертельными ранами? Ответ оказался прост, хотя и довольно противен. Люди — это еда. Если оборотень тебя съел — ты умер. Если лишь слегка укусил, но морить червячка не стал, — ты вливаешься в их стройные ряды.

— Как насчет болезней? — не унималась я.

— Болезни проходят, поскольку, став оборотнем, ты все еще болен. До первого обращения.

— Болезни, но не шрамы?

— Мне жаль, Ли.

Дэмьен решил, что я беспокоюсь о спине. А я думала вовсе не о ней. Полагаю, мне суждено остаться со шрамом. Силы небесные!

— Кто такой Гектор? — спросил Дэмьен.

— Ковбой.

— Нет, кто он тебе?

Я подняла глаза. Взгляд Дэмьена светился сочувствием, тревогой, пониманием и любовью. Как он может меня любить? Просто он не всё обо мне знает.

— У меня с ним был секс, — выпалила я. — Я увидела его, захотела и получила. А затем он принес в жертву всех, кого я любила, чтобы стать таким, как ты.

Дэмьен нахмурился. Я ожидала упреков и отвращения, но он лишь задумчиво пробормотал:

— Интересно.

— Интересно? И это все, что ты можешь сказать?

— Я не знаю ни одного человека, который стал бы оборотнем, не будучи укушенным.

— Ты удивишься, сколько всего ты еще не знаешь.

Дверь распахнулась, и Джесси с Уиллом влетели в квартиру. Джесси выкрикивала мое имя вперемешку с проклятиями.

Я была так чертовски рада видеть их живыми, что даже не слушала, о чем кричит шериф. Встала с унитаза и осторожно прошла мимо Дэмьена. Его ладонь нежно и ободряюще коснулась моей здоровой руки. Наши пальцы на мгновение сплелись, и это было чудесно.

— Я здесь, — отозвалась я.

Гости разом замолкли, словно я щелкнула выключателем, и уставились на меня, точно на привидение.

— Слава богу, — выдохнула Джесси. — Я думала, мы опоздали.

— Куда опоздали?

— Мы говорили с Корой. Она сказала...

— Что меня превратят в оборотня до наступления полнолуния.

Джесси замолчала и склонила голову набок.

— Как ты узнала?

— Он сам сказал. — Я подняла перебинтованную руку.

Джесси достала пистолет и прицелилась мне в голову. Я улыбнулась.

— Я знала, что ты самая лучшая подруга из всех, что у меня были.

Дэмьен выскочил из ванной и оттолкнул меня, прикрыв своим телом. Мой герой.

— Какого черта? — выкрикнул он.

— Отойди, — рявкнула Джесси.

— И не подумаю. Это убийство, шериф.

— Не твое дело, Фицджеральд. Убирайся с дороги.

— Джесс, — подал голос Уилл. — Может, следует сначала позвонить, а уж потом принимать любые скоропалительные решения?

На лице Джесси отразилось сомнение.

— Ты всегда успеешь ее застрелить после того, как у нее вырастет хвост, — заметил Дэмьен.

Я пнула его в ногу. Он даже не поморщился.

— Ты ему сказала? — требовательно спросила Джесси.

Я молча пожала плечами.

— Господи, Ли. Он же гражданское лицо.

— Как когда-то Кадотт.

— Подловила, — усмехнулся Уилл.

— Заткнись!

Универсальный ответ. Джесси все еще держала Дэмьена на мушке, и мне это совсем не нравилось. Я постаралась его обойти, но он вновь отпихнул меня назад.

— Без нее он не сможет стать верховным альфой, — принялась рассуждать Джесси. — Волки образуют пару на всю жизнь.

— Какое это имеет отношение к делу? — спросил Дэмьен.

— Я думала, ты знаешь все.

— Я знаю, что оборотни существуют. Но не знаю в точности, кому вы противостоите.

Пока Уилл посвящал Дэмьена в происходящее, я сражалась с внезапным желанием отведать сырой бифштекс.

— Сдается мне, — пробормотал Дэмьен, — что вы сильно усложнили Гектору задачу.

— Каким образом? — спросила Джесси.

— Ли может подобраться к нему. Он ей поверит.

Влюбленная парочка повернулась ко мне.

— Он прав.

Джесси спрятала пистолет в кобуру.

— Пожалуй, я успею застрелить тебя позже.

— Да, смотри на происходящее с оптимизмом. — Я протиснулась мимо Дэмьена и прошла в комнату. — Гектор вознамерился принести Дэмьена в жертву.

Тот насупился, прищурился, а затем, пожав плечами, сказал:

— Пусть попробует.

— Ты должна защитить его, Джесси.

— Я не нуждаюсь в защитниках, — запротестовал Дэмьен. — Я сам могу о себе позаботиться.

Шериф пропустила возражения мимо ушей.

— Мы всегда успеем застрелить его до того, как он пойдет на заклание.

— Не могла бы ты завязать со стрельбой? — попросила я. — Жертва есть жертва. И на Дэмьене свет клином не сошелся. Просто Гектор хочет убить именно его.

— Почему?

— Потому что он прикасался ко мне.

Джесси покосилась на Дэмьена.

— Она того стоила, — проронил он.

В глазах Джесси зажегся огонек понимания, и она повернулась ко мне, вскинув бровь.

Я помотала головой. Не стану обсуждать свои чувства к Дэмьену. Не сейчас. И, возможно, вообще никогда.

— Гектор сказал, что ни ты, ни Уилл не вернетесь от Коры.

— И почти угадал, — проворчал Уилл.

— Что случилось?

— Моя машина теперь выглядит не многим лучше твоей.

— На нас напали, — пояснила шериф.

— На полпути от дома Коры. Слава богу, Джесси прихватила с собой целый арсенал оружия и еще больше патронов.

Джесси похлопала по своему «магнуму»:

— Береженого бог бережет.

— Настоящий бойскаут, — кивнула я.

— После нас там осталось порядочно мертвых волков.

— Вы не сожгли тела?

— Не хотели выходить из машины. Твари нас караулили.

Я кивнула.

— Случайно не видели ворона?

Уилл нахмурился.

— Кружил над трупами. Потом принялся их клевать. Падальщик.

— Это был Гектор.

Джесси с Уиллом переглянулись.

— С этого момента поподробнее, — настойчиво предложил Кадотт.

Когда я закончила рассказ, Уилл пробормотал:

— Нехорошо. — И развел руками: — Эй, но с легким заданием мог бы справиться кто угодно.

Это замечание заставило меня рассмеяться.

— Манденауэр?

Я резко повернула голову. Джесси прижимала к уху телефон.

— Вам лучше приехать в Кроу-Вэлли. Ли укусили.

Выслушав короткий ответ, она завершила разговор.

— Черт возьми, Джесси, ты только его расстроила! Ну что он может сделать?

— Думаю, скоро узнаем. Он уже едет сюда, а с ним и доктор Хановер.


Глава 36

Я хотела спросить, что сказал Эдвард. Надеюсь, он едет сюда не затем, чтобы меня застрелить. Если мне суждено умереть, то лучше от руки Джесси. Эдвард в последнее время казался таким хрупким. И от моей смерти ему легче не станет. Безусловно, его добьет, если придется меня убрать.

Я хотела спросить, но моему желанию не суждено было сбыться. Едва мы расселись, чтобы составить какой-нибудь план, в комнате стало темно и прохладно. Несмотря на закрытые окна и двери, я слышала шелест деревьев, чуяла запах листвы и хвои.

Хотелось есть. Я умирала от голода. Живот заурчал, а может быть, звук донесся изо рта. Точно не знаю. Было необходимо унять этот голод, пока он меня не поглотил. Где-то на краю сознания притаилось безумие. Еда. Кровь. Мясо.

Я смутно осознала, что соскользнула с кушетки на пол. Дэмьен был рядом и тут же поднял меня и отнес на кровать. Я потянулась к его шее, но от него пахло волком, а не человеком. Тогда я почуяла, что где-то поблизости есть свежая плоть. Взгляд сосредоточился на Джесси.

— И думать не смей, — прищурилась она.

Но я думала. Голод внутри меня жил, дышал и жаждал утоления. Я почти не сомневалась, что он вырвется и поглотит любого, кто окажется рядом. Прижав руки к животу, я застонала. Но звук, слетевший с моих губ, был чем-то совсем иным.

Теперь до меня дошло, как голод порой сводит нормальных людей с ума. Я и сама слегка обезумела. Тело пронзило жаром, словно пламя прокатилось по коже. Она горела, скальп покалывало, и темнота поглотила разум.

Я проснулась в лесу — нагая, одинокая, вся перепачканная кровью. Голод ушел, а живот округлился. На востоке занимался рассвет. Я не знала, где нахожусь. Не помнила ничего из того, что делала.

И меня это совсем не заботило.

Что весьма удивительно. Все указывало на то, что я убила и съела своих друзей, а может быть, даже возлюбленного, хотя вряд ли Дэмьен стоял и покорно ждал, пока я отведаю его плоти. В буквальном смысле этого слова.

Но сейчас, когда голод утих, меня волновало лишь то, чтобы к его возвращению не было недостатка в людях, на которых можно охотиться.

Я побежала через лес, ощущая, как ветер ласкает кожу и треплет волосы. Я наслаждалась, чувствуя почву под ногами. Прыгнув в реку, смыла всю кровь, а затем улеглась на солнышке и позволила струйкам воды стекать на землю. Обсохнув под теплыми лучами, я погрузилась в сон.

А снова проснувшись, ощутила, что кто-то тесно прижимается ко мне со спины. Обернулась и увидела Гектора — голого, как и я, и возбужденного. Он поцеловал меня, и тут мы оба обратились.

Я резко села в кровати. Вернее попыталась сесть. Меня связали. Опять.

Вся потная, я тряслась и кричала, но окружавший меня лес исчез. Вероятно, его никогда и не было.

— Что случилось?

Откинувшись на подушку, я повернула голову. Джесси сидела в кресле.

— Убей меня, — прохрипела я. — Обещай.

— Я уже обещала.

Я закрыла глаза.

— Это ужасно, Джесси. Не хочу быть такой.

— Знаю.

Мы погрузились в молчание. Я зажмурилась и не открывала глаза до тех пор, пока не перестала видеть себя в лесу вместе с Гектором, не перестала пробовать на вкус... нечто страшное, не перестала слышать крики, которые на самом деле не раздавались. По крайней мере, пока что.

— Где парни? — спросила я.

— Ушли.

— Что? — Я снова попыталась сесть. Веревки впились в уже натертые запястья и лодыжки. — Ты не должна была разрешать им идти за Гектором. Он съест...

Я запнулась. «Съест их живьем» — это, когда-то иносказательное, выражение теперь обрело прямой смысл.

— Они не охотятся. Поехали встречать Элизу и Манденауэра.

— Но им нельзя оставаться одним.

— Кто-то должен был поехать, и я подумала, что будет лучше, если с тобой останусь я.

Нет нужды объяснять почему. Дэмьен не стал бы меня убивать. А Уилл, скорее всего, не смог бы.

Я не хотела засыпать, но вирус ослабил мой организм. Жар заставлял метаться в постели. Изменения причиняли страдания. Спина горела — что, впрочем, было не в новинку. Но с костями творилось что-то неладное: они трещали, хрустели, смещались. Глаза болели. Нос щекотало. Зубы, казалось, не помещались во рту.

Я провалилась обратно в пустоту — туда, где меня ждал Гектор. Мои мечты, фантазии — или как этот бред еще можно назвать — по большей части не изменились. Кровь. Смерть. И немного секса в коленно-локтевой позе.

Меня разбудил серебристый свет, струившийся сквозь окно и падавший на кровать. Луна подарила прохладу. Она сняла жар, успокоила частый стук сердца, позвала меня встать и кружиться в танце под ее призрачным сиянием, голой и наполненной жизнью.

С террасы доносились тихие голоса. Я навострила уши. Слух улавливал каждое слово.

— Это может ее убить. — Я узнала голос Элизы Хановер. — Сыворотка еще не опробована.

Я никогда не видела эту женщину, только общалась с ней по телефону. И сейчас не могла ее разглядеть, разве что стройный силуэт среди скопления других теней на террасе.

— Вот как раз и опробуем.

Узнаю Эдварда — привычно спокойного и сдержанного в любой ситуации.

— Шанс на спасение ничтожен. Я не позволю вам ее убить, — настойчиво возразил Дэмьен.

— Не тебе судить.

— Мне судить! — вмешалась я.

Все резко замолчали, а затем гуськом вошли в комнату.

— Вся банда в сборе, — пробормотала я.

Джесси, Уилл, Эдвард, Элиза и Дэмьен остановились у двери, словно боялись приблизиться ко мне. Не хотелось знать, почему.

Элиза первая сделала шаг, процокав по деревянному полу шпильками туфель нежного фарфорового оттенка. На ней были тонкие чулки и костюм цвета морской волны.

Она могла бы стать моделью: высокая, хрупкая, с платиновыми волосами, должно быть, длинными, что можно было бы проверить, распусти Элиза тугой пучок на затылке. Цвет ее кожи сочетался с цветом туфель. Глаза — темно-голубые, почти фиалковые. На лице — ни единого изъяна. И, кроме того, докторская степень. Все-таки жизнь несправедливая штука.

— Я создала сыворотку, — сказала она.

Ее голос был так же хорош, как и вся она в целом: низкий, хрипловатый, чересчур сексуальный для ученой дамы. Мужчины в комнате, кроме Эдварда, уставились на нее, разинув рты.

— Тем не менее я не знаю, как она действует.

— Это я уже слышала.

Собравшиеся переглянулись. Если я способна расслышать тихий шепот на террасе, значит превращение уже началось.

За спиной у Элизы Джесси скорчила гримасу и закатила глаза. Доктор Хановер была неописуемо идеальна. Нам придется ее ненавидеть. Это дело чести.

— Выбор за тобой, Ли.

Я перевела взгляд на Эдварда. Он выглядел постаревшим, печальным и очень усталым. Интересно, чем он занимался в отъезде? Но времени на расспросы не осталось.

Тело изогнулось. Позвоночник, казалось, разломился надвое. Я открыла рот, чтобы закричать, но вместо этого завыла. Когда боль утихла, а эхо завывания смолкло, я посмотрела на окружавших меня людей и обнаружила, что все они сосредоточенно изучают потолок. За исключением Дэмьена. Он качал головой.

Глядя ему в глаза, я сказала:

— Сделайте это, доктор.

— Подождите! — воскликнул Дэмьен.

— Нет.

— Дайте мне поговорить с ней перед...

— Дэмьен, — прервала я. — Я знаю, что ты хочешь сказать.

Он любит меня, и я тоже его люблю. Но я не собиралась признаваться в своих чувствах. Иначе он будет еще сильнее страдать, если мне суждено умереть. Я не собиралась никому рассказывать о его сущности, пусть даже это идет вразрез со всеми клятвами и обетами, что я когда-то дала. Я не смогла бы приговорить Дэмьена к смерти, пусть даже сам он был не прочь умереть.

— Ничего ты не знаешь, — опять заговорил Дэмьен. — Выйдите все.

— Минуточку, молодой человек... — начал было Эдвард.

— Убирайтесь! — завопил Дэмьен.

Эдвард прищурился, но Джесси взяла его за руку, а Уилл сжал ладонь Элизы.

— Одна минута, — сказала Джесси. — И ни секундой больше.

Дверь закрылась, Дэмьен подскочил ко мне и принялся распутывать веревочные узлы.

— Что ты делаешь?

— Давай уберемся отсюда.

— Что? Нет! Ты спятил?

Он отпустил веревку, взял мое лицо в ладони и поцеловал. Я едва почувствовала его вкус, как он отстранился и пристально посмотрел мне в глаза.

— Бежим со мной. Станешь моей парой. В моем сердце ты давно заняла это место.

— Мы не сможем скрываться вечно.

— Я полвека скрываюсь.

Это верно, но я не могу всю жизнь провести в бегах. Даже ради него.

— Дэмьен...

— Мы будем вместе. — В его голосе звучала мольба. — Ты станешь такой же, как я.

— Нет, не стану. Я буду злобной тварью.

— Мне плевать.

— Конечно же, нет. Как и мне.

Дэмьен отпустил меня и пробежал пятерней по своим и без того взъерошенным волосам.

— Я помню, что на первых порах голод очень силен, но потом тебе станет легче.

— Лишь потому, что я забуду, каково это — быть человеком.

Он ничего не ответил, поскольку знал, что я права.

В комнату вошел Эдвард. Окинув взглядом веревки, прищурился, затем подошел и затянул узлы. Проигнорировав Дэмьена, словно его здесь и не было, уселся в кресло рядом с кроватью и погладил меня, точно собаку, по голове. Дэмьен осторожно отступил и замер у кухоньки.

Liebchen, — тихо сказал Эдвард. — Мне жаль.

— Не жалейте. Сама виновата.

— Я втянул тебя в эту историю.

— Я хотела быть втянутой.

— Знаю. — Покосившись на Дэмьена, он понизил голос до шепота: — Ты спрашивала, не агент-одиночка ли он. Почему?

Я не хотела сейчас ничего объяснять.

— Потом, Эдвард.

Он не стал на меня давить, и это говорило о том, насколько я ему дорога.

— Знай я, что у тебя с ним роман, проверил бы его тщательнее.

— Джесси пробила его по своей базе.

— Моя система гораздо надежнее.

Это верно. Я украдкой взглянула на Дэмьена. Он способен слышать каждое наше слово, но Эдварду об этом неведомо. Дэмьену придется исчезнуть, когда все закончится. Стоит Эдварду прогнать его имя через систему, и вскроется нечто такое, что никому не пойдет на пользу.

— Вот уж не чаял увидеть тебя со спутником, — заметил Эдвард. — Почему именно он?

Почему Дэмьен? Сама не знаю.

Может быть, таившаяся в нем печаль взывала к моей печали. Может быть, я испытывала подсознательное влечение к монстру. Комплекс Франкенштейна? Манию Дракулы? Синдром оборотня? Дэмьен, по крайней мере, не распрощается с жизнью так же легко, как все те, кого я любила.

Черт возьми, может быть, дело в классном сексе! Но, говоря откровенно, мои чувства к Дэмьену намного превосходили обычную страсть.

— Позаботьтесь о нем, — прошептала я. — Если я не смогу.

Эдвард широко распахнул глаза.

— Обещайте, — настаивала я.

— Все, что пожелаешь. — Эдвард сжал мои связанные руки. — Ли, тебе следовало рассказать, что твой кошмар вернулся. Ради тебя я бы с радостью его прикончил.

— Я знаю.

В комнату вошли остальные. Элиза направилась к кухонному столу, на котором стоял старомодный медицинский саквояж, и принялась копаться в недрах своей передвижной лаборатории.

— Вам поэтому пришлось оставаться в штаб-квартире?

Эдвард задумался на мгновенье, а затем кивнул:

— Это наш первый прорыв.

— Вы сказали, она ничего не добилась.

— Я заблуждался. Надеюсь, что заблуждался. Элиза хотела продолжить тестирование сыворотки, но у нас нет на это времени.

— Позвольте же доктору сделать свое дело.

Эдвард кивнул, снова погладил меня по голове и отошел в сторону. Он всегда испытывал затруднения с выражением чувств, а еще большие — с привязанностями. Порой я гадала: каким он был до войны?

Элиза продезинфицировала мою руку. Я с трудом сдержала усмешку. Инфекция мне теперь не страшна.

Остальные сгрудились позади доктора Хановер, словно не могли оставаться в стороне.

— Ты понимаешь, что сыворотка еще не опробована?

— Понимаю. Какой у нее состав?

— Немного того, немного другого. — Элиза опять отошла к саквояжу. — Мне потребуется кровь живого оборотня в человеческом обличии.

Я нахмурилась:

— Но как?..

Дэмьен с готовностью протянул руку:

— Возьмите мою.


Глава 37

В следующую секунду Эдвард приставил пистолет к голове Дэмьена.

— Нет! — закричала я, дергаясь в веревках. — Эдвард, вы же пообещали о нем позаботиться!

— Что я и делаю, — озадаченно нахмурившись, ответил Манденауэр.

— Знаете, я не имела в виду убийство.

— Правда?

В комнате вдруг возникла невероятная суматоха, и все заговорили одновременно.

Посреди бедлама мы с Дэмьеном встретились взглядами. Я не видела никого, кроме него. Ради меня он выдал свою тайну. И раз уж здесь Эдвард, мог поплатиться за это жизнью.

— А ну, тихо! — рявкнула Элиза.

На удивление, все повиновались.

— Сейчас мне не нужна кровь живого оборотня в человеческом обличье. — Элиза вынула из сумки руку, сжимая наполненный шприц. — Она у меня уже есть.

— Ой, — пробормотал Дэмьен.

— Ага. — Эдвард ткнул ему пистолетом в ухо. — Ой.

— Уведи его на улицу, — приказала Элиза.

— Нет. — Я снова побарахталась, но безрезультатно. — Не трогайте его. Дэмьен не тот, за кого вы его принимаете.

— Ни клыков, ни меха? — спросила Джесси. — Ли, а что означает слово «оборотень»?

— Дэмьен другой.

— Они все так говорят, — пробормотал Эдвард.

— Ли, может, объяснишь, что ты имеешь в виду?

Уилл — как всегда, голос разума. Несмотря на замашки Форреста Гампа, он начинал мне нравиться.

— Бурый волк, — выпалила я. — Который убивал других оборотней, но не ел их.

— Это ты? — спросила Джесси.

Дэмьен попытался кивнуть, что было довольно трудно с пистолетом у виска.

— Да, он, — подтвердила я. — Он нам помогал.

— Нет, он помогал Гектору. — Джесси вытащила оружие.

— Дэмьен ничего не знал о легенде.

— Неужели ты такая наивная? — Шериф закатила глаза.

Тело одеревенело, будто меня ударили электрошокером. Все мышцы и суставы напряглись в агонии, а глаза выпучились. Я видела луну и чувствовала, как ее свет ласкает кожу. Потом видение исчезло, и я осталась в горизонтальном положении, задыхаясь от боли и истекая кровью. Только на самом деле крови не было.

— Я бы хотела сделать укол до первого обращения, — сказала Элиза. — Расстраивая Ли, вы только приближаете трансформацию. Может, пусть еще поживет, пока я не закончила?

— Ладно. — Джесси убрала пистолет.

— Эдвард? — пробормотала Элиза.

Манденауэр бросил на нее взгляд, потом отвел его буркнул:

— Я не буду стрелять. Если только он меня не вынудит. Но оружие не уберу.

Он отодвинул пистолет от виска Дэмьена — совсем чуть-чуть. Зная Эдварда, это было лучшее, на что я могла надеяться.

Припадок, или что там это было, миновал. Я вся вспотела, кожа казалась тесной, а волоски на руках — огромными. В копчике покалывало — черт, наверное, растет хвост.

— Ну, давайте же! — приказала я.

Элиза проколола кожу и, хмурясь, ввела в вену все до последней капли.

Вытащив иглу, прижала кусочек ваты к месту укола, потом подняла ее и снова нахмурилась.

— Крови нет, — пробормотала она. — Ранка уже зажила.

— Это хорошо или плохо?

— Без понятия.

Ах да — я же подопытный кролик.

Я ожидала… чего-то, но совершенно ничего не почувствовала.

Все глазели на меня, а я — на них. Мы подождали около часа, хотя, казалось, прошла целая вечность.

— Ли, как себя чувствуешь? — в пятый раз спросила меня Элиза.

— Нормально.

— Никаких странных видений, необычных болей?

— Больше нет.

— Я побуду с ней, — сказала она Эдварду.

— Нет, — отчеканил тот, все еще целясь в Дэмьена.

— Если к утру она не обратится, значит сыворотка подействовала. Нет нужды нам всем здесь сидеть. Разве вам нечем заняться?

— Ну почему же, есть. — Эдвард глянул на Дэмьена.

— Нет! Если сыворотка работает, значит мы можем дать ее и Дэмьену, — сказала я.

Тот моргнул. Встретился со мной взглядом, и что-то мелькнуло в глубине его серо-зеленых глаз. Думаю, проблеск надежды.

— Она права, — пробормотала Элиза.

Эдвард нахмурился, но пистолет опустил.

— Не вынуждай меня преследовать тебя, — предостерег он Дэмьена. — Тебе не понравится, что случится потом.

— Я не оставлю Ли. Никогда.

— Если сыворотка не подействует, я тебя убью.

— Если она не сработает, я вам это позволю.

Окружающий мир померк, но я хотя бы не вдыхала запах леса, не слышала шелест деревьев и не чувствовала ветер. Привкуса крови тоже не было — да мне и не хотелось его ощущать. Надо поспать. Но пока я еще не заснула — ну, если вдруг никогда больше не открою глаза, — хочу получить последний поцелуй.

— Дэмьен, — прошептала я.

Он опустился на колени и легонько погладил мою руку. Я повернулась к нему лицом, и наши губы тут же встретились. Откуда он знал, о чем я мечтаю? Я же ни слова не сказала.

Поцелуй получился нежным и сладким — все, о чем можно мечтать в последнем объятии. Язык Дэмьена был мятным на вкус — свежим и чистым. Дэмьен прикусил мою нижнюю губу и провел большим пальцем по скуле.

— Синдром Спящей красавицы наоборот, — пробормотала Джесси. — Его поцелуй ее усыпит.

С улыбкой на лице я провалилась в шелковистую темноту, пока дыхание Дэмьена смешивалось с моим.

Это был туннель. А может, пещера. И темнота — без проблеска света, от которого надо держаться подальше или к которому бежать. Но мрак успокаивал, потому что там была только я. Ни Джимми, ни семьи, но лучше всего — никакого Гектора. Я охотно пошла по туннелю и сорвалась с края земли.

В следующую секунду — по крайней мере, так мне показалось — я очнулась от сна. В комнате никого. На горизонте несмело серел рассвет. Глянула вниз — я не изменилась. Ни клыков, ни меха. Замечательный день!

Осторожные шаги привлекли мое внимание к двери. Там стоял Дэмьен — босой, растрепанный, небритый и бледный. На секунду я задумалась, что же случилось с добрым доктором, а потом поняла, что мне все равно. Дэмьен здесь, а он единственный, кого мне сейчас хотелось видеть.

— Ты спал?

— Конечно, нет.

— Хочешь ко мне в постель?

Его зрачки расширились, он открыл и закрыл рот. Потом пожал плечами.

— Развяжи меня.

— Ли… — начал было Дэмьен.

— Давай же, Дэмьен. Я не укушу. — Я медленно расплылась в улыбке. — Ну, только если сам не захочешь.

Дэмьен пересек комнату и остановился у кровати, глядя на меня. И вдруг мне стало неловко. Хотеть его в такой момент — да что со мной творится?

— Ты не должен меня развязывать, — пробормотала я. — Наверное, не стоит.

— Мы не можем…

— Можем. И, думаю, уже несколько раз это доказали.

— Но мы никогда…

Сегодня у него явно трудности с общением.

— Что ты пытаешься сказать? Что мы никогда не занимались сексом, когда я знала, кто такой ты, и знала, что ты в курсе о том, кто я?

— Что-то типа того, — усмехнулся Дэмьен.

— Как думаешь, почему я хочу быть с тобой сейчас?

Дэмьен поднял на меня глаза — в них снова светилась надежда.

— Почему? — прошептал он.

Тем утром я проснулась человеком. Ни хвоста, ни морды, ни дикой жажды крови. Может, и с Дэмьеном однажды произойдет то же самое. В таком случае у нас может быть будущее. Все, что нужно сделать, — убить демона, который хочет спариться со мной под полной луной.

Моя жизнь — ну что тут скажешь? — не для неженок.

— Почему? — повторила я его вопрос. — Потому что я люблю тебя.

Не планировала говорить это Дэмьену. А если придется его застрелить? С другой стороны, вдруг он умрет — или я — до моего признания?

По крайней мере, Джимми знал о моих чувствах и умер в неведении о предательстве.

Я прогнала эту мысль прочь. Нужно отпустить прошлое и сосредоточиться на будущем. Вчера ночью я была на волосок от смерти — а может, даже ближе. С этого момента каждый новый день — дар свыше.

Зацикленность на своих поступках и самобичевание никуда не приведут. Надо или жить, или выйти из игры. А с появлением Дэмьена в моей жизни я поняла, что выберу.

Он опустился на колени у кровати и умелыми пальцами развязал узлы. Я обвила руками его шею и притянула Дэмьена поближе.

— Скажи еще раз, — потребовал он.

— Я люблю тебя, — сказала я.

Наши губы встретились, и я забыла обо всем на свете. Не существовало никого и ничего — только он. Ни оборотней, ни демонов, ни пожирателей силы. Только я и Дэмьен — пока не вошел Эдвард.

Мой язык был глубоко во рту Дэмьена, а его рука — под моей рубашкой. Донесшийся от двери вздох заставил нас замереть. Глянув поверх плеча Дэмьена, я встретилась с потрясенным взглядом человека, который не только спас меня, но и вернул к жизни.

— Ты с ума сошла!

Дэмьен отдернул руку и попытался отодвинуться. Я придержала его, поцеловала в щеку, пригладила волосы и только потом отпустила.

— Может быть. — Встав, я пересекла комнату и остановилась перед Эдвардом. — Но это мой ум.

— Теперь понятно, почему ты не хотела его убивать. — Манденауэр покачал головой. — Ли, я был о тебе лучшего мнения.

— И что это значит? — нахмурилась я.

— Оборотни… — Казалось, Эдвард не может подобрать слова. — Они очень одарены… физически.

— Это вы так пытаетесь сказать, что в койке они супер?

— Можно и так выразиться, — поморщился он. — Они развратны, их чувства обострены. Они пожили достаточно, чтобы многому научиться.

Я глянула на Дэмьена — тот пожал плечами. Что тут скажешь? Он знал, как заставить меня кричать. Так давайте его пристрелим.

— Следовало предупредить тебя об их шарме, но я думал, что после Гектора ты сама сообразишь.

— Только не впутывайте сюда Гектора. Они совершенно непохожи.

— Неужели? Разве они оба не соблазнили тебя, приняв человеческий облик? Гектор убил всех, кого ты любила, чтобы тебя заполучить. Откуда ты знаешь, что это животное не сделает то же самое?

— Он не сделает.

Даже для меня самой оправдание прозвучало отстойно, а Эдвард фактически рассмеялся мне в лицо:

— Если тебе нужен парень, почему бы не выбрать того, кто разделяет твои интересы?

— А я и выбрала. Дэмьен несколько месяцев убивает оборотней.

— Это он так говорит.

— Это то, что я видела. Ну же, скажи ему, Дэмьен. Расскажи о той колдунье из Арканзаса.

Эдвард прекратил смеяться. Взгляд его блеклых голубых глаз сосредоточился на нас.

— О чем это ты?

Дэмьен вкратце поведал Эдварду свою историю. Надо отдать шефу должное: он выслушал Фицджеральда и больше не смеялся.

Я поспешила этим воспользоваться:

— Прошлой ночью Дэмьен был с вами. Разве он кого-то убил?

Мужчины обменялись взглядами.

— Что такое? — потребовала объяснений я.

Эдвард откашлялся и сказал:

— Ты проспала не одну ночь.

— А сколько?

— Сегодня ночь охотничьей луны, — ответил Дэмьен.

Я обдумала его слова. По крайней мере, не нужно больше дожидаться, гадая, закончилась ли моя жизнь или только началась.

Хмуро глянула на Эдварда:

— Это только еще больше подтверждает мои слова. Какой настоящий оборотень удержится от убийств, когда полнолуние так близко?

— Твоя правда. Я надеялся, что он не вытерпит, и тогда я смогу… — Манденауэр не договорил.

— Теперь понятно, почему вы так легко согласились, — заметила я. — Думали, Дэмьен не устоит перед всем этим нежным мясом. И тогда можно будет его убить.

Без всякого раскаяния Эдвард пожал плечами.

— Но ничего не случилось, — подытожила я.

— Нет. — Эдвард уставился на Дэмьена, как на жука под микроскопом. — Может, то, что с ним случилось, как-то пригодится Элизе.

— Может — если вы его не пристрелите.

— Ладно, пусть живет. Пока что. И пожалуйста, воздержитесь от лобзаний в моем присутствии. Меня от этого тошнит.

— Лобзаний? — переспросил Дэмьен.

— Наслушался по телику всякого, — отмахнулась я. — Он застрял в сороковых.

— Я тоже.

И тогда до меня дошло, что они земляки, и были бы сейчас одного возраста, не превратись Дэмьен в оборотня. Но все же я сомневалась, что они поймут друг друга и станут лучшими друзьями, даже если сыворотка подействует.

— Когда Элиза опробует чудо-средство на Дэмьене? — спросила я.

— Когда привезет добавку из лаборатории.

— Она уехала? — нахмурилась я.

— Едва узнав, что с тобой все в порядке, Элиза тут же уехала в Монтану — сделать больше сыворотки и… — Эдвард запнулся. — Ей надо разобраться кое с чем в нашей штаб-квартире. Она вернется после охотничьей луны.

Снаружи раздались шаги, и в комнату ввалились Джесси с Уиллом.

— Мы придумали, как поймать Гектора, — с порога объявила Джесси.

Очки Уилла были перекошены, а волосы — в беспорядке. Видимо, они с Джесси тоже страстно лобзались.

— Он не знает о сыворотке, — пояснил Уилл.

Я сразу же смекнула:

— Он думает, что я превращусь в оборотня, и придет за мной.

— Нет, Ли, — сказал Дэмьен. — Гектор опасен.

Наши глаза встретились.

— Он и за тобой придет, — ответила я. — Тебя он наметил в жертвы.

«Мы должны действовать вместе, если хотим, чтобы у нас было хоть какое-нибудь будущее», — думала я, не сводя с него глаз.

Дэмьен взял меня за руку. Сегодня ночью он будет со мной рядом. И внезапно я почувствовала, что мне все по плечу. Правда, не уверена, что это ощущение продлится долго.

Казалось бы, надо все хорошенько подготовить, но так как мы рассчитывали, что первый шаг сделает Гектор, оставалось только ждать. А это не мой конек.

— Ли, сегодня тебе нельзя выходить, — предупредил Эдвард. — Гектор может быть где угодно и кем угодно.

— Я думала, мы хотим, чтобы он меня сцапал.

— Мы не хотим, чтобы он знал о твоем исцелении. Что бы ты делала, если бы обратилась после укуса?

— Убила бы себя.

— Кроме этого? — встряла Джесси.

— Ну откуда мне знать?

Все посмотрели на Дэмьена, а тот пожал плечами.

— Ты не убила бы себя, Ли. Только не после обращения. После него становишься другим. Ты больше не была бы прежней Ли, а стала бы такой, как он.

Просто потрясающе.

— Что ты сделал сразу, как только обратился? — спросила я Дэмьена.

— Бросился как сумасшедший в лес — рвать нацистов. Еще слопал парочку солдат из войск союзников. Война — это просто фуршет для оборотней.

— Старые добрые деньки, — пробормотала Джесси.

Я бросила на нее предостерегающий взгляд. Дэмьен пытался нам помочь, и следует принять эту помощь.

— Он воевал? — Эдвард глянул на меня.

И почему просто не спросить Дэмьена? Непонятно. Разве только потому, что Манденауэр не привык разговаривать с оборотнями — обычно он их убивал.

— Его укусили после высадки, — пояснила я. — Дэмьен был солдатом.

— Укушен одним из волков Менгеле.

— Похоже на то.

Эдвард вздохнул. Он до сих пор чувствовал себя виноватым за то, что не смог предотвратить выпуск оборотней в Шварцвальд. И всю жизнь посвятил попыткам исправить то, что считал своей величайшей ошибкой.

Я снова переключилась на Дэмьена:

— Что ты делал в дни после первого обращения?

— Спал: надо было немного приспособиться к физическим изменениям.

— Звучит замечательно.

Несмотря на долгий сон, я все равно чувствовала жуткую усталость.

— Тогда будешь спать, — скомандовал Эдвард. — А мы будем караулить.

— Черта с два!

— Я имел в виду не караулить тебя спящую, а присматривать за этим местом.

— А вы не думаете, что Гектор тоже будет за нами наблюдать? Или один из его волков на побегушках?

— Я умею выслеживать, Ли. И не совсем дряхлый старик. Пока что.

У меня возникла мысль — правда, об этом стоило подумать раньше, но я была слегка занята.

— А у Коры не возникло каких-нибудь интересных гипотез насчет убийства Гектора?

— Ничего такого, чего она нам не сказала в первый раз, — покачали головами Джесси и Уилл.

— Замечательно.

— У меня есть идея, — сказал Уилл.

— Рада, что хоть у кого-то они есть.

— Конечный результат часто можно предотвратить, исполняя противоположные ритуалу действия.

— Ловкач, а теперь по-английски.

— Я думал, что и так на нем говорю, — моргнул Уилл и поправил очки.

— Ты вообще понимаешь, о чем он? — спросила меня Джесси.

Я пожала плечами.

— Если ритуал...

Уилл что, покраснел? Думаю, похоже на то.

— Ритуал — это поиметь меня под охотничьей луной на глазах у всех волков.

— Точно, — подтвердил Уилл. — Если Гектор тебя не поимеет, то не станет очень могущественным.

— Я очень даже не против. Но как же мы убьем сукиного сына?

— Он стал вендиго, убивая и поедая своих врагов. Значит, сделай наоборот.

Я обдумала слова Уилла.

— Стало быть, враг Гектора должен убить и съесть его?

— Ну попытка не пытка.

Вообще-то, как раз она самая. Потому что враг Гектора — это я.


Глава 38

— Сможешь это сделать, Ли? — на лице и в голосе Уилла читалась озабоченность.

— Конечно, сможет. — Джесси хлопнула меня по спине. — Если в итоге с Гектором будет покончено, ты справишься с чем угодно, правда? Он же убил твою семью.

— Я помню.

В комнате воцарилась тишина, будто в знак уважения к умершим. Я подумала о них и снова перебрала в уме имена.

Джесси права — я пойду на все, если в результате Гектор отправится в ад.

— Давайте составим план, — предложила я.

— Вот это моя девочка. — Эдвард погладил меня по голове.

От его похвалы внутри разлилось тепло. Но увидев, что я по-прежнему держу за руку Дэмьена, Манденауэр нахмурился и отступил. Я надеялась, что мне не придется выбирать между ними. Но поволноваться об этом еще успею — если переживу эту ночь.

Мы уселись вокруг кухонного стола. Уилл сварил кофе. Поскольку секретного ингредиента — корицы — у меня не было, получилось не так вкусно, как в прошлый раз, но все же явно лучше того, что готовила я.

Над планом думали недолго.

— Выстрели в него серебром, — посоветовал Эдвард. — Это все, что можно сделать.

— Кора сказала, что серебро убьет вендиго, но не была уверена насчет пожирателя силы.

— Предполагалось, что и волчьего бога серебро не убьет, — пробормотала Джесси.

— Но убило?

— Только потому, что в нее выстрелила я. — Уилл взял Джесси за руку, и она сжала его пальцы с грустной тоскливой улыбкой. — Я любила Зи.

— Ритуал волчьего бога основан на любви, — объяснил Уилл. — Зельде нужна была кровь любящего ее человека, чтобы довести церемонию до конца. Поэтому и погибнуть она могла только от той же руки. В нашем случае все замешано на ненависти, врагах и похоти, а не на любви.

— Замечательно, — пробормотала я.

Уилл продолжил, как будто я ничего не сказала:

— Таким образом, если в пожирателя силы выстрелит тот, кто его ненавидит — его враг, Гектор, по идее, будет серьезно ранен или по крайней мере выведен из строя. А потом, чтобы навсегда прекратить его существование…

Уилл глянул на меня.

— Чтобы победить врага, надо его съесть, — подвела я итог.

— В яблочко.

Жду не дождусь.

На этом совещание закончилось. Остальные рассредоточились, занимая потайные посты в ожидании Гектора. Дэмьен и я в роли приманки тоже его ждали.

Я хотела закончить то, что было прервано Эдвардом: секс по любви — впервые.

От прикосновений Дэмьена я как будто заново родилась. Если мы переживем эту ночь, то сможем разделить любовь, жизнь и будущее.

Дверь распахнулась, и вошел Гектор. Спина вспыхнула невыносимой болью, и я упала на пол, беспомощно извиваясь. Гектор схватил Дэмьена за загривок и швырнул через комнату, как тряпичную куклу. Фицджеральд ударился о стену и кулем свалился на пол. Человек бы уже умер, но с оборотнем все должно быть нормально. Дэмьен лежал в неестественной позе и не двигался.

Я подползла к нему. И хотя спина горела огнем, не о ней я волновалась.

Положив ладонь Дэмьену на грудь, я почувствовала, что он еще дышит, но увидела, как из уха вытекает струйка крови. Не стоило забывать: Гектор сильнее обычного оборотня. Я потянулась к лицу Дэмьена, но тут вдруг меня рывком подняли на ноги.

— Его я убью позже — под полной луной. — Гектор пнул Дэмьена носком ботинка. — И буду этим наслаждаться. Никому не позволено прикасаться к моей паре.

И он повернулся к поверженному спиной, словно тот был пустым местом. Посмотрев на меня, Гектор схватился за горловину футболки и резким движением разорвал ткань пополам. Ошеломленная, я могла только стоять и смотреть, как он так же расправляется с моими джинсами и нижним бельем.

— Поверь, querida, тебе это не понадобится.

Меня чуть не вывернуло наизнанку, когда я осознала, что он задумал. Я успокоила себя тем, что его планам не суждено сбыться.

Мне требовалось утешить себя хоть чем-то. Дэмьен лежал без сознания, я осталась без одежды и оружия, а на горизонте мрачно наливалась кровавая луна.

Одной рукой забросив меня на плечо, Гектор спустился по ступеням. По пути мы обогнали других. Черно-, бело— и краснокожих — я помнила их лица по таверне. Думаю, среди мохнатых и клыкастых с межрасовыми отношениями все тип-топ.

Возможно, эта одна из причин, по которым Гектор стал оборотнем. У них все сводится к силе, власти и убийствам, а не к цвету кожи, количеству заработанных денег или статусу родителей.

Начала понимать оборотней — что же дальше?

— Если не отпустишь, меня стошнит, — смогла выдавить я.

— Оборотни не блюют.

Меня так и подмывало съязвить насчет его хитро рассчитанных планов, но я сдержалась. Надо подождать, пока Гектор окажется в нужном месте, а уже там поведать ему правду. Но куда именно он меня тащит?

Мне удалось глянуть на свой домик как раз перед тем, как Гектор занес меня в лес. Другие оборотни, все еще в человеческом обличье, снесли с крыльца Дэмьена. Вот и руки пригодились.

Нас окутал прохладный и влажный лесной воздух. Сгустилась темнота, время между закатом солнца и восходом луны — такое тихое, мирное и неторопливое — почти закончилось. Я ждала, когда первый серебристый лучик пробьется сквозь листву. Что тогда случится?

Где же Джесси? Уилл? Эдвард? Я знала, они меня не бросят. Должно быть, они следовали за нами так близко, как могли.

— Как тебе первое обращение?

Я сомневалась, что нужно ответить — ничего ведь не было. Не хотелось ошибиться и упустить Гектора с крючка.

Он рассмеялся, и его раскатистый тембр перешел в урчащий рык, который волной прошелся по моему животу и вверг меня в панику.

— Не волнуйся, первое обращение — самое отвратительное. Второй раз тебе понравится больше. Особенно то, что случится после.

Почему-то меня одолевали сомнения.

Повернув голову, Гектор ткнулся носом в мое бедро. Потом погладил шрам, опустился ниже.

— Я помню, как мы занимались сексом. Ты была горячей и мокрой. Я никогда так бурно не кончал.

Он провел зубами по моему бедру, лизнул, потом захватил складку кожи губами и втянул.

— Не терпится снова оказаться внутри тебя. В этот раз все будет даже лучше. Обещаю.

В голове вихрем проносились мысли. Я пыталась найти выход из сложившейся ситуации. Казалось, мозг работает, как белка в колесе — мчится, мчится, а все на месте. Надо убить Гектора, но как?

Мы вышли на поляну, которой я никогда раньше не видела. Как же Джесси и остальные смогут меня отыскать?

Сердце колотилось так же быстро, как мысли крутились в голове. Я уже давно перешагнула черту простого испуга и была на полпути к ужасу. Убить Гектора и навсегда освободиться от него в теории звучало здорово, но на практике оказалось не так-то просто.

Я не хотела оставаться с этим человеком — точнее, животным — наедине. При одной только мысли об этом я вся деревенела. А будучи не в силах пошевелиться, как смогу его остановить? Даже если пойму, что делать.

Гектор сбросил меня на землю. Я оглянулась, моргнула и вздохнула. Джесси, Уилл и Эдвард сидели привязанные к столбам, да еще и с заткнутыми ртами.

Что ж, по крайней мере, я буду не одна.


Глава 39

— Думали, сможете меня поймать? — Гектор уставился на Джесси и остальных, затем покачал головой. — Я получил не только силу сотни волков, но и их чувства. Я лучше слышу, дальше вижу, чую на многие мили. Могу стать кем или чем угодно. Ягер-зухерам я больше не по зубам. А скоро неуязвимыми станем мы оба, моя дорогая Ли.

Полагаю, можно не спрашивать сожрал ли он свою норму оборотней. Мне в самом деле необходимо убить этого парня. Иначе он проредит не только состав ягер-зухеров, но и все человечество. Армагеддон, имя тебе — Гектор.

Он бросил на меня странный взгляд. И пусть меня бросало в холодный пот от одной мысли о планах ублюдка, нужно притвориться, что я такая же, как он. Стоит проявить неосторожность — Гектор снова меня укусит, и тогда быть мне по уши в дерьме. Элиза уехала, и никто из присутствующих не сможет ее вызвать. Я встала, скрестила руки на груди и тут поняла, что промежность прикрыть нечем да и спина тоже выставлена на всеобщее обозрение. Решения, решения.

— Полагаю, полотенца у тебя нет? — спросила я.

Гектор нахмурился. Черт, неправильный вопрос. Оборотням, без сомнения, наплевать на собственную наготу в ночной темноте. Улыбаясь, я попыталась вспомнить, каково это — чувствовать влечение к этому мужчине. Выглядел он весьма недурно, пока наружу не полез мех.

— Мне холодно, — сказала я. — Как только перекинусь, буду в порядке.

Гектор прошелся по мне взглядом. Облизнулся.

Помните выражение о мурашках по телу? Так вот — это не просто литературный штамп.

— Я грезил о тебе, — прошептал он. — Каждую ночь заново переживал в памяти наш единственный раз. Такого я больше никогда не испытывал. Неважно, кого я трахал, кого убивал — ни с кем и ни с чем мне не было так хорошо, как с тобой.

Господи, именно те слова, которых жаждет любая девушка.

— Я возьму тебя, когда ты начнешь обращаться. Заставлю кричать, требуя большего. Ты забудешь другого. В сравнении со мной он ничто.

Гектор снял рубашку и перебросил ее мне. Хотя вещь пахла им и от одного только запаха мне становилось дурно, я накинула ее на плечи и застегнула до самого подбородка. В моем мире стоять голышом и ясно соображать — два взаимоисключающих состояния.

Гектор продолжил раздеваться, стаскивая брюки и обувь. У него было потрясающее тело — длинное, сильное. Гладкая лоснящаяся кожа обтягивала впечатляющую мускулатуру. Понятно, почему в прошлом я соблазнилась.

Но разве мама не говорила мне, что внешность обманчива? Надо было слушать ее внимательнее.

Луна серебрила верхушки деревьев. Скоро она перельется через них и выплеснется на поляну. Как только мерцание коснется Гектора, он перекинется. Как только коснется меня, я останусь человеком. И что мне тогда делать?

Кусты зашелестели, когда оборотни-подручные внесли на поляну Дэмьена. Он все еще был без сознания. Не к добру это. Но я все равно ожидала, что его свяжут. Вместо этого мужчина и женщина, охраняя, встали по бокам от Дэмьена, а остальные отошли.

— Пойдем. Пора.

Поляна заполнилась людьми. Каждый из них пялился на нас, словно в ожидании шоу. Ох, точно. Именно этого они и ждали.

Сердце билось как сумасшедшее. Кожу покалывало. Когда Гектор меня касался, я с трудом фокусировалась, потому что шрам начинало жечь, словно в меня ткнули раскаленной докрасна кочергой. Думать о том, что я почувствую, если Гектору удастся воплотить свои планы в жизнь, не хотелось.

Но у него не получится. Я не превращусь в оборотня, когда остальные перекинутся, и очень скоро все об этом узнают.

Гектор остановился возле Дэмьена и поманил меня. Выбора не было — пришлось подойти. Когда я встала рядом с Гектором, его рука скользнула по моему бедру, нырнула под рубашку, провела по заднице. Пришлось постараться, чтобы не дернуться и сдержать рвотный рефлекс. Предполагалось, что я оборотень.

Нужно чтобы Гектор поверил в это, чтобы доверял мне, или мы все умрем. Возможно, мы все равно умрем, но попытка лишней не будет. Гектор заставил меня встать лицом к нему. Его руки шарили под рубашкой. Ладонь легла на мой живот, затем накрыла грудь. Насильник прижал меня к себе, и я почувствовала, насколько он возбужден. Гектор опустил голову и завладел моими губами. Я заставила себя ответить: раскрыла рот, встретила его язык. Я уже делала это раньше — охотно. Достойное наказание: повторить это перед смертью.

Спина ужасно болела. Желудок взбунтовался. Мозг отчаянно искал способ уничтожить врага, пока он не поубивал нас всех.

Боже, помоги мне.

Гектор оторвался от моих губ, хотя его руки остались там же, где и были, и прислонился своим лбом к моему. Он тяжело дышал — из-за грядущего превращения или обычной похоти. Может, по обеим причинам.

— Прости, querida. Ты заставила меня забыть, зачем мы сюда пришли.

— А разве не за этим?

Горло сдавило от отвращения, и я говорила с сексуальным придыханием, словно хотела трахнуть Гектора тут же, на земле. Он улыбнулся и погладил меня по волосам.

— Скоро. Но сначала… — Он указал на Дэмьена.

Ох, черт. Жертвоприношение.

Гектор отвернулся. Я бросила взгляд на Джесси и остальных. От них помощи не дождаться. Посмотрела вниз на Дэмьена. Большая ошибка. Один взгляд на него — и мне захотелось упасть на землю, прикрыть его тело своим, защитить от чего угодно, что бы ни запланировал Гектор. Но я не могла.

— Вот.

Я повернулась. Гектор держал по пистолету в каждой руке. Один он протянул мне.

Он что, дурак?

Я взяла оружие. Он приставил ствол другого пистолета к моей голове. Нет, не дурак.

— Что… — начала я.

— Жертва. Ее должна принести ты.

— Я?

— Конечно. Только убив его, ты действительно сможешь оставить прошлое позади. Я совершил ошибку с Джимми Ренквистом. Ты тосковала по нему, так как не понимала, почему он должен был уйти. Но на этот раз ты убьешь своего любовника сама, и потом сможешь его забыть.

Он что, с ума сошел?

Да.

— Зачем второй пистолет? — спросила я.

— На этот раз я не собираюсь ничего оставлять на волю случая, querida. Ты будешь моей. Мы станем править ими всеми. Этой ночью. Но, если ты как-то умудришься разрушить мои планы, я тебя убью. Я, может, и люблю тебя, но себя люблю больше.

Ну разве не романтично? Я уставилась на Гектора и прикинула свои варианты. Существовал только один. Убить монстра, прежде чем он убьет меня. Схватить второй пистолет и убрать нескольких его приятелей. Если мне суждено умереть, я постараюсь прихватить с собой так много оборотней, как смогу.

Когда тоненький лучик лунного света просочился сквозь листву, пентаграмма на груди Гектора замерцала черным глянцем. Это мне о чем-то напомнило… о чем-то важном. Я потеряла ход мысли, когда злодей, приставив к моему виску пистолет, заставил меня встать на колени.

Глаза Дэмьена открылись. Он увидел пистолет, нахмурился, а взглянув на Гектора, моргнул и пробормотал:

— Яблочко.

И я вспомнила, что напоминала мне татуировка Гектора.

— Давай же, — потребовал тот.

Я резко развернулась и пальнула в центр пентаграммы, пригнувшись сразу после выстрела. Враг так удивился, что выронил пистолет, вместо того чтобы вышибить мне мозги.

Из раны не вырвалось ни единой искорки. Черт, надежда не сбылась.

Луна скользила по верхушкам деревьев. Гектор завыл, как и все остальные оборотни на поляне. Они начали превращаться. Дэмьен тоже перекинулся.

На поляне было по меньшей мере тридцать оборотней. Я могла бы пристрелить около дюжины, но решила поберечь пули. Неизвестно, что твари намерены предпринять и кого потребуется угостить серебром первым.

Гектор остался человеком. Возможно, превращению помешала серебряная пуля в груди. Ничему другому — например, его дыханию — она не вредила. Я прицелилась ему в голову, и Гектор рассмеялся.

— Думаешь, сможешь убить меня обычным оружием? Для этого я слишком силен. Я залечу все что угодно.

Словно по его желанию, пулевое отверстие затянулось. На коже все еще поблескивала кровь, под охотничьей луной она казалась черной.

На меня нахлынули воспоминания. Другое место, другие тела, другая кровь. Головокружение накрывало волнами, но я закусила губу и сосредоточилась на боли, пока зрение не прояснилось. Ради тех, кто уже погиб, ради будущего, которое у меня все еще может быть, мне нужно оставаться сильной.

Должен найтись способ убить Гектора. Что там велел сделать Уилл?

Выстрелить в вендиго серебром. Это не слишком хорошо сработало.

Нет, погодите-ка. Точные указания Уилла звучали так: выстрелить в Гектора серебром, а затем съесть его плоть. Я уставилась на блестящую черную кровь, гладкую смуглую кожу. Желудок скрутило. Стойкость — одно, а вот это — совсем другое. Не думаю, что справлюсь.

Гектор посмотрел на луну, затем на меня, и прищурился.

— Сообщество ягер-зухеров оказалось несколько более продвинутым, чем я думал. Ну что ж, быстрый укус-другой рядом с чем-нибудь жизненно важным, и ты обратишься еще этой ночью. Как говорится, всё хорошо, что хорошо кончается.

Волки завыли, задрав морды к небу. Превратились уже все. Гектор потянулся ко мне. Раздалось предупреждающее рычание, и Дэмьен в волчьей ипостаси отбросил врага в сторону. Не успев удариться о землю, Гектор превратился в большого белого волка.

Оба покатились кубарем, борясь за превосходство. Гектор был больше, сильнее. Вскоре Дэмьен оказался на лопатках. Я должна была что-то сделать. Не важно, как сильно трясутся руки, колотится сердце и горит спина — чтобы убить Гектора, я должна подобраться к нему достаточно близко. Я шагнула в сторону дерущихся, но пять волков тут же преградили мне дорогу.

Я застрелила самого ближнего. На эту тварь серебро подействовало просто отлично. Оборотень вспыхнул пламенем, и остальные отступили, вприпрыжку и поскуливая.

Гектор приготовился вырвать Дэмьену горло, и я всадила пулю вендиго пониже уха. Он рухнул на землю. Дэмьен выбрался из-под него.

— Вот это попробуй залечи, — пробормотала я.

К сожалению, заживление началось.

Как и при первом выстреле, из раны не вырвались огненные языки. Пока я завороженно и испуганно наблюдала, его голова с чавканьем и хлюпаньем начала собираться воедино.

Я беспомощно посмотрела в сторону Джесси, Уилла и Эдварда. Уилл кивнул. Джесси пыталась говорить сквозь кляп. Мне не нужно было ее слышать, чтобы понять смысл слов.

«Съешь его плоть. Немедленно. Пока он не исцелился полностью».

Я повернулась и упала на колени, еле сдерживая рвоту. И где сейчас Ли, злой и страшный охотник на оборотней? Когда стало туго, я, похоже, не сдюжила.

Внезапно Дэмьен оттолкнул меня, и прежде чем я успела его остановить, вырвал из бока Гектора здоровый кусок и проглотил.

Тело вендиго превратилось в огненный шар. Я заслонила глаза, оседая на землю. Прихвостни Гектора завыли, но звук шел издалека и не стоил беспокойства.

Когда жар уменьшился, я опустила руку. Гектор исчез. Все, что осталось — кучка пепла на том месте, где лежало его тело.  

В оцепенении и нерешительности я просидела там несколько мгновений. Спина больше не горела и не болела. Не удивлюсь, если шрам пропал вместе с Гектором.

На поляне не осталось никого, кроме меня, Джесси, Уилла и Эдварда. Дэмьен и все остальные волки убежали.

Я медленно преодолела разделявшее нас пространство и вытащила кляпы.

— Что это, черт возьми, было? — потребовала ответа Джесси, когда я начала распутывать узлы на ее запястьях. — Я думала, супероборотня должен был съесть его враг.

Я вздрогнула, но все равно продолжила дергать путы.

— Джесс, — проворчал Уилл.

— Что?

Ее руки оказались свободны, и связанными лодыжками шериф занялась сама. Я двинулась к Эдварду.

Liebchen, — прошептал он, и я, подняв голову, встретилась с ним взглядом. Беспокойство омрачило его блекло-голубые глаза. — Ты в порядке?

— Он мертв. Я, блин, почти в экстазе.

— Хм, — только и произнес шеф.  

Мне следовало танцевать на долбаных улицах, если бы они тут были. Но я чувствовала себя разочарованной. Мир не стал вдруг ярче. Джимми, как и моей семьи, не было в живых. Спину больше не жгло, но за годы я вроде как привыкла к боли. И где, черт возьми, Дэмьен? Вернется ли он вообще? И что, если вернется?

Плечи поникли. Я устала. Все, чего мне хотелось — отправиться в кровать и остаться там до скончания века.

Внезапно передо мной выросла Джесси.

— Какого черта ты не сделала то, что от тебя требовалось? Побрезговала?

Она толкнула меня. Во мне закипела ярость. Запальчивость вытеснила холод, потребность в действии заменила апатию. Я пихнула подругу в ответ.

— Как ты ухитрилась попасть в плен, Супердевушка[22]?

— Очень просто. Я была слишком занята, присматривая за тобой, чтобы следить за своей спиной. Или за их спинами.

— Мне не нужно, чтобы кто-то прикрывал мне спину, — проворчал Эдвард. — По крайней мере, раньше никто так не делал.

Мы с Джесси кружили, выискивая слабые места друг друга, возможность развязать драку и слегка выпустить пар. Нам обеим стало бы легче. Но тихие слова Эдварда заставили нас выпрямиться и повернуться к нему.

— Вот черт, — проворчал Уилл. — Ни тебе срывания одежды. Ни борьбы голышом. Снова-здорово?

— Вы в порядке, — хором сказали мы с Джесси, не обращая внимания на Уилла, и тут же обменялись сердитыми взглядами.

— Нет, не в порядке, — возразил Эдвард. — Я стар. Я больше не полевой агент. Вот почему я остался с Элизой. Поэтому и… — он умолк.

— Что? — спросила я.

Он пожал плечами:

— Полагаю, теперь уже не важно.

Эдвард бросил взгляд на кучку пепла, которая недавно была Гектором, затем ногой разметал ее в стороны. Мелкие частички разлетелись по всей поляне.

— Задание выполнено. Мы все выжили.

— Не понимаю, — сказала Джесси.

— Шансы на выживание на первом задании — двадцать к одному, Джесси. Я не хотел становиться свидетелем твоей гибели, — пробормотал он и, заметив выражение моего лица, похлопал меня по руке. — Никогда не думал, что могу так близко подойти к тому, чтобы потерять тебя. Я бы этого не пережил, Ли. За свою жизнь я потерял слишком много дорогих людей.

Мои глаза жгло, они наполнились слезами. Я отвела взгляд.

— Я жива.

— Благодаря волчонку, — встряла Джесси.— Куда он подевался?

— Пошел за остальными, — ответил Уилл.

Я вскинула голову и просканировала взглядом лес. Мне хотелось отправиться следом и помочь.

— Ты не думаешь… — Джесси не договорила.

— Думаю что? — спросила я, по-прежнему не сводя глаз с деревьев.

— Он съел плоть Гектора. Разве это не передает силу? Вдруг Дэмьен теперь суперальфа?  

Я нахмурилась и посмотрела на Уилла.

— Нет. Суть ритуала не только в этом. Гектор теперь прах, как и его сила.

Надеюсь, он прав.

— С ирландцем все будет в порядке. — Эдвард сжал и отпустил мою руку. — Он, как и мы, охотник.

Это, наверное, самое приятное, что он сказал или когда-нибудь скажет о Дэмьене.

— Почему Гектор вспыхнул, когда Дэмьен оторвал от него кусок? — спросила Джесси.

— Потому что он был и моим врагом тоже.

Голос Дэмьена заставил всех нас повернуться в его сторону. Мой герой вернулся голым, грязным, окровавленным. Не в самом своем привлекательном виде.

— Это должно было сработать, — пробормотал Уилл.

— Что случилось с остальными? — потребовал отчета Эдвард.

Дэмьен, глядя только на меня, преодолел разделявшую нас поляну и остановился на расстоянии вытянутой руки.

— Гектор причинил тебе боль. Он должен был умереть.

Я не знала, что сказать. Дэмьен спас меня, спас нас всех. Он выполнил за меня мою работу. Следовало бы постыдиться, но я просто радовалась, что все закончилось. Хотелось двигаться дальше, и непременно вместе с ним. Я потянулась и взяла Дэмьена за руку.

— Подельники Гектора сбежали. Я мог бы преследовать их и дальше, но… я хотел вернуться.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила Джесси. — Великим каким-нибудь?

Он взглянул на нее, затем снова на меня.

— Я чувствую себя так же, как и всегда.

Только я знала, что он имел в виду. Дэмьен не был счастлив.

— Я люблю тебя, — выпалила я, прямо там, перед Эдвардом и всеми остальными.

Тени в глазах Дэмьена никуда не делись. Может, они останутся там навсегда. Кто я такая, чтобы жаловаться? У меня своих призраков хватает.

Я ожидала, что он притянет меня в свои объятия и поцелует, возможно, скажет, что любит меня. Но Дэмьен отнял руку и отодвинулся. Я нахмурилась, шагнула за ним, но он покачал головой.

— Мы должны позвонить Элизе.

— Это не имеет значения…

— Нет, — прервал он. — Имеет. Позвони ей.

И я так и сделала.


Глава 40

Охотничья луна села. Взошло солнце. Элиза вернулась вместе с обычной луной, привезя еще одну дозу сыворотки.

— Одно лишь то, что лекарство сработало на Ли до того как она обернулась, еще не значит, что оно подействует и на Дэмьена, — предупредила доктор. — С тем же успехом оно может его и убить.

— Я готов рискнуть, — ответил Дэмьен. — Вперед.

— Нет, — запротестовала я.

Все посмотрели на меня.  

— Ли, — Эдвард похлопал меня по спине — все еще со шрамом, кстати. Никакого чудесного исцеления. — Позволь Элизе делать свою работу. Она изучила все когда-либо записанные средства, все методы, о которых кто-то обмолвился хоть словечком. Ничего не помогает. Это единственный способ.

— Я не хочу, чтобы он умер.

— Ты бы предпочла, чтобы он остался мохнатым? — спросила Джесси.

— Чертовски верно. Помнится, ты говорила, будто тебе было все равно, оборотень Кадотт или нет.

Уилл посмотрел на Джесси.

— Ты мастер комплиментов, — прошептал он.

— Замолчи, Ловкач. Я тогда была не в себе. — Она повернулась ко мне: — Подумай, о чем ты говоришь, Ли. Это не жизнь.

Я придвинулась ближе к Дэмьену, взяла его за руку и удержала, когда он попытался высвободиться.

— Без него — не жизнь. — Я крепче сжала пальцы. — Не покидай меня. Ты мне нужен.

Он вздохнул и прикрыл глаза.

— Ли, я должен попытаться.

Полагаю, я была обязана ему это позволить.

Надев защитные латексные перчатки — я, пожалуй, не могу винить ее за осторожность, — Элиза воткнула иглу в руку Дэмьена и ввела сыворотку в вену.

— Что должно произойти? — спросил он.

— Понятия не имею. Почему бы тебе не выйти наружу и не посмотреть, как ты себя будешь чувствовать?

Элиза настояла на том, чтобы дождаться, когда луна будет высоко в небе, прежде чем испытывать лекарство. Так мы сразу узнаем, сработало оно или нет.

Вслед за Дэмьеном я вышла из своей квартирки и спустилась по лестнице во двор. Бар стоял пустой, все оборотни Гектора разбежались неизвестно куда. Кроу-Вэлли тоже сильно обезлюдел. Поразительно, скольких местных жителей тайком снабдили клыками и мехом.

Дэмьен поцеловал меня в лоб, коснулся моей щеки.

— Я тоже тебя люблю, ты же знаешь.

— Знаю, — прошептала я.

Он поднял лицо к луне и обернулся волком.

Несколькими часами позже я ждала в одиночестве. Элиза с Эдвардом вернулись в Монтану. У доктора было много работы, раз выяснилось, что лекарство действует только до первого обращения укушенного. Она казалась более расстроенной, чем я от нее ожидала.

Каждый дал мне совет. Элиза хотела, чтобы Дэмьен стал ее подопытным кроликом. Эдвард предложил ему работу. Не такая уж плохая идея иметь оборотня в охотниках на оборотней. Джесси и Уилл согласились. Они подумали, что нам стоит стать парной командой подразделения ягер-зухеров.

Я притворялась, что всех их слушаю, а сама обыскивала взглядом лес, высматривая Дэмьена. Если он не вернется, все это не важно.

Открылась дверь. Я учуяла нотки леса, ветра, воды — запах моего любимого мужчины.

— Мне все равно, кто ты, — сказала я. — Меня волнует только то, кем мы сможем быть вместе.

— Мы можем никогда не стать родителями, Ли.

— Никогда — это очень долго. Дай Элизе шанс.

— Что, если она не сможет найти лекарство? Если я всегда буду оборотнем?

— Волки и оборотни одно делают правильно: создают пару на всю жизнь. Мы тоже можем.

— Иметь семью, дом, забор из белого штакетника — это была твоя мечта.

— Теперь моя мечта — это ты.

Я посмотрела на него и разжала кулак. На ладони лежало кольцо Дэмьена, то, которое я взяла и больше никому не отдавала.

— Женишься на мне? — спросила я. — Стань моим навсегда.

Он удивленно посмотрел на кольцо, затем поднял глаза и встретился со мной взглядом.

— «Навсегда» значит для меня кое-что другое. Будучи оборотнем, я никогда не умру, Ли. А ты смертна.

Я думала об этом, и мне было наплевать. На самом деле я даже радовалась. В отличие от всех, кого я любила, его будет чертовски трудно убить.

Кроме того, я наконец кое-что усвоила.

— Мы должны жить сейчас, потому что завтра всё, черт, все, могут измениться. Будь у меня день, месяц, век, я хотела бы провести их с тобой.

Дэмьен потянулся за маленьким сверкающим ободком, поднял его к светлеющим серебристым небесам. Я задержала дыхание, почти опасаясь, что он возьмет кольцо и уйдет, оставив меня.

— Оборотень и охотник на оборотней, — прошептал он. — Нас ждет то еще приключение.

— Я думала, все уже позади.

Дэмьен надел кольцо своей матери мне на палец.

— Это только начало.



__________________________________________________

Перевод осуществлен на сайте http://lady.webnice.ru

Куратор: LuSt         

Перевод: LuSt, ЛаЛуна, laflor, Black_SuNRise   

Редактура: Королева, gloomy glory, Bad Girl

Принять участие в работе Лиги переводчиков

http://lady.webnice.ru/forum/viewtopic.php?t=5151


Внимание!

Электронная версия книги не предназначены для коммерческого использования. Скачивая книгу, Вы соглашаетесь использовать ее исключительно в целях ознакомления и никоим образом не нарушать прав автора и издателя. Электронный текст представлен без целей коммерческого использования. Права в отношении книги принадлежат их законным правообладателям. Любое распространение и/или коммерческое использование без разрешения законных правообладателей запрещено.

Примечания

1

Уайетт Берри Стэпп Эрп (19 марта 1848 — 13 января 1929) — американский страж закона, стрелок, картёжник времён освоения американского Запада. Получил широкую известность благодаря книгам и кинофильмам в жанре вестерн.

2

В первой половине XIX века Висконсин был важным источником свинца. Когда договоры и войны с индейцами открыли территорию белым поселенцам, в южную часть Висконсина устремились тысячи шахтеров. Висконсин прозван «штатом барсуков», так как многие шахтеры, которые приезжали быстрее, чем строилось жилье, жили вместе с семьями прямо в шахтах, как барсуки в норах.

3

Знаменитая марка бейсбольных бит производства Hillerich & Bradsby Company (Луисвилл, Кентукки). Louisville Slugger является официальной для Американской Главной Бейсбольной лиги. Более 60% игроков используют биты марки Louisville Slugger. Сын основателя завода Фредерика Хиллериха (Frederick Hillerich) Бад (Bud Hillerich), заядлый любитель бейсбола в 1880 году стал работать в мастерской отца. Согласно легенде, первая профессиональная бита была сделана Бадом для Пита Браунинга, звезды Луисвильской профессиональной команды по прозвищу "The Louisville Slugger" в 1884 году. Бита получилась отличного качества, очень понравилась Питу и в мастерской затем было налажено производство бейсбольных бит.

4

«Шоу Энди Гриффита» — телепроект, стартовавший в 1960 году. Персонаж Гриффита — провинциальный шериф городка Мэйберри Энди Тэйлор. Барни Файф — помощник шерифа. Отис — местный забулдыга, регулярно оказывающийся в участке. Успех шоу был огромен. Проект шел восемь лет.

5

Феликс Унгер — персонаж пьесы Нила Саймона «Странная парочка», разведенный лысеющий холостяк средних лет.

6

Альберт Гамильтон Фиш (19 мая 1870 — 16 января 1936) — американский серийный убийца и каннибал. Также известен как Лунный Маньяк, Серый Призрак, Бруклинский вампир, Бугимен, Вервольф Вистерии. Точное количество его жертв неизвестно и колеблется от семи до пятнадцати. Ему было предъявлено обвинение в убийстве девочки Грейс Бадд. Был признан виновным и казнён на электрическом стуле.

7

Стенли Дин Бейкер (1948-1970) — американский хиппи-сатанист, в 1970 году совершивший два убийства и съевший жертв.

8

Омайма Нельсон — убила своего 56-летнего мужа Уильяма Нельсона во время уикенда 1991 года, когда в США праздновали День благодарения (конец ноября). На момент убийства 24-летняя Омайма Нельсон проживала в США всего пять лет. В свое время она эмигрировала из Египта, где работала моделью и няней. После убийства Омайма содрала с трупа супруга кожу, отрезала голову и запекла ее в духовке. Кроме того, она пожарила в масле на сковородке отрезанные руки своего благоверного. Отбывает пожизненный срок в тюрьме штата Калифорния.

9

Натаниэль Бенджамин Леви Бар-Иона родился 15 февраля 1957 года. В 1999 году во время обыска его дома полиция нашла много фотографий детей несовершеннолетнего возраста, вырезанных из журналов, и кости, которые принадлежали неизвестному молодому мужчине. Он получил 130 лет заключения под стражей, но настаивал на своей невиновности до самой смерти. Умер в тюрьме 13 апреля 2008 года от инфаркта миокарда.

10

Джеффри Лайонел Дамер — американский серийный убийца, жертвами которого стали 17 юношей и мужчин в период между 1978 и 1991 годами. Все преступления, кроме одного, были совершены в Милуоки с 1987 по 1991 год. Престпления Дамера отличала крайняя жестокость, трупы жертв он насиловал и употреблял в пищу. Суд признал Дамера вменяемым и приговорил его к 957 годам заключения. В 1994 году Дамер был убит сокамерником.

11

Квантико — отдел поведенческого анализа ФБР. Назван по месту расположения — городу Квантико в Виргинии.

12

Jawohl? Was ist es? (нем.) — Да? Что такое? 

13

ВИКАП — от англ. VICAP (Violent Criminal Apprehension Program) — Программа изучения и анализа тяжких преступлений. В США единая сетевая база данных, предназначенная для отслеживания и сопоставления информации по тяжким преступлениям.В 1983 году руководство ФБР организовало при Академии ФБР Национальный центр изучения насильственных преступлений (НЦИП, от англ. NCIC — National Crime Information Center), тогда же была создана и ВИКАП.

14

«Дантист на Диком Западе» — художественный фильм (США, 1968 год), повествующий о выпускнике медицинского колледжа, который отправляется на Дикий Запад, где собирается бороться со стоматологическим невежеством населения. В итоге простофиля-дантист меняет профессию и превращается в вольного стрелка.

15

Тоби Кит (англ. Toby Keith; дата рождения 8 июля 1961г.) — американский автор-исполнитель кантри, продюсер звукозаписи и актер.

16

Триша Ирвуд (англ. Trisha Yearwood; дата рождения 19 сентября 1964) — американская исполнительница, автор и актриса, хорошо известная своими балладами о ранимых молодых женщинах (с женской точки зрения).

17

Качина — духи в космологии и религии первоначально западных индейцев-пуэбло, затем прочих народов пуэбло и даже соседних народов, включая навахо. Индейцы-пуэбло изготавливают куклы-качина, которые ранее играли церемониальную роль, а в настоящее время являются одним из предметов сувенирной торговли.

18

Накомис — в легендах оджибве Накомис — имя бабушки Нэнабожо, духа, который фигурирует в истории оджибве, включая историю сотворения мира. На языке оджибве накомис означает «моя бабушка».

19

Отсылка к телесериалу «Секретные материалы».

20

Теодор Роберт «Тед» Банди (24 ноября 1946 года — 24 января 1989 года) — американский серийный убийца, известный под прозвищем «нейлоновый убийца». Точное число его жертв неизвестно: оно колеблется в пределах от 26 до более чем 100, общее количество преступлений — 35. Банди был признан виновным в десятках убийств и казнен на электрическом стуле во Флориде.

21

Озарк — небольшой город в штате Арканзас, стоящий на р. Арканзас и окруженный со всех сторон горами, реками, лесами и озерами.

22

Супергерл, Супердевушка — персонаж комиксов и фильмов, двоюродная сестра Супермена, так же как и он, прибывшая на Землю с планеты Криптон; наделена всеми его способностями.


home | my bookshelf | | Охотничья луна |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу