Book: Оружие и чародей



1

На этот раз во время перемещения из одного мира в другой цветовые пятна, в великом множестве возникавшие вокруг, почему-то меняли цвет. Сначала они были нежно-голубыми и давали отдых глазам, как это бывает при взгляде на безмятежно чистое небо на исходе спокойного летнего дня. Однако продолжалось это недолго. На голубом фоне замелькали пурпурные отблески, в которых чувствовалось нечто зловещее. Пурпурный цвет сменился кроваво-красным, а затем перешел в огненный, желто-оранжевый, и сразу стало жарко. Они обнаружили, что стоят на широком тротуаре, а желтые пятна сливаются в пламя, которое на сотни футов простирается к небу. От этого им стало еще жарче.

Даже сквозь рев пламени они расслышали какой-то неземной визг, протяжный гул, странные звуки, какие может издавать лишь привидение-плакальщица[1], попавшая в циркульную пилу. На несколько мгновений эти душераздирающие вопли перекрыли грохот разваливающегося здания. Они находились в городе, а город был охвачен огнем.

Ши посмотрел наверх.

— Бомбардировщиков вроде не видно. — Другую причину этих массовых разрушений назвать было просто невозможно.

— Похоже на то, — ответил Чалмерс. — Здешний уровень развития техники не допускает мысли об их появлении. Взгляните-ка туда. — Он указал на дальний конец огромной площади, простиравшейся под ними. Там мужчины, размахивавшие длинными бронзовыми саблями и непомерной длины копьями, окружили сотни женщин и детей, согнанных в какой-то загон, полный мебели, ковров, драпировок, предметов утвари из золота и серебра, светильников и треножников из бронзы, цепей, статуй, винных кувшинов, мозаичных панно из слоновой кости, сундуков, — всего этого хватило бы для открытия огромного супермаркета дорогих вещей. Именно оттуда доносились эти нечеловеческие вопли, издаваемые несчастными женщинами. Они рвали на себе волосы, раздирали одежды, царапали ногтями лица. Они вопили главным образом для того, чтобы продемонстрировать охватившие их страх и горе, но то, как они делали это, наводило на мысль, что все это было несколько преувеличенным даже на фоне такой ужасной катастрофы.

— Ничего страшнее этого я не видел со времени нашей любительской постановки «Макбета», когда учился на втором курсе университета, — заключил Ши.

Башня высотой по меньшей мере в четыре сотни футов вдруг начала с грохотом валиться на здания, которые стояли на невысоких холмах, окружавших площадь. Начало падения башни было замедленным и величественным, затем обрушение ускорилось, а когда угол наклона башни достиг примерно сорока пяти градусов, из окон вырвалось пламя — совсем как в учебном фильме по пиротехническому делу. Башня рухнула вниз с грохотом разорвавшейся бомбы; языки пламени, камни, дым и пыль взметнулись кверху и заволокли огромное пространство вокруг места падения. Мужчины, охранявшие пленников, радостно закричали и замахали оружием.

— Кому-то до смерти хочется, чтобы этот город исчез с карты! — сказал Ши.

— Я думаю, это не самое лучшее для нас место, — заметил Чалмерс как бы между прочим. — Может, нам стоит подыскать укромный уголок и разобраться в том, что здесь происходит?

— Отличная мысль. Возможно, нам удастся набрести на бар, который еще не закрылся. Пошли… А это кто?

Они уже свернули на боковую улицу, как вдруг путь им преградил огромный мужчина, беседовавший с женщиной еще более внушительных размеров. На мужчине были бронзовые доспехи, а плечи и спину его прикрывала львиная шкура. С головы до ног он был густо забрызган кровью. Женщина была на голову выше его, однако ее рост казался еще больше, поскольку ступни ее возвышались над землей на три или четыре дюйма.

Мужчина выглядел крайне подавленным, но сквозь сильный шум Ши и Чалмерс не могли расслышать, что именно он говорил. Он подался вперед, как бы собираясь обнять женщину за шею, но его руки прошли сквозь нее. Он попытался сделать это еще раз, и снова неудачно. Очевидно, результаты этих экспериментов дошли до его сознания не сразу, поскольку он предпринял и третью попытку. На этот раз женщина исчезла из поля зрения. Было видно, что мужчина готов расплакаться, но появление Ши и Чалмерса заставило его сдержаться. Выражение крайней печали на его лице сменилось гримасой злобной решимости так быстро, как бывает только при показывании фокусов, основанных на оптическом обмане.

— Эй вы, рабы, — обратился он к Ши и Чалмерсу, — а ну идите сюда и берите это. — Он указал на груду оружия, лежавшего у его ног на тротуаре.

— Мы не рабы! — с негодованием в голосе ответил Ши.

— Значит, вы иностранцы. Берите это и следуйте за мной, если вам удастся выйти из города живыми. Они не щадят никого, кроме женщин и детей, которых предлагают продать в рабство.

— А может, так будет лучше всего, — предположил Чалмерс.

— Не знаю, — неуверенно ответил Ши. — Мне кажется, что мы переходим на сторону тех, кто терпит поражение.

— Быстрее! — взревел гигант. Они поторопились. — Ты, мне кажется, покрепче, — обратился мужчина к Ши. — Неси мой щит. А твой попутчик понесет дротики во время моей последней прогулки по любимому городу. Будь готов по первому слову дать мне мой верный дротик с древком из ясеня. А ты держи наготове щит, держи так, чтобы я сразу мог схватить его левой рукой. — С этими словами воин быстро зашагал по улице прочь от центра города. Ши нагнулся, чтобы взять щит. Ухватившись за ремни на внутренней стороне, он попытался поднять его. Щит оказался удивительно тяжелым, весом в фунтов семьдесят или восемьдесят. Он был настолько большим, что практически закрывал все тело Ши, и имел форму выпуклого овала с небольшими овальными же выборками по бокам на уровне талии. Щит казался сделанным из нескольких слоев кожи, поверх которых были закреплены бронзовые пластинки, служившие также и для украшения. Ши закачался под этой ношей, а позади него Чалмерс, у которого также возникли затруднения, изо всех сил старался ухватить охапку дротиков. Они были настолько гладко отполированы, что казались смазанными маслом.

Им удалось поравняться с мужчиной лишь тогда, когда он вышел на другую большую площадь. Эту площадь окаймляли высокие, похожие на храмы строения, и все они вот-вот должны были запылать. Все вокруг было усеяно трупами — тротуар, храмовые ступени; мертвые тела свешивались из оконных проемов. Центром архитектурной композиции площади была огромных размеров скульптура какого-то животного, возвышавшаяся над крышами. Это было некое зловещее существо со свирепыми, раскрашенными краской глазами и стоявшей торчком гривой; из-под брюха животного виднелась нелепая крышка какого-то люка, который вел внутрь скульптуры.

— Деревянный конь! — сказал Чалмерс, задыхаясь от быстрой ходьбы и тяжелой ноши.

— Да, — сказал шедший впереди мужчина. — Именно благодаря этой уловке, а не в честном бою, греки и взяли легендарный Илион[2]. Мы потеряли разум, потому что боги хотели этого. Мы не обратили внимания на предостережения жреца Лаокоона[3] и втащили этого коня в город, а затем устроили праздничную попойку. Вот так мы были наказаны за наши неверие и нечестивость.

— Мы в мире «Илиады»! — простонал Ши.

— Гарольд, — ворчливо оборвал его Чалмерс, — неужто вы и впрямь такой невежда?

— А с чем вы не согласны?

Чалмерс вздохнул.

— Я убедился, что классиков уже не изучают, как это было в мое время. «Илиада» завершается погребением Гектора[4]: в ней Троя еще не разрушена, конь еще не построен, а Ахилл[5] еще жив.

— Признаюсь, я был чересчур поглощен изучением психологии, а поэтому и не уделял должного внимания классике. Так что же это тогда, «Одиссея»?

— Трудно сказать. Мир, в который мы попали, как-то связан с Троянским конем и падением… — Человек впереди них внезапно остановился, так же резко остановился и Ши, а Чалмерс, шедший сзади, врезался в него; дротики выпали у него из рук и раскатились по тротуару. По улице навстречу им, щит к щиту, шла тройка вражеских солдат. Их одежда была испачкана кровью еще больше, чем одеяние мужчины, за которым шли Ши и Чалмерс; белые плюмажи, колыхавшиеся на их шлемах, делали их выше ростом; они были почти на голову выше американцев, но их рост все-таки уступал росту мужчины с львиной шкурой на плечах.

— Щит! — отрывисто приказал воин. Ши почтительно протянул ему щит. Мужчина просунул левую руку сквозь тесемки, ухватился за ручку, закрепленную у края, и поднял это тяжелое и массивное средство обороны с такой легкостью, как будто оно было сплетено из ивовых прутьев. Он растопырил пальцы правой руки, и Чалмерс вложил древко дротика в подставленную ладонь.

— Смотрите, этот троянский пес еще жив! — закричал воин, шедший посередине. — А ну, посмотрим, что там за щитом!

Троянец поднял дротик.

— Отведай-ка бронзы, данаец![6] — И метнул его с расстояния примерно в двадцать футов. Тяжелый дротик попал в середину щита одного из противников. Ударная сила пули пятидесятого калибра, выпущенной из пулемета, оказалась бы несравненно меньшей, чем у дротика. Он пробил бронзу и, продолжая вращаться, пронзил защитную пластину на груди воина, прошел сквозь его тело, выйдя через спину, и отбросил грека не меньше чем на двадцать шагов назад, где он, звеня доспехами, замертво распростерся на каменных плитах тротуара.

— Дротик! — Чалмерс вложил в руку воина второй метательный снаряд. Ши в страхе раскрыл рот. Воин, стоявший справа, метнул дротик, но их защитник-троянец отбил его щитом; дротик просвистел у самой головы Ши и лишь слегка оцарапал его ухо. Второй дротик прошел сквозь этого воина и пригвоздил его вместе со щитом и доспехами к двери стоявшего рядом дома.

Третий грек метнул дротик почти в тот же момент, что и троянец, но тот выхватил длинную саблю с бронзовыми украшениями и, взмахнув ею, срубил острие дротика на лету. Повторный удар сабли снес греку голову. Голова вместе со шлемом, украшенным плюмажем, вертясь, взмыла вверх и скрылась за высокой крышей дома, в то время как обезглавленное тело свалилось на землю, усугубив царившие вокруг разгром и хаос.

Ши тихонько свистнул.

— Да, этот парень знает толк в своем деле.

— Герой, — согласился Чалмерс. — Все свидетельствует об этом.

Троянец снова отправился в путь, и оба психолога двинулись ему вослед. Они должны были шагать широко и часто, чтобы поспевать за ним, а он в действительности и не торопился, хотя и покидал захваченный врагами город. «Но ведь воин, в особенности герой, — подумал Ши, — никогда не убегает от врага».

— В этом человеке есть что-то такое, — пробормотал Чалмерс, — что кажется мне очень знакомым.

— Как это может быть? — спросил его Ши. — Никто ничего не знает о том, как выглядели герои Гомера.

— Не знаю, это просто… — Он пожал плечами и поплелся дальше по дороге. Ноша Чалмерса стала легче, поскольку в руках его осталось всего три дротика. Ши, передавший щит воину, также чувствовал облегчение.

— Послушайте, господин, — с опаской обратился он к троянцу, — а куда мы идем?

— К дальним воротам. Чуть позади этих ворот расположен древний могильный курган и жертвенник неподкупных керов[7]. Там меня ждут родственники, которых я должен увести из этого места.

— Вам это ни о чем не напоминает? — спросил Ши Чалмерса.

— Напоминает. Постойте… это было так давно… — Тут еще двое греков возникли у них на пути, и Чалмерсу снова пришлось вкладывать дротики в руку их защитника.

К тому времени, когда они добрались до дальних ворот, в арсенале троянца оставались один дротик и тупая зазубренная шпага. К дальним воротам спешили не только они. Людской поток, состоявший в основном из женщин, стариков, детей и каких-то изможденных и истощенных людей, по всей видимости рабов, продвигался в том же направлении, что и оба психолога с троянским воином. В руках у многих людей были жалкие узелки с пожитками: это были беженцы, изгнанные войной из родных домов и выглядящие одинаково во все времена и повсеместно. Когда они миновали ворота, Ши с величайшим изумлением стал обозревать долину вокруг города.

— Вокруг города не видно никаких воинских соединений, его можно беспрепятственно покинуть, — сказал Ши. — Никакого окружения нет и в помине.

— Греки слишком примитивно мыслили для таких операций, — объяснил Чалмерс. — Так называемая осада Трои — просто выдумка. Греки всего лишь высадились на побережье и совершили рейд в глубину страны. Они одолевали троянцев всякий раз, когда те вступали с ними в бой. Они и не пытались взять город измором или отрезать его от мира. Все, кто хотел войти в город или выйти из него, делали это совершенно беспрепятственно.

— Разве можно воевать таким образом? — возразил Ши.

— Возможно, это также объясняется тем, что они были слишком наивными в отношении системы и приемов ведения войны. Они, по всей вероятности, полагали, что для резни, которую они учинили, эти знания не являются необходимыми.

Троянский герой обернулся назад и стал смотреть на высокие стены и город, который с пройденного расстояния казался небольшим, но по-прежнему был охвачен огнем и дымом. Слезы потекли по его щекам, забрызганным кровью, покрытым копотью и пылью, оставляя на них продольные борозды и скатываясь за латный воротник.

— Прощай, любимый Илион! Ты в конце концов пал, но согласно предсказанию богов я создам новую Трою на берегах другой реки, и там род Приама[8] возродится вновь! — С этими словами он повернулся и зашагал прочь от города. Ши и Чалмерс за неимением выбора поспешили за ним, стараясь не потерять из виду его широкую спину, прикрытую доспехами и львиной шкурой.

— Мне кажется, я понял, в чем дело, — сказал Чалмерс, — но мне необходимо в этом убедиться. Ведь существует великое множество поэм и легенд так называемого Троянского цикла. «Илиада» и «Одиссея» — всего лишь наиболее известные из них.

Переход был недолгим, но небо посветлело, и уже начался рассвет, когда они подошли к жертвеннику. Но вместо группы родственников их ожидала здесь огромная толпа в несколько сотен человек разного возраста. Некоторые рыдали, припав к алтарю могильного кургана, другие расположились у его подножия и на склонах, но самая большая группа людей собралась вокруг высокого и могучего кипариса. Под деревом, прислонившись спиной к его стволу, сидел старик, который бережно держал в руках какой-то предмет, завернутый в тонкую материю. Герой подошел к старику и почтительно ему поклонился.

— Нашел ли ты свою жену, сын мой? — спросил старик.

— Да, отец, но когда я нашел ее, смерть уже забрала у меня мою дорогую Креусу. В отчаянии я был уже готов отдать и свою жизнь в бою с ахейцами, но ее тень явилась мне, браня меня за отчаяние и уверяя, что у бессмертных богов были другие намерения в отношении сына Анхиза[9]. «Отправляйся подальше от Илиона, — сказала она, — и там создай новую Трою, и цари ее будут твоими потомками. И я таким образом вернусь к тебе. А теперь нам надо расстаться, потому что скоро данайцы устанут от учиненной ими скотской резни и разграбления. Они запрягут своих быстрых коней в колесницы, догонят и перебьют нас всех до одного».

Маленький мальчик подошел к герою и взял его за руку.

— Отец, а кто эти люди в странной одежде, пришедшие с тобой из города?

Герой, который, кажется, совсем позабыл об их существовании, повернул голову и посмотрел на них.

— О, эти люди оказали мне некоторые услуги, когда я выходил из города. Этим они заслужили место в нашем небольшом отряде, который, как мне кажется, сильно увеличился.

— Да, очень многие пришли сюда после того, как ты снова отправился в город на поиски своей возлюбленной Креусы, — отвечал старик. — Я боялся, что они будут большой обузой, но если ты вознамерился основать новый город и новую царскую династию, тебе необходимо иметь последователей.

— Отлично, отец. Ты должен будешь нести статуи богов — хранителей домашнего очага в походе. Я не могу прикасаться к ним, пока не смою с себя кровь в проточной воде. — С этими словами он подал свой щит красивому, атлетически сложенному юноше. К удивлению Ши, герой наклонился и, бережно подняв старика, посадил его себе на плечи, покрытые львиной шкурой. Держа за руку малыша, он громким и трубным голосом обратился к толпившимся вокруг него людям:

— Все, кто идет с правителем Энеем, за мной! На поиски своей судьбы мы пойдем по широкой груди отца Нептуна! — Сказав это, он зашагал, и все, кто окружал его, двинулись за ним. Они шли поодиночке, парами, небольшими группами; те, кому посчастливилось захватить из города какие-то пожитки, быстро подхватили их и двинулись следом за всеми.

— Вот оно что! — сказал Чалмерс. — Это же «Энеида»! Эней, последний троянский герой, который покинул горящий город, неся на плечах своего старого отца Анхиза и ведя за руку своего сына Аскания. Во время бегства из города он потерял свою жену Креусу и вернулся в город, чтобы найти ее.



— А как он ее потерял? — спросил Ши.

— Неизвестно. Эта часть поэмы утеряна. Наверное, он шел по горящему городу и увидел связанных пленников и отягощенных добычей грабителей. «Вдруг пред очами предстал печальный призрак Креусы: тень ее выше была, чем при жизни облик знакомый…»[10] — так говорится в поэме. Вот почему нам показалось, что она необычайно высокого роста, и она сказала ему то, о чем он только что поведал своему отцу.

— Лично я желаю ему успехов во всех его благих начинаниях, но нам-то что делать?

— Нам? Конечно же, мы пойдем с ним! — объявил Чалмерс.

— Чего ради? Что касается меня, то я должен сразу предупредить тебя, что строительство новой Трои не значится в моем рабочем плане на эту неделю. К тому же я не заметил, чтобы старик был сильно увлечен этой идеей.

— Поймите, этот человек собирается путешествовать! — с горячностью убеждал его Чалмерс. — А мы ищем Флоримель, и если она находится в этом мире, то единственная возможность найти ее — это отправиться путешествовать. Конечно же, мы можем снова вернуться в этот город, надеясь, что греки нас не убьют. Тогда мы сможем еще постранствовать и с Одиссеем. Тогда нам придется подвергнуть себя риску при прохождении между Сциллой и Харибдой, при посещении сирен, встрече с лестригонами[11] и так далее; нас превратят в свиней, поедаемых Циклопом… да мало ли что нас будет еще ожидать.

— Если немного поразмыслить, — отвечал Ши, — то путешествие с нашим другом Энеем — это просто приятная прогулка. Итак, в путь.

Они двинулись в путь. День становился все жарче, но утешало то, что за ними по крайней мере не было погони. Беженцы, все еще пребывавшие в подавленном состоянии, иногда перебрасывались несколькими словами, поэтому у психологов было вдоволь и времени, и возможностей для обозрения окрестностей и для обдумывания своего положения. Ши показалось странным, что люди, шедшие рядом с ними, все были довольно высокого роста. Не такие великаны, как Эней и мужчины из его рода, но выше обычного американца середины двадцатого века.

— Мне казалось, что люди в древности были намного меньше ростом, — заметил Ши. — Но даже женщины здесь выше, чем я.

— Это эпоха героев, — отвечал Чалмерс. — Тогда все было больше, лучше, красивее. Мужчины были более сильными, женщины более красивыми и добродетельными, а уж если наоборот, то — более безнравственными, чем теперь. Герои Гомера всегда поднимали такие камни, «какие трое мужчин современных, напрягшись, поднять не смогли бы», говоря словами этого автора.

— Похоже на то, как мы изображаем Дикий Запад, не так ли? Хорошие парни были лучше, плохие парни были хуже, и вообще все преподносится намного проще и яснее, чем было на самом деле.

— Точно. По всей вероятности, эрпы[12] не чувствовали никаких угрызений совести, стреляя в спину или плутуя за карточным столом, носили одежду, которая не знала ни воды с мылом, ни утюга, обнажали в улыбках гнилые зубы, но легенды сделали их возвышенными героическими персонажами, которые, дескать, творили добро и боролись со злом. То же самое произошло и с античными героями.

— Да, но эти-то даже и не выглядят, как микенцы[13] — недовольно проворчал Ши. — Недавно я читал статью в «Нешнл Джеографик»…

Чалмерс покачал головой:

— Гомер жил, если он вообще жил на свете, примерно на четыреста лет позже Троянской войны. Вергилий же, живший примерно на восемьсот лет позже Гомера, вообще не имел никакого представления о том, какими были люди Микенской цивилизации. Что мы видим здесь? «Встал пред народом Эней: божественным светом сияли плечи его и лицо…»[14]. Вот примерно так римляне эпохи Августа представляли себе людей, выведенных Гомером: это как бы сочетание общепринятого эллинского типа с древнегреческим характером, описанным в соответствии с изображениями на стенах и вазах, в скульптурах и т. п. Во всех описаниях присутствует бронза, поскольку Гомер подчеркивал, что оружие и доспехи были бронзовыми.

Прямо перед ними неотступно маячила фигура Энея, который без устали отмеривал расстояние широкими шагами, неся на плечах отца.

— У Энея ведь есть много соратников и даже рабов, — сказал Ши. — Но почему он все время несет старика сам?

— Здесь опять-таки больше от Вергилия, нежели от Гомера. Вергилий хотел создать национальный римский эпос, используя персонажей Гомера. Но римские герои должны были обладать римскими же добродетелями, а для римлян не было ничего ценнее, чем pietas[15]. Оно заключалось в безусловном и детальном соблюдении долга и обязанностей по отношению к родителям, предкам, домашнему очагу и богам. Смотрите, у престарелого Анхиза в руках боги домашнего очага, завернутые в кусок ткани. Образ великого героя, несущего на плечах престарелого отца и богов — хранителей домашнего очага, — это как бы одушевленный символ pietas в римском легендарно-эпическом творчестве.

— Понятно. А вы, я вижу, неплохо знаете поэму?

— Просто сейчас многое вспоминается. «Агта virumque сапо» (Битвы и мужа пою…) — этими словами она начинается.

— А я-то думал, что это написал Джордж Бернард Шоу.

Чалмерс вздохнул:

— Подумать только, а ведь я считал вас образованным и начитанным человеком.

2

— А как вы думаете, док, удается вам хоть как-то воспользоваться своими магическими способностями? — спросил Ши, искренне полагая, что Чалмерсу это удастся. Толпа троянских беженцев достигла Антандра[16], расположенного у подножия Иды[17], и остановилась там для постройки кораблей, чтобы плыть на них в западном направлении. Среди беженцев было немало мастеровых, но даже знатные люди, казалось, не гнушались работать руками — правды, лишь в тех случаях, когда работа была связана с оружием, лошадьми или кораблями. Они валили деревья, пилили их на доски для обшивки и брусья, из которых, словно по волшебству, вытесывались ребра и шпангоуты; мастеровые работали так же, как герои воевали, проявляя невиданную смекалку и веру в свои силы.

Даже в гуще всей этой легендарной деятельности находились такие работы, которые могли бы выполнить совершенно не знакомые с ремеслами и не приспособленные к физическому труду люди. Одной из подобных работ было кипячение смолы и переноска чанов, наполненных ею, к остовам строившихся кораблей. Именно этим и поручено было заниматься Чалмерсу и Ши. Троянцы, видимо, полагали, что путешественники были годны лишь для такой работы, грязной и неприятной. Гарольд постоянно размышлял о том, каким образом можно было бы поднять их престиж в среде беженцев, что было особенно важно, если им предстояло странствие по Средиземному морю. А между тем число людей, которые с нетерпением ждали момента отплытия, все увеличивалось, поскольку все больше скитальцев из разграбленной Трои и окрестных селений стекалось в лагерь беженцев. Постройка примерно дюжины кораблей уже близилась к завершению, но множество судов еще строилось или только закладывалось.

— Мне думается, я смогу что-нибудь сделать, — ответил Чалмерс. — Разумеется, это непросто. На людей из этих мифов не столь сильно действует механический вид магии, с которым мы встречались повсюду; использование заклинаний и церемониальных обрядов для них в большей мере связано с научным знанием, даже если правила, по которым они совершаются, кажутся им не строгими, а произвольными.

— Ну и что? — нетерпеливо спросил Ши.

Чалмерс проигнорировал нетерпение коллеги и лишь отложил в сторону палку, которой размешивал вонючую смолу, кипевшую в котле. Он устало опустился на плоский, удобный для сидения камень и обтер влажный лоб рукавом, превратившимся в лохмотья. Они оба уже давно сменили свои одеяния, в которых прибыли из шестнадцатого века, на туники, сотканные местными ткачами.

— Классическая магия, — продолжал Чалмерс занудным голосом, — по определению включает в себя взяточничество, лесть и манипулирование богами с целью вынудить их сделать то, что вам надо.

— Да, перспектива отнюдь не радостная. Неужто иметь дело с греческими богами так же тяжело, как с деканами факультетов в университете?

— О, тут трудности иного рода. Они более походят на трудности в отношениях с полицией или с политиками мелкого калибра. Но, поймите, это-то как раз и хорошо: греческие боги свою работу оценивают недорого. Все, что им надо, — это небольшие жертвоприношения и побольше лести. Они с готовностью откликаются на просьбы других богов, с которыми постоянно соперничают, и не оставляют попыток примазаться к их славе. Они — совершеннейшие дети и в то же время чрезвычайно могущественны.

— А если так, то не рискуете ли вы вызвать этим недовольство других богов?

— Именно этого я и боюсь. А ведь боги часто мстят своим соперникам, нанося удары по их любимцам или почитателям.

— И кто же эти любимцы? — спросил Ши, беря в руки палку, чтобы помешать смолу, которая уже заметно разогрелась.

— Ну, к примеру, их дети. Взять хотя бы нашего Энея. — Чалмерс кивком головы указал в сторону отмели, где троянский герой проверял лопасти весел, сделанные из отполированного оливкового дерева. Как и все здесь, конструкция весел и само их исполнение отличались невероятной изысканностью. В качестве экспонатов они могли бы украсить собой любой музей изящных искусств.

— Ну так что с Энеем?

— С Энеем? Отца его вы видели, а вы знаете, кто его мать?

— Госпожа Анхиз наверное?

— Богиня Афродита. Точнее, Венера, если обозначать ее в терминах римской мифологии.

Рот Ши раскрылся во всю ширь.

— Венера? По-вашему, Эней — полубог?

— Таковыми были очень многие герои. Греческие боги и богини имели привычки предаваться разнообразным занятиям.

— Однако сама Венера! — Ши качал головой, не в силах прийти в себя от услышанной новости. — Но что богиня любви и красоты могла найти в старом Анхизе?

— Позволю напомнить вам, что тогда он был немного моложе, — сухо произнес Чалмерс. — Да и выглядел он, без сомнения, несколько привлекательнее. Однажды греческий герой Диомед[18] ранил Энея, но его мать тайно похитила его до того, как Диомед смог нанести Энею смертельный удар.

— Подумать только, а американские солдаты еще жалуются на то, что их офицеры пользуются столькими привилегиями!

— Да, тут я, пожалуй, с вами соглашусь. Тем не менее некоторые магические приемы находили иногда применение в мире, который можно назвать классическим, и приемы эти основывались на известных нам принципах, таких как привлекав тельность, влечение, симпатия, пагубное влияние и так далее. Мне, может быть, удастся что-либо показать, пусть не очень значительное, но впечатляющее.

— Может, вам удастся раздобыть немного мыла, — с надеждой в голосе произнес Ши.

— Для этого, я полагаю, мне не потребуется прибегать к магии. Все, что вам надо, — это животный жир и древесная зола, хотя, должен сказать, я не совсем уверен в собственном знании технологии производства мыла. Моя бабушка в прежние времена готовила жидкое мыло у себя на ферме. В нашем случае магия потребуется для того, чтобы заставить этих людей пользоваться мылом.

— Согласен. Смотреть на то, как они мажут себя оливковым маслом, а затем соскребают его… бррр, чище-то они при этом становятся, но вот по поводу благоухания тел, тут уж… — Ши постоянно чувствовал почти физическое недомогание оттого, что даже ослепительно красивые благородные дамы распространяли вокруг себя запах прогорклого масла.

В конце концов это обстоятельство послужило ему средством смирения собственной гордыни. У людей героической эпохи было чем подавить самомнение индивидуума, пришедшего к ним из двадцатого века. Знатные люди отличались высоким ростом и красотой. Земледельцы, ремесленники и прочий свободный люд были и крупнее, и красивее психологов. Даже рабы были более рослыми и более привлекательными, чем средний американец. У Ши никогда не было случая упрекнуть себя в тщеславии, но он и никогда не считал себя ни низкорослым, ни безобразным… Внезапно его внимание привлекла какая-то возня на берегу.

— Они опять куда-то направляются, — сказал Ши. — Приносить в жертву очередного быка и получать предзнаменование. — Эти люди, казалось, половину времени уделяли тому, чтобы разгадывать знаки: добрые они или недобрые. Вчера они использовали для этого печень теленка, и предзнаменование было добрым. Если оно предсказало успешное путешествие, зачем они испытывают судьбу снова?

— Нет, все это не так, — пустился объяснять Чалмерс. — Предзнаменования, гадания, предсказания по внутренностям животных и прочее не предсказывают будущего. Это просто смещение понятий, которое проявилось в нашей культуре после эпохи Вергилия. Кстати, примерно то же самое произошло и с библейскими пророками.

— Так если они не заглядывают в будущее, — с раздражением возразил Ши, — к чему тогда весь этот вздор и суматоха?

— Боги, как я вам говорил, непостоянны, а подчас вообще ведут себя как дети, — терпеливо объяснял Чалмерс. — Им ничего не стоит передумать. Когда полученное предзнаменование касается какого-то определенного мероприятия, то оно выражает волю богов на текущий момент. Все непрестанно меняется. Суть заключается в том, чтобы, постоянно наблюдая за погодой, уловить главное направление божественной мысли и начать предсказание в нужное время.

— Вся эта методика кажется чересчур сомнительной.

Чалмерс пожал плечами:

— Не более сомнительной, чем та, по которой делаются прогнозы ситуаций на фондовой бирже.

Этим вечером должно было состояться празднество. Так или иначе, но у мифологических беженцев жизнь, казалось, была лучше, нежели у их товарищей по несчастью, прибывших из двадцатого века. Благодаря хитрости Прометея богам доставались лишь жир да кости жертвенных животных, в то время как поклонявшиеся богам получали все остальное. «Вот и еще один веский аргумент в пользу частых жертвоприношений», — подумал Ши, когда у него потекли слюнки от аппетитного запаха, доносившегося от жертвенного костра. Бродячие артисты, часто забредавшие в лагерь беженцев, развлекали пировавших акробатическими упражнениями и фокусами, пока те ожидали праздничных кушаний. В соответствии с обычаями гостеприимства, принятыми в Трое, всех путешественников, шедших по дороге к морю, приглашали принять участие в пиршестве.

Каждый занял место в строгом соответствии с положением, занимаемым в обществе: с одной стороны сидели Анхиз и Эней, а с другой — в тесноте и по соседству с рабами Ши и Чалмерс.

— Вы уже подготовили свой магический трюк? — шепотом спросил Ши.

— Думаю, что да, — неуверенно ответил Чалмерс. — Будь это в истинном мире Гомера, я был бы в отчаянии, но Вергилий жил после великой эпохи прославленной греческой логики, благодаря которой получили развитие наш научный метод и символическая логика. Несмотря на то что характер этих людей близок по своему уровню к варварскому, воспетому Гомером, этот континуум не может не почувствовать и не вдохновиться стройностью и убедительностью греческой логики.

— Звучит логично, только не сочтите это за каламбур. Так когда начнем?

— После празднества, когда все будут веселыми и в хорошем расположении духа. То есть когда пиршество перейдет в стадию серьезных возлияний.

Рабы и дети начали подносить пирующим жертвенное мясо. Подобно героям скандинавских мифов, эти люди, казалось, довольствовались малым в дополнение к мясу, хотя, к радости Ши, были поданы хлеб, фрукты и сыр для тех, кто отдавал предпочтение обычной пище. Сидевшим на почетном конце мясо подали в первую очередь, и они, не дожидаясь пока обнесут остальных, начали разрывать поданные им куски на части.

Мальчик, пошатывавшийся под тяжестью кувшина с вином, наполнил из него бронзовым черпаком деревянную чашу Ши. Гарольд отхлебнул большой глоток и моментально скривился: это было кислое пойло бледного цвета с привкусом смолы от бочонка, в котором оно хранилось, и соленое от проникшей внутрь морской воды. Напиток был к тому же еще и слабым, так как примерно на четыре пятых состоял из воды.

— Как им удается напиваться допьяна, заливая в себя такие помои? — спросил Ши у Чалмерса.

— Героям подают вино лучшего качества, — ответил Чалмерс. — Но даже то, что пьют они, по нашим стандартам никуда не годится. То вино, что пьют они, зеленого цвета, еще не прокисшее, а когда оно прокиснет, то им ублажаются простолюдины.

— Ну вот и жратва! — сказал корабельный плотник, сидевший слева от Ши. К пировавшим приближалась группа рабов, которые несли что-то вроде носилок со стоявшей на них огромной миской; девушка вилкой доставала из нее дымящиеся куски свиной грудинки, от запаха которых слюнные железы Ши работали на пределе возможностей. Он взял поданный ему кусок за ребро и вонзил зубы в жесткое волокнистое мясо, пропитанное сладким пикантным соусом. Конечно, это не было барбекю, но нечто весьма похожее на это блюдо.



— Вы только посмотрите на благородных, — ворчал корабельный плотник. — Поедают лучшие куски, а нам остаются объедки.

— Им что, достались окорока и филейная часть? — Ши посмотрел на благородный конец «стола» и, к своему крайнему удивлению, увидел, что Эней разделывает на куски жареную голову быка. Он отрезал хрящеватый кусок нижней челюсти и с церемониальным почтением подал его отцу. Анхиз вежливо поблагодарил сына, откусил значительную часть и начал жевать, усердно работая зубами, которые были уже не такими, как прежде.

— И это у них считается изысканной едой? — недоверчиво спросил Ши.

— Им ведь и невдомек, что грудинка, которую они считают субпродуктом, нами почитается деликатесом, — ответил Чалмерс. — Кстати, не столь уж давно в Америке грудинка являлась пищей рабов. Господа вкушали окорока и отбивные, а реберная часть и ножки предназначались рабам. Грудинка, жаренная над решеткой на вертеле, считалась верхом кулинарной изобретательности, как, к примеру, суп из бычьих хвостов.

— Лучше нам не посвящать их в эти секреты, — посоветовал Ши.

— Прошу прощения, — обратился к ним мужчина, сидевший против них, — видели ли господа падение великого города? — Задавший этот вопрос был путешественником, которого пригласили на пиршество; возможно даже, что он был купцом или преуспевающим торговцем, поскольку его туника и остальная одежда были весьма дорогими, хотя и изрядно потрепанными в путешествиях.

— Мы видели его последнюю ночь, — ответил Чалмерс. — А вы, господин, только что узнали об этом?

— Именно так. Я из Пиерии[19], — отвечал путешественник в красивой одежде, выкрашенной тирианским пурпуром.

— Очередной анахронизм, — пробурчал Чалмерс на ухо Ши. — Гомер знал о Сидоне[20], но не знал о Тире[21].

— Что? — спросил торговец.

Ши сделал вид, что прочищает горло.

— Так вы спрашивали о падении Трои? Когда это случилось, мы находились в городе и провели там самую последнюю ночь в жизни Трои. — Он продолжил свой рассказ кратким описанием того, что они видели и узнали от беженцев.

— Как это замечательно! — произнес торговец. — Герои, боги, долгая война, завершившаяся на редкость хитроумной уловкой. — Он хлопнул себя по колену, дабы дать выход переполнявшим его чувствам. — Подождите, вот когда мои покупатели прознают об этом, клянусь, у нас будет на несколько хороших песен больше!

— Вне всякого сомнения, — согласился Чалмерс. — А вы путешествуете по многим местам?

— По тем местам, где нужен тирианский пурпур, а он, должен вам сказать, нужен везде. Царская власть немыслима без пурпура, а мир переполнен царями. Храмы тоже не могут обойтись без него: одеяния для богов пурпурного цвета. Знаете, я только недавно посетил святилище на Исмаре…

— На Исмаре? — переспросил Ши.

— Да, это остров близ земли киконов, именуемый Трас[22], возможно, вы о ней слышали. В святилище Аполлона потребовалась полномерная одежда для этого бога, украшенная сплошным золотым шитьем. Самая крупная продажа из всех, что мне довелось совершить.

— Исмар? — переспросил Чалмерс.

— Да, именно Исмар, я так и сказал.

— А тамошний жрец обитает в священной роще? — Ши показалось, что глаза Чалмерса как-то странно блеснули.

— Да, имя этого жреца Марон.

— А не дал ли он вам случайно отведать своего славного вина из этой рощи?

— Конечно же, дал. Это был особый знак уважения. В благодарность за одеяние он поднес мне чашу не более наперстка, а вина в ней было не более одной капли, остальное — вода, но этот напиток был подобен нектару бессмертных. После этого вина я никакого другого и в рот взять не могу. — Он посмотрел вдаль тоскующим отсутствующим взором, взором человека, которому однажды посчастливилось заглянуть на небеса.

— Ой, что это! — воскликнул вдруг Чалмерс, указывая на что-то за спиной торговца. Тот повернулся, чтобы увидеть, что так заинтересовало чужестранца, но как только он обернулся, Чалмерс поменялся с ним винными чашами. Нельзя сказать, что эта манипуляция была проделана с ловкостью карточного шулера, но все же она удалась. Ши был озадачен увиденным, но не сказал ни слова.

Торговец снова повернул голову и спросил:

— А что это было?

— Да мне показалось, что упала звезда. Вам ведь известно, что означает эта примета. Но это был обыкновенный светлячок.

— Светлячок? А что это такое, светлячок?

— О-о-о, а-а-а, хмм… ну, как бы это сказать. У нас на востоке таких много. Это такой жук, который летает, держа в лапках лампу.

Торговец пурпуром смотрел на Чалмерса, и во взгляде его ясно читалось сомнение в здравом рассудке собеседника. А потом он вдруг почувствовал внезапный интерес к сидевшему рядом плотнику и совершенно перестал обращать внимание на обоих американцев.

— Чего ради вы, черт возьми, все это затеяли? — спросил Ши.

— Вы наелись, Гарольд?

— Вроде да. — От солидного куска грудинки на его блюде осталась лишь маленькая кучка блестящих косточек.

— Тогда пойдем прогуляемся немного.

Они встали. Чалмерс бережно держал в руках только что подмененную винную чашу, на дне которой плескалось не более двух ложек уксуснокислого пойла. Они дошли до берега, углубились в молодую тополевую рощу и сели на гладкие камни недалеко от воды.

— Нам только что представилась блистательная возможность! — объявил Чалмерс.

— А подробнее?

— Исмар! Марон, жрец храма Аполлона на Исмаре, хранил… то есть хранит у себя дома запас самого лучшего в мире вина, вина настолько крепкого, что, даже будучи смешанным с двадцатью частями воды, оно не теряет крепости. Это то самое вино, которым Одиссей, а вернее Улисс, как он наречен в «Энеиде», воспользуется для того, чтобы допьяна напоить циклопа Полифема… если, конечно, он уже его не напоил. — Чалмерс напряг память, чтобы поточнее представить себе временные характеристики обеих поэм.

— Ну что, это нам вроде подходит, — заключил Ши. — Но, насколько я понимаю, Трас находится к северу отсюда. И какую службу может оказать нам вино, окажись оно здесь?

Чалмерс протянул ему чашу.

— Вы, надеюсь, помните Закон Мгновенного Распространения и Закон Переноса, используемые в магии? Вещи, вступавшие друг с другом в контакт, всегда будут сохранять память об этом. Католическая Церковь в Средние века организовала настоящую торговлю святыми мощами, используя именно эти законы. Поймите, этот человек недавно отведал вина Марона, и его губы касались этой чаши. Я думаю, что мое небольшое выступление этим вечером будет куда более зрелищным, чем мы ожидаем.

— Рид, если бы я не знал вас как выдающегося ученого, наделенного к тому же беспредельной выдержкой, я был бы готов поклясться в том, что вы меня разыгрываете, а сами давитесь от смеха.

— Такая удача в делах выпадает не часто, должен вам заметить.

— Если добавить к сказанному, что она еще и сработает, — уточнил Ши.

— Тут вы правы, это условие всегда следует принимать в расчет. Если мое выступление не будет удачным, они, вероятнее всего, убьют нас в отместку за напрасно потраченное время.

К этому моменту луна поднялась высоко в небо; объевшимся гостям уже начинали надоедать развлечения. Пирующие сидели в молчании, когда оба чужестранца вернулись и, подойдя к той части «стола», где находилась знать, встали напротив Энея и Анхиза. Они низко поклонились отцу и сыну, после чего Ши начал подготовленную им цветистую речь.

— Благородный Анхиз, героический Эней, проявив величайшее радушие, вы позволили нам присоединиться к вашему отряду и дали возможность принять участие в ваших предприятиях и приключениях, предпринимаемых с целью основать новый город и, более того, новое царство! Этим вечером вы с царской щедростью угощали нас, и мы желаем в силу наших скромных возможностей отплатить вам за доброту и великодушие.

Сказанное, казалось, позабавило Энея.

— Вы — пришельцы с востока, не так ли? Для благородного человека проявление великодушия является обычным и не требует ничего в ответ. Но если есть на то ваше желание, чтобы одарить нас, то мой отец и я примем ваш дар с благодарностью.

— А что это может быть за дар? — спросил Анхиз.

— Мы хотим немного развлечь вас, но несколько необычным способом. Мой товарищ, досточтимый Рид Чалмерс, в некотором смысле маг. Нынче вечером он попытается проявить свое магическое искусство, которое должно повергнуть вас в изумление, порадовать ваши сердца и придать еще большее благородство этому столь щедрому пиршеству, устроенному нашим царственным хозяином и его сыном-полубогом. — Ши уже знал, что знатные люди падки на лесть не меньше, чем боги, и потому не скупился на нее.

— Если это кролик из шляпы, то не утруждайтесь, — сказал Анхиз. — На это я уже насмотрелся.

— Нет, мой господин, — ответил Чалмерс. — Я намерен представить вам нечто более достойное вас. Для этого мне понадобится амфора кислого вина, которое уже невозможно пить.

— Ну что ж, смысл в этом есть, — сказал Эней. — Половина наших винных запасов уже превратилась в уксус, годный разве что для стряпни и чистки кувшинов. Принести сюда вина.

Два раба принесли сорокагаллонный кувшин, держа его за толстые прочные ручки. Они вдавили заостренное коническое дно в песок и отошли, оставив кувшин перед американцами.

— Теперь подайте мне, пожалуйста, черпак, — попросил Чалмерс, и одна из девушек-служанок тотчас вручила ему то, что он просил. Чалмерс снял крышку с кувшина, зачерпнул из него полный черпак кислой жидкости и поднес его под самые носы Энея и Анхиза, которые сразу сморщились с аристократическим презрением.

— Вы подтверждаете, господа мои, что это вино прокисло и нет надежды на то, что его вкус можно изменить к лучшему?

— Целиком и полностью, — подтвердил Эней.

— Я улучшу его, — сказал Чалмерс. Он воздел руки к небу и воскликнул, придав своему голосу мелодраматическое звучание: — Взываю к тебе, о Дионис, бог растительности, покровитель виноградарства, и к тебе, о увенчанный лаврами Аполлон! Призываю вас в свидетели того, что в честь любимцев ваших я совершаю превращение. Венера, помоги мне увенчать пиршество, устроенное сыном твоим, достойным возлиянием! — Он опустил глаза вниз и простер руки над амфорой со словами, теперь уже обращенными к Ши: — Итак, пошло. Современная химия действует совместно с логикой Аристотеля и примитивным шаманизмом. Держите чашу аккуратнее.

Кругом воцарилось молчание, когда он начал речитативом произносить заклинание:

— Допустим, что вино — это вино, а значит, А — это А. Затем примем теоретическое допущение, что уксус — это вино, подвергшееся изменению, а значит, АВ. Затем примем следующее теоретическое Допущение: это изменение является цепью изменений на молекулярном уровне, а молекулы, в свою очередь, состоят из атомов, являющихся неделимыми частицами, что установлено Эмпедоклом[23], Демокритом[24] и Левкиппом[25].

Не существует логической причины, препятствующей обратному течению этого процесса. Следовательно, давайте трансформируем эти молекулы, восстанавливая первоначальные цепи, состоящие из них. — Он повернулся к Ши. — Чашу! — прошептал он. Ши подал ему чашу. Чалмерс покрутил чашу, взболтал осевший на дне осадок и затянул дрожащим фальцетом:

— Аполлон из исмарской рощи, яви пример твоего бесподобного искусства виноделия, направив эти блуждающие молекулы по пути, указанному тобою при сотворении божественного напитка! — С торжественным видом он наклонил чашу, и несколько капель кислого вина из нее упали в большой кувшин. Затем он бросил в кувшин и саму чашу, подождал, пока она наполнится и опустится на дно. Он снова заткнул кувшин пробкой и, склонив голову, встал над ним. Обратившись к Ши, он прошептал: — Готовьтесь бежать, если у меня ничего не получится.

— Я в полной готовности, — отвечал Ши. Он уже выбрал направление, если придется пуститься наутек.

Чалмерс глубоко вздохнул и церемонным жестом поднял крышку. Наступило гробовое молчание, которое продолжалось до тех пор, пока что-то не возникло из кувшина. Это было благоухание, несказанно сладкое и настолько сильное, что, казалось, оно имеет цвет. На лицах всех пировавших появилось выражение озадаченности и недоумения, которое сменилось шумным восторгом, а затем коллективным «Ааааааххххх!»

Чалмерс, чьи руки дрожали, а движения были неуверенными, наполнил черпак, поднял его и струей вылил содержимое обратно в кувшин. Жидкость, которая прежде имела красновато-желтый цвет, стала не просто красной, а красно-коричневой, причем цвет ее был настолько насыщенным, что она казалась почти черной.

Эней, на лице которого было написано неподдельное удивление, встал и подошел к кувшину. Он взял чашу, которая была украшена золотой чеканкой и имела ручки в форме голубок. Троянец поднес чашу к кувшину, и Чалмерс наполнил ее. Аромат, исходивший от чаши, был непередаваем. Эней с благоговением поднес чашу Анхизу. Старик принял благоухавший сосуд из рук сына, приблизил его к своему лицу и вдохнул исходивший от него божественный аромат; его глаза закатились, когда он в полной мере ощутил необыкновенный аромат напитка.

— О, господин мой, — забеспокоился Ши, — это вино необходимо смешивать с водой в соотношении двадцать к одному: в неразбавленном виде оно напрочь валило с ног циклопов. — Оба аристократа пропустили его слова мимо ушей. Анхиз приложился к чаше и некоторое время не отрывал ее от губ, а когда отстранился, то его расширенные и округлившиеся глаза занимали половину лица, сделавшегося багровым. В течение нескольких секунд он ловил воздух широко раскрытым ртом и только после этого вновь обрел дар речи.

— Ууууххххххх! Ну и питье! — Все вокруг, уже наполовину опьяневшие от источаемого вином аромата, радостно закричали и захлопали в ладоши.

— Подать чашу с двадцатью мерами воды и чашу на одну меру этого нового вина, — повелел Эней, — чтобы все могли отведать этого напитка. Но сперва налейте мне чашу чистого, неразбавленного вина!

Чалмерс исполнил приказание, и Эней осушил поднесенную чашу одним глотком. Когда его глаза обрели способность различать окружающие предметы, он похлопал Чалмерса по плечу.

— Ребята, — сказал герой, — вы не только придали устроенному мной пиршеству необычайный смысл, но и сами возвысились в моих глазах. Отныне вы больше не будете заниматься кипячением смолы. Делаю вас управляющими винного погреба моего флота со всеми привилегиями, соответствующими этому почетному положению.

В течение нескольких последующих минут все пировавшие пришли в блаженное состояние, но, что было крайне удивительно, причиной его не было сильное опьянение. Все пели, шумно и весело шутили, возились друг с другом, но делали это с таким непринужденным весельем и добродушием, как будто кто-то похитил все их заботы, печали, а также злобу, которую ранее некоторые из них испытывали к своим ближним.

— Прекрасно, вы сделали то, что задумали, — сказал Ши. — Только давайте прекратим услаждать их вином, пока они не хватили лишнего.

— Согласен, — ответил Чалмерс. — И я полагаю к тому же, что нам следовало бы ограничиться разбавленным вином. Оно даже крепче, чем я ожидал.

Через час вся компания заснула, растянувшись на прибрежном песке и оглашая округу громким храпом. Ши с Чалмерсом нацедили себе по чаше напитка, чокнулись, произнесли тост и отхлебнули по глотку. Это был необыкновенный, несказанно прекрасный напиток, предназначенный лишь для богов, если, конечно, боги предавались винопитию. Этот напиток как бы придавал «шато мутон Ротшильд» вкус «красного даго».

— Не могу поверить, что Эней и его отец могли пить его неразбавленным и остаться после этого в живых, — сказал Ши.

— Аппетиты героев известны и красочно и подробно описаны, — объяснил Чалмерс. Они отхлебнули еще по глотку.

— Скажите, док, а этот напиток не располагает к галлюцинациям?

— Этого я не слышал. А почему вы об этом спросили?

— Да потому, что какой-то тип высотой примерно в двадцать футов, сделанный из золота, стоит прямо перед кораблем, который мы смолили сегодня.

— Ох-хо-хо, — Чалмерс медленно повернул голову в направлении, указанном Ши. Человек, если он, конечно, был человеком, быстрой походкой двигался в их сторону. Когда он приблизился, они поняли, что едва достают макушками до его колен, к тому же он распространял вокруг себя столь яркое сияние, что им пришлось зажмурить глаза. Он смотрел на психологов отнюдь не доброжелательно, приблизив к ним свое прекрасное и вместе с тем внушавшее ужас лицо.

— Глупые смертные! Вам известно, кто я?

— Мы… — залепетал Чалмерс.

— Я, — резко оборвал его золотой гигант, — Аполлон-сребролучник, далеко стреляющий, Аполлон блистающий, божество солнечного света!

— Господин Аполлон, — вскричал Чалмерс, — что мы, жалкие ничтожные смертные, сделали такого, что прогневали вас?

Аполлон наклонил голову еще ниже и зашипел:

— Что вы сделали? А вы и не знаете? Вы, жалкие, нечестивые, богомерзкие бутлегеры![26]

— Я, аах… не понимаю, — пролепетал Чалмерс.

— Мы и не помышляли о том, чтобы отнестись к вам непочтительно, господин, — стал уверять его Ши.

— Вы думаете, это может хоть как-то оправдать вас? — Выражение его лица стало еще более угрожающим. — Вы пришли сюда, незаконно завладели священным вином Аполлона и думаете, что это сойдет вам с рук? Вам надо было хорошенько подумать, прежде чем использовать мое имя, смертные! Я вынужден был проделать длинный путь из Эфиопии, чтобы убедиться в вашем святотатстве.

— Но мы же просто хотели должным образом продолжить празднество, — пытался оправдываться Ши.

— Молчать! — Аполлон посмотрел на обоих несчастных с улыбкой, больше напоминавшей оскал. — Вы знаете, что ждет смертных, которые вмешиваются в мои дела? Вы слышали о Ниобе?[27] Моя сестра Диана и я убили шесть ее сыновей и шесть дочерей. Они погибли от наших стрел! Вы, может быть, слышали о Марсии, этом сатире, который хвастался, что он более хороший музыкант, чем Аполлон?

— Я не уверен, что точно знаю его историю, — промямлил Ши, а Чалмерс стал бледнее мертвеца.

— Я содрал с этого мерзавца кожу. С живого! — Он сардонически захохотал. — Для вас обоих я уж придумаю кое-что похуже. Вы у меня запомните, как вмешиваться в дела Аполлона!

— Но мы действительно не…

— А ну заткнись, ты, презренный червяк. Пока я обдумываю это, я хочу, чтобы и вы подумали. Предвкушение — это уже половина удовольствия. Я найду вас, смертные, когда вы меньше всего будете этого ожидать! — Неожиданно налетел порыв ветра, все вокруг завертелось, и Аполлон, к их несказанному облегчению, исчез.

— Да… Ну мы и влипли, — простонал Ши. — Как раз когда нам вроде бы начало везти!

— Да… — сдавленно промямлил Чалмерс, — все могло быть еще хуже.

— Как?

— Как? Дорогой мой Гарольд, Аполлон — один из самых приятных богов!

3

Утро того дня, на который было назначено отплытие, выдалось ясным и солнечным. Эней отдал последние распоряжения насчет распределения экипажей на корабли, число которых достигло двадцати. Ши и Чалмерса он посадил на корабль, который был шире других и имел большую осадку, чем остальные.

— На этом корабле поплывут запасы вина нашего флота, — пояснил Эней. — Командовать кораблем будет мой друг Ахат. А вот и он сам.

У кормы корабля стоял мужчина более рослый, чем большинство троянцев, но не такой высокий, как Эней. По оценке Ши, его рост составлял шесть футов и пять дюймов, и он мог считаться благородным воином, но не героем, а таких во флоте было немало. Ши шутливо называл их героидами.

— Храбрый Ахат! — окликнул его Эней.

— Я здесь, благородный господин Эней! — отозвался Ахат; его лицо расплылось в подобострастной улыбке, открыв щель между передними зубами. Рядом с ним на кипе шерсти сидела пухлая дама с вязаньем в руках. — Чем могу служить, мой господин?

— Ахат, эти люди поплывут на твоем корабле. Им поручается беречь наше вино от прокисания, а это — очень важная задача, поэтому они должны будут заниматься только этим и ничем иным во время нашего путешествия.

— Слушаюсь, мой господин. Буду заботиться о них так же, как если бы они были моими собственными детьми. Теплая постель и комфорт — этого будет достаточно, мой господин, или нужно что-либо еще?

«Будь у него хвост, — подумал Ши, — он непременно вилял бы им».

— Другого ответа я от тебя и не ожидал. Я полностью доверяю тебе, Ахат. Моральный дух армии и флота наполовину определяется качеством и количеством этого вина.

— Мой господин оказывает мне слишком большую честь. — Он низко поклонился, одновременно раздвинув губы в улыбке.

— Мой корабль поплывет первым, — сказал Эней. — Другие корабли двинутся следом. Итак, счастливого плавания! — Он повернулся и сошел с корабля.

— Я не подведу вас, господин Эней.

Ахат выпрямился во весь рост и уставился на новых членов своей корабельной команды.

— Ооо! Да это как раз то, чего мне не хватало! Мало того, что моим заботам поручен этот проклятый корабль с вином, так я еще должен буду опекать двух бездельников-чужестранцев, все обязанности которых состоят в регулярном питье этого чертова вина! Да, мне бы следовало наконец привыкнуть к подобному отношению к себе и со смирением реагировать на «Ахат, подай дротик», или «Ахат, проследи, чтобы жертвоприношение быков выполнили без нарушения обряда и богохульства», или «Ахат, твоим заботам поручается корабль с вином»! Скажите, разве такого отношения заслуживает прославленный герой? Нет, не такого! — Внезапно его полуистерическая тирада прервалась, потому что он перевел свой взгляд на даму, сидевшую возле него. — Дорогая, разве я не прав?

Она не обратила на его слова никакого внимания, но отложила свое рукоделие в сторону, и на ее лице появилась манящая улыбка.

— Так вы вдвоем поплывете вместе с нами? Отлично, я уверена, мы славно проведем время и понравимся друг другу. Я — госпожа Ахат, но вы можете называть меня просто Гармония.

— Я счастлив, госпожа! — объявил Чалмерс, прильнув к ручке дамы в долгом поцелуе. Ахат же отвернулся и огласил воздух неприличным звуком.

— Где позволите расположить наш багаж? — задал Ши риторический вопрос, поскольку их жалкие пожитки можно было назвать багажом лишь с очень большой натяжкой.

— Пойдемте посмотрим на ваши койки, — предложила Гармония, вставая с копны шерсти. Она все-таки оказалась немного выше, чем Ши и Чалмерс.

— Послушайте, вы, — раздраженно сказал Ахат. — Я командую этим кораблем! — При этом он заложил большой палец за бронзовую пластину панциря, закрывавшего грудь.

— Да, милый, — сказала Гармония, не глядя на него. — А теперь, господа, давайте поднимемся на борт. Боюсь, что скоро на корабле будет невообразимо тесно. — Ахат оставил их и, подойдя к группе рабов, занятых последними приготовлениями к отплытию, набросился на них с руганью. Ши и Чалмерс по шатким сходням последовали за дамой на корабль.

— Давайте осмотрим все, — сказала Гармония, обходя корабль. — Его светлость и я будем жить в маленькой хижине на корме, рабы будут спать между кувшинами, но вот на носовой палубе есть свободное место. Вы согласны расположиться там?

— Да это лучше, чем адмиральская каюта, — выказал свою признательность Чалмерс. Большая часть корабля была открытой; две небольшие палубные площадки нависали над трюмом в кормовой и носовой частях судна. На них в основном располагался груз, а трюм, над которым не было палубы, был заполнен кувшинами. В качестве балласта использовался песок, в который своими заостренными донными частями и были воткнуты кувшины с вином, дабы придать им на все время плавания безопасное положение.

— Конечно, таких домашних удобств и комфорта, как в Трое, здесь, боюсь, не будет, но думаю, это не повергнет вас в отчаяние. — Лицо Гармонии озарила лучезарная улыбка, продемонстрировавшая чуть большие, чем у ее супруга, промежутки между зубами.

— Гибель вашего города была, должно быть, сильным ударом для вас? — участливо спросил Чалмерс.

— О, вы знаете, я прожила в этом городе не слишком долго. Мой дорогой Ахат завладел мною, когда захватил и разграбил вместе с друзьями крепость моего отца. Это было великим испытанием, но таковы, как вы знаете, герои, и совершение таких подвигов свойственно им.

— Ему повезло, как никому на свете, — галантно заметил Чалмерс.

— Я тоже так считаю. А теперь, дорогой господин Чалмерс, не согласитесь ли вы приготовить немного этого божественного вина, чтобы попотчевать нас?

— Боюсь, что нет, — отвечал Чалмерс. — Тут, как бы это сказать, существуют причины дипломатического свойства, удерживающие меня от того, чтобы исполнить ваше желание. Но то, что осталось в кувшине после совершенного мною превращения, должно сохранять свой вкус еще долгое время, поскольку его надо будет сильно разбавлять.

— О, так это же прекрасно! Как хорошо все выпили и повеселились, внеся разнообразие в нудную жизнь. А главное — никаких похмельных ощущений после возлияния! Ну ладно, устраивайтесь поудобнее, а мне надо идти, переделывать то, что успел совершить мой супруг.

Корабль Ахата, как, впрочем, и все остальные, был великолепен, однако конструкция его была слишком уж легкой и непрочной: поскольку на ночь суда обычно вытаскивали на берег, они не должны были быть слишком тяжелыми.

— Трудно поверить, что они рассчитывают переплыть на этих посудинах через Средиземное море, — сказал Ши. — Когда Эней говорил о строительстве флота, я представлял себе нечто более внушительное — наподобие галер в фильме «Бен Гур»[28].

— Такие суда, наверное, вообще никогда не существовали, — отвечал Чалмерс, — возможно, подобные корабли использовались лишь для береговой охраны. Древние галеры были парновесельными гоночными лодками. Даже римские триремы[29] показались бы по современным меркам непрочными.

— Да, на сей раз вы также правы.

Звуки труб возвестили, что настало время отплытия. Жертвоприношения были совершены, предзнаменования истолкованы, и оставалось лишь спустить корабли на воду. Вскоре эта процедура, сопровождавшаяся шумными криками, скрипом и треском дерева, была завершена, и все корабли покачивались на воде у берега. Прозвучала команда «Весла на воду!», и, когда корабли оказались в четверти мили от берега, был отдан приказ поднять паруса. Натянули фалы, реи поднялись на мачтах, и предполуденный бриз наполнил паруса. Отплытие сопровождалось горькими рыданиями, поскольку беженцы понимали, что никогда больше не увидят своей родной земли. Медленно и величественно флот вышел в открытое море, держа курс на север.

— А почему на север? — спросил Ши. Он вместе с Чалмерсом, Ахатом и Гармонией стоял на баке корабля, в трюме которого были амфоры с вином.

— Почему на север? — произнес Ахат назидательным тоном. — Почему на север? Да потому, что туда дует этот проклятый ветер! — Последнее слово он произнес обычным для него визгливым фальцетом. — Может, вы хотите, чтобы мы поплыли на юг, несмотря на то что ветер дует именно оттуда? Может, вы хотите, чтобы мы пошли наперекор воле богов и поплыли против ветра, так, что ли? Ведь именно так, в конце концов, боги и сообщают тебе о том, в каком направлении ты по их воле должен плыть. Ты поднимаешь паруса, а боги посылают ветер того направления, в каком они приказывают тебе плыть! Ой, похоже, что и нам надо будет, подобно этому мерзкому кровопийце Агамемнону[30], принести в жертву принцессу, а может быть и двух принцесс, для того чтобы ветер подул туда, куда нам надо, но так уж получилось, что принцесс у нас нет. У господина Энея есть только сын, и он не допускает и мысли, чтобы принести его в жертву, а поэтому вы, неизвестно откуда взявшиеся тупицы, должны довольствоваться ветром, дующим с юга! — Казалось, его вот-вот хватит апоплексический удар: его лицо, не закрытое шлемом, стало багровым, а плюмаж из конского волоса колыхался из стороны в сторону.

— Прошу вас, удержите меня, если мне вздумается спросить его о чем-либо еще, — попросил Ши.

— Прекрасная сегодня погода, не так ли? — обратилась к ним Гармония, чтобы разрядить обстановку.

— Да, дорогая, ты права, — ответил совершенно успокоившийся Ахат.

Нос судна изящно разрезал поверхность воды, подняв по обе стороны прозрачные стены брызг.

Когда они достигли глубокой воды, цвет моря сделался почти черным с необычным фиолетовым оттенком. Ши попытался объяснить это явление.

— Это идет от Гомера, — назидательно поправил его Чалмерс, — то самое «море цвета темного вина». Я точно не помню, но что-то похожее на это есть в его поэме. — Рядом с кораблем резвились дельфины, а однажды им посчастливилось увидеть поднявшихся на поверхность тритонов, морских обитателей с рыбьими хвостами и бородами из водорослей. С одним из них о чем-то совещался Эней, перегнувшись через бортовые перила флагманского корабля. Вероятнее всего, он уточнял у него маршрут плавания.

Ночью они вытащили корабли на берег, развели костры и скромно поужинали перед тем как, завернувшись в одеяла, отойти ко сну. На следующий день они сделали остановку у вдававшейся в море холмистой косы. Эней объявил, что он отправится на берег, для того чтобы по предзнаменованиям выяснить ближайшее будущее. Ему казалось, пояснил он, что это как раз то место, где можно основать город.

— Ой, я надеюсь, что этого не случится, — сказала Гармония. — Это же Трасия. Люди здесь — сущие дикари. — Она осталась на борту, решив заняться рукоделием, а Ши, Чалмерс и другие члены команды сошли на берег.

— Трасия? — в задумчивости произнес Ши. — Мы доплыли сюда довольно быстро.

— Это же эпическая поэма, — назидательным тоном ответил Чалмерс. — Длинные нудные куски повествования просто выпускаются.

Из трюма корабля, перевозившего скот, рабы на руках выволокли упиравшегося быка и потащили его на берег. Эней большим пальцем пробовал остроту лезвия своего кинжала. Подошло время нового жертвоприношения. Мужчины тащили камни для сооружения алтаря.

— Эй, вы, — обратился Эней к Ши и Чалмерсу. Те подбежали к нему. — Мы должны соорудить навес в виде беседки над алтарем для моей божественной матери и других богов, за то, что они благословили начало нашей работы. Пойдите к этому холмику, — он указал в сторону понравившегося ему возвышения, — и принесите веток кизила и мирта.

— Будет исполнено, господин, — ответил Ши.

Они, задыхаясь от быстрой ходьбы по крутому склону, поднялись на холм и остановились среди тонких молодых деревьев.

— А вы знаете, какое из них кизил, а какое мирт? — спросил Ши.

— Не думаю, что это важно, — ответил Чалмерс. — Давайте просто вытащим несколько этих деревцев и принесем их на косу.

Ши нагнулся и ухватился за ствол деревца, возвышавшегося примерно на фут над землей. Упершись обеими ногами, он с силой потянул за ствол. Деревце поддалось неожиданно легко, а затем вдруг громкий пугающий стон раздался из-под земли.

— Какого черта? Рид, что это было? — В этот момент Чалмерс вытянул другое деревце, и опять раздался стон, еще сильнее первого.

— Я думаю, мы влипли в очень скверную историю, — сказал Чалмерс. — Полагаю, нам надо сообщить об этом руководству. — Они направились назад на косу, где застали Энея, совещавшегося с капитанами.

— Мой господин, — обратился к нему Чалмерс, — у нас возникли трудности при исполнении вашего приказания принести веток для алтарной беседки.

— Трудности? — рявкнул Ахат. — Вы что, не в силах притащить несколько кустиков? Какие тут могут быть трудности? Будь вы оба тощими, как тростинки, я бы еще мог вас понять, но на вас же можно… — Эней подал ему знак замолчать.

— Это же мои виночерпии, мой старый друг. Пусть расскажут.

— Конечно, мой господин. Все понял!

— Когда мы попытались вытащить из почвы деревца, — сказал Ши, — из-под земли раздался громкий стон. Он звучал так, как будто стонал человек.

— Вот оно, истинное предзнаменование, — сказал Эней. — Пойдемте и посмотрим, в чем дело.

Они поднялись на холм, и Эней взялся за первое попавшееся деревце. Он потянул его одной рукой, и деревце поддалось, но не так легко. Стон на этот раз был намного более громким и пугающим. Пучок корней вышел из земли с неприятным пронизывающим резким звуком. Эней поднес деревце к глазам и стал его внимательно изучать. Корни деревца были покрыты чем-то черновато-вязким, и полусвернувшаяся кровь капала с них на землю.

— Какой ужас! — донеслось из толпы.

Эней предпринял еще одну попытку — тот же самый стон, та же кровь. Будучи человеком, который всегда предпочитает троицу, он вытащил еще одно деревце — стон, кровь, но на этот раз еще и рыдания. Наконец снизу раздался голос.

— Это ты, Эней? — замогильным голосом вопросили из-под земли.

— Я узнал этот голос, — объявил Эней. — Это ты, Полидор?[31]

— Да, это я или, по крайней мере, тот, кем я был. Сейчас я мертв. Приам послал меня на север, дав шкатулку с золотом, подкупить короля Трасии, чтобы он пришел на выручку Трое. А тот убил меня и завладел золотом. Его приближенные пригвоздили меня здесь дротиками, и эти дротики со временем пустили корни.

— Каков мерзавец! — взревел Эней.

— Полностью с тобой согласен, — поддержал его Полидор.

— Все ясно и так, — сказал Эней. — Трудно даже вообразить более мрачное предсказание, чем это. Клянусь Юпитером, город здесь мы строить не будем. Полидор, мы совершим над тобой все обряды, чтобы тень твоя упокоилась в мире.

— Искренне благодарен тебе, — ответила тень.

Итак, жертвоприношение быка было посвящено тени Полидора, а не Венере, над местом погребения был насыпай курган, и на берег перевезли женщин, чтобы они исполнили над усыпальницей громкие причитания. Когда последняя порция возлияний была вылита на землю, они подняли паруса и отплыли.

— Хороший плач как ничто другое улучшает самочувствие, — сказала Гармония. — Конечно, троянские женщины практически ничего не делали последние десять лет, а только плакали, но именно поэтому мы, как мне кажется, должны быть самыми счастливыми женщинами на свете. Однако ввиду некоторых обстоятельств мы таковыми не являемся.

Ветер пригнал корабли к острову Тимбрей, где царь принял их с гостеприимством, но объяснил, что остров перенаселен и на нем нет уже места для строительства нового города. Эней отправился к местной гробнице и попросил ниспослать ему предзнаменование. Земля слегка содрогнулась, и божественный голос сообщил, что остров Крит, возможно, следует посетить в первую очередь: после недавно закончившейся междуусобицы значительная часть земли на острове оказалась свободной.

И они снова пустились в плавание, и бриз, наполняя паруса, нес их туда, куда было угодно богам. Они проплывали мимо островов, возникавших, словно призраки, из черных глубин моря. Невиданные существа выходили на берег и смотрели на проплывавшие мимо корабли. Немало странных созданий глядели на них из морских глубин, проплывая под самыми днищами кораблей.

Оказалось, что на Крите разразилась чума. Однажды ночью Энею явились во сне боги-хранители домашнего очага и поведали ему, что местом, которое он ищет, должна стать Италия. После этого путники быстро собрались в путь, совершили жертвоприношения и поплыли в Италию.

— Италия! — возгласил Ахат, стараясь перекричать скрип мачты, на которой пузырился наполненный ветром парус. — Италия! Где же, скажите во имя святого Меркурия, находится эта распроклятая Италия? Я никогда не слыхал ничего °б этом месте, и вот теперь нам суждено туда плыть! Не понимаю, почему боги не могут просто появиться перед нами и сказать, куда они повелевают нам идти, вместо того чтобы гонять нас по всему этому треклятому черно-красному морю, как кучу жалких презренных щепок? — Он начал биться головой о мачту, что совершенно не повлияло на ситуацию, а лишь добавило его шлему несколько новых вмятин.

— Хоть однажды он высказал дельную мысль, — заметил Ши. — Почему бы им и вправду не сказать, чего они хотят?

— Будь все так просто, это не было бы эпическим повествованием, — ответил Чалмерс тоном, не допускавшим возражений.

Через несколько дней после отплытия с Крита они достигли какого-то острова, где стада коров и отары овец бродили без присмотра неподалеку от побережья. Запасы мяса на кораблях подходили к концу, поэтому мужчины быстро добрались до берега, изготовили луки и дротики и с радостными возгласами устремились за добычей. К наступлению темноты освежеванные туши уже поворачивались на вертелах, и все было готово для пиршества.

— Все получается слишком уж хорошо, — сказал Ши. Правдивее этих слов ничего и никогда сказано не было. Но едва лишь эти слова сорвались с его губ, как что-то отвратительное спикировало на них с потемневшего неба с визгом, подобным тому, что исторгают грешники в чистилище.

— Что это, черт возьми… — закричал насмерть перепуганный Ши, в голову которого впились чьи-то чудовищные когти.

Целая стая крылатых чудовищ устремилась на жареное мясо. Тела их были такими же, как у грифонов, а лица — женскими. Длинные раздвоенные языки с заостренными концами виднелись в их раскрытых пастях, когда они отрывали куски от зажаренных туш. Весь воздух, казалось, наполнился отвратительным запахом разложения.

Ахат сорвал с головы шлем и швырнул его на песок.

В Гарпии! — завопил он. — Мы на острове этих проклятых гарпий! Я сдаюсь! Я сдаюсь, черт вас подери, сдаюсь, и все!

Другие мужчины, в головах которых также произошло подобное помутнение, оказались все-таки более организованными: они обнажили оружие и, без промедления пустив его в ход, стали молотить отвратительных чудовищ, однако не смогли нанести ни одному из них даже легкой раны. На вид гарпии были такими же грузными и неуклюжими, как крупные индейки, но уворачивались от ударов разящей бронзы с ловкостью, которой позавидовали бы и летучие мыши. Далее могучие молниеносные удары Энея рассекали всего лишь воздух. Чудовища лавировали между острыми лезвиями, не теряя ни единого перышка, причем делали это с такой легкостью, как будто развлекались забавной игрой. Затем они все вдруг улетели прочь, все, кроме одной. Оставшаяся гарпия села на утес и злобным взглядом уставилась на окруживших ее людей. Ши подумал, что никакими словами невозможно выразить ту злобу, которую излучал ее взгляд. Сидевшее на утесе чудовище с волосами и физиономией старой ведьмы было еще более отвратительным, чем его улетевшие сородичи.

— Вам известно, смертные, кто я? — прокаркало чудовище.

— Я знаю тебя, Келайно, — отвечал Эней. — Молва о тебе идет повсюду.

— Если ты знаешь, кто я, то зачем вторгаешься на нашу землю, забиваешь наш скот, да еще и причиняешь беспокойство тем, кого бессовестно ограбил? За все это ты заслужил мое проклятие:

— Говори дальше, Келайно, — сказал Эней. Как Ши и ожидал, он не собирался извиняться: это не было свойственно героям.

— Вы стремитесь в Италию? Вы доберетесь до этой земли, но в наказание за то, что вы забили наш скот, вы не воздвигнете стены своего города до тех пор, пока не настрадаетесь сполна от ужасного голода, от которого вы будете зубами грызть столешницы столов для трапез! Прощай, Эней! — Прокаркав эти слова, Келайно, хлопая крыльями, скрылась в могильном мраке.

— Ну как, здорово она нас приласкала? — сказал Ахат, когда последнее мерзкое перо, кружась, коснулось земли. — Вы только посмотрите! Посмотрите! — Он вытянул руку ладонью вверх, привлекая этим знаком всеобщее внимание к зажаренному мясу, как будто исходившего от него теперь жуткого зловония было недостаточно. — Чувствуете?! Все гниет и разлагается от одного лишь прикосновения этих ужасных чудовищ!

Цвет бычьих туш стал мертвенно-бледным с фиолетовым оттенком, а вонь, исходившая от них, вызывала тошноту.

— Спокойно, храбрый Ахат! — сказал Эней, и Ши впервые почувствовал в его голосе некоторую усталость. — У нас есть более важные дела и заботы, чем до срока протухшее мясо.

— Простите меня, мой господин, — обратился к нему Чалмерс. — Но ведь, возможно, не все потеряно.

— А ты сам-то веришь в то, что говоришь, друг Чалмерс? — спросил Эней, насмешливо подняв брови. — Твой господин был бы намного больше благодарен тебе, если бы ты смог предотвратить или хотя бы умерить бедствие, обрушившееся на нас этим злосчастным вечером.

— Вы еще не забыли, как я вернул вкус тому прокисшему вину? — спросил Чалмерс.

— Кто может это позабыть?

— Возможно, мне удастся проделать то же самое и с этим испорченным мясом.

— Правда? — нахмурив брови, спросил Эней. — Но тление — это же часть назначенной богами последовательности, свершающейся после смерти. Разве можешь ты сделать это, не вызывая неудовольствия богов? Никакой пир не стоит такого наказания, как только что сказала Келайно.

— Вы правы, — ответил Чалмерс. Он поднял вверх палец, желая подчеркнуть назидательный характер того, что собирался сказать. — Естественное тление, как только что с величайшей проницательностью указал мой господин, является частью процесса умирания. Эти животные расстались с жизнью для нашей пользы всего несколько часов назад. Должны ли они были к этому моменту сгнить? Конечно же нет! — Из толпы послышалось одобрительное бормотание, означавшее согласие с его словами. — Нет, они пшют с неестественной быстротой из-за соприкосновения с нечистыми чудовищами. Мне кажется, я смогу восстановить их естественное состояние, не нарушая этим ни одного из предписаний богов.

— Ну что ж, твори тогда свои чудеса, — сказал Эней, — и ты заслужишь очередную благодарность своего господина.

— Ой, док, — обратился Ши к Чалмерсу, который спешно занялся подготовкой к свершению чуда. — Вы вправду надеетесь на то, что сможете это сделать? Ведь здесь произошел необратимый биологический процесс.

— Нет, Гарольд. Вы все время забываете о том, что мы находимся не на нашей Земле, где процесс тления вызывается воздействием бактерий. То, что эти самые гарпии сделали с мясом, имеет совершенно неестественный характер. В этом мире известны два вида тления, а может быть и больше чем два. Данный, ускоренный, чтобы не сказать мгновенный, процесс имеет магическую природу, которая очень легко поддается изменению.

— Легко? — переспросил Ши, удивленно подняв брови.

— Да, я уверен в этом. Прежде всего нам потребуется девственница.

— Док! Я в шоке! Они все тут одержимы беспрерывным угождением различным богам, но даже они пока еще не дошли до человеческих жертвоприношений. Уж не собираетесь ли вы предложить им принести в жертву девственницу только для того, чтобы намеченное ранее пиршество смогло состояться?

— Гарольд, я иногда сомневаюсь в вашем здравомыслии. Поймите, это всего лишь ответная магия. Вы ведь наверняка помните принцип, на котором она основывается?

— Шаманские куклы, верно?

— Это наиболее известный прием. Предметы, которые имеют в своей природе нечто общее, к примеру пропорции или внешний вид, характеризуются также и сходным воздействием магии. Поверьте мне, Гарольд, юная особа, услугами которой я собираюсь воспользоваться, ничуть не пострадает. Кроме того, нам потребуется местный заменитель оливкового масла однократного прессования и немного вина первого отжима.

И масло, и вино были найдены практически без проблем, а вот с девственницей дело оказалось сложнее. И не из-за малого их количества, а из-за того, что каждая мать, казалось, была убеждена в том, что именно ее дочь и должна быть той самой девственницей, на долю которой выпало свершить чудесное превращение. Ши сразу же исключил детей и недостигших половой зрелости девочек, поскольку это, как ему казалось, могло нарушить чистоту эксперимента. Девушка должна была быть в брачном возрасте. Выбор пал на милую четырнадцатилетнюю девушку с неописуемо прелестными глазами и черными, доходившими до талии волосами.

— Она должна была уже быть замужем, — с тоской в голосе сказала ее мать, — но злодей Диомед в куски изрубил юношу, с которым они были помолвлены.

Все собравшиеся посмотреть на чудо стояли, не проронив ни слова, а Чалмерс, взяв девушку за руку, подвел ее к одной из туш, которая все еще с шипением жарилась на вертеле, однако имела отталкивающий вид и издавала тошнотворный запах. Ши следовал за ними, держа наготове масло и вино. Чалмерс поднял лицо к небесам и затянул свое заклинание:

— О божественная Гигиея, дочь несравненного Эскулапа[32], также называемая Салюс, олицетворяющая здоровье! Посредством этих символов чистоты и непорочности я взываю к тебе с просьбой восстановить это, неестественным образом испорченное, мясо, сделав его годным к употреблению в пищу, а за это мы соорудим на этом месте жертвенник в твою честь и наш господин, благородный Эней, воссоздаст твой культ в далекой и полудикой Италии.

Он кивнул Ши, и тот в свою очередь церемонным жестом вылил немного масла на тушу, а затем проделал то же самое и с вином. Чалмерс, держа руку девушки в своей, протянул ее к туше.

— Теперь, радость моя, ты должна дотронуться до нее.

Девушка сморщила носик.

— Ооооохххх! Как это ужасно!

— Тем не менее это необходимо, и ты должна это сделать.

Через силу и с огромным напряжением воли девушка вытянула вперед руку и, быстро проведя пальцами по туше, отскочила назад. Маленькие коричневые отпечатки появились в тех местах, которых коснулись кончики ее пальцев; здоровый коричневатый цвет быстро распространился по всей поверхности туши, и менее чем за минуту все признаки разложения исчезли. Даже места, выеденные гарпиями, вновь предстали нетронутыми.

— Ааааааххххх! — пронеслось по толпе.

Повторяя этот ритуал, они переходили от туши к туше. Девушка поборола первоначальное отвращение и теперь с удовольствием принимала восторженное внимание, с которым толпа встречала ее действия. Ее мать буквально распирало от гордости. В течение нескольких минут все туши были приведены в надлежащее состояние, и смрад улетучился, как будто никакого разложения не было и в помине.

Кругом царило необычайное веселье, все поздравляли друг друга, и, казалось, никто не упустил случая дружески похлопать Ши и Чалмерса по спинам. Однако когда тебя по спине хлопают герои, это пробуждает в твоей душе не только гордость. Прерванное пиршество возобновилось.

Ощущая приятную тяжесть в желудке, Гарольд отправился на прогулку вдоль берега. Ночное небо украшала полная луна. Несколько нереид[33] плескались на мелководье и, приложив к губам раковины, выводили необычные мелодии. Вдруг Ши заметил чью-то грузную фигуру, сидевшую на камне, и замер на месте, удивленно ухватив себя за подбородок. Встреченным им человеком был Эней. Герой, казалось, впал в непривычное для него состояние глубокой меланхолии.

— Все ли в порядке, мой господин? — обратился к Энею Ши.

Эней, оглянувшись на голос, узнал его.

— О, это ты, друг Ши. Не знаю, как отблагодарить тебя за это ночное пиршество. Да и лично меня, предводителя всего нашего предприятия, ты также поддержал.

— Я уверен, что доверие к вам тех, кто следует за вами, непоколебимо, мой господин!

— Хотелось бы, чтобы это было именно так, — с глубоким вздохом отвечал Эней. — Но ведь жизнь героев протекала неспокойно и в более хорошие времена. Любой может заставить уважать себя, пока к нему благосклонны боги, но если фортуна переменится и смертные это заметят, среди них сразу возникают сомнения. Даже сейчас они постоянно брюзжат от недовольства, и каждый считает, что он более достойный предводитель, чем я. Почему боги отвернулись от меня, Гарольд Ши? Почему они ведут меня этим изнурительным путем, вместо того чтобы ясно и просто сказать обо всем?

Тревожно было видеть предводителя и выдающегося героя сомневающимся в себе. Уж это явно было не по Гомеру. Ши стал подыскивать слова, которыми можно было бы утешить Энея. Но что могло воодушевить такого человека в минуту душевной смуты? Вдруг совершенно случайно Ши пришло в голову единственно правильное решение. Он положил руку на плечо героя, защищенное бронзовым панцирем.

— Господин Эней, — сказал Ши, — мужчина должен делать то, что следует делать мужчине.

Эней медленно повернул голову и посмотрел Ши прямо в глаза. Даже сидя он вынужден был смотреть слегка вниз.

— Мужчина должен делать… да, мне это нравится. Самому Приаму никогда не доводилось выразиться мудрее. — Он поднялся с камня. — Ты оказал мне еще одну важную услугу, Гарольд Ши, и я об этом не забуду. — Он зашагал назад к лагерю, шепча про себя: — Мужчина должен делать то, что следует делать мужчине. Мужчина должен…

4

Шторм бушевал, не утихая, несколько дней кряду. Поначалу Ши и Чалмерс пребывали в постоянном страхе, что их утлое суденышко пойдет ко дну, но затем бесконечные приступы мучительной морской болезни сделали их безразличными ко всему. Путешествию, казалось, не будет конца, и к Флоримель они не приблизились ни на миллиметр с того времени, как оказались в мире «Энеиды».

Отплыв от острова гарпий, они прошли мимо архипелага, острова которого были населены ахейцами, даже не осмелившись приблизиться к ним. Проплывая мимо Итаки, родного острова ненавидимого ими Улисса, они презрительно кривлялись и затыкали пальцами носы, но держались от острова на почтительном расстоянии. В одной стране они встретились с группой беженцев из Трои. Казалось необычным, что столь многим удалось выбраться из города, несмотря на устроенную резню. Чалмерс объяснял, что это произошло вследствие эллинской прихоти связывать происхождение каждого царства или города с именем какого-то определенного героя Гомера. Греция и восточное побережье Средиземного моря считались территорией ахейцев, поэтому троянские изгнанники должны были селиться в западной части побережья.

На Сицилии они наблюдали целое племя циклопов во главе с самим Полифемом, который недавно был ослеплен. В Дрепауме они кремировали и похоронили Анхиза, сопровождая обряды кремации и похорон скорбным плачем и жертвоприношениями. Оказалось, что старику было не суждено увидеть новый город, заложенный его сыном.

Под конец, когда шторм ослабел, в поле зрения странников обнаружилось только шесть кораблей. Один корабль пошел ко дну у них на глазах, а остальные, как все надеялись, уцелели, просто были унесены далеко в море, И вот наконец они пристали к берегу. Не будучи уверены в своем местоположении, они предполагали, что это берег Ливии.

Высадившись на берег, троянцы кормой вперед вытащили на песок корабли. Все их имущество промокло, поэтому они вынули все, в том числе и личные вещи, из трюмов и разложили на просушку, после чего в изнеможении свалились рядом.

— Ахат, — закричал Эней, — прошу тебя, разожги костер. Мы должны позаботиться о жертвоприношении.

— Ты и ты, — сказал Ахат, показывая пальцем на Ши и Чалмерса, — пойдите поищите веток и сучьев для костра.

Когда они вернулись, неся охапки веток и сухой травы, то услышали, как он бормочет, обращаясь к самому себе:

— Добудь огня, Ахат… Я ведь гожусь на все. Как будто нельзя приказать сделать это любому рабу… но нет, а для чего же тогда добрый старина Ахат, пусть он разожжет костер… И все лишь потому, что его мать богиня… — и дальше в том же духе. А причина его недовольства и злобного бурчания заключалось в том, что Ахат неловко ударил сталью по кремню, чтобы высечь огонь (очередное подмеченное Чалмерсом преимущество эпохи Вергилия перед эпохой Гомера, поскольку, ударяя по кремню бронзой, огня не высечь). Разложив ветки, Ахат разжег костер быстрее, чем сделали бы это американцы с помощью зажигалки фирмы «Зиппо».

— Ахат! — закричал Эней.

— Да что, черт возьми, ему сейчас от меня нужно? — забубнил недовольный Ахат, однако громким голосом отозвался: — Да, мой господин!

— Принеси мои лук и стрелы. Нам надо раздобыть хоть какой-то еды, пока наши люди не умерли с голоду. И пошли кого-нибудь за жертвенными животными. Нам нужны два козла, белый и черный.

— Сейчас, мой господин. — На лице Ахата появилась улыбка. — Это уже что-то. Дорогой правитель Эней захотел немного поохотиться со своим любимым спутником Ахатом. Смотри, дорогая моя, он ведь не позвал с собой никого другого, верно ведь?

— Да, дорогой, я сразу обратила на это внимание, — ответила Гармония, уже погрузившаяся в свое подмокшее рукоделие.

— Эй, вы двое! — Ахат снова нацелил указательный палец на Ши и Чалмерса. — Вы, по-моему, залежались! Отправляйтесь и добудьте двух козлов, белого и черного.

— Козлов? — спросил Ши, сразу же почувствовав жалость к этим несчастным животным.

— Да, именно козлов. Вы знаете, что такое козлы, или не знаете? Покрытые шерстью. Дурно пахнущие. Блеющие. Вы поняли, что вам надо добыть двух таких? Одного — белого, другого — черного. Это что, трудно? Я спрашиваю, ЭТО ЧТО, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ТРУДНО? — Ахат вошел в такой раж, что от его крика с ближайшей скалы посыпались мелкие камушки.

— Понятно, господин, — поспешно ответил Ши.

— И где же мы, интересно, найдем двух козлов, белого и черного? — спросил Ши, когда оба господина отправились на охоту.

— Я полагаю, что нам следует для начала поискать среди холмов, — уныло ответил Чалмерс. — Мне кажется, дикие козлы обитают повсюду. Возможно, мне удастся сделать какую-либо магическую приманку для них.

— Слушайте, сидите оба на месте и не ходите никуда, — спокойно сказала Гармония. — Расслабьтесь немного. Осмотритесь вокруг. Это же обитаемая земля. Вы что, не видите поля и виноградники? Рано или поздно какой-либо пастух прогонит мимо нас козье стадо, и вы просто купите у него двух животных. За полчаши вина вы получите пару козлов того окраса, какого пожелаете, да еще не менее двух фунтов козьего сыра в придачу.

— В высшей степени разумное предложение, — сказал Чалмерс и в изнеможении сел на песок, подобрав под себя скрещенные ноги. Ши уселся рядом с ним.

— А сейчас, мой дорогой господин Чалмерс, скажите же мне, чем вы так расстроены. Ведь все могло быть намного хуже, окажись вы, к примеру, на одном из затонувших или пропавших кораблей, или попади мы на берег, населенный враждебными племенами либо чудовищами. Так что, если вдуматься, дела обстоят не так уж плохо.

— Согласен, — ответил Чалмерс, — но мы так долго заняты поисками Флоримель и до сих пор не напали на ее след.

— Флоримель? — переспросила Гармония. — Это что, женщина?

— Да, причем самая прекрасная женщина на свете — пылко пояснил Чалмерс.

— Знаете, не очень умно отдавать свое сердце, причем столь безраздельно, одной женщине. Ведь именно так поступил несчастный Парис, и смотрите, чем это обернулось для Трои!

— Да, но Флоримель — моя жена, — возразил Чалмерс.

— А, ну это меняет дело. Очень похвально, что вы волнуетесь из-за своей жены. А как вас угораздило разлучиться с ней? Уж не похитили ли ее ахейские пираты?

— Не совсем так, — ответил Чалмерс.

— Ну и не впадайте в отчаяние. Я уверена, что вы найдете ее. Мы все время встречаем старых друзей из Трои, а поэтому не вижу причины, почему бы вам также не встретить и свою жену.

Пару часов они провели, возвращая вкус вину, в которое проникла морская вода, сделавшая его соленым и кислым, а когда эта работа подошла к концу, настроение Чалмерса улучшилось и он снова повеселел.

— Хорошо выглядите, док, — сказал Ши.

— Мне думается, Гармония права. В этих эпических повествованиях всегда полно совпадений, и люди постоянно встречают друг друга в совершенно неожиданных местах после длительной разлуки. Мы можем попросту оказаться под воздействием странной логики построения античных преданий.

Раздался трубный звук горна, тогда они встали и направились посмотреть, что вернувшиеся с промысла охотники принесли на обед. Ахат тащил трех убитых оленей, а Эней — четырех: по одному животному на каждый корабль. Они бросили добычу на песок, чтобы рабы освежевали туши, сняли с них шкуры и приготовили еду. Затем они направились к кораблю, нагруженному вином.

— Выше голову, док, — сказал Ши. — К нам приближается босс.

— Друзья мои, — приветствовал их Эней, — во время охоты с нами произошло довольно странное приключение. — Эней не выглядел запыхавшимся, хотя только что притащил на себе полтонны оленьего мяса.

— Странные приключения — это удел многих героев, — подметил Чалмерс.

— Это так, — согласился Эней. — Во время охоты мы встретились с моей матерью.

— С богиней Венерой? — спросил пораженный Чалмерс.

— Именно. Она явилась нам в облике охотницы, с луком и в высоких ботинках на шнурках. Она поведала нам о том, что эта земля принадлежит новому городу, называемому Карфагеном. Правит им дочь царя Тира, которую зовут Дидона.

— Дидона, — презрительно засопел Ахат. — Что это за имя такое? Дидона? Оно напоминает те самые дешевые штучки, которые навязывают нам эти гнусные финикийские купцы!

— Ахат, успокойся, — попросил его Эней.

— Извините, мой господин.

— И все-таки, друг Чалмерс, я хочу увидеть этот город, а возможно, взглянуть и на царицу, но мне бы хотелось оставаться при этом невидимым, у тебя есть заклинание, чтобы сделать это?

— Хмммммммм, — в раздумии промычал Чалмерс. — Я никогда не пытался создавать невидимость в этом мире. Ведь, как бы это сказать, техника этого магического явления пришла с Востока. Тем не менее, если вы позволите мне в течение некоторого времени поразмышлять над данной проблемой, я уверен, что смогу каким-то образом посодействовать вам!

— Отлично. Устроим пиршество, поедим оленины, а затем я призову вас вновь. — Он повернулся и пошел взглянуть на алтарь, сложенный его рабами. Как только Эней ушел, Ахат злобно уставил на них свои глаза-бусинки.

— Ну, и где же козлы?

— Да вот же они, дорогой, — раздался сладко-бодрый голос Гармонии. — Группа людей из местных деревень приходила на берег, чтобы поторговать с прибывшими на кораблях. — Из специально сооруженного рынка появилась Гармония, ведя двух козлов: одного белого, другого черного. — Смотри, какая великолепная парочка прекрасных козлов, готовых к употреблению, словно вызревший сыр. — Она подала мужу концы веревок, на которых привела животных. — Теперь, любовь моя, беги и вручи их нашему господину Энею. Он наверняка уже приготовил свой нож.

— Ну ладно, — сухо сказал Ахат. — Что ж, если ты хочешь выполнять работу за этих неотесанных мужланов, пожалуйста, но потом не вздумай обращаться ко мне с жалобами на них. — Он гордой походкой пошел прочь, таща за собой двух упиравшихся козлов.

— А вы и вправду сможете сделать это, док? Обеспечить невидимость — ведь это весьма утонченная процедура.

— Полагаю, что смогу. Невидимость неоднократно случалась в греческой мифологии, такой возможностью, к примеру, обладал шлем Меркурия. Гармония, нет ли у вас случайно зеркала, расстаться с которым вам было бы не жаль? Подойдет и самое дешевое зеркало, но без него мне не обойтись.

— Конечно же есть. — Гармония открыла один из своих ящиков, вытряхнула его содержимое и стала тщательно осматривать. — Ага! — Она держала в руках плоский бронзовый диск с деревянной ручкой. — Это зеркало потускнело, но я могу отполировать его.

— Отлично! — воскликнул Чалмерс. — Я боюсь, что должен буду немного его попортить, но и после этого оно может быть восстановлено.

— Дорогой мой, не переживайте. Мой милый Ахат добудет мне по-настоящему хорошее зеркало, когда в следующий раз совершит набег на какую-либо деревню.

Послеполуденное время было посвящено поеданию жареного оленьего мяса, которое запивалось разбавленным вином. Затем все растянулись в блаженных позах, и наступила долгожданная сиеста[34]. Около трех часов пополудни, хотя вряд ли уже было три часа, Ши и Чалмерса разбудил сын Энея.

— Мой отец хочет знать, подготовили ли вы уже ваше заклинание, — спросил мальчик.

— Да, подготовил. Скажи своему отцу, Асканий, что мы сейчас придем к нему.

— Мой отец говорит, что меня надо теперь назвать Юлом, — объявил ребенок и побежал назад к отцу, который надевал на себя свой самый лучший панцирь.

— Почему Эней поменял имя своего сына? — спросил Ши.

— Замена имен случалась довольно часто в ознаменование каких-либо особо важных событий, таких, к примеру, как основание нового города. Но реальная причина здесь в том, что Вергилий создавал сочинение пропагандистского характера для своего покровителя Августа.

— Пропагандистского характера?

— Ну да. После гражданской войны всем хотелось стабильного, устойчивого правления. Август, урожденный Гай Оставий, ведет свое происхождение от приемного отца — Юлия Цезаря. Юлианское семейство ведет начало от своего предка Юла, сына Энея, а стало быть, и от богини Венеры. В Трое мальчика звали Асканием. В Италии он стал, а вернее сказать, станет Юлом. — Лицо Чалмерса озарилось внутренним светом, и на нем появилось выражение, какое можно наблюдать на лицах европейских просветителей прошлых веков. — Да, именно так все и получилось!

— Что именно? — спросил Ши.

— Помните, я сказал, что Эней на кого-то похож? Теперь я вспомнил на кого. Он просто копия скульптурных портретов Юлия Цезаря!

— О чем вы тут бормочете? — спросила Гармония.

— Да просто разговор двух чародеев, — успокоил ее Ши. — Пошли, док. Не надо испытывать терпение босса. — Они торопливо направились к тому месту, где стояли Эней с Ахатом.

— Мой господин, — обратился к Энею Чалмерс, — дайте мне день, от силы два, и моя магия сработает; я наверняка смогу придумать более действенное заклинание. И к тому же, мы с моим товарищем должны сопровождать вас, чтобы заклинание продолжало действовать.

— Я не ожидал от вас такой самоотверженности и такой преданности, — ответил растроганный Эней.

— Ну и педрида! — пробурчал Ахат.

— О чем это ты, Ахат?

— Я сказал: «Как прекрасно все складывается!», мой господин.

— Ну и отлично. Чалмерс, принимайся за свою магию.

Чалмерс обеими руками взял тонкий диск из бронзы, поверхность которого уже была отполирована до блеска.

— О, Гелиос[35], чьи лучи освещают мир лучами света несравненной красоты и величия, услышь сейчас мою мольбу. Как только согну я это отражающее свет зеркало, молю тебя, изогни лучи излучаемого тобой света так, чтобы они обходили нас четверых, проходили мимо нас и, таким образом, никогда не попадали бы в глаза тех, кто смотрит в нашу сторону.

Медленно, не торопясь он сжимал зеркало, пока оно не согнулось вдвое и не стало полукруглым. После этого он взял зеркало за ручку; оно еще некоторое время излучало какой-то мерцающий свет; потом его поверхность стала густо-матовой, неспособной ни отражать, ни поглощать свет.

— Готово, мой господин! — произнес Чалмерс.

— Что, ты уже закончил? — спросил Эней. — Я не чувствую разницы и абсолютно ясно вижу вас троих.

— Да, но нас-то четверо, — пояснил Чалмерс, — те, кто находится внутри радиуса, ограничивающего область действия моего заклинания, абсолютно невидимы для тех, кто находится за его пределами.

— Тогда пошли посмотрим, что там делается в Карфагене, — приказал Эней.

Их поход был непродолжительным. Они миновали узкую полосу полей, прошли по перелеску и поднялись на невысокое скальное плоскогорье, стоя на котором, они могли беспрепятственно видеть все, что происходило внизу. А там полным ходом шло строительство великого города. Городская стена достигла уже высоты человеческого роста, укрепленные на ней сторожевые башни возвышались над землей футов на двадцать, а из каменоломни все прибывали и прибывали повозки со свежевыпиленными блоками. Стена вместе со сторожевыми башнями росла буквально на глазах. Дома и храмы были уже подведены под крыши; сейчас основная работа кипела там, где многочисленные землекопы закладывали фундамент полукруглой формы, на котором вскоре должен был быть возведен театр. Повсюду вокруг нового города виднелись распаханные поля и молодые, недавно разбитые виноградники, а слаженный труд его обитателей невольно приводил на ум неустанную совместную работу пчелиной семьи.

— Вот как надо строить город! — произнес Эней с нескрываемым восхищением.

— Но никогда ему не сравниться с милым моему сердцу Илионом, — произнес Ахат, смахнув ностальгическую слезу.

Они спустились с плоскогорья и пошли по обработанной земле. Повсюду жители сажали сады, возделывали поля, но никто из них не видел проходивших мимо чужаков. Лишь собаки нюхали воздух и смущенно лаяли.

Пройдя через широкие ворота, они вступили в город, где лязг резцов по камню и удары молотков, забивавших гвозди, доносились отовсюду. Огромные, запряженные быками повозки, грохоча и скрипя несмазанными колесами, подвозили строительные материалы или увозили прочь землю из вырытых котлованов. В центре города зеленела недавно посаженная роща, в глубине которой стоял высокий храм, имевший более законченный вид, чем остальные постройки. Тяжелые двери храма были сделаны из бронзы, и, войдя в них, пришельцы очутились в просторном помещении, где любое, даже шепотом произнесенное слово отдавалось гулким эхом.

Интерьеры храма были украшены выдержанными в реалистичных тонах резными барельефами, большая часть которых изображала батальные сцены.

— Клянусь Юпитером! — воскликнул Эней. — Это же Троянская война!

— Слухами земля полнится, — прокомментировал увиденное Ши. В соответствии со сжатыми временными рамками эпического повествования вся история осады Трои начиналась на барельефах с суда Париса, приведшего к похищению Елены; были изображены все битвы, которые за этим последовали, включая и кульминационный момент войны — внесения в город деревянного коня.

— Смотрите, вот же я! — воскликнул Эней. — Я стою в боевой стойке против Ахилла. Я был почти готов метнуть в него камень, когда могучий Посейдон уволок меня с поля битвы.

— Как раз в тот момент, когда вы готовы были с ним покончить, — сказал Ахат.

— Да, к сожалению, это так. У старика, однако, были добрые намерения.

Они продолжали ходить по храму, восхищаясь украшениями, как это делают туристы, пришедшие на экскурсию в музей.

— Что-то я нигде больше себя не вижу, — разочарованно произнес Эней.

Снаружи донеслись звуки музыки. Невидимые музыканты играли на арфах, флейтах и цитрах; отбивая такт, мягко грохотали тамбурины. Ши высунулся в дверь и увидел процессию в ярких одеждах, двигавшуюся церемониальным маршем через рощу по широкой аллее в сторону храма.

— К нам скоро пожалует большая компания, господин мой, — объявил Ши. Эней тоже подошел к двери и стоявшему около нее Ши.

— Я думаю, сюда идет царица, а с ней — и весь двор, — сказал Эней. — Возможно, она хочет присутствовать на жертвоприношении, а может быть, просто решила вершить здесь суд, поскольку этот пышный храм соответствует царскому величию.

— К тому же он уже подведен под крышу. — Добавил Ши.

— Давайте отойдем в тот угол, — сказал Эней, — понаблюдаем, будучи незримыми, за царицей и определим, так же ли она умна, как и красива.

Ши еще не представил себе, какой может быть Дидона, но у Энея, казалось, не было никаких сомнений в том, что ей следует быть красивой. В эпоху героев царицы всегда были красивыми.

Музыканты первыми поднялись по ступеням и вошли в храм. Это были особого вида молодые люди, юноши и девушки, присутствие которых всегда оживляет подобного рода мероприятия и вносит в них веселье. Среди музыкантов никогда не встречаются люди средних лет, да еще и с брюшком. За ними вошли девушки, разбрасывавшие лепестки цветов. Затем в храм вступила царица в сопровождении двора. Она была почти одного роста с Энеем и излучала такое царственное величие, которое делало корону и другие символы царской власти излишними. Ее волосы были черны, как небо в безлунную ночь, а ее прелестное лицо было слегка смуглым. «Вот так, должно быть, — подумал Ши, — Вергилий изображал представителей тирианской правящей семьи». Позади царицы шествовал ее двор: по преимуществу это были темнокожие мужчины и женщины, одетые на восточный манер. Чалмерс открыл рот и сжал руку Ши.

— Да, она красавица, тут уж не поспоришь, — пробормотал Ши.

— Смотрите! — еле сдерживая волнение, прошептал Чалмерс и указал пальцем в направлении свиты царицы. Среди красивых фрейлин с печальными лицами выделялась тоненькая изящная брюнетка исключительной красоты, но миниатюрного сложения в сравнении с Красавицами героической эпохи.

— Флоримель, — произнес Ши.

— Тише! — зашикал Ахат.

— Но это же моя жена! — не унимался Чалмерс.

— Царица? — спросил Эней.

— Нет, бледнолицая фрейлина!

— Ффффуууу!

Некоторые придворные оглядывались по сторонам, пытаясь понять, откуда доносятся до них эти странные звуки. Рабы внесли переносной помост, поставили его посреди храма, а на него установили резной трон. Помост был покрыт огромным пурпурным покрывалом, украшенным золотым шитьем. Трон устилали рысьи и леопардовые шкуры. Дидона взошла на помост и села на трон, вокруг которого, согласно рангу и статусу, заняли места советники и придворные, а позади трона расположились фрейлины. Управляющий двором вышел вперед и провозгласил:

— Наиславнейшая, наипрекраснейшая и самая рассудительная и справедливая царица Карфагена Дидона вершит суд! Всем, у кого есть повод предстать перед царицей, дозволяется войти и быть выслушанным! — Он объявил об этом еще три раза.

Прежде чем кто-либо из просителей приблизился к трону царицы, Дидона развернула и быстро пробежала глазами свиток, на котором были расписаны все ее дела, назначенные на следующий день, связанные как со строительством, так и с сельским хозяйством; перечень дел был весьма обширным и содержал даже такие пункты, как наблюдение за замешиванием строительного раствора и контроль за вечерней уборкой мусора.

— Она ведь даже не пользуется записями, — сказал Ши. Чалмерс был слишком взволнован, чтобы заметить это.

Следующим пунктом был раздел собственности между знатью и вольными людьми; после этого она произвела военные назначения и утвердила расписание ратных занятий. Затем начался прием просителей. Первым, кто предстал перед царицей, был мужчина в дорогих одеждах и с напыщенными манерами. На его пальцах и запястьях сверкало золото и драгоценные камни.

— Наиславнейшая царица Дидона, — начал свою речь мужчина. — Я снова обращаюсь к вам с той же самой настоятельной просьбой моего высокородного господина царя Ярба, того самого прекрасного вождя племени, который был так поражен вашей красотой и величием, что его доброе сердце подсказало ему расстаться с частью своей земли, на которой сейчас во славу вашу поднимается создаваемый вами город. — С этими словами он низко поклонился царице.

— Уважение, которое я испытываю к царю Ярбу, — ответила Дидона, — столь безгранично, что даже бессмертные боги ничем не смогут ограничить его. Однако я подробно обсуждала эту проблему с моими авгурами[36], и они уверили меня в том, что время моего замужества еще не настало. Прошу тебя заверить твоего высокородного господина и моего друга, славного царя Ярба: когда я пойму, что время моей свадьбы пришло, его предложение будет в числе первых, которые я рассмотрю самым серьезным образом.

— Доброта вашего величества безгранична, — произнес посол, кланяясь и одаряя царицу самой лучезарной улыбкой, на какую только был способен. Не переставая кланяться, он попятился к выходу из храма.

— Я уж скорее предпочту оказаться в объятиях прокаженного, чем разделить ложе с этим старым козлом! — сказала Дидона. Придворные весело и от души засмеялись. — Кто следующий? — Вперед вышел один из чиновников.

— Ваше величество, у нас возникла небольшая проблема. Несколько кораблей с экипажами затерялись в море, отбившись от основной флотилии; теперь они пристали к нашему берегу. Мы пытались отправить их обратно, но они сбились в плотную группу и держатся, дрейфуя, вблизи наших берегов. Будь они морскими разбойниками, мы бы просто перебили их, но они уверяют, что ищут место, где бы могли остаться жить, поскольку, как они клянутся, их родной город был разрушен.

— Так они беженцы? — сердито спросила Дидона. — Я только что создала свое царство на голой земле, и что же, мне теперь надо еще давать и приют беженцам? Они думают, что у меня хватит земли на всех? А где они думают найти работу? — Она несколько мгновений гневно смотрела на лица окружавших ее людей, но никто не проронил ни слова. Тогда она спросила: — Откуда они прибыли?

— Из Трои, — ответил чиновник.

Дидона хлопнула себя рукой по лбу.

— Невероятно! Здорово! К моему берегу не только прибиваются беженцы, но и самые невероятные чудеса на всем Средиземноморье сейчас происходят здесь, у моего порога. Если я теперь прогоню их прочь, любой скажет, что бессердечная Дидона проявила жестокость к несчастным бездомным троянцам! — Она снова повела взглядом по лицам придворных. — Ладно, давайте лучше посмотрим на них.

Ряды придворных расступились, и большая группа оборванных, грязных людей, мужчин и женщин, вошла в храм. Они явно провели долгое время без пищи, но, несмотря на это, держались с достоинством.

Впереди выступали несколько мужчин, которых безошибочно можно было отнести к разряду героев.

— Антей! — прошептал Ахат. — И Сергест!

— И Клоант, и храбрый Илионес! — сказал Эней. — Наши пропавшие корабли спаслись!

Сердце Дидоны, казалось, оттаяло при виде столь доблестных скитальцев и женщин, которые держали на руках или вели за руку большеглазых детишек.

— Говорите, троянцы, — промолвила Дидона.

Один из мужчин вышел вперед.

— Царица, мое имя — Илионес. Несравненный город Приама пал из-за хитрости и вероломства коварного Улисса, и мы плывем по безбрежным владениям Посейдона в поисках нового дома, обещанного нам богами. Нашим предводителем был благородный Эней, но во время страшного шторма мы потеряли его. Мы теперь не знаем, живет ли он и все те, кто был с ним, на земле или под землей в царстве теней. Мы просим твоей милости, царица Дидона. Если нам не будет дозволено жить здесь, я прошу тебя, не принуждай нас незамедлительно покинуть твою страну. Позволь нам отремонтировать и привести в порядок корабли. Снабди нас запасом провизии, достаточным для поддержания жизни в телах наших, для того чтобы мы могли плыть в Италию и разыскать там благородного Энея. Если же его нет в живых, то, возможно, Асест, царь Сицилии, в жилах которого также течет троянская кровь, примет нас под свое покровительство.

Дидона вздохнула:

— Не бойтесь, троянцы. Не такое у меня сердце, чтобы прогонять прочь людей храбрых и находящихся в беде. Если вы захотите продолжить свое путешествие, я прикажу снабдить вас всем необходимым. Если же вы предпочтете остаться здесь, земли хватит и для вас. — Весь двор разразился бурными аплодисментами в честь великодушия царицы.

— Именно это мне и хотелось услышать! — объявил Эней. — Чалмерс, сделай нас снова видимыми!

Чалмерс, ухватив обеими руками края зеркала, медленно распрямил его. Как только он сделал это, поверхность зеркала стала проясняться и опять отражать окружающие предметы, хотя в середине еще сохранялась рябая полоса — след недавнего изгиба. Внушительная фигура Энея двинулась вперед, за ним неотступно следовал Ахат. Возвышаясь над толпой, он прошел сквозь нее, как военный корабль проходит через строй вражеских судов.

Дидона сразу же обратила внимание на возникшее в храме волнение.

— В чем дело? — И тут она увидела приближавшегося к ней мужчину. — Ооо, кто это? — Она подняла руки и пригладила волосы на затылке.

— Эй, да это же Эней! — закричал Антей.

— Да, царица Дидона, это правда. Я — Эней, сын Анхиза, покойного правителя славной Трои. Боги, заботящиеся о сыне Венеры, направили меня сюда, к берегам земли обожаемой и великодушной царицы Карфагена.

— Тебе, должно быть, пришлось пройти через многие испытания, — вздохнула Дидона. Она улыбнулась, ее глаза блеснули, и она, опустив ладонь на широкое сиденье подле себя, сказала: — Сядь рядом со мной и расскажи мне все о своих приключениях.

Чалмерс бросился к фрейлинам двора, сбившимся в кучку, как стадо гусынь. Ши не отставал от него ни на шаг. Чалмерс и Флоримель шумно обнимались под презрительными взглядами фрейлин.

— Ничего страшного: они в законном браке, — успокаивал их Ши. — Расстались надолго; случилось множество приключений, от которых волосы встают дыбом, перед тем как они встретились вновь. Вот такие дела!

— Вы из числа людей господина Энея? — спросила одна из фрейлин.

— Мы следуем вместе с ним от самой Трои, — ответил Гарольд.

— Ну и красавчик же он! — экспансивно произнесла дама.

— А я так воспринимаю мужчину, только когда он в доспехах, — вступила в разговор другая фрейлина. — В бронзе есть что-то такое, что приводит меня в трепет.

— А он женат? — спросила третья фрейлина.

— Он вдовец, — обнадежил их Ши.

— Это неплохо! — в один голос воскликнули дамы. Видимо, здесь наблюдался дефицит женихов с богатыми родословными и хорошими физическими данными. Чалмерс и Флоримель все еще пребывали в объятиях друг друга.

— Так ведь и ваша царица тоже не замужем? — спросил Ши.

— Она была замужем. Ее супругом был Акербас, — сообщила дама, неравнодушная к бронзе, — но ее брат, Пигмалион, убил Акербаса, поэтому ей и пришлось бежать. Сначала мы направились на Кипр, а затем прибыли сюда, в Ливию.

В голове Ши начало складываться представление о том, что представлял собой мир Средиземноморья в древнюю эпоху, когда бесконечные малые войны вызывали массовую миграцию ремесленников и землепашцев, когда каждый был готов убить другого и все стремились найти для себя подходящую землю.

— А каким образом госпожа Флоримель оказалась среди вас? — спросил Ши.

— Мы только-только приступили к возведению города, — начала первая дама. — Царица Дидона собиралась освятить его границы. Она перво-наперво перерезала горло быку и обратилась к Минерве, чтобы богиня подала знак, выражавший ее волю, и тут прямо из воздуха возникла Флоримель и шлепнулась в лужу крови. Вы бы видели при этом выражение ее лица! Ну а ее величество сочла это наилучшим предзнаменованием. Флоримель настолько сообразительна, настолько стройна и прелестна, что сделалась любимицей Дидоны.

Ши тронул Чалмерса за плечо.

— Хмм, док? Док? — Все было бесполезно, и Ши пришлось оставить свои намерения. — Нечего и пытаться разомкнуть объятия этой пары даже при помощи гандшпуга[37].

Он бродил по храму до тех пор, пока Дидона не объявила о том, что официальное празднество с участием всего двора должно быть подготовлено к вечеру. Опираясь на крепкую руку Энея, она провела их по обширному дворцовому комплексу, где по ее указанию были выделены покои всем высокородным скитальцам. Ахату, который не переставал стенать и злобно ворчать, поручили доставить с кораблей всех знатных троянцев, а остальным беженцам было послано на суда обильное угощение.

Пиршество получилось щедрое и изысканное; Дидона льнула к Энею, словно он был намазан клеем. Она кормила его лакомствами из собственных рук. Чалмерс и Флоримель разомкнули наконец свои объятия, и Ши смог узнать еще кое-что из ее приключений.

— Все мои беды проистекают лишь из моих дурацких фантазий, — сказала она Ши, — но мое глупое тщеславие позволяет мне думать, что я внесла определенную лепту в магические выкладки моего дорогого и любимого Рида, и сейчас надеюсь кое-чем доказать обретенное мной умение. Представьте себе мой ужас, когда я обнаружила, что попала в неизвестный мир, а затем очутилась в другом подобном мире. В общем, скитания мои по мирам закончились тем, что я оказалась здесь, сидящей в луже бычьей крови в окружении… — Флоримель пространным жестом указала на собравшихся вокруг нее.

— Для них это, должно быть, был шок, — предположил Ши.

— Тем не менее мне необычайно повезло, что я приземлилась именно здесь, поскольку царица Дидона проявила несказанное великодушие. Она наиболее способная и деятельная из всех цариц, и если чего не хватает ее стране, так это героев. Герой отчасти подобен царю или королю, но церемонии посвящения в герои пока не придумали. Когда люди говорили о Троянской войне, я понимала, что мои знания об этом мире никого здесь не интересуют; разве есть такие, кто никогда не слышал ничего ни о Трое, ни о храбром Гекторе, ни о разгневанном Ахилле? Но вскоре я поняла, что это всего лишь один из многих миров, поскольку все знали имя Троила, сына Приама, но никто не слыхал о его возлюбленной Крессиде.

— Да, она была средневековым созданием[38], — сказал Чалмерс, — хорошо известным в эпоху «Неистового Орландо»[39].

— Ну ладно, все это очень интересно, — прервал его Ши, — но теперь, когда мы воссоединились, не пора ли нам отправиться домой? Пиршество действительно великолепное, но мне хочется настоящего салата, шотландского виски с содовой, горячей помадки со сливочным мороженым, а главное, о чем я тоскую, так это о моей любимой Бельфебе. Учтите, я перечислял все это в произвольном порядке, безотносительно к степени желания. И как прикажете объяснить ей, почему я настолько задержался?

— Если вы расскажете ей обо всем, что с нами случилось после того, как мы покинули наш мир, — посоветовал Чалмерс, — и до того момента, когда мы в него вернемся, она сразу же позабудет о причине, заставившей ее разозлиться на вас.

— Я тоже сгораю от нетерпения увидеть ее, — сказала Флоримель, — ну и, конечно, вернуться в мир, в котором хотя и скучно, и полно неприятных запахов, но нет дикости и неопределенности, свойственных этому миру, вернуться в мир, где животных забивают Щадящим способом, и не на глазах у всех, и не в каком угодно месте в тот момент, когда людям захочется расположить к себе своих языческих богов. — Она посмотрела добрым взглядом на тот край стола, где Дидона не сводила нежных глаз с Энея. — И моей госпоже Дидоне предстоит скорая свадьба с господином Энеем, и они счастливо заживут здесь, создавая династию, которая будет править Карфагеном.

Чалмерс в замешательстве уставился на нее.

— Но… видишь ли, моя дорогая, этого не должно произойти.

— А почему нет? Кажется, судьбу этих двух людей, которые так замечательно подходят друг другу, предсказывают сами звезды.

— Боюсь, — мягко убеждал ее Чалмерс, — что в соответствии с традицией, существующей в классической мифологии, отношение героев к женщинам весьма далеко от возвышенного. Тесей и Ариадна, Ясон и Медея — такой тип отношений, какие были между этими парами, является типичным. Как это ни печально, отношения Энея и Дидоны сложатся по той же модели.

Взгляд Флоримель, обращенный к Чалмерсу, был преисполнен глубочайшей тревоги.

— Умоляю, скажи же, что будет с ними?

— Они счастливо проживут здесь некоторое время, но Энею предначертано судьбой стать основателем Рима. Его спутники вынудят его покинуть Дидону и отправиться в Италию. Естественно, события произойдут после вмешательства богов; в общем, он покинет ее.

Взгляд Флоримель сделался сердитым, и она предложила свой вариант развития событий:

— И поплачет она немного, а затем, осушив слезы, успокоит себя тем, что Эней не был бы для нее подходящим супругом, и найдет другого, более достойного, да?

— Нет, нет… — Чалмерс начал заикаться, не в силах смотреть ей в глаза. — В действительности она пронзит себя кинжалом и медленно умрет от грудного кровотечения.

— Проклятие! Я и забыл об этом, — промолвил Ши.

— Не бывать этому! — закричала Флоримель. — Она была так добра ко мне. Я не допущу, чтобы она так страдала!

— Послушай, ведь Рид здесь ни при чем, — сказал Ши. — Это замысел Вергилия.

— Мне все равно, — отрезала Флоримель. — Если есть мир, в котором Троил существует вместе со своей Крессидой, и есть другой мир, в котором он существует без нее, стало быть, может быть и такой мир, в котором царица Дидона не лишает себя жизни из-за бродяги с лицом и фигурой бога и мозгами навозного жука.

— А вы знаете, док, — сказал Ши, придав лицу академическое выражение, — это звучит ничуть не хуже, чем любой из ваших силлогизмов.

— А что, вы правы! К тому же он может быть действенным. Если мы сможем внести изменения в этот континуум, благодаря которым Дидона останется жить и продолжать править Карфагеном, то мы, таким образом, создадим какую-то другую, альтернативную «Энеиду», одну среди множества возможных ее вариантов. И эта «Энеида», должно быть, уже существует!

— Что вы имеете в виду?

— Вергилий, как известно, уничтожил ранние наброски своего повествования. А это как раз и могло быть одной из ранних версий его повествования. Общеизвестно, что когда Вергилий умирал, то, диктуя свое завещание, заявил, что «Энеида» и все другие его творения, которые он не смог подвергнуть окончательной правке и редактуре, должны быть уничтожены. К счастью, Август запретил выполнять эту часть завещания и таким образом спас литературное наследие Вергилия, в том числе и более поздние его творения.

— Вы полагаете, — сказал Ши, — что Вергилий, вероятно, создал и такую версию, где действует пара таинственных пришельцев с Востока, которые сумели восстановить вкус вина, спасти пиршество, испорченное гарпиями, и составить заклинание, сделавшее Энея невидимым?

— Даже эпические произведения нуждаются в комических отступлениях, — успокоил его Чалмерс.

— Подумать только, — задумчиво произнес Ши, — ведь мы могли бы завершить свою жизнь еще в первом веке до нашей эры, оказавшись в корзине для ненужных бумаг.

— Если бы нам это удалось, — сказал Чалмерс, — мы смогли бы оказать неплохую услугу будущему Риму.

— Каким образом? — спросил Ши.

— Ведь, умирая, Дидона проклинает покинувших ее троянцев, взывает к своим потомкам, заклиная их уничтожить потомков Энея. Древние римляне верили в то, что Ганнибал являлся потомком Дидоны.

5

— Какой ужас! — скорбным голосом объявила Флоримель. — Я пыталась объяснить царице, что этот троянец совсем не подходит для того, чтобы стать царем Карфагена. Я напомнила ей о том, что мать Энея — Венера, а то, что между Венерой и Юноной, богиней — покровительницей Дидоны, существуют неприязненные отношения, — общеизвестно. Выслушивая мои доводы, она все больше гневалась на меня. Она пригласила свою сестру принцессу Анну, чтобы спросить у нее совета. А та говорила, что Карфаген окружен врагами, и поскольку он славен только своими ремесленниками и землепашцами, он практически беззащитен с военной точки зрения. Воинская же доблесть троянцев известна во всем мире. Анна еще сказала, что карфагенское ремесленничество в совокупности с троянской воинской доблестью обеспечат Дидоне и безопасность, и величие. А сейчас сестры обратились к помощи жертвенников: подходя к каждому из них, они приносят в жертву овец и ягнят, телят и волов, желая снискать благосклонность богов и услышать их совет.

— Анна неравнодушна к Илионесу. Я видел, как она буквально не отходила от него ни на шаг. — Ши отхлебнул вина из другой чаши. — Все это не очень-то радостно.

— Такие экспансивные страсти редко бывают продолжительными, — объявил Чалмерс.

— Дилемма состоит в том, кто сбежит первым: страсть или тот, кого она поражает.

— Но это еще не все, — сказала Флоримель. — Царица теряет всякий интерес к строительству своего города, заботы о котором до сих пор доставляли ей огромное удовольствие. Стены больше не возводятся, юноши по будним дням не занимаются военной подготовкой. Однако все заметили какую-то странную усталость их повелительницы, а когда жители города не ощущают ее присутствия, то ведут себя как влюбленные пастухи и пастушки.

— А я и не обратил внимания на царящую вокруг тишину, — сказал Ши. — Я начал привыкать к постоянному стуку молотков и визгу пил.

— Она подобно матке в пчелином рое, — заключил Чалмерс. — Все концентрируется вокруг нее: когда она занята делом, то и все заняты делом; когда она ведет себя как страдающая от любви школьница, точно так же ведут себя и они. А ведь обстановка более серьезная, чем я предполагал.

— А вы не считаете, что это — вмешательство божественных сил? — спросил Ши. — Ведь мать Энея — богиня любви. Может быть, это ее рук дело?

— Не сомневаюсь, — ответил Чалмерс. — Ведь в действительности Венера была богиней рождаемости, а что касается романтической любви, то это были заботы ее сына Купидона. Я не сомневаюсь, что она поручила эту пару его стараниям. Прошло много времени с тех пор, как я в последний раз читал поэму, поэтому я не помню всех подробностей, но мне кажется, что идет некое соревнование в силе богов, покровительствующих Италии, и богов, желающих управлять Карфагеном.

— Вы никак не можете абстрагироваться от политики, — упрекнул его Ши. — Ну а нам-то как быть в этой ситуации?

— Нам нежелательно впутывать в этот конфликт других богов, — назидательным тоном ответил ему Чалмерс. — К тому же… — он обхватил пальцами подбородок и придал лицу отсутствующее выражение, — этот любовный недуг возник благодаря стреле Купидона, которая в некотором смысле может быть уподоблена токсину. Само слово «токсин» образовано от греческого «токсикон», что означает «из лука». Таким образом, какой-либо антитоксин может оказаться действенным и эффективным.

— Любовь — это не яд, — запротестовала Флоримель, — это благороднейшие эмоции, испытываемые рыцарями, трубадурами или миловидными клерками к дамам, которых они обожают.

— Жены, как правило, к категории этих дам не относятся, — уточнил Чалмерс. — Однако по теме дискуссии следует сказать, что это очень специфический род любви, сознательно инициируемый богами в наказание и почти всегда с низменными Целями.

— Согласен, — поддержал Чалмерса Ши. — Зная, что ее ожидает, Дидону действительно необходимо излечить от этой страсти.

На пороге покоев, которые были отведены во дворце трем пришельцам, появился управляющий двором. Он с важным видом ударил в пол своим жезлом, хотя все обитатели покоев находились не более чем в десяти футах от него.

— Ее величество царица Дидона, — монотонным голосом начал он, — просит пожаловать чужестранцев-чародеев Рида Чалмерса и Гарольда Ши в храм Посейдона и присутствовать на ее жертвоприношении.

— Она приглашает нас в качестве чародеев, — пробормотал Чалмерс. — Это не предвещает ничего хорошего.

— Для нас это шанс хоть как-то повлиять на ситуацию, — сказал ему Ши. — Надо использовать его наилучшим образом.

Они почистили сандалии, а Флоримель еще и провела ладонями по швам их туник, стараясь пригладить их и снять прилипшие пушинки.

— Тебе надо подстричься, любовь моя, — сказала она Чалмерсу.

Приведя себя в надлежащий вид, они поспешили к храму Нептуна. Это было величественное строение, расположенное вблизи гавани, стены которого были облицованы полированным мрамором, а крышу из позолоченной бронзы украшали по всем углам скульптурные группы нереид и тритонов, трубивших в морские раковины. Поднявшись по широкой лестнице, они вошли в храм.

Воздух внутри был густым от фимиама, источаемого стоявшими на бронзовых треногах курильницами, в которых горели угли. Гигантские гирлянды цветов свешивались со стен, а пол был покрыт толстым слоем цветочных лепестков. Царица, облаченная в порфиру[40], стояла перед массивным алтарем в окружении мужчин в длинных полосатых одеждах и шапочках конической формы. Вид у мужчин был явно подавленный. Рядом с Дидоной и Анной стоял могучий бык, также украшенный гирляндами и яркими венками, один из которых он, не занятый другим делом, уже жевал.

— О нет! — заявил Ши. — Я ненавижу такие мероприятия!

— Подойдите сюда, гости мои, — повелительным тоном произнесла Дидона.

— Чем можем служить вашему величеству? — подобострастно спросил Чалмерс.

— Вот они — мои предсказатели, — она указала на мужчин с кислыми лицами в полосатых одеждах, — ничем не могут мне помочь. Они даже не могут отличить печень от селезенки! А мне необходимо убедиться в том, что боги одобряют мой брак с Энеем, этим благородным героем Трои. Мне надо также убедиться, что он любит меня, а не кого-то другого, и будет жить со мной в Карфагене всегда! — По всей вероятности, царица не допускала и тени сомнений в судьбе, которую сама предрекала себе.

— Ваше величество, — начал Чалмерс, — в нашей стране мы пользуемся специальным заклинанием, чтобы прояснить ситуации подобного рода. Видите ли, для этого бык совершенно не нужен. Вам необходима всего лишь ромашка.

— Ромашка? — переспросила царица.

— Да. Вы последовательно, один за другим, обрываете лепестки, повторяя: «любит-не любит, любит-не любит, лю…»

— Этого, — холодно сказала Дидона, — недостаточно, чтобы привлечь внимание богов Олимпа. Подойди ко мне, — обратилась она к Чалмерсу. — Я хочу, чтобы ты предсказал мое будущее по печени этого быка. Скажи мне, как великий Нептун представляет себе мою судьбу. Мне необходимо знать, одобряет ли он мои брачные намерения.

Служитель подал ей нож, и она кивком головы подала знак сестре. Анна подняла молоток, больше похожий на кувалду для забивания железнодорожных костылей, и опустила его на голову животного между рогами и глазами. Эхо от удара прокатилось по храму; Ши и Чалмерс закрыли глаза. Они открыли их как раз тогда, когда Дидона перерезала горло несчастного животного, направляя пенившуюся струю крови так, чтобы забрызгать ею всех стоявших вокруг и образовать лужу вокруг их ног. Часть крови устремилась к сточному отверстию перед алтарем.

Бык еще бился в предсмертных судорогах, а служитель согнул его ноги, прижав нижние части к верхним. Одним привычным взмахом ножа Дидона рассекла тело животного от горла до хвоста. Внутренности дымящейся массой вывалились на пол. Ши с Чалмерсом побледнели, изо всех сил стараясь подавить позывы к рвоте.

— Держитесь, док, — произнес Ши, после того как ему удалось взять под контроль функции своего пищевода. — Мы ведь всегда невольно осознаем, что отбивные и гамбургеры поступают на наш стол из мест весьма неприятных.

Дидона подала нож прислужнику. Рядом стоял другой прислужник, держа в руках бронзовую модель бычьей печени, к ее изгибам и впадинам были прикреплены ярлычки для удобства предсказания. Это было своего рода религиозно-медицинское справочное пособие для предсказателей.

— Ну-ка возьми эту печень и расскажи мне мою судьбу, — приказала Дидона.

Чалмерс сделал глубокий вдох, вступил в извивавшуюся груду внутренностей и начал копаться в этой жуткой массе. Он отодвинул все еще булькавшие органы брюшной полости, приподнял и отложил в сторону пульсировавшее сердце и наконец выпрямился, держа в руках скользкую пурпурного цвета печень. Жрец-прислужник, ловко орудуя ножичком, обрезал артерии и пленки, соединявшие орган с телом; вытекшие при этом кровь и желчь прочертили на полу несколько разнонаправленных дуг. С Чалмерсом, казалось, вот-вот случится обморок, поэтому Ши крепко держал его за локоть.

— Дышите ртом, док, и скажите ей то, что она хочет услышать.

Они, спотыкаясь, прошли по отвратительной куче внутренностей и остановились на чистом месте, где могли осмотреть то, что держал в руках Чалмерс. Рабы подсыпали в курильницы ладана, чтобы заглушить отвратительный запах, распространившийся по храму. Царица и ее сестра стояли с отсутствующим видом в залитых кровью одеждах, а служители усердно махали вениками около их ног.

Чалмерс, подняв увесистый орган, приблизил его к алтарю.

— О великий Нептун, владыка морей, потрясатель земли, бог коней, мореплавателей-тиренцев; ты, приручивший коней троянцев, внемли молитве досточтимой Дидоны! Как обратить твой ум на царственный брак между Карфагеном и Троей? Надо ли царице Дидоне сочетаться узами брака с благородным Энеем и жить с ним здесь до тех пор, пока безжалостная смерть не сомкнет их глаза?

На мгновение воцарилось молчание, а затем печень в руках Чалмерса начала трястись и корчиться. У всех, кто был в храме, разом вырвался стон ужаса, когда охладевшая масса вспучилась и стала принимать форму, Напоминавшую человеческую голову. Клювообразный нос разделял лицо пополам, веки казались открытыми и обнажали глазные яблоки из печеночной массы. Строгие очертания рта придавали выражению «печеночные губы» новое значение. Когда формирование объекта завершилось, потрясенное собрание увидело нечто вроде лепного изображения головы с лицом строгим и пугающим.

— Но это же не Нептун! — в страхе произнес жрец. — Это — его брат, внушающий ужас, божественный Плутон![41]

Дидона склонила голову и прикрыла ее полой одежды.

— О грозный владыка потустороннего мира, мы ожидаем знака от Нептуна!

— А я что, рубленная печень? Вы желаете получить знак, не так ли? Конечно, если вы действительно не желаете услышать того, что я должен сказать…

— Что вы, господин мой! — с трудом произнесла Дидона. — Просто я не была готова к тому, что придется общаться с подземным божеством! Я не подготовила соответствующего ритуала и…

— Думай не об этом! Теперь послушай меня! Ни при каких обстоятельствах ты не должна сочетаться браком с этим странствующим троянцем. У богов есть другие намерения в отношении вас обоих. Как мы полагаем, он, следуя велению обитателей Олимпа, плывет в Италию, Чтобы создать там царство для своего сына Юла. Ты должна пережить это, оставаясь в Карфагене, и дать начало другой славной династии. Забудь о нем! Я, Плутон, владыка подземного мира, брат Нептуна и Юпитера, сказал тебе это! — Голова превратилась в бесформенную массу и с громким шлепком выпала из рук Чалмерса на мозаичный пол храма.

Дидона, рыдая, упала на пол. Сестра, стараясь утешить ее, обняла Дидону за плечи, а подоспевшие жрецы подняли ее на ноги. Вдруг в храм с криком вбежал раб.

— Ваше величество! Отважный Эней собирается отплыть в Италию! Он известил всех о том, что Меркурий, посланец богов Олимпа, пришел к нему и приказал, не задерживаясь, отправляться дальше. Он передает вам свою благодарность, но просит вас не искать его и не пытаться удержать здесь.

— Так вот что означало обилие желчи! — негодующе произнесла принцесса Анна. — Он что, и вправду думал, что царица бросится умолять его остаться?

— А сейчас, — закончил свое сообщение раб, — его корабли выходят из гавани.

Дидона с горестным выражением лица поспешила к выходу из храма в сопровождении фрейлин и свиты. Ши и Чалмерс замыкали процессию.

— Док, — спросил Ши, — а это действительно был Плутон? Или очередной ваш трюк?

— Честно говоря, Гарольд, это мне и самому не совсем ясно. Но я никогда, никогда больше не буду снова есть печенку!

Выйдя из храма, они сразу же увидели горько плакавшую царицу. На водной поверхности гавани виднелись черные корабли, которые на веслах выходили в открытое море. На некоторых судах уже подняли паруса, поскольку дальновидные боги загодя побеспокоились о благоприятном ветре. Многие женщины также хлюпали носами, расстроенные тем, что перспективные мужья героического типа ускользают прочь.

Дидона медленно повернулась и направилась в сторону дворца. Придворные с мрачными и печальными лицами последовали за ней. Отдалившись на некоторое расстояние от храма, они попытались подбодрить и развеселить ее.

— В конце концов, — сказала Анна, — мы же еще не рассылали приглашений.

Придя во дворец, Дидона разрешила уйти всем, кроме Чалмерса и Ши.

— Побудьте немного со мной, — сказала она и заняла свое место на покрытом пурпурной тканью троне.

— Чем мы можем служить вам, ваше величество? — спросил Чалмерс.

— Вы пришли издалека, и вы можете поведать мне волю богов без страха и угодливости, свойственных моим жрецам. Скажите мне правду: то, что произошло, — к лучшему?

— Конечно, царица Дидона, — ответил Чалмерс. — Именно Энею предназначено судьбой основать город, который однажды станет Римом.

— Римом? — спросила она.

— Так они назовут его. Вам повезло, что вы избавились от него.

Дидона печально кивнула головой:

— Да, возможно, это так.

— Ваше величество, — нерешительно обратился к ней Ши, — вам ничего не следует делать… в спешке, разве я не прав? Я знаю, то, что случилось, было для вас ударом, но вы выдержите его.

Дидона посмотрела ему в глаза:

— Ты имеешь в виду то, что мне не следует убивать себя?

— Ну, э-э-э, да.

Она откинулась на троне, вцепившись пальцами в львиные головы на подлокотниках.

— А ты знаешь, каким образом я завладела этим городом?

— По правде сказать, я осведомлен об этом не во всех подробностях, — признался Ши.

Она склонилась вперед.

— Когда мы, подобно троянцам, прибыли сюда беженцами, я направилась к царю Ярбу. Он согласился продать мне землю, но столько, сколько я смогу охватить одной бычьей шкурой. Преисполненный презрения, он швырнул мне бычью шкуру. Я смирила собственную гордость и, к великому удивлению Ярба, согласилась на его цену и условия. Ошибка его заключалась в том, что он использовал слово «охваченной», а не «накрытой». В течение нескольких дней я разрезала шкуру на отдельные тончайшие полоски, скрепляла их между собой, а затем полученной кожаной тесьмой обозначила границы моего нового города.

— Вы поступили в высшей степени мудро, ваше величество, — сказал Чалмерс.

— Многие так считают. Царь Ярб все еще не прекратил докучать мне предложениями замужества. Теперь скажите мне, — она внимательно посмотрела сначала на одного, а затем на другого своего собеседника, — полагаете ли вы, что я отношусь к таким правительницам, которые убивают себя, лишая свой народ властелина и защитника, лишь потому, что бродяга, ищущий приключений, бросил меня ради собственной страны?

— Конечно же нет, вы слишком умны, чтобы поступить таким образом, — протестующе воскликнул Чалмерс.

— Согласна. — Она подперла обеими руками подбородок, затем встала с трона и прошла на широкий балкон тронного зала.

— Всем вернуться на работу! — громким голосом приказала царица Дидона. Город сразу же вновь наполнился стуком молотков, визгом пил, скрежетом резцов. — Вы свободны. — Чалмерс и Ши поклонились и направились к выходу из тронного зала.

Флоримель, увидев их, едва не упала в обморок.

— У вас ужасный вид!

— У нас была схватка с одним из богов и серьезная работа с печенкой, — ответил Ши. — Эней отбыл. Дидона не собирается лишать себя жизни, а у нас даже нет времени принять ванну. Надо поскорее убираться отсюда. Минуточку, я только прихвачу с собой свою саблю.

Чалмерс взял со стола рукопись на пергаменте.

— Здесь приведены уравнения, над которыми я постоянно работаю. Если мне удастся произнести их с требуемой точностью, то я уверен, что с их помощью мы вернемся в наш мир. Готовьтесь. — Он расстелил пергамент на полу, и они втроем, скрестив ноги и держа друг друга за руки, уселись вокруг него.

— Во имя арфы Гомера и стиля[42] Архимеда, — гнусаво затянул Чалмерс, — многоликости Протея[43]и логики Зенона[44]; искусства Муз и математики Пифагора призываю вас, обитателей Олимпа в свидетели того, что существует Р, а также Q; при этом Р не есть Q, так же как и Q, не есть Р… — Все были настолько поглощены процессом заклинания, что не заметили, как кто-то вошел в комнату.

— Вы покидаете нас? — спросил вошедший; это был раб. Это был тот самый раб, который вбежал в храм с известием об отплытии Энея. Чалмерс, глаза которого были прикованы к пергаменту, даже не взглянул на вошедшего.

— Убирайся! — прошипел Ши; необходимо было дать Чалмерсу без помех произнести уравнения.

— Вот тебе и на, — сказал раб. — И вы даже не собираетесь попрощаться? — В кривой улыбке раба было что-то знакомое. Внезапно человек начал как бы распухать. Он стал выше на несколько футов и при этом золотым.

— А вы и позабыли обо мне, так ведь? — сказал Аполлон. — Ну а я никогда не забываю о смертных, которые осмеливаются меня разозлить. — Он указал пальцем на пергамент, и луч слепящего света, вырвавшийся из пальца, мгновенно превратил свиток с заклинанием в пепел. — Приятного путешествия, смертные!

Комната и все предметы, находившиеся в ней, заколыхались, и их очертания начали размываться. Таким же неотчетливым стал и смех мстительного бога. Череда звуков завершилась шуршанием и потрескиванием, как будто пара гигантских рук сминала черновой набросок, перед тем как отправить его в корзину для ненужных бумаг. А потом они почувствовали себя летящими в пространстве.

Эпилог

Разноцветные пятна, точки и вспышки уже, казалось, не один час мелькали перед ними, словно в калейдоскопе. Гарольд Ши, сжимая костлявую руку Чалмерса, произнес:

— Послушайте, док, куда мы все-таки направляемся? При такой скорости полета мое дитя к моменту возвращения в наш пространственно-временной континуум превратится во взрослую женщину!

— В том, что моя формула верна, я уверен, — ответил Чалмерс. — В сферу ее воздействия попадает и Флоримель, к тому же я дважды перепроверял формулу перед тем, как начать заклинание. Но этот каналья Аполлон уничтожил пергамент с формулой в тот момент, когда я дочитал заклинание лишь до середины. Мне пришлось произносить вторую половину наизусть, напрягая что есть силы свою память; возможно, я поменял в формуле местами один или два члена. А поэтому я просто не знаю, что вам ответить. Остается только ждать и смотреть, что будет.

— Хорошо, если мы где-нибудь приземлимся! А что будет, если благодаря вмешательству Аполлона мы застрянем навсегда в пространстве между мирами?

— Тогда нам останется только успокоиться и со всем смирением, на какое мы способны, подчиниться неизбежной судьбе.

— Вам легко говорить! — с вызовом в голосе возразил Ши; еще никто безоговорочно не подчинялся судьбе, хотя и неизбежной. — Представляю себя, переступающего порог своего дома, и Бельфебу, встречающую меня упреком: «О, мой милый, как же тебе не стыдно не прийти вчера на свадьбу нашей дочери!» Но постойте, кажется, мы приземляемся, только вопрос — где?!

Многоцветная круговерть стала замедляться, и сквозь нее начали проступать очертания какого-то ландшафта. Однако как только они прояснились и окончательно оформились, сделалось очевидным, что хотя путешественники и прибыли в какую-то часть пространственно-временного континуума, но отнюдь не в окрестности города Гарадена в штате Огайо.

Примечания

1

Привидение-плакальщица (ирл., шотл. миф.) — дух, вопли которого предвещают смерть.

2

Илион — одно из названий Трои.

3

Жрец Лаокоон — троянский прорицатель, яростно возражавший против того, чтобы оставленный греками конь был втащен в город.

4

Гектор — сын Приама и Гекубы, главный защитник Трои.

5

Ахилл (Ахиллес) — сын морской богини Фетиды и Пелея, главный герой Троянской войны. Он совершил под Троей множество подвигов, но на десятом году войны был убит стрелой Париса, которую Аполлон направил в единственное уязвимое место на теле Ахилла — пятку.

6

Данайцы — древнее название греков.

7

Керы — в греческой мифологии демонические существа, дети богини ночи Никты, приносящие людям беды и смерть.

8

Приам — царь Трои, глубокий старец, отец пятидесяти сыновей и множества дочерей, среди которых Парис, Гектор, Кассандра.

9

Анхиз — отец Энея, родившегося от любви Анхиза и Афродиты.

10

Вергилий. «Энеида». Кн. II. (Пер. С. Ошерова).

11

Лестригоны — мифический народ великанов-людоедов.

12

Эрпы — собирательный образ людей, основанный на рассказах Уайетта Эрпа (псевдоним Берри Стаппа, 1848–1929) — легендарного обитателя приграничной полосы на Американском Западе, который в своем округе пользовался славой содержателя питейного заведения, игрока в азартные игры, сотрудника правоохранительной системы, бандита и мошенника. В первом подробном жизнеописании Уайетта Эрпа под названием «Wyatt Earp, Frontier Marshal» (1931), составленном Стюартом Н. Лейком (Stuart N. Lake) совместно с самим Уайеттом Эрпом, дается весьма подробное описание большинства основных подвигов этого бесстрашного «джентльмена удачи».

13

Микенцы — обитатели Микены, древнего города в Южной Греции.

14

Вергилий. «Энеида». Кн. III. (Пер. С. Ошерова).

15

Уважение, почтение (лат.).

16

Антандр — город близ Илиона.

17

Ида — высокая лесистая горная цепь в Малой Азии, у подножия которой располагалась Троя.

18

Диомед — царь Аргоса, один из величайших ахейских героев, до Троянской войны участвовал в походе эпигонов против Фив.

19

Пиерия — область на севере Греции, в Македонии.

20

Сидон — крупный торговый город в Финикии.

21

Тир — город в Финикии.

22

Трас — древнегреческое название Тракии (латинское название Трасиа) — области на юго-востоке Балкан.

23

Эмпедокл (ок. 490 — ок. 430 до н. э.) — древнегреческий философ-материалист, предвосхитил идею о закономерной эволюции живых существ в результате естественного отбора.

24

Демокрит (ок. 460 — ок. 370 до н. э.) — древнегреческий философ-материалист, один из авторов античной атомистики, признававший два первоначала: атомы, т. е. неделимые частицы материи, и пустоту.

25

Левкипп (ок. 500–440 до н. э.) — древнегреческий философ, учитель Демокрита; оба являются основоположниками античной атомистики.

26

Бутлегер — продавец контрабандных или самодельных алкогольных напитков (англ.).

27

Ниоба — дочь царя Тантала, имела шесть сыновей и шесть дочерей. Она запретила фиванским женщинам приносить Лето жертвы, за это Лето, мать Аполлона и Артемиды, попросила своих детей отомстить Ниобе, убив всех ее детей, а сама Ниоба от горя превратилась в скалу, из-под которой вечно бежит источник прозрачной воды: это слезы Ниобы, все еще оплакивающей своих погибших детей.

28

«Бен Гур» — самый популярный роман американского писателя и дипломата Льюиса Уолласа (1827–1905), по которому в 1959 году режиссером Уильямом Уайлером был поставлен одноименный фильм (с подзаголовком «Сказание о Христе»), удостоенный одиннадцати академических наград и побивший в свое время все рекорды популярности и кассовости.

29

Трирема — боевое гребное судно в Древнем Риме с тремя рядами весел, расположенных один над другим в шахматном порядке.

30

Агамемнон — царь Микен и Аргоса. Под Троей был верховным вождем союзного ахейского войска; в день возвращения из-под Трои был убит своей женой Клитемнестрой и ее любовником Эгистом.

31

Полидор — младший сын Приама, царя Трои.

32

Эскулап — латинское название древнегреческого бога врачевания Асклепия, культ которого был перенесен в Рим.

33

Нереиды — морские нимфы, пятьдесят дочерей «морского старца» Нерея, сына Понта-моря и Геи-земли. Одна из нереид, Фетида, была матерью Ахилла.

34

Сиеста — послеполуденный отдых в южных странах.

35

Гелиос — в греческой мифологии бог солнца.

36

Авгур — прорицатель, жрец, толкователь воли богов в Древнем Риме.

37

Гандшпуг — деревянный или металлический рычаг для подъема и перемещения тяжестей на корабле (гол.).

38

Чалмерс имеет в виду поэму Джефри Чосера «Троил и Крессида» (около 1385 года), сюжет и идея которой были заимствованы из поэмы «Филострато» Джованни Боккаччо. В поэмах Гомера Крессида не упоминается.

39

«Неистовый Орландо» (1516–1532) — поэма итальянского поэта Лудовико Арносто (1474–1533).

40

Порфира — пурпурного цвета мантия, надеваемая монархами в торжественных случаях; один из символов власти монарха.

41

Плутон — в древнегреческой мифологии бог подземного мира и царства мертвых.

42

Стиль — остроконечная палочка для письма у древних греков и римлян.

43

Протей — в греческой мифологии морское божество, сын Посейдона; он был наделен многознанием и способностью принимать облик различных существ.

44

Зенон Элейский (5 в. до н. э.) — древнегреческий философ, автор учения о едином и неизменном бытии.


home | my bookshelf | | Оружие и чародей |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу