Book: Сезон ветров. Книга первая. Академия магии



Сезон ветров. Книга первая. Академия магии

Сезон ветров

Книга первая. Академия магии

Мария Данилова

Редактор Тина Лебедева

Корректор Вера Морозова

Дизайнер обложки Мария Данилова

© Мария Данилова, 2018

© Мария Данилова, дизайн обложки, 2018

ISBN 978-5-4490-0454-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero


Пролог

Он появился так неожиданно, я не думала, что кто-нибудь может оказаться здесь сейчас, на этом огромном, безлюдном поле сиреневых цветов в самый разгар июля. Я сама не ожидала сегодня здесь оказаться, никогда в действительности не представляла себе ничего определенного. Но я сегодня здесь.

Я почувствовала холодок, пробежавший по моей спине, и резко обернулась. Передо мной стоял он. Такой грозный, хмурый и готовый сразить любого на своем пути. В его руках были два пистолета, он смотрел на меня как на врага.

Он и искал во мне врага.

Но с каждой новой секундой, каждым новым вздохом он приходил к осознанию, что это совсем не так.

Он был выше меня. Сильный, суровый, уверенный в себе и своих силах. Симпатичный. Его темные брови были сдвинуты к переносице, он как будто собирался кого-нибудь атаковать, ровно за секунду до того, как появился здесь. Острые черты лица, густые, темно-каштановые волосы.

И этот строгий взгляд ореховых глаз.

Он бегло оценил меня: я была в летнем, голубом, воздушном платье и это настолько не соответствовало его длинному кожаному плащу, испачканному явно чужой кровью, джинсам и черной футболке.

Тем не менее, я улыбнулась ему, потому что не чувствовала угрозы, несмотря на весь этот суровый внешний вид. Ветер мягко развеял по воздуху мои светлые, длинные волосы.

Незнакомец не сделал ничего, не изменился в лице, не захотел со мной заговорить, он вообще не собирался менять свои планы, в которые входило чье-то тотальное уничтожение. По крайней мере, об этом я могла судить по его внешнему виду и боевому настрою.

Но вот чего я до сих пор не понимала: как мы оба оказались здесь?

Я подняла глаза и посмотрела на небо. Оно было таким кристально чистым и ясным, таким, каким оно бывает только однажды за весь день, за несколько часов до полудня. Такое прозрачное, насыщенное глубокой синевой, бесконечно безграничное.

Каждый раз, когда я смотрела на небо, я все время начинала ощущать свою незначительность по отношению к вселенной. Насколько каждый раз было легко утонуть разом во всем этом превосходстве, только лишь коснувшись разумом этих грандиозных мыслей.

Вид этой бесконечности завораживал, но мир, по-прежнему, никуда не девался. Я опустила глаза и снова посмотрела на незнакомца, который по какой-то неизвестной мне причине тоже оказался сегодня здесь.

Он все еще не двигался с места, словно никак не мог решить, что ему делать дальше. Мне показалось, он, собирался уйти каждую новую секунду, но что-то его здесь решительно удерживало.

Это были изменения, я знала точно, они не вызваны его совсем другой, не мирной жизнью. И это показалось мне очень милым. Странно, ведь я здесь тоже впервые, но знала точно, что показать ему то, что может предложить это место, смогу только я.

Подойдя к нему поближе, я потянулась за его ладонью, собираясь взять его за руку. Я знала наверняка, что он не причинит мне вреда, но все же, прежде чем к нему прикоснуться, я сначала заглянула ему в глаза. Он выглядел неопределенно, но прекрасно понимал, что я собираюсь сделать. Кажется, его это не беспокоило. По крайней мере, я так предполагала. Все же я не была его врагом.

Наверное.

Что-то изменилось, что-то в его глазах сверкнуло искрой примирения с этим миром. Он убрал свои пистолеты и все-таки позволил мне взять его за руку. Только теперь я позволила себе заговорить с ним.

– Ты когда-нибудь летал, словно ветер? – Спросила я.

Он продолжал меняться. Если не наблюдать за ним все это время, невозможно было бы заметить разницу. Он, по-прежнему, не улыбался, но его настрой на разрушение и уничтожение постепенно ослабевал, уступая место холодному безразличию.

Где-то в глубине души у него рождались такие далекие, не свойственные ему нотки доверия. Сначала к этому месту, потом и немного ко мне. Не было здесь ничего того, что он знал раньше. Ничего, с чем нужно было обязательно сражаться.

Его защита медленно ослабевала. Он позволял ей ослабевать.

Было очевидно, что он всегда и ко всему был готов. Однако, мои слова повергли его в легкое замешательство, как будто вопрос, который я задала, был самым неожиданным из всех. Это было не так важно. Я просто не совсем понимала: отголосками слабых воспоминаний я помнила, почему я попала сюда. Но мне почему-то казалось, что он попал сюда совсем по другой причине.

– Хочешь попробовать? – Улыбнувшись, предложила я.

В его глазах я читала непонимание и сомнения. Было вполне очевидно, что подобное предложение ему сделали впервые. Впрочем, это действительно уникальное предложение в какой-то степени.

– Если не понравится, скажешь, – лишь произнесла я и покрепче сжала его руку. – А теперь доверься ему, хорошо?

И тут появился он, ветер. Мы услышали его, то, как он приближался к нам, как стремительно и безудержно, направлено и всепоглощающе двигался в нашем направлении, словно птица. Он был ласков и добр, мы для него были маленькими детьми, которых он хотел порадовать и рассмешить.

Мгновение и ветер подхватил нас теплой, окутывающей со всех сторон бережной волной, закручиваясь в вихрь и поднимая в воздух. За считанные мгновения этот вихрь унес нас за границы, которые никому не позволено было пересекать. За секунды мы оказались ближе к небу, так ласково принимающего нас, словно своих самых любимых детей.

Это было непередаваемо прекрасно. Ощущение свободы, полета, безопасности, чистого счастья и бесконечной детской радости. Полное, безраздельное доверие ветру, который сейчас был надежнее всех существующих бастионов на свете. Он был абсолютным проявлением любви и нежности, и в какие-то моменты позволял задавать направление полета.

Только лишь подумав о следующем витке, ветер стремительно уносил нас к новым горизонтам, внезапно быстро снижался или набирал высоту. Ветер был добр и искрился чистой радостью за меня, за возможность окунуться в это неземное счастье, которое рождал этот потрясающий полет.

Мгновение – мы мчимся по небу, словно птицы, преодолевая миллионы километров за считанные секунды. А потом мы внезапно устремляемся вниз, к полю, словно ныряя в это море сиреневых неописуемо прекрасных цветов.

Полет закончился неожиданно, ровно в тот момент, когда это должно было случиться. Мы в последний раз добрались до самых далеких вершин, а потом еще раз нырнули к сиреневому полю. Только в этот раз мы больше не набирали высоту, медленно опустившись на землю.

После такой легкости и невесомости мне показалось немного непривычным почувствовать притяжение. Ветер ласково обнял нас в последний раз, а затем устремился вдаль по своим, наверное, очень важным делам.

Небо все еще оставалось над головой, солнце нежно прикасалось своими теплыми лучами к коже. Было очень спокойно. Как же было спокойно!

Я поняла, что все еще держу его за руку, не сразу. Я улыбалась, а он сохранял свой неопределенный настрой. С одной стороны, он все еще хмурился, но глаза его немного робко допустили лучик солнца в его оставленную светом душу. Он выглядел таким усталым, покинутым и внезапно найденным, в тот момент, когда потерял всякую надежду на спасение.

– Тебе понравилось? – Спросила я, все еще улыбаясь.

Он не ответил мне, просто продолжал смотреть мне в глаза. Я была готова к этому месту, но было совершенно очевидно, что он был слишком не готов к нему.

Когда я, наконец, выпустила его ладонь, он внезапно подался за мной и осторожно взял меня за запястье. По какой-то причине ему не хотелось нарушать эту прекрасную тишину такой ласковой и приветливой сегодня здесь природы.

Теперь ему не хотелось отсюда уходить.

Как и мне.

– Ветер всегда так свободен, – произнесла я. – Ему доступны любые уголки мира: теплые и весенние, жаркие и солнечные, холодные и бушующие, радостные и страшные. Он всегда вокруг нас, каждое мгновение, минуту, вечность. Каждый вздох, взгляд, улыбку. И он всегда рядом с тобой. Просто не забывай об этом.

Я почувствовала изменения не сразу, просто очень четко для себя поняла одну простую вещь: пора. Тогда я снова позволила ветру взять контроль над собой и отступила. Но вопреки всему, что можно было бы предположить, мой неожиданный спутник внезапно снова изменился. В этот раз изменения были вполне очевидны и заметны. Куда-то делись его суровость и грозность, его желание вступить в неравный бой с самыми страшными и опасными противниками.

Он шагнул за мной следом и потянулся ко мне, пока я медленно поднималась ветром к небу.

– Не уходи, – пока ветер забирал меня с собой, попросил меня он.

Его голос был совсем не таким, каким был его внешний вид. За него говорила душа, которая просила покоя, молила остаться здесь навсегда. Он не знал, как здесь оказался, но этот островок рая стал для него спасением. Теперь его глаза умоляли меня остаться здесь вместе с ним.

Я нежно улыбнулась ему в ответ.

– Он всегда будет с тобой, – произнесла я. – Никуда не исчезнет, день за днем, ночь за ночью. Мы оба часть ветра.

– Пожалуйста, – он сделал шаг ближе ко мне.

Его терзали сомнения, такие новые ощущения по какой-то неизвестной мне причине совершено не ведомые ему. Всего лишь несколько минут назад, когда он только появился здесь, он был совсем другим. Холодным и обреченным. Не было совершенно никакой надежды.

Но не теперь.

Теперь он мог надеяться на спасение, теперь он точно знал, что у него есть шанс. Мгновения неизбежного и такого неожиданного для него самого рая заставили полюбить это место так сильно, как ничто и никогда невозможно полюбить.

– Я не забуду тебя, – улыбалась все шире ему я, продолжая неспешно подниматься в воздух все выше. – Каждый день, несмотря на погоду, несмотря на сезон. Каждое утро. И ровно за два часа до полудня я буду смотреть на небо. Потому что оно сейчас именно такое. И если ты посмотришь на него, это значит, что это место будет рядом с тобой.

– Я не хочу уходить, – признался мне он, задерживая мой полет, не отпуская меня.

– Но ты не можешь остаться, – я знала точно, о чем говорю, но объяснить этого не могла. Легкая тоска посетила меня, потому что я вдруг поняла: это прощание. – Ты не сможешь провести здесь вечность.

– Я не смогу тебя отпустить, – его голос дрогнул в этот момент.

– Но тогда мы больше никогда не встретимся, – заметила я.

Какой-то частью себя он понимал, что я права, он знал, что все это лишь иллюзия, совсем не похожая на реальность. Но он так не хотел покидать это прекрасный летний день, где нет тревог и страданий, только бесконечная свобода и тепло. То, чего он никогда раньше не знал.

– Мне не хватает этого места, – так искренне признался мне он, как может признаваться только отчаявшаяся человеческая душа.

– Но ты обязательно сюда вернешься, даже не сомневайся в этом. Но главное не в этом, ты же знаешь. Есть место, где тебе будет лучше. Но не здесь. Не сейчас.

Он не верил мне, и я его понимала. Здесь было так спокойно, так умиротворенно и безопасно. Этого было не передать словами целиком и полностью, это можно было только почувствовать. И только здесь, в это прекрасное мгновение.

– Я Кейн, – он все-таки осознал, что как бы ему не хотелось остаться здесь, он не сможет быть здесь, потому что я ухожу, потому что он тоже должен уйти.

Он все же доверился моим словам и стал медленно отпускать меня.

– Аврора.

– Не сомневаюсь, – ни секунды немедля, произнес он. – Мы еще встретимся?

– Если ты захочешь, – прошептала я напоследок, а ветер подхватил меня легким, но настойчивым и увлекающим за собой порывом.

Теперь я могла только наблюдать за тем, как Кейн остается совсем один на этом огромном поле сиреневых цветов.



Глава 1

Два года спустя

Мы съехали с оживленного шоссе на ничем непримечательную, на первый взгляд, проселочную дорогу. Дорожных знаков, указывающих, куда она вела, не было. Для этого были свои веские причины. Недолго повиляв из стороны в сторону, дорога стала подниматься в гору, вывозя нас к серпантину.

Осталось совсем немного и уже скоро я наконец-то приеду в Академию Диллейн, место, где я буду учиться ближайшие пять лет.

Наконец-то общеобразовательная школа для меня закончилась и теперь я могла сполна насладиться ощущением свободы, а также предчувствием прекрасных перемен. Признаю, было несколько обидно видеть, как мой двоюродный брат свободно использует магию, а я могу за ним только внимательно наблюдать.

Но теперь все изменится. Теперь я отправляюсь прямиком в Академию магии и, получив свой диплом, смогу официально применять все полученные знания на практике.

Но пока мы все еще продолжали вилять из стороны в сторону по извилистой дороге. Мне оставалось только наблюдать за тем, что происходит за окном.

Мимо проплывали густые леса и поля, все еще дышащие увядающим летом. Теплое солнце мирно покоилось на небосклоне и утомлено ожидало своего заслуженного осеннего отдыха. Скоро станет холодать, его закроет темными, дождевыми облаками, а солнце спрячется за ними пережидать пасмурную погоду.

Я любила солнце. Любое. Холодное, знойное, теплое, скрывающееся, лишь изредка показывающееся из-за облаков. Оно было таким непоколебимым, всегда дарило эту уверенность в том, что завтрашний день наверняка наступит. Ведь ранним утром солнце несмотря ни на что поднимется из-за горизонта, и все равно заливает землю своим светом. Так было всегда. Так должно было оставаться.

Даже деревья выглядели такими мирными и спокойными в моменты, когда теплые лучи солнца касались их. Несмотря на уже тускнеющий цвет уставшей листвы, только благодаря солнцу все еще можно было наслаждаться благосклонностью природы.

Дорога стала уходить немного вверх, и только тогда мой старший двоюродный брат все-таки решил нажать на газ. Он всегда был осторожен, когда садился за руль, в обычной жизни предпочитал не пользоваться автомобилями.

Но по правилам Академии новичкам нужно было доставить вещи в свой первый день без какой-либо магии. То есть мой брат и не любил особо колдовать без причины, просто он откровенно отвык от поездок на своей старенькой машине. Было даже немножко забавно наблюдать за тем, как он крепко держит руль, как будто машина развалится, если мой брат его отпустит.

Мы доехали до развилки, где обычная дорога продолжалась вдоль скалистого обрыва, прямо к бушующему в этот день океану, заканчиваясь где-то в неизвестности. А вторая дорога уводила прямо в тупик. По крайней мере, так гласила надпись на дорожном знаке.

Уинс свернул именно к тупику.

Местность становилась труднопроходимой, это было сделано специально для тех, кто по каким-то причинам мог не заметить указатель или решить попытать счастья и разузнать, что же там за тупик. Поэтому теперь мой брат скорость снизил до минимума, и машина еле двигалась, ведь дороги как таковой, по сути, и не было, просто колея, проложенная несколькими машинами задолго до нашей поездки.

Лес сгущался, все больше и больше скрывая за собой небо над головой, позволяя только редким солнечным лучам пробиваться сквозь густые ветви многовековых дубов и кленов. Чем дальше мы заезжали, тем спокойнее становилось. Шоссе оставалось далеко позади, шум цивилизации постепенно утихал, машину накрыла тень.

Я никогда не была здесь, но мне уже заранее нравилось это место. Возможно, я еще не практиковала магию, но ощущение, которое вызывало во мне все, что меня окружало, было приятным. Что-то было в этом месте мистическое, что-то, что успокаивало и невольно заставляло думать, что все обязательно будет хорошо.

Так и будет.

Была какая-то магия в этой умиротворяющей, дарующей покой и внутреннее равновесие, погоде. Она как будто провожала тебя за руку в твой первый класс. Природа знала, что первые дни бывают чересчур волнительными, поэтому улыбалась нам сегодня, ровно за день до начала учебы.

Дорога стала выравниваться. Ветви деревьев немного поредели, когда мы стали подъезжать к большой, фундаментальной, внушительного вида, стене. Мы направлялись к ней совершенно по определенной причине: дорога продолжала везти нас в туннель, который был проложен насквозь через стену.

В туннеле было темно, другой стороны отсюда было не разглядеть. Это тоже было частью плана по отпугиванию случайных странников, забредших в эти края по какой-то необъяснимой причине. Мало того, что пока мы подъезжали, нам встречались дорожные знаки, а также таблички на разных языках, указывающие на то, что проезда дальше нет, так еще и сама стена была защищена «отводящими» заклинаниями, чтобы ни один человек сюда не приглашенный не смог проехать. Или пройти.

Уинс прибавил скорости, когда дорога немного выровнялась, и включил фары. Еще мгновение и мы попали в зону сплошного сумрака. Сам туннель был полукруглым, достаточно широким, чтобы проехать двум машинам. После яркого солнца не ясный свет фар был особенно тусклым, но постепенно глаза привыкала к темноте.

И весь этот туннель насквозь пронизывал стену вокруг Академии Диллейн. Как уже стало ясно, эта стена выполняла оборонительную и защитную функции. Уинс рассказывал мне о том, что помимо своей основной задачи, стена, конечно же, была напичкана множеством различных защитных заклинаний. Ведь не только люди могли случайно забрести в эти края, но и темные маги или колдуны.

Только те, кто был приглашен в Академию официально и не имел злого умысла, могли попасть на территорию беспрепятственно. А поскольку я была студенткой Академии – теперь – а Уинс меня сопровождал, проблем с проездом у нас не возникло.

– Скоро приедем, – сообщил Уинс, и внутри меня невольно зародилось волнение, пробежавшись стремительной волной по всему моему телу.

Вдалеке наконец-то показался свет, и туннель перестал казаться слишком мрачным. С каждой секундой свет фар переставал быть необходимым, по мере приближения к выходу все больше меркнул на фоне солнечных лучей.

Я снова глянула на своего двоюродного брата. По мере того, как дорога становилась все более ровной, он стал чувствовать себя немного более уверенно. Я улыбнулась, подумав о том, что для меня эта поездка впервые в жизни, а вот для Уинса это было возвращением.

Уинс был намного старше меня. То есть в мои семнадцать он казался мне таким взрослым в свои двадцать семь. Десять лет для меня сейчас были неимоверно огромной разницей в возрасте, хотя Уинс любил шутить о том, что к тридцати десятилетия кажутся не такими и долгими.

Но, несмотря на то, что он уже был довольно взрослым, выглядел он молодо, совсем не скажешь, что ему двадцать семь. Ему максимум можно было дать года двадцать два, и как я любила шутить – он хорошо сохранился.

Благодаря родственным связям мы с Уинсом во многом были похожи. У него тоже были светло-русые волосы и голубые глаза, как и у меня, веснушки каждую весну и маленькая, незаметная родинка под левой бровью – вот наши отличительные семейные черты.

Конечно, Уинс для меня был слишком взрослым, но и мне самой не терпелось перешагнуть эту границу в двадцать лет. Когда это случится, я обрету самостоятельность, после учебы смогу свободно пользоваться магией и принимать собственные решения.

Да, я и сейчас жила достаточно самостоятельно, но все же многие ограничения сдерживали меня и мой явно подростковый мятежный дух. Мне хотелось действия, поскорее заняться охотой, выполнять задания вместе с Уинсом.

Но прежде всего мне надо было всему обучиться. А это огорчало больше всего. Да, я понимаю, что знания и навыки мне очень пригодятся, но мне все же не терпелось поскорее приступить к активным действиям.

Естественно общеобразовательная школа не учила меня магии, а оттого казалась неимоверно скучной. Академия магии предлагала совсем другое, и, в связи с этим одно я знала наверняка: здесь точно будет очень интересно.

Еще одно мгновение и над нами, словно по волшебству, вспыхнуло яркое солнце. Наконец-то мы выехали из туннеля и оказались по ту сторону реальности. Конечно, Академия магии не располагалась в другом измерении, однако ощущения у меня были именно такими.

Преодолев всего лишь отрезок пути, я словно попала совсем в другой мир. Живой, еще более красивый, интересный. Предвкушение все-таки лучшее из всех эмоций. Конечно же, с положительным настроем. И его ничто не может заменить. Ведь даже когда ты получаешь то, к чему ты так долго идешь, ничто не может сравниться своей грандиозностью с твоими идеальными на этот счет представлениями.

Особо ничего не изменилось, тот же самый лес, та же дорога. Но птицы как будто стали петь громче и красивее, листва на деревьях стала ярче, трава сочнее и насыщеннее. Да и воздух вокруг показался мне более чистым и прозрачным.

Теперь дорога стала более ровной, за счет чего Уинс прибавил скорости, и мы стали двигаться намного быстрее. Это уже официально была территория Академии Диллейн. А вот главное здание я успела заметить в тот момент, когда машина свернула влево и мы стали объезжать последние поредевшие деревья, выезжая к подъездной дороге.

Основное здание насчитывало шесть этажей. Стены были светлыми, окна большими и широкими. Значит внутри всегда много света, это радует. Красная крыша выглядела словно украшение, завершая образ Академии как какого-нибудь фантазийного сооружения из другого мира.

А ведь правильно я подумала изначально, когда почувствовала, словно реальность осталась позади.

Дорога стала расширяться, и Уинс повез нас прямо к высоким железным воротам. Забор здесь был условным, потому что лично я никогда не считала, что железные прутья могут кого-то остановить. Но, поскольку мы все-таки оказались в Академии магии, думаю, первое впечатление могло быть обманчивым.

Когда мы стали подъезжать к главному зданию, а при приближении я заметила, что оно здесь было не единственным, я поняла, что в этом прекрасном месте мы уже были не одни. Путь до Академии был настолько оторванным от мира, что в какое-то мгновение мне уже показалось, будто все люди в мире остались в той реальности.

Но то были люди. В Академии людей не было.

Как и мы с Уинсом, студентов привозили на машинах. Все они были сейчас хаотично расставлены в разных частях подъездной дороги. Понять, кто здесь студент, а кто сопровождающий было легко: студенты стояли и во все глаза разглядывали Академию, ее территорию и дивились местным красотам.

Родственники и друзья занимались более полезным делом – вытаскивали из багажников вещи новичков.

На самом деле я была удивлена количеству студентов. Было очевидно, что все они первокурсники и меня это немножко смутило. Как смущает любого подростка новая школа и количество незнакомых учеников.

Когда Уинс остановил машину, мимо нас промчались еще два автомобиля, занимая свободные места поближе к входу. Ажиотаж. Главное не очень откровенно показывать, что я волнуюсь. Никто же не заметит, правда?

Уинс заглушил мотор и поспешил выйти на улицу. Я последовала его примеру, а затем и примеру новичков, принявшись разглядывать во все глаза всё, что меня окружало. В машине было жарко, поэтому я была рада освежающему ветру, который подул сразу же, как только я оказалась на улице. Прекрасная погода конца лета.

Взглянув на главное здание, я только сейчас заметила красивую надпись над входом, выписанную изящными курсивными золотыми буквами: «Академия магии Диллейн». Под ней уже более мелким шрифтом было написано что-то мне не понятное: «Ostea Trei Filmare». Как это вязалось с верхней надписью, мне было не ясно, но я была уверена, что по мере обучения я обязательно получу ответ на свой вопрос.

Приехали еще две машины, остановившись чуть подальше от входа. Все хорошие места уже были заняты, да и мы с Уинсом встали вполне удачно. Не слишком далеко и не слишком близко, как раз идеально. С другой стороны, мне-то чего переживать? К счастью, Уинс крепкий и сильный, с моими чемоданами справляться будет он.

Студенты и их сопровождающие занимались одним и тем же – вытаскивали вещи из машин. Среди вновь прибывших было легко заметить девушку, которая заметно отличалась своей уверенностью и родом деятельности.

Она подходила почти ко всем студентам и о чем-то с ними разговаривала. В руках у нее был планшет, по которому, я думаю, она сверяла фамилии приехавших учеников. Она вот совсем красотами не любовалась, а, значит, точно здесь не впервые.

Она была невысокого роста, с длинными прямыми темными волосами. Выглядела она лет на двадцать пять, может быть даже меньше. Примерно, как Уинс.

– Итак, – заговорил мой двоюродный брат, отвлекая меня от изучения всего, что происходило вокруг, – как ощущения?

Я посмотрела на брата. Он улыбался и выглядел таким радостным, как будто это он сюда поступал, а не я. Впрочем, что это я? Вполне возможно, для Уинса эта поезда не менее значимая, чем для меня. В конце концов, когда-то и он сюда приезжал впервые. С тех пор прошло много лет, наверняка для него это место было омутом приятных воспоминаний. Я вот здесь всего несколько минут, а уже чувствую себя замечательно.

– Немного не по себе, но это просто волнение, – призналась честно я. – А у тебя?

Уинс огляделся и шумно втянул свежий, чистый воздух. Он выглядел спокойным и уверенным, но в его глазах читалась ностальгия по этому месту. Я помню, как он впервые отправился сюда. Я была еще совсем маленькой, но в то время Уинс казался мне таким взрослым. Как говорится – что-то никогда не меняется.

В то время Уинс был совсем другим. Он был помешан на тяжелом роке, так что его внешний вид разительно отличался от того парня, который стоял со мной рядом сейчас. Тогда в его одежде преобладал черный цвет, волосы были длинными. Сейчас передо мной стоял парень с короткой стрижкой в серых брюках и белой рубашке с закатанными рукавами. Небо и земля.

– Многое изменилось с тех пор, – с улыбкой заметил Уинс, как будто целиком и полностью погружаясь в приятные воспоминания. – То, что дала мне Академия Диллейн, этого было недостаточно, с одной стороны, и этого стало даже более, чем достаточно, с другой.

– В каком смысле? – Поинтересовалась я.

Уинс наконец-то оторвался взглядом от здания Академии и посмотрел на меня. Он улыбнулся мне по-доброму, словно действительно на какие-то считанные мгновения сумел перенестись в прошлое и раствориться в этом ощущении целиком и полностью.

– Здесь было так спокойно, – мечтательно произнес Уинс. – Никто не угрожал тебе, никто не пытался тебя убить или проклясть. Но ты волен делать все, что хочешь, и максимум, что тебе грозит, это наказание. Например, прополка грядок. – Забавно, что про грядки он говорил так же мечтательно, как и о спокойствии. Уинс слегка нахмурился и задумался на пару секунд. – Интересно, эти грядки до сих пор кто-то пропалывает?

– Что за грядки? – Заинтересовалась я.

Уинс мельком глянул на меня и хитро ухмыльнулся.

– Узнаешь, – пообещал он мне.

– Это что еще должно означать?

Уинс не успел ответить мне на этот вопрос, потому что нас отвлекли.

– Добрый день, – подошла к нам та самая милая девушка, которая подходила к новичкам. Она была очень симпатичной. – Добро пожаловать в Академию магии Диллейн! Меня зовут Лилиан Ливанталь, я преподаю несколько предметов, а также занимаюсь организацией внеклассной работы. У новичков я буду преподавать «Заклинания».

– Аврора Бэлами, – представилась я и широко улыбнулась. Лилиан показалась мне очень доброжелательной, – или просто Рори, очень рада с Вами познакомиться.

– Лилиан? – Как-то слишком хитро улыбался мой брат, когда смотрел на мою будущую преподавательницу.

Девушка перевела свой взгляд на него и с минуту разглядывала моего брата, совершенно его не узнавая. Это было очевидно, потому что она улыбалась и ожидала, что Уинс представится, чтобы она смогла его идентифицировать. Но мой брат намека не понял и был абсолютно уверен, что в какой-то момент она его узнает. Он словно давал ей время, чтобы разглядеть в нем кого-то, кого она обязательно должна знать.

– Мы знакомы? – Наконец спросила она, когда пауза начала затягиваться.

– Ты меня не помнишь? – Удивился, однако, Уинс. – А как же?..

Осекшись, он лишь загадочно улыбнулся, явно утаивая некоторую информацию. Понимая, что Лилиан его все-таки не помнит, он решил наконец-то представиться:

– Уинс. Уинстон Бэлл.

Лилиан еще несколько секунд смотрела на него, видимо, пытаясь вспомнить Уинса, а потом ее лицо озарилось широкой улыбкой, и она наконец-то вспомнила.

– Уинс? – Она не поверила своим глазам, ее удивлению не было предела. – Это… правда, ты?

– Да, – тут же подтвердил мой брат, решительным кивком, а я заметила, как его щеки порозовели. – Много времени с тех пор прошло.



– Вау! – Даже растерялась Лилиан, явно неожидавшая сегодня встретить своего, возможно, друга из прошлого. Может быть, даже немножко больше, чем друга. – То есть, я, конечно, слышала обо всех твоих подвигах, но по понятным причинам твои фотографии не печатали в газетах. Тебя совсем не узнать. Ты такой… – она осмотрела его с ног до головы несколько раз, подбирая наиболее удачное описание, – взрослый. То есть официальный.

– Да, я в Академии был… – Уинс задумался над тем, как бы это получше описать, – не совсем традиционным.

– Да! – Поддержала Лилиан, как будто ее смутил тот факт, что она его не узнала. – Ты ведь… все время носил кожаную куртку, длинные волосы и… они ведь были темные.

Да, то, кого она описала, был как раз Уинстон Бэлл, которого она знала.

– Заклинание, – объяснился Уинс. – Но в нашей семье вообще-то все светловолосые.

Намекнув на меня, Уинс приобнял меня так крепко, что я едва не пискнула от скрипа моих ребер. Не трудно было догадаться, что эта Лилиан была для Уинса не просто знакомой с параллельного курса. Возможно, он даже был в нее влюблен.

И, судя по тому, как зарделись щеки румянцем и у Лилиан, либо мой брат сегодняшний ей очень понравился, либо она тоже питала к нему некоторые чувства во время учебы в Академии. Значит, их связывает общее прошлое. Это интересно.

– Ясно, – вздохнула Лилиан, пытаясь вернуться к мысли, зачем она собственно к нам подошла? – Ну, что ж, Аврора… – я думала, сейчас будет какой-нибудь совет или рекомендация, но ее мысли были заняты кое-чем другим, – не может быть твоей дочерью, так ведь?

Все еще обращаясь к моему брату, Лилиан смутилась еще больше, и скрыла свое смущение за улыбкой. Мой брат тоже похихикал в ответ. Так что это между ними такое происходит сейчас? Было бы интересно узнать подробности их совместного времяпрепровождения. А главное – чего это они перестали общаться и встретились только сейчас?

– Нет, она моя двоюродная сестра, – объяснился Уинс, в очередной раз смяв мое плечо. Еще пару раз и мне придется плечо менять. Но я не жаловалась, понимала, как волнительно бывает разговаривать с тем, к кому ты испытываешь теплые чувства. Уинс заметно нервничал, когда продолжил разговор: – А как твои дела? Значит, ты все-таки последовала за мечтой и осталась преподавать в Академии?

– Да, как видишь, – подтвердила Лилиан.

Конечно, это было вполне очевидно, ведь Лилиан представилась. Но, похоже, для Уинса сейчас было главным поддерживать разговор. Интересно, почему они не общались все это время? Да, я знаю, Уинс был довольно занятым. Но, судя по всему, Лилиан была ему очень приятна. Тогда почему же их встреча сегодня стала такой неожиданной?

На самом деле таким неуверенным и смущенным я брата видела впервые. Хотя, понятное дело, до этого с девушками он общался. Это было даже забавно: всесильный Уинстон Бэлл, один из самых сильных охотников всех времен и народов так робеет перед милой девушкой.

– А что там, – Уинс откашлялся, как будто это было действительно необходимо, но когда он задал следующий вопрос, все стало ясно, – как там личная жизнь?

Ага! Этого следовало ожидать. Впрочем, в случае с моим братом и Лилиан, я, честно говоря, терялась в догадках на счет того, чего стоило от них ожидать.

– Вы не могли бы нам помочь, миссис?!… – Вдруг окликнул ее взрослый мужчина лет сорока, и Лилиан резко обернулась.

Да, теперь все становилось куда более, чем ясно.

Что же касается того, кто ее позвал – выглядел этот мужчина очень представительно: дорогие вещи, не менее дорогая машина. Возле нее, кстати, стоял, как я полагаю, сын этого мужчины. Одет он был тоже по последней моде в вещи известных брендов.

В отличие от отца, который был вежлив и доброжелателен, парнишка казался совсем другим. Он держался так, будто член королевской семьи собственнолично прибыл в Академию. Каждого, кто проходил мимо, он окидывал надменным взглядом, свысока оценивая всех и, как будто мысленно вешая ярлыки. Не очень приятный тип, но… если он здесь и вокруг только первокурсники, полагаю, он тоже будет учиться с нами.

Если не брать во внимание явное высокомерие, с отцом они были очень похожи: тонкие черты лица, большие, карие глаза, темно-русые волосы. Правда у отца волосы были зачесаны назад, а у сына – короткая стрижка и длинная челка, достававшая почти до глаз. На первый взгляд могло показаться, что это он из-за нее так голову высоко задирает.

Но это было не так.

– Да-да, сейчас подойду! – Кивнула мужчине в ответ Лилиан, а затем снова вернулась взглядом к нам. – Извините, мне нужно… вернуться к работе.

– Да, конечно! – Уинс сразу же напрягся, хотя со стороны могло показаться, будто он наоборот совершенно расслаблен. Даже улыбка у него была почти настоящей. – Насколько я помню, женское общежитие все в той же стороне?

Лилиан сначала напряглась, а затем смущенно улыбнулась. Я же медленно повернулась и посмотрела на моего брата. Похоже, он уже не очень задумывался над тем, что говорит. А следовало бы. Звучало забавно.

– Верно, – подтвердила Лилиан. – Аврора, – наконец-то и обо мне вспомнили, – собрание в три часа после полудня. Увидимся позже, хорошо? – Это она обращалась снова к Уинсу.

– Конечно! – Закивал Уинс, сжимая мое плечо в очередной раз так сильно, что, если он не перестанет, мне придется начать свою экскурсию с лазарета.

Лилиан еще раз улыбнулась и, развернувшись, отравилась к мужчине, которому требовалась ее помощь.

Уинс долго провожал ее взглядом. С каждой новой секундой на его лице все больше отражалось разочарование и грусть. Да, похоже, он не ожидал узнать, что Лилиан уже «миссис». Он явно расстроился, но ведь миссис Ливанталь такая милая и доброжелательная, было бы странно, если бы она до сих пор была не замужем.

Но это мои мысли, я о них моему расстроенному брату не скажу.

– Не расстраивайся, братик, – взяла под руку его я, решив поддержать его как в данном случае было возможно.

Что еще я могла сделать? К сожалению, ничего.

Уинс вздохнул, глянув вникуда, делая вид, будто это самое важное сейчас, потом вспомнил, зачем мы сюда приехали, и быстро подошел к багажнику машины. Пока он доставал мой чемодан, он принялся объясняться.

– Я? Я не расстраиваюсь, – отмахнулся как бы невзначай он. Если бы я не знала его достаточно давно, я бы могла ему поверить. – Я просто… – замедлившись, он выдохнул грустную улыбку, которая говорила сама за себя, – нужно поскорее отнести твои вещи. Что я торможу? Ты, наверное, устала, и хочешь…

Я подошла к брату ближе и взяла его за руку, останавливая его попытки притворяться, будто все в порядке. Я знала Уинса достаточно хорошо, когда он расстраивался и огорчался, за чтобы он в итоге не брался, у него все валилось из рук. Но если дать ему пару секунд, чтобы немножко успокоиться, он приходил в себя и возвращался в норму.

– Ты ей тоже нравишься, – заметила я, ведь это было более, чем очевидно, на что Уинс лишь вяло улыбнулся. – И потом, ты так возмужал и похорошел, что Лилиан чуть не съела тебя взглядом!

Уинс потянул мой чемодан, выволакивая его из машины (да, он был тяжелым), потом задержался на мгновение и взглянул на меня:

– Правда? – С искоркой интереса в глазах уточнил он.

– Еще как! – Уверенно подтвердила я.

Это хоть немножко, но приободрило брата. Настолько, что он даже смог слегка расслабиться.

– Как моя прическа? – Почти не шевеля губами, поинтересовался он.

– Шикарно! – Сдержав смешок, заверила я.

Уинс горделиво распрямился и шумно втянул воздух носом.

– Хорошо, – удовлетворенно произнес он, а затем все-таки вытащил мой чемодан. – Пойдем, я провожу тебя в общежитие. Какой у тебя номер комнаты?

– Комната номер сорок два, – сразу же ответила я, ведь запомнила это в тот самый день, когда мне пришло письмо об успешной сдаче экзаменов. – Это на четвертом этаже.

– Хорошо, тогда идем, – Отправился к общежитиям Уинс.

Прежде чем двинуться за своим братом я напоследок взглянула на миссис Ливанталь. Она до сих пор общалась с тем представительным мужчиной. Его сын так и не сдвинулся с места, продолжая окидывать всех вокруг надменным взглядом.

Но меня интересовало совсем не это. Я ведь не врала, когда сказала Уинсу о миссис Ливанталь и ее симпатии к моему брату. Но вот в чем вопрос: о чем же думала она? Да, она замужем и это все понятно. Но хоть на чуть-чуть она сожалела об этом?

Не знаю, почему меня это волнует. Просто я люблю, когда все счастливы, а не грустят, как мой брат, например.

Я догнала его, и мы вместе отправились к общежитиям. Уинс выглядел немного подавленным после этой встречи. Если изначально он просто ностальгировал по поводу возвращения в любимую Академию, то теперь он выглядел хмуро, его больше не привлекали окрестности, он шел, молча, и смотрел себе под ноги.

Пройдясь по широкой дороге, выложенной щебенкой, которая вела к самому большому зданию, являющимся скорей всего главным учебным корпусом, мы свернули влево, прямиком отправившись к женскому общежитию. Мужская половина, как я поняла, находилась справа от главного корпуса.

По общему виду общежитие не сильно отличалось от учебного корпуса – те же светлые стены, красная крыша, большие, просторны окна. Вдоль дороги, которой мы шли, было высажено множество цветочных кустов и деревьев. Ветра почти не было, поэтому листья выглядели так, будто застыли на фотографии. Если бы не шум прибывающих машин и переговаривающихся студентов, можно было подумать, что мы с Уинсом оказались в райском уголке.

Мне определенно начинает нравиться эта Академия.

Когда мы дошли до женского корпуса, я поняла, что не ошиблась, когда подметила количество новеньких студентов. В общежитии уже находилось много девчонок: кто-то только заносил чемоданы и сумки, какая-то рыженькая девчушка с веснушками по всему лицу причитала над своим папой, который нес ее багаж из последних сил; а несколько девочек уже расположились в своих комнатах, поэтому знакомились между собой и осматривали новую обстановку.

Двойные двери были распахнуты настежь. Первое, что нас встретило, был большой просторный холл. Тепло-бежевые оттенки создавали уют. В помещении находилось несколько диванов и кресел, столики у стен с различными атрибутами, вроде ваз с цветами, ламп, и других мелочей.

В центре помещения на противоположной от входа стороне располагалась большая, мраморная лестница. Балкон второго этажа отсюда хорошо просматривался, можно было так же наблюдать за теми, кто прогуливался наверху. Две широкие арки на балконе справа и слева уводили к комнатам.

Через большие широкие окна в помещение попадал свет. Через арочный проем под лестницей можно было попасть в большой зал, который я не успела как следует разглядеть, ведь мы с Уинсом собирались отправиться наверх. Мне захотелось поскорее закончить с переездом и осмотреться.

– А теперь на четвертый этаж, – заключил Уинс и двинулся к лестнице, сам оглядывая женское общежитие.

Поскольку я так и встала, как вкопанная, в дверях, разглядывая все вокруг, изучая окружающую меня обстановку, я и не заметила, что Уинс делал то же самое. Да, действительно, для него это место было связано со множеством воспоминаний. Я здесь и дня не провела, но почему-то на все сто процентов была уверена, что мне здесь понравится.

Мне уже здесь нравилось!

И когда-нибудь и для меня Академия станет местом приятных и теплых воспоминаний.

– Все-таки как много поменялось здесь, – возможно даже не со мной говорил мой брат, скорее просто озвучивал свои мысли.

Но я ведь была наблюдательной, оттого не смогла не заметить один очень немаловажный факт.

– Скажи, – притормозив у лестницы, пропуская одну большую семью, спускавшуюся сейчас нам навстречу, заговорила с Уинсом я, – откуда ты так много знаешь именно о женском общежитии?

Уинс, кажется, только сейчас понял, что, по идее, об этом корпусе он знать не должен. Что ему оставалось? Он откровенно попался и от объяснений ему теперь не отвертеться!

И все же, попытавшись скрыть смущение в улыбке, Уинс почесал затылок и огляделся, как будто проверяя, что еще изменилось за то время, пока его здесь не было.

– Помнишь, я говорил тебе о наказаниях? – Спросил меня Уинс.

– Да, – подтвердила я.

– Так вот, я должен признаться… – он посмотрел на меня и хитро ухмыльнулся, – я не был лучшим учеником, когда учился здесь, и меня слишком часто наказывали за мое… – он сделал паузу, подбирая подходящее слово, – непослушание. Грядки так быстро не зарастали, поэтому вторым моим наказанием было мытье полов. И я мыл их в мужском общежитии, иногда в учебном корпусе. А когда заканчивались полы, приходилось мыть их здесь. Девушек наказывали реже.

Хм, это достаточно любопытный факт о моем брате, о котором он, конечно же, никогда не упоминал. Но это заставляло задуматься.

– В таком случае странно, что миссис Ливанталь улыбалась, вспомнив тебя, – хмыкнула я.

Уинс снова посмеялся, скрывая явное смущение. Его щеки слегка порозовели при упоминании о миссис Ливанталь.

– Я не был таким уж плохим, – заметил он, когда мы поднялись наверх и завернули в арку справа. Коридор был длинным. – В конце концов, эти полы именно благодаря мне столь долгое время оставались зеркально чистыми. Сейчас уже не то.

Уинс как будто, и правда, капельку гордился этим фактом.

– Что же ты такое делал, за что тебя так часто наказывали? – Поинтересовалась я, пока мы шли вперед.

Коридор, по которому мы двигались, был очень просторным, под сводчатым потолком были развешаны небольшие светильники. Справа и слева от нас располагались двери, ведущие в комнаты. Некоторые из них были распахнуты настежь, поэтому можно было увидеть, что располагается внутри.

Сами комнаты были небольшими, но каждая рассчитана всего лишь на одного человека. Думаю, при большом желании можно было разместить еще одну кровать. Но, по-видимому, Академия могла себе позволить заселять новых студентов в отдельные комнаты, что не могло не радовать, ведь я всегда мечтала жить одна.

В данном случае это практически своя квартира! Очень скромно – кровать, письменный стол, кресло, комод и шкаф для вещей. Но очень уютно и мило. В конце концов – что еще нужно для жизни?

– Я не буду тебе подавать плохой пример, – покачал головой Уинс, решив не делиться подробностями своего, как он выразился, «непослушания».

Но я не собиралась так просто сдаваться.

– Может быть, если ты расскажешь мне, что делал не так, ты как раз наоборот, поможешь мне избежать неотвратимого наказания, – заметила я.

Уинс снова рассмеялся.

– Хитрая какая, – сквозь смех говорил он. – Не буду я тебе ничего рассказывать. Единственное, что я скажу тебе, это самое главное: соблюдай правила и не нарушай их, и не будет никакого наказания.

– Но Уинс… – начала приставать я.

– Отстань, Рори, не скажу! – Уперся он.

– Лучше расскажи, а то ведь я пойду выпытывать все у Лилиан.

– Эй! – Уинс резко остановился. – Не надо, ладно?

– Тогда расскажи сам, – предложила альтернативу я.

– Может быть, потом как-нибудь, – поморщился он. – На каникулы вернешься домой, и я тебе расскажу.

– Каникулы в конце декабря, – загробным тоном констатировала я.

– Вот и хорошо, – хитро улыбнулся Уинс.

– Надеешься, что к тому времени я уже все забуду?

– Поверь мне, Рори, к тому моменту в твоей жизни столько всего произойдет, что ты даже не захочешь домой на праздники, – пообещал Уинс.

– С чего это ты так уверен?

– С того, что я учился здесь, – ухмыльнулся Уинс, и мы наконец-то дошли до очередной широкой лестницы слева и стали подниматься выше.

В отличие от главной лестницы в холле эта была довольно узкой, но я сейчас рисовала у себя в голове карту здания, чтобы запомнить, как попала к себе в комнату, и как потом вернуться.

– Так ты мне рассказал про плюсы или минусы этой Академии?

Уинс снова улыбнулся. Каждый раз его эта улыбка была такой искренней и светлой, что заражала меня каким-то невероятным позитивом. Каждая новая секунда пребывания в этом месте заряжало меня хорошим настроением. Снова это прекрасное предвкушение чего-то хорошего посетило меня.

– Плюсы и минусы, да? – Он задумался на мгновение, вроде бы отвечая мне, но было видно, что в своих мыслях он очень далеко. – Несомненный плюс в том, что тебе здесь будет хорошо и спокойно. Это я уже говорил, да. Но опыта тебе здесь… хватать не будет. Это придет потом, когда ты начнешь жить самостоятельно.

– Да ладно, – отмахнулась я, – опыт он на то и опыт, что получаешь его только когда перестаешь учиться.

– Позитивный у тебя настрой, – заметил Уинс.

– У тебя получается меня им заряжать, – улыбнулась я, а глаза Уинса заискрились радостью. – Однако, должна сказать, я немного запуталась. С одной стороны, это место для тебя нечто прекрасное. Но с тем же восторгом ты рассказываешь мне о мытье полов и прополке грядок. Что именно в этих процессах ты можешь назвать прекрасным?

Уинс снова ушел в свои мысли и вздохнул.

– Я скажу тебе одно, Рори: моим духовным наставником здесь был профессор Шан. И он самый великий человек из всех, кого я когда-либо знал.

– Профессор Шан, – запомнила я. – Ладно.

Мы, наконец-то, добрались до четвертого этажа и стали теперь искать мою комнату номер сорок два. К счастью, трудностей это не вызывало, около каждой двери сбоку висела табличка с номером.

– Ты встретишься с ним очень скоро, – пообещал Уинс. – Думаю, тебе он очень понравится.

– Ты так говоришь, словно он мог мне не понравиться, – заметила я.

– Мне не понравился, – признался Уинс и загадочно улыбнулся.

– Да что ты?

Раньше Уинс не часто рассказывал о своей учебе в Академии. Как правило, у него было о чем подумать во время каникул, а также попрактиковаться. Хоть мы и общались, но все же не так часто, как хотелось бы.

Когда он возвращался домой, он только и делал, что активно практиковался, усиленно оттачивая свое мастерство, редко упоминая о том, что встречалось ему в Академии, как будто это было совсем не важно. А теперь оказывается, что это было лучшее время в его жизни, а я этого и не знала.

Мы нашли мою комнату и Уинс занес мой чемодан внутрь. Кровать слева, письменный стол у окна, большой шкаф в углу и комод. Дверь справа вела в ванную комнату и сейчас была распахнута настежь.

– Почему у девчонок всегда так красиво и убрано? – Нахмурился Уинс, подталкивая мой чемодан к шкафу.

– Потому что ты неряха, Уинс, – напомнила я.

Он обернулся.

– Ах да, – похихикал он, вспоминая, как он любил «вешать» свои вещи на первый попавшийся предмет, раскидывать все по комнатам и устраивать целый кавардак дома. – И кто будет следить за порядком в моих вещах без тебя? – Задумчиво вздохнул Уинс.

Да, с тех пор, как я переехала к Уинсу, мне пришлось взять на себя заботу о чистоте и порядке в доме.

– Как и всегда, твоя старая добрая магия, – напомнила я.

– Все равно, Рори, мне будет тебя не хватать, – признался он.

– Но я же совсем скоро вернусь к тебе на каникулы, забыл? На те самые каникулы, на которых ты обещал мне рассказать, что ты такого тут выделывал в годы своей учебы, – подметила я.

– Да-да, – отмахнулся Уинс и снова оглядел мою комнату. – Что ж, ты наконец-то приехала, я довез твои вещи, все. Теперь ты официально студентка Академии магии Диллейн. Как ощущения?

– Отличные, – закивала я. – Мне нравится.

– Во сколько, сказала… миссис Ливанталь собрание? – Уточнил Уинс.

– В три часа после полудня, – напомнила я.

– Ну вот, тебе как раз хватит времени, чтобы устроиться, – заметил Уинс. – Помочь тебе распаковать вещи?

– Думаю, я сделаю это сама, – заметила я. – Сейчас хочу отдохнуть и осмотреться. Ты же видел женское общежитие, – хитро улыбнулась я, снова напоминая скорей даже самой себе о его секретах, чтобы потом ни в коем случае о них не забыть, – а я еще нет.

Уинс улыбнулся мне в ответ и еще раз оглядел мою комнату напоследок. Как будто он скучал по всему этому. Зная, чем он занимается в своей обычной жизни, я могла его понять. Это место было совсем другим – безопасным. Со всей этой охотой, которую так часто устраивал мой брат, о безопасности он мог думать в самую последнюю очередь.

– Ладно, тогда я поехал домой, – наконец-то смирился с тем, что ему пора возвращаться в реальность, Уинс. – Звони мне, хорошо?

– Ты разве не останешься?

– Ты же сказала, тебе не нужна помощь, разве нет?

– А как же Лилиан? – Осторожно спросила я.

Не хотелось лезть не в свое дело, но мне все же было интересно.

Уинс задержался на несколько секунд у порога. Он не смотрел на меня, молча, разглядывал носки своих начищенных до блеска ботинок. Он обернулся на меня не слишком резко. Ему все-таки нужно было подготовить скорее себя, чем меня к тому, что он собирался сказать.

– Она замужем, – напомнил он мне. – Я лучше поеду.

– Ты только не расстраивайся, хорошо?

– Все хорошо, правда, – заверил меня Уинс, хотя его грустные глаза выдавали его печаль. – К тому же, – он снова огляделся, – я так давно не был здесь. Благодаря тебе смог вспомнить, как хорошо быть подростком.

– Благодаря мне?

– Ты же сначала не хотела сюда поступать, – напомнил Уинс. – Разве не так?

– Это было давно и неправда, – отшутилась я. – С тех пор, как ты поступил сюда, я только и думала о том, чтобы увидеть, где учился мой всесильный старший брат.

– Да перестань, – отмахнулся Уинс. – Я не всесильный.

– Но близок к этому, это точно, – закивала я.

Да, именно так я и думала, когда Уинс поступил сюда. К сожалению, были вещи, которые заставили меня передумать. Хотя, лучше бы, их не было. Ведь в конечно итоге все изменилось только пару месяцев назад, когда я приняла это решение и все-таки собралась поступать.

– Ладно, Рори, я пойду, пока моя гордыня не возобладала над моей рациональностью, и я попросту не зазнался.

– Ладно, – посмеялась я. – Счастливого пути!

– Не забывай звонить и писать, договорились?

– Конечно! – Пообещала я. – А ты позвони, как доберешься.

– Непременно.

Уинс наконец-то оставил меня одну в моей новой комнате, в которой я собираюсь жить ближайшие пять лет. На самом деле я действительно думала, что буду жить с соседкой по комнате, ведь однажды, когда мы обсуждали мое поступление, Уинс обмолвился, что в свое пребывание здесь делил комнату аж с двумя мальчишками!

Надеюсь, это численное превосходство сохранялось только на мужской половине. Все-таки хорошо иметь свою личную комнату. Конечно, дома у меня тоже была отдельная комната, но ведь это же совсем не то. Здесь – самостоятельная, почти взрослая жизнь! Что несказанно радовало.

Пройдясь по комнате, я подошла к окну. Передо мной открывался прекрасный вид на большой вишневый сад. Вероятно, весной, когда деревья в цвету, наблюдать за всем этим настоящее удовольствие.

Теперь, когда Уинс уехал, а дел на сегодня до собрания у меня уже не осталось, я невольно снова вернулась к мыслям о том, по какой причине все-таки приехала сюда. Да, они были и, если честно, не самые приятные.

Но в действительности самым главным было то, что я все-таки здесь. Были времена, когда мне совершенно не хотелось иметь ничего общего с магией, но они давно прошли. Теперь у меня есть новые цели, теперь мне необходимо как следует постараться и закончить Академию с отличием.

Несмотря на то, что маги могли колдовать без особого на то разрешения, целенаправленное ее применение требует официального документа о полном высшем магическом образовании. А без диплома это так, дешевые фокусы.

Еще раз оглядевшись, я снова оценила свою новую комнату. Да, было приятно осознавать, что я уже являюсь частью чего-то большего. Какие бы чувства я не испытывала до того, как приехала сюда, все же сейчас я совсем не жалела о своем приезде.

Что-то было в этом месте, что-то, что дарило покой. Не думаю, что в реальном мире и при реальных обстоятельствах будет также. На самом деле я точно знала, что будет совсем не так.

Но Уинс сказал мне, что время учебы будет полезным так же, как он выразился «…с точки зрения межличностных отношений». Сегодня все здесь лишь студенты, а завтра – охотники, чиновники, маги и прочие представители взрослого мира. Поэтому Уинс советовал мне заводить новые знакомства.

Это, конечно же, произойдет, ведь я в новом месте, среди множества незнакомых мне магов. Посмотрим, что будет дальше, но на данный момент могу смело заявить: мне здесь определенно нравится.

Глава 2

После того, как Уинс уехал, у меня было время для того, чтобы немного осмотреться и понаблюдать за теми, кто приезжал после меня. Честно говоря, чем больше времени проходило, тем больше прибавлялось студентов. Такое чувство, что где-то на дорогах были гигантские пробки, потому что ближе к двум часам все вновь прибывшие торопились как могли, чтобы поскорее заселиться в свои комнаты и быть готовыми к организационному собранию.

На самом деле до Академии можно было добраться любыми способами и из любых мест. Как рассказывал мне Уинс, Академий по всему свету было немного, но каждая из них объединяла в себе студентов одной или нескольких стран. Попасть в любую Академию даже из самых отдаленных уголков можно было без проблем. А все очень просто: защитная стена, через которую мы попали сюда с Уинсом, образовывала собой некий магический портал.

И, если точно знать, где свернуть и какую дорогу выбрать, добраться до Академии магии можно было в самые кротчайшие сроки.

К тому моменту, когда я немножко разобрала вещи, повесив их в шкаф, за моей дверью стало очень шумно. Это уже было не связано с новичками и их переездом. В Академию возвращались студенты старших курсов.

Я покинула свою комнату примерно в половине третьего. У меня как раз было достаточно времени, чтобы прогуляться мимо вишневого сада, который я видела из окна и не опоздать на организационное собрание.

Как только я вышла в коридор, я подождала пока пройдет целая толпа родственников за пухленькой девчушкой с темными кудрявыми волосами, и двинулась к лестницам. Пока шла, я не могла не обратить внимания, что в комнату по соседству со мной тоже заезжала новенькая.

Поскольку мне предстоит в дальнейшем учиться вместе с ней и жить на этаже, я заинтересованно засмотрелась на нее и ее сопровождающих. Не очень явно, чтобы не показаться грубой, но все же поглядывала на них, когда шла мимо.

Из сопровождающих с ней были бабушка с дедушкой.

– Внученька, мы просто посмотрим, как здесь все устроено, вот и все, – заверял ее дедушка.

В отличии от них девушка сильно выделялась своей яркой внешностью. У нее были крашеные черные волосы, черная подводка на глазах, темный лак для ногтей. Видимо, она придерживалась какой-то субкультуры, но на фоне почти традиционных пожилых бабушки с дедушкой, она очень выделялась.

В общем, фразой своего дедушки она была не очень-то довольна.

– Ну, не надо здесь ничего смотреть! – Возмущалась она. – Вы приехали, привезли меня, можно мне уже начать жить самой?

– Но мы просто…

– Бабуля! – Стиснув зубы, ворчала она. – Спасибо что приехали! Я очень-очень рада. Но теперь все, домой. Машина ждет. Езжайте.

– Но ты точно уверена, что здесь тебе понравится? – Все не сдавался дедушка.

– Уверена! На все сто процентов! На тысячу, если так будет легче! Езжайте уже, пожалуйста! У меня собрание через полчаса, а я даже не занесла чемодан.

– Ладно-ладно, мы поедем, – согласилась, наконец, бабушка. – Только ты звони обязательно!

– Хорошо! – Вся в недовольстве закатила глаза она. – Идите.

Поскольку я проходила слишком близко, моя новая соседка меня неизбежно заметила. Я постаралась выглядеть приветливой, оттого улыбнулась ей и пошла дальше.

Окончания разговора я уже не услышала, было невежливо продолжать подслушивать, да и мне давно пора было поторапливаться, если не хочу опоздать на организационное собрание. Волнение меня выдавало. Как и многих новичков вокруг меня.

Все-таки то, что я уже не в привычном для людей мире, говорило многое. Начиная со способа, которым мы сюда попали, заканчивая магической и колдовской атрибутикой, встречавшейся на моем пути.

Ничего особенного мне не встречалось на первый взгляд, пара котлов, старых учебников с названием «Управление магическими животными: краткий курс» или «Ловушки для демонических созданий – первая ступень». Каждый раз, когда мне встречалось что-нибудь подобное, по моему телу невольно пробегала дрожь. Мне не терпелось приступить к практике, научиться колдовать и использовать все резервы, которые до приезда сюда нетерпеливо дремали, дожидаясь своего часа.

Я всегда немножечко завидовала Уинсу и его способностям. Я знала, что это дело практики, он в свои семнадцать тоже ничего не умел и ничем от меня не отличался. Но он показывал мне такой высший пилотаж, что мне иногда хотелось визжать от восторга, предвкушая возможность в дальнейшем хотя бы попытаться приблизиться к его результатам.

В конце концов, мой брат – живая легенда в мире магии, а я только поступила в Академию. Будем оценивать свои шансы трезво.

Пока спускалась вниз, я уже заметила перемены. Многие пустые до этого комнаты теперь были заняты новыми студентками. Кто-то закрывал дверь, кто-то не обращал на это внимание и принимался распаковывать вещи. Я не подглядывала, просто невольно обращала внимание на все, что происходило вокруг меня.

Коридоры здесь были очень просторными и уютными. Возможно, я немного преувеличивала значимость таких мелочей, но мне сейчас казалось, что все вокруг создано максимально комфортно и идеально. Мне нравилось погружаться в эту атмосферу, понимая, что ближайшие пять лет я буду жить здесь, учиться магии и просто наслаждаться этой Академией.

Когда я спустилась в главный холл, я увидела, что многие девушки, заехавшие сюда впервые, или же вернувшиеся с каникул, уже расположились на диванах и о чем-то увлеченно болтали. Судя по улыбкам на их лицах, они были рады сюда вернуться. Еще бы! Я их понимала, как никто.

На улице, по-прежнему, было тепло, я с большим удовольствием прогулялась по вишневому саду. Как я заметила, многие студентки и студенты любили здесь гулять. Я старалась быть как можно более приветливой и доброжелательной, оттого улыбалась всем, кого встречала на своем пути.

Студенты улыбались мне в ответ, здоровались и желали хорошей учебы. По мне было слишком заметно, что я новенькая. Впрочем, я не жаловалась. Я наслаждалась.

Когда я наконец-то подошла к учебному корпусу, я сразу же заметила миссис Ливанталь. Двери были распахнуты настежь, и многие студенты свободно маневрировали в обе стороны. Новичков заметить было легко: они подходили сначала к Лилиан, а затем отправлялись по ее наставлениям в нужную сторону.

Когда я подходила к ней, она как раз отправила одну студентку внутрь со словами «проходи в зал, скоро начнется собрание», а затем тут же посмотрела на меня, приветливо улыбнувшись.

– Рори, – просияла она. Она действительно была очень милой. – Как заехала? Нашла свою комнату без проблем?

– Да, спасибо, – подтвердила я, отвечая на ее улыбку.

– Как тебе Академия? Знаю, довольно рано спрашивать, но мне хочется узнать, все ли тебя устраивает? Не возникли какие-нибудь вопросы?

– Нет, все в порядке, – заверила ее я. – Мне здесь нравится. Надеюсь, учиться тоже будет весело.

– Не всегда это только веселье, но, в конце концов, как узнать, что такое веселье, если не знаешь, что такое тяжелый труд?

– Верно, – улыбнулась снова я.

– Проходи, Рори, скоро начнется собрание, – пригласила внутрь меня она. – Главный зал прямо по коридору до конца. Иди вперед и ты не ошибешься.

– Хорошо, спасибо миссис Ливанталь, – поблагодарила я и отправилась в учебный корпус, уже осматривая первое помещение, в которое я попала.

– Эээ…, Рори! – Окликнула меня снова Лилиан.

Поскольку я думала, что мы закончили разговор, я несколько не ожидала, что она меня снова позовет, поэтому не сразу обернулась. В этот момент к ней как раз подошел тот самый парень с челкой, что выглядел, будто Король приехал в Академию. Но, как ни странно, Лилиан его не заметила. Она сейчас смотрела на меня.

– Уинс… тон уехал? – Неуверенно спросила миссис Ливанталь.

Значит, я все-таки была права, и мой брат был ей небезразличен.

– О, да, у него возникли дела, – объяснила я.

– Да? – Она искренне заинтересовалась. – Что-то случилось?

– Нет-нет, все в порядке, – поспешила заверить я. – Просто Уинс очень занятой, да и работает на износ. Иногда так увлекается, что даже забывает, что нужно спать. Работа для него – это все.

Лилиан сдержано улыбнулась, но я заметила некоторое разочарование, как будто ее интересовало кое-что еще. Например, кто ждет его дома. Но я решила, что не стоит углубляться в эти подробности, ведь Лилиан все-таки «миссис». Да и личная жизнь брата – это не мое дело.

Наверное.

– Передавай ему «привет», – произнесла она.

– Непременно, – пообещала я.

Лилиан все еще продолжала смотреть на меня, но тот парень с челкой уже в четвертый раз перед ней кашлянул, и только в пятый раз сумел привлечь ее внимание.

Ладно, у меня собрание, на которое лучше не опаздывать.

Учебный корпус был более большим и просторным, по сравнению с общежитием. Потолки здесь были выше, окружающая обстановка немного более строгой, что, в принципе, и не удивительно – корпус-то учебный. Никаких тебе мягких ковров под ногами, только красивый мраморный пол.

В главном здании лестниц было две, справа и слева. Прямо под балконом так же располагался коридор. Он был сквозным и стеклянным, из-за чего света в нем было много. Два коридора расходились вправо и влево от входа и, судя по тому, что в конце коридора слева я заметила множество обеденных столов, думаю, там располагалась столовая.

Когда я проходила стеклянный коридор, я почувствовала себя в теплице. Из-за теплого солнца, проникающего сквозь окна, воздух был раскален. Почти что жара, даже забавно.

Как и обещала Лилиан, зал пропустить было невозможно. Он находился сразу же за коридором, когда я вышла в небольшой холл. Слева располагалась лестница, ведущая наверх, а справа распахнутые настежь двери, у которых толпилось много новичков.

Как и снаружи, внутри уже собралось много народу. Несмотря на то, что внутри царил небольшой хаос, ведь кто-то только подыскивал себе место, а кто-то бродил по рядам и разглядывал все вокруг, все встречали новичков заинтересованным, изучающим взглядом. Сама была такая же, что и говорить?

Зал был действительно большим, что неудивительно. Ведь если новички толпись целыми группами, представляю, сколько здесь студентов вместе со старшекурсниками. И всех их необходимо разместить в зале, если случится общее организационное собрание или что-то в этом роде. В общем, пока, находясь только среди первокурсников, потеряться было легко.

Выбрав себе местечко где-то в середине зала, я прошла несколько свободных стульев и заняла себе место. Народ рассаживался хаотично. Многие, так же как и я бродили в одиночестве, еще пока никого не зная и ловя на себе такие же любопытные взгляды.

Но кто-то уже с кем-нибудь подружился и сейчас делился впечатлениями об Академии и всем, что с ней было связано. Например, две девочки, сидевшие на ряд впереди чуть правее от меня, не переставали восхищаться всем, что сегодня услышали, увидели и узнали. Да, я их понимала.

Первокурсники все прибывали, а я удивлялась их количеству. Всегда ли их так много? Не знаю, но волнение от такого количества студентов меня невольно накрывало с головой.

Рассаживались все по свободным местам, полностью зал не занимая. И в тот самый момент я уже стала задумываться над тем, что неплохо было бы с кем-нибудь подружиться.

Но от моих мыслей меня отвлекли.

Ровно в три часа дня в зале появилась миссис Ливанталь и тут же отправилась на сцену. Студенты сразу же притихли и приковали к ней все внимание.

Миссис Ливанталь была не одна. Следом за ней в зал проследовала роскошная блондинка с идеальными крупными локонами. Она была высокой, и первое о ней впечатление было вполне конкретным – модель. Идеальная, яркая внешность, шикарная фигура. Интересно, у нас здесь есть местные журналы красоты? Если да, уверенна, она на все сто процентов занимает все первые строчки.

Помимо внешности она еще была и очевидной модницей: деловой бордовый костюм, бледно-розовая блузка и бордовые туфли на высоченном каблуке. Ее внешность впечатляла.

Лилиан тоже была одета строго – черные брюки, белая блузка, но по сравнению с блондинкой мало кто в действительности сможет хотя бы попытаться переплюнуть ее по презентабельности. И я не имею ничего против Лилиан ни в коем случае.

Обе женщины поднялись на сцену, и все студенты сосредоточили на них свое полное и безраздельное внимание.

Как раз перед тем, как блондинка подошла к микрофону, в зал забежала одна из последних опаздывающих на собрание студенток. Это была моя соседка, которую я видела в коридоре с дедушкой и бабушкой. Чтобы не привлекать особого внимания она быстро пробежала к задним рядам и уселась на два ряда дальше меня. Молодец, что успела!

Двери после этого шумно закрылись, и блондинка заговорила.

– Добрый день всем вновь прибывшим в Академию магии Диллейн! – Поприветствовала она, одарив нас всех приветливой улыбкой. – Меня зовут Брианна Силбертон, я являюсь заместительницей директора, на сегодняшнем собрании буду представлять его интересы и введу вас всех в курс дела относительно правил нашей Академии.

– Первым делом позвольте, прежде всего, поздравить вас всех с поступлением в нашу замечательную Академию.

Она незамедлительно зааплодировала, ее поддержала Лилиан, затем захлопали и все вокруг. Правда, аплодисменты несколько растянулись, потому что не все сообразили, что надо делать вовремя. Мисс Силбертон дождалась, пока в зале снова станет тихо, и продолжила.

– Итак, вы здесь, вы полны надежд и планов, что вполне объяснимо. Но прежде чем отпустить вас всех, я должна познакомить вас с правилами нашей Академии. Это самое главное, что вы должны о ней знать.

Когда она поздравляла нас, голос у нее был доброжелательным и располагающим. А вот когда она заговорила о правилах, сразу стало ясно, что она не просто привлекательная молодая девушка. Сталь и уверенность, которые теперь звучали в ее голосе заставили всех студентов сосредоточиться и ловить каждое ее слово.

– Итак, правило номер один: никогда и не при каких обстоятельствах не использовать магию против своих товарищей, однокурсников, друзей и уж тем более учителей.

Миссис Ливанталь широко улыбнулась, кто-то из студентов тоже посмеялся, посчитав, что первое впечатление было ошибочным. Строгость в голосе мисс Силбертон теперь показалась какой-то наигранной, да и правило из серии «само собой разумеющееся» было даже скорее очевидностью, нежели правилом.

– Правило номер два: – продолжила мисс Силбертон. – В нашей Академии в разное время студентов обучали разные профессора, преподавая различные методики и используя свой личный и бесценный опыт. В связи с этим вы, как студенты, перенявшие эти знания и опыт, обязуетесь соблюдать конфиденциальность.

– Это значит, что вы ни при каких обстоятельствах не будете делиться полученными знаниями с кем-то за пределами Академии. Это только ваш бесценный опыт и ни чей другой. Но распространяться об этом вам категорически запрещено. Это всем понятно?

Кто-то громко крикнул «да!». Народ снова посмеялся. Даже мисс Силбертон улыбнулась. В этот момент она могла показаться очень милой и доброжелательной. Но внешность бывает обманчивой.

– Правило номер три: вы уважаете друг друга, магические способности и уровень каждого. Это значит, что кто-то из вас сильнее, кто-то слабее, но на данном этапе это всего лишь показатель вашей подготовки, который не обязательно должен быть слишком высоким. Никаких задирательств и оскорблений. Иначе вылетите отсюда быстрее, чем проснется наш старый добрый Баргест!

Мисс Силбертон вдруг медленно и широко улыбнулась.

– Кстати, о Баргесте: – как будто вспомнила она. Судя по тому, что поняла шутку только я, не многие догадываются, что за правило последует дальше. – Правило номер четыре: после заката ученики должны быть в своих корпусах соответственно. Это не просто предостережение, здесь введен комендантский час. И значит, после заката солнца территорию охраняет он, наш старый добрый Баргест.

– Старый, это значит, он уже плохо слышит и видит? – Спросил какой-то смелый парень с первых рядов.

– Старый, это значит, что он слишком хорошо охраняет территорию, чтобы оттяпать половину тела любому, кто нарушит запрет, это ясно? – Строго пояснила мисс Силбертон и ехидно улыбнулась.

– На все сто! – Крикнул в ответ парень.

– Отлично, – язвительно улыбнулась ему в ответ мисс Силбертон. – И запомни: если Баргест тебя съест, значит было за что. Я же в свою очередь тебя предупредила, и ответственности за твою преждевременную смерть не несу.

– Да чего я-то?! – Возмутился парень. Он, похоже, не на шутку испугался. Примерно так же, если бы за его спиной сейчас стоял Баргест и собирался его наказать. Парнишка стал оглядываться по сторонам, пытаясь найти на лицах других студентов хоть какую-то поддержку. – Я не пойду никуда ночью!

Мисс Силбертон ухмыльнулась, ее такая реакция явно обрадовала. Что может быть лучше предостережения, подкрепленного страхом?

– Чтобы прояснить ситуацию: Баргест – это нечто более страшное, чем Адский пес, охраняющий Врата в Преисподнюю. Поэтому злить его я настоятельно не рекомендую.

– Правило номер пять: никакой запретной магии! Любой, кто будет уличен в попытке действовать вне рамок дозволенных здесь магических правил, будет в лучшем случае исключен, в худшем – заключен под стражу и отдан под суд. Магия здесь только добрая и светлая, это ясно?

– Да! – Во избежание карательного взгляда в свою сторону, студенты отвечали в унисон.

Даже я крикнула! На всякий случай. Мой брат, может быть, и самый лучший, но здесь он меня не спасет.

А от мисс Силбертон все больше хотелось держаться подальше. Да, первое впечатление явно было обманчивым. Выглядит она, конечно, лучше, чем многие модели на подиумах мира. Но палец ей в рот не клади. Не зря она занимает свой пост.

Хотя у меня возникает один вопрос: а где же сам директор?

Конечно, при условии, что директор хотя бы в половину настолько же строг, как мисс Силбертон, встречаться с ним я бы и не хотела. Просто было интересно посмотреть на него. А то вдруг потом случайно на него натолкнусь и не пойму, что это он?

Впрочем, желания спрашивать, почему директор сегодня не с нами, у меня почему-то не появлялось.

– Правило номер шесть: никаких демонов, полукровок и прочего всего, что к этому относится. Здесь обитают только светлые маги и обучаются исключительно светлой магии. Если я узнаю, что кто-нибудь пытался призвать демона, вампира, вурдалака и прочую нечисть в стенах Академии, смотри последствия нарушения правила номер пять.

Тут уж замолчали все. Даже странно, потому что создалось такое впечатление, как будто каждый из присутствующих решил хоть разок, но призвать хотя бы одного беса. Это делать было запрещено и за пределами Академии, я это знала. Уинс не раз отправлялся на задержание нарушившего данное правило мага.

– Так что если вы вдруг заметите в стенах Академии демона, или полукровку, вы что делаете?

– Убиваем его? – Предположил все тот же смельчак с первых рядов.

– Нет, – мотнула головой мисс Силбертон. – Вы ставите ловушку и докладывайте любому преподавателю о нарушителе, это ясно?

– А ловушку?..

– Этому вас научат на первом же занятии по заклинаниям, – прежде чем прозвучал вопрос, ответила на него мисс Силбертон. – Вернемся к правилам. Правило номер семь: не прогуливать, не просыпать, не опаздывать. В общем, не нарушать дисциплину. В конечном итоге это вам сможет сильно пригодиться. А за нарушение вы будете строго наказаны!

Я так полагаю, именно за нарушение дисциплины скорей всего страдал мой брат. Либо так, либо он слишком часто путался с демонами и вурдалаками. Конечно, это все шутки, ведь если бы он такое вытворял, его бы никто так просто из Академии не выпустил.

Но проблема оставалась, и я не знаю даже что и думать. Не мог же он разозлить своим присутствием Баргеста. Или мог? Он хитрый, так и не рассказал мне ничего толком.

– Правило номер восемь: каждый новый ученик имеет право без каких-либо ограничений вступить в любое магическое сообщество, открытое в нашей Академии. Список данных сообществ будет так же вывешен на всех информационных стендах.

– Правило номер девять: уважайте ваших преподавателей. Они потратили свое бесценное время, чтобы обучить тех немногих из вас, кому действительно повезет всю жизнь заниматься магией. Если хотите себе такое будущее, не забывайте, что всем этим вы уже обязаны им, вашим учителям.

После этого правила мисс Силбертон немного расслабилась, как будто самые важные правила подошли к концу, пришло время второстепенных.

– Правило номер десять: в день у каждого из вас выпадает не более четырех пар, которые равны одному часу, сорока минутам. Перерыв на обед ровно в полдень, перерывы между лекциями не более двадцати минут. Все четко и ясно. Никаких попыток отобедать за час до назначенного времени или же устроить себе перерыв вместо лекции. Здесь вас учат сильнейшие, и еще раз напоминаю: они тратят свое время на вас. Поэтому прогулы равносильны вашему нежеланию здесь учиться.

– Правило номер одиннадцать: в конце каждого семестра вы все сдаете экзамены, это не новость. Учитесь хорошо и старайтесь. Если вы не сдадите экзамен, вы можете попрощаться с Академией.

Один из студентов поднял руку.

– Да, – любезнейшим тоном и наимилейшей улыбкой обратилась своим взором к парню мисс Силбертон.

– Простите, а если я просто не успел…

– Никаких исключений! – Настойчиво перебила она.

Парень хотел еще что-то сказать, но мисс Силбертон сверлила его таким настойчивым и уничтожающим взглядом, хоть и улыбалась, что парнишка решил, что жизнь ему все-таки дороже и не стал продолжал дискуссию.

– Правило номер двенадцать: оно, пожалуй, самое главное и самое широко распространяющееся, – позволила себе комментировать мисс Силбертон. – Любое, подчеркиваю, ЛЮБОЕ магическое мастерство, выученное за время учебы в Академии, даже если не в стенах классов или в границах Академии, должно быть обращено только исключительно на пользу, а не во вред. Ни один из вас не имеет право применять магию против ни в чем неповинных людей.

– Это правило является так же интернациональным, и применяется магами и колдунами всего мира. За нарушение вас никто не оставит после уроков, не будет поучать или наказывать. Вас просто лишат возможности использовать ману, это понятно?

В зале воцарилась настолько гробовая тишина, как будто все студенты внезапно исчезли. Даже пение птиц за окном сейчас казалось каким-то зловещим. Но мисс Силбертон, по-видимому, добивалась именно этого.

Не думаю, что кто-нибудь действительно мог приехать сюда, чтобы изучать магию для того, чтобы вредить людям. Есть много других способов обучиться темному искусству. Но явно не в стенах этой Академии.

– Правило номер тринадцать: всем студентам, которые обучаются в нашей Академии, во время учебного года запрещается покидать территорию Академии без надлежащего разрешения. Как вы знаете, территория достаточно большая, чтобы удовлетворить вашу тягу к открытиям. К тому же периодически вас будут группами вывозить в город по мере необходимости. Но покидать территорию самовольно вам категорически запрещено.

– Конечно же, все правила с ходу вы не запомните, поэтому они заблаговременно развешаны на всех информационных стендах по всей Академии, включая и учебный корпус, а также общежития, летний домик и самые отдаленные уголки территории. Чтобы вы про них не забывали.

Мисс Силбертон в очередной раз широко улыбнулась, но было понятно, что это было не просто предостережение, она действительно имела в виду то, что говорила. Мощно. Все-таки очень интересно, какой же тогда директор?

– Теперь о вашем расписании: – продолжала мисс Силбертон. – Оно будет вывешено сегодня вечером, сразу после того, как в Академию вернутся все студенты с летних каникул. Все вопросы, связанные с расписанием вы всегда сможете обсудить с профессором Ливанталь, – так же добавила она. – Это на случай, если у вас возникнут какие-нибудь трудности.

Интересно, какие могут возникнуть трудности с расписанием? Нет, конечно, если мне поставят укрощение драконов, я, естественно, захочу от этого отказаться. Но, по идее, ведь не должны мне такое на первом курсе поставить. Драконы давно вымерли, да и как мне это в жизни пригодится?

– Пожалуйста, не забывайте посещать общие лекции, и обращайте внимание на свою форму одежды. Да, у нас есть специальная форма, но здесь разрешается носить то, что хочется. Но это не значит, что обязательно бродить по школе в непотребном рванье. Следите за внешним видом!

Лилиан подошла к блондинке поближе и что-то шепнула ей на ухо. Она удивленно спросила «уже?», но затем вернулась к нам.

– По форме отдельно добавлю: мы одеваем ее по особым случаям. Таким, как праздники, приезд проверочных комиссий, по случаю приезда директора – естественно! – а также для фотографий класса. Последнее, кстати, говоря, состоится уже завтра. Как только вас сформируют в группы, после уроков сделают ваш первый снимок, так что всем быть в форме. Это ясно? У всех она есть?

Студенты громко пробубнили что-то себе под нос, но заместительницу директора это полностью удовлетворило.

– И еще, что касается сегодняшнего вечера: – вернулась к своей речи она, – не обязательно надевать форму и соблюдать комендантский час, так как сегодня состоится ежегодный праздник в честь начала нового учебного года. Многие студенты старших курсов продемонстрируют нам свои таланты. Представление начнется в семь вечера. Все, что вам надо будет сделать, это пройти через эти двери.

На самом деле в зале действительно располагались еще одни двойные двери, прямо напротив тех, через которые мы все попали в зал. Просто они были сейчас плотно закрыты, поэтому никто, включая меня, не обращал на них особого внимания.

– Прошу не опаздывать! – Строго попросила мисс Силбертон, а затем мило улыбнулась. – Пропустите все самое интересное.

– На сегодня это все! Можете отдыхать и наслаждаться последними часами каникул. Все свободны!

Интересное собрание. Столько новых правил, которые даже пока не укладываются у меня в голове.

Интересно все-таки, что нарушал Уинс? И почему он не рассказывал мне никогда о миссис Ливанталь? Он, конечно, об Академии в целом и о том, как учился здесь, тоже мало рассказывал. Но все же. Я так полагаю, исходя из встречи, которую мне посчастливилось наблюдать, они не просто учились на одном потоке.

Вопросов было много и их хотелось все задать. С другой стороны, может быть, и нет. Пока мне все нравилось, со временем многие ответы придут сами, а потому торопить события не хотелось. И так было очень много впечатлений для первого дня. Хотелось уже поскорее влиться в поток учащихся и погрузиться в эту немного волнительную атмосферу.

Завтра первый официальный учебный день, который я проведу в стенах Академии. Не успела я даже приехать, а нам уже будут делать общий снимок. Я еще даже не знаю, кто будет учиться со мной, а нас уже фотографируют. Неплохой повод узнать, но все-таки. И так это все чересчур волнительно, а еще и снимок.

Студентов-первокурсников было много, я понимала, что это те самые люди, с которыми я буду учиться. Кто-то уже начинал знакомиться друг с другом, представляться. А мне хотелось хоть немножко, но дать возможность самой себе попрощаться с летом.

Каждый раз, когда оно заканчивалось, я испытывала неимоверную грусть, которую невозможно было объяснить. Конечно, многие грустят по этому поводу, ведь холод и зиму любят не многие, но моя грусть присутствовала в моей жизни не всегда.

Каждый раз, когда начинался новый учебный год, беззаботное тихое лето заканчивалось, унося за собой целый особенный мир такого защищенного и чистого детства. С каждым годом добавлялось ответственности, забот, жизнь потихоньку усложнялась.

Но больше всего я скучала по особому, доброму, теплому времени, которое наступает только летом, только в определенное время дня. Я больше всего любила этот шелест зеленой листвы, этот легкий, теплый ветер и лучи еще теплого и ласкового солнца, примерно за два часа до полудня.

Глава 3

Время практически летело. Не успела я уйти с собрания и вздохнуть, как не за горами оказались семь часов вечера. У меня было еще немножко запаса времени, но этого катастрофически не хватает. Как же быстро и незаметно летит время, когда ты получаешь от чего-то удовольствие и как медленно тянется, когда тебе что-то в тягость.

Многие студенты разбрелись по своим комнатам и вернулись к разбору вещей. Кто-то бродил по общежитиям, некоторые изучали учебный корпус. Мне сейчас было разительно не до этого. Учебный корпус я смогу изучить и когда начну уже учиться, сейчас я начала немножко нервничать совсем по другому поводу.

Я решила уже с кем-нибудь подружиться. Эта идея посетила меня еще в зале, но ее реализацией я собиралась заняться сейчас.

Сначала я просто думала, что все как-нибудь само сложится, но после собрания, когда я неспешно брела по дорожке к общежитию, я вдруг заметила один немаловажный факт. Многие девчонки уже начинали потихоньку друг с другом знакомиться, общаться, одиночек с каждой новой минутой становилось все меньше и меньше. Я даже не и думала, что все так получится! Просто не ожидала, что они будут так торопиться.

К тому моменту, когда я все-таки решилась к кому-нибудь подойти, я столкнулась с еще одной трудностью. Ближе к шести в Академию возвратились студенты других потоков и людей заметно прибавилось. Я, конечно, не из робкого десятка, но не в таких масштабах. Подходить к одиночкам и надеяться, что они первокурсники, особенно когда большинство новичков нашли себе новых знакомых, было уже как-то неудобно.

Глупо, знаю, что тут такого? Подойди и заговори уже с кем-нибудь. Но я что-то пока терялась. Наверное, это страх, но ничего с собой поделать не могу.

Если честно, я думала, что новеньких девушек много, но как же я ошибалась. Естественно, девчонки со старших курсов своим количеством быстро разбавили толпу новичков. Они все подтянулись сюда примерно к пяти и уже без сопровождающих, от того сразу же становилось ясно, кто здесь новенький.

Они тоже были доброжелательными, улыбались, но у меня все равно был какой-то ступор. Мне почему-то казалось, что начинать знакомство со старшекурсниками пока не время. Или я боялась, что они не захотят дружить с первокурсницей, я не знаю. В общем, план «подружись с кем-нибудь» рушился, а варианты подобрать другой, но тоже успешный, сокращались.

В какой-то момент я вспомнила о моей соседке по этажу и было обрадовалась, что хотя бы с ней могу пообщаться. Даже, если она уже нашла себе друзей, ничего страшного, у меня был повод с ней заговорить!

Последний план дал трещину, когда за целой толпой студенток я свою соседку не обнаружила. И, хотя, у нее была довольно запоминающаяся и яркая внешность, я так и не смогла ее найти. М-да, о карьере поисковика, думаю, стоит забыть.

Когда волнение немножко отступило, и я смирилась с мыслью о том, что пока дружбу завести не получится, но сегодня вообще самый первый день, поэтому это совершенно не означает, что так будет всегда, я решила расслабиться и понаблюдать за студентками.

Мне было интересно, кто из них и на что способен, какой у них уровень маны, кто здесь лучший, а кто хороший середнячок? По внешнему виду не определить, да и студенты не использовали магию, чтобы можно было хоть что-то сказать и сделать какой-нибудь вывод.

В общем, пока я «считала ворон», последние кандидатки на знакомство сплотились, и я просто махнула рукой на эту идею, решив дождаться семи вечера и того самого представления, которое ожидали все.

Я собиралась переждать на улице, нашла для этого, как мне показалось, укромный уголок – в буквальном смысле – возле актового зала, только снаружи. Здесь было достаточно удобно наблюдать за студентами, которые бродили вокруг Академии, но в тоже время не привлекать внимания. Да, я хотела сначала подружиться, но план не удался, нужно пережить это в одиночестве. Наверное.

Со стороны сразу становилось понятно, кто здесь новенький. Одиночек почти не осталось, но, если парочка студенток прогуливалась по дорожке и о чем-то оживленно болтала, не замечая, куда они направляются, значит, скорее всего, это старшекурсницы.

А вот если девчонки, хоть и парой, но все время озирались по сторонам и разглядывали все вокруг, то очевидность была слишком откровенной. Я тоже все разглядывала, просто хотелось найти уже кого-нибудь, к кому можно было примкнуть.

Немного успокоившись по поводу своего фиаско на счет дружбы, я стала потихоньку заражаться жизнерадостностью и дружелюбием проходивших мимо студентов. Наверное, я просто сама себе надумала всякого и зря сразу же сдалась. Можно было попробовать еще раз.

Пока я собиралась с духом, рассчитывая подойти к тем двух хохотушкам, которые стояли неподалеку, внезапно случилось то, чего я не ожидала.

– Тише-тише! – Зашептала какая-то девушка прямо за углом, и я даже насторожилась, вдруг она это мне? Или со мной? Сначала я вроде бы обрадовалась, что избавлена от необходимости подходить к кому-либо, а потом подумала, что зря, ведь я не была на все сто процентов уверена, что это заговорили со мной. Подсматривать было как-то неудобно. Вдруг, и правда, это не мне? – Давай здесь, хорошо? Я не собираюсь с тобой спорить, просто расскажи…

– Я не буду говорить об этом здесь! – Возмутилась совсем не шепотом вторая девушка. – Я же сказала!..

Да, точно не со мной. Хорошо хоть не спросила «а? Ты это мне?». Получилось бы глупо.

– Если ты не будешь об этом здесь разговаривать, тогда и не ори об этом! – Тем временем разговор продолжался, заговорила уже третья девушка.

Голос последней девушки был немного с хрипотцой и звучал чуть ниже, чем голоса остальных подружек. Уже как-то неудобно тут стоять и подслушивать, но, если уходить, то надо сделать это незаметно.

– Я просто говорю, что здесь нам лучше об этом не разговаривать, вот и все, – на полтона ниже взяла слово вторая.

– Но у тебя получилось? – Не терпеливо причитала первая.

Я знала, что не надо, нужно было просто уходить, но ничего не могла с собой поделать. Поведясь на поводу у собственного любопытства, я выглянула из-за угла и увидела этих трех девушек. О том, что я их не знала, я догадалась и раньше. Но теперь я хотя бы знала, как они выглядели.

Первая девушка была жгучей брюнеткой с эффектной внешностью. Таких обычно помещают на обложки журналов. И, судя по тому, как она держалась, она знала себе цену.

Вторая девушка была натуральной блондинкой. Она тоже была симпатичной, но, когда я на нее посмотрела – благо девушки стояли поодаль и меня заметить не могли – она напомнила мне своими манерами и надменностью во взгляде того «королевского» мальчика. Держалась она примерно так же, еще и морщилась, когда случайно окидывала взглядом других студентов.

Третья девушка была мулаткой. Волосы и глаза темные, она была очень милой на первый взгляд. По крайней мере, об этом говорило первое впечатление о ее улыбке. Как говорил мне Уинс, я всегда могла хорошо определять, какой на самом деле человек. На все сто процентов я в этом уверена не была, но, если мне человек нравился, как правило, он был хорошим.

– Ладно, – вздохнула блондинка и выждала еще пару минут, явно наслаждаясь моментом, – я скажу только одно: у нас есть повод отпраздновать.

– Неужели нам разрешили? – Нетерпеливо зашептала эффектная брюнетка.

– Тише, девчонки, если услышат… – снова настаивала сбавить тон девушка мулатка.

– Сама сбавь тон, будь добра! – Строго заметила блондинка.

Ладно, это уже было лишним, мне давно пора уходить. А то еще заметят меня, решат, что я тут подслушиваю. И ведь они же сами подошли! Я заняла этот угол без всякого злого умысла. Но им ничего не докажешь, если они меня заметят.

Главное все-таки, что я приехала сюда учиться магии, расслабляться иногда, наслаждаться всем, что здесь происходит и будет происходить. А ни в коем случае не подслушивать чужие разговоры. Да. Определенно стало намного легче, когда я ушла подальше от того места.

В общем, это был правильный выбор. Все-таки девочек я не знала, единственное, что могла о них сказать – они старшекурсницы. И если уж с ними у меня не заладится общение в первый день приезда, не думаю, что дальше все бы пошло как по маслу.

Сначала надо разобраться, что здесь и к чему. Потом уже во что-нибудь встревать. Или не встревать, посмотрим. Главное пока стараться со всеми дружить и не ввязываться ни во что заранее конфликтное. Не хотелось портить такие добрые и теплые эмоции, которые дарило мне это место, тоской и отчаянием.

Да и время почти пришло, на часах уже без десяти семь. Нужно уже выдвигаться, чтобы не опоздать.

Когда я заторопилась к учебному корпусу, я заметила, что и многие другие студенты так же торопливо подходят к входу или заходят внутрь. Похоже, пока я ждала и немножко подслушивала, студенты активизировались.

Мне тоже надо было поторопиться, потому что к тому моменту, когда я дошла до главных дверей учебного корпуса, большая часть толпы скрылась внутри.

В общем, когда я сделала последний шаг к дверям, я начала нервничать из-за того, что еще чуть-чуть и я начну опаздывать. Не хотелось бы мне сразу же начинать с дисциплинарного наказания. Хотя, если учитывать, что по моим скромным предположениям Уинс тоже за это наказание постоянно отбывал, думаю, это семейное.

Не успела я и шагу больше сделать, как вдруг в меня со всего маха кто-то врезается. Сначала я выдохнула и испугалась, что это нападение. Легко было спутать, особенно когда несколько лет живешь с самим Уинстоном Бэллом, одним из лучших охотников в мире.

Но потом, отступив на шаг и разглядев своего противника, я поняла, что мои опасения были беспочвенными. К счастью.

Это был парень, и у него была причина в меня врезаться. Он ничего не видел, потому что его голова была запрокинута назад. По понятным причинам, после того как он врезался в меня, ему захотелось узнать, кого это он там сшиб.

Когда он опустил голову, он тут же поспешил произнести:

– Извини! – Увидела я сначала только его большие ясно-синие глаза.

Потом его симпатичное лицо, густые каштановые волосы и кровь, хлестнувшую из его носа, в тот момент, когда он опустил голову. Как только это произошло, парень заткнул нос рукой, но капли крови успели залить его белоснежную рубашку. Не самый лучший выбор одежды при таком положении вещей, но неважно. Важно другое – он явно чувствовал себя виноватым за то, что врезался в меня и это меня подкупило.

– Ничего, – даже улыбнулась ему я. – У тебя…

Уже поздно было констатировать, что кровь попала ему на рубашку. Судя по более темным пятнам, это были не первые капли. Он смущенно улыбнулся и прикрыл рукой свое окровавленное лицо. Когда он опустил голову, кровь хлынула из носа и запачкала пол лица. Жутковатое зрелище, если честно.

И вот он, тот самый момент, когда я передумала тысячи мыслей. Первая, пришедшая мне в голову – потенциальный друг! Если я с ним подружусь, то мне не придется быть одной. Парень явно первокурсник, как произошло такое, что он разбил свой нос – не знаю. Но у меня был отличный способ помочь ему с его рубашкой.

Дальше мне почему-то подумалось, что его глаза были настолько искренними и даже немного по-детски наивными, что я как-то сразу начала ему доверять. Это странное чувство, но вот в один момент ты заговариваешь с человеком и вдруг понимаешь, что вы на одной волне.

Повинуясь тому же чувству, или интуиции, я точно не знаю, но, все же следуя за ним, я решила так: нужно этому парню явно помочь.

– Идем, – тихо позвала я, взял его за руку, и увела за угол.

Парочка студентов прошли мимо, так же, как и остальные, заходя в учебный корпус и отправляясь в актовый зал. Как это ни странно, но парнишка не сопротивлялся. Конечно, бояться меня не стоило, как иногда шутил мой брат – «у тебя ангельская внешность, чего тебя бояться?» Но я была незнакомой девушкой для этого парня с разбитым носом. Однако он все же доверился мне.

Возможно, мои ощущения на его счет взаимны.

– Ладно, – вздохнула я, – я сейчас помогу с пятнами, хорошо?

Он молчал и заворожено смотрел мне прямо в глаза. Своими огромными синими глазами. Он меня немного смущал, но, в принципе, неважно.

Я сделала глубокий вздох и поднесла ладонь к его рубашке. Да, магию я не практиковала, ману для этого не использовала. Но это была не совсем классическая магия, в привычном ее понимании. Технически я ничего не нарушала.

Представив, как пятна отделяются от ткани, я потянула ладонь на себя. Ничего сложного, простые действия. Отделившись от рубашки, застывшие капельки быстро рассыпались на множество частиц и превратились в невидимую пыль.

Так, а теперь нужно что-то делать с его носом. Я посмотрела ему в глаза – он не отрывал взгляда, но и не боялся. В какой-то момент он даже догадался о том, что я собираюсь сделать и осторожно отнял ладонь от лица. Судя по тому, что больше кровь не шла, думаю, она остановилась. Это хорошо.

В общем, я проделала то же самое с его лицом и следов крови на нем больше не осталось. Надо будет запомнить на будущее: всегда брать с собой носовой платок на всякий непредвиденный случай.

– Вот, – выдохнула я. – Как новенький.

Парнишка слегка поморщил нос, словно проверяя, пойдет ли кровь снова, потом шмыгнул им и зажал пару раз ноздри. Нет, крови больше не было. Он остался довольным, а затем осторожно вернулся ко мне взглядом.

– Ты… – он не дышал минуту, другую, но выглядел серьезным, – элементалист1?

– Нет, – отмахнулась я и фыркнула. Защитная реакция сработала, но очевидность и так была очевидностью. Он же не дурак, отпираться все равно было бесполезно. – Только не говори никому, ладно? – Попросила тут же я.

Парень мягко улыбнулся мне, мне показалось даже серьезнее, чем я думала, а затем уже более расслаблено произнес:

– Я Кай, – представился он.

– Аврора, но можно просто Рори.

– Ладно, Рори, – кивнул он. – Спасибо.

– Да не за что, – отмахнулась я. – Так, как же ты заработал кровотечение из носа?

Мы вышли из нашего временного укрытия и отправились к входу в учебный корпус. Вот теперь точно нужно было поторопиться. Я не могла использовать магию элементалиста открыто, среди магов это не приветствуется. Конечно, страшного наказания не последует, но существуют свои правила, которые лично меня не устраивали. Поэтому я и здесь.

– Да… это… – Кай вспомнил про свой нос, немного смутился, когда все-таки признался, – там одна девушка, я ее… обидел.

– А у нее хороший удар! – Пошутила я, когда мы заходили в учебный корпус.

– Да уж, – он тоже ухмыльнулся. – Она… не поняла. Просто… ладно, это просто… – он вздохнул, – скажем так: я зря сходил к гадалке.

– К гадалке, – мы быстрым шагом прошли по коридору, а я очень сильно надеялась, что пока еще ничего не началось, – и что она сказала?

– То, чего бы, ни я, ни эта девушка не хотели слышать, – признался Кай.

– И почему?

– Если я скажу, ты тоже меня ударишь, – нервно похихикал Кай.

Я удивленно уставилась на него.

– Но… я же не ударила тебя за то, что ты меня толкнул, – хмыкнула я, напоминая ему о нашем знакомстве.

– Да, но я бы хотел оставить хоть одного потенциального друга, хорошо? – Смущенно попросил он.

Конечно, мне было жутко интересно, из-за чего это ему девушка так сильно врезала. Но с другой стороны – он прав. Мне тоже нужен друг. Нельзя судить его за то, о чем я пока еще не знаю. Может быть не самый лучший выбор, но пока – это все, что у меня есть.

– Хорошо, – улыбнулась я, и мы проследовали в актовый зал.

Надеюсь, когда он начнет мне немножко доверять, он мне расскажет, в чем было дело и окажется, что все не так уж плохо. Я в это верила.

В зале уже было полно народу. Студентов было пруд пруди. Хотя, судя по оживленным обсуждениям предстоящего представления, полагаю, здесь собрались только новички. Хорошо, что мы успели до того, как двери открылись. Все-таки мисс Силбертон была слишком серьезна, чтобы мне захотелось проверить теорию наказаний в первые несколько дней пребывания здесь.

Я снова оглядывала новичков и наблюдала за ними. Одиночек было очень мало, отчего я немножечко порадовалась, что мне подвернулся Кай. Буквально врезался в меня и избавил от необходимости ожидать в одиночестве. Конечно, к одиночеству я относилась вполне нормально, меня оно совершенно не смущало, но мне хотелось завести друзей.

А когда все уже ходят группками, становится немного сложнее это сделать.

Так что Кай был как нельзя кстати. Ну и пусть ему какая-то девчонка разбила нос. У каждого свои недостатки.

Особо поразглядывать толпу не получилось. Мы с Каем подошли очень вовремя. Не прошло и пяти минут, как те самые двери, о которых говорила мисс Силбертон распахнулись.

Снаружи оказался очень живописный дворик, окутанный лучами закатного солнца. К этому моменту по периметру расположилось почти все старшекурсники, оставляя площадку в центре, видимо для представления. Дворик был обрамлен деревьями и пушистыми цветочными кустами. Полагаю, к тому, что цветы продолжали цвести, прилагала руку магия.

– Добро пожаловать на торжество по случаю нового учебного года! – Вышла немного вперед мисс Силбертон, приветствуя толпу смущенных и неуверенных первокурсников. – По старой, доброй традиции мы приветствуем всех новичков перед началом обучения! Будьте старательны и добры друг к другу, и помните: магия всегда вокруг вас!

И вот тут случилось то, что я, наверное, никогда в своей жизни не забуду. Все студенты и преподаватели подняли ладони вверх и запустили в воздух столпы разноцветной маны. Те рванулись вверх и стали рассыпаться небольшим импровизированным салютом.

В связи с тем, что мана у всех студентов была разных цветов, выглядело это потрясающе. На фоне убывающего с каждой новой минутой солнца эти всполохи магии показались по-настоящему волшебными. Что так и было, но из песни слов не выкинешь.

После того, как всполохи магии потускнели и почти совсем исчезли, мисс Силбертон пригласила нас присоединиться к общей толпе старшекурсников, занимая специально для нас свободное место справа. Все новички были так поражены тем, что произошло, что совсем не торопились. Просто улыбались друг другу и переглядывались со всеми вокруг.

Особенно приятно было, когда мы подошли к своему месту, а старшекурсники принялись нас поздравлять и приветствовать. Да, кажется, я зря переживала на счет дружбы. Но теперь я знала это наверняка.

И вот, после того, как все всполохи окончательно погасли, сумерки опустились на землю, полноправно заступая на свой пост, представление началось.

Ох, как это было волнительно прекрасно! Никто не стирал улыбки со своих лиц, все наблюдали за происходящим с широко распахнутыми глазами. Стихли огни, вместо гомона толпы заступила сначала легкая музыка ветра. Я даже не сразу поняла, что происходит, но! Когда до меня дошло!

Это не были привычные инструменты, это были звуки природы, искусно преобразованные в мелодию. Шелест листвы, всплески воды, потрескивание огня, вырывающиеся языки пламени – все это слилось воедино в великолепную музыку, какую я никогда ранее не слышала!

Как же это было прекрасно! Но это было лишь началом.

Когда мелодия набрала ритма и мощи, словно отбивающие барабаны, она внезапно резко почти что прекратилась, а на смену ей пришел легкий, пленительный мотив, звучащий в бутонах распустившихся цветов. Так вот зачем они цвели! Это впечатляло, не то слово!

И вот теперь все обратили свои взоры на внезапно вспыхнувшие голубоватые и оранжевые огоньки на деревьях. Сначала так и показалось, но потом, когда солнце почти скрылось за горизонтом, а огоньки зажглись ярче, стало понятно, что дело не только в огоньках.

На каждом из шести задействованных деревьев появились девушки. Они были облачены в прекраснейшие из всех платьев, переливающиеся и искрящиеся от маленьких огоньков, которые подсвечивали и их самих и все их движения.

Девушки начали двигаться вперед, проплыли по воздуху так естественно и незаметно, что никто даже не улавливал заклинаний, с помощью которых творилась эта магия. Это был высший пилотаж и я, если честно, потеряла дар речи.

Музыка внезапно снова набрала ритм, громким хлопком внезапно вырвавшегося огня вернув нас к реальности. Вместе с этим девушки резко спрыгнули на площадку и закружились в динамичном, зажигательном танце.

Как они танцевали! Каждое движение, каждый поворот, отточенность движений, синхронность – да это надо транслировать на всех телеканалах мира! Магических, конечно, ведь не многие люди знают о том, что магия действительно существует.

Но это неважно! Как же прекрасен был этот великолепный танец в сумерках уходящего дня!

Да, теперь я понимаю мисс Силбертон и ее комментарий по поводу «пропустите самое интересное». Я бы себе не простила! И еще – мне даже самой захотелось к ним вступить. Да, я понимала, что первокурсница и с такими профессионалами – куда мне тягаться? Но как они танцевали! Сколько чувств, эмоций, волнения – это был настоящий взрыв.

Земля, по которой они ступали, зажигалась, следы оставались словно неоновой подсветкой, вспыхивая словно пламя, а затем медленно угасая, оставляя за собой разноцветный шлейф магических всполохов.

Иногда они подпрыгивали в воздух и совершали такие кульбиты, что незамедлительно по толпе студентов пробегалось восхищенные вздохи. Я понимала, что я новенькая здесь, но даже старшекурсники сейчас смотрели на представление, широко раскрыв рты.

Еще бы!

Вместе с танцем девушки колдовали. С их рук то и дело срывались заклинания, рассыпавшие то лепестки радужных цветов, то конфетти, а иногда создавая за собой яркий след их движений, усиливая эффект от тех акробатических номеров, которые они выделывали.

На смену простым и незамысловатым заклинаниям пришли более сложные. Теперь в воздух взмывали невообразимые птицы, рыбы, вымышленные крылатые животные, а также бабочки.

Повинуясь создавшим их магам, все эти создания стали образовывать собой круг в воздухе, окружая танцовщиц разноцветным замкнутым кольцом. Каждый круг двигался в противоположную сторону, отчего эффект от всего действа был потрясающим.

А когда эти создания еще и начали издавать непонятные, на первый взгляд, звуки, народ вообще переполошился. А потом, когда мы немного прислушались, оказалось, что это была своего рода песня!

Круг медленно сужался, девушки стали собираться вместе, закружившись в пируэте. Созданные их воображением фантастические животные внезапно устремились вверх, сосредоточившись в небольшом белом шаре. Стоило им коснуться его, как они тут же исчезали, увеличивая размеры этого шара.

Скорость, с которой они устремлялись туда, возросла в несколько сотен раз и уже через секунду, стоило танцовщицам собраться под этим шаром, все эти создания сосредоточились внутри. Музыка снова ускорилась и отбивные ритмы бушующих волн (как они добились этого эффекта, я понятия не имею, но было потрясающе!) словно возвестили о том, что сейчас все изменится.

И действительно – еще несколько взрывов, а затем девушки возвели руки к небу и рассыпались множеством необычайно красивых бутонов цветов.

Толпа мгновенно ахнула от неожиданности, особенно когда свет, сопровождающий их выступление, погас, а из темноты под более тревожную музыку внезапно выступили темные фигуры. Что кто-то действительно появился, мы поняли, когда по телу каждого из них пробежались огненные искры, словно кровь по венам.

Толпа протянула затяжное «оооооо!» и зааплодировала. Хлопали все! Потому что это было невообразимо прекрасно! Даже не думала, насколько это все будет зрелищно! Просто великолепно!

Парни выступили вперед и заняли свои позиции, образовав круг у себя за спиной. В их руках появились небольшие фитили, которые они поспешили зажечь заклинанием. Затем, под резкие хлопки бушующих волн, вырывающегося огня и завывания ветра, как будто подпевающего общей мелодии, из каждого фитиля вырвался огненный шар.

Как только это происходило, парни отступали, занимая позиции чуть дальше. Когда все шары заместили собой мальчишек, те под напряженный вой ветра принялись создавать заклинания. Их танец был более воинственным, похож на битву, а не танец, однако выглядело это не менее потрясающе, чем выступление девушек.

Огненные шары постепенно возросли и через несколько резких движений обрели конкретную форму огненных воинов.

Зрители буйствовали и на каждое новое действие реагировали восхищенными ахами и аплодисментами. Этот раз исключением не стал. Но до этого момента еще было не совсем понятно, что именно олицетворяли собой воины и для чего были созданы.

Мгновение спустя мальчишки пробежались вокруг этих воинов, а затем, подпрыгнув в воздух, подхватили созданные заклинанием мечи. Синхронно и очень красиво спикировав вниз под очередной взрыв пламени, мальчишки выпрямились и бросились сражаться с огненными созданиями.

Похоже, я не ошиблась с предположением, и они действительно теперь вступили в бой. Вот это было представление!

Сначала все шло по плану, воины сражались с магами, и все было хорошо. Музыка звучала, бой хоть и был вполне очевидным, все же постановочный и в него неизбежно были вплетены движения танца.

И вот тут-то случилось то, что изменило очень многое. В какой-то совершенно не понятный никому момент что-то пошло не так. Пламенные воины внезапно потеряли всякий интерес к битве. Сначала маги еще пытались продолжать танец, но стало очевидным, что воины больше не интересуются представлением.

Они заинтересовались нами. Новичками.

По толпе прокатилась волна удивления, а потом и испуга, особенно, когда огненные воины внезапно буквально ринулись в нашу сторону. Мальчишки, их создавшие, сразу же принялись фатально добивать воинов, пытаясь сократить их количество, но несколько пламенных созданий оказались более шустрыми и за считанные мгновения появились рядом с нами.

Было совершенно очевидно, что это действие не запланировано, особенно, судя по тому, как мальчишки начали что-то друг другу кричать, с тревогой поглядывая в нашу сторону. Да, это было страшновато.

В итоге осталось только трое воинов, и они подошли именно к нам с Каем. Это странно? Странность даже не начиналась.

Эта троица внезапно резко приклонила одно колено. Что Кай, что я, да и все остальные, вытаращились на это с неподдельным удивлением. Такое все-таки не каждый день происходит.

А они вдруг взяли и заговорили. Причем, одновременно, тремя совершенно разными голосами:

– И был связан нитью и болью, силой и желанием, пройти этот путь, в конце увидеть Тьму, а не Свет. Ты – избранник! Ты поведешь легионы! Ты станешь невиданным никем ранее. Ты принесешь рассвет Тьме!

Огненные войны внезапно обрели такие страшные глаза и посмотрели ими прямо на Кая. Это было настолько синхронно, что я даже невольно дернулась.

– Повелитель, – последнее, что произнесли воины, а затем они растворились, пораженные мечом одного из старшекурсников, ранее их сотворивших.

Музыка тут же стихла, воцарилась гробовая, звенящая тишина. М-да, умею я выбирать себе друзей.

Но мы не об этом. Мы о том, что повисла вынужденная пауза, и было не совсем понятно, было ли представление закончено официально, или же это связано с тем, что только что произошло.

Когда кто-то начал хлопать, остальные тоже поддержали и в итоге очень многие просто восхищались потрясающим представлением. На самом деле понять, было ли это всего лишь часть представления или же незапланированное событие, сложно.

Вроде бы парень, который уничтожил последнего огненного воина, даже улыбнулся нам и кивнул, в знак приветствия. Но Кай все еще стоял и смотрел прямо перед собой, слегка нахмурив брови. Я тоже пребывала в легком замешательстве, и это совсем не удивительно. Такое не каждый день происходит.

Видимо, по нам было видно, что мы несколько не в себе. И даже когда почти вся Академия рукоплескала от восхищения, а девушки в центре снова появились из воздуха и вышли на поклон, нас с Каем мало что могло отвлечь. Тогда этот парень и произнес:

– Добро пожаловать в мир магии.

– Надеюсь, вам всем понравилось шоу? – Появилась рядом с нами миссис Ливанталь.

Она выглядела расслабленной и широко улыбалась всем нам так, словно, и правда, ничего плохого не случилось, все было совершенно обычно. Последние студенты-первокурсники вокруг нас расслабились и тоже принялись улыбаться.

Впрочем, когда я в очередной раз взглянула на Кая, я уже не увидела на его лице напряжения. Он выглядел спокойным и не очень заинтересованным в том, что происходит. Как-будто воины поклонились кому-то другому.

– Уважаемые студенты! – Перекричала восхищенную толпу мисс Силбертон откуда-то из центра. – Перейдем к торжественному празднеству, которое состоится в столовой! Угощения уже ждут! Поторопитесь, а то на всех не хватит!

Студенты снова радостно зашумели, и дружной толпой хлынули обратно в здание Академии. Ничто так не мотивирует, как бесплатные вкусняшки.

Впрочем, ни я, ни Кай, ни Лилиан не торопились бежать вслед за всеми, занимать столы и накладывать полные тарелки вкусностей. Кай-то понятно, Лилиан тоже, а я стояла тут, потому что хотела знать, действительно ли все хорошо и нам не о чем беспокоиться. Да, возможно Кая я знаю всего лишь минут сорок, но мне с ним учиться пять лет. Нужно знать, к чему быть готовой.

В общем, когда толпа рассосалась, и последние студенты покидали задний двор Академии, Кай немного серьезнее, чем можно, посмотрел на Лилиан и спросил.

– Что это было?

– О, это был фокус с предсказанием, – объяснила Лилиан и снова улыбнулась. – Это случается каждый год. И почти каждый год они предсказывают кому-нибудь разрушительное будущее! Так что волноваться не стоит. Только задуматься. Потому что наше будущее еще никем не записано, мы вправе его менять. Так ведь?

Она внимательно посмотрела на Кая, как будто он должен был понять скрытый смысл ее слов. Он только нахмурился, восприняв ее слова скорее, как предупреждение, нежели констатацию фактов.

– Я не собираюсь вести никуда никакие легионы Тьмы, – с вызовом заявил он. – Все, чего я хочу, это научиться магии и обратить ее во благо. Мне не нужно никакое предсказание, чтобы влиять на мое прошлое, настоящее или будущее. Мои родители верят в меня. Хорошего меня. И я не собираюсь от этого отступать.

Секунда промедления была незаметна, но я все же ее отследила. Лилиан сделала небольшую паузу прежде, чем что-то сказать. Не знаю, почему, но мне на мгновение показалось, будто она действительно хотела знать, что думает обо всем этом сам Кай.

Но в следующее мгновение она уже расслабилась и даже похлопала Кая по плечу.

– Вот и отлично, – улыбнулась она. – А теперь пойдемте скорее к праздничному столу, пока там все самое вкусное не разобрали.

Лилиан хитро подмигнула нам и отправилась вперед. Вроде бы я не заметила, что она напряжена или подозревает в чем-то Кая. Это ведь хорошо, так ведь? Если Лилиан не лгала, а если рассуждать здраво, зачем ей это было делать, то ничего такого страшного на самом деле и не произошло. Если предсказания раздают каждый год, то нам не о чем беспокоиться.

Конечно, представление – я имею в виду танцы и музыку – было просто невообразимым! Я даже представить себе не могла, насколько оно может быть грандиозным и впечатляющим.

Мне захотелось поделиться впечатлениями с Каем. Но в тот момент, когда я посмотрела на него, я поняла, что мое первое впечатление было обманчивым. Сейчас, когда вокруг никого не осталось, а Лилиан ушла вперед, я поняла, что для Кая слова воинов имели намного большее значением, чем могло показаться на первый взгляд. Он заметно погрустнел и расстроился, а я… а я даже не знала, что и думать.

Впрочем, первая мысль, которая пришла мне в голову была самой логичной.

– Так, это тебе такое же предсказание сделала гадалка? – Спросила я, не зная, имею ли я право задавать сейчас этот вопрос.

Несмотря на мои опасения, Кай лишь хмыкнул и вздохнул.

– Если бы, – с каким-то сожалением ответил он.

Тут уж мой интерес победил мою скромность.

– Что может быть хуже этого? – Поинтересовалась я.

– Ну… – он глянул на меня, словно раздумывая, стоит ли мне рассказывать правду, или нет. Наконец сомнения были побеждены, и он продолжил, – когда я заканчивал школу, у меня была одна подруга, которой я нравился. Но для меня она была просто подругой, и я не питал к ней никаких чувств. Был какой-то фестиваль, на который мы пошли вместе по ее инициативе. И тогда-то мы и встретили ту злополучную гадалку, которая на ее вопрос о нашем счастливом совместном будущем предсказала, что не быть мне с ней никогда. А она почему-то решила, что я ее брошу и… обиделась.

– И что в этом плохого? – Поинтересовалась я, не понимая, в чем собственно подвох.

– Когда я приехал сюда, ко мне подошла девушка и о чем-то меня спросила. Я, конечно, в этом не большой эксперт, но мне показалось, я ей понравился и… после этого, что-то появилось у меня на лбу. Я думаю, та моя подруга со школы, она что-то сделала.

– Хм, – задумчиво протянула я, разглядывая его лоб. – Значит, это произошло, когда ты ей, как ты сказал, понравился, – Кай кивнул и бегло глянул на меня. – Ладно. Ты мне нравишься!

Кай застыл, словно восковая фигура, а потом, видимо почувствовал, что процесс снова запущен, поэтому сразу же прикрыл ладонью лоб.

– О нет, опять, – простонал он.

– Твоя подружка случайно не ведьма? – Уточнила я с легкой ухмылкой.

– Она… – Кай задумался на мгновение, – вообще-то да. Ох,… – кажется, он только что понял – значит, она меня прокляла?

– Похоже на то. Покажи.

Кай нехотя отнял руку от лба и смущенно посмотрел на меня, наблюдая за моей реакцией. Да, действительно на лбу появилась ярко-красная надпись, которая, во-первых, светилась в темноте, а во-вторых, гласила: «он помотросит и бросит, не обольщайся!».

– И за это ты получил в нос? – Уточнила я.

Он снова спрятал надпись, закрыв лоб ладонью.

– Да, – с обреченностью в голосе подтвердил Кай. – Вполне очевидно, что она высвечивается не всегда, а только когда я общаюсь с девушкой, которой я нравлюсь. Но как теперь от нее избавиться-то? Особенно, если это проклятье!

– Хм… – я задумчиво изучала потихоньку угасавшую надпись.

Кай ее плохо прикрывал ладонью, да и светилась она так, что надо было все лицо закрывать, чтобы ее стало не видно. Да, похоже девушка действительно на него обиделась.

– Это магия, верно? – Размышляла вслух я. – А, значит, от нее тоже можно избавиться. Что сильнее магии?

– Элементы, – правильно понял меня Кай.

– Давай попробуем, как с кровью? – Предложила я.

Кай коротко кивнул и опустил руку.

Поскольку на заднем дворе мы остались вдвоем, я не опасалась, что сейчас кто-нибудь сможет увидеть, как я колдую. Впрочем, даже если очень захотеть и смотреть в упор, сделать это не получится. Солнце уже окончательно село и на заднем дворе, хоть и были светильники, все же их света недостаточно, чтобы видеть едва ли видимую при свете дня магию ветра.

Поскольку трюка с чужими проклятиями я ранее никогда не проделывала, с первого раза у меня ничего не получилось. Это не беда, в магии главное не сдаваться после первого раза. Так я и поступила, принявшись за дело с серьезным настроем.

Мои следующие несколько попыток были безуспешными. Кай уже стал подозревать, что ходить ему с этой надписью теперь до конца жизни. Но его скептический настрой был преждевременным. Через несколько неудавшихся попыток я все же сумела подцепить магию, которую использовала та девушка и успешно избавилась от надписи.

Первые несколько секунд Кай даже не знал, стоит ли ему верить в то, что уже все законченно. Пощупав лоб, попытавшись что-то увидеть, он наконец-то пришел к логической мысли о том, что больше надписи не было и не появится.

Однако требовалось подтверждение.

– Давай, скажи мне, как я тебе нравлюсь! – Попросил Кай, на что я улыбнулась, а он задумался над тем, что сказал. – То есть… я имею в виду…

– Я поняла, – похихикала я. – Ты такой неподражаемой, что я хочу провести с тобой всю оставшуюся жизнь!

Закончив, я тут же уставилась на лоб Кая и стала ждать. Он тоже весь напрягся, как будто ему сейчас ловить булыжник, летящий с двадцатиэтажного дома. Но, к счастью, ничего не произошло. Все-таки магия элементов, пусть даже и элементарная невообразимо прекрасна!

– Ну что? – Не выдержал, наконец, Кай и спросил.

– Все чисто. Никаких проклятий, надписей и прочего.

– Точно?

– Да.

– Правда?

– Чистая.

Кай набрал в грудь воздуха, а затем шумно выдохнул, вместе с тем, как будто выдохшись целиком и полностью.

– Спасибо, Рори! – Улыбнулся он мне, все еще не до конца поверив своему счастью.

– Пожалуйста. Надеюсь, это не означает, что ты сейчас же пустишься в романтические приключения? – Уточнила на всякий случай в шутку я.

Мало ли? Я его знаю от силы час, все может быть.

Кай лишь ухмыльнулся и взъерошил свои волосы.

– Не волнуйся, ничего подобного я не сделаю. И потом – это не я подходил к девушке, а она ко мне.

– Хочешь сказать, что пользуешься популярностью? – Подколола я Кая и улыбнулась.

Он посмеялся, раскраснелся, что, в принципе, в почти полнейшей темноте сложно было заметить. Даже забавно.

– Что ж… – мы как-то молча договорившись просто двинулись к учебному корпусу. Уже давно была пора возвращаться, думаю, все вкусности разобрали, и нам уже ничего не осталось, но все же, – значит, тебя не так сильно расстроило предсказание огненных воинов?

– Но ведь профессор Ливанталь сказала, что все будет зависеть только от меня, – напомнил Кай.

– То есть тебя это не беспокоит?

Я хотела прояснить эту ситуацию сейчас просто потому, что если бы подобное предсказание сделали мне, я бы наверняка распереживалась.

– Нет, – твердо ответил мне Кай, и я ему поверила. – Я точно могу сказать, что никогда не стану никаким темным повелителем, или как там? Потому что я точно знаю, кем я буду. Мне уже не пять лет, и я не завишу от чьих-то чужих предсказаний на мой счет. Я решил приехать сюда сам, а ты прекрасно помнишь, какие главные правила Академии.

Это меня немножко успокоило. Если в перспективе мы будем дружить, мне бы не хотелось, чтобы между нами были какие-то недосказанности. Конечно, еще пока не время все предельно прояснять, но это предсказание меня немножко обеспокоило. Поэтому, зная, что Кай этому значения не придает, я решила тоже не заморачиваться на этот счет.

– Хорошо, – теперь уже с легкостью кивнула я и широко улыбнулась. – Теперь нам определенно стоит поторопиться!

– Да уж. Проголодался я, если честно, знатно! – Хмыкнул Кай.

Еще из коридора доносились такие аппетитные ароматы, что аж желудок сводило. Я, в принципе, есть не хотела, но такие ароматы меня просто пленили и не отпускали. К тому моменту, когда мы все-таки пришли, столовая, естественно, была забита под завязку. Студенты уже успели прикончить первую порцию вкусных угощений и отправиться за следующей.

Сама столовая показалась мне уютной, большие широкие окна были украшены тяжелыми бордовыми гардинами. В воздухе витало веселье. Студенты хохотали, громко обсуждали разные темы. Кто-то компаниями собрался вокруг больших столов, кто-то маленькими группками в три-четыре человека ютился за небольшими столиками.

Но места хватало всем, даже мы с Каем, несмотря на то, что пришли последними, и то нашли столик.

Атмосфера была непринуждённая и доброжелательная. Многие студенты продолжали приветствовать нас с Каем и поздравлять с поступлением. А один старшекурсник даже подошел к Каю и поздравил с тем, что он станет Повелителем тьмы. Так он это смешно сделал, что хохотали мы долго.

Вместе с нами праздновали и устроившие для нас великолепное представление студенты. Сейчас они были одеты в обычную одежду и не выделялись из толпы, разве что повышенным вниманием к своим персонам.

Пристроившись рядышком с ними, когда мы с Каем накладывали вкусности, я выяснила, что оказывается этот танец не просто хобби. Каждый год между Академиями проводились соревнования, и наш Танцевальный клуб, естественно, собирается участвовать! Кто-то потом упомянул о международных соревнованиях, и пара девчонок даже визжать от восторга стали.

Судя по тому, как хихикали танцоры, когда их расспрашивали, такая же ли будет программа на международных выступлениях, мы вообще ничего не видели.

Это, конечно же, радовало, ведь наша команда определенно «задаст жару»!

«Наша». Это так странно и немножко непривычно, но все же приятно. Я ведь уже поступила, я уже часть этого мира. Очень приятно, что старшекурсники такие доброжелательные и гостеприимные. Они как будто точно знают, что в первые дни всем приходится нелегко.

Приятно, что они нас поддерживают. Но все же у меня было несколько причин для волнений. Например, завтра у нас первый урок заклинаний и для меня это вдвойне волнительно, ведь я понятия не имею, как поведут себя мои способности элементалиста.

Но об этом потом. Праздник еще не закончен.

Глава 4

Как нам и обещали, расписание вывесили в учебном корпусе на главном информационном стенде, а также в корпусах общежитий. В расписании значились семинары и лекции, но ничего общего с обычными занятиями в университетах здесь, естественно, не было. Мне это уже начинало нравиться.

Первым в расписании значились «Заклинания». Это понятно, и я лично этого очень ждала, ведь практику ничто и никогда не заменит. К тому же преподавателя я уже знала, и я очень надеюсь, что на занятиях миссис Ливанталь не превращается в строгую учительницу. Это сарказм. Я надеюсь.

Вторым в расписании значились «Ингредиенты». А вот это уже было интересно, потому что я думала, что ингредиенты мы будет изучать на занятиях по зельеварению, что логично, ведь это неразрывно связано. Стало даже интересно, почему предмет вынесли отдельно.

Что же, сегодня я все и выясню.

В моем расписании, помимо заклинаний и ингредиентов, также значились такие дисциплины, как история магии, управление маной, демонология, астрология, иностранный язык, классификация и зельеварение.

Если заклинания я понять еще могла, предположив по названию то, чем мы будем заниматься на этих занятиях, то, например, классификация вызывала у меня ряд вопросов.

В общем, я вскоре обо всем сама узнаю.

Но вот что меня еще интересовало, так это физкультура. Понятное дело, что по физкультуре будет семинар, а точнее даже наверняка практические занятия. Однако мне стало интересно, что в магической Академии подразумевается под физкультурой? Как она вообще проходит? Об этом я узнаю еще не скоро, она у нас стояла в конце недели.

Интересно, что нам будут преподавать на демонологии, и почему у астрологии нет семинаров? Столько сразу вопросов возникло. Возможно, именно поэтому мисс Силбертон на первом собрании обратила особое внимание, что по вопросам расписания можно будет обращаться к Лилиан.

Впрочем, я не торопилась у нее все расспрашивать, все узнаю со временем.

Для сравнения ради любопытства я пробежалась по спискам занятий вторых и третьих курсов. У них в расписании тоже значились лекции и семинары, но их количество было на порядок выше. С одной стороны, это радовало, ведь я хотела впитывать все получаемые знания словно губка, и чем больше их будет – тем лучше!

Но, с другой стороны, было даже неплохо, что у меня будет свободное время. Как раз смогу попривыкнуть к обстановке и в полной мере насладиться переездом сюда. Если бы меня сразу же загрузили учебой, мне бы было не до наслаждений.

У студентов старших курсов – четвертого и пятого – значились уже совсем другие дисциплины. Например, «порталы и активация» или «практическое применение боевой магии», а также добавлялось огромное количество занятий под название «практикум» по множеству дисциплин.

Это было довольно интересно, я даже задумалась – а не будет ли у нас на первом курсе одна только теория? Надеюсь, что нет, ведь практика так просто из воздуха не появляется, к ней нужно привыкнуть и прийти. Оптимизм на лицо, а это моя сильная сторона, так что улыбаться и верить в лучшее!

Помимо основных дисциплин на доске объявлений вывесили список факультативов и дополнительных занятий, а также бланки для записи под каждым из них. Что было примечательно заманчиво, на стенде значился «Танцевальный клуб», да-да, тот самый, который устроил нам вчерашнее представление.

Однако записываться я туда не торопилась. Во-первых, потому что я как-то слегка замешкалась и не знала, смогу ли я вообще танцевать, ведь раньше никогда не пробовала и не занималась этим серьезно. А во-вторых, довольно быстро и так ограниченное количество мест стремительно сокращалось, каждый раз, когда к доске объявлений подходили новые студентки.

Да, действительно, не меня одну впечатлило вчерашнее представление. Всем хотелось танцевать с магией! Еще бы!

В общем, когда я поняла, что даже если попытаюсь записаться, все равно мне этого сделать не удастся, ведь девчонки уже битву начали за последние места в списке, я решила, что лучше будет записаться в следующем году, когда я уже здесь попривыкну. К тому же первое пробное занятие все равно было открытым и свободным для посещения.

Как я поняла, на пробном занятии определяются фавориты, в списки записываются все без исключения (то есть те, кто успел записаться, конечно же) и вот им уже придется постараться на вступительных испытаниях, которые состоятся позже.

Вдобавок ко всему можно было попробовать себя в Театральном клубе. В конце объявления значилось «спектакли проходят в конце каждого семестра», что говорило о вполне конкретном – расслабиться там явно не получится.

Был еще один очень интересный клуб под название «Магистре». И вот туда-то записалось столько народу, что Танцевальный клуб, по сравнению с ним вообще популярностью не пользовался. Запись закончилась настолько давно, что чернила в списках «Магистре» уже успели засохнуть и покрыться плесенью с момента последней записавшейся туда студентки.

Еще один интересный клуб привлекал своим необычным названием: спиритуалисты. О том, чем там занимались, не было не сказано ни слова. Однако записываться туда не спешили. Слишком мало информации. Вдруг имеется в виду, что в нем из тебя вышибают дух и что-нибудь с ним делают? Смелой оказалась только одна единственная девушка.

«Клуб красного дракона» предлагал веселое времяпрепровождение, чаепитие и просто хорошую компанию. Что именно я получу, если запишусь туда, было не ясно.

Вообще, если так подумать – каждый клуб был уникален и по своему названию и краткому описанию едва ли передавал полный смысл того, что будет происходить на реальных встречах. Оно и понятно, секретность и прочее, однако мне, как лицу, которое вступает в этот клуб, хотелось бы получить чуть больше информации.

Для этого специально устраивался день открытых дверей. Каждый клуб предлагал поприсутствовать на подобной встрече, посмотреть, что к чему и разобраться, хочу ли я вступить. В общем, стоит сходить, чтобы немножко разобраться.

Как я поняла из разговоров, клуб «Магистре» – это клуб высших сил, и он является одним из самых главных и популярных клубов в Академии. Многие мечтали туда попасть, а я так и не поняла, что же там происходит. Если там разучивают заклинания особого порядка – какие-нибудь редкие, например – то я начинаю хотеть вступить туда тоже.

В общем, надо будет постараться посетить как можно больше клубов в день открытых дверей.

Сразу после завтрака я отправилась на первое занятие по заклинаниям. Я вышла пораньше, чтобы найти кабинет. В подробной инструкции по расположению кабинетов значилось, что лекционный зал расположен на последнем этаже. Проще говоря, в описании значился «чердак», что вызывало много вопросов, но мне следовало поторопиться.

Погода за окнами была солнечной и все еще по-летнему теплой. Природа как будто бы приветствовала новеньких студентов Академии, что не могло не радовать. Если сама природа за нас, кто может быть против нас?

Как и ожидалось от первого учебного дня, везде были студенты. Кто-то шел уверенно, кто-то сверялся с бумажкой и пытался отыскать нужную аудиторию. Было приятно ощущать себя частью этой толпы, торопиться на свой семинар и знать, что очень скоро я буду обучаться магии.

Когда я поднялась на второй этаж учебного корпуса, заметила некоторое столпотворение. Мальчишки сейчас собрались вокруг одного парня и, когда я на него взглянула, сразу же узнала его. Это был тот самый парень «королевских кровей». Судя по всему, он не дружбу заводить собирался.

– Ты бы придержал свое самолюбие, мальчишка, – покачал головой один из старшекурсников, как раз в тот момент, когда я проходила мимо всей этой компании.

– Ты… – с презрением взялся отвечать несносный мальчишка, за что захотелось ему сразу же напомнить: даже самый сильный против толпы все же не выстоит, – считаешь, я не способен тебя уделать?

Мальчишки среагировали по-разному – кто-то посмеялся, а кто-то наоборот воспринял его слова воинственно.

– Эй, полегче! – Придержал своего друга старшекурсник, потому что тот хотел уже уделать зазнайку. – Мы придерживаемся правил, но и ты здесь должен знать свое место.

– Я знаю, о чем говорю, а ты пытаешься доказать, что это не так. Кто из нас кого не уважает? – Хмыкнул этот сноб.

Конечно, это все было очень интересно, но мне, по-прежнему, стоило поторопиться, если не хочу начать с опоздания в свой первый день учебы в Академии.

Заторопившись к лестницам, я пропустила двух студенток, бежавших мне навстречу.

– Эй, Рори! – Окликнул меня кто-то, и я обернулась.

Это был Кай. Как и я, он сегодня был одет в форму – строгие черные брюки, белая рубашка, пиджак. На мне было все то же самое, только вместо брюк юбка до колен. Сегодня мы были обязаны быть в форме из-за фотографии. Впрочем, форма была нормальной, так что я бы ходила в ней всегда, если бы это требовалось.

Кай догнал меня и дальше мы отправились к нужной аудитории уже вместе. К счастью, мы с Каем попали в один класс.

– Как ощущения? – Пока мы торопливо шли к аудитории, поинтересовалась я.

– Перед первым учебным днем? – Уточнил Кай и, не дождавшись моего ответа, сам ответил на свой вопрос: – Круто! Серьезно, достало сдерживать магию, которая так и вырывается наружу, понимаешь, о чем я?

Он ухмыльнулся.

– Да, понимаю, – кивнула я и огляделась на всякий случай, если вдруг нас кто-то мог слышать, – но, если честно, я никогда не создавала заклинаний.

Вот и мое волнение снова вернулось. Чего уж там? Праздник кончился, наступили суровые будни.

– Как ты следуешь правилам, – удивился Кай.

– Нет, дело не в этом, – улыбнулась я. – Я не умею создавать заклинания. То есть, я никогда не использовала ману.

– А! – Огляделся теперь и Кай, потому что понял, к чему я клоню. – То есть ты пользовалась только магией стихии?

– Не совсем так, – поправила я. – Просто до маны дело никогда не доходило, да и нельзя, как ты правильно заметил, поэтому я ничего не умею.

– Но мы же и приехали сюда, чтобы учиться, так ведь? – Напомнил Кай. – Мы вообще-то как раз направляемся на первую пару по заклинаниям. Уж где, как ни здесь, тебе всему этому обучаться, правда?

Я улыбнулась.

– Ты прав, – согласилась я, хотя меня это не сильно успокоило. – Только не смейся, если у меня не получится.

– Давай так: – обошел меня Кай и стал шагать вперед спиной, – мы сядем вместе и если я вдруг замечу, что вместо маны у тебя получается ветер, я тебя прикрою, ладно?

– Ладно, – кивнула я. Это уже что-то! Мне действительно было немного не по себе. Опыта у меня нет, а устраивать ураган в классе… – Осторожнее, лестница!

Кай чуть не споткнулся, потому что все еще продолжал шагать спиной вперед. К счастью, мое предостережение было своевременным, и он вовремя успел остановиться. Это хорошо, потому что мне бы не хотелось, чтобы Кай споткнулся и сломал себе что-нибудь при падении.

Но не будем о грустном. Я просто была рада, что он мой друг.

Кай не заметил лестницы по понятной причине. Та располагалась в нише за поворотом, который уже никуда больше не вел. Лестница была деревянной и винтовой. Выглядела она так, будто мы случайно забрели в старинный особняк девятнадцатого века и решили подняться, как бы это тавтологично не звучало, на чердак.

Времени разглядывать все вокруг не было, мы с Каем поторопились наверх. По традиции всех классических чердаков лестница вела в небольшое помещение с дверью. Окон не было, и у меня закрались подозрения на счет класса. Будет ли это чердачное помещение, где все студенты будут неустанно чихать от пыли?

К счастью, мои подозрения не оправдались. Когда Кай толкнул внутрь высокую, тяжелую деревянную дверь, мы оказались в большом просторном лекционном зале. Окон здесь было предостаточно, а, поскольку мы находились на самом верху, потолок заканчивался стеклянным куполом, благодаря которому солнечный свет заливал собой несколько парт.

Внутри уже были студенты, но Лилиан еще не подошла. Мы с Каем зашли в класс и стали подниматься по лесенке к свободным местам. Среди одногруппников я узнала мою соседку по этажу. Где она была вчера на представлении, я не знаю, но я ее так ни разу и не увидела.

Да, похоже, работа поисковика для меня точно не подходит.

Мы заняли места за самыми дальними столами, на случай если при моем колдовстве что-то пойдет не так. Преподавательница это, конечно же, заметит, но есть шанс, что остальные ученики нет.

Честно говоря, я нервничала. Все-таки я не знаю наверняка, как может проявиться моя магия. Устроить ураган в классе не самая удачная идея, особенно для первого учебного дня. К тому же, если это случится, все сразу же поймут, что я – элементалист. А если это произойдет, то остаться в Академии мне не разрешат.

В общем, буду верить в лучшее. Хорошо, что Кай меня поддержал. Если что – поможет хотя бы совершить побег. Я надеюсь.

Очень оптимистично.

Ученики все прибывали, и я старалась их запоминать. Пока я не знала их имен, однако лица я узнавала. Многих я видела вчера на представлении или собрании.

За несколько минут до звонка в классе появился тот самый парень «королевских кровей». Да, я знала, что он новичок, но он мог бы попасть и на параллельный поток. Но нет, учиться мы будем вместе.

Впрочем, кто я, чтобы судить? Вдруг у него есть объективные причины, чтобы вести себя именно таким образом? Внешность и даже первое впечатление бывает обманчивым. Иногда.

Звонок прозвенел неожиданно, да и мало кто понял, что это именно звонок. Потому что он звучал, как перезвон колокольчиков. Вместе с ним в классе появилась миссис Ливанталь. Сегодня она была в черном платье, подчеркивающим ее красивую фигуру. Меня этот факт не очень-то порадовал, потому что, если она в платье, значит, мы не будем сегодня использовать боевую магию.

Конечно, до нее нам, первокурсникам, как до луны, но надежда была.

– Доброе утро, – поприветствовала она нас.

В ответ послышалось не очень слаженное «доброе утро», на что миссис Ливанталь лишь улыбнулась. Шагнув к преподавательскому столу, она сложила руки перед собой и продолжила:

– Позвольте еще раз поздравить всех вас с началом учебного года в Академии Магии Диллейн.

Вот теперь уже от всех в ответ послышалось более слаженное «спасибо!». В этом поучаствовали и мы с Каем, потом переглянулись и друг другу улыбнулись. Да, после вчерашнего представления под приятным впечатлением находились все.

– Сегодня ваш первый урок заклинаний и, как вы уже знаете, первое заклинание, которое мы с вами разучим, это «ловушка для демонов». Заклинание полезно одинаково для всех и является одним из самых распространенных и простых заклинаний в магии.

Лилиан подняла руку ладонью вверх и через пару мгновений на ней появились сначала яркие фиолетовые всполохи, а затем обрели форму, превратившись в шестиконечную звезду, заключенную в полупрозрачный шар.

– Когда вы практикуете магию, вы взращиваете в себе силу, а это автоматически привлекает более сильную магию в вашу жизнь. Чтобы избежать ненужных неприятностей, вам в помощь дается это заклинание. Но не очень сложное, а значит, справиться с его созданием сможет даже новичок. После определенной практики, конечно.

– А сейчас обратите внимание на его форму, а затем внимательно перерисуйте все до деталей. Точность в магии очень важна.

Чтобы задние парты смогли разглядеть символ как следует, Лилиан намеренно увеличила магический шар до размеров баскетбольного мяча. Так действительно стало гораздо лучше видно. Зашелестели листки в тетрадях, заскрипели ручки и карандаши, пока студенты перерисовывали нужный символ, воцарилась относительная тишина. Лучи солнца светили ярко, ощущение лета еще совсем не прошло. Было приятно осознавать себя частью этого урока, ведь так все и начинается – с простых, маленьких, но очень важных мелочей.

– Ваша главная задача – запомнить это заклинание, – продолжила Лилиан, когда все студенты вновь обратили на нее все взгляды. Символ в ее ладони сначала померк, а через секунду окончательно угас. – Каждому магу оно в жизни пригождалось и не раз. Главная особенность – это магические затраты. Даже на пределе своих сил маг способен использовать данное заклинание для защиты.

Лилиан отошла чуть в сторону, чтобы пустой преподавательский стол могли видеть все студенты.

– В основе любой магии лежит как набор заклинаний, так и способности самого мага. Последнее определяется уровнем магической субстанции, с помощью которой маг и может создавать заклинания. Эта субстанция называется маной. Она течет по внутренним магическим каналам любого человека, однако только маги способны использовать ее по назначению.

Лилиан взмахнула ладонью и над преподавательским столом появились шесть разноцветных магических шаров, которые зависли в воздухе. Каждый из них переливался магией, словно внутри плескалось море, только каждое разных цветов. Шары мерцали и светились, будто в них отражались лучи солнца.

– Мана связана с нами и неотделима. Пока мы ее не используем, мы не чувствуем разницы. Однако, если истощить запасы маны, это может привести и к истощению нашего организма. Изначальный запас маны каждого мага не велик, именно поэтому вначале вашего обучения мы будем использовать минимальные запасы маны, чтобы не навредить вам и вашему организму.

– Для большего потенциала и возможностей запасы маны нужно не только восполнять, но и увеличивать. Об этом вам расскажет более подробно профессор Шан.

Хм, профессор Шан. Тот самый, о котором мне рассказывал Уинс. Интересно, какой он? Впрочем, завтра узнаю, не стоит отвлекаться, особенно на первом уроке заклинаний.

– Как я говорила ранее, мана есть у любого человека на земле. Это определяет нашу нерушимую связь с природой, ведь она вдохнула в нас жизнь. Однако, человеческая мана бесцветна.

– Что же до магов – их непосредственную принадлежность к магии определяет цвет маны. Основными и самыми наиболее распространенными являются четыре цвета: синий, зеленый, желто-оранжевый и фиолетовый.

После того, как Лилиан их назвала, чуть вперед выплыли магические шары этих цветов. Внутри каждого сияла и вспыхивала, словно сама жизнь, настолько необычно это смотрелось.

– Эти четыре цвета неразрывно связаны со стихиями и соответствуют основным элементам жизни на земле. Именно они питают нас жизненной энергией, благодаря которой мы можем создавать заклинания.

– Помимо самых распространенных видов маны, существуют также два уникальных вида, – продолжала Лилиан.

Вперед выплыли два шара, один был угольно-черным, переливаясь оттенками тьмы. А также белый шар, светящийся настолько сильно, что если смотреть на него прямо не отрываясь больше нескольких секунд, глаза невольно начинали слезиться от яркого света.

– Мистические черная и белая маны являются уникальным даром. Если говорить об основных видах маны и их подпитке в виде стихий, то черную и белую маны питают ночь и день соответственно. Маги, которые были рождены с таким редким даром, бывают невероятно сильны. Однако, в силу того, что день и ночь сменяют друг друга, сила магов с этим непосредственно соизмерима.

– То есть, например, маг, использующий черную ману, гораздо сильнее ночью, как и маг с белой маной днем.

– Извините! – Поднял руку один парень с первых рядов. – Если черная и белая мана это как день и ночь, они что? Должны противостоять друг другу?

– Вовсе нет, – покачала головой миссис Ливанталь. – Изначально природа создавала все для баланса. День и ночь не противоборствующее начало, оттого и нет необходимости ставить друг против друга черную и белую ману. Тем магам, кто обладает одним из этих редких цветов манны, приписывают свершение великих дел. Но все всегда зависит только от мага, а не от цвета его маны.

– Прошу прощения, – подняла руку смешная девчушка в очках с первого ряда. Кажется, я видела ее вчера днем. – Я слышала, что черная и белая манна – это не только день и ночь, но и Свет и Тьма. Разве тот факт, что черная мана относится к Тьме, не определяет ее к чему-то плохому?

Миссис Ливанталь улыбнулась.

– Вы правы, Свет и Тьма имеют отношение к происхождению цвета маны. Однако, давайте сразу разделим понятия. Свет и тьма – это то, что вложила в создание мира сама природа. Добро и зло определили другие стороны. Любой маг, даже использующий чистый Свет, может творить страшные злодеяния, как и наоборот.

– А как же понять, кто плохой, а кто хороший? – Заинтересовался светленький худенький мальчик с третьей парты.

– Вы задали совершенно верный вопрос, – похвалила Лилиан, парнишка слегка смутился и покраснел, а в это время все шесть шаров маны снова поравнялись друг с другом над преподавательским столом. – Наше происхождение – это связь с природой, но наши действия и поступки определяют нашу сторону. Любой маг с любым цветом маны может совершить как великое добро, так и непоправимое зло. И если он выбирает Свет, то цвет его маны остается неизменным.

– Однако… – шары с маной внезапно взволновались, внутри каждого начала происходить какая-то метаморфоза, которая сначала даже не была понятна, – если использовать магию во зло, то вне зависимости от происхождения, мана навсегда поменяет свой свет.

Когда внутри каждого шара маны взбунтовался словно целый океан, он накрыл своей густой, наполненной чем-то неприятным, волной каждый из них, окрасив ману в ало-багровые цвета. С одной стороны, это было красиво, но, с другой, что-то не хорошее было в этом, что-то… злое.

– Любой маг, прибегнувший к запрещенным практикам, автоматически переходит черту, которую нельзя было пересекать. Именно тогда меняется его душа, меняется и цвет его маны. Наша Академия не обучает таких магов, она дает базовые знания для тех, кто, как и многие маги до этого, собираются оберегать и совершенствовать этот мир.

– Магия созидания и сотворения преподается в стенах нашей Академии, магия смерти и разрушения – то, что присуще магам с красной маной.

– Простите! – Поднял руку снова блондин. – А как же боевая магия?

Лилиан улыбнулась.

– Думаю, для первого занятия немножко рано говорить о боевой магии, – заметила она, – но, раз уж Вы задали этот вопрос, не могу на него не ответить. Боевая магия используется исключительно в целях самозащиты от злых и темных магов, а также от демонов. Это магия нейтрализует противников, которые как раз и настроены, как правило, разрушать. Для этого вы и разучиваете боевые заклинания. Однако, для боевой магии необходим большой запас маны.

– Именно поэтому, прежде чем перейти к боевой магии, начнем мы с множества базовых заклинаний, которые помогут вам научиться использовать ману и применять ее на практике.

– Теперь давайте вернемся к лекции и поговорим о том, как именно работает мана. Простейшие заклинания не так сложны, их рисунок единовременен и незамысловат. Для того, чтобы создать такие заклинания их достаточно всего лишь представить, а затем визуализировать этот образ.

– Но ведь есть гораздо более сложные заклинания, – заметила та же девушка в очках с первого ряда.

– Верно, – подтвердила миссис Ливанталь. – Со временем мы перейдем и к созданию более сложных связок. Но для начала мы начнем с простейшего, а именно с «ловушки для демонов». Просто разверните ладонь вверх и постарайтесь представить символ, который вы перерисовали ранее.

После того, как миссис Ливанталь описала процесс создания заклинания, она с легкостью его всем еще раз продемонстрировала. На ее ладони вспыхнул уже запомнившийся всем символ.

– Поскольку для заклинаний нужна, в первую очередь, практика, начнем мы именно с нее. Теперь попробуйте сделать то же самое самостоятельно, а я пройдусь по рядам и посмотрю, как у вас получается.

Студенты тут же оживились, обратились к своим тетрадям, принялись представлять символ и материализовывать его. Я бегло осмотрела всех вокруг. Кто-то напряженно вглядывался в свою ладонь, не добиваясь никаких результатов, а кому-то удавалось уже создавать разноцветные искры. До полноценного символа им не хватало, но тут-то на помощь и приходила Лилиан.

Наблюдая за тем, как происходит процесс создания, миссис Ливанталь корректировала действия студентов, давая советы, как лучше будет действовать дальше. Под ее чутким руководством несколько символов уже вспыхнули над ладонью нескольких учеников.

Кай тоже наблюдал за остальными некоторое время, а потом предложил:

– Давай я первый.

Я глянула на него. Мне хотелось увидеть решительность и спокойствие на его лице, ведь я заметно разнервничалась. Не думала я, что на первом уроке мы сразу же начнем практиковаться. С другой стороны – а чего тянуть-то? Давно пора!

И если бы не моя маленькая проблемка, я бы без труда тоже принялась создавать заклинание.

Кивнув Каю в знак согласия, я стала за ним наблюдать. Он не напрягался, как другие студенты, у которых ничего не получалось, не спешил и не медлил. Его тактика была особенной, но главное – успешной. Через несколько секунд в его ладони появились несколько голубых линий, которые уже через мгновение превратились во вполне осязаемый и приличный символ. Ловушку для демонов.

Это меня ничуть не успокоило.

– Ты что? Практиковался? – Уточнила я.

– Нет, – таращился на свое творение в ладони Кай.

Похоже, он был доволен результатом. Еще бы! Я бы тоже была довольна, если бы смогла сделать что-то подобное.

– Ладно, давай теперь ты попробуй, пока профессор Ливанталь отвлеклась, – предложил Кай.

Я же глянула на Лилиан для подтверждения. Действительно, она была несколько занята. Один студент почти успешно выпустил несколько всполохов магии, однако придать форму ему не удалось, отчего всполохи его магии стали бесконтрольно вырываться в разные стороны. Лилиан пыталась взять все это под контроль, параллельно раздавая советы, как будет лучше сдержать магию самостоятельно.

Что же, шанс действительно хороший.

Сделав глубокий вздох, я принялась повторять все то же самое, о чем говорила миссис Ливанталь. У меня было два наглядных примера минимум, Кай сидел под боком и, честно говоря, успокаивал меня. Все-таки поддержка бывает необходимой, особенно когда совершенно не знаешь, чего ожидать от самой себя.

В общем, я сосредоточилась и принялась пытаться. С первого раза ничего не получилось. Да и со второго, если честно, тоже. Я была, конечно, рада, что не вызвала порыв шквалистого ветра в аудитории, однако хоть что-то сотворить хотелось. Я ведь до сих пор не колдовала, следовательно, даже не знала, какого цвета моя мана.

Вот у Кая какая красивая, синяя. Было бы неплохо, если бы и у меня была такая же.

Попытки продолжались. Я внимательно изучала символ, сосредотачивалась и пыталась воплотить его в реальность. Но он, как назло, все не появлялся. Ничего не появлялось, даже намеков на волшебство.

Поскольку каждый раз после неудавшейся попытки я бегала взглядом по аудитории, наблюдая за тем, как получается у остальных, Кай решил меня немножко скорректировать.

– Не отвлекайся на других. Лучше сконцентрируйся на своем символе.

Я сделала еще один глубокий вздох.

– Сейчас попробую, – пообещала я и продолжила.

Еще одна попытка – ничего. Еще один вздох, концентрация – снова ничего.

– Попробуй расслабиться, – снова корректировал мои действия Кай. – Ты слишком напряжена. Нужно чтобы это выходило естественно.

– Да, ты прав, – согласилась я. – Сейчас попробую.

Сделав еще один глубокий вздох, я решила немного отвлечься, чтобы хоть чуть-чуть сбавить напряжение. Поймав взглядом Лилиан, я заметила, что именно в этом момент она остановилась возле того парня «королевских кровей». Конечно же, мне стало интересно, что произойдет.

В отличие от остальных он не особо практиковался. Он вообще ни на что не реагировал, даже на своего взъерошенного соседа, который как раз в этот момент вцепился в свое запястье и напрягся так сильно, будто собираясь сцеживать магию со своей ладони. Выглядело забавно. Темно-каштановые волосы у него были сильно отросшими, а после каждой неудачи – ура! Я не одна! – он их взъерошивал. Теперь у него на голове красовалось настоящее птичье гнездо.

Что же до парня «королевских кровей» – стоило Лилиан остановиться возле его парты, как он тут же поднял ладонь вверх и создал оранжевый символ. Хм, его мана была красивой. Интересно, он практиковался до того, как приехал в Академию? Наверняка!

Впрочем, это неважно, ведь у меня до сих пор ничего не получилось.

Еще одна попытка – провал. Еще одна и еще одна – ничего. Через пять минут, когда Лилиан стала подходить ближе, я уже разволновалась так, что боялась сотворить все, что угодно. Но магия, по-прежнему, дремала и упорно не хотела мне подчиняться.

У многих стало получаться. Хоть какие-то искры или всполохи, но выходили у каждого.

И вот, когда неизбежность стала очевидной, к нам подошла Лилиан.

– Как ваши успехи? – Поинтересовалась она.

Кай тут же выпрямился, зачем-то откашлялся, видимо тоже слегка разнервничался, ведь одно дело показывать мне, а другое – преподавателю. Мгновение и в его ладони снова вспыхнул ярко-синий символ. Возможно, мне показалось, но в этот раз он получился еще более ровным и идеальным.

Забавно было поймать довольно ревностный взгляд того парня «королевских кровей» и обнаружить, что, оказывается, его сильно интересовало, как колдует Кай. Да, после заявления тех огненных воинов за Каем многие начали наблюдать. Но в их взглядах были тревога, опасения, волнение, но ревность была слишком очевидной.

Впрочем, Кай этого не заметил.

– Отлично, очень даже хорошо! – Похвалила Лилиан.

И вот пришел тот самый час моего позора. Благо, как только Кай справился, многие, кто наблюдал за его колдовством, вернулись к своим делам и на меня уже внимания никто не обращал. Это хорошо, потому что позор был очевиден.

Последовав примеру Кая, я так же сперва откашлялась, попыталась расслабиться и все-таки применить магию. К сожалению, даже ответственность момента не помогла. У меня ничего не получилось.

На всякий случай я попыталась еще раз, но, как и раньше, не вышло абсолютно ничего.

Мне стало стыдно, я покраснела и вжала голову в плечи.

– Извините, – тихо произнесла я.

– Не стоит извиняться, Рори, – мягко улыбнулась Лилиан. – Это вполне нормально. Открою тебе секрет: на своем первом уроке заклинаний у меня тоже не получилось сотворить заклинание.

– Правда? – Удивилась я. – И что же Вы сделали?

– Не сдалась, – подмигнула она мне. – Все получится, я гарантирую.

Да, подбодрить она умела. Мне, правда, стало немножечко легче, но, к сожалению, ситуации это не изменило.

Лилиан отправилась к следующим студентам, а Кай, дождавшись, когда она отойдет на достаточное расстояние, наклонился ко мне ближе, чтобы только я смогла его слышать.

– Мне кажется, у тебя не получается из-за того, что ты боишься поднять всех в воздух, – прошептал он.

– Нельзя меня в этом винить, – хмыкнула я.

– Нельзя, – согласился он. – Но профессор Ливанталь права. Сдаваться рано.

Я глянула на Кая – у него как будто бы созрел какой-то план.

– Что ты предлагаешь?

– Я предлагаю практику. Но не в стенах Академии. У нас же тут территория огромная! На целую страну хватит. Мы бы могли пойти в лес, например, и тогда никто бы не заметил даже урагана.

Я смущенно улыбнулась, Кай тоже ухмыльнулся.

– А ты не боишься? – Спросила я.

– Пф, – фыркнул Кай. – Ты видела, какой я символ создал?!

Я посмеялась скорее от нервов, но спокойствие и уверенность Кая хоть немножко, но все же меня успокоили.

– Хорошо, – согласилась я.

– После уроков идем практиковаться.

Я думаю, Кай был прав. Раньше я никогда не использовала ману, получалось только управлять ветром. А это в определенный момент стало единственным моим опытом, от которого уже сложнее было отойти. Всегда легче научиться, чем переучиться.

Но смысл ведь в том, что если бы я дала себе волю, мне было бы очень сложно потом объяснить преподавателям, почему это у меня получилось вызвать ветер. Элементалисты всегда знают, что они элементалисты, оттого прикинуться, будто я случайно это сделала, явно бы не получилось.

Однако, мне было приятно все-таки услышать, что и Лилиан когда-то не смогла создать заклинание на первом занятии. Это означает, что я не безнадежна, а она, как моя преподавательница, не выгонит меня из класса за то, что у меня ничего не вышло.

Это хорошо, ведь в этой Академии мне очень нравится. И, похоже, я нашла себе хорошего друга. Несмотря на то, что Кай был в числе «фаворитов» и смог запросто создать заклинание, он не выбрал пересесть к тем, у кого тоже все получилось, он предложил мне помочь.

Это было приятно, ведь я в очередной раз убеждалась в том, что в людях я ошибаюсь редко.

Все-таки мне нравится эта Академия. Как правильно заметил мой брат, здесь действительно очень спокойно. Даже, несмотря на то, что мы все тут старательно пытается первым делом научиться создавать «ловушку для демонов».

Глава 5

Вторым по расписанию у нас сегодня были «ингредиенты». Догадаться, о чем будет идти речь, было не сложно. Однако, прежде чем появиться на лекции, мы столкнулись с непредвиденными трудностями.

Мы заблудились.

Хорошо, что мы были не единственными новичками и носились по территории Академии как сумасшедшие дружным коллективом. Начинаю понимать, почему перерывы между занятиями такие длинные. Это же пока найдешь нужную аудиторию, можно параллельно сдать зачет по бегу. Причем установить новый рекорд вообще без проблем!

На каком-то этапе даже «королевский мальчик» и тот припустился за толпой следом, когда кому-то показалось, что он «напал на след» и заметил где-то вдалеке «летний домик». Именно это значилось в расписании рядом с названием лекции.

Как и следовало ожидать, летний домик в здании Академии не располагался. Но когда мы всей толпой высыпали наружу, стало понятно, что и указательных знаков вроде «Париж 2906 км» влево не было. Пришлось изрядно напрячься.

И все-таки, я думаю, нас привела не менее чем интуиция, потому что, в конечном счете, когда за две минуты до начала лекции мы все-таки обнаружили нужный домик (первый обнаруженный сарайчик оказался складом для граблей и метел), оказалось, что он просто был запрятан от любопытных глаз.

А располагался он между двух массивных дубов, и скрывали его вовсе не деревья, а разросшаяся виноградная лоза, покрывшая собой практически весь домик целиком и полностью.

Через милое окошко я сумела разглядеть помещение внутри. Ничего особо примечательного, обычный класс с партами для студентов.

Впрочем, обо всем по порядку.

Изрядно запыхавшиеся мы все же были на месте вовремя. И как только мы всей дружной – ладно, пока еще не очень – толпой скучковались вокруг входа, к нам из-за правого дуба вышел мужчина. Он был в респираторе и длинном зеленом фартуке. В руках у мужчины был опрыскиватель для растений, и догадаться, чем он занимался, было не так уж сложно.

Как только мужчина остановился, он тут же снял респиратор и улыбнулся довольно беззубой улыбкой.

– Доброе утро, ребята! – Добродушно поприветствовал он нас.

Что-то было в этом мужчине такого простого и доброжелательного. Страх из-за того, что профессор может нас наказать за опоздания, сразу же пропал.

Мы тоже были вежливы, и в этот раз как-то даже более слажено поприветствовали профессора в ответ.

– Добро пожаловать на мой урок по ингредиентам! – Продолжил он. – Меня можете называть профессор Макгинли, я буду рад познакомить вас всех с одним из важнейших предметов вашего магического становления!

– Травки в магии делу не помогут, – с легким укором и большой претензией заметил вдруг тот самый «королевский мальчик».

– Молодой человек, нельзя недооценивать дисциплину «ингредиенты», – погрозил указательным пальцем профессор, совсем даже не обидевшись. Профессор вообще казался очень добродушным и совершенно не злопамятным, в отличие от некоторых. – Без него ни один из вас не сможет приготовить ни единого зелья, а это, юноша, – профессор игриво подмигнул, – еще как поможет!

Сам он посмеялся, несколько студентов его в этом поддержали. «Королевский мальчик» вообще никак не отреагировал на это. Сложив руки на груди, он продолжал стоять и как будто бы ждать что-то для себя полезное.

– Здесь я научу вас, как выращивать магические растения, – продолжил профессор Макгинли, – как ухаживать за ними, правильно удобрять, а затем доводить каждое из них до нужного эффекта! Ведь правильный ингредиент – залог успеха любого зелья!

– Да, но ведь не каждый ингредиент можно вырастить, – заметила одна моя одногруппница, та, что в очках.

Мне кажется, я слышала, как кто-то назвал ее Дэбби. Но я могу ошибаться. Как и многие в нашем классе, она пока держалась в стороне, дружбу еще ни с кем не завела. Я была рада, что у меня был Кай.

– Юная леди, – мягко улыбнулся профессор и на его лице заострились морщины, – Вы совершенно правы! Выращивать растения и цветы мы будем только вначале, ведь для того, чтобы отправляться за более труднодоступными ингредиентами, необходим определенный уровень знаний. И как только вы все его получите, мы займемся и другими ни менее значимыми вариантами сбора составляющих для зелий.

– А теперь, прошу всех заходить внутрь, – пригласил он нас в летний домик.

Беглый осмотр через окно не показал мне и половины того, что было внутри. Небольшая комната, в центре которой находился ствол большого, многовекового дерева. Потолка как такого здесь не было, ведь дерево росло, а его массивные ветви закрывали собой небо.

Как только мы расселись, профессор подошел к шкафу в углу справа, где стояли несколько десятков горшков с разнообразными цветами, выбрал один из них и отправился к преподавательскому столу.

– Итак, начнем мы наше знакомство с наиболее значимого во всем магическом мире растения, а именно – кварелии!

Он поставил цветок на стол и теперь все смогли его как следует рассмотреть.

Такого растения я в своей жизни раньше не видела. Сам цветок был интересной формы, его лепестки чем-то напоминали собой листья лотоса, только отливали голубым. Сердцевина была больше похожа на сердцевину подсолнуха, сами семечки цвета кофе. Как и стебель с листочками. Необычное растение, ничего не скажешь.

– Это кварелия, – сообщил профессор. – Начнем с его семян и как их правильно извлекать. Лучше записывайте.

Студенты сразу же поспешно взялись за свои ручки и шумно раскрыли тетради.

– Чтобы извлечь семена кварелии, необходимо взяться за все пять лепестков самого цветка одновременно, а затем легонько надавить.

Профессор в точности повторил то, о чем говорил, высыпав, на первый взгляд, плотно сидевшие семена, в подставленный горшок.

– После занятия каждый из вас возьмет себе одно семечко. Что же дают цветы кварелии? И зачем они нужны? Этот цветок очень древний и имеет свойство расти только при определенных условиях. Он не любит прямых солнечных лучей, прорастает лишь среди холодных камней.

А я еще удивилась, что в горшке вместо земли насыпана галька.

– Его питает лунный свет, поэтому вам потребуется следить за ростом цветка очень внимательно, и каждый вечер выставлять на окно. Кварелия расцветает исключительно поздней осенью. Она любит темноту и что самое главное, питаться она может только маной. Да-да, именно маной, которую вы со временем научитесь восполнять. Как раз к периоду активного роста. А именно, через две-три недели, в зависимости от того, как будете ухаживать за своим цветком.

– Заклинание, с помощью которого вам нужно будет его подпитывать, я покажу позже. А сейчас я расскажу вам зачем, собственно, вам нужно растить кварелию. Это очень редкий и трудно произрастающий цветок. Однако, он очень ценится из-за своих свойств.

– Его высушенные листья используются во многих защитных зельях. Живые же цветки самые мощные по своим свойствам. Если суметь запечатать лепесток в самый момент цветения в янтарь, после застывания он будет служить своему носителю сильным оберегом.

– Так же кварелия используется при лечении серьезных болезней и сглазов. Может завариваться для профилактики многих заболеваний.

– То есть… – без особых церемоний заговорил «королевский мальчик», – если сейчас взять лепесток и налить на него смолы, он будет защищать от чего именно?

– В момент цветения, молодой человек, – поправил профессор. – Момент цветения этого цветка еще не наступил. А как я уже говорил, она расцветает поздней осенью, то есть примерно в конце октября, и в любое время ноября.

– А это тогда что? – Махнул на цветок на столе парень.

– Какой Вы все же наблюдательный, – по-доброму посмеялся профессор. – Все верно, эта кварелия отличается от остальных, ведь их цветы делятся на тех, что обладают определенными магическими свойствами, и цветки, которые выращиваются специально для производства семян. Они-то как раз и поспевают к посадке в сентябре.

– Прошу обратить особое внимание! Цветки, которые производят семена, необычайно редки. И на всю нашу Академию это единственный экземпляр!

– Значит, через год нам понадобятся новые семена? – Подняла руку девчушка с кудряшками.

– Вовсе нет, – покачал головой профессор. – Кварелия – многолетнее растение. И полный цикл проходит за пять лет.

Как раз время учебы в Академии.

– Значит, после окончания Академии мы будем без кварелии? – Уточнил сосед «королевского мальчика».

– За время учебы в стенах Академии вы сможете использовать все возможности этого цветка, и выйти отсюда полностью экипированными.

– А защитные свойства-то какие? – Снова заговорил «королевский мальчик».

Нить разговора он не терял.

– Кварелия оберегает от дурных снов, заставляет темные силы обходить стороной. Любой темный маг, завидев кварелию в окне дома, никогда не пойдет внутрь.

– То есть брехня всякая, – буркнул парень.

– Молодой человек, Вы кажется, не совсем понимаете, что именно собой представляет мой предмет. Если Вы хотели найти универсальный способ защиты от заклинаний и сил, то вы обратились совсем не по адресу.

– Это я уже понял, – язвительно заметил тот.

– Как Ваше имя? – Поинтересовался профессор.

– Рин, – пренебрежительно бросил парень. – Какое это имеет значение?

Несмотря на то, что Рин был откровенно груб, профессор совсем даже не обиделся на его слова. Он какое-то время размышлял о чем-то, а затем ухмыльнулся, как будто вспомнив про себя что-то интересное и приятное.

– У Вас ведь еще не было занятий у профессора Шана, так ведь? – Спросил с легкой хитрецой в голосе он.

– Нет, – выплюнул Рин.

Профессор Макгинли вдруг широченно улыбнулся.

– Отлично, – просиял он. – Уверен, он Вам, лично, очень понравится. Так же, как и Вы ему, не сомневаюсь.

– Посмотрим, – буркнул Рин.

Похоже, у профессора Макгинли было что-то на уме. Стало даже любопытно, что именно он имел в виду. Впрочем, скоро мы об этом узнаем.

Остаток лекции мы записывали за профессором о необычайных свойствах кварелии, а также о том, как необходимо за ней ухаживать. Лекция была интересной, но меня все время не покидало гнетущее беспокойство из-за моей пока еще не пробудившейся маны.

Да, я понимаю, среди моих одногруппников тоже были те, кому это сделать не удалось. Однако, это до сих пор не отменяло того факта, что я – элементалист и при случае могу создать бурю.

Впрочем, я все еще верила в лучшее и с нетерпением ожидала конца занятий. Кай тоже иногда поглядывал на меня, как будто ему самому было интересно, что же произойдет.

Да, не ему одному.

Глава 6

После занятий мы с Каем сразу же отправились на прогулку. Цель была одна: найти подходящее место для практики. Погода была ласковой, воздух теплый, солнышко даже немного припекало. Ветра не было, но это совершенно не означало, что он не появится, если я дам себе волю.

Сначала мы брели по аллеям, где нам еще встречались студенты. В основном это были новички, ведь у тех, кто учился в Академии не первый год, еще были занятия. Уж не знаю, почему такое распределение, но так было заведено.

Хотя, возможно, это все было связано с нашим уровнем подготовки, как и говорил профессор Макгинли. Мы еще мало, что умеем, чтобы многое совершать.

Когда дорожки для прогулок закончились, мы с Каем свернули к лесу. Здесь студентов ожидаемо было немного, если не сказать – совсем не было.

Лес был густым, что было нам на руку, ведь мы все еще не хотели, чтобы кто-нибудь из студентов или преподавателей заметил, как я колдую. Или, по крайней мере, учусь колдовать.

Выбрав небольшую полянку где-то между деревьями, мы остановились и огляделись. Академии отсюда было не видно, нас соответственно тоже.

– По-моему, идеальное место, – заключил Кай. – Попробуешь?

Я вздохнула и кивнула.

Что же, пришло время.

Я собралась, еще пару раз вздохнула, размяла мышцы – на всякий случай – сосредоточилась и… ничего. Мои первые попытки, так же, как и в классе, провалились с треском. Ничего не получалось. Я пробовала и пробовала, пыталась перестать думать о том, что могу вызвать ветер.

Впрочем, моя стратегия работала плохо. Тогда я снова решила, что будет удачной идеей сначала расслабиться.

Сделав глубокий вздох, я посмотрела на небо. Оно было ясным, бескрайним и прекрасным. А еще оно всегда даровало мне покой.

– Рори? – Отвлек меня Кай. – Ты что делаешь?

– Не знаю, подумала, что нужно расслабиться для начала, – предположила я.

– Ладно, давай расслабимся, – хмыкнул Кай. – Посидим? Или ты уже расслабилась?

– Я думаю, нужно немного подождать.

Метрах в ста от поляны находился большой, высохший корень дерева. Мы расположились на нем, словно на скамейке и стали ждать, когда я полностью расслаблюсь. Что оставалось делать? Ничто другое пока еще не помогало, а я не скажу, что мне удалось хорошенько расслабиться.

– Как тебе первые лекции? – Спросил меня Кай.

– Не думаю, что смогу вырастить кварелию, если так и не пробужу свою ману, – заметила я.

Кай улыбнулся.

– Да я не думаю, что тебе стоит из-за этого переживать, – отмахнулся он. – Помнишь, что сказала Лилиан?

– Я, конечно, ей очень благодарна, но делу это пока еще не помогло, – вяло улыбнулась я в ответ.

– Ладно, давай попробуем подышать. Как в йоге, знаешь? – Предложил Кай.

Да, я знала, и это было уже не плохим вариантом. Дыхание, баланс и равновесие, я сосредоточилась максимально только на этом. Я понимаю, что мои страхи блокируют мои способности, но ничего не могу с собой поделать. Просто представить себе ураган, надвигающийся на Академию и все, я свою силу ни за что не выпущу.

– Рори, – позвал Кай, пока я продолжала дышать. – Вчера, когда огненные воины сделали предсказание, почему ты не испугалась?

Хм, а мне показалось, его это не так сильно беспокоило. Похоже, я ошиблась. Чтобы не показаться, будто меня этот вопрос сильно волнует (со всеми собственными переживаниями по поводу маны мне, и правда, было как-то не до этого), я сначала улыбнулась.

– А ты бы хотел, чтобы я испугалась? – Спросила я.

– Нет, но… согласись, не каждый день незнакомец, который говорит тебе о том, что ему нос разбили за предсказание, оказывается… – Кай стал подбирать слова для своего нового статуса.

– Повелителем тьмы? – Предложила я.

Кай сначала нахмурился так, будто ему поручили решать проблему спасения всего человечества, а потом вдруг мечтательно улыбнулся.

– Хм, а звучит не так уж и плохо, – заметил Кай, а я рассмеялась. – Тебя это совсем не пугает?

Мне потребовалось немножко времени, чтобы успокоиться. Кай такой смешной, когда гримасничает.

– Разве ты не помнишь, что сказала миссис Ливанталь? Каждый выбирает свой путь. И то, что тебя окрестили новым разрушителем мира и все такое прочее, – отмахнулась я как от мухи, – еще не значит, что ты им станешь.

Кай улыбнулся и задумался.

– К тому же, ты сам сказал, что точно знаешь к чему ты идешь, и уверен, кем станешь. Так ведь?

– Да, – закивал Кай. – Но… что если бы это сбылось? В смысле, представь на секунду, что я – повелитель тьмы, – он фыркнул, словно стесняясь себя так называть, или же ему наоборот это нравилось, но он не хотел в этом признаваться, – ты бы испугалась?

– Почему ты все время меня об этом спрашиваешь?

– Не все время! Только последние десять минут, – поправил он.

– Ладно, зачем тебе знать об этом в последние десять минут?

Кай сначала глянул на меня каким-то нерешительным взглядом, затем скрыл смущение за улыбкой и отвел взгляд в сторону. Он молчал, а мне казалось, он собирается с мыслями, чтобы что-то мне рассказать. Как оказалось, я была права.

– Ты же доверила мне свой секрет, так ведь? – Напомнил Кай.

– Да, доверила, – осторожно согласилась я.

– Если я доверю тебе свой, ты не испугаешься?

Я удивленно уставилась на него и пару секунд бессмысленно хлопала глазами. Секрет? Это было странно, неожиданно точно, но… на какое-то мгновение мне показалось даже забавным. Я не хотела доверять ему свой секрет специально, просто так получилось. А он хочет… доверить мне свой секрет?

– Что ж, мы знакомы уже целых два дня, тебя окрестили новым повелителем тьмы в будущем, но лично мне с тобой спокойно и я точно знаю, что ты умеешь хранить секреты. – Я посмотрела ему в глаза. – Думаю, я смогу принять любую правду, – пообещала я.

– Ладно, – Кай вздохнул. – Не знаю почему, но… тебе хочется доверять, ты знаешь это?

– Теперь да, – кивнула я.

Кай посмеялся. Нервничает, это понятно. Я сама нервничаю. Кай мне показался человеком, которого мало, чем возможно удивить.

– В общем, дело вот в чем, – Кай потер ладони о свои брюки, прежде чем поднять свою правую ладонь и сколдовать очередную ловушку для демонов.

Я вздохнула и скривилась.

– Издеваешься? – Почти обижено буркнула я.

Кай улыбнулся.

– Нет. Дело не в этом. Дело… в том, что я умею еще и так.

Поскольку Кай тут же стал смотреть на символ в руке, я тоже на него взглянула. Сначала вроде бы ничего не происходило, а потом в чистейшей бирюзе его синей маны внезапно появились непонятные мне пятна. Секунда другая и на его ладони уже была ловушка для демонов, только созданная другой маной.

Алой маной.

Честно говоря, невольно, но все же по спине пробежал холодок.

– Ты не боишься теперь? – Уточнил Кай, очень внимательно наблюдая за моей реакцией.

Да, такое не каждый день увидишь. Но ведь Кай мог бы мне и не показывать этого. Как я поняла, он каким-то образом научился использовать две разных маны отдельно друг от друга. Все-таки это приятно, что он доверил этот секрет мне.

Я спокойно посмотрела ему в глаза и так же беззаботно улыбнулась, как и десять секунд до этого.

– Так ты можешь вызывать и синюю, и красную ману? – Уточнила я.

– Да, – подтвердил Кай.

А потом я вспомнила, что мои попытки все еще провальные целиком и полностью и от улыбки не осталось и следа.

– Отлично, то есть у тебя две маны, а у меня ни одной, – обижено буркнула себе под нос я.

Конечно, специально я не всматривалась, но все же заметила, что на лице Кая появилось облегчение.

– Ты не пытаешься, – напомнил мне он.

– Пытаюсь и еще как!

Мы посмеялись.

– Ну, так что на счет?.. – Снова осторожно возвращался к неприятной для него теме Кай.

Я понимала, что так просто подобное признание в воздухе зависнуть не может.

– Я скажу тебе тоже, что уже сказала тебе миссис Ливанталь: всегда есть выбор. В твоем случае это даже очевидно. То есть, видимо, каким-то образом, тебе доступны и Свет, и Тьма одновременно. Это же здорово.

– И ты… не спросишь меня, каким образом так получилось?

– А ты хочешь мне и об этом рассказать?

– Нет, я просто… Красная мана, профессор Ливанталь ведь сказала, что она проявляется только, если используешь ее во зло.

– Так ты использовал силу во зло?

– Нет! – Твердо заявил Кай.

– Тогда о чем спрашивать?

Кай нахмурился на секунду.

– Я, конечно, не жалуюсь, потому что мне нравится эта возможность взывать к двум манам одновременно, но я хотел бы знать, были ли такие случаи раньше и чем это мне грозит.

– Мы могли бы заглянуть в библиотеку и почитать об этом, если хочешь, – предложила я. – Хотя считаю, ты зря переживаешь, потому что, сколько бы не было в тебе маны, главное, что ты ее контролируешь, ведь так?

– Верно, – Кай улыбнулся и немного расслабился. – Я рад, что хоть кому-нибудь смог об этом рассказать. То есть, все такие подозрительные, я… Это сложно, знаешь?

– Знаю! – Подтвердила я. – Ты не забыл? Я – элементалист!

– Да! – Было немножечко забавно, что мы с Каем познакомились, ведь у каждого из нас был свой секрет, о котором другим лучше не знать никогда. – Кстати, о твоих элементалистских способностях: ты уже будешь пробовать колдовать или нет?

– Буду! – Сообщила я и решительно поднялась на ноги.

– Хорошо, – Кай поднялся вместе со мной. – Попробуй сделать это со стихией. Не сдерживайся. Если что-то пойдет не так, я подстрахую.

– Как? – Удивилась я.

– Может быть, я и не колдовал во зло, но я все же колдовал, только это секрет.

– Ну, хорошо, – закивала я. – Только… т ы, если что, держись за меня покрепче. По идее, себя я убить не должна.

Кай сначала кивнул, а потом до него дошел смысл моих слов, и он слегка нахмурился. Но в этот раз он уже ничего не сказал, ведь я собралась колдовать.

Снова размявшись, я сделала два настолько глубоких вздоха, что даже голова немножечко закружилась, а затем сосредоточилась на элементе воздуха.

Как оказалось, Кай немножко заволновался после моего предупреждения.

– Подожди: ты сказала убить? – Нахмурился он.

Сначала послышался только шелест листвы. Он стал окружать нас от самых высоких ветвей деревьев до самой низкой, спрятанной у земли травы. Шелест создавал ветер. Очень сильный ветер. Он не был естественным, поэтому, словно волны, мчался со всех сторон ко мне. Именно так работала сила элементалиста. Моя сила элементалиста.

Кай слегка испугался, ведь было не совсем понятно, что именно происходит. Порывы ветра были слишком сильными, накатывали мощными потоками, нагнетая обстановку. Если не знать, что это ветер, складывалось впечатление, будто нас со всех сторон окружила не менее, чем армия.

Нервно сглотнув, Кай решил воспользоваться моим советом и шагнул ко мне поближе, все еще продолжая с опаской оглядываться по сторонам. Было жутковато, не спорю. Но я ведь не лгала, я действительно полагаю, что, возможно, ветер не сможет навредить мне.

– Ладно, теперь заклинание, – сделала глубокий вздох я и принялась повторять все те же действия, что и на уроке.

Сначала снова ничего не получалось. Я сосредотачивалась и пробовала создать заклинание, но мана по-прежнему дремала. Еще одна попытка – ничего. Зато ветер разгуливался все сильнее.

Кай уже не просто стоял рядом, он вцепился мне в плечи и пригнулся, как будто что-то должно было обязательно полететь ему в голову. Его пугало все, что творилось вокруг. Оно и понятно, он же этим не управлял, а я все высвобождала силу ветра, чтобы хотя бы попытаться использовать ману.

Конечно, я сосредотачивалась и концентрировалась, но в какой-то момент Кай даже вскрикнул, и мне стало интересно, чего это он.

Стоило мне только отвлечься и оглядеться по сторонам, как я тут же поняла, что же заставило Кая так разволноваться.

Это было… неожиданно. Да, такое явно бы не осталось не замеченным, если бы я высвободила силу ветра в аудитории, это бы заметили все и дождаться, пока преподаватель отвернется, было бы явно недостаточно.

Все, буквально все вокруг взметал в воздух ураганный ветер. Ветви деревьев, листву, траву, землю – все! И самое удивительное в этом всем заключалось в том, что на нашей поляне, которую мы выбрали для тренировки, устремляясь высоко в небо, закручивался настоящий вихрь.

Это был смерч, не меньше, и масштабы действительно поражали. Как мы с Каем, находясь внутри, еще держались, я понятия не имею. Видимо, действительно мне ветер просто физически не мог навредить. Что, конечно же, радовало.

С другой стороны, каждая ветка или коряга, закручиваясь в воронку вокруг нас, в любой момент могла оказаться в нашем безопасном по какой-то причине островке. Спасет ли в этот раз ветер, я не знала, поэтому очень надеялась на Кая.

Конечно, поводов для волнения было полно, но меня лично больше всего беспокоило только то, что вихрь взметался все выше. Если так пойдет, то вскоре его можно будет увидеть за верхушками деревьев. А с самых верхних этажей Академии прекрасно просматривается весь лес. А, значит, кто-нибудь может заметить мой внезапно образующийся огромный смерч.

Так, надо сосредоточиться и просто пытаться! Подумаешь, вихрь? Ничего страшного! Мне главное пробудить свою ману! Иначе вихрь это все, что мне светит в моем ближайшем будущем. А это в мои планы никак не входило.

Еще одна попытка – ничего. Все больше и больше я расслаблялась, ветер начал завывать между деревьев, гул стоял невыносимый. Такое чувство, что до конца света оставалось всего несколько минут.

– Э… Рори?! – Кричал мне на ухо Кай, потому что ветер стал оглушающим. – Ты, … может быть, сделаешь передышку?!

– Я должна! Пробудить! Ману! – Воскликнула я.

Сжав ладонь, я тут же ее снова разжала и представила себе символ «ловушки для демонов» так четко и ясно, словно он уже был у меня в ладони. И в этот самый момент все наконец-то изменилось.

Сначала в центре моей ладони появилась какая-то неясная дымка, потом что-то заискрилось, и я даже допустила мысль о том, что мне только показалось.

Но вот, что странно: я прилагала столько усилий, насильно призывала ветер, пыталась им управлять и контролировать, а мана – если это, конечно же, была она – она появлялась немного по-другому. Не нужно было так сильно напрягаться и в какой-то момент я поняла это совершенно точно.

Это было незнакомое ощущение, оттого и мана пыталась появляться с завидной регулярностью, но также пропадала и растворялась. Нужно было понять, как все это происходит.

Еще одна попытка и еще одна – я отошла от того способа, который я использовала вначале, попытавшись уловить суть.

Искры появились еще несколько раз. Я все пыталась уловить их цвет, но они так быстро исчезали, что я даже не успевала понять, были ли это действительно искры или же нет? Вдруг это лучи солнца или что-нибудь другое?

Так, ладно! Что-то же появляется, так ведь? Надо просто сделать это и все! Как я собираюсь учиться магии, если не могу и простейшего действия произвести? Вон даже у Рина вышло, а он какой заносчивый и самовлюбленный. Чего это у него получилось? У Кая вообще две маны!

Собравшись, я снова представила символ, и в это же мгновение в моей ладони вспыхнул яркий свет.

Яркий белый свет.

Вспышка была настолько ослепительной, что я невольно испугалась. Ахнув от удивления, я отступила назад. А отступать мне было некуда, Кай прирос ко мне в буквальном смысле, поэтому первое, что я сделала, это наступила ему на ногу. Он, конечно, был немного занят, пригибался каждый раз, когда какая-нибудь коряга пролетала слишком близко, потому совсем не ожидал моего отступления.

Не удержавшись на ногах, он воскликнул что-то невнятное и повалился на землю. А поскольку он все еще цеплялся за меня, он повалил и меня.

Не знаю точно, что послужило причиной, то ли моя мана, то ли падение, но ветер внезапно стих, растворяясь в воздухе, словно кусочек сахара в горячем кофе. Но это было не основной проблемой. Проблемы начались в тот момент, когда все, что было поднято в воздух воронкой, незамедлительно подчинилось законам гравитации и посыпалось на землю.

Вот тут-то я и испугалась. Но это я. А вот Кай, мгновенно сообразив, что сейчас произойдет, как взял, как скодловал магический щит, накрывший нас вдвоем. Я даже глаза не закрыла, так и таращилась на голубоватую завесу, образовавшуюся в нескольких метрах над нами.

Кай явно был напуган больше моего, потому что даже эта завеса не стала для него мерой безопасности, он накрыл меня своим телом на всякий случай и зажмурился. А я лежала и с улыбкой наблюдала за тем, как от магического щита отскакивают ветки, листья и более крупные коряги.

Когда последние обломки упали на землю, Кай подождал еще несколько мгновений для верности, и только потом поднял голову и огляделся. Да, теперь было безопасно. Правда, Кай выглядел так, словно пережил ядерную войну, не меньше.

Уставившись на меня широко раскрытыми глазами, он словно задавал мне вопрос: «Я выжил или умер и попал в рай?».

Меня это почему-то только развеселило.

– Тоже мне, повелитель тьмы, – фыркнула я, и стала подниматься на ноги.

– Эй! Я буду им в будущем, ладно? – Напомнил Кай, тут же придя в себя. – Дай мне хотя бы немного времени, чтобы привыкнуть к тому, что я только что увидел.

Он поднялся на ноги за мной следом и отряхнул свою форму. Я тоже привела себя в порядок, все же валялась на земле.

– К тому же, если ты будешь показывать мне такие ужасы, как сейчас, ничего удивительного, что я стану повелителем тьмы, – заметил Кай.

– Ужасы? – Удивилась я. – Это был всего лишь ветер, – без зазрения совести улыбалась во всю ширь я.

– Ага, ветер, – медленно кивал он, – тот самый, который спокойно мог стереть с лица земли не только нашу Академию, но и половину страны.

Я расхохоталась. Кай выглядел обеспокоенным, но уже как будто не всерьез.

– Ты мне льстишь, – смущенно отмахнулась я, и Кай, наконец, улыбнулся.

– Ладно, забудем об урагане, вернемся к не менее важной теме, а именно к твоей мане: белая? У тебя белая мана?!

– Эээ… – я задумалась на пару мгновений, а затем уже более спокойно, без ураганов, сотворила кривой, но все же похожий на «ловушку для демонов» символ, – похоже, что так.

– У тебя белая мана! – Закивал Кай, словно мне действительно требовалось подтверждение, а ему нужно было увидеть это еще раз. – Теперь все забудут о моем предсказании напрочь. Как только узнают о тебе.

– Да ладно, – хмыкнула я. – Белая… может быть она, с оттенком белого.

– Вот уж не надо! Никаких оттенков. Чистая. Белая. Мана, – заключил Кай.

– Которая, между прочим, едва ли вспыхнула, если это вообще можно назвать вспышкой, – заметила я.

– Главное, что ты поняла принцип, – приободрил меня Кай. – Теперь уже без ветра символ, так ведь?

– Верно, – кивнула я. – Было сложно разделить ману и ветер, ведь я не знала до этого, как использовать ману.

– Слушай, Рори, это потрясающе, – оказалось, Кай все еще завороженно разглядывает символ у меня на ладони.

Это было забавно, ведь мне показалось, будто его моя мана радовала даже больше меня самой. Возможно, я просто еще не успела понять, что именно произошло. Белая мана? То есть я элементалист, а еще у меня белая мана? Это… интересно.

Но это все пока неважно.

– Спасибо, Кай, – мягко улыбнулась я.

– Мне-то за что? – Удивился он. – Я к этому отношения не имею.

– Да, но ты помог мне настроиться и подсказал, как именно я могу это сделать, так что не скромничай.

Кай попытался скрыть довольную улыбку.

– Да, я вообще-то помог, – горделиво заявил он.

– И твое заклинание щита – это потрясающе! – Кай совсем засмущался, его щеки зарделись румянцем, он потупил взгляд и хмыкнул.

– Я же обещал подстраховать.

– И это получилось идеально! Вот, что впечатляет!

– Перестань! – Строго заметил Кай. – Белую ману ничто не затмит.

– Ладно-ладно, – посмеялась я, а потом вдруг вспомнила: – Так, а сколько времени?

Кай сначала не понял, зачем мне время, поэтому лениво потянулся за часами.

– Без десяти три, – расслаблено сообщил Кай.

– Мы опаздываем, пойдем! – Потянула я его за собой.

– Ах, точно! Фото! – Вспомнил теперь и Кай.

Я как-то настолько распереживалась из-за всей этой истории с маной, что совсем забыла о нашем снимке. А объявление об этом повесили с утра. Местом для снимка должна была стать площадка перед учебным корпусом, до него бежать минут пять. Успеть должны.

Мы с Каем неслись, как сумасшедшие, весь эффект «готовы к фото» пропадал. Но это не важно, надеюсь, без нас не начнут.

Вообще, конечно же, было приятно ощущать в себе такую мощь. Да, я знаю, сила элементалистов вполне объяснима, ведь сама стихия связана с ними. Конечно, я не собиралась демонстрировать свои способности всем остальным, или устраивать какую-нибудь диверсию. Все-таки, как и магам нельзя колдовать без диплома, так и элементалистам нельзя практиковать свою силу открыто без разрешения.

Так что я рада, что моя мана наконец-то проявила себя. Тем более, она белая. Может быть, поэтому я так люблю день и солнце, а, может, и нет, кто знает? Честно говоря, хоть у меня и белая мана, ничем разительно отличительным я не выделялась. Так что, думаю, Лилиан права, главное то, что мы делаем, используя ту или иную ману.

Выбежав из леса, мы быстро пробежались по дорожкам и аллеям, ведущим к главному зданию. Кай, конечно, бегает очень быстро. Я за ним едва поспевала. Просто не хотелось опаздывать и нарушать дисциплину. Еще неизвестно, что за наказания нам назначат. Да, Уинс рассказывал про грядки и мытье полов, но он учился здесь уже очень давно, многое могло измениться.

Когда мы уже вышли на финишную прямую, я увидела у входа миссис Ливанталь и сильно напряглась. Неужели мы опоздали, и она сама лично вышла наказать нас за это? Было вполне очевидно, что она не просто так мимо проходила, она смотрела именно в нашу сторону.

Раз уж нас заметили, смысла бежать уже не было. Мы с Каем притормозили и к Лилиан уже подходили.

– Профессор Ливанталь, – широченно улыбнулась я, надеясь таким образом смягчить свое наказание. Если такое последует, конечно же. – Здравствуйте, еще раз. А я тут – указала на лес – практиковала свою ману.

– Я знаю, – кивнула она. – Мы видели.

– Видели? – Слишком уж быстро сползла моя улыбка с лица. Кай тут же потоптался на месте, зачем-то кашлянул и взял меня за рукав блузки. Ладно, с его поддержкой принимать новости о моем отчислении (а о чем еще я могла в тот момент думать?) было не так страшно. – В каком смысле?

Что же, если так случилось, что меня уже выгоняют, то чего напрягаться-то? Сделав глубокий вздох, я попыталась расслабиться.

– Видишь ли, когда у мага в первый раз проявляется белая мана, свет от этой вспышки распространяется на многие километры вокруг, – объяснила миссис Ливанталь, а мои брови медленно поползли наверх. На многие километры?! – Даже мистер Рэнж, когда менял лампочки в люстре, от неожиданности свалился со стремянки и сейчас находится в лазарете.

– Он сильно пострадал? – Испугавшись за его здравие, тут же уточнила я.

Да, я понятия не имею, кто такой мистер Рэнж, но это совсем не означает, что я желала, чтобы он свалился со стремянки.

– О, не беспокойся, он в порядке, – заверила Лилиан. – Он у нас получает травмы даже когда меняет наволочки, так что ничего страшного.

М-да. Конечно, теперь более или менее ясно, что мистер Рэнж и не такое переживал, однако это ничуть не умоляет моего поступка. Просто я ведь не знала, что у меня мана белого цвета и соответственно не могла даже предположить, что ее пробуждение может нанести непоправимый вред. В мои планы входили только ураган устроить, парочку смерчей и тайфун.

– На самом деле я хотела поздравить тебя, – вдруг сообщила мне Лилиан.

– Да? – Сначала удивилась я. – Правда?

– Ну, конечно, – улыбнулась она мне. – Белая мана – это большая редкость, очень приятно, что у нас в Академии будет учиться такой маг.

– Значит, никого больше в нашей Академии с белой маной нет?

– Все верно. Ты у нас единственная и неповторимая.

Лилиан посмеялась, на что я выдала нечто нервное. Кай снова задергал мой рукав. Да, он прав, нельзя себя выдавать.

– Спасибо! – Поспешно воскликнула я.

– Только в следующий раз, если тебе захочется попрактиковаться в магии, ты можешь не уходить так далеко в лес. Все классы в Академии открыты, и ты можешь воспользоваться любой свободной аудиторией.

А вот, похоже, и истинная причина, по которой она вышла нас встретить.

– Я, конечно, не знала, что моя мана белая, но, думаю, я бы ослепила гораздо больше людей, если бы практиковалась в аудитории, – смущенно заметила я.

– Вовсе нет, Аврора. Многие аудитории магически зачарованы так, чтобы любой эффект от того или иного заклинания не мог никому навредить. Если бы эти меры предосторожности не были приняты, наша Академия уже давным-давно представляла собой одни развалины.

То ли от нервов, то ли скрывая всеми силами то, что я устроила в лесу, мы с Каем так неестественно расхохотались, что становилось вполне очевидным – мы большие врунишки. Ничего не поделаешь, нас не выгоняют из Академии все еще, по каким-то причинам Лилиан не узнала об урагане, а это не могло не радовать.

– Извините, – успокоившись, опустила глаза в землю. – Я учту и обязательно в следующий раз воспользуюсь свободным классом.

Лилиан улыбнулась. Мне показалось даже очень искренне.

– Идите скорее, фотограф уже заждался, – поторопила нас она.

– Ага, мы идем! – Рванулся сразу Кай.

А вот я не заторопилась. Все-таки избежав столь возможного исключения из Академии, я немножко осмелела.

– Профессор Ливанталь! – Окликнула ее я, не торопясь задавать ей следующий вопрос. Она удивленно обернулась. Оно и понятно, разговор уже был закончен. Но мне хотелось кое-что уточнить. – На счет моей маны: ведь, то, что она такая, не значит, что меня будут изучать как лабораторную крысу, так ведь?

– Нет, конечно же, нет, – заверила Лилиан. – Белая мана очень редкая, это правда. Но не настолько. Все будет хорошо, не волнуйся об этом.

Да, как можно не волноваться о том, что ураганный ветер был не заметен, а маленькая, едва заметная вспышка моей маны разлетелась на многие километры отсюда? Просто я не ожидала, что пострадает мистер Рэнж. Вообще кто-то может от этого пострадать. И ведь специально выбралась в лес, чтобы только никому не навредить.

Что же, теперь я буду практиковать магию только исключительно в классах.

Несмотря на волнение и наше опоздание, фотографию сделали быстро. Наш класс собрался, ровненько построился в два ряда – высокие назад, низенькие вперед – и через несколько щелчков мы уже были счастливыми обладателями нашей первой совместной фотографии группы.

Поскольку фотограф делал цифровое фото, загрузив флэшку в ноутбук, он тут же продемонстрировал результат на экране. Было даже приятно видеть свое фото в качестве официальной студентки Академии.

Все-таки я была рада здесь учиться.

Глава 7

На следующий день у нас состоялись лекции по истории магии. Конечно, практику такие лекции не подразумевали, поэтому ничего особенного не произошло. После урагана, который я устроила в лесу, любая лекция покажется детской забавой.

Впрочем, пока мы в историю магии не углублялись. Профессор Перкинс, наш преподаватель истории, потратил почти все основное время целой пары на знакомство и выяснение, каким уровнем знания мы обладаем. Предполагается, что раз мы приехали в Академию, мы происходим из известных магических семей, а значит, об истории должны были знать многое.

Да, он был прав, многие здесь происходили из магических семей, но вообще-то, каждый раз, когда в семье того или иного студента заходила речь об истории, ему или ей отвечали что-нибудь вроде «потом в Академии расскажут».

Профессор несколько опечалился этим фактом – пришел в ярость и сломал карандаш – однако, поспешил нас обрадовать тем, что в связи с данным событием мы принеприменно восполним все пробелы. Это были его слова.

Впрочем, после перерыва к истории мы все-таки вернулись. А именно, к истории основания нашей Академии.

– Наша славная Академия магии «Диллейн» была основана в 1418 году Грэхомом Уилльямом Диллейном, – рассказывал профессор. – Мало кто знает, но в тот год этот, не побоюсь этого слова, Великий маг, скрывался от преследовавшей его толпы крестьян, обвинивших его в колдовстве.

– В тот день, 12 декабря, Грэхом Диллейн впервые обнаружил это место. Но тогда здесь не было абсолютно ничего, кроме дикой природы. Однако, почему он основал Академию магии именно здесь, а не где-нибудь еще, спросите вы? Потому что именно тогда, в этом месте, неожиданно закончились гонения, крестьяне прекратили преследование и ушли.

– Что же послужило такой внезапной и резкой переменой настроения толпы? Это произошло по вполне понятной причине. В тот год в небе над территорией нашей нынешней Академии пролетала сверхзвезда, которая издалека виделась не одной, а целыми тремя метеорами. Восприняв это, как плохое знамение, крестьяне бежали, оставив Грэхома Диллейна одного, буквально в чистом поле.

– В своем совсем недалеком от земли полете, звезда внезапно раскололась и, в момент, когда метеор пролетал над Грэхомом Диллейном и этим местом, что-то устремилось к земле. Диллейн и не думал выжить, смирился со своей участью, приняв свою неизбежную смерть с достоинством. Однако то был не уничтожающий кусок метеорита, то был поток невообразимой магии, которую впитало собой это место.

– После неожиданного спасения, Грэхом Диллейн тоже воспринял данное событие, как знамение. Он отнесся к нему, как к спасению и проведению, решив, что именно здесь необходимо заложить фундамент заведения, где магии не будут бояться, где магии будут обучать и направлять тех потерявшихся магов, за кем так же, как и за самим Грэхомом Диллейном, неизбежно велась охота.

– Это послужило началом всему. А благодаря высвободившейся энергии, которая «благословила» это место, на этой территории стало возможно такое волшебство, какое невозможно в любом другом месте земли.

– Уже в этом году эти три метеора снова пронесутся над нашими головами. Это случится в декабре и, согласно преданиям, метеор снова подарит нашей территории поток небывалой энергии. Ведь известно, что в тот день энергией была наделена не только земля под ногами, но и сам Грэхом Диллейн обрел силу и мощь, с помощью которой ему и удалось возвести здание Академии практически в одиночку.

– Посчитав знамение ни меньше, чем дланью божьей, Грэхом решил назвать Академию в честь данного события. Ostea Trei Filmare. Дословно с древнего языка магов переводится как «три падающие звезды». Уже многим позже после смерти Грэхома Диллейна первую Академию магии в этих краях решили назвать в честь основателя. В более древних Академиях по всему миру данная традиция жива и по сей день. Как, например, в Академии «Нери-Вьен», что расположена на юго-западе Европы. С историей других Академий мы познакомимся позже, когда займемся фундаментальным изучением смены структурных аспектов средневековых устоев общества.

– Что же до названия нашей Академии, над входом в учебный корпус вы по-прежнему можете увидеть оригинальную надпись, сохранившуюся еще со времен нашего Великого мага-основателя.

Вот это было интересно узнать. Хм, я даже и не знала, что у нашей Академии столь богатая и многогранная история.

Было также интересно узнать о значении надписи над входом. Значит, это было первоначальное название нашей Академии. Приятно, что предки все же сохранили ее.

После истории об Академии, лекция достаточно быстро закончилась. Время летит быстро, когда узнаешь что-нибудь интересное. Профессор задал нам прочитать определенную литературу к следующему занятию, замотивировав нас тем, что на уроке мы займемся обсуждением данной главы более подробно, чтобы, как он сказал, подискутировать.

Я не против, времени у меня было вагон, а после того, как я смогла пробудить свою ману, так вообще – целый товарный состав. Мне вообще нравилось все, что сейчас происходило, поэтому я была готова к чему угодно. В рамках разумного, конечно же.

И вообще профессор Перкинс был таким смешным. Конечно, звучит забавно, но внешне он чем-то был похож на филина, которого только что разбудили. Широко раскрытые глаза, немного взъерошенный вид, торчащие во все стороны волосы с проседью. Возможно, я себе примерно так и представляла профессоров Академии магии.

В общем, после занятий я взялась за практику заклинаний. Конечно, здорово, что моя мана дала о себе знать, но этого явно недостаточно, если я хочу добиться вполне приличных результатов.

– Нет-нет, не так. Ты разбираешь символ по частям, а нужно смотреть на него в целом, – раздавал указания Кай.

Он занимался со мной вместе, что было приятно, ведь мне, и правда, нужно было руководство. Заклинания у нас хоть и завтра, но домашним заданием было отточить мастерство на «ловушке для демонов».

Попробовав еще раз, я создала символ более приемлемый, чем до этого. Он уже не дрожал, словно осенний лист на ветру, не грозился рассыпаться или раствориться – в зависимости от плотности его создания – просто мерцал белым цветом и все.

– Вот видишь! Отлично получилось! – Похвалил Кай.

– Это только благодаря тебе, – улыбнулась я. – Спасибо, что нянчишься со мной.

Кай удивлено вскинул брови.

– Нянчусь? С тобой? Ха-ха-ха! Да после того, что было в лесу, тебя, как минимум, надо бояться!

Я посмеялась, Кай порадовался отличной шутке.

– Думаю, профессор Ливанталь будет довольна, – заключил Кай. – На сегодня занятий, думаю, достаточно, еще успеем назаниматься.

– Да! – Подтвердила я и взялась за сумку. – Кстати говоря, сегодня же день открытых дверей для всех клубов Академии.

– Ты уже выбрала клуб?

– Еще нет, но мне интересно было бы посмотреть, что предлагает каждый из них.

– Правильно мыслишь, – задумался Кай. – Где они собираются?

– На первом этаже по классам и в актовом зале. Кстати, как раз в актовом зале собираются на пробное первое занятие Танцевальный клуб.

– Ой, нет, спасибо! Я танцор еще тот!

– Да кто тебя заставляет? Просто постоим, посмотрим!

Через пять минут мы столпились в актовом зале вместе с огромной толпой желающих (приветственное выступление новичков впечатлило всех до единого). Народу было – не протолкаться. Многие перешептывались, что-то увлеченно обсуждали.

Но в тот момент, когда в зале появились танцоры, все захлопали и стали радостно приветствовать «звезд». В этот раз и на парнях, и на девушках не было нарядов, обычные костюмы спортивного типа.

– Приветствую вас всех на дне открытых дверей нашего Танцевального клуба! – Взяла слово девушка со светлыми волосами. – Меня зовут Келли Кэмп, и я являюсь одной из основателей клуба!

– Вступить в наш клуб может любой, но сделать это не так-то просто. Помимо танца здесь нужно применять магию, причем делать это умело. Поэтому сегодня мы начнем с простых упражнений. Приготовьтесь!

Когда Кай услышал последнее, он тут же напрягся и уставился на быстро растекающуюся по залу толпу. Потом он посмотрел на меня.

– Постою, говоришь? Посмотрю? – Испуганно заявил мне он.

Я рассмеялась, потому что лицо у Кая было довольно забавным.

– Да ладно тебе. В жизни все надо попробовать.

К этому моменту танцоры клуба разошлись по залу, расставляя всех так, чтобы никто друг другу не мешал. К нам как раз подошел один парень и отодвинул Кая в сторону.

Кай только скривился, пытаясь одним взглядом передать мне свое неподдельное возмущение.

– Внимание, студенты! – Снова обратилась к нам Келли. – Сейчас вы создадите самые простые магические искры и будете повторять движения за мной.

Кай снова испуганно глянул на меня, но я не прекращала улыбаться, наблюдая за его растерянностью.

Каждый создал несколько искр в своей руке. Даже мне это удалось. Ура! В принципе, это и не было большой проблемой. Нечто бесформенное и небольшое я создавать могла.

Итак, Келли начала показывать нам довольно простые движения. Все стали пытаться повторить их за ней. Было сложно, ведь с первого раза не получалось, да и магию действительно нужно было удерживать. Музыки пока не было, Келли задавала ритм счетом.

Несколько девушек передо мной справлялись идеально. Движения у них получались плавными и слаженными, я пыталась повторять за ними, но мне, по-видимому, не хватало грации.

Впрочем, как оказалось, не мне одной.

Спустя минут пять после того, как мы отработали связку, другие танцоры стали ходить между студентов и наблюдать. Как оказалось, это было не праздное любопытство, они отсеивали слабых. У кого-то гасли искры, кто-то не попадал в ритм, в общем, «головы летели с плеч» стремительно.

Толпа решительно уменьшалась, а Кай заметно разнервничался. У него получалось не так чтобы хорошо, но мне почему-то казалось, что это связано с тем, что он не сильно старался. Признаю, я тоже не ожидала, что надо будет танцевать всем. Но было бы здорово оказаться в числе фаворитов! Магия танца была завораживающе прекрасной.

Еще несколько минут, новые студенты были «забракованы» и отправлены стоять в сторонке. Кай повернулся ко мне, все еще продолжая проделывать те же движения, и попытался до меня дозваться.

– Рори! Рори! – Шипел он, пытаясь кричать не слишком громко.

К сожалению, он слишком увлекся и, когда к нему подошел один танцор, Кай по инерции двинулся вперед, не заметил, что тот встал перед ним, наступил ему на ногу, споткнулся и грохнулся вместе с ним на пол.

Я тут же сорвалась с места и бросилась к этим двоим.

– Вы в порядке? – Спросила я.

Кай потер больной бок и, скривившись, выдал «да».

– Так, ребятки, – подошел к нам еще один танцор. – У нас тут клуб танцев, а не тхэквондо.

Кай потихоньку поднялся на ноги, как и тот парень, которого он невольно свалил.

– Да, извините, – сник тут же Кай.

А парни указали нам наши места – мы с заданием не справились.

Эх, жалко. С другой стороны – те девчонки, что танцевали передо мной, двигались настолько естественно и красиво, что с ними было действительно сложно тягаться.

Подождав еще немножко, мы обнаружили, что в итоге из всей этой многочисленной толпы остались только четверо. Да, это что же надо будет показать на вступительном испытании тем, кто еще имел смелость записаться в клуб в списки на информационных стендах.

– Ну что? Пойдем дальше? – Предложила я Каю.

Тот уставился на меня в недоумении.

– Куда? В клуб кройки и шитья? Должен предупредить: игла в данном случае будет чрезвычайно опасна!

Я снова расхохоталась.

– Ну, извини, – залилась краской я. – Откуда же мне было знать, что здесь все танцуют?

– Было бы странно, если бы они предложили в качестве вступительного испытания приготовить бифштекс, – заметил Кай.

Да, было бы здорово вступить в Танцевальный клуб. Но, возможно, это и к лучшему. То есть, это я себя так успокаиваю, ведь других вариантов нет. Ладно уж, посмотрим какие здесь еще клубы.

«Клуб красного дракона» под предводительством Мэй Линг предлагал кое-что очень интересное. Сама Мэй Линг родом из Китая и в своем клубе она обучала древней магии востока. Особенность этой магии заключалась в том, что нужные заклинания не совсем традиционны.

Каждое из них являло собой частичку изображения, нанесенного на тело в виде татуировки. В тот момент, когда она нам это рассказывала, она продемонстрировала наглядно, как это будет работать.

Мэй Линг была одета в ярко-алое кимоно с длинным рукавом, поэтому первым делом она засучила рукав и продемонстрировала нам изображение на своей правой руке в виде журавля.

Как только она сосредоточилась и произнесла вслух название иероглифа, украшавшего журавля снизу, птица внезапно расправила крылья и вспорхнула. Вот уж у всех челюсти поотвисали.

Журавль взлетел под самый потолок, покружил недолго в классе, а затем под очередной взмах крыльями, он вспыхнул и растворился в воздухе множеством мелким искр и исчез. Да, вот это было зрелищно!

А вот о названии Мэй Линг рассказала более подробно в конце. Оказывается, «красный дракон» – это квинтэссенция всей древней магии, которая практиковалась в клубе. И мне лично это показалось очень привлекательным.

– Я хочу дракона, – выдохнул Кай, когда собрание закончилось.

Мэй Линг рассказывала о том, что ждет новичков в нашем клубе каждые полчаса, когда собиралось приличное количество студентов.

– Я поняла, – похихикала над Каем я, когда мы выходили. – Давай еще посмотрим, что предлагают.

– Что может быть круче дракона на все тело? Я всегда хотел татуировку! Я сделаю ее так, чтобы он хвостом вокруг торса обвивался!

– Вы бы придержали лошадей, – похихикала девушка из «клуба красного дракона». Она как раз собирала свечи, пока Кай восторженно рисовал в своей голове образы будущей татуировки. – Первые этапы – это практика выдержки и терпения. Мы всегда начинаем с чаепития.

Кай нахмурился и уставился на девушку в недоумении.

– Подожди: я не понял, а чего это с чаепития?

– Традиции, мой друг, – похихикала девушка и отошла.

Кай несколько секунд размышлял, а потом заключил:

– Идем смотреть дальше!

Я посмеялась, и мы отправились в следующую аудиторию.

– Что у нас дальше по списку? – Поинтересовался Кай.

– Театральный клуб, – сообщила я.

– Ой, нет уж, спасибо! – Тут же возмутился он. – С меня хватит танцев, играть я явно не настроен! Пойдем к «спиритуалистам»!

– Ой, не знаю, – засомневалась я. – Они там с духами общаются, а я не очень их люблю.

– Ладно, тогда встретимся позже? – Предложил Кай.

Я кивнула, и мы разошлись.

Не скажу, что клуб спиритуалистов меня не привлекал, просто мне не очень хотелось пересекаться с жителями потустороннего мира. У меня были для этого свои причины и, если честно, испытывать судьбу не хотелось.

В общем, я двинулась в сторону театрального клуба. Мне действительно было интересно, принимают ли туда, как и в танцевальный клуб? Конечно, монолог я не заготавливала, но было бы интересно попробовать!

Я как раз проходила мимо главного входа, когда заметила большое столпотворение. Сначала я подумала, что устроили очередное показательное выступление какого-нибудь клуба, поэтому тоже заинтересовалась и подошла поближе.

Как оказалось позднее, дело было вовсе не в клубах, студентов привлекло то, что сейчас происходило за окнами. Я заметно оживилась, ведь студенты с таким интересом разглядывали что-то снаружи. Но не выйдешь же на улицу, а к окнам уже не подойти, лучшие места были заняты.

Ладно, попробуем по-другому. Я подошла к одной студентке и прямо спросила:

– Эй, а что происходит?

Девушка обернулась на меня и хотела что-то мне ответить, но вместо ее ответа, я услышала голос позади меня.

– Два слова, – произнес женский голос, и я обернулась: – Джозабэль Бэйн.

Передо мной сейчас стояли те три девушки, старшекурсницы, которых я видела, точнее, слышала из-за угла в первый день приезда. Говорила со мной блондинка. Она надменно смотрела на меня, сложив руки перед собой, и самодовольно улыбалась.

За девушками я заметила целую толпу студентов, которые тоже поспешили посмотреть, что здесь происходит. Сейчас почти все выходили из классов и бежали со всех ног сюда, как будто вскоре произойдет что-то невероятное.

– Кто-кто, простите? – Вежливо уточнила я.

– Ты не знаешь Джозабэль Бэйн? – Поползли вверх брови блондинки. – Она самый сильный из всех живущих на свете медиумов.

– Вообще-то все думали, что она намного старше, – добавила брюнетка. – Но, похоже, она к нам только поступила.

– Значит, медиум, – кивнула я.

Интересно, почему я о ней ничего не слышала?

– Когда Джозабэль была маленькой девочкой, демон украл ее зрение, и с тех пор она не видит людей. Но зато видит их души и цвет маны, конечно, – намеренно громко рассказала блондинка, ведь ее слушала не только я. Как стало ясно, не только я не знала о Джозабэль, кто-то тоже после ее пересказа стал восторженно или удивленно ахать, принимаясь обсуждать новую информацию. – Все уважающие себя маги знают эту историю.

Ух, какой камень она кинула в мой огород. Буквально булыжник. Но я не сильно обиделась, в конце концов, я, и правда, ничего не знала о Джозабэль Бэйн.

– Эсти, – одернула тут же брюнетка. – Извини, у нее всегда такой характер.

– Да ничего, – пожала плечами я.

– Я Фрэя, – представилась брюнетка.

– Китти, – теперь представилась и мулатка.

– Ты ведь Рори, так ведь? – Вообще-то я собиралась представиться, но, похоже, у Фрэи была информация.

– Да, – подтвердила я.

– Отлично, – улыбнулась она очень дружелюбно в отличие от Эсти. – Что ж…

Фрэя хотела мне что-то сказать, но ее решительно перебили.

– Мы слышали, у тебя белая мана, – с какой-то даже претензией выпалила Эсти.

Было больше похоже на наезд, нежели на констатацию факта.

– Давай я с этим разберусь, ладно? – Терпеливо просила ее Фрэя.

– Что? – Возмутилась Эсти. – У нас, между прочим, дела!

– О, пожалуйста, – закатила глаза Китти.

Судя по всему, Эсти действительно всегда такая. Это даже немного забавно.

– Рори, – снова обратилась ко мне Фрэя. – Эсти хотела сказать, что ты наверняка уже знаешь о клубах. И сегодня, конечно же, посещаешь их для того, чтобы выбрать понравившийся.

– Все верно, – подтвердила я.

– Мы бы хотели пригласить тебя в наш клуб, – объяснила Фрэя. – У тебя определенно есть потенциал и возможности…

– Короче! – Нагло вмешалась Эсти. – Тебе только что сделали предложение века. Не ломайся и говори «да».

– Ну, ты можешь помолчать хоть пять секунд?! – Не выдержала и прикрикнула на нее Фрэя.

Эсти сделала вид, будто совершено не услышала Фрэю, притворившись, словно это было сугубо ее желание замолчать.

– В общем, Рори, мы бы хотели пригласить тебя к нам, – снова стала милой и доброй Фрэя.

– А разве я не должна пройти какие-нибудь вступительные испытания? – Уточнила я, вспоминая Танцевальный клуб.

– Ты права, – приветливо улыбнулась Фрэя. – В большинстве случаев для студентов проводятся небольшие вступительные испытания. Но в данном случае, поскольку у тебя белая мана, мы бы хотели лично пригласить тебя в наш клуб.

– Я сильно извиняюсь, но что именно за клуб? – Уточнила я.

– Это клуб самых сильных и опытных магов нашей Академии, – пояснила Китти.

– A.D. что означает Absolute Domination, – громко заявила Эсти и стала смотреть на меня свысока.

– Это… – слово взяла Фрэя, подавив смешок, – был один из вариантов, когда основатели клуба выбирали его название. Однако, остановились они на «Магистре».

Ах, так они из «Магистре»! Только я к ним собралась, а они, оказывается, сами пришли ко мне. Даже забавно получается. Кай рано ушел.

– То есть… вы меня принимаете? – Уточнила я.

– Оказываем тебе большой кредит доверия и снисхождения! – Рявкнула Эсти.

– Белая мана уже сама за себя говорит, – старалась игнорировать Эсти Фрэя, перехватив инициативу. – У тебя есть большой потенциал. Мы же предлагаем тебе его реализовать, вот и все.

– Хорошо, я поняла, я обязательно подумаю, – пообещала я.

– О, пожалуйста! – Закатила глаза Эсти и цокнула языком. – Она еще и что-то там думать будет…

– Хорошо, – снова не обратила на Эсти внимания Фрэя. – Когда примешь решение, заходи ко мне. Второй этаж, комната двадцать четыре. Буду ждать.

Фрэя улыбнулась мне, настойчиво взяла Эсти под руку и отправилась обратно в аудиторию, где собирался клуб. Эсти еще порывалась что-то сказать, но за неимением такой возможности она только смотрела на меня в попытке прожечь во мне дырку. Это показалось мне даже очень забавным. Не знаю, почему, но грубость Эсти мне казалась такой смешной.

Впрочем, это уже неважно. Интересно то, что меня пригласили. Судя по всему, тут так не принято. Значит, моя белая мана имеет значение. В принципе, оно и понятно, просто я не ожидала, особенно после того, как меня отсеяли в Танцевальном клубе, что кто-то пригласит меня в свой клуб.

Если честно, изначально я вообще не задумывалась над тем, чтобы куда-то вступать. То есть, я ведь первокурсница, мне бы тут сначала немножко попривыкнуть, разобраться, что к чему, а уже потом вступать. Как я поняла, не все здесь куда-нибудь вступали, это было не обязательным.

– Смотри! Вот она! – Воскликнул кто-то, и я вспомнила, зачем, собственно, здесь стою.

Каким-то чудом мне удалось протиснуться и выглянуть в окно. Да, «она» действительно появилась в зоне видимости, и она вызывала сразу массу вопросов.

Во-первых, Джозабэль была во всем черном, с чем гармонично смотрелись ее длинные темно-каштановые волосы. Платье в пол подчеркивало ее стройную фигуру. Из общей массы она, конечно, выделялась сама по себе, но обращало на себя особое внимание ее лицо.

Все дело в том, что на ее глазах была тугая, черная повязка. Я, конечно, запомнила ту часть про зрение, но… как она может что-то видеть?

Она шла уверенно, по ней ни за что на свете не скажешь, что она ничего не видит.

Следом за ней семенил какой-то парнишка. Судя по всему, он нес ее вещи, которых было два чемодана. Интересно, кто он такой? Впрочем, на фоне самой Джозабэль это было не так важно, она сама вызывала неподдельный интерес у всех.

Студенты сразу начали перешептываться, а я пригляделась к ней получше. Она была красивой. Острые черты лица, прямой нос. Держалась она очень достойно, так, как будто прекрасно знала себе цену, а также очевидный интерес со стороны всех, кто сейчас находился в Академии. Достоинства ей было не занимать.

На какое-то мгновение мне стало неуютно стоять и рассматривать девушку. Все-таки она не экспонат, еще и видит по-другому. Надеюсь только, мысли она не читает. Впрочем, здесь полно студентов, чьи мысли могли бы вызвать неподдельный интерес.

В общем, я решила уже уходить, чтобы не показаться грубой.

Остаток дня прошел вполне нормально, я сходила в Театральный клуб, узнала, что играть роль не обязательно, там всему этому учат, потом пробежалась еще по нескольким классам и стала искать Кая.

Мне очень хотелось рассказать ему обо всем, что произошло, пока он ходил к спиритуалистам. Но сколько бы я его не искала, его нигде не было. Куда он подевался, я не знала, но решила, что он не обидится, если мы встретимся попозже. К тому же мне было чем заняться. Например, историей.

По дороге к себе я вдруг заметила Рина. Не ожидала его здесь увидеть, но… как говорится: что-то никогда не меняется.

Скучающим взглядом правителя вселенной, которого трудно было чем-то удивить, он окинул все представленные аудитории, даже не заходя внутрь, затем претенциозно закатил глаза и двинулся к выходу. Что-то мне подсказывает, ему здесь ничего не понравилось.

Погода сегодня тоже была теплой и располагающей к прогулкам. Но домашнее задание лучше делать по мере поступления. К тому же мне лично очень нравилось постепенно окунаться в мир магии целиком и полностью.

Конечно, когда я жила у Уинса, я невольно соприкасалась со всем магическим. Были и дни рожденья, где собирались маги, были и вылазки на задания. Однако, это все было лишь наблюдением. Начать официальное обучение было гораздо важнее. Ведь мало кто на светских приемах обсуждает простейшие магические заклинания или же исторические факты.

Иногда бывало, но без непосредственного знания тех эпох и событий, все эти обсуждения были бесполезны. А ведь нам действительно почти всегда говорили: «Потом узнаешь в Академии».

Поскольку было еще достаточно тепло, я распахнула окно в своей комнате и уселась рядом. Признаю, чтение растягивалось в первую очередь из-за того, что я невольно отвлекалась на студентов, которые гуляли по территории.

Некоторые из них колдовали какие-нибудь интересные заклинания, кто-нибудь просто весело общался в кругу друзей. Многие гуляли, многие все еще отправлялись на день открытых дверей, который пока еще не закончился.

В общем, в какой-то момент я настолько отвлеклась на то, что происходило за окном, что совершенно не заметила, как в мою комнату кто-то заглянул. Я не запиралась, поэтому моя неожиданная гостья заглянула ко мне беспрепятственно.

Остановившись в дверях, она на всякий случай еще раз постучала. Это была моя соседка, которую я уже в который раз вижу, но так и не успела до сих пор с ней пообщаться. Крашенные черные волосы, подводка на глазах.

– Привет, – напряженно улыбнулась она мне. Я поспешила подняться на ноги и шагнуть к ней, а то мне показалось, она чувствовала себя очень неуютно. – Я – Эни.

– Привет, – приветливо улыбнулась я. – Очень приятно, я – Рори.

– И мне, – смущенно улыбнулась она. – Слушай, ты не видела мою тетрадку?

– Тетрадку? – Задумалась я. – Нет, не видела.

– Отлично, – вздохнула она и уже собралась уходить.

– Но, если хочешь, я могу помочь тебе найти ее, – предложила я.

Эни сомневалась пару секунд, но затем вроде бы улыбнулась (правда не очень весело, просто сдержано).

– Хорошо, – согласилась она.

Что-то я совсем историей не занимаюсь. Так нельзя! Сама же хотела сюда приехать, начать учиться.

Ладно, сейчас помогу Эни и обязательно вернусь к истории. Все-таки друзей заводить тоже не менее полезно.

За пару дней в Академии я часто видела Эни. Она как-то не очень шла на контакт, держалась в стороне. Мне казалось, что ей просто не очень комфортно самой заводить новые знакомства. А я ее так хорошо понимала в этом вопросе! Сама ведь чуть одна-одинешенька не осталась! Если бы не Кай, думаю, я бы тоже сейчас держалась в стороне.

Возможно, еще и поэтому я вызвалась ей помогать.

– Так, значит… – немного неуверенно заговорила она – у тебя белая мана?

По ней было видно, что она напряжена. Что и сказать? Заводить друзей дело не из легких.

– Все верно, – улыбнулась я. – А у тебя?.. Я не успела разглядеть.

– Фиолетовая, – сообщила Эни, и немножечко расслабилась, потому что я поддержала наш очень скупой диалог. – Ничего особенного.

– Фиолетовый – мой любимый цвет, – дружелюбно призналась я. – Так что технически мне твоя мана нравится больше моей. Белый такой скучный цвет.

Я вроде бы даже посмеялась, Эни тоже подала признаки улыбки.

– Это семейное в некотором роде, – объяснила Эни, решив немножко развить тему. – Мой отец колдовал и его родители тоже, и у всех была фиолетовая мана. Было бы странно, если бы у меня вдруг проявилась синяя или какая-нибудь другая мана.

– Возможно, – засомневалась я, – просто, например, у моего двоюродного брата мана синяя. Может быть, это из-за не прямого родства, а может быть это зависит от чего-нибудь еще. У мамы оранжевая, у папы зеленая. Полный набор.

Эни снова улыбнулась и по ней было видно, что она расслабилась еще чуточку больше.

– Может быть, на следующих лекциях нам расскажут, почему так происходит, – предположила Эни.

– Вполне вероятно, – кивнула я.

Мы уже подходили к классу, в котором у нас были сегодня занятия. Студентов на верхних этажах уже не было, все собрались внизу.

Как оказалось, Эни думала правильно и тетрадь она оставила в классе.

– Сама не понимаю, как так вышло, – покраснела Эни. – Тетрадь-то как можно было забыть?

– Еще не привыкла, – предположила я.

Эни выдала слабую улыбку в ответ, но в глаза мне смотреть пока не собиралась.

– Спасибо, Рори. За помощь.

– Я же ничего не сделала! – Заметила я.

Просто в моем представлении были длительные и старательные поиски, которые к концу дня привели бы нас к успеху. А тут все так просто. Даже немножечко обидно. Хотелось бы побродить по учебному корпусу.

Впрочем, детектив сошел на нет, смириться и жить дальше.

– Ну, ты могла бы и не ходить, – заметила Эни. – В общем, ты тоже обращайся, если что – я в соседней комнате.

– Договорились.

– Ладно, мне надо еще в библиотеку зайти, у нас же домашнее задание по истории, – напомнила мне о моей совести Эни.

– Да, точно, до встречи! – Отправилась на выход я.

– Пока.

Вообще-то, если так подумать про ману и родственные связи, то раньше я тоже предполагала, что мана обязательно должна быть того же цвета, что и у родственников. У Эни, например, так. Да и у родителей Уинса мана была оранжевой и синей, ему достался цвет от отца. Почему я в родителей не пошла, сказать было сложно.

С другой стороны – белая мана ведь редкость, а, значит, вряд ли кто-то из родителей мог тоже быть с белой маной. Так что, думаю, это совершенно не обязательно.

К тому же я – элементалист. А поскольку элементалистам все-таки нельзя колдовать, думаю, что здесь тоже присутствует какая-то связь. Мне нельзя особо светиться и выяснять что-нибудь по данному поводу, поэтому буду считать, что права.

Да и к тому же, если так посмотреть, опыта у меня было не так много, чтобы судить о всех своих возможностях. Вполне вероятно, что я их просто еще не реализовала.

Вот Кай, например, опытный маг. Нет, серьезно: пусть он со мной на потоке, но он уже щит умеет ставить. До сих пор не могу забыть, как он быстро сообразил, что делать. А я что сделала? Позорное ничего.

Но в действительности я не могла себя винить за неопытность. Все придет со временем. До того момента – надо учиться. Поэтому вернемся к истории магии.

И все-таки я рада, что мне удалось подружиться с Эни.

Глава 8

На улице похолодало. Не ожидала, что это произойдет столь скоро, но погода обычно непредсказуема, даже несмотря на сезоны.

Но вовсе не это стало причиной моего удивления с утра пораньше. Как и наставлял профессор Макгинли, мы посадили кварелию в горшки. Удивительно было то, что уже сегодня показались первые ростки.

Да, вполне очевидно, что цветок волшебный. У какого еще растения за четыре дня могут показаться ростки?

Впрочем, чего я удивляюсь, обучаясь в Академии магии?

Выйдя на улицу, я замерла. Солнце сегодня было скрыто облаками, дул не самый приятный, холодный ветер. Впрочем, для меня, как для элементалиста, воздуха, ветер, каким бы он ни был, неприятным быть не мог в принципе.

– Привет, Кай, – на подходе к учебному корпусу заметила я его.

– И тебе привет, – ускорил шаг Кай, потому что я уже стояла возле входных дверей, а он только подходил. – Слушай, твоя кварелия тоже проросла? Или это у меня талант?

– У тебя определенно талант, никто не спорит, – согласилась я, – но моя кварелия тоже уже показалась.

– Странно, я думал, она будет еще год проклевываться, – признался Кай. – Хотя бы месяц!

– Я тоже! – Поддержала я.

– Ладно, фиг с ней, она же все-таки магическое растение, – напомнил Кай. – Как дела-то? Ты подготовилась к истории магии?

– Не до конца дочитала главу, немножко осталось, – честно ответила я.

– Молодец, я вот вообще не читал, – хмыкнул Кай. – Не пойми неправильно, историю я люблю, просто чтение меня успокаивает настолько, что я засыпаю.

– Ты просто не нашел свою книгу.

– Не спорю. Но что-то поиски меня пока заводят только в страну грез.

– Что же, время до завтра еще есть, так что успеешь еще разок-другой побывать там, – хихикнула я.

– Это точно, – отмахнулся Кай. – Выбрала себе клуб?

– Ой, я же чуть не забыла рассказать. Вчера, когда приехала Джозабэль Бэйн, ко мне подошли три девушки и…

– Стоп-стоп-стоп: кто такая Джозабэль Бэйн? – Уточнил Кай, и мы зашли в класс.

Я сначала хотела рассказать, но Кай так смешно хмурился, что я первым делом улыбнулась.

– Как же так? Повелитель тьмы и не знает, кто такая Джозабэль Бэйн?

Кай хитро ухмыльнулся.

– Эй, я буду тьмой повелевать в будущем, сейчас – я такой же студент, как и все.

Мы уселись за парты, и почти сразу же пришел профессор, разговор пришлось отложить.

Профессора Шана я никак себе не представляла, потому что понимала, что он может быть кем угодно. Он был невысокого роста, азиатской внешности, светлые редкие волосы были зачесаны назад. Его глаза улыбалась нам, хотя улыбки на лице не было. Что-то было в нем такое, что давало внутреннюю уверенность и покой.

Да и сам профессор двигался вроде бы точно так же, как и все остальные. Но каждое движение, жест, взгляд – все выдавало в нем внутренние покой и равновесие. Кажется, я начинаю догадываться, почему Уинсу он так нравился.

Сложив руки за спиной, профессор быстро оглядел всех нас и улыбнулся.

– Доброе утро, мои ученики, – поприветствовал он. – Оставляйте свои вещи в классе, и следуйте за мной.

Студенты сначала сомневались, правильно ли каждый понял профессора. Но потом Дэбби поднялась с места первой, осмелели и все остальные. Это было довольно неожиданно, но профессор знает лучше, вот мы и последовали за ним вниз.

Как оказалось позднее, профессор вел нас вовсе не в другую аудиторию, первым делом мы отправились на улицу. Куда именно лежал наш путь, сказать было трудно. Пока все мы видели впереди только лес, оттого было сложно делать предположения.

Студенты растянулись по дороге, кто-то, поспешив за профессором, а кто-то намеренно плелся позади, как, например, Рин. Ему явно не нравилось то, что приходится куда-то идти.

Впрочем, у нас с Каем появилась возможность продолжить обсуждение.

– Итак, ты говорила? – Убедившись, что никто нас не подслушивает, вернулся к нашему разговору Кай.

– Ах, да. В Академию приехала Джозабэль Бэйн. Как рассказала Эсти, в детстве демон похитил у Джозабэль зрение, с тех пор она ничего не может видеть. Но только как мы. Каким-то образом она видит все на другом уровне или плане, я не очень поняла. Но видит она и наши души, и наши маны. Джозабэль считается сильнейшим медиумом в мире.

– Правда? – Удивился Кай. – Значит, она может видеть ману?

Похоже, его это заинтересовало больше всего. Оно и понятно в его ситуации.

– Да, – кивнула я. – И когда я ее видела, у нее глаза были завязаны плотной повязкой. Но она шла так, будто видела все намного лучше нас всех.

– А что она здесь делает? – Заинтересовался Кай.

– Как что? Приехала учиться, конечно же.

– Чему? Если она уже такая крутая.

– Кай, ты так расспрашиваешь, как будто это я выступила с предложением принять ее в Академию.

– Да нет, – он улыбнулся, – просто, если она приехала сюда учиться, то почему она не с нами сейчас?

А это был хороший вопрос. И, правда, где это она? То есть потока новеньких было два, но по моим скромным беглым подсчетам, в нашей группе было меньше студентов. Разве ее не должны были определить к нам?

– А что за Эсти? – Уточнил Кай.

– Ах, да. Пока я там высматривала Джозабэль, ко мне подошли три девушки из клуба «Магистре» и пригласили меня вступить.

– Вот так совпадение! – Ухмыльнулся Кай. – Меня туда тоже пригласили. Мальчишки подошли ко мне вчера, когда я уходил.

– Хм, это странно, потому что тебя мне хотя бы понятно, почему они позвали. А вот на счет меня…

– А что на счет тебя?

– Я понимаю, что они руководствовались, в первую очередь, моей белой маной. Но я ведь ничего не умею.

– А я как будто разучил уже десяток заклинаний! – Хмыкнул Кай. – Они же берут потенциально сильных магов, кем мы и являемся. Ты сомневаешься?

– В тебе – нет, в том, чтобы вступить, да.

– Но сил у тебя предостаточно!

– Это не показатель.

– А что, по-твоему, показатель? Количество освоенных заклинаний? – Я лишь пожала плечами. – Слушай, Рори, заклинания и их знание это всего лишь набор инструментов. Если силы не хватает и не знать, как ими пользоваться, они совершенно бесполезны. Вспомни, что говорила профессор Ливанталь: главное точность. А этому нужно учиться и учиться. Никто профессорами сразу же не становится.

– Я с этим полностью согласна. Просто мне кажется, что от меня ждут каких-то невероятных свершений только потому, что моя мана белая.

– Конечно! – Вдруг с ходу заявил Кай. – А так и будет, можешь не сомневаться. Ты на свою голову связалась с Повелителем тьмы, теперь тебе не отвертеться.

Я посмеялась.

– С будущим Повелителем тьмы, – поправила я.

– Так собрание клуба в субботу, – резонно заметил Кай, и я расхохоталась. – Ну, так что? Вступишь?

Я вздохнула. В принципе, я хотела обсудить это с Каем и узнать его мнение, но раз уж его самого пригласили…

– Значит, ты уже согласился, – констатировала я.

– А чего ломаться? – Пожал плечами он, спрятав руки в карманах брюк.

– Ладно, раз ты вступил, что мне остается?

– Вообще-то ничего, кроме как согласиться, потому, что если бы они не предложили тебе вступить, это сделал бы я.

– Ты новенький, кто бы тебя стал слушать, – хмыкнула я.

– Эй, я Повелитель тьмы, между прочим! – Напомнил Кай.

– В будущем, – снова поправила я.

– Это детали, – отмахнулся он. – Главное, что нас взяли. Так?

– Меня взяли из-за того, что ты будущий Повелитель тьмы? – Рассмеялась я.

– Именно так они мне и сказали!

– Хорошо-хорошо! – Поспешила согласиться я. – Вступаю!

– Первая победа Повелителя тьмы! – Воскликнул Кай, а я сложилась пополам от смеха.

Все-таки он такой забавный.

Может быть, Кай и прав, мне не о чем беспокоиться. Это же Академия магии, что плохого в том, что я пока ничего не умею? Я же сюда и приехала учиться. Да и к тому же мне было немножко страшновато потому, что я думала, что вступать буду одна. А если Кай вступил, то мне уже легче.

– Рори, – нагнала нас Эни. – Не помешаю?

– Нет, конечно, – заверила я. – Как дела?

– Читаю историю, – вздохнула Эни. – Кстати, у вас тоже цветок проклюнулся?

– Ага, – поддакнули мы с Каем.

– А, хорошо, а то я уж подумала, что я его испортила.

Мы наконец-то пришли и… поскольку мы с Каем отвлеклись на разговоры, я несколько не ожидала увидеть перед собой одноэтажную постройку. Мы ушли от главного корпуса достаточно далеко, но раньше я этой постройки не видела. Что, наверное, естественно, ведь шли мы достаточно долго.

Сначала я решила, что теперь это место будет нашей аудиторией, как, например, на занятии по ингредиентам. У каждого профессора ведь свой подход к обучению.

– Проходите, – пригласил нас внутрь профессор Шан.

Предвкушая что-нибудь интересное, весь класс забился в помещение достаточно быстро. Однако, когда мы оказались в большом зале с паркетным полом и деревянными стенами, для меня лично было странно увидеть захламлённое вещами помещение. Куча коробок, старые скворечники, настенные часы, книги, журналы – чего здесь только не было.

А не было здесь парт и стульев для учеников.

– Ваше задание на сегодня, – зашел за нами следом профессор, – прибраться здесь.

Прибраться? Недоумение читалось на лицах всех студентов. То есть… как это? Прибраться? Лекция вроде бы называлась «управление маной», а не «метлой». После этого заявления я даже немножко растерялась и решила, что неправильно поняла Уинса. Наверное, он говорил о каком-то другом профессоре. Так ведь?

Первым, кто не выдержал такой наглости, был Рин. Растолкав парочку человек, он решительно шагнул к профессору Шану.

– Мы что должны делать?! – Возмутился он.

Рин был высоким, а профессор Шан пониже меня будет, от того выглядело со стороны это довольно странно.

– Конечно же, прибраться, – спокойный, как камень, ответил профессор.

– Я не буду здесь убираться! – Возмущался Рин. – Я пришел сюда учиться магии, а не осваивать профессию поломойки!

Соглашусь, Рин кричал на профессора и это неправильно. Но… он так смешно кричал, что я едва сдержала смешок.

– Я понимаю, – все еще спокойствие камня, профессор Шан даже улыбнулся. – Тогда Вы можете не посещать мои занятия.

Рин растерялся. Честно говоря, мы тоже. Весь класс наблюдал за их перепалкой, отчего данный поворот событий был, очевидно, неожиданным. Как только Рин отошел от шока, он тут же выпрямился, выдохнул свое возмущение, а затем быстро ушел.

Интересно, это будет иметь для него какие-нибудь последствия? Или же любой из нас мог просто взять и уйти? Все-таки «управление маной» важный предмет. Правда, я пока не очень понимаю, как уборка нам в этом поможет.

– Кто-нибудь еще хотел бы уйти? – Спокойно поинтересовался профессор.

Он не злился, не переживал, он просто спрашивал.

Да, соглашусь – малоприятное мероприятие. С другой стороны, профессор лучше знает, он же профессор. А я приехала сюда учиться.

Похоже, не я одна так подумала. Желающих уйти больше не было.

– Отлично, – заключил профессор. – Тогда можете приступать.

После этого профессор вышел из аудитории, оставив нас убираться. Может быть, это такой хитрый план? Вроде мы новички, уберемся и не заметим? Не знаю, но возражать как-то не хотелось. Даже странно, обычно, когда человек кричит, его боишься.

Но вот когда профессор Шан отвечал Рину без всякой задней мысли, мне это показалось куда страшнее, чем крик. Ладно, это же не сражение с каким-нибудь страшным монстром, справимся.

Глава 9

Уборка утомила, не то слово. Перетаскивая одни коробки в угол, другие, разбирая и раскладывая все по шкафам, мы провозились два часа. То есть как раз все то время, которое у нас было выделено на занятия у профессора Шана.

Я все ждала, когда он заглянет к нам и отправит в учебный корпус, чтобы наконец-то начать обучать нас управлению маной. И дождалась, как не странно.

Только вот вместо того, чтобы отправить нас на занятия в аудиторию, профессор Шан сказал…, что занятие окончено. Как это понимать, я не знаю. Но для меня это вообще никак не вязалось с тем, что рассказал мне Уинс. Это что получается? Из всех магических предметов, всех дисциплин, включая и боевую магию, которую Уинс так любил, ему больше всего нравилось убирать зал?

Я чего-то решительно не понимаю, это наверняка. Но когда придет понимание?

В общем, после занятий на обед мы плелись медленно. Как бы странно это не было, но мы с Каем добрались до учебного корпуса первыми. То ли его голод, то ли он просто был крепышом и не так сильно устал, а я старалась от него не отставать, но когда мы подходили к входу, наши одногруппники не виднелись даже на горизонте.

– Ох, – кряхтел Кай, старательно растирая плечо. Когда он переносил через зал какую-то жутко тяжелую коробку, содержимое в ней неприятно перевесило, и мой друг вывихнул руку. – Я измотан. Если контроль маны настолько выматывает, боюсь даже предположить, что будет на физкультуре.

– Не знаю, как на счет физкультуры, но убрались мы, конечно, не очень, – заметила я.

– В каком это смысле? – Обиженно буркнул Кай, как будто я обвинила его в том, что он работал спустя рукава.

– Мне показалось, сколько бы мы не убирали, почему-то меньше мусора не становилось, – заметила я.

– Правда? – Нахмурился Кай. – А я думал, только мне так кажется.

– Я думаю, профессор Шан чего-то не договаривал.

– Чего, например? Где лежат нормальные пылесос и кнопка вызова прислуги? – Ухмыльнулся Кай.

– Видишь ли, профессор Шан был любимым преподавателем моего брата, а мой брат очень привередлив. Он никогда не меняет ни о ком своего мнения. А профессор Шан вначале ему не понравился.

– Кто его в этом винит? – Фыркнул Кай. – Не знаю, как там твой брат – вздохнул Кай, когда мы заходили в двери учебного корпуса – но я, наверное, зря не пошел следом за богатеем.

Да уж, Рин ушел быстро и был избавлен от тяжелой работы. Хотя мне показалось странным, что профессор Шан не попытался доказать ему, что так нельзя поступать, нужно заниматься и следовать всем указаниям преподавателей. Интересно, с чем это связано?..

– Или нет, – вдруг услышала Кая я и не сразу поняла, что он имел в виду.

А он, оказывается, просто продолжал наш разговор. Сейчас он остановился и с большим интересом что-то разглядывает. Когда я проследила за его взглядом, Кай еще и улыбнулся.

В холле было много учеников, но ажиотаж был вызван вовсе не подошедшим временем обеда. Дело в том, что рядом с доской расписания студентов висела еще одна большая доска, которая до этого момента была совершенно пуста. Там даже подписи не было, зачем она собственно там находится.

А вот теперь на ней появилась большой, я бы даже сказала, плакат. Наверху красовалось крупными буквами слово «Наказание», а под ним находилось фото недовольного Рина. Под ним красовалась еще одна надпись «мытье полов учебного корпуса», время исполнения – неделя.

Ах, вот оно что! Теперь понятно, почему профессор Шан был таким спокойным, когда отпускал Рина. Да, я, конечно же, помнила наставления заместительницы директора, мисс Силбертон, и главные правила Академии. Мы должны уважать наших учителей, ценить их время и быть благодарными за то, что они вкладывают в нас знания.

Интересно, а моего брата наказывали по той же причине? Хитрый Уинс, утаил от меня такую информацию.

– Да, попал парень, – покачал головой Кай.

– А я еще подумала: повезло ведь, просто ушел без последствий, – призналась я.

– Ага, как же! – Воскликнул Кай, когда я оборачивалась и заметила, как в холл влетел разъяренный Рин. Правда, Кай пока этого не видел. – Если бы его не наказал профессор, не думаю, что это бы не сделал кто-нибудь другой, например…

Кай заметил, как изменилось выражение моего лица, и замолчал. Обернувшись, он проследил за моим взглядом и увидел Рина. Как только тот заметил нас, он ринулся в нашу сторону. Я даже немножко испугалась, настолько он был решительно настроен. Но что от него ожидать? Думаю, о том, что наказан, он уже знает.

Он был так зол, что я невольно отступила.

Но не я была целью.

Как только он дошел до нас, Рин первым делом стал орать на Кая.

– Что это за хрень?! – Завопил Рин.

– Какая хрень? – Кай был спокоен, как скала.

Видимо, подражал спокойствию профессора Шана.

– Эта! – Указал на свой висок Рин.

Кай – да и я – внимательно посмотрели туда, куда указывал Рин. Но там ничего не было.

– Ты «ку-ку» что ли? – Предположил Кай.

Я едва подавила смешок, а Рин сделался таким злым, что я испугалась на мгновение. Вдруг он начнет колдовать?

– Прости, но твоих воображаемых друзей я не вижу, – спокойно пожал плечами Кай.

– Ты что, издеваешься?! – Потряс Кая Рин. – Как можно это не видеть?!

– Эй, полегче! – Нахмурился Кай. – Может, тебе лучше показаться врачу, нежели лезть к ни в чем неповинным людям.

– Да я тебя!..

Рин вдруг заметил плакат и шагнул к стенду. Он был настолько опасен сейчас, что я поспешно отступила в сторону. Гигантским шагом.

– А это еще что?! – Обернулся к Каю снова Рин.

Так он был не в курсе?

– Очевидно, твоя фотография, – спокойно констатировал Кай. – Серьезно, тебе нужно к врачу. Офтальмолог для начала, потом можно к психиатру там…

Рин снова шагнул к Каю, в этот раз он его не трогал. Но выглядели эти двое со стороны как боксеры, которые встречаются до боя, чтобы стоять и смотреть друг другу в глаза воинственным взглядом.

– Я знаю, что это моя фотография, – уже более спокойно произнес Рин, разве что угрозы в его голосе не убавилось. – Что она здесь делает?

– Ну… – Кай не сдержал смешок, – даже не знаю, что с тобой не так, ведь помимо проблем со зрением и психикой, ты еще и читать не научился.

Я еле сдерживала себя, чтобы не рассмеяться. Знаю, он в отчаянии, но это, правда, было смешно. Только то, что говорил Кай.

Рин рассвирепел, это не то слово. Он был в бешенстве.

– Кто это сюда повесил? – Возмутился снова он.

Ответа он не дождался, просто содрал листок и… как же сильно он был удивлен увидеть, что под этим листком был еще один точно такой же. Попытка номер два – тот же эффект. Похоже, это какое-то заклинание. Что и понятно, мы в Академии магии, да и избавиться от наказания просто сорвав листок, вряд ли получится.

Я понимаю, драматизм сложившейся ситуации был налицо, но Кай так смешно все комментировал, да еще и этот листок. Рин такой забавный, когда злится. И это, к сожалению, не осталось не замеченным.

Когда Рин увидел, что я улыбаюсь, он тут же налетел на меня.

– А ты что смеешься?!

– Я не смеюсь, – улыбка никуда не девалась, я не знаю, почему. – Просто… ты не снимешь это со стенда. Тебя наказали за нарушение правила.

– А ты у нас кто? Дежурная по стенду?! – Завопил Рин.

– Эй, полегче, приятель! – Подошел ближе Кай и оттолкнул парня. – Это не ее вина, что ты наказан.

Рин хотел еще что-то ответить, возможно, снова прикрикнуть на Кая, но нашу перепалку нарушил громкий уверенный голос.

– Доброе утро, студенты, – появилась мисс Силбертон в холле. По ней сразу было видно, что она не была настроена улыбаться. – На часах полдень, почему вы не в столовой?

Поскольку наш разговор привлек других студентов, многие из них бросились в разные стороны. Большинство заторопились в столовую, кто-то метнулся в ближайшие классы и коридоры.

Мисс Силбертон проводила внимательным и властным взглядом одного растерявшегося студента, а затем, когда, по ее мнению, пришла пора перейти к следующему пункту, она стрельнула в Рина цепким взглядом. Тот, конечно, держался изо всех сил, пытаясь изображать из себя невозмутимость, но все, же сглотнул.

– Студент МакАлистер, – беззаботно обратилась она к Рину, – Вам тоже пора поторопиться на обед, ведь сразу после него Вам предстоит отмыть учебный корпус.

– Я не!.. – попытался возразить Рин, но мисс Силбертон лишь настойчиво подавила эту попытку своим уничтожающим властным взглядом, которым, не моргая, смерила беднягу.

Под таким взглядом кто угодно будет подавлен. Даже Кай слегка сник, спрятал руки в карманах брюк и уставился в пол.

– Позволь тебе напомнить, что правила есть правила, и, если ты их нарушаешь, ты должен отбывать наказание. Если же тебя это не устраивает, ты можешь покинуть Академию прямо сейчас.

Словно подавленный, более сильным в стае, зверь, Рин уже не злился так, как раньше. Он, конечно, все еще готов был ругаться с каждым, но явно не с мисс Силбертон. Уж слишком она была суровой и угрожающей. Да, она совершено точно занимает свое место неспроста.

Сделав глубокий вздох, Рин наконец-то опустил глаза и быстрым шагом отправился в столовую.

Сделав глубокий вздох, скорее из-за недовольства, нежели ее напряг разговор с Рином, мисс Силбертон расслабилась и добралась взглядом до нас с Каем. Даже не знаю почему, но мы с ним как будто приклеились к месту, совершенно позабыв о том, что нам бы тоже уже пора поторопиться.

– Хотите ему помочь? – Ласково, по сравнению с тем голосом, каким она говорила с Рином, спросила она.

– Нет! – Замотали головами мы с Каем и бросились бежать в столовую.

Да уж, денек! Кто бы мог подумать, что за четыре дня учебы в нашем классе уже кого-нибудь накажут за нарушение правил? Больше никогда даже мысли не допущу о том, чтобы не согласиться с методами обучения профессоров Академии.

Глава 10

– Итак, кто подготовил домашнее задание? – Спросил профессор истории.

Как бы мне не было стыдно это признавать, но дочитала нужную главу я за несколько часов до занятия. Как-то я увлеклась заклинаниями с Каем, потому совершенно не уделила времени чтению. Это очень и очень плохо.

Но, как оказалось, я была не самым злостным нарушителем. Большинство студентов под впечатлением от нашей Академии, разнообразия клубов и занятий, которыми можно было увлечься, слишком попустительски отнеслись к истории. А зря.

Профессора это совсем не обрадовало. Он сделал тяжелый вздох и с большим неудовольствием осмотрел виноватые лица студентов.

– Совершенно очевидно, что ваше отношение к моему предмету абсолютно несерьезное, – заключил он.

Тишина в классе стояла такая, словно все люди просто взяли и испарились. Чтобы хоть как-то разбавить это напряжение, один из студентов осмелился заговорить.

– Профессор, – дрожащим голосом взял слово он. – Ведь история учит нас бесполезным датам и рассказывает о том, что было много лет назад. Это же совершенно не нужная для нас информация.

Ой. Что-то парнишка погорячился. Многие студенты смерили его взглядом «лучше бы ты молчал». Парень покраснел и уткнулся взглядом в свою пустую тетрадь.

Профессор тяжело вздохнул и покачал головой.

– История – это не просто перечень, как Вы выразились, бесполезных дат. История учит нас ошибкам, которые мы можем совершить сами по неопытности. И чтобы избежать их повторения, мы не проходим теми же путями, что и наши предки, мы просто используем их знания.

Парнишка, что решил ответить за всех нас, сполз под стол, красный как помидор. Оно и понятно, после такого я удивляюсь, как он из класса не выбежал. Тоже мне, спас положение.

– Итак, – немножко смягчился профессор, обращаясь к остальным студентам. – Кто же все-таки справился с заданием и прочитал заданную главу?

Не смело в воздух поднялись несколько рук. Я насчитала шесть. Себя тоже посчитала. Профессор совсем уж повеселел.

– Хорошо, значит, далеко не всем безразличен мой предмет, – похвали он. – Кто может рассказать мне легенду, которую я задавал вам подготовить?

– Можно я? – Подняла руку та самая девушка с кудряшками. Я выяснила – ее зовут Алиса.

– Прошу, – предоставил слово ей профессор.

– В этой истории рассказывается о двух братьях, которые принимали участие в великой битве, начавшейся множество веков назад. В тот день ангелы сошли с небес, чтобы столкнуться с армией демонов на нейтральной территории. Тогда этой территорией была земля. Обе армии были непобедимыми, но каждая из них решила заручиться поддержкой людей. Старший брат пошел на сторону Света, стал выступать за ангелов. А младший брат выбрал темную сторону и демонов.

– В момент, когда они сошлись на огромном поле битвы, сама природа замерла в ожидании. Но их силы были равны, смысла в сражении не было. Поэтому старший брат предложил заключить перемирие.

– Младший брат согласился принять условия соглашения. Но как только перемирие было заключено, и ангелы сложили оружие, младший брат нарушил условия ненападения. Он слукавил и обманул своего старшего брата. Вместо того, чтобы отступить, он решил действовать обманом и открыл портал, из которого стали вырываться сотни, тысячи демонов прямо из преисподней, преумножая его армию.

– Однако, старший брат не растерялся, но и не спешил принять бой. Он обратил ловушку брата против него самого, превратив распахнутые двери в воронку, которая стала засасывать демонов обратно в преисподнюю. Таким образом, в конечном итоге она поглотила собою всю демоническую армию, и армия ангелов все равно победила.

– Очень хорошо, – похвалил профессор, довольный тем, что его задание все-таки было выполнено. – А теперь я хочу услышать от вас, какой опыт мы можем перенять из этой легенды?

– Она показывает нам, что добро всегда побеждает зло, – предположила Алиса.

– Да конечно, – весь в недовольстве фыркнул Рин.

Несмотря на наказание, он держался так, будто его не полы мыть заставили, а короновали. Это меня в нем немножечко восхищало.

– Прошу прощения, – откашлялся профессор, – как я понимаю, Вы с этим мнением не согласны?

– Нет, – сделал одолжение и ответил Рин.

– Что же, по вашему мнению, несет под собой эта легенда? – Поинтересовался профессор.

Рин вздохнул весь в недовольстве и ответил:

– Эти два брата… Младший олицетворял ложь и предательство, а старший – мудрость и гибкость ума. А мораль этой легенды ясна, как белый день.

– И что же это за мораль?

– Мудрость всегда побеждает ложь.

– Хорошо, очень хорошо, – похвалил профессор. Казалось, профессор был действительно очень доволен таким ответом. – А теперь давайте разберем это на конкретном примере нашей легенды.

Рин скривился в недовольстве, но все-таки заговорил. Почему он все время выглядел так, будто делает одолжение только своим присутствием, я не знаю. Но факт на лицо, как говорится.

– На конкретной легенде, младший брат предал старшего брата. Но когда возможностей уже не оставалось, старший брат использовал его же собственный злой умысел, обратив против младшего брата. Не рой другому яму, короче говоря.

– Отлично, просто отлично! – Радовался профессор. После такой похвалы даже Рин слегка расслабился и снизошел до нейтрального выражения лица. – Я очень рад, что первокурсники в этом году такие смышленые. Запишите домашнее задание: к следующему уроку подготовьте эссе на тему: «Какие уроки можно извлечь из этой легенды».

Глава 11

Столовая – это, очевидно, трапезная комната. Но не в случае с Академией магии. Как и, пожалуй, с любым учебным заведением. Когда есть место, где в одно и то же время собираются практически все студенты, столовая моментально превращается в комнату для сбора сплетен.

Конечно, я не безгрешна, я тоже люблю что-нибудь обсудить время от времени. Но некоторым студенткам явно незнакомы чувство такта и о рамках приличия им ничего не известно.

– Ты вообще видела ее хоть раз в столовой? – Жадно обсуждала одна брюнетка за соседним столиком со своими подружками Джозабэль Бэйн. Ее вообще часто обсуждали. Но чтобы так открыто, учитывая тот факт, что мы с Каем сидели за соседним столиком и слышать данное обсуждение не должны были. – По-моему, она здесь ни разу не появлялась. Я думаю, она не человек.

– Это уже совсем бред! – Возмутилась ее подружка с короткой стрижкой ярко-красных волос. – Человек она, это понятно. Иначе бы ее сюда не приняли.

– Да? Тогда почему она не ест? – Спросила брюнетка. – Да и потом, вспомни, она когда-нибудь с кем-нибудь общалась? Ведет себя, как аутист. Явно что-то у нее на уме.

– Естественно, – фыркнула рыженькая, разворачивая свою шоколадку. – Куда ей до нас, до простых смертных? Она вон на что способна, а мы для нее простоваты.

– Все ее наряды такие странные, – подключилась девушка со светлыми волосами до плеч. – Почему она все время в черном ходит?

– Ну, видеть духов и ману, не значит видеть цвета своей одежды, – заключила брюнетка, и девчонки рассмеялись.

Вообще-то это было крайне неприлично. Да, я тоже о Джозабэль разговаривала с Каем, но то, как эти девчонки за спиной у нее сплетничали, даже мне, совершенно стороннему наблюдателю, было неприятно.

Наверное, Джозабэль было все равно, ведь в какой-то степени я согласна с девчонками, она действительно очень опытный маг, чего ей обращать внимание на какие-то там сплетни? Но все равно, даже будь я на ее месте, мне бы не хотелось, чтобы за моей спиной такое обсуждали.

Девчонки еще о чем-то пошушукались, а затем встали и быстро ушли.

– Ты знаешь, – заговорил со мной Кай, видимо тоже слушал разговор. – Я тут все думаю кое о чем, – признался Кай.

– И о чем же?

– О том приглашении вступить в клуб «Магистре», – ответил Кай. – Меня ведь взяли туда потому, что я просто силен? Или же потому, что я – будущий повелитель тьмы?

Я сначала решила перевести все в шутку и улыбнулась.

– Ты же это уже говорил раньше.

– Да, но я сначала шутил. А теперь задумался: они ведь видели тех воинов в первый день, так ведь?

– Нууу… – протянула я, – может быть не только поэтому. У тебя и помимо будущего есть неслабое настоящее.

Я хитро улыбнулась, намекая на его красную ману.

– Да, но они об этом не знают, так ведь?

– Да, не знают, – подтвердила я. – Но, может быть, то самое предсказание было чем-то вроде… – я задумалась, подбирая слова, – неким потенциалом возможностей. Вот они тебя и выбрали.

– Значит, все-таки именно это повлияло на их решение, – откинулся на спинку стула Кай и вздохнул, потыкав вилкой свой обед.

Сначала мне показалось, это для него имело большое значение, ведь он выглядел серьезным и хмурился. Но уже через секунду он сморгнул весь серьез и глянул на меня.

– Знаешь, но я все-таки удивлен.

– Чему?

– Тому, что ты не рассказала никому о моем секрете, – пояснил Кай.

– Ты тоже никому не рассказал, – напомнила я.

– Да, но твой секрет безобидный и никого не пугает.

– Ха-ха, – хмыкнула я. – То-то же ты тогда в лесу стоял и совсем не боялся.

Кай подался вперед и возмущенно вскинул брови.

– Я боялся за тебя! – Оправдался тут же он. – Вдруг бы ты пострадала от этого?.. – Он сделал паузу, решив не произносить это вслух. – Ты знаешь.

– Ах, вот в чем дело, – посмеялась я.

– Ты не пойми меня неправильно, но твой секрет менее опасен для всех, кто тебя окружает, а мой… – Кай задумался на секунду, не более, – он, конечно, не может стать причиной тотального уничтожения. Но за это меня вполне могут наказать. И мытьем полов в данном случае не обойтись.

– Если уж говорить совсем честно, мне тоже может влететь за мои секреты, – заметила я.

– Почему? – Спросил Кай.

– Потому что… – я подалась к Каю чуть ближе, чтобы никто не смог меня услышать кроме него, – элементалистам запрещается использовать и развивать магию.

– Почему? – Шепотом же уточнил Кай.

– Потому что… вроде как слишком много силы в одних руках, – пожала плечами я.

– Тогда… – Кай раздумывал с минуту, – почему же ты все-таки решила приехать сюда?

– Знаешь, кем бы ты ни был по происхождению, это не спасает тебя, когда перед тобой появляется настоящая опасность. К тому же ветер не поможет спастись от заклинаний, – объяснила я.

– Ты знаешь это по опыту? – Догадался Кай.

– Да, – подтвердила я.

Еще минуту Кай раздумывал над моими словами.

– Но ты все равно доверила мне свой секрет, почему?

– Не знаю, – пожала плечами я. – Мой брат говорит мне, что я хорошо разбираюсь в людях, и, если я доверяю человеку, я никогда не ошибаюсь в нем. Судя по всему, в тебе я тоже не ошиблась.

Кай улыбнулся мне в ответ.

– Я в тебе тоже, – признался он.

– Рори? – Подошла к нашему столику Фрэя.

Мы с Каем тут же подняли глаза и посмотрели на нее. По нам было видно, что мы не ожидали ее появления. Надеюсь, она наш разговор не слышала.

– Привет, – улыбнулась я, – а я как раз собиралась к тебе идти.

– Правда? – Улыбнулась она. – Можно?

Она попросила разрешения присесть.

– Конечно, садись, – кивнула я и она села напротив меня. – Я решила вступить в клуб, – сообщила я.

– Отлично, – просияла Фрэя. – Я рада, что ты приняла это решение.

– Да, я тоже.

– Слушай, Рори, я хотела кое о чем с тобой поговорить. Это на счет Эсти. – Ах, это. А я подумала, что она все-таки слышала наш разговор и хочет обсудить мои способности элементалиста. Эсти не такая страшная тема. – Не принимай ее слова на свой личный счет. Она всегда такая высокомерная и самовлюбленная эгоистка. – Фрэя остановилась и задумалась на секунду. – Хорошо, она большая эгоистка. – Она снова остановилась. – Ладно, она самый лучший и худший одновременно пример самого эгоистичного человека в мире. Но она со всеми такая, правда. Синдром бога, знаешь ли.

– Да я и не обижаюсь, – заверила я Фрэю.

Конечно, я понимала, почему Фрэя за нее извиняется. Я не понимала другого: если Эсти всех так достает, почему она до сих пор в клубе? Наверное, она имеет очень весомое значение.

– Вот и хорошо, потому, что она часто влияет на решение новеньких своим поведением не в лучшую сторону, – покачала головой Фрэя. – Что ж, – она поднялась на ноги, – у тебя сегодня еще занятия после обеда есть?

– Нет, – покачала головой я.

– Ну да, правильно, – мечтательно улыбнулась Фрэя, – первые несколько недель так и будет. Зато потом нагрузка вырастет. Что ж, приходи ко мне в комнату в пять часов вечера, хорошо? Я расскажу тебе обо всем, что тебе нужно знать.

– Я приду, – пообещала я.

– Отлично, тогда до встречи! – Улыбнулась нам с Каем Фрэя и ушла.

На самом деле я даже не особо заморачивалась по поводу Эсти и ее ко мне отношения. Мне было все равно, ведь мой друг будет рядом со мной, а с Эсти я не обязана поддерживать тесный контакт.

Просто я понимаю, почему Фрэя подошла. Другие новички могли бы и обидеться, восприняв это на свой счет.

В общем, как я уже говорила Каю, в людях я разбираюсь. И Эсти не тот тип людей, с которыми мне бы хотелось дружить. Но ничего не поделаешь. Таких людей везде полно, и что? Мне теперь никуда не ходить, в клуб не вступать из-за этого? Нет уж.

– Все-таки я только будущий Повелитель тьмы, – заключил Кай, делая глубокий тяжелый вздох. – Они вообще не видят во мне никого, кроме него.

Я смущенно улыбнулась и Кай это заметил.

– Что? – Спросил он.

– Если ты так думаешь, тогда не уверена, что тебе понравится твое новое прозвище, которое тебе дали, – заметила я.

Кай резко выпрямился и уставился на меня в полном удивлении. Интерес в его глазах вспыхнул мгновенно.

– У меня есть прозвище? То есть кто-то дал мне прозвище? Какое?.. Какое прозвище? Только не говори, что дурацкое! Стоп, кому вообще нужно давать мне прозвище?

– Видишь ли, не только мы одни обсуждаем, в шутку, конечно, но все-таки то предсказание. В общем, кое-кто дал тебе кличку «Принц тьмы». Она как-то закрепилась и… – я осторожно глянула на Кая, не зная, как он на это отреагирует, – они прозвали тебя просто Принцем.

– Принцем? – Вскинул брови Кай в удивлении, а затем задумался на пару минут. – С этим можно жить. Без добавления звучит даже… ничего. – Кай ухмыльнулся, примеряя к себе новый статус. – А почему я об этом не знаю, а ты знаешь? – Тут же нахмурившись, спросил он.

– Видишь ли, не знаю, как у вас в мужском корпусе, но в женском общежитии все без умолку обсуждают все на свете. И ты был темой, которую обсуждали вчера весь вечер.

– Правда? – Заулыбался Кай, как будто даже радуясь этому. – То есть, мне все равно, в общем-то, но Принц это… звучит, не думаешь?

– Если тебе нравится, значит, звучит, – улыбнулась я. – Да и потом, это довольно любопытно дружить с Принцем.

Я посмеялась, Кай тоже улыбнулся.

– Естественно, ведь у Принца должны быть самые лучшие друзья, – закивал Кай. – Ты с белой маной, еще с большим потенциалом способностей. Так что ты вполне можешь дружить со мной.

– Вы разрешаете, мой Принц? – Нарочито серьезно заговорила я.

– Да, фрейлина, – закивал Кай. – В будущем я сделаю вас моей правой рукой, и вместе нам покорится целый мир!

Я рассмеялась.

– Привет, – подошла к нам Эни.

– Привет, – улыбнулась я. – Садись к нам.

– Эээ… – слегка растерялась Эни, потому что при Кае ей стало неудобно.

– Садись-садись! – Закивал Кай.

Эни все-таки поставила свой поднос на стол и села напротив нас.

– Вы слышали про Джозабэль? – С ходу спросила она.

– Многое, – призналась я. – Что именно ты хочешь обсудить?

– Ну, то, что ее взяли сразу на второй курс, – рассказала Эни.

Мои брови поползли вверх.

– Сразу на второй?! – Удивилась я.

– Ах, ну конечно, – фыркнул Кай, – куда ей до нас, до простых смертных?

Теперь становится понятным, почему она с нами не училась. Сразу второй курс. Вряд ли ее по желанию определили, думаю, дело в уровне ее способностей.

– Может быть, это и неудивительно, – пожала плечами я. – Она же училась магии до того, как поступила в Академии.

– Да, но это противозаконно, – напомнил Кай.

– Говорят, что ее учил очень сильный маг. Он якобы взял всю ответственность на себя на случай, если бы что-то пошло не так, – рассказала Эни. – Судя по всему, она очень сильный медиум и маг. Но меня лично пугает ее способность видеть нас насквозь.

– Да, – закивал Кай. – Меня тоже.

– Я думаю, если бы ей что-то показалось подозрительным, она бы сообщила об этом, так ведь? – Заметила я.

– Нет, меня беспокоит не это, – призналась Эни. Кажется, она не заметила, что я сказала об этом специально для Кая. Он все еще мог использовать красную ману, запрещенную в Академии, а Джозабэль могла это видеть. – Эта ее способность видеть людей насквозь, она как будто сканер или рентген. Это делает тебя… таким не защищенным.

– В какой-то степени, – согласилась я.

– Разве вы не слышали, что ее вообще считают не человеком? – Спросил Кай.

– Это всего лишь слухи, – отмахнулась Эни. – Просто она несколько пугает. Если от кого-то ты можешь спрятаться, то от нее, куда уж?

– Ну, все-таки она не ищейка, а медиум, – напомнила я.

– Да, но она видит души везде, даже сейчас может наблюдать за нами… Мне от этой мысли становится как-то жутко.

– Что ж, тогда нам определенно повезло, что она не с нами в классе, а то только бы и рассматривала нас, – хмыкнул Кай.

– Ну, конечно, больше ей делать нечего, как нас рассматривать, – покачала головой я.

– Ну, а что ей еще рассматривать, если она больше ничего не видит? – Ухмыльнулся Кай.

Я глянула на Кая в удивлении. Не ожидала от него такого, особенно после того, как те девчонки сплетничали о ней.

– А это уже не смешно, – встала из-за стола я. – Пока, Эни.

– Подожди, я с тобой, – вскочила на ноги девушка, и поспешила за мной.

Ей как-то не очень хотелось оставаться в компании Принца тьмы.

– Рори, да я же пошутил! – Кинул мне вслед Кай. – Это… просто шутка, серьезно!

– Когда поймешь, что в этом было несмешного, обращайся, – обернулась напоследок я и покинула столовую.

Глава 12

К Фрэе я пришла ровно в пять. Не хотелось опаздывать, особенно после наказания Рина. Оказалось, что на этой встрече будем присутствовать не только мы вдвоем. Китти и Эсти тоже были здесь.

– Привет еще раз, Рори, проходи, – пригласила Фрэя. – Садись, мы расскажем тебе немного о нашем клубе и его правилах.

– Не бойся, ничего страшного, – заверила Китти, заметив мое некоторое беспокойство.

– Если все сделаешь так, как тебе скажут, – язвительно добавил Эсти и ядовито улыбнулась.

Эсти сидела в кресле, словно на троне. Мне почему-то кажется, что, если бы она была во главе клуба «Магистре» в гордом одиночестве, участников в нем было бы очень мало.

– Итак, – Фрэя закрыла дверь, – первое, что тебе нужно запомнить: наш клуб существует очень давно, но основное и главное преимущество – в каждой Академии по всему свету есть такой же клуб. Что это означает лично для тебя: если тебя забросит в другую Академию, в этом клубе тебя примут с распростертыми объятиями.

– А как меня может забросить в другую Академию? – Поинтересовалась я.

– Многие соревнования проходят в разных Академиях, даже в нашей. Буквально в прошлом году мы принимали участников ежегодного турнира по плетению заклинаний.

– Есть такой турнир? – Удивилась я.

Китти посмеялась, Фрэя тоже улыбнулась. Одна только Эсти закатила глаза, словно я была невеждой.

– Ты удивишься, сколько турниров бывает в мире магии между Академиями, – заметила Фрэя.

– Даже между клубами «Магистре» определяется сильнейший маг, – добавила Китти.

Мне это явно в скором времени не светит.

– Кстати об этом: каждый год ближе к весне мы определяем сильнейшего среди участников «Магистре», а в мае он представляет нашу Академию и наш клуб на ежегодных состязаниях.

– Что там обычно происходит?

– Это соревнования по заклинаниям, зельям. Больше похоже на дуэль двух магов. Это впечатляет, ведь схватки обычно длятся достаточно долго. Маги сильны, – снова объяснила Китти.

– Весь год мы разучиваем сильнейшие заклинания, обучаемся магии древних, подключая к этому саму природу. Но знания и опыт, полученный в каждом клубе, уникален. Поэтому эти соревнования так зрелищны и увлекательны.

– Значит, в клубе мы будем разучивать магию, – подытожила я.

– Все верно, – кивнула Фрэя. – Твое посвящение состоится в субботу, ровно в шесть вечера, в актовом зале. Лучше всего одеться торжественно, любое платье подойдет.

– Хорошо, – закивала я.

– Только никакого секонд-хенда, – фыркнула Эсти.

– У меня есть хорошие платья, – заверила я.

– Я надеюсь, – еще одна ядовитая улыбка со стороны Эсти.

– Может быть, тебе станет легче, если ты узнаешь кое-что о прошлом Эсти, – предположила Фрэя.

– Прошу прощения! – Возмутилась та. – Это не просто прошлое!

– Началось, – расплылась в улыбке Фрэя, Китти отвернулась и картинно зевнула.

– Это мое наследие! – Самозабвенно продолжала Эсти. – Моя вечная слава и почитание, как и надлежит каждому члену королевской семьи.

– Видишь ли, – взяла слово Китти, – предки Эсти происходят из древнего рода королей…

– Я сама расскажу, спасибо! – Рявкнула на нее Эсти. – Несколько тысяч лет назад миром правили короли, маги по происхождению. Они были великими, непобедимыми и самыми значимыми фигурами во всей мировой истории. Однако, – тут она скривилась в недоброй улыбке и сложила руки на груди, – вскоре, людям это перестало нравиться, они взбунтовались и пригрозили пойти войной на магов. Поскольку короли прошлого все-таки всегда выступали за мир, им ничего не оставалось, кроме как отойти от дел.

– Хм, – задумалась я. – Но если они были магами, почему они пошли на эти условия? Не проще бы было просто показать людям свою силу?

– Я согласна! – Внезапно воскликнула Эсти, даже вперед подалась. А вот Китти и Фрэя заметно удивились. – Я бы лично всем им преподала урок! Как они посмели пойти против нас?!

Фрэя и Китти многозначительно переглянулись.

– Но, к несчастью, великие короли были достаточно мудрыми и справедливыми, более того, они же были магами, поэтому заглянув в будущее, они не увидели его для… мелких людишек под своим началом. Тогда они решили передать власть этим жадным, бесчестным, властолюбивым негодяям, и уйти в тень. То есть технически они все еще правили, но уже не так открыто, как раньше.

Я задумалась на несколько мгновений.

– Подожди, так ты Эсти Ван Ален, так ведь?

– Да, – горделиво подтвердила она.

– Так это ваша семья совершала величайшие подвиги в истории?

– О нет, фанат, – испуганно отодвинулась от меня Китти.

– Именно так, – подтвердила Эсти, высоко задрав свой нос.

– Мой брат очень много рассказывал о твоей семье и наследии, – вспоминала я.

– Твой брат? – Заинтересовалась Эсти, как будто ей требовалось еще для начала понять, что там за брат и стоит ли это воспринимать, как комплимент на свой счет.

– Да, Уинстон Бэлл.

Эсти разинула рот от удивления.

– Уинстон Бэлл твой брат?! – Воскликнула она.

Да и Китти с Фрэей глянула на меня.

– Да, двоюродный.

– Я слышала, он один из сильнейших магов и охотников современности, – встрепенулась сразу Китти.

– А я слышала, он в одиночку сразил одного высшего демона, – подключилась и Фрэя.

Да, Уинс был знаменит.

– А еще он такой смазливый, – мечтательно выдохнула Эсти. – Он встречается с кем-нибудь?

Ну, нет, такого я даже представить не могла.

Быстро улыбнувшись, я сообщила:

– Конечно, встречается, он же красавчик, у него куча поклонниц.

На слове «куча» прыснула Фрэя, видимо догадавшись, что я была не совсем честна. Но Эсти этого не заметила, просто вздохнула и раздумывала секунду, другую.

– Жаль, – заметила она. – Но это не проблема. Когда он тебя навестить соберется?

Ой. От такого напора я даже немножко растерялась. Положение спасла Фрэя.

– Ладно, вернемся к посвящению в субботу: – кашлянула она. – Это будет небольшая церемония, где ты получишь точно такой же кулон.

Фрэя показала мне свой амулет, висевший у нее на шее. Потом Китти, а следом и Эсти. Выглядел он красиво. Он был выполнен в форме овала, внутри что-то притягательно поблескивало.

– Это знак принадлежности к клубу, считай это чем-то вроде карточки участника. Дальше уже в субботу мы расскажем более подробно об остальном. Ничего сложного на посвящении не будет, не волнуйся.

– Ясно, – кивнула я.

– Что ж, на этом все, пойдем, я провожу тебя? – Предложила Фрэя.

– Хорошо, – поднялась на ноги я и отправилась к двери.

– Пока, Рори! – Бросила мне напоследок Китти.

– Всего хорошего, – кинула мне напоследок и Эсти, и когда я на нее взглянула, она добавила: – хоть кто-то более или менее достойный нашего клуба в этом году.

– Спасибо, – улыбнулась я в ответ. – До субботы.

Ого, Эсти почти довольна тем, что я вступаю в клуб? Даже забавно.

Фрэя проводила меня до лестниц, затем притормозила и улыбнулась.

– Это было очень умно с твоей стороны, – заметила Фрэя.

– Что именно?

– Эсти довольна тем, что ты вступаешь. Это практически признание мирового масштаба! – Рассмеялась Фрэя. – Серьезно! Ты – молодец.

– Да я, и правда, слышала о ее семье. Уинс парочку раз упоминал об этом.

– Ты хорошая девушка, Аврора, думаю, мы обязательно подружимся.

– Спасибо, я тоже на это надеюсь, – кивнула я.

– Тогда до субботы, – уже собиралась уходить Фрэя.

– Можно задать вопрос? – Задержала я ее.

– Да, конечно.

Я понимаю, что вряд ли услышу правду, но все-таки понадеялась на это.

– Я знаю, что вы пригласили в клуб Кая, моего одногруппника. Ты его видела, когда подходила к нам за обедом.

– Да, я помню Кая, конечно же, – мягко улыбнулась она.

– Скажи, то предсказание в последний день лета, что оно означало?

Фрэя улыбнулась.

– Ты его боишься?

– Нет, просто спрашиваю, потому, что никогда подобного раньше не встречала. А у тебя гораздо больше опыта и знаний. Ты во главе сильнейшего клуба.

Фрэя улыбнулась, как будто ей понравились мои слова. Похвала нравится всем.

– Предсказания на то и предсказания, что они лишь предсказывают будущее. Есть определенный ряд решений, способный привести его к одному или другому пути. Но главное все же зависит от нас самих. Каждый день мы делаем определенный выбор, который влияет на наше будущее. Иногда предсказание – это всего лишь предостережение. Так что волноваться не о чем.

– А если бы не было предсказания, вы бы его взяли? – Спросила я.

– Конечно, – кивнула она. – Видишь ли, предсказание – это не все, твои способности может разглядеть только очень опытный маг. Но Кай и без предсказания обладает большим потенциалом возможностей. На втором курсе вам будут об этом рассказывать более подробно. Сейчас ты можешь на интуитивном уровне определять некий уровень способностей тех магов, которые тебя окружают. Но позднее вас обязательно обучат это делать целенаправленно.

– Определять уровень способностей? – Заинтересовалась я. – То есть, я смогу видеть запас маны?

– Нет, – Фрэя улыбнулась. – Дело не в мане, а в возможности. Это потенциал. Не думай пока об этом, потом ты сама все поймешь.

Да я бы и не уточняла, если бы не красная мана Кая. Но раз они не могут ее видеть, это уже хорошо.

– Многие маги скрывают свой магический потенциал, – расценила мое молчание как недостаток информации Фрэя, – кто-то умеет скрывать даже ману. Поэтому, чтобы оценить противника, необходимо сначала понять, на что он способен.

Да, это действительно интересно.

– Ясно, – закивала я. – Спасибо за разъяснения.

– О, не благодари меня, – отмахнулась Фрэя. – Скоро ты сама будешь рассказывать какому-нибудь новичку ряд правил и традиций, кочующих среди участников нашего клуба.

– Я учту это.

– Тогда до встречи.

– Пока, – провожала взглядом ее я ближайшие несколько минут.

Что же, меня определенно обрадовало, что Кая взяли не только из-за предсказания. И если Фрэя говорит о потенциале, значит и у меня он есть. Наверное. Даже забавно, что я не уточнила у нее про свою белую ману, выбрав спрашивать про Кая.

Ладно, посмотрим, к чему все это приведет.

Глава 13

Вечер наступил незаметно. В женском корпусе уже зажгли свет. Эни сказала, что девчонки решили запустить какой-то фильм и все собирались к девяти. Когда учишься в закрытой, отрезанной от мира Академии, такие показы вызывают настоящий ажиотаж.

Я разложила свои вещи, собрала сумку на завтра и уже хотела спускаться вниз, как у меня зазвонил телефон. Я, не глядя, ответила, думая, что это Эни, ведь она написала мне уже три смс о том, что мест почти нет, девчонки уже собрались внизу, а я все никак не шла.

В общем, я ответила.

– Можешь, пожалуйста, выйти на минуту?

Это была не Эни. Я сначала удивилась, а потом… В общем-то еще больше удивилась. Это был Кай. Я подошла к окну и увидела его у дверей в женский корпус. Неужели что-то случилось?

– Сейчас буду, – пообещала я и заторопилась вниз.

Как и обещала Эни, девчонки уже почти полным составом присутствовали на первом этаже и сейчас шумно обсуждали предстоящий показ.

– Рори! – Позвала меня Эни, приподнявшись со своего места. – Я заняла тебе, иди сюда!

– Две минуты, хорошо? Сейчас приду! – Пообещала я и вышла из женского корпуса.

– Привет еще раз, – нервно поздоровался Кай.

– Привет, что-то случилось? – Спросила я.

– Я понял, – сообщил он.

Эээ… чего?

– Что именно?

– Почему моя шутка была неудачной, – нервно улыбнулся он.

Какая еще шутка? Я нахмурилась, явно обескураженная его заявлением. О чем он вообще говорит?

– Про Джозабэль, – догадался, что я не понимаю, о чем он говорит, добавил Кай.

– Ах, это, – а я уже и забыла об этом. Хотя, конечно, понятное дело это нехорошо, но все-таки. – Ты… все это время думал об этом?

– Ну да, конечно. То есть, ты же обиделась, так?

Эээ…

– Если честно…

– Но я понял, почему ты обиделась, – перебил Кай.

Я решила больше не доказывать Каю, что вовсе не обиделась. Он уже принял решение, что и говорить?

– Ладно, и почему?

– Потому что Джозабэль такая же, как мы с тобой. У нее есть свои секреты и свои слабые стороны, о которых ей бы не хотелось никому рассказывать. Ее зрение – это не слабость, это то, что делает ее особенной. Ровно, как твой и мой секреты.

Кай выдохнул так, будто специально подготавливал эту речь, а затем уставился на меня, как будто я должна была вынести приговор.

– И… что же тебе помогло это понять? – Поинтересовалась я.

– Не знаю, я просто… подумал, что если вдруг мы с тобой поссоримся, то у меня больше не будет подруги, с которой я могу поделиться своим секретом и не бояться, что ты меня испугаешься или осудишь. Ты приняла это как есть. Я это понял сейчас и не хочу это терять.

Я улыбнулась.

– Не волнуйся, Кай, ты не потеряешь, – пообещала я. – Быть безупречным хорошо, но совершать ошибки и осознавать их это гораздо ценнее. Никто не идеален.

– Ты кажешься идеальной, – смущенно пожал плечами Кай.

Я звонко рассмеялась.

– Ну, конечно, я идеальная, – не могла успокоиться я. – Умоляю тебя, ты даже не представляешь, сколько у меня своих темных сторон.

– Даже, если и так, то ты их очень хорошо скрываешь, – осторожно улыбнулся Кай, словно раздумывал, можно ли обратить все в шутку или пока рано это делать в связи с нашей, оказывается, ссорой.

– Я не обижаюсь, правда, – заверила я. – И, конечно, это очень ценно, что ты все понял и осознал. Но я вовсе не собиралась играть в молчанку и дуться на тебя ближайшую вечность. Это, конечно, не очень хорошо, что ты так сказал, но что теперь? С тобой из-за этого не общаться?

– Точно? – Не смело улыбнулся он.

– Конечно, – кивнула я. – Мне тоже нравится, что я смогла доверить тебе свой секрет. Так он кажется мне ценнее.

Кай смущенно ухмыльнулся.

– Так что? Мир? – Спросил он.

По-моему, он не понимает смысла слов «я не обиделась». Что еще я могу сказать ему? У каждого своя правда. Для меня все не так серьезно, а для Кая, оказывается – еще как. К тому же это приятно, что он старался, обдумывал то, что произошло, пытался понять.

– Мир, – кивнула я.

– Отлично, – выдохнул он. – А то я боялся, что ты не простишь меня.

– Принц тьмы боится чего-то? – Вскинула брови я и лукаво улыбнулась.

– Ну, знаешь ли, – фыркнул Кай. – Может быть, когда я все-таки стану Принцем тьмы, я перестану бояться. А сейчас мне можно, ведь я только учусь, так ведь?

– Верно, – кивнула я, – кстати говоря, о твоем вступлении в клуб.

– Что с ним?

– Знаешь, я ведь уточнила у Фрэи на счет твоего «избранности». И она сказала, что тот факт, что ты будущий Принц тьмы еще не означает, что тебя приняли только из-за этого. Дело в твоем потенциале возможностей, который они разглядели в тебе. Так что можешь быть спокоен.

– Правда? – Это было не обязательное уточнение, ему просто очень хотелось услышать это еще раз.

– Чистая правда, – закивала я.

– Вот я знал, что ты принесешь мне только хорошие новости, – обрадовался Кай. – Спасибо.

– Не за что. А теперь тебе лучше возвращаться в свой корпус.

– Ах, точно, кино! – Вспомнил Кай. – Тогда я побежал. До завтра?

– Я вообще-то имела в виду Баргеста… но неважно, беги! Пропустишь начало! Пока.

Это было неожиданно, но приятно. Кай мог бы вообще не акцентировать внимания на том, что произошло. А он мало того, что задумался, так еще и решил понять, почему я все-таки обиделась.

Конечно, я не предсказательница, я вообще тут неделю учусь магии, но вот мне кажется у Кая все-таки великое будущее. И вовсе оно не связано с Тьмой, особенно когда он принимает такие решения.

Глава 14

Наконец-то наступил день, когда у нас должна была состояться физкультура. Честно говоря, мне было очень интересно узнать, что же там такое будет. Перед сдвоенными парами сначала стояли заклинания.

Повезло, конечно, что занятий было немного, с другой стороны – энтузиазма было хоть отбавляй. Я бы не прочь просидеть на парах по магии подольше.

Но другие предметы понять можно, все более или менее соответствует примерному представлению о магическом мире. Кроме, конечно, управления маной профессора Шана. Но, возможно, у него просто существует какой-то план, а это значит, что в принципе когда-нибудь будет что-то околомагические.

В общем, я ожидала занятия по физкультуре и не могла даже предположить, что же там будет.

Но сначала заклинания.

– Доброе утро, – появилась в аудитории профессор Ливанталь. – Все здесь? Никто не прогуливает?

Это был скорей риторический вопрос. Кто в здравом уме, приехав учиться в Академии магии, будет прогуливать уроки заклинаний?

– Остались только самые стойкие, – сообщил Фрэди, высокий и очень худой кудрявый парень с первой парты.

Студенты посмеялись, Лилиан тоже улыбнулась.

– Я очень рада, что вы все прошли испытание стойкостью. Тогда продолжим. Начнем мы с повторения усвоенного материала: на прошлом занятии мы с вами изучали заклинание «ловушка для демонов». У вас было время попрактиковаться. Все ли справились с задание?

В ответ послышались бессвязные «да», «конечно!» или, например, «пару пустяков!» как сказал Кай.

– Отлично, – улыбнулась Лилиан. – А теперь, пожалуйста, продемонстрируйте мне свои навыки.

Демонстрация была моментальной. Все хотели показать, каких результатов достигли. За несколько мгновений каждый студент создал «ловушку для демонов». Магия разных цветов и оттенков вспыхнула повсюду. Кто-то довел символ до совершенства, кто-то еле справился с формой. Но в целом получилось у всех, что было, конечно же, приятно.

Лилиан прошлась по рядам и ознакомилась с представленными образцами.

– Прекрасно, – заключила она. – Те, у кого еще не выходит идеальная форма: обязательно обратите на нее внимание. Только в точности воспроизведенное заклинание способно при применении достигнуть нужного эффекта. Если же баланс будет нарушен, то и заклинание будет совершенно бесполезным.

– Профессор Ливанталь, – подняла руку Алиса. – Против всех ли демонов будет действовать данное заклинание?

– Хороший вопрос, – кивнула Лилиан. – Если демон вторгся в этот мир или на территорию Академии незаконно, то ловушка заключит его в клетку. Но на самом деле территория хорошо охраняется как преподавателями, так и Баргестом, так что волноваться не о чем.

– Извините, профессор Ливанталь, а когда нам выдадут учебники по заклинаниям?

– После того, как вы освоите все три способа создания заклинаний, – ответила Лилиан. – Итак, переходим к нашему сегодняшнему занятию.

Лилиан вернулась к преподавательскому столу, а студенты зашелестели тетрадками.

– Итак, сегодня мы поговорим о способах создания заклинаний. Один из них вам уже известен, это визуализация. А именно представление определенного символа заклинания и последующее воспроизведение его. Этот способ довольно часто используется магами, но не на все сто процентов эффективен. Есть заклинания, которые нужно знать до мельчайших деталей, чтобы их воспроизвести, иначе ничего не получится. И это явный минус данного способа.

– Поэтому наиболее распространенным способом воспроизведения и создания заклинания являются слова. Каждое заклинание имеет свое название и если оно будет названо, то вы получите тот же результат, какой получаете при визуализации. Его можно использовать, как произнося заклинание вслух, так и мысленно. Но есть существенный минус: если ваш противник умеет читать мысли, то он предугадает ваше действие.

– А вы умеете читать мысли? – Поинтересовалась Алиса.

Лилиан улыбнулась.

– Я этому не обучалась, – призналась она. – Потому что не считаю чтение мыслей эффективным в настоящей схватке. Да, это может помочь предугадать заклинание, но только если у тебя будет время сконцентрироваться и как следует настроиться на волну противника. Здесь возникают барьеры в виде защитных заклинаний, поэтому легче просто отбиться, нежели успеть предугадать действия противника чтением его мыслей.

Алиса улыбнулась.

– Теперь о названиях заклинаний. Вы уже выучили заклинание «ловушка для демонов» применяя визуализацию. Это одно из простейших заклинаний, потому трудностей оно практически никогда не вызывает. Теперь запишите название данного заклинания.

Лилиан снова подняла ладонь и произнесла заклинание:

– Дэфэнсоро.

На ее ладони мгновенно материализовался тот же символ, что мы всей группой создавали несколько минут до этого. Студенты сразу же принялись дописывать название в свои тетради.

Конечно, я любила магию, мне нравится, что мы изучаем реально полезные заклинания против демонов, особенно учитывая тот факт, что я знаю, кто такие демоны и как опасны они могут быть. За Уинсом я очень часто наблюдала, потому представляю себе масштаб разрушений и значимость подобного обучения.

Однако, разве Лилиан только что не сказала, что Академия защищена от демонов? Нет-нет, я вовсе не пытаюсь сомневаться в методах обучения профессоров. Просто, если здесь мы находимся в безопасности, почему наше обучение мы начали именно с данного заклинания?

Впрочем, задавать подобный вопрос я была не готова. Мало ли? Не хотелось мне пока отправляться мыть полы. Вон Рин проявил инициативу (конечно, это было не совсем так, но мысль вполне ясна) и теперь отбывает свое наказание.

– Теперь перейдем к третьему способу создания заклинаний, – продолжила Лилиан, когда все дописали заклинание и способ его создания. – Он, пожалуй, самый сложный, ведь при его применении необходимо использовать только ману. При этом требуется большая концентрация и сосредоточенность, чтобы маны было достаточно, не слишком много, ведь заклинания, как и зелья, требуют необычайной точности.

– Простите, профессор? – Снова подняла руку Алиса. – Но зачем одно и то же заклинание создавать несколькими разными способами? Нельзя, например, использовать только название? Это же проще всего.

– Хороший вопрос, – улыбнулась Лилиан. – Каждый способ имеет свой уровень силы. Произнесение заклинания вслух это самый низкий по уровню вариант. Эффект от него, конечно есть, но если против вас будет выступать опытный маг, то заклинание не нанесет особого вреда.

– Визуализация стоит на втором месте и в поединке против другого мага заклинание, созданное таким способом может пробить даже первичную защиту.

– Но, если вы создаете заклинание, или целый ряд заклинаний, что в дальнейшем и является главным оружием любого мага, самый сильный эффект вы получите от заклинания, созданного маной. Визуализация и произношение – это лишь посредники. При использовании маны вы не используете ничего другого, а значит, заклинание получается более точным и сильным.

Алиса так нахмурилась, будто слова профессора ее не очень обрадовали. Да, обидно, конечно, что мы уже не можем выйти на улицу и со спокойной душой сражаться с другими магами, но этого следовало ожидать, ведь мы, в конце концов, учиться будем целых пять лет.

– Итак, о мане, – вернулась к лекции профессор.

Вот теперь она принялась показывать нам третий способ создания заклинаний в действии. Он отличался от предыдущих, ведь Лилиан стала рисовать в воздухе, используя вместо ручки кончики своих пальцев, с которых и срывалась ее фиолетовая мана.

В этот раз заклинание ловушки для демонов показалось мне другим. Более четкие и яркие линии, более мощная основа, твердая рука Лилиан прочертила все идеально. Это было любопытно.

– Однако, на любой вес есть противовес и в данном случае для создания заклинания требуется время. Значит, либо ваш противник должен вас ждать, либо кто-то должен его отвлекать. В любом случае минус существенный. Визуализация или воспроизведение заклинания является хоть и менее сильным, но все же работает гораздо быстрее.

Как это ни удивительно, но, когда Лилиан в этот раз закончила заклинание, оно не просто зависло в воздухе, как много раз до этого. Заклинание вспыхнуло, воздух вокруг раскалился, послышалось шипение, а затем потрескивание горящего огня. Зависший в воздухе символ буквально истощал собой мощь, и это было впечатляюще.

– Правда, все меняется, если у вас в команде хороший напарник, который способен отвлечь вашего противника на время, которое вам потребуется для создания заклинания. При таком раскладе любой бой будет выигран вами в одночасье.

– Простите, – подняла руку золотоволосая девушка, чьего имени я пока не запомнила. – Вот вы говорите о сражениях. Что это за сражения такие?

Многие студенты покосились в ее сторону с осуждением, мол «что она несет?». Мне ответ на данный вопрос тоже был известен, однако я ее осуждать не стала. Все-таки приятно жить в неведении.

– Ваше имя? – Попросила Лилиан.

– Аманда. Аманда Гилиган, – представилась девушка и начала краснеть.

– Аманда, – обратилась к ней профессор, – ни мне об этом Вам рассказывать, но раз уж мы коснулись этой темы, пожалуй, оставить этот вопрос без ответа я не имею права.

– Между Светом и Тьмой всегда был разлад. Противостояние не прекращается уже много сотен и тысяч лет. Каждый маг, рожденный в этом мире, всегда имеет возможность и право выбора. Никто не заставляет его становится плохим или хорошим, это для себя решает каждый.

– Те, кто стремятся к Свету сегодня здесь и сейчас, – Лилиан улыбнулась, – но и те, кто выбрал Тьму, тоже существуют в нашем мире. Несмотря на разницу сторон, абсолютного во всем нет. То есть и Тьма может служить высшей цели, как и Свет может загубить все хорошее.

– Если маги выбирают темное колдовство, но используют его рационально и не вредят окружающим, никто не противостоит им. Однако, если маг выбрал сторону Тьмы и совершает злодеяния, направленные против человечества, как можно людям, не обладающими магическими способностями выжить и спастись?

– Для этого много лет назад был созван и создан первый Совет магов, который существует по нынешний день. Его главной задачей является поддержание мира и защита безвинных людей от дьявольских проделок. Стражи Совета занимаются поиском и отловом преступников и темных магов, которые использовали магию во зло.

– К сожалению, многие темные маги используют не только заклинания и зелья, но и для увеличения своей мощи и силы они привлекают демонов. Это является запрещенным в нашем мире видом колдовства, потому Совет также пристально наблюдает за каждым подобным случаем, закрывая порталы и наказывая нарушителей по закону.

– Именно благодаря работе Совета люди, не обладающие магическими способностями, до сих пор живут в блаженном неведении о тех ужасах, которые иногда творятся в самых темных уголках нашего мира.

– Когда вы все закончите Академию магии, у вас будет множество вариантов, чем заняться или куда поступить дальше. Многие выпускники выбирают путь воинов и поступают в Академию Стражей Совета, высшее элитное подразделение. К тому моменту у каждого из вас накопится достаточный опыт, чтобы осваивать более сложные и серьезные навыки.

– Кто-то выбирает путь одиночки… – Лилиан глянула на меня, на что я лишь улыбнулась, понимая, что сейчас она имеет в виду моего брата, – и становится охотником за нечистью. Все необходимые навыки маги получают в Академии магии, чтобы в дальнейшем вести поиск, отлов, уничтожение или поимку тех или иных темных созданий.

– Однако, по какому бы пути вы не пошли, любой контакт с Темными, как правило, заканчивается схваткой. И тогда вам будут очень полезны навыки, освоенные в Академии, ведь именно они будут определять ваш потенциал и личный магический уровень, который впоследствии обязательно определит победителя.

В аудитории царила звенящая тишина. Да, я прекрасно знала о том, что творилось за стенами Академии. Уинс неоднократно сталкивался с темными… магами, демонами и прочей нечестью.

Когда он точно знал, что задание ему более, чем по плечу, он брал меня с собой. Уинс хоть и любит меня очень сильно, все же выступает за практику в реальных условиях. Да, я не колдовала, но и изолировать от мира он меня никогда не пытался. Я, как никто, знала, что такое настоящая схватка.

– Но это все больше подходит для лекций по истории магии, – заключили профессор Ливанталь. – Вернемся к нашему занятию. Итак, способ создания заклинания магией мы с вами обязательно рассмотрим, но многим позже. Сейчас мы сосредоточимся на втором варианте, а именно – использование названия заклинания. Пожалуйста, приступайте. Я пройдусь по рядам и подкорректирую ваши действия.

Как только Лилиан двинулась с места, ее созданный маной символ растворился в воздухе так, словно кто-то залил горящие угли водой. Дымка поднялась в воздух под самый потолок и исчезла.

Мы с Каем тоже начали практиковаться. Совсем не удивительно, что у Кая получилось с первого раза. Он умел пользоваться своей маной и, думаю, если бы Лилиан сейчас задала нам практиковать третий способ, я уверенна, что у Кая бы и этот вариант с легкостью получился.

Впрочем, теперь я уже не боялась поднять на воздух целый класс, потому и у меня получилось почти сразу. Этот факт мне очень понравился, ведь я стала на маленький сантиметр, но ближе к цели.

– Я хочу в Академию, знаешь, – вдруг признался Кай, когда мы уже третий раз создали заклинание. – В Академию Стражей Совета.

– Хочешь в элитные войска? – Хмыкнула я.

– Хочу, как сказала профессор, – Кай слегка посерьезнел, и я тоже стерла ухмылку с лица. – Хочу быть лучшим Стражем. Хочу истребить все зло в этом мире.

– Ты знаешь, что это невозможно? – Тихо уточнила я.

– Знаешь, – теперь Кай ухмыльнулся, – у меня всегда была мечта. Я хотел когда-нибудь стать таким сильным, что одно мое имя могло бы напугать всех темных магов и колдунов. Одно мое слово могло бы стать законом для всех, кто мог бы решить пойти против Совета.

Я медленно улыбнулась, представив ненадолго себе эту картину.

– Что же, Кай, должна тебя поздравить: ты начал очень хорошо. – Кай глянул на меня с непониманием. – Ты – Принц, а это уже определенное влияние.

Кай рассмеялся, как будто даже немножко смутившись.

– Но я, правда, хочу достичь очень многого, – все еще давал мне понять, что для него это очень важно, Кай.

– И я не думаю, что кто-нибудь в этом мире способен тебя остановить, – поддержала я.

Кай больше ничего не сказал, потому что подошла профессор Ливанталь, и мы продемонстрировали ей наше мастерство.

Я понимала Кая прекрасно. Это действительно благородная цель и, если бы мои способности развивались так же стремительно, как способности Кая, возможно, я бы тоже подумывала об Академии Страже Совета.

Но у меня были и другие возможности. После того, как я закончу Академию магии, я стану дипломированных магом, которого можно обучать даже тем, кто не достиг тридцатипятилетнего возраста. А значит, Уинс научит меня всему, что знает.

Мы говорили с ним об этом, на мои вопросы относительно моего обучения он отвечал «посмотрим», но я думаю, он просто пока не воспринимал меня всерьез. Что я могу? Пока очень и очень мало.

Но вот когда я обучусь магии и освою все необходимые азы, я покажу брату, что я достаточно сильный маг. Даже природа мне в этом помогает. Во-первых, я – элементалист и в дальнейшем я тоже планирую развить эти способности, чтобы увеличить свои способности.

А во-вторых, у меня белая мана. А это означает, что мои способности определенно могут развиться до невообразимых высот. Белая мана – редкий дар, и я не упущу возможности использовать ее на все сто процентов.

В конце концов, я ведь двоюродная сестра Уинстона Бэлла, мне просто нельзя быть слабее его.

Глава 15

Итак, наступило время первого занятия по физкультуре. Мы все одели спортивную форму и спустились в спортзал, который располагался на минус первом этаже, то есть в подвале. На первый взгляд ничего примечательного в спортзале не было. Он ничем не отличался от тех, которые мне встречались раньше.

Здесь даже были мячи для баскетбола, футбола и волейбола. Неужели мы действительно будем заниматься физкультурой в классическом ее понимании?

Пока мы ждали преподавателя, мальчишкам стало скучно, и они решили немного поиграть с мячом. Я же подумала о чем-то для себя важном.

– Кай, – позвала я, пока он примерялся, не пора ли самому присоединиться к мини-игре, – скажи: когда мы были с тобой в лесу, в тот день, когда… у меня мана пробудилась, ты применил вполне сильнее заклинание защиты. Значит, ты практиковал магию до Академии?

Кай слегка напрягся и отвлекся от игры, глянув на меня, то ли с подозрением, то ли с сомнением. Мне это показалось немножко странным, но я решила не уточнять, почему мой вопрос вызвал у него именно такую реакцию.

– Я… – Кай снова стал смотреть на то, как играют мальчишки, взъерошил волосы и спрятал руки в кармане брюк, – не так, чтобы колдовал. Просто… у меня были некоторые… возможности. В конце концов, – он нервно улыбнулся, – нет ничего лучше практики, так ведь?

По какой-то причине его эта тема напрягала, но я вовсе не хотела, чтобы он стал переживать или напрягаться. Поэтому в следующее мгновение я улыбнулась и произнесла:

– Но это было очень классное заклинание!

Кай хмыкнул.

– Да ничего особенного, – отмахнулся он.

– Не скромничай, Принц, – легонько толкнула его плечом я.

Кай улыбнулся, но почему-то все еще оставался напряженным. Я даже пожалела о том, что спросила его об этом. Но ведь я ничего плохого в виду не имела. И вот даже извиниться можно было бы, но… за что именно?

Впрочем, наше внимание быстро переключил появившийся в зале преподаватель.

– Так, быстро положили мячи! – Воскликнул он.

Мальчишки, которые разыгрались не на шутку, испуганно покидали спортивный инвентарь и разбежались. Потом поняли, что отпираться бесполезно, потому собрали мячи и вернули их на свои места.

– Так-так-так, это что еще за самовольство? – Подошел к нам поближе наш преподаватель физкультуры.

Он был высоким, спортивным, в шортах и футболке. На его шее висел свисток, на голову надета красная бейсболка. Его сдвинутые брови и немного суровый взгляд немножко пугали. Но, если присмотреться, можно заметить, что на самом деле он добряк. Опять же, я в людях не ошибаюсь.

– Меня можете называть профессор Шринк, – сообщил он. – Ближайшие пять лет я буду вашим ночным кошмаром.

И тут профессор издал громкое «ха!» и всем стало понятно, что он совсем даже не злой, а забавный. Даже мальчишки, которые без спросу играли с мячом, расслабились после его маленькой речи.

– Итак, приступим к занятию, – поднял с пола один баскетбольный мяч профессор. – Я так понимаю, все здесь владеют заклинанием Дэфэнсоро? – Спросил он.

– Да! – С гордостью подтвердил наш класс.

– Вот и отлично, – ухмыльнулся профессор. Судя по ямочке на его щеке, он любит это делать. – План занятия следующий: объяснение задания – 5 минут, разминка – 5 минут, подготовка и занятие позиций – 3 минуты. Непосредственное выполнение задания – 1 час 25 минут.

– Профессор, – поднял руку один наш одногруппник. – А почему только три минуты на занятие позиций?

– Потому что я уже потратил бесценные две минуты на болтовню с вами, вот почему, – сурово произнес он. – А теперь приступим к объяснению задания: поскольку вы все уже освоили первое заклинание, сегодня вы будете его применять на практике. Конечно, не на настоящих противниках, ими сегодня будут выступать баскетбольные мячи. Все же играли в школе в вышибалы? – Он не дождался наших ответов. – Вот и славно.

Профессор отпустил мяч и тот, ударившись об пол, снова оказался у него в руках.

– Выглядеть это будет примерно так.

Профессор сделал шаг назад, затем повернулся лицом к ближайшей стене и бросил мяч так, чтобы тот отскочил обратно и вернулся к профессору. Тогда-то профессор создал заклинание и использовал его против мяча.

Тот, как и ожидалось, угодил в ловушку и, рухнув на землю, был заключен в небольшой круг с шестиконечной звездой в нем. Мяч был обезврежен.

– Вопросы? – Уточнил профессор и бегло оглядел учеников. – Отлично. Ваши позиции у той стены – он указал на противоположную от входа стенку – с другой стороны будут лететь мячи. Те, в кого мяч попал, выбывают. Работаете на оценку. – Его авторучка щелкнула в его руках. – И чего мы стоим? Разминаемся! Быстро! Пять минут разминки начались четыре секунды назад!

Студенты тут же разбежались по залу, приступив к разминке.

Отлично! Значит это все же не классическая физкультура! Это радует! Ведь поддерживать физическую форму это, конечно, хорошо, но не в Академии магии.

А вот мне интересно: когда мы изучим парочку других заклинаний, будем ли мы так же атаковать мячи? Или же план действий изменится? Не знаю, но мне уже начинает нравиться сегодняшнее занятие.

Впрочем, как и всем остальным.

– Наконец-то практика! – Радовался Кай.

– Вот это, я понимаю, занятия! – Поддержал Алекс, высокий русоволосый парень с родинкой на щеке.

После разминки все сразу же заняли позиции. Профессор Шринк отошел подальше и, когда мы все были готовы к атаке мячами, использовав, как ни странно, все отведенные три минуты, он нахмурился и стал внимательно наблюдать за нами. Запустив один мяч примерно на середину зала, профессор поднес ручку к списку.

Мяч же пару раз подпрыгнул в воздух, а потом внезапно раздвоился и выпустил в нас серию таких же мячей.

И вот тут-то началось веселье. Студенты принялись создавать заклинание Дэфэнсоро, заключая в ловушку мячи. Несколько первых минут все были сосредоточены на этом, а потом я внезапно заметила над головой у Кая оранжевую цифру два. Еще мгновение – Кай создал еще одно заклинание, и цифра изменилась на тройку.

Так, значит, вот как профессор замечает наши успехи. Отлично, тогда нужно постараться за хорошую оценку.

Мы принялись вилять из стороны в сторону, пока количество мячей заметно увеличивалось. Казалось, будто скорость подачи мячей меняется ровно тогда, когда предыдущего количества становится недостаточно.

Выбыли первые студенты, среди них были Алиса и Эни. Они пропустили три мяча и буквально выскочили из зоны боев с визгом, избегая очередной атаки. У Алисы над головой висела цифра пять, а у Эни – семь.

Я глянула на Кая – он уже создал двенадцать ловушек для демонов, заточив двенадцать мячей. Чтобы не пропускать новые поступления, он вышел чуть вперед и таким образом поравнялся с Рином. Мельком глянув на последнего, я заметила у него цифру одиннадцать, а еще неподдельный интерес в его глазах. Похоже, Рину не очень понравилось проигрывать Принцу тьмы, отчего он тоже вышел вперед и принялся «отлавливать» практически все мячи.

Кай, естественно, это тоже заметил. Он тут же нахмурился и разозлился. Теперь и он старался перехватить как можно больше мячей у Рина.

Мальчишки.

И вот, счет между Рином и Каем двадцать два – двадцать четыре, Рин рвется вперед, перехватывает еще два мяча и тут мы все слышим пронзительный женский крик.

Мячи тут же перестали лететь в нашу сторону, все студенты замерли и стали прислушиваться к тому, что происходило помимо крика. Ведь, если девушка кричала, скорее всего с ней что-то произошло. Что-то, судя по крику, ужасное.

Хлопнули входные двери, это мы тоже услышали даже из спортзала, ведь он располагался прямо под главным холлом. Еще один крик – и у всех на лицах застыли ужас и волнение.

– Отлично, – отложил свой журнал и ручку профессор Шринк, – наверное, опять какая-нибудь принцесска сломала ноготь.

Конечно, профессора можно было понять, у него тут урок, а там кто-то кричит. Но разве это настолько неважно? Неужели этот вопль ужаса не вызывает у профессора страх? Он, конечно, опытен, но кто кричит так пронзительно только лишь из-за сломанного ногтя?

Профессор Шринк направился к выходу решительным шагом. Стоило ему только скрыться в коридоре, как вся наша группа тут же направилась за ним следом. Всем было интересно узнать о том, что там произошло.

К тому моменту, как мы поднялись наверх, оказалось, что к месту событий мы подоспели первыми.

В холле первого этажа сейчас находилась девушка с короткой стрижкой каштановых волос. Сейчас она сидела на полу, и при каждом новом вздохе с ее губ срывался стон ужаса.

Да что произошло?

– Что случилось, Сабрина? – Подошел к ней первым профессор Шринк и попытался помочь подняться.

Несмотря на то, что он был настроен увидеть ее сломанный ноготь, он проявил явное участие и заботу о ней. Однако, стоило ему только коснуться ее плеча, как она тут же снова громко закричала и дернулась в сторону, как от огня. Профессор сам испугался ее реакции, поэтому сразу выпрямился.

– Сабрина, это я, профессор Шринк, что случилось? – Объяснил профессор, понимая, что девушка сейчас не в себе.

Кажется, только в эту минуту девушка начала постепенно приходить в себя. Похоже, она даже нас с профессором только сейчас заметила. Впрочем, найдя спасение в лице профессора, ее губы вдруг задрожали, она всхлипнула и очень тихо произнесла только одно слово.

– Баргест.

– Что?

– Что она сказала? – Не расслышали задние ряды.

– Сабрина, давай я помогу тебе подняться, – предложил первым делом профессор Шринк.

В этот раз она не испугалась и позволила ему поставить себя на ноги. Она вся дрожала и смотрела на профессора как на последнюю надежду на спасение. Это беспокоило всех, кто находился сейчас рядом.

– Сабрина, пожалуйста, объясни, что случилось? – Попросил ее профессор.

– Я видела Баргеста, – дрожащим голосом отозвалась она.

– Баргеста? – Задние ряды наконец-то расслышали ее слова.

– Когда ты его видела? – Продолжал спрашивать Шринк.

– Только что! – Завизжала Сабрина. – Я видела Баргеста в лесу!

– Черт возьми! – Перешептывался кто-то.

– Что нам делать? – Кто-то испугался.

– Но как она могла видеть его? Он же только ночью территорию охраняет! – Зашептал кто-то.

– Баргеста еще ни один студент не видел, – сообщили студенты третьекурсники.

– Сабрина, пожалуйста, успокойся, где ты его видела? – Продолжал вести допрос профессор Шринк.

– Я шла с занятий профессора Шана, он меня отпустил в лазарет, я поранила руку, – она продемонстрировала всем свой порез, который был, кстати говоря, вполне приличный, – и внезапно, за деревьями, я увидела два огромных светящихся глаза! Это был он, я клянусь!

– Хорошо, Сабрина, хорошо, – кивнул профессор. – Шарлота, дорогая, ты не проводишь Сабрину в лазарет?

К этому моменту из своих классов высыпали почти все ученики. Шарлота была преподавателем по зельеварению, если не ошибаюсь. Она тоже выглядела несколько удивленной тем, что рассказала Сабрина.

– Конечно! – Вышла вперед Шарлота. – Пойдем, дорогая, я провожу тебя.

Но Сабрина как будто приклеилась взглядом к профессору Шринку. Даже когда Шарлота попыталась увести девушку, та упорно не отводила взгляда от него.

– Что?.. – Она очень боялась, это было очевидно, – что Вы будете делать?

– Я пойду, проверю лес, – сообщил профессор Шринк.

– НЕТ! – Закричала еще громче Сабрина. – Пожалуйста! Он убьет Вас! Не ходите!

– Что здесь за ор?

На данный момент в главном холле столпилось много студентов. Все внимательно наблюдали за происходящим. Теперь к нам присоединилась и мисс Силбертон, которая как раз и задала последний вопрос.

– Ученица только что заметила в лесу Баргеста, – сообщил профессор Шринк.

Весь холл любопытных глаз тут же уставился на заместительницу директора. Все ожидали, что она испугается, ее лицо перекосит от ужаса и тогда нам точно крышка. Но вместо этого мисс Силбертон, сохраняя полное спокойствие, продолжила задавать свои вопросы.

– Где? – Уточнила она.

– В лесу, я как раз собираюсь идти туда, проверить, – ответил профессор Шринк.

– Отлично, я иду с Вами, – подытожила мисс Силбертон и только после этого оглядела всю толпу. – Остальные ученики и преподаватели, прошу всех разойтись по своим аудиториям и продолжить обучение. Беспокоиться абсолютно не о чем, ситуация под контролем.

– Идемте! – Послышались голоса учителей, которые принялись разводить студентов по классам.

Шарлота наказала своим студентам возвращаться к работе и пообещала скоро подойти, взяла Сабрину за плечи и повела ее в лазарет.

Профессор Шринк тоже задержался и заговорил с нами:

– Спускайтесь в зал, – наказал он. – Продолжайте тренировку. Запомните: лучшую оценку я поставлю тому, у кого на счету будет больше всего мячей.

Наша группа притворно шаркнула в сторону спортзала, но потом, когда мисс Силбертон и профессор Шринк вышли из здания, студенты тут же рванулись к окнам, чтобы видеть то, что происходит снаружи, своими собственными глазами. К этому моменту почти все студенты разошлись по аудиториям и нам никто не мешал.

Это было очень странно. Студенты были правы, Баргест не должен был появляться на территории Академии в дневные часы. Тогда почему он появился? С чем это связано? Что могло такого произойти, что заставило его показаться студентке?

Вопросы, которые оставались пока без ответа. Да и к тому же – даже мисс Силбертон, похоже, не знала этой причины. А раз так, значит, подобного происшествия раньше не случалось.

В общем, мы все стояли у окон и наблюдали за тем, как мисс Силбертон и профессор Шринк уверенным шагом удаляются все дальше от Академии. Было страшно, ведь неизвестно, выскочит ли Баргест на них или нет. Да и к тому же, если он выскочит, не думаю, что у этих двоих будет хоть один шанс спастись.

Поскольку на занятия с профессором Шаном необходимо было идти в другую сторону от ворот Академии, нашей любопытной группе пришлось сменить место наблюдения. Как только мисс Силбертон и профессор Шринк скрылись из виду, мы незамедлительно рванулись к окнам, через которые можно было наблюдать за лесом.

Очень своевременно мы добежали до них, ведь буквально через несколько секунд мы увидели, как наши профессора уже заходят в лес. Несмотря на то, что многое увидеть мы не успели, заметить, что Шринк размял мышцы, прежде чем скрылся за деревьями, я успела. Значит, они готовы сражаться. Это нехорошо.

Конечно, меня радовало, что они так спокойны и направляются навстречу опасности, словно это вовсе не опасность. Но в сущности – что эти двое могут сделать Баргесту? Никто не может ему навредить, оттого он и является таким хорошим охранником Академии магии.

Напряжение нарастало. Студенты всматривались в любое движение между деревьев, рассчитывая разглядеть там Баргеста. Я тоже высматривала его, с ужасом осознавая, что если выйдет он, а не преподаватели, это значит…

Нет, не будем о грустном. Все-таки они бы не отправились навстречу собственной смерти, они же разумные люди. Значит, они точно знают, что делают.

Время словно замерло, напряжение, словно натянутая струна. Мы стояли и прожигали взглядами то место, где в последний раз видели наших преподавателей. Но больше всего, конечно же, было очень страшно увидеть так красочно описанные Сабриной глаза Баргеста.

Если честно, я боялась. Что наши преподаватели не вернутся, что их не спасти. Баргест очень опасен, он не зря призван делать то, что делает. Я понимаю, я сужу по себе, преподаватели сильны и это совершенно не обязательно, что они не справятся, но…

Когда что-то вдруг изменилось, и из-за деревьев кто-то показался, первая реакция была неподдельным испугом. По нашей группе прокатился испуганный вздох, кто-то даже отпрянул от окна на всякий случай. Было не по себе, это точно. Ведь это мог быть сам Баргест…

Мгновение, еще одно – движение становится более различимым и понятным, но нам все еще требуется подтверждение. В этот раз народ приклеился к окну, словно к экрану телевизора в самый ответственный и напряженный момент самого интересного фильма за всю историю кинематографа.

И вот когда мы уже приготовились увидеть самое жуткое зрелище из всех возможных, из-за деревьев показались мисс Силбертон и профессор Шринк. Целые и невредимые. Живые.

Вся наша группа выдохнула с облегчением. Значит, все хорошо, они в порядке. Другой вопрос – а где же тогда Баргест? Мы не видели вспышек заклинаний, не слышали жуткого рева – хоть мы и находились далеко, рык Баргеста мог быть услышан и дальше – тогда что же там произошло?

Каждый из нас думал примерно одинаково и только спустя несколько минут, когда профессора приблизились к стенам учебного корпуса, кто-то из студентов вдруг крикнул «нам же надо в зал!». И тут-то мы и побежали! Подумаешь, Баргест? Мыть полы никому не хотелось.

Но все-таки меня, как и многих других, волновал вполне справедливый вопрос: что же заставило Баргеста появиться перед ученицей средь бела дня?

Глава 16

Что-то я стала волноваться по поводу посвящения.

Начнем с того, что по закону подлости мое платье оказалось на самом дне моего чемодана и теперь выглядело, мягко говоря, не очень хорошо. Пришлось в срочном порядке приводить его в порядок.

Мало того, когда ничего не предвещало, я вдруг обнаружила, что забыла сменную обувь в раздевалке после физкультуры. Только этого мне и не хватало для полного счастья.

Впрочем, я решила, что корить себя за невнимательность и рассеянность уже нет смысла, поэтому смирилась и решила жить дальше. А что мне еще оставалось? Так хотя бы легче было договориться с собственной совестью.

Пока я приводила платье в порядок, я все размышляла о посвящении. Конечно же, это было хорошо, что я вступаю в клуб «Магистре» и этот клуб действительно интересный со всех сторон, с какой не посмотри. Но вдруг на этом посвящении нужно будет применить магию и что-нибудь наколдовать?

Когда я нервничаю, моя связь с ветром становится сильнее. Как следствие всего этого – я начинаю его создавать. А если я создам ветер в зале при посвящении, это незамеченным не останется. И, если незнание Кая об элементалистах можно было списать на неопытность, тот же фокус с Фрэей и другими девочками явно не пройдет.

Да и к тому же – что я могу наколдовать? Да, моя «ловушка для демонов» получается почти идеальной, но что-то мне подсказывает, что это явно не впечатлит тех, кто здесь третий год учится. А то и больше.

Ладно, нервы надо беречь, успокоиться, в конце концов, иначе точно ветра призову, ураганы напущу…

Так, это не помогает, пробуем другую стратегию. Что самое ужасное может произойти, если я вдруг не сумею ничего наколдовать? Меня выгонят из клуба «Магистре»? Это… неприятно, но… по крайней мере, я не буду нервничать по поводу того, что знаю очень мало.

Просто у меня было такое ощущение, словно даже мои одногруппники уже перепробовали сотню-другую заклинаний, а я одна такая неопытная. И почему Уинс такой приверженец правил? Мог бы и преподать мне парочку заклинаний. Хотя бы заочно.

Да и потом, может быть, я и не очень хотела вступать в этот клуб. Однако, тот факт, что Кая тоже пригласили, меня радовал. Теперь у нас помимо учебы есть еще и клуб, где мы можем собраться вместе и обучаться магии. Мне нравится проводить с ним время. Все-таки Кай очень веселый и хороший, а главное – сильный. Это восхищало меня в нем больше всего.

Как там говорят на успешных тренингах? Нужно окружать себя успешными людьми, чтобы и самой такой становиться? Да, в этом определенно есть смысл. Сидела бы я с кем-нибудь своего уровня, вот бы и успокаивала себя тем, что не я одна такая. А с Каем мне все время хочется соответствовать, несмотря на то, что у меня пока мало, что получается. Впрочем, я надеюсь, что это ненадолго.

Да и к тому же Кай мне действительно помогает, поддерживает, наставляет, а это очень ценно.

Ладно, приду завтра на посвящение, посмотрю, что там как, и если не понравится, в конце концов, ведь всегда можно уйти самой, так ведь?

Вот и моя сменная обувь, никуда не делась. Как я могла ее забыть? Еще и под самый вечер вспомнила. В учебном корпусе уже почти никого не было, все разошлись по общежитиям, потому услышать голоса из кабинета, располагавшегося возле информационных стендов, было не мудрено. На двери висела табличка «Заместитель директора».

Дверь была не закрыта, поэтому в пустом гулком помещении разговор был хорошо слышан. Но недостаточно, чтобы понять, о чем именно говорят внутри.

Голоса я определенно узнала, разговаривали мисс Силбертон и Лилиан. Да, я знаю, не хорошо подслушивать, это простая истина. Однако, как и другие студенты, я была очень обеспокоена тем, что произошло во время физкультуры.

Возможно, ничего страшного и не случилось, Сабрине могло показаться, она обозналась (хотя, что же она могла такое увидеть в лесу, что не Баргест, но так сильно на него похоже, я понятия не имею).

Но ведь, если все-таки это не так и что-то произошло, какова вероятность что нам, студентам-первокурсникам об этом расскажут? Минимальная. Вот я и пошла слушать. Все-таки это и моя безопасность тоже, так ведь?

– Чтобы не случилось тогда в лесу, – говорила мисс Силбертон. – Я уверена, что это была не просто разгулявшаяся фантазия студентки.

Отлично! Я угадала! Ну, а вдруг бы они решили обсудить последнюю распродажу осенней коллекции? Тогда бы я слушать, естественно, не стала. Может быть, только узнала бы число, когда распродажа заканчивается…

Но сейчас не об этом.

– Я согласна, – тут же подтвердила Лилиан. – Но я знаю, что у тебя на уме, Брианна, и я с этим совершенно не согласна.

Мисс Силбертон раздумывала над ее словами некоторое время.

– Почему ты не хочешь допустить ни единой возможности, что это имеет отношение к нему?

– Потому что, профессор Шринк дал нам неопровержимые доказательства того, что твоя теория неверна в корне, – заметила Лилиан.

– Может так, но это ни в коем случае не снимает подозрений с него на все сто процентов, – не сдавалась Брианна.

– Ты та, кто постоянно напоминала нам о том, что…

– Я знаю-знаю, – перебила мисс Силбертон. – Но ты не считаешь, что это странно?

– Нет, не считаю.

– А мне кажется это подозрительным, что через пять дней, после того, как это случилось, Баргест вырывается наружу средь бела дня!

– У него могло быть множество причин для этого, – заметила Лилиан. – Предлагаю задуматься над ними.

– Почему ты так уверена в его невиновности?

– Потому что даже, если он когда-нибудь поведет за собой легионы тьмы, сейчас он всего лишь безобидный ребенок семнадцати лет и ничего больше.

Вот тут-то я и обомлела. Они что? Думают на Кая?

– Да, но ты видела, что сделали огненные воины? – Воскликнула мисс Силбертон. – Они назвали его «Повелитель». Ты когда-нибудь видела в своей жизни, чтобы они кого-нибудь так называли?

– Нет, – согласилась Лилиан. – Но это не повод сваливать на него вину за то, что произошло сегодня днем. У нас нет никаких оснований его в этом обвинять, ты сама знаешь.

– То, что он был на уроке, совсем не освобождает его от ответственности за произошедшее. Может быть, он схитрил и сотворил какое-нибудь запретное заклятие специально?

– Я тебя умоляю, Бри! – Вздохнула Лилиан. – Что ты пытаешься доказать? Что он в ответе за Баргеста? Может быть, ты еще скажешь, что он причина, по которой Баргест появился вообще?

– Согласись, Баргест охранял территорию, но никогда, я подчеркиваю, никогда не показывался на глаза ни единому студенту. Даже среди преподавателей есть те, кто еще ни разу его не встречал.

– Не нужно мне это объяснять, я сама все прекрасно знаю. Но почему ты думаешь, будто он единственный, кто мог быть в ответе за то, что привело к появлению Баргеста?

– Я знаю своих студентов! – С вызовом заявила мисс Силбертон.

– Да? – Однако, Лилиан ухмыльнулась. Я этого не видела, не заглядывать же в наглую, и так слушаю, но ухмылка была слышна в ее голосе. – Так же, как ты знала Беату?

Мисс Силбертон молчала несколько минут. Похоже, Лилиан знала, о чем говорит. Но мне это ни о чем не говорило, разве что мне тоже стало интересно, кто такая Беата и что с ней связано?

– Ладно, – наконец заключила мисс Силбертон. Я думала, она будет злиться или обидится, но ее голос звучал совершенно спокойно. – Тогда прошу тебя, поделись со мной своими догадками.

– Ты прекрасно знаешь сама, что Баргест охраняет территорию, во-первых, от посторонних, во-вторых, следит за тем, чтобы студенты не нарушали никаких правил.

– Да, я это знаю, – подтвердила мисс Силбертон.

– На мой взгляд, средь бела дня Баргеста могла заставить появиться только одна причина: – Лилиан сделала паузу. – Кто-то использовал запретную магию.

Мисс Силбертон раздумывала с минуту.

– Конечно, мы нашли следы колдовства неподалеку, но… неужели ты действительно полагаешь, что кто-то мог применить запрещенную магию буквально у нас под носом?

– Возможно, для того, кто это сделал, это не было таким уж запретом, – предположила Лилиан.

– Но тогда получается, что мы должны искать виновника… снова среди студентов.

Снова?

– Ты знаешь, что делать, – заметила Лилиан.

Мисс Силбертон снова молчала несколько минут, раздумывая над ее словами.

– Мне казалось, Беата послужила прекрасным уроком всем студентам, – наконец произнесла она.

– Очевидно, что не всем.

– Если об этом узнают…

– Ты боишься Совета? – Уточнила Лилиан.

– Совет? – Фыркнула мисс Силбертон. – Нет, ты что? Совет – это пушистый мягкий щенок, по сравнению…

Мисс Силбертон явно замялась, совершенно намерено не собираясь произносить чьего-то имени, как будто боялась, что, только назвав имя, этот некто возьмет и появится в кабинете.

– А, ты о нем, – я услышала улыбку в голосе Лилиан. – Когда он возвращается, кстати говоря?

– Через неделю, – кашлянула Брианна. – Я надеюсь, что мы разрешим все это до его приезда, иначе я предпочла бы переждать его возвращение где-нибудь на окраине мира, например, в аду.

– Если ты собираешься переждать там, то я вообще не знаю, куда мне спрятаться, – шутила Лилиан.

– Тебе смешно, а у меня студенты правила нарушают, – невесело отозвалась мисс Силбертон. – Он всегда говорил мне, что я не гожусь для своего места.

– Да перестань, он просто воспитывал в тебе волю и характер, вот и все.

– Ладно, – мисс Силбертон вздохнула. – Как ты знаешь, мне нужно будет уехать на несколько дней по делам. Постараюсь управиться поскорее, чтобы вернуться и как можно скорее найти виновника.

– Хорошо, – ответила Лилиан.

– Ты за главную.

– Я? Нет уж, назначь лучше Шринка, он всю жизнь мечтал командовать.

– Я подумаю над твоим предложением, – улыбнулась мисс Силбертон.

Значит, они подозревают Кая. Точнее, это по какой-то мне неизвестной причине делает мисс Силбертон. Но почему? Ведь Лилиан более, чем уверена, что Кай невиновен.

Я, конечно, понимала, что подобное предсказание не делается всем подряд, но все-таки мне не нравилось, что в какой-то момент вот так запросто преподаватели, а точнее – заместительница директора – готова просто взять и обвинить Кая во всех грехах.

Никто ведь не знает, что на самом деле случилось, преподаватели в том числе. Кай был с нами, я видела его прямо перед собой, я была готова свидетельствовать в его защиту! К счастью, конечно, никто его пока не обвинял, однако не думаю, что Лилиан удалось убедить мисс Силбертон в его полной невиновности.

Но тогда что же получается? Случись что, и Кая тут же обвинят во всех преступлениях? И еще эта Беата. Кто это такая? Полагаю, она студентка, ведь мисс Силбертон сказала «…снова искать среди студентов…». И это совсем не облегчает предположительную вину Кая.

К сожалению.

Я, конечно, рада, что Лилиан его защитила, да и подбодрила первым делом после того, как воины склонились перед Каем. Но сможет ли это быть гарантией безопасности моего друга?

Так или иначе, но главное я все же выяснила: никто доподлинно не знает, что же такое произошло, из-за чего появился Баргест. Как кто-то мог использовать запретную магию в стенах Академии? Да и зачем?

И все же меня немного огорчил ближайший отъезд мисс Силбертон. Конечно, без нее в Академии есть сильные преподаватели. Но разве в такой серьезной ситуации она не должна была остаться и искать нарушителя правил? Да, она вернется, но за это время мало ли что может случиться?

Ладно, все-таки за появлением Баргеста пока еще не последовала череда ужасных событий. Может и не последует. Я на это очень надеюсь.

Глава 17

Ночь перед выходным была очень неспокойной. Весь женский корпус не спал практически всю ночь. Никто не зажигал свет, но девчонки носились по этажам и в ужасе сдерживали визг из-за того, что творилось снаружи.

На первый взгляд там было все спокойно. Но, если подойти и выглянуть в окно, … становилось по-настоящему жутко.

Обычно вдоль дорожек по всему периметру территории вечером зажигались фонари. Было даже уютно выглядывать в окно темными вечерами. Но сегодня снаружи было так темно, что хоть глаз выколи. Единственное, что еще напоминало собой учебный корпус, был кабинет заклинаний. И видно его было, во-первых, потому что он находился на самом верху здания, во-вторых, в аудитории были сквозные окна, через которые виднелась луна.

В остальном – темным-темно.

Но это ладно, выключили свет, да подумаешь? Мы тут спим вообще-то. Точнее должны были спать. Но было то, что нам решительно в этом мешало. Осторожное, вкрадчивое, но достаточно громкое и зловещее рычание. Это и было причиной, по которой никто в женском корпусе не спал.

Девчонки носились по коридору, как угорелые, в попытках спастись. Пока вроде бы никто не нападал, но это пока. Сначала еще кто-то пытался дозвониться до мисс Силбертон или Лилиан, да хоть до кого-нибудь! Но, как это ни странно, связь не работала, мобильный сигнал поймать не могли, а стационарный телефон отдавался продолжительными гудками. Трубку на другом конце так никто и не взял.

За неимением помощи и хоть какой-то поддержки – пятикурсницы не в счет, они переживали больше всех – девчонки решили сделать очень мудрое дело и забаррикадировать вход. Вот ведь кому-то пришла в голову эта светлая мысль!

Спустившись вниз, мы всей толпой стали двигать огромный шкаф с книгами. Точнее, группка девчонок быстро книги разобрала, а вторая группа придвинула шкаф к двери. И вот именно в тот момент, когда мы этот шкаф придвинули плотно к входу, в главные двери вдруг что-то ударилось.

Как это ни странно, но никто не кричал. Все замерли и стали медленно отходить назад. Было жутко, не то слово. Еще какое-то время мы все ждали, что… чтобы там ни было, ударится в двери снова, но этого так и не произошло.

Рычание хоть и продолжало раздаваться как будто бы отовсюду и не откуда конкретно, все же Баргест (а на кого еще думать? Если это что-то другое, то ему сначала нужно было Баргеста победить, а Баргест – непобедим! Все, что смогло его обойти, страшнее в миллион раз!) был поблизости.

Когда все немножко успокоилось, девчонки бесшумно придвинули к главным дверям еще и диван. Потом худо ли, бедно, но приставили мебель к окнам, а затем кто-то что-то шикнул, девчонки испугались, но идею поняли моментально – бежать наверх!

Оставаться одной не хотелось, да и никто не мог даже в мыслях допустить ничего подобного. Мы с Эни держались вместе. Буквально держались, в какой-то момент у меня даже рука онемела от ее хватки. Я тоже держала крепко и, думаю, ее ладонь тоже отнималась.

В общем, забежали мы ко мне в комнату и стали сидеть и ждать, когда же наступит утро. Вроде бы рычание перестало все время приближаться, и мы с Эни решили немножко пошептаться. Тем у нас, конечно, было много, но мы выбрали обсуждать происходящее с нами сейчас.

Сидим мы, вроде друг друга успокаиваем, потихоньку приходим в себя, и тут мимо моего окна на четвертом этаже что-то проплывает.

Бесшумно подскочив с моей кровати, мы с Эни в одну ногу отошли к противоположной стене и приклеились к ней. Мы бы и дальше пошли, если бы не стена. Мы не то, что дышать перестали – жить на всякий случай!

К окнам мы больше не подходили. Обосновавшись где-то под креслом, и обложившись подушками, мы так сидели и ждали жуткой участи, пока в какой-то совершено неожиданный момент не уснули.

Пробуждение состоялось на рассвете, и оно было тихим, холодным, но безопасным. Больше никакого рычания и странных проплывающих теней под нашими окнами. Все было спокойно. И о том, что творилось вчера ночью, напоминают только замученные бессонной ночью девчонки.

Что это означает? С чем это может быть связано? Почему Баргест ходил вокруг женского общежития всю ночь? Вопросы, на которые моя не выспавшаяся голова решительно отказывалась искать ответы.

Приведя себя в порядок, я приняла душ и оделась. Пока я спускалась вниз и собиралась идти завтракать, я то и дело встречала студенток, которые, естественно, обсуждали предыдущую ночь.

– Похоже, Баргест совсем свихнулся!

– Его наверно плохо кормят.

– Наверняка он оголодал и решил полакомиться бедными и беззащитными нами.

– Может быть, это был не Баргест?

– Что, если это еще какой-нибудь зверь?

Да, я соглашусь, была такая мысль до тех пор, пока это нечто не проплыло под моим окном. Довольно жутковато осознавать, что это существо (кем бы оно ни было, Баргестом или кем-то еще), может либо летать, либо достигает таких гигантских размеров, что спокойно может бродить под окнами четвертого этажа.

В общем, девушки продолжали выдвигать теории случившегося, а я заметила только одно: единственной, кто сегодня мирно спал, была Джозабэль Бэйн. Она встала, как обычно, не слишком уставшая, мирно отправилась на завтрак, совершено не обращая внимания на шептавшихся студенток.

Это было странно, ведь если так подумать – а чего это она была спокойной? Ведь она приехала незадолго до того, как Баргест внезапно появился в лесу. Может ли она иметь какое-то отношение к этим событиям?

Но я не могла во всем обвинить Джозабэль и спать спокойно. В конце концов, я даже к ней не присмотрелась, чтобы понять, что она за человек. Но, если так подумать: ей-то зачем приезжать в Академию и творить запрещенную магию? Если, конечно, это была именно запрещенная магия.

В общем, не знаю. Главное, мы пережили эту ночь и на этом «спасибо».

Сегодня было холоднее, чем все предыдущие дни. Похоже, осень все-таки начинает вступать в свои законные права. Впрочем, это не так важно, смены сезонов я любила всегда. Каждый год деревья расцветают, и каждый год все равно радуешься этому факту, каждый год листья желтеют, идет первый снег, и данные события почему-то тоже поднимают настроение.

Хоть не скучно.

– Привет, Рори, – встретил меня в столовой Кай. – Как спалось?

– Только не говори мне, что ты спал, как убитый, и никто из вашего общежития ничего не слышал, – нахмурилась тут же я.

Кай, естественно, ничего подобного не ожидал, поэтому, сначала растерялся, а потом напрягся.

– Ладно, – осторожно ответил он. – А что случилось?

– Я не знаю, – вздохнула я, усаживаясь за стол. – Всю ночь вокруг нашего корпуса расхаживал… то ли Баргест, то ли какой-то зверь, который неустанно рычал и не давал нам спать.

– Зверь?.. Баргест? В смысле?

– Я не знаю, – вздохнула я и прикрыла рукой свой зевок. – Но мы не на шутку испугались. Девушки даже дверь забаррикадировали на всякий случай.

– Он пытался ворваться? – Обеспокоенно спросил Кай.

– Один раз. Потом вроде больше ничего подобного не было, но мы все сидели в своих комнатах и были до ужаса напуганы.

– Почему ты не позвонила? – Спросил Кай.

– Во-первых, что-то было со связью, – ответила я, – а во-вторых, чтобы ты сделал? Посочувствовал?

– Я бы пришел!

– На обед Баргесту?

– Ну… – Кай растерялся, – я бы что-нибудь придумал.

Я улыбнулась.

– Спасибо, Кай, за заботу, но твоей жизнью я бы рисковать не стала.

Кай тут же скривился в недоброй улыбке.

– Рори, – серьезно позвал меня он, – мы друзья, так ведь?

– Да, – кивнула я.

– Тогда давай ты все-таки рассмотришь возможность того, что друзья друг другу помогают, и друг друга поддерживают.

– Кай, но это же Баргест…

– И что? Это причина оставлять тебя в беде?

– Но ты бы мог пострадать.

– Рори, – Кай вздохнул, и мне показалось, я заметила раздражение, – вот честно: я похож на идиота, который хватает швабру и бежит на дьявольского пса с воплями «отойди!»?

Я посмеялась.

– Нет, – успокоившись, ответила я.

– Предположи, что можно было бы сделать в таком случае?

– Позвать преподавателей, – предположила лучший вариант я. – Но телефон все равно не работал…

– Но. если бы работал, ты бы меня не позвала.

– Я бы позвала преподавателей.

– Рори…

– Что ты от меня хочешь?

– Ты придешь ко мне на помощь, если она будет мне нужна?

– Конечно.

– Я тоже приду. Только, пожалуйста, позови, хорошо?

– Кай…

– Рори, обещай! – Строго перебил он.

Я медленно улыбнулась.

– Хорошо, Кай, если что-нибудь случится… еще, я обязательно тебя позову.

– Вот и хорошо, – немного расслабился Кай и взялся за йогурт. – И даже не думай во мне сомневаться. Что? По-твоему, я Баргеста за хвост не оттаскаю?

Я посмеялась, а Кай остался доволен.

– Привет! – Подбежала к нам Эни, присаживаясь рядом.

– Привет, как спалось? – Хмыкнула я.

Это была неудачная шутка, но это сейчас лучшее, на что я была способна.

– Лучше не придумаешь, – просияла Эни. – Тебя не трясет после случившегося?

– Не то слово, – призналась я.

– Меня тоже, – закивала Эни. – Все это так странно. Что Баргесту нужно было именно от нас?

– Не знаю. Но нужно об этом сказать преподавателям. Может, хоть они нам расскажут, почему он преследует нас?

– Пф. Уже. И знаешь, что они сказали? Это был медведь.

Я аж поперхнулась.

– Медведь?! – Уставилась на Эни я. – Если то, что прошло мимо окна моей спальни на четвертом этаже медведь…

– …то Кай – прима балерина, – закончила мою мысль Эни.

– Эй! – Возмутился тут же Кай. – Почему сразу балерина? Там же есть мужчины! Как их? Бале… бале… балерун?

Мы с Эни расхохотались.

– Может быть, – смахнула слезу Эни, пока Кай полез в телефон. – А знаешь, – это она уже снова ко мне обратилась, – девчонки эту теорию поддержали.

– Мне кажется, они просто пытаются себя успокоить, – заметила я.

– Согласна на все сто! – Поддержала Эни. – Мы с тобой видели это собственными глазами!

– Проблема все-таки заключается в том, что мы не знаем, что именно его привлекло. То есть он же должен охранять нас, так ведь?

– Вообще-то Баргест действительно должен только охранять, – поддержал Кай. – Привлечь его могло только что-то запрещенное. Например, нарушение правил. Кто их нарушал? И нарушал ли вообще? О! Нашел! Балетмейстер!

– Это постановщик танцев в балете, ищи дальше, – похихикала Эни.

Кай нахмурился сильнее и стал изучать следующие источники, а мы с Эни переглянулись и снова посмеялись.

– Хорошо, но, если кто-то нарушал правила, ведь это происходило как раз ночью. Но все девчонки бегали по этажам, – заметила я.

– Сложно сказать, все ли были с нами, ведь никто не следил за этим, нам было не до этого, – резонно напомнила Эни.

– Даже если и так… – включился Кай, – кому надо было нарушать правила? То есть, … то есть… поскакун или стрекозел? Серьезно?

Мы с Эни залились хохотом.

– Что ты читаешь? – Спросила я, наклонившись к телефону Кая.

Тот сам смеялся над тем, что нашел. А это был какой-то форум, где кому-то пришло в голову задаться тем же вопросом. Некто разместил пост, под которым расположилось четырнадцать комментариев.

– Экспертное мнение, я тебе скажу, – похвалила выбор Кая я.

Он заулыбался в ответ.

– Ой, да ладно! Ну-ка… – глянул Кай на Эни, – как называется мужик в балете?

– Артист балета или танцор балета, – ответила Эни.

Кай тут же нахмурился.

– То есть… он там танцует, старается, а ему за всю историю балета даже не придумали нормального названия?

Мы с Эни снова расхохотались. Кай еще немножко попереживал из-за трагедии в балете, а потом вернулся к нашей теме.

– Но, если серьезно: Баргест, конечно, не просто какой-нибудь ручной зверек. Однако, он все-таки должен различать простые шалости и что-то запрещенное, разве нет?

– В том-то и дело, что кто-то видимо, применял запрещенную магию, как минимум. Зачем это делать здесь? Ведь полно свидетелей, да и Баргест один чего стоит, – заметила я.

– Наверняка должна быть причина, – заключил Кай. – Но, чтобы ее понять, нужно хотя бы наметить подозреваемых.

– Хочешь взяться за это дело? – Улыбнулась я.

– Почему нет? Балерун из меня никакой, может, хоть сыщик получится.

– Ну, если ты расследуешь дела так же, как танцуешь балет, сомневаюсь, что из тебя выйдет следующий Шерлок, – отшутилась Эни.

Мы снова посмеялись.

– В общем, нужно мыслить позитивно: сегодня первый выходной и погода не так уж плоха.

– Да, – поддакнул Кай. – И еще сегодня у нас посвящение, ты не забыла?

– Конечно, нет, – хмыкнула я. – Хотя, если я усну на нем, ты меня толкни там, хорошо?

– Да без проблем, – хрустнул костяшками пальцев Кай.

– Кошмар! – Передернуло Эни. – Ненавижу, когда так делают.

Кай лишь ухмыльнулся.

– Кстати, тебя тоже попросили надеть что-нибудь… праздничное? – Спросила я Кая.

– Да, – закивал Кай. – Думаю, они не обидятся, если я надену рубашку и брюки? В костюм влезать не хочется жутко. Хотя папа все подсовывал его, когда я собирался сюда.

– А зачем вообще наряжаться? – Поинтересовалась Эни.

– У нас сегодня собрание по случаю принятия в клуб высших сил «Магистре», – объяснила я. – Ты не собираешься вступить, кстати?

– Нет, – решительно мотнула головой Эни и сразу стала какой-то отстраненной. – Но, если бы даже захотела, меня бы не взяли.

– Почему?

– Потому что туда путь простым смертным заказан. Только по приглашению уже состоявшихся членов клуба.

– А как же день открытых дверей? – Вспомнила я.

– Это все напускное. На самом деле все не так. Или же вы не по приглашениям туда вступили?

Хм, а, ведь, правда. Ко мне подошли Фрэя, Эсти и Китти, а к Каю какой-то парень из клуба. Я даже об этом не задумывалась.

– Тогда… – я переглянулась с Каем, – когда вступим, мы тебя позовем.

– Нет, спасибо, – довольно резко заявила Эни. – Я лучше вступлю в клуб «Китайского дракона». Они обещали научить делать китайские фонарики.

Эни быстро поднялась на ноги и ушла, даже не притронувшись к своему завтраку. Что на нее нашло?

– Я что-то не то сказала? – Спросила я Кая.

Он широко зевнул и потянулся.

– Не обращай внимания, она просто завидует нам, – заметил Кай в шутку. – Мы с тобой такие сильные и уникальные!

Кай все подначивал меня пошутить и расслабиться, но мне вот шутить уже совсем не хотелось. Почему она обиделась? Ведь за минуту до этого мы шутили и смеялись, а после того, как мы заговорили о клубе «Магистре»…

Может быть, она тоже хотела туда вступить, но ее не взяли? Конечно, я видела, как Эни создает заклинания и у нее это получалось очень даже хорошо, причин для отказа я не видела.

Впрочем, судя по всему, она этой темы касаться не любит, а подойти и в лоб спросить: «Что? Не взяли?» будет грубо. Как же тогда понять, что ее расстроило?

Глава 18

В половине шестого я собралась и еще раз оглядела себя перед выходом. Мое темно-синее платье до колен сидело хорошо, туфли тоже подходили идеально. Вроде бы все в порядке, но я, по-прежнему, немного нервничала.

Ладно, план побега я, если что, уже разработала на всякий случай.

Спустившись вниз, я поспешила в учебный корпус. Пришлось накинуть легкую курточку, по вечерам на улице уже было достаточно прохладно. Это не мешало студентам прогуливаться по аллеям в красках предзакатного дня. Дул легкий, но все же холодный ветер. Думаю, это тоже как-то связано с моим волнением.

В принципе, я могла бы его усмирить, но вокруг были другие студенты. Да и к тому же после происшествия с Баргестом мне не хотелось лишний раз прибегать к магии элементалиста. Вдруг его это может разозлить? Кто вообще знает, что злит Баргеста? Лучше не экспериментировать.

В учебном корпусе уже никого не было, мои шаги гулко отдавались в пустом помещении. Дверь шумно закрылась за мной, я двинулась по коридору к залу, где должна была состояться церемония посвящения.

Все хорошо, спокойно, нет причин для нервов. В конце концов, ведь меня пригласили, а как сказала Эни – это путь избранных.

Кстати, об Эни: я пыталась с ней пересечься и поговорить о том, почему она обиделась, но в комнате ее не было. Да и в холле тоже. Не знаю, куда она делась, но мне показалось, это было как-то связано с нашим разговором в столовой.

Иду себе, уже вижу цель в районе досягаемости, как вдруг ставлю ногу на пол, она меня подводит, едет в сторону и…

Я даже не поняла, что происходит, просто в какой-то момент что-то пошло не по стандартному сценарию.

– Осторожней, пол! – Воскликнул кто-то и подхватил меня за миллисекунду до того, как я шлепнулась на мраморный пол.

То, что было скользко, я заметила только сейчас, когда чуть не растянулась. Это же, если бы меня не подхватили, я бы точно себе шею сломала! Да, похоже, мое волнение превысило дозу допустимого, и я перестала обращать внимание на то, что меня окружало. А надо было.

Только в этот момент я вдруг вспомнила, что меня кто-то спас и уставилась на него. Ощущение было, словно его здесь не было. Стало стыдно, но… когда я его узнала, я еще больше удивилась.

– Рин? – Удивленно хлопала глазами я. – Ты… спас… спасибо.

Вспомнив, кто такой Рин и как он «любит» кому-то помогать, я даже испугалась, что он сейчас бросит меня на пол и пойдет по своим делам.

Но он не бросил. Читай книги на Книгочей.нет. Подписывайся на страничку в VK. На самом деле что-то в нем все-таки изменилось. Он выглядел немного уставшим, и из-за этого он словно снял свои щиты ненависти и высокомерия. Просто не было сил их выставлять.

Это было странно видеть его таким… человечным, а не напыщенным и претенциозным.

– Осторожней, – помог мне выпрямиться он.

Его голос звучал нейтрально, не было в нем раздражения, просто обычный себе голос. Это было странно, учитывая тот факт, что я привыкла видеть его другим.

Рин вернулся к мытью полов, что было вполне ожидаемо, ему тут весь вечер со шваброй по этажам танцевать, а я все стояла и не знала, что сказать. «Спасибо» уже было, но мне почему-то хотелось сказать что-то еще. Наверное, это волнение и угроза моей безопасности, но сказала я что-то невпопад.

– Отлично помыл, – похвалила я, а потом задумалась над своими словами и покраснела.

Ход на миллион. Так, запомнить на будущее: сначала думать, потом говорить.

На какой-то момент мне показалось, что сейчас Рин как развернется, как даст мне шваброй по голове. Я даже на всякий случай чуть-чуть отступила на пару шагов.

Но, как и мое неожиданное спасение, ответ Рина тоже был неожиданным.

– Спасибо, – так же спокойно ответил мне он.

Вот это уж точно меня дезориентировало. Я даже подумала, что это не Рин, а его брат-близнец. Или какое-нибудь примененное заклинание, но точно не мой одногруппник, которого я поверхностно знаю.

– Ты… изменился, – тихо сказала я, не рассчитывая, что меня услышат.

Но поскольку мы все еще находились в коридоре одни, а Рин полы намывал в двух шагах от меня, он меня естественно услышал.

– Все меняются, никто на месте не стоит, – безэмоционально бросил мне он, продолжая драить пол.

Это было… слишком знакомо, слишком узнаваемо. Я даже улыбнулась, не поверив его словам.

– Так ты больше не злишься на профессора Шана? – Осторожно поинтересовалась я.

– Шутишь что ли?! – Разозлился тут же Рин, резко выпрямившись. – Моя фотка все еще висит на доске позора! И мыть мне полы теперь неизвестно сколько.

На последней фразе он выдохся и сник. Это было очень странно, но очень знакомо.

Рин постоял еще пару секунд, затем шмыгнул носом, почесал лоб тыльной стороной ладони и уже вернулся к мытью полов. Не знаю почему, но мне захотелось сказать ему о том, о чем я подумала.

– Ты очень похож на моего брата.

Рин тут же насупился, нахмурился и с вызовом потребовал:

– А кто твой брат?

– Уинстон Бэлл, – просто ответила я.

– А. – Расслабился тут же он, как будто, если бы я сравнила его с каким-нибудь просто братом, о котором никто ничего не знал, он бы точно мне шваброй заехал. Да, Уинса в магическом мире знали почти все. – Тогда ладно.

Это было поразительно, но я помню Уинса в то время, когда он учился в Академии. Он возвращался домой на каникулы, и я видела в нем то, что видела сейчас в Рине. Даже забавно.

– Когда Уинс учился здесь, его тоже часто заставляли мыть полы, профессор Шан, кстати говоря. Кто знает, может быть, тебе уготована такая же судьба, как и ему?

– Навряд ли, – фыркнул Рин. – Я, лично, задерживаться на достигнутом не собираюсь. Я буду лучшим! Во всем! Без вариантов.

– Спорить с таким заявлением довольно сложно, – заметила я. – Поэтому я не стану.

– И правильно, – кашлянул Рин.

– Ладно, я пойду. Еще раз спасибо, что спас.

– Ага, – буркнул Рин. – Поосторожнее. А то меня потом обвинят во всем.

– Не волнуйся, я свалю все на каблуки, – пообещала я.

Рин глянул на меня все еще без единого намека на эмоции. Но в случае с ним это сравни проявлению снисхождения. С его стороны и этого много, я решила судьбу не испытывать и поторопилась в зал.

Да, похоже, профессор Шан знал, как выбить из этого парня всю спесь. Рин устал, и у него больше нет сил, чтобы поддерживать свой статус. Я понимаю, что судить о других не вправе, ведь никто не идеален, и никто не может диктовать другим, как правильно жить и уж тем более навязывать свои моральные принципы.

Но, если совсем честно, даже несмотря на поведение Рина, мне он всегда казался хорошим парнем. Это опять же мое внутреннее чутье, наверное, мне подсказывает. Не знаю, почему он себя так вел, но сейчас, в условиях, в которые он сам себя поставил, он все же не менялся. Он становился самим собой.

Итак, зал.

Когда я зашла внутрь, там уже было полно студентов. Естественно, первокурсников среди них было чуть. Оно и понятно, клуб-то не для новичков. Это просто нам с Каем так повезло. Мне так вообще из-за белой маны, так что ничего удивительного.

Фрэя, Эсти и Китти тоже были в зале. Стулья убрали, расставив их вдоль стен, освободив тем самым место для посвящения. Через окна можно было наблюдать за потрясающим закатом. По всему залу горели свечи, что на фоне заходящего солнца выглядело как-то мистически.

Я прошла немного вперед и оглядела толпу, рассчитывая увидеть Кая. Но его пока не было. Что ж, подождем его и… самого посвящения.

– Аврора! – Заметила меня Фрэя. Она была в роскошном сиреневом платье в пол, которое подчеркивало ее идеальную фигуру. Ее волосы были собраны в изящную прическу. – Привет. Как ты?

– Привет, – улыбнулась я, – все хорошо. Надеюсь, я не опоздала?

Вопрос был не в тему, конечно, но я же все еще нервничала, оттого механизм «думаю-говорю» пока еще работал не очень хорошо.

– Нет, конечно, – улыбнулась Фрэя.

Мне кажется, она все понимала лучше других. Что не удивительно, ведь для нее это не первое посвящение.

К нам подошла симпатичная девушка с длинными светлыми волосами и обратилась к Фрэе:

– Свечей должно хватить на вечер, – сообщила она.

– Хорошо, – кивнула Фрэя, а затем снова посмотрела на меня: – познакомься, это Аврора. Аврора, это Мелинда.

– Очень приятно, – улыбнулась я.

Мелинда тоже мне улыбнулась и показалась мне доброжелательной девушкой.

– Скоро мы начнем, – подошла к нам и Китти. – Осталось десять минут.

Китти была в коротком, темно-синем платье. Ее волосы струились волнами по спине и плечам. Мне показалось, она тоже нервничала, только почему?

– Все хорошо, Китти, – взяла ее за руку Фрэя. – Ты справишься.

Китти почему-то напряглась и сделала глубокий вздох, медленно выдыхая притворную, но все же беззаботную улыбку.

– Спасибо, – поблагодарила она Фрэю.

– Мы подождем еще некоторое время, потому что еще не все пришли, – обратилась ко мне Фрэя. – Отдыхай, Рори.

Девушки улыбнулись мне и ушли. Со мной осталась только Мелинда.

– Как тебе клуб? – Поинтересовалась она.

– Замечательно, – даже не знала, что и ответить на это.

Пока я вижу только девушек и парней, которые просто ходят по залу, общаются друг с другом и все это действие совсем не отличается от какой-нибудь вечеринки. Все нарядные, улыбчивые, но никакой магии.

– Не переживай, – поддержала Мелинда. – Я тоже нервничала, когда вступала. Точнее мы вступали с подругой, но… это волнительно. Все будет хорошо, девочки…

– Мелинда! – Прорезал приятную тишину настойчивый голос Эсти. – Я же сказала, никакой лаванды в ароматических свечах!

Эсти сейчас стояла на сцене в белом платье, обрамленном золотыми лентами. Выглядело красиво и в очередной раз подчеркивало, кто считает себя главным. Кричала она, конечно, не очень-то приятно.

Мелинда покраснела и вздохнула.

– Прости, Эсти, – извинилась Мелинда. – Я, наверное, забыла…

– Ты забыла?! – Вскричала, словно полицейская сирена, Эсти. – А мне есть дело до твоих оправданий?!

– Так, Эсти! – Одернула ее Фрэя. Эсти сразу же скривилась, но замолчала. – Повежливее, хорошо? Сегодня у нас новички, хотелось бы, чтобы они остались на посвящение, а не выбежали отсюда с воплями.

– Я не виновата в чьей-то ошибке, – уже более спокойно, но все же надменно буркнула Эсти, как будто это ее тут обидели.

Мелинда тяжело вздохнула.

– Все в порядке, Фрэя, – заверила она, притворно улыбнувшись. – Это была моя ошибка. Я должна была все сделать правильно.

– Вот именно, – фыркнула Эсти уже тише.

Мелинда взглянула на меня.

– Отдыхай, – помахала она мне, подарив беглую улыбку, а затем быстро убежала.

Я проследила за Фрэей – она явно была недовольна поведением Эсти. Последняя лишь проверила свой маникюр и отправилась к высокому креслу, которое стояло на сцене. Усевшись в него, Эсти устроилась в нем, как на троне, и стала оглядывать всех участников клуба, словно своих верноподданных.

Да, ну и начало. Я, конечно, понимала, что Эсти действительно происходит из древнего рода королей, но это уже слишком. Бедная Мелинда, настроение ей испортили, это не то слово. Да и мне стало не по себе от этой сцены.

В общем, я отошла немного в сторону и стала осматривать присутствующих. Многих я видела в столовой, с кем-то просто пересекалась в аудиториях или коридорах, но, в основном, ни один из студентов не был мне знаком.

К счастью, словно услышав мои мысли, мне на помощь подоспел Кай. Дверь шумно распахнулась, и он проследовал внутрь, принявшись оглядываться в поисках знакомого лица.

Как и обещал, он надел черные брюки и белую рубашку. Выглядел торжественно, впрочем, как и все здесь присутствующие. Галстук ему явно шел, а еще прибавлял статуса и возраста.

По привычке спрятав руки в карманах брюк, Кай прошелся немного вперед, а затем наконец-то заметил меня.

– И снова привет, – подошел он ко мне. – Выглядишь… – он бегло осмотрел мой наряд, – супер.

– Спасибо, ты тоже.

– Я не опоздал? – Уточнил он.

– Нет, но я сама пришла чуть раньше тебя.

– А, я задержался там, встретил Рина, мы поболтали.

– Забавно, что именно с ним, – хмыкнула я.

– Почему? – Не понял Кай.

– Учитывая ваш разговор у доски позора… Кстати: а чего он тогда от нас-то хотел? Я так и не поняла, что это такое невидимое было.

– А, – Кай улыбнулся, – понимаешь, профессор Шан, или, я не знаю, кто, отвечает за наказания, сделал любопытную вещь: видимо они знали, что Рин не пойдет мыть полы добровольно, вот и приставили к нему что-то вроде будильника в виде маленького жужжащего создания, все время твердящего одно и тоже до тех пор, пока объект не выполнит то, что нужно.

– Забавно, правда?

– Да, они довольно смешные, – кивнул Кай.

– Нет, я имею в виду то, что Рин изменился.

– Да! – Подтвердил Кай. – Он вообще-то оказался не так уж плох. То есть для Рина это не плохо.

Я улыбнулась.

– Но это хорошо.

– Может быть, – хмыкнул Кай. – Ну, как ты? Волнуешься?

– Не спрашивай, – после его слов мой желудок как будто кто-то прокатил на каруселях отдельно от меня. – А ты?

– Я? Да чего тут волноваться? Это же посвящение, а не проверка способностей, так? – В его словах был смысл. – Кстати, ты ведь уточняла у своих подруг, правда, ведь не будет никаких проверок, да?

– Я не знаю, – пожала плечами я. – Но, думаю, что может страшного случиться? Если выгонят, всегда же есть клуб красного дракона, где нас научат делать фонарики?

– В принципе да, да и дракона я всегда хотел, – заметил Кай. – Но нам это не грозит. Все пройдет нормально.

Дверь в зал снова распахнулась, и к нам присоединился неожиданный гость. Все тут же замерли и замолчали. Это было действительно удивительно, просто к этому явно были не готовы. Хотя вполне предсказуемо, с другой стороны.

На сегодняшнем посвящении появилась сама Джозабэль Бэйн. Она сегодня была в длинном черном кружевном платье, ее длинные темно-каштановые волосы были слегка подкручены. Понимаю, очень плохо так думать, но – как она их накручивала без зрения? Неужели то, как она видит, помогает ей даже в таких делах?

Ой, о чем я только думаю?

– Друзья! – Обратилась к залу Фрэя. Похоже, все ждали именно Джозабэль. Она, кстати пришла за минуту до начала. Отчасти ее можно понять: она вообще ни с кем не общалась, а стоять и ждать начала в углу в гордом одиночестве не самое приятное занятие. – Прошу всех занять свои места! Новички, пожалуйста, подойдите ближе к сцене и встаньте так, чтобы друг другу не мешать. Все остальные – вы знаете что делать.

Все новенькие, включая меня, Кая и Джозабэль, отправились к сцене. Нас оказалось не так много, всего лишь пять человек. Как я и предполагала, первокурсников среди них не было. Только мы с Каем. Джозабэль не в счет, ведь она поступила сразу на второй курс.

Как и просила Фрэя, мы подошли ближе к сцене и встали в более или менее ровную линию.

Остальные участники клуба прошлись по залу и окружили нас ровным полукругом. Фрэя, Эсти и Китти остались стоять на сцене. Мелинда, которая по приказу Эсти бегала менять свечи, только сейчас вернулась к нам и поторопилась занять место среди тех, кто окружал нас в зале. Эсти проводила ее недовольным взглядом, но, к счастью, промолчала.

– Сегодня – заговорила Фрэя, – один из самых важных дней нашего собрания. Во-первых, после лета мы впервые собрались здесь все вместе. Во-вторых, и в самых главных, мы рады приветствовать новых участников нашего сообщества высшей магии и принять их в свои ряды.

Фрэя подошла к краю сцены.

– Но сначала давайте воздадим почести нашей главной и единственной наставнице, благодаря которой наша магия возможна.

Фрэя и все участники клуба подняли ладони вверх и сложили их так, как будто держали невидимые глазу чаши.

– Мы благодарим эфиры моря, мощь океанов, жаркое дыхание раскаленной лавы, и жизнь, которую они зарождают.

Пока Фрэя говорила, в ее руках начинали появляться маленькие разноцветные искры. Они появлялись, словно вода в фонтане, начиная кружиться и излучать собой свет. Выглядело очень красиво.

– Сегодня, в этот день, мы приклоняем голову перед матерью-природой, даровавшей всем нам жизнь и магию.

Огоньки в ее руках, как и у остальных участников, стали быстро закручиваться в спираль. Некоторое время искорки стремились вверх, а потом стали образовывать собой символ в виде двух знаков бесконечности, перекрещенных в центре.

– Жизненный круг продолжается вечно. Мы призваны на службу Света для того, чтобы отпраздновать жизнь и смерть, зарождение и увядание, начало и конец. Мы преподносим наши дары тебе, мать-Природа, ибо мы не вечны, но вечна ты.

После этих слов Фрэя выпустила свой символ в воздух, словно птицу, за ней повторили и все остальные. Все символы собрались под самым потолком прямо над нами. Соприкасаясь друг с другом, символы словно поглощали друг друга. Через пару мгновений стало ясно, что они сливались воедино, чтобы образовать тот же символ двух перекрещенных знаков бесконечности, только в несколько раз больший по размерам.

Когда главный символ поглотил остальные, он залился ярким золотистым светом, образовав собой неделимое целое.

– А теперь, мы перейдем к самому главному сегодняшним вечером, – снова заговорила Фрэя. – А именно к посвящению. Вы должны знать, что, присоединяясь к нам, вы приносите клятву быть едиными со всеми участниками нашего клуба. Это значит, что вы никогда не откажете в помощи никому из нас. Естественно, то же самое обещание дали все мы, а значит, вы всегда сможете обратиться за помощью к любому из нас.

– Но, в первую очередь, вам нужно будет запомнить наше основное правило: следовать за лидером. Вы не должны разглашать подробности того, что мы обсуждаем на собраниях. Все наши встречи носят сугубо приватный характер. Помните, мы избрали каждого из вас, потому что вместе с нами вы можете прийти к величию. Но только, если секреты не станут достоянием общественности.

– А теперь, прошу каждого из вас создать такой же символ, что над вашими головами, – попросила Фрэя.

Все новички принялись воспроизводить символ.

– Я знал, что придется колдовать, – шепнул мне на ухо Кай.

Я нервно улыбнулась.

Да уж, отлично. Спокойно, вспомнить уроки Лилиан и просто визуализировать. Сделав глубокий вздох, я принялась колдовать. Да, выходило не очень. Получилось не так быстро, как у остальных, но все же я справилась. К счастью, не последняя, а то не хотелось привлекать к себе внимание. Хотя моя белая мана светилась в сумерках зала ну очень ярко.

Внезапно кто-то ахнул, а я испугалась, что мой символ получился плохо. Присмотревшись, я убедилась, что все в порядке и даже глянула в сторону тех, кто был удивлен. Да, они смотрели на новичков.

Но не на меня.

Обратившись за помощью к Каю, я вдруг увидела, что и он сейчас смотрит куда-то вправо. И когда я поняла, на что он смотрит, я догадалась, почему все удивились.

Дело было в Джозабэль. Помимо ее темных волос, черных одеяний, у нее так же была особенная мана.

Черная мана.

Вот это было неожиданно! Это было не похоже на всем уже известные виды ман. Черная мана струилась и сгущалась, словно самый крепкий черный кофе. В какой-то момент линии отливали бархатом, в некоторых местах образовывали собой тень. Да, такое не каждый день увидишь.

– Каждый из вас будет являться частью общего круга, – тем не менее, спокойствие все еще сохраняла Фрэя. Когда я глянула в их сторону, я сразу поняла, что они о Джозабэль знали заранее. – Каждый из вас будет носить частичку нашей магии. Прошу, выпустите символ неразрывного цикла природы к нашему общему.

Все послушно сделали то, о чем просила Фрэя и наши символы тоже поплыли вверх, присоединившись к знаку, зависшему под самым потолком.

– Вместе с великим даром матери-Природы, мы вручаем вам частичку нашей маны, которая поможет вам призвать нас в случае любой нужды. Прошу, примите этот дар от нас.

Фрэя воздала руки к потолку и создала какое-то заклинание, которое я не успела заметить, потому что оно почти молниеносно выстрелило в символ и тот, словно бесшумный воздушный шарик, лопнул, осыпая нас маленькими огоньками.

Это были не просто россыпь искр, все они стремились в определенное место. На ключице каждого участника вдруг вспыхнул маленький огонек, который собой наполняли осыпающиеся с потолка искры.

То же самое происходило и со мной, и с остальными новичками. Участники клуба вдруг заговорили на неизвестном мне языке, принявшись нашептывать, я так понимаю, какие-то заклинания.

Спустя несколько мгновений концентрировавшийся свет на моей ключице стал вполне осязаемым и упал почти горячим полым кулоном в форме овала. Вокруг моей шеи образовалась тонкая нить. То же самое произошло и со всеми остальными.

Разница между новичками и участниками была в том, что у тех, кто уже состоял в клубе «Магистре» такие кулоны уже были. На данный момент они просто впитывали в себя искры маны новых участников.

– Теперь вы все полноправные участники нашего сообщества, – произнесла Фрэя. – Добро пожаловать!

– Добро пожаловать! – Отозвались все участники клуба, приветствуя нас.

А затем они выпустили по одному залпу разноцветных салютов. Те рассыпались в воздухе под самым потолком, расцветая, словно бутоны необыкновенных цветов.

– А теперь приступим к празднованию! – Улыбнулась Фрэя, когда погасли последние огоньки.

Посвящение в клуб «Магистре» официально состоялось.

Глава 19

Несмотря на все мое волнение, все прошло хорошо. Скажу больше – идеально. Мне очень понравилось. Магия, единение, кулон. Это было приятное ощущение осознавать, что ты являешься частью чего-то большого, того что существовало задолго до тебя и будет существовать еще много лет после. Теперь я, конечно же, успокоилась и была очень рада, что вступила в клуб.

Интересно, а как проходило посвящение в других клубах? Как кто-то шептался на праздновании после, только в клубе «Магистре» ты становишься не просто участником, а частью истории.

А о последнем уже рассказывала Фрэя. Оказалось, что многие известные маги прошлых лет, так и современности, при обучении в Академии магии были участниками клуба «Магистре». На самом деле даже после окончания Академии эта связь не разрушалась. По умолчанию правила клуба действовали и за пределами Академии.

Это было приятно.

Конечно, я видела, как Уинс колдует, да и некоторые ритуалы зачарования магических предметов казались мне впечатляющими. Однако ничто не могло сравниться с посвящением. В этом было что-то глобальное, что-то действительно связанное с природой. Я, как элементалист, это чувствую очень тонко.

– Как тебе вчерашний вечер? – С ходу спросил меня Кай, как только радостный прибежал в столовую за завтраком.

– Шикарно! – Ответила я. – Тебе?

– Мне тоже понравилось! – Закивал он. – Настоящая магия! Не то, что наши занятия.

– Да! – Он как будто читал мои мысли. – Именно! Так не хватает практики, правда?

– Не то слово! Хочется уже что-нибудь… создать… магическое. А у нас только какие-то азы. То есть, наверное, это правильно, мы, в конце концов, тут неделю учимся только, было бы странно, если бы уже умели все на свете. Ты поела?

Кай прибежал в столовую поздно, его можно было понять, выходной. Просто мне что-то не спалось.

– Да, – подтвердила я. – А ты не будешь?

– Нет, я не могу думать сейчас о еде! – Воскликнул радостный Кай. – Пойдем, пройдемся? – Предложил он.

– Идем, – согласилась я и поднялась из-за стола.

Погода сегодня была совсем не располагающей к прогулкам. Дул сильный ветер, похолодало. Небо было затянуто тучами и лишь изредка теплые лучи пробивающегося солнца едва ли согревали замерзавших студентов.

Поэтому мы с Каем решили побродить по учебному корпусу. В конце концов, мы его так и не изучили, как следует. К тому же внутри было намного теплее. Студентов не было, все в основном сидели в общежитиях или еще пока не проснулись.

– Мне вот интересно: – продолжал наш разговор Кай, – если мы еще зеленые первокурсники, это же не значит, что нас ничему не будут учить, правильно? В смысле в клубе.

– Я не знаю, – пожала плечами я. – Думаю, у тебя проблем точно не возникнет. Но, если кто-нибудь попросит меня нарисовать заклинание маной, думаю, я вылечу из клуба с позором.

– Да ладно тебе, – хмыкнул Кай. – Профессор Ливанталь же говорила, что это очень сложно.

– Но ты можешь, – напомнила я, вспоминая то, что Кай сотворил в лесу.

– Да, могу, но это была не мана, а визуализация, – согласился он и быстро огляделся по сторонам на всякий случай. Вокруг, по-прежнему, никого не было, – зато ты можешь создать ураганный ветер, не забыла?

– Нет, – хмыкнула я. – Но я этим похвастаться не могу.

– Кстати говоря, я все время хотел спросить: а что это за секрет такой? В смысле, я знаю, что элементалисты вроде как редкость в магическом мире. Но разве у тебя возникнут проблемы, если все будут об этом знать? То есть ты и так уже со своей белой маной знаменита.

– Это не совсем скромность, – пояснила я. – Дело в том… – я тоже огляделась на всякий случай, когда мы поднимались по лестнице на очередной этаж, – элементалистам не разрешено использовать магию. Имеется в виду, ману и заклинания.

– Почему? – Удивился Кай.

– Потому что считается, что элементалисты и так сами по себе очень сильны. То есть, ты видел, что это значит. Поэтому, как считает магический Совет и все остальные, элементалист должен радоваться тому, что уже есть и не лезть в магию.

– Рори, – остановил меня Кай, – ты только не обижайся, но можно я задам тебе один вопрос?

– Эм… ладно, – засомневалась я.

Меня уже немножко напрягло такое начало.

– Если ты, и правда, так сильна, то есть я видел, насколько ты сильна! Правда, было супер! Зачем тебе магия? Ты и так кого хочешь на другой конец света отправишь, – хмыкнул он напоследок.

– Понимаешь, мой брат, Уинс, он очень часто сталкивался с демонами. Он очень силен, правда. И побеждал всех, и колдунов, и злых духов, любого, кто когда-нибудь нападал на него или на меня. И до какого-то момента я не хотела заниматься магией вообще. Уинс всегда видел во мне преемницу, но я не хотела жить, так как он. Не хотела, чтобы за мной охотились демоны, и куда бы я ни шла, они везде были рядом.

– Но что-то изменилось, так ведь? – Догадался Кай.

– Да, – подтвердила я. – Видишь ли, элементалистами становятся сразу. Говорят, что при рождении их приветствует сама стихия, к которой у них предрасположенность. Но я родилась совершенно обычным ребенком, у меня не было предрасположенности к стихиям.

– И как же случилось, что ты их получила? – Внимательно наблюдал за мной Кай.

– Я не знаю. Честно. Но два года назад произошло событие, которое заставило меня пересмотреть приоритеты.

– Ты увидела, как действительно крут был твой брат? – Ухмыльнулся Кай.

– Нет, – мотнула головой я. – Я умерла.

Лицо у Кая вытянулось, он нервно сглотнул и кашлянул.

– Прости, – тут же поспешил извиниться он. – Я не знал.

– Ничего, – улыбнулась я. – Это не самое приятное воспоминание. Но, видишь ли, в тот день я впервые почувствовала себя по-настоящему слабой и незащищенной. Уинс, как обычно, встретил демона. Им управлял один маг, и он был умнее других. Он использовал сонный порошок на моего брата и тот уснул.

– И тогда мне пришлось столкнуться с врагами брата лицом к лицу. Но из-за того, что я старательно избегала магии и всячески пыталась исключить ее из своей жизни, я не была к этому готова.

– И… что он сделал? – Осторожно спросил Кай.

– Это было жалкое зрелище. Даже для меня. Я, конечно, не колдовала, но, если возникала какая-нибудь критическая ситуация, могла помочь Уинсу. Но в тот момент этот маг, он просто вышиб меня из тела как от нечего делать. Без особых церемоний, без каких-либо особых заклинаний. Просто избавился от мошки, которая, по сути, и не мешалась, просто попалась под руку. Это было так унизительно. Это раздавило меня.

– Сейчас бы тот урод так просто бы не отделался, – заметил Кай.

– Спасибо, конечно, – хмыкнула я. – Но кроме того, что у меня белая мана и я могу создавать смерчи, у меня особых знаний и навыков нет. Да и к тому же тогда я и элементалистом не была.

– Но мы здесь как раз для того, чтобы всему научиться, – осторожно напомнил Кай.

Я улыбнулась и сделала глубокий вздох. Наверное, я никогда не смогу по-настоящему пережить то событие и возвращаться к тем воспоминаниям спокойно.

– Я не знаю, что тогда произошло, – призналась я. – То есть, я помню, как сделала последний вздох, как падала на пол, как оказалась в невероятно прекрасном месте. Но как Уинс вытащил меня, как он вернул меня к жизни, этого я понять не могу до сих пор.

– Помню только, как я очнулась, и первое, что сказала: «Я научусь магии». Тогда, на той стороне, я впервые почувствовала ветер, я позволила ему управлять мною, почувствовать полет. Это было прекрасно. Но в какой-то момент я поняла, что надо возвращаться. И с тех самых пор я стала элементалистом.

– Но даже, несмотря на то, насколько мои способности могут быть великими и мощными, это не спасает от демонов и заклинаний. Поэтому сегодня я здесь. Уинс прав, он делает хорошее дело. Но он один. То есть, понятно, что таких, как он, по всему миру достаточно. Но он мой брат, я не могу оставить его одного.

Кай долго молчал, обдумывая все, что я ему сейчас рассказала. Да, не самые приятные воспоминания, сказать тут почти нечего. Мне казалось, какое-то время Кай подготавливал вопросы, на которые хотел получить ответы. Но, когда он заговорил, оказалось, что это не совсем так.

– Мой дядя был черным магом, но я об этом долгое время не знал, – вдруг заговорил Кай. – Я часто гостил у него летом. Я помню этот милый летний домик, я всегда так любил приезжать туда в конце мая. Мой дядя был добрым, заботливым, очень любил меня. Так часто показывал мне свою невероятную коллекцию бабочек.

– Но я даже не подозревал, что в этих прекрасных бабочках хранятся души невинных людей, которых он убивал ради призывания демонов и управлениями ими. Он обменивал души на силу, знания, подчинение. Он был жестоким.

Кай внезапно заглянул мне в глаза.

– Я не говорил этого, но я считаю, что моя красная мана в какой-то степени это часть его опыта.

– Но мана не передается по воздуху, – заметила я.

– Верно, – подтвердил Кай. – Обещай мне, что в этот раз не испугаешься. Пожалуйста.

Я промолчала.

– Последнее лето с ним было в прошлом году. Я так старательно избегал всего, что было связано с черной магией, я не знал, и не хотел знать. Но дядя думал иначе. Он хотел передать мне этот опыт. Он любил меня почти, как своего сына, которого у него никогда не было. И он начал учить меня. Черным, темным заклинаниям. Поверх обычных, ничем особо не примечательных.

– Меня это привлекало. Он как будто давал мне понять, что, если я буду учиться обычной магии, я никогда не получу того удовольствия, какое можно получить, изучая черную магию. И я изучал ее. Ровно до тех пор, пока он не рассказал мне обо всех тех душах, заключенных в мертвых бабочках.

– Я помню тот день, когда он показал мне всю силу этих душ, когда рассказал, как с их помощью можно торговаться с демонами. Я пришел в шок, когда внезапно увидел, что мой дядя вовсе не добрый маг. Он – чистое зло. И его мана, словно кровь, лилась из его рук, создавая ужасные вещи.

– Я был очень напуган, но как бы я не любил дядю, мои родители всегда верили в меня, и они показали мне, на что способна белая магия. Я всегда знал, что хочу быть белым магом, самым великим, защищающим невинных людей, спасающих их от демонов.

– Именно поэтому я должен был сделать это.

Он замолчал, наверное, потому что мои брови полезли вверх, когда я стала догадываться, что именно имел в виду Кай.

– Я не хотел этого, – признался Кай и подошел к окну, стараясь избегать смотреть на меня. – Я просто хотел остановить его. Я не умел ничего. Кроме его темных заклинаний. Но я не стал их использовать, я предпочел избежать магии. Я просто хотел его остановить, образумить. Но он…

Кай помолчал несколько секунд.

– Он не захотел меняться. Он сказал мне, что, если я не пойду по его стопам, не выберу путь Тьмы, тогда он убьет меня, потому что только темная сторона сделает меня великим. Свет меня погубит. Так он говорил, – бегло глянул мне в глаза Кай, как будто проверяя, не пришла ли я уже в дикий ужас. – Но я все-таки не согласился с этим. И тогда он попытался меня убить.

Кай сделал глубокий, тяжелый вздох.

– Это… было страшно, знаешь? – Он невесело улыбнулся. – Когда твой родной дядя пытается тебя убить. Я… не знал, что делать. Не знал, как мне убедить его в том, что он не прав.

– Все случилось так быстро. Я не помню, как именно это произошло, но… я вдруг увидел кровь на полу, а потом мой дядя застыл. Он смотрел на меня так… с таким упреком, ненавистью, как будто бы сам не готов был сделать это со мной.

– Я так испугался. Я хотел его спасти. Но за несколько секунд до смерти, дядя вдруг крепко сжал мою руку и не отпускал меня, пока не сказал то, что я бы не хотел никогда услышать. Он улыбнулся мне, так же искренне, как и всегда до этого, когда он был моим любимым дядей, только с той разницей, что теперь он был плохим. И он сказал мне: «Я горжусь тобой».

Кай отвернулся и поморщился. Ему было неприятно даже вспоминать это, представляю, каково ему было все это пережить.

Я подошла к нему поближе и положила руку ему на плечо. Он очень долго приходил в себя, прежде чем все-таки вернулся ко мне и разумом и чувствами. Как-то теперь моя история не кажется мне такой уж ужасной.

– С тех самых пор, – стал тише говорить Кай, – у меня и появилась красная мана. С тех самых пор, как я впервые в жизни убил человека. Своего дядю.

– Но это не твоя вина, – тихо заметила я.

– Правда? – Он нахмурился.

– Ты просто защищался, если бы он не пытался тебя убить, ты бы не сделал этого. К тому же ты предлагал ему другой путь, но он его не выбрал.

– Да, – выдохнул Кай. – Мне то же самое говорили мои родители. Но, думаешь, это легко нести такой груз?

– Конечно, нет, – согласилась я.

– И после его таких «теплых» слов, в мой первый день учебы, огненные воины заявляют мне, что я их антихрист и поведу их к Тьме, – он хмыкнул и тяжело вздохнул.

Да уж, малоприятное событие. Теперь я понимаю, насколько для него было важно это событие. Как бы он не старался не придавать этому значения, невозможно просто игнорировать такие вещи. Особенно после того, что с ним оказывается, произошло.

Теперь становится понятно, почему об обучении магии до Академии Кай так неохотно разговаривал.

– Кай, – позвала я и не продолжила, пока он не посмотрел мне в глаза, – я уже говорила тебе это и скажу тебе еще раз: да, у тебя есть красная мана, никто не спорит. Но в тебе так же есть и синяя мана. Это твой выбор, который ты делаешь сам. Ни дядя, ни огненные воины, только ты сам.

– Если это так, почему они продолжают видеть во мне только зло?

– Потому что они не знают тебя так, как я, – улыбнулась я.

Кай тоже изобразил на лице натянутую улыбку.

– Мои родители говорили мне, что я должен сюда приехать, особенно после всего, что случилось. Но я не хотел, думал, это будет лишним, не обязательным. То есть, вряд ли мне что-то здесь поможет.

Он поднял голову и посмотрел мне в глаза.

– Пока я не встретил тебя, – теперь его улыбка показалась мне по-настоящему искренней.

– Я верю, что ты будешь тем, кем захочешь быть, и никто не повлияет на твой выбор. Потому что ты достаточно силен, чтобы разделять внутри себя на две части две сильнейшие маны. И это не делает тебя слабее, только сильнее. Это доказывает, что тебя взяли в клуб не потому, что когда-нибудь, может быть, если демоны вдруг решат переметнуться на сторону Света, ты станешь Принцем тьмы.

Кай ухмыльнулся.

– Ты… – он осторожно взял меня за руку, – поддерживаешь меня. Это важно, очень. Для меня. Ты спасаешь меня от темных мыслей, Аврора. Каждый раз, когда я заплываю слишком далеко в своих возможных предположениях о том, кем я буду, кем я стану, ты говоришь мне, что в этом нет ничего страшного. И как ни странно, – он улыбнулся, – я тебе верю.

– Что значит, «как ни странно»? – Фыркнула я. – Вообще-то я бываю очень убедительной, – закивала я.

Кай посмеялся. Наконец-то, а то я боялась, что настроение он испортил на весь день.

– Я знаю, это круто, что все зовут меня Принцем и прочее, – заметил Кай. – Но… на всякий случай, я хочу попросить тебя об услуге.

– Какой? – Беззаботно спросила я.

– Только не злись, ладно? – Попросил он.

– Каждый раз, когда ты это говоришь, я начинаю бояться страшных историй, – призналась я.

– Ну… – он почесал затылок, – это не совсем страшная история, просто просьба.

– Какая?

– Если… – он говорил осторожно и подбирал слова, глубоко внутри я начинала подозревать почему, – я когда-нибудь все-таки стану Принцем тьмы, я прошу тебя, обещай мне, что убьешь меня.

– Кай! – Я резко одернула руку. – Нет!

– Пожалуйста, Аврора! – Он и шагнул ко мне ближе. – Я не хочу этого. Я могу причинить людям боль. Я могу причинить боль и тебе. Я не хочу быть злым. Лучше смерть.

– Ты не веришь мне? – Спросила я.

– Почему?

– Потому что просишь об этом.

– Это на всякий случай, – заметил Кай. – Чего тебе бояться, если я все равно буду хорошим?

Он улыбнулся. Хитрец.

– Я не могу этого обещать, – покачала головой я. – То есть я знаю, что ты никогда не будешь плохим, но, … Кай, … даже если допустить страшную и совсем нереальную мысль о том, что ты когда-нибудь действительно станешь Принцем тьмы, я не могу даже представить, что убью тебя. Ты просишь не ту девчонку. Я с белой маной, помнишь? У меня мана Света, дня, она добрая, если я попытаюсь, … то есть, я все равно не смогу.

– Я покажу тебе одно заклинание.

– Ты что серьезно? – Нахмурилась я. – Нет, Кай, заканчивай! Я хочу, чтобы ты перестал об этом даже думать!

– А я хочу, чтобы ни одно пророчество не сбылось, – заметил Кай. – Пожалуйста, Рори, я прошу тебя. Мне так будет спокойнее.

– А мне?

– Ты убьешь зло, больше ничего.

– Я никогда не убью тебя, не проси.

– Но если у тебя не будет выбора?

– Зачем ты так?

– Я не хочу тебя обидеть, поверь. Поэтому и пытаюсь тебя защитить. Я просто покажу заклинание, ты запомнишь и все, хорошо?

– Нет.

– Да ладно, давай, – как будто мы тут в игры играем, спокойно продолжал настаивать Кай. – Просто запомни его.

– Ты меня не слышишь? Я не буду тебя убивать! Никогда и не при каких обстоятельствах я этого не сделаю. Если ты когда-нибудь станешь плохим, я найду способ это исправить, поверь мне. Но я никогда не сделаю ничего другого.

Кай снова замолчал. Он обдумывал мои слова так, как будто сам никогда не задумывался над этим. Вот и хорошо, пусть подумает, потому, что я хоть и тронута всеми его признаниями насчет его прошлого, но убивать – я на это не способна. Даже если не серьезно.

Наконец он улыбнулся мне.

– Ты сделаешь это для меня? – Спросил он.

– После всего, что я о тебе узнала, чем с тобой сама поделилась, ты, правда, все еще сомневаешься?

Он улыбнулся шире.

– Нет, теперь нет. Извини.

– Ладно уж, прощу. Но больше никогда не начинай разговор со слов «если я стану плохим, убей меня, ладно?», договорились?

– Тогда ты обещай мне, что выучишь заклинание?

– Кай…

– Это не потому, что потом ты им меня убьешь, это одно очень мощное, сильное заклинание. Ты же сама говорила, что хочешь стать сильнее, так ведь? Почему бы не использовать такую уникальную возможность?

Я вздохнула.

– Это черная магия?

– Нет, конечно, – покачал головой Кай. – Этому заклинанию меня научил мой отец. Оно очень полезно против магов. Оно способно замедлять их, тем самым замедляя и их магию. То есть, если в тебя кто-нибудь прицелится, и выстрелит заклинанием, ты запросто можешь использовать это заклинание против своего противника и выиграть ценные минуты, чтобы убежать, ясно?

– Профессор Кай, – ухмыльнулась я, – не считаете ли Вы, что мое откровение повлияло на Ваш урок?

– Дорогая Аврора, моя любимая ученица, – нарочито серьезно заговорил Кай, поправляя несуществующие очки на своей переносице, – вовсе это не так. Я просто хочу передать свой бесценный опыт своей бесценной ученице. Разве это так плохо?

– Может быть, ты хотя бы подождешь, пока я научусь создавать простейшие заклинания? – Предложила я.

– О, да оно совсем не сложное, – отмахнулся Кай, – смотри.

Если честно, я заметно расслабилась. После его истории, хоть я и заверяла его в том, что все хорошо, все-таки было немножко не по себе.

Нет, я вовсе не сомневаюсь в Кае, ведь совершенно очевидно, что он намного сильнее многих магов. Я действительно верю в то, что он станет великим. И даже тот факт, что ему сделали предсказание, а еще его дядя и его последние слова, совершенно не означает, что он обязательно выберет Тьму. Всегда все определяет выбор.

Кай приготовился колдовать, откашлялся зачем-то, хотя использовал в итоге визуализацию. На его ладони появились первые искры синей маны и…

Заклинание стало обретать форму, Кай уже было собрался объяснять мне, на какие особенности данного символа стоит обратить внимание, как вдруг с потолка Каю на голову что-то упало. Я испугалась и отпрыгнула в сторону, Кай тоже дернулся, забыв про заклинание, и схватился за голову, потому что это что-то стукнуло его по лбу.

– Черт возьми! – Выругался он. – Это что такое?

Я тоже не поняла, что произошло. Мы стоим посреди безлюдного коридора, никого нет, а тут… что-то падает нам на головы.

К счастью, Кая ударила всего лишь веревка с грузиком. Такие обычно свисают на чердачных лестницах, которые складываются для экономии места. Хм…

– Похоже, это лестница, – заметила я, осторожно подходя ближе.

Надеюсь, лестница на нас так же не вывалится?

– Нам не говорили об этом кабинете, – потер место удара Кай. – Что это?

– Может быть, это не кабинет? – Предположила я.

– Ладно, – все еще хмурый и обиженный, буркнул Кай. – Тогда заглянем?

– Давай, только осторожно.

– Хорошо, отойди подальше на всякий случай.

Кай подошел к веревке и потянул за нее. Как я и предполагала, это действительно была лестница. Но учитывая факт, что мы находились на последнем этаже, и единственное чердачное помещение являлось кабинетом заклинаний, было довольно странно найти еще одну чердачную комнату. Да и к тому же – что делает аудитории прямо посреди коридора?

– Так, вроде ничего не взрывается, – заключил Кай.

– Давай посмотрим что там? – Предложила я.

– Ты уверена? – Нахмурился Кай. – Мало ли? Эта… гадость мне двинула по лбу, кто знает, что может двинуть там?

– Да ладно тебе, – улыбнулась я, – похоже, это был магический замок. Я помню, Уинс такой использовал. Ты посветил своей маной, и он открылся. Это ловушка для людей. Чтобы они не смогли открыть дверь. Или, как в данном случае, спустить лестницу. Впрочем, если ты не знаешь, где именно использовать ману, то и магам это место не найти.

– Что ж, с этим все понятно, – нахмурился Кай, выглядя так, будто его кто-то обманул. – Не понятно, что это за место?

– Не знаю, но, думаю, стоит проверить, что там наверху.

Кай вздохнул и раздумывал с минуту, разглядывая найденную нами комнату.

– Ой, Рори, нехорошее у меня чувство на счет этой комнаты, – признался Кай. – Может, сходим к преподавателям?

– Можно. Но что ты им скажешь?

– Скажу, что тут неизвестная комната, – резонно ответил Кай.

– А если они о ней не знают?

– Придут, посмотрят.

– А если там ничего интересного?

– Так и хорошо!

– Да, профессора нам так и скажут, – закивала я. – Ладно, ты стой здесь и, если что-то случится, подстрахуешь, либо, в крайнем случае, позовешь кого-нибудь.

– Нет, лучше я пойду, – предложил Кай.

– Ты сильнее, если лестница начнет закрываться, ты сможешь ее удержать, – заметила я.

– Ты тоже, между прочим, – заметил Кай.

– Ничего подобного! Смерчем лестницу не удержишь.

Кай громко вздохнул.

– Ладно, только быстро, хорошо?

– Я пулей! – пообещала я и стала подниматься по лестнице наверх.

Ступени скрипели так, словно им было не меньше тысячи лет. Пока я поднималась, я боялась, что одна из них точно подо мной сломается, и я свалюсь вниз. Нет, это хорошо, что Кай меня страхует, но если я упаду на Кая, то пострадавших будет двое.

В общем, я залезла наверх и огляделась. В отличие от кабинета заклинаний, окон в помещении не было, поэтому вообще ничего было не разглядеть. На помощь мне пришел Кай.

– Давай посвечу! – Предложил он, и не успела я даже глянуть вниз, как мимо меня пронесся яркий всполох огня, замирая примерно под самым потолком необычной комнаты.

Почему необычной? Потому что как только я увидела, что здесь находится, мне стало немного не по себе. Комната была круглой, по всему периметру вдоль стен было расставлено множество столов, которые были заставлены доверху всякими склянками с зельями, ингредиентами для их приготовления, а также лежали десятки свитков и исписанных бумаг.

Но что больше всего меня насторожило в этой комнате, так это некоторые атрибуты, которые дополняли ее. Черепа, человеческие и звериные кости, умерщвленные трупики крыс и жаб.

– Какая гадость, – не сдержалась я.

– Что ты там видишь? – Интересовался Кай.

– Должна признать, лучше бы пошел ты, – заметила я.

– Да что?

Тут он уже не удержался и полез за мной следом. Когда он оказался наверху и огляделся, он, прежде всего, вздохнул.

– Что это за оккультный кружок? – Спросил он.

– Не знаю, но мне это место совсем не нравится, – призналась я.

– Тебе… – Кай решил пройтись по комнате, – не кажется это странным?

– Что? Черепа? Или мертвые животные и птицы?

– Нет, то, что Баргест внезапно выходит средь бела дня на охоту, а мы находим потайную комнату, напичканную атрибутами для черной магии.

– Черной магии?

– А ты думала, это филиал столовой? – Хмыкнул Кай.

– Нет, – улыбнулась я. – Просто… это несколько беспокоит, если кто-то, и правда, занимается черной магией.

– Знаешь, ребята рассказывали мне о девушке по имени Беата, – рассматривал с большим интересом банку с зеленой жидкостью Кай, внутри которой плавали чьи-то глаза. – В прошлом году она окончила второй курс, и в конце мая, как раз перед каникулами, ее поймали за темным колдовством.

– Ты думаешь, это ее тайная комната?

– Не знаю, – заметил Кай. – Но ее магия была настолько темной, что ее сразу же лишили маны и отправили на суд перед Советом.

– Жестоко, – заметила я.

– Такова цена за нарушение правил, – улыбнулся Кай. – Ведь в наших руках не просто сила, в наших руках жизни людей. Представь себе, если все маги возьмут и предпочтут уничтожить все человечество. У человечества просто не будет шансов. Поэтому это большая ответственность. А лучший способ контролировать тех, кто нарушает правила, лишать этой силы и возможности калечить других.

– С этим я согласна, – кивнула я. – Но… не думаю, что это место принадлежало Беате. По крайней мере, теперь оно принадлежит кому-то еще.

– Почему ты так решила? – Спросил Кай.

– Во-первых, Баргест, который внезапно активизировался, – вполне резонная причина так думать, – а во-вторых, как ты сам сказал, Беату исключили в мае. Сейчас сентябрь, а прикасался к этому столу кто-то совсем недавно.

Я указала Каю на четкие следы отпечатков пальцев. Он подошел поближе, чтобы получше их рассмотреть.

– Нужно что-то делать, – заключил он.

– Пару дней назад я подслушала разговор мисс Силбертон и миссис Ливанталь, они как раз говорили об этой Беате. Мисс Силбертон уехала куда-то, решать эту проблему.

– Да? – Глянул на меня Кай. – А она была в курсе этой комнаты?

– Думаю, если кто-нибудь был бы в курсе, этой комнаты уже давно бы не было, – заметила я.

– Вот именно.

– Что ты предлагаешь?

– Нужно о ней рассказать.

– Согласна, – кивнула я. – Ты знаешь, где кабинет профессора Ливанталь?

– Так ведь заместителем остался профессор Шринк, так ведь?

– Вроде, – подтвердила я.

– Давай сразу к нему, что мы будем ходить и каждому рассказывать?

Я, в принципе, не против, просто я же слышала разговор Лилиан и мисс Силбертон не только относительно этой Беаты, они тогда говорили и о Кае. Только профессор Ливанталь защищала его, а это значит, что она могла бы встать на нашу сторону. Что же до Шринка, они, кажется, упоминали его в беседе, но я, если честно, не запомнила, на чьей в итоге стороне он решил остаться…

– Хорошо, тогда ты постой тут, ладно? Вдруг владелец комнаты придет сюда? А я пока схожу за профессором Шринком, ладно?

– Почему я должен оставаться? – Нахмурился Кай.

– Ну, потому что ты сильнее меня, опытнее, знаешь заклинания, крутые заклинания. А что я? Может быть, дуну в кого-нибудь. И то мне это запрещено, ты же знаешь? Какой от меня толк? Так что остаешься ты.

Я быстро улыбнулась. Кай смотрел на меня так, словно точно знал, что я ему чего-то не рассказываю. Не люблю секреты, особенно после разговора, который между нами только что состоялся. Но именно поэтому я не хочу его огорчать. Все-таки Кай действительно может стать великим магом на стороне Света, ни к чему расстраивать его чужими догадками.

– Хорошо, – согласился все-таки Кай. – Я останусь.

– Да, только спустись на всякий случай, вдруг захлопнется?

Кай послушно спустился вслед за мной и остался стоять возле лестницы. Кай решил пока прикрыть комнату. Это было правильным решением. Ведь пока он будет ждать, вдруг кто-нибудь придет? Даже если случайно. Боюсь, тогда доказать кому-то, что мы эту комнату случайно нашли, будет практически невозможно.

Честно говоря, я не ожидала от Кая такой… истории. Не думала, что этот жизнерадостный и улыбчивый парень мог пройти через что-нибудь столь ужасное. Я думала, он просто очень способный и талантливый, но мне и в голову не могло прийти, что свой выбор Света он сделал подобным образом.

У нас у всех есть секреты. И пусть мои секреты тоже являются запретной темой, ведь меня за мои способности могут выгнать из Академии. Но о моих секретах никто не знает, да и к тому же никто не причисляет меня к злу.

Надеюсь, все обойдется.

Глава 20

Я решила так: директора, о котором мы пока знаем только, что он есть, но до сих пор до Академии не доехал, заменяла мисс Силбертон. Поскольку она пока уехала по делам, за нее остался профессор Шринк. А значит он, скорее всего, в кабинете мисс Силбертон.

По крайней мере, я на это очень надеялась, пока спускалась вниз.

Когда я подошла к двери, оказалось, что та была немного приоткрыта. До обеда еще было время, студентов вокруг не было. Поэтому первым делом я услышала громкий голос профессора Шринка.

– Это должно прекратиться, в конце-то концов! – Возмущался он. – Почему мы допускаем это?

Вспоминая последний раз, когда я слушала разговор в этом кабинете, я решила пока не торопиться и сначала разобраться, о чем говорят те, кто находятся внутри. Да и к тому же не вежливо перебивать старших.

– Мы это не допускаем, – отвечала ему Лилиан. – Мы положились на Бри, она отправилась решать нашу проблему.

– Да, но до того момента нам как-то нужно соображать, что здесь делать? Мы не можем больше допускать ничего подобного.

– Да, я с тобой абсолютно согласна, – подтвердила Лилиан. – Но ты же знаешь, у нас выбор небольшой.

– По крайней мере, мы можем сейчас уже рассчитать стратегию нашего врага! – Воскликнул профессор Шринк.

– О нет, пожалуйста, только не начинай, – вздохнула Лилиан.

– Баргест вышел на охоту. Значит, скорее всего, наш подозреваемый испугался! А это означает, что он допустит какую-нибудь ошибку!

– Я тебя прошу, перестань, – настаивала на своем Лилиан.

– Что? Разве я не прав? Ты вообще помнишь, чтобы хоть раз за всю историю Академии, Баргест напал на студента?

– Во-первых, он ни на кого не нападал, – заметила Лилиан. – Он просто появился, вот и все.

– И все?! Бедную девочку чуть с инфарктом в больницу не увезли! Кстати, – его тон резко изменился, – а может быть это и был ее отвлекающий маневр?

– Пожалуйста, Брюс! – Воскликнула Лилиан. – Конечно, бедная Сабрина поранилась специально на занятиях у профессора Шана, чтобы потом по дороге к учебному корпусу создать запретное заклинание.

– А откуда ты знаешь, что она шла именно с занятий профессора Шана?

– Оттуда, что сразу после случившегося я посетила его и расспросила обо всем.

– Ну ладно, – не стал спорить профессор Шринк. – Но я все равно уверен, что преступник допустит промах. Ты видела лица учеников? Они были до смерти напуганы! Это кого угодно могло встряхнуть!

– Да, вот именно, – заметила Лилиан. – И, по-моему, ты слишком преувеличиваешь.

– Хочешь сказать, что не веришь, что это мог сделать ученик?

– Я этого не говорила…

– И правильно! – Заключил профессор. – Потому что я уверен, что это один из них!

– Один из кого? Может, новичков?

– Возможно. А, может быть, и кто-нибудь из мстителей.

– Я тебя умоляю! Каких еще мстителей?

– Ты что, не помнишь? В прошлом году, когда эта девочка попалась, сколько было несогласных?

– Это потому, что они не верили в то, что она может заниматься черной магией, а не потому, что она организовала клуб сатанистов.

– Никто этого не знает. Лилиан, я понимаю, ты очень любишь учеников и защищаешь каждого из них. Но я уверяю тебя, больше некому, это один из них.

– Я не говорю, что это не так, но не могу так же утверждать это на все сто процентов. У нас нет доказательств.

– Они будут, поверь мне, – ухмыльнулся профессор Шринк. – Я говорю тебе, в любую минуту виновник может зайти в эту дверь и соврать что-нибудь, например, о том, что знает, кто за всем этим стоит, или же подставить кого-то конкретно обвинив в каком-нибудь злодеянии. Или даже принести весть, что случайно натолкнулся на оккультный кружок, который совершенно случайно открыл, не зная о нем ничего до этого момента. Ха-ха! Тогда-то мы его и поймаем! Первым делом начнем с того, что лишим маны!

Это… было очень странно. Откуда он мог узнать?! Ведь мы с Каем ничего не говорили, но… тогда что это было? Как так вышло, что я иду с новостью об оккультном кружке, и об этом же говорит профессор Шринк?

Это все, конечно же, было не к добру, но, вполне очевидно, что теперь совершенно точно нельзя ни о чем сообщать. Я-то ладно, меня, может быть, это не так сильно коснется. Но даже, если я зайду внутрь и обо всем расскажу, то, когда мы поднимемся наверх, профессора увидят Кая и с ним они даже церемониться не станут.

Нет, мне нельзя рассказывать о тайной комнате.

В кабинет я так и не зашла, отправившись обратно наверх. Ладно уж, если так подумать: ведь мы могли и не узнавать об этом месте и ничего бы не изменилось. В сложившихся обстоятельствах это слишком опасно. А рисковать своим пребыванием в Академии я бы не хотела.

Ладно, по крайней мере, Кай в безопасности.

Глава 21

Ветер с каждым днем все усиливался.

Конечно, это никого особо не беспокоило, но мне, как элементалисту ветра, было интересно, почему это происходит. Понятное дело, погода может меняться и с этим трудно спорить, но что-то было в этом ветре, что-то… неспокойное.

Но пока у меня не было способности прислушиваться к ветру. А она была у элементалистов. Хотя про них не писали отдельные книги, только лишь кое-где упоминали об их некоторых способностях, я все же разузнала несколько интересных моментов на их счет.

Например, элементалисты ведут более аскетический образ жизни в своих коммунах. Сказать, что они обычные маги, нельзя. Совет поддерживает с ними связь и в случае необходимости маги могут просить их о помощи.

Это все, что мне было известно, в том числе и от Уинса, который рассказывал мне о них после того, как эти способности во мне проявились.

В общем, из-за ветра прогулки по территории значительно сократились. Приходилось утепляться каждый раз, когда мы выходили на улицу.

Впрочем, у меня была причина, по которой я несколько беспокоилась. Эни. До того момента, пока мы не затронули тему клуба «Магистре» в субботу, все было хорошо. Но после того обеда Эни старалась меня избегать. В буквальном смысле.

Все воскресенье я пыталась попасть к ней в комнату, но все бесполезно. Дверь всегда была заперта, а когда я стучалась, никто не отвечал.

В общем, я стала уже практически караулить момент, когда она выйдет из комнаты и дождалась. Утром в понедельник мне повезло.

Она вышла куда-то ненадолго, а когда вернулась, дверь не закрыла. Этим я и поспешила воспользоваться.

– Привет, – постучала я, не собираясь проходить без разрешения. – Можно зайти?

Эни как раз собирала сумку, быстро обернулась и, увидев меня, снова отвернулась, вернувшись к своему занятию. Ладно.

– Я тут узнала, что клуб «Китайского дракона» тоже проводил посвящение, только в воскресенье, как все прошло?

– Отлично, – безразлично бросила Эни.

– Что вы там делали? Запускали фейерверки или что-нибудь еще интересное? – Улыбнулась я.

– Нет, – Эни оторвалась от своего занятия и стала с большим интересом смотреть в окно. – Мы пили чай, это ясно? Не все клубы суперкрутые.

– Чай, это мило.

Эни вздохнула и резко обернулась.

– Слушай, тебе разве не нужно идти к своему клубу? Заняться чем-нибудь? Высшей магией, например?

– Я вообще-то хотела вместе пойти на занятия, – немного растерялась от такой ее реакции я.

– А разве вашими правилами не запрещено ходить с такими, как я? – Хмыкнула она.

– Послушай, Эни, я, правда, не понимаю, что происходит…

– Ничего! – Вспылила она, затем сделала глубокий вздох и пару минут успокаивалась. – Ладно, я знаю ты нормальная, просто… скажем так, я не питаю теплых чувств к твоему клубу.

– Почему?

– Потому что… – она снова вздохнула и отвернулась.

– Пожалуйста, скажи, мне важно знать, за что ты на меня злишься.

– Я хотела записаться, – призналась она. – До тех пор, пока мне не посмеялись в лицо и не сказали, что ничтожнее меня только грязь под ногами.

– Кто тебе так сказал? Блондинка? Высокая, самовлюбленная? Ты знаешь, это с ее стороны еще комплимент.

– Нет, вообще-то она была брюнеткой, – сообщила Эни.

– Фрэя? – Удивилась я. – Ты серьезно?

– Что? Ты мне не веришь? – Взъелась тут же она.

– Нет, я тебе, конечно же, верю. Просто… это… Я не ожидала такого от нее.

– Да, – кивнула Эни. – Я тоже.

– Слушай, ты, пожалуйста, не расстраивайся, я с ней поговорю…

– Не надо! – Запротестовала Эни.

– Но…

– Она… ей все равно, понимаешь? Я для нее хлам, не представляющий никакой ценности. Тогда и она для меня ничто.

– Но, Эни, я не считаю, что у тебя нет потенциала, – заметила я. – Я вижу, как ты колдуешь на парах. У тебя получается лучше, чем у многих. Я уверена, что Фрэя не хотела тебя обижать.

– «Отвали неудачница, этот клуб не для лузеров, как ты», – процитировала Эни. – Видимо, я, и правда, что-то не так поняла. Пожалуй, пойду извинюсь перед ней.

– Эни, прости…

– Это не твоя вина. Не ты же так считаешь.

– Но ты на меня злишься.

– Да нет, я не злюсь, – вздохнула она. – Просто ты теперь одна из них, вот и все.

– Но это не значит, что я буду судить о магах по таким же критериям, – заметила я. – Слушай, я вступила в клуб, потому что мне показалось интересным то, чем они занимаются. Но я, правда, не вижу преград для того, чтобы в него вступила ты.

– Нет, туда я больше не собираюсь, – заявила Эни. – Лучше я останусь в клубе «Красного дракона». Мэй Линг очень милая и приветливая. Никаких комплексов бога.

– Эни… – я попыталась еще что-то сказать, но Эни просто поспешно вышла из комнаты и ушла.

Сначала я еще пыталась ее догнать, но утром в понедельник девчонок было слишком много, а у Эни внезапно появилась суперспособность удачно маневрировать между ними. Мне, как назло, все девчонки были лишь препятствиями, и в итоге я потеряла Эни из виду.

Да, я знала, куда она шла, но и того, что она уже сказала, вполне достаточно, чтобы понять: продолжать разговор она явно не намерена. Да и о чем с ней после такого я могла бы поговорить?

Я решила, что в данной ситуации неплохо будет поговорить с Фрэей и поспешила к ней на этаж.

Конечно, я понимала, что Эни могла просто не так все понять. Естественно, я не обвиняю ее во лжи, но все-таки поверить в то, что Фрэя могла ей такое сказать, было трудно.

С другой стороны, Фрэя общалась с Эсти, которая как раз и могла подобное сказать. А, как говорится – скажи мне, кто твой друг и я скажу, кто ты, так ведь?

Нет, я не могла полагаться на догадки, мне нужно было узнать все самой.

К тому моменту, когда я дошла до комнаты Фрэи, она уже собиралась уходить.

– О, Рори, привет, – обрадовалась Фрэя. – Слушай, я как раз хотела зайти к тебе и сказать, что наше собрание состоится скорей всего в пятницу, потому что в субботу Танцевальный клуб будет весь день репетировать новый танец. Кстати, туда можно прийти, посмотреть, если захочешь. Они не запрещают этого делать.

– Правда? – Обрадовалась я. – С удовольствием!

– Хорошо, – улыбнулась Фрэя. – Каю скажешь?

– Да, конечно, – что-то я отвлеклась. – Слушай, Фрэя, я хотела кое-что у тебя уточнить.

Она, судя по всему, не думала, что я пришла с конкретным намерением, поэтому посерьезнела и замерла в дверях.

– Что-то случилось? – Спросила она.

– Да. Моя подруга, Эни, она тоже пробовала вступить в клуб «Магистре».

Фрэя задумалась на пару мгновений, пытаясь вспомнить, кого я имею в виду.

– Прости, кто? – Уточнила она.

– Девушка с моего потока с черными волосами. Она хотела вступить, но, с ее слов, ты ей сказала, что она не подходит.

– Так, и? – Сложила руки на груди Фрэя.

– Почему в наш клуб можно вступить только по приглашению? – Спросила я.

– Потому что нам нужны только сильнейшие маги, – спокойно сообщила Фрэя.

– Но по правилам Академии любой студент может вступить в любой клуб, – напомнила я.

– Правила не распространяются на всех без исключения, – ухмыльнулась Фрэя.

Забавно, ведь я думала, что только Эсти самовлюбленна и высокомерна, но, оказывается, этого с лихвой достаточно и в Фрэе.

– Фрэя, но ты ведь не знаешь ее.

– Я тебе говорила: потенциал – это то, что нужно нашему клубу.

– Но Эни сильна!

– Значит, недостаточно.

– Это жестоко.

– Мир не всегда светел и мил, – хмыкнула она.

– Тогда зачем его усложнять?

– Рори, не нами придуманы эти правила. Они существовали задолго до нас, продолжают существовать до сих пор и будут действовать после нас.

– Да, но за нами, как новым поколением, будущее и именно поэтому мы можем его менять.

– Но зачем? Когда старая стратегия работает отлично?

– Разве ты не хочешь сделать мир лучше? – Нахмурилась я.

Фрэя наоборот лишь улыбнулась мне и вздохнула, опустив глаза.

– Знаешь, когда я только поступила в Академию, я тоже была полна надежд и решимости что-то менять. Но потом я поняла, что дело не в том, чего хочу я, а в том, что будет лучше в конечном итоге для всех нас.

– И что же это?

– Многие годы клуб «Магистре» накапливал опыт и знания для того, чтобы вывести всех на самый высокий уровень. О «Магистре» знают все. Это наследие, Аврора, и его нужно передать с достоинством. Но больше всего важно не опорочить репутацию, которая складывалась веками.

– Ты думаешь, все в этом мире так просто? Приходишь к власти и меняешь целый мир? Каждый занимает свое место не просто так. И я первая девушка преемница главы клуба за последние триста лет. Ты думаешь, кто-нибудь доверил бы мне встать во главе, если бы я не разделяла принципы нашего клуба?

Я сделала глубокий вздох.

– Фрэя, я все это понимаю, правда. И я согласна с тобой, что может быть по принципу нашего клуба среди нас должны быть только сильнейшие. Я не понимаю другого.

– Чего же? – Фрэя совсем растерялась.

– Меня задело не то, что ты отказала Эни, а как.

Фрэя на секунду задумалась.

– И… как я это сделала? – Уже сомневаясь в моей нормальности, уточнила Фрэя.

– Ты сказала ей, что этот клуб не для таких лузеров, как она, – попыталась передать смысл я.

Фрэя удивленно вскинула брови.

– Что же, я всегда знала, что общение с Эсти может завести меня на не правильную дорожку, – с сарказмом говорила она, – но амнезией я пока не страдаю.

Тут уж не поняла ничего я.

– Эм… – даже не знаю, что и сказать.

Фрэя улыбнулась и немного осмелела, видимо решив, что разобралась в ситуации.

– Слушай, конечно, я понимаю, что для твоей подруги стало слишком обидно получить отказ. Но подумай сама: мы собираемся заниматься Высшей магией, предназначенной для сильнейших магов. Каково бы было милой Эми?..

– Эни! – Ревностно поправила я.

Фрэя виновато опустила глаза.

– Да, Эни, извини, – поправилась она. – Так вот, какого бы ей было, если бы в момент изучения сложных заклинаний у нее бы ничего не получилось? Ей бы просто не хватило сил? Или же возможностей? Думаешь, она бы обрадовалась этому факту?

– Наш клуб отбирает сильнейших магов по многим причинам. И одной из них является именно знания и опыт, которые мы передаем следующему поколению. Это очень важно, Рори, и те, чей уровень недостаточен, просто не смогут справиться. Это то же самое, что просить бабочку довезти товарный состав до станции. Ей это будет не по силам.

– Но я ведь тоже первокурсница и тоже ничего не умею, – напомнила я.

Не знаю зачем. Ведь, если Фрэя сейчас скажет «да и правда! Тогда вот заявление об отчислении» это будет не очень хорошо.

– Да, Рори, пока не умеешь. Но это временно. С виду, может, ты и бабочка. Но внутри тебя скрывается целый реактивный двигатель.

Фрэя улыбнулась мне, а я заметно напряглась. Почему такое сравнение? Надеюсь, она не знает о том, что я элементалист? Ладно, надо заканчивать этот разговор.

– Спасибо, – смущенно улыбнулась я. – Надеюсь, в дальнейшем я тебя не разочарую.

Фрэя уже совсем расслабленно улыбнулась.

– Я в этом не сомневаюсь. И… – она пожала плечами, – ты извини, если я обидела твою подругу. Я действительно этого не хотела.

Да, похоже, Фрэя не врала, я это понимала. С другой стороны – зачем врать Эни? Впервые не понимаю, кто прав, а кто виноват. Хотя я могу видеть только, хороший человек в целом или нет, а не в какой-то конкретной ситуации.

– И ты извини, если была груба.

– Тебе совершенно не обязательно извиняться, все в порядке. Я – лидер, ко мне стоит обращаться по всем вопросам. Приходи, Рори, я всегда буду рада помочь.

Я кивнула, и мы двинулись к лестницам.

Глава 22

Лекция по ингредиентам оказалась не такой интересной, как семинар. То есть семинар тоже был не похож на семинар в прямом смысле этого слова. Но лекция была нагруженной. Столько информации о кварелии, о том, где она растет, сколько у нее цветочных собратьев, их свойствах. У меня к концу лекции аж мозоль на пальце появилась.

Проще было ее выращивать в тепличных условиях. Хотя не могу не признаться, мне иногда приходилось просыпаться и подниматься с кровати, чтобы снова поставить кварелию под лунный свет, потому, что я забывала это сделать заранее. Все-таки удивительное растение, это кварелия.

В общем, информации было действительно много. И на лекции было особо не поболтать, а мне хотелось поговорить с Каем. Мне нужен был взгляд со стороны, чтобы немножко разобраться в сложившейся ситуации. Не хотелось просто думать, будто Эни солгала, но и думать, будто это сделала Фрэя, тоже. Мне нужно было чье-то мнение, а раз уж мы с Каем друзья, полагаю, он сможет мне в этом помочь.

Семинар по зельеварению предвещал быть интересным. Кабинет на втором этаже был с виду очень занимательным: все столы, рассчитанные на два места, стояли полукругом вокруг преподавательского, на стене висела доска с подробно расписанными ингредиентами зелья, которое, очевидно, мы будет изготавливать сегодня.

На каждом ученическом столе находились разделочные доски, ножи, ступки и прочие многочисленные атрибуты, которые могут понадобиться во время приготовления зелья. Пахло жжеными спичками и чем-то на удивление терпким и вкусным, а еще в кабинете было немного душно.

– Добрый день, дорогие студенты, – появилась в кабинете Шарлота. – Меня зовут Шарлота Брэйди, и я рада приветствовать вас всех на моем предмете по зельеварению. Конечно, когда дело доходит до боевой магии зелья на первый взгляд могут показаться не столь эффективными.

– Но что делать, если ваш противник заблокировал вашу ману? Вот тогда то, что закупорено в маленьком неприглядном пузырьке, становится для вашего противника бомбой замедленного действия. Ведь в магическом мире очень мало магов, которые способны распознавать состав зелья только лишь по внешнему виду.

– А это значит, что зелье – это необходимый атрибут колдовства. Множество ритуалов требуют именно зельеварения, а не комбинаций заклинаний. Именно они являются наиболее эффективными и действенными!.. А также часто применимы в быту.

Шарлота звонко похихикала, класс поддержал ее слабой пародией на смех. Вроде – преподаватель смеется, значит, пошутила, значит и нам надо. Ха-ха.

– А теперь, давайте перейдем к самому главному: поскольку в этом году ингредиенты и зелья решили разделить, дабы упростить проведение семинаров по зельеварению, мы приступим непосредственно к приготовлению вашего первого зелья. Сегодня мы рассмотрим одно очень полезное и действенное целительное зелье, в основе которого лежит кварелия. Вы ведь начали свое изучение ингредиентов с нее?

Кто-то закивал, кто-то громогласно заявил «да!».

– Обратите особое внимание на точность выполнения рецептуры. Она не должна быть приблизительной, иначе зелье у вас не получится и подойдет разве что в качестве отбеливания котлов. – Профессор снова звонко посмеялась, мы снова ее немного вяло поддержали. – Итак, начнем с первого ингредиента.

Профессор перешла к подробному объяснению, как какой ингредиент выглядит и в двух словах рассказала о свойствах каждого, сославшись на то, что более подробно нам обо всем расскажут на занятиях по ингредиентам.

Когда мы стали самостоятельно заниматься подготовкой трав, профессор Брэйди принялась подходить к столам и наставлять студентов. Мы с Каем взялись нарезать листья столетника. Пока остальные возились, в аудитории воцарился небольшой галдеж. Этим я решила воспользоваться.

– Слушай, Кай, – обратилась я к нему, пока он пытался справиться с нарезкой листьев. – Я хотела кое о чем поговорить.

Кай угукнул и его нож уже в четвертый раз опасно соскочил.

– Давай я? – Предложила свою помощь Каю.

Он кашлянул, остался жутко недовольным, ведь он с заданием не справился, сложил руки перед собой, предоставив мне возможность забрать у него разделочную доску.

Еще немного подувшись на самого себя, Кай нашел новый ингредиент – интересный цветок флавилии, лепестки которого было полыми, а внутри хранились семена, необходимые для нашего сегодняшнего зелья.

– О чем ты хотела поговорить? – Когда у Кая стало получаться, поинтересовался он.

– О нашем клубе, – ответила я.

Фрэди за соседним столиком только что упустил из своих рук скользкую водоросль, и та угодила прямо в лицо его соседу, Джеральду. А Джеральд навскидку был крепким малым с выражением лица, будто через две минуты начнется его решающий бой по боксу. Фрэди, естественно, испугался, поспешил снять водоросль – она как назло приклеилась к лицу Джеральда слишком сильно – нервно похихикал, снимая склизкую массу, а затем, решив уложить водоросль на стол, Фрэди взмахнул рукой, ведь липла склизкая водоросль ко всему на свете. Зря он это сделал, ведь водоросль, как знала, снова угодила Джеральду в лицо.

Джеральд, на удивление, терпеливо выдерживал издевательство над собой, но только в первый раз.

Мы с Каем тихо похихикали, а к этим двоим на помощь поспешила профессор Брэйди. Еще бы немножко и страшной кары было бы не избежать. Когда такая наглость перестала быть терпимой, в ход у Джеральда пошли костяшки пальцев, которыми он громко хрустнул.

Когда профессор популярно объяснила, как справиться с водорослью и отправилась к столам напротив, мы с Каем вернулись к разговору.

– А что на счет клуба? – Поинтересовался Кай.

– Знаешь, меня немного смущает статус «избранности». Например, почему к нам можно вступить только по приглашению? Я понимаю, что клубу нужны сильнейшие, но ведь многие маги, у которых не было совершенно никакого потенциала, достигали невообразимых высот.

Кай нахмурился.

– Почему ты решила, что можно вступить только по приглашению? – Уточнил он.

– А мы с тобой как вступили?

– К нам подошли… – Кай замолчал и задумался, – в общем-то, верно, нас пригласили, но день открытых дверей был для всех. Записаться мог кто угодно.

– Нет. Это не так. Когда Эни захотела записаться, Фрэя ее… Скажем так, не выразила восторга по поводу ее вступления.

– Кто такая Эни? – Нахмурился Кай, с интересом уставившись на доску.

С семенами он справился, решил перейти к следующему ингредиенту.

– Вот! – Я указала на Эни, которая была в паре с Алисой в двух столах от нас.

– А, эта Эни! – Закивал Кай. На самом деле я, и правда, их друг другу не представляла. Не знаю почему, как-то не задумывалась об этом раньше. – Может быть, она чего-то не поняла? – Предположил он. – В смысле, ей сказали «вступай», а ей показалось «ступай»?

Я прыснула и на всякий случай несколько минут упорно разбиралась с сухими стеблями боярышника, которые нужно было растолчить в ступке. Если разговоры еще могут быть допустимы, ведь поговорить с напарником не воспрещается, то смех явно выдаст нас с Каем.

– Почему ты сомневаешься? – Продолжила разговор я, когда профессор Брэйди задержалась у стола Рина, который категорически не хотел ее слушаться, отчего у него решительно не получалось нарезать острые шипы квинка2.

– Я просто говорю, что не вижу ничего плохого в нашем клубе. То есть ты еще вчера говорила, как круто вступить, а сегодня сомневаешься, не думаешь, что Эни именно этого хотела?

– Нет, конечно же, нет. Просто… знаешь, я поговорила с Фрэей. Она была… хоть и убедительна, но все же мне кажется это неправильным, что в клуб берут только «избранных».

– А ты бы хотела, чтобы туда брали всех, кого попало?

– В Академию поступают все сильнейшие маги. Вступительные экзамены помнишь?

– Я бы поправил – с потенциалом сильнейших.

– Вот именно! – Поддержала я. – Поэтому…

– Рори, слушай, я понимаю, ты переживаешь из-за Эни. Но ее не взяли, это факт. Что ты хочешь сделать? Если ей дали отворот-поворот, ты вряд ли сможешь ее пригласить. Да и ей каково будет после отказа самой Фрэи?

Я вздохнула.

– Я просто не могу понять одной вещи.

– Какой же?

– Эни сказала, что Фрэя ее чуть ли не послала.

– Пф! – Фыркнул Кай. – Делать ей нечего.

– Согласна! Но с другой стороны – зачем Эни лгать?

– А зачем Фрэе?

– Кай, я тебя не понимаю, – призналась я.

Стоило мне посмотреть на него, как Кай тут же отвернулся и принялся с интересом размешивать получающийся эликсир. После того, как он загустеет, эликсир нужно будет добавить в зелье.

– Я думаю, ты слишком беспокоишься об этом, – заметил Кай. – Ты же с Эни не так давно общаешься, не знаешь всего, так ведь?

Вот это меня уже заинтересовало.

– Чего это я не знаю?

– Слушай, – Кай отвлекся от размешивания. – Может быть, тебе сейчас покажется странным то, что я тебе скажу, но не все люди такие же, как ты.

– Что ты имеешь в виду? – Нахмурилась я.

– Я думаю, ты скоро поймешь все сама, я не стукач, – вернулся к ингредиентам Кай. – И что касается клуба: да, действительно есть что-то странное в этом наборе, я, может быть, соглашусь. Но есть же какие-то мысли у Фрэи на этот счет, почему они не берут никого, к примеру, даже из нашего потока.

– Потому что они слабее, – произнесла я. – Так сказала Фрэя.

– Скорее всего.

– Да, если только не считать факта, что у той же Эни заклинания выходят лучше, чем у меня.

– Да это только начало, – отмахнулся Кай.

– Если так, то, по каким критериям тогда они отбирают новых участников? Как они определяют кто сильнее? Фрэя говорила о потенциале, но как это происходит? Пока я вижу тебя, будущего Принца, себя, девушку с белой маной, и Джозабэль, за которую вообще ничего не надо говорить. Не пойми меня неправильно, но если лишь факт того, что моя мана редкая привела меня в клуб, то…

– Ладно, – я даже и не заметила, что мы слишком громко разговариваем и в какой-то момент нашу беседу услышала Эни. Сейчас она подошла к нашему столу и напряженно смотрела на меня. – Слушай, Рори, надо поговорить.

– Мы… слишком громко обсуждали? – Виновато посмотрела ей в глаза я.

– Да, – нахмурилась Эни. – Но дело не в этом.

– У вас какие-то вопросы? – Все-таки не могла не заметить, что Эни подошла к нам, Шарлота.

– Да, я хотела попросить отрезать корень, палец порезала, – натянуто улыбнулась Эни.

– А как же ваш напарник, мисс? – Поинтересовалась профессор и глянула на Алису, – та отсутствовала.

– Она… вышла в туалет, – объяснила Эни, а Кай лишь ухмыльнулся.

– Хорошо, – кивнула Шарлота. – Как только закончите, возвращайтесь за свой стол.

– Ладно, – кивнула Эни, Шарлота отошла, а Эни, наоборот, подошла ближе ко мне. – Слушай, я должна тебе кое-что сказать. Видишь ли, … я немножко преувеличила.

– В смысле? – Искренне не поняла я.

– В смысле… Фрэя не говорила того, что… ну ты знаешь, – Эни почесала затылок.

– Что? – Захлопала глазами я и даже на Кая глянула.

Он лишь ковырялся в высушенной ели, старательно собирая иголки.

– В общем, я все выдумала, – объяснила Эни и опустила глаза.

Чего? Я настолько не ожидала, что Эни скажет мне именно это, что даже не сразу ответила ей. Зато, когда осознала, как глупо я себя повела…

– Ты… обманула меня? Но почему?

– Ну, я не знаю! – Всплеснула руками она. – Просто я разозлилась, когда Фрэя сказала, что моих способностей недостаточно, а я ведь хотела вступить! А потом ты пришла, и начала вести себя как обычно, я вспылила из-за того, что тебя взяли и… В общем, извини.

Я молчала. Даже не знала что сказать. М-да. Теперь поняла, что имел в виду Кай. Значит, он знал? Впрочем, неважно. Да, как говорится – не суди всех по себе. Может быть, я и не была честна во многом, но все же врать потенциальной подруге не стала бы. Даже тот факт, что я Каю доверила свои секреты, об этом говорит.

А ведь мне казалось, что Эни – хорошая девочка. А я еще и к Фрэе пошла. Хорошо, хоть не накричала на нее. Ох, как же я оплошала.

– Так что же тебе на самом деле сказала Фрэя? – Спросила я, честно говоря, не зная, о чем я могу теперь разговаривать с Эни.

– Ну, … она, правда, меня не взяла, сказала, что для первокурсницы я ничего, но не для клуба сильнейших. То есть, она выглядела… как будто она здесь все решает. Я… немного разозлилась. Вот.

– Ладно, – кивнула я и просто вернулась к зелью.

– Ты… на меня злишься? – Пыталась поймать на себе мой взгляд Эни.

– Да нет, чего мне на тебя злиться? Ты всего лишь меня обманула, хотя я думала, что мы подружились.

– Пообщаться вы сможете в перерыв! – Снова подошла к нам Шарлота. – Займите свое место!

Эни не смогла больше ничего сказать, поэтому, молча, отправилась к своему столу. Но не переставала на меня виновато поглядывать. Кричать через всю аудиторию у нее все равно бы не получилось.

Что меня больше всего огорчило, так это то, что Алиса никуда не выходила. Она просто уронила иголки на пол, и все это время собирала их с пола.

Да, у Эни богатая фантазия.

Я, конечно, понимала, что люди не всегда честны, но чтобы так врать… Теперь понятно, почему Эни не хотела, чтобы я с Фрэей разговаривала. Ведь Фрэя действительно была невиновна.

А Эни…

И самое печальное, что я-то ее защищала, усомнилась во всем клубе, в его лидере. И все это было неправдой…

– Ты расстроилась? – Спросил меня Кай спустя некоторое время.

– Да нет, – буркнула себе под нос я.

– О ней слухи ходили, – признался Кай. – Но я не хотел тебя расстраивать.

– Слухи о том, что она лжет?

– Ну да, – виновато подтвердил Кай. – То есть… – Кай замялся, – вообще-то я видел, как все случилось.

– Правда? – Заинтересовалась я.

– Да.

– И Фрэя, конечно же, не оскорбляла Эни.

– Помнишь день открытых дверей? – Стал рассказывать Кай. – Так вот, я до клуба-то дошел и видел, как Эни пришла на встречу. Пока блондиночка смешивала с грязью парочку третьекурсников, с Эни разговаривала Фрэя. Она попросила продемонстрировать свои способности, а тот парень оценил ее потенциал.

– Какой парень?

– Ну, там один, – отмахнулся Кай. – Я его не знаю пока. В общем, суть в том, что Фрэя действительно сказала, что ее способностей недостаточно. Но она ее не оскорбляла.

– Отлично, – невесело ухмыльнулась я.

– Но, если тебе станет от этого легче, возможно, Фрэя была несколько предвзята к ней.

– По какой причине?

– Ну, … я не знаю, просто хотел тебя подбодрить, – признался Кай.

Да, подбодрить меня не мешало бы. Хотя я действительно расстроилась из-за Эни, эксклюзивности нашего клуба еще никто не отменял. А о чем это может говорить? Теперь, не беря во внимание слова Эни, уже ни о чем плохом. Я думаю.

– По крайней мере, хорошо, что я не ушла из клуба из-за этого, – невесело улыбнулась я.

– Не забывайте следить за процессом! – Вмешалась в наш разговор профессор Брэйди. – Нужно очень нежно и осторожно помешивать зелье, причем по часовой стрелке, чтобы добиться нужного эффекта!

– Кстати, я тут думал о том, что мы нашли, – помешивая и поглядывая на профессора, говорил Кай. Он любезно решил меня немного отвлечь. Он настоящий друг. – Тебе не показалось странным, что как только мы нашли эту потайную комнату, Шринк решил за это кого-нибудь наказать?

Да, я рассказала Каю о подслушанном разговоре. Иначе как бы мы спокойно ушли оттуда? Кай бы это так не оставил.

– Может быть, – согласилась я. Да, я тоже находила это странным. Как будто это было подстроено.

С другой стороны – кому это надо? Профессору Шринку? Нет, я думала не об этом. В первую очередь я беспокоилась за Кая, потому старалась не углубляться в обсуждение нашего предположительного донесения о нахождении потайной комнаты.

– Лучше лишний раз не рисковать, – добавила лишь я.

– Да, – задумчиво подтвердил Кай, и я тут же заметно расслабилась.

Пока он не торопится сообщать никому о нашей находке, я спокойна за его благополучие.

– Я тут тоже думала об этом, – призналась я, чтобы перевести тему, иначе Кай может чего-нибудь надумать сам. – Я все-таки думаю, что эта комната принадлежит именно девушке.

– Потому что Баргест бродил вокруг женского корпуса в ту ночь, – заключил Кай, очевидно догадавшись о причинах моего заключения. – Если бы это был какой-нибудь парень, возможно Баргест ходил бы вокруг мужского общежития. Или преподавательского.

– Это точно. Однако, кто именно это был, предположить сложно. Ведь все тогда носились по общежитию, пытаясь спасти жизни. Не смейся, это было страшно!

Это я прокомментировала смешок Кая. Он тут же снова стал серьезным.

– В общем, сказать точно ничего не могу. И вообще, я же не Джозабэль Бэйн.

– А причем здесь она?

– Она единственная, кто мирно спал всю ту ночь.

– Так, может быть, это она? – Предположил Кай.

– У меня была такая мысль, соглашусь. Но, если так подумать: ей-то это зачем? Она и так магию знает, приехала сюда, честно, даже не знаю зачем. Но ведь устраивать что-то на закрытой территории, где тебя, естественно, могут поймать. Не похоже на нее.

– Ты с ней уже общалась?

– Нет. На самом деле с ней почти никто не общается, кроме преподавателей, как я поняла.

– Ладно, возможно, это и не она. Но кое-что положительное мы можем извлечь: Баргест больше на охоту не выходил.

– Верно. Но это может означать, с хорошей точки зрения, что кто бы это ни был, он уехал из Академии, а я не заметила, чтобы кто-то ее покидал. Да и следы бы очевидно привели к нему или к ней. Второй вариант – этот кто-то успокоился на время.

– Не обязательно собирать вещи прилюдно, чтобы покинуть Академию, – заметил Кай. – Может быть, нарушитель использовал какое-нибудь заклинание?

– Ой, не знаю, – вздохнула я. – Но будем надеяться на лучшее.

Джозабэль. Да, она опытная колдунья. Но ведь у нее есть вполне определенные причины, чтобы быть здесь. Я имею в виду, ведь она приехала сюда, хотя могла остаться и продолжить обучаться магии у своего магического наставника. Но она здесь, и значит, ей это нужно. Вряд ли бы она стала себя так подставлять. Если, конечно, это не был ее основной план.

Да и потом, мало ли почему она спокойно спала ночью? Она же видит души, а не людей. А Баргест – это существо неодушевленное, возможно она его даже не увидела, чего ей было переживать?

Хотя соглашусь, рычание было безумным и убийственным. Как такое можно было не слышать, я себе не представляю.

Глава 23

– Вы слышали?!

Ворвалась в столовую одна студентка, второкурсница и подбежала к столу своих подружек. Это были те самые девчонки, что распускали нелицеприятные слухи о Джозабэль Бэйн. Судя по ажиотажу – им и в этот раз есть, что обсудить.

– Я только что узнала! Вы не поверите! – Пыталась отдышаться она.

– Да что?! Рассказывай уже! – Не терпелось девушкам.

Девчонка сделала глубокий вздох и перешла к делу:

– Я шла себе, как всегда после урока, обедать, и услышала, как профессор Ливанталь разговаривает по телефону с мисс Силбертон! Вы не поверите!

После вступления уже вся столовая замолчала и внимательно слушала то, что говорила эта девушка. Мы с Каем были в их числе.

– Ее убили, – выдохнула, наконец, девушка.

– Мисс Силбертон?! – Поднялась от ужаса ее подруга.

Даже мы с Каем переглянулись.

– Да нет, ты что? – Фыркнула сплетница. – Мисс Силбертон ездила к Сивиллам. И Сивиллу убили!

– Да ты что?!

Что-то за мисс Силбертон все так разволновались, что убийство Сивиллы не показалось таким уж масштабным событием. Но это остальным, я вот отнеслась к этому более серьезно.

– Эй, а кто такие Сивиллы? – Спросил меня Кай, пока вся столовая принялась обсуждать последние новости.

– Сивиллы – это древние старухи-прорицательницы, – объяснила я. – Они предсказывают будущее, и согласно легендам, живут очень много лет, до тысячи, если верить преданиям.

– Значит, наша заместительница отправилась к ним разузнать о том, кто шалит в Академии, – хмыкнул Кай, сделав вполне очевидный вывод.

– Может быть, – расплывчато отозвалась я.

– А как получается, что ты о них знаешь, а я нет?

– Мне брат рассказывал, – объяснила я. – Он вообще много чего мне рассказывал. Так как магической практике обучать он не мог, поскольку магическим наставников можно стать только после тридцати пяти лет, я училась больше теории.

– А у меня было наоборот, потому что отец верит в практику.

– Уинс тоже в это верит, просто у него пока нет таких полномочий, – пожала плечами я.

– Кстати, о практике: я поставил ловушку там, возле тайной комнаты.

– Что? – Выронила вилку я и совершенно не обратила на это внимания. – То есть… как… какую ловушку?

– Магическую, – поднял мою вилку Кай.

– Как это магическую? – Я начинала тараторить, когда волновалась. – Но разве нельзя обнаружить мага по его мане, которой была создано то или иное заклинание?

Мое волнение было уже не скрыть. Кай был неглупым, сразу понял, что что-то здесь не так.

– Так, – он отложил свою вилку, – рассказывай.

– Рассказывать что? – Буркнула себе под нос я и решила заняться расправлением рукава своего джемпера.

– Слушай, я знаю тебя не так давно, но до вчерашнего дня ты вела себя совершено обычно и поддерживала мои магические способности. Но сейчас что-то изменилось. Что случилось?

– Ни… – я замерла на полуслове, потому что Кай смотрел на меня так, будто сканировал меня взглядом, – …чего. – Еще несколько секунд его настойчивого взгляда и я сдалась. – Ладно, я расскажу, но ты только не… обижайся, ладно?

– Не буду, – пообещал Кай.

– В общем, – я вздохнула, но легче от этого не стало, – помнишь, я рассказывала тебе, что недавно подслушала разговор мисс Силбертон и…

– Тшш! – Остановил вдруг Кай и огляделся. – Мы все-таки в столовой, рассаднике сплетен. Давай будем использовать кодовые имена, хорошо?

– Хорошо, – кивнула я. – Твои предложения?

– Пусть мисс Силбертон – он почти прошептал ее имя – будет носить кодовое имя «Чарли».

– Почему Чарли? – Нахмурилась я.

– У меня есть кузина, не по той линии, по которой ты подумала, – это он о своем покойном дяде, у которого дочерей явно не было, – так вот, она тоже блондинка. Они с ней чем-то похожи.

– Тем, что обе блондинки? – Улыбнулась я.

– Вроде того, – нахмурился Кай. – Так идет или нет?

– Идет, – согласилась я. – В общем, я подслушала разговор Чарли с… – я задумалась, – Лилиан – тише произнесла я.

– Цветочек, – предложил Кай.

– Цветочек? Серьезно?

– А что? Никто же не поймет! – Развел руками Кай.

– Хорошо, – вздохнула я, – в общем, я подслушала разговор Чарли с цветочком…

Кай прыснул и, не сдержавшись, рассмеялся. Я тоже не смогла сдержаться и улыбнулась.

– Не смейся! Это же ты придумал! – Напомнила я.

– Прости-прости, – еле успокоился Кай. – Сейчас, … все. Я готов. Ну, ты, Чарли и цветочек? – Продолжал подшучивать Кай.

– Короче, они разговаривали о произошедшем и о темной магии, точнее они говорили о темном заклинании. И Чарли… – я приклеилась взглядом к его лицу, чтобы наблюдать за реакцией, – подозревала тебя.

Кай сначала моргнул.

– Меня? – Удивился он. – Почему меня?

– Из-за воинов и их предсказания, – рассказала я.

– Но… – он задумался на секунду, – Цветочек сказала, что все можно изменить, так ведь?

– Да, и она защищала тебя.

Кай задумался на пару мгновений.

– Прости, я не хотела говорить тебе, потому что не хотела расстраивать, – призналась я.

– И к Сивиллам она поехала за пророчеством на счет меня, значит.

– Кай…

– Ничего, все в порядке! – Заверил меня он. – Мало ли, что она думает? Главное, что я так не думаю. – Он ухмыльнулся. – Представляешь, как она удивится, когда Сивиллы скажут ей правду?

– Представляю, – тут же поддержала я. – Прости, что не сказала сразу.

– Да нет, я все понимаю, – заверил Кай. – И не обижаюсь. Главное ведь, что ты веришь в меня. И я верю в себя. А люди, которых я не знаю и, возможно, даже не буду с ними никогда общаться, какая мне разница, что они обо мне думают?

– Согласна, – улыбнулась я и тут же добавила. – Но, поскольку, Чарли все-таки заместитель директора, давай ты снимешь свою ловушку-заклинание, хорошо?

– Идет, – кивнул Кай.

Бедный Кай. Он еще даже проявить себя не успел, а все подряд уже видят в нем угрозу. Еще и при первой возможности пытаются уличить его в запрещенном колдовстве. Это несправедливо, особенно учитывая тот факт, что он отчаянно старается быть хорошим.

Я соглашусь, это почетно дружить с Принцем тьмы, но еще ценнее знать наверняка, что Кай не выберет этот путь. Это сложно, когда весь мир пытается убедить тебя в чем-то, а ты стараешься доказать ему совершено обратное. Мне бы очень не хотелось, чтобы Кай сдался под напором окружающих. Он силен духом и верой, но хватит ли только их и меня в качестве поддержки?

Несмотря ни на что я была рада, что Кай не слишком расстроился. Но я же знаю, что он может просто не показывать своих истинных чувств. Кай вообще умело скрывал свои настроения, если ему это было нужно. Но…

Ладно, надеюсь, все-таки это не стало для него очередным ударом, который он принял, и его вера пошатнулась. Все хорошо, все хорошо.

В общем, когда Кай уже хотел мне что-то сказать, я почти совсем расслабилась, решив, что беспокоиться не о чем. Но тут вдруг к нашему столику подошла та, кого мы меньше всего ожидали.

– Привет, – произнесла Джозабэль Бэйн, и мы с Каем на мгновение оцепенели. – А я как раз только что узнала, что субботнее собрание «Магистре» переносится на пятницу. Танцевальный клуб занял зал в субботу.

Мы с Каем так и сидели остолбеневшие и совершенно потерявшие дар речи. Честно говоря, меня больше всего смущало, что я как будто не могла смотреть ей в лицо. То есть это выглядит как разглядывание. Но, с другой стороны, ведь мы должны смотреть человеку в лицо, когда разговариваем с ним, иначе это невежливо.

Но Джозабэль не видит, и ее глаза перевязаны плотной повязкой, куда смотреть в этом случае? Она же все равно видит нас на каком-то уровне. И, если так, значит нужно каким-то образом показать, что мы не наглые и заносчивые, но в тоже время действительно не хотим ее обидеть…

Господи, как с ней сложно.

– Я про клуб, – добавила она, потому что мы с Каем целую минуту тупо пялились на ее лицо.

– А, спасибо! – Воскликнула я, пожалуй, чересчур громко. – Спасибо, что сказала.

– Не за что, – уже собралась уходить Джозабэль.

Понимаю, ничего такого лично я не сделала. Может быть, большая часть студентов так же смотрит на нее. Может быть, не только студентов, возможно, все так общаются с ней. С другой стороны, … в общем, наверное, чувство вины заставило меня сказать следующее:

– Джозабэль! – Позвала я. – Не хочешь сесть с нами?

Кай поперхнулся и нервно сглотнул, исчезая за стаканом с яблочным соком.

– Уверена? – Остановившись, уточнила она.

То, что сделал Кай, не заметить было сложно. То есть… ой, с Джозабэль сложно.

– Конечно, – улыбнулась я.

Может быть, улыбаться не нужно было? Она же меня не видит в том смысле, в котором обычные люди видят друг друга. Вот уж не думала, что общение с Джозабэль может оказаться таким напряженным.

– Хорошо, – все-таки вернулась к нашему столику Джозабэль и села с нами.

– А почему ты спросила меня, уверена ли я? – Поинтересовалась я.

Вообще-то я не знаю, зачем я ее позвала. То есть, несмотря на весь набор ее способностей, в первую очередь, она обычная девчонка. Я так думаю, по крайней мере. Просто, … несмотря на то, что она обычная, она все-таки от нас очень сильно отличалась. И темы, на которые мы могли бы разговаривать, у меня отсутствовали даже в проекте.

– Со мной не любят общаться, – заметила Джозабэль совершенно спокойно, как будто это ее совсем не беспокоило. – Наверное, боятся, что я задам какой-нибудь сложный вопрос на тему заклинаний.

Отлично. Надеюсь, она мысли не читает. Судя по ухмылке на ее лице, думаю, это была вроде даже шутка. Наверное.

– Глупости, – нервно улыбнулась я. – Просто мы все тут новенькие и… у многих нет друзей, знаешь?

– У тебя есть, – заметила Джозабэль.

– Это потому, что мы в одной группе, – быстро бросила я, надеясь, что она имела в виду Кая. – Но в любом случае, ты всегда можешь общаться с нами.

– Что ж, спасибо, – поблагодарила Джозабэль.

Она казалась такой взрослой и независимой, а я себя чувствовала старым башмаком с большим потенциалом, но совершенно не реализованным. Скорее бы моя магия поднялась на тот уровень, когда не стыдно всем представляться магом с белой маной, но не знать, как ей пользоваться.

– Но я все равно думаю, что у студентов много причин, чтобы со мной не общаться, – продолжала тему Джозабэль.

– Да нет, правда, ты просто… как это сказать?..

– Другая? – Предположила Джозабэль.

– Сильнее остальных, – поправила я. – То есть ты приехала сюда и сразу же зачислилась на второй курс, плюс у тебя черная мана, и ты сильнейший медиум во всем мире. Может быть, просто они не знают, как начать разговор.

– Ты же его начала, – заметила Джозабэль.

– Технически это сделала ты, – улыбнулась я.

– Но ты его продолжила.

– Ладно-ладно, признаю. Просто ты… нормальная девчонка, вот и все. Думаю, через какое-то время все это поймут.

– Да! – Вдруг поддержал Кай. – К тому же ты вообще тут звезда, так что!..

Не самое удачное замечание, но да ладно.

– Звезда? – Не поняла Джозабэль.

– Это он все о том же, о чем и я, – нервно улыбнулась я. – Я Рори, кстати. А это Кай.

– Да, я знаю, – кивнула Джозабэль. – Девочка с белой маной и Принц тьмы с сине-красной.

Кай нервно дернулся, отъехал на стуле подальше от стола и опрокинул стакан с соком. Меня тоже словно парализовало. Я смотрела во все глаза на Джозабэль и пыталась понять, что она хотела этим сказать. Но уже через секунду я поняла, что мы все еще находимся в столовой, поэтому быстро огляделась по сторонам. Кажется, никто не заметил того, что сказала Джозабэль, но…

– Эээ… Джозабэль… – осторожно позвала я.

– Что? – Беззаботно спросила она.

– Ты… сказала – я кашлянула и заговорила очень тихо, – сине-красная?

– Да, – подтвердила она. – Вообще-то она очень красивая. Иногда проступает сквозь синие потоки. Это очень любопытно наблюдать.

Кай резко вскочил на ноги. Он был и в ужасе и бешенстве одновременно. Я, честно говоря, тоже была в шоке. И, самое главное, я никак не могла понять чего хотела этим добиться Джозабэль? Она была совершенно спокойна.

Кай как будто хотел что-то сделать, изменить, повлиять на случившееся. Он смотрел на Джозабэль так, словно готов был броситься на нее, но в одно и то же время одним взглядом умолял ее не губить его. В конечном итоге он предпочел побег.

– Ты идешь? – Спросил он меня.

Я не знала, что и сказать. В данном случае мне казалось, что остаться будет лучше. С другой стороны, Джозабэль знает о красной мане Кая. Это ли не делает ее нашим врагом? Я посмотрела на нее – никакой реакции, она продолжала, молча, сидеть на месте.

– Иду, – поднялась из-за стола я.

Кай не то, что выбежал, вылетел из столовой, словно пуля. Я едва ли поспевала за ним следом, когда он взбежал по лестнице наверх, добрался до пятого этажа, где уже не оставалось ни одного студента, и пробежался по длинному коридору. Мне нужно подтягивать физкультуру, я за ним не успеваю.

– Кай, постой! – Догнала его я только в тот момент, когда он притормозил.

– Она знает, – сквозь зубы процедил Кай. – Откуда она знает?!

Он был в бешенстве и заводился с каждой секундой все больше.

– Кай, послушай меня, пожалуйста! – Просила я. – Да, она знает. И она знает, потому что видит нашу ману, помнишь?

– Но я не знал, что она видна! – Воскликнул Кай.

– Ну и пусть, Кай, подумай: если бы Джозабэль хотела кому-нибудь рассказать, она бы это сделала, так ведь?

Кай задумался на секунду.

– Может быть, она и рассказала? Чарли?

– Нет, если бы она это сделала, тебя бы давно лишили маны, ты же знаешь. Очевидно, ей не нужно никому рассказывать.

– Это не очевидно! Она – ведьма! Вот что очевидно!

– Кай, пожалуйста, не злись. Ничего плохого, по сути, не произошло, я поговорю с ней, ладно?

– Не надо! – Запротестовал он. – Вдруг она и о тебе узнает?

– Тогда мы вылетим из Академии вместе, хорошо? – Улыбнулась я.

Кая можно было понять, но мне было его безумно жалко. Отчаяние и гнев отражались сейчас на его лице, и он просто не знал, что теперь делать. Его, как и меня, напугало то, что сказала Джозабэль.

Да, я знала, что она видит чужую ману, но кто же мог знать, что каким-то образом красная мана Кая для нее столь очевидна?

Может быть, я и понимаю теперь, почему с Джозабэль никто не общается.

Глава 24

После того, как Кай немного успокоился (хотя, как в действительности можно после такого успокоиться?) мы разошлись по общежитиям, и я совершенно намеренно оставила Кая одного. Несмотря на то, что Кай просил к Джозабэль не подходить, его последние слова были «не приближайся к этой черной ведьме!», я не могла оставить это просто так.

Конечно, было сложно сказать, что было на уме у Джозабэль, но расстались мы точно не самым лучшим образом. Понимаю: была причина. Но все же я так до конца и не поняла, зачем Джозабэль нам это сказала?

Конечно, не могло не радовать, что она до сих пор не рассказала об этом кому-нибудь еще. С другой стороны – а откуда мы об этом знаем? Вдруг она к кому-нибудь тоже так однажды подсела и такая: «Эй! А ведь у Принца тьмы две маны». Утверждать наверняка я не могла, мне нужно было сначала кое-что прояснить.

Наш разговор вышел…, мягко говоря, не самым приятным. И я боялась, что теперь, когда Джозабэль особо не обрадовалась тому факту, что мы просто ушли, оставив ее в одиночестве после столь громкого заявления, она теперь возьмет и расскажет о Кае преподавателям.

А этого я уж точно не хочу.

Было уже четыре часа после полудня, и возможно Джозабэль была не у себя. Но я сделала ставку на то, о чем она сама мне говорила. С ней мало кто общался, да и в общей гостиной я ее редко видела. Значит, скорее всего, она могла отправиться к себе.

Прежде, чем постучать, я сделала глубокий вздох.

Дверь открылась не сразу, но Джозабэль не спешила приглашать меня внутрь, просто открыла дверь. Она явно чего-то ждала, а я не знала, что и говорить, но определенно хотела поговорить.

– Еще раз привет, Джозабэль, – решила что-нибудь сказать я.

– Привет, Аврора, – так же совершено непонятно лично для меня ответила Джозабэль.

То есть – какой у нее настрой? Собирается ли она меня шантажировать или злорадствовать? А, может быть, она просто спокойна, как танк и ничего ужасного для нее не произошло? Если бы я хотя бы ее глаза видела, а под этой непроницаемой повязкой на ее глазах, ничего рассмотреть было нельзя.

Как с ней сложно.

– Послушай, – я откашлялась, – я хотела спросить тебя: почему ты сказала Каю о его мане?

Джозабэль молчала не больше пяти секунд. Затем она вздохнула и, отойдя от двери, пригласила меня в свою комнату.

Надо сказать, несмотря на то, что я была сильно сосредоточена на нашем разговоре о моем друге, я не могла не обратить внимания на комнату Джозабэль. Она была совсем не похожа на мою или Эни, комната была полностью преображена. По стенам были развешаны изящные бархатные занавесы с кружевными оборками, преимущественно черного цвета.

Занавески на окнах тоже были черными, и солнечный свет с улицы почти не поступал внутрь. В помещении горели слабые светильники, поверх которых были накинуты черные чехлы. Судя по всему, Джозабэль нравится черный цвет.

Я прошла вперед и замерла, не зная, куда теперь мне было деться. Джозабэль закрыла дверь, и в комнате воцарился зловещий полумрак. Все-таки она сильнейший медиум, а я особо колдовать не умею. Что мне теперь делать? Почувствовала себя в паучьем логове. Только бы Джозабэль мысли не читала.

Она бесшумно подошла ко мне и попала в слабый свет бра, висевшего на стене. И вот тут-то я уставилась на ее лице в непонимании. Несмотря на повязку, я смогла заметить, что Джозабэль немного нахмурилась, а затем стала от, я так полагаю, волнения, мять свою ладонь.

– Слушай, Рори… – вроде бы как обычно заговорила она, – я не хотела никого обидеть, правда.

Так, это определенно хорошо! Она не начала со слов «все преподаватели уже знают о том, что натворил Кай, теперь его лишат маны и посадят в тюрьму». Только вот… я все равно не понимала ее мотивов.

– Тогда… зачем ты это сказала?

Джозабэль вздохнула, и мне показалось, немного напряглась.

– Когда я покидала дом, чтобы отправится сюда, Морган сказал мне, что это новый этап моей жизни, и насколько бы сильной я не была, мне нужны друзья. Но все то время, что я жила с ним, я училась только магии и расширяла свое сознание и возможности.

Джозабэль сделала небольшую паузу.

– Я не знаю, как заводить друзей. И вдобавок меня здесь все еще и боятся. Если не ненавидят.

Такое заявление привело меня в неменьший шок, чем ее откровение в отношении красной маны Кая.

– Так ты… – голос сел, пришлось откашляться, – хотела подружиться?

– Ну да, я подумала, что, если начну разговор с секретов, возможно, … что-нибудь выйдет.

– Но это же красная мана, это не тот секрет, которым стоит делиться с каждым, – заметила я.

– Да, – подтвердила Джозабэль. – Но вы же его делите.

– Откуда ты знаешь? – Насторожилась тут же я.

– Я предположила, ведь ты совсем не испугалась, когда я об этом сказала, а наоборот, пришла просить за него, – объяснила Джозабэль.

В принципе, логично. Но мы не об этом.

– Понимаешь… – неуверенно начала я, – Кай…, он очень хочет учиться магии. И, несмотря на то, что его все прозвали Принцем тьмы, он хороший. И он следует по этому пути несмотря ни на что. Он бы очень хотел остаться в Академии.

– Почему ты мне это говоришь? – Спросила вдруг Джозабэль.

– Эээ… – если она еще не додумалась рассказать всем и каждому о том, что у Кая красная мана, будет ли неуместно сейчас ей это подсказать? – Ты разве не собираешься рассказать кому-нибудь об этом?

– Зачем? – Снова задала непонятный для меня вопрос Джозабэль.

– Но ты ведь знаешь.

– Верно, – кивнула Джозабэль. – Но я так же знаю, что он этой красной маной не пользуется.

– Правда? Ты можешь это видеть?

Ой. Я сразу же сделалась виноватой, ведь в случае с Джозабэль слово «видеть» может звучать не очень корректно.

Однако, Джозабэль только лишь улыбнулась.

– Мне здесь непросто, – призналась она. – Я действительно вижу по-другому. И я видела, что Кай очень хороший парень. Ровно, как и ты хорошая девушка, Рори.

Меня почему-то ее слова тронули. Джозабэль сейчас как будто бы говорила от чистого сердца, и это показалось мне очень трогательным.

– Прости, что мои слова стали для Кая чем-то вроде приговора, – извинилась Джозабэль. – Мне бы не хотелось, чтобы ты или он, думали, будто я хочу этой информацией воспользоваться. Я вижу очень многое, но не в моих принципах распространяться об этом, особенно, когда эта информация является запретной.

Я медленно улыбнулась. Было удивительно, что Джозабэль Бэйн может испытывать в чем-то трудности. Но раньше я ведь не задумывалась над тем, что она, наверное, тоже хотела бы иметь друзей.

То есть, если вспомнить мою теорию о том, что она всего лишь обычная девушка, и уже потом сильнейший медиум в мире, маг с черной маной, да и вообще – неординарная личность.

Постаравшись поставить себя на ее место, я вдруг поняла, как Джозабэль, наверное, одиноко. Мало того, что большинство на нее откровенно пялятся, как будто она вот-вот должна выкинуть какой-нибудь фокус, так еще ей приходится проходить через все это в одиночку.

Очевидно, что ей досталось по жизни, понятное дело, что не все давалось ей легко. Не думаю, что ее способности просто взяли и появились без всякой на то причины. Это был труд, годы упорных тренировок. А каждый бы из нас прошел бы этот путь? Не уверена.

То есть, вот о моей белой мане тоже шептались. Куда же без этого! Иногда я замечала это в столовой или в коридорах между лекциями. Но у меня был Кай, который отвлекал меня от грустных мыслей и сомнений.

А кто был у Джозабэль?

Я сделала глубокий вздох.

– Что же, мы с Каем, конечно, не идеальны, но одна из сильных сторон нашего тандема – это дружба.

Джозабэль ухмыльнулась.

– Да. Я заметила это.

– Так что? Ты согласна?

– На что? – С подозрением уточнила она.

– Присоединиться к нашей маленькой компании, – улыбнулась я.

Лицо Джозабэль стало непроницаемым в следующее мгновение.

– То есть после того, что я сказала, ты хочешь предложить мне дружбу?

– Во-первых, да, ведь сейчас ты все очень подробно разъяснила, и стало вполне очевидно, что ты не со зла Каю о его… ситуации сказала. А, во-вторых, – эй! У нас не клуб совершенных роботов! Я с Каем вообще подружилась после того, как сняла с него проклятие.

– Проклятие? – Хмыкнула Джозабэль.

– Ага! Какая-то девушка решила его проклясть, представляешь? И это меня не остановило, чтобы с ним подружиться. Ведь он хороший парень. А ты хорошая девушка.

Джозабэль смущенно улыбнулась.

– То есть… – как-то неуверенно начала она, – вы принимаете меня в свой клуб?

Я посмеялась.

– Поверь мне, в наш клуб дружбы приглашение совсем не обязательно. Так что извини, но ты уже участник.

Джозабэль снова улыбнулась. Некоторое время она молчала, а я все думала, почему я раньше не замечала этого? Да, Джозабэль сильная, это бесспорно. Но ведь ее учитель прав, сила – это не все. Поддержка друзей бывает очень важной.

– Спасибо, Рори, – искренне поблагодарила меня Джозабэль.

– Нет проблем. А кстати: ты сказала – Морган? Это… не тот ли Морган, который Джефри Морган? Самый сильный маг в истории?

– Это он, – подтвердила Джозабэль.

– Вот это да! Мой брат рассказывал мне о его подвигах. Один раз даже о настоящем драконе! Кому-то пришло в голову открыть портал в другой мир, и оттуда вырвался огненный змей. А Морган вернул его обратно.

– Да, он – выдающаяся личность, – подтвердила Джозабэль. – Когда я была маленькой, он часто рассказывал мне сказки на ночь. Пока я не подросла и не поняла, что это были совсем не сказки. Это была его жизнь.

– Ух, ты! – Да уж, трудно поверить в такие истории с первого раза, даже если тебя со всех сторон окружает магия. – Но ведь Морган никого не брался обучать, как бы сильно его об этом не просили. Как же так вышло, что ты стала его ученицей?

Джозабэль некоторое время размышляла, а потом снова улыбнулась.

– Он сказал мне однажды: «Ты совмещаешь в себе все оттенки магии, но именно твоя целеустремленность делает тебя особенной. Ты поднялась, когда многие даже не пытались бы думать о борьбе, ты восприняла проклятие жизненным уроком и пошла вперед. Таких, как ты, немного, но ни у одного из них нет того, что есть у тебя».

Джозабэль замолчала, а вот я захотела узнать, что же это за особенность.

– И что он сказал дальше?

– Человеческая душа, – объяснила она. – Многие сильные маги и заклинатели всегда отличались от остальных. Их стремление к другим высотам отделяло их от толпы. Но моя душа делает меня человечной. Поэтому Морган и отправил меня сюда. Чтобы я научилась быть человеком.

– Интересно, – хмыкнула я. – Что же, ты определенно делаешь успехи. Контакт уже налажен.

Джозабэль посмеялась.

– В этом учителей найти сложно.

– Да их и не будет. Главное в этом деле – практика.

Джозабэль, кажется, расслабилась. Я все равно до конца не могла быть ни в чем уверенной, ведь ее глаза все еще скрывала повязка. Было так неудобно смотреть на нее, но в тоже время не отворачиваться же…

В общем, я решила уже сменить тему.

– Кстати, твоя комната выглядит очень оригинальной. Мне вот даже стыдно тебя приглашать. Я почти ничего не изменила, только повесила несколько фотографий, по мелочи.

– Спасибо. Просто я лучше вижу в темноте, – объяснила Джозабэль и ухмыльнулась.

Ааа! Ну это теперь все объясняет.

Впрочем, это могла быть и шутка. Уточнять я на всякий случай не решилась от греха подальше.

– Джозабэль, ты извини, но я должна сейчас поговорить с Каем и объяснить ему то же, что объяснила мне ты.

– Я понимаю, – кивнула она. – Передай ему мои извинения.

– Не волнуйся, он не обидчивый, – заверила я и направилась к выходу. – Была очень рада с тобой пообщаться по душам.

– Я тоже, – закивала Джозабэль.

– Ты на ужин во сколько ходишь? К началу или к концу? – Спросила я ее уже на выходе.

– К концу. Народу поменьше.

– Отлично! Мы с Каем тоже. Присоединишься?

– С удовольствием, – улыбнулась Джозабэль.

– Тогда до встречи! Ужин-то скоро!

Джозабэль кивнула, и я покинула ее комнату.

Глава 25

Как оказалось, поговорить с Джозабэль намного проще, чем успокоить Кая.

Я пыталась дозвониться до моего друга, но он упорно не отвечал на мои звонки. Я послала ему несколько смс сообщений, сначала с просьбой, чтобы он вышел из общежития, а потом, когда он в очередной раз не ответил, просто написала ему, что Джозабэль ничего плохого в виду не имела и все в порядке.

Но безрезультатно.

Когда я подошла к мужскому общежитию я еще недолго предпринимала бесплотные попытки звонков, но, когда стало вполне очевидно, что Кай мне не ответит, я уже стала заметно переживать за него. Что там с ним случилось, что он на звонок ответить не может? Мы вроде бы расстались вполне нормально.

Конечно, Кай побрел к себе, как на эшафот, но дело было в его подавленном настроении, а не в невозможности ответить на звонок.

Что мне оставалось делать? Конечно же, идти ва-банк. В каком-то смысле.

Набравшись смелости, я открыла дверь и проследовала в мужское общежитие. По расположению помещение внутри в точности копировало женский корпус. Только здесь не было всяких рюшечек, оборочек, девчачьих мелочей. Да и цвета здесь были холодными, сразу видно, кто здесь живет.

В общем, мое появление незамеченным остаться не могло. Ребят было много, что естественно, ведь я пришла в мужское общежитие. Сначала меня просто осматривали в недоумении, потом начали шептаться. Один парень вообще с дивана рухнул и бросился бежать наверх, завидев меня. Не знаю, что его так напугало, но у меня все еще была моя цель.

Ладно, включаем всю возможную доброжелательность и ищем Кая.

– Привет, – улыбнулась я, пытаясь выглядеть расслабленно, но думаю, выглядела смущенно. Что не удивительно, тут десятка три парней, которые стоят напротив меня, улыбаются и разглядывают меня. – Мне нужен Кай. Не подскажите, где его спальня?

– А что он сделал такого хорошего, что заслужил тебя в своей спальне? – Хмыкнул один темноволосый парнишка. – А то может, лучше заглянешь в мою спальню?

Мальчишки звонко рассмеялись.

– Давай я лучше покажу тебе свою спальню! – Предложил один высокий светловолосый парень с темными глазами.

– Слушайте, – выдохнула я. – Извините, что так ворвалась, но это очень важно. Пожалуйста, помогите мне.

– Ну, ладно-ладно, – лениво ухмыльнулся один четверокурсник. Выглядел он очень взросло. – Как ты сказала, его зовут?

– Кай, – напомнила я.

– Кто-нибудь знает Кая? – Спросил он у ребят.

– Нет, что за Кай?

– Принц тьмы, – объяснила я.

– Ах, Принц, – ухмыльнулся все тот же четверокурсник. – Да, он наверху, кажется. Но ты забей на него, присоединяйся лучше к нам. Как ты сказала твое имя?

Наверху. Ладно, главное я услышала, теперь нужно как-нибудь пройти. С другой стороны, а кто мне назвал номер комнаты?

Пока я пыталась хотя бы начать думать о предположительных тактиках отступления, из толпы довольно решительно ко мне выступил один парень. Я видела его пару раз в учебном корпусе, и запомнился он мне тем, что, как правило, его все сторонились. Стоило ему появиться, как ближайшие студенты торопливо разбегались в разные стороны.

Он был высоким, с густыми каштановыми волосами и длинной челкой набок, которая почти закрывала его глаза. Парень был симпатичным, поэтому я вдвойне не понимала, почему его так сторонятся.

Но, так или иначе, для меня он стал спасителем.

Пробравшись сквозь толпу парней, которые продолжали улыбаться и разглядывать меня, он быстро оказался рядом, решительно взял меня за руку и повел за собой. Я, конечно, растерялась, не ожидала, что он меня за собой поведет. К тому же он молчал, в отличие от парней вокруг.

Кто-то еще комментировал мое присутствие, а кто-то попытался возмутиться тому факту, что этот парнишка с челкой меня за собой уводит. Однако, помешать нам не спешили. Думаю, это как-то связано с тем, что его почти всегда сторонились.

Быстро поднявшись наверх, мы пробежались по коридорам и поднялись еще на три этажа выше. А пробежались мы потому, что мой проводник был высоким и шел, наверное, своим привычным шагом. Но я за ним едва поспевала. Если бы он меня за руку не держал, я бы точно отстала.

Сначала я еще была слегка обескуражена тем, как крепко он держал меня за руку. Но потом, когда мы поднялись на этаж выше, другие мальчишки стала реагировать на меня неоднозначно. И когда они пытались ко мне подходить, мне на помощь приходил мой проводник.

Когда мы поднялись на пятый этаж, парней стало заметно меньше, а я подумала о том, что больше никогда не приду в мужское общежитие.

– Знаешь, – впервые заговорил со мной мой проводник, – это пройдет.

– Что именно? – Уточнила я.

– Принц тьмы и все такое, – объяснил он.

– А, – сложно было понять с ходу, что имел в виду этот парень.

– Когда… – он продолжил как-то неуверенно, – я сюда только приехал, мне тоже сделали предсказание.

– Да? – Удивилась я. – И что тебе предсказали?

Наконец-то мы замедлились, и я практически поравнялась с моим проводником.

– Мне предсказали, что я в будущем стану Жнецом. Но, как видишь, я все еще просто парень.

– Значит, тебя нарекли ходячей смертью? – Удивилась я, а парень ухмыльнулся.

Было видно, что он небольшой поклонник смеха.

– Не переживай за Принца. От него отстанут. С меня волна гонений спала ровно в тот момент, когда появился твой друг. Правда, хочу заметить, ему повезло с кличкой больше, чем мне. Принц звучит как-то более благозвучно, чем Жнец.

– А, кроме того, что ты будущий Жнец, у тебя есть имя? – Спросила я.

– Конечно, – хмыкнул он. – Лэнс.

– Аврора, – представилась я.

– Да, я знаю, – кивнул Лэнс. – Тебя тоже часто обсуждают из-за твоей белой маны.

– А, – смутилась немного я.

О чем я и говорила.

– Но ничего такого, клички не дают. Просто часто болтают об этом, вроде как, знаешь, редкость. Но больше ничего, – заторопился как будто даже оправдаться Лэнс.

– Ясно.

– Вот мы и пришли, – остановился Лэнс.

– Спасибо, что проводил, – поблагодарила я. – А то бы я одна не справилась.

– Не за что, – кивнул Лэнс. – Обращайся, если что. У Жнеца, как правило, мало друзей и дел, сама понимаешь почему, – уже уходя, добавил он.

– Я не верю в предрассудки, – улыбнулась я.

– Хорошо. Я тоже.

Лэнс ушел, а я еще несколько секунд смотрела ему вслед. Да, что-то в Академии с предсказаниями явно не то. Пусть Лэнсу напророчили будущее Жнеца, все же он показался мне хороший парнем. Да и к тому же он был единственным, кто просто взял и помог мне. В отличие от остальных мальчишек.

Первое впечатление обманчиво.

Но вернемся к главному. Я постучала. Несколько раз. Дверь Кай открыл не сразу. Я сначала подумала, что он не здесь и заметно расстроилась, ведь преодолела огонь и воду, чтобы добраться до его спальни. Но потом за дверью послышалось какое-то движение, и уже через пять секунд Кай мне открыл.

На мгновение, когда я увидела своего друга, я даже испугалась, настолько подавленным и разбитым он сейчас выглядел.

– Кай, что с тобой? – С ходу спросила я.

Кай моргнул, потом понял, что это я и позволил себе удивление.

– Ты как здесь?.. Что здесь делаешь?.. Это же!.. Ты же!..

Он схватил меня за руку и втянул в свою комнату, закрывая за собой дверь.

– Это же нарушение правил! – Воскликнул громким шепотом он.

– Я знаю, но ты не отвечал на мои звонки, – заметила я.

– А ты звонила? – Удивился Кай и бросился к своей кровати в поисках телефона.

Я тем временем огляделась. Похоже, кое-кто решил собрать свои вещи. Отлично. Судя по всему, я вовремя пришла.

– Кай, что это такое? – Спросила я.

– Видимо, он стоял на бесшумном режиме, я не слышал, прости, – все еще разбирался с телефоном он. Затем он поднял голову, посмотрел сначала на меня, затем проследил за моим взглядом и ответил на мой вопрос: – Ах, это.

– Кай… – я собиралась ему все рассказать.

– Я подумал, что будет лучше, если я просто уеду, по крайней мере, избегу унижения и лишения маны. Возможно.

– Кай…

– Потому что это все равно неизбежно. Чарли вернется и все, мне конец.

– Кай, послушай…

– К тому же лучше сделать это сейчас, пока никто не спохватился, понимаешь?

– Кай! – Подошла к нему я и прикрыла ему рот рукой. Поскольку говорить он уже не мог, он одними глазами задал мне свой вопрос «что»? – Я пришла сюда не для того, чтобы с тобой прощаться. Джозабэль не собиралась никому рассказывать. Она просто хотела подружиться.

– Пбрджтся? – Буркнул мне в руку он и я ее опустила. – Что за шутки?

– Она… не очень умеет заводить друзей, – заметила я.

– Это она их так заводит?! – Возмутился Кай. – Да у меня чуть сердечный приступ не случился, когда она это сказала! Да я чуть!.. Да я не знаю!..

– Кай, расслабься, она, правда, не хотела ничего плохого, – заверила я. – Она никому не расскажет, не волнуйся. Она просто хотела завести друзей, вот и все.

– Друзей? Да… если так каждый второй будет друзей заводить, … я впаду в кому, – Кай рассеянно уселся на свою кровать и стал думать.

– Не переживай, ладно? У нее тоже свои сложности есть. Да, согласна, это не лучший способ завести друзей, но главное в том, что она не собирается об этом никому рассказывать и будет нашим другом.

– Я не буду дружить с ней!

– Кай!

– Что? Она меня чуть в могилу не свела! Я!.. Я!.. – Он посмотрел мне в глаза. – Я не знаю, – выдохнул он.

– Я не прошу тебя идти и приносить ей цветы, – улыбнулась я. – Тебе тоже нужно время, чтобы все это переварить. Я это понимаю. Но помнишь, как ты кое-что понял сам? Кое-что, за что ты думал, я на тебя обиделась?

– То, что Джозабэль похожа на нас? – Уточнил Кай.

– Да.

– Ну да, я помню, – он сделал глубокий вздох. – Просто…

– Я понимаю, это сложно, согласна. Поэтому тебе будет лучше начать с главного.

– Чего еще? – Нахмурился тут же он, как будто я собиралась его сдружить еще с кем-нибудь.

– Разбери свои вещи! Что это за цирк?!

– Я думал, что меня лишат маны! – Заметил Кай.

– Но теперь ты знаешь, что этого не случится. Быстро!

– Хорошо! – Вскочил на ноги он и рванулся к чемоданам. – Но все равно, тебе нельзя здесь быть.

– Да, – согласилась я. – Так что первым делом проводи меня, пожалуйста?

Я мило улыбнулась.

– Хорошо, – все еще хмурился Кай и прежде, чем мы вышли из его комнаты, он долго рассматривал ковер под ногами. – Спасибо.

– Это не мне спасибо, это Джозабэль спасибо, что она оказалась такой хорошей.

– Но ты пришла сюда, рисковала, но пришла…

– Очевидно, я сделала это вовремя. Иначе бы ты съехал и так и не узнал всей правды, – заметила я.

Он наконец-то оторвался от разглядывания ковра и посмотрел мне прямо в глаза.

– Я рад, что мы подружились, – признался Кай.

– Я тоже рада, – улыбнулась я. – А теперь идем, пока никому здесь не взбрело в голову позвать преподавателя, чтобы меня наказать.

Где-то в глубине души у меня было это предчувствие, что Кай сгоряча может сделать какую-нибудь глупость. Поэтому я так торопилась. Еще бы немного и он, правда бы, уехал. Его, конечно, можно понять, все-таки красная мана – это далеко не шутки. Да и Джозабэль озвучила это так неопределенно, что действительно начинаешь думать только о побеге.

Но, что правда, то правда. Если бы Джозабэль хотела рассказать о мане Кая преподавателям, она бы это уже сто раз сделала. Сколько она видела Кая? Даже на посвящении в «Магистре». Вполне очевидно, что если бы она хотела, об этом давным-давно знали все.

Но она ничего не сказала. А это все-таки главное.

Глава 26

Учеба завлекла нас целиком и полностью. Изучение языка заклинаний, лекции по астрологии, очередные три главы по истории, новое зелье из кварелии, первые занятия по демонологии. Быстро мы влились в учебный процесс. Время заметно ускорилось.

Что меня радовало, так это Кай. Он вернулся в свою колею довольно быстро. Первый совместный ужин с Джозабэль, конечно, был очень напряженным, но потом все как-то само собой разрешилось, и в какой-то момент Кай сам ее к нам за столик позвал.

Что, конечно же, не могло не остаться незамеченным местными сплетницами, которые быстро окрестили нас «Ужасной троицей». Белая мана, черная мана и Принц тьмы – трио на миллион. Кто-то даже однажды обронил «…только бы они не решили захватить Академию…».

Несмотря на серьезность произнесенного, нас это почему-то только развеселило.

В общем, постепенно мы с Джозабэль сдружились. Хотя иногда общение с ней, что для меня, что для Кая, давалось с трудом. Как, например, однажды на обеде, один студент с воплями: «Смотрите! Смотрите!» ворвался в столовую и принялся показывать всем магический атрибут, нам с Каем стало неудобно, и мы решили отвлечь Джозабэль.

– А, кстати! – Воскликнул радостный Кай. – Тут новый фильм будут показывать про гонки… ой…

Кай сделался виноватым и его щеки порозовели, я тоже сползла под стол и стала делать вид, что пью сок.

Однако, Джозабэль не обиделась и даже поддержала разговор.

– Да, я слышала об этом, – заметила она. – Самый крутой фильм за всю историю!

– Точно! – Обрадовался Кай и зачем-то добавил: – У нас с тобой одни и те же взгляды.

Потом он снова замер с лицом «что я несу?» и отвернулся.

Да, с Джозабэль было не так просто общаться. Я понимаю, мы не специально, но все же – когда привыкаешь не обращать внимание на то, что говоришь, становится сложно отслеживать такие фразы.

Но, к счастью, Джозабэль реагировала на это спокойно и просто улыбалась. Видимо, она понимала, что мы не со зла это делаем. Ладно, привыкнем.

Конечно, Джозабэль все еще оставалась сильнейшим медиумом, да и талантов у нее без этого было полно, однако она была веселой девчонкой. Часто шутила, поддерживала разговор о каких-нибудь новостях, которые мы обсуждали. Она была просто обычной девушкой восемнадцати лет, и это все-таки было главным.

На занятиях по управлению маной мы все еще продолжали убирать этот бесконечно захламленный зал. Ничто не уменьшало количество коробок, старых газет и прочей атрибутики чердачных помещений, где обычно все это и хранится. Каждый раз мы уставали жутко!

Наказание Рину смягчили. Теперь он должен был мыть полы не каждый день, а только один раз в неделю. Его фото сняли с доски позора, и через какое-то время Рин снова стал возвращаться к своему излишнему неудовольствию и раздражению. Да, похоже, правду говорят: горбатого могила исправит.

Последний урок заклинаний выдался на удивление изобретательным. Он больше походил на урок ИЗО, ведь после того, как все справились с правильным произношением заклинания «ловушка для демонов», профессор Ливанталь выдала нам бумагу, краски, карандаши, фломастеры и даже пастельные мелки. Ну, как выдала? Наколдовала, но это детали. Мы же все-таки в Академии магии.

В общем, как рассказала Лилиан, в первую очередь для прорисовки заклинаний маной по воздуху необходимо сначала научиться хорошо рисовать на бумаге. Уровень мастерства нужно было оттачивать, что мы и принялись делать.

В итоге, в конце занятия, мы продемонстрировали свои работы, и в какой-то момент мне показалось, что мы снова вернулись в детский сад. Потому что те каракули, которые были изображены у многих, тянули на ясельную группу.

Не скажу, что изображение моего символа сильно выходило вперед, нет. Кривенькое такое покосившееся нечто, совершенно не имеющее ничего общего с тем, что было изображено на доске.

Несмотря на все наши ожидания, Лилиан сказала, что учебников мы пока не получим и будем постепенно оттачивать мастерство изобразительного искусства ближайшие пару занятий. Обидно, но что поделаешь? Магия не терпит несовершенства.

На «классификации» мы разбирали различных магических созданий по классам, что было вполне очевидно, но немного скучно, потому, что это были сплошные лекции, которые нужно выучить. В итоге получилось шесть полных листов, исписанных новой информацией.

Демонология прошла более интересно. Нашим учителем оказался профессор Андэра, и он выглядел так, будто очень часто контактировал с миром демонов. Немного бледный, хмурый, весь в черном. На его бескровном лице особенно выделялись черные, словно ночь, глаза. В первую лекцию он изучил вдоль и поперек каждого из нас, а потом заявил:

– Давайте начистоту: с демонами шутки плохи.

А потом он взял и задрал свою черную рубашку. Мы сначала испугались, потом смутились, а затем, когда увидели тело профессора, полностью изуродованное страшными шрамами, явно от больших когтей, и вовсе дышать перестали.

– Хотите вызвать кого-нибудь могущественного? – Грозно спросил он, опустив рубашку. – Подумайте дважды. Если считаете себя всесильными, можете катиться ко всем чертям. Ведь именно это произойдет с вами, если посмеете потревожить этих мерзких тварей.

Дальше профессор перешел к лекции, и все немного расслабились. Хотя картина с изуродованным шрамами телом профессора все никак не выходила у меня из головы. Думаю, многие тоже думали об этом.

И когда мы немного разобрали виды демонов – бесы, черти, низшие демоны, средние, высшего порядка, архидемоны – Фрэди осмелел и решил спросить то, что интересовало многих.

– Простите, профессор, – поднял руку наш одногруппник. – А как Вы заработали эти шрамы?

Профессор Андэра окинул его цепким взглядом, на что Фрэди нервно сглотнул, а потом ответил:

– Я тоже когда-то был молодым.

Больше вопросов к «страшному» профессору не возникало.

Я еще удивлялась, почему не видела профессора Андэру раньше? Во-первых, его кабинет располагался аж под спортивным залом, который и так располагался этажом ниже первого. А во-вторых, профессор, по слухам, не любил покидать свои покои, которые по какой-то причине в порядке исключения были расположены рядом с его кабинетом.

В общем, профессор был своеобразный, вызывал смешанные чувства, но, по большей степени, интерес. Впрочем, судя по его суровости, он вряд ли из тех профессоров, которые с радостью согласятся побеседовать за чашечкой чая. Ладно, не стоит думать о профессоре плохо. Надо помнить главное – преподавателей надо уважать.

В пятницу после уроков мы встретились с Каем и Джозабэль в холле учебного корпуса и отправились на собрание клуба. Наряжаться было необязательно, однако Джозабэль всегда ходила в красивых платьях, вот и я решила последовать ее примеру. Один только Кай, как увидел нас, сразу заметно расстроился. Он был в темно-синих джинсах и футболке – спортивный вариант.

– Нам же вроде не говорили, чтобы мы приоделись, – заметил он.

– Не говорили, – подтвердила я.

– Тогда чего вы такие красивые? – Почти раздосадовано заметил Кай.

Мы с Джозабэль посмеялись и двинулись к залу.

В этот раз внутри все было подготовлено к собранию. Стулья для участников были расставлены в круг, народ потихоньку собирался.

– Аврора! Джозабэль! Прин… Кай! – Подошла к нам сразу же Фрэя. – Присаживайтесь, мы ждем последнего участника клуба и начинаем.

Почти сразу же она вернулась к остальным. Китти, заметив нас, радостно помахала нам в знак приветствия, а когда мы присаживались, даже поинтересовалась, как наши дела, что нового, нравится ли нам учиться? В общем, мы немножко пообщались.

Одна только Эсти сидела на своем стуле, словно на троне, и окидывала всех властным взглядом, как будто мы были ее подданными. Да, королевская кровь, что и говорить?

– Мне интересно, что сегодня будет, – признался Кай, когда мы усаживались. – Надеюсь, колдовать маной не будем. А то я пока рисую какую-то кракозябру.

Я тихо похихикала.

– Да расслабься ты! Мы же учимся, это все понимают.

– Да-да, – вздохнул Кай.

– Если что – я что-нибудь неожиданное сколдую, чтобы отвлечь внимание, – пообещала Джозабэль.

Я тихо похихикала, а Кай нахмурился.

– А ты знаешь заклинания? – Уточнил он.

– Конечно. У нас на занятиях одним сплошным потоком целая тонна новых заклинаний! – Сообщила Джозабэль, а мы уставились на нее с нескрываемой завистью.

– Простите! Простите! Простите! – Вбежала в актовый зал запыхавшаяся Мелинда.

– Ну, наконец-то ты пришла! – Воскликнула возмущенная Эсти. – Сколько можно тебя уже ждать?

– Извините, пожалуйста! – Смутилась Мелинда. – Я потеряла свою тетрадку, и испугалась, что забыла ее в аудитории. Пришлось возвращаться и проверять. А потом!..

– Мне неинтересно! – Воскликнула Эсти и отвернулась.

– Ничего, Мелинда, – подошла к ней Фрэя. – Ты же знаешь, мы бы все равно без тебя не начали. Присаживайся.

– Еще бы как начали! – Возмутилась Эсти. – Между прочим, мы здесь не одни, можно было бы выразить уважение к тем, кто пришел сюда помимо нас троих!

– Перестань, Эсти, – попросила Фрэя пока спокойно, а затем присоединилась к нам. – Итак, давайте начнем наше первое официальное собрание в этом году.

– Мы бы не ждали, – все бурчала себе под нос Эсти.

Ее слова, конечно, Фрэя проигнорировала, но незамеченными они не остались. Мелинда казалась подавленной и сразу поникла.

– Давайте для начала еще раз поприветствуем наших новых участников, – похлопала Фрэя. Все остальные ее поддержали и тоже зааплодировали. – Как вам всем уже известно, среди нас теперь две самых редких разновидности маны. Черная и белая. Джозабэль и Аврора соответственно. А это значит, что наш «Магистре» самый сильный и могущественный из всех магических клубов при Академии магии в мире.

Еще один залп оваций и все смотрят на нас с Джозабэль.

– Что это теперь значит? Как вы помните, в прошлом году мы обсуждали очень важный и очень мощный ритуал единения с природной энергией. – Участники клуба, кто был в курсе, сразу же оживились и обрадовалась. – Для новичков поясню: как вы знаете, наша магия основывается на возможности применения маны для сотворения заклинаний. Все это требует обучения, совершенствования, увеличения запасов сил и прочее.

– Однако, ритуал единения с природой включает в себя массу очень важных и полезных усилений. Во-первых, это явное увеличение сил и запасов маны. Наше взаимодействие с природой построено таким образом, что у нас есть определенный канал связи. Но он слишком маленький, потому наши силы ограничены.

– Проведя данный ритуал, мы в первую очередь расширим этот канал, увеличив связь с природой, что позволит нам подключаться к источнику магии практически напрямую.

– К тому же это ритуал единения души, маны, тела и разума с природой, самой сильной и могущественной из всего, что есть на земле.

– Это некий равносильный обмен сил, – подключилась к объяснению и Китти. – Мы приносим в дар частичку своей маны, своей силы, своего духа, а взамен получаем силу самой природы. Это один из самых сложнейших существующих ритуалов на всей земле! Который, кстати говоря, ранее, проводился лишь однажды за всю историю!

– Да, – поддакнула Фрэя. – Но осуществить его можно только, если белая или черная мана будут лежать в основе создания магического круга, так как эти два вида маны являются самой чистой и близкой к природе.

– Как день и ночь, – добавила Китти.

– После проведения ритуала мы получим некоторые навыки, – продолжала Фрэя. – Точно никто не знает, какие именно навыки. Этот ритуал, как уже упоминала Китти, завершался успехом только однажды за всю историю существования магии. Но поскольку это произошло еще четыре тысячи лет назад, легенда претерпела множество изменений и преобразований, которые губительно сказались на достоверности информации.

– Короче говоря, из яблока сделали сливовый пирог, – улыбнулась Китти. – Но самое главное, это даже не мистические способности. Как способность к созиданию и рождению, природа укрепит нашу защиту против разрушающей силы уничтожения. Это позволит нам стать сильнее и увереннее в своих силах. Мы будем под защитой великих стихий.

– Что означает нашу защиту от сил демонов, – продолжала Фрэя, – которые могут попытаться прийти за нашими душами. Как вы уже знаете, или сейчас узнаете – посмотрела на нас она, – души магов гораздо ценнее, нежели души людей. Раньше они были достаточно чистыми, но теперь душа настоящего мага, вместе с маной и волей к победе, лакомый кусок для любого демона.

– В этом случае, природа сможет защитить наши души, как бы взяв нас под свое крыло, и не позволив никому магическим способом лишить нас жизни и забрать нашу душу.

Я опустила глаза, вспоминая свое не самое светлое воспоминание относительно моей смерти. На это обратил внимание только Кай.

– Итак, мы рассказали о ритуале, теперь и новички знают, что он собой представляет. И поскольку мы всегда решаем все вопросы голосованием, в этот раз это не станет исключением. Кто за то, чтобы привести ритуал единения с природой?

Почти одновременно все подняли руки. Что оставалось делать? Это было довольно заманчивым предложением, особенно часть про защиту души. Да, я определенно хотела бы это сделать. Как и Кай и Джозабэль.

– Что ж, – улыбнулась Фрэя, – единогласно.

– Радоваться все равно рано, – наконец вступила в разговор Эсти. – Ритуал так просто завтра на досуге не проведешь.

– Именно! – Подхватила Фрэя. – Как мы вам уже говорили, ритуал довольно сложный. Потребуется изготовить несколько зелий, подготовить целый ряд заклинаний, выучить сложные символы, а некоторые из нас пока до сих пор даже не получили учебники по заклинаниям. – Глянула на нас Фрэя. Стало стыдно. – Но ничего страшного. Этот ритуал все равно нужно проводить только в день весеннего равноденствия, так что у нас определенно есть время.

– Помимо зелий и заклинаний нам понадобится место для проведения ритуала, – напомнила Китти. – И это, пожалуй, самое главное во всем, что мы здесь обсуждали.

– Верно, – подтвердила Фрэя. – Место должно подходить сразу под несколько условий: первое, оно должно находиться недалеко от леса, но пространства должно быть достаточно для соблюдения всех правил ритуала.

– Окрестности Академии вполне подойдут! – Поддержала одна девушка, чьего имени я пока не знала.

Я вообще мало кого знала из клуба, ведь в основном здесь все были старшекурсниками.

– Нужно будет подыскать подходящее, – поддержала Китти. – Только подальше от корпусов, а то нам это может очень мешать.

– И это второе условие, – заметила Фрэя. – Место должно быть окружено тишиной. Никаких лишних звуков, кроме самой природы. Третье условие, этим займемся мы втроем, просмотр астрального плана подходящего места. Многие еще не изучали астральные планы, но кому-то скоро это предстоит, кто-то только начинает их изучать. В любом случае подробнее о них вы узнаете в свое время.

– Короче говоря, всем сегодня дается задание. Нужно подыскать похожее место, хотя бы предположительно, чтобы были какие-нибудь первые идеи, задумки. Мы должны будем подготовить все для ритуала, поэтому желательно найти место уже сейчас. Договорились?

– Значит, если мы не видим астральный план, все равно выдвигать предположения? – Уточнил один кудрявый парень.

Опять я имени не знаю.

– Именно! – Подтвердила Китти.

– Помимо способности просматривать астральный план, у вас очень хорошо развита интуиция, которая поможет привести вас к нужному месту, – рассказывала Фрэя. – Так что не бойтесь выдвигать предложения. Скорее всего, это может оказаться то самое лучшее место.

– Конечно, со всем этим ритуалом вы можете подумать, что до весны мы ничем другим заниматься не будем, – заметила Китти. – Но это не так. На следующее собрание у нас есть определенные планы.

– Верно, – подтвердила Фрэя. – На следующем собрании мы с вами научимся призывать силу древних духов, для того, чтобы усилить эффект заклинания. Оно пригодится всем, как уже давним участникам клуба, так и новичкам.

– А когда мы проведем ритуал! – Загорелась Китти. – Мы съездим на международную встречу всех клубов и похвастаемся тем, что нам удалось!

– Не спеши так, Китти, – попросила Фрэя. – Мы все еще в самом начале пути. Многое предстоит сделать. И потом успешность ритуала не зависит только от желания. Нам нужно сделать очень многое.

– К тому же ритуал был проведен успешно только один раз, – заметила Эсти. – Мне не нравится быть второй.

– Расслабься Эсти, это было четыре тысячи лет назад, думаешь, кто-нибудь поставит тебя в список второй? – Хмыкнула Фрэя.

– Ну да! – Фыркнула Эсти. – Не хочу, чтобы потом говорили «…они вторые в истории, кому это удалось».

– Но это довольно сложный ритуал… – заметил один парень.

– Но, если учесть, что из всех магов, проживших столько времени с тех пор, мы все-таки станем вторыми, не считаешь, что это уже почетно? – Заметила Фрэя.

– Никогда не почетно быть второй! – Воскликнула Эсти.

– Успокойтесь, – закатила глаза Китти.

– Но что ты хочешь сделать? Вернуться назад во времени и попросить тех, кто провел ритуал первыми, этого не делать?

– А почему бы и нет?!

– О, Эсти, – покачала головой Фрэя.

– А что такого?! Я принадлежу к древнему роду королей…

– О, нет! – Закатила глаза Китти.

– Только не начинай опять про свой род! – Запротестовала Фрэя.

Но Эсти никого не слушала и продолжала говорить.

– …именно поэтому, тем, кто сделал это четыре тысячи лет назад, будет не так сложно доказать, кто должен сделать это первым. Они меня послушают! Я их королева. Четыре тысячи лет назад короли уже существовали, так что…

– Эсти, пожалуйста, перестань про свое королевское происхождение, – просила, даже умоляла Китти.

– Это мое наследие, мое законное место!..

В общем, до конца собрания Эсти, Фрэя и Китти так и проспорили на тему, почему Эсти должна перестать каждый раз напоминать всем о своей королевской крови. Пришлось слушать, а что поделаешь?

Но, к концу собрания, они все-таки закончили и вернулись к заклинаниям. Фрэя показала нам один не очень сложный символ, который наказала нам разучивать, как связку какого-то в дальнейшем более сложного заклинания, и мы разошлись.

Ритуал, о котором рассказали девочки, показался мне интересным. Конечно, я старалась не унывать из-за того, что случилось два года назад. Но, когда девочки предложили реальный способ защиты, я сильно обрадовалась по этому поводу.

Вот, чего мне не хватало. Каким бы сильным магом я не стану в будущем, это все неважно, если защититься я не смогу. Конечно, «защитные заклинания» в будущем будут преподаваться нам отдельным курсом. Но еще одна защита никогда не лишняя.

Особенно, когда точно знаешь, что при схватке с темными магами или колдунами, потерять можно не только честь и достоинство, но и собственную жизнь.

Глава 27

В субботу был огромный ажиотаж. Все хотели посмотреть на репетицию Танцевального клуба. Студенты настолько напирали, что в конечном итоге танцорам попросту не хватило места.

Новички так вообще быстренько разбежались по углам, отказавшись танцевать при всех. Их можно было понять, ведь они пока движений особо не знают, а мы тут все пришли и давай их разглядывать.

В общем, когда ситуация достигла апогея и за шумом толпы уже ничего нельзя было услышать, особенно музыку – сегодня она была обычной, воспроизводилась с колонок, которых при нормальных условиях должно было хватить – танцоры собрались вместе, о чем-то переговорили, а потом…

Ох, такой визг и ор поднялись!

Пятеро парней отошли чуть назад, четверо девушек сгруппировались чуть ближе к нам. И вот тут-то началось то, ради чего все здесь собрались!

Парни наколдовали нечто мне неведомое, но в их руках появились несколько предметов. Двое держали в руках массивные посохи, которыми незамедлительно принялись отбивать ритм. Еще двое материализовали в своих руках огонь и воду, принявшись виртуозно создавать стихиями звук взрывающегося пламени и водного хлыста.

Гул от самодельных инструментов был таким, что аж грудная клетка вибрировала каждый раз, когда посохи ударялись об пол.

Последний парень выступил чуть вперед и, оглядев толпу, ухмыльнулся, отправив большую часть девушек в обморок. Он был симпатичным, привлекательным и его улыбка могла покорить любую девушку. Как я поняла из криков девчонок вокруг, зовут парня Шон, и он пользуется в Академии бешеной популярностью.

Шон зажег в ладонях два ледяных пламени, сделал кульбит в воздухе, направив хладный огонь в девушек-танцовщиц, и мне стали вполне очевидны причины его популярности.

Девушки сразу же начали движение. Синхронно, они взметнулись в воздух, сделав пируэт в воздухе, а затем ледяное пламя обернулось вокруг каждой танцовщицы.

Под каждый стук посохов девушки совершали очередное движение. То они внезапно опрокидывали головы, клонясь к земле, то подпрыгивали в воздух и выделывали просто невероятные акробатические номера. В конце они в два прыжка достигли нас, потом сделали колесо, назад и к ним навстречу выступили те четверо, что играли на инструментах. Кстати, инструменты зачарованно продолжали отбивать бешеный ритм.

Соединившись в танце, танцоры закружились, освободив место Шону. А тот как начал двигаться, так все и замерли, не смея даже моргнуть, чтобы не пропустить ни одного его движения. Парень двигался просто потрясающе! Танец был его стихией. Но про ледяное пламя он не забывал, раздувая его все сильнее.

В какой-то момент пламя обрело черты двух огромных змей. Шон использовал их, словно хлысты, при каждом ударе об пол, рассекая искры. А потом, когда остальные танцоры сделали еще несколько совместных кульбитов и приземлились на пол, склонившись специально так, чтобы все внимание было приковано к Шону, музыкальные инструменты разразились чем-то невообразимым, похожим на дикий рев.

Через секунду стало понятно, для чего это было сделано. Пламя в руках Шона в виде змей рванулось вверх, закрутившись в воронку, а затем змеи резко нырнули навстречу друг другу и из их соития вырвался огромный синий дракон.

Его мощь, его сила, струящееся синее пламя вокруг него. Дракон добрался до самого потолка, а потом нырнул в толпу студентов. Было жутко, но ужасов не последовало. За сантиметры до нас, дракон внезапно вспыхнул и рассыпался на множество маленьких искорок, которые замерцали на одежде и украшениях всех вокруг.

После этого музыка стихла, а Шон замер в победоносной позе.

Зал взорвался аплодисментами и криками восторга! Вот это было представление! Именно этого все так ждали!

Правда, после выступления, танцоры попросили нас все-таки удалиться, пообещав, что больше ничего интересного не предвидится, это будет просто скучная репетиция. Мы, конечно, были немного разочарованы, но все же впечатлений хватило, чтобы разойтись.

Так или иначе, но выгнать нас удалось далеко не с первого раза. Все надеялись, что танцоры выйдут на «бис», но они были неумолимы. Что ж, ничего не поделаешь. Надо будет посмотреть, когда у них следующие занятия.

Когда мы все-таки разошлись, я отправилась выполнять домашнее задание. Нужно было поскорее со всем разобраться, чтобы потом со спокойной душой идти на ужин.

Несмотря на то, что я уделяла домашнему заданию много времени, стараясь ни на что не отвлекаться, в голове все равно все время всплывал этот прекрасный танец. Мне было интересно, взяли бы меня, если бы я не перестала танцевать? Конечно, я понимаю, что уже поздно об этом думать, но, каждый раз, когда я вижу новый танец в исполнении Танцевального клуба, мне безумно хочется самой танцевать.

Но, к сожалению, набор закрыт, я не смогла себя проявить, так что теперь уже бесполезно сожалеть. Я все-таки в одном из сильнейших клубов «Магистре», а это тоже почетно.

За окном уже стало темнеть, когда в мою дверь внезапно постучали. Я только что закончила эссе по истории и хотела устроить перерыв, поэтому потянулась и пошла открывать.

– Привет, – улыбнулась мне Мелинда с порога, когда я открыла дверь.

– Привет, Мелинда, как дела? – Улыбнулась я в ответ.

– Хорошо, у тебя?

– Все нормально. Ты что-то хотела?

Мелинда замялась и смущенно опустила глаза.

– Рори, я бы хотела попросить тебя об услуге, – призналась она.

– А, конечно! Заходи! – Пригласила ее я.

– Нет-нет, послушай, пожалуйста. Дело вот в чем: как ты помнишь, Фрэя просила нас найти подходящее место для ритуала. Так вот, я, кажется, такое место нашла.

– Здорово! Ты молодец, Мелинда! – Похвалила я.

Девушка смущено улыбнулась.

– Спасибо. Но дело в том, что я собираюсь отвести туда Фрэю, Китти и… – Мелинда тяжело вздохнула, – Эсти.

Да, я понимала, почему она так вздыхала. Все-таки бедняжке от Эсти достается, не то слово.

– Так вот, ты знаешь, Эсти… Я знаю, что она так со всеми общается, но… мне тяжело с ней, понимаешь?

– Конечно, – поддержала я Мелинду.

– Так вот о просьбе: ты не могла бы сходить с нами? Как бы странно это не звучало, но Эсти почему-то ведет себя более сдержано с новичками.

Хотелось спросить «это было сдержано?», но я решила, что Мелинда – это не тот человек, с кем это стоит обсуждать.

– Конечно, Мелинда, – улыбнулась я. – Только куртку возьму.

Мелинда облегченно выдохнула и дождалась, пока я схожу за верхней одеждой. На улице под вечер уже было достаточно холодно, а нам идти в неизвестном направлении. Фрэя же просила искать подальше от корпусов, потому, я думаю, нам предстоит долгая прогулка.

– Спасибо, Рори, – поблагодарила меня Мелинда.

– Да не за что. Обращайся.

Пока мы шли, я краснела. Вот мы с Каем и Джозабэль совсем даже не подумали о поиске места. Просто пока как-то было не до этого, да и потом – куда торопиться? Ритуал будет весной. Можно было, например, сходить поискать завтра, но Мелинда уже нашла подходящее место.

Она ведь, правда, так старалась, чего ей Эсти постоянно грубит? Впрочем, она всем грубила, но на Мелинду, по сравнению с остальными, она «спускала собак» больше всех. Надеюсь, мое присутствие хоть немного, но поможет.

Внизу нас уже ждали Фрэя, Китти и Эсти. Они тоже были одеты потеплее. Ветер сегодня был на удивление сильным, даже не знаю, с чем это было связано.

– Девочки, – подошли мы к ним. Говорила Мелинда. – Надеюсь, вы не против взять с собой Аврору?

– Конечно, нет, – улыбнулась мне Фрэя. – Вместе веселей!

– Только нам все равно надо поторопиться, – заволновалась Китти. – Комендантский час скоро.

– Да, между прочим, – рявкнула Эсти, в недовольстве сложив руки на груди.

– Ладно, – вздохнула Фрэя и глянула на Эсти с упреком, – идемте уже. Не хватало нам еще с Баргестом столкнуться.

Мы вышли из общежития и отправились за Мелиндой, она уверенно направилась куда-то влево. Солнце клонилось к закату, сумерки уже опустились на территорию Академии. Но определял погоду ветер. Дул он так сильно, что не было ничего слышно, смотреть было больно, дышать тяжело. К тому же ветер был ледяным, пронизывал до костей.

Если так пойдет, он нам что-нибудь надует нехорошее.

– Мелинда! – Крикнула вдогонку Фрэя, потому что иначе ее было не услышать. – Далеко еще? Давай лучше завтра сходим!

Это было отличным предложением.

– О! извините! – Притормозила Мелинда. – Мне просто хотелось, чтобы вы посмотрели. Это близко, правда!

Фрэя поморщилась и все-таки кивнула. Мелинда улыбнулась и заторопилась вперед. Не знаю, я бы лучше поддержала идею Фрэи и вернулась. Что-то не нравится мне этот ветер.

Пройдя здание женского общежития, мы отправились дальше в сторону леса. Куда именно вела нас Мелинда, сказать было сложно, но я уже мечтала вернуться. Да, я понимаю, я тут в качестве поддержки, но все-таки – холодно, не то слово!

– Черт возьми, я продрогла! – Надев капюшон на голову, и закопавшись в карманах своей куртки, возмущалась Эсти. – Какого черта нас понесло в такую погоду? Мы же простудимся! А королевским особам не пристало болеть!

– Ага! – Поддержала Китти, чуть не свалившись от очередного потока убийственно холодного ветра. – Носить твои болячки должен кто-нибудь из твоих слуг!

– Кстати говоря! – Хотя бы отвлекалась от холода Эсти, когда говорила. – В эру королей, королевские особы с магическими способностями действительно могли перекладывать свои болезни на своих слуг! И те, между прочим, носили эти болезни с радостью!

– Я тебя умоляю! – Закатила глаза Китти.

– Так было! И не мешало бы быть сейчас! Если я заболею, я перенесу болезнь на тебя, сумасшедшая! – Прикрикнула она на Мелинду.

Честно говоря, я даже не знала, как в данном случае оказывать поддержку, ведь вступать в перепалку с Эсти все равно ни к чему хорошему не приведет. Эсти кричать умеет отменно, мне в этом с ней уж точно не тягаться.

Несмотря на все еще продолжавшийся сильный ветер, Мелинда сделала еще пару шагов и обернулась.

– Простите, девочки, – извинилась первым делом она. – Просто… мне очень хотелось быть полезной.

Мы вчетвером тоже притормозили, Китти немножко занесло, и она уткнулась в плечо Фрэе. Та любезно ее поддержала.

– Мы понимаем, Мелинда! – Ответила Фрэя.

Эсти лишь закатила глаза и скривилась в недовольстве.

– Неужели нельзя было выбрать день, когда погода будет нормальной? – Цокнула языком она.

– Эсти, хватит! – Прикрикнула на нее Фрэя. – Твое королевское величество хотела провести ритуал больше всех. Мелинда нашла место, заткнись и не выступай!

– Фрэя! Да как ты?!… – Эсти притормозила свое возмущение, потому что против лидера сейчас идти было глупо. Думаю, это вообще единственное, что останавливало ее от очередных колких замечаний. – Ладно! Но давайте быстрее! Я уже не могу больше!

Фрэя покачала головой.

– Мелинда! Долго еще? – Спросила Китти.

– Нет, обещаю! – Вяло улыбнулась та и снова отправилась дальше.

Мы последовали за ней.

Да, не так я представляла себе этот вечер. Все-таки в такую погоду нужно быть осторожнее и не выходить на улицу. Ветер, мало того, что не переставал нас сдувать, более того – он только усиливался. Это было очень странно, ведь вроде бы ничего не предвещало таких перемен. Что же происходит с природой?

Еще некоторое время мы шли в тишине, а потом и Фрэя и Китти стали оглядываться по сторонам с тревогой во взгляде. Затем они переглянулись и Фрэя снова обратилась к Мелинде.

– Постой! Мы же покидаем территорию Академии!

Покидаем территорию? Неужели мы шли так долго? Я даже удивилась, как я не заметила этого.

– Не волнуйтесь! Это близко, мы уже почти пришли! – Заверила Мелинда.

– Нет, ты не понимаешь…

– …я знаю, Фрэя! Но я прошлась почти по всей территории и не нашла ничего даже приблизительно подходящего. Пришлось расширить границы поиска. Но поверь мне, оно того стоит!

Фрэя стала сомневаться больше.

– Мелинда, нам запрещено покидать территорию, ты же знаешь, – строго напомнила она.

– Мы быстро, клянусь! Вы только посмотрите, и мы сразу же вернемся!

– Но…

– Пожалуйста, Фрэя! – Взмолилась Мелинда. – Я понимаю, что мы далеко, но я так старалась найти это место! Мне просто хочется, чтобы тебе понравилось!

– А остальным? – Рявкнула Эсти.

– Я знаю, у меня не так много способностей, как вы бы хотели во мне видеть, я не со всем справляюсь, но мне просто хотелось хоть что-то в своей жизни сделать правильно. Пожалуйста.

Фрэя вздохнула и сдалась в последний раз. Еще одного раза точно не будет, это было понятно по ее выражению лица. Я ее понимала, что-то все это как-то сомнительно. Но все же мы снова двигались в неизвестном направлении.

Ветер продолжал нагнетать, а я стала задумываться: было ли мое некоторое беспокойство связано только лишь с ветром? Или же здесь было что-то еще? Почему я вдруг стала волноваться? Глупо, ведь Фрэя и остальные казались спокойными. Просто было понятно, что никому не охота идти в такую ветреную погоду.

И в то мгновение, когда я уже совсем перестала понимать себя и свои чувства, я услышала шепот ветра. Это было странное ощущение и совершенно неясные очертания мистических голосов. Но в это самое мгновение я вдруг поняла: зачем я иду? Это же не просто ветер, это – предостережение.

Остановившись, я посмотрела на Фрэю, и хотела было крикнуть ей, чтобы мы возвращались. Она уже тоже не очень-то выражала восторг по поводу нашего похода. Но стоило мне только открыть рот, как вдруг…

– Мы пришли! – Сообщила всем Мелинда. – Вот это место!

Когда мы остановились, ветер заметно сбавил обороты и перестал сдувать нас в стороны. Это немножко притупило мое чувство беспокойства, но полностью оно не прошло. Фрэя и Китти поспешно огляделись, и, думаю, принялись просматривать планы. Эсти тоже огляделась и, судя по ее выражению лица, она была не совсем недовольна. В ее случае это практически признание и одобрение.

Это странно, они не выглядели обеспокоенными. А значит, наверное, и я зря переживала. Хорошо хоть не крикнула им «возвращаемся! Со мной тут ветер шептался!». Точно выглядело бы странно.

Через несколько минут Фрэя и Китти переглянулись и улыбнулись.

– Мелинда, это отличное место! – Наконец заключила Фрэя. – Ты молодец!

– Я согласна, – поддержала Китти. – Здесь очень спокойно, самое мирное и идеальное место для ритуала!

– Да, ничего, пожалуй. Хорошо, что хоть это не испортила, – фыркнула Эсти.

– Замолчишь ты уже?! – Возмутилась Китти. – Посмотри, что нашла Мелинда! Это же просто идеальное место! Она старалась и делала что-то, пока ты грела свое мягкое место на троне! Будь благодарна!

– Хорошо-хорошо! – Рявкнула Эсти и в недовольстве сложила на груди руки, еще и отвернулась.

– Спасибо, Китти, – поблагодарила Мелинда. – Аврора! – Позвала она и меня. – А как тебе это место?

Сказать ей, что меня одолевает беспокойство, было явно лишним. Все-таки Мелинда, и правда, старалась, искала, потратила кучу сил и времени. Думаю, она сюда не специально пришла, место действительно стоило поискать.

– Очень… красиво, – ответила я.

На самом деле я кроме красоты ничего и не видела. Нас пока не обучали просматривать планы, поэтому я могла оценить только саму поляну, лес вдалеке, пейзаж просто отличный. Я, если честно, совершенно не понимала, почему именно вот эта точка, а не на два шага вправо, например.

Наверное, если бы мы с Каем искали подходящую поляну, нам бы точно пригодилось зрение Джозабэль. Она-то уж наверняка бы разглядела все планы.

– Ты молодчина, Мелинда! – Подошла к ней Фрэя. – Теперь у нас есть идеальное место, и осталось его только подготовить.

– Да! – Воскликнула Мелинда. – Мы можем начать прямо сейчас, правильно?

Фрэя хотела что-то сказать, но затем оглядела всех нас, включая меня, и улыбнулась.

– Ты права, – заметила Фрэя. – У нас, и правда, есть все, чтобы сейчас же приступить к началу ритуала. Аврора, иди сюда поближе!

Я подошла к Фрэе, так как это сделали и Эсти с Китти.

– Поскольку ты новенькая, я объясню тебе, что мы сейчас сделаем, – произнесла Фрэя. – Видишь ли, в этом ритуале главное начало всего, чего мы хотим достичь. Мы должны поделиться нашей маной, которая впоследствии и станет проводником к нашим силам. В идеале, в конечном итоге, таким же образом должны будут действовать все участники нашего клуба. Но чтобы начать, потребуется белая или черная мана.

– То есть мы сейчас должны создать заклинание? – Уточнила я.

– Верно, – подтвердила Фрэя. Ой. Еще одно заклинание, когда я еще ничего не умею. – Наш символ, который мы создавали на посвящении, ты ведь помнишь его?

А, это. Тогда ладно.

– Да, – кивнула я.

– Отлично, – улыбнулась Фрэя. – Тогда встань, пожалуйста, в круг со всеми нами и сотвори заклинание.

Как и просила Фрэя, мы встали в круг и приготовились колдовать.

– Подходи к нам, Мелинда! – Подозвала ее Фрэя.

– Минуточку! – Возмутилась тут же Эсти. – Почему она должна начинать ритуал с нами? Она нам не ровня!

– Она нашла это место, прекрати, Эсти! – Воскликнула Фрэя. – Иди к нам, Мелинда.

– О, спасибо, Фрэя, – виновато улыбнулась Мелинда. – Но Эсти права, сначала лидеры, а потом уже участники клуба. Я займу свое место в следующем круге, как это и положено всем участникам.

– Но… – Фрэя хотела возразить.

– Не волнуйтесь, я все понимаю, – заверил Мелинда.

– Мелинда, нет. Дело не в твоих способностях. Ты нашла это место, ты привела нас сюда, поэтому…

– Я знаю, – Мелинда замялась. – Но… вы же знаете, что… с моей маной. Занятия с профессором Шаном пока не очень помогли, и я, по-прежнему, все еще не могу нормально колдовать.

– Зачем мы ее держим? – Цокнула языком Эсти.

– Но ведь на посвящении все получилось, – напомнила Фрэя.

– Да, но с тех пор больше ничего, – призналась Мелинда.

– Мне очень жаль, – посочувствовала Фрэя.

– О, – Мелинда улыбнулась, – не переживайте! Все будет в порядке! Профессор Шан сказал, что все обязательно разрешится. Просто не сразу.

Фрэя еще недолго смотрела на Мелинду, а затем все-таки вернулась к нашему кругу. Значит, у Мелинды проблемы с маной? Интересно, а что с ней случилось? Конечно, спрашивать было бы невежливо, но все же.

Надеюсь, это не слишком серьезно.

Итак, мы вчетвером создали тот же символ, что и на посвящении.

– А теперь медленно опускайте свой символ к земле, – произнесла Фрэя.

Мы так и поступили. Когда символы опустились в земле, они стали ярче, между ними тонкой светлой линией замкнулся круг, соединивший наши маны воедино.

– Мы только что создали наш первый круг, – объяснила Фрэя. Надо же, как просто. Надеюсь, в большинстве своем весь ритуал будет таким. – Следующие круги будут формироваться вокруг нашего, и в конечном итоге мы задействуем всех участников нашего клуба.

– Ура! Поздравляю всех! – Воскликнула Китти. – А теперь давайте уже возвращаться в общежитие, пока нас не исключили за нарушение правил.

– Точно, – подтвердила Фрэя. – Пойдем, Мелинда.

Да, время уже поджимало. Несмотря на то, что мы в теории можем вернуться до темноты, все же я отнесла свое беспокойство к тому обстоятельству, что нам еще надо бежать обратно. А, если мы не успеем, значит, нам навстречу выйдет вовсе не недовольный преподаватель, а сам Баргест. А это намного страшнее.

Мы сделали несколько шагов по направлению к Академии, Фрэя и Китти шли впереди. И тут внезапно раздался непонятный звук, похожий на хруст, а потом под ногами у девушек вспыхнула темная черта. Затем в воздух взметнулся столб неизвестного мне заклинания и преградил нам четверым путь.

Я, как и девочки, проследила за чертой и обнаружила, что она заключила нас в круг. Теперь здесь было два круга: один, который мы с Фрэей, Эсти и Китти создали, и тот, в котором мы вчетвером теперь оказались.

Фрэя осмотрелась и нахмурилась, быстро подняв глаза на Мелинду. Та все еще стояла в отдалении и просто смотрела на нас.

На самом деле, пока я не увидела Мелинду, мне сначала показалось, что этот круг вокруг нас – это часть нашего ритуала. Но, как оказалось, это было совсем не так.

– Мелинда, что происходит? – Потребовала объяснений Фрэя.

Мелинда сделала глубокий вздох, распрямилась, выражение ее лица изменилось, она больше не была похожа на смущенную, неуверенную девушку. Теперь она была более, чем уверенна в себе и своих силах.

– Разве это не очевидно? – Беззаботно пожала плечами Мелинда. – Вы в ловушке. Моей ловушке.

Глава 28

М-да. Ведь знала же, что что-то не так, зачем я шла? Почему я не послушала ветер? Он же меня настойчиво предупреждал. Он точно знал, что нам не нужно было приходить. Эх, как же я могла проигнорировать предупреждение?

– Что это значит, Мелинда? – Несмотря на то, что мы оказались в ловушке, Фрэя продолжала сохранять спокойствие.

Хорошо, хоть Эсти воздержалась от комментариев.

– Это значит, – расслаблено вздохнула Мелинда, делая шаг ближе к нашему кругу. Спешить ей было некуда, ситуация была под ее полным контролем. Оказывается. Хотя я до сих пор не могу поверить, что она это со зла. – Что куриц глупее вас я в своей жизни еще не встречала.

Она ухмыльнулась и покачала головой.

– Я еще понимаю она, – это Мелинда на меня указала, – ее-то провести было легко. Это не Джозабэль с ее зрением и подозрительностью.

– Что тебе Джозабэль сделала? – Спросила я.

– Ты же знаешь, что она видит лучше нас всех вместе взятых. И она прекрасно знала о моем потенциале. Мне просто нужно было держаться от нее подальше. Она, в отличие от тебя, намного опытнее. Поэтому пришлось воспользоваться твоей доверчивостью и наивностью.

– Но это ладно! – Улыбнулась Мелинда теперь уже совсем не по-доброму, переводя взгляд с Фрэи на Китти и Эсти. – Вы-то! Не первый год здесь учитесь. И повелись, как будто это вы поступили в Академию две недели назад.

Не скажу, что меня обрадовало то, что сказала Мелинда. Я доверчивая и наивная, вот что было обидно. А про Джозабэль – да, она молодец, знаю не понаслышке. Не в плохом смысле, конечно, но все равно обидно.

Выберусь, первым делом займусь тренировками. А главное запомню раз и навсегда – ветер слушать всегда!

– Немедленно выпусти нас, полоумная стерва! – Воскликнула Эсти.

Она, похоже, не теряет оптимизма ни при каких обстоятельствах. Хотя, в сложившейся ситуации, она бы могла быть и повежливее.

– О, конечно, как же без твоих бесценных комментариев? – Покачала головой Мелинда. – Как же меня бесила ты и твои бесконечные оскорбления. Честное слово, тебя пристукнуть мне хотелось больше всего. Ты думаешь, я слаба? Да по сравнению со мной, ты – крышка от мусорного бака!

– Заткнись, швабра! – Рявкнула Эсти.

– Меня от тебя тошнит, – проигнорировав, бросила Мелинда.

– Хоть что-то у нас взаимное! – Сверкнула ненавистью в глазах Эсти.

Китти взяла ее за руку и настойчиво задергала, пытаясь усмирить ее гнев. На самом деле сейчас глядя на Эсти, я действительно начинала понимать, что она до этого еще ни разу по-настоящему не злилась.

– Я доверяла тебе, – холодно произнесла Фрэя.

– Зря, – пожала плечами Мелинда. – Я знаю, актриса из меня хорошая. Но ведь вы даже не пытались за мной наблюдать. Вы были слишком заняты своими важными делами, управляя клубом. Мне даже не надо было стараться. В какой-то момент я вообще чуть не проговорилась, но никто этого не заметил.

– Потому что такая ущербная дура никому не нужна! – Рявкнула на нее Эсти. – Нужно было сразу выставить тебя вон вслед за твоей помешанной подружкой!

Мелинда вскинула брови и расплылась в улыбке.

– Моя, как ты выразилась, помешанная подружка не имела ничего общего с тем, в чем ее обвинили. У нее были свои принципы, да, но по большей степени она просто переживала расставание со своим парнем, поэтому и хотела выпустить всех демонов на свете, чтобы те устроили ему темную. Она была ослеплена местью, все время бесилась, кричала. Хотя изначально ее идея была не так уж плоха.

– Беата была больна, – произнесла Фрэя. Ах, Беата! – И ты тоже.

– Она, может быть, и да. Но ко мне это не относится.

– Ага. Так вся психбольница говорит, – съязвила Эсти.

– Судишь по себе? – Парировала Мелинда.

– Сужу по тому, что вижу перед собой.

– А знаешь, ты ведь часто смотришься в зеркало.

– О, ты знаешь, что такое зеркало. По слухам, наверное, знаешь, судя по тому, что ты еще не померла со страха, увидев собственное отражение.

– Мелинда, – вмешалась в эту перепалку Фрэя. Надо сказать, Эсти хорошо держалась. – Чего ты хочешь?

Мелинда поборола в себе желание продолжить словесную перепалку и переключилась на Фрэю.

– То, что Беата хотела отомстить, это, конечно, для нее закончилось плачевно. Но ведь изначально она преследовала другие цели, которые я вполне разделяю.

– И что это за цели? – Спросила Фрэя.

– Не верю, что тебя это интересует.

– Полагаю, ты не просто так нас здесь в ловушку заключила, чтобы постоять и побеседовать, – сложила руки перед собой Фрэя. – Мы должны знать.

– Да, ты права, Фрэя. Все очень просто: то, что сейчас происходит, заметно всем. И, несмотря на весь гонор нашей блондиночки… – Мелинда глянула на Эсти, – в какой-то степени она права. Мы слишком сильны, но на что мы тратим наши силы? На служение людям, по прихоти которых мы вынуждены скрывать свой дар и бороться друг с другом?

– А экзамены и это глупое разрешение на колдовство? Как можно запрещать магам колдовать?! Это то же самое, что запретить людям дышать без разрешения! Мы без этого не можем! Почему мы должны получать разрешение?

– Чтобы всякие психопатки не устраивали черт знает что! – Воскликнула Эсти.

Ладно, хорошо, мы, очевидно, попали в не самую лучшую ситуацию. Однако, стоять и выслушивать весь этот словесный поток бессмысленно, если мы хотим хотя бы попытаться отсюда выбраться.

Поскольку разговор строился между Мелиндой и Фрэей, иногда Эсти подключалась, на меня внимание обращали чуть. Чем я и воспользовалась, незаметно пристроившись рядом с Фрэей так, чтобы меня было не так видно. Цель была одна: позвонить Каю и позвать на помощь. Я же не знаю, что Мелинда собирается сделать.

Но это пока.

– Я не собираюсь это терпеть, – заключила Мелинда. – Кто-нибудь должен это сделать. Должен остановить этот беспредел! Беата, может быть, и была не в себе, но она показала мне столько вещей, которые мы за нашими обыденными проблемами не замечаем. Она открыла мне глаза.

Уличив момент, я набрала номер Кая.

– Ты просто потеряла рассудок, как и Беата, вот и все, – заметила Фрэя.

– Если бы я потеряла его, я бы тоже попалась, – заметила Мелинда. – Фрэя, ты меня удивляешь. Мне казалось, ты умнее остальных, но неужели ты все еще не поняла? Беата никогда не была моей идейной вдохновительницей, она была моей пешкой. И она отлично выполняла все, что я ей говорила.

– Но ее разум не справился с этим, потому что она была слаба. Ей было не суждено дойти до конца, она отслужила свой срок. А ведь она казалась вам такой сильной, – Мелинда улыбнулась. – Но когда пришло время все расставить на свои места, вы оказались в моей ловушке, не так ли?

– Значит, проблемы с манной – это уловка? – Подытожила Фрэя.

– Естественно! Во-первых, колдовать было опасно, а во-вторых – зачем тратить силы на глупости?

– Зачем мы здесь? – Спросила Китти.

Мелинда вздохнула.

– Я хочу вернуть все на свои места. Может быть, не так, как это было раньше, наоборот, улучшить и усовершенствовать режим.

– Режим? – Нахмурилась Фрэя. – О чем ты говоришь?

– Люди заслуживают только одного: чтобы ими управляли. Я не позволю им больше нас истреблять!

– Никто нас не истребляет, – заметила Фрэя.

– Да, конечно! – Воскликнула Мелинда, и я резко опустила мобильник, испугавшись, что она его заметит. – Ты посмотри сама! Даже наша Академия! Еще век или даже меньше, назад, все наши общежития были под завязку заполнены! В каждой комнате проживало человек пять, не меньше. А что ты видишь сейчас? Мы живем отдельно, да и сколько комнат пустует? Фрэя, неужели ты не понимаешь? Они нас боятся! Они нас ограничивают! Они хотят нас истребить!

– Алло, Аврора, я ничего не понимаю! – Кричал мне в трубку Кай.

Я всеми силами пыталась заткнуть динамик, чтобы никто его не услышал. В какой-то момент мне даже удалось спрятаться за Фрэей. Тогда-то я и улучила момент, поднеся трубку к уху и быстро заговорив:

– Кай, Мелинда взбесилась, она хочет нас убить! Мы на западе от Академии!

– Что?..

Кай был в шоке. Я бы тоже была в шоке, если бы это он мне позвонил и выдал что-нибудь подобное.

– Пожалуйста!

– Л… ладно, – все-таки отозвался он.

– Эй, блондиночка, ты там что? Звонишь кому-то? – Заметила все-таки Мелинда.

Не успела я больше ничего сказать, как телефон выскользнул из моих рук и вылетел за пределы круга. Надеюсь, Кай все понял правильно.

– Нет-нет, нам не нужны незваные гости, – покачала головой Мелинда и ухмыльнулась. – Люблю я первокурсников. Полны надежд и стремлений. А, главное, глупы и не опытны. Хотя, должна признаться, я действительно удивилась, когда вы со своим Принцем нашли мою потайную комнату в учебном корпусе. – Так это ее! В принципе, оно и очевидно, просто я как-то не успела все это связать. Потрясений и так было предостаточно. – То есть, сижу я, планирую, как заманить вашу компанию в ловушку, и тут вдруг предупреждение о вторжении. И вы, со своим дружком, залезаете в мою святую святых! Это было забавно. Но не менее забавно провести тебя.

И тут я поняла, что была еще большей дурой. Отлично, это уже не в первый раз. Одно радует: я здесь в круге не одна. Со мной Фрэя и ее подруги, хотя это довольно слабое утешение.

– Значит, профессор Шринк никогда не говорил про обнаружение? – Спросила я.

– Конечно же, нет! – Фыркнула Мелинда. – Он даже в здании на тот момент не находился! Может быть, если бы твой Принц пошел послушать, он бы и догадался. Но ты, – она покачала головой, – просто безнадежна. Еще и с белой маной. Никто еще не говорил, что ты довольно бесполезна для нее?

– Эй, я тут вторую неделю, ладно? – Обиделась я.

– Ах да, конечно, – посмеялась Мелинда. – Но, как говорится, запомни их перед своей смертью.

– Что ты хочешь сделать, Мелинда? – Спросила Фрэя.

– Что я хочу сделать? – Вскинула брови она. – Я хочу показать этим жалким и бестолковым людишкам, что такое настоящая магия, сила, могущество! Я нашла заклинание, даже попыталась его применить, но возникли некоторые трудности с этим противным Баргестом. Он просто приклеился ко мне! А я думала, будет безопасно колдовать вместо урока, который у нас отменили.

– Правда с тех самых пор, Баргест ко мне не ровно дышит, – заметила Мелинда. – Даже пытался убить меня, ходил вокруг общежития в ту ночь. И тогда я поняла, что слишком опасно колдовать самой. Более того, остаточное явление от темной магии продолжает присутствовать некоторое время.

– Поэтому я придумала весь этот план, – указала на круг она. – Вы такие глупые! Я предложила вам этот ритуал, и вы согласились. Я предложила вам прийти сюда и посмотреть на место, и вы опять не отказали! Несмотря на то, как эта занозная блондинка все время ныла по пути! – Хмыкнула Мелинда.

– Ты нарываешься! – Пригрозила Эсти.

– И теперь, после всего, Фрэя, ты так легко решила любезно предоставить мне свою ману. Причем не только свою, но и белую! Ох, как мне этого не хватало! Но это было гениально, правда? Я не приложила к этому ни единого усилия, но благодаря вашей мане я открою портал.

– Но ты не сможешь контролировать то, что призовешь в этот мир! – Заметила Фрэя.

– А! В этом ты ошибаешься. В конце концов, это именно ты предложила объединить наши маны в одном простом и безобидном, на первый взгляд, талисмане, желая приблизить себя к своей мечте.

Мелинда была довольна собой, взявшись за амулет на своей шее. Такой же, какие носили все участники клуба.

– И вот, наконец-то, прекрасный закат, – обернулась Мелинда. – Пришло время.

– Чего? – Рявкнула, а не спросила Эсти.

– Призвать в этот мир то, что милая Фрэя даже боится произносить вслух, – на мгновение Мелинда снова стала той неуверенной в себе девушкой, которой мы все поверили и пошли за ней. Да, она провела всех. – Как только мои прекрасные демоны, мои слуги прибудут в этот мир, я обменяю ваши бесценные души на их полное и безраздельное подчинение! – Она хохотнула. – Все так идеально складывается! Обычно именно тот, кто призывает демонов в этот мир и должен отдавать свою душу. Но не в этот раз. В этот раз ваша мана послужит причиной открытия портала.

– У тебя ничего не выйдет, – заметила Китти. – Баргест тебя остановит.

– Да? – Вскинула брови Мелинда. – Ты права, он же так хорошо охраняет территорию Академии!.. Но подожди! – Она расплылась в улыбочке. – Мы же больше не на территории Академии.

Она подняла ладонь в воздух и создала неизвестное мне заклинание. Магический шар я разглядеть не успела, так как он почти сразу же перелетел через нашу ловушку (Мелинда как будто бы сделала это специально), а затем через несколько метров, символ словно уткнулся в невидимое препятствие. Секунду спустя на том месте внезапно появился высокий забор, каким была окружена вся Академия.

А я ведь еще думала, где это он?

– Мелинда, пожалуйста, послушай меня, – заговорила Фрэя. – Я понимаю то, о чем ты говоришь. В этом, возможно, есть смысл. Но мы на стороне Света и мы не можем совершать подобные поступки.

– Мы-то как раз все можем, – ухмыльнулась Мелинда. – Дело в том, что нам этого делать не разрешают их правила. Я им не подчиняюсь.

– Но людей нельзя убивать! Все, что мы делаем, направленно на то, чтобы защищать их.

– О, я здесь совсем не поэтому, – посмеялась Мелинда. – Они заставляют нас защищать людей. Но мы не обязаны этого делать, мы не должны подчиняться слабым и беззащитным! Почему мы это делаем? Разве в этом наше предназначение? Разве ты для этого родилась магом, чтобы продать свой талант, свои силы, способности, на защиту бесполезного хлама, который так или иначе будет гнить в земле?

– Мы все смертны, Мелинда, – напомнила Фрэя.

– Да, ты права! – Закивала Мелинда. – Только как умирает маг? Ты разве не знаешь? Не чувствуешь разницы? Сама природа оплакивает наше увядание, до людей ей дела нет. Мы во всем не похожи и только потому, что они не могут постоять за себя, мы должны горбатиться на их защиту? Ради чего? Ты разве что-нибудь получаешь за это, кроме бесконечных запретов? Нет! У них просто появляются все новые и новые законы, которые нас истребляют. Я этого не хочу! И я преподам им хороший урок, который эти людишки запомнят навсегда.

– Не делай этого, Мелинда, – не сдавалась Фрэя. – Есть множество способов повлиять на ситуацию.

– Да? Как будто они что-то нам оставили! – Ухмыльнулась она.

– Никто ведь не заставляет тебя работать на них! Ты же можешь выбрать другой путь.

– Вообще-то я именно его и выбрала сейчас, – заметила Мелинда. – А теперь извините, мне нужно прочитать заклинание, которое призовет в этот мир демонов, моих будущих верных слуг.

– Мелинда, не надо! – Воскликнула Фрэя.

Но Мелинда нас больше не слушала. Она подошла к кругу, который мы вчетвером создали ранее, задержала ладонь над ним и принялась читать долгое и очень сложное заклинание. Да, мне до этого далеко. Хотя, даже несмотря на то, что ситуация, в которой мы находились, была нам явно не на пользу, я все равно думала о своих способностях, которые необходимо развивать.

Конечно, если мы выберемся отсюда живыми.

Мелинда больше не реагировала на призывы Фрэи, полностью погрузившись в прочтение заклинания.

– Я должна была догадаться! – Укорила себя Фрэя.

– Расслабься, кто же знал, что она такая психопатка? – Фыркнула Эсти.

– А разве нельзя как-то позвать участников клуба с помощью наших талисманов? – Поинтересовалась я.

– Нет, из-за ловушки призыв не сработает, – отмела мою идею Китти.

– Что будем делать?

– Ты успела дозвониться?

– Да, – кивнула я. – Но уже темно, мы шли быстро, но… – я обернулась, – теперь там забор, боюсь, Кай может и не понять, где именно мы находимся.

– Просто прекрасно! – Выдохнула Эсти. – На нее возложили надежды, а она взяла и все испортила!

– Эсти! – Рявкнула теперь на нее Фрэя.

Тут-то даже я не выдержала.

– Знаешь, Эсти, может быть, Мелинда и не была бы такой ненормальной, если бы ты постоянно не шпыняла ее, как мусор! – Не выдержала я.

– Смотрите, кто заговорил?! – Развернулась Эсти ко мне.

– Я с белой маной, а ты с чем? – Хмыкнула я.

– Раз такая смышленая, так вытащи нас отсюда! – Приказала Эсти.

– Так это ты вроде опытнее меня.

– Ладно, Эсти, заткнись уже! – Не выдержала Китти.

– Я?! – Возмутилась та. – Это же она начала!..

– Мы все знаем, что ты несносная, противная и раздражаешь всех своим комплексом королевы! Так что заткнись уже и молись, чтобы мы нашли выход и спасли твою наглую рожу!

Эсти была в бешенстве. Она смотрела на Китти и собиралась с силами, чтобы выплеснуть на нее все возмущение и негатив, которые у нее накопились. Но сейчас было не до этого. Я решила поговорить с Фрэей.

– Есть ли возможность выбраться отсюда? – Спросила я ее.

В отличие от Эсти, Фрэя внимательно изучала ловушку все это время.

– Мы в ловушке, изнутри магию не развеять, – заметила Фрэя.

– Но я ведь с белой маной, так ведь? – Напомнила я. – Вдруг это обычной маной ее не развеять?

Фрэя сначала задумалась над моими словами, еще раз осмотрела границы нашего круга, а потом взглянула на меня.

– Возможно, и есть один способ, но ты слишком неопытная… – засомневалась Фрэя.

– Скажи мне, что делать! – Попросила я.

То ли мой голос был слишком уверенным, то ли я выглядела так, будто готова за секунду освоить магию последней ступени, но Фрэю я все-таки убедила. А что еще делать-то? Других вариантов все равно нет, а умирать снова я не готова.

– Ладно, – сделала глубокий вздох Фрэя. – Это заклинание снимает ловушку. Но, по идее, оно делает это снаружи. Поскольку, как ты правильно заметила, у тебя белая мана, у нас есть шанс пробить защиту.

Фрэя сотворила небольшой символ, изящными хитросплетениями образовывая красивейший лабиринт, и тут-то я поняла, почему упоминалась моя неопытность. Да, это было сложное заклинание, к такому я явно была пока не готова. Но выбора не было. Либо пытаться, либо ждать смерти. Мелинда четко дала нам понять, что настроена серьезно.

– Ладно, – кивнула я и попробовала создать такой же.

Ох, какая же выходила кривизна. Стыдно было при трех сильных магах пытаться сделать хоть что-то похожее на символ в ладони Фрэи. Но все дело в практике, так ведь? Не попробуешь, никогда ничего не получится. Вот я и продолжала пытаться. Получилось, правда, что-то уж совсем приблизительное.

– Нет, смотри лучше, на верхних сторонах полоски немного расходятся, видишь? – Поправляла Фрэя.

Не хотелось, конечно, признаваться в том, что я просто не смогла придать нужную форму заклинанию. В общем, я продолжила совершенствовать знак. Пока я это делала, земля под ногами вдруг вздрогнула и затрещала. Понятное дело, что это было рук Мелинды, поэтому мы все тут же уставились на нее.

Круг, над которым она колдовала, вспыхнул под воздействием ее заклинаний, мана вздулась, расширилась, а затем стала неприятно лопаться. У меня было ощущение, что мана сопротивляется. Не знала, что такое возможно. Но сейчас это было не так важно. Мелинда уже выглядела не очень уверенно. Наша мана поддавалась ей с трудом, что не могло не радовать, ведь нам нужно тянуть время.

– Сосредоточься, Аврора! – Отвлекла меня Фрэя.

Да, она права, не время сейчас наблюдать за ритуалом Мелинды. Нужно сосредоточиться. Я стала работать над деталями, уделяя внимание особо сложным местам. Ох, как же это было тяжело удерживать то, что уже было создано и пытаться доводить до совершенства остальные части заклинания. Было сложно, очень, надо признаться, все-таки жизнь меня к такому пока еще не готовила. Но я не собиралась останавливаться.

– Отлично! – Поддерживала меня Фрэя. – Ты все правильно делаешь! Все получается! Сердцевина самое сложное. Мне она никогда не давалась легко.

Да, сердцевина. Там вообще ничего не видно, как ее воспроизводить-то правильно?

И тут Мелинда, наконец, закончила заклинание и на мгновение воцарилась абсолютная тишина. Казалось, замерла даже природа, настолько тихо вдруг стало. Но уже через секунду круг, над которым колдовала Мелинда, буквально взорвался темным колдовством, столбом черно-красной энергии устремляясь в небо.

Последние лучи солнца скрылись за горизонтом и теперь единственным источником света были два символа – Фрэи и мой. Из-за белой маны свет от моего символа был ярче, но сейчас, находясь в западне посреди темного океана бесконечности, мне было страшно отпускать этот Свет. Я вспомнила тот день, два года назад, на секунду меня парализовал страх. Я знала, что такое настоящее черное колдовство. И я не хотела пережить это снова ни за что на свете…

– Давай, Рори! – Отвлекла меня от темных мыслей Фрэя. – У тебя все получается, ты – молодец! Ты сможешь, я знаю это наверняка. Белая мана просто так никому не дается. Тебе под силу нас спасти, я знаю это точно.

– Да, Рори! – Поддержала и Китти. – Не волнуйся, мы будем рядом с тобой.

Могла ли Китти слышать мои мысли? Забавно, что она поддержала меня именно такой фразой. Но дело было не в ней. Я раскисла, а этого делать было нельзя. Уинс однажды спас меня, но я поехала обучаться в Академию не для того, чтобы продолжать рассчитывать на моего брата.

Я должна научиться быть сильной.

Сделав вздох, я вернулась к символу и максимально сосредоточилась на точном его воспроизведении. Я не слышала ничего вокруг, реальность как будто перестала существовать. Только два символа передо мной и точность их репликации. Корректировка, еще одна и еще, я наклонилась ближе, прищурилась, рассмотрела символ Фрэи получше. Почти получилось, остались маленькие помарки…

И тут Мелинда внезапно вскрикнула, а потом сложила ноги в позу лотоса, зависнув в воздухе на несколько метров над землей.

– Черт! Эта стерва ушла в астрал! – Воскликнула Эсти.

– Что это значит? – Испуганно спросила я.

– Это значит, что сейчас демоны полезут из дырки, а она будет от них защищена! – Возмутилась Эсти.

– Не обращай внимания! – Призывала Фрэя. – Помни: сейчас твоей целью является символ. Давай, Аврора! Ты справишься!

Да, она права. Я проверила сложные сплетения, затем довела до совершенства сердцевину и все. Символ в точности воспроизводил тот, что показывала мне Фрэя.

– Что дальше? – Спросила я.

– Теперь направь символ прямо над нашими головами, – нетерпеливо раздавала указания Фрэя.

Я так и поступила, выпустив символ в воздух. Он плыл медленно и безмятежно, не особо поторапливаясь. А поторопиться следовало.

То, что сделала с нашим священным местом Мелинда, теперь походило на портал. И поскольку портал – это дверь в другое измерение, оттуда незамедлительно показалась гигантская лапа. Вслед за ней показалась и голова демона, затем и он сам выбрался наружу, быстро оглядевшись по сторонам. К сожалению, как и говорила Эсти, Мелинда теперь была по какой-то причине защищена, а единственной целью монстров стали мы вчетвером.

Мой символ наконец-то уткнулся во что-то невидимое, очертив границы нашей ловушки в виде купола. Когда заклинание соприкоснулось с магией ловушки, по ней пробежались электрические заряды, а потом, словно вступив в какую-то химическую реакцию, они рассыпались вокруг, превратившись в мелкую цветную крошку.

– Отлично, Рори! Ты – молодец! – Воскликнула Фрэя.

Сейчас было не до похвалы, хоть мне и было приятно, ведь я все-таки справилась. К моменту, когда мы глянули в сторону портала, оттуда уже выбрались трое демонов и останавливаться на этом они явно не собирались.

– Так, Рори, ты помнишь «ловушку для демонов»? – Спросила Фрэя.

– Да, – нервно сглотнула я.

– Должна предупредить: на демонов, которых призвали в этот мир специально, она не действует.

– Что? – Уставилась я на Фрэю.

– Сейчас это заклинание будет больше походить на боевое. Ты можешь его использовать, чтобы отбиваться.

– А, ладно, – не лучшая новость вечера, конечно.

– Встань поближе к нам и используй его, хорошо?

Да, не была я готова столкнуться с демонами один на один в момент, когда я вообще пока еще ничего не знаю. И Уинса нет рядом. Да, я знаю, плохо продолжать полагаться на него в момент, когда я четко решила стать такой же сильной, как он. Но я совсем не так представляла себе первые две недели в Академии магии.

Ладно, ведь я же сама жаловалась на то, что у нас мало практики. Получила – практикуйся. Спокойно, я не умру, я не умру, я не умру…

Времени успокаивать себя больше не было, демоны атаковали. Четыре яркие вспышки практически одновременно сразили противников, отбросив их на достаточное расстояние. Да, это мы на физкультуре не практиковали.

Демоны продолжали появляться, те, которых мы откинули назад, приходили в себя и тоже бежали в нашу сторону. Количество увеличивалось, шансов становилось все меньше и меньше.

– Фрэя, нужно что-то делать! – Воскликнула Эсти, двинув серией боевых заклинаний сразу в трех демонов.

Вообще-то, несмотря на свой характер, Эсти очень даже неплохо сражалась. Меня это даже восхитило. В отличие от меня, девушки использовали не только «ловушку для демонов». В их арсенале было полно сильных и действенных заклинаний.

– Китти… – позвала Фрэя.

– Нет! – Испуганно воскликнула та. – Не проси, умоляю!

– Но…

– Фрэя! Я не справлюсь! – Воскликнула Китти, ее злость придала ей сил и очередным заклинанием она прожгла дырку на коже демона.

– Китти, я понимаю, это сложно, – более спокойно продолжала Фрэя, – но нам это нужно.

– Не проси меня, пожалуйста… – взмолилась Китти.

– С тобой мы справиться сможем, но не с ними, – произнесла Фрэя и я, если честно, напряглась.

О чем они вообще говорят?!

И тут Китти опустила руки, перестав атаковать демонов, сильно зажмурилась, обняла себя руками, а затем из маленькой и милой девочки стал извергаться такой дикий рев монстра, что я даже шагнула к демонам поближе, с ними было как-то спокойней.

В момент, когда Китти распахнула глаза, ее волосы встали дыбом, налившись черной смолой, в глазах вместо зрачков я разглядела непонятные мне символы, сиплое дыхание сорвалось с ее губ.

Затем Фрэя подхватила меня за руку, и мы втроем отбежали в сторону подальше от Китти. Уже через мгновение нас окружил защитный щит, а Китти… Она перестала быть похожей на себя. Резко развернувшись, она заприметила демонов, взметнулась в воздух, а затем соткала сложнейшее и огромнейшее заклинание, ударив им в землю при приземлении.

Ударной волной попало в каждого демона, запечатлев на них страшные зелено-черные символы. Было не по себе, ведь заклинания прожигали плоть демонов насквозь. Нас втроем спасло только защитное поле Фрэи.

К сожалению, до Мелинды тоже не достало.

– Что это с ней? – Спросила я, пока Китти создавала еще одно заклинание и подходила к порталу.

– Ее сила, – отозвалась Фрэя. – Никому не рассказывай.

– Она темная? – Уточнила я.

– Это сложнее, Рори. – Фрэя заглянула мне в глаза. – Ты сможешь сохранить это в секрете?

– Конечно, – твердо заявила я.

Не мне было отвечать по-другому. У меня у самой был секрет, да и секрет Кая я хранила.

Из портала уже вылезала новая группка демонов, когда Китти подошла к ним и ударила новым заклинанием. Думаю, если бы она создала еще один подобный символ, она бы точно уничтожила всех по ту сторону.

Однако внезапно что-то пошло не так. Китти как будто бы на мгновение стало не хватать воздуха, она схватилась за горло, оступилась, магия развеялась, она вскрикнула, а затем ее облик стал прежним.

Прежде, чем мы успели что-то понять, один демон выбрался из портала, внезапно расправил крылья, взлетел в воздух, резким движением подхватил Китти и потащил ее за собой.

– Китти! – Завопила Фрэя и бросилась к ней.

Щита больше не было, демоны подступали. Полагаю, щит и не сильно спасал бы от них, раз Эсти снова продолжила атаковать демонов боевыми заклинаниями. Как же красивы были эти заклинания в оранжевом цвете. Все-таки я обязательно доучусь до того момента, когда и я смогу своей белой маной создавать их.

Фрэя успела закидать демона с крыльями заклинаниями, и тот отпустил Китти. Бедная упала на землю, а вслед за Фрэей уже рванулись несколько десятков мерзких чертей. Китти лежала на земле без сознания, Фрэя осталась одна отбиваться от демонов. Не нужно было конечно разделяться.

– Черт! Они в ловушке! – Воскликнула Эсти.

Мне в голову вдруг пришла одна идея. Знаю, совершенно безумная, особенно принимая во внимание, что я сейчас не одна. Но разделяться в данной ситуации было не самой лучшей идеей. Фрэя, конечно билась хорошо, даже против стольких демонов, но у нее была Китти, которую еще нужно было спасти.

– Я сейчас освобожу тебе путь, хорошо? – Сообщила я Эсти.

– Что? – Она меня совсем не поняла.

Конечно, идея была не гениальной, но других все равно не было. Я создала новую «ловушку для демонов», а потом призвала ветер и направила его в заклинание. То раздулось, словно воздушный шарик, ослепив своим светом все вокруг, а потом взорвалось уничтожающей волной, расчистив нам путь к Фрэе и Китти.

Эсти пришла в шок и пару мгновений в непонимании озарялась по сторонам.

– Что это было?! – Воскликнула она.

– Белая мана, – улыбнулась я. – Так и будешь стоять, и ждать? Или побежишь?

Эсти пришла в себя моментально, и мы тут же поспешили к девочкам. Надо сказать, Фрэя тоже смотрела на меня, как на восьмое чудо света. Знаю, опасно, но ведь они не знали, как именно может вести себя белая мана. Это было основное преимущество уникальности. Главное, чтобы вопросов не задавали. В конце концов, им и некогда. А потом, я надеюсь, они все забудут.

Конечно, действие от моего заклинания не имело абсолютного эффекта. Демоны снова пришли в себя и бросились в нашу сторону. Нужно было снова объединиться, в глазах Фрэи я видела уверенность, возможно, у нее даже был план. Это хорошо, ведь мы просто физически не можем просто отбиваться от демонов всю ночь. А бежать от них – куда?! С их скоростью нам в лучшем случае повезет пробежать метра два.

Как назло, в подтверждение моим словам демоны настигли нас быстро и совершенно для меня неожиданно. Эсти успела вырваться вперед, а меня демон каким-то образом схватил за ногу и повалил на землю. Мгновение – Фрэя бросила сильное боевое заклинание в мою сторону, тем самым предотвратив расправу надо мной.

Я попыталась подняться, два сильных заклинания пронеслись над моим ухом, Фрэя и Эсти, которая остановилась рядом, стали закидывать демонов боевыми заклятиями, чтобы дать мне время подняться. Я двигалась быстро, но и демоны тоже.

Еще один из них резко ударил меня в бок, когда я почти поднялась, и вот я снова лежу на земле. Мгновение до неминуемой гибели, я стиснула зубы и создала заклинание, ударив им в демона. Тот отлетел.

Я слышала крики Фрэи и Эсти, я понимала, что нужно до них добраться. Но демонов было слишком много… Похоже, я все-таки проиграла.

Их было сразу шестеро, они все летели на меня, собираясь разорвать на мелкие кусочки. Было страшно, очень страшно. В ушах зазвенело, я испугалась, что потеряю сознание, но тут вдруг раздались какие-то неестественные для нашего окружения звуки. Это было странно и необъяснимо, я даже подумала, что отключилась. Но нет.

Все шестеро демонов вдруг разлетелись в разные стороны. Я вздрогнула по инерции, ведь ожидала, что демоны меня сейчас растерзают. Однако, этого не произошло.

Я… спасена?

Резко поднявшись на ноги, я глянула в сторону Эсти и Фрэи – нет, это были не их заклинания. Это были… выстрелы…

Внезапно звуки схватки поникли, мое сердце застучало куда громче. Медленно я оборачивалась и пыталась совладать с собой. Волнение, страх, предвкушение, сомнения – все это одолевало меня в то мгновение, когда я увидела того, кто спас мне жизнь.

Он был занят, расстреливая из пистолетов тучи демонов. В отличие от наших заклинаний его пули разрывали темных бесов, уничтожая их навсегда. Но меня сейчас волновало совсем не это.

Его плащ развивался каждый раз, когда он виртуозно уничтожал смертоносных порождений тьмы. Этот хмурый взгляд, сдвинутые к переносице брови. Его густые, каштановые волосы. Темные, карие глаза.

Это был он.

Кейн.

Глава 29

Оторвать взгляд было невозможно. Я просто стояла и смотрела на него не в силах понять: умерла ли я снова? Или же это все-таки реальность?

Кейн.

После того, что случилось со мной два года назад, я сначала верила в то, что он существует, что он не плод моего воображения. Но я ведь никогда не встречала его в своей жизни ни до того случая, ни тем более после.

Он часто снился мне после нашей встречи, но все это были лишь сны, и в какой-то момент я убедила себя в том, что он был лишь плодом моего воображения. А чем же еще он мог быть, если я встретила его на грани жизни и смерти?

Но сегодня, в самый темный для меня час он оказался рядом, чтобы спасти меня.

Кейн.

Он был другим.

Когда я встретила его там, по ту сторону Света, он был так измучен, казался усталым и покинутым. Сломленным. Он сдался, это было очевидно, не ожидая оказаться в месте столь прекрасном, как то поле. Несмотря на обстоятельства, которые меня туда привели, я все равно считаю то место самым прекрасным.

И Кейн должен был смириться, он должен был подчиниться правилам, которые неизбежно распространяются на всех нас. Рано или поздно мы все окажемся за границами жизни.

Но сейчас он был другим, он изменился, в нем было столько огня, столько сил, столько… жизни. Он был великолепен. Я с трепетом наблюдала за его схваткой не в силах унять биение сердца. Ничто больше не могло сломить его, Кейн был сильнее всех. Ведь однажды он уже победил смерть…

Да, действительно, это так. Не он один в тот день вернулся на сторону жизни. Пусть меня каким-то образом спас Уинс, но раз я вернулась, значит, так должно было случиться. Значит, и я могу стать сильной.

Почему-то появление Кейна придало мне уверенности. Я ведь не знала его в этой жизни, только его душу. Но мне было с ним спокойнее.

Я больше не боялась снова умереть.

– Аврора! – Звал меня кто-то.

Я еле заставила себя прийти в себя. Было невозможно оторвать взгляд от Кейна, потому я как-то не сразу сообразила, что звала меня не Фрэя или Китти. Голос вообще был мужской.

Но это был не Кейн.

Это заставило меня отвлечься и все-таки обернуться. Сейчас со стороны Академии к нам приближались четверо: Кай (оно понятно, я ему звонила, он и кричал), Джозабэль (когда он успел позвонить ей?), Лэнс (а он какими судьбами здесь оказался?), и уж кого я совсем не ожидала сейчас увидеть, так это Эни. После того случая мы с ней больше не общались, я была удивлена увидеть ее здесь.

Вообще-то в данный момент я была удивлена увидеть вообще кого-то.

Они добежали до меня запыхавшиеся и уставшие.

– Что происходит? – Спросил с ходу Кай.

Нужно было собраться и как можно скорее. Я же звонила Каю, просила его помочь. Вот он и пришел. С помощью. Ладно, взять себя в руки.

– Мелинда открыла портал и призывает демонов! – Указала я на портал. – Китти… упала с высоты, когда ее схватил демон!

Все-таки Фрэя просила не распространяться, будет лучше, если я немного умолчу о ее способностях.

– А это кто? – Задал вполне справедливый вопрос Кай, указав на…

Кейн.

Обернувшись, я снова забыла обо всем на свете. Лишь на мгновение я вдруг подумала: а вдруг его здесь нет? Вдруг мне это показалось, и если я отвернусь, он исчезнет и не вернется?

Но нет. Кейн все еще был здесь. Он был рядом.

– Забудь о нем, – Вмешалась Джозабэль. – Аврора, расскажи, что именно сделала Мелинда?

Я вздохнула и вкратце очень быстро рассказала обо всех ее манипуляциях. Не успела Джозабэль и слова сказать, как мы услышали вопль Эсти:

– Чертова стерва!

Сначала все глянули на нее, потом и на ее цель. Мелинда наконец-то возвращалась из астрала (или где она там была?), начав просыпаться.

– Так! – Привлекла снова наше внимание Джозабэль. – Значит, заклинание запустила белая мана, верно?

– Стоп! – Воскликнул Кай.

– Два брата! – Быстро выпалила Эни.

– Легенда! – Поддержала и я.

– Инверсия! – Подхватил Кай. – Ее можно создать противоположностью. В данном случае это…

– …черная мана, – закончила мысль Джозабэль.

К этому моменту к нам подошли Фрэя и Эсти, держа Китти, которая все еще была без сознания.

– Эта чертова стерва проснулась! – Крикнула снова Эсти, как будто мы ее раньше не слышали. – Она сейчас скормит наши души демонам! Красавчик их не удержит!

– Красавчик? – Удивилась я.

Это она, конечно же, про Кейна. Что-то я слишком резко отреагировала. Нужно было быстро перевести тему, иначе кто-нибудь может задуматься, почему это я вообще что-то сказала.

– Ладно, нужно создать инверсию и превратить портал в воронку, как в легенде! – Быстро подытожила я.

– Девочки! – Впервые обратился к нам Кейн, и мы резко обернулись.

Мое сердце подпрыгнуло от звука его голоса. Как бы ужасно это не было, но после нашей первой встречи я совсем позабыла звук его голоса. Это было так давно, за границами жизни и смерти. Только я и он…

Кейн.

– Вообще-то здесь и мужчины! – Теперь ревностно заявил Кай.

Но на этот комментарий Кейн не обратил никакого внимания. Мелинда окончательно пришла в себя, наговорила еще несколько темных заклинаний, а затем напустила на нас своих демонов. Те рванулись на нас с еще большим ожесточением. Похоже, они за нашими душами.

Правда, теперь не все демоны рвались в нашу сторону. Некоторые из них стали группироваться вокруг Мелинды, как будто образовывая вокруг нее защитный круг.

– Так, ладно! – Заключила Фрэя. – Мы отвлекаем демонов у портала и разбираемся с Мелиндой, вы – кивнула она на Кая и подоспевших с ним на помощь – Джозабэль, ты ведь знаешь, что делать, так ведь?

– Да, – подтвердила та.

Как же хорошо, что у нас есть Джозабэль.

– А кто будет демонов убивать?! – Воскликнул Кай.

И в этот момент мои коленки затряслись раньше, чем я поняла, что произошло. Кейн подошел ближе, и мое сердце стало колотиться еще сильнее. Еще немножко и аритмия мне обеспечена.

Еще пара выстрелов и он заговорил.

– Эти демоны, как мотыльки, – сообщил он. – Они летят на свет. Белая мана может отвлечь их от портала.

– Отлично! – Воскликнула Эсти. – Тогда эту лживую стерву я беру на себя!

– Но… минуточку! – Воскликнул Кай. – Мы должны доверять тебе?

Кейн вдруг резко развернулся и зарядил целую очередь из выстрелов, разобравшись с демонами в количестве двадцати штук. Это определенно успокоило многих.

– Я смогу о ней позаботься, – ответил Кейн.

Так, нужно дышать и успокаивать сердце. Иначе я снова умру, только не из-за демонов.

– Но мы тебя не знаем! Вдруг ты?!…

– Кай, идем уже! Тут демоны из ада лезут! – Потянула его за собой Эни.

Кай сопротивлялся и пытался добиться от меня хоть каких-нибудь объяснений, почему я собираюсь довериться незнакомому парню с пистолетами? Но я ничего сейчас не могла ответить ему, от одной мысли, что мы с Кейном сейчас останемся вдвоем.

Ком застрял в горле, я медленно повернула голову и заглянула Кейну в глаза. Его взгляд был спокойным, он выглядел уверенно. И тут я вдруг засомневалась: а помнит ли он меня вообще? В его глазах не было ничего, чтобы могло мне внезапно сказать об этом. Я была не уверена, я засомневалась…

– Тебе нужно создать большой шар из маны, – подошел ко мне совсем близко Кейн, и я нервно сглотнула.

Сделав глубокий вздох, я сделала то, о чем он меня просил, и создала небольшой шар. Пока я его еще не раздувала, была причина. Я просто задумалась: да, мне трудно разговаривать с ним, у меня было много вопросов, но я не знала, хочу ли я задать их. Нет. Я была не уверена, смогу ли я справиться с последствиями его ответа? Ведь он так спокоен…

Кейн вернулся к схватке неожиданно, а меня как будто сбило с ног его это действие. Я пошатнулась и едва не задохнулась от подступившего отчаяния. Что, если он уйдет, и я так и не узнаю, помнит он меня или нет?

Тем временем мои друзья, продолжая обиваться от демонов, подбирались ближе к Мелинде. Многое зависело от меня, поэтому я сосредоточилась и стала увеличивать шар в своих ладонях. Света от него было много, глаза слепило, но этого было недостаточно, чтобы привлечь демонов.

Ладно, пробуем иначе.

Снова призвав ветер, я стала раздувать белый шар. Вот теперь процесс пошел быстрее, и вот уже я удерживаю в руках настоящее солнце. Все вокруг осветило, было похоже на восход, только свет был ярко-белым. Это было удивительно, а главное – сработало.

– Подними его вверх! – Крикнул мне Кейн.

Я так и поступила, подняв огромный светящийся шар, у себя над головой. Вот теперь-то демоны и обратили свое полное и безраздельное внимание на меня. Кейн был прав. Впрочем, а почему бы ему не быть правым? Он, очевидно, знает больше о демонах, чем я.

И когда демоны рванулись в мою сторону, Мелинда завопила:

– НЕТ! ВЕРНИТЕСЬ НЕМЕДЛЕННО!

Они слышали ее и даже задержались на какое-то мгновение, но свет привлекал их больше. Как и обещал Кейн, он с демонами успешно расправлялся, не давая подступиться ко мне ни одному монстру. Я все ловила Кейна взглядом и пыталась угадать, помнит ли он меня? Или же просто пришел сюда, чтобы разобраться с демонами?

В какой-то момент голова закружилась, я почувствовала слабость. О нет, похоже, мои запасы маны стремительно заканчивались. Я же пока не научилась их контролировать или увеличивать, а сегодня я использовала слишком много. Ладно, главное продержаться, ведь от меня многое зависит.

Сейчас Джозабэль, Лэнс, Кай и Эни уже добрались до портала, занимая свои позиции. Джозабэль им что-то говорила, Фрэя помогала с заклинаниями. Эсти разбиралась с демонами.

Когда с порталом все стало понятно, Фрэя занялась демонами, что выбирались наружу, а Эсти вдруг ударила заклинанием в сторону Мелинды. Та в это время принялась нашептывать новое заклинание, но Эсти ей помешала.

К счастью для нас Мелинда все же потратила много сил на подчинение нашей маны, от того отражать атаки Эсти ей удавалось с трудом.

– В чем дело, милочка? – Хмыкнула Эсти. – Закончились хлюпенькие силы?

Мелинда разозлилась, но гнев затмевал ей глаза, поэтому она пропустила ту серию мощных заклинаний, которые выпустила в ее сторону Эсти. Да, она была хороша.

– Сейчас! – Крикнула Эсти.

Мои друзья незамедлительно принялись повторять ритуал, который провели ранее мы. Как только символы достигли границ портала, тот снова забурлил и завибрировал. Поток черно-красной энергии замедлился, а затем и вовсе остановился.

Еще несколько мгновений – воцарилась относительная тишина, нарушаемая только выстрелами Кейна – и портал превратился в воронку. После этого демонов тут же стало затягивать обратно, словно магнитом. Те, конечно, сопротивлялись, когтями цеплялись за землю, но притяжение только усиливалось.

Кейн опустил пистолеты, я наконец-то отпустила шар из маны. Тот рассеялся, погрузив все вокруг в ночную тьму. Только свет от воронки, которая запылала фиолетовым, зеленым и черно-синим, теперь служил источником света.

– Отлично! Продолжайте! – Крикнула Фрэя, и я убедилась, что они сейчас все были заняты порталом.

Еще один удар сердца, Кейн повернулся в мою сторону и шагнул ко мне. Два удара – он совсем рядом. Три удара – он протягивает мне ладонь и поддерживает меня за руку. Да, мне нужно было восстановить силы, но не настолько, что я готова была упасть. Хотела ли я остановить его? Ни за что на свете.

– Что ты здесь делаешь? – Тихо спросила его я.

– Не думай об этом. Думай о другом: теперь ты в безопасности.

– Ты спас мне жизнь.

– Это сделали твои друзья.

– Их не было рядом, когда демоны чуть не… – я запнулась. После того, что я пережила два года назад мне, честно говоря, не хотелось произносить это вслух. Мне почему-то казалось, если я озвучу это, то все может повториться. – Спасибо.

Кейн сжал мою ладонь чуть сильнее, и я осмелела. Я сделала вдох, собираясь сказать ему о том поле, о том, как я считала, что он не существует. Мое сердце колотилось в груди не в силах противиться и сопротивляться. Мне хотелось слышать его голос, хотелось, чтобы он остался…

Но он сделал то, чего я уж точно не ожидала. Он медленно поднес указательный палец к своим губам. Пусть мы не знали друг друга, но я совершенно точно поняла: мне нельзя называть его имя. А значит, я его действительно знала, а значит, он действительно меня помнит…

– В следующей жизни, – мягко выпустив мою ладонь из своей, Кейн сделал шаг назад.

Сердце пропустило удар, я запнулась, но… что же он сказал? Он ведь пришел сюда. Зачем? Чтобы проститься? Но почему? Нет, этот вопрос я не могу оставить без ответа. Но… Кейн уже уходил. Быстро покидая поле недавнего боя.

– Почему? – Выдохнула я, отправляя вслед за ним свои слова по ветру.

Я знала точно, что они достигнут цели, что он их услышит наверняка. Мимолетное мгновение – он остановился и едва заметно обернулся.

– Ты не захочешь знать, – прошептал он.

– Пожалуйста… – я шагнула следом. – Ты же… ты же…

– Прощай, – очередной жестокий шепот донесся до меня, и он ушел.

Я все еще стояла на месте и не знала, что делать. Бежать за ним? Нет, я не могу. Ведь он сказал мне…

Больно. Это было больно. Но… как я могу просить его о большем, если он уже спас мне жизнь? Нет, я не могла на него обижаться, ведь несмотря ни на что, даже на его слова, он оказался рядом. Как он это сделал? Как он нашел меня? Или это вышло случайно? Я не знаю. Как говорит Уинс: «Случайность – это самое не случайное в этом мире».

Могу ли я понять то, что Кейн сказал мне? Нет. Но, возможно, это только лишь пока. Главное все же я уяснила: то, что произошло два года назад с нами, сделало его сильнее. И я не буду от него в этом отставать. Возможно, время еще не пришло.

Я улыбнулась, отправляя вслед за ним последние слова, которые мог донести до Кейна только ветер:

– Прощай – это всего лишь слово.

Глава 30

– Куда ты собралась?! – Кричала Эсти.

Ее крик вернул меня в реальность и я, сделав глубокий вздох, наконец-то обернулась на своих друзей.

К счастью, ничего плохого больше не происходило. Портал был закрыт, Эсти и Фрэя пытались удержать Мелинду, связав ее каким-то заклинанием, но та сопротивлялась и вырывалась. Поэтому Эсти и кричала.

Китти наконец-то пришла в сознание, но пока еще не восстановилась, чтобы встать на ноги. Сейчас она сидела на земле и ее поддерживала Эни.

Остальные смотрели на меня.

Ой. Я, честно говоря, не ожидала, что они будут смотреть. Но, с другой стороны, а как иначе? Тут появляется какой-то тип, который нам вроде бы помогает, но я, очевидно, ему доверяю. Почему?

– Кто это был? – Подошел ко мне Кай.

Что я могла сказать? Вернее, что я хотела сказать? Уж точно не про следующую жизнь. Впрочем, понимая, что друзья так просто это не оставят, я решила сказать правду.

– Я не знаю. Он не представился.

Это было чистой правдой, ведь та встреча за гранью жизни и смерти… мы же общались недолго, мне показалось, ему было хорошо со мной, а когда мы встретились в реальности, он распрощался со мной. Знала ли я этого человека? Определенно нет.

Пока я тут размышляла, Кай почему-то почувствовал себя немного неуютно, нахмурился и отошел. Я поняла, что его смутило, только когда увидела Эни. Она, оставив Китти на Фрэю – Лэнс теперь взялся за Мелинду, а то она уж слишком резко вырывалась – робко подошла ко мне.

– Эээ… Рори… – неуверенно заговорила Эни, – ты меня прости, пожалуйста, за то…, что я тебе солгала. Я была… неправа. Мне бы не хотелось терять подругу.

Она подняла глаза и стала ожидать приговора. Я не стала ее томить, улыбнулась и похлопала ее по плечу.

– Ничего, Эни. Все мы совершаем ошибки.

Я глянула на Кая, который тоже сейчас стоял и улыбался, понимая, о чем я сейчас говорила.

На самом деле я уже давно не обижалась на Эни. Просто мы с ней перестали общаться, а ведь, по сути, времени прошло не так много. Да и к тому же она пришла сегодня сюда, когда узнала о том, что мне нужна помощь.

Кстати, об этом: я обернулась, оглядев всех присутствующих.

– Спасибо, что пришли, – улыбнулась я им. – Все вы. Но… – теперь я посмотрела на Кая, – я вообще-то думала, что ты приведешь преподавателей.

– По-моему, сейчас кое-кто усомнился в наших способностях, – хмыкнула Джозабэль.

– Ни в коем случае! – Тут же запротестовала я. – Просто я же сказала Каю, что нас хотели убить. Это было опасно.

– Правда? – Все трое улыбнулись, а Кай виновато потупил взглядом. Говорила Эни. – Кай нам этого не сказал.

– Но я бы все равно пришла, – заметила Джозабэль. – Во-первых, я поверхностно знаю магию, – хмыкнула она, – во-вторых, я что? Оставлю свою подругу в беде? Ни за что!

– Вообще-то Кай, как ненормальный, носился по общежитию, – стал рассказывать Лэнс. – И вопил: «Где преподаватели?! Где заместитель директора?! Где Шринк?!». Я его перехватил и объяснил, что они поехали встречать директора.

– Встречать директора? – Удивилась я, а Фрэя, Китти и Эсти тут же напряглись. Даже Мелинда перестала брыкаться, в ужасе уставившись на Лэнса. – А он что? Не может сам приехать?

– Хе-хе! – Посмеялся Лэнс. – Нет, дело не в этом. Просто, когда директор возвращается в Академию, это привлекает много разной нечисти. Это как с демонами и твоей маной. Сила нужна всем, вот они и стремятся пробраться на территорию Академии. Преподаватели отправились сторожить порталы, которыми сюда можно попасть.

Я понимающе закивала, а потом заметила одну странность:

– Лэнс, ты в форме? – Уточнила я.

– О, Господи! А мы нет! – Воскликнула Китти.

– Спокойно, спокойно, – нервничала и Фрэя. Впервые я видела на ее лице такое неподдельное волнение. – У нас еще есть шанс. Просто… – она глянула на Лэнса, – нам нужно идти.

Лэнс резко закивал, и мы стали собираться. Кай подошел к Китти, и пока та пыталась что-нибудь сказать, одним резким движением взял ее на руки. Китти аж взвизгнула от неожиданности, затем выдала смущенную улыбку и благодарно положила голову ему на плечо. Все-таки она с такой высоты упала, ей пока рано было ходить самой.

Лэнс крепко держал Мелинду, Эсти тоже изображала, будто держит ее, но на самом деле пользовалась каждой возможностью двинуть Мелинде в бок. Та возмущалась, конечно, но Эсти вела себя так, будто ничего и не происходило.

Честно говоря, общий настрой меня удивлял. Несмотря на настроения, Фрэя и Эсти все время нервно поглядывали в сторону Академии. Лэнс тоже выглядел напряженным, только мы с Каем, Эни и Джозабэль ничего не понимали.

Двигались мы очень быстро. К счастью, ветер уже совсем стих и идти было терпимо. Конечно, не хотелось отставать от большинства, поэтому мы торопились вместе со всеми. Я даже хотела поинтересоваться, в чем причина такого поведения, но банально не поспевала за теми, кто шел впереди.

– Чего все бегут-то? – Спросил Кай у Китти, потому что она все еще была у него на руках.

– Наш директор, это… – Китти вздохнула, – скажем так: его лучше не злить. Правила – это главное, что он любит и что ни в коем случае нельзя нарушать.

– Он что? Монстр? – Предположила Эни, а Китти громко и неестественно хихикнула.

– Не надо так о нем, он может услышать, – Китти вжала голову в плечи и на всякий случай огляделась по сторонам.

Да, директор – это все понятно, но вот когда мы приблизились к забору и Эсти сколдовала заклинание, чтобы мы смогли пройти, для меня актуальной стала совсем другая проблема. Но о ней почему-то, кроме меня, никто не думал.

– Прошу прощения! – Крикнула я. – Никто не против того, что мы бродим по территории Академии после заката?

– Поддерживаю вопрос, – с заметной тревогой в голосе добавила Джозабэль.

Похоже, она тоже понимала, на что я собираюсь обратить внимание большинства.

Меня беспокоило и отсутствие света вокруг корпусов. Прям как той ночью, когда вокруг нашего женского общежития бродил страшный монстр.

– Ой, расслабься, – отмахнулась Эсти. – Это не самая главная проблема на данный момент.

– Но как же Баргест? – Настойчиво напоминала я.

– У нас нет выбора, – обернулась Фрэя. – Нужно добраться до Академии. Иначе нам всем конец.

– Да-да! – Поддакнула Китти.

– Серьезно, Аврора, я понимаю, ты хочешь помочь, – подключился и Лэнс. – Но лучше будет, если мы просто сосредоточимся на побеге.

– Да, не волнуйся, – хмыкнул Кай. – Если что, наподдадим Баргесту и дел-то! Мы только что армию демонов сразили.

– Я не понимаю: вы что? Не изучаете магических созданий? – Уточнила Джозабэль.

– Вы действительно думаете, что сможете наподдать Баргесту? – Уточнила я.

Все решительно закивали. Все, нам крышка.

– Повторю вопрос по-другому: никто не знает, кто такой Баргест? – Спросила снова Джозабэль.

– Ты нас за идиотов держишь? – Фыркнула Эсти. – Конечно, мы все прекрасно знаем кто такой Баргест!

– Огромный черный пес с большими светящимися глазами, – сообщила Фрэя. – Мы это знаем.

– Похоже, Джозабэль Бэйн поняла, что на нее не обращают внимания и решила его привлечь, – хмыкнула Мелинда.

– Молчи, чокнутая! – Пнула ее Эсти.

– Причем здесь внимание? – Вступилась за Джозабэль я. – Слушайте, Баргест действительно огромный пес, но победить его нельзя.

– Что? – Обернулась Эсти.

Тут-то все и притормозили. Я глянула на Джозабэль, она мне кивнула, мол «рассказывай». Я и рассказала.

– Год назад мы с братом столкнулись с Баргестом на одном задании, и брат рассказал мне то, чего очевидно, вы не знаете: Баргест непобедим, потому что создан в буквальном смысле из людских страхов. И он исчезнет только в том случае, если последний человек, знающий о нем, перестанет его бояться. Что технически невозможно. Поэтому он и охраняет территорию, потому что ни один маг не способен от него избавиться.

– А почему нам об этом не рассказывали? – Растерялся Лэнс. – Это же надо с порога сообщать!

– И правда, – нахмурилась Эни.

– Что делать-то?! – Крикнула Эсти.

– Поскольку мы уже на территории… – внимательно огляделась по сторонам Джозабэль. Говорила она так спокойно, как будто бы обсуждали какой десерт будем есть – осталось только одно: бежать.

Нервозность достигла своего апогея, мы всей толпой сначала рванулись в разные стороны, потом замерли и огляделись, а дальше прямо перед нами из воздуха возникли два огромных светящихся глаза. Медленно прорисовался силуэт, потом в нашу сторону ступила огромная лапа, размером с приличное пианино. Как оказалось, Баргест голову к нам наклонил, чтобы разглядеть, а когда он ее выпрямил, нам пришлось задрать голову так высоко, что теперь эти два глаза зловеще светились на фоне луны.

Ну все, нам конец.

– Черт! – Взвизгнула Китти, вцепившись в Кая мертвой хваткой.

– Давайте в рассыпную! – Крикнула нам Фрэя.

Долго нас уговаривать не пришлось. Мы все рванулись в разные стороны кто куда. Китти слезла с Кая и тоже принялась бежать, только пятки сверкали. В итоге мы разделились сначала на две группы, затем разбежались еще на более мелкие команды и в итоге со мной остался только Кай.

Огромный черный пес в одно движение преодолел минимальное для его размеров расстояние, бросившись за Лэнсом и Эсти, которые все удерживали Мелинду. Баргест замахнулся и ударил троицу своей огромной лапой. Тех разбросало в разные стороны, но самое главное – они все еще были живы.

– Ой, черт! – Увидели мы это с Каем. Выругался он. – Нужно им помочь!

Он сотворил заклинание и отправил в Баргеста.

– Магия не действует против него! – Заметила я.

– Но, может быть, таким образом, мы отвлечем его? Мы же все равно нарушаем правила, верно? – Предположил Кай.

Я секунду раздумывала над его словами, пока Баргест собирался снова ударить своей лапой Эсти.

– Дэфэнсоро! – Воскликнула я, подключили ветер, и раздула заклинание до гигантских размеров, отправив его в Баргеста.

Такое не заметить было невозможно, вот и Баргест обратил свое внимание. В момент, когда свет моей маны достиг его, стало по-настоящему жутко. Я думала мы сможем получше разглядеть Баргеста, но все его тело было чернее ночи, только по движению было понятно, где примерно расположены лапы и голова.

Жуткое зрелище!

Но главного мы добились – мы отвлекли Баргеста.

– Бежим! – Схватил меня за руку Кай и рванулся вперед.

И мы побежали. Самое сложное было не споткнуться. Кай бегал быстро, я старалась не отставать, здесь главное синхронизация. Не сбавлять темп, не сбавлять!

Пробежав еще немного, Кай убедился, что Баргест не причинит вреда нашим друзьям, резко притянул меня к себе, потом создал неизвестное мне заклинание и нас, словно выстрелом из пушки, перенесло через все поле. Вот это был адреналин лететь над территорией с бешеной скоростью! Никакие аттракционы не нужны!

Когда мы остановились, мне понадобилось немного времени, чтобы прийти в себя.

– В порядке? – Уточнил Кай, поддерживая меня.

Я решила начать с его лица и сосредоточилась только на нем. Когда искорки вокруг перестала плясать, а лицо Кая троиться, я выпрямилась и вздохнула.

– Крутое заклинание! – Заметила я.

– Спасибо, – хмыкнул Кай.

– Что теперь? – Спросила я.

– Нужно его отвлечь, чтобы остальные успели добраться до Академии, – объяснил Кай. – Сейчас я отвлеку его, ты жди здесь, ладно? Как только он побежит ко мне…

– С ума сошел! – Воскликнула я. – Я без тебя не уйду!

– Не рискуй, пожалуйста, – попросил Кай.

– Так, я не поняла, ты пришел спасать меня от смерти, а теперь не хочешь, чтобы я помогла тебе? – Возмутилась я.

– Но ты же девушка, знаешь мало, что ты сделаешь? – Заметил Кай.

– Во-первых, это чистой воды дискриминация по половому признаку, плюс явное недооценивание моих возможностей, – строго заметила я. – Кто-то забыл, что я еще умею ветер призывать.

– Нет, не забыл, но твой ветер вряд ли поможет, – хмыкнул Кай. – Ты же сама говорила, что этой силы недостаточно!

Рык зверя раздался неподалеку, и стало очевидно, что Баргест близко. Я услышала только топот его лап, а потом Кай крикнул «осторожнее», схватил меня и рванулся в сторону. Земля вздрогнула, когда лапы Баргеста пронзили то место, где мы только что стояли.

Единственно, что мы с Каем успели сделать, это приподняться на локтях и попятиться назад. Баргест нам времени на побег уже не дал, решительно двинувшись в нашу сторону. Что делать? Что делать?

– Ты был хорошим другом, Кай, – призналась я, понимая, что нам в этот раз не спастись.

– И ты была замечательной подругой, Аврора, – произнес Кай.

В общем, я уже начала про себя молиться, Кай нервно сглотнул и…

А дальше случилось то, что я, наверное, вряд ли когда-нибудь смогу забыть.

Баргест уже был готов съесть нас живьем, как вдруг, совершенно внезапно и неожиданно, он как будто только что заметил Кая. Казалось бы – заметил и что дальше? Но все было не так просто.

Теперь я для Баргеста была совершенно не важна, его интересовал только он. Сначала я еще подумала, что это красная мана Кая привлекла пса. Но в действительности я понятия не имею, что там показалось Баргесту, огромному псу ночных кошмаров.

Не успела я даже крикнуть что-нибудь или попытаться предпринять хотя бы одну попытку остановить этого гигантского пса, как он, Баргест, сам, без заклинаний и чего-нибудь еще, внезапно – держите меня! – склоняется вниз и кладет свою голову на землю перед Каем.

Честно говоря, в тот момент мне показалось, что замерла даже сама природа, настолько неожиданно это было. Я сидела на земле и смотрела на этого страшного пса, который ласково уложил свою морду рядом с Каем. Как обычный домашний пес.

Вот это номер!

Какое-то время мы с Каем продолжали изображать статуи и не двигались с места. Сначала были в шоке, потом боялись, а затем осмелились переглянуться и прийти в полное непонимание происходящего.

Когда, как показалось, угроза миновала, Кай осмелился двинуться первым. Несмотря на все опасения, Баргест на движение Кая реагировал только внимательным взглядом своих светящихся в темноте глаз. Честное слово, если бы я не знала, что это Баргест, я бы совершенно точно сказала, что этот пес ведет себя, как домашняя болонка.

Кай набрался смелости и поднялся на ноги, все еще не сводя глаз с этого гигантского монстра перед собой. Он был в шоке. А я-то в каком шоке была!

Баргест! Только что! Склонился перед!.. И тут-то я кое-что поняла. Баргест склонился перед будущим Принцем тьмы. Об этом я как-то сразу не подумала.

– Что это? – Хриплым голосом спросил меня Кай. Я слышала в нем испуг. – Что это такое?

Откуда я знаю? Когда я видела гигантского Баргеста в последний раз, он чуть не отгрыз моему брату ногу. Такого я еще ни разу в своей жизни не встречала. И это, если учесть, что о Баргестах вообще ходят самые зловещие легенды, видеть сейчас славного песика, который как ни в чем не бывало, лежит прямо перед Каем, было просто… удивительно.

– Похоже, – я попыталась смочить горло, потому что оно у меня тоже пересохло, – он… выражает свое почтение. Тебе.

Кай глянул на меня, раздумывал над чем-то еще немножко, а затем шагнул ко мне, чтобы помочь подняться. На всякий случай он делал это осторожно, неизвестно, как на это может отреагировать Баргест. И в тот момент, когда Кай оказался за спиной у пса, тот просто повернул голову. Что Кай, что я, чуть не откинулись от страха. Но, к счастью, страшной кары за этим не последовало, и Кай поставил меня на негнущиеся ноги.

– Это… – заговорил Кай и тяжело вздохнул, – кошмар какой-то.

Баргест вроде не возражал против того, чтобы мне можно было встать на ноги. Но когда я поднялась, я вцепилась в Кая мертвой хваткой. Он тоже держался за меня, разглядывая гигантское создание прямо перед собой.

– Как ты думаешь, чего это он? – Спросил меня Кай.

– Не знаю, – покачала головой я и этот пес облизнулся.

Отче наш… Ой, то есть все в порядке.

– Может быть, ты когда-нибудь встречал его раньше? – Предположила я.

– И что? Подружился? Как?! – Не верил своим глазам Кай. А через секунду он внезапно успокоился и что-то для себя понял. – Это все они, – вдруг произнес он.

– Кто они? – Заинтересовалась я.

– Это предсказание, Рори, – вздохнул Кай.

Ах да, они. Огненные воины.

– Я не согласна, – мотнула головой я. – Причем здесь предсказание? Если бы Баргест был злом, его бы не поставили защищать нас. Заметь, он охраняет территорию и следит за выполнением правил. Как он хотел приложить Лэнса и Эсти? Ну, и Мелинду. Ты же помнишь?

– Но тогда почему? – Нахмурился Кай.

– Я тебя не понимаю, – хмыкнула я. – Перед тобой только что склонился непобедимый Баргест. У тебя появился собственный зверек! Что в этом такого печального?

– То, что каждый день, все больше и больше людей и созданий напоминают мне, что я должен стать Принцем тьмы, – сквозь зубы процедил Кай и отошел.

Молодец! Вообще-то Баргест склонился пред тобой, я тут не причем! Стой! Я поспешила за Каем.

– Кай, постой, – поймала его за руку я и бегло глянула на Баргеста. Нет, все еще лежит, смотрит на моего друга. – Ты же не знаешь, что это означает. Никто не сказал тебе, даже огненные воины «ты поведешь армии тьмы, и твоим любимцем будет Баргест».

– А разве это не очевидно? – Отчаяние читалось в его глазах.

– Не для меня. Ты пришел мне на помощь, когда она была нужна. Ты готов защищать своих друзей. Зло на это не способно.

– Но ты не знаешь кем я стану.

Я вздохнула.

– Знаешь, ведь Уинс не всегда был Светом, – произнесла я, а Кай промолчал. – Пятнадцать лет назад демоны убили родителей Уинса, и он переехал жить к нам. Мои родители поддерживали его, как могли, но Уинс не видел выхода из этой ситуации. Он добровольно выбрал Тьму. Тайно, конечно, никто об этом не знал. Но все, чего он хотел это отправиться в Академию, обучиться магии и отомстить. Какими способами для него было не важно.

– Но, когда пришло время, и он отправился в Академию, каждое лето он возвращался домой, и… я точно знала, что он делает что-то плохое. Это не связано с причинением кому-то вреда, нет. Дело было в той магии, которую он использовал.

– Понимаешь, Уинс очень способный, он освоил гораздо больше, чем кто-нибудь до него. Я до сих пор не знаю ни одного мага, который мог бы знать столько, сколько знает мой брат.

– Но Тьма, Кай, он выбирал Тьму, потому что Свет не предлагает месть. Мой брат погрузился в нее с головой, что привлекло к нашей семье демонов. Уинс и мой папа смогли дать им отпор, но после случившегося мои родители разозлись, и выставили его из дома.

– Он ушел очень далеко по темному пути, так далеко, откуда никто не возвращается. Но когда он осуществил свою месть, цели в его жизни больше не было. Но Уинс не просто позволил Тьме поглотить его, он просто принял такое решение, сделал этот выбор сам. А потом он вернулся обратно. И это был только его выбор.

Кай молча смотрел на меня и хмурился.

– Я не знал этой истории о Уинстоне Бэлле, – признался он.

– Никто не знает. Именно поэтому я рассказываю ее тебе. Баргест не так уж плох, знаешь? – Я улыбнулась. – Вдруг тебе это когда-нибудь пригодится? И не как будущему Принцу тьмы, а совсем наоборот?

Еще некоторое время Кай смотрел на меня, а затем опустил глаза и тяжело вздохнул.

– Значит… – когда он посмотрел на меня вновь, в его глазах уже не было отчаяния. Только надежда. – Я повторяю путь твоего брата?

– Нет. У Уинса во многом не было выбора, но он завоевывал это право. У тебя выбор есть всегда. А выбор всегда дается Светом. А это значит, что Свет на твоей стороне. Ни это ли самое лучшее подтверждение?

Кай медленно улыбнулся.

– Спасибо, Рори, – поблагодарил Кай.

Я улыбнулась ему в ответ.

– Нам нужно возвращаться.

– Да, – Кай вздохнул. – Идем.

Конечно, лежавший неподалеку, Баргест немножко напрягал, потому мы не очень-то торопились бежать. Однако, стоило нам немножко отойти в сторону, как мы перестали его волновать. Огромный пес вдруг поднял свою большую голову и к чему-то прислушался. Доброжелательности, которую он проявил по какой-то причине к Каю, больше не было. Он был настроен совсем на другое.

Мгновение – Баргест вдруг вскочил с места и ринулся к учебному корпусу. Мы с Каем переглянулись и бросились следом. Если к Каю Баргест еще отнесся по какой-то причине хорошо, то сомневаюсь, что с остальными нарушителями этой ночью он захочет поиграть в мячик.

Пока мы бежали, я не могла не думать о том, что произошло. Я старалась убедить Кая в том, что все хорошо и действительно ничего плохого не происходит. Но, если честно, я и сама не знала, что это может означать.

Впрочем, в одном я была абсолютно уверена: чтобы не случилось, Кай достаточно силен духом, чтобы выбрать правильный путь. Каким бы он ни был.

Глава 31

Поскольку Баргест бегал быстрее, чем мы, Кай снова использовал заклинание ускорения, и нам удалось даже обогнать адского пса. Надо будет уточнить у Кая, что за заклинание такое. Интересно, сколько же еще заклинаний в его арсенале?

Впрочем, сейчас было не до этого. Как только мы оказались неподалёку от учебного корпуса, мы сразу же угодили в водоворот событий. Что произошло незадолго до нашего появления, сказать было сложно. Но по факту мы обнаружили: бегущую в сторону главных ворот Мелинду, Эни, помогающую Лэнсу с раной на голове, Эсти, мечущуюся между Фрэей и Китти, которые валялись на земле и приходили в сознание.

Одна только Джозабэль была в порядке, сделала пару шагов и запустила серию заклинаний вслед за Мелиндой. Поскольку это все-таки Джозабэль Бэйн, заклинания сбили Мелинду, и та завалилась на землю, как мешок с картошкой.

Не успела я и слова сказать, как вдруг…

– Я догоню! – Воскликнул Кай, затем снова применил заклинание ускорения и бросился вслед за Мелиндой.

Он, конечно же, ее догнал, Каю даже удалось ее схватить и скрутить (пока он к ней направлялся, девчонка уже успела вскочить на ноги). Джозабэль к тому времени колдовать не решилась, видимо боялась попасть в Кая.

Но вот, почему бы лично я хотела остановить Кая, так это потому, что Мелинда хоть и была умалишенной, маны ее пока никто не лишил. И в тот момент, когда Кай героически собирался сковать ее руки путами, Мелинда резко развернулась и создала ярко-алое заклинание, ударив им Кая. Тот лишь вскрикнул и шлепнулся на землю.

Раздался невообразимо страшный рев и на поле снова появился Баргест. В один прыжок он достиг Мелинды и двинул ей своей лапой. Мелинда вскрикнула и кубарем полетела с пригорка.

Еще одна секунда – Баргест метнулся к Эсти и двинул ей, потом попытался достать до Эни, но Лэнс вовремя схватил ее, и они перенеслись. А вот пришедшей в себя Фрэе досталось. Она поднялась на ноги и, заметив Баргеста, нырнула в сторону, чудом избежав его нападения.

Но вторую атаку она даже предвидеть не успела. Баргест отправил ее в сторону Джозабэль, и в итоге их двоих снесло мощным ударом.

Пока Баргест отвлекался, я все это время изо всех сил спешила к Каю. Он все еще валялся без сознания. К счастью, он был жив, а то я боялась, что Мелинда могла использовать против него запрещенную магию.

– Кай! – Добежала до него я и упала на землю, пытаясь привести его в чувство. – Кай, пожалуйста, очнись!

– Рори! – Крикнул мне кто-то.

Я сначала испугалась, что Баргест снова атаковать начнет. С другой стороны – тут Кай, пусть и валяется без сознания, все же в прошлый раз этого было достаточно, чтобы склониться перед ним.

Но нет, пока все было более или менее в порядке, ко мне бежала Эни. Я нашла глазами Лэнса, который сейчас поднимал на ноги Фрэю и Джозабэль, указывая им на учебный корпус. Да, не мешало бы туда забежать.

– Как вы выжили?! – С ходу спросила Эни, опустившись рядом с Каем. – Мы все видели, как Баргест погнался за вами! Мы думали!.. Он мчался так быстро и!..

– Это… – я как-то еще не придумала, что можно было сказать, поэтому решила только слегка подправить историю, – все заклинание Кая. Как Лэнс использовал. Мы перенеслись и смогли сбежать.

Эни облегченно выдохнула и стала шлепать Кая по щекам. Тот все никак не хотел просыпаться. Я тормошила его как могла.

– Мы уже подумали… – нервно сглотнула Эни.

Я поняла, что она имела в виду.

– Не переживай, Эни, все хорошо, – заверила я.

Эни лишь нервно и вяло изобразила улыбку на своем лице. Ладно, может быть, не «все» хорошо, но… а что это за звук?

Сначала мне показалось, что это слышу только я, но потом и Эни напряглась. Остальные тоже несколько забеспокоились, но больше всего поразило другое – Баргест вдруг замер и замешкался? Ему уже стали не интересны ни мы, ни кто-нибудь другой, он беспокоился больше о лязге цепей, а этот звук был именно лязгом.

И вот, мы сидим на земле и не знаем, что и думать, как вдруг откуда не возьмись п