Book: Пусть только влюбится!



Пусть только влюбится!

Джудит Макуильямс

Пусть только влюбится!

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Джону Уортингтону давно пора испытать на собственной шкуре, что такое унижение, сказала себе Мэгги Ромер, нервно сжимая конверт из плотной бумаги, и она преподаст ему надлежащий урок, чего бы ей это ни стоило. Сделав глубокий вдох, чтобы справиться с волнением, она набрала цифровой код, и огромные стеклянные двери послушно разъехались в стороны.

Мэгги вошла в здание и, оглядевшись, постаралась подавить внезапно возникшее чувство собственной неполноценности, вызванное кричащей роскошью просторного вестибюля. С какой стати ей робеть? Она больше не несчастный приемный ребенок, заглядывающий с улицы в богатый дом, а опытный программист, получающий высокую зарплату.

А главное, она пришла сюда по важному делу! Мэгги поджала губы, вспомнив печальное, изможденное лицо Сэма Мура. По словам жены, он так подавлен случившимся, что целыми днями сидит, уставившись в стену. Возможно, Сэм и утратил уверенность в собственных силах, но она – нет, и ей хватит решимости отомстить за него. Впрочем, ей нужна вовсе не месть, а справедливость.

Каждый имеет право на справедливость. И какая разница, что этот Уортингтон стал новым владельцем компании, это не дает ему никакого права увольнять людей без объяснения причин и отказывать им в рекомендации. Уортингтон поступил бессовестно. Сэм – настоящий профессионал, и работать с ним – одно удовольствие. Никто в компании не скажет о нем дурного слова. Однако Уортингтон выгнал его без объяснения причин, так что теперь потенциальные работодатели будут полагать, что Сэм некомпетентен и занимал пост президента только потому, что являлся зятем бывшего владельца компании. Все сотрудники согласны, что Уортингтон не должен был поступать таким образом и заслуживает, чтобы его призвали к ответу за самоуправство.

Эмили, бывшая секретарша Сэма, настолько ненавидит Джона Уортингтона, что даже не пожелала доставить важный отчет к нему на квартиру, хотя было известно, что ее новый хозяин должен прибыть из Калифорнии лишь поздно ночью.

Услышав в столовой, как Эмили поносит Уортингтона и кричит, что ноги ее не будет в квартире этого деспота и самодура, Мэгги немедленно вызвалась отнести документ вместо нее. Грех упускать уникальную возможность проникнуть в жилище нового владельца компании и узнать, чем он дышит.

Приняв непринужденный вид, Мэгги не спеша прошла через вестибюль к консьержу, уныло сидевшему за столом возле лифтов. При ее приближении он выпрямился, и от похотливого огонька, вспыхнувшего в его глазах, по спине Мэгги пробежала дрожь отвращения. Она досадливо прикусила нижнюю губу и с трудом переборола инстинктивное желание ссутулиться.

– Меня зовут Мэгги Ромер. У меня пакет для Джона Уортингтона. Эмили Адамс из «Компьютер солюшнз» должна была предупредить вас о моем приходе.

– Да, она звонила мне. И я ее предупредил, что не смогу оставить пост и подняться с вами. На что она ответила, что вас и не нужно сопровождать. Вы, мол, справитесь сами. – Консьерж пожал плечами. – Мне-то все равно, но, если вдруг возникнут проблемы, скажите, что я тут ни при чем.

Мэгги молча кивнула и вошла в открытую дверь кабины лифта. Достав пластиковую карточку, которую ей дала Эмили, она всунула ее в прорезь контрольной панели.

Все будет хорошо, успокоила она себя, пытаясь избавиться от предчувствия нависшей над ней неминуемой беды, которое возникло у нее в тот же момент, когда двери лифта плавно закрылись. Следуя инструкции Эмили, она оставит конверт на столе в кабинете и быстро осмотрится, чтобы получить какую-нибудь дополнительную информацию о привычках и пристрастиях Уортингтона. Все сведения, которые до этого удалось собрать о нем, уже были введены в специально созданную ею компьютерную программу и систематизированы, после чего машина выдала максимально подробный ответ о том, какой тип женщин предпочитает новый босс. Теперь, оказавшись в святая святых Уортингтона, Мэгги должна была оценить на глазок, насколько выводы машины соответствуют действительности, вдруг удастся найти какие-нибудь фотографии бывших пассий хозяина квартиры, да и сам интерьер может многое сказать внимательному глазу. А потом уже можно будет приступить к основной части задуманного Мэгги хитроумного плана мщения: постараться воплотить в себе представления Уортингтона об идеальной женщине и заставить его влюбиться. А как только это произойдет, рассмеяться ему в лицо и сделать ручкой на прощание: пусть знает, что чувствует человек, с которым обошлись так, словно он не представляет собой никакой ценности.

И хотя компьютерная программа, чей банк данных был наполнен самого различного рода сведениями, уже выдала свой вердикт, вполне похожий на правду, до осуществления задуманного было, разумеется, еще ох как далеко, ведь самая важная и трудная часть плана оставалась еще впереди.

Однако Мэгги обнадеживало то, что пока ситуация складывалась в ее пользу.

Во-первых, штаб-квартира электронной империи Уортингтона находится в Сан-Франциско, и так как его отец практически удалился от дел, он проводит там большую часть времени, лишь изредка наведываясь в офисы компании на востоке страны. Мэгги полагала, что, не собираясь надолго задерживаться в Нью-Йорке, Уортингтон, вероятно, не заинтересуется местной светской жизнью, что резко ограничит круг женщин, которые будут конкурировать с ней, добиваясь его внимания.

Во-вторых, занимая важный пост в компании, она будет регулярно видеть его в офисе, а значит, у нее непременно появится возможность более интимного личного контакта, которую надо лишь не упустить.

Мысль о том, что Уортингтон, возможно, не захочет встречаться со своей служащей, Мэгги сочла необоснованной, ну не к проституткам же ему идти в чужом городе, где он мало кого знает, а тут под боком, можно сказать, женщина его мечты. Какой мужчина устоит?

Как только программа выдала, как предположительно выглядит его идеал, Мэгги полностью изменила свой облик: каштановые кудри приобрели рыжеватый оттенок и рассыпались по плечам в живописном беспорядке, а черты лица были подправлены с помощью самой лучшей косметики, какую только можно купить за деньги. Что касается одежды…

Мэгги слегка поморщилась, взглянув на свое отражение в зеркалах, украшавших три из четырех стен кабины лифта. Смена гардероба произошла две недели назад, поскольку она рассчитывала, что как раз к тому времени, когда Уортингтон обещал прибыть в их город, с удивленными замечаниями коллег, привыкших видеть ее в скромных деловых костюмах и удобных свитерах, будет уже покончено.

К несчастью, Мэгги быстро поняла, что двух недель недостаточно, чтобы полностью освоить новый имидж. Она до сих пор смущалась и неловко переступила с ноги на ногу, видя, как черные брюки плотно облегают ее бедра и длинные ноги.

Лифт остановился. Глазам Мэгги предстал короткий, освещенный приглушенным светом коридор, устланный ковровыми дорожками светло-серого цвета. У двери в квартиру стоял инкрустированный золотом столик, на котором красовалась композиция из живых цветов.

Мэгги расправила плечи, и черная шелковая рубашка натянулась на ее небольшой высокой груди. Она намерена преподать Уортингтону урок, и если для этого нужна подчеркнутая сексуальность – что ж, так тому и быть!

Достав из сумочки ключ, который дала ей Эмили, Мэгги открыла дверь и вошла в квартиру.

Увидев стеклянную стену гостиной, через которую открывалась дивной красоты панорама Центрального парка, Мэгги беззвучно присвистнула. Да, с такими деньжищами можно устроить себе рай на земле, но счастья все равно не купишь!

А Джон Уортингтон явно любит себя побаловать, хотя…

Слегка нахмурившись, Мэгги оглядела ситцевые покрывала на диване и мягких креслах. Судя по компьютерному анализу, новый владелец компании должен быть тяготеть к дорогой антикварной мебели. Ничего похожего! Но, возможно, Дэниел Романос, о котором упоминала Эмили, снял для своего босса квартиру вместе с обстановкой.

Гм-м… Что теперь? Ввести в компьютерную программу информацию о пристрастии Уортингтона к ситцу и мебели в английском деревенском стиле или о его способности приспосабливаться к чуждому его вкусам декору? Интересно, как это отразится на внешнем виде виртуальной идеальной женщины? Не придется ли ей после этого перекрашивать волосы в золотистый цвет и надевать мини-юбку?

Мэгги прошла в глубь комнаты. Хорошо бы знать, доставили ли уже личные вещи Уортингтона? Покопавшись в них, наверняка можно было бы узнать немало любопытного и полезного. Эмили сказала, что он прилетит после полуночи, но часть его багажа вполне мог захватить с собой Дэниел Романос.

Она протянула руку, чтобы открыть ящик стола, и внезапно услышала отчетливый металлический звук, донесшийся откуда-то из коридора.

О боже, что это?!

Дрожь пробежала по спине, и Мэгги машинально сделала шаг к входной двери, прежде чем здравый смысл подсказал ей, что это не может быть взломщик. Во-первых, в это здание чужаку практически невозможно попасть, а во-вторых, злоумышленник не стал бы шуметь.

Скорее всего, Уортингтон послал вперед экономку, чтобы та к его приезду убрала и подготовила квартиру! Тогда ей, Мэгги, надо только порадоваться такой встрече, ведь у нее появляется шанс получить точные сведения о нем, как говорится, из первых рук! До сих пор вся ее информация черпалась из статей в газетах и журналах.

Приободрившись, Мэгги решительно двинулась в ту сторону, откуда донесся звук. В крайнем случае она спросит, где кабинет, в котором ей нужно оставить конверт, а заодно быстренько заглянет в ящики письменного стола.

Просунув голову в полуоткрытую дверь ванной, она осторожно заглянула внутрь и широко раскрыла глаза, увидев мужчину, лежащего под раковиной, вернее, его впечатляющей ширины обнаженную грудь, плоский живот и длинные мускулистые ноги, обтянутые джинсами. У нее тотчас пересохло во рту, и она медленно провела кончиком языка по нижней губе, с трудом подавляя желание заглянуть под раковину, чтобы увидеть незнакомца целиком.

Почему к ней хоть иногда не приходит такой водопроводчик? Дом, в котором она живет, обслуживает угрюмый старикан с пивным брюшком, который не возбудит даже нимфоманку, тогда как этот парень…

Еще раз непроизвольно покосившись на его туго натянутые джинсы, Мэгги сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться.

– Извините, – начала она и отпрянула назад, когда мужчина дернулся и попытался подняться. Раздался глухой звук. По-видимому, от удара головы обо что-то металлическое.

Мэгги не обратила внимания на донесшееся снизу проклятье, ее больше заинтересовал низкий голос с бархатными нотками, который возбудил все ее нервные окончания. Она затаила дыхание, наблюдая за тем, как водопроводчик, извиваясь всем телом, выползал из-под раковины.

Его лицо оказалось под стать всему остальному. Черные как вороново крыло волосы, подстриженные слегка короче, чем требовала нынешняя мода, тонкий прямой нос, серые проникновенные глаза, теплый золотистый оттенок кожи… и чувственный рот, навевающий мысли о поцелуях.

– Вы что, тоже оглохли? – раздраженно осведомился мужчина.

Мэгги открыла было рот, чтобы осведомиться, что означает «тоже», но в последний момент передумала. Не стоит начинать разговор с обмена колкостями.

– Вы ушиблись? – вкрадчиво спросила она.

– Да, – буркнул он. – Скорее всего, я пробил себе череп.

– Ерунда, – уверенно возразила она. – Звук был глухим и достаточным тихим. Ударились обо что-то.

– Это «что-то» – фарфоровая раковина! – Мужчина удрученно посмотрел на нее, и ей вдруг захотелось обнять его и утешить поцелуем. Даже и не вспомнить, когда у нее в последний раз возникало подобное желание.

– Сядьте! Я посмотрю, насколько серьезна ваша травма.

Мэгги положила конверт и сумку на стол и осторожно дотронулась до его головы. Погрузив пальцы в густые шелковистые волосы кряхтевшего от боли мужчины, она принялась ощупывать его голову в поисках шишки. Ее ноздри приятно защекотал цитрусовый аромат одеколона.

Сглотнув набежавшую слюну, Мэгги почувствовала совершенно лишний жар, вспыхнувший внизу живота. В кончиках пальцев появилось легкое покалывание, и, лишь собрав всю свою волю в кулак, она смогла подавить желание прильнуть губами к маленькой шишке, которую ей удалось обнаружить.

– Думаю, что вы выживете, – неожиданно охрипшим голосом произнесла Мэгги. Почему она вдруг так остро реагирует на незнакомца, которого случайно обнаружила в ванной? Она никогда не отличалась особой импульсивностью, тем более когда речь шла о физическом влечении. А тут завелась с полуоборота! И что самое ужасное – ей ничего не известно об этом мужчине.

Он-то, возможно, и выживет, удрученно подумал Ричард Уортингтон, потирая голову, но в присутствии этой женщины быстро прийти в себя ему все-таки вряд ли удастся, судя по тому, как бурно и радостно откликнулось его тело на волшебные прикосновения ее пальцев. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы его нежданная гостья поняла, что от одного взгляда на нее у него взыграли мужские гормоны! По крайней мере, прежде всего ему следует узнать, кто она такая и что делает в его квартире.

По всей видимости, у нее есть ключ, так как он был абсолютно уверен, что запер за собой дверь. Должно быть, ее послал агент по делам недвижимости, который занимается субарендой этой квартиры. Ясно одно: она появилась не с целью грабежа, потому что ей некуда спрятать возможную добычу. Взгляд Ричарда задержался на полоске обнаженного тела, проглядывавшего между облегающей блузкой и брюками. Черный цвет одежды подчеркивал нежность и бархатистость кожи.

– Я – Ричард, а вы… – он протянул руку, воспользовавшись вполне естественной и пристойной возможностью прикоснуться к взволновавшей его незнакомке.

Она немного испуганно вложила руку в его ладонь:

– Мэгги. – А потом совершенно неожиданно спросила: – А вы не знаете случайно, где экономка?

Общение с незнакомым мужчиной, похоже, смутило ее.

– Какая экономка? – Ричард невольно оглядел ванную, словно ожидая, что упомянутая особа могла притаиться где-нибудь в углу. – Когда я сюда пришел, здесь никого не было.

– Вот как! – кивнула Мэгги и, опустив глаза, обнаружила, что судорожно вцепилась в руку мужчины. Смутившись, она выпустила ее и сделала шаг назад. – Скажите, а вы не знаете, где кабинет?

– А что такое? – с любопытством спросил Уортингтон.

– Я должна положить это на стол в кабинете. – Мэгги показала конверт.

– Что в нем? – небрежно поинтересовался Ричард, наклонившись и перебирая инструменты.

– Понятия не имею. Меня просто попросили доставить его по этому адресу.

– Ну-ка, подержите это. – Мужчина подал ей гаечный ключ и снова принялся копаться в ящике.

Мэгги послушно взяла ключ, удивляясь его тяжести.

– Откройте конверт и посмотрите, что в нем, – приказал Ричард. Не прислал ли ему отчет заведующий финансовым отделом? – подумал он. Конечно, исправить то, что натворил Сэм Мур, будет нелегко, но дело того стоит.

– Ни за что! – возмущенно воскликнула Мэгги. – Почему это вас интересует? Это конфиденциальная информация. Я вас не знаю, а вдруг вы занимаетесь промышленным шпионажем и лишь прикидываетесь водопроводчиком?

Прищурившись, она с подозрением посмотрела на его озадаченное лицо.

– Вы это серьезно, про шантаж? – удивленно протянул Ричард, не зная, смеяться ему или сердиться. Хотелось бы знать, почему ей не приходит в голову, что он владелец компании, а значит, и хозяин квартиры? Он что, так похож на водопроводчика? Или это уловка… Но для чего? Какой в ней смысл? Ведь никто, кроме Дэниела, не знает, что он еще утром приехал в Нью-Йорк.

– Нет, пожалуй. Вряд ли вы стали бы в этом случае так откровенно пытаться узнать содержание документа. Но мне кажется, вам лучше заняться работой.

– Черт возьми, как вы преданы своему боссу, – пробормотал Ричард, снова исчезая под раковиной.

– Вовсе нет, – возразила Мэгги, позволяя себе спокойно насладиться видом его мощного тела, пока он не смотрит на нее. – Просто у меня сильно развит инстинкт выживания. Я даже не хочу думать, что сделал бы Уортингтон, если бы узнал, что я взглянула на его драгоценные бумаги!

– Мне кажется, что любой работник, доставляющий корреспонденцию, должен заботиться о репутации своей фирмы, – невозмутимо заявил в ответ Ричард. – Подайте мне, пожалуйста, гаечный ключ. – Из-под раковины высунулась большая рука.

Мэгги повиновалась.

– Вы ошибаетесь, я работаю не в службе доставки, а в компьютерной фирме, которую только что купила крупная холдинговая компания из Калифорнии. Сын ее владельца приезжает сюда, чтобы проследить за переходом контрольного пакета акций в свои руки, и, судя по всему, в сравнении с ним самый отъявленный автократ выглядит как борец за права человека. Все просто в ужасе. Секретарь, которая должна была доставить конверт, категорически отказалась даже приблизиться к квартире Уортингтона. Представляете? Вот мне и пришлось ее заменить.



Ричард окаменел. Она умеет в виду его, понял он, потрясенный. Но откуда такая ничем не объяснимая ненависть? Что он сделал всем этим людям? В чем провинился перед ними? Может быть, кто-нибудь распускает о нем в офисе какие-нибудь клеветнические слухи?

– Что вы там делаете? – нарушила молчание Мэгги. Она окончательно успокоилась, и ей было приятно поговорить с посторонним человеком об Уортингтоне и своих проблемах на работе.

– Я соединяю с краном новую трубу, – ответил Ричард, решив сохранить инкогнито. – Мне нужна отвертка. Вы знаете, как она выглядит?

– Конечно. Беспомощные женщины, не умеющие забить гвоздь и вкрутить новую лампочку, давно канули в прошлое.

– Вы так считаете? А жаль, мне кажется, есть нечто трогательное в женщине, которая не знает, как подступиться к мужской работе.

– Чисто мужской работы нет и быть не может. То есть… – Голос Мэгги дрогнул, когда ее взгляд невольно лег на выпуклость под ширинкой джинсов, и она внезапно почувствовала, как в ответ нервный спазм сводит мышцы ее живота. – Ну, хорошо, есть работа, на которую способен только мужчина, однако… – Она замолчала, решив не развивать дальше эту мысль.

– Откройте кран, пожалуйста, – попросил Ричард.

Мэгги послушно открыла кран и взвизгнула, так как мощная струя холодной воды ударила ей в грудь. Она поспешно отпрыгнула, но зацепилась каблуком за ногу Ричарда и упала на пол.

– Вы в порядке? – с искренним сочувствием в голосе осведомился Ричард.

Она быстро поднялась и смущенно пробормотала:

– Да, за исключением того, что я промокла.

– Сожалею, но это одна из опасностей, которые подстерегают помощницу водопроводчика. – Холодный тон Ричарда совершенно не соответствовал живому интересу в его глазах, когда, появившись из-под раковины, он уставился на грудь Мэгги, облепленную мокрой блузкой.

– Я вовсе не собиралась быть помощницей водопроводчика и теперь вот невинно пострадала – промокла насквозь.

– Какие пустяки! Это мы сейчас в момент исправим. На кухне имеется сушилка. Бросим в нее вашу блузку и бюстгальтер – и все будет в лучшем виде. Не волнуйтесь, в квартире, кроме меня, никого нет, так что можете смело раздеваться.

Небрежное упоминание о нижнем белье вызвало краску смущения на лице Мэгги.

– Слишком рискованно, – замотала она головой. – А что, если Уортингтон вздумает прилететь пораньше? Легко представить его реакцию, когда он войдет к себе и увидит меня, завернутую в полотенце! Что он о нас с вами подумает? К тому же у меня нет привычки раздеваться в присутствии незнакомых мужчин. – И про себя добавила: «Даже красивых».

Реакция Уортингтона более чем предсказуема, мрачно подумала она. Согласно выводам компьютерной программы, он ненавидит, когда его преследуют женщины, как и вообще всякое проявление публичности. Этим, вероятно, объясняется тот факт, что единственная фотография, которую ей удалось отыскать, где он был изображен в обнимку с какой-то дамочкой, выглядела так, будто съемку производили с большого расстояния и чуть ли не в тумане. Даже на официальном сайте холдинговой компании была выставлена лишь фотография его отца – номинального главы компании, Джона Уортингтона-старшего.

– Мы услышим, если он войдет, и я сразу отвлеку его разговором о протечке трубы, а вы тем временем успеете одеться. – Ричард быстро снял висевшую на вешалке рубашку и протянул ее Мэгги. – Надевайте! Охранник внизу разрешил мне выпить кофе, – солгал он. – Переодевайтесь, а я пока займусь готовкой. Мне все равно пора сделать перерыв. Вам какой, покрепче?

Не выходить же в самом деле на улицу в мокрой блузке! Мэгги взяла рубашку Ричарда, зачарованно глядя на его обнаженную грудь, покрытую густой порослью волос. Черный клин опускался вниз и исчезал под ремнем джинсов.

Мэгги невольно представила, как ласкает грудь мужчины, скользя рукой все ниже и ниже, и тут же, в ответ на ее фантазию, учащенно забилось сердце и по телу пробежала дрожь.

– Да вам холодно, – заметил Ричард. – Живо снимайте мокрую одежду.

Он вышел и закрыл за собой дверь.

Мэгги с облегчением перевела дух и несколько раз моргнула, потому что перед ее глазами все еще стояло пленительное видение – обнаженный по пояс мужчина.

Да, кто бы мог подумать, что этот свалившийся тебе на голову водопроводчик вызовет у меня столь сильную сексуальную реакцию? – пораженно вопросила себя Мэгги. Впрочем, в этом нет ничего плохого, поспешила успокоить себя она. Ты – нормальная женщина. Почему идеальное мужское тело должно оставлять тебя равнодушной?

А все-таки это печально, подумала Мэгги, стягивая мокрую блузку. Она в считанные секунды почувствовала к этому мужчине физическое влечение, а он, судя по всему, остался совершенно равнодушным, только и думает, что о протечке трубы.

Впрочем, какая разница, она бы все равно не стала заниматься с ним сексом!

Ладно, ей некогда сейчас думать о глупостях. У нее важное дело!

Итак, какая женщина может понравиться Уортингтону? Мэгги нахмурилась. Похоже, всем ее надеждам суждено потерпеть крах. Присутствие водопроводчика не позволит ей покопаться в ящиках. Он испугается, что она возьмет что-нибудь, и его обвинят в краже.

Однако все мысли об Уортингтоне улетучились, когда Мэгги надела мягкую поношенную рубашку Ричарда и вдохнула цитрусовый аромат его одеколона. Сердце у нее лихорадочно забилось. Откуда вдруг в ней такая сексуальная озабоченность? Стараясь подавить возникшее напряжение, она не спеша застегнула рубашку на все пуговицы и подвернула слишком длинные рукава. Захватив мокрую одежду и конверт, Мэгги отправилась на поиски кухни.

Найти ее не составило труда. Можно было просто идти на дразнящий запах дорогого свежесваренного кофе. В просторной комнате все было белым – не только потолок и пол, но и стены, шкафы и даже кухонные приборы.

– Ничего себе! Какая стерильная чистота! Похоже на операционную, – заметила она и протянула Ричарду мокрую одежду. – Только не пересушите!

Ричард открыл белые дверцы на противоположной стене, за которыми оказалась мини-прачечная, бросил вещи Мэгги в сушилку и включил ее.

– Мне кажется, что владельца квартиры заботит лишь практическое использование кухни. Или, возможно, он никогда сюда не заходит, поэтому ему безразлично, как она выглядит. Наливайте себе кофе! – Ричард указал на кофейник.

Положив конверт и сумку на стол, Мэгги взяла чашку и наполнила ее горячим ароматным напитком.

– Надеюсь, что мои вещи быстро высохнут. Я хочу уйти отсюда до появления Уортингтона. Тот, кто вас нанял, сказал, когда он должен прибыть? – поинтересовалась она.

Мэгги заметила, что Ричард слегка нахмурился. Вероятно, он не знает, о ком она говорит.

– Вам что, не сказали, для кого вы делаете работу?

Пытаясь понять, что ответить своей гостье, Ричард с задумчивым видом сделал глоток кофе. Он не любил лгать, но мысль сказать ей правду нравилась ему еще меньше. Узнав, кто он, Мэгги, скорее всего, тотчас убежит, а ему этого совсем не хочется. Ему нужно лучше узнать ее. Причем не просто лучше, а намного лучше.

Женщина заинтриговала его с первого взгляда. Блестящие каштановые волосы с рыжеватым отливом и синие глаза полностью отвечали его понятию женской красоты, а идеально стройные длинные ноги вызывали буйные эротические фантазии.

Мэгги принимает его за водопроводчика. Вот и славно! Это означает, что несомненный сексуальный интерес, который он замечает в ее взглядах, вызван им, а не его деньгами. От предвкушения возможного наслаждения в его крови вспыхнул пожар; настроение портило лишь легкое беспокойство, вызванное нелестным отзывом Мэгги и ее сослуживцев о нем. Потухнет ли эта волшебная искра любовного огня, если девушка узнает, кто он на самом деле? А ей придется узнать, потому что он не в силах бесконечно скрывать свою личность. Как только в понедельник он появится в офисе, у дверей возникнет настоящее столпотворение из желающих взглянуть на него. Однако столпотворение ожидается в понедельник, а сейчас у нас только пятница. У него есть пусть и немного, но все-таки достаточно времени до того, как он скажет ей правду и постарается убедить ее в том, что гнусные слухи, которые, по всей видимости, ходят о нем в компании, не имеют под собой никакого основания.

Ричард нахмурился, услышав удивленно-недовольное восклицание Мэгги.

– Что это? – Она с недоумением заглянула в черную глубину чашки.

– Кофе, конечно. Я сам приготовил его. А вам что, не понравилось? Отличная дорогая марка… И стоит немало.

– На вашем месте я бы не стала особенно рекламировать этот факт, так как ответственность за все последствия нашего с вами «кофепития» может лечь на вас. С таким же успехом это варево можно назвать пятновыводителем.

– В каком смысле? А, я, кажется, догадался! Слишком крепкий, да? Признаться, терпеть не могу слабый кофе. Просто мутная вода!

– А я не могу одним глотком проглотить недельную дозу кофеина. – Мэгги вылила половину содержимого чашки в раковину, добавила в чашку воды, большую ложку сахара и щедрую порцию молока.

– Молоко и сахар портят вкус хорошего кофе.

– Это не хороший кофе, – возразила Мэгги. – Крепкий, согласна, но не хороший. И только не говорите мне, что я ничего не понимаю в кофе и что это чисто мужской напиток.

– Ха! Вы меня опередили. Именно это я и хотел вам сказать. А вы, вероятно, пьете растворимый?

Не успела Мэгги ответить, как раздался звонок в дверь. Неужели Уортингтон? Но у него должен быть ключ! Схватив конверт, она бросилась за Ричардом, который уже приближался к входной двери.

– Что вы делаете! Не открывайте! – прошипела она.

– Почему?

– Я не хочу, чтобы меня увидели в вашей рубашке.

– Тогда я крикну, чтобы они пришли чуть позже, когда отключится сушилка.

– Не мелите ерунду! – злобно пробормотала она.

– Ерунду?! Вы меня окончательно сбили с толку. Что мне остается делать? Открывать нельзя, говорить нельзя…

– Мне нужно положить конверт на стол и переодеться. Кто бы это ни был, задержите его, пока я не найду кабинет.

Звонок раздался снова. Уже более настойчивый.

– Подождите минутку! Мы заняты! – громко крикнул Ричард.

– О боже! Ну, что такое вы говорите! Это, должно быть, Уортингтон! Что он теперь подумает?!

– Нет. Консьерж заверил меня, что он не придет так рано, так что я могу не торопиться.

– Тогда кто это? Может быть, консьерж?

– Кто там? – спросил Ричард.

– Дэниел Романос, – откликнулся мужской голос из-за двери.

– Проклятье! Это один из его подручных! – воскликнула Мэгги. – Я умоляю вас, задержите его!

Она бросилась в холл и открыла первую попавшуюся дубовую дверь. К счастью, это оказался кабинет. Положив конверт на середину стола, она быстро вернулась к Ричарду.

– Спрятали улику?

– Это не улика, и я не спрятала, а положила туда, куда надо.

Мэгги задержала взгляд на его квадратном подбородке. Она впервые в жизни встретила по-настоящему сексуально привлекательного мужчину. И как назло, ей сейчас недосуг, ей надо кокетничать с Уортингтоном, чтобы отомстить ему за Сэма!

ГЛАВА ВТОРАЯ

– Итак, дорогой мой Шерлок, как же мне поступить с нашим гостем?

– Почему вы меня спрашиваете об этом, дорогой Ватсон?

– Потому что вы сказали, чтобы я не открывал дверь.

– Но я не имела в виду, чтобы вы вообще не впускали его, – возразила Мэгги и, испугавшись, поспешно понизила голос: Романосу незачем знать, что она здесь. – Может быть, он уйдет, если мы не откроем?

Ричард нахмурился, потому что Дэниел начал колотить в дверь. Обычно он ценил решимость своего помощника доводить каждое дело до конца, но сейчас упорное стремление Дэниела проникнуть в квартиру угрожало разрушить планы Ричарда поближе познакомиться с Мэгги.

– Какой настырный, правда? – с негодованием прошептала она. – Сразу видно, что он – правая рука Уортингтона!

Дэниел может подождать, решил Ричард.

– Почему вы так думаете?

– Потому что в офисе болтают, будто Уортингтон – постоянный нарушитель спокойствия в деловом мире. Люди такого типа не способны терпеливо ждать, поэтому разумно предположить, что и его окружение состоит из его в лучшем случае копий, а в худшем – пародий. Удивительно, что Романос не остался в аэропорту, чтобы дождаться своего босса!

Безупречная логика, признал Ричард. Мэгги столь сообразительна, что вряд ли ему удастся скрывать свою личность дольше одного дня.

Дэниел снова атаковал дверь, и Мэгги поморщилась.

– Он явно не намерен тихо раствориться в ночи, – с сожалением проговорила она. – Нам придется впустить его.

– Я могу сказать, чтобы он пришел позже, – предложил Ричард и подумал при этом: уйдет Дэниел или нет, будет зависеть от того, узнает ли тот его голос.

– Нет, думаю, что мы уже достаточно долго испытывали его терпение. – Мэгги мрачно взглянула на дверь, словно чувствуя проникающую сквозь нее волну враждебности.

– Возможно, ваша блузка и бюстгальтер уже высохли. Пока вы будете переодеваться, я скажу ему, что здесь нет никого, кроме водопроводчика.

Мэгги обрадовалась, что не увидит Дэниела. Ей пришлось встретиться с ним в понедельник, когда он прилетел из Сан-Франциско, и она невзлюбила его с первого взгляда.

А сегодня другая встреча, совершенно иная! Кто бы мог подумать, что в чужой ванной комнате она познакомится с самым привлекательным мужчиной на свете!

Мэгги знала не так уж много мужчин. В большинстве случаев она избегала их, считая, что без них гораздо спокойнее и безопаснее. Мужчины осложняют жизнь, чего она не могла себе позволить. У нее всегда слишком много дел, чтобы отвлекаться на свидания, выяснение отношений, долгие разговоры ни о чем, ссоры и прочие радости влюбленных. Вначале она училась, потом работала, стараясь сделать карьеру и доказать себе, что она совсем не такая, как ее мать. Или отец. Мысли об отце всегда вызывали у нее такой жгучий гнев, что ей даже порой приходилось закрывать глаза, чтобы успокоиться: образ отца должен уйти в прошлое, где ему и место.

Войдя на кухню, Мэгги закрыла за собой дверь и вынула блузку и бюстгальтер из сушилки. Они были еще влажными, но она надела их, чтобы быть наготове для поспешного отступления. Приход Дэниела означал, что вскоре здесь появится и Уортингтон. Сейчас ей еще рано вступать с ним в бой. Она намеревалась провести с ним первую встречу подобно тому, как дирижер знакомится с новым оркестром. Ей нужно предстать перед ним умной, уверенной в себе, искушенной женщиной. Согласно компьютерной программе, только такая особа способна вызвать у него сексуальный интерес. В данный момент она чувствует себя – и, несомненно, выглядит – как измученный беженец после долгих странствий.

Ричард открыл входную дверь и успел схватить Дэниела за руку в тот момент, когда его помощник намеревался снова колотить кулаком в дверь.

– Успокойся! – приказал Ричард, быстро оглянувшись через плечо, он хотел убедиться, что Мэгги еще в кухне. – Сделай вид, что ты не знаешь меня. Понятно?

– Черт подери, Ричард, после таких слов я не уверен, что действительно знаю тебя!

Ричард ухмыльнулся.

– Вот и отлично. Я занят секретным расследованием. Поэтому у меня полная конспирация. Одно лишнее слово – и ты уволен! Финансовый отчет находится в кабинете на столе, вторая дверь направо. Сделай копию и отошли с курьером Бакстеру в Сан-Франциско. И никаких факсов.

– Сделаю. Да, звонил Уилтон. Он сказал, что нашел в Вашингтоне человека по фамилии Зилински – специалиста по компьютерному прослеживанию присвоенных денежных средств. Надеюсь, он позвонит мне сегодня вечером или завтра утром.

– Обещай ему что угодно, но доставь его сюда немедленно. Пусть проследит путь денег, присвоенных Сэмом Муром. Возможно, вдова Райта – его теща – готова смириться с убытками, лишь бы зять не оказался в тюрьме, но мне необходимо знать, были ли у Мура сообщники, которые до сих пор работают в компании. Два миллиона долларов за три года – слишком крупный проигрыш даже для заядлого игрока в покер.

Дэниел покачал головой.

– Чертовски жаль этого Мура! Он неплохой парень и прирожденный коммерсант. Практически возродил компанию после того, как у Райта случился первый сердечный приступ.

– Ну да, возродил, а потом сам же обескровил. Я думаю, что миссис Райт все-таки совершила ошибку. Зять или не зять, но ей следовало возбудить уголовное дело против Мура.

Дэниел заглянул в холодные серые глаза Ричарда. Не хотелось бы ему рассердить босса. Ричард отнюдь не отличается ангельским терпением.

– Запри за собой дверь и, как только позвонит этот специалист, дай мне знать. Все понял?

– Да. Хорошо. – Дэниел быстро прошел в кабинет, а Ричард направился на кухню, где, как он понял по доносившимся оттуда звукам, скрывалась Мэгги.

– Мне удалось избавиться от него, – объявил он, не открывая двери. – Выходите! Опасность миновала.

– Я и не пряталась, – возразила Мэгги, выходя из кухни. – Я переодевалась. Вот ваша рубашка. Спасибо! Вы мне очень помогли! С удовольствием помогла бы и вам в чем-нибудь.



Она с сожалением смотрела, как Ричард надевает рубашку.

– Так за чем же дело? Вы можете отблагодарить меня прямо сейчас. Помогите мне подсоединить кран.

– Вы хотите, чтобы я снова промокла? – напомнила она, идя за Ричардом в ванную комнату. Ну почему ей так трудно устоять перед искушением быть рядом с ним? – Вряд это будет очень смешно!

– То была случайность.

– И все-таки я промокла.

– Больше этого не повторится. Но мне правда нужна ваша помощь. Я буду подводить трубу, а вы придержите кран. Это не так уж сложно!

Мэгги уныло посмотрела на своего собеседника. С таким красавцем можно найти дела и поинтереснее!

– Давайте поступим так: если вы поможете мне, я угощу вас ужином, – пообещал Ричард. – Ну, как вам мое предложение?

От мысли, что она пойдет ужинать с Ричардом и проведет с ним целый вечер, Мэгги почувствовала необычайное возбуждение. Потом они могли бы отправиться к ней и…

Нет. Ей следует немедленно обуздать воображение. Она недостаточно знает этого мужчину, чтобы приглашать к себе. У него вполне респектабельный вид, но внешность обманчива. Взять хотя бы ее. Несмотря на произошедшие перемены – теперь, чего там греха таить, она смотрится очень даже сексуально, – ей еще рано претендовать на искушенность. Мужчины для нее по-прежнему загадка. Однако не пора ли расстаться с наивностью? Особенно если рядом Ричард…

На мгновение у Мэгги мелькнула мысль об Уортингтоне. Ну и ничего страшного! От одного ужина с другим мужчиной ее план мести нисколько не пострадает, уверила она себя. Ричард – водопроводчик, случайно оказавшийся в квартире Уортингтона; вряд ли эти двое мужчин когда-нибудь встретятся, чтобы обменяться своими мнениями о ней. Кроме того, ужин с Ричардом даст ей возможность попрактиковаться в непринужденном поведении с мужчиной. Это ей скоро очень даже понадобится!

– Договорились, – согласилась Мэгги, надеясь, что он не заметил радостного нетерпения в ее голосе. – Я помогу вам, а потом мы сможем поужинать. – Тот факт, что она прогуливает работу, почему-то совершенно ее не обеспокоил, раньше такого никогда не случалось!

Вскоре кран был установлен, и Мэгги довольно улыбнулась: никакой протечки!

– Теперь я понимаю, почему вам нравится быть водопроводчиком. Закончив, вы сразу видите результат собственной работы.

– Это естественное завершение многих видов деятельности.

– Не всегда, – грустно покачала головой она. – Я, например, люблю свою работу, иногда целыми днями гоняюсь за вирусом, а показать, собственно говоря, нечего.

– Чем именно вы занимаетесь? – спросил Ричард, горя желанием узнать ее роль в компании.

– В основном я работаю с клиентами, помогая им понять, что им нужно и какая программа полнее всего удовлетворит их потребности. Сэм Мур, бывший президент компании, обычно говорил, что он продает идею, а я претворяю ее в жизнь.

Ричард неприятно удивился, почувствовав теплую нотку в ее голосе. Очевидно, она до сих пор сожалеет, что Мура больше нет в компании. Невольно возник вопрос, не замешана ли Мэгги в его махинациях. Это неприятное предположение, но пока подтверждений ему нет. Ситуация прояснится после того, как эксперт проделает свою работу. До тех пор он будет воспринимать Мэгги такой, какая она есть, – красивой сексуальной женщиной, которая проявляет к нему интерес.

– И вам это удается? – спросил он.

– На девяносто девять процентов. Я обожаю программирование. – Мэгги не стала вдаваться в подробности, чтобы не утомлять своего собеседника. Ей не раз говорили, что далеко не все так же интересуются компьютерами, как она. – В какое время вы хотите поужинать?

Ричард посмотрел на свои золотые часы, и Мэгги слегка нахмурилась. Она почему-то думала, что у водопроводчика должны быть обязательно часы из нержавеющей стали с множеством функций.

– Может быть, в семь? – предложил он. – А что, если я куплю два билета на какое-нибудь бродвейское шоу?

– Нет, – поспешно отказалась Мэгги. Ей хотелось провести вечер в беседе и лучше узнать своего нового знакомого, а на представлении у нее едва ли появится такая возможность.

– Вы не любите театр? – удивился Ричард.

– Люблю, но у меня выдалась тяжелая неделя, и я устала, – вывернулась она. – Боюсь, что в полутемном зале я просто-напросто засну.

– Ну, хорошо, я заеду за вами в семь. Где вы живете?

– Мы могли бы встретиться у ресторана. – Мэгги опасалась давать свой адрес незнакомому мужчине. Даже такому обворожительному.

– У вас есть излюбленное место?

– Есть хороший ресторан недалеко от Музея естествознания. Там подают отличную семгу.

– Как он называется?

Мэгги тщетно пыталась вспомнить.

– Вылетело из головы, – наконец призналась она. – Давайте встретимся у входа в музей.

Ричард подавил вспышку раздражения, вызванную нежеланием Мэгги сказать ему свой адрес. Это не Сан-Франциско, напомнил он себе. Вероятно, в Нью-Йорке другие правила для свиданий. Кроме того, с удовлетворением подумал Ричард, один звонок в отдел кадров – и в понедельник он будет знать о Мэгги все. Ну, или почти все.

– Договорились. У входа в музей, – повторил Ричард.

– Романос не сказал вам, когда прибудет его босс?

– Нет. Он оставил какие-то бумаги и забрал конверт, который вы принесли.

Мэгги нахмурилась.

– В чем дело? – встревоженно спросил он. Уж не хочет ли она под каким-нибудь предлогом пойти в кабинет, чтобы ознакомиться с документами, которые принес Дэниел?

– Вы попросили его показать удостоверение личности? Я видела Романоса в офисе, поэтому узнала бы его, но ведь вы-то не знаете, как он выглядит, – пояснила Мэгги в ответ на недоуменный взгляд Ричарда. – Можно отпускать какие угодно шутки о промышленном шпионаже, но наша компания выполняет секретную работу для нескольких могущественных финансовых корпораций и поэтому надо быть всегда настороже.

Ричард с трудом подавил желание успокоить ее, понимая, что единственный способ сделать это – признаться, что он Уортингтон. Однако прежде им нужно лучше узнать друг друга.

– В том конверте, который вы принесли, находилась конфиденциальная информация?

– Я точно не знаю, но, скорее всего, нет, иначе Эмили сама принесла бы его, – ответила Мэгги, надеясь, что в таком случае Эмили смогла бы преодолеть свою неприязнь к боссу.

– Понятно. Ладно, встретимся в семь часов и спасибо за помощь. – Ричард проводил ее к выходу.

– Не за что! – Мэгги вышла в коридор и услышала, как он захлопнул дверь. Внезапно возникшее чувство одиночества захватило ее врасплох. Господи, она только что познакомилась с этим мужчиной и уже скучает по нему!

Войдя в лифт, Мэгги машинально нажала на кнопку первого этажа. Она не могла понять, почему у нее такая сильная сексуальная реакция на Ричарда. Он красив, но в Нью-Йорке полным-полно привлекательных мужчин.

Мэгги позвонила Эмили и объявила, что сегодня не вернется в офис. Выйдя из здания, она вздрогнула от прохладного весеннего воздуха и быстро зашагала к остановке автобуса. Нужно быстрее попасть домой и надеть сухую одежду, если она не хочет заболеть.


Тридцать минут спустя Мэгги уже вошла в квартиру и, приготовив себе чашку кофе с абрикосовым ароматом, включила компьютер и углубилась в разработанную ею программу. Надо было внести в нее всю новую информацию, полученную после осмотра квартиры Уортингтона. Интересно, какой результат она выдала бы относительно Ричарда?

Впрочем, добрый старый способ знакомства гораздо интереснее. Постепенно, не спеша изучать симпатии и антипатии Ричарда. Обнаруживать все мелкие причуды и индивидуальные особенности, которые делают его личность уникальной в своем роде.

Бой часов напомнил Мэгги о времени, и она сохранила введенные в блок данных сведения, с разочарованием подумав, что их явно недостаточно, чтобы в полной мере понять, что за человек этот Уортингтон. Остается надеяться, что, понаблюдав за ним вживую, ей удастся дополнить программу. И тогда она сможет получить ответ на более сложные вопросы.

Смешанное чувство нетерпения и страха охватило Мэгги при мысли о предстоящем поединке. Нетерпение объяснялось желанием побыстрее наказать Уортингтона за его холодную безжалостность, а страх – возможными последствиями, которые было трудно предугадать заранее.

Богатые мужчины всегда воображают, что нормы цивилизованного поведения писаны не для них. В этом Мэгги убедилась после первой – и последней – встречи с родным отцом, а Уортингтон намного богаче, чем был ее родитель.

А вдруг ей не удастся воздать Уортингтону по заслугам, не обернется ли тогда ее попытка мести против нее самой? Мэгги попыталась логически осмыслить ситуацию. Эмоционально она, конечно, никак не пострадает. Она не до такой степени глупа, чтобы влюбиться в жестокого и взбалмошного толстосума. У нее есть не только причины для неприязни к Уортингтону, но и печальный опыт матери, научивший ее бояться как чумы богатых мужчин. Кроме того, ей повезло: неодолимое влечение к Ричарду подействует на нее как предохранительная прививка.

Что может Уортингтон сделать с ней? Уволить? Это не волнует ее, так как она решила сразу же уйти, как только найдет другую работу. Она не желает работать у человека, который обращается со своими служащими так, как с Сэмом.

Услышав бой часов, Мэгги засуетилась. Приняв душ и оросив себя духами с цветочным ароматом, она поспешила в спальню, чтобы одеться. Открыв шкаф и схватив платье, которое вполне устраивало ее до перевоплощения, Мэгги опомнилась и поспешно сунула его обратно. Как все ее туалеты, оно отличалось невзрачной расцветкой и непомерной шириной, так как она привыкла покупать себе одежду на два размера больше, чтобы скрыть от нескромных мужских взоров высокую грудь и округлости бедер.

Мэгги содрогнулась от волны отвращения, вспомнив похотливый взгляд своего первого приемного отца. Она чувствовала себя оскверненной, словно ее тело было виновато в сладострастных помыслах мужчины и в непристойностях, которые он заставлял Мэгги выслушивать каждый раз, когда ему удавалось застать ее одну.

Это не твоя вина, напомнила она себе. Старик, по всей видимости, уже не был способен на нормальные взаимоотношения с женщинами, и все его похотливые приставания объяснялись собственными сексуальными проблемами, объяснил ей психолог. Умом она, возможно, понимала правоту такого вывода, но разум так и не смог победить ее эмоции. И взгляды мужчин Мэгги стала воспринимать не как искреннее восхищение ее женственностью, а как обычную похоть.

Посмотри правде в глаза, глупая женщина, приказала она себе. Ты позволила какому-то отвратительному старику довлеть над твоими чувствами все последние четырнадцать лет. Давно пора положить этому конец!

Решено! Месть Уортингтону послужит достижению сразу двух целей. Кроме очевидной, она поможет ей научиться красиво одеваться, быть настоящей женщиной. И, отомстив Уортингтону, она, возможно, вместе с непривлекательной одеждой избавится от гнетущего эмоционального багажа и рискнет тогда начать поиски спутника жизни. Должны же быть на свете мужчины, которые украсят ее жизнь вместо того, чтобы усложнять. Нужно просто найти такого мужчину!

Подумав о Ричарде, Мэгги почувствовала, как по ней пробежала приятная дрожь. Интересно, что она бы почувствовала, если бы утром проснулась рядом с ним? Интригующая мысль пришла ей в голову. С первого взгляда кажется, что Ричард идеально подходит ей. Его фигура – живое воплощение всех сексуальных фантазий; но самое главное – с ним легко и приятно разговаривать, у него есть чувство юмора. Кроме того, будучи водопроводчиком, он, наверное, вполне материально обеспечен. О чем и свидетельствовали его дорогущие часы.

Часы пробили половину седьмого. Если она опоздает, Ричард может уйти.

Быстро одевшись, Мэгги выбежала на улицу и села в такси, попросив шофера остановиться за квартал от музея, чтобы, уже не торопясь, подойти к входу. Она не хотела, чтобы Ричард подумал, будто она давно ждет его.

Он стоял на условленном месте. На нем были кремовые брюки из хлопчатобумажной ткани, светло-голубая футболка и белый пиджак из льняной ткани, подчеркивавший ширину плеч. Ветер слегка растрепал его волосы, и у Мэгги возникло глупое желание пригладить их.

Ричард повернулся и, увидев Мэгги, напрягся, каждой клеточкой тела ощущая ее присутствие. Мало того, что чисто внешне эта девушка казалась ему неотразимой, так она еще притягивая к себе на каком-то инстинктивном уровне, что совершенно не поддавалось разумному объяснению.

Итак, он испытывает к ней сильное физическое влечение. Это нормально. Он свободный взрослый мужчина. Нет никаких причин анализировать это влечение. Тем более что интерес у них взаимный, иначе Мэгги не приняла бы его приглашения поужинать вместе. И что самое важное: она согласилась, не зная, кто он. У него никогда не было уверенности, что именно привлекает женщин – он или его счет в банке, но в случае с Мэгги его не одолевали сомнения. Она не знала, как велик его собственный капитал, и все-таки захотела встретиться с ним. Ричарду не терпелось испытать новое ощущение – побыть обыкновенным человеком.

– Привет! – кивнула Мэгги, подойдя к нему.

– Добрый вечер! – Ричард взял ее под руку, и они пошли по улице.

– Уортингтон появился до вашего ухода?

– Никто не приходил, пока я был там, – честно сказал Ричард.

Пройдя квартал, он остановился перед рестораном.

– Вы говорили о нем?

– Нет, я никогда не была здесь. – Мэгги прочитала меню, вывешенное у двери, и недовольно поморщилась. Цены не были указаны.

– Есть блюда, которые вы любите?

Она невидящим взглядом смотрела на меню, лихорадочно решая, как поступить. Бизнес-ланчи с клиентами научили ее разбираться в ресторанах: если цены не вывешены, значит, высокие. А ей меньше всего хотелось, чтобы их свидание запомнилось Ричарду тем, что после него он остался без гроша в кармане. С другой стороны, ему будет неприятно, если она намекнет, что он не сможет позволить себе оплатить большой счет.

Мэгги почувствовала облегчение, когда Ричард сам решил этот вопрос.

– Вам нравится французская кухня?

– Нет, – не моргнув глазом, соврала она. – Они едят некоторые очень странные органы животных, и меня всегда беспокоит, что я могу обнаружить в соусе. Место, о котором я говорила, немного дальше, и оно… – ей никак не удавалось найти синоним для слова «дешевле».

Ричард смотрел на нее, не веря, что этот разговор происходит на самом деле. Он сразу догадался, что Мэгги озабочена ценами. Как забавно! Ему на память не приходила ни одна женщина, которая пыталась бы уменьшить его расходы. Напротив, они всегда старались урвать кусок побольше.

Не сказать ли Мэгги, что он вовсе не водопроводчик? Тогда она перестанет беспокоиться. Но ее отношение тогда сразу изменится, а ему очень нравилось, что она ведет себя с ним как с обычным мужчиной. К тому же ему нужно время, чтобы убедить ее, что он не людоед, каким представляют его сплетни, распространившиеся в компании.

Нет, он будет придерживаться первоначального плана и лишь к концу вечера откроет Мэгги, кто он такой, решил Ричард. А вначале он должен поцеловать ее!

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

– Вот он, мой ресторанчик – объявила вскоре Мэгги.

Ричард заглянул через окно внутрь. В зале были свободные места.

– Кажется, неплохое местечко!

Открыв дверь, он пропустил Мэгги вперед. Она выбрала столик подальше от двери.

– Хотите выпить что-нибудь? – материализовавшаяся из воздуха официантка смотрела на Ричарда так, будто она только что сорвала банк.

– Стакан белого вина, – мрачно произнесла Мэгги, рассерженная ее восхищенным взглядом, устремленным на Ричарда. Ей захотелось повесить на него табличку: «Занято – руки прочь! И глаза тоже!»

– А мне немного коньяку, – проговорил Ричард.

Мэгги поразило то, что Ричард, казалось, даже не заметил очевидного интереса к нему со стороны официантки. Или он привык, что привлекает внимание женщин, или у него хорошие манеры, не позволяющие ему флиртовать в обществе спутницы? Вряд ли такой вопрос уместен. Ясно одно: свидания с красивыми мужчинами таят в себе неожиданные осложнения.

Официантка принесла напитки и закуски, и Мэгги украдкой взглянула на Ричарда. Явно проголодавшись, он сосредоточенно расправлялся с едой, и внезапно она почувствовала, как в ней вспыхнула нежность. Нормально ли, что невероятно красивый мужчина не сознает своего физического совершенства? У нее слишком мало опыта, чтобы ответить на этот вопрос. Единственное свидание с мужчиной, который и в подметки не годится Ричарду, закончилось плачевно.

Коллега, не замечавший ее в течение полугода, неожиданно пригласил на концерт современной музыки. Оглушенная немыслимыми звуками, которые исторгал оркестр, Мэгги тщетно пыталась разгадать причину приглашения. В конце концов оказалось, что ему нужна была ее помощь в составлении новой программы. Узнав, что коллега хотел лишь использовать ее, она не почувствовала сильной обиды, потому что вечер, проведенный с ним, показался ей каким-то ненастоящим. Словно тот мужчина был персонажем из плохого фильма, которого временно оживили.

Ричард поднял глаза.

– О чем задумались?

– Так, ни о чем, – пробормотала Мэгги, тщетно пытаясь найти какую-нибудь тему, которая помогла бы убедить его в том, что хотя она не блестящий собеседник, но поговорить с ней можно. Она проштудировала множество статей, посвященных поведению на свиданиях, все ради того, чтобы очаровать Уортингтона, если тот когда-нибудь соизволит пригласить ее, но сейчас ни один совет не приходил ей на память.

Наконец, Мэгги осенило. Нужно задать наводящий вопрос, потому что все – будь то мужчина или женщина – любят поговорить о себе.

– Скажите, а что побудило вас стать водопроводчиком?

– Отец занимался строительством, и он нашел для меня работу, когда мне было тринадцать лет. – Самое удивительное, что Ричард не солгал. Уортингтон-старший действительно занимался строительством и являлся владельцем одной из крупнейших фирм на Западном побережье. Когда Ричарду исполнилось тринадцать, отец потребовал, чтобы сын зарабатывал карманные деньги, работая на строительных объектах.

– Тринадцать?! Но для такой тяжелой работы это слишком рано!

– Более того: незаконно, – хмыкнул Ричард. – Обычно мне приходилось быстренько давать деру, если появлялись инспектора.

– Но с вами могло случиться что-нибудь. – Эта мысль привела Мэгги в ужас. Какой отец позволит сыну-подростку заниматься чем-либо подобным? Вероятно, такой же «заботливый», как и ее собственный родитель.

– Нет, опасности никакой не было. Я работал только на одноэтажных домах. Да и отец присматривал за мной. – Она уловила теплую нотку в голосе Ричарда. – А ваш отец требовал, чтобы вы сами обеспечивали себя карманными деньгами?

Ричард удивился, когда лицо Мэгги внезапно застыло. Почему? Из-за вопроса или из-за упоминания об отце?

– Он умер полтора года назад, – сухо ответила она, вспоминая последний унизительный визит его адвоката.

– Сочувствую, – мягко произнес Ричард. Потянувшись через стол, он накрыл ее руку большой ладонью.

Горячие пальцы обожгли ее кожу, рассеяв, словно яркое полуденное солнце, мрачные мысли об отце. Сочувственно сжав ее пальцы, Ричард тотчас убрал руку.

Мэгги с трудом удержалась, чтобы не схватить ее. Ей хотелось прижаться к ней, поцеловать ладонь… Упершись взглядом в белоснежную скатерть, она пыталась совладать со своими эмоциями. Возможно, у нее мало жизненного опыта, но она тем не менее знает, что при виде слишком бурного проявления чувств мужчины дают стрекача. Особенно на первом свидании.

– Моя мать умерла шестнадцать лет назад, и мне до сих пор не хватает ее, – тихо признался Ричард. – Но со временем боль утраты притупится, и вас будут согревать теплые воспоминания.

Мэгги неуверенно улыбнулась, зная, что не может открыть ему всей правды: ни об одном из родителей у нее не сохранилось теплых воспоминаний.

Ричард мысленно выругал себя за то, что неумышленно расстроил Мэгги. И пожалел, что не в силах избавить ее от боли, затуманившей синие глаза.

Решив переменить тему разговора, он спросил:

– У вас есть братья или сестры?

– Нет. Я единственный ребенок. – Официантка принесла ужин, и, как только она отошла, Мэгги полюбопытствовала: – А у вас?

– Тоже нет. И мне это страшно не нравилось, потому что родители всегда знали, кого наказать за проделки. Мне бы хотелось иметь полдюжины детей, но, так как я не собираюсь жениться лет до пятидесяти, мне придется ограничиться четырьмя. – Мэгги, безусловно, интересует его, и он надеется, что она поможет ему скоротать досуг в течение следующих пяти-шести недель, но она должна сразу усечь, что о браке он не помышляет.

– Полдюжины? – Мэгги изумленно моргнула. – А знаете ли вы, в какую сумму обходится воспитание ребенка? В среднем?

– Нет, а вы?

– Знаю. Это очень большие деньги. Но в каком-то смысле легче всего обеспечить ребенка именно материально, – пояснила Мэгги. Участие отца в ее жизни ограничивалось ежемесячной передачей через адвоката определенной суммы на ее содержание. – Обычно оба родителя работают, и свободного времени у них мало. Как бы вы смог ли уделять его шестерым детям?

– В детстве я дружил с мальчиком, у которого было пять братьев и сестер. Его родители прекрасно справлялись.

– Эйнштейну удалось создать теорию относительности, но это вовсе не означает, что любой человек способен на это.

– Простите, но довод неубедительный!

– Верно, – усмехнулась Мэгги, – однако доля правды в нем все-таки есть.

– Возможно, но меня это не касается, так как в обозримом будущем отцовство не входит в мои планы.

Мэгги не без труда подавила раздражение: Ричард явно чувствует, что ему необходимо дважды предупредить ее о том, чтобы она не рассматривала его как потенциального мужа. Возможно, его последняя подружка начала проявлять требования, которые пришлись ему не по вкусу.

Или сейчас у него есть кто-то? – ужаснулась вдруг Мэгги. Она не так наивна: то, что Ричард пригласил ее на свидание, не означает, что он свободен.

– Я полагаю, сейчас у вас нет личных отношений? – Вполне уместно спросить об этом мужчину, который пригласил тебя на ужин, решила Мэгги.

Ричард подумал о топ-модели, с которой он порвал незадолго до отъезда из Сан-Франциско. У них была короткая связь, и ничего больше.

– Нет. А у вас?

– Тоже нет. Я слишком занята карьерой, чтобы уделять много времени личной жизни, – сказала она, надеясь, что он поймет достаточно прозрачный намек: каждый встречный мужчина не рассматривается ею в качестве потенциального мужа.

– Для вас так важна карьера?

– Да. – Ричарда поразила искренность, прозвучавшая в ее голосе.

Благодаря карьере, подумала Мэгги, она никогда не окажется безвольной игрушкой сил, которыми невозможно управлять, и никто не заставит ее делать то, чего ей не хочется.

Ричард почувствовал облегчение. Женщина, с таким энтузиазмом относящаяся к своей работе, не будет стремиться лишить его радостей холостяцкой жизни.

– Я люблю свою работу, – с жаром продолжала Мэгги. – Во всяком случае, любила до последнего времени. – От мысли, что с понедельника все изменится, ее охватил гнев.

Наблюдая за быстрой сменой выражений на лице Мэгги, Ричард гадал, о чем она думает. Не боится ли потерять работу, зная, что компания продана? Не следует ли ему в этом случае успокоить ее? Ладно, к концу вечера он обязательно скажет ей правду.

Как бы ему ни нравилось быть просто Ричардом, не обремененным богатством и социальным положением, ему было все труднее обманывать Мэгги.

Скажи ей прямо сейчас, посоветовал он себе. Признайся, и, посмеявшись над забавным недоразумением, вы проведете вечер в каком-нибудь другом месте. Более интимном, где он сможет обнять ее и… Ричард поспешно отогнал от себя эту мысль.

Сначала надо разрешить это недоразумение, а уж потом двигаться дальше.

Он пристально смотрел в чашку кофе, словно надеялся найти в ее недрах слова признания.

Что происходит? – встревожилась Мэгги. Внезапно на лице Ричарда появилось неприступное выражение, как у судьи, готовящегося объявить суровый приговор.

– Ммм, мне нужно сказать вам кое-что. Нечто важное.

Господи, только бы он не сказал, что женат! – взмолилась она, совершенно не догадываясь, о чем сейчас пойдет речь.

– Мое полное имя Джон Ричард Уортингтон.

– Джон Уортингтон? – машинально повторила Мэгги. – Как это? Вы – Джон Уортингтон? О боже! Но вы не должны быть сейчас в Нью-Йорке. Эмили сказала, что вы прилетите ночью. Почему вы тогда назвались вымышленным именем и чинили кран?

Ричард предпочел сначала ответить на легкий вопрос.

– Потому что мне хотелось побыстрее въехать в квартиру. А водопроводчик, которого мне порекомендовали, заболел. Тогда я обратился к консьержу, и тот дал мне все необходимые инструменты. Что касается вашего первого вопроса, то я смог улететь раньше. И последнее: я вовсе не назвался фальшивым именем, потому что моего отца тоже зовут Джон, и меня всегда называют Ричардом.

– Вы умышленно заставили меня поверить, будто вы водопроводчик, – гневно воскликнула Мэгги. С ума сойти можно! Человек, к которому ее так сильно тянет, оказался Джоном Уортингтоном! Теперь ясно, что слухи о его хитрости и жестоком лицемерии не преувеличены. Недаром она сразу поверила ему.

Мэгги напрасно пыталась подавить печальное чувство утраты чего-то чрезвычайно дорогого для нее.

– Я хотел, чтобы у вас было время понять, что я отнюдь не монстр, каким представляют меня сотрудники в офисе. Не заходите слишком далеко в ваших выводах, Мэгги.

Ричард взял ее за руку, и прикосновение слегка загрубевших пальцев заставило Мэгги вздрогнуть.

Она недоверчиво посмотрела на их соединенные руки. Почему, несмотря на ложь, ей хочется верить ему? Это безумие! Его двуличность должна была сразу убить в ней желание, но вместо этого оно стало еще сильнее. Словно все против нее, даже ее собственное тело.

Мэгги посмотрела на Ричарда и увидела его встревоженные глаза. Да, сочувствовать он умеет, подумала она, высмеивая свое желание поверить в искренность его тревоги.

Всю жизнь Мэгги приходилось терпеть людей, которые распоряжались ею, потому что, в отличие от нее, все они обладали властью. Но теперь она не беспомощна. Благодаря разработанной ею компьютерной программе у нее есть тайное оружие – знания, которые, возможно, помогут ей наказать Джона Уортингтона.

Но сначала ей необходимо справиться с противоречивыми чувствами, вызванными признанием Ричарда.

Сделав огромное усилие над собой, Мэгги спокойно произнесла:

– Я не делаю никаких выводов. Просто я очень удивлена.

Спокойный тон Мэгги не соответствовал напряженному выражению ее лица. Простила ли она его или решила не делать своим врагом человека, от которого зависит ее работа? Ричард дал себе слово, что узнает ответ на этот вопрос. В течение шести недель, которые ему предстоит провести в Нью-Йорке, он узнает все, включая свои ощущения, когда они займутся любовью.

Но сначала ему необходимо восстановить утраченные позиции. Нужно, чтобы Мэгги снова думала о нем как о Ричарде.

Но чем заполнить оставшуюся часть вечера? Не разговорами же о работе, конечно. Ему нужно придумать что-то.

Он вспомнил, что прочитал в газете о выставке бриллиантов. Ему не приходилось встречать женщину, которая не интересовалась бы камушками.

Мэгги почувствует себя в безопасности, потому что они будут в общественном месте, где люди не будут обращать на них внимание, и он сможет поговорить с ней, чтобы загладить свою вину. Прекрасная мысль!

– Как насчет того, чтобы заглянуть на выставку бриллиантов в Метрополитен? – предложил Ричард, надеясь, что ему удалось достаточно непринужденно сделать это предложение. Нельзя, чтобы Мэгги узнала, насколько сильно его влечет к ней. Это было бы тактической ошибкой, в результате которой она получила бы власть над ним. Из личного горького опыта Ричард знал, что женщина, имеющая сексуальную власть над мужчиной, всегда использует ее во вред ему.

Мэгги задел легкомысленный тон Ричарда. Гордость требовала, чтобы она отказалась, но здравый смысл приказывал согласиться. Ее план мести зависит от того, влюбится ли в нее Ричард, а как он сделает это, если ее не будет поблизости? Исходя из того, что ей известно о нем, он не будет гоняться за ней, а, пожав плечами, воспользуется одной из многочисленных женщин, претендующих на его внимание. У Мэгги на мгновение замерло сердце, когда она представила, что никогда не увидит Ричарда, или, что даже хуже, они будут встречаться только в деловой обстановке.

Ради Сэма она должна наплевать на свою гордость, велела себе Мэгги. Впервые в жизни она призовет к ответу человека, обладающего властью, за то, что он злоупотребляет ею, подчиняясь своим капризам и прихотям.

Она с удовольствием проучит Уортингтона! Он никогда не забудет этих шести недель.

Мэгги попыталась изобразить интерес к предложению, но вместо этого произнесла бесцветным голосом:

– Как мило! Я как раз намеревалась посетить ее.

Ричард вздохнул свободнее. Он понимал, что Мэгги не до конца простила ему обман – это ясно по тону ее голоса, – но она не так сильно разгневана, чтобы сразу выкинуть его из своей жизни. Все, что ему нужно сделать, – это снова завоевать ее расположение, показав, какой он на самом деле. Это будет не так уж трудно, цинично подумал он. Нет на свете ни одной женщины, которая предпочла бы водопроводчика миллиардеру.

Когда они вышли из ресторана, Ричард взял такси. Открыв заднюю дверцу, он положил руку на спину Мэгги, направляя ее в салон. Хорошо, что уже через неделю приедет его личный шофер. Несмотря на то что ему не хватало уединения и комфорта собственной машины, он не набрался смелости сказать Эдварду, который считает дни до рождения первого внука, что он срочно нужен ему в Нью-Йорке. Остается надеяться, что младенец не задержится с появлением на свет и будет похож на Эдварда.

Мэгги напряглась и поспешно скользнула на сиденье. Машина резко рванулась с места, и не успевшую пристегнуться девушку отбросило на мускулистое тело Ричарда.

Мэгги вдохнула дразнящий лимонный аромат, в котором ощущалась свежесть, чистота, дыхание ветра. И невероятная чувственность.

Спокойно, не увлекайся! Рядом с ней безжалостный магнат, погубивший карьеру Сэма, подумала Мэгги, принуждая себя вспомнить, что скрывается под неотразимой и обаятельной внешностью.

– Мы не спешим, – бросил Ричард водителю, и тот послушно сбавил скорость. Какой фантастический голос! Низкий, проникновенный, с бархатными нотками. Он рождает в воображении долгие жаркие ночи, проведенные на сбившихся простынях. Будь на свете справедливость, Ричард обладал бы пронзительным скрипучим голосом, чтобы хоть как-то нейтрализовать другие физические достоинства. У него есть все! Кроме сострадания, напомнила себе Мэгги. И обыкновенной порядочности, иначе он не обошелся бы с Сэмом так постыдно. Просто отсутствие этих качеств не бросается в глаза с первого взгляда, в отличие от крепкого телосложения и красивых черт лица.

Вспомнив о голой груди Ричарда, Мэгги учащенно задышала.

Прекрати немедленно! – приказала она себе. У тебя есть цель, и, чтобы ее достичь, ты никогда не должна нырять к нему в постель.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

С душераздирающим визгом тормозов таксист остановил машину перед музеем, и Мэгги поспешила выбраться наружу, чтобы поскорее избавиться от собственных мыслей и заодно от водителя, явно одержимого идеей самоубийства.

– Нью-йоркские таксисты верны себе, – заметил Ричард, присоединяясь к ней на ступеньках.

– К сожалению, – сухо откликнулась Мэгги.

Она вошла за ним в музей и собиралась достать кошелек, но Ричард уже платил за два билета.

Ну и пусть, решила Мэгги, не обеднеет.

Изучив план музея, он удивился:

– Здесь, оказывается, есть и исторические отделы. Например, рыцарские доспехи, шлемы, оружие…

– Естественно. Метрополитен – не обычный художественный музей, – сказала она с гордостью коренной жительницы Нью-Йорка.

– Не возражаете, если мы сначала взглянем на них?

– Конечно, нет. Какой период истории вас больше всего интересует?

– Средневековье. Когда я был ребенком, у меня была цель – совершить путешествие во времени и присоединиться к королю Артуру и его рыцарям. Позже я раз десять прочитал «Янки при дворе короля Артура» Марка Твена.

– Детей обычно привлекает средневековая жизнь.

– А вам она не нравится? – с любопытством спросил Ричард.

– А что в ней было хорошего? Медицина на уровне четок и заклинаний, еды мало, и вся она какая-то неудобоваримая; правосудие, когда оно существовало, выполняло прихоти местного властителя.

– Не слишком романтический взгляд.

– Как и сами те века.

– Ну, а что вы скажете о Гиневре и Ланселоте? – возразил он, вспомнив, как одна из его подружек затащила его на фильм о несчастных влюбленных, а затем весь вечер превозносила до небес их трагическую любовь.

– Что о них сказать? Гиневра была замужем за Артуром, что превращает ее великую любовь к Ланселоту в обычный адюльтер. – В голосе Мэгги прозвучала боль. Она невольно вспомнила, с какой страстью мать защищала свою связь с женатым отцом Мэгги, называя ее великой любовью. – Если брак не сложился, надо получить развод и продолжать свою жизнь. Но Гиневра хотела слишком многого. Ей нужен был престиж и безопасность, которыми она обладала, будучи королевой, а также и удовольствия, которые дарил ей молодой возлюбленный.

– Вот как, – пробормотал Ричард, удивленный страстностью Мэгги-собеседницы. Большинство известных ему людей относились к адюльтеру так же, как к обману налогового инспектора. Возможно, это неправильно, но так поступают все. Однако в реакции ее спутницы явно отразились глубокие личные переживания.

Быть может, у нее была связь с женатым мужчиной, и он бросил ее? Или любовник солгал ей и она узнала об этом уже после близости? От мысли, что кто-то мог так подло использовать Мэгги, Ричарда охватил гнев.

– Рыцарский отдел вон там. – Мэгги пошла вперед. Заставив себя успокоиться, Ричард последовал за ней. Ясно, что она больше ничего не скажет. В отличие от всех женщин, с которыми он встречался, эта предпочитает не распространяться о себе.

– Вы срываете романтический флер с истории.

– Потому что я вижу мир не таким, каким бы мне хотелось.

– Есть большая разница?

– Что вы имеете в виду?

– Мир, который вы хотите видеть, сильно отличается от существующего?

Лицо Мэгги застыло, когда она подумала об эмоционально губительном образе жизни матери, который привел к столь трагическим последствиям.

– Не надо, не отвечайте! – Ричард буквально кожей ощутил ее боль. Он не хотел напоминать ей о чем-либо тягостном. Она должна наслаждаться вечером, который проведет с ним, а не предаваться болезненным воспоминаниям.

– Ну вот, мы и пришли, – проговорила Мэгги.

– Восхитительно, – сказал Ричард, рассматривая доспехи, – но я удивлен.

– Чем?

– Размером. Мужчина, который носил их, был высоким – не менее метра восьмидесяти. Мне казалось, что в прошлом люди были меньшего роста.

– Пожалуй, вы правы. – Мэгги пригляделась к блестящим серебряным латам. – Мне кажется, что в то время низкий рост был вызван плохим питанием, а не генетической обусловленностью. Возможно, мужчина, который носил их, просто в детстве сытно и разнообразно ел.

– Он, безусловно, как-то укреплял мышцы, чтобы выдерживать тяжесть всего этого металла. Ведь ему еще вдобавок приходилось размахивать оружием. Интересно, насколько он тяжелый. – Ричард посмотрел на меч. – Его длина не менее метра тридцати. И, скорее всего, он выкован из толедской стали. Это страшная тяжесть, поверьте мне. Историческое общество в Южной Пенсильвании, куда я ездил пару раз, ежегодно устраивает выставки оружия, и однажды я поднял подобный меч. Мне пришлось использовать обе руки, чтобы взмахнуть им. Трудно представить, что кто-то мог разить им врага, сидя в полном облачении на лошади. Рыцари наверняка были великолепными атлетами.

Мэгги хихикнула.

– Почему вы смеетесь?

– Я представила, как рыцари бредут в спортзал.

Ричард улыбнулся. Она совсем не похожа на женщин, с которыми он обычно встречался. Они изо всех сил старались произвести на него впечатление, тогда как Мэгги, казалось, говорила: «Я такая, какая есть, а вы уж решайте, хорошо это или плохо». И он определенно считал, что это хорошо – во всяком случае, на шесть недель, которые он проведет в Нью-Йорке.

– Для человека, не интересующегося Средневековьем, вы знаете довольно много.

– Я бы так не сказала. Просто я много читаю. Пожалуй, больше всего мне нравится период Регентства в Англии. Когда была подростком, книги Джорджетты Хейер произвели на меня большое впечатление.

Ричард нахмурился, тщетно напрягая память. У него возникло неприятное чувство, что он не способен поддерживать подобный разговор. Внезапно он понял, что последние десять лет его интересы ограничивались бизнесом и тем, что имело к нему отношение, – мировой политикой и экономикой. Общение с женщинами не расширило его горизонты, потому что разговоры велись о пустяках. Он встречался с ними не ради их образованности или ума, как и они впрочем. Им нужны были его деньги, а ему…

– Почему бы теперь нам не посмотреть выставку бриллиантов? – предложил Ричард, пытаясь избавиться от неприятных мыслей.

– Если вы уверены, что здесь вас больше ничего не интересует. До закрытия музея еще много времени.

Как ему хочется провести время, он хорошо знает, подумал Ричард. В постели. С Мэгги. Метрополитен оказался гораздо интереснее, чем он ожидал, но разве можно сравнить его с занятием любовью? Но еще слишком рано. Сначала ему нужно убедить Мэгги, что он не монстр, как думают в офисе. Когда она почувствует себя непринужденно, он сделает решительный шаг. У него шесть недель, напомнил себе Ричард. Времени более чем достаточно, чтобы пресытиться сексом с Мэгги.

Ричард сверился с планом музея.

– Выставка бриллиантов – на втором этаже.

– Драгоценные камни имеют особое очарование, – произнесла Мэгги, когда они вошли в зал, и умолкла, восхищенно глядя на пышно украшенную обложку Библии, принадлежавшей Екатерине Великой. – Смотрите, они даже не похожи на бриллианты. – Она прочитала табличку. – Оказывается, в то время не умели гранить алмазы.

– Удивительно, что их использовали для украшения. Камни не очень привлекательны, хотя рубины и изумруды бросаются в глаза.

– Да, пожалуй, – согласилась Мэгги. – Мне нравятся цветные камни.

– Тогда взгляните на эти бриллианты. – Ричард указал на следующую витрину. – Любые цвета. Есть даже черный.

Мэгги склонилась над стеклом.

– Мне он кажется серым, но розовый действительно хорош.

– Да, – согласился Ричард, представив, как крупный камень будет выглядеть в кольце. Теплый розовый цвет подчеркнет молочную белизну ее тонких пальцев.

Он последовал за Мэгги к следующей витрине.

– Фридрих Великий использовал бриллианты вместо пуговиц! – воскликнула она.

– Держу пари, что он был толстым коротышкой.

Мэгги улыбнулась.

– Кажется, большинство из них успевают растолстеть, прежде чем к их именам добавится слово «великий». Взгляните-ка на это! – внезапно сказала она.

Ричард проследил за ее взглядом. Кольца с таким большим бриллиантом ему еще не приходилось видеть.

– Ричард Бертон подарил его Элизабет Тейлор.

– Вот это был роман! – негромко воскликнула Мэгги.

– Кажется, он закончился разводом?

– Да. Кажется, даже дважды, но я не уверена. Однако они напрасно поженились.

– Почему, если они любили друг друга? – Ричарду было интересно, что она думает о любви и браке. Большинство женщин проводит четкую линию между ними. Любовь там, где ты ее находишь, но в брак нужно вступать, только если в нем есть деньги.

– Они явно не подходили друг другу. Что касается любви, то я не вполне сознаю, что это. – Мэгги невольно охватила взглядом рослую фигуру Ричарда, и по ней пробежала дрожь. Зато я хорошо знаю, что такое вожделение, печально подумала она. Оно возникает у нее при каждом взгляде на Ричарда. Ей хочется слиться с ним и заняться страстной любовью. Хочется проводить с ним все дни, исследуя собственную чувственность. Тот факт, что в этом красивом теле бьется безжалостное сердце, ничуть не влияет на ощущения, которые оно вызывает в ней. И как это характеризует ее? – мелькнула у нее тревожная мысль.

– Вы что, никогда не любили? – недоверчиво спросил Ричард. Его женщины без конца влюблялись и разочаровывались. Черт, девяносто девять процентов из них клялись ему в любви!

– Нет, но несколько раз я влюблялась.

Ричард почувствовал необъяснимую вспышку ревности. Почему-то ему не хотелось думать, что Мэгги может влюбиться в какого-нибудь мужчину. Кроме него, разумеется. Он бы не стал возражать. В самом деле, в этой мысли есть что-то очень привлекательное!

– Вы знаете, чем отличается любовь от влюбленности? – не выдержал Ричард, поняв, что Мэгги не собирается развивать свою мысль.

– Ну, как бы ни называли любовь, я думаю, что она должна включать принятие человека целиком – со всеми его положительными и отрицательными качествами. Когда же вы влюблены, вы не видите ничего, кроме физической привлекательности. Как только она исчезает, ничего не остается, и тогда отношениям приходит конец.

Возможно, Мэгги права. Ричард вспомнил несколько связей, начавшихся с сумасшедшего желания, которое в течение нескольких недель сменилось невыносимой скукой. Он задумчиво посмотрел на Мэгги. Она машинально провела кончиком языка по нижней губе, и он ощутил внезапную вспышку чувственности. Кажется, пройдет много времени, прежде чем ему наскучит ее физическая привлекательность.

Но как она воспринимает его? Из-за природной сдержанности Мэгги трудно понять, что она думает. Однако он, несомненно, привлекает ее, судя по тем взглядам, которые она бросала на него во время первой встречи. Она и сейчас украдкой поглядывает на него, следовательно, ее интерес не угас. Просто Мэгги сделалась более… осторожной, решил Ричард. Словно не уверена, что ее влечение не опасно. Как убедить ее, что он совершенно безобидный?

Они все еще рассматривали бриллианты, когда раздался звонок, предупреждающий о закрытии музея.

Удивившись, что вечер прошел так быстро, Мэгги направилась к выходу. Одним ее страхом стало меньше: кем бы Ричард ни был – миллиардером или водопроводчиком, – с ним легко поддерживать разговор.

– Великолепная выставка! Спасибо, – поблагодарила она.

– Я тоже получил удовольствие, – откликнулся Ричард. Ему понравились не столько камни, сколько реакция Мэгги на них. – Не хотите ли выпить чашечку кофе?

Мэгги подавила инстинктивное желание согласиться. Чтобы добиться своей цели, она должна отличаться от его обычных подружек, к которым он быстро охладевает. Чтобы заставить Ричарда влюбиться в нее, ей нужно поддерживать в нем интерес. Это означает, что она не должна принимать все его предложения.

– Нет, спасибо, – сказала она, когда они вышли на улицу. – Мне нужно возвращаться.

– Неужели? – интонация низкого голоса предполагала, чтобы она сказала почему, но Мэгги промолчала и, попрощавшись, заторопилась к такси, заставив себя не оглянуться.

Откинувшись на спинку сиденья, она подвела итоги. В общем, не так уж плохо. Усилия, которые она вложила в программу, окупаются. Кажется, Ричард попался на крючок.

На самом деле она облагодетельствует весь женский пол, потому что Ричард станет намного лучше, когда она разделается с ним. Тогда почему от мысли о мщении у нее появляется странная тяжесть на сердце? Мэгги не нашла ответа.


Стоя перед зеркалом, Мэгги критически рассматривала белые облегающие брюки и шелковую футболку, идеально подчеркивающую фигуру. Грудь у нее, пожалуй, немного пышновата для такой тонкой талии – она постаралась не вспоминать полный ненависти голос приемного отца, который кричал, что у нее идеальное тело для проститутки: сиськи большие, живот плоский, а попка… Мэгги извернулась, чтобы обозреть упомянутую часть тела. Не слишком выпирает.

Надев белый блейзер, девушка взглянула на часы: время еще есть, ей не хочется опоздать на ежегодную встречу с тремя своими сестрами, которые, как и она, были приемными дочерьми.

Пару раз в месяц Мэгги встречалась с Джесси, которая также жила в Нью-Йорке, Кэндис работала в чикагском рекламном агентстве, а Мэри учительствовала в Северной Индиане.

Она поморщилась, вспомнив, как испугалась, когда социальный работник встретился с ними и сообщил, что их приемные родители отказались от них и переезжают во Флориду. Все четверо, возмущенные, поклялись встречаться каждый год в любимом музее Кэндис.

Взяв сумочку, Мэгги вышла из квартиры и села в такси.

На пути в музей она подумала, не попросить ли шофера остановиться возле дома Ричарда. Что, если ей удастся увидеть его? Однако здравый смысл возобладал. А кроме того, если он заметит ее, это может повредить плану. Программа подчеркивала, что Ричард не любит, когда женщины преследуют его, и, если она появится у его дома, он будет рассматривать это как преследование. Такси остановилось около музея.

– Мэгги!

– Джесси, Кэндис! – Мэгги выскочила из машины и бросилась к сестрам. – Как я рада видеть вас! Прекрасно выглядите!

Они обнялись.

– А ты – просто потрясающе! – Джесси восхищенно оглядела Мэгги. – Однажды я попробовала надеть белый костюм, но пятна на нем появлялись сами по себе. Как ты с ними справляешься?

Мэгги рассмеялась как девчонка.

– Нужно хмуро посмотреть на них, и они исчезнут. Они очень застенчивые. А где Мэри?

– А это разве не она? – Кэндис указала на такси, из которого вышла поразительно красивая женщина.

– Она, конечно, – вздохнула Джесси. – И выглядит даже стройнее, чем в прошлом году.

– Но ей говорить об этом совершенно бесполезно, ведь ее ничего не интересует, кроме математических формул, – улыбнулась Кэндис и, обратившись к новоприбывшей женщине, воскликнула: – Мэри, ты выглядишь на миллион долларов.

Мэри улыбнулась.

– Спасибо. Как я рада видеть вас!

– Давайте зайдем в кафетерий и поболтаем, – предложила Джесси.

Они расположились за столиком.

– Кто-нибудь обручился за это время? – спросила Кэндис, сделав глоток кофе. – Признавайтесь, у кого появился горячий парень?

Мэгги придержала язык. Парней горячее, чем Ричард Уортингтон, не бывает, но она не станет рассказывать о нем.

– Ладно, забудем о горячих парнях, – сказала Джесси. – Кто из вас ходит на свидания?

– Мне бы хотелось иметь двоих детей, – неожиданно объявила Мэри.

– Тебе? Двоих детей? – удивилась Мэгги. – Но ты всю жизнь интересовалась только математикой и физикой!

– Да, но мы не молодеем.

Все четверо умолкли, размышляя над прискорбным фактом.

– Давайте поговорим о чем-нибудь веселом, – предложила Мэгги.

– Мы могли бы найти кафе со столиками на тротуаре и оценивать проходящих мимо мужчин, – сказала Кэндис.

– Помните, как учитель английского языка нашел нашу тетрадь с баллами и не мог понять, что они означают?

– И Мэгги сказала ему, что мы изобрели систему баллов для оценки сонетов Шекспира!

– И он поверил!

Люди в кафетерии поворачивали головы на их веселый смех.

– Пойдемте. – Джесси поднялась. – Найдем подходящее местечко и будем наблюдать за неприрученными мужчинами.

– Я бы согласилась на любого, – с грустью вырвалось у Кэндис.

А на ком она остановит свой выбор, когда отомстит Уортингтону? – подумала Мэгги. Это была отрезвляющая мысль.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Глядя на монитор компьютера, Ричард нахмурился. В личном деле Мэгги содержалось слишком мало информации. Возможно, дополнительные сведения о сотрудниках хранятся где-нибудь еще, но в субботний вечер в здании не было никого, кроме него.

Он узнал, что Мэгги трудолюбива, умна и обладает творческим мышлением. Мур расхваливал проекты, которые она сделала для него. Если верить ему, Мэгги обладала всеми мыслимыми и немыслимыми талантами, разве что не могла ходить по воде, подобно Христу.

Ричард рассеянно потер мочку уха, перечитывая похвалы, которые Мур щедро расточал Мэгги. Действительно ли ее работа произвела на него столь сильное впечатление, или его восторг вызван чем-то другим?

Ричард поежился, вспомнив, что, по мнению его помощника, Муру кто-то помог присвоить денежные средства компании. Кто-то, обладавший большим опытом работы с компьютерами. Могла ли Мэгги использовать свои творческие способности, чтобы помогать Муру в его грязных махинациях? Дэниел узнал, что она ежедневно работала с Муром. Не являются ли его восторги благодарностью за оказанную ею помощь?

Он вспомнил взгляд ее ясных синих глаз. В это трудно поверить. Но что, если он ошибается… Ему необходимо как можно скорее узнать это.

Ричард в который раз протянул руку к телефону. Он звонит ей с пятнадцатиминутными перерывами весь день, но слышит лишь ее голос на автоответчике.

Лучший способ узнать, что она представляет собой, – проводить с ней побольше времени. Эта идея вызвала перед его мысленным взором образ обнаженной Мэгги, распростертой на его постели. Рыжевато-каштановые кудри разметалась по подушке; в глазах горит огонь желания. Она протягивает к нему руки и…

Ричард растерялся, когда Мэгги взяла трубку. Подавив желание спросить, где и, главное, с кем она провела весь день, он сказал:

– Добрый вечер, Мэгги! Это Ричард Уортингтон.

У Мэгги перехватило дыхание. От звука низкого вкрадчивого голоса, ласкающего нервные окончания, ее бросило в жар. Она сделала глубокий вдох, пытаясь унять сердцебиение.

– Привет! – Чувство торжества, вызванное сознанием того, что Ричард все-таки позвонил ей, быстро сменилось тревогой: уж слишком бурной была ее реакция на его звонок. Ей придется очень трудно, если в ней проснутся еще более сильные чувства. Ситуация может легко вырваться из-под ее контроля. Ей нужно как можно глубже завлечь его в эмоциональную ловушку и в то же время самой не попасть в нее.

Мэгги представила, как лежит у Ричарда на груди, глядя ему в лицо. Сосредоточься! – приказала она себе. Это враг! Помни, что он сделал с Сэмом. Он похож на воплощение женских грез, но поступает как мужчина, от общения с которым каждая мать предостерегает свою дочь.

Печальная улыбка появилась у нее на лице. По крайней мере, каждая нормальная мать. Ее собственная мать, вероятно, разузнала бы, какой у него счет в банке, и посоветовала бы ей переспать с ним. Выгода для нее была всегда превыше всего остального.

– Вы меня слышите? – Мэгги почувствовала легкое нетерпение в его голосе.

– Да, конечно, – сказала она, пытаясь продемонстрировать холодное дружелюбие. Она провела целый час, изучая собранную информацию, и решила слегка изменить подход. К сожалению, у нее слишком мало опыта в общении с мужчинами.

– Я звонил вам множество раз… – Ричард умолк, ожидая, что Мэгги скажет, где она была.

Во всех статьях о любовных свиданиях говорилось, что немного таинственности укрепляет отношения, вовремя вспомнила Мэгги.

– Меня не было дома, – наконец ответила она. – Я только что пришла и еще не успела просмотреть сообщения.

– Я не оставил сообщения. – Ричард не был уверен, что Мэгги захочет позвонить ему. И хотя они провели прекрасный вечер, он не мог не заметить, что она резко изменилась, узнав, кто он. Ему необходимо как можно скорее снова пригласить ее на свидание, чтобы она уверилась, что он обычный мужчина. – У меня есть билеты в театр. Потом мы можем пойти куда-нибудь поужинать.

Да! Мэгги охватило волнение. Рыбка покусывает наживку. Теперь надо, чтобы она проглотила ее, и тогда Мэгги подцепит ее на крючок.

Внезапно девушка представила гигантскую акулу, которая с громким всплеском бросается на нее из воды, но она поспешно отогнала это видение. Ричард Уортингтон может быть тираном, но он не всемогущ и не всеведущ. Ему неизвестно, что она задумала, и победа будет за ней.

– С удовольствием, – вежливо проговорила она. – Встретимся у театра?

– Почему бы мне не заехать за вами? – резко спросил Ричард, раздраженный отсутствием энтузиазма в ее голосе. Он хочет, чтобы она предвкушала их встречу. Вместо этого Мэгги разговаривает с ним, как маленькая девочка, которая не хочет идти, но слишком вежлива, чтобы отказать взрослому человеку. Но она должна пойти с ним! У него внезапно возникло инстинктивное чувство беспокойства. Если она не хочет никуда идти, то тогда почему просто не сказать «нет»?

Не боится ли она отказать ему, потому что он ее работодатель? Черт, вот поэтому он обычно, как чумы, избегает встречаться с женщинами, которые работают у него. Тем не менее Ричард не отступил. Он хочет лучше узнать ее. Хочет нежиться в тепле ее улыбки и изощрять свой ум в сражениях с ее интеллектом. И ему необходимо узнать, не является ли она сообщницей Мура.

– Послушайте, это же Нью-Йорк. Возможно, сумасшедших здесь не больше, чем в других городах, но все-таки их численность довольно внушительна. Одинокие женщины не дают свой адрес мужчине, которого не знают достаточно хорошо. Но вы, если хотите, можете заехать за мной. – Мэгги решила, что Ричарду не составит труда узнать ее адрес из личного дела.

– Договорились, я буду у вас в шесть тридцать. До свидания.

– До свидания. – Мэгги в задумчивости повесила трубку.

У нее возникло такое чувство, будто перед ней минное поле. Один неверный шаг – и последствия будут ужасны!


Она посмотрелась в большое зеркало, которое повесила над диваном в тщетной надежде, что крохотная комната зрительно увеличится. Ее взгляд задержался на округлостях бедер, подчеркнутых белой тканью брюк.

Интересно, как относятся к ней мужчины теперь, когда она изменила свой имидж? Ведь внутри ничего не изменилось. Она по-прежнему остается скромной и сдержанной и испытывает неловкость, замечая обращенные на нее взгляды мужчин. Хотя теперь это лишь легкое смущение, а не чувство стыда и страха, порожденное сексуальными домогательствами первого приемного отца.

Прогресс налицо, решила Мэгги. Но она не была уверена в том, что такие изменения ее радуют. Отрицая собственную чувственность и скрывая тело под одеждой большого размера, она пряталась от собственных эмоций и похотливых взглядов мужчин. Если она не будет встречаться с ними, ее не используют и не бросят, как мать. Но сейчас…

Мэгги нахмурилась, вспомнив, как на нее смотрели коллеги-мужчины. А несколько человек даже пригласили ее на свидание, причем не только холостяки.

Ты взрослая женщина и сама в ответе за свою жизнь. Ты не обязана делать что-то только из-за того, что мужчин влечет к тебе. Ты можешь отказаться играть в их игры. Или выбрать те, которые нравятся тебе, и играть в них с тем, кем хочешь.

Мэгги удовлетворенно кивнула.

Тридцать минут спустя она стояла перед шкафом, пытаясь решить, что ей надеть. Только не вечерний туалет. Мэгги грустно улыбнулась. Это хорошо, потому что у нее нет его. Обзаводясь новым гардеробом для задуманной ею операции «Месть», она не покупала ничего слишком нарядного, избегая больших расходов.

Лучше надеть меньше, чем больше, гласил совет, вычитанный в модном журнале. Мэгги достала черную шифоновую юбку с огромными красными розами и асимметричным подолом. Левая нога была обнажена на семь сантиметров выше колена, а правая прикрыта до середины щиколотки.

Мэгги поморщилась, увидев, что ткань плотно облегает фигуру, расширяясь на бедрах.

Покопавшись в шкафу, она извлекла черный шелковый топик. Продавщица уверяла, что он подходит к любой одежде. Глубокое декольте заставило Мэгги нахмуриться. Да еще спина обнажена почти до талии.

Придется не надевать бюстгальтер. Будет ли его отсутствие бросаться в глаза спереди? Вряд ли. Но даже если Ричард заметит, это не имеет значения. Он слишком искушенный мужчина, чтобы тискать ее на заднем сиденье такси. Чувство сожаления, которое вызвала у нее эта мысль, слегка испугало Мэгги.

Она надела серебряные серьги с темно-красными гроздьями кварца и такое же ожерелье, надеясь, что оно, а не ее груди будет привлекать посторонние взгляды.

Наложив макияж, Мэгги расчесала шелковистые каштановые волосы, блестящими волнами падавшие на обнаженные плечи.

Услышав звонок, она поспешно надела черные босоножки на семисантиметровых каблуках и, подходя к комоду, чтобы взять черную шелковую шаль, споткнулась и едва не упала.

Мэгги сердито посмотрела на непривычно высокие каблуки. Ей повезет, если она не сломает шею. Почему красивая обувь не такая удобная, как ее повседневные туфли без каблуков?

Нажав кнопку внутренней связи, она сказала:

– Я спускаюсь.

Ричард замер, когда Мэгги появилась из лифта. От взгляда на соблазнительные округлости ее грудей в нем мгновенно вспыхнуло острое желание скользнуть рукой под ткань и ощутить шелковистость нежной кожи.

Чувствуя, что его тело откликается на смелые мысли, Ричард сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. Не торопись, приказал он себе, впереди у тебя шесть недель, чтобы не спеша насладиться ею.

У Мэгги напряглись мышцы живота, когда она вышла из лифта и увидела, что Ричард стоит у входной двери. Он выглядел потрясающе в светлосерых брюках, белоснежной рубашке и черном пиджаке из льняной ткани.

Она совсем не разбиралась в мужской моде, но могла сразу отличить костюм, сшитый на заказ. В данном случае Ричард напрасно истратил деньги, подумала Мэгги, проводя кончиком языка по нижней губе, ставшей внезапно сухой, потому что ей хочется затащить его к себе в квартиру и сорвать с него всю эту одежду.

Почему она так страстно реагирует на практически незнакомого мужчину? Возможно, из-за обильной информации, которую она собрала о нем, но у нее такое чувство, будто она знает его так, как никогда не знала ни одного человека.

Вжилась в роль, насмешливо подумала она, подходя к Ричарду, пожиравшему ее глазами.

Почему она не пригласила его подняться в квартиру? – удивлялся он. Его взгляд задержался на соблазнительно подрагивающих грудях Мэгги. Может быть, она не хочет, чтобы он увидел что-то в ее квартире? Что-либо, связанное с Муром и незаконным присвоением денег компании?

– Что мы будем смотреть? – спросила Мэгги.

– Новую пьесу Сондхейма. Если вы уже видели ее, я могу взять билеты на что-нибудь другое.

– Нет, не видела. Мне нравится, как он пишет.

Ричард остановил такси и, открыв дверцу, вежливо подождал, пока она сядет. Шаль соскользнула с ее плеч, и от вида обнаженной спины, призывно белеющей в угасающем свете дня, жгучее желание охватило все его тело.

Проклятье! – в отчаянии подумал он. Этот топик, должно быть, специально предназначен для того, чтобы вызвать у мужчины пароксизм вожделения. Его так и подмывало сорвать его и заняться с Мэгги любовью. Нет, его даже не пришлось бы срывать – достаточно просто спустить бретельки с плеч, и упругие полушария грудей вырвутся на свободу. А потом он бы мог…

– Как прошел день?

– Я ходил в офис, чтобы посмотреть, как идут дела.

– В субботу много не увидишь.

– Сейчас меня интересует состояние компании в целом.

– Должно быть, оно вас устраивает, иначе вы не купили бы ее.

– У компании хорошие перспективы, – признался Ричард. – Некоторые банковские программы являются новшеством в этой сфере, да и потенциал на мировом рынке еще не использован.

– Пожалуй, – осторожно согласилась Мэгги. Она сама помогала разрабатывать эти программы. Но, если Ричард намерен продавать их на международном рынке, почему он избавился от лучшего специалиста по продажам? Сэм Мур мог продать все что угодно кому угодно и при этом заставить покупателя почувствовать себя так, словно ему делают одолжение.

– Вам не нравится мысль о расширении?

– Мне все равно. – Мэгги сказала правду. Она уйдет, как только отомстит за Сэма. У нее достаточно связей, чтобы хоть завтра получить работу: стоит лишь позвонить.

Ричард растерялся. Он ожидал, что Мэгги заинтересуется тем, что он сообщил ей, так как, судя по ее личному делу, она весьма трудолюбивая и честолюбивая женщина, сосредоточенная на карьере.

Не явилось ли карьерное продвижение результатом ее отношений с президентом компании? Но в таком случае все знали бы об этом. Однако расспрашивать служащих нельзя, иначе можно запятнать репутацию Мэгги. Придется подождать дальнейшего развития событий.

Такси остановилось перед театром, и Мэгги вышла, поправив шаль, чтобы прикрыть обнаженную спину.

Положив руку на спину Мэгги, Ричард направил ее к входу. Большая горячая ладонь обжигала ей кожу и заставляла кровь быстрее течь по жилам. Судорожно глотнув, Мэгги попыталась совладать со своими чувствами. Обычный половой инстинкт, сказала она себе. В этом все дело.

Невероятно! В течение двадцати восьми лет чувственное желание не беспокоило ее, и внезапно оно проявилось по отношению к совершенно неподходящему мужчине. В нормальных обстоятельствах мысль о свиданиях с Уортингтоном никогда не пришла бы ей в голову. Он слишком богат и самоуверен. Слишком похож на ее отца.

Сравнение отозвалось болью в ее сердце. Ничего с тобой не случится, успокоила она себя. Твоя мать попала в беду, потому что была романтическим подростком, верившим во всепобеждающую силу любви. И, возможно, она была не слишком умна, если верила, что богатый, искушенный сорокалетний мужчина оставит такую же богатую и искушенную жену, чтобы жениться на любовнице только потому, что она беременна.

Не пыталась ли мать использовать беременность, чтобы заставить его развестись с женой? – внезапно подумала Мэгги. Не появилась ли она на свет благодаря попытке матери шантажировать отца? Если так, то мать жестоко ошиблась, потому что у жертвы шантажа должны быть хотя бы зачатки морали. У ее отца их не было.

Мэгги с содроганием вспомнила их единственную встречу. Ей было тринадцать лет, мать только что умерла от передозировки наркотиков. Домовладелец предупредил, что он позвонил в социальную службу и к концу дня за ней приедут. Отчаяние и страх погнали Мэгги в офис отца. Она хотела просить его, чтобы он позволил ей жить с ним.

Ей никогда не забыть, с каким отвращением он посмотрел на нее. Взяв со стола фотографию хорошенькой девочки примерно такого же возраста, он сунул ее Мэгги в лицо. Вот его дочь. Единственная дочь. Он выгнал Мэгги, сказав, что нет никаких доказательств его отцовства и она пожалеет, что родилась, если попытается утверждать обратное.

Он напрасно угрожал ей. Гордость никогда не позволила бы Мэгги снова обратиться к нему.

– Что-то не так? – спросил Ричард. Мэгги выглядела такой одинокой и страдающей, что ему захотелось прижать ее к себе и пообещать, что он защитит ее от любой беды.

– Все в порядке! – Мэгги отогнала грустные воспоминания. – Я просто задумалась.

Ричард недоверчиво нахмурился, но решил, что вопросы могут расстроить Мэгги.

Вскоре они вошли в театральный зал. Пробираясь к своим местам, Мэгги увидела женщину в джинсах и блестящей зеленой блузке; другая красовалась в шелковом платье розового цвета. Она облегченно вздохнула: ее туалет оказался в пределах нормы.

– Чудесные места, – сказала Мэгги и сразу поняла, что ей следовало промолчать: женщины, с которыми встречается Ричард, принимают все как должное.

– Мне сказали в кассе, что от них кто-то отказался.

Итак, он сам купил билеты. Почему не послал помощника? Она уже видела Романоса: этот человек способен достать билеты в первом ряду даже на Второе Пришествие Христа.

– Где же Романос? – полюбопытствовала Мэгги.

– В аэропорту. Встречает кое-кого из Вашингтона.

Свет погас, и поднялся занавес. Мэгги с облегчением вздохнула, но в тот же миг Ричард взял ее за руку. Сосредоточиться на игре актеров, а не на собственных ощущениях оказалось нелегкой задачей.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

– Что вы думаете о мюзикле? – поинтересовался Ричард, когда они вышли из театра.

Мэгги пожевала нижнюю губу, раздумывая, что сказать. Выразить восхищение только потому, что он повел ее в театр, или честно высказать свое мнение?

Она посмотрела на него и на мгновение встретилась с ним взглядом. У него фантастические глаза! Нежные и бархатные, как лепестки анютиных глазок, цвета летнего предрассветного неба, с искорками, поблескивающими, как затухающие звезды.

Кто-то толкнул ее, торопясь к выходу, и Мэгги очнулась.

– Песни легко запоминаются, и декорации великолепные. – Все это действительно понравилось ей.

– Верно, но вот персонажи…

– Что?

– Все они совершенно не изменяются в течение спектакля. Испытания, через которые они прошли, ничему их не научили.

Удивительно! Ей это тоже не понравилось.

– Возможно, автор хотел показать, что они закоснели в пороках.

– Так не бывает. В жизни люди меняются.

– Я бы так не сказала. Они лишь варьируют свои старые ошибки.

Мэгги подавила вспышку гнева, снова вспомнив отца. Умирая, он ненавидел ее больше, чем в тот день, когда узнал о ее существовании.

– Возможно, это верно в отношении некоторых людей, но я думаю, что большинство способно приспосабливаться к изменяющимся условиям, – настаивал Ричард.

– Способность измениться и желание сделать усилие, чтобы это действительно произошло, – две совершенно разные вещи, – возразила Мэгги. – Подавляющее большинство людей ненавидит перемены. Если бы это было не так, никто бы не курил и не страдал от избыточного веса.

– Вы упрощаете.

– Вовсе нет. Я… – Она замолчала, поняв, что вступила в спор. – Возможно, вы правы. Это всего лишь пьеса; ее цель – развлекать, а не поучать.

– Пожалуй, – протянул Ричард, удивившись, что Мэгги так быстро пошла на попятную. Он был уверен, что, говоря о неспособности людей изменяться, она имела в виду горький личный опыт. – Вы любите итальянскую кухню? – спросил он.

– Мне нравится все, что я не должна готовить.

– Прекрасно, потому что я заказал столик в итальянском ресторане. – Он остановил такси, и они поехали в ресторан, о котором ему говорил Дэниел.

– Кажется, это место пользуется популярностью, – заметила Мэгги, оглядывая заполненный зал.

– Дэниел обедал здесь, когда мы вели переговоры о покупке компании.

– Вам удалось сделать это без шума.

– На этом настаивали юристы владельца. Большинство наших клиентов – финансовые и инвестиционные компании. Они страшатся даже намека на перемены.

– Да уж, – пробормотала Мэгги. – Я вынуждена надевать юбку, когда у меня запланирована встреча с банкирами. Некоторые из них считают, что женщина в брюках – нечто неприличное.

Взгляд Ричарда задержался на ее длинных, стройных ногах.

– Думаю, они просто хотят полюбоваться вашими великолепными ногами.

Мэгги слегка покраснела, заметив его восхищенный взгляд.

Подошедшая официантка развеяла мечты Ричарда об ужине. Оказалось, что его заказ был утерян. К удивлению Мэгги, Ричард отнесся к этому спокойно. На самом деле он с трудом сдерживал ликование: у него появился прекрасный предлог провести вечер наедине с Мэгги.

– Жаль, – сказал он. – Я не обедал и ужасно хочу есть.

Мэгги отвергла мысль пригласить его к себе. Содержимого ее холодильника не хватило бы даже для того, чтобы накормить мышь.

– Давайте купим что-нибудь вкусное и поужинаем у вас, – предложил Ричард.

– Хорошо. В двух кварталах от моего дома есть хороший магазин-кулинария.

Сидя в такси, Мэгги не могла решить, пойдет ли на пользу ее планам то обстоятельство, что она пригласила Ричарда к себе, или это большая ошибка.

Уортингтон – мужчина в полном смысле слова. Он не отказывает себе в чувственных удовольствиях. Не ожидает ли он, что вечер завершится сексом?

От внезапной вспышки пламени внизу живота у Мэгги закружилась голова. Это было отнюдь не отвращение. Впервые в жизни она жаждала физического контакта с мужчиной, но секс с Ричардом окажется катастрофой не только для плана мести, но и для ее будущего.

Разглядывая его широкие плечи, сильные руки и длинные пальцы, Мэгги возбужденно думала о том, какие ощущения возникнут у нее, когда эти пальцы заскользят по ее телу. Ричард опасен. Он принадлежит к типу мужчин, которые смотрят на женщину как на развлечение и избавляются от нее, как только она наскучит им. Ей нельзя забывать об этом.

Мэгги открыла дверь.

– Вот мы и пришли.

Ричард с любопытством осматривал квартиру. Несмотря на стандартные для Нью-Йорка размеры – настолько маленькие, что могли вызвать клаустрофобию, – зеленовато-голубые пастельные тона создавали атмосферу уюта. Минимум обстановки – кресло для двоих, стул и стол, на котором стоял большой компьютер.

Отдав Мэгги сумку с продуктами, Ричард подошел к большой картине.

– Боттичелли, «Рождение Венеры», – объявил он.

Мэгги удивленно моргнула. Если верить программе, Уортингтон предпочитает французских импрессионистов. Однако он знает не только художника, но и название полотна.

– Я всегда думала, что от картин Боттичелли веет покоем.

– Да, мне он тоже нравится. У меня в кабинете есть его религиозные полотна. Я люблю погружаться в мир красок.

– Идите за мной, – предложила Мэгги. – Мы можем наполнить тарелки на кухне.

Мэгги сразу поняла, что сделала ошибку. Надо было принести тарелки и серебряные приборы в гостиную. Кухня такая маленькая, что они будут постоянно касаться друг друга.

Она протянула Ричарду тарелку, стараясь не замечать теплоты, исходящей от его большого тела. Сделав глубокий вдох, чтобы успокоиться, Мэгги ощутила слабый лимонный аромат одеколона. И тотчас волна желания пробежала по ее телу.

– …салфетку?

Прозаический вопрос Ричарда заставил Мэгги стряхнуть с себя чувственную паутину, которой он оплел ее без малейших усилий.

– Салфетку, – машинально повторила она, открывая ящик. – Что вы хотите выпить?

– У вас есть пиво?

Открыв холодильник, Мэгги достала бутылку крепкого эля – излюбленного напитка одной из ее подруг.

– Подойдет?

– Конечно!

– Стакан вам нужен? – спросила она, идя за ним в гостиную.

Ричард ухмыльнулся.

– Сразу видно, что вы не пьете пиво.

– Никогда не любила.

– Даже когда учились в университете? Большинство ребят срываются с цепи, когда впервые уезжают из дома. Со мной было так.

– Нет, даже тогда.

Ей было не до вечеринок. Она работала в двух местах и училась. Возможно, кто-то с умилением вспоминает учебу в университете, но у нее в памяти остались годы, когда она недосыпала, переутомлялась и постоянно недоедала.

Ричард сделал большой глоток пива. Внезапно его охватило беспокойство. Если Мэгги не пьет пиво, почему она купила его? Не для него же, конечно. Она не могла знать, что он придет к ней. Неужели у нее связь с мужчиной, который любит крепкий эль? Мэгги в объятиях другого мужчины… Ричард сжал бутылку, пытаясь отогнать эту мысль.

Мэгги подняла глаза, почувствовав взгляд Ричарда. О чем он думает? Сравнивает ее с женщинами, с которыми он обычно встречается? Судя по собранной информации, они успешные, решительные, самостоятельные особы, поэтому она тоже должна излучать уверенность в себе. Но как это сделать, если уверенность в себе она испытывает только на работе?

Может быть, пофлиртовать с ним? Но результаты могут оказаться непредсказуемыми.

– Я принесу себе содовой, – объявила Мэгги, не придя ни к какому решению. – Вам что-нибудь нужно?

– Ничего, спасибо.

Поглощенная своими мыслями, она забыла, что на ней туфли с очень высокими каблуками. Зацепившись за длинные ноги Ричарда, Мэгги пошатнулась.

– Держитесь! – он схватил ее за руку и потянул к себе. Мэгги неловко упала ему на колени, уткнувшись лицом в мускулистое теплое плечо. Боясь шевельнуться, она упивалась ощущением твердых бедер Ричарда и давлением его крепкой груди.

Сделав глубокий вдох, Мэгги втянула в себя запах чистого мужского тела. Необычная смесь ароматов была совершенно незнакомой, но удивительно соблазнительной.

Веки у нее отяжелели, и Мэгги инстинктивно прильнула к Ричарду, стараясь устроиться поудобнее. Внезапно она замерла, ощутив доказательство его возбуждения.

Приободрившись, Мэгги откинула голову на плечо Ричарда и заглянула из-под полуопущенных век ему в лицо. На его скулах выступили красные пятна, в серых глазах вспыхнул огонь.

В следующее мгновение Ричард накрыл ее губы жадным поцелуем, и Мэгги утратила способность здраво мыслить. Она лишь впитывала удивительный вкус теплых губ, прижавшихся к ее губам. Кровь вспыхнула от разгорающегося желания и побежала по жилам, отдаваясь шумом в ушах и заглушая голос разума.

Словно Ричард пробуждал ее тело к жизни. Он дает ей то, подумала Мэгги, что обостряет все чувства и ощущения. Только сейчас она поняла, что в ее жизни всегда чего-то не хватало и Ричард восполняет этот недостаток со всей присущей ему страстностью.

Инстинктивно Мэгги вцепилась в плечи Ричарда, стараясь притянуть его ближе, чтобы усилить это ощущение. У нее захватило дух, когда он очертил языком контуры ее рта. Губы Мэгги приоткрылись, и его язык скользнул внутрь. Настойчивая чувственная ласка вызвала у нее стон. Она не знала, как справиться с возбуждением, которое волнами накатывалось на ее тело.

Странно, но именно жалобный звук собственного голоса разорвал чувственную паутину, в которую она попала. Отпрянув, Мэгги с трудом поднялась. Она забыла о своих планах! В объятиях Ричарда родилась незнакомая ей женщина, и это испугало ее. Она не хочет терять контроль над собой, потому что это сделает ее уязвимой, а Ричард Уортингтон – безжалостный человек.

Она не должна совершать такую ошибку.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

– Я уж начал думать, Ричард, что ты сегодня не появишься, – сказал Романос, когда в понедельник Ричард вошел в офис.

– Здравствуй, Дэниел. – Он машинально оглядел вестибюль, несмотря на то что шансы увидеть там Мэгги в час дня были очень малы.

В воскресенье возникла серьезная проблема с дочерней компанией во Франции, и Ричарду потребовалась вся сила воли, чтобы заняться ею, а не позвонить Мэгги. Он намерен развлекаться с ней в течение шести недель, но не допустит, чтобы секс мешал ему заниматься самым важным в его жизни – работой.

– Решил проблему с французами? – спросил Дэниел.

– Да. Но тебе придется присматривать за Фаберже. Кажется, он не справляется.

– Конечно. Пока мы будем подниматься, я обрисую тебе сложившуюся здесь ситуацию.

– Эксперт может сообщить что-нибудь?

– Он ждет тебя в кабинете.

– Какое настроение у персонала?

– Мрачное. Прямо-таки убийственное. На твоем месте, Ричард, я бы подумал хорошенько, прежде чем пить кофе, которое приносит тебе Эмили Адамс, бывшая секретарша Мура.

– Гм. – По словам Мэгги, Эмили ненавидит его так сильно, что даже отказалась доставить пакет в его квартиру. – Они успокоятся, как только узнают, что я не собираюсь закрывать фирму.

Дэниел поморщился.

– Боюсь, что нет. Столь сильная неприязнь вызвана увольнением Мура. Похоже, он нравился всем – начиная с привратника и заканчивая вице-президентом.

– Возможно, потому что он делился с ними украденными миллионами!

Романос пожал плечами.

– Может быть. Или он просто был одним из тех обаятельных парней, которые всем нравятся. Мур, по всей видимости, был чертовски хорошим продавцом.

Лифт остановился, и они вышли в просторный холл. Дэниел остановился перед большим столом красного дерева.

– Миссис Адамс, это мистер Уортингтон.

Ричард увидел, что лицо женщины превратилось в непроницаемую маску. Казалось, что от неприязни ее короткие седеющие волосы поднялись дыбом.

– Здравствуйте. – Она сухо кивнула. – Мистер Зилински ждет вас в кабинете.

– Спасибо, – вежливо сказал Ричард.

– Видел? – пробормотал Дэниел. – Надо заменить ее более приятной женщиной.

– Не обращай внимания! Если она не уволится или не изменит своего отношения ко мне, я поговорю с ней.

Ричард открыл дверь в роскошно обставленный кабинет. Толстенький коротышка, сидевший на стуле, мгновенно вскочил.

– Ричард, это Джефф Зилински.

– Что вы узнали? – спросил Ричард, обменявшись с ним рукопожатием.

Толстяк потер руки.

– Если бы у вашего Мура было больше опыта, он мог бы стать очень опасен.

– Меня интересует, были ли у него сообщники, – сказал Ричард, проигнорировав замечание эксперта.

– Пока я не могу ответить на этот вопрос.

– Сколько времени вам понадобится? – Ему нужно срочно узнать, не участвовала ли Мэгги в махинациях Мура.

– Дня два.

– Кроме меня и Дэниела, все должны думать, что это обычная проверка.

– Я буду молчать. Но на людей, которые пытаются выудить у меня информацию, следует обратить внимание.

– Вот как? Кто-то пытался узнать, чем вы занимаетесь?

– Двое – некая миссис Айсберг и роскошная брюнетка из компьютерного отдела. Кажется, ее зовут Мэгги. Будь я на двадцать лет моложе, – глаза Зилински маслено блеснули, – я бы поделился с ней своими секретами.

От неожиданного признания Ричард напрягся.

– Когда она обратилась к вам?

– Утром. Спросила, кто я и чем занимаюсь.

– И что вы сказали?

– Попытался заболтать ее. – Зилински хихикнул. – Но в отличие от других женщин она сразу взяла быка за рога: «Если не можете ответить, так и скажите!»

Неужели Мэгги замешана в махинациях? И была ли хищение вообще? Несмотря на огромные убытки, миссис Райт отказалась преследовать зятя по закону….

– Сообщите мне немедленно, когда узнаете что-нибудь.

Опустившись в кожаное кресло, Ричард задумался. Мэгги – умная женщина, и, если он прямо спросит ее, она поймет, что находится под подозрением. Как ему увидеться с ней? В офисе не должны знать, что он интересуется ею. Нельзя допустить, чтобы к ней начали проявлять недоброжелательность, которую персонал испытывает к нему.

Если он узнает, что Мэгги не связана с Муром, он переведет ее в отделение компании в Сан-Франциско, в котором он проводит большую часть времени. Она возглавит команду программистов, работающих над банковскими программами.

– У вас встреча с директором банка. Мур вел предварительные переговоры о программах, которые нужны им.

– Кто еще будет там?

– Некая мисс Ромер, которая занималась модификацией программ.

– Когда встреча?

– В два.

Ричард бросил взгляд на часы.

– Меньше чем через час. Напомни мне об этом за несколько минут до ее начала. Я хочу связаться с Хэммитом в Сан-Франциско и узнать, как идут дела.

– Хорошо.


– Он здесь! – взволнованно воскликнула Кейт, ворвавшись в кабинет Мэгги.

– Кто?

– Новый владелец! Потрясающий мужчина! Я увидела его, когда он выходил из лифта. Хотелось бы мне увидеть его обнаженным!

Мэгги замерла, вспомнив голую грудь Ричарда. Не одна Кейт хотела бы увидеть его без одежды, печально подумала она. После субботнего поцелуя все ее мысли были о сексе, который прежде никогда не интересовал ее. Теперь это превратилось в наваждение.

– Мэгги, да отвлекись же ты от работы! Я надеялась, что, заменив свой гардероб, ты будешь вести себя как нормальная женщина. Поверь, сестричка, чтобы нравиться мужчинам, новой одежды недостаточно.

– Я на работе, – возразила Мэгги. – И через десять минут у меня встреча с банкирами.

– А-а-а, вот почему на тебе деловой костюм. Вставь красную гвоздику в петлицу и сойдешь за подружку гангстера!

– Ты думаешь? – Мэгги неуверенно посмотрела на черный двубортный пиджак и прямую юбку, не прикрывавшую коленей.

– Это комплимент, – поспешно пояснила Кейт. – В этом костюме ты понравишься даже банкирам.

– Мне нужно, чтобы им понравилась моя программа, – возразила Мэгги.

– У меня к тебе просьба: если Уортингтон будет присутствовать на встрече, приведи его сюда, чтобы я смогла как следует рассмотреть его.

Мэгги рассеянно кивнула и вышла, надеясь, что ничем не выдала своего волнения. Вряд ли Ричард будет присутствовать на встрече. Вероятно, он слишком занят – берет в свои руки бразды правления.

Войдя в пустой лифт, она нажала кнопку. Конференц-зал находился на двадцать втором этаже. Через тридцать секунд Мэгги уже шла по коридору, надеясь, что клиенты не придут слишком рано. Перед встречей с ними ей нужно взбодриться чашечкой кофе.

Войдя в конференц-зал, она замерла, увидев, что Ричард сидит в конце длинного стола и смотрит на нее.

Инстинктивно Мэгги провела кончиком языка по нижней губе: желание, вспыхнувшее в глубине серых глаз, застало ее врасплох.

Сердце, на мгновение замершее, лихорадочно забилось. Ей захотелось броситься в его объятия и поцеловать его. И целовать до тех пор, пока она не научится делать это так же хорошо, как он. И лишь только ей удастся овладеть этим искусством, она…

– Доброе утро, Мэгги! – Низкий голос Ричарда обволакивал ее, вызывая головокружение. Он заставлял ее чувствовать себя так, словно она стоит на краю пропасти и одно неосторожное движение низвергнет ее в бездну.

– Здравствуй! – Мэгги надеялась, что ее приветствие прозвучало небрежно, но по удивленно взлетевшим бровям Ричарда поняла, что это не удалось ей. Чтобы обрести спокойствие, она принялась доставать бумаги из кожаной папки.

Разложив их перед собой, Мэгги налила в чашку кофе из кофейника, стоявшего на столе.

– Вы останетесь до конца совещания?

– Да. Судя по предварительному отчету, этот проект может выйти за пределы банковского дела.

– Несомненно. – Мэгги почувствовала облегчение, что Ричард не пытается перевести разговор на личные темы. С работой она справится, так как знает ее безупречно. Но вот с чувствами… – Кто рассказал вам о приложениях программы? – с любопытством спросила она. – Романос или тот коротышка, который копался в наших файлах все выходные?

Ричард прищурился.

– Почему вы думаете, что он провел здесь выходные?

– Я не сказала, что он был здесь. Имея нужные коды, он мог получить доступ, находясь в любом месте.

– Все-таки интересно, почему вы думаете, что он работал с файлами в субботу и воскресенье.

Мэгги долго смотрела на него, тщетно пытаясь понять странную ноту, прозвучавшую в его голосе. В очередной раз она прокляла свое незнание мужчин. Хотелось бы ей знать, как происходит у них мыслительный процесс, особенно у такого сложного человека, как Ричард.

– Сегодня утром я включила компьютер и обнаружила, что он просматривал мои файлы, а также множество других. Поэтому я спросила его, что он делает и есть ли у него разрешение. Некоторые программы содержат конфиденциальную информацию. Их можно использовать, чтобы получить доступ к банковским файлам наших клиентов, и тогда один Бог знает, что может произойти.

– Вы полагаете, Зилински способен на это? Внешне он похож скорее на Санта-Клауса, чем на шпиона.

Внешность обманчива, подумала Мэгги, с содроганием вспомнив отца, который выглядел настоящим сквайром, а поступал как бесчувственный подонок.

– Внешность не имеет значения.

Ричарда удивил ее потускневший взгляд. Чем он вызван? Не боится ли Мэгги, что Зилински может разоблачить ее?

Откинувшись на спинку стула, Ричард посмотрел на высокую грудь Мэгги, подчеркнутую черным пиджаком. Ему хотелось медленно расстегнуть его и посмотреть, есть ли под ним что-нибудь. От этой мысли напряглись все мышцы его тела.

Он не помнит, когда женщина вызывала у него такое сильное желание. Мэгги, несомненно, привлекательна, но не больше, чем женщины, с которыми он обычно встречается. Нет, дело не только в физическом влечении. У него такое чувство, словно на каком-то подсознательном уровне он откликается на нее душой и телом. И это нелепо. Он никогда не был романтиком. Прагматизм во всем, в том числе и в сексуальной жизни, – вот его кредо. Он никогда не лгал и не притворялся, что чувствует больше, чем на самом деле, и честно говорил, что ему нужно от женщины и что он даст взамен. В случае отказа, он просто продолжал поиски.

Что же такое есть в Мэгги, что мешает ему предложить переспать с ним? Почему он боится отпугнуть ее?

– О, я бы так не сказал. Вы, например, выглядите великолепно в этом костюме.

Ричард удивился, заметив, что она покраснела и, казалось, на секунду сжалась в комок. Но почему? Неужели ее смутил простой комплимент? Имея такую внешность, Мэгги, должно быть, слышит комплименты каждый день. Тогда почему она не реагирует на них, как большинство женщин? Кажется, что-то ускользнуло от его внимания, и это беспокоит его.

– Вы тоже неплохо смотритесь, – наконец ответила Мэгги. – Но это лишь означает, что вам повезло родиться с комбинацией генов, которую наше общество считает эстетически приятной. И то, что вы можете позволить себе подчеркнуть природные внешние данные с помощью галстуков и костюмов от Армани.

Ричард ошарашенно моргнул. Комплимент ли это? Ясно одно: Мэгги не воспринимает его, как другие женщины, которые льстят ему и ловят каждое его слово.

– Гельмут Ланг.

– Он решил остановиться на том, что действительно понимал.

– Что?

– Мой галстук. Он от Гельмута Ланга, а не от Армани.

– Ах, вот как, – пробормотала Мэгги. Программа подвела ее во второй раз. Пустяк, конечно, но ошибки постепенно накапливаются, мелькнула у нее тревожная мысль. – Но вы все еще не сказали, почему Зилински проверял наши файлы, – настойчиво сказала она, возвращаясь к теме разговора.

Несмотря на возникшее у него легкое раздражение, Ричард невольно восхитился ее упорством.

– Он проверяет денежные потоки компании за последние три года. – Ричард решил частично сказать правду, чтобы увидеть реакцию Мэгги.

Она наморщила нос.

– Если вы не хотите сказать, чем он занимается, не говорите. Только, пожалуйста, не надо лгать мне.

Ричард растерялся.

– Почему бы я стал лгать вам?

– Откуда мне знать? Я бы поняла, если бы мне стало известно, что ищет Зилински. Но я охотно признаюсь, что мне это не нужно.

– Почему вас не устраивает мое объяснение?

– Потому что я деловая женщина. Любой, кто имеет даже минимальный опыт, скажет вам, что финансовую отчетность проверяют до того, как купить компанию, а не после. Энтузиазм, который проявляет этот парень, свидетельствует о том, что дело серьезное.

– Возможно, он просто обожает свою работу.

Мэгги сделала недовольную гримасу, и Ричарду захотелось обнять ее и поцелуем стереть плохое настроение.

В этот момент дверь открылась, и он обрадовался, что смог сдержать свой порыв. Вошли три представителя банков в сопровождении Дэниела, и Мэгги с вежливым достоинством приветствовала их.

Ричард скрипнул зубами, заметив, что молодой банкир жадно разглядывает Мэгги. Какого черта? – подумал он. Она продает компьютерную программу, а не себя, и этот кобель не имеет права пожирать ее глазами.

Молодой человек повернулся к Ричарду и буквально отпрянул от его гневного взгляда. Слегка покраснев, он коротко кивнул ему и поспешно опустился на стул.

Удовлетворенный тем, что мужчина понял его, Ричард обменялся рукопожатиями с двумя вице-президентами и, сев, начал слушать Мэгги. Он внимал ей, как родитель, гордящийся своим талантливым ребенком. Она излагала мысли четко, сжато и ясно, но легкая хриплость голоса пробуждала в Ричарде мечты о смятых простынях и страстных ночах. Однако он не должен думать о сексе, пока Зилински не предъявит доказательств, что Мэгги не замешана в хищениях Мура.

Слушая, как Мэгги отвечает на вопросы банкиров, он понял, что своим положением она не обязана фаворитизму Мура. У нее не только обширные познания, но и завидная способность рассказывать о технической стороне программ на языке, понятном клиентам. Мэгги недаром получает свою зарплату.

В другой компании ей, несомненно, платили бы намного больше. Почему же она не уходит? Потому что получает что-то на стороне? Ричарду не понравился ход его мыслей.

Скоро он узнает правду, а пока он запретил себе думать о Мэгги Ромер.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Мэгги вошла в квартиру и, скинув туфли, устало опустилась на диван. Шевеля ноющими пальцами, она подумала, что ногам не дожить до того дня, когда свершится ее месть. Остается лишь надеяться, что садист, которому пришла в голову мысль ввести в моду остроносые туфли на шпильках, проведет лет двести в чистилище, расхаживая в обуви на размер меньше.

У нее вырвался вздох. Похоже, что все ее мучения ни к чему. Сегодня четверг, а Ричард не звонил ей с субботы. После встречи с банкирами ей не удалось поговорить с ним.

Прикусив нижнюю губу, Мэгги печально гадала, чем она могла отпугнуть его.

Что, если Ричарду просто нечем было заняться в субботу? Или, возможно, ему стало ясно, что она не так опытна, как женщины, с которыми он привык встречаться? Вероятно, Ричард опасается, что его стремление не вступать в продолжительные отношения не вызвало у нее положительного отклика.

Внезапный звонок заставил ее вздрогнуть.

– Алло?

– Я позвонил не вовремя?

– Вовсе нет. Я только что пришла с работы.

– Но сейчас половина седьмого.

– В три часа позвонил клиент и пожаловался, что программа не работает. Они вызвали меня, так как я помогала писать ее.

– Вы справились? – спросил Ричард, которому хотелось слышать голос Мэгги. Он решил, что в их свиданиях нет ничего страшного. Он переспит с ней, когда Зилински заявит, что Мэгги вне подозрений.

– Разве можно справиться с раздутым самомнением! – В ее голосе прозвучало легкое раздражение. – Я обнаружила, что начальник отдела вообразил, что он – гений программирования, и изменил нашу первоначальную программу. На самом деле он испортил ее. Несколько человек будут работать над ее восстановлением все выходные. Но впредь ничего подобного не случится, – добавила Мэгги с удовлетворением. – Я напомнила президенту банка, что они нарушат контракт, если внесут в нашу программу какие-либо изменения.

– Надеюсь, не вы будете заниматься восстановлением? – осведомился Ричард, опасаясь, что его планы на выходные могут рухнуть.

– Нет, проблема обнаружена, и теперь любой хороший программист может справиться. В компании их много. Сэм собрал великолепную команду.

Ричард проигнорировал последнее замечание.

– Я позвонил вам, чтобы попросить об одолжении. Мне нужно сделать подарок для одной жен-шины, а я не знаю, какой. Помогите мне подобрать что-нибудь.

Для женщины? – ревниво подумала Мэгги. Не хочет ли Ричард намекнуть, что она не интересует его? Как бы там ни было, нельзя упускать возможность провести с ним время. Во всяком случае, пока есть надежда отомстить за Сэма.

– Конечно, – согласилась Мэгги, болезненно морщась от мысли, что ей снова придется засунуть ноги в «испанские сапоги» на высоких каблуках.

– Почему бы нам заодно не прогуляться? Найдем какой-нибудь симпатичный ресторанчик, поужинаем, а потом отправимся за покупками. Я зайду за вами через пятнадцать минут. Ужасно хочу есть, потому что мне опять не удалось пообедать.

Мэгги тоже терзал голод, но только другого рода.

– Мне нужно переодеться. Встретимся через двадцать минут.

Спустя пятнадцать минут она с удовлетворением посмотрелась в зеркало. Белые сандалии были удобнее и подходили к белому жакету и брюкам, облегавшим стройные бедра. К тому времени, когда Ричард возвратится в Калифорнию, она уже сможет носить этот и другие подобные наряды без малейшего смущения.

От мысли, что Ричард вскоре уедет, Мэгги охватила паника. Звонок в дверь заставил ее вскочить. Она схватила сумочку и выбежала из квартиры.

Увидев Ричарда, Мэгги судорожно сглотнула. Он выглядел великолепно. Если бы только она смогла понять, чем привлекает ее Ричард, она бы нашла противоядие. Ради успеха ее плана ей нужно спокойствие, а она так далека от него!

В Ричарде живут две разные личности, и это затрудняет ее задачу. Оставаясь наедине с ней, он предстает как обворожительный сексуальный мужчина, в то время как на работе демонстрирует удивительную целеустремленность и потрясающее трудолюбие.

Открыв дверь, Мэгги вышла на улицу. Она почувствовала дрожь, когда заметила, как в глубине серых глаз Ричарда вспыхнули огоньки желания. Внезапно ей стало трудно дышать.

Каким бы ни был Ричард Уортингтон, он не дурак. Что, если он догадается о мести, которую она лелеет против него? Мэгги попыталась успокоить себя: ему ни за что не догадаться.

– Что-то случилось? – прищурившись, спросил Ричард.

– Почему вы спрашиваете?

– У вас такой вид, словно вы… боитесь чего-то, – наконец произнес он. Не опасается ли Мэгги, что Зилински удастся обнаружить что-нибудь?

– Нет, я просто немного устала, – солгала Мэгги. – После ужина мне станет лучше.

Ричард не стал развивать эту тему.

– Я подумал, что мы можем доехать на такси до Рокфеллеровского центра. Поедим где-нибудь там.

Мэгги пошла за ним к машине. Ричард с трудом подавил искушение провести рукой по полоске кожи, проглядывавшей между верхом брюк и топиком. Сжав пальцы в кулак, он пытался совладать с желанием прикоснуться к ней. Странно, но Мэгги явно не испытывает потребности подчеркнуть красоту своей фигуры. Одевшись, она словно забывает о своем теле. Хотелось бы ему забыть о нем! Мэгги преследует его во сне и наяву.

Сев в такси, она немедленно спросила:

– Кому нужно сделать подарок?

– Моей двоюродной бабушке Эдвине.

Мэгги облегченно вздохнула.

– Бабушке…

– В субботу у нее день рождения. Не представляю, что ей может понравиться.

– Сколько ей лет?

– Восемьдесят один, – с теплой улыбкой ответил Ричард.

– У нее слабое здоровье?

Он усмехнулся.

– Я бы так не сказал. Недавно она занялась прыжками с парашютом.

– Что?! Но это же опасно!

Ричард пожал плечами.

– Она говорит, что остеопороза у нее нет, поэтому у нее не больше шансов получить перелом, чем у тех, кто моложе ее на пятьдесят лет. Ей пришла в голову эта мысль, когда президент Буш ознаменовал прыжком с парашютом свое восьмидесятилетие. Она заявила, что не только мужчины способны на это.

Мэгги не знала, восхищаться ли ей или ужасаться.

– Похоже, у нее есть характер.

– Еще какой! После окончания Вассар-колледжа она хотела войти в семейный бизнес, но, судя по всему, мой прадедушка был заядлым приверженцем «мужского шовинизма», поэтому он даже не хотел слышать об этом. И потребовал, чтобы она вышла замуж за сына одного из его друзей.

– И она?..

– Отправилась вместо этого на сафари в Африку.

Мэгги удивилась.

– Не понимаю, как одно связано с другим.

– Думаю, что она хотела утереть нос отцу. После Африки она жила в Париже, пока не началась война. И лишь тогда вернулась домой.

– Удивительная жизнь, – с невольной завистью сказала Мэгги.

– Да, интересная.

Такси остановилось перед Рокфеллеровским центром.

– А вы хотели последовать по стопам отца, не так ли? – спросила Мэгги, когда они пошли по улице.

Ричард бросил на нее быстрый взгляд.

– Почему вы так подумали? – поинтересовался он, беря ее под руку.

Мэгги слегка напряглась.

– Не знаю. Наверное, из-за вашего тона. Вы говорили о вашей двоюродной бабушке с оттенком снисходительного раздражения.

Ричард слегка нахмурился, растерявшись от ее проницательности.

– Эдвина очень умна, – подумав, сказал он. – Материально она не зависела от отца, потому что мать оставила ей значительный целевой фонд. Но так как ее отец не позволил ей работать в семейном бизнесе, она провела всю жизнь, растрачивая свои способности и ударяясь в крайности.

Будь Ричард на ее месте, он бы послал отца к черту и основал бы собственную компанию, подумала Мэгги. Он не позволит кому-либо встать на своем пути.

Дрожь пробежала по спине Мэгги. Вряд ли Ричард проявит благодушие, узнав, что его обманули. Прежде чем это произойдет, ей нужно сделать так, чтобы он влюбился в нее или, по крайней мере, в ее облик, преобразившийся согласно требованиям моды. Настоящая Мэгги Ромер, которая предпочитает мешковатую одежду и спокойные вечера дома, никогда не привлекла бы его. Внезапно Мэгги охватило отчаяние.

– Послушайте, не печальтесь, – сказал Ричард. – Эдвине безразлично, что я думаю о ней. Она такая же самонадеянная и заносчивая, как и ее отец. Вы убедитесь в этом, когда познакомитесь с ней.

Мэгги растерялась. Как она может познакомиться с его родственницей, живущей в Сан-Франциско? Неужели он намеревается пригласить ее провести там выходные? Здравый смысл быстро охладил вспышку восторга. Ричард просто поддерживает разговор. Это всего лишь слова, похожие на обычную отговорку мужчин «Я позвоню тебе», которую они используют, когда решили не приближаться к женщине даже на расстояние выстрела.

– Что скажете? – Ричард указал на ресторан, к которому они подошли.

Мэгги пробежала глазами вывешенное меню. Выбор блюд и цены показались ей вполне разумными. Почему-то ей было важно, чтобы они не заказывали еду, за которую она не могла бы заплатить. Возможно, это было неразумным, но такое отношение как бы стирало колоссальную разницу в их финансовом положении. Ее заработок – довольно высокий – был мизерным по сравнению с доходами Ричарда.

Однако если бы она не отказалась хотя бы от одного из чеков, которые ей присылают каждые три месяца… Мысль была соблазнительной, но Мэгги отвергла ее. Принять эти деньги равносильно признанию, что отец одержал победу.

– Запеченная меч-рыба с фруктовым соусом по-итальянски вполне устроит меня, – сказала Мэгги.

Ричард открыл перед ней дверь.

– Интересно, в меню есть что-нибудь для нормальных людей?

– Вы имеете в виду калорийную пищу с высоким содержанием жиров и холестерина?

– Нет, я имею в виду вкусную пищу, – сухо ответил он. – Я постоянно читаю об ужасных вкусовых пристрастиях американцев, но, клянусь, все, с кем я встречаюсь с тех пор, как прилетел в Нью-Йорк, – фанатики здорового питания.

– Я не фанатик. Просто я знаю, что нужно есть, чтобы хорошо себя чувствовать.

Сев за столик, они принялись изучать меню. Мэгги прикусила губу, боясь, что не удержится и начнет уговаривать Ричарда заказать рыбное блюдо. Какое ей дело до его привычек? – сказала она себе. Через несколько недель он уедет, и она, скорее всего, никогда больше не увидит его.

У Ричарда вырвался смешок.

– Какое восхитительное самообладание! Вы же умираете от желания прочитать мне лекцию, не так ли?

Мэгги вздохнула.

– Это так заметно?

– Позвольте успокоить вас. Холестерин у меня в норме. И это не связано с тем, что я ем. Я унаследовал ген, который пожирает холестерин.

Подошедшая официантка взяла заказ и удалилась.

– Появились у вас какие-нибудь идеи о подарке?

– У нее есть хобби?

– Конечно! Доводить родственников до исступления!

– В каждой семье должны быть оригиналы, – заметила Мэгги.

– Кто был чудаком в вашей семье? – с любопытством спросил Ричард. Обычно женщины обожают рассказывать о себе, но немногословность Мэгги граничила со скрытностью.

– Никто. Все мои родственники умерли.

Официантка принесла вино, и Мэгги с надеждой подумала, что Ричард переключится на другую тему.

Увы! Он упорно продолжал расспрашивать ее.

– А в детстве? Какими были ваши родственники?

– Их не было, – сухо ответила Мэгги. – Мать была единственным ребенком, и ее родители умерли до моего рождения.

– А ваш отец? – спросил Ричард и сразу заметил, как окаменело лицо Мэгги. На нем появилось выражение боли и гнева.

– Они расстались до моего рождения. Я видела его один раз в жизни. Чудесное вино! – Мэгги резко изменила тему.

Ричард задумчиво смотрел на нее. Итак, разговоры о семье – табу. Но почему? Не нанять ли ему частного детектива, чтобы разузнать о ее происхождении? Он быстро отказался от этой мысли. Ему почему-то хотелось, чтобы она прониклась к нему доверием и сама рассказала о себе.

– Вам никогда не приходила мысль поселиться в каком-нибудь другом месте? – поинтересовался Ричард.

– В пригороде более просторная квартира стоила бы дешевле, но я люблю ритм жизни Нью-Йорка, и мне здесь очень удобно.

– Нет, я имею в виду другой город.

Мэгги попыталась скрыть волнение. Неужели ее усилия начинают приносить плоды? Не подумывает ли Ричард об их совместном будущем?

– Нет, никогда.

– Одним из основных факторов, повлиявших на мое решение купить эту компанию, были ее авторские права на программы, которые я намереваюсь вывести на международный рынок. Знание большинства программ делает вас идеальным человеком для подготовки программистов.

Мэгги отвернулась, чтобы скрыть острое чувство разочарования. Так вот почему он встречается с ней! Чтобы предложить работу…

Очевидно, информации, которую выдала ей компьютерная программа, недостаточно, чтобы Ричард увлекся ею, огорченно подумала она. Или, возможно, виновата она сама. В ней нет того, что может привлечь такого мужчину, как он, в каких туалетах она бы ни красовалась.

Хотя… Мэгги невидящим взглядом смотрела на солонку. Ричард поцеловал ее, напомнила она себе, и тот поцелуй едва ли можно отнести в графу «Набор сотрудников». И он попросил ее помочь выбрать подарок для престарелой родственницы. Едва ли это связано с работой! Возможно, Ричард заинтересован в том, чтобы нанять ее, но, быть может, его влечет к ней – по крайней мере, чуть-чуть.

У нее возникло желание испустить вопль отчаяния. Она чувствует себя так, словно блуждает в тумане и не может рассмотреть то, что отчетливо видят другие.

– Нельзя сказать, что я связана с Нью-Йорком неразрывными узами, – сказала Мэгги. – Просто здесь я родилась и выросла и никогда не задумывалась о переезде.

– Понимаю. – Ричард решил, что сказал достаточно. Он посеял зерно, и теперь нужно дать ему время пустить корень.

От мысли, какие плоды он сможет пожать, его охватило приятное волнение.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

– Теперь, когда я подкрепил вас сытной едой, пора вам расплачиваться, помогая мне выбрать подарок, – сказал Ричард.

– Очень сытной и вкусной. – Мэгги посмотрела на десертную тарелку, проверяя, не осталась ли на ней крошка торта, но, к сожалению, не увидела ничего, кроме пятен от шоколада.

Глядя на ее блаженное лицо, он улыбнулся.

– А я-то боялся, что вы фанатик здорового питания.

– Вовсе нет. Иногда можно позволить себе насладиться десертом, не беспокоясь о холестериновых бляшках в артериях или избыточном весе.

Ричард охватил взглядом ее стройную фигуру. Ей ожирение не грозит. Она в потрясающей форме!

– Вы готовы? – Мэгги поднялась и улыбнулась, глядя на него сверху вниз. Ричард почувствовал, как что-то сжалось у него в груди, когда он с предельной ясностью вдруг понял, что не женское тело привлекает его. Ему нравится душа, живущая в этом теле, – гордая и открытая.

– Всегда готов. Боже, как я ненавижу ходить по магазинам! – Он положил руку на тонкую талию, направляя Мэгги к выходу. Когда она сделала внезапное движение, чтобы не столкнуться с официанткой, несшей тяжелый поднос, его рука скользнула по коже Мэгги.

Желание пронзило все его нервные окончания. Если в ближайшее время он не займется с Мэгги любовью, ему будет неприлично появляться на людях, мрачно подумал Ричард. Никогда прежде он не возбуждался так быстро.

Выйдя из ресторана, Ричард взял Мэгги за руку, и они пошли по направлению к Пятой авеню.

Мэгги с удивлением поняла, что наслаждается ощущением покоя и безопасности. Словно никто не сможет причинить ей вред, пока она с Ричардом.

Когда они купят подарок, она пригласит его к себе на чашечку кофе, решила Мэгги. А потом, если повезет, они поцелуются. На мгновение острое желание получить нечто большее, чем поцелуй, вызвало у нее чувственную дрожь, но она понимала, что не может позволить ему заняться с ней любовью, потому что их отношения основаны на лжи. На ее лжи.

Нет, воспоминания об интимных отношениях с Ричардом преследовали бы ее всю жизнь. Секс с другими мужчинами показался бы ей пресным. Когда-нибудь она захочет выйти замуж и обзавестись детьми. У нее должно возникнуть чувство духовной близости.

На секунду Мэгги закрыла глаза, пытаясь представить смутный образ будущего мужа. Перед ней возникло лицо Ричарда. Но это невозможно! Даже если он начнет подумывать о браке, его избранница не будет похожа на нее. Богатые, влиятельные мужчины женятся на богатых, влиятельных женщинах своего круга. Такие, как она и ее мать, годятся только в любовницы.

– Что-то не так? – неожиданно спросил Ричард.

Мэгги смущенно взглянула на него. Он легко замечает ее настроения. Это плохо! Чтобы его интерес к ней не ослабевал, ей нужно сохранить флер таинственности. Компьютерная программа особо подчеркивает это.

– Думаю, какой подарок купить вашей двоюродной бабушке, – солгала она. – Можно не отступать от традиции и подарить ей какое-нибудь ювелирное изделие.

Ричард задумался.

– Нет. Во-первых, она считает, что обвешиваться бриллиантами – идиотизм; во-вторых, она унаследовала драгоценности своей прабабки. Чтобы доказать превосходство перед братом, который получил семейную недвижимость в Англии, прадед Эдвины дарил жене драгоценности. У него было лишь небольшое наследство, оставленное ему крестным отцом.

– И он сумел выгодно распорядиться им в Америке?

– Да. Но сначала отправился в Индию, где сделал состояние. Там же он приобрел внушительную коллекцию драгоценных камней.

– Если вспомнить выставку в Метрополитен, становится ясно, что Индия была настоящим кладом. Почему он уехал?

– Из-за климата. Здоровье его было подорвано, и он возвратился в Англию, где узнал, что его брат спустил все, что имел, и женился на девице, принадлежавшей к среднему классу. Она вызвала у прадеда Эдвины сильнейшую неприязнь, а брат – презрение, поэтому он отбыл в Америку.

– И так он оказался в Калифорнии?

– Услышав о золотой лихорадке, он снарядил корабль, загрузил его товарами и отправился на Запад.

– Искать золото?

Ричард ухмыльнулся.

– Нет, он был реалистом. Понял, что выгоднее заняться торговлей.

– А невесту выписал из Англии?

– Нет, из Бостона.

Мэгги была поражена.

– Как мог непримиримый сноб жениться на женщине из колоний?

– Ее отец владел крупной верфью, а она была единственной дочерью. Хотя, судя по всему, он был счастлив с ней. Когда-нибудь вы прочитаете его дневники и поймете, что я имею в виду.

Мэгги прикусила губу, зная, что у нее никогда не будет такой возможности. Если ее план удастся и она отомстит за Сэма, Ричард не захочет с ней встречаться.

– Какими были ваши предки? – спросил он.

Мэгги замерла. Как ответить на его вопрос? Сказать, что ее дедушка зарезал бы ее, попадись она ему на улице? Или рассказать, что дедушка со стороны матери был алкоголиком и неудачливым грабителем банков, который умер в федеральной тюрьме? Если Ричард верит в наследственность, он не прикоснется к ее руке из боязни заразиться.

– Они были заурядными людьми.

Мэгги в отчаянии оглядывалась по сторонам, пытаясь найти что-нибудь, чтобы отвлечь его внимание.

– Смотрите! – воскликнула она, указывая на витрину магазина.

– Одежда, – сказал Ричард. – Старая.

– Замолчите, вы, невежда! Это же настоящее ретро!

– Откуда вы знаете?

Мэгги усмехнулась и указала на табличку в левом углу витрины.

– Там написано. Мне кажется, что бордовое платье – от Фортуни, – сказала она. – Однажды я видела такое на показе мод. Его стиль невозможно забыть.

Ричард попытался вспомнить все счета за одежду своих подружек, которые ему приходилось оплачивать, но имя Фортуни ничего не говорило ему. Он взглянул на Мэгги и перевел взгляд на платье из переливчатого шелка. Классическая простота фасона – мелкие складки, каскадом ниспадающие от декольте, – идеально подчеркнула бы изящество ее фигуры.

– Никогда не слышал о нем.

– Вполне возможно. Этот испанец, живший в Венеции, был невероятно популярен в двадцатые – тридцатые годы.

– Вам нравится это платье?

– Очень. Но главное, оно понравится вашей двоюродной бабушке.

– Эдвине? – Ричард пригляделся к платью, пытаясь представить его на сухопарой старческой фигуре.

– Оно напомнит ей о днях, которые она провела в Париже. И это будет необычный подарок.

Увлеченный энтузиазмом Мэгги, Ричард вошел в магазин.

– Это бордовое платье, а также черное, которое прекрасно сохранилось, были приобретены в Милане в тысяча девятьсот тридцать втором году, – сообщила продавщица.

Мэгги осторожно притронулась к ткани.

– Какая прелесть!

– Примерьте его, Мэгги, – предложил Ричард, которому не терпелось увидеть ее в этом платье. – Я смогу представить, как будет выглядеть в нем Эдвина, хотя она немного ниже вас.

Мэгги уступила искушению хотя бы ненадолго покрасоваться в прекрасном платье. Быстро раздевшись, она с чувственным удовольствием ощутила прикосновение скользящего шелка. Надев головной убор, украшенный страусовым пером, Мэгги посмотрелась в зеркало. Она была похожа… на шпионку из фильмов тридцатых годов.

Когда она вышла из примерочной, Ричард почувствовал вспышку вожделения, которая изумила его. Возможно ли, чтобы платье, скрывающее тело, выглядело так сексуально? Вероятно, все дело в фасоне, подчеркивающем женственные округлости фигуры. Словно по мановению руки какого-то благожелательного бога эта восхитительная женщина перенеслась из прошлого в настоящее.

Ричард судорожно сглотнул. Платье создано для Мэгги, и носить его должна она. Для него. Надев на обнаженное тело. Но она еще не готова принять от него такой дорогой подарок. Он подарит его после того, как они станут любовниками. После нескольких недель связи Мэгги без колебаний примет его.

– Очень мило, – хрипло сказал Ричард.

– Хотите посмотреть черное платье? – спросила продавщица.

– Покажите его мне, пока Мэгги будет переодеваться.

Мэгги вернулась в примерочную. По ее мнению, ничто не может сравниться с бордовым платьем, но пожилая дама, возможно, предпочтет черное.

Переодевшись, она присоединилась к Ричарду, который разглядывал устрашающий на вид меч с узким лезвием.

– Где продавщица?

– Оформляет покупку, пока вы не опомнились и не отказались потратить кучу денег, – сухо ответила Мэгги.

– Думаете, мне не следует покупать это платье?

– Вы можете позволить себе это.

Прозаический ответ захватил Ричарда врасплох. В отличие от других женщин Мэгги относилась к его деньгам так, как к цвету его волос. Она ни разу не намекнула, что ему следует купить ей что-нибудь. Более того, Мэгги согласилась на первое свидание, думая, что он простой водопроводчик, с радостью вспомнил Ричард.

– Да, могу, – подтвердил он.

– Надеюсь, оно понравится вашей бабушке.

Эдвине понравится черное платье, которое он купил. А Мэгги, несомненно, предпочла бы бордовое.

Взяв коробку с платьем, Ричард сказал:

– Мы быстро управились. Давайте отнесем покупку ко мне и выпьем по чашечке кофе. По дороге мы могли бы купить какой-нибудь фильм.

– Прекрасно.

Они доехали в такси до магазина, который Ричард обнаружил во время вечерней прогулки.

– Какой фильм вам хотелось бы посмотреть?

«Сбежавшая невеста», – прочитала Мэгги и искоса взглянула на Ричарда. От него не сбежала бы невеста! Хотя, судя по ее программе, ни у одной женщины нет шансов стать его невестой.

– Боевик? Приключения? Что-нибудь про любовь? – Он интимно понизил голос, и Мэгги ощутила, как по ней пробежала холодная дрожь. Не почувствовал ли Ричард, что он все сильнее очаровывает ее? Только бы он не вообразил, что она одна из тех жалких женщин, которые смотрят на каждого встреченного ими мужчину, как на потенциального мужа!

Нет, успокоила себя Мэгги. Если бы Ричард думал, что она пытается поймать его, он бы не пригласил ее.

– Во время фильма я хочу есть попкорн, так что это несколько ограничивает наш выбор.

Ричард с недоумением посмотрел на нее.

– Каким образом, интересно?

– В боевиках и приключенческих фильмах много крови и грязи, от которых меня начинает тошнить. А тошнота мешает наслаждаться попкорном.

Ричард улыбнулся.

– Я могу предложить вам кое-что. – Мэгги удивленно обернулась, услышав мужской голос. – «Нападение помидоров-убийц», – сказал владелец магазина. – Чтобы оценить этот фильм, нужно обладать особым чувством юмора, но я думаю, что с этим у вас все в порядке.

– Спасибо.

Десять минут спустя они сидели на мягком диване в квартире Ричарда. Мэгги держала на коленях блюдо с попкорном, глядя на плазменный экран большого телевизора.

Фильм оказался очень смешным, и она не могла вспомнить, когда ей приходилось столько смеяться. Никогда Мэгги так приятно не проводила время. Взглянув на Ричарда, она увидела, как искрятся его серые глаза.

У нее перехватило дыхание, когда он взял из ее рук блюдо с попкорном, в которое она вцепилась, как в спасательный круг, и поставил его на пол.

– Какие нежные губы, – прошептал Ричард, очерчивая кончиком пальца контуры ее рта.

Казалось, время остановилось, погружая ее в странное томление и обостряя все чувства.

Мэгги не смогла противиться силе, которая толкнула ее к Ричарду. Легкое движение головы поощрило его, и Ричард накрыл ее губы жарким поцелуем. Его язык скользнул в полуоткрытый рот Мэгги, и она вздрогнула, теряя чувство реальности от обжигающего пламени.

Она притянула к себе его голову и пропустила пальцы сквозь его густые волосы, пытаясь плотнее прижаться к Ричарду и ощутить его тело. Ее захлестывали ощущения, о существовании которых она никогда не подозревала.

Бессознательно Мэгги торопливо расстегнула рубашку Ричарда и скользнула рукой по его груди. Почувствовав жесткую поросль волос, Мэгги задрожала и прижала ладонь к теплой коже.

Ричард вздрогнул от неожиданного прикосновения. Он томился в ожидании, ему хотелось от Мэгги гораздо большего.

Не спеши, сказал себе Ричард, тщетно пытаясь обуздать свои желания. Тело отказывалось повиноваться разуму, и, когда его ладонь обхватила один из ее мягких, нежных холмиков, он задохнулся от жгучей радости, почувствовав, как Мэгги задрожала.

– Как ты прекрасна, – пробормотал Ричард, лаская губами ее шею. Она изогнулась в его руках, стараясь слиться с сильным мужским телом.

Огромным усилием воли Ричард удерживал контроль над собой. Он напрягся, услышав, что звонит ее телефон.

– Мы могли бы не отвечать им, – сказал он.

Мэгги с трудом пришла в себя, пытаясь понять, кому они могут не отвечать. Когда это удалось ей, она смутилась. Ричарду нравятся опытные женщины, а она ведет себя как изголодавшаяся по сексу старая дева.

Мэгги поспешно высвободилась из его объятий и, покопавшись в сумке, достала телефон.

– Мне нужно ответить. Я обещала программистам помочь, если они не справятся сами.

Надеясь, что Ричард не заметит, что у нее дрожат руки, она нажала на кнопку.

– Мэгги, это Эмили.

Почему бывший секретарь Сэма звонит ей? – удивилась Мэгги. У них нормальные рабочие отношения, но они не подруги.

– Чем могу помочь?

– Мне нужно, чтобы ты оказала мне услугу. Очень нужно. Мэгги, случилось ужасное! Сэм… он слишком много выпил и врезался в дерево. Полиция не обнаружила тормозного следа. Похоже, он сделал это умышленно.

– Что?! – Сэм никогда не увлекался выпивкой, а в попытку самоубийства, на которую намекает Эмили, она не верит.

– Сегодня ему отказали в работе, и это оказалось последней каплей. Его жена сообщила, что он пришел домой, начал пить, а потом… – Эмили вздохнула. – Я сейчас сижу с их детьми, Луиза уехала к Сэму в больницу. Мне нужно, чтобы ты пошла в офис и изменила кое-какие записи. Необходимо указать, что Сэм оформил страховку в тот день, когда ушел из компании.

– Он этого не сделал?

– Это не его вина. Он хотел, но появление Уортингтона выбило его из колеи. Пожалуйста, Мэгги, ты должна сделать это для него. Я не просила бы тебя, но я не знаю этих программ. Как я скажу жене Сэма, что у них нет страховки?

– Я позвоню тебе, – пробормотала Мэгги.

– Плохие новости? – спросил Ричард.

Мэгги повернулась и посмотрела на него. Все это его вина! Если бы он не уволил Сэма… но почему он так поступил? Этот вопрос не дает ей покоя. Она успела убедиться, что Ричард разумный и не мстительный человек.

– Да, – медленно сказала она. – Звонила Эмили Адамс. Сэм в больнице.

– Вот как? – равнодушно произнес Ричард. – Надеюсь, ничего серьезного?

Не сказать ли ему правду? – мелькнула у нее мысль. Но затем она решила, что, чем меньше людей будет знать о возможной попытке самоубийства Сэма, тем лучше.

– Он попал в аварию. Его отказались принять на работу, и это расстроило его.

– Понятно, – откликнулся Ричард. Он заглянул Мэгги в глаза. Она беспокоится о себе или о Муре? Дэниел убежден, что у Мура был сообщник, и логично предположить, что это Мэгги. Но чем лучше он узнавал ее, тем труднее ему было поверить, что она способна пойти на преступление.

Мэгги поджала губы.

– Думаю, мне лучше уйти. Завтра у меня тяжелый день, – сказала она дрогнувшим голосом. Бесчувственность Ричарда уязвила ее.

Он не стал удерживать женщину.

– Я посажу вас в такси.

Мэгги вышла из квартиры, стараясь не расплакаться. Чудесный вечер закончился тем, что они стали обращаться друг к другу с холодной вежливостью незнакомых людей.

И теперь у нее возникла серьезная проблема. Задним числом оформить Сэму страховку – аморально, возможно, даже незаконно. Более того, это будет предательством по отношению к Ричарду. Но ведь она хочет отомстить ему. Почему же ее беспокоит мысль о предательстве?

Мэгги украдкой посмотрела на него и вздрогнула, увидев его отчужденный взгляд. Как бы она ни поступила со страховкой Сэма, кто-то придет в ярость.

Удовлетворить обе стороны не удастся.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Утром в понедельник, когда Ричард трудился над бумагами, дверь в кабинет открылась, и появился Дэниел, за которым трусил взъерошенный Зилински.

Ричард поднял голову.

– Джефф хочет сделать сообщение, – объявил Дэниел.

Увидев довольное лицо помощника, Ричард почувствовал волнение. Сотрудники компании сторонились Дэниела, и тот горел желанием доказать, что среди них есть сообщник Мура. Ему было совершенно безразлично, кто именно.

Ричард кивком указал на стул.

– Рассказывайте, Джефф.

Зилински опустился в кожаное кресло.

– Вы нашли доказательство, что кто-то был связан с Муром?

– Не совсем.

– Как это? – не понял Ричард.

– Он хочет сказать, что в суде это не будет иметь силы, – вмешался Дэниел. – Но я думаю, что этого вполне достаточно, чтобы уволить ее.

Что они узнали о Мэгги? – тревожно подумал Ричард.

– Если дело дойдет до суда, ей придется объяснить, каким образом на счет женщины, зарабатывающей восемьдесят пять тысяч в год, каждые три месяца поступает более сорока тысяч долларов. Должно быть, это ее доля похищенных денег. Перечислением занимается швейцарский банк, но узнать имя владельца счета невозможно, так как в Швейцарии строго соблюдают законы о соблюдении тайны банковских вкладов. Эта особа всегда снимает деньги в виде заверенного чека.

Ричард нахмурился. Если Мэгги рискнула похитить деньги компании, почему она не вцепилась в него мертвой хваткой? Она не воспользовалась влечением, которого он не скрывает, чтобы уложить его в постель и получить возможность вытягивать из него крупные суммы. К тому же здравый смысл подсказал бы ей, что он бы не смог преследовать ее по закону, если бы она сделалась его любовницей.

– Откуда у нее такие деньги? – раздраженный голос Дэниела прервал его размышления. – Я покопался в ее прошлом. Она выросла под опекой органов социальной защиты, а ты знаешь, что это такое.

– Нет, не знаю! Ты хочешь сказать, что человек, у которого нет родителей, на всю жизнь автоматически превращается в подозреваемого?

Увидев гневное лицо Ричарда, Дэниел сделал шаг назад.

– Я не…

Бедная Мэгги! – подумал Ричард. Вероятно, ее детство было сущим адом. Неудивительно, что она никогда не рассказывает о нем.

Он повернулся к Зилински:

– Скажите, у вас есть хотя бы одно реальное доказательство, что мисс Ромер получает украденные деньги?

– Нет.

– Но, судя по всему, она… – начал Романос и умолк, поймав холодный взгляд Ричарда.

– Мне нужны доказательства, а не твои теории, Дэниел.

Зилински поднялся.

– Я проследил каждый перевод наличности, который был сделан Муром, и не нашел ни одного доказательства его связи с кем-либо. К концу недели вы получите письменный отчет.

– Ричард, ты не можешь игнорировать то, что он узнал о мисс Ромер, – взволнованно сказал Дэниел.

– Я не собираюсь игнорировать это так же, как тот факт, что ты позволил себе проверить чужой банковский счет. Это не только чудовищное вмешательство в частную жизнь, но и нарушение закона.

Зилински кашлянул.

– Никто не узнает об этом, мистер Уортингтон. До свидания.

Ричард кивнул.

Как только Зилински вышел, Дэниел воскликнул:

– Что с тобой, Ричард? Эта женщина увязла по уши.

– Я сам узнаю это, – холодно сказал Ричард.

Дэниел вышел с недовольным видом.

Повернувшись в кресле, Ричард невидящим взглядом смотрел в окно. С какой стороны ни подходить к проблеме, объяснить происхождение денег на счете Мэгги невозможно. Но и поверить в то, что она воровка, он не в состоянии.

Необходимо во что бы то ни стало снять с Мэгги грязные подозрения. Потому что он любит ее. Собственное признание поразило Ричарда. И он попробовал уговорить себя, что ошибается.

Нет, конечно, он не любит Мэгги. Просто она ему очень нравится. У нее острый ум и своеобразное чувство юмора. И он жаждет обладать ее телом. Но вожделение – это нормально. Оно не повредит ему. В отличие от любви, которая сделает уязвимым. Ричард поморщился, вспомнив, как страдал отец, когда узнал, что вторую жену привлекали лишь его деньги.

Перед глазами Ричарда возникла улыбка Мэгги, и он почувствовал, что на него повеяло теплом.

У Мэгги нет ничего общего со второй женой отца, сказал он себе. Ее влекло к нему, когда она думала, что он простой водопроводчик. В любви к Мэгги нет никакой опасности. Но есть ли в ней будущее?

Мэгги всецело отдается работе. В отличие от других женщин она ни разу не намекнула, что не возражала бы против продолжительных отношений. С другой стороны, на первом свидании он откровенно предупредил ее, что брак не входит в его планы.

Впервые Ричард обругал себя за чрезмерную откровенность. Но впереди у него четыре недели, чтобы заставить Мэгги влюбиться в него. Сейчас важно узнать, откуда на ее счет поступают деньги, хотя внутреннее чутье говорит ему, что она не состоит в преступном заговоре с Муром.

* * *

– Мэгги, ты должна сделать это, – настаивала Эмили. – Я сказала в больнице, что страховка Сэма покроет все расходы. Ради бога! Его жена сходит с ума от беспокойства, и мы не можем сказать ей, что у него нет страховки, чтобы оплатить пребывание в больнице и лечение.

Мэгги запустила пальцы в густые темные кудри.

– Эмили, ты толкаешь меня на обман. Сэм подписал отказ от страховки.

– Его не существует. Я уничтожила его. Что с тобой, Мэгги? Ты жаждала отомстить Уортингтону за Сэма. Только из-за того, что этот ублюдок красив…

– Месть – это одно, обман – совсем другое, – прервала ее Мэгги. – Но ты просишь, чтобы я умышленно ввела в заблуждение страховую компанию.

– Страховой компании наплевать на нас!

– Я отвечаю не за их поведение, а за свое. И я отказываюсь совершить преступление, чтобы помочь другу. Мне жаль, но Сэм сам предпочел отказаться от страховки.

– Что делать его жене? – вскричала Эмили. – Сэму нужна помощь.

– Эмили, подумай. Луиза может обратиться за помощью к матери. Миссис Райт любит ее и детей, и она богата. У нее миллионы, которые она получила после продажи этой компании.

– А гордость Луизы? Как она сможет клянчить деньги у матери?

– Иногда гордость слишком дорого обходится, – мрачно возразила Мэгги.

– Если ты не изменишь его данные, ты поступишь так же, как Уортингтон!

Мэгги почувствовала, как тошнота подступает к горлу, но она не поступилась своими принципами.

– Я не сделаю этого.

Лицо Эмили исказилось от бессильной ярости.

– Не знаю, почему я обратилась к тебе! Сэм рассказал мне, что ты росла в приютах. Какая может быть преданность при таком происхождении! – Она вышла, хлопнув дверью.

Мэгги сжала зубы, пытаясь преодолеть боль, причиненную жестокими словами. Нет, она не бесчувственная. Эмили хочет, чтобы она пожертвовала самоуважением и Сэму не пришлось расплачиваться за собственную глупость.

Это действительно была глупость. Отказавшись от страховки, Сэм не подумал о последствиях своего опрометчивого решения.

Мэгги потерла лоб, чтобы облегчить тупую боль в голове. Она провела бессонную ночь, пытаясь найти выход. Проблема с Сэмом порочит ее отношения с Ричардом, и ее нужно решить, потому что она любит Ричарда.

От этой мысли Мэгги охватил ужас. Она не может любить Ричарда Уортингтона, потому что почти не знает его. Нет, знает, с замиранием сердца подумала Мэгги. Благодаря информации, которую ввела в программу. Хотя на самом деле она влюбилась в Ричарда в тот самый момент, когда увидела его, лежащим под раковиной.

Черт! Какая ирония судьбы – попасть в ловушку, которую она предназначала для Ричарда!

Мэгги протянула руку к зазвонившему телефону, и ее сердце затрепетало, когда она услышала низкий голос Ричарда.

– Привет!

– Как прошел день? – спросил он.

Она нахмурилась, почувствовав необычную напряженность в его тоне.

– Прекрасно!

– Похоже, вы расстроены. Моя помощь не нужна?

– Нет, спасибо. Просто небольшая проблема на работе.

– Вам нужно отвлечься. Может быть, сходим в ресторан?

– Нет, я очень устала, – отказалась Мэгги, зная, что в людном месте она не сможет поговорить с ним. – Почему бы вам не прийти ко мне? Посмотрим какой-нибудь фильм.

– Я закажу ужин из ресторана, – поспешно сказал Ричард, боясь, что она передумает.

– И шоколад на десерт. – Она облегченно вздохнула. Теперь ей удастся спокойно поговорить с ним о Сэме.


Весь день Мэгги тщетно пыталась придумать, как заставить Ричарда понять необоснованность увольнения Сэма.

Придя с работы, она надела топик абрикосового цвета, шелковую оранжевую юбку и остроносые замшевые сандалии. Возможно, ей не следовало приглашать Ричарда. Но разве она смогла бы спокойно поговорить с ним в ресторане?

Взглянув на часы, Мэгги решила, что может задать несколько вопросов программе. Включив компьютер, она задумчиво смотрела на экран, пытаясь сформулировать вопрос. Возможно…

Звонок в дверь заставил ее вздрогнуть. Неужели это Ричард?

Да, это был он, нагруженный пакетами.

– Ну-ка, давайте я возьму это. – Она взяла бутылку вина, которая торчала у него под мышкой.

– Куда мне положить эти сумки?

– На стол.

– Я принес китайскую еду и кое-что для любительницы шоколада, – объявил он.

– Что, интересно?

Ричард открыл коробку, и Мэгги увидела пять сортов шоколада.

– Вот это да! – воскликнула она. – Холестериновый кошмар!

– Вы не будете есть его? – неуверенно спросил Ричард.

Мэгги рассмеялась.

– Конечно, буду! Садитесь, я принесу посуду.

Заметив, как покачиваются под юбкой ее стройные бедра, Ричард сжал пальцы в кулак, чтобы не прикоснуться к Мэгги. У него учащенно забилось сердце. Он попытался овладеть собой, пока Мэгги не заметила реакцию его тела. Скоро, утешил себя Ричард. Сегодня вечером он непременно узнает происхождение денег на ее счете. А после этого у них будет долгий и восхитительный секс. Но как задать вопрос, чтобы она не подумала, будто он обвиняет ее в краже денег?

Он все еще ломал голову, как начать этот трудный и столь важный для него разговор, когда Мэгги удивила его, сказав:

– Ричард, мне нужно поговорить с вами о Сэме Муре, и я надеюсь, что вы выслушаете меня, не перебивая. Обещаете?

– Обещаю.

Мэгги сделала глубокий вдох, собираясь с мыслями.

– Его жена подозревает, что Сэм пытался покончить с собой. Он был в отчаянии, потому что его отказались принять на работу из-за того, что вы не дали ему характеристику.

– Да, черт подери, не дал.

– Ричард, Сэм заслужил ее. Он безупречно работал в течение трех лет, и именно благодаря ему продажи возросли во много раз после того, как он занял пост своего умершего тестя. Не оставить его в качестве президента просто глупо, потому что вы не собираетесь обосноваться в Нью-Йорке и руководить такой небольшой компанией.

– Я не стал бы держать Мура по той же причине, по какой я не хочу навязывать его другому ничего не подозревающему работодателю.

Мэгги недоуменно нахмурилась.

– И какая же это причина?

– За три года Мур похитил почти два миллиона долларов, – сказал Ричард, внимательно следя за ее реакцией. Мэгги широко раскрыла глаза и побледнела. Или она превосходная актриса, или его слова действительно потрясли ее.

Он удивился, что Мэгги не стала немедленно защищать Мура.

– У вас есть доказательства?

– Это выяснилось во время аудита, когда я вел переговоры о покупке компании.

– Не сходится, – наконец сказала она.

– Что не сходится?

– Если бы Сэм украл деньги, он бы так отчаянно не искал работу. И как он мог потратить два миллиона за три года? У него нет любовницы, он обожает жену и детей. И зачем ему воровать? Его жена – единственный ребенок миссис Райт, и ей предстоит получить состояние матери. Это бессмысленно.

– Вовсе нет, если учесть, что Мур – заядлый игрок.

– Сэм? – удивилась Мэгги. – Это невозможно. Он подшучивал надо мной, когда я покупала лотерейные билеты. Зачем ему играть?

– Почему вообще люди занимаются самоуничтожением? Кстати, он не покупал лотерейные билеты. Его увлекала игра в покер на высокие ставки.

Мэгги сокрушенно покачала головой.

– Может быть, кто-нибудь подставил его?

– Кто? Его теща? Для чего ей это? Она не обратилась в суд, потому что не захотела, чтобы зять оказался в тюрьме. Сейчас эксперт по финансам проверяет всех, кто мог быть его сообщником.

Она вздрогнула. Если Ричард знает о поступлениях на ее счет в банке, почему он не задал ей ни одного вопроса? Или он ждет, что она сама расскажет ему?

– Вам нехорошо? Вы побледнели.

Мэгги глубоко вздохнула. Единственный выход – рассказать ему правду о своем происхождении.

– Думаю, что, узнав о вкладах, которые регулярно поступают на мой счет, вы ломаете голову, не связаны ли они с Сэмом.

Ричард был захвачен врасплох. Он не ожидал, что она затронет эту тему – и притом так спокойно. Глядя на застывшее лицо Мэгги, он почувствовал желание обнять ее и успокоить, сказать, что это не имеет для него особого значения. Ему захотелось утешить ее. Откуда бы ни появлялись деньги на ее счете, все будет хорошо. Он позаботится об этом. Однако Ричард подавил свой порыв. Сначала Мэгги должна признаться ему. Если они не будут честны друг с другом, их отношениям не суждено развиться.

– Это длинная история, – Мэгги опустила глаза на свои руки и увидела судорожно сжатые кулаки. Усилием воли она разжала пальцы.

– Расскажите мне, – попросил Ричард, видя, что ей трудно начать.

– Моя мать была очень красивой женщиной, которая приехала в Нью-Йорк из маленького городка в Южной Индиане. У нее не было хорошего образования и никакого жизненного опыта. Она встретила моего отца и влюбилась в него. Он сделал ее своей любовницей. Бедная мать была слишком наивной, чтобы понять, что им движет лишь похоть. Когда мать забеременела, она ожидала, что он разведется с женой – светской дамой, – и женится на ней.

Мэгги тяжело вздохнула, и в этом вздохе отразилась вся безнадежность ее обездоленного детства.

– Мать сказала, что он рассмеялся ей в лицо и потребовал, чтобы она сделала аборт.

– Ясно, что она отказалась. – Ричард заставил себя говорить спокойно, несмотря на то что ему больше всего хотелось узнать, кто отец Мэгги, для того чтобы убить его собственными руками.

– Да. Она продолжала надеяться, что он все-таки женится на ней, вплоть до того дня, когда в роддом явился его адвокат с предложением моего отца, который согласился выплачивать деньги на мое содержание, пока мне не исполнится восемнадцать лет. Для этого она должна была подписать документ, в котором говорилось, что у матери никогда не было секса с моим отцом и что утверждение о его отцовстве – ложь, на которую она пошла с одной целью – вымогать у него деньги.

– И она подписала, – сказал Ричард.

– Да, ей пришлось сделать это. Мать беспрерывно говорила о нем, но никогда не упоминала его имени. Мне было двенадцать лет, когда я, тайком порывшись в ящике матери, узнала, кто он. И за это я получила по заслугам.

От этого воспоминания у Мэгги в горле встал ком.

– Я выяснила, что он крупный и влиятельный бизнесмен, происходивший из богатой семьи. Через год, когда мать умерла и меня хотели отдать в приемную семью, я попыталась связаться с ним.

– И что произошло?

– Катастрофа. Он назвал меня сволочью, ошибкой, которая никогда не должна была произойти. Затем схватил со стола фотографию в рамке и швырнул ее мне в лицо. Я увидела девочку на пару лет моложе меня. Она сидела на лошади. А мой отец с гордым видом стоял рядом. Он прокричал, что у него есть только одна дочь, после чего, схватив меня за руку, чуть ли не волоком протащил через офис и вышвырнул на улицу.

Не в силах вынести боль, затаившуюся в глазах Мэгги, Ричард обнял ее и прижал к груди.

– Это он сволочь.

Мэгги перевела дыхание.

– Да, был. – У Мэгги вырвался невеселый смешок, и Ричард поцеловал ее в макушку, сожалея, что вызвал столь тяжелые воспоминания.

Мэгги сделала глубокий вдох. В крепком кольце теплых рук Ричарда она почувствовала себя лучше.

– В конце концов адвокат убедил отца, что, если он не обеспечит меня, я смогу подать на него в суд.

– Вы сделали бы это?

– Ни за что на свете! Мне ни чего не было нужно от этого… – Мэгги умолкла, пытаясь найти подходящее слово, которое могло бы выразить ее презрение.

– Я полагаю, что он внял совету адвоката и оставил вам порядочную сумму.

– Не совсем так. Он оставил мне трастовый фонд, который выплачивает мне около сорока тысяч долларов каждые три месяца. Я получаю доход на протяжении всей жизни, а когда умру, он перейдет к моим детям.

Ричард почувствовал неизъяснимое облегчение. Мэгги чиста! Она не замешана ни в чем незаконном.

– Когда эти деньги поступают на мой счет, я жертвую их различным благотворительным организациям. Когда он был жив, я была не нужна ему, а теперь, когда он умер, мне не нужны его деньги.

– А ваша сестра? – спросил Ричард.

– Единокровная сестра, – поправила его Мэгги. – Я никогда не пыталась связаться с ней.

Он крепче обнял ее. У него возникло желание сказать, что отсутствие семьи не должно волновать ее, потому что он хочет, чтобы его семья стала для нее родной. Но Мэгги никогда не поверит, что он влюбился в нее в течение двух недель. Ему необходимо подождать еще немного. Потом он скажет ей о своих чувствах и попросит ее выйти за него замуж.

Выпустив Мэгги из объятий, Ричард поцеловал ее в кончик носа.

– Почему бы вам не принести бокалы и…

Зазвонивший телефон не дал ему закончить.

– Я поговорю в кухне, – сказала Мэгги. Возможно, Эмили решила еще раз попытаться уговорить ее подделать документы Сэма для того, чтобы тот смог получить страховку. Но если Ричард услышит хотя бы часть их разговора, у него возникнут подозрения.

Когда она закрыла за собой дверь, Ричард оглядел комнату. Фотография молоденькой Мэгги в окружении трех девушек, которую она использовала в качестве сбережения экрана, влекла его как магнит, и он подошел к компьютеру, чтобы лучше рассмотреть ее.

Так как питание не было отключено, Ричард нажал на клавишу. Его интересовало все, что имело отношение к Мэгги. Внезапно на экране появилось его имя, и он замер от удивления, увидев список женщин, с которыми встречался за последние пять лет.

Его охватил неописуемый гнев. Оказывается, уже за три недели до его приезда Мэгги знала о нем все. Должно быть, она умышленно появилась в квартире, чтобы встретиться с ним.

Ричарда душили гнев и обида. Он был так глуп, что поверил, будто ее влечет к нему! Все дело в его богатстве. История второго брака его отца в точности повторилась и с ним.

– Ричард, я… – Мэгги замерла, поняв, что она забыла выключить компьютер.

– Молчите! – рявкнул он. – Никогда в жизни я не поднимал руку на женщину, но сейчас смогу не удержаться!

У нее задрожали губы.

– Не являйтесь больше в офис, – злобно произнес Ричард. – Ваши личные вещи перешлют вам.

– Но… – Мэгги умоляюще подняла руки, однако Ричард уже ринулся к выходу. Она с отчаянием посмотрела ему вслед.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Ричард тупо смотрел на лежащий перед ним контракт. Он даже не помнил название компании.

– Черт! – Он не может спать, не может есть и теперь даже не в силах работать. Перед его глазами постоянно стоит лицо Мэгги. Она выглядела потрясенной. Но почему? Потому что самый богатый мужчина, которого она встречала в своей жизни, разгадал ее корыстные планы, или Мэгги все-таки…

Она не может любить тебя, сказал себе Ричард. Ты видел ее компьютерную программу. Тебя провели, как мальчика.

– Проклятье! – Он вскочил. Боль, вызванная ее обманом, становилась все сильнее. Ему не хватает Мэгги. Быть может, он должен сократить пребывание в Нью-Йорке и возвратиться в Сан-Франциско… Эта мысль ужаснула его. Он никогда не сможет забыть ее.

Ну, ладно, что же делать? Ричард попытался мыслить логически. Единственный выход – жениться на Мэгги. Привязать ее к себе так крепко, чтобы она забыла, почему вышла за него замуж.

Возможно, со временем его любовь пробудит в Мэгги искру чувства к нему. Кто-то сказал, что брак таков, каким ты его делаешь. Ему остается лишь молиться, чтобы это оказалось правдой.

Ричард нахмурился. Если для нее важны деньги, почему она жертвует сто шестьдесят тысяч долларов в год на благотворительность? Она могла бы тратить их на себя или копить. Что заставило ее написать ту чертову программу?

Ричард посмотрел на часы. Десять. Даже если Мэгги занята, она забудет о делах, когда он скажет, что хочет жениться на ней. Хотя… гнетущее чувство, что он не понимает чего-то важного, преследовало его, когда он решительно шел к кабинету Мэгги.


Преисполнившись решимости не отступать, Мэгги глубоко вздохнула и собралась выйти в коридор, чтобы зайти к компьютерщикам, как дверь неожиданно распахнулась, и перед ней предстал Ричард.

Он выглядит таким же измученным и несчастным, как она, подумала Мэгги с внезапно вспыхнувшей надеждой.

– Я должна поговорить с вами, – торопливо сказала она.

Ричард постарался скрыть чувство невероятного облегчения, которое вызвало у него заявление Мэгги. Сначала он, конечно, выслушает ее. А потом скажет, что хочет жениться на ней, но на его условиях. Затем отвезет ее домой и будет заниматься с ней любовью до тех пор, пока она не забудет, почему хотела женить его на себе с помощью компьютерной программы.

Ричард прищурился. Но вначале он накормит ее, потому что она сильно похудела, а это совершенно ни к чему.

Отступив назад, Ричард вошел в кабинет и, сев за стол, жестом указал на кресло.

Мэгги села, радуясь, что их разделяет барьер.

– Расскажите мне о своей компьютерной программе, – приказал он.

Она поморщилась от его резкого тона.

– Я написала ее до того, как встретила вас.

– Это я, разумеется, и сам понял. Чтобы выйти замуж за мои деньги, – констатировал Ричард.

В ее взгляде отразилось негодование.

– Нет! Мне не нужны ваши деньги. У меня хорошая зарплата, и мне ее вполне хватает. Если бы мне требовались дополнительные средства, я бы не отдавала то, что мне оставил отец.

Похоже, она говорит правду, подумал он.

– Зачем же вы написали ее?

Мэгги прикусила губу и покраснела от стыда. Но Ричард заслуживает того, чтобы узнать правду.

– Я хотела отомстить вам за Сэма. Надеялась, что вы влюбитесь в меня, а потом… – она судорожно сглотнула, – я бросила бы вас.

– Понимаю, – медленно произнес Ричард, чувствуя, что к нему возвращается жизнь. Он может понять желание отомстить – и простить, потому что месть не была направлена лично на него. Мэгги хотела отомстить незнакомцу по имени Джон Ричард Уортингтон, который, как она думает, причинил вред ее хорошему другу.

– Сомневаюсь, что мне удалось бы выполнить задуманный мною план, – пробормотала Мэгги, – потому что я сама не понимаю, что произошло потом. Может быть, из-за того, что я уже многое знала о вас, или потому, что вы были рядом, но… – Мэгги умолкла, терзаясь противоречивыми чувствами. – Я полюбила вас, – наконец выпалила она.

Ричард с трудом скрыл ликованье.

– А Сэм? – спросил он.

Мэгги покачала головой.

– Вы были правы, уволив его. Нельзя давать рекомендацию человеку, похитившему миллионы, но все-таки я думаю, что ему нужна помощь. Избавившись от своего пагубного пристрастия к картам, он может принести компании большую пользу.

– Возможно, – пробормотал Ричард, – но сейчас мне наплевать на Сэма. Иди сюда! – повелительно сказал он.

Мэгги поднялась. У нее подгибались ноги. Она так любит его, но не может понять, о чем он думает: у него такое непроницаемое лицо!

Внезапно Ричард схватил ее за запястье. Мэгги вскрикнула, когда он притянул ее к себе и, зажав между ног, обнял так крепко, что у нее захватило дух.

– Я скучал по тебе. – Уткнувшись лицом в ее волосы, Ричард с наслаждением вдыхал нежный цветочный аромат.

– О, Ричард! – Мэгги разрыдалась.

Он с беспокойством заглянул ей в глаза.

– Почему ты плачешь?

– От счастья. Мне было так плохо!

– Не только тебе. Я не представлял, как сильно мне будет не хватать тебя. Давай сейчас поедем ко мне и утром улетим первым же рейсом.

– Улетим? Куда?

– В Лас-Вегас. Мы сможем пожениться спустя десять минут после того, как выйдем из самолета.

– Пожениться! – Мэгги потрясенно смотрела на любимое лицо. – Но ты не можешь жениться на мне.

– Почему?

– Если ты сделаешь это, то всегда будешь думать, что я вышла за тебя замуж из-за денег.

– Но я знаю правду! Ты сама мне все сказала. Ты любишь меня. И так как я безумно люблю тебя, я хочу жениться на тебе, пока ты не передумала, а это означает, что нам нужно срочно лететь в Лас-Вегас. Если, конечно, ты не будешь настаивать на длинном белом платье, тысяче гостей и двух тысячах приступах головной боли. – Мысль, что ему придется ждать месяцы, прежде чем он сможет надеть кольцо на палец Мэгги, заставила его поморщиться.

– Ты правда любишь меня? – еще не веря своему счастью, удивленно повторила Мэгги.

– Всеми фибрами моей души, – подтвердил Ричард, – а это означает, что я хочу, чтобы ты стала моей женой. Только брак! Единственное, что подлежит обсуждению, где и как он будет заключен.

– На самом деле мне всегда хотелось выйти замуж в городе Элвиса Пресли. Но тебе вовсе не обязательно жениться на мне. Я и так уже полностью твоя.

– И как бы мы объяснили это детям?

– Каким детям? – недоуменно спросила Мэгги.

– Когда мы встретились, я сказал тебе, что хочу иметь семью.

Мэгги задумалась на секунду и нашла эту мысль соблазнительной. Семья… люди, тесно связанные узами любви, и она – ее часть…

– Мне нравится твое предложение о детях, но меня беспокоит, что ты когда-нибудь подумаешь, что… сам знаешь что, – взволнованно сказала Мэгги. – Давай я подпишу добрачное соглашение с отказом от любых притязаний на твои деньги.

– Забудь ты наконец о деньгах. Помни лишь о том, что мы любим друг друга, – прошептал Ричард, прежде чем поцеловать ее. Мэгги прильнула к нему, с готовностью выполняя его приказ.

ЭПИЛОГ

– Мама, мама! – Джек выбежал во двор. – Мои акции поднялись в цене! Говорил я тебе, что эта компания победит!

Мэгги отвела прядь шелковистых темных волос со лба восьмилетнего сына и улыбнулась, глядя на его взволнованное лицо.

– Да, малыш, говорил. Продолжай в том же духе, и ты сможешь обеспечить мою старость.

– Дедушка говорит, что я настоящий… – гордо начал Джек.

– Гвоздь в заднице!

– Саймон, как тебе не стыдно говорить такие нехорошие слова! – Мэгги строго посмотрела на второго сына.

Шестилетний мальчик ангельски улыбнулся.

– Я хотел сказать, что он зануда, мама. Дай мне плоскогубцы, Филипп.

– А где «пожалуйста»? – подсказала Мэгги.

– Спорим, врачи не говорят «пожалуйста», когда им нужен инструмент? – возразил Саймон.

– Говорят, если они хорошо воспитаны. К тому же ты не в операционной. Ты чинишь приемник.

– Я не могу их найти, – объявил трехлетний брат Саймона и Джека.

– Ищи лучше, они должны быть здесь, – твердо заявил Саймон. – Я только что… – он замолчал и, повернувшись, посмотрел на огромную серую собаку, дремавшую возле шезлонга. – Зик, признавайся, это ты взял плоскогубцы?

Пес поднял большую голову и, ухмыльнувшись по-собачьи, соскочил с шезлонга и неторопливо побрел в дом.

– Скорее, за ним! – приказал Саймон брату. – Наверняка он приведет нас к плоскогубцам!

Мальчики пулей вылетели со двора.

– Я позвоню дедушке и расскажу ему о моих акциях, – сказал Джек.

Мэгги откинулась на спинку шезлонга и глубоко вздохнула. Ее переполняло счастье.

– Что означает этот вздох?

Услышав проникновенный голос Ричарда, она попыталась подняться.

– Не вставай. – Наклонившись, он нежно поцеловал Мэгги в губы, и она ощутила острую вспышку желания.

– Ты рано, – сказала Мэгги, радостно поднимая к нему лицо.

– Я начал думать о тебе и внезапно потерял всякий интерес к работе. Как ты себя чувствуешь и как поживают Элеонора и Юджиния? – Ричард легонько похлопал по огромному животу Мэгги.

– Все еще здесь.

– Осталось всего лишь четыре недели, – утешил ее Ричард. – Когда мы решили попытаться еще раз, чтобы обзавестись дочерью, разве я мог предположить, что получим вдвое больше, чем ожидали!

– Это я получила в этой жизни больше, чем ожидала. Как прошел день?

– Дел было уйма. И мне позвонил Сэм Мур. Он с Луизой и дочерьми придет к нам в Сан-Франциско в конце следующей недели. Их старшая дочь подумывает о поступлении в Стенфордский университет, и они хотят узнать, что к чему. Я пригласил их на ужин. Луиза позвонит тебе, чтобы уточнить время.

– Приятно будет снова встретиться с ними.

– Гм-м, – пробормотал Ричард. – Сэм хочет поговорить с тобой о компьютерной программе, которую ты написала для греческой фирмы. Он сказал, что зондирует почву в Гонконге, но им нужны некоторые усовершенствования.

– Он не сказал, какие?

– Нет, но я не сомневаюсь, что ему удастся продать ее. Ты была права. Этот парень способен продать снег эскимосам.

Мэгги поймала руку Ричарда и поцеловала ладонь.

– Сэм должен быть благодарен тебе за то, что ты предоставил ему второй шанс.

– Нет, его успехи – твоя заслуга, Мэгги. Ведь я это сделал только ради тебя. Но, признаю, как только Сэм поборол тягу к азартным играм, он превратился в образцового служащего. Я…

Ричард умолк на полуслове. Из дома выскочил пес, держа в зубах плоскогубцы. За ним бежали Саймон и Филипп. Увидев отца, они остановились.

– Папа! – Филипп обхватил ноги отца, и Ричард поднял его.

– Что происходит, дружок?

– Зик – воришка! Помоги нам отнять у него плоскогубцы!

– Ну, конечно! Какая жизнь без плоскогубцев? Сейчас вернусь, любимая! Посиди здесь!

Ричард послал ей воздушный поцелуй и бросился за собакой. Мэгги посмотрела ему вслед глазами полными любви.


home | my bookshelf | | Пусть только влюбится! |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу