Book: Нужна ли нам любовь



Нужна ли нам любовь

Джудит Макуильямс

Нужна ли нам любовь?


Нужна ли нам любовь
Нужна ли нам любовь

ПРОЛОГ

Наконец-то он достиг этого! И вот доказательство — черным по белому.

С чувством ликования Макс Шеридан изучал «Форбс», который ежегодно публиковал список самых богатых американцев. Теперь здесь красуется и его имя. Всего одиннадцать букв, за которыми кроются семнадцать лет каторжной работы по восемнадцать часов в день.

Из кармана брюк Макс вынул связку ключей и отпер нижний ящик старинного стола. Отодвинув папку с контрактами, мужчина достал блокнот и открыл его на единственной исписанной странице.

И сразу волна застарелой боли и надежды нахлынула на него. Шеридану было шестнадцать, когда он составил список того, что ему предстояло сделать в жизни. Напуганный, растерянный подросток только что потерял родителей…

Стоя над их могилой, юноша поклялся, что никогда его жизнь не будет зависеть от чужих решений. Он сдержал слово. Макс сбежал из приюта, куда его определили после смерти родителей, и решил заработать столько денег, чтобы никто больше не имел над ним власти.

Он окинул взглядом свой элегантный кабинет. Антиквариат, бесценные произведения искусства. Да, обстановка разительно отличалась от той, в которой он рос…

Взяв золотую ручку, мужчина вычеркнул из списка третий пункт: «Заработать миллиард долларов». Осталось только два пункта: «Женитьба» и «Дети».

Теперь надо найти подходящую женщину, причем не очередную подружку, а спутницу на всю жизнь.

Это как тот же бизнес. Выбираешь цель и ищешь средства ее достижения.

Он открыл блокнот на чистой странице и второй раз в жизни сделал в нем запись: «Цель — жена». Подумал и приписал: «Мать». Эта ее роль будет не менее важной.

Макс тупо смотрел на картину Моне, погружаясь в размышления.

Он ничего не знал о том, каково это — быть родителем. Значит, жене придется обучить его всему, что должен знать отец. И заодно азам семейной жизни, которым нормальные люди учатся с детства.

Шеридан фыркнул. Из своего детства он усвоил только одно: нельзя подходить к родителям, когда они пьют. И рассчитывать на их помощь тоже не следует.

Значит, у его жены должно быть счастливое детство.

Она должна нравиться ему физически. Здравый смысл подсказывал, что сексуальное притяжение — один из законов успешного брака. Макс вспомнил свою последнюю подружку. Стройная фотомодель с тонкими чертами лица и длинными светлыми волосами казалась ему олицетворением женской красоты.

Подумав, Макс написал: «Требования», а затем слова «высокая», «светловолосая», «красивая». Однако, еще поразмышляв, заменил последнее словом «привлекательная». Нельзя же быть уж слишком требовательным!

Его жена к тому же должна быть умной, чтобы дети унаследовали и это качество. С образованием — как минимум колледж. Сам-то Макс и в школе-то недоучился.

И еще она должна испытывать к мужу привязанность. Не любить, нет! Он ведь и сам не собирался влюбляться. Любовь — это самый верный способ вляпаться по самые уши. Ловушка для юнцов.

Шеридан скривился, вспомнив плаксивый голос отца, который вечно жаловался, что не может приструнить жену, так как любит ее.

Нет уж, такого счастья ему не надо! К тому же влюбленные женщины требуют от мужчины слишком много внимания, а у Макса нет времени на подобный вздор. У него бизнес. С рождением первого ребенка работа, разумеется, отойдет на второй план, и он, как отец, основное внимание будет уделять детям. Он всерьез намеревался стать образцовым отцом. И жена должна понимать: дети — это главное. Его женщина посвятит себя заботе о детях, а не о муже.

Да, но если это будет брак по расчету, значит, его женушке придется подписать брачный контракт — причем на его условиях. Это должно защитить Шеридана и его детей от охотниц за наживой.

И, конечно, его избранница будет из хорошей, благополучной семьи, чтобы его дети могли гордиться своим происхождением. Разумеется, она будет вхожа в высшее общество.

Теперь Макс изучал список с чувством удовлетворения. Впереди вырисовывалась идеальная картина семейного счастья.

Да, но чего может желать она? Эта мысль оказалась не слишком приятной. Подойдет ли он такой женщине? Шеридан коснулся старого шрама на подбородке — памятка о драке в баре. Окажется ли богатства мужа достаточно, чтобы она забыла о его происхождении?

Макс решил, что это будет зависеть от многих факторов, отдельные из которых проконтролировать просто невозможно. Значит, нужно сделать все, что от него зависит. Скажем, научиться изысканным манерам, чтобы свободно чувствовать себя в высшем свете.

Он невольно нахмурился, вспомнив разговор женщин на одном из последних приемов. Некая Банни Берринджер сумела измениться самым чудесным образом. Жена известного бизнесмена ухитрилась превратиться из неуклюжей девочки в подобие покойной принцессы Дианы.

Он не сомневался, что Банни много работала над собой. Но кто-то же должен был обучить ее! И этот кто-то предпочел остаться в тени. Нужно спросить ее мужа, Сэма.

Да, нужно сделать это прямо сейчас! На дворе уже июль, а Шеридан собирался обзавестись семьей ко Дню благодарения.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Устремившись к лифту, Джесси бросила взгляд на золотые часы. Час пятьдесят три. Отлично! Она будет в офисе Макса Шеридана на пять минут раньше назначенного времени. Не слишком рано, чтобы ему могло показаться, будто девушка слишком волнуется, но в то же время будет ясно, что для нее эта встреча важна.

Шагнув в пустой лифт, она нажала на кнопку «52» и посмотрела в зеркальную стену. Черная юбка идеально обтягивала бедра, на жакете не было ни складочки. На колготках нет ни затяжек, ни пятнышек грязи. Черные туфли на высоких каблуках начищены и блестят.

Когда вчера ей неожиданно позвонили с просьбой встретиться с главой «Шеридан электроникс», Джесси даже растерялась. Что надеть? Обычно она старалась произвести как можно лучшее впечатление на клиентов, но на этот раз не представляла себе, чего от нее ждут. В результате девушка решила, что строгий деловой костюм подойдет лучше всего.

Когда двери лифта открылись, она глубоко вздохнула и подошла к женщине средних лет, сидевшей за старинным столом в приемной.

— Я Джесси Мартинелли, — представилась девушка. — У меня назначена встреча с мистером Шериданом на два часа.

— Здравствуйте, мисс Мартинелли. Сейчас узнаю, свободен ли он.

Джесси огляделась. На полу лежал огромный ковер, у стены стояли удобные мягкие стулья. Это создавало образ уютной гостиной. Все здесь говорило о хорошем вкусе и больших возможностях.

Девушка впервые оказалась в корпорации Шеридана, хотя в прошлом году работала на одного из ее менеджеров — обучала его жену этикету.

Неужели вчерашний звонок тоже связан с манерами? Неужели, прослышав о ее семинарах и лекциях, посвященных изысканному этикету, Макс Шеридан заинтересовался ими? Джесси была охвачена волнением. Если она подпишет соглашение с самим Максом Шериданом, это будет неслыханной удачей для ее небольшой компании.

— Мистер Шеридан примет вас немедленно, мисс Мартинелли. Пройдемте со мной, — женщина широко улыбнулась посетительнице.

Сделав очередной глубокий вдох, девушка последовала за служащей.

— Мисс Мартинелли, сэр, — произнеся это, секретарь удалилась, и Джесси вошла в кабинет.

Она надеялась, что волнение не отражается на ее лице. Звук закрывшейся двери эхом отозвался в голове.

Сидевший за огромным столом мужчина медленно поднялся. Комната была довольно большой, но этот человек словно занимал все пространство. Конечно, Джесси видела фотографии этого человека в газетах, но в реальности… Макс Шеридан буквально излучал энергию, притягивая ее к себе, как лампа — мотылька.

Мужчина был не слишком высок. Возможно, метр восемьдесят. Мускулистое тело, больше подходившее грузчику, а не бизнесмену. Да, хорош собой, но не красив в классическом понимании. Белесый шрам на подбородке добавлял мужественности его лицу.

Джесси охватило волнение, когда она посмотрела в его синие глаза. Почему-то сейчас девушка особенно остро ощущала свою женственность, и ей это совсем не понравилось. Она и без того слишком нервничает.

Сделав глубокий вдох, Джесси решила опробовать прием, которому ее обучила Мэгги. Если представить человека обнаженным, перестанешь его бояться. Но здесь явно был не тот случай. При одной мысли о широких мускулистых плечах у нее просто пальцы зачесались от желания коснуться их…

— Доброе утро, мисс Мартинелли, — его низкий голос ворвался в ее фантазии.

Прекрати! — велела себе девушка. Да что с ней такое? Можно подумать, она раньше не встречала сексуальных мужчин. Джесси пришла сюда по делу, значит, нужно вести себя профессионально. Она знала, что Макс Шеридан не терпит некомпетентности. К тому же он никому не давал второго шанса.

— Здравствуйте, мистер Шеридан, — Джесси пожала протянутую руку.

Словно электрический разряд пробежал между ними, и от него бешено забилось сердце. Девушка стиснула зубы, молясь, чтобы недостойные эмоции не нашли отражения на ее лице.

Она отпустила его пальцы и отступила на шаг.

— Присаживайтесь, прошу вас, — Макс указал на стул перед столом, и Джесси осторожно опустилась на краешек.

Шеридан вернулся в свое кожаное кресло и молча посмотрел на девушку. Почему-то от этого взгляда ей захотелось сбежать. Наверное, он думал о чем-то важном, когда она пришла, и теперь никак не может отделаться от этих размышлений.

С вежливой улыбкой Джесси ждала, когда он нарушит молчание. Ей не хотелось давать мужчине тактическое преимущество над собой.


Черт! — с раздражением подумал Макс, глядя на женщину, сидящую перед ним. На прошлой неделе Сэм Берринджер с полчаса распространялся о том, что Джесси Мартинелли была великолепной наставницей. Однако Сэм забыл упомянуть о ее внешности. У Шеридана сложилось впечатление, что Джесси — милая, безобидная старушка, которая подрабатывает, давая уроки этикета. Как же он ошибся…

Ее нельзя было назвать красавицей. Рот немного великоват, лицо слишком круглое, довольно полненькая. Правда, у мисс Мартинелли чудесная кожа — на вид гладкая, шелковистая… Макс проигнорировал неожиданное желание коснуться ее. А глаза… Ясные, ярко-зеленые, как изумруды. И волосы чудесные — огненно-рыжие кудри обрамляли лицо девушки, и Шеридану нестерпимо хотелось пробежать по ним пальцами, зарыться лицом в шелковистую массу и до умопомрачения вдыхать слабый цветочный аромат…

Джесси пробудила в нем чисто мужской интерес, и этому не было рационального объяснения.

И что теперь? — устало подумал мужчина. Неужели он откажется от тщательно продуманного плана только из-за того, что консультант по вопросам этикета пробудила в нем страсть?

— Полагаю, вам интересно знать, почему я пригласил вас сюда.

Макс помолчал, но девушка так ничего и не сказала. Она улыбнулась и вежливо ожидала продолжения. К собственному удивлению, он обнаружил, что ему и в самом деле хочется рассказать о своих планах.

— Хочу также довести до вашего сведения, что дело крайне конфиденциальное. И мне будет неприятно, если вы упомянете о нем где бы то ни было.

Джесси с трудом подавила дрожь, когда в глазах Шеридана появилось ледяное выражение.

— Понимаю, — спокойно ответила девушка.

— Мне рассказал о вас Сэм Бэрринджер. Он счел, что вы сможете помочь мне, — мужчина поднялся, словно был не в силах усидеть на месте. Обойдя стол, прислонился к его краю.

Джесси не могла не заметить, как ткань брюк обтянула его мускулистые бедра. С трудом отведя глаза, она заставила себя посмотреть в лицо миллиардеру.

Интересно, что у него за проблема такая?

— Я достиг того жизненного этапа, когда пора менять направление движения. Проще говоря, я решил жениться и обзавестись семьей.

Джесси тупо уставилась на Шеридана. Она-то здесь при чем? Если только… Нет, он не станет делать ей предложение! Нормальные люди не женятся на незнакомках. И все же…

Девушка нервно облизнула пересохшие губы. Макса Шеридана было трудно назвать нормальным. Человек, ставший миллиардером, имея за плечами неоконченное среднее образование, ненормален по своей сути.

— Э… а какое место в ваших планах занимаю я?

Джесси наконец нарушила молчание.

— Место моего консультанта.

— В какой области?

Оттолкнувшись от стола, Макс подошел к большому окну и посмотрел вниз. Затем обернулся и пробежал пальцами по волосам. Странно, теперь мужчина выглядел моложе и… человечнее.

— Видите ли, из-за своего происхождения я не слишком осведомлен в этикете, принятом в высшем обществе. В бизнесе у меня нет проблем: я точно знаю, как нужно одеваться и что говорить. Но в социальном отношении боюсь в моих познаниях большие пробелы. И, надеюсь, вы их восполните. — Макс помолчал, а затем продолжил: — Я также хотел бы, чтобы вы сопровождали меня на различные приемы. По двум причинам: вы в любой момент сможете помочь мне советом и вы будете способны слушать разговоры в местах, которые мне недоступны, — скажем, в дамской комнате. Надеюсь, вы поможете мне распознать охотниц за богатством. Я в свою очередь буду оплачивать все расходы, каждый час вашего времени. К тому же вас ожидает бонус в виде пятидесяти тысяч долларов, когда я заключу помолвку.

Глаза девушки расширились. Шеридан заметил это и заключил, что упоминание о бонусе сделало свое дело.


Ходить с ним на приемы! Какое соблазнительное предложение! Но опасное. Она и без того увлеклась этим человеком…

И это его желание иметь детей… На Джесси волной нахлынуло сожаление. Сама она не могла позволить себе такую роскошь, памятуя о собственной неблагополучной семье. Джесси любила детей, но не представляла себе, как их нужно воспитывать. Ее мать-алкоголичка едва ли могла служить хорошим примером.

— Замечательно, — произнесла она. — Я согласна. А у вас есть свои задумки?

— Какие задумки?

— Ну, план воплощения вашего замысла? Полагаю, вы очень заняты… тем, чем занимаетесь.

— То есть делаю деньги, — сухо просветил ее Шеридан. — Я намереваюсь несколько отдалиться от работы в течение следующих нескольких месяцев. Кстати, а как получилось, что вы начали давать уроки этикета?

— Случайно. После колледжа мне никак не удавалось найти работу, и я решила заняться преподаванием этикета и даже прочитала несколько лекций. Случилось так, что бизнес постепенно разросся…

— Что ж, вас можно поздравить. У вас есть деловая хватка. А что касается плана… Я желал бы начать как можно раньше.

И к чему такая спешка после тридцати трех лет холостой жизни? Джесси решила, что спрашивать об этом не стоит. Личная жизнь Макса Шеридана — не ее дело.

— У меня на вечер запланировано выступление в молодежном центре на тему «Как правильно одеться для собеседования». Мы с вами можем перекусить в ресторане, а затем вместе отправиться туда.

— Зачем? — искренне удивился Макс.

— Мне нужно посмотреть на ваше поведение в различных ситуациях, чтобы понять, с чем предстоит работать.

Мужчина усмехнулся, и у Джесси перехватило дыхание. На его левой щеке появилась очаровательная ямочка.

— Будете искать острые углы для последующего сглаживания?

— Вроде того.

— Ладно. Сегодня вечером. Где вы хотели бы перекусить и во сколько это ваше выступление?

— Лекция начнется в семь тридцать, так что лучше поужинать пораньше, мистер Шеридан. Иначе оба умрем от голода.

— Зовите меня Макс.

— Макс, — покорно повторила Джесси. — Скажите, как далеко вы готовы зайти в своем преображении?

— Я сделаю все, что потребуется, чтобы найти подходящую жену.

Девушка невольно вздрогнула, когда его лицо приобрело суровое выражение. Да, не хотелось бы ей оказаться на пути этого человека к его цели… Все равно, что пытаться отобрать кость у бульдога.

— Во-первых, в свете есть свои правила касательно одежды, — предупредила девушка. — Что вы носите в свободное время?

— У меня практически нет свободного времени. Когда я не сплю, то работаю. Сегодня впервые за долгое время вечером я буду отдыхать. Но у меня есть свитера, джинсы, футболки. И костюм для гольфа.

— Полагаю, вам стоит зайти в магазин и купить кое-что еще.

— У меня есть идея получше. Мы оба сходим к моему портному, и вы внесете свои предложения.

— Я свободна завтра утром — скажем, в десять. Кстати, где вы живете? Очень хорошо, если в респектабельном районе, это важно и для вашей будущей жены.

— У меня квартира в Ист-Энде и особняк, который я купил в прошлом году. Мне сказали, что дом прекрасно подойдет для семьи. Вроде бы площадь около пятисот квадратных метров…

Джесси моргнула.

— Где он находится?

— Я не знаю.

Девушка уставилась на Макса.

— Купили дом и даже не знаете, где он?

— Да я его никогда и не видел. Этот особняк был частью контракта с какой-то компанией. Менеджер сказал, что у такого приобретения большой потенциал.



Джесси поморщилась.

— В чем дело?

— Слов «потенциал» и «приобретение» следует избегать, когда речь идет о покупке недвижимости.

— Думаете?

— Просто знаю. Обычно упор делается на красоту, дизайнерское оформление и так далее.

— Я возьму у своего юриста ключ, узнаю адрес. Завтра после визита к портному съездим в особняк и посмотрим, что там к чему. Если вам покажется, что дом не слишком хорош, поищем что-нибудь другое.

— Хорошо, — согласилась Джесси, ощутив укол зависти.

Вот бы и ей так по своей прихоти покупать особняки в Нью-Йорке!

— К тому же я получил приглашение на коктейль к Эдвину Биддлу в эту пятницу, — продолжал Макс. — Я бы хотел приступить к выбору жены сразу же. Надеюсь, в пятницу вечером вы свободны?

Девушка прикусила язык, чтобы не ляпнуть: «Пусть я вам и не по нраву, но у меня тоже есть личная жизнь!» Но ей предлагают очень выгодную работу. До тех пор пока этот ненормальный миллиардер не найдет себе невесту, о личной жизни придется забыть.

— Раз это всего лишь коктейль, думаю, все будет нормально.

— Вам нравятся подобные вечеринки? — с любопытством спросил Шеридан.

— Дело не в этом. Просто я не многому успею научить вас до субботы. Однако полагаю, на коктейлях вы бывали достаточно часто. Возможно, это прозвучит банально, но первое впечатление самое главное.

— Буду иметь это в виду. Сегодня заеду за вами в шесть.

Джесси поднялась.

— Прекрасно. Только, пожалуйста, не переодевайтесь.

— Почему же?

— Я хочу, чтобы ребята поняли, как выглядят работодатели. Если вы не против, я бы попросила вас провести пару пробных собеседований.

— Хорошо, но имейте в виду: я этого не делал уже лет пятнадцать. Ладно, значит, до вечера, — мужчина открыл девушке дверь офиса, и Джесси торопливо вышла.


Она ехала домой на автобусе, пытаясь разобраться в своих впечатлениях. Девушку не удивляло, что этот человек решил выбрать жену таким диким способом. Макс не из тех, кто ждет большой любви. Он даже не упомянул о любви. Неужели он не надеется обрести это чувство в браке?

Но даже если поначалу его отношения с будущей женой будут прохладными, вряд ли это долго продлится. Сглотнув, девушка вспомнила чувственные губы, силу и изящество пальцев… Макс Шеридан слишком привлекательный мужчина.

Выйдя из автобуса, Джесси направилась к дому. В подъезде забрала почту и поднялась на лифте на четвертый этаж. По дороге девушка начала просматривать письма. Пропустив счета и рекламки, она задержалась на розовом конверте. Адрес был напечатан на машинке, а не набран на компьютере. Вскрыв конверт, Джесси достала лист опять же розовой бумаги. Увидев печально знакомый почерк, девушка ощутила мимолетную смесь боли и гнева, оставившую после себя страстное желание скомкать это письмо и выбросить.

Она закрыла глаза и несколько раз глубоко вздохнула, призывая себя к спокойствию, а затем заставила себя ознакомиться с содержанием послания. Больших трудов ей стоило сдержаться и не порвать бумагу.

Девушка машинально направилась к своей квартире. Оказавшись внутри, Джесси в первую очередь пошла на кухню и сварила себе кофе. Ей была совершенно необходима хорошая доза кофеина. Сбросив туфли, она села за стол, положила письмо на середину и долго смотрела на него.

— Черт, — пробормотала Джесси. — Как она могла написать мне? И почему именно сейчас? Почему не в прошлом году, когда вышла из тюрьмы?

Не в силах усидеть на месте, она начала мерить шагами кухню. Ей вообще не хотелось ничего слышать о своей матери. У Джесси не осталось о ней хороших воспоминаний. Из-за алкоголизма Сесилии Мартинелли детство Джесси нельзя было назвать не только счастливым, но даже нормальным. И теперь мать осмелилась написать ей и предложить встретиться, как будто все всегда было просто идеально?! Уж скорее в аду наступит зима, чем она согласится на это. Джесси должна была строить свою жизнь — хорошую и правильную. И в ней нет места для тлетворного влияния матери.

Никакого.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Джесси нервно смотрела на кухонные часы, когда раздался звонок в дверь. Ровно шесть. Это должен быть Макс. Девушка торопливо обулась, поморщившись, когда модные узкие туфли стиснули пальцы.

Девушка потянулась за сумочкой, и ей на глаза снова попался розовый конверт. Зачем мать написала ей? Опять нужны деньги на выпивку? Джесси вздрогнула, вспомнив, как мать воровала у нее деньги, чтобы купить виски.

Нет уж, хватит! Нужно только держаться решительно. Как только мать поймет, что дочь больше не позволит использовать себя, она уедет. По крайней мере Джесси очень на это надеялась.

Лифт остановился. У Джесси перехватило дыхание, когда сквозь стеклянные входные двери она увидела Макса, ожидавшего ее снаружи. В его глазах ясно читалось нетерпение, словно он собирался завоевать мир, а она его задерживала.


Макс смотрел, как Джесси идет ему навстречу. На ее лице застыло отрешенное выражение, словно она думала о чем-то поважнее, чем ужин с каким-то миллиардером. Почему-то это взбудоражило Макса. Ему захотелось заключить Джесси в объятия, увлечь в постель и заниматься любовью до тех пор, пока не исчезнет это выражение сосредоточенности на ее лице.

Должно быть, запретный плод и в самом деле слаще.

Макс надеялся, что неуместные желания исчезнут так же быстро, как появились. Страсть была слишком сильной, чтобы долго гореть. Нужно просто сосредоточиться на том, что эта женщина поможет ему осуществить главную цель в жизни.

* * *

Молясь о том, чтобы волнение не отразилось на лице, Джесси открыла дверь подъезда и вышла на теплый вечерний воздух.

— Привет! — поздоровалась она.

Макс коротко кивнул.

— Я заказал столик на шесть пятнадцать в ресторане неподалеку. К тому же я на машине — в это время суток трудно поймать такси.

Джесси взглянула на блестящий черный «мерседес», припаркованный у обочины. Да, эта машина прекрасно ему подходила.

— Хорошо, что вы так пунктуальны.

— Дайте, я угадаю. Это неоценимое достоинство?

— Да, и к тому же довольно редкое.

— Я не желаю зря терять время, ожидая других. Поэтому никогда не заставляю ждать себя.

— Достойно похвалы, — пробормотала она, удивленная таким подходом.

Большинство бизнесменов воспринимают ожидание как нечто само собой разумеющееся.

— Рад, что вы одобряете, — сухо ответил Шеридан.

Взяв девушку за руку, он повел ее к машине и открыл дверь. Поспешно забравшись на заднее сиденье, Джесси подвинулась, и Макс сел рядом.

— Джесси, это Фред. Фред — мисс Мартинелли, — произнес он, представляя водителю свою спутницу.

— Добрый вечер, мисс Мартинелли.

Машина тронулась с места.

— Добрый вечер, Фред, — ответила Джесси, гадая, давно ли Фред работает на Макса.

— Мы едем в ресторан «Сарретс». Вы были там раньше? — внезапно Максу стало любопытно, куда ее водили поклонники.

Если бы у них сегодня было настоящее свидание, Шеридан заказал бы столик в лучшем ресторане Нью-Йорка, билеты на бродвейское шоу, а потом…

— Нет, никогда о нем не слышала. Иногда мне кажется, что в Нью-Йорке рестораны на каждом углу.

Но ведь она была в каких-то, не так ли? Интересно, с кем? С мужчиной?

— Я намерен занять все ваше время на следующие шесть недель. Надеюсь, никто не расстроится?

— Нет.

К вящему раздражению Шеридана, она так и не ответила на вопрос. «Нет» может означать все, что угодно. Может, ее возлюбленный готов смириться с любым образом жизни Джесси. А может, у нее вообще никого нет. Он так мало знает об этой женщине!

— Мы на месте, сэр, — объявил Фред, остановив машину.

Ладно, возможно, удастся задать пару вопросов за ужином. Макс никогда не думал, что женщин так трудно разговорить, обычно он не мог заставить их замолчать.

— Я позвоню, когда мы будем уходить, Фред, — произнес Макс.

Он вышел из машины, подождал Джесси, а затем взял ее за руку и повел к дверям.

— Что, Фред — наследник старых семейных традиций?

— О нет, в нем нет ровным счетом ничего старомодного. Он из службы безопасности, где водителей обучают еще и боевым искусствам.

Джесси вздрогнула, вспомнив, насколько опасен современный мир.

— Раньше я об этом не думала, но, похоже, чем меньше у тебя денег, тем спокойней живешь. Вам угрожали?

— Нет, но я решил принять меры предосторожности, после того как одного моего друга из Италии похитили. Такое ощущение, что в этой стране подобные действия — норма жизни. А у меня там прочные деловые связи.

— А он… так и не вернулся?..

— Нет, с ним-то как раз все в порядке. Мне помог его сын. Но мы до последней минуты не были уверены, что похитители отпустят пленника, даже получив выкуп.

Открыв дверь, Макс пропустил Джесси вперед. Время для ужина еще не наступило, но в ресторане уже сидели люди.

— Здесь должен быть забронирован столик на имя Шеридана.

— Разумеется, мистер Шеридан. Прошу вас, следуйте за мной, — хозяйка ресторана дружелюбно улыбнулась.

Женщина провела их к столу возле окна, и Джесси опустилась на обитое бархатом сиденье.

— Официантка подойдет через несколько минут, — хозяйка вручила им меню и ушла.

Девушка открыла папку, а затем спросила:

— Вы всегда открываете женщинам дверь?

Макс удивленно взглянул на спутницу.

— А что? Это неправильно?

— Этикет — вовсе не вопрос о том, что правильно, а что — нет, — ответила Джесси. — Лично я предпочитаю, чтобы дверь открывал мужчина. Но есть женщины, которые воспринимают подобные жесты как попытку управлять ими. Соответственно, такое поведение может оттолкнуть их. Если вы захотите жениться на подобной женщине, придется научиться позволять ей самой открывать дверь.

Макс некоторое время смотрел в пустоту, переваривая услышанное, а затем произнес:

— Открыть даме дверь — моя старая привычка. Я вырос на юге, где поведение мужчин по отношению к женщине более традиционное. Но мне, в общем-то, все равно.

— Это хорошо, — отметила Джесси. — Если вы сосредоточитесь на стремлениях женщины, которую собираетесь вести под венец, то просто позвольте ей в некоторых вопросах быть лидером.

— Да, — ответил Макс, пытаясь представить, как в таком случае может выглядеть его будущая избранница.

Но единственный образ, который появился у него в голове, был образ Джесси.

— Что будете есть? — поспешно спросил он.

— Я еще не решила.

— Тогда думайте быстрее, потому что через минуту официантка будет здесь.

— Не официантка, а официант. Как доктор. Политкорректность — очень важная штука, особенно в той среде, в которой вы окажетесь.

Шеридан посмотрел на официантку.

— Знаете, мне как-то трудно забывать о половых различиях, когда я вижу таких женщин.

Джесси проследила за его взглядом. Официантка, высокая блондинка, одетая в черные обтягивающие брюки и белую блузку, улыбалась мужчине за другим столиком. Вот она повернулась, и стала видна ее пышная грудь.

Да, эта женщина словно сошла с обложки «Плейбоя».

— Понимаю вашу проблему, — Джесси попыталась справиться с внезапно возникшим чувством неполноценности при виде столь идеальной женской красоты. — Вы такой представляете свою будущую жену?

Макс снова посмотрел на официантку. Он попытался представить ее с ребенком на руках, но не смог. Подобные барышни обычно боятся, что ребенок сначала испортит фигуру, а потом будет постоянно отнимать время, столь необходимое на прическу, макияж и т. п.

— Не совсем, — покачал головой Макс. — Для таких женщин самое главное — сохранить свою внешность. Они редко решаются рожать детей, да и брак для них — лишь средство достичь определенного положения в обществе.

— Да уж, достаточно посмотреть на статистику разводов. Распадается половина заключенных браков.

Макс заметил тень, пробежавшую по лицу девушки. Интересно, что вызвало грусть в ее глазах? Может, она сама была замужем и пережила развод?

— Во всем нужно искать светлую сторону. Значит, другая половина браков сохраняется.

Джесси улыбнулась, и у Шеридана появилось странное ощущение, будто солнце проглянуло из-за туч.

— Дайте я угадаю. Вы из тех, кто скажет, что стакан наполовину пуст, а не наполовину полон?

— Нет, я из тех, кто сразу начинает рассуждать о запасах воды в мире, — рассмеялась Джесси. — Практичность — весьма полезное качество.

— Ну, не для всех, — пробормотал Макс, вспомнивший, сколько раз девушки жаловались, что ему недостает романтичности. — Многие женщины явно предпочитают романтический подход.

— Но понятие романтики для каждого свое. Я лично считаю романтичным мужчину, который может меня обеспечить, позаботиться о семье. Но я сама практична. А вам просто нужно найти женщину, которой будет нравиться то же, что и вам.

— А вы не верите в притяжение противоположностей?

Девушка ощутила боль, снова вспомнив многочисленных любовников матери.

— Поверьте чужому опыту: в этом слишком много риска. Расхождения, столь незначительные вначале, впоследствии становятся поводами для скандалов. — Джесси быстро сменила тему, как только к ним подошла официантка. — Я закажу цыпленка с овощным салатом, устриц и бокал белого вина.

Пока официантка записывала их заказ, Джесси придирчиво изучала внешность девушки в поисках изъяна. Напрасно.

Блондинка обратилась к Максу:

— Большая честь для меня познакомиться с вами, мистер Шеридан. — Она бросила на Макса влюбленный взгляд, и Джесси едва не поперхнулась. — Я много раз видела в газетах ваши фотографии, но даже и не мечтала встретиться с вами, — она рассмеялась каким-то особенным смехом.

Джесси готова была поклясться, что этот смех красавица репетировала по три раза в день перед зеркалом.

Девушка посмотрела на Макса. К ее удивлению, он не реагировал. Мужчина только кивнул и сделал свой заказ.

Не смутившись, официантка продолжала флиртовать с миллиардером. Ей просто не верилось, что ее чары не оказывают действия.

Когда девушка наконец ушла, Джесси произнесла:

— Прекрасно!

— Что вы хотите этим сказать?

— Вы сопротивлялись порыву ответить на ее намеки, находясь в обществе другой женщины.

Улыбка Макса показалась девушке циничной.

— Это было довольно легко. Она флиртовала не со мной, а с моими деньгами.

— С чего вы взяли? — нахмурилась Джесси.

— Она знала мое имя. Приходится учиться разбираться в людях. Это спасает от многих бед.

— Да уж. А как понять, что вы действительно понравились кому-то?

— А вот для этого мне и нужны вы — слушать разговоры моей будущей жены обо мне.

Выражение, внезапно появившееся в его глазах, поразило девушку в самое сердце. Он так одинок! Словно у этого сильного мужчины нет и никогда не было друга. Это же просто нелепо! — одернула себя Джесси. Макс — интересный мужчина. Разумеется, у него куча друзей! К тому же он наверняка привлекал бы женщин, даже не имея ни гроша за душой. Просто им было бы все равно, богат он или беден.

Молодой человек принес им вино, улыбнулся и вернулся к стойке бара.

Отпив немного из бокала, Джесси спросила:

— А что насчет религии?

— Ну, вы сами не можете быть религиозной фанатичкой, раз пьете вино.

— Мои религиозные предпочтения в данном случае не имеют значения. В отличие от ваших. У вас есть какие-то требования к жене по этой части?

— К ней, пожалуй, нет. Но детям нужно ходить в церковь по воскресеньям.

— Не совсем так. Детей нужно водить в церковь, — поправила его девушка. — И, что еще более важно, вам придется научиться жить по законам религии, которую вы примете. Ничто так не портит жизнь детям, как лицемерие.

Макс задумчиво посмотрел на Джесси.

— Похоже, вы пережили это сами. Что случилось? Ваши родители обижали вас?

— Нет, — ответила девушка.

К облегчению Джесси, в этот момент появилась официантка с заказанными салатами. Нужно быть осторожней. Макс слишком проницателен. Не хватает только, чтобы он заинтересовался ее прошлым. Если этот человек узнает кое-какие детали из ее жизни, то сочтет мисс Мартинелли неподходящей для роли, которая ей отведена.

За едой Джесси внимательно наблюдала за Максом. Его манеры были безукоризненны, и ей не пришлось учить его основам поведения за столом, как многих клиентов.

— Ну, и каков вердикт?

— Вердикт? — эхом переспросила Джесси.

— Да вы весь обед на меня смотрите, как удав на кролика! Я выдержал экзамен?

— Да. Вы часто бывали на деловых обедах?

— Нет. Всеми силами стараюсь их избегать.

— В таком случае вам нужно будет сходить в пару экзотических ресторанов, чтобы научиться всем тонкостям поведения за столом — ну, например, какими приборами пользоваться, как есть китайские блюда палочками и так далее.

— Да. Только я отправлюсь туда с вами. Не забывайте, вы же постоянно будете со мной в качестве консультанта.

— Я этого не забыла, — произнесла она, снова ощутив странное возбуждение.

— Вы будете десерт?

— Нет, спасибо, у нас не остается времени. Главное в работе с детьми — приходить вовремя.



— Хорошо, — Макс достал телефон, сделал звонок водителю и знаком попросил счет у официантки, которая по-прежнему пожирала его глазами. Та тут же подлетела к их столику. — Можно счет?

— Разумеется, мистер Шеридан, — с сексуальной улыбкой официантка вручила мужчине кожаную папку и ушла.

Макс открыл папку, мельком взглянул на цифру и оставил внутри несколько купюр.

Глаза Джесси сузились, когда она заметила в папке помимо счета и белый клочок бумаги. На нем были нацарапаны имя и номер телефона. Ну и нахалка эта особа! Джесси не на шутку рассердилась. Как эта развратница смеет приставать к человеку, когда он пришел в ресторан с женщиной?!

— Идем?

Макс поднялся на ноги. Джесси поспешно встала и последовала за ним, радуясь, что он даже не тронул бумагу с номером телефона.

Фред ждал их на стоянке ресторана. Джесси быстро забралась на заднее сиденье.

— Куда едем? — поинтересовался Фред.

— Джесси? — повернулся к девушке Макс.

Она назвала адрес молодежного центра.

— Не самое лучшее место с точки зрения безопасности, — неодобрительно заметил Фред.

— И не самое худшее, — парировала девушка.

— С нами все будет в полном порядке, — успокоил водителя-охранника Макс. — Не волнуйся.

Джесси покосилась на мужчину и ощутила прилив желания.

Возможно, с Максом все действительно будет в полном порядке, однако она начала здорово волноваться о собственном благополучии.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Если бы у меня были деньги, мне бы вообще не понадобилась работа!

— Вижу, — Макс внимательно посмотрел на невысокого, худого подростка, который развалился на стуле перед ним.

— И знаешь, чувак, мне плевать, с какой зарплаты начинать. Все платят не больше минимума, — Луис пробежался пальцами по волосам.

— Почему-то меня это не удивляет.

Макс бросил взгляд на Джесси, которая сидела в дальнем конце комнаты. Она спокойно наблюдала за ходом собеседования. Девушка улыбнулась Максу.

— Луис, — произнесла она, — никогда и ни за что не говори работодателю, что тебе нужна эта должность только потому, что тебе не хватает денег.

Юноша недоверчиво посмотрел на Джесси.

— Нет же дураков, которые могли подумать, будто мне нужна эта работа, просто чтобы повеселиться!

— Знаю, но все же этого говорить не следует, — продолжила девушка с тем же поразительным терпением, которое она проявляла весь вечер.

А из нее бы получилась замечательная мать, мимоходом подумал Макс. Эта женщина не теряет терпения и самообладания.

— Понимаешь, это как… Вот, например, твоя девушка спрашивает тебя, не слишком ли она растолстела. Что ты ей ответишь? Скажешь «да», даже если это очевидно? Нет, ты начнешь ее утешать, говорить, что ее фигура тебе очень нравится.

Луис нахмурился, обдумывая ее слова.

— Ну, пожалуй, да, — пробормотал он. — Но если нельзя говорить правду, что мне им соврать?

— Все, что угодно, если это позволит тебе получить работу, — ответил Макс.

— Макс Шеридан! Не смей учить ребенка гадостям! — воскликнула Джесси.

— Это не гадости, именно так ведется эта игра. Единственное строгое правило — не говори, что можешь справиться с работой, если на самом деле ничего о ней не знаешь. Рано или поздно ложь всплывет, и ты окажешься на улице.

— Я смогу делать все, что потребуется, — заносчиво произнес Луис.

— А почему ты так сильно нуждаешься в этой работе? — спросил Макс и тут же пожалел об этом.

Он совершенно не хотел зацикливаться на делах Джесси. Он и так потратил весь вечер на подростков вместо того, чтобы заниматься собственными делами. Шеридан бросил на нее быстрый взгляд. Девушка обеспокоенно наблюдала за Луисом. Макс нахмурился. Он же ее нанял! Она должна думать только о том, как найти ему жену.

— Маме недавно сделали операцию, но она не сможет вернуться на работу еще несколько месяцев. А если она не выйдет на работу через полгода, ее уволят. Добиться пособия очень непросто. А мне еще надо кормить младшего брата. — Луис сглотнул, словно пытаясь замедлить поток слов. — Я ходил в пункт раздачи обедов в церкви и получил там кое-что, но они говорят, что на всех все равно не хватает. И потом это не та еда, которая нужна сейчас маме.

Макс вздрогнул, заметив отчаяние, которое на мгновение проглянуло из-под привычной маски «крутого парня». Он не стал спрашивать, где отец Луиса. Все и так было ясно.

На мгновение Шеридан вспомнил себя в семнадцать — такого же напуганного и неуверенного парня, которому неоткуда было ждать помощи.

— А потом мой друг Статс рассказал, что Джесси сегодня проводит этот вечер, и я решил прийти.

— Какие у тебя навыки?

— Что за навыки?

— Что ты умеешь делать?

— Все, что угодно. Не имеет значения. Только бы за это потом не посадили, — ответил юноша.

— Ладно, приходи завтра с утра ко мне в офис, найдем тебе дело, — с удивлением услышал Макс собственные слова.

— Правда?

Луис посмотрел на Шеридана с надеждой, приправленной недоверием.

— Правда, — Макс с трудом подавил собственные сомнения.

Зачем, спрашивается, он ввязался в дела Джесси и почти что уже нанял на работу одного из неблагополучных подростков? Ладно, ему подыщет работу социальная служба компании, и он, Макс Шеридан, никогда больше не услышит об этом парне.

Он достал из кармана бумажник и вынул оттуда визитную карточку. На обороте сделал пометку для менеджера по приему на работу и вручил карточку Луису. Вместе с купюрой в сто долларов.

— Это аванс, — объяснил Макс. — Он будет вычтен из первой зарплаты. Подойди с этой карточкой к распорядителю, и тебе найдут работу.

Луис поспешно взял карточку и деньги, словно боялся, что миллиардер передумает. Вскочив, парень бросился к двери.

— Спасибо, друг! Спасибо, Джесси! — смутившись, юноша склонил голову и вышел.

— Зачем вы это сделали? — покачала головой девушка. — Вы же не стали предлагать работу другим ребятам, с которыми проводили собеседование. А между тем Луис — один из самых безнадежных случаев.

— А может, у него есть какие-то скрытые достоинства, — Макс потер шею, не желая признаваться, что на долю секунды увидел в этом парне себя.

Если Джесси решит, будто его легко разжалобить, она заставит Шеридана взять на работу еще с десяток таких же хлюпиков.

Мужчина смотрел, как девушка идет к столу за своими заметками. Какая грациозная походка! Словно она движется под музыку, которую больше никто не слышит.

— А как часто вы читаете здесь лекции? — спросил Макс, пытаясь подавить вспыхнувшее, было, желание. — Многие зовут вас по имени.

— Три или четыре раза в неделю. В основном это программа, которую дети изучают сверх школьной программы. А персонала всегда не хватает. — Помолчав, девушка спросила: — Скажите, а какое место вы предложите Луису в вашей фирме?

— К счастью, это не моя забота. Так сказать, привет моему менеджеру. Но предупреждаю, сохранит Луис работу или нет — зависит от него.

Джесси скривилась.

— Надеюсь, наш юноша выдержит испытание. У него не слишком много опыта, и, скорее всего, он не умеет правильно себя вести.

— Если он действительно хочет иметь работу, то быстро всему научится. Если нет, что ж… Ему протянули руку помощи — а он не воспользовался этим.

Джесси пристально посмотрела в глаза Максу. Этому человеку присуща душевная мягкость? Что-то не похоже. Однако ведь дал же он Луису сто долларов! При том, что парень преспокойно может и не явиться завтра в офис. Значит, Макс — вовсе не такой сухарь, каким хочет казаться?

— Ну, мы здесь закончили?

— Да, Луис был последним.

Вынув телефон из кармана, Макс позвонил Фреду, а затем повел девушку к выходу. От прикосновения горячих пальцев по ее телу пробежала дрожь. Да что с ней такое?

— В котором часу мне заехать за вами завтра?

— Завтра? — непонимающе переспросила Джесси, очнувшись от раздумий.

Макс раздраженно посмотрел на нее. Разве он не платит ей за то, чтобы она думала о его свадьбе?

— Мы договорились заняться повседневной одеждой и посмотреть мой особняк.

— Адрес которого вы не знаете.

— Теперь знаю. Я взял у юриста ключ и адрес.

— Хорошо, — кивнула Джесси. — Где встретимся?

— Я заеду за вами. Скажем, в десять?

— Отлично!

Девушка последовала за ним к выходу. К завтрашнему утру она должна во что бы то ни стало, вернуть себе хоть частичку здравого смысла. Смотреть на Макса Шеридана как на своего клиента и не более того.


Однако на следующее утро при первом же ее взгляде на Макса ее намерения растаяли как дым.

На нем были черные выцветшие джинсы и черная же футболка. Девушка невольно сглотнула. Вид Макса в черном оказался весьма впечатляющим. Не хватало только черного «Харлей-Дэвидсона»!

— А зачем мне мотоцикл? — изумился Макс.

Оказалось, последнюю фразу Джесси произнесла вслух.

— Ну, он бы соответствовал вашему образу, — ответила девушка и поспешно сменила тему: — Так в какое ателье направимся?

— «Аткинс». Именно там мне шьют одежду.

Макс открыл девушке дверцу «мерседеса», и она забралась в салон.

— Доброе утро, Фред!

— И вам того же, мисс Мартинелли.

Макс тоже сел в машину и хлопнул дверцей.

— Пристегните ремень, — велел он девушке.

— Судя по тому, как Фред тщательно осматривает улицу, я лучше не буду этого делать — вдруг придется удирать?

— Пристегни ремень, — с нажимом повторил Макс. — В Нью-Йорке на дорогах очень опасно!

— Ладно, ладно. Удовлетворен?

Удовлетворен? Макс посмотрел на ее розовые губы, и его волной омыло желание. Нет, до удовлетворения было далеко. Нельзя мешать бизнес с удовольствием, с сожалением подумал мужчина.

— Что мне нужно купить?

Шеридан с трудом вспомнил о цели их встречи.

— Если это — ваша обычная одежда на каждый день, то все.

— Не нравится? Это моя любимая футболка.

— Да, судя по ее состоянию, — саркастически заметила Джесси. — Твоя будущая жена может подумать, что ты скуп, а таких никто не любит.

— Знаешь, есть некоторая разница между скупостью и экономностью. И вообще, откуда ты знаешь, как относятся к одежде друг друга супруги? Ты была замужем? — ввернул Макс давно интересующий его вопрос.

— Нет, я не была замужем — и вовсе не из-за скупости предполагаемых претендентов. Просто я наслушалась историй от подруг и…

Она замолчала, когда Фрэд остановил машину у ателье «Аткинс».

— Чем могу помочь? — бесцеремонно прервал их продолжившуюся беседу продавец.

— Ничем, — спокойно ответил Шеридан, и мужчина инстинктивно отступил на шаг.

— Спасибо, мы сами посмотрим, — мягко добавила девушка.

— Вот мерзавец! — пробормотал Макс, когда продавец отошел.

— Полагаю, такое поведение проистекает из того, что слуги зачастую оказываются большими снобами, чем их хозяева, — заметила Джесси. — Так, в первую очередь нам нужно…

— Мистер Шеридан! — с другого конца помещения донесся радостный голос. — Чему обязан?

Джесси обернулась и увидела пожилого человека, который торопливо направлялся к ним.

— У вас возникли проблемы с костюмами, которые мы вам недавно прислали?

— Вовсе нет. Хочу купить что-нибудь повседневное.

— Не могу не выразить свою признательность за то, что вы предпочли именно наш магазин, — произнес мужчина и широко улыбнулся Джесси.

— Это Джесси Мартинелли, мой консультант по имиджу. Джесси, это мистер Аткинс.

— Очень приятно!

— Ваша дама, безусловно, очаровательна! — одобрительно заметил модельер, посмотрев на костюм девушки. — Что вы хотите купить, мистер Шеридан?

— Джесси, что я хочу купить?

— Так, нам нужно что-нибудь удобное для дома, одежда для гольфа, тенниса, причем желательно белого цвета, а также для прогулок на яхте.

— Джесси, я умею играть в гольф, потому что многие встречи происходят именно на игровом поле. Но, должен тебя предупредить, я ни разу в жизни не был на теннисном корте.

— Это совершенно неважно! — отмахнулась Джесси. Повернувшись к мистеру Аткинсу, она добавила: — В общем, нужно быть готовым к любому виду отдыха.

— Может, тогда просто скупим весь магазин? — пробормотал Макс.

Но девушка проигнорировала это замечание.

Модельер повернулся и окинул Макса профессиональным взглядом.

— Никаких проблем. К счастью, у мистера Шеридана вполне стандартный размер, в продаже все есть. Если вы пройдете со мной, то сможете примерить…

— Нет, — отказался Макс. — Мне не нужно ничего мерить. Мы просто закажем модели, а вы потом пришлете их мне на дом.

— Разумеется, мистер Шеридан. Если по каким-то причинам что-нибудь не подойдет, мы исправим или подберем другую модель.

Джесси с завистью вздохнула. Как просто ходить за покупками, когда у тебя миллиард долларов!

Через полчаса они заказали весьма впечатляющее количество одежды.

— Да я многое из этого вообще не надену! — пожаловался Макс, когда девушка решила добавить в общий список еще и голубой кашемировый свитер.

— Наденешь, не волнуйся. Ладно, пока хватит, — произнесла она, обращаясь к мистеру Аткинсу. — Вы не могли бы завернуть вон тот костюм для тенниса? Мы возьмем его с собой.

— Разумеется, — модельер взял белые шорты и тенниску и упаковал их в пакет с логотипом магазина. — Пожалуйста. Остальные покупки доставим сегодня же вечером.

— Благодарю вас, — произнес Макс, взял пакет и, схватив Джесси за руку, решительно повел ее к выходу.

— К чему такая спешка? — возмутилась девушка.

— Я хочу уйти прежде, чем ты решишь, что нам совершенно необходимо еще во-он то красное чудовище в образе свитера, или обнаружишь, что в магазине осталась модель, которую мы по чистой случайности не заказали!

— Вспомни о том, что всегда нужно производить хорошее впечатление.

— Пока что это впечатление ты произвела только на мой бумажник, — пробормотал Макс и позвонил Фреду.

— Ты всегда, — усмехнулась Джесси, — можешь пойти и отказаться, ведь пока мы не заплатили.

— Поздно, у меня здесь свой счет, и Аткинс пришлет мне чек вечером. А зачем мне этот теннисный костюм?

— Потому что сегодня я буду учить тебя играть в теннис.

Шеридан уставился на девушку.

— Ты играешь в теннис?!

— И, между прочим, довольно неплохо, — без ложной скромности ответила она. — Это замечательный вид спорта для горожан. Можно хоть круглый год играть в зале.

— А мне не нравятся всякие секции, — упрямо заявил Макс, вспомнив, как отец заставлял его ходить на футбол.

С тех пор он ненавидел эту игру.

— Двух игроков, которые кидают мячик туда-сюда через сетку, трудно назвать секцией. Ладно, еще могу договориться, чтобы тебе дали несколько уроков плавания под парусом, когда будешь свободен.

Джесси поспешила к машине.

— Так когда ты свободен? С этим нельзя затягивать. Обучение и так займет немало времени.

— А может, мы просто возьмем яхту в аренду, а ты будешь давать мне необходимые инструкции? — взмолился Макс.

— Извини, но с яхтой я обращаться не умею. К тому же есть куда более доступные способы обгореть на солнце.

— Тогда обещай, что будешь ходить на все эти уроки вместе со мной.

— Не самая лучшая идея. Видишь ли, я не умею плавать.

— Не умеешь?!

Он потрясенно посмотрел на Джесси.

— В детстве так и не научилась, а потом было не до того.

— Хорошо. Я дам тебе урок после того, как ты начнешь учить меня играть в теннис.

— Спасибо, что предложил, но у меня нет ни малейшего желания учиться плаванию.

— Я точно так же не хочу учиться играть в теннис. Но стану, так как это пойдет мне на пользу. Значит, и ты можешь сделать то же самое.

— Мисс Мартинелли, а он прав, — вставил со своего места Фред.

— Мы обсудим это позже, — пробормотала мисс Мартинелли, чувствуя, что ее прижали к стенке. — Так, где этот твой особняк?

— В Ист-Энде, шестьдесят четыре.

— Замечательный район, — одобрительно заметила Джесси. — Если ты приведешь дом в порядок.

— Нет, если ты приведешь дом в порядок, — поправил Макс. — Я не специалист по декору.

— А я — тем более. И вообще, лучше предоставить твоей жене возможность сделать все самой. Большинство женщин предпочитает обставлять дом по собственному вкусу.

— Да уж, — отозвался Шеридан, пытаясь представить, какая квартира у Джесси.

Она была решительной личностью, и наверняка у нее дома преобладали яркие краски. Макс тут же представил, как девушка потягивается на темно-красном диване. Нет, лучше на изумрудно-зеленом. Чудесный контраст с ее бледной кожей…

— Оттуда, наверное, открывается прекрасный вид на Центральный парк! — предположила Джесси.

— Мы на месте, сэр, — произнес шофер и остановил машину перед пятиэтажным каменным зданием.

— Отличное место. И дом в самом деле очень большой! — сказала Джесси, глядя на особняк.

— Ладно, пошли.

Джесси последовала за мужчиной, поднялась по ступенькам крыльца к двери в викторианском стиле и посмотрела на два узких окна с витражами.

— Что, ключ не подходит? — спросила она, глядя, как Макс возится с замком.

— Застрял. Возможно, нам придется… — Замок наконец поддался. — Так вот, сначала нужно будет установить новые замки, — сказал он, распахивая дверь.

Джесси поморщилась, когда в нос ударило спертым пыльным воздухом.

— Здесь что, нет кондиционеров? Или они не работают?

— Не имею ни малейшего представления, — отозвался хозяин дома. — Ну, что скажешь? — спросил он, окинув взглядом интерьер.

— В общем-то, неплохо. Мраморный пол…

— Если он не подходит, у меня хватит денег на новый.

— Даже не думай об этом! Пол великолепен. Нужно только вымыть его.

Девушка прошла под арку справа и оказалась в огромной комнате с двумя окнами в человеческий рост.

— Должно быть, здесь когда-то была приемная. Слишком уж официально выглядит, — решила Джесси. — Уверена, зимой здесь просто зверски холодно.

Макс провел пальцем по подоконнику.

— Грязно. Все окна придется заменить на двойные. А то и тройные.

— Без сомнения, — Джесси распахнула дверь в очередную комнату, не уступавшую по размерам первой и уставленную книжными шкафами. — Кажется, это библиотека. Ладно, пойдем посмотрим, что еще находится на этом этаже.

На этом этаже находились еще столовая и три небольшие комнаты, назначение которых было трудно определить. Ну и, разумеется, ванная со старинным туалетом и раковиной на возвышении.

— Этого-то я и боялась, — пробормотала Джесси.

— Чего? Все старое, но вроде бы работает.

— Да не этого. Я про кухню.

Макс нахмурился, вспоминая комнаты первого этажа.

— Но мы не проходили через кухню.

— Именно. Ее здесь просто нет! Спорить могу… — девушка прошла до конца коридора к двери. — Это черный ход?

— Сейчас проверим, — Макс шагнул вперед и отпер дверь. Она со скрипом отворилась, открыв сад, окруженный стенами из красного кирпича. Джесси подошла поближе, чтобы все рассмотреть, и вдохнула запах его одеколона…

— Да уж, неплохо для дворика в центре Нью-Йорка, — заметил Макс.

Девушка с усилием вернулась в реальность.

— Здесь хватит места для качелей и всевозможных игр. Если привести дворик в порядок, — произнесла Джесси.

Вернувшись в дом, она открыла дверь справа и поняла, что смотрит в кромешную тьму.

— Не хватает только трупа, — пробормотала она.

— И света, — сухо добавил Макс, протянул руку и щелкнул выключателем.

На лестницу пролился робкий луч.

— Не понимаю, зачем они сделали лестницу в подвал такой темной, — Джесси осторожно шагнула на первую ступеньку.

В нижнем, подвальном этаже оказалось шесть небольших пыльных комнат и крохотная кухонька.

— Некогда я снимал квартиру, и там была такая же кухня, — задумчиво протянул Макс. — Но почему кухня в подвале?

— Именно так когда-то строили дома, — просветила спутника Джесси. — Здесь готовили еду, а затем относили ее наверх. А в других комнатах, скорее всего, жили слуги.

— Видимо, они привыкли все есть холодным, — с этими словами Макс открыл дверцу духовки. Та издала душераздирающий скрип и… отвалилась.

Взглянув на Макса, Джесси не выдержала и прыснула.

— Я бы на твоем месте ничего здесь не трогала.

— Да, своевременное замечание, — он бросил дверцу на пол. — Ладно, пошли отсюда. Это просто безнадежно.

Девушка прошла мимо него к лестнице, и он уловил цветочный аромат ее духов. Макс вдохнул его полной грудью, и, разумеется, в нос попала пыль, отчего мужчина начал кашлять и чихать.

— Эй, ты в порядке? — спросила Джесси, когда они поднялись на первый этаж.

— Да, просто там чертовски пыльно.

— Здесь везде чертовски пыльно, — заметила она, узрев посреди коридора кучу прошлогодней листвы. — Интересно, а листья как сюда попали?

Макс пожал плечами.

— Не знаю. И мне все равно. Давай закончим тут побыстрее, иначе у кого-то из нас случится приступ астмы.

— У тебя астма? — взволнованно спросила девушка.

— Нет, но дополнительная пара минут в пыльном коридоре — и будет еще не то, — мужчина смахнул мусор со ступенек.

— А вот лестница просто божественна! Красное дерево!

— Да, только вот балясин не хватает.

— Можно заказать дубликаты.

— Зачем усложнять себе жизнь? Проще поставить новые перила.

— Проще и даже дешевле. Однако лучше оставить подлинную обстановку викторианской эпохи. Уверена, твоя жена это оценит. По крайней мере, если она будет из богатой семьи.

— Я не собираюсь терпеть холодную еду и разваливающуюся мебель ради кого-либо. Даже ради жены.

— Здесь кое-что можно изменить, — предложила Джесси. — Можно объединить те три комнаты на первом этаже и устроить замечательную кухню.

— А что делать с подвалом?

— Там будет прачечная, тренажерный зал и помещение для игр.

Следуя за Джесси наверх, мужчина обдумывал ее предложение. Он представил, как его дети будут бегать по большому залу. Два маленьких мальчика с темными волосами, такими же, как у него, бегают за девочкой с рыжими кудряшками… Макс поспешно обуздал фантазию. Его дочь будет блондинкой, потому что он женится на блондинке.

— Да, на этом этаже тоже потребуется большой ремонт.

Мужчина поспешил догнать девушку, которая уже скрылась в одной из комнат. Помещение было большим, с пятью окнами на одной стене.

— Здесь будет очень светло.

— Ага, а вот с удобствами туговато, — Джесси открыла дверь на противоположной стене. — Интересно. Она ведет в другую комнату.

— Похоже, хозяева не слишком заботились о личном пространстве.

— Можно снести стену, и получится огромная, шикарная спальня с отдельной ванной и туалетом.

— Я начинаю думать, что теперь только и буду делать, что сносить стены, — пробурчал Макс.

— Вполне возможно, — подойдя к куче штукатурки и кирпичей, Джесси подняла глаза. Потолок в одном месте обвалился, и в дыру можно было увидеть комнату на верхнем этаже.

— Только не вздумай туда идти, — отрезал Макс. — Это небезопасно. Постараюсь сегодня же нанять архитектора.

— Предлагаю обратиться в фирму «Ливерсон и Ливерсон», — откликнулась Джесси. — Они специализируются на реконструкции старинных особняков.

Не только они, подумал Макс. Он пришел к выводу, что поступил правильно, наняв мисс Мартинелли. Это была лучшая идея за всю его жизнь.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— А какое у тебя расписание до конца недели? — спросил Макс, когда они вернулись в машину.

— Днем в четверг у меня встреча. Нужно встретиться с директором. Он хочет, чтобы я провела урок хороших манер за столом в его школе.

— В школе? — удивился Макс. — А я не знал, что теперь детям преподают еще и этикет.

— В обычных школах и не преподают. Но эта частная. По словам директора, родители обеспокоены плохими манерами своих бесценных чад. Именно они потребовали ввести такой предмет.

— И директор согласился?

— Если бы тебе родители платили по двадцать пять тысяч в год, ты бы тоже согласился, — сухо пояснила Джесси. — Поймешь это через несколько лет, когда твои детишки тоже пойдут в школу. Именно в частных школах вырастают новые бизнесмены, экономисты и люди, знающие толк в этикете. Теоретически.

— А ты не веришь в эту теорию?

Девушка пожала плечами.

— Лично я думаю, что прежде всего нужно позволить детям оставаться детьми и не пичкать их условными приемами и ограничивать круг общения только с теми людьми, которые могут оказаться полезными в будущем.

— По крайней мере, родители стараются подготовить детей к жизни. Дать им уверенность в завтрашнем дне, — протянул Макс.

— Точнее сказать, богатенькие родители за деньги находят людей, которые воспитывают их детей. Посуди сам: я буду учить детей тому, что они прекрасно узнали бы, обедая вместе с родителями. Но те заняты зарабатыванием денег и собственными развлечениями, а за их детьми присматривают всевозможные няни и учителя.

— Безразличие по отношению к детям вовсе не связано с богатством, — запротестовал Макс.

— Нет, — ровно согласилась Джесси.

Макс увидел боль в ее зеленых глазах. Неужели его слова вызвали плохие воспоминания? Или, может, Джесси думала о тех детях из неблагополучных семей?

— А какое детство было у тебя? — рискнул поинтересоваться он.

— Обычное, — ответила Джесси, убеждая себя, что не врет. И в самом деле, какое еще может быть детство с матерью-алкоголичкой? Да еще и проституткой… Не ее вина, что Макс решил, будто его консультант происходит из хорошей, обеспеченной семьи. — Нам нужно начать заниматься теннисом как можно скорее. Я позвоню в клуб и узнаю, есть ли у них свободный корт.

— Ну уж нет. Играть будем на кортах моего клуба. — Выудив телефон из кармана, он набрал номер клуба. — Ал, это Макс Шеридан. Можешь записать на меня теннисный корт на сегодня? Ладно, я уточню. — Он прикрыл телефон и обратился к девушке: — Говорит, что можно приехать к трем. Устраивает? — Джесси кивнула. — Да, тогда в три. Часа, думаю, хватит. Спасибо.

Да, часа должно хватить. Главное — не переусердствовать в первый раз, подумала Джесси. Она с сомнением посмотрела на его широкие плечи.

— Теннис — довольно напряженная игра. В какой ты форме?

— В хорошей, — просто ответил он.

Да, это, верно, — мрачно подумала Джесси. Все эти истории о том, как бизнесмены в тридцать лет умирают от сердечных приступов, явно не касаются Шеридана. И все же… Она почувствовала, как по коже побежали мурашки при одной мысли о том, что такое может случиться с Максом.

— Это твое мнение или специалистов?

— А моего недостаточно?

— Люди редко судят о собственном здоровье объективно.

— Еще месяц назад доктор заявил, что я в превосходной физической форме. Не беспокойся. Тебе не придется практиковать на мне навыки первой помощи.

— С чего ты взял, что я их знаю?

— Ну, ты же из тех, кто знает все, — усмехнулся мужчина.

Почему-то Джесси рассердило это заявление. Она была не интересна этому типу. Оно и к лучшему. Так безопасней. Не хватало только романа с Максом Шериданом!

— Может, я отвезу тебя домой? Захватишь купальник и костюм для тенниса, — предложил он. — А в два тридцать я тебя заберу.

— В два тридцать. Отлично. Только вот купальник мне не пригодится. Я не собираюсь плавать.

— Еще как собираешься! В моем клубе к тому же роскошный бассейн.

— Ты упускаешь одну важную деталь, Макс. Я не хочу учиться плавать.

— А я не хочу играть в теннис. Заключим сделку?

— Во-первых, у меня нет купальника.

— Это не проблема, они продаются в клубе.

— Без всякого сомнения, цены там страшно завышены. Извини, но мне деньги еще пригодятся.

— Я уже говорил, что буду оплачивать все твои расходы. Купальник идет под эту же статью. Как и новое платье для коктейля в пятницу.

— Мне есть что надеть! — возмутилась Джесси.

— Не смеши меня, — отмахнулся Макс. — Купи что-нибудь новое. От известного дизайнера. Ты же сама твердишь, что главное — произвести хорошее впечатление.

А может, стоит воспользоваться заманчивым предложением? Оригинальная модель по последней моде… Первый шаг на пути к большому бизнесу…

— Я дам тебе кредитную карточку на все расходы, — сообщил Макс, когда Фред остановил машину у подъезда. — Если будет не хватать, свяжись со мной. Да, и еще. Я позвоню Ливерсону, чтобы он разобрался с домом и сказал, что нужно делать. И, разумеется, мне будет нужен женский взгляд.

Джесси была рада слышать это, так как старый дом ей очень понравился.

— Единственный женский взгляд, который тебе нужен, — это мнение будущей жены.

— Ну, пока у меня ее нет, придется поработать тебе. Не хочу откладывать.

— Ладно, думаю, это не повредит, — согласилась Джесси. — Скорее всего, архитектор будет руководствоваться уже имеющейся атмосферой дома.

— Так. Значит, вернусь в два тридцать.

— До скорого, — произнесла она, торопливо выбираясь из машины.

Ее губы изогнулись в улыбке, когда «мерседес» уехал. Макс и в самом деле был на редкость интересным мужчиной.


Первое, что она заметила, войдя в квартиру, — зеленый огонек на автоответчике. Уронив сумочку на пол, Джесси нажала кнопку воспроизведения. Первые два сообщения были деловыми, и девушка аккуратно сделала пометку «перезвонить» в блокнотике рядом с телефоном.

Однако чувство удовлетворения исчезло в тот же миг. При звуках печально знакомого голоса желудок Джесси сжался в комочек.

«Джесси, я знаю, слишком рано еще говорить об этом после моего письма, но…»

Трясущейся рукой девушка нажала кнопку «Удалить».

— За что? — со злостью спросила она.

Зачем она понадобилась матери? Прошло уже пятнадцать лет с тех пор, как Джесси проснулась в доме, полном полицейских, и один из них надевал наручники на ее мать. Та была пьяна.

Девочке велели одеться, после чего их обеих отвезли в участок. Мать сразу же отвели в камеру предварительного заключения, а Джесси передали с рук на руки социальному работнику. Тот увез ее в Лонг-Айленд в приемную семью, посоветовав напоследок хорошо себя вести.

— Черт! — девушка вскочила на ноги, не в силах усидеть на месте, и побежала на кухню.

Она не хотела вспоминать эти события из своей жизни. Из другой жизни. Мечтала забыть боль, стыд и страх, которые испытывала. Мечтала забыть мать, из-за которой пришлось столько страдать.

Девушка потянулась за растворимым кофе. Руки так сильно дрожали, что она просыпала гранулы мимо чашки, но даже не заметила этого, погрузившись в воспоминания.

Джесси не желала матери зла. Надеялась, что та стала хоть немного лучше. Однако она совершенно не желала снова иметь с ней дело. Все было давно решено. Однажды мать вычеркнула дочь из своей жизни.

Вода закипела, и Джесси непослушной рукой налила ее в чашку. Нужно отказываться от любых встреч с матерью. Через пару дней та потеряет всякий интерес, и все будет как раньше.

Джесси отхлебнула немного кофе из чашки. Мать может еще и напиться, и вообще забыть, что у нее есть дочь. Вряд ли за пятнадцать лет она изменила своим привычкам.

А вот Джесси изменилась. Она уже давно не ребенок, она взрослый человек, знающий, что нельзя верить пустым обещаниям. Женщина, смирившаяся с мыслью о том, что у нее не будет ни мужа, ни детей. Она научилась радоваться тому, что у нее есть, — работе и добровольной помощи молодежному центру.

Джесси вспомнила Макса, и по ее телу разлилось нежданное тепло. Этот мужчина был совершенно не похож на всех остальных, которых девушке доводилось встречать. И дело вовсе не в деньгах, просто…

Рядом с ним воздух казался свежее, цвета ярче, грани резче. Правда, мир становился и более опасным. Влюбиться в такого человека было бы верхом глупости.

Да, его будущей жене придется не требовать к себе слишком много внимания. Она никогда не займет главного места в его жизни.

Может, так и нужно? Выбирать спутника не сердцем, а разумом? Брак, основанный на любви, редко оказывается прочным. А вот отношения без иллюзий построить куда легче, нужно всего лишь выработать четкие правила.

У нее с Максом много общего. Если газеты не врут, у них было одинаково несчастливое детство. Каждому пришлось искать свою дорогу в жизни — без помощи и поддержки. Но, вместо того чтобы сблизить их, именно это вставало между ними. Макс изо всех сил стремился забыть о своем прошлом. Так же, как и она.

Джесси тупо уставилась на огромные настенные часы. Да, теперь ее жизнь совсем не похожа на прошлую. Там, где мать создавала хаос и проблемы, у дочери был порядок и контроль. Дома царил идеальный порядок. Девушка аккуратно выплачивала налоги и старалась не влюбляться. В то время как мать крутила романы направо и налево.

Джесси отхлебнула еще глоток. А что, если выйти замуж? Но ей еще никто не признавался в вечной любви. Да и нужна ли эта любовь? Если забыть о чувствах и сосредоточиться на детях… если смотреть на брак как на партнерство…

Девушка нахмурилась. Это может стать выходом. Но может и привести к катастрофе.

Нет, лучше оставаться незамужней и сосредоточенной на делах.

Джесси поднялась, пошла в гостиную и включила компьютер, твердо намереваясь проработать до тех пор, пока не приедет Макс.


В два двадцать восемь Джесси уже стояла в подъезде — ей не хотелось заставлять такого занятого человека ждать. «Мерседес» остановился у тротуара ровно в два тридцать. И как только Фреду удавалось быть настолько точным?

Дверца машины открылась, и вышел Макс. У Джесси перехватило дыхание. Он был просто великолепен!

Макс взял у девушки сумку и ракетки и пропустил ее к машине.

— Добрый день! — Она старалась говорить уверенно. — Я захватила ракетку и для тебя.

— Если честно, я думал, что куплю ее в клубе, пока ты будешь подбирать себе купальник.

— Хорошо. Только я вынуждена отказаться от купальника, поскольку не желаю учиться плавать!

— А я не желаю иметь на своей совести твою смерть, если вдруг тебе придется спасаться на воде. Ты научишься плавать!

— Скажи, и многого ты добивался в своей жизни силой? — сухо спросила девушка.

Макс усмехнулся.

— Люди, которые со мной работают, умеют выполнять приказы. Или не задерживаются на работе.

— Это угроза?

— Скажем так, дружеское предупреждение.

Джесси немедленно надулась. Почему он так помешан на плавании? Стоп. Может, это просто попытка поменяться местами? Не так уж приятно ему быть учеником…

Девушка внимательно изучила его профиль, задержавшись на твердой линии подбородка. Вполне вероятно. Может, эти уроки помогут ему подняться в собственных глазах.

— Ты не понимаешь. Я училась плавать. Не помогло.

— Как это?

Джесси скривилась.

— Дело в том, что в седьмом классе я едва не утонула в школьном бассейне. Я…

— Боишься воды?

— Откровенно говоря, испытываю панический ужас. И цепенею.

— А ты никогда не пыталась преодолеть это? Твои родители тебе не помогали?

Джесси чуть не высказала горький комментарий на этот счет. Мать в тот день была пьяна, и учительница до нее не дозвонилась. А отец… Девушка даже не знала, кто он. И подозревала, что этого не знала даже ее мать.

— Нет, им в общем-то было все равно.

— Они были не правы. Когда-нибудь у тебя будут дети. Разве ради них ты не стала бы преодолевать этот страх?

Свои дети? Джесси представила себе темноволосого мальчика с синими глазами Макса и его ухмылкой и поспешно стерла этот образ. Она никогда раньше не мечтала о детях…

— Джесси?

Его низкий голос ворвался в хаос ее мыслей. Машина остановилась перед клубом. Взглянув в окно, девушка поняла, что это куда более серьезное заведение, чем ее собственный третьесортный зал.

— Выглядит очень мило, — произнесла она. — Хотя мне следовало ожидать, что ты посещаешь один из самых фешенебельных клубов города.

— Не нужно менять тему! Ты будешь учиться плавать?

Девушка выразительно посмотрела на Макса.

— Скажи, ты случайно не поклонник китайских водных пыток?

— То есть величайшая пытка — слышать правду из моих уст?

Джесси покачала головой, выходя из машины.

— Ладно, заключим договор: я учусь плавать, но если начну паниковать, ты откажешься от своих коварных замыслов.

— На сегодня, — милостиво согласился Шеридан, и девушка никак не могла определиться, восхищается ли она его настойчивостью или ненавидит это качество.

Он действовал как лавина — ничем не остановишь.

Макс провел свою спутницу мимо плечистого охранника и сразу же направился во внутренний магазин, где продавали спортивные принадлежности. Остановившись перед стендом с бикини, он взял черный комплект.

— Как тебе?

Джесси взглянула на маленькие кусочки ткани, и ей стало жарко при мысли, что можно носить что-то настолько открытое в его присутствии. Хотя вряд ли Макса это впечатлило бы. Особенно если вспомнить о его подружках.

— Не в моем стиле, — покачала она головой и двинулась к другому стенду. — Пусть лучше будет один из этих, — она указала на голубой купальник шестого размера.

Джесси не стала возражать, когда Макс попросил продавца записать покупку на его счет. Вот еще, станет она тратить свои деньги на ненужную ей вещь!

Мужчина вручил девушке пластиковый пакет с купальником и посмотрел на часы.

— Скоро начнется наш час на корте. Я покажу тебе, где раздевалки.

Раздевалка оказалась роскошнее, чем ее гостиная. Сколько же стоит членство в этом клубе? Наверняка не меньше, чем ее месячная зарплата. Девушка поспешно надела костюм для тенниса.

Макс ждал ее у дверей. Он выглядел совершенно потрясающе в белых шортах и тенниске. Длинные, мускулистые ноги были покрыты темными волосами, и у Джесси просто руки зачесались узнать, каковы они на ощупь. Странно, раньше она никогда не обращала внимания на ноги мужчин. Но с Максом все было странно…

— Ну, где корты?

— На цокольном этаже, — ответил Макс, подвел Джесси к лифту и нажал на кнопку вызова.

Через мгновение двери открылись.

— О, привет, Макс! — весело произнес из лифта женский голос.

Они вошли, и Джесси увидела прекрасную брюнетку, одетую в обтягивающие шорты, футболку и легкие кроссовки.

— Мы совсем недавно встречались в тренажерном зале, — женщина одарила Шеридана широкой белозубой улыбкой.

Впору сниматься в рекламе «Американской стоматологической ассоциации».

Макс едва заметно кивнул и повернулся к Джесси, проигнорировав заигрывания брюнетки. Девушка испытала тайное удовольствие при виде его равнодушия к ухищрениям женщины.

Лифт остановился на цокольном этаже, и Макс провел спутницу к кортам.

— Да, кстати, у нас назначена встреча с Ливерсоном в понедельник. Сразу же поедем осматривать дом.

— Как ты ухитрился организовать все так быстро? — удивилась Джесси.

— Я просто попросил.

Ну конечно, его имя не сыграло никакой роли! Упустить такой заказ со стороны Ливерсона было бы глупо. Макс не стал бы торговаться из-за стоимости работы. Джесси уже поняла, что он был вовсе не скуп, в отличие от многих богачей.

— Понедельник подойдет. А теперь вспомним о теннисе. Думаю, сегодня мы займемся тем, что научим тебя свободно подавать и принимать мяч. А правила ты можешь выучить самостоятельно, когда выдастся свободная минутка. Нужно было посмотреть, есть ли подобная литература в магазине.

— Закажу в книжном. На какую из сторон корта мне встать?

— Оставайся здесь, а я пойду на другую.

Джесси обошла сетку и приблизилась к дальней линии. Она взяла пару желтых мячиков из коробки и приготовилась к подаче. Девушка мягко отправила мяч Максу. Мужчина отбил его так резко, что она только удивленно моргнула.

Долгое мгновение Джесси изучала Макса. Итак, он хочет жесткой игры? Ну что ж. Девушка медленно улыбнулась ему. Любой, кто знал ее, при виде этой улыбки поспешил бы приготовиться к худшему, а то и вообще под шумок удалиться с корта. Конечно, она слабая женщина и не обладает особенной физической силой, но навыки при ней. Благодаря им Джесси в колледже стала членом Национального теннисного клуба.

— Неужели я ударил слишком сильно? — невинно улыбнулся Макс, но это не обмануло девушку.

Придется все-таки показать ему, как опасно недооценивать противников.

— Нет, ничего. Просто я недосмотрела. В следующий раз буду внимательнее. Готов?

— Конечно.

Девушка ударила с привычной силой, умело попав туда, куда невозможно было дотянуться. Ответный удар был просто ужасен.

— Знаешь, вообще-то смысл в том, чтобы попадать мячом внутри корта.

Следующую подачу Макс кое-как принял, но с удивлением обнаружил, что существовало такое препятствие, как сетка.

Через пять минут, ни разу не попав по мячу, он подошел к сетке. Джесси с опаской приблизилась, гадая, какой окажется его реакция. Она уже знала, что Макс помешан на состязании; осталось выяснить, умеет ли он проигрывать.

— Это все из-за того, что я в первый раз слишком сильно ударил по мячу?

Как всегда, он перешел прямо к делу.

— Я думала, ты хочешь играть без поблажек.

Макс одарил ее долгим, задумчивым взглядом.

— Черта с два! Ты пыталась преподать мне урок, и у тебя это слишком хорошо получилось. Ты очень похожа на меня.

Джесси нахмурилась, не понимая, к чему он ведет.

— В каком смысле?

— Ты не боишься бросить и принять вызов. И чертовски упряма.

— Только в некоторых вещах. Так ты предпочитаешь спокойно покидать мячик через сетку?

— Разумеется. Я же не дурак. По крайней мере не до такой степени, — он улыбнулся.

Удовлетворенная, Джесси начала знакомить его с тем, как правильно подавать и принимать мяч. Макс сосредоточился на отбивании ее ударов. Неужели он прилагает такие усилия ко всему, чем занимается? Внезапно краска обожгла ей щеки при мысли, как Макс, наверное, умеет доставить женщине удовольствие в постели…

Девушка была так погружена в свои мысли, что не заметила, как с соседнего корта упал мяч — прямо ей под ноги. Она споткнулась и приземлилась на колено.

— Джесси!

Макс перепрыгнул через сетку и поспешил к ней.

Девушку весьма впечатлил высокий прыжок, но тем не менее она произнесла:

— В следующий раз обойди вокруг. Это великолепный и очень легкий способ сломать пару костей.

Джесси попыталась подняться.

— Не шевелись! — велел Макс. — Ты могла получить серьезную травму.

— Самая серьезная травма была нанесена моему чувству собственного достоинства, — она изо всех сил пыталась не обращать внимания на его теплые руки, прикасающиеся к обнаженной коже.

— У тебя кровь идет!

— Всего лишь царапина. Немного антисептика — и я в норме.

Мужчина с сомнением посмотрел на ее ногу.

— Тебе нужно сходить к врачу.

— Вряд ли. Хотя, с другой стороны, теперь я точно не пойду в бассейн.

Джесси только что пришло в голову, что в этой маленькой неприятности была своя выгода.

— Даже не думай, что я забуду о твоих уроках плавания.

— Придется — до тех пор, пока колено не заживет, — девушка поднялась на ноги и, хромая, двинулась прочь с корта.

Про себя она думала, как долго можно будет пользоваться свалившейся на голову — точнее, на ногу — удачей. И решила, что по меньшей мере неделю!

ГЛАВА ПЯТАЯ

Джесси смотрела на улицу, ожидая появления черного «мерседеса». Затем она снова вернулась к изучению своего отражения в стеклянных дверях подъезда. Новое вечернее платье было просто великолепно! Довольно смелый вырез открывал грудь. Джесси никогда не носила такие платья, к тому же это стоило уйму денег. Вспомнив о цене наряда, девушка опять ощутила вину. Но Макс прав. Самый верный способ смешаться с высокосветскими дамами — платье от известного дизайнера.

Джесси сделала шаг и поморщилась — ободранное колено все еще болело. Нельзя сказать, что она с нетерпением ждала этого коктейля у Биддлов. Девушка ненавидела такие вечера, когда разряженные в пух и прах самодовольные люди высокопарно обсуждали жизненно важные темы. Например, как трудно в наши дни найти хорошую няню для детей и приходится самим сидеть с ними. Джесси знала только одно: своих детей она ни за что не оставила бы на няню.

Она поспешно открыла дверь подъезда, когда перед домом припарковался черный «мерседес». Макс вышел из машины и застыл на месте, когда увидел девушку. Ее огненно-рыжие волосы были красиво уложены, блестящие пряди спадали на шею и плечи.

Он окинул взглядом ее платье — от выреза до края подола чуть ниже колен. На изящных ножках были туфли на высоких каблуках, в которых ее ступни казались еще меньше, а стройные ноги — длиннее.

Джесси в свою очередь была ошеломлена тем, как на Максе сидел сшитый на заказ черный костюм. Даже Джеймс Бонд показался бы бледным и никчемным рядом с этим красавцем мужчиной!

— Привет! — поздоровалась Джесси, надеясь, что радостное возбуждение не отражается на ее лице. — Добрый вечер, Фред, — произнесла она, забравшись в салон.

— Здравствуйте, мисс Мартинелли.

Макс сел рядом, и Джесси напряглась, почувствовав тепло его тела, ее обволакивал чудесный аромат одеколона… Пытаясь выглядеть безразличной, девушка пододвинулась к окну, однако расстояние в несколько дюймов не спасало от искушения коснуться мужчины…

— Скажи, как твоя нога? — поинтересовался Макс. — Не больно ходить в таких туфлях?

— Все в порядке. А что насчет моих туфель? — девушка смущенно опустила глаза. — Что-то не нравится мне эта тема. Давай поговорим о чем-нибудь другом.

— Например?

— Ты хорошо знаешь Биддлов?

— Я сотрудничаю с их банком уже много лет.

— Ты впервые будешь у них на приеме?

— Несколько раз мы встречались на деловых обедах, но домой к ним я отправляюсь впервые.

— Почему он тебя пригласил?

— Неужели нельзя предположить, что я настолько симпатичен? — сухо спросил Макс.

— Нет, судя по тому, что я слышала об Эдвине Биддле, он ничего не делает без причины. Если он внезапно включил тебя в список приглашенных, значит ему что-то нужно.

Лицо его сразу стало суровым, так что у Джесси по спине даже мурашки побежали. Да, Шеридан был бы страшным врагом.

— Если Биддлу что-то нужно, это вовсе не значит, что он получит желаемое.

— Это уж точно, — пробормотала девушка, вспомнив, что Макс отнюдь не дурак. Но все же ее предупреждение не лишнее, он же никогда не вращался в таких кругах.

— Волнуешься обо мне, Джесси? — с любопытством спросил Макс. — Этого еще никто не делал.

— В некоторой степени я за тебя отвечаю. В мои обязанности входит оберегать тебя от неприятностей до тех пор, пока ты не найдешь невесту.

— В таком случае у тебя проблем не будет. Я совсем не импульсивен и точно знаю, что мне нужно.

Джесси посмотрела на него. Жаль, что она не может сказать то же самое. Хотя нет, пожалуй, она все-таки знает чего хочет. Поцеловать Макса Шеридана. Если еще точнее, то забраться с ним под одеяло и заниматься любовью долго и страстно. Даже понимая, что Макс ничего подобного к ней не испытывает и никогда не испытает. Где же отдыхает наш здравый смысл? — невесело подумала девушка.

Макс в свою очередь посмотрел на нее. Джесси казалась такой одинокой и печальной, что ему безумно захотелось уберечь ее от всех бед. Защищать, хотя Джесси это видимо и не нужно. Мисс Мартинелли — настоящий профессионал, который делает свою работу на совесть.

Макс нахмурился. Очевидно она не испытывала к нему никаких чувств — в отличие от него самого. Хотя нет ничего удивительного в том, что он так нервничает — это же первый прием в светском обществе. Возможно сегодня Макс познакомится с будущей матерью своих детей. Женщиной, которой он будет доверять. Это внезапно напомнило ему…

— Мне еще нужно поговорить с юристом о брачном договоре.

— Что?!

— Я сказал, что нужно поговорить с юристом о брачном договоре.

Джесси нахмурилась.

— Я тебе настоятельно рекомендую не поднимать эту тему до того, как ты сделаешь предложение. Женщинам не нравится, когда жених начинает строить планы о разводе еще перед алтарем.

— Я пытаюсь быть честным в отношениях с женщинами. Я безусловно обеспечу жене все потребности, но не желаю в случае развода делиться с ней заработанными деньгами. И я хочу, чтобы это было понятно с самого начала.

Да у любой женщины, которой посчастливится выйти замуж за Макса Шеридана, и мыслей о разводе не возникнет! В нем было все, о чем только можно мечтать. Кроме разве что доверия…

— Да, кстати, твой протеже сегодня вылетел с почты.

— Какой протеже?

Джесси наморщила лоб, пытаясь понять, о чем он.

— Луис, — подсказал Макс.

— Что он там делал?!

— Социальные работники сочли работу на почте подходящей для человека, у которого нет никаких навыков.

— Я так понимаю, они ошиблись?

— Ага, особенно если учесть, что Луис не умеет ни читать, ни писать. Ты об этом знала?

Девушка вздохнула.

— Нет. Если бы знала, то занялась бы этим. Мне не слишком часто доводилось иметь с ним дело. Обычно я работаю с детьми одиннадцати-тринадцати лет.

Макс с раздражением посмотрел на нее.

— Скажи, ты что, чувствуешь себя ответственной за все, что происходит вокруг?

— Нет, только за то, что происходит в моем личном окружении. Так что случилось?

— Вместо того чтобы признаться, что не может прочесть адреса на конвертах, Луис не доставил письма. Теперь придется еще несколько дней искать важные бумаги и адресатов.

— Ты сам виноват! — заявила Джесси.

— Я?!

— Ты! — настаивала она. — Именно ты сказал, что берешь его на работу, не выяснив, что именно он может и чего не может. К тому же солгал, так как его устройством лично ты не занимался, а поручил это другим людям.

Макс открыл рот и снова закрыл его, когда понял, что в словах девушки есть зерно истины.

— Но я же и не собирался сам подыскивать ему работу! И ты это знаешь!

— Да, я знаю, но с чего ты взял, что то же самое знает семнадцатилетний подросток? В конце концов, есть же какая-то работа, которую он может выполнять.

— Какие будут предложения? — сухо спросил Макс.

— Ты его уволил?

— Нет, велел найти ближайший центр по обучению грамоте. Потом я сказал, чтобы он, как следует, подумал о том, на что способен, и мы вместе обсудим возможность его устройства.

Джесси с облегчением вздохнула. Значит, у Луиса еще был шанс!

— Спасибо, что не выставил его сразу же.

— Благодарности преждевременны. Его судьбу решать все-таки не мне.

— Мы на месте, сэр! — объявил Фред.

Джесси выглянула из окна. Машина остановилась перед четырехэтажным особняком.

— Мой больше и к тому же расположен не на углу, — самодовольно произнес Макс.

— Сравнения здесь неуместны, — поучительно отозвалась девушка, выходя из машины. — Вспомни, в каком состоянии твой большой, красивый дом.

Макс выбрался следом за ней.

— Это ненадолго. Как только Ливерсон возьмется за дело, дом преобразится.

— Надеюсь. Хотя было бы неплохо сделать несколько эскизов с твоими личными идеями и интерьерами, чтобы показать ему, что именно ты хочешь.

— Но у меня нет никаких идей!

— Так обзаведись ими.

— Где?

— Можно поискать в журналах вроде «Интерьера». Или же вспомни дома, в которых ты был, и воспроизведи то, что понравилось.

— Итак, дашь последний совет, прежде чем мы начнем представление?

Представление. Какое удивительно точное определение их затеи! Джесси чувствовала себя так, словно играла роль в пьесе. Вот только непонятно, драма это или фарс.

— Больше никаких советов. Думаю, сегодняшний вечер пройдет под девизом «Если что-то делать, то чем быстрее, тем лучше».

Макс позвонил в дверь. Им открыл дворецкий в парадной ливрее.

Как претенциозно! — подумала девушка, когда дворецкий почтительно пропустил их внутрь.

Джесси придирчиво осмотрела огромный холл, обратив внимание на антикварную вазу с непомерным количеством цветов. На полу лежал восточный ковер. Все здесь кричало о богатстве хозяев.

Макс инстинктивно придвинулся ближе к девушке, когда какой-то парень в конце коридора плотоядно уставился на нее.

— Когда ты в следующий раз пойдешь выбирать себе наряд, я буду тебя сопровождать, — прошептал Макс ей в ухо. — Это платье слишком… В общем, не самый подходящий наряд для эксперта в области этикета.

Джесси недоумевающе посмотрела на Макса. В гостиной были женщины, одетые куда более нескромно. Ее платье смотрелось стильно, но недостаточно броско, чтобы вызвать пересуды. И уж что-то, а Шеридан должен был привыкнуть к модной одежде, ведь его последняя подружка была супермоделью. Откуда у него эти взгляды пуританина?

— Макс, дружище, рад, что ты смог приехать, — к ним торопливо подошел полноватый мужчина.

— Добрый вечер, Эдвин. Джесси, это Эдвин Биддл, хозяин дома. Эдвин — Джесси Мартинелли, консультант нашей компании.

— Здравствуйте, — вежливо улыбнулась девушка.

— Добро пожаловать, Джесси, — ответил он. — Красивая женщина — всегда желанное дополнение к гостям. Да, кстати, Макс, надеюсь, нам удастся выкроить минутку-другую для разговора. У меня есть интересное предложение о вкладе капитала. А пока — прошу вас, развлекайтесь, выпейте что-нибудь.

С широкой улыбкой Биддл двинулся к другим парам.

— Вот и ответ. Поэтому он и пригласил тебя сюда, — пробормотала Джесси. — Ты будешь соответствовать его ожиданиям?

— Почему бы и нет, если предложение выгодное? Что будешь пить?

Макс взял девушку за руку и повел к бару.

— Бокал белого вина, пожалуйста.

— Да, кстати, — тихо спросил он. — Есть какие-нибудь неписаные правила о том, что я должен пить?

— Пей все, что хочешь, главное — не слишком много. Но не мне тебе об этом говорить.

— А почему? — спросил Макс. — Ты же ничего не знаешь о моих привычках.

— Нет, но я знаю, чего ты сумел достичь. Алкоголики не создают подобные корпорации.

— Ясно, — произнес он, не зная, как понять этот ответ.

Макс так и не смог определить, одобряет Джесси его жизнь или нет. Но с другой стороны, почему это должно его заботить? Она всего лишь наемный консультант, не более того.

Бармен протянул Максу два бокала и широко улыбнулся Джесси. Та улыбнулась в ответ, и Шеридан скрипнул зубами.

— Мне казалось, ты со мной, — пробормотал он, когда они отошли от бара. — Не флиртуй с прислугой.

— Не будь таким снобом, — парировала она. — К тому же я не флиртовала.

— Мне так не показалось, — проворчал Макс.

— В таком случае тебе нужны новые сведения по общепринятым правилам вежливости.

Мужчина удивленно моргнул, когда девушка внезапно подошла ближе. Он ощутил неожиданное желание заключить ее в объятия и поцеловать.

— Если бы я флиртовала, — продолжила Джесси, бросив на него томный взгляд из-под длинных ресниц и жарко улыбнувшись, — я бы сделала что-то откровенно сексуальное, провокационное… Вроде этого.

Она протянула руку и провела кончиком пальца по его подбородку. Макс почувствовал, как бешено забилось сердце. Когда Джесси коснулась его губ, он внезапно прижал губами ее палец и медленно провел по нему языком. Теперь, когда он ощутил вкус ее кожи, мужчина мог думать только об одном — как ему уехать с этой вечеринки и заняться с Джесси любовью…

Нет. Так нельзя.

Джесси отступила, надеясь, что Макс припишет ее внезапно вспыхнувшие щеки жаре, которая царила в помещении. Если бы он понял, что она покраснела из-за его вполне невинной ласки, было бы очень неловко.

— Здравствуйте, мистер Шеридан! — хрипловатый женский голос разрушил воцарившееся между ними напряжение. — Я была так взволнована, когда Эдвин упомянул о том, что пригласил вас! Я уже очень давно мечтаю познакомиться с вами — с прошлогоднего выступления по телевидению, в котором вы говорили о влиянии торговли с ЕС на нашу экономику. Меня зовут Онория Фаррингтон.

Джесси медленно обернулась и увидела высокую, очаровательную блондинку, одетую в синее платье с таким же глубоким вырезом, как у нее самой.

— Вас интересует маркетинг? — спросил Макс.

— Нет, ничуть, — весело ответила женщина. — Просто вы упомянули о разветвленной сети интересов вашей компании. Я подумала, что, возможно, однажды вы могли бы сделать пожертвование в наш фонд защиты животных.

Джесси с трудом подавила смешок. Какая откровенность!

— Меня зовут Джесси Мартинелли. А это случайно не тот самый фонд, который обеспечивает животным защиту от браконьеров?

— Он самый. Вы знакомы с нашей работой?

— Не совсем. Просто я регулярно отправляю вам пожертвования, когда смотрю трансляцию февральской собачьей выставки.

— Что делает вам честь. Надеюсь, вместе мы сможем уговорить Макса помочь.

Джесси повернулась к Максу и обнаружила, что он внимательно смотрит на женщину. Девушка сразу же вспомнила о его пристрастии к блондинкам. А эта, помимо всего прочего, еще и имела неплохие связи. И — бесспорно — была очень мила.

— Онория, Натали просила передать, что ей очень нужно поговорить с тобой, — к ним подошел светловолосый мужчина лет тридцати — тридцати пяти.

— Это Макс Шеридан и Джесси Мартинелли. А это мой брат, Джеррик.

— Добрый вечер, — кивнула Джесси.

Макс пожал мужчине руку.

— Онория, почему бы тебе не представить Макса остальным гостям? А я тем временем познакомлю с ними Джесси, — предложил Джеррик.

Макс поначалу хотел категорически отказаться разлучаться с Джесси, но затем вспомнил, что пришел сюда знакомиться с молодыми приятными женщинами. Онория Фаррингтон явно подходила под это определение.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

— Онория, проснись!

Джеррик распахнул потертые занавески в комнате сестры.

Женщина открыла глаза и, прищурившись, посмотрела на изящные часы на прикроватном столике.

— Джеррик, сейчас всего лишь семь часов! А я легла в два! Уходи.

— Черт возьми, просыпайся! Я тут разыскал кое-какую информацию о Шеридане. Он идеальное решение всех наших финансовых проблем!

— Он собирается сделать вклад в твою биотехническую компанию?

— Ну, об этом я с ним не говорил, но если мы правильно разыграем сданные карты, он это сделает. Пока ты вчера знакомила Шеридана с нашими друзьями, я рассказал об этом предприятии его подружке, Джесси. Надеюсь, она передала ему наш разговор. Поверь, Шеридан стал миллиардером не потому, что туп, как пень. Он должен оценить такую великолепную возможность для вложения своих денег!

— Надеюсь, — вздохнула Онория. У всех мужчин в их семье была своя страсть. У ее брата — бизнес, у отца — азартные игры, у дедушки и прадедушки — алкоголь.

— Шеридан — это ответ на все наши вопросы, — Джеррик начал возбужденно ходить по комнате. — Если он вложит деньги, компания пойдет в гору, и у вас с мамой будет все. Тогда Фаррингтоны снова станут сливками общества, и нас будут уважать.

— У меня и без того есть все, чего я хочу. А маме, боюсь, вечно будет мало.

— Возможно, ты права, — вздохнул Джеррик. — Видела ее последний счет?

— Нам нужно что-то сделать.

Джеррик почесал в затылке.

— Что ты можешь предложить? Я пытался аннулировать ее кредитные карты, но она просто берет новые. Наверное, мама слишком стара, чтобы меняться.

— Скорее всего, другого выбора не будет, — мрачно произнесла Онория. — Этот дом — ее последняя собственность. Да всей моей зарплаты не хватит, чтобы обеспечить ее карманными деньгами!

— Вот почему так важно, чтобы ты помогла мне с Шериданом.

— А почему я? Я ничего не знаю ни о нем, ни о его компании.

— Потому что, кажется, я знаю, зачем этот миллиардер приехал вчера к Биддлам. Шеридан обычно не ходит на вечеринки. У него всегда есть план.

— Что еще за план?

— Он холостяк, к тому же происходит из самых низов. Что делают такие люди, заработав много денег? Что в восемнадцатом веке сделал наш предок, Ричард Фаррингтон, когда получил награду за убийство врагов короны?

— Уехал в Новый Свет, потому что король решил, что он слишком много знает.

— Да, а в Америке женился на девушке из старой дворянской семьи.

Онория моргнула.

— Ты предлагаешь мне выйти замуж за Макса Шеридана?!

— Нет, если ты этого не хочешь. Все, чего я прошу, — пара свиданий. Тогда ты сможешь убедить его вложить деньги в нашу фирму.

— Джеррик, я не уверена, что…

— Поверь, ни за что не стал бы просить тебя об этом, но я уже выжал все наши ресурсы. Нам срочно нужен приток наличных, иначе мы погибнем.

— Заставить Шеридана вложить деньги будет непросто, — Онория вздрогнула, вспомнив его холодные синие глаза. — С ним опасно играть.

— Если не хочешь, я постараюсь придумать что-нибудь еще.

— Я не говорила, что не стану это делать. Думаю, с Шериданом нужно быть очень осторожными. Я планировала выбить из него пожертвование фонду по охране животных. Может, попросить его совершить сразу два добрых дела?

— Спасибо, Онория. Ты не пожалеешь об этом. А я пока постараюсь узнать что-нибудь о нем от Джесси.

— Дай мне знать, если раскопаешь что-нибудь полезное.


Джесси поднялась из-за компьютера, услышав звонок домофона. Она взглянула на часы. Для Макса было рановато. Разве что… ему захотелось увидеться с ней? Или у него есть важные новости? Например, что он нашел женщину, которой хочет сделать предложение. Джесси попыталась унять боль в сердце, которую вызвала эта мысль.

Снова раздался звонок, и девушка помчалась к двери.

— Кто там?

— Джесси, открой дверь, мне нужно подняться к тебе.

Это был Макс! Она поспешно нажала кнопку домофона. Даже если Макс принес не самые приятные известия, по крайней мере он сделал это лично.

Раздался громкий стук в дверь. Девушка глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться, и открыла. Макс был божественно прекрасен — в новых бежевых брюках и голубой хлопковой рубашке, которая великолепно облегала мускулистый торс. Он мог бы работать моделью.

Прежде чем она успела сказать хоть слово, Макс произнес:

— Ты даже не посмотрела в глазок! Господи, это же Нью-Йорк! Ты что, хочешь расстаться с жизнью?

Джесси задумчиво взглянула на мужчину и захлопнула дверь у него перед носом.

— Какого черта?! — крикнул он из-за двери.

— Тренируюсь! Ты же сам только, что велел мне не пускать в дом кого попало! Особенно, если я не уверена, кто там!

— Я уверен только в одном — ты спятила! Открой дверь.

— А кто там? — крикнула Джесси, пытаясь не рассмеяться в голос.

— Работодатель, который не заплатит тебе ни цента, если ты не откроешь эту чертову дверь сию секунду!

Джесси распахнула дверь.

— Почему ты так рано?

— По двум причинам, — он указал на белый пластиковый пакет, который держал в руке. — Можно сказать, даже по трем. У тебя не найдется чашки кофе на завтрак?

— Даже целая кофеварка! Если, конечно, ты не возражаешь против сильно обжаренных зерен.

— Главное, чтобы кофеин был на месте.

— Черный? — спросила девушка, когда они прошли на кухню.

— Ага, — Макс благодарно принял чашку из ее рук и отхлебнул немного. Затем он открыл пакет и извлек оттуда пончик. — Угощайся!

— Спасибо, — ответила Джесси. — Так скажи, чему я обязана удовольствию видеть тебя в столь ранний час?

Удовольствие? Макс удивился. Вот он-то действительно наслаждался ее компанией. Девушка надкусила пончик. Над ее верхней губой осталась сахарная пудра. Ему внезапно до боли захотелось слизнуть ее.

Откуда берутся столь странные желания? Джесси Мартинелли не из тех, к кому его обычно тянуло. Рыжая, чуть полненькая, невысокого роста. К тому же она куда умнее, чем все его подружки. Черт, да она наверняка ходит в церковь и связывает секс только с браком и семьей!

Но, несмотря на все доводы разума, Макса неудержимо влекло к Джесси.

А может, вместо того, чтобы противиться этому влечению, нужно ему поддаться? И тогда это чувство исчезнет. Многого не требуется — всего лишь пара поцелуев. Поцелуи ведь не пробуждают в женщине бессмысленных надежд.

— Мне звонил Ливерсон. Он сказал, что его клиент отменил встречу, и мы назначили визит в особняк на это утро.

— А я тебе зачем? — спросила девушка, разрываясь между желанием быть рядом с Максом и пониманием, что это лишь усугубит ее страдания.

Она впервые поняла терзания одной художницы, которая не могла продавать свои работы, потому что вкладывала в них слишком много сил. Так и Джесси, превращая Макса в идеального мужа, вкладывала в него душевные силы. И как же трудно отдать его другой женщине, которая, скорее всего, будет видеть в нем только источник материальных благ.

— Я уже тебе говорил, здесь нужна женская рука.

— Хорошо.

— Так, а теперь о вчерашнем вечере.

— А что с ним? — осторожно спросила девушка, налив себе еще немного кофе.

— Вряд ли я наделал много ошибок. Это была обычная вечеринка. Единственная разница — было скучнее, чем обычно. На меня вывалили информацию о двух чемпионатах по гольфу, а потом начали обсуждать прелести и недостатки парусных видов спорта. А ты хорошо развлеклась вчера? — с любопытством спросил он.

— Нет. Когда собирается огромная разношерстная толпа, трудно даже банальный разговор поддержать. Не говоря уже о том, чтобы найти родственную душу.

— Мне тоже все это не слишком понравилось, — признался Макс.

Но его терзали смутные сомнения: не пыталась ли она тоже найти себе мужчину?

— Тебе придется научиться любить подобные мероприятия, особенно если собираешься жениться на женщине этого круга. Коктейлей будет много.

Как часто его будущая жена захочет бывать на приемах? — подумал Макс. Раз в месяц? В две недели? Каждую неделю?! О нет! Одна мысль об этом вызвала у него головную боль.

— С другой стороны, возможно, тебе удастся завязать новые деловые знакомства.

— Вряд ли. Те дни, когда светское общество было переполнено промышленниками, давно прошли. К тому же я не смогу говорить о бизнесе в такой обстановке, где каждый может подслушать.

Джесси моргнула.

— Ты имеешь в виду промышленный шпионаж? Думаешь, он до сих пор имеет место?

— Вряд ли это можно называть шпионажем. Но умный бизнесмен всегда настороже, если есть возможность узнать что-то полезное. Скажем, как уничтожить конкурента.

— Когда мы ушли, наверняка нам все косточки перемыли. А про Биддла я могу сказать только одно — он явно перепил ликера.

— Это уж точно, — согласился Макс.

Джесси набрала побольше воздуха в легкие и спросила:

— А ты не встретил вчера подходящих женщин?

— Нет, — покачал головой Макс. — Сначала нужно освоиться в высшем обществе.

— Что, совсем ни одной? — настаивала Джесси. — А как же та великолепная брюнетка, которая строила тебе глазки, пока брокер пытался сбагрить тебе никому не нужные акции?

— Это была его жена, — просветил девушку Макс.

— Ой! А та дамочка с удивительными фиалковыми глазами, что постоянно расспрашивала тебя о Сан-Франциско?

— Она все время хихикала, — мрачно сообщил Макс, содрогнувшись от одной мысли, что это хихиканье ему придется слушать на протяжении пятидесяти лет.

— Да, представляю, как это действует на нервы! — посочувствовала Джесси, вспомнив одного парня, который постоянно фыркал. — А эта Онория Фаррингтон? Мне показалось, ты искал именно такую женщину. Высокая, красивая блондинка, с хорошим происхождением. К тому же довольно милая, — Джесси заставила себя быть беспристрастной.

Макс нахмурился. Он только сейчас вспомнил эту дамочку. Очаровательна, мила, только вот жену он искал… более сексуальную. При взгляде на Онорию в нем ничто не загоралось. А вот Джесси…

— Еще рано думать об этом, — сказал Макс и достал из пакета еще один пончик.

Когда они поели, он открыл желтый пакет, из которого грудой вывалились журналы по интерьеру. Девушка с любопытством пригляделась.

— Кухня и ванная?

— Ты же сказала, что будет лучше принести какие-нибудь наброски. Выбери что-нибудь!

— Но я даже не знаю, как выглядит твоя ванная! Не забывай, в особняке жить не мне, а тебе!

— Кремовый и коричневый. Я попросил декоратора, чтобы атмосфера была успокаивающей.

— Ну, это неплохо.

— Это скучно. На сей раз я хочу, чтобы цвета были понасыщеннее.

— Да, это открывает целый спектр возможностей…

Джесси села на стул рядом с ним и взяла первый попавшийся журнал. Она увидела кухню, которая словно только что сошла со страниц научно-фантастического романа.

— Впечатляет, — заметил Макс.

— Нет души, — Джесси с отвращением сморщила нос. — Больше похоже на капитанский мостик космического корабля. Как здесь можно печь печенье?!

— А ты умеешь? — заинтересовался Макс.

Он никогда не видел, как женщины пекут. Его мать могла разве что сварить кофе.

— Конечно, мне очень нравится печь.

Макс представил Джесси в окружении троих ребятишек, которые помогают ей украсить печенье на Рождество.

— Наверное, мне стоит включить это умение в список необходимых качеств жены.

— Боюсь, это сильно сузит круг поиска. Сейчас не многие женщины увлекаются кулинарией.

— Нет причин, по которым она не сможет научиться.

— Нет причин, по которым на земле не установился бы мир. Однако страны постоянно воюют друг с другом. Подозреваю, что здесь дело даже не в нежелании, а в нехватке времени, — Джесси ткнула пальцем в картинку. — Вот эта кухня мне нравится.

Макс посмотрел на страницу. Но почему-то его внимание привлек не рисунок, а аккуратный пальчик девушки — ноготок покрашен светло-розовым лаком.

— Что скажешь?

Макс заставил себя сосредоточиться на фотографии. Кухонька с мебелью из клена и огромный стол, центр пола выложен мрамором.

— В этой кухне вполне может уместиться семья, — вдохновенно продолжала Джесси. — Приятная мебель из клена, уютная атмосфера. Светлые стены, что особенно хорошо, поскольку в твоей кухне будет не много света.

— Правда?

— Да, потому что единственное место, где ты можешь устроить кухню, — это те комнаты, что выходят на север. Минимум солнечного света.

— Да, верно, — признал он. — Вырви картинку, и мы покажем ее Ливерсонам.

— А ты больше ни на что не хочешь посмотреть?

— Нет. Все, что нам нужно, — успеть сделать несколько предложений.

— Да уж, вижу, — девушка осторожно вырвала страницу и отложила в сторону.

— Ладно, давай быстренько посмотрим на ванные комнаты, — предложил Макс.

Джесси покорно повернулась к оставшимся журналам, и обнаружила, что не может оторвать глаз от старомодных раковин.

— Думаю, что-то подобное нам подойдет.

— Ни за что! — отрезал Макс. — Я хочу душевую кабинку по последнему слову техники. И большую ванну! Для двоих…

Джесси сглотнула, представив этого мужчину в ванной. Капли воды стекают по его коже, волосам на груди… Она посмотрела на него. Девушка была готова согласиться на дурацкие уроки плавания, лишь бы увидеть Макса без одежды. Она облизнула нижнюю губу, представив Шеридана в плавках…

— Что, ты со мной не согласна? — спросил Макс, заинтересованный странным выражением на лице девушки.

Она казалась… смущенной, что было удивительно, учитывая ее обычную сдержанность. Джесси была именно такая, какой Макс хотел бы видеть свою будущую жену. И вела она себя прекрасно. Настоящая леди.

— Так, это последнее слово техники тебе подходит?

Девушка указала на душевую кабинку и огромную ванну с двумя кранами. — Интересно, а все это точно работает?

— Еще как. У меня похожая система дома.

Джесси с завистью вздохнула.

— Чудесно звучит. А мне приходится обходиться маленькой ванной. Может, просто сказать Ливерсону, что лучше использовать все достижения техники при обустройстве ванных комнат?

— Ладно, — согласился Макс.

Девушка достала еще один журнал из стопки.

— «Романтические интерьеры»?

— Я пытался посмотреть как можно более разнообразные варианты, — объяснил Макс, не желая признаваться, что как только увидел на картинке огромную кровать с розовым покрывалом, то представил на ней Джесси. — Женщинам должны нравиться подобные вещи. И поскольку моя жена большую часть времени будет проводить дома, нужно дать ей все, чего только можно желать.

— То бишь все эти кружева и оборки — достаточная причина для того, чтобы сидеть дома? — сухо спросила она.

— Моя жена будет матерью моих детей. Ей полагается сидеть с ними.

— Разве что по законам Заратустры. Знаешь, у меня есть для тебя интересная новость. Обычно матери не сидят дома целыми днями!

— А следовало бы! — упрямо заявил Макс, очарованный образом улыбающейся женщины, пекущей домашнее печенье.

— А почему женщина должна отказываться от любимой работы, чтобы постоянно сидеть дома?

— Она же мать, — Шеридан повторил эти слова, как молитву. — Детям нужно, чтобы мать была рядом.

— Нет, детям нужна забота, — Джесси толком не понимала, зачем спорит с ним.

Если Макс женится на избалованной женщине из высшего общества, она будет только рада оставаться дома. Но Джесси хотела, чтобы Макс понял: представления об идеальной хозяйке сильно изменились, и пора отойти от болезненных воспоминаний детства.

— Моя жена не будет работать. Это первое условие нашего брака.

— То, что она не будет работать, не означает, что ей придется сидеть дома. Она может ходить в клубы, посещать какие-нибудь кружки. Думаю, твоя жена будет много времени проводить вне дома.

Макс почувствовал в ее словах легкий холодок.

— Не надо так на меня смотреть. Тебе нужно просто договориться с женой о разделении домашних обязанностей в случае, если у вас будут дети.

— Именно это ты сделаешь, когда выйдешь замуж?

— Нет, — просто ответила Джесси, не утруждая себя объяснениями, что она не выйдет замуж. Прежде чем он успел спросить еще что-нибудь, она поспешно сменила тему. — Итак, возвращаясь к декору… не представляю, как ты будешь жить в шелках и сатине…

Джесси взяла журнал с традиционными интерьерами, быстро его пролистала и указала на фотографию библиотеки. Кожаная мебель, восточный ковер, картины на стенах.

— Вот это больше на тебя похоже. Глубокие тона, солидная мебель.

Макс посмотрел на предложенный вариант и кивнул.

— Да, мне это нравится. Не люблю маленьких комнат и узких письменных столов.

— Так вот, все комнаты можешь обустраивать сам, но спальню оставь невесте, — посоветовала Джесси.

— Нет, — Макс притянул к себе журнал с романтичными интерьерами. — Я хочу именно эту!

— Дело не в том, чего хочешь ты, а в том, чего захочет твоя невеста, — терпеливо напомнила девушка.

— А тебе не нравится?

Джесси посмотрела на картинку повнимательнее. Комната ей понравилась. Сразу захотелось ощутить прохладу шелковых простыней и… разделить ее с Максом. Девушка вздрогнула. Не составило труда представить, как по воскресеньям здесь будут прыгать очаровательные детишки.

— Скорее всего, такая спальня удовлетворит романтические фантазии многих женщин. Но ты женишься только на одной.

— Если ей не понравится, я просто найду другую женщину, — ответил Макс, неожиданно развеселившись.

Джесси покачала головой.

— И почему у меня такое чувство, что выбранный тобой курс приведет к катастрофе?

— Ты что, по природе пессимист?

Вполне возможно, мрачно подумала девушка.

Зазвонил сотовый Макса.

— Пора идти. Фред будет ждать нас внизу через пять минут. Возьми картинки.

— Да, сэ-эр, — пробормотала девушка.

Она постоянно забывала, что Шеридан — преуспевающий бизнесмен, который привык отдавать приказы.

Джесси взяла свитер и сумочку и вышла из квартиры.

— На дворе июль, зачем тебе свитер?

— Я думала не о температуре на улице. Почему-то у некоторых внутри холоднее, чем снаружи. Холодно, как будто тебе предлагают воспользоваться благотворительной помощью.

Тон ее показался Максу просто ледяным. Он посмотрел на невозмутимое лицо девушки, пропустив ее в лифт. Странно, откуда Джесси знает о тех, кто получает помощь от благотворительных фондов?


Когда они вышли на улицу, Джесси оглянулась в поисках черного «мерседеса». Внезапно у нее словно мороз прошел по коже — она увидела пожилую женщину с седеющими рыжими волосами, рассматривающую многоэтажный дом. При виде Джесси женщина сделала неуверенный шаг вперед и нерешительно остановилась.

Девушка постаралась не смотреть на нее. Это не может быть ее мать. Эта женщина просто на нее похожа. В конце концов, они не виделись уже пятнадцать лет! На женщине были белые брюки и простая хлопковая блузка. А Джесси помнила, что ее мать всегда предпочитала облегающие, яркие наряды.

— А вот и Фред, — произнес Макс.

Джесси поспешно забралась в машину. Она не хотела знать, была ли эта женщина ее матерью. И уж точно не желала, чтобы Шеридан что-то выяснил про ее прошлую жизнь. Ведь если Макс узнает о происхождении Джесси, он откажется от ее услуг.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Думаю, вы будете очень довольны, когда мы закончим ремонт, — улыбнулся полный невысокий архитектор, вышел за дверь и направился к своей машине.

— Не знаю, не знаю, — с сомнением пробормотала Джесси. — Но гарантирую, Ливерсон будет счастлив, орудуя в доме. Особенно его привлекает кругленькая сумма, выделенная на работы.

— Все не так уж страшно, — возразил Макс.

— Смотря с чем сравнивать. Если с ядерной войной — то, пожалуй, этот тип симпатичнее. Думаю, тебе следует подумать дважды, прежде чем подписывать с ним контракт. А то и трижды.

— Ты же говорила, что он — лучший.

— Да, но…

— А я могу позволить себе самое лучшее, — самодовольно произнес Макс. — Я же хочу создать семью. Хочу, чтобы мои дети росли в уютном и удобном доме, а потом всю жизнь помнили об этом. Пойдем пообедаем в каком-нибудь ресторане, — предложил он.

— Знаешь, я думаю, ты ошибаешься, — тихо произнесла Джесси.

— Нет, я умираю с голоду!

— Я не об этом. О детях. Они ничего не помнят о доме. По крайней мере, я не обращала на него почти никакого внимания.

А вот что она запомнила, так это сто нарушенных обещаний своей матери бросить пить. Постоянные извинения в школе за то, что мать не смогла прийти. Смущение, когда соседи при ее появлении резко обрывали разговор. Все это навсегда врезалось в память.

— Возможно, это потому, что ты росла в своей квартире. А у нас даже внутренних перегородок не было! Чтобы дойти до входной двери, приходилось лавировать между старыми, покореженными машинами во дворе. — Лицо Макса превратилось в каменную маску. — У моих детей таких воспоминаний не останется. Они смогут приводить друзей домой без стыда и смущения.

Девушка вздрогнула, поняв, какой болью пропитаны его слова. Призрак нищенского детства до сих пор преследовал Макса.

— Ты должен отпустить свое прошлое, — порывисто произнесла она. — Твои родители, очевидно, слишком сильно были озабочены собственной жизнью, но эта их проблема, а не твоя.

— Не смеши меня. На прошлое мне плевать.

— Если так, то почему ты пытаешься превратить свою жизнь в его противоположность? — настаивала Джесси.

— Я и не пытаюсь, — его ледяной тон положил конец беседе на эту тему, и Джесси сдалась.

В конце концов, Макс ей платит не за психологические изыскания.

Они вышли из дома, заперли дверь и пошли по улице.

— Это местечко подойдет? — спросил Макс, показывая на небольшой ресторанчик между домами.

— Да, вполне, — девушка проследовала за ним внутрь и заняла свободный столик. Не успели они сделать заказ, как зазвонил телефон Джесси. Номер был незнакомым. — Алло, — она нажала кнопку приема.

— Джесси, это Джеррик. Джеррик Фаррингтон. Мы познакомились вчера на вечере у Биддлов, помните?

Девушка решила не говорить ему, что двадцатиминутная лекция по биотехнологиям ей как раз запомнилась. Правда, не по тем причинам, на которые он рассчитывал.

— Мне очень понравилось общаться с вами, — продолжал Джеррик, и у Джесси появилось странное ощущение, что он словно читает текст по бумажке. — Мне бы хотелось пригласить вас в какой-нибудь ночной клуб. Если, конечно, вы свободны.

Его слова, очевидно, были прекрасно слышны, так как Макс вдруг громко сказал:

— Сегодня вечером ты работаешь.

Куда больше заинтересовавшись тем, что задумал Макс, Джесси произнесла:

— Извините, Джеррик, но меня уже пригласили.

— Но я уверен, что вам бы там понравилось…

— Извините, — повторила девушка. — Мне пора бежать.

— Но…

Джесси выключила телефон.

— Дружок? — требовательно спросил Макс.

— Нет. Джеррик Фаррингтон со вчерашней вечеринки.

— Я так понимаю, он не произвел на тебя особого впечатления?

— Произвел, и еще какое, — мрачно ответила девушка. — Но, увы, я не хожу на свидания с мужчинами, которые говорят только о своей работе.

— Тогда почему ты кажешься такой…

Макс так и не смог определить выражение ее лица.

— Не знаю, какой кажусь, но я в растерянности. Во-первых, мне любопытно, откуда он достал мой номер. Во-вторых, этот звонок совершенно не вяжется с его вчерашним поведением.

— А почему тебе так трудно поверить, что мужчина мог влюбиться с первого взгляда? — с любопытством спросил Шеридан.

Джесси задумчиво посмотрела на него, и Макс почему-то сразу вспомнил свою учительницу в пятом классе. У нее был талант видеть всех насквозь.

— Во-первых, с первого взгляда бывает не любовь, а страсть. Во-вторых, я не из тех женщин, которые производят на мужчин подобное впечатление, — со вздохом призналась она. — Думаю, это все из-за моих рыжих кудряшек. Такое ощущение, что я постоянно напоминаю мужчинам их младших сестренок.

У Макса никогда не было младших братиков и сестричек, и, по его мнению, кудряшки были как раз весьма сексуальны. Но признаваться в этом он не собирался.

— А мне казалось, все женщины верят в любовь с первого взгляда.

— Обычно только до шестнадцати лет. Скажи, а что ты запланировал на вечер?

— А ты хотела пойти с Джерриком?

— Нет, спрашиваю из чистого любопытства.

Макс расслабился. Он не хотел, чтобы Джесси с кем-то встречалась до тех пор, пока сам не заключит помолвку. Мужчины будут ее отвлекать от работы.

— У меня билеты на благотворительный ужин. Там будет полным-полно подходящих женщин.

— Кому они помогают? — спросила Джесси.

Им как раз принесли еду.

— Не знаю. Билеты купил мой агент.

Официантка поставила перед ними заказ.

— У тебя есть что надеть?

Макс с жадностью приступил к гамбургеру.

— Да, вчерашнее платье.

— Ты не можешь опять надевать его же. На ужине будет много людей, которые вчера были у Биддлов.

— И что? Не я пытаюсь произвести на них впечатление, а ты.

— Если ты планируешь надеть вчерашнее платье, можешь забыть об этом. Мы сейчас купим что-нибудь еще.

— Ладно, — сдалась Джесси.

В конце концов, ее одежда была частью контракта.

Когда они допили кофе, Макс позвонил Фреду.

В машине Макс дал водителю адрес бутика «Блюминдейл».

Через двадцать минут они оказались в магазине. На полу лежал дорогой ковер, а у стен стояли манекены в вечерних нарядах.

— Чем могу помочь, мистер Шеридан? — спросила тощая продавщица, тепло улыбнувшись Максу.

— Ага, ты тут много денег потратил, да? — пробормотала Джесси.

Он посмотрел на нее, словно желая испепелить на месте, и повернулся к продавщице.

— Да, мы бы хотели посмотреть коллекцию вечерних платьев. Только не черные.

— Разумеется, мистер Шеридан.

Женщина поспешила к вешалкам и зашуршала шелками.

— А почему не черное? Это же Нью-Йорк! Здесь черное носят все!

— Значит, ты будешь выделяться из толпы.

Джесси скривилась и дернула один из своих вьющихся рыжих локонов.

— Я и так выделяюсь. Даже слишком. Поэтому обычно предпочитаю раствориться в толпе.

— Запомни, ты не воробышек, а райская птица. Так что смирись с этим.

Девушка моргнула, пытаясь понять, комплимент это или нет. Скорее всего, нет.

— Вот, — женщина подошла к ним с несколькими платьями, переброшенными через руку. — Думаю, эти подойдут. Пойдемте со мной, мэм, примерим их.

— Я хочу видеть каждое, прежде чем ты примешь окончательное решение, — предупредил Макс.

— Да, сэр, — Джесси снова приняла шутливый раболепный вид.

— Мистер Шеридан был прав, — произнесла продавщица, когда Джесси надела первое платье. — Вы выглядите просто потрясающе в ярких нарядах.

— Я выгляжу мило, — поправила ее девушка. — А потрясающей мне быть не суждено даже в золоте и бриллиантах.

Продавщица задумалась, а потом произнесла:

— Когда-то он часто привозил сюда свою подружку. Так вот, она была общепризнанной красавицей, но что-то в ней было… отталкивающее. Чтобы быть потрясающей женщиной, одной внешней красоты мало. Должно быть что-то в душе, от чего блестят глаза и появляется румянец. Это называется обаяние, и его не приобретешь ни благодаря связям, ни благодаря происхождению. Вот мистер Шеридан определенно обладает обаянием. Покажите ему платье.

Глубоко вдохнув, Джесси вышла из примерочной.


Увидев девушку, Макс весь напрягся и стиснул зубы. Его пронзило острое желание, угрожая отнять разум и оставить только страсть.

Нет, при первой же возможности он ее поцелует. Обязательно. Стоит только понять, что поцелуи с Джесси ничем не отличаются от поцелуев с другими девушками, и страсть исчезнет в голубой дали.

— Ну, что скажешь? — спросила Джесси, опустив глаза на декольте.

Оставалось надеяться, что на благотворительном ужине кондиционеры не будут работать на полную катушку, иначе она просто замерзнет.

Макс придирчиво изучил платье.

— За такую цену дизайнеры могли бы использовать побольше ткани, — проворчал он.

Джесси нахмурилась. Откуда это неодобрение? Разве только…

Может, Макс не хочет, чтобы она привлекала внимание мужчин, пока работает на него? Но зачем тогда привозить ее в фешенебельный магазин?

— Мне нравится этот изумрудный цвет, — сказал Макс продавщице. — Но нет ли чего-нибудь более… прикрывающего здесь?

И он выразительно показал на себе, что именно должно быть более прикрыто.

Джесси не спорила. В конце концов, это униформа, за которую он платит. Ему и решать. Но по дороге к примерочной ей на глаза попалось платье из алого шелка, и девушка поспешно посмотрела размер. Подходит!

— Должна сказать, — заметила продавщица, — мистер Шеридан сегодня на себя не похож. Раньше он никогда не спорил с выбором дамы. А сейчас похож на ревнивого мужа.

Девушку захлестнула тоска. Как бы ей хотелось быть невестой Макса Шеридана! Но нет, это невозможно. Джесси с трудом подавила нервную дрожь.

— Может, дальше примерите это?

— Нет, я хочу надеть красное, — девушка повесила платье на крючок и сбросила предыдущее.

Продавщица взглянула на наряд.

— Это чудесное платье. Длинный разрез продемонстрирует ваши великолепные ноги…

— А верх оставляет одно плечо обнаженным, зато полностью прикрывает грудь, — Джесси попыталась проигнорировать отсутствие энтузиазма в голосе женщины.

— Да, оно покажется мистеру Шеридану достаточно сдержанным, но оно такое…

— И что? — осведомилась Джесси, натянув платье через голову. Прохладный шелк волной обнял тело, подчеркивая изгибы фигуры. Девушка застегнула молнию и посмотрела на себя в зеркало. — Оно сидит просто замечательно! — одобрительно высказалась она.

— Да, но оно такое… красное! — наконец-то выдала продавщица. — А ваши волосы…

— Я всегда хотела носить красное! — Джесси попыталась проигнорировать ослепляющее сочетание цвета платья с ее рыжими волосами. — Но мне никогда не хватало смелости…

— Лучше прислушайтесь к себе, — пробормотала женщина. — Внутренний голос дело говорит.

— Посмотрим, что скажет Макс, — сказала Джесси, выходя из примерочной.

Она покружилась на месте.

— Ну, что скажешь?

Тот хихикнул.

— Ты могла бы подрабатывать светофором.

Джесси скорчила рожицу.

— Все так плохо, да?

— Сидит идеально, к тому же мне очень нравится такой стиль. А у вас нет такого же, но… другого цвета?

— Нет, но сегодня утром поступило синее, от этого же дизайнера. Пойду посмотрю, распаковали ли его, — женщина направилась к двери.

Джесси вздохнула.

— Снова мерить…

— Спеши сам и торопи других. Мы не укладываемся в расписание.

— Но ведь сегодня суббота! Какое еще расписание?

— У меня существует расписание на каждый день недели.

— Посмотрим, что на это скажет твоя жена, — пробурчала девушка, направляясь в примерочную.

Ясно одно — его невеста должна быть сильной личностью, иначе она рискует сойти с ума. Очевидно, Макс никогда не слышал о компромиссах. Да, скандалы у них будут постоянными! Или же его жене будет все равно до такой степени, что она даже спорить с ним не станет.

Почему-то от этой мысли Джесси стало грустно. Макс мог столько дать женщине! А решил остановиться лишь на деньгах и сексе, да и то только чтобы родить детей. А это верный путь к катастрофе.

Джесси вся извертелась, пытаясь расстегнуть молнию, но та не поддавалась. Заело, мрачно подумала девушка. А Макс так спешит!

Открыв дверь примерочной, она осторожно высунула голову, надеясь увидеть продавщицу.

— В чем дело? — спросил Макс.

— Ты тут продавщицу не видел?

— Нет, она еще на складе. А что?

— Молнию заело.

— Повернись, — велел он.

Джесси немедленно захотелось скрыться в глубине примерочной и подождать продавщицу, но гордость не позволила. Она была современной, опытной женщиной…

Сделав глубокий вдох и набравшись решимости, девушка повернулась спиной к Максу.

Шеридан пододвинулся ближе, и ее сердце подпрыгнуло, когда Джесси ощутила тепло его тела. Она поспешно закусила нижнюю губу. Но бой был проигран в тот момент, когда Макс коснулся горячими пальцами молнии.

— Ниточка застряла, — сказал он. — Сейчас исправим.

Его пальцы пробежали по шее девушки, и она вздрогнула от желания прижаться к этому мужчине.

— Ну вот, — пробормотал Макс и расстегнул молнию. Через мгновение спину Джесси обдало прохладным воздухом, а затем ее коснулись теплые руки, которые медленно стянули ткань платья с плеч. — У тебя такая нежная кожа, — пробормотал он ей в ухо. — Как шелк.

Девушка пыталась сделать вдох, закрыв глаза. Она не могла думать, просто впитывала чудесные ощущения.

Его пальцы сжались, и Макс развернул ее к себе лицом. Джесси рискнула посмотреть на него. Это было ошибкой. Она тут же утонула в синеве его чудесных глаз; в них мерцало странное выражение, которое ее смятенный разум не смог распознать.

Когда губы мужчины нежно прикоснулись к ее губам, Джесси потеряла голову. Ее охватила страсть, рвущаяся из самых глубин ее существа.

Внезапно она оказалась в кольце сильных рук, прижалась к мускулистому телу, и Макс накрыл ее губы своими. Девушка приоткрыла рот, и он не замедлил этим воспользоваться, проникая языком внутрь.

Джесси разочарованно застонала, когда мужчина неожиданно отстранился. Единственное, чего ей сейчас хотелось, — продлить мгновения блаженства в его объятиях.

Макс резко отступил назад. Смущенная и дрожащая, Джесси провела по нижней губе кончиком языка. Ее смущение только возросло, когда мужчина невольно повторил это движение с непонятной страстью. Если он не удовлетворен, то…

— Я уверена, вам понравится это платье, — в хаос мыслей Джесси ворвался голос продавщицы, вернувший девушку в реальность.

Что она делает? Джесси ужаснулась самой себе. Начинать какие-то отношения с Максом Шериданом — верх глупости. Так почему она буквально повисла у него на шее, стоило ему только пальчиком поманить?

Она с благодарностью взяла у продавщицы платье и скрылась в примерочной. Дрожащими пальцами она сняла алый наряд. Что же теперь делать? Вести себя так, будто никакого поцелуя не было…

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Макс замер, увидев идущую к нему Джесси. Теперь на ней было синее платье, вышитое прозрачным бисером. Лучи солнца отражались от крошечных капелек и разбрызгивали искорки по бледной коже. Мужчине стало трудно дышать. Такое чувственное тело, изящная, сексуальная походка…

— Ты выглядишь просто…

Макс замолчал, не зная, какое слово подойдет. Фантастически? Чувственно? Сексуально?

Он почти ощущал мягкость ее губ, и все тело требовало повторения недавнего поцелуя, который не разрушил страсть, а лишь усугубил ее.

Но что чувствовала сама Джесси? Может ей поцелуй показался вовсе не таким потрясающим? Конечно, она ответила… Но вот что означал этот ее ответ?

Наверное, единственное, что ему оставалось, — сделать вид, что ничего особенного не произошло.

— Знаешь, делая комплимент, мужчины обычно добавляют какое-нибудь определение, — просветила его Джесси. То, что Макс впал в ступор, необъяснимым образом успокоило ее. Может, он тоже чувствует себя неловко? — Я бы предпочла такое: «весьма профессионально».

— А может, лучше «вкусно»? — поддразнил ее Макс.

— Ерунда какая! — Она сморщила нос. — Как будто говоришь про мороженое!

Мужчина рассмеялся.

— Хочешь экстравагантных комплиментов — надевай соответствующие наряды!

— Ты же сам отверг то изумрудно-зеленое платье! А вот оно было…

— Непристойным, — нахмурился Макс.

— Чушь, всего лишь немножечко провокационным, — возразила Джесси. — Почему-то, если у тебя веснушки, тебя считают второсортной…

— Не говори глупостей. Просто зеленое платье почти ничего не скрывало. Ты с тем же успехом могла бы выйти голышом.

— Ну, нагота вовсе не так сексуальна…

— Откуда у тебя такие идиотские представления о сексуальности? — бросил Макс, оглядываясь по сторонам.

Джесси только сейчас заметила, что черного «мерседеса» у обочины нет.

— А где Фред? — удивилась она.

— Катается по кварталу. Видишь ли, тут стояла машина дорожной полиции, и мы не рискнули парковаться в неположенном месте.

— Так вот. О наготе. Как я уже сказала, нагота не слишком сексуальна. Я ездила с подругой, Мэгги, в Европу, и мы посетили нудистский пляж.

— Ты ходила голышом по пляжу?! — изумленно воззрился на девушку Макс.

— Нет, мне не хватило смелости. Но это было совсем не сексуально. Сперва я смутилась, потом мне стало любопытно, а под конец даже наскучило.

Наконец к ним подъехал «мерседес», и Макс поспешно шагнул к машине.

— И держись подальше от нудистских пляжей! — приказал он.

Джесси села в машину, пытаясь понять, откуда в Максе такая щепетильность. Это из-за ее кудряшек? Веснушек? А может, просто на юге воспитание строже?

— Привет, Фред!

— Добрый вечер, мисс Мартинелли.

Усевшись рядом с Максом, она почувствовала тепло мужского тела и чуть не растаяла от этого ощущения. Макс Шеридан мог бы сделать с ней все, что угодно. Кроме одного — он был не способен изменить ее прошлое…

— Да не расстраивайся ты так, — произнес Макс, неверно истолковавший причину ее грусти. — Если тебе так сильно хочется поплавать голышом, можем поехать в мое поместье в Калифорнии, недалеко от Сан-Франциско.

— Ты забыл, я не плаваю, а просто лежу на солнышке.

— Не боишься рака кожи?

— Да ладно, мне нравится риск. Я даже ела взбитые сливки вместе с горячей сливочной помадкой и фруктово-ореховым мороженым!

Фред, не сдержавшись, фыркнул.

— Ладно, хватит о моих безумствах. Расскажи лучше, что мы будем делать на этом благотворительном приеме, — Джесси благоразумно попыталась перевести разговор в деловое русло.

Может, тогда она сможет, наконец, думать о Шеридане как об очередном клиенте?

— Как сообщил мне мой агент, это вечер помощи людям искусства. Там будет вся городская элита.

— Великолепно. Значит найдутся и подходящие женщины, — Джесси заставила себя говорить весело.

— Да, — отрезал Макс.

Девушка уголком глаза следила за ним, пытаясь понять, что на него нашло. Может Шеридан просто нервничает из-за предстоящего ужина?

Через полчаса Фред остановился около роскошного отеля.

— Не выходите до тех пор, пока я все не проверю, — обернулся он к ним.

Джесси наблюдала за тем, как водитель вышел из машины и внимательно пригляделся к людям вокруг.

— Что, по его мнению, может с тобой случиться в такой толпе возле отеля?

— Не знаю, я плачу ему и за охрану, так что стараюсь не слишком надоедать расспросами.

Фред открыл девушке дверцу, и она торопливо выскочила на тротуар, боясь, что охранник передумает и захлопнет ее прямо перед носом. Макс, очевидно, подумал о том же, так как в следующее мгновение встал рядом с Джесси.

— Я позвоню, когда мы соберемся уходить, — сказал водителю Макс.

Фред многозначительно кивнул на толпу и предложил:

— Я мог бы проводить вас.

— Нет, — отверг его предложение Макс. — С нами все будет в порядке. Здесь же будет экс-президент, несколько сенаторов, и все с телохранителями.

Водитель скривился, явно не доверяя чужим охранникам.

— Увидимся позже, Фред.

Джесси инстинктивно подвинулась поближе к Максу, когда кто-то случайно толкнул ее.

— Пойдем скорее, — Макс обнял девушку одной рукой и повел ее ко входу. — Ненавижу эти толпы! — заявил он, когда мимо них величественно проплыла дородная дама.

— Для представителей высшего общества такие вечеринки — цель существования. Привыкай.

— Но я здесь никому не нужен. В отличие от моего бумажника, — цинично заметил Макс. — Надо будет внести в контракт пункт о том, что мы будем посещать подобные мероприятия не больше двух раз в год.

— Какой еще контракт?

— Брачный. Я же говорил тебе, Я не настолько глуп, чтобы жениться без предосторожностей.

Джесси открыла рот и закрыла его, не зная, что можно на это ответить. Не читать же лекцию о любви человеку, который считал, что в его браке это лишнее!

— Неужели нельзя подумать о более счастливых и душевных отношениях?

— Ну, не бывает вечного счастья. Жизнь не похожа на сказку.

— Смотря какая сказка. Лично я вовсе не жду Прекрасного принца.

— А почему? — заинтересовавшись, спросил Макс.

— Знаешь, человек, который женится на женщине только потому, что у нее нужный размер ножки, представляется мне полным идиотом. Кто знает, что еще он может выкинуть.

Макс усмехнулся.

— Никогда не думал о сказках с этой точки зрения. И не слышал о женщинах, которые считали бы так же.

— Однако, как видишь, не все женщины романтичны. Я вообще считаю, что романтика — не самая надежная основа для брака.

— Тут я с тобой согласен.

Джесси едва не сказала, что в ее случае просто не получится создать крепкую, дружную семью. Но решила, что незачем просвещать Макса по этому поводу.

Войдя в зал, Шеридан осмотрелся. Перед ними стояли большие столы, сервированные каждый на двенадцать персон.

— У нас какие-то определенные места? — спросила Джесси.

— Нет, нам просто нужно найти…

— Макс! Джесси! — раздался веселый голос Джеррика.

Она дежурно улыбнулась ему, мысленно приготовившись к очередной лекции по биотехнологиям.

— Добрый вечер, Джеррик.

— Нужно было сказать, что вы не могли пойти со мной в клуб из-за работы, — улыбка на лице Джеррика казалась неестественной. — Лично я не переношу подобные вечера. А сегодня пришел только потому, что спутник Онории заболел. Ты только посмотри, сестричка, кого я встретил! — произнес он, обращаясь к подошедшей женщине.

— Привет, Джесси, Макс!

Онория тепло улыбнулась им. Женщина была очень мила, и все же Джесси хотелось быть как можно дальше от этой блондинки.

Девушка кинула взгляд на Макса, который задумчиво изучал Онорию. Неужели он пытается представить блондинку своей будущей женой?

— Вы просто обязаны сесть рядом с нами! — заявил Джеррик. — Тогда я закончу свой рассказ о нашей фирме.

Да, вдохновляет на новую беседу! — ехидно подумала Джесси. Неужели он приглашал ее на ужин только поэтому? Наверняка его бизнесу нужны вложения, и Фаррингтон понадеялся, будто всезнающая мисс Мартинелли способна повлиять на миллиардера! Но Макс должен больше узнать об Онории…

— Благодарю вас, мы с радостью принимаем предложение, — быстро согласилась Джесси.

Макс бросил на нее настороженный взгляд. Неужели она все-таки неравнодушна к Джеррику?

Джесси шла вслед за Фаррингтонами к столу, гадая, каков же будет дальнейший сценарий. В любом случае рано или поздно он найдет себе невесту. И чем раньше, тем лучше. Нужно вычеркнуть Макса из своей жизни прежде, чем она безнадежно влюбится в него.

Когда все заняли свои места, Онория познакомила Макса и Джесси с людьми, уже сидевшими за столом.

— Это Битси и Эд Ворт, Эмбер и Джаред Смит, Натали Браун и Вилсон Делакруа. А это Макс Шеридан и Джесси Мартинелли.

— Мартинелли — это итальянская фамилия, — Битси была явно заинтригована. — Тогда откуда эти великолепные рыжие кудри?

— Это наследственное. Мои предки родом из Венеции, а наших мужчин постоянно тянуло к блондинкам с зелеными глазами или к рыженьким с карими.

— Верно, — заметила Эмбер. — Ведь по легенде Венецию основали финикийцы?

— У этой легенды есть историческая основа, — сказал Джаред. — Мы все считаем, что итальянцы должны быть непременно смуглыми, но это не совсем так. В США в основном приезжают эмигранты из южной Италии, а север — совсем другое дело…

— Верно профессор, — Онория улыбнулась ему, и Джесси потихоньку начала расслабляться.

Может вечер будет не таким уж плохим?

— Онория, твоя очередь заказывать напитки, — произнес Джеррик. — Почему бы не попросить Макса помочь тебе их принести?

Что Джеррик задумал? Почему он все время толкает сестру к миллиардеру? Хочет ее продать?

— Что будешь пить, Джесси? — спросил Макс, вырвав ее из раздумий.

— Белое вино, пожалуйста.

— Я сейчас вернусь. Никуда не уходи, — велел он.

Девушка положила свою сумочку на пустой стул слева, чтобы занять его для Макса.

Джеррик немедленно уселся справа и только открыл рот, как Битси спросила:

— А чем вы занимаетесь, Джесси?

— Кроме того, что встречаетесь с самым очаровательным мужчиной, которого я когда-либо видела, — добавила Натали.

— Спасибо большое, — угрюмо заметил ее сопровождающий.

— Дорогой, я говорю то, что есть!

— На самом деле мы с Максом не встречаемся. Я — деловой консультант, и он нанял меня для серии занятий по деловому этикету для среднего менеджмента в его компании, — девушка решила, что это благоприятный момент для рассказа о своем бизнесе.

— Что-то вроде «Мисс Воспитанность»? — уточнила Эмбер, вспомнив название справочника по этикету.

— Нет, книг я не пишу. Бизнес сейчас все чаще включает в себя международные контакты, и вопросы этикета нередко застают многих врасплох. Вы можете легко оскорбить представителя другой культуры и даже не понять этого.

— А почему вы с Максом? — вставил Джеррик. — С его-то манерами все в порядке.

— Часть моего контракта — посещение всевозможных вечеров и приемов для установления новых деловых контактов.

Эту историю Джесси и Макс придумали в первый же день.

— Джесси, в сентябре я отправляю делегацию в Китай, — произнес Эд. — Вы не могли бы прочитать лекцию по китайскому этикету моим служащим?

— Разумеется, — с удовлетворением ответила девушка.

— Вот, — Эд протянул ей визитку. — На следующей неделе позвоните в мой офис, и мы обо всем договоримся.

Внезапно зазвонил сотовый телефон Джеррика, и он поспешно поднялся.

— Извините, но мне нужно ответить.

— Без сомнения бизнес, — Эмбер покачала головой. — Эта компания его угробит.

Эд нахмурился.

— Боюсь, она угробит не только его.

— Он и вас просил вложить деньги? — поинтересовался Джаред.

— Да, но те двести тысяч, которые я ему дал, скорее всего, вылетят в трубу. Или пойдут на налоги.

— Тише, — шикнула Битси. — Онория возвращается.

Макс поставил перед Джесси бокал с вином.

— Спасибо, — девушка посмотрела на блондинку.

На ее бесстрастном лице не отражалось никаких чувств. Интересно, чего добивается Джеррик попытками свести Онорию и Макса? Особенно если она сама этого не хочет?

Макс сел рядом с Джесси, и свет в зале погас.

Девушка обернулась к сцене, на которой ведущий начал распространяться о том, как важно искусство. Затем он дал знак, и официанты начали разносить блюда.

— Да, а благотворительность не скупится на ужины для своих доноров, — шепнул ей Макс.

Джесси подавилась кусочком цыпленка, но сумела справиться с кашлем и поспешно выпила немного воды.

— Не говори таких вещей, когда я ем! — прошипела она ему в ухо.

— Почему? Это же правда!

— Не мне тебе рассказывать, что в высшем обществе такое блюдо, как правда, или не подается совсем, или же тщательно маскируется.

— Переведи.

— Забудь о том, что у тебя есть мозги, и будешь принят мужчинами как равный.

Долгое мгновение он просто смотрел на девушку, а затем тихо спросил:

— А как насчет моей женщины?

Джесси, как зачарованная, смотрела в его глаза, в которых плясали веселые огоньки, По ее спине пробежала дрожь. Что он хочет этим сказать? Губы внезапно стали сухими, и девушка облизнула их, едва не задохнувшись, когда Макс опустил глаза, чтобы проследить за движениями ее языка. Сразу вспомнился тот поцелуй, и воздух между ними словно сгустился…

— А вы уже решили, что будете покупать? — голос Эмбер разрушил напряжение, возникшее между ними.

Джесси с трудом отвела глаза от лица Макса, взяла копию каталога и просмотрела список в поисках чего-нибудь стоящего.

— Лично мне ничего не нужно… — начал, было, Шеридан, но девушка пнула его ногой под столом, и он поправился: — Но, разумеется, я что-нибудь куплю, ведь повод стоящий.

Джесси одобрительно улыбнулась. Макс быстро учился.

— Скажи теперь, что мне стоит купить? — усмехнулся он.

Но прежде чем девушка успела ответить, в разговор влезла Натали.

— Как насчет ожерелья с изумрудами на шестой странице?

Женщина бросила взгляд на неестественно спокойное лицо Онории.

Джесси почувствовала себя неуютно. Бросив взгляд на алчное лицо Натали, девушка поняла, что причина в этой женщине, но упорно не понимала, что случилось.

— Старая вдова фон Сторч отдала его на аукцион, — продолжала она. — Это английское фамильное украшение, один из тамошних герцогов подарил его своей любовнице. Впрочем, Онория могла бы больше рассказать об этом, верно, милая? — Та только слабо улыбнулась, и Натали с видимым удовольствием продолжила: — Это было фамильное ожерелье Фаррингтонов, которое прадедушка Онории подарил своей жене. Потом оно перешло к сыну, а их отец проиграл это украшение в покер. Это была первая крупная потеря в семье.

И Натали с показным сочувствием улыбнулась Онории.

За столом воцарилось гнетущее молчание. Больше всего Джесси сейчас хотелось взять бокал с вином и выплеснуть содержимое прямо в довольное лицо Натали. Но следовало разрулить ситуацию, поэтому девушка попыталась сменить тему.

— Лично мне больше нравится лоскутное одеяльце на третьей странице. Попытаюсь за него поторговаться.

— Я тебе его подарю, — предложил Макс, но Джесси отказалась.

— Я никогда не принимаю подарки от клиентов. Это может привести к недоразумениям и непониманию со стороны окружающих.

— Какое еще непонимание? По-моему, всем и так все ясно, — сказал Эд, бросив взгляд на Натали.

Нет, не всем все ясно, зло подумала Джесси. У нее возникло препротивное ощущение, словно всем присутствующим заранее были розданы бумажки с текстом, а о них с Максом забыли.

К счастью, в этот момент начался аукцион. Когда дело дошло до лоскутного одеяла, которое восхитило Джесси, она сумела приобрести его.

Девушка с победной улыбкой повернулась к Максу.

— Поздравляю, — произнес он.

— Не представляю, что вы будете с ним делать, — встряла Натали. — Оно испортит любой интерьер.

— Оно мне нравится, — не сдавалась Джесси. — Оно яркое и веселое.

— Разумеется, — хихикнула Эмбер. — Вырви глаз.

— Тише, — прошипела Натали. — Начинаются торги за ожерелье.

Первоначальная цена составляла сто тысяч долларов и быстро поднялась до полумиллиона. Эта стоимость продержалась несколько секунд, и в этот момент Макс предложил цену в шестьсот тысяч.

Джесси была очень удивлена его поступком. Может, он купил ожерелье для Онории? Логично, подумала девушка, пытаясь не обращать внимания на сжавшийся в комок желудок. Подарить на свадьбу выкупленное фамильное ожерелье — это так романтично… Джесси изо всех сил пыталась проигнорировать ощущение, что сама слишком увлеклась Максом, чтобы отпустить его без боли и страданий.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

— Джесси?

Она услышала напряженный голос в тот момент, как вышла из дома в понедельник утром.

Джесси автоматически повернулась и оказалась лицом к лицу со своей матерью. Впервые за последние пятнадцать лет. Головокружительный калейдоскоп болезненных и злых воспоминаний закружил девушку. Она никак не могла сопоставить образ пьяной, вечно кричащей матери с этой аккуратно одетой женщиной средних лет, которая стояла сейчас перед ней.

— Джесси, я знаю, ты обижена на меня, — начала Сесилия Мартинелли.

Обижена?! Да, самое подходящее слово для того, чтобы описать пятнадцать лет боли и унижения!

— Ты должна выслушать меня! — взмолилась Сесилия. — Я изменилась. Мне нужно… мне нужна ты.

— Слишком поздно, — резко произнесла Джесси. — Я хочу только одного — одиночества. Время налаживать какие-то отношения между нами давно прошли.

Девушка двинулась дальше, села в такси и назвала шоферу адрес офиса Макса, после чего откинулась на сиденье и закрыла глаза. Она это сделала. Сумела сказать «нет». Сколько раз в детстве Джесси слышала фразу «Мне так жаль! Но этого больше не повторится, обещаю, Джесси. Клянусь могилой бабушки!». И каждый раз, разумеется, все повторялось…

А теперь ее мать снова пытается начать ту же игру. Но на сей раз ничего не выйдет.

— Мы на месте, мисс, — таксист остановил машину возле здания, где располагалась компания Макса.

Девушка торопливо расплатилась и вышла из машины. Она ненадолго задержалась у дверей, пытаясь привести чувства в порядок.

Сколько еще ей придется работать на Макса? Джесси пыталась не думать об этом, входя в лифт. Разве покупка изумрудного ожерелья не была явным доказательством, что Шеридан хочет жениться на Онории? Может, именно из-за нее Макс позвонил вчера и сказал, что отменяет все планы? Девушка прикусила губу, пытаясь справиться с неожиданной болью.

Ей бы нужно радоваться, что ее клиент женится на такой милой женщине. Ее брат может и редкостный зануда, но Онория-то здесь ни при чем. Родственников не выбирают.

Так почему же мысль об их браке повергает ее в такое отчаяние?


— Привет, Макс, — Онория попыталась сдержать дрожь в голосе, когда входила в офис Макса Шеридана.

Она сможет это сделать. Нужно только подготовить почву, а обо всех финансовых вопросах позаботится Джеррик.

— Доброе утро, Онория, — ответил Макс, внимательно глядя на женщину.

На первый взгляд, она просто идеально вписывалась в те рамки, которые Шеридан сам же и установил. Так почему он не испытывает к ней никаких чувств?

Макс попытался представить эту женщину с ребенком на руках, но ничего не вышло. Вместо этого ему почему-то вспомнилась Джесси, и на сей раз дополнение в виде малыша было вполне естественным. На розовых щечках остатки шоколада. Широкая улыбка Джесси, с нежностью смотрящей на ребенка. Они бы не стали нанимать няню, а сами заботились бы о своих малышах…

— Чему обязан счастью видеть вас?

— Я проходила мимо и решила зайти проведать вас. Может, вы все-таки внесете пожертвование в наш фонд защиты животных?

Макс вежливо улыбнулся и вынул из кармана чековую книжку.

— Я бы с большей радостью пожертвовал деньги одной из благотворительных организаций, в которых работает Джесси. Но пока придется удовольствоваться зверюшками.

С этими словами он выписал чек и вручил его Онории. Та убрала бумагу в сумочку, даже не взглянув на сумму.

— Благодарю вас от лица маленьких и крупных зверьков!

— Я провожу вас к лифту, — Макс повел Онорию к двери, и та позволила ненавязчиво выпроводить себя.

По словам Джеррика, главное — выбрать момент. Сейчас определенно не следовало заводить разговор о его компании.

Двери Лифта начали открываться, и Джесси обнаружила, что перед ней стоят Макс и Онория. Она поспешно нажала на кнопку другого этажа, совершенно не желая встречаться с этой женщиной. Одно дело — подозревать, что Макс собирается на ней жениться, и совсем другое — встретиться с этим фактом лицом к лицу.

Интересно, что они делали в его офисе? Целовались? И целовал ли он Онорию так же страстно, как саму Джесси?

Острая душевная боль помогла ей вернуть контроль над своими чувствами. Какая разница, что делал или не делал Макс?

Не его вина, что девушка начала забывать об их сугубо деловых отношениях. Макс должен найти жену. Джесси должна ему помочь. Сама-то она не могла даже отдаленно соответствовать его высоким требованиям.

Девушка вышла из лифта, когда он остановился на третьем этаже, и медленно прошлась по коридору, давая Онории время уйти.

Через десять минут девушка почувствовала себя немного лучше. Снова войдя в лифт, Джесси нажала на кнопку с цифрой «52». На этот раз перед дверьми никого не оказалось.

Она глубоко вздохнула и вошла в офис Шеридана.

— Ты опоздала.

— Всего лишь на пять минут, — девушка ожидала, что он скажет что-то об Онории, но Макс молчал.

Может, он не выбрал ее? Или решил, что еще рано заявлять об этом?

Мужчина указал на стул перед ним.

— Присаживайся. Мне просто нужно проверить один контракт, а потом мы пообедаем. Я хотел еще обсудить с тобой субботний вечер. Конечно, стоило сделать это еще вчера, но к тому времени, как мы закончили работать над договором с китайской фирмой, было уже около полуночи.

— Я могу подождать снаружи, — предложила Джесси, немного расслабившись, когда Макс сказал, что провел вечер на работе.

— Это ненадолго. Садись.

Девушка почувствовала себя болонкой, которой выделили коврик. Тем не менее она послушно опустилась на стул и достала из сумочки книгу.

— Ты носишь с собой книги? — удивленно спросил Макс.

Джесси моргнула.

— Конечно. Мне часто приходится ждать автобус или клиента. Я вообще люблю читать еще с детства.

— Это мама привила тебе любовь к чтению? — спросил Макс, охваченный желанием узнать хоть что-нибудь о ее прошлом.

Девушка с трудом подавила дрожь. Догадка была верна, но не совсем. Это из-за мамы она стала читать. Книги были лучшим способом скрыться от реальности.

— Да, — наконец произнесла она. — Детей вообще нужно поощрять к чтению. Телевидение предоставляет слишком мало полезной информации.

— Тебе не нравится телевизор?

Макс удивленно поднял брови.

— Нет. А тебе?

— Не знаю. У меня не хватает на него времени. Смотрю разве что новости и спорт.

— Думаю, тебе хватает новостей и на работе.

Макс усмехнулся.

— В общем-то, да. А теперь хватит меня отвлекать, иначе мы вообще не пойдем обедать!

— Это я отвлекаю? — сердито воскликнула девушка, но тут же сжала губы и раскрыла книгу.

Через две минуты ей надоело пялиться на текст, не понимая его смысла, и Джесси осторожно взглянула на Макса поверх страницы.

Он изучал лежащие перед ним бумаги. Свет, идущий от окна, создавал вокруг него ореол солнечных лучей. Широкие плечи обтягивала белая хлопковая рубашка, галстук был ослаблен. Мужчина закатал рукава, и взгляд Джесси невольно упал на сильные руки…

Девушка облизнула пересохшие губы. Как бы ей хотелось снять с него одежду и медленно исследовать его тело языком и губами…

Внезапно Джесси пронзила ужасная догадка — она по уши влюблена в Макса Шеридана!

Нет, этого не может быть! Она слишком плохо его знает, да и любовь не возникает так быстро, она растет постепенно. Джесси уставилась на ковер под ногами и попыталась успокоить бешено бьющееся сердце. Влюбиться в Макса — верный путь к катастрофе, проще покончить с собой. Ведь для него она — всего лишь консультант.

— Что-то случилось?

Низкий голос Макса ворвался в ее спутанные мысли.

— Нет! — выдавила она. — Нет, — повторила девушка уже спокойнее, пытаясь прийти в себя. — Да, кстати, я наконец-то договорилась о занятиях парусным спортом, — поспешно сменила тему Джесси. — Первая тренировка состоится в следующую субботу. И насчет тенниса. Мое колено заживет уже через пару дней, и мы отправимся на корт.

— А плавание? — разумеется, вспомнил Макс.

— Может быть, на следующей неделе, — девушка готова была сделать все, чтобы оттянуть этот черный день. — Ты уже закончил?

— Да, осталось только поручить бухгалтеру проверить некоторые расчеты. Для меня это китайская грамота. Но за всем приходится следить самому. Иначе может произойти катастрофа. А для своего бизнеса ты разработала план действий в случае банкротства?

— Да, возьму обещанный тобой бонус и заново вложу деньги в дело, — сказала Джесси, следуя за Максом к выходу.

— Несчастные пятьдесят тысяч? Это не вклад, а мелочь. Тебе лучше придумать что-нибудь еще.

Но единственное, о чем Джесси оказалась способна думать, — это как исцелиться от несчастной любви. С Максом она не найдет счастья. А другого такого в мире нет. Впервые в жизни девушка согласилась с утверждением, что жизнь похожа на русскую рулетку и ставка в ней слишком высока.

— Тебе обязательно нужен какой-то резервный план, — Макс зашел в лифт следом за Джесси и нажал на кнопку первого этажа.

— А с чего ты взял, что я хочу всю свою жизнь посвятить обучению других хорошим манерам? — спросила Джесси. — Я могу выйти замуж, например.

Макс был захвачен врасплох этим предположением. Джесси будет принадлежать другому мужчине? Носить под сердцем чужого, а не его, Макса, ребенка? Ну, конечно, она выйдет замуж. Джесси — очаровательная женщина, странно, что она до сих пор свободна.


В ресторанчике, куда ее привел Макс, было очень красиво. Изящные стулья, обитые кожей, неяркое освещение. Идеальное место для свидания.

— «Касабланка» какая-то! — пробормотала девушка.

— При чем здесь сериал? — удивленно спросил Шеридан.

— Это место словно сошло с экрана телевизора! — объяснила Джесси. — Слишком уж романтичное.

— Но все-таки трудно представить здесь главного героя.

— Зато героиню — легко.

— Почему?

— У нее был шарм. Знаешь, некоторые люди просто рождены для такой жизни. Как, например, ты.

Макс удивленно посмотрел на нее.

— Э-э-э… Спасибо!

— Увы, не мне, а твоим предкам. Такие дары получить можно только при рождении. Ими можно гордиться, а вот стыдиться наследственности не следует. Главное, решить, как правильно их использовать.

— Интересная философия, — медленно произнес Макс, впервые взглянув на собственную жизнь с другой точки зрения.

— Что будете пить? — спросил подошедший официант.

— Безалкогольный коктейль из клубники и лимонного сока с сахаром, — решила Джесси.

— А мне черный кофе. — Когда официант ушел, Макс вернулся к прерванному разговору: — Я не думаю, что с наследственностью все так просто, как тебе кажется.

— Наоборот. Жизнь по своей сути — штука простая. Сложной ее делают люди, когда пытаются продумать каждый поступок, каждую мелочь, а что-то не соответствует их плану. И они ищут объяснений.

— Я никому не должен объяснять свои действия, — уперся Макс.

— Уж точно не мне. Но когда у тебя будут дети, однажды тебе придется им объяснить, почему ты не любишь их мать.

— Но я буду уважать ее! — защищался он.

— А что будет, если однажды она поймет, что ей нужна любовь?

— А как еще, по-твоему, мы сможем завести детей?

Усилием воли девушка отогнала образ Макса в постели с другой женщиной.

— Это всего лишь секс. Хочешь сказать, ты был влюблен в каждую женщину, с которой спал?

— А почему я не могу влюбиться в нее после свадьбы?

Джесси скрипнула зубами, представив себе, что Макс влюблен, но не в нее. Наверняка остальные женщины будут не способны оценить его по достоинству, как она.

— Возможно. Ты кого-нибудь встретил в субботу?

Она заставила себя задать этот вопрос, боясь услышать утвердительный ответ.

Макс заколебался. Единственное лицо, которое осталось в памяти, — образ Джесси. Все остальные женщины рядом с ней меркли. Может, это из-за яркого цвета ее волос? Даже Онория, которая ушла всего несколько минут назад, превратилась в размытое воспоминание.

— Как насчет Кларис?

— Я ее не помню.

— Та брюнетка, которая перехватила тебя у дверей. Ладно, а Эмма? Она подошла о чем-то поговорить с Битси.

— Застегнутая на все пуговицы? У нее явно проблемы с сексуальностью. В отличие от Джеррика, — ядовито добавил Макс. — Он весь вечер вокруг тебя увивался.

— Здесь совсем не то. Мне кажется, Джеррик лелеет какие-то свои планы, которые лично со мной никак не связаны.

— Может быть. А как ты оцениваешь мое поведение за столом?

— Все было идеально, включая костюм. Правда, тебе еще нужно набраться опыта в общении с людьми, которые не слишком блистают талантами и умом.

— Это напомнило мне о твоем протеже.

Джесси приготовилась выслушать плохие новости о Луисе.

— Мы все-таки нашли для него дело.

Девушка удивленно моргнула, пытаясь понять, где мог пригодиться подросток, не умеющий читать и писать.

— Он здорово помог Уолтеру.

— Кто это?

— Глава маркетингового отдела. Шла презентация нового плеера, и Луис сумел внести неплохие предложения — и по поводу кое-каких технических деталей, и по реализации товара среди латиноамериканцев. Уолтер сразу же решил, что у парня неплохие задатки для съемок рекламы.

Джесси задумчиво кивнула.

— Да, в этом есть смысл.

— К тому же Луису понравилась работа.

— Ну и хорошо, — девушке стало легче, когда она узнала, что парень все-таки не остался без работы.

— Знаешь, я тут подумал… Ну, я же проводил собеседование с тремя подростками…

Джесси задержала дыхание. Неужели он хочет взять на работу всех?

— По словам Уолтера, Луис будет ведущим лицом рекламы. И сама идея о привлечении молодежи к подобной работе нам понравилась. Может, я смогу обеспечить работой их всех…

— Отличная идея! — с энтузиазмом подхватила она.

— Правда, двое из них еще учатся, но в каникулы смогут работать полное время, а во время учебного года — после занятий. Мы никогда не нанимали людей с неполным рабочим днем. Стоит подумать о программе подобного приема на работу для молодежи. Ограниченной программе.

— Пусть так, — согласилась Джесси. — Зато когда они закончат школу, ты получишь полноценных сотрудников с опытом работы.

— Если они согласятся, конечно. Я позвоню в нашу социальную службу, и они сразу же свяжутся с тобой.

— Со мной?!

— Ты же учитель этих ребят, значит можешь за них поручиться. И внести несколько предложений о приеме на работу. Потраченное время можешь смело записывать на мой счет.

— Нет, работа с детьми всегда была бесплатной. Это мой пропуск.

— Куда?

— В любовь. Нельзя же только брать. Мы должны что-то отдавать, причем бескорыстно.

Джесси и в самом деле может многое дать, подумал Макс.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

— Самый отвратительный способ потерять целый день! — проворчал Макс, взглянув на толпу перед входом в отель.

Он нервно дернулся, едва не пролив чай из чашки, которую держал в руках.

— Осторожнее. Разлитый чай может стать поводом для скандала. К тому же ковер слишком дорогой, чтобы хозяева помогли тебе замять конфуз.

Макс насупился.

— Собственноручно бы придушил садиста, который придумал чаепитие! А это, черт возьми, что такое?

Он взял маленький бутербродик с тарелки и уставился на него.

— Огурец и салат. Традиционная закуска к чаю.

— Да этим бы даже дистрофик не наелся. Хорошо, что я не голоден. Впредь категорически отказываюсь ездить на такие штуки. Помещу этот пункт в брачный договор.

— Ты постоянно добавляешь все новые и новые пункты, так тебе придется до конца дней составлять эту брачную энциклопедию. Я бы на твоем месте так не волновалась, такие мероприятия мало кому нравятся. И тебе не придется на них ходить по меньшей мере до тех пор, пока дети не пойдут в школу.

— А это тут причем?

— Многие учителя считают подобные чаепития лучшим способом проведения родительских собраний.

— Мои дети не пойдут в подобную школу! Если учителя так истязают родителей, то что же они делают с беззащитными учениками!

— Ты видно не представляешь, какие сейчас ученики, раз называешь их беззащитными. Чаепития же обеспечивают неформальное общение. Эдакий вариант вечеринок с коктейлем.

— А мне и коктейли не нравятся! Назови хоть одну причину, по которой нормальный человек стал бы пить эту мерзкую отраву и есть эти жуткие сандвичи!

— Может, некоторым не хватает общения. Может, у них много свободного времени. Кто их знает… Во всяком случае во время таких вечеринок ты можешь оценить других.

— Уверен, что люди воспринимают тебя согласно твоей собственной оценке.

— Но если ты в это веришь, то почему пытаешься измениться ради брака?

— Не совсем так.

— Что именно? — спросила Джесси.

Макс долго смотрел в чашку.

— Моя мать была алкоголичкой. Принимала наркотики, когда у нее были на них деньги. Шлялась по мужикам. Можешь представить, какое клеймо было на мне с детства. Я поклялся, что мои дети не испытают ничего подобного. Они будут гордиться матерью.

Джесси вздрогнула. Детство Макса было таким же, как у нее самой! Она попала в приемную семью, когда мать оказалась за решеткой. А он остался совсем один. И все же Макс избрал неверную тактику. Давно пора прекратить видеть жизнь глазами страдающего ребенка.

— Лучше бы ты поклялся дать детям родителей, которые любят их и друг друга.

— Сомневаюсь, что детям есть дело до отношений между родителями. Дети удивительно эгоцентричны.

Джесси замерла, вспомнив виноватое лицо матери. Может, она сама повела себя эгоистично, отказавшись ее выслушать? Но девушка поспешно отогнала эту мысль.

— Уверяю тебя, несмотря на свой эгоцентризм, дети очень тонко чувствуют атмосферу в доме. Им будет трудно жить с родителями, которые не любят друг друга.

— Осторожнее, у тебя появляются романтические представления.

— А ты говоришь так, словно в детстве пересмотрел телевизор. Тогдашние представления о жене-домохозяйке устарели, Макс.

— Я понимаю, что таких героинь уже нет. Но почему у моих детей не может быть матери, которая будет встречать их дома с блюдом печенья? Какая разница, кто его пек! Она должна уметь выслушать, посочувствовать, дать совет. Я же не могу сделать этого сам, я ничего не знаю о воспитании детей. Мне нужна жена, у которой было нормальное детство!

— Что ты понимаешь под словом «нормальное»? Большинство из тех, кого мы видим на вечеринках, были воспитаны нянечками и учителями. Ты того же хочешь для своих детей?

— Нет, но…

— Боже, надеюсь, мы никому не помешаем, — сладко улыбнулась подошедшая сзади Натали. — Мне кажется, вы слишком увлеклись беседой.

Джесси прикусила язык, чтобы не сказать какую-нибудь колкость. Разумеется, позади Натали стояла смущенная Онория.

Глаза девушки гневно сузились, когда она увидела, какими голодными глазами Натали смотрит на Макса, который вежливо встал при появлении дам. Да, с его манерами действительно все было в полном порядке.

Джесси сжала зубы, когда женщина протянула руку и провела по галстуку Макса. Интересно, что чувствует он сам? Лицо миллиардера было непроницаемым.

— Я вижу, вы пришли сюда за тем же, что и мы, — блондинка взглянула на их чашки.

— Да, — вымученно улыбнулась Джесси.

Натали грациозно опустилась на диван напротив, Онория последовала ее примеру.

— Можешь пить чай, дорогая, мне хочется еще мартини с яблочным соком. Я сегодня прошла наверное миль пять. Только посмотрите на мои бедные ножки!

Женщина вытянула стройную ногу прекрасной формы, давая Максу возможность как следует рассмотреть ее.

— Когда в следующий раз пойдете гулять, надевайте кроссовки, — со сладенькой улыбочкой посоветовала Джесси.

— Как неженственно! — поморщилась та.

— Прогулка?! — театрально поразилась девушка.

— Нет, кроссовки! Они же такие… нелепые!

Джесси поднялась. Если она просидит здесь еще хоть минуту, то точно ляпнет какую-нибудь гадость.

— Извините, — произнесла она. — Мне нужно в дамскую комнату. Сейчас вернусь.

— Я пойду с вами, — спохватилась Онория, разрушив надежды девушки на уединение.

— Мне очень жаль, что мы прервали вашу беседу, — начала она извиняться по дороге. — Но стоило Натали увидеть Макса, как она помчалась прямо к нему, ни на что не обращая внимания. Я знаю ее с детства. Она не настолько плохая, какой кажется. Муж развелся с ней, чтобы жениться на беременной секретарше. Это был тяжелый удар для Натали.

— Ей следовало бы задуматься о причинах его поступка, — произнесла Джесси, решительно отказываясь жалеть Натали. — Дайте угадаю: этот урод постоянно обманывал ее, а уж когда он женился на двадцатилетней девице с большим размером бюста, Натали вознамерилась доказать, что она привлекательна для мужчин.

— К тому же вы должны признать, что мистер Шеридан — на редкость интересный мужчина, — рассмеялась Онория.

— Мне в общем-то все равно, с кем встречается Макс, — солгала девушка.

— В его присутствии даже у меня сердце бьется быстрее, — смущенно призналась Онория. — Я тут зашла к нему в офис, и он внес большое пожертвование в наш фонд. Представьте, он даже не рассердился на то, что я помешала ему работать.

— А что значит «даже у меня»? Ну, сердце бьется… — с любопытством спросила девушка.

Она всего лишь выполняла свою работу: пыталась распознать охотниц за богатством.

— Понимаете, давным-давно я была влюблена, но он женился на другой. Я постоянно говорю себе, что если не могу получить мужчину, которого хочу, нужно научиться хотеть того, кого я могу получить.

— Хотела бы и я научиться такому, — вздохнула Джесси, думая про себя, не означает ли эта фраза, что Онория пытается полюбить Макса.

Но тут в помещение зашли две женщины, и возможность поговорить по душам была потеряна.

Девушка помыла руки и посмотрела в зеркало. Рыжие волосы, кожа бледная, глаза расширены. От помады не осталось и следа. Да, она была куда счастливее до того, как влюбилась в Макса.

Или нет? Джесси потянулась за бумажным полотенцем. Жила она или существовала? С чем можно сравнить их с Максом знакомство? Словно девушка всю жизнь слушала плохую запись симфоний Бетховена, а потом внезапно оказалась на концерте филармонического оркестра. Музыка та же, но звучание иное. Так и любовь к Максу преобразила всю ее жизнь, придала ей глубину и смысл.

Вернувшись, Джесси обнаружила, что Макс легко улыбается Натали, которая лениво потягивала мартини.

Что случилось, пока их не было? Он пригласил эту женщину на свидание? Было совершенно очевидно, что Натали именно к этому и стремилась.

— Вот и вы наконец, — Макс поднялся на ноги. — Нам пора уходить, Джесси. Через пятнадцать минут мы встречаемся с Ливерсоном в особняке.

Девушка моргнула. Странно, об этой встрече он не упоминал. Возможно Макс просто хочет побыстрее сбежать от Натали? Эта мысль ее согрела.

— Да, я готова, — Джесси широко улыбнулась.

— А могу я поехать с вами? Я живу совсем недалеко оттуда. — И Натали хищно улыбнулась. — К тому же в это время трудно поймать такси.

— Мы будем рады захватить вас, — вежливо ответил Макс. — Онория, — предложил он, — может быть, вас тоже подвезти?

— Нет, спасибо. Но я хочу пригласить вас завтра на вечеринку к Джеррику, где я буду хозяйкой. Надеюсь, вы с Джесси придете.

— Мы обязательно придем, верно, Джесси?

— Да, с нетерпением буду ждать новой встречи, — девушка постаралась вложить в эти слова хоть немного искренности, но получилось плохо.

Джесси кивнула Онории и молча пошла вслед за Максом и без умолку трещащей Натали к машине.


— Натали, это мой водитель, Фред. Фред, это Натали.

— Здравствуйте, мадам.

Джесси поймала взгляд водителя и заметила, что он улыбается. Очевидно, Фред видел Натали насквозь.

Девушка постаралась прижаться к дверце, лишь бы не касаться соседки. Запах ее приторных духов быстро распространился по всему салону. Оставалось только молиться, чтобы они не попали в пробку.

— Как продвигается восстановление дома, Макс? — спросила Натали.

— Есть подвижки, — вежливо ответил он.

— Я говорила о вашем особняке миссис Адамс. Из агентства «Ньюпорт Адамсиз». Не поверите, что она мне рассказала!

Натали положила руку ему на бедро и похлопала ресницами.

Макс чувствовал только гнев, который возрастал с каждой минутой.

Он увидел, что Джесси упорно смотрит в окно. Это его разозлило. Не может же она бросить его в трудной ситуации!

— Так вот, она сказала, что выросла в этом доме, — сказала Натали, подвинув руку повыше.

Да, вот кому бы действительно не помешали уроки Джесси.

Макс почувствовал, что больше не выдержит, и отбросил руку женщины. Та таинственно улыбнулась.

— Скажите Фрэнку, пусть остановит на повороте.

— Фред, притормози на следующем углу, будь другом, — ровно произнес Макс.

— С удовольствием, — со значением ответил тот, и Джесси едва удержалась от смеха.

Им обоим просто не терпелось избавиться от этой дамочки.

Когда Натали скрылась из виду, Джесси произнесла:

— А у нас на самом деле назначена встреча с Ливерсоном?

Макс удивленно посмотрел на нее.

— Ты думаешь, я могу соврать?!

— Э-э, да!

Тот рассмеялся.

— В общем-то, ты была права, но на сей раз я сказал правду. Встреча действительно назначена.


— Добрый день, — Ливерсон тепло улыбнулся им, когда они вошли в особняк. — У меня для вас хорошие новости. Я нашел ремесленника из Флоренции, который берется восстановить лестницу, люстру в гостиной и старинные книжные шкафы в библиотеке.

— Это чудесно! — Джесси попыталась соответствовать его энтузиазму. — Такое великолепие заслуживает внимания.

Девушка задержалась в дверях, отстраненно глядя на лестницу.

— И что ты там видишь? — поинтересовался Макс.

— Твою дочь в свадебном платье, которую ты должен проводить в церковь.

По коже волной прошла дрожь, и Джесси посмотрела на Макса. На одно ускользающее мгновение она представила его на тридцать лет старше. Все маленькие морщинки стали глубже, волосы — белее, а глаза сияли любовью и гордостью, когда он смотрел на свою красавицу дочь.

Макс тоже посмотрел на лестницу, и на мгновение перед его глазами пронесся образ тоненькой девушки в белом платье. Сквозь вуаль виднелись рыжие кудри. Его дочь была похожа на Джесси, и это осознание поразило его как гром среди ясного неба.

Она походила на Джесси, потому что именно ее Макс хотел видеть своей женой и матерью своих детей. Потому что он любил ее. Правда оказалась так проста, что поразила мужчину. Он был влюблен в Джесси Мартинелли.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Макс нетерпеливо озирался в толпе в поисках Джесси. Если не считать нескольких минут, проведенных с ней до начала вечеринки у Джеррика, время было потрачено впустую на какого-то идиота, который просил профинансировать его компанию. Лучше бы Макс провел вечер, обдумывая свои чувства.

Он знал чего хочет. И понял это еще вчера, около трех часов ночи. Он хотел жениться на Джесси и жить с ней долго и счастливо до конца жизни. Проблема только в одном — как предложить ей это?

Впервые в жизни план никак не рождался в голове. Черт, у него даже смутных идей не возникло! Страх, что девушка может сказать «нет», связал Макса по рукам и ногам. Но если он не сделает Джесси предложения, она не скажет «нет», а если она не скажет «нет», их отношения останутся прежними, и он сможет видеть ее каждый день и даже, возможно, еще несколько раз поцелует. Только вот придется по-прежнему притворяться, будто он ищет жену, и эта мысль останавливала Макса. Он не хотел строить их отношения — даже дружеские — на лжи.

Мужчина заметил в толпе рыжий отблеск и поспешил к Джесси.

— Нам еще долго здесь торчать? — тихо шепнул он.

— Не меньше получаса.

— Это же целая вечность! Может потихоньку выскользнем и поедем ко мне?

Нужно остаться с Джесси наедине. Возможно, тогда он найдет верные слова, чтобы рассказать любимой о своих чувствах. А если нет — хотя бы поцелует ее.

— Джесси! — К ним спешил Джеррик. — Сиферт очень хотел с тобой познакомиться.

— Со мной? — удивленно моргнула она. — Для чего?

— Он хочет расспросить тебя о правилах этикета в Саудовской Аравии. Но ничего ему не говори, пока не заплатит! Я его знаю.

Джесси улыбнулась.

— Не волнуйся. У меня много опыта в общении с подобными людьми.

— Пойдем, я вас познакомлю.

— Удачи! — произнес Макс, когда она обернулась.

Через полчаса Джесси оставила Сиферта, пообещав позвонить ему в офис и назначить время урока. Она была довольна тем, что подвернулась неожиданная работа. Девушка принялась искать Макса, но ни в гостиной, ни в библиотеке его не оказалось. Она отправилась на кухню, где мужчины обсуждали военные устремления политиков. На полпути она услышала голос Макса, доносящийся из приоткрытой двери справа:

— …мне нужно узнать больше об этом предложении.

Это было вполне похоже на деловой разговор, но речь могла идти и о личном.

— Я долго думала о том, как бы облечь идею в слова, и решила спросить прямо. Надеюсь, ты будешь столь же честен и не станешь тянуть с ответом.

Онория! Джесси стояла, как пригвожденная к месту.

— Может, я неправильно истолковала некоторые признаки, Макс, но мне показалось, что ты уже достиг того возраста, в котором пора подумать о жене и детях. Если так, то я бы хотела предложить на эту роль свою кандидатуру. Мне уже тридцать, и я давно отказалась от надежды на горячую и страстную любовь. Я предлагаю тебе удобный для нас обоих брак.

— Онория, — начал Макс, и в его голосе прозвучало тепло, которое разбило Джесси сердце.

Девушка была не в состоянии слушать дальше.

Она любила Макса, но не имела права вторгаться в его личную жизнь. На негнущихся ногах Джесси пошла в ванную дальше по коридору.

Она же с самого начала знала, что это произойдет! Значит теперь нет смысла плакать. Но одна слезинка все-таки скатилась по щеке. Она не могла потерять Макса, так как он никогда не принадлежал ей.

Девушка открыла холодную воду и подставила руки под ледяную струю. Придется пройти и через это. Она справится. Жизнь научила Джесси быть сильной. Значит нужно вернуться на вечеринку и достойно сыграть свою роль.

Через десять минут она вышла из ванной и направилась в гостиную. И Макс, и Онория были там, но не вместе. Он стоял возле бара, а Онория беседовала с одним из поставщиков продуктов.

Почему же они не объявили о помолвке? Наверное, Онории сейчас не до того — из-за ее обязанностей радушной хозяйки. Эта пара и так всю дальнейшую жизнь проведет вместе. От этой мысли Джесси снова захотелось плакать.

— Вот ты где, — раздавшийся прямо над ухом голос Макса заставил ее вздрогнуть. — Я нигде не мог тебя найти.

— Я была в ванной.

Макс нахмурился, заметив, как она побледнела.

— С тобой все в порядке?

— Да. А с кем ты разговаривал у бара?

Джесси спросила первое, что пришло ей в голову, лишь бы сменить тему.

— Джим Франчетти. У него довольно интересные взгляды на политику ЕС. Может, уйдем прямо сейчас?

— Уйдем? — непонимающе переспросила девушка, озираясь в поисках Онории, но та была по-прежнему поглощена беседой с поставщиком.

Значит, вот так и выглядит брак по деловому соглашению? На месте этой блондинки она бы приклеилась к Максу и не отходила ни на шаг!

— Тебе плохо? Ты очень побледнела.

— Голова болит, — соврала Джесси.

— Тогда пойдем, — мужчина обнял ее за плечи и повел к выходу.

— Но ведь нам нужно попрощаться с хозяевами и поблагодарить их за прекрасный вечер! — спохватилась Джесси, хотя больше всего ей хотелось бы послать обоих Фаррингтонов подальше.

— Вы что, уже уходите? — к ним подскочил Джеррик.

— Да, — отрезал Макс, давая понять, что этот вопрос обсуждению не подлежит. — Позвони мне на неделе, встретимся и все обсудим.

Девушка сжалась. Шеридан наверняка хотел поговорить с ним о женитьбе на Онории. Хотя, возможно, и о компании Джеррика.

— Будет сделано, — заверил Макса Джеррик и открыл им дверь. — Удачи!

Джесси споткнулась, и Макс крепче прижал ее к себе. Она не стала сопротивляться — кто знает, удастся ли еще раз к нему прикоснуться?

«Мерседес» стоял у поворота, и Джесси забралась на заднее сиденье, пытаясь сдержать бурлящие в душе чувства.

— Моя квартира недалеко отсюда. Может, заедем ко мне и поищем тебе таблетку? А потом выпьем кофе и поговорим.

Девушка с трудом подавила желание немедленно отказаться. Будет трудно выслушать его признание сейчас. А вот лет через двадцать она привыкнет к этой мысли.

— Спасибо, но я предпочла бы поехать домой. Мне нужно как следует выспаться. А завтра с утра поговорим.

— Хорошо, — к ее облегчению спорить он не стал.

Джесси обмякла на сиденье и закрыла глаза.

— Приехали, — сказал Макс, когда Фред остановил машину. — Может тебя все-таки проводить?

— Со мной все будет в порядке, — повторила Джесси, словно читая заклинание. — До свидания, Фред. Спасибо за вечер, Макс, — сказала она, поспешно выбираясь из машины.

— Если что-то понадобится, позвони мне. Я весь вечер буду дома, а завтра проведу большую часть дня в офисе. Будем работать с Пирселом. Увидимся у меня в кабинете в десять утра в понедельник.

— В десять утра в понедельник, — повторила Джесси, жалея, что нельзя обсудить эту тему по телефону.

А еще лучше, по электронной почте. Но гордость — все, что у нее осталось. Значит, придется вынести эту муку и вести себя сдержанно. Ведь она настоящий профессионал.


Воскресное утро было ярким и солнечным, но девушку переполняли мрачные мысли. Допивая вторую чашку кофе, она услышала телефонный звонок и взяла трубку, надеясь, что Макс скажет все прямо сейчас.

— Джесси, пожалуйста, не вешай трубку, мне очень нужно поговорить с тобой, — раздался голос ее матери, в котором ясно слышалось отчаяние. Похоже они чувствуют себя одинаково. Обе уже не надеются на счастье. Может, для ее матери этот разговор и в самом деле много значит? В конце концов, прошло уже две недели с тех пор, как она написала дочери. Раньше Сесилия никогда не проявляла такой целеустремленности. — Джесси, я изменилась. Теперь моя совесть чиста. Я специально не связывалась с тобой в течение года после освобождения, чтобы проверить, смогу ли прожить без алкоголя. У меня хорошая работа. Я домохозяйка у супружеской пары священников. Живу в маленькой уютной квартирке над гаражом, у меня свой накопительный счет. У меня есть все, кроме дочери. Прошу тебя, дай мне еще один шанс!..

Джесси потерла лоб. После бессонной ночи у нее ужасно болела голова. Горький опыт подсказывал, что лучше не связываться с матерью снова, но… она просто не смогла заставить себя пережить еще один всплеск боли.

— Хорошо, я встречусь с тобой, и мы поговорим. Но большего не обещаю! — предупредила девушка, когда мать принялась благодарить ее. — Когда ты свободна?

— У меня выходные по вторникам и средам. На уикенд слишком много работы.

Вторник отпадает, мрачно подумала Джесси. Вряд ли она будет в подходящем настроении после разговора с Максом.

— Давай в среду. Может встретимся у выхода из метро? Здесь есть скамейки. Сядем и поговорим.

— Тогда в среду в час, — решила Сесилия. — И, Джесси… Спасибо.

— Увидимся. Пока, — девушка повесила трубку и опустилась на стул, подозревая, что потеряла рассудок.

Позволила себя разжалобить. Не важно, что Макс уходит из ее жизни. Теперь все не важно. Джесси вытерла слезы. Сильные, современные женщины не ревут из-за глупых мужчин.


В понедельник Джесси шла по коридору к офису Макса и убеждала себя, что она сможет выслушать все. Он сейчас скажет ей, что женится на Онории, она быстро его поздравит и уйдет как можно скорее, ссылаясь на встречу с клиентом.

Джесси подошла к секретарше, которая разговаривала по телефону. Та одними губами произнесла: «Он вас ожидает».

Сделав глубокий вдох, девушка открыла дверь и задержалась у порога. Макс Шеридан сидел за столом и разговаривал по телефону. Заметив Джесси, он жестом показал на стул напротив.

Девушка с опаской оглядела кабинет. К счастью, Онории здесь не было. Одной проблемой меньше. Она осторожно опустилась на стул.

— Ты все еще бледная, — эти слова прозвучали как обвинение.

— На улице жарко, а я боялась опоздать.

— Не нужно было торопиться, я мог подождать.

— О, — выдавила Джесси, надеясь не сболтнуть о том, что уже знает о его помолвке.

Тогда пришлось бы признаться еще и в том, что она подслушала их разговор…


Макс изо всех сил сопротивлялся желанию обнять Джесси и поцеловать, чтобы исчезла эта пустота в ее глазах. Но сначала он должен признаться. Сказать, как сильно любит ее. Убедить, что они будут счастливы. Если девушка согласится, они сразу же поедут к нему. Если нет… Макс поспешно отогнал сомнения и страх.


Джесси с волнением смотрела, как Макс приближается к ней. Плохо, ой как плохо… Когда этот мужчина рядом, она способна думать только о своей любви к нему.

— Джесси, — сказал Макс. — Я хочу… То есть ты должна понять… В общем, нам нужно… Я хотел сказать, что ты… К черту все! Ты выйдешь за меня замуж?!

— Что?!

— Я хочу на тебе жениться, — повторил он.

— Но почему?! — наконец выдавила Джесси.

— В тебе есть все, чего только может желать мужчина. Ты добрая, сексуальная, образованная. Я горжусь тем, что ты сумела поднять свое дело, и никогда не попрошу тебя отказаться от работы. Думаю, правда, если мы сумеем немного подвинуть работу в сторону, то у нас появятся двое детишек. Или даже трое. Мы ведь прекрасная команда, верно?


Макс замолчал, осознав, что Джесси ничего еще не сказала. Он никогда раньше не делал предложения, но ведь должна же она как-то отреагировать…

Сердце сдавило. По коже пробежал мороз. Она откажет ему.

* * *

Джесси пристально смотрела на свои руки и пыталась сопоставить эту речь с тем, что она услышала в субботу. Не получалось. Макс не мог просить ее руки, потому что заключил помолвку с Онорией. Но раз он это делает сейчас, значит предложение блондинки было отвергнуто? Почему? Онория идеально соответствовала его вкусам и убеждениям. Почему он передумал?

— Когда у меня появилось представление об идеальной жене и матери, я был подростком, — объяснял Макс. — Я хотел иметь такую жену, которая была бы доказательством моего превосходства над остальными. Знаешь, вроде трофея которым так приятно похвастать. И когда я решил жениться, то автоматически схватился за старые идеи. Но скоро понял, что мне не нужен какой-то абстрактный идеал. Мне нужна ты. Джесси, умоляю, ну, скажи хоть что-нибудь! — взмолился он.

— Ты не можешь на мне жениться, — с трудом проговорила девушка. — Ты хочешь иметь детей, а я не могу…

— Я хочу детей еще и потому, что они будут твоими. Но в первую очередь мне нужна ты. Если ты не можешь иметь детей, мы их усыновим.

— Дело не в этом.

— А в чем? Что бы ты ни сказала, это не изменит моих чувств к тебе.

Джесси горько рассмеялась.

— Однажды тебе придется познакомиться с моей мамочкой.

— И в чем проблема? Она должна быть необыкновенной женщиной, раз воспитала тебя.

— А она меня не воспитывала. Она была алкоголичкой и наркоманкой. Изредка подрабатывала на панели. Когда мне было четырнадцать, принялась продавать кокаин, ее поймали и арестовали, а меня отдали в приемную семью. С тех пор я ничего не знала о матери, а в тот день, когда мы познакомились, неожиданно получила от нее письмо. Она захотела вновь увидеться, но я велела ей оставить меня в покое. Однако мать твердит, что изменилась, и уговорила меня встретиться с ней.

Макс скривился.

— Моя делала то же самое. Куча обещаний, а потом смотришь — мать напилась и обо всем забыла.

— Да, я знаю. Но все-таки я согласилась встретиться с ней в среду.

— Знаешь, я могу пойти с тобой. Иногда «третий лишний» не дает атмосфере накалиться. К тому же днем я свободен.

Джесси покачала головой.

— Спасибо, но я думаю, что мне лучше самой посмотреть в лицо своим страхам.

Макс поднял ее со стула, сел сам и усадил девушку себе на колени. Крепко обняв любимую, он прижался щекой к ее волосам.

Джесси чувствовала ровное биение его сердца, и это ощущение успокаивало ее.

— Тебе не придется делать что-либо одной, если ты этого не хочешь, — произнес Макс. — Я люблю тебя и хочу жениться на тебе. Все остальное для меня второстепенно. И не слишком важно.

Девушка напряглась, услышав неожиданные слова о любви, от которых у нее перехватило дыхание.

— Ты любишь меня? — недоверчиво переспросила она.

— Конечно, люблю. Думаю, я влюбился с первого взгляда, потому что с того мгновения, как ты вошла в кабинет, я мог думать только о тебе. О том, как хорошо было бы схватить тебя в охапку и никогда не отпускать. Я говорил себе, что это пройдет. Что страсть не горит долго. Однако чем больше я тебя узнавал, тем сильнее влюблялся.

— Так ты на самом деле любишь меня? — прошептала Джесси.

— Да, я на самом деле люблю тебя, — эти слова были похожи на клятву. — Я хочу жениться на тебе и провести остаток жизни за очень важным занятием. Я хочу сделать тебя счастливой.

— Но мое прошлое…

— Я бы не стал его менять, потому что оно сделало тебя такой, какая ты есть. И мне плевать, что думают все остальные. Все, чего я хочу… Пожалуйста, позволь мне помочь тебе полюбить.

— Не надо, — выпалила она. — Я и так люблю тебя. Макс, я была так несчастна, потому что думала, ты женишься на другой и я тебя больше никогда не увижу. А когда ты купил ожерелье, я решила, что выбор сделан в пользу Онории…

— Я купил его только потому, что изумруды напомнили мне о твоих зеленых глазах. У меня появилась смутная идея преподнести его тебе в качестве бонуса. Дополнительного.

Девушка обняла его.

— Мне ничего от тебя не нужно. Мне нужен ты. Само совершенство.

Макс рассмеялся.

— Верится с трудом, но я буду над собой работать!

Джесси прижалась к нему крепче, устраиваясь поудобнее в кольце сильных рук.

— А что касается детей… Дело не в том, что я не хочу их… Просто мне страшно. Вдруг кто-то из них унаследует от моих предков какие-то пороки?

— Вспомни наших родителей. Тем не менее с нами же все в полном порядке. Значит у детей риск будет еще меньше, потому что у них будут любящие родители, всегда готовые помочь и поддержать. И главное — мы любим друг друга.

— Как у тебя все просто…

— А все и есть просто, — сказал Макс, крепче сжимая ее в объятиях. — Я люблю тебя, ты любишь меня. В конечном счете, вот и все, что на самом деле имеет значение!

И Джесси широко улыбнулась.

КОНЕЦ


Внимание!

Данный текст предназначен только для ознакомления. После ознакомления его следует незамедлительно удалить. Сохраняя этот текст, Вы несете ответственность, предусмотренную действующим законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме ознакомления запрещено. Публикация этого текста не преследует никакой коммерческой выгоды. Данный текст является рекламой соответствующих бумажных изданий. Все права на исходный материал принадлежат соответствующим организациям и частным лицам


home | my bookshelf | | Нужна ли нам любовь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу