Book: Выживает сильнейший



Выживает сильнейший

Джефф Мариотт

Выживает сильнейший

Сан-Франциско захлестнула волна похищений жителей пришельцами. Как-то Фиби получила письмо от одной женщины, утверждавшей, будто ее сестру «забрали». Она писала, что та исчезла ненадолго, а после возвращения почувствовала почти демоническое рвение к новой тренировочной программе.

Эта программа, созданная Мег Уиншип, стала невероятно популярной во всем городе. Через несколько дней в Сан-Франциско должен был состояться марафон, на котором Мег Уиншип собиралась лично заниматься со своими поклонницами. Во всем этом просматривалось что-то сверхъестественное, и сестры решили, что во время спортивного праздника легче всего понять, кто или что стоит за наступившим хаосом.


ПРОЛОГ


Марианна и Кевин Хаас были женаты уже четыре года, но обзавелись собственным домом лишь четыре недели назад. Их новое жилище — домик бирюзового цвета с желтой отделкой — располагалось всего в трех кварталах от парка Золотых ворот. В нем имелось три спальни и две ванные комнаты. За него еще предстояло выплачивать взносы в течение тридцати лет, причем на первый из них пришлось копить деньги долгие годы. Но зато теперь можно было упиваться тем, что это твоя крепость, и как угодно обустраивать его, не оглядываясь на домовладельца: менять обои, переносить двери, рисовать на крыше огромный знак мира...

Чего им еще не хватало — так это машины. Беда невелика. Вот только нынче, вечером в пятницу, пришлось тащиться в супермаркет пешком. А нужно было набрать всего на свете: продуктов, моющих средств, посуды, дезодорантов... За прошедший месяц новоселы так и не успели наполнить свое жилище всеми необходимыми мелочами, а значительную часть старых вещей они оставили на прежнем месте. И вот теперь, сгибаясь под тяжестью целлофановых пакетов, они ощущали себя первопроходцами неизведанного континента, несущими с собой весь свой мир.

— Пожалуй, — процедил Кевин, борясь с врезающимися ручками пакетов, — стоило выбрать дом поближе к автобусной остановке.

Марианна, которой было так же больно, вымученно улыбнулась в ответ и заверила:

— Ничего, скоро все утрясется.

— Утрясется, — согласился он. — И вообще, бывает куда хуже. Надо бы еще натаскать камней для отделки погреба.

— Да ведь у нас нет погреба, — заметила жена. — Но машина все равно не помешала бы.

Кевин так и знал — она это обязательно скажет. Разговоры о машине были ее любимым коньком с момента свадьбы. Он же утверждал, что никому из жителей Сан-Франциско автомобиль по-настоящему не нужен. А если так, то для чего наживать себе головную боль со всякими страховками, лицензиями, парковками? Для чего способствовать глобальному потеплению и разрушению озонового слоя? Чтобы не обзаводиться машиной, есть масса веских причин, а чтобы обзаводиться — лишь одна. Ну ладно, четыре, если считать все натруженные конечности.

— Лучше не начинай, — предупредил Кевин.

Супруга лишь усмехнулась и сказала бодро:

— Остался всего лишь квартал.

Стоял теплый вечер. Фонари золотили длинные светлые волосы Марианны. Окружающий пейзаж навеял ей мысль о том, как сильно она до сих пор влюблена.

Кевин хотел сказать еще что-то, но его неожиданно ослепили фары, появившиеся, как ему показалось, на холме. И тут он вспомнил, что здесь нет никакого холма — местность совершенно пологая. Стало быть, это не фары. А огни все приближались откуда-то сверху, освещая все вокруг.

— Марианна, — позвал Кевин, указывая пальцем, — посмотри.

Больше он не успел ничего сказать — огни резко свернули влево, потом вправо. Казалось, это самолет или вертолет движется зигзагами. Огни появились всего метрах в полутора над крышами, потом на мгновение исчезли, затем вновь вынырнули над парком, но теперь двигались ниже. Супруги следили за таинственными огнями проглотив язык. Кевин пытался собраться с мыслями, как вдруг огни повисли прямо у них над головой. Их обдала волна воздуха, будто от пролетевшего самолета, и Марианна невольно вскрикнула. Нечто, которому Кевин никак не мог подобрать названия, не пролетело мимо, а развернулось, сделало круг и снова приблизилось к ним. Кевин почувствовал, как сумки падают наземь из внезапно ослабевших рук, услышал звон разбившегося стекла, но будто бы издалека, так, словно все это происходило не с ним, а с кем-то другим...

«Держи себя в руках», — приказал он себе мысленно. Несколько раз моргнул, уговаривая себя, что волнуется чересчур и что происходящему должно быть какое-то рациональное объяснение. Кевин Хаас вообще был рациональным человеком, поскольку занимался разработкой компьютерных программ, то есть относился к тем людям, к которым обращаются за помощью все остальные. Но ему было не под силу объяснить происходящее, а может быть, лишь померещившееся. Вероятно, он просто перегрузился массой рабочих и домашних обязанностей. Скорее всего в небе не было никаких огней, а лишь отражение фар какой-нибудь дальней машины. И теперь из-за такой ерунды придется возвращаться в супермаркет за всем, что сейчас разбилось.

Но, поглядев на дорогу, Кевин не увидел ни брошенных пакетов, ни разбившейся посуды и яиц. Ноша по-прежнему была у него в руках и все так же врезалась в кожу. А Марианна была...

То есть ее не было. Оглядевшись, Кевин вообще не увидел никого. Фонари заливали улицу светом, так что тянувшиеся вокруг дома были прекрасно видны. Он стал звать ее, не жалея связок. Но добился лишь того, что в домах стали зажигаться окна, а люди начали высыпать на улицу.

Никаких следов Марианны и ее пакетов...

Лихорадочно озираясь, Кевин вспомнил пролетавшие над головой огни, но их тоже след простыл. Только в воздухе разлился странный запах, напоминающий корицу.

Кевин остался один.


ГЛАВА 1


Невинную звали Барбара Хансейкер, она работала менеджером в банке Сан-францисского финансового управления. В данный момент Барбара попалась: ее оплел еврей паутиной Демон-Прядильщик. Он был сродни Демону-Пауку, но обладал гораздо меньшей силой и напоминал огромную муху.

Однако сестры Холлиуэл, то есть две из трех, были тут как тут. Пайпер вызвали в ее клуб «РЗ» из-за какого-то происшествия, но Фиби и Пейдж решили, что одолеют Прядильщика вдвоем, и отпустили сестру. Ведь клуб был не только ее гордостью, но и основным источником семейных доходов.

Сестры нагрянули в самое логово демона — в заброшенный пакгауз. Там ужасно воняло тухлой рыбой, а под ногами чавкала какая-то черная масса, и Фиби подумала, как бы не пришлось после этой вылазки сжечь собственные туфли. Но это мелочи. Главное — поскорее расправиться с демоном и вернуть мисс Хансейкер домой. И тогда все снова будет нормально.

По крайней мере до следующего нападения.

Для этого и существовали на свете Зачарованные. Демоны нападали на невинных один за другим, и конца этому не предвиделось. Приходилось спасать людей от таких жутких тварей, которых они и представить себе не могли. Кто-то должен был вставать между тьмой и светом, и этим кем-то были сестры Холлиуэл. И деваться им было некуда, даже если очень хотелось, как сегодня, посидеть перед теликом, глядя старое кино и поглощая какао. Со взбитыми сливками и вишнями...

Воспоминание о лакомстве придало Фиби ярости.

— Лучше сдавайся! — крикнула она демону. — Твоя карта все равно бита!

Тот отшатнулся, перебирая ногами, чтобы сохранить равновесие. Выше пояса у него было человеческое тело, и он упер руки в бока. Его иссиня-черная кожа была почти не видна в темноте, и Фиби не могла толком разглядеть его. «Может, это и к лучшему, — подумалось ей. — Уж слишком отвратительно то, что я вижу».

Тварь, которую они называли Прядильщиком, рухнула на пол и что-то выплюнула.

 «Кислота! — сообразила Фиби. — Лучше держаться от него подальше».

Ни слова не говоря, сестры кинулись в стороны, чтобы попасть в них стало труднее.

Демон медленно пятился к открытой двери, за которой виднелась вода. С улицы дул холодный пронизывающий ветер. Фиби вспомнила, что подобные демоны не умеют плавать, поэтому тварь и пытается отрезать им путь к отступлению. В этот момент паутинный кокон, висевший на стропилах, зашевелился и замычал. «Там Барбара Хансейкер, — поняла Фиби. — Нужно заканчивать побыстрее».

— Вперед! — крикнула она и взлетела ввысь. Демон потянулся за нею, теряя равновесие. Воспользовавшись моментом, Пейдж выхватила пузырек с зельем, приготовленным специально для этой битвы.

Пузырек просвистел в воздухе. Казалось, он обязательно попадет в демона, но тот успел исчезнуть. Снаряд пролетел мимо и шлепнулся в воду.

— Куда он подевался? — спросила Пейдж.

— Понятия не имею, — ответила Фиби и кинулась туда, где только что стоял демон, но не нашла никаких следов.

Сестры стояли, вглядываясь в темную поверхность воды, как вдруг заметили тварь, спешащую к ним по шелковистой нити.

— Берегись! — крикнула Пейдж, едва успевая увернуться.

Фиби снова взмыла в воздух и как следует наподдала демону ногой. Даже через ботинок прикосновение к его жесткой мохнатой плоти было довольно неприятным.

Упав наземь, демон с невероятной скоростью описал полукруг вокруг сестер. Пейдж выхватила новый пузырек, но толстенная паутина перехватила ее руку и приклеила к стене пакгауза.

— Фиби! — закричала Пейдж.

Та опустилась позади демона и еще дважды пнула его. Тварь вскрикнула. Не хотелось касаться ее даже подошвой. Хоть бы Пейдж поскорее применила свое зелье!

Демон пошел в наступление, и Фиби опять взлетела, едва успевая уворачиваться от паутинных нитей. Они свистели в воздухе, не причиняя ей вреда. Она опустилась рядом с сестрой и помогла ей освободиться.

— Ничего! — воскликнула Пейдж и протянула сестре новый пузырек. — Кидай!

Фиби развернулась к демону как раз в тот момент, когда тот выпускал очередную порцию паутины. Взлетев в воздух, средняя сестра в очередной раз увернулась, а вот младшую нить снова припечатала к стене.

Итак, пузырек теперь был у Фиби. Демон снова попытался воспользоваться тем же маневром, что и в прошлый раз. Но теперь Фиби висела прямо над ним. Демон стремительно поднимался вверх по паутине, так что пузырек ударил его довольно сильно. Гнусная тварь вспыхнула ярко-рыжим пламенем, завопила и исчезла.

— Хороший бросок! — заметила Пейдж. Она уже смогла освободиться, но клочья паутины все еще облепляли ее. — Помоги мне, пожалуйста, очиститься!

Фиби опустилась наземь, готовая к любым неожиданностям. Она помнила о том, что им еще предстоит освободить Барбару Хансейкер. А прикасаться к полужидкой паутине было так противно...


***


Фиби нравилась работа в газете «Бэй Миррор» («Зеркало залива»). За исключением тех случаев, когда ее редактор Элиза вела себя так, как вел бы Чингисхан, реши он управлять миром по-современному, с помощью прессы.

Сегодня выдался как раз такой день. Элизу что-то вывело из себя, и Фиби не хотела вдаваться в подробности. Она просто старалась делать свою работу наилучшим образом. А мышиная возня внутри коллектива ее совершенно не интересовала. Наоборот, Фиби всегда старалась держать дистанцию и в стороне от редакционных дрязг изучать проблемы обычных горожан.

«Впрочем, не таких уж обычных, — подумала она, положив на стол письмо мужчины, который спрашивал о том, как ему отвадить тещу своего пса. — Вот задачка-то! Неужели у пса есть теща, которая постоянно его навещает? По крайней мере хозяин в этом уверен...»

Фиби не знала, что посоветовать, и подумала: «Ладно, мы к тебе еще вернемся, Пол из Потреро-Хилл».

Даже удивительно, какое огромное количество писем приходило по обычной, а не по электронной почте. Сама Фиби не могла припомнить, когда в последний раз сидела с ручкой в руках и выводила каракули на бумаге, вместо того чтобы быстро нажимать клавиши. Может быть, излить свою печаль на чистый лист и отправить ее кому-то в конверте? В этом способе таилось нечто колдовское. Ведь можно, например, сжечь этот листок и развеять все беды по ветру... «Эти просьбы о помощи — нечто ритуальное», — подумала Фиби, глядя на стопку писем, возвышавшуюся на столе.

Она в подобном способе общения видела преимущество в сравнении с электронным. Ведь читая послание на компьютере, нельзя вступить в непосредственный контакт с его автором. А прикоснувшись к письму, она будто бы прикасалась к написавшему его человеку, и благодаря этому удавалось найти правильный ответ.

Едва взявшись за следующий конверт, Фиби поняла, что у его автора серьезные трудности. Она ощутила страх, даже панику, захлестывающую автора письма. «Да тут надо бежать в полицию, а не писать в газету», — подумала она, разглядывая обратный адрес — долина Ноэ.

Оглядевшись по сторонам, чтобы убедиться, что ей никто не помешает, ведьма раскрыла письмо. Оно начиналось традиционно: «Дорогая Фиби! Я люблю вашу колонку и постоянно читаю ее». Людям всегда казалось, что ее стоит умасливать...

Но после обычных галантностей следовало уже что-то странное. «Кажется, мою сестру забрали космические пришельцы. По возвращении она сильно изменилась, и, по-моему, ей необходима чья-то помощь. Она ничего не помнит и не может рассказать мне о них. Теперь ей хочется лишь одного — постоянно заниматься гимнастикой. Я опасаюсь, что она быстро истощит себя. Как же мне вернуть ту сестру, которую я знала с детства?»

В первый момент Фиби захотелось швырнуть это письмо в корзину для мусора, посчитав его бредом сивой кобылы. Однако оно излучало неподдельную тревогу, хотя вникнуть в детали было трудно. Словом, пришлось сдержать опрометчивый порыв.

В конце письма стояла подпись — Кара Боден. Почерк говорил о возможной склонности автора к различным украшениям. Было бы неудивительно, если бы над i вместо точек стояли сердечки или цветочки. Но их там не было. Скорее всего эта женщина все-таки нормальна.

Фиби поднялась из-за стола, заметив Билла Конасона. Она знала этого репортера не слишком хорошо, но временами общалась с ним. Недавно ей случайно довелось услышать, как он говорил с кем-то о пришельцах, так что, возможно, ему под силу помочь ей.

Фиби направилась к его столу, цокая каблучками. Она знала, что, услышав этот звук, Билл поднимет глаза и обязательно станет разглядывать ее оливковую кофточку и брюки цвета хаки. Он никогда не скрывал своего интереса. В то же время при разговоре репортер всегда смотрел ей в лицо, а не на другие части тела, то есть его мысли действительно были заняты тем, о чем шла речь.

Подобные люди встречались в газетах довольно редко. Как, впрочем, и во всех остальных местах. Он нравился Фиби, хотя она и понимала, что не может полностью открыться ему.

Предчувствия ее не обманули. Едва заслышав шаги, Билл оторвал взгляд от компьютера, оглядел Фиби с ног до головы, улыбнулся и поинтересовался:

— Что случилось?

Она отодвинула кресло на колесиках, стоявшее у соседнего стола, и приблизилась к Биллу, чтобы можно было разговаривать потише.

— Если не ошибаюсь, — начала Фиби, — ты вчера говорил что-то о замеченных над городом НЛО?

 — Верно, — ответил он осторожно после некоторой паузы. — А что?

Фиби помахала перед ним листком, но не отдала ему.

— Автор этого письма считает, что ее сестру похитили пришельцы, — объяснила она. — Может быть, это уже не первый случай?

Билл сардонически улыбнулся:

— Тебя, должно быть, заваливают подобными письмами. — Он взмахнул рукой, как бы обводя весь город. — Это же Сан-Франциско, в конце концов. Мировая столица разных психов.

— Может быть, и так, — призналась Фиби. — Но все же я стараюсь помочь каждому, а не издеваться.

— Это очень благородно, — ответил Билл. — Но при такой позиции репортер может погибнуть от перенапряжения прежде, чем начнет писать.

— К счастью, я не репортер, а ведущий колонки советов, — напомнила Фиби.

— К счастью, — согласился Билл. — Так ты спрашиваешь об НЛО?

— Ага, — кивнула Фиби.

— Так вот: в последнее время о них действительно сообщают слишком часто. Гораздо чаще обычного. Огни в небе, летающие тарелочки в полумраке, самолеты, движущиеся слишком низко, — обычный джентльменский набор. Причем об этом твердят некоторые весьма уважаемые граждане: полицейские, почтальоны, пожарные, пара летчиков. Такие люди обычно не врут.

— Но я что-то не видела, чтобы об этом писали в газетах, — заметила Фиби.

— Да чего писать-то? — ответил Билл. — В этом городе сорок процентов населения не удивишь встречей с НЛО. Вот если только привести более веские доказательства: фотографии, видеосъемки, свидетельства сотен очевидцев. Но ничего этого нет. Значит, это не факты, а всего лишь слухи, которые желтая пресса обсасывает каждый день.

— Выходит, я читала не те газеты? — пожала плечами Фиби.

— Даже и не знаю, что сказать по поводу твоего письма, — задумчиво произнес Билл. — По-моему, это просто чушь собачья.



— Спасибо, Билл. Дай мне знать, если появятся факты, а не слухи, ладно? Например, если кто-то построит гору из пюре.

— Ладно. — Он поднял большой палец вверх. — И ты тоже дай мне знать, если услышишь о том, что кто-то маскирует пришельцев под домашних животных.

С этими словами репортер вновь повернулся к экрану, но, шагая прочь, Фиби была уверена, что он смотрит ей в спину.


ГЛАВА 2


— Летающие тарелки? — переспросила Пай- пер пораженно. — Пришельцы с огромными глазами и пальцами, светящимися в темноте? В шлемах, напоминающих аквариум, и с лучевыми ружьями?

— Успокойся, — произнес Лео мягко. Они сидели рядом в гостиной на кушетке, Пейдж — на стуле, а Фиби — на полу, прислонившись спиной к стене. Она принесла странное письмо домой, но решила рассказать о нем лишь после ужина. — Я вижу, Фиби все это не кажется таким уж нелепым.

Пайпер поглядела на младшую сестру, ища поддержки.

— А ты что скажешь, Пейдж? Странно, что ты до сих пор молчишь. От тебя можно ожидать всего что угодно, кроме тишины.

Та уставилась в пол, но ее лицо вдруг залилось румянцем.

— По-моему, это не такая уж глупость, — произнесла она задумчиво.

— Да бросьте вы, — отмахнулась Пайпер. Будучи ведьмами, они с сестрами повидали массу странных существ: демонов, древесных духов, лепреконов и прочих. Но марсиане? Зеленые человечки из космоса? Это уже слишком даже для Зачарованных. — Ну, а если это действительно пришельцы... я подчеркиваю — если, с чего бы им заставлять людей заниматься гимнастикой? Какой в этом прок?

— Но это письмо не простое, — возразила Фиби. — Я что-то почувствовала, прикоснувшись к нему. У меня чуть не случилось видение.

— Убедительно, — сказала Пайпер с иронией.

— Но это действительно так. Я даже не знаю, какая сестра его написала, — вздохнула Фиби. — Такое впечатление, будто оно излучает вибрации той, которую похитили.

— Любопытно, — сказал Лео, старавшийся сохранять нейтралитет.

— А что, если все дело действительно в инопланетных гостях? — включилась Пейдж. — В конце концов, сообщения о них поступали на протяжении всей истории. Число планет во Вселенной практически бесконечно. И кто сказал, что на одной из них не могла возникнуть разумная жизнь?

— Сейчас я сомневаюсь, есть ли разумная жизнь в этой комнате, — огрызнулась Пайпер.

— Был у нас в Беркли один профессор, — сказала Пейдж, — который занимался этими вопросами. Он считал, что люди лишь бегло осмотрели планеты нашей Солнечной системы и даже представить не в силах, что окажется за ее пределами. Во Вселенной могут быть миллионы планет, пригодных для жизни, и возможно, их обитатели способны совершать космические полеты.

— Так, и каков же дальнейший план лекции? — усмехнулась Пайпер, чувствуя, что младшая сестра предает ее.

— Пайпер, если ты уперлась, то тебя ничем не сдвинешь, — сказала Фиби. В ее голосе чувствовалась неподдельная грусть, и старшая сестра тут же раскаялась в своих словах. Но ведь вся эта история была такой... такой дурацкой!

— Извини, — выдавила Пайпер. — Я погорячилась. Мне ведь и самой приходилось видеть столько вещей, которые кажутся людям невозможными...

— Понимаешь... я не могу отделаться от ощущения, что кто-то попал в настоящую беду, — продолжала Фиби. — Тут не обойдешься одним советом в колонке. Видимо, нужна помощь всех Зачарованных.

— Вот что я тебе скажу, — произнесла Пайпер, стараясь подвести итог разговору. — Если все это не окажется простой паранойей, мы, конечно, поможем тебе.

Фиби просияла.

— Ладно, — пообещала средняя сестра, — постараюсь выяснить это завтра.

— А я постараюсь связаться с профессором, — добавила Пейдж. — Кажется, его фамилия то ли Хеймен, то ли Хейвуд, в общем, что- то в этом роде.

— Ну, а ты, Пайпер? — спросила Фиби. — Я на тебя рассчитываю.

— Да ну тебя, — огрызнулась та, поднимаясь. — А то у меня других забот нет!

Выйдя из комнаты, она отыскала укромное местечко, где можно было спокойно сесть и подумать. Но через несколько мгновений появился Лео и бухнулся рядом. Его лицо было явно озабоченным.

— Какая муха тебя укусила, милая? — спросил он.

— Как это — какая? Мой муж принимает сторону моих сестер, когда они мелют всякий вздор? — возмутилась она.

— Ну почему вздор? — возразил он удивленно. — Я понимаю, это звучит несколько странно, но ведь нам не привыкать к странностям. Нам известны другие уровни бытия, так почему бы не поверить в жизнь на дальних планетах?

— Если пришельцы действительно существуют, не кажется ли тебе, что Старейшины должны о них знать? И почему бы им не поделиться этим знанием? — не сдавалась Пайпер.

— Разумно, — ответил Лео после минутного раздумья.

— А может быть, ты тоже что-то знаешь? — вдруг решила она. — Просто не хочешь сказать жене и ее сестрам?

— Нет, конечно, — заверил Лео. — В том смысле, что я ничего от вас не скрываю. Я не слышал о пришельцах ничего существенного. Так, кое-какие подозрения.

— Итак, пришельцы в Сан-Франциско похищают людей и заставляют... — Пайпер не смогла сдержать усмешки, — заставляют их заниматься гимнастикой? Очень страшная вещь, а?

— Да уж, — вздохнул Лео. — С другой стороны, даже если Фиби делает из мухи слона, то ты слишком строга к ней. Может быть, причина еще в чем-то?

Пайпер глубоко задумалась. «Кажется, он прав. Я разошлась не только из-за глупостей Фиби». Она решила как следует разобраться во всем, а не выливать гнев на ни в чем не повин-ную сестру. Ей всегда удавалось самой справляться со своими проблемами. К тому же она содержала дом без посторонней помощи.

Даже без помощи такого близкого существа, как Лео.

Пайпер поглядела на него. Сейчас он сидел напротив, одетый в темно-синюю тенниску с длинным рукавом и белые джинсы. Его взгляд был полон терпения и надежды. Точно так же как Пайпер верила в собственные силы, Лео верил в то, что людям нужно помогать. Он не мог оставить кого-нибудь наедине с бедой. Наверняка помог бы и сейчас, но тут вставало сразу две проблемы. Во-первых, если Пайпер примет помощь, то будет чувствовать себя побежденной. А во-вторых, ей не хотелось втравливать Лео в это дело.

— Я завелась из-за клуба, — призналась она наконец. — Точнее, из-за канализации.

— Из-за канализации? — недоуменно отозвался Лео.

— Да. Она совсем засорилась, и там стоит такая вонь, что нужно срочно прочищать трубы.

— Надо было позвать меня, — сказал Лео. Но она и так это знала, но не хотела напрягать мужа.

— Лео, это же связано с бизнесом, поэтому я решила обратиться к профессионалу. То есть он внешне выглядел как профессионал: пояс с инструментами, прорезиненные штаны. Пока он возился с трубами, я занималась своими делами, пропуская его слова мимо ушей. И оказалось, что он только испортил вторую трубу. Просто шут гороховый!

Пайпер сделала глубокий вдох, потом выдохнула и продолжила свой монолог. Она знала, что Лео — мужик с руками, но все же не хотелось втягивать его в свою работу. У него и так был забот полон рот: он без конца помогал сестрам расправляться с демонами вроде недавнего Прядильщика. И все-таки было обидно признаваться ему в том, что без него деньги пошли коту под хвост.

— Компания прислала нового мастера, на этот раз женщину, — продолжала Пайпер. — Похоже, она знает свое дело, но мне это встанет в тысячу долларов.

Лео присвистнул.

— Так что же там такое случилось?

— Если повезет, — добавила Пайпер, — то нам не придется вскрывать асфальт перед клубом. Она говорит, что это будет слишком дорого — тысячи четыре.

— Ух ты!

— Вот именно! Кажется, я скоро взорвусь. Из-за какой-то мелочи получилось черт-те что. А может быть, эта тетка просто пытается меня запугать? Я велела ей не беспокоить меня до тех пор, пока работа не будет закончена, и все же сижу как на иголках. Может быть, стоило вообще поменять все трубы, а то станет еще хуже? Не знаю, что и делать.

— Похоже, мне все же придется взглянуть, — кивнул Лео.

— Ты мастер на все руки, — сказала Пайпер. — И прекрасный ангел. Только вряд ли это поможет решить мою проблему. К тому же у тебя есть дела поважнее. А еще... — она вымучено улыбнулась, и он улыбнулся в ответ, — мне не хочется, чтобы ты провонял там насквозь и после этого заявился домой.

Кажется, он все понял. Лео вообще все схватывал на лету, чего нельзя сказать о других мужьях.

— Я уверен, что ты и сама справишься, — произнес он. — Если позовешь меня на помощь, я буду рад, но если сможешь обойтись, тоже не обижусь.

— Спасибо, Лео, — поблагодарила от души Пайпер. — Может быть, воспользуюсь твоим предложением.

— Ну, а теперь я пойду спать, — зевнул Лео, поднимаясь.

— Я тоже скоро ложусь, — сказала Пайпер.

То, что она сказала мужу, было правдой, ноне всей. Пайпер расстроилась из-за того, что прошлым вечером сестры решили одолеть Демона-Прядилылика без нее. Конечно, в клубе ее ждали неотложные дела, которые из-за промедления могли лишь ухудшиться. Но ее обидел сам факт подобного решения. Ей вовсе не хотелось быть среди Зачарованных запасным игроком, которого зовут лишь в случае крайней необходимости. Приходилось разрываться между обязанностями Зачарованных и работой. Она и так была лишена возможности заводить новых друзей, предаваться увлечениям, путешествовать или делать еще какие-нибудь интересные вещи. Приходилось слишком часто кидаться из огня в полымя, и казалось, будто все жизненные удовольствия проходят мимо нее.

Масла в огонь подливала и неожиданно проснувшаяся ревность к Лео. Позавчера она заметила, что он загляделся на двух смазливых молоденьких продавщиц за овощными лотками. В ответ на ее упрек Лео просто отшутился, и это рассердило ее еще больше. С чего бы ему скрытничать?

Конечно, его взгляд мог быть совершенно случайным, он вовсе не интересовался ими. Просто эти двое разговаривали о необходимости завести ребенка. Возможно, он подумал о том же самом, а его молодая жена... Нет, конечно, на словах он по-прежнему горячо любил ее! Ну, а на самом деле? Неужели Пайпер уже должна стать мамашей, чтобы не разочаровать мужа?

«Пустяки! Ты обращаешь слишком много внимания на мелочи. Ложись-ка спать, а то завтра опять эти вонючие трубы» — подумала она, стараясь успокоиться.


ГЛАВА 3


Однако сон упорно не хотел приходить. Пайпер поднялась с постели и снова направилась в гостиную, надеясь найти по телевизору что-нибудь успокаивающее. Села на кушетку и взялась за пульт. Старое дрянное кино, непрерывные выпуски новостей, еще более ужасное новое кино, идиотское ток-шоу, мультик... Последний привлек ее внимание на минуту, но потом Пайпер вспомнила, что в детстве терпеть его не могла. Тогда она отключила звук и стала листать каналы в тишине.

Наконец на экране появилось лицо, сразу же показавшееся знакомым, неизвестно почему. Это было женское лицо, не то чтобы красивое, но довольно привлекательное, без всяких следов косметики. Его обрамляли светлые платиновые волосы. Глаза были ясными и синими, словно горные озера, и светились интеллектом. Женщина что-то говорила, демонстрируя ровные белые зубы. Пайпер заметила ее решимость и целеустремленность, и сразу же захотелось узнать о ней побольше.

Камера немного отъехала назад. Оказалось, что женщина одета в обтягивающее розовое трико, серые спортивные шорты с розовыми полосками и кроссовки. У нее было великолепное тело, где надо — мощное, а где надо — округлое. Камера отодвинулась еще немного, и стал виден спортзал и еще шесть женщин, сидевших на матах. Они тоже были одеты по- спортивному, а пот, выступивший у них на лбу, говорил об изнурительной тренировке. Та, что стояла перед ними, все продолжала говорить. Пайпер заинтересовалась и включила звук.

— ...обратно свои тела и верните обратно свои жизни, — произнесла женщина. — Лишь вы сами вправе решать, какими им быть. Кто- то из вас хочет быть стройным, кто-то — мускулистым, кто-то собирается стать полнее, кто- то — выше. Это — часть жизни. Способ человеческого существования, делающий жизнь интереснее. Важнее всего иметь такое тело, какое вам хочется. Упражнения помогут вам сбросить вес, но не сделают выше. А вот я могу этому способствовать.

Понятие об идеале должно основываться на слове «вы». Вы — это не ваша сестра, не ваша соседка, не ваша лучшая подруга или модель с обложки журнала. Вы — это вы, и никто другой. Идеал — то, какой вы хотите стать, и программа Мег Уиншип «Вы идеал» поможет вам в осуществлении своей мечты. Если вы хотите стать кем- то другим, переключите канал сейчас же. Мы работаем над тем, чтобы быть самими собой.

Пайпер не могла оторваться от экрана, загипнотизированная этой женщиной, ее простой и доходчивой речью. Она поняла, что слушала выступление Мег Уиншип, автора очень популярной книги по фитнесу. А окружавшие ее женщины выглядели забавными и в то же время решительными.

И прежде чем она это осознала, Пайпер оказалась на полу и прямо в пижаме стала повторять упражнения.

***

Лицо Фиби было в городе повсюду, от края до края: на автобусах, на оградах автостоянок, на газетных киосках. Иногда это бодрило ее, но чаще просто раздражало.

Она заглянула в магазинчик, где ее никто не должен был знать, и увидела свое лицо на постере из «Бэй Миррор». Оставалось лишь надеяться, что на нее не обратят внимания. Сегодня Фиби оделась в простенькие джинсы и желтую кофточку с огромной двойкой на груди. Бейсболка команды «Окленда» и темные очки должны были окончательно замаскировать ее. День был на редкость теплым и солнечным, так что все это выглядело естественным.

Она подошла к прилавку с желтой прессой, собираясь скупить ее всю. Газет подобного рода было предостаточно: «Еженедельные сенсации», «Фантастический сплетник», «Инсайдер». Раньше Фиби не обращала на них внимания и удивлялась, как кто-то может взахлеб читать истории о встречах с уцелевшим Элвисом Пресли, о стокилограммовых младенцах, котах-вампирах и, конечно же, космических пришельцах. А еще больше она ненавидела подглядывания в замочную скважину. Ей совсем не хотелось знать, кто с кем спит, кто сделал подтяжку кожи или еще какую-то косметическую операцию, кого застукали в постели с собственной матерью или дочерью, бывшим любовником или менеджером.

Стараясь сохранять инкогнито, Фиби купила все газеты, пестревшие дурацкими заголовками и нелепыми фотографиями. Их оказалось полдюжины. Потом зашла в уютное кафе, стилизованное под XIX век, заказала чашку кофе со сливками и погрузилась в чтение.

Билл Конасон оказался прав: солидные газеты полностью игнорировали слухи об НЛО, но желтая пресса была буквально наводнена ими. Там даже попадались сфабрикованные фотографии. Одна из них была сделана на площади Аламо, находившейся неподалеку от дома сестер Холлиуэл. Серый пришелец, которого Фиби видела в кино, стоял между мэром и ше-фом полиции. Снимок был взят из недавнего номера «Бэй Миррор». Только в оригинале между ними стоял не пришелец, а сенатор.

Статьи были столь же абсурдными, как и эта фотография. Люди утверждали, будто видели огни, летящие в небе. Некоторые из них двигались пугающе низко. Кое-кто исчез, потом вернулся целым и невредимым. Все это напоминало массовый, но безобидный психоз.

За исключением историй об НЛО, желтые газеты не имели между собой почти ничего общего. Одни специализировались на сплетнях о бомонде, другие — на шпильках по адресу местных властей, третьи — на рассказах о сверхъестественном. Последние Фиби просматривала с особым интересом, дабы убедиться, что ни одно из похождений Зачарованных не было замечено. Она обратила внимание на то, что многие рекламодатели совались со своей продукцией повсюду — одни и те же объявления пестрели среди похоронных репортажей, интервью с религиозными деятелями или проповедниками фитнеса, рассказывавшими о предстоящем марафоне.

Пролистав последнюю газету, Фиби ни на шаг не приблизилась к разгадке. Стало ясно, что нужно встретиться с женщиной, приславшей ей письмо. Но для этого необходимо предварительно собрать как можно больше информации, понять, типичен ли этот случай. Город как будто охватила энлэошная лихорадка. Но если бы не желтая пресса, то жизнь Сан-Франциско казалась бы Фиби совершенно обычной.

Хорошо бы, если Пейдж откопает что-нибудь стоящее...


***


— Пейдж Меттьюс? Конечно, я вас помню.

На самом деле он ее явно не помнил. Пейдж отыскала своего старого профессора из Калифорнийского университета в Беркли. Он жил в небольшом доме, построенном из темно-коричневого дерева. Профессор, открывший дверь, был в фартуке и с веником в руке. Пришлось трижды объяснять ему, кто она такая, прежде чем он что-то вспомнил, хотя его лицо по-прежнему оставалось недовольным. Оно и понятно — Пейдж была далеко не первой в учебе и вряд ли чем то выделялась среди сотен, а может, и тысяч студентов, с которыми профессор сталкивался постоянно.



— Мне бы хотелось задать вам пару вопросов, доктор Хейвуд, — сказала Пейдж как можно вежливее.

Он улыбнулся, но так и не выпустил из рук веника. Ей показалось, будто профессор собирается вымести ее за дверь. Пейдж помнила лишь обрывки его теорий о «летающей тарелке». Вообще-то Хейвуд преподавал философию, но попутно рассказывал об уфологии, несмотря на строгие предупреждения администрации.

— Конечно-конечно, — ответил он, широко улыбнувшись. Профессор был уже немолод, когда Пейдж училась у него, а теперь казался совсем пожилым. Его лицо прорезали морщины, под глазами появились мешки, а щеки отвисли, словно у бассета. Глаза, спрятанные за массивными стеклами очков, глядели будто бы из самой глубины черепа. Волосы седые и редкие. Разговаривая с Пейдж, он ежеминутно приглаживал их руками. Хейвуд был одет в серый свитер, синюю рубашку, бесформенные серые штаны и черные ботинки. — Пожалуйста, проходите.

При взгляде на него нахлынули воспоминания о годах учебы. Занятия проходили в одной из самых больших аудиторий. Пейдж постоянно опаздывала и появлялась, когда все давно уже сидели на своих местах. А иногда и вовсе не добиралась до аудитории, оставаясь послушать, как какой-нибудь парень играл на гитаре.

Профессора Хейвуда все слушали с удовольствием. Он обходился без всяких записей и мог говорить без остановки целый час.

Его лекции касались самых разных вещей. Он был настоящим фанатом Спинозы и Мартина Хайдеггера. Но Пейдж особенно запомнилась одна лекция, когда профессор завел речь о различиях между подлинной и ощущаемой реальностью, а потом как-то переключился на пришельцев.

— Кто-нибудь из них может оказаться прямо здесь, среди нас, — сказал он. — Посмотрите на товарищей, сидящих справа и слева от вас. С виду — обычные люди, правда? Но задайте себе вопрос: если их технология позволила достигнуть нашей планеты, а мы все еще никак не можем освоить свою Солнечную систему, то неужели они не смогут заставить нас видеть то, что они желают? Конечно же, для них не составит ни какого труда ходить среди нас, не показывая своего настоящего облика. То, что вы видите, не всегда является настоящим, оно не всегда бывает подлинным.

После этого профессор вернулся к основной теме, но студенты еще несколько недель после этого обсуждали его веру в пришельцев. Как слышала Пейдж после, лекции Хейвуда становились все более странными, пока его в конце концов не выперли с работы.

Войдя в дом, Пейдж удивилась: что именно профессор мог здесь убирать? Ведь все поверхности были завалены книгами и газетами, повсюду виднелись папки для бумаг. Одни были толстенными, как телефонные справочники, а в других находилась лишь пара листиков. Книги возвышались стопками на полу, на стульях, на двух столах, видневшихся от входа. Пола было почти не видно. В воздухе висела густая пыль, и девушка едва не чихнула.

— Извините за небольшой беспорядок, — сказал профессор.

— Ничего. А вы жили здесь же, когда преподавали в Беркли?

Он прищелкнул языком, указывая ей путь.

— Да. И мне гораздо лучше без этих ежедневных поездок. Они причиняли мне ужасные неудобства.

Пейдж сразу поняла, о чем речь. Она и сама ездила на скоростных поездах, ходивших по тоннелю под заливом. Добираться так было гораздо быстрее, чем по мосту, но в часы пик там происходило настоящее столпотворение.

— Это точно, — вздохнула она. — В такую даль, и дважды в день.

— Но мне не хотелось расставаться с этим домом, — продолжал Хейвуд. — И я рад, что так и не решился на это. С тех пор я через залив — ни ногой. Прошу сюда, Пейдж.

Он провел ее в столовую, посреди которой возвышался условно-обеденный стол. Как и все остальные помещения, столовая напоминала библиотеку. Казалось, будто кто-то поднял библиотеку в воздух и вытряхнул все книги сюда. Но у стола все же виднелись два свободных стула.

— Садитесь, — предложил профессор и отодвинул один из них от стола. Из-за солнечного дня Пейдж оделась в легкое цветастое платье и теперь испугалась: повсюду такая пылища, так что у нее на попе может остаться огромное пятно. Но все-таки она села, хотя в носу по-прежнему щекотало. Потом, возможно, после удастся отряхнуться, но только не здесь. Профессор сел напротив, так и не сняв фартука.

— Я хочу спросить вас об НЛО, — начала Пейдж, раздумывая, какую тактику избрать.

Лицо Хейвуда напряглось.

— Я... я не знаю, о чем вы, — пробормотал он.

— Да ладно, профессор. Неопознанные летающие объекты. Вы же без конца говорили о них на лекциях.

— Ну, это большое преувеличение, — возразил он. — Я упоминал о них раз-другой, не больше. На свою беду.

— Для вас это больная тема?

— У меня была должность профессора, я обладал неприкосновенностью. Руководство университета должно уважительно относиться к различным точкам зрения. Но кто-то изменил это правило из-за одной маленькой научной загадки, и я вылетел оттуда. Так что, как вы понимаете, мне не очень хочется говорить на эту тему.

Его лицо побагровело, как свекла, и он схватился за воротник рубашки, будто бы задыхаясь. Казалось, у него начался сердечный приступ.

— Если эта тема вам так неприятна, то... — начала Пейдж.

— Да, именно так! Эта тема мне неприятна, мисс Мэттьюс! — воскликнул профессор. — К тому же я очень занятой человек.

— Пожалуйста, доктор Хейвуд, — настаивала Пейдж. Она поняла, что все вот-вот сорвется. «Это просто необходимо, — напомнила она себе. — Нужно выяснить, нормальна ли женщина, приславшая письмо». — Я хотела сказать, профессор, что вы поступили мужественно, отстаивая свою точку зрения. Ну, а теперь, когда вас уже никто не может наказать, проявите мужество еще раз. Это очень важно.

— Неужели? — не поверил Хейвуд. — Все разговоры об НЛО — просто пустые сплетни.

— Но вы же не всегда так думали?!

— Молодые люди порою проявляют глупость. И немолодые тоже. Но это не значит, что с годами не следует умнеть.

Пейдж лихорадочно думала, как ей разговорить профессора. Ведь он специализировался не на уфологии, а на философии, но тем не менее был убежден, что Землю посещали пришельцы. Именно это его и погубило. Не сама теория, а его стремление доказать ее на каком- то конкретном примере.

Что же касается женщины, написавшей письмо... Может, ее сестра лишь вообразила похищение?..

— Пожалуй, я должен попросить вас уйти, — между тем настойчиво повторил профессор. — Рад был вас видеть, но я действительно страшно занят, и...

— Постойте, доктор Хейвуд, — прервала его Пейдж. Она решила рискнуть и раскрыть свои карты. Было ясно, что окружающие считали профессора сумасшедшим, и поэтому он уже никому не верил. — Мне по-настоящему важно, чтобы вы рассказали мне об НЛО, прошу вас!

— Но у меня нет никаких теорий, — повторил он.

Пейдж снова не дала ему закончить. Она сосредоточила взгляд на большой красной книге, венчавшей стопку, возвышавшуюся на дальнем конце стола.

— Книга! — произнесла Пейдж и протянула руку. Том покинул свое место и в мгновение ока оказался у нее в ладони. Для ведьмы это было проще простого. Она показала книгу доктору Хейвуду, потом положила на стол.

— Хотите снова это увидеть?

— Нет-нет. — На его лице появилось какое- то неопределенное выражение. Кажется, смесь благоговения и страха. — Нет... но это просто невероятно!

— Не совсем, — пожала плечами Пейдж. — Это обычное дело... для нас. — Она вовсе не сказала ничего о ведьмах. Он должен поверить в то, во что хочет, и не следует направлять его мысли на что-то определенное.

— Конечно, — произнес профессор напряженно. — Но для обычных землян это кажется... кажется чудом.

— Понимаю, — вновь пожала плечами Пейдж.

— Да, все это так, — продолжал доктор Хейвуд. — Очевидно, тут действует телепортация или что-то подобное, но людям такие вещи пока что недоступны. Никто из наших ученых даже не мечтает о них. Они произвели бы полный переворот. Мировая экономика полностью изменилась бы. Ведь у вас она наверняка совсем другая. И военная программа не осталась бы в стороне. Секретные миссии, борьба с терроризмом — все это перешло бы на новый уровень. Просто уму непостижимо...

— Тогда вам должно быть понятно, почему я интересуюсь вашими теориями, — сказала Пейдж. — Пожалуйста, расскажите как можно подробнее.

— Да, конечно, я понимаю. Но... Я давно забросил этот вопрос, и теперь придется начинать почти с нуля. К тому же меня действительно ждут дела.

 — Я тоже очень занята, доктор Хейвуд, — перебила Пейдж, не давая ему сесть на прежнего конька. — Но вы же понимаете, почему я пришла!

Профессор поспешно кивнул, и Пейдж заметила, как он слегка отодвинулся от нее. Ясно: побаивается.

— Да-да, конечно! Минуточку... — Хейвуд поднялся из-за стола, подошел к книжному шкафу и достал оттуда одну-единственную книгу. Когда он вновь приблизился к столу, стало видно ее название — «Посетители».

— Здесь содержится все, — сказал профессор. — Все, о чем я говорил долгие годы. Я собрал все это. Возьмите. Там изложены мои теории, вы сможете сами решать, правильны они или нет.

— Спасибо, — ответила Пейдж. Это было не совсем то, чего она ожидала. Ей хотелось услышать краткое резюме о том, кто такие пришельцы и чего им нужно, а не получить задание на дом.

«Все-таки он педагог», — подумала она.

— Извините за бестактность, но я действительно должен попросить вас уйти, — сказал доктор Хейвуд. — Был очень рад вас видеть, но у меня слишком много дел.

— Понимаю, — вздохнула Пейдж. Ей было немного совестно, все-таки она обманула профессора, но просто ничего другого не оставалось. Вряд ли Хейвуд натворит глупостей после ее ухода. Он казался слишком напуганным, чтобы рассказывать кому-нибудь о визите ведьмы.

Через несколько секунд Пейдж вышла из дома с книгой в руках. На улице было все так же тепло и солнечно. Навстречу ей попались три женщины в шортах и майках, а на голове у каждой красовались наушники. Трудно было сказать, слушают ли они музыку или еще что- то, но на лицах у них застыло странное выражение — нечто среднее между самодовольством и блаженством. Они поглядели сперва на Пейдж, потом на дом доктора Хейвуда и скрылись вдалеке.


ГЛАВА 4


Работа полицейского куда менее увлекательна, чем ее изображают в детективах. Например, сегодня вся городская полиция расследовала серию убийств, возможно связанных с мафиозными разборками, а Дэррил Моррис был вынужден сидеть за своим столом.

Да, каждый детектив обязан самостоятельно заниматься своими бумагами, а поскольку последнее дело Дэррила было связано с Зачарованными, этой канители было намного больше обычного. Одно дело ловить мошенников, и совсем другое — заметать следы после того, как преступник исчез благодаря сестрам Холлиуэл. Обычные преступления совершались людьми против людей, и Зачарованные не имели с этим ничего общего. Дэррил был рад помогать им, но бумажная возня доводила его до белого каления.

Подобные занятия он ненавидел всей душой. Чтобы не заснуть, приходилось литрами поглощать дрянной кофе из автомата, находившегося в участке, и внутренности готовы были взбунтоваться. А от бесконечного сидения за столом дико болели шея и спина.

В кабинет вошел какой-то человек с озабоченным лицом, и Дэррил обрадовался, что можно хоть чуть-чуть отвлечься.

— Могу я вам чем-нибудь помочь, сэр? — спросил он, вскакивая из-за стола.

— Кажется... кажется, да. — Нижняя губа посетителя дрожала, он был явно не в себе.

— Так чем же? — спросил Дэррил. Он предложил посетителю стул, но сам остался стоять. — Я детектив Моррис.

— Меня зовут Хаас, Кевин Хаас, — сказал мужчина. — Моя жена Марианна... Я знаю, что это покажется безумным, но я не сумасшедший. Я работаю инженером, и я совершенно нормальный человек.

— Наверняка, — сказал Дэррил задумчиво. — Ну, так что же все-таки случилось, мистер Хаас?

— Ну, мы возвращались домой из супермаркета. А потом появились огни как... как у НЛО, наверное. И Марианну забрали. Она была со мной, а потом, когда огни улетели, она исчезла.

— Когда это произошло? — спросил Дэррил. Слова посетителя действительно казались безумными.

— Прошлой ночью, — ответил Кевин.

— Понятно. И что вы сделали?

— Ну, я... стал искать ее. Пытался звонить по ее сотовому, но он не отвечал. Потом я решил отправиться домой и оттуда позвонить в полицию. И она была там.

— Она была дома?

— Да, — ответил Кевин. — Она пошла в магазин вместе со мной, но потом эти огни, или НЛО, или что бы там ни было принесли ее домой.

— И что она вам сказала?

— Вот в этом-то все и дело. Она ничего не помнит, даже о том, что пошла со мной в магазин. Но, заглянув В кухонные шкафы, я увидел, что все покупки были там. Значит, я не сошел с ума — она действительно была со мной, а потом каким-то образом попала домой.

— А вы говорили ей об этом? — спросил Дэррил. Ему вовсе не казалось, что Хаас сошел с ума.

— Да, конечно! Но ей было не до разговоров — она занималась гимнастикой под видеокассету.

— Гимнастикой? — переспросил Дэррил.

— Да. Но до этого она никогда не делала упражнений под видеокассету. Ей это ни к чему. У нас нет машины, поэтому мы всегда ходим пешком, на работу и обратно. Понятия не имею, где Марианна взяла кассету. По-моему, она называется «Вы идеал» или как-то еще в этом роде. Моя жена вперилась в телевизор и даже не хотела со мной разговаривать. Она занималась до тех пор, пока мы не легли спать. А проснувшись утром, я застал ее за тем же занятием. Мне не хочется ее обижать, но во всем этом есть нечто странное, правда?

— Ситуация действительно необычная, мистер Хаас, — сказал Дэррил. — Но я не вижу здесь состава преступления.

— А похищение? — Кевин слегка растерялся, видя, что полицейский не собирается помогать ему.

— Но ведь ее почти сразу же вернули, — напомнил Дэррил. — Не многие похищенные отделываются так легко. Вот если она заявит, будто над ней совершили насилие, тогда мы откроем дело. А сейчас мы даже не знаем, против кого его возбуждать.

— Вы хотите сказать, что не можете ничего поделать?

— Я хочу сказать — мне не совсем понятно, какие действия предпринять, — уточнил Дэррил. — Ваша жена вернулась домой. Я согласен: заниматься гимнастикой слишком долго и без подготовки может быть опасно для здоровья. Но в этом случае надо обращаться к врачу, а не в полицию.

— Но ведь тут... тут есть что-то странное, детектив. Хватают людей на улицах и... как-то меняют их. Этому нужно положить конец.

 — Честно говоря, мистер Хаас, за последнее время к нам поступило множество сообщений о неопознанных летающих объектах. Намного больше обычного. Их видел даже кое-кто из наших офицеров. Но что же мы можем поделать? Отобрать у пришельцев водительские права?

— Но... они представляют угрозу для общества.

— Мы этого не знаем.

— Знаете или нет, детектив, но вы должны взглянуть на Марианну!

Дэррил понял, что этого мужика так просто не выставишь.

— Дайте мне ваш адрес, мистер Хаас, и я зайду к вам на днях — посмотрю, как у вас дела.

Кевин принялся писать адрес на протянутом ему листке, по-прежнему бормоча, что он не сумасшедший. После этого он ушел, даже не поблагодарив Дэррила. Впрочем, за что? Кстати, за последние несколько недель сообщения об НЛО действительно участились. И полицейское руководство приняло решение записывать все подробности, но пока ничего не предпринимать.

Однако Дэррила подобные происшествия не могли оставить равнодушным. После того как он сошелся с Зачарованными, ему довелось повидать немало невероятных вещей. Сестры Холлиуэл были могучими ведьмами, добрыми ведьмами, помогавшими ему много раз, а он был простым полицейским, вынужденным сохранять их тайну. Это осложняло его жизнь до предела. Появление НЛО еще сильнее ухудшало положение.

В конце концов Дэррил решил позвонить сестрам Холлиуэл и справиться, что им известно об НЛО. А вдруг окажется, что пришельцы ходят по соседней аллее?

В клубе «РЗ» работала бригада из трех сантехников. На улице были припаркованы три грузовика с разными приспособлениями. В воздухе стояли шум и вонь. Пайпер надеялась, что хоть на этот раз ее деньги не пропадут и проблема будет наконец-то решена. Она решила положиться на сантехников, которые собирались полностью заменить старые трубы.

И все-таки она чувствовала себя просто ужасно. Пайпер подозревала, что сантехники давно бросили работу и дуют пиво. Однако шум, доносящийся из кухни, говорил о непрерывной работе. Так что есть надежда, что они все сделают сегодня и уйдут, а она приберется и откроет клуб.

А пока Пайпер отправилась прогуляться для того, чтобы избавиться от этого шума и вони. Прошла пару кварталов, спустилась вниз на две улицы, потом двинулась обратно. «Небольшая зарядка, — думала она. — И глоток свежего воздуха. Мне это не повредит». Неожиданно на углу, где следовало свернуть направо, ноги будто бы помимо воли понесли ее в противоположную строну. Но Пайпер тут же обрадовалась, что выйдет к магазинчику, где сможет купить видеокассету.

«Но ведь тебе не нужны никакие кассеты», — напомнила она себе.

Однако вскоре Пайпер оказалась внутри магазина и стала рассматривать ряды кассет с боевиками, мелодрамами и мультфильмами. Вскоре ее внимание привлекло лицо на коробке одной из кассет — это была женщина, которую она вчера видела по телевизору. «Мег Уиншип. «Вы идеал», — гласила надпись. Пайпер, не раздумывая, схватила коробку и направилась к кассе.

Выйдя из магазина, она зашагала к клубу. Оказалось, что сантехники будут работать еще несколько часов. Оставалось лишь отправиться домой и заняться своими делами.

У нее была в запасе куча времени.


***


Кара Боден появилась на пороге, как только Фиби постучала. По выражению лица хозяйки можно было подумать, что к ней в гости пожаловала кинозвезда, или президент, или папа римский.

— Вы Фиби из газеты! — воскликнула женщина, как только к ней вернулся дар речи.

 — Да, это я, — ответила Фиби слегка смущенно. Сейчас на ней не было бейсболки и очков, но эта женщина, видимо, узнала бы ее в чем угодно. — Я Фиби Холлиуэл.

— Я... я писала вам, — произнесла Кара. Ей было за тридцать — больше, чем ожидала Фиби. Плоское лицо обрамляли не слишком длинные темные волосы. Под глазами пролегли круги. Кажется, в последнее время она почти не спала. Из глубины дома доносилась громкая музыка.

— Знаю, — сказала Фиби. — Я получила ваше письмо, поэтому и пришла.

— Как это мило! — воскликнула Кара, всплеснув руками. — Даже не верится, что вы здесь!

— По правде говоря, я не часто так поступаю, — призналась Фиби. — Но на этот раз я была обязана к вам прийти.

— Проходите внутрь, — пригласила Кара, добавив: — Какой-никакой, а все-таки дом...

Они оказались в комнате, служившей одновременно гостиной и столовой. Здесь музыка звучала еще громче, и Фиби слегка занервничала.

— Это моя сестра Дафна, — объяснила Кара. — Та, о которой говорилось в письме.

— Блестяще, — сказала Фиби. — Я рада, что она дома. Мне хотелось бы поговорить и с ней.

— Хоть бы вам удалось оторвать ее от Мег Уиншип, — сказала Кара с надеждой.

— От какой еще Мег?

— Ну, слышите музыку? — Каре приходилось почти кричать, чтобы ее услышали. — Это видеокассета Мег Уиншип. Она звучит непрерывно уже целую неделю.

— Так смогу я увидеть Дафну? — спросила Фиби и подумала: «Мне показалось, что она в письме преувеличивает насчет гимнастики. Но, может быть, все обстоит именно так».

— Конечно, — ответила Кара. Кивнула в сторону закрытой двери и направилась к ней. Фиби пошла следом. Стило только открыть дверь, как музыка хлынула громкой волной. Кара отступила в сторону, явно не желая идти дальше. Фиби оказалась в комнате, где вся мебель была отодвинута к стенам, чтобы освободить побольше места для занятий.

Дафна, одетая в розовое трико, лежала на полу и делала упражнения для живота. Заметив Фиби, она пробормотала что-то неразборчивое.

— Эй, — позвала Фиби

Та не обращала внимания.

— Эй, Дафна! — крикнула Фиби. — Нельзя ли сделать потише?

— Что?

Фиби приблизилась к телевизору и отыскала кнопку громкости. Нажала ее и стала следить за появившейся дорожкой, показывавшей уровень звука.

— Вот так нормально?

 Дафна глядела сквозь нее на экран, будто боясь пропустить что-то важное, и, не переставая, делала упражнения.

— Кажется, да, — произнесла она.

— Ваша сестра волнуется из-за вас, — сказала Фиби. — Она считает, что вы слишком перенапрягаетесь.

— Напрасно, — ответила Дафна. — Я чувствую себя отлично. Я сейчас в самой лучшей форме.

— Это замечательно, Дафна, но всему есть предел.

— Мег говорит, что все вокруг мешают мне достигнуть своего идеала, — пожала плечами Дафна.

Фиби покачала головой и сказала с улыбкой:

— Это не так. Будьте кем хотите. Просто... не стоит слишком изнурять себя. Это вредно для здоровья.

— Без труда не вынешь рыбку из пруда.

— Но если вас заберут в больницу, вы уже не сможете заниматься...

Тем временем женщина, руководившая занятиями с экрана, переключилась на другое движение — поднимание ног. Дафна стала повторять за ней, ничего не отвечая.

— Можно спросить кое о чем еще? — Фиби поняла, что надо сменить тактику.

— Ладно. — Дафна сладко улыбнулась.

— Куда вас... забирали? Это был космический корабль?

— Вам сказала об этом моя сестра?

— Да, она обеспокоена этим, — призналась Фиби. — Что вы можете об этом сказать?

Дафна еще несколько раз подняла ноги и только потом ответила:

— Ничего. Кара говорит, что она видела какие-то огни, и я исчезла. А я этого не помню.

Фиби подумала, что Дафна кажется довольно милой, но она слишком поглощена своими занятиями. И кажется, ей действительно было нечего сказать. Впрочем, не важно, запирается она или нет. В любом случае разговора не получалось.

— Что ж, спасибо, Дафна, — сказала Фиби, выйдя из комнаты и прикрыв за собою дверь. Через секунду музыка грянула с новой силой.

Кара сидела за обеденным столом. Увидев Фиби, она спросила:

— Ну, поняли, что я имею в виду?

Фиби кивнула.

— Она действительно делает упражнения без перерыва, ноговорит, что ничего не помнит о космическом путешествии.

— Она и мне так говорит, — подтвердила Кара. — Но я знаю, что все было именно так. Конечно, это кажется безумием, но мы сидели дома, и вдруг в окне появились огни. Мы вы-шли посмотреть, в чем дело, и Дафна стояла совсем рядом со мной. Но потом она исчезла, будто ее забрали на корабль. Точно так же, как в «StarTrek'e». Я закричала, сбежались соседи, но огни уже пропали. Я стояла на крыльце и чувствовала, что вот-вот разревусь, как вдруг из дома донеслась музыка. Мы с соседями зашли внутрь и увидели Дафну за тем же занятием, что и вы.

— А прямо перед этим она не занималась гимнастикой?

— Нет. Мы ели мороженое и смотрели кино с Сандрой Буллок. Ума не приложу, где она взяла эту кассету.

— Где-то взяла, — вздохнула Фиби.

— Но как мне это прекратить?

— А вы не пробовали применить силу? Например, выбросить кассету? — предложила Фиби.

Кара поглядела на нее удивленно и сказала:

— Я люблю свою сестру. И она любит меня. Но если я попытаюсь это сделать, она точно меня убьет. В самом деле. Она выходит из себя, если я просто предлагаю ей отдохнуть. Да, она вполне может меня убить!


ГЛАВА 5


Мег Уиншип не покладая рук трудилась над своей будущей речью. Она водила шариковой ручкой по обыкновенному желтому блокноту. Писала предложения, потом зачеркивала их, задумывалась на минуту, писала что-то еще, более подходящее. Времени на речь отводилось не так уж много, поэтому нужно было сразу же взять быка за рога.

Ей приходилось выступать на людях довольно часто, к тому же Мег принадлежали три книги по фитнесу, сразу же ставшие бестселлерами, и несколько курсов на кассетах. Почти везде она говорила одно и то же: женщины должны владеть своим телом, делать его сильным и крепким. Это придаст им уверенность в себе, необходимую во всех делах.

Но ни одна предыдущая книга, кассета или речь не была важна так, как эта. Аудитория будет огромной, и нельзя ударить в грязь лицом. Публикации и выступления в Сан-Франциско, предварявшие грядущий марафон, возбудили огромный интерес к ней, породили настоящую лихорадку.

Словам, которые она скажет, следует быть ясными и точными. И каждое из них должно иметь два смысла — прямой и другой, потаенный. И поэтому не стоит попусту мести языком.

Мег обладала таким состоянием, какое ей было необходимо. Но временами ей были нужны не только деньги, а такие вещи, которые невозможно купить. Они не имели ничего общего с финансовой или политической властью. По ее понятиям, такая власть была дешевой, но существовало нечто куда более важное.

Это придавало особый вкус ее жизни. Дописывая последнюю строчку, Мег улыбнулась. Еще несколько дней, и у нее будет все на свете.


***


Бобровая улица вела прямо к парку Коронных высот. Но это место не походило на обычный парк. Оно казалось островом в море жилых домов и магазинов. Строить на отвесных склонах холмов было невозможно, и пришлось объявить территорию парком. Забраться туда было трудно, даже дети не могли там играть.

Но зато там хорошо было общаться с природой. Сестры Холлиуэл, жившие посреди огромного города, лишь здесь оставались наедине с первозданным миром. В обычных городских парках всегда многолюдно, а на Коронных высотах было идеальное место для того, чтобы воспользоваться своими способностями и заняться разными ведовскими делами. По ночам здесь вообще никто не появлялся, не горело ни огонька, а тропинку найти было трудно даже при дневном свете.

Но теперь труднее всего стало оттащить Пайпер от телевизора. Сперва она казалась Пейдж крутой: целый день скакала по комнате в трико и повторяла упражнения, записанные на кассете. Младшая сестра пыталась поговорить с ней, расспросить о внезапно проснувшемся интересе к фитнесу, но Пайпер просто не обращала на нее внимания.

Фиби застала их обоих дома. Пайпер занималась, а Пейдж изучала книгу, которую ей дал Хейвуд.

Увидев, чем занимается Пайпер, Фиби похолодела. Она попыталась извлечь кассету из видика, но Пайпер накинулась на нее. Пейдж еще ни разу не видела, чтобы сестры так сцепились. После пятнадцатиминутной перепалки Фиби увела Пейдж на кухню.

— Надо что-то делать, — сказала Фиби. — Где она взяла эту кассету?

— Понятия не имею! Когда я пришла, она уже занималась.

— Это как-то связано с НЛО. Не знаю как, но связано, — объяснила Фиби. Она кратко рассказала о визите к сестрам Боден и о всеобщем гимнастическом помешательстве. — Дафна не останавливалась даже во время разговора.

— Да, плоховато, — заметила Пейдж. — Во всем должна быть мера.

— Так же может случиться разрыв сердца! И накачанные мускулы этого не исправят. Та-кое впечатление, что тут не обошлось без колдовства, — предположила Фиби. — Нужно придумать какую-то защиту, и как можно скорее.

Сестры начали разрабатывать обряд, который можно будет совершить на Коронных высотах. Если это поможет исцелить Пайпер, то потом можно будет привести в чувство и Дафну, и всех остальных жертв магии — явно темной магии.

Пайпер тем временем не отходила от телевизора. На этот раз Пейдж попробовала оттащить ее, да и Лео подключился. После долгой борьбы и споров Пайпер все-таки согласилась отправиться с сестрами на Коронные высоты. Все переместились туда вместе с необходимыми аксессуарами ночью — так было проще, Лео же отправился в клуб следить за работой.

От Пайпер было мало толку, но все-таки она помогла зажечь свечи и расставить их на концах пентаграммы, начерченной прямо на земле. Вместе с сестрами она принялась читать заклинание.

Пейдж чувствовала некоторое беспокойство. С этих высоких утесов можно было разглядеть весь город, и она поймала себя на том, что ищет таинственные огни. Не то чтобы она страстно поверила в НЛО. Просто все услышанное и книга доктора Хейвуда заставили ее насторожиться. Да и ненормальное поведение Пайпер подливало масла в огонь. Здесь, на высоте, было легко соединяться с силами природы, но только в том случае, если твой разум и сердце открыты для нее. И Пейдж сомневалась, удается ли ей это из-за опасений за сестру.

В самом конце ритуала кто-то из ведьм должен был задавать вопросы, а остальные — отвечать на них. И именно в это время Пайпер неожиданно замолчала. Обернувшись к ней, Пейдж увидела, что та уставилась в пространство. Ее лицо сделалось неподвижным, глаза не мигали. Руки, до этого сжимавшие амулет, выпустили его, и он упал на землю. Ноги девушки дрожали.

— Пайпер! — заорала Пейдж, подбежав к ней и едва успев подхватить ее. Фиби тоже подскочила к ним. Но Пайпер продолжала заваливаться. Пейдж схватила ее за запястье, а Фиби сгребла в пригоршни ее белое платье. Еще чуть-чуть — и старшая сестра полетела бы вниз с десятиметрового утеса.

 — Пайпер, что с тобой? — не на шутку забеспокоилась Фиби. — Что случилось?

— Ничего... Пустяки... — Голос Пайпер звучал как будто издалека.

— Нет, не пустяки, — возразила Пейдж, все еще дрожавшая от испуга за сестру. — Ты же чуть было не упала с высоты!

— Но ведь не упала же, — ответила та. — Идемте домой.

— Подожди, — возразила Фиби. — Нам нужно все-таки закончить.

— Я уже закончила! Увидимся дома. — Пайпер поднялась было на ноги, но Фиби усадила ее обратно на траву и сказала резко:

— Никуда ты не пойдешь! Только двинься с места, тогда увидишь! — пригрозила Фиби.

— Лучше не спорь с ней, Пайпер, — предупредила Пейдж, стараясь сгладить конфликт.

Пайпер перевела на нее свой затуманенный взгляд и сообщила:

— Я с ней справлюсь. Хотите проверить?

— Кончай шутить, — ответила Пейдж. Фиби до боли сжала ее плечо и настойчиво произнесла: — Давай приступим. Сейчас же!

— Я с тобой, сестренка, — поддержала ее Пейдж, доставая из кармана бумажку с написанным заранее заклинанием. Они с Фиби встали друг против друга и стали читать при лунном свете:


Силы магии, нам помогите —

Сестру от гимнастики освободите.

Вы заклятье с нее снимите,

Вновь Зачарованных соедините.


Воздух вокруг Пайпер как будто задрожал, ее очертания на мгновение стали расплывчатыми, как будто она погрузилась в густой туман. Но вскоре сестры вновь увидели ее четко — моргающую и протирающую глаза, будто после долгого сна.

— Что происходит? — спросила Пайпер. — Что мы тут делаем? И куда это нас занесло... кажется, на Коронные высоты?

Младшие сестры переглянулись и улыбнулись.

— Все верно, — сказала Фиби. — Так действует обряд, исполняемый на третью ночь после солнцестояния. Воссоединение с землей.

— Я... я чувствую себя как-то странно, — выдавила Пайпер.

— Ты валилась с ног, и мы едва поймали тебя, — объяснила Пейдж.

— Ах так... Спасибо. — Пайпер говорила как-то неуверенно. — Мы уже закончили? А то я продрогла.

В самом деле, хотя день был теплым, сейчас дул прохладный ветерок.

— Конечно, — с облегчением откликнулась Фиби. Она радовалась, что старшая сестра стала прежней — будто бы гора с плеч свалилась. Вообще-то ритуал не был завершен, но и так уже стало все нормально.

— Да, — подтвердила Пейдж радостно. — Возвращаемся домой!


ГЛАВА 6


Фиби разбудила музыка, грохотавшая внизу. Она поглядела на часы, висевшие над кроватью. Шесть утра. Накинув шелковый халатик поверх пижамы, она кинулась вниз и ворвалась в гостиную.

Ее глазам предстала Пайпер, сидевшая на полу и пытавшаяся дотянуться до пальцев ног.

— Пайпер! — взорвалась Фиби. — Что ты делаешь?

— Доброе утро, — произнесла та неожиданно бодро. И, обернувшись к сестре, весело спросила: — Как самочувствие?

— Мое-то нормально, а вот на тебя что нашло? — возмутилась Фиби. — Я думала, ты все преодолела.

— Что преодолела? — спросила Пайпер, вновь переключая внимание на телевизор. Фиби подобрала с пола пульт и уменьшила звук. Стало ясно: заклинание, которое они произнесли вчера ночью, подействовало лишь на время.

— Соседи жаловались на шум, — сказала она. — И не те, что за соседним забором, а те, что в Неваде.

— Но я должна почувствовать ритм, — объяснила Пайпер, обхватив свою ногу и касаясь лбом колена. — Недостаточно просто слушать музыку. Она должна заполнить меня.

— Да зачем тебе это нужно? Ты и так выглядишь великолепно. У тебя крепкое здоровье. Зачем тебе эти бесконечные занятия?

— Просто я пытаюсь соответствовать своему идеалу, — произнесла Пайпер. — Я хочу быть такой, какой должна быть.

— И этот бред она несет не моргнув глазом! — раздался от двери голос Пейдж.

Фиби даже не слышала, как та вошла — такой стоял грохот. «Так можно совсем оглохнуть, — подумалось ей. — Пора положить этому конец». Она сжала кулаки и изо всех сил закричала:

— Лео!

Тот появился лишь через несколько секунд. Он был мокрым, с полотенцем, обернутым вокруг талии.

— Нельзя было подождать, пока я оденусь?

— Ничего, она твоя жена. — Фиби указала на Пайпер. — Что ты думаешь обо всем происходящем?

— Я думал, вы вчера совершили над ней обряд и все закончилось.

— Мы тоже так думал и, — ответила Пейдж. — Как видишь, он не подействовал.

— Понятно, — вздохнул Лео. — Придется разбираться. Во всяком случае пока от гимнастики нет никакого вреда. Правда, и пользы я тоже не вижу. Она лишь изнуряет себя, но мускулов у нее не прибавляется.

— Нужно положить этому конец! — крикнула Фиби громко — в надежде, что Пайпер обратит на нее внимание. Но та продолжала прыгать как ни в чем не бывало.

— Мы должны все как следует обдумать, — предложила Пейдж. — Иначе она прикончит нас или мы ее!

То, что заклинание оказалось напрасным, выводило Фиби из себя. Они привыкли заботиться друг о друге, они много раз спасали друг другу жизнь. И вот теперь они ничего не могли поделать с Пайпер!

Фиби вспомнила, как в пять лет она боялась спать одна и без света — боялась привидений и чудовищ, скрывавшихся во мраке. По иронии судьбы, Фиби столкнулась с ними лишь во взрослой жизни, а тогда она была просто маленьким ребенком, боявшимся темноты.

Фиби делилась своими страхами с Прю, их старшей сестрой, и спрашивала, как та справляется с привидениями и чудовищами.

 — Вот кто меня охраняет и прогоняет их, — отвечала Прю, может, шутя, а может, и всерьез указывая на фарфоровую балерину, стоявшую у нее на ночном столике.

Этот ответ изумил Фиби, но она все-таки поверила.

И вот как-то раз Прю осталась ночевать у своей подружки.

Воспользовавшись этим, Фиби пробралась в ее комнату и взяла балерину, всего на одну ночь — просто чтобы проверить слова сестры. И в самом деле, эту ночь Фиби проспала совершенно спокойно и никакие кошмары ее не мучили. Но утром, потянувшись за стоявшим на столике стаканом воды, она уронила балерину. Та, конечно же, разбилась, и Фиби поняла, что ей придется туго.

Но Пайпер, вечно мирившая сестер, пришла ей на помощь. Она взяла всю вину на себя и выдержала атаку Прю. Конечно, Фиби сгорала со стыда, но она так и не нашла в себе мужества признаться. К тому же Пайпер сама пошла на это и после никогда не попрекала младшую сестру своим благородством. Другая на ее месте обязательно при каждом конфликте вспоминала бы балерину, но только не Пайпер — так сильна была ее любовь к младшей сестре.

Фиби никогда не забывала об этом случае, как и обо всем остальном, что сделала для нее Пайпер. Хотелось чем-то отплатить ей, да все никак не выходило. И теперь, когда Пайпер попала в беду, Фиби ощущала почти физическую боль. Необходимо было что-то делать, но она ничего не могла придумать.

Фиби вывела Пейдж в соседнюю комнату, но и там их преследовал жуткий шум.

— Ну, а что пишет твой профессор? — спросила она. — Может, он нам поможет разобраться в происходящем?

— Да ничего интересного, — ответила Пейдж. — Книга довольно занудная. Меня так и клонит от нее в сон.

— Но что же там говорится об НЛО? — не отступала Фиби. — Должны же у него быть какие-то идеи!

— Полно. Но большинство из них далеко неоригинальны. Вселенная наполнена миллионами и миллиардами звезд, и каждая из них образует свою систему. А это значит, что могут существовать миллионы и миллиарды населенных планет. Возраст Вселенной точно неизвестен, но если верна теория большого взрыва, то существует множество звездных систем, намного более старых, чем наша, и поэтому там могут обитать разумные существа, сильно опередившие нас в развитии и способные передвигаться быстрее света. Значит, они могут посещать нашу планету. То, что я пересказала в двух словах, занимает шесть глав с заключением, сносками и диаграммами.

— И все это не объясняет, почему люди вдруг помешались на кассетах Мег Уиншип, — поняла Фиби, стараясь не обращать внимания на грохот, доносившийся из-за стены. — И какая связь между похищенными, вроде Дафны Боден, и нашей Пайпер, никогда не видавшей летающих тарелочек.

— Как странно, — произнесла Пейдж. — Когда я была дома у профессора, мне так и не удалось заставить его раскрыться. Тогда я разыграла его — переместила лежавшую на столе книгу, надеясь, что он сочтет меня инопланетянкой. А он, кажется, испугался и тут же меня выставил из своего дома.

— Ты продемонстрировала ему свою силу? — спросила изумленно Фиби, которая уже успела настрадаться из-за подобных вещей. — У тебя крыша поехала?

— Но ведь он не мог догадаться, что я ведьма. Он решил, что это внеземная технология. Вот только его реакция меня удивила.

«Ладно, что сделано, то сделано, — подумала Фиби. — И нет никаких препятствий для того, чтобы дело двигалось дальше».

— Что ж, — произнесла она вслух, — читай дальше, может быть, найдешь что-то стоящее.

— Пожалуй, мне надо снова смотаться к нему, — решила Пейдж. — Вдруг он изложит мне все вкратце прежде, чем я сойду с ума.

— Хорошо, только будь осторожна, — согласилась Фиби. — Ты и так слишком запугала беднягу.

«А я пока постараюсь разнюхать про Мег Уиншип», — подумала она.


***


Доктор Хейвуд набрал телефонный номер дрожащей рукой. Прижал трубку к уху и стал слушать долгие гудки. После третьего трубку взяли.

— Компания «Вы идеал», — произнес приятный женский голос.

— Позовите М-Мег Уиншип, пожалуйста.

— Извините. Мисс Уиншип сейчас нет. Что-нибудь передать ей?

«Что же я могу передать?» — подумал доктор Хейвуд и произнес:

— Это очень важно.

— Я еще раз извиняюсь, — ответили на том конце, уже не так приветливо, но все-таки с профессиональной вежливостью. — Мисс Уиншип очень занята и до самого марафона не может отвечать на звонки.

— Я понимаю, но... пожалуйста, попросите ее перезвонить доктору Хейвуду. Как можно скорее.

— Так вы доктор Картер Хейвуд? — Женский голос разом изменился.

— Он самый.

— Минуточку.

Выходит, его имя что-то значит? Он стал ждать ответа, предчувствуя нечто приятное.


***


Мег Уиншип повесила трубку в расстроенных чувствах. Конечно, Хейвуд был на ее стороне, но оказался настолько трусливым, что боялся принять правду о собственных теориях. И вместо помощи лишь сеял панику.

«Ты зашла слишком далеко, — сказал он тогда. — И даже не знаешь, во что вляпалась».

Мег улыбнулась. Уж ей-то доподлинно известно, во что она вляпалась. Она была могущественна, намного могущественнее, чем прежде. Могущественнее, чем любой из живших на Земле. «Знания порождают знания», — подумалось ей. Приводя идеи Хейвуда к их логическому завершению, Мег понимала, что это только начало. Вместо ответов появилось лишь еще больше вопросов. Но ей хотелось задавать все новые и новые вопросы. И, в отличие от него, она знала, у кого именно спрашивать.

Благодаря добытым знаниям у нее появилась сила. Эта сила не просто давала ей власть, но вела к величайшей цели. Хранила ее, позволяя набираться еще большей силы. Если бы доктор Хейвуд был мужественнее, он пошел бы дальше в своих теориях. Но он остался слабым, напуганным человеком.

 К сожалению, она не могла им управлять.

Мег знала, что может повелевать женщинами. Она воспринимала свою силу как особый род гипноза, при котором жертва остается в полном сознании. Множество женщин могли сделать для нее все что угодно, даже если это и казалось им ужасным.

Но Мег была не властна над мужчинами. К счастью, это ей было почти не нужно — пока обходилась помощью женской части населения. Но придет время, и мужчины тоже никуда не денутся.

С доктором Хейвудом складывались отношения другого рода.

Мег нажала на кнопку интеркома и вызвала Сашу. Та всегда была в курсе всего и знала, как справляться с делами.

Доктор Хейвуд мог стать опасным. Конечно, его научная карьера провалилась, даже если он поднимет шум, то ему никто не поверит.

Но все-таки лишний скандал ей ни к чему.

Ждать пришлось не больше двух минут — Саша никогда не появлялась позже. По прошествии минуты и пятидесяти секунд она выросла в дверном проеме и спросила:

— Вы меня вызывали?

Мег кивнула, написала на листке бумаги имя Картера Хейвуда и подвинула к ней через стол. Саша взяла бумажку, прочла ее и кивнула. Она все поняла. На всякий случай Мег зажгла на столе свечу. В воздухе разлился аромат ванили.

Саша поднесла бумажку к пламени свечи и держала до тех пор, пока пламя не добралось до ее пальцев.

— Считайте дело сделанным, — сказала она. — Это все?

— Да, Саша, — ответила Мег, радуясь тому, что может управлять такой волевой женщиной. — Пока это все.

Саша развернулась и с достоинством вышла из кабинета.

Мег знала, что Картер Хейвуд больше не доставит ей хлопот.


***


— Спасибо, что пришел, Билл, — сказала Фиби, пожимая ему руку. Ей не хотелось тащиться в редакцию, поэтому она позвонила ему и попросила встретиться с ней в том самом кафе, где она недавно читала газеты. Тут ее никто не знал, к тому же ей понравился здешний кофе со сливками. На этот раз Фиби оставила очки и бейсболку дома, но пригладила волосы и надела кофточку вишневого цвета и джинсы, в которых было неожиданно холодно в такой теплый день.

Сидя напротив нее, Билл разглядывал развешанные по стенам фотографии. Поставил на стол свою чашку и сказал:

 — Приятное местечко. Отсюда город выглядит совсем другим.

Фиби кивнула, но не стала поддерживать разговор о том, каким стал Сан-Франциско.

— Извини за такую секретность, — начала она. — Просто мне не хотелось сегодня приходить в редакцию, но необходимо поговорить с тобой про НЛО.

Билл щелкнул языком и сделал большой глоток.

— По-моему, я уже все сказал.

— Так вот, ты был прав, — откликнулась Фиби поспешно. — Я просмотрела всю желтую прессу. Действительно, многие сообщают об НЛО и даже о похищениях. Ты говорил, что некоторые из этих людей писали и в «Бэй Миррор». Мне хочется с ними поговорить. У тебя должны остаться их имена и адреса, верно?

— Желтая пресса всегда пестрит подобными штучками. Какое тебе до них дело?

— Ну, у меня к ним некоторый личный интерес, — объяснила Фиби, перехватив его недоверчивый взгляд. — Не волнуйся, я не собираюсь писать статью. И если появится что- то существенное для газеты, я передам это тебе.

Билл снова отхлебнул из чашки.

— Может быть, тебе уже что-то известно?

— Нет-нет, — рассмеялась Фиби. — Я же сказала, что у меня к ним личный интерес. Мне нужно просто поговорить со свидетелями, вот и все. Можешь назвать мне несколько имен?

Билл некоторое время подумал, потом кивнул:

— Дай мне свой электронный адрес. Когда вернусь в редакцию, отправлю тебе все что нужно. А может быть, ты решила написать об этом книгу, а?

— Клянусь, что нет, — попыталась убедить его Фиби, записывая адрес на салфетке. — Я ничего не собираюсь писать.

— И если ты добьешься чего-нибудь стоящего, дашь мне знать?

— Обещаю!

— Ладно. — Билл осушил чашку и поднялся на ноги. — Не забудь проверить почту.

Она поблагодарила его. Они вышли из кафе и направились к разным сторонам стоянки. Фиби знала, что Билл окажется на работе через двадцать минут. К тому времени она уже будет ждать у компьютера.


ГЛАВА 7


Пейдж постучалась в дверь Хейвуда. Сперва она позвонила, но так и не услышала звонка. Тогда она принялась барабанить по двери, и через минуту изнутри донесся какой-то шум — треск и шлепанье по полу. Тем временем по дорожке пробежали две женщины. Как и у тех, которые встретились ей здесь в прошлый раз, у них на голове были наушники.

— Что такое? — спросил резко доктор Хейвуд, открывая дверь. Сегодня он был еще более бледным и осунувшимся, чем вчера. Мигнул пару раз и наконец-то узнал ее. — А, Пейдж... Это вы...

Его голос звучал как-то странно. Стало ясно, что он совсем не рад, а может быть, ожидал увидеть кого-то еще. «Или я слишком запугала его», — сообразила Пейдж, чувствуя некоторую вину.

— Можно войти? — спросила она как можно вежливее.

Он обернулся, будто ища ответ у себя за спиной.

— А... это важно? Вы же знаете, что я очень занятой человек.

— Уверяю вас, что не задержу надолго, доктор Хейвуд, — сказала Пейдж. — У меня всего лишь пара вопросов. О ваших теориях.

— Вот уж не думал, что ими заинтересуетесь именно вы, мисс Мэттьюс.

«Пора открывать карты, — подумала Пейдж. — Хотя бы частично».

— Я немного обманула вас. Насчет своей сущности, — поспешила она сказать, пока он не захлопнул дверь перед ее носом.

— Я видел то, что вы сделали, собственными глазами. Так что вам нечего скрываться от меня.

— Да, я понимаю. Но поверьте: вы ошиблись относительно моей природы. И я хочу вам объяснить, кто я такая на самом деле.

— Послушайте... заходите в дом, но только на пару минут. У меня в самом деле нет времени на разговоры. — Доктор Хейвуд казался почти безумным. Он закусил губу и дергал рукой свои седые волосы. Пейдж еще ни разу не видела его таким взволнованным.

Она вошла и увидела, что со вчерашнего дня здесь ничего не изменилось. Вот только сам профессор, будто зная, что Пейдж вернется, надел более опрятную кофту с высоким воротом и брюки со множеством молний.

— Я бы не пришла, если бы дело не было по-настоящему важным, — попыталась Пейдж убедить старика.

— Да, это важно, жизненно важно, — вдруг согласился профессор.

«Не понимаю, откуда он знает?» — подумала Пейдж и произнесла:

— Что вы имеете в виду?

— Она шутит вещами, которые не понимает, — начал Хейвуд, ходя кругами по комнате и все время задевая стопки книг. — И ее нужно остановить прежде, чем будет слишком поздно.

— Доктор Хейвуд, — сказала Пейдж, пытаясь вернуть его на землю. — Мы можем просто...

— Пейдж, если вы не одна из них, — оборвал он ее, — тогда вы должны помочь. Вы должны помочь мне... помочь нам всем.

— Я сделаю все возможное, — пообещала Пейдж, хотя и понятия не имела, о чем речь. Было видно, что доктор Хейвуд на грани паники. Следовало успокоить его, прежде чем он выйдет из себя. — Давайте сядем и поговорим обо всем спокойно.

— Да, как скажете. Попьем чайку. Просто... — Он снова дернул себя за волосы. Ему вот-вот могло сделаться плохо.

Они вместе прошли на кухню. Неизвестно, поможет ли чай профессору или нет, но во всяком случае не помешает. Пейдж наполнила водой электрический чайник и включила в сеть.

Кухонные принадлежности были, конечно, в таком же беспорядке, как и весь дом. Коробка с чайными пакетиками затерялась в глубине буфета среди разрозненных ножей и вилок и стояла на листе из «Бэй Миррор» за 11 апреля 1989 года. На первый взгляд в этом номере не было ничего интересного. Должно быть, его случайно запихнули в шкаф и забыли о нем.

Когда вода закипела, Пейдж залила кипятком два пакетика.

— Доктор Хейвуд, — спросила она, — а сахара и сливок у вас нет?

Ответа так и не последовало, лишь из соседней комнаты доносились приглушенные шаги. Потом распахнулась входная дверь.

— Доктор Хейвуд! — позвала Пейдж. Снова безрезультатно.

Оставив чашки, она направилась ко входной двери. Та была раскрыта настежь. Пейдж выскочила на крыльцо. Она не сразу заметила профессора, поскольку тот не стоял, а лежал на земле. В густой пожухлой траве, в дальнем конце двора. Лицом вниз.

— Доктор Хейвуд! — крикнула Пейдж, подбегая к нему. — Вам плохо?

Она дотронулась до его плеча. Он не отвечал и не двигался. Пейдж повернула его голову. Широко распахнутые глаза уставились в никуда. Перевернув профессора на спину, она увидела, что его кофта была разорвана в двух местах и вся залита кровью. И трава под ним тоже была обагрена.

Пейдж кинулась в дом, вытащила из сумки свой сотовый и вызвала полицию. Лишь после этого она сообразила, что поблизости нет никого, кто мог бы это сделать вместо нее. Выйдя на улицу, она увидела лишь все тех же женщин в наушниках, что пробегали здесь некоторое время тому назад.


***


 — Хорошо, что сюда прислали меня, — сказал Дэррил Моррис. Они с Пейдж стояли напротив дома профессора. Полицейские, изучавшие место преступления, ползали на коленях, выискивая что-то.

— Конечно, нужно было позвонить сперва тебе, но я была выбита из колеи, — призналась Пейдж.

— Но ведь ты видела вещи и пострашнее, — заметил он.

— Верно, — вздохнула Пейдж. — Но к встречам с демонами я готова, а сейчас... — Ей было трудно продолжать.

— Произошло обычное убийство? — закончил Дэррил. — Ты хочешь сказать, что тут не замешана магия?

— Я пришла поговорить о вещах, в которые мы вляпались, — начала рассказ Пейдж. — Пока я готовила чай, он вышел наружу. Не знаю зачем. Я не слышала ничего подозрительного. Но когда я пошла искать его, то увидела в таком состоянии.

— Ты не можешь сказать, во что именно вы вляпались?

— А это обязательно? — ответила Пейдж задумчиво.

— Вот что, — сказал Дэррил. — Я собирался позвонить вам еще несколько дней назад. Один мужик утверждает, что его жену похитили пришельцы. Мне кажется, это может быть по вашей части.

Пейдж сразу поняла: этот случай может быть связан с остальными похищениями и с нынешним состоянием Пайпер. Скорее всего это так.

— А его жена случай но не помешалась после этого на гимнастике? — уточнила она.

У Дэррила отвисла челюсть, да так картинно, что если бы тут не было прочих полицейских, Пейдж наверняка расхохоталась бы.

— Откуда ты знаешь? — прошептал он.

— Сорока на хвосте принесла, — попыталась отшутиться Пейдж.

— Объясни-ка мне, с чем это все связано? — спросил полицейский.

Она коротко рассказала ему о женщине, приславшей письмо Фиби, и о том, что профессора Хейвуда выгнали из университета за теории об НЛО.

— Из-за этих-то теорий я к нему и пришла, — добавила Пейдж. — Я хотела узнать, чем могут быть НЛО и как они воздействуют на людей.

— И именно после того, как Фиби получила письмо?

— Да, оно сильно насторожило ее.

— А ты ничего не скрываешь? — Дэррил поглядел на нее недоверчиво.

— Нет, — ответила она. — Ничего такого, что необходимо знать тебе. Но если что-нибудь раскопаешь, пожалуйста, позвони нам. Особенно если это будет связано с НЛО или с некой Мег Уиншип.

Дэррил собирался еще что-то сказать, но промолчал. Пейдж почувствовала облегчение — ей не хотелось его обманывать, но и все ей тоже не хотелось объяснять. Лучше всего, пожалуй, отвечать на вопросы, не вдаваясь в детали.

Но когда она пошла прочь, он все еще вопросительно глядел ей вслед.

 Билл Конасон ожидал захватывающей истории.

Не просто ожидал — остро нуждался в ней.

В последнее время люди узнавали новости по телевидению и Интернету. Газеты же, которыми владели транснациональные корпорации, вынуждены были ради прибыли выискивать нечто особенное. «Бэй Миррор» не была исключением. Владельцы издания могли в любой момент приняться за сокращение штатов, и тогда на месте остались бы лишь те репортеры, что обладали самыми громкими именами или получили Пулитцеровскую премию.

Ну, а тем, кто изо дня в день строчил мелкие заметки, указали бы на дверь.

Билл относился именно к последним. Конечно, редактор знал о его способности доставать факты из-под земли и детально анализировать их. Но подобный тип репортеров уже почти не котировался. Требовалась настоящая сенсация, а найти ее все никак не удавалось.

А ведь в городе каждую неделю случалось что-нибудь сенсационное. Например, убийства на южном рынке. Вот только эта история прошла мимо Билла.

И вот теперь... теперь ему казалось, что он напал на след. Фиби Холлиуэл явно что-то раскопала. Конечно, разговоры об НЛО отдавали безумием, а вдруг в них было рациональное зерно? По крайней мере многие им верили.

Билл отправил Фиби адреса, как и обещал. И теперь нужно было во что бы то ни стало выудить у нее информацию, которой она владеет. Пусть она побегает по адресам, а уж он выдернет материал у нее из-под носа.

Фиби была привлекательной молодой женщиной, перед которой люди раскрывались сами собой. А Билл был прежде всего репортером и умел связывать слова в стройные фразы. Он возьмет у нее сырой материал и превратит его в передовицу.

И это будет сенсацией!

Фиби принялась изучать присланные адреса. Оказалось, что о похищениях сообщали как женщины, так и мужчины, но жертвами оказывались исключительно женщины. Это заставило ее насторожиться.

Первой в списке была Фрида Уэстон, проживавшая на Телеграфном холме, в двух кварталах от залива. Фиби отправилась к ней и уже вскоре стучалась в ее дверь.

На пороге появился растрепанный молодой человек с темны ми вьющимися волосами и затравленным взглядом.

— Что вы хотите? — сказал он.

— Я хочу увидеть Фриду Уэстон, — ответила Фиби и показала свое редакционное удостоверение.

— А в чем дело? — Молодой человек не спешил впустить ее в дом.

Но Фиби уже услышала знакомые звуки с кассеты Мег Уиншип.

— Она слишком много занимается гимнастикой после похищения, верно?

— Ужасно много, — кивнул парень.

— Послушайте, — продолжала Фиби как можно дружелюбнее, — я знаю, что вам довелось пережить, и постараюсь помочь. Можно увидеть ее хоть на минутку?

Она сама толком не знала зачем. Но в ней крепла уверенность, что опрос как можно большего числа жертв приведет к чему-то положительному. Словом, попытка — не пытка.

— Пожалуй, — вздохнул молодой человек. — Заходите...

Она оказалась в прихожей, обставленной по минимуму, но со вкусом. Из большого окна гостиной открывался вид на бухту. Во всем чувствовались уют и покой.

Музыка стала громче, но Фиби уже давно привыкла к ней. И совсем не удивилась, увидев Фриду, довольно молодую и красивую, на полу посреди почти пустой комнаты, перед плоским экраном плазменного телевизора, на котором прыгала Мег Уиншип.

— Фрида! — позвал парень громко, и та обернулась. — К тебе пришла... простите, как вас зовут?

Фиби шагнула к Фриде и протянула руку. Та пожала ее, поднявшись с пола. И в этот момент у Фиби случилось видение. Перед ней замелькало множество огней. И она далеко не сразу поняла, что это вид на Сан-Франциско с очень быстро движущегося вертолета или самолета.

Картина исчезла так же внезапно, как и появилась.

— Здравствуйте, — произнесла ведьма. — Меня зовут Фиби Холлиуэл. Я знаю, что с вами случилось нечто необычное.

— Так утверждает Френк. — Фрида тряхнула головой, отчего закачались ее светлые вьющиеся волосы. — А я ничего об этом не знаю.

— А почему вы увлеклись курсом Мег Уиншип? — спросила Фиби.

— Он принесет мне пользу, — объяснила Фрида поспешно. — Я достигну своего идеала.

— Может быть, вы уже его достигли? — возразила Фиби. — К чему вам еще стремиться?

Фрида снова замотала головой, на этот раз более резко:

— Нет! Мне еще работать и работать! Но я добьюсь своего.

Фиби собиралась еще что-то спросить, однако заметила, что Фрида вновь вперилась в эк ран и приняла позу для нового упражнения. Френк пожал плечами и сообщил:

— Она стала такой после похищения. По-вашему, это плохо?

— Хорошего мало, — ответила Фиби.


***


Она обходила дом за домом по списку и повсюду видела одно и то же. Громкая музыка с кассет Мег Уиншип и гимнастика до изнеможения. Женщины занимались весь день напролет и даже засыпали на месте, не переодевшись.

«Наваждение какое-то», — думала Фиби на обратном пути, разглядывая расклеенные по стенам, столбам и заборам плакаты, приглашавшие на предстоящий марафон Мег Уиншип. Незаметно для горожан ее культ достиг размеров эпидемии. Стало ясно, что придется спасать не только Пайпер и Дафну. Таких, как они, в Сан-Франциско были уже сотни, если не тысячи.

От этой мысли у Фиби мороз пробежал по коже. И как же они с Пейдж будут бороться со всем этим без Силы Трех?

Когда кассета закончилась, Пайпер решила кое-что изменить. Она будет изо всех сил работать над собой. Ее тело станет сильным и мускулистым. Но нужно добиться этого в одиночку, а сестры будут лишь мешать ей.

Собрав волосы в конский хвост и переодевшись в кофточку без рукавов, облегающие штаны и кроссовки, Пайпер направилась к выходу. Она знала, что должен существовать диск Мег Уиншип, который можно слушать на бегу, но не знала, нужен ли он ей. Голос Мег постоянно звучал у нее в ушах.

Небо над Сан-Франциско было синим и безоблачным, ласковое солнышко заливало весь город. Пайпер любила свой родной край, и единственное, что ее выводило из себя, так это погода. Солнца почти никогда не было видно, все кругом заволакивал туман. Ветры чаще всего были слишком резкими, они несли холод и заставляли забыть о грядущей весне и синем небе. Но сегодня все было по-другому. Во время пробежки солнышко грело лоб и щеки Пайпер.

«Как хорошо, что я выбралась из дому», — думала она. Но ей хотелось все-таки поскорее вернуться.

Пробежав восемь кварталов, Пайпер увидела дом. Вполне типичный для Сан-Франциско — с белыми стенами, красной крышей и цветочными горшками на окнах. Она никогда не бывала здесь и понятия не имела, кто тут живет. Но что-то поневоле притягивало ее. Подбежав к двери, Пайпер позвонила. Изнутри доносилась знакомая музыка.

На пороге появилась молодая женщина с соломенными волосам в желтой майке и спортивных шортах.

— Привет, — произнесла она радостно. — Меня зовут Эйприл.

— А меня — Пайпер, — ответила ведьма тоже весело. — Рада познакомиться. Хочешь пробежаться?

— Конечно, — ответила Эйприл. — Только возьму CD-плейер.

Через несколько мгновений они уже мчались вниз по улице.

— Ты пойдешь? — спросила Эйприл, указывая на плакат, приглашавший на марафон Мег Уиншип.

— Обязательно, — ответила Пайпер. — Ни за что не пропущу!

— Я тоже, — сказала Эйприл.

Какое-то время они бежали молча, пока не заметили точно такую же парочку, бежавшую по противоположной стороне улицы.

— Эй! — окликнула их Пайпер. Те остановились и подождали их. И вот уже все четверо бежали вместе.

«Оказывается, так просто заводить друзей, если следовать своему идеалу. Пара пустяков!» — подумала Пайпер.


ГЛАВА 8


Деррил считал Зачарованных своими сестрами. Но во всякой семье время от времени происходят скандалы, и один из них уже назревал. «Иногда эти девчонки устраивают сущий ад», — думал он сейчас.

Конечно, они очень часто помогали ему распутывать такие дела, к которым он даже не знал, как подступиться. Но эта игра была слишком опасной. К тому же если преступник не был обычным уголовником, то сестрички просто уничтожали его. Таким образом дело оставалось официально нераскрытым, хотя справедливость и торжествовала. Но в результате у Дэррила накапливалось самое большое количество «висяков».

Когда Дэррил увидел Пейдж рядом с убитым профессором, детектива сразу же одолела головная боль, от которой задрожала челюсть. Он сначала было обрадовался, что можно покончить со всей бумажной волокитой, но тут на горизонте снова замаячило дело с участием Зачарованных. Пейдж утверждала, что не видела убийства и ничего не знает. Ей стоило верить. Единственными людьми, которых она заметила вблизи от места происшествия, были пробегавшие мимо женщины. На всякий случай Пейдж описала их Дэррилу, и несколько полицейских в форме отправилось по следу. Но через двадцать минут они вернулись обескураженные. Женщины бегали парами и группами по всему городу. Дэррил и сам это видел по дороге сюда. Значит, тех, кого видела Пейдж, опознать среди этой толпы не удастся.

Конечно, такое обстоятельство все усложняло, но вовсе не ставило следствие в тупик. Для убийства профессора могло найтись множество причин. На первый взгляд его совершил кто-то из знакомых, приятель или сосед, движимый сильными эмоциями. Вряд ли в преступлении был замешан грабитель, поскольку из дома ничего не пропало. Профессора прикончили быстро и аккуратно, за те несколько минут, пока он был один.

То, что Хейвуд вышел из дома, подтверждало это предположение. Если бы за дверью стоял незнакомец, то профессор не вышел бы из дома или позвал бы Пейдж. Ведь он был уже стар и довольно слаб. Так что убийце не пришлось прилагать особых усилий.

Дэррил направился к дому, кивнув офицеру, охранявшему дверь. Тот кивнул в ответ и сказал:

— Пожалуй, дела не так уж плохи.

— О чем это ты? — удивился Дэррил.

— Ну, двор совсем заброшен, а сейчас его хотя бы полили, — решил сострить полицейский.

— Доктор Хейвуд был человеком. — Дэррил смерил коллегу сердитым взглядом. — Каким-никаким, но человеком. И ты должен относиться к нему уважительно. Особенно сейчас.

— Да... да, конечно, сэр... — ответил тот виновато. — Извините, сэр. Иногда я забываюсь.

— Чтобы больше такое не повторялось. — Дэррил вошел в дом. В принципе, офицер был прав — кажется, Хейвуд давным-давно не поливал свой газон. И вот теперь его оросила кровь. Но нельзя же говорить такое вслух!

Дэррил по-прежнему считал, что преступник был знаком с жертвой. Следовало выявить все связи профессора и узнать, у кого мог быть на него зуб. В большинстве домов рядом с телефоном должна лежать записная книжка с адресами. Вот только самого телефона в доме ученого Дэррил никак не мог найти. А книг было навалено такое множество, что искать среди этой груды маленький блокнотик — все равно что иголку в стоге сена.

Полицейские, осматривавшие место преступления, теперь приблизились к дому. Ничто не указывало на то, что убийца был там. К тому же, по словам Пейдж, Хейвуд отошел всего на минуту. И поэтому полицейские стали тщательно подбирать все, что валялось у входа. Дверной косяк уже покрывал порошок, помогающий снять отпечатки пальцев. Неосновное внимание следовало обратить на двор. В грязи обнаружились отпечатки женских ног, обутых в совсем небольшие кроссовки. Это подтверждало слова Пейдж о бегуньях. В любом случае тот, кто держал нож, знал свое дело. Большинство заколотых клинком умирали долго и мучительно, пока кровь вытекала из ран. Здесь же сердце было пробито одним ударом.

Осматривая дом, Дэррил тщетно старался понять, что двигало жизнью доктора Хейвуда и что привело его к смерти. Пейдж так толком и не объяснила, зачем пришла сюда, но это явно было как-то связано с НЛО и той историей, в которую на этот раз влипли сестры. А еще — с видеокурсом гимнастики, хотя это уж совсем нелогично. Помнится, тот мужик, сообщивший о похищении жены, Кевин Хаас, сказал, что она взяла этот курс неизвестно где. Пейдж упомянула Мег Уиншип. Дэррил знал, что это автор популярных книг и видеокурсов по гимнастике. Еще бы, плакаты с ее изображением пестрели по всему городу. А еще Пейдж сказала, что Хейвуда выгнали из университета за теории об НЛО.

Все, что было связано с летающими тарелками, казалось совершенно безумным. Размышляя об этом, Дэррил начал рыться в стопках книг и понял, что половина из них посвящена НЛО. Он и не подозревал, что на эту тему столько понаписано. «И как только можно рассуждать о вещах, не имеющих под собой никой научной основы?» — подумалось ему. Но все-таки он был практичным человеком и настоящим полицейским. До знакомства с сестрами Холлиуэл ему и в голову не приходило, что ведьмы действительно существуют. Теперь могли бы и подтвердиться и россказни об НЛО.

Дэррил старался собрать всю возможную информацию. Как и полагается хорошему детективу, он стремился проследить связи между фактами и событиями. А значит, ему было известно кое-что и об неопознанных летающих объектах. Например, то, что люди видели их на протяжении всей своей истории, но настоящий бум начался в Соединенных Штатах в конце 40-х годов XX века. Большинство этих объектов оказывались воздушными шарами, слишком яркими звездами или необычно освещенными облаками. Но от некоторых нельзя было отмахнуться с такой легкостью. Воздушные силы США потратили на изучение НЛО много десятилетий. Эта программа называлась «Проект «Синяя книга». Было выяснено, что «летающие тарелки» не представляют угрозу национальной безопасности, однако узнать их природу так и не удалось. Сторонники внеземных цивилизаций опирались в основном на знаменитое крушение НЛО в Розуэлле, что в Нью-Мексико. Военные заявили, что собрали обломки «тарелки». Правда, позже будто бы выяснилось, что это были останки метеорологического зонда.

Словом, множество людей, и солидных, и не очень, видели в небе странные предметы на протяжении столетий. А это значит, что теперь, когда население Земли возросло во много раз, число свидетельств не могло не увеличиться.

Сам Дэррил не верил в НЛО, но ведь шесть лет назад он не верил и в магию. И кто знает, что может случиться дальше? Нужно смотреть на вещи трезво. Но при этом ему необходимо получить научные доказательства или хотя бы почувствовать, что пришельцы действительно бывают на Земле.

Вполне возможно, смерть доктора Хейвуда была связана с НЛО. По словам Пейдж, он долгие годы утверждал, чтоб подобные объекты во Вселенной существуют. И, кажется, готов был предоставить настоящие доказательства. В таком случае инопланетяне вполне могли убрать его.

Дэррил считал свою гипотезу вполне логичной, но он не мог высказать ее начальству.

Детектив поднялся на второй этаж и прошел в спальню доктора Хейвуда. Здесь тоже был беспорядок. Похоже, профессор записывал свои мысли на любом попадавшемся ему клочке бумаги: на почтовых открытках, на чеках, на салфетках. И все эти записи не имели для постороннего никакого смысла. Дэррил так и не смог понять, что означает, например, «74 mim docs 323=txt», но все-таки продолжал просматривать попадавшиеся ему цифры и буквы. Впрочем, в большинстве случаев они вообще казались неразборчивы.

Книги были примерно такими же. Они повествовали об НЛО и других паранормальных явлениях, а также о философии и физике. Хоть бы одна из них была художественной! Даже постель была наполовину завалена книгами.

И вдруг Дэррил неожиданно наткнулся на то, что искал: ему попалась книга под названием «Метод Уиншип». Он радостно рассмеялся, но тут же замолчал, услышав на лестнице шаги другого полицейского. Вгляделся в фотографию на обложке — Мег Уиншип в спортивном костюме, пышущая силой и здоровьем.

Однако довольно странно, что эта книга оказалась у Хейвуда. Вряд ли он занимался гимнастикой. Дэррил распахнул ее и прочел на титульном листе надпись: «Моему любимому профессору, другу и учителю Картеру Хейвуду».

Внизу стояла подпись, несомненно, принадлежавшая автору.

«Ага, это уже кое-что», — подумал Дэррил.


***


Когда Фиби вернулась домой, там стояла тишина.

Она совсем не ожидала такого — неужели Пайпер все-таки выключила кассету?

— Пайпер! — позвала Фиби. — Пайпер!

Ответа не было.

— Лео!

На этот раз она добилась успеха. Хранитель появился прямо перед ней в белом сиянии.

— Где Пайпер? — спросил он.

— Это я у тебя собиралась выяснить.

— Чего не знаю, того не знаю, — вздохнул он. — Я все это время был в клубе и проверял трубы, поскольку Пайпер бросила все на свете. Я думал, она здесь.

— Когда я уходила, была, — сказала Фиби.

— Ну, а где же Пейдж?

— Она снова отправилась к своему профес-сору. Надеется выудить еще что-нибудь, — пояснила Фиби.

Фиби заметила, что Лео слегка нервничает.

— По-твоему, Пайпер грозит опасность? — спросила Фиби.

— Нет. Где бы она ни была, сейчас для нее нет непосредственной угрозы, — ответил Лео. — Но мы думали, что вчерашний обряд полностью исцелил ее, однако с утра все началось снова. И до тех пор, пока она не придет в себя, можно ожидать чего угодно, какой угодно беды...

Фиби кивнула, хотя была не совсем согласна. Может быть, если Пайпер ушла из дома, то это добрый знак? Вдруг она наконец-то исцелилась?

— Я позвоню ей по сотовому, — решила Фиби. — Вероятно, она отправилась в клуб, но еще просто не добралась туда, а ты уже переместился.

— Лучше я вернусь туда, — предложил Лео. Потом подошел кокну и взглянул, не видно ли жены.

— Может, она отправилась в магазин или еще куда-то, — предположила Фиби.

— Ее машина здесь, — перебил Лео. — Значит, она ушла пешком.

— Может, просто решила прогуляться? — Фиби между тем начинала заметно нервничать. Она набрала номер Пайпер, но не дождалась ответа.

— Попробуй позвонить Пейдж, — предложил Лео.

Но в этот момент раздался грохот распахнутой двери.

— Это ты, Пайпер? — крикнул Лео.

— Нет, это я, Пейдж, — донеслось из прихожей. — А где Пайпер?

— Куда-то умчалась, — объяснила Фиби. — Мы думали, ты знаешь, где она.

— Без понятия, — ответила сестра. Когда она вошла в комнату, Фиби поразило ее лицо. Щеки оставались по-прежнему розовыми. Но... какими-то слишком розовыми. Видимо, от сильного возбуждения. — Вы знаете, ребята, доктора Хейвуда убили, пока я была у него!

— Убили? — переспросила Фиби потрясенно. — А ты цела?

— Цела, — заверила Пейдж. — Все произошло на улице, а я была в это время в доме...

Дела становились все хуже: сперва пропала Пайпер, теперь Пейдж... Конечно, сестры могли за себя постоять, но сейчас на них навалилось слишком много всего и сразу. За этим явно стояли демоны. Фиби мысленно перебирала все возможности. А что, если убийство как-то связано с нынешним состоянием Пайпер?

Теперь Фиби разволновалась так же сильно, как и Лео. Тем временем Пейдж рассказала им, что с ней приключилось. Упомянула и о замеченных вблизи места преступления бегуньях.

— Бегуньи? — переспросила Фиби. — Они случайно не слушали курс гимнастики по дороге?

— Не знаю, — ответила Пейдж. — Вполне возможно.

 — Но ты же знаешь, что в нашем городе многие помешаны на здоровье, — напомнил Лео. — Нельзя же подозревать всех подряд.

— Да не подозреваю я, — огрызнулась Фиби. — Просто... вижу связь. А разве полиция действует не так же?

Лео снова поглядел в окно, потом отвернулся и, скрестив руки на груди, заявил:

— Я знаю, что с Пайпер ничего не случилось.

— И все-таки посуди сам: Пайпер ведет себя неправильно. А где же твое чутье Хранителя? А Пейдж оказалась вдруг на месте убийства. Может, это впрямую не связано, но все же настораживает, — вслух подумала Фиби.

— Меня тоже, — признался Лео. — Хуже всего то, что сотовый Пайпер не отвечает. К тому же она ушла пешком... В любом случае нужно что-то предпринять.

— И куда же мы отправимся? — спросила Пейдж.

— К истокам, — ответила Фиби. — Когда мы видели ее в последний раз, она смотрела кассету. Думаю, нужно нанести визит Мег Уиншип.


ГЛАВА 9


«Великолепный» — только такое определение необходимо особняку Мег Уиншип. Журналистское чутье подсказывало Биллу, что его придется описать в статье. После встречи с Фиби он просмотрел все истории об НЛО. И понял, что все они как-то связаны с Мег.

Стабильность на работе была для него превыше всего. Билл работал на радио, телевидении, в мелких и крупных газетах. Жил в самых разных местах: Филадельфии, Дес-Муанесе, американском Санкт-Петербурге, Хьюстоне и, наконец, в Сан-Франциско. Это было захватывающе и даже романтично — странствующий репортер устремляется туда, где можно что-нибудь разнюхать.

Нос годами Билл начал уставать. И вылетал с работы со скандалом. С каждым новым увольнением дела становились все хуже. И теперь, обосновавшись в Сан-Франциско, он не мог себе позволить потерять занимаемое место.

Однажды, много лет назад, его карьера вообще чуть было не пошла под откос. Вспоминать об этом не хотелось. Теперь Билл постарел и набрался опыта. Он не испытывал острой нужды в деньгах, однако отлично понимал, так будет лишь до тех пор, пока у него есть работа. Приходилось держать ухо востро, чтобы вовремя сориентироваться в обстановке.

Сделать конфетку из любого материала непросто. Но уж больно много ползло по городу слухов об НЛО, так что это могло стать основой для настоящего, первополосного, сенсационного репортажа. Такого репортажа, который в одночасье прославит автора. И Биллу больше всего на свете хотелось заполучить факты для этого.

Он припарковал свою машину напротив ворот, ведущих в мир МегУиншип. Казалось, что здесь заканчивается шумный город и начинается сельская идиллия. Прямо у ворот росла огромная, вероятно столетняя, ива. Из-за трехметровой стены, отделанной гипсом, виднелись роскошные деревья. На входе не было никакой охраны, но висело переговорное устройство. Гравиевая дорожка вела к травянистому холму. Она то терялась в зарослях, то появлялась вновь. Сам особняк, возвышавшийся на холме, был едва виден. Он напоминал дворец французских королей где-нибудь на берегах Луары. Стены — бледно-желтые, под стать рассветным лучам. Крыша мансарды переливается различными цветами. Огромные окна стрельчатые, наверняка они позволяют любоваться и заливом, и всем Сан-Франциско. Такой вид стоит не меньше миллиона долларов...

Из окна квартиры Билла виднелась только цепь кирпичных домов, которые красили всего лишь раз, да китайский ресторан, потемневший от грязи. Ну как тут не позавидовать Мег Уиншип? Билл понимал: если бы он придумал такую же систему, как она, то тоже стал бы миллионером.

Зато он обладал подозрительной натурой, подсказывавшей ему, что путь к подобному богатству должен быть устлан трупами. Конечно, сейчас у него не было никаких доказательств, предстояло еще копать и копать. И все-таки ему хотелось приблизиться к Мег уже сейчас, узнать, с кем она поддерживает связь. А для этого ему было необходимо осмотреть ее жилище.

Эта женщина была сказочно богата. Она жила так, как живут злодеи в фильмах про Джеймса Бонда. Подозрения репортера усиливало то обстоятельство, что люди, якобы похищенные пришельцами, начинали видеть в ней мессию.

Билл не был Джеймсом Бондом, но давно усвоил: журналист вправе пользоваться любыми методами для добывания материала. Именно это и придется сейчас ему сделать.

Билла на данном этапе волновало лишь то, что Фиби могла опередить его. Он в последний раз окинул взглядом ворота и забор, потом развернулся и поехал прочь.


***


Пейдж и Фиби приблизились к воротам. Они были такими широкими, что через них могли проехать сразу две машины или даже два автобуса. У таких ворот должна стоять воору-женная охрана, а за ними должны бегать свирепые псы. Но пока от них не было ни слуху ни духу.

— Смотри, вот интерком, — указала Фиби. Пейдж нажала кнопку. Почти сразу же раздался недовольный голос:

— Чем могу помочь?

— Мы... мы хотели бы видеть Мег Уиншип, — ответила Фиби.

— Простите, но мисс Уиншип не принимает посетителей.

Сестры переглянулись, затем Пейдж наклонилась поближе к интеркому:

— Послушате, здесь Фиби Холлиуэл из «Бэй Миррор», и если она не сможет увидеть вашу хозяйку, то вам не поздоровится.

— Пейдж, что ты несешь! — прошептала Фиби резко.

— Да брось ты! — Пейдж снова повернулась к микрофону: — Мы так пропечатаем мисс Уиншип, что она во век этого не забудет. Но если ваша хозяйка специально нарывается на скандал, мы не будем ее разочаровывать.

— Минуточку, — ответили на том конце.

— Видала? — усмехнулась Пейдж. — Эта мразь понимает только язык силы.

В интеркоме что-то щелкнуло, показывая, что связь прервалась.

— Может быть, у меня не так уж и много силы? — заметила Фиби.

Они пришли сюда не для того, чтобы отступать. И были готовы встретить хоть саму Мег, хоть ее цепных собак.

Интерком вдруг снова ожил, и оттуда донеслось:

— Мисс Уиншип согласилась уделить вам пять минут. Вы на машине?

— Да, сейчас мы ее подгоним, — ответила Пейдж, глянув через плечо на припаркованный автомобиль.

— Хорошо, — ответил голос в динамике. Связь снова прервалась. Через секунду ворота распахнулись с громким гуденим.

Пейдж приходилось ожидать аудиенции во многих местах, но еще ни одно из них не было столь роскошным. Дорогие обои, прекрасный пол из итальянского кафеля, антикварная французская мебель. И все-таки ожидание есть ожидание. Хотя мебель была и замечательной, стул, на котором она сидела, казался чересчур жестким. Он как будто предназначался для тел, сгибающихся лишь под прямыми углами, и никак не удавалось устроиться в нем поудобнее. Наконец Пейдж поднялась и стала разглядывать книжные шкафы.

Сестры находились в приемной. В передней части красовался старинный письменный стол, которым, кажется, никогда не пользовались. Кроме него здесь стояли кушетка, пара стульев, огромный глобус, разрисованный сепией, а также несколько книжных шкафов, наполовину пустых. Там помещались в основном труды хозяйки: «Метод Уиншип», «Тренировки по Уиншип», «Вы идеал», изданные как в твердых корках, так и в мягкой обложке. На стене висели фотографии Мег в золоченых резных рамках. Все они подчеркивали, какой крепкий у нее пресс, какие мускулистые руки и ноги.

— Кажется, она буквально влюблена в себя, — заметила Пейдж.

— А разве ты ею не любуешься? — откликнулась Фиби. — Она просто великолепна!

— Мы с тобой тоже выглядим неплохо, но не завешиваем свой дом собственными портретами, — возразила Пейдж.

Если не считать молодой женщины в деловом костюме, встретившей их, вокруг не было ни души. Пейдж, немного нервничая, выглянула в коридор. Обстановка была столь же роскошной, только по стенам висели массивные картины, выполненные маслом, но на них изображалась вовсе не Мег. Кажется, тут находились оригиналы мастеров эпохи Возрождения, но Пейдж не могла сказать этого с точностью.

Из дальней комнаты доносились женские голоса, о чем-то яростно спорящие. Движимая любопытством, Пейдж приблизилась на цыпочках к полуоткрытой двери и заглянула внутрь.

Вдоль длинного стола выстроилось семь женщин. Одна из них, та, что стояла в конце, держала яркую папку для бумаг. Она что-то положила туда, потом подошла к соседке. Все женщины складывали в такие же папки то, что лежало перед ними на столе — фотографии Мег, пресс-релизы, ксерокопии интервью. Первая женщина собрала все папки и сложила их в огромные картонные коробки.

Все женщины сначала показались Пейдж незнакомыми, пока та, что собирала папки, не тряхнула волосами, собранными в конский хвост.

Это была Пайпер!

Пейдж отпрянула, стараясь не шуметь.

 — Фиби! Пайпер здесь! — удивленно прошептала она сестре.

— Что? — не поверила Фиби. — Неужели она здесь? Где же именно?

— В соседней комнате, занята какой-то работой.

Сестры вместе, уже не соблюдая осторожность, ворвались туда.

— Пайпер! — голос Фиби зазвучал очень строго. — Что ты здесь делаешь?

Та положила очередную папку в ящик и обернулась к ним.

— А, привет, Фиби! Привет, Пейдж!

— Пайпер, ты не ответила на вопрос, — настаивала Фиби.

Старшая сестра поглядела на них с полуулыбкой, как на слабоумных, и сказала, обращаясь к присутствующим в комнате:

— Девчонки, знакомьтесь — это мои сестры Фиби и Пейдж.

— Здравствуйте, Фиби и Пейдж, — почти в один голос произнесли все остальные. Теперь сестры заметили, что они и одеты одинаково, несмотря на разницу в возрасте и телосложении.

— Чем ты гут занимаешься? — не отступала Фиби.

— Мы собираем материалы, — объяснила Пайпер терпеливо. — Для завтрашнего марафона.

 — Там будут сотни людей, — добавила другая женщина.

— Мы подготовили тысячи папок, — подключилась еще одна, — но, по-моему, этого маловато.

— Мег такая замечательная, — подытожила третья. — И день будет незабываемым!

— Понятно, — вздохнула Фиби. — Пайпер, нам нужно с тобой поговорить.

— Ладно, — сказала та, укладывая очередную папку.

— Наедине, — добавила Фиби. — И не здесь.

— Извините, но я слишком занята. Тысячи папок — не шутка. Тем более что их нужно еще больше.

Пейдж отметила про себя, что голос сестры неестественно бодрый. Может быть, ей промыли мозги? Как и всем остальным?

— Это мы уже слышали, — сказала Фиби. — Но как же твой клуб? И ремонт канализации?

— Лео за всем проследит. А сейчас я прежде всего должна заниматься вот этим. А поговорить мы можем и в воскресенье, после марафона, — не уступала Пайпер.

— Поздновато будет, — возразила Пейдж. — Лучше сегодня.

— Она сказала — в воскресенье! — рявкнула вдруг одна из женщин и смерила сестер грозным взглядом.

  — Извините, но она наша сестра, — не повышая голоса, сказала Фиби. — Пайпер, выйдем сейчас же!

— Мы здесь все сестры, — сообщила Пайпер, как-то отстраненно улыбаясь. Однако остальные уже готовы были броситься в драку.

— Ну, можно поговорить с тобой наедине хоть секундочку? — Фиби заискивающе улыбнулась. — Хотя бы в соседней комнате...

Пейдж поняла, куда та клонит. Нужно будет схватить Пайпер и переместить ее отсюда, туда, где нет этих упертых женщин. Пайпер пожала плечами и поглядела на своих новых подруг. Некоторые из них отрицательно скривились, но никто не двинулся с места.

Едва выйдя в коридор, Фиби схватила сестер за руки и скомандовала шепотом:

— Перемещаемся!

— Есть! — ответила Пейдж и кивнула. Они тут же оказались возле машины, припаркованной у особняка. Но только вдвоем.

— А где Пайпер? — спросила Фиби.

— Понятия не имею, — ответила Пейдж.

— Неужели вырвалась? Тогда возвращаемся.

Пейдж попробовала вновь переместиться,

но внезапно у нее возникло ощущение, что она с размаху стукнулась головой о плоский камень. Ведьма вздрогнула и рухнула на мостовую.

Фиби поглядела на нее встревоженно.

 — Что за черт? — воскликнула Пейдж. — Ну я сейчас...

Она вновь попыталась переместиться, но ее опять отбросило назад.

— В чем дело? — спросила Фиби.

— Разве не видишь? — Пейдж потерла разбитый лоб.

— Да что происходит? Почему мы не в доме?

— Не знаю! — воскликнула Пейдж. — Я не могу туда переместиться! Там как будто защитное поле.

— Ты должна вытащить Пайпер! — заорала Фиби.

— Без тебя знаю, — огрызнулась Пейдж. — Разве не видишь, что я пыталась?

— Должно быть, у этого дома магическая защита, — догадалась Фиби. — Но откуда? Неужели Мег колдунья? И управляет женщинами благодаря этому?

— Похоже, — ответила Пейдж. Ее весьма озадачило то, что из дома получилось переместиться, а обратно — не получается. Неудачи просто бесили ее. Хотя она взялась за колдовство позже сестер, но считала, что освоила все в совершенстве.

— Кажется, остается лишь одно, — сказала Фиби.

— Что же?

— Придется постучаться. — Фиби направилась к воротам.

 — Да, это непременно поможет, — усмехнулась Пейдж.

В самом деле, не успели они дотронуться до двери, как она распахнулась. Но теперь перед ними появилась не секретарша в деловом костюме, а четверо мускулистых женщин в спортивной одежде и кроссовках. Они были как на подбор: широкие плечи, массивные руки, тренированные ноги. Пейдж сразу почувствовала себя маленькой-маленькой.

«Может быть, Фиби с ними справится? — подумала младшая сестра. — Пожалуй, при ее боевых искусствах и способности летать даже этим амазонкам она будет не по зубам. К тому же они наверняка лишь только кажутся амазонками».

Фиби вся напряглась, будто и вправду собираясь драться. Женщины улыбались, но в воздухе все же висело напряжение.

— Мисс Уиншип готова принять вас, — объявила одна из них.


ГЛАВА 10


Дэррил понял, что может обыскивать дом Картера Хейвуда до конца года без всякого толка. Поэтому он оставил пару полицейских присматривать за местом преступления, а сам направился через залив, туда, где обитали хипповатые студенты. Пробыв несколько минут в административном здании университета Беркли, детектив отыскал доктора Марка Арендта, который когда-то делил кабинет с покойным. Этот педагог и сам походил на хиппи: носил красный галстук, синий пиджак и вельветовые штаны. Должно быть, он слыл среди студентов рубахой-парнем.

— Чем могу служить? — спросил Арендт, когда Дэррил вошел в его кабинет. — Вы не похожи на студента.

— Совершенно верно, — ответил детектив, видя, что Арендт рад оторваться от работы. — Вообще-то я из полиции Сан-Франциско.

Все пространство кабинета занимали книги и газеты, торчавшие из шкафов. На столе стояли открытый ноутбук, телефон и кофейник, набитый карандашами.

— Вообще-то здесь вроде бы не ваша территория, — заметил профессор.

— Верно, — согласился Дэррил. — Но мне необходимо собрать информацию о докторе Картере Хейвуде. Я знаю, что вы работали в одном кабинете с ним.

— Да, несколько лет назад, — кивнул Арендт. — Но потом ему крупно не повезло, и кабинет остался мне.

— Можно присесть? — спросил Дэррил, устраиваясь на свободном стуле.

— Садитесь. Только не знаю, чем могу вам помочь. С тех пор как Картера выгнали, я его не видел.

— Советую вам подумать как следует, — сказал Дэррил. — Дело в том, что сегодня его убили.

Лицо Арендта осунулось, разом выдав его возраст. Он был намного моложе Хейвуда, но ему уже перевалило за сорок. В его бороде и собранных в конский хвост волосах просвечивала седина.

— Какая жалость! И вам еще неизвестно, кто это сделал?

— Нет, — признался Дэррил. — Я надеялся, что вы расскажете мне подробнее о том, за что его выгнали отсюда. Может, это поможет в расследовании.

Арендт откинулся на спинку стула.

— Что ж, теперь можно говорить об этом в открытую. Картеру уже все равно.

— Разве он делал из этого тайну? — Дэррил решил, что в ней-то и скрывался источник конфликта и, охраняя свой секрет, Хейвуд вполне мог нажить смертельных врагов.

Арендт отрицательно покачал головой:

— По-моему, все дело в том, что он, напротив, не обладал достаточной скрытностью. Не хотелось бы плохо отзываться о покойном, но Картер часто не понимал, что когда-то надо попридержать язык.

— Насчет чего? — спросил Дэррил, решивший узнать от коллеги профессора как можно больше подробностей.

Арендт поставил локти на стол и положил голову на руки.

— Не знаю, что известно вам, но Картер всерьез верил в летающие тарелочки, пришельцев и прочие подобные вещи.

— Да, я слышал об этом, — подтвердил Дэррил.

— И он не пытался этого скрыть. Наоборот, начал распространяться на эти темы во время лекций — говорил о пришельцах, которые ходят среди людей, о таинственных похищениях. Но конец всему положили его эксперименты, в которые он постарался втянуть студентов. Он позаимствовал оборудование с кафедры астрономии, физики и фотографии. Он по-настоящему верил влетающие тарелки и полагал, что они просто до конца не изучены.

— И что же произошло дальше?

— Он, как всегда, не мог держать рот на замке. В конце концов его просто уволили. Думаю, администрация испугалась гнева родителей, обеспокоенных за своих чад.

— А среди них были влиятельные лица, верно? — догадался Дэррил.

— Вы попали в точку. Если под угрозой финансирование, то деваться некуда. Картер и глазом моргнуть не успел, как оказался на улице.

— Ну, а были ли у него какие-нибудь личные враги? — спросил детектив. — Может быть, его идеи кого-то особенно пугали?

— Ну, вряд ли настолько, чтобы дошло до убийства, — задумчиво произнес Арендт. — Его почти все любили. Он был типичный профессор не от мира сего. И очень хорошо знал свой предмет. Жалко, но его погубили его собственные теории.

— Может быть, даже в прямом смысле?

— Вероятно вполне. Уйдя отсюда, он опубликовал довольно мало работ, да и те никто в научных кругах не принимал всерьез. Но кому- то они могли слишком уже не понравиться...

— Да, и вот еще что, — сказал Дэррил. — Вы не помните студентку по имени Мег Уиншип?

— Конечно, помню! — просиял Арендт. — Если бы даже она не прославилась, я бы ее все равно не забыл. Ведь именно она участвовала в экспериментах Картера. Мег тяжело переживала его уход, даже бросила учебу, так и не получив диплом. Но зато ей удалось добиться за год больше, чем дюжине философов за всю жизнь.

Дэррил уже знал, что Картер Хейвуд был знаком с Мег. Но тот факт, что она вместе с ним занималась исследованиями НЛО, заставлял взглянуть на вещи по-новому. Правда, это по- прежнему не проливало свет на таинственные похищения и гимнастическое помешательство, охватившее город.

— Так вы хорошо знали Мег? — вернулся к теме Дэррил.

— Да, она всегда была на виду, да и Картер много говорил о ней.

— А что именно?

— Мег была очень бедной, — начал рассказ Арендт. — Ее родители умерли совсем рано, и она росла в детском доме. У нее не было ни гроша. Когда Мег попала сюда, она никого не знала. Вряд ли у нее появились друзья к моменту знакомства с Картером. Кажется, она была очень одинокой и всей душой потянулась к нему. Однажды он заболел и не пришел на работу. Так Мег просидела возле кабинета несколько часов, как будто ей некуда было идти.

На некоторое время воцарилась тишина, потом Дэррил спросил:

— Это все?

— Пожалуй, я не смогу больше припомнить никаких деталей, — ответил профессор. — Кажется, Мег часто хандрила. Мне было ее жалко — такая молодая и такая неустроенная в жизни. Теперь-то у нее есть все, чего только можно пожелать!

— Вы же профессор философии, — заметил Дэррил. — Вы считаете, можно иметь все, чего человеку хочется? Или думать, что имеешь?

— Вот как? — Арендт поглядел на полицейского с усмешкой, потом спросил не без иронии: — Может быть, вам стоит забросить свою работу и перебраться к нам на кафедру?

Детектив в ответ лишь улыбнулся.

Поблагодарив профессора, он вышел из университета. Было уже далеко за полдень, занятия закончились. Теперь ему стало ясно, что связывало Хейвуда и Мег на протяжении многих лет. Нужно было поскорее позвонить сестрам Холлиуэл и сообщить им об этом открытии. Дэррил достал из кармана сотовый и набрал их номер. Но никто не взял трубку. Тогда он оставил краткое сообщение и решил перезвонить позже.


***


— Я поняла, что вы увидели Пайпер, — сказала Мег.

Она сидела за столом в приемной, где снова оказались сестры. Фиби, все еще разгоряченная, решила постоять, а Пейдж опустилась все на тот же стул. Четверо амазонок следили за каждым их движением.

— Верно, — ответила Фиби, невольно сжимая кулаки. — И мы собираемся забрать ее с собой.

Мег продемонстрировала улыбку в тысячу мегаватт, известную по книгам и кассетам. Ее короткие светлые волосы были тщательно уложены, а брючный костюм казался очень дорогим. В ушах, на шее и на запястьях сверкали золотые украшения. Она была моложе Пейдж, но казалась солидной дамой. Еще бы — ведь ей удалось создать собственную империю!

— Но зачем? — спросила Мег. — Вы же видели — она здесь счастлива и всем довольна. Она делает полезное дело — помогает мне подготовиться к завтрашнему марафону. Скоро она станет очень ценным работником.

— Значит, она работает на вас?

— На добровольных началах, — ответила Мег на этот вопрос Пейдж. — У меня очень мало платных работников. К счастью, многие женщины поняли, что я помогла им найти себя, и решили мне помочь.

 Мег посмотрела на сестер и спросила, усмехнувшись:

— Вы обе в хорошей форме. Тоже занимались по моей программе?

— Нет, — ответила Фиби. — Мы ей даже не интересовались.

Стало заметно, что Мег едва сдерживает ярость, когда она продолжила беседу:

— Должна признать, я никак не пойму вашу враждебность. Ваша сестра чувствует себя превосходно. Она вольна идти, куда ей вздумается. Правда, я предлагала ей остаться у меня после марафона, но она поступит как захочет.

— Тогда мы сейчас уйдем вместе с ней, — сказала Пейдж.

— Заметьте, я сказала: «Как она захочет», — подчеркнула сухо Мег. — Она совершеннолетняя и вправе решать все самостоятельно. А если вы попытаетесь увести ее против воли, это будет похищением!

— Послушайте, но ведь это наша сестра! — воскликнула Фиби.

— Да. Но в то же время она совершеннолетняя! И может сама принимать решения.

— А если вы удерживаете ее насильно, то разве это не похищение? — возмутилась Фиби.

— Давайте спросим у нее, — предложила Мег, нажимая кнопку селектора.

— Да, мисс Уиншип? — откликнулись на том конце.

— Пожалуйста, попросите Пайпер зайти ко мне.

— Будет сделано, — раздалось в ответ.

Фиби была уверена, что здесь не обошлось без промывания мозгов. На кассетах наверняка содержалось нечто, загипнотизировавшее ее сестру и тысячи других женщин. И это было как-то связано с похищениями людей. Но Пайпер никто не похищал. А Мег казалась обычным человеком и не походила на пришельцев. Пока никак не удавалось понять, какая между ними связь.

Фиби напряженно думала над тем, как Мег магическим образом оградила свой дом и, самое главное, зачем. Кто же она такая? Демон? А может быть, пришельцы действительно существуют и обладают какими-то сверхъестественными способностями? Пока было ясно лишь одно — сестры не смогут просто так уйти и взять Пайпер с собой. Однако раз они пришли сюда, то без нее они не уйдут.

Те же четверо, что проводили сюда Фиби и Пейдж, привели Пайпер. Она по-прежнему казалась бодрой и счастливой.

— Хватаем ее и перемещаемся, — прошептала Фиби.

Пейдж заметно напряглась и даже слегка задрожала, потом ответила:

— Не могу! Я снова натыкаюсь на защиту.

Фиби решила изменить тактику и повернулась к Пайпер:

— Ну, сестричка, мы пришли забрать тебя домой. Лео весь извелся.

— Переживет, — ответила Пайпер все с той же застывшей улыбкой. — Он уже большой мальчик.

— Большой и сильный, — подхватила Пейдж. — Если он увидит, что ты не вернулась, то примчится сюда и совсем не в радостном настроении.

— Вы довольны? —спросила Мег. — Пайпер, ты хочешь уйти с ними?

— У меня еще масса работы, — ответила та. — Нужно закончить к завтрему.

— Ну, а потом? — продолжала Мег свой допрос. — Ты собираешься идти домой, к Лео?

— Конечно, — ответила Пайпер. — Он же мой муж.

— Ну что, дамы? — Мег посмотрела на сестер с удовлетворением.

Фиби видела, что четверо силачек женщин-охранниц все еще в комнате. Можно, конечно, попробовать утащить Пайпер силой. Правда, это будет не так просто. Могут пострадать ни в чем не повинные люди,

«Ничего, — подбодрила себя Фиби. — Еще надо убедиться, что они действительно нив чем не повинны».

И все-таки ей не хотелось идти в атаку. Сперва нужно попробовать действовать иначе. Она шагнула к Пайпер и встала прямо перед ней. Силачки напряглись, готовясь к нападению. Но Фиби просто взяла сестру за руку и посмотрела ей в глаза.

— Ты в самом деле хочешь остаться здесь, Пайпер? Это так важно для тебя?

— Фиби... — ответила та знакомым тоном. Она совсем не походила на зомби или невольницу. — У меня все хорошо. Я просто хочу помочь этим людям. Это очень важно для меня, понимаешь? У меня здесь дела, и я должна их закончить.

— Понятно, — вздохнула Фиби, слегка выбитая из колеи ее внешним видом. Она никак этого не ожидала. Пайпер много раз была одержима злыми духами или попадала под воздействие чужих чар. Было явно, что нечто подобное произошло и сейчас. Но в предыдущие разы сестра была на себя не похожа. Однако теперь она выглядела и разговаривала как привычная Пайпер, просто пока не соглашалась с сестрами.

— Что тебе понятно? — взвилась Пейдж, не желающая уходить без Пайпер.

— По-моему, мы должны оставить ее в покое, — ответила Фиби. Вдруг ей показалось, будто ее тоже заколдовали и эти слова произнесли не ее, а чьи-то чужие губы.

— Как это так?! — воскликнула Пейдж. — Оставить ее с этими... с этими...

Она не закончила фразу, но и так было все ясно. Эти женщины казались такими огромными и сильными с виду, но все-таки оставались женщинами. Мег была могущественной и успешной, но в то же время... такой милой... И за то время, пока сестры находились в доме Мег, никто их и пальцем не тронул.

Здесь не действовали их волшебные силы, и это настораживало. Однако Пайпер выглядела довольной и не чувствовала никакой опасности.

— Да, — сказала тем временем Фиби. — Да, кажется, нам лучше уйти.

Пейдж собиралась возразить, но почему-то так ничего и не сказала.

— Но ты вернешься потом, Пайпер? — спросила Фиби.

— Конечно, — ответила та поспешно. — Скажите Лео, что я приду завтра к вечеру, ладно?

— Ладно, — согласилась Фиби, до сих пор колебавшаяся. — Но если ты не вернешься к этому сроку, мы снова придем сюда. И очень сердитые.

Она смерила Мег испепеляющим взглядом.

Пайпер поспешно обняла ее, и даже по этому прикосновению было понятно, что младшие сестры поступают правильно. Она казалась совершенно свободной и раскрепощенной.

— Идем, Пейдж, — позвала Фиби.

— Ладно, идем, — согласилась та. Она до сих пор казалась пораженной.

— Заходите в любое время, — сказала Мег.

Одна из амазонок проводила сестер до двери. Они не проронили ни слова до тех пор, пока не добрались до машины.

— Ты сдурела? — спросила Пейдж, оставшись наедине с сестрой. — Мы что, вот так вот и уедем, оставив Пайпер здесь?

— Да, так и уедем. Ничего другого не остается.

— А что же дальше? Просто надеяться и ждать, когда она вернется?

— Нет, конечно, — произнесла Фиби. — Возьмем Лео и снова придем сюда. Только Сила Трех способна разрушить магическую защиту этого дома, и без Пайпер мы не справимся. Но Лео сможет нам хоть чем-то помочь.


ГЛАВА 11


Мег усмехнулась про себя.

Она ловко нейтрализовала Зачарованных, и теперь они не смогут применить против нее Силу Трех. Многие демоны и люди пытались это сделать, но тщетно. Им помогали темные силы, а она все придумала сама и воплотила свой замысел в жизнь.

Точно так же воплотятся и остальные ее планы.

Долгие месяцы, прошедшие после увольнения доктора Хейвуда, Мег посвятила исследованиям. Она развернула его теории в том направлении, в котором он сам боялся двигаться. Учитель оказался слишком осторожным, а ученица превзошла его, сделав гигантский скачок.

Чем больше Мег узнавала, тем больше ей хотелось знать. Наконец она добилась того, что ей стало известно буквально все. Она смогла открыть окно между измерениями и вступила в долгожданный контакт.

А после контакта Мег смогла открыть более важную дверь, ведущую к абсолютной силе. Одних лишь знаний стало недостаточно. Знания доктора Хейвуда были впечатляющими, но пассивными. Его выгнали из университета потому, что он имел силу, но не мог ею воспользоваться. Деньги — это еще не все в жизни. На свете довольно много богачей, много знаменитостей и счастливчиков, которые при всем своем состоянии и престиже все же не властны над будущим. И люди более богатые, чем Мег, в конце концов погибали, сталкиваясь с неожиданностями.

С ней такого не случится никогда! Она не просто знала завтрашний день, а планировала его. И послезавтрашний, и все последующие.

Доктор Хейвуд наставил ее на правильный путь. Сам он не знал этого и теперь уже никогда не узнает. Ему не суждено было дожить до того времени, когда она пожнет плоды своего труда. Но именно он направил ее на этот путь, и она всегда будет ему благодарна.


***


Даже с помощью Лео Пейдж и Фиби не могли еще раз прорваться в особняк Мег. Им противодействовала какая-то могучая сила, и они смогли попасть лишь к воротам. Пейдж порывалась снова подойти к интеркому, но Лео остановил ее.

— Не стоит, — сказал он.

— Почему? — Ей показалось, что она ослышалась — ведь перед нею был самый взволнованный муж на свете.

— Вы говорили, что она выглядит отлично, верно? — спросил Лео.

— Я знаю Пайпер всю свою жизнь. Она была такой же, как всегда, — ответила Фиби. — Это была наша Пайпер. Не знаю почему, но она совсем не походила на пленницу. Ей просто хотелось остаться.

— Значит, придется позволить ей это, — сказал Лео.

Пейдж поглядела на него так, будто он был одержим духами. Она просто не в силах была поверить и заявила:

— Ты ведь шутишь, правда?

— Нет, Пейдж. Конечно, Пайпер ведет себя несколько странно. С ней что-то случилось, хотя она и ничего не объясняет. Может быть, она сама всего не осознает. Но если ей хочется заниматься именно этим, тут может помочь лишь...

— Но, Лео, — перебила его Пейдж, — ее же удерживают насильно!

— Возможно. — Лео выглядел совершенно растерянным. — А вдруг она и сама этого хочет? Она же отказалась уйти с вами, так что будем уважать ее решение... В любом случае нам не из чего выбирать. — Если Пайпер действительно так решила, не стоит уводить ее силой. Кажется, она жива здорова и ей ничто не угрожает. Марафон состоится завтра. А если она не вернется домой после него, мы вновь придем сюда и перевернем здесь все вверх дном!

Пейдж по-прежнему не собиралась отступать, хотя и признала, что Пайпер в самом деле казалась довольной.

Дело в том, что Пейдж ни на грош не верила Мег. Интересно, сколько сильных мира сего имеют такую же магическую защиту, как эта Мег? Наверняка что-то подобное есть и у Билла Гейтса, и у прочих миллионеров.

— Ладно, — соглашалась наконец она. — Если вы так уверены...

— Всего на одну ночь, Пейдж, — пообещала Фиби. — Завтра либо она вернется домой, либо мы нагрянем сюда и разнесем тут все по кирпичику, несмотря на всю защиту.

— Правильно, — поддержал ее Лео. — Идем домой и подумаем над тем, что мы можем сделать.

Пейдж пожала плечами, сдаваясь перед большинством. После этого они вместе переместились домой.

Стоило им оказаться в прихожей, как зазвонил телефон. Пейдж, оказавшаяся ближе всех к нему, схватила трубку.

— Алло?

— Привет, Пейдж. Это Дэррил Моррис. Я оставил вам сообщение, — раздался в трубке знакомый голос.

Пейдж настолько разволновалась из-за Пайпер, что совсем забыла об убийстве профессора.

— Привет, Дэррил, — произнесла она. — Ну что, нашел убийцу?

— К сожалению, нет. Зато нашел кое-что, способное вас заинтересовать, — ответил он и кратко пересказал то, что разнюхал в университете. — Но это вовсе не значит, что Мег как- то связана с убийством. И все-таки, по-моему, какая-то связь есть. Я собираюсь прослушать записи автоответчика профессора, чтобы узнать, не разговаривал ли он с Мег в последнее время.

— Понятно, — сказала Пейдж, пытаясь осмыслить услышанное. — Спасибо, что позвонил. Дай знать, если узнаешь что-то еще.

— И ты тоже, — ответил Дэррил.

— Конечно, — сказала Пейдж, понимая, что должна рассказать ему про Пайпер. Связана Мег с убийством или нет, но теперь уже совсем не хотелось оставлять сестру у нее в руках.

Положив трубку, Пейдж сообщила Фиби и Лео об услышанном. И хотя они разделяли ее опасения, но не собирались менять своего решения.

— Все это не означает, что Мег причастна к убийству, — упорствовал Лео. — Нам по- прежнему неизвестно, зачем ей понадобилась Пайпер. Но пока она ей нужна, бояться нечего.

— А что произойдет, если Пайпер перестанет быть ей нужной? — спросила Пейдж.

— Сестричка сможет за себя постоять, — успокоила ее Фиби. — И потом, все это только на одну ночь.

Они с Лео повторяли слова про одну ночь, словно мантру, но все-таки не могли успокоить Пейдж. Но она ничего не могла сделать в одиночку. Оставалось лишь подняться к себе в комнату и снова взяться за книгу доктора Хейвуда.


***


— Вы знаете Мег Уиншип? В смысле лично?

Генри Рэлстон, менеджер магазина, поднялся со стула. Это был здоровяк с мускулистыми руками, широкой грудью и узкой талией. Билл Конасон сидел напротив него, скрестив ноги и держа на колене блокнот. Разговор происходил у прилавка «Футбольного мяча», самого крупного в городе спортивного магазина. Биллу хотелось поговорить с Генри в кабинете, где никто не будет мешать, но ничего не вышло, поскольку сегодня менеджеру пришлось подменять продавца.

— Ну, я встречался с ней. Но она здесь не появлялась со времени презентации ее последней книги.

— «Вы идеал»? — уточнил Билл.

— Верно. На презентацию пришло больше двух тысяч человек.

— Ничего себе толпа! Должно быть, Мег до сих пор жутко популярна.

— Конечно, — ответил Генри. — Книги, кассеты и спортинвентарь с ее маркой пользуются большим спросом. Имя Мег Уиншип ассоциируется у всех со здоровым образом жизни.

— Она прекрасно разбирается в фитнесе, — сказал Билл.

— Да.

— Но вы сказали, что за последние недели интерес к ней невероятно возрос.

— Да, — снова подтвердил Генри. — Начался настоящий бум. Все просто разметают с прилавков.

— И с чем, по-вашему, это связано? — спросил Билл. — С чем-нибудь необычным?

— Прошу прощения. — Генри увидел женщину в розовом бархатном пиджаке, разглядывавшую у прилавка карты и путеводители, и поспешил к ней. — Что вас интересует?

— Да я просто смотрю, — ответила та, слабо улыбаясь.

— Так на чем мы остановились? — Генри вновь повернулся к Биллу.

Тот поглядел на женщину и на ее подругу, выбиравшую теннисную ракетку, потом сказал:

— Я спросил о причинах возросшего интереса к Мег Уиншип.

— Верно. — Генри на минуту задумался. — Может быть, все дело в марафоне, который она организует завтра.

— И что там такое будет? — спросил Билл.

— Что-то вроде семинара, — ответил Генри. — Соберется масса поклонниц, чтобы позаниматься лично со своим кумиром.

— То есть она станет не только говорить, но и руководить какими-то массовыми занятиями?

— По-моему, зрелище будет грандиозным. Там соберется много наших покупателей.

Билл снова окинул взглядом магазин. Народу было не так уж мало, но за время их разговора никто ничего не купил.

— Ну, а что вы думаете о самой Мег? Не как о предпринимателе, а как о человеке?

— Она, конечно, не примадонна, — сказал Генри. — Знаете, многие в ее положении зазнаются и воображают о себе черт-те что. Но только не Мег. Работать с ней — одно удовольствие. Мне бы хотелось, чтобы она постоянно приходила сюда.

— А вы не слышали странные слухи о том, как она сколотила состояние?

— Ну, у нас тут круг довольно тесный, так что если бы поползли такие слухи, то они бы обязательно дошли до меня, — засомневался Генри.

Билл понял, что не узнает ничего интригующего, поблагодарил его и закрыл блокнот.

Уходя, он заметил, что магазин почти опустел. Большая автостоянка, находившаяся неподалеку, была почти свободна. Уличные фонари освещали лишь несколько машин. После теплого дня, как обычно, наступил довольно прохладный вечер.

Собственная машина Билла была припаркована в самом дальнем углу. На нее не попадал даже свет, струившийся из огромных витрин магазина. Репортер уже почти добрался до нее, как вдруг его внимание привлекло какое-то движение между двумя соседними машинами. Он повернул было голову, но тут мелькнуло что-то розовое, произошла какая-то яркая вспышка, и асфальт неожиданно ударил его по коленям. Билл сообразил, что упал, а розовым был пиджак женщины, которую он видел в магазине. Она стояла совсем близко и дышала тяжело.

«Но ведь их было двое, — подумал Билл. — Где же другая?»

Прежде чем он успел повернуться и осмотреться, что-то ударило его по голове и перевернуло. Он попытался подняться, но удары сыпались один за другим, и Билл скорчился от боли. Двое нападавших наседали на него с неожиданной яростью.

Его глаза, наполовину залитые кровью, различили свет фар подъезжающей машины. Нападавшие кинулись наутек.

— Оставь Мег в покое, — бросила одна из них на бегу, и обе растворились в темноте. У него шумело в ушах, и он не был уверен, что расслышал правильно. Билл лежал на земле, молясь о том, чтобы его кто-нибудь нашел прежде, чем он умрет от потери крови.


***


Устроившись поудобнее в своей комнатке, Пейдж взяла в руки книгу доктора Хейвуда, надеясь все-таки отыскать в ней ответ.

Слова казались ей такими же бессмысленными, как и прежде. Профессор скакал по страницам, как блоха, внезапно переходя с одной темы на другую, игнорируя факты и не делая выводов. Он упорно пытался доказать, что пришельцы постоянно находились на Земле, но благодаря людской невнимательности все время оставались неузнанными. По его словам, людям необходимо было как следует изучить свою планету и переключить внимание с традиционных вопросов на космических гостей.

Поспорить с автором было трудно прежде всего потому, что он допускал лишь одно толкование всех изложенных фактов. Пейдж даже несколько разочаровалась в своем преподавателе. Ну стоило ли ему погибать из-за таких дурацких теорий! Ее раздражение все росло. Ведь стоило профессору закричать, и он мог бы остаться в живых. Она бы поспешила ему на помощь, и если бы даже не успела спасти его, то хотя бы запомнила убийцу.

Все это ужасно нервировало ее. Тем более что с Пайпер дела были совсем плохи. И если с ней что-нибудь случится во время отсутствия сестер, то это будет в миллион раз хуже смерти доктора Хейвуда. Пейдж прекрасно помнила о миссии Зачарованных — защищать невинных — и относилась к ней со всей серьезностью. А что, если на этот раз невинной окажется Пайпер? И они ее не смогут защитить...

Пейдж с трудом заставляла себя читать. Наконец она решила на несколько минут прикрыть уставшие глаза, чтобы буквы перестали плясать. Но сперва бегло пролистнула оставшиеся страницы, чтобы узнать, сколько еще до конца.

Ее ждало неожиданное открытие. Оказывается, доктор Хейвуд не слишком дорожил этим экземпляром своей книги. В самом конце нашлось множество примечаний, которые он сделал авторучкой. Сперва в них не просматривалось особого смысла — несколько подчеркиваний и отдельных слов, вырванных из контекста. Однако дальше шли уже целые фразы, набросанные корявым торопливым почерком.

 Пейдж принялась изучать эти замечания, забыв про печатный текст. И чем дальше она читала, тем сильнее ее охватывал ужас.

Наконец она кинулась искать сестру и нашла ее на чердаке, склонившейся над «Книгой Теней». Фиби вовсе не ложилась, пытаясь найти средство против магической защиты Мег. И так и заснула над книгой.

— Фиби, проснись! — крикнула Пейдж, тряся ее за плечо. — Я тебе кое-что покажу!

Та неожиданно встрепенулась, смяв попавшиеся под руки страницы:

— Что такое?

— Вот эта книга... — произнесла Пейдж, размахивая ею. — Книга профессора Хейвуда. Я снова начала ее читать и кое-что нашла. Тут остались его замечания.

— Какие замечания? — Стало ясно, что Фиби еще толком не проснулась.

— Замечания доктора Хейвуда, — объяснила Пейдж, открывая книгу и указывая на них. — Он изменил свое мнение об НЛО. Судя по датам, встречающимся здесь, это произошло около года назад.

— И как это понимать? — спросила Фиби, приходя в себя. — Что же он стал о них думать?

— Он был убежденным сторонником основной гипотезы о тарелках, — сказала Пейдж. — Ну, знаешь, о том, что это корабли космических пришельцев, посланные для изучения Земли.

— По-моему, это имеет такой же смысл, как и все остальные гипотезы, — сообщила Фиби свою точку зрения.

— Да, но Хейвуд изменил свою точку зрения! У него появилась новая идея. Судя по записям, он стоял на пороге грандиозного открытия. Я еще толком не разобралась... записи слишком отрывочны. Но во всяком случае он больше не думал, что это пришельцы из кос-моса.

— А откуда же еще? — удивилась Фиби.

— Он не знал точно. Однако был уверен, что они из иных сфер — из другого плана бытия, из других миров...

— Так это демоны? НЛО — порождение демонов? — Глаза Фиби широко распахнулись, ее лицо отразило ужас.

— Да, именно так он и думал. То есть он не знал, как их назвать. Но мне-то все ясно. — Пейдж сделала паузу, пока сестра поднималась на ноги и закрывала «Книгу Теней». — Хуже того. Прежде Хейвуд считал, что пришельцы дружелюбны. Ну, понимаешь, как и все ученые, отправляющие в космос зонды и прочие приборы. Но потом убедился, что это не так. Для него стало очевидно: пришельцы несут зло. Похоже на демонов, правда? Послушай дальше... — Она принялась читать вслух: — «Они собираются разрушить преграды и хлынуть сюда потоком для исполнения своих зловещих замыслов. Они будут безжалостны. Их разведчики узнали многое... о нашей силе и слабости, поэтому захватчики ни перед чем не остановятся. Это случится скоро, и я боюсь самых ужасных времен для человечества...» На этом записи обрываются, как будто он не смог заставить себя закончить.

— Вполне возможно, речь идет о демонах, с которыми мы уже сталкивались, — согласилась Фиби. — Удивительно, как доктор Хейвуд смог узнать о них.

— Вероятно, он тоже встречался с одним из них. Или ему так показалось, — догадалась Пейдж. — Вопрос только в том, что это был за демон. И кто убил профессора?


ГЛАВА 12


В доме сестер Холлиуэл ощущалась непривычная пустота, хотя не хватало одной лишь Пайпер. Оказалось, именно старшая сестра поддерживала теплую атмосферу в их большом доме. Она задавала тон их общей жизни, а они жили как бы в ее тени. Словно она была солнцем...

После того как младшая сестра выложила это свое открытие, Фиби молча уставилась на книгу Хейвуда.

— А там нет никаких зацепок относительно убийства? — спросила она наконец.

— Ничего определенного, — ответила Пейдж. — Кажется, он боялся чего-то, боялся некой опасности, которой подвергался из-за своего открытия. Но я не могу точно сказать, какой именно.

— Наверное, самих пришельцев? — предположила Фиби.

— Возможно, — согласилась Пейдж и добавила: — Если доктор Хейвуд не ошибся, то НЛО помогают демонам перебраться к нам из другого плана бытия.

В этот момент вошел Лео. Его глаза горели.

— По-моему, это намного вероятнее, чем гости из другой галактики, — сказал он. — И если они как-то связаны с Мег, то нужно немедленно спасать Пайпер.

— Не забывай — она ведь всем довольна, — напомнила Фиби.

— Ну, может, сама Пайпер думает не совсем так, — заметила Пейдж.

— Все-таки у нее какой-то неестественный вид. И вообще, если у Мег руки чисты, то зачем ей магическая защита?

— Что ж, если твой профессор прав, — сказал Лео, — то Мег, несомненно, связана с демонами. Значит, Пайпер угрожает опасность, о которой она и не подозревает. Нужно поскорее во всем разобраться и найти способ пробиться через защиту Мег. Времени у нас — кот наплакал. Марафон начнется всего через несколько часов. Я посоветуюсь со Старейшинами насчет теории Хейвуда, а вы снова загляните в «Книгу Теней». И поройтесь как следует в записях профессора — вдруг он знал что-то еще.

— Я сварю кофе, — кивнула Пейдж. — Крепкий-крепкий. У нас впереди долгая ночь.


***


Пейдж следила, как льется струя из кофейника, и напряженно размышляла. «Может быть, нужно сделать зелье, способное разрушить защиту? — думала она. — Если бы только его было так же легко приготовить, как кофе! Впрочем, кто знает, какие возможности могут открыться у Зачарованных?» Последние два дня пронеслись в сумасшедшем темпе, к тому же сознание того, что с Пайпер, возможно, уже случилось непоправимое, совершенно не давало сосредоточиться.

Сперва ей привиделось лицо доктора Хейвуда, каким оно было в тот момент, когда пришлось его успокаивать. Потом оно превратилось в тугой белый кокон, окутавший женское тело и висевший под потолком темного пакгауза. Жертва уже совсем ослабла, но все же оставалась Барбарой Хансейкер. Даже такие могущественные люди, как Зачарованные, не могли поспеть повсюду, не могли спасти всех, застигнутых бедой, и все же неизменно противостояли мировому злу. «Может быть, Сила Трех появилась для того, чтобы мы держались вместе, — подумала Пейдж. — И только так мы стали реальной силой».

Нужно вернуть Пайпер сегодня же — в этом она была абсолютно уверена. До захода солнца старшая сестра должна вернуться домой, целая и невредимая.


***


Прежде чем отправиться в высшие сферы, Лео еще раз попытался проникнуть в особняк Мег Уиншип. И снова безрезультатно. Он уже пробовал проделать это несколько раз, но все заканчивалось так же, как у Пейдж.

Лео волновался куда сильнее, чем казалось со стороны. Конечно, он знал, что Пайпер способна за себя постоять, но, возможно, ей это просто не придет в голову. Если даже она не загипнотизирована и не заколдована, то ей все равно не следует оставаться с Мег. Лео верил рассказам сестер, но хотел собственными ушами услышать голос жены, убедиться, что он звучит вполне естественно.

Он решил позвонить в приемную Мег, но услышал лишь запись автоответчика.

После женитьбы Лео не мог оставаться на ночь в одиночестве. Ему было необходимо присутствие Пайпер. Даже если она просто спала, ему становилось намного спокойнее. Лео много повидал на своем веку — войны и трагедии, жизнь и смерть, мир и удовольствия. Но, лишь женившись, он понял, что до сих пор не знал настоящего счастья.

И теперь он не хотел его терять.

Завтра, нет — уже сегодня Пайпер вернется домой. Лео не знал, что будет происходить на марафоне, да это и не имело значения. Он заставит Пайпер уйти от Мег, добровольно или нет.

Лео всегда отличался решительностью, а сейчас она просто переполняла его.

Пайпер обязательно вернется домой.


***


Фиби, как и Пейдж, чувствовала возбуждение. У нее в голове не укладывалось, что Мег связана с теориями покойного профессора. Хотелось верить в то, что он был просто сумасшедшим. Возможно, впечатлительные люди просто наслушались различных россказней об НЛО, и из-за этого на город обрушился массовый психоз.

Больше всего Фиби беспокоило то, что Пайпер удалось втянуть во все это. Она выглядела прекрасно, казалась бодрой и счастливой, но не хотела возвращаться к своим обычным обязанностям. Это было совсем на нее не похоже. А ведь для Пайпер дела Зачарованных всегда были превыше всего.

Вскоре Фиби поняла, что ее беспокоит и еще кое-что. Отсутствие Пайпер означало, что теперь ей самой придется стать старшей сестрой, а это было для нее совсем не привычно. Сначала, при жизни Прюденс, Фиби была младшей сестрой, потом, с появлением Пейдж,

стала средней. По разным причинам, но и то и другое было довольно приятным. Но теперь, когда судьба снова выталкивала ее вверх, она неожиданно испугалась. Ведь старшая сестра всегда оставалась краеугольным камнем в доме. Выдержит ли она, не пропадет ли с нею Пейдж? Нужно быть сильной, всегда говорить уверенно, будто знаешь, что делаешь, даже если это совсем не так.

Заглядывая снова в «Книгу Теней», в которой прежде находились ответы на все вопросы, Фиби надеялась на лучшее. К тому же на свете лишь одна Пайпер Холлиуэл, их старшая сестра, и надо стараться, чтобы это всегда было именно так.


***


Когда Билл вышел из приемного покоя и отправился домой на такси, поскольку его машина так и осталась у магазина, солнце уже отражалось в черном стекле Трансамериканской пирамиды. Возле его дома располагалось финансовое управление, шпиль на крыше которого был достаточно острым, чтобы протыкать облака.

Нападавшие подбили ему оба глаза, вышибли зубы, расквасили нос и, согласно рентгену, сломали пару ребер. Кажется, если бы вовремя не подъехала случайная машина, они бы его прикончили.

 Билл заверил доктора, что ему нужно поскорее написать заявление в полицию. Но чем больше он об этом думал, тем ужаснее себя чувствовал. Как могли справиться с ним всего две женщины? И почему они на него напали? Во всяком случае явно не с целью ограбления. Они что-то сказали на прощание, но, может быть, это ему просто послышалось.

Стоя на тротуаре и ища в кармане ключи, Билл вдруг сообразил: а если это было предупреждение, связанное с Фиби? Он оставил в покое ключи и достал сотовый. Билл не знал ее домашнего номера, но номер ее мобильника был записан в памяти его аппарата. Когда раздались гудки, он все же достал ключи и отпер дверь в подъезд. И уже через мгновение Фиби откликнулась.

— Это Билл Конасон, — представился репортер. — Я понимаю, еще, наверное, слишком рано, но...

— Билл, что случилось?

— По-моему, произошло достаточно важное событие, чтобы прервать твой прекрасный сон. Ночь выдалась — хуже некуда. У меня пара сломанных ребер, фонари под глазами...

— О нет! — Фиби была потрясена. — Что же случилось?

— Я думал, ты догадаешься, — протянул Билл. — Я начал подкапываться под Мег Уин шип. И тут меня неожиданно избили. Может, я ослышался, но нападавшие велели мне держаться подальше от нее.

— От Мег Уиншип? — уточнила Фиби.

— Я не совсем уверен, — признался Билл. — Но по-моему, одна из них сказала: «Оставь Мег в покое».

— Но ты цел? Впрочем, дурацкий вопрос, раз ты звонишь...

— Ну, на этой неделе я вряд ли смогу заниматься спортом, но все-таки я жив, и это уже хорошо... — ответил Билл. За время разговора он успел подняться по небольшой лестнице и приблизиться к лифту. Но тот не работал уже полгода, и домовладелец, конечно же, не стал его чинить по случаю возвращения жильца из больницы в совершенно жутком состоянии. — Я наглотался обезболивающих таблеток и собираюсь проспать до вечера, — продолжал Билл свой рассказ. — Но ничего опасного для жизни нет.

— Хорошо, вздохнула Фиби. — То-то у меня на душе было тревожно. А тебе удалось узнать что-нибудь важное?

Билл вставил ключ в замок двери своей квартиры и повернул его, пытаясь понять, узнал ли он что-то важное или нет. И стоит ли делиться этим с Фиби. Ключ повернулся как- то слишком легко, но репортер не обратил на это внимания.

Лишь закрыв за собою дверь и включив свет, он понял, в чем дело.

Перед ним стояли две женщины. Правда, совсем другие.

— Положи телефон, — приказала одна из них.

— Билл, что случилось? — спросила Фиби озабоченно.

Он не ответил, но и не выпустил сотовый из рук, толком не понимая, что происходит.

— Как вы сюда попали? — удивился он.

— Положи телефон, тебе говорят! — грозно повторила та, что была в свитере. — После этого мы с тобой поговорим.

— По-моему, нам не о чем говорить. Если вы уйдете сейчас же, я не стану вызывать полицию. — Билл понял, что стоит между ними и захлопнувшейся дверью. Отступать ему было некуда.

— Билл, тебе нужна помощь? — раздался голос Фиби. — Назови свой адрес.

— Если ты не положишь телефон, придется его отобрать, — сказала одна из женщин, приближаясь.

Не попрощавшись с Фиби, Билл убрал телефон в карман.

— Послушайте, — сказал он с надеждой. — Скажите мне, что вам нужно. Уверен, мы сможем договориться. Денег у меня немного, но...

— Не нужны нам твои деньги, — ответила та, что пониже, и ее тон совсем не понравился ему.

— Тогда что же?

— Помнишь, как говорили раньше, — сказала высокая, делая шаг к нему.

— Кошелек или жизнь? — догадался он и кинулся к двери, пытаясь ее открыть. Но женщины набросились на него, и ему снова пришлось отпустить ручку. Все тело болело, ему едва удавалось двигать руками.

К счастью, борьба была недолгой.


ГЛАВА 13


— Пейдж! — крикнула Фиби, бросая мобильник. — Лео!

И они тут же возникли посреди комнаты, причем Пейдж даже на секунду раньше.

— Что случилось? — спросила она.

— Все трое — к Биллу, это срочно. — Фиби назвала адрес, который узнала в приемном покое. — И уже через секунду они стояли у дверей квартиры Билла. Дверь была раскрыта настежь. Стены покрывали пятна крови, а на полу валялось тело, словно бесформенная груда.

— Билл! — произнесла Фиби, холодея. Его разбитое лицо напоминало сырую котлету, а все тело изогнулось под неестественным углом. Она дотронулось до его окровавленной шеи и пощупала пульс. — Лео! Ты можешь помочь?

Лео умел заживлять смертельные раны. Он опустился перед Биллом, поднес к нему руки, но тут же произнес с горечью:

— Мы опоздали.

Фиби почувствовала, как на глаза набегают слезы. Ведь они примчались сюда почти сразу же, но все-таки оказались бессильны.

— Ты знаешь, что случилось? — спросила Пейдж, заботливо взяв сестру за руку.

— Он позвонил мне, кажется, на ходу, — ответила Фиби, вытирая глаза руками. — Видимо, его тут поджидали. Слышно было плохо, но, кажется, раздавались женские голоса. Потом связь оборвалась. Я достала этот адрес и позвала вас.

— За что же его убили? Вообще, кто он такой? — недоумевал Лео.

Фиби осторожно прошла в комнату, как будто опасаясь, что убийцы все еще там. Квартира была тесной и забитой до предела, но опрятной.

— Его звали Билл Конасон, — объяснила Фиби. — Он был репортером из «Бэй Миррор». Я попросила у него информацию об НЛО, и в конце концов он вышел на Мег Уиншип. А потом на него напали ночью какие-то женщины и велели не связываться с Мег. Он хотел предупредить меня об этом.

— Значит, те, кто ждал его здесь, просто завершили начатое ночью, — предположил Лео.

 — А Пайпер все еще у Мег, — напомнила Пейдж. — Вместе с другими женщинами, и они могут быть невинными. Нужно поскорее вытащить их оттуда!

— Пока мы не поймем, как справиться с ее магической защитой, ничего не выйдет, — напомнил Лео. — Марафон начнется уже сегодня, и их надо спасти до его открытия. До того, как Мег перестанет нуждаться в них.

Фиби согласилась, затем позвонила в полицию с телефона Билла и сообщила об убийстве. Она тщательно протерла трубку и, убедившись, что они больше ник чему не прикасались, вместе с Пейдж и Лео покинула квартиру Билла.

— Хотела бы я знать, как нам подготовится к наступлению, — сказала Пейдж, когда они переместились домой и принялись за разработку плана.

— Даже Старейшинам ничего неизвестно о Мег и ее защите, — сообщил Лео. — Они сказали, что тут замешано нечто огромное. Над городом кружится мощный заряд таинственной энергии, но они не могут понять, кто за этим стоит.

— Все-таки непонятно, как Мег собирается использовать Пайпер? Хочет забрать себе ее силу? — вслух размышляла Пейдж. — Может быть, мечтает овладеть Силой Трех? Но известно ли ей вообще, что у Пайпер есть сила? Нам нужны ответы на все эти вопросы, и получить их можно лишь одним способом...

— Как жаль, что мы не можем попасть в усадьбу Мет, — посетовала Фиби.

— Но нам известно, что сегодня днем она будет на марафоне, при большом скоплении народа. Вот там-то мы и нападем на нее, — предложила Пейдж.

— Если сможем, — добавила Фиби не слишком-то уверенно. — А что, если ей служат демоны? Или она сама демон?

— Она не демон, — возразил Лео. — Старейшины точно знают — она смертная.

— Ладно, посмотрим. Может, что-нибудь удастся узнать и до начала марафона, — сказала Пейдж. — Растрясем несколько деревьев, сбросим побольше демонических клеток, если придется. Наша курочка и ее розовые бегуньи посыплются вниз.

— Ну что ж, работаем вместе!


***


Зачарованные не знали привычек демонов — они просто сразу уничтожали их. Но напасть на след с каждым разом становилось труднее. Однако, как и у всех остальных существ, у демонов были свои слабости, делавшие их уязвимыми. Сейчас, с нескольких попыток, сестры засекли демона Экари, преследовавшего женщину, поздно вечером возвращавшуюся домой с работы. Демон был неплохо сложен, но лыс, носил штаны и рубашку с широким поясом, напоминая каратиста. В его облике чувствовалось некоторое благородство, как будто и среди демонов попадались особы королевской крови.

— Замечательно, что мы его обнаружили, — прошептала Фиби.

— Даже жалко расправляться с ним, — пошутила Пейдж.

Они подождали, пока женщина скроется за углом, и выскочили из засады.

— Эй, ты! — крикнула Фиби.

— Кто посмел?.. — Экари обернулся к ним, сжимая кулаки.

Сестры стояли прямо перед ним, глядя ему в лицо.

— Может быть, ты слышал о нас? — спросила Фиби. — Мы Зачарованные.

Он разглядывал их некоторое время. Все его мускулы напряглись в ожидание битвы. Но потом он вздохнул с облегчением:

— Я слышал, что вас должно быть трое.

— Так и есть, — подтвердила Фиби. — Но с шестеркой вроде тебя мы справимся и вдвоем. Да и двоих-то многовато для тебя!

— Вам нравится издеваться надо мной? — с испугом спросил Экари.

— Еще как, — ответила Фиби, усмехаясь.

— По-моему, вы блефуете, — догадался он. — Собираетесь сбить меня с толку и застать врасплох.

— Мы не нападаем на тебя потому, что нам нужна информация, — объяснила Фиби. — Если бы нам хотелось тебя уничтожить, ты бы уже был мертв. Лучше расскажи-ка нам все, что тебе известно!

Экари повел плечами, как будто случайно, но неожиданно взмахнул своей лапой в сторону Пейдж. Его когти, напоминавшие кинжалы, рассекли воздух в нескольких сантиметрах от ее лица. Но ведьма успела вовремя переместиться и оказалась у него за спиной.

— Я здесь, — спокойно произнесла она.

Демон развернулся к ней с громким рычанием и вновь взмахнул лапой. В этот момент Фиби ударила его. Демон взвыл от боли и отступил на несколько шагов. Фиби снова начала наступать на него, но, прежде чем Экари успел подготовиться к отпору, Пейдж дважды врезала ему по затылку. Демон лишь удивленно моргнул, не успев ничего предпринять.

Фиби, воспользовавшись своим преимуществом, взмыла в воздух и, приземлившись в штопоре, дважды сильно саданула демона. Он растянулся на земле, изо рта у него заструилась серебристая кровь.

— Ну что, теперь тебе ясно, что ты с нами не справишься? — Фиби была неумолима.

 — Вы такие... быстрые, — пришлось согласиться демону.

— Тогда давай поговорим, — предложила Пейдж. А Фиби тут же спросила: — Ты когда-нибудь слышал о Мег Уиншип?

— Вы даже не представляете, как мало я интересуюсь делами людишек. — В голосе Экари явно звучало презрение. — Они для меня либо пища, либо развлечение.

— Мы тоже люди, так что выбирай выражения, — грозно предупредила Фиби.

— Зачарованные — не люди, — возразил демон.

— Конечно, мы люди, — ответила Пейдж. — И одновременно ведьмы. Но это сейчас не так важно.

— Но ведь вы гораздо больше, чем простые люди! — воскликнул демон. — Ни один человек не смог бы сразиться со мной.

— Мы уклонились от темы, — напомнила Фиби. — Нам нужно узнать о Мег Уиншип.

— Я слышал это имя, но не больше, — стоял на своем Экари.

— Ну, а слухи об НЛО, ползущие по городу? Тебе о них что-нибудь известно? — продолжала допрос Пейдж.

— Совсем немного. — Экари, кажется, сам уже жалел о том, что почти ничего не знал. — Она как-то связана с демонами, но как именно — понятия не имею.

— Может быть, в вашем мире что-то поговаривают на этот счет? — спросила Фиби. — Что значит — связана с демонами?

Экари пожал плечами:

— От слухов толку нет — всем известно, что нечто надвигается, но точнее никто ничего не знает. Каждый демон болтает свое, и большей частью всякий вздор. Экари выше этих сплетен. Мы существуем, мы питаемся, мы развлекаемся. Нас не интересует чужой треп.

— Если ты ничего не знаешь, придется тебя прикончить, — сообщила Пейдж.

— Прикончить? За что же? — Глаза Экари испуганно расширились. — Вы же сказали, что хотите только поговорить!..

— Но ты же ничего не знаешь. Или не хочешь сказать. Так неужели ты думаешь, что мы позволим тебе и дальше пожирать невинных? — В голосе Фиби прозвучал металл.

— Ну, а если я скажу вам?.. — Демон оборвал фразу.

— О чем?

— Ни о чем. — Он пожал плечами. — Мне нечего сказать о летающих тарелках и об этой вашей Мег. Вы напрасно теряете время. Никто из нас ничего не знает.

Пейдж почти стало жалко его, но потом она вспомнила о женщине, которая чуть было не стала для демона завтраком.

И после этого всякая жалость улетучилась.


***


Вернувшись домой, сестры рассказали Лео о своей встрече.

— Все без толку, — подвела итог Фиби. — Кроме Экари мы допросили еще полдюжины демонов, провели приличную зачистку, но так и не нашли ни одной зацепки.

— Им все же было что-то известно, — добавила Пейдж. — Двое из них даже считали, что за всем происходящим стоит Мег. Но никто не знал ничего конкретного о происходящем. По- моему, продолжать дальнейшую охоту на демонов бессмысленно.

Лео кивнул.

— То же самое сказали мне и Старейшины. Надвигается нечто крупное, за всем этим, видимо, стоит Мег. Но что, как, почему — неизвестно. Все постоянно только усложняется!

— Да, — вздохнула Пейдж. — Тяжелее всего сражаться против неизвестности.

— Мы уже оказывались в подобной ситуации, — напомнил Лео. — Нужно приготовиться к тому, что против нас бросят самые крупные силы.

— Причем все они прирожденные убийцы, — добавила Фиби.

— Наверняка не станут с нами церемониться.

— Но они не напали на нас в доме у Мег, — возразила Пейдж. — Хотя могли бы.

— Думаю, тогда бы Пайпер испугалась, — предположила Фиби, добавив: — Мег соблюдает осторожность, чтобы не выпустить нашу сестру из-под своей власти.

— Пожалуй, ты права, — согласился Лео, опускаясь рядом с ними за кухонный стол. — Интересно, она держит Пайпер из-за ее силы или еще из-за чего-то?

— Будь Пайпер с нами, мы бы наподдали этой Мег по заднице, несмотря на всю ее защиту, — сказала Пейдж. — Но если одна из нас работает на нее, расклад совсем иной.

Лео покачал головой и задумчиво произнес:

— А что, если мы не можем попасть туда именно потому, что там Пайпер? Может быть, Мег развернула ее силу против нас?

— Вдруг во время марафона все станет еще хуже и нам придется сражаться не столько с Мег, сколько с Пайпер? — Фиби поразила эта собственная мысль.

— В таком случае мы можем быть уверены в целости и сохранности Пайпер, — сообразил Лео. — Вот только как бы все-таки вытащить ее оттуда?

Фиби надеялась, что он все прикинул верно, а не старается успокоить себя. Она и сама волновалась не меньше, чем он. И тоже была уверена: Пайпер до сих пор жива и здорова, раз для чего-то до сих пор нужна Мег. Но ведь та сумела как-то промыть мозги обычным женщинам и сделать из них убийц. А если с Пайпер случится то же самое? И тогда Зачарованным придется сражаться между собой? Из всех трех Пайпер обладала самой разрушительной силой, которая могла очень сильно навредить всем.


***


Для Мег день начинался рано. Помощница Анита разбудила ее в шесть часов. Встав с постели и переодевшись в спортивную форму с собственным фирменным знаком на груди, она спустилась в спортзал для сорокаминутной тренировки. Потом приняла душ, перекусила и посмотрела новости. Там, помимо всего прочего, сообщали об убийстве местного репортера. Но больше всего порадовало Мег то, что все каналы твердили о предстоящем марафоне.

После завтрака она вызвала Аниту, и они вместе отправились осматривать дом.

— Все готово? — еще раз уточнила Мег.

Анита кивнула. Все в ее облике говорило о

деловитости и профессионализме.

— Стулья уже можно расставлять, — сказала она, — но лучше подождать, пока земля подсохнет. Сцену за ночь построили, я ее уже видела. Все необходимое предусмотрено.

— Блестяще, — улыбнулась Мег. — А как охрана?

— Саша уже на месте. С ней добровольцы.

 Обычно охрана Мег занималась лишь домом или гостиничными номерами во время путешествий. Но сегодня должно было произойти нечто особенное, а значит, не обойтись без помощи добровольцев.

Мег и Анита остановились возле комнаты, где прежде работали женщины во главе с Пайпер. Папки были уже упакованы, помещение опустело. Мег надеялась, что сестры Пайпер поверили ей и не станут мешать.

Ну, а если они все же сунутся сюда, то увидят, что Мег готова к любым неожиданностям. Для них не останется ни одной лазейки. Сегодняшний день станет кульминацией. Она сделает последний шаг на трудном пути, проделанном вчерашней никому не нужной школьницей.

Отныне весь мир узнает имя Мег Уиншип. И станет бояться ее. Сила, способная управлять народами и заставлять их трепетать, окажется у нее в руках.

Большинство людей не знало, что ими движет, зато это знала Мег. Поняв это, она сможет воплотить в жизнь свой идеал. И многие, если не все женщины последуют за ней, желая быть молодыми, красивыми и богатыми.

Существовало множество вещей, которых стоило добиваться. Значит, это и надо делать — все проще пареной репы.

— Сегодня очень важный день, — напомнила Мег, повернувшись к Аните.

—Да, очень важный, — откликнулась та послушно.

— С сегодняшнего дня все изменится, — продолжала Мег. — Все на свете!

— Свет еще не знавал таких людей, как вы, Мег! — В голосе Аниты явно звучала убежденность. — И больше не узнает. Ваше имя станет бессмертным.

«В этом вся суть, — подумала Мег. — Меня не волнует, что будет после моей смерти. Но все должны узнать обо мне сейчас».


ГЛАВА 14


Телефонные записи показали Деррилу, что Картер Хейвуд звонил Мег Уиншип незадолго до смерти. Правда, неизвестно, говорил ли он именно с ней. Сам Дэррил попробовал набрать этот номер, но ему ответили, что Мег слишком занята подготовкой к марафону. А ведь он расследует убийство — должно же это придать ему некоторый вес?!

Впрочем, такая неудача не имела особого значения. Дэррил знал, что наверняка увидит Мег сегодня на марафоне. Подождет, пока она сойдет со сцены, а потом поговорит с ней. Если же этого будет недостаточно, то придется препроводить ее в участок. Два убийства подряд — это весьма основательная причина.

Последней жертвой стал репортер из «Бэй Миррор». Дэррил еще не взялся за это дело и почти не знал деталей. Нов той же газете работала Фиби. Конечно, там трудились еще сотни людей, но ни один из них не имел отношения к Зачарованным. А за Зачарованными постоянно, словно брошенный щенок, тащились неприятности. Следовательно, убийство репортера могло быть также связано с Фиби, а может, и с Мег Уиншип. Дэррил должен был во всем разобраться.


***


Фамилия охранницы Саши была Виленская. Ее семья переехала в Америку из Советского Союза, когда девочка была еще маленькой. Поскольку ее родители были олимпийскими чемпионами, она выросла высокой и сильной. Уже в восемнадцать лет Саша побеждала в бодибилдинге более старших девушек.

Окончив колледж, она поступила на секретную службу и стала охранять первую леди США. После смены президента Саша занялась частными делами и возглавила охрану Мег Уиншип. С тех пор прошло уже два года. Большая часть ее работы была довольно скучной.

Но недавно все изменилось. Мег начала требовать от нее такие вещи, которые шокировали девушку.

Однако вскоре шок прошел. Саша убедила себя, что сама выбрала эту работу. И она гнала от себя мысли, что делает что-то не то. И постепенно, когда Саша выполняла приказания Мег, эти ненужные мысли совершенно забывались.

Прежде Саше еще никогда не поручали столь ответственное дело. Ей придется командовать сотней добровольцев в розовых теннисках. Травянистое футбольное поле было огромным. Его окружали сотни пластиковых кресел. Трибуну сконструировала сама Мег. Саша расставила добровольцев во всех проходах, возле сцены, у центрального входа и у служебного входа, через который должна была появиться Мег.

Сейчас Саша сидела в своем временном командном пункте, расположенном внутри сцены, и пыталась понять, что еще не сделано. Думать о возможных неприятностях было одной из важнейших составляющих ее работы. Кто знает, вдруг какой-нибудь сумасшедший станет стрелять в Мег? Чтобы предотвратить это, на центральном входе был установлен металлодетектор. Так что никто не смог бы пронести сюда даже нож, а не то Что огнестрельное оружие. Потенциальную опасность представляли также фанатки, которые могли толпой кинуться к сцене. Поэтому вокруг нее выставили самых рослых и крепких охранниц и добровольцев. Правда, воздушное пространство над стадионом было неподвластно Саше, но сцена была снабжена устройствами, способными поднять Мег и унести ее от опасности.

Конечно, было ясно: без происшествий вряд ли обойдется. Наверняка поклонницы бросятся к Мег за автографами или попробуют обнять ее. Это было самое крупное публичное выступление Мег, и Саша относилась к делу не менее ответственно, чем к защите первой леди.

Она распустила свои прекрасные платиновые волосы, обычно собранные в конский хвост, и потерла виски, пытаясь унять головную боль. Потом снова собрала их в хвост. В это время появилась улыбающаяся Анита с красным кожаным портфелем в руках.

— Как дела? — спросила она.

— Нормально. Ты собираешься снова проверить путь, по которому пойдет Мег? — предположила Саша.

Анита отрицательно покачала головой.

— Нет, по-моему, уже достаточно. — Она открыла портфель и достала оттуда две фотографии. Саша поняла, что они сделаны с пленок, отснятых камерами у ворот особняка. На них были изображены две симпатичные молодые женщины.

— Кто это? — спросила Саша.

— По словам Мег — потенциальные враги. Попробуй отыскать их в толпе. Если увидишь — постарайся избавиться от них. В случае необходимости — навсегда.

В глубине сознания вновь пробудились сомнения. Показалось, что собранные волосы встают дыбом.

— Ты серьезно? — спросила она Аниту, отлично понимая значение этих слов.

— На сто процентов.

— Ладно, — согласилась Саша и вновь поглядела на снимки. Потом вернула их Аните.

— Разве фотографии тебе не нужны? — удивилась та.

Саша уставилась ей в глаза и не отводила взгляд до тех пор, поката не забрала назад карточки.

— Я их никогда не видела, — с нажимом произнесла охранница. — На твоем месте я бы не оставила от них вообще никакого следа.

Наконец в глазах Аниты засветилось понимание:

— Ясно. Постарайся все исполнить.

— Постараюсь.

Анита зашагала прочь, а Саша все смотрела ей вслед, пока она не скрылась из виду. Кажется, приказание Мег совсем не удивило ее помощницу. Интересно, что еще может взбрести на ум хозяйке?


***


Мег ехала на заднем сиденье лимузина, наслаждаясь последними спокойными часами перед выступлением. Она прекрасно подготовилась к нему. Кожу покалывало в предвкушении победы. Возбуждение и энтузиазм толпы всегда подбадривали ее, а сейчас народу соберется больше, чем когда бы то ни было. До чего же ей хотелось поскорее оказаться на сцене и слушать аплодисменты сотен собравшихся женщин!

Мег никому не говорила, что означает для нее этот день. Даже Аните, которая была для нее самым близким существом на свете. Да она и так поймет, поскольку все случится у нее на глазах. Но до той поры никто не догадается, что у Мег на уме.

Было бы хорошо, если бы это увидел Картер Хейвуд. Все-таки он был слишком нерешительным, чтобы шаг за шагом добиваться успеха. А когда наконец сделал правильные выводы из своих исследований, то вообще запаниковал. Он попробовал предотвратить полную реализацию своих разработок, поэтому теперь и не оказался здесь в качестве почетного гостя.

Мег не понимала причин подобной нерешительности. Вообще любая слабость была ей чужда. Что такое жизнь, как не проявление силы — физической, эмоциональной, умственной? Проявить слабость — значит сдаться. А ей вовсе этого не хотелось.

Она нашла в себе силы продолжить исследования, начатые Картером. Она сделала собственные открытия, пришла к собственным выводам.

 Профессор оказался прав — НЛО не связаны с пришельцами из космоса. На самом деле они были показателями жизни в ином плане реальности, отделенном от нашего довольно тонкой завесой. Хотя существа из другого мира пытались пробиться в этот, но могли присылать лишь своих аватар[1] . Сперва они не могли вступать в контакт с землянами или влиять на них, поэтому приняли форму, которую люди ожидали увидеть. Так они смогли войти с ними в эмоциональный контакт.

А Мег, опиравшаяся на исследования Картера, проложила путь к этим существам с помощью ритуальной магии и так смогла укрепить свою мощь. Благодаря полученной от них силе она сумела подчинить себе волю огромного количества женщин. Сперва Мег собиралась использовать свою силу для захвата жертв, но потом решила переложить это на аватар. Их внешний вид, не совсем обычный, но все же ожидаемый, гипнотизировал женщин, к которым подбиралась Мег. Наконец, когда ее сила возросла благодаря многочисленным поклонницам, ей уже стали не нужны аватары, и она смогла воспользоваться телевидением, радио и видеокассетами. Именно таким образом Мег заполучила Пайпер Холлиуэл, введя ее во внутренний круг. Так она обезвредила Зачарованных. Мег узнала о трех ведьмах, способных противостоять ей. Она узнала и то, как поставить им непреодолимый барьер. Сила Трех могла бы его разрушить, но без Пайпер сестры ничего не смогут поделать.

Благодаря технике, усвоенной от потусторонних сил — так называемых Других, Мег контролировала всех, кто находился в ее особняке, а также своих фанаток по всему городу. И все больше набиралась сил, выкачивая из них энергию во время занятий. Сегодня этот процесс должен был достигнуть кульминации. Она вовлечет своих поклонниц в разработанный ею ритуал. Их общая сила разрушит завесу между мирами и позволит Другим беспрепятственно войти в этот мир. Обладая невиданною силой, они будут казаться людям богами, ну а Мег, ока-завшая им услугу, станет их правой рукой и получит невероятную власть.

Если бы Картер Хейвуд не был таким слабым, то смог бы разделить с нею эту власть. Но Мег не собиралась терпеть чью бы то ни было слабость — ни сейчас, ни в будущем.

С сегодняшнего дня все изменится. Весь мир будет разрушен и воссоздан заново, словно одрябшие и вновь накачанные мускулы.

Мег Уиншип создаст мир в соответствии со своим идеалом.


ГЛАВА 15


Пейдж казалось, что время еще никогда не ползло столь медленно. Пайпер находилась у Мег, которая явно была причастна к двум убийствам, а также ко всей этой суматохе с НЛО. И до тех пор, пока не начнется пресловутый марафон, сестры и Лео не могли пробиться к Пайпер и вернуть ее домой.

Поскольку «Книга Теней» и даже плененные демоны так и не смогли сообщить ничего ценного, сестры на всякий случай приготовили несколько универсальных зелий и заклинаний. Теперь оставалось лишь дождаться начала марафона.

Спускаясь по лестнице, Пейдж столкнулась с Фиби и Лео.

— Ты готова? — спросил он, подняв бровь.

— Не то слово, — подтвердила она.

— Не бойся, мы все преодолеем и вернем Пайпер, — успокоила Фиби сестру.

— Вернем, — кивнул Лео.

В полной готовности они подъехали к стадиону, но смогли найти место для парковки лишь в нескольких кварталах от него. У ворот толпилось множество женщин — молодых и пожилых, худых и полных, принадлежавших ко всем расам. Большинство из них было одето в спортивную форму с маркой Мег Уиншип. Их делала похожими друг на друга не только одежда, ной всеобщая восторженная приподнятость. Они болтали и смеялись, наслаждаясь обществом друг друга, и с нетерпением ожидали дальнейших событий.

— Самые сильные вон те, в розовых костюмах, — объяснил Лео.

— Кажется, так. А я поняла кое-что еще, — ответила Пейдж.

— Что же? — спросил он.

— Тебе не пройти с нами.

Лео окинул взглядом толпу и понял, о чем речь. На стадион пропускали только женщин. Несколько мужчин толпились в стороне. Должно быть, это были мужья или приятели, обеспокоенные поведением своих любимых. Но им весьма быстро давали понять, что для них проход закрыт.

— Похоже, ты права, — вздохнул Лео, скрестив руки на груди. — Может быть, мне переодеться в женское платье?

 — Не вздумай! — воскликнула Фиби поспешно.

— Он шутит, — сказала Пейдж. — Ты ведь шутишь, правда?

— Почти, — пожал плечами Лео. — Просто я волнуюсь из-за Пайпер.

— Тогда положись на ее сестер, мы сделаем все как надо, — успокоила его Фиби.

— Если понадобится твоя помощь, ты сможешь переместиться к нам.

— Я буду ждать вашего сигнала, — согласился он.

— А пока лучше ступай, — предложила Пейдж. — Ведь для тебя расстояния не помеха.

— Ладно-ладно, — ответил Лео. — Зовите при первых же признаках опасности.

Он зашагал прочь, оставив сестер у входа.

— Идем, — сказала Фиби.

— Ну, если ты готова...

Они взялись за руки и влились в поток женщин, стремящихся войти на стадион. Входящих встречал металлодетектор, но сестры ничуть не испугались, поскольку у них не было с собой даже бумажников. А вот пузырьки с зельями детектор обнаружить не мог.

Внутри оказалось, что кресла разделены на четыре больших сектора, и пространство между рядами довольно большое.

— Кажется, это для того, чтобы можно было разом сняться с места, — поняла Фиби.

— Верно, — согласилась Пейдж с усмешкой. — Подумать только, мы — добрые ведьмы, а будем бороться против здорового образа жизни!

Они быстро заняли места, чтобы больше не привлекать к себе внимания, и стали разглядывать толпу. Как и на улице, здесь тоже все были в отличном настроении, как будто предвкушали нечто давно ожидавшееся. Пейдж поймала себя на том, что почти завидует им. Она любила своих сестер и обязанности Зача-рованных, но ей захотелось получать удовольствие от чего-то еще, захотелось поддаться этой беспричинной радости. Ее постоянные заботы — спасение невинных, спасение мира и прочие тяжкие обязанности давили на плечи. Хотелось бы переключиться на какие-нибудь менее утомительные и опасные дела. Пожалуй, она и окунется в них, как только они освободят Пайпер.

«Долг прежде всего», — подумала Пейдж. А сейчас ее долг состоял в том, чтобы найти старшую сестру. Она повернулась, поднесла ладонь козырьком к глазам и стала пристально разглядывать собравшихся. Стоило только это сделать, по коже будто пробежало электричество. «Она здесь!» — пронеслось в голове. Ее захлестнула та же радость, что и окружающих. Пейдж наклонилась вперед, пытаясь разглядеть то, что не терпелось увидеть всем остальным.

Перед сценой затормозил длинный черный лимузин. В нем наверняка приехала Мег. А это означало, что Пайпер где-то поблизости. Пейдж повернулась к Фиби, собираясь что-то прошептать, но в этот миг стадион огласил многоголосый рев. Он перешел в аплодисменты, долгие и оглушительные, а после этого из машин начали выходить вновь прибывшие.

Вскоре Мег уже стояла на сцене. Крики стали уже нестерпимыми. Мег улыбнулась. Ее изображение, увеличенное во много раз, появилось на огромных экранах, вызвав новую волну восторга. Сестры вскочили на ноги и, вытянув шеи, попытались рассмотреть тех, кто был рядом с Мег.

Минут через пять Уиншип жестом велела собравшимся садиться. По толпе пробежал ропот — все ждали, когда она начнет речь.

— Ты видишь Пайпер? — спросила Пейдж шепотом.

— Нет еще, — ответила Фиби.

Женщины, сидевшие рядом, зашикали на них.

— Спасибо вам всем за такое горячее приветствие, — начала Мег, вызвав новый шквал аплодисментов, который, впрочем, продолжался не столь долго. — Спасибо. Так чудесно быть с вами в этот погожий денек. Но самое интересное начнется после полудня.

И снова поднялась целая буря восторгов. «Да она можете не меньшим успехом читать налоговую инструкцию», — подумала Пейдж.

— Кажется, вы все счастливы, — сказала Мег, когда наступила тишина. — Ведь вы счастливы, да?

Прокатилась новая волна аплодисментов.

— Это замечательно, — продолжала Мег. — Замечательно потому, что сегодняшний день для меня — все. Я шла к этому дню всю свою жизнь. Я хочу, чтобы у вас, у вас у всех были счастье, здоровье и любовь. Сила и материальное благополучие — это еще не все. Недостаточно найти мужчину своей жизни или женщину, если хотите... словом, партнера. Но сочетание «счастье, здоровье и любовь» не приходят извне. Они приходят изнутри. Они должны прийти от вас самих. Вы должны сделать правильный выбор для своего тела, ума и духа. И это удастся, если последовать методике Мег Уиншип «Вы идеал»!

Грянула такая же овация, как и в самом начале. Пейдж почувствовала, что ее настроение начинает меняться. Конечно, воззвание Мег несло в себе положительный заряд, этого нельзя было отрицать. Но то, как реагировала на это толпа, вызывало серьезные опасения. Никто не задумывался над словами Мег, все бездумно поклонялись ей. Толпа хлопала и орала в унисон, а на всех лицах застыли одинаковые улыбки. Все это походило на культ и сильно пугало Пейдж. Она перехватила взгляд Фиби. Та выглядела такой же обеспокоенной. «Да, нужно срочно вытаскивать Пайпер отсюда», — убедилась Пейдж.


***


— Прошу прощения, сэр, — сказала Дэррилу женщина в розовом. — Вам туда нельзя. Мужчины не допускаются на мероприятие.

— Во-первых, это дискриминация, — заметил он. — А во-вторых, я тут не как простой мужчина, а как офицер полиции Сан-Франциско. А теперь пропустите меня.

Перед ним выросли еще четыре одинаково одетые женщины.

— Прошу прощения, сэр, — повторила первая, — но исключений из правил у нас нет.

— Если вы сейчас же не пропустите меня, то будете арестованы за сопротивление властям, — предупредил Дэррил. — Так что лучше не осложняйте себе жизнь.

— Вы слышали, что она сказала? — произнесла другая женщина. Еще несколько подтягивались из-за заграждения. — Вы нам здесь не нужны.

— Это общественный стадион и общественное мероприятие, — возразил Дэррил как можно увереннее. — У вас нет права не пускать меня.

— Таковы правила, — ответила одна из женщин. — И впустить вас — значит нарушить их.

— Но я всего лишь один. — Дэррил понимал, что это слабый довод. Бывает, что и одно исключение из правил — уже слишком много.

Набежала еще дюжина женщин. Они глядели на него, сложив руки на груди. Их лица были мрачными. Пожалуй, против них не выстоишь даже с оружием. К тому же стрелять нельзя. Во-первых, это испортит репутацию полиции. А во-вторых, по ту сторону ограждения было еще несколько тысяч женщин.

Бывают ситуации, когда благоразумие становится важнейшей частью доблести. А еще бывают случаи, когда полицейскому не обойтись без напарника. Сейчас выдался именно такой случай. Дэррил хотел войти на стадион и поговорить с Мег, чтобы узнать, какую игру она затеяла. Но стало очевидным, что это совсем не просто.

Он отошел, вяло улыбаясь и пожимая плечами, делая вид, что сдается. А вернувшись к машине, вызвал целый полк подкрепления. Лучше, если рядом будут надежные ребята. Но все же надо готовиться к худшему.


ГЛАВА 16


Тем временем Мег велела своим поклонницам подняться на ноги и начать делать упражнения.

— Мы сперва разомнемся, правда, дамы? — спросила она.

В ответ прозвучало многоголосое «да!». Из десятков динамиков полилась ритмичная музыка. Женщины как одна повскакали с мест и опустились на землю, повторяя движения Мег. Фиби и Пейдж пришлось последовать общему примеру. И в этот момент Фиби заметила знакомый конский хвост в отгороженной секции, находившейся через двенадцать рядов от нее. Широко расставив ноги и пытаясь дотянуться руками до носков, а головой до колен, она прошептала: «Пейдж, смотри, Пайпер вон там, внизу!»

— Я ее тоже вижу, — ответила сестра, разгибаясь и снова сгибаясь.

— Нужно действовать, — сказала Фиби.

— Как?

— Не знаю. Но мы должны побыстрее забрать ее отсюда. Нужно что-то придумать, не то мы потеряем ее в этой толпе.

Сестры решили подождать, пока упражнение закончится и все снова поднимутся на ноги. Следует признать, Мег знала, что делать. После разминки во всем теле появились приятные ощущения. Сердце колотилось быстрее, дыхание участилось, появилась необычайная свежесть.

Мег велела подняться и приготовиться к настоящим упражнениям. И когда все снова задвигались в такт музыке, сестры покинули свой ряд.

Упражнения показались Фиби какими-то странными. Спускаясь вниз, она отчетливо разглядела происходящее и поняла, что никогда не видела ничего подобного. Мег выставила руки ладонями вперед. Все ее поклонницы подняли одну ногу вверх и, обхватив ее руками, перенесли вес на другую ногу. Затем опустили руки и проделали все то же самое с другой ногой. Два быстрых шага вперед, два назад, и снова все сначала. Мег повторяла эти движения, продолжая улыбаться, и Фиби заметила точно такую же улыбку у большинства присутствовавших.

— Наверное, то же самое было заложено в кассете, — поняла Пейдж, изо всех сил стараясь не поддаваться музыкальным ритмам. — Все должны повторять каждое ее движение...

Тысячи женщин опускали правую ногу на землю в один и тот же момент. Руки двигались в унисон, шаги делались как по команде. Даже профессиональные спортсмены не могли бы проделать этого с такой точностью, хотя эти женщины никогда не тренировались вместе.

— Они движутся слишком... точно, — произнесла Фиби. — Мне становится жутко.

Пейдж молча кивнула. Никто из занимавшихся как будто не замечал их присутствия. Но Фиби увидела, как одна из женщин в розовом, находившаяся довольно далеко, на дальней сто-роне, смотрит на них подозрительно. Она поспешно повернулась и прижала руку к уху.

— Нас заметили, — поняла Фиби.

— Хотя мы почти не продвинулись, — добавила Пейдж.

В самом деле, они спустились лишь на пару рядов. А Пайпер находилась в середине своего ряда. Значит, придется не только спускаться вниз, но и пробираться мимо женщин, размахивавших руками и ногами.

Стоило сестрам достигнуть нужного ряда, как произошли сразу две вещи. Мег сменила упражнение, а к ним направилась цепочка женщин в розовом с весьма неприветливыми лицами. Теперь начался бег на месте, все ускорявшийся и ускорявшийся, к тому же сопровождавшийся взмахами рук и наклонами головы. Это показалось Фиби забавным, и она подумала: как это Мег может всерьез относиться к такой нелепости?

Но женщины, спешившие к ним, отнюдь не казались забавными. Фиби схватила сестру за руку и потянула ее под ленту, огораживавшую ряды. Занимавшиеся, мимо которых они пробирались, глядели на них с яростью, но все же старались не задевать их.

Заметив их, Пайпер широко улыбнулась, но не прекратила свои упражнения.

— Привет, девчонки, — произнесла она радостно. — Правда, здесь здорово? Вы должны выложиться вместе с нами!

— Пайпер, — ответила Фиби резко. — Нужно выбираться отсюда, сейчас же!

— Только не сейчас! — возразила та. — Мы лишь начали заниматься!

— Но, Пайпер, Лео совсем извелся из-за тебя! А еще мы узнали кое-что о Мег... — подключилась Пейдж.

— Мег моя подруга, — оборвала ее Пайпер, все так же продолжая улыбаться и двигаться в такт музыке. — И прекрасный человек.

— Не сомневаюсь, — произнесла Фиби и повернулась к младшей сестре: — Перемещай нас!

Та зажмурилась, сжала зубы и ответила:

— Я не могу. Мы в ловушке.

 «Блестяще, — подумала Фиби. — Значит, и Лео сюда не попадет».

— Пайпер, идем же, — начала умолять она. — Пожалуйста, пойдем с нами.

— Нет! — воскликнула та, по-прежнему сохраняя улыбку. — До конца занятий я никуда не пойду!

Фиби почувствовала, как Пейдж тянет ее за руку, и обернулась к ней.

— У нас гости, — прошептала та, указывая на пробиравшихся к ним женщин в розовом.

— Пайпер! — снова сказала Фиби, пытаясь схватить сестру за руку, чтобы хоть на мгновение отвлечь ее от бессмысленных движений. Пайпер стряхнула ее ладонь, не оборачиваясь даже на секунду. В этот момент сестрам показалось, что улыбка Пайпер превратилась в злобный оскал. Но уже через мгновение улыбка вновь появилась на ее лице, будто и не исчезала.

Мег снова поменяла упражнение, не говоря ни слова, и вся аудитория последовала ее примеру. Фиби попыталась схватить Пайпер за другую руку, но та чуть было не послала ее в нокаут.

— Пайпер, осторожно! — предостерегла Фиби сестру. Но та безмятежно сообщила: — Если вы присоединитесь к нам, вам вообще больше не о чем будет волноваться!

Вероятно, это было правдой — в этом случае они навсегда лишились бы рассудка.

— Смотри, Пайпер, вон те женщины собираются схватить нас, — сказала Фиби встревоженно.

— А это потому, что вы залезли в чужой ряд, — объяснила Пайпер. — Эта секция отведена для добровольцев.

— Но они же не обращали на нас внимания, пока мы не приблизились к тебе, — заметила Фиби.

— Это охрана Мег. Может быть, вы что-то натворили? — Спокойствие так и не оставляло Пайпер.

— Мы лишь пытались помочь тебе, нашей сестре, — возразила Пейдж. — Но эти воинственные особы вряд ли собираются просто поговорить с нами...

Фиби бросила еще один взгляд на охранниц. Да, они в самом деле не станут долго разговаривать. Они отличались каменными лицами и мускулистыми руками. Схватки удастся избежать лишь в том случае, если сестры смогут уговорить Пайпер пойти с ними и они вместе быстро двинутся в противоположную сторону.

Но та по-прежнему не замечала ничего и продолжала безмятежно заниматься странной гимнастикой.

— Пайпер, если мы сейчас же не смоемся, они вышибут из нас дух, — сделала новую попытку Фиби.

— Значит, не надо было делать того, что вы сделали, — ответила Пайпер совершенно спокойно.

Эти слова окончательно вывели Фиби из себя. Если старшую сестру не заботит то, что эти дылды в розовом сейчас изобьют их, то дела совсем плохи.

Конечно, Пайпер оставалась их сестрой и они должны были держаться вместе. Но она обо всем забыла — видимо, ей промыли мозги.

Прежде чем они успели еще что то сказать, одна из охранниц схватила Пейдж за руку и потянулась к Фиби.

— Вы пойдете с нами, — произнесла другая охранница. Она была на двадцать сантиметров выше Фиби, с платиновым конским хвостиком на затылке и сверкающими зелеными глазами.

— У нас есть полное право оставаться здесь, — возразила Фиби. — Пайпер наша сестра.

— Мы тут все сестры, — ответила та, что с хвостиком, видимо главная.

— Уберите свои лапы! — крикнула Пейдж тем двоим, что держал и ее. — Это полицейский произвол!

— Мы не полицейские, — ответила другая охранница с жестокой улыбкой. Фиби совсем не нравилось происходящее. Трое силачек уже держали Пейдж, еще четыре двигались к ней самой. Фиби огляделась по сторонам, ища поддержки у окружающих, но никто из них, даже Пайпер, и ухом не повел. Она прикинула, какие у них будут шансы в стычке с охранницами, и поняла, что лучше воевать там, где просторнее.

— Ладно, — сказала Фиби. — Мы пойдем с вами.

— Правда? — спросила Пейдж, глядя на нее изумленно и пожимая плечами. Но и она позволила вывести себя из ряда. Фиби бросила прощальный взгляд на Пайпер, но та неотрывно глядела на Мег и по-прежнему будто не замечала сестер. В это время упражнение снова поменялось. Теперь все плясали какой-то странный танец — подпрыгивали и взмахивали руками.

Оказавшись за пределами ряда, охранницы разжали руки, но плотно окружили сестер.

— Сюда, — сказала главная и потащила их вниз. Потом их повели вдоль ограды. Фиби уви-дела, что все выходы со стадиона перекрыты женщинами в розовом.

— Вы нам здесь не нужны, — сказала та, что с хвостиком, остановившись. — И мы от вас избавимся.

— У нас свободная страна, — возразила Фиби.

Блондинка подняла руку, в которой оказался зажат автоматический пистолет.

— Свободная страна снаружи, — произнесла она издевательским тоном. — А здесь другие правила.


ГЛАВА 17


Лео сидел на траве и обрывал сосновые иголки. Он видел лишь ограду стадиона, но не мог разглядеть то, что творилось внутри. Переместиться внутрь Лео попробовал уже после того, как сестры скрылись из виду, и теперь не мог сказать им о своем бессилии.

Оно взволновало его больше, чем все остальное. Мег поставила магическую защиту над стадионом. Значит, ей есть что скрывать.

И теперь он не поможет сестрам спасти Пайпер. Конечно, он верил в их силы, но предпочел бы сам пойти вместо них. А сейчас приходилось хотя бы остаться поблизости — на всякий случай. День был теплым, солнышко — ласковым, а запахи сосны и влажной травы навевали приятные воспоминания о более светлых временах. И если бы жена не попала в плен, то все было бы просто замечательно.

Даже с такого расстояния Лео слышал громовые аплодисменты и музыку. Они возбуждали тех, кто находился внутри ограждения, а его лишь все больше волновали. Он старался уло-вить возможный призыв сестер, по-прежнему запертых там.

Вскоре, наблюдая за молодым отцом, гонявшим с сынишкой резиновый мячик, Лео за-метил Дэррила Морриса, из-за теплой погоды снявшего свой пиджак. Тугой галстук впивался в его горло. Детектив заметно вспотел, но не только от жары. Он казался очень озабоченным и быстро шагал вдоль ограждения, как будто ища лазейку. «Кажется, мы думаем об одном и том же», — понял Лео, поднимаясь с земли. Оглядевшись и увидев, что за ним никто не следит, он мигом переместился к полицейскому и позвал:

— Дэррил!

Тот обернулся, его руки инстинктивно потянулись к кобуре.

— Ах, это ты! Рад тебя видеть, — произнес детектив с облегчением, потом указал в сторону арены: — Насколько я понимаю, сестрички там?

Лео кивнул.

— Так я и знал, — вздохнул Дэррил. — Я всегда делюсь с ними информацией и прошу помочь мне, но почти никогда и не получаю помощи. Как тебе это нравится?

Лео покачал головой, выказывая сочувствие, и сказал:

— Я прекрасно тебя понимаю... А тебя что сюда привело? Ведешь официальное расследование?

— Нет, просто у меня нехорошее предчувствие, — поделился с ним детектив. — Я пытался проникнуть внутрь, но без толку.

— Если бы только знать, что там творится... Даже я не могу туда проникнуть, — сообщил Лео.

Дэррил поглядел на него удивленно:

— Значит, все куда хуже, чем я думал?

— Похоже на то.

— Не зря я, наверное, вызвал взвод подкрепления. Так или иначе, но мы туда прорвемся. — В голосе полицейского прозвучала уверенность.

«Хорошо бы, — подумал Лео с некоторым сомнением в успехе. — Только бы не опоздать».


***


Пейдж и раньше-то недолюбливала оружие, особенно когда оно было направлено на нее.

— Прекратите, — сказала она слегка дрожащим голосом.

—Держи карман шире, — ухмыльнулась охранница.

 — А зачем вам пушка? — спросила Фиби.

Охранница внимательно оглядела их и ответила:

— Нам велели за вами присматривать.

— Велели? — заинтересовалась Фиби. — Кто же?

— Не ваше дело!

— Нет, как раз наше, — возразила Пейдж. Значит, Мег предупредила свою охрану об их появлении? А может быть, даже Пайпер? Неужели она зашла так далеко?

— Как бы не так! У вас вообще скоро не будет дел, — туманно сообщила воинственная охранница.

На ее лице появилась странная улыбка, совсем не понравившаяся Пейдж.

Нос пистолетом трудно было спорить.

Пейдж увидела, что ни одну из гимнасток, продолжавших свои занятия, вовсе не смущал вид оружия.

— Вы что же, собираетесь пристрелить нас прямо здесь, при всех? — спросила она.

— Почему бы и нет? — пожала плечами амазонка в розовом. — При таком шуме никто ничего не разберет.

Пейдж поняла, что это правда. В самом деле, музыка и восторженные крики заглушали все посторонние звуки.

— Пистолет, — сказала она, собираясь переместить его к себе. Но ничего не произошло.

 Охранница тем временем направила дуло прямо ей в сердце.

Фиби больше не стала ждать — взмахнув ногой, она выбила из руки пистолет. Видя, что нападавшая теряет равновесие, ведьма метким ударом отправила ее наземь.

Пейдж в тот же миг ударила по ноге женщину, державшую ее сзади. Та вскрикнула от боли. Пейдж врезала ей локтем и отпихнула от себя.

Блондинка с хвостиком выстрелила, но промазала из-за поднявшейся суматохи. Чьи- то руки тянулись к Пейдж, но она не стояла на месте, уворачиваясь и продолжая наносить уда-ры. Фиби безуспешно пыталась использовать свой дар левитации. Впрочем, она и без него поднаторела в боевых искусствах, и если Пейдж лишь оборонялась, то средняя сестра нападала, нанося противнику ощутимый вред. Она расчищала себе дорогу к блондинке, все еще сжимавшей пистолет.

Пейдж избрала другую стратегию — ей просто хотелось улизнуть отсюда в город, подальше от этих зомби, которыми все так же управляла Мег. Но согласовывать боевые действия было некогда.

Она видела, как Фиби пробивается сквозь заслон охранниц, словно какая-то неудержимая сила. «А с нашими способностями было бы куда проще, — подумала Пейдж. — Только бы не забыть уничтожить то, что создает магическую защиту». Двое женщин схватили ее за руки. Вырываясь, она увидела, что трое все-таки поймали Фиби. И одна из них приставила пистолет к ее голове. Фиби старалась вырваться, но ее держали слишком крепко. На лице блондинки вновь появилась издевательская улыбка. Пейдж попробовала переместиться к ним, но снова ничего не вышло.

Тогда она поступила как простые люди — укусила сжимавшие ее руки. Объятия ослабли, Пейдж закружилась на месте, ударами ног сваливая охранниц на землю. Где-то у нее над левым ухом оглушительно рявкнул пистолет.

Она почувствовала чьи-то руки у себя на плечах и попыталась стряхнуть их, не сразу поняв, что они принадлежат сестре.

— Бежим, Пейдж! — крикнула та. — Надо выбираться отсюда!

Голос доносился откуда-то издалека, будто из-за водной толщи, и Пейдж поняла, что ее оглушил выстрел. Однако она все же смогла вслед за Фиби двинуться к ограждению.

Как только они снова прорвались на поле, Пейдж воскликнула:

— Фиби, эти женщины все еще занимаются, смотри! Они исполняют какой-то ритуал под руководством Мег!

Действительно, все двигались синхронно, словно балерины. И Пейдж сразу заметила во всем этом нечто знакомое.

 Фиби остановилась, оглядываясь по сторонам. Пейдж указала назад:

— Смотри, за нами снова гонятся!

— В самом деле. Что будем делать?

Они снова кинулись бежать, но охранницы не отставали.

— Пайпер могла бы их обездвижить, — заметила Пейдж. — Если бы она только была на нашей стороне!

— Наверное, ее сила тоже здесь не действует, — возразила Фиби. — Но в любом случае нам надо помешать Мег!

Пейдж почувствовала, что ее настигают. Она хотела обернуться, но не успела — две охранницы повалили ее. Фиби бросилась на помощь, но на нее тоже кинулись со всех сторон. А женщины-гимнастки по-прежнему не обращали ни на что внимания, словно ничего не происходило, — они полностью были поглощены упражнениями.

Пейдж понимала, что именно это обстоятельство ужаснее всего остального.


ГЛАВА 18


Лео внезапно схватил Дэррила за руку и вое- кликнул:

— Слыхал? Похоже на выстрел!

— Возможно. Но здесь слишком шумно, — ответил детектив. — В обычной обстановке он, конечно, не спутал бы выстрел ни с каким другим звуком, но не здесь и сейчас. Некоторые думают, что автомобильный выхлоп звучит похоже. Но настоящий выстрел резок, он сразу вызывает страх, особенно в толпе, поскольку указывает на реальную угрозу.

— Нужно обязательно пробраться туда, — говорил тем временем Лео.

— Понятно, вот только как?

Дэррил огляделся в поисках вызванного подкрепления, однако так и не увидел его. Но если за ограждением действительно стреляли, присутствие полицейского просто необходимо. У него и у самого был пистолет. Обычно Дэррил не любил прибегать к оружию, но сейчас ничего другого, видимо, не оставалось.

— Идем, — бросил он, направляясь ко входу на стадион.

Охранницы, заметив их, загородили путь, глядя на них с чувством явного превосходства.

— Я же сказала — никаких мужчин! — произнесла одна из них.

— Ая сказал — я полицейский и мне нужно попасть внутрь, — ответил Дэррил, размахивая своим значком.

— Никуда вы не пройдете, — возразила охранница, наверняка главная.

— У меня есть основания полагать, что здесь произошло преступление, и я должен попасть внутрь, — сказал Дэррил, положив руку на кобуру.

— Вы собираетесь воспользоваться оружием? — спросила главная, явно ожидая поддержки от товарок.

Для Дэррила стало очевидным: эта женщина знала, что он полицейский, знала, что у него есть оружие, знала, что на стадионе произошло преступление, и все-таки не собиралась прекращать свои опасные игры...

— Пока мне нет нужды применять оружие, — сказал Дэррил. — Вы арестованы за сопротивление полиции. То же самое может случиться со всеми, кто будет сопротивляться. Повернуться! Руки за спину! Права зачитаю позже.

Охранница начала исполнять приказ. Теперь по ее глазам стало ясно — до нее доходит, что она натворила. В это время из-за стены донеслись оглушительные крики.

— Начинается, — сказал Лео мрачно. Схватил Дэррила за руку и вместе с ним переместился за спину охраны.

Женщины застыли с окаменевшими лицами, и лишь та, что продолжала поворачиваться, ничего не заметила.

— Идем скорее, — поторопил Лео. — Там моя жена!


***


Фиби уже много раз приходилось сражаться с превосходящими силами противника. Но обычно это были демоны или другие потусторонние твари. Теперь же она боролась с людьми, поэтому она старалась не нанести им особого вреда. На нее навалилось сразу двенадцать женщин, но приходилось лишь обороняться от них, а не надавать им как следует. За себя Фиби могла бы постоять, но нужно было защищать Пейдж. К тому же девушку угнетало сознание, что Пайпер участвовала в ритуале.

Сейчас Фиби едва выдерживала весь этот груз живой плоти. Казалось, ее ребра вот-вот сломаются. Она не могла перевести дыхания и одновременно видела ту блондинку, которая, улыбаясь, наводила на нее пистолет.

Музыка продолжала греметь, но Мег вдруг остановилась. И вся публика тут же замерла вместе с ней. По рядам пробежал удивленный шепот. Мег застыла как вкопанная, ее фирменная улыбка была явно искусственной.

Даже охранницы, схватившие Фиби, сообразили — что-то не так. И Фиби в это мгновение смогла выбраться из кучи малы. Пейдж в это время вылезла из точно такой же кучи. Всеобщее внимание было приковано к странному поведению Мег. Наконец она вышла из оцепенения и простерла руки к небесам. Публика повторила ее движение.

— Они пришли! — закричала Мег, и ее голос, усиленный динамиками, перекрыл музыку. — Они здесь! Другие почтили нас своим присутствием!

Рядом с ней, прямо над сценой появился синий мерцающий круг, похожий нате, что оставляет камень, брошенный в воду.

«Кажется, начинается что-то ужасное, — подумала Фиби. — Не в этом ли цель ритуала?»

Сотни женщин, повторявших одни и те же движения, не понадобились бы для того, чтобы вызвать демона низшего уровня. Значит, через этот круг должно было пройти что-то более значительное.

 Все собравшиеся женщины, включая охранниц в розовом, не понимали того, что происходило на сцене.

— Идем. Тут происходит что-то страшное, — прошептала Фиби на ухо сестре.

— Что же? Гимнастика продолжается? — усмехнулась Пейдж, не видя ничего Особенного.

— Намного хуже! Сейчас появится какой- то особенный демон, — предположила Фиби.

Круг света сделался более ярким, почти ослепительным. Показалась когтистая рука, усеянная шипами. Она отдернула край круга, словно занавеску, просунулась наружу, а затем вылез и весь демон. Он был ростом метра в два с половиной и весил, наверное, около двухсот килограммов. Помимо той руки, что показалась вначале, у него оказались еще две, создававшие неприятную асимметрию. Тело было тучным, при каждом движении трепыхались складки жира. Ноги, толстые, словно пожарные гидранты, оказались довольно короткими. А голова, напоминавшая желе, была снабжена шестью глазами на тонких ниточках и широкой пастью, наполненной острыми зубами. Зрелище было просто омерзительным.

Тем временем светящийся круг исчез.

— Вот это уродина, — прошептала Пейдж. — В самом деле происходит что-то страшное.

Фиби молча кивнула. Мег снова зашевелилась и приблизилась к ужасному созданию.

— Добро пожаловать, — слащаво произнесла она. — Я... я думала, вас будет больше.

— Я один, — ответил демон низким, красивым, будто у прославленного певца, голосом. От этого несоответствия впечатление стало еще более жутким. — Больше вам никто не нужен!

— Еще раз добро пожаловать! Мыс этими женщинами долго и упорно трудились над тем, чтобы вызвать тебя в этот мир, — сообщила Мег с искусственной улыбкой. — Думаю, ты оценишь наше почтение и...

Казалось, демон ее не слышал. Он схватил Мег своей ужасной рукой и поднес ко рту. Брызнула кровь, и в наступившей тишине Фиби почти что услышала, как хрустнула шея жертвы. Отшвырнув ее в сторону, как тряпичную куклу, демон подошел к краю сцены и произнес:

— Какой прекрасный этот ваш мир!

И только тут собравшиеся женщины дико заорали. Теперь, после такой ужасной гибели Мег, все снова стали собой. Воцарилась паника. Фиби видела безумные глаза женщин, не понимавших, почему они здесь очутились. Многие бросились к выходу, образовалась давка.

А демон тем временем начал спускаться со сцены.

— Мы должны что-то предпринять, — крикнула Фиби. — Немедленно!

— А Пайпер?! — воскликнула Пейдж, стараясь перекричать вопли женщин.

Фиби увидела старшую сестру впереди в нескольких рядах от них. Схватившись за руки, сестры кинулись вперед, словно горбуши, борящиеся стечением.

— Пайпер! — закричали они. Вскоре она обернулась и, встретившись глазами с Фиби, на мгновение растерялась, а потом улыбнулась.

— Пайпер, останови их всех! — приказала Фиби. — Всех! Побыстрее!

Лицо старшей сестры озарилось пониманием, она мгновенно превратилась в островок спокойствия посреди моря хаоса. Вскинула руки, и все женщины вокруг нее застыли на месте.

Однако демон не застыл.

— Вот моя добыча! — заорал он, спускаясь со сцены. Жирное тело переваливалось по ступеням, словно студень.

Пайпер снова взмахнула руками, но демон продолжал двигаться.

— Взорви его! — приказала Фиби.

Но и на этот раз ничего не получилось.

Пейдж попробовала переместить демона подальше, но тоже безуспешно.

— Кажется, остается лишь надавать ему по толстой заднице, — заметила Фиби и кинулась к сцене, сжав кулаки.

Сестры бросились следом. Они понимали, что эта тварь очень велика, раз смогла с такой легкостью прикончить Мег. Им приходилось сражаться и с более крупными существами, но этот был как-то особенно огромен.

Уже через мгновение сестры ощутили горячее зловонное дыхание демона. Они встали прямо перед ним, загородив дальнейший путь. Трудно сказать, с какой силой им придется сразиться. Но Сила Трех должна была во что бы то ни стало защитить всех, кто попал сюда не по своей воле.

— Вы всерьез пытаетесь меня напугать? — спросил демон хорошо поставленным актерским голосом.

— Может быть, мы не так велики, как ты, но достаточно сильны, — ответила Фиби. — Попробуй напасть — и убедишься сам!

Тварь кинулась к ней с неожиданной легкостью и проворством. Фиби увернулась, но зловонное дыхание все же коснулось ее. Тогда она сжала шипастые руки демона изо всех сил. Ей захотелось вскрикнуть от боли, а демон как будто ничего не заметил. Фиби отскочила в сторону, видя, что его третья рука изготовилась для удара. Взмыла в воздух и нанесла мощный удар ногой. Но тварь даже не покачнулась.

«Плохи дела, — подумала Фиби. — Этого демона не победишь обычными средствами».

— Попробуйте снова применить магию! — донесся голос Лео. — Используйте Силу Трех!

Обернувшись, она увидела, что он спешит к ним вместе с Деррилом.

 — А что мы, по-твоему, делаем? — ответила Фиби, уворачиваясь от очередного удара. Несколько кресел взлетело в воздух, а на нее уже нацелилась еще одна могучая рука. Ведьма вновь успела увернуться, нанесла очередной бесполезный удар и кинулась к сестрам.

Они тоже не сидели сложа руки. Было ясно: как только демон доберется до неподвижно стоящих женщин, начнется нечто неописуемое. Сестры соединили руки. Как же приятно было вновь ощущать теплые ладони Пайпер!

— Сила Трех! — произнесли Зачарованные негромко.

— А что будем делать-то? — спросила Пейдж.

— Я кое-что придумала, — ответила Пайпер и начала читать заклинание. Сестры подхватили его за нею, чувствуя, как возрастает их общая сила.


Ужасная тварь,

Кем бы ты ни была,

Назад убирайся,

Покуда цела!


Демон замер на месте, немного не дойдя до ближайшей группы застывших женщин. Потом испустил душераздирающий вопль, от которого сестрам захотелось зажать уши, но все-таки не исчез. Фиби увидела, что Пейдж достает пузырек с зельем. Она обладала твердой рукой и острым зрением. Пузырек сверкнул на фоне синего неба.

Как только он ударил демона, в воздух поднялся сноп зеленого пламени. Прокатилась волна зловония, а демон завопил и стал бледнеть.

— Поскольку мы не знали, с чем придется иметь дело, я взяла универсальное средство, — объяснила Пейдж, доставая еще пару пузырьков. Их метнули сестры.

Демон снова завопил, вспыхнув еще и синим, и красным пламенем. Его крики так и звенели в ушах. Когда огонь погас, твари уже не было. Фиби почувствовала, что сестры снова взяли ее за руки.

— Хороший бросок, Пейдж, — похвалила Пайпер сестру.

— Ага, — согласилась та. — Я бы сказала, совсем неплохой.

— У тебя все получилось, — добавила Фиби.

Сестры радостно улыбались. Лео, приблизившись к ним, положил руки на плечи Фиби и Пайпер.

— Да, у нас получилось почти все, но придется сделать еще кое-что... — сообщил им Лео.


ЭПИЛОГ


Пайпер сохранила самое смутное представление о прошедших днях, но была несказанно рада вновь вернуться домой. Она как будто бы совершила кругосветное путешествие, длившееся несколько месяцев. А ведь ей никогда не приходилось путешествовать без сестер и Лео. Дома все было знакомым и уютным. Оказалось даже, что канализацию в клубе починили, чему Пайпер несказанно обрадовалась.

Время, проведенное под контролем Мег, осталось забытым сном, из которого вспоминались временами лишь отдельные обрывки. Она не могла вспомнить Мег, даже увидев ее лицо на плакатах и обложках книг.

Родные наперебой рассказывали ей о случившемся. Пайпер верила им, но в ее голове как-то не укладывалось, что это произошло именно с ней. Единственное, что осталось ей на память, — так это уверенность в себе. Она чувствовала себя лучше и морально, и физически, чего уже давно не наблюдалось. Если это было случайным подарком от Мег, то Пайпер была благодарна ей.

Надо признать, что некоторые методы покойной все-таки были полезны. Жаль только, что она связалась с демоном. Впрочем, Мег даже не знала, какова его настоящая цель. Он будто бы загипнотизировал ее, точно так же, как она — всех остальных.

...Сейчас все семейство сидело в гостиной, попивая чай на травах и обсуждая недавние события. Пайпер чувствовала, что лучше всего на свете просто быть рядом с близкими.

— Хорошо, что все эти женщины не помнят случившегося, — сказала Пейдж.

— Скорее всего все всё позабыли, — согласилась Фиби. — Но если вдруг вспомнят, то станут интересоваться судьбой Мег. Им будет трудно поверить в официальную версию, придуманную Деррилом, — будто бы она сломала шею, свалившись со сцены.

— Да, забвение пойдет им на пользу, — сказала Пейдж. — А мне вот ни за что не забыть эту мерзкую тварь и ее запах. Пожалуй, Мег следовало выбрать существо посимпатичнее. Ведь она столько внимания уделяла внешнему виду.


— Не только, — добавил Лео. — Она много говорила и о внутреннем содержании. Старалась воздействовать на всего человека, а не только на то, что снаружи.

— Как жалко, что она затащила нас к себе насильно, — сказала Пайпер. — Хорошо, когда все кончилось, но жаль пропавших даром двух дней моей жизни.

— Ну, эта цена не так уж велика, — заметила Фиби и добавила с грустью: — Хотелось бы мне забыть то, что случилось с Биллом. Не самого Билла, конечно, — он был отличный мужик, но вот как он погиб...

— Жаль, что доктор Хейвуд не застал такое удивительное событие, — сказала Пейдж. — Его теория подтвердилась. НЛО вовсе не прилетают из космоса, а представляют собой порождение демонов.

— И еще жаль, что Мег смогла управлять нашим сознанием и нашими телами, заставив исполнить ритуал, — добавила Пайпер и отхлебнула из стакана. Хотя она с удовольствием отмечала для себя, что заряда бодрости ей хватит теперь на целый месяц. — Но знаете что, по-моему, самое интересное?

— Что же? — спросил Лео.

— Женщины. Жертвы Мег. В общем, мы. — Пайпер вспомнились лица тех, кто был на стадионе, когда они пришли в себя. Все они глядели друг на друга, растерянные, изумленные от того, что оказались в непривычном месте, окруженные незнакомцами. В то же время их лица сразу же смягчились. Выражение страха почти сразу сменилось улыбками.

Женщины, раньше не знавшие друг друга, начали с интересом общаться. Кто-то обменивался телефонными номерами, кто-то пожимал руки. Они даже не подозревали о том, что пережили, однако невольно сплотились. Повсюду раздавались предложения и дальше тренироваться вместе. Они приглашали друг друга на чашку чая. Паника сама собой улеглась, и все спокойно двинулись к выходу.

— По-моему, — сказала Пайпер, присев на подлокотник кресла Лео и обнимая его за шею, — демон оказал городу услугу.

— Убрал Мег, — встряла Пейдж.

— Верно, — согласилась Пайпер. — Но не только. Он сделал нас сильнее, сплотил тысячи женщин, до этого не знакомых друг с другом. Даже если они не вспомнят о случившемся, то все равно теперь не расстанутся. Не знаю, чем они будут заниматься, но наверняка чем-то хорошим. Эти женщины прониклись симпатией друг к другу, а это полезно всем.

— Значит, Мег в конце концов добилась своего, — заметила Фиби. — Хотя бы частично. Мы так и не узнаем, насколько были велики ее амбиции и насколько — демона.

 — Может быть, мы и не достигли собственного идеала, — согласилась Пейдж, — но все же нам стало заметно лучше. Я говорю о нас всех, о женщинах Сан-Франциско. А это не так уж мало...

Сестры снова рассмеялись. Пайпер заметила, что Лео глядит на нее с любовью, наклонилась к нему и поцеловала в колючую заросшую щеку.

— Кое-кому нужно побриться, — прошептала она ему на ухо. — А после отмети м как следует мое возвращение домой.

Лео потер лицо и вдруг вскочил:

— В самом деле, поднимусь к себе и побреюсь! А потом хорошо бы ты зашла ко мне...

—Ладно, — согласилась Пайпер, решив, что зайдет ненадолго: ей хотелось побыть с сестрами и насладиться тем, что они снова вместе.



Примечания

1

Аватара — в индуистской мифологии божество, сошедшее на землю, воплотившееся в смертное существо ради спасения мира. — Примеч. пер.


home | my bookshelf | | Выживает сильнейший |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу