Book: Детство сияющей птицы



Детство сияющей птицы





Владимир Шак




Детство сияющей птицы

Истории из жизни птенца сойки



Шрифты предоставлены компанией «ПараТайп»




© Владимир Шак, 2018


Современное слово «сойка», принадлежащее птице с яркой расцветкой перьев, происходит от старинного слова «соять» — сиять, то есть.

Испокон века сияющую птицу и любили, и уважали. Даже день особой для нее ввели в календарь. Он так и называется: Сойкин день.

Вот о ней — о сияющей птице, и идет речь в книге.


18+


Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero





Оглавление

Детство сияющей птицы

Потерявшийся птенец сойки нашел себе семью

По городу летает сияющее счастье

Птенец сойки дразнит кошку

Птенец сойки сам себе отыскал обед

Птенец сойки отблагодарил людей за заботу

В городе объявился сияющий сборщик винограда

Птенец сойки устроил себе день рождения

Сойкин день

Сойка в стихах

Сойка в прозе

Сойка в искусстве

Фотогалерея



Потерявшийся птенец сойки нашел себе семью

Вот какой птичьей историей в начале июля 2018 года поделился с газетой, в которой я работаю, один из читателей:

«Намедни утром жена выносила мусор, а вернулась домой не одна — принесла птенца сойки. Говорит, бродил возле мусорки, приставая к прохожим: возьмите, мол, к себе и покормите, а то я потерялся и очень проголодался.

Ну, сварили Сойкину, как назвали мы приемыша, который семью для себя, получается, сам выбрал, овсяную кашу, добавили в нее яйцо вкрутую — – птенец ел, покрякивая от удовольствия. Угодили малышу. Кстати, вел себя он все время тихо и мирно, только иногда издавал звуки, похожие… да ни на что не похожие! Нечто среднее между скрежетом и писком птичьим. Но не писк — точно.

А потом Сойкин… легко выпорхнул из окна и улетел.

Но не навсегда. Прошло немного времени — он снова на окне: угощайте, дескать, я же видел, что у вас каша осталась.

Так и подкармливаем очень сообразительного птенца сияющей птицы: как мы разобрались, слово «сойка» происходит от старинного красивого слова «соять» — с ударением на «о», что означает «сиять». Очень точное название для такой птицы. Сияющая она и есть. Несущая сияние в мир.

Кстати, сойки, которые живут у нас во дворе — мы их давно заприметили и иногда, когда подлетают ближе, подкармливаем их, в этот раз — после появления у нас Сойкина, тоже наведывались к нам.

Но птенца с собой не взяли. Не наш, говорят. Наши все дома.

Ну, не ваш, так не ваш. Будем сами за ним присматривать».

А еще выяснилось, как рассказал Сойкин-старший — так птичий усыновитель в шутку окрестил себя, что Сойкин-младший очень хозяйственный малыш: отыскав в траве несколько крохотных кусочков хлеба, оставшихся от обеда голубей, он подобрал их и спрятал среди ветвей стоящей у дороги липы.

На всякий случай: непонятно ж пока, как жизнь дальше сложится, а тут хоть что-то в запасе будет.

*

Жила птица сойка,

Звали сойку Зойка.

А у Зойки были

Перья голубые.

Это все, что с первого раза мне подсказал всезнающий Интернет о семействе птиц, к которым принадлежит Сойкин.

К тому же, стихотворение было не полным: оно на этой строфе и обрывалось. Процитировавшая его не помнила продолжения и просила народ подсказать, что там было дальше.

Я такого стихотворения вообще не знал. Но таки выяснил, что ж там было дальше.

Оказывается, в стихотворении речь дальше идет о синице, которая заняла у сойки… несколько песен. И не вернула их. И сойка осталась без голоса.

И сейчас поэтому она не поет, а… скрежещет — будто ржавым гвоздем что-то царапает на дне ржавого цинкового таза — такие, помнится, в коммунистические времена в общественных банях выдавали.

Чтобы хоть как-то расширить в Интернете знание о сойке, вместе с новыми родителями Сойкина мы решили зафиксировать самые любопытные моменты из его юной сияющей жизни — в виде писем в газету.

Что из этого получилось — судить уважаемым читателям.

Кстати, фотографии Сойкина птенца Сойкин-старший разрешил мне использовать по собственному усмотрению. «Пусть они принадлежат птицам», — решил их автор.

Ну, так тому и быть.

Владимир ШАК,

журналист, литератор

Запорожье, август 2018

Детство сияющей птицы

«И что у вас на счет обеда слышно?» Сойкин прилетел за угощением, июль 2018 года



По городу летает сияющее счастье

«Здравствуйте, Владимир!

Напоминаем о себе, как и договаривались с вами. С Сойкиным все в порядке — харчуется у нас уже три недели. Он заметно подрос, стал не таким крикливым и суетливым.

Если в первые дни, завидев угощение, начинал смешно вспархивать крылышками, требовательно вереща при этом, то теперь молча ждет, когда его пригласят к импровизированному столу, который мы устроили для него за окном — на крохотном балкончике [на нем мы до поздней осени храним картошку и кое-что из овощей].

В еде Сойкин по-прежнему совершенно не переборчив. Любит вареное, мелко рубленое яйцо. А желток так вообще обожает: аж потихоньку верещит от удовольствия, когда его ест [птенцы соек, оказывается, не умеют пищать, как другие птенцы — издают звуки, которые я называю верещанием, хотя это не совсем верещание]. Не отказывается птах также и от куриного мяса и вареной картошки.

С удовольствием ест дыни.

А, увидев, что наша кошка Зося [из уличных красавиц, кстати. Она, как и Сойкин, тоже себе в свое время выбрала приемную семью — нас, то есть] подкрепляется отварной рыбой — бычками, потребовал, чтобы угостили и его.

Попробовал, но без энтузиазма.

Часть недоеденного, между прочим, Сойкин уносит с собой — на всякий случай. Очень запасливый! Создается впечатление, что он уже не одну голодную зиму пережил, поэтому, значит, и приберегает харчи: схованки делает.

Я читал, что лесные сойки таким образом столько желудей на зиму заготавливают, что их запасов хватает и на белок даже — в связи с тем, что о некоторых своих тайниках птицы просто-напросто забывают

Всего вам доброго, от Сойкина привет!»

***

Я со своей стороны тоже не терял время даром. Выяснил, что современное слово «сойка» происходит от старинного слова «соять» — сиять, то есть.

А по-английски название этой сияющей птицы звучит как «jау». Оно происходит от греческого «gaia» или «gаеа», что указывает на связь сойки с Матерью-Землей.

И еще.

Один древнегреческий миф повествует о том, что жизнь зародилась от союза Геи [Матери-Земли] и Урана [Отца-Неба]. Этот миф позволяет понять, в чем состоит основное символическое свойство сойки: сияющая птица способна устанавливать связь между небом и землей, благодаря чему сила обоих этих начал возрастает.

Об этой способности говорят белые и черные отметины на голубых крыльях сойки: Воздух [голубой цвет] отделяет Небеса [белый] от Земли [черный].

В связи с тем, что птица свободно перемещается между Землей и Небесами, используя первозданные энергии на этих обоих уровнях, она, по сути, является… летающим сияющим счастьем.

Вот, оказывается, с кем рядом мы живем. Кто нас опекает.

Детство сияющей птицы

"Улетаю, но обещаю вернуться!"



Птенец сойки дразнит кошку

«Добрый день, Владимир!

В ответ на вашу утреннюю эсэмэску, в которой вы любопытствуете, есть ли о Сойкине новости, уведомляю с удовольствием: очень даже есть!

Сойкину предложили еще одно блюдо: морковь с добавлением мякоти абрикосов. Принял его, как говорится, на «ура» одобрительными вскриками, похожими на… куриное кудахтанье, пожалуй.

Довольным остался. И сытым. В общем, растет.

Кстати, на утренней прогулке, а я, как вы знаете, гуляю по городу — исключительно для пользы здоровья, очень рано, можно сказать, по пустым улицам, увидел, как в доме напротив какой-то дедушка, проживающий на втором этаже, кормит яблоком… нашего Сойкина. Вот хитрец, думаю: нашел себе запасной стол.

Не пропадет в жизни. И это хорошо.

А еще Сойкин все время внимательно присматривается к окружающим птицам — своих, видимо, ищет. Даже голубям дружбу предлагал, но не приняли те сияющего птенца в свою компанию: без тебя, мол, хлопот полно.

Ну и вот какой казус с Сойкиным как-то приключился: прилетев на завтрак, он ошибся окном и оказался рядом… с кошкой Зосей, которая в свободное ото сна время назначает себя дежурной по двору и следит, не спускаясь с подоконника, за порядком на подконтрольной ей территории.

Прилетевшему к открытому окну невесть откуда — как с неба свалившемуся [что почти так и было] Сойкину, Зося удивилась, конечно же, и пригрозила ему тут же: мне ж тебя споймать, если не исчезнешь, только лапой пошевелить.

Птенец сияющей птицы за словом в карман не полез, однако. А не напомните, говорит, как национальное жилье индейцев называется?

Могу напомнить, тетенька, коль запамятовали: фигвам называется! Что в переводе означает: не боюсь я ваших лап, потому что крылья быстрые имею.

Короче, при своих интересах оба остались.

Но Сойкин с того момента периодически стал подлетать к окну с наблюдательной кошкой.

Реакцию ее проверяет. И смелость в себе развивает».

Детство сияющей птицы

Ничего особенного: птенца сойки подкармливают яблоком из открытого окна на втором этаже

Детство сияющей птицы

Сойкин и кошка Зося

Детство сияющей птицы

«Помните историю о национальном жилье индейцев?»

Детство сияющей птицы

Сойкин и кошка Зося

Детство сияющей птицы

«Ваша кошка дома?» «Дома» «А почему шепотом отвечаете?» «Спит»



Птенец сойки сам себе отыскал обед

«Здравствуйте, Владимир!

Спешу поделиться с вами свежей историей, связанной с нашим общим другом — птенцом сойки по фамилии Сойкин. Ведет себя он, к слову, вполне мирно, даже с кошкой Зосей, которая тоже состоит у нас в семье на довольствии, почти ужился: старается не замечать ее. А Зося, когда Сойкин громким, ни на что не похожим криком извещает о своем подлете, делает вид, что крепко спит.

Хотя не спит: ушки подвижные выдают ее.

Однако в последние дни Сойкин стал прилетать реже. Вероятно, совсем освоился в мире, разобрался, кто есть кто, и нашел в нем место для себя.

Сегодня, например, его в первой половине дня вообще не было.

Хотя угощение для него было приготовлено как обычно и выставлено — в небольшой тарелочке, как обычно, за окно — в знакомое Сойкину место.

К полудню, чтобы еда не испортилась, мы ее убрали в холодильник, а окно оставили открытым — очень уж жарко.

А, когда спустя еще какое-то время я заглянул в кухню, увидел там… Сойкина, который в одиночестве ел… дыню, оставленную на столе.

Как можно было понять, намотавшись по своим птичьим делам, Сойкин, наконец, проголодался и, не найдя своего обеда в привычном месте, влетел в окно кухни и стал искать, чем бы там подкрепиться.

И таки нашел.

Фотография с обедающим Сойкиным, к сожалению, не очень качественная получилась: снимал ведь на мобилку и впопыхах. Но различить, что происходит на столе, можно.

Между прочим, птенцу так понравилось хозяйничать на кухне, что он потом несколько раз залетал в окно, приземляясь прямо на стол: чем, мол, у вас тут еще можно поживиться?»

Детство сияющей птицы

Сойкин подкрепляется дыней — прямо на обеденном столе

Детство сияющей птицы

Сияющий контролер хозяйничает

Детство сияющей птицы

Сойкину выставили угощение на стол, а не за окно



Птенец сойки отблагодарил людей за заботу

«Здравствуйте, Владимир!

Буду краток: слов нет, чтобы высказать, как нас удивил Сойкин. Мы просто поражены.

Как я уже говорил, прилетать он стал реже, но сегодня утром прибыл — по старой привычке, на завтрак.

Но! Прибыл он не с пустым клювом: принес… крохотный кусочек сыра. Придерживая его лапой, деловито осмотрелся и, чтобы не было сомнений, кому предназначается угощение, оставил сыр на окне, аккуратно, прямо у нас на глазах, вложив в гнездо от оконного шпингалета.

И… умчался: «Пробуйте, мол, без меня. Угощения, правда, не много, но зато от души».

Мы, кстати, были в комнате, но, услышав его негромкий, не похожий ни на чей другой птичий, голос пришли в кухню, чтобы встретить гостя и сделать снимок, как мы это делаем почти каждый раз. А оказалось, что Сойкин с подарком заявился.

Спасибо, сияющая птица!

Растрогал».

Детство сияющей птицы

Сойкин с кусочком сыра

Детство сияющей птицы

Сойкин решает, как быть с сыром

Детство сияющей птицы

«Я тут это, сыра вам раздобыл, угощайтесь, однако!»





В городе объявился сияющий сборщик винограда

«Здравствуйте, Владимир!

В свежем номере газеты прочитали ваше сообщение о Сойкине, благодарим.

Сойкин заметно подрос он уже вполне похож на взрослую птицу. Только доверчивый по-детски. И по детски же любознательный: все ему интересно, всего попробовать хочется.

Намедни вот мы с дачи вернулись. Ну, предложили подоспевшему к этому моменту Сойкину несколько прозрачных, с отражением лучиков солнца на боках виноградин. Сияющий птенец внимательно осмотрел угощение — впервые ж видел такое, потом осторожно взял самую крупную ягодину в клюв и… умчался с ней. Но скоро вернулся: понравилось. И, прощебетав что-то на своем языке [птенцы сойки не пищат, как я уже отмечал, а издают особые звуки, похожие на шипение или шуршание], взялся за следующую ягоду.

И вскоре управился со всеми. При этом одну ягодку — по своей привычке делать схованки, спрятал у соседей под окном — нашел там щелочку; еще одну примостил на спиленном дереве — в отверстие между корой и стволом ее упрятал, а третью пристроил… под дворником стоявшей поблизости машины, которая вскоре… уехала.

Вместе со сладкой схованкой Сойкина.

Машина, если будете об этом тоже рассказывать у себя в газете, серо-зеленая, с тонированными окнами. Так что если ее хозяин обнаружит под дворником виноградину спелую, пусть знает, что это — подарок от сияющей птицы сойки.

Съедать его можно смело: Сойкин вряд ли номер машины запомнил — он далек от таких пустяков. Птицы ведь уверены: все, что вокруг — принадлежит им. Небеса бескрайние, солнце сияющее, земля щедрая, производящая такие вкусные вещи, как виноград. А машина — это так, суета сует и хлопоты лишние.

И птицы, доложу я вам, правы в своем убеждении по-детски наивном. Как бывают правы — всегда и во всем, дети [помните старинную истину: «Устами младенца…» и т.д.]».

Детство сияющей птицы

Сойкин и виноград

Детство сияющей птицы

Сойкин и виноград



Птенец сойки устроил себе день рождения

«Добрый вечер, Владимир!

Несколько задержался с письмом, зато у меня есть для вас кое-что интересное. Сойкин, который, как вы помните, харчится у нас с 8 июля, за последнее время стал вполне самостоятельной птицей: не суетливой, не крикливой, очень любящей купаться, кстати. Специально для водных процедур ему на балкончике, куда он прилетает за угощением, установили емкость с водой — пластиковую ванночку.

Из еды все так же предпочитает вареное яйцо — уже даже не мелкорубленое, как раньше, а просто пошинкованное — как для салата, например. Уважает мясо всех сортов. Причем ест его так: кусочек проглотит, одобрительно что-то пробормочет — типа, благодарю за угощение, постоит несколько мгновений, оценивающе разглядывая остатки еды. Затем еще один кусочек проглотит, а третий уносит в клюве в схованку.

Насколько мы поняли, таких схованок у него много. Причем в разных местах разные продукты припрятаны: отдельно — мясо, отдельно — виноградины, отдельно — кусочки грецкого ореха, которые ему тоже иногда перепадают — если не от нас, то от соседей, к которым Сойкин нередко наведывается. Очень хозяйственная и запасливая птица.

А нынче Сойкин в схованку унес… кусок шоколадки. Ладный такой — четвертую часть целой черной, 78-процентной «рошенки».

К сладостям наша семья равнодушна, а вот черным шоколадом иногда закусываем. Так и в этот раз было: развернув на кухне принесенную из магазина шоколадку, я собрался ее разделить на части — по разделительным отметкам, а тут — Сойкин.

Никого не замечая, пристроился возле емкости с водой — то ли пить собрался, то ли купаться. Я же в этот момент чуть отвлекся — к неожиданно зазвонившей мобилке вышел, оставив при этом недоразвернутый кусочек шоколадки на столе.

А когда вернулся, увидел, что Сойкин… пребывает на том столе и колдует над моей шоколадкой, решая, видимо, дилемму: то ли тут ее есть, то ли уносить с собой. Лучше бы, конечно, унести богом посланную, пахнущую миндалем сюрпризину, но она — тяжелая. А тут если есть начинать — делиться придется, скорее всего. А могут и вообще отнять: это, мол, не для птиц.

Только я собрался что-то произнести, а Сойкин уже решил свою дилемму: подхватил шоколадку клювом и, пролетев по кухне — стол обеденный, кстати, не у самого окна находится, а поодаль, выпорхнул на улицу.

Но далеко похищенное не понес — тяжелая шоколадка все же: пристроил ее на ствол спиленного дерева, которое находится на небольшом удалении от дома.

И там принялся внимательно изучать добычу. А потом стал угощаться, аккуратно сняв клювом с шоколадки остатки золотинки. При этом создавалось впечатление, что с шоколадом он, как говорится, на «ты».

Может, у него дедушка на шоколадной фабрике на должности какой состоял? У кота Матроскина дедушка ж работал на фабрике — гуталиновой, правда, а чем дедушка Сойкина хуже?

Короче говоря, Сойкин себе с заимствованной шоколадкой день рождения устроил.

Я сам, к слову, такой: как только мне в чем-нибудь повезет, так у меня сразу повод для дня рождения возникает.

А у вас как на сей счет?

P.S. Фото похитителя я сделал, правда, оно не очень качественное получилось: обычная ж мобилка под рукой была, а не хитрый Никон, скажем, который не только снимает, но и потом самолично фотографии вручает попавшим в объектив людям.

Но разобраться с моим снимком можно: на стволе спиленного дерева Сойкин внимательно изучает шоколадку. Светлое пятно ближе к краю ствола — снятая им золотинка.

Ну, с днем рождения, сияющая птица!»

***

А потом было еще одно короткое сообщение от Сойкина-старшего:

«Сегодня наш малыш прилетел не один — с подругой. Она такая же шустрая, как и он, но много осторожнее.

Получается, у Сойкина, наконец, завершилось почти беззаботное детство и началась… полная неожиданных открытий юность.

Как быстро растут наши дети!

Летите, дорогие, и помните: в родном доме, из которого вы выпорхнули в большую жизнь, для вас всегда открыты двери, там вас всего помнят, любят и ждут».

Детство сияющей птицы

Похититель шоколада Сойкин

Детство сияющей птицы

«Ну, что поделываем? Только не рассказывайте, что кроме махонького кусочка шоколада у вас больше ничего не планировалось на обед».



Сойкин день

Народный праздник Сойкин день отмечается 11 декабря [по старому стилю — 28 ноября]. В православном календаре это день почтения памяти мученика Иринарха Севастийского. Другие названия праздника: «Иринархов день», «Степаны зимние», «Птица сойка».

Согласно легенде, Иринарх жил в третьем столетии нашей эры в Армении, которая в то время входила в Римскую империю. Он был палачом. Многие годы занимался истязаниями мучеников, которые были приговорены императором Диоклетианом к страданиям и смерти. Однажды во время казни семи женщин-христианок, он понял что тоже хочет стать христианином. Иринарх тут же заявил об этом во всеуслышание и признал Иисуса Христа истинным Богом. После этого принял мученическую смерть от руки собрата по ремеслу.

На Руси в день памяти Иринарха чествовали сойку — птицу с ярким оперением, широким хохолком на голове и длинным хвостом.

Сойка, повествует далее календарь народных праздников, — лесная птица, которая известна тем, что подражает пению других птиц. Может она воспроизводить и другие звуки — от стука топора до человеческого голоса. На Руси в старые времена говорили, что если в свой день сойка прилетит к окну и станет у него кричать, то это добрый знак. Мудрый человек, услышав такой сигнал, выйдет из дома и последует за птичкой. Считалось, что сойка может показать дорогу к счастью.

На Руси сойка была покровительницей и заступницей новорожденных. Верили, что «сойка просит заступничества у вороньей стаи, у метели-крутели за рожденного в этот день, а родившемуся приносит на своем хвосте счастье и удачу».

Сойку в народе называли вещуньей. Существовало поверье, что у этой пташки на крылышках находятся небольшие зеркальца, в которых можно увидеть свое будущее. Узнать, что тебя ожидает, в этот день можно было и без помощи этой птицы. Крестьяне подходили к колодцу и слушали воду. Если слышалось позвякивание — можно было ждать прибыли, а если стояла тишина — на успех не стоило и рассчитывать.

Поговорки и приметы, связанные с Сойкиным днем:

— Если сойка в этот день сядет на окно и начнет кричать — это хороший знак.

— Если последовать за встреченной сойкой, то она откроет дорогу к счастью.

— Если в этот день вороны летают по небу — быть скорому снегопаду, расселись по земле — быть оттепели, а коли сидят стаями на нижних ветвях или в самой кроне деревьев ближе к стволу — быть ненастью с ветром.

— В колодце в Сойкин день что-то позвякивает — к богатству.



Сойка в стихах

Как оказалось, о такой необыкновенно красивой, полумистической птице почти не создано стихов. Я не имею в виду невнятного бормотания типа «С ветки на землю прыгает птица, Примерно как галка размером она». Речь веду о добротно сделанных, добротно выписанных стихи.

К собственному превеликому удивлению, мое внимание привлекли только рифмованные строки, обнаруженные на странице, которая называлась так: «Логопедические стихи для автоматизации произношения звука».

Вот, что там сказано о сойке:

Сквозь высокую осоку

Видно сойке, как высоко

Сорок соколов летят,

С сосен совушки следят!

Спрячет сойка свой носок,

Смолкнет сойкин голосок…


Еще я отыскал стихи Петра Комарова о сойке-пересмешнице:

Непоседливая сойка

Хитрым делом занята:

Пересмешничает бойко

Возле каждого куста.

Всем она дает уроки,

И сама за полчаса

У дрозда и у сороки

Перехватит голоса,

Петухом зальется звонко,

Фыркнет кошкой у окна,

Передразнит жеребенка —

Молодого скакуна.

Лесоруб идет с пилой —

Сойка вертится юлой:

Глаз жемчужный завела

И запела, как пила!..

Всех смешит шальная птица,

Потерявшая покой.

И народ не зря дивится

Пересмешнице такой.


А потом мне на глаза попало давнее стихотворение Вероники Тушновой — не о сойке, правда, о любви. Но сойка в нем тоже присутствует:

Я рада, что было так немо и прямо,

так просто и трудно,

так нежно и зло,

что осенью пахло

тревожно и пряно,

что дымное небо на склоны ползло.

Что сплетница сойка

до хрипу кричала,

на все побережье про нас раззвоня.

Что я ничего тебе

не обещала

и ты ничего не просил

у меня.

Искренние, пронзительные стихи, как и все творчество этой поэтессы, которую я для себя открыл много-много лет назад — в начале восьмидесятых годов прошлого столетия. А ее «Сто часов счастья», которые и мне довелось набрать, я вообще считал вершиной женской любовной лирики.


И совсем уж неожиданное отыскалось у Варлама Шаламова, которого я бесконечно уважаю:

Луна, точно снежная сойка,

Влетает в окошко ко мне

И крыльями машет над койкой,

Когтями скребет по стене.

И бьется на белых страницах,

Пугаясь людского жилья,

Моя полуночная птица,

Бездомная прелесть моя.


Ну а в завершение сияющего, скажем так, поэтического обозрения мне осталось только уважаемую Лину Костенко процитировать:

Сю ніч зорі чомусь колючі,

Як налякані їжачки.

Сю ніч сойка кричала в кручі,

Сю ніч ворон сказав: «Апчхи!»

Сю ніч квітка питала квітку:

— Що ж це робиться, поясни?

Тільки вчора було ще влітку,

А сьогодні вже восени!

Потрясающие чистотой стихи. Родниковой чистотой. Стихи из детства.



Сойка в прозе

Сойки

Иван Соколов-Микитов


Это было ранней весною. Лес ещё не успел одеться.

Мы шли в лесу по нашей тропинке. Вдруг послышались тихие, незнакомые и очень приятные звуки. Было похоже, что в глухом лесу собрались настоящие музыканты, играют на флейтах, фаготах и еще каких-то диковинных инструментах.

Прячась за деревьями, мы увидели много рыжеватых соек. Усевшись на сучках деревьев, сойки пели и щебетали. Раньше мы не знали, ни от кого не слыхали, что беспокойные, крикливые сойки умеют красиво петь и даже устраивать концерты. Обычно их можно видеть на лесных дорогах и опушках. Заметит сойка собаку или человека и, перелетая с сучка на сучок, издает резкий, тревожный и неприятный крик. По этому крику звери и птицы узнают о близкой опасности, стараются поскорее укрыться.

А тут поют!

Подкравшись тихонько, мы стали слушать лесную музыку, любоваться веселыми, нарядными музыкантами.

Неожиданно лесной концерт был испорчен. По нашим следам примчался мой охотничий пес Фомка. С высунутым мокрым языком он стал носиться под деревьями и распугал соек. С тревожным криком они разлетелись.

Мы очень рассердились на глупого Фомку.

***


Три сойки

Юрий Коваль


Когда в лесу кричит сойка — мне кажется, что огромная еловая шишка трется о сосновую кору.

Но зачем шишке об кору тереться? Разве по глупости?

А сойка кричит для красоты. Она думает, что это она поет. Вот ведь какое птичье заблуждение!

А на вид сойка хороша: головка палевая с хохолком, на крыльях — зеркала голубые, а уж голос, как у граблей — скрип да хрип.

Вот раз на рябине собрались три сойки и давай орать. Орали, орали, драли горло — надоели. Выскочил я из дому — сразу разлетелись.

Подошел к рябине — ничего под рябиной не видно, и на ветках все в порядке, непонятно, чего они кричали. Правда, рябина еще не совсем созрела, не красная, не багряная, а ведь пора — сентябрь.

Ушел я в дом, а сойки опять на рябину слетелись, орут, грабли дерут.

Вслушался я и подумал, что они со смыслом трещат.

Одна кричит:

«Дозреет! Дозреет!»

Другая:

«Догреет! Догреет!»

А третья кричит:

«Тринтрябрь!»

Первую я сразу понял. Это она про рябину кричала — мол, рябина еще дозреет, вторая — что солнце рябину догреет, а третью не мог понять.

Потом сообразил, что сойкин «тринтрябрь» — это наш сентябрь. Для ее-то голоса сентябрь слишком нежное слово.

Между прочим, сойку я эту заприметил. Слушал ее и в октябре, и в ноябре, и все она кричала: «Тринтрябрь».

Вот ведь глупая: вся-то наша осень для нее — тринтрябрь.

***


Зимние пересмешники

Леонид Семаго


В конце февраля, в тихие ясные дни, когда ладонь уже ощущает тепло нагретых стволов сосен, у соек приходит пора подыскивать пару и создавать семью. Еще никто не заявлял прав на владение гнездовой территорией. Открытая неприязнь друг к другу, ссоры и драки между самцами исключены. Искусство полета показать негде, да и не настолько высоко оно. Громким криком не удивишь. Остается заслужить благосклонность чем-то приятным, и ради единственной слушательницы в лесу устраивается настоящий концерт. А уж на том концерте кто во что горазд.

В ее небольшом певческом окружении есть и настоящие таланты, которые могут покорить самых придирчивых знатоков птичьего пения, есть и робкие новички, у которых кроме непонятного щебетания, шипения и взвизгивания ничего нет. Соек природа одарила не только пестрым нарядом, но и талантом пересмешничества. И каждый поет то, что понравилось ему самому и чем он рассчитывает произвести впечатление, вплоть до совершенно невероятного и несуществующего в окружающей природе смешения звуков.

Поющий самец выглядит комично головастым, потому что перья на голове у него стоят почти торчком, В эти минуты он настолько занят ухаживанием, что теряет обычную осторожность и позволяет смотреть на себя вблизи. Видно, как трепещет перо на горле, а до слуха долетает однотонное мурлыканье с ритмичным позвякиванием чайной ложечки о край тонкого стакана, шепелявое причмокивание с протяжным мяуканьем и что-то вовсе неузнаваемое. Поет, как и многие пересмешники, вполголоса и даже тише, чтобы, наверное, не сфальшивить.

Иногда произношение чужого может быть безукоризненным, и тогда сойка орет в полный голос, с изумительной точностью, хотя и не к месту, не к случаю повторяя других птиц. Однажды мглистым осенним утром услышал я, как в отсыревшем за ночь сосняке кричал домовый сыч. Настолько натуральным и неподдельным был сычиный вопль, что не вызывал сомнений. Правда, место было неподходящее для сыча, да и светло все-таки. Но когда оттуда же сверху гаркнул рассерженный индюк, все стало понятным: какая-то бродячая сойка вспоминала соседей. Другая приводила всю округу в смятение голосом ястреба-тетеревятника, но тут же портила впечатление собственным криком. Третья любила мяукать по-кошачьи, сидя на дереве против крыльца кордона. Но как только на крылечке появлялся кот, она прекращала мяуканье и, перескакивая с ветки на ветку, поднималась повыше.

Если внимательно вслушаться в пение сойки, можно заметить в нем много незнакомых «музыкальных фраз». Значит, сойка не только подражатель, но и импровизатор. И неизвестно, чего в ней больше. Птицу эту чаще знают не как искусного пересмешника, а как обладательницу очень громкого и неприятного голоса. Услышав впервые, как пара птиц перекликается в лесу, можно подумать, что там кого-то живьем разрывают на части.



В разгар весны и в начале лета сойки поют на своих гнездовых участках. В это время, когда другие песни наполняют лес, сойкина мешанина звуков уже не доставляет удовольствия. Однако и тогда я не упускаю возможности послушать зимнего пересмешника, чтобы узнать в его бормотании знакомые звуки и когда-нибудь окончательно выяснить вкусы и способности этой жизнерадостной птицы.

Видимо, есть у пересмешников — и рядовых и талантливых — правило: складывать собственную песню из того, что услышал сам, не допуская заимствования у своих. Поэтому у молодых самцов-первогодков очень мало хороших птичьих голосов. Летом они начинают познавать мир, когда время песен уже кончилось и в лесу, кроме последних зябликов и теньковок, слушать некого. Осенью только дятлы стучат в сосняках да корольки попискивают. К тому же и у соек сентябрь и октябрь — рабочие месяцы. Зимой около кордона живятся, слыша каждый день, как просится домой озябший кот, как объявляет о снесенном яйце курица и возвещает полдень петух, как блеют овцы, как пилят дрова, тявкает собачонка, тарахтит старый тракторишко. И, конечно, чем старше самец, тем «набористей» его песня, тем больше шансов на успех, и он раньше своих соперников обзаводится семьей на новый сезон.

Среди сотни близких и дальних родственников воронов, разлетевшихся по всему свету, сойка, может быть, самая красивая. Под светлыми глазами густые черные «усы». Спина такого цвета, какой только несколько мгновений бывает на низких, рассветных облаках: уже не серый, но еще и не розовый. Поближе к хвосту перо чисто-белое, и, когда птица взмахивает крыльями, это белое, яркое пятно вспыхивает в сумраке леса как сигнал: «Внимание!». Перья крыльев черные, но в каждом крыле есть по одному темно-каштановому. А самое замечательное украшение сойки — на сгибе крыла: несколько расписных перышек в блестящую черную и синюю полоску. Посмотреть такое перышко на просвет — оно окажется однотонно-серым. Синева и блеск, как и розовое свечение жемчуга, как радуга мыльного пузыря, проявляются лишь в отраженном свете. Длинные перья на голове у раздраженной или удивленной птицы поднимаются наподобие хохла.

Стихия сойки — лес. С опаской, оглядываясь по сторонам, летят сойки весной и осенью над открытыми местами от одного лесного острова к другому. Но зато в лесу сойка ловка и совсем не пуглива. Свечой может взлететь с земли вдоль ствола. Деревья обшаривает на синичий манер, заглядывая в каждую трещинку коры, отрывая нашлепки лишайников, теребя сухой лист. Как и синица, ходить и бегать не умеет, а только скачет. Это придает красивой птице какую-то легкомысленность: раз шага нет, нет и солидности.

Сойку часто обвиняют в разорении гнезд лесных птиц. Да, водится за ней это, хотя такого профессионализма, как у вороны, нет. В Каменной степи я был свидетелем того, как целая стая пролетных соек раскричалась дурными голосами около оставленного без присмотра гнезда ушастой совы, но не тронула ни одного из лежавших в нем белых яиц.

Самое хлопотное время у соек — конец сентября и октябрь. Птицы собирают желуди. Будут зимовать или не будут — все равно каждая старается собрать и спрятать побольше. В урожайные годы птицы только таскают желуди из дубравы в сосняки, а если нет желудей, мыкаются по всему лесу в отчаянии и сколько-то все-таки находят. Запаса этого надолго не хватает, да на него никто и не рассчитывает. Если среди зимы у сойки вдруг появляется возможность достать где-то несколько желудей, она уже не прячет их, а тут же принимается есть. Сойка добывает их обычно там, где ночью рылись кабаны или олени, и всегда находит что-то для себя.

Сойка одета теплее, чем грач, галка, сорока, ворона, но зимовать остается далеко не каждая. Те немногие, которые решаются на это, далеко от кордонов, от дворов лесных поселков не отлетают, приживаются на городских окраинах, где всегда найдется чем поживиться. Сначала робкие, боязливые, они привыкают понемногу и, глядя на птичью мелочь, начинают брать свою долю из кормушек. А кое-какие, проникнувшись, за зиму доверием к человеку, становятся постоянными обитателями городских парков и садов.

На исходе зимы в лесу много света и тишины. Когда деревья стоят в снеговом убранстве или в тонком кружеве изморози, тишина подчеркивает торжественность зимнего покоя в королевстве дикой природы. Но под теплым мартовским солнцем лесу уже мало немой красоты, ему нужны голоса грядущей весны, и барабанная дробь дятлов, удалой посвист поползней, мяуканье и щебетанье соек словно ускоряют ее возвращение.

***


Сойка. Нарядная зимующая с нами птица

Василий Песков


Природа не скупится на краски для тех, кто остается зимовать с нами. Вспомним: румяные снегири, красные перья у клестов, очень нарядные свиристели, щеглы, очень красивые сороки, дятлы, в том числе черный с красной выразительной шапочкой. И среди них — сойка [друг у меня называет ее «красавица Сонька»]. В самом деле красавица — перья коричнево-красные, крылья черно-белые с голубой оторочкой. Голова украшена большим хохлом, который прячется в нужное время.

Кто видел сойку во время весенних свадеб, знает: от наряда птицы глаза нельзя оторвать.

Сойку называют болтушка. Она, подобно сорокам, подымает крик по разным поводам. И лес знает: появилось что-то необычное, надо быть начеку…

Но у сойки есть и песни. Однажды в теплый день марта я сидел под дубом около дома лесника. Слышу какое-то невнятное бормотание, потом — что-то, похожее на свист скворца, потом кастаньеты послышались, звук идущего по дороге автомобиля. Подаю рукой знаки леснику. Он тоже машет мне рукой и показывает на верх дуба. «Это сойка поет…»

Сойка не редкая лесная птица, живет повсюду, где есть деревья. Человека не опасается, но при этом очень внимательна и осторожна. Чуть что — раздается ее крик. Все в лесу знают: кричит сойка или сорока — надо прислушаться! Соек иногда называют «шумными часовыми леса».

Как и у большинства птиц, у соек нет обоняния. Но очень развиты слух и зрение. Сойка не знает себе равных по умению обнаружить опасность. Все птицы и звери, услышав сойку или сороку, сразу настораживаются. Причем понимают — это опасность или птица болтает от нечего делать.

Болтовню соек можно услышать ранней весной, когда дятел начинает свою песню, сидя на дребезжащем суку. Сойка может повторить его весеннюю песню, но не громко. В «репертуаре» птицы множество лесных звуков: крики сов, свист скворцов, дроздов, бормотание тетеревов. Но, конечно, главный для сойки звук — весной надо услышать любовника. Для этого у него есть особая песня, негромкая, но внимательный слушатель непременно услышит этот призыв.

Сойка зимой живет в одиночестве. Но в марте находит себе пару. Это может быть прошлогодний партнер. Но не обязательно. Главное — это должен быть внимательный ухажер. Кроме пения, похожего на странное бормотание, он должен показать самке цветной наряд своих перьев и в заключение брачной церемонии поднести в клюве подруге кусочек еды. Это опознавательный знак: будущий отец готов взять на себя заботы о семье. С этого дня две нарядные птицы держатся вместе. А когда самка сядет в гнезде на яйца, самец начинает прилежно приносить ей корм. Позже отец и мать без устали носят в гнездо еду прожорливым птенцам. В это время сойки находят еду в чужих гнездах — проще говоря, воруют яйца дроздов, зябликов, синиц, не щадят гнезд своих соплеменников. Эта слабость известна в лесном сообществе птиц, и дрозды, например, поднимают отчаянный крик, если видят, что появилась сойка! Но охота за чужим добром кончается, как только еды в лесу становится много…

Добыча еды — главная забота этой птицы. Сойка всеядна, летом она находит разнообразный корм — ловит жуков, гусениц, пауков, лесных мышей и мелких ящериц. Интересно: поймав осу, птица не спешит ее проглотить — прижимает брюшко ее к ветке, пока не оторвет ядовитое жало.

Но и растительный корм интересует сойку. Она любит хлебные злаки: овес, ячмень, кукурузу, клюет горох, любит искать землянику, ягоды ежевики, брусники, вишни, боярышника.

Но самой любимой едой являются желуди. Осенью птицу, скорее всего, можно найти в дубравах. Сойка срывает желуди с веток, подбирает опавшие на земле. Птицу можно увидеть под дубом среди кабанов, которые тоже ищут желуди.

Однажды перед зимой я караулил внушительную стаю кабанов. Еды было много, кабаны не прогоняли сойку. Она улетала куда-то, возвращалась и шныряла под ногами зверей, ничуть их не опасаясь.

Без желудей сойке не выжить зимой. Как же она их находит? Запасает! Она прячет добычу в разных местах — под приметные кустики травы, камешки, ветки. До пяти тысяч желудей прячет она на зиму. Хорошая зрительная память помогает птице в снегу находить свои склады.

Осень для соек — страдная пора, идет заготовка желудей. Собирает желуди сойка на дереве или под деревом и переносит в нужное место до десяти желудей. При этом птица держится начеку, чтобы не оказаться вблизи соплеменницы — конкуренция тут большая. Сойка в отличие от кедровок не зарывает сразу несколько желудей, а прячет по одному в разных местах. Если она обнаружит слежку, непременно последует драка.

Сойки и кедровки — любимые птицы лесников, они способствуют расселению дубов и кедров, причем сойка не прячет желудь тощий или больной — только отборный! Иногда видишь дуб в стороне от леса, может, он вырос с помощью сойки.

Среди врановых — сойка самая малая, но «умом» она никому не уступает. Общественная жизнь соек хорошо известна. Зимой они живут каждый сам по себе. Но к ночи собираются вместе.

Однажды поздней осенью я находился в засидке, к которой, по нашим с егерем расчетам, должен прийти медведь. Но медведь на овсяное поле не пришел. Однако я не жалел о потерянном времени, наблюдая полет дюжины соек к лесному ночлегу. Они летели по окраине леса одна за другой. Каждая садилась на одну и ту же веточку ели. В бинокль хорошо был виден этот путь к ночлегу.

Один раз удалось проследить, где птицы ночуют. Как и сороки, они любят спокойное место. С высоких деревьев наблюдают: нет ли опасности? И одна за другой ныряют в густой подлесок. В случае беспокойства взлетают.

В другой раз я наблюдал стаю соек в Хоперском заповеднике летом. Птиц было с полста. Откуда они взялись, непонятно. Это было какое-то собрание на невысоком дереве возле воды. [Лесник сказал: «Они всегда летом тут собираются. Погалдят и разлетаются кто куда»]. Мы забыли о рыбе и удочках — смотрели на этих красивых птиц…

У соек есть враги, и они их боятся. Несколько раз я находил на опушке под деревом красивые перья. Их оставлял ястреб-тетеревятник. Сойки летают быстро между деревьев, но ястреб их легко догоняет. Успешно охотятся на соек ночные птицы — филин и более мелкие совы, — «снимают» прямо с деревьев. А куница похищает молодых и старых птиц в гнезде. Семья соек, потеряв птенцов, пытается вырастить новый выводок, но эти птицы выживают редко…

Если случится неурожай желудей, сойки большими группами улетают туда, где могут пережить зиму, превращаясь в перелетных птиц.

Сойка — давний обитатель Земли, живет уже двадцать миллионов лет. Претерпела много эволюционных процессов — результат: большая приспособленность к изменениям среды обитания. В разных странах на всех континентах живет сорок с лишним разновидностей птиц с разной окраской перьев, с разными хвостами, разными голосами и поведением.

***


Рассказ вольноопределяющегося Марека о том, как он был редактором «Мира животных» [из романа Ярослава Гашека «Похождения бравого солдата Швейка]


«Я набросился на диких птиц. До сих пор отлично помню свой конфликт с редактором «Сельского обозрения», депутатом клерикалом Иозефом М. Кадлачаком. Началось с того, что я вырезал из английского журнала «Country Life» [Сельская жизнь (англ.)] картинку, изображающую птичку, сидящую на ореховом дереве. Я назвал ее «ореховкой», точно так же, как не поколебался бы назвать птицу, сидящую на рябине, «рябиновкой».

Заварилась каша. Кадлачак послал мне открытку, где напал на меня, утверждая, что это сойка, а вовсе не «ореховка» и что-де «ореховка» — это рабский перевод с немецкого Eichelhaher [Eichel — желудь (нем.)].

Я ответил ему письмом, в котором изложил всю свою теорию относительно «ореховки», пересыпав изложение многочисленными ругательствами и цитатами из Брема, мною самим придуманными.

Депутат Кадлачак ответил мне передовицей в «Сельском обозрении».

Мой шеф, пан Фукс, сидел, как всегда, в кафе и читал местные газеты, так как в последнее время зорко следил за заметками и рецензиями на мои увлекательные статьи в «Мире животных». Когда я пришел в кафе, он показал головой на лежащее на столе «Сельское обозрение» и что-то прошептал, посмотрев на меня грустными глазами, — печальное выражение теперь не исчезало из его глаз.

Я прочел вслух перед всей публикой:

— «Многоуважаемая редакция! Мною замечено, что ваш журнал вводит непривычную и необоснованную зоологическую терминологию, пренебрегая чистотою чешского языка и придумывая всевозможных животных. Я уже указывал, что вместо общепринятого и с незапамятных времен употребляемого названия „сойка“ ваш редактор вводит название „желудничка“, что является дословным переводом немецкого термина „Eichelhaher“ — сойка».

— Сойка, — безнадежно повторил за мною издатель.

Я спокойно продолжал читать:

— «В ответ на это я получил от редактора вашего журнала «Мир животных» письмо, написанное в крайне грубом, вызывающем тоне и носящее личный характер. В этом письме я был назван невежественной скотиной — оскорбление, как известно, наказуемое. Так порядочные люди не отвечают на замечания научного характера. Это еще вопрос, кто из нас большая скотина. Возможно, что мне не следовало делать свои возражения в открытом письме, а нужно было написать закрытое письмо. Но ввиду перегруженности работой я не обратил внимания на такие пустяки. Теперь же, после хамских выпадов вашего редактора «Мира животных», я считаю своим долгом пригвоздить его к позорному столбу. Ваш редактор сильно ошибается, считая меня недоучкой и невежественной скотиной, не имеющей понятия о том, как называется та или иная птица. Я занимаюсь орнитологией в течение долгих лет и черпаю свои знания не из мертвых книг, но в самой природе, у меня в клетках птиц больше, чем за всю свою жизнь видел ваш редактор, не выходящий за пределы пражских кабаков и трактиров.

Но все это вещи второстепенные, хотя, конечно, вашему редактору «Мира животных» не мешало бы убедиться, что представляет собой тот, кого он обзывает скотиной, прежде чем нападки эти выйдут в свет и попадутся на глаза читателям в Моравии, в Фридланде под Мистеком, где до этой статьи у вашего журнала также были подписчики.

В конце концов дело не в полемике личного характера с каким-то сумасшедшим, а в том, чтобы восстановить истину. Поэтому повторяю еще раз, что недопустимо выдумывать новые названия, исходя из дословного перевода, когда у нас есть всем известное отечественное — сойка».

— Да, сойка, — с еще большим отчаянием в голосе произнес мой шеф.

Я спокойно читаю дальше, не давая себя прервать:

— «Когда неспециалист и хулиган берется не за свое дело, то это наглость с его стороны. Кто и когда называл сойку ореховкой? В труде «Наши птицы» на странице сто сорок восемь есть латинское название — «Ganulus glandarius В. А.». Это и есть сойка.

Редактор вашего журнала безусловно должен будет признать, что я знаю птиц лучше, чем их может знать неспециалист. Ореховка, по терминологии профессора Баера, является не чем иным, как mucifraga carycatectes В., и это латинское «Б» не обозначает, как написал мне ваш редактор, начальную букву слова «болван». Чешские птицеводы знают только сойку обыкновенную, и им не известна ваша «желудничка», придуманная господином, к которому именно и подходит начальная буква «Б», согласно его же теории.

Наглые выходки, направленные против личности, сути дела не меняют. Сойка останется сойкой, хотя бы ваш редактор даже наклал в штаны. Последнее явится только лишним доказательством того, что автор письма пишет легкомысленно, не по существу дела, даже если он при этом в возмутительно грубой форме ссылался на Брема. Так, например, этот грубиян пишет, что сойка, согласно Брему, страница четыреста пятьдесят два, относится к отряду крокодиловидных, в то время как на этой странице говорится о жулане или сорокопуде обыкновенном (Lanius minorl.) Мало того, этот, мягко выражаясь, невежда ссылается опять на Брема, заявляя, что сойка относится к отряду пятнадцатому, между тем как Брем относит вороновых к отряду семнадцатому, к которому принадлежат и вороны, семейства галок, причем автор письма настолько нагл, что и меня назвал галкой (соlaeus) из семейства сорок, ворон синих, из подотряда болванов неотесанных, хотя на той же странице говорится о сойках лесных и сороках пестрых».

— Лесные сойки, — вздохнул мой издатель, схватившись за голову.- Дайте-ка сюда, я дочитаю.

Я испугался, услышав, что издатель во время чтения начал хрипеть.

— Груздяк, или дрозд черный, турецкий, — прохрипел он, — все равно останется в чешском переводе черным дроздом, а серый дрозд — серым.

— Серого дрозда следует называть рябинником, или рябиновкой, господин шеф, — подтвердил я, — потому что он питается рябиной.

Пан Фукс отшвырнул газету и залез под бильярд, хрипя последние слова статьи: «Turdus» [Дрозд (лат)], груздяк!

— К черту сойку! — орал он из-под бильярда. — Ореховка! Укушу!

Еле-еле его вытащили. Через три дня он скончался в узком семейном кругу от воспаления мозга.

Последние его слова перед кончиной в минуту просветления разума были:

— Для меня важны не личные интересы, а общее благо. С этой точки зрения и примите мое последнее суждение как по существу, так и… — и икнул».



Сойка в искусстве

Чтобы отыскать живописные полотна с изображением сияющей птицы мне, честно признаюсь, пришлось потрудиться. Тем не менее, я таки их отыскал. Причем в ведущих галереях мира.

Впрочем, с галереями мне все могло присниться… Тогда будем считать, что я передаю свой сон. Красивый, сияющий.

Детство сияющей птицы

«Сойка человечества», музей Метрополитен

Детство сияющей птицы

«Птенец сойки размышляет о будущем мира», Лувр

Детство сияющей птицы

«Сойка за пеленой дождя», Лондонская Национальная галерея

Детство сияющей птицы

«Иллюзия сойки», Дрезденская картинная галерея

Детство сияющей птицы

«Сойка Вселенной», Запорожский художественный музей

Детство сияющей птицы

«Сойка», барельеф, обнаруженный в гробнице Тутанхамона



Фотогалерея

В эту подборку я поместил все фотографии Сойкина-младшего, которые были сделаны Сойкиным-старшим. Это, естественно, не профессиональные фото. Их ценность в том, что на них зафиксировано детство сияющей птицы — день за днем.

Итак, знакомимся поближе:

Детство сияющей птицы

«На шею не дави!»

Детство сияющей птицы

«Ты это, ты товой, дядя, аккуратнее, не кошку держись ведь, а сияющее счастье!»

Детство сияющей птицы

Сойкин позирует

Детство сияющей птицы

Сойкин позирует

Детство сияющей птицы

Сойкин позирует

Детство сияющей птицы

Сойкин позирует

Детство сияющей птицы

Сойкин позирует

Детство сияющей птицы

Сойкин позирует

Детство сияющей птицы

Сойкин позирует

Детство сияющей птицы

Сойкин позирует

Детство сияющей птицы

Сойкин позирует

Детство сияющей птицы

«Уже позавтракали или без меня еще не садились?»

Детство сияющей птицы

Сойкин позирует

Детство сияющей птицы

Сойкин позирует

Детство сияющей птицы

Сойкин позирует

Детство сияющей птицы

Сойкин позирует

Детство сияющей птицы

Сойкин позирует

Детство сияющей птицы

«Как вы тут без меня?»

Детство сияющей птицы

«Как вы тут без меня?»

Детство сияющей птицы

«Как вы тут без меня?»

Детство сияющей птицы

«Как вы тут без меня?»

Детство сияющей птицы

«Как вы тут без меня?»

Детство сияющей птицы

Сойкин в профиль

Детство сияющей птицы

Сияющий

Детство сияющей птицы

Сияющий

Детство сияющей птицы

Сияющий

Детство сияющей птицы

Сияющий

Детство сияющей птицы

Сияющий

Детство сияющей птицы

Сияющий подкрепляется

Детство сияющей птицы

«Не маловато ли еды осталось?»

Детство сияющей птицы

«Как это обед окончен? А десерт?»

Детство сияющей птицы

«Требую продолжения банкета»

Детство сияющей птицы

«Повторите, что вы сказали, а то я отвлекся!»

Детство сияющей птицы

«Я вас очень внимательно слушаю!»

Детство сияющей птицы

«Всего одна ягодка?»

Детство сияющей птицы

«А вот это уже по нашему! Заверните!»

Детство сияющей птицы

Во весь рост

Детство сияющей птицы

Во весь рост

Детство сияющей птицы

Во весь рост

Детство сияющей птицы

Сойкин пьет воду

Детство сияющей птицы

Сойкин пьет воду

Детство сияющей птицы

Сойкин пьет воду

Детство сияющей птицы

Сойкин пьет воду, предварительно окунув в нее голову

Детство сияющей птицы

Сойкин пьет воду

Детство сияющей птицы

После купания — сразу обед

Детство сияющей птицы

«Благодарю за угощение!»

Детство сияющей птицы

Сойкин растет: фото слева сделано через две недели после правого

Детство сияющей птицы

«Дратуте!»

Детство сияющей птицы

«И опять я!»

Детство сияющей птицы

«Я все вижу!»

Детство сияющей птицы

Сойкин изъясняется

Детство сияющей птицы

Бог послал сияющую птицу

Детство сияющей птицы

Сойкин одобрил: «Съедобно!»

Детство сияющей птицы

Повзрослевший Сойкин

Детство сияющей птицы

"Ну, раз у вас больше ничего нет..."


***


Сойкин - звезда Интернета:


Детство сияющей птицы

Детство сияющей птицы

Детство сияющей птицы

Детство сияющей птицы

Детство сияющей птицы

Детство сияющей птицы



home | my bookshelf | | Детство сияющей птицы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу