Book: Академия Теней. Принц и Кукла



Академия Теней. Принц и Кукла

Академия Теней. Принц и Кукла

Elora Phoenix

Пролог

Рассвет. Гладкая поверхность Озера Мертвецов, прилегающего к замку, казалось зеркальной в лучах восходящего солнца. На далеком горизонте показалась армия всадников. Огненных Всадников. Их шествие было подобно неумолимой смерти, а их доспехи ослепляли, отражая солнечные лучи.

Сколько времени осталось до того мига, когда они приблизятся к стенам замка? Час? Два?

Эванджелина Мортем судорожно прижала к себе ребенка. Эта девочка... она родилась этой ночью, и неужели её судьба – пасть от мечей Всадников? Что она сделала? За что она должна быть убита?

За то, что она – дочь короля. В ней течет королевская кровь, на её запястье – знак правящей семьи дома Мортем. Она может встать на пути к трону, а это Всадникам не нужно. Им нужна абсолютная власть.

Старая повитуха металась по спальне, пытаясь успеть одновременно распорядиться прибежавшими к ней слугами, написать завещание и помочь королеве запеленать ребенка. В прочем, из всего этого перечня ни одно дно действие не имело смысла. Ведь через каких-то два часа все они будут мертвы.

Королева Дарисия заворожено рассматривала свое дитя, стараясь запомнить ее... пока есть время. Никто не спасется после этой атаки. Разве что...

- Позовите... позовите Джулианну. – Обратилась она к повитухе.

Старушка мысленно выругалась, но не посмела ослушаться приказа.

Зачем королеве понадобился придворный маг именно сейчас, когда повитуха доживает последние часы своей жизни? Когда леди Эванджелина успела стать такой эгоисткой? Вот уж определенно, в лихие часы человек показывает свою истинную сущность.

Повитуха постучала в дверь Джулианны. Несколько секунд тишины, а потом раздались шаги и дверь открылась.

- Что вам нужно? – весьма холодно поинтересовалась женщина, держа на руках девочку лет четырёх. Глубокие синие глаза, как и у матери. Волосы девочки ложились на плечи аккуратными светлыми кудрями.

Повитуха поклонилась:

- Госпожа Джулианна Рейс, Вас вызывает Её Величество.

Темноволосая женщина закатила глаза и осторожно поставила девочку на пол.

- Оставайся тут, что бы ни случилось, Леа. Ясно? Мама скоро вернется. Присмотрите за ней. – Велела она повитухе и быстрым шагом направилась к покоям королевы.

Повитуха страдальчески вздохнула, но всё, что ей оставалось – исполнить свои обязанности.

- Идемте, молодая госпожа Рейс. Всё будет хорошо. – Повитуха и сама не знала, кому она сказала последнюю фразу – девочке или самой себе.

Проходя по одному из многочисленных коридоров замка, Джулианна остановилась возле распахнутого окна. Солнце уже взошло, армия Всадников неумолимо быстро приближалась к стенам замка. Ужасно быстро. За каких-то полчаса они преодолели половину разделявшего их и замок расстояния.

Женщина отвернулась от окна. Всё, что оно было способно показать – поле от горизонта и до горизонта, а также стоящую во дворе замка артиллерию.

Джулианна возобновила свое движение к королевским покоям.

В комнату королевы она вошла несколько минут спустя.

- Джул... мне нужна твоя помощь.

Слова давались королеве тяжело, горло сдавливали спазмы только при мысли о том, что она собирается сказать.

- Ты хорошо владеешь пространственной магией, ведь так? – Эванджелина проглотила ком в горле. – На... возьми.

Королева протянула придворному магу – и лучшей подруге детства по совместительству, - сверток с ребенком.

- Эванна, ты сошла с ума! – Испуганно вскрикнула Джулианна. От удивления она даже забыла обратиться к королеве на «Вы», и сказать «Ваше Величество», не говоря уж о том, что она назвала одно из высших лиц королевства сокращенным именем. Не смотря ни на что, дитя она взяла.

- Возможно... - Прошептала королева, зажмуриваясь.

Эванна понимала, что Джул – возможно, их единственный шанс отвоевать дворец. Понимала, что маг такой высокой квалификации, как Джулианна, стоит чуть ли не армии хороших солдат. И всё же.

- Не факт, что нам удастся выиграть эту битву. А, если и выиграем... она будет не последней. И, рано или поздно, Всадники добьются своего. И они убьют нас. Всех нас. Даже принцессу.

Джулианна запнулась. Над такой постановкой вопроса она не думала.

- Но Эванна... я не могу сбежать, словно крыса, пока Всадники захватывают замок. – Несколько растерянно пробормотала Джул.

- Ты должна. Джулианна, я не хочу тебе приказывать, но позаботиться об этом ребенке – твой долг перед короной. Пожалуйста...

Джулианна обратила внимание на прикрепленную к свертку бумажку. Это... имя?

Женщине оставалось только кивнуть. Раз уж она вынуждена будет отправиться в другое королевство, она должна прихватить с собой Эванну. И свою дочь.

Выйдя за дверь, она обратилась к стоящим за ней слугам:

- Приведите сюда мою дочь. Быстро!

Последнее слово она добавила, услышав выстрел из катапульты. Чей-то вскрик. Осада началась.

Придворный маг Лавеллы вернулась в королевские покои и стала ждать, сидя на стуле в окна. И даже прекрасный вид на окруженное многовековым лесом озеро не улучшал её настроения.

Внезапно комнату озарила яркая вспышка. Джулианна резко обернулась – лишь для того, чтобы увидеть, как меч одного из появившихся в комнате Всадников пронзает сердце королевы. Женщина стала медленно отступать, пока не уперлась в угол комнаты.

Её дочери тут до сих пор не было... либо ждать её дальше и быть убитыми всадниками, либо дать шанс спастись хотя бы принцессе.

- Держись, малышка... - прошептала придворный маг, прижимая к себе маленькую принцессу. В следующий миг вокруг них закружился невидимый водоворот. Вот один из Всадников попытался достать Джул мечем сквозь воздушную завесу – меч коснулся вихря и отлетел в сторону вместе с не ожидавшим такого коварства нападавшим.

Еще один миг – и Джулианна вместе с новорожденной принцессы пропали. Всё, что осталось в королевской спальне – жуткий бардак, два воина и труп королевы.


Глава 1

Солнечные лучи с трудом пробивались сквозь листву огромного дуба, разбиваясь на сотни, нет, тысячи маленьких осколков, рассыпаясь по изумрудной траве светлыми обрезками неправильной формы. Этот дуб рос тут, сколько я себя помню. Он всегда был таким огромным, необъятным. Неизменным.

Подул слабый ветерок, переворачивая страницы покоившейся в моих руках книги. Я раздраженно закатила глаза и прижала уголок страницы кончиком пальца.

С холма, на котором я, собственно говоря, и находилась, город было видно, как на ладони. Не с высоты птичьего полета, и даже не близко, однако это всё равно была высота. Высота, которую я так боялась, и к которой всё равно стремилась.

Дома в нашей Дубовой Роще крыли либо дранкой, либо, если семья побогаче – черепицей. В прочем, последних было два: дом старосты и дом, в котором выросла я.

Сама деревня с моего ракурса выглядела странно: площади и широкие улицы слегка торчали из-под крыш. А ближе к окраине, там, где строить площади никому не показалось нужным, а улицы сужались, словно гладкие хвосты дворовых кошек, кроме крыш ничего и не было видно. Только сплошное гладкое тёмно-серое поле, вознесшееся на несколько метров над землёй.

А еще дальше, там, где заканчивалось поселение, начиналась Пустошь.

Голая, выжженная степь. Шестнадцать лет назад тут находилось королевство – процветающее, успешное. Однако оно было уничтожено, полностью, подчистую. Виной тому Огненные Всадники – отряд огненных магов, возжелавших править единолично. Все воспротивившиеся были убиты сразу, на месте, без тени малейших колебаний и сомнений. Используя свою магию, они выжигали пастбище за пастбищем, деревню за деревней. Они осушили реки и сожгли вековые леса. Они убили мою мать и моего отца. Спаслась только я, и то – исключительно благодаря Энн.

Мы жили на границе с Пустошью. Я не понимала, почему, если у Энн такой сильный дар, мы не можем перебраться ближе к столице? Она не отвечала, переводила тему.

И всё же, я оторвалась от созерцания деревни, которая сейчас казалась несоизмеримо маленькой, ненастоящей, кукольной, и вернулась к чтению.

Книг у нас было немного, однако всё же несравненно больше, чем в других домах – моя тётя, Энн, которая меня воспитала и вырастила, работала в лежащем к северо-западу от нас городе. Она была волшебницей, а волшебницы тут, на самой окраине королевства Лавелла, в виду своей исключительности, зарабатывали немало. Потому и коров с остальным скотом у нас не водилось, и в огороде работать мы не были обязаны. Так, чисто для приличия, чтобы не сильно отличаться от остальных, выращивали несколько помидорных и картофельных грядок.

Читать я любила всегда.

Меня всегда интересовали книги о прекрасных принцессах, волшебных драконах, длиннобородых колдунах, далеких-предалеких странах и магии. Особенно – о магии. Я и сама была немножко волшебницей. Слабой, неразвитой, однако была. Хотя всё, на что хватало моих сил – изменение направления или силы ветра. Я множество раз просила Энн научить меня колдовать. Она всегда говорила: «Завтра – обязательно». Однако завтра ничего не менялось, и эта фраза также оставалась неизменной.

Раздавшийся со стороны леса громовой хохот никак не вписывался в эту светлую фантастически-идиллическую картину.

Я, быстро запихнув книгу в свисающую с дерева сумку, собиралась взобраться на дуб, да повыше, ведь тогда был бы шанс остаться незамеченной. Не успела.

- Кого я вижу! – Протянул немного гнусавый голос где-то у меня за плечом.

Медленно обернулась. От этой «банды» я страдала уж не раз, однако сдаваться не собиралась.

- Ага, да это же Пустышка! – Охотно отозвался другой.

Пустышка. Такое прозвище мне дали. Я не была сильной волшебницей, факт. И о том, что мы с тётей – выходцы из Пустоши, знали все. А дальше – простая игра слов. Пустошь, пустышка...

- Ага. Здрасте. – Стараясь выглядеть как можно более безмятежной, отозвалась я.

Их было человек десять – крепкие, крупные деревенские парни во главе с сыном здешнего барона – Вардом.

Вард был магом посильнее меня. Ему была подконтрольна стихия Земли, однако, насколько мне известно, он мог развиваться дальше и в других областях. Но владения даже одной стихией было достаточно, чтобы с ним старались не связываться и не привлекать к себе его внимание.

Но когда это меня останавливали грядущие неприятности?

Я напряглась, увидев, как один из них без особого неудовольствия запускает руку в лужу и выуживает оттуда крупный ком грязи, с которого стекала и звонко капала вода. Постаралась как можно плавнее и незаметнее переместиться на несколько шагов вбок. Взбираться там было не очень удобно, зато...

Когда парень замахнулся для броска, я чуть присела, после чего резко оттолкнулась от земли, ухватилась за ветку дуба и, опершись ногами о ствол, влезла на дерево. Ком грязи просвистел где-то подо мной, я же, болтая свисающими ножками, невинно захлопала глазами на банду и серьезно сообщила им:

- Как сказал один великий человек: кидая в кого-то грязь, помните – вы можете и не попасть, а вот на руках грязь останется.

Верзила, словно повинуясь моему призрачному совету, с неким отвращением посмотрел на свою перепачканную руку, после чего активно стал обтирать её о собственные штаны.

Барон, всё это время с легкой полуулыбкой наблюдавший за происходящим неподалеку, приблизился к дубу.

- Слезай. – То ли попросил, то ли потребовал он.

- И не подумаю!

Ой, зря я это сказала, не подумав.

Вард нахмурился, сделал несколько коротких пассов – и ветка, на которой я сидела, прогнулась в своем основании, став будто слепленной из влажной глины, и под тяжестью моего тела опустилась к земле. Меня, не очень вежливо схватив за кисть, сдернули с дерева. Я пыталась вырваться, но тщетно.

- Отпустите меня, или я позову на помощь! – набычилась я, стараясь сохранить хоть крохи самообладания.

- Зови. – Вард насмешливо поднял одну бровь, я же прикусила нижнюю губу – ясно же: кричи, не кричи, вряд ли меня кто услышит. А, если и услышит, то, вероятнее всего, постарается убедить окружающих и, в первую очередь, самого себя, в обратном. Ни у кого не было желания переходить Варду дорогу.

Я не понимала, почему с десяти лет Вард цепляется именно ко мне. Да, я не похожа на других деревенских девушек, и что с того?

Между тем, меня, упирающуюся и сопротивляющуюся изо всех сил, поволокли к той самой злополучной луже. Кто-то сдернул с дерева кожаную сумку с книгой и волок её следом.

- Ты, безродная шваль, до конца жизни запомнишь этот урок! И не вздумай жаловаться своей тётке – прирежем и её, и тебя. – Назидательным голосом произносил Вард, вместе еще с несколькими парнями со стороны наблюдая за всем этим безобразием.

Тот, который тащил сумку с книгой, добрался до лужи быстрее – уж не знаю, случайно так вышло, или они решили сначала утопить книгу, а потом приступать к «воспитательному процессу» меня. Мне оставалось только сверлить их, а в особенности – Варда, ненавидящим взглядом и надеяться, что книгу они всё же оставят в покое.

Не оставили. Сначала в грязь канула сумка. Вард, подойдя поближе, придирчиво оглядел заранее извлеченную из сумки книгу. Хмыкнул.

С грустью я смотрела, как вырванные из книги страницы, мягко планируя, оседают на землю. Некоторые из них попали прямо в лужу, мгновенно пропитавшись влагой. Буквы смазались, поплыли. Вскоре их примеру последовал твёрдый кожаный перелет с еще не пострадавшими листами.

Наконец, и меня со смехом и улюлюканьем медленно стали наклонять к луже.

Не хочу.

Всего два слова отрезвили меня – и что, я так просто сдамся этим баранам? Ну уж нет!

Откуда-то из глубины души высоким валом поднялась ненависть. Как-то разом вспомнились все детские обиды, побои, унижения. Всплыли в памяти вырванные из книги страницы. Если не я им дам отпор, то кто?

Я даже не до конца поняла, что произошло. Просто те, кто раньше удерживал меня, отлетели в сторону. Разлетелись и остальные присутствовавшие на холме, включая ненавистного Варда. Последнему, кстати, повезло, и он не скатился вниз по склону, и даже не врезался в дерево. Меня тоже отбросило, причем не столько из-за возникшей воздушной волны, сколько из-за того, что меня так и не выпустили из рук, утянув следом.

- Ты! – Первым оклемался барон. – Глупая, мелочная ведьма!

Ветвь дуба под взглядом Варда прогнулась, обвилась вокруг моей талии и вздернула меня вверх, буквально выдрав из рук парней, не отпустивших меня несмотря даже на падение.

- Пожалуй, тут ты и повисишь. – Барон выглядел очень довольным. Таким довольным, как будто одолел не Пустышку, на полтора года его младше, а ректора какой-нибудь магической академии, не меньше.

Больше они не сказали ни слова. Просто поднялись и ушли, оставив меня висеть на высоте нескольких метров над землёй.

***

Домой я вернулась злая, голодная и уставшая. Несмотря на все мои попытки, выбраться самостоятельно мне не удалось. Заклинание развеялось ближе к вечеру само. Мне повезло, что я успела ухватиться за край ветки, иначе рухнула бы прямо вниз. Конечно, никто не гарантирует, что при этом мои конечности остались бы целыми.

Вися на дереве, я поняла, что бегать от Варда и его дружков я могу и, вероятнее всего, буду, вечность. Если не научусь защищаться. Используя лишь физическую силу, против десяти здоровых пацанов не попрешь, потому в качестве способа самозащиты оставалась только магия. Возможно, я, как маг, не очень сильна, однако, если я разовью свой дар, быть может, от него будет практическая польза. По крайней мере, попробовать явно стоит.

Энн еще не вернулась из города. Оно и хорошо. Я знаю, как она относится к идее развития дара у меня. Она никогда не одобрит мою идею поступить в Академию Магии. Потому мне остается лишь побег.

Возможно, я поступаю неправильно, однако в тот момент я об этом не задумывалась.

Записку Энн, в которой я сообщила, что и почему делаю, я нацарапала быстро – благо, и читать, и писать, и считать Энн научила меня еще в детстве. Сбор вещей, коих у меня и так было немного, тоже много времени не занял.

Я, с баулом в руках, осторожно прошла в комнату Энн. Уж не знаю, защищала ли она её какими-то заклинаниями, но я прошла без преград.

Бросив записку на стол, стала по очереди выдвигать ящики в поисках необходимого мне амулета. Пару раз мы с Энн бывали в столице. Тогда-то я и узнала про находящуюся там Академию Теней, и даже однажды там побывала – Энн тогда получала сертификат образованного мага, а шестилетнюю меня оставлять саму дома побоялась. Вот и взяла с собой. А во второй раз, когда мне было тринадцать, мы просто прошлись по городскому рынку. Кажется, тогда Энн надо было пополнить запас трав и драгоценных камней, необходимых для изготовления амулетов.



Собственно, из последнего путешествия я и запомнила, что перемещались мы в столицу с помощью артефакта – небольшого кулона с изумрудом. Его я сейчас и искала.

Пока искала, думала о том, что, даже если не найду его сейчас, в Академию Теней, или не Теней, без разницы, в принципе, я всё равно попаду. Попаду, выучусь и стану квалифицированным магом. И уж тогда, насколько слабым не был бы мой дар, я смогу защитить себя!

Похоже, Богиня услышала мои решительные мысли. Отставив в сторону банки с какой-то ерундой, увидела в глубине ящика знакомый зеленый блеск... нашла!

Ну, вот и всё. Прощай, мой совсем не отчий дом. Бросила прощальный взгляд в зеркало...

К слову, зеркало у нас в доме было только одно – в комнате Энн. Остальные она убрала по моей просьбе. Какое удовольствие каждый день смотреть на свое лицо – неестественно загорелое, в обрамлении ломких волос цвета прелой соломы и безобразным рубцом от уголка губ и до уха? А о глазах я и вовсе молчу – неразличимого цвета радужка с болотными и серыми разводами, редкие рыжие ресницы. Красота, да.

- Шейлин, ты дома? – раздался голос тёти с первого этажа.

Ох-х, а я и не заметила, как она пришла! Ну, сейчас или никогда.

Решительно выдохнув, покрепче сжала в руке баул с одеждой и нажала на изумруд, активируя амулет.

Вот и начался мой путь, пройти который мне предстоит самостоятельно.

Столица находилась на два часа западнее нашей деревни, потому попала я сюда в послеобеденное время. Надеюсь, прием в Академию еще не закончился!

Запихнула амулет с изумрудом в сумку в надежде, что он еще сможет мне послужить.

Появилась я, как и тогда, с Энн, на главной площади города. Теперь добираться до Академии придется, опираясь лишь на свои детские воспоминания.

***

Бросила быстрый взгляд на четырехметровый кованый забор, вершина которого была увенчана острыми шипами. Более того – пространство между прутьями забора казалось полупрозрачным и переливалось всеми цветами радуги, как мыльный пузырь. Охранное плетение. Заранее соболезную тому, кто попытается одолеть этот забор.

Подошла к усатому стражнику, бдившему единственные во всём заборе ворота.

- Имя, фамилия, возраст? – Лениво поинтересовался тот, беря перо и записывая что-то на лежащем перед ним свитке.

- Шейлин Грейс. Шестнадцать лет.

Незамеченный мною ранее шар, прикрепленный к сторожевой будке, мигнул зелёным.

- Проходи. Прямо по коридору, второй поворот направо, поднимись наверх по лестнице, двухстворчатая дверь в конце коридора. Вещи отдай мне. Если не поступишь – заберешь на выходе. Поступишь – значит, их тебе вернут.

Немного растерявшись от такого напора, я несмело вручила стражнику свои вещи и прошла к самой Академии.

Академия Теней оправдывала свое название, возвышаясь тёмно-серой массивной громадиной над милым яблоневым садом, росшим во дворе.

До начала учебного года оставалось меньше недели, и коридоры академии были забиты адептами и будущими адептами.

Нерешительно направилась прямо по коридору, ловя на себе частые взгляды: иногда удивленные, иногда недовольные, иногда – брезгливые. Ну и плевать, что они там обо мне думают. Я – маг, а это уже само по себе говорит о многом!

Отыскав нужную аудиторию, нерешительно замерла. Протянула руку, чтобы постучать, как вдруг...

- Прочь с дороги! – Небрежным движением руки отшвырнув меня в сторону, к двери бодрым шагом подошел какой-то парень.

- Эй, а извиниться не хочешь? – Поинтересовалась я, потирая ушибленный бок, коим меня впечатали в стену.

- Мне? Извиняться перед тобой? – Презрительно переспросил «принц».

- А почему бы и нет? Слишком гордый, что ли? И да, кстати, я пришла сюда первой, а потому...

Я поправила тунику, отпихнула парня, быстро постучалась и вошла, сразу же прикрыв за собой дверь.

Обернулась, представляя себе комнату, которую сейчас увижу...

В моих мечтах, это был огромный зал, с оружием на стенах и рунами на полу. Напротив дверей на возвышении должен был стоять массивный стол, за которым сидело бы трое магов – лысых старикашек с длинными седыми бородами, которые сказали бы мне, на какой факультет я иду.

Знать бы еще, какие вообще бывают факультеты. В нашей глухой деревне об Академии только слышали, и иногда видели практикантов оттуда. Находилась Академия в столице королевства. Я даже не совсем поняла, как я сюда попала – амулет просто треснул у меня в руках, а потом меня закружила разрушительная воздушная воронка.

Я обернулась, дабы лицезреть небольшую комнату с панорамными окнами, несколькими книжными шкафами и одним рабочим столом, за которым сидел немолодой уже мужчина с ярко-синими глазами и светло-русыми волосами. Насколько я помню, маги с ярко-синими глазами по силе соответствуют только магам с изумрудно-зелеными глазами, разница лишь в древности и могущественности рода.

Не сумела сдержать разочарованного вздоха. Эх, а я уже столько нафантазировала...

- Шейлин Грейс, верно? – Не здороваясь, спросил мужчина.

Я удивленно кивнула.

- Откуда...

- Я – ректор Академии Теней, Олдин Лэндфорд. Положите, пожалуйста, ладонь на магический шар. – Перебил меня мужчина.

Только сейчас я заметила скрывавшийся среди вороха бумаг на стоящий на столе мутноватый, но, в целом, прозрачный шар на ярко-желтой подставке.

Интересно, он и должен быть таким, или его просто редко протирают? И, если каждый поступающий лапает этот шар, может ли он быть чистым в принципе? Или это он мутный от того, что грязь въелась прямо в него?

- Шейлин Грейс, вы собираетесь класть ладонь на шар, или будете стоять тут до ночи?

Я вздрогнула.

- Ой, извините.

Быстро подойдя к столу, положила руку на шар. Тот неожиданно ярко вспыхнул красным. Потом стал зеленым, коричневым, синим, белым и остановился на тёмно-фиолетовом.

- Как интересно... - пробормотал ректор. – Впишите, пожалуйста, свое имя в этот контракт и вот сюда капните кровью.

Недоверчиво покосилась на выданные мне бумажку, перо и иглу. Что за дьявольский контракт?

Внимательно ознакомившись с его условиями, пришла к выводу, что ничего особо страшного в нём нет и, выполнив все требуемые манипуляции, вернула бумагу ректору.

– Поздравляю с поступлением, студентка Грейс. Пройдите к входным дверям Академии, вас проводят в вашу комнату в общежитии до распределения.

Это всё? Я поступила?..

И, только увидев, что ректор вернулся к подписыванию каких-то бумаг, осознала: я поступила! И теперь я – адепт Магической Академии Теней!

Постаравшись придать себе как можно более гордый вид, вышла в коридор, где я снова встретила «принца»... Всё, отныне Принцем его называть и буду. По крайней мере, мысленно.

- Что, ректор выгнал, только завидев тебя?

Ну вот, опять. Я-то, наивная, надеялась, что в Академии насмешки над моей внешностью прекратятся. А оно вон как... ну и ладно.

- Да, он сразу понял, что перед ним великий маг, и отправил получать комнату.

- О, Куколка умеет шутить. – Хмыкнул Принц, заходя в кабинет.

Куколка? Я, что ли? Или это – кличка-насмешка?

Добравшись до выхода из Академии, несмело подошла к стоящей около входа будке.

- Я прошу прощения...

- Вы – студентка Шейлин Грейс? – перебил меня сидевший в будке человек.

Елки-палки, что ж тут каждый встречный мое имя знает? Откуда?!

- Да, это я.

- Следуйте за мной.

Дед, сидевший до того в этой коморке, вылез и направился вдоль по коридору. Я засеменила следом, тщательно запоминая дорогу и при этом стараясь слушать то, что втолковывал мне старичок.

- Вы будете жить в выданной вам комнате до распределения. Всего в комнате живет четыре человека. Распределение состоит из двух этапов. Первый – послезавтра, второй – через два дня. Завтрак с восьми до девяти, обед – с двух до трёх, ужин с семи до восьми. Опоздали – никто вас внеурочно кормить не будет. После распределения вас, вероятнее всего, переселят в другую комнату.

Выданная мне на три дня комната находилась на четвертом этаже общежития, номер четыреста восемь. Я не могу сказать, что она блистала роскошью – четыре вполне обыкновенных кровати, два внушительных шкафа, два сдвинутых вместе стола, несколько стульев и полок, одинокий протертый коврик на полу – вот, собственно, и всё.

Да-а, если я надеялась превратить свою жизнь в сказку, то я явно выбрала не подходящее для этого место.

Гнусный старикан ушел к себе в будку, оставив меня саму посреди комнаты разбираться с происходящим.

Кстати, сумки с вещами мне так и не вернули. Пойти и забрать? А зачем мне они сейчас? А, ладно, разберусь с ними после обеда. Возле лестницы висят часы и, если я правильно запомнила слова деда, обед через двадцать пять минут. Самое время полежать и обдумать происходящее.

Проверив шкафы, я пришла к выводу, что в эту комнату кроме меня пока что заселили только одного человека. Хотя этот человек еще не успел повесить в шкаф вещи, всякая мелочь вроде расчесок и различных заколок там уже была. Две кровати возле окна, две возле стенки. Выбрала ту, что у окна. Вторая – тоже у окна - судя по валяющимся на ней чемоданам, была уже занята. Не успела я прилечь, как на выбранную мною кровать откуда-то с потолка плюхнулись мои сумки с вещами. Круто, теперь у меня есть вещи.

Внезапно в комнату ворвалась миловидная девушка.

- О, вот, где мои вещи! А я их по всей школе ищу... - Тут она сфокусировала взгляд сапфировых глаз на мне. – А ты кто? А, в прочем, вряд ли ты бы стала блуждать по пустующим чужим комнатам, так что ты – моя новая соседка, верно? Можешь не отвечать. Ты выбрала эту кровать? Тоже любишь спать у окна? Мило. Если хочешь, можешь складывать вещи в мой шкаф, всё равно его придется с кем-то пополам делить, а ты милая. Ой, я забыла представиться – Леонора Блэр, для друзей просто Но́ра. А тебя как зовут?

Возможно, кого-то поразила бы гипертрофированная болтливость девушки, меня же поразило то, что всю эту тираду она выдала на одном дыхании. А еще – то, что она назвала меня милой.

Нора была очень... даже не знаю, как дать ей определение... по-домашнему уютной, что ли? При том, что не была даже немного полноватой. Большие сапфирового цвета глаза в обрамлении густых ресниц – не то, что у меня. А еще у неё были собранные в две необычных косы пшеничного цвета волосы.

- Я Шейлин. – И, немного подумав, добавила: - Можно просто Лина.

- Приятно познакомиться, Лина. А еще у нас осталось около пятнадцати минут до обеда, предлагаю потратить это время на то, чтобы разобрать вещи.

Я согласно кивнула – вещей у меня немного, за пятнадцать минут разобрать сумею...

Моя одежда заняли не более четверти шкафа, и Нора (с моего разрешения, конечно) с радостью завалила мою оставшуюся четверть своей одеждой. У Леоноры этой самой одежды оказалось неожиданно много – никогда не думала, что у кого-то может быть столько вещей.

Деревянный гребень, две заколки, три резинки и зубная щетка заняли положенное им место на прикроватной тумбочке.

- Кстати, - заговорческим шепотом начала Нора, засовывая предпоследний свитер на оставшуюся полку. – Ты слышала, что в этом году в нашей школе будет учиться какая-то важная шишка? Ему даже одиночную комнату выдали! Говорят, что это принц, но я в это не особо верю. Зачем принцу учиться в Академии?

Я неопределенно пожала плечами. Мне-то откуда знать, зачем принцу учиться в Академии? Может, и незачем вообще.

Спустившись на первый этаж, мы с Норой добрались до столовой. Ничего не подозревая, открыла дверь, вошла – и влетела в того самого грубияна.

- И мы снова встретились, Куколка. Не думай, что на этот раз ты сможешь уйти так же легко. – С предвкушением скорой расправы в голосе сообщил мне Принц, сжимая мои плечи. Синяки наверняка останутся.

- А вот и подумаю!

С этими словами я с силой наступила ему на ногу и, пока тот не опомнился, несильно ударила его по ноге под коленом. Впервые в жизни я благодарна деревенским задирам, ради защиты от которых мне и пришлось научиться драться. Увы, лишь драться, не сражаться – против кого-то более квалифицированного я пойти не рискну.

Не дожидаясь, пока парень вернет свое внимание ко мне, крутанулась, выпутываясь из захвата Принца, и направилась к столу раздачи.

- Тварь! – Донесся мне в спину яростный оклик.

- Согласна. Твой ход. – Не оборачиваясь, ответила я.

Нора ошеломленно семенила следом.

- Круто ты его! Где ты научилась так драться? И вообще, кого-то он мне напоминает... - Нора замолчала, став непривычно задумчивой.

Не знаю, кого он там ей напоминает, но лично я хочу есть.

За обедом Нора привычно трещала, не умолкая ни на секунду. Уже доедая бисквит с малиновым джем, моя соседка поинтересовалась:

- Кстати, на какой факультет ты хочешь попасть?

Я на миг замерла. Ну, учитывая то, что я вообще никаких факультетов не знаю...

- Еще не определилась. А ты?

- Не знаю даже. Наверное, на факультет Воды... но я еще думаю.

- А какие факультеты тут вообще есть? – робко спросила я.

- А ты не знаешь?! – Забавно округлила глаза Нора. Ну вот, этого я и боялась. В прочем, мой ответ Леоноре, как и раньше, не понадобился. – Всего факультета четыре: Вода, Воздух, Земля и Огонь. Каждый факультет делиться на четыре группы: Разведчик, Целитель, Атакующий ближнего боя и Атакующий дальнего боя. В Атакующих ходят только мальчики - говорят, у них там очень высокие физические нагрузки. Девочки же предпочитают становиться целительницами или, если ты – совсем авантюристка, можешь пойти на Разведчика. Кстати, как раз на первом этапе распределения нас и будут разбивать на группы. Обычно каждую группу тренируют отдельно от остальных, даже, если они с одного факультета. Хотя, конечно, есть и общефакультетские занятия.

В общем, всё, что я почерпнула из рассказа Норы – мне, как совсем не авантюристке, надо идти на Целительницу.

- Что, Куколка решает, какой Целительницей ей стать – Земляной или Водяной? – Раздался рядом знакомый до ненависти голос.

- А тебе какая разница? – огрызнулась я. Не то сейчас настроение, чтобы отвечать на подколы Принца-зазнайки. – Может быть, я вообще Атакующим стать решила? Огненным, к примеру?

- Тебе? Атакующим? – парень расхохотался. – Извини, Кукла, но ты там вряд ли долго продержишься. Вылетишь на протяжении первых двух недель, если не раньше.

- Почему на двух? – невольно поинтересовалась я. Судя по его саркастическому тону, он должен был сказать «на первой неделе»...

- Потому что на первой неделе высоких нагрузок не дают. – Хмыкнул Принц. – А Огненной тебе тем более не стать, потому что такая крутая стихия не предназначена для таких, как ты.

- Шел бы ты отсюда! – вспыхнула я. – Ты же вроде уже выходил из столовой, разве нет?

- Выходил, но понял, что не наелся, и вернулся. – С улыбкой на лице ответил мне парень (кстати, как его зовут?), вставая из-за соседнего стола. Явно же врёт, скотина – к еде на тарелке даже не притронулся.

- А что значит «крутая стихия»? – спросила я у Норы, когда Принц ушел.

Девушка поморщилась, что сильно контрастировало с её милым видом.

- Это чисто субъективное мнение, выработанное кучкой чересчур эгоистичных магов. Считается, что самая крутая стихия – это Воздух, за ним идет Огонь, потом Вода и в конце – Земля. Однако я думаю, что это всё – полнейшая ерунда.

Кивнула, соглашаясь с подругой.

Вернувшись в комнату, обнаружили, что у нас, похоже, новая соседка. И она сейчас либо обедает, либо ищет свои вещи по всей Академии, как это делала Нора.

Соседка пришла в комнату минут через двадцать.

- Привет! – Первой, естественно, заговорила Леонора. – Ты наша новая соседка, да? Вон свободный шкаф, если что. Меня зовут Леонора, можешь звать меня Но́рой, а она, - девушка обвинительно ткнула в меня пальцем, - Лина. А тебя как зовут?

Девушка, немного оторопевшая под напором Норы, замерла на пороге. Неужели и я при первом разговоре с Леонорой тоже выглядела так растерянно? Нет, наверное, я растерялась еще больше.

- Меня зовут Трис. – Наконец, качнув головой, сообщила нам новая соседка и стала раскладывать вещи.

Особо её я не рассмотрела – та была в другом конце комнаты, и вообще была не больно общительной. Всё, что я смогла понять, так это то, что Трис была полной противоположностью Норы – тёмные волосы до лопаток, мертвенно-бледная кожа, нос с горбинкой и острые, как у вороны, черты лица. Не знаю, как они с Леонорой будут уживаться в одной комнате. Еще и молчаливая, как пень в дождливый сезон... нет, я серьезно не знаю, как они с Норой будут сожительствовать.

Рэйнер Кинг

Академия встретила мой приезд хмурым небом и мрачным настроением. Да, я уже сомневаюсь в том, что решение сбежать от навязанной отцом невесты было верным.

Увы, особого выбора у меня уже нет, потому просто смирюсь с предназначенной мне судьбой.

Стражник уже был уведомлен о моем приходе, потому лишь проводил меня ленивым взглядом. А еще я хочу есть, потому сейчас быстренько поселюсь и пойду на обед.



С интересом пронаблюдал за идущей к кабинету Олдина девушкой. Сзади похожа на куклу – длинные прямые белые волосы, красивая походка, аристократический разворот плеч. Графиня какая-то, что ли?

Но я не хочу тут ждать, пока она соизволит продемонстрировать ректору свои магические способности – говорят, обычно процедура затягивается на полчаса, так что...

- Прочь с дороги! – слабое воздушное заклинание должно было отодвинуть девушку чуть в сторону, однако она оказалась слишком лёгкой, и впечаталась в стену.

Ладно, позже поинтересуюсь, как у неё дела. Сейчас – к ректору.

- Эй, а извиниться не хочешь? – неожиданно услышал я голос девушки. Красивый... в отличие от самой девушки. Да, сзади она явно красивее.

- Мне? Извиниться перед тобой? – не сумев сдержать мнение о лице девушки в голосе, переспросил я.

- А почему бы и нет? Слишком гордый, что ли? И да, кстати, я пришла сюда первой, а потому...

Девушка нагло отпихнула меня в сторону (это меня-то?!), и первой вошла в дверь.

Ну вот, теперь придется ждать полчаса, и пропустить обед.

К моему огромному удивлению, девушка вышла очень быстро, всего через пару минут. Это очень странно. Либо она уже тут учится, либо её просто выгнали.

Надо бы извиниться за недавнее происшествие, но, к собственному удивлению, сказал я совсем другое:

- Что, ректор выгнал, только завидев тебя? – хмыкнул я, вспоминая «кукольную» внешность девушки.

- Да, он сразу понял, что перед ним великий маг, и отправил получать комнату. – Съязвила Кукла.

- О, Куколка умеет шутить. – Не дожидаясь ответной реакции, зашел в кабинет.

С интересом осмотрел кабинет, но, не желая терять времени, тут же подошел к ректорскому столу.

- Добрый день, Рэйнер Кинг. – Немного отстраненно поздоровался Олдин, отрываясь от бумаг. – Думаю, вы и без меня прекрасно знаете, что делать.

Кивнув, положил руку на шар. Теперь надо ждать минут пять.

И действительно – буквально через пять минут шар мигнул и засветился ярко-рыжим. Потом перешел на белый, мелькнул зеленым и остановился на индиго.

Я плюхнулся на стоящий рядом стул – после проверки шаром абитуриентам требовалось время, чтобы возобновить резерв.

- Скажите, а девушка, которая только что заходила... - начал я.

- Только что поступившая студентка Шейлин Грейс. Не спрашивайте, почему она так быстро вышла – и сам не совсем понял. – Всё это он сообщил, не отрываясь от бумаг.

Странно всё это.

После ректора сразу пошел на обед – комнату получить успею, а вот покушать – вряд ли.

И, естественно, на выходе из столовой меня ждали неприятности.

Неприятность звали Шейлин, и она явно не ожидала врезаться в меня.

- И мы снова встретились, Куколка. Не думай, что на этот раз ты сможешь уйти так же легко. – Сообщил я, намереваясь расспросить, с какого перепугу она вышла из кабинета ректора так быстро.

- А вот и подумаю! – С вызовом в голосе ответила мне Кукла, наступая мне на ногу, а после добавляя удар ногой.

Нет, честно, я ожидал чего угодно, но уж точно не того, что она полезет драться. От неожиданности я ослабил хватку, и девушка не преминула этим воспользоваться.

- Тварь!

- Согласна. Твой ход. – Не оборачиваясь, ответила мне Шейлин и отправилась за едой.

Нет, по-моему, она начинает меня раздражать.

Шейлин Грейс

Оставшееся до распределения время пролетело быстро, я же хвостиком следовала за Норой, пытаясь добиться от неё еще хоть какой-то информации, однако не преуспела.

Распределение начиналось через час после завтрака, дабы дать адептам время подготовиться. Не знаю, как можно готовиться час – я лично натянула оливковую тунику с бриджами, обула серые сандалии, завязала волосы в хвост – и готово. Четыре минуты.

Леоноре в этом плане было сложнее – она долго крутилась перед зеркалом, примеряя одно платье за другим и то и дело спрашивая мое мнение. В прочем, мое мнение оставалось неизменным – надень что-нибудь удобное, и не трать нервы на разные пустяки.

В итоге, Нора остановила свой выбор на платье цвета лесного мха, и мы наконец-то смогли отправиться в актовый зал – именно там должен был проводиться первый этап распределения.

К счастью, еще вчера от скуки я успела облазить чуть ли не всю Академию, и неплохо представляла себе, где тут находится актовый зал, так что добрались мы туда довольно быстро.

И, так как пришли мы вовремя, пришлось еще двадцать минут ждать опоздавших. Эх, можно было тоже опоздать – не пришлось бы ждать.

- Кхм-кхм... если все собрались – начнём распределение. Опоздавшие виноваты сами. – Ректор поднялся на сцену и, усилив голос магией, продолжил свою речь. – Думаю, все уже знают, что всего в нашей Академии есть четыре группы – Атакующие дальнего и ближнего боя, Целители и Разведчики. Сейчас я буду зачитывать имена адептов, вы же, услышав свое имя, должны будете подняться на сцену и приложить руку к символу выбранного вами направления. Легко и просто, как вы видите, однако после этого изменить направление будет невозможно. Если всё ясно, начинаем. Рэйнер Кинг!

Я удивленно воззрилась на ректора. По идее, нас должны называть в алфавитном порядке, разве нет?

Перевела взгляд на поднявшегося, отчего удивилась еще сильнее. Ну почему, почему он?!

Высокий шатен с изумрудными глазами не спеша поднялся на сцену. Не знай я его жуткого характера, могла бы и влюбиться.

Принц подошел к стоявшему на сцене столу и приложил к нему руку.

- Атакующий ближнего боя! – Сообщил нам ректор, и Принц спустился со сцены.

Нора снова выпала из реальности, став задумчиво-вспоминающей-что-то.

- Лэйд Алмир! – Объявил тем временем ректор.

Я не особо следила за процессом распределения. Всё равно ничего не видно – только выходящих адептов, ректора и стол.

- Это же... это... - Округлив глаза, промямлила подруга, очевидно, что-то вспомнив. – Лина, ты понимаешь? Это же... - Нора схватила меня за плечи и стала трясти, надеясь, что до меня дойдет какая-то простая истина.

Однако истина дойти не успела.

- Шейлин Грейс! – возвестил ректор и я, мягко высвободившись из хватки подруги, поднялась на сцену.

И я наконец-то увидела, что находится на этом столе, хотя всё равно мало что поняла.

На столе было вырезано четыре круга, в каждом из которых был высечен рисунок.

В первом круге был изображен меч и щит. Во втором – лук со стрелами. В третьем – колба с какой-то жижей и один ромб – символ жизни. Ну, и в последнем – плащ и маска. Оригинально. Ха-ха.

Насколько я поняла, первые два значка означают Атакующих ближнего и дальнего боя соответственно, третий – Целителей, ну, и последний... Разведчиков?

Рассудив так, потянулась к третьему кругу, но в последний момент мою руку как будто что-то схватило и с силой дернуло. Магия! – догадалась я. Но... кому это надо?

Судя по всему, скрытый противник планировал причислить меня к Атакующим ближнего боя, но я была упряма, и тянулась к Целителям. В итоге, мой недоброжелатель просто припечатал мою руку к столу.

- Атакующий дальнего боя! – с неприкрытым удивлением в голосе возгласил ректор.

«...В Атакующих ходят только мальчики - говорят, у них там очень высокие физические нагрузки...»

«...Тебе? Атакующим? Извини, Куколка, но ты там вряд ли долго продержишься. Вылетишь на первых двух неделях...»

Похоже, я влипла. И я ни капли не сомневаюсь, кто в этом виноват.

Когда я опустилась на свое место, пытаясь осознать, что же всё-таки произошло, подруга снова схватила меня за плечи и продолжила трясти.

- Это же принц, Лина! Ты понимаешь?! Рэйнер Кинг – это наследный принц Лавеллы!!!

Я оторопело уставилась на подругу. Я чего-то не догоняю... этот грубый, нахальный Принц... действительно оказался принцем?!!

В комнату мы вернулись только к восьми, уставшие, зато сытые, поскольку всё-таки успели зайти в столовую и поужинать.


Глава 2

День второго испытания настал как-то чересчур быстро.

Я не буду описывать момент сбора и подготовки, потому что ничего интересного не происходило.

Начну с того момента, как мы добрались до места проведения следующего этапа распределения – спортивного зала. Это было немного странно и точно обещало, что оно не будет таким же тихим и мирным, как в прошлый раз.

И, наученные горьким опытом, мы с Норой специально опоздали на десять минут. Ну, чтобы ждать поменьше.

- Снова приветствую вас, адепты Академии Теней! – Это ректор. – Немного о сути второго этапа. Сейчас с помощью этого магического шара мы узнаем две профилирующих стихии каждого из вас. Людей с одинаковыми профилирующими стихиями мы поставим в пары. Ваша задача – коснуться этого шара так, чтобы получить ту стихию, которую вы хотите получить. Не понятно, да? Иными словами, первый коснувшийся шара получает стихию более высокого ранга. Наивысший ранг – Воздух, далее идут Огонь, Вода и Земля. Прошу вас подходить по очереди и касаться шара.

Студенты выстроились в неровную колону. Кто-то ссорился за право стоять спереди, таких ректор сразу отправлял назад.

Я не поняла, мы же уже проходили эту проверку шаром? Или это другой шар? Подставочка-то уже не желтая, а фиолетовая...

Очередь уменьшалась неумолимо медленно. Еще один человек, а за ним иду я.

- Что, Куколка, волнуешься? – Вопросил ненавистный голос, владелец которого, как оказалось, стоял прямо за мной.

- Ни капли, Ваше Высочество. – Язвительно ответила я и пошла к шару, спиной чувствуя недовольный взгляд принца.

Положила руку на шар, ожидая той же реакции, что и в прошлый раз, но нет. Шар мигнул всё так же ярко, однако только двумя цветами – красным и белым. И что это значит, у кого бы узнать?

Обернулась, чтобы поймать удивленный взгляд Рэйнера Кинга и направится к Норе.

- Итак, когда мы определили профилирующие направления каждого из вас, перейдем к следующему пункту! Прошу подойти ко мне первую пару... Лэйд Алмир и Леонора Блэр! Вода и Воздух.

Моя подруга и невиданный ранее нескладный светловолосый юноша неуверенно подошли к ректору, тот развел их на разные стороны поля. Прямо в воздухе, между ними висел огромный шар – вроде того, которого мы только что касались, только намного больше и менее мутный.

Прозвучал сигнал, более похожий на рев разъяренного лося – они водились в лесу возле деревни, в которой я раньше жила – и адепты неуверенно двинулись к шару. Помнится, Леонора хотела стать Водяным магом, но знала ли она тогда, что также владеет стихией Воздуха? Может быть, она передумала?

Лэйд резко сократил расстояние до шара, хотя раньше двигался так же медленно, как и Нора. Девушка проводила его спокойным взглядом, что юноша воспринял как сигнал, и коснулся шара. Белый туман расползся от его руки, заняв половину шара. Вторую половину синим туманом заполнила подошедшая Нора.

Хм... значит, белый цвет означает Воздух. А красный тогда...

- Рэйнер Кинг и Шейлин Грейс! Воздух и Огонь!

Мне нужна стена покрепче, чтобы подолбиться об неё головой посильнее. За что? Почему? Почему именно этот гад попался ко мне в пару?!

Ладно, утешает то, что общаться мне с ним не придется.

Услышав сигнал, принц уверенно двинулся к шару, я же туда еле-еле поплелась. Если я отберу у наследного принца самую крутую стихию, королевская семья мне этого не простит.

Внезапно Рэйнер остановился. Да, именно так – просто взял и остановился! Причем вид у него какой-то... растерянный, что ли. Немного постояв, он пошел дальше, но как-то медленно. Выглядело это так, будто бы каждый шаг дается ему с огромным трудом.

В то же время меня словно подхватил сильный воздушный поток, и меня потащило к шару. Магия! Снова! Кто-то использует магию!

Ректор тоже это заметил и тревожно вгляделся в ряды адептов, однако все были удивлены таким поворотом событий и тоже заозирались.

Я отчаянно затормозила пятками, но мне это не особо помогло. Осознав, что сейчас произойдет, сцепила руки за спиной. Недоброжелателю это не помешало, и меня просто впечатало в шар. Моя половина заполнилась белым. Черт! Черт, черт, черт!!!

Уже ближе к вечеру, когда распределение закончилось, слово снова взял ректор.

- Так как распределение закончено, на протяжении завтрашнего дня вы должны будете подойти к коменданту, и вас переселят в одну комнату с другими студентами вашего направления и факультета. Послезавтра начинаются занятия.

Я выходила из зала последней – желания быстро идти и срочно что-то делать, не было. Хотелось только спать...

В прочем, насчет «последней» я явно поторопилась. Стоило мне выйти из зала, как на меня налетел принц и, схватив за плечи, прижал к стене.

- Это ты сделала, да? – Без предисловий начал он. И что-то мне совсем не нравятся яростные тона в его голосе. – Ты наложила на меня заклятие, не давая приблизиться к шару?!

Он совсем спятил, да?

- Ровно как и я из-за тебя стала Атакующим! И вообще, не мог бы ты меня отпустить? – Ядовито попросила я.

- Только после того, как ты извинишься!

- Сразу же после тебя!

- Ты поплатишься за это, Грейс!

- Откуда ты знаешь мою фамилию? – Растерялась я, а потом ехидно улыбнулась. – Неужели многоуважаемый принц за мной следит?

Рэйнер фыркнул:

- Кукла, у тебя мания величия с манией преследования в одном флаконе.

- А у тебя зато маразм раньше положенного начался! – Огрызнулась я, вырываясь из ослабившейся хватки принца.

Вырваться-то я вырвалась, но Рэйнер опомнился и схватил меня за руку.

- Стоять! Так это ты наложила на меня заклятие, верно?

- Всё ради вас, Ваше Высочество! – Я присела в чем-то на подобии реверанса. Не знаю, почему я не сказала ему, что на меня тоже наложили заклинание. Наверное, просто мне понравилось его злить.

- Тварь!

- Козёл!

- Дура!

- Идиот! И отпусти меня, наконец-то!

То ли растерявшись, то ли вспомнив, что принцам по этикету не положено хватать безродных девиц в коридорах Академии, Рэйнер всё-таки отпустил меня.

Как же он меня бесит!

Я так и осталась на четвертом этаже, куда переселили остальных воздушников. И нет бы подселить меня к девушкам-разведчицам с моего направления! А всё этот дурацкий устой, гласящий, что в одной комнате должны жить ученики с одного направления! Ужас!

Еще ужасней оказалось то, что из Атакующих дальнего боя я – единственная девушка. Причем за всю историю существования Академии.

Это стало причиной порождения шепотков у меня за спиной. Мои одногруппники считали меня недостойной обучения вместе с ними, а вся остальная Академия была уверена, что я просто выделываюсь. Скорее всего, мою внешность не обсуждали бы, не стань я тем, кем стала. А так я привлекала к себе слишком много внимания.

- Кошма-а-ар. – Стенала я, обходя комнату по кругу.

- Кошмар – это ты. – Фыркнул один из моих новых соседей – вредный черноволосый пацан чуть старше меня. Тоже бесит, но не больше Кинга.

- Заткнись!

Громко хлопнув дверью, я направилась к ректору. Это же полнейшее безобразие!

- Извините, можно войти? – придав голосу как можно более спокойный тон, спросила я, приоткрыв ведущую в кабинет ректора дверь.

Дождавшись кивка, вошла и остановилась возле ректорского стола, не зная, с чего бы мне начать.

Еще и ректор этот, как назло, оторвался от бумаг и, сцепив руки в замок, положил на них голову, ожидая, пока я выскажу свои претензии.

- Лорд Лэндфорд, мне нужно изменить направление! Я не хотела выбирать Атакующего, на меня наложили заклинание, и...

- Да, я это заметил. – Что́?!! Он это сейчас серьезно?! – Но, увы, направление изменить невозможно. Всё, что вы можете сделать в данной ситуации – уйти из Академии по окончанию учебного года, подождать еще один год, и поступить снова на другое направление. Естественно, вам придется проходить практику. В любом случае. Только если вы по каким-либо причинам покинете Академию до окончания учебного года – вне зависимости от того, выгонят вас, или вы уйдете сами, - вам придется отрабатывать практику не месяц, а два года.

Я немного помолчала. Нет, ждать год за стенами Академии я не хочу. Несмотря ни на что, тут надо мной издеваются намного меньше, чем в деревне.

А уходить посреди года и отрабатывать в двадцать четыре раза больше хочется еще меньше.

- А можно мне тогда хотя бы в другую комнату переселиться? – Немного жалобно начала я. - К девочкам с другого направления? Я не могу жить в комнате с мальчиками!

- К сожалению, переселить в другую комнату мы вас тоже не можем, потому что у них и так не хватает мест. Но не переживайте, мы что-нибудь придумаем... до конца этой недели.

И вернулся к подписыванию бумаг, как бы намекая, что разговор закончен.

- Спасибо. – Сквозь зубы процедила я, выходя из кабинета. До конца недели, значит? А до тех пор что мне делать?! В коридоре на коврике спать?!!

В коридоре опять встретилась с Кингом. Ну да, только его мне для полного счастья не хватало.

- Куда спешишь, Куколка? – бодрым тоном поинтересовался шатен, хватая меня под локоть.

- Руки убрал. Не твое дело.

- Снова хамишь по поводу и без? – ехидно переспросил парень.

- Я сказала – руки убери. Не тебе решать, по поводу я хамлю, или без оного.

- Как знаешь, - неожиданно легко согласился принц, отпуская мою руку.

Странный он, всё-таки.

Первый учебный день подкрался незаметно.

То, как я переодевалась в ванной, потому как в комнате сидело трое парней, отдельная история, рассказывать которую мне ужасно лень, потому начну прямо с того момента, как я пришла на занятия.

Первая лекция должна была быть вводной, и вел её ректор самолично. Кроме того, она была общей для всех первокурсников.

Вошла в просторную аудиторию, с интересом оглядываясь по сторонам.

Сама аудитория была выполнена, если так вообще можно сказать о помещении, в виде амфитеатра. Четыре сектора, и над каждым сектором висит значок каждого факультета. Если честно, это слишком четкое деление на факультеты начинает надоедать. Что сложного в том, чтобы просто скинуть всех в одну кучу?

Мне понравились шторы на огромных окнах – тёмно-синие, как и стены аудитории, однако на них каким-то чудом были то ли вырезаны, то ли нарисованы – не знаю, в общем, как это сделали – серебряные звёздочки. Причем, присмотревшись, я даже смогла узнать знакомые созвездия – вон Кольцо Лунатры, а там – Золотой Обруч...

За кафедрой висит огромная черная доска, которая сливалась бы со стенами, если бы не окружающий её серебряный же обод. Красиво...

После второго звонка в аудиторию вошел ректор.

- Добро пожаловать, адепты и адептки Академии Теней! Для начала я хотел бы рассказать немного об истории основания Академии...

Эту часть рассказа я тоже предпочту упустить, поскольку ничего интересного нам не сообщили, да и слушала я вполуха, предпочитая рассматривать созвездия на шторах.

- ...вот так и была основана Академия Теней! – патетично закончил ректор, полностью уверенный в том, что ученики с восторгом слушали его рассказ. Ученики услужливо подыграли, зааплодировав. – Итак, а теперь перейдем к насущным вопросам. Сейчас я выдам вам листок с расписанием уроков и еще один – с распорядком дня. – Ректор взмахнул рукой, и на стол каждого опустились две бумажки. – Буду рад видеть вас завтра на утреннем построении. Желаю вам удачи в последующих четырех годах обучения в стенах нашего учреждения!

Прозвенел звонок, сообщающий о небольшом перерыве. Часть адептов, громко смеясь и о чем-то переговариваясь, направились к выходу из аудитории. Еще часть (в числе которых оказалась и я) уставились в расписание.

Да... подсчитав, что мы будем уделять физическим тренировкам четырнадцать часов из тридцати девяти в принципе предназначенных для обучения, я пришла к выводу, что жизнь в Академии меня ждет не радужная.

Уж лучше бы я в родной деревне осталась!

Так как длина этой перемены – всего пять минут, ученики разбрелись по занятиям. У нашей группы – заглянула в расписание – физическая подготовка. Именно та, которой уделяется четырнадцать часов.

Малая арена, на которую нас привели, не отличалась оригинальностью: большое песчаное плато, в одном углу - оружейная, в трёх других – тренировочные комплексы. Середина оставалась свободной.

Занятие проводилось только у дальних атакующих, как их называли в Академии, причем только у Воздушников. А это значило, что я осталась единственной девушкой среди парней.

- Итак, ученики. – Вещал крупный, как шкаф, страшный дядька с длинной полоской шрама на левой половине лица. Наш тренер. – Я не буду тешить вас ложными надеждами, что дальним атакующим приходится легче, чем ближним. Нет! Изнурительные тренировки до такой степени, что пот будет застилать вам глаза – вот, что ждет вас в ближайшем будущем! А теперь... Стро-ойся!

Немногие адепты восприняли команду тренера как адекватную. Проще говоря – почти никто не понял, что значит «стро-ойся», и что надо делать. Несмотря на это, трёх минут хватило, чтобы взять пример с эрудированных студентов, и выстроится в неровную шеренгу.

И, когда это наконец-то произошло, тренер прошелся вдоль стеночки из адептов, пристально оглядывая здоровым глазом каждого ученика.

- Ты! – Толстый палец направился на меня. – Не желаю видеть этих патл на занятии! С такими локонами ходят только изнеженные лордики, а не бойцы! Имя?

- Ш... Ш... Шейлин... - вне себя от ужаса пролепетала я.

- Странное имя для парня. Советую взять кличку. А теперь – бегом вокруг арены до конца урока!

- Но я... девушка... - почти что прошептала я. Мой робкий голос потонул в гуле множества голосов.

Класс. Теперь тренер по физической подготовке считает меня парнем. Лучше и не придумаешь. Надеюсь, скоро он, пусть и не из моих уст, узнает об этом. В прочем, не думаю, что это как-нибудь улучшит мое положение.

И вообще, до конца урока... это же сорок минут! Я не выдержу...

Естественно, отстала от остальной группы я уже на первом круге.

На втором я поняла, что фраза тренера о том, что пот будет застилать нам глаза, была буквальной.

На третьем я готова была вернуться домой прямо сейчас, чтобы избежать этой пытки.

На четвертом меня догнала остальная группа.

- Что, Грейс, уже падаешь? – Раздался где-то неподалеку насмешливый голос моего соседа по комнате. – Еще ведь и пятнадцати минут не прошло.

- Отвали... Гровер... - Задыхаясь, то ли попросила, то ли потребовала я, тем не менее, не останавливаясь.

На шестом круге я просто упала лицом в песок и замерла, не в силах пошевелиться.

Лежала я до конца урока, радуясь, что меня никто не поднимает и не заставляет бежать дальше

- Стоять! – наконец-то раздался голос тренера где-то возле меня. – Стро-ойся!

Я нехотя встала и, отыскав взглядом тренера, поплелась в строй.

- Шейлин, ша-аг вперёд! – Потребовал Рейв – то ли имя, то ли фамилия тренера – когда все построились.

Я неуверенно сделала небольшой шаг вперёд.

- Вот, пример бестолковости и бездарности! Прогнозирую, что дольше двух недель он не продержится.

Раздались тихие смешки.

- Но я!...

- А теперь – на следующее занятие!

-...девушка... – Мое сообщение снова потонуло в одобрительном рёве моих одногруппников.

Я обреченно вздохнула.

Ничего. Я выдержу, стану сильнее, и всем докажу, что они были не правы! Осталось только продержаться до конца года...

Следующим уроком была магическая подготовка. Если честно, у меня создается впечатление, что администрация зациклилась на нашем боевом развитии, и вообще, готовят нас к какой-то войне. Разве это нормально – магическая подготовка четыре часа подряд? А потом пара алхимии... это ужасно! Рэйнер был не прав. Я сбегу после первой недели.

Магическая подготовка проходила у нашей группы здесь же, так что далеко идти не пришлось.

Вела её женщина, по телосложению немногим отличавшаяся от нашего тренера по физической подготовке – всё тот же шкаф, разве что шрама нет. Звали её Лореной Гракхэйм, и она не показалась мне чересчур дружелюбной.

- Итак, во-первых. Тренируются все одинаково, вне зависимости от возраста и пола. – Это фраза явно предназначалась мне. Хорошо хоть, она, в отличии от тренера Рейва, осведомлена обо мне. - Во-вторых: за пропуски моих занятий следует отработка, причем в усиленном темпе. И, в-третьих... - женщина-шкаф недовольно покосилась в мою сторону. – Волосы на моих уроках собирать так, чтобы за них вас нельзя было схватить.

И эта туда же.

- Станьте у красной черты... - она щелкнула пальцами, и по песчаной плоскости арены как бы сама собой прочертилась красная полоса. Как она это сделала? – Я показываю вам заклинание, вы отрабатываете его на мишенях.

Я обратила свой взгляд на мишени, стоящие вдоль стенки. Похоже, отрабатывать придется по очереди, поскольку мишеней всего четыре, а нас почти двадцать.

Как самая осторожная, я стала в колонну подальше от преподавателя, причем в самом конце.

- Заклинание называется «Воздушный шар», относится к классу элементарных, одностихийных. Для того чтобы его применить, вам нужно просто ощутить энергию внутри себя. У большинства магов энергетический центр находится в районе головы, еще две точки – оба запястья. Так вот, как я уже говорила, вы должны ощутить эту энергию, постараться к ней обратиться. Вы должны мысленно поднять эту энергию внутри себя – вам, как магам Воздуха, это будет сделать достаточно легко. После этого вы складываете руки так, как будто держите небольшой шар. Вроде того, который вы использовали при поступлении, только меньше, иначе, с непривычки, можете перегореть. И высвобождаете энергию. Проще некуда. Всё ясно? Выглядит это примерно так...

Лорена Гракхэйм стала между второй и третьей колонной, сложила руки «шариком», и пятью точными выстрелами попала в центры всех пяти мишеней. Последняя даже чуть не перевернулась от удара... Кстати, сами шары были почти прозрачными, и их было бы сложно увидеть, если бы не то, что они, казалось, переливаются зеленым цветом. Среди учеников послышался восхищенный вздох.

- А теперь, ученики, стоящие в первом ряду – приготовились. Прицелились. Выстрел!

Вышло у всех. У кого-то хорошо, у кого-то плохо. Кто-то переборщил в размерами шара, и упал в обморок. Тренер хлопнула в ладоши два раза, и уже через минуту на арену выбежали лекари. Подхватили на руки ученика, и ушли. Похоже, тут такое случается часто.

У моего соседа – рыжеволосого вредины по имени Гровер – шар вышел наоборот, меньше чем нужно. Летел он со скоростью улитки, при этом виляя, как пьяный конюх после тотальной попойки, и, не долетев до мишени, испарился с громким «пуф!».

Еще у одного ученика шар не просто не попал в мишень – он полетел в обратную сторону, из-за чего всем ряду пришлось уворачиваться от неожиданной напасти.

А еще я заметила, что у всех учеников шары цветом отличаются. Не знаю, с чем это связано, но выглядит эффектно.

- Это ужасно. – Прокомментировала Лорена. – Вы – в конец колонны, следующий ряд – шаг вперёд! Прицелились. Выстрел!

Так, мало-помалу, вперемешку с неудачами, выходило у всех. Дошла очередь и до меня.

- Прицелились. Выстрел!

Попыталась почувствовать у себя в голове энергию, и... нет, ничего не чувствую. Или чувствую? Ладно, времени не осталось даже на то, чтобы прицелиться. Сложила руки «шариком», представила, как энергия выходит через мои руки, формируясь в шарик...

Ни-че-го. От слова «вообще». У меня просто ничего не вышло.

- Бездарность. Следующий ряд, шаг вперёд!

И снова у меня ничего не вышло, как и в следующий раз. И в послеследующий.

Может быть, я что-то делаю не так? Надо вспомнить, что я делала, когда раскидала деревенских мальчишек еще тогда, когда меня уронил избалованный барон.

Я разозлилась. Просто захотела, чтобы все ушли, и...

Безрезультатно.

Отработка следующего заклинания для меня была бессмысленной. У меня просто ничего не выходило, на протяжении всех четырех часов урока. Тренер, казалось, просто перестала меня замечать, уже даже не комментируя мои провалы.

- Тебя выгонят, не успеет эта неделя закончиться. – Сообщили мне одногруппники, когда магическая подготовка закончилась.

- Ты жалкое ничтожество!

- И выглядишь убого.

Спасибо за веру в меня, дорогие одногруппники. Я тоже вас всех очень люблю.

И, наконец, пара алхимии. Первая полупара проводилась у нас совместно с огненными разведчиками, а вторая – с земляными целителями.

Если честно, то после всех этих пыток, явно по ошибке названных «упражнениями», мне хотелось только одного – спать, и чтобы никто меня не дергал хотя бы до следующего понедельника.

Зато наша преподавательница алхимии – профессор Серилл – не хотела, чтобы я спала на её уроке. Потому, вместо заслуженного отдыха, я почти всю пару строчила конспект о магических свойствах белладонны обыкновенной, она же красавка белладонна, она же сонная одурь, она же бешеная ягода, она же красавка обыкновенная, она же вишня бешеная, она же красуха. Замечательное растение, если ты не любишь тавтологию.

В общем, к себе в комнату я ползла со скоростью очень медленной улитки. Настроение было отвратительное. И естественно, именно в этот момент Рэйнер решил замаячить на горизонте и поиздеваться над моими и так расшатанными нервами.

- Кукла собирается умереть в коридоре? – скептично поинтересовался принц, внимательно осматривая уставшую меня.

- Заткнись, Твое Высочество!

- Кукла, тебя что, пытали на уроках? К чему такое недружелюбие? – «Участливо» поинтересовался Рэйнер, на лице же сплошной сарказм. Убью! Сначала отосплюсь, а потом – убью!

- У меня, вообще-то, имя есть. – Прошипела я.

- У меня, вообще-то, тоже.

Ну и чего он ко мне прицепился?

- Ну и чего ты к ней пристал? – Словно озвучив мои мысли, вопросил где-то за моей спиной знакомый голос.

- Нора! – Резко развернувшись, повисла на подруге. Самое время расплакаться, поведать обо всех своих бедах, и что бы подруга меня утешила, но... нет, не сейчас. Подожду, когда этот гад Рэйнер уйдет, и вот тогда...

- Боже, какая идиллия. Мне аж завидно стало. – Язвительно прокомментировал происходящее гад.

- Свалил! – Рявкнула я в унисон с Леонорой.

- Желание леди – закон! – Ухмыльнулся принц и, отдав шутливый поклон, удалился в закат. Наконец-то!

- Ну, рассказывай! – Взяв меня под руку, скомандовала Нора. И понеслось...

На следующий день я с трудом оторвала от тёплой и мягкой кроватки, только для того, чтобы продолжить свои мучения.

Первая лекция – магическая подготовка, проводилась у нас совместно с целителями с факультета воздуха.

Сначала я испугалась – это нас типа тут калечить собираются, чтобы целители имели возможность попрактиковаться?

Потом нам объяснили – оказывается, целители имеют возможность пополнять запас чужой энергии за счет своей. Для этого даже прямой контакт не нужен – достаточно расстояния не более десяти метров.

На факультете Воздуха целителей было больше, чем дальних атакующих, потому на некоторых людей приходилось по двое целителей.

И вчерашнее стало повторяться: у всех выходит, у меня – нет. Соответственно, доставшемуся мне в пару хилому на вид пареньку тоже делать нечего.

- Шейлин, ко мне! – Крикнула в какой-то момент Гракхэйм. Чую, ничего хорошего меня не ждет.

Обреченно вздохнув, поплелась к преподавателю.

- Итак, слушай меня внимательно, дважды повторять не буду. Плебеев на своих уроках я терпеть не собираюсь. Не умеешь нормально колдовать – вали на факультет целителей, поняла? В общем так, если до конца занятия у тебя не получится ни одно из заклинаний, можешь дальше тут не появляться.

Я замерла, чувствуя, что вот-вот расплачусь. Что ж я бестолковая такая, что всего второй день занятий, а меня уже выгоняют?

Помощь пришла, откуда не ждали.

- А у неё не получится. – Заметил ректор, появляясь словно ниоткуда. Особый акцент Олдин Лэндфорд сделал на слове «неё». – Лорена, мы оба прекрасно знаем, что у девушек энергетические центры находятся в другом месте.

- Но тогда... – задумчиво отозвалась преподаватель. – Благодарю за сообщение, лорд Лэндфорд. Шейлин, за мной!

Развернувшись, Лорена бодро почесала назад на арену.

- Спасибо. – Улыбнулась я ректору и засеменила вслед за Гракхэйм.

Знать бы еще, за что я его поблагодарила.

- Планы поменялись. Делаешь то же самое, только центры – солнечное сплетение и ладони. Ясно?

- Ясно. – Кивнула я и вернулась в свою колонну.

И вот, моя очередь. Попыталась прочувствовать энергию в районе солнечного сплетения. Прикрыла глаза, и... да! Теперь я точно чувствую её! И в ладонях, кстати, тоже.

Сложила ладошки «шариком», и – выстрел!

Наконец-то я увидела цвет моей энергии – тёмно-лиловая с золотыми искорками. Красиво...

Главным было то, что я немного перестаралась, в итоге чего шар вышел почти в два раза больше нужного. Приготовилась хлопнуться в обморок – жаль только, ловить меня никто не будет...

Не упала. Я вообще ничего не почувствовала. Даже легкого головокружения не было. И как это понимать?

Обрадовавшийся целитель хрустнул пальцами и направил на меня руки. Парень остался довольный результатом, и даже немного покачнулся, я же по-прежнему ничего не чувствовала.

Ладно, потом об этом подумаю.

- Молодец, Шейлин. Следующая шеренга – ша-аг вперёд!..

Ах да, я же даже в мишень попала. Не в «яблочко», но хотя бы в саму мишень – и то уже хорошо...

К концу урока я держалась почти на уровне своих одногруппников. Правда, мой целитель примерно полчаса спустя смысля, сообщив, что иссяк, а я чувствовала себя всё так же бодро. В итоге, ко мне приставили «запасного» целителя. Я довольна, целитель доволен, все довольны.

Следующая пара – объединенная с земляными атакующими ближнего боя – прошла для меня не так радужно. Но, в принципе, тоже терпимо. Сначала мы упражнялись отдельно – ближние отрабатывали какой-то замысловатый удар, нас же стали учить стрелять из лука. Учитывая то, что лук был размером почти с меня, тетива тугая, как верёвка, еще и при выстреле больно хлестала по руке – особым успехом этот урок для меня не увенчался. В итоге, я стала ставить лук на землю, а оттягивать тетиву пришлось, используя полную массу себя. Я даже попадала в цель!.. иногда. Примерно один раз из двадцати.

На втором уроке наши усилия решили объединить, поставив напротив общей мишени – мешка с соломой, на котором был нарисован человечек, и красными точками отмечены жизненно важные места – сердце, голова, бедренная артерия и еще несколько из того же разряда.

Весь прикол состоял в том, что во время этого замысловатого удара, ближний атакующий на несколько мгновений приседал. В это мгновение мы и должны были выстреливать раз за разом, пока не дойдет до автоматизма.

Опасная штука, если задуматься.

Утешало то, что на теле ближнего атакующего непрерывно находился магический щит, не дающий напарнику нанести – пусть и случайно - смертельный урон.

В общем, тут я тоже отличилась, несколько раз случайно попав в чужих напарников.

Плохой из меня стрелок. Да. Я и в красную точку попала, по-моему, всего один раз за урок, и то – случайно.

В то время как у моих одногруппников почти вся верхняя половина мешка была утыкана стрелами. Ну да, они-то хотя бы лук поднять могут, в отличие от меня.

После у нас была пара артефакторики, а затем – еще одна пара физической подготовки.

Истинный кошмар начался на следующий день, когда пара физ.-подготовки у нас была объединенной с ближними атакующими с Огненного факультета.

Тогда нас учили стрелять из арбалета...

Рэйнер Кинг

Надо сказать, среды я ждал с большим нетерпением. Нужен же мне был новый повод посмеяться над Куклой? Так сказать, чтобы не расслаблялась. Да и вообще, надо отомстить за её выходку на распределении!

На этом уроке нас учили воспроизводить необычный прием с ложной атакой. С ухмылкой понаблюдав за тем, как Кукла старается наложить болт, время от времени со злостью косясь на меня, перешел к тренировкам. Прием не сложный, много времени занять не должен.

- А теперь, адепты, разбейтесь на пары и встаньте вдоль мишеней! – Приказал нам Рейв – наш тренер – минут через сорок. Ну ладно, на пары так на пары...

- Надеюсь, ты не будешь отказывать в просьбе составить компанию на тренировке наследному принцу Лавеллы? – с коварной улыбкой поинересовался я, подходя к Кукле.

- Попытаться стоит. – Флегматично пожала плечами девушка и подошла к какому-то пареньку из моей группы. – Эй, ты не против потренироваться вместе со мной?

Я подошел к Шейлин и, взяв её под локоть, мягко, но настойчиво потащил её в другую сторону.

- Он против. Тренер Рейв, ничего, если я встану в пару к адептке Грейс?

- Конечно... нет. – Похоже, тренер сильно поражен моей инициативе. Он просто еще не знает, что на самом деле это – лишь часть коварного плана...

Шейлин Грейс

Этот наглый, мерзкий, самоуверенный тип! Ненавижу его! Я уверена: он задумал что-то ужасное!

Ладно, с арбалетом я справляюсь несравненно лучше, чем с луком – тут сложно криво наложить болт, да и по весу данный тип оружия вполне подъемный.

Сегодня наша задача была сложнее, чем вчера – при данном приеме противник не пригибался, а просто отклонялся в сторону, проводя ложную атаку. В итоге, количество красных зон значительно уменьшилось. Остались только сердце, голова, глаз и шея.

Количество моих попаданий увеличилось, но не намного.

И знай я, какой подлый этот Кинг, сделала бы что угодно, лишь бы не становиться с ним в пару!

Действуя чисто на автомате, навела арбалет на сердце мишени, прицелилась... дождалась нужного момента, выстрелила, и вот она – подлянка! Я знала, что Рэй владеет магией Воздуха, а потому сложить два и два... болт не должен был полететь ему в плечо! И более того – плечо должно было быть прикрыто магическим щитом, который именно в этом месте отсутствовал! Итог – «страдающий» Рэйнер, растерянный тренер и разгневанная я в кабинете ректора.

- Поймите меня, адептка Грейс, я не могу прикрыть покушение на члена королевской семьи!

- Но это не было покушением! Не моя вина в том, что на нём отсутствовал щит! – пыталась оправдаться я.

- Отсутствовал или нет – вы нанесли ранение кронпринцу, и факта покушения это не меняет.

Супер.

- И что теперь будет? – поинтересовалась я как-то... жалобно, что ли?

- По закону – выгон из Академии и, так как контракт был разорван посреди учебного года – ссылка на Тёмные Земли.

Я почувствовала, как на мои глаза навернулись слёзы. Как он мог так меня подставить? И главное – за что?! В том, что виноват во всем именно Рэйнер, я не сомневалась – никто кроме него самого и тренера не мог снять щит. Вряд ли это нужно тренеру, а потому вывод напрашивается один.

- Предлагаю другое решение проблемы. – Послышался ненавистный голос со стороны двери.

- Адепт Кинг? Что вы тут делаете? Я не разрешал вам входить. И вообще, разве вы сейчас не должны быть в больничном крыле?

- Меня это не интересует. Так вот, я предлагаю адептке Грейс заключить со мной контракт. Согласно нему, она безпропотно выполняет все мои приказы на протяжении двух месяцев, при этом оставаясь адепткой Академии и продолжая проживать в своей нынешней комнате. Кукла, ты согласна?

Фу ты, так спросил, как будто замуж зовет.

И вообще, это какой-то рабский контракт! Я? Выполнять все его приказы? Классно придумал! А мне теперь что делать?

Проигнорировала обращенный ко мне вопрос Кинга. Я. Его. Ненавижу!!!

- Адептка Грейс, вы согласны с предложением адепта Кинга? – Это уже ректор.

- Где подписывать? – очень тихо, почти что шепотом, спросила я.

Это конец. Я влипла.

К вечеру о заключенном контракте в Академии не знал только глухой, слепой и тупой в придачу. В тот роковой день я стала своего рода «школьной знаменитостью». В прочем, не впервой. На мне скрестились сотни взглядов – в основном презрительных и довольных, но иногда и завистливых. Последние, кстати, исходили исключительно от девушек. Было бы чему завидовать.

Всю ночь я не спала – только рыдала, зарывшись лицом в подушку. У меня такое чувство, что я продала свою жизнь и заключила контракт с дьяволом, в комплект к телу отдав душу.

- Грейс, ты так отчаянно ревела ночью, что на какой-то миг мне даже стало тебя жалко... - сообщил мне утром мой сосед – тот самый, вредный и чернявый. - ...Но только на миг.

Точно вредный!

С красными от слёз и недосыпа глазами поплелась на завтрак. Где, естественно, встретилась с ходячей неприятностью по имени Рэйнер.

- Кукла, за мной! – скомандовал парень. Мне ничего не оставалось, кроме как подчиниться и пойти вслед за парнем.

- Отныне и навеки, ты сидишь за этим столиком! Я, кстати, тоже.

Ну и ладно. Столик рассчитан на десятерых человек, не убудет.

- Кукла, ты что, не спала всю ночь? – поинтересовался Кинг, доедая блинчики.

Я кивнула – смысл отрицать очевидное?

- Ты что, зовешь её куклой? – хихикнул кто-то, сидящий с нами за одним столом.

- Разве что куклой вуду! – Рассмеялся другой.

Ха-ха. Как остроумно. Не настолько я страшная, между прочим.

Ничего, я отомщу Кингу. Если он думает, что может безнаказанно надо мной издеваться – он сильно заблуждается...

К моему огромному облегчению, последующие несколько дней особо тупых приказов мне не отдавали. Только из разряда «подай», «сходи», «принеси».

А в пятницу намечался еще один урок, объединенный с группой Рэйнера – магическая подготовка. Я как раз недавно откопала в библиотеке одно интересное заклинание...


Глава 3

Рэйнер Кинг

Жалко ли мне Куклу? Не-а. Ни капельки. Сама виновата.

Но я как-то не подумал о том, что она может захотеть мне отомстить.

Случилось это на уроке магической подготовки в пятницу. Задача была проста: ближний атакующий должен поразить две передние цели заклинанием «Огненный веер», дальний атакующий – три задние «Воздушной стрелой».

Огненный веер – эффектно выглядящее заклинание, поражающее несколько противников одновременно. Шейлин не сопротивлялась, когда я встал к ней в пару. По-моему, она обиделась, и сильно. Ну и ладно, я ей не нянька.

Так вот, первые минут десять всё было хорошо – мы чинно отрабатывали прием, не отвлекаясь на успехи и неудачи остальных учеников. А потом, после применения «Огненного веера», одна из мишеней внезапно... взорвалась. Да, просто взорвалась!

- Адепт Кинг! Вы испортили учебное пособие! – Как-то обескуражено констатировал тренер.

Если честно, это могло случиться только в том случае, если тренер снял усиливающее заклятие с ткани мешка. Или если кто-то наложил на мишень заклятие...

- Кукла! – Зарычал я.

- Что такое? А почему сразу я? – невинно хлопая глазами вопросила девушка.

Так, спокойно. Вдох-выдох. Я спокоен.

- Мелко метишь, Кукла. – Хмыкнул, стараясь скрыть раздражение в голосе.

- Время покажет. – Непонятно для меня выразилась девушка, с явным намерением вернуться к тренировкам – мишень нам уже заменили.

Шейлин Грейс

Так как я – слабая и невлиятельная девушка, метод мощной мести одним ударом мне не покатит. Я буду наносить много точечных ударов до тех пор, пока противник не признает поражение.

Я их и наносила. Засиживалась в библиотеке допоздна – уроков нам задавали не очень много, следовательно, было достаточно свободного времени. Искала, как бы еще напакостить Рэйнеру. Пришлось самостоятельно продвигаться в алхимии, артефакторике и магической подготовке, еще и записаться на дополнительные занятия по оным, чтобы иметь возможность приготовить очередную пакость.

За эти три недели я успела подсыпать чихательный порошок в еду Рэйнеру, еще парочку раз взорвать его мишени, перекрасить его волосы в психоделический зеленый, покрыть пиджак огромными красными пятнами, удлинить ресницы почти в два раза... в общем, много всего интересного успела сделать. И вот, в процессе изготовления решающей пакости, которая должна его «добить»!

Артефакт, имеющий воздействие, чем-то схожее с крепким алкоголем, был готов уже на следующий день.

Сам он имел форму небольшой бусинки. Долго она заклинание не продержит, но долго и не потребуется. Минута – это с большим запасом.

Итак, стимулируем мыслительные процессы. Самым строгим профессором во всей Академии была, наверное, профессор Серилл – она же преподаватель алхимии. Лекция с группой Рэйнера как раз завтра. Идеально.

Я помню, как однажды на лекции профессора Серилл я перепутала свойства омелы белой и морозника кустарникового в соединении с мелиссой лимонной... доклад про магические свойства ромашки целебной на тридцать страниц я писала почти до полуночи, пропустив ужин. В наказание. Да, пожалуй, алхимия – идеальный предмет для задуманной пакости.

На объединенных лекциях я уже две недели как сижу за одной партой с Кингом.

А еще впервые в жизни я порадовалась тому факту, что на первой полупаре профессор Серилл опрашивает всех учеников – несмотря даже на то, что их было почти сто. Сто коротких вопросов, требующих короткий ответ – дело не сложное.

Ох, надеюсь, убивать меня не будут.

Вернее, убивать меня точно будут... надеюсь, смерть моя будет быстрой и безболезненной.

- Рэйнер Кинг! Поведайте нам о втором названии материнки обыкновенной. – Попросила Арнелла Серилл.

Всё, пора. Именно сейчас надо действовать быстро и точно. Второго шанса не будет.

Миг – и бусинка артефакта, старательно завернутая в бумажку, скрывается в недрах принцевой рубашки. Парень чихнул – либо совпадение, либо признак того, что артефакт начал действовать.

- Материнка обыкновенная, она же красавка белладонна, носит также название птичий клей...

Всё. Он попал. Обозвать материнку белладонной и омелой на уроке профессора Серилл – это очень необычный способ самоубийства. А всё умница я, сумевшая изготовить артефакт-дурман из класса средних.

- Очень интересный ответ, адепт Кинг. Жаль, неверный. – Прохладным тоном отозвалась профессор Серилл. – К следующему уроку попрошу вас подготовить доклад о мяте круглолистной на двадцать пять страниц.

Эх, мне было на тридцать... ну и ладно. Двадцать пять – тоже неплохо.

Рэйнер снова чихнул. Действие амулета закончилось. Я коварно улыбнулась – мысленно, конечно, чтобы никто ничего не заметил.

И, что самое странное – Кинг тоже сидел с абсолютно непроницаемым лицом. Мне даже страшно стало. Если бы он смотрел на меня красноречивым взглядом, или ругался, или... но, похоже, чаша его терпения действительно переполнилась, сменившись холодной яростью.

Похоже, быстрой и безболезненной смертью я не отделаюсь – убивать меня будут долго и мучительно...

По окончанию урока я попыталась свалить тихо и по-быстрому, но ничего не вышло.

- Кукла, ты меня достала! – Сообщил мне Рэйнер, приперев к стенке в почти безлюдном коридоре. В прочем, и тот вскоре опустел.

- Пф-ф, а то я не знаю.

Кинг прикрыл глаза. Вдохнул. Выдохнул.

- Если ты так хочешь, мы можем разорвать контракт немедленно, при условии, что ты не трогаешь меня по собственной инициативе месяц... нет, три. Всё, ты довольна?

- Да-а! – Я победоносно улыбнулась. Цель достигнута, я в экстазе.

- Тогда мы немедленно идем к ректору и заключаем новый контракт.

Но не всё было так замечательно, как мне казалось...

Рэйнер Кинг

- Студентка Грейс, вы уверены, что согласны с описанными в контракте условиями? – неуверенно переспросил ректор. Ну да, он-то контракт прочитал, я вот Кукла...

Ну, неужели она думала, что месяц фирменных издевательств пройдут ей даром? Ага, конечно.

- Да! Где подписывать?

Еще несколько секунд... всё, контракт подписан, капкан захлопнут. Обратного пути нет!

- Когда соберетесь, вещи поставьте у входа в комнату, наш комендант их отнесет.

- Вещи? Какие?..

До Куклы наконец дошло, что контракт-то прочитать надобно. Какая радость для души – наблюдать, как с каждым прочтенным словом краски покидают её лицо. В принципе, на смуглой коже это мало заметно, но вот то, как глаза наполнились демоническим блеском, скрыть сложно.

- Ты... Ты подлая, коварная, лживая, бесчестная мразь, Рэйнер Кинг! Я! Тебя! Ненавижу!!!

Громкий удар – это Кукла выбежала из кабинета и хлопнула дверью.

Это ей урок на будущее – прежде, чем подписывать что-то, предложенное персональным врагом, стоит это «что-то» прочитать.

Шейлин Грейс

Я непробиваемая дура! Идиотка тупая! Коза огородная! Как?! Как я могла ему поверить?!!

В прочем, что-либо менять уже поздно. Этот гад снова облапошил меня! Не-на-ви-жу!!!

Вернулась в комнату и, не теряя времени даром, стала яростно вышвыривать вещи из шкафа. Да, а ведь до этого момента я вообще не представляла, как можно яростно что-то вышвыривать...

- Кукла что, контракт с Академией разорвала? – ехидно поинтересовался вредный чернявый Дэшон у Гровера.

Всё, кличка прилипла.

- Разорвала, да не тот. – Раздраженно отозвалась я, запихивая вещи в сумку. Всё равно их скоро доставать, так смысл укладывать?

Так, время к пяти, до ужина полтора часа есть... как раз расскажу всё Леоноре. Надо же, чтобы хоть кто-нибудь напоследок мне посочувствовал!

Хорошо, что в комнате у Норы я уже побывать успела и знаю, где она. Осталось только надеяться, что она в комнате.

Моя подруга действительно была в комнате, и очень обрадовалась моему появлению. Я, в свою очередь, обрадовалась тому, что её соседки куда-то свалили.

- Лина! – Меня заключили в ребра-ломательные объятия. – Ты так похудела! Ты на кормежку вообще ходишь? Не стой на пороге, проходи! Будешь пирог с чаем? В прочем, конечно, будешь. Пирог есть с мясом, а есть с повидлом – тебе с чем? А, не важно, дам оба. Чай с мятой или с иван-чаем?

От такой заботы я несколько опешила.

- Спасибо, Нора, ничего не надо. Я пришла поговорить. Знала бы ты, что этот подлый принц учудил!

У меня непроизвольно сжались кулаки. Ненавижу.

- Он тебя поцеловал? – с восторгом в глазах предположила Нора, усаживая меня на кровать.

Я поперхнулась. Да пусть бы только попробовал!

- Нора, ты с ума сошла? Ну какое поцеловал? Он – принц, причем не просто принц, а кронпринц!.. И рядом с ним – я. Нищенка, обычная Кукла, с которой можно играть, когда скучно... - Я грустно усмехнулась. – Но это неважно. Так вот, слушай...

И я поведала ей всю эту печальную историю – про урок алхимии, про предложение Кинга, про контракт...

- И, что самое ужасное, по условиям контракта я... переезжаю к нему в комнату.

Я ждала любой реакции – того, что Нора расплачется, начнёт меня жалеть, попрекать принца, в конце концов! Но то, что девушка выдала...

- Правда?! Вы поженились?! Тайно?!!

Черт, она что, вообще меня не слушала?

- Почти. Приглашаю на свадьбу через две недели и три дня. – Саркастически сообщила я.

- Правда? – В глазах девушки – чистый восторг. Аж жаль обрывать нить её надежды.

- Нора! – Застонала я. – Мы не поженились! И не поженимся! Никогда!.. – И вообще, с такой внешностью меня вряд ли кто-то замуж возьмет.

Элеонора захихикала – не поверила, видимо.

- Ладно. Пойду, проверю, не перетащили ли еще мои вещи к Рэйнеру. – Вздохнула я и направилась к выходу из комнаты.

- Конечно-конечно! Приходи еще!

Только платочка в руках подруги для полноценности картины не хватает.

Кстати, мне тут подумалось – может, стоило еще в начале года с той же Норой заключить контракт, обязывающий меня переселиться к ней в комнату? Или этот прикол только с принцем прокатил?

Поднялась на два этажа вверх – бывший родной четвертый. Зашла в комнату. Так, мои вещи уже забрали. Соседи... бывшие соседи, где-то пропадают... может, уже ужин? В комнате часов не висит, они есть только на первом этаже над лестницей.

Пришлось спускаться, только затем, чтобы узнать, что до ужина еще почти час. Ладно, я не в печали, Нора таки умудрилась накормить меня пирогом. С мясом.

И, наконец, снова пришлось подниматься, только теперь – на три этажа вверх. К огневикам.

Идя по коридору, то и дело ловила на себе удивленные взгляды, переходящие либо в задумчивые, либо в откровенно злобные. И чего я им всем так не нравлюсь?..

В прочем, ясно, чего.

Кстати, о моей внешности... может, стоит поискать информацию об этом проклятии в библиотеке? По крайней мере, Энн говорила, что это – проклятие. А в нашей библиотеке, как я уже успела убедиться на собственном опыте, найти можно всё.

Но это – потом. Примерно после ужина.

Пока же...

Подошла к нужной двери – номер комнаты был указан в контракте. Окружающие меня огневики впали в глубокий шок. Хмыкнула и, назло обладателю не постучавшись, вошла.

Первое, что бросилось в глаза – широкий подоконник, больше похожий на маленький диванчик. Наверное, на нём очень удобно читать.

Потом рассмотрела весьма уютный интерьер – диван у дальней стены, рядом два кресла и маленький столик. Напротив дивана – огромный книжный шкаф, почти пустой, что не могло не радовать – будет куда ставить притащенные из библиотеки книжки.

- Эй, принц! Ты где? – Не сумев придумать зова получше, заорала я.

- У себя в комнате. Удивительно, не так ли? – Хмыкнул Рэйнер, появляясь на пороге одной из многочисленных дверей.

- Итак, раз уж ты хитростью подселил меня к себе – будь добр, проведи экскурсию по своим хоромам. – Весьма бодро потребовала я. От былой пессимистичности не осталось и следа.

- Как прикажешь. – Съязвил принц и прошел вдоль стены, как я поняла, гостиной, тыкая пальцами в разные двери. – Это санузел, это моя спальня, это твоя спальня, это что-то вроде кухни. Ясно?

Почти.

- Да, только... что такое санузел?

Рэйнер немного помолчал, видимо, обдумывая, в шутку я спрашиваю, или в серьез.

- Ты сейчас серьезно спрашиваешь?

- Ну, извините. – Обиженно фыркнула я. – Мои знания не такие дифференцированные.

Брови Кинга явно поссорились с челюстью, поскольку последняя упала вниз, а брови наоборот – поползли наверх. Немного постояв так, принц прислонился к стеночке, захихикал... а потом откровенно заржал, сползая по этой самой стенке. Я обиделась окончательно.

- Кукла, ну ты даешь. – Сквозь смех сообщил мне Высочество. – Ты знаешь слово «дифференцированный», но не знаешь слова «санузел». Ну как так можно, а?

Ну... это Энн решала, в значение каких слов меня посвятить стоит, а каких – не стоит. Откуда она́ их знала, я могла только гадать. И, похоже «санузел» в список достойных слов не входил.

- Санузел – ванная комната, объединенная с туалетом. – Смахивая выступившие на глазах от смеха слёзы, «просвятил» меня Рэйнер. – Еще вопросы?

- Да. Почему спальни две?

- Ты не поверишь. Потому что комната рассчитана на двоих. – С самым серьезным видом поведал мне Кинг.

Да, пожалуй, действительно не поверю.

- Тогда почему ты живешь один? – Поинтересовалась я, чувствуя тут тотальный подвох.

- Потому что проживание в такой комнате обходится недешево. – И, не дав мне вставить вполне предвиденный вопрос, добавил: - Не переживай, тебе платить не придется.

- Почему? – невольно поинтересовалась я.

- Потому что Академия спонсируется королевской казной. Слово поперёк – и Академию могут вообще закрыть. А такое, сама понимаешь, никому не нужно.

- Тогда почему ты не приказал принять тебя на факультет Воздуха при поступлении? – Не сумела сдержать давно интересовавший меня вопрос.

- Ну, знаешь ли, у меня тоже есть гордость. – Фыркнул принц.

- Понятно. Спасибо.

И, не говоря ни слова больше, зашла в комнату, которую Кинг представил мне как «мою спальню».

Всё мое внимание привлекла огромная кровать со шторкой по краям. Кажется, про такую ерунду я читала, и там, где я про неё читала, она называлась «балдахином». Не теряя времени даром, подошла к кровати. Даже не к кровати – правильнее будет назвать э́то «ложем». Попрыгала. Мягкая, уютная, застеленная обалденным мшисто-зеленым пледом с замечательными персиковыми подушками... всё, эта кровать окупает все доставленные неудобства. А вместе с книжным шкафом и диванчиком на подоконнике контракт для меня лично уходит в плюс.

Осматриваемся дальше.

Огромный резной деревянный стол стоял прямо под окном – с целой кучей замысловатых полочек, шкафчиков... да, это вам не четыре ножки и доска, на которых приходилось делать немногочисленные уроки в своей прошлой комнате.

А еще мне понравился крутой ковер с длинным ворсом, занимающий половину комнаты.

И часы, стоящие на столе.

Чего, спрашивается, на первый этаж бегала?..

Завершил образ комнаты моей мечты огромный шкаф на половину стены, с зеркалом в полный рост на внутренней стороне одной из дверец шкафа.

Время, оставшееся до ужина, я как раз потратила на то, чтобы сложить одежду в шкаф, а тетради, учебники и прочие жизненно необходимые в учебе вещи – в письменный стол.

До ужина еще минут пятнадцать. Так как до столовой идти не дольше десяти, где-то через пять минут туда отправится принц. С ним я пересекаться не хочу, потому отправляюсь прямо сейчас.

После ужина я, следуя своим планам, действительно отправилась в библиотеку – искать свое проклятие и способ от него избавится.

Решила, что читать в жестких библиотечных креслах, в книжной пыли и полумраке – не самое приятное занятие, потому выбранную книгу о проклятиях и еще парочку в придачу, я утащила в комнату.

Читала я не на диванчике, и не в кресле, и даже не на кровати. Я легла прямо на ковер – он достаточно мягкий и уютный, чтобы на нем можно было лежать.

Проклятия, как и всё встреченное мной в этом мире, делилось на типы. Всего их было два: быстродействующие и замедленного действия, причем каждый из этих типов делился на подтипы – проклятия внешности, физических способностей, магических способностей, смертоносные и смешанные.

Быстродействующие проклятия, как можно догадаться по названию, вступают в силу сразу после наложения, и достаточно быстро прекращаются.

Проклятия замедленного действия – наоборот, достаточно долго вступают в силу – бывает, они начинают действовать лишь спустя несколько лет после наложения. В противовес, и держались они не годами – десятилетиями. Важным казалось также то, что накладывать на человека несколько заклятий одновременно, пусть и одного типа-подтипа, нельзя. Развалится всё, что наложили, буквально за несколько дней.

Прочитав эту, безусловно, очень полезную информацию в начале полученной книги, перешла, собственно, к самим проклятиям. Причем интересуют меня только проклятия замедленного действия, и, к тому же, исключительно смешанные проклятия и проклятия внешности.

Кстати, последних оказалось не так-то много – раз, два, и обчелся. Одно изменяло фигуру, второе – черты лица, третье – цвет глаз, волос и кожи. Ну, ладно, раз, два, три и обчелся, но сути это не меняет.

Конечно, я могла бы предположить, что на меня наложили последнее проклятие, если бы не одно «но»! «Но» было написано маленькими буковками и в самом низу странички: «Данное проклятие не применимо к магам».

Возможно, я чего-то не понимаю, но, по идее, на меня это заклинание не накладывается – следовательно, мое проклятие из подтипа смешанных.

В общем, в поисках «своего» проклятия я провела почти шесть часов и опомнилась лишь тогда, когда взглянула на часы. Черт возьми, два часа ночи! А завтра первой парой – магическая подготовка! Да меня же Лорена Гракхэйм уроет, если я на её занятии зевнуть посмею! Нет, пора спать. Спать, спать и еще раз – спать!

***

Как и следовало ожидать, в семь часов я проснулась не очень выспанной и совсем не радостной. И Кинг, естественно, не мог не отметить этого за завтраком.

- Кукла, ты чего такая невыспанная? – участливо поинтересовался парень. Сидящие за «нашим» столом студенты заинтересованно повернулись в мою сторону. Кто-то хихикнул, кто-то понимающе улыбнулся...

О, черт! Они же, наверняка, уже знают об условиях новоподписанного контракта! И сто процентов знают, что я живу с принцем в одной комнате! Также можно предположить, что мнение Норы – не единственное, и вся Академия убеждена, что между нами с Рэйнером что-то есть. Я переселилась к нему, и на первое же утро, я – невыспанная, Кинг – довольный. Складываем два и два...

Я мысленно застонала, чувствуя, как уши с щеками на пару наливаются жаром. Это подбавило окружающим уверенности в собственных мыслях, и они заулыбались смелее, мне же захотелось макнуться лицом в тарелку с овсянкой. За что мне это наказание?!

- Кукла-а!

- А? Я читала до двух... - Демонстративно зевнула. Глаза «шпионов», которые потом разнесут сплетни по всей Академии, загорелись огнём недоверия. – Искала способ избавиться от проклятия.

- От какого проклятия? – невольно поинтересовался сидящий рядом с Кингом парень, за что схлопотал от друга подзатыльник.

- От такого. – Огрызнулась я, решительно отодвигая в сторону тарелку с овсянкой.

Глава 2

В целом и в общем, время летело довольно быстро и, что самое удивительное, обучение в Академии стало приносить удовольствие. Да, я по-прежнему была отстающей по физической подготовке, но уже сейчас моего уровня хватает на то, чтобы меня не выгнали за неуспеваемость. По крайней мере, арбалет я освоила вполне неплохо, метательные ножи швыряю отлично, а лук... ну его к черту, этот лук. Арбалет удобнее.

Зато благодаря магической подготовке я боюсь, как бы меня не выгнали за переуспеваемость. Проще говоря – те заклинания, при применении которых половина моих одногруппников хлопались в обморок, я даже почти не чувствовала.

Теоретические же дисциплины... ну, алхимию в экстремальных условиях профессора Серилла не освоить сложно, артефакторику я выучила в основном за счет посещаемых до сих пор факультативов. В астрономию я безоговорочно влюбилась еще с первого урока. Целительство учила просто потому, что понимала: без него – никуда. Не всегда классифицированный целитель вовремя придет на помощь, а держаться как-то надо. Ну и история... сесть и выучить имена и даты – в принципе, дело нехитрое. Однако у меня это выходило плохо из-за непрерывного ощущения, что все эти «исторические факты» построены на какой-то тотальной лжи. Но, увы, не с моим уровнем осведомленности эту тотальную ложь распознавать.

Ну и, наконец – поиски проклятия, увенчавшиеся неудачей. Я прочитала с полдюжины книг, и ни в одной из них не нашлось проклятие, соответствующее моему. Вернее, несколько нашлось, но одно из них почти полностью блокировало магические способности, а второе при действии более года делало обладателя лысым.

В общем, месяца два я усиленно держалась на плаву, потому как понимала: уйду под воду – будет намного, намного хуже. Жабр у меня нет.

А потом нас стали пугать зимней сессией.

Но в любом случае, до неё оставалось целых две недели, так что... да, время у меня есть.

- О, Лина, Лина, давай зайдем во-о-он туда! – Перед моим носом замаячила варежка Норы.

Это была одна из моих немногих вылазок в город подле Академии. Немногих – потому, что в городе я, в общем-то, ничего не потеряла. Следовательно, делать там мне вроде бы как нечего, да и денег мне Энн дала не так чтобы особо и много... и, тем не менее, Норе уже в четвертый раз удалось вытащить меня из библиотеки и уговорить просто прогуляться с ней по городу.

Как я узнала позже, «просто прогуляться» в устах моей неустанной подруги означало «обойти все ювелирные лавки в городе, закупиться сладостями на месяц вперёд, зайти в пару милых кафе, попробовать вон те милые булочки, прикупить одежды побольше, навестить пару-тройку знакомых» и так далее в том же духе.

Естественно, я была не единственной, кого Нора вытаскивала на белый свет. Да и вообще, с таким характером, как у Леоноры, сложно не завести минимум три дюжины друзей. Правда, её друзья явно были не рады моему присутствию, и каждый раз, встречаясь со мной взглядами, брезгливо морщили носы и отворачивались.

А я... я просто ловила кайф от таких прогулок. Чтобы понять, что хочешь гулять, надо было сначала оторваться от всякого рода магических трактатов и выйти из библиотеки. А моей силы воли на такой подвиг обычно не хватало.

А гулять мне нравилось! Особенно – зимой.

Сегодняшний день в этом плане выдался особенно удачным – снега навалило уже предостаточно, и он блестел на солнце, как будто каждая снежинка была тщательно отполированным драгоценным камнем. Огромные снежные хлопья продолжали падать с неба, оседая на носу и ресницах. По узким улочкам города сновали люди. Некоторые куда-то спешили, некоторые – украшали витрины магазинов. А кто-то... кто-то, как и я, просто наслаждались волшебной атмосферой города. Казалось, воздух пропитан магией и каким-то... не знаю, преддверием чуда, что ли?

- Не знаю... - задумалась я в ответ на предложение Норы. – А остальные не будут нас искать? – я махнула рукой в сторону друзей Норы, которые как раз отошли, чтобы купить булочек. В основном тут были целители с факультета Воды, однако затесалось несколько разведчиков с Земли. Не знаю, каким боком они тут, но с другой стороны – я же не спрашиваю, зачем в этой компашке дальняя атакующая с Воздуха?

- Не, мы договорились в четыре в «Сказке» встретиться. – Беспечно сообщила мне девушка.

- А, ну, тогда давай зайдем. – Я пожала плечами. Мне-то какая разница? Всё равно не увидела, куда она показала.

Как выяснилось – показала она на очередной одежный магазин. И, как всегда, пока Нора набирала себе кучу одежды, которую в скором времени примерит, я стояла у входа, прислонившись к дверному косяку и наблюдая за падающим снегом.

В кои-то веки я задумалась – а что было бы, будь моя внешность нормальной? Не будь на мне неопознанного проклятия, которое испортило мне жизнь? Возможно, сейчас я искала бы одежду с Норой, или дальше гуляла по городу вместе с её друзьями. Возможно, они приняли бы меня, и у меня было бы больше одной подруги и целой Академии потенциальных неприятелей? Нет, конечно, вряд ли, если я найду способ избавиться от проклятия, я стану с ними дружить, но всё же.

И главное – зачем? Зачем на меня наложили проклятие? Кому я так насолила, будучи младенцем?

Может ли быть такое, что проклятие – «подарок» Огненных Всадников, которые уничтожили мою страну и убили всю мою семью? Но за что? Зачем, напав, они вырубили под корень всю знать Дарисия?

В прочем, ответ очевиден – чтобы никто не усомнился в их правах на престол.

И чем всё закончилось? Они убили море ни в чем не повинных людей, пролили океан крови, убив даже стариков и детей, истощили земли королевства, опустошили магические источники, и чем всё кончилось? К чему эти старания, если в итоге они всё равно проиграли? Получается, жертвы тех, кто, отдав свою жизнь, пытались защитить королевство от неминуемой гибели, были напрасны?

Я выросла, воспитанная в культе Бога Честности и Благородства и Богини Любви и Справедливости. Именно эта религия почиталась на территории Лавеллы, бывшего Дарисия и еще некоторых королевств.

Но, если они действительно существуют, как допустили Огненное восстание? Почему не вмешались, не защитили своих последователей? Неужели побоялись гнева бога Войны, которому поклонялись Всадники?

И все люди, которые погибли в ходе восстания...

За что?

Запрокинула голову, пытаясь сдержать навернувшиеся на глаза слёзы. Нельзя плакать, не сейчас. Мои слёзы уже ничего не изменят, так что остается просто радоваться тому, что я выжила.

Хотя не умом – сердцем, я понимала, что это – неправильно.

В итоге, в магазине мы проторчали часа два, и выходила оттуда Нора, ужасно довольная покупками.

Мы уже на полчаса опоздали на встречу, и спешить, если честно, не хотелось.

Атмосфера сказки, царящая на улицах городка, не испарилась, а наоборот – окрепла, невольно заставляя поверить в чудо.

Так как зимой темнеет рано, на город уже спустились сумерки. Тут и там почти каждую минуту зажигались фонари, лишь для того, чтобы осветить до сих пор падающий снег.

Хруст снега под ногами, звук загорающихся фонарей, оклики прохожих, звон снегопада – казалось, всё вокруг складывается в невероятную мелодию. Такую обыденную и такую... волшебную...

До облюбованного нашей компанией кафе мы добирались около получаса. В прочем, Леонориных друзей это не сильно огорчило, поскольку сами они тоже опоздали почти на час, и мы пришли всего на десять минут позже них.

«Хрустальная сказка» действительно носила в себе нечто такое же сказочное, как и атмосфера на улице. Казалось, это кафе и было источником зимней сказочности.

Казалось, всё тут было каким-то хрупким – хрустальные вазы, картинные рамы, стеклянные двери. Иногда мне даже начинало казаться, что стоит дотронуться до стен – и они разобьются на осколки, как... как... вот! Как хрустальный стакан, только что уроненный официанткой. Не очень романтичное сравнение, зато верное.

Тем страннее эта хрупкость смотрелась с мягкими креслами, сидевший в которых «тонул» почти наполовину, и уютные столики.

А еще мне, как бы странно это не звучало, нравились салфетки тут – в форме снежинки. Не очень удобные в использовании, и всё же.

А еще мне было до ужаса интересно – это у них есть тут где-то человек, который сидит и целыми днями вырезает из салфеток эти снежинки? Или это какая-то магия?

Как только мы сели, к нам подошла официантка, заинтересованно взглянула на «главного красавчика» нашей группы – Нейла, разведчика с факультета Земли, - и, бросив на стол меню, удалилась, покачивая бедрами. Прилипшие к Нейлу разведчицы, всё с той же Земли, неодобрительно покосились на официантку, но вслух ничего не сказали.

И вновь на меня опустились философские мысли из разряда «выглядь я нормально – тоже, быть может, к Нейлу тулилась бы»...

Так, тпру! Что-то меня уже заносит непомерно. Ну вот и зачем мне к Нейлу тулиться? Я вообще ни к кому не хочу тулиться! Хочу закончить Академию и стать сильным магом, как Энн!

- Лина, а ты что будешь заказывать? – На мне скрестились недовольные взгляды нашей не до конца дружной компании.

Я пожала плечами – вообще не хочу есть, несмотря на то, что обед был три часа назад.

- Ничего, наверное.

Достав из сумки захваченную с собой книгу о проклятиях, продолжила чтение. Конечно, вряд ли и тут меня ждет успех, но ведь попытка – не пытка, верно?

- Нищенка. – Недовольно прошептала одна из подстилок Нейла.

Я заинтересованно посмотрела на огненно-рыжую девицу. Интересно, с чего такие выводы? В прочем, похоже, кроме меня и согласно кивнувшей подруги рыжей, это «обвинение» никто не слышал.

- Что вы будете надевать на день Возвышения? – деловито поинтересовалась Земляная разведчица – платиновая блондинка и одна из тех немногих, кто не кривился при виде меня.

День Возвышения – достаточно важный праздник, отмечавшийся в конце декабря. И именно этот праздник считался началом зимних каникул. Вообще, полное его название – день Возвышения Богини Любви и Справедливости Лемиры, однако всё это название пока выговоришь... в общем, принято говорить просто «день Возвышения» - и всем сразу ясно, о чем речь.

Ну, и вопрос «Что вы будете надевать на день Возвышения?» стоит понимать как «Что вы будете надевать на бал в честь дня Возвышения, который будет проводиться в нашей Академии девятнадцатого декабря?». Двадцатого – разъезд, дабы ученики могли быть дома к началу праздника. Конечно, разъезжались не все, но я в число тех, кто останется в учебном заведении на каникулы, не вхожу.

- Лин, а ты что наденешь? – пихнула меня локтем в бок Нора.

Я скривилась, будто сожрала дюжину лимонов, причем вместе со шкуркой и косточками.

- Я не пойду.

Нет, ну честно – что я там забыла? Ну вот, допустим, приду я туда, и что дальше? А дальше я буду просто скромно сидеть в уголочке и попивать яблочный сок, потому что танцевать никто такую страшилу не поведёт. Оно мне надо? Нет. Лучше я у себя в комнате почитаю.

Рыжая неодобрительно фыркнула. Если честно, плевала я на её мнение с высокой колокольни.

В целом, день закончился достаточно приятно – вкусным ужином и всё тем же чтением, продолжившимся у меня в комнате.

А на следующий день на стенде объявлений в главном зале появилось расписание экзаменов, которые будут проводиться на следующей неделе. Вместе с ним же – список допущенных и «автоматчиков».

Окинула списки внимательным взглядом... так, как и следовало ожидать, по магической подготовке у меня автомат. Отлично – значит, во вторник я без экзаменов. По артефакторике, кстати, тоже. Значит, еще и в четверг.

Остались только алхимия в пятницу, целительство в среду и – невольно поморщилась – физическая подготовка в понедельник.

Можно, конечно, сделать как многие мои однокурсники - посетовать, что я тупая, ничего не сдам, без стипендии останусь, но... до экзаменов еще неделя, беспокоиться, надеюсь, не о чем.

- Привет, Лина! – Раздался у меня за спиной голос... нет, не Норы.

- Привет, Тэйн.

Я радостно улыбнулась и направилась к блондину.

Тэйн – один из тех немногих, кто изначально относился ко мне... ну, не то, чтобы нормально, но приемлемо. И, сказать честно – несмотря на мою убогую внешность, за эти два месяца мы сдружились.

Понедельник. Первая пара – физическая подготовка.


Глава 4

Несмотря на завалы снега, нас повели на малую арену. Малая и большая арены – два места, где снег был убран магами огня.

- Первая дуэльная пара – Шейлин и Дэшон! – Огласил тренер Рейв, едва мы успели войти на территорию арены.

Ну да, это тренер себе недавно новое развлечение нашел – учить нас фехтованию. Не знаю, зачем это нам, если мечи – удел ближних атакующих, но отвертеться от навязанных тренировок не получилось.

Несмотря на весьма холодный декабрь, оделась я весьма легко – шерстяная туника, шерстяные же штаны, кожаные полусапожки и перчатки. Волосы я еще со второго занятия собирала в компактную гульку.

И, так как тренировка еще не началась, к оружейной я шла, дрожа от холода. Не люблю холод.

Неохотно нацепила кожаный пояс с ножнами для меча справа, и кинжала – слева. На самом деле, был еще кармашек для метательных ножей, но их на дуэльные поединки нам брать запрещали. А жаль.

Покосилась на своего противника – высокий и тощий брюнет, некогда бывший моим соседом по комнате, был одним из лучших фехтовальщиков в группе. Мне до него, как до неба, и я ни малейшего представления не имею, зачем тренер поставил меня с ним в дуэльную пару.

На этом моменте моих совсем нерадостных размышлений, я добралась до центра арены. Вокруг нас с Дэшоном на песке «нарисовалась» красная полоса, ограничивающая дуэльное поле. Вышел за её пределы – значит, проиграл.

Над ареной взлетела выпущенная тренером так называемая «красная стрела», которая, поднявшись на достаточную высоту, взрывалась. Плюс этой красной стрелы был в том, что она в той или иной вариации существовала во всех стихийных направлениях магии. Минус заключался в том, что относилась она к заклинаниям среднего класса, изучать которые мы будем аж на третьем курсе.

«Красная стрела» символизировала начало боя.

Достав весьма массивный с виду меч, Дэшон тут же перешел в атаку. Я увернулась, отскакивая от противника подальше, хотя понимала, что долго я играть в эти догонялки не смогу.

Извлекла из ножен свой клинок – узкий и достаточно длинный. Для него мне пришлось отдельно разрабатывать мышцы правой руки, поскольку еще в самом начале года я этот клинок и двух минут не продержала бы. Не могу сказать, что сейчас результат моих тренировок можно назвать отличным, но минут пятнадцать я им махать могу.

Новый выпад со стороны Дэшона – я блокирую. Блокировка отзывается глухой болью в кисти. Всё же, несмотря на внешнюю хрупкость, Дэшон очень сильный, и силой я вряд ли одержу над ним победу.

Не дожидаясь нового удара, перехожу в наступление. Взмах мечом, пытаюсь обойти противника сзади. Мой маневр предугадывают, едва я об этом подумала, и мне приходиться уходить от атаки, едва ли не вставая на мостик. В прочем – почему «едва ли»? Я таки встала на мостик и, оттолкнувшись ногами, ударила противника по левой руке. Жаль, не по правой, которой он держал меч.

Не успеваю я выпрямиться, как приходиться вновь падать на землю и перекатываться. Встаю. Новый взмах – мой клинок таки вылетает из рук и приземляется за пределами арены. Всё, его мне уже не достать.

На самом деле, можно уже сейчас заканчивать поединок – его итог уже предрешен, но... если я сдамся сейчас, это может плохо сказаться на моих итоговых оценках, потому, не задумываясь, выхватываю кинжал и блокирую удар чернявого.

Провожу ложную атаку, пытаюсь достать до противникового горла, но как бы не так. Еще один удар и звук, чем-то напоминающий рёв раненного лося – конец дуэли. И да, я снова проиграла. Это было ожидаемо.

Дуэльная линия рассасывается, я поднимаю свой клинок и раздосадовано швыряю его в ножны. Со стороны моих одногруппников раздаются аплодисменты – явно не мне.

- Жаль, что на тренировке нельзя убить. – Фыркнул мой бывший сосед, проходя мимо меня и «случайно» задевая меня плечом.

Делаю глубокий вдох... выдох... не буду заморачиваться о словах этого идиота. Несмотря ни на что, я знаю, что сражалась относительно неплохо, и уже сейчас в фехтовании одержу победу над всеми моими бывшими обидчиками. Кроме, разве что, барона. И то - временно.

- Не обращай на него внимания. Дэшон – дурак, и этим всё сказано. – Попытался утешить меня Тэйн.

- Спасибо, но я это и так знаю. – Я через силу улыбнулась и повернулась к дуэльному полю, где уже начиналась новая схватка. Если я понимаю всё верно, чтобы победить – нужно знать стиль боя потенциального соперника. А для этого надо наблюдать. Я и наблюдала, стараясь обращать внимание на каждую деталь, но это весьма сложно, когда дуэлятнов двое.

- А вы чего встали?! – Заметив бездействие не сражающихся студентов, вопросил тренер Рейв. – За ножами, и по мишеням!

Да, это правильно. Метать ножи интересней, чем наблюдать за дерущимися парнями.

Несмотря на свою нелюбовь к этому предмету, малую арену после уроков я посещала почти всегда. Оружейная обычно была открыта, щит активировался несложным заклинанием... в прочем, на тренировке в метании ножей щит мне не нужен.

Метаю ножи я не лучше всех, но лучше многих. А это значит, что мне есть к чему стремиться – в любом случае, это умение лишним не будет точно.

Плюс тренировочных ножей был в том, что на них было наложено заклинание воздуха, которое после броска щелчком пальцев можно было вернуть назад в руку. Удобно.

Оглядев пустующую после уроков арену, поудобнее перехватила нож и, примерившись, метнула.

Первый бросок – близко к красной точке, но недостаточно. Второй бросок – уже лучше, но...

Третий нож не долетел – развернувшись в воздухе, направился ко мне. Я лишь успела заметить, как еще два ножа оторвались от мишени и тоже направились ко мне. Выйдя из ступора, развернулась и побежала, но... не успела. Ножи оказались быстрее меня, а напороться на их лезвие самостоятельно мне почему-то не хотелось.

Еще секунда – все три ножа острием касаются моего горла.

Заклинание из класса простых, а на первом курсе изучают только элементарные.

- Наконец-то наши дороги пересеклись. – Насмешливо сообщил отдаленно знакомый голос где-то у меня за спиной. Я могла бы повернуться и посмотреть, кто это – но, если честно, страшно. – Я уже и не чаяла застать тебя в одиночке.

Ну да, это правда – в последнее время я либо не ходила на арену вообще, либо ходила вместе с Тэйном. Сегодня же он пошел сдавать проект по алхимии, и обещал подойти позже... надеюсь, «позже» означает «скоро»!

В этот момент нападавшая наконец-то соизволила показаться мне на глаза, и я удивленно замерла.

- Трис?

Трис была моей соседкой по комнате еще до начала года. Не знаю, что мы с ней не поделили, поскольку вообще почти не общались. Все наши разговоры сводились к банальным «привет», «будь здорова» и «спокойной ночи».

- Надо же, ты даже имя мое знаешь. – Хмыкнула девушка. – И представляться не надо.

Я молчу. Скажет же она когда-нибудь, зачем она пытается меня немного убить?

- Возможно, ты задаешься вопросом, зачем мне тебя убивать. Незачем. Мне не нужно тебя убивать.

Вот это поворот. К чему тогда весь этот цирк?

- Просто вызвать на дуэль не дают навыки ведения ближнего боя? – Не удержалась я.

Только сейчас у меня появилась «гениальная» идея поставить на себя щит. Ладно, лучше поздно, чем никогда.

- Нет, просто не хочу удостаивать такую убогую чести сражаться со мной. – Даже так. Ну-ну. – А теперь слушай сюда, тварь. Возможно, ты думаешь, что, если живешь с принцем, тебе всё позволено. Забудь. Запомни другое – подойдешь к нему ближе, чем на метр – подкараулю в городе и убью самолично.

Так, стоп-стоп-стоп! С чего она решила, что мне этот принц нужен? И вообще, будто бы я по своей воле живу в этой дурацкой комнате!

Внимательно посмотрела в серебряно-серые глаза девушки. А ведь она не шутит – действительно подкараулит и убьет. И за что, главное?

Но, вместо того, чтобы высказать все свои претензии, сказала другое:

- Подкараулишь? Потому что выступить в открытую умений не хватает?

Узнать, хватает ли у Трис умений меня победить – в прочем, чтобы меня одолеть, много чего делать не нужно, - я не успела.

- Лина! Что происходит? – Я обернулась (щит-то на мне уже стоит), дабы лицезреть пришедшего на арену Тэйна.

- Помни о моем обещании, уродина. – Негромко сообщила мне Трис и покинула арену.

- Что случилось? Кто это был? – Поинтересовался парень, подходя ко мне.

- Да так... со старой знакомой общалась. – Сообщила я, подбирая упавшие после ухода Трис ножи и искренне надеясь, что от входа на арену Тэйн их не заметил.

- Ясно. Извини, что задержался, но ты ведь знаешь профессора Серилл – не отвяжется, пока не удостоверится, что материал выучен на отлично.

Хмыкнула. Знаю.

- Кстати, не хочешь на выходных сходить в город?

Хороший вопрос.

- А как же сессия? – Неуверенно спросила я. Если честно, не хочу никуда идти – хочу остаться в комнате и почитать учебник по алхимии.

- Сессия начинается в понедельник, а до понедельника еще полно времени. – Отмахнулся парень, всё еще надеясь меня уговорить.

- Ну не знаю... - неохотно протянула я. В прочем, Тэйн – один из двух друзей, которые у меня имеются в принципе, так что... да, сохранить хорошие отношения – важнее. – Ладно. Книги не убегут. – Уже веселее ответила я и вернулась к тренировке. И, несмотря на всё мое желание забыть разговор с Трис, я прокручивала его в памяти снова и снова, не понимая толком, почему откуда-то изнутри меня поднимается всепоглощающая волна протеста.

И вообще, меня ужасно бесит то, что студенты считают меня Кинговой подстилкой. Неужели они все действительно считают, что принц обратит свое величественное внимание на кого-то вроде меня? Ха-ха. Ха. Смешно.

Время до выходных просвистело до ужаса быстро. Пролетело ястребом и скрылось в облаках, оставив меня на земле удивленно хлопать ресницами и готовиться к встрече с Тэйном.

Я как раз дочитывала главу о мелиссе лимонной, сидя на подоконнике в гостиной, когда раздался стук в дверь. И я ни капли не сомневалась в том, кто это может быть.

Как ни странно, на стук прибежала не только я, но и Рэй. И, отпихнув меня от двери, открыл её сам.

Я замерла в сторонке. Я конечно понимаю – принц и вседозволенность вполне совместимые себе вещи, но гости пришли ко мне – значит, и открывать имею право я! Наглость – вот второе имя наследного принца Лавеллы.

- Ты кто? – Послышался прифегевший голос Наглости от двери. А вот нечего чужим гостям двери открывать!

- Это, - демонстративно отпихнула принца в сторону, - ко мне. – И, улыбнувшись, схватила Тэйна под руку и захлопнула дверь у принца под носом.

Рискованно? Возможно. Живут в этой комнате Леди Риск и Лорд Наглость.

Ух, надеюсь, за то, что толкнула кронпринца нашего королевства, меня не казнят.

Тэйнрик Адерфост

Снег. Снег. Снег повсюду. Кажется, он окружен голубоватым сиянием. Кажется, он излучает холод. Даже не холод – мороз.

Я не люблю снег. Я люблю солнце.

Но я не могу не радоваться, глядя на довольную улыбку Шейлин. Кажется, она любит снег. Я нашел себе солнце.

- Лин, не хочешь зайти в то кафе?

Шейлин насупилась. Открыла рот. Закрыла. Задумалась. Заправила за ухо выбившуюся из хвоста прядь. Задумчиво пошкрябала пальцем левой руки щеку. Улыбнулась. Поразительная скорость перемены эмоций.

- Хочу!

И, слепив из подтаявшего на солнце снега снежок, кинула его в меня.

- Эй! Лина, ты же взрослый человек, ну кто так делает? Лина, перестань... перестань! Хватит!

Шестнадцать лет человеку, а ведет себя, как маленькая

Я рассмеялся, скидывая с шапки снег.

Пожалуй, именно за эту немного детскую непосредственность мне и нравится эта девушка. Да, обертка не лучшая. Но и без всякой магии заметно, что на ней лежит заклинание, скрывающее истинную внешность. У сильных магов не бывает глаз серовато-зеленого цвета. А Шейлин, судя по увиденному мною на тренировках по магической подготовке, сильный маг.

Что она скрывает под этой иллюзией, можно только гадать. Но мне кажется, такая девушка просто не может быть не красивой.

- Так мы идем в кафе, или ты снежками питаться собираешься?

Шейлин Грейс

- Так мы идем в кафе, или ты снежками питаться собираешься? – Тэйн картинно заломил бровь, невозмутимо стряхивая с плеча останки снежка.

Нет, я не могу. Вот как можно оставаться таким серьезным после того, как в тебя швырнули с десяток шариков мокрого снега?

Взрыв.

Я вздрогнула в унисон с землёй. Землетрясение? Нет, землетрясений в середине материка не бывает! И что это за взрыв?

Чисто на автомате сделала шаг в сторону Тэйна, продолжая настороженно осматриваться.

Гомон на улицах стих. Всё стихло. Город погрузился в глубокий омут тишины. Затишье перед грозой.

Еще один взрыв. И еще.

Дальняя от нас с Тэйном часть города уже охвачена пламенем. Мимо нас в сторону Академии несется толпа людей. Ну да, логично – в случае опасности надо бежать туда, где много магов.

От этой напуганной толпы сильно отличался вышедший из-за угла человек. Он не бежал, не кричал и не озирался вокруг, пытаясь определить источник опасности. Он просто стоял. Жаль, лица его не видно – всё скрывает безразмерный песчаного цвета балахон.

Рассмотреть его до конца мне не дал Тэйн, который просто схватил меня за руку и потащил к Академии.

Еще один взрыв, на этот раз – где-то совсем рядом.

Бабах! – мы как раз пробегали мимо квартала, который загорелся одним из первых, и в одном из сгоревших деревянных домов рухнула балка. Черт, почему так быстро? Она не могла прогореть настолько сильно буквально за минуту! Значит... огонь – магического происхождения?

Раздался громкий вскрик. Не останавливаясь, обернулась на его источник.

Дом, в котором обрушилась балка... кажется, она была опорной. Плач ребёнка...

- Тэйн! Тэйн, стой! – я попыталась остановить парня, но куда уж мне. Тогда я не придумала ничего лучше, кроме как укусить его за кисть руки, которой он меня держал, и вырваться из хватки.

Я помчалась к горящему дому. Тэйн, обнаружив мою пропажу, понесся следом, крича что-то о моей безответственности и безрассудности. Возможно, он и прав. Но, если права я – в горящем доме находятся люди. И я не смогу жить дальше, зная, что у меня была возможность им помочь, но я ею не воспользовалась.

Вбежав в проем от сгоревшей двери, осмотрела картину полного беспорядка: всё в гари и копоти, чадный газ от пожара вьется под потолком, от мебели остался только пепел. Посреди комнаты валяется упавшая балка. Плач ребенка, стоны какой-то женщины.

Оторвала от подола туники две тряпки; одну взяла себе, вторую протянула Тэйну. Жаль, воды нет – тряпки лучше намочить. Ну ладно.

Приложила тряпку к лицу и, пригнувшись, направилась туда, где плакал ребёнок.

Годовалый малыш лежал на чудом уцелевшем обломке какого-то кресла, тщательно завернутый в черную от гари тряпку. Убрала ото рта тряпку, приложила её к лицу ребёнка – не хватало еще, чтобы он спасся от огня, но умер от отравления газом.

Тэйн, с девушкой лет двадцати на руках, стоял неподалеку от упавшей балки.

Бах! – еще одна балка приземлилась неподалеку от того места, откуда я только что забрала ребёнка.

Дернувшись от неожиданности, пришла к гениальной мысли, что отсюда надо поскорее сваливать, пока на нас не рухнула крыша.

Треск. Свист падения. Я оборачиваюсь. Только для того, что бы увидеть, как очередная балка падает на Тэйна. Он мог бы увернуться, если бы балка не ложилась вдоль траектории его движения. Если бы он хотя бы видел опасность.

А я смотрела на падающую балку и понимала, что ничего не смогу сделать. Просто не успею.

- Нет!

Повинуясь необъяснимому порыву, выпрямила свободную руку...

Я не поняла, что произошло дальше. Просто в один момент тело налилось жаром, а грудная клетка, казалось, вот-вот разорвется от невыносимой боли. В глазах помутнело, я зашаталась. Невыносимо яркая вспышка. Я теряю сознание и предаюсь падению...

Похоже, я лежу на чем-то мягком. Это – точно не пол. Тепло, спокойно, тихо. Нет ни криков, ни треска пожара. Рукой нащупываю одеяло, которым я накрыта. Чувствую себя опустошенной – как иссушенный до дна сосуд.

Где я?

Медленно открыла сначала один глаз, потом – второй.

Так, похоже, я в больничном крыле. И вокруг чересчур много белого.

- Лина?..

Это голос Тэйна? Он жив? Что вообще произошло?

Спросила другое:

- Долго я тут валяюсь?

- Чуть больше суток. Намного меньше, чем рассчитывали специалисты. По их прикидкам, ты должна была лежать тут не менее трёх дней. А вчера вообще говорили, что ты... - Тэйн заколебался, видимо, прикидывая, стоит ли мне озвучивать мысли специалистов. – Умрёшь. Но ты оказалась куда более живучей. – Парень усмехнулся.

- Что вообще произошло? Кто напал на город?

- Кто напал на город, неизвестно. Есть теория, что это – жители Тёмных земель. А на счет того, что произошло... ты каким-то чудом применила заклинание среднего уровня, искривила линию падения балки, попутно зачем-то её потушив. После этого ты, что вполне логично, хлопнулась в обморок от истощения магических каналов. Именно в этот момент в дом ворвались маги, посланные Академией, которые и поймали тебя и ребёнка.

- Заклинание среднего уровня... - с восхищением и недоверием одновременно, протянула я.

Заклинания условно делились на пять уровней – элементарные, суть которых – просто высвобождение магической энергии и свертывание этой энергии в нужную форму. Простые делали немногим больше, чем элементарные, только в их применении добавлялись жесты, а иногда и слова. Средние заклинания являлись низшими гибридными, поскольку их действие основывалось на смешении двух стихий. Сложные действовали примерно так же, но в них смешивали три стихии. Сложные заклинания освоить хорошо под силу не всем, но многим. Ну и, наконец, как не сложно догадаться, в заклинаниях высшего уровня используются все четыре стихии. Немногие маги могут использовать высшие заклинания, поскольку не у многих есть склонности ко всем четырем стихиям.

- Жертвы были? – посерьезнев, спросила я у Тэйна то, что на данный момент казалось куда более важным.

- Куда без них... - вздохнул парень.

Я тоже вздохнула.

Зачем? За что? Почему?

И главный вопрос – как враги, кем бы они ни были, - сумели пробраться в весьма крупный город неподалеку от столицы? Ведь именно там находится Академия, туда же и был нанесен первый удар. Может, Академия и была целью? А может, даже зачинщиком?

Всё, я запуталась. Пожалуй, стоит отложить размышления до той поры, пока у меня окончательно не прояснится в голове.

На свободу меня выпустили в половину восьмого. Если потороплюсь, даже на ужин успею.

Не успела. Зато после ужина, пораженная тем, что сумела применить заклинание среднего класса, вновь засела за учебники по магии.

Листала я их с удвоенным рвением, впитывая информацию, словно губка.

Где-то около двенадцати я нашла весьма... интересное заклинание. Книга по общим заклинаниям среднего класса была успешно пролистана и отложена в сторонку, и я как раз читала книгу по общим заклинаниям сложного класса. И там я нашла э́то...

«Иллюзия», - гласил написанный замысловатым почерком заголовок.

«Иллюзия является одним из самых распространенных заклинаний сложного класса заклинаний. В отличие от морока, её можно наложить исключительно на живой объект, причем живой объект сам на себя наложить иллюзию не может. Снять иллюзию с самого себя тоже практически невозможно. Иллюзия может изменить все внешние параметры создание: рост, цвет волос, глаз, кожи, разворот плеч, фигуру. Нередко этим пользуются дамы, дабы поразить кавалеров своей красотой и очарованием. Услуги опытного мага-иллюзиониста обходятся им недешево, однако оно того стоит...»

Дальше я не читала, переваривая прочитанное. Судя по описанию, на меня наложена иллюзия. Но кем? Кому это надо? И, кажется, снять её самостоятельно я не смогу. Думаю, Энн точно сможет. Займусь этим вопросом на зимних каникулах. А пока я захлопнула книгу и отодвинула её в сторону. Сцепив руки в замок, оперлась локтями о стол, а голову взгромоздила сверху.

Еще сколько-то времени – точно сказать не могу, ибо часов не видела – просидела, размышляя о том, какой может оказаться моя настоящая внешность. И, каюсь, даже предалась мечтаниям о том, как утру нос всем тем, кто над этой самой внешностью издевался.

В целом, по моим прикидкам, уснула я лишь к часу ночи.

Сон мне снился... странный.

Обычно мне снилась всякая белиберда вроде ярко-розовых драконов, перепрыгивающих с ромашки на ромашку. Или, в крайнем случае, как я руковожу армией ромашек во время атаки на ярко-розовых драконов. А еще чаще мне просто ничего не снилось, и запоминала я сон очень размыто. Основную суть улавливала, а детали не смогла бы назвать, наверно, даже под страхом смертной казни.

Сегодня же мне приснился до безобразия реальный сон.

Раннее утро. Я стою на берегу какого-то озера. Его поверхность идеально гладкая. Как зеркало. Возникает ощущение, что она твердая, и по ней можно ходить.

С одной стороны к озеру вплотную подступает многовековой хвойный лес. С другой над ним (озером, в смысле) навис огромный, просто умом-не-постижных размеров замок. Здание Академии Теней в сравнении с ним кажется мелкой букашкой, просто плюнуть и раздавить.

Замок окружен высокой каменной стеной, за которой виднелись верхушки катапульт, требушетов и аркбалист. Ожидается нападение?

Звенящая тишина. Даже птицы не поют. Такое чувство, что все ожидают нападения, а меня просто выбросили за борт.

Земля едва заметно задрожала. Я встревожено подняла в голову и всмотрелась на восток. Туда, где только начало подниматься солнце. Туда, где на горизонте появилось огромное облако пыли.

Время шло, и вот уже можно с горем пополам различить мчащихся на встречу замку всадников. Закованные в тяжелые латунные доспехи с ног и до головы, с копьями наперевес – они действительно выглядели устрашающе. Еще страшнее становилось от осознания того, что сбежать от них я не смогу – лес, в котором можно было бы попытаться укрыться, на другой стороне озера, которое еще надо переплыть, ворота замка явно заперты, а убегать в поле – бессмысленно.

Ощущение реальности происходящего давило.

В какой-то момент я поняла: надо бежать. Как можно дальше и как можно быстрее.

Но не мне тягаться с боевыми скакунами. Расстояние между мной и ужасающей армией стремительно сокращалось.

Вспышка озарения была подобна молнии – я сплю. Это всё сон. Мне нужно только проснуться.

Зажмурилась. Это сон, это сон, это сон... распахнула глаза. Нет, мантра не помогает.

В следующий миг я снова зажмурилась, на этот раз – от резкого света.

Я проснулась.

Тело затекло, спина неумолимо болела после сна на столе в сидячем положении. Голова раскалывалась на сотни маленьких кусочков, еще и свет этот...

Похоже, я не выключила его перед сном. Да что уж говорить о свете – я до кровати дойти не соизволила. С перекрытием магического тока в общежитии свет выключился. А теперь каналы открыли – и свет опять включился.

Покосилась на часы. Шесть утра, можно спать еще целый час! Кое-как доползя до кровати, выключила свет и уснула.

И на этот раз меня не посещали сновидения сомнительного содержания. Откровенно говоря, сновидения меня вообще не посещали, чему я лично несказанно обрадовалась.

Я очень хотела пропустить завтрак, но вчера я и так пропустила ужин, и дальнейшая моя голодовка могла расцениваться как издевательство над собственным желудком. Потому пришлось оторвать ленивую себя от кровати и поплестить кушать.

Экзамен по физической подготовке начинался сегодня в девять, а заканчивался в шесть. То есть, девять часов уделялось экзамену. Всего первокурсников около трехсот двадцати человек. То есть, каждому ученику уделяют около... двух минут? Что за ерунда? Что́ можно успеть сделать меньше, чем за две минуты? За это время даже нормальный поединок провести невозможно!

Пересчитала всё еще раз. Результат остался неизменен.

Ох, чуяла моя... часть, ответственная за поиск приключений, что тут будет какое-то западло. И не зря.

Естественно, добрая, но ленивая часть учеников решили, что, раз экзамен длится девять часов, они могут прийти в три. А время до трёх уделить заслуженному отдыху. В принципе, я была с ними всецело согласна, но мне казалось, что экзамен будет длится намного дольше полутора минут, потому я приплелась на большую арену в девять – мне ведь еще проект надо будет написать.

Большая арена отличалась от малой не только размерами. Во-первых, арену окружали трибуны. Во-вторых, оружейная тут была почти в три раза больше. В-третьих, пятую часть арены занимало огромное нечто – то ли спортивный комплекс, то ли полоса препятствий для мазохистов.

Надеюсь, нас туда не отправят.

- О, дальний атакующий! Тебя-то нам и не хватало! – Обрадовался моему не особо триумфальному появлению тренер Рейв.

Горестно, но незаметно вздохнув, поплелась к тренеру.

Стоящие возле него подростки поморщились, даже не попытавшись это скрыть. Стоящие подростки чуть поодаль – наоборот, радостно заулыбались.

- Итак, Шейлин, правила просты – студенты разбиваются на команды по восемь человек. Всего команда обладает четырьмя стихиями и четырьмя направлениями. По крайней мере, в начале экзамена. Так вот, команда сражается до тех пор, пока вся команда не вылетит за край поля или не признает поражение. Возможно также, что часть команды вылетит, часть сдастся. Оставшиеся на поле получают семь или шесть баллов, вылетевшие – шесть или пять, сдавшиеся – четыре и ниже.

Не очень понятно, и пакость по-прежнему чувствуется.

Взмахом руки тренер отправил две собранные команды – нашу и «вражескую» в оружейную за снаряжением.

Правда, перед этим на каждого из нас он налепил какие-то кружочки.

Кружочки являли собой эмблемы, состоящие из двух концентрических колец на черном фоне. Наверное, они должны представлять собой стихию и направление сражающегося. Вот только зачем нужна стихия на экзамене по физической подготовке? Или у нас решили объединить его с зачетом по магической подготовке? Обидно, если так.

Рассмотрела свой кружочек. Всё те же два кольца, внутреннее – серебряное, внешнее – тёмно-синее. Понять бы еще, какое из них отвечает за стихию, а какое – за направление... в прочем, какой дурак станет обозначать стихию воздуха тёмно-синим? Нет, тёмно-синий – это, определенно, направление.

Так, в нашей команде, помимо меня, только один дальний атакующий. Внутреннее кольцо голубое. Маг воды.

Целителями оказались девчонки с факультетов земли и воздуха. Несмотря на противоположность их стихий, они быстро нашли общий язык и весело хихикали о чем-то.

Разведчики – парень и девушка, огонь и земля.

Ну и, наконец, ближние атакующие были со стихиями огня и воды.

Плохо то, что у нас сразу в двух направлениях были люди с противоположными стихиями. В прочем, остальные явно расстраивались только по причине наличия в команде меня.

Так, насколько я поняла, нам предоставляют свободный выбор оружия? Отлично. Это делает задачу намного легче, проще и приятнее.

В итоге, из оружейной я вышла с прицепленным на специальное крепление на спине арбалетом, колчаном с болтами, небольшим кинжалом в ножнах, а также – сразу четырьмя наборами метательных ножей. Два – на поясах, идущих по диагонали крест-накрест на туловище, еще один был прицеплен к поясу, а оставшийся раскидан по кожаным карманам, рукавам и сапогам.

И я напрочь проигнорировала клинок. К чему он мне, если дерусь я, как рыба отсутствующей ногой? Нет, в ножах явно куда больше пользы. Да и вообще, я – атакующий дальнего боя, мне меч в принципе не положен.

Кстати, проявилось отличие оружейной большой арены от оружейной малой арены – во второй содержалось только оружие. В этой же были всякие зелья-артефакты (к сожалению, брать их можно было только целителям), аптечки, сетки, бинокли и тому подобная ерунда.

Обе команды вышли на арену. Сигнал к началу боя. На секунду всё вокруг потемнело, а потом... потом мы оказались в хвойном лесу.

О, Богиня, неужели этот лес – и есть «поле», на котором нам предстоит сражаться?

- Не будем терять времени. Мы должны действовать неожиданно, чтобы победить. – Тут же взял слово негласный лидер нашей группы – ближний атакующий с факультета воды. – Лия, ты должна следить за продвижением группы наших противников, и докладывать обо всех их перемещениях. Артур, идешь перед основной группой. Твоя задача – обезвредить ловушки и заставы. Лин, занимаешься подготовкой ловушек для противников. Авенна, Ладжина, двигаетесь за основной группой, накачиваете резервы, оказываете помощь нуждающимся. Всем всё ясно? Отлично, теперь – за мной.

По ходу раздачи приказов, командир новоявленный раздал каждому члену команды артефакт дальней связи. Правда, мне он этот артефакт швырнул, причем с явной неохотой.

Наша команда отошла в сторону и стала двигаться навстречу противникам. Огненный ближний атакующий – Лин - прямо на ходу крутил какую-то треугольную штуку – ловушку готовит. Авенна и Ладжина шли сзади, тихо о чем-то щебеча. Кажется, для них это что-то вроде увеселительной прогулки. Разведчица Лия смылась еще в самом начале, периодично докладывая нашему лидеру о перемещениях «вражеской» команды по артефакту. Именно это помогло нам зайти противникам за спину. Как показывал не одноразовый опыт пряток, в последнюю очередь водящий возвращается туда, откуда начал поиски. Вот и мы пришли туда, где первоначально оказалась вражеская команда. Пошли бы и дальше, но наш лидер логично рассудил, что не стоит на радость врагам самолично загонять себя в угол арены.

Лина отправили расставлять ловушки, Артур отправился с ним.

Что нужно делать в данной ситуации для победы? Проредить ряды противника и задавить числом.

- Они разделились. – Раздался из артефакта встревоженный голос Лии. – Два атакующих, воздушник и водник, с ними огненный целитель, направились предположительно в вашу сторону. Остальные двигаются на запад. Идиоты, они же идут прямо к границе... ах да, разведчик смылся в неведомом направлении. Следите, чтобы за вами не было хвостов.

Тут вернулись Лин и Артур. Отлично, еще один разведчик – сила. Информация лишней не бывает.

- Артур, чисть хвосты. Ладжина, будь так добра, замаскируй всех кроме Авенны и Шейлин. Вы двое двигаетесь к углу черты. Когда на вас нападут, сообщите, мы придем на помощь.

Супер! То есть, мы – приманка да? Не дееспособная сила, так сказать?

Пришлось согласиться, поджав губы. Авенна, судя по всему, тоже не в восторге. Особенно – от того, что в команду приманки она попала именно со мной.

Не знаю, что изменилось – Ладжина просто помахала перед остальной командой каким-то кругляшком и, довольная результатом трудов своих праведных, преданно посмотрела в глаза командиру. Еще чуть-чуть – и хвостиком завиляет, даром, что оный отсутствует.

Нам с Авенной одобрительно махнули рукой – мол, идите, грешные. Мы и пошли. Даже, я бы сказала, понуро поплелись.

Шли мы не очень долго. Черта предстала пред наши светлы очи минут через десять – огненная стена, которая... сжималась? Да, она действительно с каждой секундой приближалась к центру арены!

Тут на нас и напали. Видать, нас собирались взять в плен, чтобы потом приманку использовать, как приманку – действовали нападавшие очень осторожно. Сжала в кулаке артефакт – сигнал подан, остается ждать подмоги.

Как там их характеризировала Лия? Двое атакующих и лекарь? Так, ну, воздушного дальнего атакующего она узнала сразу. Еще один – судя по кольцу, ближний атакующий, владел стихией воды. Огненный целитель.


Я не продержусь до прихода подмоги, если срочно не придумаю план действий.


Глава 5

Трибуны большой арены

Именно сейчас на краю поля, не прикрытого деревьями, показались двое. Две девушки. Одна из них – Лина. Против них вышло еще двое... нет, трое! – людей. Отсюда эмблем не разглядеть, но это и не важно.

Какая-то доля секунды, нападавшие даже сообразить ничего не успели. Лина схватила другую девушку за воротник и толкнула её в сторону нападавших. Что она делает?

Похоже, нападавшие тоже были озадачены этим вопросом, непонимающе глядя на жертву атаки Лины.

И девушка этим воспользовалась, ловко метнув кинжал в одного из нападавших. Он просто не успел, не смог ничего сделать. Красная вспышка – он оказался за пределами поля. По правилам арены, его «убили».

Воздушный – в этом сомнений не было – атакующий направил заклинание на Шейлин. Девушка увернулась. Растерянная целительница хлопала глазами, умудрившись при этом стать так, чтобы Лина не могла атаковать одногруппника. Безмозглая курица.

Огненный целитель восполнил резерв атакующего, чем тот не преминул воспользоваться, направив свою атаку на целительницу команды Шейлин. Конечно, убить такое не убьет, но вот отвлечь внимание – это запросто.

К его несчастью, Грейс этот маневр угадала, даже не взглянув в сторону отлетевшей на несколько метров целительнице. Щелчок – арбалет отсоединился от ремня на спине девушки, болт оказался наложенным за какую-то секунду и прицелился прямо в атакующего.

Шейлин крикнула что-то девушке из своей команды. С трибун не слышно.

Атакующий оказался не менее проворным и всего в мгновение ока направил лук на... Авенну?

Шейлин мысленно скривилась – ну вот и что за глупость он сейчас сделал?.. в прочем, плевать.

- Выстрелишь – она вылетит. – Конечно, принц не мог этого слышать, сидя на трибунах, однако Лина всё расслышала прекрасно.

В её глазах мелькнула неуверенность.

Девушка нажала на спуск.

Гровер отпустил стрелу.

Целитель даже не попытался что-либо предпринять, не желая разозлить Гровера.

Гровер был лучшим лучником в классе. С такого расстояния он не мог промазать.

Но он это сделал. Лук развалился пополам прямо в его руках, не успел он выстрелить. Прямо посередине деревяшка, некогда бывшая грозным оружием, была перерублена арбалетным болтом.

Шейлин была одной из лучших арбалетчиц.

Кинг восхищенно цокнул языком. Умостившаяся у него под боком девушка попыталась взглядом просверлить в Шейлин дырку. Почему-то не вышло.

Еще одна секунда – целитель вражеской команды тоже вылетел за пределы арены, Шейлин же пришлось спешно отходить, дабы не последовать за ним.


В этот момент на поляне показалась её команда. Гровер отправился вслед за целителем менее, чем за минуту.


***


Шейлин Грейс


Надеялась ли я на то, что меня похвалят за хорошо проделанную работу? Если честно, да. Я ведь сама (ну, почти, эта дура не в счет) сдерживала отряд из двух атакующих и целителя! А все, чего меня удостоили – пара насмешливых взглядов. Обидно, однако.

Ладно, потом буду обижаться, противников осталось всего пятеро. Разделаться с ними и свалить тихо-мирно работать над проектом по артефакторике.

Лия сообщила, что один из оставшихся попал в ловушку Лина. Он уже за пределами поля, так что нам не о чем беспокоится.

Итак, их осталось четверо – два разведчика, целитель и ближний атакующий.

Недолго думая, наш отряд отправился к ним навстречу.

Восемь на четыре – может, и не очень честно, но кто им виноват?

Естественно, все наши сразу насели на атакующего, надеясь выбить бонусные очки за его «убийство». И никто не заметил выпущенную в нашего атакующего стрелу.

Зато я, помимо неё, заметила приноровившегося метнуть в меня кинжал целителя. Уу-у, коварный какой!

Вот только теперь передо мной предстал сложный выбор – спасти себя, или капитана?

Миг. Второй. Третий. Время.

Несложный пасс – нашего атакующего окружил воздушный щит. Да, после того случая с Трис, я плотно засела за учебники по магии. И ведь это – простое заклинание, не элементарное.

Метнулась в сторону, надеясь увернуться от брошенного ножа.

Не успела.

Красная вспышка – я вылетела за арену.

«Неудачница» - успела я расслышать шепот Авенны за секунду до моего исчезновения.

«Неблагодарная дрянь» - захотелось брякнуть мне. Нет, ну а что? Если бы не я, она бы вылетела отсюда еще минут восемь назад из-за атаки Гровера.

Не успела я уйти, как за черту вылетел Артур. Если эти придурки не обратят внимание на то, что разведчики и целитель как бы тоже атаковать могут, не факт, что наша команда победит.

Сразу за Артуром показался ближний атакующий вражеской команды.

Можно было бы остаться до конца и узнать, чем всё закончиться, но. Во-первых – и так ясно, что против трёх атакующих, разведчика и двух целителей ошметкам вражеской команды не устоять. А во-вторых – у меня есть время не только закончить проект, но и немного поспать. Потому не буду тратить свое время заслуженного сна на всякие глупости.

Оценки должны появиться сегодня после ужина. А завтра у меня выходной!

Почему-то последнее радовало больше всего.

- Лина, хватит так переживать! Ты отлично справилась! Я сказал, перестань стучать зубами по ложке! Всё будет хорошо! Боги, да почему ты беспокоишься об этом именно сейчас? На экзамене волноваться надо было... так, спокойно! Я не имел в виду, что всё будет плохо! Лина!!!

Это Тэйн на ужине тщетно пытался меня успокоить, уверяя, что с моими оценками всё в порядке. Я не верила. И почему-то перестала верить я именно сейчас, когда до объявления оценок осталось не более десяти минут.

Неохотно проглотила кусок булки с чесноком, сообщила, что терпеть не могу чеснок и с чистой совестью попыталась сбежать из столовой, дабы поскорее увидеть оценки.

Осуществить сей нехитрый план мне не дал Тэйн. У меня такое чувство, будто бы он мне назло решил не торопиться, еще и меня за локоть схватил – видать, что уж точно не сбежала. Садист.

В итоге, чтобы увидеть доску с результатами экзамена, пришлось пробраться через толпу скопившихся студентов, которым, как и мне, не терпелось увидеть оценки.

На первом месте, что меня ни капли не удивило, стоят пресловутый принц, получивший семь баллов – высшую оценку.

Свое имя в списке я искала долго и упорно, пока наконец не обнаружила себя в группе получивших шестерку.

Грусть-печаль. Я-то, наивная, до последнего надеялась, что, несмотря на правила, экзаменаторы поставят мне семерку... ага, как бы ни так.

Ну ладно, шестерка – тоже, в принципе, не плохо. Жаль, что стипендии в следующем семестре мне теперь не видать в принципе, ну да ладно, обойдусь как-нибудь.

- Кукла, не надо плакать. – Насмешливо попросил возникший-из-ниоткуда Кинг.

Вот и что у него за привычка подходить, не здороваясь? И почему, интересно, я должна плакать?

Принц тем временем подошел и встал сзади, обвив руками мою талию.

- Ты что обалдел?! – Я попыталась убрать его загребущие ручонки, но куда там! Нахал, подлец и вообще мерзкий тип этот Кинг!

- Эй, ну чего ты так жестоко со мной? Или ты успела забыть прекрасную ночь, проведенную в одной комнате?

Ага. Уже около сорока таких было, и что-то раньше поползновений в мою сторону не возникало.

Я почувствовала себя самоваром – температура примерно та же, только что пар из ушей не валит. Отчаянно покраснев, я попыталась ответить что-то вразумительное, дабы оправдать себя в глазах окружающих. Другие студенты с интересом вслушивались в наш диалог, даже не думая помогать несчастной девушке в спасении от наглого насилия.

Я сдержала стон (еще неясно, как знак чего его восприняли бы остальные), не оставляя попыток вырваться из крепких объятий принца.

И вообще, я ему что, игрушка какая? Захотел – обнял, не понравилось – пнул? Так, что ли? Я ему, между прочим, не разрешала меня ни пинать, ни обнимать.

Помощь пришла, откуда не ждали.

Пока мужская половина учеников хихикала над сложившейся ситуацией, а женская – дружно пыталась умертвить меня взглядом, откуда-то из толпы вылетело воздушное заклинание, попавшее прямо в принца. Кинг отлетел, я – вместе с ним. Радовало то, что упала я не на пол, а на принца. Еще больше мне понравилось, что, падая, меня выпустили и я поспешила вскочить и отбежать от этого озабоченного подальше.

Из пораженной толпы вылетела темноволосая девушка... Трис?!

Нет, ну серьезно? Она же мне теперь проходу не даст! Мало того, что застала меня, обнимающуюся с принцем, так еще и его слова о «прекрасно проведенной вместе ночи»... Не желая больше оставаться в центре внимания, позорно сбежала, мысленно убеждая себя, что это – тактическое отступление. Пускай принц со своими фанатками разбирается сам, и – желательно – не подходил ко мне ближе, чем на три метра.

***

Следующий день я провела, готовясь к экзамену по целительству. Конечно, профессор Мив, которая это самое целительство вела, была не так строга, как профессор Серилл, но... целительство мне изначально давалось хуже, чем алхимия. Так что предпочту подготовиться получше.

И, как показала практика – я сделала абсолютно правильно, прочитав пару дополнительных глав.

На этот раз я не стала изображать из себя примерную ученицу и приходить в девять, а потому на экзамен я явилась ближе к часу.

И, как только я пришла, последний студент из предыдущей запущенной группы покинул аудиторию.

- Пять человек заходят! – Объявил профессор Мив.

Так, я не «влезла». Ну ладно, подожду, повторю пройденный материал. Шпаргалки я не делала – они мне не помогут, да и списывать беспалевно я не умею. Лучше сразу сдать на четыре, чем прийти через неделю с теми же знаниями и получить тройку. Да и вообще – кто хочет идти на пересдачу на каникулах? Правильно, никто. А если у меня найдут шпаргалку, пересдачи не избежать.

Прошло десять минут. Двадцать. Вышел первый человек. Последний вышел через тридцать восемь – это я засекла по висящим в коридоре часам. Боги, что можно делать в кабинете тридцать восемь минут?

- Следующие пять человек!

Вошедшим студентам (и мне в их числе) открылся прекрасный вид на заваленный какими-то бумажками стол.

Видимо, остальные, в отличие от меня, знали, что делать – потому, не медля, стали подходить к столу, вытягивать листочки и сообщать преподавателю факультет, направление и фамилию студента, а так же число, написанное на обратной стороне бумажки. Затем ученикам выдавали чистый лист бумаги. И к чему эти переподвыподверты?

- Воздух, атакующий дальнего боя, Грейс. Сто шестьдесят пять.

Поймала на себе завистливые взгляды остальных студентов. Что, им всем так нравится это число?

Дождалась кивка преподавателя, взяла со стола чистый лист бумаги и уверенным шагом направилась на дальний ряд.

Извлекла из кармана карандаш и, уставившись на билет, стала самозабвенно этот карандаш грызть, стимулируя мыслительные процессы.

Три вопроса, на которые мне, судя по всему, предстоит ответить.

Вопрос номер один – «Как будет действовать образованный студент в случае возникновения пожара в помещении?»

Фу, какой некорректный вопрос. Уточнять же надо – находится студент в помещении с пожаром, или нет!

Ладно, буду считать, что студент был не очень образован, потому пожар возник по его вине. И вот он, заперт наедине с коварным огнём! Огонь – стимул хороший, и студент с нежностью вспоминает профессора Мива, которая еще на первых занятиях задиктовывала нам правила пожарной безопасности.

Ответ на этот вопрос я записывать пока что не стала – если опрос устный, я смогу сымпровизировать. Тем более, что совсем недавно я эти ценные знания применяла на практике.

Вопрос номер два – «Правила наложения жгута в случае повреждения кровеносных сосудов».

И снова некорректное условие задачи. Какой кровеносный сосуд поврежден? Вена, артерия? Быть может, повреждены капилляры, и жгут вообще не требуется? К тому же, важно знать, какая именно часть тела повреждена. Если кровотечение появилось, например, в боку, то вряд ли нас бы про жгут спрашивали, верно? Да и на шею жгут накладывать как-то непрактично.

...с воплем «Я избавлю тебя от мучений!» девушка закинула веревку на шею пострадавшему и затянула петлю ...

Встряхнула головой, отгоняя возникшую в ней картинку. Буду считать, что повреждение на ноге или руке.

Быстро набросала ответ и перешла к следующему вопросу.

Вопрос номер три – «Правила первой помощи в случае осушения магических сосудов».

Невольно поморщилась – это удел квалифицированных целителей, а не атакующих, вообще-то... ну да ладно, не мне это обсуждать.

Магические сосуды являлись неотъемлемой частью мага. Что логично, что бы колдовать – нужна была энергия, да не простая, а магическая. Магическая энергия встречалась в трёх состояниях – сосудистая, естественная и собранная. Сосудистая вырабатывалась самим магом, и «текла», если можно так выразиться, по неосязаемым магическим сосудам. Обычно заклинания колдовались именно за счет сосудистой магической энергии, которая сама по себе практически не возобновлялась. И, если использовать её полностью, возникает магическая травма – пересушка магических сосудов. Если их в течение часа вновь наполнить энергией, травма может пройти. Если же нет, человек рискует лишиться престижного статуса мага.

В принципе, это и есть вопрос на ответ, но, раз уж начала поведывать о магической энергии...

Естественная энергия окружает мага, как воздух. Если естественной энергии вокруг слишком мало или слишком много, маг может чувствовать головокружение, головную боль, слабость. Средний её уровень составляет двадцать норт на кубический метр, где норт – условная единица измерения магии. Низкий уровень – десять норт, высокий уровень – тридцать пять норт. Кстати, один из путей восстановления сосудистой энергии – «подключение» к естественной энергии через магические каналы. Всё это, конечно, сложно и запутанно, но что в этом мире легко и просто?

Ну и, наконец, собранная энергия – скучкованная естественная энергия, средний уровень которой составляет сто десять норт на метр кубический. Впечатляет, не так ли? Кстати, именно собранная магическая энергия используется в качестве подпитки замков и света в учебном и жилом корпусах.

Фух, вроде, всё рассказала. Теперь быстренько набросать ответ на третий вопрос и, раз меня еще не вызвали – на первый.

Первый студент пошел на плаху через двадцать минут после начала экзамена. Когда профессор Мив объявила его факультет, направление, фамилию и номер билета, болезненно-худой парень подошел к доске и, комкая листочек с ответами, стал зачитывать вопрос и отвечать.

Второй студент... третий...

У профессора Мива была странная методика: замялся с ответом более, чем на пять секунд – до свидания, пересдача через неделю. Ух, не нравится мне всё это...

- Факультет Воздуха, атакующий дальнего боя Грейс. Билет номер сто шестьдесят пять.

Богиня, помоги мне хоть раз в жизни...

- Первый вопрос - как будет действовать образованный студент в случае возникновения пожара в помещении? – Бодро начала я. – Я рассматривала ситуацию, что студент находится в этом самом помещении. Первый шаг – закрыть все двери и окна, не закрываться в комнате. Второй шаг – мокрую чистую тряпки приложить к лицу так, чтобы перекрыть дыхательные пути. Третий шаг – находясь ниже уровня дыма, покинуть помещение. Четвертый шаг – покинув помещение, сообщить о пожаре магической службе.

Профессор кивнул – вопрос зачтен. Я облизнула пересохшие губы, набрала в легкие побольше воздуха и затараторила следующий ответ.

- Вопрос второй - правила наложения жгута в случае повреждения кровеносных сосудов. Жгут накладывается выше уровня повреждения, идеально, когда жгут полностью или почти полностью пережимает кровеносные сосуды. Если жгут профессиональный магический, желательно каждые двадцать минут его ослаблять. Прежде, чем накладывать жгут, следует по артефакту связи сообщить о повреждении целительскому пункту. Пострадавшему рекомендуется не смотреть на повреждение, потому как есть угроза потери сознания. В случае, если кровеносный сосуд поврежден на шее, нужно прижать сосуд к косточке большим пальцем так, чтобы перекрыть кровотечение.

Еще один кивок. Последний вопрос.

- Правила первой помощи в случае осушения магических сосудов. Во-первых – необходимо обратиться в пресловутый целительский пункт. Во-вторых – подключить магические каналы мага к источнику естественной энергии. Если оного рядом не наблюдается, следует подключить их к своим каналам и сделать перекачку энергии. При использовании последнего варианта необходимым является физический контакт. Ни в коем случае нельзя осуществлять перекачку энергии через источники собранной энергии, поскольку для мага это может закончиться еще более плачевно, чем если вы просто пройдете мимо, не обратив внимание на страждущего и нуждающегося.

- Отлично, студентка Грейс, можете быть свободны. Следующий...

Это всё? Ура!

Расслабленно выдохнув, засеменила к выходу из аудитории, остро ощущая моральную усталость. Всё, гарантирую – мне пора отдыхать. Заслужила.

После ужина опять-таки появились оценки, и на этот раз Тэйну не пришлось меня тормозить и успокаивать. Напротив – ему пришлось подгонять медленную меня, которая ни в коем случае не хотела снова встретиться с принцем.

Сначала в списке писались те, кто получил семерки, дальше – шестерки, и так далее. И – о чудо! – у меня семерка!

Сдержалась, чтобы не запрыгать на месте от радости.

У Тэйна, кстати, тоже семь.

Не желая задерживаться тут дольше, чем нужно, попрощалась с Тэйном и свалила. И так на меня эти два дня пялятся, как на привидение.

Кстати, а ведь Академия находится в замке. Интересно, тут есть привидения? Надеюсь, что нет.

Так, что я буду делать завтра? Повторять и готовиться, готовиться и повторять. А начать лучше прямо сегодня, пока есть запал и настроение.

А еще зря я поведала Норе о том, что на мне лежит иллюзия. Теперь об этом знала минимум половина учащихся, и большинство считали это глупым слухом. Некоторые же считали, что я с помощью иллюзии улучшила свою внешность – так, как это делали остальные. Мол, кто-то вроде меня не может быть красивым.

Завернула в коридор, ведущий в общежитие. В этот же миг на другом его конце замаячил Его Высочество наследный принц Лавеллы Рэйнер Второй Кинг. Нет, с ним я встречаться не хочу точно – решила я, моментально меняя направление и скрываясь за одной из многочисленных колонн, стоящих в коридоре. Двигаюсь вокруг колонны, дабы не попасться на глаза принцу. Вроде, не заметил... Выглянула из-за колонны – и действительно, принца в коридоре нет. Ну и отлично.

До комнаты я добралась быстро. Вошла и замерла, поскольку в комнате стоял угадайте кто? Верно, заносчивая заноза в моей жизни.

- Скажи, Кукла, а почему ты меня избегаешь? – Вкрадчиво начал принц, легким движением руки запирая дверь на замок и две щеколды. Плохи мои дела.

- С чего такой вывод? – Решила отпираться до последнего.

- Ну, ты так быстро спряталась за ту колонну...

- Я увидела птичку за окном и подошла, чтобы рассмотреть её получше. И вообще, что за допрос?

- Птичку, говоришь... - Кинг внимательно посмотрел на меня. – И птичка эта методично двигалась вдоль окна, а ты, как идиотка, двигалась вокруг колонны за ней, верно я понял?

- Сам козёл! – Огрызнулась я. – И никуда я за ней не шла. Дождалась, пока птичка улетит, и вышла из-за колонны.

- Предварительно убедившись, что в коридоре никого нет? Хочешь сказать, что ты меня не видела?

- Видела. И что? Или, согласно королевскому этикету, я должна была тихо-мирно подождать, пока Ваше королевское Величество подойдет ко мне поближе и соблаговолит поздороваться?

- Ладно, Кукла. – Неожиданно зло ответил принц. – Считай, на этот раз – выкрутилась.

- Кстати, - вдруг вспомнила я одну интересующую меня вещь. – А что с Трис? Она ведь, фактически, на твою жизнь покусилась... или не только на жизнь... ей ты тоже предложил заключить рабский контракт? Это у тебя бизнес такой?

- Трис исключили из Академии. – Сухо ответил Кинг.

- Да? А что ж ты не поспособствовал её спасению? Или она такая особенная?

БАМ!

Принц вылетел из комнаты, громко хлопнув дверью. Чересчур громко. Мне даже на миг показалось, что со стен вот-вот начнет осыпаться штукатурка.

Радостно улыбнулась. Сделал гадость – сердцу радость, ага. А когда насолил кронприцу, получаешь бонус в виде удвоенного счастья.

***

- Воздух, атакующий дальнего боя, Грейс Шейлин. Семьдесят три.

Экзамен по алхимии, те же белые бумажечки, разбросанные по столу. Огромная аудитория с большим количеством мест. На каждой парте – горелка, котелок, несколько мешалок и куча разных травок. «Алхимия, алхимия»... зельеварение, а не алхимия!

Перевела взгляд на свой билет. Зелье Возвращения, отменявшее действие других зелий. В принципе, оно не очень сложное. Вся его беда заключалась в том, что при малейшей ошибке оно теряло свою чудодейственную силу. Стоит положить туда на один грамм больше или меньше определенного ингредиента, и всё – супер-магическое зелье превращалось в обычный компот. Только горький очень.

Да-а, не легкое задание мне попалось...

Поспешно заняла единственное свободное место у окна – чем больше света, тем лучше.

Всего нас запустили двадцать человек, на работу давали час.

Осторожно зажгла огонь и поставила на горелку котелок – травы туда можно было закидывать лишь при достижении определенной температуры. Кстати, о температуре – не забыть присоединить к котелку термо-градусник.

Первым делом выполнила самую неприятную для меня работу – измельчила и взвесила нужные для работы травы. Она для меня слишком кропотлива. А ведь алхимия – один из профилирующих у целителей предметов... хорошо, что мне не дали поступить на целителя, как я планировала это изначально.

Далее пошла самая приятная работа – перемешивание, переваривание травок. Капля спирта ко всему этому – как ни странно, именно он связывал воедино активные вещества из трав, потому являлся одним из главных компонентов чуть ли не в каждом рецепте.

А теперь – мешать, мешать, мешать, до тех пор, пока не отвалиться рука. А потом взять мешалку в другую руку и продолжить сей нудный процесс.

В итоге, у меня получилось нечто, напоминающее расплавленную карамель. Карамель с крапивой и полынью, ага. Осторожно отковыряла это нечто от дна котелка и скатала в шарик-капсулу. Я говорила, что от неточного выполнения рецепта зелье превращается в горький компот? Я имела в виду вкусовые качества вещества, а не агрегатное состояние.

Подняла руку, сообщая профессору, что я закончила. Женщина тут же подошла ко мне, вертя в руках колбочку с какой-то лимонно-желтой жидкостью.

- Закончили, студентка Грейс? Семьдесят третий билет, да? Отлично. Пейте! – Мне под нос пихнули колбочку. Горестно вздохнула. От Судьбы в лице профессора Серилл не уйдешь. Поморщившись, я махом проглотила зелье.

Не знаю, что изменилось, но увидевшие меня студенты почему-то сначала отворачивались, а потом начинали хихикать.

Не дожидаясь продолжения спектакля, проглотила горькую капсулу собственного изготовления. Студенты испустили разочарованный вздох и вернулись к приготовлению собственных зелий.

- Отлично, студентка Грейс, можете быть свободны. – Профессор Серилл одобрительно кивнула и двинулась к следующему несчастному.

А после ужина я с удивлением обнаружила, что принадлежу к элитной компании получивших по алхимии семерку. Собственно говоря, таковых было лишь четверо, и, естественно, первым в списке стоял Кинг. Мне можно было даже не смотреть в список, дабы угадать его оценку. Собственно, у него были бы автоматы, наверное, по всем предметам, если бы он не баловался пропуском лекций.

А завтра должен был состояться школьный бал в честь дня Возвышения.

- Ты не можешь туда не пойти! Просто! Не имеешь! Права! – Кричала Леонора, громко топая ногами, когда зашла за мной, чтобы отправиться на бал.

Нет, ну а что я? Не люблю я балы, несмотря на то, что никогда их не посещала. Не посещала и не собираюсь!

- Вообще, Кукла, наглость зашкаливает. – Коварно усмехнулся стоящий тут же принц. Я бросила на него убийственный взгляд... немного более долгий, чем требовалось. А что я могу сделать, если он и так красив, а в бомбезном красно-черном костюме вообще кажется богом?

- Нора, я не хочу туда идти. Лучше я в это время дочитаю книгу о водных заклинаниях элементарного класса, поскольку завтра утром я обязана буду вернуть её в библиотеку. Балов еще много будет...

- Ну Ли-и-ина! Станцуешь один танец – и иди себе читать!

- С моей замечательной внешностью, я себе партнера буду до полуночи искать и не факт, что найду.

- Леди Кукла, официально приглашаю вас открывать этот бал вместе со мной! – Он издевается! Знает, что я не хочу туда идти, и мне назло принял вражескую сторону в лице моей подруги.

- Я сказала – нет. Я туда не пойду, и точка. – Последнее слово я выделила голосом и подняла руку, останавливая возражения Леоноры и Рэйнера.

Пусть идут сами и танцуют друг с другом, я же туда не явлюсь ни за какие коврижки! – примерно так я размышляла, запирая свою дверь на единственный засов.

Прислонившись ухом к двери, я прекрасно услышала, как Нора громко выругалась и вышла, напоследок хлопнув дверью.

Ну и пожалуйста, ну и не надо! Не очень-то мне и надо. И вообще, у меня ни платья, ни туфлей. Не в штанах же мне туда идти?

...я снова оказалась возле озера. Всё тот же замок, всё та же стена, всё те же катапульты. И всадники. Я знаю, что надо бежать, иначе меня растопчут кони или убьют их всадники. Но я не могу бежать. У меня такое ощущение, что мои ноги приклеены к земле, и всё, что мне остается – безучастно наблюдать за приближающейся армией. Я закрываю глаза. Это сон. Я ничего не вижу – значит, ничего нет. Я открываю глаза. Я в замке. В окно видно приближающихся всадников. Почему я не проснулась? Звук выстрела. Удар. Крики. Я закрываю глаза. Это сон. Я ничего не слышу – значит, ничего нет. Я открываю глаза. Я в чьей-то спальне. Всё в крови. Почти вся мебель перевернута вверх дном. На белоснежных простынях лежит женщина. На её щеках высохшие дорожки от слез. Её тело в крови. Она мертва. Откуда-то из глубин сознания всплывает слово «королева». Из сознания? Но ведь это сон...

- Убили... её убили... - слышу я чей-то женский голос. Кто это говорит? Я оборачиваюсь, но никого не вижу. – Лина! Лина, проснись!

Воздух вышибает из лёгких. Голова кружится...

Я резко распахнула глаза, пытаясь опомниться от сна. Может, я еще сплю? Перевожу взгляд на заплаканную Нору. Нет, вряд ли.

- Нора? Что случилось? Разве бал уже закончился? – перевожу изумленный взгляд за окно. Еще темно. Странно, собирались же в девять утра закрываться, разве нет?

- Д-да... его отменили... Маргарет... убили...

- Ничего не понимаю! Кто такая Маргарет, кого убили и кто убил?

Тут Нора не выдержала и заплакала. Даже не заплакала – зарыдала.

Беспомощно посмотрела на подругу. Ну вот и что с ней делать?

Спустя полчаса отпаиваний мятным и ромашковым чаем, Нора наконец-то смогла более-менее связно обрисовать ситуацию.

- Никто не заметил, как это вышло... все танцевали, а потом сорвалась одна из хрустальных люстр в зале. А потом был вскрик и... Маргарет была моей подругой, её убили... просто перерезали горло, пока остальные отвлеклись на лю-юстру-у! – На последнем слове Нора заревела пуще прежнего.

- Кто это сделал? Убийцу нашли?

- Не-ет! Никто не зна-ает, кто уби-ийца-а!

Так, ясно. Разговаривать с ней по этому поводу – глупо и бессмысленно.

Я задумалась. Людей из города на бал не приглашали – только стражу для охраны зала. Значит, убийца – либо кто-то из стражи (само это предположение звучит странно, но исключать его не стоит), либо – вздрогнула – кто-то из Академии? Но зачем кому-то убивать Маргарет? Может, это – личные счеты с ней, но не слишком ли много усилий ради банальной мести? И слишком велик риск разоблачения. Люстры в зале подвешены с помощью магии, и, чтобы хоть одна из них упала, необходимо было пробраться в административный корпус управления Академией, отключить определенный провод, тут же быстро вернуться в зал и зарезать Маргарет... нет, никто бы не успел так быстро переместиться из одного угла Академии в другой. Значит, нападавших было минимум двое, а может и больше.

Ох, тёмные делишки в нашей Академии разворачиваются...


Глава 6

Уже двенадцатую минуту я стою возле кухонного стола, тупо смотря на сжатую в кулаке бумажку. Это шутка? Не в духе Энн...

«Дорогая Шейлин,

мне безумно жаль, что я не смогу провести с тобой зимние каникулы! К сожалению, еще до Дня Возвышения мне пришлось уехать на ежегодную Конференцию Магов, которая, как ты знаешь, длится около месяца. Но я уверена, что у тебя всё отлично!

До встречи на летних каникулах,

твоя тётушка Энн»

А ведь Энн была моей единственной надеждой на снятие иллюзии! Черт! Черт, черт, черт! В сердцах пнула стол ногой, о чем тут же пожалела. Теперь и настроение ужасное, и нога нещадно болит.

Зашвырнула вещи в дальний угол кухни и вылетела на улицу. Мне надо пройтись, иначе я разнесу тут всё к чертовой бабушке.

Первым делом направилась в лес – там людей почти нет, и никто не будет мешать мне злиться.

Увы, моим планам не суждено было сбыться.

Пробираясь по сугробам, то и дело лепила снежок и со всей силы пуляла в ближайшее дерево. Благодаря практике в метании ножей, не промазала я ни разу. В прочем, это меня не сильно утешало.

Добравшись до с детства знакомой поляны, с удивлением заметила, что снег тут притоптан, а к самой полянке ведет не меньше трёх тропинок.

До меня слишком поздно дошло, кто́ может тут ходить, не считая меня.

- Так, так, так. Кого я вижу? Неужели госпожа ведьма решила прогуляться после проведенных четырех месяцев в санатории?

Я несколько удивленно посмотрела на спрыгнувшего с дерева барона. Это они что, специально тут меня ждали? Или просто ждали хоть кого-нибудь, а тут такая я?

Кровожадно улыбнулась - мысленно, естественно. После четырех месяцев, проведенных в санатории? Ха, значит, они не в курсе, что эти четыре месяца я провела в Академии Теней. И они сто процентов не знают, что я училась не на абы кого, а на атакующего. Что ж, самое время проверить приобретенные умения на практике.

Старательно изобразила испуг. Главное – не переиграть.

Обернулась к барону, тем самым прикидывая количество нападавших. Пф, всего шестеро, на одну меня? А барон смел, надо сказать.

- Да, решила развеяться, а тут такая падаль под ногами. – Фыркнула я, выразительно окидывая барона презрительным взглядом. Тот, как и ожидалось, пришел в бешенство. Эх, и это – аристократ? Барон? А манеры, как у конюха. Хотя нет, конюх – и тот лучше контролирует эмоции.

- Ах ты, шваль! Ты и раньше была остра на язык, а теперь и вовсе одичала. Ничего, сейчас мы тебе этот язык отрежем, дабы держать его за зубами было легче.

Парень подал своим «телохранителям» какой-то знак, и те дружно начали приближаться ко мне, окружая.

- Ничего себе, какой наш барон благородный – нападать на безоружную девушку! – я цокнула языком. – Еще и не сам напал – друзей отправил! И не жалко тебе их?

- Мне тебя жалко, шалава! – глаза барона полыхнули убийственным пламенем.

Кажется, он был до глубины души поражен тем фактом, что я не убегала, не молила о помощи и вообще хоть что-нибудь вякала, оставаясь при этом абсолютно спокойной.

- Неверный выбор. Жалеют обычно жертву.

Не успел барон осознать смысл моих слов, как я перешла в атаку. Ну, как в атаку... всего одно заклинание – Воздушный веер из класса элементарных, и каждый из шести атаковавших меня людей отлетает к краю поляны. Большинство из них поврезались в деревья и потеряли сознание, оставшиеся же предпочли отползти от злополучной меня подальше.

Барон был так удивлен, что даже забыл разозлиться.

- Что ж, тварь, помниться, наша последняя встреча закончилась так же... вот только для тебя плачевно. – Губы парня расползлись в противной улыбке, ветви стоящих рядом деревьев потянулись ко мне. Я поспешно пробормотала заклинание щита, заключив себя в воздушный цилиндр.

Деревья плотно обвили получившийся кокон и подняли меня вверх. Не очень высоко – всего метра два-три. Мелочи после тренировок атакующих.

- Нет, Вард, если ты решил напасть на мага воздуха, то явно выбрал не ту технику. – Я ухмыльнулась и чуть шевельнула пальцами. У «цилиндра» отпало дно, я же выпала вниз, мягко приземлившись на землю.

Кстати, в прошлый раз я смогла воздействовать на ветки магически... выходит, у меня есть стихия земли?

Не знаю почему, внезапно отпало всё желание сражаться и показывать, кто тут король на болоте.

- До встречи, Вард.

И, развернувшись, я бодро пошагала домой.

Да, иллюзию я теперь не сниму. Зато теперь у меня есть, пусть и небольшая, но сила.

Неожиданное событие произошло примерно через неделю после моего приезда.

Проснувшись с утра, я обнаружила, что у нас совсем нет молока. Данное открытие меня немало огорчило, и я решила во что бы то ни стало добыть молока. И, вооружившись пустым бидоном, двинула на местный рынок.

- Здрасте, баб Нось! – улыбнулась я старушке, продававшей молоко. Конечно, она была не единственной, кто продавала молоко, и продавала не только молоко, но это уже нюансы.

- Привет, Лина. Где ж ты пропадала эти полгода?

- Училась, баб Нось. Дайте мне молока, пожалуйста.

Пока старушка наливала мне в бидон молока, слушала, о чем толкуют сидящие рядом бабки-сплетницы.

- ...видала, как выряжаются? Отморозят себе всё, работать потом с горя не будут.

- И спрашивается, чего красились, чего наряжались?

- Будто оно того стоит...

- А когда приедет-то?

- Да, говорят, на днях должон...

Конечно, не красиво совать нос в чужие дела, но всё же...

- Кто приедет, бабушка? – голосом а-ля-я-самое-доброе-и-невинное-создание-в-мире поинтересовалась я.

- Да прынц же королевства нашего, штоб ему неладно было! – бабка выразительно скривилась.

Принц? Спешно начала вспоминать курс истории, и в частности то, сколько «прынцев» в нашем королевстве... что, только один? И тот наследный? Черт, ну почему Богиня подарила нашей королеве пятерых девочек и только одного мальчика?

- Да... чтоб ему неладно было... - чисто на автомате рассеянно повторила я, взяла бидон с ненужным уже молоком и ме-е-едленным шагом направилась домой.

По всему выходит, что либо принц забыл какое-то важное государственное дело в этом захолустье, либо... нет, нет и еще раз нет! Остановимся на варианте с государственным делом. Итак, какое это может быть дело? В последнее время волки не нападали, а эпидемий не наблюдалось, равно как и красивых обеспеченных невест. Тогда что? Как? Зачем?


И я боялась, что мое предположение окажется верным.


***


Дом старейшины Дубовой Рощи был битком набит жителями деревни. Причем больше всего было девушек от двенадцати и до сорока лет, разукрашенных, как матрешки и наряженных, как возвышенские деревья. Причиной всему этому неподобству был ни кто иной, как Его Высочество кронпринц Лавеллы Рэйнер Второй Кинг, удостоившим своим вниманием их захолустную деревеньку на окраине королевства. И, если девушки Рощи были в предвкушении скорой свадьбы с самим принцем, то староста был преисполнен переживанием за собственную судьбу и, в частности, должность. Не просто же так принц зашел в гости, чайку попить?

- У вас дома всегда так шумно? – холодно поинтересовался принц у старосты, отмахиваясь от девиц, как от назойливых мух.

- Нет-нет, что Вы, Ваше Высочество! – Староста поклонился так низко, как ему позволяла больная спина и так замер.

- Хм... я, пожалуй, пойду прогуляюсь. – Сделал не очень логичный вывод принц и направился к выходу, оставив старосту в полной растерянности – что ему делать? Отправиться с принцем? Постараться убедить его остаться? Что ему надо сделать, чтобы этот хмырь остался доволен?

Тем временем хмырь, сопровождаемый стаей девиц, двинулся вдоль улицы. Выбрав из толпы желающих стать его женой самую, на взгляд Рэйнера, достойную, притянул её к себе и попросил рассказать немного о домах, мимо которых они проходили. Девица тихо млела от счастья под неприязненными взглядами остальных.

- ...вот это дом вечно пьяного трактирщика Самубы. А тут живут старая, но сильная волшебница и её племянница. Племянница умом не блещет, да и вообще уродина...

- Как её зовут? – Тут же напрягся принц.

- Что? – Не поняла девица. Да, вот уж кто умом не блещет...

- Имя, сестра, имя! – Прорычал Кинг цитату из известного в посещаемом им мире фильма.

«Какая сестра?..» - немного расстроено, но тем не менее не теряя надежды, подумала девушка. А еще она совсем не понимала, зачем ему ́ знать имя этой убогой?

Внезапно её осенило! Говорят, принц Лавеллы был сильным магом, и совсем недавно поступил на обучение в лучшую магическую академию королевства. А значит, он интересовался именем вовсе не убогой, а её тёти! Еще бы, леди Энн – очень сильная волшебница! И просто грех с такой не познакомиться.

- Энн! – быстро ответила девица, опасаясь, что принц перестанет одарять её своим королевским вниманием.

Рэйнер слегка нахмурился, раз за разом прокручивая в голове озвученное имя. Энн... Энн... нет, такого он от Шейлин не слышал (в прочем, она с ним вообще не очень-то разговаривала), да и в её деле это имя не упоминалось. А «Шейлин» сократить до «Энн» можно только при очень сильном желании.

- Мм-м... ладно, идем дальше. Кстати, не напомнишь, как тебя зовут?


- Бинди. - Слащавым голосом напомнила девушка.


Шейлин Грейс


Я старалась не выходить из дома без надобности, дабы, убереги Богиня, не встретить принца. Ну а зачем мне оно надо? Он уедет, я мне тут с этими гарпиями разукрашенными еще полмесяца жить. И не факт, что выживу.

Гомон на улице я услышала, читая книгу о земляных заклинаниях элементарного класса. Аккуратно выглянула в окно – ну так и есть, мой дорогой сосед со «свитой» в лице кучки восхищенных девушек. Вижу Аврил, Гвенит, Бинди вижу... особенно – последнюю. Под боком у принца, с презрением смотря в сторону моего дома. Принц напряженно всматривается туда же. Она ему что-то сказала и... они прошли мимо. Ура!

Дождавшись, пока вся эта толпа скроется за ближайшим поворотом, накинула плащ и выбежала на улицу, тут же уверенно направившись к дому старосты.

- Эй, Нароб, вы дома?! – крикнула я, подходя к забору нужного дома.

- Конечно, Линочка, заходи. – Было заметно, что староста чем-то сильно встревожен.

- Уважаемый староста, очень хотелось бы знать, как скоро свалит Его Высочество в дворец свой королевский? – Тут же взяла быка за рога я.

- Что ты, что ты, Лина! Не говори так громко, не дай Бог, Его Высочество услышит! Когда уедет, тогда уедет. А пока не хочешь ли ты пообедать с нами?

- Я не...

- О, Линочка пришла! Проходи, проходи, дорогая! – Это из другой комнаты вышла жена старосты – Луэлла.

Ну, всё. От неё мне точно не отвертеться. Горестно вздохнув, поплелась обедать.

Я не хотела есть, а потому в основном пила компот, слушая, о чем говорят остальные обедающие. Естественно, главной темой обсуждений стал приезд моего королевского соседа. И чего он им всем сдался? Ну, принц и принц себе. Я с ним в одной комнате живу. Хотя комнатой это не назвать, скорее – апартаменты. И гостиная, и кухня, и ванна, и две спальни...

- Возвращается! – шепнула дочка старосты Наробу, но я расслышала. И даже догадываюсь, кто возвращается. Но, не успела я попросить выпустить меня отсюда, чтобы сбежать поскорее, как староста подошел ко мне лично.

- Слушай, Линочка, я слышал, твоя уважаемая тётушка уехала? Дом, наверное, без присмотра остался, нехорошо...

Ага, так значит, меня выпроваживают отсюда? Типо, не хотят моим прекрасным лицом портить репутацию села? Хм... ладно, Нароб, я вам подыграю и даже уйду. Но я это запомню. Нет-нет, я не злопамятная. Просто злая, и память у меня хорошая.

- Конечно-конечно, как я могла забыть? Ну, уважаемый староста, я побежала!

И память хорошая. Да.

Меня вывели через черный ход (наверное, чтобы принц даже мельком не увидел) обосновав это тем, что так мне до дома ближе.


Память хорошая.


Рэйнер Кинг


Так, ну, насколько я помню, деревень с названием «Дубовая Роща» в Лавелле около десятка. Если я успею найти Куклу до окончания зимних каникул, то смогу снять с неё иллюзию.

Насколько я понял, из магов тут водится только сын одного захудалого барона, который иногда посещает это село, и какая-то Энн. Которая как раз уехала на месяц.

Я не знаю, в какой момент мне стало важно снять с Куклы иллюзию. Просто стало интересно посмотреть, как она выглядит на самом деле.

Но у меня осталось чуть больше двух недель на поиски, потому не стоит задерживаться надолго на одном месте.

Я не хотел сообщать местным жителям, что ищу именно Шейлин, потому что ей тут еще жить, а я прекрасно представляю себе, как на меня реагирует большая часть женского населения Лавеллы. Да и не нужно это.

Потому я решил уехать из этой деревни на следующий день.

Староста деревни видимо был вне себя от радости по поводу того, что я сваливаю. Зато девушки Дубовой Рощи рыдали навзрыд, чуть ли не цепляясь за мои ноги. Раздражают. Особенно – безмозглая курица Бинди.

Попрощавшись со старостой, вышел на улицу. Мой вороной уже был оседлан, потому я вскочил в седло и, дождавшись, пока моя свита будет готова ехать дальше (увы, без свиты отец меня отпускать категорически отказался), пришпорил коня.


Дом местной волшебницы скрылся за поворотом, а у меня возникло впечатление, что я всё сделал не так.


***


Бинди шла по дороге, яростно распинывая камни. Она упустила свой, возможно, единственный шанс на удачное замужество! Эх, если бы время можно было вернуть вспять, она бы точно не дала принцу так просто уехать.

Подруги Бинди внешне сочувствовали подруге, на самом же деле радуясь, что у неё ничего не вышло. Они не смогли заполучить пожизненное внимание принца? Так не доставайся же ты никому!

Проходя мимо дома местной уродины, Бинди задумалась. Волшебница уехала, сама Шейлин – ни на что не годная девчонка, которая не знает ни заклинаний, ни приемов самообороны. Да и силы у неё, как у червяка. Так почему же не выместить свою злость на ней? Коварно усмехнувшись, девушка свернула к дому Лины.

Не заморачиваясь над приличиями, просто распахнула входную дверь (которая, к счастью, была не заперта) и вошла в дом.

- Ли-ина! – слащавым голосом прокричала Бинди. Она обошла весь первый этаж, но никого не нашла. Из чего сделала логичный вывод, что Шейлин на втором этаже.

Сама Лина действительно была на втором этаже, читая книгу в своей комнате. Она, естественно, знала о приходе Бинди еще до того, как девушки вошли в дом, но ей стало интересно посмотреть, что они будут делать.

Неужели те громилы, которых она раскидала, до сих пор не поведали деревенским, что у неё есть магия? Странно, странно. Ну вот, будет им сюрприз.

Шейлин понимала, что ничего хорошего Бинди ей не скажет и даже не сделает. Потому решила дать противнику зажать её в угол, увериться в своей победе, а уж потом она будет атаковать.

О, а вот и сама Бинди пожаловала.

- Приве-ет, шваль. – Всё тем же приторным голосом пропела местная красавица.

- Приве-ет, подстилка. – В тон ей протянула Шейлин.

Если Бинди и обиделась, то виду не подала. Кошмар, у этой деревенщины выдержка круче, чем у барона!

- Тебе не давали права вякать. Возможно, ты, село необразованное, даже не знаешь, что совсем недавно сюда приезжал аж Его Высочество!

Шейлин прыснула – и ведь Бинди даже предположить не может, что совсем до недавних пор «село необразованное» жила с этим самым Высочеством в одной комнате.

- Чего ты смеёшься, ненормальная? Думаешь, принц обратил бы внимание на такое жалкое ничтожество, как ты?

- Знаешь, судя по твоему лицу, тебя он вниманием тоже обделил. – Весело заметила Лина.

Бинди рассмеялась.

- Богиня, неужели ты пытаешься сравнить себя со мной? Себя! Со мной! К твоему сведению, Его Высочество сделал мне предложение, и совсем скоро я стану принцессой Лавеллы! И первым моим приказом будет повесить тебя.

Бинди была так зла на эту выскочку Шейлин, что сама перестала контролировать, что несёт.

Всё это время она медленно, но верно наступала на Лину, заставляя ту отступать к стене. Вернее – к окну.

- Да что ты? Тогда почему принц уехал минут пять назад, а ты по-прежнему тут? Или принц, делая тебе предложение, в последний момент передумал?

- Заткнись!!!

Бинди сделала последний шаг и со всей силы толкнула Шейлин.

Это действие было слишком неожиданным, и Лина не успела ни увернуться, ни вообще хоть как-то среагировать.

И, споткнувшись о лежащие на полу книги (впредь, если выживет, всегда будет убирать их в безопасное для окружающих место!), спиной влетела в окно, разбив его вдребезги и выпав наружу.

Бинди замерла. Она не хотела выпихивать Шейлин в окно. И, если об этом кто-нибудь узнает...

Кто-нибудь узнает об этом только в том случае, если эта дрянь выживет.

Бинди замерла, надеясь услышать звук удара, но вместо этого услышала...

- Кхм, не мог бы ты опустить меня на землю?

- Ну, Кукла, такой момент испортила! И вообще, могла бы хотя бы поблагодарить.

Бинди узнала этот голос. И ей показалось, что она сейчас упадет в обморок.

Она не знала, что в последний момент принц решил вернуться, дабы удостовериться, что обитательницу этого дома действительно зовут Энн. И, стоило ему подойти к двери, он услышал крики, грохот и звон разбитого стекла. А в следующую минуту буквально ему в руки упала Шейлин.

Бинди была в высшей степени растерянности. Она не понимала, с какого перепугу эту страшилу принц назвал Куклой, и как она смеет обращаться к нему так непочтительно, как к старому другу.

Они что... знакомы? Нет, это невозможно! Слишком разные берега.

Всё, что она может в этой ситуации сделать, это...

- Шейлин, ты в порядке? – Сделав обеспокоенное лицо, Бинди выглянула в разбитое окно. – Ой, Ваше Высочество, здравствуйте! Как вы тут оказались? Я так рада, что вы спасли мою подругу!

Бинди надеялась, что этот трюк сработает, но сильно недооценила умственные способности принца. Он прекрасно помнил, как нелестно эта змея отзывалась о Лине. Как они могут быть подругами? Никак.

Рэйнер окатил Бинди холодным презрительным взглядом и аккуратно опустил Шейлин на землю.

- Итак, дорогой сосед, зачем ты здесь? – Полностью проигнорировав и последнюю реплику принца, и свою «подруженьку», поинтересовалась Шейлин.

- В гости приехал, чаю попить. – Язвительно сообщил Кинг.

- Попей чаю, например, у Бинди. – Хмыкнула Лина.

- У кого? У этой курицы?

- Ты что, как ты смеешь мою подругу называть курицей? – С притворным возмущением в голосе вопросила Шейлин. – Да еще и свою невесту? Ничего себе, какой ветреный в нашем королевстве принц!

- Ой, вот не надо меня попрекать в том, чего я не делал!

- Я попрекаю тебя в том, что ты вообще появился здесь! Что ты тут забыл?

- Тебя, душа моя! – Драматическим голосом возвестил принц.

- Совесть свою ты забыл!

- Как можно забыть то, чего нет?

- Не знаю, но ты с этой задачей справился прекрасно!

Каждое сказанное слово отзывалось глухим ударом в голове Бинди. Они действительно знакомы, и... неужели принц приехал в эту деревню из-за неё? Следующая мысль вернула Бинди надежду.

Может ли быть так, что Лина просто не знает, кто́ перед ней стоит?

Было много указок на то, что это не так, но в голове у Бинди тот же наполнитель, что и у стоящего в саду у старосты пугала.

Потому Бинди стала продолжать эту «логическую» цепочку: а разговорились они потому, что принц её поймал. Наверняка, это произошло случайно! А, если Бинди выпрыгнет из окна, её поймают так же!

С этой мыслью она еще сильнее переклонилась через оконную раму. Осколки стекла больно впились в живот, но Бинди не обращала на это никакого внимания, ведь сейчас она исполнит мечту своей жизни!

- Извините, Ваше Высочество, а...

Бинди не договорила, «случайно» наклонившись слишком сильно и, якобы не удержавшись, полетела вниз.

Принц, до сих пор держа Шейлин за плечи, равнодушным взглядом проводил падающую вниз головой девушку.

Бум. Хрясь. Хлюп.

Если бы она просто упала – она бы, скорее всего, выжила. Вот только именно в том месте, под окном, росли помидоры, которые каждое лето приходилось подвязывать. Сейчас острые колья были скрыты слоем снега. На них наткнулась бы и Лина, не владей она магией и не сумей вовремя подкорректировать свой полет в сторону тропинки – на большее времени не хватало. Тело Бинди буквально пронзили длинные шипы. Мгновенная смерть, она, скорее всего, и сообразить-то ничего не успела.

Лина зажмурилась и отвернулась.

Она почувствовала, что приходит в бешенство.

- Ты-ы! Ты мог её спасти! Почему ты просто стоял и ничего не делал?!!

- А зачем? – спокойно спросил принц.

Девушка впала в ступор.

Конечно, Бинди не была её подругой, и вообще, с детства издевалась над ней, но ведь она просто пыталась добиться своей мечты! А вместо этого нашла смерть.

- К тому же, - добавил принц, - ты тоже могла её спасти, но не сделала этого.

- То есть, я еще и виновата, да? Я стояла к ней спиной и не видела её! Ты прекрасно это знаешь! Какое ты имеешь право распоряжаться чужими жизнями?! Ты – будущий король, ты должен заботиться о своих поданных, а не хладнокровно пускать их в расход!!!

Девушка почувствовала, как на её глаза навернусь слёзы. Выкрутившись из хватки принца, она вбежала в дом и заперла дом на все имеющиеся щеколды.

Вспышка. Со слезами на глазах Шейлин в окно наблюдала, как труп Бинди превращается в пепел, а пропитавшийся кровью снег тает и испаряется.


Она даже не получила права быть похороненной согласно обряду Богини.


Шейлин Грейс


Смотря на то, как хладнокровно Рэйнер сжигал труп несчастной девушки, невольно задумалась – может ли быть так, что к убийству Маргарет на балу руку приложил именно Кинг? А почему нет?

Кинг махнул рукой стоящим на дороге людям и те, вскочив на коней, а заодно прихватив с собой невменяемо красивого вороного жеребца, куда-то поехали. Сам Кинг остался стоять у меня под дверью.

Может, он ждет, пока я ему открою? А вот черта с два! Пойду... почитаю...

В своей комнате я столкнулась с неожиданной проблемой – мало того, что стекло разбито и в комнате теперь очень холодно, да еще и весь подоконник покрыт тонким слоем снега. Замечательно просто.

Натянула на окно Воздушный щит. Пусть пока будет так.

Всё равно тут холодно... о! Есть идея! Заодно и попрактикуюсь...

Пытаясь вспомнить всё, прочитанное мною по огненной магии, осторожно зажгла в воздухе маленький огонек. Огонек размером с ноготь на мизинце – не очень эффективный способ подогрева. Может, его увеличить?

Увеличила. До размеров ногтя большого пальца. Не очень обнадеживающе.

Итогом моих потуг и экспериментов стал огонек размером примерно с голову младенца. Черт, какое-то кровожадное сравнение, ну да ладно. А, и еще я чуть не подожгла собственное одеяло.

В итоге, промаявшись час и не добившись определенных результатов, я пришла к выводу, что тут уже не так-то и холодно. Сойдет.

И я снова углубилась в чтение. Конечно, мои основные стихии – огонь и воздух, но неплохо бы знать, на что способны другие стихии.

За чтением не заметила, как стемнело. Что, уже? Посмотрела на часы... ого, уже два часа прошло!

С любопытством выглянула в «окно». Кинг всё еще стоит под дверью. Ха, серьезно? Он же принц, а кто я? Ну ладно, пусть стоит, если ему это так нравится.

Я снова вернулась к чтению... вернее, попыталась вернуться. Потому что каждый раз, когда я пыталась понять смысл очередного предложения, в голове невольно всплывал образ Кинга. И какого рожна он это делает? Пошел бы, заночевал где-нибудь, пока я не перестану злиться, а утром вернулся бы. Неужели так сложно? Упрямый баран. Чувствую себя самым жестоким человеком в мире.

Седьмой раз перечитав фразу «Управление растениями базируется на внутренней энергии мага и, ко всему прочему, напрямую зависит от навыков и особенностей растений» поняла, что, если я прямо сейчас не спущусь вниз и не открою Кингу дверь, нормально читать я не смогу.

Спустившись на первый этаж, первым делом взглянула в окно. Это навеяло на меня не лучшие воспоминания, потому я мгновенно преодолела разделявшее меня и дверь расстояние и быстро отодвинула щеколды.

- Входи, жестокий, кровожадный тиран. Я с тобой не разговариваю, но чай на кухне во втором ящике слева от печки.

- Это кто из нас тут жестокий! – Возмутился принц.

Он, конечно. Не я же виновата в том, что он почти три часа проторчал у меня во дворе, еще и в такую холодрыгу? Но я с ним не разговариваю, потому отвечать не буду.

Я вновь вернулась в свою комнату, надеясь, что этот чокнутый принц свалит отсюда поскорее. Но когда это мои планы и надежды сбывались так, как было задумано?

Примерно через пятнадцать минут ко мне в комнату заявился сам Его Высочество принц. Надо бы пасть ему в ноги, да вот лень.

Мельком взглянула в сторону вошедшего парня. Стоит так, будто бы это – его комната, а я тут так, ошибка эксперимента.

- Кукла.

Молчу. Я всё еще злюсь. И вообще, что он тут делает? Пусть идет к старосте, уверена, тот не откажет ему в просьбе переночевать.

- Ку-укла-а!

Делаю вид, что полностью поглощена чтением книги. Настолько поглощена, что еще чуть-чуть, и слегка пожелтевшие от времени страницы коснутся кончика моего носа.

Кстати, я тут вспомнила... так как я еще в конце августа сумела пошатнуть атаку барона, который являлся магом земли – я, скорее всего, тоже имею способность к управлению растениями. Я уже думала об этом, но... надо бы узнать это точно. Но просто так идти в лес и издеваться над растениями – бессмысленно.

- Кукла!!! – В который раз позвал меня принц. Да что он заладил – Кукла, Кукла... птичка-свистулька, блин!

- Да чего тебе надо?! Я тебя ночевать у меня не приглашала! Вали к старосте, уверена, он позволит тебе переночевать у него!

Принц оторопел. Ну да, вряд ли на него просто так орал еще кто-то, кроме меня.

Но не успела я порадоваться наступившему затишью, как принц заныл:

- Ну Ку-укла-а, ночью на улице так темно, а в вашем лесу, между прочим, норги водятся!

Обалдело уставилась на принца. Он это сейчас серьезно, или просто прикалывается? И, к тому же...

- Кто такие норги? – Подозрительно поинтересовалась я, выглядывая в окно. Потому что лес начинался прямо напротив нашего дома.

- Норги – это такие мохнатые горбатые человечки. Если он один, то еще ничего, то вот даже пять норгов способны оставить от человека лишь рожки да ножки! И еще у них огромный нос.

Наверное, сейчас в моем взгляде смешались сочувствие и то, как смотрят на умалишенных. Какие, черт возьми, норги? Сколько лет тут живу, ни одного мохнатого человечка с большим носом и мельком не видела!

Внезапно мне в голову пришла одна заманчивая мысль. В глазах появился азартный огонек, я же отложила книгу и спрыгнула с кровати.

- Говоришь, норги водятся? – вкрадчиво переспросила я. – Отлично! Идем искать норгов!

Теперь уже принц ошеломленно смотрел на меня. Видать, не думал, что я поверю во всю эту чушь. А я и не верила. Но вдруг мы действительно найдем кого-то враждебно настроенного? Заодно и попрактикуюсь...

Уверенно прошла мимо Рэйнера, на ходу надевая теплый полушубок.

Принц коварно усмехнулся и последовал за мной. Ну-ну, пусть лыбится, пока может. Хорошо смеется тот, кто смеется последним!

Выйдя на улицу, направилась прямиком в лес. Сейчас зима, крапивы нет, так что можно идти напролом. А то, что шиповник, гад такой, разросся прямо там, где мы шли... ну, не беда. Я привыкла, а принца не жалко.

- Эй, Высочество! А у норгов есть какие-то опознавательные знаки, или что-то вроде того? Ну там, рев, вой, огненные копыта?

- У них вообще нет копыт!

Громко фыркнув, пошла дальше.


Ну, если тут нет норгов, то на каких-то агрессивных волков мы должны натолкнуться, верно? К тому же, я не теряла надежды, что Кингу надоест ходить за такой сумасшедшей, и он мудро пойдет к старосте.


***


Барон вместе со своей группой поддержки чинно брел по улице.

Всё, что сейчас занимало его голову – план страшной мести. Эта мерзкая девчонка посмела не только разогнать и даже покалечить его людей, но еще и посмела угрожать ему – будущему барону здешних земель Варду Лонхейскому! Да только за это он твердо решил публично казнить её, когда придет тут к власти. А это случится не позже, чем через три года. А до тех пор он не собирается терпеть унижения! Да скорее он унизит всех жителей этой деревни, чем позволит оскорблять себя в присутствии других! Да и просто оскорблять тоже не позволит.

Он был в курсе того, что вчера эту деревню посещал сам принц, но, увы, именно в это время он находился вместе с отцом и младшими братьями в столице, дабы узнать о возможности поступления в Академию магии в следующем году. Академия Теней считалась одним из самых престижных учреждений во всем королевстве Лавелла. Увы, и условия поступления туда были соответствующими. Владение минимум тремя стихиями, и двумя из них – хотя бы на втором уровне, это вам не шишки по лесу катать. К счастью, стихией земли Вард владел на высшей ступени второго уровня, и вот-вот перейдет на третий. Вода давалась ему тяжелее, но и её при должном усердии за полгода можно было развить до второго уровня. Что же касается стихии воздуха... ну, она у него есть, вот только управлять ею он не умеет. Это и не нужно.

Барон и представить не мог, что та самая мерзкая девчонка умудрилась поступить туда с наименьшими усилиями, даже не зная условий обучения. А если бы знал... в этом случае жизненная нить Лины оборвалась бы в скором времени.

Как жаль, что Его Высочество покинул деревню буквально за полчаса до возвращения барона! Вард пытался перехватить его в других принадлежащих его отцу деревнях, но всё тщетно. По всей видимости, жители даже не были в курсе, что, возможно, мимо них проехал сам наследный принц Лавеллы! А ведь, получив уважение принца, поступить в Академию было бы проще легкого.

Естественно, после всего произошедшего, барон ну никак не мог пребывать в хорошем расположении духа. И, прихватив с собой друзей (некоторые из которых, кстати, тоже были магами), отправился срывать злость на личной ходячей мишени. На Шейлин.

Ему повезло подойти к её дому именно в тот момент, когда она выходила. А еще, к его счастью, он успел спрятаться за стеной ближайшего дома, и ни его, ни его друзей, не заметили.

Солнце уже опустилось за горизонт, и уже даже начало темнеть. И именно в это время суток Шейлин захотелось прогуляться по лесу. А тётя её уехала на какую-то конференцию еще полторы недели назад...

Всё складывалось, как нельзя лучше! Барон был полностью уверен в том, что сама Фортуна благоволит ему. Ну, или, в крайнем случае, возмещает убытки за то, что он так и не встретился с Его Высочеством.

Потому он быстро повернулся к своей группе поддержки и шепотом сообщил план действий, краем уха слушая слова Лины.

- Идем быстрее! Все норги разбегутся!

Тяжелый вздох.

Она что, сама с собой разговаривает? В прочем, с кем ей еще говорить, если почти вся деревня от неё шарахается, как от прокаженной. Бедняжка, совсем с ума сошла! Почему-то барону было ни капли её не жаль.

Дождавшись, когда утихнет треск веток, на которые наступала Лина, барон вышел из своего укрытия и поспешил углубиться в лес вслед за девушкой.

Совсем скоро она поплатится за смелые действия на прошлой их встрече!

Стараясь не материться слишком громко (а всё шиповник, зараза такая!), барон и его друзья продирались по заваленному снегом ночному лесу, нагло пользуясь туннелем в снегу, который протоптала Лина.

Определенно, если бы кому-то рассказали об этой ситуации, рассказчика обозвали бы лгуном и, потешаясь, сообщили бы, что совсем недавно из их колодца вылезла корова. А, если бы кто-то увидел эту нелепую ситуацию своими глазами, этот человек сначала ущипнул бы себя (вдруг, сон?), а потом помер бы со смеху.

Все знали, что барон был той еще неженкой, хотя и старался скрыть это за грубым характером. Он, можно сказать, родился на всё готовое. Было понятно, что он – просто большой капризный ребёнок.

Температура на улице была далеко не плюсовая, потому многочисленные снежинки налипли на новую шубу, шапку, шарф и даже рукавицы барона. Но это всё ничуть не уменьшало его желания мстить!

Кроме того, в такой тьме он дважды, если не трижды, вреза́лся в какие-то деревья. На поверхности его одежды осели многочисленные веточки, сосновые иголки и прошлогодняя листва. И, будто этого мало, он умудрился подскользнуться на промерзшей земле и упасть носом в снег. К его несчастью, именно в этом месте под снегом лежал слой прогнившей листвы, которая налипла на его лицо. Попытка стереть это и без того грязным рукавом шубы только ухудшила ситуацию. Любой другой на его месте уже давно разочаровался бы в Фортуне и вернулся домой. Любой другой, но не он! Вард никогда не знал отказов и всегда добивался своего. Так было и в этот раз.

А девушка всё шла и шла вперёд... да когда ж она остановится? Желательно, чтобы это было на какой-нибудь поляне. Всё же, сражаться с кем-то, ежесекундно вздрагивая от очередного укола шиповника – не самое приятное дело...


Вторя размышлениям Варда, не прошло и пяти минут, как впереди замаячила поляна со стоящей на ней Шейлин. Она просто стояла и, казалось, ничего не делала. Барон в очередной раз уверился, что сегодня он – любимец Фортуны. Не скрываясь более, подошел к краю поляны, возникая, казалось бы, прямо из-за деревьев...


***


Шейлин Грейс


- Ну вот и как их опознать, если копыт нет? Может, у них есть рога?

- Нет! Только длинный нос!

- Что? Только нос? А как же уши там, ноги? Как они передвигаются? Ноздрями шевелят?

Принц, видимо, представив себе такую картину, сдавленно хрюкнул. Я еще раз фыркнула. Конкурс «изобрази домашний скот» можно считать завершенным.

Когда мы вышли на небольшую поляну, я расслабленно вздохнула – надоел этот шиповник. Колется, и пробираться через него неудобно.

- Итак, что дальше? Как норгов искать будем?

Принц изобразил задумчивое выражение на лице. По-моему, вполне серьезный поиск практики в магии земли переходит в абсолютно шуточную погоню за несуществующими тварями.

- Знаешь что, есть у меня одна идея. Жди тут!

Не успела я возразить, как принц скрылся за деревьями. Вот предатель! Я же темноты боюсь!

Я честно ждала на месте, стараясь не шевелиться. Конечно, я надеялась встретить каких-нибудь норгов, дабы попрактиковаться, но не в полном же одиночестве!

- Уху! – сообщила пролетевшая надо мной сова.

- Шурх! – пробежал мимо поляны заяц.

- Ту-дум! – огласило мое сердце.

Слишком страшно.

Внезапно где-то сбоку раздался аккуратный хруст. Как будто кто-то крадется.

Я ме-едленно повернулась к источнику звука.

Я узрела нечто, выходящее из-за кустов. Оно было ростом чуть выше меня, лохматое, покрытое снегом, с черной рожей и, кажется, рогами...

Набрав в легкие побольше воздуха, я пронзительно завизжала. Нечто не выдержало такой ударной звуковой волны и, подскочив на месте, зацепилось, очевидно, за корень какого-то дерева (или за злополучный шиповник) и плюхнулось на поляну.

Усилием воли заставила себя заткнуться. Пока что это нечто не вселяло в меня должного ужаса и, надо признать, выглядело достаточно нелепо. Думаю, принц и так меня услышит и скоро придет сюда (если он, конечно, действительно не решил сбежать). Если же нет... я сама хотела практиковаться, не так ли?

Но самым прискорбным оказалось то, что вслед за лже-норгом на поляну ввалились его друзья. И все они, как один, были людьми. И было их человек пятнадцать. И некоторые из них, как показало весьма простое заклинание для распознавания магов, были волшебниками.

Плохи мои дела, ой, плохи...

Наконец-то, чудовищу помогли подняться земли. Оно величественно прошествовало ко мне, и в лучах лунного света я узрела... барона?

Я честно старалась сдерживать смех. Прикусывала нижнюю губу, сжимала зубы, закрывала рот рукой. Всё тщетно. Я громко расхохоталась.

Бедный человек, кто же так поиздевался над тобой?

Барон покраснел и попытался влепить мне пощечину. От сего действия я расхохоталась еще громче. Я – атакующий, и мне увернуться, как плюнуть. Что я, собственно говоря, и продемонстрировала.

Вард что-то прошипел и, попытавшись гордо выпрямиться, что очень нелепо смотрелось в купе с украшавшими его лицо листьями, небрежно произнес:

- Ты, противная, наглая девчонка! Я даю тебе последний шанс, чтобы стать на колени и молить меня о прощении! Иначе, клянусь, мои маги размажут тебя по стволам этих деревьев!

- Ох, Вард, мы же это уже проходили! Но, если ты так хочешь...

Я стала медленно приседать, делая вид, что опускаюсь на колени. Но, как только на лице барона появилась мерзкая ухмылка, поспешила использовать вычитанное недавно заклинание. По сути своей оно было схоже с тем, которое использовалось против меня, но было попроще.

Ветви деревьев моментально спутали руки Варда, подняв его над землей. Метра три, наверное. Я висела чуть ниже.

Друзья Варда опомнились и ринулись в бой, но я – быстрее.

По земле прошлась несильная ударная волна. Мои противники пошатнулись, но на ногах устояли. Они думают, что это – всё? Ха, ха, ха. Очень смешная шутка.

Четыре «воздушных стрелы» были выпущены прямо магам в животы. Они отлетели в сторону. Остальные в ужасе отшатнулись. Казалось бы, победа у меня в руках, но я всё же недооценила барона.

Ну конечно, если он развивал магию земли с рождения, а я начала практиковаться около минуты назад, у него контроль над растениями намного выше. А я отвлеклась на других противников. В этом была моя главная ошибка.

Потому, когда твердые стебли с разгону придавили меня к ближайшему дереву, я не сразу поняла что произошло. Я сдавленно захрипела. Он собирается меня задушить, или сплющить?

Вард быстрыми шагами приблизился ко мне.

- Значит так, дрянь! Сейчас ты...

- ...отпустишь её и будешь на коленях молить о пощаде. – Внезапно раздался холодный голос из-за деревьев.

Это?.. А я была уверена, что он ушел...

- Да-а? – недоверчиво протянул барон. – И кто же меня заставит? Ты, что ли? – Вард расхохотался.

Эх, зря это он, ой, зря. Сразу видно, что он не узнал единственного принца Лавеллы. В прочем, не мне его обвинять – сама-то я барона за норга приняла...

- Ты не поверишь... - саркастически протянул принц.

Я вздохнула. Строит тут из себя невесть кого...

- Боги, да сдалась тебе эта шавка. – Барон небрежно махнул рукой. Вместе с его внешним видом это выглядело нелепо. И вообще, барон сегодня очень глупо выглядит. – Но твое достоинство я оценил. И готов принять тебя младшим дворецким в наше второе поместье! Поверь, это выгодное предложение. Одно условие – ты должен её убить. Не хочу пачкать руки в такой грязи.

Если барон старался убедить принца меня убить, последнее, что ему стоило бы делать – предлагать работу младшего дворецкого, еще и во втором поместье. Ёлки-палки, он – принц! Да он может купить все поместья этого жалкого барона, и вряд ли почувствует это, как сильный удар по карману!

Я бы хихикнула, но даже просто дышать было тяжело и всё, что я могла сделать – сдавленно улыбнуться.

Но принц точно решил меня убить путем удушения, поскольку продолжил ломать комедию. Скажем так, что бы пыталась смеяться, но не могла.

Бухнувшись на колени, он практически распластался по снегу:

- О, молодой господин, вы невероятно щедры и благородны! Исполнить вашу волю для меня – закон! А эту девушку я вижу впервые, так что...

Клоун!

Хотя барон, кажется, остался доволен. Несмотря на то, что в каждом предложении, сказанном принцем, можно было отыскать шпильку, направленную в сторону барона.

И вот этот комедиант – наследный принц нашего королевства? Даже не знаю, смеяться мне, или плакать.

- ...конечно же, я смогу убить её для вас! Вот только... - Рэйнер старательно изобразил высшую ступень сомнения. – Не кажется ли вам, что вы зажрались?

На лице барона промелькнули непередаваемые эмоции. Злость, насмешка, удивление, превосходство...

- Я не был бы благороден, если бы не предупредил вас, что мои люди не постесняются избить вас до потери сознания, стоит мне попросить их об этом. Вы уверены в своем решении? – Хмурясь, переспросил барон.

Я не был бы благороден...

Конечно, не был! «Благородные» не посылают пятнадцать людей напасть на одну беззащитную девушку. Совсем уж беззащитной я, конечно, не была, но барон-то об этом не знал!

- Готов спорить, что сейчас вы действительно будете молить о пощаде, стоя передо мной на коленях. Вы ведь Вард Лонхейский, не так ли? Вы знаете, что в вашей фамилии лишняя буква затесалась?

- Что ты несешь? Какая еще буква? – Теперь в голосе барона звучала только ледяная ярость.

- Это буква «н». – Услужливо подсказал принц, позволил барону прийти к определенным выводам и... самолично наброситься на принца.

Интересно, Рэйнер предложит барону рабский контракт?

От этой мысли я поперхнулась собственной слюной и неистово закашлялась, хрипя от смеха.

Принц поймал мой взгляд и подмигнул, что заставило меня тихо завыть, ибо смеяться уже не было ни сил, ни воздуха.

Мощным потоком воздуха барона отшвырнуло от принца. Остальные бросились было на помощь Варду, но, если честно, шоу мне понравилось. И я не хотела позволять кому-то его срывать. И поединок «Рэйнер-Вард», на мой взгляд, был куда интереснее драки «Рэйнер-Вард и его друзья». Потому, применив «воздушный веер», отшвырнула всех остальных за пределы поляны.

Принц бросил на меня благодарный, но в то же время насмешливый взгляд. Вот и как он умудряется скрещивать эти принципиально разные эмоции?

- Так, всё, мне это надоело. – Сообщил Кинг и воздушными нитями примотал барона к дереву. Теперь тот находился в таком же состоянии, как и я. Только, пожалуй, немного выше – так, чтобы оказаться на одном уровне с принцем. Полагаю, чтобы лучше рассмотреть.

- Кто ты такой? – Прорычал барон. Вард дураком не был и понял, что только самоубийца может позволить себе обращаться с ним так непочтительно.

- Кто я́ такой? – Хмыкнул принц. – Сначала отпусти её. – Легкий кивок в мою сторону.

Барон сделал вид, что не расслышал приказа, отвернувшись от принца и став насвистывать какую-то незамысловатую мелодию. В следующую секунду он вздрогнул и испуганно посмотрел в мою сторону. Отсюда не очень видно, но, похоже, еще одной нитью принц приступил к приятному процессу удушения барона.

- Хорошо, хорошо! – Истошно завопил последний и чуть тише еще раз добавил: - хорошо.

Внезапно с той стороны, откуда пришли мы с Рэйнером, послышался лай. В следующую секунду на поляну ввалилось с полдюжины явно породистых собак. Следом за ними на поляну вышел статный мужчина с проседью в волосах и еще где-то двадцать человек.

Как предусмотрительно было с моей стороны вышвырнуть приспешников барона за пределы поляны – все вместе мы бы тут просто не поместились!

- Что тут происходит?


Глава 7

Поместье барона Лонхейского


- Куда запропастился этот негодник?! – Заливался праведным гневом Вьятт Лонхейский, расхаживая туда-сюда по своему кабинету. Притулившиеся у дальней стенки слуги дрожали, как осиновые листки.

И повод для гнева действительно был! По правде говоря, Вьятт был ужасно недоволен своим старшим сыном – заносчивый, самовлюбленный, ужасно вспылчив и непроходимо глуп! Такой человек недостоин звания барона!

Как бы Вьятт хотел, чтобы этот сын родился у него последним! К сожалению, это недоразумение появилось на свет первым.

Увы, с фактами не поспоришь.

Картину довершало то, что покинул поместье Вард еще утром, когда они только-только вернулись со столицы. Там результаты старшего сына опять-таки не обрадовали Вьятта. Конечно, Вард был весьма способным, но его младшие братья были куда способней его. Иногда у Вьятта даже появлялись мысли изгнать Варда из семейства, но не мог этого сделать без веской причины.

А теперь этот идиот отправился самолично искать принца, и запропастился куда-то вот уже более, чем на шесть часов.

Как бы ни был барон недоволен действиями своего сына, если Варда убьют из-за беспечности отца (а ведь мог снарядить охрану!), это может обернуться колоссальной потерей репутацией их семьи – которой, к слову, и так было не особо много.

Мужчина на мгновение замер и обернулся к слугам:

- Отдайте приказ подготовить коней, лучших ищеек и охрану.

Конечно, он мог отправить за сыном какого-то слугу, но, как гласит старая поговорка: если хочешь увидеть всё в лучшем виде, сделай это сам!

Ищейки, изрядно поплутав по многочисленным деревням, наконец-то остановились напротив невзрачного двухэтажного дома. А потом направились в лес.

Людям пришлось спешиться и оставить коней за пределами леса – зимой в лесу лошади могли запросто получить травму.


И где-то через пятнадцать минут ходьбы, люди вышли на небольшую поляну...


***


Мы смотрим на людей. Люди смотрят на нас. Искра, буря, кто все эти люди?

Барон испуганно посмотрел на появившихся на поляне людей и вжал голову в плечи. Судя по всему, он их прекрасно знает.

Взгляд мужчины зацепился за принца и, что меня сильно удивило, Его Высочество был узнан.

Мужчина спешно поклонился:

- Ваше Высочество.

Вард недоуменно переводил взгляд с принца и на мужчину, приговаривая:

- Отец... принц... отец... принц...

Судя по лица Варда, он вот прямо сейчас упадет в обморок.

- Рад видеть вас в добром здравии, барон Лонхейский. – Несколько холодно поздоровался принц. – Это ваш наследник? Знаете, он выглядит не очень достойно.

Последние слова были произнесены таким презрительным тоном, словно Рэйнер говорил про полусгнивший листочек, прилипший к подошве его сапога.

Мне вот только одно интересно – отпустят меня когда-нибудь, или мне тут висеть, пока не превращусь в сосульку? Температура-то на улице далеко не плюсовая.

- Я приношу свои глубочайшие извинения за принесенные Его Высочеству неудобства! – Барон (кажется, его звали Вьятт) вот-вот готов был бухнуться на колени.

Эх, забавные эти аристократы люди. Готовы просить прощения, даже не зная, за что, только для того, чтобы не уронить себя в глазах правящей семьи. А как же честь и достоинство?

Принц картинно поморщился:

- Ну, вы же понимаете, что Вард Лонхейский напал на наследного принца, и это может расцениваться как попытка покушения на члена королевской семьи?

Вард побледнел до такой степени, что снег по сравнению с ним казался серым.

Вьятт, который выглядел не лучше, испуганно кивнул и уже собрался что-то ответить, но Рэйнер его перебил:

- И что, в следствии этой попытки, Лонхейские могут быть отстранены от двора?

С каждым словом Вард осознавал всю суть происходящего и невольно (наверное) сдавливал меня всё сильнее и сильнее.

Я начала судорожно глотать ртом воздух, которого катастрофически не хватало. Если бы я была сильнее Варда, как маг земли, я бы смогла ослабить его хватку. Увы, в этом плане я значительно слабее и всё, что мне оставалось делать – надеяться, что Вард упадет в обморок и потеряет контроль полностью.

Можно было бы поджечь несчастные растения, но, если честно, мне их жалко.

- Кстати, ты отпустишь её, или как? – Кинг, заметив мое состояние, повернулся к Варду.

На него же посмотрела я, Вьятт, друзья Варда и слуги Вьятта.

Сын барона с ненавистью глянул на меня, но всё же сложил пальцы в какой-то жест (даже не уверена, что магический), и я рухнула на землю.

Воздух! Наконец-то!

Принц нахмурился.

- К тому же, не беря во внимание покушение на жизнь Моего Высочества, Ваш сын напал на студента Академии Теней! Всё это способствует потере престижа семьи Лонхейских!

Вьятт из бледно-белого стал ярко-красным и яростно вскрикнул:

- Моей вины здесь нет! А, если мой сын посмел напасть на Его Высочество, он больше не мой сын! Фридрих, вернитесь в первое поместье и привезите мне семейную книгу! Отныне и навеки, Вард теряет титул наследника барона! Он больше не Лонхейский!

Сам же Вард, выслушивая сию недлинную проповедь, то краснел, то бледнел, то зеленел, то вообще приобретал какой-то нездоровый бледно-баклажановый оттенок.

Ну да, раньше-то ему давали всё готовое – и дом, и еду, и слуг. А что теперь? В лучшем случае его вытворят в какое-то пятое поместье, посещаемое раз в десять лет для проведения полной ревизии баронских владений. И я сильно сомневаюсь, что там есть хотя бы дворецкий – придется Варду всё делать самостоятельно. И это в лучшем случае. В худшем же... вряд ли кто-то будет копать ему могилку и ставить поминальную табличку.

Я не стала дожидаться, пока вернется некий Фридрих с семейной книгой Лонхейских, и попыталась свалить домой. Какое правильное, корректное в данном случае слово – попыталась.

Неожиданно для меня (да и для всех остальных тоже – неожиданно), когда я проходила мимо Варда, он упал на колени и схватил меня за ногу:

- Лина, прошу, помоги! Мы росли вместе, не проходи мимо старого знакомого! Ты – моя последняя надежда!

Оу. Ну да – росли вместе, с непрерывными побоями и унижениями. Даже не извинился, а уже ждет моей помощи. Фу, некультурный какой.

Да если бы я и хотела помочь, не смогла бы – как он думает, я могу отменить приказ барона? Попросить принца сделать мне одолжение? Ага, вот это нужен мне еще один рабский контракт с принцем (в отместку за помощь, так сказать) только ради спасения шкуры Варда!

Я замерла на месте, не зная, что мне делать и что ответить. Идти дальше не могу – Вард вцепился в мою ногу, как клещ, и отпускать до тех пор, пока я ему не помогу, явно не собирается. Можно подождать, пока вернется Фридрих, и, может быть, тогда Вард меня отпустит. Но это – долго и холодно.

- Отпусти меня. – Сделала я жалкую попытку уговорить Варда отпустить меня. – Я ничем не могу тебе помочь.

Как и ожидалось, не помогло. Рэйнер же почему-то решил не вмешиваться и сделал вид, что он тут ни причем вообще.

Делать нечего, пришлось ждать, пока Фридрих принесет семейную книгу, Вьятт спешно что-то туда запишет и Рэйнер поставит подпись.

Всё это время Вард умолял меня уговорить его отца передумать. Барон несколько раз просил его отпустить «милую девушку», но Вард решил, что терять ему уже нечего, и повиноваться приказам барона не стал.

И только когда в семейной книге была поставлена подпись представителя королевской семьи, он понял, что его конец начался. И упал в обморок.

На удивление, никто не спешил ему помогать. Даже его бывшему отцу, судя по всему, было плевать на дальнейшую судьбу собственного отпрыска. Даже если он подхватит воспаление лёгких, умрет от голода в ближайшую неделю или будет сожран голодными волками, Вьятт продолжит улыбаться на балах и как ни в чем не бывало обсуждать со знакомыми погоду.

Несмотря на все потуги, мне так и не удалось почувствовать по отношению к Варду хоть каплю сочувствия. Может, я ничем не отличаюсь от Рэйнера – такая же эгоистичная и самовлюбленная. А может... нет, всё. Не хочу об этом думать.

Домой я вернулась уставшая и вымотанная, и даже не заметила, что Рэйнер тоже пришел ко мне. Если честно, мне уже было плевать, где он будет спать – в моей комнате с разбитым окном или на кухонном полу. Сама я заперлась в комнате Энн, желая уснуть, как только моя голова коснется подушки. Увы, желаемый сон никак не хотел приходить, и еще полночи я проворочалась, раз за разом прокручивая в голове события сегодняшнего дня. А последней мыслью перед тем, как усталость всё-таки взяла свое, было «...если мой сын посмел напасть на Его Высочество, он больше не мой сын!..»


Интересно, все аристократы согласны перечеркнуть судьбу собственных детей только ради сохранения престижа семьи, или только Вьятт такой уникум?


Шейлин Грейс


- Снять с меня иллюзию?.. – как зачарованная повторила я.

Это так прекрасно, что я боюсь верить во всё сказанное принцем. Боюсь, что он просто пошутил, или всё происходящее в итоге окажется сном.

То, с чем мне приходилось мириться всю сознательную жизнь, не может быть снято так просто моим персональным недоброжелателем. Это больше походит на сказку. Соблазнительную, и от того не менее прекрасную.

Вот только зачем ему – наследному принцу Лавеллы, помогать мне – уродины с окраины?

- Если это – очередная шутка, то она совсем не смешная.

Мои надежды сказать это гордым и независимым тоном канули в небытие, поскольку мой голос прозвучал жалобно и пискляво.

- В кого ты такая недоверчивая? – недовольно буркнул принц. – Так, встань перед зеркалом.

Я уже начала было подниматься, но...

- Ты же не собираешься за помощь требовать от меня подписания очередного контракта, правда?

- И в кого такая догадливая? – разочарованно протянул Рэйнер. Ясно. Собирался. – Нет, Кукла, я бескорыстен, как Вестник Богини. А теперь встань перед зеркалом, пока я не передумал.

- А вдруг ты меня убить собираешься? – выпалила я, прежде, чем успела до конца обдумать сию мысль.

Кинг помрачнел.

- Поверь, Кукла, хотел бы – давно убил, и уж точно не стал бы приезжать лично.

Логично. И всё равно я особого доверия к нему не испытываю. Если честно, помог он мне лишь единожды – вчера в лесу. А до того – впечатал в стену, подставил на физической подготовке, шантажным методом заставил подписать рабский контракт – и так далее, и тому подобное.

Интересно, как карается неповиновение королевским приказам?

Если честно, нет желания узнавать ответ экспериментальным путем.

Вздохнув, подошла к висящему на стене зеркалу. И что, что я вижу себя только от макушки и до ключиц? Хоть что-нибудь. Зеркало есть – и то неплохо. Не каждый в этом захолустье мог похвастаться такой роскошью.

Недовольно посмотрела на свое отображение. И что? Просто смотреть на себя, пока не стошнит?

- Теперь закрой глаза и найди основную энергетическую точку.

Послушно зажмурилась. Так, и что такое «основная энергетическая точка»? Место основного накопления энергии? Личный усилитель магической мощи?

Буду считать, что первое. Надеюсь, из-за моего невежества в данном вопросе я не сгорю заживо. Можно, конечно, спросить Рэйнера, но... эх, гордость моя, гордость...

Ну, вроде бы, нашла – на запястье левой руки. Что дальше?

Именно в этом месте у меня всегда была родинка. Маленькая, почти незаметная, и всё же. Почему-то в сознании появилась картинка, как я эту родинку отколупываю. Не отколупывается, зараза.

Яркая золотисто-лиловая вспышка. От неожиданности я открываю глаза и вижу, что стою прямо в центре золотого смерча. Это так и должно быть, или Кинг всё напутал и я превращусь в жабу?

Похоже, время вознести молитву Богине.

Всё прекратилось неожиданно. Просто вжух – и смерч исчез. Стою я, напротив стоит Кинг (похоже, пока я пыталась осмотреть смерч изнутри со всех сторон, я сменила свое изначальное положение, ведь до этого я стояла лицом к зеркалу). Вокруг всё та же кухня, на ней полный порядок, потопа нет и она не сгорела. Это радует.

У меня появляется чувство, что ничего не вышло.

Кинг смотрит на меня немного растерянно. Неужели ничего не получилось?

Гипотетически, может быть такое, что иллюзию на меня накладывал очень сильный маг и Кинг, который еще не развил магию до нужного уровня, просто не может с меня снять эту гадость. Скорее всего, так и есть. А может быть, я просто без иллюзии выгляжу еще хуже. Судя по растерянному и ни капли не восхищенному взгляду кронпринца, так оно и есть. Ну да, как же, ожидал увидеть прекрасную принцессу, а получил черт знает что.

Я как можно равнодушнее пожала плечами – мол, я знала, что так оно и будет. Хот на самом деле, я очень огорчена. Говорят, надежда умирает последней? Ну так вот, она умерла.

Возможно, это потому, что быть жабой – мое определение, записанное в Божественной Книге Судеб.

Я собираюсь развернуться и отправиться в свою комнату, но неожиданно понимаю, что что-то изменилось.

Такое чувство, что на меня напялили две меховые шапки и поставили на туфли с высокими каблуками. По крайней мере, угол зрения точно сместился.

Я резко обернулась к зеркалу и изумленно обомлела.

Я сомневалась в словах принца? Теперь мне очень стыдно за это. Но вслух я этого никогда не скажу.

Я судорожно вдохнула, понимая, что воздуха категорически не хватает. Почувствовала, как на глаза навернулись слёзы, застилая мое собственное отражение. Вдыхаю воздух маленькими глоточками, потому что по-другому не выходит. Провожу рукой по волосам, стираю мокрую дорожку со щеки.

Всю свою жизнь... я старалась забыть... забыть, кто я такая и как я выгляжу. Старалась быть сильнее других. Давала отпор если не руками, то словами. И сейчас...

Я всегда боялась мечтать о том, что с меня снимут иллюзию. Старалась не представлять, как выгляжу – потому что боялась, что разрушу всё собственными мыслями.

А ведь получается, что всё это время Энн могла снять с меня иллюзию. Но не делала этого, потому что была уверена, что на мне лежит проклятие. У меня такое чувство, что я росла в мыльном пузыре. Одно движение – и стенка лопнет, а я окажусь на свободе. Другой вопрос, что стена могла взорваться, убив меня.

Кто лопнул пузырь?

Тот, кого я считала своим врагом.

Едва слышно всхлипнула и поспешно зажала рукой. Нельзя плакать, нельзя плакать. Не при принце.

Я могу убежать к себе в комнату, но я не хочу. Не хочу отрываться от зеркала. Не хочу, что бы всё это оказалось сиюминутным видением, жестоким сном, глупым розыгрышем. Не хочу потерять обретенную внешность, оторвавшись от собственного отражения. Возможно, это несколько самовлюбленно, но меня это ничуть не обескураживает.

Почему я плачу? От сильно пошатнувшегося эмоционального равновесия.

Свободной рукой медленно стираю с глаз слезы. Помогает, но лишь на секунду – тут же появляется новая пелена слёз.

Я находилась под непрозрачным колпаком, который был разрушен только теперь, являя реальность. Пугающе-завораживающую реальность.

И я не уверена, что смогу выжить в новой реальности.

Я ужасно благодарна принцу за то, что он просто стоял в стороне и ничего не сделал. Если бы он сказал хоть слово – уверена, я бы разревелась с новой силой.

Снова вытираю слёзы. Ну вот, теперь я хоть что-то могу видеть. Хотя до того, как начала плакать, я точно выглядела лучше – длинные ресницы местами слиплись, изумрудно-зеленые глаза покраснели, к тому же, кожа с непривычки кажется неестественно-бледной. Я бы даже сказала – фарфоровой. Раньше-то я смуглой была.

Беру за кончик каштановую волнистую прядь и вытягиваю её перед собой. Длинная. Примерно до талии.

- Спасибо... - очень тихо благодарю я принца и, взлетев вверх по лестнице, запираюсь в своей комнате.

Холодно. Ну и что?

Поставив на дыру в окне воздушный щит, наблюдаю за тем, как Кинг выходит из моего дома и направляется к дому старосты. Не уверена, что он идет именно туда, но направление совпадает.

Что мне делать дальше? Читать сейчас я точно не смогу. Просто ничего не запомню и не осознаю.

Потому я спустилась на кухню, заварила себе чай и вернулась в свою комнату – смотреть в окошко.

Где-то через полчаса я заметила немалую толпу людей в конце улицы. Присмотревшись получше, в самой гуще толпы я сумела-таки разглядеть принца. Он уже уезжает? Что ж, так даже лучше. Не надо будет париться по поводу благодарности, которую я не знаю, как выразить.

Когда толпа поравнялась с моим окном, я с трудом сдержалась, чтобы не выбежать из дома. Выгляжу я сейчас совсем не так, как раньше, а лишние вопросы касательно того, кто я и откуда, мне не нужны. Если всплывет то, что во время отсутствия моей тёти с меня сняли проклятие, авторитет Энн как сильной колдуньи будет под большой угрозой.

Потому всё, что мне оставалось делать – махать принцу из окошка, надеясь, что все остальные при прощании с принцем не будут смотреть в окно комнаты местной уродины.

До конца зимних каникул еще чуть меньше двух недель. Конечно, за это время я не смогу безвылазно сидеть тут, и со временем деревенские всё равно узнают, что я живу тут. Представлюсь какой-нибудь кузиной Энн. Но лучше пусть о моем существовании узнают поздно, чем рано.

Ближе к полудню к дверям моего дома приполз бывший барон. Громко колотя в дверь, он приказным тоном потребовал впустить его в дом. Да, если он надеялся найти у меня хоть каплю сочувствия, он явно просчитался. И почему он к своим дружкам не отправился? Или он там уже был, но его не пустили?

Через пять минут барон завыл так отчаянно, что я не выдержала и сняла с окна щит – не столько от жалости, сколько от любопытства.

Ледяной ветер тут же ударил мне в лицо, но у меня было такое прекрасное настроение, что я даже не обратила на это внимания.

Громко прокашлялась. Вард поднял взгляд и увидел в окне меня. На мгновение на его лице отразилось удивление, потом взгляд стал враждебным.

- А ты кто такая? – с явным недружелюбием выплюнул он.

- Дальняя родственница тётушки Энн, присматриваю за домом, пока она и её племянница отсутствуют. – Миролюбиво ответила я.

- Как тебя зовут? – осторожно поинтересовался парень.

Упс. Об этом я как-то не подумала. Сдуру выпалила первое пришедшее в голову имя.

- Рэй. – И спешно добавила: - Меня так друзья зовут, на самом деле, меня зовут Рейчел!

Боги, ну и что я несу? Как можно представиться именем принца? Еще и будучи девушкой?

- Слушай, Рейчел. – Голос барона стал слащаво-подобострастным. – Не могла бы ты открыть мне дверь? Дело в том, что совсем недавно я лишился жилья, а мы с Шейлин были очень близки, и я надеялся, что она впустит меня переночевать.

Ого. Да по сравнению с проповедью Варда, я сказала чистейшую правду. Надо же – были очень близки. Как много нового можно о себе узнать.

- Не-а. Не могла бы. – Безразлично ответила я на вопрос барона и притянула к себе первую попавшуюся книгу, делая вид, что ни капли не заинтересована в дальнейших словах парня.

- Я... могу заплатить... - неуверенно промямлил Вард.

Я покосилась на него. На голове, судя по всему, воробьи долго и упорно пытались построить себе гнездо, одежда, да и он сам тоже, перепачканы, шуба местами порвана... и чем он может заплатить?

- Я тебя слушаю. – Нацепив мину безразличия, сообщила я.

- Вот... - Вард поспешно стянул с пальца какую-то фиговину. – Это кольцо стоит не меньше сотни золотых. Взамен я смогу жить тут... три месяца. Вместе с едой.

Я сфокусировала взгляд на кольце.

- Это? Стоит не меньше сотни золотых? Не смеши меня. Это кольцо старое, потертое и, кажется, ржавое. Три месяца проживания, да еще и с едой? Я что, на дуру похожа?

Кстати, а ведь зеленые и синие глаза бывают только у очень сильных магов. А изумрудные – только у сильных магов с сильной магической родословной. Это в какой же Дарисийской семье меня угораздило родиться?

- Ржавое?! – возмущенно вскрикнул Вард. И повод для возмущения был. Внешне этот материал действительно был очень похож на ржавое железо, но суть его была в том, что он многократно усиливал магическую мощь. Стоит он действительно очень дорого, а я... ржавчина... конечно, я, как маг, могу отличить кусок старого железа от нарисии, но как можно не позлить Варда, если есть возможность? – Ты хоть понимаешь, о че́м говоришь и с ке́м говоришь, идиотка? Да к твоему сведению, перед тобой наследник барона Лонхейского, Вард Лонхейский!

А еще ужасный лжец и дурак.

- Мальчик, ты себя со стороны-то видел? И кстати, утром огласили, что тебя лишили принадлежности к семье. Не имею ни малейшего желания разговаривать с тобой. А, если тебе нужно где-то жить, продай свое драгоценное кольцо и поселись в гостинице. – Фыркнула я, возвращаясь к чтению.

- Его никто не хочет покупать! – Вард сплюнул. – Никто не осознает его ценности.

Как я их понимаю.

С другой стороны – кольцо это действительно очень классное. И, если Вард сейчас уйдет вместе с куском нарисии, я себе никогда этого не прощу.

- Слушай, а давай пари? – посетила мою голову ужасная идея. – Устроим магическую дуэль. Если побеждаю я – ты отдаешь мне кольцо. Если ты – ты сможешь бесплатно жить в этом доме две недели.

Расчет прост – судя по всему, кроме этого кольца, у барона с собой ничего нет. В нашей деревне стоимость этого украшения действительно вряд ли примут, да и нет ни у кого такой суммы, как сотня золотых. Значит, барону надо идти в ближайший город. Пешком туда топать не меньше пяти дней, и я, если честно, сомневаюсь, что без еды и воды, холодной зимой, под открытым небом, Вард протянет больше трёх дней. И выбора-то у него особого нет...

- Чушь! – снова вскипел Вард. – Ты меня за кретина держишь? – Ну, есть немного. – Если побеждаю я, то смогу бесплатно жить тут полгода!

Я задумалась. Насколько я уверена в своих силах и неуверенна в силах Варда? Ведь вчера он меня одолел... но вчера он был не сам, а с тремя магами поддержки. Каковы мои шансы на победу? И стоит ли так рисковать?

- Договорились.

Я спрыгнула с подоконника и, по пути натягивая полушубок, спустилась вниз.

Вард стоял почти неподвижно, закусив нижнюю губу. Похоже, раздумывал над последней моей фразой. Я протянула руку, несмотря на то, что делать это мне было очень противно. Вард чисто автоматически её пожал. Из правого запястья моей руки появилась едва заметная лилово-золотистая магическая нить, из руки Варда – такая же, но серебряно-зеленая. Нити связались – сделка заключена. Парень посмотрел на меня и ахнул.

Заметил-таки глаза, да? Я уже упоминала о том, что изумрудные и сапфировые глаза бывают исключительно у сильных магов. У Варда они были болотные с серым ободком. У меня – ярко-зеленые.

Надо ли говорить, что только сейчас до него дошла неравность в силах? Увы, сделка заключена, бежать уже поздно.

Похоже, надеясь исключительно на кольцо, Вард развернулся и пошел куда-то в лес – видимо, проводить дуэль он собрался там. Ну да ладно, мне без разницы.

- Помни, у тебя еще есть шанс отказаться! Я милосерден и готов сейчас же расторгнуть сделку! Иначе я тебя не пощажу!

Да, а заливать-то он совсем не умеет.

- Дорогой бывший наследник барона, я благородна и держу свое слово! – в тон ему патетично возвестила я.

Привел меня Вард на неведомую доселе поляну (и откуда их тут столько?). Не успела я осмотреться, как в меня полетела несильная воздушная волна. Похоже, она нужна была чисто для проверки моего магического потенциала, да и в магии воздуха Вард явно был новичком, поскольку волна была бесполезной на данной высоте, еще и неумело сделанной. Присев, запустила в парня слабый файербол. Пока он пытался соорудить «сложную» конструкцию воздушного щита, я отправила в него следующее заклинание – воздушную стрелу. Как только он упал, корни деревьев накрепко примотали его к земле, захлестнув поперек талии, лодыжек и запястий.

- Сдаешься? – деловито поинтересовалась я.

- Еще чего! – в панике вскрикнул Вард. – Ты еще не победила!

- А мы что, до смерти играем? – подперев подбородок рукой, спросила я. Вард побледнел. Потом, видимо, что-то придумал. Слегка шевельнул пальцами.

Меня тоже опутали корни деревьев. Вард сконцентрировался и, с легкостью скинув с себя несчастные растения, встал.

Да, я его контроль перехватить не смогу – не так сильна в магии земли, а у него, к тому же, кольцо.

Но у меня есть козырь. Еще по пути сюда я додумалась «надеть» на себя воздушный щит. И теперь, расширив его, я без труда выскользнула из хватки Варда.

Теперь надо сосредоточиться на схватке. Раз – воздушными нитями Варда примотало к стволу ближайшего дерева. Два – расширив щит еще больше и проковыряв перед собой дырку, вылезла из сформированного корнями кокона. Три – небольшой огонек повис прямо перед носом барона. Не хватает только стихии воды. Интересно, она у меня есть?

- Теперь сдаешься? – снова спросила я, и шарик стал медленно, но верно приближаться к лицу барона.

- Да! – выплюнул он. – Отпусти меня!

Ломать – не строить, отменить заклинания мне удалось за какую-то секунду, просто оборвав энергетический контакт.

Я протянула руку:

- Ты проиграл. Отдай кольцо.

- Какое кольцо? – Вард покосился на меня, как на дурочку.

Серьезно? Давай, притворись, будто ничего не было! Каким идиотом надо быть, чтобы не давать проигранную вещь человеку, который тебя может убить?

И нити магической клятвы были со мной солидарны. Не знаю, как эта штука работает, но парень резко покраснел и стал открывать и закрывать рот. В этом и есть вся суть магической сделки – при не выполении условий, носитель начинает задыхаться. Секунд через тридцать Вард пришел к выводу, что жизнь дороже и, поспешно стянув с руки кольцо, швырнул его в меня.

Поймав кольцо, вытащила из внутреннего кармана полушубка небольшой мешочек с деньгами и кинула его Варду. Денег там немного, однако прожить недели три-четыре он, если очень захочет, сможет. Я – не зверь, чтобы оставлять его тут самого умирать. Он может считать, что деньги – это плата за кольцо, а наша схватка просто позволила мне сильно сбить цену.

Не желая оставаться с этим типом наедине больше, чем нужно, я резво потопала домой.

Замечательный день, просто прекрасный! Самый счастливый день в моей жизни!


Глава 8

Олдин Лэндфорд уже вторые сутки безвылазно сидел в своем кабинете и пытался разобраться с анкетами учеников. Мало того, что многие прислали отказ от обучения в Академии, так еще и нашлись уникумы, желавшие прислать вместо себя кого-то другого, дабы не отправляться в Тёмные Земли. Вот и что за издевательство? Ему не нужно четкое количество учеников, ему нужны их личные данные! А еще – контракт с Академией... и вообще, это не приемлемо! Если люди хотят учиться – они должны поступать в августе, а не в январе! А если не хотят – следовать описанным в контракте условиям! А не все вот эти переподвырподверты...

Олдин устало подпер лицо руками. Вот бы нашелся кто-нибудь, кто согласился бы подменять его два раза в год перед началами семестров, как раз во время основной чехарды. Он бы ему даже доплатил лично.

Самым чудовищным во всей этой ситуации был приставленный к нему государством чиновник. Суть его заключалась в контроле ситуаций, подобных той, что случилась на балу несколько недель назад. Однако, помимо этого, инспектор должен был также проверить множество бумаг, подписанных Олдином за последние несколько лет. Как оказалось, не зря. Лэндфорда собирались сместить с должности в конце года, а до того за ним будут «присматривать».

Очередной стук в дверь. Ректор глубоко вздохнул, постарался выпрямиться и сделал вид, что ужасно занят подписыванием бумаг.

- Войдите. – Уставшим голосом предложил он, не отрываясь от бумаг, но краем глаза наблюдая за следующим вошедшим адептом.

Вернее – адепткой.

Ректор поднял полный страдания взгляд на вошедшую девушку, про себя отметив, что она весьма и весьма красива. Длинные каштановые волосы волнами ниспадают примерно до пояса, изумрудно-зелёные глаза в обрамлении пушистых черных ресниц.

Олдин нахмурился – такой студентки он не помнил. А на память он никогда не жаловался. Неужели еще кто-то решил заменить свою кандидатуру кем-то другим?

Эта мысль сильно разозлила ректора. Он им что – нянька-шахматист, чтобы эту рокировку фиксировать?

- Имя? – хмуро поинтересовался Лэндфорд. Если это кто-то из тех, кому он отказал в замене, сейчас будут трупы.

- Грейс Шейлин... - немного неуверенно ответила девушка, явно стушевавшись под разгневанным взглядом ректора.

Грейс... эту девушку Олдин помнил очень даже хорошо – повезло с даром, но лицом не удалась. Такую вообще сложно забыть. И стоящая перед ним смеет утверждать, что она – и есть Грейс? Ха, ха. Ха. Нет, не смешно.

Что, и Шейлин решила заменить себя кем-то другим? Еще и так нагло – не предупредив его заранее, чтобы он подготовил документы, представить абсолютно другого человека под своим именем...

Ужасающая наглость!

- Вы!.. – ректор собирался высказать девушке всё, что о ней думает, но сдержался. Не по чину. – Значит так, сейчас вы разворачиваетесь, быстро уходите, аккуратно закрываете за собой дверь и больше никогда сюда не возвращаетесь. Ясно?! Хотите учиться – приходите в августе!

- Но... я же...

- Дверь там! – любезно подсказал Олдин, указывая пальцем на выход из кабинета.

- Я действительно... - попыталась запротестовать девушка.

- Я же сказал: в августе приходите, леди! – И, не желая больше слушать её возражений, просто выпнул её из кабинета. Магией воздуха – очень аккуратно и с мягкой посадкой.


И так целый день!


***


Стоящие в коридоре удивленно посмотрели на «вылетевшую» из кабинета ректора девушку. Некоторые хихикнули. Девушка нахмурилась и быстрым шагом направилась прочь из коридора.

Вот повезло, так повезло! И как теперь доказать, что она – и есть Шейлин, только... кхм... расколдованная?

Однако стоило Лине дойти до лестницы, как из-за угла резко вывернул другой человек, в которого девушка едва не врезалась. «Едва» - это потому что он успел схватить её за плечи.

- Извините... - спешно пробормотал парень отпуская Лину и собираясь идти куда шел но...

- Тэйн! – Лина повисла на шее у старого знакомого. Знакомый такого поворота явно не ожидал и немного обалдел. – Так, скорее всего, ты меня не узнал, но я – Шейлин! Просто с меня... - девушка немного замялась, - сняли проклятие. Иллюзию, то есть.

Русый недоверчиво посмотрел на девушку. И она – Лина? Что за ерунда? Так каждая проходящая мимо может объявить себя Линой. И, тем не менее, Тэйн ей верил. Он сам не мог объяснить, почему так, но всё, сказанное этой прекрасной девушкой он воспринимал как исключительную истину.

Немного поколебавшись, он решил обосновывать свои действия тем, что девушке не было резона врать. Наверное.

- Это здорово! Тебя заселили в ту же комнату, что и в начале года? – Тэйн выглядел беззаботно, хотя разумом по-прежнему отказывался верить в то, что перед ним стоит Лина. Сейчас он чувствовал себя актером, не очень умело играющим свою роль.

Шейлин насупилась.

- Меня вообще не заселили, и выгнали из кабинета Лэндфорда, сказав поступать в начале года. – Не сдержавшись, девушка ударила ладонью по стене. – Я знала, что это ничем хорошим не закончится!

- Что ты имеешь в виду? – изумился парень, приобнимая девушку за плечи и разворачивая по направлению к ректорскому кабинету. В прочем, Лина, кажется, абсолютно не замечала происходящего вокруг.

- То, что, благодаря некоторым типам, меня теперь не узнают! Кажется, ректор не поверил, что я – Лина. – Девушка запнулась, а потом с грустью продолжила: - Да и ты, похоже, не особо в это веришь.

Нет, она, безусловно, безмерно благодарна Рэйнеру за то, что снял с неё иллюзию (не понятно, правда, зачем). Еще больше она была бы ему благодарна, если бы он просчитал свое действие хотя бы на несколько шагов вперёд.

- Сейчас разберемся. – Явно проигнорировав последнее замечание Шейлин, сообщил Тэйнрик, без приглашения входя в ректорский кабинет. За его спиной раздались недовольные восклицания стоящих в очереди, однако Адэрфорста это мало волновало. Как и то, что на данный момент ректор общался с очередным студентом.

- Студент Адэрфорст, покиньте мой кабинет. – Ледяным тоном потребовал Олдин.

- И не подумаю, лорд Лэндфорд. – Беззаботно ответил Тэйн.

- Вы забываетесь, студент Адэрфорст. – Прошипел ректор. Может, будь они не в его кабинете, Олдин и не посмел бы выгнать герцога Амании, но конкретно сейчас складывалась ситуация не граф-герцог, а ректор-студент. А тут Олдин явно занимал более сильные позиции.

- Нет, это вы забываетесь, лорд Лэндфорд. Пренебрегать прямыми обязанностями, знаете ли, чревато для карьеры. – Хмыкнул Тэйнрик.

- О чем вы говорите? – напрягся Олдин.

- Всего несколько минут назад отсюда вышла студентка Грейс. Надо упомянуть, что студенткой она была лишь до зимних каникул, ибо сегодня вы её почему-то выгнали.

- Это – не студентка Грейс. – Без особого энтузиазма огрызнулся ректор.

- Это – студентка Грейс. Дело в том, что буквально на зимних каникулах с неё было снято проклятие, и теперь...

- Да плевать я хотел, что теперь! – взорвался Олдин. – Если каждый второй будет «снимать с себя проклятие», когда им учиться надоест, кто на Тёмные Земли поедет?! Продемонстрируйте мне того всемогущего мага, который снял с неё проклятие – тогда и поговорим, студент Адэрфорст! А теперь – на выход!!!

Немного потоптавшись на месте, Тэйну всё-таки пришлось выйти из кабинета ректора.

В коридоре к нему тут же подскочила Шейлин.

- Ну что?

- Всё плохо. – Нахмурился Адэрфорст, ненадолго задумавшись. – Скажи, Лина, кто снял с тебя проклятие?

Упс. Признавать, что это был Его Высочество – значит, подписать себе приговор его неофициальной невесты. Окружающие это точно растрактуют именно так.

- Это так важно? – Врать Шейлин не любила, да и смысла не было.

- Важно. – Заверил её Тэйн. – Можно сказать, от этого зависит, будешь ли ты продолжать обучение в Академии.

Девушка задумалась.

- Вот что: до начала занятий еще почти два дня... у меня есть время, чтобы придумать, как выпутаться из этой ситуации.

Произнося это, она то и дело поглядывала на лестничный пролет, ожидая увидеть там принца. Может, хоть он поможет ей убедить ректора в том, что она – действительно Шейлин Грейс, раз уж сам всю эту кашу заварил.


Увы, чудеса происходят, но не так часто, как хотелось бы.


Шейлин Грейс


Уехать через полчаса после приезда? Фу, глупость какая.

Сидя в комнате у Тэйна, я лихорадочно соображала, что мне сделать такое, чтобы ректор поверил, что я – и есть Шейлин. Почему-то ничего не соображалось.

А учитывая также то, что даже Тэйн мне до конца пока что не верит – ситуация вообще угнетающая.

Посмотрела на свое отражение в чашке с чаем. Красивая. Только вот толку от этого мало.

Хлоп – на соседнюю кровать приземлились чьи-то вещи, выпавшие, казалось, прямо из воздуха. Не знаю, как это происходит, но, полагаю, такую операцию проходят вещи всех студентов.

Я тоскливо покосилась на чашку, отставила её на прикроватную тумбочку и безвольно откинулась на кровать. Что ж мне так не везёт, а?

Минут через пять дверь открылась, и на пороге появился один из наших одногруппников – Донар. Не высокий, чуть полноватый, недалекого ума, зато сильный. Сначала он оглядел комнату в поисках своих вещей, потом приветливо кивнул Тэйну и посмотрел на меня. В прочем, невозмутимости его ненадолго хватило – уже в следующую минуту его челюсть заколыхалась где-то в районе пола, а карие глаза превратились в два блюдца.

- С каких пор у нас в комнате живет девчонка?!

- Ни с каких. Я не живу у вас в комнате. – Огрызнулась я. – Когда-то жила с Дэшоном и Гровером – это да, было дело.

Донар усилием воли вернул челюсть на положенное место. Видно было, что сейчас он изо всех сил пытается собрать подсунутый мною пазл, причем удавалось это ему с явным трудом.

- Этого не может быть... - видимо, Донар пришел к определенному выводу и с нескрываемым недоверием смотрел на меня. Потом тряхнул головой, словно отгоняя наваждение: - Ха, ха, ха. Не смешная шутка.

Меня же эта ситуация сильно забавляла. Даже плохое настроение куда-то улетучилось, и теперь я сидела на самом краю кровати, болтая ножками.

- Да ты что? И почему же ты так решил? – поинтересовалась я, склоняя голову набок.

- Вокруг тебя витает аура обманщицы. – Фыркнул Донар.

В следующий миг ко мне подскочил Тэйн и, вцепившись в мои плечи, поставил на пол.

- Точно! Это же гениально! Донар, ты гений! Идём! – Последняя реплика явно адресовалась мне, поскольку парень, не дожидаясь моего согласия, схватил меня за запястье, уверенным шагом вышел из комнаты и направился к учебному корпусу.

Я не успела спросить, куда и зачем мы идем – Тэйн сам решил ответить на мой невысказанный вопрос:

- Помнишь, когда мы заключали контракт с Академией, надо было капнуть на договор кровью? – Я вздрогнула и кивнула, даже не задумываясь о том, что парень этого жеста не видел. – Так вот, это – своего рода подпись. Подпись, которую практически невозможно подделать. Суть её в том, что кровь – один из самых долговечных хранителей слепка ауры. По сути, на подписанном договоре зашифрована информация о нашей ауре, которая есть материей неповторимой. Проще говоря, мы просто сможем убедить, что именно ты подписала контракт с Академией.

Сложно и непонятно, но буду надеяться, что Тэйн знает, что делает.

Как оказалось, шуруем мы прямиком к ректорскому кабинету. А мои надежды на то, что Тэйн, как и в прошлый раз, оставит меня поджидать его за дверью, не оправдались.

- Студент Адэрфорст, а вы не хотите поинтересоваться моим мнением касательно вашего пребывания в моем кабинете? – ядовито осведомился Олдин, поднимаясь из-за стола. Повезло, что сейчас в его кабинете никого не было.

- Вы не поверите, лорд Лэндфорд, очень хочу. Но я не хочу терять время даром, потому сразу перейдем к сути разговора. Леди Грейс хочет провести проверку аур.

Я не знаю, как ректор нас до сих пор не выгнал. Мало того, что он – ректор, а это уже само по себе значит немало, так еще и, насколько я в курсе, имеет графский титул. То есть, главнее нас по всем статьям. Наверное.

- Да-а? А леди Грейс готова к возможным последствиям? – Лэндфорд смерил меня насмешливым взглядом, скрещивая руки на груди.

Так, так, так, к каким еще последствиям?

Кажется, я ненамеренно озвучила свои мысли.

- О, так леди Грейс даже не осведомлена, что будет, если она не пройдет проверку? Что ж, возьму на себя смелость сообщить это вам – в случае отрицательного результата вы будете вынуждены заплатить Академии сотню золотых монет.

Я поперхнулась:

- Простите, а не слишком ли большая сумма? – вырвалось у меня. Я прикусила язык, жаль, поздно.

- Не слишком. – Процедил Олдин. – Кристалл, сверяющий ауры, является весьма дорогим, и Академия не может покрывать расходы на всех лжецов. Ну, так что, леди Грейс всё еще хочет пройти проверку аур?

Кажется, он не ожидал услышать положительный ответ. А зря. В крайнем случае, у меня есть драгоценное кольцо нарисии, которое при удачном раскладе можно продать за сумму, в несколько раз большую, нежели какая-то сотня золотых, так что я, пожалуй, рискну.

- Хочет. Где и когда?

Ректор посмотрел на меня, кажется, с сочувствием.

- В спортивном зале. Через час.

- Всего через час? – изумилась я. – У вас что, уже куплен этот кристалл?

- Почему я должен отвечать на ваш вопрос, леди Грейс?

Ни почему. Не должен. Я насупилась и вышла из кабинета, утянув за собой Тэйна.

- Спасибо! – Я повернулась и порывисто обняла парня.

- Пока что не за что. – Улыбнулся Тэйн, мягко отстраняя меня от себя.

- Уже есть! Если бы не ты, я бы даже не узнала о проверке аур!

- Всё для моей леди Грейс, - Тэйн шутливо поклонился, а я рассмеялась.

Кажется, жизнь налаживается. Осталось только пройти проверку аур, и я смогу продолжить обучение тут!

А пока можно пойти покушать – как раз самое время.

На обед я отправлялась в замечательном расположении духа, а выходила оттуда в еще более прекрасном. Еще бы, я наконец-то поела!

Вот только настроение мое было хорошим ровно до того момента, пока я чуть не врезалась в Рэйнера. Вот это да, сам Его Высочество принц пожаловал! Ох и ах, а я ни капельки не рада. Хмуро покосилась на стайку сопровождающих его девиц. Странно, в прошлом семестре к нему немногие липли, а этот еще не начался, а уже такой ажиотаж.

Мне не было никакого дела до Кинга и его подстилок. Единственное, на что я обиделась – это то, что он мог хотя бы предупредить ректора о том, что я – уже не я. Вернее, наоборот: я – это наконец-то я.

Ну и черт с ним. Не предупредил и не предупредил себе. Зато Тэйн мне помог, и я ему действительно ужасно благодарна.

Время до начала проверки мы с Тэйном провели в саду Академии. Снег, увы, почти растаял, и тут было не так красиво, как, например, в конце декабря, но это не имело значения.

- Волнуешься?

- Немного. – Честно ответила я, вздыхая. А вдруг кристалл неисправен, и покажет, что я – и не я вовсе? Или, например, аура со временем меняется? Не у всех, а только у меня? Или изменение внешности повлекло за собой изменение ауры?

- Ну, на счет последнего можешь не волноваться. – Весело заметил Тэйн. – В какой пакет печенье не складывай, его вкус не изменится. – Ой, я что, опять вслух мыслить начала?

- Смотря, какой пакет. – Неопределенно хмыкнула я.

- Очень красивый. – Заверил меня парень, и я почувствовала, как губы против воли растягиваются в предательской улыбке.

В зал мы пришли на пять минут раньше положенного. И хорошо – ректор с кристаллом уже были там, равно как и студенты, которые, проходя мимо зала, замечали, что там что-то происходит и спешили посмотреть.

Правда, пришлось подписать еще один контракт, свидетельствующий о том, что я собираюсь пройти проверку аур. Хорошо хоть, здесь не пришлось жертвовать собственной кровью – обычной подписи вполне себе хватило.

Затем Олдин приложил кристалл к тому месту на договоре с Академией, где виднелось грязно-коричневое пятнышко крови. Сделать это было проблематично, ведь пятнышко маленькое, площадью не больше ногтя, а кристалл – большой, примерно в два раза больше, чем тот, что был на вступительном экзамене. Дождавшись, пока кристалл начнет излучать белый свет, ректор торжественно вручил его мне.

- Леди Грейс, возьмите кристалл в руки и подождите немного. Если ауры совпадают, он засветится красным, если нет – потухнет. Да, и советую закрыть глаза.

Всю мудрость последнего совета я поняла, когда, бережно взяв кристалл в руки, чуть не ослепла от яркой вспышки. Это длилось недолго – уже через десять секунд я смогла открыть глаза. Перевела взгляд на кристалл и удивленно ахнула.

Я держала в руках обычный серый камушек – такой, каким он был еще тогда, когда я сюда только вошла. Я не верю! Читай книги на Книгочей.нет. Поддержи сайт - подпишись на страничку в VK. Что за ерунда? Может, кристалл неисправен? Растерянно посмотрела на довольного ректора и хмурого Тэйна, и почувствовала, как на глаза наворачиваются слёзы. Почему же мне так не везёт? И что за дурак этот камень, если не может считать мою ауру правильно?

- Увы и ах, леди Грейс. – С деланным сочувствием в голосе произнес ректор. Этот тоже хорош! Мог бы хотя бы посочувствовать! Вместо этого он просто забрал у меня кристалл и поставил его на стол.

Передумала плакать. Ну и ладно! Значит, придется перепоступать сюда в следующем учебном году.

- Ого, какое тут торжество проистекает! – Раздался ехидный голос от дверей. Даже не хочу оборачиваться. По зрительским рядам прокатился восхищенный вздох вперемешку с рыком, мне же захотелось уменьшиться, провалиться под землю и стать невидимой одновременно. – Лорд Олдин, мое почтение. О, Кукла! – Увы, вредная земля никак не хотела разверзаться, а я, соответственно, не проваливалась. – Ого, какая у тебя цацка есть! Где взяла? Кукла, ты что, с ней ауру проверяла? Ну и дура!

Недоуменно покосилась на кольцо – судя по тому, что принц схватил мою кисть и стал увлеченно рассматривать нарисию, говорил Рэйнер именно о нём.

А что не так? Нарисия что, мою ауру портит?

- Ах да, совсем забыл. Олдин, познакомься – Шейлин Грейс, без иллюзии.

Я задохнулась от возмущения. Забыл, значит? Забыл?! Забыл он, а страдай я, что за несправедливость! Ну, погоди, забывчивый ты мой! Вернее, не мой вовсе, но всё равно забывчивый.

Ректор стушевался, переводя затравленный взгляд с принца на меня, с меня на кристалл, с кристалла на принца...

- Очень приятно, вот только хотелось бы более существенных доказательств...

- Чем мои слова? – перебил ректора принц. – Ладно. Кристалл же можно использовать дважды, верно?

- Можно, но, если результат окажется отрицательным, это может плохо закончиться для испытуемого. Потому этот кристалл не будет использован вновь. Я запрещаю. – Жестко отрезал Лэндфорд.

- Ой, да мне плевать. – Махнул рукой принц и, приложив бесхозный нынче кристалл к пятну крови, одновременно с этим стянул с моей руки кольцо.

Вспышка. Непроизвольно зажмурилась, нервно сжимая чуть прохладную шершавую поверхность кристалла. Отговори Богиня Бога, он снова покажет отрицательный результат.

Почувствовала, как кто-то коснулся моего плеча. Открыла глаза...

Я готова расцеловать принца! Нет, всё же не до такой степени, но обнять в порыве благодарности – так точно! Другой вопрос, что делать этого я не буду, потому как в этом случае учиться тут я не смогу – меня разорвет толпа поклонниц Рэйнера, если я его просто коснусь. И так уже косятся на меня недобро...

Вот ведь не было печали!

Перевела взгляд на печаль, которая старательно изучала подписанный мною контракт. Парень неопределенно хмыкнул и положил контракт на место.

- Ну, второй пункт выполнен, так что, думаю, вы наконец-то можете заселить студентку Грейс в общежитие?

Второй пункт... второй пункт... это тот, в котором говорится о том, что я никому ничего не должна в случае, если действительно окажусь адепткой этой Академии?

- Конечно, студент Кинг. Студентка Грейс, следуйте за мной. – Резко развернувшись, Лэндфорд направился к выходу из зала.

Я дернулась было следом, но меня остановил оклик Рэйнера:

- Эй, Кукла! А «спасибо» сказать не хочешь?

Ме-е-едленно обернулась. Сказать спасибо за то, что он втянул меня в это всё? Взвесив все «за» и «против», протянула:

- Хочу. Спасибо.

Поймала напряженный взгляд Тэйна и не смогла сдержать обреченного вздоха – похоже, еще один очень неприятный разговор мне обеспечен...

- И что, и это всё? А как же прекрасная проповедь обо мне, как о спасителе всея людства? – наигранно возмутился спаситель. Я насмешливо фыркнула.

- Перетопчешься. – И, проводив грустным взглядом подбежавших к Рэйнеру девушек (чую, не оставят они меня теперь в покое), побежала догонять ректора.

Может, всё не так плохо? Как бы то ни было, теперь я – студентка Академии и всё хорошо, разве нет?


Ой, не уверена.


***


Меня заселили в ту же комнату, что и в начале года – к Дэшону, Гроверу и Аллэну. Хорошо хоть, шторку, которую мне повесили в прошлом году, чтобы отделить мою кровать от остальной комнаты, не сняли.

И всё бы ничего, но я почему-то ни капли не скучала по своим соседям.

Но не отказываться же от обучения просто потому, что комната принца куда краше и богаче?

Парней в комнате не было – то ли они еще не заселились, то ли уже заселились, но куда-то ушли. Ну и ладно, мне же лучше.

Разложив свои немногочисленные пожитки, задумалась – дальше-то что? Наверное, стоит потренироваться. Учеба начинается уже завтра, а я за прошедший месяц не забыла только то, с какой стороны нужно держать меч.

Придя к такому выводу, натянула поверх льняной туники кожаный жилет и направилась на Малую Арену.

Меня обрадовало то, что там никого не было. Оно и понятно – какой идиот, не считая меня, отправится тренироваться вместо того, чтобы по максимуму насладиться уходящими каникулами? Это я в группе отстающая, у других таких проблем нет.

В оружейной прошла мимо рядов с арбалетами и ножами. Нет, с ними у меня и так всё в порядке, надо подтянуть только ближний бой.

Прицепив к поясу ножны с мечом, вышла на арену. Сначала – разминочный комплекс, потом – силовые упражнения. Не до предела, но, когда я пришла к выводу, что пора переходить к упражнениям с мечом, мышцы ныли конкретно.

Подошла к кукле-мишени и, достав меч из ножен, с разворота ударила. Прокрутила меч, ударила снизу, еще раз прокрутила – удар сбоку. Рукоятка огибает голову противника, направляю лезвие вниз, рывок...

- Стоп! – оклик от входа на арену. Что, опять?

- Чего ты хочешь от меня, чудовище? – проныла, глядя на принца. Упаси Боги, он видел мою тренировку! Убью, как единственного свидетеля моего позора!

- Это ужасно! Ты держишь не то оружие!

Недоуменно покосилась на клинок. Да нет, вроде, то. Задумчиво покосилась на принца, подумывая, с какой стороны лучше треснуть непрошеного критика.

- Секунду. – Видимо, прочитав мои намерения во взгляде, Рэйнер поспешно удалился в оружейную.

Какая ему вообще разница?

Вернулся Кинг действительно быстро, неся с собой какую-то палку. Серьезно? Он правда считает, что бить кого-то палкой у меня выйдет лучше, чем мечом?

- Вот! Отныне это – твое новое оружие! – патетично возвестил принц, торжественно вручая мне палку.

- Так, не поняла, а с какого перепугу ты вместо меня решаешь, чем я буду сражаться? – недовольно буркнула я, тем не менее, принимая палку.

Вообще, палкой это назвать можно было с трудом. Отлакированная поверхность, металлический круглый набалдашник с круглым отверстием с одной стороны, похожий шарик, только поменьше – с другой стороны, и всё это украшено затейливой резьбой. По весу схоже с мечом, возможно, немного тяжелее.

- Во-первых: потому, что я – кронпринц этой страны. Во-вторых: потому что ты не обязана каждый раз упираться рогами и копытами, когда тебе пытаются помочь. Ну и, в-третьих: потому что это оружие подойдет тебе намного больше.

Я вздохнула.

- Это палка. А это, - я чуть приподняла клинок, который по-прежнему сжимала в правой руке. – Меч. Оружие, которым можно убить. Разницу видишь?

- Боже правый, какие скудные у тебя познания по части оружия. Дай сюда.

Не дожидаясь моего ответа, Рэйнер выхватил у меня палку (шест? Посох? Что это?) и уверенным шагом направился к одной из мишеней.

Один взмах – и всего спустя секунду очертания шеста смазались, превратившись в сплошную окружность с весьма размазанными очертаниями. Удар, еще один. Мишень покачнулась, но Рэйнер, похоже, и не думал останавливаться. В какой-то миг бешенные и неуловимые глазу вращения посоха прекратились. Парень хлопнул ладонью по незамеченному мной ранее выступу на шесте и из того шара, что поменьше, высунулось длинное тонкое лезвие. Мишень замоталась из одной стороны в другую с новой частотой. Она же сейчас с держателя сорвется!

Так и случилось – не прошло и трёх секунд, как мишень взлетела в воздух, подбитая мощным ударом снизу. Далее принц сделал что-то странное – перехватил шест так, чтобы более крупный шар был направлен точно на летящую мишень, и дернул за почти незаметный рычажок на палке.

Выстрел!

Бабах был настолько сильный, что мишень даже немного подбросило в воздухе. Лезвие пробило бы её насквозь, если бы не магический щит – который, к слову, и так уже держался на соплях. Видимо, еще одной такой «демонстрации» кукла не выдержит.

Кажется, придется пересмотреть свое мнение об этом «бесполезном» оружии.

- Ну что, всё еще голосуешь за меч? – даже не запыхавшись, с легкой полуулыбкой поинтересовался принц.

Я, конечно, упрямая, но не в тех случаях, когда упрямство может стоить мне жизни.

- А если и да, то что? – чисто из любопытства поинтересовалась я.

- Глупая Кукла. – Принц закатил глаза и небрежно кинул мне шест. – Тебе показывать базовые движения, или предпочитаешь самообучение?

- Показывать. – Вздохнула я. Самообучение – вещь, конечно, хорошая, но, увы, сейчас неуместна.

Последующие полтора часа прошли неожиданно весело и интересно. Несмотря на мое нежелание получать еще какую-либо помощь от принца, учителем он оказался действительно хорошим. Показав мне базовые элементы и наказав заучить их чуть ли не до автоматизма, он также показал, как привычные мне удары с мечом можно перенести на новоприобретенное оружие и, напоследок сообщив, что врученная мне палка гордо именуется «анкаром», ушел.

Анкар. Странное название, но мне нравится.

- Лина! – окликнул меня знакомый голос. На этот раз – не принца. Кстати, только сейчас заметила, что с момента ухода Рэйнера не двигалась, тупо смотря на анкар. Обернулась к Тэйну. – Наконец-то я тебя нашел! Сейчас для первокурсников общее собрание в актовом зале, так что давай, руки в ноги и побежали!

Странно, разве собрание для всего курса не утром первого учебного дня? Или что-то случилось? Ох, не хочу сейчас даже задумываться об этом.

Я кивнула и побежала в противоположную сторону от выхода с арены – к оружейной.

Не останавливаясь, влетела в царство приятного полумрака. Как бы теперь отыскать, где тут должен лежать анкар?

Оружейная условно разделена на четыре отдела. В одном хранилось режущее оружие, в другом – колющее, в третьем – метательное, и в последнем, наконец, ударно-раздробляющее. А где должен хранится анкар, который, в общем-то, можно отнести ко всем этим типам?

А где хранится колюще-режущее оружие? На стыке первого и второго отсека. Значит...

Уверенно направилась к центру оружейной, минуя ряды с блестящим призрачным светом оружием. Казалось, всё, что тут хранится – живое. Но разве кусок дерева, приделанный к куску металла, может быть живым?

К моему огромному удивлению, анкаров в оружейной хранилось не так-то много. Помимо моего, тут лежало еще всего четыре шеста, которые отличались только набалдашниками и резьбой.

Поставив анкар на стойку, провела пальцами по шарам, дотронулась до украшенного затейливой резьбой древка и, не задерживаясь ни секунды больше, направилась к выходу из оружейной.


Хорошо хоть, мой меч принц отнес в оружейную еще во время тренировки. Хотя приставка «мой» уже, наверно, не нужна. Просто меч. Уже не мой.


***


- ...и я поздравляю вас с началом нового семестра в этом учебном году, и желаю немалых успехов в учебе! – кажется, мы чуть-чуть опоздали. Совсем немного. На половину речи. Зал взорвался аплодисментами, к которым мы с Тэйном не преминули присоединиться. – А теперь хотелось бы перейти к основной теме, по поводу которой мы собрали вас тут. – Лэндфорд терпеливо дождался, пока хлопки и шепотки в зале утихнут, и только тогда продолжил говорить. – Вполне вероятно, вы уже не раз задумывались над тем, почему наша Академия называется «Академией Теней». Дело всё в том, что каждый маг имеет свою Тень. Магическую Тень, которая является хранителем мага. Она не материальна. Вернее, добиться полной материальности Тени удалось двум магам за всю историю человечества, и те давно уже умерли. Суть в том, что Тень может служить накопителем энергии, помощником и верным другом. Несмотря на свою призрачность, Тени могут орудовать небольшими или нетяжелыми предметами. Польза от них кажется небольшой, но основная сила их заключается в двух вещах. Первая – они сами могут творить заклинания, некоторые из которых неподвластны человеческим магам. А вторая – находясь на грани смерти, маг может воспользоваться силой Тени и... как бы так поточнее выразиться... ожить. Другой вопрос, сама Тень при этом умрет.

В зале снова восстановились оживленные разговоры. И, тем не менее, все понимали, что речь ректора еще не закончена, потому быстро затихли, жаждая услышать продолжение.

- Так вот, собрали мы вас здесь сегодня именно для того, чтобы научить вызывать свою Тень!

Кхм. А почему нас не могли научить это делать на уроках магической подготовки?

- К сожалению, многие учителя магической подготовки проголосовали за то, чтобы провести урок по вызову Тени во внеурочное время. Перейдем к делу. Прошу подняться на сцену... - ректор мельком глянул на лежащий на трибуне перед ним список, - Рэйнера Кинга!

Интересно, причина того, что он идет перед всеми остальными – то, что он – принц? Или это какие-то скрытые ректорские приоритеты? Или списки определялись случайным образом, и это – простое совпадение? Хотя нет, все остальные идут в алфавитном порядке. Ладно, не важно.

Рэйнер уже поднялся на сцену. Ни тени неуверенности на лице. Видимо, ему, как и многим другим в зале, была хорошо известна и эта процедура, и сам факт существования Тени. Кстати, а вызывать Тени учат только здесь? Это ли является той причиной, по которой наша Академия называется именно Академией Теней?

Тем временем ректор что-то негромко сказал Рэйнеру. Тот кивнул, ректор кивнул в ответ. Кинг закрыл глаза, поднял руки, нахмурился, видимо, сосредотачиваясь.

Пять секунд. Десять. Тридцать. Минута.

Неосведомленная половина зала, и я в том числе, оторопело наблюдали, как подле принца медленно, но верно появляется силуэт какого-то крупного животного. Когда силуэт сформировался окончательно, стали проявляться мелкие детали – очертания шерсти, когти, блестящие бусины глаз. Это... волк? Он слишком крупный для волка! В Пустоши водились волки. Насколько я помню, в пределах Лавеллы и тридцати километрах от неё волки Пустоши считались одним из самых крупных видов. Этот же был минимум в полтора раза больше каждого из них!

Пока я оторопело хлопала ресницами, зал разразился аплодисментами. И, не успела я к ним присоединиться, как они закончились.

- Лэйд Алмир! – объявил ректор следующего страдальца сегодняшней программы.

И всё-таки, список составлен не по алфавиту – судя по тому, что «Алмир» идет перед «Адэрфорстом».

У Алмира тоже появился волк, вот только, по сравнению с волком принца, волк Лэйда казался мелким и незначительным. Да и был он, собственно говоря, раза в два меньше. С чем связан выбор Тени?

- Шейлин Грейс!

Вот, еще и «Грейс» идет перед «Блэр» и «Адэрфорст». Кто составлял эти списки? Или это связано с тем, кто раньше прибыл в Академию? Но я же прибыла раньше принца!

Поднялась на сцену, чувствуя, что даже на фоне Алмира я померкну, ибо не сделаю ничего. Не выходит у меня сотворить какое-либо заклинание с первого раза, увы и ах.

В прочем, говоря «померкну» я явно поторопилась. Услышав мое имя, а затем увидев меня без иллюзии, многие удивленно ахнули. Послышались взволнованные шепотки.

- Ты знаешь, что надо делать? – уже без усилителя, поинтересовался у меня ректор. Я отрицательно качнула головой. – Тогда я тебе расскажу. Ты должна высвободить свою энергию наружу, создав сеть эхолокации. Ты знаешь, что такое эхолокация? – Теперь кивнула. Ею, по-моему, дельфины пользуются при охоте. И летучие мыши. – Тогда тебе будет проще это сделать. Ты должна искать свое второе «я». Ты должна знать, какое животное является твоей Тенью, его и ищи. Оно должно откликнуться.

Туманно, расплывчато, слишком много «должна» и ничего не понятно, но ректор, кажется, больше ничего объяснять не намерен, потому мне не остается ничего, кроме как попытаться что-то сделать.

Эхолокация... что такое эхолокация? Это волны, которые отражаются от предмета, и по времени их задержки дельфины, летучие мыши и прочие определяют расстояние до объекта. Но, по идее, от стен она тоже отбивается. Значит, надо настроить её так, чтобы отбивалась она только от «моего» животного. А какое животное – мое, как бы понять?

Надо сужать круг. Это – рыба, птица, земноводное? Может, млекопитающее? Мм-м... птица. Я всегда хотела научиться летать, да и из вышеперечисленных только птицы меня и привлекают. Далее: птица – хищная? Падальщик? Я не знаю...

А что если настроить эхолокацию только на птиц? Ректор сказал, что «моя» откликнется...

Выпустила, настроила. И что теперь? Ждать, наверное...

Минута, две, три...

Ну что же, похоже, мои слова оказались пророческими, и у меня действительно не выходит создавать заклинания с первого раза.

В зале послышались смешки. Если честно, больше всего на свете сейчас хочу подолбиться о во-о-он ту стену. Головой, желательно.

- Увы. Может быть, в следующ... - ректор не успел договорить, поскольку в эту же секунду в зал с громким то ли визгом, то ли криком, то ли воплем влетело нечто огромное, спокойно преодолев преграду в виде стекла (и хорошо, ибо уверена – осколки потом собирала бы я), и приземлилось на сцену.

«Нечто» оказалось странного лилового оттенка ястребом. Ястреб (благо, жизнь возле Пустоши научила отличать ястребов от соколов, а тех от орлов) был увеличен в размерах и больше напоминал нездоровую фантазию больного на голову мага. Кроме того, птичка была зубастая, чем беззастенчиво пользовалась, улыбаясь во все тридцать два, или сколько там, зуба. И, кажется, не справила должного впечатления.

Кто-то завизжал, где-то послышался грохот, где-то даже, кажется, громкий и весьма искренний смех, всё же, что я смогла сделать – прикрыть глаза рукой, чтобы не видеть творящегося ужаса.

Вот и нашла свое второе «я». Ну почему же у меня всё не как у людей?!

Следующий вопрос – как это́ отсюда убрать?

- Я не «это», - обиженно пробурчал ястреб. – Меня зовут Крук, к вашим услугам! – взмахнув крыльями, птица изобразила что-то вроде поклона.

Богиня, оно еще и говорящее. И, судя по всему, читает мои мысли.

- Именно! – Крук еще разок улыбнулся. Лучше бы он этого не делал – кажется, еще кто-то в зале свалился в обморок. – Ну, познакомились, был рад встрече, а теперь позволь, я полечу доедать свой обед.

Страшно представить, чем оно́ питается.

Не успела я что-либо ответить, как птичка взмахнула крыльями, словно пытаясь взлететь, оттолкнулась от земли и рассеялась в воздухе.

В зале опять послышался смех, и я даже не удивилась, увидев, что со смеху помирает сам Его Высочество принц, собственной персоной. А уж мне-то как смешно...

- Я могу идти? – чувствуя, как подгибаются коленки, поинтересовалась у ректора. Тот ошеломленно кивнул – видимо, на его памяти это единственный и неповторимый случай.

Поплелась обратно, к Тэйну.

И всё-таки, интересно, что это за тварь такая? И где она обитает, чем питается? Не уверена, что хочу это знать, ведь меньше знаешь – крепче спишь, и всё равно интересно.

Тэйн открыл рот, собираясь что-то сказать.

- Ничего не говори. – Я приложила ладошку к его губам. Парень аккуратно взял мою кисть, перевернул и проворно чмокнул обратную сторону ладони.

- Хорошо. Не буду.

Я немного вяло улыбнулась, мягко приземляясь на свое место, собираясь наблюдать за всем происходящим оттуда.

Более-менее восстановив порядок в зале, ректор сообщил, что, несмотря на то, что некоторые ученики присоединяться к нам позже (видимо, он о тех девицах, которых унесли в медпункт), мы не будем прерываться. Зачитал чье-то имя, подождал. Никто не вышел. Видать, это – одна из «пострадавших».

Дальше на сцену по очереди поднимались мои однокурсники. У кого-то выходило, у кого-то – нет. На сцене периодически появлялись львы, тигры, вороны и даже крокодил, зато ничего даже отдаленно напоминающего мою зверушку не было.

Леонора хоть и с трудом, но справилась, явив свету белую норку (видать, по имени подбирала). Тэйн справился быстро и легко, словно рукой махнул – у него появился высокий, величественный олень.


Нет, серьезно, что со мной не так?


Глава 9

- Шейлин Грейс!

Оо-о, да я уже успела отвыкнуть от громогласного голоса преподавателя физической подготовки.

- Да, тренер Рейв! – сделала шаг вперёд.

- Волосы! Ты не леди, а будущий боец!

Можно поспорить.

Щелкнула пальцами. Легкие воздушные потоки смели волосы в кучу, где их перевязала широкая черная лента. Дождавшись кивка тренера, сделала шаг назад.

- Для разминки – вокруг поля до конца урока! – гаркнул тренер. Все развернулись и дружненько побежали.

Странно, но, с какой-то стороны, мне этого не хватало.

Пробежав шесть кругов, и даже не запыхавшись, усмехнулась – в начале года именно тут я и упала. Сейчас же я почти догнала своих одногруппников по уровню физического развития. Еще осталось навыки ближнего боя подтянуть, а в магии и дальнем бою я и так уже превзошла почти всех.

Звон колокола сповестил об окончании урока. Я прислонилась к стенке, пытаясь отдышаться и напрочь игнорируя горящие огнем легкие и словно налитые свинцом ноги. Последние два круга дались с огромным трудом, зато я сделала то, чего не могла еще пять месяцев назад! Другой вопрос, что эта «пробежка» никак не сказалась на моих одногруппниках – веселятся, о чем-то говорят, кто-то даже смеется.

- Лина. – Я даже не заметила, как ко мне приблизился Тэйн. Подняла голову, откидывая назад упавшие на лицо каштановые пряди. – Устала? – А не видно? – Слушай, я собирался в город на днях, не хочешь со мной? В прошлый раз прогулка не удалась...

- Я не... против... - через силу улыбнувшись, ответила я. Почему бы и нет, в конце концов?

- Студенты, за оружием! Проведем несколько дуэлей, которые покажут – бездельничали вы на каникулах, или занимались делом! – Не успел колокол зазвонить вновь, потребовал Рейв.

Мамочки, как же я в таком состоянии буду сражаться?

Тяжко вздохнув, ме-е-едленно поплелась в оружейную.

Вопрос в том, какое оружие мне выбрать. К анкару я еще не привыкла, да и владею я им, мягко говоря, на очень низком уровне, поскольку тренировалась с ним аж один раз. Брать же меч после того, как увидела анкар в действии... да и с ним у меня, мягко говоря, большие проблемы.

Все уже похватали свое оружие, я же по-прежнему торчала в этом одноэтажном здании, от пола и до потолка набитого различными видами оружия, пытаясь сделать правильный выбор межу тем, что советует мне сердце и тем, что твердит разум.

Минут пять спустя я вышла из оружейной, медленно вращая в руке анкар, дабы размять мышцы рук. Первая дуэль уже началась. Я была ни капли не удивлена, увидев, что одним из дуэлянтов был Дэшон. Лучший фехтовальщик в группе, как ни как. Его напарником, к собственному несчастью, был другой мой сосед по комнате – Аллэн.

- Лина! – Ко мне подбежал встревоженный Тэйн. – Зачем ты взяла это оружие? У тебя же был меч!

- Ключевое слово – был. – Заметила я. А то я и сама не знаю, что меч был.

- Ты... умеешь им сражаться? – со скепсисом поинтересовался парень.

Хороший вопрос. И, к сожалению, я не могу ответить на него положительно.

К счастью, и не пришлось – Дэшон стремительным рывком завершил поединок, назвали следующую дуэльную пару – Гровер и...

....я.

Я встала в круг. Не прошло и тридцати секунд, как напротив меня стал Гровер, с насмешкой глядя на мое новое оружие. Сделала глубокий вдох... выдох...

- Начали! – взрыв боевой искры подтвердил слова Рейва.

Гровер тут же начал стремительное приближение к моей персоне, занося меч для удара. Видимо, решил покончить со мной одним ударом, просто перерубив анкар пополам.

Встала в оборонительную позу. По-прежнему держала анкар двумя руками почти посередине – лишь немного сместив их ближе к крупному шару, дабы максимально приблизиться к центру тяжести оружия. Медленно начала раскручивать шест. В этом его минус – раскрученный, он благодаря инерции двигается пугающе быстро. А для того, чтобы его раскрутить, требуется время.

Секунда, две – Гровер уже направляет меч в сторону моего горла. Не мудрствуя лукаво, выставила бешено вращающийся шест перед собой, формируя что-то вроде щита. Мой сосед попытался пробить мою защиту мечом, но оный отбросило в сторону. Гровер не посмел выпустить его из рук, и отлетел вместе с ним.

Несмотря на эффективность данного метода защиты, уже сейчас я почти не чувствовала рук, а недавняя пробежка до сих пор сказывалась на скорости моих перемещений.

Пользуясь моментом, пока Гровер не успел вернуться к первоначальной цели – то есть, ко мне, - нажала на выпуклость на древке анкара. Из меньшего шара тут же высунулось тонкое лезвие, и я вновь стала раскручивать шест.

На этот раз я пыталась не просто уйти в глухую оборону, а и самостоятельно атаковать. Раскрутила анкар над головой, присела. Гровер также присел, уворачиваясь от серии ударов. Резко выпрямилось, меняя направление вращения шеста. Рыжеволосый не сразу сообразил, что за этим последует, а сообразив, попытался выставить меч навстречу стремительно вращающемуся оружию. Шест снёс и меч, и Гровера.

Всё-таки, не стоило так резко вставать – колени предательски подкосились, на глаза навернулись слёзы.

Нельзя отвлекаться сейчас, когда я почти победила. До крови прикусив губу, направила лезвие на Гровера – меч вылетел у него из рук и упал неподалеку. Он мог бы дотянуться, если бы у него было время. Которого я не собиралась ему давать.

- Лина! – голос одного из моих одногруппников из толпы. Только сейчас я поняла, что на Арене царила тишина, прерываемая лишь звуками ударов.

Рефлексивно обернулась на голос.

Это было моей ошибкой.

Именно в этот миг Гровер дотянулся до меча и рывком поднялся, взмахивая клинком на уровне моего пупка. Вспышка, защитный купол падает, со стороны моих одногруппников доносится громкий ржач. Я проиграла. Проиграла из-за чьей-то нелепой шутки, стоя в шаге от победы.

Обидно? Да. Очень. И, тем не менее, я полностью отдавала себе отчет в том, что, будь это реальный бой, а не учебный – я бы сейчас была мертва.

Поджав губы, вышла из круга. В любом случае, сейчас я показала куда более высокие результаты, чем в прошлом полугодии – несмотря на отсутствие тренировок с оружием на каникулах.

Невольно вспомнился Кинг. Пожалуй, если бы не его помощь с подбором подходящего оружия для меня, у меня не было бы и шанса на победу – Гровер вынес бы меня на втором ударе. И то, только если бы мне повезло увернуться от первого.

С другой стороны, радость от победы весьма сомнительная – Гровер и в прошлом семестре был одним из худших в нашей группе. И на каникулах он вряд ли что-то делал, так что скатился еще ниже... и, тем не менее, с помощью меча я вряд ли победила бы его.

- Студент Адэрфорст! – грозно прорычал Рейв. – Вы нанесли телесное повреждение студенту Леннору!

Несмотря на то, что речь тренера была адресована не мне, не смогла удержаться от того, что бы боязно вжать голову в плечи. Грозный у нас преподаватель.

- Подлость наказуема. – Без тени страха, холодно отчеканил Тэйн.

Только сейчас один из студентов, до того закрывавший от меня Леннора, отошел в сторону, и мне открылось прекрасное зрелище Дюка с расквашенным носом и окровавленным подбородком.

Ого. Это Тэйн его так приложил?

- Что, герцог, невесту из нищих выбирал? – с неприкрытой ненавистью в голосе пробулькал Дюк Леннор, и я с удивлением узнала голос того, кто окликнул меня во время дуэли.

С ужасом пронаблюдала за тем, как Дюк упал от еще одного удара. Остановить бы Тэйна, но Рейв успел раньше меня.

- Студент Адэрфорст, студент Леннор – живо к ректору, оба! Дюк, рекомендую для начала навестить целителей в лазарете.

Без тени эмоций на лице, Тэйн развернулся и быстро зашагал по направлению к выходу из Арены. Дюк, поскуливая, поплелся туда же.

- А вы что замерли?! – Это уже к нам. – Аллэн, Этон – в дуэльный круг!

Названные студенты вздрогнули, за долю секунду оказавшись в указанном месте. В небо взлетела боевая искра, хлопок – парни метнулись друг к другу, готовя клинки для удара.

«Что, герцог, невесту из нищих выбирал?» - раз за разом прокручивала в голове выпаленную Дюком фразу, не понимая до конца, что именно мне в ней не понятно.

Стоп. Герцог?!..

Либо это метафора, нужная для подчеркивания того, что я – нищенка (обидно, кстати), либо не метафора. И, зная уровень интеллекта Дюка, я лично склоняюсь ко второму варианту.

В любом случае, после уроков я схожу в библиотеку и узнаю, что Леннор имел в виду.

За размышлениями не заметила, как закончились оставшиеся уроки. Ни Тэйна, ни Дюка не видать. И мне это не нравится.

Сразу после алхимии, не обращая внимания на то, что обед под угрозой быть пропущенным, метнулась в библиотеку.

«Генеалогия древнейших родов Лавеллы» нашлась относительно быстро. Тридцать минут – не сказать, чтоб долго. Усевшись в мягкое синее кресло, положила талмуд на колени – уж слишком он был тяжелым, чтобы держать его в руках.

Чихнула – талмуд был еще и пыльным – и стала быстро листать пожелтевшие от времени страницы.

Ух, ну и почерк у автора этой книги. Чую, на разбор заголовков уйдет еще больше времени, чем на поиск талмуда.

На первой же странице витиеватыми буковками значилось «Кинг». Ну да, кто бы сомневался, что правящий род разместят на первой странице.

Поправочка – на первых пятидесяти семи страницах. Судя по всему, автор сочинял биографию для каждого указанного отпрыска, коих тут было упомянуто семнадцать. Причем, насколько я поняла, побочные ветви династии автор решил не расписывать, придя к выводу, что наследников хватит. Кстати, заканчивался этот раздел еще дедушкой нынешнего короля, из чего я сделала вывод, что книга эта достаточно старая. По крайней мере, лет шестьдесят ей есть точно.

И, если так – Тэйна здесь нет. Зато должны быть его предки. Если он, конечно, действительно герцог.

На пятьдесят восьмой странице разместился род Руэлл. Занял он поменьше, чем Кинги, однако тридцать две страницы – тоже солидно.

Наконец, на девяностой странице заголовок гласил «Адэрфорст». Нашла.

«Род Адэрфорст по праву считается одним из древнейших родов королевства Лавелла. Герцогство занимает чуть больше трети Лавеллы, владения находятся преимущественно на северо-западе королевства.

Основателем рода считается Мартин Адэрфорст, по происхождению – граф Остоленский. Женившись на принцессе Дэрии из династии Кинг, вместе с богатым приданым получил владения в герцогстве, а также фамилию Адэрфорст. Погиб во время войны с королевством Дарисий, пожертвовав собой ради спасения жизни короля Лавеллы».

Краткое описание рода оправдало свое название, действительно оказавшись кратким. Читать дальше было не интересно, да и смысла не имело – мне бы раздобыть более современную генеалогию...

Увы, еще сорок минут поиска пользу не принесли. Что ж, зато теперь я знаю, что Тэйн – наследник герцогства. Я бы предположила, что он – герцог, но в девятнадцать лет... маловероятно, в общем. Пускай и не стоит исключать такой вариант, куда вероятнее, что он всё же наследник.

Странно то, что Тэйн раньше мне об этом не сообщил. Не хотел, что бы я чувствовала себя скованно в его обществе, или просто был уверен, что я и так в курсе? А я вот такая глупая и не образованная попалась.

Как бы то ни было, я по-прежнему не понимаю, почему он не вернулся на занятия.

Ах да, обед я, к сожалению, уже пропустила. Остается только ждать ужина и начинать работу над проектом по алхимии.

По пути в комнату, пришла к выводу, что проект надо будет сдать аж через две недели, а вот навыки борьбы с анкаром мне могут пригодиться уже завтра. Потому, не колеблясь, отложила проект в «долгий ящик».

Придя к такому решению, резко развернулась и зашагала в противоположную от общежития сторону – к арене, поскольку сообразила, что в комнате мне ничего не нужно.

На арене, как обычно, никого не было – почти все предпочитали тренироваться на Большой Арене. Возможно, из-за того, что центр Арены мог видоизменяться, становясь то джунглями, то полосой препятствий, то еще какой-то ерундой. А возможно, из-за того, что благодаря первой причине там собирается достаточно людей, чтобы была возможность провести с кем-то спарринг.

Последнее, конечно, и мне не помешало бы, но, пока я чуть ли не самая слабая среди атакующих, предпочту потренироваться самостоятельно, дабы не ударить лицом в грязь перед всем курсом.

Прежде, чем взять оружие, провела небольшую разминку – два круга вокруг Арены, растяжка, физические упражнения. Полгода назад после такой «небольшой разминки» я не то что не смогла бы тренироваться с анкаром – я не смогла бы встать.

Хотя, наверное, надо бы отучаться от привычки сравнивать себя сегодняшнюю с собой полгода назад. Из общего остались только, пожалуй, саркастичность и скептицизм. Теперь надо смотреть вперёд, а не постоянно оглядываться назад.

Тренировалась я до наступления темноты, после чего повесила вокруг себя несколько магических фонариков и продолжила тренировку.

К своему счастью, об ужине мне мой живот напомнил вовремя. Не очень бережно швырнув анкар на держатель в оружейной, помчалась в комнату, где схватила первые попавшиеся вещи из своего шкафа и понеслась в душ.

В итоге, к началу ужина я опоздала, благодаря чему ела почти в полном одиночестве.

Я была настолько голодная и ела настолько увлеченно, что не сразу заметила, как ко мне подсело несколько девушек. Поперхнулась под их внимательными взглядами и отодвинула тарелку.

Явно студентки (что уже радует). Все, как на подбор – смазливые лица, пышные формы, «кукольная» внешность. Некоторые из них мне даже были знакомы – из той же компании, что и Леонора. Что у них общего, из-за чего они все могут иметь ко мне претензии? В том, что они пришли не высказывать свое уважение, я даже не сомневалась, глядя на их плотоядные улыбки и лихорадочный блеск в глазах.

Все они принадлежали к неофициальному фан-клубу Рэйнера. И уже лишь понимание этого меня пугает.

Тем не менее, развязывать конфликт самостоятельно не стремилась. Поставила тарелку на поднос и, демонстративно игнорируя девушек, направилась к окну посудомойки.

Идя к выходу, лихорадочно размышляла – что делать? Конечно, у меня, как у пусть и не очень хорошего, но атакующего, есть шанс избавится от не нужного внимания силовыми методами. Несколько изъянов этого плана: во-первых, леди, избивающая других леди, становится объектом насмешки окружающих. Хорошего мнения обо мне складываться точно не будет. А во-вторых – нанесения телесных повреждений на территории Академии не ради защиты запрещены. Конечно, в свое оправдание я смогу сказать, что эти девушки хотели меня побить, но опять-таки – нападать первыми они вряд ли будут (не настолько же они глупы), а если первой нападу я, я и виноватой в итоге окажусь.

В общем, побить их – не вариант.

Если куда и бежать, то только в общежитие. Комнату можно запереть, а нигде больше я укрытия найти, скорее всего, не смогу.

Но... чем-то мне не нравился этот вариант. Слишком очевидный. Нельзя гарантировать, что на лестнице, ведущей к общежитию, не дежурит еще кто-то из их «друзей»...

Стоп.

Если они не станут первыми нападать, чего я могу бояться? Только того, что, если они решат меня убить, мне уже будет всё равно, накажут их, или нет.

Я – атакующий, даже несмотря на то, что изначально я не желала себе такой участи. Однако, если мне когда-нибудь еще придется делать выбор направления, я повторю его, даже если один настырный принц не будет накладывать на меня заклинание. Атакующие – защита нашего королевства, его опора. Те, кто не боятся смотреть в глаза опасности. Те, кто не бегут от вероятной угрозы. Тогда почему я сейчас обдумываю план побега? Думаю над тем, как сделать так, чтобы меня не убили? Да, пускай как воин я пока что не очень, однако не стоит забывать про то, что я еще и маг. Сильный маг, одна из лучших на курсе. И, если я сдамся под натиском опасности сейчас, я никогда не смогу реабилитироваться, как воин. Не сомневаюсь в том, что в случае, если я сдамся, ярые поклонницы Рэйнера не упустят возможности рассказать об этом всей Академии. Это станет тем, после чего я не смогу смотреть в глаза тем, благодаря кому я стала сильной – Тэйну, Рейву, Гракхейм, Рэйнеру...

Рэйнеру? Я действительно подумала об этом?

Да – ответила сама себе. Пускай я старалась не давать подобным мыслям закрадываться ко мне в голову, долго отрицать очевидное я всё равно не смогла бы. Рэйнер – тот, кто поставил меня на ноги в Академии. Начиная с первого дня, с первой встречи. Пускай она была не очень приятной, и, темнее не менее, если бы не его острые слова, и мой яд, выпущенный в ответ – я была бы робким, забитым студентом. Я видела таких – на курсе над ними издеваются еще сильнее, чем надо мной до снятия иллюзии. Почти все они подали заявку на отчисление еще в первом семестре.

Будь я одной из них, я даже не стала бы трепыхаться. Не стала бы утруждать себя физическими упражнениями на выбранном направлении. Меня отчислили бы на второй неделе, а в после следующем году я перепоступила бы на целителя, как ни неприятно мне сейчас от этой мысли.

Опять-таки – именно Рэйнер снял с меня иллюзию. Снял сам, ведь я его об этом не просила. А после того подобрал мне подходящее оружие и научил с ним обращаться.

Так что да, я вынуждена признать – Рэйнер поспособствовал моему становлению атакующим, причем намного больше Тэйна...

Сейчас накручу себя до того состояния, что влюблюсь в него, и основания девушек у меня за спиной избить меня перестанут быть призрачными.

Кстати, о девушках. Сделала глубокий вдох и намеренно замедлила темп.

Пусть не думают, что я стану легкой и напуганной добычей.

Я – атакующий, и уж никак не девочка для битья.

Кто-то сделал шаг из темноты, выходя мне навстречу. Всего двое, плюс – те пятеро, что сзади. Итого семеро, но не уверена, что это – все.

- Стоять. – Приятный голос одной из девушек не замедлил моего передвижения. Не имею никакого желания с ними беседовать, почему я должна останавливаться?

- Не стоит притворяться глухой, Шейлин. – Вставила пять копеек другая девушка. Еще один глубокий вдох, досчитать до четырех...

Ну что ж, если так хотите, можем поговорить.

Остановилась, однако оборачиваться не спешила.

- Вам что-то нужно? – притворно-слащавым голосом поинтересовалась я.

- Именно.

Одна из девушек вцепилась мне в плечо и дернула на себя, разворачивая. Я поморщилась:

- А еще леди.

- Как ты правильно подметила. – Без доли приязни, холодно сообщила мне сероглазая шатенка. – Мы – леди. В отличие от тебя. Ты – нищенка, селянский смрад, не достойный пребывания в Академии Теней. Тут учатся только лучшие, к которым ты не относишься.

- И красивая иллюзия не изменит твоей сути. – Сообщила мне другая девушка. Я удивленно вздернула брови – красивую иллюзию? Они, правда, считают, что моя нынешняя внешность – иллюзия? – Под какой бы внешностью ты не скрывалась, внутри ты – оборванка.

- Это всё, что вы хотели мне сообщить? – Поинтересовалась я и слегка подалась назад, показывая, что собираюсь продолжить свое продвижение к собственной комнате.

- Принц. Не думай, что вы сможете быть вместе. Ты его не достойна. Кто угодно, но не ты. И уж поверь, мы́ не будем оставаться в стороне. – Снова взяла нить разговора шатенка. Остальные почти слаженно кивнули, соглашаясь с её словами. Боги, да сдался мне ваш принц! – И герцога Адэрфорста тоже советуем оставить в покое. Ищи себе пару своего уровня.

- Алекса, не стоит отправлять девушку на помойку. – Ухмыльнулась самая высокая девушка в группе, и была поддержана звонким смехом.

Я слегка улыбнулась:

- Если вы закончили, я пойду.

Резко развернулась и направилась к себе в комнату.

Несмотря на мой, в принципе, дружелюбный, настрой, к концу беседы мне всё сильнее хотелось врезать каждой из этих девушек. Сдерживала меня только мысль о том, что они не дотягивают до моего уровня физической подготовки, а опускаться на уровень ниже ради них я не собираюсь.

И, тем не менее, они сумели задеть струну обиды. Они считают, что они лучше, умнее, красивее...

Да, у них есть титулы. Есть звания, родословная, голубая кровь и длинные «аристократические» имена.

Но разве титул делает человека лучше? Почему общество склонно делать выводы о человеке, судя лишь по его статусу?

В любом случае, поддаваться их угрозам я не собираюсь. Не намерена обрывать свое общение с Тэйном лишь потому, что им так хочется. А вот утереть им нос, показав, что герцог выбрал нищенку, а не их – с удовольствием.


Как говорится, хорошо смеется тот, кто смеется последним.


***


Следующее утро началось с пары магической подготовки. К сожалению, эта пара была у нас объединена с целителями собственного факультета – а значит, очередной скучный урок. Это была та пара, на которой мы не изучали новые заклинания, а все полтора программных часа отрабатывали уже выученные, принимая вливаемую в нас энергию целителей. А принимать чужую энергию – это очень неприятно. Хорошо, если энергия попадется схожая – тогда это лишь слегка щекотно. А, если нет, приходится закусывать губу, терпеть и полностью сосредотачиваться на верном выполнении структуры заклинания.

Вся соль была в том, что целителей было почти в два раза больше, чем дальних атакующих, и вливать энергию им приходилось по очереди. Потому к концу урока без энергии были все целители, а атакующие – наоборот, полны сил и бодрости. А, так как целители сменяли друг друга только тогда, когда один из них оставался совсем без сил, на кого-то приходился один целитель, на кого-то – три, в зависимости от резерва. У меня он изначально был велик в сравнении с остальными студентами, плюс – тот резерв, что дает кольцо из нарисии, потому не удивительно, что на меня целителей просто не хватило. Вернее, все вместе они, безусловно, сильнее меня одной, но ведь и остальным атакующим тоже надо вливать резерв.

Зачем? Очень просто – слияние энергий пусть и не значительно, но повышает резерв как вливающего, так и получающего. Чем меньше резонанс между энергией, тем незаметнее проходит процедура, и тем больше расширяется резерв. Как-то это было связано с тем, что высокий резонанс частично разрушает уже установленные связи. То есть, если резонанс будет слишком высок, он разрушит больше связей, чем вольется энергии. В некоторых случаях эта процедура может разрушить резерв полностью, лишив человека магии. Это – та причина, по которой у нас нет пар, объединенных с целителями факультета Земли. Считается, что между противоположными стихиями резонанс выше, и преподаватели просто не хотят «спалить» всех первокурсников. Естественно, чем больше магический резерв, тем сложнее лишить человека магии, потому со временем у нас появятся лекции с целителями Земли. А до тех пор нам предстоит целых три курса тренировок с более-менее сродненными стихиями.

На самом деле, это всё – лишь вершина айсберга, и в этом самом резонансе кроется еще много подводных камней, однако перечислять все их будет долго, нудно и почти наверняка не интересно. А урок, тем временем, закончился, сменившись парой физической подготовки с Земляными ближними атакующими.

Рейв, не мудрствуя лукаво, разбил нас на пары (в некоторых случаях – тройки, ведь ближних атакующих было больше, чем дальних) и поставил напротив мишени отрабатывать боевой комплекс.

Несмотря на то, что в магии Воздух и Земля считаются почти не сочетаемыми (лично я не считаю это деление правильным), в бою команды с дальним воздушником и ближним магом Земли считаются одними из наиболее эффективных.

Однако действовать такое парой, а уж тем более – тройкой, было сложно. Мы работаем на своей, верхней, волне, они – на своей, а удар нужно наносить одновременно. Надо ли говорить о том, насколько сложно угадывать мгновение, с трудом улавливая почти незримые оку нити магии Земли?

Тэйн пришел на лекции только к третьей паре – артефакторике, и выглядел излишне мрачным. На все мои вопросы касательно того, что сказал ему ректор, он отвечать отказался, зато напомнил, что сегодня мы идем в город. Я бы попыталась продолжить беседу и, может быть, даже вытрясла бы из него хоть немного информации, однако начался урок, а портить лекцию коренастого преподавателя артефакторики не хотелось.

Как бы то ни было, если Тэйн не хочет мне о чем-то говорить – может не говорить, его дело. Выяснять отношения мне лично не хотелось, портить их – тем более.


Уроки закончились достаточно быстро, причем в голове билась лишь одна мысль – что ректор сказал Тэйну, что тот так обескуражен?


Тэйнрик Адэрфорст

В этом году снежная зима. Крупные, пушистые снежные хлопья медленно оседают на плечах, голове и ресницах.

Лина уже была на улице – стояла чуть поодаль от входа в Академию, ловя снежинки на пушистую варежку. Девушка ненадолго замерла, после чего по-детски высунула язык и стала ловить им снежинки, довольно щурясь. А может, не довольно, а просто щурясь, чтобы снег не попал в глаза.

Не выдержав, тихонько засмеялся. Она невероятно смешная и, в то же время, безумно обаятельная. Особенно теперь, когда с неё сняли иллюзию.

Длинные каштановые пряди лежали поверх теплой куртки, усыпанные снегом, как сахарной пудрой. Ярко-красная шапка с большим помпоном, варежки ей в тон. Недорогие кожаные полусапожки, штаны из плотной овечьей шерсти. В этом вся Лина – пусть и не очень роскошно, зато тепло и удобно.

Услышав мой смех, девушка обернулась, прикрывая рот рукой. Потом тоже хихикнула, в мгновение ока слепила снежок и отправила его мне в лоб. Я хмыкнул, без особого труда уворачиваясь. В следующее мгновение за моей спиной послышался женский визг. Не без удивления опознал в девушке Алексу – утонченную шатенку с серебряно-серыми глазами. Кажется, она – дочь какого-то графа, причем, насколько я помню, не первая, а аж четвертая. Высокие скулы, длинные черные ресницы... её можно было бы назвать красивой, если бы не нос картошкой, водянистые глаза, презрительный взгляд и снежок, так нелепо смотревшийся на её лбу. В прочем, оный тут же упал на дорожку перед Алексой.

Девушка прикрыла глаза, глубоко вдохнула, медленно выдохнула. Открыла глаза, теперь наполненные неискренней слащавостью, и посмотрела на меня.

- Герцог Тэйнрик! Вы идете в город, не так ли? Какое совпадение, я тоже туда направляюсь! Вы не будете против, если я присоединюсь к вам? Уверена, вы не откажете леди в этой маленькой просьбе!

Медленно приближаясь во время своей речи, как хищница, готовящаяся к прыжку, она проворно схватила меня за локоть. Я попытался отскочить назад, однако мой порыв увернуться от её хватки закончился неудачей. А Алекса, тем временем, направилась по дорожке, не выпуская моей руки и демонстративно игнорируя Лину. При этом девушка непрерывно щебетала что-то о том, какая прекрасная сегодня погода – особенно, для прогулок по городу.

Я ни на миг не усомнился в том, что появление Алексы не было случайным – она явно знала и о том, что я собирался в город, и о том, что собирался я туда с Линой. Вероятнее всего, ей об этом сообщил кто-то из моих одногруппников.

Обернулся к Лине, взглядом моля её сделать что-нибудь. Обратившись ко мне по титулу, Алекса поймала меня в ловушку великосветских манер. К сожалению, согласно этикету, в такой ситуации я действительно не мог ничего сделать – ни вернуться назад в Академию, ни бросить её тут и пойти в город с Линой.


Уже оборачиваясь назад, боковым зрением заметил, как Лина недобро усмехнулась и уверенным шагом направилась к нам.


Шейлин Грейс

Естественно, эту девушку я узнала – именно она еще вчера вечером «советовала мне оставить герцога Адэрфорста в покое», и я ни капли не сомневаюсь в том, что она оказалась тут не случайно.

Поймав молящий взгляд Тэйна, на миг задумалась. Еще секунда на обдумывание пришедшей мне в голову мысли, я плотоядно улыбнулась и быстрым шагом догнала Тэйна с Алексой.

Я росла без придворного образования, потому всё, что я знала об этикете – то, что я вычитала в некоторых книгах, завалявшихся у нас дома. Я не знаю, зачем они понадобились Энн, однако, при отсутствии альтернативы, еще в детстве зачитала их чуть ли не до дыр.

Естественно, я отдавала себе отчет в том, что известная мне теория может быть далека от практики, и, тем не менее, больше в нынешней ситуации мне ничего в голову не приходило.

Не тратя ни мгновения на бессмысленные колебания, взяла Тэйна за правую руку. Подстроиться так, чтобы идти с ним с одной ноги, много времени не заняло.

- Тэйн, ты идешь в город, да? Какая неожиданность, я тоже туда направляюсь! Не против, если я составлю тебе компанию? – спросила, обворожительно улыбнувшись.

Лицо Тэйна просветлело – суть моей задумки он уловил. Алекса скривилась, словно ей в рот выдавили минимум дюжину лимонов – она тоже поняла, что я придумала.

Обратившись к нему по имени, я вывела нас из густой и непроходимой чащи этикета, в котором мне нет смысла соревноваться с Алексой. Более того, этим же я поставила нас с Алексой на равные условия, когда титулы не имеют значения. Ну и, наконец, решающий штрих – я стала со стороны сердца и иду с той же ноги, что и Тэйн. Как невеста.

- Привет, Лина! – Едва сдерживая смех, ответил мне Тэйн. – Нет, конечно, не против! Алекса, извини, - герцог обернулся к красной от злости девушке, - Я уже пообещал эту прогулку Шейлин.

Алекса издала странный звук, отдаленно напоминающий рык, развернулась и, громко топая ногами, удалилась по направлению к Академии.

- Спасибо! – не успела я улыбнуться и вежливо ответить «пожалуйста», как меня нагло сгребли в охапку и прижали к себе.

Да не за что. Сама была рада избавиться от этой урры.

Первые полтора часа мы просто бродили меж торговых рядов, разглядывая продаваемые там сувениры, дешевую бижутерию и остальную, в принципе, некому не нужную, мелочь.

Потом мы обзавелись несколькими имбирными пряниками и булочками с яблоками, и направились к городской площади, где, как сказал мне Тэйн, сегодня выступают уличные артисты.

Выступление мне, в принципе, понравилось. Больше всего запомнились акробаты, которые в какой-то момент сложились вчетверо, уместившись в небольшие сумки, и были унесены своими собратьями под улюлюканье зрителей. То ли смех, то ли недоумение у меня вызвал жонглер, который сначала ловко перекидывал кольца, потом небольшие кинжалы, а потом – сотворивший прямо в воздухе перед собой небольшие огоньки и продолживший маневрировать уже ими. Более того – огоньки эти меняли цвет, а в конце представления взметнулись к облакам и взорвались.

- Окончу Академию – пойду работать уличной артисткой! – Авторитетно проинформировала я Тэйна. Ну да, а вы думали, для чего магом стать решила?

- Титулованным особам не надлежит жонглировать на улице. – Укоризненно сообщил мне герцог.

- У меня нет титула, забыл? – деланно обиделась я. На самом деле, мне глубоко до лампочки – есть у меня титул, или нет его. Единственный плюс – возможность общаться с такими, как Алекса, почти что на равных.

Тэйн фыркнул:

- Поверь, в твоем случае он у тебя появиться максимум до твоего двадцатилетия.

Ага. Они обычно просто так появляются, как в моем случае например.

- Я так поняла, в очереди на мое титулование ты – первый? – я вздернула бровь, еще не до конца понимая, что только что ляпнула.

- Именно. – Кивнул Тэйн.

Я уже сообразила, что разговор свернул не в то русло, и надо срочно что-то с этим делать.

Спасая меня, в этот момент на улицу вышли музыканты, и заиграли какую-то простую и незамысловатую, зато веселую, мелодию, и все зрители на площади пустились в пляс.

Конечно, я никогда не была на балах, но отчего-то сдается мне, что тут сейчас интереснее, чем на любом из них. Во всяком случае, обычные жители тут о вальсах и котильонах явно имеют весьма смутное представление, и танцы состояли из невысоких прыжков, перемежающихся с хлопками и поворотами на месте.

В общем, в Академию мы возвращались в близкое к полуночи время, стараясь не думать о том, что завтра на парах нам придется сложно. Ничего, завтра первые четыре урока у нас занятия по магической подготовке – взбодримся.

Уже возле входа нас задержал охранник. Нерадивый бдитель ночного порядка, похоже, не догнал, что, если нас пропустила охранная система, прикрепленная к воротам – значит, мы «свои». К счастью, зловещего блеска родового кольца Тэйна хватило, чтобы охранник запнулся на полуслове, после чего, резко заткнувшись, побежал открывать входную дверь.

Засыпая, я думала о том, что жизнь, наконец-то, наладилась. Так сказать, вошла в мирную колею. И почему-то во мне росла уверенность, что долго так продолжаться не будет.


Глава 10

На следующий день сразу после уроков мы с Тэйном отправились на Арену – герцогу было интересно узнать уровень моего владения анкаром, мне же хотелось сравнить этот самый уровень с уровнем Тэйна.

Туники с длинными рукавами, коих у меня было всего три, затерлись почти до дыр, потому пришлось надеть тунику с коротким рукавом, а поверх неё – легкую куртку. Наконец, собрав волосы в пучок, я выбежала из комнаты, куда зашла переодеться перед тренировкой.

Тэйн уже был на плацу, и даже почти закончил разминочный комплекс к тому моменту, как я пришла. А, когда я вышла из оружейной с анкаром в руке, герцог уже был на ногах и готовый к бою.

- На всякий случай, предупреждаю заранее – сражаться я буду в полную силу. – С усмешкой сообщил мне Тэйн.

- Я бы не простила тебе, если бы ты поступил иначе. – Хмыкнула я, в тот же миг переходя в атаку.

Удар, еще удар. Я решила взять напором – поразить Тэйна и не дать ему опомниться. Однако, как оказалось, жесткое наступление мне сейчас не подходит. Очень скоро Тэйн стал выставлять успешные блоки, а потом и вовсе перешел в контратаку. Он постоянно перемещался, ни на секунду не оставаясь в одном месте, в одной стойке. После каждого перемещения следовал удар, и неважно – успешный или нет, герцог продолжал движение.

В общем, он просто заморил меня. Бой не продлился и трёх минут, хотя его итог стал понятен мне уже в первую. Еще две я продержалась чисто на везении, гибких уворотах и врожденном упрямстве, не позволявшем мне сдаться.

- Ты молодец. – Ободряюще улыбнулся Тэйн, как только мой щит мигнул красным, сообщая о моей «смерти».

Ага, молодец, как же. Он даже не запыхался, в то время как я, обессиленная, растянулась на песочке.

- В любом случае, ты продержалась достаточно долго. Меня ведь стали обучать владению мечом чуть ли не тогда же, когда я научился стоять. Ты же оружие в руки впервые взяла полгода назад. – Правильно истрактовав мой скептический взгляд, резонно заметил парень.

Ну, доля истины в его словах есть. Другой вопрос в том, что, будь он реальным противником, и не будь на мне щита – сейчас он объяснял бы это моему трупу. Врагу плевать, сколько времени назад я впервые взяла в руки меч.

- Давай еще раз. – Более-менее отдышавшись, попросила я.

Куртка уже давно начала мне казаться ужасно теплой, почти что шубой. Потому прежде, чем начинать новый бой, я её сняла.

Тэйн осмотрел мои оголенные руки. Нахмурился. Внезапно взгляд его стал каким-то затуманенным – как будто он что-то вспоминал. А еще секунду спустя Тэйн подлетел ко мне и, схватив меня за руку, развернул её запястьем вверх.

Я непонимающе осмотрела предплечье – рука как рука, ничего особенного. Так почему Тэйн смотрит на неё так, будто бы она сделана из чистого золота и алмазной крошкой присыпана?

- У тебя всегда была эта родинка? – Внезапно охрипшим голосом спросил Тэйн, указывая на родинку на предплечье.

- Нет. – Моментально ответила я, настороженно рассматривая даже не родинку – родимое пятно. Насколько я помню, раньше там именно родинка и была. Маленькая и практически незаметная, но была. А это пятно... Я бы его запомнила, если бы у меня такое было. Размером чуть крупнее ногтя большого пальца, по форме – почти идеальная корона, поверх которой лежит не до конца распустившаяся роза. Красиво и, в то же время, немного жутко...

Я поежилась. Почему-то совсем некстати вспомнились сны, которые мне снились еще в прошлом семестре – пустой замок с готовой к бою артиллерией и армия всадников, мчащаяся к замку...

Почему этой родинки не было раньше? Вероятнее всего, она была спрятана под иллюзией. А теперь она снята.

- Ты из Дарисия? – почти что шепотом спросил Тэйн, на что я смогла лишь кивнуть.

Я никому и никогда не рассказывала, что родилась там, где сейчас Пустошь. Это всегда было моим проклятием, крестом, который я тащила на собственном горбу и не собиралась показывать его другим. Так откуда он узнал об этом?

Это и спросила. Всё равно мне не понятно, почему Тэйн пребывает в таком... гм... шоке.

- Это – не просто родинка. – Медленно и четко выговаривая каждое слово, тихо начал Тэйн. – Если я не ошибаюсь, это – метка, переходящая из поколения в поколение одного небезызвестного Дарисийского рода... большего говорить не буду, пока не получу подтверждения своим мыслям. Однако, для твоего же блага – не показывай эту метку никому.

Не могу сказать, что мне стало понятнее.

Несложно догадаться, что продолжать тренировку в тот день мы не стали. А следующий день принес неприятные известия.

Нас сорвали прямо с урока магической подготовки и потребовали срочного прибытия в актовый зал Академии.

Зал полнился народом, гудя, словно растревоженный улей. На моей памяти нас еще ни разу не снимали с уроков. Что такого важного могло случиться, что это не могло подождать до конца уроков?

Некоторое время спустя в зал влетел ректор – растрепанный и бледный. Не дожидаясь, пока подтянутся медленные и опоздавшие, он сходу начал свою речь:

- Все вы наверняка задаетесь вопросом, почему вас собрали здесь в такой внеурочный час. Дело в том, что сегодня, во время второй пары, в саду Академии был обнаружен труп Викории Райн – студентки второго курса факультета разведчиков. Убийцу пока что обнаружить не удалось. Единственное, что о нем известно – он, вероятнее всего, не является студентом или работником Академии. В связи с этим событием в Академии объявляется комендантский час – выход за её пределы строго запрещен, все письма, отправленные сюда, будут проверяться на наличие вредоносных веществ. Сегодняшние уроки в связи с произошедшей трагедией отменяются. Благодарю за внимание, можете идти.

Вот так так! Насколько я помню, последнее покушение было на балу в честь Дня Возвышения. И тогда половина приглашенных гостей были из города.

Как бы узнать, кто именно находится под прицелом?

Я бы обдумала эту мысль дальше, однако Тэйн схватил меня за локоть и выволок из зала, видимо, предвидев, что сейчас люди начнут толкаться и наступать друг другу на ноги, борясь за почетное право выйти из зала раньше соседа.

- Не стоит сейчас думать над закономерностью убийств. – Словно угадав мои мысли, сказал Тэйн, стоило нам покинуть актовый зал. – Как бы цинично это не звучало, нужно ждать третьего убийства – а оно, уверен, будет. В двух убийствах слишком многое остается неясным – разное время, место и способ убийства, девушки выглядят по-разному и с разных факультетов... так что советую тебе не думать об этом.

Естественно, последовать этому мудрому совету мне не удалось, и полночи я ворочалась в постели, пытаясь найти сходства между Викорией и Маргарет. Почему-то кроме того, что они обе были девушками и в их именах имелась буква «р», на ум ничего не приходило.

А ночью мне опять снился замок, и на этот раз я была внутри. Судя по всему, те всадники еще не напали. И вообще, судя по всему, я нахожусь в спальне...

С немалым удивлением обнаружила, что я сама – ребенок, лежащий на руках у какой-то женщины. Я уже видела её в другом сне, но... тогда она была мертвая и вся в крови.

В спальню вихрем вносится какая-то женщина. Она кажется мне знакомой, однако я не успеваю понять, почему именно – события в моем сне развиваются с невероятной скоростью. Я перекочевываю на руки к вошедшей женщине. Она что-то говорит. Я перевожу взгляд на королеву – почему-то я ни капли не сомневаюсь в том, что это она – и с удивлением замечаю на её щеках слёзы. Вспышка – в спальне появляются воины, которых я почему-то вижу как страшные черные пятна, однако я твердо уверена в том, что они – одни из тех всадников, которые мчались к замку. Вихрь, еще одна вспышка. Я просыпаюсь, вырванная из сна громким визгом будильника.

Поежилась – странные сны мне не нравились, тем более, что я не понимала, к чему они мне снятся. Более того – я была абсолютно уверена в том, что вижу картины из прошлого... или будущего? В общем, не просто спроецированную моим сознанием ерунду.

Третья пара сегодня была объединена с огненными атакующими ближнего боя.

Кстати, я заметила, что атмосфера на занятиях ухудшилась. Раньше, несмотря на отношение окружающих ко мне, на уроках я чувствовала себя так, словно нахожусь в кругу любимой семьи, всегда кто-то шутил и смеялся. Сейчас же все были обеспокоены недавними событиями. Угнетающе.

Сегодня занятие было необычное – дальним атакующим вручили мечи (в моем случае – анкар), ближним – арбалеты, луки или метательные ножи, после чего разбили на пары, состоящие из атакующих разных категорий, и сказали: «Деритесь, дети мои!»

И я заметила ехидную ухмылку тренера, когда он поставил меня в пару к Рэйнеру.

И еще одну – когда вызвал нас сражаться первыми.

Рэйнер выбрал арбалет, я, как уже говорила, взяла анкар – пришлось торжественно пообещать, что не буду пользоваться его стрелятельной функцией, ибо в этом случае бой будет абсолютно бессмысленным.

- Не боитесь, Ваше Высочество? – странно, но эта фраза принадлежала не мне, а Кингу.

Либо он специально выбивает меня из колеи, либо я чего-то не понимаю.

- С каких это пор я для тебя – «Высочество», да еще и на «вы»? – вопросительно подняла бровь.

- А Тэйн тебе еще не сообщил неожиданную весть? – удивление Рэйнера не было наигранным.

Что? О чем это он? Какую весть?

Я бы спросила, но именно в этот момент над нами взорвалась сигнальная искра, и вопросы пришлось отложить на потом.

У меня было буквально несколько секунд, пока Рэйнер накладывал болт. Делал он это достаточно неуклюже, и, если бы я подумала, я бы поняла, что тут что-то не так. Увы, сейчас мои мысли были заняты абсолютно другим, и действовала я чисто на автомате.

Быстро преодолела те несколько шагов, что нас разделяли, попутно раскручивая анкар. Порадовалась тому, что принц всё еще пытается наложить болт, замахнулась для удара...

Моя защита вспыхнула красным – коварный Кинг и не думал стрелять в меня из арбалета, он просто тюкнул меня болтом в бок.

- Адепт Кинг, вы должны были стреля́ть из арбалета, а не бить противника стрелами! – Возмутился Рейв. И я, если честно, его возмущение разделяла.

- Я не был предупрежден о том, что можно использовать не все функции оружия. – Рэйнер легко пожал плечами и вышел из круга.

Я тут же его догнала:

- Что именно Тэйн мне не сообщил?

Тэйн направился было к нам, но Рейв вызвал его пару в дульный круг. Повезло.

Рэйнер хищно оскалился:

- Того, что собирается сделать тебя своей женой.

Я повела плечом и нахмурилась. Не то, явно не то, что есть на самом деле. Да, титул герцогини может обеспечить обращение «Ваше Высочество», но герцогиня по статусу всё равно ниже принца, и это не объясняет данного обращения ко мне.

- Не смешно.

- А я и не смеюсь. – Его многозначительная ухмылка говорила об обратном.

- Кинг!

- Что, Кукла?

- Не называй меня так!

- А как называть? Ваше Высочество? – он уже даже не улыбался, а открыто ржал. Одноклассники, привлеченные шумом с нашей стороны, заинтересованно прислушивались к нашему разговору.

Я вспыхнула. В прямом смысле слова. Меня просто окутало светло-голубым пламенем.

Я испугалась настолько сильно, что аж перестала злиться. На смену гневу пришло недоумение, непонимание и страх перед происходящим. Пламя потухло.

Как это ни странно, первым, о чем я подумала, было то, что мои волосы почему-то не сгорели. Собственно говоря, сама я тоже от пламени жара не чувствовала – только легкую щекотку. Почему?

В голове сами собой всплыли строки из прочитанной книги по огненной магии:

«...при выбросе большого количества энергии воздух вокруг огненного мага нагревается настолько, что мага окутывает огнем. Сам маг при этом остается невредимым, поскольку пламя магического происхождения не причиняет вреда владельцу...»

А ко мне, тем временем, уже примчался и тренер Рейв, и Тэйн – привлеченные ерундой, которую, как всегда, сделала я.

- Адептка Грейс, что это было?! – убедившись, что я цела и невредима, грозно осведомился Рейв.

- Простите, это был спонтанный выброс... - пролепетала я, раздумывая, почему не сгорела моя одежда, хотя она не является частью меня.

Рейв, видимо, прекрасно знал, что такое спонтанный выброс и из-за чего такое случается, поскольку тут же обернулся к Кингу:

- Адепт Кинг!

Ну, если ему сейчас устроят разнос, моя неупокоенная душа упокоится и всё будет хоро...

- Проводите адептку Грейс в медпункт. А вы все, чего встали? Адэрфорст и Эрвик, начинайте поединок сначала!

Плохо.

Ну что за вселенская несправедливость? Любая девчонка отдала бы что угодно, лишь бы сейчас оказаться на моем месте, а посреди пути случайно упасть в обморок и быть донесенной до медпункта на руках принца. А я...

- Может, я сама дойду? – робко возразила я, однако Рейв демонстративно отвернулся от меня и зашагал в противоположную сторону. Что б его...

Поджав губы, развернулась и быстро зашагала в сторону выхода. Если Рэйнер хочет выполнить поручение Рейва – пусть догоняет.

Догнал. Жаль, лучше бы он остался на Арене. Что ж, извлеку из этой ситуации положительные бонусы:

- Итак, вернемся к вопросу дня. И, пожалуйста, ради всех Богов, ответь без своих идиотский шуточек и подколок! – взмолилась я.

- Обещаешь больше не гореть? – с серьезным выражением лица спросил Рэйнер, однако в голосе у него скользил плохо скрываемый смех.

- Ты неисправим. – Я вздохнула.

- Именно! – принц улыбнулся во все тридцать два. – Так обещаешь?

Я цокнула языком и закатила глаза, буркнув:

- Обещаю.

- Ну, раз обещаешь... ты – последняя, единственная и, к тому же, наследная принцесса Дарисия.

Я зарычала:

- Я же просила не шутить! Честно, абсолютно не смешно!

- Глупая, недоверчивая Кукла. – Резюмировал принц. – У тебя есть «родимое пятно» на запястье...

- Откуда ты знаешь? – ощетинилась я.

- Нагло подслушивал, когда вы говорили об этом с Тэйном, а потом еще и подсмотрел. Не перебивай. - Подняв руку, остановил мои возмущенные вопли, готовые вырваться наружу. – Так вот, как верно заметил Адэрфорст, это – действительно метка, передававшаяся из поколения в поколение наследникам знатного рода. А именно – королевского рода, династии Мортем.

- Тётя всегда говорила, что мой отец был бароном, а мама – дочерью барона... - тихо проговорила я, не веря в происходящее.

- Если её отдали замуж за барона – значит, она была одной из младших дочерей барона, и метка передаться не могла. А у баронов не бывает изумрудных глаз.

Я нахмурилась, понимая, что сейчас принц говорит правду. У баронов действительно не бывает ярко-зеленых глаз – только синие или голубые. И то, если они – сильные маги.

Но это не доказывает того, что всё остальное, сказанное им – правда.

- Если не веришь, - словно угадав мои мысли, пожал плечами Рэйнер. – Можешь поискать в библиотеке книгу о последней правящей династии Дарисия. Там написано и про метку, и про то, что королева действительно была дочерью барона. Кстати, мы пришли.

Медсестра, работавшая в медпункте, сначала нахмурилась, увидев меня в компании принца (а вы думаете, женская половина персонала не была влюблена в принца? Да как бы не так!), однако расслабилась, отметив, что принц почти сразу же смылся.

Как оказалось, резерв мой почти не пострадал – почти вся выброшенная энергия была содрана с нарисии. Учитывая то, что запас энергии у меня и так был не маленьким, потери я почти не чувствовала, однако мне всё равно впихнули пилюлю, восстанавливающую резерв. Чисто для галочки заставили полчаса лежать на кушетке и, наконец, отпустили.

Магической подготовки осталось от силы пятнадцать минут, и смысла идти туда я не видела. А потом – целительство, на которое можно и опоздать чутка, сославшись на то, что была в медпункте.

Придя к такому решению, направилась в библиотеку – проверить слова Кинга на правдивость хотелось уже сейчас, и откладывать я не видела смысла.

Путь до библиотеки занял не более пяти минут - уж очень мне хотелось поскорее получить подтверждение того, что я – принцесса. Сказка, в которую я так хотела поверить, медленно, но верно начинала осуществляться, и я цеплялась за малейшие доказательства, как за спасительную соломинку. Я не хотела верить в ложь, чтобы не разочаровываться потом.

Книгу я искала минут десять, побив собственный рекорд. Библиотекарь не пытался помешать мне войти в святую святых до окончания уроков – по-моему, ему вообще было глубоко фиолетово до того, когда студенты посещают библиотеку. Имущество не портят – и то уже хорошо. А в случае пропуска отгребать будет не он.

Наконец, я отыскала книгу под названием «Дарисий: тайны Пустоши». Я не была уверена, что это она, но не могла сделать ничего, кроме как проверить сей факт.

Первые страниц восемьдесят были посвящены описанию рельефа и климата Дарисия. Еще сорок рассказывали о пятерке крупнейших городов Дарисия. Наконец,уже во второй половине книги рассказывали о правящих династиях.

Как там Рэйнер сказал? Мортем? Отлично, ищем династию Мортем.

«...родовая метка появилась с приходом в семью могущественного мага – Даниэрра Мортема. Обычно появляется на запястье левой руки, изображает корону, поверх которой лежит роза. Появляется лишь у наследников рода...»

«...последняя королева – Эванджелина Мортем. Старшая дочь барона Аденайда Гиллора, являлась обладательницей земляной, водяной и воздушной магии. В ночь нападения привела на свет дитя, согласно большинству источников – наследницу. Вся королевская чета погибла во время нападения. Из всего замка спасся лишь я, несколько магов, двое рыцарей и главный придворный маг – Джулианна Рейс...»

Выронила книгу из рук.

Этого не может быть.

Я не могу просто взять и оказаться принцессой, так только в сказках бывает!

Чисто на автомате подняла книгу, поставила её на полку и направилась к выходу из библиотеки. Голова была абсолютно пустой – ни мыслей, ни, как это не странно, эмоций. Возможно, если бы в этот момент кто-то додумался стукнуть по моей королевской головушке, послышался бы громкий «Бум!», перетекающий в равномерный гул.

Увы, никого такого умного в округе не нашлось.

Не особо задумываясь, как и куда я иду, сделала еще один шаг – и споткнулась о высокий порожек библиотеки.

- Выбрыхов порожек! – тихо заматерилась я себе под нос, оглядываясь – упаси Богиня, кто-то это видел...

Прямо передо мной в воздухе серебряной ласточкой пронеслось нечто. Не знаю, что это было – просто не успела рассмотреть, на такой скорости оно летело. Увидела только чью-то фигуру, скрывшуюся за углом.

Секундная заминка, потраченная на принятие решения – идти догонять этого человека, или же посмотреть, что это он в меня кинул.

Выбрала второе – бегаю я почти что медленнее всех в группе, а, если у сбежавшего был телепортационный кристалл или даже просто навыки владения заклинанием невидимости – мои шансы догнать его быстро и стремительно спускались чуть ниже нуля.

Нервно подошла к стене, в которую примерно на уровне моего солнечного сплетения вонзился кинжал. Простая рукоять, отсутствующая гарда, тонкое лезвие – клинок явно был предназначен для метания, и...

...убил бы меня, если бы я не споткнулась.

Последняя мысль заставила волосы на голове зашевелиться от ужаса. Урок уже начался, просто так студенты возле библиотеки сейчас не шастают. Значит, убийца точно знал, что я не на уроке и более того – что я в библиотеке.

Ответ очевиден. Только один человек мог быть абсолютно уверен в том, что после медпункта я тут же направлюсь в библиотеку. И вывод не утешителен.

После уроков тут же подошла к Тэйну, не желая откладывать разговор в долгий ящик.

- Тэйн, кажется, я... я знаю, кто убийца.

Выражение лица Тэйна в тот момент описанию не поддавалось – на нём смешалось всё: и удивление, и непонимание, и недоверие, и подозрительность и даже толика испуга.

- Возможно, в это сложно поверить, но, судя по моим наблюдениям, это – Рэйнер.

- Лина...

- Дослушай. – Я подняла руку, призывая Тэйна к молчанию. Вздохнула, собираясь с мыслями, и продолжила: - Сегодня по пути в медпункт Кинг рассказал мне... мм-м... неожиданную для меня информацию, и посоветовал проверить её подлинность в библиотеке. После посещения медпункта у меня оставалось немного времени до следующего урока, и я пошла туда. А по пути обратно меня попытались убить.

Я ожидала удивления, шока от сказанного мной – или, хотя бы, заинтересованность в том, что же такое интересное мне рассказал принц. Тэйн же лишь нахмурился:

- Я бы не делал поспешных выводов. Конечно, твое предположение выглядит достаточно правдоподобно, но мне кажется, ты ошибаешься. Кронпринц может убить человека куда более простым путем, чем подкарауливание у библиотеки.

У меня просто нет слов. То есть, он мне не верит, да? А могу ли верить ему я после того, как он скрыл от меня информацию о моем истинном происхождении?

Открыла рот, дабы спросить... и закрыла его обратно. Не захочет рассказывать – и не надо. А я проверю, насколько хороший он друг.

Насупившись, я развернулась и пошла по направлению к столовой. И Тэйн не стал меня догонять, оставшись стоять в коридоре.

Без аппетита сжевав половину сдобной булочки, отправилась на Арену.

Злость, обида, разочарование – все те эмоции, что я вымещала на куклах-мишенях, заставляли их падать, подлетать в воздух, разрываться на части. Порча имущества? А плевать! Не хочу и не буду сейчас об этом думать.

Кровавая пелена, застилавшая мне глаза, спала лишь тогда, когда вокруг меня не осталось ни одной целой куклы. А потом я медленно опустилась на колени и затряслась в беззвучных рыданиях.

Я не могу это всё терпеть! Скрытые издевательства Рэйнера, покушения, недоверие Тэйна – наверное, в тот день во мне что-то сломалось, заставило посмотреть на мир с искренней ненавистью.

Хорошо, что в этот момент вокруг меня никого не было – наверное, сейчас, в таком состоянии, я убила бы даже тренера Рейва.


Я уже не плакала – просто сидела, думала и ждала, пока напухшие и раскрасневшиеся от слёз веки вернутся в привычное состояние, дабы не пугать своим видом окружающих.


***


Я проснулась от громкого визга будильника. Бросила быстрый взгляд на часы и...

И осознала, что будильник зазвонил на полчаса позже положенного.

Вскочив, сгребла в охапку выбранные наугад вещи из шкафа и помчалась в ванную, в спешке даже не обратив внимание на то, что моих соседей в комнате уже нет. Помнится, тогда я еще подумала, что они на завтраке.

Расчесывая спутанный комок волос, я раздумывала над тем, что вчера вечером абсолютно точно поставила будильник на правильное время – а еще над тем, что на завтрак я теперь абсолютно точно не успею. Да что там на завтрак, мне бы на уроки не опоздать!

Вернувшись в комнату минут через десять, я отметила, что моих соседей уже не просто нет (несмотря на то, что завтрак уже закончился) – в комнате не было даже их сумок с вещами. Они ушли? Но куда?

Пробираясь к своему углу, огражденного от остальной комнаты прикрепленной к потолку шторкой, споткнулась о незамеченную мною ранее коробку.

Удивившись, села прямо на пол, открыла коробку и, пораженная, выронила крышку вместе со всеми остальными вещами, которые я продолжала держать в руках.

В коробке, отражая падавшие через окно солнечные лучи, лежал незамысловатый, но оттого не менее прекрасный, кулон – витая серебряная цепочка и небольшая рубиновая капелька в серебряной же оправе.

Не сдержавшись, аккуратно, двумя пальцами, взялась за цепочку и потянула её вверх. Капелька медленно поползла следом, и я заметила лежащую под ней записку. На небольшом клочке бумаги корявым почерком было написано «Лине от ...». Последнее слово было зарисованно так тщательно, что даже рассматривание бумажки на свет не помогло мне определить писавшего. Собственно, остальная часть надписи тоже была перечеркнута, а под ней, уже более красивым почерком, дописано: «Для Шейлин. С Днём Рождения!»

Я не знаю, какие эмоции на данный момент преобладали во мне – удивление, безмерная благодарность или желание заплакать от счастья. Неужели это мои соседи? Нет, не верю!

Меня ненавидели как минимум до конца прошлого семестра, а сейчас не только поздравили с Днём Рождения, а еще и подарили подарок?


Пожалуй, это – самое прекрасное начало дня, о котором я могла только мечтать!..


***


Мое прекрасное настроение не сумела испортить даже физическая подготовка, стоящая первой парой. Все заданные Рейвом упражнения у меня почему-то выходили с непривычной легкостью. Более того – я даже сумела победить Гровера в честной дуэли, сразу после чего ко мне подошел Тэйн.

На самом деле, я уже не была обиженна на него так сильно, как два дня назад, однако с тех пор мы не общались и мне, на самом деле, возобновлять общение не хотелось. Может, это из-за того, что обида всё-таки поселилась где-то глубоко в моей душе. А может, мне просто надо было время, чтобы всё обдумать.

Но не прогонять друга, раз уж он изъявил желание пообщаться со мной?

- С Днём Рождения, Лина. – Я не успела вовремя отреагировать, а Тэйн уже заключил меня в крепкие объятия. Я попыталась его отпихнуть – мы, вообще-то, на уроке – и сама удивилась, когда у меня получилось.

- Спасибо. – Тем не менее, поблагодарила я.

- Лина... я не хочу быть с тобой в ссоре.

- Мы не ссорились.

- И, тем не менее, ты еще обижаешься на меня. Не надо. Я просто хотел сказать, чтобы ты не делала поспешных выводов касательно принца. Да, Рэйнер порой бывает заносчив и невыносим, но он – человек чести. Вряд ли он стал бы просто так убивать людей.

Я опустила взгляд. Возможно, Тэйн прав, и Кинг тут не причем? А понравилось ли бы мне самой, если бы меня стали подозревать в том, в чем я невиновна, основываясь на личных, субъективных догадках?

Однозначно, нет. Однако я не буду исключать принца как один из возможных вариантов – тем более, что других предположений у меня пока что нет.

- С Днём Рождения, Шейлин.

Быстро склонившись к моей руке с коротким поцелуем, Адэрфорст пихнул мне в другую руку немалых размеров коробку, вытащенную из сумки, и ушел – его выбрали в следующую дуэльную пару.

Губы невольно растянулись в улыбке – получать подарки безумно, просто до ужаса приятно.

Каким был мой День Рождения раньше? Тыквенно-сливочный торт, испеченный тётей, пара туфель в качестве подарка от неё же, и полная копия привычных будней с завешенными зеркалами и насмешками Варда.

Академия стала мне домом, более родным, чем место, где я росла.

Конечно, было бы неплохо побывать еще в месте, где я родилась, но эти планы настолько далеки и несбыточны, что не буду даже задумываться над этим – не хочу портить себе настроение.

Подошла к вбитым в борт арены возле входа крюкам – там студенты обычно оставляли сумки. Взглядом отыскав среди них свою, с трудом вместила в неё алую коробку, обтянутую серебряной лентой – подарок Тэйна, который я хотела открыть позже, и вернулась к остальной группе.

Уроки пролетели быстро и незаметно. Мы с Тэйном, смеясь и обсуждая прошедший урок алхимии, вошли в столовую, и направились было к буфету, но меня остановило наше венценосное высочество.

- Ку-укла-а-а, - протянул принц, делая вид, что ничего необычного не происходит, и вообще, это не он у всех на виду общается с нищенкой из окраинной деревушки.

Вопросительно подняла бровь, смотря принцу в глаза. Изумрудные...

Встряхнула головой:

- Да?

Принц медленно улыбнулся улыбкой голодного людоеда:

- С Днём Рождения.

Вздохнула:

- Спасибо, конечно, но тебе не кажется, что ты привлекаешь слишком много внимания?

- Мы́ привлекаем слишком много внимания. Не будь это моей целью, я бы подошел к тебе после столовой.

Услышав выделенное голосом «мы», стоящие за спиной у принца девушка поморщились и демонстративно отвернулись. Я сделала вид, что мне плевать.

- Слушай, а давай ты так и сделаешь? Я, вообще-то, есть хочу. – Недвусмысленно указала взглядом в сторону буфета.

Внезапно принц наклонился к моему уху и, шевеля дыханием волосы на висках, прошептал:

- Тогда не стану тебя задерживать.

Сказав это, принц ушел, а я с удивлением обнаружила, что сжимаю в руке достаточно длинный сверток, оставленный Кингом. Понятия не имею, зачем он вообще подарил мне этот подарок – что это, кстати? – и откуда он его достал, ведь во время нашей беседы его руки абсолютно точно были свободны.

Пожала плечами и, усмехнувшись в спину недовольным принцевым поклонницам, взяла Тэйна под локоть и направилась к буфету, другой рукой продолжая держать сверток почти с меня ростом.

Окей, я сумела взять поднос одной рукой – другая-то занята была. То, как я ставила его на стол, было отдельной темой – половина супа разлилась по подносу, стакан с компотом чудом не перевернулся, хотя компот я тоже пролила, а сверху это всё присыпалось сухой гречкой. В общем, теперь у меня в подносе плавало нечто наверняка не очень вкусное, и в этом «нечто» была посуда с моей едой, а также мои руки и одежда. Хуже всего было рукам – на сладкий компот налипла не только гречка, но и тертая морковка из супа. Гадость, в общем. А уж как Тэйн ухахатывался...

Вот Кинг вроде как поздравил с Днём Рождения, подарил подарок, а мне почему-то ни капли не приятно. Ну... совсем капельку. Маленькую.

Следующей проблемой стало поесть с этим свертком. О стул его опереть не получалось – бумага, в которую это всё дело было завернуто, скользкая, и сверток моментально оказывался лежащим на полу. Я попыталась зажать его между коленями, но, после того, как эта палка (или что это?) несколько раз довольно внушительно стукнула меня по лбу, я решила отказаться от этой идеи.

Наконец, я сошлась на мысли есть одной рукой, а другой – держать этот выбрыхов сверток, который мне лично к концу трапезы хотелось выкинуть в окно. Желательно, чтобы по пути сие импровизированное копье попало Рэйнеру в лоб, дабы в следующий раз думал, что делает.

В общем, распрощавшись с плачущим от смеха Тэйном, я помчалась в комнату – открывать подарки.

Долго мучилась на счет того, чей подарок мне открывать первым – Тэйна или Рэйнера. В конце концов, мстительно посмотрела на сверток и потянулась к коробке.

Довольно долго я мучилась с лентой, которой была перевязана коробка – узел был завязан туго, а резать жалко. Соседи, что самое странное, до сих пор так и не вернулись с обеда, так что я даже не сказала им «спасибо»... ничего, вернутся – скажу.

Наконец, упрямая ленточка слетела на пол. Я тут же её подняла и, аккуратно скрутив, положила на верхнюю полку шкафа – не для того я с ней так долго мучилась, чтобы она теперь запачкалась.

С упаковочной бумагой было проще – уверенная в том, что вряд ли она мне еще пригодится, я её просто разорвала. Подняла крышку и на миг замерла, завороженная блеском изумрудного шелка.

Аккуратно подняла лежащее в коробке чудо и обомлела. Не до конца осознавая происходящее, встала и подошла к стоящему у нас в комнате большому напольному зеркалу (вы думаете, кто о нём позаботился еще в прошлом семестре?) и, придерживая платье за рукава, приложила к себе.

На талии платье было перетянуто иссиня-черным поясом. Короткие рукава, сотканные из черных кружев, выглядели, словно паутина, оплетающая руки. Подол платья тоже был украшен этими же кружевами.

Невероятно красиво.

Простояла я так минуты две, пока, наконец, не вспомнила о втором подарке. Платье было так же аккуратно сложено назад в коробку, коробку же я запихнула в шкаф. Эх, придумать бы ещё, куда это платье носить...

Наконец, взяла в руки злополучный сверток. Он был обвязан странной прозрачной лентой. Узла на ней я не нашла, а все попытки снять её оканчивались порванной бумагой и некрасивыми складками на ленте. В конце концов, мне это надоело, и я её разрезала вместе с упаковочной бумагой.

В свертке лежал анкар. Дарить девушке оружие? Воспринимать это как насмешку, или как признание равной?

Этот анкар был раза в полтора больше тренировочного, древко сделано из светлой древесины, поверх которой золотым цветом были выведены неизвестные мне символы. Одну вершину посоха венчали изогнутые металлические детали, напоминавшие рога. Между «рогами» виднелось отверстие для стрел. С другой стороны, дабы уравновесить оружие, на посох крепился железный шар размером чуть больше моего кулака. Первым делом нашла рычаг, приводящий в действие механизм, выпускающий стрелы. Собственно говоря, это было не сложно – черное плечо рычажка венчалось небольшой розой. Материал, из которого она была сделана, напоминал почерневшее от времени серебро. Вокруг самого рычага черным же цветом была выгравирована корона.

Невольно улыбнулась, осознав, что́ именно пытался показать принц.

Несколько раз крутанула анкар в руке, поражаясь прекрасному балансу, и, накинув легкую кожаную куртку поверх хлопковой туники, помчалась на Арену.

И, пускай я и пыталась гнать от себя эту мысль, где-то в глубине души я осознавала, что подарок принца мне нравится намного, намного больше, по сути, бесполезного для меня платья.

На Арене я оказалась всего две минуты спустя – я неслась сюда быстро, подгоняемая желанием поскорее испытать новый анкар в действии, и не заботясь об удивленных взглядах, которыми меня провожали остальные студенты.

Я никогда ранее не чувствовала такого единения с оружием – анкар казался продолжением руки, все известные приемы выходили легко, как дыхание, и казалось, что анкар сам орудует мной. Да, он немного тяжелее, чем предыдущий анкар, однако совсем немного – уж не знаю, из чего он был сделан.

В пылу тренировки не заметила, как на Арене появился Рэйнер.

По-моему, у меня дежавю.

- Нравится? – принц кивает на оружие у меня в руках.

- Да. Спасибо. – Не вижу смысла врать, однако и бешеного восторга, который сейчас чувствую, показывать не собираюсь.

- Не хочешь провести тренировочную дуэль? – Кинг начинает медленно подходить ко мне, я же пропустила момент, когда он невесомым движением извлек из ножен меч.

- С тобой? – Моментально выпалила я первое, что пришло в голову, округляя глаза.

- А ты видишь тут еще кого-то? – Насмешливо поинтересовался принц, поднимая бровь. – Эй, покажись, кто тут еще есть! Что, нет такого? – Кинг демонстративно завертел головой, изображая усердные поиски. Я улыбнулась.

Думала я недолго:

- Ну, давай.

Быстро преодолела расстояние до дуэльного круга длинной в несколько шагов и встала в боевую стойку – корпус чуть наклонен вперед, левая нога отведена назад и чуть согнута в колене, правая нога спереди и так же согнута. Права рука чуть в стороне, она крепко сжимает анкар.

- Начали! – Я не знаю, не помню, не разобрала, кому из нас принадлежал этот выкрик. Да и разве это важно?

Анкар начал свое бешенное вращение. Выпад со стороны принца – сделать шаг в сторону, пригнуться, уворот. Первые минуты две я не нападала, уйдя в глухую оборону и пытаясь приспособиться к новому стилю ведения боя.

Наконец, рискнула перейти в контратаку – резко остановив анкар, выбросила руку с ним вперед, ослабляя хватку. Оружие вылетело вперёд, я едва успела поймать его за самый край. Принц еле успел отскочить, в последний момент вывернувшись в немыслимом пируэте.

Бой больше походил на танец – красивый и смертельно опасный танец, завораживающий, лишающий чувств и эмоций. Я не знаю, сколько времени ушло на этот танец, но закончить его мы так и не смогли – мимо входа на Арену промчался какой-то паренёк, кажется, старшекурсник. Потом вернулся, немного отдышался, крикнул:

- Лэндфорд собирает всех в актовом зале! Сейчас! – и унёсся дальше, разносить эту весть по всей Академии.

Жаль, но с приказом ректора не поспоришь. Переглянувшись, мы с принцем вздохнули и направились к Большому Залу.

Начало объявления не заставило себя ждать, несмотря на то, что пришли еще не все студенты.

- Ситуация набирает критические обороты. – Голос ректора казался уставшим, да и сам ректор бодрым не выглядел. Неужели, еще одно убийство? – Сегодня в коридорах академии был обнаружен труп студентки второго курса факультета Воздуха, Оливайи Трокс. В Академии вновь объявлен комендантский час, выход в город будет закрыт, после ужина студентам запрещено покидать свои комнаты до завтрака. Тот, кто будет замечен в нарушениях, будет изгнан из Академии. Все свободны.

В этот момент в зал вошел Тэйн:

- Что я пропустил?

- Многое. – Я взяла Тэйна за плечо и мы, выйдя из зала, направились к общежитию. Я даже не заметила враждебного взгляда принца, направленного нам в спины.

Ввела Тэйна в курс событий.

- Итак, у нас есть три... даже четыре жертвы.

- Верно. И что мы о них знаем?

- Маргарет Эмоус, первокурсница с факультета Огня; Викория Райн, второкурсница с факультета Огня; Оливайя Трокс, второкурсница факультета Воздуха. И, наконец, я – Шейлин Грейс, первокурсница с факультета Воздуха.

Тэйн нахмурился:

- Этого мало, очень мало.

- Надо узнать больше. Их личные дела хранятся в кабинете Лэндфорда, надо лишь прокрасться туда, и...

- Лина. – Герцог довольно болезненно впился пальцами в мое плечо и развернул к себе, тут же ослабив хватку. Я поморщилась. – Не надо. Есть специалисты, поверь, они разберутся во всем лучше нас с тобой.

- Но они не знают о том, что я – гипотетическая четвертая жертва! – резонно заметила я, невольно сжимая руки в кулаки.

- Ничего страшного. И без тебя разберутся, поверь.

- А если нет? Что, если моя помощь ускорит процесс поиска, а без меня, пока они будут возиться со своими исследованиями, погибнет еще один человек?

- Не переоценивай себя, Шейлин.

- То есть, тебя не смущает то, что может погибнуть человек?

- Вряд ли он погибнет. При детальном обыске они увидят твое родимое пятно. Убереги тебя Богиня, о нём станет известно последователям Всадников...

- Что? Каких Всадников? Тэйн, я просто хочу помочь, в этом нет ничего страшного!

- Лина... Я не хочу тебя потерять... - Тэйн резко сократил расстояние между нами, прижав меня к себе и уткнувшись носом в мою макушку.

Стояли мы так минуты две, после чего Адэрфорст отстранился:

- Пообещай мне, что ты не будешь вмешиваться в это дело.

- Но...

- Пообещай!

Я прикусила уголок нижней губы и задумалась. Пообещать не пытаться спасти чью-то жизнь? Этого он от меня хочет? И должна ли я держать данное слово, учитывая также то, что он так и не рассказал мне о значении моего родимого пятна.

- Тэйн... что не так с моим родимым пятном? – спросила прямо. Мне надоела эта игра в молчанку.

Адэрфорст несколько долгих секунд всматривался в мои честные-пречестные глаза, а потом вздохнул и ответил вопросом на вопрос:

- Ты ведь и так уже всё знаешь, верно?

Мои брови удивленно взметнулись вверх.

- Ка-ак?!

Герцог хмыкнул и сложил руки на груди:

- Лина, я рос среди интриг и заговоров, ты думаешь, я не сумею отличить искреннего вопроса от проверки?

Опустила глаза. Проверки... ну да, а ведь так оно, по сути, и есть. Ну вот, теперь я чувствую себя виноватой.

Я собиралась извиниться, честно, собиралась, но не успела, перебитая следующим вопросом Тэйна:

- Тебе об этом Кинг сообщил?

Кивнула, понимая, что еще́ ниже опустить глаза не могу.

Тэйн вздохнул:

- Ладно. Я надеюсь только, что ты не изменишь своего отношения к окружающим, узнав, кто ты.

Я вскинула голову, возмущенно глядя на Тэйна. Вообще-то, это было обидно. Разве я давала ему повод так думать обо мне?!

- Прости. – Тут же извинился герцог, заметив обиду в моих глазах. – Просто... не важно, забудь. – Тэйн не договорил фразу, тряхнув светлой шевелюрой. – Я так понимаю, отговорить тебя от этой авантюры у меня не выйдет?

Коварно улыбнувшись, отрицательно замотала головой. Не выйдет, конечно, он может даже не пытаться.

Тэйн еще раз вздохнул:

- Лина, прошу тебя, будь предельно осторожна. Если с тобой что-то случится...

- Да-да, я буду осторожна! До завтра! – перебив Тэйна, быстро распрощалась и юркнула на лестницу.

В комнате я сидела недолго – чисто для приличия подождав минут пять, отправилась в библиотеку, вооружаться знаниями перед ночной вылазкой. Хотя нет, не то что бы сведения, которые я искала, могли бы мне существенно помочь в поисках, и всё же.

«Тайны Пустоши» искать не пришлось – книга осталась на том же месте, где я оставила её в последний раз. Не уверена, что в этой книге описаны вскользь упомянутые Тэйном «Всадники», однако поискать стоит.

Первым делом заглянула в оглавление, и не прогадала – в книге был целый раздел, посвященный Огненным Всадникам.

Огненные Всадники... в памяти щелкнуло – я уже читала о них в главе о последних представителях династии Мортем.

Те, кто явно не оставили бы в живых меня, если бы не Энн. Как там Тэйн сказал? «Убереги тебя Богиня, о нём станет известно последователям Всадников», - значит, они существуют до сих пор?

Я нервно вчитывалась в строки, пытаясь запомнить их практически дословно – как-никак, это напрямую касается меня.

Если кратко пересказывать содержимое этой главы – орден Всадников появился не одно столетие назад. Сначала это была группа честных рыцарей-магов – так званых паладинов, что верой и правдой (а также мечом и магией) защищали народ Дарисия. Как несложно догадаться, одной из основных стихий всех участников сего ордена был огонь.

Однако со временем рыцари в этом ордене стали, так сказать, портиться. Нет, я не имею ввиду то, что они сгнили – они стали заключать пусть и кратковременные, но союзы с разбойничьими шайками и с другими королевствами. В конце концов, после пришествия во главенство гильдии одного нехорошего дяденьки, многие рыцари стали одержимыми мыслью захватить Дарисий, а позже – и весь остальной мир, причем можно и в обратном порядке. С миром не повезло – другие королевства держали отряды, патрулирующие границы, в ежовых рукавицах, и у Всадников не вышло туда проникнуть. Плюнув на всё, они решили начать с Дарисия.

Планы захвата строились годами, чтобы не сказать – десятилетиями. И это тот случай, когда цель оправдала всё. Дарисий разрушен, сожжен дотла некогда живительным, а теперь – разрушительным огнем Всадников. Замок захвачен, над королевством гордо возвышается черный флаг с изображенной на нём красной саламандрой. Королевская чета, включая родственников, друзей, близких и даже знакомых – уничтожена. Всадники объявляют победу, капитуляцию королевской династии. Теперь они – правители, и им верят, ведь люди не знают, что принцессе удалось спасти. Вот только как управлять народом, который рыцари уничтожили почти полностью, а земля превратилась в смесь углей и стекла? Конечно, со временем природа возьмет верх: земли снова станут плодородными, на деревьях появятся листья, их корни обростут мхом, а с ветки сорвется стая птиц. Но сколько времени нужно природе, дабы вернуть истинный порядок вещей?

Всадники проиграли, проиграл и народ. В этой жестокой войне нет победителей. Однако просто так сдаваться Всадники не собирались, и принялись за поиски сбежавшей наследницы, ведь она может вернуть Дарисийским землям былое величие...

Что-о? Это как?

Вернулась к оглавлению, дабы понять, о чем идет речь и каким именно образом наследница – то есть, я – может вернуть Дарисий к жизни?

Я не знала, сколько времени я уже потратила на чтение – и мне, если честно, было плевать.

В оглавлении ничего подходящего не было, пришлось пролистывать всю книгу.

Искомое я нашла далеко не с первой попытки, однако всё же нашла.

Оказалось, весь прикол крылся в магии, запечатанной в родовой метке правящего рода – той самой, что у меня на левом запястье. Я не поняла, каким образом это может передаваться генетически, и вообще, как заклинание можно запереть на четко определенном участке кожи, однако магия эта была довольно таки сильной. Суть её была как раз в том, чтобы земли королевства процветали. Когда нужно было «оплодородить» какой-либо участок земли, носитель метки шел к некоему Источнику, и уже оттуда подключался к Малому Источнику, который обязательно должен находиться не дальше определенного расстояния от проблемного района. Отдав некую часть своей энергии, потомок древней крови каким-то образом запускал уже готовый механизм, основанный на магии земли...

Всё это очень сложно, и я не совсем вникла в описанное в книге, но основное для себя я вычленила.

Итак, я, как наследник, могу вернуть землям моего королевства жизнь. Другой вопрос, что после этого даже я, скорее всего, умру от потери энергии, но Всадникам только того и надо – после этого они смогут самолично избрать себя правящей династией, подчинив себе Источник. Жизнь вернется, а они будут править. Всё прекрасно.

То есть, помимо загадочного убийцы, который и на мою жизнь тоже покушался, теперь мне надо бояться еще и Всадников, да?


Замечательные планы на жизнь, выбрых её пожри.


Глава 11

Пора.

Резко села в кровати, откидывая одеяло, и протерла глаза – не то, что бы в этом была потребность, чистый рефлекс. Слегка шатаясь, нашарила на полу ботинки и натянула их прямо на босые ноги. Поверх оливковой шерстяной туники и лосин ей в тон, натянула кожаную куртку, спешно расчесалась и собрала волосы в хвостик, дабы не мешались.

Осторожно приоткрыла дверь и выглянула в коридор. Та-ак, комендантский час соблюдают, патрули расставили. Хмыкнула – не знаю, что на других этажах, а на этаже Воздуха патруль – старшекурсник с нашего факультета – спал. И все же, не желая рисковать, наложила не себя невидимость, вознесла краткую молитву Богине и сделала несколько неуверенных шагов.

Лестничный пролет я преодолевала медленно, останавливаясь после каждой пройденной ступеньки и настороженно вслушиваясь в напряженную тишину.

Этаж за этажом, я спустилась на самый нижний этаж общежития и, еще раз вознеся молитву, двинулась вперёд по коридору. Тут администрация подстраховалась дополнительно – возле дверей, отделяющих спальный корпус от учебного, караулил преподаватель. Самого преподавателя я не знала, вед вел он исключительно у выпускных курсов – четвертого и пятого, однако сути дела это не меняло. Запустила руку в карман куртки, нервно сжимая изготовленный мною сегодня амулет сна – небольшой камушек, заряда которого хватит не более, чем на два с половиной часа. Думаю, за это время я сумею открыть дверь и смыться отсюда.

Примерившись, немного раскачала камень в руке и бросила его под ноги преподавателю.

Мужчина обернулся на стук, нахмурился. Камень выпустил едва заметную струйку золотовато-лилового дыма. Преподаватель сделал вдох, его зрачки расширились от удивления, однако сделать что-либо он не успел – просто упал на землю, как подкошенный.

Облегченно выдохнула и быстро подошла к двери между корпусами, которая, естественно, была заперта. Достала из кармана куртки еще один камень – родной брат того, который валяется на земле сантиметрах в двадцати от меня. Через несколько секунд кто-то завозился в замочной скважине. Дверь открылась, и я, не медля, кинула камень в вошедшего человека – стоявшего с другой стороны двери старшекурсника, услышавшего звук падающего тела и проверявшего, что произошло.

Не теряя времени даром, быстро направилась к кабинету секретариата. Если где-то и хранятся личные дела всех учеников Академии, то там.

Однако, поднявшись на второй этаж, где и располагался пункт моего назначения, первым делом подошла к щитку с переключателем – кабинеты заперты магией, и, чтобы открыть их, мне предстоит изменить систему энергопередачи на всём этаже.

Жаль, не существует заклинания, отпирающего замки; как было бы просто – взмахнул рукой, и замок открылся, думала я, ковыряясь в замке щитка магическим слепком. Слепок – что-то вроде пластилина, только более эластичный. Изучается в середине второго курса, однако я сочла это заклинание весьма полезным, и выучила его заранее.

«Лаосса», - едва различимо прошептала я. Слепок затвердел, я же смело повернула «ключ».

В коридоре зажглись лампочки, со всех сторон послышался характерный щелчок отпирающихся замков.

Отгоняя от себя мысли о том, что как-то слишком просто у меня всё получается, осторожно толкнула дверь секретариата.

Скудная бежево-коричневая обстановка: письменный стол с креслом, пара стульев, несколько картин на стенах, огромный книжный шкаф, заполненный бумажными папками – вот и вся мебель. Скривившись, подошла к шкафу.

Наклонила голову набок, дабы было удобнее читать надписи на папках.

«Воздух-1, 986» - гласила надпись на одной из папок. «Огонь-3, 989» - на второй. И что это значит? Ясно, что факультет, и что еще? Курс? Может быть. А что значат последние цифры?

В памяти всплыла картинка из учебника по истории – несколько достаточно пожилых мужчин на фоне недостроенной Академии. И надпись снизу – «Магическая Академия Теней в год открытия. 986».

Очевидно, последние цифры – это год.

Прошлась в конец шкафа и выбрала нужную мне папку – «Воздух-2, 1237». Минуты две ушло на поиск анкеты Оливайи Трокс. Внимательно прочитав документ, сложила всё обратно. Таким же образом нашла анкеты остальных девушек.

Обдумаю всё на досуге, сейчас надо смываться.

Вернув всё, как было, направилась к двери...

- Кукла, тебя в детстве не учили, что рыться в чужих вещах – неприлично?

Сначала дернулась от неожиданности – я-то была уверена, что в кабинете сама. Потом закатила глаза, сжала руки в кулаки, и, задрав подбородок повыше, обернулась:

- А ты что тут забыл?

- Могу задать тот же самый вопрос. – Принц нагло улыбнулся и медленно направился ко мне.

Первая мысль – бежать, пока есть возможность. А вторая – ага, и выставить себя на посмешище? Сейчас, уже бегу.

- Можешь. Но я спросила первая.

- Брось, Кукла, что за детские глупости? Мы оба знаем, что ты ответишь на этот вопрос первой.

Прикусила губу. Увы, но, как бы мне того не хотелось, так всё и будет.

- Я искала личные дела убитых студенток.

- Зачем?

- Чтобы найти ответ.

Принц достиг цели движения и оперся локтем на дверной косяк передо мной, обрывая даже мысли о всё еще возможном побеге.

- Ты думаешь, справишься с поиском убийцы лучше дворцовых сыщиков?

- Возможно. – Быстро буркнула, отворачиваясь.

- Хватит врать, Кукла.

- Я не вру! – вскинулась, со злостью глядя на принца.

- Врёшь, Кукла, причем самой себе. Что, приключений в жизни не хватает? Нравится чувствовать себя главной героиней любимых приключенческих книг? Захотелось кипящего в крови адреналина? И как, нравится? А о последствиях ты подумала?

- Что ты несёшь, Кинг? – спросила тихо, не решаясь поднять взгляд выше принцевых ключиц.

- Кукла, признайся хоть не мне, так самой себе – плевать ты хотела на погибших. Вот только Лесли всегда рисковала без надобности, и Аурая получила трон, лишь измазав руки в крови по самые локти.

- Ты?!.. – Мои глаза стали размером с блюдца.

- Да, я наводил справки на книги, которые ты брала из библиотеки. Поверь, стремление стать похожей на книжного персонажа не даст тебе расположение Удачи, и умениями жизнь тебя тоже обделит.

- Я не понимаю, о чем ты...

Ложь. Прекрасно понимаю, и невольно признаю его правоту. То, что я старалась скрывать от самой себя, он понял, лишь узнав названия пары книг, которыми я всерьёз увлекалась последние полгода.

- У тебя еще будет время всё обдумать. А еще подумай над тем, смогла ли бы ты так легко дойти сюда, если бы я не помог тебе. Любопытство сгубило кошку, и тебя сгубит. Мне жаль, Кукла.

- Что?..

Обдумать и высказать внятный ответ мне не дали – в секретариат вошло несколько вооруженных людей в тёмно-синем и серебряном, следом за ними показался ректор.


В глазах потемнело, и я не знаю, от чего – от страха, слез, или от обиды...


Глава 5

Тюрьма. Милая, серая, с покрытым соломой полом одиночная камера. Из обстановки – матрас, набитый всё той же соломой, лежащий прямо на полу.

Поежившись, подтянула колени ближе к себе и постаралась закутаться в выданное мне одеяло посильнее. Холодно тут, оно и не удивительно – через единственное окошко в этой мрачное комнате, находящееся прямо под потолком, дул холодный зимний ветер. И тюремная простыня, явно по ошибке названная одеялом, ни капли не спасала от утреннего мороза.

Мило.

Надо отвлечься, чтобы было не так холодно. Надо о чем-то подумать.

Например, о принце. Вот зачем он караулил меня вчера ночью в кабинете ректора? Откуда он вообще знал, что я там появлюсь? Или не знал?

Может ли быть так, что он – убийца, после нападения на меня возле библиотеки понял, что я его почти раскусила, и решил сплавить меня под гильотину от греха подальше?

Кстати, интересное предположение.

«А еще подумай над тем, смогла ли бы ты так легко дойти сюда, если бы я не помог тебе».

Ну да, я-то, наивная, поверила в то, что мне действительно удалось вырубить преподавателя и пробраться мимо постов незамеченной. Получается, не смогла.

И ради чего всё? Мне ведь действительно, по большому счету, хотелось приключений, адреналина, и почувствовать себя Лесли, главной героиней моей любимой книги. А что получила в итоге? Целое море адреналина, настоящее приключение, и прекрасную холодную тюрьму на выходе.

Отвлеклась, называется. Еще раз поежилась и попыталась вернуться к раздумьям.

Итак, мне лично версия о том, что принц – убийца, показалась достаточно реалистичной. Вот только зачем он снимал с меня иллюзию, если собирался убить? Или тогда еще не собирался?

Перед глазами возникла картинка...

« - Снять с меня иллюзию?.. – Недоверчиво повторила девушка – смуглая кожа, сероватого цвета волосы, болотные глаза и шрам на половину лица. Я. Девушка чуть нахмурилась: - Если это – очередная шутка, то она совсем не смешная.

Кинг демонстративно закатил глаза:

- В кого ты такая недоверчивая? – недовольно буркнул принц. – Так, встань перед зеркалом.

Девушка начала подниматься, но тут же опустилась обратно, подозрительно глядя на Рэйнера:

- Ты же не собираешься за помощь требовать от меня подписания очередного контракта, правда?

- И в кого такая догадливая? – разочарованно протянул принц.– Нет, Кукла, я бескорыстен, как Вестник Богини. А теперь встань перед зеркалом, пока я не передумал.

- А вдруг ты меня убить собираешься? – выпалила я прежде, чем успела до конца обдумать сию мысль.

Кинг помрачнел.

- Поверь, Кукла, хотел бы – давно убил, и уж точно не стал бы приезжать лично».

Давно убил... возможно, он решил меня убить только после снятия иллюзии? А что было после снятия иллюзии?

Проявилось родимое пятно! Возможно, попытка убить меня связана с ним! Но зачем убивать наследницу Дарисийского престола?

Чтобы занять её место. Возможно, Кинг хочет присоединить Дарисий к Лавелле? Или он тут вообще не причем?

Ох, как всё запутано...

Так, ладно. Это действительно очень сложно, и строить догадки, не оперируя фактами – чистой воды глупость. Лучше подумаю над убитыми девушками.

Во-первых – ни одна из них не была с факультета Земли. Одна – с Воды, одна – с Огня, и целых две (считая меня) – с факультета Воздуха.

Во-вторых – все они либо первокурсницы, либо второкурсницы. Тут опять можно сделать привязку к возрасту наследницы рода Мортем: мне совсем недавно исполнилось семнадцать, а в Академию принимают лишь с пятнадцати. То есть, гипотетическая наследница если и учится в Академии, то либо на первом, либо на втором курсе.

Ну и, наконец, последний элемент, общий у нас четырех – все убитые плюс я, из относительно небольшого села с окраины, не далеко от границы с Пустошью.

И, при всём при том, внешности у нас абсолютно не схожие. То есть, от неё можно не отталкиваться. Выходит, убийцы учитывают тот факт, что внешность можно легко изменить.

И всё бы ничего, но мне по-прежнему не ясно, замешан ли в этом как-нибудь принц. Мотив у него есть, возможность тоже, однако это еще пока что ни о чем не говорит.

Дверь моей клетки противно и протяжно скрипнула, вторя моему настроению. В камеру вошла уже немолодая женщина, быстро поставила на пол поднос с моим завтраком, и поспешно вышла.

Зевнув, поднялась и, дрожа, подошла к тарелке с каким-то месивом. На вид – абсолютно несъедобно, запах тоже оставляет желать лучшего.

В животе заурчало. Хочешь, не хочешь, а съесть придется.

Съела. Оказалось, это́ не такое противное, как мне подумалось вначале. Вот только чем мне заняться теперь, я не знаю. Я, собственно говоря, вообще ничего не знаю – ни на сколько меня сюда запихнули, ни вернут ли меня в Академию. Последнее, конечно, крайне маловероятно, однако я буду надеяться.

Спустя некоторое время за решеткой моей камеры замаячил принц. Мельком взглянув на него, тут же перевела взгляд на стену напротив меня. Да, открыто игнорирую особь королевской крови. И что мне за это будет? В тюрьму посадят? Нет, не смешно.

Кинг тоже молчал. Зачем пришел, спрашивается?

Я, кто бы сомневался, не выдержала первой:

- За что я тут?

Фу, каким жалобным тоном я это произнесла. Аж самой противно.

Рэйнер ухмыльнулся – то ли грустно, то ли с насмешкой, то ли со злостью.

- Тебя подозревают в совершенных убийствах. – Коротко, лаконично, без эмоционально.

Простите, что́?! Меня? А ничего так, что меня тоже пытались убить?

«Об этом никто не знает. Тебе никто не поверит», - вкрадчиво сообщил мне мой внутренний голос.

Быстро прокрутила произошедшие события в голове, и с удивлением обнаружила, что повод подозревать меня в убийствах есть – иначе зачем я пробиралась в кабинет к ректору?

С трудом преодолела дикое желание треснуться лбом о стену. Богиня, и как теперь доказать всем, что я – мало того, что невиновна, так еще и пострадавшая?

Глубоко вдохнула, собираясь с мыслями.

- И что теперь будет? – дрогнувшим голосом спросила я.

- Скорее всего, скоро тебя казнят. – Поджав губы, ответил принц.

Час от часу не легче. Казнят! Меня! Наследницу Дарисийского престола! Просто немыслимо!

- За что?! – вскочила. Глупый вопрос. – Я никого не убивала!

- Знаю. – Кинг вздохнул и закрыл глаза.

В смысле – он знает? Он что, действительно убийца?

Медленно сползла вниз по стене. Если это так, он приложит все усилия, чтобы из тюрьмы я не вышла, и меня действительно казнили. А если и поможет избежать казни, то, скорее всего, условием станет пробуждение Источника, на что способна только я.

Почувствовала, как на глазах появляются слезы. Перспективы не радужные – что так, что этак, я умру.

- Так, не реви. – Рэйнер одним движением оттолкнулся от стены и в несколько шагов достиг решетки.

Судорожно вдохнула воздух. «Не реви»? Он это серьезно?! По его милости жить мне осталось недели две максимум, а он – «не реви»!

- Заткнись и слушай. – Жестко оборвал мои всхлипы принц. – Казнить тебя собираются завтра на закате, через сожжение заживо. Это хорошо, поскольку дает нам некоторую отсрочку. Но этого мало. Постарайся максимально оттянуть казнь, поняла? Упади в обморок, укокошь стражников, что угодно, ясно? Чем больше времени ты мне дашь, тем больше шансов того, что перед казнью тебя будут судить. Магией можешь даже не пытаться пользоваться, кандалы блокируют магические каналы.

- Зачем? – одними губами прошептала я, обескуражено глядя на Кинга.

Зачем ты помогаешь мне?

Чтобы убить у Источника? Ну да, магическое истощение всяко лучше сожжения.


Ответить еще что-то я не успела – принц ушел, ответа не дождавшись.


***


Ключ повернулся в замке, издав тихий щелчок. Глава королевской гвардии Нельсон Бейлл презрительным взглядом окинул находящуюся в камере девушку. Нищенка с окраины Лавеллы, удостоившаяся высокой чести обучаться в Академии Теней. Девушка распахнула глаза и бросила на Нельсона ответный неприязненный взгляд ярко-изумрудных глаз. Бейлл поджал губы, прекрасно осознавая, кто сейчас – хозяин ситуации, и резким движением открыл дверь камеры.

Одно движение руки в белоснежной, густо украшенной рюшами, перчатки, и два гвардейца вошли в камеру. С обеих сторон взяв девушку за локти, небрежно подняли её на ноги. Замерли, ожидая следующего приказа Нельсона. Тот, тем не менее, не торопился – величественно войдя в камеру, медленно обошел жертву сегодняшней казни по кругу, и только после этого бросил краткое:

- Увести.

Девушка едва заметно улыбнулась и, игнорируя цепкую хватку стражников, быстрым шагом покинула камеру – так, словно её отпускают на свободу, причем по её же приказу. Бейлл насмешливо фыркнул, словно смеясь с самоуверенности узницы.

Вели девушку не абы куда, а в специальную камеру, где узников подготавливали к казни.

Публика падка на зрелища. Они ищут развлечений, театра, цирка. Им нужно то, что впечатлит их. Повешенье – не интересно, казнь через обезглавливание – привилегия, доступная лишь дворянам. Гильотина – новинка, появившаяся лишь недавно, и для какой-то нищенки явно слишком много чести. На распятие отправляют только мужчин. Остается казнь через сожжение.

Огонь – неиссякаемый источник спецэффектов. Публика требует огня и дыма. А еще, чтобы преступник выглядел соответствующе статусу.

Для этого большинство жертв облачали в тряпье, снятое с погибших в тюрьме узников, под которое запихивали пучки чуть влажной травы – чтобы дыма было больше. Девушкам также обмазывали волосы пищевыми помоями с кухни, чтобы они выглядели грязными. Для этой же подготовили также эффект, скрывающий зелень глаз – в них напускали дыму. Слизистая оболочка воспалялась, и, если девушка и откроет глаза, они будут покрасневшими до неузнаваемости.

В общем, всё, чтобы порадовать публику.

Глава королевской гвардии улыбнулся. Сколько раз он отправлял с виду приличных заключенных на подготовительную процедуру? Явно больше сотни. И нет, никаких мук совести. Честному человеку главой гвардии, увы, не стать. Так, по крайней мере, считал Нельсон Бейлл.


И вряд ли в столице Лавеллы – Аринье – найдется человек, посмеющий оспорить его слова.


***


Рэйнер Кинг


- Ты не можешь просто так казнить её! – я вскочил с кресла, со смесью отчаяния негодования глядя на отца.

- Не просто могу, а еще и казню. – Король покрутил в руке кубок с вином, вызывающе глядя на меня. – Тебе не стоит привязываться к людям. Это не к лицу будущему королю.

Я прикрыл глаза с мысленно досчитал до десяти, успокаиваясь.

- Ладно, казни, вот только на суд её для начала отправь.

- На суд? – Отец мастерски разыграл удивление. Не знай я его, даже, может быть, поверил бы. – Она же не дворянка, чтобы её судить.

Закатил глаза:

- Дворянка, и ты прекрасно это знаешь.

- Я – да. – Не стал отрицать очевидное, и то хорошо. – А народ – нет.

- В этом случае мне придется стать её поручителем как минимум до окончания суда.

- Это понизит твой рейтинг среди жителей Лавеллы. – Говорит, хотя и сам уже понимает, что, попытавшись оспорить мое решение и обойти Хартию, понизит свои́ рейтинги. А ему это точно не нужно.

- А мне плевать на рейтинг. – Четко выговаривая каждое слово, сообщил я.

Король кивнул. Я бы поразился тому, насколько легко он согласился, если бы не понимал, что это – очередная проверка меня на знание Хартии и понимание реакции общества.

- Как скажешь. Стань её поручителем – и я прикажу подготовить документы о суде.

Прищурился. Подготовка документов займет несколько дней. За это время от Шейлин останется только пепел, осыпавшийся на дороги Ариньи.

С какой-то стороны, я хотел спасти Шейлин. Ну, а с другой – спорить с отцом, меняя его решения, мне нравилось. Такая себе игра, в которой мне не всегда удается выиграть. Азарт, на кону которого стоит человеческая жизнь.

Недолго думая, взял со стола лист пергамента и перо. Отработанным за многие годы практики движением обмакнув кончик пера в чернила, начал выводить на листке аккуратные буквы. Документ должен быть написан разборчивым, каллиграфичным почерком, потому на его составление уйдет некоторое время.

Суть документа состояла в отсрочке казни до окончания суда, который состоится в связи с обретением Шейлин поручителя в лице кронпринца Лавеллы – то есть, меня.

Наконец, закончив документ, перечитал его, пытаясь найти хоть одну ошибку. Убедившись, что ошибок в тексте не водится, отточенным движением поставил подпись и протянул документ и перо отцу:

- Подписывай.

Король прочитал составленный мною документ, довольно хмыкнул и поставил подпись. Печать короля довершила дело и сделала документ официальным.

Забрав документ – публика потребует доказательств, - отдал отцу быстрый поклон и пулей вылетел из кабинета.


Лишь бы не опоздать!


***


Шейлин Грейс


Как там принц говорил? «Упади в обморок»? М-да, а падать есть от чего. Хотя бы процедура с переодеванием меня любимой в старые засаленные тряпки чего стоила.

- Что, и это́ мне нужно надеть?! – Я округлила глаза, вовсе не демонстративно, а лишь слегка утрируя.

- Именно. – Отвечающий за подготовку узников к казни старичок гоготнул.

- Фу! Не буду!

- Придется. – Старичок улыбнулся, демонстрируя мне кривые, далеко не белоснежные и местами отсутствующие зубы.

- Как мне сделать это в кандалах? – Оттопырив нижнюю губу, я выставила перед собой руки.

- Другие как-то справлялись.

Ох, не старые ли тряпки этих «других» мне предстоит невообразимым образом надеть? Нет, ну серьезно, как мне снять куртку с наручниками? Она кожаная, порвать не выйдет.

- У вас есть ножницы? – Спросила, а у самой слёзы на глаза навернулись. Единственная куртка, как никак. На что мне потом предлагают новую покупать?

Ах да, меня же казнить собираются. А мертвым куртки ни к чему. Зато потом эти обрезки смогут натянуть на другую жертву.

Переодевальщик без лишних слов протянул мне тяжелые металлические ножницы.

Куртку я резала долго, вперемешку со слезами и просьбами отпустить меня (демонстративными, естественно). Несколько раз я их даже уронила, дважды – себе на ногу (еще один повод потянуть время), еще несколько раз – закинув их чуть ли не в окно.

В общем, солнце уже клонилось к закату, а я только куртку сняла. Терпение старичка явно было на исходе, и я прекрасно понимаю. Будь я на его месте – обязательно спросила бы, каким образом такая дурочка умудрилась поступить в столичную Академию Магии.

Всё же, абсолютно раздеться я не решилась – майку и бриджи, несмотря на шипение старика, я оставила.

Следующая процедура повергла меня если не в ужас, то в глубокий шок. Зато я смогла еще раз закатить истерику на тему того, что я не позволю обмазывать свои волосы этой дрянью! И на этот раз, истерика наигранной не была – идея покрытия моих волос равномерным слоем бычьего жира доверия не вызывала. В коне концов, старик позвал стражников, которые меня и скрутили, пока старик портил мне жизнь и казнь. Стражникам, кстати, тоже не особо приятно было - по крайней мере, держаться они старались на некоем отдалении от меня. Под конец меня присыпали картофельными и луковыми шкурками – для запаха, видать.

Ну и где этот принц ходит? Неужели нельзя освобождать меня побыстрее?

Оказалось, измазывание меня любимой всякой пакостью – далеко не худшее, что мне предстоит сегодня пережить. Поняла я это лишь тогда, когда к моим глазам поднесли дико чадящий пучок сырой травы.

Вся эта процедура напомнила мне способы «изгнания мага» из человека в Жеревии – отсталой в магическом плане стране, находящейся на другом конце материка. Помнится, я еще на эту тему доклад готовила. Так вот, в одном из ритуалов тоже присутствовал дымящийся пучок мокрой травы. Только его в рот зачем-то засовывали. Наверное, чтобы маг вербальные заклинания применять не мог.

Зажмуривание глаз делу не помогло – дым всё равно просочился, воспаляя слизистую оболочку глаза и вызывая слёзы.

Пожалуйста, не надо мне теперь ресницы вырывать! Закончите глазами!

Закончили. Не знаю – собирались они сделать еще какую-то мерзость, но просто не успели, или же для этого просто фантазии не хватило, однако меня вывели из камеры, завязали глаза и повели куда-то.

Завязывание глаз, кстати, было абсолютно лишним – и так ничего не видела. Только зажмуривалась сильнее, чтобы было не так больно.

Ориентироваться было сложно – каждый шаг я делала неуверенно, со страхом. Вряд ли стражников заботит вопрос сохранности моей персоны, а врезать меня в стену или уронить с лестницы им ничего не стоит.

В какой-то момент мы остановились. Раздались неразборчивые мужские голоса, откуда-то издали послышалось лошадиное ржание. Зашуршала солома на полу, звякнули ключи, скрипнула дверь. Свежий воздух ворвался в помещение, разрывая скопившийся аромат прелого сена и пота.

Последовавший за этим рывок чуть не сбил меня с ног. Кое-как выровнявшись, быстро засеменила за тянувшим меня стражником. Другой, не теряя времени, срывал повязку с глаз.

Опять лестница, на этот раз – ведущая вверх. Послышался рев взбудораженной толпы, тихий свист – похожий выходит, когда проводишь по лезвию точильным камнем.

С трудом приоткрыла глаза. Тут же закрыла, однако увиденная картинка отложилась в памяти.

Деревянный постамент, на котором я нахожусь. Передо мной – сотни, тысячи людей. Кто-то смотрит на меня с ненавистью, кто-то – со страхом. Чуть поодаль стоит палач, видать, чисто по привычке затачивающий секиру ростом почти с меня. Дальше, за людьми, виднеется холм, на вершине которого – куча хвороста с торчащей из него палкой. Слева от меня – тюрьма, из которой меня вывели. Сама же я стою перед двухметровой статуей Богини. Канонизированный образ – волосы собраны в замысловатую прическу, одежда невесомая, словно облако. В руках Богиня сжимает пышный букет полевых цветов.

У меня возникло ощущение сюрреалистичности происходящего – кажется, надо лишь зажмуриться, и я проснусь дома, в тёплой постели. За окном будут петь птицы, а с кухни будет доноситься знакомый запах парного молока.

Увы, эта реальность – настоящая. Не сон и не виденье, а только глупости моей позорной отраженье...

- Богиня Любви и Справедливости Лемира готова выслушать и принять твое посмертное покаяние! – Громко возвестил человек, стоящий, судя по направлению звука, где-то позади меня.

И что, теперь я должна что-то сказать? Посмертное покаяние? Кхм... ну ладно.

- Богиня, я невиновна, помоги...

Прошептала быстро и тихо – понять, что я вообще что-либо сказала, можно было по едва заметным движениям губ.

Прошло несколько беззвучных секунд прежде, чем меня грубо повели к лестнице, а потом – к холму. Толпа, ликующе крича, шла следом.

Если принц не появится в течении этой минуты, быть мне сожженной...

В прочем, возможно, лучше сгореть, чем отдать Дарисий Огненным Всадникам. Мои предки умирали, защищая его, а я...

А я просто не хочу умереть. Да, вот так – эгоистично и беспристрастно. Однако я никогда не воспринимала Дарисий как родной дом, родную страну. Так ли мне надо его защищать? И вообще, может быть, Кинг не собирается приносить меня в жертву Дарисийского Источника?

Ага, не хочет, конечно. Зачем ему тогда спасать меня, спрашивается?

Наконец, мы поднялись на холм. Меня прямо босиком повели по неаккуратно сложенному хворосту. Рванули, прижимая спину к деревянному шесту. Веревки неприятной резью стянули лодыжки и живот. Послышался очередной радостный вопль толпы и треск костра.

Что ж, эта жизнь была достаточно веселой. Не радостной, и я провела её, не развлекаясь с подружками, ведь последних просто не было. Как жаль, что и не будет. Вообще ничего не будет – ни радости, ни подружек, ни жизни.

Не отдавая отчета в своих действиях, быстро зашептала молитву Богине. И, может быть, хоть раз она меня услышит...

А огонь тем временем ощущался всё ярче и ярче. Босую ногу обожгло отлетевшим угольком, я инстинктивно дернулась и зашипела. Публика хохотала.

Хворост под моими ногами загорелся. Я подскочила, однако долго на горящих углях я прыгать не смогу. Нет, кричать я не буду. Плакать тоже. Слишком долго я пыталась казаться сильной, чтобы сдаться в последний момент.

Я почувствовала сладковато-приторный аромат жженной плоти. Противно.

И больно.

Больно...

Толпа закричала еще громче, а я не сразу поняла, что жара больше нет. С трудом разлепив слезящиеся глаза, посмотрела на вышедшего к кострищу принца и упала в обморок.


Спасена. На этот раз.


***


Я не знаю, что принц втирал народу, и как последний на это отреагировал, однако меня по-прежнему держали в тюрьме.

А чего я хотела? Гостевые покои с балдахином? Ага, уже.

Принц пришел вскоре после моего пробуждения и тут же перешел к сути дела:

- Итак, сейчас ты находишься под моей опекой до окончания суда. Суд состоится завтра и, возможно, тебя признают невиновной.

- Возможно? – Ох, не нравится мне это слово. Почему-то кажется, что в моем случае суд – лишь недолговременная отсрочка.

- Возможно. – Принц нахмурился. – Я сделал всё, что в моих силах. – Сказал, как отрезал, и тут же ушел.


Вздохнула – остается ждать и надеяться. Жаль только, что даже в случае успешного окончания суда в Академию меня вряд ли вернут. Да и вообще: если меня не сожгут на костре здесь – убьют возле Источника в Дарисии. Так что об Академии можно уже даже не мечтать.


***


- Прошу ввести обвиняемую! – донесся из-за закрытых дверей приглушенный голос судьи.

Конвоирующие меня стражники подхватили меня под руки и практически внесли меня в зал – после незавершенной казни самостоятельно передвигаться я практически не могла.

Однако в этот раз, к счастью, пускать дым мне в глаза не стали, потому я достаточно четко рассмотрела внушительных размеров светлый зал.

Зал состоял, если можно так выразиться, из двух уровней. На первом находилась я, пьедестал судьи и скамьи для дворян низшего и среднего уровней: шевалье, баронеты и бароны. Второй же уровень – по сути, длинный балкон, на котором расположились «блестящие» слои общества: вся ныне живая монаршая семья, герцоги, графы.

Почти всё в этом зале было бежевым: бежевые стены, бежевая мебель, бежевые полы и бежевые перила. Пожалуй, в тот день я возненавидела этот цвет до конца своей жизни – который, впрочем, маячил совсем близко.

Меня поставили перед судьей. Угнетало то, что почти все находящиеся в этом зале находились выше меня: судья на пьедестале, слушатели на балконе. Стоять было больно, потому я постаралась максимально повиснуть на всё еще держащих меня стражников.

- Шейлин Грейс, сегодня вы находитесь перед нами по обвинению в убийстве Маргарет Эмоус, Викории Райн и Оливайи Трокс, учениц Магической Академии Теней. Обвинения были выдвинуты по просьбе Эдрайна Эмоус, Овелия Райн и Раккрофа Трокс. Основной резон обвинения – ваше незаконное проникновение в личный кабинет ректора вышеуказанной Академии – Олдина Лэндфорда.

Я молчала, хотя по этому поводу могла сказать много чего. Нет, я буду молчать, пока моего мнения не спросят прямо – бунтарские идеи явно не прибавят шансы к моей и без того призрачной победе в этом суде.

- Предлагаю выслушать потерпевших! – Объявил судья и по его жесту в зале чуть позади и слева от меня поднялся незнакомый мне мужчина.

- Я, Эдрайн Эмоус, отец погибшей Маргарет Эмоус, выдвигаю свои обвинения в убийстве мой дочери против Шейлин Грейс. Обвинения основаны на взаимной неприязни между моей дочерью и Шейлин Грейс а также на том, что в момент покушения Шейлин Грейс отсутствовала на месте события.

Почувствовала, как мои брови стремятся слиться с линией роста волос, а глаза увеличиваются до размера, как минимум, столовой ложки. Что еще за «взаимная неприязнь» между мной и Маргарет, о которой я до сих пор даже не подозревала? Учитывая также то, что лично с ней знакома я не была, речь Эдрайна Эмоуса приобретает весьма неправдоподобный характер. Обвинение, против которого я бессильна – действительно, на балу я не присутствовала, и нет никого, кто подтвердит мое присутствие в комнате на момент покушения.

Единственное, чего я не понимаю – они действительно подозревают в убийстве девчонку? То есть, они правда думают, что шестнадцатилетняя девушка способна хладнокровно всё просчитать, обойти систему охраны Академии, выждать подходящий момент и, черт побери, убить?! Возможно, какая-то девушка и способна, но не я.

Осталось доходчиво объяснить это присутствующим тут людям, чтобы они всё поняли и, главное, поверили.

Речи двух последующих выступавших практически не отличались от слов Эдрайна. Ну да, иных доказательств моей виновности у них и не может быть. Скепсис Кинга по этому поводу я чувствовала буквально затылком. Надеюсь, хоть он мне верит.

- Шейлин Грейс, что вы можете сказать в свое оправдание?

Хороший вопрос.

Необходимо всего лишь вспомнить обстоятельства хотя бы одного убийства. Викория Райн. Это было в четверг... или в среду? Её убили на второй паре. У нас было две пары магической подготовки подряд. С целителями... с какими целителями? Воды или Огня? Вроде бы, Огня. Я была на том занятии, и никак не могла находиться в двух местах одновременно.

- На момент убийства Викории Райн я присутствовала на занятии магической подготовки, объединенной с целителями первого курса факультета Огня... - Этого мало. Нужно придумать что-то еще.

Оливайя Трокс – мой единственный призрачный мостик к спасению. Ясно же, что никто из студентов Академии не станет подтверждать мое присутствие на занятии в момент покушения на Викорию Райн.

Когда убили Оливайю Трокс?

Это был мой день рождения... ах, какая ирония.

Что я делала перед тем, как объявили очередной комендантский час? Я сражалась с Рэйнером, испытывая новое оружие. Вот только я совсем не уверена в том, что он станет рисковать своей шкурой, чтобы подтвердить мою невиновность. А с другой стороны – если он всё-таки сделает это, вряд ли судья пойдет против слова королевской семьи.

Нервно облизав губы, продолжила:

- А на момент, когда стало известно о смерти Оливайи Трокс, я находилась на тренировочной Арене.

- Есть кто-то, способный подтвердить это? – сказано с такой скукой в голосе, что мне показалось, что, в независимости от того, что я скажу, исход суда останется прежним.

- Да. Кронпринц Лавеллы, Его Высочество Рэйнер А́йдерлин Кинг.

В зале установилась несокрушимая, звенящая тишина. Чувствую себя дурой, если честно.

- Ваше Высочество? – судья поднял вопросительный и, в то же время, удивленный взгляд к балкону, на котором находился принц.

- На момент совершения преступления Шейлин Грейс действительно находилась на тренировочной арене Академии вместе со мной.

Внезапно накатившее облегчение сменилось тревогой – это ж какие слухи поползут после фразы «находилась на арене вместе со мной»?!

- Принято! Шейлин Грейс признана невиновной. Решение суда окончательно и обсуждению не подлежит!

Ого, вот так просто?

Я окончательно убедилась в том, что судья принял решение задолго до суда и, вероятно, не самостоятельно. Спорить не собираюсь – мне же лучше.

Зато в зале нашлись желающие поспорить. Однако слово вынесено и должно быть приведено в исполнение, поскольку было подтверждено членами королевской семьи.

Так, теперь меня не спалят. Осталось отвертеться от ритуального жертвоприношения на Источнике и вернуться в Академию – и можно радоваться жизни.

***

Меня не вывели – вытолкнули, с громким стуком захлопнув ворота тюрьмы прямо у меня за спиной.

Обернулась, чтобы показать им всем язык. Думали, меня казнят? Да черта с два!

Грустным взглядом осмотрела свою одежду. Её подлатали в тех местах, в которых меня заставили её порвать, дабы переодеться. Однако крупные, грубые и неаккуратные стежки приводили в ужас. А кожаную куртку хотелось только выбросить – шов больше был похож на корсетную шнуровку, что в совокупности выглядело очень странно. Прежде, чем идти к Лэндфорду, однозначно надо будет переодеться. А то, что на мне сейчас, отдам Энн – пусть на пугало нацепит, всё равно не жалко.

Шла мимо помоста со статуей Богини, на который меня вывели перед казнью. Сколоченный из неотшлифованных сосновых досок, чуть вдали – виселица. Гильотину высмотреть не удалось – похоже, она дальше.

А вон вдалеке виднеется холм, на котором меня сжигали. Еще не разобранная конструкция вызывала неконтролируемое чувство страха и обреченности. Поспешно отвернулась, сглатывая ком в горле.

Академия уже не вызывала чувство будоражащего ожидания, как в первые полгода обучения. А сейчас, когда я находилась на грани вылета, и вовсе казалась мрачной и неприветной. Поежилась.

А ведь самое неприятное – беседа с ректором – еще впереди. И как будут относиться остальные ученики ко мне, если меня вернут? Они вообще знают о произошедшем? Или до сих пор длящийся комендантский час полностью отрезал их от внешнего мира?

Естественно, на входе меня остановил стражник.

- В Академию вход запрещен. – Невнятно прогундосил, разворачивая меня лицом к выходу.

- Я студентка. – Вышло чуть более раздраженно, чем я рассчитывала. Меня окатили ледяным взглядом.

- По какой причине покинула Академию во время комендантского часа?

Молча протянула заверенное кронпринцем свидетельство, якобы разрешившее мне покинуть Академию на эти несколько дней. До последнего не понимала, зачем перед выходом Кинг впихнул мне этот листочек, однако, думаю, стоит поблагодарить его. Не только за бумажку, желательно.

Охранник, хмурясь, недоверчиво прочитал свидетельство. Несколько раз, судя по всему. Убедившись, что печать королевского рода – не поддельная, протянул мне документ и отошел, как бы сообщая, что я могу проходить.

Вздохнув, быстрым шагом направилась в сторону общежития – уроки недавно закончились, думаю, оно уже открыто.

Поднимаясь по лестнице на четвертый этаж, ловила на себе заинтересованные взгляды сокурсников. Мое исчезновение не могло остаться незамеченным благодаря комендантскому часу. Вражды не было. Пока. Значит, они еще не в курсе, что произошло.

В комнату заходило неуверенно, предварительно несколько минут потоптавшись у порога.

- О, смотрите-ка, кто вернулся! – первым меня заметил Гровер и обвиняющее ткнул в меня пальцем.

Аллэн на секунду выглянул из-за шкафа, скользнул по мне незаинтересованным взглядом и тут же отвернулся. Дэшон смотрел на меня дольше и с куда большей неприязнью. Поджав губы, демонстративно вернулся к чтению какого-то учебника:

- Я надеялся, ты потерялась.

- Да ладно? – Гровер насмешливо ухмыльнулся. – Сказал тот, кто первым заметил её отсутствие и тут же поднял тревогу?

Дэшон не услышал, или, скорее, сделал вид, что не услышал эту фразу. Я же не смогла сдержать улыбку – всё же, несмотря ни на что, приятно осознавать, что меня уже не считают пустым местом.

Наспех переодевшись в ванной, отправилась к Лэндфорду.

И, боюсь, без взятки меня не вернут.


Глава 12

- Нет. Ни о каком восстановлении и речи быть не может! – ректор прожигал меня злорадным взглядом, коварно улыбаясь.

Провела кончиком языка по сухим губам:

- Но ведь суд признал мою невиновность в убийстве студенток.

- Зато не оправдал вашего проникновения в мой кабинет. Кодекс Академии запрещает подобное.

Вздохнула, успокаиваясь и приводя мысли в порядок:

- Уверена, мы с вами сможем договориться.

Олдин скептически поднял бровь, откинулся на спинку кресла и демонстративно скрестил руки на груди. Он молчал.

Я тоже не торопилась с предложениями, осматривая кабинет, цепляя взглядом не замеченные ранее детали. Старательно избегала пересекаться с ректором взглядом – он окончательно убедится в том, что я боюсь. Дико боюсь. Исключения.

Молчание длилось недолго – первой, всё же, не выдержала я:

- Просто назовите сумму.

Лэндфорд не задумался ни на секунду, из чего мне стало очевидно, что этот вопрос он ждал и ответ придумал заранее:

- Кольцо.

Невольно скосила взгляд на кольцо из нарисии, в свое время нагло отобранное у Варда.

Прикусила уголок губы. Не то что бы я испытывала нужду в этом артефакте. Однако, если Рэйнер всё же каким-то боком причастен к Всадникам, лишняя энергия у Источника может мне ой как пригодиться. Хотя... даже если я не умру от магического истощения, меня добьют вручную. А так хотя бы оставлю Всадником не до конца восстановленное королевтво.

Без колебаний стянула кольцо с большого пальца – с других оно просто соскальзывало.

Олдин превосходительно улыбнулся и, демонстративно смяв еще не подписанный документ о моем отчислении, закинул его в мусорный ящик. Кольцо перекочевало к нему на стол.

Остается надеяться, что ректор сдержит слово и не исключит меня, предварительно оставив кольцо себе.

- Еще какие-нибудь вопросы, студентка Грейс? – ректор довольно улыбнулся, обнажив белоснежные зубы.

- Нет, лорд Лэндфорд. Благодарю за аудиенцию. – Ответила холодно, развернулась и ушла.

Шла быстро, прекрасно осознавая, что мне еще делать уроки на завтра, а также неплохо бы узнать, что мои одногруппники выучили за те четыре дня, что я отсутствовала.

- Ты гляди-ка, нищенка вернулась! – услышала процеженную сквозь зубы фразу у себя за спиной. Не замедляя шага, закатила глаза.

- Стоять, когда к тебе соизволят обратиться. – Какая-то девица справа от меня схватила меня за руку и дернула, разворачивая лицом к Алексе – именно от неё я услышала первую фразу. Первую ли?

- Служанку себе нашла? – Ничуть не смутившись, смерила Алексу презрительным взглядом.

- Нет, что ты. Слишком много чести! – девушки отвратительно засмеялись.

- И позволила же Богиня появиться на свет таким дуррам. – Пробурчала я себе под нос и уже собиралась продолжить движение, однако меня опять остановили.

- Стоять, я сказала. И где же ты пропадала всё это время?

- А вот это - явно не твое дело.

- Наверное, милостыню на улицах просила. – Высказала свою «гениальную» мысль одна из девушек.

- Или подрабатывала в непотребном доме. – Добавила вторая.

- Нет, нет, я знаю! Наверное, ездила на похороны к своей обожаемой тётке-колдунье! – Это уже Алекса.

Громкий хлопок от пощечины, казалось, разрезал пространство. Разговоры, и до того не очень оживленные, стихли окончательно. Теперь все смотрели лишь на нас.

Алекса, которая, собственно говоря, и получила, держалась рукой за покрасневшую щеку. Я же просто развернулась и пошла в комнату. Быть может, хоть теперь они от меня отстанут?

- Как ты посмела?! Ты хоть знаешь, кто мой отец?!! – в голосе Алексы явно проскакивали истерические нотки.

Остановилась. Не оборачиваясь, чуть сощурила глаза и ответила:

- Конечно, знаю. Твой отец – самый несчастный человек в мире. Не повезло же ему иметь такую дочь.

И, пока окружающие осмысливали сказанное, юркнула за поворот.

По лестнице поднималась бегом, перескакивая через ступеньку.

Эх, вот знали бы вы, кто мо́й отец...

Увы, сейчас рассказать нельзя. Уж точно не собираюсь делать такой подарок Всадникам. Но, как только опасность минует...

А ведь мне еще объясняться с Тэйном. И, боюсь, это будет самый неприятный разговор за весь день. Откладывать на потом я не собиралась, потому отправилась прямиком к нему в комнату. Надеюсь, он сейчас там.

Постучала сразу же, как только подошла к двери, прекрасно понимая: заколеблюсь хоть на секунду – решаться придется минут десять. Время просто так терять не хотелось.

Прислушалась. Ответа на мой стук не последовало. Может, он на Арене? Нахмурилась, постучала еще раз. И только когда я развернулась, чтобы уйти, дверь открылась.

На герцога я в этот момент старалась не смотреть, потому не знаю, что там смешалось в его взгляде. Но, думаю, нестерпимое желание убить там было точно.

Почувствовала, как Тэйн аккуратно берет меня за руку. Тепло, немного щекотно. Осмелилась поднять глаза. Но, не успела я перевести дух и обрадоваться, что промывания мозгов не будет, как Адэрфорст дернул меня на себя, тут же захлопывая за мной дверь.

Ну, всё. Влипла.

Всего несколько мгновения спустя я стояла, крепко прижатая к Тэйну. Руки освободить не удалось – ровно, как и просто пошевелить всем, что находилось выше поясницы. Относительно свободные ноги положение не особо улучшили. Дышать было трудно – носом меня уткнули в пахнущий хвоей тёмно-синий кафтан.

- Чтобы я... еще раз... отпустил тебя куда-то... одну...

Фыркнула – не надо меня никуда отпускать, я и сама неплохо уйду.

Наконец, Тэйн отпустил меня и уселся на кровать. Похлопал ладонью по покрывалу возле себя, явно приглашая меня присесть.

Осмотрела комнату, выискивая не заваленный одеждой стул. Короткий магический посыл передвинул стул ближе к кровати. Села напротив Тэйна задом наперед, скрестив руки на спинке стула.

- Итак, где ты была? – это сказано куда более серьезным тоном.

Вздохнула, собираясь с силами и прося у Богини несколько грамм удачи. Последняя мне сейчас, пожалуй, пригодится.

- Меня пытались казнить. Но не вышло.

После такой солидной подготовки, я выдала целых две фразы. Тэйн задавать уточняющие вопросы не спешил, понимая, что сейчас и сама всё расскажу.

- В общем, меня поймали, как только я пробралась в кабинет к ректору. Так и не поняла, откуда они узнать, что этой ночью кто-то попробует обойти систему безопасности Академии, однако все защитные заклинания были существенно ослаблены. Взяв меня с поличным, той же ночью меня отправили в не уютную и совсем не теплую тюрьму. Вечером следующего дня меня отправили на казнь, но сжечь меня успели только совсем чуть-чуть, поскольку в последний момент появился принц. Что было дальше, я не помню, но вчера меня отправили в суд. Не знаю, каким чудом меня оправдали, однако сегодня в обед меня выпустили. И вот я здесь.

Лицо Тэйна не выражало особого шока – похоже, после моего скупого рассказа он не успел осознать все масштабы проблемы. И следующего вопроса я уж точно не ожидала:

- А кольцо где?

Машинально потерла большой палец левой руки, где раньше находилось кольцо из нарисии.

- Увы, с ним пришлось расстаться, чтобы меня не выгнали из Академии.

- Олдин забрал, что ли? – после моего утвердительного кивка Тэйн выругался. – Вот жмот!

- Ага. Исключительный. А к тебе я зашла сказать, что всё в порядке, и я до сих пор жива.

- Ты – ходячая иллюстрация к слову «худо». – Печально заключил Адэрфорст и встал с явным намерением обнять меня еще раз.

Буквально подскочив на стуле, быстро протараторила:

- Ну, я, короче, пойду, мне еще уроки на завтра учить, а еще надо зайти на Арену и сходить, поблагодарить принца.

- Принца? – удивленно повторил Тэйн. Ну да, раньше я его в своем рассказе не упоминала.

- Ага! – Махнув герцогу на прощание рукой, выскользнула за дверь и тут же направилась в свою комнату.

Нет, мне все эти страсти-мордасти явно ни к чему. У Тэйна и так есть толпа поклонниц, а я в его фан-клуб записываться не собираюсь. И самой неплохо.

Глава 6

Шла середина июня: сессия была успешно сдана, проекты – отписаны. Самое приятное время учебного года, когда преподавателям на студентов уже, в принципе, плевать. Большинство занятий отменяют из-за пересдач.

Я была собою довольна: почти все экзамены были сданы мною на твердую «пятерку», по магической подготовке и, что удивительно, физической подготовке умудрилась получить «пятерку с плюсом». Преподавательница целительства со скрипом поставила мне «пятерку с минусом». Так что я вполне могла рассчитывать на стипендию в следующем семестре.

Оставшиеся до каникул две учебные недели обещали быть беззаботными и приятными. Что удивительно, после моей незавершенной казни мне даже удалось сдружиться с некоторыми однокурсниками. Конечно, нашлись те, кто стал открыто обвинять меня в убийстве студенток, однако многие поверили суду, и стали воспринимать меня как ту еще авантюристку.

Смешно? Да. Мне тоже.

Настораживало то, что Кинг не проявлял никакой подозрительной деятельности. Вообще, общение с ним я сократила до минимума, надеясь, что меня всё же не положат на жертвенный алтарь Дарисия.

И вот в один из прекрасных июньских дней, когда вся наша группа блаженствовала по случаю отмененной лекции по астрономии, в аудиторию влетел запыхавшийся старшекурсник и сообщил, что ректор ждет всех студентов Академии в Актовом зале.

Я отнеслась к сообщению настороженно: что, опять кого-то убили? Но почему именно сейчас, а не несколькими неделями ранее – в самый разгар учебного года?

Однако ректор не выглядел встревоженным – скорее, наоборот, и вынесенная им сейчас речь никак не повлияет на наш учебный процесс.

- Добрый день, студенты. Многие из вас сдали сессию, некоторые – весьма успешно. Как вам, надеюсь, известно, через два дня празднует свое пятнадцатилетие третья наследница королевского престола Лавеллы. В честь этого события, по личному приглашению принцессы, те из вас, кто сдал экзамены на «отлично», имеют шанс попасть на бал в честь юбилея Аделиссии Каланзи Кинг. Будет избрано пять лучших учеников с каждого курса. Каждый из студентов, которых я сейчас назову, будет обязан послезавтра быть в холле Академии в три часа дня для отбытия во дворец.

На сцену поднялся личный секретарь ректора и передал ему свиток. Судя по всему, там и записаны имена «счастливчиков», которым не повезло попасть в список лучших. Надеюсь, я в этот список не попаду – не хочу на бал.

- Первокурсники, приглашенные ко двору: Тэйнрик Адэрфорст, факультет Воздуха, атакующий дальнего боя. Показал лучшие результаты на экзаменах. Алекса Фертвуд, факультет Воды, разведчица. Камилла Сафворст, факультет Земли, целительница. Адейн Каллид, факультет Огня, разведчик...

Перевела дыхание – последним студентом наверняка будет Рэйнер, значит, я в стороне. Вроде и обидно – старалась, как-никак... результаты удовлетворяют, а на бал не пригласили. Так что я вполне довольна.

- ...Шейлин Грейс, факультет Воздуха, атакующая дальнего боя. Второкурсники, приглашенные ко двору:...

Дальше в речь ректора я не вслушивалась, лишь морщась от досады. Принца в рейтинг, походу, не добавляли. Ну да, он-то в любом случае будет на Дне Рождения сестры. Тэйн, судя по раздосадованному взгляду, тоже не особо хочет туда идти. Оно и понятно: уверена, в детстве его затаскали по таким мероприятиям до отвращения.

- Что думаешь по этому поводу? – спросил у меня Адэрфорст, когда выступление ректора закончилось и мы покинули Актовый зал. Голос его звучал весьма оптимистично.

- Думаю, как бы заболеть до послезавтра. – Буркнула, грустно шморгая носом. Неужели никак нельзя отвертеться от этой сомнительного рода чести?

- Ты что, не хочешь на бал? – Тэйн, кажется, искренне удивился.

Смерила его недоумевающим взглядом:

- А по моему виду можно подумать, будто я в экстазе от предстоящего «развлечения»?

Тэйн фыркнул. Похоже, и сам осознал, что бесполезно удивляться моему поведению. Впрочем, это можно было понять сразу после того, как я стала первой в истории девушкой-атакующим.

- Выбрыхов бал! – Остановилась, невидяще смотря вдаль. – Это ж мне теперь туфли искать придется...

От представления предстоящей пытки непроизвольно поморщилась. Уверена, сейчас в столице достаточно леди, приглашенных на бал. А значит, магазины будут мало того, что забиты до отказа, так еще и цены на товары скакнут в несколько раз!

Радует лишь то, что платье у меня уже есть – спасибо подарившему мне его на День Рождения Адэрфорсту. Осталось приобрести туфли, научиться танцевать и можно с чистой совестью отправляться на бал.

Кстати, да. Неумение танцевать может плохо для меня закончиться.

- Тэйн? – Протянула, думая, как бы сообщить ему, что я не умею танцевать. – А ты танцевать умеешь?

- Конечно. – Ну да, это был глупый вопрос. Тэйн улыбнулся. Коварно. – А ты что, нет?

Вздохнула, отрицательно мотая головой. Ясно, сегодня меня после уроков ждет поиск обуви, а завтра – скоростное обучение танцам.

Ужас, ужас, ужас!

***

Я Академию я вернулась только в девять часов и тут же рухнула на кровать, испытывая неземное блаженство. После целодневного метания по магазинам ноги ныли так, как после первой моей тренировки в этой Академии. Помнится, тогда я тоже просто упала и лежала, не вставая.

Магазины столицы и впрямь были забиты до ужаса. В основном очереди составляли, конечно же, дамы, в основном – дородные мещанки. Каждая из них по отдельности никакой угрозы не представляла. Зато, стоило им столпиться в одном ограниченном помещении, как запахи их парфюмов смешались, производя смрад невероятной силы.

Рухнув на чистое постельное белье, тут же вскочила – не хватало еще, чтобы простыня э́тим пропахлась. Боюсь, в этом случае мне придется её выкинуть.

Мало того, что за время моего похождения ботинки натерли мне ноги, образовав мозоли, так еще и ожоги на пятках растерлись и болели нестерпимо. И всё же, в душ сходить надо, несмотря на боль и усталость.

Зато мои потуги были вознаграждены, и к концу дня я сумела-таки обзавестись парой качественных кожаных балеток тёмно-синего цвета с серебряной каймой и узкой ленточкой, обвивающей щиколотку.

Правда, я почти не сомневаюсь в том, что на балу я буду, преимущественно, сидеть – и так мозоли на ногах болят, еще и новые туфли будут натирать, пока не растянутся. Жаль, что не выйдет взять с собой пару запасной обуви.

Вернувшись из душа, отрубилась сразу. А завтра меня ждут танцы...

Учить меня танцам Тэйн решил в Актовом зале – места много, людей мало.

- Танцы – это не сложно. – Адэрфорст начал с оптимистичной ноты. – Тебе надо просто поймать ритм и следовать за партнером. Немного гибкости и грациозности вполне сумеют скрыть твое неумение танцевать.

А вот это прозвучало обидно. Уж извините, вот такая я, танцевать не умеющая.

- Стань ровно. Теперь эту руку подними вот так, эту – чуть вперед. Сделай её более... круглой, что ли. Не опускай первую руку. Так, правую ногу немного вперёд и чуть-чуть разверни её... нет, в другую сторону! Ты что, никогда не видела, как люди танцуют? Спину держи прямо. Еще прямее. Голову поверни немного вот так... отлично. Теперь стой так. Привыкай.

Сглотнула. Чувствую себя куклой, которую поставили в красивую позу и теперь вот, любуются.

Вот как можно сделать руку «более круглой»? Мне что, кости в ней повыгибать? И да, я никогда не видела, как танцуют на балах. Где бы, интересно, я могла это увидеть? У нас в деревне танцы были просты: два хлопка сверху, три снизу и покрутиться. И, Богиня, зачем держать так голову, подражая курице со свернутой шеей?

Ерунда какая-то! И это люди, простите, считают эстетичным?

Стоять так я могла долго: на тренировках и не такой проделывала. Тэйн это, по-видимому, понял, поскольку перешел к следующему шагу моего обучения.

Подойдя ко мне почти впритык, одну руку положил мне на поясницу чуть ниже лопаток, другой – взял поднятую руку. Ту руку, которая должна быть круглой, уложил к себе на плечо.

- Теперь сам танец: делай левой ногой шаг назад... немного вбок... да, вот так. Теперь ме-е-едленно протягивай другую ногу туда же... Вот. Теперь - то же самое, только вперёд и другой ногой.

Богиня, какой кошмар! Эту ногу туда, эту сюда, теперь их протянуть, при этом умудряться по-прежнему держать спину выгнутой колесом, шею свернутой, а руку – «круглой». Если раньше я не хотела идти на бал, то сейчас только эта мысль вызывает у меня безудержное желание побиться головой об стенку.

Сделала глубокий вдох, успокаиваясь. Я умудрилась пережить покушение на мою жизнь, казнь и даже учебный год. Один бал тоже как-нибудь перетерплю.

Надеюсь.

От Академии мы шли пешком. Помню, я удивилась: по моим воспоминаниям, королевский дворец находился достаточно далеко от Академии. Как оказалось, мы шли не туда.

Пришли мы к зданию Высшего Магического Совета.

Основной целью этого самого Совета являлся «поиск и раскрытие потенциала юных магов». Естественно, ничего такого Совет не делал, рассудив, что, кому нужно раскрыть потенциал – тот вполне может прийти самостоятельно, и искать его для этого вовсе не нужно. Потому обязанности Совета сводились до определения учеников магических учреждений на практику, снаряжение магического полка и, в некоторых случаях – помощь в поиске преступника с помощью магии.

Остальными, «некрасивыми» делами, занимался Нижний Магический Совет. На их плечах лежала тренировка и обучение магических полков, обеспечение более-менее крупных городов Лавеллы минимальными комфортными условиями проживания с помощью магии и другие, не идущие к лицам чиновников из Высшего Совета, занятия.

Однако в здании Высшего Совета было нечто такое, чем стремились воспользоваться практически все маги Лавеллы. Главное здание Совета и дочерние ему филии были связаны между собой сетью телепортов. И, заплатив определенную сумму золотых, можно было воспользоваться одним из них.

Раз мы пришли сюда – значит, основное празденство будет происходить не в столичном дворце.

Залы, по которым нас вели, поражали своей роскошью. Даже, я бы сказала, угнетали.

Белые граненные колонны уходили ввысь, теряясь на фоне высокого потолка. Белоснежные стены увешаны гобеленами с изображениями всевозможных битв и баталий. А пол – светло-серый, с ярко-голубыми прожилками, сияющими, блестящими, притягивающими взор. Почему-то подумалось, что ночью, без освещения, источникам света является именно пол.

Присмотревшись к нему повнимательней, не сумела сдержать судорожного вдоха. Боги, да это же Мрамор Богини! Добывается на рудниках на границе Лавеллы и Шайсии, а по цене не многим уступает легендарной нарисии.

Это же сколько денег было вложено в постройку этого здания? Явно не одну тысячу золотых!

Пока я мысленно восторгалась полом Здания Совета, мы неспешно преодолели несколько залов и остановились возле массивных дверей из очень тёмного, почти что черного, дерева. Открыли нам достаточно быстро.

Если честно, комнату с телепортом я представляла несколько иначе: огромный зал, тоже умощенный Мрамором Богини, кричащий пафосом и роскошью. А в центре всего этого безумно дорогого безобразия – он, телепорт. Огромная арка, затянутая полупрозрачным мягким голубоватым свечением – магией.

Реальность оказалась совсем другой – ошеломляющей, сбивающей с ног после увиденного в других залах.

Относительно небольшая комнатка, казалось, была прямо высечена из камня или чего-то подобного. Неаккуратные, скругленные углы, нависший свинцовой тучей потолок. Телепорт я заметила не сразу: на первый взгляд комната казалась совершенно пустой. Привлекал внимание только маленький красный крестик на полу. Перевела взгляд на потолок и только тут увидела его. Никакой тебе арки, никакой магической пелены. Просто несколько концентричных кругов, нарисованных на потолке, пересеченные несколькими крестами. По краю внешнего, самого большого, круга – восемь установок с серо-болотными камнями... нарисия? Вполне возможно.

Я заходила в портал четвертой. Аккуратно придерживая подол подаренного Тэйном платья, встала на крестик на полу. Мысленная молитва Богине, короткий кивок – из центра круга у меня над головой ударило несколько белоснежных лучей. Они были очень тонкие, однако с каждым мгновением их становилось всё больше и больше. В какой-то момент вокруг меня не осталось ни единого клочка пространства, который не был бы освещен... чем? Что это за белые лучи? В прочем, неважно.

Зажмурилась – слишком яркий свет причинял дискомфорт. Потом у меня сильно закружилась голова. Свет стал стремительно меркнуть, становясь иссиня-черным. Это длилось всего несколько секунд, а потом я оказалась в другом месте. Кто-то из работников Совета тут же взял меня под локоток и отвел в сторону, выводя из центра портала.

Предусмотрительно – иначе я бы просто упала. Голова сильно кружилась, ноги держали с трудом.

Следом за мной из портала вышел Адэрфорст.

Богиня, а теперь нам надо добраться до замка. Интересно, нас поведут своим ходом, или усадят в кареты?

Усадили. В кареты. Всего четыре кареты – по четыре человека в каждой. Ректор Лэндфорд и преподавательница целительства ехали верхом.

Трясло несильно, однако спустя пятнадцать минут поездки меня всё равно укачало. Утешало то, что относительно скоро мы должны были приехать – а еще то, что мне удалось положить голову на плечо сидящего рядом Тэйна. Так качка чувствовалась несколько слабее. Сидевшая прямо напротив меня Алекса сверлила меня – а, точнее, мою голову – недобрым взглядом, нервно покусывая губы и постукивая длинными пальцами по узкому подоконнику.

Изумрудное платье неприятно облегало кожу. Рубиновое ожерелье душило. Кожаные балетки цвета мха уже успели натереть ноги. Аккуратно и незаметно вытащила пятки из туфель – хоть сейчас можно расслабить ноги.

В следующий раз (надеюсь, следующего раза не будет) надену штаны и поеду верхом. В крайнем случае, пешком пойду. В карету ни разу в жизни больше не сяду!

Наконец, спустя еще пару десятков минут, карета остановилась. Я с трудом переборола желание вывалиться первой. Расправила плечи, выпрямила спину, обула балетки, натянула улыбку – раз уж выходить в мир, то так, чтобы все запомнили!

Стоило мне это подумать, как подножка по неведомой мне причине отвалилась, и вместе со мной плюхнулась прямо в лужу, в которой стояла карета. Впрок бы плакать – а вот мне смешно.

Увы, на этом мой эффектный выход в высший свет не закончился – большой плюх, который получился в результате моего триумфального падения, забрызгал весь подол платья Алексы, которая как раз стояла рядом. Девушка дернулась и громко взвизгнула, напугав коней. Кони встали на дыбы. Дышло треснуло поперек оси, и передняя пара коней рванула вперёд, к мечте, к свободе. Оставшиеся лошади были возмущены такой несправедливостью до глубины души и попытались развернуть карету. Резкий рывок сломал постромку, однако коней это не остановило. Так вышло, что карету разворачивать они стали как раз в сторону Алексы. Бедная, перенервничав на счет платья, дернулась опять, сделала неаккуратный шаг назад, однако зацепилась за упавшую постромку и плюхнулась новым платьем прямо в лужу.

Здравствуйте. Я - Лина, очень приятно познакомиться. Нет-нет, вовсе не всегда где я – там какая-то ерунда творится. Сегодня звёзды не там сошлись просто.

Обескураженный нашим поведением народ растерянно переводил взгляд с меня на Алексу, не понимая, что за нелепые курицы к ним приехали.

Ректор так вообще был в ауте.

Первое же, что мне пришло в голову – либо нам карету выделили гнилую и трухлявую, что она на части разваливается, либо кто-то... пошалил, зараза...

Огляделась в поисках безобразника. Нет, вокруг – только взрослые, солидные графы да баронессы... вряд ли кому-то из них стало настолько скучно?

Так, ладно. Надо взять себя в руки. Я – маг, от грязи отчиститься как-нибудь смогу. Невозмутимо подав ошеломленному Тэйну руку, ободряюще улыбнулась толпе и последовала в замок.

Платье и чистила прямо на ходу. Радовало то, что испачкался только край подола. Алексе повезло явно меньше. А еще я было безумно благодарна Богине за то, что на кожаные балетки грязь не попала, поскольку стояла я на подножке. С чувствительной обуви счистить размокшую глиняную пыль было бы куда сложнее.

И всё же, мне очень интересно посмотреть на шутника, сломавшего выделенную нам карету.

Когда я переступила порог королевской резиденции, по моему виду нельзя было сказать, что только что я упала в грязь. Во всех смыслах.

Первым делом мы направились ко входу в бальный зал: герольд должен был объявить о нашем прибытии и представить нас уже приехавшим гостям.

По пути непрерывно крутилась, стараясь, словно диковинная морская губка, впитать в себя как можно больше информации. Чай, не каждый день тебя приглашают на День Рождения к самой принцессе!

Наконец, возглавляющий нашу экспедицию дворецкий толкнул тяжелую резную дверь из светлого дерева с необычайно красивыми цветными вставками.

- Ректор столичной Магической Академии Теней, граф Лэндфорда, Олдин Лэндфорд! – Достаточно громко объявил герольд – парень лет двадцати пяти с забавными золотистыми кудряшками.

Бальный зал поражал своей блестящей роскошью. Над ним трудились явно не худшие дизайнеры столицы, и получили они за это далеко не малую сумму.

Пол был выложен плитами из черного мрамора. В отличие от обычного черного мрамора с белыми прожилками, в этом прожилки были золотыми. Благородное сочетание строгого черного с роскошным золотым – вот они, гербовые цвета королевской семьи Лавеллы. Пол был тщательно отдраен и отполирован, и, присмотревшись, в нем можно было увидеть собственное отражение.

Со скругленного небосвода на длинных цепях свисали массивные хрустальные люстры. Сейчас, пока солнце еще не спряталось за горизонтом, солнечные лучи дробились в хрустале, разбиваясь на сотни маленьких лучиков.

Возле стен по обе стороны от входной двери были установлены колонны. Подножие каждой из них обвивали элегантные желто-розовые розы. Колоны справа удерживали статуи стройных крылатых девушек с лирами – вестников Богини. На колоннах слева были установлены скульптуры юношей с мечом одной руке, и розой – в другой. Символы Бога Честности и Благородства. Юноши также были крылаты, однако, в отличие от девушек, их крылья не были сотканы из перьев и пуха. Скорее, они напоминали крылья летучих мышей – костяная основа, обтянутая кожаными перепонками.

Вдоль колонн были установлены длинные столы с различными яствами: десертами, тарталетками и фаршированными овощами. Тяжелые скатерти из бело-золотого бархата свисали до самого пола.

Огромные окна от пола до потолка обеспечивали освещение зала не хуже магических светильников, установленных в люстрах.

В различных местах зала под стенами стояли небольшие диванчики и обтянутые мягкой тканью стулья.

А около противоположной относительно дверей стены стоял трон. Вернее, три трона – для короля, королевы и наследника. Ни один из них не пустовал.

На небольшом балкончике над входной дверью разместились музыканты со скрипками и арфами.

Виновницу торжества – пятнадцатилетнюю принцессу Аделиссию Каланзи Кинг – я нигде не наблюдала. Вышла куда-то?

Вместе с остальными студентами подошла к присутствующим в зале членам королевской семьи. Склонилась в реверансе. Интересно, они целый день так сидят? И не болит у них спина, шея?

Выпрямившись, еще раз быстро огляделась – и направилась к выходу из зала. Не к тому, через который мы вошли, а к тому, который был спрятан между колонн. Интересно было увидеть не только бальный зал и холл, но и весь остальной замок тоже. Главное – не заблудиться.

Из зала я выскочила достаточно быстро, так что Тэйн не успел ни увязаться следом за мной, ни даже заметить, куда я делась.

Коридоры замка, естественно, не выглядели так богато, как бальный зал, однако всё равно были чистыми и ухоженными. Особенно мне понравились огромные, примерно с меня ростом, вазы, из которых свисали большие декоративные розы.

Возможно, гулять вот так, в одиночку, далеко от людей, было плохой идеей – Всадники вполне могли окочевываться где-нибудь поблизости. В прочем, эти мысли вполне могли быть производными от только начавшей сформировываться мании преследования.

Поднялась вверх по закрученной спиралью лестнице. Никогда таких не видела, однако идея интересная.

Коридоры второго этажа не выглядели такими строгими и холодными, как коридоры первого этажа. Пол был выложен не белой отполированной плиткой, а мягкими дубовыми досками. Вместо огромных фарфоровых ваз – горшки с фиалками на подоконниках. Стены мягкого зеленого цвета украшали не картины в позолоченных рамах с изображенными на них правителями, а гобелены с пейзажной тематикой.

Пройдя в конец коридора, спустилась по такой же спиральной лестнице обратно на первый этаж.

Остановили меня раздавшиеся за углом голоса. Женские. Незнакомые. Ведомая неведомым порывом, спряталась за одну из ваз – с большинства позиций меня не видно, зато я могу весьма хорошо наблюдать происходящее вокруг.

Напротив вазы остановились те самые девушки, голоса которых я слышала. Трое. Лиц не очень видно, волосы у всех, кроме одной, собраны. Зато платья видно.

- Лисси, да не переживай ты так! Графы и герцоги тебя живой не сожрут.

- Тебе легко говорить... - вздохнула девушка с до ужаса кудрявыми золотистыми волосами. Смахнула невидимую пылинку с ярко-голубого платья с розовыми вставками и огромным синим бантом за спиной.

- Лисс, успокойся. Не умрешь – и то ладно. – Несколько резко ответила третья девушка.

Интересно, кто это? Если я немного присяду – возможно, удастся разглядеть их лица.

Первая девушка в тёмно-синем платье зашла кудрявой за спину и приобняла её за плечи:

- Вдохни поглубже и иди. Никто не даст тебя в обиду и судьба Айворы тебе пока что не светит.

Наклонилась, стараясь рассмотреть девушек получше, заодно обдумывая последнюю сказанную фразу.

Айвора... необычное имя. Старинное. И очень знакомое. Где я его слышала?

Наступила на подол неудобного платья, дернулась, пытаясь сделать шаг назад – и упала. Носком балетки зацепила край вазы, которая тут же опасно зашаталась, грозя упасть прямо на пол. Я успела её поймать, быстро прошептав заклинание поддержки, однако...

Увы, прятаться у меня не выходит. Девушки, ничуть не испугавшись, обошли вазу и с интересом уставились на меня.

Всего одного взгляда на них хватило, чтобы понять, кто передо мной.

Ах да, я вспомнила, кто такая Айвора. Старшая сестра Рэйнера. А девушки, чей разговор я чисто случайно подслушала – её младшие сестры.

Принцессы.

Быстро поднявшись, тут же присела в глубоком реверансе. Наверное, после произошедшего это выглядело несколько нелепо, о чем я в данный момент вообще не думала.

- Ты что, подслушивала? – холодно поинтересовалась одна из девушек.

Внимательно осмотрела говорившую. Тёмные волосы собраны в высокую прическу и закреплены рубиновым гребнем. Платье – ярко алое, низ юбки покрыт черным кружевом. Шелковые перчатки обтягивают тонкие руки почти до локтя, на правой руке девушки – необычное кольцо, соединяющее две пальца, с внушительных размеров рубином. На вид чуть младше меня, хотя ростом повыше. Ярко-зеленые глаза из под густо накрашенных ресниц глядят с недовольством и пренебрежением.

Если мне не изменяет память, передо мной – третья наследница престола Дэалина, четвертый ребенок в семье. Кажется, ей шестнадцать, но я могу и ошибаться.

- Нет, Ваше Высочество.

Стояла я ровно, глядя прямо ей в глаза. А что? Принцесса она, или нет, однако я не собираюсь лебезить и заискивать перед ней. Тем более – учитывая то, что она младше меня. А вот характером явно пошла в брата.

- Подожди секундочку, разве не под тобой сломалась карета перед входом? – не обращая ни капли своего королевского внимания на мои слова, девушка начала медленно обходить меня по кругу, словно выискивая следы грязи на моем платье. Ну-ну, пусть ищет. Всё равно не найдет.

- Слухи быстро разлетаются.

- Ты забыла добавить в конце «Ваше Высочество».

Нет, серьезно, говорит точь-в-точь как наследный принц.

- Дэа, успокойся. – Несколько раздраженно проговорила другая принцесса.

Сейнерин Кинг. Ей восемнадцать, вторая наследница престола, третья из шести детей королевской четы. В прошлом году экстерном закончила Академию Теней, поставив себя в пример многим следующим поколениям – за всю историю существования Академии такое проделывалось лишь трижды, причем из всех трёх «умников» Сейнерин – самая младшая. Волосы собраны в чуть более простую, чем у Дэалины, прическу, однако выглядела она не менее изысканно. Белое платье с золотой вышивкой сшито из дорогой ткани, однако по очень простому крою. Поверх – странная накидка, напоминающая фрак, сшитый на основе жилетки. Перчатки, как и у меня, по запястья, обрамленные белым кружевом. Из украшений – только тонкое изящное серебряное кольцо.

Ну, и оставшаяся девушка – собственно говоря, сегодняшняя именинница, пятнадцатилетняя Аделиссия Кинг. Волосы у неё, в отличие от сестер, были распущенные, светлые и кудрявые до невозможности. Глаза у Аделиссии были не в пример темнее, чем у остальных членов её семьи.

- Что значит «успокойся»? Ты серьезно?! То есть, по-твоему, нормально, что приглашенные на бал гости шастают, где им заблагорассудится?! – Судя по тону и выражению лица Дэалины, такие ссоры у них случаются весьма часто, и к ним уже все привыкли.

Младшая из трёх принцесс уверенно подошла ко мне и, взяв меня за руку, повела к бальному залу.

- Не обращай внимание, Дэа часто бесится. Ты из Академии, верно?

Удивленно посмотрела на Аделиссию. Как дети из одной семьи могут иметь настолько разный характер? Сравнить её с тем же Рэйнером. Или Дэалиной.

- Да, Ваше Высочество.

- Постой... то есть, ты – первая в истории девушка, ставшая атакующей?!

Ого, а сколько неподдельного восторга в глазах. Странно, что принцесса знает обо мне Кинг рассказал?

- Да. – Смущенно улыбнулась и поспешно добавила: - Да, Ваше Высочество.

- Мы пришли... веселого вечера.

Принцесса оставила меня у входа в бальный зал и, шурша многослойной юбкой, поспешила вернуться к сестрам.

- С Днём Рождения, Ваше Высочество. – Бросила ей вслед, надеясь, что она меня услышит.

Так, ладно. По замку побродила – и хватит, пожалуй. Пойду лучше проверю, насколько хорошо Тэйн научил меня танцевать.

Войдя в зал, осмотрелась. Первое, что почему-то бросилось в глаза – пустующий трон Рэйнера. Лишь потом высмотрела у одного из столиков Тэйна. Вместе с Алексой.

Они тоже меня заметили. Тэйн тут же направился ко мне; Алекса, естественно, не отставала, тщетно пытаясь отвлечь герцога от моей скромной персоны.

Нас разделяло расстояние всего в несколько шагов, когда Алекса попыталась схватить Тэйна за руку и увести в сторону:

- Тэйн, слушай, вальс начался! Давай потанцуем?

Я тихонько фыркнула – как можно опуститься до того уровня, чтобы просить герцога о танце?

Адэрфорст окинул Алексу таким уничижительным взглядом, что даже я, стоявшая на расстоянии, вздрогнула и невольно сделала шаг назад – что уж говорить о девушке.

Герцог отцепил от себя хваткую руку Алексы и подошел ко мне:

- Где ты была? – спросил хмуро, отводя глаза.

Странная реакция с его стороны. Я что, отойти не могу ненадолго? Или что-то произошло, пока меня не было?

- Гуляла по коридорам замка. – Всмотрелась в лицо Тэйна, силясь понять, что случилось.

- Сама?

Оторопело посмотрела на Адэрфорста. Что он имеет в виду? Явно же не Огненных Всадников. И разве это имеет значение?

- Нет. По дороге встретила принцесс. Мы с ними очень... э... мило побеседовали. – Едва заметно скривилась, вспоминая этот «приятный» разговор с третьей наследницей престола.

- Принце́сс? – Тэйн скептически приподнял бровь.

Стоп. Он что, намекает, что я с принцем гуляла? Он в своем уме?! Или я чего-то не понимаю?

И ведь прямо спросить я тоже не могу – если я ошиблась, Тэйн может обидеться, причем обидеться сильно.

И вообще, какое ему дело до того, куда и с кем я ходила? В конце концов, это – мое личное дело!

- Слушай, пойди лучше... с Алексой потанцуй. Вон она, сверлит меня ненавидящим взглядом. – Обиженно шморгнув носом, быстро направилась к стоящему неподалеку диванчику. Посижу немного, успокоюсь – и, может быть, даже немного потанцую. Но только совсем чуть-чуть.

Адэрфорст не стал идти за мной. Еще чего – не стань же он ронять себя на глазах у всей королевской челяди. Однако и с Алексой он танцевать не стал – лишь коротко выругался (я ду́маю, что выругался – на таком расстоянии я ничего не слышала) и пулей вылетел из бального зала.

Немного подумав, перевесилась через подлокотник дивана и, схватив с подноса ближайшего слуги небольшое пирожное в форме розы, запихнула восхитительный, тающий во рту нежный бисквит себе в рот.

Богиня, как давно я не ела сладкого! Еще в деревне Энн не особо баловала меня сладостями, а в Академии их и вовсе не было. Единственный способ для студентов достать что-нибудь сладкое – отправиться на его поиски в город. И, если у тебя есть деньги, свободное время и упорное желание найти себе какой-нибудь десерт – возможно, у тебя что-нибудь и получится. Увы, из всего этого списка у меня было только третье.

Недолго думая, взяла себе еще один десерт. И еще, ни капли не заботясь о том, как это выглядит со стороны. Сильно я не объедалась, однако прекрасно осознавала, что такую прелесть смогу попробовать еще не скоро – если, конечно, вообще смогу.

Наконец, забава с поеданием пирожных была отложена в сторону, и я удобно умостилась на небольших диванных подушках. Жаль, нельзя немного вздремнуть.

- Леди отдыхает? – привлек мое внимание мягкий бархатный голос чуть в стороне.

Удивленно покосилась на говорившего, постепенно осознавая, что обращался он ко мне.

- Леди недоумевает. – Чуть нахмурившись, посмотрела на мужчину лет тридцати пяти-сорока. Длинные черные волосы распущенны и небрежно уложены, янтарного цвета прищуренные глаза смотрят на меня оценивающе, изучающе.

- Прошу прощения, я совсем забыл представиться. Шайнар, герцог Айнфлика, к вашим услугам.

Господи, серьезно? Еще один герцог?! Мало мне Тэйна?!!

- Очень приятно познакомиться, лорд Айнфлик. – Растерянно пробормотала я. А я Лина, нищенка с границы. Рада знакомству. – Шейлин Грейс, студентка Академии Теней.

- Это честь для меня. – Герцог склонился в полупоклоне.

Странный ответ, как по мне. Что именно для него честь? Что я – студентка Академии? Или что меня зовут Шейлин? В любом случае, это – для меня честь, а уж явно не для него. Или имелось в виду, что познакомиться со мной – честь для него? И с какого же бока это – честь? Или просто фраза, заменяющая «приятно познакомиться»? Ничего не понимаю. А как ответить на то, чего не понимаешь?

К счастью, мне отвечать не пришлось – именно в этот момент герольд объявил «Чакону принцессы Аделиссии», и мы с герцогом обратили внимание в центр зала.

Пару принцессе составил неизвестный мне юноша чуть старше меня. Судя по их переговорам и улыбкам во время танца, они были неплохо знакомы.

Сам танец взаимодействие партнеров, в отличие от того же вальса, не предполагал. Вообще танцем это назвать было сложно – короткие грациозные прыжки, плавные взмахи руками, периодический обмен поклонами. Не знаю, как можно выучить такое количество разнообразных приседаний, наклонов и поворотов. Мне и обычный вальс дался тяжело, что уж говорить об этой необычной чаконе.

Когда танец закончился, зал разразился бурными аплодисментами. Принцесса смущенно улыбнулась, махнула ресницами – и затерялась в толпе.

Музыканты тут же начали играть новую мелодию. Трёхтактный ритм прекрасно подходил для вальса. Мне на зло, судя по всему.

- Не изволит ли прекрасная леди подарить мне сей танец? – Герцог поклонился, протягивая мне руку для танца.

Это ж надо, как заворачивает: «не изволит ли», «сей танец»... возможно, другие девушки уже после знакомства тают, как недавние пирожные во рту, однако у меня от этих пиететов уши вянут и трубочкой заворачиваются.

Осталось лишь придумать, как послать этого надоедливого герцога далеко и надолго.

- Не изволит. – В разговор, к моему удивлению, вмешался Рэйнер. А о́н тут откуда появился?! Заберите меня отсюда, пожалуйста! – Ведь леди будет танцевать со мной. Не так ли?

Глава 13

Следующая фраза сопровождалась взглядом прямо мне в лоб. Возможно, если бы принц владел ментальной речью, сейчас я услышала бы что-то вроде «быстро встала и пошла». К счастью, ментальная речь – то, что осваивают единицы. И вряд ли Рэйнер входит в их число.

- Конечно. – Встала, подавая руку принцу.

Возможно, это слово должно было прозвучать робко и покорно. И так оно и прозвучало бы из уст любой другой девушки, находящейся в этом зале. Любой другой – но не меня, ведь я ответила не просто недовольно – я рявкнула, недовольная тем, что Кинг опять вмешивается в мою жизнь. Конечно, я не хотела танцевать со старым по моим меркам герцогом, однако и с Рэйнером я тоже танцевать не хотела. Я вообще ни с кем танцевать не хотела!

Вот только кронпринц – не герцог. Если шансы отвертеться от танца с последним были, хоть и чрезвычайно низкие, то с принцем – никаких. Разве что отравиться.

- Тебе так нравится пользоваться своим положением? – сердито прошипела я, стоило нам отдалиться от поджавшего губы герцога на приличное расстояние.

Рэйнер невозмутимо развернул меня к себе лицом и тут же сделал первый шаг. Пришлось в срочном порядке приспосабливаться к ритму танца.

- Вовсе нет. Однако уж поверь, герцог Айнфлик – не тот человек, в компании которого тебе стоило бы проводить время.

- Не тебе решать, в чьей компании мне стоит проводить время! – Возможно, эту фразу я произнесла сли́шком громко, однако меня это в данный момент не заботило. Нет, ну вы только послушайте! Я – не его собственность, чтобы он решал, что и когда мне делать. Я вообще ничья не собственность. Я – сама по себе.

- Я – принц твоего королевства. И не повышай, пожалуйста, голос, на тебя люди оборачиваются. А еще, пока мы не в Академии – будь добра, обращайся ко мне соответствующе титулу.

Вся эта реплика была произнесена на одном дыхании, отстраненно-холодным тоном.

Богиня, как же мне в тот момент хотелось наступить принцу на ногу и выбежать из зала, громко хлопнув дверью! Мне пришлось приложить титанические усилия, чтобы сдержаться от такого опрометчивого поступка.

- Я́ – принцесса своего́ королевства, и ты об этом прекрасно знаешь. – Немного подумав, выплюнула: - Ваше Высочество.

- Что не помешало тебе согласиться на танец. И, кстати, не советую произносить это вслух. Стены тоже имеют уши, а ты же не хочешь, чтобы так опрометчиво сказанная тобою фраза докатилась до Всадников?

Поджала губы. Рэйнер, конечно, прав, однако все мои нелепые и опрометчивые поступки провоцирует именно он.

- То есть, произносимые мною слова мне тоже необходимо согласовывать с тобой, верно? Ты же – «принц моего королевства»! Высочество!

- Если бы ты это делала, могла бы избежать огромного количества проблем. В любом случае, следить за языком тебе явно стоит.

Нет, ну это уже явная грубость. Он вправду считает, что статус принца дает ему вседозволенность?

С трудом дождавшись окончания танца, не стала обмениваться благодарными поклонами (а за что благодарить-то? За в конец испорченное настроение?!), и быстро направилась к выходу из зала. Честно – не желаю оставаться тут ни минуты больше.

Быстро найдя глазами в толпе ректора, тут же подошла к нему:

- Лорд Лэндфорд, я возвращаюсь в Академию.

Ну вот. Ректора предупредила – и отлично. Теперь меня тут ничто не сдерживает, и я могу возвращаться. А уж добраться до филии Совета без кареты я уж точно как-нибудь смогу.

- Лина, стой! – Тэйн поравнялся со мной. – Ты куда?

- Подальше отсюда! – Ускорила шаг. Чем быстрее я покину королевскую резиденцию – тем лучше.

- Я с тобой.

Мило. Вот только зря он так старается – уж мне-то поддержка точно не нужна. Хотя не исключено, что ему тут тоже уже надоело.

Выйдя во двор, несколько недовольно покосилась на небо, медленно, но верно покрывавшееся тонкими сизыми облаками. Не хочу идти до здания Совета под дождем но, боюсь, особого выбора у меня нет.

- Ну и далеко ты так собралась? – Тэйн схватил меня за руку, останавливая.

- До портала, если ты еще не понял. – Возможно, прозвучало несколько резко, но кто ж виноват в том, что у меня такое плохое настроение?

«Принц виноват!»

Ох, если бы я только знала, что в тот злопамятный день мои неприятности только начинаются.

- Лина, Лина, Лина, и когда же ты научишься думать? – Адэрфорст горестно вздохнул, после чего поднял вверх и чуть в сторону руку с двумя оттопыренными пальцами. Всего через несколько секунд неподалеку от нас остановилась карета.

Хм. Так, и вправду, проще.

За то время, что мы доехали, – на этот раз оно показалось мне вечностью, - я успела остыть. Да, принц – глупый, заносчивый и ужасно эгоистичный. Как ребенок. На детей ведь не обижаются, когда они сделают глупость? Тем более – учитывая также то, что всё сказанное им было чистой правдой, преподнесенной в не самой красивой обертке.

Тэйн, естественно, почти всю дорогу пытался узнать подробности произошедшего на балу, однако я отвечала вяло и односложно. В какой-то момент захотелось даже, чтобы он исчез. Просто, чтобы я открыла глаза, и оказалась в карете сама. А он, он чтобы был на балу – «развлекался» вместе со всеми.

Тут же отогнала возникшие мысли: он пытался помочь, и я не имею права даже думать о том, чтобы прогнать его.

Задумалась еще вот над чем: Аделиссия показалась мне очень милой и очаровательной, да и Сейрелин тоже выглядит вполне приятным человеком. Так каким, простите, образом дети, выросшие в одной семье, могут так сильно отличаться?

На этот раз проводить до помещения с порталом нам не стали – раздраженно бросили «комната прямо по коридору» и всё.

Возле самого телепортационного зала нас встретил еще не пожилой мужчина в длинном, до самого пола, балахоне. Бесстрастно покосился на нас, быстро просканировал пропускные значки – такие были выданы каждому студенту, которого пригласили на бал. Кивнул и, сказав нам ожидать тут, куда-то удалился.

Вернулся минут через пять. Не знаю, что изменилось – балахон, вроде, всё тот же. Доложил начальству о нашем прибытии? Что ж, вполне возможно.

- Проходите. – Дверь, открытая прислужником, громко скрипнула, неприятно резанув по ушам.

Я вошла в комнату первой. Адэрфорст – сразу за мной. Дальше вошел мужчина в балахоне. Я, не оборачиваясь, подошла к телепорту.

Что-то казалось мне неправильным. Картина окружающего мира казалась незавершенной – словно книга с вырванной страницей. Чего-то явно не хватало, чувство ожидания царапнуло изнутри. Чего я жду? Чего не хватает?

Обернулась, и тут пришло осознание – не хватало повторного скрипа двери. Она не была закрыта. А в проходе стояло несколько хорошо вооруженных воинов.

Судорожно вдохнула. Что происходит? Первая мысль – «Меня опять арестовывают», - была поспешно отметена, ибо не за что. Нападение?

Вполне возможно.

Громкий, протяжный скрип, щелчок – дверь закрыли и заперли.

Мгновения на то, чтобы опомниться, нам не дали – сразу ринулись в бой, уверенные в легкой победе.

Оружие. Мне нужно оружие. Тэйн метнулся к стене и приложил к красному кругу на ней раскрытую ладонь – подал сигнал тревоги. Теперь надо продержаться минуты две. Только две минуты.

Вечность.

Тогда я поняла, что за две минуты можно успеть очень много всего. Можно ввязаться в бессмысленную битву, исход которой предрешен. Можно разглядеть лица противников. Можно сказать всего одному человеку, как он дорог мне, а можно лишь осознать это. Можно утереть внезапно выступившие слёзы. Выступившие от осознания того, что этот бой не выиграть. Можно сосчитать противников и понять, что их ровно в пять раз больше. Можно вознести последнюю клятву Богине. Можно вспомнить все значимые моменты в жизни – счастливые, и не очень.

Можно умереть.

Однако сейчас я метнулась наперерез врагам, желая лишь продать свою жизнь подороже. Солдаты, явно не ждавшие от меня такой реакции, лишь на миг притормозили. Этого мига оказалось достаточно, чтобы с разворота ударить ближайшего из них в солнечное сплетение.

Воин на некоторое время вышел из боя – нагнулся, хватая ртом воздух, не имея возможности вдохнуть.

Эта заминка позволила мне выхватить из его ножен кинжал и воткнуть его в бок ближайшего нападающего. Тот качнулся из стороны в сторону и, не сгибая коленей, упал.

Мысли в сторону – сейчас они только мешают. Действовала на чистом автоматизме, отработанном на многочисленных тренировках.

Увы, моего автоматизма оказалось маловато – атакующие быстро оправились от первого потрясения и ринулись в бой. Я попыталась воспользоваться магией, но тут же с ужасом поняла, что не могу этого сделать. В чем дело? Комната блокирует магию?

Сразу же почувствовала себя маленьким, беззащитным котенком. Теперь, когда на магию надежды не осталось, остается лишь вспоминать все занятия с Рейвом, молиться Богам и держаться до прихода стражников, вызванных Тэйном.

Отвлеченная, я пропустила несколько ударов. Нападать старались в основном на меня – лишь трое сдерживали Тэйна, не давая тому возможности прийти мне на помощь. На меня же напали пятеро, еще один почти пришел в себя. Шестеро взрослых вооруженных мужчин и напротив них я – в неудобной обуви, длинном платье и с кинжалом в руках. Почему-то подумалось, что в сравнении с оружием солдат он кажется зубочисткой.

Поудобнее перехватила кинжал и попыталась нанести им удар. Естественно, ничего не вышло – я привыкла орудовать анкаром, а не кинжалом. Сейчас от этого оружия в моих руках не было никакого прока.

Чей-то неслабый удар пришелся прямо мне в ключицу. Послышался неприятный хруст, невероятная боль пронзила правое плечо. До крови закусила нижнюю губу, сдерживая крик, однако следующий удар не заставил себя ждать. Удар в живот был настолько сильным, что мне даже показалось, что мои органы вот-вот вылезут. Попятилась назад, постаралась закрыться руками, ограничить себя от ударов. Это, естественно, не помогло – уколы, удары, порезы сыпались теперь со всех сторон. Лишь поразительная неумелость моих противников и помощь Богини спасли меня от мгновенной смерти.

Тэйн, тем временем, расправился со своими противниками, и атака на меня ослабла – еще трое вступили в схватку с герцогом.

В прочем, это не сильно улучшило мою ситуацию. Перехватив кинжал левой рукой, наугад пырнула им перед собой. Послышался сдавленный сип, однако падения не последовало – кажется, я попала неприятелю в руку. Зато моя ключица от резкого движения заныла еще сильнее.

Я отступала до тех пор, пока не уперлась спиной в чуть округлую стену комнаты. Еще один удар заставил меня осесть на землю.

Всё. Финал. Следующий удар окажется для меня последним.

Звуки смешались – лязг, стоны, мой собственный крик, сопение, скрип, пыхтение, треск – я уже ничего не отличала. И очень удивилась, когда воины вдруг начали отходить от меня. Появившаяся на полу полоска света подсказала мне, что дверь открыли.

Пришла вызванная Тэйном подмога. Как вовремя...

Не успела я облегченно выдохнуть, как резкая боль рассекла мой бок. Я пыталась сделать вдох, но воздуха отчаянно не хватало. Удивленно покосилась на тонкое лезвие, торчащее из моего правого бока. Словно и не мое тело вовсе.

Кажется, на лезвии был яд – мышцы живота сокращались в судорогах, правая рука и нога онемели. Картинка в моих глазах поплыла, смазываясь в единое пятно. Теперь они вызовут лекаря, чтобы спасти меня, но они не успеют. Мне осталось жить буквально несколько минут.

В глаза потемнело, а меня накрыло легкое, неуловимое чувство полета. Мне казалось что я падаю в бездонную яму, но никогда не упаду.

Никогда.

Конец первой книги.

июль 2017 – июнь 2018



home | my bookshelf | | Академия Теней. Принц и Кукла |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 14
Средний рейтинг 3.6 из 5



Оцените эту книгу