Book: Предсказанный враг



Предсказанный враг

Татьяна Форш

Предсказанный враг

Купить книгу "Предсказанный враг" Форш Татьяна

ПРОЛОГ

Разбуженная вскриком тишина

Ночной совою уплыла незримо…

И память в этой полночи брела

Тропою безымянных пилигримов.

А вой струился дымкой над рекой,

И каждый этой болью упивался

И месть искал в безумии слепой…

А тот, кто ждал той полночи, – дождался.


Тяжелый молот обрушивался на каменную стену, с каждым ударом откалывая крохотные камни. Руки, уже не чувствуя усталости, машинально поднимались и опускались, мозг считал мгновения до вечернего колокола.

– Шевелись, дохлятина! – Спину обожгла заговоренная жрецами плеть. Раны после нее не заживали неделями, гноились и дико болели. – Давай поживее маши руками, а то скоро отбой, а мы меньше всех руды набрали.

– Да, эти эльфы такие тунеядцы! Ненавижу их! Может, ему еще плетей добавить?

– Эй, беловолосый, ты как больше любишь: плетью по спине или кулаком в морду?

Невдалеке послышался крик, мерные удары и слившиеся с ними стоны.

– Ну-ка пойдем глянем, что там?

Мерзкие коротышки, смешно переставляя кривые ноги, побежали на звуки.

Что ж, тем лучше! Сейчас самое время заняться воплощением в жизнь своей мечты.

Стараясь не привлекать внимания, узник, постукивая по стене молотом, шаг за шагом приближался к жрецу – начальнику охраны.

Сегодня на карту было поставлено все: и долгие годы рабства, и издевательства гномов, и унижение от более сильных рабов. Все пережито лишь для того, чтобы свершить месть! Великую месть. Упоительную месть, лечащую все раны, заставляющую терпеть этот ад. Сегодня!

Оставшиеся несколько метров он, упав, прополз на коленях к давно заметившему его жрецу.

– О, благословенный Релен! Не прогоняй меня, недостойного! – Обычные слова приветствия были сказаны.

– Ну, что надо?

«Ненавижу! Знает все с точностью до слова, но будет мучить, пока не устанет! А если он сегодня не в духе, вообще может отдать стражникам! О Всевидящий, если ты есть, помоги!»

– Я прошу свободы! – Спина согнулась в ожидании удара, но его не последовало.

– Ты же знаешь, сколько она стоит!

– Да, я собрал. Я принес! – Рука, трясясь, протянула сделанный из грязной тряпицы мешочек. – Там ровно сто!

Жрец сгреб его и подкинул на ладони. Развязал. Заглянул.

Были! Были случаи, когда жрецы забирали выкуп и убивали каторжника. Это они тоже называли освобождением. Смотря на кого нарвешься!

– Угу! И сколько ты здесь?

– Почти шестьдесят лет.

– А к скольким годам тебя приговорили?

– К ста пятидесяти.

Жрец спрятал мешочек.

– Выкуп принят! Вот. Сумеешь воспользоваться – скатертью дорога! Не сумеешь – сдохнешь вместе со всеми!

В грязные, окровавленные ладони упал серебристый шар.

– Там сбоку кнопка. – Свистнула плеть, опускаясь на спину пленника. – Чего расселся, бес? За работу!

Его гневный рев заставил каторжника в ужасе отшатнуться и ужом скользнуть в темную расселину.

«Интересно, что это и как этим воспользоваться?»

Опасаясь коснуться кнопки, эльф спрятал шарик за пазуху – самое безопасное место. На выходе один стражник прохлопает по штанам, другой проверит рот и… Тут стоном Всевидящего раздался вечерний колокол. Заключенные траурной вереницей потянулись к главному выходу. Возле него всегда собиралась очередь, ожидающая, когда жрецы-стражи вывезут мертвецов, а после пропустят заключенных.

Вот и сегодня, простояв довольно долго, толпа наконец-то выплеснула его к сияющей арке.

– Ну, шагай! – Гном-стражник кольнул мечом, подталкивая к переходу.


* * *


Портал вынес заключенных на жилой этаж.

В старой горе, над шахтами, уже давно никто не жил. Лет шестьдесят назад, почти сразу как он попал сюда, гномы, опасаясь обвала, семьями покидали свои дома, и жрецы поселили здесь заключенных. Удивительно, как быстро пролетели эти годы, хотя первые десять каторжных лет показались ему тысячелетием.

Стражники, крадя короткие часы сна, заставили всех спуститься к мутному озеру. Абсолютно равнодушные ко всему существа, падая от усталости, безропотно скинули лохмотья, забрались в холодную воду и четверть часа тупо стояли, ожидая приказа.

Наконец пытка закончилась. Выбравшись на берег, узники натянули принесенные охранниками сухие и довольно чистые лохмотья и побрели на этаж, где располагалась кухня.

После скудного ужина, а заодно и обеда, выдав положенные зелья выносливости и здоровья, всех заключенных быстро загнали в каменные бараки и закрыли двери.

О Всевидящий, почему этот вечер длится вечность? Еще вчера он, падая на кровать, мгновенно засыпал, не слыша бессмысленных разговоров, недвусмысленных стонов и криков вечерней обязательной потасовки.

Он коснулся пальцами холодного металла шара и тут же их отдернул. Знать бы, как он должен сработать! А если жрец обманул и это ловушка? Жрецам вообще ни в чем нельзя доверять. Жалко, что он не владеет магией… Никогда не владел и даже завидовал изгоям-полукровкам. Пусть их боятся, ненавидят, но у них в руках мир. Мир силы!

Перед глазами встало ненавистное лицо. Сколько раз он представлял, как пронзает кинжалами эти надменные глаза. Сердце забилось в предвкушении мести, и в разбитое тело влилось восхитительное желание жить.

Наконец тишина удавкой задушила все звуки. Ненадолго взбодренные зельями тела, обессиленные каторжной работой, жаждали короткого сна как самой лучшей награды.

Что же хотел сказать жрец?

«Сумеешь воспользоваться – скатертью дорога, нет – сдохнешь вместе со всеми».

Думать, не спать!

Глаза закрывались, норовя погрузить мозг в короткий сон.

Он очнулся. Потряс головой.

Нет!

Мысль о том, что завтра снова предстоит вытерпеть весь этот ужас, прогнала дремоту.

Думать! Не спать!!!

Покопавшись, он вытащил припрятанную за ужином бутылочку.

Здесь зелья обязательно выдавали утром и вечером. Если пленник заболевал, его просто убивали, считая бесполезным тратить на него эликсиры, но их можно было купить у стражников за камни. Конечно, он покупал, чтобы выжить, поэтому и просидел здесь так долго. Иначе он бы уже давно скопил сто камней на освобождение.

Зелье влило силы в уставшее тело. Он сунул опустевшую склянку под лежанку и осторожно запустил руку за пазуху.

В ладони, опухшей от кровавых мозолей, оказался тускло поблескивающий в свете едва тлеющего факела шар.

Что же он означает?

Почему-то он верил, что жрец его не обманул, что это и есть путь на волю. Путь к мести.

– Эй, что это у тебя за игрушка?

Вкрадчивый шепот заставил дернуться, сжаться. Шар тут же исчез в лохмотьях.

– А твое какое дело? – Глаза подслеповато вгляделись в шевельнувшийся полумрак.

– Ну-ка, двинься, разговор есть! – Чья-то рука властно оттолкнула его к краю лежанки. – Так-так… Значит, ушлый эльф скопил себе на свободу? И что самое удивительное – получил ее!

Наконец-то он узнал голос. Полукровка, проживший здесь полвека. Говорили, что в результате какого-то несчастья он абсолютно лишился своего резерва силы.

Принес же бес!

– Бервуль, иди спать! Какая свобода? Зелий перепил?

Но даже равнодушный тон не смог обмануть седоволосого.

– Я знаю, что это!

Глаза эльфа широко раскрылись.

– И что?

– Не так быстро! А что я получу взамен? Мне тоже надоело здесь сидеть! Или бери меня с собой, или я всем расскажу о «Белом пламени». Поверь, гномам будет очень интересно узнать, как ты смог в обход охраны насобирать сто камушков.

– Vaalama haty!

– А вот это – на здоровье! Может, кого разбудить?

– Тише! Я хотел уйти сегодня, но не знаю, как мне может помочь эта штука.

– А чего тут думать? – Полукровка легко поднялся и жестом поманил его за собой.

Благодаря своему небольшому росту и довольно худощавой фигуре он беззвучной тенью пробрался мимо похрапывающих узников и остановился у стены.

– Я когда-то спал здесь. – Он кивнул на полусгнившую, пустовавшую лавку. – А теперь смотри.

Приподняв, Бервуль переставил один конец лежанки, подергал что-то, отодвигая, и снова поманил.

Любопытство, управляя мозгом, все решило само.

– Что там?

Откуда-то приятно и забыто пахнуло. Вспоминая, он с наслаждением принюхался к свежайшему морскому воздуху.

– За этой стеной – море. Только ночь не дает увидеть его в эту щель.

– Ну и чем хороша твоя мысль?

– Всегда знал, что эльфы дурные, но чтоб настолько? Активируем «Пламя» и в море! Ах да, я забыл – ты же не знаешь, как это сделать. Просто нажмешь на кнопочку, и полпещеры превратится в пыль. Только надо заранее спрятаться, чтобы не задело!

– И куда здесь прятаться? – Глаза встревоженно оглядели стройные ряды невысоких лежанок.

– Ты забыл сказать – меня берешь?

– Да, беру!

– Вот и славно! – кивнул Бервуль.

Эльф с удивлением смотрел, как неспособный к магии полукровка за секунду из воздуха выстроил прочную, каменную перегородку и уселся за нее.

– Давай садись! Нажимай кнопку и кидай «Пламя» к стене!

– А вдруг откатится?

– Не успеет! До взрыва три секунды!

Трясущимися руками он достал шар. Пристально вглядываясь в глянцевую поверхность, долго, безумно долго в полумраке не мог разглядеть проклятую кнопку. Наконец разглядел, а точнее нащупал. С трудом вдавил, вслушиваясь в хруст.

Три секунды!

Рука дернулась, отбрасывая шар, и эльф тут же съехал по шершавой стене, в кровь раздирая прикрытую лохмотьями спину.

– Закрой глаза и уши! – Шепот полукровки в мгновение отрезвил, заставив собраться.

Две секунды.

Шар ударился о стену, несколько раз глухо подпрыгнул, и… и ничего не произошло! А может, жрец обманул?

Одна секунда…

…и начался ад.

В первое мгновение он, забыв советы Бервуля, оглох от грохота и, словно пытаясь хоть что-то разглядеть, моргал ослепленными ярким светом глазами. И даже не увидел, а представил, как узники, еще вчера делившие с ним еду и кров, так и не проснувшись, превращаются в пыль.

Что ж… он был милосерден, подарив им свободу.

Миг, и в пещере снова воцарились темнота и тишина, в которую влился шум моря.

Бервуль выглянул за спасшую их стену.

– Порядок! Надо выбираться!

В коридоре послышались крики, топот ног.

– Быстрей! – Полукровка рывком поднялся и щелчком развеял в пыль созданную им стену.

Эльф обернулся и замер. Часть пещеры просто исчезла. Пол обрывался, будто срезанный сразу у его ног.

Загромыхала перекладина, запирающая дверь.

– Быстрей! – Бервуль вцепился в его руку и дернул за собой, шагая в пустоту.

Холодная черная бездна сомкнулась у них над головами после бесконечного падения.

Часть первая

КАНУН ЛУНОСТОЯНИЯ

Обрученные в печали

одинокими ночами

забывают то, что сами

обрекли себя искать

чье-то счастье… И слезами

безутешными. Глазами

золотистыми. Часами

бесконечными молчать.

ГЛАВА 1

Удар, еще удар! Прыжок в сторону, кувырок!

Надо же, еще лет пять назад он был неуклюжим увальнем. А сейчас…

Меч, очертив полукруг, только вжикнул у меня перед носом.

Ни фига себе! Что-то я зазевалась! С этим парнишкой нужно быть повнимательнее! Достаточно уже того, что он в азарте боя порезал мне бок полгода назад. Правда, моих сил хватило, для того чтобы затянуть рану до возвращения домой, но все равно ему не удалось отвертеться от двухчасовой лекции его отца.

Отпрыгнув от летящего лезвия, я не смогла удержаться от ухмылки, вспоминая мужа.

– Ну что я опять не так сделал? – Меч, кувыркаясь, полетел в траву. Дариан обиженно фыркнул и плюхнулся на землю.

– Для начала: тренировку еще никто не отменял!

Я уселась рядом. Сын исподлобья бросил на меня пытливый взгляд, проверяя, не сержусь ли. Н-да, в гневе меня может терпеть только Велия и то потому, что так обхохмит все, что на разборки уже не остается ни сил, ни желания. – И в конце концов, когда ты научишься выдержке? Будущему правителю надо быть мудрым, сильным и спокойным.

– Ой, мам! Меня отец уже достал своими нотациями, еще ты! Давай хоть, пока его нет, отдохнем от поучений.

Я хихикнула и обняла его за плечи. Месяц назад моим детям исполнилось шестьдесят. Но на вид я бы могла дать им всего лет одиннадцать-двенадцать. Просто в мире Аланар, где я все эти годы и проживаю, время течет совсем по-другому. Что уж тут говорить! Скажу по секрету, мне уже восемьдесят два года, а моему мужу – у-у-у, короче, столько не живут! Но вопреки всем законам и здравому смыслу никакие изменения в здоровье и внешности нас не затронули. Велия отрастил волосы и теперь изображает крутого мага-правителя, но время от времени, пока никто не видит, заплетает косу, утаскивает меня на боевую арену и… Короче в такие, слава богу, редкие дни я могу только доползти до кровати. Зато муж доволен и счастлив и, сидя перед горящим камином, рассказывает детям о том, как «однажды, давным-давно, в далекой-далекой стране, мы с вашей мамой…»

Улыбнувшись, я поворошила густые, темные волосы сына. Он поднял на меня глаза.

– Мм?

– Может, пойдем домой?

После того как во время последней операции по моему спасению Велия разрушил дворец, место жительства монархов, то бишь наше, сменилось. Если раньше дворец представлял собой гигантский дом в три этажа и в два крыла, в котором, словно в муравейнике, жили все кому не лень, то теперь, не без моих уговоров, муж построил небольшой двухэтажный дом, куда мы и перебрались после рождения малышей.

А дворец продолжал стоять там же, только сейчас он выполнял скорее функции музея, мэрии Великограда и тюрьмы.

– Так как насчет того, чтобы пойти домой?

Дар пытливо посмотрел на меня.

– Ну, если честно, то я уже напрыгался!

– Я тоже! Кстати, а когда ты неделю назад провожал отца, он тебе что сказал? Когда вернется?

Сын пожал плечами.

– Они с дядей Крендином собрались к северным границам. Вроде там какие-то проблемы, Между прочим, он был сильно недоволен тем, что ты не взяла с собой «Око Всевидящего» и не сказала, куда направилась.

– Да вроде сказала! – Я нахмурилась, пытаясь вспомнить, о чем мы говорили накануне утром, но в голову лезла легкомысленная чепуха. – Кажется, я ему сказала, что пойду к Светке?

– Хм, ты это у меня спрашиваешь? Когда они собирались уходить, дома была только Санька, а потом пришел я. Как раз к тому моменту, как они открыли портал. Короче, он сказал: плюс-минус неделя.

– Что?! Так это он, может, только через неделю вернется?

– Фу, хоть отдохну! А то с вашими тренировками и уроками магии никакой жизни! Украли вы у меня детство, родители!

Я с гордостью отвесила ему легкий подзатыльник. Мой сынок!

– Ай, ну и чего ты дерешься? У тебя вон мультики были, кино, а я, как дурак, только мечами маши да заклинания зубри! А мне всего шестьдесят!

– Да-а… И не говори! Не надо было тебя магии учить. Кто подушку в корзака[1] превратил? Да еще поставил заклинание на время? Естественно, она начала прыгать в самый неподходящий момент! И мы с твоим отцом, вместо того чтобы продолжать спокойно… гм… спать, вынуждены были ее ловить! Что ты ржешь? А кто Крендину сделал резиновый топор и он гордо сдулся? Его же тогда чуть инфаркт не хватил! А дедушке на приеме хвост кто отрастил? Он еще удивлялся, что это все гости принялись усиленно кашлять и краснеть!

Сын без зазрения совести хохотал. Я присоединилась к нему. За этим занятием нас и застала Саниэль.

– Мам, там тебя из Винлейна тетя Света зовет. – Дочь была копией отца. Даже улыбались они одинаково.

– Куда?

– К городскому порталу.

Вздохнув, я с неохотой поднялась. Если «тете Свете» нужна была моя компания, она находила меня везде, а уж скрыться во дворе родного дома так и вовсе не получалось.

– Ладно, идите в дом, там ваша няня уже, наверное, ужин приготовила, а я, как узнаю, что Светке надо, сразу вернусь.

Выйдя за ограду, я решительно направилась во дворец. Если честно, терпеть не могу это сооружение, особенно после того, как в нем сожгли сотни две людей. Конечно, тогда было не до выбора: или мы их, или они нас. И все же…

– Госпожа! – Стражник открыл передо мной тяжелые двери. – Вас ждут.

Не утруждая себя ответом, я заспешила по лестнице. Городской портал находился на третьем этаже, в летнем саду, но добраться до него всегда было проблемой. Пройдя до конца длиннющего коридора, я поднялась по бесконечной лестнице с высокими ступенями, вошла в арку и огляделась.

– Свет, ты тут?

Подруга все эти годы весело и счастливо жила с Владыкой Эльфийского союза, а по совместительству моим свекром. Она родила ему за шестьдесят лет брака четырех дочек, которых он нежно обожал, но все же не упускал случая поворчать, что теперь вся казна уйдет на приданое.

– Тань, я здесь. Привет! – На лавочке рядом с фонтаном, довольно улыбаясь, сидела Светка.

– Ты уже ко мне неделю не заглядывала! Что-то случилось? – Я подсела к ней.

– Ничего! Просто надоели все. Захотелось твоего общества, вот и пришла.

– А-а, ну это хорошо! Как дети, Владыка?

– Нормально! Он сейчас забрал их на какое-то магическое представление.

– Понятно. А ты вроде эти магические представления уже видеть не можешь? Да?

– Ну что-то вроде! Как Вел?

– Надеюсь, хорошо!

– В смысле? – Глазки Светки загорелись в предвкушении очередной сплетни, но я ее разочаровала.

– Неожиданно уехал с Креном куда-то на границу, как раз в тот день, когда я была у тебя. И если бы ты зашла ко мне не через неделю, а раньше, то уже давно бы об этом знала. Свет, ну тебе не стыдно? Тут в гости сходить – раз плюнуть!



– А сама что не приходила?

– Тебя ждала! – выкрутилась я.

– А-а, ну-ну! Боишься моих неугомонных деток? – хихикнула она и поморщилась.

– Что? – Я настороженно заглянула ей в глаза.

Она смутилась.

– Да ничего особенного! Просто пытаюсь все-таки подарить Владыке наследника.

Я вытаращила глаза.

– Опять?! Ну, Свет! Тебе надо медаль дать. За отвагу!

Подруга улыбнулась.

– А ты? Не хочешь снова поэкспериментировать?

– Господь с тобой! Мне одного эксперимента на всю жизнь хватило! Хорошо, что сразу после рождения детей Хева меня кое-чему научила! И вообще, зачем Велии еще дети? У него уже есть наследник, и даже не один.

– Да! Тебе повезло с двойней! Я всегда говорила, что ты счастливая.

– Хватит меня смущать! – фыркнула я.

– Ну вот, Тань, с тобой поговорила, и сразу на душе стало легче.

– Интересно, кто из нас кому психотерапевт?

Светка улыбнулась.

– Ладно, Тань, пойду. А то мое многочисленное семейство меня потеряет. Владыка объявил бал на это луностояние. Давай приходи! Вот там-то мы от души и наговоримся!

– А если Велия не вернется?

– Ну и что? Он всегда был варваром, что ему какие-то балы? Приходи без него! Это же первый бал для твоих детей!

– Когда?

– Через два дня.

– Договорились! – Я постояла, пока подруга не исчезла в кругах портала, и пошла домой.

ГЛАВА 2

Вечер пролетел как обычно.

Сначала был ужин, потом воздушный пирог, приготовленный Вирой. Замкнутая девушка-полукровка появилась у нас давно и совмещала обязанности няньки и поварихи нашего семейства.

После я еще часа три сидела в саду с детьми, занимаясь пересказом фильмов моего уже порядком позабытого мира. По-моему, такие рассказы нравились моим чадам даже больше, чем мемуары их отца.

– Мам, а расскажи еще что-нибудь, – зевнув, попросила Саниэль.

– Ага, мам, а что дальше было с принцессой Леей и капитаном Соло?

– Хм, об этом не худо было бы спросить у Лукаса! – хмыкнула я. – И вообще, сколько можно рассказывать одно и то же? У меня есть и другие интересные сказки!

– Про очкастого мальчишку-волшебника?

– Ну не только!

– А чем тебе не нравится эта сказка? – тут же проснулась дочь и затеребила меня: – Мам, а правда, расскажи!

– Ну уж нет! Сначала выясните, что вы хотите слушать, а потом в очередь с предложениями! Кто будет себя лучше вести, тот и услышит выбранную им сказку. Но только не сейчас! – остановила я их благородный порыв. – На сегодня лимит сказок исчерпан!

– Мам, ты так непонятно иногда говоришь. – Дар украдкой подмигнул сестре. – Короче, ничего не понятно, но ясно только одно! Ты мечтаешь, чтобы мы услышали еще одну сказку, но не знаешь, как об этом сказать. Я даже соглашусь на очкастого волшебника…

– Ты прекрасно понял, о чем я хотела сказать, а теперь – спать!

Не слушая недовольное пыхтение, я проводила их в спальню. Когда мои детки улеглись, предварительно повоевав подушками, изображая джедаев, и выпросив по куску пирога, ссылаясь на жуткий голод, наступила полночь. Пожелав им спокойной ночи, я наконец-то пробралась в свою спальню. Из здоровенного окна в комнату лился зеленоватый лунный свет. Не раздеваясь, я растянулась на кровати и тут же растворилась в волнах сна.


* * *


«Надо доплыть!» – билась в голове единственная мысль.

Холодная вода сковала тело, выпивая силы, туманя разум. Впереди светлым пятном маячил Бервуль. Боясь потеряться в плотном тумане, эльф плыл за ним, словно на свет маяка.

А может, они уже заблудились и плывут куда-то в открытое море? Хм, глупо было бы погибнуть в двух шагах от свободы, от мечты, от мести!

Вдруг бок задело что-то скользкое и большое. Тело испуганно дернулось. Ноги и руки заработали быстрее.

– Бервуль! Меня что-то коснулось!

Полукровка затормозил, перевернулся на спину.

– Хорошо, что мы не ранены! Морские твари очень хорошо чуют кровь.

Эльф передернул плечами. Соленая вода обжигала иссеченную кожу.

В голову змеей проникло воспоминание о плетях жрецов, одним ударом рассекавших кожу до мяса.

Рука в гребке коснулось чего-то склизкого и холодного.

– Бервуль! За нами увязалась какая-то тварь! Помоги, отпугни ее!

Полукровка подплыл ближе:

– И что мне за это будет?

– Ты не понимаешь? Тебя же тоже сожрут!

Бервуль хохотнул.

– Подавятся!

– Я дам тебе денег, много, титул. Ты будешь жить во дворце. Я… я наследник эльфийского престола!

– Да ладно, хватит заливать!

– Я клянусь! Я… Как я могу тебе это доказать посреди океана?

– Ладно! – Седоволосый решился. – Я спасу твою жизнь, но если ты меня обманул – убью сам.

Вдруг эльфу показалось, будто его посадили в бочку. Сразу стало теплее. Больше ничто не тревожило пугающими прикосновениями. Он даже впал в забытье и очнулся только тогда, когда волна вышвырнула его на каменистый берег.

– Слава тебе, Всевидящий, доплыли! Теперь нужно бежать, прятаться.

– Я думаю, что нас никто искать не будет. Стражи – не маги. Они не поймут, все ли узники превратились в пыль или кто-то спасся. А когда прибудет дворцовый маг, все следы развеются. Улик никаких. Но все же ты прав, нечего разлеживаться. Надо уйти от этих гор как можно дальше! – Бервуль подошел и протянул ему руку. – Или ты решил вернуться?

Мысль о пережитом кошмаре влила в истощенное тело силы, заставляя эльфа подняться и, пошатываясь, пойти вслед за полукровкой.


* * *


Я очнулась, тупо таращась в перекрещение теней, странным узором лежавших на потолке.

Какой непонятный сон… Словно я где-то видела одного из плывущих… вот только где? Хотя глупости… Наверное, этот сон навеял последний кусок пирога, которым соблазнили дети. Или, может, это из-за одежды?

Стянув рубашку, я осталась в майке, но на штаны сил уже не хватило. Закрыв глаза, я снова провалилась в сон, правда, на этот раз снилось что-то воздушно-легкомысленное: Велия, дети, праздник, бал в Винлейне, чьи-то руки, губы.

Мм… шикарный сон… Где же партизанит мой муж? Границы он поехал проверять! Мм… очаровательный сон и… и такой реальный?

Я окончательно очнулась. Извернулась и, сцапав под подушкой кинжал, прижала лезвие к боку незнакомца.

– Тихо. Тихо! Это я! – услышав шепот мужа, я чуть не выругалась, отдавая ему оружие.

– Как ты меня напугал!


* * *


– Когда ты успел вернуться? – Я лежала у него на груди, вдыхая чудесный запах полынной свежести. – И главное, зачем нужно было куда-то уезжать?

– Я с порога сразу к тебе, значит, вернулся, мм… часа два назад? А уехать – пришлось. На границе с Ханством Бесов какая-то нежить завелась и терроризировала маленький городок. – Он зевнул. – Устал – жуть!

– Заметила! – фыркнула я. – А мне Дар сказал, что ты вернешься только через неделю…

– Да мы всех восставших тихо-мирно пожгли. Кто их вызвал – тоже радуется загробной жизни. Так что пока все спокойно и я весь твой!

– Что ж, мне льстит такое пристальное внимание вашего величества.

– Чтобы я надолго оставил без внимания такую красавицу? Сама подумай, вдруг украдут?

– Самоубийц пока не нашлось, и единственный, кто на меня позарился за эти шестьдесят лет, был вместе с тобой.

– Кстати, заметь, он до сих пор не обзавелся своим домом! А ведь ему уже… триста десять?

– Ревнуешь?

– Ну, вода и камень точит!

– Вел, перестань! Что-то ты с ним переобщался! Он, наверное, каждый день вспоминал, как я ему тогда отказ топором объявила?

Муж тихо рассмеялся и перекатил меня на спину.

– Если бы мне так отказали, я бы точно не забыл!

– Перестань, и хватит меня смешить! Меня сегодня дети так убегали, что в эти предутренние часы я хочу немного поспать и вообще… – я замолчала, отвечая на его поцелуй, – у меня больше нет сил находиться в этом мире.

– А вот это мы сейчас и проверим!

– Прекрати, изверг, скоро уже рассвет!

– Ну и что? Выспишься утром…

– Дети не дадут! У меня утром на арене разминка с Даром.

– Дара я возьму на себя!

– Мм, ну считай, что убедил!

– Мне нравится такая сговорчивость! – Его губы скользнули вниз по моей шее, заставив стаю мурашек резво промаршировать по коже от волос до пят. – Как я по тебе соскучился!

ГЛАВА 3

– Мам, уже утро! Хватит спать! Вставай!

Дверь распахнулась, и звонкий голосок дочери прозвенел рядом со мной.

Рука дернулась, с облегчением нащупав укрывающее меня одеяло. Я приоткрыла один глаз.

– Что случилось, Сань?

Она бесцеремонно упала рядом со мной на постель.

– Да в том-то и дело, что ничего! Папка вчера вернулся, а сегодня уже в такую рань увел Дара на арену. А я одна! Мне скучно!

Я зевнула.

– Ну иди повышивай!

– Уже! – Дочь протянула мне узорчатую тряпочку.

Так я и знала – поспать не дадут!

Я перевернулась на спину. Натянув повыше воздушное одеяло, я, словно не замечая ехидного взгляда дочери, уселась, взяла рукоделие, внимательно изучила и подняла на Саниэль глаза. Она виновато опустила голову, но тут же вскинулась:

– Если не нравится, отдавай обратно!

Приятно видеть, что дочь хотя бы характером пошла в меня.

– Нравится. Как колдуешь! Эта тряпочка иголки даже в глаза не видела! Не нравится то, что врешь!

– Терпеть я не могу это вышивание! – вспылила она.

– Ну так пошла бы с Даром и отцом!

– Он не хочет меня учить! Даже кинжалы в руки не дает! Говорит, что я должна оставаться принцессой, а воительницы с него и одной хватит! Тебя!

– Так прям и говорит?

Дочь замолчала, понимая, что ляпнула лишнее.

Н-да, поспать, как я и предполагала, не дали!


* * *


Вскоре мы вышли на арену и некоторое время наблюдали за боем. Кстати, тренировкой я бы это шоу назвала в самую последнюю очередь. Мои мужчины рубились так, что с лезвий коротких мечей летели золотистые искры, рассекая полумрак арены. Казалось, что Велия совсем не поддается сыну.

Я замерла, когда лезвие пролетело в сантиметре от горла отшатнувшегося Дариана.

– Мам, я тоже так хочу! – Для Саниэль все это было зрелищем, игрой.

– Научишься, не переживай! – отмахнулась я и, не сводя глаз со сражающихся, направилась к ним.

– Эй, мам! – Заметив нас, сын увернулся, отбил удар и шагнул ко мне. – Доброе утро!

– Вы тут что, поубивать друг друга решили?

– Мам, просто отец дал мне зелье, и так все стало классно получаться! Супер! Я – Бетмен! – Сын, метнув, ловко вогнал меч в стоявшее неподалеку чучело.

– Гм, ну до Бетмена тебе еще далеко! – Я грозно развернулась к мужу, сосредоточенно разглядывающему меня. – Велия, какие зелья? Ребенку всего шестьдесят лет месяц назад исполнилось! Особенно если вспомнить ингредиенты этих зелий! А как же насчет того, что в нем течет эльфийская кровь? Хочешь из него наркомана сделать?

– Во-первых, зелья дают привыкание только чисто эльфийской крови, а в нем ее всего четверть! А во-вторых… – Велия обернулся к детям. – Дар, бери-ка Саниэль, и идите на пруд! Теперь мы потренируемся с вашей мамой!

Вот блин! Встряла!

Покосившись на отца, сын криво мне улыбнулся, цапнул за руку сестру и быстро вылетел за двери.

Какой черт опять дернул меня за язык!

Велия, не выпуская из рук оружия, выдернул из чучела меч Дариана и бросил мне. Поймав его, я встала в стойку.

– Любимая, как я посмотрю, тебя даже на неделю нельзя оставить. Сразу забыла все хорошие манеры! – начал Велия, уверенно прохаживаясь вокруг меня. – Хочешь сказать, что я впустую потратил шестьдесят лет на твое воспитание?

Короткое лезвие молнией метнулось ко мне. Я еле успела отбить и тут же нанесла прямой короткий, пробивший пустоту. Словно муж там и не стоял.

– Н-да, как я погляжу, эту неделю ты если и тренировалась, то чуть! – Удар, еще удар. Поворот. Опять чуть не пропустила! Конечно, они тут час разминались, допинг приняли, а я только проснулась, можно сказать, еще даже не завтракала! – Для начала, родная, хочу напомнить тебе пару истин.

Все, достал!

Тренировочный меч словно стал продолжением моей руки. Ударить. Отступить. Ударить. Развернуться. Отбить. Ударить. Наше оружие, разбрызгивая искры, снова с лязгом столкнулось, и тут я встретилась взглядом с его ставшими янтарными глазами. И словно очнулась. Сделав неуловимое движение кистью, он выбил мой меч и, запустив его в полет, обидно прижал холодное лезвие клинка к моему горлу.

– Запомни. Детям во время моих уроков не грозит опасность. Я лучше знаю, что нужно моему сыну, чтобы он был всесторонне развит и не попал в такую же ловушку, как я. Тем более если ты забыла пророчество Нирьяны, то я его, увы, помню! И если так вышло, что у меня всего двое детей, – меч так надавил на горло, что на мгновение мне стало страшно, – я бы хотел оградить их от всех бед и несчастий! А еще постарайся не забывать, что они уже достаточно взрослые, чтобы понимать все, что вокруг них происходит, поэтому не нужно в их присутствии высказывать мне свои бредни. – С секунду побуравив меня взглядом, он развернулся и, с силой всадив меч в чучело, пошел к выходу, как ни в чем не бывало бросив: – Почисти и сложи оружие на место!

Угу! С возвращением!


* * *


Спустя некоторое время дверь приоткрылась, и на арену заглянула Саниэль.

– Мам, ты здесь? – Поискав, она нашла меня глазами и торопливо выпалила: – Папа велел передать, что через десять минут он будет тебя ждать у городского портала. Ты успеешь?

– Зачем?

– Кажется, вас ждут в Винлейне.

– Не было печали! – Незаметно смахнув злые слезы, я обернулась к дочери. – Как думаешь, стоит переодеваться?

Она, подозрительно нахмурившись, оглядела мою свободную линялую рубаху, заправленную в подобие бриджей мышиного цвета, и прищелкнула пальцами.

– Вот так, я думаю, будет более соответствовать твоему настроению.

Я оглядела темно-серую блузку и черные обтягивающие брюки, идеально сидевшие на мне.

– Неплохо! Опять иллюзия?

– Нет. Бытовая магия. Ты же не успеешь переодеться, а в таком виде идти в Винлейн… – Заметив мой выжидающий взгляд, она поспешно закончила: – Взяла из твоей гардеробной.

– Но у меня такого костюма не было… – Я замолчала, припоминая, что Светка действительно дарила мне нечто подобное.

– Вот-вот! Ты даже не знаешь, что у тебя есть!

– Ладно, не ворчи! Скоро станешь такой же занудой, как и твой отец! Хотя тебе до него еще далеко! Он у нас ценность. Его в музей надо поселить. К мамонтам!

– А что такое «музей» и «мамонтам»? – хихикнула дочь.

– Так, все! Мне некогда! Потом объясню! – Не вдаваясь в подробности, я выскользнула за дверь и пошла к дворцу.

Успею. Подождет!

Интересно, зачем мы понадобились в Винлейне?

Вдвоем?

Днем?

ГЛАВА 4

Муж, одетый в черный костюм, в нетерпении прохаживался возле портала. Косу он так и не удосужился расплести, а если учесть, что в таком виде он ходит только на арену…

От недоброго предчувствия у меня похолодело в животе. Давно забытое чувство!

– Что случилось?

– Не знаю! – едва скользнув по мне взглядом, буркнул он. – Отец по «Оку Всевидящего» велел срочно прийти. С тобой!

– А что – это так удивительно? Действительно, кто я такая! Может, я лучше здесь посижу, коровник почищу, твой меч наточу? Все равно у меня ни манер, ни воспитания…

Велия, с шумом выдохнув, схватил меня за руку и чуть ли не силой втянул в портал.

– Я уже просил – не заставляй меня выслушивать твои бредни! Просто помолчи! – рыкнул он, едва мы вышли в Винлейн.

Я пожала плечами и обиженно зашагала рядом.

Что это с ним сегодня? Неужели обиделся за то, что я ему выговорила за Дариана? Но он должен понять, что я волнуюсь за детей не меньше!


Вскоре мы вышли в тронный зал.

Хм, я здесь не была, наверное, уже три луностояния. Хотя, впрочем, ничего не изменилось.

В зале помимо Владыки и Светки толпились еще десятка три эльфов. Конечно же все какие-нибудь главные советники! Не успели мы подойти, как Владыка с искренней скорбью обнял сына.

– Велия, случилось несчастье!

Кто бы сомневался!

Я встретилась со Светкой глазами и вопросительно вскинула подбородок. Она качнула головой – потом.

Наконец Пентилиан отлепился от Велии.

– Мне сегодня утром сообщили, что сосланный мною на каторгу за противоправные действия в отношении королевской крови мой племянник Люминель из рода Вейленса был убит неизвестными. А точнее был превращен в пепел вместе с остальными узниками из-за неосторожного применения «Белого пламени».

Велия нахмурился.

– Это точно?

– Точнее не бывает! По моей просьбе король Сбрендин послал на место происшествия придворного мага. Тот сделал слепок событий того, что было в момент и после активации «Пламени». Никто не выжил!

Мы со Светкой переглянулись.

«Мерзкий тип».

«Ага, от него всего можно было ожидать».

«Хорошо, что он умер».

«Может, закатим праздник сегодня в какой-нибудь кафешке?»

«Ты же знаешь мне нельзя!»

«Вот так всегда! Ладно, я буду пить, ты платить!»

Ну или что-то в этом духе промелькнуло в наших глазах.

– Может, мне туда съездить, убедиться самому?

– Зачем? Я доверяю придворному магу Сбрендина, тем более ты там уже ничего не увидишь. Это произошло вчера, где-то в двенадцать ночи. Пока ты туда доберешься, вся грань событий сотрется по истечении времени.

Велия посмотрел отцу в глаза.

– Значит, это не он?

Владыка улыбнулся.

– Не он! И вообще, пора уже забыть о том дурацком предсказании! Кстати, я жду вас всех на Балу Осеннего Луностояния. Это же первый бал для моих внуков!



Велия поморщился.

– Я и забыл. А может…

– Никаких отговорок! Им уже шестьдесят. Самый возраст привыкать к придворной жизни. И кстати, ты мне будешь нужен. – Владыка развел руками в ответ на вопросительный взгляд сына. – Хочу назначить одного достаточно симпатичного мне эльфа на должность главного советника.

Велия удивленно вскинул брови.

– С чего вдруг? Ты так долго обходился, довольствуясь Королевским советом.

– Обходился… все надеялся, что Мириэль вернется, но, видимо, его уже нет в живых!

Велия задумчиво кивнул.

– Приду. Точнее придем. Мне и самому с тобою хотелось кое-что обсудить.

– Чудесно! Значит, завтра.

– Завтра. – Велия криво ухмыльнулся. – И если это все «печальные новости», то мы пойдем.


* * *


– Вел, а кто этот Мириэль?

Спустя некоторое время мы уже выходили из городского портала в Великограде.

– Да был у отца лет сто назад главный советник: расчетливый, умный. И однажды просто исчез. Отец все ждал, что он вернется.

– Понятно. – Не желая забивать голову дворцовыми делами, я примирительно взяла его под руку. – Может, пойдем выпьем вина за упокой души твоего родственника? Кстати, вы с Владыкой его что, боялись?

– Опасались, – поправил Велия и пояснил: – После предсказания Нирьяны придворные маги просчитали абсолютно всех, кто мог хоть как-то повлиять на исполнение пророчества. Так вот. Он был первым в списке.

– Но он же был на каторге!

– Но он же должен был освободиться!

– Через девяносто лет?

Муж раздраженно передернул плечами, высвобождая руку.

– Какая разница, когда сделать гадость? Сейчас или через сотню лет?

– Да он дурак! У него бы мозгов не хватило!

– К счастью, мы этого не узнаем! И нечего переливать из пустого в порожнее. Теперь он для нас угрозы не представляет!

– Вот вы где! – В сад заглянула улыбчивая физиономия Крендина. – Ребятня сказала, где вас искать! Здорово, Вел. Привет, Тайна. Кстати, на, это тебе.

Он подошел и защелкнул на моей руке браслет.

– Спасибо, Крен! – Я с удивлением побренчала переплетенными кольцами. – Красиво!

Так смешно было видеть, как эта «машина убийства» смущается. Слегка покраснев, он улыбнулся.

– Да не за что! Это я в том городке, где мы были, у одной старушенции купил. Подумал – как-никак, а подарочек какой-нибудь надо прихватить! Нравится?

– Очень! – Я благодарно коснулась его заросшей щеки губами.

– Ладно, оставайтесь. А мне нужно кое-какие дела сделать! – Велия, раздвинув нас, шагнул в арку и, не оборачиваясь, бросил: – Буду к ужину!

Я проводила его взглядом и принялась пытать гнома:

– Слушай, что с ним за эту неделю случилось?

Тот пожал плечами.

– Да вроде ничего такого!

– Наверное, ты ему опять что-нибудь наговорил?

– Да некогда было говорить-то! Дня три нечисть усмиряли. А потом выясняли, кто ее призвал!

– Путем сжигания? Велия уже поделился.

– Ну что поделать, если по-другому не получалось?

Я вздохнула. Похоже, мне здесь делать нечего.

– Ладно, Крен! Забудь. – И пошла к выходу.

Ненавижу такие моменты. Вроде бы все хорошо, и тем не менее гложет противная мысль, что ты виноват, хотя не знаешь в чем!

– Тайна, да ты не переживай! Все наладится. – Крендин догнал меня на пороге и развернул к себе. – Просто он устал. Тем более ты же знаешь его характер. Пройдет луностояние, и он снова станет таким, как прежде!

Сморгнув наворачивающиеся слезы, я посмотрела ему в глаза.

– Я уже устала, Крен, жить от луностояния к луностоянию! Устала подстраиваться под его настроение.

Гном сочувствующе обнял меня и дружески похлопал по спине.

– Если бы я мог вам помочь… но ты же знаешь! Он меня с моими советами даже слушать не станет!

На лестнице послышались шаги. Вдруг Крендин напрягся. Я развернулась в сторону арки.

– Не помешал? – На пороге стоял Велия. – Забыл сказать. Хочу уйти в Винлейн по делам, так что сегодня не жди. Пойду скажу детям.

Он развернулся.

– Вел, я хотела с тобой поговорить! – Я шагнула к нему.

Обернувшись, он обжег меня равнодушным взглядом.

– Тайна, у тебя уже есть собеседник! – И, не задерживаясь ни секунды, исчез на лестнице.

ГЛАВА 5

Небо расцветилось всеми красками розового, обещая ясный день. Почему-то в горах утром всегда холодно. Даже летом. Эльф, дрожа всем телом, попытался залезть подо что-то, тепло согревающее спину.

– Ну, чего надо?

Голос, раздавшийся сзади, заставил вздрогнуть и испуганно обернуться.

Полукровка, свернувшись калачиком, даже не открыл глаза.

– А-а, это ты! Фу, как ты меня напугал.

– Принял меня за ночной кошмар? А вот не получится! Теперь мы повязаны, брат! – Лисий глаз нехотя открылся. – Ну, че смотришь, вставай! Надо идти дальше!

Бервуль зевнул, легко поднялся. Осторожно выглянув за валун, он призывно махнул рукой и исчез за камнем.

Страх остаться в одиночестве в этих таинственных горах подстегнул эльфа лучше кнута. Он вскочил и бросился догонять полукровку.


* * *


Я вышла во двор.

День тянулся невыносимо медленно. Переживая снова и снова сегодняшнее утро, я ничего не могла заставить себя делать.

Велия… Странный он какой-то сегодня. Может, есть причина, о которой я не знаю?

Где-то внутри душной волной поднялась боль, оживляя воспоминания:

Ссора.

Даже не ссора, но почему я чувствую себя виноватой?

Господи, откуда берутся эти проблемы?

Мне надо с ним поговорить.

Точно, я иду в Винлейн.

– Вира! – Влетев в дом, я нашла ее на кухне. – Присмотришь за детьми? Я в Винлейн.

– Госпожа, вы хотя бы переоделись.

Переодеться? Хм…

Я поднялась на второй этаж и распахнула двери гардеробной.

Так, что тут у нас?

От золотистых, розовых, оранжевых платьев зарябило в глазах. Нет, мне и раньше не нравились такие расцветки, а уж сейчас и подавно хотелось найти что-нибудь темное, под стать настроению.

– Мам, ты здесь? – В комнату заглянула дочь.

– Здесь, заходи. – Я вынырнула из шкафа и махнула рукой. – Что случилось?

– Ничего! – Дочь вошла, села на кровать и посмотрела на меня ярко-зелеными глазами.

– Ну?

Она опустила взгляд и пожала плечами.

– Не знаю. Мне неспокойно. Я чувствую твое настроение, и от него мне плохо.

Вот блин, приехали.

– И давно ты стала эмпатом?

– Кем?

– Существом, чувствующим настроение других.

Дочь окончательно смутилась.

– Ну вообще-то я и раньше чувствовала, только слабо. Отголоски. В основном Дара. Когда он злится или чем-то расстроен. А сегодня я с самого утра чувствую тебя. С того момента как мы пришли на арену. Тебе плохо?

О, наконец-то под руки попалось строгое серебристо-серое платье. Кожей ощущая взгляд дочери, я скрылась за ширмой и торопливо переоделась. Вышла.

– Обманывать тебя, как я понимаю, бесполезно? Да, мне плохо. Но это бывает и пройдет. Не переживай, котенок.

Саниэль, вскочив, тут же прижалась к моей груди.

– Мне почему-то страшно. Я чувствую ненависть. Чью-то чужую.

– Ненависть? – Подняв ее голову, я заглянула дочери в глаза. – Чью?

– Не знаю.

Тяжелый вздох вырвался сам собой.

– Ладно. Мне ненадолго нужно сходить в Винлейн. К вечеру вернусь. Я предупредила Виру, чтобы она приглядела за вами.

Чмокнув дочь, я направилась к выходу.

– Ему тоже плохо.

Я на мгновение застыла на пороге и решительно вышла из комнаты.


* * *


В тронном зале никого не было. Странно, почему-то ему казалось, что отец будет здесь до вечера.

– Велия, что ты тут делаешь? – Звонкий голосок заставил обернуться. От фонтана шла Светлая. – Я думала, что вы с Татьяной ушли в Великоград.

Забавно. Прошло столько лет, а он все еще не привык видеть в этой маленькой веселой женщине свою мачеху.

– Здравствуй еще раз, Великая. Да, просто хотелось кое о чем посоветоваться с Владыкой, вот и вернулся. Не против?

– Что-то случилось? – Она подошла и пытливо заглянула в глаза. – Что-то с Таней?

Кривая улыбка исказила его лицо.

– Да нет.

– И да, и нет? – не отставала она.

– Все хорошо! – Вот ведь… угораздило же встретиться!

Светлая вдруг побледнела, охнула и ухватилась за живот.

– Что? Тебе плохо?

Отдышавшись, она улыбнулась.

– Не переживай. Целители мне запретили волноваться в ближайшие… мм, еще семь месяцев, но когда речь идет о моей родной подруге, я просто не могу оставаться равнодушной!

Зеленые глаза Велии широко раскрылись.

– Ты беременна? Снова?

– Не смущай меня, сынуля! – Светлой, похоже, полегчало. Она, хихикнув, слегка покраснела. – Должен же у тебя когда-нибудь родиться брат?

– Признаться, мне вполне хватает четырех сестер! – по-доброму улыбнулся Велия. – Но если ты так настаиваешь…

Она рассмеялась.

– Пойдем, я провожу тебя к семейству. – И, подхватив его под руку, потащила в портал.

ГЛАВА 6

Добраться до перехода было делом десяти минут.

– Госпожа.

Военное положение закончилось шестьдесят лет назад, поэтому обычную усиленную охрану городских порталов из четырех существ заменял один стражник.

Я кивнула черноволосому великану. Почему-то все мужчины расы людей мира Аланар были жгучими брюнетами: высокими, широкоплечими, и почти все носили бороды.

Подойдя к порталу, я привычно открыла Винлейн. Хорошо, что Велия настроил его так, чтобы можно было без проблем уходить и возвращаться, не опасаясь заблудиться. А если он уходил к драконам или к гномам, то по возвращении снова настраивал на главный город эльфов.

Велия.

Подстегнутая воспоминаниями, я решительно шагнула в переход.


* * *


– Велиандр! Но почему? Что случилось? – Увидев сына в сопровождении Светлой, Владыка, беззаботно изображавший четырехместную лошадку, осторожно ссадил дочерей и удивленно поднялся.

– Все хорошо! – Велия беспечно пожал плечами и улыбнулся. – Просто захотелось к вам в гости.

Он выдержал внимательный взгляд отца. Всегда, как бы ни пытался скрыть свои переживания, он знал, что отец умеет читать по глазам своих детей, без слов узнавая все их радости и беды.

Пентилиан перевел взгляд на Светлую и нежно улыбнулся:

– Любимая, дети устали от моих фокусов, отведи их в беседку. Я велел принести ужин туда.

– Вот что я в эльфах не понимаю, так это их чрезмерную вежливость. Лучше так бы и сказал, что надо посплетничать! Дело хорошее, сама грешна! – Хихикая над озадаченностью мужа, она сняла облепивших его девчонок и увела в портал.

Повернувшись к Велии, Владыка развел руками.

– С ума сойти! Иногда мне кажется, она умеет читать мои мысли! Я еще о чем-то думаю, а она это уже сделала. Ты не поверишь, но она скрасила мою жизнь, сделав меня счастливым! Ты знаешь… – Он замялся и, словно решившись, выдал: – У нас снова будет ребенок! Правда чудесно? Надеюсь, девочка!

– Поздравляю! А отчего ты не хочешь сына?

– Ты не понимаешь. – Пентилиан сел в кресло и с наслаждением вытянул ноги. – Дочери нужны для того, чтобы их любить, а сыновья – чтобы гордиться! Так вот, ты вполне справляешься со своей задачей!

Велия усмехнулся и сел напротив отца в такое же низенькое кресло.

– Рад!

– Говори.

– Да не о чем! В самом деле, ничего такого. Просто скоро луностояние. Вот и тянет на подвиги! Когда-то мечтал пожить в покое, а сейчас не могу долго сидеть дома. Вот и придумываю несуществующие проблемы.

Велия взял с тумбы, стоявшей у кресла, затянутую в парчу бутылку. Владыка поднялся и, подойдя к висевшему на стене шкафчику, достал из него два тяжелых бокала. Поставив их на тумбу, уселся и посмотрел на сына.

– За что пьем?

– За твоего будущего ребенка! Имею я право порадоваться за тебя?

Велия доверху наполнил бокалы рубиновым вином, подождал, когда возьмет отец, и поднял свой. Глухо звякнув бокалом о бокал, он, словно что-то вспомнив, усмехнулся и осушил его в два глотка.

Владыка, сделав небольшой глоток, повертел бокал в руках и небрежно спросил:

– А вы, кстати, не хотите снова порадовать меня внуками?

Велия поморщился.

– Вряд ли. Боюсь, что я несколько поднадоел Тайне за шестьдесят-то лет.

– Откуда такие поспешные выводы?

Велия дернул плечом.

– Не знаю. Мне так кажется. – Он помолчал, сосредоточенно разглядывая расписанную золотом тумбу, и поднял глаза на отца. – Я вернулся ночью и, естественно, не обратил внимания, а сегодня, когда Тайна еще спала, обнаружил на столике у кровати вот это. – На его ладони лежала засушенная веточка.

Владыка, не касаясь «гербария», нагнулся, внимательно разглядывая, хмыкнул и посмотрел на сына.

– Рейна? Зачем ей эта трава?

– В некоторых рецептах целители людской расы используют ее как траву, предотвращающую зачатие.

– И что это значит?

– Она больше не хочет детей или чего-то боится.

– А может, стоило с самого начала ей объяснить, что в этом мире рождение новой жизни зависит от ее желания, а не от глупой физиологии? И уж тем более не от каких-то там трав…

– Вообще-то я думал, что это сделали целители…

– И еще, – словно не слыша сына, продолжил Пентилиан, – самое главное в любом союзе не только уметь слушать, но и заставлять слушать. Вот сегодня вы наверняка поссорились. А иначе ты бы не вернулся. Я прав?

Велия устало провел ладонями по лицу и снова потянулся за бутылью.

– Прав. Сегодня она… Мне не нравится, когда читают нотации перед детьми! И когда я увидел ее сегодня с Крендином… – Заметив удивленно приподнятые брови отца, он махнул рукой. – Ничего такого. Просто он влюблен в нее, но искренне пытается быть другом. Мне его даже жаль. Он ведь все эти годы живет рядом с нами и уже привык считать нашу семью своей. Для Тайны он кто-то вроде брата. Сегодня мне было бы трудно с ней разговаривать, и я просто изобразил ревность, чтобы был повод уйти к тебе. Хочу побыть один и подумать… И еще за эти два дня мне приснился сон. Странный, непонятный. Будто я наблюдаю за кем-то со стороны… Не знаю! Вся эта мешанина заставляет меня быть на взводе. – Под пристальным взглядом отца Велия снова налил себе вина и выпил. – А еще, если честно, я хочу выспаться! Ты не против, если я пойду к себе? Насколько я понимаю, бал завтра?

Владыка, покатав бокал в ладонях, поставил его на тумбу и задумчиво кивнул вслед сыну.

– Иди отдыхай. А я подумаю над всем сказанным тобой. Бал начнется сразу после восхода лун.

ГЛАВА 7

Выйдя в Винлейн, я прошла мимо склоненного в поклоне эльфа. Если честно, увлеченная своими мыслями, я просто его не заметила.

Интересно, где искать муженька?

Чисто теоретически за шестьдесят лет я разобралась во всех этих переходах, но на практике все же их побаивалась. Особенно после того, как пару раз попала на эротическое представление «девушек в черном». Велия долго хохотал, когда, потеряв меня, они со Светкой отправились на поиски и, совершенно случайно заглянув в местный… гм… театр, обнаружили меня там играющей на китаре[2] песни группы «ДДТ». Кстати, девушкам так понравилось, что после этого они несколько раз официально зазывали меня в гости.

Сегодня мне повезло с первого раза.

Я вышла в открытую беседку и тут же увидела Светку, с умилением наблюдающую за ужинающими дочерьми.

– Таня?! Что вам сегодня не сидится в Великограде?! – Светка, прикрикнув на оживившихся при виде меня девчонок, поручила их двум сидевшим поодаль нянькам, и, цапнув меня под руку, утащила в портал.

– Свет, куда ты меня тащишь?

– К Владыке. Ты же, кажется, ищешь Велию? Так вот, он у него. Забирай своего драгоценного. Что-то он сегодня не в духе!

– Ты его что, боишься?!

– Не то чтобы, но, после того как он уговорил Владыку пойти в гости к драконам и я не видела мужа почти две недели, а после того, как увидела, лучше бы еще столько же не видела… гм, короче, я теперь Велии не доверяю!

Пока я хихикала, вспоминая эту историю, мы вошли в комнату. Там никого не было.

– Ну и где он?

– Вот! Я так и знала! – Светка растерянно огляделась. – Снова куда-то утащил моего мужа!

– Никто меня ни куда не тащил! – С открытого балкона, уставленного цветами, в комнату вошел Владыка. – Тайна?

– Ага, еще раз приветик. Хочу Велию домой забрать, а то Светка волнуется, что он тебя споит. – В бок впился острый локоток подруги. – А что, не волнуешься? Ну тогда оставляй его себе!

Веселясь над возмущенным шипением подруги, я внимательно посмотрела на даже не улыбнувшегося Пентилиана.

– Мне нужно с тобой поговорить, – серьезно заявил он, беря меня под руку. – Выйдем на балкон?

– Я высоты боюсь, – попыталась отбрыкаться я.

– Вот заодно и привыкнешь.


* * *


– Ну и дальше куда?

Эльф огляделся. Они поднялись на небольшую площадку перед гладкой, глинистого цвета скалой. По краям площадки манили решением всех проблем обрывы, а дальше не было даже тропинки.

– Хм. – Бервуль деловито огляделся, постучал по камню, на что-то нажал, и часть стены вдруг ушла вниз. – Когда-то давно у меня был друг. Гном. Он открыл мне в некоторые секреты своего народа. Место, куда мы пришли, называется «Тайный путь». Он приведет нас в город.

– А в какой?

– Ну, насколько я помню, поблизости здесь только один город – Рубаин. Короче, чего стоять? Пошли?

Полукровка решительно шагнул в пугающую темноту пещеры.


Не прошли они и десяти метров, как стена с каменистым скрежетом поднялась, похоронив их в кромешной тьме.

– Что… что это было? – Эльф испуганно вцепился в руку полукровки.

Тот, не отвечая, что-то пробормотал. Над ними тут же повис небольшой шарик.

– Можно было, конечно, воспользоваться осветительной системой, но мне так проще. – Стряхнув пальцы эльфа со своей руки, он уверенно зашагал по узкому коридору.

Вскоре молчание стало невыносимым. Плетясь позади, казалось не знавшего усталости Бервуля, эльф осторожно спросил:

– А как получилось, что ты владеешь магией?

Полукровка насмешливо фыркнул.

– Вообще-то все эльфийские полукровки владеют магией. А ты не знал?

– Знал, только про тебя все говорили, что ты потерял резерв силы.

– Ах это! – Беловолосый кинул насмешливый взгляд на своего спутника. – Ну, если тебя это успокоит, я просто притворялся. Предпочел вкалывать на каторге, чем стать рабом жрецов. Ну а ты, наследник эльфийского престола, как оказался в такой немилости?

– Долгая песня, – вздохнул эльф. – Но если честно, это все случилось из-за одного мерзкого полукровки. Извини, конечно, если тебя это оскорбляет, но…

– Да мне наплевать! В результате столетних гонений полукровки стали одиночками, думающими только о том, как выжить. – Бервуль остановился, поджидая эльфа, и, как только тот с ним поравнялся, пошел рядом. – Дай-ка угадаю! Он тебя подставил, занял твой трон, а тебя сослал на каторгу?

– Почти все так и было! – удивленно кивнул эльф.

– Угу, а если учесть последние новости и немного поработать мозгами, то станет ясно, кто есть кто! Да, Меченый?

– Только не надо кличек.

– Ой, прости! – Полукровка ехидно поклонился. – Понимаешь, подзабыл я твое имя. Как-то давно слышал, но с тех пор прошло полвека! Так что… Не хочешь, чтобы я тебя так звал, уж будь любезен, представься!

Эльф, опустив голову, некоторое время шагал молча. Потом посмотрел полукровке в глаза.

– Какая разница, как меня звали? То было имя неудачника. Хочешь, зови меня – Месть!

– Охренеть, как круто! – Полукровка, похоже, издевался. – И как ты собрался мстить? Ты сам прикинь: магией не владеешь, денег и камней нету, к дворцу тебе даже приблизиться не дадут! Тем более, чтобы вызвать твоего врага на поединок, тебе нужно год-другой позаниматься в гномьих единоборствах. Тогда, может, и продержишься секунд пять.

Эльф понуро шагал рядом. Дал же Всевидящий попутчика! В крови ядом кипела жажда убийства. Наверное, все полукровки так на него действуют.

– Эй, у тебя есть план? – Бервуль шагал, не сводя с него глаз, терпеливо ожидая ответа.

– Нет. Но я что-нибудь придумаю! – Кипя от злости, эльф прибавил шаг.

В спину хлестнул обидный смех беловолосого.

– Если мы обсудим мою долю, я помогу тебе в этом деле!

Эти слова заставили его остановиться. Бервуль неторопливо подошел и с насмешкой заглянул в лицо.

– Так как?

В слабом свете парящего над ними светлячка, лица полукровки практически не было видно, только глаза с вытянутыми, как у кота, зрачками полыхнули призрачным янтарным отсветом.

– Что ты хочешь? – От неожиданности голос эльфа сорвался.

«Вот угораздило же связаться с полукровкой!»

Хотя, не будь его рядом, вряд ли бы он доплыл, дошел… И вообще выжил при взрыве!

Эльф кашлянул, добавляя солидности в голос:

– Что тебе нужно?

Бервуль помолчал, будто раздумывая.

– Давай так! Загадывать не будем. Все-таки ты хочешь покуситься на два самых сильных трона этого мира, но если получится и ты станешь Владыкой, я хочу место главного королевского мага. Если удастся только потешить твою месть, а трона ты не получишь, я хочу десять тысяч полновесным золотом или пять тысяч камней!

– Ты сошел с ума? – Голос эльфа непроизвольно сорвался на визг. – Я не уверен, что такие деньги есть даже в казне Винлейна!

– Ничего страшного. Я же не настаиваю на выплате мне всей суммы сразу. Постепенно рассчитаешься!

– А если обману?

– А вот это вряд ли! Слышал о заклинании Стража? Хотя куда тебе. В общем, я абсолютно уверен в твоей честности и платежеспособности!

Эльф задумался.

Неужели он действительно настолько слаб, чтобы не справиться со своим врагом? Ведь можно же не только победить в честном бою. Можно нанять убийц или убить его половинку. Это тоже будет хорошей местью! Но вряд ли он получит трон. Интересно, что задумал полукровка?

– Хорошо, я согласен. Что ты можешь предложить?

– Для начала – идти вперед. Доберемся до Винлейна, а там по обстоятельствам!

Полукровка повернулся и уверенно зашагал в темноту. Светлячок плавно скользил за ним как привязанный. Тени ожили и поползли к одинокой фигуре.

Передернувшись, эльф бросился догонять Бервуля.

ГЛАВА 8

Глаза распахнулись сами собой. Выравнивая дыхание, Велия еще немного полежал, глядя в лиственный полог. Странный сон, пустой, но на душе почему-то поселилась тревога. Даже не тревога, а… ожидание беды.

Глупости. Это все из-за надвигающегося луностояния. Как он ненавидел эти дни! Казалось, все, что он прятал в глубине темного омута души, всплывало утопленниками, тревожа и мучая.

Он поднялся, сел. Увидев закат, долго смотрел в круглое оконце, пока кровавые краски не потухли, сменившись розоватой серостью. Вскоре и она растворилась в заливающих все чернилах стремительно надвигающейся ночи.

Может, вернуться домой? Рассказать все Тайне. Посоветоваться.

Ага, и потом весь вечер слушать насмешки про дурдом и советы попить успокоительное.

Нет уж!

Раньше это забавляло, а сейчас стало утомлять.

В углу потрескивал заботливо разожженный слугами камин. В его комнате все осталось, как прежде. Ему нравилось иногда сюда приходить. Казалось, что здесь жили тени прошлого. Счастливого прошлого. И не было этих шестидесяти сумасшедших лет. И здесь жила Тайна, та, которую он знал и любил.

Он устало потер лицо.

Всевидящий, о чем это он? Это все луностояние. Какой бред иногда приходит в голову. Конечно, он и сейчас любит ее. И все хорошо! Хорошо?

Нужно прогуляться.

Велия встал, подошел к громадному шкафу, открыл.

Старые вещи вздрогнули, шелохнулись, будто в нетерпении. Рука не поднималась их выкинуть.

Выбрав серебристо-серую рубаху, такую же накидку и черные штаны, он переоделся, повесил на пояс ножны, натянул легкие сапоги и шагнул к порталу.


* * *


– Теперь ты понимаешь меня? – Владыка не отрываясь наблюдал за закатом, вернее за тем, что от него осталось.

– Ну да, только…

– Что?

Интересно, почему иногда мне делается не по себе от его высокого, мягкого голоса?

– Что – только? Я хочу, чтобы ваша семья действительно была семьей! И, как бы то ни было, я лучше тебя знаю своего сына. Поэтому прими к сведению мои советы. А если желаешь и дальше делать глупости, постарайся, чтобы никто об этом даже не догадался!

– Я могу идти? – Если честно, после такого разговора мне очень хотелось оказаться отсюда подальше. Теперь ясно, отчего с самого утра на меня сыплются шишки. Как же я забыла про рейну? Хм, не знала, что это так заденет моего благоверного…

– Да, иди. Ты сейчас домой?

– А что, так не терпится от меня избавиться? – Последняя фраза невольно вырвалась сама.

Владыка обернулся. Я прикусила язык.

– И поменьше сарказма! Это утомляет!

Фыркнув, я вылетела в комнату и чуть не столкнулась с терпеливо поджидающей меня подругой.

– Ну?

Я только махнула рукой и направилась к выходу. Светка увязалась за мной.

Войдя в портал, мы оказались в затянутом плющом коридоре-балконе. Шелест ветра в листве завораживал. Я неуверенно подошла к резным перилам и, облокотившись, с опаской заглянула вниз. Хотелось мерзко хихикать, и в то же время почему-то наворачивались слезы.

– Ну? – Светка, озадаченно поглядывая на меня, устроилась сбоку. – Что он тебе сказал?

– Ничего! Все нормально! Все хорошо! В очередной раз мне доказали что я дура, ворона, совершенно не знаю и не хочу понять своего благоверного.

– Господи, Тань, да не слушай ты его! Я, конечно, не знаю, что ему наговорил Велия, но Пентилиан просто очень переживает за него. Правда. Он за девчонок так не тревожится, как за сына. Веришь, я даже немного ревную! Ну, рассказывай.

Я криво усмехнулась, вспоминая разговор.

– Ты знаешь, он много чего сказал. С первых слов я впала в ступор и, если честно, не все запомнила.

– А конкретнее?

Я заглянула в светящиеся искренним участием глаза подруги.

– Велия думает, что я его не люблю.

Светка поперхнулась.

– Вот бред-то! Что, интересно, на него нашло? А почему? Владыка не объяснил?

– Объяснил! Мой муженек вчера вернулся и нашел на столе рейну. Знаешь эту травку? – Я обреченно кивнула, глядя в распахнувшиеся глаза Светки. – Да-да. Хева подсказала. Теперь мне светит скандал! Лет тридцать назад, когда ребятишки были еще маленькими, Вел заводил разговор на эту интересную тему и даже водил меня к целителям… В общем, в этом сумасшедшем мире все не как у людей! Теперь он решил, что если я не хочу детей, то я его не люблю!

– Но ты же действительно не хочешь?

– Ты не понимаешь, я – боюсь! У Сани и Дара есть будущее. Они уже почти правители, а ты представь, что будет, если родится еще пацан?

– А что будет? – Светка, похоже, решила извести меня своей наивностью.

– Война! Он ведь вырастет и подумает: «Почему это у моего брата и сестрички есть трон, а у меня нет? А дай-ка я кого-нибудь из них укокошу!»

– Фу, бред какой! Тань, у тебя точно крыша поехала!

– Поехала!

Интересно, почему, кроме меня, никто не задумывается о таком исходе событий? А может, я действительно зря волнуюсь?

Я вздохнула. В голове теснились мысли одна мрачнее другой. Велию искать расхотелось окончательно. Чувствуя себя нашкодившей кошкой, я совершенно не знала, о чем с ним говорить.

– Ладно, Свет, я, пожалуй, пойду. Деткам сказала, что вернусь вечером. Они, наверное, волнуются, а я сегодня им обещала рассказать какую-нибудь новую сказку.

– Сказку? А тебе не кажется, что они уже слишком большие, чтобы слушать сказки?

Я улыбнулась.

– Не скажи! Про звездные войны они бы слушали бесконечно!

Светка хихикнула.

– А я пока над своими такие эксперименты не ставлю. Лиэль, самой старшей из них, всего два… гм, двадцать. Так что приходится ограничиваться эльфийскими «Репкой» и «Курочкой Рябиэль». Может, потом…

Подойдя к переходу, я не удержалась от смеха.

– Ладно, Свет, завтра увидимся.

– Тебя проводить к городскому порталу?

– Не надо. Все равно рано или поздно попаду куда нужно! – И, махнув рукой, я шагнула в переход.

ГЛАВА 9

Выйдя на затянутую полумраком площадку, я огляделась.

Вот блин, и куда это меня занесло?

Показалось, что я попала в заброшенную беседку. Очень заброшенную… Пойду-ка я.

Торопливо войдя в портал, я чуть не выругалась.

Теперь меня угораздило попасть на местную дискотеку! Вернее маскарад. Эльфы народ ночной, спят мало, и, кажется, вся их бесконечно долгая жизнь проходит в праздности и ничегонеделании…

Под нежную, печальную музыку, старательно выводимую невидимыми музыкантами, на большой, освещенной плавающими шариками поляне танцевали прекрасные пары. Невысокие эльфийки в платьях, больше напоминающих весенние цветы, и худощавые, одетые в светлые одежды эльфы. Жаль, что их лица были скрыты причудливыми масками.

Любуясь ими, я остановилась, совершенно позабыв о цели своего похода.

– Госпожа скучает? – неожиданно раздался над ухом певучий голос.

Я обернулась. Надо мной возвышался статный, белокурый эльф. Поблескивая глазами в прорезях черной, скрывающей почти все лицо маски, он вежливо улыбался, терпеливо ожидая ответа.

– Э-э-э, да я тут мимо пробегала. Мне надо идти!

На другом конце поляны я разглядела два перехода, переливающихся серебристо-синими кругами, и, не дожидаясь ответа, направилась к ним, но тут же столкнулась с массой препятствий.

Во-первых, пройти сквозь танцующие пары оказалось практически невозможно. Меня тут же затянуло в водоворот разгоряченных тел, а во-вторых, мой кавалер оказался настырным. Вежливо взяв за плечи, он развернул меня к себе, ухватил за талию и, не переставая улыбаться, закружил в танце.

– Простите мою настойчивость, госпожа, но мне показалось, что вы не отказались бы от танцев, если бы вас не тревожили какие-то проблемы. Один танец! И вы сами почувствуете, как жизненные силы вольются в ваше усталое тело.

Психотерапевт, блин!

С одной стороны, оказаться на маскараде без маски все равно что на королевском приеме – голой, а с другой стороны – почему бы нет? Я уже и забыла, когда танцевала. Первые десять лет Велия баловал меня танцами, а потом, даже когда мы приходили на балы в Винлейн, он часто уединялся с отцом, решая какие-то важные проблемы, пока не наступала пора возвращаться домой.

Мои руки обвили шею незнакомца. Машинально повторяя за ним движения, я невольно утонула в мыслях и воспоминаниях.

Долгая жизнь – это, конечно, хорошо, но мало чьи чувства смогут пройти испытание на прочность временем. Здесь нет расставаний, но нет и верности. И это считается нормальным.

Я закрыла глаза. Музыка все не кончалась, кружа голову и заставляя забыть обо всем, отдаваясь этому волнующему танцу.


* * *


Выйдя в темный коридор-балкон, Велия оперся на перила, подставляя лицо легкому теплому ветру. Черный бархат неба уже украсили драгоценные камни звезд.

Какое-то сегодня странное настроение. Словно попал в прошлое.

Откуда-то снизу ветер робко доносил отголоски музыки. Эльфы опять веселятся. Интересно, где это. Нижняя площадь?

Велия наклонился, вглядываясь в темноту. Внизу танцевал рой разноцветных светлячков. Внизу и чуть в стороне… На земле?

Ритуальная поляна! Ну конечно!

Хм, а почему бы и нет?

Он улыбнулся и шагнул в портал. Мгновением позже он вышел на окруженную ночным лесом поляну. Над ней, словно разноцветные светлячки, кружились в ритме музыке магические светильники, освещая призрачным светом проплывающие мимо пары.

Ну конечно! Как он мог забыть? Конечно же всегда перед третьим луностоянием проводится маскарад. Накануне королевского бала. Угораздило же его сегодня попасть сюда! Хотя среди простого народа мало кто сможет его узнать, но все же…

Он оглянулся. Позади него и чуть поодаль стояло несколько палаток. Подойдя ближе, в одной он обнаружил горячительные напитки, в другой закуски и в двух остальных маски и подарки.

– Господин желает маску? – Из темноты палатки ему услужливо улыбался бес.

– Да, и побыстрее!

– Хорошо. А какую? Простую или маску-иллюзию? – Бес, заметив заинтересованность на лице покупателя, торопливо заговорил: – Последние разработки эльфийских магов. Надев ее, вы становитесь неузнаваемым для окружающих!

Иллюзия! Вот бред. Его и в обычной маске мало кто узнал бы. Хотя…

– Давай иллюзию.

Он натянул обычную на вид черную маску. Не считая, выгреб из мешочка несколько золотых монет и, не слушая рассыпающегося в благодарностях торговца, подошел ближе к танцующим.

Ну, теперь можно и повеселиться. Как давно он не был на таких празднествах!

– Эй, красавчик, на этом магическом балу нельзя стоять просто так! Сегодня, если постараться, можно найти здесь свою истинную любовь! Пусть даже и на вечер.

Он обернулся, с полуулыбкой разглядывая уже довольно согретую танцами и горячительным эльфийку в прозрачной маске, почти не скрывающей ее лицо. Интересно, а это обычная маска или иллюзия?

– Так как насчет того, чтобы потанцевать?

Потанцевать? А почему бы и нет, разве он не за этим сюда пришел?

Молча приобняв за талию улыбающуюся ему женщину, он уверенно повел ее в танце.

– А ты шикарно танцуешь! Скажешь свое имя? Может, как-нибудь встретимся и снова потанцуем?

Одарив многообещающей улыбкой, он молча продолжал ее кружить, пока чарующая музыка не стихла.

– Что ж, значит, не судьба! – Эльфийка оказалась понятливой и растворилась в толпе, едва он склонился перед нею в последнем поклоне.

Неплохо. Есть в этом что-то волнующее и давно забытое. Хотя он больше чем уверен, что еще сотню лет назад все эти воздушные барышни шарахались бы от него как от прокаженного.

Немного погодя снова заиграла медленная, чуть печальная музыка. На этот раз, к счастью, никто не торопился приглашать его на танец. Он вышел из волнующегося моря танцующих, скрестил руки на груди и принялся наблюдать.

ГЛАВА 10

Музыка стихла, но эльф не собирался меня отпускать. Я подняла на него вопросительный взгляд.

– Мне нужно идти!

Он улыбнулся.

– Я с удовольствием провожу вас к порталу, только ответьте. Вам понравился танец? Вы почувствовали себя отдохнувшей? Сегодня праздник кануна луностояния, и никто не должен грустить! У эльфов есть легенда, что в этот праздник Всевидящий и духи леса наделяют счастьем, удачей и ослепительной любовью самого легкомысленного. Так что ни о чем не думайте, а просто веселитесь! А я хочу станцевать с вами следующий танец!

Очарованная его сказками, чудесным вечером и музыкой, я как завороженная кивнула, позволяя закружить себя в новом танце.


* * *


Мимо Велии скользнула пара. Может, он и не обратил бы на них внимания, если бы не длинные, темные, почти черные волосы довольно высокой, затянутой в серебристое платье девушки. Это если учесть, что он не видел здесь ни одной женщины другой расы, кроме эльфиек.

Хм, странно. Может, чья-то людская половинка?

После того как он принял корону, в княжестве и землях Союза снова появились межрасовые пары. Правда, их было мало. Помня прежние времена, расы сторонились друг друга, но находились безумцы, не стесняющиеся и не скрывающие своих чувств.

Подчиняясь музыке, женщина становилась воском в руках эльфа, завораживая своей чувственностью. Велия, шагнув ближе, невольно начал наблюдать за этой парой.

Сделав круг, они стали приближаться. Когда пара была почти рядом с ним, музыка внезапно стихла. Эльф, приобняв за талию незнакомку, склонился и что-то тихо проговорил. Она пожала плечами, кивнула, и он, оставив ее в одиночестве, торопливо зашагал к палаткам.

Мучимый любопытством, Велия начал пробираться к женщине, не отводя глаз от ее идеально прямой спины. Незнакомка, обхватив себя за плечи, явно нервничала. Вдруг, словно что-то почувствовав, обернулась, смерила его равнодушным взглядом и снова отвернулась.

Сердце заколотилось, словно стараясь выбраться из плена ребер.

Тайна? Но откуда она здесь? Кто этот эльф?

Черная ярость душной волной поднялась откуда-то из глубины отравленной души. Остановившись позади, он, буквально дыша ей в затылок, лихорадочно соображал.

Что делать? Для эльфийских браков измена в порядке вещей… вот только для него она неприемлема!

Заметив краем глаза ее возвращающегося кавалера, Велия, не медля ни секунды, шагнул к ней.

– Сударыня, не окажете ли вы мне честь станцевать со мной следующий танец? – Голос менять даже не пришлось. От волнения он стал хриплым.

Тайна подняла глаза.


* * *


Эльф действительно оказался чудесным партнером. В его умелых руках я забыла обо всем и просто наслаждалась танцем, но где-то глубоко билась мысль, что нужно уходить. Меня ждут дети. Потанцевала и хватит… Еще чуть-чуть… Вот только кончится музыка… Вот только…

Музыка внезапно стихла, заставив разочарованно вздохнуть. Эльф обнял меня за талию.

– Может, еще танец? Я чувствую, что ваша печаль прошла, но нужно, чтобы в душе поселилось веселье!

Я решительно качнула головой.

– Нет! Увы, но мне нужно идти! Благодарю за чудесный вечер!

– Тогда, может, в память об этом вечере я преподнесу вам подарок? Безделушку. Моя госпожа не против?

От неожиданности я пожала плечами. Эльф, посчитав это согласием, тут же сорвался и исчез в толпе. Мне вдруг стало зябко. Обхватив плечи, я поежилась.

Надо было надеть костюм наемника! Все-таки конец лета. Но не только это вызывало дрожь, заставляя нервничать. Все время, пока длился танец, я чувствовала чье-то пристальное внимание.

Да где же ходит мой кавалер?

Я нервно оглянулась. Взгляд сразу же выделил из толпы уверенно приближающегося ко мне высокого, широкоплечего мужчину в черной маске, и я поспешила отвернуться.

Нет, надо бежать с этого маскарада! Не нравится мне все это! Где же эльф, так его разэтак, со своим подарком?

Вдруг над ухом прохрипели. Назвать это голосом не смогла бы даже я, довольно лояльно относившаяся к рок-певцам.

– Сударыня, не окажете ли вы мне честь станцевать со мной следующий танец?

Подняв глаза, я уставилась на черную ткань, скрывающую лицо незнакомца.

Опять он! Нет, надо бежать, бежать!

– Гм, я бы с радостью, но мне уже пора!

– Но я настаиваю.

– Э-э-э, рада за вас! Настаивайте дальше! А потом по одной чайной ложке три раза в день. Наглость как рукой снимет. – И откуда такой интерес к моей скромной персоне?

– Господин, но эта женщина со мной! – О-о, не было печали! С другой стороны раздался певучий тенор эльфа.

Я оглянулась на своего невольного защитника, перевела взгляд на нахала… и мысленно пожелала эльфу удачи.

Если выживет, то жить будет недолго!

– Я знаю! Но на этом празднике каждый танцует с тем, с кем захочет! – хрипло возразил незнакомец.

Радует, что беседа ведется вежливо, по крайней мере, пока! Только мордобоя мне и не хватало! Не дай бог, узнает Велия. Или Владыка. Вот я попала! Какой рогатый дернул меня согласиться на танцы?

– Но она со мной!

– И что?

– Я владею магией!

– Я тоже.

– Но… Ой, простите.

Я ошарашенно смотрела, как эльф, еще секунду назад настроенный довольно решительно, с поклоном растворился в толпе. Незнакомец нервно крутанул на пальце кольцо, скрывая большой изумруд, и с легкой улыбкой повернулся ко мне.

– Ваш любовник бросил вас, отдав мне на растерзание. Так, может, начнем? – Он протянул мне руку, и тут же, словно повинуясь его жесту, полилась тихая, бередящая сердце музыка.

– Он мне не любовник! – Что этот наемник себе позволяет?!

Смерив его презрительным взглядом, я резко развернулась, чтобы уйти, но была тут же остановлена. Холодные пальцы кандалами сковали мое запястье, и я оказалась в объятиях незнакомца. Он грубо сжал меня и сразу же отпустил. Руки, способные мгновенно свернуть мне шею, нежно обхватили за талию, и он, не сводя с меня странного, изучающего взгляда, закружил в танце.

Господи, что я делаю? Мне надо домой. Меня ждут! Наверное, уже за полночь, и Вира уложила детей…

Я вдохнула пьянящий, холодный аромат его тела и, чувствуя себя последней сволочью, обняла незнакомца за плечи. Что-то не давало покоя, где-то на уровне подсознания…

А, ладно! Если нельзя сбежать, так хоть получу удовольствие.

ГЛАВА 11

Сегодня самая темная ночь. Так всегда бывает в канун луностояния. Под утро лишь на час где-то на горизонте покажется Гелион. А вот завтра!..

Его всегда завораживало это действо. Что-то было мистическое в восходе сразу двух лун.

Велия смотрел в полуприкрытые глаза Тайны. Ярость прошла, уступив место легкой досаде.

Интересно, зачем она здесь? Не в Винлейне, а именно на этом маскараде? Может, искала его и заблудилась?

Он невольно усмехнулся.

С нее станется! Как он ни бился, она так и не выучила систему городских переходов. Наверное, действительно заблудилась. Или все же?..

Перед глазами встал их танец с эльфом. Он и забыл, что она может быть такой.

Вдруг она подняла на него внимательный взгляд.

– Что?

– Ничего!

– А че тогда вылупился? Или, может, на мне узоры вышиты?

Его губы невольно разъехались в ухмылку.

Она неисправима! Но с другой стороны, если она ведет себя так со всеми мужчинами, то не о чем волноваться!

Гневно фыркнув, она поспешно опустила взгляд, словно пытаясь скрыть улыбку.

Интересно, узнала она его или нет?


* * *


Было что-то привычное в том, как вел меня в танце этот наемник. То, что он полукровка, я поняла сразу. Не ввела меня в заблуждение и туго заплетенная на эльфийский манер коса.

Внимательный взгляд из прорезей маски смущал и очаровывал, поднимая из глубины души нечто такое, от чего меня бил озноб и бросало в жар от его малейшего прикосновения. О чем-то таком давно рассказывал Велия, открыв тайну еще одной стороны магии. Кажется, он назвал ее магией тела, или магией повиновения, с помощью которой более-менее сильные колдуны могли подчинить себе любое существо, контролируя его на уровне чувств.

Ну точно, полукровка!

Я невольно улыбнулась. Если бы на двести процентов я не была уверена в том, что Велия никогда бы не пошел на такое празднество, то подумала бы, что это он. Даже аромат тела был чем-то похож, дразня горьковатой свежестью и сводя с ума.

– Ты прекрасна! – Комплимент заставил меня сбиться с шага и почувствовать, как горят мои щеки.

Нет, он что, на самом деле решил меня очаровать или просто издевается?

Музыка смолкла, позволив мне облегченно вздохнуть.

– Все! Спасибо за танец, но мне пора! Муж ждет, дети плачут. Все, пока-пока!

Незнакомец таинственно улыбнулся, но рук не разжал. Я нервно обернулась. Мы оказались в стороне от освещенной площадки и танцующих пар. Неподалеку заманчиво поблескивал портал.

– Эй, ты глухой? Пусти!

– А если я не хочу тебя отпускать? – Мне показалось или в его голосе появились знакомые нотки?

Я вытаращилась на наглеца.

– Ты, наверное, не понял, с кем танцевал? Я княгиня Великограда, соответственно, знаешь, кто мой муж?

– Знаю! Дурак, каких поискать! Кретин и слепец!

– Что?! – А я думала, удивить меня будет трудно! Во все глаза разглядывая этого самоубийцу, я пригрозила: – Или ты меня сейчас же отпустишь, или…

– Нет! – буркнул он. Обхватив меня за талию, легко, словно я ничего не весила, закинул на плечо и зашагал к порталу. – Ты мне понравилась! Предлагаю продолжить наше знакомство где-нибудь в другом, более укромном месте!

– Что… кха-кхе… ты себе позволяешь? – прокашляла я, когда он вынес меня в длинный коридор с пятью плещущимися переходами.

Не отвечая, он с ходу нырнул в средний. Я зажмурилась, а когда открыла глаза, то увидела комнату Велии в Винлейне. Сердце сжалось от недоброго предчувствия. Поставив меня на ноги, незнакомец уверенно прошагал в глубь комнаты, не спеша снял плащ, маску и, усевшись на кровать, окончательно превратился в моего мужа.

«Какой ужас! – Горло мгновенно пересохло так, словно я неделю путешествовала по пустынным землям. – Я же чувствовала – что-то не то! Умудриться флиртовать с собственным мужем – наверняка такого в истории эльфов еще не случалось! Это ж надо, не узнать – ЕГО! Но как, почему? Нет уж! Признаний в очередной глупости он от меня сегодня не дождется!»

Я заставила себя отмереть и весело рассмеяться. Оглядевшись, я танцующей походкой подошла к нему и опустилась рядом.

– Так и знала, что ты принесешь меня сюда.

Велия выжидающе молчал, не сводя с меня взгляда.

– Что? Неужели ты думал, что я тебя, ТЕБЯ – не узнаю? На будущее, любимый, если хочешь, чтобы я тебя не узнала, смени парфюм и перестань таскать меня на плече! Сколько можно повторять, что я не мешок с картошкой?!

Не переставая улыбаться, я потянулась к нему.

Он настороженно отстранился.

– Нам нужно поговорить!

– Нужно! – согласилась я, поднялась и села к нему на колени, как всегда, когда мы разговаривали по душам.

Он не оттолкнул меня, но и не обнял, как прежде.

Н-да-а, разговор предстоит серьезный.

– Для начала мне хотелось бы узнать, что ты делаешь в Винлейне?

– Ищу тебя. – Улыбка сползла, вспугнутая строгостью его голоса.

– А на карнавале ты тоже меня искала?

Вот блин! Так и знала, что он затронет эту тему. Но лгать и изворачиваться – бесполезно! Он чувствует даже малейшую ложь.

– Нет. – Вскинув голову, я посмотрела ему в глаза. – После разговора с Владыкой, все мне объяснившего, я шла домой. Я обещала детям прийти до заката. И… и заблудилась. На тот карнавал я попала случайно и хотела уже уйти, когда незнакомый эльф пригласил меня на танец. И я почему-то согласилась. Может, – я опустила взгляд, – просто соскучилась по тебе тому, каким ты был шестьдесят лет назад?

– Тебе скучно со мной? Я тебе больше не нужен?

Вот бред-то!

– Нужен.

– Зачем ты травишь себя рейной? Почему ты не хочешь детей?

Обняв его, я спрятала пылающее лицо у него на плече. Как я ненавижу такие разговоры!

– Я хочу, но боюсь!

– Чего?

– Их будущего! Новой войны за трон. Не хочу усложнять жизнь тем детям, которые у меня уже есть!

Его руки наконец-то сомкнулись на моей талии.

– Это единственная причина?

Не поднимая головы, я кивнула.

– Посмотри на меня.

Я качнула головой.

– Посмотри.

С опаской подняв на него взгляд, я, оживая от его улыбки, облегченно выдохнула.

– Ты самая лучшая. А я глупый бес, и по мне действительно плачет ваш дурдом!

От таких откровений я едва не поперхнулась. Нет, он никогда не перестанет меня удивлять!

– И не смотри на меня с таким изумлением. Я серьезен как никогда! Мне нужно было все тебе объяснить еще шестьдесят лет назад. Для начала запомни одно. Все главные расы, как могут, хранят мир, поэтому существуют некоторые законы. Допустим такой, что ни один брат по крови не имеет права забрать трон у заявленных наследников. Только если наследники сами не захотят его отдать. Чтобы забрать трон, придется развязать войну, но для этого нужно, чтобы тебя поддержали как минимум две расы, которые согласятся сражаться против всех. А на это пойдет не каждый. И поверь, можно прекрасно жить, занимаясь интересным делом и без забот о троне. Я уже как-то говорил тебе, что о власти мечтают глупцы с множеством проблем. Не думаю, что наши дети станут такими. Во всяком случае, все зависит от нас…

Не договорив, он поцеловал меня.

И с души упал камень, даже не камень – валун, скала, – погребя под собой мои страхи и плохое настроение.

– А кто тебе посоветовал пить эту отраву? – вдруг отстранившись, серьезно спросил он.

– Какую?

– Рейну. На самом деле она не спасает от зачатия, а лишь обессиливает организм. Из нее делают настойки людские целители. Эльфы, узнав о побочных свойствах, давно от нее отказались. – Он провел пальцами по моей щеке.

– Если все так, как ты говоришь, – отстранившись, я пытливо заглянула ему в глаза, – то почему все эти годы у нас больше не было детей?

– Да потому, глупая! В этом мире дети рождаются тогда, когда они нужны. Это главная причина!

Я вздохнула.

– Н-да-а, все никак не привыкну к особенностям этого мира! – И тут до меня дошло. – А почему ты раньше мне ничего не сказал?

Вместо ответа Велия, обхватив одной рукой мою спину, просунул другую руку под колени и легко поднялся.

– Давай не будем больше об этом? Мы оба совершили глупость, и я хочу о ней забыть. – Он осторожно опустил меня на постель. – Предлагаю переночевать здесь, а завтра я сам схожу за детьми и приведу их на бал.

– Только переночевать? – не удержалась я от ехидства.

Он тут же насмешливо прищурился:

– Это намек или предложение?

С наслаждением вытянувшись на тончайших простынях, я зевнула.

– Скорее констатация факта!

– Даже не буду спрашивать значение того, что ты мне сейчас сказала. – Он снял с меня платье. – Звучит ужасно!

Я закуталась в невесомое одеяло и, закрыв глаза, улыбнулась.

– Зато отображает суть!

Он шумно выдохнул.

– Нет, все-таки, чувствую, мне придется выучить твой язык.

Лязгнуло оружие. Где-то рядом прошелестели скидываемые им одежды.

Дождавшись, когда он уляжется рядом, я, сонно приоткрыв глаза, посмотрела на его четкий профиль.

– Если страдаешь бессонницей, то можешь начинать! А я уже сплю!

– Предательница.

– Обманщик! И вообще, после сегодняшнего кошмарного дня и вчерашней сумасшедшей ночи, это единственное, чего я хочу. – Я примирительно пристроилась у него на плече и не удержалась от вопроса: – А ты правда меня ревнуешь к Крендину и к этому… незнакомому эльфу?

Велия притянул меня к себе и, глядя в шелестящий полог, скривил в усмешке уголок губ.

– Тайна, стадию ревности я прошел уже давно, а сейчас я просто схожу с ума!

Я фыркнула. Вот и пойми его! Ну и ладно! Хоть высплюсь!

ГЛАВА 12

Эльф смотрел в тускло освещенный серый потолок, вспоминая события прошлого дня.

Благодаря хитрости полукровки они ловко миновали два поста, встретившиеся им по дороге: придав трем камушкам иллюзию золотых монет, он с наглым видом всучил их на первом посту, да еще потребовал сдачу. На втором посту ушлый гном что-то заподозрил, но Бервуль, коротко пропев, погрузил его в глубокий сон, вытащив у бедолаги все собранное им золото.

В результате, попав в город, они первым делом купили себе приличные вещи и сняли номер в гостинице. Вымывшись и переодевшись в новую одежду, они спустились в гостиный зал. Заказав эль и мясо, уселись в дальний угол и с наслаждением принялись за еду.

– Бервуль, я хочу сказать, мне мало кто помогал в моей недолгой жизни. – Эльф сыто откинулся на высокую спинку стула и с благодарностью посмотрел на беловолосого. – Я хоть и королевского рода, но из нищей семьи. Мой отец погиб во время войны с тенями. Мать, пользуясь родственным правом, пристроила меня ко двору. Владыка принял меня как родного…

Бервуль изящно вытер тонкие пальцы о не первой свежести полотенце и заинтересованно посмотрел на эльфа. А тот, чувствуя доверие и желание выговориться своему случайному попутчику, продолжил:

– Незадолго до моего появления в Винлейне его единственный оставшийся в живых сын исчез. После долгих поисков его объявили сгинувшим. По закону, если бы он не объявился в течение пятидесяти лет, его бы считали умершим. Владыка даже как-то обмолвился, что, если сын не найдется, трон перейдет ко мне.

– Что ж, он нашелся вовремя! – Бервуль поднялся. – Пойдем, нам нужно торопиться!

– Ты мне так и не сказал, что ты хочешь сделать с выродком! Может, для начала убить его половинку?

– Может, для начала уйдем? Не забывай, большинство охранников живут в этом приграничном городе и любят пропустить по кружечке эля!

Эльф опасливо оглянулся, поднялся и, прикрывая лицо, поспешил за полукровкой. Тот уверенно перешел улицу и свернул в тихий переулок. Добравшись до крайнего дома, Бервуль постучал условным стуком. Через несколько минут дверь, скрипнув, приоткрылась, и в проеме показался изучающий глаз.

– Открой, учитель. – Бервуль резким движением задвинул за спину эльфа. – Это я. Когда-то ты сказал, что, если мне понадобится помощь, я должен просто прийти к тебе!

Дверь захлопнулась, что-то проскрежетало, затем она приоткрылась вновь, позволяя гостям протиснуться в жилище только боком и по одному.

Едва они оказались в полумраке дома, дверь закрылась и над головами вспыхнул яркий свет, который на секунду заставил зажмуриться.

– Ты слишком долго был на каторге, Бервуль. Учитель уже десять лет как умер, – раздался певучий голос.

Гости обернулись. Невысокая, замотанная в плащ фигура скинула капюшон, рассыпав по плечам белоснежные волосы.

– Мейана?

Эльф мог поклясться, что впервые за многие годы увидел нежность в равнодушных глазах полукровки.

– Привет, братец! – Девушка отступила на шаг. – А я думала, ты погиб. Сегодня по окомаговизору сообщили об активации «Белого пламени» на одном из этажей заключенных.

– Ты была бы рада? – Бервуль ехидно ухмыльнулся, а его взгляд снова стал отрешенным, но в то же время цепким.

– Мне все равно! – Девчонка, судя по всему тоже полукровка, повернулась и зашагала по коридору, коротко бросив: – Запри дверь на засов и иди в комнату.

Бервуль молча повиновался. Кинул на железные крюки стоявшую у двери почерневшую от времени доску и кивнул эльфу:

– Пойдем.

– А это кто? – не удержался он от вопроса, торопливо шагая за полукровкой.

– Сестра, – тихо ответил Бервуль и, помолчав, добавил: – Сводная.

Они вошли в небольшую круглую комнату. О том, что здесь кто-то живет, можно было судить по двум вещам: отгороженному серой тряпкой топчану и стулу со стопкой книг. Все остальное место занимали столы с невероятной формой склянками. Некоторые были пусты, остальные заполнены разноцветными жидкостями. В них что-то кипело, капало, замерзало.

В центре комнаты белой краской был нарисован небольшой круг со всевозможными символами и крейлами[3].

Эльф остановился, изумленно рассматривая все вокруг.

– Осталась вместо учителя? К тебе, наверное, весь высший свет ходит? – Бервуль, казалось, совершенно не удивился увиденному.

Он прошел к столам. Заглянул в одну колбу, добавил огня под другой, поправил тоненькую трубку в третьей.

– Ты забыл? У меня плохая репутация. К тому же высший свет, как бы то ни было, полукровкам не доверяет.

– Да? А я на каторге слышал, что после воцарения князя людей с полукровок сняли запреты.

– Может, в столицах и сняли, но в провинции как считали изгоями, так и считают! – Девушка села на топчан. – Прошло слишком мало времени, чтобы беловолосых перестали бояться.

– Давно бы уже перебралась в Великоград или в Винлейн. Уж там-то для полукровок рай! – Не оборачиваясь, Бервуль продолжал медленно обходить столы, разглядывая каждую колбу.

– Ты вернулся, чтобы давать ненужные советы? Меня устраивает моя жизнь! Говори, что ты хочешь, и уходи!

Бервуль обернулся. Не смущаясь мрачного взгляда девушки, прошел и уселся рядом.

– Я сбежал, как и обещал. А скоро у нас будут власть и деньги.

Девчонка фыркнула, смерила его недоверчивым взглядом и захохотала.

– Ты… к тому же ты стал сумасшедшим? Зря сбежал с каторги! Тебе там самое место!

– Мейана, я когда-нибудь тебя обманывал? – Глаза Бервуля чуть пожелтели.

– Да, и не раз! Так что приятно было повидаться, и прощай! – Девушка встала.

Он поднялся следом.

– Может, все-таки выслушаешь?

– Нет!

– Даже ради мести?

Мейана выжидательно замолчала. Бервуль победно улыбнулся и неторопливо начал:

– Этот эльф – наследник эльфийского престола. Правда, он самый последний в очереди, и при обычном стечении дел его черед никогда не наступит, но… есть мы!

Девушка смерила участливым взглядом притихшего в сторонке гостя.

– И кто же ты?

Эльф, потоптавшись, неуверенно шагнул к ним.

– Мое имя вряд ли вам что-нибудь скажет, госпожа. И я не претендую на эльфийский трон, потому что занять его практически невозможно, но… – Он замялся. – Я с удовольствием займу трон Великограда! Если, конечно, вы мне поможете!

– Эльф? Трон Великограда?? Но почему?! – В глазах Мейаны загорелось любопытство.

– Потому что нынешний князь лишил меня всего: эльфийского трона, будущего, надежды. Вот я и хочу отомстить, забрав у него корону.

– Хм. – Девушка с легкой улыбкой на красивых губах опустила взгляд. – Это не так-то легко будет сделать! У князя имеется жена и двое наследников.

– Людское Княжество сейчас самое слабое, в отличие от трона Эльфийского союза. И их корону действительно легче захватить, – вмешался Бервуль.

– Наследников можно убить, половинка тоже не проблема. Но вот сам князь… – Мейана покачала головой.

– Его уже однажды опоили забынь-корнем. Он тридцать лет был на рудниках, не помня ни имени, ни рода. – Эльф осмелел и, подойдя ближе, присел на корточки.

– Что-то я такое слышала… Что ж, если удастся снова опоить его этой отравой, это повлечет уже необратимые последствия. – Мейана задумалась, рассматривая трещины каменного пола.

Эльф не сводил глаз с этой невысокой, красивой девушки, ловя себя на мысли, что любуется ею. Наконец подняв голову, она встретилась с ним взглядом и нежно улыбнулась.

– Я думаю, вам нужно остаться переночевать. Куда вы на ночь глядя. Будь как дома, Люминель.

ГЛАВА 13

Я медленно всплывала из омута сна. Кто-то тормошил меня так, словно старался вытрясти душу. Открыв глаза, я некоторое время смотрела на нависший надо мной силуэт, пока не узнала мужа.

– Да очнись же! – проник в уши его голос. – Тайна, ты меня слышишь?

– Слышу, – кивнула я и попыталась сесть. – Что случилось?

– Не знаю. Ничего. Наверное, тебе приснился плохой сон, и, после того как ты начала пинаться и громко кричать мне в ухо, я решил тебя разбудить.

– Сон? – Я помотала головой, пытаясь вспомнить обрывки. – Ничего не помню! Вел, я хочу пить.

Прошептав заклинание, он протянул мне стакан воды.

Не почувствовав ни вкуса, ни запаха, я выпила жидкость и отдала стакан.

– Вел, мне уже несколько раз снился сон про эльфа и полукровку. Кажется, ни одного из них я раньше не видела. Почему-то всегда, когда просыпаюсь, забываю все, что было, кроме того, что снова видела этих двоих. Вот и сегодня. Я помню, что мне снились они, а что именно было в том сне, не помню! И… я почему-то боюсь! Боюсь снова уснуть и увидеть их!

Велия, скрестив ноги, удобно уселся и сграбастал меня на руки.

– Это всего лишь сон. Вот пройдет луностояние… Мне за эти дни тоже пару раз снилось нечто похожее.

– Мне страшно! – Дрожь, колотившая меня, стала проходить. Я уютно устроилась в его руках.

– Забудь! Единственный, кто по своей глупости мог нам навредить, мертв. Тебе нечего бояться, родная.

Я закрыла глаза и вдруг почувствовала, как вопреки моим страхам ко мне подкрался сон.

– Вел, признавайся, твоя работа? – зевнула я, засыпая.


* * *


Глядя на спящую Тайну, он осторожно опустил ее на постель, укрыл воздушным одеялом, а сам, осторожно поднявшись, подошел к столику. На нем всегда стояла ваза с фруктами и напитки. Взяв бокал, он плеснул вина, подошел к круглому окну и, глядя на стремительно светлеющее небо, выпил.

Давно, очень давно он не спасал жену от кошмаров. Интересно, что означают ее сны? Или его? Нет, обязательно нужно сегодня же поговорить с отцом, а если получится, то и с придворными магами.

Ощущение надвигающейся беды усилилось. Закрыв окно, он поставил фужер на столик и, подойдя к постели, осторожно лег. Тайна, улыбаясь во сне, заворочалась, уютно устраиваясь у него под боком, и, сонно почмокав, засопела.

Надо постараться уснуть. Сегодня луностояние и дурацкий бал. Нужно отдохнуть.

За последнюю сотню лет он научился обходиться двумя-тремя часами сна. Посмотрев на расцветившееся золотисто-розовыми тонами небо, он закрыл глаза.


* * *


Мейана кинула ему и Бервулю большую лохматую шкуру, а сама улеглась на топчан и задернула грязную штору. Он мгновенно провалился в нервный сон, и, казалось, на секунду закрыл глаза, как его уже тряс за плечо беловолосый.

– А? Что?

– Тихо! Вставай, хватит спать! Пока ты дрых, мы с Мейаной посоветовались. Короче, план такой. Нам нужно попасть в Винлейн. Разведать обстановку. Так?

– Так.

– А для этого нам нужно немного изменить себя! Так?

– Угу. Но вообще-то из-за рубцов от плети охранника-жреца меня и так не узнать!

– То же можно сказать и обо мне, но лучше не рисковать! Ты жил в Винлейне. Даже обезображенное, твое лицо может кто-нибудь вспомнить. Ты снова хочешь на каторгу?

Знает куда надавить!

Не желая подвергаться магическим опытам, Люминель брыкался, пока не услышал последний довод. Нет, на каторгу он больше не пойдет. Лучше смерть, чем это унижение!

– Ну и что дальше?

Бервуль пожал плечами.

– Будем думать, пробовать. Что-нибудь да получится.

– Проснулись? – В дверь тихонько скользнула Мейана. – Давайте быстрее. Скоро рассвет. Я открыла переход к городскому порталу в Рубаин. Стражник спит. В Винлейне я тоже усыпила стражу. А потом – все по плану.

Обсыпав их светлым порошком, она быстро забормотала заклинание. Бервуль и Люминель с изумлением уставились друг на друга. Первым не выдержал эльф:

– Ой, ну это ж надо! Сделать из Бервуля беса!

– На себя посмотри. Гном из эльфа – тоже верх извращенной фантазии моей сестренки!

– Так, цыц! Вот! – Мейана подала Бервулю доверху наполненный дорожный мешок. И пояснила: – В этой склянке – настойка забынь-корня. Вдруг пригодится? Это – браслет-портал. Произнеся заклинание, откроешь переход, вот только куда он приведет, неизвестно. А это – перстни-перевертыши. Они…

– Дорогая, я помню, – нетерпеливо перебил ее Бервуль. – Они для того, чтобы ненадолго брать чей-то облик. Рас или животных – все равно.

Мейана кивнула.

– У меня больше ничего нет из того, что могло бы вам пригодиться. А тебе, Люминель, вот это!

Она кинула в руки эльфа второй мешок.

– Там еда и питье. Короче, чем богата. И еще, это лично от меня. – Девушка подошла, взяла его руку и надела на средний палец кольцо из сиреневого металла с белым ромбовидным камнем. – Это кольцо-помощник. Будешь голодным – сотворит еду, захочешь спать – приведет в безопасное место. Только запомни, оно исполняет лишь то, в чем ты действительно нуждаешься.

– Знакомое колечко! – Рядом с эльфом встал Бервуль.

– Отстань! – отмахнулась она. – Ты хороший маг, тебе помощник без надобности, а вот ему пригодится. И запомни: если убьют его, у нас по-прежнему не будет ничего. Ни денег, ни власти, ни мести!

– Но, даже если он останется жив, может случиться так, что у нас ничего не получится и тоже не будет ни власти, ни денег! – Бервуль подхватил мешок на плечо и шагнул к открытой двери, за которой в темноте коридора сияли круги портала.

– Если он останется жив, у нас будет надежда! – бросила Мейана ему в спину и обернулась к рассматривающему кольцо Люминелю. – Ну, торопитесь!

ГЛАВА 14

– Хватит спать! Тайна! – Голос Велии выдернул меня из сновидений.

Я разлепила один глаз и сфокусировала его на деловито одевающемся муже.

– Ну и зачем меня будить в такую рань?

– В какую рань? Уже полдень!

– Говорю же – рань!

– Так! Или ты встаешь, или я на самом деле начну тебя будить! – пригрозил он, усаживаясь рядом.

– Ты все равно уже оделся! – хихикнула я.

– Да… – он задумчиво оглядел золотистую накидку, – ты права, что-то мне этот костюм не нравится. Вот заодно и переоденусь.

– Эй-эй, сам говоришь – уже полдень, нужно торопиться!

– Я обманывал. У нас еще есть в запасе часа три.

– А как же бал?

– Он назначен после восхода лун. Так что с тремя часами я поскромничал! Давай останемся здесь до вечера?

– Ну уж нет! – Смеясь, я вырвалась из его объятий и, спрыгнув с кровати, исчезла за маленькой дверцей.

– Лентяйка! – Сквозь плеск воды я едва услышала его смех.

Шутник, блин!

Когда я умылась, причесалась и вернулась в комнату, Велия уже действительно переоделся в костюм золотисто-черных тонов и сейчас заканчивал расплетать косу.

– Шикарно выглядишь! – С легкой улыбкой он оглядел меня с головы до ног. – А может, все-таки…

– Ну уж нет! Иначе, зная тебя, мы на бал не попадем! – Я увернулась от его рук и подошла к шкафу.

Та-ак! И что мне надеть?

Поворошив разноцветные платья, я вдруг наткнулась на костюм наемника и вытащила его.

– К тому же у меня совесть нечиста. Тоже мне родители! Оставили детей одних. Надо идти в Великоград и собирать их на бал. То-то Санька обрадуется!

Сзади неслышно подошел Велия.

– Зачем ты достала этот костюм?

Я непонимающе оглянулась.

– Что? А, ты об этом! Ты же знаешь, что я не люблю платья, а до праздника еще далеко! Вот и решила пока надеть брюки. А это все, что я нашла.

– Не заговаривай мне зубы!

С опаской посмотрев в его помрачневшее лицо, я вспылила:

– А что такого? Мне нравится ходить в брюках. В них удобно! А вечером я переоденусь и снова буду изображать оранжерейный цветок. Что ты разнервничался? Это всего лишь костюм наемника!

– Всего лишь?! – Он выхватил из моих рук одежду. – Да я бы тебе слова не сказал, если бы ты достала простой костюм наемника.

Я отвела взгляд от его желтеющих глаз и с удивлением уставилась на потертые темно-серые джинсы и непонятного грязно-синего цвета ветровку.

– Доспехи Странников Мира?! Но откуда? Я же сама отдала их в хранилище артефактов сразу после рождения детей!

Не сводя с меня глаз, Велия помолчал, вздохнул, сунул мне в руки одежду и опустился на кровать.

– Они сами решают, когда наступает их черед. Надевай. – Устало потерев ладонями лицо, он чуть слышно пробормотал: – Значит, что-то произойдет.


* * *


В предрассветный час всегда сильно хочется спать. А может, на стражника-гнома так подействовала магия Мейаны. Люминель с Бервулем тенями проскочили городской портал Рубаина и мгновением позже уже выходили в беседку Винлейна.

– Сюда, скорей! – Эльф наконец-то почувствовал себя хозяином положения и, перешагнув через похрапывающего стражника, махнул полукровке. – Давай сюда. Я знаю город. Сейчас уйдем в лес и там отсидимся.

– Ты дурак?! – Бервуль догнал его и возмущенно зашипел: – От кого ты собрался прятаться? Ты – гном! Запомни! Придумай себе имя и веди нас в гостиницу. Надеюсь, в этом городе она имеется?

Эльф похлопал глазами и растерянно кивнул на самый крайний портал.

– Тогда сюда!

ГЛАВА 15

День пролетел незаметно. В два часа пополудни Велия пошел в Великоград за детьми, пообещав на закате вернуться. Попрощавшись с мужем, я нашла Светку, играющую со своим многочисленным семейством.

– Таня, Тайна! Ты поиграешь с нами? – облепили меня девчонки.

– Так, дети, ну-ка разойдись! – Светка, раздвинув дочерей, пытливо заглянула мне в глаза. – Что-то ты рано! Где Санька, Дар?

– Свет, успокойся! Я никуда не уходила!

– Как?! – В глазах подруги заплескалась тревога. – А где ты ночевала?

– Ой, Свет, со мной такое произошло – обхохочешься!

Светка тут же встала в стойку, напомнив мне борзую, напавшую на след.

– Так! Девочки! Сейчас вы пойдете на обед с Нилейной! И ведите себя хорошо! Няни тоже люди! Тьфу ты, эльфы! Ну вы меня поняли! – Она кивнула подошедшей эльфийке и, ухватив меня за руку, утянула на балкон. – Ну, рассказывай!

– Да что рассказывать?! Я дура! Ты представляешь, я не узнала вчера своего мужа, заигрывала с эльфом. В общем, вляпалась по уши!

Светка восторженно вытаращила глаза.

– И как ты до сих пор жива? Зная Велию…

Я вздохнула, помолчала и, срываясь на нервное хихиканье, начала рассказывать о своих вчерашних приключениях.

– Ну, подруга, ты даешь! – подытожила Светлана. – В который раз убеждаюсь, что у тебя не муж, а золото. А ты – безмозглое, легкомысленное существо!

– Ой, кто бы говорил! – фыркнула я.

– Ладно, прими это как факт и смирись! – Светка оглядела меня критичным взглядом. – А чего ты вырядилась в эти страшные тряпки? Уж не хочешь ли ты пойти в этом на бал?

– Знаешь, Свет, я подумываю!

– Нет, нет и нет! – Подруга решительно потащила меня за собой. – Мы идем готовиться к празднику! Скоро закат. Придут твои дети, муж. Все красивые, а ты… как бомжиха! Жуть! И не возражай!

Она пролетела через опустевшую комнату и выволокла меня в коридор.

– Куда ты меня тащишь?

– В мою гардеробную! Там должны принести с десяток новых платьев. Как раз к балу! И не спорь! – Не слушая возмущенные вопли, Светка втащила меня в портал.


* * *


Сняв комнату в гостинице, Бервуль куда-то ушел, оставив Люминеля одного.

Эльф с наслаждением улегся на мягкий диванчик и уставился в шелестящую над ним листву, но вскоре поднялся и начал мерить шагами комнату. Мысли не давали покоя, прогоняя отдых и сон.

И эльф решился.

Наплевав на запреты полукровки, он вышел из номера и остановился у серебрящихся порталов. Бродить по городу он не решился, даже понимая, что если кто-нибудь и увидит в кривоногом гноме эльфа, то все равно не узнает. Уж слишком обезобразили его лицо шрамы от плетей охранников.

Подумав, он шагнул в ближайший портал и оказался на большой поляне, вдоль которой раскинулись ярмарочные ряды.

Ненависть тут же искривила его лицо.

От этих торговцев никакого житья! И как может дядюшка разрешать всем этим расам уничтожать Винлейн, прикрываясь шутовским словом «ярмарка»? Когда он станет Владыкой, то наведет здесь порядок!

Вдохнув полной грудью напоенный ароматами леса воздух, он в блаженстве прикрыл глаза. Как же он соскучился по дому! По этому воздуху, по своему городу!

Там, в горах, казалось, каменная пыль заполнила его легкие, превратив в кусок скалы. А лес приходил только в снах. Коротких, обманчивых и мучающих душу.

– Эй, брат, покупать чего будешь? Нет? – вывел его из задумчивости хриплый голос. На него, уставившись бусинами глаз, внимательно смотрел гном. – Говорю, брать чего будешь, нет?

Люминель недоуменно обернулся. Не увидев за собою гномов, опомнился и поспешно качнул головой.

– Да нет, брать ничего не буду. Я тут так… Смотрю, брат.

Торговец нахмурился.

– Смотрит он! Нечего без дела тут шляться! Стырить мои камушки захотел? Вали отсюда, пока не накостылял!

Эльф отскочил и, не оглядываясь, резво зашагал подальше от невежливого гнома. В глазах замельтешили одежда, оружие, ткани, посуда, камни, украшения…

Пройдя бесконечный ряд, он остановился у последнего прилавка.

– Что-нибудь хочешь купить, мальчик? – Тихий шепот вкрадчиво влез в уши, заставив испуганно вздрогнуть.

Люминель опустил глаза, с удивлением разглядывая маленькую, скрытую черным плащом фигурку.

– Это вы мне?

– Тебе, мальчик, тебе! – Капюшон чуть приподнялся, и из-под него молодо блеснули голубые глаза. Глубокие морщины и седые локоны уродовали лицо некогда красивой женщины. – Кто это тебя так заколдовал? Тебе совершенно не идет личина гнома! Давай-ка я подарю тебе амулет. Он вернет тебе твое лицо!

Эльф испуганно отпрянул и торопливо забормотал:

– Нет-нет, не надо! Мне очень нравится это лицо! Правда! Все хорошо! Не нужно мне помогать!

Старуха задумчиво пожевала губами.

– Ну как хочешь! О! Дай-ка я подарю тебе один браслетик! Для чего он, я не помню, пусть будет просто подарком!

Не успел Люминель ничего сообразить, как холодные старческие пальцы защелкнули на его запястье старинный браслет.

– Хм, спасибо, конечно! А-а… а как зовут тебя, бабушка? – Полюбовавшись на сияющие самоцветы, эльф поднял глаза на старуху.

Она уже опустила капюшон.

– Не помню! Да какая разница? Зови бабушкой, не ошибешься! Но лучше не зови!

Эльф, разглядывая браслет, и не заметил, как толпа оттерла его от прилавка с амулетами. Размышляя о странной торговке, он, еще немного побродив по лесу, вернулся в номер. И как раз вовремя.

– Ты не представляешь, какая нам сегодня улыбнулась удача! – Бервуль шагнул в номер почти следом за ним. – Я побродил по городу и узнал, что сегодня Владыка объявил бал! Да-да, мой друг гном, сегодня мы повеселимся!

Люминель, словно не услышав, несколько мгновений ошалело разглядывал ухмыляющуюся физиономию беса.

– Тьфу ты, – выдохнул он. – Я не привык видеть тебя в таком обличье!

– Хе-хе! Да-а, сестренка знает толк в маскировке. А знаешь, почему она превратила меня в беса? Ну подумай? Да потому, что они все лысые! Понимаешь?

– Если честно – нет!

– Ну ты и тупой! Если бы она задействовала облик любой другой расы, мои белые волосы выдали бы меня. Натолкнули на мысль что это личина. А бесы – лысые! Теперь понимаешь? Она даже об этом подумала! – Бервуль, раскинув руки, упал на диван и с улыбкой посмотрел на лиственный потолок[4]. – Она умница!

– Ты ее любишь? – Это вырвалось само собой, и эльф тут же прикусил язык.

Полукровки не любители говорить по душам, но Бервуль не рассердился и, не переставая улыбаться, пояснил:

– Она моя невеста! Мы жили в Великограде. Ее отец и моя мать были соседями, а после стали жить вместе. Так она стала моей сестрой. А потом она выросла, расцвела, и… Людской лорд захотел сделать ее своей, нет, не женой, любовницей, и забрал ее к себе в усадьбу. А меня в то время отчим отправил на сезонную ярмарку. На границе. Может, знаешь? – Бервуль скосил глаза на внимательно слушающего эльфа. – В конце лета, перед луностоянием, на границу с Эльфийским союзом съезжаются торговать все расы. Хотя куда тебе. Ты, лорд крови, может, даже и не знаешь, что такое ярмарка? – Не переставая улыбаться, Бервуль снова перевел взгляд на шелестящие над головой листья. – Короче, я опоздал. Приехал через день. Узнал, где она, пришел за ней и… убил лорда. Мы бежали в ту же ночь. Через три недели мы добрались до Братства гномов. Некоторое время бродяжничали по городам, потом в Рубаине нашли старого мага. Он принял нас, поселил у себя (ты видел его хижину) и начал обучать. Мы прожили у него кварт[5] как муж и жена, но от судьбы не уйдешь! Я случайно встретил слугу того лорда. Он узнал меня и сдал стражникам. Так я оказался на каторге. Меня приговорили к тремстам годам в надежде, что я сдохну от болезней или меня запорют плетьми, но полукровки живучие. – Он отрывисто засмеялся, рывком сел и посмотрел на ошеломленного такими откровениями эльфа. – Ну, что еще ты хочешь узнать?

Люминель потоптался на месте.

– А о какой мести говорила Мейана?

– О, это отдельная песня! Но если ты так хочешь, скажу. Мы бежали, но в Великограде оставались наши родители и братья. За годы правления Барги и Татуфа всех наших родных уничтожили.

– И кому теперь мстить? – Люминель подошел ближе. – Ведь насколько я знаю, Барга и Татуф мертвы.

– Все верно! Но не они виноваты в гибели нашей семьи, а тот, кто сейчас правит расой людей!

– Князь Велиандр?

– Князь Велиандр!

– Но почему?

– Почему? – Бервуль помрачнел, поднялся и заметался по комнате, словно раненый зверь. – Потому что если бы он сразу после победы над тенями принял трон, то не было бы стольких лет преследований и гонений! Поверь, не я один так думаю! Поэтому я и взялся тебе помогать.

Люминель, не сводя с полукровки настороженного взгляда, опустился на диван. Тот внезапно остановился и сел рядом.

– Ты не бойся! Мы с Мейаной уже все просчитали. Я все сделаю сам! Твоя задача подстраховать нас со стороны эльфов!

– В смысле? – Люминель, пытаясь разобраться в хитросплетениях плана, почувствовал себя неуютно под взглядом его хищных глаз. – Что я должен буду делать?

Бервуль вопреки ожиданиям вместо обычных насмешек дотошно начал объяснять:

– На тебе – его выродки! Но помни! Если с детьми хоть что-нибудь случится, считай, что все, что мы затеяли, пустое! Даже если мы убьем Велиандра и его половинку!

– Но почему?

– Во-первых, они наследники! Во-вторых, эти дети – гарантия нашей жизни! Я думаю, Владыка ради них отречется от трона. А если все получится, как планирую я, у нас будет даже две короны!

– А если начнется война, какая из рас нас поддержит?

– Не волнуйся, на этот счет у Мейаны свои планы.

Люминель неопределенно пожал плечами и промолчал. Какая разница, что задумал его партнер? Самое главное, чтобы все получилось! Лишь бы уничтожить мерзкого полукровку и его девку!

Он стиснул зубы, представляя эту упоительную картину! Да! Ее смерти он хотел даже больше! Эта тварь посмела отвергнуть его. ЕГО!

– Хватит мечтать! – вернул его в реальность голос друга. – Пока есть время, нужно подготовиться!

ГЛАВА 16

– Света, я ничего из этого не надену! Чувствовать себя весь вечер попугаем? Увольте!

– А чувствовать себя весь вечер бомжихой? Лучше?

– Ой, я тебя умоляю! Тем более мне очень идет этот костюм!

– Это не костюм! Это – старые тряпки! Ну-ка отдай их мне! Я их немедленно выкину!

– Вообще-то это мои доспехи!

– Тань, очнись! Зачем тебе доспехи? Война закончилась почти сто лет назад! Короче, или ты переодеваешься во что-нибудь приличное, или никуда не идешь! В конце концов, я тут хозяйка и могу не пустить тебя на бал!

– Ой, как ты меня этим обяжешь! – Устав спорить, я уселась прямо на то цветное великолепие, которое уже часа два на меня пыталась надеть подруга.

Нет, я в принципе не против платьев, но именно сегодня ни за какие коврижки не хотела снимать доспехи. Ну не объяснять же ей, что, находясь в этом мире, я все-таки научилась доверять интуиции и обращать внимание на самые незначительные мелочи.

– Ни-че-го не зна-ю! Быстро надевай вот это платье… А где оно? – Светка огляделась. Увидев лоскут цветастой ткани, «криком о помощи» выглядывающий из-под меня, она возмущенно всплеснула руками. – Быстро вставай! Ты же его помнешь! Это же самое лучшее платье, которое я видела! И… и я отдаю его тебе!

– Оно тебе нравится? – Хитро прищурив глаза, я даже не пошевелилась.

– Очень! – попалась в ловушку Светка.

– Вот и забирай его себе! От всей души! Не возьмешь – обижусь!

– Ах ты…

– Что за шум, а драки нет? – неожиданно раздался насмешливый голос Велии.

Следом за сыном из портала вышел Владыка.

– Скоро будет! – пропыхтела Светка, пытаясь достать из-под меня свой наряд.

Я улыбнулась одетому в черное мужу:

– Любимый, как ты вовремя! Владыка, угомони свою жену! Она чуть не одела меня клоуном! То есть шутом!

– Опять не ценишь творение моих портных? – Смерив меня язвительным взглядом, свекор подошел, сел в кресло и потянулся за небольшим кувшинчиком. Плеснул в бокал, судя по аромату, цветочного ликера, сделал пару глотков и отставил. – Любимая, эти двое – варвары! Им чуждо чувство прекрасного. Я давно махнул рукой на их манеры, что и тебе советую!

Словно не замечая Светкиных усилий, Велия подошел и уселся рядом со мной. Подруга, издав рык раненого льва, выпустила из рук платье, подскочила к Владыке и, схватив недопитый бокал, парой глотков его осушила.

– Нет, это уже никуда не лезет! Они уничтожили мое лучшее платье!

– Забудь, дорогая! – Владыка, смеясь, усадил возмущенно фыркающую Светку на колени и проникновенно пообещал: – Я подарю тебе столько платьев, сколько ты захочешь! Только куда ты их будешь складывать?

– Значит, подаришь еще и новую гардеробную! – мгновенно успокоилась Светка.

– Кстати, Тайна! – Велия смерил меня оценивающим взглядом. – Ты обещала переодеться к балу! Все должны видеть в тебе княгиню!

– Хорошо! – согласилась я, демонстративно оглядев его черный костюм. – Но только после того, как ты переоденешься в свои княжеские тряпки золотисто-красных тонов. И кстати, тебе не будет жарко в плаще? – Я словно невзначай коснулась рукоятей мечей, которых не скрыл даже плащ.

Муж поднял на меня тяжелый взгляд.

– Договорились. Предлагаю сегодня немного нарушить традиции.

Я криво улыбнулась.

– Солнце уже село! – перебил нас Владыка, поднимаясь. – Пора идти за внуками и отправляться в Цветущий зал. Гости ждут! – Подав руку Светлане, он кивнул нам. – Сильно не задерживайтесь. Встретимся в детской.

Я поднялась вслед за ними и шагнула к порталу, но Велия меня остановил. Развернув к себе, он распахнул свой плащ, являя неплохую экипировку.

– Почему-то мне кажется, сегодня это может пригодиться.

Сняв пояс с ножнами, он опоясал меня, нахмурился, заглянул в один шкаф, в другой, выудил золотистый плащ, по всей видимости Владыки, и, накинув мне на плечи, закрепил.

– И что это значит? – наконец отмерла я.

– Тайна, ты не думай! Я не сошел с ума, просто меня, так же как и тебя, тревожат сны и… и сегодня луностояние.

– Сны… – Я заглянула в его помрачневшие глаза. – Вел, а может, мы сошли с ума вместе? Скажи, что я сумасшедшая и что все будет хорошо.

Он вздохнул.

– Не скажу. Пойдем. Нас ждут.


* * *


Саниэль в воздушном платье цвета восхода солнца повисла у меня на шее.

– Мамочка! Я так по тебе соскучилась! Почему ты не вернулась вчера, как обещала?

Я улыбнулась, обнимая дочь.

– Котенок, я не смогла!

– Ага, не смогла она! А мне пришлось отдуваться, рассказывая этой плаксе страшилку! – злопамятно надулся Дар.

– Договорились! Сегодня после бала я буду весь вечер рассказывать вам сказки на выбор!

С горящими глазами вокруг меня щенком завертелся сын:

– Звездные войны!

– Опять? Ну уж нет, хочу про того очкастого волшебника-недоучку! Ты, мам, мне обещала! – вспылила Саниэль, отталкивая брата.

– Опять твои слезливые сказки слушать!

– А вот и нет!

– А вот и да!

– А вот и…

– Так, все! Наследники, не позорьте меня перед Владыкой! – Строгий голос Велии на мгновение вернул тишину. – Мы не дома!

– Ой, па, это ж дед! А я уже было испугался! Думаю, может, правда какой Владыка пришел! – хихикнул Дариан, подбегая к Пентилиану. – Дед, ты же у нас мировой и не будешь сердиться на шутки юмора?

Владыка, взглянув на едва сдерживающегося от смеха сына, переглянулся со мной и, обняв внука, гордо заявил:

– Вот как надо зарабатывать авторитет у подрастающего поколения!

– Знаешь, сынок, когда я был в твоем возрасте, меня воспитывали не в пример строже! – довольно ухмыльнулся Велия.

– Па, ну это когда было? – бросилась защищать брата Саниэль. – Мама вообще сказала, что ты у нас музейная ценность и тебя пора сажать к мамонтам!

– Ну, любимая, спасибо! То, что ценность, это хорошо! Потом объяснишь, что такое «мусс-зей-найа» и «мамонт-там»! – перевел на меня смеющиеся глаза муж.

Ну, доча, удружила!

Я украдкой показала ей кулак.

– Так, все семейство в сборе! Пора идти на бал! – Из портала вышла Светка. – Я девчонок отправила с няньками в их комнаты. Жаль, что они еще очень маленькие, чтобы пойти вместе с нами.

– Пора! – мгновенно посерьезнел Владыка. – Солнце село. Скоро взойдут луны. Пойдемте. Только, Дар, не назови меня на балу дедом. Не поймут!

Едва Светка и Владыка растворились в серебристых кругах перехода, как Велия нас остановил.

– Дар, ты уже взрослый! Помни, что бы ни случилось, ты должен защищать сестру!

Дети внимательно посмотрели на отца.

Саниэль нахмурилась.

– Что происходит, па?

Дариан молча переводил настороженный взгляд с меня на отца и обратно.

– Надеюсь, ничего. Просто нашел время для еще одного подарка. – Сняв с себя ножны, он протянул их сыну крестовиной меча вперед. – На, надень. Спрячь под накидку. На бал не принято приходить с оружием. – Велия дождался, когда сын выполнит приказ, и повернулся к дочери. – Санечка! Тебе я тоже приготовил подарок. – Выудив из-за пазухи серебристый медальон, он торжественно повесил его на шею Саниэль. – Не снимай его.

Серьезно кивнув, она чмокнула отца в щеку.

– Ну а теперь идемте на бал! – Велия улыбнулся детям. Подталкивая их к порталу, он обернулся ко мне и шепнул: – Как я не хочу туда идти!

ГЛАВА 17

В огромной бальной зале уже толпились гости. Здесь все осталось прежним: полукруг колонн в виде стволов деревьев создавал ощущение, что ты в лесу, в конце зала пустовала утопающая в цветах сцена, посередине, рассыпаясь хрусталем, звенел фонтан, под лиственным куполом кружились разноцветные светильники, и везде были цветы.

На возвышениях стояли огромные вазы с цветами, цветочные ковры, увивая, скрывали стены. В нос лез цветочный аромат. Цветы, цветы, цветы…

У меня скоро появится стойкая аллергия на цветы.

Чувствуя, как начинает покалывать в виске, я огляделась. Ничего подозрительного. Разноцветные эльфы в ожидание праздника стояли группами или сопровождали своих порхающих по залу женщин.

– Ой, мам, а можно, мы пойдем погуляем? – требовательно дернул меня за руку сын.

– Ага, можно? – заглянула мне в глаза Саниэль.

Я обернулась к Велии.

Тот пожал плечами.

– Можно. Только не уходите далеко, а лучше прогуляйтесь до трона дедушки. И, Дар, не спускай глаз с Саниэль!

Дети, послушно взявшись за руки, тут же затерялись в толпе.

– Ты уверен, что это не опасно?

– Зал битком набит охранниками. Десять из них следят за нашими детьми. Я поделился с отцом опасениями, и он пошел мне навстречу, усилив охрану втрое.

– А-а-а, ну тогда я спокойна! – Я легонько коснулась губами его губ. – Ты самый лучший!

– Я знаю! – улыбнулся он и взял меня за руку. – Начинается!

Эльфы оживились. Из кругов портала в зал шагнул Владыка, ведя под руку Светлану.

– Приветствую вас, прекрасные жители Винлейна и уважаемые гости нашего города. Рад видеть вас на балу! Радуйтесь, танцуйте и будьте счастливы!

Он сделал знак, и зал наполнила легкая, игривая музыка.

– Может, потанцуем? – Велия склонился передо мной в шутливом поклоне.

– Что это с тобой? – фыркнула я.

– Ты мне отказываешь? – Он изогнул бровь.

– Не дождешься! – Мои руки привычно обвили его шею. – Наверное, мечтаешь улизнуть к своему папочке, оставив меня в одиночестве?

– Ага, чтобы ты танцевала с эльфами? Ну уж нет! – Он обнял меня за талию и пригрозил: – Сегодня будет вечер танцев!

– Супер! – «испугалась» я.


* * *


– Ты видел их? – Бес почесал за рожками и огляделся.

– Видел! Когда Владыка объявлял начало бала, они стояли рядом. Потом куда-то делись. – Носатый низкорослый гном выглянул из спасительной тени. В углах зала всегда таился полумрак. Светящиеся шары любили кружиться в центре, над танцующими парами.

– Эй, я не понял, ты долго будешь прятаться? Если ты сейчас же не найдешь их детей и не начнешь действовать, я тоже умою руки! Мне одному не хочется болтаться на виселице или снова гнить на каторге! Или, может, ты думаешь, я все сделаю за тебя, а тебе вручу трон? Ха, если я выгляжу как бес, это не значит, что я думаю как бес!

– Тише, тише! – Люминель испуганно шарахнулся от полукровки. – Вдруг нас узнают?

– Ты не понимаешь? – вдруг спокойно спросил Бервуль. – В тебе и так трудно узнать эльфа, а уж вспомнить в твоей изуродованной роже наследного красавчика вообще невозможно! Так что угомонись. Иди найди детей и глаз с них не спускай. Как только все начнется, стой за троном. Там откроются три портала. Два из них иномирных, а один ведет в Рубаин.

– Зачем нужны порталы? – Люминель, непонимающе хмурясь, не сводил глаз с полукровки, словно пытаясь проникнуть в его мозг.

Бервуль раздраженно вздохнул.

– Если я не справлюсь с князем, так хоть избавимся от него на некоторое время! А если вообще ничего из того, что я задумал, не получится, у нас будет шанс сбежать. Короче, иди ищи детей!


* * *


Крендин цедил уже третий бокал крепкого эльфийского ликера. Прислонившись к колонне, он не сводил глаз с единственной женщины, которую любил вот уже долгих шестьдесят лет, зная, что она никогда не будет принадлежать ему.

Задержав дыхание, он сделал хороший глоток и выдохнул. Хм, надо же, эльфы прикидываются такой нежной, чувствительной расой, а хлещут напитки, по крепости не уступающие гномьему спирту!

Он снова нашел ее глазами. Чудесная, необычная, непонятная и такая родная. Почему он не встретил ее первым?

Эти годы пролетели словно сон.

Пытаясь забыть ее, он уехал к Лендину в Златогорье и пять лет прожил с довольно симпатичной одинокой соседкой. Смешно сказать, но сейчас он даже не вспомнит, как ее звали. После, устав выть и напиваться в луностояния, ничего никому не сказав, вернулся в Великоград, да так здесь и остался. И, мечтая темными ночами о ней, своей тайне, чувствовал себя даже счастливым.

Он залпом осушил бокал и поставил его на стол. Эльф-слуга тотчас наполнил его и с поклоном подал. Крендин уже протянул руку, чтобы взять, как его внимание привлек гном. Обычный, но… что-то в нем настораживало. Проводив его взглядом, Крендин забыл о выпивке и неторопливо, будто прогуливаясь, пошел за ним.

Гном воровато оглянулся, встал за колонну и стал наблюдать за танцующими. Вдруг он оживился. Глаза хищно прищурились.

Крендин подкрался ближе и, проследив за его взглядом, насторожился: тот не отрываясь следил за Велией и Тайной.

Музыка стихла, и незнакомец, держась в тени колонн, стал пробираться к трону.

Почувствовав тревогу, Крендин пошел за ним.

ГЛАВА 18

Музыка как-то неожиданно закончилась. Не выпуская меня из объятий, Велия поцеловал мою ладонь. Я улыбнулась. Когда-то давно он объяснил мне, что этот жест означает величайшее уважение и бесконечную любовь. И иногда таким образом выражал свои чувства, не тратя времени на слова.

– Ты не будешь скучать, если я отлучусь на пару минут? – Зеленые глаза очаровывали, ласкали.

– Ага, – погрустнела я, – а потом объявишься ближе к утру!

– Нет, родная, я объявлюсь гораздо раньше! Дело в том, что перед балом мы с отцом разговорились, пока ждали вас. Ну а какая беседа без Изумрудного вина? – Он виновато ухмыльнулся. – Дальше объяснять?

– Опять врешь! – вздохнула я. – Ладно, иди.

Он повернулся и пошел в сторону трона. Провожая его взглядом, я спохватилась:

– Вообще-то сортир в другой стороне! Ой!

В спину толкнул порыв ветра, еще и еще. Кинувшиеся врассыпную эльфы скрыли в бестолковой суете моего мужа. Я, в изумлении замерев, смотрела, как некоторых из них, метко прошитые короткими стрелами, падали на узорчатый пол. Сзади послышался рев.

Слава Всевидящему, надоумившему меня утром надеть доспехи! В них пролетающие сквозь меня стрелы я ощущала лишь как порыв ветра.

Черт!

Вел!!

Дети!!!

Не замечая дождя из стрел, я кинулась вслед за мужем и растерянно огляделась.

Боже, где его искать в таком столпотворении? Эльфы, забыв о своих магических способностях, метались по залу слепым стадом. Интересно, они что, не видят дворцовых порталов?

Нырнув за колонну, я оглянулась и остолбенела. Из трех открывшихся в конце зала порталов посыпались одетые в грубую кожу, узкоглазые, похожие на монголов недомерки, вооруженные чем-то отдаленно напоминающим арбалеты. Вместе с ними из порталов выскочило несколько рыжих лохматых зверюг.

В другом конце зала, у трона, словно ища у Владыки защиты или, наоборот, защищая, столпилась большая часть эльфов. Перед ними шеренгой встали опомнившиеся стражники, отвечая на атаку пришельцев непрекращающимся ливнем из стрел.

Стараясь не попасть под перекрестный огонь, я под прикрытием колонн стала пробираться к трону. Вдруг кто-то, дернув за плащ, прижал меня лицом к стене.

– Ч-ш-ш! Тайна! Тихо, это я! – раздался успокоивший меня голос Крендина.

Только сейчас, придавленная его телом, я почувствовала колотившую меня дрожь. Оттолкнувшись от стены, я развернулась. На меня устремились его темные, с легкой сумасшедшинкой глаза.

– Крен! Что происходит? – Я повисла на шее друга.

– Да ерунда какая-то! – Вежливо похлопав меня по спине, он отстранился. – Кто-то открыл шесть больших порталов. Из трех на нас напали. Гоблюки и горные твари. Непонятно только, зачем все это! Их было мало, десятков пять. Стража Владыки уже перебила большую их часть. Создается такое впечатление, что кто-то просто устроил отвлекающий маневр!

– Что?! А где Вел?

– Я видел, как он шел к трону.

– Быстро туда!


* * *


Паника душной волною захлестнула его, заставив укрыться за колоннами.

Тайна! Дети!

Разум включился позже: нападавшие стреляли редко и короткими арбалетными стрелами. На Тайне доспехи. Дети с отцом и Светлой. Стражники очнулись, открыв стрельбу. Значит, отобьемся! Интересно, какие сумасшедшие опять на нас напали?

Он огляделся. С обеих сторон зала плескались шесть больших пространственных порталов.

Угу, да над планом никак поработал маг. Любопытно, кому опять неймется?

Арбалетчики-гоблюки – это не страшно! Они стреляют медленно, и их мало.

Встретив отпор, уцелевшие поспешили сбежать, с проворством корзака прыгая в переходы, оставив своих мертвых и бросив умирать раненых.

Угу! Но три портала у трона по-прежнему оставались пустыми. Интересно, что все это значит?

– Вел, Велия! – Голос Тайны он бы узнал из миллиона. Она догнала его и чуть не задушила в объятиях. За нею маячил, криво улыбаясь, Крендин. – Ты жив?!

– Жив! Успокойся!

– Где дети?

– Должны быть с Владыкой. Если честно, я и хочу это выяснить! – Высвободившись из ее цепких рук, он шагнул к трону, бросив на ходу: – Крен, за нее башкой отвечаешь!


* * *


В столпотворении и панике никто не обратил внимания на низкорослого беса, скользнувшего в испуганно гомонящую толпу. Столпившись возле Владыки, эльфы как нельзя лучше облегчали ему задачу.

В толпе можно незаметно всадить отравленные кинжалы в самое сердце даже правителю, и никто никогда не найдет убийцу. Бестолковая, паникующая толпа – уже сама по себе машина убийства. Главное, чтобы все было вовремя! Как здорово, что Мейана наняла гоблюков. Какая она умница!

Бервуль огляделся. В метре от трона, рядом с Владыкой, спиной к нему стоял Велиандр.

О, а вот и наш полукровка!

Приготовив кинжалы, бес тенью скользнул к нему.


* * *


– Отец, где дети?

– У колонн. Я оставил с ними пятерых охранников и Светлую!

– Я их не вижу!

Владыка молча кивнул куда-то за спину. Велия наконец заметил у стены, в плотном кольце ощетинившихся луками эльфов, испуганно жавшихся к Светлане близнецов и зашагал к ним.

Вдруг сзади взвизгнули. Закричали. Он не успел обернуться, как кто-то врезался в него, сбил с ног.


* * *


Глядя вслед Велии, я не выдержала:

– Крен, ты со мной?

Тот пожал плечами.

– А куда я денусь? Я за тебя башкой отвечаю! Слыхала?

Не сговариваясь, мы бросились за ним следом. Нырнув в бурлящую толпу, я, усиленно работая локтями, заметила, как Велия подошел к отцу. Еще немного… чуть-чуть! Я оказалась почти у него за спиной. Нас отделяли друг от друга всего несколько эльфов.

Вдруг сбоку, из толпы, выскочил маленький кривоногий бес. Я заметила блеснувшую в его руках сталь кинжалов, и почти сразу же раздался оглушивший меня визг. Бес замахнулся. Эльфы шарахнулись в стороны.

Не думая ни о чем, я кинулась к Велии, сшибла его с ног и, падая вместе с ним, почувствовала порыв ветра, пробивший мою грудь.

ГЛАВА 19

– Быстро надеваем их личины! – К Люминелю, прячущемуся за колонной, бесшумно подскочил бес.

– Ты его убил?

– Нет! Какая-то дура кинулась под кинжалы, приняв в себя и лезвия, и яд! Наверное, жить надоело! Ненавижу фанатиков! На! – Бервуль достал из-за пазухи два кольца. Натянув одно на палец, другое кинул Люминелю. – И держись ближе к порталам. Осталось всего два варианта: если получится – украдем детей, нет – так хоть удастся сбежать!

Тот задумчиво повертел кольцо.

– В кого превращаемся?

– Выбор невелик! – фыркнул бес. – Я полукровка, полукровкой и буду! Ты помнишь, как выглядит его жена? Дети больше доверяют мамочкам!

– Не помню! – соврал Люминель. – Я буду Владыкой!

– Хм… Что ж, помечтай! – фыркнул бес и начал объяснять: – Надеваешь кольцо, представляешь желаемый образ и произносишь…

– Fillataya leek meiyal.

Бервуль вытаращил глаза на эльфа, уже успевшего принять облик Владыки.

– Ничего не понимаю! Ты же не владеешь магией! У тебя нулевой резерв! Как ты… Ладно, потом! – Пробормотав слова заклинания, Бервуль превратился в Велиандра. – Теперь мы те, кто мы есть! Говорить буду я!


* * *


– Велия, быстрее, надо найти этого паршивого беса! Шестьдесят лет жили спокойно, и тут на тебе! – В голове билась незаконченная мысль, отравляя неясностью мозг. Что-то не давало покоя.

Велия поднял упавшие на пол кинжалы, завернул в плащ и сунул отцу.

– На, их надо изучить!

Владыка кивнул, отдал сверток стражнику и приказал:

– Немедленно отнести к придворным магам! И пока не установят наемника, никакого отдыха!

– Живая? – Глаза мужа, казавшиеся и вовсе без зрачков, пугали.

– Угу! – кивнула я, пытаясь сдержать дрожь. – Хорошо, что я не послушалась Светку и не вырядилась в одно из ее попугайских платьишек! Все, с меня этого бала хватит! Хочу забрать детей и уйти в Великоград!

Велия, как мне показалось, с облегчением кивнул:

– Да, пойдем!

Я обернулась к стене, туда, где видела подругу и детей, и поняла, что схожу с ума.

В один из открытых порталов, держа за руки Саниэль и Дариана, шел двойник Велии, а точная копия Владыки, воровато оглядываясь, спешил следом. А у стены, неестественно подогнув ногу, на полу лежала Светка.

– Вел!!! – От моего визга можно было оглохнуть.


* * *


Увидев приближающихся Властителей, стражники с поклоном расступились.

– Можете быть свободными. Опасность миновала! – кивнул Бервуль, так вживаясь в образ князя, что у Люминеля руки невольно потянулись к короткому мечу. – Саниэль, Дариан! Дети, мы возвращаемся домой! Видите эти три портала? Так вот, запомните – любой из них ведет в Великоград! Светлая… – Он повернулся к невысокой кудрявой блондинке, с облегчением обнимавшей его напарника. Какие нежности! – Можешь идти отдыхать. Ты сегодня и так переволновалась!

– Любимый, что это было? – Она не обратила на слова полукровки ни малейшего внимания, не отводя нежного взгляда от нервно оглядывающегося Люминеля.

– Это… это было… это…

Бервуль поморщился, крепко держа доверчивые теплые ладошки детей.

Мерзкий слизняк! Даже перед бабой не может вести себя достойно! Что ж, нужно напомнить ему о его роли.

– Отец!

Люминель не отреагировал.

– Э-эй, Владыка! Оставайся со своей половинкой, а я сам отведу детей к порталу. Успокой. Ее. Как следует! Ты меня понял?


* * *


Света непонимающе переводила взгляд с Велии на мужа.

Что-то не то. Но что?

Владыка, встав сзади, обнял ее за плечи.

Какой-то сегодня Велия странный. В его голосе она почувствовала… угрозу?

Не-е-ет! Не может быть!

Велия никогда бы не стал ей угрожать. Наверное, ей все это показалось. И все же что-то не давало покоя.

Она смотрела вслед идущим к порталу Велии и детям, и тут до нее дошло.

Голоса! Чужие голоса!

– Саниэль, Дар! – Она рванулась за ними, и вдруг от сильного удара ей показалось, что лопнула голова.

Мир исчез.

ГЛАВА 20

– Нас застукали! – Люминель завертелся, нервно оглядываясь. – Надо бежать!

– Заткнись! – тихо рыкнул Бервуль, улыбаясь настороженно поглядывающим на него детям. – Скоро будем дома, детки! И, что бы ни случилось, помните: эти порталы ведут в Великоград!

– Оставь детей, и я подарю тебе жизнь! – Перед ними вдруг выросла фигура князя. Испуганно отшатнувшись, девчонка переводила изумленный взгляд с отца на него. Мальчишка застыл, не отводя глаз от Велиандра. – Покажи свое лицо, сбрось личину!

На мгновение губы Бервуля искривила ухмылка.

Занятно… он что, считает его глупцом?

– Дети, это враг! Он принял мое обличье! Что бы ни случилось, бегите в Великоград!

«Почему жизнь так несправедлива? Одним все, другим ничего! Ведь князь тоже полукровка, так почему же я полжизни провел на каторге, а он по праву рождения правит одной из самых сильных рас?» – Бервуль почувствовал, как ненависть топит его разум.

Вдруг острые зубки девчонки впились ему в руку.

– Ах ты тварь! – взвыл полукровка, но руки не разжал. – Тебя я убью первой!

– Дар, это не отец! – сплюнув кровь, заверещала она.

– Что ты хочешь? – Велия шагнул ближе.

– Тише, тише! Не так быстро! Имей в виду, я тоже маг. Если ты применишь магию, сработают заклинания, которые я повесил на твоих щенков! Так что не дергайся! Стой где стоишь! Для начала обсудим условия!

– Что тебе нужно? – Голос князя поражал ледяным спокойствием.

– Трон в обмен на жизнь твоих детей!

– Я согласен. Отпусти их! – Он сказал это, не задумываясь ни на секунду.

Похоже, не блефует!

– Э нет! Не торопись! Сделаем так: сейчас мы беспрепятственно уходим в портал. Клянусь, что и волос не упадет с их головы! А позже я сообщу тебе, куда принести дарственную на трон, заверенную, как и положено, всеми шестью Властителями рас. И не вздумай меня искать! В этом случае я убью одного из твоих щенков, чтобы ты стал сговорчивее. Ты меня понял?

Желтые, волчьи глаза князя прищурились, изучая.

Ха! Нет, его такими фокусами не проведешь! Он и сам прекрасно знает, как действует на других его бешеный взгляд.

– Я сказал! – Голос Велиандра оставался спокойным. Лишь глаза выдавали его с головой. – Ты получишь свой трон уже сегодня. Слово князя! Отдай мне детей!

Тут Бервуль краем глаза уловил движение. Люминель, оставив его выпутываться, пробирался к порталу, пытаясь сбежать. Отвлекшись на предателя-эльфа, Бервуль не заметил, как в руках мальчишки блеснул хороший, из эльфийской стали короткий меч, и он не почувствовал ничего, кроме изумления, когда холодное жало смерти пробило его сердце.


* * *


Никто не понял, как все произошло. В руках Дариана голубоватым сиянием вспыхнуло лезвие меча. Бервуль охнул и стал заваливаться набок. Саниэль вырвалась из его ослабевших рук и метнулась к ближайшему порталу. За ней тут же кинулся Дариан.

– Нет! Саня! Вернись! Вел, что ты стоишь? – Я, понимая, что не успеваю, бросилась следом.

Словно в замедленной съемке я видела, как у самого перехода Дариан догнал ее и ухватил за руку. Саниэль что-то выкрикнула, указывая на переход, и они одновременно шагнули в плещущиеся круги.

Я опоздала на полшага. На полдыхания. Портал растаял, а я, не успев затормозить, со всей силы врезалась в стену.


* * *


Тайна! Подхватив ее на руки, Велия обернулся и встретился с настороженным взглядом Крендина.

– Давай я отнесу ее к целителям?

– Я сам. – Велия шагнул мимо гнома.

– Но там тебя ждет Владыка. – Он кивнул на столпившихся в круг эльфов.

– Зачем?

– Колдун. Он еще жив. Вдруг можно будет чего разузнать?

Велия скривился, кивнул и бережно уложил на его протянутые лапы свою половинку.

– И запомни…

– Отвечаю за нее головой! – усмехнулся гном.


* * *


Колдун был при смерти. Не в силах удерживать личину, он принял настоящий облик. Кровь пузырилась на тонких губах, струйкой стекая на белоснежную прядь волос.

– Куда ты дел моих детей? – Велия уселся перед ним на корточки, едва сдерживая желание разорвать беловолосого на клочки. Резерв силы у того почти иссяк. Видать, основательно подготовился к нападению, но не позаботился о зельях. Порталы с гоблюками, наверное, тоже его рук дело.

– Где мои дети? Куда вел тот портал?

Хрипло дыша, колдун искривился в торжествующей ухмылке.

– Случайный выбор. Случайный мир. Твои дети сейчас в одном из пятидесяти шести отражений. Шанс, что ты их вернешь, невелик. Так что мы в расчете! – Он закашлялся кровью.

– Откуда ты взялся? Кто ты? – Велия бешено затряс обмякшее тело.

– Оставь его, сын. Он мертв. Рука моего внука обрела силу, а глаз стал не по-детски меток.

Велия поднял взгляд на отца и вскочил.

– Он был не один. На другом – твоя личина! – Его взгляд заметался по редеющей толпе. Второй портал, вспыхнув, закрылся.

– Третий открыт! Туда! – Велия бросился к мерцающим кругам, но остановился, глядя туда, где только что плескался третий переход.

– Еще не все потеряно! – Отец решительно тряхнул его за плечо. – Ты меня слышишь? Еще можно отследить точку перемещения. Мы найдем их. Я уже приказал позвать сюда всех придворных магов.

Велия кивнул и опустил взгляд.

– Как Светлая?

Владыка вздохнул.

– Отправил к целителям. Надеюсь, все обойдется!

– Владыка, вы нас звали?

К ним подошли четверо эльфов. Велия поклонился. Те ответили тем же. Два магистра магии когда-то учили его, и он до сих пор относился к ним, как к божествам.

– Уважаемые! – не ответив на поклон, сразу начал Владыка. – Я хочу узнать, куда были открыты три портала. А точнее, в какие миры.

ГЛАВА 21

Люминель открыл глаза. Слепящее солнце, отражаясь в мириадах белоснежных песчинок, карающим мечом зависло в бесконечной синеве незнакомого неба.

– Всевидящий, где я? – Его голос хрипом оповестил бесконечную пустыню о том, что он жив.

Затем пришла паника, оживившая воспоминания.

Что же теперь делать?

«Бервуль убит! Дети исчезли! Теперь я единственный виновник происшедшего!!! Я труп. Когда – вопрос времени. Зная сумасшедшего полукровку… На этот раз Велиандр меня убьет! Что делать? Что же делать?!»

Так! Спокойно! Нужно рассуждать спокойно! Дети ушли в портал, открытый Бервулем. Он говорил, что два портала ведут в иные миры, третий в Рубаин, к Мейане.

Люминель сел и огляделся.

Нет. Это точно не Рубаин. Пустыня. Другой мир? Значит, дети во втором мире… Угу, а если они у Мейаны? Велия его убьет! Убьет! Зачем он поделился своими планами с Бервулем? Надо было бежать. Бежать!

Так… а если князь и Владыка его не узнали? Значит… значит, можно спастись! Найти детей первым, потребовать выкуп и исчезнуть. Навсегда. Так, чтобы его не нашли! Может, даже где-нибудь в другом мире.

Он облизал сухие губы и только сейчас увидел быстро карабкающийся на небосклон маленький оранжевый шар.

Два солнца?!

Эх, сейчас бы водички. А лучше зелье здоровья!

Представив все это, он на долю секунды с наслаждением зажмурил глаза, а когда открыл, ошеломленно вытаращился на две бутыли: с прозрачной водой и с чем-то красным. Боясь, что это богатство исчезнет, он торопливо, поливая одежду и песок, выхлебал все и довольно вздохнул.

Не обманула Мейана. Перстень действительно исполняет желания. Ну, тогда еще не все потеряно!

Он недовольно прищурился на солнца, укрывшие мир куполом зноя, поднялся и, представив прохладу леса, неожиданно для самого себя прищелкнул пальцами. Послушно удивившись неожиданному теньку, он зашагал вперед, туда, где возвышались пики башен. А над ним плыла небольшая вызванная им тучка.


* * *


Не открывая глаз, я с наслаждением потянулась и тут же застонала, пронзенная болью воспоминаний. Так это не сон – реальность, от которой хочется укрыться, но ни забвение, ни смерть не спешат на помощь, оставляя тебя один на один с болью…

Нет. Не хочу об этом думать! Не хочу вспоминать! Не хочу…

Распахнув глаза, я резко села на постели.

Стоп! А где это я?

Просторная комната, жесткая кровать… и лиственный потолок… Я в Винлейне! Интересно, куда меня заперли?

Меня замутило. Взявшись за голову, я долго ощупывала пальцами плотную ткань, опоясывающую лоб.

«Портал закрылся».

«Я не успела!»

Не хочу вспоминать!

У дальней стены замерцал портал.

Главный целитель Сельвион, а за ним еще трое эльфов один за другим вошли в комнату и направились ко мне.

– Как госпожа себя чувствует?

Не сводя с них настороженных глаз, я натянула одеяло до подбородка, скрывая белоснежные майку и шорты – этакий местный вариант больничного халата.

– А как я должна себя чувствовать? – Я выдавила дружелюбную улыбку. Целители во всех мирах одинаковые. Стоит сейчас скорчить печальную физиономию, как это светловолосое чудо с лицом ангела закроет меня здесь на неделю, а если сказать о своих переживаниях, вообще запрет на месяц. – Со мной все хорошо, Сельвион! Где Велия?

– Он ждет с той стороны портала. – Целитель, не ответив на улыбку, с каменным лицом уселся рядом. Взяв за руку, он, не отводя от меня пристального взгляда, на мгновение словно превратился в статую.

– Сельвион, мне не нужен твой рентген. Я здорова.

Эльф отмер и траурно покачал головой.

– Боюсь, произошедшее оставило свой отпечаток на вашем здоровье, княгиня. Я бы с удовольствием запер вас здесь до следующего луностояния, но… Владыка ждет.

Стоявшие у кровати эльфы вдруг всполошились и с поклонами разошлись. К нам подошел Велия. Скользнув по мне изучающим взглядом, он раскланялся с поднявшимся ему навстречу Сельвионом.

– Как она?

– Здорова, но я бы оставил ее здесь. Новые потрясения могут ухудшить состояние.

– Эй, я что-то не поняла! А мое мнение кто-нибудь спросил? – Решительно откинув одеяло, я спустила ноги с кровати. – Знаешь, Вел, если ты оставишь меня здесь хоть на день, я свихнусь. На самом деле! И еще…

– Тебя никто не собирается здесь оставлять! – Муж хмуро уселся рядом, вытаскивая из-под плаща сверток. – Одевайся. Нас ждут.

ГЛАВА 22

Всю дорогу до покоев Владыки мы молчали. Пройдя залитый солнцем коридор, Велия толкнул тяжелую дверь. Я очутилась в небольшой темной комнате, освещенной лишь отблесками камина и парой тусклых шаров.

Штаб-квартира, да и только!

В дальнем углу стоял громадный шкаф, за стеклом которого пылились книги и свитки. В центре комнаты на небольшом столе, окруженном небольшими диванчиками, поблескивали странные, явно магические вещицы.

Откуда-то из полумрака, испугав до дрожи в коленях, тенью выскользнул Владыка, кивнул сыну и, обняв за плечи, усадил меня на диван.

– Вино?

– Ты думаешь, нам не хватает моего пьяного дебоша? – не удержалась я от усмешки.

– Спасибо, отец, но нам не до вина! – Рядом со мной на диван опустился Велия.

Владыка пожал плечами и сел напротив.

– Значит, не будем терять времени на церемонии. Итак! Идти нужно сегодня. Завтра ткань мира окончательно закроет межмировые переходы.

«Три портала».

«Я не успела».

– Мы не успели.

Кажется, я сказала это вслух?

– Мы успеем. – Спокойный, уверенный голос мужа заставил меня занервничать еще больше. – Еще ничего не потеряно! Вместе с дворцовыми магами я выяснил, что из межмировых порталов были открыты только два. Третий вел в Рубаин.

– Да. Я не сказал? Король Сбрендин согласился нам помочь, и его воины уже ищут тех, кто мог бы знать личность убитого. – На губах Владыки мелькнула тонкая улыбка. – Тебе нечего волноваться, Тайна. Всего лишь нужно сходить и вернуть домой моих внуков.

Мои руки с силой сжали голову, словно стараясь удержать поток воспоминаний, которые услужливо подсовывал мне воспаленный мозг. Все, что я хотела забыть. Все события вчерашнего вечера. Я снова увидела закрывающийся портал.

– Тайна, мы их не потеряли. Мы их найдем! – Голос Велии проник в уши, словно сквозь толстый слой ваты.

Я посмотрела ему в глаза. И задала самый важный для меня вопрос:

– Ты знаешь, в каком они мире?

Велия опустил глаза.

– В каком точно они мире, сказать невозможно! – ответил за него Пентилиан. – Но мы почти точно отследили, куда были открыты переходы и два близких к ним отражения. Я могу с уверенностью сказать, что дети в одном из этих четырех миров. Поэтому вам нужно будет пройти их все.

– Но на это уйдут годы, столетия! – На меня вдруг накатило истеричное веселье. Не сводя глаз с невозмутимого Пентилиана, я нервно захихикала. – И как мы будем их искать? На кис-кис или, может, на свист откликнутся?

Пентилиан, не ответив, перевел взгляд на сына.

– У детей есть с собой ваши подарки? Украшения?

– Да. – В глазах Велии блеснуло понимание. – Перед балом я дал Дару меч, а Саниэль – амулет защиты.

Владыка улыбнулся.

– Хорошо! Эти вещи будут для вас маяками. И еще. Тут кое-кто пожаловал к нам в гости. – Он легко поднялся, подошел и распахнул дверь, затем так же молча вернулся к дивану.

В полумрак комнаты по одному стали заходить наши друзья.

– Лендин! – Вскочив, я повисла у гнома на шее, нацеловывая его седые щеки. – Я так давно тебя не видела! Ларя! Жив еще, пьянчуга! – Оторвавшись от прослезившегося Лендина, я обнялась с эльфом.

– Не дождешься! – с застенчивой улыбкой буркнул Ларинтен, с куда большим удовольствием обняв подошедшего к нам Велию.

Я радостно разглядывала нагрянувших к нам друзей. Эльф стал еще более тощим и теперь на манер полукровок завязывал светло-грязные патлы в длинный хвост. Лендин поседел, отрастил бороду до пупа, но по-прежнему был крепок.

– Привет, Тайнюха! – Гном, обменявшись крепким рукопожатием с Велией, оглядел меня оценивающим взглядом. – Это ж скока я тебя не видел? Лет сорок? Цветешь!

– В смысле покрылась плесенью? – ехидно посверкивая глазками, уточнил Ларинтен.

– На себя посмотри, поганка бледная! – оборвал его гном, кинув короткий взгляд на Велию, снова усевшегося на диван.

– Так, ну-ка цыц! – Голос Крендина заставил всех замолчать. – Че развеселились? У нас горе!

Закрыв дверь, он шагнул в комнату последним.

– И что теперь? – обернулся к нему Лендин. – Сидеть и сопли жевать? Мы и пришли помогать горю! Степу в Златогорье оставили за хозяйством смотреть, а сами к вам. Как только узнали…

Он прошел и сел рядом с Велией.

– Слышь, Вел. Найдем мы твоих пацанят. Даже не сумлевайся!

– Да я и не «сумлеваюсь». – Он улыбнулся, крепко пожав протянутую руку, и нахмурился. – Только не понял: вы что, хотите пойти с нами?

– Ха, очнулся! Шестьдесят лет власти не пошли тебе на пользу, совсем туго соображаешь! Конечно, с вами! Или, ты думаешь, мы вас одних отпустим?

– Но это опасно!

– Не опаснее чем на ярмарке топором махать! – фыркнул Лендин.

– А мы сюда и не отдыхать приехали! – вдруг запальчиво выкрикнул Ларинтен. – И если хочешь знать, Вел… Я давно хотел тебе сказать…

В дверь постучали. Робко, проникновенно.

– Да, совсем забыл! – оживился Владыка, поглядывая на дверь. – Это не все гости!

Он звонко прищелкнул пальцами, и дверь, словно от порыва ветра, распахнулась, впуская четыре кутающихся в длинные плащи фигуры.

– Вел, Тайна! Как только узнали, сразу к вам. – Голос Шарза я бы не спутала ни с чьим другим.

Велия поднялся и шагнул к гостям.

– Шарз! Ниаза! Лузя! Рад видеть вас всех в добром здравии! – Он по очереди обнялся с драконами и обернулся к четвертому силуэту. – Нирьяна? Хочешь еще что-нибудь предсказать?

– Прости, князь! Не знала, что мое пророчество исполнится так! – Откинув капюшон, предсказательница прошла и села на свободный диван. – Вообще не думала, что исполнится!

– Так, господа, прошу всех сесть. Разговор предстоит долгий! – вклинился Владыка, подождал, пока все усядутся, и продолжил: – Нирьяна, не оправдывайся за то, в чем ты бессильна. Не бойся того, в чем сильна! Дар предсказаний дается избранным, и не нужно его стыдиться. Лучше скажи, где дети? Что ты видишь?

Предсказательница задумалась, закрыла глаза.

– С ними все хорошо, Владыка! Они в Железном мире!

– Что такое «железный мир»? – занервничал Велия.

– Сказать точно не могу. Но в этом мире железные деньги, железные люди и даже мозги – железо!

– Жуть! – Велия поднял на отца взгляд. – Ты уверен, что среди выбранных миров есть этот «железный мир»?

– Дайте мне пространственную карту! – Нирьяна поднялась и шагнула к Пентилиану.

Тот достал небольшой шар, словно выточенный из куска обсидиана, и прищелкнул пальцами. В полумраке комнаты зажглись тысячи точек. Предсказательница ненадолго замерла над паутиной созвездий.

Владыка, поискав, указал ей на четыре планеты, бледно-голубыми шариками кружащиеся достаточно далеко друг от друга.

– Вот те четыре мира, на которые указали придворные маги.

– Да, князь! – кивнула она, изучив карту. – Среди этих миров и затерялся Железный мир. И уж поверь, его ты узнаешь сразу!

– Ладно, времени мало! День заканчивается. Определяйтесь, и пойдем. – Владыка поднялся.

– А че определяться? – пожал плечами Лендин. – Я пойду. Шутка ли, шляться по мирам вдвоем?

– Ага, и где тебя потом искать? – тут же вскинулся Ларинтен. – Нет, ты как знаешь, но одного я тебя с ними не пущу!

– Зачем одного? Я тоже иду с вами! Преемников, хвала Всевышнему, я нашел, – Шарз кивнул Лузару, – так что не худо бы и отдохнуть от трудов праведных!

– Ага, здорово! Только вы еще меня забыли! – подал голос Крендин. – Куда вы, туда и я. Че мне тут без вас делать?

– Кто бы сомневался! – тихо вздохнул Велия и посмотрел на отца. – Когда идем?

– Скоро сюда принесут дорожные мешки. Там все необходимое. Я не знаю, как долго продлится ваше путешествие, но, думаю, на первое время хватит. И самое главное: мы создали упрощенный пояс переходов. Естественно, у вас не возникнет проблем в общении с местными жителями. На каждый мир вам будет отпущено несколько дней, после чего откроется следующий переход. И еще: на поясе есть экстренный портал домой. Запомните, вы должны всегда быть рядом с Велией, чтобы не опоздать, иначе надолго останетесь в отражении.

– И, как всегда, мы должны будем взять с собой ваш шпионский причиндал?

– Ты о чем, Тайна? – Владыка посмотрел на меня, ожидая ответа.

– Об «Оке Всевидящего».

– К несчастью, такие амулеты действуют лишь в том мире, где они были созданы. – Он развел руками.

– Насколько я знаю, – Шарз задумчиво потер подбородок, – только амулеты силы не утрачивают свои способности в других мирах.

– Как все запущенно! – вздохнул Ларинтен.

В дверь постучали. Три нагруженных дорожными мешками эльфа, не дожидаясь разрешения, шагнули в комнату.

– Ваши вещи, – оповестил Владыка. Дождавшись, когда слуги раздадут мешки, он поднялся и протянул сыну звякнувший пластинами браслет. – На, Вел. Это – Пояс переходов. – И, не дожидаясь, пока тот наденет браслет, пошел к выходу.


Уверенно шагая из портала в портал, Пентилиан вывел нас в мрачный каменный зал.

Даже удивительно, что в Винлейне есть такие катакомбы. А может, мы под землей?

Тяжелый полумрак разгоняло пламя нескольких сотен свечей. Я невольно вцепилась в руку мужа и, вслушиваясь в гулкую тишину, настороженно оглядела два каменных возвышения с подозрительными желобами по краям.

– Это что, камера пыток? – не выдержала я и тут же захлопнула рот. Эхо, изгаляясь на все лады, полетело по залу, отскакивая от стен.

– Ну почти! – обернулся Владыка. – Это ритуальная зала. Здесь мы оживляли тебя, девочка.

Оглядев все уже совсем другим взглядом, я передернулась.

В самом дальнем углу стояло нечто высокое, скрытое плотной белой тканью. Подойдя, Владыка решительно сорвал полог, явив нашим взорам арку. По краям, словно впаянные в белую дугу, мерцали непонятные символы. Едва тонкие пальцы Пентилиана коснулись их, как воздух подернулся рябью и в арке заплескались ультрамарином круги портала.

– Так это и есть переход между мирами? – занервничал Ларинтен. – А даже и не скажешь! Ничем не отличается от обычных городских порталов. Разве что цвет поярче.

– Совершенно верно! Это переход в один из выбранных четырех миров, – кивнул Владыка. – Ну? Долгие проводы – лишняя боль!

– Подожди, Пентилиан! – Я наконец поняла, что мне не давало покоя. – А что со Светлой?

Владыка посмотрел на меня. Улыбнулся.

– С ней все хорошо. Вернешься и наговоритесь.

Или не вернешься…

Я позволила крепким рукам мужа обнять мои плечи и, уже не оглядываясь, пошла к порталу.

Часть вторая

ПУСТЫННЫЙ МИР

Бережный звон отразился от памяти будущих дней…

Медленный стон в бесчувственном пламени прошлых ночей.

Утро и вечер слиты в едино в красках зори…

…время калечит белую спину вечной любви.

ГЛАВА 1

Эльф едва переставлял ноги. Проклиная слепящий, обжигающий ветер, он незаметно доплелся до полуразрушенной стены, словно выросшей из песка. Щурясь и ежесекундно протирая глаза, он с опаской заглянул в разлом. Песчаную площадь, которая открылась перед ним, хранили две квадратные каменные башни – единственные свидетели некогда возвышавшегося здесь города. Дальше белоснежным платком до самого горизонта простиралась пустыня.

Да что за мир-то такой? Хоть бы встретить кого-нибудь. Расспросить… А если здесь никто не живет? Нет, не будем о печальном… А вдруг он не поймет аборигенов? Да нет, поймет! Должен понять. Когда-то давно, в одной из книг о переходах было написано, что колдун, открывая межмировой портал, настраивает его так, чтобы перемещаемый не испытывал трудности в понимании местного населения. А Бервуль был толковым магом, и все бы у них получилось, если бы не маленький ублюдок!

Боль обожгла кисть. Люминель опомнился.

Нет уж, если проламывать, то головы, а не сожженные солнцем стены!

Он скользнул в пролом и, проваливаясь в песке, зашагал к темным башням, но не сделал и пяти шагов, как под его ногой что-то зашевелилось. Отпрыгнув, он с удивлением увидел, что круглая, белая, а потому незаметная на песке крышка откинулась и из темноты провала показалась замотанная в белую ткань голова. Рядом открылся еще один люк, и еще.

Смущаясь под пристальными взглядами невидимых глаз, эльф почувствовал, как в глубине души поднимается паника.

Бежать? А если у них оружие? До стены шагов пять, но лучше не рисковать. Или попробовать?

Люминель попятился, но не успел сделать и пару шагов, как певучий голосок, раздавшийся позади, развеял все страхи:

– Мужчина?

Он поспешно обернулся.

Преградившие дорогу невысокие фигурки радостно загомонили:

– Мужчина!

– Высокий!

– Молодой!

– Длинноволосый!

– Какой редкий экземпляр!

– А вдруг он чародей?

– Тогда нам дадут хорошую награду.

– Тихо! – заставив всех замолчать, бичом хлестнул грудной, чуть хрипловатый голос. – Помните приказ? Всех мужчин доставлять к госпоже. Взять его!

Скрытые белоснежными плащами фигурки, наставив на эльфа странные серебристые трубочки, проворно начали его окружать.

– Эй, эй! Я странник. Путешествую между мирами. У вас есть порталы?

Но вместо ответа на интересующий его вопрос что-то тяжелое и, судя по всему, каменное обрушилось ему на голову, заставив сдаться на милость победителей.

ГЛАВА 2

– Вот, блин, встряли! Ну, судя по пейзажу, это не железный, а песчаный мир. – В лицо дохнул горячий ветер. Бросив печальный взгляд на исчезающий портал, я зажмурилась и отвернулась.

Выпустив всех наших друзей, он свернулся в крохотную искорку и растворился в белесом небе.

Мы оказались один на один с белоснежной, искрящейся в лучах солнца пустыней.

– И чего бы не попасть в мир, где живут одни гномы и пьют с утра до вечера эль? – недовольно фыркнул Лендин.

– Н-да, мне бы тоже такой мир понравился! – поддержал его эльф.

– Кто бы сомневался! – Шарз подошел к нам. – Вел, ну и куда теперь?

– Прямо. В этом мире нам делать нечего, но придется гулять дня три, пока не откроется следующий переход.

– Три. Дня! В пустыне?! – Крендин, обреченно сопя, огляделся.

– И это в лучшем случае! – кивнул Велия.


* * *


– Госпожа! У башен обнаружен пришелец. Куда прикажете его? – Командный, с хрипотцой тенор выдернул эльфа из тяжелого забытья.

– Несите его к Лучезарной Софо.

Высокий, резкий голос заставил его нервно дернуться. Не по-женски крепкие руки сильнее прижали Люминеля к неровной и теплой поверхности. Разлепив веки, он некоторое время тупо таращился вверх, на загорающиеся и гаснущие в такт мерным шагам светлые квадраты, пока до него не дошло, что его куда-то несут по странному, скрытому полумраком тоннелю.

Вскоре невысокий арочный потолок сменил теряющийся в полумраке купол зала.

«Наверное, принесли к Владыке, гм… Владычице. Все бабы – дуры! Надо запудрить ей мозги и сбежать! – Повернув голову, он краем глаза заметил скрывающееся в темноте громадное каменное кресло. – Ну вот. Трон! Я так и знал!»

Неожиданно его грубо скинули на песчаный пол. Люминель коротко взвыл, когда его колено прошила острая боль. Женщины, словно не замечая ненависти, сочащейся из белесых глаз эльфа, склонились в глубоком поклоне перед пустующим троном и чуть ли не хором затянули:

– О, Сияющая Софо! У двух башен на северной границе мы обнаружили пришельца.

Мгновение ничего не происходило. Затем откуда-то из темноты, окружающей кресло, появилась в ореоле золотистых кудрей невысокая, ярко накрашенная и довольно симпатичная женщина. Кутаясь в зеленую шаль, она неспешно подошла, села на трон и внимательно оглядела процессию.

Исподтишка рассматривая королеву, эльф даже невольно залюбовался надменным взглядом ее синих глаз.

– Поднять!

Нагло дернув за шиворот, девицы заставили его подняться. Тонкие губы королевы брезгливо покривились.

– Высокий, но худой. К тому же изуродовано лицо. Отправьте его к ремесленникам на нижний уровень города. Он явно не заслуживает ничего, кроме того чтобы работать за содержание. Выдайте ему одежду и поселите в какой-нибудь пустой клетке.

– Э-э-э, уважаемая! – занервничал Люминель, не обрадованный грядущей перспективой. – Скажите, а у вас в городе есть переходы? Я вообще-то здесь ненадолго.

– Ты будешь здесь, пока сможешь служить моему народу. – Льдинки глаз смерили его презрительным взглядом.

– Ну уж нет! У меня другие планы на оставшуюся жизнь! – Люминель, и откуда смелость взялась, дернулся, освобождаясь из удерживающих его рук, и посмотрел королеве в глаза. – Я ненавижу плен!

Он залихватски прищелкнул пальцами, и веревки, стягивающие его запястья, дохлыми змеями упали к ногам. Женщины уставились на него, как на сошедшего с небес Всевидящего.

– Ты чародей? Колдун?! – Рыжеволосая красавица восторженно соскочила с каменного кресла. – О-о-о, ну тогда другое дело! У нас почти нет чародеек, и колдуны-мужчины к нам приходят очень редко… Хорошо, что ты попал в мой мир! От тебя могут родиться хорошие колдуньи…

Запрокинув голову, она обошла его и, восхищенно разглядывая, прерывающимся от волнения голосом вынесла приговор:

– Отвести его на средний уровень. Предоставить отдельные покои. Охрану. Усиленно кормить! Через семь восходов красного солнца приготовить для него самых лучших самок. Я хочу, чтобы в моей империи родились хорошие чародейки!

Еще лучше!

Эльф, не скрывая брезгливости, оглядел обступивших его коротконогих женщин.

Гномихи. Самые настоящие гномихи!

– Не-ет! Я не собираюсь быть самцом-производителем! Мне нужно идти! Я всего лишь ищу портал! И если вы не хотите, чтобы я прямо сейчас…

Из-под скрывающих стражниц балахонов вылетели короткие дубинки, градом обрушиваясь на растерянного эльфа. От неожиданности он остолбенел.

– Молчать! – Софо сделала знак, и избиение тут же прекратилось. – В моем мире мужчины, которым я благодушно дарю жизнь, если молчат добровольно, в подарок получают целый язык! Ты меня понимаешь? Тебе очень повезло, что ты чародей. Оставь потомство за двести красных восходов, и, если среди родившихся будет хоть одна колдунья, тебя будут содержать как короля! Конечно, в обмен на твое семя.

– Иди ты к бесу в… Мне нужен переход! Понимаешь ты? Пе-ре-ход! – Эльф словно взбесился. Страх перед наказанием бесследно исчез. Ну не мог он бояться этих коротконогих карлиц. А согласиться с их абсурдным предложением – ну уж нет!

– Хорошо! Я не буду тебя принуждать. Раз ты не видишь очевидного, придется дать тебе время на размышление. – Рыжая неторопливо прошла к трону и уселась. Сделав знак стражницам опустить дубинки, она приказала: – Уведите его в клетку. Пусть он увидит иную сторону существования. Поймет, от чего отказывается. И запомни! Из этого мира еще никто не смог уйти без моей помощи!

ГЛАВА 3

– Вел, я устала. Давай устроим привал и чего-нибудь выпьем? Я даже согласна на зелья! Ну сколько можно идти? Мы что, куда-то опаздываем? Или ты предлагаешь ходить, пока не откроется переход? Ве-ел, ты что, оглох?

Слепящее солнце, отражаясь от песчинок, казалось, уже выжгло глаза. Плетясь вслед за мужем, я тихо ныла, не обращая внимания на катящиеся по щекам из обожженных глаз слезы.

В начале нашего марш-броска по пескам не было так тоскливо. Мы бодро шли, переговариваясь и смеясь над мемуарами Лендина и Шарза. Затем разговоры смолкли. Через некоторое время стало вообще тяжко. На горизонте показался красный шар второго солнца.

– Ве-ел!

– Тайна, сколько можно?! На, выпей!

Я сфокусировала глаза на маленькой бутылочке нежно-малинового зелья выносливости, плещущегося перед моим носом. Ясно. Велии надоело слушать мои хриплые стоны. И на том спасибо! Обрадованно схватив склянку, я прильнула к ней потрескавшимися губами.

– Остальные, я думаю, знают, как обращаться с мешками? – спросил Велия.

– А эль там есть? – оживился Лендин.

– Не думаю. Да и зелий там в обрез. Но если кому нужно, пейте, и пошли.

Рядом со мной вздохнул Крендин.

– Тайна, можешь рассчитывать на мои зелья. Баловство это одно, а не помощь.

Ларинтен демонстративно скинул мешок и заинтересованно забренчал содержимым.

– А вот я не настолько сердобольный! – улыбнулся он, выуживая пузатенький бутылек. Сколупнув крышку, он подмигнул мне: – Твое здоровье, Тайна.

Смотреть, как исчезает в его глотке кроваво-красная жидкость, я не стала, развернулась и молча пошла вперед.


– О, гляньте, а что это там такое?

Сколько мы прошагали, взбодрившись зельями, – не знаю. Взволнованный голос Лендина заставил меня оторваться от изучения песчаных волн, сминаемых моими подошвами. Все замедлили шаг, вглядываясь в белоснежную даль.

Невдалеке странно темнели черные квадраты.

– Словно двери, – озвучил мою мысль Шарз.

– Или окна… – кивнул, не сводя глаз с темных провалов, Велия.

– Все равно не узнаем, пока не дойдем, – хмыкнул Крендин и, выхватив топор, зашагал вперед.


Черные квадраты действительно оказались чем-то вроде колодцев, доверху налитых манящей прохладной темнотой.

– Вот интересно, а что там? – Ларинтен сунул в люк длинный нос и тут же шарахнулся назад. – Ой, мамочка!

Все настороженно уставились на высунувшуюся из темноты невысокую, закутанную в белую ткань фигурку. Из-под низко надвинутого на лицо капюшона нас с любопытством оглядели большие синие глаза, и мягкий женский голос восторженно промурлыкал:

– Иномирцы?!

Она проворно выбралась и, гортанно крикнув в колодец, шагнула к нам. Вслед за ней из темных провалов белыми муравьями повылазило с десяток таких же существ. Окружив, они, словно не боясь возвышающихся над ними на добрых полметра незнакомцев, с искренним любопытством принялись дергать нас за плащи и гладить рукояти клинков.

– Это что за озабоченные создания? – Ревниво спасая от цепких рук кинжалы, я увернулась и натянула ветровку.

– Ай! Ой! Пшли прочь, селянки дикие! А то у меня короста пойдет по телу. Руки убери! – Ларинтен нервно задергался, яростно отпихивая облепивших его женщин, наконец не выдержав, он угрожающе выхватил короткий меч.

Фигурки откатились и недовольно зашептались. Вдруг в руках одной блеснула серебристая трубочка. Вылетевшая из нее короткая молния коснулась клинка Ларинтена и исчезла. Он недоуменно постоял, разглядывая лезвие, и вдруг забился, словно в приступе падучей.

– Ах вы твари! – взревел Лендин, выхватывая топор.

– Угомонись! – Шарз, ловко поймав его за шиворот, отпихнул себе за спину и, не обращая внимания на постанывающего эльфа, с широкой улыбкой шагнул к фигурам. – Гм, дамы! Мы гости вашего мира, и, к счастью, ненадолго. Прошу простить моих спутников за столь грубое поведение, но виной всему усталость от дальнего перехода, отягощенная вашим негостеприимным климатом. Мы с удовольствием погостим у столь прелестных созданий, дабы отдохнуть для дальнейшего пути!

Очарованные его мягким, бархатным голосом и ослепительной улыбкой, женщины застыли изваяниями и, чуть приподняв капюшоны, заулыбались в ответ.

Я тихо фыркнула.

Редко кто мог устоять перед магией дракона.

– Это мои пленники! – вдруг выпалила одна. – Я первая их увидела. Значит, этот мужчина и награда Софо будут моими!

– Ха, и как бы ты одна их всех удержала? – возразила другая.

– Да, если бы не мы!

В запале спора женщины не заметили, как скрывающие их капюшоны спали на плечи, открыв обжигающим лучам солнца и нашим любопытным взглядам странные, круглые, с чуть приплюснутыми носами лица в обрамлении рыжих волос. Единственным украшением были ярко-синие, с чуть сиреневатым отливом, выразительные глаза.

– Не ссорьтесь, сударыни! – не переставая улыбаться, вновь заговорил Шарз. – Мы для всех станем гостями!

Женщины опомнились и замолчали, поспешно скрывая капюшонами лица, а после загомонили снова:

– Мы отведем их к Софо, все расскажем, и Благословенная не оставит нас без награды.

– А как мы их понесем?

– Они такие большие.

– Мы их и за день не дотащим.

– А может, позвать сестер с нижних этажей?

– Ага, и делить награду с ними?

Стражницы задумались.

– Милые дамы, мы никогда бы не позволили затруднять вас своими перемещениями. Конечно, мы пойдем за вами, куда бы вы ни приказали. Кто в силах отказать таким очаровательным созданиям?

Побуравив его подозрительными взглядами, женщины столпились, что-то тихо обсуждая.

– Ну, Шарз! При таких талантах просто удивительно, что ты еще не нашел себе половинку! – тихо фыркнул рядом со мной Велия.

Наконец они о чем-то договорились и, вооружившись короткими смешными дубинками, снова взяли нас в кольцо.

– Хорошо! – угрожающе промурлыкала одна, не сводя глаз с дракона. – Вы пойдете сами, но не пытайтесь бежать! Иначе испытаете ужасную боль. Как он.

Ее пальчик целенаправленно уперся в сидевшего на песке эльфа. На мгновение замерев, он быстро вскочил и испуганной тенью юркнул за наши спины.

– Идемте! – Она развернулась и, сделав знак подругам, зашагала к темнеющим в песке квадратам.

Подталкиваемые стражницами, мы с удовольствием заторопились к манящим прохладой колодцам.

ГЛАВА 4

Они опускались в странной, напоминающей клетку грохочущей конструкции, казалось, уже целую вечность. Украдкой заглянув вниз, сквозь частые, прозрачные, похожие на лед прутья, эльф увидел только тьму, вечно царившую здесь. Испуганно сглотнув, он отступил на середину и зажмурился.

Неожиданно спуск закончился. Глухо загремев, клетка покачнулась, вздрогнула и замерла. Почувствовав увесистый тычок в спину, Люминель открыл глаза и шагнул в распахнувшуюся дверь.

Перед ним оказалось три коридора, уходящие в густой полумрак. Недолго думая, стражницы свернули в один из них и уверенно зашагали, не забывая обидно подгонять его дубинками.

Нависающие темные своды и редкие чадящие факелы создавали ощущение тюрьмы, где в клетках не один десяток лет томились всеми забытые узники.

За некоторыми дверями царила тишина, пугающая больше обреченных стонов и безумного рычания. Возле одной из них стражницы остановились и, отодвинув тяжелый засов, толкнули эльфа в воняющую нечистотами темноту.

Обо что-то споткнувшись, Люминель больно ударился головой о стену и растянулся на холодном полу. Дверь захлопнулась, оставив его одного в смрадной, словно живой темноте. Или не одного?

– Блин, еще одного бедолагу к нам на перевоспитание засунули!

– Ага, нам за вредность молоко давать надо.

– Какое молоко? Слава богу, если хлеба принесут.

– Ага, принесут! Гадость в бидончике. А потом после этой наркоты такое чудится – мама не горюй!

– Эх, мужики! А я сплю и вижу, где бы в этом поганом мире табачку найти!

– Забудь, Петя! Курить – здоровью вредить!

– Ну-ну, после того как мы тут хренову тучу времени пьем какую-то психотропную гадость, самое время думать о здоровье!

– Блин, какого х… я поперся с вами?! Шашлычки-и, ба-анька! Сидим вот теперь…

– Н-да-а! Знать бы, как отсюда свалить!

Эльф, понимая, что от этого странного разговора начинает потихоньку дуреть, осторожно шевельнулся, привлекая внимание.

– О, гляньте, мужики! Очухался!

– Эй, братан, ты как? Жив?

Люминель почувствовал, как его подхватили и, приподняв, прислонили к холодной стене. За шиворот посыпались мелкие песчинки.

– Вы кто? – простонал он, держась за голову. Глаза привыкли, и теперь, когда темнота перестала быть кромешной, он принялся разглядывать обступивших его двух оборванных бородачей. – Люди?

Мужчины переглянулись. Один, покрутив пальцем у виска, сплюнул на пол и уселся рядом.

– Нет, блин, инопланетяне!

– А это кто? – настороженно покосился на него эльф.

– Ты че, типа, под психа решил закосить? – фыркнул другой, усаживаясь перед ними на корточки.

– Чего сделать? – Только опечаленных рассудком ему в компанию и не хватало!

– Тьфу ты, придурок! Слышь, мужики, видать, его те бестии хорошо о стенку приложили.

– Эй, чудила, тебя звать-то как? – спросил сидевший рядом.

– Люминель.

– Как?! – Бородачи снова переглянулись и заржали.

– В натуре придурок! А че не Димедрол или Эффералган?

Эльф понял, что сходит с ума.

– Вы знаете таких величайших эльфов?!

– Кого? Эльфов?!

– Тихо, тихо, Толян! – Сидевший на корточках мужчина пересел ближе. – Так ты, типа, толкиенутый?

Эльф, не поняв ни слова, пожал плечами.

– Не знаю! Наверное.

– Тьфу ты!

– Мужики, да отстаньте вы от него! Хрен его знает, может, на самом деле эльф. Глянь – мутация налицо. Вернее на ушах, – послышался из темноты низкий голос.

– Ага. Слышь, браток, ты случайно не из Семска? Ну, типа, жертва радиации?

– Нет. – Люминель сильнее вжался в стенку и исподлобья посмотрел на сидевших рядом. – Я из Аланара.

– А это где? В Африке?

– Ха-ха, Петя, уморил! А я смотрю – вылитый негр! Слышь, блондин, пить хочешь?

Эльф брезгливо покосился на протянутую фляжку.

– На! Я водички немного натырил. Василь, а ты че в сторонке сидишь? У тебя, кажись, еще что-то типа хлеба оставалось? Давай убогого накормим?

Темнота шевельнулась. Только теперь Люминель увидел третьего.

– Да пошел он в ж… Я че, похож на Красный Крест, спасать длинноухих придурков?

– Ну тож верно! – покладисто согласился сидевший рядом с Люминелем. – Так что, друган, как-нибудь в другой раз. Самим мало!

Вдруг дверь, глухо стукнув, отворилась. На пороге появились три стражницы.

– О, снова приперлись!

– О г… вспомнишь, оно и всплывет!

– В натуре!

Дикари как по команде уселись вдоль стены, с опаской поглядывая на женщин.

Двое остались стоять у входа, поблескивая зажатыми в руках странными трубками, а одна сделала несколько шагов и остановилась перед Люминелем.

– Ну как, чудодей? Решился? Согласен пойти с нами, или оставить тебя здесь до следующего красного восхода?

Покосившись на бородачей, эльф опустил глаза и кивнул.

– Да, согласен! – Он поднялся и шагнул к двери.

– Тьфу ты, гнида! – Мрачный тип со странным именем Ва-си-эль, ввернув заковыристое словечко, зло сплюнул на пол. – А ты, Толь, ему воду, хлеб… бл… как человеку!

Один из сидевших узников пожал плечами и, провожая взглядом сгорбившегося эльфа, тихо буркнул:

– А может, он не знает, что его ждет? Надеется по-тихому свалить.

– Слышь, мужик, не верь этим тварям! – Другой поднялся вслед за ним. – Они тебя вы… гм, это… высушат и выкинут!

Из-под плаща раздалось гневное шипение. Тут же из блестящей трубки вылетела молния и, сплавив песок над головой говорившего, с треском развеялась.

В наступившей тишине эльф, ни на кого не глядя, шагнул за порог.

ГЛАВА 5

Мы некоторое время шли по темному узкому коридору. На невысоком потолке, словно сопровождая, загорались и гасли тусклые плиты, отражаясь в словно вырезанных из блестящего белого песка стенах.

Вскоре коридор привел нас в небольшой полукруглый зал с одиноко стоявшим у дальней стены громадным креслом. Или вернее было бы сказать – троном. На нем восседала закутанная в зеленую шаль женщина. Ее яркие золотисто-рыжие волосы вызывали оторопь.

– О, блистательная Софо! Мы привели к тебе пленников. Мужчин.

Софо величественно поднялась и подошла к нам. Внимательно оглядев каждого из нас, она остановила взгляд на Шарзе.

– Славно! Боги сегодня шлют подарки один за другим. Что ж! Добро пожаловать в мой город! Я – властительница этих земель.

– О, очаровательная госпожа! – улыбнулся дракон. – Вы позволите вас так называть? Простите очерствевших в походах и войнах странников. Мои друзья молчат, потому что не в силах выразить вам свое восхищение.

Рыжеволосая, с восторгом разглядывая Шарза, улыбнулась.

– Откуда вы?

– Название нашего мира ни о чем не скажет тебе, о роза моего сердца! Мы странники. Но на те несколько дней, которые мы вынуждены находиться в этом мире, с удовольствием станем твоими гостями.

Рыжая, словно наслаждаясь, чуть прикрыла глаза, с легкой улыбкой на пухлых губах слушая низкий, бархатистый голос дракона.

– Ты учтив, воспитан и умен. Я еще не встречала мужчин подобных тебе. Ты красив, высок и статен! Пожалуй, я позволю тебе несколько дней… или лет ублажать мое величество.

– Э-э-э, – Шарз нервно сглотнул, – а что, «погостить» подразумевает нечто большее, чем совместную прогулку и знакомство с достопримечательностями?

– Ты очаровал меня, мужчина. – Рыжая кивнула стоявшим в отдалении стражницам. – Уведите его в мои покои!

– Так, ша! – Мужчины ощетинились оружием. – Никто! Никуда! Не идет!

Я кашлянула.

– А может, такой принудиловке есть альтернатива? – Взгляд королевы метнулся по нам и остановился на мне. – Ну, это я к тому, что лучше мы перекантуемся в каком-нибудь подвале. А то с дороги – сама понимаешь! Какая там, в баню, романтика?

– Фу, как глупо! Мальчик, ты не понимаешь сам, что говоришь! – скривила губки Софо. – Что ж! Придется и вас наказать!

Она успокаивающе махнула стражницам. Те тут же спрятали серебристые трубки.

– Я не хочу портить такой материал. С них достаточно будет и унижения. Отведите их к моим зверькам из Окраинного мира. Если они решат остаться, закройте их там до утра! Уже завтра они будут целовать вам ноги, умоляя делать с ними все что угодно! – Развернувшись, она величественно прошла к трону. Села и, вскинув руку, наставила на нас указательный палец. – Увести. Всех! Посмотрим, что они запоют завтра!


* * *


Торопясь исполнить приказ королевы, стражницы привели нас на площадку, в центре которой стояла круглая клетка с толстыми прозрачными прутьями. Признаюсь, не ожидала увидеть в этом подземном городе прототип лифта.

Загнав нас внутрь, стражницы захлопнули дверь, и конструкция, дико взвизгнув, потащилась вниз.

Проводив взглядом уменьшающиеся фигурки, я, шагнув подальше от края, вцепилась в руку Велии.

– Ненавижу маленькие пространства! – Похоже, Шарз тоже нервничал.

– Угу! – охотно поддержал его Ларинтен и только собрался продолжить мысль, как его перебил Лендин.

– Только ляпни что-нибудь про мучающую тебя «кластерофобию»!

Смерив обиженным взглядом внушительный кулак друга, эльф оскорбленно запыхтел.

– Вел, – я посмотрела на мужа, – неужели эти стражницы считают меня мужчиной?

Он неопределенно дернул плечом.

– Я думаю, в нашей ситуации это даже хорошо! Странный матриархальный мир – бредовый в самом своем понимании! Держись рядом. Никуда не лезь!

Разглядывая его сосредоточенное лицо, я хихикнула.

– Насчет этого мира я с тобой согласна. Тетеньки все как на подбор и, видимо, такие же сумасшедшие. Наверное, хорошо, что мы не видели их дяденек. Нет, а интересно, почему они считают меня мужчиной?

– Вот мучение-то! – не выдержал Ларинтен. – А что ты хотела?! Посмотри на себя! В брюках, темная одежда, ни грамма краски на лице, нечесаные волосы связаны в жуткий хвост, и вся обвешена оружием. Приличные женщины так не выглядят!

Я подбоченилась:

– В смысле?

– Ой, ну я хотел сказать, что так одеваются только сумасшедшие воительницы или наемницы! Только не обижайся!

– Хм, спасибо! Для меня это скорее комплимент! – Я мило улыбнулась эльфу.

Пробормотав что-то нелестное, он замолчал, напуганный угрожающим грохотом. Клетка дернулась и остановилась, покачиваясь, будто на цепях. Перед нами замельтешили белые балахоны стражниц.

Пронзительно взвизгнув, дверь решетки распахнулась. Нам жестами приказали выходить.

ГЛАВА 6

Эльф, раскинувшись на широком ложе, угрюмо смотрел в искрящийся миллионами песчинок белый потолок. В голове, отзываясь болью, билась единственная мысль: «Надо бежать! Бежать!!! Но как?»

Его привели в небольшую полупустую комнату. Вернее даже пустую, если не считать мягкой, шуршащей чем-то постели. Поставив рядом поднос с жареным мясом и прозрачным кувшином, в котором на донышке плескалась мутная жидкость, белые фигуры ушли, многозначительно щелкнув засовом.

Брезгливо поковыряв еду, Люминель отодвинул поднос и улегся на матрас. Жирная пища не вызывала ничего, кроме отвращения. Жажда только при взгляде на кувшин отступила сама собой.

Сколько ему придется здесь просидеть? А меж тем важен каждый миг. Где-то рядом чувствовалось присутствие врага. Да и становиться самцом для коротконогих самок не хотелось… Надо бежать!

Сосредоточенно покусав губы, Люминель закрыл глаза.


* * *


Едва мы вышли из клетки, как нас окружили и повели вдоль темного коридора, освещенного нервными бликами чадящих факелов. Мужчины, словно не замечая обреченных стонов и безумных криков, молча шагали вдоль ряда одинаковых каморок, пока стражницы нас не остановили. Отодвинув засов, они дождались, пока нас скроет вязкая, смрадная темнота, и захлопнули дверь.

– Офигеть, встряли! – крякнул Лендин. Послышался лязг оружия.

– Но-но, вы полегче со своими томагавками! – раздался откуда-то снизу возмущенный хриплый голос.

Темнота шевельнулась.

– Слышь, Вел? Добавил бы света? А то темно, как у… да и поздороваться не помешало бы! – неожиданно пробасил у меня над ухом Крендин. – Сдается мне, что мы здесь не одни.

Над нами вспыхнула искорка, заставив всех зажмуриться.

– Ни хрена себе пиротехники!

– Ага, с непривычки и ослепнуть можно!

– Факт! После ваших фар не проморгаешься!

От дальней стены на нас подслеповато щурились трое заросших бородами, худых, одетых в лохмотья парней.

– Ну извиняйте, ежели чего! – Крендин, крутанув в руке топор, бесшумно повесил его на пояс и развел руками. – Охота было посмотреть, что за страшные звери обитают в этой исправительной клети.

– Какие звери? Обычные люди… – Шарз тремя шагами обошел пустую, словно выточенную из светлого гранита каморку и виновато обернулся к Велии. – Ненавижу такие корзачьи норы!

– Интересно, а что в вас такого страшного кроме зловония? – жеманно зажимая длинный нос, прогнусил Ларинтен. – Вы рады, что нас к вам подселили? А то озверели небось втроем-то?

– Ага, озвереешь тут! – ворча, поднялся один. – К нам всегда каких-то придурков подселяют! Недавно привели одного такого! Так он и часу с нами не пробыл. Так чесанул, когда за ним эти… ну… в белом притопали. – Окинув всех неуверенным взглядом, он потоптался и почему-то шагнул к Крендину. – Петр. – Его далеко не маленькая ладонь просто утонула в лапище гнома.

– Крендин!

– Ха! – оживился второй. – Прикольная кликуха! А я Толян. А там наш друган Вася. – Он поднялся, оглядел нас и радостно улыбнулся. – Че, братки, так же как мы, встряли?

– Да не то чтобы… А вы откуда? – Прислушиваясь к удивительно знакомой речи, я шагнула и встала рядом с Крендином. – Из какого мира?

Парни, смерив меня растерянными взглядами, переглянулись и заспорили.

– А это еще что за вьюноша бледный со взором горящим?

– Гм, что-то он не сильно похож на вьюношу!

– Да в принципе похож, вот только тембр вокала не тот!

Я лучезарно улыбнулась.

– Татьяна. Приятно познакомиться.

– Ни фига себе! Баба!

– Ага, телка!

– Дык, ты че, типа, тоже с Земли?

Я кивнула.

– Ну, типа того!

– Опа!

– А знаешь, как отсюда выбраться? – У Пети возбужденно заблестели глаза. – Мы здесь, наверное, уже год сидим!!! Над нами эти твари в белых плащах опыты какие-то ставят. Мрак! Если принесут хавчик – ничего не ешьте и не пейте! А то мутируете. Подсаживали к нам тех, кто уже не первый год здесь сидит. Ужас!

– Н-да-а! – поддержал его Толян и, предупредив мои расспросы, начал рассказывать: – Поехали мы перед Новым годом к Василю на дачку. Ну, типа, баня, шашлык…

– Все чин чинарем! – покивал Петя. – Посидели часов до двух. Ясен перец, водочки тяпнули. К тому же у Василя махорка была припрятана…

– Ага! – перебил его Толян. – Сидели почти до утра, а потом я и говорю: типа, пора и баиньки. Ну и пошли на второй этаж. У Васьки там спальня – одна на всех. И тут смотрю, на лестнице будто паутина светящаяся развешана.

– Кого х… ты там смотрел?! – зло пробасил угрюмо молчавший до сих пор парень. – Это я вам сказал: глянь, мужики, какая фигня блестящая у меня завелась. А ты мне – «белочка, белочка»! Вот и шагнули!

– Ага! – горько вздохнул Петя, а Толян только кивнул.

– Наутро глаза продрали, глядь – тетки какие-то шуршат, к сожительству склоняют.

– Ну мы им и объяснили, чисто по-русски.

– А они нас сюда заперли. Обиделись, наверное!

– Были бы еще телки нормальные, – рыкнул Вася, – я б подумал. А то страшнее атомной войны и все туда же…

– Ага! – хихикнул Петя и посмотрел на меня. – А ты… гм… вы как сюда попали?

Я пожала плечами.

– А мы по собственной инициативе, мальчики. Ищем кое-кого!

– Ха! Ну, короче, забудьте! Теперь вас отсюда не выпустят. – Толян сплюнул на пол. – Ну или твои друзья согласятся тех коротконожек ублажать.

– Они не в нашем вкусе. – Лендин шагнул к стене и уселся, подперев ее спиной. – Вы лучше скажите, как у вас тут с едой, с выпивкой?

Парни переглянулись.

– Жрачка раз в неделю, а выпивку уже, наверное, год не видели, если не считать за выпивку ту дрянь, которой здесь поят, – пояснил Вася и с надеждой посмотрел на гнома: – А у тебя покурить не найдется?

– Чего? – Лендин удивленно поморгал.

– Че дурака включаешь? Типа, никогда не дымил?

Гном серьезно качнул головой.

– Вась, они больше по зельям! – фыркнула я, подсаживаясь к друзьям. Устав слушать наш треп, они уселись вдоль стены и, расстелив пару тряпок, стали ловко уставлять их едой. – Ловкости, здоровья, магии. Вернее – энергии.

Не сводя голодных глаз с импровизированного стола, парни недоуменно помолчали.

– Это как?

Я махнула рукой.

– Долго объяснять! – И скомандовала: – Давайте присоединяйтесь.

Словно ожидая моей команды, парни уселись и жадно набросились на еду.

ГЛАВА 7

– Так вы че, типа, не с Земли? – когда на импровизированном столе почти ничего не осталось, прочавкал Толян… или Петя?

Если честно, они были грязными, обросшими и казались мне на одно лицо. Даже тембр голоса был одинаково простуженным. Вася отличался от них молчаливостью и настороженным взглядом. А его рослую фигуру вообще было трудно с чьей-то перепутать.

– Не, мы из Аланара, – сыто вздохнул Крендин.

– Опа! А, кажись, я эту географию уже сегодня слышал! – Парни переглянулись.

– Ага, точно! Сегодняшний длинноухий вроде тоже оттудова был!

– Какой длинноухий? – насторожился Велия.

– Какой? – Толян огляделся. – А вот такой!

Его грязный палец с обломанным ногтем уставился на Ларинтена.

– Здесь был эльф?

– Ага! Он тоже себя так же назвал.

Велия нахмурился.

– Вы его узнать сможете?

– А че его узнавать? Говорю ж, на него похож, – кивнул Толян на Ларинтена. – Только нос перебит, лоб рассечен и шрам на губе. Но вот уши – как с одной картины писаны!

Велия прищурился, взмахнул рукой, и перед нами развернулся и повис голограммой портрет Люминеля.

– На него похож?

Парни удивленно вытаращились.

– Кру-уто! – выдохнул Толян.

– Слышь, мужик, а как ты этот фокус проделал? – Петя потыкал в воздух.

Велия усмехнулся, но тут же посерьезнел.

– Я спрашиваю – похож?

– Точно не скажу… – засомневался Петр. – Но вроде он.

– Ага, похож! – покивал Толян. – Только я ж говорю: кто-то ему пластику во всю харю нарисовал. Фиг узнаешь.

– Да он это, он! – не выдержал Вася. – У меня фотографическая память, никакой пластикой не объ… это …манешь!

Велия устремил на меня тяжелый взгляд. Я молча кивнула.

– А че? Этот товарищ из серии «Их разыскивает милиция»? – переглянулись парни.

– Разыскивает. Теперь! – Не став ничего объяснять, я устало привалилась к обсыпающейся песком стене и прикрыла глаза. Смешно, но я ни на секунду не поверила в смерть Люминеля. Не из тех он существ, чтобы не попытаться напоследок как следует испортить всем жизнь.

– Не! На трезвую голову думать такие думы вредно! – вздохнул рядом Крендин и полез в мешок.

Показавшаяся бутыль, литра на три, вызвала несказанное оживление.

– Да тут эля на одного! – разочарованно вздохнул Ларинтен.

– Ага, че так мало прихватил? – поддержал его Лендин, пряча за спину мешок.

– А это не эль! – улыбнулся Крендин, аккуратно откупоривая бутылку. Сделав хороший глоток, он крякнул и передал бутыль сидевшему рядом с ним Шарзу. – Это самогон.

Народ оживился…


– Слышь, Танюх. – Когда бутылка пошла по третьему кругу, ко мне подсел Толян, подвинув недовольного Крендина. – А ты с Земли откуда будешь? Ну, то, что ты из России, я понял, а откуда?

– Из Новосибирска.

– У-у! Столица! А мы из Иркутска!

– Так почти земляки! – улыбнулась я.

– Почти! Тогда давай за это и выпьем! А то я смотрю, что-то ты не пьешь! – Парень бесцеремонно выдернул бутыль из цепких пальцев Ларинтена и, сделав хороший глоток, протянул мне. – На!

Я поморщилась. Давненько я не употребляла гномий самогон, а если честно, не употребляла совсем. К тому же не хотелось вместе со всеми пить из горла… Фу-у!

– Знаешь, Толь, пожалуй, нет. Я… такое не пью!

– Танюх, обидеть хочешь? – Земляк настойчиво ткнул мне в руки бутыль.

– Ей нельзя! – вклинился Велия, отбирая у него емкость. Сделав пару глотков, он покривился. – Когда она пьяная, это опасно для жизни!

– В твоем случае все как раз наоборот! – заговорщицки подмигнула я.

– Ха, наш человек! – неизвестно чему обрадовался Толян.

– Тань, а давай мы тебя напоим и натравим на коротконожек? – ехидно предложил Петр.

– Ага, а сами будем смотреть женские бои без правил, – поддержал его молчаливый Вася.

– Коротконожки не проблема… – улыбнулась я. – Просто за шестьдесят лет отвыкла от крепких напитков.

– За скока?! – переспросил Василь, поколупавшись в ухе.

– Ты не ослышался! Просто во всех мирах время течет по-разному! Например, моему мужу… – Словно не замечая насмешливого взгляда Велии, я задумчиво начала загибать пальцы. – Грубо говоря, триста шестьдесят!

– Ха! Посмотреть бы на того пенсионера! – блестя глазами, пьяненько хихикнул Петя.

– В натуре, Тань, на фиг тебе такой старпер? – фыркнул Толян. – Ты женщина молодая, а в таком возрасте, как у него, актуальны только платонические отношения!

– Ну не совсем! – Я многозначительно помолчала, поглядывая на откровенно веселящийся народ. – А насчет посмотреть… так вот он! Любуйтесь! – И широким жестом указала на невозмутимого Велию.

Тот, сделав еще пару глотков, передал бутыль дракону.

– Н-да-а-а! Беру свои слова обратно! – протянул Петя, не сводя ошеломленного взгляда с колдуна. – Не раздумывая ни секунды, сменял бы Землю на такой мир, как ваш. В четыреста лет выглядеть так, словно тебе всего тридцатка!

– Ага! И с выпивкой там порядок! – вздохнул Толян, отбирая у Шарза бутыль.

– А как насчет того, что там нет курева? – поддел друзей Вася.

– Да ну и хрен с ним! Здоровее буду, – отмахнулся Петя и оглядел всех горящими глазами. – А вам че, типа, всем стока лет?

– Да он у нас самый молодой! – улыбнулся Лендин.

– Нет уж! Самый молодой – я! – шутливо возмутился Крендин. – Мне всего…

– Вот как самый молодой убери еду. Все равно уже все наелись, – перебил его Шарз.

Крендин обиженно фыркнул.

– А зачем убирать, вдруг кому еще закусить захочется?

– Лодырь ты, Крен! – качнул головой Велия и посмотрел на парней. – А вообще, не знаете, что за ерунда творится в этом мире?

Они переглянулись.

– Да подсадили к нам как-то одного дурачка. – Вася придвинулся ближе к моему мужу. – Какой-то маг-производитель.

– Ага. Эти бабы генной инженерией занимаются.

– Чем? – переспросил Крендин.

– Потом объясню! – отмахнулась я. – Ну и?

– Провинился он у них в чем-то, вот и сунули его к нам, – вклинился Петя.

– Да, – кивнул Вася. – Так вот, он то ли бредил, то ли нас боялся, но наговорил такого! Дня два разговорами нас развлекал, а потом его забрали.

– Ну? И что говорил-то? – подбодрил его Велия.

– Да че… Вроде боги наказали этот мир, и в результате непотребных деяний случился мор. И вот что самое интересное – умерли только мужики. Все. От мала до велика. А женщины хоть и тоже заболели, но остались в живых и с тех пор рожают только девочек.

– А от кого рожают-то? – фыркнула я. – Мужики-то перемерли!

– Тут я малость не понял… – задумался Вася.

– Ага, он потом такую пургу метелил! – глубокомысленно покивал Петр. – Вроде того, что этот мир какой-то приграничный и в него легко попасть из других миров. Так вот, местные стервы этим и пользуются: мужиков, что сюда попадают, как племенных быков используют, пока не выдохнутся. А потом на какие-то работы до конца дней отправляют или в клетки забвения. Что это за ерунда – не знаю! Не был!

– Ага, а своих баб, и особенно пленных, заставляют плодить всяких разных уродов.

– Н-да-а… Весело! – Я оглядела притихших друзей. – Хорошо, что они меня за мужика приняли!

– Ага, вот зато потом они удивятся! – мрачно ухмыльнулся Толян.

– Вел, когда переход откроется? – занервничала я. – А то неохота здесь бойню устраивать.

Земляки, услышав про бойню, переглянулись и приготовились заржать.

– Действительно, этот несовершенный мир невиновен, что попался у нас на пути… – без доли насмешки кивнул Велия. – Портал откроется дня через три.

– И втравил нас во все это Люминель! – Я сжала кулаки. – Попадись он мне!..

– Вот! Точно! – оживился Петр, кивая как заведенный. – Так он и назвался! Идиотская кликуха!

– Интересно, что ему нужно? – недобро прищурился Шарз. – Ведь зачем-то же он кинулся, рискуя жизнью, в закрывающийся портал!

– А может, просто убегал? – предположил Крендин.

– Ему нечего было бояться, – качнул головой Велия. – После смерти колдуна его личина спала, к тому же в той суматохе, что царила в зале, можно было незаметно уйти в город. Тем более мы тогда даже не догадывались, что он жив, и просто бы не стали его искать! – Он обвел нас всех взглядом. – Нам надо его найти… и уничтожить!

– Что ты предлагаешь? – пробасил Лендин, выдирая из цепких пальцев эльфа бутыль с плещущимся на донышке пойлом.

– Завтра необходимо снова встретиться с королевой. Уж она наверняка должна знать, где он.

Мужчины переглянулись.

– Угу. И кому, интересно, ты доверишь сию почетную роль? – заинтересовалась я.

Словно не услышав моего вопроса, Велия не сводил с дракона выжидающего взгляда.

Шарз пожал плечами.

– Ну если надо для дела…

– Ага, и где вас потом искать? – занервничала я. – Вел, дался тебе этот эльф! Он же вроде магией не владеет, никуда из этого мира уйти не сможет и лет через сто благополучно сгниет в какой-нибудь клетке! Уж лучше здесь пересидим, дождемся, когда откроется портал, и слиняем к бесовой маме из этого сумасшедшего мира!

– Тайна, успокойся! – тихо попросил Велия. – Магию еще никто не отменял. Нам ничто не грозит! Вам тоже, потому что вы все останетесь и будете ждать нас здесь!

– Да, Тайна, не волнуйся. Мы, как только придут наши тюремщицы, пойдем с ними, все подробненько разузнаем и вернемся, – поддержал его дракон.

– Ага, а че это вдвоем? Я тоже с вами! – возмущенно икнул Крендин.

– Не, я не понял! Значит, как воевать – так я первый, а как развлекаться – меня не зовут? – обиженно потеребил бороду Лендин.

– Ну уж нет! – тут же очнулся Ларинтен. – Еще чего не хватало! Соваться прямо в логово озабоченных баб! Только через мое бездыханное тело…

– Так это мы сейчас устроим! – начал закатывать рукава гном.

– …умершее своей смертью! – поспешно добавил эльф.

– От передозы? – хихикнула я.

– Народ, да вы че, с дуба рухнули? – Парни, присвоив себе бутылку, не торопясь цедили, следя за нашим спором, пока Толян не решил вмешаться. – Если вы уйдете, конкретно рискуете не вернуться!

– Ну да, даже если вы как-нибудь сбежите, вы просто заблудитесь в этих катакомбах! – кивнул Петя.

– Это Вел-то не вернется? – с какой-то потаенной гордостью ухмыльнулся Крендин. – Он же колдун!

– А-а… – глубокомысленно протянул Вася и, посмотрев на друзей, украдкой коснулся виска. – Ну если колдун!..

– А вроде выпили мало… – хмыкнул Петр, отставляя опустевшую бутылку.

– Так! Все! – прикрикнул Велия, заставляя всех замолчать. – Пойдем я и Шарз! А вас всех я попрошу остаться! Мы вас найдем.

– На том и порешили! – зевнул Шарз. – Как только завтра дамочки придут, так сразу и начнем очаровывать!

– Бедные дамочки! – хмыкнула я, но спорить не стала. А чего спорить? Уж если эти двое что-нибудь задумали…

Вскоре мы улеглись прямо на песчаном полу. Парни посоветовали ложиться у двери.

– Там песок мягче и воздух свежее! – застенчиво улыбнулся прикорнувший у стены Толян.

– Хотя есть риск, что какие-нибудь утренние гости в порыве попасть в нашу камеру отдавят вам что-нибудь необходимое! – предупредил Вася, устраиваясь у боковой стены.

– Тогда у самой двери лягу я, – перешагивая через укладывающихся парней, решил Лендин.

– Ну да! Такую подпорку они вряд ли сдвинут! – оценила я, укладываясь у боковой стены рядом с мужем.

Скоро все угомонились.

Было немного зябко. Я даже пожалела, что не выпила немного для согрева. Как бы сейчас это оказалось кстати!

Поворочавшись, я затихла, честно пытаясь уснуть, но сон, вспугнутый мыслями, сбежал. Прислушиваясь к разноголосому храпу, я повернулась к сонно сопевшему рядом мужу.

– Вел. Ве-ел!

– Мм? – вздрогнул он.

– Я боюсь!

– Чего?

– А вдруг ты не вернешься?

– Ага! Здесь жить останусь!

– Ты издеваешься?

– А ты нет? – Обняв, он повернул меня к стене и тепло задышал в макушку. – Рыжие коротконогие женщины не в моем вкусе, могла бы уже понять за столько-то лет! Успокойся и спи!

ГЛАВА 8

Утром нас разбудил лязг засова, удары в дверь и недовольные голоса. Испуганно подскочив, все уселись у дальней стены. В дверь тут же ввалились три стражницы, заставив нас зажмуриться от ослепляющего света факела.

– Собирайтесь! Великолепная ждет вас! И будьте благодарны, что Сострадательная Софо дала вам на раздумье всего ночь и забирает вас из этого ужасного места.

– А нам понравилось! – зевнул Крендин. – Пожалуй, мы еще тут посидим!

– Ага! Чего приперлись? Выспаться не дают! – мрачно поддакнул Лендин, видимо вспоминая свое пробуждение.

Стражницы озадаченно переглянулись и заспорили:

– Сегодня мы подарили небесному огню троих!

– Значит, нужно привести замену.

– Может, посмотреть в других клетках?

– Но эта кровь самая свежая!

– Так! – решила одна из них, угрожающе направив на нас блестящую трубку. – Заберем для начала того, кого ждет королева! За ослушание – боль!

– Его? – Другая стражница услужливо указала коротким пальчиком на Шарза.

– Можно взять еще того здоровяка! – Третьей явно приглянулся Лендин.

– У меня похмелье! Так что романтического свидания у нас с вами, милые, не выйдет! Конечно, жаль, но… может, возьмете вместо меня его? – игнорируя выставленное на него оружие, простонал гном и указал на Велию.

Велия молча поднялся.

Смерив его оценивающим взглядом, стражницы одобрительно покивали.

– Но их только двое!

– Кто еще хочет спастись из клетки наказания?

– А можно мне? – Не замечая убийственных взглядов мужа, я помахала рукой заинтересовавшимся стражницам.

Они переглянулись.

– Мальчик?

– Ну и что, зато красивый, высокий!

– Молодая кровь!

– Хорошо! Еще пойдет этот мальчик!

– Зачем он вам? – поднялся прикидывающийся спящим Крендин. – Возьмите лучше меня!

Они окинули внимательным взглядом гнома.

– Хорошо! Пойдешь и ты! Чем больше, тем лучше!

– Оставьте мальчишку здесь! – Глаза Велии чуть пожелтели. – Он вам ни к чему!

– Это решать королеве! – отрезала одна из стражниц, открывая шире дверь.


* * *


Люминель проснулся. Едва притронулся к еде. Повертел на пальце кольцо.

Интересно, неужели вся его не пойми откуда взявшаяся и всевозрастающая сила от кольца, подаренного Мейаной?

Кольцо желаний…

Закрыв глаза, он сосредоточился, представляя короткий меч.

Бесы!

Он едва успел отпрыгнуть, когда рука от неожиданности выпустила тяжелую, удобно легшую в ладонь рукоять.

Изумленно разглядывая вонзившийся в песчаный пол меч, он крепко ухватил его и дернул.

Шикарно! Только магически созданные вещи могут быть настолько идеальными… но не долговечными. Как сон…

Сталь со свистом вспорола воздух.

Ну, теперь этим коротконогим обезьянкам так просто с ним не справиться!

Дверь бесшумно открылась.

Эльф, не успев спрятать оружие, встревоженно уставился на заглянувшую стражницу.

– Королева зовет! Быстрее!

Пальцы сжали кожаную рукоять.

Оставлять меч не хотелось.

Сердце сдавило предчувствие беды.

А-а, будь что будет!

Он сунул оружие за ремень и решительно вышел.


* * *


В уже знакомом зале было сумрачно и пустынно. От редких факелов, чадящих при малейшем дуновении ветерка, по стенам пускались в дикий пляс фантастические тени.

Я поежилась.

Доходчиво подталкиваемые дубинками, мы дошли до трона и, глядя на скучающую королеву, остановились в ожидании.

– Пресветлая Софо! Мы привели тебе четверых разумных самцов, изъявивших желание добровольно служить нашему народу. Что прикажешь с ними делать?

– Хм… – Рыжеволосая смерила нас довольным взглядом. – А остальные? Решили стать моими животными? Или, может, их отправить на работы? – Она поднялась и подошла к нам. – Ладно, я еще подумаю, как наказать их за своеволие… – Игриво улыбнувшись, она остановилась возле дракона. – Что ж! Вам предоставят все условия. Вы будете жить как самые лучшие мои рабы! У вас все будет! Вам будут подчиняться и выполнять все ваши желания мои самые лучшие женщины. И все это будет вашим до тех пор, пока мои женщины будут давать от вас приплод! Открыть вам тайну? Моя заветная мечта, чтобы в моем королевстве родился хоть один мужчина! К тому же я заметила, что в мой мир иногда попадают маги. Поэтому попутно я хочу создать для своего государства персональную армию магов! Вернее магичек! – Ее пухлые пальчики игриво коснулись руки Шарза. – А тебя я заберу к себе!

– Гм. – Он картинно поднес ее ручку к губам и, едва коснувшись, величественно кивнул. – Я пойду с тобой, госпожа, но в обмен на одну услугу!

Королева отстранилась и недовольно нахмурилась.

– Ты мне приказываешь?

– Что ты! – Улыбка дракона могла вызвать дрожь в коленях у самых устойчивых к таким чарам женщин. – Всего лишь прошу!

Софо не оказалась исключением. Она загадочно улыбнулась и выжидательно прищурилась.

– И чего ты хочешь?

– Понимаешь, мы ищем одного мужчину. Твои звери сказали, что недавно видели его у себя в клетке.

Перед королевой развернулось и повисло изображение Люминеля.

– О-о! Ты еще и маг! – Синие глаза Софо восторженно загорелись.

– Прошу тебя, не отвлекайся! Ответь, где нам его найти?

Недовольно поджав губки, она скользнула по портрету равнодушным взглядом.

– Я бы запомнила такое лицо. В мой мир редко заносит красавчиков. – Она вгляделась. – Я его не помню. Наверное, звери ошиблись. Но если хочешь, я как-нибудь покажу тебе, где у меня содержатся такие же остроухие рабы! Да… довольно интересный вид!

За нашими спинами послышался шум.

– О-о-о! Как вовремя! А вот и один из них. Только, на мой вкус, он безобразен, если не сказать уродлив. Но – маг! Приходится мириться с таким несоответствием.

Мы обернулись.

В зал под конвоем двух стражниц вошел эльф. В глаза бросалась его неестественная худоба. По плечам старой соломой рассыпались волосы.

Увидев нас, он резко затормозил, но, подгоняемый дубинками стражниц, медленно пошел, не сводя ошеломленного взгляда с Велии. Метрах в пяти от нас он остановился, с трудом перевел глаза на королеву и вымученно улыбнулся.

– Вы звали меня?

Если, разглядывая его, я сильно сомневалась, что это Люминель (настолько этот потрепанный жизнью эльф отличался от того юнца, которого я помнила), то, когда он заговорил, у меня исчезли всяческие сомнения. За столько лет я не смогла забыть этого наглого и в то же время вкрадчивого голоса.

– Вел! Это Люминель!

Муж не стал терять время на уточнения. С его пальцев слетели несколько молний и устремились к отшатнувшемуся эльфу. Тот что-то отрывисто выкрикнул.

Я словно в замедленной съемке наблюдала, как его худощавое тело объяло белесое мерцание, как молнии, готовые сжечь изнутри его сердце, ударились об эту дымку, срикошетили и метнулись к нам.

Велия отреагировал мгновенно.

Оттолкнув Крендина, он повалил меня на пол. Едва молнии прогудели над нашими головами, вскочил и бросился к эльфу. Шарз, опередив его на мгновение, сделал короткий переход и вынырнул около светящегося тумана… но было поздно. Поднявшись, я увидела, как Люминель шагнул в открытый им портал.

– За ним! – прорычал Велия.

Шарз, стоявший ближе всех, прыгнул и, словно наткнувшись на что-то резиновое, грохнулся на спину. Сначала мы увидели, как закрылся свернувшийся в точку переход, затем, словно от легкого сквозняка, развеялась дымка.

– Шарз, вставай! – Поглядывая на столпившихся у трона взволнованных стражниц, я дернула удивленно моргающего дракона за рукав. – Хватит отдыхать!

– Мать моя! Похоже, попали! – Громкий шепот гнома заставил почувствовать приближающуюся, нет, случившуюся беду.

Вскочив, мы уставились на неестественно выгнувшееся тело рыжеволосой королевы. В том, что она мертва, я даже не сомневалась.

– Вот интересно… – не сводя глаз с траурного собрания, глубокомысленно пробормотал Шарз, – а для них это праздник или трагедия?

Стражницы посовещались и выразительно развернулись к нам. У двоих в руках мелькнули ртутным блеском их странные палочки.

– Смерть чужакам!

Этот одинокий фанатичный вопль поддержали все.

– Сейчас трагедия будет у нас! – Едва успев пригнуться от пролетевшего над головой луча, Велия выкрикнул заклинание и развел руками. Между нами и стражницами повис прозрачный, едва видимый экран.

– Шарз, открой куда-нибудь портал! Сеть не сможет долго их удерживать, а я выдохся… Странно!

Кивнув, Шарз очертил руками в воздухе овал, тут же замерцавший жарким маревом.

– Н-да-а! Эльфийские порталы мне нравятся больше! – крякнул Крендин, изображая первопроходца.

– Я вам что, лев, лезть в горящий обруч? – не выдержала я, за что и поплатилась.

В последний раз оглянувшись на возмущенно бегающих вдоль преграды стражниц, Велия схватил меня за руку и силком потянул в переход.

– Дорогая, почему бы тебе иногда не помолчать? Тем самым ты бы очень облегчила жизнь мне и сохранила ее себе!

От такой наглости я даже забыла, что надо ругаться, и, зажмурившись, позволила втащить себя в пылающий круг, пустынным ветром опаливший лицо.

– Ну и куда нас занесло? – послышался над ухом голос Крендина.

Я распахнула глаза.

Вид был однообразен до неприличия! Может, поработать у местных дам архитектором?

Полутемный коридор с множеством узких дверей освещали то вспыхивающие, то гаснущие светильники.

– Спроси что полегче! – сплюнул на пол Шарз. Песок тут же оплавился и заблестел прозрачной бляшкой. – Вел, где искать наших? Ты поставил маяк?

– Конечно! – Велия посмотрел на дракона. – А ты нет?

Тот развел руками.

– Я что-то плохо соображаю в замкнутых пространствах.

– Когда вернемся, нужно будет забаррикадироваться изнутри и ждать, пока откроется портал! – держа наготове топор, вздохнул Крендин. – Всего-то дня два осталось!

– Это в лучшем случае! – осадил его Велия. – А из кого баррикады строить будем? Не заметил, что там предметы роскоши отсутствуют? Сортир и тот на полу, в дальнем уголке, типа ямки.

– Шарз! – Меня снова осенила бредовая идея. – А чего бы тебе этих… в белом… своим «автогеном» не пугануть?

Дракон ласково улыбнулся, словно я была ребенком или… полной дурой.

– Понимаешь, Тайна! Это же все-таки женщины! Какими бы ужасными они ни были, я не смогу… – тяжело вздохнул он и, изучив мою разочарованную физиономию, пояснил: – К сожалению! Здесь слишком мало пространства, чтобы снять личину! – И зашагал по коридору.

ГЛАВА 9

Первые десять дверей были закрыты, но распахнулись от малейшего прикосновения, гостеприимно приглашая войти в пропахшие склепом каморки.

– Эй, есть кто? – Крендин толкнул следующую дверь и недоуменно замер. – Не открывается!

– Естественно. Потому что она закрыта на ключ! – заметила я, поколупав ногтем маленькую аккуратную дырочку внизу и чуть сбоку.

– Толкни сильнее! – посоветовал Шарз.

Гном отошел шага на три, взял разбег и чуть не упал вместе с дверью.

– Не убивайте! – надрывно прокашляла смрадная темнота.

Зажимая нос, Крендин остановился на пороге.

– Эй, мужики! Кому на свободу охота – выходи!

– Я… один… остался. – Едва слышный голос то и дело сбивался на кашель. – К нам уже много времени никто не приходил. Все, кто был со мной, умерли.

– А ты, выходит, жив?

– Рад бы умереть, да пока не могу!

Велия шагнул вслед за гномом внутрь и, прищелкнув пальцами, зажег в крохотной комнатке слабый огонек.

– Кто ты?

У стены напротив входа что-то шевельнулось. Стараясь не замечать тяжелый запах, я подошла ближе к открытой двери. На песке, загаженном нечистотами, лежало высохшее тело. Честно! Назвать это живым существом было очень сложно. Иссиня-черные волосы оттеняли белое, без единой кровинки лицо. А точнее череп, обтянутый кожей.

Довольно правильные черты и чуть заостренные уши… Хм, если бы не его волосы, с уверенностью сказала бы, что перед нами…

– Эльф! – незнакомец крепко зажмурился, рукой защищая ослепленные светом глаза.

– Что-то ты не сильно похож на представителя этой расы!

– Помогите мне вернуться! – Смирившись с терзающим светом, он попытался разлепить глаза. – Я… я смогу вас отблагодарить. Я младший сын правящего дома. Меня зовут…

– Потом скажешь свое имя! – перебил Крендин, брезгливо разглядывая что-то в дальнем углу. – Нашел время представляться, тут бы не преставиться… Сразу видно дворцовое воспитание!

– Я не уверен, что мы попадем в твой мир! – Велия подошел ближе. – Но можно попытаться вытащить тебя отсюда! А если ты владеешь магией…

– Я не владею. В нашем мире нет магов.

Велия осекся.

– На самом деле очень мало миров, где нет энергетического резерва. Может, просто вы забыли магию? Так бывает! Если из поколения в поколения не использовать силу и убивать знания, колдовство выродится. Ладно, сейчас это неважно! Скажи, ты сам идти сможешь?

Черноволосый обреченно застонал.

– Нет. Я… мне бы воды.

– А в вашем мире практикуют зелья? – Я протиснулась в каморку и зажала нос.

Вонь стояла невыносимая. Приглядевшись, я заметила у дальней стены сваленные в кучу разлагающиеся тела и пулей вылетела в коридор.

– У наших лекарей есть оздоровительные пилюли, – словно не заметив моего поспешного бегства, ответил узник, сообразив, о чем речь.

– Хорошее название! – Шарз не стал заходить в клетку. – Хотя что только не съешь, чтобы снова ощутить вкус жизни!

– Ладно, нечего лясы точить! – Крендин, стараясь не дышать, шагнул к незнакомцу и, легко подхватив на руки, вытащил в коридор. – А то мы скоро сами все перемрем в этой вони! Слышь, брат, не знаешь, что это за этаж?

Черноволосый огляделся.

– Я мало что понимаю в этих крысиных ходах, но, судя по всему, это клетки – для тех, кто им больше не нужен.

Мужчины переглянулись и, поручив Крендину заботу о спасенном, не сговариваясь, пошли по коридору, открывая все двери.

В некоторых каморках уже никого не было… о чем еще на пороге говорил тяжелый запах, но во многих на нас изумленно таращились истощенные, оборванные и грязные мужчины.

– Выходите!

– Вы свободны!

Не знаю, поняли они нас или нет, но вскоре коридор заполнился робко жмущимися к стенам встревоженными узниками.

– Господа! – С первыми словами Велии наступила тишина. Пленники окружили нас плотным кольцом. – Мы вас освободили. Что делать дальше – решайте сами. Королевы больше нет. В городе паника. Если хотите жить – действуйте, нет – сидите здесь хоть до пришествия Всевидящего.

Мужчины взволнованно загудели.

– А если к нам нагрянут белые вестницы?

– Да! А у нас даже дубинок нет!

– Ага! И запрут нас снова в эти же клетки.

– И даже пить давать не будут!

– Нас очень мало! Мы слабы, чтобы захватывать этот город!

– Нас всех перебьют!

– Ну, с такими настроениями точно перебьют! – вспылила я, и тут же наступила настороженная тишина. От изучающих взглядов я почувствовала себя словно под перекрестным огнем. Нервно сглотнув, огляделась, и меня понесло: – Че, мужики, очко заиграло? Конечно! Лучше сидеть – ботву прижать и думать, что все мы когда-нибудь боты двинем. Типа, бог терпел и нам велел! Короче, кончайте этот тухлый базар! А кто не пойдет бить коротконожек – тот козел, чмо и фуфел! Оружия нет, ну и фиг с ним: кулаки и зубы еще никто не отменял. В общем так, братаны: чистим рожи, рвем глотки этим тварям, не достойным называться женщинами!

Фу, во загнула!

Не знаю, поняли меня или нет, но после моего выступления поднялся такой гвалт!

– Но ты тоже женщина! – угрожающе выкрикнул кто-то. – Откуда мы знаем, может, ты одна из них?

– А похожа? – раздался над моим ухом голос мужа.

– Нет! Но она женщина!

– Женщина женщине рознь! – Шарз шагнул вперед, закрыв меня собою.

– Что вы лясы точите! – К нам, держа на руках черноволосого, подошел Крендин. – Пока стражницы не опомнились, нужно освободить как можно больше пленников.

– Да! – оживился Шарз. – Кто знает расположение этих коридоров? Нам нужно к клеткам, где, как говорила королева, держат зверей.

– Я. Я знаю! Меня держали в такой клетке, а потом перевели сюда! – К нам подскочил юноша с реденькой бородкой. – Пойдем, покажу!

ГЛАВА 10

Вскоре мы пришли к площадке, в центре которой возвышалась большая круглая конструкция. Настолько большая, что в нее с легкостью могли войти человек двадцать.

– Кажется, мы в такой клетке уже спускались, – прищурился дракон.

– Только она была намного меньше. – Я коснулась толстых прутьев. Клетка вздрогнула.

Распахнув дверь, Крендин решительно протиснулся внутрь. Это словно послужило сигналом. Взбудораженная толпа внесла нас в угрожающе просевший «лифт».

– Ну и что дальше? – Зычный голос гнома заставил всех замолчать. – Так и будем здесь качаться?

– Я видел, когда меня перевозили, – нерешительно вякнул топтавшийся рядом со мной старик, – как одна из белых вестниц топнула и клетка поехала вниз.

– И что ты предлагаешь? – улыбнулась я.

– Всем топать! – Может, Шарз пытался пошутить, но народ воспринял приказ буквально, и следующие секунд пять все усиленно маршировали, пока наконец-то кому-то не повезло. Пол дрогнул, и клетка плавно поехала вниз.

Вскоре показался следующий уровень.

– Здесь клетки для зверей? – Велия поискал взглядом нашего проводника.

– Нет, надо спускаться до конца!

– Вот блин! – не удержалась я. – И что теперь? Снова маршировать, как придурки на параде?

– У тебя есть другой вариант, как снова запустить эту штуку? – многообещающе приподнял бровь Велия.

– Господин, не торопитесь! – К нам подошли пятеро светловолосых парней примерно одного возраста, похожие словно братья. – Выпустите нас. На этом уровне живут ремесленники, они не настолько истощены, как мы, и у них может оказаться много полезных в качестве оружия предметов!


Отправив добровольцев освобождать собратьев по несчастью, мы снова запустили механизм и продолжили спуск, пока наконец клетка не достигла дна шахты.

– Здесь мы с вами разделимся, – заявил Велия, едва все вышли на большую, тускло освещенную площадку, от которой в три стороны уходили скрывающиеся во мраке коридоры. – Вы пойдете освобождать пленников, а нам нужно найти друзей.

– А если белые нагрянут? – выжидательно прищурился на него какой-то здоровяк.

– Я думаю, что смогу вам помочь. – Шарз поводил руками, и перед нами выросла горка дубинок. – Кулаки и зубы, конечно, оружие универсальное, но это будет посущественнее.

Мужчины восторженно кинулись их подбирать.

– Ну, теперь самое время смыться! – Переглянувшись с друзьями, Велия ухватил меня за руку и направился в один из коридоров.

– Ты думаешь, что найдешь их именно в этой стороне? – Крендин, закинув на плечо не подававшего признаков жизни черноволосого эльфа, шагал вместе с нами вдоль ряда одинаковых, запертых на засовы дверей, тоскливо теряющихся в наползающем мраке.

– Я поставил на Лендина маяк, – ответил Велия, уверенно шагая в темноту. – Поэтому я примерно знаю, где они находятся.

– А может, попутно двери открывать? – предложил Шарз.

– Зачем терять время? – вопросом на вопрос ответил Велия. – Узники их сами откроют. Они заинтересованы в пополнении своего маленького войска. – Он остановился. – Так. Кажется, здесь!

Подойдя, он щелкнул засовом и толкнул дверь.

Я с любопытством заглянула в густой полумрак.

– Эй, есть кто?

Ответом мне стало легкое шуршание.

– Кажется, есть. Лендин? Ларя? Земляки, вы здесь?

Снова шуршание.

Яркий шарик, взлетев под потолок, в клочья разорвал темноту.

– Кажется, Вел, ты промахнулся! – улыбнулся Шарз, шагая через порог. – Но раз уж мы зашли…

Маленькая, замотанная в темные лохмотья фигурка метнулась в дальний угол. Из-под капюшона на нас уставились испуганные глаза.

– Эй, ты кто? – Опередив мужчин, я шагнула ближе. – Не бойся! Мы друзья! В городе революция. Королева Софо скоропостижно скончалась. Так что ты свободен. Иди!

– Скончалась? Но как? Почему? – колокольчиком прозвенел взволнованный тоненький голосок.

Мужчины переглянулись.

– Похоже, мы нашли узницу.

– Почему умерла королева? – Не сводя с меня глаз, она подошла и откинула капюшон. – Отвечай!

Какое там «отвечай»! Я замерла в позе воплощенного удивления. Рыжие волосы, голубые глаза… Да сколько же у них королев?

– Вел, у меня галлюцинации? Или это привидение? Типа, возмездие и все такое? – Я посмотрела на мужа.

– Да нет, обычное тело. – Мужчины тоже не отрывали изумленных взглядов от рыжеволосой. – Тьфу, Тайна! Какое привидение? Просто двойник или…

– Я – сестра самозванки! – стегнул плетью возмущенный голос. – Я – настоящая Софо.

– Ну, теперь однозначно! – фыркнул гном.

– Ага! Уже не перепутаешь! – поддакнула я.

– Вы берете под сомнение слово королевы крови? – Синие глаза смерили холодным взглядом Крендина и обратились на меня.

– Да ни боже мой! – задушевно пропела я и посоветовала: – Только на твоем месте я бы забаррикадировалась изнутри… Нечем? Тогда вырыла бы норку поглубже, закопалась в нее и молилась, чтобы меня не нашли!

Красавица нахмурилась:

– О чем ты говоришь? Я не понимаю!

– О том, что ваши подопытные мужчины вышли на свободу и теперь ищут, кому бы свернуть шею. Так сказать, в компенсацию за моральный ущерб!

– Мужчины? Компенсиация?! Ушиерб?!! – Держась за голову, она села на пол.

– Та-ак! Понятно! – Крендин аккуратно уложил на песок не подававшего признаков жизни черноволосого и прикрыл дверь. – Мало того, Тайна, что она тебя не поняла, так, похоже, еще и не в курсе событий.

– Если хочешь, чтобы мы помогли, рассказывай все и по порядку! – приказал Велия, тоже усаживаясь на песок.

Радуясь передышке, мы окружили новоявленную королеву.

Ее взгляд испуганной белкой метнулся по нашим лицам. Опустив глаза, она нахмурилась и тихо заговорила.

– Наши родители умерли, когда мы с Тофо были еще детьми. По праву первенца я должна была занять трон после своего совершеннолетия. Тогда город Белсол был огромен. Он делился на части и в каждой был свой Владетель. Его тоннели шли под землей по всей суше до Невысыхающего озера. Пока мы росли, городом правила наша тетка. В день моего совершеннолетия меня короновали, а тетка и Тофо стали моими главными советниками. А потом… Потом… – Она устало потерла лоб. – Я уже не помню, с чего все началось. В те далекие дни я была молода и… готовилась к свадьбе. Тофо, сколько я себя помню, очень увлекалась наукой, найдя в лице нашей тети союзника и учителя. Они все время пропадали в лабораториях, ставя какие-то опыты. Кажется, они искали средство, чтобы наши тела могли переносить жажду и жар двух солнц. Сестра всегда мечтала жить на поверхности. А потом Владетель Окраинной части объявил Центральной части войну. К нему присоединились и несколько других владений. – Она вздохнула. – В результате той войны мы лишились большей территории Белсола. Соединяющие нас с теми владениями тоннели были засыпаны. А я… Однажды я проснулась здесь. Сколько времени я нахожусь в этой клетке, не знаю! В одно и то же время мне приносят еду. Иногда одежду… А сегодня пришли вы и сказали, что моя сестра мертва… Я долго представляла себе, как поступлю, если вдруг меня освободят, а сейчас… я не знаю что делать!

Она переводила растерянный взгляд с одного на другого.

– Н-да! Дела! – не удержалась я от комментария. – Куда ни плюнь, везде интриги и борьба за власть.

– Я вижу, что вы из других миров. Наш мир всегда паразитировал, притягивая иномирных существ. Вы, наверное, ждете перемещения? – Ее взгляд, устав метаться, остановился на мне. – Расскажите, что произошло?

Я пожала плечами.

– Ты знаешь, мы в вашем мире всего два дня, так что расскажу в двух словах о том, что нам удалось узнать: сестрица твоя извела всех ваших мужчин. Теперь ловит тех, кто попадает в этот мир, и ставит над ними опыты. А сегодня мы случайно оказались свидетелями ее гибели. Вот, собственно, и все.

– Как извела? Что случилось?

– Да кто его знает! – ответил Шарз.

– Мы пока взаперти сидели, краем уха слышали что-то об эпидемии, в результате которой умерли все ваши мужики, – более доходчиво растолковал Крендин.

– Ага, а потом дамочки заскучали. Вдруг, глядь, мужчина, еще один, ну и решили они их под белых мышей определить! – Я посмотрела в широко раскрытые глаза королевы и пояснила: – Твоя сестра пыталась все исправить, ставя опыты с иномирными гражданами. Она хотела, чтобы снова начали рождаться мужчины. Но увы…

– Ничего не понимаю! – Растерянный взгляд Софо снова заметался по нашим лицам.

– После все поймешь! – утешил ее Шарз. – Ладно, нам нужно идти.

– А я? – запаниковала королева, глядя, как мы поднимаемся.

Тоже верно. Передохнули, сказки послушали…

– Пойдем! – кивком указав на дверь, пригласил Велия. – Только лицо прикрой!

Покорно натянув капюшон на глаза, она поспешно поднялась и вышла за нами.

ГЛАВА 11

В коридоре, как ни странно, никого не было. Только эхо откуда-то доносило крики. Похоже, новоявленные революционеры сюда еще не добрались.

– Ну и где их искать? – Перекинув тело черноволосого через плечо, к Велии подошел Крендин. – Долго я еще буду изображать целителя-санитара?

– Проверим все соседние клетки. Они где-то рядом.

Королева легонько тронула меня за руку:

– Вы кого-то ищите?

– Наших друзей. – Я вздрогнула от прикосновения ее ледяных пальцев.

– В каморке слева их точно нет. Оттуда раздавался жуткий вой и стоны, но уже долгое время не доносится ни звука. А из клетки справа сегодня все время доносился громкий смех и несколько голосов пели про каких-то «танкофф, грохотающих на поле» и про «атамана». Это было ужасно!

– Парни, кажется, я их нашла! – едва не лопаясь от смеха, простонала я, кивая на соседнюю дверь, за которой доносилось невнятное приглушенное завывание.

– Эй, Ленд, Ларя! Мужики? – Шарз отодвинул засов. Распахнув дверь, он восторженно присвистнул и скрылся в полумраке.

Мы вошли следом. Я машинально прищелкнула пальцами, и над нашими головами закачался крохотный светлый шарик, осветив идиллическую картину. Вдоль стены, допивая бутыль, сидели наши друзья. Причем мои земляки нестройно выли помесь «Таганки», «Владимирского централа» и еще чего-то в таком же духе, а Лендин с Ларинтеном, о чем-то оживленно споря, старались их перекричать.

– Пароль? – вдруг оживился Вася.

– Прекращай придуриваться, Штирлиц! – душевно попросила я.

– Годится! – заплетающимся языком одобрил он. – Братаны, а че так долго?

– Долго?! Нас не было, может, час, может, два. А вы тут уже успели в дым, в стельку, в хлам, в синь, в… это, как его, забыла. Ну, короче…

– Короче, ей завидно! – успокоил возмущенно сопящего Васю Крендин, с облегчением складывая свою ношу в дальний угол.

– Лендин, где мой мешок? – Велия подсел к гному.

– Да тут где-то был. – Он повертелся и вытащил откуда-то из-за спины мешок. – Держи. Не знаю, тот или не тот.

– Лишь бы зелья были. – Сосредоточенно покопавшись, Велия выудил два красных бутылька и, кивнув на хрипло дышащего у стены незнакомца, протянул Крендину. – На. И проследи, чтобы он все выпил. Надо быстрее поставить его на ноги! Завтра может пригодиться каждый.

Мы подсели в круг.

– А это что за новобранцы? – покосился Толян на королеву и жадно глотающего зелье черноволосого.

– И зачем вы этого доходягу притащили? – кивнул на него Вася. – Надо было свернуть ему шею где-нибудь в коридоре, чтоб не мучился!

– А может, ему налить пару капель? – оживился Петя. – Враз жить захочется.

– Ага, классное горючее! – поддержал его Толян. – Словно тройной одеколон глотнул. Но если не принюхиваться – все тип-топ.

– Одеколон? – Я посмотрела на Ларинтена. – Это ты, что ли, с собой ликер прихватил?

Эльф нахмурил брови и, пытаясь собрать в кучу разъезжающиеся глаза, вдруг возмутился:

– А ты мне не тыкай! И вообще: свободу слова! Долой феминизм, плюрализм и этот, как его…

– Че-го?! Ларя, ты случаем не перепил?

– Да не-е! Это, похоже, он нас переслушал, – хихикнул Петя. – Мы ему так, в двух словах с картинками, порассказали, как тут жили все это время. Не знали, что он такой душевный мужик! Ага! И тот качок тоже!

– Я не качок! Я – гном! Зовут Лендин. Уже в сотый раз тебе говорю, – уютно привалившись к стене, благодушно пробубнил тот. – Ну что? Наливать-то кто-нибудь будет?

– Так! Пожалуй, с вас хватит! – Шарз отобрал бутыль с остатками ликера и, приложившись, выхлебал до дна. – А то мы тут жизнью рискуй, а они пьянствовать будут!

– Хи! Ну и ладно! У меня еще есть! – Не замечая подозрительных взглядов, Лендин уверенно полез в мешок. Вскоре под одобрительные вопли моих земляков показалась третья бутылка.

– Не, ну нормально! Вчера стонали, что выпить нечего. Выжрали мой самогон, а сами…

– Не поверю, чтобы все это было в снаряжении, выданном Владыкой. – Не слушая возмущенные вопли, Велия уверенно отобрал бутыль и удобно прислонился к стене.

– Ага! Дождешься от твоего Владыки чего путного! Зелий выше крыши, а чтоб горло промочить… – Гном проводил тоскливым взглядом бутылку. – Сам из Златогорья тащил! Последняя осталась!

– Слава Всевидящему! – неизвестно чему обрадовался Велия, зубами выдернул пробку и, сделав хороший глоток, объявил: – В сложившейся ситуации без бутылки не разберешься!

– Ага, Вел! Точно! – радостно поддержал его Крендин. Закончив отпаивать зельями своего подопечного, он, подвинув Лендина, уселся рядом и проникновенно попросил: – Оставишь глоточек?

Велия насмешливо скосил на него глаза.

– Нет, один все выпью! – И, сделав еще пару глотков, протянул бутыль гному.

– Хочешь снять стресс? – Я легонько пихнула в бок сидевшую молча королеву.

Она неуверенно мотнула головой, ниже натягивая капюшон на лицо.

– Наверное, не надо мне пока ничего снимать?

Не вдаваясь в объяснения, я махнула рукой.

– Ну не надо так не надо! А я, пожалуй, все же вспомню молодость! Крен, хорош бухать! Дай глотнуть!

– Ага, самим мало! – довольно причмокнул Крендин, но бутылку протянул. – А кто вчера доказывал, что не пьет?

– А ты меня поменьше слушай! – Я сделала несколько глотков. Желудок приятно обожгло и тут же мягко толкнуло в голову.

Что-то я отвыкла от допингов!

– Ну как? Полегчало? – В прищуренных глазах мужа ехидство выплескивалось через край.

Я пожала плечами.

– Да как тебе сказать… Желание всех убить – возросло, а угрызения совести по этому поводу – уменьшились.

– Правильное настроение! – широко улыбнулся он, но бутылку забрал и сунул ее под нос королеве. – Пей!

От неожиданности она отшатнулась.

– Да пей! Не бойся! – подбодрил ее Толян.

– Ага, давай за встречу! – кивнул Вася. – А то сидишь, в тряпки замоталась! Ты случаем не из той придурочной белой гвардии?

– Гюльчатай, открой личико? – пьяненько хихикнул Петя.

Софо медленно стянула капюшон и настороженно всех оглядела. Величественно взяла протянутую бутыль и, сделав глоток, закашлялась.

– Ой, подумаешь, рыжая! Ну и что, из-за этого всю жизнь в капюшоне бегать?

– А ниче, симпатичная! – пробасил Вася.

– Только пить не умеет! А так – классная телка! – улыбнулся Толян.

– Где? – Услышав знакомое слово, Ларинтен сфокусировал на нем мутный взгляд.

– Да ты спи. Спи! Это я про девушку! – отмахнулся он и подмигнул отдышавшейся королеве. – Мадам! Счастлив лице… это… зреть вас в нашем скромном мужи… ик… ском обчестве. Надеюсь, вы любите мужчин?

Подумав, Софо уверенно сделала еще пару глотков и кивнула.

– Ни фига себе ты выговори… варил! – восхитился Петя, подхватив протянутую королевой бутылку, и отхлебнул.

– Сам не понял, что сказал! – хихикнул Толян. – Отвык, так сказать, от прекрасного пола!

– А мне без разницы! Что на полу, что на лежанке! – пробубнил, не открывая глаз, Лендин. – Лишь бы выпивка была!

– Ну не скажи! Это смотря с кем! – глубокомысленно возразил Вася. – А то иногда и литра мало!

– Смотря что пить! – пожал плечами Толян.

Коснувшись наболевшей темы, все заговорили одновременно. Бутыль, набирая скорость, пошла по кругу. Пили все!

ГЛАВА 12

Первым захрапел Ларинтен, удобно повиснув на Лендине. Затем, споря даже во сне, уснули мои земляки. Уронив голову на грудь, рядом со мной посапывала королева. У дальней стены спал черноволосый эльф. Крендин, не забывая время от времени прихлебывать из бутылки, стеклянным взглядом уставился в одну точку.

– Э-эй! – Шарз помахал у него перед глазами рукой и повернулся к задумавшемуся магу. – Слушай, Вел, а может, забрать у него пузырь? А то мне кажется, что он уже спит, а вот рефлексы действуют! Так чего зря выпивку переводить?

– А? – Велия очнулся от дум. – Ты что-то сказал?

Шарз махнул рукой:

– О чем, говорю, задумался?

Велия просеял сквозь пальцы песок.

– Да не дает мне покоя один вопрос… – Он покосился на меня и перевел взгляд на дракона. – КАК существо с нулевым резервом силы и абсолютно не владеющее даже азами магии смогло поставить защищающий купол и без подготовки открыть межмировой портал? А еще у меня вдруг закончилась вся энергия! Словно я сотворил несколько базовых заклинаний, а не одну-единственную молнию! Я даже портал открыть не смог!

Не отвечая, Шарз потянул из разжавшихся пальцев Крендина бутыль. Посмотрев сквозь темное стекло на тускло светящийся под потолком шар, он сделал хороший глоток, поморщился.

– А ты точно уверен, что он не скрытый маг?

– Абсолютно! Я сам его проверил еще тогда, шестьдесят лет назад!

Дракон задумался.

– Ты знаешь, когда в нашем мире шла война рас, уже забытая даже летописцами, были созданы амулеты, позволяющие простым воинам становиться сильнейшими магами, забирая силу противника.

– Что-то я такое читал! Давно… – Велия отобрал у дракона тихо плеснувшую бутылку, одним глотком осушил и отбросил в угол. – Но после той войны все эти амулеты уничтожили! Даже созывался всерассовый совет магов…

– Значит, не все! – Черные глаза Шарза полыхнули красноватым отсветом.

– Ты думаешь, он нашел один из этих артефактов?

Дракон зевнул.

– Это всего лишь предположение. Давай спать? Смотри, мы почти усыпили Тайну своими разговорами!

Я натянула улыбку.

– Что ты, Шарз, мне очень интересно вас слушать.

– Любимая, ты слушаешь не перебивая, только когда спишь! – Я возмущенно фыркнула, но промолчала. Ехидство мужа с каждым годом становилось все «утонченнее». Ну что поделать! Возраст… – Ладно, нужно отдохнуть. Вдруг завтра откроется переход в следующий мир?

– Было бы неплохо! – улыбнулся дракон. Подвинув Крендина, он подложил под голову чей-то мешок, немного повозился и захрапел.

Просто талант так быстро засыпать! Хотя если бы я столько же выпила…

Перешагнув через постанывающую во сне королеву, я уселась рядом с Велией.

– Вел, а что это за амулеты? Война рас? Никогда не слышала! Расскажи! А эти амулеты опасны?

Муж, покосившись на меня, досадливо поморщился.

– Понимаешь, Тайна, амулеты войны рас были созданы людьми, чтобы уравнять магов и воинов. Они в бою забирают магическую силу противника и передают своему хозяину. Вот и представь, что будет, если такой амулет уцелел и попадет к мечтающему о власти Люминелю?

Воображение тут же нарисовало реки крови с берегами из наших голов. Я передернулась и испуганно взглянула на мужа.

– А у него что, есть такой амулет?

Ну не соображают у меня хорошо мозги после граммов ста гномьего спирта! И нечего так на меня смотреть, и вообще…

Он вдруг обнял меня за плечи и притянул к себе.

– Тайна, это всего лишь пьяная фантазия Лунного Змея, и незачем так переживать! Лучше давай спать! Еще неизвестно, что принесет нам завтрашний день.

Я зевнула, улеглась на мягком песке, удобно устроив голову у мужа на коленях, и не удержалась от вопроса:

– Ты меня любишь?

Опустив взгляд, он ухмыльнулся:

– Интригующее начало! Только народу много…

– Вел! Блин! Неужели ты не можешь ответить на такой простой вопрос словом из двух букв? В твои годы это уже попахивает маразмом!

– Феноменально! Только этот вопрос и интересует всех женщин во всех мирах и параллелях! Тайна, тебе еще не надоело?

Я выжидающе качнула головой:

– Нет!

Закатив глаза, он шумно выдохнул.

– Да! Люблю! Хочу! И нечего травить душу – впереди еще три мира. Так что беседы на эту тему советую отложить на долгий срок!

Я расплылась в победной улыбке.

Как мало нужно женщине для счастья! Теперь будут сниться приятные сны. А то вначале напоили, потом напугали…

– Спокойной ночи… и потуши свет!

ГЛАВА 13

Глухие удары, вспугнув, прогнали сон. Распахнув глаза, я бессмысленно моргала в темноту, пока меня не ослепил светящийся шарик, повисший над головами. Жуткий скрежет и приглушенные крики разбудили всех.

– Слышь, народ, кажись, нашу дверь вскрывают! – первым озвучил происходящее Толян.

– А че ее вскрывать? Толкнул, она и открылась! – Вася поднялся и кинул взгляд на дверь. – Твою мать! Кто до такого додумался – топором дверь подпереть?

Кряхтя и держась руками за всклоченную голову, поднялся Крендин.

– Да я не подпирал. Просто подумалось – куда его деть? Ну и поставил.

Он в два шага оказался у стонущей от ударов двери, с ходу врезался в нее плечом и, выдернув из песка топор, ловко сунул его за пояс. Дверь тут же распахнулась, и в клетку ввалились двое живописных мужчин в лохмотьях. Одного, высокого, колоритно украшала, видимо еще и попутно согревая, окладистая борода с проседью, второй был полной ему противоположностью: низким, тощим и совершенно лысым.

– О, гляньте! Здесь тоже убогие маются! – возбужденно выдохнул здоровяк и вдруг завопил: – Эй, жив кто?!

– Тьфу, бешеный! Че орешь, как в лесу? – Лендин, до сих пор не подававший признаков жизни, вскочил.

– Да! И вас стучаться не учили? – поддержал его хриплый тенор Ларинтена.

Наши «освободители» переглянулись.

– Дык, мы вроде стукнули!

– Да! И не раз! – подтвердил лысый.

– Себе по башке в другой раз стукай! – Петя наутро после бодуна тоже не отличался кротостью нрава. – Х…ли приперлись? Че надо?

– Дык, война у нас. С белыми воюем! Давайте присоединяйтесь, ежели ходить могете!

– Ходить, может, и «могем», да только в лом! – сбацал в рифму Толян.

– Куда? – не понял бородач. – А ентот лом далече? Ну… куда вы ходите…

Парни переглянулись.

– Вот ведь настырный попался! Мало того что разбудил, так, вместо того чтоб по-тихому сбежать, активно доводит всех до убийства! – Вася поднялся.

Бородач попятился.

– Может, камикадзе? – Возле него встал Петя.

– Ну что? Идем с нами? – Из-за спины бородача высунулась лысая голова второго. Он явно не терял надежды подбить нас на революцию.

– Так! Вы, двое! Если хотите, чтобы мы присоединились, выйдите и ждите нас за дверью! – Рык Шарза заставил всех замолчать.

Незваные гости переглянулись и молча вышли, аккуратно прикрыв дверь.

– Вы че, и вправду решили им помочь? – Вася с недоумением посмотрел на Шарза.

Тот решительно вскинул мешок на плечи.

– Нам в любом случае надо к ним присоединиться. Не забывайте, мы обещали помочь королеве! – Он кивнул на затаившуюся в углу фигурку.

– А и правда, чего тут сидеть? – с кряхтением поднялся Лендин.

– А портал? – вспомнила я.

– Во-первых, портал откроется в нужное время там, где будет пояс переходов, – раздался над моим ухом усталый, чуть хрипловатый голос Велии. – А если он на мне, то делай выводы. – Он поднялся и бесцеремонно поставил меня на ноги. – А во-вторых, если мы не с ними, мы против них. – Сунув мне в руки мои вещи, он закинул на плечо мешок и обворожительно улыбнулся. – Понимаешь, не хочется мне убивать этих бедолаг! – Он шагнул к черноволосому эльфу, уже сидевшему и наблюдающему за нами из-под длинных ресниц. – Ну как, идти сможешь?

Тот вежливо улыбнулся и вскинул на него темно-синие глаза.

– Смогу. Ваши жидкие пилюли просто чудодейственны!

– Смотри не подсядь! – Велия распахнул дверь и скрылся в коридоре.

Следом вереницей потянулись все.

– Ладно, мужики! Че мы как гниды? Айда разомнемся! – Вася, подобрав с пола пустую бутыль, крепко ухватил ее за горлышко и так жахнул о песчаную стену, что осколки веером брызнули в разные стороны. Придирчиво осмотрев получившуюся «розочку», довольно кивнул. – Вот теперь можно и революции устраивать!

– Оригина-ально! – заинтересовался Крендин, помогая подняться черноволосому. – Ну-ка, дай я попробую!

Подобрав еще одну пустую бутылку, он со всей дури стукнул ею о стену.

Толку ноль.

Стукнул еще раз.

Тот же результат.

– Слышь, брат, а как ты ее разбил? Что-то не получается! – Гном с недоумением оглядел небьющуюся бутылку.

– Повезло! – улыбнулся Вася. – Да и тренировался часто! Не грей голову! Пошли! Там где-нибудь об кого-нибудь разобьешь!


В коридоре царило сумасшествие. Лифта, на котором мы прибыли сюда, на площадке не оказалось. Откуда-то сверху падали светящиеся сгустки и взрывались огненными воронками.

– Че, братки, засада? – Мы подошли к жавшимся в коридоре мужчинам.

Нас обступили и, настороженно поглядывая на кутавшуюся в плащ королеву, наперебой заговорили:

– Подъемник ушел…

– На нем человек двадцать было…

– А наверху их ждали…

– Всех убили…

– Эти твари скинули нам их головы…

– И начали забрасывать летящим огнем.

– Мы тут все погибнем!

– Так! Хватит сопли лить! – Рев Лендина потушил начинающуюся панику. – Кто боится умереть – может оставаться, а мы идем бить морды!

Народ помолчал и возбужденно загомонил.

Рядом с нами жаром дохнули растекшиеся в воздухе круги пламени, заставив всех отшатнуться.

– Шарз, ты открыл дальний переход? – К дракону шагнул Велия. – А вдруг наткнемся на засаду?

– Давай первым пойду я?

– Нет, ты охраняй королеву и Тайну. А я сам пойду разведаю.

– Так, а почему сразу ты?! – возмутился Лендин. – Че, уже больше и умереть некому?

– Одного я тебя не пущу! – тут же вцепился в друга Ларинтен.

– Ну конечно, только тебя там и не хватает с индивидуальным биологическим оружием! Пожалей бедных тетенек – они не выдержат твоего перегара! – не удержалась я от ехидства, мило улыбаясь мрачно разглядывающим меня мужчинам. – Я так поняла, мы идем бить личики? Ну и чего стоим? Потопали!

– Куда это ты собралась? – угрожающе засопел мой муж.

– Ладно, Вел, если идти, так всем вместе, – успокоил его дракон. – Давай так. Ты пойдешь первым. Секунды форы тебе хватит. Осмотришься, если там будут стражницы, вернешься обратно. Если чисто…

– Дам знак и буду встречать вас, – продолжил его мысль Велия.

Вдруг раздался тоненький свист. Вслед за ним сверху в шахту подъемника упали два сгустка и, оглушив нас, взорвались. Стараясь перекричать гул, Велия пояснил обступившим его изможденным, но воодушевленным узникам:

– Эти круги – портал, дверь, что ведет в иную точку пространства. Он безопасен. Шагаем по одному. Я пойду первым и, если все чисто, дам знак.

Миг, и его нет. Я невольно вцепилась в руку дракона.

– Шарз, а вдруг…

– Тайна, успокойся! – прервал меня Крендин и собрался сказать что-то еще, но тут из пышущих жаром кругов показался Велия.

Поискав глазами, муж выудил меня из толпы и, крепко сжав ладонь, утянул в портал.

ГЛАВА 14

Мы оказались в пустынном коридоре. Вслед за нами вышли Лендин с Ларинтеном, Крендин, поддерживая тяжело шагавшего эльфа, затем, разглядывая все круглыми глазами, троица из Иркутска, а после как горох посыпались остальные. Последними из портала показались королева и Шарз.

– Это поднебесный этаж! – Софо шагнула к Велии.

– Что это значит? – настороженно прищурился он.

– Там, дальше, будет Советная зала и Тронная. Там должна быть моя тетушка.

– Что ж, авось нам повезет!

Велия развернулся и пошел вперед.

Некоторое время мы шагали молча. Песок, заглушая шаги, пружинил под ногами. Яркие пластины над головами, загораясь, гасли, указывая путь.

Вдруг впереди в коридор вышли две стражницы и замерли, увидев нас. Первое мгновение мы удивленно разглядывали друг друга. Дикий вопль, последовавший за этим, отрезвил, заставив схватиться за оружие.

– Белые твари!

– Гаси их, мужики!

– Чтоб гасить, нужно поджечь!

– Это не по-христиански!

– А можно, мы просто оторвем им головы?

Но стражницы не стали ждать, когда буйная фантазия мужчин остановится на достойном приговоре, и, воспользовавшись переполохом, юркнули назад.

Мы столпились у двери.

– А чего стоим, кого ждем? – К тихо совещающимся Велии и Шарзу подошли мои земляки. – Давайте высадим дверь!

– Ага! Народ жаждет мести! – поддакнул Петя.

– Во-первых! – принялся загибать пальцы Велия. – Мы не знаем, сколько их там! Во-вторых, даже если стражниц немного, их оружие не в пример лучше нашего! И, в-третьих, магию я применю только в крайнем случае. Не зная прочности этих построек, есть риск оказаться погребенными под огромным слоем песка.

– Ну и долго нам здесь стоять? – разочарованно покривил губы Крендин. – А может…

Вдруг дверь, вздрогнув, разлетелась. Я, словно в замедленной киносъемке, вытаращилась на летящий к нам небольшой шар. Шарз среагировал первым. Прыгнув вперед, он ловко поймал шар одной рукой, от души запустил его обратно и отшатнулся под защиту стен. Секунду ничего не происходило, затем грянул взрыв. Велия откинул меня к стене. Все, кто стоял напротив входа, едва успели попадать на пол, когда волна пламени, отдачей полыхнув над их головами, лизнула проем.

Выждав некоторое время, Крендин заглянул внутрь.

– Проверку на прочность эти постройки прошли, а вот из девушек мало кто уцелел. Раз, два… Ага! – Он скрылся в комнате.

Все, последовав его примеру, с опаской стали входить.

Да-а! Комнатой это назвать было трудно! Скорее зал, чуть уступающий в размерах тронному. Похоже, мы сорвали какое-то важное совещание! Обгорелые останки женщин чинно восседали в обугленных креслах за огромным столом, укоризненно разглядывая нас пустыми глазницами.

– Что вам нужно?

– О Всевидящий, они все еще живы? – Ларинтен испуганно вцепился в рукав Лендина. – Они разговаривают!

– Хотел бы я знать, как шашлык может говорить! – Тот настороженно огляделся, крепко сжав рукоять топора.

– Ладно, у Ларинтена всегда хронические глюки, но, если честно, Ленд, не думала что это заразно! – Несмотря на окружающий нас ужас, я не смогла удержаться от улыбки, разглядывая перепуганную парочку. Кивнув на стоявший позади кресел массивный шкаф, из-за которого нас разглядывало несколько пар испуганных глаз, посоветовала: – Туда посмотрите.

– Если вы сейчас же не сложите оружие, вас убьют!

– Сюда уже идут белые сестры!

– Ну, мы, типа, испугались! – шагнул к ним Толян. – Матриархатщицы!

– Слышь, Толян, не выражайся! Все-таки дамы! – вступился воспитанный Петя.

– Ага, я уже заметил! – фыркнул Вася. – Короче, дамы и не дамы! Сдавайтесь! Дубинки в кучку, хенде хох и на выход! А там уже по законам военного времени. Вы уж извиняйте, но к кому мы с чем зачем, тот от того и того!

Стражницы, буравя нас взглядами из-под низко надвинутых капюшонов, недоуменно переглянулись.

– Вы, может, не понимаете? Из-за такого неповиновения вас всех уничтожат!

– Обломаются! – запальчиво выкрикнул Ларинтен. – Да мы…

Договорить ему не дали. В песчаных стенах залы в двух местах разверзлись ровные квадраты, и нас мгновенно окружили закутанные в белое фигуры. От горстки оставшихся в живых женщин решительно отделилась одна и коротко приказала:

– Убить!

– Не имеете права! – хлестнул позади возмущенный голосок. – Я – королева Софо, приказываю остановиться и повиноваться мне!

К стражницам решительно шагала королева.

– Ты – самозванка! Королева умерла и сегодня ее тело забрал огонь!

– Нет! – Тряхнув рыжими кудрями, Софо остановилась в метре от волнующихся фигур. – Это она была самозванкой! Я – настоящая королева! Я знаю все тайны нашего рода!

Стражницы загудели, как очнувшийся от спячки рой.

– Она лжет! Убейте и ее!

Но женщины решили по-своему. Опустив нацеленные на нас трубки, они покорно склонились перед Софо.

– Это бунт! Это предательство! Как вы посмели ослушаться меня?! МЕНЯ?!

Шагнув к гневно вопящей фигуре, Софо ловко стянула с ее головы капюшон.

– Тетушка?! Вот уж не ожидала! Значит, я самозванка? Интересно, а кого ты прочила на трон? Уж не себя ли? Взять ее! – В ее голосе зазвенела сталь. – Отвести в зал Истины и не спускать с нее глаз. После, когда я наведу в своем городе порядок, я решу, что с ней делать!

Несколько стражниц кинулись исполнять приказ.

– Что делать с пленниками, госпожа? – Остальные стражницы очнулись и снова взяли нас на прицел.

– Они больше не пленники! Они те, кто меня освободил. – Обернувшись к нам, Софо чуть склонила голову. – Прошу простить меня и мой народ! Перед лицом вечности клянусь: я не повинна в ваших бедах и постараюсь все исправить.

– Слышь, вашество, а могешь нас всех по домам растолкать? – Из толпы вышел знакомый бородач. – А то мы к вашей породе не больно-то подходим! Да и по дому страсть как соскучились!

Мужчины заволновались.

Королева нахмурилась.

– У нас есть перемещатель, но чтобы вернуть вас в ваши миры, мне нужно знать их точное название!

– Земля!

– Тарус!

– Кейво!

– Ратан!

– Айтаал!

– Бейтор! – выкрикнули совсем рядом.

Я повернула голову, с удивлением разглядывая возбужденно блестевшего глазами черноволосого эльфа. На умирающего он уже совершенно не был похож. Заметив мой взгляд, он отвернулся.

– Так! Все! Стоп-стоп! – замахала руками королева, пытаясь унять возбужденных мужчин. – Сейчас мне эти названия не нужны. Я обязательно попробую вам помочь, но чуть позже. А пока прошу не помнить зла и воспользоваться нашим гостеприимством. Вас всех проводят на гостевой этаж.

– Это че, – нахмурился Вася, – значит, Великая Октябрьская революция, к которой мы так долго стремились, типа, уже свершилась?

– Ага, типа! – успокаивающе хлопнул его по плечу Петя.

– Не, ну это неинтересно! – фыркнул Лендин. – А где битье морд? То есть личиков?

– Поздняк метаться! – сплюнул на песок Толян. – Бабы хитрые! Сдались в плен и, типа, ни при чем! А воровство людей? А антигуманные опыты? Кто моральную компенсацию выплачивать будет?

– Тебе ж сказали! – заступился за ошеломленную королеву Крендин. – Койко-место, еда! Может, баня раз в седмицу. А потом глядишь – и домой отпустят!

– Угу! – мрачно кивнул Вася. – Тот же хрен, только с другого огорода!

Парни заспорили. Стражницы заволновались. Наконец все сошлись на мнении, что: «Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы есть не просило», и покорно пошли вслед за указывающими дорогу стражницами.

ГЛАВА 15

Королева не обманула. Нас привели на ярко освещенный этаж. Песчаные стены искрились алмазной крошкой при каждом шаге.

– Прошу, располагайтесь! – прочирикала одна из стражниц. – Здесь хватит комнат для всех. Еду и воду мы приносим два раза в день. Химические бассейны в полном вашем распоряжении. На рассвете и закате вы сможете выйти на поверхность планеты. В конце коридора, – она неопределенно махнула рукой, – шахта, выводящая наверх. Если понадобится лекарская помощь, у скоростного лифта все время будет дежурить одна из Белых сестер.

– А как насчет выпивки? – не удержался Ларинтен.

– Ага! Надо же победу спрыснуть! – оживился Толян.

– Веселящие таблетки раздаются вместе с едой, – бесстрастно сообщила стражница и, кивнув подругам, уходя, пожелала: – Хорошего отдыха!

Мужчины разбрелись по коридору.

– О, здорово! – Крендин заглянул в приоткрытую дверь и радостно поманил: – Идите сюда! Здесь не комната, а зал! Всем места хватит.


Комната действительно была довольно большой. Ее дальнюю часть перегораживали четыре невысоких перегородки. Три, как я успела выяснить, скрывали за собой шуршащие матрасы, а за четвертой стояла странная круглая конструкция. Она оказалась довольно высокой и напоминала сделанный из стекла бассейн. Рядом стояла посудина, очень похожая на ведро, наполненное красным песком. Хм, наверное, местный сортир.

Что еще меня удивило, так это два довольно больших прямоугольных черных стекла, висевших в рамках на стенах. Странные картины, а может, живет здесь какой-нибудь Малевич?

Пока я их разглядывала, номер наполнился нашими друзьями.

– Фу-у! – недовольно поморщился Лендин. – Здесь всего три лежанки! Мы все не поместимся!

– Так выбирай другую! – гостеприимно предложил Петя.

– Ага, здесь их еще полкоридора свободных! – поддакнул Толян.

– А мы любим селиться вместе! – заявил Ларинтен.

– А-а-а! – Вася глубокомысленно покивал. – В каждом домике свои гномики?

– Это ты на кого намекаешь? – нахмурился Лендин.

– Это он, наверное, шутит! – примирительно фыркнул Крендин, помогая черноволосому эльфу усесться на песчаный пол.

– Ладно, братаны, – махнул рукой Петя. – Пойдем мы другую комнату поищем. Чего жаться-то?

– И на кроватях, как белые люди, поспим, – согласился Толян и, уже выходя из комнаты, пригрозил: – Но мы еще вернемся!

Все, словно этого дожидаясь, тут же уселись в круг.

– Велия, когда наконец откроется портал? – затронула я больную тему.

– Ага, валить отсюда надо! – поддакнул Ларинтен. – Пока я всех баб окончательно не возненавидел.

– Я предлагаю не дергаться! – ответил за Велию дракон. – Сегодня уже третий день. Нужно подождать.

– А прямо сейчас мы не можем переместиться? – не успокаивался Ларинтен.

– Можем. – Велия устало посмотрел на него. – В Аланар! Домой.

– О! Так, может…

– Ларя, не позорь мои седины! – возмущенно загрохотал Лендин. – Вот не зря не хотел тебя с собою брать!

– Значит, ждем? – вздохнул Крендин, приваливаясь к стене.

– Ждем!

– Простите, уважаемые… – осторожно подал голос черноволосый эльф. – Я, конечно, вашей беды не знаю, но, как понимаю, в этом путешествии вы оказались не случайно?

– Что-то типа того! – вздохнула я. Тьфу ты! Наслушалась земляков!

– И я понял, вы неплохо владеете магией? – Синие глаза незнакомца вспыхнули любопытством.

– Можно сказать и так! – кивнул Велия, с интересом разглядывая его. – Тебе от нас что-то нужно?

Эльф потупился.

– Ты угадал, беловолосый. – Он помолчал. – Я хочу попросить вас взять меня с собой.

– Но в нашем списке может не оказаться твоего мира! – недоуменно возразил Велия.

– Тогда вернусь с вами и попрошу ваших магов открыть портал в мой мир.

– Зачем тебе такие сложности? – подозрительно нахмурился Шарз. – Королева обещала со временем вернуть всех домой!

– Вот именно – со временем! А у меня его нет. Мне нужно торопиться.

Велия и дракон переглянулись.

– Что ж, можно попробовать, если не боишься! – задумчиво потер подбородок Велия. – Скажи свое имя и что ты умеешь.

– Корраш. Я – воин. Хорошо владею клинками.

– Там, в клетке, ты сказал, что принадлежишь к эльфийской расе, но ты не похож на эльфа, – продолжил расспрос Шарз.

Корраш удивленно похлопал длинными ресницами.

– А как, по-вашему, должны выглядеть эльфы?

– Как я! – заправив выбившуюся прядку за ухо, не удержался Ларинтен.

Черноволосый смерил его изумленным взглядом.

– Ты – эльф?!

– Нет, призрак твоей покойной бабушки!

– А-а-а… ну да! В отцовских книгах я читал о существовании расы светлых эльфов.

– А в твоем мире живут только темные? – не выдержала я, с интересом разглядывая парня. Обычный, с чуть удлиненными кончиками ушей, черными прямыми волосами до пояса и неестественно ярко-синими глазами. Красивый. С эльфами Аланара его роднила худощавая фигура и высокий рост. И тут меня осенило: – Так, может, ты дроу?

– Кто?!

– Ну, – я замялась, – в моем мире, в очень любопытных книгах, умные люди так называют темных эльфов.

– Ужас какой!!! – Корраш, нахмурив брови, подозрительно посмотрел на меня и попросил: – Нет, милая девушка! Дуроу или как-то еще обзывать меня не надо! Если не можете смириться, что я обычный эльф, называйте просто – Мастер серебряного лезвия Коррашер. Или Корраш.

Я хохотнула.

– Ага! Делать больше нечего – язык ломать! Давай я лучше буду тебя звать Корр?

Синие глаза с интересом меня оглядели. Чувственные губы тронула легкая улыбка.

– Я согласен. Этим именем меня звала моя мать. А… позволь узнать твое… – он огляделся, – ваши имена?

– Гм, я – Лендин. Это – мой друг Ларинтен. – начал гном. – Это, – он кивнул на дракона, – Шарз, спец по огню и по совместительству маг. Вон тот кудрявый – тоже гном, как и я, звать Крендин. А это Велиандр – Властитель расы людей, а также муж нашей спутницы Тайны.

– Муж? – Корраш кинул на Велию быстрый взгляд. – Не понимаю… Тирр? И вы позволяете вашим женщинам сопровождать вас в походах?

– Хотелось бы запретить… – усмехнулся Велия.

Черноволосый покачал головой.

– А наши женщины сидят в тиррариуме – специально отведенном доме на территории замка семьи. Мы зовем их тиррадами. Или, – в глазах Корраша мелькнула догадка, – может, она твоя любимая тиррада?

– Ну, можно сказать и так. – Велия надменно оглядел скалящихся друзей. – Любимая и единственная половинка!

– Как? У Властителя и всего одна тиррада?!

– Половинка. Это чтоб было понятно! У нас эльфы своих женщин зовут половинками, – пояснил Крендин.

– Жуткие нравы! – не удержалась я. Не люблю, когда обо мне говорят так, словно меня здесь нет. – Хорошо, что я не попала в ваш мир!

– А может, тебе бы понравилось в нашем мире? – Губы Корраша искривились в многообещающей усмешке. – Во всяком случае, женщинам в нем не скучно! У нас каждый обеспеченный эльф после сотни лет может завести себе столько тиррад, гм… половинок, сколько сможет прокормить. А еще мы можем меняться или дарить своих женщин друзьям.

В ярких красках представив себе этот беспредел, я смерила его мрачным взглядом.

– Какой кошмар! Отстой! Бардак! Мир, где разумные существа играют роль кукол для плотских утех, нужно слить в унитаз! И отчего ты решил, что ваш дурдом мне бы понравился? Моногамия – вот идеальные для меня устои брака!

Возмущенно выпалив все это, я замолчала.

Воцарилась тишина.

– Ни слова не понял из того, что ты сказала! – Корраш опомнился первым.

– Естественно! Такая инфа не для тупого ламера! – отрезала я, посмотрев на него в упор. Мне определенно не нравился этот брюнет! И чем дальше, тем больше! Я оглядела прячущих улыбки друзей. – Что? Кому-то еще объяснить то, что я сказала?

Желающих не нашлось.

– Всем все понятно! Не кипятись, Тайна! – примирительно улыбнулся Крендин. – За шестьдесят лет общения с тобой даже я могу понять твои рассуждения о мировоззрении на проблемы сущности и политику института брака в существующем миропонимании. А чего вы ржете?

– Не обращай внимания! – то и дело срываясь на нервное хихиканье, успокоил Велия темного эльфа. – Еще неделя, и ты либо забудешь этот дурдом в лице моей половинки и друзей, либо у тебя сорвет крышу. Но вот какой вариант лучше, я даже не знаю!

– А… гм, Велиандр?

– Можно просто Велия.

– Гм, спасибо, э-э-э… Велия. – Корраш помолчал, собираясь с мыслями. – Я хотел тебя спросить. В твоем мире все женщины имеют такую свободу суждений?

– Не все! Считай, что Тайна уникальна. Она вообще в моем мире оказалась случайно!

Корраш перевел на меня внимательный взгляд.

– Такая, как ты, – находка и невероятная ценность!

Я помолчала, пытаясь понять, что это: комплимент или повод для драки? За меня ответил Велия:

– Спасибо! Похвалив мою женщину, ты выказал мне свое уважение. И…

Тут дверь распахнулась. На пороге появились три стражницы. Одна катила вместительную тележку, две других несли кипы чего-то прозрачного.

– Еда! – коротко известила закутанная в ткань фигура. Припарковав каталку, она развернулась и направилась к выходу.

Две другие, сложив стопки на шуршащих ложах, последовали за ней.

Подождав, когда за ними закроется дверь, мы окружили импровизированный столик. На нем стояли небольшие белые шары и овальная прозрачная бутылка, в которой плескалась желтоватая жидкость.

Взяв шар, я покрутила его, пытаясь открыть. Бесполезно. Внутри что-то булькало и перекатывалось. Первому повезло Ларинтену, сосредоточенно тыкающему в гладкие круглые бока. Его указательный палец вдруг провалился, что-то щелкнуло, и сфера распалась на две части, облив эльфа горячим варевом.

– Maalava hatti!

Несколько минут эльф самозабвенно вспоминал нецензурные выражения на ильениррье.

– Вот вечно ты свои корявки куда не попадя суешь! – Лендин с опаской поставил свой шар в тележку. – Не-а, что-то я к такой еде не приучен. Мне бы кашку или мясца, а лучше того и другого! И элем сдобрить!

– Ага, и я бы от такого не отказался! – сглотнув, кивнул Крендин и, повертев шар, тоже опустил его на место. – А может, это съедобное?

Шарз, изучив шарик, аккуратно его перевернул и коротко нажал на незаметную пластину. Сняв крышку, он осторожно принюхался и покачал головой.

– Рисковать не стоит. Ну что, Вел, – он повернулся к стоявшему позади всех Велии, – мы, как знающие основы магии, должны обеспечить наших спутников едой.

Велия пожал плечами.

– Попробовать, конечно, можно, только в этих песках, мне кажется, даже крысы не водятся!

– Обсуждаете меню? – Я подошла к мужу.

– А ты что-то хочешь предложить? – Он обнял меня за плечи.

Я задумалась.

– Может, убить одну из стражниц?

– Ой нет! – брезгливо скривился Шарз, будто на самом деле допускал такой поворот событий. – В них столько яду! Боюсь отравиться.

– Хм! – Дернув плечом, я выскользнула из-под тяжелой руки Велии. – Я предложила!

Тут мой взгляд упал на стеклянно блестевшие черные прямоугольники. Подойдя к ним, я полюбовалась на свое отражение и провела рукой по гладкому холодному стеклу.

Хм, странно…

В голове билась не оформившаяся мысль.

Черные стекла были словно впаяны в шершавые рамки серого цвета. По бокам, параллельно друг другу, на них были вырезаны шесть непонятных фигурок. Недолго думая, я коснулась их пальцами. Стекло начало светлеть.

Боже мой! Телевизоры!

Черноту экрана сменило яркое закатное небо, красное солнце над горизонтом и бескрайние пески. Я стала нажимать на все фигурки вместе и по очереди, но ничего не изменилось, кроме того что яркую картинку снова сменила чернота. Я так увлеклась, что не заметила, как ко мне подошел Корраш.

– Я знаю, что это! В нашем мире есть похожие окна слежения.

– Что? – Нас окружили друзья.

– Это – окно, – принялся объяснять Корраш. – Но не напрямую! Где-то наверху стоит камень-передатчик. Окно показывает одну и ту же картинку, пока не повернуть камень.

– Значит, судя по небу, наверху вечер. – Велия задумался.

– Сделай так, чтобы стекло снова засветилось! – попросил Крендин.

Корраш легонько погладил раму, и перед нами снова возникла та же картина. Вдруг мимо, не торопясь, прошло странное животное. Или даже насекомое… Мне оно напомнило огромных размеров жука с клыками и неким подобием хвоста. Оно деловито ворошило коротким хоботом песок, редкие камни и, что-то выдергивая, отправляло в пасть.

– У нас возникла идея! – пошептавшись с драконом, заинтриговал всех Велия. – Мы идем на охоту!

ГЛАВА 16

Естественно, меня не взяли. Велия открыл портал, привязав его к местности, виднеющейся на экране, и вместе с Шарзом и гномами отправился на поиски провианта. Вскоре мы любовались на наших добытчиков, появившихся в окне слежения, правда, недолго. Посовещавшись, они чем-то заинтересовались и быстро исчезли от бдительного ока камня-передатчика.

Скучающий Ларинтен побродил по комнате и снова подошел к тележке.

– Интересно, а это что?

– Где? – поднялся Корраш.

– Что вы там нашли? – не выдержала я, разглядывая спины заинтересованно рассматривающих что-то эльфов.

– Да вот здесь что-то… – Ларинтен потряс над ухом тихо шуршащую небольшую коробочку. – Ну-ка…

Всунув длинный ноготь в едва заметную щель, он провернул его на манер ключа, и ему на ладонь посыпались крохотные квадратные пластины.

– Ох, это таблетки веселья. – Корраш отшатнулся, словно увидел змею.

Смерив подозрительным взглядом черноволосого, я обернулась к Ларинтену, умильно ворошащему пальцем квадратики.

– Ларя, не смей! Кто его знает, что это за гадость! Вдруг их нам специально подсунули?

– Я только попробую!

Я не успела ничего сделать, как эльф засунул одну в рот и задумчиво разжевал.

– Тьфу, как маленький! Тащишь в рот всякую гадость! – Скрестив ноги, я обиженно уселась на песок. – Вот мутируешь в какого-нибудь урода, так тебе и надо!

– Вкусненько! – словно не слыша меня, хмыкнул он и ссыпал себе в рот всю пригоршню.

– Придурок!!! – Вскочив, я повисла у него на шее. – Сплюнь! Сплюнь, кому говорят! Если с тобой что-нибудь случится, меня ведь Лендин убьет!

– Да чего ты переживаешь! – проглотив пастилки, успокаивающе улыбнулся он. – Вообще никак не действует! Может, это простая еда? Сладенькие!

– Когда я был в милости у здешних женщин, они давали мне такие пластинки. – Корраш, не сводя обреченного взгляда с Ларинтена, устало опустился у стены. – Они поднимают настроение и позволяют забыться, но к ним быстро привыкаешь, а отвыкнуть трудно! Практически невозможно! Это только кажется, что можно пережить бесконечную депрессию, ломающее кости бессилие и выворачивающее душу одиночество. – Его синие глаза, скользнув по мне, задумчиво уставились в какую-то одному ему ведомую даль. – Только кажется… А когда начинаешь осознавать свою беспомощность, свою ненужность – умираешь. Что такое муки тела по сравнению с муками души…

Изумленно помолчав, мы с Ларинтеном переглянулись, и тут меня прорвало:

– А-а-а! Дурак, болван, идиот!!! Ну-ка два пальца в рот! Быстро!!!

Я снова повисла на эльфе, пытаясь открыть ему рот, но он только трясся от смеха и, сжав зубы, мотал головой, стараясь вырваться. За этим занятием нас и застали наши спутники.

– Эй, Тайна, поосторожнее с ним. Он боится женских объятий. Помрет еще… что я делать буду? – насмешливо прогудел Лендин, скидывая на пол покрытую панцирем тушу. – Ты знаешь, сколько стоит хороший работник в Златогорье?

Отцепившись от хихикающего эльфа, я развернулась к мужчинам.

– Да я… а он… Взял и проглотил! Гад!

– Кого? – Ко мне подошел Велия.

– Наркоту! Местную!

– Чего? Тайна, ты понятнее изъясняться можешь? – Сцапав весело ржущего эльфа за шиворот, Велия развернул его к себе и внимательно изучил.

– Эта всежрущая скотина проглотила таблетки, которые принесли стражницы. Все! – В сердцах я отвесила эльфу подзатыльник, чем вызвала у того приступ гомерического хохота. – Корраш про них такие ужасы рассказал, а он два пальца в рот не хочет!

– Фу, гадость какая! – хрюкая и подвизгивая, простонал Ларинтен. – Скажи, когда ты их мыла? А вдруг у тебя на руках живут страшные, невидимые секорашки? Представь, что будет, если я их проглочу?

– Они быстро станут алкашами! – Я махнула рукой. Тут уже только бригада из наркодиспансера поможет!

– Даже на секунду тебя нельзя оставить одного! – проворчал Лендин.

– Ну, друг, придется тебя спасать! – Велия жестом хирурга закатал рукава.

– Ой нет, Вел, не надо! Только не протрезвляй меня, как всегда! – Ларинтен с ужасом покосился на него. – Это же антигуманно!

– Вообще-то да! Ты прав! Очень антигуманно по отношению к нашим друзьям. Так что давай выйдем, – согласился Велия и выволок истерично вопящего эльфа в коридор.

– Бедный Ларя! – невольно посочувствовала я, не понаслышке зная о процедуре протрезвления.

– А нечего всякую гадость в рот пихать! – вдруг встал на защиту Велии Лендин.


Вскоре дверь открылась, и на пороге появился зеленый и мрачный Ларинтен.

– Больше я тебе не друг! – обиженно вякнул он шедшему следом Велии. – Всегда кайф испортишь, моралист хренов! То зелья не даст, то протрезвлять возьмется! А я, может, не хотел протрезвляться? У меня в кои-то веки настроение было хорошее, а ты!.. Варвар!

– Слушай, Вел, заткни ты его! – не выдержал Крендин, помогая Лендину разделывать тушу. – Я здесь всего пять минут, а он мне уже надоел до зубной боли!

– Все, заткнулся сам! – Ларинтен недовольно фыркнул и скрылся за одной из ширм. Было слышно, как он плюхнулся на матрас.

Велия достал кинжал и, подойдя к гномам, уселся на корточки, начиная отделять панцирь с другой стороны.

– Слушай, Шарз! – Я подошла к дракону, который внимательно наблюдал за приготовлением ужина. – Это что за зверь?

Он глубокомысленно пожал плечами.

– Как называется – не скажу, но сильно смахивает на песчаного кабана. До того момента, пока Велия не сразил его молнией, он, мирно хрюкая, уничтожал небольшую полянку сухой колючки.

– Шашлык из хрюшки! Мм… – В предвкушении пира я блаженно закатила глаза.

Шарз улыбнулся.

Тем временем мужчины, выудив из панциря наше будущее жаркое, обильно посыпали его чем-то аппетитно пахнущим.

– А как его жарить? – поинтересовался молчавший все это время Корраш. – У нас ведь нет дров.

– Просто, – усмехнулся Велия. – Шарз, займись!

Дракон кивнул. Взмахом руки он заставил тушу подняться в воздух, и ее объял красный, пышущий жаром шар. Минут через пять к нашим ногам опустилось прожаренное до темной корочки мясо.

– Супер! – одобрила я. – Куда там микроволновкам!

Все заметно оживились и, усевшись вокруг аппетитно пахнущего жаркого, запустили в него кинжалы. Отрезав хороший кусок, Велия насадил его на лезвие и протянул мне. Я благодарно улыбнулась, с осторожностью пробуя.

Мм!

Мясо оказалось нежным и чуть сладковатым.

Блаженно жмурясь, я в два счета уплела кусок и хотела попросить добавки, но поняла, что наелась. Сладко зевнув, я толкнула мужа в бок.

– Вел, я пойду подремлю, что-то так устала за этот день.

И, не дожидаясь ответа, доплелась до ближайшего матраса, улеглась и словно в омут провалилась в сон.

ГЛАВА 17

Выпав из портала, по-другому и не сказать, Люминель некоторое время лежал, пытаясь сообразить, жив он или уже в гостях у Всевидящего. Ныло ушибленное колено, дико разламывалась голова.

Хм, вряд ли он у Всевидящего! Иначе бы у него ничего не болело. Значит, Велиандр промахнулся? Ха-ха!

Стоп, а где это он?

Устав разглядывать светло-желтые половицы, эльф приподнял голову и огляделся. Комната была чистая, но бедная. На покрытом белой тканью столе исходили ароматом кусочки жареного мяса и стоял стеклянный кувшин с чем-то прозрачным.

Осмелев, он поднялся и вздрогнул. В углу, на широком квадратном топчане, застланном громадной лоснящейся шкурой, похрапывал обнаженный мужчина, едва прикрытый смятой простыней. А если судить по тому, сколько у кровати валялось пустых кувшинов, хозяин проснется нескоро. Значит, есть время перекусить и все обдумать! Чудно!

Эльф с жадностью голодного крокодила набросился на еду.

Так, а здесь у нас что?

Он сунул нос в бутыль.

Прозрачная жидкость с тонким цветочным ароматом. Интересно…

Сделав маленький глоток, он хмыкнул и припал к кувшину, отставив его, только когда в нем осталось меньше половины. Удивительно чистая, холодная вода излечила его. Бесследно ушли боль и усталость.

Осторожно отодвинув ткань, скрывающую небольшое квадратное оконце, он выглянул во двор.

Хвала богам, он выбрался из сумасшедшего огненного мира! Спасибо кольцу желаний! Если он останется жив, надо будет обязательно навестить Мейану и отблагодарить.

Его взору открылась мощенная камнями площадь, которую окружали одно– и двухэтажные каменные дома. Недалеко от окна стояла груженная высокими корзинами телега с запряженной в нее маленькой лохматой лошадкой. Возле нее громко выясняли отношения два высоких черноволосых парня.

Хм, странно!

Люминель прилип к стеклу, пытаясь получше разглядеть мужчин. Он заметил открытые заостренные кончики ушей. Если бы не черные волосы до плеч, он бы с уверенностью сказал, что эти двое – эльфы. Вот только… не бывает темноволосых эльфов. Не бы-ва-ет!!

За спиной раздался богатырский всхрап и невнятное бормотание. Люминель испуганно отпрыгнул от окна. Занавеска с тихим шорохом опустилась, и в комнате снова воцарился полумрак.

Не решаясь шевельнуться, эльф постоял, настороженно разглядывая распластавшегося на кровати худощавого мужчину.

– Сальвина! – прохрипел черноволосый. – Дай воды!

Он перевернулся на спину и теперь, не разлепляя глаз, усиленно шарил руками рядом с собой.

Может, если он напьется, то снова уснет? Тогда будет время побыть здесь в безопасности и подумать над тем, что делать дальше.

Люминель осторожно скользнул к кувшину и протянул его незнакомцу. Тот, нащупав пальцами прохладное стекло, перевернулся на бок и, привычно ухватившись за горлышко, с жадностью начал пить. Утолив жажду, незнакомец, все так же не открывая глаз, поставил кувшин на пол и, распластавшись на кровати, хрипло позвал:

– Сальвина! Иди ко мне. Сядь рядом!

Разглядывая его молодое, довольно красивое лицо, Люминель задумался.

А может, он смертельно болен? Хотя вряд ли! Скорее перепил чего-нибудь горячительного.

– Сальвина! Ты обиделась на меня за вчерашнее? Прости! Только иди ко мне, мне так нужно, чтобы ты была рядом!

Да где же бесы носят эту Сальвину?! Чтоб ей провалиться!

Не отрывая взгляда от закрытых глаз хозяина, эльф решился и осторожно уселся рядом.

– Ты пришла! Моя малышка! Ты простила меня!!! – Черноволосый безошибочно схватил за руку опешившего Люминеля. – У тебя такие длинные, тонкие пальцы. Нежная кожа! Я весь пылаю, и только ты можешь погасить мой пожар, утолить мой голод…

Парень рывком откинул едва прикрывающую его простыню. Ошалевший эльф пискнул, взглянув на ту часть тела, голод которой предстояло утолить, и стал бешено выдираться.

– Ну куда же ты? Ты ведь не хочешь меня обидеть? – Пальцы черноволосого стальными тисками сжались на его запястье. С силой притянув, он облапил стонущего от ужаса Люминеля и наконец открыл глаза.

Воцарилась изумленная тишина. В следующую секунду, схватив клинок, стоявший у изголовья, черноволосый слетел с постели.

– Кто ты? – В черных глазах плескалась ярость, разбавленная удивлением.

Облегченно выдохнув, Люминель молча сел, дотянулся до кувшина и выхлебал остатки воды. Отставив опустевшую посудину, он, смущаясь, поднял глаза на ожидающего ответа хозяина и пожал плечами.

– Эльф.

– Кто? – недоверчиво переспросил черноволосый. – Хорош врать! Какой ты эльф? Светлые эльфы давно вымерли в нашем мире, тысячи лет назад! Или, может, ты альбинос? Хотя не похож! Говори, кто тебя послал? Если из дворца – можешь передать, у меня сегодня законный выходной!

Люминель осмелел:

– В это трудно поверить, но меня к тебе никто не посылал. Я не наемник! Я просто путешествую по мирам и вот оказался здесь.

– По мирам? – Черноволосый опустил клинок. Оглядев себя, он ойкнул и, выудив из-под кровати одежду, запрыгал, натягивая на себя короткие, чуть ниже колен, темно-зеленые штаны. – Ты это, ну… извини меня, если есть за что. Я думал, это моя подружка. Ну, понимаешь… выходной и все такое!

Эльф усмехнулся.

– Да ладно, бывает! Лучше скажи-ка мне, что это за мир, кто ты и как тебя зовут?

Кинув клинок на кровать, парень подошел к столу, заглянул в тарелку с мясом, покривился и сел рядом с Люминелем.

– А чего рассказывать? Мой мир называется Бейтор. Может, и жили здесь когда-нибудь другие расы… Не знаю. Сейчас живем только мы. Эльфы. Меня зовут Джиф. Я служу стражником у правящего дома Пейер дир Сорр. Слушай! – Он с интересом оглядел насторожившегося эльфа. – А как ты путешествуешь по мирам? Ты чародей?

– Гм. – Люминель задумался. Чародей из него никакой, но не признаваться же в этом первому встречному… А с другой стороны, получилось же у него отразить атаку полукровки и открыть портал? Да не куда-нибудь, а в другой мир! – Ученик чародея!

– Ух ты!!! – В черных глазах засветилось восхищение, наполненное уважением. – Может, научишь меня хоть чему-нибудь? Хотя куда мне! Говорят, светлые эльфы были сильными колдунами, но в результате смешения с людской расой растеряли всю свою силу. В итоге получились мы. Максимум что я могу – в поединке призвать удачу. Или почувствовать, в каком переулке меня ждет разбойник.

– У меня закончилась сила, – солгал Люминель, – а мне нужно срочно перемещаться в другой мир, иначе я застряну здесь надолго. Неужели у вас нет никакого перехода или того, кто сможет его открыть?

– Ты меня слушаешь или нет? – нахмурился Джиф. – Ни один из темных этого не сможет! Я же говорю, что в моем убогом мире… Хотя нет, вру! При дворе живет один чародей. Я его никогда не видел, лэр стережет его строго! Говорят, он светлый. Так вот, он точно владеет магией и исполняет прихоти правящей семьи. Наверное, он бы смог открыть портал. Однажды пропал один из младших принцев. Так вот, он долго колдовал, чтобы разузнать о его участи, а потом объявил, что в этом мире его нет. Ведь узнал же как-то! Принца, конечно, быстро забыли… когда же это было? – Джиф задумчиво взъерошил короткие черные волосы. – Лет пятьдесят назад. Я тогда только-только в столицу приехал.

– Хм, а как бы мне увидеться с вашим колдуном? Кстати, как его зовут?

– Мириэль. Но увидеться с ним трудно, практически невозможно! Нужно просить разрешение у правящей семьи, изложить свою проблему, а уж потом они решат, разрешить тебе встречу или нет. В общем, тех, кому разрешили, по пальцам можно пересчитать!

Люминель погрустнел.

– Жаль!

– Да ладно, э-э-э?..

– Люминель.

– Да ладно, Люминель! Ты гость моего мира, считай, что и мой тоже. Если надо, я чего-нибудь придумаю! Безвыходных ситуаций не бывает! Тем более я у тебя в долгу. – Черные глаза насмешливо прищурились. – Ты спас меня от жажды! Пойдем, я покажу тебе город! Только вот твои волосы… а, ладно!

Джиф надел рубаху и короткий, до талии, зеленый камзол, натянул зеленую кепочку, высокие сапоги и, повесив на пояс клинок, потянул Люминеля за дверь.

ГЛАВА 18

– Блин, это моя карта была!

– Так не надо было тормозить!

Устав слушать возбужденные голоса моих спутников, я открыла глаза и села. Поспать все равно больше не дадут. Галдеж стоял такой, словно говорили сразу все.

С хрустом потянувшись, я вышла из-за ширмы и остолбенела: все, кто был в комнате, плюс мои земляки, усевшись в круг рядом со скорбным холмиком костей, оставшихся от ужина, азартно дулись в карты. Я подошла и встала рядом, пытаясь разобрать в этом гомоне хоть что-то. Реакции – ноль! Словно меня никто не заметил.

– Умные такие! Опять мне полколоды всучили! А ты, Ленд, запомни! Придет война – попросишь каску!

– Да ну и ху… художественный свист тебе в ухо!

– Эй-эй, а жульничать нельзя! За это сразу по наглой рыжей морде!

– Петь, ты полегче с ним! Видишь, доходной какой! И он не рыжий, а черный.

– Тогда по длинным ушам – мечте хирурга-пластика!

– Да я… а он… и тут…

– Не нарывайся, Корраш, на пошлый комплимент! Ты все равно в него не въедешь.

– В натуре, Вась! Они ж нашего мата не знают!

– Не знают? Просветим!

– Хорош трепаться! Кто раздает?

– Знаешь, Вел, раздавай сам! Меня обманули и в игре, и в лучших чувствах, и кто? Мой самый лучший друг!!!

– Ой-ой-ой! Ну и ладно! Обманули его! Забыл, что дурак подкидной? Ну я и подкинул! Кто ж знал, что тебе с такой колодой на руках бить нечем?

– Не подлизывайся, гном несчастный! Пока не извинишься, считай, что я с тобой в разводе!

– Так! Вы побыстрее выясняйте, кто крайний, и поехали! – Рык Шарза на мгновение оживил тишину.

Н-да-а! Спились, спелись и сыгрались! Ну, землячки! Удружили! Вот кто просил учить азартным играм?

Я шагнула вперед.

– О-о! Тайна проснулась! А мы тут играем! – расцвел в улыбке Крендин.

Все подняли на меня взгляды, в которых смешались досада, облегчение и ожидание.

– Тайна, а почему ты не научила меня играть в карты? – приветливо улыбнулся муж, чуть отодвигаясь в сторону. – Полезная игра! Очень развивает логику и ум. Вернее хитрость.

– Велия, карты не самое лучшее изобретение нашей цивилизации. – Обогнув земляков, я уселась с ним рядом.

– Правильно, Танюха! Че карты… Вот мне, например, нравилась рулетка! – кивнул, ностальгируя, Петя.

– А мне вообще играть не нравится! Я бы на стриптизе позависал или в ночных клубах! – тяжело вздохнул Толян.

– Ага, особенно если перед этим по пивку или паровозик дунуть! – фыркнул Вася.

– Тайна, объяснишь мне потом значение некоторых слов? – заинтересованно шепнул мне на ухо муж. – А то что-то я не все понял!

– Ой, Вел! – Я украдкой показала кулак хихикающим землякам. – Это не самые хорошие слова и их лучше не понимать! – Он недовольно поджал губы. – Ладно, ладно! Объясню! Потом… Э-э-э, а примите меня в игру?

Я взяла из длинных пальцев насупившегося Ларинтена пухлую колоду карт. Рубашки почти стерлись, но с обратной стороны можно было различить цифры и картинки.

– А колода-то на тридцать шесть карт, их же на всех не хватит? – перетасовав, я недоуменно повертела колоду. – Как вы играли?

– Да как! – Петя по-хозяйски отобрал у меня карты и начал раздавать. – Просто! Кон – мы с черноволосым, кон – твои друзья. И, кстати, ваш ход!

– Ну на, Тайна! – Передо мной легла семерка пик. – Берешь или бьешь?

Я шкодно ухмыльнулась Лендину и кинула десятку той же масти.

– А так? – Рядом легла семерка бубей.

– Нормально. – Десятка бубей.

– Хм, нету. Вел, кидай, если есть!

Велия многообещающе улыбнулся.

– Есть!

Я посмотрела на упавшую рядом десятку червей. Перевела взгляд на свои карты.

Черт! Червей, так же как и козырей крестей, не было. Э-эх! Так не хотелось брать! Ну да ладно!

– Вот что, Вел, я тебе скажу… – Я подняла на него глаза и вытаращилась на огромные, выросшие у него за спиной темно-синие круги портала. – Есть! Есть!!! Вел, ура-а!!! – И повисла на шее у изумленного мужа.

Проследив мой взгляд, все секунду сидели, молча разглядывая это долгожданное явление, затем разом вскочили.

– Так! Без паники! – Велия взял командование в свои руки. – Берем вещи, оружие. И еще такой вопрос – кто из чужаков идет с нами?

– Не, ну если мы вам в тягость, так мы останемся! Какой базар! – Мои земляки обиженно переглянулись.

– Ага! Мы и тут перекантуемся, тем более королева обещала всех по мирам раскидать! Так что не очень-то и хотелось! Сами как-нибудь справимся! – недовольно фыркнул Вася.

Вдруг где-то вдалеке прогремел взрыв.

Все насторожились.

– Че было?

– Фиг знает!

– Товарищи! Революция продолжается!

– Так! Тихо! – осадила я земляков и затормошила Велию: – Что ты стоишь? Пойдем, вдруг портал закроется?

– Не закроется, пока я не закрою! – успокоил он меня и отыскал глазами Корраша. – Может, и ты останешься? Поверь, здесь у тебя будет больше шансов быстрее попасть домой.

Темноволосый упрямо мотнул головой.

– Нет! Мне кажется…

Но его фантазии никто не расслышал. Дверь разлетелась, на метр пламенем опалив песок. Все, оглушенные новым взрывом, не сговариваясь кинулись к переходу.

Часть третья

КРЫЛЬЯ И КЛЫКИ

В тревожных снах, в далеких мирах,

В созвездии демона дня

Живут два солнца и два меча,

Все делят пустыню огня.

ГЛАВА 1

Небесная лазурь, раскрашенная перьями облаков, затопила глаза. Невероятной свежести воздух, напоенный морским ароматом, рвал легкие на части. У ног преданным псом ласкалось нефритовое море. Опускающееся к горизонту солнце мягко окутало мир закатной дымкой…

– Мама дорогая! Это ж куда нас занесло?

– Мужики, Гавайи!

– Нет, это рай!

Наваждение исчезло. Все уставились на моих земляков.

– Maalama hati! – отмер Велия. – А вы как тут оказались?

– Все пошли, ну и мы тоже… – развел руками Толян.

– Неохота нам за идею феминизма умирать! – Вася сплюнул в песок и демонстративно отвернулся к морю.

– Да ладно, Вел! Пригодятся! – примирительно улыбнулся Крендин. – Мужики, а вы карты не забыли?

– Не-а! – Петя довольно похлопал по своему оттопыренному карману. – Куда я без них!

– Ну и что теперь с вами делать? – Велия вздохнул. Шагнув к воде, он поднял золотистый плоский камень и, размахнувшись, пустил вскачь по воде. Полюбовавшись на расплывающиеся круги, он развернулся к ним. – Ладно. Идите с нами. Будем надеяться, что ваш мир сам вас притянет. Если нет, отправим домой, когда вернемся в Аланар. Мир-клетку мы благополучно миновали…

– Что это еще за мир-клетка?

– Похоже, все земляне отличаются неуемным любопытством? – Велия усмехнулся, глядя на Толяна, с нетерпением ожидающего ответа.

– Миры-клетки – это такие зоны, в которые легко попасть, но они очень трудно отпускают свои жертвы, и вопреки законам мироздания ваш мир не сможет забрать вас обратно! – пояснил Шарз, скидывая сапоги. Зайдя по колено в воду, он блаженно выдохнул. – Чу-дес-но! Вода невероятно теплая! Так непривычно! – Он обернулся к нам. – Попробуйте!

Осторожный Лендин присел у ласково плещущихся волн и коснулся рукой.

– Правда теплая! А если сравнить с нашими холодными морями, то это действительно непривычно!

– Ур-ра! – Мимо нас, сверкая голым задом, пронесся Толян, моржом шлепнулся в воду и окатил всех солеными брызгами. – Как в бассейне, только лучше! Мужики, хоть помоемся!!!

Гм… гордость берет за моих земляков!

Не страдая комплексами и не смущаясь, парни как по команде скинули тряпье и теперь с фырканьем и гоготом резвились в воде. Мне стало завидно.

– А может, и мы искупнемся? – Я посмотрела на мужа.

Он поднял на меня смеющиеся глаза.

– Ну, если в ближайшие несколько минут с нашими неожиданными попутчиками ничего не случится…

– А что должно случиться? – насторожился Ларинтен.

– Забыл, какие звери живут в Великом море?

– Мужики! Хорош тормозить! – призывно помахал рукой Петя. – Вода – чудо! Гавайи в отстое! И соле-е-на-я!!! Но плавать прикольно! Как в невесомости!

– Вы как хотите, а я пошел купаться! – Крендин начал раздеваться. В песок полетел топор, тяжелая куртка, рубаха, грубые кожаные штаны. Стянув сапоги, он, оставшись в темных трусах до колен, стыдливо покосился на меня. – Тайна, отвернись.

Фыркнув, я демонстративно отвернулась, изучая джунгли, раскинувшиеся метрах в ста от берега.

Вскоре легкий ветерок донес до меня восторженный голос Крендина:

– Вода – чудо! Но и правда настолько соленая, что даже кожу жжет.

Я обернулась. Ларинтен, не выдержав, тоже начал торопливо скидывать одежду.

– Эй, малахольный, ты ж плавать не умеешь! – осадил его Лендин.

– Ну ты же не дашь своему другу утонуть? – кокетливо приподнял брови эльф и, видя искреннее раздумье на лице гнома, поспешно заговорил: – Имей в виду, в Златогорье так просто хороших работников не найти! А если и найти, то это влетит в такую копеечку!!! А я, мало того что вкалываю на тебя почти задарма, так еще и обхожусь дешевле беса! А еще друг!

– Ну даже и не знаю… – Лендин с неохотой снял куртку, бережно сложил на нее топоры. – Зелья нынче тоже недешевые. – На песок упала рубаха. – А тебя пропоить – легче утопить!

Ларинтен, оставшись в белых обтягивающих подштанниках, хлопая ресницами, отступал к воде.

– Э-э-э, Ленд! Что за шутки?!

Лендин с кряхтением стянул сапоги, штаны и, закатав трусы в полоску, шагнул к эльфу, демонстративно разминая кулаки.

– Никаких шуток, Ларя. Просто ты подал мне замечательную идею, которой я и воспользуюсь…

Ларинтен, выпучив глаза, рванул к морю. Лендин, обернувшись к нам, подмигнул и, спрятав улыбку в бороду, отправился за ним.

– У них что, родственные отношения? – подал голос сидевший на песке Корраш.

– Хуже! – Шарз, посмеиваясь, переглянулся с Велией. – У них семья! Велия, Тайна! А может, действительно искупаемся? Вроде все спокойно… Ну а если что, то мы справимся! Корраш, тебя это тоже касается. Пойдем?

Мужчины начали раздеваться, а я, погрустнев, уселась на песок и, обхватив колени, с сожалением посмотрела на раскрашенную закатными красками зеленую гладь.

Наконец Шарз, целомудренно оставшись в золотистых коротких шортах, взял за руку абсолютно не стесняющегося моего присутствия Корраша и повел к воде.

– Ты пойми одну простую истину! – услышала я его поучающий голос. – Общение – и к тебе все потянутся!

Проводив их взглядом, ко мне подошел Велия.

– Ну, а ты?

Я с ностальгией полюбовалась на его крепкую фигуру и, опустив взгляд, хихикнула. Как-то я надоумила дворцовую портниху сшить боксеры. Они так понравились моему мужу, что он заказал их себе штук сто, смело выкинув привычные подштанники.

– На этом конкурсе мужского стриптиза ты получаешь высший балл! Но мог бы и раздеться. Тебе-то чего стесняться? – Я подняла на него смеющиеся глаза.

Усмехнувшись, он присел передо мной на корточки.

– Не люблю вызывать чувство зависти… Тем более с нами дама! А высушить одежду не проблема.

Я фыркнула и, не удержавшись, рассмеялась вместе с ним.

– Вот уж не думала, что у тебя такое большо-о-ое чувство собственного достоинства!

– Пойдем! – Он легко поднял меня с песка и начал раздевать. Когда на мне остались короткая майка и шорты, взятые на память из эльфийского лазарета, он одобрительно кивнул. – Годится! И имей в виду, я без тебя в воду не полезу!

– А что так? – Ожидая какой-нибудь каверзы, я удивленно взглянула на него.

– Боюсь.

Я расхохоталась и бросилась его догонять.


* * *


Шагая за Джифом, Люминель с любопытством разглядывал мощенные светлыми камнями чистые прямые улочки, невысокие, одно– двухэтажные каменные дома, у которых, где только было возможно, росли деревья и пестрели цветами клумбы. Пробегая мимо, низенькие лохматые лошадки старательно тянули за собою странные коробки с окнами.

Мужчины, встречавшиеся им, все как один были черноволосыми и одеты в обтягивающие бриджи и яркие рубахи. Почти у всех головы покрывали странные блины. Как пояснил Джиф – кепки. Хотя иногда встречались высокие цилиндры с полями. У обладателей таких головных уборов были длинные, чуть ниже плеч, волосы. Но больше всего поражали высокие, до колен, всевозможных цветов сапоги.

Редко встречающиеся женщины были одеты в темные, вызывающие платья с оголенными спинами и сильно открытой грудью. Пышные юбки, распахиваясь при каждом шаге, выставляли на обозрение длинные стройные ноги, обутые в аккуратные туфли, пробуждая у Люминеля давно забытые мысли.

Засмотревшись на вышагивающую впереди дамочку, он чуть не врезался в дерево. Словно не заметив насмешливого взгляда проводника, эльф как ни в чем не бывало обогнул ствол и присоединился к Джифу.

Ох, не до таких мыслей ему сейчас! Нужно встретиться с магом этого города со странным названием Торроффи.

Покружив по улочкам, они зашли в трактир. Несмотря на утро, здесь не было ни одного свободного места. Поискав глазами, Джиф кивком указал в конец зала, где за двумя сдвинутыми квадратными столами веселились черноволосые. Помахав им рукой, он начал пробираться.

– О! Джиф! Молодец, что пришел! – Кажется, их заметили.

– Да, мы тебя ждали!

– Перраф сказал, что ты сегодня выходной?

– А это кто с тобой?

– Будешь крешн?

– Наливай! – Выдернув пару табуреток из-под не возражающих посетителей, Джиф ловко вписался в круг раздвинувшихся дружков и кивнул Люминелю на соседний стул: – Садись!

– Кто этот альбинос? – настороженно улыбнулся горбоносый великан с седыми прядками в иссиня-черных волосах. – Давай, Джиф, знакомь!

– Не волнуйся, Ферж! Это мой родственник по отцовской линии. Приехал в город на заработки! – Взяв две кружки с чем-то темно-бордовым, Джиф ловко всунул одну Люминелю и, наклонившись к уху, зашептал: – Это начальник городской стражи. О себе – ни звука!

– Ха, а чего это он брови с ресницами покрасил, а волосы нет? И не подстриг? Его же оштрафуют! Да как бы еще в тюрьму не посадили!

– А мы пока не были в цирюльне! А на брови не обращайте внимания. Родился таким. Его маманя с пилюлями переборщила!

– А-а-а! – Черноволосые, сочувственно покивав, успокоились.

Подняв кружку, Люминель осторожно принюхался и сделал маленький глоток. Мм! В сладковато-горьком нектаре, благоухающем вишневой ягодой, казалось, совершенно не было спирта.

Не прислушиваясь к разговору, он выпил нектар и с удивлением обнаружил, что тревога и настороженность безвозвратно исчезли, уступив место долгожданному покою.

Кинув на него изучающий взгляд, Джиф усмехнулся.

– Полегчало? Может, еще по кружечке?

Люминель, блаженно зажмурившись, махнул рукой:

– Не откажусь!

ГЛАВА 2

Мы лежали на берегу. И словно не было этих безумных дней. Все тревоги и волнения отступили, даря передышку. Багряные лучи утонувшего в океане солнца еще освещали стремительно темнеющее небо.

– Э-э-э, народ, типа, темнеет! – Васин голос разрушил иллюзию покоя. Накупавшись, парни стыдливо влезли в штаны и теперь сидели у воды, о чем-то тихо переговариваясь.

– Ага, видим! – недовольно буркнул Крендин.

– И че?

– В смысле?

– Ну, может, пойдем какую гостиницу поищем?

– Ага, или костер запалим! – оживился Толян.

– Нет! Переночуем на берегу и с костром пока торопиться не будем, – отрезал Велия, поднялся и сел, отряхивая от песка спину.

– А если дождик?

– Ага! Радиоактивный! – Мне все больше нравился Васин оптимизм.

– Создать защиту от дождя не проблема! – хмыкнул Шарз.

– Базара нет! Так давайте, пока не стемнело, хоть шалашик соорудим! – Толян с Петей поднялись и подошли к нам.

– А то сидим здесь, как три тополя на Плющихе!

– А я бы все же от костра не отказался! – занервничал Крендин, поглядывая на чернеющие заросли леса.

– Где ты в темноте сейчас будешь искать топливо? – обернулся к нему Велия. – Переночуем здесь, а завтра пойдем к лесу. Да и насчет дождика не стоит волноваться – я поставил защитный купол.

– Ништяк! – мрачно одобрил Вася, поднимаясь. – Пошли, народ, хоть рыбу половим, что ли? А то у кого-то уже крыша поехала. Защитный купол! Офигеть, как круто!!! Ну, кто со мной?

– Ну пошли! – пожал плечами Толян. – А чем ловить-то будем?

– Трусами. Твоими!

– Иди ты… Охота, так свои снимай! – Толян обиженно бухнулся на песок.

Вася зло фыркнул, развернулся и молча пошел к воде, но, не пройдя и десяти шагов, озадаченно остановился и, словно танцуя брейк-данс, начал ощупывать что-то перед собой.

– Э?! Что за ерунда?!! Меня что-то не пускает!!! – Он развернулся и зашагал к нам.

– Тебе же сказали: стоит купол! Теперь ни войти, ни выйти! – насмешливо бросил Велия, занимаясь раскопками в мешке.

– Какой, в баню, купол?! – Брызнув песком, Вася остановился перед ним, грозно уперев руки в бока. – Ты меня че, за идиота держишь?

– Всего лишь защитная магия. – Белоснежная улыбка Велии стала последней каплей.

– Какая на х… магия? Не верю я ни в какую магию! В переходы верю, в светящиеся шарики над головой – верю (мало ли какие галлюцинации после года приема странных настоек могут случиться), в другие миры поверил, но ты не заставишь меня поверить в этот бред! Где? Покажи мне хоть одного мага! И не надо пихать мне в уши эту тухлую ботву! Ясно?

Мы притихли, наблюдая за возмущенно вопившим Васей. Велия как ни в чем не бывало достал какие-то свертки и, аккуратно сложив их возле меня, поднялся.

– Хорошо! Я, по совместительству с государственными делами, магистр магии. – Глядя Васе в глаза, он шутливо поклонился. – А мой друг Шарз, – Велия кивнул на улыбающегося дракона, – по совместительству с управлением кланом просто маг-дракон. Достаточно примеров?

Вася хохотнул.

– Ты думаешь, если мы с Земли, значит, совсем прожженные придурки и скушаем любой бред, даже этот? Ну? Сделай что-нибудь, чтобы я поверил! Твой купол не в счет! – Он, не оборачиваясь, потыкал за спину большим пальцем. – Такой фокус у нас на Земле может сделать любой хороший гипнотизер!

– Хорошо! – не переставая улыбаться, согласился Велия. – Что ты хочешь, чтобы я сделал?

– Ну, например… – Вася ненадолго задумался. – Наколдуй мне сигареты и банку пива!

Велия качнул головой.

– Пространственно-бытовая магия применима только при наличии требуемого в мире.

– Ха! Нашел отмазку! Я же говорю, что никакой ты не маг, а обыкновенный болтун!

– Не согласен с тобой. Просто придумай другое желание! – Велия с хрустом потянулся.

– Тогда хочу пистолет!

– Пространственно-бытовая магия.

– Хорошо! – Васю понесло: – Хочу, чтобы сейчас надо мной прошел дождь, лучше с градом, – он, хитро улыбаясь, обернулся к друзьям, – плавно переходящий в снег. А если этого не случится, я набью тебе морду, так сказать, на будущее! Чтоб не врал!

Закинув руки за голову, Велия размял шею. Будто раздумывая, полюбовался крупными, мерцающими звездами, восходящей ярко-красной луной и, скосив глаза на азартно сопящего Васю, лениво спросил:

– Оно тебе надо? Ты уверен, что хочешь такой экстрим?

– Че? За…ал?

– Прости?

– Говорю, в штаны наложил?

– Да нет! Спасибо, что заботишься!

– Ты че, охренел? Да я пять лет в ОМОНе, а до этого в десанте! Да я тебя на тряпочки порву!

– Вась, ты бы лучше не рисковал. – Я смерила взглядом земляка. Роста с Велией они были одного, да и в тренированности тела невозможно было усомниться, но я знала своего мужа… – Давай самоубийство перенесешь на потом?

– Че, боишься за своего пенсионера-маразматика? Да я его сильно калечить не буду. Только поучу впредь не врать!

Мужчины, предчувствуя драку, азартно уселись в сторонке. Крендин, цапнув за руку, утянул меня за собой, и теперь рядом с невозмутимым магом и Васей образовалась настороженная пустота.

– Слышь, Василь, нашел время, когда подраться!

– Ага, ты угомонись! – попытались предотвратить драку его друзья.

– Вот сначала этот фраер белобрысый за базар ответит, тогда и поговорим! Ну? – Вася сжал кулак, не сводя взгляда с Велии. – Где дождь?

Велия пожал плечами и едва заметно шевельнул пальцами.

Рев, по децибелам не уступающий реву взбешенного медведя, оповестил нас, что эксперимент прошел удачно. На Васю вылилось ведро, не меньше, холодной, жутко воняющей болотом воды.

– Ах ты… ты… да я… а ты… – Далее шел поток отборного мата, заинтересовавший даже гномов.

– Что ты еще хотел для убеждения? Град?

Едва различимое шевеление губ, и на голову остолбеневшего искателя правды посыпались градины величиной с куриное яйцо.

– Ну и напоследок! – Велия повернулся к нам и жестом фокусника картинно поднял руки. – Желания же было три?

Но не успел он выполнить угрозу, как на него налетел разъяренный, разукрашенный синяками, мокрый Вася.

– Ах ты, козел! Гипнотизер хренов! Силен мозги дурить, ничего не скажешь! Щаз я тебе устрою пять вывихов, шесть переломов!

Легко отбив удар, Велия незаметно шагнул в сторону. Ухватив парня за летящий кулак, он, словно пританцовывая, крутанул, заставляя его обежать вокруг себя, и выпустил. Вася по инерции пробежал еще метров пять, врезался в купол и пружинисто отлетел. Тут же вскочил и, зло отплевываясь, снова рванулся к колдуну.

– Давай, давай! Под дых! – азартно вопил Толян. – Куда ты бьешь?!

Удар, еще удар.

– Да блондин прыгает быстро, как заведенный! Фиг попадешь! – попытался оправдать Петя избивающего воздух друга.

Поворот… и Вася опять налетел на невидимую стену.

– Что значит быстро? Вы еще быстро не видели! – возмущенно вмешался Лендин.

Снова короткая дистанция.

Прыжок. Наклон. Кувырок.

– Ага, чего, стоять ждать, пока ваш косорукий людик прицелится и попадет? – поддержал сторону Велии Ларинтен.

– Похоже, это долгая песня! – Крендин, тихо посмеиваясь, наблюдал, как Вася, норовя ударить Велию, только неизменно дубасил пустоту в те короткие моменты, когда не лежал на песке. – Эх, сейчас бы чего-нибудь поесть! А откуда так вкусно пахнет жареным мясом?

Глядя на акробатические номера, я пожала плечами и принюхалась.

– Кажется, это пахнет из этих двух свертков. Их мне Вел дал. Ну-ка… – Развернув один, я восторженно уставилась на кусок хорошо прожаренного мяса. – Так это еще от той песчаной хрюшки осталось?

Все заметно оживились и, не забывая следить за боем, подползли на запах.

Меж тем Вася, в очередной раз упав носом в песок, вскочил и, подхватив булыжник, от души запустил им в противника. Сверкнула тоненькая молния, и камень пеплом осел на босых ногах моего мужа.

– Может, прекратим этот балаган и все-таки отдохнем? – изучив пепел, небрежно поинтересовался Велия. – Во всяком случае, для таких веселых тренировок у нас еще будет время. – Одним движением уронив снова бросившегося на него Васю, он вывернул ему руку и, усевшись сверху, заглянул в лицо: – Так как?

– Убью!!!

– Пожелание из разряда несбыточных, но все же не советую! Без меня вообще никогда отсюда не выберетесь. И запомни на будущее: когда существо не желает увидеть очевидное, поверить его не заставит даже Всевидящий!

Велия встал и протянул руку отплевывающемуся парню. Зло зыркнув, тот уселся на песок, подумал и, ухватив мага за руку, рывком поднялся.

– Научишь потом кое-каким приемам! – буркнул он, остывая.

– Без проблем, – усмехнулся Велия. – А теперь пошли поедим. А то наши зрители оставят нас без ужина.

ГЛАВА 3

Сколько по счету было выпито кружек, он уже не помнил, радуясь теплой компании, в которой ему довелось оказаться. Удивительное чувство защищенности и покоя окутало его. Как здорово, что судьба свела его с новым знакомым со странным именем Джиф.

Душа впервые за шестьдесят долгих лет пела, парила, радуясь какой-то невообразимой свободе. Впервые он не боялся и никуда не спешил.

– Хочу снова поблагодарить Всезнающего бога, который свел нас утром с моим новым знакомым. – Джиф поднял доверху наполненную кружку.

– Ты же говорил, что он твой родич? – ехидно подметил кто-то.

– Родич! – кивнул Джиф и поправился: – Новый! Только утром с караваном прибыл.

– Ну, тогда за родича! – Черноволосые эльфы с радостью чокнулись кружками так, что веселящее пойло смешалось и пеной потекло на гладко выскобленные доски стола, но этот казус только добавил веселья.

Люминель с удовольствием сделал несколько глотков, поставил кружку на стол и, не выпуская ее из рук, прислушался к ощущениям.

Больше всего его радовало то, что он не пьянел. На него не накатывала сонливость и раздражающая меланхолия. Нет! Чем больше он пил этот удивительный напиток, тем больше им овладевало ощущение невероятного счастья и какого-то могущества. Ни одно зелье Аланара не давало ему таких ощущений.

Дверь трактира со скрипом распахнулась, и в нее влетел невысокий паренек. По меркам своего мира эльф не раздумывая дал бы ему лет шестьдесят – семьдесят.

Оглядевшись, паренек со всех ног бросился к их столу.

– Что случилось, Гирша? – Горбоносый впился взглядом в мальчишку.

– Отец, там с проверкой эти, из дворца! Уже два трактира прошли!

– Тьма! – рыкнул Ферж, оглядывая насторожившихся друзей. – Быстро! Все, кто сегодня дежурит, уходите через заднюю дверь. Еще не хватало, чтобы дворцовые узнали, что моя дюжина на службе напивалась Радужным зельем. Джиф, а ты куда? Ты же сегодня выходной? Садись. И родича своего успокой!

Получив со стола прозрачный розовый камень, мальчишка с чувством выполненного долга исчез вместе со всеми за темной занавесью, скрывающей тайный выход.

Проводив глазами сына, начальник стражи одним глотком выпил плещущееся на дне зелье и снова потянулся за кувшином.

– А ты останешься, Ферж? – Джиф нагло подвинул к нему пустую кружку.

– Забыл? Я сегодня тоже выходной! – Поглядывая в окно, он разлил зелье по кружкам. – Интересно, кого они ищут?

Почувствовав опасность, Люминель напрягся, с сожалением понимая, что чудесное действие напитка закончилось.

Ждать пришлось недолго. Мимо окна, печатая шаг, муравьиным строем промелькнуло пятеро черноволосых мужчин. Стукнула дверь, и в трактире воцарилась настороженная тишина.

– Что господину управляющему угодно? – Трактирщик согнулся в поклоне.

Люминель осторожно выглянул из-за плеча Джифа, рассматривая одетых в красную форму гостей. Поискав глазами, они, не сговариваясь, подошли и окружили их.

– Мое почтение, Верраш! Решили угоститься Радужным зельем? – Ферж с усмешкой лениво поднял взгляд на нависающего над ним стражника.

В ответ тот тоже покривил губы в улыбке.

– Да нет, Ферж. Ищем тех, кто не умеет веселиться или делает это на службе.

– А у нас сегодня выходной! – влез Джиф.

– Да! – поддержал его Ферж. – Имеем право!

– Покажите бумаги, заверенные дворцовыми!

Темные, не сговариваясь, полезли за пазухи, вытаскивая сложенные платочками идеально белые листы.

– Вот!

– Развернуть?

Верраш скрипнул зубами.

– Не надо, и всего хорошего! Увидимся на службе!

– Ага, и вам того же! – с явным облегчением кивнул Ферж.

Сняв шляпу, Верраш коротко поклонился и уже развернулся, чтобы уйти, но вдруг остановился.

– А этот с вами? – Его указательный палец уперся в Люминеля, изо всех сил старающегося стать невидимым.

– С нами! – уверенно кивнул Ферж. – Это брат Джифа. Альбинос.

– Бумаги с собой? – Верраш перевел тяжелый взгляд на онемевшего от страха эльфа.

– Н-нет, а… Это… он, и… вот.

– С собой нет! – благодушно перевел его испуганное блеяние Джиф. – Мы пришли отдохнуть.

– Взять его завтра с собой на службу, младший страж Джиф. – Верраш ухмыльнулся. – И бумаги на него не забудь!

Едва за стражниками закрылась дверь, Люминель шумно выхлебал зелье, но оно почему-то больше не бодрило. Страх снова воцарился в душе.

– Простите, я создал вам проблемы?

Джиф с трудом отвел взгляд от двери, захлопнувшейся за стражниками, отмер, переглянулся с горбоносым и успокаивающе улыбнулся эльфу.

– Нет. Неприятно, конечно, но не смертельно! Дворцовая стража считает себя хозяевами города. Не обращай внимания. Обычная проверка.

Люминель поморщился.

– Они как будто другие.

– Они – элита! – с обреченным вздохом пояснил Ферж. – Командуют нами и хранят покой во дворце и в городе. Они для того, чтобы дом Пейер жил ни о чем не тревожась.

– А почему у них волосы ниже плеч, а вы стрижетесь, как слуги? – не успокаивался эльф.

Джиф предупреждающе кашлянул, заискивающе улыбнулся внимательно изучающему их Фержу и начал оправдываться:

– Он с Барриды. На их острове все немного по-другому. – Повернулся к Люминелю и, делая страшные глаза, пояснил: – Я же говорю! Они – элита стражников! А мы, зеленые мундиры, должны носить короткие волосы. Мы городская стража и подчиняемся им – красным мундирам, стражам дворца. А над ними только дворцовые советники и управляющие. Ну и, конечно, лэр.

– А-а-а, ну я примерно так и понял, – глубокомысленно покивал Люминель. – А женщины?

– Что женщины?

– Ну, чем они у вас занимаются?

Джиф снова покосился на заинтересованно молчавшего Фержа.

– Тем же, чем и у вас: или с детьми, или в постели. А для чего они еще нужны? Я, конечно, понимаю, что, возможно, у вас на острове о таком и не слышали, но здесь, в столице, у высших родов есть свои тиррариумы, в них всем заправляют тиррады – старшие жены. А средний класс обходится двумя, максимум пятью женщинами. У нас с этим строго!

– Как интересно! – воодушевился эльф.

– Ага, а еще можно женщин покупать и продавать. Но это привилегия богатых!

– Гм! – кашлянул Ферж, привлекая внимание. – А у вас на острове разве не так?

– Э-э-э… а… это… ну… Вообще-то не совсем так. – Люминель отвел взгляд.

– Ты остановился у Джифа, как я понял?

– Ну да.

– Я приютил его у себя на пару дней, пока не устроится на работу, – пояснил Джиф и попросил: – Выручи, Ферж, выправи ему бумаги.

– А как он планировал устроиться на работу без бумаг? – Горбоносый, побуравив взглядом внезапно заинтересовавшегося столом светловолосого, перевел взгляд на друга.

– Я… я знал, что ты нам поможешь. – Джиф выдержал его взгляд.

– Помогу… но при условии, что вы двое мне расскажете правду!

Кинув быстрый взгляд на понурого Люминеля, Джиф вздохнул.

– Расскажем. Только не здесь!


* * *


За окном уже стемнело, а они всё сидели в комнате Джифа, с восторженным любопытством слушая светловолосого.

– Вот так я и оказался у вас в гостях, – вздохнул он, заканчивая свой рассказ.

Темноволосые помолчали, глядя в плещущуюся за окном темноту.

– Выходит, ты маг и светлый эльф из другого мира… – Ферж задумчиво потер переносицу. – Хм, не очень удивлю, если скажу, что в это трудно поверить? А ты можешь мне сейчас, ради проходного билета в наш мир, доказать свои слова?

Люминель нервно пожал плечами.

Доказательства!!! Кто его знает, сработает ли в этом мире кольцо желаний? Но авось повезет!

Он давно хотел есть. Полуденный завтрак оставил по себе только легкое сожаление и изжогу. Эльф повертел кольцо.

Была не была!

Едва он подумал-представил яства, которые вспомнил его бедный разум, как пустой стол заставился тарелками с чем-то, судя по запаху, вкусным. Напоследок материализовался внушительный кувшин, увенчавший стол.

Все трое с изумленной радостью уставились на еду.

– Верю! Силен! – оценил колдовство Ферж, притягивая к себе блюдо с жареной тушкой. – Просто королевская еда! И главное, так вовремя! Ну а теперь скажи, чем мы можем тебе помочь?

Люминель задумался. А чего он хочет? Жажда мести стала главнее самой мести, и он уже не представлял иной цели.

– Мне нужно встретиться с придворным магом. Вдруг он поможет мне узнать, где скрываются те, кого я ищу, и откроет переход.

– Н-да! Желание из области нереальных! С дворцовым магом встретиться простому смертному невозможно… Но! Мы попробуем! В тиррариуме правящего дома у меня есть одна хорошая знакомая. Я поговорю с ней завтра, а ты должен набраться терпения и ждать. Быстро такие дела не делаются! – Ферж, разломав жаркое, с наслаждением вгрызся в истекающее соком мясо.

Наслаждаясь пьянящим спокойствием, Люминель присоединился к жующим эльфам.

Вскоре в дверь поскреблись.

– Это Сальвина, – успокоил насторожившихся гостей Джиф. – Она как раз заканчивает работу в это время.

– И долго ты будешь жить в комнате с трактирной прислугой? – ухмыльнулся Ферж. – Не хочешь на ней жениться?

– Сдурел? – поперхнулся Джиф, подходя к двери, и тихо продолжил: – Жить – куда ни шло, но брать в тиррады прислугу?! Не-ет! Вот дослужусь до перевода в дворцовую стражу, подкоплю камней и тогда выберу себе кого-нибудь из среднего класса.

Щелкнул засов, впуская в комнату высокую, чуть худощавую, коротко стриженную девчонку. Чмокнув Джифа в щеку, она сунула ему в руки две большие корзины, огляделась и испуганно ойкнула, увидев ужинающих за столом мужчин.

– Сальва, это мой знакомый. Прибыл сегодня из моей деревни. Вот я и поселил его у нас. Ненадолго, – вернув поцелуй, поспешил внести ясность Джиф. – А Фержа ты знаешь.

Он легонько подтолкнул ее к столу. Поставив корзины на пол, сел сам и, притянув, усадил ее к себе на колени.

– Хм, ну я, пожалуй, пойду, – улыбнулся, поднимаясь, Ферж. – Завтра обо всем и поговорим. – И, подойдя к двери, напомнил: – Ложись спать пораньше. Не забудь, выходной закончился.

Проводив его взглядом, Джиф пересел на опустевший стул и, покосившись на жадно глотающую ароматное варево девушку, перевел взгляд на Люминеля.

– Ну вот. Все помаленьку образуется. А сейчас давай спать? Ферж прав: завтра у меня трудный день, а тебе с бумагами нужно идти во дворец.

– Но бумаг нет! – В белесых глазах эльфа всколыхнулся страх.

– Если Ферж обещал – будут. – Джиф плеснул в стакан немного чудодейственной воды из принесенного Сальвиной кувшина, одним глотком выпил и скользнул на кровать. – Я привык спать у стены, так что оставшееся место делите сами.

Неторопливо скинув одежду, он улегся и зарылся лицом в подушку.

– Господину что-нибудь нужно? – Сальвина поднялась и внимательно, даже как-то строго посмотрела на смутившегося Люминеля.

Тот мотнул головой. Пожав плечами, она смахнула грязную посуду в неглубокий таз и, поставив около двери, негромко щелкнула задвижкой. Словно не замечая взгляда гостя, накрыла темным полотенцем мерцающую лампу и, подойдя к постели, стала раздеваться.

Прошелестело, падая к ногам, длинное темное платье, стукнули башмаки, и девушка тенью скользнула под бок к мирно посапывающему Джифу.

Сумасшедший, непонятный, непривычный мир!

Дождавшись, когда дыхание девушки выровняется, Люминель тихо подошел к постели. Осторожно усевшись, стянул сапоги. Подумав, снял куртку и осторожно вытянулся на самом краю.

ГЛАВА 4

Странный свист всколыхнул тревогу, разгоняя остатки сна. Надо мной бриллиантовой россыпью сияли звезды. Судя по всему, до рассвета еще далеко.

Прислушиваясь, я осторожно приподняла голову с плеча спящего мужа. Что же меня разбудило? Резкий, короткий свист упал с неба, заставив вздрогнуть.

Черт! Как мне все это не нравится!

Сон сбежал безвозвратно.

Неужели никто не слышит?

Я тревожно посмотрела в звездное небо. Незнакомые равнодушные созвездия холодно сияли, храня свои тайны. Я залюбовалась крупной, яркой звездой, мерцающей так близко, что, казалось, протяни руку – достанешь. Вдруг огромная крылатая тень, едва не сбив ее хвостом, пролетела над нами.

– Вел, Велия!

– А? Что? Что-то случилось? – послышался за спиной взволнованный голос Крендина.

Так вот кто грел мне спину.

– Крен, тихо! Сейчас всех перебудишь! – предупреждающе шепнула я, снова принимаясь за мужа. – Велия!!!

– Проснулся уже. Что стряслось? – Заложив руки за голову, он продолжал лежать, глядя на меня чуть мерцающими желтым глазами. – Опять сон плохой увидела?

– Нет! Там что-то свистит и летает!

– Угу.

– Что угу?

– Пусть летает! Ты забыла про купол? Нас никто не видит. Кстати, а ты уверена, что это не «белочка летучая», как выражается Петя?

Вот гад! Я тут, понимаешь ли, разведкой занимаюсь, а он ржет!

– Иди лучше ко мне… – Не замечая моего возмущения, он сгреб меня в охапку и притянул к себе, заставляя лечь рядом. – Тайна, у тебя странные фантазии на тему, как разбудить меня, только ты забыла, мы не дома! – игриво фыркнул он мне в ухо, и тут ночное небо снова разрезал свист. Велия рывком сел. – Тьфу, бес!

Я скатилась на песок, недовольно отряхнулась и села рядом.

– А ты не верил!

– Что это было?

– Белочки свистучие разлетались! – хихикнул гном, удобно усаживаясь рядом и тыча в небо, в котором кружили странные существа.

В голову забрела и настойчиво постучала интересная мысль, и, пока я пыталась оформить ее в слова, Велия меня опередил.

– Maalava evi! Драконы! Шарз! – Он не крикнул, но позвал его шепотом так, что проснулись все.

– А?

– Что случилось?!

– Враги?

– Ларя, дай топор!

– Блин, фиг поспишь!!!

Велия кивком указав на небо, вскочил и направился к насторожившемуся дракону, попутно раздавая всем щелбаны. Мы с Крендином поспешили следом, наблюдая, как после такого приветствия всех мгновенно одолела зевота, и секунду спустя мужчины уже снова спали.

– Что скажешь? – Окружив дракона, мы уселись на песок.

Глаза Шарза, отсвечивая красным, смотрели в исполосованное гибкими телами небо.

– Не знаю! Они другие. Может, они не принадлежат к разумной расе? Может, это просто ящерицы без второй сущности? Проверить я смогу, только вызвав свой истинный облик и поднявшись к ним.

– Хм… – Велия покачал головой. – Боюсь, это невозможно! Ведь, чтобы выпустить тебя, мне придется снять купол. Я не могу рисковать.

Шарз нервно покусал губы.

– Да. Подождем завтрашней ночи. Все подготовим, и я буду ждать их снаружи.

– Это может быть опасно! Я останусь с тобой.

– Не нужно! Поверь, гнева Тайны я боюсь больше, чем каких-то хвостатых тварей. – Шарз улыбнулся. – Я считаю, что если бы они были разумны, то почувствовали бы нас. Меня! Так что не думаю, что мне что-то угрожает!

– Вел, Шарз! Смотрите! – Время от времени поглядывая в небо, я заметила новых участников воздушного шоу и встревоженно указала на тучку, летевшую к нам со стороны джунглей.

– Это какие-то другие твари!

В чуть поблекшем небе появились новые действующие лица. На драконов налетела целая стая странных существ. Благодаря узким, но длинным крыльям они сновали подобно летучим мышам. И вдруг темноту разрезали струи огня.

Атака драконов не прошла бесследно: несколько тварей, раскрасив небо серпантином, устремились вниз, и лишь один, сбив огонь, тяжело начал подниматься к затухающей битве. Заметив спешащих на помощь откуда-то со стороны моря драконов, крылатые, издавая визгливые вопли, сбились и стремительно полетели к джунглям.

Восторженный свист, гимном победы несся им вслед. Мы, не отводя глаз, смотрели, как драконы устроили в воздухе феерию, кружа и кувыркаясь в предрассветном небе.

– Танец торжествующей силы, – тихо произнес Шарз.

Мы с Велией переглянулись.

Вдруг они, словно по приказу, успокоились и выстроились в какую-то странную фигуру. Устремляясь к горизонту, они промелькнули над нами, но, пролетев совсем немного, один за другим стали нырять в море.

– Водяные драконы?! – Проследив, когда последний исчезнет в розовеющей в рассветных лучах воде, Шарз обернулся к нам. – Не думал, что когда-нибудь их увижу! Говорят, давно они существовали и в нашем мире.

– Кстати, а вы хорошо разглядели тех, других? – В наступившей тишине голос Крендина прозвучал особенно тревожно. – Мне показалось, или строением тела они похожи…

– …на людей? – Я обернулась к нему.

– Если судить по тощим фигурам – скорее на эльфов, – усмехнулся он, посмотрев мне в глаза.

Я вежливо кивнула, поспешно отводя взгляд. Отчего-то я не любила встречаться с ним глазами. Словно он что-то ждал от меня…

– Короче, они были похожи на двуногих! – оформил Шарз нашу мысль.

– В какой мир опять нас занесло и главное – зачем? – вздохнул Велия. – Ладно, давайте еще немного поспим.

Я подождала, пока все улягутся, и устроилась у мужа на плече. Любуясь на всплывающее из океана солнце, чуть слышно задала мучающий меня вопрос:

– Их нет в этом мире?

И почувствовала, как он едва заметно качнул головой.


* * *


Утро встретило Люминеля воплями, доносившимися из окна. Открыв глаза, он рывком сел и огляделся. В приютившей его комнате уже никого не было.

Ах да! Джиф уже давно на службе, а девочка на работе.

Губы сами собой растянулись в улыбке.

Красивая. Странная покорность, так раздражающая вначале, невольно начала возбуждать. И так непривычно видеть вместо густых длинных локонов короткий ежик…

На столе стояли кувшин с водой, стакан и глубокая тарелка, накрытая светлой тканью. Натянув сапоги, Люминель придвинул стоявший у стены табурет и сел за стол.

Вопли на улице перешли в отчаянную перебранку. Приподняв штору, он выглянул в окно.

Во дворе снова стояла знакомая телега. Двое коротко стриженных что-то усиленно доказывали третьему, на что тот невозмутимо качал головой. Лохматая лошадка, равнодушно слушая их спор, меланхолично обжевывала небольшую клумбу, разбитую у стены.

Опустив штору, эльф принюхался к ароматным запахам, доносившимся из вместительной посудины. Сдернув тряпицу, он полюбовался свежайшей сдобой и набросился на еду.

Молодец девчонка! Не забыла о нем!

Насытившись, он отодвинул тарелку и только сейчас заметил лежавший под ней сложенный вдвое листок.

Так, поглядим.

Развернув, он впился глазами в корявые буквы, мимоходом удивляясь, что может их понимать.

«В полдень за тобой придут двое из нашего отряда и приведут ко мне».

Более чем лаконично.

Что ж, подождем.


Ждать пришлось недолго. В дверь постучали. Эльф поднялся с постели, где отдыхал после сытного завтрака, накинул куртку и шагнул в коридор.

На этот раз экскурсия по городу оказалась короткой. Свернув на широкую, пестревшую богатыми домами улицу, они вышли к величественному строению, окруженному каменным забором. Массивные металлические ворота были распахнуты, словно ожидая его.

Высокие башни, золоченые шпили и странные крылатые каменные звери, стерегущие вход, заставили сердце взволнованно забиться. При виде роскоши и власти его всегда сжигал огонь зависти.

Он пересек двор и, поднявшись по ступеням между каменных страшилищ, попал в полумрак дворца. Его провожатые свернули в не замеченный им коридор и почти сразу остановились у массивной двери.

– Прошу, господин. Вас ждут! – Вежливо приоткрыв дверь, один из них жестом предложил пройти.

В довольно большой комнате оказалось четверо темноволосых эльфов. Двоих, даже троих – Люминель не знал.

– Ты пришел вовремя! – шепнул ему на ухо Джиф.

– Твои бумаги рассматриваются! – предупреждая расспросы, кивнул Ферж.

– К слову сказать, довольно любопытные документы! – надменно фыркнул Верраш. – Господин управляющий дворцовой стражей изволит знать, где…

– Сядь, Верраш. Я сам узнаю все, что мне нужно, – осадил усердие стражника сидевший в кресле темноволосый и обратился к эльфу: – Подойди ближе, сядь! – Он кивнул на стоявшее рядом кресло. – У тебя странное имя. И… странные волосы. Ты принадлежишь к высшей крови?

Люминель беспомощно посмотрел на Джифа.

– Он мой родственник. Приехал из Барриды на заработки.

Синие глаза начальника стражи смерили Джифа холодным взглядом.

– А твой родственник разве не знает правила различия между главными родами темноэльфийских лордов и остальным сбродом? – Он перевел взгляд на нервничающего Люминеля.

Тот снова беспомощно покосился на Джифа, принявшегося сосредоточенно разглядывать выложенный темными плитами пол.

– Нет, господин, не знаю, – проблеял эльф, всем сердцем желая не ляпнуть чего-нибудь лишнего.

Тонкие губы черноволосого искривила улыбка.

– Не знаешь? Как ты можешь этого не знать? Эти правила были вывешены сразу после Столетней войны во всех городах Бейтора. Только эльфы высшей крови могут носить длинные волосы. Сброд обязан каждые полцикла посещать цирюльника. Единственное отличие и поблажку получают эльфы, отличившиеся для правящего дома или служащие ему на благо!

Верраш словно в подтверждение этих слов тряхнул головой, рассыпав по плечам иссиня-черные волосы.

– Разве ты этого не знал?

Вот бред-то! Кажется, Джиф упоминал про волосы, но вдаваться в подробности почему-то не стал.

Люминель покаянно вздохнул, вспоминая Аланар. Уж там-то не было таких условностей.

– Простите, господин, – спасая положение, влез Джиф. – Мой родственник еще и слегка… – Он многозначительно тронул висок. – Конечно, он все знал, просто жил отшельником, да еще с памятью у него плохо. А может, стригательных ножей в доме не было. Я клянусь, отсюда сразу отведу его в цирюльню. Подстрижем налысо! Будьте уверены!

У Люминеля от ужаса расширились глаза. Ладно, он не маг и отсутствие волос не лишит его силы, но терпеть целый кварт такое уродство! Брр! А если его в таком виде найдет Велиандр, то, скорее всего, умрет: или от хохота, или от разрыва сердца! Ну уж нет! Надо что-то делать.

– Господин! – Он решительно шагнул к управляющему стражей. – Джиф вам не сказал об одной детали. Дело в том, что мне нельзя стричь волосы. Иначе я потеряю силу.

– О чем ты говоришь? Какую силу? – насторожился длинноволосый.

Люминель, не глядя на буравящего его предостерегающим взглядом Джифа, набрал в грудь воздуха и выпалил:

– Я – маг.

– Вот! Я же говорю, господин, он не в себе! Ну какой из него маг? А волосы мы ему сбреем! Обещаю! – затараторил Джиф. – Ну, мы пойдем?

– Нет! – холодно осадил его управляющий дворцовой стражей. – Теперь – нет! Я оставляю его во дворце. Такими заявлениями не разбрасываются. А обман вышестоящих карается оч-чень серьезным наказанием. Поэтому сегодня он должен будет меня убедить не отправлять его завтра на казнь. О моем решении сможете узнать утром. – Кивнув на Люминеля, он приказал Веррашу: – Увести в дом ожидания.

ГЛАВА 5

Мягкие лучи бархатного солнца и осторожный, едва различимый шепот вырвали меня из объятий сна. Приподнявшись на локтях, я оглядела сонное царство. Все еще спали, а у воды, шепотом споря, сидели Велия и Шарз.

Поднявшись, я стряхнула песок и направилась к ним. Заметив меня, они замолчали.

– Как спалось? – улыбнулся Шарз.

– Кажется, мучили кошмары. – Я улыбнулась в ответ и, чмокнув мужа в щеку, уютно устроилась рядом. – После ночных баталий. А ты? Ностальгия не мучит?

– Хм. – Дракон озадаченно поворошил кудри. – Скорее любопытство. Промучило и не дало заснуть. И не только мне…

– Ну и пришли ли вы к консенсусу?

– Тайна! – фыркнул Велия. – Не засоряй наш великий и могучий всерассовый язык своими страшными словами!

– Учту! – кивнула я. – Так что вы решили?

– Пойдем в лес!

– Типа, с горя заблудиться?

– Тайна!

– Молчу, молчу! А зачем?

– Может, разузнаем что-нибудь.

– Все пойдем? – уточнила я.

– Нет! Только мы с Шарзом и гномы.

– А ты уверен, что больше никого не забыл?

– Ты останешься здесь. Нужно следить за нашими гостями.

– А чего за ними следить? Они опять в море залезут до вечера. А мне что делать?

– Как мы видели, в море лезть небезопасно, – напомнил Шарз.

– Но они-то об этом не знают! – хихикнула я. – Велия их так качественно усыпил, что они, наверное, даже не вспомнят, что просыпались.

– Не думаю, что драконы появятся на поверхности до захода солнца. Так что купайтесь у берега и ждите нас, – подвел итог нашему спору Велия.


Вскоре все проснулись.

Муж, как и грозился, взял с собой гномов и Шарза, и они, вооружившись, неторопливо пошли в сторону леса.

– Они мне не доверяют, – тихо бросил Корраш, не сводя прищуренных глаз с четырех уменьшающихся с каждым шагом фигур.

– А чего тебе доверять? – покосился в его сторону Петя. – Все прекрасно видели, как ты в карты мухлевал.

– Я был честен. Просто я не знаю этой игры! – с легкой досадой посмотрел на него Корраш. – Лэр крови никогда не оскорбит своего достоинства обманом низших!

– Эй, я не понял! Ты кого сейчас низшими обозвал? – Вася загорал лежа на спине, но, услышав дерзкий ответ Корраша, лениво перекатился на живот. – Это, типа, мы, что ли, низшие? А в пятак не хочешь? Спорим, я церемониться не буду!

– Мудрый знает цену своей силе и бережет каплю своего времени. Поэтому он никогда не потратит ни того, ни другого на глупый спор.

Вася, оперевшись на кулаки, ловко вскочил и, подойдя, навис над черноволосым.

– Это ты, типа, мудрый? А мы так, попастись пришли?

Корраш поднялся.

– Так, мужики, ну-ка всё! Успокойтесь! – Я настороженно вскочила и встала между ними. – Они еще до леса не дошли, а вы уже собачитесь! Вась, может, ты и мудрее эльфа, только иногда, чтобы это доказать, лучше промолчать!

Вася мрачно зыркнул на меня:

– Где твои ножички?

Я машинально коснулась пояса и кинула быстрый взгляд на место ночевки. Поняв все без слов, он решительно прошагал к сваленным в кучу вещам.

– Эй, только не отрежь себе что-нибудь важное! – стараясь не показать тревогу, ехидно предупредила я.

Не отвечая, он порылся, нашел оружие и пошел к нам.

– Эй! Братан! Ты чего?! – Толян с Петей, тут же вскочив, встали у него на пути, загораживая собой побледневшего Корраша.

Но Вася сунул Толяну в руки кинжал и кивнул на джунгли:

– Пошли поохотимся!

– Чего? – Тот недоуменно повертел нож. – Зачем?

– Жрать охота! – Вася всегда был немногословен.

– Так это… скоро принесут. – Петя посмотрел на пустынный пляж. О наших спутниках напоминала только вереница следов.

– Не хочешь, оставайся. – Вася смерил его презрительным взглядом. – По мне, лучше за бананами сходить, чем умные мысли идиотов выслушивать! Толь, ты со мной? – И он, не дожидаясь ответа, направился к лесу.

Толян пожал плечами и зашагал следом.

– Тань, ты это, не обращай внимания, – виновато успокоил Петя. – У него пуля в голове еще с Чечни сидит. Он всегда такой: то молчит днями напролет, то с кулаками кидается. Сейчас прогуляется и угомонится.

Он бросился догонять друзей.

Ларинтен, не ввязываясь в ссору, тоскливо оглянулся на изумрудную кромку леса, вздохнул и пошел к воде. Усевшись на мокрый песок, он стал ловить язычки волн, лижущие берег.

Все, хочу домой!!!

Я стояла, провожая взглядом голые спины парней.

– Послушай, Таниа… – вкрадчиво прозвучал над ухом певучий голос Корраша.

Вздрогнув, я обернулась.

– Таня, вернее… Тайна, – поправила я, садясь на песок.

Он почти восстановился после заточения, и единственное, что выдавало пережитые горести, – неестественная худоба. Но даже при такой худобе на его обнаженном торсе были четко видны рельефы тренированных мышц.

– Хорошо, Тайна, – согласился он, усаживаясь рядом. – Почему ты заступилась за меня?

Я пожала плечами.

– Не люблю глупых драк. И вообще не выношу ссор между своими. Пусть на время, но сейчас мы одна команда. Понимаешь, о чем я?

Глубоко посаженные ярко-синие глаза смерили меня внимательным взглядом.

– Тебе больше бы подошло имя Таниа. Так зовут одну богиню моего мира.

– Спасибо, конечно, но зови меня лучше Таней или Тайной. Я привыкла к этим именам.

– Ты странная! И совершенно не похожа на женщин моего мира. Пожалуйста, – не сводя с меня глаз, он, по-восточному подогнув ноги, сел напротив, – расскажи мне, что необычного произошло в твоей жизни?

– О! – Я чуть не расхохоталась, разглядывая заинтересованного Корраша. – Проще перечислить, чего не происходило.

– А точнее?

– Попала в другой мир, умерла, воскресла, стала женой князя, Воительницей и магом. А еще у меня двое детей. Хватит такой краткой биографии?

Корраш восхищенно прицокнул языком.

– Чудесно! Ты бы очень понравилась моему брату!

Я нахмурилась.

– А при чем тут твой брат?

Корраш заговорщицки придвинулся ко мне и, покосившись на Ларинтена, тихо заговорил:

– Ты бы хотела стать тиррадой великого дома Пейер дир Сорр? Владеть всем миром? Иметь тысячу служанок?

– Нет!

Корраш явно не ожидал от меня столь категоричного ответа.

– В смысле как – нет?

– Просто – нет! Не хочу ни владеть, ни иметь.

– Но это же власть! Могущество!! Богатство!!!

– Слышь, парниша, что за гнилые базары ты тут развел? – Раздражение затопило душу. – Если память отшибло, напомню. У меня уже есть власть, могущество и богатство, но, поверь, это далеко не самое главное в этой жизни!

Корраш опустил глаза.

– Ты совсем другая, Таниа. Ой, прости, Тайна. Ты совсем не похожа на женщин моего мира. И это очень хорошо!

– Да плевать мне на тебя и на твой мир! – Я вскочила.

Разбрызгивая песок, подошла и уселась рядом с Ларинтеном. Тот уже построил целый замок. Посмотрев на меня, он украдкой через плечо покосился на Корраша и едва слышно шепнул:

– Держись от него подальше.

Не ответив, я некоторое время помогала ему строить башни.

Странно. Почему меня так разозлил этот глупый разговор с темноволосым? Еще и Ларинтен поселил в сердце тревогу!

Украдкой посмотрев на сидевшего позади Корраша, я наткнулась на его холодный изучающий взгляд и поспешно отвернулась.

Очень странный тип.

– Тайна, смотри, сюда кто-то идет! – отвлек меня от тревожных мыслей взволнованный голос Ларинтена.

Я поспешно поднялась и обернулась.

ГЛАВА 6

Из леса, шатаясь в разные стороны, к нам плелся кто-то незнакомый, а за ним, чем-то нагруженные, торопливо шагали мои земляки.

– Странно он как-то идет! – Корраш тоже поднялся, внимательно рассматривая гостя. – Шатает его словно от ветра! С чего бы это?

Не дойдя до нас метров десять, мужчина упал. Эльфы, не сговариваясь, рванулись к нему, но парни успели первыми.

– Держите. – Свалив на песок всевозможные фрукты, они перевернули незнакомца на спину и, шустро схватив его за руки и за ноги, зашагали к лагерю. Добравшись до места нашей стоянки, парни осторожно положили его на песок.

Я шагнула к ним, с любопытством разглядывая незнакомца, достаточно взрослого мужчину с темными, короткими, обрезанными будто ножом волосами. Простая, даже грубая одежда выдавала в нем бедняка. И все бы ничего, если бы не странное, синюшно-бледное лицо, обрамленное короткой кудрявой бородкой.

– Что случилось? – Эльфы вывалили на песок добычу и обступили моих земляков.

– Да фиг знает! – Толян переглянулся с друзьями. – Мы в этих джунглях недолго были. Погуляли немного, грибы поискали, потом смотрим, бананы дармовые на земле лежат и еще какие-то фрукты, на яблоки похожие. Ну мы и начали все это собирать!

– Ага! А тут вдруг что-то как застонет, и словно пешком по веткам над нами кто-то прошел. Только листья зашуршали, – испуганно вытаращил глаза Петя.

– Да я бы сходил, – деловито сплюнул на песок Вася, – проверил, что там, только мы к тому времени уже полные руки набрали. Ну не бросать же все это? Вот и пошли на выход. Кстати, Тань, я твои ножички на место вернул. Чистенькие.

– Нет, ну вы дальше слушать будете?! – В нетерпении прикрикнул на нас Толян. – Короче! Вышли, смотрим – впереди это чудо плетется. Думали, кто-то из ваших. Догнали, смотрим – нет, другой!

– А потом вы подоспели! – закончил Петя и, обтерев о штаны странный зеленоватый фрукт, смачно им захрустел. (При ближайшем рассмотрении это чудо оказалось дикой помесью яблока и огурца. Сладкое, зеленое и вытянутое.)

Н-да! После их объяснений я запуталась еще больше. Оторвав от майки лоскут, я намочила тряпицу в море и протерла незнакомцу лоб.

Странно, ранений никаких, но такое ощущение, что дядя собрался в скором времени распрощаться с этим миром.

– На, напои его, – послышался сзади голос Ларинтена.

В мою ладонь ткнулось стеклянное горлышко. Я обернулась, удивленно разглядывая полную бутылочку зелья здоровья.

– Спасибо, Ларя! – улыбнулась я. Признаться, не ожидала от него такой щедрости.

– Только губы намочить! – тут же развеял он мои иллюзии. – Последняя осталась. Экономить надо!

Ладно! И на том спасибо!

Приподняв голову незнакомца, я открыла пузырек и втиснула горлышко в плотно сжатые губы.

Он глотнул. Закашлялся, застонал, сделал еще глоток и, щурясь на солнце, посмотрел на меня.

– Виргру.

Я вернула пузырек Ларинтену. Поспешно закрутив, он спрятал его на поясе.

– Ты кто? И что с тобой случилось?

– Виргру напали.

– Угу! Неплохо! А кто такие виргру?

– Вчера, битва с хранителями. Сегодня виргру кушать.

– Очень хорошо! И все-таки виргру – это кто?

– Ты не знаешь виргру? Откуда ты?

– А-а, мм… оттуда! – Я махнула в сторону моря.

Мужчина в ужасе уставился на меня.

– Из-за моря хранителей?! Но откуда? Наш шаман говорит, что, кроме нашего острова, в мире больше ничего нет, только… Только остров-призрак!

Надо же, какое чудодейственное зелье! Разговорился! Даже щеки порозовели.

– Вот-вот! Остров-призрак! Мы оттуда!

– Но… но… – Не сводя с меня испуганных глаз, он даже попытался подняться, но тело его не слушалось. – Там живут мертвые!

– Ха! Неплохой мир! – фыркнул Толян. – Там мертвые, тут еще кто-то, язык сломаешь.

– А че, прикольно! Словно в компе застрял! – Петя заинтересованно разглядывал гостя. – Вернусь домой, сяду писать книги!

– Ага, в дурдоме! – успокоил Толян.

– Может, ему еще глотнуть? – Ларинтен великодушно подсунул мне изрядно опустевший бутылек.

– Чуть позже! На лучше, сходи еще намочи. – Я протянула эльфу уже сухую тряпку. Послушно взяв ее, он направился к морю. Я заглянула в полуприкрытые глаза болезного.

– Эй, ты жив?

Тот испуганно дернулся.

– Успокойся, мы не мертвые!

– А виргру – мертвые! – В его голосе мне послышалась гордость. – Их трудно убить. Это может только чистый огонь перворожденных. Но даже смертельно раненный виргру может излечиться кровью живых.

– Очень интересно! – Я шлепнула ему на лоб заботливо протянутую Ларинтеном мокрую тряпку. – Так надо пожечь этих ваших «виргов» на фиг, чтоб жить не мешали!

В глазах умирающего отразился ужас.

– У нас нет огня перворожденных. Драконы – хранители жизни, и только они защищают нас от виргру.

– Ага! Видно, как они вас защищают!

– Нет, они не виноваты в случившемся. Это моя ошибка. Мы пошли с братьями на охоту и забыли об осторожности. Виргру не выносят солнечного света и днем редко выходят из своих пещер. Или охотятся в сумраке леса.

– Да-а, крепко ему мозги повело! – выразительно покрутил пальцем у виска Толян. – Уже драконы видятся.

– А вас, таких как ты, много? – Вася многозначительно с ним переглянулся, продолжая заинтересованно чистить неизвестный науке круглый фиолетовый плод.

– На этом острове еще четыре наших деревни. Там, где нет деревьев. Мы боимся деревьев и гор, где живут виргру, а виргру боятся открытых земель, где много солнца. Мой народ – единственный оставшийся в живых и вечный раздор между перворожденными и виргру.

– Зашибись! – Толян надкусил что-то, отдаленно напоминающее огромных размеров персик, скривился и зашвырнул себе через плечо. – Нас закинуло в мир с самыми настоящими вампирами! У кого-нибудь есть крестик?

– А рогатый перстень подойдет? – Почесав макушку, Петя вытянул из-за пазухи ниточку, на которой висело массивное кольцо, увенчанное черненым козлиным черепом. – Когда-то в молодости увлекался. Ну, там – хеви-метал, байк, гитара. Девушка подарила.

– А тебя с этой гайкой вампирюги за своего не примут? – фыркнул Вася.

– Что-то долго наши не возвращаются! Не случилось бы чего! – В голосе Ларинтена послышалась тревога. – Уже и солнышко покатилось к закату.

– А вы в лесу их не заметили? – Его нервозность передалась и мне.

Парни переглянулись.

– Нет. Фрукты дармовые, зайцы непуганые, а ваших мы не засекли, – развел руками Толян.

– А может, пойти поискать их?

Все посмотрели на меня, как на идиотку с суицидальными наклонностями, и вежливо задумались.

– А вон то не ваши возвращаются? – вскоре перебил гнетущее молчание Корраш.

Уложив на песок голову задремавшего аборигена, я поднялась и посмотрела туда, куда указывал палец черноволосого.

От сердца отлегло, когда я увидела серебро волос Велии. Рядом шагал Шарз. Гномы, чуть отстав, тащили на манер ленинского бревна какой-то серый тюк.

– Слава Всевидящему!!! Что вы так долго? – не выдержала я, когда они были совсем рядом. – Живы?

– А ты надеялась, что меня в том лесочке и прикопают? – сипло пошутил Крендин.

Подойдя, они скинули на песок тюк, обмотанный тонкой серой кожей.

– Это же… это же… – Парни обступили трофей, рассматривая сквозь серую пленку крыльев худое, нескладно длинное тело.

– Мужики, это ж вампир! – наконец дал определение лежавшему перед нами существу Вася.

– В натуре! – выдохнул Петя. – А он нас не покусает?

– Зубы выбьем! – мрачно ухмыльнулся Толян.

– А это еще кто? – Велия уселся рядом с раненым, пощупал пульс, приоткрыл веко. – Откуда взялся этот мертвец?

– Мертвец? – Я удивленно подошла ближе. – Так он сейчас только разговаривал!

– Он из леса пришел, – пояснил Петя.

– Слышь, Вел, это, наверное, один из тех, кого мы отбили. – Шарз опустился на песок рядом с Велией, изучил незнакомца и поднял на меня задумчивый взгляд. – Когда он пришел?

– Где-то за полчаса до вашего прихода, – прикинула я.

– Не так давно, – кивнул Ларинтен.

– Но умер он действительно несколько минут назад. Еще теплый. – Велия посмотрел на Крендина. – Его бы похоронить.

Гномы переглянулись и, подхватив тело, утащили подальше от лагеря. Оставив Лендина и присоединившегося к нему Ларинтена раскапывать мягкий песок, Крендин вскоре вернулся обратно.

– Велия, расскажи, что произошло! – Я подсела к мужу.

Наблюдая за похоронными работами, он лишь досадливо поморщился, а вместо него начал рассказывать Крендин.

– Да ничего особенного. Когда были в лесу, услышали крик. Пошли на голос. Смотрим, на трех смертных напали несколько крылатых. Ну мы им немного помогли. Двое, почувствовав спасение, рванули кто куда, но одного, правда, оставшиеся в живых крылатые утянули наверх.

– Судя по всему, они питаются кровью живых, беря из нее силы и способности к регенерации. – Велия наконец отвел глаза от возвращающейся парочки.

– Значит, я могу смело сказать, что с тремя расами, населяющими этот мир, мы уже познакомились. – Шарз, дотянувшись, цапнул банан. – Крылатые, драконы и люди.

– Драконов не бывает! – возразил Вася.

– Конечно! Так же как и магов, – без тени улыбки посмотрел на него Велия, дождался, когда тот, пожав плечами, опустит глаза, и продолжил: – Очень странное противостояние.

– Крылатых зовут виргру, а драконов – перворожденные, или хранители. – Я улыбнулась удивленно разглядывающим меня мужчинам. – Это нам успел сказать наш безвременно почивший гость. Интересно, а отчего он умер?

– От потери крови. Видимо, во время вчерашней схватки с драконами крылатым здорово досталось. Вот они и решили поправить здоровье за их счет.

Резкий звук заставил нас вздрогнуть. Лежавший на песке вампир забился, пытаясь освободиться.

– О! Очнулся. – Крендин подошел к нему и, заинтересованно разглядывая, уселся рядом на корточках, но тут же дернулся. – Ах бес!

Пробив тонкую перепонку крыла, в его руку впилась неестественно худая, серая, когтистая лапа. Все на мгновение остолбенели, глядя, как струйки крови, словно притягиваясь, стекали, бесследно впитываясь в морщинистую кожу виргру.

– А-а-а! – Крендин вышел из столбняка.

В следующую секунду его кулак молотом обрушился на вытянутую, скрытую кожей голову, несколькими ударами отправляя чудовище в нокаут.

Велия уже был рядом, аккуратно разжимая пальцы, терзающие гнома.

– Maalama hati! Berr rokt! Вот тварь! Мерзость! – Освободившись, Крендин отполз подальше и, ругаясь на всех языках сразу, принялся баюкать руку.

– А зачем ты к нему полез? – Лендин выразительно отбросил сжатый в руке топор. – Балаган нашел!

– А зачем вы вообще его приперли?! – Меня колотила мелкая дрожь.

– Давай залечу! – Проигнорировав мой вопрос, Велия уселся перед гномом, решительно сжал его раненую руку и, помедитировав некоторое время, поднялся.

– Класс! Вел, качественно сработано! Даже шрамов не осталось! – Крендин довольно осмотрел целехонькую кожу.

– Теперь не лезь куда попало и будешь жить долго и счастливо! – усмехнулся Велия.

– А то, что его ранил вампир, это ничего? – настороженно поглядывая на гнома, поинтересовался Толян. – Может, помочь? Ну, как всегда – осиновый кол в сердце?

– Что за бред?! Зачем? – Под внимательным взглядом Велии Толян смутился.

– Ну а вдруг он мутирует в такого же страшилу и всех нас перекусает?

– Какая глупость! – фыркнул Шарз. – Невозможно поменять расу таким странным образом! Можно спрятаться под личиной, но при чем тут ранение?

– Это всё легенды нашего мира! – вздохнула я.

Шарз и Велия переглянулись.

– Похоже, кому-то сильно нужно было заморочить вашу расу, – качнул головой дракон.

Велия кивнул и предложил:

– Ладно, давайте перекусим и немного отдохнем. Еще неизвестно, что ждет нас этой ночью!

ГЛАВА 7

Полдник, а точнее ранний ужин прошел в настороженном молчании. Лично мне кусок в горло не лез из-за всего происходящего, а особенно из-за внимательных взглядов Корраша. Не участвуя в общем споре, он, взяв пару яблок, уселся в стороне, но я даже затылком чувствовала его оценивающий взгляд.

Выпросив у Велии глоток зелья здоровья, я пошла к своим землякам. Стоя по колено в воде, они что-то оживленно обсуждали.

– Не помешаю? – Подойдя, я встала рядом.

– Во, Тань! – фальшиво обрадовался мне Толян. – Ты с ними долго тусуешься, может, подскажешь? Мы с мужиками поспорили. Я говорю, что гномы сильнее, а Васька трет, что тот беловолосый гипнотизер.

– Ну-у… – Я сделала вид, что задумалась. – Спарринг я, конечно, им не устраивала, так что точно не скажу, но если будете проводить эксперимент, то поставьте против беловолосого сразу двух гномов.

– И что? Победят гномы? – оживился Толян.

– Нет, победит дружба! – не удержалась я от усмешки и тут же посерьезнела. – Вы что, считаете меня законченной идиоткой? Мне, конечно, до лампочки все ваши секреты, но мог бы чего и поубедительнее соврать! – Я прожгла их презрительным взглядом и развернулась, чтобы уйти, но меня удержал за руку Петя.

– Тань, не обижайся!

Я выжидающе посмотрела ему в глаза.

– Мы тут думали…

– Петька, заткнись! – К нему предупреждающе шагнул Вася, но он, не обращая внимания на друга, торопливо заговорил:

– Мы вот о чем советовались…

– Заткнись, придурок, она нас выдаст!

– …если мы стащим Пояс переходов у гипнотизера, может, тогда попадем на Землю?

Я нахмурилась.

– Не факт! Он настроен на те миры, что выбрали для нашего путешествия маги… гм… ученые мира Аланар. Но! Если вы пойдете с нами, то в конце концов мы все вернемся в Аланар, и оттуда, я клянусь, вас переместят на Землю!

Парни жадно слушали, не сводя с меня глаз.

– А ты не врешь? – Вася сплюнул в воду.

Я дернула плечом:

– А смысл?

– Да в том, что мы для вас, как шкаф со старой одеждой – и на фиг не надо, и выкинуть некогда!

Я усмехнулась этому точному определению.

– Что ж! Похоже! Я предложила самый удобный для всех вариант, дальше решайте сами. Мы здесь тоже не на увеселительной экскурсии. Если попытаетесь украсть Пояс, Велия запросто вас убьет, а уж потом будет разбираться. И это не шутка!

– Эй, люди! Вы там долго стоять собираетесь? – К нам незаметно подошел Крендин. – Велия купол собрался ставить. Тайна, хватит закатом любоваться. Пошли!

– Да мы тут о погоде спорим. Так что запомните, парни, – как ни в чем не бывало продолжила я, – красный закат говорит о солнечном дне, а не о дожде, как вы решили!

Переглянувшись с ними, я пошла за гномом.

Вскоре все собрались возле вещей и молча уселись подальше от не подававшего признаков жизни виргру.

– Слышь, Велия, а обязательно нужно оставлять под куполом это чудище? – нервно поглядывая на опасный тюк, спросил Крендин.

– Ага! Может, его выкинуть на фиг, пусть летает! – Парни с затаенной тоской посмотрели на тонущее в море солнце. – Ночь скоро…

– Использую его как приманку, – нехотя буркнул Велия.

– Интересно, кого ты хочешь приманить? – В голосе Ларинтена послышалась плохо скрытая истерика.

Равнодушно передернув плечами, Велия пояснил:

– Или драконов, или крылатых. А лучше тех и других. Я сделал купол прозрачным.

Мужчины переглянулись. Лендин потянулся к топору.

– Ты сошел с ума? – У Ларинтена сдали нервы. – Что ж, я так и знал, что когда-нибудь это случится! Я так и знал!

– Тебе понадобится моя помощь? – неожиданно спросил молчавший все это время Корраш. – Если да, то дай клинок.

Велия, смерив его взглядом, качнул головой.

– Сиди где сидишь! Не вмешивайся. Я попробую договориться и, пока нас защищает купол, не думаю, что нам понадобится помощь оружия.

ГЛАВА 8

Стемнело, и вместе с темнотой пришла тишина. Разговоры смолкли, и теперь все сидели, настороженно всматриваясь в будто разглядывающую нас ночь.

– Велия, а ты уверен, что это сработает? – Шарз казался воплощением спокойствия, и только красноватый отблеск глаз выдавал его волнение.

– Если не сработает, отрежем этой твари голову и ляжем спать! – равнодушно пожал плечами Велия.

– А почему бы сразу этого не сделать? – Крендин, видимо, не мог забыть покушения на его руку.

– Какой ты нетерпеливый! – зевнул Лендин. – Еще скажи, что сам его обезглавишь.

– С удовольствием! Хоть сейчас! Спать хочется.

– Эй, мужики, – отмер Толян, вглядываясь в темный берег. – У меня галлюцинации!

– Ну начинается! – фыркнул Вася. – У тебя по жизни галлюцинации!

– Нет, правда! Сейчас смотрел туда и вдруг увидел два вот таких глаза. – Он развел руки в стороны, словно собирался обхватить хороший арбуз.

– Что-то не видно никаких глаз! – скептически хихикнул Петя.

– Нету! – пожал плечами Толян. – Говорю же, глюки!

– Не переживай! Это заразно! – испуганно сглотнула я, рассматривая темноту. – Случайно не те глазки ты видел?

Все как по команде обернулись и вскочили. Из шумящей прибоем темноты на нас смотрели, изредка моргая, огромные желтые глазищи.

– Даже не хочется думать, какого размера тот, кому они принадлежат, – попятился Петя.

– Обычный дракон! – делано равнодушно хмыкнул Крендин, вместе с Ларинтеном отступая за настороженно вглядывающихся в темноту колдунов.

– Нет, ну, может, у вас драконов столько же, сколько у нас в Австралии кенгуру, я не знаю! – донеслось возмущенное бормотание Толяна. – Только на будущее – предупреждать надо! А то, говорят, энурез не лечится!

Шарз подошел к границе купола и вдруг пронзительно засвистел. Темнота ответила таким же свистом и громким шипением.

– Что он говорит? – Я осторожно тронула Велию за руку.

– Я, конечно, могу понимать язык этой расы, но очень приблизительно, и то благодаря Шарзу.

– А конкретнее?

– Тайна! Отстань! Обычный диалог знакомства: кто такие и что вам надо. Могла бы и сама догадаться!

Обиженно фыркнув, я замолчала, прислушиваясь к поменявшим интонацию посвистываниям.

– Велия, выпусти меня! – вдруг обернулся Шарз.

– Ага! Ты, дорогой, понимаешь, о чем просишь?! – тут же истерично взвился Ларинтен. – Не слушай его, Вел!

Велия хмуро посмотрел на эльфа, перевел взгляд на дракона и едва шевельнул губами. Шарз, не сводивший с Велии шального взгляда, криво улыбнулся, кивнул и быстро зашагал к чуть прищуренным глазам. Вскоре его силуэт слился с темнотой, а спустя мгновение на нас дохнул холодными брызгами внезапный шквалистый ветер. А еще спустя мгновение в небо над чернеющей бахромой леса взвились два огромных силуэта и, сделав круг, спикировали куда-то вниз.

– Надеюсь, Шарз за эти годы не растратил свои дипломатические способности, – не удержалась я, подойдя к мужу.

– Это ты к тому, нужно ли будет идти его выручать? – хмыкнул Велия.

– Как бы не пришлось ему выручать нас! – обреченно выдохнул с другой стороны Ларинтен.

Я обернулась. Все, даже нелюдимый Корраш, столпились рядом с нами, вглядываясь в ночное небо.

– Что, можно укладываться спать? – зевнул Петя. – Это я к тому, что купол уже снова на месте. Или друга вашего ждать будем?

– Тьма и бесы!

Сзади раздался шорох и звонкое хлопанье крыльев. Несуразно длинная крылатая тень, расчеркнув небо, зигзагом полетела к лесу.

– Вампирюга-то сбежал! – констатировал Толян.

– Ну и слава богу! – сплюнул на песок Вася. – Я бы в его компании даже спать не лег!

– Как бы эта тварь нам не напакостила! – хмуро буркнул Лендин, укладываясь на песок.

– Вот! Я так и знал, что из-за сумасшедших идей некоторых товарищей…

– Все, Ларя! – оборвал патетическую речь друга Лендин.

– Вел, а купол-то поставил? – Крендин, не убравший руку с древка топора, заметно нервничал, поглядывая на небо.

– Теперь поставил! Ложитесь спать! Я покараулю. Вдруг Шарз вернется!

Подождав, пока все улягутся, Велия уселся в отдалении, глядя на море.

Я подошла и села рядом.

– Ты думаешь, он вернется?

– Нет, здесь останется! Тайна! Когда я отучу тебя говорить глупости? – Он поднял на меня усталый взгляд.

– Никогда! Ты не настолько талантлив! – обиженно фыркнула я. – И вообще, говорить глупости – это единственное, что я умею делать хорошо! А если не нравится – твои личные проблемы!

Усмехнувшись, он ехидно процедил:

– Да, родная, к этому у тебя талант!

Поднявшись, я сдержала колкий ответ и, разбрызгивая песок, прошагала на наше вчерашнее место.

Ну и ладно! Умник! Считайте, что я обиделась!

Перешагнув через Крендина, я подтянула мешок под голову, улеглась на песок. Поизучав незнакомые созвездия, крупными гроздьями самородков рассыпанные на черном бархате неба, я заставила себя закрыть глаза.

В конце концов, горбатого лишь топор вылечит, как любил говаривать Барга, а постоянно обижаться на дурацкие шуточки себе дороже! Нервные клетки не восстанавливаются. Так что всем – спокойной ночи!

– Тайна! – Шепот Крендина змеей вполз в ухо.

Вот блин!

– Что?

Он лежал на боку в метре от меня, поддерживая голову согнутой в локте рукой.

– Спокойной ночи!

– Ага, и тебя туда же! – Я закрыла глаза.

– Не спится? Может, поговорим?

О-о-о! Бесплатный психотерапевт! Если честно, иногда так раздражает!!!

– Уже засыпаю! А если бы не ты, давно бы спала.

– Ты злишься… – Он вздохнул. – И я тебя понимаю.

– Рада за тебя! А теперь отвернись и дай мне уснуть.

– Если ты опасаешься, что Велия нас услышит, то могу тебя успокоить. Он сидит шагах в двадцати от нас и смотрит на море. Не бойся и, если хочешь поговорить, говори!

– Знаешь, Крен, в моем мире ты бы мог зарабатывать огромные деньги, произнося только одну фразу: «Вы хотите об этом поговорить?»

– Интересно! – Он приподнялся на локте. – А почему за эти слова дают много золота? Они что, волшебные?

– Вроде того! Только иногда, если произнести их не в том месте и не в то время, можно получить вместо денег в глаз!

Побуравив меня взглядом, гном вздохнул, перевернулся на спину и уставился в небо.

– Я тебя раздражаю? Хм, а знаешь, Тайна, у тебя просто талант обижать тех, кто тебя любит.

Я молча отвернулась и закрыла глаза.

Да они что сегодня, сговорились?!

ГЛАВА 9

– А нам как быть? А если он не вернется? А если портал откроется раньше? – Мне показалось, что я только закрыла глаза, как меня разбудил встревоженный голос Лендина.

– Успокойся, Ленд! Он вернется! Шарз единственный из нас, кто полностью отвечает за свои поступки. Он не бросит свой народ! Поэтому он вернется. Нужно ждать.

С силой потерев лицо ладонями, я разогнала остатки сна. Недовольно жмурясь на солнышко, поднялась и, шагая через дремлющих парней, направилась к ним.

– Хай, пипл, какие планы?

– И тебе доброе утро! – перевел Велия. – Для начала предлагаю сходить к лесу!

– Опять? Но ведь там…

– Не заходя вглубь, можно набрать достаточно еды. К тому же крылатые твари очень не любят солнечных мест.

– А сегодня, надеюсь, ты возьмешь меня с собой?

– Поверь, мне бы очень этого хотелось, но роли распределены! Ты останешься за главную!

– Идиотку? – Уточнение само скользнуло на язык.

– Ну вот, ты же сама все понимаешь!

– Ага, только сказать не могу! – Ну все! Как только вернемся домой, он у меня получит! Я отомщу за все его издевательства, и «мстя» моя будет ужасной!!!

Прислушавшись к своим мыслям, я хихикнула.

– Задумала очередную пакость? – Велия подозрительно покосился на меня.

– Это, Вел, ее любимое развлечение!

Я смерила мрачным взглядом подошедшего к нам Крендина и попросила мужа:

– Я остаюсь здесь, но при условии, что этот психотерапевт, – кивок на Крендина, – пойдет с тобой!

Велия усмехнулся.

– Нет, Тайна, ты останешься здесь без условий. И он останется тоже. Во всяком случае, мне так будет спокойнее. – Повесив на пояс ножны, он сунул в сапог кинжал, кивнул быстро собравшемуся Лендину и бросил через плечо: – Будите остальных и ждите завтрак.

Проводив их взглядом, я поплелась к воде, оставив Крендина расталкивать не желавших просыпаться мужчин, но вскоре его усилия увенчались успехом.

– Привет.

– Танюх, как спалось?

– Кошмары не мучили?

Мимо пронеслись земляки и, обдав меня тысячами брызг, врезались в море. Последним нырнул Петя, окатив меня соленой волной и оставив вспоминать могучий, великий русский мат. Плюнув, я стала раздеваться и, оставшись в импровизированном купальнике, тоже полезла в воду.


Наплававшись, нанырявшись и наоравшись, мы вышли на берег. Стараясь не замечать укоризненный взгляд Ларинтена, недовольный – Крендина и заинтересованный – Корраша, я расстелила свою одежду и, задрав повыше майку, улеглась.

В кои-то веки попала к теплому морю – и упустить шанс позагорать?

Земляки тоже не растерялись. Натянув штаны, уселись неподалеку от меня и, достав карты, вопросительно огляделись.

– Ну, кто хочет остаться дураком?

Эльфы брезгливо поморщились и отказались, Крендин, вздохнув, тоже.

– Танюх, пошли?

– Ага, солярий твой никуда не убежит!

Я нехотя приоткрыла глаза, повернулась на бок и улыбнулась, разглядывая возвращающихся Велию и гнома.

– Может, потом? После завтрака? А то на голодный желудок не мухлюется! – Я кивком указала на приближающихся мужчин.

– Ну как? Сегодня никого не удалось заарканить? – поприветствовал их Толян, пряча карты.

– Да неужели? Даже жалко! Какая-никакая, а развлекуха! – фыркнул Вася.

– Твоя жена все утро купалась с голыми мужчинами! – наябедничал Ларинтен.

– А это ее любимое развлечение, – фыркнул Велия, сгружая на песок несколько связок чего-то, сильно напоминающего бананы, и завернутые в огромные листья золотистые мячики, грубо говоря, мандарины или апельсины. Рядом Лендин кинул на песок четыре бутылки из-под зелий, наполненных водой.

– А тебе завидно? – Я не удержалась и украдкой показала эльфу кулак.

Надменно промолчав, он взял банан.

Парни, скрывая усмешки, переглянулись и тоже потянулись за фруктами.

ГЛАВА 10

День пролетел незаметно. Все отмокли в воде так, что на коже выступила соль, поспали в созданном Велией теньке, поиграли в карты, повыясняли, кто мухлевщик, поссорились, помирились и не заметили, как солнце провалилось за горизонт и теперь, прощаясь с этим миром и с нами, раскрасило небо кровавыми красками.

Съев остатки фруктов, мужчины уселись в круг. Мои земляки тут же сориентировались и достали карты, алчно поглядывая на потенциальных дураков.

– А может, сыграем? – Крендин с вожделением поглядывал на рассыпающуюся в руках Пети колоду.

– Ага, присоединяйтесь! Че как неродные? Давайте раскинем партейку. Тем более скоро стемнеет, тогда уже точно будет не до игр! – с видом демона-искусителя оглядел всех Толян.

– В натуре, Ве… этот, Велия. А может, запалим костер? И так уже все знают, что мы тут тусуемся. Чего в темноте сидеть, разведчиков изображать? – Вася исподлобья посмотрел на мрачного колдуна.

– Придет время – запалим. – Велия поднял на него взгляд, от которого тот заметно занервничал и, опустив глаза, заворчал на тасующего карты Петю:

– Долго ты их будешь мять? Раздавай уже!

Петр дернулся, рассыпав карты по песку.

– Твою маму! – Толян, выпучив глаза, начал тыкать пальцем куда-то в стремительно темнеющее небо.

– Maalama evi! – перевел его слова на ильениррье Ларинтен.

– Джеттерр хачь! – поддержал его Корраш. – Ну, сейчас начнется!

Не отрываясь, все смотрели на тысячи крыльев, закрывших звезды.

– Вел! Купол!!! – очнулась я, роясь в вещах в поисках кинжалов.

Вот до какого пофигизма доводит спокойная жизнь!

– Уже. Не верещи!

– А они его не пробьют? – обернулся к нему Крендин.

– Пробьют – им же хуже! – ответил за мага Лендин, сжимая в руках топор.

Дальше началось вообще невообразимое!

Клин местных вампиров врезался в купол, заставив его прогнуться. Я даже успела рассмотреть лысые вытянутые черепа, жуткие лица без глаз и бровей, с проваленными носами и темными дырами вместо ртов.

На мгновение мне показалось, что сейчас вся эта визжащая крылатая масса упадет внутрь, погребя нас в этом кошмаре, но купол, перестав проваливаться, остановился в нескольких сантиметрах от наших голов и, вдруг спружинив, выстрелил нечистью в обрастающее звездами небо.

– Ха! Класс! Сдулись?! – Толян, вскочив, чуть не пустился в пляс.

– Угомонись! Они вернутся! – осадил его Крендин, не сводя глаз с неба, кишащего тварями.

– Твою мать! – ругнулся Петя. – Хочу домой, на Землю! К родным белым медведям! Там нет таких мутантов!

– Господи, а это ведь, это… – перекрестился Вася, глядя в небо круглыми от ужаса глазами.

Дружно обернувшись, мы облегченно вздохнули.

Со стороны моря черными грозовыми тучами неспешно плыли тени драконов.

– Хвала Всевидящему! – обернулся к нам Велия, блестя глазами в полумраке. – Я же говорил, что он придет! Он всегда приходит вовремя!!!

Крылатые тоже заметили драконов. Пронзительно визжа, они тучами набросились на своих врагов, и над нами развернулась битва.

Мы не отводили глаз, следя за «лазерным шоу», расцветившим темное небо. Под струями огня виргру, как обгорелые листья, десятками падали вниз, некоторые были сбиты меткими ударами хвоста, но и драконам пришлось несладко. Несколько, не успевших оградить себя огнем, сейчас пикировали с огромной высоты, облепленные пировавшими их кровью тварями. Вампиры, как ни странно, не боялись кувырков, стараясь только не попасть под мечущийся хвост. И тут небо взорвалось ярким огнем, превращая ночь в день. Тысячи ослепленных крылатых маленькими кометами начали последний путь к земле.

– Может, Шарзу чем-то помочь? – неуверенно поинтересовался у Велии Ларинтен.

– Я думаю, в этом случае самая лучшая помощь – это не мешать! Тем более что она слегка запоздала. – Он кивком указал на небо.

К дымившемуся лесу из легионов крылатых возвращалась едва ли сотня.

Постыдное бегство вампиров нам не дала досмотреть громадная тень, закрывшая небо над нами. Миг, и у границ защитного купола уже стоял Шарз.

– Вел, впусти. – Шарз надавил руками, словно на прозрачную резину.

Велия подошел и остановился в шаге от него.

– Ты уверен, что нам ничто не угрожает?

– Думаешь, я бы подверг вас опасности, будь у меня хоть малейшее сомнение?

Велия усмехнулся, лениво потянулся и… протянул дракону руку.

– Прости, что усомнился.

– Лучше перебдеть! – Рука Шарза крепким рукопожатием сжала запястье колдуна.

– Вел, а ты че, типа, купол снял? – В спокойном, нагловатом голосе Толяна послышались паникерские нотки. – А если вампирюги вернутся?

– Не думаю, что они станут рисковать из-за нас теми силами, которые у них остались, – ответил вместо Велии Шарз. – Тем более нас охраняют драккаары – местная разновидность драконов.

– А твои драккаары нас не сожрут? – с подозрением поглядывая в темноту, спросил Крендин.

– Что ты! Они питаются исключительно морской живностью. – Шарз, не выпуская руку Велии, тяжело шагнул к нам и приглашающе опустился на песок рядом с угрюмо молчавшем Коррашем. Мы придвинулись ближе. – В интересный мирок нас занесло! С давних времен на нем живут и воюют две расы – драккаары и виргру. Причем из-за обычных смертных настолько низкого развития, что их и расой-то назвать сложно. Для виргру они пища и источник своеобразного исцеления. Для драккааров люди тоже пища, только энергетическая, подпитывающая их магию. Простейшую, но все же! В последнее время, как мне поведал глава драккааров, крылатые здорово расплодились и, чтобы прокормиться, стали безжалостно уничтожать людей, нападая на их селения ночью. Энергетический запас мира стал стремительно уменьшаться, что в конце концов привело бы к его истощению и вымиранию расы драккааров. – Шарз помолчал, словно собираясь с мыслями, и продолжил: – В этом мире это – единственная суша. Если не считать небольшой горный остров неподалеку отсюда, на котором непосредственно и живут драконы. Они давно хотели развязать войну с виргру, но те были хитры и осторожны. Вылетая на ночную охоту небольшими группами, они практически не вступали в бой, быстро исчезая в лесу вместе с жертвами. Лично мне показалось, что эти «вирги» не различают живые формы жизни. Что животные, что люди для них просто пища, которую они ели на протяжении многих тысячелетий. Покорная и глупая в своей жертвенности.

– Каково же было их удивление, когда пища, недолго думая, настучала им в бубен, причем нахально свистнув одного из них, – усмехнулся Крендин.

– Совершенно верно! Вчера, заступившись за людей, мы совершили смертельную ошибку. Такого неуважения они стерпеть не смогли! – кивнул Шарз. – А когда пленник по моей вине сбежал (мы видели, как он улетел), я был уверен, что он натравит на вас всю стаю.

– И вы решили устроить засаду! – Лендин всезнающе усмехнулся.

– Конечно! Драконы давно ждали такого случая. Но сегодня виргру их едва не обманули. Обычно они никогда не вылетают на охоту раньше полуночного часа, а тут напали, едва начало темнеть. Хорошо, что драккаары следили за вами и почти сразу пришли на помощь.

– Да-а, если бы купол прорвался, нам было бы туго! – передернул плечами Крендин.

Я покивала, соглашаясь. Перед глазами до сих пор стояли будто созданные рукой сумасшедшего художника лица.

– На этот счет ты зря беспокоился, – небрежно бросил Велия.

– Хорошо, что крылатые не владеют магией. – Шарз поднял на него глаза. – Иначе они бы почувствовали защищающее вас колдовство и не стали нападать!

– Ага, а пока они кувыркались в воздухе, пытаясь разобраться, где юг, а где север, подкатились вы! – Толян, затаив дыхание, восторженно рассматривал дракона. – Мы любовались вашим салютом.

– Да, было впечатляюще! – кивнул Петя. – Особенно в конце, как жахнет – и тишина!!!

Шарз вдруг смутился.

– Да ничего особенного… Это просто я немного помог собратьям, ослепив виргру заклятием. – И подвел итог: – В общем, сами того не желая, мы оказали им неоценимую услугу, изрядно проредив род крылатых. Теперь долгое время ничто не будет угрожать их жизни.

– Значит, в то время, пока мы будем здесь, крылатые твари нам не угроза? – облегченно уточнил Ларинтен, посматривая в шуршащую, шипящую и посвистывающую темноту.

– Ага! – улыбнулся Шарз. – Спи спокойно.

– Дорогой товарищ! – не удержался Вася и вздохнул. – Н-да-а, опять как всегда мы остались крайние!

– Мы не крайние, мы первые! – поправил его дракон. – Вернее, первая песчинка, попавшая в их времяуказатель.

– Да. День был трудным, вечер – странным. Будем надеяться, что под защитой твоих новых друзей, Шарз, нам выпадет спокойная ночь. – Велия огляделся по сторонам и поднялся. – Купол я восстановил. Предлагаю лечь спать.

ГЛАВА 11

По коридору раздались тяжелые шаги. У двери коморки забренчали ключи. Лязгнуло, щелкнуло, и на пороге клети, освещенной только нервными бликами факелов, возник широкоплечий силуэт стражника в шляпе.

– Эй, беловолосый, выходи! С тобой желает говорить совет лэра.

Затаившись в дальнем углу, Люминель разглядывал стражника.

Ага, вспомнили!

Он просидел здесь весь день, каждую минуту ожидая услышать эти слова. Солнечный свет, проникающий в его пристанище из небольших полукруглых отверстий, погас, известив о наступлении ночи.

Если честно, он не чувствовал себя в тюрьме. Благодаря перстню он был сыт и даже отлично выспался на чудесном свежайшем сене. Все его желания исполнялись, едва он успевал представить конечный результат перед глазами. Для полноты ощущения собственного могущества он даже картинно прищелкивал пальцами. И сейчас, едва успев спрятать следы колдовства, он с недовольством повелителя посмотрел на потревожившего его раба.

– Эй, слышь, нет? Живой? – Стражник, подслеповато щурясь, вглядывался в полумрак. – Эй, ты здесь?

– Да здесь! Здесь! И нечего так кричать! – Люминель нехотя поднялся, потянулся и шагнул к выходу. – Ну, чего надо?

Ошалев от такого обращения, страж недоуменно похлопал ресницами, но вовремя вспомнил, кто есть кто.

– Ты мне еще поговори! – Схватив Люминеля за шиворот, он вытолкнул его в коридор. – Шагай давай! Помалкивай! Или помочь заткнуться?

За спиной лязгнул клинок. Не дожидаясь выполнения угрозы, Люминель торопливо зашагал по узкому мрачному коридору.

Вскоре метры чадящей факелами темноты остались позади, и Люминель вышел в большую, раскрашенную светом тысяч свечей богатую залу. За длинным столом, уставленным яствами, кубками и пузатыми кувшинами, восседали десятка два эльфов, а из узких прямоугольников окон смотрела ночь.

Словно не замечая вошедших, они, неспешно насыщаясь, продолжали переговариваться.

– Джерраф Пейер дир Сорр! По вашей просьбе пленник доставлен! – подтолкнув Люминеля к столу, срывающимся голосом доложил стражник.

Сидевший в центре стола черноволосый мужчина, недовольно отставив кубок, кивнул. Жестом отпустив стражника, он с ленцой поднялся и, выйдя из-за стола, подошел к заинтересованно разглядывающему резные плиты пола Люминелю.

– Мне сказали, что ты назвался чародеем. Это верно? – Двумя пальцами черноволосый брезгливо приподнял ему подбородок и заглянул в глаза.

Люминель посмотрел в синеву надменных глаз.

– Да.

– Хм… – Черноволосый, казалось, ожидал любого ответа, кроме этого. – Ты не отказываешься от своих слов?!

– Нет.

– Может, ты не знаешь? Мне сказали, что ты прибыл из провинции… В Торроффи очень строго наказывают лгунов! А именно: если ты мне солгал – тебя побреют наголо, отрубят обе руки по локоть и выгонят в пустыню… А теперь я снова задам тот же вопрос. Ты назвался чародеем – это верно?

– Да. Не сомневайся, я говорю правду.

Чуть продолговатые глаза хищно сузились.

– Хорошо! Тогда докажи это!

Черноволосый стремительно развернулся. Его спадающая до пола коса змеей скользнула по стройному, тренированному, затянутому в белоснежную одежду телу.

Вернувшись к своему креслу, он уселся и хлопнул в ладоши:

– Привести сюда мастера наказаний!

Эльф вздрогнул. Гости оживились.

– Зачем? Почему? Я ведь не лгу! Я докажу!

Выкрики Люминеля заглушил гул голосов.

– Все может быть! – легко согласился брюнет, цепляя на двузубую вилку большой кусок мяса. При звуках монаршего голоса в зале снова воцарилась тишина. – Просто хочу завершить зрелищем сегодняшний скучный вечер. Так что мы увидим или твое колдовство, или твою казнь! – Он мило улыбнулся пленнику и впился зубами в сочное мясо.

Люминель нервно сглотнул, пытаясь хоть как-то оживить вмиг пересохшее горло. Сосредоточенно повертев перстень, он представил себе стол, уставленный едой, и эффектно выкрикнул какую-то тарабарщину.

Ничего не произошло!

Не веря своим глазам, он уставился на пустое пространство перед собой. Что случилось? Почему всегда выручавшее его кольцо не сработало?! Перед глазами возникла пустыня, по которой вяло, отмахиваясь от мух короткими обрубками, брел калека. Палящее солнце отражалось от бритой черепушки. Брр!

Он передернулся. С усилием отогнав видение, обвел испуганным взглядом негромко переговаривающихся гостей.

– Проблемы? – пакостно улыбнулся местный царек.

С трудом напустив на себя таинственный вид, Люминель тоном потревоженного божества отрезал:

– Нет! И не мешайте мне! Мое колдовство состоит из трех ступеней. Это вам не балаганные фокусы! – И, не обращая внимания на смешки, закрыл глаза.

Почему ничего не получается? Ведь не далее как сегодня днем с помощью этого перстня он утолил голод, шикарно выспался в ворохе душистого сена, а теперь? Почему оно не помогает ему теперь? Может, его надо как-то заряжать?

Он сосредоточенно повертел кольцо, снял, снова надел.

В чем дело?

Представив столик с едой, эльф, опасаясь что-нибудь выкрикивать, просто взмахнул руками.

Ничего!

Гости уже откровенно ржали. В дверях высился широкоплечий, высокий, коротко стриженный дядя, опираясь на клинок длиною метра в полтора.

И когда только пришел!

Безошибочно угадав в нем палача, Люминель снова обреченно закрыл глаза. Ноги тряслись и подкашивались. Спина онемела. В голове билась только одна мысль – надо сесть! Не хватало еще на радость этому сброду упасть!

Вдруг разговоры и смешки стихли, будто обрубленные клинком гиганта. В зале воцарилась напряженная тишина.

Рискнув открыть глаза, Люминель опять ничего перед собой не увидел. Простившись с руками, он все же догадался проследить изумленные взгляды гостей. За ним стояло массивное кресло. Облегченно выдохнув, он буквально рухнул на него, не смея поверить, что у него получилось.

Ну конечно! Он дурак! Нужно было представить то, чего он по-настоящему желал.

Черноволосые отмерли и восторженно загалдели.

– Ты действительно чародей. В тебе сохранились тайные знания наших предков! – Джерраф Пейер дир Сорр поднялся и, играя заплетенной на особый манер косой, подошел. – Как твое имя?

– Люминель! – выпалил эльф. Причем первую часть своего имени он произнес фальцетом, но потом голос изменил ему, и получилось натужное шипение, однако монарха эта оплошность только позабавила.

– Позволь принимать тебя здесь, в моем доме наследного принца правящего рода Пейер дир Сорр.

Люминель кое-как поднялся на вмиг ослабевшие ноги и поклонился.

Джерраф ответил снисходительным кивком.

– Составь нам компанию, чародей. – Монарх жестом пригласил его к столу. – После ужина слуги проводят тебя в гостевые покои, а завтра я хочу тебя кое с кем познакомить.


* * *


Меня разбудили голоса, заставив рывком подняться.

Восторженно галдя, мужчины, в спешке собирали вещи, а метрах в десяти от меня, почти у кромки воды, сливаясь с синью неба и моря, мерцали, переливаясь, круги портала.

Слава тебе господи!

– Тайна! – Ко мне подскочил Крендин. – Вот чудо-то! Портал открылся, когда мы спали! Я сам только что проснулся, смотрю – кажется, светится. Ну, я сразу Велию разбудил. Оказывается, и впрямь светится! Теперь не придется жариться в этом мире еще один день!

– Это кому жариться, – мрачно посмотрел на него Толян, сосредоточенно похлопывая по карманам. – Я бы хотел еще денек поплавать, позагорать! Когда еще придется!

– Ну и оставайся! – Лендин, вытащив наполовину зарытый в песке мешок, с сомнением заглянул внутрь и, расплывшись в довольной улыбке, закинул на плечо. – Кто ж не дает? Живи!

– Ага, мы тебя потом как-нибудь заберем. Если мутанты с драконами не сожрут! – Вася многозначительно постучал себя по лбу. – Адреналинщик, блин!

Толян задумчиво почесал затылок и пошел на попятную:

– Мужики, да я че, не понимаю? Дело прежде всего, а накупаться еще успею. Жизнь длинная!

– Все собрались? – Велия в нетерпении прохаживался у портала. – Ну, кто первый?

Первым оказался Корраш. Он тенью скользнул к кругам. Миг – и его нету. Следом за ним вереницей потянулись все. Парни, перед тем как шагнуть в переход, словно запоминая, с тоской посмотрели на обманчивый рай.

– А вообще-то здесь было классно! – вздохнул Толян.

– Ага, и живых вампиров с драконами увидели! Голливуд отдыхает! – улыбнулся Петя.

– Хорошо там, где нас нет! – буркнул Вася, останавливаясь рядом с друзьями.

Велия нетерпеливо кашлянул. Переглянувшись, парни молча скрылись в переходе.

– Ну, идем? – Муж внимательно заглянул мне в глаза. – Осталось всего два мира.

Я молча шагнула мимо него, но, задержавшись у портала, обернулась:

– А если их не окажется и в тех двух мирах? – И скрылась в ультрамарине кругов.

Часть четвертая

ПРЕДАТЕЛЬСТВО

Верить не нужно,

Плакать не нужно.

Все, что останется,

Все перемелется,

Все перемолится.

Даже не верится,

Даже не хочется

Верить, что все

В белом сне позабудется…

ГЛАВА 1

Мы оказались в поле. В сердце тотчас проник тончайший аромат цветов. Зеленые волны, уходя к горизонту, колыхались от дыхания теплого летнего ветра. Солнце стояло в зените, но не пекло, а нежно обнимало лучами, даря свое тепло словно ласку.

– Кла-асс! – восторженно выдохнул Петя.

– Ага! – кивнул Толян и огляделся. – А мы случайно не на Земле?

– Где ты видел на Земле такой заповедник? – фыркнул Вася.

Толян поскреб затылок.

– Да фиг знает. Может, мы где-нибудь в Новой Зеландии?

– А ты там был?

– Не-а. «Властелин колец» в переводе Гоблина смотрел. Кажись, там снимали.

Спутники, не прислушиваясь к трепу моих земляков, столпились вокруг Велии и о чем-то тихо спорили.

– О чем речь? – не выдержала я.

– Думаем, куда идти, – ответил за всех Шарз.

– И в чем проблема? – Я подошла ближе.

– Просто мнений столько же, сколько и нас. Может, ты чего присоветуешь?

Я встретилась с мужем глазами. Он отвел взгляд.

Понятно. Разницы нет. Детей, видимо, тоже.

– А пойдемте туда? – вдруг вкрадчиво вклинился в наш разговор Корраш, указывая куда-то позади нас.

Мы обернулись, вглядываясь во что-то темное, находящееся почти у самого горизонта.

– А что там? – не отводя от указанного прищуренных глаз, небрежно спросил Велия.

Корраш пожал плечами.

– Не знаю, но все лучше, чем идти в пустоту. Там могут быть поселения, где мы передохнем и поищем еду.

– Что ж, действительно, если разницы нет, почему бы не пойти туда, – кивнула я.


Мы упрямо шли в выбранном направлении весь остаток дня. Когда солнце резво покатилось к закату, впереди показалась лента неторопливо шагающих животных. Рядом с ними темнели дорожными плащами сопровождающие караван стражники.

– Догоним? – К шагающим впереди Велии и Шарзу подошли гномы.

– Если быстрее переставлять ноги, то да! – кивнул дракон.

– А вдруг это небезопасно? – запаниковал Ларинтен.

– Если хотим добраться до города, придется рисковать, – отрезал Велия, вгляделся и глубокомысленно подметил: – Очень напоминает караван торговцев, а не просто сопровождение путников. Если они увидят наши мирные намерения, то вряд ли станут угрожать.

Все прибавили шагу.

Вскоре нас заметили. Стражники остановили караван и, многозначительно держась за рукояти длинных клинков, терпеливо нас дожидались. Я насчитала всего семь темноволосых мужчин. Вскоре до меня донеслись запах пота и гортанная речь.

Дипломатические переговоры неожиданно начали мои земляки.

– Хай, пиплы, как житуха? – приветственно осклабился Толян.

– Мы русо туристо! – представился Петя.

– В натуре, есть попить? – Вася, как всегда, был немногословен.

– Ага, а то так жрать охота, что переночевать негде! – закончила я.

Черноволосые высокие парни удивленно переглянулись. Шагнув вперед, Велия попытался исправить положение:

– Мы странники. Заблудились. Не позволите нам идти вместе с вашим караваном?

– Да. – Шарз решил ему помочь и встал рядом. – Мы много дней в пути. У нас закончились вода и еда, но есть золото. Вы знаете, что такое золото?

Караванщики снова переглянулись. От них отделились трое. Не дойдя до нас метра три, двое остались стоять, предупреждающе держась за рукояти, а один, словно не замечая этого, подошел к ним вплотную.

– Откуда вы, странники? – Он говорил отрывисто, раскатисто произнося букву «р».

Ростом дядя не уступал Велии, вот только в плечах был немного поскромнее. А еще я заметила кончики чуть заостренных ушей, выглядывающие из-под роскошной длинной косы.

– Имя нашей деревни вам ни о чем не скажет, уважаемый! – торопливо выпалил дракон. – Мы идем в город устраиваться на работу.

Черноволосый одобрительно кивнул и перевел взгляд на Велию.

– А кто ты?

– Он мой брат, – снова вылез Шарз.

– Беловолосый?

– Так бывает, – пожал плечами Велия.

– А почему у него длинные волосы? – Черноволосый снова вперил выжидательный взгляд в дракона.

– Э-э-э?

– Длинные волосы – привилегия высшей крови. Разве в вашей деревне жил кто-то из лэров?

– Да! – вдруг кивнул Велия. – Жил.

– И позволь узнать имя твоего рода?

– Кир Вейленса.

Стражник нахмурился, помолчал, словно пытаясь вспомнить, обернулся к сопровождающим и пожал плечами:

– Не слышал о таком роде.

– Но это не значит, что его нет! – парировал Велия, смерив его надменным взглядом.

Еще раз внимательно оглядев его, стражник скользнул по нам оценивающим взглядом, задержал его на Корраше и решил:

– Хорошо! Пойдете с нашим караваном. Мы направляемся в Торроффи.

ГЛАВА 2

Перед тем как отправиться дальше, нам выдали по маленькому пузырьку бесцветной жидкости. По вкусу она напоминала чистейшую воду, но по ощущениям действовала как эликсир. Причем выносливости и энергии. Усталость как рукой сняло. В крови забурлила переполняющая сила и какая-то бесшабашность… но появился зверский голод. Караван двинулся дальше, и нам не оставалось ничего иного, как шагать вслед за ним.

Мы шли еще часа два, пока солнце не скрылось за горизонтом. Темная точка, едва видневшаяся вдали, теперь разрослась и напоминала какое-то сооружение.

Остановив караван, черноволосые стреножили лошадей и, оставив пастись, запалили два костра.

– Слышь, Вел. – К колдуну подошли гномы. – Может, и нам костерок сообразить?

Тот кивнул.

– Соображайте! Наберите побольше хвороста, чтоб хватило на ночь. Возьмите с собой земляков Тайны.

Услышав такой приказ, парни посопели, но все же пошли за гномами.

Тем временем караванщики прирезали одну из лохматых коняг, шедших налегке позади каравана. Ловко освежевав тушу, они соорудили что-то наподобие вертела и занялись приготовлением ужина.

– Караванщики всегда берут с собой несколько лишних пахаратти. Так называются эти маленькие лошадки, – вкрадчиво прозвучал над ухом голос Корраша, заставив меня вздрогнуть. – Удобно! И не нужно заботиться о провианте.

Я оглянулась.

– Откуда ты это знаешь?

Его тонкие губы искривила усмешка.

– Мне кажется, когда-то давно я жил в этом мире.

– Так это твой мир?!

– Я этого не говорил. К тому же в свете последних событий я уже не уверен, что узнаю свой мир.

– Свой мир – там, где есть дом, в котором тебя всегда ждут. И в котором ты всегда нужен. Всегда! – К нам незаметно подкрался Ларинтен. – Вы не будете против, если я поговорю с вами о столь прекрасных вещах?

Корраш смерил его холодным взглядом и отошел. Я недоуменно посмотрела ему вслед.

– Тайна, он мне не нравится! – проводив его взглядом, шепнул Ларинтен и развернулся, чтобы уйти, но я удержала его за руку.

– Действительно, аномалия какая-то! Тебе и вдруг не нравится такой красивый мужчина!

Эльф зыркнул на меня исподлобья.

– Язва! Но запомни! Я тебя предупредил!

– О чем? О твоих задвигах? Вот только я не психотерапевт! Может, есть объяснение этой антипатии?

Он пожал плечами.

– Я не смогу объяснить. У него в душе что-то алчное… Будь внимательнее!

Как всегда не добившись ничего вразумительного, я отпустила его.

Что ж, кто предупрежден, тот вооружен… особенно если знает, о чем он предупрежден!

Поразмышлять мне не дали.

Мужчины принесли целую гору хвороста. Толян, сбегав к соседнему костру, взял горящую ветку, и вскоре пламя, весело потрескивая, озарило наши усталые лица.

– Если у вас нет еды, присоединяйтесь к нам, – позвали караванщики, когда бедная лошадка превратилась в ароматное жаркое. – Мясо готово, а в найчах есть вода.

Мы не стали отказываться от столь щедрого предложения, и вскоре все с наслаждением жевали на удивление нежное, сладковатое мясо.


* * *


Люминель проснулся с гудящей головой. Еще было темно, но темнота уже начала растворяться первыми рассветными лучами, проникающими из небольшого полукруглого окна.

Н-да-а! Вот так повеселился!

Вчера после испытания он ел странную, дурманящую еду, пил цветочный нектар, от которого повышалось настроение. После, кажется, были танцы… Да-да! Он помнит податливые гибкие тела, извивающиеся вокруг него в сладострастном танце. Кажется, он даже веселил черноволосых простенькими фокусами, снова пил, а потом… потом его спасла блаженная темнота.

О Всевидящий, куда его занесло?

Пошарив рукою под тонкой простыней, он не обнаружил своей привычной одежды. Мало того, от его свежевымытого тела несло каким-то приторным благовонием.

Вдруг гладкая, почти невесомая нога обвила его бедра. К спине прижались восхитительные упругости женского тела. Эльф замер, боясь пошевелиться.

– Тебе приснился кошмар, мой господин? – Его шеи коснулось нежное дыхание.

Не отвечая, Люминель нервно сглотнул, глядя широко раскрытыми глазами в мерцающую темноту.

– Мирион поможет господину уснуть! – Прохладные пальцы девушки, лаская, съехали вниз его живота.

От забытого удовольствия свело судорогой тело. Понимая, что сходит с ума, Люминель перевернулся на спину.


* * *


Ужин был вкусным, но недолгим. Разделив на всех, мы в два счета съели предложенную ногу и выхлебали фляжку вкуснейшей воды. Разговор не клеился. Поблагодарив караванщиков, мы вернулись к нашему костру.

Мужчины расположились вокруг костра на мягкой траве. Вполуха слушая бормотание земляков, я, подложив под голову мешок, смотрела в мерцающее звездами небо.

Какой умиротворяющий мир!

Хоть начальник каравана и уверил нас, что мы под защитой его людей, Шарз все равно вызвался сторожить, отбрехавшись якобы бессонницей. О чем-то пошептавшись с драконом, Велия подошел ко мне, улегся рядом и, обняв, сонно задышал в макушку.

– Неужели вспомнил, что у тебя есть жена? – не удержалась я от шпильки.

– К сожалению, пока еще рано об этом вспоминать! Впереди как минимум десять дней до возвращения в Аланар. – Муж как всегда смотрел в корень. Благодушное настроение развеялось, как от дуновения ветерка.

– Их нет в этом мире?

Глупый вопрос. Велия напрягся и едва слышно задержал дыхание.

– Спи. – Его губы коснулись моих волос.

Сморгнув навернувшиеся слезы, я закрыла глаза. Не хочу об этом думать! Не хочу…

ГЛАВА 3

Проснулась я внезапно. Что-то увлеклась за ужином местной водой, и вот результат. Я выбралась из рук посапывающего мужа. Успокаивающе махнув Шарзу, вышла за освещенный круг и в поисках кустов направилась в темноту.

Высокая, густая трава обнаружилась неподалеку от ближнего к нам едва тлеющего костра караванщиков.

Здорово, что в мягкой траве совершенно не слышно шагов!

Зайдя с неосвещенной стороны, я змеей скользнула к кустам.


– Ты слышал шорох?

– Может, травяная кошка?

– Пойду посмотрю…


Как мало нужно для счастья!

Выбравшись, я столкнулась нос к носу с одним из караванщиков.

– Что ты здесь делаешь?

– Танцую! А ты?

Парень нахмурился.

– Иди за мной!

Пожав плечами, я не стала ждать и маршировать за спиной черноволосого, а, надменно фыркнув, зашагала к костру первой. Подойдя, я с удивлением узнала в одном из сидевших у огня мужчин Корраша. Заметив меня, он осекся на полуслове и натянуто улыбнулся:

– Не спится?

Слыша за спиной напряженное сопение охранника, я неопределенно дернула плечом:

– Как вижу, тебе тоже!

– Это она? – Начальник каравана смерил меня заинтересованным взглядом.

Я сложила руки на груди. Не нравятся мне речи, ведущиеся за моей спиной!

Корраш, не переставая улыбаться, кивнул.

– Да, это она скрашивала нелегкие дни нашего путешествия.

Определенно, беседа была очень интересного содержания, и чего я не проснулась раньше?

– Корраш, тебе случайно костром голову не напекло? Что-то ты какой-то сегодня странный!

– Все хорошо, Таниа. Прости, Тайна! Шла бы ты спать. А то завтра день трудный. Надо выспаться!

– Хорошо. – Я улыбнулась. – Так пойдем вместе. А то мы, возможно, мешаем своим присутствием?

– Что ты, госпожа! Вы не мешаете! Мы сами позвали этого господина, чтобы он поведал нам о вашем походе. И уж конечно позаботимся о его ночлеге! – холодно улыбнулся начальник каравана. – И если ты уже уходишь, то, может, тебя проводить к вашему костру?

– Да что вы, я и сама дойду! Не могу прерывать таких благородных дядей. Сплетничайте на здоровье!

Я резко развернулась и уперлась носом в темный дорожный плащ своего провожатого. Обогнув даже не пошевелившегося, чтобы отойти, стражника, я зашагала на свет нашего костра. Темень замедляла движение, заставляя передвигаться маленькими шагами. Но не прошла я и десяти шагов, как темнота ожила. Невидимые руки, лишая свободы, с силой сжали запястья. Я рефлекторно вскинула ногу, коленом метя в самое уязвимое, но… реакции не последовало. Колено встретило пустоту. Ладно! Врешь! Так просто нас не возьмешь! Пнув наобум, я, судя по всему, встретила голень. Движения злоумышленника стали неуверенными. Но все же меня не отпустили, скрутили в баранку и, закинув на плечо, куда-то понесли.

Хм, так реагировать на мои выпады может только один мужчина.

– Тебе что, кошмар привиделся?

А в ответ тишина.

– Ты так и будешь меня тащить?

Ноль эмоций. Ой, не нравится мне такое поведение! Маразм крепчал, деревья гнулись, и ночка темная была!

– Вел, куда ты меня тащишь?

Нет, как будто не слышит!

Не-на-ви-жу!

Когда три светлых кляксы костров остались где-то позади, лишь намекая на присутствие жизни в обступившей со всех сторон темноте, я услышала слабый плеск.

– Ты меня что, наконец-то решил утопить? Отпусти! Я не доверяю сумасшедшим магам, тем более в незнакомом мире!

Плеск приблизился.

– И с каких это пор?

– С тех самых! Отпусти, говорю!

– Как скажешь! – Короткий полет. Плюх! – Ой, извини! Не предупредил, что принес тебя на берег небольшого, скрытого в траве озера.

– Ты… тьфу, сошел… тьфу, с ума окончательно?! – барахтаясь в изумительно теплой воде, возмущенно пробулькала я. – Это что за похищение?

– Подумал, что тебе понравится! – усмехнулся муж.

– Мне бы понравилось! Только зачем топить меня в одежде?

– Фу, какие мелочи! – Я едва услышала-разглядела, как он, скинув одежду, оказался рядом со мной. – Вода – чудо! А насчет раздеться… тебе помочь? Купаться одетой, ты права, несколько не то удовольствие!

– Как ты нашел это чудо?

– Трудно не заметить воду! – Его руки деловито стянули ветровку, майку. – Мы проезжали мимо этого озера, перед тем как остановиться на ночевку.

– А вдруг здесь водится какая-нибудь хищная живность? – запоздало испугалась я, прощаясь с последней одеждой.

– Да нет тут никого. Вода очень соленая! – Не выходя из воды, Велия забросил мои вещи на берег и, окунувшись с головой, поплыл в темной воде. Остановившись, он призывно махнул рукой: – Плыви ко мне!

Угу! Купание красного коня. Картина маслом. Причем конь – я!

С опаской переставляя ноги по восхитительному песчаному дну, я оттолкнулась и поплыла. Вода действительно была очень соленая, выталкивая меня из воды, словно пробку. Супер!

Вскоре я оказалась рядом с мужем и обвила его шею.

– Мрр, наши спутники потеряли незабываемые ощущения, не заметив это чудо!

– Ну-у, – он прижал меня к себе, – если честно, в этом моя вина.

– В смысле? – Я заглянула ему в глаза.

– Накрыл Тенью неразличимости. Никто и не увидел. Кроме Шарза… но он не выдаст!

– Сговорились! Блин!

– Я хотел сделать тебе подарок. – Его соленые губы, смеясь, заплясали на моем лице.

– Тебе это удалось! Только… Вода действительно очень соленая и… может, поплыли на берег?

– Поплыли, – согласился он и повернул меня к другому берегу. – Вообще-то наши вещи там.

– А ты их высушишь? – спохватилась я, когда плеск под ногами сменился шуршанием. – А то не хочется спать в мокрых тряпках! Нет, могу, конечно, и я, но тогда тебе придется их тушить, а потом опять сушить!

– Угу. Только утром!

– Как утром? – Подчиняясь его рукам, я упала в мягкую траву. – Ты сошел с ума?! А если нас увидят?!

– Я не снимал Тень неразличимости, поэтому, кроме Шарза, нас вряд ли кто-то сможет увидеть.

– Какой же ты наглый, подлый… – Я утонула в его желтеющих глазах.

ГЛАВА 4

Слабое постукивание и царапанье продолжалось уже несколько минут. Сначала эльф его упорно не замечал, затем оно начало его раздражать. В конце концов, понимая, что еще чуть-чуть, и он окажется способным на убийство, Люминель открыл глаза и сел на широкой, застланной узорчатой тканью кровати.

Девица, ублажавшая его всю ночь, куда-то ушла, чему он только порадовался. Он не любил продажных девок и рабынь, хотя… когда-то в них и не было необходимости. Все молоденькие эльфийки готовы были лечь к нему в постель в надежде на шанс быть приближенными ко двору. Десять чудесных лет он ощущал себя Владыкой, пока не встретился с ней. Он даже представить себе не мог, что какая-то полукровка, вместо того чтобы сойти с ума от одного его снисходительного взгляда, будет так нагло издеваться над ним. Мало того, испортит всю его жизнь!

Руки сжались в кулаки.

Пожалуй, ее он ненавидел больше князя.

И вдруг он почувствовал уверенность, что на этот раз все получится! Он победит!

Постукивание на мгновение прекратилось и снова завелось. Эльф ругнулся и торопливо начал надевать аккуратно сложенную на низеньком стуле… гм… чистую? одежду.

Одевшись, он подошел и распахнул оказавшуюся не запертой дверь. На пороге его дожидался и уже порядком успел надоесть худощавый, коротко стриженный подросток. Увидев эльфа, он на мгновение застыл и торопливо выпалил:

– Господин чародей! Там… э-э-э… лэр Джерраф ждет вас в тайной библиотеке. Изволите сопроводить?

Люминель смерил мальчишку холодным взглядом, коротко кивнул и, не потрудившись закрыть дверь комнаты, вышел.

Вскоре, обогнав его, мальчишка торопливо зашагал по коридору, пока не скрылся за дальней дверью.

– Эй! Люминель! Да стой же ты! – За спиной торопливо зацокали шаги.

Сгорбившись, эльф обернулся, но, увидев нагоняющего его Джифа, разочарованно поморщился.

– Тебя отпустили? Хвала богам! – Оглядев его восторженно сияющими глазами, темный ухватил Люминеля за руку. – Ну пойдем, я отведу тебя домой. У меня уже дежурство закончилось. Я и поднялся на жилые этажи – вдруг чего о тебе узнаю. Пойдем!

– Зря ты меня искал! – Люминель, дернув плечом, освободил руку. – Мне на роду написано жить во дворце! Так что… спасибо, конечно, что приютил, но больше мне твоя помощь не нужна!

Улыбка медленно сползла с помрачневшего лица Джифа.

– А я думал, мы друзья. – Черные глаза пытливо уставились на Люминеля.

– Я никогда не был тебе другом. Чудом, игрушкой, умеющей показывать балаганные фокусы, и только. Ты хотел, чтобы я навсегда остался в твоем распоряжении? Не выйдет! – Эльф надменно фыркнул. – Поэтому еще раз спасибо, что помог. Хотя нет! Спасибо в карман не положишь! На вот. Купи своей девке дешевых бус.

На пол полетели мелкие монеты, которыми вчера захмелевший лэр набил ему полный поясной мешочек, но Джиф, только зло сузив глаза, сплюнул, развернулся и зашагал прочь по коридору.

Богат куманек, коль оплату не берет!

Пожав плечами, Люминель толкнул дверь, за которой скрылся мальчишка, и обнаружил теряющуюся во мраке винтовую лестницу. Еще раз оглянулся и медленно начал спускаться.

Сделав три поворота, он чуть не налетел на терпеливо ожидающего его на последней ступеньке проводника.

– О, как чудесно, господин чародей, а я уже хотел было идти вас искать! – Он вежливо поддержал его под локоть. – А нам сюда!

Свернув за лестницу, мальчишка сделал несколько шагов в плотной темноте. Толкнув невидимую дверь, он поклонился, пропуская Люминеля в большую залу, хаотично уставленную стеллажами.

Библиотеку освещал странный матовый свет-туман, сочившийся из длинных тонких палочек, прикрепленных к каждому шкафу. За спиной приглушенно хлопнула дверь. Эльфу сделалось неуютно в настороженной тишине. Словно его рассматривали. Пробовали. Взвешивали.

– Господин лэр! Э-эй! Меня кто-нибудь звал? Эй, я не понял, есть кто?

Тишина шевельнулась и разлетелась в клочья от тихих шагов. Из-за дальнего стеллажа показалась худая, закутанная в плащ фигура и, поманив пальцем, скрылась.

Больше всего эльфу захотелось сбежать. Сломя голову. Не оглядываясь. Прочь. Дальше.

Сделав над собой усилие, он все же пошел за таинственной фигурой и, свернув за стеллаж, чуть на нее не налетел.

– Так, значит, ты и есть тот самый светловолосый эльф, что вызвал фурор на вечере у лэра? Волшебник? – Из-под низко надвинутого капюшона неожиданно прозвучал молодой, певучий голос.

– Почти угадал! Я тот самый светлый эльф, но я не волшебник. – Люминель удивлялся тому, что говорил. Открыться первому встречному? Не иначе здесь не обошлось без магии! – Меня выручает простое волшебное кольцо.

– Кольцо? – Фигура шагнула ближе и откинула капюшон. Эльф с удивлением уставился на заплетенные на особый манер две длинные светлые косы собеседника. – Непохоже! Это кольцо – просто побрякушка, а вот то, что излучаешь ты, это не просто оболочка, это сила!

Люминель пожал плечами, не отрываясь с жадностью разглядывая явно представителя своей расы: золотисто-русые волосы, чуть заостренные кончики ушей, большие бледно-голубые глаза.

– Да, я тоже светлый эльф. – Он мягко улыбнулся в ответ на его изучающий взгляд. – Судьбы занесла меня в этот варварский мир без элементарных понятий волшебства, красоты. Единственное, что помогло избежать мне участи лысого базарного зазывалы-фокусника, – хорошее владение магией. Натворил тут вначале дел… – Улыбка незнакомца стала шире, явно подогретая воспоминаниями. – И меня доставили к их царьку – напыщенному болвану! Увидев всю выгоду в обладании собственным магом, он устроил мне шикарную жизнь.

– Но если ты такой хороший маг, то почему не уйдешь в свой мир?

– А зачем? В моем мире война, а здесь я царь и бог. Конечно, об истинном положении вещей мало кто догадывается… гм, ну да ладно. Скажи лучше мне свое имя, – резко сменил тему незнакомец.

– Люминель. А твое?

– Мириэль. Придворный маг дома Пейер.

– А откуда ты? В смысле, как называется твой родной мир?

Маг усмехнулся.

– Какая разница, как назывались миры, в которых мы жили? Наши воспоминания и наши мечты – лишь утешение нам самим на бесконечном пути под названием «настоящее».

Хмыкнув, Люминель кивнул.

– И чем дольше ты на том пути, тем быстрее становишься мудрецом?

– Можно сказать и так. Или занудой. Чем больше познаешь, тем меньше тебе нужно! – Мириэль по-отечески обнял за плечи задумчивого Люминеля. – Но мы несколько отвлеклись. Скоро придет жадный до чудес лэр Джерраф Пейер дир Сорр – фу-у, пока выговоришь… Как я понял, ты попал сюда не по своей воле и тебе нужно как можно скорее уйти?

Люминель вздохнул.

– Нужно! Только я уже и сам не ведаю, куда мне нужно! Вообще-то я кое-кого ищу, только не знаю, в каком из миров моя пропажа!

– Хм, – колдун задумчиво потер подбородок, – задача сложная. А ты можешь представить тех, кого ты ищешь? Так, чтобы я поймал твой мыслеобраз?

– Попробую!

– Хорошо! Попытаемся сделать двойников, восстановим цепь событий и выхватим примерную сетку миров. – Придворный маг, решая одному ему ведомые задачи, задумчиво пожестикулировал руками.

– Своей мудростью ты сравним с придворными магами Эльфийского союза! – восторженно прицокнул языком Люминель.

Мириэль кинул на него быстрый взгляд и предупреждающе качнул головой:

– Не нужно сравнений и названий. Мы те, кто мы есть здесь и сейчас! Остальное – условности.

Скрип открываемой двери и быстрые шаги тревожно оборвали ниточку возникшего доверия.

– Завтра до полуночи жду тебя здесь! – торопливо бросил маг и, словно не замечая лэра, появившегося в проеме стеллажей, как ни в чем не бывало продолжил: – Неужели? Как интересно! Коллега, а что вы думаете по поводу пространственно-бытового аспекта практической магии?

ГЛАВА 5

Меня разбудил прохладный предрассветный ветерок, заставив кожу вздыбиться мурашками.

– Вел, хватит дрыхнуть!

Муж, заменяющий мне и матрас, и одеяло, сонно вздохнул и посмотрел на меня из-под длинных ресниц:

– Мм?

– Хватит мурлыкать! Скоро рассвет. Нужно возвращаться!

– Все еще спят! Куда спешить? – Он нехотя сел, посмотрел на светлеющее небо и… притянул меня к себе. – Думаю, что с часок времени у нас еще имеется.

Но я не поддержала его игривого настроения.

– Вел, высуши одежду и пошли к лагерю! Что-то мне не по себе.

– Одежда сухая. – С тяжким вздохом он поднялся и, вытащив из-под меня вещи, начал одеваться. – Что тебя тревожит?

– Не знаю! – Стараясь не смотреть в его встревоженные глаза, я быстро влезла в джинсы, натянула ветровку и огляделась в поисках сапог. – Я вчера набрела на костер с охранниками и встретила там Корраша. Он мирно беседовал с начальником каравана.

– Ну и что?

– Мне кажется, они чем-то похожи. Не копии, но все же… Черные волосы, форма ушей, телосложение. Только не думай, что я сошла с ума, но мне кажется, что мы попали в его мир.

Велия, прищурив глаза, внимательно выслушал меня и стал натягивать сапоги.

– Что ты молчишь?

– Виню себя за то, что мало прислушивался к тебе. Ты права, надо идти к каравану. – Он повесил на пояс ножны, взял меня за руку и, поцеловав ладонь, заглянул в глаза. – Будь со мной рядом, и все будет хорошо.


* * *


Едва мы подошли к нашему догоревшему, запорошенному седой золой костру, как Шарз открыл глаза. Всезнающе улыбнулся и сел.

– Выспались?

Мы переглянулись и с сомнением кивнули.

– Удивительный мир. Расслабляет! – Велия уселся рядом с Крендином.

– Жди беды! – не открывая глаз, буркнул тот.

– Выбирай, что ты хочешь: прожить долгую жизнь или стать оракулом? – Продрав глаза, рядом с ним уселся и огляделся Лендин. – О! Уже утро! Ларя, где завтрак?

Он пихнул зарывшегося в мешки Ларинтена. Но вместо него поднял голову Толян.

– О! А че, типа, подъем?

– Начинается! Поспать не дадут! – Вася, сонно жмурясь, хмуро посмотрел на раскрашивающийся солнечными лучами небосвод.

Вскоре проснулись все.

Стражники, отрывисто переговариваясь, собрали вещи, напоили и растреножили лошадок, а затем со знанием дела стали разбрасывать остывшие угли костров.

– Чего это они делают? – заинтересовался Петя.

– Эта трава имеет съедобные клубни. А жар от костра их испек. – Корраш объявился вскоре после всеобщей побудки и на наши взгляды отвечал улыбкой. – Кстати, можете последовать их примеру, и мы отлично позавтракаем.

– А ты откуда это знаешь? – нахмурился Велия.

Темноволосый, смерив его взглядом с головы до ног, пожал плечами.

– Мне не спалось, и я провел ночь, коротая ее в беседе с уважаемым Перджем, главой каравана. Мы говорили о многих вещах.

– И даже о съедобных клубнях?

– И даже о съедобных клубнях. Ночь была длинной. Очень… – Корраш скользнул мимо Велии и, присев у остывших углей, обвел всех взглядом. – Так как? Будем завтракать или так голодными и пойдем?


В мягкой, песчаной земле действительно оказались еще теплые клубни величиной с мелкое яблоко. По вкусу они напоминали сладкую картошку и оказались достаточно сытными. Съев всего два, я почувствовала, что объелась. Караванщики снова поделились водой, и мы тронулись в путь.

Ближе к полудню начальник каравана зычно известил:

– Прибываем в Торроффи!

То, что вчера темнело на горизонте, принимаемое нами за лес или горы, оказалось высоченной городской стеной. Теперь она значительно выросла, обрадовав всех предчувствием скорого отдыха.

Вскоре мы миновали небольшие домики, окруженные садами и полями, которые лоскутным одеялом украсили землю у городской стены, и вышли к мосту, перекинутому через широкий ров. В прозрачной неглубокой воде между пеньками давно сгнивших бревен с визгом и хохотом плескались дети.

– Мне кажется, что в этой стране давно не было войн, – разглядывая восторженно орущую ребятню, негромко заметил Шарз.

– Да, ты прав! Мы не знаем войн с тех пор, как этой землей и всеми ее окраинами стал править род Пейер дир Сорр! – напыщенно выдал шедший неподалеку караванщик.

За воротами, на небольшой площади, нас встретили четверо коротко стриженных стражников в зеленой форме. Пока они проверяли бумаги у караванщиков, я восторженно разглядывала зеленые кепки, блинами лежавшие у них на головах. Потом моим вниманием завладели длинные, чуть изогнутые клинки, грозно висевшие у них на поясах. Увлекшись рассматриванием местных властей, я не заметила, как наш караван, получив «добро», бодро зашагал по улочке, окруженной разноцветными двухэтажными домами.

Мы заторопились следом, но были остановлены скрещенными клинками.

– Вы прибыли в Торроффи. Представьте нам путевые бумаги и лист опознавания.

– А… э-э-э… мы с караваном! – шагнул вперед Велия.

– Но у караванщика на вас не было бумаг, так что покажите требуемое. Если у вас нет бумаг, то вам придется взять разрешение на ваше пребывание в городе у дворцовой стражи, после чего вы сможете считаться гостями города, пока не отправитесь в обратный путь или не устроитесь на работу.

Мы помолчали, пытаясь вникнуть в суть сказанного.

– Хорошо! – наконец отмер Велия. – И что нам делать?

– Для начала заплатите. По самоцвету за каждого, чтобы войти в город.

Все невольно стали хлопать по карманам в надежде на завалявшуюся там мелочь. Не найдя таковой, мы вежливо улыбнулись равнодушно ожидающим стражникам и, отойдя подальше, столпились в круг.

– Ну и какие будут предложения? – оглядел всех Шарз.

– У меня только эльфийское золото, – пожал плечами Велия.

– Не рискуй, вдруг это золото у них ничего не стоит! – усмехнулся в бороду Лендин.

– Ага, еще посадят как фальшивомонетчика, – поддакнула я.

– Ни у кого из нас нет требуемого! – раздался голос Корраша.

Мы обернулись.

Покинув круг, черноволосый стоял перед стражниками.

– Эй, тебе че, больше всех надо? – шагнул к нему Вася, но был остановлен железной рукой Велии.

– Не нарывайся.

Корраш смерил его быстрым взглядом.

– А что, я не прав? У вас есть самоцветы? – И, не дождавшись ответа, снова обратился к стражникам: – Отведите нас во дворец! Поверьте, вы не останетесь без вознаграждения.

Стражники пошушукались.

– Хорошо! Вам нужно подождать. Скоро за вами придет дворцовая стража.

Трое остались стоять неподалеку от нас, а четвертый торопливо зашагал по улице, пока не скрылся, свернув в неприметную арку.

– Слышь, Вел, а может, порубим их в капусту? – К Велии, держа руку на древке топора, грозно хмурясь, шагнул Лендин.

– Троих мы порубим, а что дальше? – поднял на него взгляд мой муж. – Нет. Досмотрим спектакль до конца. Кстати, Корраш, что ты имел в виду под словами «не останетесь без вознаграждения»?

Темноволосый, подпиравший в сторонке каменную стену, вздрогнул.

– Только то, что за любое деяние своя награда.

– И свое наказание! – Мало кто мог выдержать взгляд в упор моего мужа.

Корраш не оказался исключением. Пожав плечами, он опустил глаза на гладкие, словно отполированные камни площади.

– Мужики! – покосившись на стражников, заговорщицким тоном начал Толян. – А может правда, ну его, этот город? Пошли обратно в поле! Уж как-нибудь перекантуемся несколько дней на жареной картошке?

– Ага, в натуре, пошли отсюда! Не нравится мне такой фейсконтроль! – сплюнул Вася.

– Ой, боюсь, что ваше предложение из серии несбыточных! – проблеял, указывая куда-то мне за спину, Ларинтен.

По улице чеканил шаг отряд человек в тридцать в такой же форме, как на стражниках у ворот, только красной, и вместо кепок их головы украшали ковбойские шляпы.

Обалдеть!

Окружив нас, они выразительно положили руки на эфесы клинков.

– Торговцы? – К зеленым заинтересованно шагнул длинноволосый… гм… судя по манерам, командир этого отряда.

– Хуже, господин начальник. Похоже, бродяги. Пошлину платить не желают. Да и вообще подозрительные личности. К тому же с ними целых два длинноволосых альбиноса. Если бы не приказ лэра пропускать всех… К тому же бесплатная рабочая сила не помешает. На первое время, пока не отработают входную пошлину?

– От имени лэра хвалю за хорошую службу!

– Да живет долго и не скудеет великий дом Пейер дир Сорр!

– Угу. – «Господин начальник» недовольно поморщился, сраженный наповал таким служебным рвением, а точнее оранием, и скомандовал: – Мы сопровождаем этих бродяг во дворец. Взять в круг, не спускать глаз!

Не церемонясь, нас тут же вытолкали из уютного уголка, построили в цепочку и, окружив, погнали по узкой улочке.

ГЛАВА 6

– Чудесно! Мои чародеи познакомились и уже беседуют на свои магические темы! Ах, как интересно! – прокомментировал сочащийся ехидством голос лэра.

Мириэль, словно только сейчас заметив его, вежливо кивнул:

– Привет и тебе, Джерраф. Прости, что обращаюсь к тебе по-простому, без титулов, в присутствии гостя. Уж как привык!

– Я тебя умоляю! Мириэль! Тебе сойдет с рук даже это. А вот насчет гостя, ты ошибаешься! Это теперь твой напарник и ученик. Он тоже маг. Я хочу, чтобы ты передал ему все свои знания! – На холеном лице лэра засветилась торжествующая улыбка. – Теперь, когда у меня целых два мага, ни один дом не посмеет выступить против меня! Правление моего рода будет вечным!

На лице Мириэля застыла вежливая полуулыбка.

– Хорошо! Давно подумывал об ученике. А потом и на покой можно!

– Кто ж тебя отпустит? – высокомерно хмыкнул Джерраф.

– А кто же меня удержит? – Ледяные глаза мага насмешливо уставились на лэра.

Вдруг со стороны лестницы раздался взволнованный голос:

– Господин! Господин!

– Ну что еще? – Лэр с видимым облегчением резко развернулся и заторопился к выходу, бросив: – Следуйте за мной!

У распахнутой настежь двери в нетерпении приплясывал мальчишка-посыльный.

– Господин! Меня прислал совет! Сегодня с утрешним караваном вместе с чужестранцами прибыл принц Корраш. Его узнал глава каравана.

На Джеррафа, казалось, напал столбняк.

– Кто?!

– Ну ваш брат! О котором все говорили, что он якобы исчез в другом мире.

– Я помню, кто такой Корраш! – осадил его лэр. – И? Он кого-нибудь привез? Или опять показал себя бесполезным хвастуном, мечтающим, чтобы титул наследного принца достался ему? Я даже не удивлюсь, если выяснится, что он все это время отсиживался где-нибудь на окраине моих владений!

– Но, господин! – К недовольному чем-то лэру неторопливо подошел Мириэль. – Я же сам тогда выстраивал карту вероятностей, по которой выходило, что смерть вашего брата не омрачила этот мир, но его присутствие здесь не обнаруживалось!

– Да помню! – отмахнулся черноволосый и выжидающе посмотрел на посыльного. – Так что? Он кого-нибудь привез?

– Говорят, что с ними была женщина.

– Что ж… – Джерраф обернулся к эльфам. – Я хочу, господа чародеи, чтобы вы пошли со мной и помогли разрешить давний спор между братьями за титул наследного принца.

Не медля ни секунды, лэр шагнул на ступени и скрылся в темноте лестницы. Посыльный рванул следом, а Люминель, чуть отстав, зашагал за медлительным магом.

– А что за спор? – решился он спросить, когда лэр скрылся за следующим поворотом.

Мириэль сбавил шал и охотно принялся рассказывать.

– Когда правящий лэр дома Пейер дир Сорр умер, трон и власть над этими землями, как обычно, перешла к старшему наследнику. Им оказался Джерраф. И все бы ничего, но есть и другой, не менее значимый титул – наследный принц. Это вторая фигура в государстве после лэра. А если учесть, что в этом сумасшедшем мире любой, кто сумел более-менее чего-то добиться, может иметь большой гарем – тиррариум, то и претендентов на этот титул оказалось немало. У нашего лэра около сотни сводных братьев. Есть и родные. Конечно, сестры в этой лотерее не участвуют… Гм, так вот. Джерраф после воцарения должен был объявить имя наследного принца. Но он хитер и осторожен. Не захотел наживать себе врагов и предложил братьям своего рода испытание. Наследным принцем автоматически становился тот, кто привел бы в его тиррариум необычную женщину. После этого у него изрядно прибавилось дам! – Колдун усмехнулся, придвинулся к Люминелю и заговорил тише: – Ты не поверишь. Как-то я заглянул туда на правах целителя… мм, кого я там только не увидел. И женщину в пятнышках, с наростами на лысой голове, и женщину с четырьмя грудями. Один очень настойчивый соискатель титула наследного принца умудрился даже изловить русалицу. Это создание с отвратительной рыбьей физиономией, обалденной женской фигурой и сросшимися ногами. Причем живет только в воде. Вот и плавает теперь в бассейне. – Мириэль негромко хохотнул. – Тот наследничек, видать, решил, что всех переплюнет своей оригинальностью. Одного не учел. Лэр поставил условие, что самую оригинальную женщину сделает своей тиррадой. Только кто ж с такой бестией спать-то будет? Вот Джерраф и не решился, хотя развратник – каких поискать. Несколько наследников сгинули в той гонке. И родной брат лэра Корраш тоже. Я даже искал его. Только без толку. Не было его в этом мире. Ни живого, ни мертвого. А тут нате – объявился!

– А как ты сможешь помочь в их споре?

– Я? Хм, ну как сторонний наблюдатель я оценю необычность претендентки. Ведь она должна будет стать главной тиррадой. Гм… женой! Половинкой!

– Ну понял, понял… – Уши эльфа резануло знакомое слово.

На ильениррье.

– Ну а если понял – тише.

Люминель не заметил, как за разговорами они поднялись к приоткрытой двери.

ГЛАВА 7

После торопливого марша по узким улочкам мы подошли к высокой каменной стене, за которой гордо возносились в послеполуденное небо башни дворца. Несколько стражников, стоявших у ворот, тут же бросились их открывать, без разговоров пропуская нас на территорию дворца.

А неплохой особнячок! Массивное, высокое, в готическом стиле здание. Вместо крыши – туча башенок. Окруженное, гм… просто лесопарковой зоной.

Интересно, а у них тут грибы водятся?

Я невольно улыбнулась.

Меж тем аллея привела нас к широкой лестнице, по обе стороны которой сидели, охраняя вход, каменные чудовища. Чем-то они напомнили мне львов, вот только их спины украшал пластинчатый гребень, а хвост заканчивался острым шипом.

– Вот это зверюги! – восторженно присвистнул Толян. – Жаль, ни фотоаппарата, ни телефона! Кому рассказать – не поверят.

– Ты давай шагай! Интурист, блин! – осадил его Вася.

Поднявшись по лестнице, мы шагнули под своды замка. Нас тут же коснулась прохлада каменных стен, заставив кожу покрыться мурашками.

Брр. Как они тут живут?

В большом зале прогуливалось около двух десятков клонов наших конвоиров. Увидев нашу процессию, они выстроились, преграждая вход на лестницу, уходящую вверх, и в длинный коридор. Сбоку гостеприимно манила открытая дверь, куда нас вежливо и сопроводили.

В большой и строгой комнате нас уже поджидали. Трое длинноволосых, одетых в красную форму мужчин смерили нас заинтересованными взглядами и многозначительно переглянулись.

– Откуда вы прибыли?

– Э-э-э… из города, – выкрутился Шарз.

– И как ваш город называется?

– Э-э-э… пока жили – помнили. Ушли – забыли!

Мужчины снова переглянулись.

– Ваша цель в Торроффи?

– Работу найти. Жить остаться.

– Среди вас есть маги?

Повисла настороженная тишина.

– В смысле – фокусы показывать? – уточнил Велия. – Можем.

Темноволосые побуравили его внимательными взглядами.

– С вами двумя, – палец одного из них указал на Ларинтена и метнулся к Велии, – мы чуть позже поговорим отдельно.

Велия равнодушно пожал плечами.

Один из совета поднялся и приблизился к нам.

– Среди вас есть женщина? – Вопрос прозвучал скорее как утверждение.

Холодный взгляд остановился на мне, заставляя опустить глаза.

Вот интересно, что им от меня нужно?

Я незаметно обхватила рукояти кинжалов и чуть их потянула.

Велия, Крендин и дракон, не сговариваясь, шагнули вперед, закрывая меня.

– Господа! Ну сами посудите, откуда в походе взяться ЖЕНЩИНЕ! – вздохнул Шарз. – Кто из них сможет выдержать нелегкий путь до столицы?

– Но нам доложили о присутствии таковой!

– А-а-а, так, может, речь идет о нашей служанке? – «догадался» Велия. Ой, погоди, дорогой! Дай добраться до любимой скалки! – И чем она могла вас заинтересовать? Косорукая, да к тому же у нее с головой не все в порядке! – Он многозначительно коснулся виска. – Ну, вы меня понимаете!

Послышавшийся сзади шум заставил нас обернуться.

Выстроившиеся у дверей стражники, звонко щелкнув каблуками, расступились, пропуская еще одного темноволосого эльфа, одетого в черные бриджи и свободную белую рубаху.

– Забавно! Очень забавно! А я думал, придворные решили меня разыграть, утверждая, что вернулся мой младший брат!

Я даже не поняла, что случилось потом. Мою шею туго опоясала стальная нить, и сильный удар вытолкнул меня на середину зала. Едва не налетев на входящего, я остановилась, пытаясь ногтями подцепить удавку. Из головы вылетели все приемы и заклинания, едва в ней поселилась паника.

– Вернулся! А ты уже и ждать перестал? – будто сквозь вату пробился в сознание голос Корраша. Где-то, словно вдалеке, послышался шум, но тут же растворился в лязганье оружия. Удавка еще сильнее врезалась в горло, заставив меня захрипеть. – Если хоть один из вас дернется, особенно это касается тебя, беловолосый, и тебя, дракон, я отрежу ей голову. Когда-то я был лучшим клинком Торроффи. Я успею это сделать! А стража успеет забрать на тот свет парочку-другую твоих друзей.

Удар под колени заставил меня упасть на каменный пол.

– Отпусти ее, и я дам тебе такой выкуп, что ты сможешь построить город и основать там свой правящий род! – проник в мутнеющее сознание голос Велии.

– Зачем мне твои иномирные богатства? Тем более сейчас? После того как брат оценит твою жену, я и так стану наследным принцем, а впоследствии и правящим лэром.

– Увести всех в клетку ожидания!

Это было последнее, что я услышала, проваливаясь в серую муть.


* * *


– Вел, да не грей голову! Все срастется! Свою землячку мы не бросим. – Петя, походив из угла в угол, подсел к смотрящему в одну точку магу.

– Как ты собрался кого-то спасать, если сам заперт за толстенной дверью фиг знает где? – охладил его пыл Вася.

– Я могу выломать дверь! – поднялся Лендин и, не найдя за поясом древка топора, снова сел на место.

После того как их предал Корраш, у них забрали мешки, оружие и заперли в каком-то подвале.

– Вел, ну что ты молчишь? – не выдержал Шарз. – Дверь я возьму на себя.

– Дверь это не проблема!

– Так чего ты ждешь?

– Ночи. – Велия кивнул на находящиеся почти под потолком маленькие круглые отверстия, сквозь которые золотыми канатами пронзали полумрак лучи солнца.


* * *


– Ну и что необычного в этой женщине?

Когда все волнения улеглись, в комнате совета остались только Джерраф, Корраш, дворцовый маг и Люминель.

Едва началась заварушка, он, сообразив, кого во дворец привел брат лэра, отсиделся за спинами стражников. И только когда унесли Тайну и увели в клетку остальных, он позволил себе подойти к задумчивому Мириэлю. Теперь, попивая изумительный бодрящий напиток, Люминель сидел в мягком кресле, с интересом прислушиваясь к разговору.

– Ну, во-первых, она из другого мира. Побывала на изнанке жизни и смогла спастись. К тому же, как я понял, она – воин, а когда сердится, ее зрачок вытягивается в ниточку, как у степной кошки.

– Это, конечно, интересно, необычно, но перечисленных тобою достоинств мало, чтобы я признал ее своей тиррадой!

– Не хочу вмешиваться, – вдруг заговорил сосредоточенно молчавший Мириэль, – но я увидел у нее магический потенциал.

– И что это значит? – насторожился лэр.

– Только то, что у нее есть способность к магии. Есть свой, пусть маленький, резерв силы, и… у нее могут родиться дети, которые впоследствии станут магами. Если ты сделаешь ее своей тиррадой, вполне возможно, в будущем у тебя появятся сыновья-маги. И уж поверь, я смогу их выучить.

Глядя, каким восторгом загораются глаза местного царька, Люминель понял, что Корраш получит титул наследного принца.

Что ж! От одной избавился. Теперь надо искать детей, и полукровка будет у него в руках!

ГЛАВА 8

Когда растаяли солнечные ниточки и клетку наполнил сумрак, Велия поднялся.

– Пора. Только я бы хотел пойти один. Разведать, где держат Тайну.

– Ну уж нет! – вскочил следом Крендин. – Я с тобой.

– И я с тобой, – встал рядом с ними Шарз. – Если что – поможем.

– Ага, а мы, типа, тут вас ждать будем? Ничего не выйдет! – Парни поднялись, с кряхтением разминая затекшие ноги.

– Но ведь у нас даже оружия нет! – вспомнил Ларинтен.

– А может, наколдовать? – Петя выжидательно посмотрел на Велию.

– Наколдованные вещи, в том числе и оружие, хороши во всем, кроме своей долговечности, – ответил ему прямым взглядом колдун. – Кинжал развеется туманом, когда будешь сражаться, обувь и одежда останутся воспоминанием во время непогоды или стужи. Так что создать с помощью магии оружие я могу. Только не хочу рисковать.

– Оружие мы найдем! – успокоил друга Лендин, поднимая с пола увесистый булыжник.

– Ладно, как знаете! – Махнув рукой, Велия поколдовал над замком, и дверь, тихо скрипнув, отворилась.

В кольцевом коридоре было пусто. Открыв вторые двери, они вышли к лестнице и призраками скользнули наверх.

За следующей дверью, преградившей им путь, явно слышались голоса. Велия прижал палец к губам.

– И что? Прямо так и сказал? – донесся из-за двери восторженный баритон.

– Прямо так и сказал! А я его в своем доме поселил. С друзьями познакомил! А он? – Обиженный голос второго истерично сорвался. Помолчав, его обладатель более спокойно добавил: – Все. Больше я ни одному беловолосому не доверюсь! А у этого еще имечко такое противное!

– Какое?

– Люмине-ель!

Собеседник хохотнул.

– Ладно, Джиф, оставайся! А я пошел домой!

– Берша, давай еще поговорим?

– Я бы поговорил, Джиф, но устал. Мне надо выспаться. К тому же во дворце сегодня такое творилось!!!

– Что?

– Да каких-то бродяг поймали, вроде как из другого мира, а с ними братец нашего лэра. Привел-таки он ему тирраду. Уж не знаю, что в ней особенного, но через три дня уже обряд назначили.

– Ну?! Небось и праздник будет?

– Будет! Говорят, по пять самоцветов дворцовым выдадут и по два городским.

– Что ж, два тоже хорошо! Хоть за комнату заплачу вперед!

– Ну, до завтра, Джиф. Пошел я.

– Давай. До завтра.

Послышались удаляющиеся шаги, за дверью что-то поворочалось и стихло.

– Люминель?! – Глаза Шарза едва заметно полыхнули красным.

– Так и знал, что без этого мерзавца не обошлось! – Губы Велии зло искривились.

– Если он еще в этом мире, его надо найти и отрубить все, что отрубается! – грозно выдохнул Лендин.

– Слышь, мужики, как я понял из базара, чувак за дверью в больших претензиях к тому Демидролу, которого вы ищите? – Стоявший позади всех Вася кивнул на дверь.

Секунду все пытались понять смысл сказанного.

– Ну типа того! – отмер Велия.

– Дык, надо на этом сыграть! – Вася шагнул к двери и громко постучал.

Все замерли.

– Кто там? – настороженно спросили из-за двери.

– Гости из будущего!

За дверью взволнованно помолчали.

– Откуда?

– Хорош горбатого лепить, мы тут че, до китайской масленицы тереться должны? Ищем Люми… этого… неля, чтобы побазарить по понятиям!

Мученически закатив глаза, Велия с шумом выдохнул. Шарз только пожал плечами. Гномы переглянулись, а Ларинтен обреченно подобрал с пола небольшую палку. Этот молчаливый обмен мнениями прервал металлический стук, словно с той стороны кто-то судорожно пытался попасть железным ключом в замочную скважину, которая, судя по всему, была раза в два меньше ключа.

Наконец после короткого лязга дверь приоткрылась.

– Стоять, не двигаться! Не пытайтесь сбежать, кругом стража! Вы кто? – Из-под кепки настороженно заблестели глаза.

– Ты глухой, что ли? – Вася, распахнув дверь во всю ширь, бесцеремонно шагнул к стражнику. – Мы ищем Люминеля. Ты его знаешь?

Парень, озадаченно почесав под кепкой, покривился.

– Виделись! А зачем он вам?

– Он мой враг. – Отодвинув Васю, к стражнику шагнул Велия. – Кровный и предсказанный. С твоей помощью или без тебя, но я найду его, чтобы исполнить пророчество.

Темноволосый, подозрительно прищурившись, смерил мага испытующим взглядом и, не заметив неискренности, кивнул.

– Хорошо! Я поверю. И, может, я совершаю громадную ошибку, но я тебе помогу. Только потому, что твой враг стал и моим врагом. В этом мире обиды не прощают. Подождите!

Дверь захлопнулась. Проскрежетало, и воцарилась тишина.

– Как думаешь, он вернется? – тихо спросил Крендин у Велии.

– Подождем. – Желто-зеленые глаза колдуна чуть светились в сумерках подвала.

Вскоре тишину снова вспугнул скрежет ключа. Дверь приоткрылась, и в проеме показалась смешная кепка.

– Давайте быстро одевайтесь! – На пол полетел ворох вещей. – Обход уже был. Дворец спит. Я вас выведу.

С удивлением оглядев красную форму и странные головные уборы, все с сожалением скинули привычные тряпки и стали переодеваться. На гномов не налез ни один камзол. Они остались в своих рубахах и просто накинули их на плечи.

– Готовы? – Стражник удовлетворенно кивнул. – Выходите. Да, кстати, зовите меня Джиф.

– Спасибо, Джиф, что помогаешь! – Велия последним вышел из подвала. – Но, как я понимаю, это твое дежурство, ключи у тебя. Выручая нас, ты подставляешь себя. Разве нет?

Стражник кивнул.

– Об этом я как-то и не подумал.

– Я могу создать на два-три дня иллюзию нашего присутствия. Она, конечно, развеется, но не в твое дежурство.

– Тогда на два дня! – Черные глаза стражника довольно засветились. – Ставь свою иллюзию на два дня. В тот день будет дежурить Зирша, мерзкий эльф, к тому же я ему десять самоцветов должен…

Усмехнувшись, Велия начал колдовать.


– Я чувствую себя тореадором, – оглядев себя, трагично зашипел Толян.

– Это еще ничего! – хмыкнул Вася. – То, кем я себя чувствую в этих тряпках, вообще называется матерно.

– Тише! – осадил их Джиф. – Если я сказал, что все спокойно, это не значит, что нужно болтовней перебудить весь дворец. Я выведу вас через кухню. Повара уже спят. Проводил бы к себе домой, но в полночь мне нужно быть на посту. В это время красноштанники всегда делают обход-проверку.

– И как они тебя проверяют? – Велия переглянулся с Шарзом.

– Да никак. Посмотрят – стою, не сплю – и уходят.

– Иллюзия, – многозначительно улыбнулся Шарз.

– Что? – Стражник непонимающе похлопал ресницами.

– Мой друг предлагает создать и твою иллюзию, – принялся объяснять Велия. – Для караула. В случае чего она даже сможет ответить.

– Ты хочешь сказать, что я смогу уйти и этого никто не заметит? Но… – Джиф замялся, – но на рассвете придут меня сменить!

– Вот к рассвету и вернешься! – успокоил его Крендин. – Давай, Вел, делай, да пошли!

– Уже. – Велия прошептал заклинание, взял стражника за руку и дернул. И Джиф раздвоился.

– Не верю своим глазам! – восторженно прошептал черноволосый, разглядывая свою точную копию.

Двойник важно шагнул к двери, развернулся и застыл, положив руку на эфес клинка.

– Ну и чего встали, как стадо баранов у нового забора? Валим или где? – Ворчливый голос Васи заставил Джифа очнуться.

– Уходим. Держаться в тени стен. – Обогнав всех, он зашагал по темному коридору, освещенному редкими факелами.

Спустившись по лестнице, они остановились перед закрытой массивной дверью.

Побренчав ключами, стражник открыл створку и, сняв со стены факел, скользнул в темноту.

В кухне стояли три длинных стола со множеством посуды. Стены украшали всевозможные сковороды, ножи и топоры, а с потолка свисали гирлянды колбас и лука. В углу чернел очаг, а рядом с ним темнела закоптелыми досками неприметная дверь. Подойдя к ней, Джиф отодвинул засов.

– Путь свободен.

– Мне нравится этот парень! – улыбнулся Ларинтен, попутно помогая гномам набивать карманы колбасой.

– Мне уже тоже! – хохотнул Крендин, грозно сунув за ремень небольшой кухонный топор.

Выйдя в летнюю ночь, они прошуршали по каменистой аллее и подошли к высокой стене.

– А теперь как?

– Да просто! – Джиф ощупал каменную кладку, надавил, и часть стены ушла в землю. Он приглашающе махнул рукой: – Прошу не отставать. Если встретим городской патруль, не забывайте, что вы дворцовые стражники и вам плевать на зеленоштанных!


* * *


Люминель отодвинулся от сонно посапывающей девушки, поднялся, плеснул в стакан холодной бодрящей воды и, смакуя, выпил.

Теперь он начинал понимать Мириэля. Кем бы тот ни был в своем мире, то положение, которое он приобрел здесь, ни в коем случае нельзя терять!

Эх, если бы не его месть!

Люминель поймал себя на мысли, что он бы и сам не отказался здесь остаться.

Разве плохо жить во дворце? Иметь почитание подданных и уважение самого короля? Не жизнь, а рай! Предел мечтаний! Хм… если посудить, полукровке он уже насолил сполна! Вряд ли он вернет из загребущих лапок лэра свою Тайну.

Тонкие губы тронула торжествующая улыбка.

Если судить по тому, что он услышал об охране тиррариума Джеррафа, – легче захватить Винлейн или казну Златогорья!

Эльф почувствовал, как тревога, не дающая уснуть, ночным мотыльком растворилась в летней ночи. То ли от чудодейственной воды, то ли от успокаивающих дум, но он почувствовал себя почти счастливым.

Завтра вечером его будет ждать Мириэль, чтобы открыть портал. Но это будет завтра. У него еще есть время, чтобы подумать, выбрать. А пока…

Поставив опустевший стакан на крохотный столик, он вернулся к кровати, лег и по-хозяйски пододвинул к себе испуганно вздрогнувшую девицу.

ГЛАВА 9

Шум в ушах сменился женскими голосами. Я коснулась саднящего горла и с трудом сглотнула.

Ну, Корраш, спасибо! Позаботился! Нет. Жизнь меня не учит и не лечит. Никому нельзя доверять! Господи, когда же я это запомню?

Приоткрыв глаза, я увидела прозрачный балдахин, нависающий надо мной. Ой, мамочка!

Приподнявшись на локтях, оглядела небольшую комнату… гм, с определением «комната» я поспешила.

Стены «комнаты» оказались из белой тончайшей ткани, сквозь которую я разглядела смутные двигающиеся силуэты и блики света. Одна из стен была не закреплена и свисала шторой, скрывая путь на свободу. Относительную свободу. Из мебели здесь стояли маленький круглый столик и кровать, на которой я и лежала.

Руки пробежали по телу, попутно выяснив, что на мне мои джинсы и ветровка, а вот кинжалы, к сожалению, забрали.

Что ж, пора выяснить, куда меня занесло.

Едва я вышла из своей палатки, как на меня уставились несколько десятков пар глаз.

Вдоль стен ярко освещенного свечами огромного зала стояли такие же будуары. В некоторых горели свечи, и были видны сидевшие или лежавшие там фигуры. Между палаток в здоровенных горшках росли карликовые деревья.

В центре зала журчал самый настоящий фонтан. Капельки воды, отражая блики, золотым дождем падали в большую каменную чашу, у которой на невысоких лавках сидели женщины. Метрах в десяти от этой красоты я заметила винтовую лестницу, поднимающуюся к небольшой огороженной площадке. Подняв голову, я ахнула. Надо мной, сияя незнакомыми созвездиями, раскинулось ночное небо.

Прозрачный потолок, офигеть! Ладно, пойдем налаживать контакт.

С опаской шагнув на черные, пугающие своей льдистостью плиты пола, я натянула приветливую улыбку и подошла к сидевшим у фонтана тетенькам.

– Приветик, бабоньки! Как житуха? – Вот почему, когда смущаюсь, я начинаю жутко хамить? – Что, нихт ферштейн? Спикать не будем?

Женщины по-прежнему молчали, не сводя с меня глаз. Наконец ко мне подошла высокая, худая, черноволосая женщина лет сорока.

– Так ты и есть та новенькая, что приволок мой непутевый племянник нашему лэру?

– Э-э-э, ну не совсем! Ваш непутевый племянник, не сказать хуже, меня ненадолго одолжил у другого… мм, как это, лэра! Я понятно изъясняюсь?

– А ты языкатая и глупая! – нахально фыркнула тетка. – Потому что в этом мире нет другого лэра, кроме Джеррафа Пейер дир Сорр! И ты должна его почитать и бояться, глупая, если хочешь остаться в живых!

– Офигеть, как круто! Спасибо за комплимент, но… плевать я хотела на вашего жирафа!

Н-да-а, наверное, сейчас мы с этой тетенькой больше напоминали быков, сцепившихся рогами.

– Молчать! – хлестнул по нервам окрик, заставив меня обернуться. – Забыли, что после захода солнца все должны говорить тихо?

По лестнице, цокая туфлями, спускались двое мужчин в длинных, накинутых на обнаженные плечи накидках, скрывающих тренированные тела и широкие штаны, больше напоминающие шаровары. Увидев их, женщины спешно скрылись в прозрачных будуарах. Остались стоять лишь я, нагло разглядывающая симпатичных парней, и, как ни странно, сварливая тетка.

– Господа смотрящие. Эта женщина новенькая и совершенно не знает порядков. О чем я ей и сообщила. Это она подняла шум. Ее надо наказать! Посадите ее на хлеб и воду на нижнем этаже. Пусть посидит дней пять и усмирит свой норов.

От такой наглости у меня из головы повылетали все достойные ответы, и я только глупо открывала и закрывала рот. Парни переглянулись и вдруг расхохотались.

– Через два дня она станет тиррадой лэра, и ты, старуха, первой будешь сдувать с нее пылинки!

– Да. И она сама будет устанавливать свои правила!

Лицо женщины словно выцвело. Болезненная серость погасила румянец ссоры, а в глазах поселилось такое отчаяние, что мне стало ее жалко.

– Тиррадой? – Она перевела на меня помертвевший взгляд, в котором я прочитала свой приговор.

– Тиррадой! – ехидно подтвердил один из парней. – Или ты думала, этот титул будет за тобою вечно? Старый лэр умер! А на троне давно твой пасынок. Так что это ты в скором времени переберешься на нижний этаж, керха!

– Как ты смеешь называть так меня? МЕНЯ! Еще столетие назад я, шевельнув пальцем, могла предать тебя мучительной смерти!

Смотрящие переглянулись.

– Слушай, тебе не кажется, что старуха разговорилась? Не пора ли ее утихомирить?

– Сделаем!

Презрительно оглядев бьющуюся в истерике женщину, один из парней, ухватив ее за шиворот, словно куклу протащил через весь зал и швырнул в пустой будуар. Тем временем другой, приобняв меня за талию, обворожительно улыбнулся:

– Может, госпожа чего-нибудь желает?

Мой столбняк начал проходить. Мрачно проследив взглядом за возвращающимся брюнетом, я ухватила обнимающего меня за пальцы и резко крутанулась, освобождаясь от назойливых объятий. Мало того, завернув ему за спину руку, я взяла ее на излом и, заставив согнуться, теперь слушала визгливые возмущенные выкрики.

Увидев все это, второй прибавил шагу, остановился от меня в двух шагах и приказал:

– Отпусти его! Ты еще не тиррада. Непочтительно так вести себя со смотрящим! Я могу тебя наказать!

Угрожающе посмотрев в темные глаза, я ласково попросила:

– Оставьте меня в покое или я за себя не ручаюсь!

Парень, радующийся жизни с вывернутой рукой, взмолился:

– Пожалуйста, госпожа! Если вы меня отпустите, я пойду потороплю шьющих ваши покои. Не моя вина, что они пока не готовы. Вам придется до обряда жить здесь! – Он печально покивал на ряд прозрачных палаток.

Угу, с пониманием вообще никак!

Я выпустила мучаемую мною конечность. Баюкая нездорового цвета руку, моя жертва отпрыгнула от меня подальше. Второй с опаской покосился на побледневшего товарища и, видимо, решил с наказаниями не торопиться.

– Так что прикажет моя госпожа? – сделав еще шаг назад, снова полюбопытствовал пострадавший.

Я с подозрением оглядела его подобострастную физиономию.

– Че, с первого раза не доходит? Пошли вон!

Парни снова озадаченно переглянулись, заулыбались и предложили:

– А госпожа не хочет пить или есть? Или, может, массаж? Расслабляющий, возбуждающий, лечебный?

Во попала! А может, их послать по-русски? Может, тогда дойдет? Ладно, оставлю на десерт.

– Раз от вас все равно не избавиться, устройте мне экспресс-обзор.

– Но, госпожа, – моя жертва, отступив еще на шаг, побурела, – это привилегия лэра!

– О чем это ты подумал? Развратник!

Сменив окраску с бурой на малиновую, он развел руками. Мне стало его жалко. Раз умеет краснеть, еще не все потеряно.

– Говорю, не местная я. Объясните ваши порядки. Как здесь живут, что делают. Режим дня, на худой конец.

Парни, покрывшись нездоровым румянцем, скромно кивнули и начали расстегивать ремни.

Я ошалела. Что я такого спросила, чтобы так реагировать?

– Так, стоп! Стриптиз я не заказывала!

Судя по абсолютно ничего не выражающим глазам, с мозгами в их черепушках напряженка.

Ладно, начнем с простого.

– Вы кто? – Вопрос окончательно выбил дяденек из колеи. Что-то натужно промычав, они застыли, не сводя с меня заискивающего взгляда.

Вдруг откуда-то сверху послышался смех, заставив меня вздрогнуть и обернуться.

По лестнице спускался еще один тип. Черный костюм, казалось, был выткан из окружающего нас полумрака, а за ним по ступеням коротким шлейфом тянулись волосы.

Я прищурилась.

Кажется, я его сегодня видела. Вот только где, когда?

Мужчина подошел. Его тонкие губы искривились в приветственной улыбке, но взгляд оставался оценивающе-холодным. Галантно взяв мою руку, он едва коснулся ее губами и тут же выпустил.

Красивый. Породистый. Хищник.

– Госпожа не откажется выпить со мной напиток радости?

– Если господин вначале утолит мое любопытство!

Наши глаза встретились. Его бровь надменно вскинулась.

– Буду рад.

– Что ж. В таком случае вопрос первый: я где, в гареме или в женской исправительной колонии строгого режима?

Брюнета мой вопрос заставил задуматься. Чуть поодаль, с искренним любопытством на лицах, стояли первые жертвы моих расспросов.

– Ты в тиррариуме моей семьи. Это – мои женщины, правда, многие из них принадлежали еще моему отцу. Этажом ниже живут мои сестры и дочери.

– Здорово! Неужели я слышу внятный ответ! – В голове лихорадочно зрели и тут же были мною отвергнуты планы по спасению. – А ты, значит, тот самый лэр этого города?

– Да. – Холодная улыбка едва коснулась его губ. – Этого города и этой земли вместе с прилегающими к ней селениями и островами. Я – лэр крови. А ты станешь моей тиррадой!

Ухватив меня за запястье, парень, не интересуясь моим мнением, решительно потянул меня к лестнице.

– Если не хочешь, чтобы твой паричок держался только на суперклее, быстро отпусти! – Что-то не привыкла я к такому обращению!

Чтобы не быть голословной, я вонзила ногти в удерживающую меня руку. Он даже не вздрогнул, лишь тихо процедил:

– Ты хочешь, чтобы нашу высокую беседу услышали эти керхи?

Невольно оглядев пустынный зал, я словно почувствовала прикосновения множества взглядов. Сжав зубы, я заставила себя пойти за ним.

Поднявшись на огороженную площадку, я оценивающе хмыкнула. Тут явно бывали самые любимые, вернее пользующиеся спросом женщины. В небольшом зале среди цветов и вьющихся растений на полу, покрытом нежной, самой настоящей травкой, стояла большая, утопающая в крохотных подушечках кровать, а над всем этим раем для двоих раскинулся темный шатер звездного неба.

Чуть сбоку я заметила три удобных маленьких кресла, окружавших невысокий овальный стол, уставленный чем-то вкусным.

Неплохо!

– У вас здесь что, комната отдыха?

Мужчина довольно невежливо толкнул меня на кровать, сам, подойдя к столику, подцепил одной рукой кувшин, другой – два продолговатых стакана и, подойдя, уселся рядом.

– За мою неожиданно нашедшуюся тирраду! – Он протянул мне стакан и, не замечая моей ошалевшей физиономии, плеснул прозрачной жидкости сначала в свой, затем в мой. Опустив кувшин на траву, залпом выпил и посмотрел на меня. – Пей! Или тебе не нравится тост?

Я отмерла.

– Гм. Что-то я не уверена в твоем заявлении.

Словно не услышав, он смерил меня холодным взглядом.

– Ты хотела задать мне какие-то вопросы?

– А ты точно сможешь на них ответить? Или зависнешь, как те мачо? – Я кивнула вниз. – До сих пор переваривают мой последний вопрос.

– А-а, ты о смотрящих? – Холодная улыбка снова коснулась его губ. – При всем желании они бы тебе не помогли. Во-первых, они не поняли тебя, ты так странно говоришь. А во-вторых, они отбираются специально для тиррариумов и живут здесь, пока могут удовлетворять все желания моих женщин.

– В смысле? – Я успела подхватить падающую челюсть и вернуть ее на место. – Странные здесь порядки!

Его красивые глаза снова равнодушно устремились на меня.

– А что тебе непонятно? Смотрящие умеют все, от приготовления напитков и еды до расслабляющего массажа. Могут быть актерами и развлечь музыкой. К тому же для не интересующих меня женщин они исполняют роль любовников.

Я чуть не поперхнулась.

– Оригинально! А куда ты потом пристраиваешь детей?

– Детей?!

– Ну да. От своих заместителей.

Он усмехнулся.

– У смотрящих не может быть детей. Дворцовые целители давно позаботились о решении этой проблемы.

– Рада за тебя! – Я сделала глоток нежного, сладко-кислого напитка и, помолчав, выпалила: – Ну и главный вопрос! Зачем тебе нужна я? На взаимные чувства и брак можешь даже не рассчитывать. Я, знаешь ли, «другому отдана и буду век ему верна!»

Тонкие губы презрительно покривились. Словно не услышав мое последнее заявление, он процедил.

– Надеюсь, болтливость – единственный твой недостаток? Мой придворный маг сказал, что ты владеешь магией, а мне нужны наследники с магическими способностями.

– А что так вдруг?

Он пожал плечами. Снова плеснув в бокал напиток, выпил одним глотком и поднял на меня большие ярко-синие глаза.

– Сейчас неспокойное время. Многие дома перворожденных набирают силу. Я опасаюсь смуты, мятежей. Всегда найдутся те, кто мечтает надеть корону. А подспорье в виде наследников, владеющих магией, заставит всех задуматься, прежде чем попытаться забрать власть у моего рода. – Он отставил бокал, и его губ наконец-то коснулась настоящая улыбка, смягчив надменное лицо. – Естественно, ты станешь тиррадой. Наши дети станут первыми претендентами на трон. Я гарантирую тебе безбедное существование до самой твоей смерти. К тому же, если ты научишься удовлетворять все мои прихоти, я позволю себе долго не забывать путь в твою спальню.

– Ух ты, просто райская жизнь в стенах этого борделя! – Бешенство раздирало меня на части. Мою жизнь расписали по минутам и слили в унитаз. Оч-чень приятно, что и говорить, когда в тебе видят только племенную кобылу.

– В стенах моего тиррариума! – холодно поправил мой новоявленный жених, не замечая моего ехидного, исходящего ядом тона.

– Сам живи со своими змеями! У меня уже есть муж, дети и счастливая, полная радости жизнь. Так что, парниша, единственно правильное, что ты можешь сделать в этой ситуации, это передать меня с рук на руки моим спутникам и пожелать счастливого пути. Иначе за последствия я не ручаюсь!

Я поднялась, поставила стакан на столик и шагнула к лестнице. В следующее мгновение в мою руку словно вцепились стальные тиски. Меня дернули так, что я, чуть не лишившись конечности, оказалась на кровати.

Придавив к постели, черноволосый навис надо мной.

– Мне нравится объезжать диких, упрямых кобыл. – Его синие глаза сверкали бешенством. – Не надо меня злить. Иначе, получив наследников, я отправлю тебя жить в дом Забвения. И поверь мне, девочка, хуже наказания здесь не бывает!

– Слезь с меня, кабан горбатый! Пока я не устроила тебе пять переломов и десять вывихов.

Мою щеку обожгла пощечина.

– Кажется, ты не очень почтительно отозвалась о своем господине?

– Конь ты педальный, а не господин!

От второй пощечины я увернулась, резко дернулась и так впечатала ему лбом по породистому лицу, что он застонал.

– Ах ты дрянь! Я предлагаю тебе жизнь, о которой мечтает любая дочь высокородного дома. Еще ни одна керха не посмела сказать мне «нет», не говоря о том, чтобы оскорбить Джеррафа Пиер дир Сорр!!!

– А-а-а! Так ты и есть тот самый жираф? Вот блин, дал же бог имечко!

В его глазах уже полыхала неприкрытая ярость.

– Что ж, придется мне начать приручать тебя уже сегодня! Чувствую, мне даже будет некоторое время интересно!

Его пальцы хищно вцепились в мою ветровку. Раздался треск. Почувствовав свободу, я изловчилась и от души двинула ему в глаз. И тут случилось невероятное. Парня, словно взрывом, отбросило к стене, по которой он тихонько сполз и остался, постанывая, лежать на травке.

Секунду я изумленно разглядывала свою руку.

Нет, для фиолетового бланша я врезала, конечно, хорошо, но такого нокаута не ожидала! Стоп! Кольцо!

Мое обручальное кольцо светилось ровным серебристым сиянием. Значит, это оно меня защитило. Здорово!

Вскочив с кровати, я перепрыгнула жертву обстоятельств и бросилась к лестнице.

Внизу было оживленно. Обитательницы тиррариума столпились у бассейна и что-то шумно обсуждали. Смотрящих не было.

Надо бы узнать, где у них тут выход!

Меня заметили, и наступила тишина. Спустившись, я пошла к ним.

– Тетеньки, то есть девушки. Вы не сильно обидитесь, если я скажу, что немного подпортила внешний вид вашего общего мужа? – Н-да, рисковала я сильно! Но все же был шанс спастись от наказания. Затеряюсь где-нибудь в толпе. Пока будет искать, уже остынет. С другой стороны, если ему так уж приспичило получить от меня наследников, тем более не убьет. Впереди еще два дня, очень надеюсь, что Велия меня отсюда вытащит!!! – Но я ни при чем! Он, так сказать, сам пришел и все такое.

Женщины продолжали молчать, не сводя с меня настороженного взгляда.

– А не подскажете, где мое койко-место? А еще лучше – выход?

Сверху раздался шорох, стук, звон… будто перевернули стол с посудой, снова шорох, а когда на лестницу выполз мой жених, у девиц дружно брякнулись челюсти. Я залюбовалась. Все-таки классный бланш получился!

Джерраф, покачиваясь и держась за перила, спустился вниз. В это время в дальнем углу поднялась часть стены. В зал вошли двое смотрящих и, заметив своего господина в таком помятом состоянии, со всех ног кинулись к нему. Отступив к притихшим женщинам, я поискала глазами свободную палатку.

– Господин, что с вами?

– Мы можем помочь?

Джерраф подержался за голову. Привстав на цыпочки, оглядел толпу.

– Ищите новенькую! Ту, что подарил мне Корраш! – От его рыка я, представив себя маленькой серенькой мышкой, медленно, но верно стала пробираться в глубь зала, где до сих пор была открыта потайная дверь. – Она должна быть где-то здесь! Я хочу удостовериться, что она мне не приснилась. Она… она – великолепна! Подарила мне такие незабываемые ощущения… Мм, правда, вначале заартачилась…

Лэр, мечтательно прикрыв глаза, расплылся в восторженной улыбке, а я в изумлении замерла.

– Здесь она, господин! – сдал меня противный голос старой тиррады.

Все обернулись и расступились, выставляя меня на всеобщее обозрение.

Джерраф расцвел в улыбке и кинулся ко мне.

– Это было восхитительно, чудесно. Я даже лишился чувств. Со мной никогда такого не было! Спасибо! – Он нежно коснулся губами моей руки. – Готовься, через два дня обряд. Ты станешь моей тиррадой!

Развернувшись, он кивнул смотрящим и, прошагав через весь зал, исчез за потайной дверью.

– Пойдем, госпожа, я провожу тебя в твои палаты, – позвал меня один из парней. Покружив вдоль выстроившихся рядком будуаров, он остановился возле одного и приглашающе раздвинул полог. – Прошу, госпожа, скоро принесут еду и напитки. Может, что-то еще?

В полном недоумении я жестом отпустила его и устало рухнула на кровать.

ГЛАВА 10

На осторожный стук в окно никто не ответил.

– Спит, наверное! – буркнул Джиф. – Придется заходить через главный вход. Держатель этого трактира не очень-то любит гостей своих жильцов, особенно в таком количестве.

– А твоя женщина не будет против нас? – Ларинтен покосился на безмятежное, занавешенное светлой тканью окно.

– Проблема не в ней, – отмахнулся стражник, – а в том, как попасть в комнату.

– Можно сделать нас незаметными, – шепотом предложил Шарз.

– Это как? – насторожился Петя.

– Это так. На нас будут смотреть, но не заметят.

– А это потом смоется? А то будут на меня девушки смотреть, но не замечать! – нервно хихикнул Толян. – Обидно, да?

– Ладно. Делайте да пошли! – резко оборвал их Джиф. – Не забыли? Мне до рассвета нужно вернуться.

– Уже все сделано, – хмуро кивнул Велия. – Веди.

Свернув за угол трехэтажного дома, они подошли к темнеющей арке двери. Стараясь не шуметь, перемахнули две ступени и скользнули вслед за Джифом в длинный, освещенный лишь несколькими свечами сумрачный коридор. Вскоре позади остался ряд дверей. Джиф обернулся, приложил палец к губам, а потом указал на что-то впереди. Пройдя еще пару шагов, они вышли в небольшой зал, где сиротливо стояла пара низеньких диванчиков и массивный стол, за которым, сложив голову на руки, благодушно похрапывал черноволосый мужчина.

Проводник жестом приказал поторопиться.

– Зря только энергию потратили! – буркнул Шарз, когда опасное место осталось позади.

– Как бы сказала Тайна, лучше перебдеть! – возразил Крендин.

– Ч-ш-ш! – вскинул палец к губам Джиф и тихо поскребся в самую крайнюю дверь. – Сальвина, ты спишь? Открывай!

Тишина.

Джиф постучал требовательнее.

– Может, ушла к своим? Она всегда уходит к матери и сестрам, когда я остаюсь на дежурстве, – утешил он сам себя. Похлопав по карманам, извлек длинную темную палочку. – Хорошо, что ключ взял. – Ловко всунув ее в незаметное отверстие, Джиф на что-то нажал, и дверь, щелкнув, отворилась. – Входите быстрее!


* * *


В комнате действительно никого не было. Сумрак разбавлял только слабый свет, идущий с улицы. Подойдя к окну, Джиф плотнее задернул шторы, зажег стоявшую на столе лампу и сдернул ткань, скрывающую аппетитно пахнущую горку.

– Мм, вот за что я люблю эту женщину! Что бы ни случилось, никогда не забудет оставить еду.

– Бесценное качество! – улыбнулся Велия.

– А может, съедим тогда все это? За знакомство? – Сглотнув, Лендин кивнул на печево. – А потом и о делах поговорим?

Выгрузив на стол еще и свою добычу с королевской кухни, мужчины столпились у стола и с жадностью набросились на еду.

– Слышь, Джиф? А ты че, на стульях экономишь? – Потоптавшись, Вася цапнул несколько печеных палочек, кусок колбасы и уселся на кровать.

– Нам хватает! – улыбнулся тот.

– Наоборот, здорово! Больше влезет! – довольно прочавкал Лендин.

Спустя некоторое время мужчины наелись и оккупировали кровать и пол.

– Расскажи, как ты встретился с Люминелем, – скинув камзол и усевшись на пол рядом со стражником, попросил Велия.

– Да как? Просыпаюсь как-то, а он здесь хозяйничает. Ну, я к нему, как к другу. С товарищами познакомил, а он… Теперь во дворце встречает, даже не смотрит в мою сторону. Джерраф его вторым магом к себе взял.

– Я так понимаю, в вашем мире магия забыта? Откуда тогда взялся придворный маг номер раз?

Джиф пожал плечами.

– Да кто его знает. Про него многое говорят. Самый распространенный слух, что Мириэль попал к нам из другого мира, где полным-полно магов, не смог вернуться и остался здесь.

– Мириэль? – Велия помолчал, разглядывая чуть колышущиеся от ночного ветерка занавески.

– Да. Кажется, так зовут того мага. А ты за Люминелем почему охотишься? – Джиф, признав авторитет колдуна, не сводил с него любопытных глаз.

– Да натворил он много чего.

– И что, ты хочешь его убить?

Велия, словно не услышав вопроса, наконец перевел на стражника взгляд.

– Где у вас содержат женщин вашего князя?

Джиф поморщил лоб.

– Князя… Лэра? Тиррариум?

– Да.

– А зачем тебе? – Он насторожился, словно кошка, увидевшая мышь.

– Забрать свою половинку.

– Кого?

– Жену!

– Тирраду?

– Тьфу, yopala haty! Пусть будет тиррада!

– Так, стоп! Сегодня Корраш привез лэру обещанную тирраду. Так, значит, получается это она… которая…

– Угадал! – Велия устало потер лоб. – Так как нам ее забрать?

– Никак, – развел руками стражник.

Колдун лучезарно улыбнулся.

– Нет, ты не понял! Мы ее заберем в любом случае. Только, если это сделаем мы… я, тебе придется переселяться в другой город, потому что от этого мало что останется. Поэтому лучше помоги забрать ее по-тихому. Мне тоже не нравится проливать кровь невинных.

Джиф нервно поднялся с кровати. Померив шагами комнату, уселся у стола на коротконогую табуретку, придвинул кувшин с водой и с жадностью отхлебнул.

– Вы сумасшедшие?

– Ну, в той или иной степени, – согласился Велия.

– Вы не понимаете? Это не-воз-мож-но, то, о чем вы просите меня! Даже если вы украдете из тиррариума лэра служанку, вас найдут и предадут мучительной смерти. А уж позариться на его единственную тирраду! Правда, обряд назначен через… мм, уже два дня, но, зная Джеррафа, могу смело утверждать: она уже стала его тиррадой, а обряд – лишь мелочь.

– Зная нашу Тайну, могу смело утверждать: ваш лэр сильно рискует пострадать от таких мелочей, – усмехнулся в бороду Лендин.

– Она никогда не станет его тиррадой. Могу тебя, стражник, в том уверить.

Не выдержав взгляда Велии, Джиф опустил глаза и криво усмехнулся.

– Я тебя понимаю. Так трудно смириться, когда что-то было твоим, и вот оно уже у другого, и никогда не вернется назад… Н-да-а.

– Она всегда будет моей!

– Безумец! – Во взгляде Джифа скользнула жалость.

– Слышь, мужик, если тебя это как-то утешит – среди нас все такие! – не выдержал Вася. – Так что прекращай истерику и говори, как в ваше центральное женское… гм… хранилище пробраться? И как выбраться.

Джиф задумался.

– У меня там есть знакомый, он работает смотрящим. Попробую завтра у него все расспросить. Если честно, я знаю, были случаи, когда лэры дарили своих женщин, продавали, но чтобы хоть одну украли из террариума – такого не бывало. Точно!

– В первый раз всегда необычно! – философски пожал плечами Ларинтен. – Ленд, плесни мне еще из того сосуда.

– Там вода. Ты такое не пьешь!

– Ага, свяжешься с вами, научишься пить всякую гадость!

– Что ж, отдыхайте! Мне пора возвращаться. Сдам дежурство, загляну к смотрящим и вернусь. Тогда и будем думать. – Джиф открыл окно, перебросил одну ногу, выбрался и, напоследок заглянув в комнату, предупредил: – Девушка утром придет, скажете, что вы мои гости.

– А вдруг она нас выгонит? – приоткрыв один глаз, на всякий случай испугался Петя.

– Ну что ты! Она будет вам родной матерью! – хихикнул из темноты голос радушного хозяина.

В траве зашуршали шаги, и все стихло.

ГЛАВА 11

Меня разбудили голоса. Открыв глаза, я потянулась и, вспомнив события вчерашнего дня, села на постели.

За тонкими стенами будуара, тихо переговариваясь, ходили тени.

Ладно! Спасибо этому дому, но пора отсюда выбираться.

Скользнув за полог, я огляделась, заметила возле бассейна группу женщин и уверенно направилась к ним.

– Гм, здрасти! Я тут новенькая. Помните? Так вот. Хотела бы поинтересоваться, в какой стороне здесь выход? А то мне домой пора.

Женщины озадаченно уставились на меня, явно беспокоясь за мое душевное здоровье.

– Но, госпожа, это невозможно! Скоро вы станете тиррадой лэра и нашей повелительницей.

– Не было печали! – скривилась я.

– Это счастье, что нас выбрали в тиррариум нашего лэра! Это гарантия того, что проживешь довольно спокойную жизнь. Конечно, каждую из нас могут поменять, подарить или даже продать, но тебя это не коснется! – робко возразила худощавая, коротко стриженная женщина лет тридцати.

– Я, конечно, рада за вас – хмыкнула я, – но придерживаюсь своих критериев личного счастья! Люблю, знаете ли, верность.

Женщины переглянулись и захихикали.

– Ты странная! – Ко мне подошла девушка лет шестнадцати. Поправив богатую иссиня-черную косу, она заглянула мне, казалось, в самую душу необычными серо-зелеными глазами и грустно улыбнулась. – Верности в этом мире не существует. Она не нужна!

– Да, – кивнула кудрявая маленькая женщина. – Богатых мужчин, которые могут позволить себе тиррариум хотя бы из двух женщин, очень мало. А женщин много.

– И если не возьмут в тиррариум, то придется идти работать, а хуже позора и быть не может! – пояснила длинноволосая. – Ты даже не представляешь, как тебе повезло!

Позади послышался шум. В стене открылась потайная дверь.

– Пойдем. Принесли еду. Когда смотрящие уйдут, мы еще поговорим! – Она белозубо улыбнулась мне и заспешила вместе со всеми к четырем черноволосым мужчинам, катящим высокие тележки.

Уныло оглядев возбужденную толпу, поглотившую и тележки, и смотрящих, я повернулась к бассейну. Никогда не любила стадо! Лучше останусь голодной, чем буду изображать собаку Павлова.

В прозрачной воде между гигантских цветов, похожих на водяные лилии, мелькнуло гибкое, блеснувшее изумрудом тело.

Интересно!

Подойдя ближе, я уселась на отделанный деревом бортик. Вдруг, окатив меня брызгами, из воды выпрыгнуло нечто: безволосая голова с выпученными, как у рыбы, глазами, вместо носа нервно трепыхались две пленочки, скрывающие ноздри над выпяченными серыми губами. Вместо рук и ног – перепончатые отростки.

Я отшатнулась.

Издав чмокающий звук, чудовище исчезло под водой.

Господи! Что это было? Вернее кто?

– Госпожа! – Ворчливый голос старой тиррады, внезапно прозвучавший над ухом, заставил меня вздрогнуть.

Надо бы нервишки подлечить!

Она стояла возле меня, держа в руках глубокую полукруглую миску и стакан с чем-то розовым.

– Госпожа, я позволила себе позаботиться о вас и принесла вам поесть. Вот. Возьмите! – Ей-богу, не ожидала от старой грымзы такой услужливости.

– Спасибо. – Я растянула губы в настороженной улыбке. – Если честно, голодная как волк.

– Ешьте! И простите за вчерашнее. – Она поставила тарелку и стакан на край бассейна, коротко поклонилась и, не оглядываясь, ушла.

Что-то быстро тетя признала свое поражение.

Проводив ее взглядом, я с подозрением изучила одинаковые нежно-розовые шарики, с горкой наполнявшие миску. Пахло вкусно: чем-то мясным, с резким, будоражащим аппетит ароматом.

Хм, попробуем!

Уцепив двумя пальцами шарик, я только собралась его надкусить, как сильный удар выбил его из рук. Проследив, как шарик бултыхнулся в воду, я разъяренно обернулась.

– Че, совсем обалдела? – накинулась я на мою недавнюю знакомую с длинной роскошной косой.

Шагнув ближе, она, едва не дыша мне в ухо, тихо заговорила:

– Я видела, как тиррада посыпала вашу еду каким-то порошком. Это может быть опасно!

Я невольно покосилась на шарики, брезгливо вытерла пальцы о джинсы и криво улыбнулась своей спасительнице.

– Спасибо.

Стрельнув в меня глазами, она потупилась.

– Надеюсь, когда вы станете тиррадой, то назначите меня своей приближенной?

– А? – Раздумывая над случившимся, я едва услышала вопрос. – Да, конечно! А как часто у вас случаются внезапные смерти?

– Бывает! – серьезно кивнула она.

– Угу! Здорово! Забери эту дрянь и выкини, чтобы никто не потравился!

Отдав несостоявшийся завтрак, я поискала глазами смотрящих и, заметив двоих, неторопливо прохаживающихся рядом, направилась к ним.

– Хай, пиплы, как житуха?!

Парни озадаченно обернулись.

– Тьфу, все забываю, что у вас гигов мало! Привет, говорю! Как дела?

Услышав знакомые слова, они отмерли и заулыбались.

– Приветствуем тебя, госпожа! Что угодно?

– Хочу поболтать с вашей тиррадой.

– Поболтать? Чем?!

– Тьфу на тебя, пошляк! Поговорить с ней хочу!

– Но, госпожа, тиррада – это вы! Так сказал лэр.

– А-а, ну да… Да нет! С бывшей тиррадой!

Фу-у, пока втолкуешь!

Парни переглянулись.

– А она у себя в будуаре!

– Чудесно! Вот и проводите меня к ней!


Оказавшись у дальней палатки, я жестом отпустила смотрящих и, раздвинув ткань, шагнула под тончайший полог.

Сидевшая на кровати тиррада удивленно обернулась и испуганно зажала себе рот.

– Что, я так сильно похожа на призрака?

– Я… я не понимаю… Что тебе нужно?

– Я говорю: яд не подействовал! – Заговорщицки подмигнув, я уселась рядом. – Пойми, я тебе не враг! Хочешь остаться тиррадой и править долго и счастливо?

Глаза женщины недоверчиво загорелись.

– О чем ты говоришь?! Как можно? Идти против воли лэра! А… что нужно делать?

– Помочь мне сбежать! Как я поняла, ваш лэр хочет наследника с магическими способностями. И он решил сделать меня своей главной тиррадой, потому что ваш маг с какого-то перепоя увидел во мне магический потенциал! Понимаешь? Происки врагов! А если я сбегу и меня не найдут, ваш лэр погрустит и забудет. А ты по-прежнему останешься тиррадой! Теперь поняла?

В ее глазах блеснули радость и понимание.

– Но как? Это невозможно! Лэр неглуп и жесток.

– Думай, голова, – шапку куплю!

– Что?

– Говорю, мозгами шевели! В твоих интересах сплавить меня отсюда подальше! – Я поднялась и, уже выходя, бросила: – Как что придумаешь, дай знать!

ГЛАВА 12

– Эй, гости, хватит спать! У меня чудесные новости! – Стук двери и голос Джифа развеял последние тенета сна.

Мужчины, потирая глаза, недовольно щурились на улыбчивую физиономию стражника.

– Рассказывай! – Велия сел и с хрустом потянулся.

– Коротко! То, что мне удалось узнать у смотрящих. Девица новая в тиррариуме появилась вчера. Волосы ниже пояса, темно-каштановые, прямые. Глаза болотного цвета, высокая, стройная. Она?

Велия кивнул:

– Она.

– Так вот! – Джиф, перешагнув через лежавших на полу гномов, пробрался к столу и уселся на табуретку. – Умудрилась она вчера что-то сделать с нашим лэром! Короче: у него бланш на пол-лица и влюблен в нее по самые… гм, ну, в общем, добровольно он ее теперь точно не отдаст и не продаст. Этот вариант отпадает.

Стражник обвел взглядом внимательные лица мужчин.

– Но есть другой план! За десять камней мой друг согласился нам помочь.

– Хорош друг! – не удержался Толян.

– А ты думаешь, тебе задарма кто-то будет своей шкурой рисковать? Все нужно сделать так, чтобы лэр концов не нашел! А то вы уйдете, а отвечать нам!

– Все ясно! Давай излагай! – перебил его Шарз.

– Ну я и говорю! – моментально собрался Джиф. – Значит, мне стало известно, что завтра на рассвете в город прибывает караван. С ним придут трое новых смотрящих. Мы их перехватим, а кто-нибудь из вас займет их место. Таким образом, вы попадете в тиррариум, найдете свою женщину и сбежите.

– А как «сбежите»? – уточнил Крендин.

– Ну, там по обстоятельствам! Но нужно успеть до обряда. Когда лэр сделает ее тиррадой, за ней будут так следить!

– Ясно, а расскажи что-нибудь о смотрящих. Что входит в их обязанности? – Велия не сводил с Джифа внимательного взгляда.

– Обязанности? – Джиф задумался. – Обязанности просты: разносить еду, следить за порядком, прекращать ссоры и споры, развлекать пением и разговорами, ублажать их прихоти. Короче, скрашивать досуг. Лэр – один, а женщин у него сто восемьдесят девять! Гм, вернее уже сто девяносто!

– Это ненадолго! – успокоил его Велия.

– Ну-ка, ну-ка? С этого момента поподробнее! – окончательно проснулся Петя. – А в каком смысле скрашивать досуг?

– В прямом! – улыбнулся Джиф.

– Ни фига себе! – Вася сел. – А этот… лэр, что, не ревнует?

– Общаться вам придется с теми, кто скучает без внимания лэра. Дело в том, что почти все женщины тиррариума достались ему от отца.

– А-а-а, так там что, старухи лет под триста? – Толян брезгливо скривился.

– Нет. Женщин после трехсот лет всегда отвозили жить за город в дом Забвения. В тиррариуме живут особы детородного возраста.

Парни повеселели.

– А можно, мы туда пойдем? – поднял руку Петя.

– Нет. – Джиф ухмыльнулся, глядя, как сползают с их лиц радостные улыбки. – Вы точно не пойдете!

– Это еще почему? – набычился Вася.

– Ну, во-первых, лица! Слишком они у вас… мм, простоватые, что ли? Во-вторых – рост! Эльфы все высокие.

– И кто, по-твоему, может подойти на эту роль? – не утерпел Крендин.

– Подойти… – Джиф задумчиво оглядел мужчин. – Ну, думаю, подойдешь ты, ты, – он указал на Шарза и прятавшегося за гномами Ларинтена, – и, пожалуй, ты. – Его палец указал на Велию. – Но только вам нужно сходить в цирюльню, чтобы вас подстригли и покрасили!

– Че-го?! – Эльф возмущенно кинулся защищать свои длинные, свисающие сосульками патлы. – Мало того что меня тащат в логово женщин, так еще и собираются уничтожить всю мою красоту, мою гордость! Нет, нет и нет!

– Ладно, Ларя! Хорош верещать! – поднялся Лендин. – Не хочешь в цирюльню, не надо! Я тебя сам подстригу. Топором! Только извиняй, если промахнусь!

– Хорошо! Значит, сегодня цирюльня и… – Велия задумался. – У вас есть базар?

– Зачем тебе базар?

– У нас только золото нашего мира. Хочу продать несколько монет и купить самоцветы. Ведь нужно рассчитаться с твоим другом и цирюльником, и… думаю, что нужно купить одежду?

– Ах да! Одежду купить надо! Форму-то я должен вернуть! – Джиф поскреб подбородок. – Ладно, собирайтесь, отведу вас на базар.

– Ой! – Никто не заметил, как дверь приоткрылась и на пороге появилась изумленная девушка.

На секунду все замерли, а после приветственно заулыбались.

– Господа! Это… моя женщина. Не бойся, дорогая, это мои… мм… родственники!


* * *


День пролетел незаметно. На базар вместе с Джифом отправились Велия, дракон, эльф и Петя, изъявивший желание получше ознакомиться с этим «удивительным неизведанным» миром, а заодно и поднабрать материала для книги.

На базаре они быстро нашли лавку менялы.

– Что у вас, уважаемые? – Непонятного возраста черноволосый эльф дружелюбно осклабился, продемонстрировав несколько десятков белоснежных зубов.

– Скажите, почтеннейший… Мои друзья приехали из далекой провинции. У них с собой только эти монеты. Можно их обменять на самоцветы? – Джиф забрал протянутый Велией мешочек, развязал и высыпал на ладонь золотистую горку.

– Хм, любопытно! – Меняла осторожно взял кругляш двумя пальцами, повертел и положил на прилавок.

Выдвинув ящичек стола, он выудил оттуда несколько малюсеньких пузыречков. Осторожно открыл один, макнул в зеленоватую жидкость прозрачную палочку и капнул на монету.

Слегка поблекнув, она вдруг ярко засветилась. Черноволосый поднял изумленный взгляд.

– Золото древних?!! Этого не может быть! Какую могилу вы вскрыли? Хотя нет, не так! Где находится могила, которую вы раскопали? – Меняла, лучась счастьем, нежно погладил монетку. – Сколько камней вы хотите за все?

Мужчины переглянулись.

– Поставим вопрос по-другому! – Шарз оперся на прилавок. – Во сколько камней вы оцениваете одну монету?

Меняла задумался.

– В три камня.

Джиф покривился, явно не согласный с таким обменным курсом, но Велия его остановил:

– Не будем торговаться! Вы даете нам пять самоцветов за монету и обмениваете десять монет. Если нет, мы уже ушли.

– Пять камней?! Да побойся Всезнающего!

– Как знаешь, дорогой! – Велия наклонился к стражнику и громко зашептал: – Ну, знаешь ли! И стоило нас тащить через весь город, когда тот меняла давал нам целых шесть камней? Теперь придется возвращаться!

– Э-э-э, уважаемый, куда торопишься? И не выслушаешь? Пять камней – и ты отдаешь мне все золото!

– Торг здесь не уместен! – рыкнул Джиф. – Я тебе принес такой раритетный товар! Тому же лэру ты продашь эти монеты в тысячу раз дороже!

– Работа такая! – с виноватой улыбкой развел руками меняла. – И, конечно, жаль, что вы не хотите поменять все! Согласен даже на шесть!

– Боюсь, что мы не задержимся в вашем городе, а там, куда мы идем, камни ничего не стоят!

– Что ж! – Торговец с сожалением посмотрел на мешочек, все еще остававшийся пухлым, даже после того как Джиф взял оттуда десять монет, и, отсчитав камни, тяжело вздохнул. – Буду надеяться, что вы еще заглянете в лавку старого Баррафа.

– Все может быть! – улыбнулся Велия, пряча мешочек на поясе.

Распростившись с менялой, они вышли на улицу.

– Ну и где твоя цирюльня? – угрюмо поинтересовался Ларинтен.

– Да тут, через два проулка.

– Веди! – коротко кивнул колдун. – А то мы с нашей внешностью среди вас, как великаны в гномьем городе.

– Не понял пару слов, но сравнение уловил, – усмехнулся Джиф, сворачивая в ближайший переулок.


Вскоре они уже входили в большой и светлый зал. В лицо дохнул влажный воздух, напоенный запахом трав и сырого дерева. Множество узких лавок заполоняли большое помещение. Некоторые пустовали, но на многих, нежась в душистой пене, лежали темноволосые эльфы. Вокруг них суетились одетые только в набедренные повязки, коротко стриженные парни.

– Здесь у нас и баня, и цирюльня, – пояснил Джиф.

– Что угодно господам? – обратился к ним невысокий мальчишка.

– Привет, Таркаш! Это мои гости из провинции, видишь, двое – альбиносы. Нужно покрасить и подстричь их всех, как дворцовых.

– А-а-а! – Парнишка понятливо заулыбался. – Понял-понял! К нам на заработки приехали? – Не дожидаясь ответа, приглашающе махнул рукой. – Пойдемте! – И шустро зашагал к свободным лавкам у стены.

ГЛАВА 13

Выйдя от тиррады, я принялась бесцельно кружить по залу.

А если она не захочет мне помочь? В принципе не смертельно, придумаю что-нибудь сама.

Попробовала применить магию – результат нулевой. Словно и не умела! Хотя Велия как-то объяснил, что есть такие места, которые поглощают все энергетические выплески. Может, этот тиррариум как раз и стоит на одном из таких?

– Госпожа! – Ко мне подошла моя утренняя длинноволосая знакомая. – А правда вы, как говорят, из другого мира?

Я остановилась.

– Правда!

– Ой, как интересно! – Она обернулась, призывно махнула рукой, и нас окружила стайка девушек. – А расскажите, как там, в других мирах!

А почему бы и нет? Может, сказки я придумывать и не умею, но вот рассказать что-нибудь правдивое – всегда пожалуйста!


* * *


– Ой, как интересно! Он так и сказал?

– Да. Говорит: «Ты предсказанная мне Тайна!»

Многоголосый вздох подсказал мне, что тема выбрана верно. Возле меня столпились, наверное, все обитательницы гарема и, затаив дыхание, слушали мои мемуары. Чуть поодаль прохаживались трое смотрящих, успешно делая вид, что выполняют возложенные на них обязанности.

– Неужели мужчины могут ТАК относиться к женщинам?

– Да это сказка! Такого не бывает!

– Бывает! – Я едва услышала свой голос в поднявшемся шуме. – И довольно часто!

– Тогда почему в нашем мире с нами не считаются?

– Да! Сидим здесь никому не нужные! Всеми забытые!

– А вы заставьте с вами считаться! – Нет, скоро я точно охрипну. Еще бы! Затронули больную тему! – Сами посудите! Пусть ваши мужчины умнее вас – не спорьте! Сильнее – несомненно! Могущественнее – конечно! Но… вы их главная слабость! Куда они без вас? Ни-ку-да!

Тишина, воцарившая на миг, снова взорвалась криками:

– Правильно!

– Верно!

– А если нас отправят на плаху? – пробился ко мне откуда-то сбоку голос невысокой худенькой девушки, скорее даже девочки, на вид лет четырнадцати.

Я мило ей улыбнулась.

– Всех? Всех до единой? Если уж требовать чего-то, то всем миром. Если с десяток из вас заявит о себе, над вами в лучшем случае посмеются, в худшем – накажут. А если все женщины города?

В возбужденном галдеже никто не заметил, как в зал вошел лэр в сопровождении двух смотрящих.

– Что здесь происходит?! – Его рык заставил всех испуганно замолчать.

Оглядев столпившихся вокруг меня женщин, я решительно вышла вперед.

– Митингуем помаленьку!

Хм, жаль, с бланшем он выглядел очень красочно! Хорошие у него лекари… Надеюсь, напоминать не придется?

– Что? – Он грозно нахмурился.

– Дорогой! Не обращай внимания! Ты и так с утра до вечера о нашем благополучии печешься, зачем тебе объяснять еще и значение моих глупых слов? – Надеюсь, моя улыбка получилась обворожительной. – А вообще, ты чего пришел?

Подозрительно оглядев потихоньку редеющую толпу, лэр перевел на меня холодный взгляд темно-синих глаз и криво усмехнулся.

– Соскучился.

– Ты мазохист?

– Кто?

– Никто! Знаешь, я немного занята. Так сказать, на правах тиррады устанавливаю тут свои порядки, создаю законы… Может, ты потом заглянешь? А то мы тут свои проблемы решаем… Тебе, наверное, неинтересно.

– Какие проблемы?

Вот блин!

Я вздохнула.

– Это долгая песня… а давай мы все обмозгуем и тебе на бумаге передадим. Ладно? Зайди вечерком, а лучше на днях. И вообще! У нас когда обряд назначен?

– Послезавтра утром…

– Вот и чудненько! Давай тогда и встретимся!

– Но… – Он шагнул ко мне и попытался заключить в объятия.

– Примета плохая! – Я увернулась, осадив его. – Если до обряда жених невесту увидит, э-э-э… мм… О! Детей не будет!

Он отдернул от меня руки как от прокаженной и пытливо заглянул в глаза.

– Это правда?

– Истинная!

Он помялся.

– Ну, тогда, может, я пойду?

Скрывая облегчение, я кивнула.

– Иди, любимый! Всего-то осталось два дня потерпеть.

– А то, что мы вчера с тобой…

– Один раз – не считается!

Похоже, у парня мозги стряслись окончательно!

Сделав жест своей свите, он уверенно развернулся и пошел к выходу.

– Госпожа, как вы с нашим лэром дерзко разговаривали! – восторженно выдохнула рядом со мной кудрявая, дородная женщина. – В последний раз, когда новая избранница лэра отказалась выполнить его требования, ее посадили голой на цепь во дворе городской тюрьмы. Кажется, она прожила неделю.

– Жаль, что я здесь ненадолго! – покривилась я, пытаясь отогнать мерзкую картинку, услужливо подсовываемую воображением. – А то вашему миру революции точно не избежать!

– Госпожа! – Мой локоть сжали холодные пальцы. Я обернулась на печально знакомый голос тиррады. – Мне нужно с тобой поговорить.

Я затерялась в толпе, вслед за торопливо семенящей тиррадой. Женщины моего исчезновения, казалось, даже не заметили, продолжая спор.

Отведя меня к колоннам, тиррада остановилась.

– Я подумала над твоими словами. Прости, что пыталась тебя отравить. Поверь, менять власть на роль прислуги в мои-то годы – более чем жестоко!

– Ты поможешь мне сбежать?

Тиррада кивнула.

– Завтра утром сменяются смотрящие, к тому же прибудут новые – те, которые здесь никого не знают. У меня есть снадобье. Действует как снотворное. Ты его выпьешь на закате, и двенадцать часов у тебя не будет прослушиваться сердце, дыхание, а зрачки не будут реагировать на свет. Я укажу на тебя новым смотрящим, они позовут придворного мага, тот установит смерть, и твое якобы мертвое тело вынесут в прислужническую. Нужно только кого-нибудь предупредить, чтобы тебя ночью забрали. Потому что на рассвете оттуда выносят весь дворцовый мусор, покойников, если таковые случаются, и сжигают у городской стены.

– Ха! – Детали плана промелькнули перед глазами, заставив усомниться в искренности старухи. – А где гарантия, что ты меня тупо не отравишь? Причем с моего добровольного согласия. Благо печальный опыт имел место быть.

– У тебя нет другого выхода, кроме как поверить мне. Пойми, после того что ты мне рассказала, у меня нет повода тебя убивать.

– Н-да. Ты права. Ладно, я подумаю! У меня есть время до завтра. Только обещай, что, если у тебя возникнет еще какой умный план, ты мне о нем сообщишь! Люблю свободу выбора!

ГЛАВА 14

Солнце, радуясь предстоящей ночи, торопливо исчезало за горизонтом, отражаясь багряным отсветом в светло-голубых глазах Люминеля. Он проснулся далеко за полдень, оделся и теперь нервно прохаживался, кляня медленно тянущееся время.

Сегодня важная встреча!

Он долго не мог уснуть ночью, не решаясь сделать выбор. Затея по захвату власти давно перестала его радовать, все больше попахивая безумием.

Сейчас уже не до мести! Пора думать, как бы выжить. Спрятаться так, чтобы полукровка его не нашел.

То, что он и его люди в тюрьме, мало радовало Люминеля.

Какие замки удержат мага? К тому же он знает, благодаря кому лишился детей и половинки. Страшно представить, что будет, если он его найдет!

Значит… Значит, нужно, чтобы не нашел! Никогда!

Решено. Он остается в этом мире, в этом городе! А полукровка уйдет. Мириэль шепнул вчера, что почувствовал на одном из пленников сильный пространственный артефакт. Пояс переходов, кажется. Если Велиандр привязан к нему, то ему придется уйти, и тогда…

Люминель подошел к квадратному окну.

Как ему нравится жить во дворце!

Его комнатка была где-то в северном крыле, под самым шпилем, и из нее открывался чудесный вид на город. Прямо перед ним в середине парка скромно стояло круглое трехэтажное здание с прозрачной крышей.

Красивый дом.

Одна из девиц сказала, что это тиррариум. Хм…

Тонкие губы эльфа искривила довольная ухмылка.

– Что ж, Тайна, надеюсь, тебе там понравится!


* * *


– Это просто ужас какой-то! Нет, лучше убейте меня! Я похож на варвара, мутанта, урода!!! А-а-а-а!

– Ларя, если ты сейчас же не заткнешься, я побрею тебя налысо и уговорю Велию навсегда продать в местный тиррариум!!!

Подстриженный под каре брюнет, трагично крививший губы и разглядывающий себя в маленькое стекло, закрашенное с оборотной стороны темной краской, сейчас меньше всего напоминал Ларинтена.

После цирюльни зашли на базар и, прикупив одежды и еды, вернулись в комнатку Джифа. У поджидавших их там спутников просто упали челюсти, особенно когда они увидели гордо шествующего впереди черноволосого Ларинтена. После него на Велию с его темно-русыми прядями никто не обратил внимания. А может, просто постеснялись откровенно ржать над магом. Поэтому истеричный получасовой хохот достался пунцовому эльфу.

– Я требую уважения к себе, как к пострадавшей личности! И возмещения морального ущерба! – возмущенно верещал он, пытаясь перекричать истеричные всхлипывания. – Между прочим, Вел, тебя это в первую очередь касается!!! Это из-за твоей половинки я похож на базарного шута и, вместо того чтобы спокойно жить в своем мире, шляюсь непонятно где! Да еще и издеваться над собой разрешаю!

– Да ладно, Ларя! Сам всегда говорил: вот бы коротко подстричься и покраситься в черный цвет! – сдал Крендин всем на радость побуревшего от такой клеветы Ларинтена.

Выпучив глаза, он минуту живописно открывал и закрывал рот, видимо пытаясь призвать на помощь все свое красноречие. Наконец это ему удалось:

– Ты меня не понял!!! Я говорил – НЕ ДАЙ, Всевидящий, коротко подстричься и покраситься в черный цвет!!!

– Этого я, конечно, не слышал, – вытирая слезы, простонал Лендин, – но черненький паричок на дне твоего сундука уже моль погрызла! Ты бы его хоть проветриваться доставал!

– Ложь! Нету у меня никакого паричка! Враги подбросили! И моль его не прогрызла! Я и так, ап… – Понимая, что ляпнул лишнее, Ларинтен, возмущенно сопя, зажал рот ладонью.

В царившем веселье никто не заметил, как дверь тихо приоткрылась и в комнату тенью скользнула Сальвина. Кроме, пожалуй, Джифа.

– Ты сегодня рано! – Он поднялся ей навстречу.

Веселье как-то смялось.

– Я все сделала пораньше и ушла. – Она боязливо прошла мимо разглядывающих ее мужчин и, с усилием подняв, водрузила на стол две внушительные корзины. – Это ужин и завтрак.

Мужчины переглянулись.

– Ну? Ешьте же!

Второй раз просить не пришлось. Купленная на рынке еда уже успела перевариться, и желудки напоминали о себе легким голодом. Все столпились у стола, разбирая хлеб и куски мяса.

Сальвина уселась на кровать, молча поглядывая на повеселевших мужчин.

– Госпожа, отчего ты не ешь? – К смутившейся девушке подошел Шарз и опустил ей на колени маленькую тарелочку с кусочками мяса и большим ломтем хлеба.

Она подняла на него испуганные глаза.

– Но, господин, так нельзя! Так не принято! Хорошая хозяйка ест только после гостей!

Дракон улыбнулся.

– Сегодня не тот случай. Посмотри – боюсь, после сегодняшних гостей ты рискуешь лечь спать голодной! Так что ешь и будь счастлива!

Оставив девушку удивленно таращиться ему вослед, он подошел к не участвующим в коллективном ужине Велии и Джифу. Отставив табуретки, они сидели чуть поодаль от стола, о чем-то тихо переговариваясь.

– Когда нам завтра выходить?

– Караван приходит на рассвете, когда открываются городские ворота. К тому же о них нас предупредят звуки чарамчи. Этот рожок объявляет обо всех прибывающих караванах. Вот когда мы услышим…

Тихий стук в окно заставил Джифа вскочить, отдернуть штору и распахнуть ставни.

За окном стояли несколько стражников.

Мужчины сориентировались в долю секунды, застыв вдоль стен. Гномы сели на пол и теперь с сожалением поглядывали на топоры, приобретенные их спутниками сегодня на базаре. Колдун и дракон подошли к Джифу и встали рядом, угрожающе скрестив руки на груди.

– Спокойно, ребята! – Джиф успокаивающе махнул рукой. – Это мой начальник и по совместительству друг Ферж. Он сегодня дежурит по городу, а утром я как раз просил его зайти.

– Джиф, давай говори, что нужно, а то скоро полночь. Нам отмечаться во дворце, а мы еще не всё обошли. – В окне, согнувшись в три погибели, замаячил великан, горбатый нос которого оттенялся козырьком натянутой на глаза кепки. Чуть приподняв головной убор, он приветливо улыбнулся. – А это кто? Опять твои новые родственники?

Джиф, криво ухмыльнувшись, кивнул:

– О них я и хотел поговорить. Помнишь принца Корраша и чужеземцев прибывших с караваном?

У Фержа брякнулась челюсть.

– Ты сошел с ума?

– Мне нужно!

– Что тебе нужно? Остаток дней провести на угодьях лэра? Или веселить тиррад в доме Забвения? А о Сальвине ты подумал? – Стражник кивнул на девушку, не сводящую с них испуганных глаз. – Кому она будет нужна? Давай я лучше снова отведу их в дворцовые подвалы.

– Поверь! Я ничем не рискую. Они доверились мне. Я обещал помочь, но без твоей поддержки я ничего не смогу.

– И что на этот раз тебе нужно? – Стражник выжидательно сбавил тон.

– Завтра с утренним караваном прибывают смотрящие. Задержи их.

Горбоносый нахмурился:

– Зачем?

– Я все объясню, но потом!

Две пары черных глаз встретились, словно в немом противостоянии. Наконец Ферж моргнул и опустил взгляд.

– Надеюсь, ты знаешь что делаешь. Но запомни, даже ради самой важной цели на свете не нужно рисковать своей жизнью. – Он снова взглянул в потеплевшие глаза друга. – На сколько дней их нужно задержать?

Джиф задумался.

– Дня на три. Как обычно, до ожидания запроса.

– Уж разберусь, что придумать! А ты… – Не договорив, Ферж протянув руку, крепко сжал запястье Джифа, развернулся и пошел к ожидающим его в отдалении стражникам.

Победная улыбка скользнула по губам Джифа. Проводив глазами растворившийся в ночи отряд, он закрыл окно, задернул штору и оглядел настороженно молчавших гостей.

– Дорога в тиррариум открыта! А теперь всем спать.

ГЛАВА 15

Я не заметила, как пролетел день. Закат, расцветивший мир бурыми пятнами запекшейся крови, не добавил мне иллюзий.

Как бы передать весточку своим мужчинам, чтобы они встретили меня в нужное время, в нужном месте? Иначе в худшем случае послезавтра я проснусь в печи, в лучшем – меня вернут обратно.

Интересно, где сейчас они? Он?

Я лежала в своей «палатке», сославшись на недомогание, и это не было неправдой. От круговерти мыслей разболелась голова, ноги ныли, словно я целый день шагала по пустынным пескам, а при виде еды меня мутило.

Ох, как не хотелось доверять этой тирраде! Какая ей разница, усыплять меня на время или навсегда? Ведь если я не очнусь, спрашивать будет не с кого!

Господи! Всевидящий! Как я хочу домой, и чтобы все были вместе: Велия, Санька, Дар и еще детей штук пять. А лучше шесть для ровного счета!

Чувствуя, как от навернувшихся слез начинает щипать в носу, я перевернулась на живот и уткнулась в подушку.

Завтра встану с такой помятой рожей, что у новых смотрящих случится инфаркт, а если еще припрется охочий до ласк женишок… У-у-у-у. Как бы ему на всю жизнь в лазарет не переехать! Ну, если, конечно, таковой имеется!

Воображение тут же нарисовало незабываемую картинку: трясущийся Джерраф в инвалидной коляске, и я, своей рожей представляя рекламный щит: «Пейте водку, а не воду – берегите мать-природу!».

Не выдержав, я, крепко прижав к себе подушку, зарыдала, только теперь уже от хохота.

Истерика, однако!


* * *


Дворец уснул. И только редкие отсветы факелов в руках ночных хранителей сна оживляли забытые тени, наполняя залы странными шорохами.

Выйдя из уютной, уже ставшей ему родным домом комнатки, где спала, устав от его страсти, молоденькая служанка, Люминель тут же об этом пожалел. Предчувствие беды полуночным сквозняком закралось в его сердце.

Может, вернуться?

Он с сожалением посмотрел на серый прямоугольник двери.

Нет, он обещал Мириэлю прийти! В конце концов, чего он боится? Даже если колдун и сделал карту перемещения, как обещал. Даже если откроет портал. Ну и что?

А он скажет, что влюбился в этот мир! Без памяти, до боли, всей душой! И расставание невыносимо! И даже готов забыть месть и родину!

Цепляет?

Да!

Он обязательно ему поверит. Позволит остаться. Ведь не далее как вчера он сам говорил, что ему нужен преемник, ученик.

Или это лэр говорил?

Неважно! Какая разница?! Зачем ему бродить по мирам в поисках иллюзорного трона, когда вот он – трон! И пускай корона на голове другого, но власть! Абсолютная власть в его руках среди существ, лишенных магии!

Ах да, еще есть Мириэль…

Что ж! Впереди столетия, чтобы избавиться от балласта!

Итак, решено! Вниз! В тайную библиотеку! В святая святых негласного Владыки!

Ему придется потесниться, а после и вовсе уступить место!!!


В мечтах о будущем он не заметил, как винтовая лестница закончилась. Под ногами захрустели мелкие камешки коридора, провожая его до сливающейся с темнотой двери.

Постояв в нерешительности, Люминель с усилием толкнул тяжелую створку и вошел.

Его тут же окутал запах пыли и старых книг, веками не покидавших этого подземелья. Откуда-то из глубины сквозь вереницу бездушных шкафов пробивался свет, настойчиво зовущий за собой. Словно верный слуга хозяев, радующийся припозднившемуся гостю и желающий проводить.

Не противясь этому безмолвному приказу, Люминель уверенно зашагал через хитросплетения ходов и вскоре вышел к огромному кругу, очерченному сотней свечей.

Вернее, даже не так. Огромный круг состоял из сотен дрожащих язычков пламени. Внутри с книгой стоял Мириэль. Услышав шаги, он поднял на гостя задумчивый взгляд, растерянно кивнул и снова погрузился в чтение. Через секунду он, словно вспомнив, зачем здесь находится этот мужчина, захлопнул книгу, положил ее под ноги и улыбнулся.

– Опаздываешь! Почти все нужные созвездия ушли!

«Отлично, чудесно, превосходно!!! Туда им и дорога!»

– А для чего они? – Люминель вернул магу приветливую улыбку, высоко поднял ногу и перешагнул через горящий круг.

– Как для чего? – картинно удивился Мириэль. – Все готово для твоего перемещения, как ты и просил!

Легкий взмах руки, и в метре от него заплескался привычный взгляду портал.

«Интересно, из какого он все же мира?»

– Мм… – Отступив на шаг, Люминель торопливо заговорил: – Мириэль! Ты знаешь, я изменил свое желание! Мне надоели погоня и месть. Я очень устал гоняться за призраком и понял, чего хочу. Понял, что мне нужно, чтобы прожить счастливо жизнь. Я хочу стать твоим учеником! Я буду помогать, поклоняться тебе, слушаться во всем! В моем лице ты обретешь верного пса и друга! Я полюбил этот мир и всем сердцем простил своего врага! Поверь, если бы я раньше знал, что есть такой мир, то ушел бы сюда еще мальчишкой и ни о чем бы не сожалел.

Он даже почувствовал, как в голосе появилась предательская дрожь и по щеке поползла одинокая слезинка.

Мириэль понимающе покивал.

– Да, мой мальчик, ты прав. Это чудесный из миров, и я всей душой верю в твою любовь, но стать твоим учителем не смогу!

– Но…

– И не потому, что не хочу. Нет! Просто ты на данный период своей жизни и без того очень сильный маг. Когда я увидел тебя в первый раз, то подумал, что резерв твоей силы едва ли достигает резерва ученика. Сейчас я мог бы сравнить тебя с собой! И твоя сила растет.

– Но как? Я ведь в жизни не мог даже просмотреть линию вероятностей! Не проходило дня, чтобы я куда-нибудь не попадал! В магии я был слаб и немощен. Я по рождению не маг.

– Я думаю, все дело в твоем браслете. Видишь его сияние? Это – амулет древнего мира А… а неважно! Так вот. Если я не ошибаюсь, именно эта безделушка постепенно наполняет тебя силой, ставя в один ряд с величайшими магами вечности!

Заголив руку, Люминель жадно уставился на браслет, о котором он совершенно забыл. Браслет, что в Винлейне на ярмарке ему подарила выжившая из ума старуха.

– Да-да! – заметив его взгляд, покивал Мириэль. – Именно этот артефакт делает тебя тем магом, которым ты сейчас и являешься, но нужно уметь выбирать врагов. Всегда найдется тот, кто сможет забрать твою силу и всю накопленную мощь браслета.

– Спасибо за то, что объяснил, но… может, ты все же станешь моим учителем?

Шагнув к нему, Мириэль по-отечески обнял его за плечи и, прогуливаясь вокруг портала, начал объяснять:

– Ты пойми, я не люблю быть учителем. Я не люблю кого-то учить, это неинтересно! Поэтому я тебе ничем не смогу помочь.

– Но ты говорил лэру, что собираешься на покой и что тебе нужен ученик!

– Лэров время от времени нужно пугать! Если ослабить поводок дикому зверю, потом его будет трудно приручить. Вот я и напугал его своей отставкой. Мне нравится этот болван. Скажем так: он мне не мешает. И ты не помешаешь! Молодец, что понял свою выгоду, но понять не значит получить! Поэтому… не благодари!.. ты отправляешься по дальнейшему избранному тобой пути! Жаль, что так, но когда о чем-то долго мечтаешь, в конце концов все исполняется. Порой даже когда это становится совсем не нужным!

Пальцы мага стальными капканами вцепились в его плечи, неведомая сила толкнула его, и Люминель понял, что с невероятной скоростью летит прямо в центр мерцающих кругов.

– Каждый выбирает сам свою судьбу… мой мальчик…

ГЛАВА 16

Я с трудом очнулась от бесконечного круговорота тревожных снов и поняла, что еще больше устала. Голова трещала, тело разваливалось. Сглотнув, я с ужасом почувствовала, что заболеваю.

Собравшись с силами, я поднялась и закашлялась. Откуда-то поднялась липкая муть.

Кошмар! А на сегодняшний вечер намечен побег! И я совершенно не представляю, как сообщить о нем Велии.

Надо пройтись. Тиррада, кажется, сегодня кого-то ждала. Вдруг узнаю какие-нибудь новости?

Чувствуя легкий озноб, я застегнула ветровку и вышла.

Рядом с лестницей, ведущей в покои лэра, столпились возмущенно галдящие женщины. Заметив меня, они замолчали.

– Госпожа! – Ага, зачинщицей бунта оказалась бойкая длинноволосая девушка, спасшая мне вчера жизнь. – А вы нас не выдадите смотрящим? Пока их нет, мы решили обсудить кое-какие вопросы. Ну, на случай революции.

О! Научила на свою голову!!!

– Да не вопрос! Обсуждайте что хотите: хоть политику партии, хоть Новый год.

Я вымученно им улыбнулась и пошла к бассейну. Сейчас мне только о революциях и говорить!

В бассейне было на удивление спокойно. Живший там уродец почему-то сегодня на контакт выходить отказывался. Пытаясь разглядеть длинное, блестящее в зарослях водяных цветов тело, я не заметила, как ко мне тенью скользнула тиррада. Ее вкрадчивый голос чуть не заставил меня спрыгнуть в бассейн:

– Госпожа не передумала?

Тихо выругавшись, я обернулась.

– По поводу добровольного принятия яда?

– Что вы, я говорю лишь о помощи! Сегодня последний день, когда можно это сделать!

– Угу, что, крематорий свободен? – Из-за начинающейся лихорадки ожила злость, заставляющая говорить непонятные никому колкости.

Тиррада неловко помолчала.

– Да! Сегодня в тиррариум придут новые смотрящие, взамен отправленных в дом Забвения. Они госпожу не знают…

– Что, склероз? Слышала я уже этот план побега! Только меня сильно смущает снотворное! А может, я просто притворюсь?

– Госпожа! Может, смотрящие и новые, но они же не глупцы. Это входит в их обязанности – отличать живые тела от мертвых. В тиррариуме всякое случается… – неопределенно пояснила она в ответ на мой недоуменный взгляд.

Обняв себя за плечи, я поежилась. Больше всего на свете я сейчас хотела залезть под кучу теплых одеял и спать!

– Хорошо! – делано бодро улыбнулась я ей. – Во сколько мне нужно выпить это снотворное?

Она заинтересованно помолчала, что-то прикидывая в уме.

– На закате я принесу тебе порошок.

– Вот и славно! А сейчас пойду отдохну. Что-то я устала. – Оставив ее стоять у бассейна, я торопливо, словно опасаясь назойливого окрика, зашагала в свой будуар.

Когда до него оставалось всего несколько шагов, обычный шум тиррариума стих. Я обернулась.

Дверь в стене поднялась, и в зал вступили смотрящие. Двое что-то несли, а третий катил небольшую тележку.

О! А вот и самое главное развлечение тиррариума: еда и тупые брюнеты. Брр!

Смерив троицу надменным взглядом, я шагнула за шторы и рухнула на кровать, зарываясь в воздушное одеяло.

«Какие-то странные сегодня эти смотрящие!» – отрапортовал мой рассудок и ушел на обед.


* * *


Сны, мучающие раскаленным отчаянием и ледяным одиночеством, грозили раздавить мозг. Горло распухло и теперь могло издавать только шипение.

Арктический холод вгрызался острыми зубами в каждую клеточку моего борющегося за жизнь тела.

Как холодно… Холодно!

– Что с ней?

– Не знаю. Лихорадка.

Кто это сказал?

На лоб лягушкой шлепнулась мокрая тряпка, и от этого стало еще холоднее. Тело затряслось, как в приступе падучей.

– Я могу дать ей это. – Голос. Такой знакомый и родной голос.

– Эликсир Семи Королей? Нет! Не надо!

– Шарз, но он может помочь!

– А может навредить! Лучше не рискуй. Она очень слаба.

Господи, да чьи это голоса?!

С усилием приоткрыв глаза, я увидела только серую муть и склонившиеся надо мной светлые пятна.

Наверное, галлюцинации.

– Шарз, что делать? Солнце садится.

– Попробуем старый действенный способ. Кровь дракона! – Что-то лязгнуло, и частые капли барабанной дробью застучали о жестяное дно.

– Шарз, но это…

– Вел, успокойся. Это ее спасет. На, и постарайся, чтобы она выпила все.

Я почувствовала, как чьи-то руки сгребли меня под мышки, подняли. В губы толкнулся холодной бок металлической чашки.

– Выпей, родная.

Родная?

Кто меня так называет? Где я?

Разлепив губы, я набрала в рот горячей, густой, солоноватой жидкости, скривилась и сделала глоток. Чувствуя, как уходит противный холод, я глотнула еще и еще.

– Вот молодец! – Поддерживающие руки уложили меня обратно и заботливо накрыли одеялом. – А теперь спи.

И я уснула. С восхитительным чувством огня, наполняющего каждую клеточку моего измученного тела.

Потом показалось, что меня куда-то несут. Лязг оружия, хрипы, крики пробились в сознание, словно сквозь толстый слой ваты. Затем я снова провалилась в забытье.

ГЛАВА 17

Тишина и восхитительная свежесть хрустального воздуха заполнили все мое существо. Бывают такие шикарные пробуждения, когда после чудесного сна все тело наполняет нега, и лень, и ощущение какого-то неземного счастья.

Я потянулась. Тут же чьи-то руки, обняв, притянули меня к жаркому телу.

Мм. Все это, конечно, здорово, но…

Я приоткрыла глаза и несколько секунд изучала белую рубаху и темные пряди, рассыпавшиеся по плечам мужчины.

Так! Стоп! Похоже, ко мне опять пристал «жираф»? Что ж! Придется упростить методы объяснения.

Резко поднявшись, я села, огляделась и поняла, что схожу с ума. Я находилась в небольшой комнате, в которой вповалку спали мои спутники. К тому же на большой кровати рядом со мной, улыбаясь, лежал мужчина, как две капли воды похожий на Велию. Если бы только не каштановые пряди его коротких, чуть ниже плеч волос.

– Сюрприз! Всегда хотел побыть брюнетом. Как тебе? – Парень снова притянул меня к себе.

– Ве… Велия?!

– Ага, он самый.

– Но… но где твои волосы?

– Остались в местной цирюльне.

– Какой кошмар! – оценила я, погладив его темную прядку.

– Да ты не переживай. Отрастут! И, как утешил цирюльник, краска быстро смоется.

– Но зачем?

– Тебя спасали. Кстати, мы пришли вовремя.

– Ага! – К нам на кровать подсел проснувшийся Шарз. – Когда мы тебя нашли, ты была в бреду. Уж что за заразу ты подцепила, одному Всевидящему известно! Да еще какая-то сумасшедшая вокруг тебя бегала и пыталась всунуть какой-то порошок. Требовала, чтобы ты выпила и именно до заката. Это показалось нам странным. Хорошо, Ларинтен сказал, что чувствует в ее сердце страх и злобу.

– В общем, забрали мы у нее порошок. Сказали, что проследим, чтобы он попал по назначению, а как стемнело, взяли тебя и пошли на выход.

– Что самое невероятное – нам никто не препятствовал!

– Да, тихо ушли! Только немного пошумели со стражами на выходе. Они наотрез отказывались нас выпускать.

– Но мы их убедили!

– И?

– И мы в комнате друзей. Этот парень, – Велия кивнул на дремавшего за столом черноволосого незнакомца, – приютил нас и помог.

– А, прости за прямой вопрос, ему-то зачем это нужно? – Разглядывая хозяина, я кинула быстрый взгляд на мужа.

– Он взялся нам помогать, потому что узнал, что мы ищем Люминеля.

– Что, этот поганец и здесь заимел врагов?

– Да, уважаемая! – Приподняв голову, парень смерил меня сонным взглядом. – Что оказалось большой ошибкой. С городской стражей лучше не враждовать, а то…

Что за ужасы ожидали рискнувшего вляпаться в такую переделку, я так и не узнала.

В дверь забарабанили так, что только деревянная щеколда удержала ее от благородного порыва упасть к нашим ногам. Вернее на ноги моих земляков, уютно расположившихся на полу.

– Джиф, немедленно открывай! Я знаю, что ты там!!!

Рев разъяренного медведя и то был бы тише и мелодичнее. Все вскочили, вооружившись кто чем. Седевший за столом хозяин подскочил к двери и прижался к ней, словно стремясь стать ее дощечкой. Суетливо подергав щеколду, он дернул ее на себя, и в комнату ввалился здоровенный дядя в зеленом костюме и в смешной сползшей набок кепке. Хотя я, если честно, загляделась на его украшенный невероятной горбинкой нос. Задвинув щеколду, он накинулся на Джифа:

– Зачем ты связался с лэром, дурень?! Сейчас там такое… Такое! Пришел он сегодня утром в свой тиррариум, чтобы вести девчонку на обряд, и увидел, что его кто-то опередил. Ха, вначале даже не поверил, что ее нету. – Нервно тараторя, великан деловито прошелся по комнате, словно не замечая настороженно молчавших мужчин. Подойдя к окну, он приподнял шторку, выглянул в блестевшее солнцем стекло, скривился и резко ее опустил. – Не выдержал такого самовольства Джерраф и давай всех виселицей стращать. Ну, бабы они и есть бабы! Старая тиррада тут же выдала ему заговор. Лэр, не тратя времени, вскрыл ей горло клинком и прямым ходом к дворцовому магу. – Поправив кепку, он подошел к замершему у двери Джифу. – Я был в том карауле утром и опередил всех на секунды. Лэр уже наверняка знает, в какой части города скрывается его избранница, и скоро будет здесь.

– А делать-то чего? – испуганно проблеял Джиф, поглядывая на нас.

– Бежать, и очень быстро! Маг не знает, кто ее похитил, но видит, где она.

Джиф вдруг подскочил к кровати и, рывком сдвинув ее к двери, открыл «запасный выход». В полу заманчиво темнела деревянная крышка люка с вделанным в нее большим кольцом. Дернув, он открыл потайной ход, явив нам квадрат густого сумрака.

– Уходим! Этот ход ведет к рынку и цирюльням. Неподалеку от него восточные ворота. Может, успеем уйти! А нет, отсидимся в подземелье.

– Ты не понимаешь? Вас все равно найдут! – Горбоносый сорвался на крик.

– Если цель – она, – Велия едва заметно кивнул на меня, – то уходим мы! А вы остаетесь. Спасибо, что помогли.

Под молчаливым приказом колдуна все торопливо похватали вещи и стали спрыгивать в люк. Вскоре остались я и Велия. Сев на край, я спустила ноги вниз и, не нащупав дна, соскочила, больно ударившись о каменный выступ коленом. Наверху послышался шум. Следом за мной бесшумно спрыгнул Велия. Тут же послышался стук упавшей крышки и грохот передвигаемой кровати. Мы оказались в темноте. Муж крепко взял меня за локоть и повел вслед за указывающим путь, мерцающим где-то вдалеке огоньком Шарза.

Торопясь за ушедшими вперед друзьями, я шагала по извилистому ходу, ощущая себя в чреве огромной, судя по запаху, канализационной каменной трубы.

Н-да-а, что-то я отвыкла от таких путешествий, сидя в своем роскошном особнячке.

Бесконечный путь в неизвестность скрашивали пробегающие по ногам небольшие зверьки и топкая жижа, в которой приходилось идти, иногда проваливаясь по колено. По-настоящему счастливой я почувствовала себя, только когда уперлась в каменные ступени, круто уходящие вверх.

– Хватайся! – В маячащем над головой квадрате бирюзового неба появилась кудрявая голова Крендина.

Поднявшись на пару ступеней, я вцепилась в его руку и в ту же секунду оказалась на поверхности. Следом выбрался Велия.

– А где это мы? – Я огляделась.

– Насколько я помню, – задумался Ларинтен, – вот эта стена – задний двор цирюльни, а дальше ограда рынка.

– Ты все правильно говоришь, чужестранец.

Раздавшийся голос поверг в шок, а то, что я увидела, – в ужас. Вокруг нас завертелся смерч, а когда он рассеялся, мы оказались в окружении десятка ощетинившихся клинками воинов.

Что случилось потом, наверное, никто не понял. Над ухом что-то выкрикнул Велия. Меня прошили тысячи иголочек, и вокруг заплясали молнии, отгораживая нас электрической сферой. Недоуменно переглядывающаяся стража с опаской тыкала перед собою клинками.

Вот только кроме нас в этом куполе оказался еще один незнакомец.

– Мириэль?

– Велиандр!

Короткий обмен кивками.

– Так вот, значит, от кого удирал тот глупенький мальчик. – Высокий блондин с классическими чертами чистопородного эльфа сыто улыбнулся.

– Так вот, значит, куда попал главный советник отца! – Ответная улыбка.

Все, буквально не дыша, следили за этим негласным поединком.

Блондин ответил коротким поклоном.

– Увы! Попасть попал, а вот выбраться не могу!

– Помочь? – Лицо Велии озарилось искренней заботой, но эльф вдруг посерьезнел.

– Знаешь, Вел, я давно тебя не видел и очень рад, что ты стал тем, кем стал. Ты всегда был умным мальчиком… думаю, и сейчас ты сделаешь правильный выбор. Я достаточно долго служил твоему отцу, пока благословенный случай не занес меня в этот мир. И уж поверь мне, эту власть и эту жизнь я не променяю на Аланар. Так что разойдемся мирно? Кажется, тебе дорога эта женщина? – Эльф высокомерно улыбнулся и отвесил мне церемонный поклон. Я ответила ему настороженным взглядом, который он словно не заметил. – Обожаю играть с судьбой! Когда-то я сам посоветовал нашему лэру разрешить спор на титул наследного принца поиском тиррады. Но я даже представить себе не мог, что в мою игру попадется твоя половинка. Как я понял, ты ищешь детей? Хм… тот мальчик тоже их искал. Только очень неохотно! Он тебя боится, хотя даже не осознает, что может движением ресниц уничтожить вас всех. – По тонким губам эльфа снова зазмеилась улыбка. – Короче! Совсем коротко! Я открываю портал в тот мир, где сейчас твои дети и куда ушел этой ночью твой враг, в обмен на ма-а-аленькую услугу: ты навсегда забудешь о том, что видел меня.

Велия задумчиво прищурился:

– Я хочу быть уверен, что ты переместишь нас именно в тот мир.

– Поверь, мне очень хочется доиграть эту партию с судьбой до конца.

– А что ты объяснишь стражникам и лэру?

Мириэль надменно фыркнул.

– Заморочить голову этим тупицам и недоумку лэру, заставив его принять за правду мою реальность? Поверь, это легко! Уже через час он получит свою долгожданную тирраду и будет дальше пускать счастливые слюни. Я не шучу. Этот мир – мой! А твой путь – вот он.

Все дружно уставились на заплескавшиеся ультрамарином круги. Окружившие нас стражники будто окаменели.

– Торопись!

Решившись, Велия сделал всем знак уходить в портал и посмотрел Мириэлю в глаза.

– Ты действительно был достоин носить титул главного советника. Не знаю почему, но я тебе верю. Спасибо и прощай!

Цапнув меня за руку, муж шагнул в портал вслед за остальными.

– Жаль, что я сам себе не верю! – было последнее, что я услышала перед тем, как меня оглушил визг тормозов.

Часть пятая

СВЕТОЧ

Сегодня город не будет спать,

Сегодня он будет болеть дождем.

Свечи зажгутся сами опять,

Чтобы застыть навсегда свинцом.

И загорятся зарницы костров,

Оставив на память лишь пепел и ветра зов.

ГЛАВА 1

– Твою мать! Че, охренела? Куда прешь, шары забычила? Ботами двигай, пока не переехал!

Широко распахнув глаза, я, не в силах шевельнуться, смотрела на заляпанный грязью джип, из окна которого на мою голову несся родной до слез русский мат.

Толян и Петя, не менее ошалевшие, кинулись помогать Велии, перетащившему меня на занесенный грязным снегом тротуар. Выдав напоследок нечто десятиэтажное, джип, обдав нас липкой грязью, укатил.

– Охренеть! – Мои земляки разглядывали все с жадным любопытством. – Братаны, мы че, дома?

– Похоже на Землю!

– Так хорошо русский мат знают только в России! – подвел итог Вася. Присев, он набрал пригоршню грязного снега и, поднеся к лицу, восторженно принюхался.

– Тайна, они здесь! Я чувствую. – Лихорадочно блестя глазами, ко мне шагнул Велия.

– Слава богу, а то я думала, что и четвертый мир окажется пустым. – Лично я ничего не чувствовала, кроме сердца, отплясывающего чечетку в горле. – Нужно узнать, что это за мир. Если действительно Земля, значит, куда-нибудь спрячемся и пересидим, пока не придумаем, как действовать.

– Да, в этом Танюха права! – поддержал меня Толян. – Иначе в ментовке, слава богу если до утра, просидим.

– А топоры на что? – не сильно разобравшись, внес свои коррективы Лендин.

– Это тебе не сказка, а правда жизни! – осадил его Петя. – Пока ты будешь свой топор доставать, в тебе столько дырочек навертят. Так что пойдемте. Че встали, как три травины-коноплины?

Гномы недоверчиво переглянулись, хмыкнули, но покорно пошли вслед за всеми в ближайшую подворотню, а я, настороженно разглядывая серый вечерний пейзаж, вспоминала. Слякоть. Дорога. Утонувшие в сумраке многоэтажные коробки домов, раскрашенные свечками окон. Маленькая девочка, возвращающаяся из школы.

В подворотне мы едва не столкнулись с коренастой бабулькой, тащившей здоровенные бугристые сумки.

– Тьфу, пропасть! – поздоровалась она с нами себе под нос.

– Ой, извините! – шагнул к ней Толян. – Бабуль, а вы не подскажете, что это за город?

Настороженно косясь на наш маскарад, женщина мертвой хваткой вцепилась в ручки авосек и боком начала нас обходить, видимо под шумок надеясь смыться. Парни, оценив безлюдность двора, решительно обступили единственного живого человека.

– Да вы не бойтесь! Мы не психи, и не нарки. Мы из этого… – Толян завертел головой в надежде на подсказку.

– Нас похитили! Террористы! – нашелся Петя.

– Ага, а теперь куда-то завезли и выкинули, – включился Вася. – А у нас ни денег, ни еды! Видите – вещей зимних и то нет!

Женщина немного успокоилась и, смерив всех заинтересованным взглядом, спросила:

– Так, а вы сами-то откуда будете?

Парни переглянулись.

– Из Иркутска. Далеко до него?

– Ого! – Бабулька едва не присвистнула. – Смотря как прикинуть. На автобусе – сутки, на поезде – полусуток, ну а пешком – к маю дойдете.

– У нас горе, а она Петросяна изображает! – не выдержал Вася. – Че, так трудно сказать, где мы?

– Не трудно. Вы в Новосибирске, вот только денег – вам помочь – нету! До пенсии еще дожить бы не мешало. Да! – Бабка оживилась. – Вот эта улица называется Вокзальная магистраль, по ней пойдете и выйдете к вокзалу, а там пост милиции. Уж они наверняка вам помогут. Удачно добраться! Смотрите не заблудитесь.

Проводив мрачными взглядами набирающую скорость бабку, мы, спасаясь от порывов холодного ветра, кутаясь в одежду, прижались к стене.

– А что такое «миллиица»? – не удержался от любопытства Шарз.

– Ничего хорошего! Могу уверить! – фыркнул Вася. – И добровольно мы туда не пойдем!

– Жалко, у нас денег нет, – вздохнула я. – А то бы попробовали добраться ко мне.

Ко мне? А сколько времени здесь прошло с тех пор, как мы нагоняли страху на окрестности моей родной пятиэтажки, магией отпугивая мертвецов? А вдруг в моем доме уже давно живут чужие люди? Ведь я исчезла на шестьдесят лет… Стоп! Шестьдесят лет прошло в Аланаре, а здесь? Здесь прошло всего… два месяца? Не может быть! Хотя…

– А далеко твой дом? – оживился Петя.

– Был дом, – осадил Велия. – Не забывай, что с момента твоего исчезновения все пространственно-временные нити, удерживающие тебя в этом мире, нарушились, и что тебя там ждет – неизвестно!

– И что теперь? Зарабатывать насморк, гуляя при такой погоде? Не забудь, чтобы найти детей, нам нужно одеться, раздобыть денег и на время стать землянами. Чтобы никто ни о чем и не догадался! Потому что в другие миры, магию и магов здесь не верят, а вот в психушку запрут. Так сказать, на всякий случай.

– Хорошо! И что ты предлагаешь?

Я задумалась.

– У тебя еще золото осталось?

Муж кивнул.

– Отлично! Значит, его нужно сдать в ломбард и получить местную валюту!

– Ага, а если оно пробу не держит? – заволновался Толян.

– Пока не обменяем, не узнаем.

– А кто пойдет?

– И главное куда?

– Давайте так. Если это Вокзальная магистраль, то ломбард здесь недалеко. Был. Пойдем мы с…

– А можно взять меня с собой, для разнообразия? – шагнул ко мне Крендин.

– Ладно, пойдем.

– Идите, а мы вас тут подождем. Если замерзнем, зайдем в подъезд.

– Мы быстро, – кивнула я. – Только из двора никуда! Никаких драк, разборок и магии! Особенно магии! И спрячьте оружие!

Заставив Крендина оставить спутникам топор, я взяла у Велии мешочек с глухо звякающими монетами. Выйдя со двора, мы бодро заспешили по тротуару, подталкиваемые резкими порывами холодного ветра.

ГЛАВА 2

Ломбард мы нашли, пройдя метров сто. Яркие рекламные огни игриво опоясывали небольшую, находящуюся с торца обычной пятиэтажки бронированную дверь. За ней оказались мраморные ступени, круто уходящие вниз.

– Скромно у вас живут менялы. В каких-то подвалах! – шагая за мной, удивленно фыркнул гном.

– Крен, во-первых, они здесь не живут. Во-вторых, нам сейчас не до интерьера. Быстрее бы денежку поменять и назад. А то, не дай бог, случится что.

Ступени привели нас к еще одной двери, за которой обнаружился небольшой, отделанный белыми панелями закуток. Покосившись на безучастно сидевшего в кресле охранника, я, цапнув за руку гнома, подошла к стеклянной перегородке и, рассмотрев где-то внизу скромно не замечающую меня девицу, вежливо поинтересовалась:

– Девушка, хотелось бы заложить немного золота. А точнее продать. У меня монеты. Отец нумизмат. Собирал долго. А сейчас времена трудные наступили…

Девица скорчила недовольную мину и, смерив меня взглядом, от которого я ощутила себя нищенкой со стажем, процедила:

– Ну? Что там у вас? И имейте в виду, без пробы – только за триста.

Уже начиная тихо ненавидеть эту особу, я с выражением дебильного счастья на лице высыпала на прилавок с десяток монет и, не разжимая зубов, посоветовала:

– Может, вы сначала все же посмотрите?

Фыркнув, девица взяла один кругляш. Капнув что-то на металл, она с усердием потерла, нахмурилась, снова капнула, потерла и недоуменно уставилась на меня.

– Ну? – не выдержала я.

– Мне нужно позвонить, – сипло выдала она, одной рукой уже сжимая трубку, а второй судорожно попадая в кнопки. Со второго раза ей это удалось.

– Марь Санна! Принесли монету. Держит высшую пробу. – В трубке нервно хрюкнули. – В том-то и дело, что нет. Никакой! И вообще деньги не наши. Там на них кто-то длинноволосый изображен. Кажется, женщина. Угу… Ага… Ладно. – Выслушав инструкцию, девица перевела на меня взгляд очкастой кобры. – Вы под залог или на продажу?

– На продажу!

Девушка повторила мой ответ, молча кивнула и положила трубку на место.

– В общем, начальство ваши монеты купить согласно по пятьсот за грамм. Сколько у вас?

Прикинув непредсказуемость этого мира, а так же возможные предстоящие расходы, я с грустью опрокинула на прилавок весь мешочек.

Девушка повеселела.

– Паспорт.

– А-а, это… вы понимаете… у меня его вчера украли. А в паспортный я еще не ходила… Но как только, так сразу к вам…

Я заискивающе улыбнулась нахмуренной девице.

– Ладно! Все равно продажа.

Следующие минут пятнадцать мы с Крендином скучали, ожидая, пока она проверит подлинность всех монет, их вес. Наконец пухлая пачка тысячных перекочевала из ее цепких пальцев в мой карман. Я кивнула не сводящему с меня глаз Крендину.

– Пойдем.

Он сделал за мной пару шагов и остановился.

– Что-то я не понял! Тайна! Ты только что сменяла настоящее эльфийское золото на бумагу?!

Черт!

Закатив глаза, я обернулась. Успокаивающе махнув появившейся в окне девице, заискивающе улыбнулась поднявшемуся с кресла охраннику, ухватила гнома за руку и многозначительно покрутила пальцем у виска.

– Толкиенутый ролевик. Думает, что он гном.

Девица, фыркнув, исчезла, а охранник, облегченно кивнув, снова уселся на место.

– Тайна, ты меня пугаешь! – продолжал разоряться Крендин. – Я и есть гном!

– Ну конечно! Конечно, ты – гном, – обменявшись с охранником многозначительными взглядами, согласилась я, утаскивая его за дверь, и, оказавшись на улице, напустилась на Крендина: – Че, совсем сдурел? Это мир – где верят во все, что можно объяснить, пусть даже белой горячкой и шизофренией. Все остальное, будь хоть тысячу раз доказано, не существует! Или тебе придется доказывать обратное в психушке. А, судя по рассказам Светки, туда лучше не попадать! Теперь запомни! Ты – человек! Зовут… мм… Кирилл. Кличка – Крендель! Безработный. Запомнил?

Крендин ошарашенно поворошил кудри, поежился и как-то жалобно попросил:

– Пошли, а?

– Зачем идти? Вон такси стоят. Доедем!

Видно было, что Крендин ничего не понял, но, уверенно кивнув, пошел за мной.

Заглянув в первую машину, я улыбнулась курившему в окно парню.

– Нам друзей забрать. Тут недалеко. А потом до площади Калинина. А точнее до Ждановки.

Парень ненадолго задумался.

– Ждать долго?

– Да нет.

– Тогда двести пятьдесят.

Я хмыкнула.

– Это в смысле за час?

– За час триста пятьдесят.

– Это что, за это время так цены выросли?

– За какое время? Как бензин после Нового года подорожал, так и выросли.

– Э-э-э, а сейчас, если я не ошибаюсь, конец февраля две тысячи восьмого года?

Парень окончательно уверился, что в пассажиры к нему набивается абсолютно чокнутая гражданка, и погрустнел. Не дожидаясь приглашения, я плюхнулась на переднее сиденье и махнула Крендину.

Водила смерил мрачным взглядом пытающегося протиснуться в узкий проем дверцы гнома.

– Поехали! Тормознешь, где скажу, – оборвала я его последние сомнения, похрустев новенькой тысячной. – Это тебе за посадку. Если все сделаешь, как скажу, получишь еще такую же.

В следующую секунду парень, уже не слушая меня, рвал одной рукой деньги, второй отчаянно крутил руль, выезжая с парковки. Когда через пять минут мы въехали в знакомый двор, наших спутников там не было.

Покричав на разные голоса и постучав во все подъезды, мы с Крендином в отчаянии подошли к терпеливо дожидавшемуся нас такси и упали в теплую машину.

– Что, друзей потеряли?

Пытаясь скрыть бьющую меня дрожь, я кивнула.

– Да. Они поддатые, не местные. Где их искать – не знаю! А ночью поезд. – Легенда придумывалась сама собой. Я подняла на таксиста глаза. – Помоги, а? Никаких денег не пожалею. Мне их нужно найти. Где они могут быть?

Водила задумался.

– Не местные и пьяные… Артисты, что ль?

– Ага, и одеты, как… – я задумалась, пытаясь подобрать сравнение, – как из шестнадцатого века, только без кудрявых париков.

Смерив меня задумчивым взглядом, он вдруг кивнул и завел мотор.

– Судя по описанию, – он бросил на меня короткий взгляд в зеркало, – они могут быть только в ментовке. Если мы их там не найдем, значит, нужно будет обзвонить все ближайшие трезвяки.

Он сосредоточенно завертел затянутым в мех рулем, выезжая из двора.

За час мы объехали все дежурные части, но на наш вопрос везде только разводили руками.

– Осталась одна контора, у вокзала. Она допоздна работает. Если и там нет, поедем ко мне домой и будем обзванивать вытрезвители! – утешил водитель, которого, как выяснилось, звали Игорем.

Вскоре он затормозил у углового четырехэтажного здания. Несмотря на заявленные по радио десять часов, у единственного ярко освещенного подъезда было довольно оживленно и стояло несколько припаркованных автомобилей.

– Сидите в машине. Я быстро сбегаю, узнаю, – поднялся Игорь.

– Нет уж! Я с тобой! – заявила я, пытаясь нащупать ручку дверцы.

– Ладно, пошли вместе! А друг твой пусть машину сторожит.

– Нет, я тоже с вами! – занервничал Крендин.

Выбравшись, я захлопнула дверцу и успокаивающе улыбнулась ему в окно.

– Крен! Пожалуйста, посиди здесь! Только ни на что не нажимай! И не выходи из машины. Мы скоро… – И, не дожидаясь ответа, заторопилась вслед за Игорем.

ГЛАВА 3

В светлом холле было довольно оживленно. Сновали парни в строгих костюмах, а вдоль длинного коридора стояли группки людей. Я поспешила к справочной будке. Сидевшая за толстыми стеклянными стенами девушка подняла на нас усталый взгляд.

– Чем могу помочь?

– У меня пропали друзья. Они не местные. Одеты в театральные костюмы. А у них поезд ночью!

Судя по глазам, девушка меня не поняла, не услышала и даже не заметила.

– Таких не было.

– Совсем?

– Совсем.

– Спасибо.

– Пожалуйста.

Я в отчаянии развернулась и вдруг увидела дальше по коридору нашу пропажу. Все мои спутники по всем правилам – руки за спину – вышли из одного кабинета и, пройдя метров десять, исчезли в другом. Я со всех ног кинулась за ними. Следом рванул Игорь.

Заглянув в кабинет, я чуть не столкнулась нос к носу с дядей в форме.

– Куда?

– Извините, я за своими друзьями!

– А это кто? – Он настороженно уставился на маячившего за моей спиной таксиста.

– А это со мной. Мой водитель.

Мужчина посторонился, пропустив меня, и вышел. Парни меня увидели и оживленно завозились на длинной лавке.

Я торопливо шагнула к сидевшему за единственным столом усатому мужчине в строгом костюме.

– А за что вы их задержали? Пожалуйста, отпустите их, у них ночью поезд!

– Отпустить? Они оказали вооруженное сопротивление. Холодным оружием. Топором! Правда, только попугали… но это тоже, знаете ли… Не подчинились приказу старшего лейтенанта Федякина и нанесли ему моральный и физический ущерб в количестве двух подбитых глаз и одного сломанного носа!!!

– Это недоразумение! Товарищ самый главный следователь, топоры – это… это реквизит! Мы артисты. Мой муж и его друг очень известные в своих кругах фокусники. – Я кивнула на угрюмо посматривающих на меня Велию и дракона. – А вот господин Гномов – атлет-тяжеловес, виртуозно справляется с топорами. – Еще один кивок, теперь на Лендина, под глазом у которого наливался шикарный синяк. – Ларинтенов, его ассистент. А эти трое, – я указала на земляков, – по вопросам техники и оформления сцены.

Усатый задумался. Еще раз внимательно всех оглядел.

– А документы где?

– Так, гражданин начальник, ваши орлы нас же не послушали, а мы говорили им, когда они нас в мусоро… гм, в машину складывали, что у нас там во дворе вещи остались, а в них документы все! – поддержал мою игру Толян.

– А как им скажешь, если они без разговоров в глаз? – держась почему-то за нос, плаксиво пожаловался Петя.

– А я, между прочим, сам в спецназе прослужил пять лет! – мрачно зыркнул на усатого Вася.

Тут в кабинет заглянул, блестя лысиной, солидный толстяк.

– Че, Петрович, долго еще с ними сидеть будешь?

Усатый радостно поднялся:

– Да вот, Константин Николаевич. Гражданка одна объявилась. Говорит, жена одному из задержанных. Говорит, артисты.

– Артисты? – Толстяк размашисто шагнул в кабинет. – А чего вы, артисты, вечером по подворотням шляетесь? Да еще и с оружием?

– Говорят, реквизит это! – Усатый устало опустился на стул.

– Они не шлялись. – Я шагнула к толстяку. – Просто после концерта я поехала за гонораром, а их оставила дожидаться в том дворе. Да меня и не было-то минут двадцать. Приезжаю – никого. Отпустите нас, пожалуйста!

– Как-то все подозрительно! – покачал головой толстяк. – Документов нет. Сами не местные. Имена странные, по компьютеру не значатся, фото, отпечатков нет. Придется остаться у нас до выяснения личности.

– Да все просто! Они из ближнего зарубежья, а я местная. И прописка есть. А эти трое, – я кивнула на земляков, – из Иркутска. Мы законопослушные граждане. Чес-слово! А за моральный ущерб я готова рассчитаться.

– Что-о-о? Взятка при исполнении?!

– И в мыслях не было! Исключительно на лечение челюстно-лицевых травм пострадавшего сотрудника.

Следователи переглянулись.

– Ладно. Говори, кто такая! Если есть в базе – отпустим, но будем приглядывать.

– Хорошо, хорошо! Форш Татьяна. Замужем. Двое детей. Прописана в Железнодорожном районе.

Усатый двумя пальцами потыкал в клавиатуру и уставился на монитор.

– Ага. Есть такая. Улица Железнодорожная?

– Да-да. Она самая.

– Ну ладно, господа артисты. Если б сразу все путем объяснили, а то топорами угрожать… Это, знаете ли… А документы сами ищите. Мы за утерянные вещи ответственности не несем. А реквизированный реквизит получите, когда на него разрешение принесете. Ясно?

Парни хмуро кивнули и поднялись.

– Эй, артисты, а может, чего сбацаете? Так сказать, чтобы завершить наше знакомство на положительной ноте?

Я настороженно посмотрела на парней.

– Можно! – Шарз пожал плечами. – Я, например, показываю номера с огнем. Не боитесь, что пещерка попортится?

– Не боимся. Давай.

Шарз снова пожал плечами и, сложив рупором ладони, дохнул метровой струей пламени в потолок.

– Неплохо! – кивнул толстяк, разглядывая черное пятно, сильно напоминающее распластанного в полете змеехвостого орла… или дракона.

– Ну, а ты что можешь? – повернулся усатый к стоявшему позади всех, у окна, Велии.

Тот оторвался от разглядывания улицы.

– Могу сделать так, что у вас на глазах мы все войдем в иллюзорную дверь и исчезнем.

– А-а, что-то вроде гипноза? А потом через какое-то время мы вас увидим? – догадался толстяк.

– Ну вроде того!

– Ну давай, удиви!

Велия вышел в центр и начал кружить рукой. С минуту ничего не происходило, а потом в воздухе заплескались сияющие ультрамариновой синью круги.

– Круто! – оценил усатый. – Ну давайте! Сбегайте! Ха-ха.

Парни, мгновенно сообразив, что к чему, друг за другом стали исчезать в портале. Напоследок я, ухватив растерянного водилу за руку, шагнула в переход и тотчас врезалась в спину Лендина. Вся наша веселая компания на виду у изумленных запоздалых прохожих оказалась рядом с выходом из милиции, возле старенькой «тойоты» Игорька. Из-за стекла нам радостно семафорил Крендин.

– Так! Я не знаю, как это у вас получилось, и знать не хочу! А хочу только одного… – Игорь наконец совладал с дверцей и упал за руль. – Оказаться отсюда как можно дальше! Ну, вы едете или нет? Скоро до них дойдет, что фокус с продолжением, и мало нам не покажется. Садитесь быстро!

– Мы все не поместимся! – запаниковала я. – Хотя ладно!

Открыв дверцу, я впихнула в салон Лендина, Ларинтена и Шарза. Затем заглянула в окно к Игорю и приказала:

– Езжай по Шамшурина. Выедешь на Железнодорожную, перед Бурлинкой тормозни. Сразу пятиэтажка, где магазин. Ждите нас во дворе, а мы сейчас еще кого-нибудь поймаем.

Последние слова я договаривала в пустоту. Машина сорвалась и исчезла за поворотом.

Я обернулась к мужчинам.

– Ну, чего стоите? Пойдемте-ка подальше отсюда. Там, у вокзала, всегда такси стоят. Возьмем и доедем.


* * *


– Петрович, ты что-то там про побег говорил?

– Константин Николаевич, да я, это…

– За то, что упустил задержанных, я тебя без премии оставлю! Ясно? Чтобы завтра же эти гипнотизеры были у меня.

– Так мы их вроде и так отпускать собрались?

– А за моральный ущерб? А за порчу имущества кто ответит? Ты? И во-вторых. Позвони-ка нашим друзьям! Пусть Михалыч берет под свое крыло эту гражданку вместе с ее артистами! Ой, чую я, дело пахнет керосином!

Не прислушиваясь к тому, что усатый нервно бормочет в телефонную трубку, Константин Николаевич задумчиво поднял глаза, разглядывая странное пятно, напоминающее то ли змеехвостого орла, то ли дракона.

ГЛАВА 4

Всевидящий, в какой мерзкий мир его вновь занесло? И все из-за этого хитрого, как тьма бесов, Мириэля!

И что самое ужасное, в этом мире почти не было магии. Хотя нет, было что-то такое, заставившее его насторожиться. Присутствие силы, огромной силы, которую он уловил еще с первых секунд пребывания в этом безумном мире.

Хотя все это могло быть и галлюцинацией измученного тела. Мало того что за последние несколько часов он замерз, едва не попал под жуткие, с сияющими глазами, повозки, к тому же его жестоко избила тяжелой сумкой сумасшедшая старуха, когда он всего лишь милостиво приказал ей проводить его во дворец к князю или Владыке. Он едва скрылся от страшных бритоголовых парней с явно выраженными чертами полукровок, гномов и людей. С воплями «Мочи придурка!» они гнали его до тех пор, пока он диким корзаком не ворвался внутрь похожего на коробку дома и не затаился.

Немного успокоившись и отдохнув, Люминель долго мучился, пытаясь открыть переход в Аланар, а потом и хоть куда-нибудь, но раз за разом у него ничего не выходило. Кажется, его волшебное кольцо сломалось!

В объяснения колдуна он не поверил. Тот наверняка хотел его заморочить, пустить по ложному следу. Разве можно поверить в то, что у Мириэля под носом был могущественный артефакт, а тот мало того что даже не попытался им завладеть, так еще и указал на него! Ну не бред ли?

Как же ему теперь попасть домой? О Всевидящий, помоги! Не дай застрять навечно в этом варварском мире!

Погрузившись в отчаянную молитву, он не заметил, как хлопнула дверь и по лестнице замаршировали многочисленные шаги.

Люминель метнулся вверх и, проскочив три этажа, прислушиваясь, затаился у батареи.

– Мальчики, давайте поднимайтесь на пятый этаж. Только тихо! Не шуметь и громко не разговаривать.

– Тайна, в твоем сумасшедшем мире лучше вообще забыть, что умеешь разговаривать! Иначе перед вашими стражниками никогда не отбрешешься!

– Ты прав, Лендин, и поэтому – ч-ш-ш!

– Родная, ты должна целовать мне ноги за то, что я забрал тебя отсюда.

– А больше тебе ничего не поцеловать?

– Ну, на благодарность-то я могу рассчитывать?

– Все может быть, но только когда твой Пояс переходов вернет нас домой! А теперь – тихо!

От этих голосов Люминеля прошиб холодный пот, и ему показалось, что перестало биться сердце. Он тенью перемахнул еще один пролет, уселся на пол у батареи и сжался в комок. Может, повезет и они его не заметят? Или не обратят внимания?

Шаги приближались. Он, продолжал ждать, уткнувшись лицом в колени, уговаривая себя не сорваться и не кинуться бежать. Наконец шаги поравнялись с ним, чуть замедлились и снова начали подниматься.

– Очередной нарк или бомжик, – донеслось до эльфа откуда-то сверху. Шаги стихли. – Ух ты, закрыто! Когда мы со Светкой отсюда сбегали, здесь даже и двери не было. Кто-нибудь может открыть?

– А ты тут давно не была?

– Месяца два выходит, по-местному времяисчислению.

– Так ты стукни. Вдруг кто живет?

Послышался робкий стук.

– Черт! Да нет здесь никого. Глянь! Вот, вверху. Еще и опечатали! Козлы.

Шорох рвущейся бумаги. Щелчок, скрип двери, шаги и глухой стук, возрождающий тишину.

О Всевидящий! За что ты так наказываешь?

Он всего-то и хотел, что справедливости и законной власти, а сейчас? Как ему выжить сейчас без средств к существованию, в варварском мире, в окружении врагов, без шансов на возвращение, да еще и… Стоп! Что там Тайна говорила о пространственном артефакте? Значит, он есть у Велии, как и возможность вернуться в любую минуту.

Стало быть, надо этот поясок украсть! Или обменять на что-то ценное… Дети! Нужно найти детей, забрать пояс и навсегда исчезнуть из этого варварского мира!

Люминель, словно не замечая окружавшего его убожества, затеребил не желающий помогать ему перстень.

Где же искать этих паршивых ублюдков?

ГЛАВА 5

– Толян, Петь, Вась! Ну куда вы на ночь глядя?

Спустя некоторое время мы оказались в моей маленькой квартирке. Соседи заделали огромную дыру в стене, и теперь коридор живописно украшала заплатка из неоштукатуренного кирпича.

В комнате пугала глаз перевернутая мебель и осколки стекол, причем весь этот бедлам еще украшала непролазная грязь. Словно здесь промаршировала бригада сантехников из нашего родного ЖЭУ.

Чудом выживший телевизор был задвинут под компьютерный стол, монитор разбит. В общем – разруха!

– Танюх, мы бы переночевали, вопрос только где? – Толян тоскливо пнул косяк. – Даже если здесь все убрать, что в принципе нереально, я наблюдаю только один диван и кресло.

– Ага, мы бы помогли и все такое, – Петя обезоруживающе улыбнулся, – но домой охота-а!

– А как вы без документов? На поезд же не сядете.

– Да брось! Какой поезд? Переночуем на автовокзале, а оттуда и маршрутки, и такси, на худой конец – автостопом!

– Короче, спасибо, что подбросили домой! – Вася, как всегда, был немногословен. – И очень будем благодарны, если подкинете тысчонку-другую!

Я улыбнулась. Отсчитала десять зеленых бумажек и протянула ему.

– Ну, спасибо, что помогали! И, пожалуйста, не рассказывайте никому ничего!

Парни переглянулись и невесело усмехнулись.

– Ну почему же? Захотим пожить на дармовых харчах, в тишине, с мягкими стенами, обязательно расскажем!

– А я книгу напишу! – улыбнулся Петя. – Писателей же в дурку не сажают. Мало ли какие у меня тараканы в голове? Еще и, глядишь, разбогатею!

– Ладно, идти, так пошли! – одернул всех Вася. Подумал. Подошел к Велии и молча пожал руку. Затем так же молча развернулся и направился к выходу.

Парни, тяготясь наступившей тишиной, неуверенно потянулись за ним. Хлопнула дверь, но я еще некоторое время стояла, глядя на нее.

Еще одни соединенные на миг и разлученные навечно души. Зачем?

– О таких вещах начинаешь задумываться где-то на второй сотне лет. Поэтому забудь! Ты для таких мыслей еще слишком юна!

На плечи легли горячие ладони мужа. Я обернулась. Улыбнулась. Провела рукой по его коротким каштановым волосам.

– Какой ужас! Я тебя не узнаю. Быстро в душ! Надеюсь, эта краска смоется?

– Конечно, смоется! Иметь долгостойкую краску невыгодно цирюльникам абсолютно всех миров.

Я щелкнула выключателем и заглянула в относительно чистую ванную. Даже мой халатик и полотенце висели на изогнутой батарее! Открыв воду, я с наслаждением сунула руку под рвущуюся из крана горячую струю.

– Можешь мыться.

– Давай сначала приведем в порядок это жилище?

Я погрустнела.

– По-моему, это долгая песня.

– И все же…

Поманив меня за собой, он вышел в зал.

Картина стараниями наших друзей вырисовывалась уже более оптимистичная. Мебель перевернули и поставили к стене. Осколки и землю Шарз попросту сжег, и теперь весь пол покрывал ровный слой черного пепла. Но любоваться на это безобразие мне предстояло недолго. Велия дунул, плюнул, пепел собрался в воронку и исчез. Моим глазам предстал искрящийся чистотой пол.

– А теперь последний штрих!

Шарз блеснул ослепительной улыбкой и тихо забормотал. Вначале ничего не происходило, затем передо мной словно заплясали мошки, заставляя крепко зажмуриться. Когда я открыла глаза, возникла реальная угроза ослепнуть. Привычной хрущевки больше не существовало. Передо мной и моими не менее ошалевшими гостями раскинулся небольшой, но роскошный зал с колоннами. Пол устилали пушистые ковры, кое-где на них были накиданы подушки, под балдахином стояло ложе, на котором легко поместилось бы человек шесть, стены были увиты цветами, причем не скрывая треснутое стекло обшарпанного балкона, а в центре разместился небольшой фонтанчик.

– Шарз, ты сошел с ума? – Я не придумала ничего умнее, как напуститься на довольного дракона. – Ты раскурочил дом?

– Успокойся, Тайна! Ничего я не курочил. Всего лишь применил третий магический закон уравнения объема и пространства.

– Так это что, иллюзия? – еще больше запуталась я.

– Это реальность, но для нас. Я создал в твоей квартире этот пространственный карман и перенес нас всех туда. Кстати, его удобство еще и в том, что каждый может создать свое личное пространство.

– А как мы будем выходить на улицу? Вдруг понадобится? Или если к нам кто-нибудь зайдет? Что они увидят?

– Нежданные гости увидят только твое жилище.

Я схватилась за голову.

– Шарз, не забивай мне мозги! Я все равно ничего не поняла, но мне нравится!

Шагнув на устланный коврами пол, я подошла к кровати и упала на восхитительно мягкие перины.

– Класс! – одобрил Лендин, умываясь в фонтане. – Теперь нужно развести костер и наколдовать кабанчика, ну или на худой конец корзака.

– К сожалению, заниматься пространственно-бытовой магией без вреда для желудка можно только в родном мире! – вздохнул Велия, опускаясь рядом со мной. – Вот Тайна может попробовать наколдовать нам что-нибудь съестное, но за результат я поручиться не могу!

– Знаешь, Вел, у нас столько денег, что подрывать свое здоровье магией не тянет. К тому же из меня маг, как из тебя тетя Зоя из девятнадцатой квартиры. Так что!

Я села на постели и залюбовалась открывающимся отсюда видом.

В одном месте, будто на границе, роскошные стены и пол зала словно размывались и продолжались дальше облупленной краской и кое-где порванными обоями моего коридора и прихожей. А также отсюда можно было увидеть часть кухни. Где-то бежала вода.

– Ладно! Фиг с ним. У Властителей свои причуды, с ними не поспоришь. Мне даже нравится. Но давайте по порядку. Сейчас все моются, а я заказываю пиццу. Потом мы ужинаем и ложимся спать. Утро вечера умнее!

Мужчины и не спорили.

После краткого курса о том, как пользоваться душем, зачем нужна эта странная чаша с водой и для чего необходимы гель, мыло и шампунь, я нашла в уцелевшем комоде полотенца и простыни. Отдав на разгромление ванную, я принялась мучить оказавшийся в рабочем состоянии телефон. Хвала моей предусмотрительности, заставившей меня заплатить за него с выходного пособия на полгода вперед.

С третьей попытки в платной справочной службе мне четко продиктовали номера всевозможных пиццерий, ресторанов и бистро, доставляющих блюда на дом.

Вскоре я, приготовив деньги, впускала в квартиру молоденького парнишку. Сгрузив на пол десять коробок с пиццей, два пятилитровых жбана пива и несколько бутылок с кока-колой и минералкой, он, скорчив грустную мину, принялся доказывать, что у него одни тысячи и сдачу давать нечем. Затем вытаращился на что-то позади меня, попятился и вылетел за дверь.

Начинающаяся шизофрения продавца – лафа для покупателя!

Я обернулась, не понимая, что его так напугало. На границе залы и коридора стояли парни в простынях и полотенцах. Ну и что?

– Чего он испугался? Вас, что ли? – озвучила я свои мысли.

Шарз шагнул ко мне, обернулся и вдруг расхохотался.

– Это то, что видишь ты, а он увидел… – Дракон прищелкнул пальцами, и я, всхлипывая от смеха, присоединилась к нему.

На меня внимательно смотрели и беззвучно шевелили губами четыре головы, парящие в воздухе. Причем иногда, добавляя эмоций, мелькали жестикулирующие руки.

– Я сделал мой пространственный карман невидимым и неслышимым, но дело в том, что мы слишком близко подошли к его границе, вот слуга и увидел такую картину!

– Бедолага! – хихикнула я. Шарз снова прищелкнул, и я услышала мирное переругивание гномов. – Народ, хватит там стоять. Забирайте еду и устраивайтесь, а я пошла мыться!


* * *


Когда я наплескалась и вышла, надев свой старенький халат, в зале уже вовсю царило сонное царство: Ларя и Лендин похрапывали на коврах, нежно обняв недопитого «Толстяка», Шарз посапывал рядом на подушках, Крендин, подложив под голову валик из одеяла, зычно храпел у фонтана.

Н-да! Я покосилась на выпотрошенные коробки. Похоже, еды мне не досталось!

– Досталось. Я спас две смешные лепешки и воду, – донесся из кухни голос Велии.

– Я что, опять громко думала? – Войдя в освещенную ночником кухню, я уселась за стол напротив мужа. Горячий душ и шампунь, к моему огромному облегчению, вернули его волосам снежный оттенок.

Он улыбнулся.

– У тебя было такое расстроенное лицо. И, зная, как ты не любишь засыпать голодной, я сделал выводы!

– Ты знаешь меня лучше, чем я сама.

– В этом прелесть долгой жизни в супружестве. Начинаешь понимать свою половинку, как себя.

– Угу. – Я открыла пиццу и, отрезав кусок, жадно на него накинулась. – В том-то и проблема. Становится скучно и неинтересно!

– Тебе со мной скучно?

Я попыталась фыркнуть с полным ртом и чуть не подавилась.

– Вообще-то я думала, что это тебе со мной скучно! Ты же у нас такой мудрый, а я – дура, каких поискать!

Велия серьезно на меня посмотрел и вдруг расхохотался. Проглотив пиццу, я плеснула в уцелевший стакан воду и сделала пару глотков. На глаза навернулись злые слезы, и противно защипало в носу.

Ну и ладно! Раз я такая смешная…

Я решительно поднялась, но была остановлена сильной рукой мужа.

– Сядь и ешь!

– Спасибо, сыта!

– Не обижайся. – В его голос проникли непривычные нотки нежности. – Я очень боюсь, что наскучу тебе, и поэтому мне приходится иногда тебя дразнить. Но есть и другая причина. Я с детства не привык выставлять на обозрение свою душу, поэтому извини, если иногда бываю груб с тобой. Всему виной моя слабость.

Я не заметила, как оказалась у него на коленях. Чувствуя на лице его губы и отвечая на поцелуи, я тихо прошептала:

– У нас ведь правда все-все будет хорошо?

Вместо ответа он подхватил меня на руки и куда-то понес.

Похоже, я все же останусь сегодня голодной!

ГЛАВА 6

Утром нас разбудил звонок и стук в дверь.

– Пожар, что ли? – Скромно натянув халат под одеялом, я поднялась и, недовольно щурясь, пошла к выходу. Тихо подкравшись, я минут пять тупо смотрела в глазок на милицейскую форму.

Пронзительный звонок продолжал терзать нервы. Сколько раз хотела его отключить!

– Похоже, никого нет дома.

– Но пломба-то сорвана, значит, кто-то сюда приходил, и не факт, что ушел!

Я прижалась ухом к замочной скважине.

– Два месяца назад тут взрывом газа весь подъезд раскурочило. Подозревают хозяйку квартиры. Только ее нигде найти не могли, а вчера сама объявилась.

– Это я понял, а нас, как самых крайних, Михалыч послал ее искать! Если девчонка не дура, она вообще сюда не сунется!

– Все равно надо оставить кого-нибудь из своих.

– Знаешь, у меня через час дежурство заканчивается, так что не грей мне голову! Нужно – ставь! Вечером сменим.

По лестнице затопали удаляющиеся шаги.

Оригинально! Значит, вот какова официальная версия случившегося здесь шестьдесят лет, а вернее два месяца назад. Интересно, а как они нас нашли? Тьфу, я же сама вчера выложила свои координаты!

– Слышь, Тайна, а у тебя есть чего поесть? – В коридор выполз помятый Ларинтен. – Я даже согласен на вчерашние лепешки с мясом!

Я вздохнула и молча прошла на кухню. Позвонив по вчерашнему номеру, я сделала заказ, продиктовала адрес и недоуменно вытаращилась на истерично запищавшую трубку.

Ну не хотите везти, не надо, чего же трубки-то бросать?

Два других телефонных номера не отвечали и печалили ухо длинными гудками.

Оставив трубку на столе, я пошла в зал.

– Ларя, поголодай еще часок. Я потом схожу и чего-нибудь куплю, ладно?

Ларинтен, состроив печальную физиономию, вернулся к Лендину на ковер и, отобрав жбан с недопитым пивом, обиженно забулькал.

Велия с Крендином и драконом сидели у фонтана, о чем-то тихо переговариваясь. Я подсела рядом.

– С добрым утром!

– И тебя, – кивнул гном.

– Как спалось? – улыбнулся Шарз.

– Кто приходил? – У моего мужа просто талант спрашивать коротко и по существу.

– Похоже, те, от кого мы вчера сбежали.

– Наверное, им не понравился мой герб, – усмехнулся дракон. – Маленький очень. Надо было изобразить во весь свод.

– Не знаю, что им не понравилось, но забыть они нас не хотят. Так что, – я перевела взгляд на мужа, – Вел, надо искать детей и уходить. Иначе мы можем попасть в ловушку.

– Да уже практически нашел. Ночью не спалось, вот и раскинул пространственную сетку на маяки. Могу сказать – Саниэль где-то ближе к нам, Дариана я вообще еле нашел. Очень надеюсь, что мои подарки остались с ними.

– А как узнать, где они?

– Маяки приведут нас, лишь бы они в тот момент находились с ними рядом… В любом случае мы сможем это узнать, только начав поиски.

– Но они в этом городе или нет?

– Я не знаю, насколько большой этот город. Вполне возможно, что и в этом, только далеко отсюда. Особенно Дариан.

– Этот город огромен, – вздохнула я и заторопилась: – Тогда пойдем? Чего время-то терять?

– Я с вами, – поднялся вслед за Велией Крендин.

– Ага, а мы тут должны с голодухи пухнуть? – заворчал, отбросив пустой жбан, Лендин.

– Действительно, оставляете нас одних в чужом мире, без выпивки и еды! Вам не стыдно? – Ну конечно, где один, там и другой!

– Так, все! Вы сидите здесь и ждете нас. И чтобы тихо! Мы вернемся и принесем много еды и зелья, – пресекла я истерику и попросила Шарза: – Пригляди за ними. И чтобы ничего не включали и не трогали. А именно: газовую плиту, телевизор и телефон. И дверь никому не открывайте!

Дракон кивнул.

– Идите и будьте спокойны.


* * *


Выйдя из квартиры, я подождала, когда за нами защелкнется задвижка, плюнула на бумажку и снова опечатала дверь, усилив заклинанием, чтобы не отпала.

– На тот случай, если к нам снова придут гости. Раз бумажку прилепили, значит, в квартире никого, – блеснула я логикой в ответ на удивленные взгляды мужчин и, обогнав их, резво поскакала по лестнице.

В темноте за открытой дверью подвала мне почудилось шевеление, но я, решив не обращать внимания, вылетела во двор.

Как давно я здесь не была!

Дождавшись мужчин, я взяла их под руки и повела к ближайшему магазину одежды.

Нет, все-таки в таком виде ходить небезопасно и холодно! Себе я нашла довольно теплую старую куртку, одиноко висевшую в углу коридора, и, натянув ее на ветровку и джинсы, нашла жизнь довольно сносной, а вот мужской одежды у меня не имелось вообще, поэтому пришлось моим мужчинам натягивать длинные дурацкие камзолы и бриджи.

В магазине в этот ранний час покупателей еще не было, и две молоденькие девушки, удивленно переглянувшись, радостно захлопотали вокруг нас.

– Чем можем помочь? Что ищете? – Покосившись на мужчин, они решили начать с меня.

– Решаем все проблемы! – пошутила одна. – Любое вечернее платье или деловой костюм. А может, ищете костюм для охоты?

Я усмехнулась и кивнула на мужчин, застывших позади меня с недовольным видом.

– Девушка, со мной как раз таки никаких проблем! А вот их нужно одеть с нуля и до верхней одежды. Полный комплект! Деньги – не проблема!

Девчонки заулыбались.

– Ну да, в ваших маскарадных костюмчиках еще холодно ходить! На завтра снег передали.

– А чем будете рассчитываться? Карточка или…

Я вытащила толстую пачку наличных. Девушки кивнули и жестами пригласили мужчин следовать за ними, а я уселась в кресло и стала рассматривать журналы.

Через некоторое время послышались шаги. Я подняла голову и бросилась ловить упавшую под диван челюсть. На Велии красовался черный кожаный плащ, туфли, из-под плаща выглядывал костюм-тройка, а на собранных в хвост коротких серебристо-седых волосах идеально сидела строгая шляпа.

Крендин остался верен себе и в этом мире. Его отросшие каштановые кудри скрывала бандана, плечи оказались затянуты в черную косуху, а кожаные штаны были заправлены в остроносые сапоги, украшенные клепками.

– Обалдеть! – Я подошла к ним. – Ребята, а вас не узнать!

– Девушка, ваш счет.

Я заглянула в скромно свернутую бумажку и чуть не лишилась глаз. Дорогое это, однако, удовольствие содержать красивых мужчин!

Отсчитав купюры, я заплатила в кассу указанную сумму и с тяжким вздохом спрятала изрядно похудевшую пачку.

– Девушка, а вам что-нибудь нужно подобрать?

Угу, чтобы отдать последнее?

Качнув головой, я решительно застегнула молнию на куртке и, взяв под руки мужчин, вышла за дверь.


* * *


– Куда теперь? – поинтересовалась я, поглядывая на мужа.

Мы подошли к остановке.

– Пойдем. Я покажу. – Велия кивнул куда-то вдаль.

– А если это далеко? Мы можем и до вечера не успеть!

– Не зная местности, я не смогу открыть портал. Это может быть опасно.

– А почему бы нам не взять повозку? Напрокат, как вчера? – подал идею Крендин. – Быстро и удобно!

– Действительно, Вел, ты бы мог показывать путь.

Через пару минут, помахав пятисоткой у носа таксиста, мы уже садились в тесный салон «жигулей». Велию я уговорила сесть впереди, надоумив показывать направление пальцем, а водителя попросила исполнять все пожелания «иностранного» гостя.


Проездив час и скормив таксисту еще одну купюру, мы наконец чуть не врезались в столб от взволнованного рыка Велии.

– Здесь!

– Вы подождете? – Выйдя из машины, я открыла переднюю дверцу, выпуская мужа.

Водитель замялся.

– Долго?

– Не знаю, – озадачила я его, но тут же подсластила пилюлю: – Есть шанс заработать!

Оставив таксиста недовольно хмуриться, я махнула выбирающемуся из машины Крендину и бросилась догонять мужа, который уверенно поднимался по ступеням невысокого здания.

ГЛАВА 7

– Вам кого? – Не успела захлопнуться за нашими спинами тяжелая дверь, как путь нам преградил стол с восседающей за ним дородной теткой.

Велия, проигнорировав ее, собрался пройти мимо, но я удержала его за руку.

– Здравствуйте, девушка. Мы ищем наших детей. Они сбежали из дому. Нам посоветовали обратиться к вам.

Мадам, бывшая девушкой лет тридцать назад, деловито покивала, оглядела с головы до ног меня, затем Велию и многозначительно прокашлялась.

– Да-а, дети нынче совсем распустились! Не уважают родителей, не ценят положения. Малолетние уголовники!

Над моим ухом угрожающе засопел муж. Я предупреждающе сжала его руку и поддакнула:

– И не говорите! Уже две недели на нервах. Извелись все! У мужа бизнес не идет! Так как можно о них что-нибудь узнать?

Тетка многозначительно полистала толстый журнал и ткнула пальцем в сторону лестницы.

– Двести семнадцатый кабинет! Там фиксируют всех бродяжек за последний месяц, фотографируют и базируют в архив. Даже если вашу пропажу отправили в приют или еще куда, там все узнаете. – И уже вслед нам благожелательно крикнула: – Пороть их надо утром, в обед и вечером! Тогда нормальными людьми вырастут! Да еще спасибо скажут!

Велия недоуменно посмотрел на меня и переспросил:

– Пороть?! Теперь понятно, почему в этом мире так мало живут!


* * *


– Ларя, Тайна сказала ничего не трогать! Особенно эту штуковину! Поэтому положи на место!

– Ага, есть-то охота! Они, вон, уперлись, может, только вечером придут? Что плохого, если нам снова привезут вчерашних лепешек с мясом и эль?

Ларинтен с умным видом повертел телефон.

– Ты же не знаешь, как обращаться с этой штуковиной!

– А чего тут знать? Тайна потыкала в эти пипочки, поднесла его к уху и попросила принести пи-иц-цу и пиво.

– Хм, вот когда тебе надо, на раз соображаешь! Давай быстрее, пока Шарз из баньки не вышел. – Лендин покосился на исходящую паром дверь ванной, откуда слышался плеск и напевающий голос дракона.

Ларинтен скорчил серьезную физиономию и сосредоточенно минут пять мучил телефон. Затем поднес к уху и, с секунду послушав, разразился гневной эльфийской речью.

– Че? – Гном подлез, настороженно поглядывая на трубку.

– Ниче! Только короткие пу-пу!

– Дурак ты, Ларя! Тайна что-то по книжице высматривала. И еще, как ты думаешь, зачем на этих пипочках эти крейлы? – Гном ткнул в кнопки и, цапнув с холодильника журнал, полистал, сосредоточенно всматриваясь. – Вот! Глянь, такие же крейлы! И служанка… правда, голая… Ну-ка…

– Нет, я сам! – Ларинтен выхватил телефон и, внимательно глядя на ряд цифр, стал набирать их, затем поднес трубку к уху. – Эй, служанка! – вдруг завопил он. – Хочу круглую лепешку с мясом и эль! Чего? Глухая, что ль? Хочу, говорю, много-много лепешек и вкусный эль. Чего? Не-ет… Нам надо пи-иц-цу! Не пи-ица? А что? Как-как?! И что?! Прямо по телефону?! А как это? Че-го?! Меня?! Да я с тобой… да я тебя… Угу! И как? – Ларинтен покраснел как помидор и округлившимися глазами уставился в стену.

В кухне воцарилась тишина. Наконец Лендин, не сводя с него удивленных глаз, не выдержал:

– Ну, чего?

Тишина.

– Что говорят?

Ларинтен словно его не слышал. Наконец гному это надоело, и он вцепился в трубку.

– Отстань! Я разговариваю с феей!

Лендин ошалел.

– С кем? Так ты, значит, меня на какую-то там… да ты… да я… А-а!

Махнув рукой, он, гневно сопя, протопал в зал.

Ларинтен даже не обернулся.

ГЛАВА 8

– Здрасти, можно? – Стукнув для порядка в обшитую светлым деревом дверь, на которой строго темнели цифры «217», я толкнула ее и вошла.

Велия шагнул следом.

Из-за монитора на нас удивленно подняла глаза девушка лет двадцати. Раздраженная заминкой, она досадливо поморщилась, деловито пощелкала клавиатурой и, поправив очки, процедила:

– Чем могу помочь?

– Понимаете, – я уверенно подошла к единственному столу, за которым гордо восседала девица, и села на стоявший рядом стул, – у нас беда. Дети из дому сбежали. Мы их ищем, вот люди и направили к вам.

– Когда? – Девушка снова поправила очки.

– Что когда?

– Когда убежали?

– А-а, да… – Я замялась и подняла глаза на Велию.

Взглянув на меня, он вдруг шагнул к столу и улыбнулся.

– Милая девушка, расскажите нам обо всех, кто был у вас с начала этого кварта… мм… года!

Вскинув бровки, девушка удивленно подняла на него глаза.

– Паспорт.

– К сожалению, не захватил! – Велия, не отводя глаз от ее лица, продолжал улыбаться. – Может, вы в порядке исключения расскажете нам о светлой девочке и темноволосом мальчике. Им шестьде…

– Им двенадцать лет, – быстро перебила я мужа.

– А… да! Да! Им двенадцать лет!

Девица, не сводившая с него глаз, вдруг покраснела и, заправив за ухо выбившуюся прядку, смущенно улыбнулась.

– Хорошо. Я посмотрю. – Ее пальцы забегали по клавиатуре. Просматривая открывающиеся файлы, она умудрялась строить глазки Велии, напряженно смотрящему на экран.

– А какая у детей фамилия?

– Ва…

– Они могли ее не назвать, – снова перебила я мужа. – Ищите по именам Саня и Дар и по приметам.

Кинув на меня косой взгляд, девица снова улыбнулась Велии и уставилась в монитор.

– Та-ак. Два месяца назад – нет, месяц назад – нет. Неделю назад – нет.

– А по фотографиям? Вы же наверняка всех фотографируете? – снова встряла я.

Она фыркнула, открыла мышкой какую-то папку со странным названием «Фо де», и по всему экрану запестрели квадратики изображений.

– Ищите. Это все дети, поступившие к нам с Нового года.

Я отобрала мышку и, медленно листая, стала просматривать не по-детски серьезные мордашки. Девушка, словно не заметив такого нахального обращения, не переставая улыбаться, разглядывала Велию. Ясно! Еще одна жертва эльфийской магии…

– Стоп! – Голос моего мужа заставил нас обеих вздрогнуть. – Вот. Нас интересуют эти двое.

Девица нахмурилась, словно что-то вспоминая, затем обрадованно кивнула.

– Их привезли две недели назад. – Щелчком мышки она заставила два маленьких квадратика вырасти во весь экран.

Санька. Дар.

– И? – Велию было уже не остановить. – Где их искать?

Девица подняла на него влюбленный взгляд. Что-то быстро!

– Сейчас посмотрю. – Она навела курсор на фотографию нашего сына и внимательно уставилась в россыпь букв. – Тут сказано, что у вашего мальчика обнаружились странные способности. Его держат в специальном медицинском закрытом учреждении, под надзором федеральных служб. Адрес – Киверина, шесть. Возможно, уже куда-нибудь и определили. Ну, вы понимаете? Туда, где можно прожить всю жизнь и никто о тебе не вспомнит. А девочка… С девочкой проще. Никаких отклонений не обнаружено. Сейчас находится на Вертковского. В детском доме номер тридцать три. Вы можете забрать ее, как только подтвердите ваше отцовство. – Девица оторвалась от монитора и, одарив игривым взглядом мрачного Велию застыла в ожидании похвалы.

– Как нам забрать наших детей? – Он перевел на нее тяжелый взгляд и заставил себя улыбнуться. – Я имею в виду, как нам их забрать, чтобы не пострадали люди этого города.

Девица пару секунд удивленно моргала.

– А-а-а, ха-ха! Вы так шутите? – догадалась она. – Ну, естественно, я подскажу! Вначале вы со всеми документами идете туда, где держат ваших отпрысков, а далее – по обстоятельствам.

Велия развернулся и, ни слова не говоря, вышел.

– Спасибо большое! – Выдернув из-под руки девицы листок с подробными адресами, я улыбнулась, глядя на ее обиженно вытянувшееся лицо. – Извините моего мужа. У него часто бывают такие приступы. Вот и сейчас – весеннее обострение. – Я выразительно покрутила пальцем у виска. – Ну, сами понимаете!

Не зная, что еще добавить, я нервно хихикнула и вылетела в коридор.


Велию я догнала уже у самого выхода. Выскользнув следом за ним в приоткрытую дверь, я вцепилась ему в руку.

– Ты куда рванул? Меня подождать сложно?

– Некогда ждать! Ты поняла, где держат Дара? – не глядя на меня, он сбежал по ступеням. – Даже я запомнил это название. Дурдом.

– Он не в дурдоме, а в «специальном медицинском закрытом учреждении, под надзором федеральных служб». Проще говоря, в…

– …Дурдоме. Наверное, ему угрожали, и он применил магию. А в вашем мире магия приравнивается к свидетельствам о Всевидящем и карается заточением под замок. Или я не прав?

– Вел, на самом деле в этом мире замки редко удержат того, у кого есть пухлая пачка денег.

– Мы еще обсудим этот момент. – Муж кивнул и огляделся. – А где Крендин и повозка?

Я только сейчас поняла, что меня настораживало. Напротив входа в здание не было зеленых «жигулей».

– Вел, что-то случилось!

Я подбежала к дороге. Чуть дальше, метрах в пяти от того места, где раньше стояла наша машина, теперь одиноко чернел джип.

– Извините, вы не видели, здесь жига зеленая стояла? – Сквозь сизую завесу табачного дыма я разглядела за рулем молодого парня и радостно продолжила: – У меня там брат был. Он не местный, еще заблудится.

Щелчком, отправив недокуренную сигарету в окно, он едва не попал ею в стоявшего позади меня Велию.

– Это качок, что ли? В косухе?

Проводив взглядом бычок, Велия молча поднял на парня глаза.

– Да-да! – Я взволнованно вцепилась в дверцу.

– Хм, герой братан ваш, девушка. Я тут стоял. Видел, как дело было. Он у машины гулял, а тут девица. На красный, через дорогу и прям под машину. А парень ваш – реальный мужик! Прыгнул перед тачкой. Ну, думаю, задавило, а он ее двумя руками от груди отжал. И на бок. – Не замечая мои широко открытые глаза, парень снова закурил.

– И-и?

– Да ничего. Из той тачки трое выбежали. Ну, он и им навалял. А у одного даже пушка была. Так брат ваш из-за спины мессар цепляет, и ее в крошку.

– А дальше?

– Пока менты прирулили, он хвать девицу и в жигуль. – Парень поднял на меня восторженный взгляд. – Блин, я такого кренделя, как ваш брат, еще в глаза не видел! Вначале даже подумал – может, какой «Дозор» снимают.

– Спасибо! – обреченно моргая, кивнула я и повернулась к мужу. – Я не знаю, где мы будем его искать. Даже не представляю!

– Если честно, я вообще ничего не понял! – Велия взял меня за руку. – Пойдем?

– За Дарианом?

Он кивнул.

– Без документов?

– На месте разберемся.

– Тогда поедем. Пешком часа два шагать. А Крен?

– Я его обязательно найду. Потом!

Не ответив, я отошла от джипа метров на пять и подняла руку.

– Девушка, вас подвезти?

Я обернулась.

Приоткрыв дверцу, парень, высунулся из джипа и оживленно мне махал. Пожав плечами, я подошла.

– Если время позволяет.

– Да в принципе до марта я совершенно свободен.

А парень-то хохмач!

Он ответил на мою улыбку.

– Февраль закрыл, теперь делать нечего, а после увиденного – все мысли разбежались. Так что садитесь. Давайте я поработаю таксистом. Тем более у вас такой брат!

– Обещаю работу оплатить!

– Не, денег не надо! – Он едва не замахал руками. – А вот пусть твой мужик вечером мне выпивку в баре оплатит!

– Заметано! – хихикнула я, обегая машину. – Вел, что стоишь? Поехали!

ГЛАВА 9

Грязно-серая улица, видневшаяся из окна подъезда, сугробы подтаявшего снега и свинцовые тучи повергали в депрессию и без того израненную душу. Какой мерзкий город! Какой ужасный мир!

Затаившись в теплых трубах подвала, Люминель наконец смог активировать перстень и с его помощью наелся, выспался и уже часа два от нечего делать следил за редкими прохожими. Он видел, как из подъезда вышли полукровка со своей девкой и гном. Решив проследить, он, чуть подождав, выбрался вслед за ними, но не смог их найти. Обойдя в их поисках весь двор, он вышел к дороге, у которой стояли два железных домика. Не зная, что делать дальше, он в отчаянии плюхнулся в сугроб грязного снега неподалеку.

– Сынок, ты чего ж тут сидишь? Вставай! А то застудишься. У нас весна тока месяца через два придет, вот тогда и насидишься! Только самое главное – ее не пропустить! Ночь-то эту, когда листики да травка распускаются. Весна, она у нас, милый, всего два дня! А потом сразу лето!

Люминель поднял усталый взгляд. Перед ним, кутаясь в старое коричневое пальто, стояла бабка, сияющая утонувшей в морщинах улыбкой.

– Лето? Разве бывает в этом мире лето?

– Бывает! Еще как бывает! С грозами! Ух! Но самое главное – весна. Она у нас всего два дня! Ты представляешь? Вчера снег таял, а сегодня листочки распускаются. Потрескивают! Травка всходит. И арома-ат! А ты откудова будешь, милый?

Люминель вздохнул.

– Из Аланара.

– Так это ж где-то в Африке? Теперь понятно, чего тебе лето вспомнилось. Вот чего зима-то с непривычки делает! Глянь, как побелел. Погодь! – Чем-то побренчав, она порылась в залатанной котомке. – Слышь, сына, ты это, на… не побрезгуй. Вчера тока пенсию получила. На! Держи. Купи бананов. Я слыхала, вы без них вообще никуда?

Люминель как завороженный перевел взгляд с участливой бабульки на протягиваемый ею желтый прямоугольничек бумаги.

– Что это?

– Денежка. Пусть небольшая. Всего-то сто рубликов. Но иногда и она может помочь!

– Рубли? Деньги людской расы?

– Людской. Людской! Ты бы домой возвращался. А то столько хулиганов развелось, убить могут! Бери сынок, а я побегу. Сейчас уже молочко да хлебушек привезут.

Эльф безучастно смотрел, как говорливая бабка, оттянув ворот, ловко сунула ему за пазуху бумажку и, не оглядываясь, резво посеменила вдоль дороги.

Хм!

Он достал и внимательно разглядел желтый прямоугольничек.

Сумасшедший мир! Люди придумали фальшивые деньги! Они отдают еду и питье за бесценок!

Хотя…

Он проводил взглядом двух девушек, одетых в штаны, словно дешевые наемницы. Сунув в квадратную будку такую же бумажку, они получили три странные склянки навроде тех, в которые целители разливают эликсиры, и что-то в шуршащих пакетах.

Хм, странно. Ну-ка, а если попробовать? Бумага – не золото! Может, все же перстень даст ему этих денег?

Крепко зажав сотенную в кулаке, он закрыл глаза, представляя две… нет, пять… а, чего мелочиться! – пятьдесят таких бумажек. Недоверчиво открыв глаза, он ошеломленно уставился на покрывающие грязный снег деньги и кинулся их подбирать.

Сминая, он торопливо совал грязные, мокрые купюры за пазуху, пока не собрал все.

Как у него это получилось? Неужели кольцо?

Сейчас, колдуя, он почувствовал восхитительное покалывание во всем теле. Гораздо сильнее, чем раньше.

Что ж, проверим ценность этих бумажек.

Люминель шагнул к открытому оконцу железного домика и смело стукнул.

– Эй, торговка. Дай мне два эликсира бодрости и два здоровья.

За окном мелькнуло помятое лицо женщины неопределенного возраста. Смерив его насмешливым взглядом, она выдала хриплым голосом:

– Вот тебе две «Сибирских короны», ну а для здоровья две «Балтики 9». Годятся такие эликсиры?

Эльф подозрительно прищурился на яркие этикетки.

– Годятся!

Если это окажутся не эликсиры, он просто выкинет их. Но вначале надо попробовать!

Сунув в оконце одну из наколдованных бумажек, он схватил радостно звякнувшие бутылочки и рванул в спасительные серые постройки.


* * *


В раздумьях я не заметила, как джип остановился.

– Киверина. Насколько я знаю, здесь находится закрытая больница. Вам сюда? – Припарковав машину у забора, парень кивнул на многоэтажное здание, возвышающееся за светло-серым забором.

– Наверное, сюда. – Я пожала плечами, разглядывая незнакомую постройку. – Подождете?

– Конечно! Как договаривались.

Я посмотрела на Велию, не проронившего за всю дорогу ни звука.

– Вел. Может, ты меня здесь подождешь?

Он поднял на меня глаза и молча открыл дверцу.

Постучав в ворота, я заметила рядом с квадратным оконцем выкрашенную красным кнопку и, недолго думая, надавила. Через некоторое время упругие шаги известили о том, что я была услышана.

– Что вам угодно?

Вначале мне показалось, что меня разглядывают. Затем окошечко распахнулось, и на меня не мигая уставились светло-карие глаза.

– Так что вы хотели, девушка? Если к больному и есть пропуск, то ждите теперь до вечера. Утреннее посещение закончено.

– Нет! Подождите! Мне нужно только узнать. Мне сказали, у меня сын здесь. В детском отделении. Как туда попасть?

Карие глаза прищурились.

– Это в этом же здании, только с другой стороны. Вам надо пройти немного дальше. В конце забора увидите синюю калиточку, вот туда и стучитесь. Но даже если ваш ребенок там, вряд ли вы его сейчас увидите. Часы приема с пяти до семи, и только к тем, к кому есть письменное разрешение.

Я благодарно кивнула захлопнувшемуся окошку и повернулась к стоявшему рядом Велии.

– Он сказал…

– Я слышал. Пойдем.

Попросив нашего добровольного водителя подождать, мы пошли вдоль забора. Вскоре я заметила выкрашенную темно-синей краской металлическую дверь. Поискав пимпочку звонка и не найдя, я легонько ее толкнула, и мы оказались в коридоре с большими окнами. Вдоль стен в самодельных кадках и горшках цвели всевозможные растения и кусты.

Метров через десять дорогу нам преградил стол с сидевшим за ним охранником.

– Часы приема закончены.

– Мы не на прием. Нам бы только узнать, здесь наш сын или нет.

– Когда поступил? Как зовут?

– Э-э-э… – Я замялась. – Понимаете, он сбежал из дому где-то недели две назад. Зовут Дариан, но он мог и не сказать своего имени.

– Хм. – Охранник выдвинул ящик стола и зашуршал толстыми, упакованными в кожу журналами. – Да, дней десять назад поступил мальчик по имени Дариан. Переведен в закрытое парапсихическое отделение.

– А как можно его забрать? – поинтересовался Велия.

– Вам нужно поговорить с заведующей этим отделением.

– Как это сделать?

– Приходите завтра с утра. Она бывает до часу дня.

– Завтра?!

Услышав опасные нотки в голосе мужа, я клещом вцепилась в его руку.

– Да. Завтра. И не забудьте документы свои и на ребенка. Подойдете ко мне, и я ее вызову. Все ясно?

Велия, не отвечая, развернулся и пошел к выходу.

ГЛАВА 10

Выпив в подъезде два «эликсира здоровья», Люминель понял, что торговка не так уж не права. Темное, отдающее медовой горечью зелье словно пробудило что-то в его душе, заставило забурлить в крови энергию, мощь. Настроение подпрыгнуло до высочайшей отметки, и в голову стали приходить идеи одна гениальнее другой.

Не сообразив как, он сотворил магическое действие и теперь точно знал, где в этом скопище серых коробок прячутся пропавшие дети. Мало того, он уже точно знал, как их искать и зачем.

Для начала Люминель наколдовал себе еще кучу желтеньких бумажек. Сложив аккуратной стопкой, он спрятал их за пазуху и уверенно вышел из темного, воняющего застарелой мочой подъезда.

Шагая по грязному снегу, он добрался до широкой дороги. На побеленном доме-коробке мелькнула ничего не объясняющая Люминелю надпись: «Красный проспект, 77».

Он не знал, где находится, да его это и не волновало. Там, дальше, двумя яркими маячками горела, маня и радуя, его надежда на жизнь. Только надо все сделать правильно. Надо не ошибиться.

Через некоторое время, шагая вдоль непрерывной, гремящей реки из повозок, он увидел дом с огромными окнами, в которых застыли нарядные женщины и мужчины.

Может, в душе Люминеля всегда жили всевозможные пороки и слабости, но он не был глупцом. Трусом, жестоким подлецом, но не глупцом. Он давно подметил, как все поглядывают на его одежду. А ведь, чтобы быть невидимым, нужно стать одним из толпы.

Уверенно толкнув тоненько звякнувшую дверь, он оказался в огромном полупустом холле, уставленном диванчиками и завешанном всевозможной одеждой.

К нему тут же подскочила угодливо улыбающаяся девица.

– Чем я могу вам помочь?

– Одеться.

– Как хорошо, что вы к нам зашли. У нас очень качественная, модная одежда. Всевозможные фасоны и силуэты. Несколько эксклюзивных вещей из самых лучших коллекций известнейших модельеров. Но прежде чем мы займемся вашим гардеробом, пожалуйста, скажите, как будете рассчитываться?

Эльф перевел взгляд на широкоплечего мужчину в черном костюме, незаметно выросшего за спиной улыбчивой девицы, и пожал плечами.

– Бумагой.

– У вас наличка? – помогла она.

Люминель снова пожал плечами и кивнул. Дальше происходящее напомнило ему его самый страшный кошмар.

Сначала его усадили и, обложив грудой журналов, заставили выбирать. После того как он, почти не глядя, ткнул пальцем в глянцевые страницы, потащили в узкую комнатку, закидали одеждой и, приказав примерять, оставили одного.

С бельем и брюками он справился, но совершенно не понимал, как их застегнуть. То же оказалось и с рубахой. На месте привычной шнуровки висели прозрачные монетки. Правда, потом он обнаружил напротив каждой монетки дырочку и попробовал их скрепить. Получилось, но оказалось неровно. Затем он долго думал, куда повесить странную, узкую, расширяющуюся треугольником ленту, и не нашел ничего лучше, как вдеть ее в странные петли штанов и завязать на поясе.

Хм, выглядело довольно нелепо, но сразу решилась еще одна проблема: странную прорезь на штанах великолепно замаскировал расширяющийся треугольником конец ленты.

Когда в таком виде он вышел из комнатки, на долгие секунды наступила полнейшая тишина, а потом зал наполнился обидным хихиканьем, фырканьем и даже откровенным хохотом.

Девчонка, снабдившая его всеми этими вещами, подбежала, изо всех сил стараясь не расхохотаться.

– Извините, но вы неправильно застегнулись и надели галстук. Позвольте, я вам помогу.

Развернув, она буквально впихнула его снова в кабинку и, влетев следом, задернула тряпичную дверь. Горя желанием кого-нибудь убить, эльф молча следил, как ее пальчики, порхая, быстро стянули ленту и, соорудив петлю, повесили ему на шею. Он промолчал и тогда, когда девица ловко впихнула в маленькие прорези прозрачные монетки, но когда ее пальчики спустились к нелепым штанам, он возмутился:

– Что ты себе позволяешь, торговка?! Да я из королевской семьи, а ты приволокла мне ужасную одежду со странными замками! Явно поношенную!

– Чего?! – Девушка все-таки застегнула молнию брюк, натянула пиджак и отступила от Люминеля на шаг. – Это костюм от Валентино!

– Вот! – вызверился эльф. – Я же говорил, что он ношеный!

– Ну, знаете ли!

Она резво исчезла за шторкой. Кипя от возмущения, Люминель развернулся и застыл, разглядывая себя в зеркало.

Однако! Костюм сидел на нем идеально! Серебристо-серая ткань выгодно подчеркивала его белесые глаза, наполняя их глубиной и не присущей ему грустью. Его худоба скрылась, и даже шрамы на лице перестали уродовать, придавая всему его облику зрелость.

– Кто? Этот, что ли? – Отражаясь в зеркале, за спиной замаячил не обезображенный интеллектом детина. – Слышь, кент, ты че?.. Плати и вали отседова! А то щас махом народ с мигалками приедет!

Люминель понял, что ему придется убить это существо, и впервые в жизни не испугался. Та мощь, которая непонятно почему наполнила его, просто стерла чувство страха из его сознания. Но делать это сейчас было бы глупо.

– Простите, уважаемый! Меня все устраивает. Кому мне отдать бумажки?

Охранник, тут же сменив тон, благожелательно пробасил:

– Ну, так бы и давно. Катюха вас проводит.

Он исчез, а на его месте появилась вздорная девица.

– Пойдемте. Касса здесь. Вы пока оплачивайте. Вот чек. А ваши старые вещи я вам упакую. Кстати, не желаете сменить ваши сапоги? И еще я бы предложила вам пальто или плащ. Все-таки на улице минус десять с утра было.

– Да, пожалуйста, дай одежду, чтобы было тепло. – «Ее я тоже убью!» – решил Люминель, принимаясь виновато оправдываться: – Не сердись. В моей стране нет таких странных застежек. Там только шнуровки и… ну это неважно.

Надев черное длинное пальто, он наотрез отказался расставаться со своими сапогами. Еще не хватало, чтобы в самый неподходящий момент его отвлекли мозоли.

Повертев в руках маленькую бумажку с нарисованными на ней пятью знаками, он подошел к девушке, сидевшей в странной прозрачной коробке.

– Как будете оплачивать? – Она близоруко прищурилась на него поверх уродующих ее очков.

– Ах да. – Эльф гордо порылся в удобных, вшитых по бокам мешочках, куда он в примерочной сложил все деньги, и вытащил две желтеньких бумажки. Подумав, он вытащил еще одну и высокомерно бросил на цветастую тарелочку. – Столько хватит?

Глаза девушки стали больше очков.

– Издеваемся? Кровь пьем?

Люминель удивленно покачал головой.

– Даже и не начинал.

– Иван! – Истеричный вопль девицы оживил панику.

«И ее убью!» – отрешенно подумал эльф, когда на его плечо легла тяжелая лапа.

– Ты, бл… козел! Че, опять придуриваешься? Денег нет?

Люминель равнодушно обернулся.

– Есть.

– Ну так плати!

– Все?

Брови бугая удивленно выгнулись домиком.

– Ты че, из дурки сбежал?

Эльф энергично помотал головой.

– Так. Короче! Деньги выгребай!

– Сколько?

– Ты ослеп? – Охранник ткнул мясистым пальцем в маленькую бумажку, лежавшую рядом с цветастой тарелочкой.

«Странные они какие-то. Так трясутся из-за бумаги!» – Люминель начал доставать из карманов наколдованные бумажки. Когда перед девицей выросла приличная горка, он, вывернув карманы, развел руками.

– Все.

– Ну вот! А дурачком прикидывался!

Девица молча кинулась пересчитывать наличность.

– Не хватает еще пяти тысяч, – через несколько минут сосредоточенного шуршания оповестила она.

– А это сколько таких бумажек? – озадачил ее вопросом эльф.

Перед ним тут же грозно выросла туша бритоголового.

– Опять начинаешь?

– А можно мне в ту комнатку? – Люминель кивнул на примерочную.

– Зачем? – насторожился парень.

– За монетами.

– А, типа позвонить? – догадался бугай.

Эльф кивнул.

– Ну так звони здесь.

Люминель погрустнел.

– Нет. Можно, я там?

– Вань, да пускай идет, только одного его не оставляй, – сжалилась очкастая девица.

В сопровождении пыхтящего сзади стража эльф прошагал в примерочную и с облегчением задернул шторку.

В душе кипела обида. Люминель даже не заметил, как пол перед ним устлали новенькие бумажки.

Обманули. Ограбили! Посмеялись, как над самым последним паяцем!

Он зло сгреб деньги и начал набивать ими карманы…


Когда перед кассиром снова выросла горка мятых купюр, она смерила подозрительным взглядом странного покупателя и многозначительно переглянулась с маячившим позади охранником. Тот, истолковав ее взгляд по-своему, направился к кабинке.

Сложив в кассу большую часть желтых бумажек, девица подвинула уменьшившуюся кучку эльфу. Тот небрежно смахнул деньги в необъятный черный пакет со старыми вещами, который на прощание принесла ему скандальная девица, развернулся и пошел к выходу, спиной чувствуя насмешливые взгляды торговок.

Над ним потешались, словно он был балаганным шутом!

Чувствуя, как у него пылают даже кончики ушей, он заставил себя спокойно дойти до стеклянных дверей и выйти.

«О, огонь могучий, пожирающий все тленное, п