Book: Смотритель



Смотритель

СМОТРИТЕЛЬ

Глава-1

СМОТРИТЕЛЬ



Глава-1.


Аристарх Колошин проснулся, как и большинство жителей необъятной страны, по зову будильника. В отличие от этого самого большинства, он не умел успокаивать визжащий агрегат с помощью метания подушки. Последний подобный эксперимент закончился выбитым стеклом. И теперь на его месте красовался плохо приколоченный кусок фанеры. Молодой человек не собирался больше повторять глупых ошибок. И решил не хвататься утром за метательный инвентарь, а разобраться с круглым посланником тьмы в ближнем бою. Для этого он пододвинул тумбочку с будильником поближе к кровати и, удостоверившись, что дотянется до голосистого рукой, благополучно заснул.

Утром, как и положено, будильник выносил мозг мерзким звоном. Аристарх только этого и ждал. Не открывая глаз, он схватил ненавистный механизм и бросил в дальний конец комнаты. На душе сразу стало как-то легко, стоило ему только представить, как будильник падает на пол и разлетается на составляющие, но мимолетная радость сменилась волнением.

Колошин прекрасно знал свою особенность, попадать в неприятные ситуации. И в данный момент нехорошее чувство теребило ему внутренности. Он открыл глаз в тот момент, когда будильник, завершая последнюю часть полета, угодил в оцинкованное ведро, забытое Аристархом после мытья полов. Возможно, дедушкин будильник и не отличался точностью хода, но зато противоударность имел отменную.

Звякнув в ведре, он затих. Колошин не поверил ушам, будильник молчал. Но идиллия человека и сна продолжалась недолго. Дьявольская машинка дождалась, пока Колошин наполовину заснет, и с особым цинизмом зазвонила в ведре. Аристарх подскочил как ошпаренный и ринулся к будильнику. Налитые кровью глаза и скрюченные от гнева пальцы ничего хорошего часам не сулили. Правда, бодрую поступь Колошина остановило зацепившееся за ступню одеяло. Несостоявшийся убивец неодушевленных предметов лежал на полу и тихо постанывал. Скрюченные пальцы рук не сильно помогли при полете с кровати.

Постепенно боль от падения затихала. В месте с ней уходила и злоба на будильник. Пальцы обрели прежнюю подвижность и налитые кровью глаза вернули свой естественный цвет. Колошин, подтянув к себе сначала левое колено, затем правое начал медленно подниматься. Использовав способ далекий от эстетики, ему удалось поставить себя в вертикальное положение. Зажав разбитый нос, он нащупал выключатель и зажег свет. От яркой лампочки глаза заслезились, и Колошину пришлось их закрыть. Немного привыкнув к свету, он отправился в ванну.

Приведя себя в порядок, Аристарх на выходе бросил взгляд на ведро с будильником. Нет, такого издевательства он больше прощать не может. Набравшись решимости, молодой человек достал дедушкин подарок и резко взмахнув, собрался разбить его об пол. Но при взмахе Аристарх не удержал увесистый агрегат, и тот пулей умчался на встречу с люстрой. Послышался звон стекла, а следом, на кровать упала и сама люстра. «Жизнь — говно», промелькнула у Аристарха в голове, когда-то услышанная им фраза. И, похоже, из этого состояния он никогда не выйдет. Вчера вечером Колошин обнаружил в почтовом ящике письмо, где ему любезно объяснили, что он уволен. Это уже тридцатое место работы, откуда его попросили. И двадцатое, откуда уволили, используя почту России. Видимо что-то им подсказывало, что, пригласив его в офис, им придется раскошелиться на ремонт помещения.

Взглянув на беспорядок, произведенный им же самим, Аристарх отправился обратно в ванну за совком и метлой. Уборка не отняла много времени. Тем более, подобные казусы происходили с ним несколько десятков раз в день. Нет, он конечно с будильниками не воевал, но если оставался дома, то обязательно что-нибудь разбивал или ломал. Стеклянная посуда вообще не про него. Та, что была, давно уже отправилась в путешествие по мусоропроводу. Пластиковая так же не выдержала испытаний неуклюжестью Аристарха. Единственное, что могло перенести обрушившиеся удары судьбы, это железо.

Металлические кружки и тарелки, стойко переносили близкое общение с Колошиным. На своих боках они несли все новые и новые следы, рассеянности владельца. Нехитро позавтракав, он отправился на поиски нового места работы. Адрес конторы он увидел в газете рабочих вакансий. Там предлагалась вакансия помощника, правда не указали кого, и с не очень большой зарплатой. Но зато гарантировали полный пансион и длительные командировки. В принципе, Аристарху это подходило наилучшим образом. За квартиру нужно как-то платить, а денег нет. Его волновал только один вопрос — сможет ли он получить место до того, как что-нибудь уронит на работодателя. Такое с ним уже происходило, и нередко. Оставалось надеяться на лучшее.

До адреса работодателя он добрался довольно быстро, благо жил не далеко от указанного дома. Контора располагалась на первом этаже, и это радовало Колошина. Есть шанс не споткнуться на лестнице, и не скатиться кубарем обратно. Не хорошо претендовать на вакантное место, а выглядеть как бомж, который только что подмел одеждой лестничный пролет.

Резко выдохнув, Колошин взялся за ручку. Распахнув дверь, он собрался уже переступить порог, как проезжающий мимо автомобиль окатил его из лужи. Колошин быстро заскочил внутрь и захлопнул дверь. Под потолком горела тусклая лампа, слабо освещая противоположную дверь. На всякий случай, подергав ее и убедившись, что она заперта, Колошин нажал на пуговку звонка. Никакого звука он не услышал и проделал операцию еще раз. Возможно, звонок сломан, такое иногда бывает и у обычных людей. Занеся ногу для хорошего пинка в дверь, Колошин услышал чей-то суровый голос.

— Слушаю вас, — раздалось из динамика, который из-за тусклого освещения, Аристарх разглядел только сейчас.

— Я по поводу объявления в газете, одну секунду, пожалуйста, я сейчас уточню.

Аристарх вынул из кармана плаща сложенную в несколько раз газету. И судорожно принялся искать объявление, по которому он и заявился в эту парадную.

— Проходите, — произнес голос из динамика.

Магнитный замок щелкнул и дверь отварилась. В небольшом, но уютном офисе, его поприветствовал сидящий за столом мужчина.

— Вы по объявлению?

— Да, — кивнул Аристарх.

— Присядьте, пожалуйста, на стул, я сейчас закончу с молодым человеком и пообщаюсь с вами. Он тоже пришел по объявлению, но немного раньше вас.

Колошин не возражал и, запахнув плащ, присел на указанный стул. Взглянув на конкурента, он понял, ловить похоже здесь нечего. Здоровенный детина со шрамом на щеке, и характерными для профессионального бойца мозолями на кулаках. Физическое сравнение явно выглядело не в пользу Аристарха. Да и движения здоровяка напоминали ловкого и опасного зверя. Видимо у него в последнее время жизнь тоже не сказка, если уж он сюда пришел.

Заполнив какой-то документ, здоровый детина пододвинул его сидящему за столом мужчине. Внимательно прочитав все, что написал боец, мужчина попрощался с ним и пообещал, что в ближайшее время ему обязательно перезвонят. На выходе здоровяк лишь мельком взглянул на Колошина, соперника он в нем явно не видел.

— Подходите, присаживайтесь, — подозвал его мужчина. Меня зовут Николай Проводников, я постараюсь ввести вас в суть работы, которую мы вам предлагаем.

Аристарх не заметил, как у его левого ботинка развязался шнурок. Вставая, он наступил на него и растянулся во весь рост.

— Простите, пожалуйста, я сегодня немного рассеян, — оправдывался Колошин, поднимаясь с пола и усаживаясь на стул возле стола.

— И часто с вами такое происходит?

— Что именно?

— Рассеянность.

Колошин на секунду замялся, но все же решил сказать правду.

— Вообще-то она никогда не проходит. Наверное, мне стоит уйти.

— Не думаю, что это хорошая мысль,учитывая то, что вы тот, кто нам нужен.

Колошин не поверил своим ушам. Его не просто не прогоняют с позором, а даже наоборот, предлагают работу. Проводников протянул ему визитку с адресом. Там значился дом недалеко от этого места.

— Да это рядом. И чем я буду заниматься?

— Ну, как бы это сказать, — попытался подобрать подходящее объяснение Проводников. — В общем, вам придется присматривать за экзотической фауной. И если что, пресекать их шалости.

— Значит, я буду помощником в зоопарке?

— Здесь вы точно подметили, зоопарком это место только и можно назвать. Командировка длительная, рассчитывайте минимум года на три.

— Что, так долго? — искренне удивился Аристарх.

— Вас это останавливает?

— Вообще-то нет…

— Насчет квартиры не беспокойтесь, за ней присмотрят.

— За квартиру я не беспокоюсь, она съемная. Завтра нужно вносить оплату, так что если меня не будет, то ее просто сдадут другому постояльцу.

— Вот и отлично. Берите визитку и отправляйтесь, там вас уже заждались.

Аристарх пожал руку Николаю, и при этом умудрился опрокинуть на пол стопку бумаг, которые были аккуратно сложены на краю стола. Проводников жестом показал, что он не расстроился, а Колошину пора уже и идти. Извинившись еще раз, Аристарх направился к двери. На пороге, убрав визитку в карман, Аристарх еще раз попрощался и вышел на улицу.

От увиденного за дверьми у него перехватило дыхание. Во-первых, на улице стояла глубокая ночь, залитая светом неправдоподобно большой луны. Во-вторых, вместо стандартных машин здесь использовались экипажи, запряженные лошадьми. Но не это было страшно, а то, что у лошадей глаза горели в темноте красным светом. Автомобили здесь тоже были странные. Покрытые множеством трубок, они проносились со свистом, изрыгая облака пара.

Аристарху в этот момент стало не то что боязно, а до чертиков страшно. Он кинулся обратно к двери, лелея надежду, что это всего лишь сон, правда, чертовски правдоподобный. Вот только дверь оказалась запертой и совершенно другого вида, нежели та, из которой он вышел. Дерганье за ручку в виде дракона, разумеется, ни к чему не привело. Раздосадованный, он отступил на пару шагов, и тут же столкнулся с чудовищем.

— Смотри куда прешь, человек, — прорычал минотавр, отодвигая Аристарха со своего пути лохматой лапой.

— Из… из… те, — выдохнул он, смотря как минотавр идет дальше по своим делам, совершенно не обращая внимания на его извинения.

Грудь Аристарха вздымалась с такой частотой, словно он только что пробежал десять километров. Сделав еще пару глубоких вдохов и выдохов, он прошептал: — Хочу домой. И бросился обратно к двери с остервенением в руках и с надеждой в голове, что ему все-таки удастся открыть эту чертову дверь. Но она все так же стояла непреступным стражем, никого не выпуская из этого кошмарного сна. Как же он был бы рад услышать сейчас милый звук дедовского будильника, но после полетов в ведро и к люстре на его помощь рассчитывать вряд ли стоит.

— Ты ко мне, человек? — услышал Аристарх голос позади себя, в то время когда он, упершись ногой в косяк и покрепче ухватившись за ручку двери, пытался ее открыть.

Оглянувшись, Аристарх забыл зачем дергал дверь и прижавшись спиной к стене медленно отполз по ней в сторону.

— Нет-нет, извините, я кажется, ошибся дверью, — затараторил Колошин.

— Жаль, а то я рассчитывал на компанию за завтраком, — с сожалением ответил вампир, сверкая в ночи острыми клыками.

— Я это… мне идти… опаздываю, — пытался объясниться Аристарх, отдаляясь от упыря спиной вперед.

— Ну, как знаешь, а то милости просим, — произнес вампир, открывая дверь.

Колошин отчаянно замотал головой, сопровождая это действо хаотичными движениями рук. Вампир только пожал плечами и, зайдя в дом, запер за собой дверь.

Аристарх смахнул со лба холодный пот и, закрыв глаза, попытался проснуться. Он закрывал и открывал глаза до тех пор, пока они не заболели. И тут он стал понемногу понимать, что все происходящее, кажется, не совсем сон. Хотя, с другой стороны, если конечно взять на вооружение эту точку зрения, его дела реально находятся в полной заднице.

Не зная, что предпринять он на автомате засунул руки в карманы плаща и нащупал в одном из них визитку с адресом, которую дал ему Проводников. Вот оно, решение проблемы, осенило Аристарха. Ему всего лишь нужно попасть по указанному адресу и там, скорее всего, он и получит ответы на интересующие его вопросы. Осталась только одна небольшая проблемка — узнать, где находится переулок «Смертников»?

Прочитав адрес еще несколько раз, Аристарх с надеждой подумал, что это такой оборот речи и он совершенно не означает что там действительно кого-то убивают. Хотя когда он смотрел визитку у Проводникова, там вроде был другой адрес. Мимо промчался экипаж, запряженный четверкой красноглазых лошадей. И управлял всем этим хозяйством минотавр, орудуя огромным кнутом. «Так, ну и где мне искать переулок смертников», судорожно соображал Колошин. Все дальнейшие мысли приводили его к самому очевидному решению, если бы он находился в привычном ему мире, а не черт знает где. То дорогу нужно спросить у местного жителя и это, наверное, хорошая мысль, но его до чертиков пугал вариант с подходом к чудовищам. Да и опасался он, что этими двумя видами население города не заканчивается.

Аристарх Колошин был рассеянным и катастрофически неловким человеком, но дураком он никогда не был. Поэтому он здраво предположил, что вот такое вечное стояние на улице может весьма печальным образом сказаться на его здоровье.

Оглянувшись по сторонам и немного успокоившись, Аристарх постарался разглядеть среди местных жителей кого-нибудь менее страшного. Вскоре ему улыбнулась удача, и он увидел карлика скрывшегося за углом дома при этом смешно передвигавшегося на кривых ножках. Аристарх чтобы не упустить коротышку бросился за ним в надежде узнать адрес.

Колошин забежал в подворотню вслед за карликом и практически его нагнал, когда заметил, что карлик с кем-то разговаривает, причем на повышенных тонах.

— Ну что, козлы недоделанные, увидев мужика, сразу хвосты поджали?! — крикнул он в темноту, когда заметил выскочившего из-за угла Колошина.

Аристарх, как ни старался так никого и не смог разглядеть. Он был уже в двух шагах от орущего карлика и решил, раз он никого не видит все-таки узнать у него адрес.

— Давай не трусь, подходи по одному! — все больше распалялся карлик. — Сейчас вам смотритель рыльца-то козлиные начистит! Будите подонки знать, как приставать к законопослушным троллям! А?! Что?! Ну и где вы козлины?!

Тролль приставил ладонь к уху, словно пытался что-то расслышать.

— Что, от страха в темноте гадите?!

Потом он изобразил пантомиму из непристойных и оскорбительных телодвижений сексуальной направленности. Богатая фантазия тролля явно заставит режиссеров фильмов для взрослых залиться краской стыда.

— Ну, давай чувак, скажи чего-нибудь крутого про нарушение параграфов, — обратился тролль к Колошину, вальяжно подходя к нему и при этом смешно загребая кривыми ножками. — Я тут задержал для тебя парочку козлов, надеюсь мне это зачтется. Ну, давай выкладывай все по полной. Или ты сам хочешь над ними поглумиться?

Тролль с удивлением во взгляде посмотрел на Аристарха снизу вверх.

— А по тебе и не скажешь, что ты серьезный чел, — задумчиво произнес тролль.

— Спасибо, но нет, глумиться я не над кем не собираюсь, — ответил Аристарх.

— Как скажешь, — развел руками тролль. — Ты смотритель, тебе и карты так сказать в руки.

— Я не совсем понимаю, о чем вы говорите, но не будите ли вы так любезны подсказать, как мне пройти до переулка «Смертников»?

Услышав это тролль стал бледнеть на глазах.

— Ты… ты… не смотритель?

— Сдается нам коротышка, ты слегка поторопился, — послышалось из темноты и на свет вышли двое черных громил с козлиными головами.

Лохматые, мускулистые, человекоподобные тела, совершенно не вписывались в рациональные объяснения, которые пытался предоставить Аристарху его разум, выращенный на учебниках биологии.

— Что они собираются делать? — выдавил из себя Колошин, глядя, как козлы разминают кулаки.

— Ты не смотритель, — скорее констатировал факт, нежели спрашивал тролль.

— Нет, — не стал скрывать Колошин.

— Ну, тогда слушай, — произнес дрогнувшим голосом тролль. — Если ты забыл, то я некоторое время назад кое-что им демонстрировал. Боюсь именно это они сейчас, и проделают с нами. Хотя если что ты и пропустил, то это не страшно. У козлов хорошая зрительная память и они напомнят пропущенное, даже последовательность соблюдут.

— Глут, кажется, настало время платить по счетам? — произнес один из козлов, преграждая путь к отступлению Аристарха с троллем. — Зря ты втравил человека, теперь его найдут где-нибудь в сточной канаве, он ведь еще не зарегистрирован.

Козел взглянул Аристарху в глаза и неожиданно нанес удар головой в грудь. Колошина отбросило на стену, где он оставил солидный отпечаток своего знакомства со штукатуркой. Упав на четвереньки Аристарх зашелся кашлем, а сыпавшиеся со стены осколки кирпича и пыль не способствовали прекращению кашля. Такое неуважительное поведение со стороны козла весьма болезненно задело Аристарха. И слово «болезненно» использовалось в прямом его назначении, грудь просто горела от боли.



Аристарх заранее знал, что сейчас бросится на козла, но так до него и не доберется. Колошин имел огромный опыт подобных случаев, когда его обижали, а он не мог дать сдачи. Он или поскальзывался в самый неподходящий момент или за что-нибудь цеплялся. Одним словом, чем больше он желал дать в морду обидчику, тем больше травм наносил сам себе. Постепенно он перестал реагировать на оскорбления. Душа по-прежнему получала болезненные раны от жестоких слов, но зато конечности оставались целы. А в его положении это уже совсем немало. Но сейчас его, по всей видимости, собираются отправить в крепкие объятия праотцов, и терять, собственно говоря, уже нечего. Да и то, что это, скорее всего сон, тоже сыграло немаловажную роль.

Аристарх вскочил на ноги и со всех сил приложил кулаком снизу по козлиной челюсти. К его огромному удивлению он не поскользнулся и не зацепился за гвоздь. А перелетевшее через дорогу тело козла, с грохотом приземлилось у противоположного дома. Аристарх стоял и не верил своим глазам, он в первый раз в жизни довел что-то до конца и не получил травму.

— Берегись! — услышал он крик тролля.

Повернув голову, Колошин увидел несущегося на него второго козла с наклоненной головой и собирающегося насадить его на острые рога. Аристарх в последний момент успел сместиться с траектории атаки рогатого нахала, чего нельзя сказать о его плаще принявшем на себя всю мощь козлиных рогов. Плащ был безвозвратно испорчен, но этот факт немного повлиял на траекторию козлиного забега. Благополучно испоганив Аристарховский гардероб, рога воткнулись в фонарный столб установленный на краю тротуара.

— Хоть ты и не смотритель, но рога ты сносишь зрелищно, — поделился наблюдениями тролль. — Переулок «Смертников» кстати, здесь рядом. Иди прямо, пересечешь две улицы и сворачивай налево это и будет то, что ты ищешь. А теперь прощай, у меня еще дела остались, да и нервы нужно немного подправить. Думаю пара бутылок на это уйдет, а может и больше, я ведь натура творческая.

Тролль незаметно растворился в темноте улицы, а Колошин отправился по указанному маршруту окончательно уверовав что все-таки это сон.


Глава-2.

Глава-2.


Александр Иванович Крушинин сидел, откинувшись на спинку стула и закинув ноги на стол, едва заметно покачивался на стуле. В руках он держал лист бумаги, и внимательно его изучал.

— Клэр, нам опять отказали, мотивируя, что нас всего двое, — обратился он к сидящей на кожаном диване молодой женщине, чистящей устрашающего вида пистолет.

Она подняла взгляд на начальника, а затем вернулась к прерванному занятию, так ничего и не ответив.

— Чего молчишь?

— А чего говорить-то? — посмотрела она на свет, через откинутый ствол.

— Ну не знаю, может, чего надумала.

— Ты у нас начальник вот и думай. Я запрос подала, на свои деньги замечу.

— По поводу денег не волнуйся, начнем работать, получишь с процентами.

— А начнем ли?

— А куда мы денемся, запрос подан, значит, кого-нибудь найдут.

— Или никого не найдут, что мне представляется более вероятным, — возразила Клэр, убирая в кобуру пистолет и вынимая следующий.

— Не надо быть такой пессимистичной, у нас и раньше были проблемы.

— Согласна, были, но без работы мы не оставались.

— У нас и сейчас полно работы, — парировал Крушинин.

— За исключением одной мелочи, нам не разрешают за нее взяться.

В этот момент в дверь постучали, Клэр поднялась с дивана и, проверив, хорошо ли вынимается пистолет из кобуры, отправилась посмотреть, кого там черт принес. Открыв дверь, она увидела молодого человека в разорванном плаще и безумным взглядом.

— Тебе чего? — спросила она, как бы невзначай кладя ладонь на рукоять пистолета.

Молодой человек полез в карман плаща и сразу же уперся лбом в ствол пистолета, наставленного на него Клэр.

— Даже не думай красавчик, достанешь пушку, и твои мозги разлетятся по округе отражать лунный свет, пока не высохнут, — ласково описала Клэр его судьбу после смерти.

— У меня нет оружия, — ответил незваный посетитель, не сводя взгляд с оружия и медленно извлекая из кармана визитку.

Клэр забрала ее из дрожащих пальцев посетителя и прочитав содержимое, убрала пистолет в кобуру. Хотя в память об этом знаменательном событии на лбу молодого человека остался аккуратный кружочек от ствола.

— Вашу жеш мать, — процедила она сквозь зубы. — Иваныч, служба оповещения совсем совесть потеряла!

— В чем дело Клэр?! — раздалось из глубины помещения.

— Как тебя зовут? — спросила Клэр посетителя, оставив без ответа предыдущий вопрос руководства.

— Аристарх.

— Заходи, Аристарх, — отошла в сторону Клэр, освобождая проход посетителю.

Колошин стоял, как парализованный не в состоянии пока еще отойти от приветствия.

— Ну, так ты будешь проходить, или и дальше будем стоять столбом, пока мох тебя не покроет?

— Да, конечно, извините, — быстро спохватился Аристарх, заскакивая в помещение.

— Кто это? — спросил Крушинин, кладя на стол огромные ручищи.

— Знакомься, это вот чудо наш новый сотрудник, — объяснила Клэр, бросая ему на стол визитку и усаживаясь обратно на диван. — Мало того, что они подыскали нам еще тот экземпляр.

Клэр с нескрываемым скептицизмом во взгляде оглядела с ног до головы Аристарха.

— Так они еще и не удосужились сообщить о его прибытии.

Сразу же после ее слов в дверь опять позвонили.

— Мы сегодня просто нарасхват, — буркнула Клэр, поднимаясь с дивана. — Кто?! — крикнула она, решив, что лишний раз, открывать дверь она переломится.

— Служба оповещения! — раздалось с той стороны двери.

Клэр открыла дверь и увидела сатира перетаптывающегося с одного копыта на другое.

— Быстры вы, однако, как могильщики, вызванные на работу в законный выходной, — с иронией в голосе поприветствовала она сатира.

— Стараемся, — ответил он, не обратив внимания на ее тон. — Вы отослали заявку на подбор вам одного сотрудника, — прочитал он в своей папке. Он прибудет сегодня и вы должны его встретить у пятых врат. Прибывшего зовут Аристарх Колошин.

— Во-первых, по поводу быстроты, это был сарказм, а не благодарность. Во-вторых, он уже сам до нас добрался, благодаря вашей особой скорости оповещения.

— Нам за скорость не доплачивают, — отрезал сатир. — Оповещение произошло, поэтому распишитесь здесь, — протянул он папку, указывая когтем, где он желает увидеть ее автограф.

Клэр расписалась и, вернув папку, захлопнула дверь перед носом сатира.

— А ведь неизвестно, сколько новичков гибнет, так и не дождавшись своего встречающего, — посетовала она, возвращаясь на свой любимый диван.

— Ну, если все формальности соблюдены то, пожалуй, стоит познакомиться и ввести нового коллегу в курс происходящего, — произнес Крушинин, вставая из-за стола и подходя к Аристарху. — Меня зовут Александр Иванович Крушинин, я вроде как ваш шеф. Это Клэр, твоя напарница, точнее сказать, ты ее напарник.

— Аристарх Колошин, — в свою очередь представился молодой человек с обрывками плаща на плечах. — И я не совсем понимаю, куда попал?

— Не переживай, все через это прошли, по крайней мере, что касается людей, — успокоил его Крушинин.

Аристарх действительно немного пришел в себя, если конечно можно назвать подобное состояние таковым. Правда, на это повлияли в основном не слова Крушинина, а их с Клэр присутствие. В последние пол часа своей жизни, это первые нормальные люди кого встретил Аристарх. По крайней мере, по виду похожие на людей. Хотя с головой то у них может быть полный бардак. Но это все же лучше чем чуждый разуму набор чудовищ снующих по ту сторону двери. И пока это единственное место, где он не наблюдал ни рогов, ни торчащих клыков.

— Клэр тебе в общих словах объяснит ситуацию, а я пока займусь восстановлением лицензии. Время, знаешь ли, не ждет и ты как раз вовремя.

Клэр тяжело вздохнула и, поднявшись с дивана, обошла кругом Аристарха, словно он был каким-то животным, выставленным на продажу. От смущения Колошин принялся теребить пальцами обрывки плаща, каким-то чудом удерживающихся на плечах.

— Значит, слушай сюда, два раза повторять не буду, — предупредила Клэр. — Пока ты к нам добирался тебе, наверное, повстречались некоторые обитатели подлунного мира. И уверена, что некоторых ты даже узнал, так?

Аристарх молча кивнул.

— Прекрасно, это уже легче. В детстве ты, наверное, слышал рассказы про всяких чертей, минотавров и тому подобной чуши.

Аристарх опять кивнул.

— Ну, так вот, это не сказки, точнее сказки конечно, но только в том, другом мире. А здесь они обычные законопослушные жители. Некоторые правда не такие и законопослушные, но в любом случае пробираясь в мир людей они только хулиганят, пугая бабушек своим видом. Вот они-то и служат прототипами сказок, но есть среди них категория, которая убивает людей. Во избежание подобных эксцессов и были созданы смотрители. Мы занимаемся отловом подобных нарушителей, а в случае сопротивления, то и ликвидацией. И смотрителем может стать только человек.

— Мне очень жаль, но я вряд ли подойду для этой работы, — произнес Аристарх. — Я позавтракать-то без происшествий не могу, а вы мне предлагаете гоняться за чертями. Тот мужчина, что дал мне визитку ошибся кандидатом. При мне он отправил домой настоящего профессионала по сворачиванию челюстей и стрельбе, по крайней мере, мне так показалось. Но Проводников почему-то решил предложить работу именно мне. Нет, работа мне конечно нужна, но боюсь, я не тот человек, что вам нужен. Да и между нами говоря, я все еще не уверен, что это не плод моего сознания, а я сейчас спокойно сплю у себя в кровати.

— Проводников говоришь? — задумчиво произнесла Клэр. — Скажу честно, я от тебя была не в восторге, но если тебя выбрал Проводников, то ты действительно можешь на что-нибудь сгодиться. Хотя я все равно мало в это верю. Ты главное продержись несколько дней и не отправляйся на тот свет, а уж потом можешь с чистой совестью возвращаться обратно в свой мир.

— Похоже, вы меня не поняли, я шагу не могу ступить, чтобы не упасть или не удариться, — попытался донести свою мысль Аристарх, но по ее взгляду похоже это у него не получилось.

— Нет, кажется это ты, кое-чего не понимаешь, — хмуро возразила Клэр. — Если ты и в правду шагу ступить не можешь, то скажи на милость, как тебе удалось добраться до нашей конторы?

Аристарх, когда покинул офис Проводникова, так был поглощен открывшейся его взору обстановкой, что совершенно не обращал внимания на собственные падения и попадания впросак. Стараясь ответить на вопрос Клэр, он сосредоточенно вспоминал путь до конторы, но так и не вспомнил недоразумений, в которые он попадал с такой легкостью ранее.

— Это необъяснимая случайность, — только и смог выдавить из себя Колошин.

— Необъяснимая только для тебя, — поправила его Клэр. — У каждой медали есть оборотная сторона, и этот мир является оборотной стороной того, где ты жил раньше. Если ты здесь не цепляешься за сучки и не падаешь, попадая ногой в яму или выбоину, то, скорее всего, в том мире ты собирал на себя все проклятия, которые возможны.

— Так вот почему Проводников дал визитку мне, а не тому здоровяку с пудовыми кулаками, — почесал затылок Аристарх.

— Теперь-то ты понимаешь, где находишься? И еще кое-что, так для информации. Во сне ты никогда не задаешься вопросом сон ли это или нет.

— Выходит это все реальность, и я теперь вроде как нормальный, — произнес Колошин, непроизвольно улыбнувшись собственным мыслям.

— По твоей идиотской улыбке я поняла, что до тебя наконец-то дошло, — констатировала Клэр и тяжело вздохнула. — Но позволю себе добавить в твою большую бочку меда хороший половник дегтя. Хотя твое тело и стало здесь ловким и крепким, я имею в виду, что тебе не так-то просто сломать кости, но вот боль здесь никуда не делась. Выдержав удар, который в прошлом мире отправил бы тебя на тот свет, ты получишь боль в два раза сильней, чем обычно. Вот такая вот неприятность, и это плата за крепкое тело. Некоторые ее не выдерживают и возвращаются обратно.

— Хочешь сказать, я могу вернуться? — удивился Колошин.

— Конечно, здесь же не тюрьма, — пожала плечами Клэр. — Вспомни объявления о пропаже людей расклеенных на улице в том мире — некоторые находятся. Здесь можно остаться и жить, но только если ты в прошлом мире был неудачником. Тому профи, что не попал сюда, просто повезло, и он остался жив. Получив визитку, ты его спас, здесь он бы стал слабее младенца. Это закон оборотной стороны и даже дураки с ним не спорят, хотя если они это понимают, то дураками их уже не назовешь.

В этот момент Крушинин с грохотом положил телефонную трубку. Он был хмур и тяжело плюхнулся в кресло.

— Нам опять отказали, — опустила плечи Клэр. — Причину-то хоть объяснили, нас ведь уже трое? — опустилась она на диван.

— У нас есть лицензия! — радостно оскалился Крушинин. — Ну и физиономия у тебя была Клэр, ради этого стоило разыграть весь этот мини-спектакль.

— Скотина ты, Иваныч, — без злобы бросила Клэр.

— Что есть, то есть, — не стал спорить он. — А теперь ноги в руки и в галерею за покупками.

Крушинин открыл сейф, спрятанный на стене позади него и, достав несколько золотых монет, положил их на стол. К большому изумлению Аристарха они оказались размером с обычный рубль, а в кино, как правило, их показывали огромных размеров.

— Это на выкуп заказа и приодень по дороге Колошина, а то в этом рванье только слизней ловить, — произнес Крушинин, запирая сейф.

— По большому счету тебе нужно дать пару дней на то чтобы освоиться, но время не ждет, и деньги таят слишком быстро, — разъяснила положение дел Клэр. — Ну, так как, ты готов окунуться в сказку?

Аристарх глубоко вздохнул и, соглашаясь с предстоящей работой, молча кивнул. В любом случае это гораздо веселей, чем разносить почту, тем более что более сложных заданий ему никто не доверял.

— Вот и отлично, держись поближе ко мне и ни на кого не обращай внимания. У нас здесь в принципе ничего сложного нет. Думаю в ближайшие пару дней ты освоишься и будешь как рыба в воде.

— Вот уж сильно сомневаюсь, — неуверенно произнес Колошин.

— Ты главное мне под руку не лезь, стой как бесплатное приложение и все будет хорошо.

— Я буду нем как могила и недвижен как труп, — пообещал Колошин.

— Отлично, тогда пойдем, прогуляемся, — предложила Клэр, направляясь к двери. — Да и сними, наконец, это рванье, — дернула она за обрывок плаща.

Аристарх быстро содрал с плеч то, что до недавнего времени именовалось гордым именем плащ, и сунул его останки в урну стоящую рядом.

— А ты неплохо держишься для новичка, — похвалила его Клэр, когда они вышли на улицу.

— Да уж, — с дрожью в голосе согласился Аристарх.

Он, конечно, дал согласие на новую работу, но предательская дрожь в коленях не позволяла ему расслабиться. Несмотря на логичные объяснения Крушинина и Клэр, он все равно считал себя обычным человеком. Который, как ни крути, а живет в другом мире, где когтистых и зубастых чудовищ можно встретить только в сказках и в фантастических фильмах. Но все же глубоко в душе он думал что это сон. И когда он проснется, то за окном будут гудеть старые добрые автомобили, а не эти увитые трубками паровые творения и лошади с горящими глазами.

— Не надо так замирать, глазея по сторонам, — вывела его из задумчивости Клэр. — Этим ты привлекаешь к себе внимание, да и одеждой тоже. Новичок легкая добыча для местных обитателей. А пока мы не выкупили заказ, ты должен оставаться живым. Только без обид, это всего лишь работа, а ты пока не доказал что можешь на что-нибудь сгодиться.

— Я в норме, идем, — сказал Колошин, разжимая кулаки.

— Лучше обратно сожми их, чем вот так ходить со скрюченными пальцами, — посоветовала Клэр, взглянув на его руки.

Аристарх проследил за взглядом Клэр и немного расслабил ладони. Теперь они перестали походить на руки замерзшего трупа.

— Другое дело, — одобрила Клэр.

Она подошла к краю тротуара и подняла руку. Сразу же откуда не возьмись, появился пышущий паром транспорт. Управлял сей диковинной машиной бородатый гном в защитных очках. Клэр быстро забралась внутрь, и Аристарху ничего другого не осталось, как последовать за ней.

— Галерея! — крикнула она и машина, фыркнув паром, сорвалась с места.

По дороге они еще успели заскочить в магазин и подобрать Колошину подходящий наряд, взамен его помятого и не совсем вписывающегося в данную обстановку. Как ни крути, а декорациям нужно соответствовать иначе будешь выглядеть как сумасшедший клоун заявившийся в оперный театр.

— Не расскажешь, что такое галерея и что мы там собираемся приобретать? — поинтересовался Аристарх, когда они вернулись обратно в транспорт управляемый гномом из властелина колец.

— Галерея это то место где ты можешь заработать огромное состояние, но чаще всего ты получаешь смерть, — просветила его Клэр.



— Звучит несколько пессимистично, — заметил Колошин. — И постоянное упоминание о моей смерти положение совсем не исправляет.

— Поверь это только с первого взгляда, когда увидишь галерею, то будет не все так страшно, — заверила его Клэр. — А по поводу упоминания о твоей кончине, так нужно привыкать к действительности. Сказки сказками, а башку оторвут в раз и как звали, не спросят, так что ты уж постарайся не откинуть концы раньше времени. Но если будешь слушать меня и не лезть куда тебя не просят возможно протянешь несколько дольше чем я на то рассчитываю.

Аристарха мучил вопрос, который он не знал, как задать. Он все же хотел для себя более точно прояснить ситуацию. Но Клэр сама пришла ему на помощь.

— Смотрю, ты все не можешь выбросить из головы сомнения, что, попав в сказку, ты получил не совсем то на что рассчитывал.

Аристарх кивнул.

— Для меня сказки олицетворялись всегда с добротой, — поделился волновавшей его мыслью Аристарх.

— Ну конечно, — хмыкнула Клэр. — Например, про мальчика с пальчика, которого родители отвели в лес и бросили умирать.

— Но ведь есть и добрые сказки, — возразил Аристарх. — Вот, к примеру про спящую красавицу.

— О, вот о ней-то как раз и не надо, и лучше чтобы эти красавицы обходили стороной этот город.

— А что с ними не так? — удивился Колошин.

— Знаешь, почему они столько лет остаются красавицами? — посмотрела в глаза Аристарху Клэр.

Колошин отрицательно мотнул головой и тут же пожалел, что завел подобный разговор, как говориться, «меньше знаешь, лучше спишь».

— Спящая красавица засыпая, усыпляет и всех вокруг себя в радиусе двадцати метров. И когда она отдохнет и решит встать, то просыпается в окружении трупов. Во сне она убивает всех, кто оказался рядом и имел глупость уснуть. Вот таким образом они и поддерживают свою неземную красоту. Теперь понимаешь, почему ее помещают в хрустальный гроб и относят туда, где люди до нее не смогут добраться, так как нет их в округе? Но всегда найдется какой-нибудь идиот, в угоду детям называемый принцем, который ее разбудит. И будут они жить долго и счастливо пока не умрут в один день, Так вроде принято заканчивать сказку? Правда упускается один момент, красавица не умрет, она лишь уснет, и будет ожидать следующего «принца». Я бы закончила — и умрут они в один день вместе с несколькими десятками человек. А когда она омолодится, то опять все пойдет по кругу. Ты уже большой мальчик и должен понимать, что детям совершенно не нужно знать правду. Они познакомятся с ней когда подрастут, а пока дядька с мешком лезущий в ваш дом через дымоход, пусть будет добрым Сантой несущим подарки.

— А на самом деле он кто? — тихо спросил Колошин.

— Собиратель, — коротко ответила Клэр.

— Собиратель?

— Послушай, у меня что, проблемы с дикцией? Или я совсем тихо говорю, что тебе приходиться все время переспрашивать?

— Извини, я просто еще не совсем привык к такому потоку информации, — объяснил Аристарх.

— В новогоднюю ночь самое большое количество смертей, — продолжила Клэр. — Это списывают на бессонную ночь, обильное употребление алкоголя и жирной пищи. Доступный способ объяснить населению трагический исход. Вот такая на самом-то деле правда рассказывается людям. А вот настоящую, я как смотритель, считаю должны знать лишь ограниченное количество людей. Пусть в том мире, сказки остаются сказками, а смотрители позаботятся о том, чтобы все так и оставалось.

Машина выпустив клубы пара замедлилась и остановилась.

— Приехали, вылезай, — произнесла Клэр, расплачиваясь с гномом.

Глава-3.

Глава-3.


Галерея собой представляла, длинное одноэтажное здание. В таких помещениях располагаются конюшни или художественные выставки. Выйдя из машины, Аристарх впервые за все пребывание здесь увидел большое количество людей.

— Здесь так много людей? — удивленно спросил Аристарх.

— Конечно много, это ведь галерея и она создана для смотрителей, — хмыкнула Клэр. — Иди следом за мной и делай вид, что ты местный.

— Это как?

— Меньше говори и больше слушай.

— Понял, — ответил Аристарх и нахмурил брови, придавая себе вид грозного малого.

— Я просила молчать и слушать, а не изображать лицо думающего идиота.

Аристарх покраснел и привел физиономию в обычное для нее состояние.

— Вот это другое дело, — одобрила Клэр и развернувшись направилась ко входу в галерею.

Возле самых дверей ее кто-то окликнул. Им оказался здоровый детина с бычьей шеей.

— Клэр, смотрю ты опять в деле, — скалился здоровяк. — И дела у вас и в правду плохи раз взяли в команду этого задохлика, — кивнул он в сторону Колошина.

Аристарх принялся было поэкспериментировать с созданием устрашающей физиономии, но суровый взгляд Клэр вовремя остановил подобную затею.

— Иди ко мне в команду, гарантирую, ты будешь, счастлива, — предложил ей здоровяк. — Еще ни одна из моих женщин не жаловалась. Скажу по секрету, многие девушки падают в обморок, стоит мне снять рубашку и показать им тело самца.

— Грог, не хочу тебя расстраивать, хотя вру, конечно хочу, — поправилась Клэр. — Они падают не от вида тела, а от вони источаемой тобой. Нет ну, правда, человечество давно уже изобрело мыло, попробуй тебе понравится.

— А ты все такая же неприступная, — ухмыльнулся громила. — Давай не будем ссориться на людях и обнимемся что ли, создадим так сказать видимость хороших дружеских отношений.

Грог раскинул руки и полез обниматься с Клэр, но резко замер, когда ему в пах уперся ствол крупнокалиберного пистолета.

— Еще один шаг и тебе придется всю оставшуюся жизнь создавать видимость гениталий, — прошептала Клэр.

— Намек понял, уже ухожу, — поднял руки вверх Грог и сделал шаг назад. — Но если надумаешь вернуться, то я всегда держу место для тебя.

— Если я когда и вернусь то только для того чтобы посмотреть, как далеко твои мозги разлетятся от моей пули, — пообещала Клэр, убирая пистолет в набедренную кобуру.

— Да брось, ты же знаешь, что этого не случится, — махнул рукой Грог.

— Ты прав, не случится, у тебя же нет мозгов, а значит, и разлетаться нечему.

— А тебе палец в рот не клади, но в любом случае я тебя жду! — крикнул он в удаляющуюся спину Клэр.

Она не ответила и не обернулась, а спокойно шла к распахнутым дверям галереи. Аристарх следовал за ней тенью. Двери в галерею были распахнуты настежь и смотрители курсировали сквозь них туда и обратно. Те, кто входил, были в основном с пустыми руками, а кто покидал галерею, несли в руках какие-то папки. Зайдя внутрь, Аристарх увидел толпившихся смотрителей, обступивших стенды и о чем-то оживленно торговавшихся. Клэр игнорировала подобные скопления коллег и шла дальше. Колошин тоже не стал ломать голову по поводу стендов, но, тем не менее, продолжал с любопытством изучать новый мир.

Здесь практически повсеместно использовались паровые технологии. Он хотел спросить об этом, но понимал что сейчас не совсем подходящее время для подобных расспросов. И ему казалось что большого желания рассказывать ему об этом у Клэр не возникнет. Это выглядело бы примерно так же, как если бы его расспрашивали об автомобилях, самолетах и метро. Для жителя земли двадцать первого века они такие же привычные вещи как для папуаса бананы. Поэтому он шел позади и лишь ограничивался наблюдениями, складируя появляющиеся вопросы в дальний закуток памяти. Там они будут ожидать своей участи прозвучать и возможно получить ответ.

По мере продвижения в глубь здания, смотрителей становилось все меньше и меньше. Зато Аристарху удалось лучше разглядеть стенды. На них было развешано множество фотографий чудовищ. И под каждой из них обозначалась сумма в золотых монетах. И чем дальше шла Клэр, тем суммы на плакатах увеличивались.

Наконец она замедлила шаг и остановилась напротив стенда, где числа начинались от тысячи и заканчивались двадцатью.

— Приятно видеть тебя в строю Клэр, — произнес сидящий за столом гном, прерывая работу над каким-то чудным механическим созданием на четырех ножках и пропеллером посередине.

— И я тебя, — ответила Клэр, снимая со стенда лист с фотографией оборотня и отметкой о нарушении четвертого параграфа инкунабулы.

— С тебя две тысячи, — произнес гном.

Клэр молча выложила на стол две монеты номиналом в тысячу каждая. Гном взял их и, внимательно осмотрев, положил в небольшой ящичек, стоящий на транспортере. Туда же отправился и листок с подписями Клэр и Аристарха.

— Сделка завершена, он ваш и удачи в охоте, — пожелал им гном, закрывая ящичек и дергая за небольшой рычажок возле стола.

В бок вырвалась небольшая струйка пара, и ящик пополз по транспортеру к отверстию расположенному за спиной гнома. Достав небольшую папку, он положил ее на стол и пододвинул Клэр.

— Имитатора зовут Вольфрог, он должен быть уничтожен, — произнес гном.

— Награда?

— Шесть тысяч после предъявления доказательств.

Клэр молча взяла папку и легонько хлопнула ей по руке о чем-то сильно задумавшегося Аристарха. Колошин, заворожено наблюдавший за магической работой латунных шестеренок транспортера, быстро очнулся и поспешил за удаляющейся Клэр. На выходе Аристарха подозвал к себе тролль. Он не был похож на того в переулке, с потрясающей гибкостью и фантазией, но Аристарх решил все же не искушать судьбу и пройти мимо. Но, похоже, тролль был несколько иного мнения и, видя, что Колошин не собирается к нему подходить, решил сам осчастливить его своей персоной.

— Послушай, смотритель, вижу, ты здесь новенький, могу ради такого случая сделать тебе скидку, — подозрительно озираясь по сторонам, прошептал тролль.

— Скидку на что? — сам того не желая, поинтересовался Аристарх.

— На «трубу» естественно.

— Благодарю покорно, но я не очень-то умею дудеть, точнее говоря, совсем не умею.

— Ну, ты даешь смотритель, ты из какой дыры сюда попал?

Заметив, что его вопрос ввел в некоторое замешательство смотрителя, тролль решил прийти к нему на помощь. Товар-то нужно реализовывать, а этот идиот так ничего и не купил еще.

— Ладно, смотри, только по быстрому, — шепнул кривоногий торговец и распахнул полу плаща.

Вся его внутренняя сторона была усеяна мобильными телефонами.

— Для тебя один золотой за пару, я даже родной маме такие скидки не предлагаю.

— Здесь и мобильная связь имеется?! — не удержался от возгласа Аристарх.

— Тише ты, чего разорался-то? — шикнул на него тролль. — Сейчас набежит толпа гопников и прощай скидки, будешь покупать по полной стоимости, пять монет за штуку.

— Извини, мне просто не верится, что здесь пользуются сотовой связью, — перешел на шепот Аристарх.

— Оглянись, ты в мегаполисе находишься, как ни как, а не в заднице имитатора, — наигранно оскорбился тролль. — Здесь такие вещи есть, вашему миру и не снилось. А это устаревшие технологии, поэтому и стоят они всего пять монет. Вы смотрители почему-то скучаете по прошлому миру вот мы торговцы, и скрадываем ваше существование такими игрушками. Но не сомневайся, ловят они, будь здоров. Можешь сам проверить, я клиентов не обманываю.

Тролль вытащил айфон и сунул его в руку Аристарха.

— Вот набери этот номер и убедись что все в порядке, — показал он обрывок засаленной бумажки с набором из шести цифр.

— Ты сдурел что ли?! — раздался за спиной Аристарха гневный голос Клэр.

— Да я просто…

Договорить он не успел, кто-то вырвал из его руки телефон, а когда он повернулся посмотреть, кто это сделал, то ни телефона, ни тролля уже не было.

— Я даже предположить не мог, что здесь имеется сотовая связь?

— Конечно, не мог, потому что ее здесь нет.

— Но тролль говорил…

— Да ты понимаешь вообще, что сам-то несешь? Троллям верить нельзя, они мошенники, наживающиеся на таких простофилях как ты. Они переделывают начинку и из сотового получается обычный радиоприемник. Ты набираешь номер и звонишь на его приемник, он незаметно включает звонок у себя на трубке и ты уже счастливый обладатель нового сотового. Вот только больше он никуда звонить не сможет, радиус действия этой чудо машинки пять-шесть метров. Как раз достаточно, для того чтобы толкнуть его идиоту с деньгами. В твоем случае он ошибся, денег-то у тебя нет. Иди за мной и больше не отставай, а если кто окликнет, то зови меня или не обращай внимания.

На улице она быстро поймала машину, испускающую пар под управлением гнома. Когда они забрались в экипаж Аристарх решил расспросить Клэр поподробней о механизмах.

— В машинах я не сильно разбираюсь, я больше специалист в оружии, — ответила Клэр. — Что касается гномов, то они фанатично преданы всевозможной механике. Все что ты видишь вокруг, это их рук дело.

— Но почему на пару? — удивился Колошин.

— Все довольно банально. Почему в нашем прошлом мире используют бензин?

— Ну, во-первых, его много, а во-вторых, он позволяет строить машины не таких больших размеров, но более мощные, — в общих чертах обрисовал ситуацию Колошин.

— Верно, ну так вот, здесь огромное количество водных кристаллов, — открыла тайну Клэр. — Гномы научились извлекать из них чудовищную энергию в виде пара. Раньше они мастерили всевозможные механические машины, а теперь перед ними открылся новый вид нераскрытой до конца энергии. И как ты можешь наблюдать на собственном опыте, машины быстрые, но не многим больше размера знакомых тебе бензиновых авто.

— Мне как-то с трудом в это верится, — пощупал Аристарх бархатную обивку салона.

— А в гномов и всяких там минотавров с вампирами тебе значит, легко верится?

— Я не это хотел сказать, — принялся оправдываться Колошин.

— Но, тем не менее, сказал то, что сказал.

— Ты права, местное население для меня необычно, но техника она ведь и здесь техника. И она что не использует магию в этом мире?

— Какую к чертям собачьим магию? — возмутилась Клэр. — Магии не существует, если ты конечно под этим термином не воспринимаешь, механику и пар.

Клэр достала пистолет, и Аристарх сразу же пожалел, что пристал к ней с подобными щепетильными вопросами. Но вопреки ожиданиям Колошина, Клэр не собиралась портить бархатную обивку автомобиля разлетающимися мозгами Аристарха. Вместо этого она откинула ствол пистолета и извлекла из небольшого углубления маленький синий кристалл.

— Это источник энергии, — произнесла она, протягивая кристалл Аристарху.

Он осторожно взял его и сразу почувствовал исходящий от него холод. Словно это был кусочек льда, вынутый из морозильной камеры для приготовления коктейля. Внимательно приглядевшись к нему, Аристарх заметил, как внутри кристалла движется небольшой белый сгусток чем-то напоминающий облако.

— Этого кристалла хватит на две тысячи выстрелов, — объяснила Клэр. — Жаль гномы не могут придумать магазин на такое же количество пуль. Точнее говоря, придумать-то не проблема, вот только такой магазин имеет огромный размер и в нем уже отпадает надобность. Но для пулеметов это уже не проблема. А вот если взять кристалл размером с кулак, то его хватит на полторы сотни километров для автомобиля. Согласись, бензин здесь и рядом не стоял.

Аристарху оставалось только кивать. Оглядев внимательно салон, он понял, что о ремнях безопасности здесь не сильно задумывались. Хотя это объяснить оказалось не так сложно. Учитывая тот факт, что крепость тел здесь возросла неимоверно, то и пристегиваться, особого смысла нет. Для того чтобы причинить себе вред, надо на большой скорости врезаться в кирпичную стену. Из любопытства Аристарх высунул голову в окно и сразу же угодил под струю пара проезжавшего в противоположную сторону автомобиля. Струя пара на счастье Колошина оказалась едва теплой, и он избежал возможности поменять цвет лица на ярко красный.

— Еще гениальные мысли есть? — поинтересовалась Клэр, когда он вернул голову в лоно обитого бархатом салона.

— Я хотел взглянуть как там снаружи, — залился краской Аристарх, поняв, что совершил глупость.

— Я бы, наверное, расстроилась, соверши ты подобное по пути в галерею, но сейчас у меня на руках есть договор и если тебе оторвет башку то лицензии нас все равно не лишат. Так что если желаешь, то можешь выпрыгнуть на полной скорости. Твое тело, конечно, приобрело некоторую крепость, но если подойти к этому делу творчески, то полагаю, у тебя может получиться. Как я и говорила ранее, лицензии нас не лишат, а нового сотрудника нам подберут довольно быстро.

— Это радует, — сглотнул Аристарх. — Впредь такого не повторится, — пообещал Колошин, закрывая окно отполированной до зеркального блеска латунной задвижкой.

— Надеюсь, — буркнула Клэр, дергая за короткую цепочку под потолком.

В салоне зажегся свет, Клэр открыла папку и принялась изучать содержимое.

— Можно вопрос? — скромно поинтересовался Аристарх.

— Попробуй, — ответила Клэр, не отрывая взгляда от документов.

— С чем связано такое стремление местных жителей к нам в мир, если за это можно потерять голову?

— Ты видел здесь растения? — посмотрела ему в глаза Клэр, отрываясь от изучения папки.

— Нет.

— Вот и ответ. В твоем прошлом мире жители мегаполисов стремятся уехать на природу, поближе к морю, а эти чем хуже? Они тоже желают увидеть траву и высокие деревья. Вдохнуть так сказать непривычно-вкусный воздух того мира.

Аристарх задумался над этим. Действительно местный воздух был пропитан запахом металла, словно он находится на заводе выпускающем металлоконструкции.

— Поэтому жители подлунного мира получают краткосрочные разрешения на посещение нашего мира, — продолжила объяснять Клэр, не отрываясь от просмотра папки. — Им запрещено днем показываться на глаза местным жителям, да и ночью тоже. Они и сами прекрасно это знают. Солнечный свет губителен для них, здесь ведь только луна светит. Эволюция и все такое, не мне тебе объяснять, в школе ведь учился. Но всегда найдется какой-нибудь тип, который захочет остаться у моря подольше. Это нехорошо и мы вылавливаем подобные экземпляры, а заодно даем намек тем, кто отправляется в тур, что не стоит вести себя необдуманно. Слышал, наверное, о вампирах?

— Да, у нас сейчас это модная тема у трудяг пера и клавиатуры, — заметил Колошин.

— Ну, я бы сказала, что по большой части они пишут правду, и охотники на вампиров тоже имеются на той стороне. Вид вампиров самый приспособленный в нашем мире. Их трудно заметить, ведь они за исключением клыков полностью похожи на нас, людей. Имитаторы тоже неплохо живут за исключением полнолуния, когда они обретают свой исконный вид. Остальным приходится прятаться в труднодоступных местах. Но и там их засекают, а потом рассказывают о снежных людях и тому подобных существах. Снаряжают экспедиции в поисках неизвестного эволюции вида, вот только следов не находят. И не найдут, потому что снежные люди возвращаются обратно сюда.

— А почему оборотней здесь называют имитаторами? — продолжал допытываться Колошин.

— Да потому что это их настоящее название. Они имитируют только доминирующий вид. Чей вид является доминантным в том мире, откуда мы родом?

— Человек, — на автомате ответил Аристарх.

— Вот именно.

Неожиданно машину сильно тряхнуло, и она присела, словно на нее приземлился кто-то очень тяжелый. И в тот же миг в окне напротив Аристарха появилась морда имитатора.

Аристарх видел много фильмов про оборотней, но до реального изображения имитатора им было ох как еще далеко. Светящиеся глаза и жуткий оскал пробирали до костей. Аристарх чуть не обделался при виде такого три дэ, чего нельзя сказать о Клэр. Она молниеносно выхватила пистолет и всадила две пули в окно, где красовалась морда хищника с давно не мытой шерстью.

Похоже, оборотень заранее прочитал сценарий, и в тот момент, когда Клэр спускала курок, он решил не дожидаться оваций и по-тихому смылся. А автомобиль избавившись от тяжелого груза даже подпрыгнул.

— Сиди и не высовывайся! — бросила Клэр Аристарху,вышибая ногой дверь и одним движением забрасывая свое тело на крышу.

Такой скорости выполнения подъема с переворотом Аристарх не видел даже на олимпийских играх. Гном ударил по тормозам и машина, выбросив облако пара, остановилась. Аристарх выбрался наружу и встретился с суровым взглядом обладателя шикарной бороды.

— Кто мне будет платить за поломку двери?! — хмуря брови, поинтересовался гном.

Аристарх принялся с усердием шарить по карманам, но быстро сообразил, что Клэр умчавшись за имитатором, оставила своего напарника без средств к существованию. Единственное что оставалось в руках Аристарха это папка с информацией об оборотне. Но как здраво предположил Колошин, это вряд ли компенсирует гному, выбитую дверь.

Аристарх только и смог выдавить из себя извиняющуюся улыбку. Гном, бормоча себе под нос что-то явно нелицеприятное, принялся осматривать паровой суперкар. Когда он заглянул в салон, то резко перестал бормотать.

— Вы мне еще и стекло испоганили?! — возмутился гном зыркая глазищами на бедного человека.

Аристарх не знал, что делать дальше и, пожав плечами, еще шире улыбнулся.

— Можешь не стараться смотритель, оплатишь все по полной.

— Да я не против, мне бы только до конторы добраться, — ответил Аристарх.

— Пешком доберешься, — бросил гном. — Мало того, чучело бесхвостое когтями пробило трубку парогенератора, так еще и смотрители решили пострелять по окнам. Я уже не говорю про выбитую к чертям собачьим дверь.

— Я дико извиняюсь за свою напарницу, но думаю, это недоразумение будет улажено.

— Ага, как же, так вы смотрители и любите расплачиваться.

Аристарх опять впал в замешательство оттого, что не знал, что ответить на обвинения гнома. Но на его счастье Колошин заметил возвращающуюся к ним Клэр.ся особогосмысла неттподает надобность.ющий обладЭто списывают на безсонную ночь, обильное употребление алкоголя и жирной пищи.ез дымоход, пусть будет добрым сантой. их в окру Вид у нее был угрюмый, что красноречиво говорило о результате погони.

— Мы тут слегка подпортили машину, и хозяин требует оплатить, — вкратце обрисовал ситуацию Аристарх.

— Требует?! — взорвалась Клэр.

Аристарх испугался, что она по винтикам разнесет паровой агрегат, но вылезший из салона гном принялся объяснять, что новичок неправильно его понял. И что все было совершенно не так. Аристарх после слов гнома совсем потерял нить происходящего, и уже точно не знал, как стоит себя вести.

— Гном, посчитай ущерб и подай сумму в городской совет, — объяснила Клэр бородатому водителю план его действий на ближайшее время.

Гном не стал спорить и, записав номер значка Клэр, принялся за подсчет ущерба.

— Здесь недалеко, так что пройдемся немного пешком, — сказала Клэр, отправляясь вдоль улицы.

Колошин еще раз извинился перед гномом и, получив в ответ нервный взмах рукой, побежал догонять напарницу.

— Первый раз вижу, чтобы имитатор сам искал себе смерти, — поделилась рассуждениями Клэр, когда Аристарх ее нагнал.

— То есть хочешь сказать, что такое поведение является аномальным для данного вида? — изрек Колошин.

— Я не хотела, я так и сказала. И перестань изъясняться как умник, вылетевший из академии, но скрывающий это.

— Извини больше не буду, по крайней мере постараюсь говорить более простым языком.

— Да уж постарайся, — буркнула она. — Витиеватые фразы вещь хорошая, вот только они слишком длинные. И пока ты выразишь свою мысль, у тебя появится шанс в скором времени закончить собственную жизнь. Хотя если ты так привык изъясняться, то уже ничего с этим поделать нельзя.

— Я быстро учусь, — пробурчал Аристарх, и они молча направились в контору, но Колошин по-прежнему продолжал, открыв рот разглядывать архитектуру подлунного мира.

Глава-4.

Глава-4.


— Ну и как, удачно съездили? — поинтересовался Крушинин, когда они появились в конторе.

Клэр молча положила документы ему на стол.

— Отлично, — обрадовался шеф, открывая папку с документами. — Вольфрог, нарушитель четвертого параграфа, неплохо-неплохо. Есть мысли, где его искать?

— Есть парочка, — ответила Клэр, плюхаясь на диван и забрасывая ноги на журнальный столик. — Будешь так откровенно пялиться, получишь этой красотой по морде, — предупредила она Аристарха, глядя как он не сводит взгляд с ее ног.

Колошин очнулся и как обычно покраснел до корней волос. Он принялся извиняться и совершенно не представлял, куда деть руки. Ему казалось, что они должны находиться где угодно, но только не вдоль тела. Поэтому они хаотично перемещались в пространстве, ища место в карманах, подмышками, за спиной.

— Это не то о чем вы подумали, — выпалил Колошин.

— И о чем, по-твоему, я подумала? — не сводя с бедолаги взгляда, поинтересовалась Клэр.

Вопрос застал Аристарха врасплох и его ноги тоже решили присоединиться к рукам и самостоятельно менять положение в пространстве. Все что угодно только бы не стоять на месте.

— Нет-нет Клэр вы всегда думаете правильно, — бормотал Аристарх, украдкой бросив на нее взгляд.

Увидев ее бровь, поднятую в немом вопросе, Колошин совсем потерял ощущение действительности вместе с даром речи. Переступая с ноги на ногу, он пятился под прямым взглядом Клэр и, в конечном счете, споткнулся об урну, где покоились обрывки его плаща. Не удержав равновесия, он завалился на спину, чем вызвал еле уловимую улыбку на лице Клэр. Аристарх пытался как можно быстрее придать телу вертикальное положение, но вместо этого еще несколько раз растягивался в полный рост на полу. В конечном счете, при помощи стены ему удалось закрепиться по вертикальной оси.

Крушинин откровенно гоготал, вытирая кулачищами выступившие слезы.

— Ну, ты парень даешь, не думал, что тебе удастся заставить меня рыдать, — немного успокоившись, произнес шеф.

Аристарх стоял красный как рак, при этом судорожно прижимаясь спиной к стене.

— Иваныч, ты уверен, что он именно тот, кто нам нужен, при его-то особой «ловкости»?

— Клэр, неловкость нашего нового коллеги вызвана не рассеянностью тела, а чувствами, и не надо это путать, — ответил Крушинин. — Всему виной твоя внешность. Будь ты горбатой и хромой, да еще и с косым взглядом, Аристарх бы с легкостью справился с урной и равновесием.

— Ну, спасибо за пожелание, хотя оно весьма сомнительное, — поблагодарила его Клэр. — Вот только боюсь, что горбатая и с косым взглядом вряд ли сможет стать смотрителем, гоняющимся за убийцами.

— Ну что тут сказать, с тобой не поспоришь, — развел руками Крушинин.

— Иваныч, но ведь ты не падаешь под стол при моем появлении.

— Скорее всего, падал бы, если бы не кое-какое противоядие.

— Значит я для вас вроде ядовитого создания?

— В некотором роде Клэр, в некотором роде.

— Спасибо шеф, и передавайте привет противоядию.

— Непременно, — пообещал Крушинин. — Аристарх, присядь на диван, хотя постой, лучше стой, — посмотрел на него Иваныч.

Аристарх закивал головой, соглашаясь с шефом. В его ситуации действительно лучше не двигаться и спокойно постоять, приходя в норму, учитывая тот позор, что он испытал да и испытывает, по сей момент. А он-то думал, что стал ловким как пантера, но оказалось, что даже в подлунном мире оборотной стороны он может разволноваться до такой степени, что будет попирать все законы мироздания. Ему нравилась Клэр с самой первой минуты, но он старался бросать на нее взгляд только украдкой, а здесь попался, засмотревшись на ее ноги.

Несмотря на всю свою неуклюжесть в прошлом мире, учился Аристарх отлично, и понимал, что на него сейчас действуют гормоны. Но вскоре они должны ослабить хватку. Аристарх научился справляться с ними еще, когда был в школе, иначе ему было совсем плохо. Ощущение влюбленности быстро проходит, сменяясь настоящим чувством к женщине и адекватным действием со стороны разума. И никаких тебе поцелуев посреди проезжей части под звуки клаксонов. Хотя для подобного нужны как минимум двое, а вот с этим у Аристарха всегда возникали огромные проблемы. Зато благодаря этому он научился сдерживать буйство гормонов стальной хваткой облаченной в ежовые рукавицы.

— Нарушение четвертого параграфа довольно серьезный проступок, — погладил подбородок Крушинин. — Настолько серьезный, что провинившийся подлежит немедленной ликвидации. Придется попотеть, чтобы его найти.

— Не думаю, что с этим должны возникнуть проблемы, — возразила Клэр.

— С чего такая уверенность? — изумился Крушинин, откидываясь спиной на спинку кресла.

— После того как мы заключили договор и направлялись в контору, имитатор решил заглянуть к нам на огонек. Я не первый год живу и знаю, что привлекаю внимание противоположного пола и в принципе не против. Но только не в тех случаях, когда за мной следят, заглядывая через окно. Я не говорю, что мы там занимались чем-то непристойным, но чисто гипотетически ведь могли.

Клэр взглянула на Аристарха заставив его, превратится из ярко красного в темно-бордового. Она почувствовала, что ей нравиться подтрунивать над новичком. Довольно необычное чувство которое ей не доводилось ранее испытывать.

— С Колошиным-то? — указал на него пальцем Крушинин. — Безусловно, могли заняться, — быстро добавил он, деловито закивав головой, чем еще больше подлил масла в огонь смущения Колошина.

Аристарх боялся, что еще пара таких замечаний и его одежда вспыхнет, по крайней мере, лицо Колошина уже во всю пылало.

— И что дальше, я имею в виду с имитатором? — спросил Крушинин.

— Пока ничего интересного, извращенец успел удрать до того, как я успела проделать пару аккуратных отверстий в стекле напротив его уродливой физиономии.

— Хорошо, будем надеяться, что у него с головой действительно большие проблемы, и он серьезно не понимает, что натворил и каковы за это последствия. А значит, ликвидировать его не составит особого труда. Бери Колошина и отправляйся в зал смотрителей, пусть пройдет подготовку и получит значок и оружие. А когда закончите с оформлением документов отправляйтесь на поиски имитатора. Ну а мне, пожалуй, пора отправляться в городской совет, оплачивать ваше буйство в транспортном средстве.

— Да там всего пара дырок в стекле, — призналась Клэр, вставая с дивана.

— Зная тебя, сильно в этом сомневаюсь, — возразил Крушинин.

Клэр лишь пожала плечами.

— Идем, — бросила она обращаясь к Колошину. — Да и отцепись ты, наконец, от этой стены.

Аристарх последовал совету напарницы и отпустил несущую постройку. Из слов Крушинина Аристарх понял, что ему предстоит экзамен на должность смотрителя. Экзаменов по большому счету он не боялся, за исключением тех, что подразумевали спортивные телодвижения. И он боялся, что испытывать его будут не на знание теорий и их доказательств.

— А далеко находится зал смотрителей? — осторожно поинтересовался Аристарх.

— Да нет, на следующей улице. Не переживай ты так, это в общем-то не так страшно как может показаться на первый раз.

Больше Клэр не проронила ни слова, оставив Аристарха теряться в догадках. Но он не мог долго размышлять на эту тему, слишком чудный мир окружал его. И он с жадностью впитывал всю доступную информацию в основном из собственных наблюдений.

Фонари наружного освещения были в таком же стиле, как и те, что использовали вместо ламп свечи. Правда, за исключением небольших доработок, в виде латунных трубок идущих вдоль столба к небольшому ящику. К одному такому ящику подошел карлик с большим рюкзаком за плечами. Хотя возможно рюкзак и не такой большой, просто он визуально так выглядит по отношению с хозяином.

Открыв крышку, карлик выпустил небольшое облако пара. Затем почистил внутренности короба и, вынув из рюкзака маленький кристалл, прицепил его куда-то внутрь. Закрыв крышку, он подождал, пока запустится парогенератор. Пыхнув паром, машина загудела, и лампа в фонаре засветила на порядок ярче, чем ранее. Удостоверившись в работоспособности фонаря, карлик отправился дальше к следующему столбу уличного освещения.

— Вот мы и пришли, — произнесла Клэр, остановившись у дома с ни чем не приметной дверью.

Честно говоря, Аристарх рассчитывал на более помпезный вид, это ведь зал смотрителей как ни как. Но как часто бывает действительность куда прозаичней фантазий. И, похоже, здесь решили не заморачиваться с оформлением дверей, расщедрившись разве что на маленькую эмблему в центре. Она была в виде шестеренки с помещенным в центр глазом.

— Я уже говорила, не бойся, никто тебя там не съест, разве что немного покалечат и все, — подбодрила его Клэр, легонько подталкивая Аристарха к таинственной двери.

Навскидку вариантов избежать ожидавшего его испытания, Аристарх придумать не смог, да и не навскидку тоже. Логика и здравый смысл ему подсказывали, что никто его не собирается убивать. В противном случае, зачем тогда его брать на работу. Аристарх, никуда не торопясь, собирался с мыслями и храбростью, пока не вмешалась Клэр со своей непосредственностью.

— Если ты сейчас не войдешь, я тебя собственноручно пристрелю, — пообещала она.

Перед угрозой быть продырявленным собственной напарницей, храбрость Аристарха взлетела до небес. Он ухватился за ручку двери, посылая собственное тело на ту сторону порога.

Когда Аристарх скрылся за дверью, Клэр облегченно выдохнула.

— И с этим типом мне предстоит работать, — с досадой в голосе прошептала она.

Взглянув через дорогу на двери бара манящего светящейся рекламой и неплохой музыкой, доносящейся до нее, когда кто-нибудь из посетителей выходил на улицу, она решила провести время ожидания там.

Аристарх, оказавшись по другую сторону двери, рассчитывал, что на него сразу же нападут. Но он продолжал стоять, а желающих размять на нем кулаки или что у них там вместо этого, не находилось. Тем временем он продолжал изображать из себя грозного противника, встав в боевую стойку видимую им когда-то по каналу путешествий. Наверное, в загадочном и далеком племени папуасов она и должна была произвести устрашающий эффект, но здесь, похоже, ценителей его потрясающей пластики не нашлось.

Высоко под потолком горело несколько тусклых лампочек. Они в основном освещали небольшое пространство вокруг себя, нисколько не заботясь о ком-то блуждающем на полу. Когда глаза Аристарха немного привыкли к полумраку, он обнаружил себя стоящим в окружении странных машин. По виду они не представляли собой опасности. И Колошин решил вернуть себе вертикальное положение, да к тому же стали затекать ноги и немного ломить спина. Неожиданно лампы под потолком решили проснуться и, вспыхнув, осветили пространство вокруг Колошина, заставив его от неожиданности прикрыть глаза.

— Они что совсем с ума по сходили? — раздалось откуда-то спереди.

Аристарх убрал ладонь от глаз и разглядел в дальнем конце помещения, изучающего его пристальным взглядом гнома. Рукава его рубашки были закатаны до локтей, обнажая мускулистые предплечья.

— Эк тебя скрючило-то и это ведь еще только при входе, — с большим сочувствием в голосе, произнес гном. — По моему тебе нужен врач, а они вместо этого прислали на обучение.

— Да все нормально, я просто, таким образом, сухожилия разминал, — вывернулся Аристарх, благоразумно умолчав о плане который он собирался воплотить в жизнь.

— Ну, как скажешь, — с сомнением в голосе согласился обладатель мощных предплечий. — Честно говоря, я никогда не мог понять вас, людей, и ваши поступки. Но, не смотря на столь очевидное неадекватное поведение, в роли смотрителей вам нет равных.

Аристарх хотел высказаться что-то в духе — «да мы вааще». Но вовремя остановился и не стал усугублять своего и так не очень высокого положения в глазах гнома. Решив ограничиться кивком.

— Тебя, плохо питавшегося, как зовут-то? — с нотками сочувствия в голосе спросил хозяин дома.

— Аристарх, и я жилистый, — гордо вскинув подбородок, ответил он.

— Нуда-нуда, они-то только и держат кости, — заметил гном. — Ну ничего, мы это поправим.

Гном схватился за один из множества рычагов и потянул на себя. Стоявшие вокруг машины ожили и, загудев, принялись сыпать искрами.

— Я бы на твоем месте подошел ко мне и не стоял там, где будет проходить барьер, — поделился советом гном.

— Какой еще барьер, меня ждут, и я надолго здесь не собираюсь задерживаться, — объяснил Аристарх, подбегая к гному.

— А кто говорил про долго? — удивился гном, налегая грудью на следующий рычаг. — Чего стоишь-то, помоги.

Аристарх хотел, было расспросить гнома о том, что он сейчас делает но, видя сильную занятость последнего, с досады хлопнул себя по бедру и ухватился с противоположной стороны за упрямый рычаг.

— Вот же зараза, — ругнулся гном. — Каждый раз собираюсь смазать здесь все и каждый раз не успеваю это сделать.

В конечном счете, обоюдными усилиями им удалось склонить на свою сторону кусок металла и запустить еще какой-то механизм.

— А теперь закрой глаза и зажми уши, если конечно ты не желаешь пару недель побыть в образе слепого и глухого одновременно, — сказал гном, демонстрируя, что нужно сделать.

Чутье подсказало Аристарху последовать совету и не сопротивляться, что он и выполнил. Через пару секунд сверкнуло и грохнуло так, что все предпринятые действия мало чем ему помогли. Аристарх ничего не видел кроме белого пятна, словно он в солнечную погоду посмотрел на солнце. С ушами было не лучше, они воспринимали единственный вид звука, это неприятный и не утихающий писк. Казалось, эта пытка будет продолжаться целую вечность, но высшие силы на такой долгий срок видимо не рассчитывали, у них ведь еще куча дел помимо пыток Аристарха. И благодаря такой занятости зрение и слух постепенно вернулись к Колошину. Первое что увидел Аристарх, это улыбающуюся физиономию гнома протягивающего ему защитные очки.

— Всегда носи их с собой они не такой уж и большой груз, но в нужный момент могут спасти тебе зрение, а значит и жизнь, — пояснил свой жест гном.

Аристарх взял подарок и нацепил на глаза. Легче правда, от этого не стало, хотя с другой стороны глаза были защищены и психологически это немного успокаивало. Аристарх не был большим поклонником психиатрии, но отдельные их советы реально помогали. Некоторые пытаются разделить понятия, психолог и психиатр но, по мнению Колошина это одно и тоже. Они оба ковыряются в мозгах, разница лишь в инструментах, но в отличие от первого, должность второго подлежит лицензированию, по крайней мере, в стране, откуда родом Аристарх. Так что первые, обвешавшись всевозможными красиво звучащими дипломами, лезут к вам в мозги с чувством божественной компетентности. Поэтому Аристарх с большой опаской прислушивался к советам первых, но и вторых тоже не жаловал. Мозг человека совершенно не изучен и допускать туда первопроходцев мало кому хочется, Аристарх был одним из них.

— Машинерий, зови меня так, — представился гном. — Времени мало, так что давай приступим к делу. Иди за мной и если не хочешь остаться без рук, то не стоит трогать подозрительные механизмы, не подозрительные тоже не советую. Сдвинь очки на лоб, только в карман не убирай, иначе не успеешь ими воспользоваться, а они могут тебе пригодиться в любой момент. Я их снабдил кое-какими доработками.

— Какими если не секрет конечно? — поинтересовался Колошин.

— Фильтрами, коротко ответил Машинерий и, похоже, более подробно объяснять он был не намерен.

Аристарх честно не ожидал, что внутреннее пространство дома будет таким огромным. Когда он стоял перед дверью двухэтажного строения с Клэр, у него промелькнула мысль, что по сравнению с остальными строениями дом выделяется своими небольшими габаритами. Наконец гном остановился у шестиметрового стола с разложенным на нем оружием. Аристарх заметил, что калибр у всего арсенала был от большого до очень большого. Теперь Колошин понял, что у Клэр стандартное вооружение, а не тяга ко всему большому. Машинерий взял со стола такой же пистолет, как и у Клэр.

— Вот знакомься, «Охотник», стандартное вооружение смотрителей, — продемонстрировал он Аристарху пистолет. — Первые его варианты были с некоторыми недостатками. Не был продуман и отрегулирован выброс пара.

— А сейчас я полагаю все исправлено, — догадался Аристарх, беря со стола внушительных размеров винтовку.

— Для такого ты еще слабоват телом, — заметил Машинерий, осторожно забирая у Колошина оружие. — Да, ты прав, сейчас выброс пара продуман, и ты не будешь стоять после пары выстрелов как паровоз под парами. Выброс теперь незначительный, так что можно спокойно использовать «Охотника» в небольших помещениях. Ты недавно прибыл в этот мир, и я тебе объясню кое-какие различия в нашем вооружении. Видишь эти серебряные цилиндры, это пули и каждая из них весит по двадцать пять грамм. Не верь тем, кто скажет, что для ликвидации вампира тебе потребуется незначительное количество серебра, это не так. Запомни, чем больше серебра ты загонишь в тело упыря, тем больше шансов его прикончить. А большой калибр обеспечивает самую быструю доставку нужного количества серебра в задницы упырьской братии. Парогенератор позади ствола позволяет избавиться от гильз за ненадобностью и облегчить магазин.

Рассказывая про пистолет, Машинерий для наглядности разбирал оружие, демонстрируя как поступают в ствол цилиндры и где находится кристалл.

— Так что все, что в стволе, будет доставлено по назначению, — произнес он, одним движением вернув ствол на место, и быстро выстрелил в мишень находящуюся в тридцати метрах от стола. — Главное не забывай вовремя заменять кристалл. Но у нас с тобой еще целых три дня впереди, так что успеешь изучить весь арсенал и профессионально им пользоваться.

— Погоди, какие еще три дня? Меня Клэр ждет на улице.

— За нее не волнуйся, она прекрасно проведет эти три часа где-нибудь в баре, — отмахнулся он. — Кстати, через дорогу прекрасное заведение, отличная еда и живая музыка. Иногда там дают концерты группы из вашего мира, даже не представляю, сколько это стоит организовать.

— Но ведь ты сказал, что у нас…

— Я еще не помутился рассудком и прекрасно помню, что говорил, — взглянул на него Машинерий. — Видишь светящийся барьер, который мы включили? Он делает рассинхронизацию временных потоков, говоря простым языком, у нас пройдет три дня, а она лишь прождет три часа за кружечкой чего-нибудь прекрасного.

Аристарх взглянул на силовой барьер с небольшой грустью в глазах.

— Да не переживай ты так, гарантирую скучать не придется, — подбодрил гном, хлопнув ее по руке, когда заметил в глазах Аристарха грусть.

— Не сомневаюсь, — согласился Колошин, понимая, что он целых трое суток не увидит Клэр. — Будь прокляты эти гормоны, — буркнул Колошин, поворачиваясь к столу с оружием.

Глава-5.

Глава-5.


Крушинин, проводив Клэр с Аристархом, достал листок бумаги и размашистым почерком набросал пару строк. Оглядев в последний раз контору, он тяжело вздохнул и поднялся с кресла. Время, которого он так боялся, наконец, наступило и Крушинин должен отправиться в совет, но сегодняшнее посещение не будет таким как обычно. Сегодня ему предстоит расплачиваться не только за повреждение машины, но и за, куда большую провинность, которую он совершил много лет назад. Заперев дверь конторы, Крушинин оставил ключ в потайном месте, о котором знали только двое, он и Клэр.

В совете его уже ждали, встретив Крушинина при входе, служитель, облаченный в парадный камзол городского совета, проводил его в центральный зал. Туда обычный смертный при всем желании попасть не может, а если попадет, то ему никто завидовать не будет. Александра вели по коридорам, в которых он никогда не был. Служитель шел медленно, и это было не просто так. Стены коридоров оказались увешаны полотнами, на которых были изображены сцены проступков смотрителей, за которые они понесли заслуженное наказание.

На десятой минуте Александр, наконец, увидел и изображение собственного проступка. Казнь смотрителя на следующей картине художнику особенно удалась. После такой психологической подготовки Крушинина провели в самый центр зала и оставили ожидать прихода членов совета.

Вокруг него на возвышении располагались двенадцать кресел с высокими спинками. Постепенно они стали заполняться членами совета, но одно из них оставалось пустым. Это давало Крушинину надежду, что его возможно сегодня и не казнят. Насколько он помнил, смертную казнь смотрителю может вынести только совет в полном составе. Крушинин надеялся, что до начала заседания пустое кресло так никто и не займет. Время шло, а на пустующее кресло так никого и не нашлось. И вот прозвучал гонг к началу заседания. Крушинин при этом испытал двоякое ощущение, с одной стороны его не казнят, и это, наверное, хорошо. Но с другой стороны, есть много чего что, наверное, хуже смерти.

— Смотритель! — раздался громовой голос под сводами зала. — Ты помнишь, что произошло десять лет назад и за что предстоит нести наказание?



Десятью годами ранее…


Крушинин шел по улице в сторону галереи, он ликвидировал снежного человека, убившего весь отряд альпинистов лишь за то, что они его разбудили своими переговорами по рации. В том мире, где он жил раньше все списалось на несчастный случай и сошедшую лавину. Но здесь совсем другое дело и за подобные действия наступает адекватное наказание, в виде идущего к тебе смотрителя.

Настроение у Крушинина было отличное, и с чего бы ему быть плохим, если он собирался получить приличный куш за выполнение приговора. Но как всегда бывает, если ты по горло в шоколаде и жизнь тебе кажется прекрасной и замечательной ты в любой момент можешь оказаться в коричневом, и с дурным запахом.

Александр решил не ловить машину, а по старинке пройтись на своих двоих, поэтому и оказался в том переулке, где на него вывалился вампир с девочкой-подростком на руках. Столкнувшись со смотрителем, упырь бросил Крушинину бесчувственное тело человека, и рванул по переулку, скрывшись за поворотом. Кодекс смотрителей обязывал ему бросить ребенка и преследовать нарушителя, пронесшего в этот мир несанкционированного посетителя. Но Крушинин нарушил правило и остался с девочкой.

Влияние вампира на ее сознание закончилось, и она очнулась. Увидев, Крушинина девочка вскочила на ноги и осмотрелась по сторонам. Но ни как испуганный зверек, а как человек, который ожидает от мира только неприятности, и который привык с ними бороться. В ее взгляде читалась оценка обстановки и какую опасность она может для нее представлять.

— Кто ты и где я нахожусь? — выпалила она, делая шаг назад подальше от Крушинина.

— Я смотритель, а что касается второго вопроса, то на него в двух словах не ответишь. — Но для начала полагаю, стоит представиться, меня зовут Александр, а как тебя?

— Клэр…



— Да… я помню свой проступок, — произнес Крушинин.

— Тебе была дана отсрочка на десять лет, чтобы адаптировать ее к этому миру, — гремел голос под сводами совета. — Никто не должен проникать на оборотную сторону без посредников, тебе это как никому другому должно быть известно.

— Я понимаю, — склонил голову Крушинин. — Но я ни минуты не жалею о совершенном поступке.

— Девочка должна была погибнуть в течение суток, и тебе повезло, что именно здесь она оказалась дома, а не на той стороне, откуда ее приволок вампир. Но в любом случае это не отменяет наказание. В тот момент, когда ты нарушал правила кодекса смотрителей, было ли тебе известно, что она автохтон?

— Нет.

— Ты упустил опасного преступника, хотя этот промах был исправлен позже. Жизнь и вправду удивительная штука, вампир на собственных руках принес в этот мир человека, который и привел к исполнению его приговор. Смотритель, ты совершил ужасный проступок, и совет вынес решение. Готов ли ты его выслушать?

— Да, — поднялся с одного колена Крушинин.

В наступившей тишине сердце Александра билось с таким грохотом, что он боялся, как бы его не услышали члены совета.

— Смотритель, Александр Крушинин, приговаривается советом к лишению полной лицензии сроком на один год. На решение повлияли заслуги которые вы оказали этому миру и в конечном счете девочка вернулась в свой мир из которого она была похищена.

Крушинин не верил своим ушам, но это оказалось правдой и его не сослали на рудники, и не казнили в зале совета, а лишь ограничились урезать лицензию. Огласив приговор, члены совета удалились, оставив Крушинина заново переосмыслить свою жизнь. Он ведь по большому счету собирался покинуть этот бренный мир, а вышло все несколько по иному. Правда теперь его команде придется трудиться втрое больше обычного. И это совершенно не означает, что и денег они смогут заработать в три раза больше. Скорее всего, все будет наоборот. Крушинин оглядел пустые кресла и отправился на выход.



Клэр взглянула на механический хронометр и собралась покинуть бар. Она уже три часа здесь заседает, стоит, пожалуй, идти встречать Колошина, подумала она, когда дверь отварилась, и на пороге возник Аристарх собственной персоной. Вид у него был определенно не очень хороший, скорее всего он эти три дня спал мало или вообще не спал.

— Вот же черт, — тихо ругнулась Клэр, обращаясь сама к себе. — Как теперь с таким идти на поиски?

Колошин стоял на пороге, ища безумными красными глазами Клэр. За прошедшие трое суток он спал, наверное, часа четыре. Машинерий видимо решил, что смотрителю этого времени вполне достаточно для сна, но Аристарх в содружестве со своим телом активно пытался сопротивляться этому. По правде сказать, у него ничего не получилось, и гном впихнул-таки в него знание об оружии. Хотя в данной ситуации от Аристарха толку мало, все его знания ничем не помогут, если сон валит его с ног.

Колошин смотрел в зал, выискивая напарницу, но взгляд упорно падал на мягкие диваны, стоявшие вдоль стен заведения. Ноги сами понесли его в ту сторону, но задуманному не суждено было осуществиться, путь к вожделенному предмету интерьера преградила Клэр.

— Куда собрался красавчик? — задала она риторический вопрос, беря его за руку и выводя на улицу.

Она не собиралась таскать его по городу в таком состоянии, и бросить его в баре тоже не могла. Как ни крути, а он пока еще был гостем на данном празднике жизни, и местных правил поведения не знал. Поэтому будет лучше отложить поиски и дать «чуду красноглазому» несколько часов поспать, она ведь совершенно не хочет получить в мягкое место немного серебра от не выспавшегося напарника. Дотащив его с горем по полам до конторы, при этом пару раз выдернув Аристарха практически из под колес проезжавших мимо машин, она уперлась запертую дверь.

Похоже, шеф еще не вернулся из городского совета, и ей пришлось достать ключ из тайного места. Сколько она себя помнила, Крушинин всегда был на месте и ей не требовался запасный ключ. Она его, конечно, получила, но, потаскав его несколько недель, оставила у себя дома. Толку от него никакого только место занимает.

Открыв дверь, Клэр втащила полусонного Аристарха и бросила на диван. В конторе имелось только два места, где можно было спокойно присесть. Кресло Крушинина и ее диван, но так как последний был занят похрюкивающим и пускающим слюни Аристархом, то для нее осталось лишь директорское кресло.

Она не собиралась быть нянькой для Колошина и решила пойти домой отдохнуть, но прежде оставить записку шефу. Когда она подошла к столу начальника, то увидела на нем листок бумаги с несколькими строчками. Клэр никогда не читала чужих писем, но в шапке документа значилось ее имя. Записка была оставлена именно для нее. Клэр сразу почувствовала что-то неладное, когда взяла листок. Крушинин никогда не переписывался с ней, таким образом, он всегда давал задания устно в конторе, или, в крайнем случае, по рации.

Быстро пробежавшись по написанному, Клэр почувствовала, как комок подступает к горлу. Но в этот момент дверь распахнулась, и на пороге возник Крушинин собственной персоной.

— Что это? — протянула ему листок Клэр.

— Ерунда, теперь все в порядке, — порвал он протянутый листок и бросил в камин.

— Это из-за того случая десять лет назад? — прожигала его взглядом Клэр.

— Что ты, нет, конечно, — попытался соврать Крушинин, но понимал что это бесполезно.

— Шеф, я смотритель и знаю кодекс, ты же сам меня всему научил. За тот случай тебя должны были казнить, но этого не произошло. Я не знаю, почему и как тебе удалось избежать наказания, но, судя по тому, что в записке ты со мной прощался, думаю, тебе была дана отсрочка. И сегодня срок ее действия истек, и какой смысл врать?

— Прости Клэр, — опустив плечи, Крушинин сел в кресло. — Мне дали десять лет отсрочки, и сегодня я думал, что не вернусь.

— Что произошло? Ты не явился на совет?

— Нет, я там был, и испытал все по полной, но приговор оказался не таким страшным. Не знаю, что повлияло на них, хотя они объяснили это какими-то заслугами, но я в это не сильно верю. И по правде говоря, даже думать об этом больше не хочу. Главное что меня не казнят, нас лишь лишили полной лицензии сроком на один год, а значит, предстоит немного поработать на городской совет.

— Вот черт, лучше бы тебя казнили, — ругнулась Клэр.

— И я тебя тоже люблю, — улыбнулся Крушинин.

— Теперь нам предстоит ловить всякую шантрапу, да еще за символическую сумму.

— Ну, в свете того, что могло бы случиться это не так страшно. Нам лишь нужно вспомнить как мы начинали.

— Если я правильно поняла, ты будешь сидеть в конторе разбирая бумажки, а я вот с этим…

Клэр никак не могла подобрать слово способное охарактеризовать человека, всхлипывающего во сне и пускающего слюну на ее любимый диван, и просто махнула рукой, отчаявшись подобрать сравнение.

— Короче дерьмо сапогами черпать будем мы, — закончила она.

— Все верно, — кивнул Крушинин. — Именно в этом и состоит суть жизни подчиненных.

— Ну, тогда я домой, пока оно не проспится, — кивнула она в сторону Аристарха.

Крушинин окликнул ее уже практически у двери.

— Клэр, только пусть она об этом ничего не знает, я тебя прошу.

— Ну, тебя вроде как не казнили, так что какой смысл ей вообще что-то знать, — пожала плечами Клэр и вышла за дверь, оставив Крушинина любоваться своим новым сотрудником.

Аристарх проспал весь день и всю ночь и проснулся только тогда, когда дверь открылась и на пороге появилась Клэр.

— Вижу ты проспался, — взглянула она на него.

Аристарх быстро встал и постарался привести себя в божеский вид, но это ему явно было не под силу. Как он не приглаживал волосы, один клок упорно не хотел укладываться и торчал как постовой, позоря своего хозяина. Хотя опухшие от долгого сна глаза тоже не добавляли харизму в его облик.

— Ты бы сходил, умылся что ли, — предложила Клэр.

Колошин так и поступил, отправившись в уборную.

— А ты жестокая, оставила меня одного с ним, — заметил Крушинин, перебирая бумаги, пришедшие из совета.

— Он что, громко храпел? — поинтересовалась Клэр, усаживаясь на край дивана.

— Если бы, то было бы не так жутко. Он с кем-то разговаривал во сне, причем постоянно.

— С кем?

— Вот в следующий раз сама с ним останешься, и поинтересуешься, с кем он там болтает, пока спит?

Клэр пожав плечами, откинулась на спинку дивана и забросила ноги на столик.

— Да чуть не забыл, у нас аннулировали заказ, и теперь мы не можем преследовать имитатора, — поделился новостью Крушинин.

— То есть это как мы не можем преследовать того, за кого я внесла залог? — сняла ноги со столика Клэр.

— У нас нет полной лицензии и теперь нам разрешено заниматься только тем, что даст совет. Я сам не в восторге, но год нам придется с этим как-то жить. Обещаю, когда все закончится, то я компенсирую затраты.

— Боюсь когда «все» закончится, нам будет уже все равно, — подвела итог Клэр.

— Надеюсь, будет не так трагично, как ты описываешь.

— Действительно, ты смотришь на мир как-то пессимистично, — раздалось откуда-то со стороны.

Клэр и Крушинин одновременно повернулись и увидели стоящего в дверях уборной Аристарха.

— Какой у меня должен быть оптимизм, после того как ты обсопливил мой диван?

— Извини, я не хотел, — опустил глаза Аристарх.

— Хочешь оптимизма? Хорошо, ты его получишь. Нас лишили контракта, и мы не сможем заниматься поимкой имитатора. А еще нам придется целый год ловить всякую шантрапу, за которую от силы мы получим четверть золотого.

— Четверть золотого это ведь хорошо, золото, как ни как, — заметил Аристарх.

Клэр долго смотрела на Колошина, затем тяжело вздохнула и молча откинулась на спинку дивана, демонстративно положив ноги на столик. Иваныч прокашлялся в кулак, привлекая внимание Аристарха.

— Ты еще не совсем обжился в этом мире и это объяснимо, но некоторые аспекты местного существования ты должен знать, и первым из них это денежные операции. Здесь золото, что железо в твоем мире, его полно, и оно не так ценится как по другую сторону.

— Я глупость сморозил, да?

Крушинин кивнул.

— Хотя с другой стороны Колошин возможно прав, не все в сложившейся ситуации так пессимистично, — погладив подбородок, задумчиво произнес Иваныч.

— Видимо тогда я чего-то пропустила, и нас не лишали контракта, — с издевкой в голосе заметила Клэр.

— Я не это имел ввиду, — возразил Крушинин. — Я хотел сказать, что Аристарху нужно время для адаптации и браться за поимку имитатора для него слишком рано. Мы же не хотим ограничиться одним заказом и каждый раз искать нового сотрудника, тем более что в последнее время с этим выходит, некоторый напряг. Вот тут совет, кстати, прислал две отличные кандидатуры, как раз для нашего случая.

Крушинин порылся в бумагах и, наконец, нашел то, что искал.

— Ранк, гоблин не вернувшийся по истечению срока пребывания. Разрешение ему было выдано на три месяца жизни в сельской местности, но к концу срока он так разошелся, что забыл вернуться вовремя. В мире света он безобразничал, мочился в молоко, пугал скотину, насылал на людей ночные кошмары и бил яйца в курятниках. Он должен быть изловлен и доставлен в тюрьму совета.

— Ну а что со вторым? — без особого энтузиазма поинтересовалась Клэр.

— Эйри, полтергейст с той же провинностью, нарушение срока пребывания и мелкий вред людям. Сбрасывал на пол цветочные горшки, хлопал дверьми, разбил свадебный хрустальный набор посуды и забывал спускать за собой воду в унитазе. Причем отмечено, что последнее бесило хозяев больше всего, и чуть не довело до разрыва отношений. Потому что жена думала, что это ее муж назло ей такое устраивает, а супруг естественно думал на нее. За каждого получим по пятьдесят золотых и если управимся быстро, тогда сможем замахнуться на что-нибудь более достойное.

Крушинин поковырялся у себя в столе и достал пару небольших устройств, по виду смахивающих на широкие браслеты с прямоугольной коробочкой наверху.

— Вот возьмите, достал по великому блату новые стимвизоры, — протянул он браслеты Аристарху и Клэр.

Увидев что Колошин не знает как им пользоваться Клэр в двух словах описала ему последовательность действий, пояснив что в принципе это компьютер, работающий от микрогенератора. То, что даже такая техника здесь работает на пару, Аристарх понял, как только увидел несколько трубок идущих по бокам коробочки.

— Информацию об этих двоих я вам ввел, так что не смею больше задерживать, — намекнул им Иваныч, что пора бы приниматься и за работу. — Счета сами по себе не оплачиваются, — развел он руками.

— Ладно, идем, — бросила Аристарху Клэр, беря стимвизор и одевая его на руку.

Аристарх, следуя примеру Клэр, проделал ту же процедуру, и они покинули контору, отправившись на поиски нарушителей. Поимку тролля Аристарх вполне мог себе представить, но вот каким образом скрутить полтергейст, которого даже не увидеть, Колошин представить не мог. Но если его напарница спокойно к этому отнеслась, значит ей должно быть известно каким образом можно арестовать, то, что не имеет тела. Поэтому он решил что самым лучшим выходом будет не ломать голову над неизвестными пока ему вещами и довериться Клэр.

Глава-6.

Глава-6.


Не успели они сделать и пары шагов, как перед ними появился имитатор. У Клэр мгновенно в руке оказался пистолет, направленный в сердце оборотня. Аристарх лишь ненамного отстал от нее, как ни крути, а уроки Машинерия не прошли даром. Но вот только имитатор и не собирался убегать, а тем более нападать на них. Он стоял, опустив когтистые лохматые лапы, и просто смотрел на них.

— Тебе повезло красавчик, у нас теперь нет на тебя контракта, — произнесла Клэр, опуская пистолет но, не убирая его в кобуру.

— Я не виновен, и мне нужна ваша помощь смотрители, — прорычал имитатор. — Меня оболгали, а я вообще не был в мире света, я только собирался туда попасть, но опоздал к порталу и остался здесь. А когда утром проснулся, то обнаружил что нахожусь в списке заказов за убийство которое физически я не мог совершить. Можете меня проверить, я говорю правду.

Клэр и Аристарх надели очки и действительно не увидели информации о посещении им мира света.

— Тебе нужно обратиться в совет, — предложила Клэр.

— Обратиться в совет, да вы видно шутите? — тяжело вздохнув, произнес имитатор. — Я не первый кто так попал, и обращение закончится мгновенной ликвидацией, — пояснил он. — Мне нужна…

Оборотень не договорил, его закрутило и отбросило назад, когда он поднялся, в его плече зияла огромная дыра. Зарычав, он бросился в темноту подворотни.

— Ты чего в него не стреляла?! — крикнул Грог, спрыгивая с крыши одноэтажного здания и останавливаясь возле Клэр. — Стиг, Хоуп, давайте за ним, у него приличная рана далеко он не уйдет! — отдал Грог, приказ двоим подчиненным, указав направление в котором скрылся имитатор.

— У меня нет на него контракта, — ответила Клэр, убирая пистолет в кобуру.

— Ну, коллеге могла бы и помочь.

— Я скорее помогу ему удрать, чем стану помогать тебе.

— Смотрю, ты все еще сердишься за тот случай? — усмехнулся Грог, вставляя во внушающую уважение винтовку десятисантиметровый цилиндр серебра. — А я уже и забыл про него. Ну, мне тут некогда с вами трепаться, нужно добыть еще парочку ушей имитаторов, а то на стене остались незаполненные места.

С диким улюлюканьем Грог ринулся в подворотню следом за своими подручными.

— А может имитатор прав и ему действительно нужна помощь? — спросил Аристарх, когда знакомый Клэр растворился в темноте.

— Даже если и так, то это уже не важно, Грог, скорее всего его пристрелит, если уже не сделал этого. Выбрось слова оборотня из головы, у нас своих дел по горло.

Аристарх пожал плечами и последовал за Клэр. С ее слов он понял, что сначала они собираются заняться, любителем помочиться в крынку с молоком, а уж полтергейст оставить на сладкое. Ни с тем, ни с другим Аристарх никогда не сталкивался, поэтому, кем заняться в первую очередь, он полностью положился на Клэр. Она молча повела его по темным лабиринтам улиц, пока, наконец, Аристарх не решил поинтересоваться, куда они идут?

— Мы хотим поймать гоблина по имени Ранк, — ответила она. — А гоблинов лучше всего искать в их естественной среде. И больше всего информации можно получить только в баре, где они и собираются. Теперь ты, наверное, и сам догадался, куда мы направляемся?

Аристарх кивнул и больше не беспокоил ее вопросами, а сосредоточился на осмотре переулка, по которому они шли. Как и в большинстве городов, переулки в неблагополучных районах не отличались чистотой тротуаров, и подлунный мир не был исключением. Разве что кучи мусора были не так хорошо видны, все-таки солнца здесь никогда не бывает. А вот что касается запахов, то с этим здесь было все в порядке, несло так, что у Аристарха даже глаза заслезились. Он попытался их протереть, но стало только хуже, и он чуть не упал, споткнувшись о кучу отбросов. Ему повезло, Клэр успела его схватить и спасти от позорной участи окунуться лицом в помои.

— Ты почему не одел очки? — спросила она, взглянув на него.

В отличие от него она оказывается, давно в них шла, а Аристарх ломал голову, почему она не спотыкается.

— Я думал, они нужны для каких-то особых случаев, — принялся оправдываться он.

— Думал, это в твоем случае определенно прогресс, а теперь попробуй не фантазировать об этом, а реально подумать. Надевай защитные очки и включай ночное видение, не хватало, чтобы ты стал похож на мусорный контейнер.

Аристарх передвинул очки со лба на глаза и, включив ночное видение, сразу же увидел изменившийся до неузнаваемости переулок. Он теперь светился зеленым светом и от взгляда Колошина не ускользал ни один гниющий бугорок.

— Видишь дом с обрушенным углом? — спросила Клэр, показывая рукой дальше по улице.

— Да, там еще какая-то вывеска светится.

— Вот туда нам и нужно, это заведение гоблинов, и советую не пить там ничего и не есть.

Колошин по большому счету о барах и ресторанах имел представление только из фильмов. Его потрясающая рассеянность и неловкость отлично этому способствовали. Но в этом мире он, похоже, от нее избавился и с большим интересом собирался открывать для себя закрытые ранее заведения. И его совершенно не смущало то, что первое заведение будет узкоспециализированным и только для гоблинов.

В отличие от переулка, в баре со светом было все в порядке. На каждом столике стояла горящая лампа, и такой же приглушенный свет освещал место работы бармена. Туда-то и направилась Клэр.

— Нечасто к нам заходят смотрители, — произнес гоблин за стойкой, когда Клэр вместе с Аристархом заняли свободные стулья.

— Видите себя прилично, не нарушайте закон, и мы вообще забудем к вам дорогу, — ответила она.

Клэр нажала пару кнопок на стимвизоре и продемонстрировала изображение бармену.

— Не усложняй себе и нам жизнь, скажи, где мы можем найти Ранка и мы не задержимся здесь ни минуты. Смотрю, на нас тут и так косо смотрят, а ведь тебе не нужно, чтобы о твоем заведении ходили слухи, что ты принимаешь смотрителей.

— Он в уборной, это прямо по коридору.

— Благодарю за содействие, — поднялась Клэр со стула.

Пока она выспрашивала информацию у бармена, Аристарх баловался со стимвизором. Он во всех ракурсах разглядывал объемное изображение Ранка. А когда выключил прибор и поспешил за напарницей, то встретился взглядом с тем за кем они пришли. Клэр в это время направлялась в уборную, куда ее отправил гоблин, а Колошин немного отстал, поэтому и заметил преступника.

— Ранк, ты арестован за нарушение времени пребывания! — крикнул Колошин, направляясь к гоблину.

Клэр резко обернулась и тоже увидела нарушителя. Гоблин понятное дело не питал особого желания общаться со смотрителями и в доказательство этому рванул к дверям.

— Держи его Аристарх! — крикнула Клэр, перепрыгивая через стол стоящий на ее пути.

Колошин выхватил пистолет и всадил две пули в дверной косяк, гоблин правда выскочил раньше этого. Выскочив после освещенного помещения следом за кривоногим на улицу, Аристарх оказался в полной темноте. Натянув защитные очки, он заметил, как Ранк скрывается за углом дома. Недолго думая Колошин рванул за ним, слыша, как позади него распахнулась от мощного удара дверь. Колошину не нужно было оборачиваться, чтобы понять что это Клэр идет ему на помощь.

Забег по забитому мусором переулку Аристарх явно проигрывал своей напарнице. Клэр без особого труда нагнала его и практически сразу же оставила далеко позади. А когда Колошин добежал до угла дома, гоблин уже лежал на земле прижатый ногой Клэр и покорно протягивал ей руки для наручников. Сковав нарушителя, она одним движением поставила его на ноги.

— Не понимаю зачем тебе нужно было устраивать всю эту беготню? — удивленно поинтересовалась она у гоблина. — Тебе за нарушение графика посещений максимум грозит пару месяцев поработать по расчистки улиц, а ты взял и решил побегать от смотрителей. Тебе еще повезло, что Аристарх не так метко стреляет, а то бы уже остывал на пороге увеселительного заведения.

— Будь это несколько лет назад, я бы и не подумал удирать от смотрителя, но сейчас совершенно другое время, — ответил гоблин. — Вы начали играть не по правилам, поэтому вас боятся.

— Что ты имеешь в виду? — строго спросила Клэр, разворачивая его к себе лицом.

— Вы охотитесь за невиновными, а убийцы спокойно расхаживают на свободе.

— Ты представляешь, что ты сейчас сказал? — строго произнесла она обращаясь к задержанному. — Ты этой фразой обвинил смотрителей.

— Это не я сказал, об этом весь город жужжит и, похоже, только вы об этом ничего не знаете, — тяжело вздохнув, произнес Ранк.

— Если бы ты не был гоблином, то возможно я бы прислушалась к твоим словам, но ты есть тот, кто есть, поэтому не жди, что я тебе вот так за здорово живешь, поверю.

— Да я и не жду, что вы мне поверите, просто хотел предупредить, что рано или поздно вы это услышите от того, кому сможете доверять. Но лучше будет, если вы это услышите рано, чем поздно.

— Пока ты не вошел в когорту лиц кому я могу доверять, тебе предстоит посидеть в тюрьме.

Дальнейшие разговоры Клэр не вела, посчитав, что это всего лишь попытка заговорить ей зубы и по-тихому смыться от наказания. Сдав гоблина в совет и убедившись, что оговоренная сумма переведена на счет конторы, Клэр с Аристархом покинули тюрьму совета.

Отправляться на поиски полтергейста Клэр решила с завтрашнего утра. Несмотря на то, что здесь не существовало светлого времени суток, смотрители пользовались терминологией привычной для людей, и рабочее время называлось днем, а нерабочее ночью. А пока перед Аристархом стояла более насущная проблема — где он будет жить? По нескольким весьма сдерживаемым фразам он понял, что дальше пускать слюни на любимый диван Клэр ему никто не позволит, а проверять обратное никакого желания у Колошина не возникало.

Клэр выдала ему небольшую сумму наличности в виде золотых монет и назвала пару адресов, где он может за умеренную плату снять себе жилье. Остаток дня отводился Аристарху для поиска квартиры, так как больше времени он на это не получит. Пояснив ему ситуацию, Клэр оставила Колошина разбираться с жильем, а сама направилась по своим делам, бросив ему на прощание, чтобы он в восемь утра был уже в конторе.

Обзаведясь стимвизором, найти адреса указанные Клэр не составило особого труда. Теперь у него имелся своего рода навигатор. Появившиеся на дисплее карты в подробностях описывали место назначения и как до него добраться.

Первый раз в жизни поймав паровое такси, Аристарх отправился посмотреть что этот мир может предложить ему в качестве комфортабельного проживания. Гном доставил его в нужный квартал и, получив плату, рванул к следующему клиенту, оставив Аристарха стоять в облаке пара. Когда туман рассеялся, Колошин заметил хорошо освещенные фасады домов. Для него все происходящее по-прежнему было не привычно, и поэтому Колошин некоторое время стоял и разглядывал красивые здания. Вдосталь утолив жажду любопытства, Аристарх наконец постучался в дверь парадной, ближайшего понравившегося ему дома.

Дверь ему открыла приятная молодая женщина.

— Чем могу помочь? — улыбнулась она, обнажив белоснежные вампирские клыки.

— Э-э-э…, — только и смог вымолвить Аристарх.

При виде вампира у Колошина уже коленки не тряслись, но он еще слишком мало находился в этом мире, поэтому растерялся и вообще забыл, зачем сюда пришел. Вампирша тем временем продолжая улыбаться, решила прийти ему на помощь.

— Хочешь снять комнату смотритель? — поинтересовалась она, все так же демонстрируя белоснежные клыки.

— Ага, — кивнул Аристарх.

— Ну, тогда милости просим, — пригласила она, отходя в сторону и освобождая ему проход.

— Хотя знаете что, похоже, я слегка ошибся адресом, — немного подумав, ответил он.

— Вижу, вы недавно у нас, и пользуетесь устаревшей информацией, но уверяю, она ошибочна, — повторив приглашающий жест, приятным голосом произнесла вампирша. — Я слышала, что смотрители смелые и бесстрашные люди. Неужели вас испугала слабая женщина, у которой зубная формула едва заметно отличается от вашей?

— Ничего я не испугался, — слишком поспешно возразил Аристарх, а вот что сказать дальше он так и не мог придумать.

Красивые женщины на таком близком расстоянии заставляли его нервничать. Аристарх не был красавцем, но относился к весьма привлекательным представителям сильного пола. В его жизни было несколько девушек, которые приближались к нему, чтобы заговорить, но быстро понимали свою ошибку и в будущем обходили его стороной. Мало кому понравится, когда тебе на пальцы ноги падает приличного размера цветочный горшок, случайно опрокинутый Аристархом с подоконника в школьном коридоре.

По мере взросления к его арсеналу добавился горячий кофе на блузку, открытая не в ту сторону дверь для начальницы. Когда она сняла то, что раньше называлось очками, и остановила льющуюся из носа кровь, Колошин был мгновенно уволен, хотя его даже и не успели представить. Подобных ситуаций в его жизни было довольно много и не удивительно, что организм мгновенно реагировал на присутствие незнакомых женщин, вводя Колошина в смущенное волнение.

Но теперь он понимал что здесь все немного иначе, поэтому решил постепенно адаптироваться к обстановке и принять приглашение вампирши. Он ведь теперь вроде как смотритель, а они должны быть суровы и бесстрашны. Но прежде чем войти, Аристарх на всякий случай огляделся по сторонам, словно он совершал что-то противоестественное и боялся, что его за этим занятием застанут посторонние.

— У меня есть одно, двух и трехместные номера, — произнесла хозяйка, запирая за ним дверь. — Цены у меня вполне разумные, один, два и три золотых в неделю соответственно. Ну и что тебе показать, смотритель?

В кармане у Аристарха было всего три золотых и судя по обстановке в конторе, бешеных гонораров не предвиделось, семьдесят процентов заработка уходило на налоги.

— Ну, я вроде как один, так что думаю, одноместного номера для меня будет вполне достаточно, — произнес он, продолжая с осторожностью оглядываться по сторонам, чем позабавил вампиршу.

— У меня есть несколько отличных комнат, прошу следовать за мной, смотритель.

Она начала подниматься по широкой лестнице устланной ворсистым ковром и судя по его состоянию, у нее было мало клиентов или она просто хорошо следила за своим интерьером. Осмотрев несколько номеров, он выбрал тот, у которого окна выходили на оживленный перекресток. Ему нравился вид снующих в обоих направлениях паровых машин. Аристарх достал пару золотых и оплатил проживание за две недели.

— Меня зовут Селия, и как ты уже догадался я хозяйка этого дома, — представилась она, беря монеты.

— Аристарх… Колошин, — несколько замешкавшись, представился и он.

— Приятно познакомиться Аристарх, и если вдруг станет скучно, заходи как-нибудь ко мне вечерком, думаю общение с тобой доставит мне огромное удовольствие, — предложила Селия, обворожительно улыбаясь, но аккуратные вампирские клыки несколько напрягали Аристарха.

— Не сомневаюсь, — ответил Колошин, инстинктивно погладив шею, за что она еще раз наградила его улыбкой.

— Не переживай смотритель, в этом мире ваша кровь совершенно отвратительна на вкус и отрицательно влияет на пищеварение, — успокоила она его. — Половина стакана вашей крови, гарантированно обеспечит вампиру неделю жидкого стула и рвотные позывы при одном только упоминании о человеке. Но в мире света это уже совершенно другая история и вряд ли меня что-либо удержало бы от желания тебя укусить. Наверное, я никогда туда и не попаду, не уверенна я за себя, что смогу удержаться. Здесь мне намного лучше, да и доставка свежего сока тут работает просто отлично. Ужин будет в шесть пятнадцать, рекомендую не опаздывать. Не хочу хвастаться, но у меня отличный повар.

Ненавязчиво прорекламировав ему свою кухню Селия удалилась, оставив Аристарха наедине со своими мыслями. После ее ухода он сразу запер дверь на все имеющиеся засовы и облегченно выдохнув, плюхнулся на огромную кровать. Откинувшись на нее и разглядывая резной потолок в голове Аристарха родилась здравая мысль, что в следующий раз нужно предупредить Клэр, чтобы она не советовала ему больше жилья, где хозяйка гостиницы вампир.

Примерно около шести вечера в дверь номера постучали.

— Кто?! — крикнул Аристарх, на всякий случай, пододвигая к себе пистолет.

— Господин смотритель, вас приглашает отужинать с ней госпожа Селия, она ожидает вас в холле, что ей передать? — раздалось с той стороны двери.

Аристарх прибывал в некотором замешательстве, сжимая в руке пистолет, он понятия не имел что ему ответить. Колошину еще никогда не поступало предложений с кем-нибудь отужинать, если конечно не брать во внимание детство, когда его звали к столу родители. А вот во взрослом состоянии такого не происходило, тем более от женщины, и уж подавно от женщины-вампира.

— Господин смотритель, вы меня слышите? — не унимался голос за дверью.

И тут Аристарх понял, что прикинуться ветошью и отмолчаться не получится, и ему придется давать какой-нибудь ответ.

— Да-да, спасибо за предложение, — быстро ответил Аристарх.

— Так что мне передать госпоже? — не собирался сдаваться дотошный посыльный.

Аристарх, взглянул на футуристический вид своего оружия покоящегося в правой руке и, бросив пистолет на кровать, взглянул на себя в зеркало.

— Передайте госпоже Сели, что я очень рад ее предложению и сейчас спущусь.

— Благодарю вас господин смотритель, я в точности передам ваши слова госпоже Селии.

— Не сомневаюсь, — сам себе шепнул Аристарх.

Колошин в силу своих скромных возможностей привел себя и свой костюм в более-менее подобающий вид, на это он потратил минут десять и, бросив на себя последний взгляд в зеркало, вышел в коридор. Похоже, за это время швейцар успел сбегать к Селии и вернуться обратно. Наверное, он был быстр, особенно если учитывать что он сатир. И тут Аристарх понял, почему везде разложены толстые, дорогие ковры. Благодаря ним сатир не топал копытами как строевая лошадь, а шел практически бесшумно. Швейцар был одет в дорогой камзол и короткие до колен штанишки. Хорошо хоть что они здесь одеваются, подумал про себя Аристарх, а не болтают чреслами, демонстрируя их окружающим.

Небольшой ресторан, расположенный на первом этаже, источал сумасшедшие по своей привлекательности ароматы от приготовленных блюд. У Аристарха неприлично заурчало в животе, но сатир этого, похоже, не заметил или сделал вид, что не заметил, но в любом случае Колошин понял, как долго он не ел. Примерно десять столиков стоящих в зале были заняты вампирами, и при появлении Аристарха ему показалось, что они шипят, изображая недовольные гримасы. Кроме них в ресторане находились и другие существа, в дальнем углу Аристарх заметил даже нескольких гоблинов.

— Не обращай на них внимания, они пошипят-пошипят да и успокоятся, — произнесла Селия, подошедшая к нему сзади.

Когда они сели за стол Аристарх поинтересовался, почему здесь так мало людей? По крайней мере, ему адрес дала знакомая, и он рассчитывал увидеть большое количество смотрителей, а тут он вроде как один.

— Ну, это легко объяснить, смотрители и вообще люди здесь не любят селиться, — ответила Селия. — Ваша знакомая, скорее всего что-то перепутала с адресом.

— Возможно и так, надо будет уточнить, но я вот что думаю, хотя я и не очень сильно разбираюсь в ценах на жилье но, по-моему, один золотой в неделю для таких хором это слишком мало.

— Вы правы Аристарх, но предрассудки тоже никто не отменял, и они довольно сильный аргумент, чтобы люди избегали этот район.

— С вами трудно не согласиться, религиозные предрассудки заставляли людей вырезать друг-друга народами. Так было раньше, так происходит сейчас, и так будет, скорее всего, в будущем.

— А что касается меня, то мне нравятся люди, поэтому я и сдала вам номер чисто за символическую плату, чтобы вы немного разбавили обстановку. — Ну, наконец-то и ужин, — произнесла Селия, смотря куда-то за спину Аристарха.

Он тоже обернулся, честно говоря, Колошин думал, что видел здесь достаточно и его трудно чем-либо удивить, но он глубоко заблуждался. В их направлении по воздуху плыл поднос, уставленный блюдами, и как не старался Аристарх разглядеть, в чем хитрость, но так и не смог. Поднос действительно никто не держал, он плыл по воздуху совершенно самостоятельно. Подлетев к столу с него словно по волшебству, начали перемещаться блюда на стол.

— Выходит меня опять обманули, — посетовал Аристарх.

— В чем? — поинтересовалась Селия.

— Мне сказали, что здесь нет волшебства, а вот глаза мне говорят обратное.

— Да нет, Аристарх, никто вас не обманывает и волшебства в том понимании, которым оперируют люди, здесь действительно нет, — возразила Селия. — Просто вы смотрите невооруженным взглядом на обычные здесь вещи, поэтому и не можете найти разумные объяснения. А это всего лишь полтергейст, они у меня работают в качестве официантов. Очень, знаете ли, удобно, да и привносят некий налет, как вы говорите, «волшебства». Для бизнеса это не помешает.

Аристарх надел очки и убедился, что поднос действительно не висит в воздухе, а его удерживает полтергейст и очень аккуратно переставляет с него блюда на стол. В то время как перед Аристархом полтергейст расставлял всевозможные яства, то перед Селией он поставил единственное блюдо с тремя фруктами, напоминающими по форме обычный земной гранат.

— Ешьте, это вкусно, по крайней мере, так говорят, — показала она рукой на заставленный яствами стол.

Когда полтергейсты удалялись, Аристарх снял очки и посмотрел им в след, что ни говори, а наблюдать, как подносы плывут по воздуху куда интересней, чем видеть что их несут похожие на людей существа. После этого Аристарх последовал совету и отдал должное ужину.

Колошин совершенно не пожалел о том что принял приглашение Селии и отведал произведение ее шеф-повара. Мясо просто таяло во рту, он никогда не пробовал настолько вкусно приготовленных блюд. Селия взяла оставленный полтергейстом для нее фрукт и, обнажив клыки, проделала в нем пару аккуратных отверстий. Взяв трубочку для коктейлей, она вставила ее в одно из отверстий и принялась потягивать красную жидкость.

— Судя по твоему удивленному взгляду, ты слишком мало знаешь о нас, — произнесла Селия, между потягиваниями сока.

— Думаю здесь скрывать нечего, и я действительно недавно попал в этот мир, — ответил Аристарх, пододвигая к себе тарелку со следующим блюдом, источающим божественные ароматы.

— Я так и поняла и если ты внимательно посмотришь, то заметишь, что мои клыки отличаются от клыков имитаторов, предназначенных для разрывания плоти, — объяснила Селия, беря в руки следующий плод. — Например, мы любим сок кровавых яблок, это основа нашего питания. А вот в вашем мире мы так же ловко добываем кровь из вен. Она для нас как наркотик, попробовав ее раз, отказаться уже не получиться. Я никого не знаю, кто бы мог перебороть подобную ломку. А этот сорт подземных яблок произрастает только здесь. Есть правда одно поверье, но никому пока это проделать не удавалось, хотя попытки проводят с завидной регулярностью. Одним словом, говорят, если одновременно с укусом человека вампир вернется в этот мир, то его потомки смогут без последствий питаться кровью человека и здесь. Не буду скрывать, эта мечта многих вампиров, но пока ее никому не удалось реализовать.

Плотно поужинав, Аристарх поблагодарил хозяйку дома, а все оказалась не так страшно, как ему виделось ранее. Селия в свою очередь порекомендовала ему прогуляться перед сном, заверив, что этот район самый безопасный в городе.

Глава-7.

Глава-7.


Последовав совету Селии, Аристарх отправился прогуляться и посмотреть архитектуру, ну и вообще пора начинать привыкать к обстановке, чтобы стать в ней своим. Иначе он и дальше будет выглядеть как чукча, попавший в мегаполис. Да уж, перспектива таращиться на необычную обстановку и странно одетых граждан, а порою и вообще без одежды, Колошина мало привлекала. И он решил окунуться в эту среду и побольше о ней узнать. Шум паровых двигателей и вид всевозможных механических изобретений его завораживал. Он даже поймал себя на мысли, что ему определенно нравится жить в этом мире.

Есть правда некоторые нюансы, связанные с тем, что тебе легко могут отвернуть голову и на улицах иногда встречаются чудовища, от вида которых можно и штаны испачкать. Но это, похоже, не такая уж и большая плата за нахождение здесь. Через мгновение Аристарх тут же забрал назад последнюю часть своей мысли, как только увидел горящие глаза в переулке и голос имитатора, зовущего его на помощь.

Надев очки, Колошин разглядел лежащего возле стены оборотня. То, что ему ранее показалось, будто зверь готовится к прыжку, на самом деле не соответствовало действительности. Оборотень был сильно ранен и лежал на земле не в силах подняться. Удерживая его на мушке, Аристарх осторожно приблизился к имитатору.

Клэр немного ошиблась в описании Грога, как охотника, не допускающего ошибок. Он конечно из оборотня сделал практически решето, но убить его так и не смог. Каким-то чудом оборотень смог вырваться и почему-то опять пришел к Аристарху.

— Скажи, почему ты так упорно ищешь смерти? — поинтересовался Колошин. — На тебя же без слез взглянуть нельзя, а ты опять приходишь к смотрителю. Моя напарница тебе уже сказала, что нужно идти в совет.

— Я не могу идти в совет, — прорычал имитатор. — У Грога там все схвачено, да и меня пристрелят еще на подходе. Но если даже я каким-то чудом прорвусь внутрь, охрана совета меня явно не пощадит. Сильно сомневаюсь что они будут гореть желанием выслушать историю имитатора обвиненного в убийстве. А ты в этом мире недавно, да и вообще единственный кто вначале выслушал, а не пытался меня напичкать серебром.

— А ты не допускаешь мысли, что можешь ошибаться?

— Нет, если ты меня до сих пор не пристрелил, то я не ошибся и мне действительно нужна твоя помощь.

— Какой смысл мне тебя выслушивать, если ты через несколько минут отправишься к праотцам, по крайней мере, твое состояние не двояко на это намекает.

— Да это так, но только если ты мне не поможешь, — ответил имитатор. — У меня в спине засели три пули, серебро не дает мне возможности регенерировать. Вынь их и я смогу восстановиться.

— Ух ты, слов-то каких нахватался — «регенерировать», — удивился Аристарх.

— А-то, не в лесу чай живем. Ну, ты поможешь или мне в подворотне подохнуть?

Убрав оружие, Аристарх подошел к имитатору и, увеличив чувствительность очков, разглядел на его спине три раны.

— Извини, если будет больно, я еще тот хирург, — попросил прощения Аристарх, приступая к извлечению серебра из спины оборотня.

— Тащи, я потерплю.

С большим трудом Колошин вынул засевшие глубоко в теле серебряные пули, и увидел, как практически сразу затягиваются раны. Освободившись от серебра, оборотень облегченно вздохнул и потерял сознание. Аристарх попытался привести его в чувство, но все без толку. Тогда убедившись, что имитатор дышит спокойно и вроде не собирается умирать, Аристарх сел рядом с ним прижавшись спиной к стене. Минут через десять имитатор пришел в чувство.

— Спасибо тебе смотритель, — поблагодарил он. — Я уже действительно испугался, что настал мой час, вот только теперь зверски хочется есть.

— На меня даже не смотри, — сразу предупредил его Колошин, кладя руку на пистолет. — Я ведь вмиг могу повысить процентную долю серебра в твоем теле.

— Ты не так все понял, я вроде как людьми не питаюсь. Мясо у вас отвратительное на вкус, по крайней мере, в этом мире. В том говорят совершенно по-другому, но я там не был, поэтому сказать ничего не могу.

— Возможно, это покажется странным, но я чертовски рад, что меня здесь воспринимают с точки зрения отвратительного вкуса, — признался Аристарх.

— Здесь с тобой не поспоришь, будь вы хоть чуточку съедобны, сомневаюсь, что вам бы удалось выжить в этом мире. Как ни крути, а желающих пожевать кого-нибудь здесь хватает.

— Ну, уж если у нас тут собралась теплая компания, то может, расскажешь, какую ты ожидаешь от меня помощь?

— Дело в том, что один из смотрителей пользуясь своим положением, поставил шантаж на поток, — приступил к рассказу имитатор. — Он припер к стенке многих имитаторов, а козлы ему в этом помогают.

— И в чем заключается шантаж?

— Да в том, что он облагает налогом кого-нибудь из имитаторов, тех, кто ему не нравится. А если ему не платят, он объявляет их в розыск за совершенное козлами убийство, ну или еще кем-нибудь. Все зависит от того кто ему больше заплатит. Вот и выходит, что можно спокойно убить в вашем мире, а здесь откупиться от этого и дальше продолжать убивать. А вину свалить на того кто в этом мире ему не заплатил. Так что он в любом случае в выигрыше, да и за убийство нарушителя он получает поощрение от совета, как отличный смотритель.

— Понятно, — задумчиво ответил Аристарх. — Пожалуй, мне потребуется помощь.

Он нажал на стимвизоре кнопку вызова Клэр, и спустя некоторое время на экране появилось ее изображение, и оно было весьма не радостное.

— Ну чего тебе? — недовольно спросила она. — Комнату не удалось снять?

— Да нет, с жильем все в порядке, у меня тут возникли кое-какие вопросы.

— А вопросы до завтрашнего утра не могут подождать? У меня в планах на вечер не значится участие в викторине.

Аристарх повернул экран, и свет монитора выхватил из темноты морду имитатора.

— Если с Колошиным что-то случиться я в тебя столько серебра вгоню, что ты им гадить будешь, — предупредила оборотня Клэр.

— Все в порядке Клэр, никто никого не собирается убивать, — объяснил Аристарх. — У нас тут возникла небольшая проблемка с твоим старым знакомым Грогом.

Услышав его имя, Клэр предупредила чтобы они сидели на месте и не двигались до тех пор пока она не доберется до них. После чего отключила стимвизор.

— Э-э, погоди, я ведь не сказал, где нахожусь, — произнес Аристарх уже погасшему экрану.

— Не переживай смотритель она тебя по-твоему стимвизору найдет, он у вас вроде маячка работает.

— А ты смотрю, много чего знаешь, — заметил Аристарх.

— Ну, так я здесь родился, а ты пока в этом мире гость.

Менее чем через полчаса появилась Клэр. В руках она держала огромный пакет, который бросила имитатору. Он ловко его поймал и вынул из него хорошо прожаренную тушку индейки, килограмма этак на три.

— Спасибо, — поблагодарил оборотень Клэр, отхватывая от тушки приличный кусок.

— Ты что, ешь индейку гриль? — удивился Аристарх.

— Давай завязывай уже с этим и начни уже воспринимать действительность как данность, — заметила Клэр. — А ты, похоже, все время забываешь, что это оборотная сторона. Если в нашем прошлом мире они едят сырое мясо, то здесь многие предпочитают готовое.

— Точно, так оно и есть, — подтвердил имитатор, откусывая очередную порцию индейки. — Не буду скрывать, люблю я хорошо приготовленную еду. Но, по правде сказать, вяленое мясо это для нас самое любимое лакомство, но и жаренное тоже сгодится.

— Конечно, сгодится, — заметила Клэр. — Буду я еще деньги тратить на вяленое, жуй, давай то, что есть.

— Да я и не спорю, хотя если я выживу, то возможно уже вы отведаете мою кухню, — гордо заявил имитатор с набитой пастью. — Не буду скромничать, но говорят, что я отлично готовлю.

— Ты жуй, давай, хвастать потом будешь, — оборвала его болтовню Клэр.

Пока имитатор уплетал индейку, Аристарх рассказал все, что услышал от имитатора. Клэр на несколько минут глубоко призадумалась, и никто не решился ее отвлечь или поторопить. Даже имитатор чавкать стал немного потише.

— Значит, поступим следующим образом, — произнесла она, видимо придя к какому-то решению. — Нам нужно доставить его в контору. Я сейчас свяжусь с Иванычем, пусть он подготовится, а дальше будем решать на месте что делать. Сидите пока здесь тихо, а я пойду, поймаю машину. Чем раньше мы скроемся с улиц, тем будет лучше для всех.

— Идти сможешь? — поинтересовался Аристарх у оборотня, когда Клэр отправилась ловить машину.

— Я в норме, если конечно пойдем не очень быстро, — ответил имитатор. — Мне бы поспать денек и хорошо поесть, тогда я живо восстановлюсь.

Клэр довольно быстро вернулась и, подхватив имитатора под лапы, они помогли ему подняться. Он хотя и храбрился, но все же был слишком слаб, чтобы передвигаться самостоятельно. Вот только далеко уйти им не удалось. Едва они сделали пару шагов, как путь им преградили смотрители во главе с Грогом.

— Так-так, Клэр, смотрю, ты опустилась до того, что начала помогать лохматым преступникам, — с наигранным сочувствием в голосе, произнес Грог.

— Он не преступник, — возразила Клэр. — У него нет метки посещения.

— Ах да, метка посещения, как же я это упустил, но ничего страшного он ведь умрет раньше, чем кто-то об этом узнает.

— Слишком поздно Грог, мы уже все знаем, и о твоих делах тоже, так что твоя контора закрывается, — произнесла она, отпуская лапу имитатора.

— Ну, надо же какой поворот событий, кто бы мог подумать, — продолжал ехидничать Грог. — Вот тут я действительно попал, придется тратиться еще на две пули, а ты ведь Клэр прекрасно знаешь, как я не люблю впустую расходовать нечестно заработанные деньги.

— Если уж нам все равно умирать, то может, расскажешь, как ты нас нашел? — поинтересовалась Клэр.

— Это было не трудно, чудак с волосатыми ушами решил пообщаться с вами возле вашей же конторы, ну я и понял что, пожалуй, стоит за вами проследить, и как видишь, моя догадка оказалась верной. Ты, на ночь глядя сорвалась из дома, а значит, этот задохлик встретился с имитатором. Ну, думаю, пора заканчивать с этими душещипательными рассказами, а то я уже чувствую, как мне прямо комок к горлу подступает от осознания того, что мне предстоит вас троих пристрелить.

— Тогда полагаю, ты не будешь возражать, если я закрою глаза, не хочу видеть твою морду, когда ты будешь дырявить мне лоб, — объяснила Клэр. — И мои коллеги по несчастью с этим тоже согласятся.

Клэр обернулась к Аристарху и имитатору.

— Последуйте моему совету и представьте что-нибудь прекрасное, раз уж предстоит умереть.

В Аристархе было взыграло чувство гордости, и он собрался заявить, что он будет гордо смотреть в глаза смерти и геройски спасет всех, но строгий взгляд Клэр как-то оборвал его героические замыслы и он покорно закрыл глаза.

— Ну кто я такой чтобы идти против последнего желания смертника? — спросил сам себя Грог, передергивая затвор пистолета. — Последнее желание перед смертью никто не отменял, а я вроде как благородный в некоторых местах конечно.

Колошин, честно говоря, не рассчитывал на столь скорое завершение жизненного пути, но похоже у судьбы на этот счет совершенно иные планы, которые никак не согласуются с его собственными желаниями. Он собирался в оставшееся время еще о чем-нибудь поразмышлять, только бы не думать о пуле пробивающей тебе голову. Но яркая вспышка ослепила его даже через закрытые веки.

— Хорош тащиться как гном от шестеренок! — рявкнула ему на ухо Клэр. — Хватай имитатора, и рвем когти пока эти идиоты не пришли в себя.

Одной рукой Аристарх схватил оборотня, а второй надвинул на глаза защитные очки, в которых была выставленная на максимум чувствительность. И в них он смог хоть как-то разглядеть, куда ему бежать. В конце темного переулка стояла машина с распахнутыми дверцами. Возле нее стоял Крушинин и махал им рукой, чтобы они двигались быстрей. Как только они запрыгнули в салон автомобиля, он выпустил огромный клуб пара и, визжа покрышками, рванул с места.

— Надеюсь я не сильно преувеличу, если скажу что благодаря вам мы находимся в глубокой заднице, — строго глядя на них, произнес Иваныч. — А теперь супермен и супервумен, может, откроете тайну, ради чего Машинерию потратил световую гранату и куда вы нас втянули.

— Грог фальсифицирует данные, он подставляет невиновных и берет за это плату, грубо говоря, он торгует лицензиями на убийство, — вкратце описала события Клэр.

— Ну, я даже не удивлен, этот гаденыш никогда мне не нравился, — поделился соображениями Крушинин.

Иваныч повернулся к Машинерию, управляющему автомобилем, и попросил его ехать прямиком к совету у него для них имеется кое-какая информация.

— Нет-нет, к совету не надо, меня же там убьют, — взмолился имитатор. — Высадите меня лучше за городом, предки ведь жили как-то в пустошах, неужели я не смогу повторить их путь.

— Действительно шеф, оборотень прав и у нас нет никаких доказательств, — поддержала имитатора Клэр.

— Вот тут вы ошибаетесь, и доказательств хоть отбавляй, — возразил Крушинин. — Когда я вам давал новые стимвизоры я упомянул что они новейшей разработки и пока таких ни у кого нет. Так вот они имеют функцию записи, и все ваши разговоры с Грогом там записаны. Сомневаюсь, что совету потребуется что-то еще помимо них.

— Это же здорово! — воскликнул оборотень. — Теперь я смогу остаться в городе и не пополнять список убитых нарушителей. Я точно знал, что вы мне поможете, не знаю как это объяснить, возможно, звериным чутьем, но вы действительно мне помогли.

— А я бы так не торопился радоваться, — возразил Аристарх, показывая на стимвизоре карту, где десять точек очень быстро нагоняли их автомобиль.

— Вот черт! — ругнулась Клэр. — Очухались гаденыши, ну сейчас повеселимся.

Выглянув в окно, Аристарх увидел, как их настигают едущие на пароциклах Грог со своей бандой. А спустя мгновение по машине забарабанил дождь из серебряных пуль.

— Ох, давно я так не веселился, — потер ладони Крушинин. — Машинерий где твоя заначка?

— Под сиденьем и давай побыстрей у меня все-таки не бронированная машина, а восстанавливать ее тоже нужны деньги, да и времени порядочно уйдет. Хотя, с другой стороны, если нас нафаршируют металлом, то это уже будет неважно. И если кого интересует моя точка зрения, мне не хотелось бы такого исхода событий.

— Умеешь же ты, Машинерий, поднимать настроение, — ответил Крушинин, откидывая сиденье и доставая из его чрева нечто отдаленно напоминающее пулемет утыканный трубками. — Аристарх пригнись, здесь люк внутрь открывается, Клэр давай!

— Секунду, — ответила она, дергая за ручку у нее над головой.

Люк открылся вниз, чуть не прибив Аристарха, но он, последовав совету шефа, вовремя пригнулся, избежав сотрясения мозгов. Закрепив раскачивающуюся крышку, Клэр подняла большой палец вверх. На люке оказалась удобная ступенька, куда поставил ногу Крушинин и одним движением оказался наверху, высунувшись из машины по пояс.

— Ну что так и будешь сидеть и любоваться задницей шефа или может, поможешь все-таки? — поинтересовалась Клэр, открывая окно и высовываясь наружу.

Аристарх хмыкнул и, достав пистолет, высунулся из окна с противоположной стороны. Поймав на мушку переднее колесо пароцикла, Аристарх произвел два выстрела. Первая пуля прошла мимо, а вот вторая угодила в цель. Нестись по улице с пробитым колесом не очень умная мысль, поэтому пароцикл вильнув передним колесом, ткнулся носом в брусчатку дороги и отправил седока в эпичный полет.

Неудачливый водитель кувыркался в воздухе, размахивая руками, в тщетной попытке хоть как-то повлиять на полет, но это ему никак не удавалось. Единственное, что остановило его неестественное передвижение, это фонарный столб. Снеся телом лампу, он произвел целую феерию искр, взрывов и выброса пара, но зацепился курткой и повис на столбе. По независящим от него обстоятельствам он стал наглядным пособием для всех, кто превышает скорость.

Клэр была более кровожадной, она не портила пароциклы, она просто пристрелила управляющих ими смотрителей. Потерявшие седоков машины пару раз вильнули на дороге, а затем принялись кувыркаться, разбрасывая по дороге искры и куски механизмов.

Затем наступила очередь шефа ставить точки в жизнях свернувших не на ту дорожку смотрителей. Пулемет изрыгнул из себя град серебра и пять пароциклов заметались по улице, словно маркитанские лодки, врезаясь в столбы и здания. Два оставшихся пароцикла резко свернули в боковые переулки и исчезли из поля видимости. Аристарх, взглянув на экран стимвизора, увидел две точки, следовавшие за ними по параллельным улицам.

— Грог мой! — крикнула Клэр, покидая автомобиль на одном из поворотов, когда Машинерий сбавил ход.

Аристарх, не задумываясь, последовал за ней и тут же был удостоен пары нелицеприятных замечаний по поводу его интеллекта со стороны напарницы. Клэр словно ветер бежала по переулку, активно используя сальто во время преодоления мусорных контейнеров перегораживающих переулок.

Разумом Колошин понимал, что его теперешнее тело тоже может делать подобные выкрутасы, но чисто психологически он был к этому не готов. Поэтому во время прыжков он просто поджимал ноги. Это выглядело, конечно, не так грациозно, но, по крайней мере, он от нее не отставал. А вот на третьем контейнере перегородившим улицу, Аристарх понял на собственном опыте, зачем Клэр делает сальто во время прыжка.

Когда она закручивалась в воздухе, полы ее плаща прилипали к телу и не цеплялись за выступающие части мусорных контейнеров. А вот Колошин сообразил это только тогда, когда рухнул в помои, зацепившись во время очередного прыжка плащом за открытую крышку контейнера. Когда он выбрался на свежий воздух, от него разило так, что вряд ли у кого возникнет сомнение насчет того, где он провел ближайшее время.

Стерев вонючую слизь с экрана стимвизора, Аристарх увидел, как зеленая точка Клэр отмеченная на карте быстро сближалась с синей. Колошин, не раздумывая, рванул к месту столкновения. Он успел как раз вовремя, Грог выбил у Клэр пистолет и, схватив за шею, прижал к стене. Аристарх не собирался тратить время на угрозы, выкрикивая и стараясь ими кого-то запугать. Грог хладнокровный убийца и вряд ли его можно запугать угрозами ареста. Опускаясь на одно колено, Аристарх одновременно выхватил пистолет и на выдохе спустил курок. Грог выхватил нож и приставил его к горлу Клэр, когда пуля Аристарха пробила ему висок, отбросив тело смотрителя в сторону.

Колошин не знал, успел ли он или нет, поэтому что было сил, бросился к Клэр. Она стояла, тяжело дыша, и прижималась спиной к стене.

— С тобой все в порядке? — искренне поинтересовался Аристарх.

— Спасибо, — только и смогла она ответить, так как ее сразу же вырвало.

— Ничего страшного, это посттравматический синдром, иногда бывает, тошнит, — попытался как-то успокоить ее Аристарх.

— Нет у меня никакого синдрома, — огрызнулась она между рвотными позывами.

— Не нужно этого стесняться, здесь нет ничего страшного, — продолжал объяснять Аристарх происходящее с ее организмом.

— Колошин, я уже тебе сказала, что благодарна за спасение, но от тебя воняет как от выгребной ямы…

Тут ее опять вырвало и Аристарх, быстро сообразив, в чем на самом деле дело отпрыгнул подальше, чтобы не провоцировать дальнейших мучений Клэр.

— Извини, я зацепился плащом… ну и…

— Не оправдывайся, такое случается почти со всеми новичками, просто… просто… тебе нужно помыться, — наконец закончила мысль Клэр прикрыв ладонью рот дабы сдержать содержимое желудка.

Она включила стимвизор и связалась с Крушининым. Как оказалось, они поймали последнего смотрителя и теперь везли его в совет. Им же он приказал оставаться на месте до прибытия сотрудников совета.

Глава-8.

Глава-8.


Аристарх шел домой уставший и разгонял прохожих своим незабываемым ароматом тухлятины. За время пути он уже к нему как-то привык и практически не замечал чего нельзя сказать о жителях обладающих куда более чувствительными носами, нежели человек. Сейчас на часах было без пятнадцати восемь утра. Их всю ночь продержали в совете, проводя нескончаемые допросы, а когда Аристарх уже было, собрался взорваться допросы закончили. А еще через полчаса их объявили невиновными и конторе восстановили полную лицензию.

Крушинин с Клэр радовались как дети, а у него больше не осталось сил даже улыбаться. Вот в таком состоянии он и появился на пороге гостиницы. Его встретила Селия и, прикрыв нос, попросила зайти с черного входа. Он конечно постоялец, но распугивать остальных это уже слишком. Вполне достаточно, что они при его виде шипят и скалятся. Аристарх не стал спорить и побрел в указанном ей направлении.

У черного входа Колошина уже встречала целая команда из сатиров. Они подхватили его под руки и куда-то поволокли. Колошин так устал, что практически сразу же уснул, стоило ему повиснуть на мускулистых руках сатиров. Выдавшаяся бурная ночь всем хорошенько потрепала нервы, и Крушинин дал несколько дней на отдых и восстановление психологического равновесия.

Проснулся Аристарх в собственной постели, рядом на тумбочке лежали постиранные и выглаженные вещи. В дверь осторожно постучались.

— Да?! — крикнул Аристарх.

— Господин смотритель, завтрак уже готов и госпожа Селия вас ждет внизу.

— Хорошо, передай, что я сейчас спущусь.

Взглянув на часы, Аристарх увидел, что он проспал весь день и всю ночь. Заведя хронометр, он облачился в чистую и одежду и спустился в ресторан.

— Извините, что я предложила вам вчера прогуляться перед сном, я честное слово не предполагала, что так получится, — произнесла Селия, когда Аристарх сел за накрытый стол. Судя по тому виду, что у вас был, когда вы явились домой, она выдалась весьма запоминающейся.

— Не то слово, — согласился Аристарх. — Пожалуй, иногда лучше пораньше лечь спать, чем дышать свежим воздухом.

— Хочу заметить Аристарх, что вы довольно фотогеничны, — отпустила Селия комплимент, кладя перед ним утреннюю газету, с классическим названием «Ньюс Мун-сити».

На первой полосе была размещена его фотография, когда он стрелял из пистолета по смотрителям. А выше красовался заголовок: «Войны смотрителей в центре города». Аристарх забыл, что собирался намазать масло на тост и так с ножом и хлебом в руках он просидел пока не прочитал статью полностью. В ней довольно красочно описывались ночные гонки со стрельбой и фейерверками. Автор статьи понятия не имел о сути конфликта, но его богатое воображение с лихвой компенсировало досадный недостаток. От статьи Аристарха отвлек завибрировавший на руке стимвизор, открыв экран, он увидел взволнованного Крушинина.

— Колошин, Клэр, бегом в контору и вырубите к чертям собачьим маячки, — произнес шеф, прежде чем отключился.

Колошин нажал маленькую кнопочку с боку экрана, и радиомаяк перестал подавать сигналы.

— Извините Селия, но мне нужно идти, — положил Аристарх не тронутый тост обратно на тарелку.

— Да-да, я понимаю, служба.

— Вы позволите экспроприировать вашу газету? — поинтересовался Колошин.

— Берите, конечно, у меня еще есть.

— Благодарю вас, а тост, пожалуй, я по дороге съем.

Аристарх взял поджаренный хлеб и пока шел до двери успел с ним расправиться. Поймав на улице автомобиль, он через пятнадцать минут уже был возле конторы. Правда, когда он покинул салон авто, его сразу же ослепили вспышки фотоаппаратов. Затем на него обрушился шквал вопросов. Зачем вы устроили стрельбу в центре города? Это правда, что таким образом смотрители решают проблемы конкуренции? Аристарх находился в некотором замешательстве, и от самих вопросов и от того кто их задавал. Наличие в этом мире такой профессии как журналист Аристарха не удивило, его больше удивило, что это были люди.

Не добившись никакого результата от стоящего в ступоре смотрителя, журналисты поспешили к следующему подъехавшему автомобилю. Из него показалась Клэр, и писательская братия набросилась на нее как саранча на молодые побеги, забрасывая теми же вопросами, что и Колошина ранее.

— Без комментариев, — ответила она и, толкнув Аристарха в сторону входа они скрылись за дверями конторы.

— Читали? — спросил Крушинин, демонстрируя им номер утренней газеты.

— Ага, — ответил Аристарх, извлекая из кармана аккуратно сложенную утреннюю прессу, Клэр тоже кивнула. — А я и не знал, что здесь еще есть люди кроме смотрителей?

— Конечно есть, — подтвердил Крушинин. — Кто еще кроме человека может так совать нос во все щели, а потом об этом рассказывать массам. Люди здесь вне конкуренции. Маячки пока не включайте, иначе эти скунсы узнают, где вы живете и изгадят там все что можно, хотя полагаю, они и так узнают. Но, по крайней мере, они не будут знать, где вы находитесь в данный момент, а значит, есть возможность спокойно работать. Кстати, Аристарх, ты чего забыл на Гранатовой улице?

— Как это чего? Я там живу. Клэр посоветовала там снять жилье и дала этот адрес.

— Я тебе сказала Гранитовая улица, там живут гномы, у которых за недорого можно снять комнату. А Гранатовая улица принадлежит вампирам, это во-первых, а во-вторых, у тебя не хватит денег даже угол снять в подвале на той улице. Это очень дорогой район, я даже не могу себе представить, кто тебе сдал угол под лестницей.

— Даже и не знаю что сказать, — развел руками Аристарх. — Селия взяла с меня всего один золотой в неделю за комнату.

— Ну да, ты еще скажи, что это та Селия, которой принадлежит гостиница «Два клинка», — усмехнулась Клэр.

— Ну, если гостиница с таким названием единственная в городе, тогда да, это та самая Селия.

— О чем ты говоришь? Она берет не меньше сотни за неделю, а тебе за один сдала?

— Я не знаю что ответить? Ну, по крайней мере, я заплатил два золотых за пару недель с полным пансионом.

— Позволь кое-что тебе объяснить, — сказала Клэр, усаживаясь на краешек стола Крушинина. — Вампиры не пьют нашу кровь, но свернуть шею или посмотреть как вытекает кровь они всегда не прочь. Хотя про Селию я такого не слышала, но у нее бывают разные постояльцы, и в основном они упыри.

— Давайте на этом остановимся, будем считать, повезло парню, не знаю, правда, почему, а пока мы закроем эту тему, — вмешался Крушинин. — Значит так, я сейчас возьму на себя этих кровопийц от журналистики и пока буду им выносить мозг душещипательными рассказами вы покинете контору через черный ход. Заскочите к Машинерию, он даст вам то, что потребуется для поимки полтергейста. Ну и не затягивайте с поимкой, совет светиться на газетных полосах не жаждет и объяснения с журналистами оставил на нас. И еще один небольшой нюанс, мы вроде как теперь злодеи, которым позарез нужно совершить что-то полезное для общества, и хоть как-то отмыться от ночной стрельбы. Грог труп, как и все его подручные, поэтому журналистам спросить о произошедшем кроме нас некого.

Крушинин вышел из-за стола, глубоко вздохнул и резко выдохнув, толкнул рукой входную дверь. И он тут же попал под шквальную очередь щелкающих фотокамер и нескончаемую серию вспышек. Не оборачиваясь, он захлопнул дверь, а Клэр с Аристархом в этот момент быстро покинули контору, воспользовавшись запасным выходом. Дабы не попасть в поле зрения жаждущих сенсации журналистов им пришлось пробираться наиболее темными переулками. При этом они сделали приличный круг, в надежде сбить со следа тех, кто за ними решит последовать.

— Не оборачивайся, но кажется, за нами уже целый квартал кто-то следит, — шепнула Клэр. — Сейчас свернем за угол, ты пойдешь дальше, а я немного отстану, посмотрим, кто это так жаждет с нами познакомиться.

Как только они свернули, Клэр разбежалась и, оттолкнувшись ногой от стены, ухватилась за пожарную лестницу, быстрый подъем и она наверху. А Колошин, как ни в чем небывало продолжил идти дальше. Преследователь не заставил себя долго ждать, стоило Клэр оказаться на пожарной лестнице, как его физиономия появилась из-за угла. Аристарх продолжал идти, а преследователь видимо догадался, что все же кого-то не хватает и приготовился бежать. Колошин обернулся только тогда когда услышал шелест плаща. У преследователя не было шансов против смотрителя, и он стоял прижатый к стене, с пушкой упирающейся ему в подбородок.

— Вот скажи мне, почему вы журналисты все время суетесь туда, где вам почти со стопроцентной вероятностью отстрелят голову? — задала Клэр интересующий ее вопрос мужчине судорожно сжимавшим фотоаппарат.

— Я могу тоже самое спросить и у вас, — парировал он.

— Ни вижу ничего общего, — заметил подошедший Аристарх. — Мы ловим преступников и избавляем жителей от опасности, которая им грозит. Нарушая закон там они, то же самое делают и здесь, терять-то им вроде как нечего.

— Правильно, — согласился мужчина. — За это вы и рискуете жизнями, но и получаете неплохое вознаграждение. Мы журналисты делаем то же самое. Избавляем жителей от неизвестности и даем знания, чтобы они были в курсе происходящих событий. Вот поэтому мы и рискуем жизнями и получаем за это вознаграждение. Но у меня есть к вам деловое предложение.

— Не интересует, — оборвала его Клэр, убирая пистолет в кобуру. — И не надо за нами ходить, второй раз я не буду такой любезной.

— А вы подумайте немного, вы же сейчас в невыгодном свете предстали перед жителями «Мун-сити», а я могу вам помочь, — не отставал журналист. — Если мы объединим усилия, то сможем очистить ваше имя. Вполне возможно из нарушителей ночного покоя вы можете стать героями «Мун-сити».

— Клэр, мне не хочется с ним соглашаться, но кажется у него неплохое предложение, — шепнул Аристарх.

Она остановилась и взглянула Аристарху в глаза.

— Думаешь?

— А что мы теряем? — пожал он плечами.

Сзади послышались шаги обладателя дорогой оптики.

— Ну, так как, я вас заинтересовал? — с надеждой в голосе поинтересовался он.

— Что ты хочешь взамен?

— Да сущий пустяк, держите меня в курсе событий, а когда будете брать очередного злодея, сообщите мне, и я запечатлею вашу работу. У вас плюсик к имиджу, а для меня возможно работа в журнале. Газетный репортер конечно хорошо, но иметь публикации в еженедельном журнале совершенно другой уровень.

— Ладно, будем считать, ты меня заинтересовал, мы подумаем над твоим предложением. Если что, я с тобой свяжусь.

— Считайте что ваше имя практически девственно чисто, вот вам мои визитки, — протянул он одну Клэр, вторая досталась Аристарху.

Распрощавшись с корреспондентом, они свернули за угол и сразу же оказались возле двери Машинерия.

— Заходите быстрее, а то боюсь, эти газетные кровососы теперь жизнь-то нам подпортят, — произнес Машинерий, открыв им дверь, и быстро захлопнув ее как только смотрители оказались внутри. — Слышали новости?

— А-то, похоже, об этом уже весь город знает, — заметил Аристарх. — Ну, по крайней мере, те, кто умеет читать.

— Известны мы или нет, это уже неважно, — произнесла Клэр. — Работу нам никто не отменял и нам нужны твои изобретения Машинерий.

— Кого нужно поймать или ликвидировать?

— Полтергейст, и калечить его не нужно. У него незначительные проступки, по горбатится на очистке канализации и через пару месяцев будет чист перед законом.

— Полтергейст говоришь, — задумчиво погладил бороду Машинерий. — Этих перцев серебром не возьмешь. Погоди, есть у меня кое-что, думаю должно помочь.

Машинерий подошел к шкафу и принялся что-то в нем выискивать. Копался он в его недрах довольно долго, но, в конечном счете, нашел то, что искал.

— Вот, — протянул он Клэр и Аристарху по паре небольших металлических шариков.

— Ты предлагаешь нам заняться массажем кистей, или попытаться попасть ими в лоб полтергейста? — удивилась Клэр, глядя на подарок Машинерия.

— Мысль-то неплохая, но неверная. Это психо-сеть, сковывает плазму, из которой состоит полтергейст. Изобретение не совсем мое, я кое-что позаимствовал у вампиров.

— Тогда все понятно, патент придется делить с упырями, но как эта штуковина работает? Или все же мне нужно будет шарахнуть этой хренью по плазменной роже полтергейста? — еще раз взглянув на шарики, поинтересовалась Клэр.

— Честно говоря, в лоб метить не нужно, но вот бросать вам их придется, только сначала сеть нужно активировать, — объяснил Машинерий.

— И как это сделать? — спросил Аристарх, постучав шарами, друг об друга.

— Ну, уж точно не тем способом, что ты сейчас продемонстрировал, — заметил Машинерий. — Просто покрути их в ладони.

Аристарх исполнил просьбу гнома и заметил что, когда шары потерлись, друг об друга они засветились, и между ними возникла дуга похожая на молнию. Аристарх тут же выронил их, испугавшись, что его шарахнет вольтами по всему дорогому его сердцу телу, а может и вообще мегавольтами.

— Не на пол их нужно бросать, а в полтергейста, — посетовал Машинерий, подбирая металлические шарики. — И лучше чтобы он попал между ними и запутался в дуге. Разряда бояться не стоит, для нас он безопасен, а вот для полтергейста мало не покажется.

Машинерий покрутил их в руке и, добившись стабильной дуги, ловко бросил в сторону вешалки. Шары разлетелись друг от друга метра на полтора, но дуга не исчезла и продолжала связывать их вместе. Она не разорвалась даже когда прошла сквозь вешалку.

— Что-то меня это не очень впечатлило, сеть даже с вешалкой не справилась, — скептически высказалась Клэр. — Нет, конечно, что касается свечения и красочной дуги это реально круто смотрится, но мы ведь не на ярмарке собираемся публику тешить.

— Сеть и не должна была ее свалить, — буркнул Машинерий. — Она предназначена сковывать только плазму полтергейстов.

— Ладно, проверим, — пообещала Клэр. — Аристарх, полагаю нам уже пора.

Покинув дом Машинерия, они на какое-то время остановились на улице в раздумьях — что делать дальше?

— И где нам найти полтергейст? — озвучил очевидный вопрос Аристарх.

— Если бы я только могла представить, и это меня раздражает больше всего.

— Возможно, нам пора обратиться к нашему новому знакомому, — вынул Аристарх визитку, полученную от журналиста, на которой красовалось имя, Эрик Пейдж. — Пускай покажет, на что он способен.

— Звони, — согласилась Клэр.

Аристарх набрал на стимвизоре номер Эрика, и спустя мгновение на экране появилась его физиономия.

— Уже? — удивился он. — Я не рассчитывал, что понадоблюсь так быстро.

— Я чего-то не понял, тебе работа нужна или нет? — спросил Аристарх.

— О чем ты говоришь? Конечно, нужна.

— Тогда узнай, где собираются полтергейсты, у которых есть некоторые расхождения в трактовке закона, — произнесла Клэр.

— Ну, это будет нелегко, но я постараюсь сделать пару звонков. Возможно, они помогут, а возможно и нет. Подождите где-то пол часика, я все выясню и свяжусь с вами.

Стимвизор погас, а у Аристарха заурчало в животе, все-таки, как ни крути, а маленький кусочек хлеба это не завтрак, тем более учитывая его возросшие нагрузки и аппетит. Урчание было довольно громким чтобы Клэр не заметила этого

— Извини, я не успел позавтракать, — объяснил Аристарх причину издаваемых им звуков, и приложив ладонь к животу попытался их успокоить, но это не сработало.

— Хорошо если нам все равно предстоит ждать, то пойдем, позавтракаем, я тоже практически ничего не успела перехватить. Кстати здесь есть небольшой ресторанчик с очень недурственной кухней.

Клэр заметила что Аристарх, будучи голодным, как-то не очень воодушевился ее предложением.

— В чем дело? На диете или расстройство желудка?

— Да нет, все в порядке, — замялся Аристарх.

— Что-то я не заметила блеска в глазах и энтузиазма в голосе.

— Да я даже и не знаю, как это сказать.

— Не знаешь, значит говори как есть, а там уже разберемся, — подсказала Клэр.

— Дело в том, что я не знаю какая у меня зарплата и когда день получки, а оставшийся золотой я разменял, когда ехал сюда. Вот я и думаю, может не стоит в ресторан, сходим куда-нибудь попроще, а?

— На этот счет не беспокойся, Иваныч уже все оформил, — успокоила его Клэр. — Теперь твой личный номер на жетоне является подобием банковской карты. Сообщаешь официанту свой номер, и он списывает с твоего счета нужную сумму. Но это совершенно не означает, что теперь ты можешь жить на широкую ногу, Иваныч бросил туда лишь двадцать золотых как новичку. Правда это действует в основном в ресторанах и подобных им приличных местах, в большинстве других мест придется расплачиваться звонкой монетой.

Не успели они сделать и десяти шагов как Аристарх во что-то наступил. Нагнувшись посмотреть во что, он себе этим спас жизнь. На том уровне где мгновением назад находилась его голова в стене появилось два отверстия. Раздробленный пулями кирпич брызнул осколками, оросив ими Аристарха и Клэр.

Увидев что промахнулся, стрелок больше не таился и, поднявшись в полный рост, открыл шквальный огонь по смотрителям. Четверо его подручных тоже не остались в стороне и присоединились к отстрелу людей.

Аристарх схватив Клэр за рукав потащил ее к зданию напротив, по виду оно было не жилым. Выбив хлипкую дверь ногой, он втолкнул Клэр внутрь и получил от напавших на них стрелков две пули в плечо. Выхватив оружие, Аристарх собрался открыть ответный огонь, но здесь уже Клэр схватила его за плащ и втащила в здание.

— Вот черт, — ругнулась она, осмотрев раны Аристарха. — Пули засели внутри и их нужно как можно быстрее вынуть.

— Ничего страшного, я в порядке, — ответил он, хотя и без особого воодушевления в голосе.

Клэр вынула из кармана два небольших диска и, заведя у них пружины встроенными ключами, приложила по одному к ранам Аристарха.

— Что это? — не на шутку испугался Аристарх.

— О, не волнуйся, эти крошки достанут пули и запечатают раны, временно конечно, но сейчас это лучшее что можно сделать.

Сверху диски были покрыты стеклом, и Аристарх мог наблюдать за работающими механизмами. Но тут диски ухватили щупами пули и потащили их из ран, и вот этот момент Колошина скрутило от боли. Через мгновение вместе с капающей на пол кровью, из ран выпало и два металлических кусочка. Диски зажужжали шестеренками и намертво запечатали раны, прекратив потерю крови. А на улице послышался топот приближающихся копыт.

— Давай наверх, — бросила Клэр, побежав по лестнице.

Аристарха не нужно было два раза просить, выхватив пистолет, он ринулся следом. На втором этаже двери в квартирах отсутствовали, возможно, они когда-то и были заложены в проекте, но жителей города не желающих платить за жилье хватает. Они с чистой совестью пользуются заброшенными домами, а двери лишь мешают их спокойному существованию. Преследователи уже грохотали по лестнице на второй этаж.

Аристарх и Клэр скрылись за проемами квартир расположенных друг напротив друга и замерли в ожидании врагов. Как и рассчитывала Клэр козлы оказались не очень-то сообразительными и ломились за смотрителями как колхозники за водкой.

Первый же пробегающий по коридору наткнулся горлом на вытянутое предплечье Клэр. Копыта потеряли опору, и закрутившийся в воздухе козел приземлился на рога. Шейные позвонки не выдержав веса тела, хрустнули, и он обмяк словно тряпичная кукла. Аристарх не собирался отсиживаться в стороне, ему еще надо было вернуть долг за две пули в левом плече. Опустившись на одно колено, он высунулся в коридор и произвел два выстрела в появившегося в коридоре козла.

Пули пробили коленные чашечки рогатого, заставив того упасть на колени. Но козел не собирался сдаваться и попытался поднять оружие. Третья пуля Аристарха выбила ему мозги, отбросив мертвое тело обратно на лестницу.

Быстрая потеря двух товарищей не остановила убийц, и они обрушили свинцовый дождь, на смотрителей заставив их опять скрываться за укрытиями. Одна из пуль отскочив от стены, упала возле ног Аристарха. Он поднял изуродованный кусочек металла и внимательно его осмотрел.

Это был свинец, серебро используют смотрители, а местное население его не любит и использует, старый добрый свинец. Звук выстрелов резко прекратился, у козлов закончились патроны, и они срочно перезаряжали оружие. Клэр кивнула, и они вместе с Аристархом выскочив в коридор, помчались на встречу рогатым.

Козлы как раз закончили перезарядку и собирались окончательно покончить со смотрителями. Но в этот момент Клэр перепрыгнув перила, всадила пулю между рогов стоящему позади остальных козлу. Следующему тоже не повезло, и он наелся серебра, поймав пастью четыре пули. А вот самый верхний из оставшихся убийц оказался на редкость шустрым малым и успел направить на Клэр пистолет. Правда, воспользоваться им он не успел, Аристарх ударом ноги сломал ему предплечье. Выбив оружие, Колошин еще три раза прошелся кулаком по его морде и, схватив козла за рог перекинул его через перила.

Короткий полет до первого этажа закончился весьма жестким приземлением на спину. Козел закашлялся, но Клэр не собиралась облегчать ему страдания, поставив ногу на грудь поверженному убийце, она задала интересующий ее и Аристарха вопрос.

— Кто вас послал?

— Вы покойники, — оскалился козел.

— Довольно смелое заявление, учитывая, что тебе в лоб направлен пистолет, — заметил спустившийся Аристарх.

— Это ничего не значит, — закашлялся козел. — Он пришел, и наконец-то люди в нашем мире станут теми, кем они и должны были быть — мясом для нас. Вы будете уничтожены, а те, кто выживет, станут обедом для победителей. Будь я на вашем месте, то давно бы уже пустил себе пулю в лоб.

— Но ты не на нашем месте, — произнесла Клэр. — Ты обвиняешься в нападении на смотрителя, это преступление карается казнью на месте.

Клэр спустила курок, оборвав жизненную нить наемного убийцы.

— Приговор приведен в исполнение, — изрекла Клэр, убирая оружие в кобуру. — Ты в порядке? — обернулась она к Аристарху.

— Да, вполне, — потрогал он диски, запечатавшие раны.

— Так как ты в некотором роде ранен, то угощаю я.

— Что значит «в некотором роде»? — удивился Аристарх. — Я без всяких, «в некотором» ранен. У меня даже дырки есть.

— Не смеши меня, это даже не ранение, а так, баловство. Ну, ты идешь?

— Вот блин, а я-то думал что типа герой, — покачал головой Аристарх, отправляясь следом за Клэр.

— Если тебе станет от этого легче, то можешь считать, что в моих глазах ты что ни есть самый геройский герой из героев, — подбодрила его Клэр когда они вышли на улицу.

— Ладно, уговорила, но платишь все равно ты.

Клэр ткнула пальцем в диск на ране Аристарха и, повернувшись к зашипевшему от боли Колошину спиной отправилась в сторону ресторана.

Несмотря на последние события, желудок Аристарха урчал и требовал жертвоприношения в виде хорошего куска мяса или чего-то подобного.

Глава-9.

Глава-9.


— Что ты думаешь, о том, что сказал козел перед смертью? — поинтересовался Аристарх, отправляя в рот кусок мяса оплаченного Клэр.

— Мой тебе совет не обращай внимания на подобные угрозы, — ответила она, потягивая заказанный ей напиток. — Подобные убийцы человечества приходят раз в полгода. Их быстро отлавливают и в зависимости от преступлений убивают или сажают в тюрьму. А вот вестники их прибытия обычно начинают стенать раз в три месяца.

— Ты хочешь сказать, что раз в три месяца тут объявляют о приходе мессии, который всех нас убьет?

— Аристарх тебя вроде в плечо ранили, а по твоим словам можно подумать, что в голову. Я не просто хотела сказать, я это и сказала. Слухи о подобных спасителях распространяются постоянно. Думаю, что они надеются, что когда-нибудь и придет кто-то действительно очень сильный и создаст нам проблему. А пока появляются лишь идиоты, заявляющие, что именно они и есть те самые убийцы смотрителей.

Аристарх потрогал диски на ранах.

— Странно, но я уже не чувствую боли, — удивленно произнес он.

— Конечно не чувствуешь, это же оборотная сторона, — напомнила Клэр, одарив Аристарха взглядом врача-психиатра, пытающегося определить степень нормальности пациента. — Через пару часов они отвалятся, оставив лишь пару шрамов на память об этом эпизоде.

— Ясно, и что-то у меня проснулся зверский аппетит, или порции здесь маловаты.

— Порции здесь нормальные, а аппетит объясним, неужели ты думаешь, раны затягиваются по волшебству. Ускоренный метаболизм требует материал для заделывания дыр в твоем организме, так что давай налегай на стейк. Чем больше белка в себя забросишь, тем быстрее затянутся раны. И не расстраивай меня Аристарх подобными наивными вопросами, не расстраивай.

На руке Колошина завибрировал стимвизор, и спустя мгновение на экране показалась физиономия Эрика.

— Ну и задали вы мне задачку, — посетовал он. — Но я справился, полтергейсты обычно обитают в заброшенной части города, по крайней мере, те, у кого с законом недопонимание.

— Заброшенный город очень большой, — заметила Клэр. — Нам нужен точный адрес.

— Ну, вы смотрители даете, где же я вам точный адрес-то добуду?

— Ты ведь вроде как журналист, — добавил Аристарх.

— И что с того? Журналист это не синоним слова волшебник, мне и эту-то информацию удалось достать с большим трудом.

— Эрик, это же было твое предложение о сотрудничестве, а не наоборот, — уточнила Клэр. — Так что не надо щемящих душу рассказов набивающих цену, а ограничимся точным адресом, — оборвала его стенания Клэр.

— Я не знаю точный адрес, могу лишь сказать, что они собираются в местах, где много электричества, они им вроде как подпитывают свой организм.

— Ну, хоть что-то, — выдохнул Аристарх.

— Я вам помог теперь ваша очередь не забывать про меня.

— Даже если мы и решим забыть, ты вряд ли нам это позволишь, — заметила Клэр.

— Да уж, смотрителей трудно обмануть, — подтвердил он ее догадку.

— Правильно мыслишь Эрик, нас действительно лучше не обманывать.

— Даже и в мыслях не было, — заверил он и отключил связь.

Клэр взглянула на Аристарха пытавшегося заказать еще одно блюдо, и недовольно поморщилась.

— Так, хватит проедать мои деньги, у нас есть работа, — сказала она, бросая на стол несколько монет.

— А после ранения разве отдых не полагается?

Клэр недобро посмотрела на Аристарха и тот быстро передумав, вскочил со стула.

— Работа значит работа, я как пионер, который всегда готов.

— Вот и не забывай этого.

Заброшенная часть города полностью отвечала ожиданиям Аристарха. Дома с темными провалами окон, жуткий скрип ставень на первых этажах. Одним словом, жуть неимоверная. Здесь с чистой совестью можно снимать фильмы ужасов, никакие декорации не смогут сравниться с реальностью заброшенного города.

— Не хочу показаться несмелым, но нам точно сюда? — скромно поинтересовался Аристарх.

— Конечно, нет, нам нужно вернуться в центр города и лучше к зданию совета, а там при ярком освещении и туче охранников мы обязательно найдем сбежавшего полтергейста, — съязвила Клэр.

— Не сердись, я просто решил поддержать беседу.

— Чтобы что-то поддерживать нужно для начала ее начать, — заметила Клэр, внимательно осматривая улицу заваленную мусором и старым хламом.

— Вот я об этом и подумал, поэтому и предложил тему.

— Имеешь в виду смотаться отсюда куда подальше? Шикарная тема, но может, перестанешь болтать и займешься делом?

— Я и занимаюсь, только с чего ты решила, что именно здесь мы и найдем полтергейст? Он ведь может находиться где угодно…

Докончить свою мысль Аристарху не посчастливилось, ему в голову прилетел ящик. Наудачу Колошина предмет, сотворенный для утилитарного использования, оказался старым и трухлявым, поэтому разлетелся в пыль. Серьезного вреда ящик причинить не смог, но вот покрыть пылью очки и лишить Аристарха зрения ему удалось.

Колошин попытался протереть стекла, но железная бочка, прилетевшая из темноты, отбросила его на стену. Временно выведя из строя Аристарха, полтергейст принялся за Клэр. В нее полетел разнообразный мусор, устилавший заброшенные улицы. Пока она принимала на грудь и остальные части тела всевозможный хлам, кидаемый в нее полтергейстом, Аристарх пришел в себя и успел протереть очки.

Вынув данную Машинерием психо-сеть он крутанул пару раз в ладони металлические шарики и добившись свечения метнул их в полтергейста. Сеть скрутила невидимку, заставив закричать. Как оказалось крик у этих существ, специфический, ушами его не услышать, но гул в голове стоит не слабый.

Клэр, превозмогая боль, кинула в полтергейста и свою сеть. Две сети заставили Эйри замолкнуть и сжаться в маленький светящийся шарик. Клэр вынула из кармана металлический контейнер и убрала в него полтергейста. Наступила блаженная тишина, и смотрители некоторое время просто наслаждались ей лежа на груде мусора.

С полтергейстом было покончено и защитные очки можно было снимать, безоблачное небо позволяло яркой луне без проблем освещать город. Пока смотрители выбирались из заброшенной части города, Аристарх неожиданно почувствовал какое-то легкое щекотание в левом плече. Оттянув ворот он увидел как отвалились диски, оставив на память о себе парочку небольших шрамов.

— Вот видишь, все оказалось намного проще, чем тебе казалось, — хлопнула его по плечу Клэр.

— Мне определенно не помешает обзавестись парочкой таких же.

— Вернемся, возьмешь себе несколько у Машинерия, он все равно раздает их налево и направо.

Им потребовалось еще примерно около полутора часов, чтобы выбраться из этого захолустья и увидеть первый за это время автомобиль. Получив в совете свои пару серебряников, они отправились в контору. Журналистов у дверей уже не было, видимо они, напившись кровушки Крушинина, отправились в свои логова, чтобы переварить информацию и выдать на-гора очередной опус о смотрителях нарушающих покой граждан. Крушинин, получив гонорар за поимку полтергейста, выдал им причитающиеся суммы.

— С батрачеством на совет вроде бы закончили, завтра займемся настоящей работой, — пообещал Крушинин. — И прошу вас, не пытайтесь завтра выкупить проблемный заказ. Мне очень не хочется больше нервировать совет, он и так к нам слишком благодушен, а хорошее расположение обычно быстро заканчивается.

— Хорошо шеф, постараемся выкупить что-нибудь неопасное и дорогое, — съязвила Клэр. — Вот только эти вещи совершенно несовместимы.

— Да я это понимаю Клэр, просто ворчу как дряхлый дед. А тут решил вспомнить молодость и сразу же попал на первые полосы как отъявленный рецидивист. Ну ладно, идите отдыхать, завтра поговорим.

Попрощавшись с Крушининым и Клэр, Колошин отправился к себе. Он мечтал хорошенько выспаться, а заодно узнать у Селии, с чего это у него такие нереальные скидки? Выросший в высокотехнологичном мире, где обобрать ближнего считается нормой, Аристарх прекрасно понимал, что расплата будет неизбежной. И он совершенно не хотел оказаться лицом перед фактом, что у него может не быть достаточной суммы для покрытия долга.

Поймав такси, он назвал адрес и вскоре оказался перед гостиницей Селии. По правде говоря, хотя он и жил здесь весьма недолго, но к комфорту, предлагаемому в гостинице Селии, он уже привык. Отказываться от него совершенно не хотелось, но видимо другого варианта у него не остается. Тощий кошелек не двусмысленно намекал, что пора и честь знать, а то ведь можно и не расплатиться. Аристарх не хотел нервировать шефа, да и Клэр злить, тоже не стоит. Отогнав тяжелые мысли куда подальше, он взялся за ручку двери.

Колошин с твердой уверенностью в душе собрался задать интересующий его вопрос, но как оказалось, озвучить-то его было некому. Обычно на пороге его всегда встречала Селия, но сейчас ее не было видно. Аристарх подумал, что может не стоит торопиться спросить про оплату он ведь может и утром, а пока стоит в последний раз насладиться комфортом.

Решив так и поступить, он поставил ногу на первую ступень лестницы, покрытую мягким, ворсистым ковром. Но его посетила неожиданная и глупая, судя по всему мысль, и он замер. Точнее это был вопрос, где сатиры и посетители ресторана? Насколько он помнил, набить желудки разношерстная публика никогда не отказывалась. Сдвинув круглые очки газосварщика со лба на глаза, Аристарх попытался разглядеть полтергейстов, что работали у нее официантами. Спустя мгновение он их заметил в виде трех сгустков энергии забившихся в угол, а рядом с ними лежал мертвый сатир. Включив стимвизор, Колошин вызвал Клэр.

— Послушай, ты так часто связываешься со мной после службы, что я могу подумать, что ты ко мне не равнодушен, — ответила она на вызов Аристарха, при этом она стояла в домашнем халате и переброшенным через плечо полотенцем.

Колошин тупо смотрел на нее и молчал.

— Да я собиралась принять ванну, но благодаря некоторым я до сих пор стою в халате, а не подставляю обнаженное тело под горячие струи душа.

Колошин продолжал, молча пялиться в экран и переваривать полученную от напарницы информацию. Он не мог толком объяснить, что с ним происходит, но при словах, «обнаженная» и «душ», его мозг начинал буксовать. Попытки вымолвить хоть слово ни к чему не приводили. Стоило в мозгу сформироваться предложению, как появлялось слово «обнаженная» и буквы в выстроенном предложении разбегались в разные стороны.

— Колошин, экран у стимвизора повышенной четкости, так что завязывай пялиться на мою грудь и говори чего хотел? Тем более что телепат из тебя никакой и силой мысли халат с меня не сбросишь, — вывела она его из ступора.

— У меня тут возникла некоторая проблема, — наконец справился с собой Аристарх и произнес нужные слова.

— Тут, это где?

— У Селии.

— Тебя выгнали, ну этого стоило ожидать, но ты прав, это твои проблемы, — ответила она, собираясь выключить стимвизор. — И не вздумай пускать слюни на мой диван, — добавила она. — Иди к Машинерию, он найдет для тебя где-нибудь угол среди поломанных механизмов.

— У меня труп сатира и три полтергейста забившиеся в углу, — выпалил Аристарх на одном дыхании.

— Где Селия, с ней все в порядке? — взволнованно спросила Клэр, чего Аристарх от нее не ожидал, она ведь не в восторге от вампиров.

— Не знаю, я только что вошел, она обычно всегда встречала посетителей, но сейчас ее нигде не видно.

— Твою мать! — ругнулась она и исчезла с экрана, но в висящем, на стене зеркале, Аристарх увидел как Клэр скинула халат и, оставшись в чем мать родила, принялась быстро надевать уличную одежду.

Быстро одевшись и сунув в кобуры пистолеты, напарница схватила стимвизор и выбежала на улицу.

— Найди Селию, и делай что хочешь, но она должна быть жива! — крикнула Клэр, запрыгивая на ходу в проезжающую мимо машину.

Сунув в нос гному, значок смотрителя, она назвала адрес.

— Черт, не завидую я тому, кто тронет Селию, — бурчала она, перебираясь в кабину. — Иваныч порвет его голыми руками. Чего замер, дуй за ней, мы скоро будем!

Аристарх отключил стимвизор и направился вверх по лестнице, там оказался еще один сатир, но он не был мертв, а только сильно ранен, увидев смотрителя, он, превозмогая боль, указал окровавленным пальцем в сторону коридора. Аристарх кивнул и, обхватив второй ладонью рукоять пистолета, осторожно двинулся в указанном направлении. Возле комнаты Селии лежало три здоровых сатира из ее личной охраны. Телохранители до конца прошли свой путь и теперь их мертвые тела передавали заботу о Селии в руки смотрителя. Судя по их неестественно вывернутым головам, противник имеет чудовищную силу.

— Ты отвергла моего отца и связалась с этой мразью, — услышал Аристарх грубый голос того, кто находился в комнате Селии. — За предательство нашего рода и моего отца, я вырву твое сердце, а затем убью его и всех ему подобных, — продолжал угрожать грубый голос.

— Я не жалею о том что совершила и ему ты ничего не сделаешь – это он тебя найдет и пристрелит как бешеную собаку, — пообещала Селия.

Аристарх осторожно заглянул в комнату и увидел, как Селия оттолкнула державшего ее за горло вампира. Больше ждать было нельзя и Колошин, ввалившись в комнату, выстрелил в вампира. Пуля пробила ему руку в районе предплечья и отвлекла внимание от женщины, полностью сосредоточив его на смотрителе.

Аристарх выпустил еще несколько пуль в гада, но подлец двигался на удивление быстро. Прыгая по стенам и потолку он умудрялся покидать те места где находился за мгновение до того как туда вгрызался кусок серебра выпущенный из оружия смотрителя.

Наконец вампиру похоже пляски на потолке поднадоели, да и оружие смотрителя разрядилось. Аристарх хотел перезарядить пистолет, но вампир оказался против такого поворота событий и, схватив пистолет смотрителя за ствол, нанес удар кулаком в грудь Колошину.

Аристарха как ветром сдуло и, проломив стену, он оказался в чужих покоях. На кровати собрав на себя одеяло, сидела испуганная женщина, судя по всему тоже вампир, но законопослушная.

— Извините, — произнес Аристарх, поднимаясь на ноги и выходя в проделанный им же пролом в стене.

Как говорила Клэр, травма, которая убила бы его в прошлом мире, здесь наградит его жуткой болью, и, судя по всему, этот удар уж точно должен был его убить.

— Нехорошо отнимать личное оружие у смотрителя, — произнес Аристарх, сплюнув кровь на пушистый ковер.

— Ну, извини, — ответил вампир, взглянув на пистолет Колошина в своих руках. — Думаю, мне стоит вернуть его владельцу.

Вампир оскалился, демонстрируя прекрасную зубную формулу, и метнул пистолет в Аристарха. Колошин рассчитывал на что-то подобное, но, даже ожидая от вампира такого поступка, ему с большим трудом удалось отклониться от летящего оружия. Пистолет глубоко засел в стене, а вампир направился к Аристарху с явными, и определенно нехорошими мыслями в голове. Но в этот момент на помощь смотрителю и своему постояльцу пришла Селия, ударив вампира в спину. Упыря бросило на Аристарха, но он все же попытался взглянуть на того, кто посмел его нагло ударить.

Колошин воспользовался случаем и когда упырь пытался оглянуться, Аристарх, чуть согнув ноги, врезал кулаком в живот кровососу. Колошину показалось, что он ударил в бетонную плиту. Резкая боль промчалась от кулака до плеча, и рука повисла плетью вдоль тела, но и упырь, похоже, тоже не испугом отделался. Селия недолго думая съездила в челюсть незваному гостю, отбросив его на стену. Что ни говори, а она вроде тоже вампир. Силы у нее явно больше чем у Аристарха, но заметно меньше чем у кровососа с грубым голосом, да впрочем, как и манерами.

Проделав в штукатурке приличную борозду головой, вампир умудрился все же перехватить очередной летящий кулак Селии. Он видимо хотел что-то ей сказать, но она была не расположена к выслушиванию очередных угроз и другой рукой сжала рану вампира, что оставила пуля Аристарха. Упырь зашипел от боли и, замахнувшись на Селию, получил удар в пах от Колошина.

Травмированная рука все еще нещадно ныла, но ноги были в порядке и к удивлению смотрителя, он не сломал себе пальцы на ноге. Вампир еще больше зашипел, но сознание, похоже, терять не собирался. Селия тоже не остановилась на достигнутом и резким движением воткнула его головой в стену.

Вынув покрытого штукатуркой убийцу из стены, она рассчитывала проделать с ним подобное действо еще несколько раз, но кровосос очухался и, ударив Селию по лицу, выключил у нее сознание.

Аристарх, почувствовав, что боль в поврежденной руке отступает, решительно настроился дать бой нарушителю порядка, но вместо этого упырь опять проломил им стену. Как ни крути, а вампир восстанавливался гораздо быстрее, чем на это рассчитывал Аристарх. И самое противное было в том, что у Колошина не было оружия. А вот вампир, похоже, нашел для себя забаву, вытащив Аристарха из пролома, он пробил им еще одну дыру в стене.

И опять Аристарха тащили за ногу, но в этот момент он увидел свой пистолет. Видимо вампир так разошелся, что совершенно не обратил внимания на маленькую мелочь, он впечатал смотрителя как раз в том месте, где застряло его оружие. Быстро вынув запасный магазин, Колошин перезарядил оружие и тут его телом пробили очередную дыру.

Кровососу, наконец, надоело быть чернорабочим по сносу здания и, вытащив смотрителя из очередного пролома, он схватил его за горло и приподнял над полом.

— И что ты будешь теперь делать, смотритель? Убьешь меня?

Упырь оскалился, но перестал улыбаться, как только почувствовал прикосновение холодного металла ствола к нижней челюсти. Аристарх спустил курок, но красочный полет мозгов к потолку не случился, пистолет не выстрелил. Похоже, механизм «Охотника» повредился после стольких ударов об твердые поверхности. Наглая морда упыря оскалилась, и рука с острыми когтями занеслась для смертельного удара. Аристарх плохо соображал и продолжал жать на спусковой крючок, но безрезультатно.

— Прощай смотритель, — произнес вампир и неожиданно задергался, когда его руку, удерживающую Аристарха на весу и плечо пробило несколько пуль.

Вампир выпустил Колошина из смертельной хватки и, заметавшись по коридору, стараясь не попасть под град пуль, выпрыгнул в окно. Аристарх упал на пол и только сейчас увидел, как к нему спешит Клэр, на бегу меняя магазин и посылая несколько серебряных пуль вдогонку скрывшемуся упырю. Следом показался Крушинин с налитыми кровью глазами и огромной пушкой в руках, которая принимая во внимание его габариты двухметрового чудовища, смотрелась не такой уж и большой.

Клэр подбежала к окну и выглянула на улицу. Чертыхнувшись, она убрала пистолет в кобуру и направилась к Аристарху. Крушинин тем временем привел в чувство Селию и, прижав ее к груди, незаметно для нее смахнул выступившие у себя слезы. По нему было видно, что у него гора с плеч упала, когда он увидел, что Селия жива.

— Их что-то связывает? — шепотом спросил Аристарх, когда Клэр помогла ему подняться.

— Селия его жена, — поразила она ответом Аристарха. — А ты думал у тебя скидка на проживание, потому что ты неотразим? Кстати, у меня к тебе дело, но поговорим об этом завтра, когда ты подлечишься и сможешь адекватно соображать.

Аристарх был полностью с ней согласен, так как его голова действительно после ударов об стену нуждалась в некотором отдыхе.

Глава-10.

Глава-10.


Всю ночь сатиры приводили гостиницу в порядок, убирали трупы и заделывали стены. Большинство постояльцев решило не испытывать судьбу и покинуть опасную для жизни гостиницу, но все же нашлось несколько клиентов, что отказались съезжать. Селия, несмотря на большие финансовые потери, сделала им скидку на съем апартаментов, не такую как Аристарху, но в любом случае довольно приличную. Некоторые пригнали своих слуг в помощь сатирам Селии.

Совет был незамедлительно оповещен, и за нарушителя порядка была назначена награда в пятьдесят тысяч золотых. Сумма не такая уж и большая, но совет здраво рассудил, что и этого достаточно, а зарабатывать смотрители должны в галерее. Журналисты, почувствовав кровь, тут же облепили все подходы к зданию, обстреливая из фотоаппаратов любого, кто входил или выходил из гостиницы. Сатиры отлично несли службу и сдерживали особо ретивых корреспондентов, норовящих подобно тараканам пролезть в любую открытую щель. Эрик тоже не заставил себя долго ждать и объявился, третируя своей физиономией экран стимвизора.

— Ну, вы даете, а еще напарники называются, — обрушился он на них, когда Клэр все же решилась ответить на его беспардонные звонки. — Вся писательская братия узнает о вашем веселье, в то время как меня в известность никто видимо ставить не собирался. Это, я вам доложу, ни в какие ворота не лезет.

— Успокойся, — оборвала его Клэр. — Ничего ты не пропустил, если хочешь сфотографировать фасад дома, то подъезжай и будешь одним из множества недалеких корреспондентов, что толкутся на тротуаре без малейшего шанса получить, хоть какую-то интересную информацию. Но ты можешь нам пригодиться в качестве глаз и ушей в стане противника, улавливаешь, к чему я клоню?

— Стан противников? — возмутился Эрик. — Это, между прочим, мои коллеги.

— Погоди минутку, я должна оправиться от нахлынувших на меня чувств по поводу журналисткой солидарности, — не скрывая иронии в голосе, произнесла Клэр. — Я едва слезы сдерживаю, прямо сердце разрывается. И как я могла подумать об эксклюзивном интервью, оно ведь может вас обидеть.

— Да в жопу этих неудачников, — наплевал на солидарность Эрик. — Если я получу эксклюзивный материал, то я стану не только глазами, но и более смелыми чатями организма.

— Давай все же остановимся на глазах, — остудила Клэр его боевой пыл. — Пока отдыхай, а утром будь готов поработать.

— Вы еще проснуться-то толком не успеете, а я уже буду на месте, — пообещал Эрик.

— Даже не сомневаюсь, — заметила Клэр, после того как отключила стимвизор.

По домам, разумеется, никто возвращаться не стал и в виду множества освободившихся номеров проблем с ночевкой не возникло. Клэр помогла Аристарху добраться до его номера и отправилась подыскивать что-нибудь себе по вкусу. Обсуждение планов на будущее решили отложить до утра, а пока всем нужно было восстановить силы, точнее Аристарху и Селии. Колошин с трудом разделся и забрался в ванну. Хорошенько прогревшись в ней и смыв под душем остатки штукатурки с тела, он добрался до кровати и, едва коснувшись подушки, провалился в глубокий сон.

Утром его разбудил стук в дверь. Аристарх нехотя накинул халат и открыл дверь, на пороге стояла Клэр.

— Как себя чувствуешь? — поинтересовалась она.

— Спасибо отлично, все зажило как на собаке.

— вот и отлично, — улыбнулась она и ударила Колошина кулаком в живот.

Удар оказался не шуточным, и Аристарха отбросило на кровать.

— Это за то, что ты пялился на меня в зеркало, — объяснила она, когда Колошин смог нормально дышать и поднялся на ноги с немым вопросом в глазах.

— Да я почти ничего и не видел.

— Ах ты, скотина, выходит все же пялился, — получив неопровержимое доказательство совершенного напарником преступления, Клэр переступила через порог.

Аристарх заметался взглядом по комнате в попытке найти безопасное место, где его не настигнет неминуемая расплата за содеянное. Но Клэр пресекла на корню все его попытки уйти от ответственности, преградив вход в единственное спасительное место, ванную комнату.

— Тебя разве не учили, что подглядывать за обнаженными девушками нехорошо?

— Я не хотел, у меня это вообще в первый раз, — покраснел Аристарх.

— В первый раз, что?

— Увидел… женщину… без одежды, — промямлил Аристарх, покрывшись потом.

— Да ты девственник, — догадалась Клэр.

— Я не девственник, — слишком поспешно выпалил Колошин, стараясь не встречаться взглядом с напарницей.

— Понятно, — слегка улыбнувшись, Клэр медленно провела взглядом по Аристарху с ног до головы, заставив его еще сильнее покраснеть, хотя по идее дальше уже было некуда. — Но я имела в виду не похабные журналы в твоем туалете, а живую женщину, — произнесла она, томным голосом подходя к нему вплотную, что он даже почувствовал ее дыхание на своих губах.

От нервного напряжения, у Аристарха перехватило дыхание, мозг перестал получать кислород и отключился.

— Так вот что значит фраза, мужчины падали к ее ногам, — произнесла Клэр, глядя на потерявшего сознание Аристарха.

— Жестко ты его, — услышала Клэр голос Селии, которая стояла в дверном проеме и взирала на них. — Мужчины в этом плане существа нежные, особенно те, кто видел нашу наготу только на картинках.

— Спасибо, я это уже поняла, но он сам напросился, — пожала плечами Клэр.

— Ну, не буду вам мешать, не задерживайтесь слишком и присоединяйтесь к нам внизу, — произнесла Селия, отправившись дальше по коридору.

Вскоре Аристарх пришел в себя и первое что он увидел, это ноги Клэр. Взгляд невольно заскользил выше и вскоре встретился с задумчивым взглядом напарницы.

— Одевайся, встретимся в ресторане, — произнесла она, бросив Колошину на голову его одежду.

Когда Аристарх выбрался из-под плаща, в комнате он был уже совсем один. Первым делом он отправился в ванную и сунул голову под струю холодной воды. Приведя, таким образом, себя в чувство, он быстро оделся и спустился вниз. По большому счету он не знал как теперь ему себя вести. Так опозориться перед Клэр, как он теперь в глаза-то ей смотреть будет? Вот интересно, почему оборотная сторона, сделав его тело крепче и подняв ловкость до неимоверных высот, не позаботилась о голове? Упырь его вчера использовал в качестве кувалды по полной программе и ничего. Голова, конечно, раскалывалась, но сознание он не терял, а тут растянулся от одного вида Клэр. Нет, пожалуй, нужно становиться настоящим мужиком, решил про себя Аристарх.

Я на оборотной стороне, в конце-то концов, а значит, вполне могу быть могуч, вонюч, и волосат… в некоторых местах конечно. А нервы, они только для ботаников недоделанных.

Воодушевив себя такими мыслями, Колошин переступил порог ресторана и, встретившись с прямым взглядом Клэр, залился краской стыда.

— Ботаник ты недоделанный, а не мужик, — едва слышно вынес себе диагноз Аристарх, прежде чем направиться к столу, где его уже ждали.

— А вот и наш герой, — поприветствовал его Иваныч. — Думаю представлять тебе мою супругу, которую ты вчера спас не стоит.

Колошин кивнул и занял свободный стул.

— Извини, что я тебе это раньше не сказала, но об этом мало кто знал, до последнего времени, — произнесла Селия, взглянув в сторону окна, где толпились фотокорреспонденты.

Сатир проследил за взглядом хозяйки, и быстро подбежав к окну, задвинул штору.

— Смотрители здесь уже давно, но на союзы людей с местными тут все равно смотрят косо, — продолжила Селия. — В любом случае тайна раскрыта и думаю, последствия не заставят себя долго ждать.

— Не переживай об этом, — успокоил ее Крушинин, накрыв ее ладонь своей лапищей. — С эти мы как-нибудь разберемся, ты лучше расскажи, кто тебя осчастливил визитом? — поинтересовался Иваныч.

— Помнишь того вампира благодаря которому мы познакомились?

— Конечно, он притащил сюда Клэр.

— Именно, и судя по силе его сына ему, похоже, удалось воплотить в жизнь мечту многих архаично настроенных вампиров.

— Ты имеешь в виду, пить человеческую кровь на оборотной стороне и не привязывать себя к горшку? — предположила Клэр.

— Звучит довольно грубо, но суть ты подметила верно, — согласилась Селия.

— Что-то здесь не так, — потер виски Иваныч. — Возраст не сходится. Если это его сын, и он может пить кровь, то учитывая появление его отца с Клэр, ему должно быть максимум десять лет. При всем желании на десятилетнего мальчишку он ну при всем желании похож не был. Аристарх, что скажешь?

— Лет двадцать, как минимум, — подтвердил Колошин. — Хотя я слишком мало знаю о вампирах и их возрасте.

— Его отец использовал ускоренный рост, — объяснила Селия. — Ремайнер десять лет находился в коконе и родился только сейчас.

— Но я слышал, как он говорил вам, что вы отвергли его отца, откуда он это узнал, если только что родился? — не отставал Аристарх. — Насколько я понял в живых его отца уже давно нет.

— Ну, с этим-то как раз проблем обычно не возникает, немного крови в капсуле решит все вопросы. Главное, в тот момент, когда ты будешь ее набирать думать о том, что ты хочешь передать потомку. Да и в любом случае выбираясь из кокона, он не будет один, страж все время находится возле него.

— А где тогда его мать?

— Если создается кокон, то мать не выживает. Вампиры так поступают в весьма редких случаях, я бы сказала, в исключительных. Это второй случай в нашей истории, а вообще-то, что касается рождения детей, то от людей мы ничем не отличаемся. Некоторые считают, что мы просто другая ветка развития. Чтобы пойти на подобный шаг и соорудить кокон, для этого необходима веская причина. Как я уже говорила ранее, за всю нашу историю я в первый раз слышу, чтобы вампирша повторила подобное.

— Какой бы безумной идея не казалась, всегда найдутся последователи, — заметила Клэр.

— Что сделано, то сделано, контору пока перенесем сюда, — принял решение Крушинин, положив руки на стол. — Не хочу, чтобы ты оставалась одна, когда отпрыск покойника бродит по округе в поисках пропитания и мести. Аристарх остается здесь, я тоже скрываться не буду.

Иваныч взглянул на Клэр.

— Не принимайте на свой счет, но я немного волнуюсь, когда остаюсь наедине с вампирами, — произнесла Клэр и, оттянув воротник, продемонстрировала два шрама на шее от клыков вампира.

— Я понимаю и не обижаюсь, проделай он со мной подобное я, наверное, возненавидела бы вообще всех вампиров, — заметила Селия.

— Я нормально отношусь к вашему брату, но засыпать в присутствии вампира у меня не очень хорошо, получается, — пожала плечами Клэр.

— Как я уже говорила, я понимаю твое состояние и не обижаюсь, — ответила Селия и посмотрела в сторону кухни.

Вскоре появились полтергейсты с подносами, Селия извинилась за скромный завтрак, но сатир, которого Аристарх видел вчера мертвым в ресторане, оказался ее поваром и ей придется искать нового. А скромная трапеза это остатки того, что было приготовлено вчера.

— Клэр, после завтрака попытайтесь с Аристархом узнать, где можно найти этого гада, не думаю, что о нем никто ничего не знает, — произнес Иваныч, накалывая на вилку кусок мяса.

— Идем, — поднялась Клэр, толкнув Аристарха в плечо. — Потом поешь, у нас дело.

Колошин прихватил с собой бутерброд с икрой и пока нагонял Клэр, успел с ним расправиться. Подойдя к окну Клэр осторожно отодвинув занавеску, выглянула через щель на улицу. Репортеры были на месте и ждали, когда кто-нибудь решится покинуть дом, ведь не могут же они сидеть там вечно.

— Думаю, надо просто выйти и, не отвечая на вопросы, удалиться куда подальше, — предложил Аристарх.

— Мысль неплохая, но к нам обязательно кто-нибудь сядет на хвост, а это полагаю, в наши планы не особо вписывается, — ответила Клэр, продолжая изучать улицу.

***

На противоположной стороне от дома, где находились смотрители, толпу журналистов изучали еще пара глаз.

— Хозяин, только прикажите, и мы разнесем там все, — произнес козел, подходя к стоящему в тени переулка мужчине.

— Не сегодня, — ответил он, сжав и разжав кулак.

Раны в плече и предплечье затянулись, но болевые ощущения от серебряных пуль смотрителей будут беспокоить его еще несколько часов. Серебро разъедает тело вампира, но ему повезло, что пули прошли на вылет и не застряли в костях.

— Просто войти и убить нескольких смотрителей не так интересно, но если сначала вселить страх в людские сердца, а потом убить, вот это уже гораздо приятней, — объяснил вампир. — Уходим.

Вампир развернулся и растворился в полумраке переулка. Козел бросил злобный взгляд на толпившихся возле гостиницы репортеров и последовал за хозяином.

***

— Свяжись с Эриком, — попросила Клэр, продолжая разглядывать улицу.

Аристарх набрал номер и вскоре на экране появился Эрик.

— Нам нужно незаметно выйти из дома, — озадачил он журналиста.

— Ну, вы ребята даете, у вас что ни просьба, то на гране фантастики, — прошептал Эрик, отойдя немного в сторону от толпы своих коллег и стараясь, чтобы его никто не услышал. — Я кажется, уже говорил, что фокусник из меня никакой…

— У нас мало времени, — перебила его Клэр. — Так что давай сократим твои стенания о тяжелой жизни и перейдем к делу, нам нужно выйти, придумай, как это сделать.

— Это будет нелегко, конкуренты облепили все здание.

— Эксклюзивный материал, — напомнил ему Аристарх.

— Ладно-ладно, ждите, я что-нибудь придумаю, — пообещал Эрик и отключил стимвизор.

Через пару минут он перезвонил, и вкратце объяснил план. Аристарх и Клэр поднялись на второй этаж и осторожно выглянули в окно. В переулке притаились в засаде еще пара фотокорреспондентов. Вскоре на главной улице раздался грохот, сидевшие в засаде сразу же ринулись в сторону улицы. Клэр воспользовалась этим моментом и, разбежавшись, выпрыгнула в окно и ухватилась за пожарную лестницу соседнего дома. Поднявшись на несколько ступеней, она почувствовала, как позади нее приземлился Аристарх. Поднявшись на крышу дома, они уже спокойно спустились на другой стороне, где никто их не караулил.

— Куда мы идем? — спросил Аристарх, когда спрыгнул с пожарной лестницы.

— К нашему общему знакомому, эта мохнатая морда мне еще за индейку должна.

— Думаешь, Вольфрог знает, где искать этого крепыша с клыками?

— Слухами земля полниться Аристарх, слухами.

Поймав такси, они вскоре оказались у квартала, где проживали имитаторы.

— И как мы его здесь найдем?

— Попробуй включить голову, где мы, по-твоему, должны его найти? — взглянула на него Клэр.

— Да я даже и не знаю, здесь полно имитаторов, может спросить у кого?

— И ведь не поспоришь, — не скрывая иронии, произнесла Клэр. — А теперь иди, действуй, — хлопнула она его по спине, а сама прислонилась плечом к стене дома, ожидая результат.

— Ну, я тогда пошел?

Клэр кивнула. Аристарх несколько раз глубоко вздохнул и направился к ближайшему оборотню.

— Чего тебе? — спросил обладатель массивной челюсти утыканной огромными зубами.

— Я ищу одного имитатора, он должен быть где-то здесь.

— Да неужели? — удивился оборотень. — И как он выглядит?

Вопрос имитатора застал Аристарха врасплох.

— Ну, он вроде как на тебя похож, — нашелся Колошин.

— Так бы сразу и сказал, иди прямо и там определенно найдешь того, кто тебе нужен, — показал оборотень лохматой лапой вдоль улицы.

— А все оказалось не так и сложно, — повернулся Аристарх к Клэр.

— Ага, ну веди меня Холмс, а я побуду в роли Ватсона.

Клэр шла в нескольких шагах позади Аристарха, позволив ему самостоятельно вести поиск.

— Стажер? — прошептал имитатор, когда Клэр проходила мимо него.

— Ага, — кивнула она.

— Ну, тогда понятно, — хмыкнул оборотень и продолжил заниматься прерванными делами.

Чем дальше Аристарх шел по улице, тем ему больше попадалось имитаторов, а выйдя на площадь, он и вовсе замер.

— Ты смотри, они тут все похожи на него, — произнесла Клэр, подходя к нему сзади. — Запомни, никогда не интересуйся у прохожих о том, чего ты не можешь точно описать. Мы здесь оказались в окружении законопослушных имитаторов, но могло быть и гораздо хуже. Иди за мной, хочу пропустить чего-нибудь по стаканчику. И не лишним будет назвать имя того кого ты ищешь.

— Я так и хотел сделать, просто имя вылетело из головы, — начал оправдываться Колошин.

— Ага, именно так все и подумали, — бросила Клэр не оборачиваясь.

В отличие от вампиров имитаторы более спокойно относились к смотрителям, и не клацали зубами, по крайней мере, в открытую. Поблуждав по довольно неухоженным переулкам, Клэр вывела его к питейному заведению. В том что это было именно оно недвусмысленно намекала вывеска с изображением зубастой пасти имитатора, опрокидывающего в нее кружку пива. Хотя за содержимое кружки Аристарх уверен не был.

Постучав в дверь и дождавшись того момента, когда с той стороны посмотрят в глазок, Клэр сунула туда значок смотрителя. С некоторой задержкой, но все же звук отпираемых задвижек донесся до них. Затем из приоткрытой двери показалась морда имитатора.

— Вольфрог здесь? — спросила она у охранника.

— А у него опять какие-то проблемы?

— Нет, мы просто зашли поболтать с другом.

— Проходите, — разрешил оборотень, распахивая дверь перед смотрителями.

— Имитаторы своеобразные существа, — объясняла Клэр, пока они шли по коридору. — Если ты засветился в каком-либо нарушении закона, то найти работу будет весьма проблематично. Это единственное заведение, где ему могли предоставить рабочее место. Я имею в виду в квартале имитаторов, в остальном городе работу найти можно, хотя и не сразу. Несмотря на то, что Вольфрог невиновен и полностью оправдан у него все равно двухнедельный карантин. Ему запрещено покидать район имитаторов за исключением тех случаев, когда его будет сопровождать смотритель.

— Не знал, что у них еще и людей обслуживают, — произнес Аристарх, увидев, что у барной стойки сидят несколько человек, да и в зале нет-нет, да и промелькнет кто-то из людей.

— И не мечтай, это все имитаторы, просто некоторым нравится образ человека вот они, и ходят в таком обличии, — развеяла его заблуждения Клэр. — А вон за дальним столиком сидит и наш дружище.

Туда куда указала Клэр, действительно сидел мужчина и лениво потягивал какой-то напиток с виду напоминавший пиво.

— Привет Вольфрог, как дела? — поинтересовалась Клэр, присаживаясь за столик справой стороны.

Аристарх кивком поздоровался и занял место с противоположной стороны.

— Дела? Да какие у меня теперь дела, разве что здоровье портить подобными напитками.

Вольфрог тяжело вздохнул и сделал большой глоток из кружки, после чего поморщился, словно выпил какую-то гадость.

— Закажите себе чего-нибудь, а то мне пить одному порядком надоело.

— Мы на службе, но «Лунную слезу» я бы выпила.

— Не советую, местный персонал ее так отвратительно готовит, что я, было, засомневался, а не отраву ли для тараканов мне подсунули, — отговорил ее Вольфрог. — Пожалуй, возьмите просто воды, ее портить они пока еще не научились, хотя и довольно сильно продвинулись в этом направлении.

— Мы к тебе по делу, — произнесла Клэр, беря в руки меню.

— Да уж, в последнее время я просто нарасхват, — кивнул он в сторону швабры, что стояла позади его стула. — Но самое противное в том, что даже если я и не виновен, брать на работу меня никто не хочет. Карантин вскоре закончится, но, похоже, вместо ножей и сковородок мне придется коротать вечера с моей верной спутницей.

Вольфрог сделал жест, словно чокается со шваброй, а затем залпом выпил содержимое кружки.

— Возможно, не все так плохо, как тебе кажется, — возразила Клэр, но особого интереса в глазах имитатора она не заметила. — Помоги нам, и мы поможем тебе. Одна наша хорошая знакомая ищет повара и если твое мастерство ее устроит, то тебе никогда не придется работать метлой в чужом заведении.

— Ты меня разыгрываешь, — недоверчиво произнес имитатор, но в глазах уже зажглись искры надежды на что-то большее, чем перспектива всю жизнь быть чернорабочим.

— Смотрители не те люди, кого можно назвать шутниками, — очень серьезно ответила Клэр, глядя в глаза Вольфрогу.

— С этим не поспоришь, но кто ваша знакомая, если не секрет конечно?

— Селия, хозяйка гостиницы.

— Да вы издеваетесь, меня и близко туда не подпустят, а ее повар лучший в Мун-сити.

— Был лучшим, — поправил его Аристарх.

— Был? — удивленно вскинул бровь Вольфрог.

— Сегодня ночью его убили, как и многих других, именно поэтому мы к тебе и пришли, — объяснила Клэр, положив меню на стол, так ничего и не выбрав. — Ты, наверное, уже слышал об очередном явлении мессии, что избавит оборотную сторону от людей?

— Ну, кое-что долетало до моих ушей, — подтвердил Вольфрог. — Хотя я и в человеческом обличии, но слух у меня просто звериный. Это был он?

— Да, Аристарх с ним сцепился и, похоже, намял мессии кости, но упырю удалось улизнуть, хотя пару серебряных подарков он получил.

— Выходит, слабоват он на роль убийцы смотрителей, — сделал вывод Вольфрог, повернув стоящую на столе пустую кружку несколько раз вокруг своей оси. — То-то я смотрю козлы зашевелились, нарываются гады на неприятности. Я попытаюсь прозондировать почву, на предмет где освободитель свел себе гнездышко. Честно говоря, мы не слишком-то приветствуем его появление. Одно дело когда убийца смотрителей свой, ну имитатор, в общем, только без обид.

— Да какие обиды, — отмахнулась Клэр.

— Ни для кого не секрет, что между вампирами и имитаторами присутствует некоторое недопонимание, — произнес Вольфрог, нагнувшись над столом поближе к собеседникам. — Но, что касается козлов, вот их мы не перевариваем основательно. Я не могу стопроцентно гарантировать, но если начнется заварушка, куда встрянут козлы, имитаторы поддержат другую сторону.

— Хочется на это надеяться, — заметил Аристарх, вспомнив, как Ремайнер ломал его головой стены.

Клэр хотя и сказала Вольфрогу, что он намял Ремайнеру бока, но забыла уточнить, что намял в эмоциональном смысле, так как не полностью зажившие синяки говорили об обратном.

— Хорошо, узнай, что сможешь, а мы через пару дней заскочим и поговорим более детально, — попросила Клэр, вставая из-за стола.

— Да и мне тоже пора, — поднялся Вольфрог. — Бутылки сами собой в ведро прыгать не будут.

Имитатор, взяв рабочий инструмент, отправился наводить порядок. Покинув злачное место, Клэр связалась с Крушининым и рассказала все, что они с Аристархом смогли узнать.

— Возвращайтесь, — попросил Иваныч. — Присмотрите за Селией, не хочу оставлять ее надолго одну.

— Шеф, а вы куда собрались? — встрял Аристарх.

— Пойду дам немного крови упырям печатного слова, возможно, это на время их успокоит, и они забьются к себе в норы переваривать полученную информацию.

— Мы скоро будем, — заверила его Клэр и отключила связь.

— Скажи Клэр, как ты узнала что Вольфрог в человеческом обличии выглядит именно так? — озвучил Аристарх, мучавший его все это время вопрос.

— Пара лет внимательного наблюдения и изучения и ты легко сможешь узнавать их в человеческом обличии. Хотя можно использовать очки и метка даст тебе всю информацию.

— С меткой все понятно, но ты не использовала очки, когда мы вошли в бар.

— Опыт Аристарх, большой жизненный опыт, — открыла она тайну и отправилась ловить гнома на чудо машине, что отвезет их к гостинице.

Глава-11.

Глава-11.


Стивен Томпсон находился на отшибе журналисткой профессии. Ему определенно не везло на горячие новости, и он довольствовался лишь крохами, которые позволяли ему подобрать более маститые коллеги. По большому счету его это устраивало, но в глубине души он мечтал о гораздо большем, нежели переписывать то, что опубликовали другие, да и новостями это назвать было уже сложно. Вот и сейчас он находился с краю той толпы, что обступила подходы к гостинице и подпускать его ближе к тарелке с информационным кормом никто не собирался.

Томпсон это прекрасно понимал, поэтому бродил по другую сторону тротуара записывая в блокнот не связанные друг с другом мысли в надежде состряпать из них что-то похожее на репортаж. Пару раз у него такое проходило, и он умудрялся пристроить свой опус в желтую газетенку, находящуюся в самом низу пищевой цепочки среди своих собратьев.

Полученный гонорар он тут же потратил на пару бокалов пива весьма сомнительного качества, но это лучшее что с ним произошло за последнее время, обычно он сам доплачивал газетам за публикацию. Ну, а что касается пособия, которое он получил от совета, оно уже подходило к концу и его ожидало возвращение обратно. А это означает потеря памяти и блуждание по улицам пока тебя не заберет полицейский патруль и не найдет твоих родственников. Но у него не было родственников, а значит, Томпсона поместят в интернат для идиотов, где он будет жить среди таких же бедолаг потерявших память и наблюдать за теми, кто потерял разум.

Подобная перспектива пугала его до чертиков, и он готов был идти в дворники лишь бы не возвращаться в свой высокотехнологичный мир. Для себя он поставил рамки в одну неделю, если из него не получится журналист, то ему придется идти в совет и устраиваться на самую черную работу, за которую и тролль-то браться брезгует.

Записывая очередную невеселую мысль в блокнот, он почувствовал, как кто-то преградил ему путь. Не отвлекаясь от записи, он попытался обойти преграду стороной, но ему опять преградили путь. Поведение со стороны преградившего дорогу явно требовало внимание со стороны Томпсона. Он оторвался от записи и, подняв взор, встретился с козлиной мордой. Эти ребята всегда приносили неприятности и просьбой закурить, они не ограничивались.

— Иди за мной, — приказал козел Томпсону, поворачиваясь к нему спиной.

— Зачем? — на автомате спросил Стив и получил чудовищный удар в живот.

— Это не просьба, — проскрежетал козел, когда Томпсон перестал корчиться и смог дышать самостоятельно. — Иди за мной, — опять повторил козел и направился в темный переулок.

Здравая мысль, посетившая голову журналиста, советовала бежать как можно дальше от этого места, но, когда он бросил взгляд в сторону спасительной улицы, то уперся еще в одного козла, одетого в черные кожаные штаны и такого же цвета куртку с металлическими вставками на обоих комплектах гардероба.

Стив поднялся на ноги и, державшись за саднивший живот, направился следом за скрывшимся в переулке козлом. Оригинал в кожаных штанах следовал немного позади, пресекая со стороны Томпсона глупые мысли о побеге и у него надо отметить отлично это получалось.

— Штаны не трут? — решил сострить Томпсон, за что получил по почкам и ткнулся лицом в дурно пахнущую лужу, о происхождении которой он даже боялся догадываться.

Козел оказался заботливым, он даже помог подняться Стиву, правда для этого он использовал ремень журналиста на брюках и воротник его куртки. Вынув писателя из лужи и стряхнув от лишней влаги, он зашвырнул Томпсона куда-то вдоль темного переулка. То, что увидел Стив после приземления, ему сильно не понравилось. Какой-то упырь сосал кровь у смотрителя, это происшествие поразило Томпсона так же сильно, как и то, когда он попал на оборотную сторону и воочию убедился в ее существовании.

— Боюсь приятель активированным углем не отделаешься, хотя после такого проступка кусок серебра у тебя во лбу который обеспечат смотрители определенно избавит от кровавого поноса, — произнес Стив, обращаясь к упырю в надежде запугать его последствиями.

Стоящий возле Стива козел собрался вновь проучить наглого человека, но вампир остановил его жестом. Наконец упырь насосался кровушки и поднялся с колена, оставив в покое мертвого смотрителя.

— Дело в том, что человеческую кровь приятно пить до тех пор, пока сердце в его груди бьется, потом уже такого удовольствия нет, — произнес вампир, ни к кому конкретно не обращаясь. — А этот оказался настолько слаб, что почти меня разочаровал, но на первое время голод он мне утолил.

Вампир опять присел возле смотрителя и вынул у него из кармана сложенный вчетверо листок.

— Думаю, мне стоит представиться, — произнес он, подходя к Томпсону и протягивая ему бумагу.

Стив взял листок и прочел содержимое, в нем говорилось о награде за поимку вампира по имени Ремайнер.

— Тебе нужна горячая новость? — спросил Ремайнер.

Стив Томпсон потерял дар речи и только кивнул. Взглянув в глаза вампиру, вся смелость журналиста куда-то испарилась, но предложение упыря говорило о том, что питаться его журналисткой кровью пока никто не собирается.

— Да, мне жизненно необходима горячая новость, — набравшись храбрости, произнес Стив.

— Отлично.

Вампир вытянул в сторону козла руку и тот вложил в ладонь упыря фотоаппарат.

— Постарайся меня не разочаровать, — протянул Ремайнер дорогую фототехнику Стиву. — Статья должна наводить ужас.

Вампир вынул из руки Стива листок с обещанием награды за его поимку и, вытерев им, кровь с губ бросил бумагу на грудь мертвого смотрителя.

— Приступай, вечерние газеты должны пестрить фотографиями, — произнес Ремайнер, прежде чем скрыться в темноте переулка в сопровождении двух черных козлов.

Когда Аристарх с Клэр добрались до гостиницы журналистов у входа практически не осталось. Видимо Иваныч дал им достаточно информации, чтобы они смогли убраться к себе в берлоги. Единственная фигура, маячившая у входа, была хорошо знакома смотрителям. Заприметив знакомые лица, Эрик прямым ходом направился в их сторону.

— В совете, между прочим меня практически как липку ободрали, едва сумел наскрести на штраф, — пожаловался Эрик.

— Мы не просили тебя устраивать на улице фейерверки со взрывами и тому подобными звуковыми эффектами, — возразила Клэр.

— Но и не делать этого вы тоже не просили. Я помог вам выбраться, теперь ваша очередь платить по счетам, я жду эксклюзивное интервью и не то, что скормил Крушинин этим неудачникам.

— Хорошо, Аристарх тебе все расскажет, это он сражался с Ремайнером, а мы с Иванычем подоспели лишь к финалу.

— Я не особый специалист в рассказах, да и рассказывать-то по большому счету нечего, — пожал плечами Аристарх.

— Ну, значит, много времени это у тебя не займет, — улыбнулась Клэр.

Пока они шли к входу в гостиницу, Аристарх успел в общих чертах рассказать, что произошло с ним прошлой ночью. Эрик сделал несколько фотографий и умчался писать статью о смотрителе вступившим в бой с Ремайнером. Клэр постучала в дверь, и через некоторое время ее открыл Крушинин, вид у него был не особо радостный, скорее подавленный.

— Что произошло? — спросила она, переступая порог.

— Пришли адвокаты семьи, черт их дери, — ругнулся Иваныч.

— И чего они хотят?

— Денег разумеется. Она должна заплатить за гибель нескольких постояльцев их семьям и за раскрытие тайны о нашем браке тоже нужно будет выложить приличную сумму. Проходите, все сами услышите.

Селия сидела за столом с опущенными плечами и поникшей головой и слушала двух адвокатов, которые перечисляли суммы, которые она должна заплатить семьям погибших постояльцев. Селия лишь кивала и молча, подписывала бумаги, которые с завидным постоянством клали перед ней адвокаты.

— Семья согласилась на ваш брак лишь с одним условием, он должен был остаться в тайне, но теперь о вас знает весь город, — произнес адвокат семьи, забирая последний подписанный Селией документ. — Вам известна сумма, указанная в брачном контракте, которую вам необходимо будет выплатить?

— Да, — не поднимая головы, ответила Селия.

— Значит, вы согласны внести пять миллионов золотом в семейный фонд и полностью отказаться от какой-либо принадлежности к семье?

— Да.

— После того как сумма будет внесена вы не сможете причислять себя к знатному сословью или каким-либо способом указывать свою принадлежность к роду Висконьти.

— Пять миллионов, да вы сдурели! — возмутился Крушинин, положив руки на плечи Селии.

— Это ее выбор, никто с ножом у горла не стоял, — с каменным выражением лица, произнес адвокат. — Она подписала контракт лишь по одной причине…

Адвокат щелкнул замком портфеля и передал его своему помощнику, а у него взял еще одну папку с документами.

— У нее имелись эти средства, — договорил он, открывая полученную папку.

— Что значит имелись?

— То, что в данный момент у нее нет денег и нет собственности кроме этого здания. Недавно она весь свой немалый капитал перевела на счет городского совета.

Вынув из папки очередной документ, адвокат положил его перед Селией.

— Здесь сказано что здание гостиницы передается семье Висконьти, она в свою очередь берет на себя все издержки и долги, связанные с гибелью постояльцев и выплаты компенсаций их семьям, — объяснил адвокат содержимое документа. — Так же подписав документ, вы погасите пятимиллионный долг перед семьей. Поставьте подпись и вы будите свободны и можете начать жить, так как вы хотите.

Произнеся последнюю фразу, адвокат одарил Крушинина довольно презрительным взглядом.

— Не подписывай, мы что-нибудь придумаем, — попросил Селию Крушинин.

— Я знаю, — улыбнулась она, коснувшись его ладони, затем взяла ручку и подписала документ.

— Отлично, семья надеется, что к завтрашнему утру, вы освободите помещение и больше они о вас не услышат, — произнес адвокат, убирая документ в папку, и поклонившись Селии, он удалился вместе с помощником.

— Ты купила у совета жизнь Иванычу, — произнесла Клэр, усаживаясь на стул, который освободили адвокаты.

— Зачем ты это сделала? — прошептал Крушинин.

— Ну, до чего же вы мужики тупые, — возмутилась Клэр. — Зачем ей огромное состояние, если любимого человека казнят? Хотя если и винить кого в случившемся то это меня, благодаря мне он нарушил закон и должен был, поплатиться за это головой.

— Ну, хватит уже, — строго произнесла Селия, резко поднимаясь со стула. — Не спаси он тебя, то и меня он бы вряд ли встретил. Я вампир, и потерей состояния меня не сломить. Да, я потеряла свою семью, но благодаря этому я надеюсь, что обрела новую.

Селия обвела взглядом присутствовавших смотрителей.

— А то! — воскликнул Крушинин и, схватив Аристарха и Клэр за рукава, подтащил их к Селии и обнял всех огромными ручищами.

— Иваныч, мы не против обрести семью, но если ты нас не отпустишь, то боюсь не все выживут, — прокряхтела Клэр.

— Упс, извините, я так растрогался, — попросил прощения Крушинин, разжимая тиски.

— Уж поверь, мы это все заметили, — ответила за всех Клэр, проверяя все ли у нее ребра целы. — Ты как в порядке? — обратилась она к Аристарху, который явно оказался не готов к душевным порывам и объятьям Крушинина.

Аристарх ничего ответить не смог, но поднял вверх указательные пальцы и, улыбнувшись, отключился. В горизонтальном положении мозг Колошина получил доступ к кислороду и привел тело в сознание. Крушинин помог ему подняться и усадил на стул, извиняясь, он, хлопнул Аристарха по спине и сбросил его обратно на пол.

— Вот черт, извини, я в последнее время сам не свой.

— Милый, думаю, Аристарху будет достаточно и словесной похвалы, я права? — взглянула она на пытавшегося подняться Колошина.

— Да-да, более чем, — согласился с ней Аристарх.

— Ну раз мы все здесь объединились и никто из нас каким-то чудом не умер от удушья, думаю, стоит подумать о том, что нам делать дальше, — вернула Клэр присутствовавших к реальности. — Теперь у нас вроде как двое бездомных, точнее один, — взглянула она на Аристарха.

— Я могу снять другую комнату, — предложил он.

— На какие это капиталы интересно?

— Тогда могу переночевать в конторе.

— Извини, но там живу я и теперь не один, хотя у Клэр двухкомнатные хоромы, — заметил Иваныч, за что получил убийственный взгляд от своей подопечной.

— Не знала, что я живу в хоромах, — прошипела Клэр.

— Да не проблема, Машинерий вроде звал меня помочь ему с механизмами, а то говорит, его на все не хватает, — произнес Аристарх.

— Вот и чудно, — хлопнул в ладоши Крушинин, поняв, что чудом избежал вынос мозга со стороны Клэр за глупое предложение пустить пожить к ней Аристарха.

Возле лестницы, ведущей на второй этаж, переминаясь с копыта на копыто, стояли сатиры, а рядом с ними висели в воздухе три подноса. Полтергейсты, таким образом, обозначали свое присутствие.

— Извините меня, но мне нужно попрощаться с ними, — произнесла Селия и отправилась к ожидавшему ее персоналу гостиницы.

— Рассказывайте, удалось что-нибудь узнать об этом гаде? — прошептал Иваныч, когда Селия отошла на достаточное расстояние чтобы его не слышать.

— Вольфрог обещал разузнать, что сможет по своим каналам, он вроде как нам должен, — так же тихо прошептала Клэр.

— Правда, мы ему кое-что обещали, но боюсь выполнить, мы это уже не сможем, — уточнил Аристарх.

— Да уж работа поваром в этой гостиницы ему явно не светит, — добавила Клэр.

Неожиданно на улице раздался собачий вой, Клэр подошла к окну и, отодвинув занавеску, выглянула на улицу.

— Кто это там разорался? — спросил Иваныч.

— Грим, — ответила Клэр, продолжая наблюдать за орущим псом. — Мы с Аристархом проследим за ним, ну а на тебе шеф как всегда бумажная работа.

— Ладно идите, встретимся в конторе, — отпустил их Иваныч. — И аккуратней там, неизвестно куда этот кладбищенский червь вас заведет.

— Я сама аккуратность, а если что Аристарх за мной присмотрит. Он хотя и слаб на нежные чувства, но Ремайнер его вырубить так и не смог.

Клэр приоткрыла входную дверь гостиницы и осторожно выскользнула на улицу, Аристарх так же бесшумно последовал за ней.

— Грим, это кто такой? — спросил Колошин, когда они оказались на улице.

— Гоблин.

— Но я не вижу здесь никаких гоблинов.

— Видишь черного пса воющего на той стороне улицы?

— Ну, вижу.

— Это и есть гоблин, они живут на кладбищах и только там они могут принимать свое истинное обличие, а стоит им покинуть территорию кладбища, они превращаются в черных псов, гримов. И если воет грим, значит, рядом должен быть труп, или несколько. Сейчас, похоже, все летит к чертям, и даже гримы начали появляться в городе. Я такого не припомню уже лет десять, если не больше.

Грим еще раз огласил округу воем и потрусил в темный переулок. Смотрители, соблюдая достаточную дистанцию, чтобы он их не учуял, последовали за ним. Грим несколько раз останавливался и оглядывался назад, но Клэр прекрасно знала их повадки и вовремя успевала прятаться за углы домов и мусорные баки. Аристарх, правда, чуть не запалил всю их конспирацию, но напарница вовремя успела затащить его за мусорный бак.

— Включишь ты наконец, голову или нет? — шикнула на него Клэр. — Он каждые двадцать метров останавливается и озирается по сторонам. Пора бы уже отметить эту особенность.

— Извини, больше такого не повторится, — заверил ее Аристарх.

— Разумеется, теперь ты будешь идти позади меня и в точности повторять мои действия.

Колошин кивнул и больше не допускал ошибок. Стоило напарнице замереть, и он останавливался как вкопанный.

— Если грим так сильно не хочет, чтобы за ним следовали, то зачем он выл на всю улицу, привлекая к себе внимание? — прошептал Аристарх, когда они в очередной раз укрылись за мусорным контейнером.

— Ну а я то почем знаю? Они ведь довольно редки в этих местах.

Грим еще несколько раз оборачивался, а затем остановился у трупа человека лежащего в подворотне. Клэр вынула пистолет и, вынув магазин, заменила в нем верхний серебряный цилиндр на что-то другое, после чего выстрелила в грима. Пес взвизгнул и умчался в темноту.

— И это ты называешь быть незаметными?

Клэр ничего не ответила, а лишь включила стимвизор. На экране мигала удаляющаяся красная точка, Клэр вывела поверх нее карту города, грим явно направлялся не к центру, а за пределы города.

— Теперь у грима в заднице маячок по нему мы его и найдем, — обернулась к Аристарху Клэр, закрывая экран стимвизора. — Теперь давай взглянем, к кому нас привел песик?

— Смотритель, — озвучил Аристарх очевидный факт, когда они подошли к трупу.

Клэр присела возле погибшего и отлепила от его груди кровавый листок с наградой за голову Ремайнера. Оттянув воротник на шее мертвого смотрителя, она открыла две раны от вампирских клыков.

— Ремайнер, черт его дери, — ругнулась она, поднимаясь на ноги и включая стимвизор.

На экране показалось лицо Иваныча.

— Кого нашли?

— Смотрителя, — повернула она экран к трупу. — Это явно дело рук нашего ночного гостя, похоже, сынок вышел на охоту, и страдать расстройством желудка он не намерен.

— Значит, Ремайнер серьезно взялся за дело, но кажется, он не совсем понимает с кем связался, придется это знание ему вбить в голову, используя серебро, — пообещал Крушинин. — Я сообщу совету, а вы продолжайте поиски и держите меня в курсе событий.

— Ты не против составить девушке компанию и проводить ее до кладбища? — повернулась Клэр к Аристарху.

— Кладбище говоришь, звучит заманчиво, — почесал он затылок.

— Заманчиво? Колошин, да ты извращенец.

— Я имел в виду…

— Даже знать не хочу, что ты там имел в виду под словом заманчиво, — фыркнула она, направляясь в сторону освещенной фонарями улицы.

На улице они поймали такси и сказали гному пока ехать прямо не называя точного адреса, для смотрителей это было вполне нормальное поведение и оно не вызвало у гнома лишней озабоченности.

Включив стимвизор, Клэр обнаружила маячок и, поняв, в какую сторону грим направляется, она объяснила гному куда следовать. Чем дальше они удалялись от центра города, тем больше начинал нервничать гном.

— Послушайте, я не против того, чтобы помогать смотрителям, но вы сойдете, а мне одному нужно будет еще и возвращаться, — произнес он, нервно озираясь по сторонам.

В конце концов, гном не выдержал и сбросил скорость.

— Все, дальше я ни ногой, это граница города и дальше начинается хаос, — решительно заявил гном. — Хоть режьте меня, но моя машина туда не сунется, — постучал он по бардачку.

— Хорошо, — согласилась Клэр, бросая ему монету. — Мы практически на месте, дальше дойдем пешком.

Аристарх едва успел покинуть салон машины, когда гном рванул в обратном направлении, оставив смотрителей в клубах пара.

— Я полагаю здесь несколько опасней, чем в заброшенном городе, где мы вылавливали полтергейстов? — предположил Аристарх, проверяя, хорошо ли у него вынимается пистолет.

— Смотрю, ты начал понемногу соображать, — похвалила его Клэр. — В заброшенном городе по большей части обитают неудачники, а вот за городом водятся дикие особи. Они ярые противники технологий, поэтому их жизнь ничем не отличается от той, которой жили их предки много веков назад.

— И кто конкретно здесь обитает?

— Ну, если кого увидишь, то сам тогда и спросишь. Нам идти примерно около двух километров и желательно тихо, чтобы не привлекать местное население нашей болтовней, они сильно этого не любят.

Луна неожиданно спряталась за тучи, и на смотрителей обрушился моросящий дождь.

— Не раньше, не позже, — пробурчала Клэр, надевая очки и включая фильтр ночного зрения.

Аристарх сделал то же самое и огляделся по сторонам. Но, кроме огромных валунов, разбросанных по сторонам дороги, он ничего опасного не разглядел. Колошин правда уже успел привыкнуть к тому, что если ты не видишь врага, то это совершенно не означает что его нет. Несмотря на то, что Клэр постоянно сверялась с маячком, они все равно умудрились зайти в тупик. Она еще раз сверилась с картой, но кладбища, которое должно было бы находиться на этом месте, не было.

Нет на карте оно прекрасно высвечивалось, там был даже крестик среди всевозможных черепов и непонятных Аристарху знаков. Судя по всему доминирующей религии здесь не было, и это не удивительно если взять во внимание, то количество плохо говорящих на человеческом языке существ. Чрезмерное количество зубов в пасти не способствует лингвистики и препятствует изучению религий. Выбежал в пустошь поймал кого-нибудь, сожрал в сыром виде и можно сказать день прошел не зря.

— И куда тогда делся грим? — озираясь по сторонам, поинтересовался Аристарх.

Клэр проигнорировала его вопрос, она следовала за маячком и вскоре обнаружила то, что искала. В грязи под струями дождя лежала мигавшая красным огоньком пуговка маячка, собачьи следы исчезли и в земле отчетливо были видны отпечатки ног гоблина.

— В образе пса он не мог избавиться от маячка, а вот в своем истинном облике это не составило для него особого труда, — произнесла Клэр, убирая мачок в карман плаща. — Гаденыш думает, что таким образом он избавился от нас.

— Следы хорошо видны, думаю, по ним мы вполне можем его выследить, — предположил Аристарх, указывая пальцем на отпечатки гоблина.

— Делаешь успехи, — похвалила его Клэр, не слабо хлопнув Колошина по спине. — Но это очевидный ход и не стоит о нем упоминать вслух, когда рядом будут другие смотрители. Скажем так, то, что и так очевидно, озвучивать вслух, мы считаем дурным тоном.

— Понял, — кивнул Аристарх, сообразив, что сморозил глупость.

Следы гоблина вскоре превратились в собачьи, обозначив этим невидимую границу древнего кладбища. Грим рассчитывал запутать смотрителей, и у него это начинало получаться. Выйдя на каменистую поверхность, он перестал оставлять следы, и им приходилось только предполагать, куда он мог отправиться.

— Интересно, а чем здесь вообще можно питаться? — оглядывая холмистые просторы, покрытые разнообразными валунами, поинтересовался Колошин.

— Потрясающе, это единственное что тебя интересует в данный момент? — взглянула на него Клэр.

— Нет конечно, но как-то стало интересно, как здесь вообще можно выжить? — пожал плечами Аристарх. — Ни травы, ни деревьев, прямо как ночью на марсе.

— Когда я говорила что здесь нет растений, я имела в виду в привычном понимании.

Клэр обернулась вокруг себя, словно что-то ища, наконец, обнаружив нужную вещь, она подняла с земли камень.

— Попробуй его разломить, — протянула она находку Аристарху.

Камень оказался на удивление легким, а когда Колошин его без особого труда разломил, ему на руки вылился сок, от которого исходил явный апельсиновый запах.

— Да, это местный апельсин, — ответила она на немой вопрос Аристарха. — Не все камни и песчаные столбы являются таковыми. Я до сих пор не могу называть их растениями, но, тем не менее, это так. Если ты внимательно присмотришься, то заметишь, что не все камни блестят под дождем и те, что покрыты чем-то наподобие мха, и есть растения. Но это не означает, что ты можешь тащить себе в рот, все, что не твердое, от некоторых плодов у тебя могут остаться неизгладимые впечатления.

Пока Клэр читала Аристарху лекцию об отличиях местной флоры от той, что он знал, попутно с этим она просматривала карту на стимвизоре в поисках ближайших кладбищ, куда мог предположительно отправиться грим. Он не будет постоянно болтаться в облике пса и ему нужно вернуться домой.

— Налево или направо? — неожиданно спросила она.

— Не понял?

— Не надо понимать, просто скажи налево или направо?

— Ну не знаю, налево, наверное.

— Кобелино ты Колошин, хотя и прикидываешься ботаником.

— Не понял? — опять произнес Аристарх.

— Иди за мной, любитель сходить налево. Я нашла пару кладбищ, куда мог направиться грим и ты выбрал то, что по левую руку. Найдем грима, тогда и узнаем, чего это он так неожиданно соскучился по городу, что ради этого совершил такую длинную прогулку, и орал на улице пугая прохожих. Помимо грима меня, честно говоря, еще напрягает и излишняя тишина и я это не в плане звуков, а в плане того что на нас пока никто не решился напасть.

— Это что плохо? — взволнованно огляделся по сторонам Аристарх.

— Определенно сказать не могу, но уж точно не к празднику.

Волнение Клэр передалось Аристарху, он вынул оружие, так, на всякий случай и лишь, затем последовал за напарницей.

Глава-12.

Глава-12.


— Мы на месте, будь готов, — предупредила Клэр, вынимая пистолет. — Не хочу возвращаться одна, боюсь темноты, — подмигнула она Аристарху, и перебежала к следующему камню.

Колошин побежал за ней, но поскользнулся и едва не растянулся в полный рост, Клэр успела его поймать за шиворот и поставить в вертикально положение.

— Спасибо, — пробубнил Колошин.

— Удивляюсь, как тебя не смог прибить Ремайнер? — покачала она головой.

— Возможно, это был не его день, — пожал плечами Аристарх.

— Прекрасно, осталось теперь узнать насчет нашего дня и ориентироваться на суеверия, а не на многочасовые тренировки.

— Я тренировался, — попытался оправдать свое падение Колошин.

— Но, похоже, недостаточно. Я говорила, что не люблю возвращаться одна, но не говорила, что я этого не делала. Так что, я надеюсь, ты будешь более осторожен и составишь мне компанию на обратный путь.

— Обещаю, я буду смотреть под ноги.

— Проверим.

Перебегая от одного укрытия к другому, они постепенно приближались к границам кладбища. Увеличив максимальную чувствительность очков, Клэр заметила гоблина.

— Попался гаденыш, — прошептала она, возвращая очки в стандартный режим.

Пока смотрители осторожно крались, гоблин успел спуститься в склеп.

— Гримы сами с собой часто болтают? — поинтересовался Аристарх, приоткрывая створку дверей склепа и глядя на лестницу уходящую вниз.

— Насколько мне известно, они вообще не особые любители поболтать. Сам понимаешь, кладбище не то место где приветствуются разговоры.

— Тогда наш приятель обзавелся друзьями или банально сошел с ума, во что мне слабо верится.

— Думаю, стоит проверить, — прошептала Клэр, ставя ногу на первую ступень лестницы.

С каждым шагом разговор гоблина с кем-то становился четче и четче. Спустившись в самое сердце склепа, смотрители могли через щель наблюдать за происходящим и не выдавать себя.

— Тебе все удалось выполнить, что просил Ремайнер? — произнес козел с обломанным рогом. — Только это нас интересует, а свое нытье по поводу нелюбви к городу можешь оставить при себе.

— Да-да все сделал как он и просил, — залепетал гоблин. — Я повыл немного, чтобы меня заметили, а затем быстро скрылся в переулке.

— Ты точно уверен, что все именно так и было? — прищурив глаз и нависнув над гоблином, прорычал козел.

— Конечно, зачем мне вам врать?

— А почему тогда у тебя кровь на заднице, если все так хорошо прошло? — присоединился к беседе второй козел, не участвовавший до этого в разговоре.

— Ах, вы про царапину, да это ерунда зацепился где-то наверное за осколок камня, — отмахнулся гоблин. — Честно говоря, я даже и не заметил этого.

— Очень зря, что не заметил, — продолжил второй козел.

— Это следы от маячка смотрителя, — бросил он, выхватывая нож и приставляя лезвие к горлу гоблина. — Тварь, ты сюда смотрителей привел?

Козел с обломанным рогом выхватил пистолет и направился к выходу из склепа. Аристарх приготовился всадить немного серебра аккурат меж рогов козла, как только он покажется на лестнице, но на помощь пришел гоблин. Он запричитал о том, что смотрители его никак не могли проследить после того как он вынул маячок. Однорогий козел замер в задумчивости, но потом все же решил, что выползать под дождь он не особо хочет.

— Рассказывай все по порядку и если мне покажется, что ты что-то упустил, или решил утаить, то ты собственными глазами убедишься какого цвета у тебя внутренности, — пригрозил козел, проведя лезвием по животу гоблина.

— Я это, все сделал, как вы велели, — дрожащим голосом принялся рассказывать гоблин. — Но рядом был труп и я не смог удержатся. Я был осторожен.

— По твоей заднице этого не скажешь.

— Ну да, им как-то удалось подкрасться и прицепить на меня маячок, но я быстро оттуда удрал. А чтобы не приводить их сюда мне пришлось сделать большой круг и зайти на древнее кладбище. Там я избавился от маячка и лишь, затем пришел сюда.

— Значит, ты полностью уверен, что смотрители не могли проследить за тобой?

— Конечно, какой смысл мне их сюда приводить, чтобы они меня пристрелили? Мне ведь жить хочется, а так, или вы или они меня на тот свет отправите.

— Верно, — усмехнулся козел. — Но если ты сделал все как надо, то опасаться города ты уже вскоре не будешь. Третья часть пророчества сейчас свершается на холмах.

Душевная беседа козлов с гоблином была нагло прервана сработавшими одновременно у Клэр и Аристарха стимвизорами. Козел, державший гоблина, отбросил его в сторону и одним прыжком оказался за мраморным гробом. Высунув руку с пистолетом, он наугад выстрелил в дверной проем. Пули прошли верхом и не причинили никому вреда. Однорогий козел не убирал оружия, поэтому он сразу открыл шквальный огонь по смотрителям. От чрезмерного рвения он почем зря выпустил весь магазин по дверному косяку. Дерево, за много лет превратившееся практически в труху поднялось облаком пыли от града свинцовых пуль и заволокло выход из склепа.

— Прикрой! — крикнула Клэр, ложась на пол.

Повернувшись боком, она оттолкнулась ногами от последней ступени и заскользила по мраморным плитам, которыми был выложен пол в склепе.

Быстро перезарядив оружие, однорогий ждал, чем ответят смотрители и они ответили. Аристарх заметил, что над гробом, за которым укрылся один из козлов, была установлена каменная статуя горгульи. Недолго думая он несколькими выстрелами разрушил полку под изваянием, и она рухнула на прятавшегося за гробом козла. Однорогий стрелок не успел направить оружие на Клэр, и неожиданно для него пуля прошла под его нижней челюстью и вышла из затылка, забрызгав стену склепа. Однорогий на мгновение замер, а затем рухнул на спину.

После единственного выстрела Клэр, Аристарх покинул укрытие и, перемахнув через гроб, ударил ногой в голову начинавшему подниматься козлу. Отлетев к стене козел, встряхнул рогами и выхватил левой рукой нож, правая рука у него висела плетью вдоль тела, поврежденная упавшей горгульей.

— Ну, давай кусок мяса, подходи, посмотрим какого цвета у тебя кровь! — прорычал козел, рассекая перед собой воздух лезвием ножа.

— Красная, — открыла секрет Клэр, прострелив ему руку с ножом.

Режущий инструмент звякнул о мраморный пол, но бывший его обладатель не собирался на этом сдаваться и, выставив вперед рога, ринулся на Клэр. За пару шагов до нее козлиный висок пробила пуля. Клэр отошла в сторону, пропуская мимо себя мертвое тело.

— Нападение на смотрителя карается немедленной смертью, приговор приведен в исполнение, — произнес Аристарх, опуская пистолет.

— Где грим? — озираясь по сторонам, спросила Клэр.

— Удрал, наверное, пока мы занимались этими, — кивнул в сторону мертвых козлов Колошин.

— Ну, просто отлично. Не подскажешь, почему это мне вдруг захотелось последнему козлу выстрелить в руку, а не в голову как это проделал ты? Можешь не отвечать, это был риторический вопрос. Теперь у нас нет никого, кого бы мы смогли допросить. И я совсем не уверенна, что теперь нам удастся выследить грима.

Клэр тяжело вздохнула и включила стимвизор, на экране тут же показалась физиономия Иваныча.

— Что случилось, и почему не отвечали так долго?

—Ну, как бы это помягче сказать-то, — произнесла Клэр. — Аристарх не отключил звук стимвизора, но он новичок и ему положено по статусу допускать такие косяки, а вот я не отключив звук лопухнулась по-крупному.

— Нас бы это не спасло, у меня-то он в любом случае был включен, — попытался Колошин взять вину за происшедшее на себя.

Клэр одарила его взглядом, из которого он вынес, что лучше для всех будет, если он просто помолчит.

— Ты бы с ним помягче, что ли, он вроде как пытался тебя выгородить, — посоветовал Иваныч.

— Да я сама мягкость, просто это чудило Ремайнер, с болезненным аппетитом выводит меня из себя. Вот была же раньше спокойная жизнь, пошел в галерею выкупил заказ, нашел хулигана, пристрелил или посадил, ну а потом горячий душ и ванна, одним словом лепота. А что теперь? Месим за городом грязь и лишь мечтаем о комфорте. Да и Аристарх в попытке меня спасти пристрелил последнего свидетеля. Даже и не знаю, как реагировать на такого рыцаря под боком. С одной стороны это должно радовать женскую половину мозга, а с другой мы опять по уши в шоколаде с дурным запахом. И я даже подумать боюсь, куда нам придется залезть в поисках грима.

— Бросайте этого грима у нас и без него забот полные штаны, — произнес Иваныч. — Какой-то ушлый журналист успел вас опередить, и пока совет высылал уборщиков, газеты растиражировали статью об убийстве смотрителей, сдобрив ее множеством фотографий.

— А были еще убийства? — удивился Аристарх.

— Если и были, то об этом больше никому неизвестно. Скорее всего, упоминание о множестве смертей это своего рода авторское преувеличение. А вот появление в городе грима, похоже, основательно взорвало мозг журналисткой братии. Буквально все тут же вспомнили про пророчество, мол, первая часть про убийство смотрителей сбылась, вторая часть, появление грима вроде тоже помечена галочкой, осталась третья. И вот тогда про нахождение людей на оборотной стороне можно ставить крест, по крайней мере, они так пишут.

— Козел кстати, кажется, что-то говорил по поводу третьей части пророчества, — припомнил Аристарх. — Ну, пока я его не застрелил, — тут же замялся Колошин.

— Ладно, возвращайтесь в город, народ как обычно пошумит и перестанет. Первые две части еще можно как-то организовать, а вот третью это вряд ли.

Шеф видимо все что хотел узнать узнал и, попрощавшись, отключил связь.

— Идем домой, поиски грима похоже на сегодня отменяются.

Поднявшись из склепа на свежий воздух, Клэр прямиком направилась в сторону города, а Колошин почему-то решил обернуться. Кладбище находилось на вершине холма, а дальше простиралась пустошь. Сам же небольшой холм, где находились смотрители, обрамляли два скалистых обрыва. Колошин не понимал, почему захоронения должны были организовать в самом удобном месте прохода в город, хотя возможно местность в то время была несколько иной. Тем временем луна показалась из-за туч и осветила множество отблесков в долине. Аристарх практически ничего не знал о жизни за городом, да и о Мун-сити его познания не дотягивали даже до туриста.

Поэтому Колошин справедливо решил, что отвлекать напарницу дурацкими вопросами по поводу всяких отблесков не стоит и, включив в очках увеличение, постарался самостоятельно разобраться в происходящем. Если он увидит что-то интересное, то потом расспросит ее об этом более подробно. Но то, что он увидел, требовало немедленного объяснения, отблески луны исходили от отполированных мечей. Огромная армия козлов двигалась в их с Клэр сторону. В отличие от тех кого он видел ранее эти, похоже, не слишком жаловали одежду и довольствовались лишь ремнями с ножнами.

— Клэр, думаю, тебе стоит на это взглянуть, — позвал ее Аристарх.

Она включила в очках приближение и взглянула в ту сторону, куда указывал Колошин. Клэр после увиденного мгновенно включила стимвизор и связалась с Крушининым в двух словах описав то, что они с Аристархом видят.

— Сколько у нас времени?

— За час они доберутся до нас, еще примерно через час достигнут границ города.

Пока Крушинин слушал предположения Клэр относительно скорости передвижения орды, он одновременно с этим связался с Машинерием.

— Что случилось? — отложив газовую горелку, спросил гном.

— На город движутся дикие, бросай все и открывай склад, я оповестил смотрителей и они уже на подходе.

— Вот черт, на старости лет получить такую сказку на всю задницу, — ругнулся Машинерий, отключая газовую горелку. — Сколько у нас времени?

— Два часа, думаю есть.

— Этого мало, нужно еще полчасика.

— Нет у нас этого получаса, так что придется шевелиться. За дикими наблюдают Клэр и Аристарх у них стандартное вооружение, у него «Охотник», у Клэр пара и по три магазина на каждый.

— Пусть уносят оттуда ноги! — крикнул Машинерий, заплевав слюной экран. — Мне пора, смотрители прибыли, — бросил Машинерий и побежал открывать склад вооружения.

— Клэр, ты слышала, что сказал Машинерий? — произнес Иваныч.

— Ага, ему нужно полчаса.

— Ты дуру из себя не строй, он сказал убираться оттуда как можно живее.

— Иваныч, умеешь же ты сосредотачивать внимание на всякой ерунде, — ответила Клэр. — Полчаса не гарантирую, но минут пятнадцать постараюсь добыть.

— Даже не думай, слышишь, выпорю, несмотря на заслуги!

— Иваныч, ты никогда не поднимал на меня руки, даже когда я была маленькой.

— Потому что была маленькой, а теперь выросла и меня ничего не сдерживает от использования ремня по твоему заду.

— Боюсь, уже слишком поздно и спасибо вам с Селией за все.

— Не смей! Аристарх приказываю тебе…

Клэр не собиралась дослушивать что там собирался приказать Аристарху Крушинин и, закрыв экран, выдернула проводок питания из прибора связи. Стимвизор замолк навсегда, Клэр сняла испорченный механизм и бросила в раскисшую от дождя землю. Но шефа, похоже, подобными выкрутасами было не остановить, и спустя мгновение на руке Аристарх завибрировал прибор связи.

— Будет ругаться? — спросил Аристарх, глядя на нее.

Клэр кивнула.

Аристарх некоторое время смотрел на вибрировавший прибор на своей руке, но в любом случае ему нужно было принимать какое-то решение.

— Ты очень и очень плохо на меня влияешь, — произнес Аристарх, отключая питание от стимвизора. — Такими темпами я вскоре начну пить и курить.

Через мгновение испорченный стимвизор Аристарха упал в грязь рядом со своим собратом.

— Я так понимаю, ты все в герои метишь, — взглянула на него Клэр.

— Ну, типа того, — не стал спорить Колошин. — Ты обещала пятнадцать минут ну и я столько же могу выиграть…

— Не льсти себе, — перебила его Клэр.

— Ну ладно, минут пять-то могу, наверное, продержаться.

— Десять, — вынесла вердикт Клэр. — И курить ты точно не начнешь.

— С чего такая уверенность?

— Ну, есть у меня на примете пара сотен рогатых ребят большие специалисты по отучению от вредных привычек.

— С нетерпением жду с ними встречи, — улыбнулся Аристарх.

— Хочу предупредить, они без штанов, смотри не упади в обморок, — предостерегла его Клэр.

— И долго ты этим меня будешь в глаза тыкать?

— Ближайший час точно, а дальше посмотрим, — в свою очередь улыбнулась Клэр.

— Меня, между прочим, об стену головой били, и я бы все равно упал, просто произошло ужасное стечение обстоятельств и ты оказалась в это время в моей комнате.

— А ты сам-то в это веришь?

— Нет, — выдохнул Аристарх.

— Хорошо, идем, подберем место получше, там, где ты будешь становиться героем.

— Да они тут все одинаковые.

— Ну ты даешь, без году неделя, а уже такой привереда, — фыркнула Клэр.

— Не хочу хвастать, но меня, между прочим, ожидает, как минимум двадцать пять минут славы. И пока у нас есть время, я рассчитываю на душещипательный рассказ о диких.

— Как скажешь, — пожала плечами Клэр. — Надо же как-то убить время пока нас самих не прикончили. Дело в том, что когда первые люди попали на оборотную сторону, они оказались очень слабы в физическом плане. В большинстве случаев это были охотники за вампирами, ну и некоторые, кто специализировался на других жителях оборотной стороны. Те, кто попадал на оборотную сторону, являлись лучшими представителями этих профессий и их не останавливали порталы, ведущие в неизвестность.

Они бросались вслед за теми, кого преследовали и, попав сюда, оказывались, в совершенно беспомощном состоянии. Их жизни, разумеется, длились недолго, слабый человек прекрасная добыча для диких, да и элементарная слабость убивала охотников с такой же легкостью, как и когти с клыками. Но, по какой-то случайности в один из открытых порталов провалился недотепа и практически не жилец в нашем мире. А попав на оборотную сторону, он превратился в ловкого и сильного воина. Это был первый смотритель.

Он понял, чем отличается оборотная сторона и когда очередной охотник попал в этот мир, он не погиб, смотритель спас его и отправил обратно. Именно этот момент принято считать началом создания службы поиска. Она начала поиски людей, скажем так, чрезмерно рассеянных и предлагали им работу на оборотной стороне. И вот, в те далекие века было произнесено пророчество, что настанет день, и люди на оборотной стороне будут уничтожены.

Но чтобы никто не путал этот день с другими, поверь, их до чертиков много предрекалось. Короче говоря, этому дню должно предшествовать три события. Первое — гибель смотрителей. Второе — появление грима в городе. Третье — дикая стая ведомая Ремайнером. Как видишь у нас здесь полный комплект. Дикие являются ярыми противниками технологий, да и вообще против городов, холодное оружие это единственное вооружение, которое они признают. Думаю, лучше всего их встретить на кладбище.

— Это чтобы нас не надо было далеко тащить для похорон? — предположил Аристарх.

— Боюсь, после того как до нас доберутся дикие, закапывать будет уже нечего, — невесело констатировала Клэр.

— Но умрем-то мы хоть быстро?

— Думаю да, они не будут сильно затягивать с этим. Чем быстрее дикие доберутся до города, тем быстрее они покончат со смотрителями и советом.

Аристарх и Клэр вернулись к склепу, где они недавно пристрелили двух приспешников Ремайнера. План Клэр был довольно прост, истратить боезапас, а затем с чистой совестью и облегченным оружием укрыться в склепе. По идее это им должно принести еще несколько минут.

Она рассчитывала что дикие, питавшие злобу к смотрителям столько веков, не упустят шанс порвать парочку из них. С одной стороны это ускоряет сроки их с Аристархом смерти, но с другой, они так же выиграют немного времени ради которого они, собственно говоря, и жертвуют жизнями. Разумеется, это все имеет смысл только в одном случае, если им удастся продержаться достаточно времени, прежде чем их отправят к праотцам. Усевшись у надгробной плиты, Аристарх и Клэр наблюдали за приближением лавины из волосатых мускулистых тел с козлиными головами. Внезапно за их спинами послышался какой-то шорох, и это не было звуками льющейся с небес воды. Смотрители, одновременно выхватывая оружие, вскочили на ноги.

— Ты что здесь делаешь? — удивленно спросил Аристарх, опуская пистолет.

— Моему супругу нужно полчаса времени, а я хорошая жена, поэтому я обеспечу ему его, — объяснила свое здесь появление Селия.

— Классный у тебя меч, а где пистолет? — поинтересовался Аристарх, и нарвался на снисходительную улыбку Селии.

— Колошин, она вампир, они не пользуются тем, что убивает на большом расстоянии, — просветила его Клэр, убирая пистолет в кобуру.

— Почему? Это что, какая-то старинная традиция?

— Ты прав, очень древняя, — ответила Селия. — Дело в том, что когда мы рассекаем врагу тело мы можем напиться его крови, наша сила возрастает в четыре раза и полученные раны мгновенно затягиваются.

— Погоди минутку, — произнес Аристарх, вспомнив их разговор в ресторане. — В первый раз слышу, что жидкий стул прибавляет силы.

— Действительно, человеческая кровь плохо влияет на наше самочувствие, но кровь диких, это уже совсем другая история. По правде говоря, я давно уже не покидала пределы города, а питание кровавыми яблоками иногда нужно разбавлять свежей кровью.

— Хорошо, что ты на нашей стороне, — произнес Аристарх.

— Даже и не знаю чем можно на это возразить, — кивнула Селия.

— Итак, нас уже трое, не уверена насчет получаса, но нервы мы козлам попортим основательно, — предположила Клэр, бросив взгляд на приближающуюся черную массу диких.

— Как я уже говорила ранее, я хорошая жена и приличная женщина, — произнесла Селия. — А ходить по темным улицам одной, это очень дурной тон.

После ее слов из-за памятных плит появился десяток вампиров. Они, как и она были вооружены разнообразным холодным оружием, и у Аристарха не возникало сомнений, что они отлично с ним управляются.

— Это все кого я успела собрать, — представила она своих сопровождающих. — Старейшие кланы решили не вмешиваться в эту войну. Их вполне устроит, если Ремайнер уничтожит смотрителей. Городского совета тоже не станет, и власть опять достанется древним кланам, вот только не все с этим согласны. Относительно молодые кланы хотят сохранить город и выступят на нашей стороне, но вначале они хотят убедиться смогут ли остановить диких смотрители.

— То есть, говоря простым языком, это все на что мы можем рассчитывать, — обвела взглядом десяток вампиров Клэр.

— Да, по крайней мере, первое время, — не стала спорить Селия.

— Но, с другой стороны нас теперь гораздо больше, чем двое, — попытался найти позитив в сложившейся ситуации Аристарх.

— Действительно, если на эту ситуацию посмотреть с такой стороны, то действительно неплохо, — согласилась Клэр. — А теперь девочки и мальчики нам предстоит столкнуться с дикими мужланами, — повернулась она в сторону, появившегося на краю кладбища арьергарда диких.

Глава-13.

Глава-13.


Вампиры растворились в полутьме, скрывшись за надгробными плитами и статуями. Дикие заметили двух одиноко стоящих смотрителей и, не веря своей удаче, ринулись на них, оглашая пристанище мертвых воплями. Аристарх с Клэр взглянули друг другу в глаза и, кивнув, вскинули оружие. Крупнокалиберные пули принялись рвать волосатые тела в первом ряду, заливая кровью морды тем, кто следовал за ними. Получив немного драгоценного металла между рогов, козлы опрокидывались на спину, создавая дополнительную сумятицу в своих рядах. Магазины быстро опустели, заменив их, смотрители опять синхронно вскинули оружие, но стрелять не стали, в дело вступила Селия и ее немногочисленные сторонники.

Дикие козлы являлись самыми высокими и мускулистыми представителями своего вида, но в скорости они вампирам определенно проигрывали. Дикие это прекрасно понимали и использовали против вампиров единственный свой козырь, численность. Носферату ловко избегали острых и широких мечей диких, а сами, вооруженные узкими клинками, молниеносно наносили смертельные раны противникам. Для диких плата за смерть вампира казалась не особо заметной, и они с легкостью жертвовали десятком собратьев для того, чтобы лишить жизни одного носферату.

Аристарх все пытался вскинуть оружие и всадить пулю какому-нибудь козлу между глаз, но Клэр каждый раз его останавливала.

— Рано, нам удалось задержать их всего на пятнадцать минут, — произнесла она, кладя поверх его пистолета ладонь и опуская его оружие.

— Но они ведь гибнут! — вскричал Аристарх.

— Как и мы, но пока я не разрешу, ты не дернешься, — взглянула ему в глаза Клэр.

Вампиры сдерживали натиск козлов, правда с каждым мгновением делать это становилось все труднее и труднее. Шаг за шагом, но им приходилось отступать к смотрителям, обозначая свой отход козлиными трупами с редкими вкраплениями собственных тел. Вскоре их осталось лишь пятеро во главе с Селией. На нее напали сразу трое диких, двоих она убила одним росчерком меча, вскрыв им гортани. Третьего Селия схватила за рога и, оказавшись у него за спиной, вонзила клыки в пульсирующую на его шее вену. Четверо израненных вампиров встали стеной между дикими и пьющей кровь Селией. Они хорошо понимали, что пока она пьет, она полностью беззащитна перед врагами. По этой же причине они сами не могли восполнить свои силы.

Вид вампира пьющего кровь их собрата, окончательно взбесил диких. Скаля зубы, и бешено вращая глазами, они бросились на четырех вампиров, защищавших ту, что питалась. Воины ночи были покрыты кровоточащими ранами, они взглядами попрощались друг с другом и вскинули мечи. Пусть носферату в последнем бою и не попробуют вражеской крови, но их мечи утолят голод, насколько это будет возможно. С четверкой вампиров было покончено практически мгновенно, хотя они и успели унести с собой немало жизней диких. И в этот момент Клэр крикнула: — Пора!

Два ствола смотрителей огрызнулись серебром выбивая из козлиных черепов дурь вместе с мозгами. Любой, кто приближался к Селии ближе, чем на полтора метра, получал свою порцию серебра в голову или горло. Изрыгнув из себя последние пули, пистолет Аристарха превратился в бесполезный кусок металла. Клэр продолжала вести огонь из второго пистолета, но и он вскоре замолк. Сдерживающая диких стрельба закончилась, и волна рогатых врагов накрыла Селию. Но на их неудачу она уже закончила вечернюю трапезу и, оторвавшись от горла дикого, схватила его за рог и швырнула бездыханное тело в тесный строй рогатой братии.

— Она как-то изменилась, — прошептал Аристарх, видя, как супруга его начальника голыми руками сворачивает козлам шеи и вскрывает когтями грудные клетки.

Это конечно добавило еще несколько минут в копилку времени, но ранами покрывались не только тела диких, но и Селию периодически щупали мечи козлов. Селия привлекла к своей особе достаточное количество волосатых уродов, но и смотрители не остались без внимания. Диких было слишком много, так что они никого не обидели и не обошли стороной. Аристарх в первой же атаке чуть не лишился головы, но его спасла Клэр, оттолкнув в сторону.

Дикий раздраженно фыркнул, когда его меч лишь высек свист из воздуха вместо того, чтобы отсечь голову смотрителю. Клэр не собиралась пропускать его фырканье мимо ушей и, пнув дикого в колено, сломала ему конечность, а ударом ладони в горло оборвала гаду жизнь.

Подхватив лежащий на земле меч одного из погибших вампиров, она лишила жизни еще двоих рогатых. Аристарх тоже вооружился и даже умудрился убить одного дикого. По большому счету на этом его жизненный путь должен был завершиться, но на помощь пришла Селия. Она умудрялась отводить от него наиболее опасные удары, но остальные достигали цели и Аристарх все больше и больше покрывался кровоточащими ранами.

Клэр справлялась намного лучше, чем Колошин, но и у нее знакомство со сталью диких происходило с завидной регулярностью, Селия тоже не была исключением. Встав спиной к спине, смотрители и вампир приготовились отражать последнюю в их жизни атаку, как неожиданно перед ними приземлилось мускулистое и лохматое чудовище.

— Вольфрог! — радостно вскрикнул Аристарх.

Имитатор открыл пасть утыканную чудовищными клыками и из горла монстра вырвался жуткий рык, заставив диких замереть на месте. Боевому рыку Вольфрога вторила армия ему подобных. Дикие схлестнулись с оборотнями в смертельной схватке. Козлы отсекали имитаторам конечности и пронзали их тела клинками, но и звери не оставались в долгу. Многовековая вражда никуда не ушла, городские законы запрещали им вступать в открытые конфликты, нарушители неизменно попадали в поле зрения смотрителей и ничем хорошим это не заканчивалось. А сейчас им выпала возможность соблюдать только один закон, убей или убьют тебя. Имитаторы одним ударом лапы разбивали черепа диким и, смыкая стальные челюсти на горле, в одно мгновение дробили шейные позвонки кровному врагу.

Вольфрог был страшен в битве и пока не получил ни единой опасной раны. Селия потеряла слишком много крови, чтобы самостоятельно держатся на ногах и, Клэр с Аристархом положив ее на землю, встали возле нее с твердой уверенностью оградить жену шефа от опасности. От Вольфрога это не ускользнуло, хотя он и был занят препарированием диких. Очередному козлу он не стал вгрызаться в горло, а лишь рассек когтями руку удерживающую меч. Обезоружив противника, имитатор вонзил зубы в плечо дикого и резким движением головы швырнул его в сторону смотрителей.

— Держите! — рыкнул он, и повернулся к очередной волне вооруженных противников.

Аристарх не сообразил, что хотел Вольфрог, бросая им дикого, но зато Клэр этого не нужно было объяснять. Козел встряхнул головой в попытке привести мысли в порядок, но тут же получил от Клэр ботинком промеж рогов. Схватив потерявшего сознание козла за рог она подтащила его к обессилевшей Селии. Аристарх, наконец, сообразил, что к чему и помог Селии приподняться. Впившись в шею дикого, Селия просто на глазах восстанавливала силы и затягивала раны на теле.

Под натиском имитаторов дикие дрогнули и начали пятиться, сдавая былые позиции. Подобная радость для глаз Аристарха длилась недолго, в поле его зрения попался Ремайнер. Он не сильно обращал внимание на имитаторов, тем, кто пытался встать на его пути, он без особого труда вырывал сердце. Подобная демонстрация силы вернула пошатнувшуюся было уверенность в головы диких, и они прекратили начавшееся отступление. Ремайнер двигался прямо на Селию, он не сводил с нее пристального взгляда за исключением тех моментов, когда он потрошил очередного имитатора, вставшего на его пути.

Дикие, собравшиеся было опять перейти в наступление, начали валиться под шквалом серебряных пуль, выпущенных из оружия подоспевших смотрителей. Теперь уже всем стало очевидно, что наступление провалилось, но вот Ремайнер, похоже, был другого мнения. Избранный практически добрался до Селии и смотрителей. И вот здесь Вольфрог тоже решил присоединиться к троице. Их разделяли какие-то двадцать метров, когда, визжа тормозами, возле них остановилась машина. За рычагами управления, пышущего паром агрегата, находился Машинерий, он тут же бросил Клэр и Аристарху по магазину, которые мгновенно оказались в оружие смотрителей, а из салона выскочил Крушинин.

— С вами я разберусь позже, а этот мой, — произнес он, поворачиваясь к приближающемуся Ремайнеру.

Крушинин шел навстречу улыбающемуся вампиру и его взгляд ничего хорошего не сулил упырю.

— Ты, наверное, считаешь, что достаточно силен для сражения со мной, но как по мне это всего лишь глупость, которую вы люди почему-то называете смелостью, — произнес вампир, прежде чем напасть на смотрителя.

Первый удар не достиг цели, Иваныч успел отвести его в сторону, но второй попал в грудь, отбросив Крушинина на могильную плиту.

— Честно говоря, я рассчитывал на что-то большее, а это даже неинтересно, — пожал плечами упырь, подходя к лежащему Крушинину.

Схватив его за воротник, он выволок смотрителя из-под обломков.

— Даже не верится, что тебе удалось справиться с моим отцом. В любом случае приготовься поделиться кровью, хотя зачем делиться я возьму ее всю.

Ремайнер открыл пасть и склонился над Крушининым, но вместо сонной артерии получил кулаком в зубы и грохнулся на спину шагов за пять от смотрителя. Иваныч поднялся на ноги и взглянул на кулак, которым выбил несколько зубов упырю. Ремайнер мгновенно вскочил на ноги и, оскалив разбитую пасть, ринулся на смотрителя.

Крушинин выхватил пистолет и произвел несколько выстрелов, но пули прошли мимо, застряв в надгробных скульптурах и памятных плитах по которым прыгал Ремайнер. В итоге избранный подобрался к смотрителю и выбил у него оружие. Правда Крушинин успел схватить его за рукав и еще раз приложиться кулаком по зубам. Не выпуская рукав из стальной хватки, он воткнул вампира головой в статую. Камень не выдержал и треснул, а Ремайнер получил лишь легкое сотрясение. Смотритель на этом не остановился и еще несколько раз обеспечил тесное знакомство статуй с головой избранного.

— Не так быстро смотритель, — плюясь кровью, произнес вампир, перехватив руку Крушинина и ударяя его в живот.

У смотрителя перехватило дыхание, и он упал на четвереньки. Отерев рукавом кровь с разбитых губ, Ремайнер ударил человека ногой по ребрам. Крушинин как футбольный мяч перелетел через несколько могил, и с чавкающим звуком плюхнулся в раскисшую от дождя землю. Встряхнув головой он попытался привести мысли в порядок, но вампир, подняв его над землей, со всего маха бросил обратно в грязь. Ремайнер подождал, когда Крушинин придет в сознание и начнет шевелиться и лишь, затем пнул его несколько раз в живот.

Селия тем временем утолила кровавую жажду и, поднявшись на ноги, отбросила в сторону мертвое тело дикого. Налитые кровью глаза смотрелись довольно жутковато, и Аристарх с облегчением выдохнул, зная, что она на их стороне.

— Машинерий, обеспечь нам спокойствие, не хочу, чтобы моему мужу и мне мешали небритые создания, — произнесла она, направляясь к Крушинину и бьющему его Ремайнеру.

— Вы ее слышали, — бросил гном. — Вон та толпа рогатых чертей не должна прийти Ремайнеру на помощь.

Автомобиль гнома пыхнул паром и рванул с места навстречу большому отряду диких. Смотрители едва успели запрыгнуть в него, а Вольфрогу пришлось бежать рядом. Несмотря на то, что подоспевшие силы смотрителей успели организовать оборону, армада диких все еще не была сломлена и к ней присоединялись новые и новые стаи, отставшие во время длительного похода. Обогнув место битвы Крушинина с Ремайнером, Машинерий остановил автомобиль и развернул его боком к приближающимся ордам диких.

Гном к подобной встрече подготовился основательно, распахнув двери салона, он вынул несколько крупнокалиберных пулеметов.

— Чего смотрите, разбирайте, думаю, сейчас самое время использовать что-то более серьезное, чем стандартное вооружение смотрителя, — произнес гном, вынимая ящик с боеприпасами. В отличие от людей имитатору в его зверином обличии пользоваться оружием было невозможно, да и с серебром он не хотел иметь лишнего контакта. Оно его не убьет, но ожег, на руках оставит неслабый. Поэтому он решил отойти, немного назад и, сидя на земле, наблюдать за приготовлениями смотрителей. Они едва успели установить оружие, как на них навалилась толпа диких.

С первым напором они справились довольно легко, пулеметы взревели и выкосили перед собой целую просеку. Дикие, желавшие собственноручно пустить смотрителям кровь, в один миг лишились подобной возможности. На расстоянии пуля всегда бьет клинок, но дикие продолжали пытаться опровергнуть этот факт и гибли десятками под серебряным дождем смотрителей. На заградительный огонь смотрителей обратил внимание и Ремайнер. Терять такое количество сторонников в его планы явно не входило и он, бросив избивать Крушинина, помчался к Аристарху и Клэр меняющих ленты в пулеметах. Вот только на его пути неожиданно возникла Селия.

— Неужели я настолько привлекателен, что ты опять ищешь встречи со мной, что интересно на это скажет твой супруг? — усмехнулся Ремайнер.

— Вот у него и спроси.

Кровосос обернулся и получил сокрушающий удар от Иваныча. От удара вампир перевернулся в воздухе, но умудрился приземлиться на ноги. Оскалившись, он ринулся на смотрителя в надежде вернуть ему удар, но его рука попала в захват Селии.

— Ах ты… — только и смог прошипеть вампир, прежде чем согнулся пополам от удара в живот.

Не выпуская руки вампира из захвата, Селия оказалась у него за спиной и резким движением сломала ему руку.

— Кровь диких сделала меня менее ласковой, — прошептала она на ухо шипящему от боли Ремайнеру.

— Я высосу всю кровь у твоего мужа, а тебя стерва заставлю на это смотреть, — пообещал он, ударив ее локтем здоровой руки и освобождаясь из захвата.

Встряхнув поврежденной рукой, кровопийца восстановил разорванные связки.

— А вот ты так не умеешь, — бросил он Крушинину.

— Не люблю хвастунов, — ответил Крушинин, сжимая кулаки.

Ремайнер обрушил на смотрителя шквал ударов, но, ни один из них не достиг цели, чем поставил вампира в легкое замешательство. Селия с Крушининым воспользовались удивлением упыря и выбили ему еще несколько зубов и сломали обе руки.

— Чего же ты не торопишься восстанавливать связки? — поинтересовалась Селия. — Ах да, как же я могла забыть, тебе ведь для этого нужна кровь, — ответила она сама на свой вопрос. Нельзя все время восстанавливать тело, не пополняя запасы крови. Игнорирование данного факта чревато тем, что голод начнет пожирать тебя изнутри. Каждый вампир это знает, и хочу кое-что тебе открыть. Правда это семейная тайна, но раз ты так стремишься сблизиться с нами, то думаю, тебе кое-что следует знать о моем муже. Он прямой потомок первого смотрителя.

— Мразь, как ты смеешь угрожать мне! — выплюнул слова Ремайнер. — Твое место под городом в сточных канавах, где ты будешь питаться крысами!

— Ну, это вряд ли, — возразил Иваныч, ударяя вампира в живот.

Ремайнер пропахал длинную борозду в земле, но сумел подняться и восстановить конечности, правда это ему стоило сильной рези в животе. Уклонившись от чудовищного удара смотрителя, Ремайнер пнул Крушинина в голень, заставив его упасть на колени. Открыв пасть он собрался вонзить отросшие клыки в шею смотрителя, но вместо этого вгрызся в стимвизор ловко подставленный Крушининым.

— Ты представляешь, сколько я за него заплатил? — прошипел Иваныч, нанося удар в горло вампиру.

Ремайнер хватался за раздробленную гортань, но Крушинин не собирался на этом останавливаться и, сграбастав упыря в борцовский захват, бросил его спиной на гранитную плиту. Послышался хруст позвоночника, но Ремайнер не спешил отправляться к праотцам и продолжал скалиться обломками клыков, которые повредил о стимвизор.

— Иваныч, держи! — крикнула Клэр, бросая ему пистолет.

Крушинин поймал оружие и разрядил весь магазин в голову Ремайнера. Серебро сделало свое дело, и тело упыря начало оплавляться, а затем, вспыхнув, мгновенно сгорело. Силы практически покинули Крушинина, но упасть ему не позволила Селия, вовремя подставив плечо.

— Шеф разобрался с главной проблемой, а нам осталось лишь мелочевка, — обернулась Клэр к Аристарху.

Когда дикие увидели, что Ремайнер погиб, их желание проникнуть в город мгновенно улетучилось. Смотрители вместе с имитаторами и вступившими в схватку молодыми кланами вампиров, рассеяли по пустоши остатки диких. Теперь, когда опасность была ликвидирована, вампиры рассчитывали получить некоторые преференции со стороны совета.

Машинерий сжалился над Аристархом и пустил его на пару ночей. Денег он, разумеется не взял, но зато загрузил Колошина работой на полную катушку. После второй бесконечной ночи, Аристарх решился обратиться к Вольфрогу. Он в тайне надеялся на безумную мысль, что имитатор, возможно, поможет ему с жильем. Работы ведь все равно эти пару дней ни у кого не было. Галерею закрыли, чтобы провести инвентаризацию и снять награду с тех, кто был уничтожен во время битвы, а так же назначить новую на тех, кто перешел на сторону мятежников. Сколько времени будет закрыта галерея, никто точно не знал. В совете лишь ограничивались ответом, ждите, как только окончиться инвентаризация мы вас оповестим. Перспектива складывалась не особо приятная, но кроме как ждать ответа ничего другого не оставалось.

В связи с тем, что у Аристарха практически не осталось денег, а просить в долг он не собирался, хотя что-то ему подсказывало, что у Клэр есть сбережения на черный день и она ему не откажет. Но в любом случае просить в долг у нее он не решился, поэтому до района имитаторов Аристарх добирался пешком. Ему осталось пройти около двух кварталов, когда его стимвизор пиликнул, принимая вызов. На экране оказалась физиономия Иваныча.

— У тебя час чтобы добраться до конторы, — произнес он и отключился.

— Вот черт! — ругнулся Аристарх.

Ему потребовалось полтора часа, чтобы добраться до этого места, а теперь за час он должен успеть в контору. Стимвизор опять пиликнул, на этот раз его вызывала Клэр.

— Ты чего так далеко забрался? — спросила она вместо приветствия.

— Да так, решил проветрить мозги, заодно и навестить Вольфрога, он ведь не плохо нам помог, — попытался выкрутиться Аристарх.

— Хочешь попросить его помочь тебе с жильем? — ошарашила его вопросом Клэр.

— А почему нет? — ответил вопросом на вопрос Аристарх.

— Ладно, жди, я за тобой заскочу.

— Спасибо за заботу.

— Я не о тебе забочусь, просто не хочу выслушивать стенания шефа по поводу твоего отсутствия, — отключила связь Клэр.

— Я так и подумал, — произнес Аристарх темному экрану.

Похоже, сегодня все же не его день и Аристарху придется опять коротать ночь за смазкой механизмов Машинерия. Складывалось такое впечатление, что он специально не заглядывает в те углы своего убежища, чтобы свалить смазку механизмов на таких бедолаг как Аристарх, просящихся у него на ночлег. И судя по количеству ржавых агрегатов, желающих попроситься к нему на постой давно не было. Нет, конечно, Аристарх понимал, что человек вполне может выспаться и за четыре часа, но его организм цинично не хотел это признавать и требовал как минимум восемь часов.

В свою очередь Машинерий так же нагло не обращал внимания на требования организма Аристарха и спустя четыре часа будил Колошина. Обычно это происходило в виде бросания банки солидола на металлическую пластину, лежащую возле раскладушки Аристарха. И это еще не самое страшное. На вторую ночь Аристарх убрал кусок железа, и когда гном пришел будить его и не обнаружил металлический лист, он уронил банку на бетонный пол. От получившегося звука Аристарх даже бровью не повел и продолжил посапывать как младенец, вот только зря он так поступил.

Машинерий ушел, но вскоре вернулся в сопровождении одного из своих многочисленных механизмов. Чудо-машина трясла раскладушку вместе с Аристархом около часа. Вырваться из стальных лап у Колошина шанса не было, и еще половину дня его била мелкая дрожь и периодически одна из его конечностей самопроизвольно дергалась. Из-за этого с поставленной нормой Машинерия он справился только к вечеру и, наплевав на все, отправился пешком к Вольфрогу. А теперь его ожидает еще одна пыточная ночь в доме ужасов Машинерия.

Сказать, что он опасался этого до чертиков, ничего не сказать. Колошин даже грешным делом подумывал вернуться в свой мир. Правда с этим возникали некоторые проблемы, возвращение нужно заслужить, ну, или законно получить после выполнения трехлетнего контракта, который он по глупости подписал у Проводникова. В любом случае он глубоко увяз в выгребной яме, и вариантов выбраться оттуда он пока не видел. Его не особо радостные раздумья прервал клаксон автомобиля и открытая Клэр дверь.

— Запрыгивай, или особого приглашения ждешь?! — рявкнула она, после того как Аристарх тупо уставился на открытую дверь салона и ничего похоже не собирался предпринимать.

— Извини, задумался, — попросил он прощения, запрыгивая в салон.

Машина резко рванула с места, и Колошина бросило на Клэр. Аристарх вдохнул аромат духов Клэр, и ночь в казематах Машинерия показалась не такой уж и беспросветной тьмой.

— Не пойми меня неправильно, но если ты сейчас от меня не отлипнешь, я за себя не ручаюсь, — произнесла Клэр со стальными нотками в голосе.

В голове Аристарха мгновенно всплыла картина, как она наставляет пистолет на причинное место Грога. Колошина как пружиной отбросило на свое место, и во избежание недоразумений он сместился немного в сторону, чтобы в случае следующего резкого рывка водителем он влетел на обивку салона, а не на напарницу. Жуткий визг тормозов намекнул пассажирам, что они прибыли и пора бы расплатится.

Клэр выскочила первой и, бросив монетку гному, направилась к дверям конторы, Аристарх неотступно следовал за ней. Клэр отворила дверь и, увидев того, кто находился в помещении, замерла на месте. Аристарх едва не воткнулся в нее, но взглянув через ее плечо в открытую дверь, он тоже замер как вкопанный.

— Это уже не смешно даже для вампиров, — произнесла Клэр, переступая порог. — Насколько я помню, этот кровосос забрал все, что вообще можно было забрать. Неужели семья Висконьти хочет снять с Селии последнее?

Адвокат семьи выслушивал ее нападки с каменным выражением лица. И судя по всему, он не собирался отвечать на ее язвительные укусы.

Глава-14.

Глава-14.


Само по себе присутствие адвокатов мало кого радует, за исключением тех, кто их нанял. А если брать во внимание тот факт, что именно этот адвокат является тем, кто ободрал тебя как липку, то настрой Клэр можно было понять. Что касается настроения Аристарха, оно у него было и так не особо хорошим, но при виде холеной физиономии представителя семьи Висконьти, испортилось окончательно.

— Успокойся, — придержал напор своей подопечной Крушинин. — Он здесь не для того, чтобы обирать нас. Это он уже прекрасно сделал в нашу прошлую встречу, а сейчас он предлагает нам работу.

— Всегда считала, что у вампиров с головой не все в порядке, — фыркнула Клэр, не сводя убийственного взгляда с адвоката.

— Вижу, ваши подопечные не особо мне рады, — констатировал очевидный факт адвокат семьи.

— Даже и не знаю, чем это можно объяснить? — развел руками Крушинин, не думая скрывать сарказм в голосе.

В конторе Аристарх заметил небольшое, но очень важное изменение в интерьере. За столом, где раньше стояло кресло Иваныча, теперь находилось второе, и его занимала Селия. Эта перестановка была сделана неслучайно и, судя по тому, как едва уловимо кривилось лицо адвоката в тот момент, когда его взгляд падал на эту парочку, Аристарх догадался почему. Что ни говори, а Селия была настолько обворожительна, что Аристарх не мог отвести от нее взгляд. Правда, болезненный тычок локтем в бок, полученный от Клэр, прекрасно помог ему превозмочь себя.

— Прекрати на нее пялиться, — шепнула она. — Живая кровь добавляет вампирам не только физической силы, но и все остальное также становится лучше. Короче говоря, тратится на питательный крем для тела, ей нет необходимости.

Когда прибывшие смотрители заняли на диване свои места, Крушинин предложил адвокату приступить к обсуждению дела, которое он собирается им предложить.

— Дело весьма щепетильное, — произнес адвокат, доставая папку с документами, но открывать ее, не торопился.

Положив папку на стол, он принялся барабанить по ней пальцами, словно раздумывая, а стоит ли ему начинать разговор или лучше отменить встречу и отправиться обратно к своему клиенту. Бежевая кожаная папка с гербом Висконьти красовавшимся в центре продолжала хранить тайну.

— Не хочу вас торопить уважаемый, но у нас много дел по улучшению собственного благосостояния после нашего последнего общения, — произнес Крушинин. — У вас весьма красивая папочка и если это все что вы хотели нам продемонстрировать, то можете считать, ее красота произвела на нас неизгладимое впечатление. Так и передайте своему клиенту.

— Хорошо, — произнес адвокат, потянув за кожаный шнурок на боку папки. — Вам нужно будет проехать в третий родовой замок, — нехотя выдавил из себя адвокат, вынимая из папки документ. Мой клиент хочет, чтобы именно вы занялись его делом. Как я уже говорил, дело весьма щепетильное и он хочет сохранить его в тайне. Особое условие… семья Висконьти не должна об этом ничего узнать. Указанную в документе сумму вы получите по окончанию работы.

Адвокат протянул листок с указанной суммой. Крушинин взглянул на него и передал Селии.

— И кто донимает главу третьего родового замка, Висконьти, с чем не могут справиться его воины? — спросила Селия, не сводя взгляда с суммы указанной на листке.

— Ифрит угрожает его сыну, — нехотя открыл тайну адвокат.

— Мы беремся за контракт, — согласился Крушинин.

— За двойную плату, — добавила Селия.

— Мы обратимся к другим смотрителям! — фыркнул, вскакивая на ноги адвокат, и забирая листок с огромным гонораром вознаграждения.

Крушинин собрался было остановить его, сумму-то он предложил реально большую по нынешним-то временам, да и по прежним она тоже внушала уважение. Адвокат, всем своим видом демонстрируя оскорбленную натуру ни с кем, не попрощавшись, открыл двери на улицу, впустив в помещение звуки живущего своей жизнью города. Замерев на пороге, адвокат что-то пробурчал про себя и, взявшись за ручку, закрыл дверь обратно. С недовольной миной он вернулся обратно за стол переговоров.

— Хорошо, я согласен на двойную цену, — практически прошипел согласие адвокат семьи.

— Отлично, как я и говорила раньше, за тройную цену мы возьмемся за работу.

— За тройную?! Да это же грабеж!

— Примерно тоже самое говорил и мой муж, когда вы забрали мою гостиницу, — произнесла Селия и ни один мускул на ее прекрасном лице не дрогнул.

Аристарху казалось, что от напряжения у адвоката сейчас взорвется голова, а Клэр откровенно наслаждалась происходящим. Адвокату наконец-то удалось справиться с разбушевавшимися эмоциями и, успокоившись, он достал еще один документ. Вписав в него нужную сумму, он поставил свою подпись под ней и двумя пальцами пододвинул документ Крушинину и Селии. Они прочитали договор и скрепили его двумя автографами. Адвокат оставил им второй экземпляр и покинул контору, предупредив на выходе, что эскорт прибудет завтра утром.

— Честно говоря, мне было немного страшновато, я думал, что мы действительно упустим такую кучу денег, — выдохнул Крушинин, когда адвокат покинул помещение.

— Ничего страшного не было, его клиент хочет, чтобы за контракт взялись именно мы, — ответила Селия. — А когда он вернулся, стало понятно, что никого кроме нас он нанимать не будет, поэтому тройную цену заплатит без разговоров. Тем более его красочный выход стоил ему двойной оплаты.

— Выходит, у нас появился положительный баланс, — сделала вывод Клэр.

— Пока он в прожекте, но чтобы он стал реальностью надо Аристарху выспаться, — произнес Крушинин, в упор, глядя на Клэр.

— Иваныч, мне не нравится, как ты на меня смотришь.

Но Крушинин продолжал буравить ее взглядом.

— Хорошо, пускай, спит на диване раз такое дело, — сдалась Клэр. — Но пусть особо слюни не распускает он не его собственность.

Для большей уверенности, что ее правильно поняли она строго посмотрела на Аристарха.

— Нет, так не пойдет, — возразил Иваныч. — У нас назначены еще три встречи, и они могут затянуться, а я в этом почему-то нисколько не сомневаюсь. Не думаю, что вид сопящего Колошина пойдет переговорам на пользу. Если кто еще чего недопонял, то мы с Селией занимаемся поиском клиентов, а на вас лежит выполнение черной работы. Селия права, в галерее много денег не заработаешь, а в нашей ситуации нужно срочно что-то придумывать. Если вы справитесь с заданием, а другого варианта я не принимаю, то мы подадим заявку на статус самостоятельного поиска.

— Иваныч, ты уверен? — глядя ему в глаза, спросила Клэр.

— Да, думаю да, нам давно уже пора выходить в самостоятельное плавание.

— Многие, решившиеся на это, сейчас работают вышибалами в далеко не респектабельных местах. А тех, кому удалось свести концы с концами, можно пересчитать по пальцам.

— С этим действительно трудно спорить, но теперь у вас есть я, — вступила в беседу Селия. — Хотя официально я теперь и не могу себя причислять к семье Висконьти, но меня знают, и я знаю многих влиятельных жителей этого города.

— Хорошо, с разговорами мы закончили, — поднялся из-за стола Крушинин. — На эту ночь ты выделишь Аристарху комнату, а завтра утром вы отправитесь на задание. И это не обсуждается. Все, вы свободны, нам нужно подготовиться к встрече.

— Идем, брошу тебе коврик возле двери, — пообещала Клэр, поднимаясь с дивана.

— Бросай коврик, где хочешь, но напарник должен быть готов к выполнению контракта, — предупредил ее Иваныч.

— Доспит по дороге, насколько я понимаю, путь туда займет часов пять-шесть, — заметила Клэр.

Иваныч лишь махнул рукой, чтобы они быстрей выметались из конторы, что Клэр с Аристархом незамедлительно и исполнили. В машине Колошин практически сразу уснул и проснулся лишь после чувствительного тычка напарницы.

— Просыпайся, приехали, — сообщила она, покидая салон машины.

После того как авто умчалось, оставив о себе память в виде небольшого облака, Аристарх огляделся по сторонам. Место жительства Клэр разительно отличалось от того, где раньше жил Колошин и это видимо легко читалось на его физиономии.

— Лицо попроще и, возможно, я пущу тебя на порог.

— Я просто еще не проснулся, не подумай чего…

— А вот я уже подумала, и у меня остался весьма нехороший осадок.

Давно нуждающийся в ремонте фонарь освещал парадную по своему и только ему известному желанию и когда смотрители подошли к двери, он неожиданно снизил яркость. Получив в свой адрес нелестный эпитет от Клэр, фонарь обиженно мигнул и погас окончательно.

Зато на лестнице, оказалось, немного веселей, здесь горевшая лампа не гасла. Но, болтаясь на свисающем с потолка проводе, грозила рухнуть тебе на голову. Квартира Клэр находилась на четвертом этаже, и никаких неприятностей по дороге к ней с ними не случилось.

Выслушав все правила поведения, и запомнив, где он будет спать, Аристарх отправился в душ. Клэр на всякий случай его предупредила, чтобы он не сильно расслаблялся и не вздумал там заснуть, в противном случае ему был обещан подъем с использованием ледяного душа.

Застеленное белье пахло духами Клэр и Аристарх, как ни старался, не смог уснуть. Видимо, получасовой сон в машине сделал свое черное дело, объяснив организму, что он вроде как уже спал. Но что-то Аристарху подсказывало, что не получасовой сон виновник его бессонницы.

Звук льющейся воды в душе прекратился и у Колошина случился прилив крови в том месте, которое он не мог контролировать. Только бы Клэр не понадобилась его помощь, взволнованно подумал Аристарх, в этом случае халат вряд ли ему поможет с конспирацией, а идти задом тоже не вариант.

Самые страшные опасения Колошина подтвердились, дверь его комнаты отворилась и к нему вошла Клэр. На ней был всего лишь халат и Аристарх понял что попал. Голова разламывалась от попыток найти объяснение, почему он не сможет сейчас подняться и пойти помогать ей, в чем бы-то там ни было. Но и отказать он ей вроде как не может, Клэр ведь пустила его переночевать и теперь он у нее в долгу.

— Клэр, возможно ты рассердишься ведь тебе как я понимаю нужна моя помощь, но у меня нет приличного объяснения, почему я не могу в данный момент вылезти из-под одеяла, — решил Аристарх первым начать разговор.

— Ты прав мне действительно нужна твоя помощь, — произнесла Клэр, приближаясь к его кровати. — Я, конечно, могу и сама, но это будет не так интересно.

Клэр скинула халат и проскользнула к нему под одеяло.

— Я… ты… это…

Клэр прикрыла ему рот ладонью и, склонившись над ухом, прошептала: — Я потом отвечу на твои вопросы, если они останутся.

Голова Клэр покоилась на его груди, а запах ее волос пьянил Аристарха лучше любого вина. И что важно, он получил исчерпывающий ответ на главный вопрос девственника, что нужно делать, когда оказался в одной постели с женщиной.

— Теперь ты знаешь, чего лишишься, если ифрит сделает из тебя барбекю, — прошептала Клэр.

— Я слышал, что женщины коварны, но чтобы до такой степени…

— Да, мы такие, — улыбнулась Клэр. — Спи, завтра тяжелый день, нужно быть отдохнувшими.

Разбудил их звонок Крушинина. Экран стимвизора, лежавшего на тумбочке, демонстрировал пустой стул Иваныча. Он вызвал Аристарха, но сам, видимо, на что-то отвлекся. Клэр мгновенно скатилась с кровати на пол. На экране появился Крушинин и сообщил, что через час прибудет эскорт и Аристарху пора отлепиться от мягкой кроватки и нести свой зад в контору. А заодно попросить Клэр проверить ее стимвизор, а то он до нее дозвониться не может.

— Я уже проснулся, и мы не опоздаем, — заверил он шефа, закрывая экран.

— Ответь мне, пожалуйста, зачем ты оставил экран стимвизора поднятым? — очень недобро поинтересовалась Клэр, поднимаясь с пола и заключая свое великолепное тело в халат.

— Чтобы не проспать, — честно признался Аристарх.

— Колошин.

— Да, — с некоторым опасением ответил он.

— Ты дебил, Колошин, — вынесла она диагноз напарнику. — А если бы Иваныч решил связаться с тобой, когда мы находились в интересном положении?

— Я как-то не подумал, — покраснел Колошин. — Да и не мог я предположить, что у нас возникнут чувст…

— Ничего между нами не возникло, — перебила его Клэр. — Просто я не хочу, чтобы какая-то вампирша лишила тебя сознания, оголив перед тобой грудь. Видел, как изменилась Селия, напившись крови, а они там, скорее всего, все такие.

— Я хороший ученик и меня одной грудью теперь не пошатнуть… ну, если только двумя, — добавил он после короткой паузы.

— Будешь пускать слюни на голых баб, я тебе оторву то, что некоторым мешает танцевать.

— Погоди, но ты только что сказала, что между нами ничего не возникло, — непонимающе произнес Аристарх.

— Вот и не забывай об этом, а будешь пялиться на других, то быть тебе отличным танцором, — пообещала она, выходя из комнаты и оставляя мозг Аристарха в ступоре от попытки найти логику в словах Клэр.

Выяснение что же все-таки имела в виду Клэр, Колошин решил оставить на другой раз, когда подвернется удобный случай. Да и до прибытия эскорта им нужно было еще посетить Машинерия.

— Ну и задал мне задачу Иваныч, — посетовал Машинерий, когда открыл перед смотрителями дверь. — Ифрит, ну надо же было так вляпаться. Они в основном любят посещать южные страны, а здесь они вообще практически не появляются. Я всю ночь не спал в попытке найти что-нибудь смертельное для ифрита, но практически ничего не нашел, не наш это клиент.

— Значит, нам нечем в него стрелять, я имею в виду, чтобы убить, — сделал вывод Аристарх.

— Я же сказал, практически ничего не нашел, а это совершенно не одно и тоже с выражением, ничего не нашел. Улавливаешь разницу?

Аристарху осталось лишь кивнуть и слегка покраснеть, он опять открыл рот, не подумав, и выставил себя в дураках. Машинерий хмыкнул и, поковырявшись в своих запасах под столом, вынул оттуда металлический ящик, основательно поеденный ржавчиной.

— Я уж было подумал, что отправляться вам на встречу с огнезадым предстоит с пустыми руками, но вам повезло, я наткнулся на этот ящичек, — похлопал он по металлической крышке, чем поднял небольшое облако пыли.

— И что в нем находится? — склонился над ящиком Аристарх.

— Смерть Кащеева, — усмехнулся Машинерий, хлопнув Аристарха по плечу пыльной ладонью, и оставив на его куртке след от пятерни.

Открыв ящик, Машинерий вынул из него еще один ящик, но с маленькой ручкой для переноски, и вот от него исходил ощутимый холод.

— Это патроны с фреоном для ружья, — объяснил он холод. — За столько времени они слегка подпортились, и в боевом состоянии осталось всего два патрона.

Машинерий открыл покрытый инеем саквояж и продемонстрировал смотрителям два патрона. Пока они разглядывали смертоносный боезапас против ифрита, Машинерий положил на стол винтовку.

— Да ты издеваешься, — произнесла Клэр, едва ее взгляд упал на оружие. — С этим агрегатом хорошо смотреться будет разве что Иваныч. Сколько интересно веков этому оружию?

— Ну, про возраст ты уж слишком загнула, — махнул рукой Машинерий. — Этой леди всего-то четыреста пятьдесят лет, а бьет она по-прежнему, будь здоров.

— Даже не сомневаюсь, — без особого энтузиазма ответила Клэр.

— Согласен, она не молода и парогенератор у нее еще первого образца, да и стрелять в небольшом помещении не самая удачная мысль, но ничего другого у меня нет. И если честно, то за свою жизнь я ифритов вообще не встречал.

— Помяни мои слова Аристарх, скучать нам определенно не светит, — поделилась своим предчувствием Клэр. — Бери… это, — показала она на ружье, а сама взяла ящичек с двумя патронами.

Аристарх некоторое время крутился вокруг винтовки примеряясь как бы поудобней ее схватить. Ему казалось, что калибр для сего смертельного агрегата вообще не разрабатывали, а отпилили ствол у танка и, присобачив к нему приклад, обозвали винтовкой. Заметив сложности у Колошина, Машинерий пришел ему на помощь. Потянув за небольшой рычажок на боку ствола, он выдвинул рукоятку для переноски оружия.

— Спасибо, — поблагодарил его Аристарх и, оторвав винтовку от стола, поспешил за Клэр, давно скрывшейся за дверью.

По правде говоря, Аристарх рассчитывал, что они поедут на машине, но вместо нее у конторы били копытами запряженная четверка лошадей с горящими дьявольским огнем глазами.

— Ну конечно, кто бы сомневался, — буркнул он сам себе, выволакивая винтовку на улицу.

Древнейший род вампиров вряд ли будет передвигаться на пышущих паром изобретениях гномов. И что-то ему подсказывало, что скорость этих с позволения сказать коней вряд ли уступает скорости машины. Помимо вампира управлявшего экипажем эскорт составляли еще четверо конных его собратьев. Вампиры были закованы в легкую броню, хотя их лошади справились бы и с тяжелым всадником, даже не обратив на это внимания.

Карета тоже оказалась не обычной а бронированной, и крепкие пластины, покрывавшие ее, являлись произведением искусства. Всадники смотрели прямо перед собой, совершенно не обращая внимания на смотрителей. Если бы кони под ними не били копытами, высекая искры из камней, то можно было бы подумать, что они все высечены из камня.

Крушинин и Селия встречали своих подчиненных у порога конторы. Шеф хлопнул Аристарха по плечу и пожелал удачи, Селия тоже пожелала удачи только обошлась без фамильярностей. Загрузив винтовку в карету и устроив ее на полу, смотрители и сами заняли свои места в экипаже. После того как Аристарх закрыл дверь, карета двинулась с места. Пока они передвигались по городским улицам, их все время обгоняли гномы на плюющихся паром машинах. Но стоило экипажу выбраться на просторы, не запруженные снующими везде машинами, как Аристарх узнал истинную скорость красноглазых лошадей.

— У нас примерно пять часов, советую, не тратить время зря и выспаться насколько это будет возможно, — произнесла Клэр, показывая Аристарху пример как нужно поступить.

Подогнув ноги и устроившись на сиденье, Клэр практически мгновенно уснула. Аристарх слышал про людей натренировавших свой организм для мгновенного сна, но у него никак это не получалось и он с легкой завистью смотрел на спящую Клэр. Он минут десять таращился в окно, но кроме унылого пейзажа так ничего и не увидел и по примеру напарницы устроился на своем сиденье. Едва закрыв глаза, он почувствовал, как его кто-то трясет за плечо. Разбудившем его человеком, разумеется, оказалась Клэр.

— Вставай, экипаж снизил скорость, значит, скоро будем на месте, — произнесла она.

Дорога явно вела в гору и чтобы немного проветрится, Аристарх высунул голову в окно и увидел на вершине горы замок. Его очертания сложно было разглядеть в деталях, слишком далеко они еще находились. Но с каждым мгновением они приближались, и Аристарх смог разобрать не только огни в окнах но и само сооружение. Как и предполагал Аристарх, замок был выстроен в готическом стиле, ни один уважающий себя упырь не будет жить в чем-то другом. Если конечно он не хочет быть высмеян сородичами. Острые шпили крыш и арок вонзались в небо подобно клыкам вампира в шею своей жертвы. Аристарх в очередной раз с облегчением выдохнул, осознавая, что его кровь для вампира, что для Колошина лошадиная доза пургена. К тому моменту, когда карета приблизилась к замку, мост, с громким лязгом цепей опустился и впустил экипаж на свою территорию.

Выглянув в окно, и не обнаружив опасности, Клэр спустилась по ступеням кареты на выложенный камнями двор замка. Аристарх, подняв винтовку, появился следом за ней, оружие в его руках внушило определенное уважение в глазах вышедшего им на встречу вампира.

— Добро пожаловать в мой замок, смотрители, — произнес он. — Я хозяин замка Маккиавели.

— Смотритель Клэр, и смотритель Аристарх, — в свою очередь представила она себя и напарника.

— Следуйте за мной, я покажу выделенные для вас апартаменты, а потом мы пообедаем, и я расскажу, почему мы обратились к смотрителям, — произнес Маккиавели, слегка поклонившись и жестом пригласив их следовать за ним.

Вампир шел первым, Клэр с Аристархом немного отстали.

— Вампиры не могут справиться с ифритом, это не просто жест вежливости в сторону Селии, как я грешным делом подумала, — шепнула Клэр.

— Это не те слова, которые я бы хотел слышать в подобном месте.

— Да как скажешь, увидим ифрита, прибьем его и по домам считать гонорары.

— Это лучше конечно, но легкая дрожь у меня никуда не делась, — поделился своим состоянием Аристарх.

— Со временем ты с ней научишься справляться, ну а пока придется дожидаться момента, когда мы вступим в бой с ифритом. Сразу после начала дрожь уйдет, и ты будешь действовать как нужно. Так что не волнуйся и пусть все идет своим чередом. Да и вспомни, как ты сражался с Ремайнером, во время боя ведь никакой дрожи уже не было.

Аристарх и сам знал эту особенность человеческой психики, но все же надеялся, что когда-нибудь настанет то время, когда он перестанет трястись от встречи с противником. И чтобы отвлечься от неприятных мыслей он решил обратить взор на достопримечательности, которые предлагал замок вампиров. За все время, проведенное им в прошлой жизни, он выбирался только за город, да и то всего единственный раз.

Тот памятный выезд за город окончился поломкой последней лыжной палки. Сами лыжи были поломаны еще в городе, когда он скатился с ними по эскалатору в метро. Друг все же каким-то образом уговорил его сесть в электричку, пусть без лыж и с одной палкой, но он был уверен, что Аристарху нужно было сопротивляться судьбе и довести задуманное до конца. И он довел, при этом лишился друга, отправив его в больницу с переломом обеих ног. Жаль, конечно, но это был единственный человек, которого он мог назвать другом, в понимании Аристарха, разумеется. Так что теперь он наслаждался архитектурой замка, населенного вампирами не опасаясь, что он что-нибудь сломает.

Пока они шли по залам и преодолевали лестничные пролеты, смотрители кроме Маккиавели так и не увидели больше ни одного вампира. Такой большой замок и такие проблемы с населением.

— Наверное, вы уже заметили, что здесь не так много жителей как вы могли бы ожидать? — произнес хозяин замка, останавливаясь перед дверьми, преградившими проход в следующее помещение. — Население замка составляло сто двадцать вампиров… до недавнего времени. Сейчас, включая меня… девятнадцать обитателей. Единственное чего мы смогли добиться, это удерживать ифрита, но он все равно убивает всех, кто пытается защитить моего сына от этого исчадия подземного мира. Мы использовали практически все, что только возможно, но результат наших попыток практически нулевой и ничего с этим мы поделать не можем. Единственная надежда только на вас.

Вампир постучал в дверь, и через некоторое время она отварилась, впуская смотрителей внутрь. В центре огромного зала располагался длинный стол, во главе которого сидел юноша с весьма бледным видом. По правую и левую руку от него стояли два воина вампира.

— Знакомьтесь, мой сын Сальвадоре, — представил хозяин замка юношу за столом. — Я обещал вначале показать вам ваши комнаты, а уж после пригласить на трапезу и познакомить вас с сыном, но я решил не затягивать со знакомством. В последнее время всякое случается, и я не хочу опоздать.

Сальвадоре сидел на троне, заваленном подушками и облаченный в мягкий халат, в котором он нормально бы смотрелся в спальной комнате, но никак не за обеденным столом. На вампире не оказалось ни единого украшения. Никаких тебе перстней с драгоценными камнями, цепей, медальонов. Да и стоящие возле него вампиры, выполнявшие роль телохранителей, были без оружия, по крайней мере, Аристарх его не заметил. Все их вооружение лежало в двадцати шагах позади на небольшом столике. И это уже было не просто странно, а довольно безответственно, учитывая тот факт, что их хозяину угрожает смертельная опасность. Аристарх здраво предположил, что задавать вопросы пока не стоит, а лучше дождаться момента, когда вампиры сами все расскажут.

Появившиеся слуги показали гостям их места и удалились на кухню за блюдами. Аристарх на всякий случай поставил винтовку рядом с собой, прислонив ее к столу. Клэр заняла место рядом с ним и на всякий случай открыла крышку у саквояжа с двумя патронами для винтовки. Об ифритах она практически ничего не знала, как, впрочем, и Аристарх. Поэтому готовилась к неожиданностям с большой ответственностью.

Глава 15

Глава-15.


— Обед это конечно прекрасно, но давайте начнем с самого начала, — произнесла Клэр, как только все расселись за столом в ожидании блюд. — Откуда вообще взялся ифрит в этих местах? Насколько мне известно, они не особые любители забираться в такую даль.

— Это верно, — согласился Сальвадоре. — Но мне удалось навлечь проклятие на себя, и привести ифрита в родовой замок. Отец не теряет надежду меня спасти, но я не настолько крепок и боюсь, когда в замке никого не останется, то и моя полувековая жизнь окончиться. А замок перейдет в полноправное владение приведений и тому подобной дряни.

— Будем считать, что я прослезилась, а теперь давайте ближе к делу, — направила Клэр душещипательный рассказ вампира в нужное русло.

— Извините, я немного отвлекся, — выдавил сквозь зубы Сальвадоре. — Это случилось год назад, когда я посещал страну песков. Меня пригласил друг семьи, и я принял приглашение, хотя желания ехать туда у меня не было.

— В этом полностью моя вина, — схватился за голову Маккиавели.

— Отец, не вини себя в этом, он в любом случае бы меня вытащил к себе.

— Возможно, но в этот раз именно я тебя отправил к нему, и пока остается хотя бы единственный шанс избавиться от проклятия, я его обязательно использую.

Клэр покашляла в кулак, она совершенно не собиралась присутствовать при выяснении отношений между сыном и отцом.

— Одним словом, я убил его, хотя по идее умереть должен был я. Мне повезло, и я выбрался оттуда живым, правда, сопровождавшие меня воины погибли. А по приезду домой я обнаружил еще один неприятный сюрприз. Тот, кого я отправил к праотцам, заключил союз с ифритом. И демон будет преследовать меня до тех пор, пока не сживет со света.

— Откуда он появляется? — спросил Аристарх.

— Из моей крови.

— Не понял?

— Стоит мне порезаться и капли крови, падающие на пол, открывают ему проход в наш мир, — прояснил свои слова Сальвадоре. — Единственное что его может остановить – это вбитый серебряный гвоздь в упавшую каплю крови. И они должны вбиваться во все капли, иначе ифрит появится, ему достаточно единственной капли, не пронзенной гвоздем.

— Это объясняет перчатки на руках телохранителей, — наклонилась к Аристарху Клэр.

— Не мне рассказывать смотрителям, какие у нас с серебром натянутые отношения, но другого варианта нет, как идти на подобный шаг, ведь в замке никого кроме нас не осталось.

Неожиданно дверь в зал отворилась, и на пороге появилось еще трое вампиров. Каждый из них нес в руках поднос, на одном из них Аристарх заметил запеченную курицу, остальные были заполнены кровавыми яблоками.

— Прошу вас составить мне компанию за обедом, — произнес Сальвадоре. — Надеюсь, мой повар сумел угодить человеческим вкусам.

Аристарх отрезал себе и Клэр по порции курятины, или того, что было похоже на нее, и осторожно положил в рот небольшой кусочек. Мясо действительно напоминало куриное, но было гораздо нежнее и сочнее, хотя это могло говорить об элементарном искусстве повара.

— У вас отличный повар, — отметил Аристарх, после того как отправил в рот очередной великолепный кусочек курятины.

— Рад, что вам понравилось.

Сальвадоре потянулся за яблоком, но ножка его стула подломилась и он едва не упал, но успел ухватиться за край стола.

— Смотрители, вам предстоит работа, — обратился он к ним, показав распоротую ладонь.

Один из телохранителей мгновенно оказался возле стола с оружием и, схватив горсть серебряных гвоздей, принялся вбивать их в центр капающих на пол пятен крови. Это не первое появление ифрита и вампиры были готовы к нему. Стул Сальвадоре находился на деревянном помосте, вбивать серебряные гвозди в каменный пол было довольно проблематично и вампиры вынесли из этого урока правильные выводы. Второй телохранитель в это время забинтовывал ладонь хозяина. Вскоре рана на ладони Сальвадоре затянулась, и он снял повязку, а телохранитель бросил ее в камин, где она вспыхнула и мгновенно сгорела. Неожиданно вбивавший гвозди телохранитель выхватил меч и закрыл собой Сальвадоре.

— Хозяин, у меня закончились гвозди.

Аристарху пришла в голову дикая мысль, но он решил пока не озвучивать ее, а проверить на практике. Выхватив пистолет, он перемахнул через стол, и оказался рядом с нанимателем.

— Куда вбивать гвоздь! — крикнул он, обращаясь к телохранителю.

Вампир указал острием меча на раздувающееся пятно крови. Аристарх, не раздумывая, вогнал в нее серебряную пулю, и пятно перестало вздыматься.

— Вроде обошлось, — произнес телохранитель, внимательно осматривая пол под стулом Сальвадоре.

— Неплохо, — отметила Клэр.

Аристарх убрал пистолет и в этот момент из-за спинки трона появился ифрит.

— Плохо ищите, — усмехнулся он и протянул огненную руку в сторону Сальвадоре.

Телохранители, не раздумывая, взмахнули мечами, и отсеченная конечность упала на деревянный помост. Там где стоял ифрит стол уже прогорел, а теперь и воспламенилось то место, где упала перерубленная в двух местах конечность демона. Сальвадоре отпрыгнул на каменный пол, а два его телохранителя продолжали кромсать ифрита. Демон ничего не предпринимал, чтобы как-то защитить себя и просто позволял вампирам вдоволь насладиться рубкой его тела.

Ифрит, состоящий из расплавленной магмы, выжидал нужного момента и когда мечи вампиров раскалились, и они не могли их удерживать, ифрит перешел в атаку на телохранителей. Они сгорели практически мгновенно. Те части, что были отрублены вампирами, быстро восстанавливались. Вытекавшая из раны огненная магма застывала и напоминала растрескавшуюся в засуху землю, а в трещинах продолжала светиться жидкая составляющая ифрита.

Клэр зарядила ружье и выстрелила в демона. Пуля пробила тело ифрита навылет и вонзилась в стену, разбрызгав по камням фреон. Демон открыл рот, и изверг из него струю пламени, которое заставило Клэр заняться спасением своей жизни. Винтовку пришлось бросить, с ее тяжестью она бы не смогла уклониться от летящего пламени.

Клэр ускользнула, но вот винтовка, покрытая пламенем, раскалилась и через мгновение расплавилась. Единственный патрон взорвался, лишив смотрителей последнего оружия против ифрита. Аристарх разрядил пистолет в голову и грудь демона, но ничего кроме мгновенно затянувшейся магмы не увидел. Пистолет смотрителей не имеет такой пробивной силы как одолженная им винтовка Машинерия и пули не пробивали ифрита навылет, а застревали в его теле, но это все чего он добился. Как оказалось, никакой разницы для смотрителей между пистолетом и винтовкой не было, и то и другое оказалось бесполезным в борьбе с противником.

— Пожалуй, я оставлю в живых этих забавных людей, — прогремел под сводами замка голос ифрита. — Не думал, что вампиры запросят помощь, посмотрим, что они смогут придумать. А чтобы они лучше думали, я убью твоего отца.

Ифрит набрал полную грудь воздуха и принялся плевать в главу третьего родового замка сгустки расплавленного серебра, которым снабдил его Аристарх, выпустив ранее весь магазин в тело демона. Старый вампир пытался избежать смертельного металла, и это ему удавалось до тех пор, пока ифрит не прыснул в него облако расплавленного серебра. Смерть оказалась практически мгновенной, и кучка пепла осыпалась возле стены, на которой пытался укрыться вампир.

— Я чувствую, что в замке еще остались вампиры, — прогремел ифрит, обращаясь к Сальвадоре. — А пока мне нужно отдохнуть.

Произнеся это ифрит замер и начал быстро остывать. Вскоре вместо опасного противника на каменном полу осталась безжизненная скульптура из остывшей магмы.

— Теперь я глава третьего родового замка, — произнес Сальвадоре. — И я хочу оставаться им как можно дольше, а не только до следующего пореза.

— Не стоит беспокоиться, мы всегда выполняем контракты, — попыталась успокоить его Клэр.

— Уж постарайтесь, в течение двух недель никто из замка уйти не сможет. Не знаю с чем это связанно, но после последнего появления ифрита никто не смог покинуть пределов замковых стен. Хотя, если вы желаете это проверить, то отговаривать вас я не стану.

Через мгновение в зал ворвался десяток вампиров, но, увидев, что все уже закончено, они убрали оружие.

— Мой отец погиб и теперь я глава клана, — ответил он на немой вопрос вошедших телохранителей. — Покажите гостям их апартаменты, они определенно у нас задержатся.

Комнату смотрителям выделили рядом с покоями нового главы клана. Телохранитель, закрывший за ними дверь, остался по другую сторону, и уходить, похоже, не собирался. Они охраняли жизнь нового главы и пытались уберечь его от новых порезов грозивших смертью, как их новому хозяину, так и непосредственно им самим. Оставшись одни в комнате Клэр раскинув руки, рухнула спиной на мягкую перину. Она оказалась вымотанной как в физическом, так и в моральном плане, но основной была, конечно, эмоциональная усталость. Основная неприятность заключалась в том, что они понятия не имели что можно противопоставить такому противнику как ифрит.

Аристарх был занят теми же размышлениями и, в отличие от Клэр, он надеялся, что именно она что-нибудь сможет придумать. Она живет здесь гораздо дольше него, а значит, огромный опыт должен ей помочь, но Клэр продолжала лежать на перине, раскинув в стороны руки и тупо смотреть в потолок. Аристарх сидел на стуле и с таким же успехом разглядывал пол под ногами.

— Что будем делать? — осторожно поинтересовался он у напарницы.

— Понятия не имею, — разбила она его мечты на спасение.

— Значит, в ближайшем будущем мы умрем? — взглянул он на Клэр.

— Ты не о том думаешь, Аристарх. Мы в любом случае умрем, даже вампиры с их продолжительностью жизни, в конечном счете, превращаются в прах. Но наша первоочередная задача состоит в выполнении контракта. Провалим его, и мало кто станет предлагать тебе работу, а влачить нищенское состояние я определенно не намерена. Так что давай напряжем остатки интеллекта и придумаем, как покончить с этим уродом.

Аристарх поднялся и несколько раз прошелся вдоль комнаты в попытке заставить мозг работать.

— Ифрит должен бояться воды, — предположил он.

— Да это понятно, предлагаешь окунуть его головой в бочку с водой, но, думаю, эту идею они уже пробовали, — без особого энтузиазма ответила Клэр.

— Откуда ты знаешь, что вампиры додумались до подобной идеи?

— Аристарх, не разочаровывай меня. Им, по крайней мере, по пятьсот лет, они заткнут тебя за пояс, опираясь лишь на свой опыт, и для этого им даже голову включать не нужно будет.

— Но мне не хочется торчать здесь пару недель. Я люблю город и свет ламп, а не тусклое освещение факелов, воткнутых в стены. Да и присутствие не особо радушных упырей меня несколько беспокоит. Вдруг они решат — умирать так с музыкой и плевать на диарею, а делиться своей кровью мне не хочется.

— Хорошо, уговорил, идем к Сальвадоре узнавать брызгался ли он водой в ифрита или они не додумались до подобного, — пробурчала Клэр, поднимаясь с перины и направляясь к двери, охраняемой вампиром.

Охранник по ту сторону порога встретил их холодным презрительным взглядом. Он явно был несколько другого мнения о возможностях смотрителей, нежели его новый и старый хозяин. Но так как ослушаться главу клана он не мог, то приходилось терпеть этих людишек в святая святых их рода.

— Да-да, ты мне тоже не нравишься, но у меня контракт с твоим хозяином, так что будь добр отведи нас к нему на аудиенцию, — произнесла Клэр, без труда прочитав мысли вампира на его лице.

Упырь сжал челюсти и едва заметно кивнув, повел смотрителей в соседние покои, где размещался новый глава их рода.

— Вы придумали, как покончить с проклятием? — спросил он, как только смотрители переступили порог его покоев.

— Вы пытались облить его водой? — ответила вопросом на вопрос Клэр.

— Это не вариант, — отмахнулся Сальвадоре. — Пару раз мы его обливали, но ему вода как слону дробина. Она испаряется еще до того как успевает коснуться тела демона.

— А если его заманить туда, где много воды? — предложил Аристарх.

Сальвадоре замолчал, обдумывая предложение смотрителя.

— А это может сработать, — кивнул он, хотя и без особого энтузиазма. — Вас проводят в купальню, там вы сможете определить достаточно ли воды или нет. Но имейте в виду, ее у нас не так много, раньше с поставками проблем не было, а сейчас сами понимаете. Да и наша потребность в ней не такая большая как у людей и животных.

— Я поняла, а теперь мне бы хотелось осмотреть купальню.

— Не смею больше вас задерживать, — махнул рукой Сальвадоре и опустился на мягкие подушки.

Провожать их отправился тот же вампир что стоял на страже у их дверей. Пока они спускались в нижние этажи замка, все сохраняли гробовое молчание, и лишь у дверей вампир произнес, что они на месте и могут приступать к осмотру. Как показал беглый взгляд если даже собрать всю воду в замке, то ее вряд ли хватит чтобы наполнить резервуар в рост человека.

— Этого слишком мало, — произнесла Клэр, посмотрев на купальню, заполненную едва ли на четверть.

— Кажется, я знаю, где можно достать много воды, — шепнул Аристарх, вынимая пистолет и извлекая из него водный кристалл.

— Молодец, остается только придумать, как его доставить в тело ифрита.

— У меня есть идея, но нам предстоит использовать средневековое оружие. В зале, где мы бились с ифритом, я видел достаточное количество подобного вооружения.

Выбор смотрителей в пользу копий настолько заинтересовало Сальвадоре, что он решил сам лично спуститься в зал и взглянуть на сумасшедших людей. К тому моменту, когда глава клана осчастливил их своим присутствием, Аристарх уже подобрал себе подходящее оружие.

— Смотритель, если ты собрался биться с огненным демоном, то не советую тебе брать копье с деревянным древком, — поделился советом Сальвадоре. — Эффективней выбрать стальное, им правда тоже долго не навоюешь, но, по крайней мере, оно продержится гораздо дольше, нежели деревяшка.

— Благодарим за совет, но наш стиль боя несколько отличается от вашего, — ответила Клэр. — Где-то, через полчаса мы будем готовы, сразится с ифритом и выполнить контракт.

Сальвадоре некоторое время не сводил с нее взгляда о чем-то размышляя.

— Смотрители, ваша самоуверенность соревнуется разве что с вашим безумством. Хорошо, через полчаса я вызову ифрита. Мы итак обречены, поэтому угрожать вам, никакого смысла нет, если ваш план провалиться, то мы все умрем от лап огненного демона. Не буду вас отвлекать, пока вы готовитесь, я соберу оставшихся воинов для решающего сражения.

Оставив смотрителей одних, Сальвадоре в окружении телохранителей отправился к себе в покои.

— Копье для ифрита не опасно на этом и попытаюсь сыграть, — произнес Аристарх, отделив наконечник от древка. — Жаль что у нас всего одна попытка.

— Я справлюсь, — заверила его Клэр.

— Нет, это мой план мне его и осуществлять, — возразил Аристарх, протягивая к ней открытую ладонь.

Клэр некоторое время смотрела на его руку, а затем, тихо ругнувшись, достала пистолет и, вынув кристалл, вложила его в ладонь Колошина.

— Ты точно уверен, что хочешь сам это сделать? — уточнила она, глядя, как он вкладывает кристалл в углубление наконечника копья и прикрепляет его к древку.

— Конечно, уверен, перед поездкой ты четко дала мне понять чего я могу лишиться в случае провала. И честно говоря, после той ночи уединение в туалете уже не кажется таким привлекательным.

— Ну, тогда держи это в голове, когда встретишься с ифритом, — хлопнула она его по плечу и отправилась подбирать себе оружие.

Она прекрасно понимала, что весь этот арсенал на стене совершенно бесполезен против ифрита, и единственное в чем он может ей помочь, это отвлечь демона и позволить Аристарху нанести смертельный удар. Когда время вышло, появились вампиры в парадных одеждах и вооруженные до зубов.

Они хорошо осознавали, что это последняя их битва и постарались подготовиться к ней как можно лучше. У каждого было как минимум по два меча, не считая ножей и другого футуристического на вид вооружения. Аристарх с трудом мог представить, как некоторые их предметы вообще можно использовать для боя не отрубив себе пальцы. Но если вампиры взяли их с собой, то, скорее всего им известно как с ним обращаться. Если конечно они не собираются отращивать себе отсеченные пальцы.

— Вы готовы? — спросил Сальвадоре, выходя в центр зала и вынимая из ножен тонкое лезвие кинжала.

Аристарх взвесил в одной руке щит, а в другой копье и взглянул на Клэр. Она выбрала для себя меч и, так же как и Аристарх, обзавелась щитом.

— Вызывай, — кивнула она, поудобнее перехватывая меч.

Сальвадоре проколол палец и выдавил каплю крови на каменный пол. После того как она упала, он надел перчатку и приготовился ждать появления демона. Несколько секунд ничего не происходило, а затем капля взбухла, и в центре зала появился пышущий жаром ифрит.

— Я толком отдохнуть-то не успел, как меня опять вызвали, — проревел демон. — Нужно быть поосторожней с острыми предметами, — посоветовал он, поворачиваясь к Сальвадоре.

Телохранители подобно саранче набросились на ифрита, в считанные мгновения, превратив его в изрубленные куски магмы. Вампиры отступили от пылающих кусков демона, но как только они перестали его кромсать, ифрит приступил к реконструкции своего тела. Вскоре перед ними стоял демон, как ни в чем не бывало.

— Думаю, самое неприятное для вас будет узнать, что мне даже не больно, — расхохотался обитатель подземного мира.

Вампиры взглянули на оплавленные мечи и, отбросив изуродованное оружие, выхватили вторые. Процедура рубки демона закончилась с тем же успехом что и прошлая. Оружие безвозвратно испорчено, а ифрит лишь на мгновение превратился в бесформенную груду.

На этот раз вампиры решили не позволять ифриту восстановиться полностью и расчленяли его при первой же попытке восстановления. Идея, возможно, была хорошей, но кроме испорченных клинков, ни к чему не привела. Даже футуристическое на вид оружие тоже оказалось расплавленным, а ифрит в это время хохотал, глядя на безоружных телохранителей.

— Приготовься к смерти! — прорычал он, поворачиваясь к Сальвадоре.

— Не так быстро, духовка недоделанная! — крикнула Клэр, выходя вперед.

— Ну, думаю это последний раз, когда я смогу так повеселиться, — повернулся демон к смотрителям. — Вначале покончу с людишками, а затем испепелю упырей.

Клэр не собиралась тратить время на болтовню и напала на ифрита, отрубив ему руку, но он успел схватить край ее щита и он мгновенно оплавился. Клэр едва успела отпустить его чтобы не получить ожег.

— Осталось разоружить второго, — объяснил свою задачу ифрит, отращивая отрубленную конечность. — Копье с серебряным наконечником, дурость конечно, но серебро мне пригодится, люблю смотреть, как вспыхивают упыри.

— Ну, тогда подавись! — крикнул Аристарх, вонзая копье в грудь демона.

Ифрит даже не удосужился защищаться, понимая, что вред ему тщетные попытки людей не нанесут. Вонзив копье, Аристарх быстро отступил. В руке он держал обугленную головешку, в то время как наконечник копья вместе с водными кристаллами, остался в теле огненного чудовища.

— И это все на что ты спосо…

Ифрит так и не окончил фразу, вместо слов из его тела в разных местах начали бить гейзеры.

— Все на выход! — крикнул Аристарх, отбрасывая обгоревшее древко копья и толкая Клэр к дверям.

Вампирам два раза повторять не пришлось, и они рванули следом за смотрителями к спасительным дверям зала.

— Закрывайте двери, иначе мы превратимся в вареных раков! — крикнула Клэр, навалившись на одну из створок, когда вампиры покинули зал.

Телохранители Сальвадоре, мгновенно исполнили приказ смотрителей и едва успели запереть створки двумя засовами. В тот миг, когда последний засов опустился в специальные пазы, в дверь ударила волна кипятка. Смотрители и вампиры от греха подальше отбежали от дверей метров на десять и остановились, наблюдая, что же будет дальше. Вода пробивалась сквозь щели и быстро поднималась по двери к потолку.

Вскоре струйки кипятка потекли с самого верха, а створки были в высоту не меньше пяти метров. Это означало что зал, в котором остался демон, был затоплен под самый потолок. Крепкие двери были рассчитаны на противостояние ручному тарану, но не такому объему кипящей воды. Кладка, удерживающая петли створок начала размокать и разрушаться под невиданным напором. Предупреждая о своих пределах крепости, она начала потрескивать.

Клэр схватила Аристарха за рукав и потянула его за собой в сторону убегающей наверх лестницы. Колошин едва не растянулся на ступенях, но сумел поймать равновесие и продолжить сумасшедший по скорости подъем. Вампиры неотступно следовали позади, держа в кольце безопасности Сальвадоре. И едва они поднялись на верхние ступени, их настиг страшный треск выломанных дверей и рев кипящего потока. Вода быстро поднималась, но до выживших людей и вампиров не добралась всего каких-то пару ступеней. На мгновение, задержавшись, кипяток, схлынул обратно, видимо нашел выход наружу через окна и лестницу в подвал.

— Надо бы выставить вам счет за влажную уборку всего замка, но, думаю, для вас это уже будет слишком, — произнесла Клэр, смахивая со лба влагу.

— Опасное это дело избавлять замки от вредителей, — добавил Аристарх.

— Если вы действительно избавили меня от вредителя, то я с радостью оплачу вам и влажную уборку, — пообещал Сальвадоре.

Когда вода начала спадать Клэр первой ступила на теплую и влажную ступень лестницы, ведущей в зал недавнего потопа. Двери, выбитые кипятком и вынесенные в коридор, застряли между арок, перегородив путь, и смотрителям пришлось с разбега перепрыгивать их. Дерево с большой неохотой отдавала тепло, и было еще горячим, Аристарх старался не касаться руками двери во избежание ожога. Несколько вампиров успели где-то раздобыть оружие и даже поделились двумя кинжалами с людьми. Все понимали, что оно бесполезно, но чисто психологически клинки успокаивали нервную систему. Честь первыми войти в зал битвы, с молчаливого согласия было доверено смотрителям. Кто бы, что не говорил, но это именно их задача, выполнить контракт и покончить с демоном.

Аристарх и Клэр вошли в зал, где в центре возвышалась застывшая фигура ифрита. Из нее все еще выходил пар, но гейзеры уже не били. Это внушало надежду, что у них все получилось, в противном случае они покойники. Аристарх надеялся на первое, так как второй вариант его совершенно не прельщал.

Осторожно обойдя застывшего ифрита, смотрители остановились по бокам от него. На застывшем лице скульптуры запечатлелась гримаса нестерпимой боли, которую демон испытал во время гибели. Аристарх снял со стены чудом не унесенное потоком копье и запустил им в статую. Копье, пробив ее насквозь, развалило хрупкого ифрита на части извергающие из себя остатки пара. Только после того как статуя распалась на куски в зал вошли вампиры во главе с Сальвадоре.

— Думаю с ним покончено, но на всякий случай нужно проверить, — произнесла Клэр, повернувшись к подошедшему Сальвадоре.

Он кивнул и взглянул на одного из своих телохранителей. Вампир без слов повернулся к ним спиной и, оттолкнувшись ногой от стены, ухватился за край окна, расположенного под самым потолком зала. Следующим движением он оказался за пределами зала. Спустя пару минут он вернулся тем же путем, которым вышел.

— Господин, я покинул замковые стены и вернулся, ничего меня не остановило, — доложил он, опустившись на одно колено.

— Хорошо, но я должен убедиться в его смерти окончательно, — ответил Сальвадоре, доставая кинжал.

Капля крови упала на сырой камень и начала расползаться. Все присутствовавшие с тревогой наблюдали за ней, время шло, а капля крови не взбухала, оповещая о приходе ифрита. Сальвадоре надел перчатку и повернулся к смотрителям.

— Я, Сальвадоре, глава третьего клана Висконьти, заявляю, что контракт смотрителями исполнен и подлежит оплате в полной мере, — торжественно произнес он. — По правде сказать, я не думал, что вам по силам справиться с подобной задачей и отец обратился к вам от полной безысходности. Но я ошибся и благодарен отцу за заключенный с вами контракт. Мои люди доставят вас в город, как только вы будете готовы отправиться.

Больше новый глава не произнес ни слова, повернувшись к ним спиной, он удалился по своим делам, а их у него прибавилось не на один год. Восстановить практически вымерший замок, задача не из легких.

Глава 16

Глава-16.


Задерживаться в замке Клэр не собиралась, как, впрочем, и Аристарх. Забрав у Сальвадоре расписку, они отправились к поджидавшему во дворе экипажу. Колошин был полностью удовлетворен жизнью и не мог перестать улыбаться. После того как им ифрит подписал смертный приговор, а они умудрились не только не погибнуть, но еще и свести его в могилу, состояние Аристарха можно было понять. Взглянув на него, Клэр лишь покачала головой.

— Как же тебе много еще предстоит узнать об оборотной стороне, — произнесла Клэр, укладываясь на сиденье и забрасывая ноги на стенку кареты.

— Да я уже достаточно узнал, — возразил Аристарх, не переставая улыбаться.

— Говоришь, много знаешь? Но почему тогда ведешь себя как ребенок, получивший игрушку?

— Я улыбаюсь, потому что мы остались живы, согласись это весомый довод.

— После первой сотни это уже не будет весовым доводом скалиться, а превратится в обычный день смотрителя. Советую не тратить время на болтовню, используй его лучше для отдыха. Не хочу тебя пугать, но ифрит возможно будет самым легким, с чем нам предстоит столкнуться.

С лица Аристарха вмиг слетела дурацкая улыбка, и он не на шутку обеспокоился своим будущим. Конечно, он предполагал, что дальнейшая жизнь не будет медом, но чтобы она окрасилась в темные тона, такого он предположить не мог. Похоже, Клэр знает что-то, о чем он и не подозревает. Нет, он понимал, что она знает намного больше его, но полное отсутствие информации о ближайшем будущем окончательно отбило у него охоту к отдыху.

— Спи, пока есть время, — посоветовала еще раз Клэр.

— Я не против, но после того, что ты мне сказала, моя нервная система имеет веские основания не отключать мой рассудок. Не напугай ты меня до чертиков, я бы веселился всю дорогу и горя не знал.

— Вот поэтому и сказала, но, чувствую, что ты не дашь мне отдохнуть пока все не выяснишь, — произнесла Клэр, опустив на пол ноги и поудобнее устраиваясь у окна.

В отличие от первого раза обратно их везли не сильно спеша в город, и карета шла довольно плавно. Клэр смотрела в окно на залитые лунным светом горы и долины раскинувшиеся внизу. С момента, когда она подсела к окну она не произнесла ни слова, а Аристарх ее не торопил. Колошин в достаточной мере успел ее изучить, чтобы не настаивать на рассказе, а дождаться момента, когда она сама решит посветить его в дальнейшую перспективу их жизни. Наконец Клэр отвлеклась от созерцания пейзажа за окном и повернулась к Аристарху.

— Свободный поиск подразумевает не только свободу выбора и независимость от городского совета, но и охоту за преступниками уровня ифрита и выше, — произнесла она и опять повернулась к окну.

Прошло еще несколько минут, прежде чем она продолжила.

— Получить разрешение от совета это полбеды. Вступить в орден десяти, вот это действительно будет сложно. Нам придется изрядно попотеть, прежде чем Иваныч и Селия дадут нам разрешение на прохождение экзамена.

— А можно поподробней, об ордене и экзамене? — спросил Колошин не сводя взгляд с напарницы, смотрящей в окно кареты.

— Можно и подробней, дорога длинная, думаю, успею рассказать все, что знаю, — кивнула она. — Орден десяти занимается теми, кем не хочет заниматься совет, и его можно понять. Обычно про орден не принято говорить, они не на виду, а значит лишнее упоминание о нем никому не нужно. Как ты уже, наверное, догадался на оборотной стороне, довольно много организаций и тайных кланов. Например, смотрителем стать может только человек, и мы контролируем посещение местными жителями солнечной стороны. Орден же работает только в подлунном мире, по этой причине мы с ними никогда не сталкиваемся. В орден принимают всех, кто сдаст экзамен, поэтому там можно встретить кого угодно, от вампира до имитатора. Вначале меня даже немного удивило, почему обратились к нам, а не в орден. Ифриты это ведь по их части, хотя внутрисемейные отношения Висконьти, простой логикой не объяснить. Вампиры очень ревностно относятся к авторитету, а обращение в орден, скорее всего, показало бы их слабость. Не хочу тебя разочаровывать, но подобные поездки загород обычное дело для охотников из ордена. Если где-то появился убийца, и местные не могут с ним справиться, то муниципалитет направляет запрос в орден, где его размещают на стене заказов. Практически, то же самое, что и в галерее смотрителей только за заказ платить не нужно. Выбираешь себе преступника по силам и вперед, если контракт выполнен, то двадцать процентов гонорара платишь ордену, остальное твое. Ну что, стало легче от того, что ты узнал об ордене?

— Не особо, — честно признался Аристарх.

— Не переживай, если нас не прикончат на экзамене и мы опростоволосимся на первом же задании, то всегда сможем устроиться разносчиками пива, обратно смотрителями-то нас в любом случае не возьмут, — хлопнула она Аристарха по плечу и легла на сиденье, четко дав понять, что задушевная беседа на сегодня окончена.

Колошин последовал ее примеру и расположился в своей части кареты, но сон как назло не шел. Он размышлял о предстоящих испытаниях, но решил, что глаза боятся, а руки делают, на этой здравой мысли и уснул. Едва он закрыл глаза, как его уже толкала Клэр.

— Вставай, приехали, — Объяснила она столь ранний подъем и, открыв дверь, покинула экипаж.

Аристарх, толком не проснувшись, вывалился из вампирской повозки едва не вляпавшись в грязную лужу прямо перед ним. Клэр спасла его от подобного конфуза, оттолкнув в сторону. Как только смотрители покинули экипаж, вампиры развернули четверку красноглазых лошадей и, не прощаясь, отправились обратно в замок, теперь совершенно безопасный. В конторе их уже встречали Крушинин и Селия. Получив расписку, они отправили подчиненных отдыхать и посоветовали хорошо выспаться. Аристарх слышал слова, но спящий разум с большим трудом мог понимать их значение.

— И проследи, чтобы это не проснувшееся чудо не попал под колеса, — кивнул Иваныч в сторону Колошина. — Он конечно герой, но быть раскатанным по мостовой совершенно не его уровень смерти.

— Не надо за мной смотреть, я отлично все вижу, — возразил Аристарх, протирая заспанные глаза.

— Иди, давай, глазастый, — вытолкала его за порог Клэр.

Уличный прохладный воздух немного взбодрил Колошина, но от мягкой постели он в любом случае бы не отказался. Клэр поймала машину и, назвав адрес, втолкнула сонного напарника в салон. Когда они добрались до дома Клэр, он показался Аристарху практически родным. И обшарпанные стены и мигающая лампочка обещали ему сладкий сон. Колошин собирался завалиться на постель, как только снял обувь, но Клэр четко дала понять, что если он не посетит душ, то спать будет на коврике по ту сторону двери. Аристарх хотел рухнуть где угодно, но перспектива мягкой кровати пересилила, и он отправился принимать душ.

Утром он проснулся от урчания в желудке, и сразу же направился на кухню, где уже сидела Клэр.

— Доброе утро, — поздоровался Аристарх и сразу извинился за неприличные звуки, издаваемые его желудком.

— Яйца и молоко в холодильнике, сооруди себе что-нибудь, и отправляемся в контору, — произнесла Клэр, не обратив внимания на урчание Аристарха. — Иваныч уже напугал стимвизор своей физиономией. Я сказала, что ты спишь, и он дал еще час на твой отдых.

— Они нашли клиента? — спросил Аристарх, открывая дверцу холодильника и выгребая из него все, что понадобится для приготовления омлета.

— Не думаю, скорее всего, нам перепадет небольшая сумма на текущие расходы, да поболтаем о планах на будущее.

— А чего там болтать, насколько я понял нам прямая дорога в орден десяти, — пожал плечами Аристарх и достал сковороду.

— В общих чертах да, но пока нам не дали разрешение на свободный поиск, — произнесла Клэр, отодвигая от себя пустую тарелку.

Аристарх закончил колдовать над омлетом и, выложив его на блюдо сел за стол.

— Будешь? — кивнул он на свою тарелку. — У меня еще пол сковороды осталось.

Клэр на мгновение задумалась, но пахло вкусно, и она кивнула соглашаясь.

— Хотел тебя спросить, Иваныч и Селия тоже будут сдавать экзамен? — поднялся Аристарх из-за стола и направился к сковороде с горячим омлетом.

— Нет, они отвечают за финансовую часть и за наши ошибки. К примеру, берем мы с тобой контракт тысяч на двадцать и в лучшем случае возвращаемся с пустыми руками…

— А в худшем?

— В худшем, не возвращаемся. И в этом случае Иваныч и Селия должны будут оплатить ордену эту сумму в двойном размере в качестве компенсации. Те, кто просит о помощи орден, имеют право надеяться, что охотники избавят их от монстра. И в том случае если они не получают того за что платили им возвращают деньги.

— Жестко у них там, однако, — покачал головой Аристарх.

— Да, у них там все по-взрослому.

Покончив с завтраком, они вышли на улицу и, поймав машину, отправились в контору. Пока их не было, Крушинин получил вознаграждение от адвоката семьи Висконьти. Небольшие суммы упали на счет Клэр и Аристарха, ну и на карманные расходы они получили по горстке монет. Аристарх и Клэр расположились на диване, а Крушинин и Селия занимали стол.

— Мы получили разрешение на свободный поиск, — сразу перешел к делу Иваныч. — Это изрядно облегчило наш и без того скромный бюджет, но я договорился о переходе Аристарха под крыло смотрителей.

— Минуту, — произнес Колошин, поднимаясь с дивана. — Я никуда не собираюсь переходить.

— Послушай, так будет намного лучше для тебя, — попыталась образумить его Клэр. — Доработаешь оставшееся время смотрителем и вернешься обратно на свою сторону, а в ордене охотников высокий шанс остаться здесь в образе трупа.

— А теперь послушайте меня, — очень серьезно произнес Аристарх. — Когда я сюда попал, то действительно мне хотелось вернуться обратно как можно скорее. Но вы помогли мне освоиться на оборотной стороне и полюбить этот мир…

— Похоже, вы переспали, — перебила его Селия.

— Ну, причем здесь это, — возразил Аристарх и почувствовал, как его лицо начинает пылать.

— Поверь мне Аристарх, это очень даже причем, — едва заметно улыбнулась Селия.

— Не хочу вас отвлекать, но может, мы сменим тему, — предложила Клэр.

— Извини, я иногда забываю, что людей смущают подобные разговоры. Хорошо, рассказывай, чем тебя привлек этот мир, что ты согласен рисковать жизнью.

— А до этого я значит, жизнью не рисковал? — удивленно развел руками Аристарх.

— По сравнению с тем, что тебя ожидает в ордене, нет, — ответил на его недоуменный вопрос Иваныч.

— Я не хочу возвращаться обратно, — твердо заявил Колошин. — Там я был никем, практически инвалидом в эмоциональном смысле, да, пожалуй, и в обычном тоже. Я сегодня приготовил омлет собственными руками. Прошу заметить приготовил, а не вывернул его на себя вместе с горячей сковородой. Так же я не покалечился во время приготовления. В своем мире я о таком даже и подумать не мог. Ну, если уж мне грозит умереть, то пусть это произойдет во время поединка, а не в уборной, поскользнувшись на мокром полу.

Крушинин и Селия переглянулись, и Иваныч посмотрел на Аристарха.

— Отказавшись от предложения совета, обратной дороги не будет, — объяснил Иваныч. — С этого момента мы уходим из-под юрисдикции совета и начинаем жить по законам ордена охотников.

— Я уже все решил, и отказываюсь от предложения совета, — твердо ответил Аристарх. — Ну, и если мы разбогатеем, я хочу почувствовать себя в шкуре состоятельного человека.

— Хорошо, тогда подпиши отказ и ты в игре, — произнес Иваныч, кладя перед Аристархом документ.

Колошин поставил автограф возле галочки и вернул документ Иванычу.

— Отлично, похоже, с этим разобрались, — пробубнил Крушинин, изучая подписанный Аристархом документ, после чего встал из-за стола и убрал его в сейф. — Прежде чем мы ступим на скользкую дорожку свободного поиска, нам нужно будет кое-что вам показать. Селия договорилась с одним из своих бывших постояльцев, который сожалеет, что с ней так жестко обошлась собственная семья, и он согласился ввести нас в курс дела происходящего в ордене. Сами понимаете, засовывать голову в неизвестные отверстия не самая здравая мысль. Поэтому мы приглашены на просмотр вступительных экзаменов в орден.

— Вам предстоит увидеть то, с чем вы столкнетесь, и вот тогда Аристарх, ты, возможно, пожалеешь, что подписал отказ, — произнесла Селия, глядя в глаза Колошину.

Аристарху стоило большого труда выдержать ее взгляд и не опустить глаза ей на грудь, но он старался и был вполне доволен результатом. В дверь конторы постучали, и Селия поднялась из-за стола.

— Кажется, это за нами, идемте, — бросил Крушинин, снимая с вешалки плащ и направляясь вслед за Селией к входной двери. — Оставьте значки на столе, больше мы не смотрители, — добавил он, когда Аристарх и Клэр встали с дивана.

Сняв значок с пояса, Аристарх положил его рядом с поцарапанным значком Клэр. Для нее это было более серьезным шагом, чем для него. Он еще толком-то не привык к статусу смотрителя, а вот Клэр выросла с ним. Она по большому счету другой жизни-то и не знала. Попав обратно в свой настоящий мир она воспитывалась смотрителем и поэтому Клэр на долю секунды замешкалась, прежде чем расстаться со значком. Но когда рядом с ее знаком появился и Аристарха, она окончательно распрощалась с прошлым и отправилась знакомиться с новой жизнью. На пороге она встретилась взглядом с Крушининым, он едва заметно кивнул, а Селия коснулась ее руки.

— Я в порядке, — заверила их Клэр, открывая входную дверь, где на пороге стоял гном.

— Машину до ордена заказывали? — посмотрел он снизу вверх.

Всю дорогу Аристарх молчал, не решаясь задавать вопросы, справедливо полагая, что лучше всего увидеть все своими глазами, чем представлять это по рассказам. Наконец гном остановил машину и, получив вознаграждение, умчался за следующим клиентом, а Селия повела их к огромному зданию, напоминавшему храм. Недалеко от входа их встретил знакомый Селии и по сверкнувшим в свете луны клыкам, Аристарх понял, он-то и есть тот вампир, который организовал их проход на мероприятие. Протянув ей какие-то бумаги, старый знакомый быстро удалился. Вооружившись неизвестными для Аристарха документами, они направились к дверям ордена десяти. Как и положено, в таких местах вход охраняли двое стражей с железными масками на лицах. В том месте, где должны располагаться глаза маска имела узкую прорезь.

— Нам тоже нужно будет это носить? — шепотом спросил Аристарх у Клэр.

— Нет, — также тихо ответила она. — Это имитаторы, а маски защищают их от света полной луны. В своем зверином обличии они не могут пользоваться оружием, а без него охотником долго не проживешь. Большинство местной фауны не особо боится когтей.

Имитаторы очень скрупулезно изучили документы, прежде чем позволили им пройти. В самом храме их встретили еще несколько имитаторов в таких же стальных масках. Сразу напротив входа был установлен длинный дубовый стол с резными ножками и логотипом ордена в центре. Римская цифра десять означала, что основали орден десять охотников, которые брались за ликвидацию тех чудовищ, с которыми не могли справиться местные органы самоуправления.

— Нечасто к нам заходят смотрители, — произнес сидящий за столом гном. — Надоело присматривать за слабаками, желающими посетить мир света?

— Что-то в этом духе, — кивнул Крушинин.

— Понимаю, самые страшные и опасные чудовища обитают в темноте, а не под ярким светом. Да и смотрителем, насколько мне известно, много денег не заработаешь. Ну что же, мы всегда рады новым членам ордена, если они конечно достаточно хороши для этого.

Рядом с гномом на столе лежали две стопки каких-то бланков. Он взял по одному из каждой стопки и положил их перед гостями.

— В правом вы заполняете графу, где вписываете имена тех, кто несет финансовую ответственность в вашей группе, — указал он пальцем то место, где требовалось заполнение. — Ниже указываете охотников, которые будут непосредственно заниматься ликвидацией преступников. Второй бланк заполняют охотники, если они собираются участвовать в испытании. В случае успешной сдачи, вы вносите в кассу вступительный взнос, и после оформления всех бумаг получаете доступ к стене заказов.

— Наши охотники пока не участвуют в экзамене, мы хотим вначале ознакомиться с тем к чему их готовить, — пояснила Селия, заполняя первый бланк.

— Здравое решение, — одобрил гном. — В следующем месяце будет новая сдача, и вы вполне можете подготовить к ней будущих охотников. Правда, задачи тоже изменятся, и сумма возрастет в полтора раза. Но если вы уж решили вступить в орден десяти, то эти препятствия не должны вас останавливать.

— А какой размер взноса сейчас? — поинтересовался Крушинин.

— Сумма указана на оборотной стороне бланка, — ответил гном, переворачивая заполненный Селией документ.

После того как он показал им сумму, гном тщательно изучил бланк и довольно хмыкнув, убрал его в ящик стола. Перекрывавший вход имитатор отошел в сторону, позволив людям пройти дальше.

— Сколько у нас на сегодняшний момент денег, — тихо спросил Иваныч у Селии.

— Если собрать все что у нас есть, то на этот экзамен хватит, а вот на следующий придется что-то придумывать, чтобы оплатить взнос, — обрисовала не особо радужную перспективу Селия.

— Вот черт, — ругнулся Иваныч. — Ладно, что-нибудь придумаем, и не в таких передрягах бывали.

— Это конечно так, но где мы возьмем столько денег? — не удержалась от вопроса Клэр.

— Я же сказал, что придумаю, где взять деньги, — огрызнулся Иваныч. — Идем, лучше посмотрим, что собой представляет экзамен.

Крушинин и Селия шли по длинному коридору немного впереди Аристарха и Клэр.

— У тебя есть идеи? — прошептала Клэр, обратившись к Аристарху.

— Мы увязли по самые уши и идея только одна.

— Согласна, нам нужно сдать экзамен сейчас, — кивнула она.

— Тем более, я не думаю, что экзамен будет сложнее задания с ифритом, — предположил Аристарх.

— Ты понимаешь, что если мы завалим сдачу, Иваныч нас порвет как тот легендарный Тузик грелку, — Клэр резко остановилась и взглянула в глаза Колошину.

— А ты могла бы об этом не упоминать?

— Если бы могла, то и не упомянула бы, — бросила она, направляясь обратно к гному, держателю бланков для заполнения.

— А гном случайно подгузниками не торгует? Мне бы сейчас парочка пригодилась.

— Да все будет хорошо, но если запачкаешь штаны, спать на лестницу отправлю, — пригрозила Клэр, прибавив шаг.

— Вот интересно, почему здесь меня постоянно пытаются убить или запугать угрозами до смерти? — пробурчал Аристарх, нагоняя Клэр.

Гном не первый раз встречал претендентов, и стоило Клэр появиться у его стола, он протянул бывшим смотрителям бланк для участия в экзамене. Клэр быстро заполнила все что необходимо и пододвинула его Аристарху для подписи. После того как документ был подписан, гном пробежал по нему взглядом и убрал в стол.

После этого он указал на другую дверь, находящуюся позади него. Двери открылись, и Аристарх увидел длинный темный коридор, а в конце туннеля подрагивал свет от двух факелов. Стоило им подойти к коридору, как позади них распахнулись двери от чудовищного удара, и они увидели Крушинина и Селию. Сказать, что они были рассержены, значит, ничего не сказать. От публичной порки их оберегала лишь Селия. Она мягко, но твердо сдерживала своего супруга от необдуманных поступков.

— С вами молодые люди у нас будет серьезный разговор, после того как врачи разрешат с вами разговаривать, — произнесла Селия, преграждая путь дышащему как паровоз Крушинину.

Она поступила совершенно обдуманно, так как охранявшие двери имитаторы, положили ладони на оружие и в том, что они его применят, ни у кого сомнений не возникало.

— Нам очень жаль, что мы не посоветовались с вами, но вы вряд ли бы пошли нам навстречу, — попыталась объясниться Клэр.

— Мой ремень пошел бы навстречу с вашими задницами, — рыкнул Иваныч, и взглянул на Селию, взявшую его ладонь в свою. — Надеюсь, на экзамене вам поставят мозги на место.

— У нас не такой большой выбор, чтобы упускать выпавший нам шанс, — продолжала убеждать Иваныча Клэр.

Крушинин с досады махнул на них рукой и, хлопнув дверью, отправился обратно на зрительские трибуны.

— Постарайтесь не погибнуть, — напутствовала их Селия и присоединилась к Крушинину.

Имитаторы мгновенно убрали руки с оружия, как только Крушинин перестал представлять угрозу.

— Вам бы лучше пройти экзамен, — заметил гном. — В противном случае, я бы не хотел оказаться на вашем месте и встретиться с финансовыми поручителями вашей милой компании.

— Пройдем, — пообещала Клэр, слегка подтолкнув Аристарха, чтобы он не стоял как вкопанный.

— Мне вот интересно, почему ты не упоминала, что в этом мире люди зарабатывают себе на жизнь не только смотрителями и журналистами, но и в ордене десяти, занимаются охотой. И еще, почему они не выступили в нашу поддержку, когда на город надвигалась армия диких?

— А другого времени для исторических справок ты не нашел? — ответила вопросом на вопрос Клэр.

— Мне, возможно, вскоре оторвут ноги по самую шею, и я не хочу умереть раздираемый любопытством.

— По твоему я тебе всю историю подлунного мира должна была рассказывать. Хочешь подробности, иди в библиотеку, там, несомненно, найдешь исчерпывающие ответы на все дурацкие вопросы. А что касается ордена, и почему он не выступил в битве, то наши разборки их мало касаются. Запомни, совет занимается внешней политикой, орден, внутренней, да и только той части, которая оплачивается или представляет непосредственную угрозу для организации. Их интересы редко когда пересекаются, за исключением тех моментов, когда преступник наступил на мозоли обеим организациям. В таких ситуациях поиск происходит с обеих сторон, и поверь мне, совет здесь далеко не на первых позициях. Охотники ордена ликвидируют преступника в девяти случаях из десяти, и только один достается смотрителям.

— Выходит, мы пытаемся попасть в одну из самых серьезных организаций подлунного мира?

— А я тебе о чем говорила все это время? Ты вообще слушал меня или пялился на мой зад?

— Очень внимательно, и, думаю, у нас есть шанс, ифрита ведь мы завалили, — попытался сменить тему Аристарх, чтобы не отвечать на вторую часть вопроса.

— Очень внимательно пялился?! — повернулась к Аристарху Клэр.

— Я это… ты не так поняла… я не в том смысле… — окончательно потерялся Колошин и надеялся, что полутьма хорошо скрывает его пылающее лицо.

— Я показала, чего ты можешь лишиться, но это совершенно не означает, что ты получишь это сразу по возвращении.

— Я не говорил сразу…

— Заткнись и сдай вначале экзамен.

Дальше они шли в полной тишине, а когда достигли факелов, то увидели впереди большое помещение, заполненное претендентами на звание охотников ордена десяти. Кроме людей здесь находились и имитаторы, если им повезет во время сдачи, то и они обзаведутся железными масками как у стражи. Двое железнолицых преградили им путь к остальным претендентам. По мере приближения Аристарх пытался вспомнить давал ли им гном что-нибудь для предъявления охране, но так ничего и не вспомнил.

— А мы случаем ничего не забыли взять у гнома? — шепнул он Клэр.

— Нет, и надеюсь что это еще не начало экзамена. Без оружия я себя очень некомфортно чувствую.

Один из стражей сделал полшага им навстречу, и Аристарху с Клэр пришлось остановиться. Они морально приготовились к отражению нападения.

— Сдавать экзамен будете по одному или парой? — произнес страж.

— Парой, — ответила Клэр и взяла протянутый ей металлический жетон с цифрой сорок четыре.

— Только после того когда увидите на табло свой номер, вы сможете начать сдачу экзамена, — объяснил стражник и отошел в сторону, освобождая новым претендентам дорогу.

Попав в зал, где ожидали своей очереди претенденты, Клэр сразу же направилась в дальний угол. Оттуда хорошо было видно висевшее на цепях табло, где загорались цифры очередного претендента. Аристарх с откровенным любопытством наблюдал за разношерстной толпой желающих вступить в орден. На их фоне он с Клэр не казались такими уж матерыми воинами. Их лица не были обезображены чудовищными шрамами, да и мышечной массой Аристарх не отличался.

По большому счету Иваныч здесь смотрелся бы более гармонично, нежели они. Кроме людей и пары десятков имитаторов в человеческом обличии, Аристарх заметил и пару вампиров. Скорее всего, они были изгнаны из своих кланов и лишенные поддержки семьи искали лучшей доли. Они стояли в разных углах и наблюдали за претендентами, так же как и Аристарх с Клэр. Зал к тому же был оборудован манекенами для тех, кто желал размяться и манекены не болтались без дела.

Пятеро молодых и рьяных людей неустанно колотили по ним, демонстрируя окружающим свою силу и удаль. Вот только большинство окружающих смотрели на них как на юных глупцов пытающихся произвести впечатление на противоположный пол. Один из них встретился взглядом с Клэр и, произведя с его точки зрения убийственную серию ударов по манекену, направился к ней.

Примерно на полпути табло загорелось новым числом и ловеласу срочно пришлось менять направление в сторону табло. Все входы и выходы в храме охранялись имитаторами в масках, и прежде чем пройти дальше ему пришлось отдать жетон с таким же номером, как и на табло.

Приняв жетон от претендента, стражник бросил его в стоящее рядом ведро и отошел в сторону. Как только претендент прошел внутрь туннеля, табло погасло. Помимо входа под табло,слева от него имелся еще один туннель. Он отличался тем, что там были проложены рельсы, начинались они в зале и убегали в темноту прохода.

Аристарх заметил, что камни у начала рельс были темнее чем остальной пол. Вскоре в туннеле послышался скрип едущей вагонетки, а когда она выехала в свет ламп, он увидел ее содержимое. Вопрос, почему камни там темнее отпал сам собой. В вагонетке лежало изуродованное тело претендента. Он истекал кровью, но мертвым не был, его стоны являлись отличным доказательством тому.

К раненому сразу же подбежали два техника, и пока один из них вставлял кляп человеку, второй прикреплял к покалеченным частям тела механических роботов. Одни закрывали раны, другие фиксировали поломанные конечности. Как только они закончили с первой помощью еще два техника перегрузили провалившегося претендента на носилки и утащили его с глаз долой.

— Что-то мне уже не кажется сдача экзамена без подготовки такой уж хорошей идеей, — произнес Аристарх, глядя в след удаляющимся техникам.

— Пройти экзамен без подготовки никогда не было хорошей мыслью, она была просто неплохой, — поправила его Клэр.

Глава 17

Глава-17.


После провала ловеласа, табло загорелось еще четыре раза, и все с тем же результатом. Претенденты уходили в туннель на своих ногах, а возвращались бесформенной массой на вагонетке. Наконец на табло загорелся и их номер. Клэр подбросила жетон в воздух, и ловко поймав его, стукнула Аристарха в плечо. Она шла первой, Аристарх немного позади, но к тому моменту, когда они приблизились к страже, Колошин уже шел рядом со своей напарницей. Имитатор в железной маске протянул руку, и Клэр вложила ему в ладонь жетон с номером. Сверив числа, он отправил жетон в ведро и отошел в сторону.

— Будь внимателен, — шепнула Клэр, идя по плохо освещенному коридору.

— Мне бы пистолет или на худой конец, биту, — поделился соображением Аристарх.

— Закатай губу, а то ходьбе будет мешать.

Как оказалось, закатывать ничего не пришлось. Остановившись перед металлической дверью, Аристарх глубоко вздохнул и толкнул створки. Хорошо смазанные петли без скрипа позволили ему распахнуть дверь, предоставив взору претендентов колоссальный выбор оружия.

— Да ты просто везунчик, — произнесла Клэр, отодвинув его плечом и выходя вперед.

Выбрав по паре пистолетов и несколько запасных магазинов, они вооружились еще и ножами.

— Ну вот, теперь мы повоюем, — улыбнулась Клэр, проверяя насколько легко пистолеты, покидают набедренные кобуры.

— Это точно, — согласился Аристарх, проделывая те же операции с оружием.

Покинув арсенал, напарники попали непосредственно на арену, где и предстояло сдавать экзамен. Их выход на сцену сопровождался свистом, криками и аплодисментами. Аристарх почувствовал себя гладиатором, только в отличие от них ему, похоже, предстояло сразиться не с людьми. Арену обрамляли каменные стены, а под самым куполом располагались трибуны для зрителей, и Аристарх не сомневался, что тотализатор здесь работает по полной программе. Оглядевшись по сторонам, они увидели стоящую на рельсах вагонетку. Ее нахождение на арене не двусмысленно намекало на то, что им не стоит расслабляться, ведь у тех, кто прокатился на ней, тоже был шанс выбора оружия. Но они или плохо владели им или оно оказалось совершенно бесполезно против тех, кто принимал экзамен.

— Претенденты! — раздалось из динамиков, установленных под куполом. — Экзамен будет считаться пройденным, если вы ликвидируете всех противников и покинете арену через дверь, которая откроется после экзамена. Арену должны покинуть оба, если кто-то не сможет этого сделать, вас увезут на вагонетке, и вы не станете охотниками. И помните, смертельные случаи при сдаче не являются редкостью. Не забывайте об этом и если почувствуете, что не выживите, то забирайтесь на вагонетку, там вас не тронут. Итак, я объявляю о начале сдачи экзамена.

Эхо от динамиков смолкло и на боковой стене с лязгом, продирающим до костей, поднялась решетка.

— Вот черт! — ругнулась Клэр, когда из темноты на каменный пол арены выбежало три пса.

Они не были огромными, да и выглядели как большинство бездомных собак только с короткими хвостами.

— И это все, я рассчитывал на большее? — удивился Аристарх. — Да я с ними разберусь без проблем.

Колошин хорошо тренировался у Машинерия и в последнее время навыки стрельбы он неплохо отточил. Выхватив пистолет, Аристарх выстрелил в лоб ближайшего пса. От удара пули в лоб пес лишь шлепнулся на задницу и затряс головой. Придя в чувство, он поднялся на лапы и, оскалив пасть, злобно зарычал на Аристарха. Внезапно его тело начало видоизменятся, из плеч выросли шипы, глаза загорелись огнем, а когти высекали искры из камней при каждом движении пса. Остальные собаки тоже видоизменились, и теперь они утробно рыча, двигались навстречу Аристарху и его напарнице.

— Адские гончие, — догадалась Клэр. — У них лобовая броня как у танка, твой выстрел лишь разозлил их, — быстро объяснила Клэр, выхватывая пистолет.

— Могла бы и предупредить.

— Вот я и предупреждаю. Убить их можно только выстрелом в пасть, но они открывают ее только в момент укуса, а к этому моменту жертва обычно стрелять уже не может.

— И что же теперь делать?! — запаниковал Колошин.

— Стреляй им по лапам и молись, чтобы эти шавки до нас не добрались! — крикнула она и продемонстрировала, как это нужно делать.

Первая пуля попала гончей в правую переднюю лапу, но она удержалась на остальных трех, а вот подбив левую, Клэр добилась того, что пес ткнулся мордой в пол. Оскалив пасть, он зарычал сквозь зубы, и Аристарх выстрелил в пса. Пуля выбила зуб, но это оказалось единственным ущербом, который причинил выстрел Колошина.

Пока подбитый Клэр пес стачивал зубы о камень и выплевывал выбитый пулей Аристарха клык, остальные два пса начали брать людей в клещи. Выйдя на атакующую позицию, гончие, словно молнии, ринулись на людей. Аристарх ждал, когда они откроют пасти чтобы покончить с тварями, или, по крайней мере, сократить их количество. Но вот гончие были другого мнения и не спешили разевать пасти.

Они промчались мимо претендентов, располосовав плечевыми шипами плащи бывших смотрителей. Реакция Аристарха и Клэр, позволила им избежать ранений, которые им практически были обеспеченны, но вот плащи нуждались в основательной штопке. Гончая с выбитым клыком ринулась между людьми и добавила еще пару порезов на штанах. Произведя первую атаку, псы принялись кружить вокруг своих жертв.

— Чего они ждут, почему не нападают? — спросил Аристарх, озираясь по сторонам и пытаясь не выпустить из поля зрения ни одного из псов.

— Им некуда спешить, — ответила Клэр, удерживая на мушках двоих из трех псов, третьего контролировал Аристарх. — Шипами они травмируют ноги жертвы, и когда она падает не в силах подняться, они наносят заключительный удар, разрывая клыками глотку обреченному.

— Твои пугающие объяснения да мое потрясающее воображение, равняется мокрым штанам.

— Идея хорошая, если конечно ты собираешься спровоцировать их нападение, потому что только в этом случае запах мочи может быть оправдан.

Гончие в это время продолжали кружить вокруг людей, пока одна из них не решилась повторно напасть. За первой гончей последовала вторая и третья. Последняя зацепила шипом плащ Аристарха, но не распорола его, а зацепилась и потащила за собой. Аристарх оказался сбит с ног и лежа на спине, скользил по каменным плитам, стараясь не выпускать из рук оружие.

Двое псов пристроились сзади, поджидая хороший момент для завершающей атаки. Колошин пытался предположить, о чем думают эти исчадия Ада, и надеялся на то, что он для них является поверженной и беззащитной жертвой. О Клэр похоже они на время позабыли, сосредоточившись на скользящем по полу Аристархе. Обычные собаки охлаждаются через язык, поэтому бегают с разинутыми пастями, этим же чудовищам возможно вообще охлаждение не требовалось. Аристарх заметил лишь слизь и пену, вытекающую между крепких зубов сомкнутых челюстей. Он надеялся, что даже эти с виду неприветливые создания, жаждущие его крови, когда-нибудь запыхаются и откроют пасти, но время катастрофически таяло. Аристарх ощущал это собственным телом. Как не крепка была одежда, но от постоянного трения о камни, она начала сдавать позиции, и Аристарх почувствовал сильное жжение в области спины. Нужно было срочно что-то придумать, и в этот момент псы, следовавшие за Колошиным, обошли его с двух сторон и, открыв пасти, бросились добивать человека.

Аристарх находился на пределе своих сил, ему казалось, что он стер себе спину практически до позвоночника и атака псов принесла ему облегчение от осознания того, что он не зря терпел. Вскинув пистолеты, он накормил Адских гончих парой серебряных пуль.

Пули остановили псов во время прыжка, и отбросили назад. К великому разочарованию Колошина они не умерли, а поднявшись на лапы, принялись кашлять, словно еда попала не в то горло и они пытались от нее избавиться. Все их старания ни к чему не привели и, в конечном счете, сначала одна, а затем и вторая гончая прекратили сотрясать стены кашлем и рухнули замертво. Все это действо Аристарх наблюдал, скользя по полу на боку. Плечо саднило, но это не шло, ни в какое сравнение с болью, идущей от разодранной спины. Гончая с выбитым пулей клыком, похоже, совершенно не обращала внимания на гибель своих товарищей и продолжала тянуть за собой плащ вместе с его обладателем.

Клэр убрала один из пистолетов и обхватит рукоять оставшегося оружия второй рукой, опустилась на одно колено. Два точных выстрела и щербатый пес не смог удержать равновесие и рухнул на пол. Пули угодившие ему в переднюю лапу хотя и выбили землю из под его ног, но вреда никакого не принесли. Гончая проехалась по каменному полу и врезалась в стену, резко вскочив на ноги, она устремила пылающий гневом взгляд на Клэр.

Рыкнув, не разжимая челюстей и разбрызгав вспененную слизь, пес ринулся на причинившего ему неприятность человека. Об Аристархе он уже не думал, тем более что тот, врезавшись в стену рядом с ним, не пытался подняться. Клэр плавно нажала на спусковой крючок, и пуля прошла в щель, где раньше располагался клык адской гончей. Поперхнувшись пулей, гончая остановилась и закашлялась. Клэр не собиралась разбрасываться выпавшим шансом и в тот момент, когда чудовище из Ада открыло пасть чтобы изрыгнуть из себя серебро, она всадила еще несколько пуль в глотку гончей.

После этого собака перестала кашлять и на секунду замерев, рухнула на каменный пол бездыханным трупом. Шипы, убрались в тело, и с виду гончая стала обычной собакой, коих на просторах подлунного мира бегает бесчисленное количество. Устранив последнюю угрозу, Клэр бросилась на помощь Аристарху, с трудом пытавшемуся подняться на ноги.

Его плащ скорее был похож на кровавые ошметки, нежели на одежду. Хорошо, что здесь раны быстро затягивались, иначе о работе можно было бы забыть на пару месяцев, а так завтра он будет как огурчик.

— Ты в порядке? — спросила Клэр, помогая ему подняться.

— Если не считать вывихнутого плеча и изодранного исподнего, то да, я в полном порядке.

Клэр без разговоров схватила его за руку и резким движением вставила плечевой сустав на место, заставив Аристарха вскрикнуть от боли.

— Ну вот, одной проблемой меньше, осталось лишь сменить исподнее и хоть на бал, — произнесла она, хлопнув Колошина по здоровому плечу.

— Как же я рад, — прошипел Аристарх, пытаясь справиться с болью, возникшей от помощи Клэр.

— Перезаряди оружие, сдается мне, у нас возможен выход на бис.

Последовав совету, Аристарх сменил магазины на полные, а полупустые убрал в карман. Колошин пытался определить, кого еще им собираются подсунуть. На противоположной стене от главного входа в стене открылся проход, и Аристарх крепче сжал рукояти пистолетов. Его воображение мгновенно нарисовало уродливое создание, состоящее в основном из зубов и когтей, но из темного прохода вышли два имитатора в масках и махнули им рукой. Клэр облегченно выдохнула и убрала оружие в кобуру.

— Не быть нам актерами, даже на бис не попросили, — произнесла она, взглянув на Аристарха.

В момент ожидания, кто появится из открывшегося прохода, организм Аристарха выбросил в кровь дикую порцию адреналина, и теперь Аристарха трясло как осиновый листок.

— Неслабо тебя накрыло приятель, — посочувствовала она, помогая Колошину убрать пистолеты.

Его руки так тряслись, что он никак не мог попасть стволами в набедренные кобуры.

— Сейчас мы это спишем на ранение, но в будущем постарайся держать себя в руках. Адреналин вещь хорошая, когда нужно бить кому-нибудь лицо, но когда опасность прошла мимо он превращает тебя в трясущееся существо. Обопрись о меня и делаем ноги пока они не передумали и не направили к нам того, кто оторвет нам к чертям собачьим головы.

После того как стражи ордена махнули претендентам, призывая их покинуть арену, из прохода выбежали техники и принялись забрасывать тела поверженных собак в машину двигающуюся следом за ними. В тот момент, когда Аристарх и Клэр поравнялись с имитаторами, стражи повернулись к ним и в унисон произнесли: — Добро пожаловать в орден, охотники.

Пройдя по короткому коридору, бывшие претенденты, а теперь полноправные члены ордена попали в зал, где их встретили техники и приступили к осмотру их тел на предмет повреждений. Клэр, если не считать мелких порезов, которые практически затянулись, совершенно не пострадала во время сдачи экзамена, а вот за Колошина они взялись всерьез.

Не обращая внимания на возражение Аристарха, они срезали с него остатки былой роскоши в виде плаща и бросили обрывки в урну. Туда же последовала и жилетка с рубашкой. Аристарх попытался отстоять штаны, но, по мнению Клэр, две стертые в кровь ягодицы, торчащие из аккуратно протертых отверстий в штанах сейчас совершенно не в моде. Ему повезло, что кроме него, Клэр и техников в зале никого не оказалось.

Расставшись со стыдом и исподним, Аристарх отдался в руки техникам. На спину и ягодицы была наклеена какая-то ткань. Из объяснений техника, Аристарх понял, что она должна защитить зарастающие ткани от внешнего воздействия. На вывихнутое плечо поместили механизм, который не даст суставу выскочить обратно до тех пор, пока связки не восстановятся.

Подтянув болты, техник попросил Аристарха пошевелить рукой. Оказалось, что механизм не только фиксирует плечевой сустав, но и немного помогает травмированной руке. И только после того как Аристарх несколько раз поднял и опустил руку, и техник еще раз проверил болты, новоявленный охотник был отпущен. Голышом его разумеется не оставили, снабдив напоследок полотенцем.

Несмотря на то, что в помещении было довольно тепло, Аристарх все же начал немного замерзать, и Клэр пришлось поделиться с ним плащом. До того момента как он попал в подлунный мир, Колошин имел довольно тщедушное тельце, но хорошее питание и экстремальные нагрузки набросили ему на кости немного мяса. Теперь он уже не мог влезть в плащ Клэр и остановился на том, что просто набросил его на плечи.

— Спасибо, теперь намного теплее, — поблагодарил он. — Жаль сидеть теперь предстоит не скоро.

— Ты все никак привыкнуть не можешь, что на оборотной стороне, на тебе все заживает как на собаке. Это же не пулевые ранения, ну поцарапал себе задницу, и что с того, завтра будешь как новенький.

— Ты меня успокоила, но все равно хочется сесть.

— Придется подождать.

— Да я понимаю, вопрос только сколько? — посмотрел Аристарх по сторонам. — Отпустили бы нас по домам, но, думаю, такого счастья мы пока не дождемся.

Колошин оказался прав, и им пришлось еще около часа ждать пока пройдут экзамен и все оставшиеся. Из всей толпы экзамен сдали оба вампира и трое имитаторов, остальных видимо прокатили на вагонетке. Когда претендентов больше не осталось, стражники повели семерых сдавших куда-то вглубь храма.

Каменные стены похожие больше на стены казематов сменились на украшенные гобеленами и картинами. На каждом из них была изображена победа охотников ордена или охотника над очередным ужасным чудовищем. Стражники шли довольно медленно, и Аристарх успевал в подробностях рассматривать эпические битвы, запечатленные гениальными творцами прошлого. На одной из картин Клэр увидела охотника до боли похожего на Крушинина.

— Ты это видел? — она легонько толкнула Аристарха локтем.

— Вылитый Иваныч, — шепотом ответил он.

Выдвигать дальнейшие предположения им не хватило времени, стражи остановились перед воротами с огромной цифрой десять на обеих створках. Подождав пока все сдавшие экзамен подойдут ближе, стража, наконец, открыла вход в парадный зал. От дверей и через весь зал была проложена красная дорожка. С обеих сторон от нее выстроились имитаторы в железных масках. Кроме стальных масок на них были широкополые шляпы и плащи, что превращало их практически в клонов друг друга.

Аристарх с Клэр первыми ступили в зал, за ними последовали и остальные. Красная дорожка вела к длинному столу, установленному поперек красного ковра. На столе лежали семь комплектов одежды и вооружения охотников, а по другую сторону стола стоял человек как две капли похожий на Александра Ивановича Крушинина. Несколько отличий стоящего за столом человека отличало его от Иваныча. Шрамы от чьих-то когтей на щеке, и черная повязка, закрывающая отсутствовавший глаз.

— Я глава ордена «Десяти», Георгий Крушинин, приветствую новых братьев, — произнес он, обведя взглядом семерых сдавших экзамен. — Надеюсь, вас не убьют на первом же задании. Разбирайте комплекты и можете отдыхать, вскоре вас ожидает опасная работа.

Трое имитаторов сразу же примерили стальные маски, теперь их не будет волновать полная луна. Аристарх догадывался, что ее свет как-то связан с восприятием их глаз и запуском трансформации, но почему они используют маску вместо обычных очков он так и не мог понять, а спрашивать как-то было неудобно, да и неуместно. Вампиры справились с выбором амуниции гораздо быстрее, облачившись в плащи и надев шляпы, они взяли оружие и, поклонившись, главе ордена удалились. Следом последовали и имитаторы, остались лишь Аристарх с Клэр.

В подлунном мире широко использовались технологии на основе водных кристаллов, дающих огромное количество пара. Следующей по важности являлись механические приспособления, на основе разнообразных пружин и всевозможных шестеренок. Поэтому не удивительно было увидеть кокарду на шляпе в виде шестеренки с римской цифрой десять в центе. Такие же эмблемы были вышиты и на обоих плечах длиннополых плащей.

Подобная одежда хорошо защищала в дождливую погоду, которая здесь не была редкостью. Судя по всему, размеры подбирались в тот момент, когда они ожидали остальных сдававших экзамен. Рукава плаща оказались достаточно широкими, чтобы туда могла влезть рука Аристарха вместе с механизмом, удерживающим его плечо от повторного вывиха. Оружие ордена ничем не отличалось от оружия смотрителя.

Это был классический пистолет класса «Охотник». Единственное отличие имелось лишь в оформлении, на рукоятях пистолетов и колющего оружия имелась эмблема ордена, шестеренка с римской цифрой десять по центру. С помощью Клэр, Аристарх застегнул ремень с двумя пистолетами и закрыл их плащом. Покончив с этим, они собрались уходить, но глава ордена попросил их немного задержаться и проследовать за ним.

Два стоящих по бокам от стола стражника не сдвинулись с места, и Аристарх понял, что беседа будет строго конфиденциальная, и им доверяют настолько, что присутствие телохранителей не обязательно. Хотя, если по правде говорить, то глава ордена вполне может и сам за себя постоять, шрамы на его лице говорили сами за себя. Позади стола, где они получили обмундирование, находилась небольшая дверь, ведущая в личный кабинет главы ордена.

Открыв дверь, он жестом показал, чтобы они вошли в кабинет первыми. Аристарх с Клэр последовали просьбе и переступили порог первыми, следом вошел и сам глава ордена. У окна стоял письменный стол хозяина кабинета, справа и слева от него находилось по три стула, два из них оказались занятыми.

— С моим братом близнецом вы уже хорошо знакомы, — произнес Георгий, занимая кресло за столом.

Иваныч прожигал подчиненных свирепым взглядом. Селия тоже смотрела довольно строго на своенравных Аристарха и Клэр. И им оставалось только молчать, ожидая дальнейшего развития событий.

— Мне известно, что они приняли решение о сдаче экзамена, не поставив вас в известность, — продолжил Георгий. — Но у них все получилось и я рад этому.

— Конечно, рад, ты такой же сумасшедший, как и они, — буркнул Иваныч.

— То, что я не пошел в смотрители совершенно не означает моей ошибки, — заметил Георгий. — Сейчас я являюсь верховным магистром ордена. И я уже не говорю о том, что именно ты сидишь в моем кабинете, а не наоборот.

— У меня не было выбора, — пробурчал Иваныч.

— Выбор есть всегда, ты можешь действовать или бездействовать, но в любом случае решение принимать тебе. Не буду спорить, оно далось тебе с большим трудом, как впрочем, и мне, когда я решил, что орден выступит на стороне смотрителей и совета.

— Вы тоже участвовали? — удивилась Клэр, не удержавшись от вопроса. — Но почему тогда мы вас не видели?

— Потому-то и не видели, что они орден, — рявкнул на нее Иваныч.

Клэр поняла свою ошибку и решила попридержать рвущиеся наружу вопросы до лучших времен, по крайней мере, до тех пор, пока Иваныч не перестанет смотреть на них как на нагадивших посередине ковра щенков.

— Да, ты совершенно права, мы действительно сражались в тылу орды диких, поэтому нас никто не видел, кроме диких конечно, — ответил магистр на вопрос Клэр. — В наших услугах по-прежнему нуждаются, но после нашего вмешательства на стороне смотрителей, врагов у нас кардинально прибавилось. Я давно думал о создании подразделения протекторов.

— Что еще за протекторы? — спросил Иваныч, приподняв бровь.

— Ни для кого не секрет что охотники довольно часто гибнут, — приступил к ответу магистр.

— Обычное дело, смотрители тоже не особые долгожители, — заметил Иваныч.

— Я ничего не имею против, когда они гибнут во время выполнения заказа, — продолжил отвечать магистр, не обратив внимания на замечание брата. — Но в последнее время охотников убивают во время отдыха, когда они находятся в городе после задания или готовятся отправиться на охоту. Возможно, это прозвучит дико, но орден никогда не занимался расследованием гибели собственных членов. Раньше такого никогда не было, мало кто отваживался связываться с охотником, но, похоже, что времена изменились. Я лишь надеюсь, что я не опоздал с его созданием.

— Поправь, если я ошибаюсь, — произнес Иваныч, почесав кулаком подбородок. — Ты хочешь создать подразделение, которое будет заниматься охотой на убийц охотников.

— Именно этого я и хочу, — едва заметно кивнул магистр.

— Ясно, но причем здесь мы?

— Я хочу, чтобы ты и Селия возглавили это подразделение.

Для Аристарха прозвучавшее предложение было подобно грому среди ясного неба. Мозг плохо еще соображал, да и ободранная задница со спиной тоже отвлекали мысли на себя. Они с Клэр едва сдали экзамен на охотников, а теперь им предстоит новая работа, где им придется иметь дело с душегубами охотников. По правде говоря, его мутило только от одной мысли о подобном. Если кто-то смог справиться с охотником, то он явно не лыком шит, а это означает, что встреча с данным типом почти сто процентов отправит тельце Аристарха гнить в сточной канаве.

— Мы согласны, — услышал Колошин ответ Иваныча.

— Отлично, именно на это я и рассчитывал, — улыбнулся магистр.

Больше Колошин практически ничего не осознавал, все было словно в тумане. Когда на него смотрели, он кивал, считая, что поступает правильно и у него вроде бы получалось. Нормально работать мозги у него стали лишь на улице, куда его вытащила Клэр.

— Ты чего там устроил? — накинулась она на него. — Мы словно с плохо выспавшимся дебилом разговаривали. Для полноты картины тебе надо было бы всего лишь пускать слюни.

— Извини, я не знаю что произошло, но я… я испугался. Все произошло так быстро…

— Ясно, тебя надо было вытащить гораздо раньше, — усмехнулась она.

— Ничего смешного я здесь не вижу, — произнес Аристарх, с недоумением глядя на нее.

— Да все в порядке, штаны не обмочил, значит, жить будешь. Просто у меня совсем вылетело из головы, что мазь, которой тебя обмазали техники, помимо быстрого заживления имеет еще и побочный эффект. Так называемые «панические атаки», я про них забыла, потому что они бывают только у тех людей, кто родился на другой стороне, у автохтонов на это иммунитет. Ты главное не переживай, страх вскоре должен пройти, по крайней мере, мне об этом говорили. Как только раны заживут то и действие мази прекратится.

— Рад это слышать, но пока мне страшно до чертиков.

— Ничем не могу помочь, придется терпеть. Нам дали время на отдых, не так много как хотелось бы, да и этого времени думаю, нам не хватит, но большего выпросить не удалось.

— Нам нужно срочно домой, там безопасно, — с мольбой во взгляде произнес Аристарх, и крепко обхватил руку Клэр.

— Хорошо-хорошо, идем домой, — попыталась она успокоить напарника. — Надеюсь, на горшок тебя не нужно будет сопровождать с фонариком в руках, — прошептала Клэр, поднимая руку и подзывая к себе свободного гнома на машине.

Аристарху становилось все хуже и хуже, если поначалу свежий воздух ему немного помог проветрить мозги, то теперь лекарство начало действовать с новой силой, вгоняя Колошина в животный страх. Клэр лишь мечтала об одном, чтобы Аристарх оставался с сухими штанами как можно дольше, по крайней мере, до тех пор, пока они не вернутся домой.

Находиться в салоне авто, с человеком только что заразившимся медвежьей болезнью еще то удовольствие. Но это не самое страшное, гном, что их везет, весь мозг выест по поводу испорченного салона и потери клиентов. С его доводами спорить будет, конечно, сложно, если не сказать невозможно. Но они продолжали ехать, а Колошин пока умудрялся сдерживать себя, правда, в таком состоянии он представлял собой жалкое зрелище.

В недавнем времени грозный смотритель, теперь превратился в тварь, дрожащую забившуюся в угол автомобиля. Когда подъехали к дому, Клэр стоило большого труда вытащить Колошина из машины. Ей пришлось довольно долго убеждать его, что темная улица совершенно безопасна и по ней могут гулять даже дети. Аристарх, разумеется, не верил во все ее доводы насчет спокойных улиц, но доверие к самой Клэр у него еще имелось.

Колошин определенно был уверен в том, что если что-то пойдет не так Клэр его защитит. Но вот на чем основано подобное убеждение он в подобном состоянии объяснить не мог, да это и неважно, главное, что они доберутся до безопасного укрытия в квартире Клэр.

С горем пополам Клэр дотащила Аристарха до квартиры и уложила его на диван в гостиной. Оставив свет включенным, она отправилась спать. Клэр не пострадала физически в отличие от Аристарха, но вот доставка Колошина до дома истощила ее психологически полностью. Если она пробудет с ним еще полчаса то, скорее всего, она сама пристрелит Колошина, чтобы не мучался. Взглянув напоследок на свернувшегося калачиком Аристарха, Клэр покачала головой и отправилась в душ.

Глава 18

Глава-18.


Утром Клэр проснулась хорошо выспавшейся и отдохнувшей. Ее даже не смущало то, что ей пришлось пережить вчера с Аристархом. Но когда она вошла в гостиную, Колошина на диване не оказалось, зато на журнальном столике лежали два его пистолета.

— Да ты, верно, шутишь, — произнесла она, сжав губы в тонкую полоску. — Я же знала, что подобное может произойти. Черт, надо было пристегнуть его наручниками. Утро просто зашибись, всегда мечтала о подобном.

Сняв с вешалки плащ, Клэр отправилась искать Колошина, который, по всей видимости, зарылся в дерьмо по самые ноздри.


Часом ранее…


Аристарх открыл глаза и лежа на диване, обвел взглядом гостиную Клэр. Память ему подсказала все, что произошло с ним вчера, вплоть до самых мелких подробностей. Даже того, что он совершенно не помнил вчера, сейчас он мог повторить все фразы, услышанные в кабинете магистра. Но помимо вернувшейся ясности ума, он ощутил сильный стыд за свое поведение, которое демонстрировал вечером.

Аристарх осознавал, что оно было вызвано лекарством, но легче от этого ему совершенно не становилось. От осознания того, что его в таком состоянии вчера видела Клер, Аристарха бросало то в жар, то он покрывался холодным потом. Ему срочно нужно было вздохнуть свежего воздуха и не прохладного, а как можно более холодного. Клэр больше не должна видеть его в подобном состоянии, и стыд за вчерашнее не позволял ему оставаться в ее доме. Встав с дивана, он взглянул на лежащие, на столике пистолеты и, решительно отвернувшись от них, направился к вешалке.

Выйдя на улицу, он закрыл глаза и несколько раз глубоко вздохнул. Уличная прохлада немного остудила пылавшее лицо, открыв глаза, Аристарх четко определился с целью. Мимо пыхтя паром, проносились автомобили под управлением гномов. Колошин поднял руку, привлекая к себе внимание водителей. Долго ждать не пришлось, через пару секунд рядом с ним остановился автомобиль.

— Куда нужно доставить грозного охотника? — спросил гном, передвинув круглые очки на лоб.

— Хочу выпить в самой заднице Мун-сити, — ответил Аристарх, подбрасывая в воздух монету и запрыгивая в салон такси.

— Будет сделано, — пообещал гном, ловко поймав брошенную Колошиным монету и отправив ее в карман.

Аристарх смотрел в окно на мелькавшие за ним здания и обычных жителей Мун-сити готовящихся к новому трудовому дню. Колошин вдруг поймал себя на мысли, что вампиры, имитаторы и прочие существа, им воспринимается как обычное, городское население. И в этот момент он осознал, что это именно его мир, и Мун-сити его город, со всеми своими положительными сторонами и вне малой степени отрицательными моментами.

Опустив стекло, он впустил в салон автомобиля, звуки просыпающегося города. Полная луна все так же изливала свой свет, на бурлящий котел жизни не спящего муравейника. Там, куда не доставал лунный свет из-за высоких домов и широких крыш, свет несли уличные фонари, вместе со своими напарниками в виде троллей с сумками за плечами наполненными кристаллами.

Смотрители совета, так же как и охотники ордена, освещали темные стороны города, светом хоть какого-то закона. Пока горит лампа, ее мало кто замечает. Но стоит ей перегореть, как жизнь мгновенно меняет свой бег, сосредоточив все внимание на перегоревшей лампе. Так и он будет находиться в городе как само собой разумеющееся, и изо всех сил будет стараться не перегореть. Иначе из стабильной жизни, город погрузится в хаос. Впрочем, некоторые силы, претендующие на управление Мун-сити, обрадуются подобному повороту событий.

Вскоре машина сбросила скорость и свернула на улицу, где с фонарями было явно напряженно. Столбы-то стояли, но вот лампы, похоже, никто менять не собирался, видимо жителям этого района вполне хватало света луны. Проехав мимо еще пары домов, гном остановил машину. Аристарх открыл дверь и вышел в плохо освещенную улицу. Их автомобиль спугнул парочку бродяг интенсивно пинающих третьего. Но что удивительно, когда из автомобиля вышел Колошин, они все втроем скрылись в подворотне и один из избивавших помогал бежать тому, кого они активно в недавнем прошлом пинали.

— Ну вот, мы и приехали, — сообщил гном через опущенное стекло. — Это и есть самая настоящая задница Мун-сити.

Доставив клиента гном, поспешил ретироваться из этого неблагополучного места. Пока он вез охотника, он был несколько спокоен за свой транспорт, но теперь всякое может случиться и лучше убраться отсюда куда-нибудь, где не предпочитают бить лампы уличного освещения.

Аристарх шел по улице и ловил на себе злобные взгляды местного населения. Он едва заметно улыбнулся, это именно то место, которое ему и было нужно. Из маленьких улочек лишенных света постоянно доносились звуки, заставлявшие законопослушного жителя бежать как можно дальше отсюда и никогда не возвращаться в подобное место.

В те моменты, когда в поле зрения злоумышленников попадалась фигура Колошина, звуки ударов и стонов прекращались, но когда он проходил дальше, они возобновлялись с тем же рвением, что и до появления Аристарха. По всей видимости, их сил было не достаточно для того чтобы посягнуть на кошелек охотника по какой-то дурости забредшего на их территорию. Наконец Колошин увидел то, что искал, небольшое заведение с двумя козлами у входа. Козлы заприметили человека еще издалека, и когда он подошел к бару, они преградили ему путь в заведение.

— Здесь людей не обслуживают, — объяснил козел, ткнув Аристарха пальцем в грудь.

— Я хочу выпить, — довел он до охранников мысль о своем здесь появлении.

— Ты тупой, или как? Я же сказал, что таких как ты здесь не обслуживают, — еще раз объяснил козел, продолжая удерживать палец на груди Аристарха.

— На это я и рассчитывал, — криво улыбнулся Колошин и сломал козлу палец, а чтобы он не вопил как резанный, пришлось познакомить его морду со стеной.

Второй охранник не растерялся и, перегородив вход в кабак, приготовился свернуть шею наглому человеку, в одиночку сунувшемуся в их район. Рогатый недооценил Аристарха, так же как и его коллега, находящийся сейчас в бессознательном состоянии возле обшарпанной стены.

Попытка не впустить человека закончилась тесным знакомством подошвы Колошина с животом козла. Охранник вынес дверь спиной вместе с дверной коробкой. Аристарх подождал пару мгновений, пока перестанет сыпаться штукатурка после незапланированного демонтажа дверной коробки, и лишь после этого вошел в слабоосвещенный коридор бара с уходящей вниз лестницей, по которой скатился охранник заведения.

Пока он спускался по лестнице, рогатый пришел в себя и попытался встать, но точный удар ботинком в челюсть уложил обратно приподнявшегося с пола охранника. Раздвинув закрывавшие проход шторы, Колошин оказался непосредственно в самом баре.

Поначалу на него никто не обратил внимания, видимо появление человека здесь равносильно восходу солнца, которое никто и в глаза-то не видел за исключением тех, кто побывал в туристической поездке на другой стороне. Но постепенно до местной фауны начало доходить осознание того, что в их любимом месте обитания завелось какое-то новое инородное тело. И пока Аристарх шел в сторону бармена, его персона находилась под пристальным наблюдением пятнадцати злобных пар глаз.

За стойкой находился седобородый козел с одним обломанным рогом, и он, похоже, был единственный, кто смотрел на Аристарха без злобы, а с легким налетом удивления.

— И что тебя человек привело в мое заведение? — спросил бармен, ставя на стол отполированную кружку и беря следующую.

— Хочу выпить, — не стал скрывать Аристарх свое появление в данном заведении, усаживаясь на высокий стул у барной стойки.

— Выпить говоришь? — усмехнулся однорогий, ставя кружку рядом с батареей отполированных собратьев. — Выпить, конечно, можно, но боюсь, местные парни не разделяют твою точку зрения. Договоришься с ними, и я налью тебе за счет заведения.

Позади себя Аристарх услышал звук отодвигаемых стульев и сдвигающихся столов, затем до него донеслись тяжелые шаги, и пахнуло зловонием из ртов никогда не знавших дирола.

— Договориться это можно, я даже слышал, что правильные слова могут горы свернуть, — согласился Аристарх.

Вот только с подобной парадигмой местная фауна не была знакома, поэтому Колошина схватили за плечи и зашвырнули в центр зала, собирать столы и недопитое пиво. Примерно пол секунды полет Аристарха проходил без какого-либо дискомфорта, а затем наступило жесткое приземление на стол. Начало знакомства, можно сказать, было положено, и пятнадцать козлов бросились к нему выказывать свои чувства, ни одно из которых приязнью назвать было нельзя.

Проехавшись спиной по столу и освободив его от грязной посуды, Аристарх сгруппировался и не шмякнулся на пол, а перевернувшись, приземлился на ноги. Несколько посетителей запрыгнуло на стол, остальные же решили взять человека в клещи. Техника боя козлов не отличалась особым разнообразием. Наклонив голову, рогатые ринулись на человека норовя насадить его на рога, двоим, удалось их воткнуть, правда, в табуреты, которые успел схватить Аристарх. Свалившись без чувств возле ног Аристарха, рогатые соорудили что-то типа импровизированного бруствера.

Их коллег по горячительным напиткам это не особо смутило и, наступив грязными сапогами на тела бывших собутыльников, они попытались добраться до человека и врезать ему по его уродливой роже. Первого перебравшегося через импровизированную преграду, Аристарх встретил ударом ноги в живот.

Опрокидываясь на спину козел, хотел сохранить равновесие и, раскинув руки в стороны, он схватил еще двоих рогатых, утащив их за собой на пол. В сплоченных рядах нападавших появилась брешь, которой и воспользовался Колошин, пробежавшись по морде лежащего на полу козла. Рогатый оказавшийся в последних рядах атакующих не ожидал увидеть перед собой Аристарха.

На первой секунде козел тупо смотрел на надвигавшегося на него человека, а на второй он уже был не в состоянии что-либо предпринять. Получив коленом по бороде рогатый временно проигнорировал гравитацию земли и приземлился только возле барной стойки.

Козлам было бы гораздо сподручней, считать ребра человеку, зажав его где-нибудь в углу, но Колошин считал эту схему слишком банальной и по мере сил вносил в нее немного разнообразия. Кому-то предложил выпить, воткнув его рогами в бочку с пивом. Кому-то обеспечил лежачие места на полу, а некоторым достались обжигающие поцелуи раскаленной сковородки, которую он раздобыл в кухне в тот момент, когда его туда зашвырнули.

Кухня не отличалась большими габаритами, но это было и понятно. Здесь не занимались особыми разносолами, а для приготовления бесхитростного козлиного меню не требовалось большого помещения. Ворвавшиеся в кухню последние пятеро козлов переступили через лежащего на полу товарища и, поняв, что бежать человеку некуда медленно направились к нему.

Справа от дверей находился разделочный стол, где лежало несколько кочанов капусты и достаточное количество ножей устрашающей формы, которыми можно разделывать не только салат. Как оказалось, подобные мысли посетили не только голову Аристарха, но и той бравой пятерки, которая размышляла над тем, как бы получше разобраться с человеком и желательно без особых потерь со своей стороны. Расхватав колюще-режущий инструмент, они с недобрыми намерениями во взглядах еще ближе придвинулись к Аристарху.

Приняв острие кухонного ножа на дно сковороды, Колошин пнул козла в колено, послышался неприятный хруст, и злодей с криком боли распластался под ногами у товарищей. Оставшейся четверке тоже не особо повезло и в скором времени они успокоились, изредка постанывая от боли, это касалось только тех, кому повезло меньше, и они оставались в сознании.

Посмотрев на дело своих рук, и убедившись, что бородатые обладатели рогов больше не представляют для него опасности, Колошин бросил на пол сковороду и, перешагнув через корчащиеся тела, вернулся обратно в зал. С момента его последнего посещения обстановка в баре не сильно изменилась за исключением некоторых посетителей которые пришли в чувство и теперь с большим трудом пытались подняться на ноги или просто сесть. Хотя это удавалось сделать немногим, большинство падало обратно, но, немного отдохнув, они повторяли свои попытки подняться.

Однорогий бармен все так же продолжал невозмутимо протирать кружки и бокалы, словно здесь ничего необычного не произошло. Подойдя к стойке, Колошин занял обратно свой стул, с которого его так беспардонно отправили в короткий, но запоминающийся полет до ближайшего стола.

— Договориться со всеми сразу не получилось, пришлось с каждым говорить отдельно, но теперь, думаю, никто не против, чтобы я немного выпил в вашем заведении, — произнес Аристарх, обращаясь к бармену.

— Как я и обещал выпивка за счет заведения, хотя не думаю, что на тебя она подействует, так же как и на нас, — ответил однорогий и налил Колошину вина.

— Если я и не упаду пьяным под стол, то хотя бы жажду, она должна утолить, — поделился своим соображением Аристарх и, взглянув на выпивку, одним махом осушил кружку.

— Повторить?

Колошин кивнул и пододвинул кружку, седобородый опять наполнил сосуд клиента и не стал убирать бутылку.

— Ты не поверишь, человек, но ты мне понравился, даже не смотря на то, что у тебя нет рогов и довольно уродливая рожа, — признался козел и приступил к повторной протирке кружек.

— Взаимно, — кивнул Аристарх. — За знакомство, — приподнял он кружку и отправил ее содержимое следом за предыдущим.

Бармен продолжал протирать кружки и когда с его точки зрения они закончились, он принялся за те, которые уже протер и начал переставлять их на обратную сторону стола. Аристарх покрутил в руках пустую кружку, раздумывая над тем, стоит ли ему воспользоваться расположением бармена или остановиться на том, что уже выпил. Его раздумья приостановили тяжелые шаги, их грохот шел со стороны лестницы, по которой в недавнем прошлом он и сам попал в это милое заведение.

На слух Колошин определил, что спускаются не люди, да и определенно не козлы. Слишком уж гости были тяжелые. Аристарха здесь не особо радушно встретили, но его никто не боялся, а вот обладателей тяжелой поступи однорогий явно опасался. Бармен перестал полировать полотенцем кружки и недобро взглянул в сторону входа в бар. Раздвинув шторы, в помещение вошли два минотавра.

Быки обвели взглядами бардак, который устроил Колошин, и уставились на Аристарха, сидящего напротив бармена. Удивлялись присутствию здесь человека минотавры недолго, переглянувшись, они направились прямиком в сторону однорогого и Колошина. Бывший смотритель продолжал вертеть в руках пустую кружку и не обращал внимания на приближающихся монстров.

— У них есть рога, но их рожи во много раз уродливей твоей, — шепнул бармен, ставя на стол очередную отполированную кружку. — Не в то время ты решил выпить, уходи если конечно сможешь, — успел посоветовать он, до того момента когда приблизились два волосатых тела с бычьей мускулатурой, бычьими головами и, похоже, с таким же интеллектом.

— Смотрю, ты совсем опустился, теперь и людишек обслуживаешь, — проревел минотавр.

— Я не настолько пьян, чтобы не разобрать оскорбление от говядины, — произнес Аристарх, отодвинув от себя кружку и вставая со стула.

Колошин был достаточно высоким, а на оборотной стороне успел нарастить немного мяса на костях, но даже в таком варианте он оказался ростом по грудь минотавру. Бык слегка склонил голову, чтобы получше разглядеть нахала, потерявшего ориентацию в обществе, и Аристарх решил воспользоваться случаем.

Состроив злобную гримасу Колошин залепил быку хук справа, но минотавр похоже даже не понял что сейчас произошло, а вот когда бык все же сообразил что сделал человек, то ответ не заставил себя долго ждать. Минотавр даже не ударил Аристарха, а просто оттолкнул. Этого оказалось достаточно, чтобы Колошина сдуло от барной стойки и прибило где-то под потолком. Будь он мячом, то, скорее всего, еще пару часов его бы рикошетило от стен и потолка, но он лишь отлип от нее и лицом рухнул на стол.

Козлы что ранее набрасывались на Аристарха, подобно фанаткам на солиста рок-группы, теперь похоже с не меньшим рвением решили объяснить минотаврам, чьи в доме тапки. И, похоже, им было до газоразрядной лампы с кем драться. Главное врезать кому-нибудь про меж рогов, да покрепче, а дальше хоть луна погасни.

Козлы взялись за работу со знанием дела, чтобы достать рослых быков им приходилось забираться на столы и с молодецким блеяньем прикладываться по мордам минотавров. Быки не особо страдали от подобных наскоков и с регулярным постоянством ловили на пудовые кулаки козлиные физиономии.

Не нужно быть особо сообразительным, чтобы понять, что завсегдатаи бара проигрывали в мордобитии минотаврам. Колошин немного отошел от падения и решил присоединиться к общему веселью, тем более что ему что-то подсказывало, что его физиономия менее отвратительна для козлов, чем морды быков.

Пара здоровых козлов решила сосредоточить свое внимание на одном из минотавров и завалить быка, повиснув у него на рогах. Но вздувшиеся канаты мышц на бычьей шее с лихвой справились с возросшей нагрузкой. И пока парочка бородатых висела у него на рогах, минотавр умудрился столкнуть лбами еще пару козлов пытавшихся съездить ему по фэйсу.

Разобравшись с ними, он потянулся за козлиными украшениями на рогах. К этому моменту Аристарх уже полностью пришел в себя и, пробежавшись по столу, прыгнул ногами вперед на минотавра. Об эстетики Аристарх не задумывался, у него была совершенно другая цель, и он ее добился. Удар двумя ногами пришелся аккурат в нос быку.

Чудовище пошатнулось, но падать пока отказывалось. Ситуацией воспользовался другой козел, и по примеру Колошина он поступил точно так же. От удара Аристарха минотавр потерял желание сопротивляться, точнее сказать, желание-то не угасло, а вот возможности уже были не те. Удар же козла опрокинул быка на спину, и с ним на время было покончено. А вот его товарищ занял оборону у стены и неплохо отражал наскоки местной фауны.

Довольно скоро отражать уже было нечего, козлы оказались разбросанными по арендованному помещению. На ногах остались лишь трое, Аристарх, минотавр, и бармен, доставший из под прилавка что-то отдаленно напоминающее биту. Но вот на этом сходство со спортивным инвентарем, пожалуй, и заканчивалось. Предмет, находившийся в руках однорогого, явно предназначался не для того чтобы отбивать мячи. Неподвижной у биты была только рукоять, а все, что было расположено выше, непрерывно находилось в движении.

Минотавр, закончив полировать стену мордой потерявшего сознания козла, тоже обратил внимание на вооружение бармена.

— Буч, зря ты взялся за «Потрошитель», — произнес минотавр, отбросив бесчувственное тело козла в сторону. — До этого момента у тебя был маленький шанс распрощаться только с заведением, но теперь я заберу и твою голову. Как я погляжу, она тебе не особо помогает в поиске новых друзей.

Минотавр презрительно посмотрел в сторону Колошина, и этого было достаточно, чтобы Аристарх разозлился.

— Буч, погоди немного, у меня тут возникло пара вопросов к просроченной говядине, — попросил он бармена не спешить, а сам направился навстречу с минотавром.

— Человек ты вообще не должен был выжить, но я с большим удовольствием исправлю подобную ошибку.

— Ошибку? — удивился Аристарх. — Ошибка, это скотина научившаяся говорить и переставшая пастись на огороженном поле, удобряя его навозом.

Слова Колошина не на шутку разозлили пару центнеров стального мяса, заставив чудовище забыть о бармене и рвануть к человеку. Аристарх едва успел отскочить в сторону, когда мимо него промчался вагон мышц и врезался в барную стойку. Минотавр без труда сделал из нее два коротких стола, где между ними теперь свободно могли пройти три человека нормального телосложения и не задевать друг друга плечами. Раньше подобный противник гарантированно ввел бы Аристарха в ступор, но сейчас Колошин был совершенно спокоен, словно он не бился с чудовищем из мифа, а зашел в магазин за хлебом.

Минотавр даже не заметил преграды и, развернувшись, опять рванул к Аристарху. Нетрудно было догадаться, что повторный маневр человека будет просчитан быком, и второй раз он на этот фокус не попадется. Это ведь не коррида где можно отвлечь быка с помощью красной ветоши, тут совершенно другой разговор.

Буч, видя как разносят в щепы его рабочее место, не выдержал и, схватив поудобней потрошитель, ринулся на быка. Скорее всего, оружие бармена представляло собой довольно страшный аргумент, но им нужно было еще и уметь пользоваться. Буч конечно имел некоторое представление об этом, но не настолько, чтобы справиться с минотавром.

Потрошитель прожужжал мимо минотавра и уничтожил остатки рабочего места бармена. К этому расстройству добавилось еще одно, второй минотавр, который пребывал не без помощи Аристарха в мире беспамятства, похоже достаточно отдохнул и теперь начал медленно подниматься. Его затуманенный взгляд выхватил козла и человека, и ничего хорошего им это не сулило, но Аристарх продолжал удивляться своему отношению к происходящему.

Страх так и не появился, хотя по всем признакам он должен был осознавать опасность. Второй минотавр поднялся, времени на удивление от собственной психики у Колошина не осталось, а бармен в это время продолжал размахивать потрошителем, но все с тем же результатом что и в первый раз.

Оружие лязгало механизмами внутри и разносило в пыль убранство, которое еще хоть как-то продолжало сохранять свои формы, не взирая на разошедшихся гостей. Наконец бармен подобрался к минотавру достаточно близко, чтобы лишить его головы, но бык встретил потрошитель предплечьем. Аристарх приготовился увидеть реки крови и ошметки плоти, разлетавшиеся по бару, но этого не произошло. И хотя потрошитель не двусмысленно намекал на ожидаемый исход, тем не менее, рука минотавра не разлетелась кровавыми кусками плоти, а вместо этого брызнула яркими искрами, раскаленного металла. Под искусственной кожей оказалась механическая рука.

— Вот черт, а рогатый-то у нас терминатор, — ругнулся Аристарх, прокомментировав увиденное.

И вот только теперь он начал немного волноваться. Это ведь не кино, здесь никто не хочет просто так с экрана, пугать законопослушных граждан. В подлунном мире если обещают тебе оторвать башку, то именно это они и сделают, в самом прямом смысле этого слова. И в такой ситуации есть всего два выхода, позволить оторвать себе башку или проделать то же самое с противником, и желательно пораньше.

Аристарх сейчас серьезно пожалел о том, что оставил пистолеты в квартире Клэр. Тем временем терминатор в образе минотавра отобрал у бармена потрошитель и со всей в металлическом теле дури, вогнал оружие в каменный пол. Потрошитель жалобно взвизгнул и затих, превратившись из грозного оружия в набор юного техника из погнутых шестеренок и металлических трубок. Участь бармена была предрешена. Правда грязи будет несколько больше.

Пока терминатор одной рукой разбирался с потрошителем, другой он продолжал удерживать бармена за горло, не обращая внимания, на тщетные попытки Буча освободиться из железной хватки. Аристарх не знал, что он может противопоставить машине для убийств. Но так ничего и не придумав Колошин схватил табурет и запустил им в голову механического быка. Мысль оказалась правильной, консервная банка отбросила бармена в сторону и сосредоточила внимание на человеке.

— Кажется, зря я это сделал, — бросил Аристарх и помчался в противоположную сторону от терминатора, тем более что к железяке присоединился второй минотавр, пришедший в себя.

Вдвоем они быстро загнали Колошина в угол и приготовились к расчленению без анестезии. Аристарху терять уже было нечего, и он пнул в пах пришедшего в себя минотавра, надеясь в глубине души, что он не сломает о его причинное место ногу. Нога не сломалась, а минотавр вдруг неожиданно потерял интерес к человеку и, свернувшись в позу эмбриона, затих на полу.

Обрадовавшись, он приложился и между ног терминатору, но мгновением позже он понял свою ошибку. С таким же результатом он мог пнуть и стальную плиту. Дикая боль пронзила ногу Аристарха и, встав на нее, он сразу же упал под ноги железному быку. Колошину достаточно быстро пришло понимание, что его карьера на оборотной стороне, как впрочем, и жизнь устремилась к абсолютному нулю. Он видел, как к его голове тянется манипулятор помятый потрошителем, но все еще представляющий опасность для слабого человеческого тела.

Когда до горла Аристарха оставалось каких-то пара сантиметров, в руку терминатора ударила пуля, сместив ее в сторону от горла Колошина. Затем еще несколько ударили минотавра в грудь, но уже с гораздо меньшим результатом. Аристарх взглянул в сторону входа, откуда прилетели пули, и увидел стоящую в проходе Клэр.

— Колошин из-за тебя я пропустила свой утренний кофе, и настроение у меня испорченно к чертям собачьим, — произнесла она, всаживая еще несколько пуль в коленные суставы терминатора.

Минотавр не особо обратил внимание на попытки Клэр остановить его и, выбрав ее новой целью, направился прямо к ней.

— Ну, хорошо, а если так, — предложила Клэр, отправив несколько пуль в глаза и горло терминатора.

Голова минотавра оказалась из плоти и крови и его мозги разлетелись по полу, и Колошину пришлось быстро отползать, чтобы эта громадина из шестеренок не похоронила его под собой. Буч пришел в себя и, держась за второй обломанный рог, взирал на бывшее когда-то питейным заведением помещение.

— Какого черта ты здесь устроил? — поинтересовалась Клэр, подходя к Аристарху и глядя на него сверху вниз.

— Ну, это… — не знал он, что и ответить.

— Краткий и красноречивый ответ, — не скрывая сарказма в голосе, произнесла она. — А теперь заткнись и слушай. Если я еще раз увижу что ты оставил оружие и пошел без него шастать по улицам, я тебе собственноручно запихну его туда, куда и луна не заглядывает.

Клэр помогла ему подняться и, когда Колошин принял вертикальное положение, вручила ему его пистолеты.

— Извини за вчерашнее, слаб я оказался на лекарство, но похоже я уже излечился, и трястись за свою жизнь более не намерен.

— Губу сильно не раскатывай, ты не стал супер смелым, — остудила его пыл напарница. — Это всего лишь еще один побочный эффект от лекарства. У тебя была вся спина ободрана и техники не пожалели мази. После того, как ты забился в угол, действие мази сменилось на противоположное и тебя обуял геройский настрой, граничащий с самоубийством. Во время болезни обычно бросает то в жар то в холод, вот это с тобой и произошло.

— Выходит это всего лишь побочное действие лекарства, и я все так же остаюсь трусливым существом, — грустно вздохнул Аристарх.

— Если тебе станет легче, то трусливым ты никогда не был. Осторожным, да, но не трусливым. Главный рецепт выживания на оборотной стороне, осторожность приправленная смелостью, и только приправлена, а не безумная как у тебя сейчас.

— Признаюсь честно, ты меня немного расстроила, мне-то казалось, что я переродился, оказывается это не так.

— А вот с этим не стоит перебарщивать, а то легко можно превратится в подобный набор из трубок и шестеренок, — кивнула она в сторону минотавра, периодически дергающегося от электрических импульсов, пробегавших по механическим частям мертвого терминатора.

— Как ты вообще меня нашла? — спросил Аристарх, усаживаясь за полуметровый стол, это единственное что осталось от рабочего места Буча.

Бармен с двумя неровно обломанными рогами подошел к людям и поблагодарил их за помощь.

— Что-то минотавры уж слишком разошлись, так разнести заведение, — заметила Клэр, оглядев то, что осталось от бара. — Похоже, они здесь полдня бегали.

— Ну, вообще-то в самом начале мне мебель попортил вот этот мужчина, — кивнул Буч в сторону Аристарха. — И пока я спокойно подсчитывал убытки на пороге появились эти два рогатых урода. У нас с минотаврами некоторое недопонимание по поводу бизнеса в этом заведении. Мы считаем бар «Черный козел» нашим, а быки в своей программе расширения, считают, что он должен отойти под их управление. Логика вроде присутствует у обеих сторон, но в данный момент именно они о нас обломали рога.

— И часто у вас происходят подобные разногласия? — поинтересовался Колошин.

— Чаще чем ты думаешь, но с привлечением механоида довольно редко.

У Аристарха неожиданно закружилась голова, и он едва не рухнул на пол. Клэр предполагала подобное развитие событий и придержала его за плечи.

— Есть что-нибудь пожевать кроме капусты? А то мне не особо хочется тащить его домой на собственном загривке, — объяснила она ситуацию бармену.

— Что-нибудь придумаем, — пообещал Буч, махнув рукой одному из козлов, который с чувством бил табуретом по голове минотавра, когда тот приходил в сознание и пытался подняться. — Рук, принеси мяса гостям, — попросил Буч, когда тот взглянул на него.

— Через пару минут будет готово, — заверил Рук, еще раз, от души приложив табуретом по голове начавшего шевелиться быка.

Но прежде чем исправно выполнить заказ, он передал инструмент анестезиолога в виде табурета другому козлу. Тот в свою очередь в качестве тренировки шарахнул табуреткой по голове бесчувственного быка.

— Ты сейчас главное не шевелись и не пытайся вставать, — очередной раз объясняла Клэр, правила поведения в подлунном мире. — Сейчас твой организм заживляет раны и волнообразно забирает энергию из тела, поэтому и слабость появляется также неравномерно. Пара хороших кусков мяса должны быстро поставить тебя на ноги. Я думала, ты должен был запомнить это еще с первого ранения.

— Слушай ее, она дело говорит, — поддержал ее Буч. — Ну и как говориться путь к сердцу мужчины лежит через желудок.

— Сказала пуля со смещенным центром тяжести, — добавила Клэр, проверяя пистолет.

— Суровая у тебя напарница, не зли ее, — посоветовал Аристарху бармен.

Колошин кивнул и его желудок издал звук голодного монстра запертого в подземелье. Подошедший Рук, поставил перед Колошиным большую тарелку с жареным мясом, хорошо приправленным луком и чесноком. Козел едва успел убрать руки, пока Аристарх не оторвал их, схватившись за блюдо.

Насадив кусок мяса на вилку, он принялся откусывать от него большие куски и практически не разжевывая, заглатывал, усмиряя урчащее в утробе чудовище. Клэр лишь опасалась, чтобы он в запале не проглотил и саму вилку. Оборотная сторона, конечно, меняет человека, но переваривать металл организм все равно не может. Ее опасения оказались напрасны, столовый прибор остался в своем первоначальном состоянии, даже зубцы не были погнуты. Положив вилку на пустое блюдо, Аристарх действительно почувствовал себя намного лучше.

— Ну, как, полегчало? — поинтересовалась Клэр, глядя на довольное лицо Аристарха.

— Определенно и я даже готов…

— Попридержи лошадок, — перебила она его. — Нам еще на жизнь нужно зарабатывать, на службе будешь геройствовать. Сколько с нас? — повернулась она к Бучу.

— Все за счет заведения, да и вы уже расплатились, — кивнул он в сторону механоида и лежащего рядом минотавра.

— В таком случае бывай Буч, приятно было познакомиться, — попрощались они с барменом и направились к выходу.


home | my bookshelf | | Смотритель |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу