Book: Скандал на миллион



Скандал на миллион

Рейчел Бейли

Скандал на миллион

Глава 1

Засунув руки в карманы, Сет Кентрелл осматривал палату нью-йоркской частной клиники. Самое современное медицинское оборудование было доставлено сюда, в помещение, похожее на номер люкс в пятизвездочном отеле. Такая персона, как всемирно известная джазовая певица Эйприл Ферчайлд, достойна высококачественного комфорта.

Сет взглянул на женщину, лежащую на кровати. Ее глаза были закрыты, а нежная кожа побледнела. Тем не менее она оказалась более очаровательной, чем он предполагал. Честно говоря, Эйприл была восхитительна. Даже во сне.

Считал ли его брат так же? Сумела ли она затащить Джессе в постель? И как добилась того, что он практически подарил ей один из самых лучших отелей, принадлежавших их семье? Как только Сет вспомнил о брате, словно кувалда ударила его в грудь. Прошло восемь дней, но все еще не укладывалось в голове, что Джессе нет в живых. Сет сжал кулаки, как будто это способно было смягчить боль. Ничто не может унять ужасное чувство потери. Он никогда больше не увидит брата.

И эта женщина — последняя, кто видел Джессе живым.

Когда Сет сделал шаг к кровати, она беспокойно зашевелилась, и он остановился, не желая будить ее. Сет не имел представления о том, какие травмы она получила в аварии, погубившей его брата.

Молодая женщина снова пошевелилась, ее лицо расслабилось. Сет нахмурился. Может, ей больно? Может, под одеялом скрываются ужасные синяки? Он вздохнул, размышляя, стоит ли вызывать медсестру. Что, если…

Сет остановился и пригладил волосы. Ему нельзя забывать о причине своего прихода в больницу. Необходимо вернуть отель «Маяк», в противном случае он рискует потерять репутацию, которую долго и тщательно завоевывал в совете директоров. Оставляя в завещании равные доли своей законной и незаконной семьям, отец пытался соединить сыновей, но вместо этого перессорил их. После смерти Джессе акции, принадлежавшие ему, перешли к Сету. Это означало, что Сет и его сводный брат, Райдер Бремсон, теперь владеют равными долями в компании Уорнера. Однако неожиданно некий Джей Ти Хартли заявил, что тоже является сыном Уорнера, и потребовал свою долю. Но у него ничего не выйдет, Сет позаботится об этом.

Да и Райдеру Бремсону он не собирался проигрывать. За считаные месяцы Сет потерял отца и брата, но он не потеряет свою компанию. И не важно, что Эйприл Ферчайлд кажется милой и уязвимой.

Дверь палаты открылась. Он повернулся и увидел очень худую женщину средних лет. Она уставилась на него:

— Вы еще один врач?

— Нет.

— Физиотерапевт?

— Я не из больницы.

Она напряглась:

— Журналист?

— Нет. Меня зовут Сет Кентрелл.

Ее глаза расширились, когда она поняла, с кем разговаривает.

— Как вы сюда попали?!

Резонный вопрос. Он представился охраннику Эйприл сотрудником юридической фирмы и показал договор на ее имя. Охранник, конечно, изучил первую страницу договора, но тем не менее проникнуть в палату было легко. Если бы этот парень работал в службе безопасности «Бремсон холдингс», Сет уволил бы его.

Но он здесь не для этого. Он поднял бровь:

— Вопрос, который должен вас интересовать, — почему я оказался здесь.

— Вас сюда не приглашали. Поэтому вопросы буду задавать я. — Женщина закусила губу, явно желая задать именно тот вопрос, который предложил Сет. Наконец она сдалась: — Почему вы здесь?

Он улыбнулся:

— Чтобы оградить мисс Ферчайлд от неприятных юридических баталий. Поверьте, в ее интересах поговорить со мной как можно раньше.

Легкий шорох донесся со стороны кровати, и Сет обернулся. Эйприл проснулась, заморгала и затем открыла большие светло-карие глаза. Она посмотрела на Сета, и у него перехватило дыхание. Она напоминала брошенную розу, смятую, но все еще изысканно красивую. Ее светлая кожа была совершенна, как фарфор, ее волосы — смесь карамели и меда — спадали на плечи. Сета охватило странное ощущение: эта женщина словно манила его к себе — все ближе, ближе… Но нет, он отвел взгляд в сторону и взял себя в руки.

Эйприл жмурилась от яркого света. Он подошел к окнам, задернул шторы, и она немного расслабилась.

Женщина присела на край кровати:

— Эйприл, дорогая, ты проснулась.

Эйприл нахмурилась, потом поморщилась, словно от боли.

— Я думаю, вы ошиблись, — прохрипела она.

Сет удивленно поднял брови:

— Вы действительно проснулись. Тут трудно ошибиться.

Она посмотрела на него и покачала головой:

— Мое имя не Эйприл.

Женщина сжала ее руку и заговорила тихо, будто успокаивала ребенка:

— Тебя зовут Эйприл Ферчайлд. Ты моя дочь.

Значит, это ее мать. И ее менеджер, по его сведениям. Сет оценивающе взглянул на тощую даму с руками и ногами, похожими на прутья. Она напомнила ему паука, ждущего, когда Эйприл окончательно запутается в сетях. Инстинкт научил его не доверять паучихам. Но почему она подсказывает Эйприл, как ту зовут?

Эйприл приподнялась немного, пристально посмотрела на мать, а затем легла на подушку:

— Извините, но я вас не знаю. Это какая-то ошибка.

Миссис Ферчайлд натянуто улыбнулась:

— Хорошо. Тогда расскажи мне о твоей матери. И назови свое имя.

Взгляд теплых карих глаз Эйприл метнулся от матери к Сету и обратно, паника начала охватывать ее.

Женщина наклонилась и погладила ее по щеке:

— Не волнуйся, дорогая, врачи уверяют, что ты все вспомнишь в ближайшее время.

— Вспомню? В ближайшее время? — Эйприл сложила руки на груди и стиснула покрывало. — Как долго я здесь нахожусь?

— Восемь дней, — сказала мать все с той же натянутой улыбкой. — Ты была без сознания первые пять суток, но последние три дня ненадолго приходила в себя. Ты, наверное, не помнишь.

Рука Эйприл вцепилась в покрывало.

— Почему я ничего не помню? Разве я поранила голову?

— Врачи говорят, что мозг в порядке, — почти пропела мать, забыв, что в присутствии постороннего человека следует сдерживаться. — У тебя временная потеря памяти. Скоро все придет в норму.

Сет застыл, отыскивая на лице Эйприл признаки двуличия. Каким-то образом она заставила его брата, Джессе, обменять отель «Маяк» на практически ничего не стоящие студийные записи и торговую марку. И теперь, когда Джессе мертв, а он пытается исправить ситуацию, она объявляет о потере памяти. Сет не верил в совпадения. В настоящее время амнезия для Эйприл очень… удобна.

Он посмотрел на невероятно красивую женщину, лежащую на больничной кровати. Губы ее дрожали. Глаза казались огромными на нежном личике. Эйприл выглядела обманчиво уязвимой и манящей. Нет, он не допустит, чтобы им манипулировали.

Эйприл повернулась к женщине, гладившей ее по руке:

— Вы моя мама?

— Да.

Затем она обратилась к Сету:

— А кто вы? Мой парень?

Сет промолчал, однако пульс его участился при мысли, что он ее любовник.

Она с трудом сглотнула:

— Муж?

Ее мать немедленно вмешалась:

— Ты никогда не встречалась с ним раньше. Он не должен был появляться здесь.

Сет не собирался сдаваться без боя:

— И все же я здесь.

— Я думаю, вам лучше уйти. Мы поговорим о делах, когда…

— Вы уверены, что мое имя Эйприл? — перебила ее молодая женщина.

Мать изобразила лучезарную улыбку:

— Да, ты Эйприл Ферчайлд. Я совершенно уверена в этом с тех пор, как получила твое свидетельство о рождении.

Эйприл прикусила нижнюю губу и повернулась к Сету:

— А кто вы?

Ее взгляд прожег его насквозь, заставив кровь бежать быстрее. Он прочистил горло:

— Сет Кентрелл. Нам надо срочно обсудить одно дело.

— Настолько срочно, что вы пришли в клинику?

Она заморгала. Можно подумать, сама невинность. Сет напомнил себе, что Эйприл Ферчайлд выступает на сцене с тринадцати лет. Настоящая актриса.

— Да, — коротко ответил он.

Она нахмурилась, потом поморщилась и осторожно прикоснулась к вискам:

— Что со мной произошло?

Паучьи пальцы матери снова обхватили ее руку.

— Ты попала в автомобильную аварию.

Эйприл тяжело вздохнула:

— Как вы думаете, я могу попросить аспирин?

Сет наклонился ниже, стараясь не задеть ее, и нажал кнопку над кроватью, вызывая медсестру. Эйприл откинула голову на подушку, наблюдая за ним. Она явно не поверила ни ему, ни своей матери. Сет замер, его рука по-прежнему покоилась на изголовье кровати. Может, она действительно потеряла память?

В палату вошла медсестра и выключила кнопку вызова. Сет сделал шаг назад:

— Мисс Ферчайлд требуется обезболивающее.

Медсестра изучила медицинскую карту, задала больной несколько вопросов, измерила ее температуру и пульс. И все это время Эйприл смотрела на него. В глазах молодой женщины Сет прочел призыв защитить ее. Он немедленно отвернулся.

Медсестра написала что-то на карте Эйприл и принесла ей две таблетки:

— Это избавит вас от головной боли. Через пару часов врач расскажет вам о вашем состоянии. — Она взглянула на мать Эйприл, а затем на Сета: — Прошу вас через десять минут уйти и не огорчать больную. Она еще не совсем здорова.

А вот и вопрос на миллион долларов: насколько она нездорова? Эйприл вышла из комы три дня назад — достаточно времени, чтобы обстряпать все вместе с мамашей-менеджером.

— Вы мне не верите, мистер Кентрелл? — Мягкий голос Эйприл прервал его мысли.

Он честно признался:

— Я еще не решил.

— Почему же я притворяюсь?

— Чтобы не иметь дело со мной. — Он пожал плечами. — Возможно, это рекламный трюк.

— Реклама? Да кому я интересна?

Эйприл распахнула глаза. У нее явно острый ум. Однако непонятно, ведет она игру или действительно пытается понять, что происходит.

Сет задумался. Если основываться на предположении, что Эйприл притворяется, он может прямо обвинить ее во лжи, но это, скорее всего, ни к чему не приведет. Наверное, лучше прикинуться доверчивым простаком и посмотреть, что из этого выйдет.

Сет шагнул к окну и отдернул шторы, позволяя солнечному свету снова наполнить комнату.

— Может ли она ходить? — спросил он у миссис Ферчайлд.

— Ей разрешили вставать несколько дней назад, когда она пришла в себя.

— У нее есть какие-то телесные повреждения?

Мать, казалось, медлила, размышляя, стоит ли раскрывать все карты, и он приободрил ее улыбкой:

— Я здесь, чтобы помочь. Если мы будем сотрудничать, я смогу защитить ее от скандала и судебных тяжб.

С глазами, полными тревоги, миссис Ферчайлд кивнула:

— Это в основном ушибы, и они практически вылечены. Но у моей девочки кружится голова, и она должна подниматься с кровати только в присутствии физиотерапевта.

Сет кивнул, потом подошел к Эйприл:

— Я отнесу вас к окну. Мне нужно кое-то показать вам.

Отнесет ее? Сердце Эйприл бешено забилось. Все — эта палата, эта женщина, державшая ее за руку, разговоры — было сюрреалистическим сном. Однако она понимала, что это происходит в действительности. Свет слишком ярок, чтобы быть сном, мужчина тоже реален. Он из плоти и крови, полный жизненной силы и тепла.

Он стоял рядом, высокий и темноволосый, и искоса бросал на нее взгляды. В какой-то момент Эйприл была потрясена глубиной его глаз. На первый взгляд он выглядел как респектабельный бизнесмен, но эти глаза… Они были темно-синими, наполненными тщательно скрываемыми эмоциями. В нем таилась опасность. У нее захватило дух.

Она постаралась не смотреть на него. Ситуация выходила из-под контроля. Хотя что было под ее контролем, с тех пор как она пришла в себя? Ей хватало сил только на то, чтобы сдерживать панику, вызванную утверждением женщины, что та — ее мать, а ее собственное имя — Эйприл.

И теперь этот человек собирается взять ее на руки. Если бы он был чужим, она бы не захотела, чтобы он нес ее, однако ей нравится его предложение. Да и взгляды мужчины слишком интимны для человека, которого она никогда раньше не встречала.

— Я могу ходить, — пробормотала Эйприл.

Одна мысль тревожила ее: прилично ли она одета? Девушка подняла покрывало и обнаружила, что на ней длинная изумрудно-зеленая рубашка. Конечно, ночная рубашка не идет ни в какое сравнение с его костюмом, но по крайней мере полностью закрывает ее от шеи до лодыжек.

С рукой, прижатой к пульсирующему виску, Эйприл медленно высунула одну ногу из-под одеяла и опустила ее на пол. Сет подошел к кровати — не слишком близко, но его присутствие странным образом обнадежило ее. Она опустила другую ногу и медленно поднялась.

Комната наклонилась и завертелась. Паника охватила Эйприл. Она покачивалась и не надеялась, что ноги удержат ее. Но прежде чем молодая женщина упала, Сет подхватил ее, и, не задумываясь, она прильнула к его сильному телу, вцепилась в рубашку, в то время как надежные мужские руки обняли ее, поддерживая.

Прерывисто дыша, Эйприл не двигалась. Сет тоже. Словно издалека, она услышала, как женщина, претендующая на роль ее матери, интересуется, все ли в порядке, но проигнорировала вопрос.

Комната постепенно перестала кружиться, и Эйприл осознала, что находится в объятиях Сета Кентрелла. Она вдыхала его запах. Он напоминал ей о лесе. Этот запах заставил ее чувствовать себя в безопасности и в то же время подарил ощущение полной жизни.

Эйприл сделала глубокий вдох, приказала телу стать сильным и перенесла вес на собственные ноги.

— Спасибо. Я в состоянии идти сама.

— Я так не думаю.

Он и не собирался отпускать ее.

Лишенная выбора, Эйприл обняла его за шею. Она собиралась сказать, что хочет еще немного полежать в кровати. Но прежде чем она смогла произнести хоть слово, Сет подвел ее к окну:

— Эти люди здесь из-за вас.

Эйприл посмотрела на улицу. Огромная толпа стояла там, где, вероятно, был вход в больницу. У большинства висели на шее камеры, виднелось и телевизионное оборудование.

Все эти люди собрались из-за нее? Эйприл ощутила пустоту в желудке, и странный холод охватил ее.

— Я знаменита? — прошептала она в недоумении.

— Очень, — усмехнулся Сет.

Она поняла, что он по-прежнему не верит ей.

Почему для нее так важно его мнение? Почему ей хочется, чтобы эти темно-синие глаза посмотрели на нее с признанием и уважением?

Эйприл обратилась к матери:

— Почему я знаменита?

Женщина засуетилась вокруг нее:

— Дорогая, я думаю, ты должна лечь.

Тогда она повернулась к Сету:

— Почему я знаменита?

Он колебался, взвешивая, подыгрывать ей дальше или нет. Наконец он расслабился и произнес:

— Вы певица.

Видение мелькнуло в ее голове: она сидит на сцене, за фортепиано, поет в микрофон, а в зале — тысячи людей. На мгновение паника отступила.

— Еще я играю на фортепиано.

— Да, — сказал он твердо, подхватил Эйприл на руки и уложил на кровать — с бесконечной осторожностью, бережно поддерживая голову.

Она откинулась на подушки, потом посмотрела на Сета:

— Вы из музыкальной индустрии?

— Нет, я работаю в гостиничном бизнесе. — Он взглянул на нее с вызовом, как будто эти слова должны были что-то значить для нее.

Эйприл очень надеялась, что они не враги, потому что, если его глаза говорят правду, Сет Кентрелл — сила, с которой нужно считаться.

Она глубоко вздохнула:

— Так скажите же мне, почему вы здесь.

— Вы владеете одним из моих отелей, — заявил он, глядя на ее, словно лев на добычу. — Я не знаю, как он стал вашим, но хочу получить его обратно.

Эйприл растерялась:

— Как я могу владеть одним из ваших отелей?

— Это хороший вопрос, но на данный момент не относящийся к делу. — Сет полез во внутренний карман пиджака и достал документы. — Вы подписали договор, по которому отель переходит в вашу собственность, и мне нужно получить вашу подпись на документах, аннулирующих этот договор.

Эйприл взяла документы, но не стала читать их:

— Если я никогда не встречала вас раньше, как я купила отель? Или сделка была осуществлена через адвокатов?

Судя по всему, Джессе обвели вокруг пальца и держали сделку в тайне. Сет узнал о ней только в больнице, после смерти брата, когда ему передали личные вещи Джессе, включая этот самый договор.

— Вы знали моего брата, — пояснил он.

— Знала? — Эйприл затаила дыхание, ожидая ответа.

Сет собрал всю волю в кулак:

— Джессе погиб в той же аварии, в которой пострадали вы.

— Кто-то погиб? — Молодая женщина едва могла говорить.

Мать взволнованно гладила ее руку:

— Дорогая, давай не будем заниматься делами, пока ты не поправишься полностью.

Эйприл проигнорировала ее совет и посмотрела на Сета:

— Расскажите мне, что случилось.

Сет постарался сдержать эмоции, не желая, чтобы посторонние видели его горе.

— Вы и мой брат были в офисе адвоката. Вы подписали договор касательно отеля «Маяк». Потом вместе уехали. Произошла авария.

— О боже… — прошептала Эйприл. — Кто был за рулем?

— Джессе.

Она открыла и закрыла рот, затем с трудом сглотнула. Ее шок казался натуральным. Может быть, она действительно слышит об этом впервые? Хотя и без амнезии люди часто не помнят, что заставило их потерять сознание.

Сет налил стакан воды и протянул его Эйприл. Не говоря ни слова, она залпом выпила воду. Потом посмотрела на него, ее глаза блестели от слез.



— Вы потеряли брата. Мне так жаль.

— Спасибо, — хрипло произнес он и отвернулся.

Спустя несколько долгих секунд он услышал шорох покрывала, оглянулся и увидел, как Эйприл приподнялась на кровати.

— Где находится отель «Маяк»? — спросила она.

Эйприл сменила тему, причем сделала это ради него. Сет мог не доверять ей, но он чувствовал, что она поступила так из сострадания. Он оценил это, однако бдительности не утратил.

Он откашлялся:

— В Квинспорте, на побережье Коннектикута.

— И мне хватило денег, чтобы купить там отель? Он должен стоить целое состояние.

— Вы не платили наличными. — Сет пытался понять, знала ли она об этом до аварии. — В договоре был предусмотрен обмен.

Миссис Ферчайлд изумленно уставилась на него:

— Что она отдала взамен?

— Студию звукозаписи, торговую марку, а также права на некоторые произведения. Все это ничего не стоит. Я уверен, что, хорошенько подумав, вы захотите получить свое имущество обратно.

Сет забрал у Эйприл документы, развернул их и положил вместе с ручкой на небольшой столик у ее кровати.

— Да, дорогая, — сказала мать с ободряющей улыбкой. — Подпиши бумаги. Ты любишь эту студию. Ты потратила шесть лет на ее создание, не говоря уже о том, что она расположена прямо под твоим домом. Я не знаю, как брат этого человека заставил тебя отказаться от дома и карьеры, но давай проясним все это прямо сейчас. — Она взяла ручку и протянула ее дочери.

— Но у меня должна была быть причина для такого обмена, — заметила Эйприл.

Мать похлопала ее по руке:

— Ты была истощена. Мы боялись, что ты перегорела. Может быть, ты просто хотела перемен и действовала опрометчиво. И… мы не знаем, как этот человек убедил тебя подписать такой договор.

Сет готов был поспорить на кругленькую сумму, что все было наоборот. Отель «Маяк» в сотни раз более ценен, чем бренд и студия. Он предполагал, что Эйприл спала с Джессе и использовала свое обаяние. Его брат всегда был падок на роскошных женщин и покупал для них автомобили и драгоценности.

Эйприл сложила бумаги и оттолкнула их, затем скрестила руки на груди:

— Я не могу подписать их. Мне очень жаль, мистер Кентрелл, но я ничего не знаю о вас и вашем отеле. И я не аннулирую договор, пока не вспомню, почему подписала его.

Сет с трудом подавил охватившее его разочарование. Ему нужен этот отель, и у него нет времени на игры. Сделку необходимо отменить, пока никто из членов совета директоров не узнал о ней.

— Я даю вам двадцать четыре часа на размышления, — бросил он, — а затем мы будем играть жестко.

— Жестко? — настороженно переспросила Эйприл.

— Ваша мать заявила, что в день аварии вы находились на грани нервного истощения. Как вы думаете, сколько свидетелей я смогу найти, чтобы доказать судье, что вы подписали договор в неадекватном состоянии? Один из моих адвокатов считает, что Джессе не имел полномочий на заключение столь дорогостоящего договора. Я готов держать пари, что он прав. В любом случае я добьюсь признания договора недействительным… Но вы наверняка не захотите, чтобы до поклонников дошли слухи о вашем психическом состоянии.

Миссис Ферчайлд, сидевшая молча, внезапно встрепенулась:

— Нет! — Она повернулась к дочери: — Подпиши бумаги, Эйприл, пожалуйста.

Молодая женщина закусила нижнюю губу. Сету показалось, что она сдалась и вот-вот поставит подпись. Однако она внезапно воспрянула духом. Светло-карие глаза сфокусировались на нем.

— Я не могу. Но я обещаю, мистер Кентрелл, что постараюсь восстановить память. Я буду делать все, что порекомендуют врачи, и даже больше. И когда я добьюсь успеха, вы одним из первых узнаете об этом.

Она думает, что он будет сидеть сложа руки и ждать? Сколько? Дни или даже недели? А может, месяцы? Либо эта девица действительно страдает амнезией, либо она никогда не слышала о Сете Кентрелле. Ожидание — это не для него.

Его юридический отдел продолжит работу над тем, чтобы признать договор недействительным, и в то же время он не выпустит Эйприл Ферчайлд из поля зрения. Если у нее амнезия, он убедится, что она занимается восстановлением памяти. А если амнезии нет, он будет рядом, когда она выдаст себя.

Он сунул руки в карманы:

— Вот что я вам скажу. Я помогу вам восстановить память. И я не буду одним из первых, кто узнает об этом. Я буду самым первым.

Ее глаза расширились от удивления, но она быстро взяла себя в руки:

— Если хотите помочь, кое-что вы можете сделать. Мне нужно увидеть отель «Маяк», который привел ко всей этой путанице…

Ее мать запричитала, что Эйприл должна быть дома, среди людей, которые ее любят, но Сет и Эйприл игнорировали ее. Просьба певицы полностью устраивала Кентрелла: она будет находиться на его территории, в месте, где он в состоянии контролировать ситуацию. Возможности президентского люкса в отеле более чем подходят для этого. Сет сможет приглядывать за ней с минимальным ущербом для себя.

Он ответил с ленивой, довольной улыбкой:

— Я с радостью отвезу вас туда.

Глава 2

Через пять дней Эйприл сидела в палате, одетая в брюки и простенький голубой свитер. Врачи заявили, что физически она достаточно окрепла и может покинуть клинику, кроме того, у нее нет оснований опасаться, что память не вернется.

Они также рекомендовали Эйприл поехать домой, в знакомую обстановку. Идея не привлекала ее — она не чувствовала никакой связи с домом, который описывала женщина, утверждавшая, что она ее мать. Но что-то непреодолимое тянуло Эйприл к отелю «Маяк», хотя она даже не знала, видела ли его раньше.

Возможно, потому, что загадка, связанная с этим отелем, стоила человеку жизни. А ей она стоила памяти.

Эйприл почему-то не сомневалась, что Сету можно доверять. Он был откровенен с ней, а вот ее мать, как она подозревала, честной не была.

Как и обещал, Сет заехал за Эйприл. Он вошел в палату, высокий, уверенный в себе, словно забирать незнакомых девушек из больницы было для него делом привычным.

Эйприл нахмурилась. Разве ей дано знать, что привычно для человека, не говоря уже о Сете Кентрелле? Она провела пять дней, пытаясь вспомнить хоть что-нибудь. Медицинский персонал советовал ей не торопиться. Эйприл пыталась следовать инструкциям и быть терпеливой. Однако мысли ее все чаще занимало не прошлое, а Сет. Она трепетала, когда он нес ее на руках. А его запах обволок ее, когда она прижалась к нему. И кожа вспыхнула, когда он случайно прикоснулся к ней, протянув руку к кнопке вызова медсестры…

Эйприл посмотрела на Сета, выслушивающего последние наставления врача. Случалось ли с ней подобное раньше? Может быть, она принадлежит к тому типу женщин, которые влюбляются с первого взгляда? Но Эйприл не чувствовала себя подобной женщиной. Ей казалось, что она более… осторожна и сдержанна. Вероятно, это Сет Кентрелл так действует на женский пол.

Врач попрощался и ушел, а Сет повернулся к ней. Как только их взгляды встретились, Эйприл утонула в темно-синей глубине его глаз. На один волшебный миг у нее возникло ощущение, что он испытывает такое же притяжение. А еще в его взгляде мелькнул вызов. Сет по-прежнему не верил, что она потеряла память. Но, по крайней мере, он не скрывал это. И снова, как ни парадоксально, отсутствие доверия заставило Эйприл почувствовать себя в безопасности рядом с Сетом.

— Это все, что у меня есть, — сказала она, указав на небольшую сумку.

— Несмотря на просьбы вашей матери отвезти вас домой, я свое решение не изменил. Поэтому она упаковала ваши вещи. Они были отправлены заранее.

Эйприл охватило неприятное ощущение зависимости. Она нуждалась в Сете, чтобы попасть в отель, который хотела увидеть, нуждалась в матери, чтобы упаковать свою одежду. Чем раньше к ней вернется память и она сможет управлять собственной жизнью, тем лучше.

Эйприл взяла сумку:

— Я готова.

— Руководство клиники позволило нам воспользоваться выходом для персонала, так что мы избежим встречи с толпой журналистов. — Сет забрал у нее сумку.

Появился коренастый человек в больничной спецодежде с креслом на колесиках. Решив как можно скорее вернуть себе самостоятельность, Эйприл покачала головой:

— Я способна дойти до автомобиля.

— Извините, мэм, — возразил сотрудник. — Таковы правила.

Сет шагнул вперед и взялся за ручки кресла:

— Я довезу ее.

Мужчина кивнул и вышел.

Сет вежливым жестом предложил Эйприл присесть:

— Поехали?

Эйприл закусила губу. Позволить везти себя в инвалидной коляске медицинскому персоналу — это одно. Однако мистер Кентрелл заботится о ней с целью вернуть свою собственность. Закрыв глаза, молодая женщина перевела дыхание и постаралась успокоиться. Конечно, она очень хочет вернуть память, но в данный момент это невозможно, и борьба здесь неуместна. Она села в кресло.

Когда они добрались до служебного входа, Сет подогнал к дверям блестящий темно-синий седан. Он распахнул дверцу, подождал, пока Эйприл сядет и пристегнется, затем сел за руль. Как только их автомобиль влился в поток машин, сзади пристроился темный внедорожник. Этот маневр был произведен открыто и не испугал Эйприл, но тем не менее она пристально наблюдала за второй машиной в зеркало заднего вида. Похоже, у Сета есть телохранители. Или у нее?

— Кто следует за нами? — спросила она.

— Ваша служба безопасности. Они будут сотрудничать с охраной отеля, пока вы в Квинспорте. Вы даже не заметите их. — Сет вытащил из-за спины папку и передал ей. — Это для вас.

Эйприл открыла папку и просмотрела первую страницу: «Эйприл Ферчайлд. Отчет о прошлом».

— Что это?

— Материалы собрали мои сотрудники. Чтобы встряхнуть вашу память, — заявил он с невозмутимым видом.

Эйприл давно хотела узнать о себе все, просто до отчаяния хотела, но теперь, когда информация была в ее руках, плечи ее напряглись, и ей пришлось заставить себя читать дальше. Она боялась того, что может там обнаружить.

Эйприл перевернула титульный лист, и ее рот приоткрылся от удивления. На второй странице была ее биография со снимком, который не имел ничего общего с отражением в больничном зеркале. У Эйприл на фотографии были тщательно уложенные волосы, длинные, гладкие и блестящие. Она погладила снимок. Над ее внешностью, разумеется, поработал отличный стилист. Недостатки были сведены к минимуму, достоинства — подчеркнуты.

Эйприл Ферчайлд появилась на сцене в тринадцатилетнем возрасте, и за прошедшие с тех пор пятнадцать лет число ее фанатов невероятно возросло. Дочь малоизвестного джазового исполнителя, покойного Джорджа Ферчайлда.

Ее отец умер? Да, она чувствовала глубокую пустоту в груди от потери. Они, несомненно, были близки. Но по какой-то причине Эйприл не спрашивала о нем у матери, когда пришла в себя.

Она начала свою карьеру, выступая с отцом: Эйприл играла на пианино, а Джордж на гитаре. Ее способность привлекать людей самого разного возраста стала ключом к феноменальному успеху…

Эйприл перевернула очередную страницу в поисках чего-то, что вызвало бы у нее отклик, показалось бы реальным… Ее фотографии на торжественных приемах, под руку с мужчиной в смокинге, которого она не узнавала….

Двадцать минут Эйприл читала, поглощенная жизнью, казалось бы, другой женщины. Но все это случилось с ней. Кроме реакции на смерть отца, ничто не вызвало ни намека на воспоминания. Ощущая смятение, Эйприл закрыла папку и положила ее на колени.

Сет покосился на нее.

— Закончили? — поинтересовался он.

— Спасибо. Я благодарна вам за эту информацию. — Она знала, что он старается ради собственной выгоды, но это не умаляло ценности поступка.

— Вспомнили что-нибудь? — продолжал Сет.

Она помедлила, не зная, стоит ли делиться чем-то личным. Но если Сет собирается помочь ей вернуть память, следует быть честной с ним.

Эйприл постучала по папке:

— Мой отец. Я почувствовала что-то, когда читала о его смерти.

Он даже бровью не повел:

— Вы помните его?

— Пожалуй… нет. — Как объяснить сильное, но непонятное ощущение, которое охватило ее? — Я просто знаю, что это правда и он мертв.

— И это единственное, что вы вспомнили? — В его голосе звучал цинизм.

— Вы все еще не верите в мою амнезию?

Сет пожал широкими плечами, глядя на дорогу:

— Я преуспел в этом мире потому, что никогда ничего не принимал на веру.

Он говорил с нарочито небрежным видом, однако Эйприл уловила в его словах нечто большее. Одной рукой придерживая ремень безопасности, она повернулась и посмотрела на Сета:

— Люди когда-то в прошлом ошибочно осудили вас?

— Можно сказать и так.

— Если бы я поручила своим сотрудникам составить досье на вас, что бы я там обнаружила?

— Обычную смесь лжи и правды, — бросил Сет, по-видимому не заинтересованный такой перспективой.

— А если бы они копнули глубже?

Его рот скривился в саркастической улыбке.

— Я уверен, они обнаружили бы историю моих родителей. Это своего рода секрет Полишинеля.

Несмотря на непростую тему разговора, Эйприл испытывала некое подобие удовлетворения. Это был первый нормальный разговор после аварии. Не считая визита Сета в больницу, каждый раз, когда она беседовала с кем-либо, все сводилось к ее состоянию.

Она поудобнее устроилась на сиденье и продолжила:

— Так как моя история известна, почему бы вам не рассказать о себе?

— Как бы вы хотели — с ложью и полуправдивыми историями или без таковых? — спросил он, приподняв бровь.

Эйприл смутилась:

— Как вам будет угодно.

Около минуты Сет молчал, и она уже подумала, что он не ответит. Однако он заговорил:

— Мой брат, Джессе, и я — внебрачные сыновья Уорнера Бремсона. Допустим, что вы не знаете, кто это. Уорнер Бремсон был миллионером и гением бизнеса.

— Вы знали его?

— Я знал его очень хорошо, — равнодушно ответил Сет. — Он проводил с нами много времени.

Эйприл попыталась собрать воедино все, что рассказал Сет. Картинка пока не складывалась. «Что я упускаю?» — подумала она.

— Он проводил больше времени с нами, чем со своей женой и законным сыном, — продолжал он.

— О, — выдохнула она. — Вы хорошо знали своего сводного брата?

— Я встретился с ним, только когда вы лежали в клинике. Эта история попала в газеты. Ваша помощница обязательно раскопает ее, когда будет собирать на меня досье. — Сет пытался говорить с иронией, но у него это плохо получалось.

Авария произошла почти две недели назад. Его браг погиб…

Эйприл облизнула пересохшие губы:

— Вы встретились на похоронах Джессе?

— Да, — сказал Сет, плавно поворачивая за угол. — И после мы тоже пообщались. Вы бывали в Новой Англии до аварии?

Она попыталась вспомнить, но ничего не пришло на ум, и пейзаж за окном не казался знакомым.

— Я не знаю, — произнесла Эйприл.

Сет пристально посмотрел на нее. Этот вопрос явно был тестом. Он имеет право проверять ее — на кону стоит его отель, и у него нет ни единой причины доверять ей. Она такая же незнакомка для него, как и он для нее, и к тому же она была связана с его братом.

Неожиданно ход мыслей Эйприл изменился. А является ли она для него незнакомкой? Что, если она так сильно реагирует на Сета, потому что знала его? Она могла быть в его объятиях раньше, просто он не говорит ей об этом. Может, они были вместе, но он больше не хочет ее и потому держит на расстоянии? Или вопрос о праве на отель усложнится, если она узнает, что они были любовниками? Она должна спросить, должна понять.

Эйприл разгладила ладонями ткань на брюках:

— Вы сказали, что мы никогда не встречались до того, как вы пришли ко мне в клинику.

— Да, все верно, — подтвердил Сет, кивая.

Она смерила его долгим взглядом, затем глубоко вздохнула и выпалила:

— Мне кажется, мы уже встречались раньше.

На долю секунды глаза Сета расширились. Когда он ответил, его тон был спокойным, как всегда.

— И почему вам так кажется?

— Я не знаю. — Она сжала губы. — Как будто между нами что-то есть.

Он помолчал, потом сказал:

— Объясните, что именно.

— Когда вы смотрите на меня, я…

Эйприл сбилась, не зная, что сказать. Лучше бы он помог ей, а не допрашивал с пристрастием.

— И что с вами происходит? — спросил Сет чуть хрипло.

У нее вдруг пересохло в горле, но она взяла себя в руки:

— Я просто чувствую между нами… связь.

Сет резко втянул в себя воздух, но его голос не дрогнул.

— Это не более чем обычное притяжение между мужчиной и женщиной.

— И часто вам приходится испытывать нечто подобное?

Он замешкался:

— Нет.

— И все же, — настаивала Эйприл, собирая воедино путающиеся мысли, борясь со скачущим пульсом, — вы называете это обычным.

Его руки сжали руль, затем немного ослабили хватку, и он отрывисто кивнул:

— Я выразился точно. Между нами существует притяжение, но не более того. Даю слово, я не встречал вас раньше.

— Я верю вам, — тихо ответила Эйприл. И она действительно верила. Конечно, она мало что знает о нем, но Сет, несомненно, человек слова. Если он говорит, что они не встречались, значит, так и есть.



Она хлопнула по коленям:

— Раз уж Мы говорим об этом, я должна признаться, что это… проблематично для меня.

— Ваше притяжение ко мне является проблемой? — Кончики его губ дернулись.

Неожиданно Эйприл поняла, что он дразнит ее. Она заморгала. Сет Кентрелл способен на такое?! Почему-то это обрадовало ее.

— Простите, но у вас что, были планы создать отношения со мной? — поинтересовалась она, поддразнивая Сета.

Он слегка улыбнулся, но затем нахмурился:

— Идея наших отношений кажется мне проблематичной, как и вам. Даже больше. Мне просто нужен мой отель, Эйприл.

Она невольно вздрогнула. Это было именно то, что она хотела услышать, но все равно отказ немного ранил ее. А она должна была радоваться, что они воспринимают все одинаково. Должна!

Она выпрямилась, насколько позволяло сиденье:

— Итак, никаких действий в этом направлении. Договорились?

Их глаза встретились на мгновение, затем Сет отвернулся и сказал:

— Согласен.

Но, украдкой посмотрев на него, Эйприл задумалась — сможет ли он выполнить обещание так же легко, как дал его? Она, например, не была уверена, что способна подавить столь сильное влечение. Но она это сделает.

Оставшуюся часть дороги они проговорили о вещах более безобидных, чем семейные проблемы Сета, ее амнезия и их тяга друг к другу. Когда Сет вырулил на вымощенную дорожку перед входом в отель «Маяк», Эйприл с интересом осмотрелась. Отель был прекрасен — старинный и величественный. Трехэтажный, с большими окнами и арками, украшающими фасад.

Сбоку от него стоял высокий маяк, сложенный из таких же больших, грубо отесанных камней, что и основное здание. Он был возведен на десятиметровом поросшем травой утесе.

Носильщик забрал у них вещи, затем сотрудник парковки отогнал автомобиль Сета. Эйприл взглянула на море, на волны, вдохнула соленый воздух. Напряжение немного ослабло. Она начала верить, что может найти здесь ответы.

Эйприл обернулась, услышав голоса, и увидела, как Сет пожимает руку какому-то мужчине, высокому, стройному, с зачесанными назад волосами с проседью.

— Эйприл, это Оскар Уэнрайт, управляющий отелем «Маяк». Оскар, я уверен, такая знаменитость, как Эйприл, не требует представления.

Управляющий кивнул:

— Конечно нет. Для нас большая честь принимать вас здесь.

— Оскар… — Голос Сета дрогнул. — Мне нужно обсудить с тобой два деликатных вопроса. Наверное, лучше пройти в твой офис.

Сет снова предложил Эйприл опереться на его руку, но она покачала головой. С того дня, когда он взял ее на руки, она боролась с желанием быть ближе к нему и не собиралась идти на поводу у первобытных инстинктов.

Сет шел немного позади, готовый подхватить спутницу, если ей вдруг понадобится помощь.

В офисе Оскар усадил их в удобные кресла и занял свое место за массивным дубовым столом. Сет обратился к управляющему:

— Мы пробудем здесь три ночи.

Оскар кивнул:

— Мы подготовили для вас два смежных президентских номера.

Сердце Эйприл замерло. Смежные номера? Неужели она неправильно истолковала намерения мистера Кентрелла? Ответом стали его слова, сказанные в больнице: «Я помогу вам восстановить память. И я не буду одним из первых, кто узнает об этом. Я буду самым первым». Она с облегчением выдохнула. Он просто хочет вернуть свой отель, и для этого ему нужно, чтобы она все вспомнила. Тогда они смогут начать переговоры. Конечно, ему удобнее быть рядом с ней. Это логично.

— Вы, должно быть, в курсе недавней аварии с участием мисс Ферчайлд, — продолжал Сет.

Оскар с жалостью посмотрел на Эйприл:

— Моя жена и я были очень расстроены, увидев репортажи о вас. Мы — большие поклонники вашего творчества.

— Благодарю вас, — откликнулась Эйприл.

Управляющий повернулся к Сету:

— Я выражаю вам соболезнования по поводу кончины вашего брата. Он редко появлялся здесь, но все его ценили.

— Приятно слышать, — скупо улыбнулся Сет. — Первое щекотливое дело касается памяти мисс Ферчайлд, которая пострадала в результате аварии.

— Боюсь, я многого не помню, — призналась Эйприл.

— О, мне жаль это слышать.

Сет закинул ногу на ногу:

— Мы не хотим афишировать сей факт, поэтому я буду признателен, если вы дадите соответствующие указания персоналу.

— Конечно.

— Предупредите служащих, что мисс Ферчайлд необходимо восстановиться после аварии и ей требуется покой. Никаких вопросов, разговоров и автографов. Отвечать, только если она заговорит сама.

Она ощутила тепло в груди и мысленно поблагодарила Сета за то, что он оберегает ее от всяческих расспросов, которые она сама была бы не в состоянии пресечь. Ей было приятно, что он заботится о ней.

Управляющий сделал пометки в блокноте:

— Я распоряжусь немедленно.

— И второй важный аспект. Вышло так, что Джессе и мисс Ферчайлд в день аварии подписали договор, касающийся этого отеля. Законность договора под вопросом, но пока с мисс Ферчайлд должны обращаться как с хозяйкой, и просьбы любого характера должны быть удовлетворены. Но все указания будут по-прежнему поступать из «Бремсон холдингс», хотя формальный собственник — она. Думаю, нет нужды напоминать вам, что не стоит докладывать об этом даже своему куратору в головном офисе.

— Конечно, мистер Кентрелл. — Это управляющий не стал записывать.

— Спасибо, Оскар. А теперь мне нужно отвести мисс Ферчайлд в ее номер. Мы приехали прямо из клиники.

— Здоровье мисс Ферчайлд — наша основная забота, — заявил управляющий с заботливой улыбкой. — Я вызову дежурного.

Управляющий покинул комнату, и Эйприл повернулась к Сету:

— Спасибо.

— За что? — поднял он бровь.

— Не обязательно было говорить ему о договоре. Я думала, вы будете молчать об этом до окончательного решения вопроса. Если вы получите отель обратно, никому не нужно об этом знать.

Сет нахмурился:

— Договор не вступит в силу до конца месяца и, возможно, не является законным, однако в настоящий момент вы являетесь владелицей отеля. Я счел необходимым известить управляющего. Вы заслуживаете должного отношения.

— Я ценю это, — сказала она, глядя на него с любопытством.

У Эйприл сложилось мнение, что Сет Кентрелл всегда поступает правильно. Пару раз за все время их знакомства потаенные эмоции мелькали в его темно-синих глазах, но он мгновенно отгонял их. Сет умел держать себя в руках.

Служащий в темно-зеленой униформе проводил их в номера, и опять Сет шел поблизости, будто подстраховывая Эйприл. Невзирая на конфликт по поводу отеля, она была уверена, что оказалась в надежных руках. Он не позволит ей упасть.

Когда они поднялись на лифте на третий этаж, смутное ощущение вторглось в ее сознание. Некое дежавю вертелось в голове Эйприл, но она никак не могла понять, в чем дело. Она смотрела на стены, на двери, мимо которых они проходили, вглядываясь в каждую деталь, ища какую-нибудь зацепку. Но ощущение исчезло.

Сет дал служащему на чай и встал у двери в номер Эйприл, засунув руки в карманы:

— Отдыхайте. Должно быть, вы устали. Вы отвыкли много двигаться.

Эйприл действительно чувствовала слабость.

— Возможно, мне лучше поспать немного, — согласилась она.

— Когда будете готовы, постучитесь ко мне. Я буду работать в своем номере. Или позвоните и попросите соединить со мной. — Его взгляд скользнул по ее глазам и губам. — Я буду ждать.

Глава 3

Эйприл проспала весь день и всю ночь и проснулась рано, чувствуя себя свежей и отдохнувшей. Быстро приняв душ, она обнаружила под дверью, соединяющей их с Сетом номера, записку:


«Дайте мне знать, когда будете готовы к завтраку. Сет».


Она в нерешительности смяла записку. Этот отель притягивал ее. Он был как-то связан с аварией, и Эйприл было необходимо, чтобы Сет привез ее сюда. Она знала, что он будет рядом — в основном чтобы убедиться, что она не пытается обвести его вокруг пальца. Но значит ли это, что он планирует все время находиться вместе с ней?

Эйприл хотелось получить немного свободы, чтобы спокойно осмотреться и собрать осколки памяти, возможно разбросанные здесь. Не считая единственного визита к ней в клинику и поездки сюда, Сет оставался для нее незнакомцем, хоть она и испытывала к нему влечение.

Хотя в данный момент даже собственная мать кажется ей незнакомкой. Кроме того, Эйприл доверяла Сету Кентреллу.

Его притягательность манила ее, но как быть с соблазном осмотреться здесь самостоятельно? Огонь в его глазах заставлял ее быть осторожной и одновременно взывал к первобытным инстинктам. Если он когда-нибудь попытается ее поцеловать, устоит ли она? Захочет ли устоять?

Эйприл помедлила секунду, прежде чем постучать в дверь его номера.

Сет распахнул дверь и встал на пороге, сильный и мужественный, и Эйприл забыла, что нужно дышать. Она права — его стоит опасаться. Этого мужчину нельзя недооценивать или пытаться обыграть.

— Доброе утро, Эйприл, — произнес он мягким, как выдержанное виски, голосом. — Хорошо спали?

Она глубоко вздохнула, наслаждаясь его свежим и терпким запахом, довольная, что решила увидеть его, несмотря на опасность.

— Я беспробудно проспала все это время. Мой организм только приходит в норму.

— Мы не будем торопиться. — Он проводил Эйприл в столовую. — Я решил, что вам будет приятнее позавтракать здесь, а не в ресторане, под пристальными взглядами.

И снова он поступил правильно.

— Очень предусмотрительно.

— Я, кстати, всегда славился своей предусмотрительностью.

Сет ухмыльнулся, передал Эйприл меню, но она покачала головой:

— Просто парочку тостов, пожалуйста. Мой аппетит еще не полностью вернулся.

Сет позвонил и сделал заказ, затем предложил ей присесть:

— Вы хотели бы осмотреть отель сегодня?

Эйприл опустилась на диван:

— У вас, вероятно, нет времени на то, чтобы разыгрывать передо мной гида. Ваш огромный бизнес требует внимания.

— Это и есть мой бизнес. — Он сел возле нее, положив руку на спинку дивана. — Мне нужно, чтобы память вернулась к вам и мы смогли спокойно обсудить, кому принадлежит этот отель.

Эйприл криво улыбнулась:

— Я просто муха, попавшая в ваш горшочек с медом, которую нужно вынуть оттуда.

— Я предпочитаю считать вас центром моей деятельности… на данный момент. Приятным центром, если позволите.

Эйприл изучала лицо Сета. Он использовал свое обаяние, чтобы обезоружить ее, зная о ее влечении к нему. Невзирая на приятные ощущения в низу живота, она не забывала о его цели. Он не скрывает, что Эйприл нужна ему только из-за отеля, и пытается исключить любые элементы соперничества из их отношений, заставляя ее поверить, что они на одной стороне и хотят одного и того же.

Точнее, того, чего хочет Сет Кентрелл.

— Ну и как вы планируете провести день с вашим «центром»? — поинтересовалась она.

— После завтрака я покажу вам отель. Возможно, экскурсия напомнит вам, почему вы захотели его купить. Или отель покажется вам недостойным внимания.

Эйприл захлопала ресницами:

— Как заботливо с вашей стороны бескорыстно удовлетворять мои нужды.

— Поверьте, мне не все равно. Я получил документы, которые могут быть вам интересны. — Сет взял со стола несколько увесистых папок, затем протянул ей первую. — Это отчет по управлению отелем «Маяк».

Эйприл взяла папку и просмотрела документы. Казалось, отчет специально сделан так, чтобы напугать ее графиками, таблицами и цифрами. Проблемы с канализацией, заказ продуктов, починка крыши, пенсионные взносы сотрудников…

Сет протянул ей вторую папку:

— Совокупность активов, которые вы передали при обмене.

Она принялась листать бумаги. Фотография ее, поющей и играющей на фортепиано. Снимок современного здания из стали и стекла и отлично оборудованной студии — определенно это ее дом. Но Эйприл по-прежнему ничего не узнавала. На следующих страницах был список исполнителей, издающихся под маркой «Ферчайлд криэйтив», а также обложки их альбомов. Эйприл отметила, что ее собственных произведений там не было. Ее права, должно быть, закреплены отдельно.

Кто бы ни собрал воедино эти отчеты, он провел прекрасную работу, выставляя одно в более привлекательном свете, чем другое. Видимо, таковы были указания Сета.

Стук в дверь и фраза «Обслуживание номеров» заставили Сета вскочить на ноги. Эйприл наблюдала, как он впускает в номер молодого человека с тележкой. Сет двигался с мужественной элегантностью, и при этом — ни одного лишнего движения.

Он может быть очаровательным, но играет жестко. Играет до победного конца. Нельзя забывать об этом.

* * *

За завтраком Сет украдкой посматривал на Эйприл. Она выглядела лучше — ее кожа приобрела персиковый оттенок. Всю прошлую ночь он мечтал прикоснуться к этой коже, проверить, такая ли она мягкая на ощупь, как на вид.

Она вытерла руки салфеткой:

— Если вы закончили, я бы хотела начать осмотр.

А ведь ее собственный дом не вызвал у нее никакого энтузиазма.

— Вы проявляете большой интерес к отелю, — мягко заметил Сет.

Похоже, амнезии у нее все-таки нет и она уже тянет руки к неправедно приобретенной собственности.

— Я знаю, о чем вы подумали, — сказала Эйприл. — Но, читая свое досье, я не вспомнила ничего, кроме печали по умершему отцу. Даже собственная мать кажется мне незнакомкой. А вот отель… Здесь есть что-то.

— Это было последнее, что вы видели перед аварией.

— Осторожнее, мистер Кентрелл. Еще пара таких предположений — и я подумаю, будто вы поверили, что я потеряла память.

— Это называется презумпцией невиновности, мисс Ферчайлд.

— Да, возможно. Но я не ожидала от вас такой любезности.

— Признаюсь, у меня есть кое-какие мысли на сей счет. — Сет тщательно подбирал слова. — Ваша амнезия очень удобна.

— Удобна? В каком смысле? — нахмурилась Эйприл. — Если я приобрела этот отель, как вы утверждаете, почему бы мне просто не пользоваться своей собственностью?

Он откинулся в кресле:

— Вы очень предусмотрительны.

— Предусмотрительна?! Я же подписала договор.

— Вашим юристам потребуется время, чтобы выстроить защиту. — Сет пытливо смотрел на Эйприл, отыскивая знак того, что он попал в точку. Он был уверен, что разгадал ее план, однако в глубине души надеялся на ошибку.

— О, моя защита… — Ее улыбка была пронизана иронией. — Значит, ваши юристы в данный момент пытаются поставить договор под сомнение.

Сет пожал плечами. Конечно, его люди именно этим и занимаются.

— Выходит, моя амнезия более выгодна вам, чем мне, — ехидно заметила Эйприл. — Вы начали подготовку к процессу, а я вынуждена ждать, когда ко мне вернется память.

Ему стало неловко.

— Самый лучший выход из ситуации — это ваше выздоровление. — Он произнес это так, будто хотел показать, что еще не принял решение, верить ей или нет. — Тогда мы сможем обсудить все как следует, и вы подпишете договор, составленный мной.

— Неужели один отель так много значит для вас? — Эйприл с сомнением посмотрела на него. — Я потеряла счет отелям, которыми, судя по отчету, владеет ваша компания.

— Один отель значит больше, чем вы можете себе представить.

— Но почему?

Сет не собирался признаваться ей в своих слабостях. Эйприл не надо знать, что потеря одного отеля может стать причиной передачи всей компании его сводному брату. Он взял салфетку, быстро вытер руки и бросил ее на стол:

— Вы готовы к прогулке?

Она помолчала, затем встала:

— Пойдемте.


Эйприл осматривала кухню ресторана. Сет заметил, что ее растерянность усиливается. Когда он показывал ей стойку портье и крытый бассейн, все происходило точно так же.

— Думаю, я была здесь раньше, — сказала она, медленно повернувшись.

Он покачал головой:

— Гости не имеют доступа в кухню. Оскар был бы в курсе, если бы такая знаменитость, как вы, была здесь. Он заверил меня, что вы не были в отеле в течение тех восьми лет, которые он проработал здесь управляющим.

— Должна быть какая-то связь. — Эйприл закусила нижнюю губу, и Сет ощутил непреодолимое желание ухватить эту прелестную губу своими зубами.

Он тяжело вздохнул:

— Может быть, Джессе показывал вам фотографии или описывал отель.

— А что, если я работала здесь?

Его губы растянулись в ироничной улыбке.

— Слава пришла к вам в тринадцать лет. Я с трудом представляю вас в роли официантки.

— А если я здесь выступала?

— Мы недостаточно престижны для звезды такого уровня. Вы выступали только на больших площадках.

— Не понимаю, почему это место мне более знакомо, чем что-либо еще. Почему кухня вызывает у меня больший отклик, чем фотографии собственного дома?

Эйприл нахмурилась, и Сету захотелось обнять ее, чтобы успокоить. Он потер подбородок. Нельзя забывать, что она хорошая актриса.

Он вздохнул:

— Я не знаю. Давайте продолжим. Может, что-то щелкнет в вашей голове.

Молодая женщина рассеянно кивнула, и Сет вывел ее из главного здания. Он остановился, чтобы вдохнуть свежий морской воздух. Газон под их ногами был аккуратно подстрижен, а вот трава на побережье была длинной и качалась на ветру.

Сет любил «Маяк». Большинство отелей, которыми владела компания, были расположены в городах, в центре шумной и суетной жизни. Некоторые стояли на идеальных пляжах с белым песком, полных туристов, поджаривающихся на солнце и занимающихся серфингом. Но у этого отеля имелась изюминка — он был загадочным, мистическим, диким.

Почва под ногами была немного неровной, и поэтому, зная, что неделю назад Эйприл едва ходила, Сет обнял ее, чтобы поддержать. Она посмотрела на него озадаченно, не понимая его намерений.

— Вы еще не окрепли, — объяснил он.

Эйприл кивнула, глядя под ноги. Возможно, она так и не привыкла к помощи, несмотря на то, что была окружена ассистентами на протяжении пятнадцати лет.

— Спасибо, — поблагодарила она.

Сет привел ее к маяку, и они остановились у подножия, глядя на высокое круглое строение.

— Как красиво, — прошептала Эйприл.

— Я тоже всегда так считал, — согласился Сет. — Маяк уже давно не является действующим, но популярен у наших гостей.

— Можем мы подняться наверх? — Ее светло-карие глаза светились энтузиазмом.

— Конечно, но я не думаю, что вашим ногам это понравится.

Высота маяка составляла примерно три этажа, но сегодня даже это было очень высоко для нее.

Эйприл закинула голову и посмотрела на белый купол, венчающий здание:

— Я готова попробовать.

Сет молча размышлял. Врачи заставили его поклясться, что он не позволит ей перенапрягаться. Но что можно считать перенапряжением? Если бы он оказался на месте Эйприл, то обязательно забрался бы наверх.

Он подбоченился:

— Только при одном условии: если я замечу, что для вас это слишком утомительно, то остаток пути понесу вас на руках.

Эйприл задумалась, затем кивнула.

— Вы не привыкли полагаться на кого-нибудь, не так ли? — поинтересовался Сет.

Она грустно улыбнулась:

— Странно… Я ничего не помню о себе, но на девяносто девять процентов уверена, что в этом вы правы. — Эйприл направилась к входу и бросила через плечо: — Спасибо за предложение, но не думаю, что это мне понадобится.

Сет сдержал улыбку и оставил ее заявление без комментариев.

Пока они поднимались по спиральной лестнице, он восхищался целеустремленностью Эйприл. Даже не считая проблем с памятью, она провела в клинике две недели, некоторое время находилась без сознания. При выписке его предупредили, что она должна пройти курс физиотерапии, чтобы восстановить свою физическую форму. И все же она заставила себя карабкаться наверх.

Он также восхищался ее фигурой — изгибами округлых бедер, силуэтом спины под небесно-голубой блузкой, упругими ягодицами.

На полпути шаги Эйприл стали затрудненными, медленными. Ему захотелось подхватить молодую женщину на руки, но она не одобрила бы этого. И он предоставил ей выбор:

— Может, вас понести?

— Нет, я в порядке.

Однако голос ее звучал неуверенно.

Сет последовал за ней, однако теперь он не любовался телом Эйприл, а прислушивался к ее дыханию. Они прошли почти две трети пути, когда он не выдержал:

— Я понесу вас.

— Нет, — решительно возразила она. — Я способна сделать это сама, поверьте.

Но на следующей ступеньке Эйприл споткнулась и упала на Сета. Он подхватил ее. Она затихла.

— Вам нехорошо, Эйприл. Позвольте же мне помочь. Обопритесь на меня.

И она сдалась, позволив своим бедрам, спине и ягодицам, которыми он любовался, прижаться к телу Сета. Его пульс резко скакнул, и это произошло не из-за подъема по крутой лестнице. Кожа горела в каждом месте соприкосновения их тел. Этот медленный огонь вспыхнул в момент их первой встречи и разгорался все сильнее и быстрее. Сет жаждал одного — подхватить Эйприл на руки и поцеловать ее пухлую нижнюю губу, добиваясь ответного поцелуя. Согласится ли она ответить?

Сет закрыл глаза и подавил стон. Эта женщина поставила под угрозу все его наследство. Ему необходимо сохранить хрупкий альянс, который сложился у него с советом директоров «Бремсон холдингс». Если мисс Ферчайлд одержит верх и он потеряет отель «Маяк», то потеряет и их доверие. Сет не был уверен, что соберет достаточно голосов, чтобы стать следующим председателем, даже сохранив отель, но он готов был добиться этого любой ценой.

А если Эйприл просто играет с ним? Ему претила возможность быть одураченным женщиной, как это частенько происходило с его братом. Да и мать пострадала от отца, хотя тот любил ее. Эйприл могла симулировать амнезию, чтобы дать своим юристам время подготовиться.

Сет, честно говоря, не очень верил в это. А ощущение ее близости было таким многообещающим — аромат яблок, исходящий от ее волос, тяжесть ее тела… Он сошел бы с ума, если бы промедлил хоть мгновение. Сжав зубы, он подхватил Эйприл на руки и понес наверх.

Она хотела было воспротивиться, но, вероятно, увидела выражение его лица, потому что не произнесла ни звука.

Чем скорее мисс Ферчайлд восстановит память — или признает, что не теряла ее, — тем лучше. В ту же минуту он отвоюет свой отель, а затем либо уйдет прочь, руководствуясь здравым смыслом, либо затащит ее в постель.


Эйприл расслабилась в сильных руках Сета. Во второй раз он нес ее на руках. Это не должно ей нравиться, но тем не менее она погрузилась в приятные ощущения. Было что-то надежное в его объятиях. И дело не только в его физической силе. В Сете Кентрелле была сила внутренняя, и Эйприл чувствовала ее так же явно, как ткань его рубашки под своей щекой.

Они добрались до застекленного купола на вершине, и он осторожно поставил ее на ноги. На круглой обзорной площадке стояло два массивных стула. Она со вздохом облегчения опустилась на один из них, расслабив свои измученные мышцы.

Сет не присоединился к ней. Он взялся на поручень и прижался лбом к стеклянной стене, окружавшей площадку. Эйприл видела лишь его профиль, но даже так была заметна настороженность в его взгляде.

— Отель «Маяк» является для вас чем-то большим, чем просто собственность, не так ли? — спросила она.

Он долго не отвечал, затем сдержанно произнес:

— Отец привозил нас сюда, когда мы были маленькими.

— Это был его любимый отель? — мягко поинтересовалась она.

Все еще глядя на море, он пожал плечами:

— Преимущество «Маяка» заключалось в том, что он располагался далеко от его законной семьи и был достаточно уединенным, чтобы не вызывать шумихи.

Сет произнес все это будничным тоном, но в его словах явно ощущалась боль. Эйприл решила не развивать эту тему, чтобы не ранить его еще сильнее. Она с трудом встала на ноги и присоединилась к Сету, встав у соседнего окна:

— Здесь очень красиво.

— Да, — рассеянно согласился Сет, но чувствовалось, что он по-прежнему глубоко погружен в свои мысли.

Эйприл обвела взглядом побережье, где волны бились о скалы, затем залюбовалась лесами, окружавшими их. Вдруг в голове ее зазвучала музыка — аккорды фортепиано, гитары. Два голоса, мужской и женский… Она вздрогнула.

— Что с вами? — заволновался Сет.

Эйприл схватила его руку и крепко сжала:

— Я помню, как пела здесь.

Глава 4

Эйприл постучала в дверь между номерами и, когда Сет крикнул: «Войдите!» — проскользнула внутрь. Он переоделся в темно-голубую футболку и свежевыстиранные джинсы, и внезапно она стряхнула с себя остатки своего трехчасового сна. Несмотря на то, что маяк не был очень высоким и Сет нес ее на руках половину пути, Эйприл после возвращения сразу отключилась. Как бы то ни было, его вид в этой одежде, словно инъекция кофеина, пробудил к жизни каждый нерв ее тела.

Увидев Эйприл, Сет поставил на деревянный столик дымящийся эспрессо:

— У меня есть кое-что для вас.

Она не смогла сдержать улыбку:

— И что, эта реплика обычно производит впечатление на женщин?

Уголки его рта дернулись в усмешке.

— А вам, по-видимому, стало лучше.

— Гораздо. — Эйприл смутилась, взяла с дивана золотистую подушку и принялась теребить бахрому. — Спасибо за помощь на маяке. Я знаю… — Она замолчала и поймала взгляд его темно-синих глаз. — Я знаю, что мне не всегда легко помогать.

Он махнул рукой:

— Я бы тоже растерялся на вашем месте. Мы оба не любим полагаться на других — это у нас общее.

— Спасибо. — Эйприл присела на диван.

С его стороны благородно не обращать внимания на ее упрямство. Чем больше она узнавала этого мужчину, тем интереснее он ей казался. Безжалостный, но благородный; играющий жестко, но в то же время внимательный и нежный. И очень сексуальный. Эйприл прижала подушку к животу и посмотрела на Сета из-под полуопущенных ресниц. При других обстоятельствах она бы с удовольствием познакомилась с ним поближе. Может, даже поддалась бы желанию и посмотрела, куда это заведет.

Но обстоятельства таковы, каковы есть. У них ничего не получится. Все в ее голове перемешалось, и, если каким-то чудом она соберет кусочки головоломки, Сету все равно нужен от нее только отель.

Эйприл положила подушку на диван:

— Что вы собирались показать мне?

— Когда вы сказали, что вспомнили, как пели здесь, я попросил персонал просмотреть архив. Мы записываем все шоу и годами храним старые видеозаписи. — Сет взял свою чашку и встал возле телевизора с самодовольным выражением лица. — Мои сотрудники обнаружили кое-что пятнадцатилетней давности.

Ее сердце подскочило и забилось где-то в области горла. Возможно, это то, что нужно. Зацепка, которую она надеялась найти.

— На том видео я? — спросила Эйприл тонким голосом. — Могу я посмотреть его прямо сейчас?

Она обхватила себя за талию, ожидая ответа.

— Мне принесли видеомагнитофон, пока вы отдыхали. Кассета внутри, все готово. Но сначала я закажу в ресторане какую-нибудь еду. Вы пропустили ланч, а я не хочу, чтобы вы рухнули к моим ногам от голода.

Эйприл чуть не расхохоталась. Возможно, сейчас все наладится, а он хочет, чтобы она сначала поела.

— Я предпочла бы увидеть запись.

— Конечно, — согласился Сет, но все же вынул из корзинки черничный кекс и протянул ей, прежде чем включить запись.

Эйприл сидела на краешке дивана, легкая светло-зеленая юбка туго обтянула ее колени. Она почувствовала, как Сет сел рядом, но не отвела взгляда от экрана, отщипывая маленькие кусочки кекса. Внезапно экран озарился красками, сначала размытыми. На сцене появился мужчина с электрогитарой. Эйприл узнала его по фотографии в досье. Но даже если бы фото не было, какая-то часть ее точно знала, что это Джордж Ферчайлд, ее отец. От нахлынувших эмоций у нее защипало в глазах. Она положила кекс на блюдце.

Джордж исполнил джазовую композицию, которая была ей знакома, хотя Эйприл не смогла сказать, как она называется. Исполнитель он был прекрасный. Зачарованная, Эйприл потянулась к экрану. Голос Сета раздался возле ее уха:

— Джордж, ваш отец, пел здесь по договору все лето.

Зрители зааплодировали, когда композиция закончилась, а ее отец объявил:

«У меня есть для вас сюрприз. Моя малышка, Эйприл, разучила для вас песню. Она отпраздновала свой тринадцатый день рождения пару недель назад, а я пообещал однажды, что, как только она станет подростком, мы споем дуэтом. Давайте поприветствуем ее».

Зрители захлопали, и затем появилась юная Эйприл, радостная и взволнованная. Сейчас она переживала ту же реакцию — живот болезненно сжался, но ее переполняло предвкушение.

Отец протянул тринадцатилетней Эйприл руку, и она подошла к нему, улыбаясь во весь рот. Он поцеловал краешки ее пальцев и снова взял гитару. Джордж исполнял произведение, которое она каким-то образом определила как прекрасную песню Луи Армстронга, и после пары первых строчек к нему присоединился неожиданно сильный девичий голос.

Губы Эйприл двигались одновременно с губами тринадцатилетней девочки на экране — песня жила в ее подсознании. Ее глаза наполнились слезами, как будто она обрела часть своей души.

Сет наклонился к ней и прошептал:

— Я проверил дату. Это было всего за пару месяцев до вашего дебютного концерта с отцом в Нью-Йорке. Ну, дебюта на мировой сцене.

В конце песни отец снова взял дочь за руку, и Эйприл непроизвольно подняла руку с колен. Сильные теплые пальцы сплелись с ее пальцами, и рука Эйприл оказалась сжатой в руке Сета. Она оторвала глаза от экрана, чтобы посмотреть на мужчину, сидящего рядом, и дрожь пробежала по ее телу. Это никак не было связано со старой видеозаписью. Виной всему был Сет, жар и желание, которое он ненамеренно пробудил в ней, и неприкрытая страсть в его глазах.

Затем Джордж Ферчайлд заговорил, захватив ее внимание, и она лишь заметила, как Сет взял у нее блюдце с кексом и отставил в сторону.

«Спасибо. Вы понимаете, почему я горжусь моей девочкой, — говорил тем временем ее отец. — И у нее в запасе есть еще один сюрприз для вас».

Он ободряюще улыбнулся экранной Эйприл, и та подошла к небольшому фортепиано, которое прежде не было видно. Она села, и ее пальцы зависли над клавишами, как будто ей нужно было собраться с духом. Затем она взяла первый аккорд, и ее пальчики уверенно и быстро запорхали. Зрители разразились аплодисментами, а когда они затихли, отец и дочь запели дуэтом. Джордж даже умолк на мгновение, позволяя дочери быть в центре внимания, и она исполнила неплохую вокальную импровизацию. Аудитория была изумлена и заинтригована.

Сет сжал ее руку, придвигая ближе к себе. Эйприл даже не заметила, как слеза скатилась по щеке. Слова песни были ей знакомы, ее пальцы двигались, как будто знали ноты. Она похолодела: неужели пальцы помнят больше, чем мозг?

Она повернулась, стиснув руку Сета:

— Этот зал все еще существует?

— Только его отремонтировали.

Предчувствие билось в ее груди.

— А как насчет фортепиано?

Найти то самое, на котором она играла подростком, дело непростое, тем более после ремонта, но как было бы замечательно увидеть его!

— Там есть фортепиано. — Сет взглянул на экран, сравнивая инструменты. — Но я не уверен, что то же самое.

Эйприл спрыгнула с дивана, ощущая небывалый прилив энтузиазма:

— Можем мы пойти туда? Сейчас!

Несмотря на риск того, что она может больше ничего не вспомнить, молодая женщина хотела попытаться.

Снисходительная улыбка тронула уголки губ Сета.

— Конечно.

Пока он закрывал дверь номера, она устремилась к лифту. Сет догнал ее.

— Вижу, что вам не терпится, — сказал он весело.

Эйприл закусила нижнюю губу и украдкой взглянула на него:

— Да. Это может быть очень важным.

Когда они вошли в лифт, она мысленно скрестила пальцы, надеясь, что ее порыв не завершится очередным тупиком, как те отчеты, что Сет собирал для нее. Они не дали ничего, кроме воспоминаний об умершем отце. Может, посещение зала станет катализатором для возвращения памяти.

Когда они дошли до входа в зал, Сет толкнул двери, и Эйприл увидела фортепиано. Она застыла, не в силах пошевелить ни единым мускулом, даже если бы захотела.

Это было то самое небольшое черное фортепиано, которое она видела на экране.

Сет подождал, затем взял ее за руку и повел через зал.

— Вы хотели бы сыграть на нем? — мягко спросил он.

Эйприл облизнула губы, пожирая фортепиано взглядом, как будто смотрела на любовника:

— Вы не против?

Он рассмеялся и придвинул ей стул:

— Вы формально владеете отелем. Я думаю, мы можем немного побренчать.

Эйприл села, не в силах вздохнуть, не уверенная, что сможет сыграть хоть что-нибудь. Но когда ее пальцы легли на клавиши, оказалось, что очень легко извлечь аккорд. Затем мелодия песни из видео зазвучала у нее в голове, и руки перенесли ее на клавиши. Это было как освобождение, словно она дала пальцам свободу.

Когда Эйприл закончила играть, еще больше звуков заполнило ее сознание, и она выпустила музыку наружу. Плавную и медленную. Забавную и энергичную. Печальную и тревожную. Что-то она просто наигрывала, что-то пела — как подсказывали чувства. Это безумно радовало ее.

Исполняя песню Эллы Фицджералд, она посмотрела на Сета и увидела обжигающий жар в его глазах. Он прислонился к стене: руки в карманах, ноги скрещены — поза расслабленного человека. Но Сет был очень далек от спокойствия. Он излучал напряжение. Краем глаза Эйприл заметила, что персонал отеля набился в зал, но она видела только Сета. И его желание.

Эйприл начала наигрывать «Лихорадку», и в его темно-синих глазах запылал огонь.

Когда прозвучали последние аккорды песни, Эйприл затихла. Они с Сетом не отрывали глаз друг от друга на протяжении бесконечных минут, а воздух вокруг них раскалился. Зрители зааплодировали, насладившись импровизированным концертом.

Сет прочистил горло:

— Хорошо, а теперь все за работу.

Его команда заставила персонал разойтись, однако сам Сет не пошевелился.

Ее сердце бешено колотилось. В ту секунду, когда зал покинул последний зритель, Сет устремился к ней, по дороге с грохотом закрыв дверь. Эйприл была не в силах вздохнуть. Он, не говоря ни слова, поднял ее со стула, и его губы слились с ее губами — со страстью, которую она приветствовала каждой клеточкой своего тела. Эйприл обхватила его за шею, прижимая к себе, готовая принять абсолютно все, что он захочет дать ей.

Его губы двигались стремительно, его язык требовал. Хотел ли ее кто-нибудь так сильно? Она не могла представить, что такое возможно. Тепло, исходящее от Сета, просачивалось сквозь одежду, прогревало Эйприл до костей. Ее кожа отзывалась на каждое прикосновение рук, губ и тела Сета.

Все, о чем она могла думать, — это ощущение его широкой спины под ее пальцами, изгибов его твердых мускулов. А она хотела больше и больше. Свежий лесной запах мужчины смешался с чем-то туманно-притягательным и дурманил ей голову. Пальцы Сета гладили ее волосы, массировали затылок, и в этот момент она принадлежала ему — всецело и полностью.

Его руки скользнули к ее талии, и он без усилий приподнял ее повыше и уложил на крышку фортепиано. Откинувшись назад, Эйприл раздвинула бедра, и в этот момент Сет прижался к ней, задирая ее длинную юбку. Эйприл застонала. Она была способна лишь целовать и получать поцелуи.

Его губы прикоснулись к краю ее губ, к щекам, и она воспользовалась возможностью вздохнуть, о чем давно просили легкие. Затем Эйприл обвила Сета ногами и скрестила щиколотки, не желая, чтобы их связь оборвалась.

— Я не могу, — простонал он. — Я так сильно хочу тебя, что не могу ждать.

Эйприл провела руками по сильным плечам Сета, но напрягшимся мускулам шеи и притянула его лицо ближе, чтобы снова поцеловать. Поцелуй был необходим ей, как воздух. Она нуждалась в нем больше, чем в возвращении памяти, больше, чем в отеле.

Внезапно Эйприл похолодела. Больше, чем в отеле?!

Нельзя позволить себе быть настолько наивной. У нее появились серьезные подозрения, что за вниманием Сета кроется корыстный интерес.


Сет был почти без ума от желания, когда заметил перемену в поведении Эйприл. Ее губы прикасались к его губам, но не участвовали в поцелуе. Он отстранился и прошептал:

— Что не так?

Эйприл заморгала и отвернулась, и ему пришлось подождать, пока она обретет способность нормально дышать.

— Я не знаю, — сказала она наконец, все еще не глядя на него.

Его сердце трепетало от желания обладать ею, но он отступил на расстояние вытянутой руки:

— Нет, ты знаешь. Скажи мне.

Эйприл поправила ворот блузки. Затем она посмотрела Сету в глаза и мягко проговорила:

— Я не уверена, что могу доверять тебе.

После всепоглощающих поцелуев ее обвинение было подобно ножу, вонзившемуся в горло.

— Ты думаешь, я способен соблазнить тебя ради отеля?

Эйприл тщательно подбирала слова:

— Я думаю, ты способен и на худшее, если интересы бизнеса находятся под угрозой.

Сет помедлил с ответом. Она права. Его часто называли безжалостным эгоистом, и он заслужил подобное обвинение. Но сейчас, когда его отель и вся карьера были под угрозой, все, чего он хотел, — это целовать Эйприл.

Она вытеснила все мысли из его головы. Холодок пробежал по спине Сета. Эйприл пробуждала в нем слишком сильные чувства. Это опасно.

Ему нравились легкие отношения с женщинами. Контролируемые. Он давно решил, что никто его не одурачит. Отец Сета слишком долго дурачил его мать — она была любовницей Уорнера Бремсона долгих тридцать два года. Да и Джессе всю жизнь женщины водили за нос. Они требовали, чтобы он покупал им машины, драгоценности или знакомил с нужными людьми. Но Джессе это не волновало. Чертов дурак!

Необходимо уйти от Эйприл как можно скорее. До того, как история повторится и он станет игрушкой для этой женщины. Сильные эмоции ни к чему не приводят. Он достаточно часто это видел.

Но для начала, из уважения к ней, он должен сказать правду. Она это заслужила.

— Единственное, о чем я мог думать, — это о поцелуях с тобой.

Эйприл очень серьезно и внимательно посмотрела на него светло-карими глазами:

— Мы уже признали, что между нами существует сильное притяжение. — Она провела языком по губам. — Сет, пообещай мне, что не будешь использовать его, чтобы решить вопрос с отелем.

Притяжение? Он едва не рассмеялся. Какое преуменьшение!

— Эйприл, для меня это не просто притяжение. Сет закрыл глаза. — Я уверен, ты догадываешься, насколько сильно я хочу тебя. Так сильно, что, когда ты рядом, я не могу не представлять тебя в моей постели. Но этого не произойдет. Я не допущу… — Он помолчал. — Поклянись, что не спала с моим братом несколько недель назад.

Эти слова словно образовали дыру в его груди, но ему нужен был ответ.

— Я не думаю, что спала с ним, — неуверенно пробормотала Эйприл. Ее волновал тот же вопрос.

Все тело Сета было натянуто как струна, и ему с трудом удалось выговорить:

— Ты не можешь гарантировать, что этого не было, не так ли?

Эйприл соскользнула с фортепиано и расправила длинную юбку:

— Нет, не могу.

Хотя Сет ожидал именно этого, он все равно ощутил, будто ведерко со льдом перевернули над его головой. Он скрестил руки на груди:

— Убеди меня, что действительно потеряла память. Предоставь какие-нибудь неоспоримые доказательства.

— Я не могу, — нахмурилась молодая женщина.

Что-то подталкивало его разорвать невидимую связь, возникшую между ними. Он расправил плечи:

— Подпиши бумаги и верни мне отель.

— Сет, ты же знаешь, я не сделаю этого, пока не восстановится память.

— Итак, если ты не можешь гарантировать, что не спала с моим братом, или доказать, что потеряла память, или передать мне отель, то сделай для меня одну, последнюю, вещь.

— Что за вещь? — осторожно поинтересовалась Эйприл.

— Не заставляй меня хотеть тебя чаще, чем дышать. — Слова его, казалось, рвались из горла. — Я отказываюсь терять контроль над собой из-за простого физического влечения. И не буду.

Он никогда не станет чьей-то игрушкой.

Не в силах более выносить ее близость, Сет прошествовал к противоположной стороне зала. Он ударил кулаком по круглой колонне, поворачиваясь спиной к Эйприл. Но он чувствовал, что она идет следом — вместе с невероятным искушением, исходящим от нее.

— Я тоже этого не хотела, — сказала она слегка дрожащим голосом. — Я даже не знаю, можно ли тебе доверять. Но…

Сет медленно повернулся к ней.

— Но что? — спросил он, не сомневаясь, что ему нужно уходить. Бежать.

Эйприл вздохнула, затем торопливо заговорила:

— Единственными вещами, которые имели значение для меня после аварии, стали игра на фортепиано и твой поцелуй. Я чувствовала, что все правильно, что я — это я. Когда ты уложил меня на инструмент и наполнил жаром и страстью…

Сет сжал кулаки за спиной, чтобы не потянуться к ней снова.

— Хватит, — бросил он срывающимся голосом.

— Ты прав. — Эйприл выпрямилась и уже более уверенно повторила: — Ты прав. Я не допущу, чтобы это произошло снова, но не собираюсь жалеть о случившемся. В эти моменты я чувствовала себя живой. — Она была воплощением достоинства и самообладания. — Спасибо тебе.

Она благодарит его? За то, что он чуть не овладел ею в зале, куда мог зайти любой? Не найдя слов для ответа, Сет резко повернулся и вышел. Ему необходимо было принять холодный душ или окунуться в океан и освободиться от этой невозможной тяги.

Он должен во что бы то ни стало вновь обрести контроль над своим телом.

Глава 5

Спустя три дня Эйприл завтракала на балконе, наслаждаясь величественным видом серо-голубой водной глади, протянувшейся до самого горизонта. Вдруг раздался отрывистый стук в дверь, соединяющую их с Сетом номера. После страстных поцелуев в зале она ни разу его не видела. Эйприл старалась держаться в тени, проводя все время на этом самом балконе или гуляя по заросшим травой тропам в отдаленных уголках территории отеля.

Единственной весточкой от Сета была короткая записка, извещающая о том, что он продлил ее проживание на неопределенный срок. Прочитав записку, Эйприл испытала облегчение — теперь у нее будет больше времени для того, чтобы все вспомнить. Но это не объясняло внезапный скачок ее пульса. Ларчик открывался просто: она поняла, что ей пока не грозит расставание с Сетом.

Он жил в смежном номере, и осознание этого стало настоящей пыткой, медленно, но неуклонно терзающей ее рассудок. По ночам Эйприл металась на кровати, крутилась, путалась в простынях, думая о том, что он лежит всего в нескольких футах от нее. Ее интересовало, была ли его тяга такой же неутолимой. Ее волновало, запер ли он дверь, прогонит ли он ее, если она прокрадется к нему.

Эйприл застонала и потерла глаза тыльной стороной кисти. Готова ли она встретиться с ним сейчас? Сможет ли вести себя по-деловому, не вспоминая об их поцелуе, заставившем ее томиться в ожидании его прикосновений?

В дверь снова постучали, более настойчиво. Она сделала последний — подкрепляющий — глоток сока и направилась к двери. Распахнув ее, Эйприл не решилась посмотреть на Сета. Смутившись, она повернулась и медленно пошла на балкон.

— Ты не против, если я закончу свой завтрак, пока мы будем говорить? — спросила она, не оборачиваясь.

— Конечно нет.

Голос Сета обволакивал Эйприл, возрождал фантазии, мучившие ее ночью. Она села, надела темные очки, чтобы прикрыть глаза, и дрожащей рукой взяла мисочку с йогуртом.

— Я вижу, к тебе вернулся аппетит, — заметил он с легкой усмешкой. — Или ты ждешь кого-нибудь?

Эйприл взглянула на стеклянный столик перед собой, на котором стояли вазы с остатками фруктов, пустая тарелка из-под мюсли, стакан с соком, тосты с маслом и два вареных яйца в подставках.

— Я никак не могу насытиться, — призналась она. — Наверное, мое тело выздоравливает.

Хотя она была уверена, что утоляет не весь свой голод.

Наконец Эйприл рискнула взглянуть на Сета, на свой персональный запретный плод. Если бы она в тот момент не сидела, то точно потеряла бы равновесие. Легкий бриз с моря трепал его волосы и прижимал белую накрахмаленную рубашку к телу. Их поцелуй был слишком коротким, и она не имела возможности пробежать руками по соблазнительным линиям, насладиться восхитительными формами его груди и рук. Эйприл закусила нижнюю губу, жалея об упущенной возможности.

Их взгляды встретились, и будто электрический разряд пробежал между ними.

Сет догадался, о чем она думает. Он тяжело сглотнул и посмотрел в сторону. Засунул руки в карманы:

— Кстати, к тебе посетитель. Ты не собиралась ни с кем встречаться, так что это неожиданный визит.

Посетитель? Встревоженная, Эйприл задумалась, а потом догадалась:

— Моя мама?

— Да. — Сет говорил сдержанным тоном, не воодушевившим ее. — Консьерж только что звонил. Ты не против, если я буду присутствовать при встрече?

Несмотря на то что речь шла о ее матери, а с Сетом она познакомилась всего две недели назад, Эйприл кивнула, принимая его предложение. Общение с матерью было утомительным для нее. Неловко признавать, но поддержка Сета будет очень кстати.

— Спасибо, — сказала она, вставая. Однако что-то в этой ситуации было не так. — А почему позвонили тебе, а не мне?

Сет равнодушно объяснил:

— Я проинструктировал портье и службу регистрации информировать меня обо всех, кто будет о тебе спрашивать. Ты вряд ли в состоянии справиться с этим сама.

Эйприл открыла было рот, собираясь возразить, но смолчала. Всего минуту назад она действительно была напугана вестью о посетителе.

— Спасибо. Мной интересовались?

— В основном журналисты, желающие взять интервью или, в крайнем случае, подслушать какую-нибудь сплетню. Твой агент тоже регулярно звонил.

Эйприл едва не споткнулась. Она даже и не думала, что у нее есть агент. Хотя чему тут удивляться? Если она известная певица, то конечно же на нее работает целая команда. У Эйприл сдавило грудь. Она живет здесь словно в пузыре, защищенная от реальности, однако пора начинать общение с окружающим миром.

— Что ты им сказал? — поинтересовалась она.

— Что ты еще не полностью выздоровела и свяжешься с ними, как только сможешь. — Он пожал плечами, как будто это пустяк.

Ее пальцы легонько пробежались по стене. Что бы она делала сейчас, если бы не села в машину Джессе в тот день? Встречалась бы с кем-нибудь? Репетировала? А чем бы она занималась потом? У нее сжалось сердце.

— Неужели я пропустила встречи? Концерты?

— Всем известно, что ты взяла паузу в выступлениях как раз перед тем, как все произошло, — сообщил Сет. Они зашли в маленький стеклянный лифт, и он нажал кнопку первого этажа. — Эта новость была опубликована во всех газетах. Возможно, причина заключалась в том, что, как сказала твоя мать в клинике, ты почувствовала небольшое перенапряжение. Это оказалось весьма кстати — ты не пропустила ничего важного.

Значит, она не нарушила своих обязательств. Эйприл с облегчением вздохнула, однако у нее немедленно появился еще один вопрос:

— В отеле нет ни одного журналиста. Если они осаждали клинику и надоедают здешнему персоналу звонками, то почему не пытаются проникнуть внутрь?

— Они пытаются. У нас хорошая охрана на частной дороге, ведущей к отелю. Проехать может лишь тот, кто забронировал номер. Кроме того, мы вышвыриваем гостей, слишком много фотографирующих и ведущих себя подозрительно.

Двери лифта открылись, и они оказались в холле отеля. Миссис Ферчайлд увидела их, торопливо подошла и обняла Эйприл:

— Дорогая моя!

Эйприл неосознанно подняла руки и обняла ее в ответ:

— Привет…

Как к ней обращаться? Мама? Мамочка?

Прежде чем она выбрала что-либо, женщина взяла ее за локоть и увела в сторону:

— Я приехала, чтобы забрать тебя домой.

Эйприл приоткрыла рот от такого неожиданного сообщения:

— Но я еще не…

— Дома ты быстро поправишься, — безапелляционно заявила мать.

Эйприл почувствовала, что Сет подошел к ним.

— Здравствуйте, миссис Ферчайлд.

— Доброе утро, мистер Кентрелл, — произнесла она ледяным тоном. — Я забираю свою дочь.

Он даже бровью не повел:

— А что, если ваша дочь не хочет, чтобы ее забирали?

Мать повернулась к девушке:

— Эйприл, память вернулась к тебе?

Откровенная ложь была ей не по силам, и она пробормотала:

— Только несколько туманных воспоминаний.

— В таком случае ты не в состоянии сама принимать решения. — Миссис Ферчайлд взглянула на Сета. — Я скрепя сердце позволила вам забрать ее из клиники, но все зашло слишком далеко. Как мать, я не могу находиться в стороне, когда мой ребенок столь раним.

— У вас уже довольно взрослый ребенок. — Рот Сета язвительно скривился.

Хотя Эйприл и решила, что нельзя больше игнорировать реальную жизнь, но покинуть отель «Маяк» она пока не могла. Однако следует попросить, чтобы ей переслали поступившую почту. Это необходимо для знакомства с самой собой.

— Может, Эйприл и взрослая, — возразила миссис Ферчайлд, — но она не помнит свое детство, свою семью и то, что она делала в прошлом месяце.

Сет невозмутимо покачивался на каблуках сверкающих черных туфель:

— У нее есть собственное мнение.

— Я уверена, что в судебном порядке…

Эйприл перебила ее.

— Я остаюсь, — сказала она твердо.

Лицо Сета оставалось бесстрастным, но ей показалось, что в его глазах мелькнула искорка удовлетворения.

Мать тоже это заметила. Она приподняла подбородок, сложила руки на груди:

— Если ты остаешься, то остаюсь и я.

— В этом нет необходимости. — Сет молниеносно скользнул вперед и вдруг оказался плечом к плечу с Эйприл, выступая единым с ней фронтом. — Уверяю вас, ваша дочь здесь в безопасности и персонал относится к ней с огромным вниманием.

— Меня беспокоит не персонал.

Миссис Ферчайлд пристально посмотрела на Сета. Эйприл нахмурилась. Неужели мама увидела нечто большее, чем удовлетворение в его глазах? Неужели их взаимное влечение очевидно для окружающих?

Эйприл примирительно коснулась руки матери:

— Мама, не стоит…

Сет позвал служащего отеля:

— Миссис Ферчайлд хочет поселиться в отеле. Отведите ее к стойке регистрации и предоставьте лучший номер.

Затем он тихо дал дополнительные инструкции, в то время как мать потянула Эйприл за локоть.

— Не волнуйся, дорогая, — сказала она, улыбаясь. — Я присмотрю за тобой. Теперь, когда я здесь, все будет хорошо.

Эйприл кивнула, однако сердце ее тревожно забилось. Она твердила себе, что эта женщина воспитала ее. Но ужас заключался в том, что единственным человеком, с кем ей было комфортно, с кем она могла расслабиться, был мужчина, которому нельзя доверять, поскольку ему нужен только отель.

Эйприл вспомнила запись выступления с отцом, свою реакцию на него и задумалась: а испытывала ли она когда-нибудь такие же эмоции по отношению к матери? Или всегда относилась к родителям по-разному?

Служитель в темно-зеленой униформе повел ее мать к стойке портье, и Сет подошел ближе.

— Ты в порядке? — спросил он, внимательно изучив ее лицо.

Храня преданность семье, Эйприл не стала комментировать поведение матери. Она мягко сменила тему:

— Какие дополнительные инструкции ты дал своему служащему?

— Я распорядился, чтобы ей предоставили номер как можно дальше от нас.

Эйприл закусила губу, чтобы не рассмеяться, и заметила веселый огонек в глазах Сета.

Она взглянула на мать, стоящую у стойки регистрации и усложняющую жизнь несчастному администратору огромным списком требований. Затем она повернулась к Сету, все еще стоящему рядом:

— Зачем тебе проблемы? Ты не обязан принимать ее здесь. Я собиралась попросить ее уехать, ведь со мной все в порядке.

— Потому что она права, — сказал он тихо, по-прежнему наблюдая с непроницаемым лицом за миссис Ферчайлд.

Ошеломленная, Эйприл спросила напрямик:

— Ты тоже считаешь, что я не могу сама принимать решения?

Он приблизился к ней настолько, что она ощутила его теплое дыхание на своей щеке.

— Нет, но ты очень ранима и нуждаешься в том, чтобы кто-то опекал тебя.

— Я оказалась в опасности из-за тебя? — шепотом поинтересовалась Эйприл.

— Возможно. — Сет долго-долго смотрел на ее губы, и они задрожали, как будто он провел по ним пальцем. — Или я оказался в опасности из-за тебя.

Он повернулся на каблуках и покинул холл.


Сет легонько постучал в дверь, ведущую в номер Эйприл, и почувствовал, как его пульс зачастил от перспективы встречи с ней. Было рано, шесть часов утра, но он не общался с Эйприл тет-а-тет уже два дня. Мамаша приклеилась к ней намертво.

Сначала он счел, что так даже лучше. Эйприл защищена от его невыносимой тяги к ней, а мать поможет дочери восстановить память.

Когда это произошло, Сет сказать не мог, но теперь он был уверен: Эйприл слишком честна и прямолинейна, чтобы разыграть фарс с амнезией. Она говорит правду…

Однако времени, которое он позволил ей провести наедине с матерью, было больше чем достаточно. Наступил его час. Пора получить обратно свой отель.

Поставив свежесваренный кофе на столик недалеко от двери, Сет постучал еще раз — погромче. Сегодня все закончится. У него появился план, который должен устроить их обоих. Они могут заключить новое соглашение и двигаться дальше, оставив этот эпизод позади.

Все, что ему нужно, — встретиться с Эйприл наедине и поговорить.

Сет поднял руку, собираясь постучать в третий раз, но дверь открылась, и он увидел Эйприл, соблазнительную, с растрепанными волосами, в халате, туго стянутом на талии, а на ее щеке все еще был виден отпечаток подушки. Он сделал глубокий вдох, ощутив непреодолимое желание. Она только что встала с кровати, которую согревал жар ее тела. Сердце Сета бешено забилось в груди. Как она отреагирует, если он поцелует ее, уложит на все еще теплую постель, прижмет к матрасу весом собственного тела?

Не в состоянии справиться с эмоциями, Сет потянулся, нежно провел большим пальцем по розовой щеке женщины, а потом погладил ее. Кожа Эйприл была гладкой, шелковой. Чувственной.

— Сет… — пробормотала она.

Ее прерывистый голос отрезвил его, будто пробуждая ото сна. Он опустил руку и отступил назад — прочь от почти невыносимого соблазна.

Сет откашлялся, одновременно пытаясь привести в порядок мысли:

— Прошу прощения за столь ранний визит.

Костяшки ее пальцев, все еще сжимающих ручку двери, побелели. Эйприл настороженно взглянула на него, затем взяла себя в руки. Когда она вновь заговорила, ее голос был тверд.

— Подозреваю, ты хотел встретиться со мной без присмотра моей мамы.

— Как ни странно, да.

— Я понимаю. У нее сложный характер. — Рука, сжимавшая ручку двери, слегка расслабилась. Эйприл почувствовала себя более уверенно. — Она практически не выпускает меня из виду.

Сет удивился:

— Тебе это мешает?

— Она желает мне добра, — сказала она, немного помедлив.

Он не был уверен в этом, но не стал обсуждать скользкую тему.

— Есть прогресс с восстановлением памяти?

Эйприл вздохнула и потуже затянула пояс халата, не осознавая, что это еще больше подчеркнуло ее грудь.

— Сначала я рассчитывала, что присутствие мамы мне поможет. Что ее воспоминания о том, как мы когда-то выступали в этом отеле, окажут на меня благотворное воздействие.

Сет тоже надеялся на это. Он взял чашку с дымящимся кофе, отпил чуть-чуть, чтобы не позволить своим рукам схватить Эйприл и заключить ее в объятия.

— Но это не помогло? — рассеянно поинтересовался он, глядя на Эйприл поверх чашки.

— Она много говорит о том, что мы делали, о моем отце, а я волнуюсь — вдруг она пытается внушить мне свои фантазии вместо настоящих воспоминаний?

Эйприл пожала плечами, и ткань халата вновь натянулась, однако он постарался смотреть в сторону.

— Мне жаль, — бросил Сет. Возможно, позволить миссис Ферчайлд остаться в отеле — не лучшая идея. Но это легко исправить. — Хочешь, я попрошу ее покинуть отель?

Эйприл подняла бровь и улыбнулась:

— Я в состоянии справиться с собственной матерью. Но спасибо за предложение, мой рыцарь.

От ее лучистой улыбки у него защекотало в груди, и он не мог не улыбнуться в ответ:

— Что ж, если дракон будет слишком надоедлив, скажи только слово, и я примчусь на белом коне.

— О, я приму это во внимание. — Она тихонько рассмеялась. — Зачем ты разбудил меня так рано?

Сет поставил чашку на стол и почесал подбородок:

— У меня есть предложение, которое, как мне кажется, устроит нас обоих. Но мне нужно изложить его тебе, не боясь, что нам помешают.

— Звучит интригующе. — Ее теплые светло-карие глаза заблестели.

Древний инстинкт требовал, чтобы он сорвал пояс с талии Эйприл и заставил эти глаза запылать обжигающим жаром, который — Сет не сомневался — был скрыт в ней.

Он смирил свой порыв и спросил:

— Ты могла бы ускользнуть от нее сегодня? Я отведу тебя на яхту, и мы поужинаем.

— Не хочешь оставить дракону ни единого шанса?

— Я видел твою мать в деле. Думаю, только широкий ров с водой сможет удержать ее.

Эйприл расхохоталась. Какой прекрасный смех! Более того, его сердце прыгнуло от счастья — на пару мгновений она перестала волноваться и развеселилась.

— А в какое время? — спросила молодая женщина.

Сет с трудом оторвался от лицезрения ее губ и вспомнил, о чем они говорили. Яхта. Сегодня. Ужин.

— В семь часов.

Эйприл потянулась к дверной ручке. Потому, что разговор заканчивался, или потому, что прочитала его мысли? Затем она кивнула:

— Встретимся на причале. Мне одной легче ускользнуть.

— Буду ждать с нетерпением.

Когда Эйприл скрылась за дверью, он вздохнул. С нетерпением — это еще мягко сказано.

Глава 6

Эйприл пришла к причалу за пять минут до назначенного срока и трепетала от волнения. Ночь была теплой, поэтому она выбрала сиреневое шелковое платье, приятное на ощупь, и захватила с собой теплую шаль — на случай, если задует прохладный бриз.

Сет стоял, глядя на море, засунув руки в карманы черных брюк. Ткань накрахмаленной белой рубашки собралась складками у него на спине. Когда Эйприл подошла ближе, он повернулся, и даже на расстоянии она уловила огонек, горящий в его глазах.

Тот же огонь немедленно вспыхнул в ней, доводя пульс до сумасшедшего ритма. Мудрое ли это решение — встретиться с ним на яхте, наедине, ночью, когда они оба готовы вспыхнуть от страсти?

Вдруг Эйприл заметила какое-то движение. Незнакомый мужчина суетился на причале, со стороны казалось, он готовил яхту к отплытию. Она вздохнула с облегчением. Они не будут одни. Конечно, у Сета имеется на борту команда. Тем не менее вместе с облегчением Эйприл испытала и разочарование.

«Нет, — поправила она себя, — никакого разочарования».

Сет не улыбнулся, когда она подошла к нему, он, похоже, даже не был рад ее видеть. Едва заметные эмоции в глазах были надежно спрятаны за внешней невозмутимостью. Значит, она не ошиблась: его сжигает страсть, сердце болезненно бьется, однако он тщательно скрывает это.

— Тебе удалось сбежать, — произнес он наконец непререкаемым тоном.

Эйприл ответила не сразу. Мысли путались, слова никак не хотели складываться во фразы. Она заморгала, изо всех сил пытаясь восстановить контроль над своим телом.

— Я сказала маме, что у меня болит голова, и я иду спать. Не слишком изобретательно, но это сработало.

Он пристально посмотрел ей в лицо, будто искал скрытый смысл в ее словах.

— В данных обстоятельствах, — сказал он медленно, — этого, думаю, достаточно.

Чувство вины из-за того, что мама волнуется за нее, тревожило молодую женщину. Стремясь поскорее сбежать из-под опеки, она придумала быстрое и легкое оправдание, которое, в свете последних событий, могло вызвать ненужное беспокойство. Но нежелание матери дать ей необходимую свободу не оставило выбора. Утром она скажет маме, что чувствует себя отлично.

Сет протянул ей руку:

— Ты готова?

Яхта покачивалась на волнах, и Эйприл требовалась помощь, чтобы ступить на палубу. Больше всего на свете она хотела ощутить прикосновение Сета еще раз, вдохнуть запах его кожи. Значит, самое благоразумное — забраться на яхту самостоятельно.

Низкий голос Сета прервал ее размышления:

— Ты еще недавно училась ходить заново. Ради собственной безопасности позволь мне помочь.

Она закусила губу и неохотно признала его правоту.

— Спасибо. — Эйприл оперлась на его руку, ощутив тепло, исходящее от мужчины. Дрожь пробежала по ее телу. Сет держал ее крепко, оберегая, но от его помощи у нее все сжалось внутри. Не осмеливаясь смотреть ему в глаза, она поднялась на яхту, затем отпустила его руку.

Яхта имела около сорока футов в длину. На палубе был закреплен прочный тент, рядом виднелся трап, ведущий на нижний уровень.

Молодой человек, ранее проверявший снасти, доложил:

— Мистер Кентрелл, еда внизу, в корзине для пикника. Шампанское в ведерке со льдом, остальные напитки в холодильнике. Все готово к отплытию.

— Спасибо, Джей, — поблагодарил Сет с явным одобрением.

Молодой человек кивнул с улыбкой и ушел.

Когда Эйприл увидела, что Джей спрыгнул на причал и приготовился отвязать канат, ее желудок сжался. Она обхватила себя руками, будто защищаясь:

— Мы будем одни?

— Совершенно одни.

— О! — Эйприл глубоко вздохнула.

Сета, похоже, не волновала опасность, которую они на себя навлекали. Он слегка поднял бровь:

— Для тебя это проблема?

— А для тебя нет?

Его грудь вздымалась и опускалась, пожалуй, слишком часто, но голос не изменился.

— Я бы не хотел, чтобы нас подслушали. — Сет посмотрел на Джея, ожидающего команды к отплытию, и понизил голос: — Наши договоренности носят деликатный характер.

Эйприл не стала спорить. Он прав — единственным человеком, который был в курсе ситуации, являлась миссис Ферчайлд. Даже управляющий отелем знал далеко не все. Они пошли на хитрость, чтобы избавиться от ее матери, и было бы нецелесообразно вести переговоры в присутствии свидетеля. На небольшой яхте их никто не подслушает.

Как бы то ни было, существовала еще одна опасность плавания вдвоем, помимо их непреодолимой тяги друг к другу.

Она скрестила руки на груди:

— А ты умеешь ходить под парусом?

Лицо Сета исказилось от обиды.

— Лучше спроси у рыбы, умеет ли та плавать.

— Ладно. — Эйприл немного расслабилась и решила смириться с происходящим. — Покажи мне, на что ты способен.

Сет застыл — рука, потянувшаяся к панели управления, повисла в воздухе. Пропустив несколько ударов сердца, он положил руки на рычаги и бросил через плечо:

— Так как мы оба признали, что между нами существует определенное влечение, то было бы лучше избегать двусмысленных высказываний.

Рот Эйприл приоткрылся от удивления. Она не вкладывала никакого скрытого смысла в эту фразу, все вышло случайно. Образно говоря, она спустила курок непреднамеренно. В дальнейшем следует вести себя более аккуратно.

— Я учту.

Сет завел мотор и занялся вещами, совершенно незнакомыми молодой женщине. Когда Эйприл играла на фортепиано, общалась со служителями отеля или пользовалась пультом дистанционного управления телевизором, она инстинктивно понимала, что надо делать, — это было знакомо ей до того, как она потеряла память. Но яхта, с ее хромированными поручнями, блестящими белыми поверхностями и огромными мачтами, была совершенно чужой.

Она обратилась к Сету, стоящему за полированным деревянным штурвалом:

— Я могу чем-то помочь?

Дав сигнал Джею отвязать канаты, Сет мельком взглянул на нее:

— А ты когда-нибудь плавала на яхте?

— Не думаю, — сказала она, осматриваясь.

Он нахмурился:

— Итак, мы даже не знаем, страдаешь ли ты морской болезнью.

Морская болезнь? Во рту у Эйприл пересохло. Молодая женщина напряглась, пытаясь вспомнить, страдала ли она этим недугом в прошлом, но безуспешно.

Существовал только один источник информации.

— Моя мама наверняка знает, но спрашивать ее об этом — значит провалить наши переговоры.

Они медленно отплыли от причала. Сет осторожно маневрировал.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовался он, поднимая паруса.

Отель на берегу становился все меньше и меньше.

Эйприл закрыла на мгновение глаза, но никаких признаков тошноты не ощутила.

— Я вроде бы в порядке. Но нам лучше избегать больших волн, чтобы не проверять это предположение.

— Мы не будем заплывать далеко. — Сет вел яхту на север, вдоль береговой линии. — Там есть место, где я любил в молодости проводить свободное время. Маленькая бухта — никого рядом, спокойная вода, так что тебе надо продержаться не так уж долго, а затем мы встанем на якорь.

— Звучит идеально.

Так оно и было. Но… если они будут вдвоем, и Сет ее поцелует так, как целовал в отеле, хватит ли ей воли, чтобы остановить его? Или бесстыжая женщина, что сидит внутри ее, прильнет к нему, готовая на все? Ее пульс подскочил, и она накинула шаль на плечи, завязав концы узлом.

Борясь с желанием любоваться Сетом, Эйприл устроилась на мягком сиденье и посмотрела на ночное небо. Звезды мерцали, светила круглая луна.

Собираясь на встречу, она заплела косу, и теперь выбившиеся пряди развевались вокруг лица.

Яхта повернула вправо, и молодая женщина увидела прямо перед собой бухту. Скалистая береговая линия была увенчана застывшими силуэтами деревьев. Они вошли в бухту, и Сет убрал паруса. Яхта стояла неподвижно, ее огни поблескивали, отражаясь в воде.

— Ну как тебе? — спросил он, оставив штурвал.

— Волшебно.

Эйприл встала и медленно покружилась, наслаждаясь окружающими видами. Ее взгляд упал на Сета, который являл собой самый восхитительный вид на свете.

Он понимающе улыбнулся, как будто все, чем восхищалась Эйприл, было очень важно для него.

— Джей приготовил ужин. Хочешь поесть или выпьешь для начала бокал шампанского?

Внезапно ощутив голод, она заявила:

— И то и другое.

Сильный порыв ветра прижал его рубашку к телу, выделив мышцы, по которым ей тут же захотелось пробежаться пальцами.

— Почему бы тебе не сходить вниз и не посмотреть, что он положил в корзину? А я пока спущу якорь, — предложил он.

Эйприл спустилась в каюту и обнаружила совсем другой мир. Отделанные деревом шкафы и столики, яркий свет и компактная мебель — все было гостеприимным и уютным. Она нашла корзину для пикника и заглянула внутрь. Там было достаточно еды, чтобы продержаться неделю. Эйприл больше всего понравилась клубника в шоколаде.

Услышав стук якоря, брошенного за борт, она взяла корзину, ведерко с шампанским, поднялась по трапу и расстелила на палубе коврик.

Сет подошел бесшумно, однако она почувствовала его приближение, и мурашки побежали у нее по коже. Эйприл повернулась и протянула ему бутылку с шампанским, словно защищаясь.

— Не мог бы ты откупорить ее? — спросила она.

— Конечно.

Сет взял бутылку и аккуратно вынул пробку. Это было очень типично для него — делать все с наименьшим шумом и с наибольшей эффективностью. Он наполнил бокалы и протянул ей один:

— Выпьем за мой план, который удовлетворит нас обоих.

Однако чокаться с ним Эйприл не стала.

— Это твоя идея — избегать двусмысленных высказываний, — заметила она.

— Справедливо. — Сет наклонил голову, затем снова поднял бокал. — Как насчет такого варианта: выпьем за решение, которое будет приемлемым для нас обоих?

— Уже лучше.

Эйприл коснулась своим бокалом его. Это напомнило ей, как соединялись их губы, и она вздрогнула.

— Не идеально, — протянул он, лениво улыбнувшись, — но сойдет.

Эйприл сделала глоток, наблюдая за Сетом. А он смотрел на нее темно-синими глазами, снившимися ей каждую ночь.

Ее лицо раскраснелось, и она надеялась, что румянец не будет заметен в сумраке. Отведя взгляд, Эйприл взяла блюдо с ягодами и протянула ему. Он взял клубнику, положил в рот и жевал, не прекращая смотреть на нее. Она поставила блюдо и подошла к перилам, чтобы глотнуть свежего воздуха. Но это не придало ясности ее мыслям.

Сет встал рядом с ней, спиной к морю, облокотившись на перила:

— Эйприл, я устал бороться.

Его голос был невыносимо красивым и низким. Ее руки задрожали, и она отпила немного шампанского, чтобы собраться с силами:

— Но ты согласился.

Он придвинулся ближе. Слишком близко.

— Я был глуп.

— У тебя были причины, — сказала она надломленным голосом.

Забрав у Эйприл бокал, Сет поставил его на палубу, а потом встал сзади и прижал ее к своей груди, скрестив руки на животе молодой женщины.

— Я не могу вспомнить те причины, — прошептал он ей в затылок.

Их тела были плотно прижаты друг к другу, и ощущение долгожданной близости мгновенно заставило Эйприл забыть о логике и рассудке. Но она все равно попыталась:

— Причины есть и у меня.

Его руки ласкали ее тело, наслаждаясь формами.

— Держу пари, ты не сможешь назвать их.

Затем Сет сжал губами мочку ее уха, потягивая, облизывая, и Эйприл сдалась. Она и так потратила кучу энергии, пытаясь отрицать то, что ее тело нуждается в Сете, пытаясь игнорировать страсть, которую он пробудил в ней. Эйприл повернулась и обвила его шею руками.

Он притянул ее к себе, она ощутила его крепкую грудь, его возбуждение и безумно захотела Сета.

— Эйприл, — бормотал он между пьянящими поцелуями, которыми осыпал ее шею, — ты сводишь меня с ума.

Его срывающийся голос заставил ее вздрогнуть.

— Свожу с ума? — выдавила она. — Ты слишком благоразумен, слишком сдержан для этого.

— Я давно потерял благоразумие. Я способен думать только о тебе. — Он слегка прикусил ее нижнюю губу. — Я мечтал снова ощутить твой вкус и не мог сделать это.

Ее колени подогнулись, и она прильнула к нему:

— Я чувствовала то же самое.

— Тогда давай перестанем бороться с этим.

Его пальцы легко и ласково прикасались к ее телу, скользили вокруг груди, обходя самые чувствительные участки. Тем не менее соски молодой женщины напряглись, и звук, очень похожий на мурлыканье, вырвался из ее горла.

О, его притягательная сила ввергла ее в состояние невероятной раскрепощенности. Эйприл оказалась на самом краю пропасти. Но она собрала последние силы, чтобы отказать ему. Чтобы отказать себе самой.

— Мы не можем, Сет. Я помню все причины.

— Они достаточно серьезны, чтобы бороться с этим?

Его рот накрыл ее губы со страстью, которая чуть не сбила Эйприл с ног. К счастью, одной рукой Сет поддерживал ее голову, а другой прижимал к себе. Его губы двигались уверенно, язык был невероятно властным, мучая и терзая ее. Томительное желание сжигало Эйприл изнутри.

Затем он слегка отстранился, и они с наслаждением вдохнули ночной воздух.

— Теперь скажи мне, ты все еще помнишь те причины? — требовательно поинтересовался Сет.

Причины? В затуманенном мозгу постепенно наступила ясность, и Эйприл вспомнила, о чем они говорили. И о своем решении не связываться с мужчиной, с которым ей предстояло бороться за обладание отелем, она тоже вспомнила.

Хотя это был не поцелуй, а мечта…

Эйприл вздохнула, затем с неохотой призналась:

— Только что вспомнила. Но вспомнила все же.

— Докажи мне, — произнес он соблазнительным голосом, — что помнишь.

Она помедлила, пытаясь собраться с мыслями:

— Все, что знаю о себе, я извлекла из твоих отчетов плюс пара недель личных впечатлений. Как я могу решиться вступить в интимные отношения с кем-либо, если мне неизвестно, кто я?

— Справедливо. — Сет прижался лбом к ее лбу. — Ладно. Дай мне минуту, чтобы перевести дыхание и смириться с тем, что продолжения не будет.

Его грудь прижималась к ее груди каждый раз, когда он делал глубокий вдох. Затем Сет нехотя отступил назад и прислонился к толстому канату, свисающему с мачты.

— Какую еще еду приготовил Джей?

Эйприл уже была готова броситься к нему и вновь насладиться теплом его тела, но вовремя опомнилась. С робкой улыбкой она опустилась на колени перед корзиной.

— Здесь сэндвичи, — сообщила она, — и овощи на шпажках: помидоры черри, оливки, огурцы и перец.

Сету никак не удавалось восстановить дыхание.

— Давай поговорим о чем-нибудь нейтральном пару минут, — предложил он. — Идеально было бы расспросить тебя о детстве или местах, в которых ты побывала с концертами, но ты ничего не помнишь, не так ли?

В его взгляде не было подвоха, и для Эйприл луна и звезды засветили ярче.

— Ты поверил мне?

— Да, — быстро проговорил он. — Я достаточно изучил твой характер. Ты не умеешь врать. — Сет опустился на коврик на почтительном расстоянии от нее. — Но, полагаю, ты будешь развлекать меня историями и анекдотами.

— Я начинаю волноваться, что память так никогда и не вернется ко мне.

— Она вернется, — просто сказал он.

— Но что, если нет? — Эйприл легла на коврик, разглядывая звезды, словно они могли дать подсказку. — Как жить, не помня ничего? Полагаясь на репортажи из газет и рассказы моей матери?

— Если так случится, я найду достаточно информации. — Сет тоже лег, положив руки под голову. — Тебе не придется полагаться на мнение одного человека.

То, что он рассуждает о своем месте в ее будущем, строя планы, как помочь ей, вызвало у Эйприл улыбку, но она скрыла ее. Наслаждаться его доверием — это одно, а представлять себе совместное будущее — другое. Как только дело с отелем будет улажено, они разойдутся в разные стороны.

Эйприл невольно вернулась к тому, что мучило ее все это время:

— Как ты думаешь, воспоминания делают нас теми, кто мы есть? Что, если наша личность складывается из всего, что с нами случилось в жизни?

Сет не ответил, и Эйприл прислушалась к шуму никогда не умолкающего океана, убаюкиваемая мягким покачиванием яхты.

Он приподнялся:

— Я считаю, что мы рождаемся с определенными характерами — возможно, унаследованными, возможно, своими собственными. Я, например, чертами характера больше напоминаю сводного брата, Райдера, чем Джессе.

— Ты — старший брат, Райдер — вообще единственный ребенок, а Джессе был младшим, и это, скорее всего, отразилось на его жизненном опыте, — заметила Эйприл.

— Верно, — согласился Сет, глядя в небо. — Раньше мне казалось, что у нас с Райдером нет ничего общего, кроме отца. Но мы оба очень настойчивы, очень любим соперничать.

— Вы оба лидеры, — добавила она. — Оба являетесь деятельными и благородными мужчинами.

Он поднял бровь:

— Ты так думаешь?

— Я уже хорошо знаю тебя, — ответила Эйприл. — И я читала газеты на протяжении последних дней. Там живо обсуждали историю твоей семьи. — Она прочитала все это с огромным любопытством. — Много писали и про Райдера. В основном про его помолвку с Мэйси Эшли и про покупку компании, принадлежавшей ее отцу.

— И про то, что часть акций нашей фирмы принадлежит этой компании, — подхватил Сет.

Следовало бы вести себя с ним осторожно, однако Эйприл хотела понять этого мужчину и то, что им движет. Она решила рискнуть:

— А что это значит для тебя?

— Райдер и я имеем одинаковые доли акций в «Бремсон холдингс», остальные находятся в руках других акционеров.

— Это компания, владеющая отелями?

Он кивнул:

— Это семейное дело. Наш отец унаследовал бизнес от своего отца и потратил часть жизни, приумножая капитал. Вначале компания занималась продуктами питания, выпускала замороженные полуфабрикаты, соусы и тому подобное.

Эйприл удивилась:

— Как возник гостиничный бизнес? Это же совсем другое направление.

— Когда Джессе и я были маленькими, отец, наверное, понял, что не сможет обучать нас тому же делу, которому он обучал Райдера. Поэтому он создал новую отрасль.

Она была поражена. Из того, что рассказал ей Сет о своем отце и его жизни на две семьи, и из того, что она почерпнула из газет, у нее сложилось не очень хорошее мнение об Уорнере Бремсоне. Но то, что он создал две компании, чтобы не ущемлять никого из сыновей, было трогательно.

Эйприл потянулась к бокалам с шампанским, стоящим поодаль, и передала один Сету:

— Но почему он не оставил продуктовый бизнес Райдеру, а отели — тебе и Джессе?

— Хороший вопрос. — Сет глотнул шампанского. — Я тоже считаю, что это был бы наилучший выход. Но вместо этого, согласно завещанию, мы делим основную долю акций объединенной компании между собой. Половина у Райдера, другая половина у нас с Джессе.

Итак, отец стравил сыновей — а это уже совсем не трогательно.

— Джессе оставил свои акции тебе?

— У брата не было завещания, — мрачно сообщил Сет. — Но так как мы владели акциями совместно, они автоматически перешли ко мне. Все остальное, что было у Джессе — не очень много, — досталось нашей матери. Это означает, что теперь у нас с Райдером равные доли. Но, не имея перевеса в акциях, ни один из нас не может контролировать совет директоров.

Эйприл, лежа на боку, пригубила сладкое шампанское. Она была заинтригована историей и мужчиной, который ее рассказывал.

— И после того, как Райдер купил бизнес будущего тестя, у него больше акций, чем у тебя?

— Да, — признал Сет с недовольной гримасой.

— Достаточно, чтобы захватить власть?

Довольная улыбка промелькнула на его губах.

— Все еще недостаточно. Но я предполагаю, что, пока мы тут лежим, он старается заполучить контрольный пакет.

— А ты нет? — Она допила шампанское и поставила бокал возле корзины для пикника.

— Я выбрал другой путь.

— Ты пытаешься создать альянс, — догадалась молодая женщина.

— Да. Райдер не получит контрольный пакет, поскольку другие акционеры не продадут свои доли. Я планирую, что они проголосуют в союзе со мной, когда придет время.

У нее не возникло и тени сомнения в том, что он своего добьется.

— Но у тебя появится враг в компании. Твой сводный брат придет в ярость, когда ты выиграешь, и будет постоянно пытаться подорвать твой авторитет.

Сет гордо вздернул подбородок:

— Думаю, что смогу с этим справиться.

— Это стоит того?

Эйприл считала, что ничего не может быть хуже, чем оказаться в конфликтной ситуации без какого-либо выхода.

— Это того стоит, — подтвердил он.

— Все же хорошо, что вас было только трое, — пробормотала Эйприл.

— Ну, это еще неточно, — заметил Сет. — Мужчина, называющий себя Джеем Ти Хартли, утверждает, что он тоже сын Уорнера.

Эйприл внимательно посмотрела на него:

— У тебя оказался еще один сводный брат?

— Предъявляющий права на свою долю наследства. Но с этим я тоже справлюсь. — Он указал на темное небо. — Когда я был ребенком, то загадывал желания, глядя на эту звезду.

Эйприл повернулась к нему:

— Что же ты загадывал?

— Ничего особенного. Велосипед или новую бейсбольную перчатку. Что моя мама перестанет плакать, когда отец уходит навестить свою вторую семью…

Его голос стал жестче, выдавая давнюю боль, и сердце Эйприл открылось навстречу тому маленькому мальчику, которым когда-то был Сет.

— Мама плакала при тебе? — спросила она шепотом.

Он неловко улыбнулся:

— Она, наверное, пришла бы в ужас, если бы поняла, что я все знал. Хотя это стало хорошим уроком, который я никогда не забуду.

— Уроком?

Сет по-прежнему смотрел на звезды:

— Ничего хорошего не выходит из любви и отношений.

Эйприл изучала его напряженный профиль. Какое суровое мировоззрение! Затем одна мысль пришла ей в голову: Сет никогда ни для кого не был самым главным в жизни. Его отец выбрал Райдера, своего официально признанного сына. Его мать предпочла провести жизнь в ожидании любимого человека, а не искать более спокойную обстановку для сыновей. Как все это отразилось на Сете?

— Но все же, — мягко возразила Эйприл, — иногда любовь и отношения могут сложиться.

— Это не делает людей счастливыми. — Судя по всему, Сет не раз повторял эти слова. — Любовь ничего не привносит в их жизнь. Мне всегда было интересно, почему люди отчаянно к этому стремятся.

— Ты вправду так считаешь? — выдохнула Эйприл.

— Мне никогда не приходилось видеть примеры, противоречащие этому утверждению.

Не зная, что надо сказать или сделать, чтобы облегчить боль все еще живущего в нем ребенка, она придвинулась ближе:

— Покажи мне эту звезду.

Сет показал.

— Это Вега, — заявила Эйприл.

Неожиданно Сет придвинулся к ней. Нервная дрожь заставила ее кровь пульсировать, и она указала на другие звезды:

— А это Альтаир и Денеб. Они образуют треугольник вместе с Вегой.

Ее сердце сильно забилось, а внутри все запело — неужели она начала вспоминать?

Не обращая внимания на ее руку, указывающую на созвездие, Сет пристально наблюдал за ней. Мурашки побежали по телу Эйприл.

— Какие еще звезды ты знаешь? — тихо спросил он.

— Вот Венера, — быстро сказала она, пытаясь притвориться, что раскраснелась только из-за вспышек памяти. — Конечно, это не звезда, но ее иногда называют вечерней звездой или утренней звездой.

Пряди волос, которые выбились из косы, развевались вокруг ее лица, и Сет заправил их ей за уши:

— А что еще, мой звездочет?

Ее щека вспыхнула от прикосновения руки Сета, она посмотрела в его глаза, сверкающие, внимательные и гораздо более красивые, чем звезды на небе.

— Я больше никаких звезд не знаю, — соврала Эйприл.

Его глаза потемнели, голос стал грубее.

— Расскажи мне тогда что-нибудь другое. Что угодно, о чем тебе известно.

Медленный огонь, который Эйприл пыталась потушить, разгорелся вновь, угрожая поглотить ее.

— Мне известно, что я чувствую, когда ты так на меня смотришь.

— Как?

Он был очень близко, его дыхание согревало ее, а запах завораживал. В горле пересохло, Эйприл не сразу смогла заговорить.

— Как будто все слова исчезли, и единственное, что имеет значение, — это чтобы ты продолжал смотреть на меня.

— Я только на тебя и смотрю.

Ее пульс бился в сумасшедшем ритме, в ушах стоял гул. Взгляд Эйприл скользил по его губам, она хотела их, хотела Сета.

— Я, наверное, умру, если ты не поцелуешь меня.

— Я не хочу, чтобы твоя смерть была на моей совести. — Он наклонился к ней.

Глава 7

Когда губы Сета прикоснулись к ее губам в легком поцелуе, Эйприл не сопротивлялась — время противостояния закончилось. Ее тело настойчиво требовало этого мужчину, и побороть это было невозможно. Лежа в его объятиях, она приоткрыла губы, желая большего. Но он продолжал целовать ее сдержанно, нежно лаская верхнюю губу.

Сет обхватил ладонями ее лицо, дрожь охватила низ живота.

— Сет, займись со мной любовью, — прошептала Эйприл.

Бесконечные секунды он молчал, только откинул волосы с ее лба и прижался губами к бархатной коже:

— Я не могу.

Ощущая волну возбуждения, она прижалась к нему всем телом:

— Нет, можешь.

Он сжал ее плечи и зажмурился:

— У тебя же есть причины не делать это.

Хриплый голос Сета проникал внутрь, пробуждая каждую клеточку тела Эйприл.

— Я забыла все причины.

— Причины были и у меня, — вымученно простонал он.

Эйприл потянулась и погладила мягкую щетину на его щеках:

— Я не думаю, что ты их помнишь.

— Джессе, — сказал Сет, печально глядя на нее.

Внезапно придя в себя, Эйприл опустила руку. Он прав — неизвестно, что связывало ее с его братом.

Когда она начала отодвигаться, Сет удержал ее:

— Знаешь, мне наплевать, была ли ты близка с Джессе. Это ничего не значит.

Эйприл снова прижалась к нему:

— Я на девяносто девять процентов уверена, что ничего не было. Я это чувствую.

— Так уже лучше. — Он, сделав глубокий вдох, покрыл поцелуями ее подбородок.

Глубокий стон вырвался из груди Эйприл:

— Займись со мной любовью.

— Нет, — прошептал Сет, стягивая бретельки ее платья и целуя обнаженное тело.

— Это из-за отеля?

Она собралась расстегнуть его рубашку, прикоснуться к его коже, но он остановил ее:

— Нет, я решил эту проблему.

Его руки все еще сжимали ее, губы ласкали ямку между ключицами.

Каждое прикосновение губ и рук Сета будило эмоции, которые заставляли Эйприл извиваться в его руках. Сейчас ее не интересовала судьба отеля. Позже… Она спросит об этом позже.

— Так почему ты отказываешь мне?

— Потому что утром ты не поблагодаришь меня.

Сет был очень серьезен.

И это все? Она улыбнулась уголками губ.

Это легко исправить — просто надо доказать ему, что она готова идти до конца. Эйприл притянула его голову к себе:

— Это моя проблема.

Сет все еще сопротивлялся:

— Раньше ты была против подобных предложений. Я, может, и жесток в делах, но мне бы хотелось думать, что я джентльмен.

— Сет, если бы ты не был джентльменом, ты бы овладел мною еще час назад.

Он прижался щекой к ее вздымающейся и опускающейся груди:

— Поверь, я очень хотел соблазнить тебя.

Ноги Эйприл прижались к его крепким бедрам, и он понял, что она уже на грани.

Сет тяжело втянул в себя воздух.

— Это просто лунный свет, — с трудом выговорил он. — Вода, ночь, плавно качается яхта…

Рука Эйприл скользнула к его паху, и она поняла, насколько он возбужден. Сет застонал и захватил в плен ее губы.

— Попроси меня еще раз, — пробормотал он.

Эйприл обхватила ладонями его лицо, дождалась, когда их взгляды встретятся. Сет должен понять, что все серьезно, и это именно то, чего она хочет.

— Сет, займись со мной любовью.

— О боже, помоги мне. — И он вновь припал к ее губам.

Сет лег на Эйприл, обнажил ее грудь и принялся ласкать губами и пальцами набухшие соски. Спина ее изогнулась, а пульс хаотично забился.

Она обвила ногами бедра Сета, ощущая силу его эрекции, и это вызвало в ней дикое желание. Желание ощутить его внутри.

Сет оголил ее бедра и живот. Затем его руки заскользили по светло-голубому атласу сдвинувшегося бюстгальтера. Эйприл ерзала, стараясь полностью избавиться от платья, и Сет выполнил ее желание. И в ту же секунду его горячие губы вновь прикоснулись к ее груди.

Ощущения, вызванные его ласками, погрузили Эйприл в истому, и ей осталось только одно — наслаждаться. Она взглянула на бархат ночного неба, усыпанного тысячами искр. Трудно найти более подходящий фон для блаженства и безумия, которые дарил ей Сет.

— Посмотри на меня, мой милый звездочет, — взмолился он. Его глаза горели ярче звезд.

— Почему? — игриво поинтересовалась она.

Его руки обвили ее талию, опалив огнем.

— Потому что я могу вознаградить тебя больше, чем кто-либо другой.

— Правда? — Она запустила руку в его волосы. — Покажи мне, на что ты способен.

Глаза Сета заблестели, его рука скользнула вниз по ее животу и прикоснулась к самому интимному месту. Стон сорвался с губ Эйприл.

Последовало еще одно прикосновение — поверх атласных трусиков, и еще, и еще… Потом Сет отвел руку, и Эйприл подалась вперед, мечтая о новых ласках.

— Хорошо, — выдохнула она, — еще одно очко в твою пользу.

— Ну, если ты так на это смотришь… — протянул он и прикусил нежную кожу на ее груди.

Она прерывисто вздохнула и запустила руки под его рубашку, царапая ногтями теплую гладкую кожу так возбуждающе, что Сет вздрогнул. Его запах наполнил ее от пяток до макушки. Он стянул рубашку через голову, и Эйприл переместила руки ниже, в область пресса. Сет повернулся на бок, чтобы ей было удобнее.

Эйприл придвинулась к его уху и прошептала:

— Скажи мне кое-что.

— В такой момент — что угодно, — страдальчески простонал он.

— Это все, на что ты способен?

Он почти задыхался:

— Думаешь, ты способна вынести больше?

— Испытай меня.

Она задрожала от предвкушения.

— Ладно, — прошептала она. — Ты привлек мое внимание.

— Я удержу его, — пообещал Сет, и его палец скользнул под трусики.

Теперь он ласкал нежную женскую плоть. Эйприл таяла от небывалого наслаждения, извиваясь на ковре. Почему она столько времени запрещала ему и себе все это?

Сет снял с нее сандалии, разулся сам. Затем он стащил брюки. Теперь только тонкая ткань трусиков разделяла их тела. Ее рот прильнул к его обнаженному плечу, ощущая вкус соли и мускуса. Руки женщины сомкнулись на его бицепсах. От желания у нее кружилась голова.

— Сет… — простонала она, будучи не в силах сказать, как сильно он ей нужен.

— Я знаю, — откликнулся он.

Сет с рычанием опустился на нее. Эйприл млела, ощущая тяжесть его тела. Колючие волоски на мужской груди щекотали ее чувствительные соски. Она сползла чуть ниже, сняла с него трусы и с силой отбросила в сторону. Белье перелетело через борт и шлепнулось в воду.

С развратным огоньком в глазах Сет стянул трусики Эйприл и тоже отправил их за борт. Исчезли последние барьеры. Она подалась ему навстречу, ее мышцы ныли от желания.

— Давай же, Сет.

Он потянулся к своим брюкам и вскоре снова лег на нее, полностью защищенный. Наконец он вошел в Эйприл одним плавным движением, и она выдохнула его имя, охваченная невероятными ощущениями.

Сет двинулся один раз, приспосабливаясь, затем прошептал ее имя, прерывисто дыша, и возобновил движение.

Они слились в едином ритме. Эйприл выгибалась и прижималась к Сету, желая взять все, что он может дать.

Он задвигался быстрее, сильнее, и ее возбуждение стало нарастать, вспышки экстаза только разожгли ее аппетит.

Она царапала его спину, сжимала плечи, готовая ко всему, и молилась, чтобы это никогда не закончилось. А затем луна и созвездия слились в один раскаленный шар, посылающий импульс света и наслаждения в каждую клеточку тела Эйприл, и Сет задрожал в ее объятиях, испытывая то же самое. Она будто парила в звездном небе вместе с Сетом, хватаясь за его плечи, как за спасательный круг, и безуспешно пытаясь перевести дыхание…


Эйприл безмятежно лежала в объятиях Сета, казалось, целую вечность, ощущая мягкое покачивание яхты на волнах. Она могла бы пролежать так всю ночь, но стало прохладно. Легкий ветер остудил ее кожу, и дрожь пробежала по телу. Сет накрыл их обоих пледом, поцеловал женщину в щеку, затем слегка отодвинулся и посмотрел на нее с загадочным выражением лица.

— В чем дело? — спросила она.

Он приподнялся на локте, не сводя с Эйприл сверкающих глаз:

— Я просто подумал кое о чем.

— Расскажи мне. — Она сонно улыбнулась.

Сет склонил голову набок, раздумывая:

— Ты не помнишь ничего до того самого дня, когда встретила меня.

— Так и есть, — подтвердила Эйприл, пытаясь понять, к чему он клонит.

— И поэтому, — он поцеловал кончик ее носа, — ты не помнишь, как это было у тебя с другими мужчинами.

— Нет, не помню.

К чему думать о других мужчинах, когда рядом лежит такой красавец?

— В некотором смысле… — Сет поднял бровь, глядя на нее как кот на сметану, — я твой первый любовник.

Эйприл замерла, осознав значение его слов. Он и вправду был единственным мужчиной, секс с которым она помнила.

— Это проблема?

— Нет, мне нравится, — заявил он с озорной гримасой. — Если ты не восстановишь память, я всегда буду для тебя первым.

— Поверь, сегодняшний день не сотрется из моей памяти, несмотря ни на что.

— Надеюсь, что нет. — Он наклонился, поцеловал Эйприл и лениво попросил: — Ты можешь дотянуться до корзинки?

— Да, могу.

— А там не осталось еще клубники в шоколаде?

— Есть немного, на блюде уместилось не все. — Она вытащила из корзины контейнер с ягодами. — Четыре штуки.

Сет потянулся, очень довольный жизнью. Он улыбнулся Эйприл, когда она протянула ему коробку, хотя предпочел бы полакомился ею, а не ягодами. Однако они все еще не обсудили то, ради чего приехали сюда, поэтому он решил подождать. У него будет время вновь насладиться ее прекрасным телом. Их совместное представление заслуживает исполнения на бис. Раз семь как минимум.

Сет взял контейнер, вынул спелую ягоду, покрытую толстым слоем шоколада, и положил ей в рот, затем и сам съел одну.

— Я так рада, что приехала в Квинспорт. Спасибо, что организовал это, — сказала она. — Мне здесь очень нравится.

Ласково гладя Эйприл по руке, Сет поцеловал ее плечо и улыбнулся. Ей понравится его план, они быстро решат вопрос с отелем и успеют заняться любовью перед возвращением.

— Знаю. Вот почему я придумал прекрасный выход из ситуации с отелем.

— Я слушаю.

Ее огромные глаза, в которых отражался лунный свет, внимательно смотрели на него. Он потянулся к ней, но остановился и откашлялся:

— Отель «Маяк» значит для тебя очень много — это место, где ты впервые спела на публике со своим отцом. Но мне нужно получить отель обратно до того, как члены совета директоров это обнаружат и решат, что я недостоин контролировать «Бремсон холдингс».

— Я понимаю тебя, — проговорила она ласково и серьезно.

Сет взял ее за руку и проникновенно начал:

— Но тебе не нужен весь отель — тебе нужен доступ на территорию и место, которое всегда будет твоим.

— Что ты предлагаешь? — Эйприл нахмурила брови, пытаясь сосредоточиться.

— Мы составим новый договор, который закрепит за тобой права на владение одним из президентских люксов. Ты можешь жить там или приезжать на каникулы — это все равно что иметь квартиру с прислугой на дорогом курорте. Кроме того, фортепиано — твое. Я уже попросил перенести его в твой номер. Для тебя оно много значит, а для отеля мы купим другой инструмент.

— А взамен? — спросила взволнованная Эйприл.

— Ты подпишешь бумаги, признающие недействительным твое соглашение с Джессе. Твой дом со студией и торговая марка остаются у тебя. В итоге ты получаешь все.

— Кроме самого отеля, который получаешь ты вкупе с доверием совета директоров, — заметила Эйприл.

— Точно. — Сет довольно улыбнулся.

Она плотнее завернулась в плед:

— А что, если мне нужен весь отель?

Сет затаил дыхание. Досадно, что план ей не понравился, хотя для нее это выгодная сделка.

Он нежно помассировал плечи Эйприл:

— Предварительная юридическая консультация показала, что, если дело дойдет до суда, ты проиграешь. У тебя останется только то, что и так было твоим. А если ты примешь мое предложение, то дополнительно получишь право собственности на один из наших лучших номеров и фортепиано.

Она накрыла его руки своими и прекратила импровизированный массаж:

— Ты сказал, что поверил в мою амнезию.

— Да. — Сбитый с толку сменой темы разговора, Сет спрятал ее руки под теплый плед и ждал продолжения.

— Тогда ты поймешь, почему я не могу принять твое предложение. — Ее голос звучал раздраженно. — Я не могу отказаться от отеля, пока не вспомню, почему хотела получить его.

— Эйприл, — нежно сказал Сет, — нужно быть благоразумной. Мы понятия не имеем, как долго твоя память будет восстанавливаться. Я не могу допустить, чтобы эта угроза бесконечно висела над нашей компанией.

— А что, если я хотела чего-то большего, чем место для отдыха? Мне необходимо все вспомнить.

Внезапно почувствовав сильную усталость, Сет закрыл глаза и потер ладонью лоб:

— Память может и не вернуться. Надо жить настоящим.

— Значит, вот каков твой план?! Мне следует бросить попытки восстановить прошлое и принять твое предложение.

Он взлохматил волосы:

— Это не совсем так…

— А все это? — Эйприл указала рукой на корзину с едой, яхту, звезды. — Это стимул к тому, чтобы начать жить настоящим? Ты решил заняться со мной любовью, чтобы я расслабилась и приняла твое великодушное предложение?

— Все было по-другому, и ты знаешь это, — процедил он сквозь зубы.

Сет не сомневался, что она изменит свое мнение о нем, когда успокоится, но спать с ней сегодня уже не придется.

Эйприл схватила одежду и начала одеваться, прикрывшись пледом, поэтому он встал, чтобы не мешать ей. Сет нашел свои брюки и влез в них, затем натянул рубашку.

Одевшись, она подошла к перилам и встала к нему спиной. Ее голос звенел в ночной тишине:

— Я знаю, что ты не пытался меня использовать.

Ее признание не уменьшило его гнев, так как злился он прежде всего на себя. Они перешли черту. Черту, к которой не стоило даже приближаться.

— Возможно, мы оба зашли слишком далеко, — согласился он.

— Наверное, ты прав.

Эйприл смотрела на звезды. Наконец она повернулась к нему:

— Сейчас я бы хотела вернуться в отель.

Злость испарилась, когда Сет увидел ее обеспокоенный и беззащитный взгляд. Осталась только пустота. Он кивнул и пошел к штурвалу, заметив, что она уложила остатки еды в корзину и свернула плед, а потом села на скамейку, вцепившись побелевшими пальцами в поручень.

Сет поднял якорь и завел мотор, разворачивая яхту к дому… гораздо позже, чем следовало бы.

Глава 8

Сидя в ресторане отеля напротив Эйприл и ее матери, Сет спрашивал себя: зачем ему все эти мучения? Прошла неделя с тех пор, как они занимались любовью на яхте, и теперь он ведет светскую беседу, притворяясь, что его не измучило невыносимое желание прижаться к нежному телу Эйприл еще раз.

Но он не позволит себе дотронуться до нее — та ночь под звездами доказала, что существуют границы, которые не следует пересекать. Ему нужно получить отель. И это все.

Он работал, не выходя из своего кабинета, и встречался с Ферчайлдами только во время обеда, за исключением одного дня, когда ему пришлось уехать в офис на Манхэттене.

Сет вернулся к первоначальному плану: приглядывать за Эйприл и ждать момента, когда восстановится ее память и можно будет вернуть отель. Но иногда по ночам, ворочаясь без сна, Сет раздумывал над тем, честен ли он перед собой. Может, он поселился здесь из-за самой Эйприл?

Нет, это нелепо. Стремиться быть поближе к женщине — совсем не типично для него. Это, скорее, напоминает поведение Джессе. Сет уже давно поклялся, что не станет вести себя глупо ради женщины, а поселиться в «Маяке» только для того, чтобы видеть ее, на редкость глупо.

Он посмотрел на Эйприл, потрясающе выглядевшую в простом бежевом платье, и его пульс подскочил. Физическое влечение к ней — серьезная проблема, но он не позволит страсти свести его с ума.

— Милая, — поинтересовалась миссис Ферчайлд, — как твой пирог? Мой слишком соленый. И они переборщили со спаржей. Ты помнишь пирог с кедровыми орешками и спаржей, который мы ели в маленьком ресторанчике в Париже пару лет назад? Просто божественный.

Эйприл вздрогнула.

— Нет, — прошептала она, пряча глаза.

Сет сжал зубы. Мать Эйприл пытается пробудить ее память или же она просто бесчувственная? Он откашлялся и сменил тему:

— Ты успела прослушать диски?

Он заказал полный каталог ее песен и привез сюда вместе со всеми видеозаписями концертов, которые смог найти.

Внезапно взгляд Эйприл просветлел.

— Я как раз хотела поблагодарить тебя за это. Когда я слушаю музыку, то вспоминаю слова и мелодии и почти все могу наиграть на фортепиано.

Отвергнув неделю назад его план, она пыталась вернуть инструмент в зал, но Сет отказался. Кроме того, ему было приятно слышать звуки музыки, доносившиеся сквозь дверь между их номерами.

Миссис Ферчайлд отхлебнула свой коктейль:

— О да. Она постоянно играет свои песни.

Сет поднял бровь:

— Это отлично, не так ли? Эйприл начинает вспоминать.

Он провел тщательный поиск в Интернете, проконсультировался с ведущими специалистами. Невозможно предсказать, как долго продлится амнезия, и нет гарантий того, что она вообще пройдет. Но вспышки памяти, такие, как названия звезд, были хорошим признаком, и Сет не сомневался, что Эйприл вспомнит все, причем довольно скоро.

— Конечно, отлично, — согласилась ее мать, сама доброта и любезность. — Но Эйприл могла бы слушать все это дома, где у нее есть даже не одно фортепиано. Это было бы гораздо проще.

«Проще для вас», — уточнил про себя Сет. Он раскопал информацию и о миссис Ферчайлд. Будучи менеджером Эйприл, она забирала себе пятьдесят процентов всех заработков дочери. В шоу-бизнесе менеджерами нередко были члены семьи, особенно если артист становился известным в юном возрасте. По-видимому, именно этим вызвано настойчивое желание матери забрать Эйприл домой, где миссис Ферчайлд получит полный контроль над ней. Также она настаивала на скорейшем подписании отказа от отеля в обмен на студию. Ведь если Эйприл превратится из джазовой певицы во владелицу отеля, с чем останется мамочка-менеджер?

Нет, Сет не хотел, чтобы отель оставался в собственности Эйприл. Конечно, ему нужно, чтобы она подписала документы, аннулирующие предыдущий договор, как можно скорее. Но не очень неприятно быть заодно с миссис Ферчайлд.

Подавив антипатию, он повернулся к Эйприл:

— Я рад, что диски помогли тебе.

— Забавно, — вслух размышляла она, — воспоминания о событиях, датах, людях покинули меня, а музыка до сих пор здесь.

Ее мечтательный взгляд был просто невыносим — дыхание Сета сбилось.

Краем глаза он видел, как миссис Ферчайлд уставилась на них, излучая неудовольствие.

— Милая, — начала она, делая вид, что увлечена ланчем, но в действительности дама наблюдала за ними, как хищный зверь, — у меня состоялся телефонный разговор с Эмерсоном, который просто сбил меня с толку.

Лицо Эйприл ничего не выражало — она не знала, кто этот человек. А Сет знал. Эмерсон многократно звонил в отель, оставляя сообщения, но у Сета не было ни малейшего желания перезванивать.

— Ой, что ты, — продолжала мать, — ты конечно же помнишь Эмерсона?

Эйприл молчала. Миссис Ферчайлд прекрасно знает, что ее дочь не помнит никого. Сету ситуация не нравилась.

— Эмерсон? — переспросила Эйприл, переводя взгляд на мать.

— Эмерсон Скотт. Киноактер. Знаменитость.

«А также красавчик и дамский угодник», — подумал Сет.

Эйприл нахмурилась:

— Извини, но это имя для меня ничего не значит.

— Это удивляет меня, — протянула мамаша. — Ведь вы практически помолвлены.

Сет с трудом сдержался, сжав кулаки. Это заявление было невыносимым.

В растерянности Эйприл посмотрела на него, и он увидел ужас в ее глазах — если она помолвлена, то страсть, накрывшая их на яхте, была страшной ошибкой.

Наверняка ее мать лжет. Сет удостоил женщину своим самым суровым взглядом:

— Объясните, что значит «практически помолвлены»?

— Они целую вечность вместе, и всем известно, что рано или поздно они поженятся. Я не удивлюсь, если голубки уже обо всем договорились. — Она захихикала и отрезала кусочек пирога.

— О… — Эйприл прятала взгляд. — Чем его последний звонок озадачил тебя?

— Эмерсон очень волнуется — ты просто смысл его жизни! Но он не смог связаться с тобой, поэтому позвонил мне, чтобы узнать о твоем состоянии, и попросить перезвонить ему.

Сет задержал дыхание, когда Эйприл вопросительно посмотрела на него. Конечно же он знал об этих звонках, поскольку все попытки связаться с ней переадресовывались ему. Общение с бабником — последнее, что ей сейчас нужно.

Он слегка кивнул. Ее глаза расширились от удивления, затем взгляд стал ледяным. Ее мать заказывала у официанта еще один коктейль, позволяя им перекинуться парой слов друг с другом.

Эйприл нагнулась и прошептала ему на ухо:

— Ты блокировал звонки от моего парня и затем соблазнил меня? — Ее щеки раскраснелись, а голос был злым. — Ты знал, что у меня отношения с кем-то, и не сказал мне ни слова.

Чувствуя, как у него все переворачивается внутри, Сет обратился к миссис Ферчайлд:

— Мне кажется странным, что человек, который «практически помолвлен» с Эйприл, даже не удосужился навестить ее в клинике.

Мать отмахнулась:

— Он был в Праге, на съемках.

— И, — продолжил Сет, — не нашел другого способа узнать о состоянии Эйприл, кроме как позвонить ее матери через четыре недели после аварии.

В одном Сет не сомневался — если бы он был помолвлен с Эйприл, то никто и ничто не удержало бы его вдали от невесты целых четыре недели. Честно говоря, он не мог представить, что мужчина может вести себя по-другому. Сет вынул телефон и подключился к Интернету.

Миссис Ферчайлд погладила руку дочери, прежде чем взять бокал с коктейлем:

— Эмерсон очень занят, но мы все знаем, как сильно он переживает.

Эйприл, очевидно, тоже уловила в словах матери непоследовательность:

— Я когда-либо говорила тебе, что собираюсь замуж за Эмерсона?

— Ну, не прямо, — осторожно ответила мать.

Найдя нужную страницу, Сет протянул Эйприл свой телефон, показывая снимки из бульварных изданий, на которых ее предполагаемый жених позировал под ручку с молоденькой актрисой.

— Мне кажется, ему нравится эта девушка, — заметила Эйприл.

Миссис Ферчайлд наклонилась, посмотрела на экран и пожала плечами:

— Актеры — эмоциональные натуры. Это ничего не значит.

Но Эйприл была умной женщиной. Она умела складывать два и два. Сет чуть не лопнул от гордости, когда она расправила плечи и обратилась к матери:

— Мама, а я точно говорила тебе, что встречаюсь с ним?

— Тебе не пришлось ничего говорить, милая. Мать и так чувствует.

— Ты когда-нибудь, — не отступала Эйприл, — видела, как я с ним целуюсь?

— Ты?! — возмутилась миссис Ферчайлд. — Ты не целуешься с мужчинами на людях. Ты даже не прикасаешься к ним. Ты не из тех девушек, которые демонстрируют свою страсть, кроме, конечно, страсти к музыке.

Сет откинулся на спинку стула. Эйприл зацеловала его чуть ли не до смерти, сидя на фортепиано, в то время как персонал в полном составе находился поблизости… Эйприл занималась с ним любовью на палубе…

Он подозвал официанта.

— Иди к стойке регистрации, — распорядился он тихо, чтобы его не услышали на другом конце стола. — Пусть свяжутся с Эмерсоном Скоттом и скажут ему, что Сет Кентрелл готов поговорить с ним. Телефон принесите сюда.

— Все в порядке, — говорила тем временем миссис Ферчайлд, — мы можем навестить его завтра. Он сейчас в Нью-Йорке. Вылетим утром.

Эйприл молча ела салат, похоже надеясь, что мать оставит эту тему. Сет готов был помочь ей.

Появился официант с телефоном, и Сет приложил трубку к уху:

— Мистер Скотт?

— Да, — отозвался низкий и спокойный голос. Слишком спокойный.

— Это Сет Кентрелл. — Он увидел, как расширились глаза Эйприл, но не отвел взгляда. — Вы звонили в отель «Маяк» несколько дней назад.

Его собеседник откашлялся:

— Я искал Эйприл Ферчайлд.

— Эйприл здесь, но она еще не поправилась после аварии. — Сет кивнул ей, чтобы приободрить. — Могу я поинтересоваться характером ваших с ней отношений?

Голос Скотта потеплел.

— Мы с Эйприл старые друзья.

Сет поднял бровь, а Эйприл нахмурилась, явно горя желанием узнать, о чем идет речь. Он не мог сдержать улыбку, предвкушая эффект, когда сказал:

— А у меня сложилось впечатление, что вы практически помолвлены.

Эмерсон расхохотался:

— Помолвлены?! Где вы это услышали? Это было в газетах? О боже, не дай Бренди увидеть, — закончил он с придыханием, будто и вправду молился.

У Сета будто гора упала с плеч, и он включил громкую связь, чтобы Эйприл и ее мать могли сами все услышать.

— Итак, вы с Эйприл просто друзья?

— Почему вы спрашиваете? Что она вам сказала? — обеспокоенно спросил Эмерсон. — Эй, вы включили громкую связь?

Сет бросил взгляд на миссис Ферчайлд, которая сделала вид, что занята своим пирогом.

— Историю с помолвкой я услышал не от Эйприл, — сказал он, уклоняясь от ответа на последний вопрос.

— Я и не думал об этом. Мы были друзьями с детства. Знаменитыми подростками, которые отлично понимали друг друга. Слушайте, мне просто надо знать, что с ней все в порядке.

— Она в порядке. Я уверен, она вам скоро перезвонит.

Сет нажал отбой и протянул телефон официанту. Теперь, когда все встало на свои места, он обратился к Эйприл:

— Ты не помолвлена. И ни с кем не встречаешься. Кажется, существует некая Бренди, которой точно не понравился бы такой сценарий.

— Спасибо, — выдохнула Эйприл.

Ее мать подняла глаза к потолку и воскликнула:

— Если ты подпишешь новый договор, мы можем уехать отсюда!

— Хотела бы я знать, какую игру ты ведешь… — начала Эйприл.

— Брось, это всего лишь место, где ты останавливалась, будучи ребенком, — резко перебила ее мамаша. — Отдай этому прекрасному мужчине отель, и поехали домой, где ты сможешь восстановить память с помощью по-настоящему знакомых тебе вещей. А потом снова займешься карьерой.

Эйприл сдаваться не собиралась:

— Пока я никуда не уеду.

Не имея желания в сотый раз выслушивать этот спор, Сет обратился к ней:

— Эйприл, завтра мой брат Райдер и его невеста, — он выделил последнее слово, так много значащее для миссис Ферчайлд, — приезжают сюда. Мне нужно побеседовать с ним. Не могла бы ты пообедать с нами и помочь Мэйси справиться со скукой, которая непременно охватит ее, как только мы с Райдером заговорим о компании?

Мэйси Эшли была восходящей звездой мира бизнеса. Сет согласился встретиться со своим сводным братом, чтобы обсудить проблему нового претендента на наследство, и ему совершенно не хотелось, чтобы «восходящая звезда» мутила воду, пытаясь произвести впечатление на своего жениха.

Мать Эйприл изобразила приторную улыбку:

— Дорогая, если мы уезжаем утром, ты не…

— Мама, я остаюсь. И твое моральное давление мне совсем не помогает. Сет, я буду рада встретиться с твоим братом и его невестой. Позвони мне в номер, когда понадобится моя помощь.

Высоко подняв голову, Эйприл встала, взяла свой шарф и гордо удалилась.

Миссис Ферчайлд повернулась к Сету, ее глаза пылали, как у демона.

— Я понимаю, что вы делаете.

— Понимаете? — переспросил он, невозмутимо откидываясь на спинку стула.

— Вы используете мою дочь.

Она схватила свою сумочку, ее паучьи пальцы крепко сжали ремешок.

Сет внутренне подобрался:

— Лучше расскажите, как вы используете свою дочь, миссис Ферчайлд. Если она действительно хочет иметь этот отель, почему вы пытаетесь отговорить ее? Сколько вы потеряете, если она больше не будет выступать?

— Чем же мы отличаемся друг от друга, мистер Кентрелл? Вам нужен отель, и поэтому вы так дружелюбны с ней.

Возглас негодования рвался из его груди, но он справился с собой:

— С Эйприл легко быть дружелюбным.

— И, если я не ошибаюсь, вам нужно от нее нечто большее. Опять же это корыстный интерес, но моя дочь не легкодоступная женщина, мистер Кентрелл, и я не позволю вам воспользоваться ею.

— Спасибо, что предупредили, — сказал он, не заботясь, что она заметит его сарказм.

Миссис Ферчайлд встала, посмотрела не него сверху вниз, прижимая сумочку к груди:

— Я, возможно, и хочу, чтобы моя жизнь не изменилась, но, по крайней мере, не пользуюсь грязными методами для достижения цели.

Она прошествовала к выходу, оставив Сета переваривать услышанное. Ее стрела попала в яблочко.


Сет сидел за рабочим столом, отвечая на письмо из отдела по связям с общественностью «Бремсон холдингс». Сейчас в отделе никого не было — уже перевалило за полночь. Но Сет просто не мог уснуть. Лучше поработать, чем ворочаться с боку на бок в постели, перебирая воспоминания с участием обнаженной Эйприл, ее теплого влажного рта, ее грудей с набухшими сосками.

Сет посмотрел на текст, который набирал, и не сразу сообразил, о чем идет речь. Черт, нужно прекратить этот кошмар. Он потер глаза и сжал переносицу. Неожиданно послышалась тихая музыка, плывущая в воздухе и наполняющая душу.

Эйприл…

Ноги, против его воли, понесли Сета к двери, соединяющей их номера, — там он обычно наслаждался ее игрой. Сегодня звучала медленная печальная мелодия, незнакомая и до боли прекрасная.

Все его существо сжалось от желания обладать совершенным телом Эйприл, а рука потянулась к дверной ручке, но Сет отдернул ее. Вместо этого он, тяжело дыша, прислонился к двери и уперся в нее затылком. Сет не стал рисковать и входить к Эйприл — это, несомненно, привело бы к очередному всплеску неконтролируемой страсти.

Эйприл отвергла его компромисс — план, который должен был устроить обоих и позволить им наконец-то свободно отдаться чувствам. Если бы она согласилась, их деловые отношения завершились бы и они превратились бы в людей, сходящих с ума друг по другу. Тогда Сет мог бы войти в эту дверь и отнести Эйприл на свою кровать. Но она отказалась, и, пока вопрос с отелем не решен, его карьера висит на волоске. Значит, сейчас неподходящее время для того, чтобы расслабиться.

Музыка постепенно становилась громче, окутывала Сета, обрушивалась на него. Затем зазвучал голос Эйприл — она пела о желании. О боли и грусти. И опять о желании. Его прошиб холодный пот, а руки задрожали от усилия, которое он прикладывал, чтобы не распахнуть дверь, не броситься к Эйприл и не раствориться в ней окончательно.

В голове мелькнула сумасшедшая мысль: что, если не сдерживать себя хотя бы один день? Позволить себе затащить женщину, по которой он сходит с ума, в постель? Сет слегка повернул ручку двери, но музыка стихла, и последний аккорд растаял в воздухе. Что произошло? Эйприл увидела поворачивающуюся ручку и поняла, что он притаился за дверью? Или просто закончилась песня?

Ненасытное желание грызло Сета изнутри, но он ждал. Музыка не зазвучала вновь, и через десять минут он решил, что сегодня Эйприл больше играть не будет. Возможно, она легла спать. Лежит на кровати, может быть голая, ее длинные ноги запутались в простыне, волосы разметались по подушке…

Проклиная себя, он бросился к ноутбуку. Работать! Ему нужно сосредоточиться на работе и карьере. А не на женщине, которая вскоре исчезнет из его жизни. Он играет по-крупному и не может позволить себе упустить цель из виду.


Эйприл непослушными пальцами разгладила платье и постучала в дверь, ведущую в номер Сета. Она долго решала, что надеть на встречу с Райдером и его невестой, и внимательно просмотрела все одежду, присланную матерью. Нежное струящееся голубое платье чуть ниже колен показалось ей лучшим вариантом. Она надела его с желто-коричневыми римскими сандалиями.

Дверь распахнулась, и Эйприл увидела Сета, который выглядел роскошно в темных брюках и ослепительно-белой рубашке, две верхние пуговицы которой были расстегнуты. Темные волосы на груди, видневшиеся в вырезе рубашки, заставили ее задрожать от возбуждения.

Глаза Сета скользнули по ней сверху вниз: от свободно спадающих на плечи волос до пальцев ног, выглядывающих из сандалий. Ее лицо немедленно вспыхнуло, а сердце забилось сильнее.

Эйприл нервно теребила край юбки:

— Это подходит для встречи? Я не знала, что надеть…

Она умолкла. Сет помогал ей с тех пор, как они приехали сюда, — в своих собственных интересах, но, безусловно, помогал. Это первый раз, когда она может чем-то помочь ему, и ей хотелось все сделать правильно.

Он тяжело сглотнул:

— Ты выглядишь отлично.

И отступил, чтобы пропустить ее в свой номер.

Простой комплимент заставил Эйприл успокоиться.

— Что мне нужно знать о сегодняшней встрече?

Сет застегнул две верхние пуговицы:

— Я буду благодарен, если ты не станешь упоминать о ситуации с отелем. Пока все не решится, моему брату не обязательно знать.

— И если все в итоге решится в твою пользу, он никогда и не узнает? — мягко поинтересовалась она.

Он ухмыльнулся, признавая ее правоту:

— Что-то вроде этого.

— Хорошо, ни слова о договоре.

Эйприл немного расслабилась. Быть заодно с Сетом было… приятно.

— Как мы объясним наше нахождение здесь? И наши отношения?

— Я скажу Райдеру, что ты старый друг семьи, и я присматриваю за тобой, пока ты выздоравливаешь.

— Старый друг? Конечно же он поймет, что здесь не все чисто. Он никогда не слышал о нашей с тобой дружбе.

Сет развернулся и направился в спальню. Эйприл чуть не пошла за ним, мечтая увидеть постель, которую она себе столько раз представляла. Но он вскоре появился, держа в руках красный галстук в тонкую золотую полоску:

— Райдер Бремсон ничего не знает о моей семье. Кроме того, ты пострадала в той же аварии, что и мой брат. Вот и связь.

— Хорошо, никаких упоминаний об отеле, и я старинный друг семьи.

Эйприл смотрела, как он завязывает виндзорский узел на галстуке, завороженная движениями его рук, страстно желая прикоснуться к его шее. Она потрясла головой и с трудом заставила себя вернуться к реальности:

— Что насчет амнезии? Может, попытаться скрыть ее?

— Это на твое усмотрение.

Объясняться по поводу потери памяти с незнакомыми людьми, конечно, не очень приятно. Но, с другой стороны, если они будут не в курсе, ей придется избегать любых личных вопросов, на которые она не в состоянии дать ответ.

— Я сориентируюсь на месте, — решила Эйприл. — Есть какие-нибудь особенные пожелания насчет моего общения с невестой Райдера?

Сет надел пиджак:

— Мэйси работает на него и является чем-то вроде восходящей звезды. Ей, возможно, захочется ненароком подслушать наш разговор.

Эйприл ощутила неуверенность. Мэйси — деловая женщина. С нормальной памятью. Группа поддержки у Райдера явно сильнее. Она взглянула на Сета: широкие плечи, обтянутые дорогим пиджаком, ноги на ширине плеч, вид победителя. Он преуспел бы и без нее, однако Эйприл была намерена помочь ему во всем.

— Ты против того, чтобы она услышала, о чем вы беседуете? — поинтересовалась молодая женщина.

Сет скрестил руки на груди:

— Это зависит от того, какого рода отношения у них сложились.

— Что ты имеешь в виду?

Он пожал плечами:

— Я уже упоминал, что, обручившись с Мэйси, Райдер получил десять процентов акций ее отца в «Бремсон холдингс». Значит, перед началом битвы за контроль над советом директоров он укрепит свои позиции выгодным браком. Я не верю в совпадения. Райдер женится на ней из-за акций. И все же я не знаю, какие у них отношения, насколько он ей доверяет.

Эйприл прижала руки к груди. Как грустно жениться из меркантильных соображений! Интересно, является ли корысть их семейной чертой? Зайдет ли Сет так же далеко, как Райдер, чтобы получить контроль над компанией? Она вздрогнула.

Но сейчас ее задача — не осуждать его, а помочь. Хотя Эйприл до сих пор не понимала как. Приглашая ее, Сет уверял, что она не должна позволить Мэйси скучать. Теперь выяснилось, что это не совсем так. Вероятно, ему было неудобно обсуждать детали в присутствии ее матери.

Эйприл заправила волосы за уши:

— Итак, чего ты от меня ждешь?

— Если Райдер захочет обсуждать дела при Мэйси, значит, она в курсе. Но я не желаю, чтобы она встревала в беседу. Это деловые переговоры между мной и моим сводным братом, и не нужно, чтобы кто-то вмешивался.

— Опять мне придется сориентироваться на месте, — заметила Эйприл.

Сет рассовал по карманам бумажник, ключ от номера и сверкающую серебристую ручку.

— Да… — Он подошел к двери, ведущей в коридор. — Спасибо за то, что ты делаешь.

— Я надеюсь, что моя помощь пригодится.

Сет положил руку ей на плечо, внимательно глядя в глаза:

— Ты будешь великолепна.

Ее дыхание сбилось, она кивнула, и они вышли из номера.

— Мы можем не пользоваться лифтом, если ты хочешь спуститься по лестнице, — предложила Эйприл.

— Ты уверена?

— Я восстановила силы.

Прислушиваясь к советам доктора, она специально много ходила по лестницам, избегала коротких путей и теперь была в форме.

— Рад за тебя, — сказал он одобрительно, и они направились к лестнице.

В холле Эйприл остановилась. Ее мысли были заняты тем, что надеть и что сказать, и она совершенно не задумывалась о том, куда они пойдут.

— Где мы встречаемся с ними?

Сет улыбнулся:

— У нас есть шатер. Персонал устанавливает его для каких-либо мероприятий и свадеб.

Они вышли из Отеля и увидели вдали высокий шатер с деревянными столами и стульями. Легкий бриз трепал края белоснежного тента и одежду людей, стоящих под ним.

— Как красиво, — выдохнула Эйприл, представив чудесную свадебную церемонию или веселый праздник. — Но почему ты не предпочел что-либо более подходящее для переговоров?

— Я хотел оградить нас от ушей персонала, а принимать Райдера в своем номере желанием не горю. Шатер — хороший компромисс.

— Это идеально.

Они приблизились к шатру, и им навстречу, крепко взявшись за руки, вышла пара. Грубоватое лицо мужчины было непроницаемым, как и лицо Сета, а вот у женщины были теплые карие глаза, и Эйприл она сразу понравилась.

Сет протянул брату руку:

— Райдер, спасибо, что проделали такой путь ради нашей встречи.

Райдер пожал его руку:

— Без проблем. Я планировал отвезти Мэйси за город на пару дней, так что затем мы просто поедем дальше, в Кейп-Код.

Сет повернулся к Мэйси и дружелюбно улыбнулся ей:

— Рад встрече. А это Эйприл Ферчайлд. Я пригласил ее пообедать с нами.

Мэйси потянулась, чтобы пожать руку Эйприл:

— Я рада, что вы присоединились к нам. Должна признаться, я расстроилась, услышав об аварии. Мы с Райдером любим вашу музыку, особенно альбом, записанный в Лондоне.

Не зная, как ответить на комплимент, Эйприл помедлила, ее желудок сжался. Затем она почувствовала, что рука Сета легла на ее талию, и сразу успокоилась.

— Спасибо, Мэйси, — улыбнулась она. — К сожалению, вы знакомы с моей музыкой лучше, чем я. Дело в том, что я потеряла память в результате аварии.

Лицо Мэйси стало печальным.

— Мне очень жаль это слышать.

— Мне тоже очень жаль, — раздался голос Райдера. — А Сет заботится о вас? — Он разглядывал их с большим любопытством.

Сет притянул ее чуть ближе к себе:

— Эйприл — старый друг нашей семьи. Она отдыхает здесь и восстанавливает силы, а я приглядываю за ней.

Лицо Райдера не изменилось, а Мэйси улыбнулась:

— Я рада, что у вас есть тот, кому можно доверять.

У Эйприл защемило сердце. Опять это слово — «доверие».

Сет предложил:

— Может быть, присядем и перекусим? Шеф-повар превзошел сам себя.

Они сели за стол: Мэйси и Райдер с одной стороны, Сет и Эйприл — с другой. Братья сидели напротив друг друга, и у Эйприл сложилось впечатление, будто перед ней два льва, готовых к прыжку.

Сет заговорил, перекладывая выпечку с подноса на тарелку:

— Что ты разузнал об этом Джее Ти Хартли?

Райдер пожал плечами:

— Возможно, то же, что и ты. Он — сотрудник отдела по делам с недвижимостью. Вырос в бедном районе, воспитывался матерью-одиночкой. Ему удалось получить стипендию в Йельском университете, и сразу после выпуска он серьезно занялся своей карьерой.

Сет предложил Эйприл попробовать пирожные, а затем сообщил:

— Его мать когда-то работала секретарем в «Бремсон холдингс». Трудно сказать, общалась ли она с самим Уорнером, хотя вероятность этого очень мала. Она работала семью этажами ниже его офиса.

Эйприл отщипнула кусочек яблочного пирога, чувствуя себя не в своей тарелке, так как была вынуждена слушать личные разговоры. Она думала, что они с Мэйси уйдут куда-нибудь, как только речь зайдет о делах. Но это означает, что Сет доверяет ей и не сомневается в ее благоразумии и рассудительности.

Райдер налил себе кофе, а потом приготовил чай для Мэйси. Когда он протянул невесте чашку, они обменялись взглядами. Хотя это длилось долю секунды, в их глазах было столько любви и уважения, что стало ясно: Сет не прав — Райдер и Мэйси любят друг друга.

Райдер обратился к брату:

— Сегодня утром мне звонил Пи Бакстер, судебный исполнитель. Он сказал, что адвокат Хартли просит взять образцы ДНК у нас обоих, для того чтобы подтвердить иск клиента.

Сет даже не попытался скрыть свое презрение:

— Он, конечно, может просить, но я не собираюсь удовлетворять его просьбу.

Райдер кивнул:

— Он, очевидно, абсолютно уверен в победе, если настаивает на тесте ДНК.

— Я должен признать, — сказал Сет, откидываясь на спинку стула, — что поначалу не верил ему. Но, возможно, у Уорнера была какая-то интрижка до того, как он женился на твоей матери, или до того, как встретил мою. Впрочем, наиболее вероятно, что мать Джея попросту выдумала эту историю. Почему он не вышел из тени, когда Уорнер был еще жив?

— А вдруг он пытался, но Уорнер выставил его вон? — заметил Райдер.

— Честно говоря, — продолжал Сет, — даже если тест даст положительный результат, у меня нет никакого желания дробить нашу компанию. У Уорнера было тридцать семь лет, чтобы включить Хартли в завещание, но он этого не сделал.

Внимательно глядя на Сета, Райдер лениво поинтересовался:

— Что ты предлагаешь?

— Предлагаю объединиться. Мы не можем сражаться на двух фронтах одновременно, управлять компанией и надеяться, что везде выиграем.

Райдер поднял бровь:

— Что же повлечет за собой это объединение?

— Мы можем заключить короткое перемирие и в ближайшее время не сражаться за первенство в «Бремсон холдингс» и совете директоров, пока не решим проблему с Хартли. Мы вместе будем бороться с ним, а затем решим оставшиеся споры между собой.

Райдер скрестил руки на груди:

— Ты думаешь, у нас получится работать вместе?

Сет улыбнулся уголком рта:

— Как я говорил, все это на короткий срок. Мы пожмем друг другу руки, договоримся об условиях, а когда Хартли останется ни с чем, сделка потеряет силу.

Райдер согласился:

— На таких условиях я готов. Но, — он поднял бровь, — я сделаю все, чтобы возглавить «Бремсон холдингс», как только это закончится.

Сет ухмыльнулся:

— Что ж, удачи. — В его голосе зазвенела сталь. — Но борьба между мной и тобой была всегда. Тем более я не потерплю на поле нового игрока, который считает, что может претендовать на то, над чем мы трудились с подросткового возраста. Я слишком много вложил в наше дело.

Эйприл застыла от удивления. Нынешний Сет разительно отличался от того человека, которого она знала. Он жесток и хладнокровен по отношению к тому, кто, возможно, приходится ему братом. Что-то внутри ее оборвалось.

— Согласен, — бросил Райдер.

Сет взял блокнот, лежащий на краю стола, и вынул из кармана ручку:

— Давай обговорим условия.

Глава 9

Стул Мэйси скрипнул, она встала:

— Эйприл, мне бы хотелось осмотреть маленький пляж неподалеку. Ты не присоединишься?

— Конечно, — пробормотала Эйприл, с трудом отвлекаясь от разговора.

Ее потрясла трансформация Сета в хладнокровного бизнесмена, и она начисто забыла, какая роль отведена ей. Сет послал Эйприл быструю ободряющую улыбку, она робко улыбнулась в ответ и ушла вместе с Мэйси.

Невеста Райдера вела обычную беседу о погоде и природе, пока они не добрались до узкой полоски песка перед каменистой береговой линией.

— Прости, что утащила тебя оттуда, но ты побледнела и выглядела так, будто тебе срочно нужен свежий воздух, — объяснила свой поступок Мэйси.

У Эйприл свело желудок. Неужели ужас открытия был написан на ее лице? Неужели Сет тоже заметил это?

— Спасибо, — вздохнула она.

Мэйси скинула туфли и села. Эйприл последовала ее примеру, зарыв пальцы ног в прохладный песок.

— Думаю, я немножко устала, — призналась молодая женщина.

Легкий бриз играл волосами Мэйси.

— Представляю, через что ты прошла, — заметила она. — Ты, должно быть, чувствуешь себя потерянной. Я могу что-нибудь сделать для тебя?

— Не думаю, но спасибо за предложение.

Эйприл посмотрела на Сета, продолжающего беседу с братом. Сет, бесспорно, оказывал ей помощь в восстановлении памяти. Он подготовил подробный отчет о ее жизни, и это дало ей возможность вспомнить отца. Затем он нашел видеозапись, вернувшую Эйприл музыкальные навыки. И он позволил ей остаться в отеле, где у нее изредка случались вспышки памяти, что, несомненно, продвигало ее к выздоровлению. Она будет вечно благодарна ему за это.

Как можно испытывать противоположные чувства к одному и тому же человеку?

Эйприл повернулась к Мэйси и пожала плечами:

— Мне просто нужно вспомнить.

— Это может показаться преждевременным, — Мэйси подбросила в воздух горсточку песка, — особенно учитывая характер отношений между Райдером и Сетом, но я оставлю тебе номер моего телефона. Я жила в Австралии и не знаю здесь никого, так что дружу пока сама с собой. Хотя, честно говоря, — добавила она, заливаясь румянцем, — у меня никогда не было много друзей.

Эйприл почувствовала себя очень легко и улыбнулась. Единственный человек, с которым ей было комфортно после аварии, — это Сет.

Очень приятно обнаружить кого-то еще, с кем можно расслабиться.

— Ты, по крайней мере, знаешь, — начала она, — что у тебя мало друзей. Возможно, у меня та же проблема, но я даже не подозреваю об этом.

Мэйси засмеялась, ее смех походил на пение птиц.

— Сомневаюсь. Но позвони мне, если что-нибудь понадобится. Даже если просто захочется поболтать.

Сорвав травинку, Эйприл покрутила ее:

— Ты ответишь на личный вопрос?

— Я попытаюсь.

Когда она наблюдала за Райдером и Мэйси во время обеда, ей было очень любопытно, какого рода отношения их связывают. Сет подозревал, что его брат цинично сделал Мэйси предложение только ради акций. Но Эйприл увидела нечто большее.

— Вы с Райдером… Кажется, вы влюблены.

Мэйси улыбнулась:

— Очень сильно. Хотя, честно говоря, я и сама не могу в это поверить.

— Почему нет? — Эйприл поджала ноги и накрыла ступни подолом платья.

— Я не думала, что у нас получится — до последнего момента, но Райдер…

Мэйси умолкла, и они посмотрели на братьев, которые жарко обсуждали условия перемирия.

Эйприл вспомнила, как Сет убеждал ее отказаться от притязаний на отель — сразу после того, как они занимались любовью.

— Я думаю, что ни одному из них не удалось преодолеть детские обиды, — заметила она.

— И Сету тоже? — спросила Мэйси с сочувствием.

Эйприл закусила нижнюю губу и кивнула, все еще глядя на мужчин.

— Одну вещь я знаю точно, — заявила Мэйси. — Отец действительно ранил их обоих. Я надеюсь, у вас с Сетом все выйдет так, как ты этого хочешь.

Выйдет?! Эйприл чуть не задохнулась. Ничего у них с Сетом не выйдет. Она мечтала, чтобы все стало иначе — хоть на долю секунды. Сейчас Сет защищал свою компанию от всего, что ей угрожает. Эйприл не могла отрицать, что и сама является угрозой. Каков теперь его план в отношении ее — после того как она отвергла его последнее предложение? Она внезапно похолодела. Неправильно оставаться здесь. С ним.

Настало время уходить.

Как только закончится этот день.

Эйприл повернулась к Мэйси и изобразила на лице улыбку:

— Ты уже бывала в Новой Англии?

Мэйси посмотрела на море и прикрыла глаза, принюхиваясь к соленому аромату бриза:

— Нет, я выросла на Западном побережье и переехала в Австралию, когда мне было восемнадцать.

— Я, наверное, не была в Австралии. Во всяком случае, никто не упоминал, что я там бывала, — сказала Эйприл, смеясь над самой собой. — Расскажи мне про это место.

Мэйси с энтузиазмом принялась рассказывать о своей второй родине, и Эйприл слушала с восхищением. Когда Сет и Райдер направились к ним через лужайку, она удивилась, что прошел уже целый час.

Когда мужчины подошли ближе, Эйприл скрыла тревогу и дрожь, вызванные осознанием того, что она скоро покинет Сета.

На правах хозяев они с Сетом проводили гостей, болтая о том о сем, и подождали, пока парковщик подгонит машину Райдера. Братья пожали друг другу руки, но оба оставались начеку. Эйприл не сомневалась: как только они разберутся с Хартли и с перемирием будет покончено, их борьба разгорится с новой силой. Печально. Но, возможно, соперничество и недоверие свойственны им обоим.

Прощание женщин было гораздо более теплым — ведь их отношения не зависели от исхода битвы двух братьев.

Сет посмотрел, как они уезжают, потом повернулся к Эйприл:

— Спасибо.

— Всегда рада помочь.

Она посмотрела на то место, где час назад приняла жизненно важное решение:

— Сет, мне нужно сказать тебе кое-что.

Он засунул руки в карманы:

— Мне необходимо сделать пару звонков, чтобы начать действовать. Ты можешь подождать пятнадцать минут?

Плохо, что придется ждать, но, с другой стороны, это возможность еще немного побыть здесь.

— Да, могу.

— Где мы встретимся? — рассеянно поинтересовался Сет. Его мысли были заняты предстоящими переговорами по поводу «Бремсон холдингс».

Эйприл скользнула взглядом по океану, зеленым лужайкам, дремучим лесам вдали.

— Я буду ждать тебя на маяке, — сказала она и пошла прочь.


Эйприл поднималась по винтовой лестнице маяка с тяжелым сердцем. Но шла она без напряжения. Удивительно, как быстро восстановились ее силы. Излечится ли мозг так же быстро?

Когда она добралась до верхней площадки, сверкающий океан раскинулся перед ней, вечный и бескрайний.

Отдаленные звуки шагов Сета выстраивались в некий ритм, который в ее голове отдавался маршем уходящего времени. Времени, которое она провела здесь, убегая от реальности. Будто в сказке.

Когда он показался на последних ступенях, ритм ускорился, соответствуя ее бешеному пульсу. Сет был воплощением грубой мужской красоты — с темными, растрепавшимися на ветру волосами, синими глазами и широкими плечами, которые стали еще заметнее в небольшом пространстве.

Как она сможет уйти от него?

— Ты хотела мне что-то сказать?

— Вообще-то… — Она помолчала, кусая губы. — Сначала я хотела попросить тебя кое о чем.

— Проси, — произнес он низким и спокойным голосом.

Обхватив себя руками, Эйприл подняла голову:

— Увидев, как вы с братом обсуждаете семейный бизнес, я поняла, насколько это важно для вас обоих. Ты пойдешь на все, чтобы защитить его, включая уничтожение угрозы в лице Джея Ти Хартли.

Он кивнул:

— Конечно.

Эйприл задрожала. Сет снял пиджак и накинул его ей на плечи, хотя она дрожала не от холода. Пиджак хранил тепло его тела, и Эйприл не могла заставить себя убрать эту последнюю ниточку, связывающую их.

— Спасибо. — Она плотнее завернулась в пиджак, будто это придавало ей сил. — Я также являюсь угрозой, которую ты попытаешься нейтрализовать.

Лицо Сета исказилось от боли, он отвел взгляд и посмотрел вдаль:

— Не стану отрицать, нет практически ничего, на что я не готов пойти для защиты отеля.

— Я тоже так думаю, — прошептала молодая женщина.

— Но между нами что-то есть, не так ли? — Он повернулся к ней, в его глазах горело пламя. — Не притворяйся, что не чувствовала этого в моих объятиях.

— Не буду отрицать, но, — она глубоко вздохнула, — я не могу понять, где заканчивается наша страсть и начинается нейтрализация угрозы. Ты-то сам понимаешь, где эта черта?

Сет закрыл глаза и сжал перила с такой силой, что костяшки его пальцев побелели.

— Нет, не всегда, — хрипло пробормотал он.

— Я уезжаю утром, Сет. — Эйприл говорила мягко, не желая, чтобы это звучало как упрек или наказание. — Я с самого начала должна была послушаться доктора и поехать домой. Пора исправить ошибку.

Он бросил на нее затравленный взгляд:

— Тебе не обязательно уезжать.

— Сет…

Дрожь пробежала по его телу, он посмотрел на свои руки, судорожно сжимающие перила, и резко прервал Эйприл:

— Ты права. Я вскоре пожалею об этом, но ты должна уехать.

Ей потребовалась вся сила воли, чтобы не броситься к нему. Вместо этого она чуть отступила назад:

— Я обещаю, что буду продолжать попытки восстановить память.

— Не сомневаюсь. — Он грустно улыбнулся уголками губ. — Мои адвокаты сообщат тебе о результатах проверки законности договора.

— Спасибо.

Эйприл сняла пиджак и протянула его Сету. Его рука нашла ее руку и удержала.

— Могу я дать тебе последний совет?

Рукопожатие было почти обжигающим. Она с трудом смогла выговорить:

— Конечно.

— Не принимай на веру все, что говорит твоя мать. Боюсь, пятьдесят процентов от твоих доходов сильно влияют на ее советы. Просто, — он чувствовал себя неловко, предостерегая Эйприл, — будь начеку.

Она неуклюже кивнула. Забавно, что именно сегодня ее мать заявила, что Сету нельзя доверять.

Ясно одно — у всех свои планы, что-то, что они хотели бы получить от нее. Ее грудь болезненно сжалась. Она может рассчитывать только на себя.

Сет запустил руку в волосы, взлохматив их:

— Когда ты уедешь?

— Утром, — ответила она срывающимся голосом, — как можно раньше. Вещи уложу вечером.

— Желаю тебе удачи, Эйприл, — прошептал Сет, затем прижал ее к себе.

Она обняла его, вырвалась и побежала вниз. Ей нужно исчезнуть до того, как он заметит ее слезы.


Сет сжимал бокал с виски. Если надавить сильнее, он разлетится вдребезги.

Балконная дверь была приоткрыта, позволяя прохладному ночному бризу проникать внутрь. Из соседнего номера доносилась музыка. Эйприл пела о том, как сходят с ума от любви.

Час ночи, давно пора спать. Но это последняя ночь, когда он находится так близко от нее. В последний раз он слышит ее песни. Нельзя позволить себе пропустить хоть секунду.

Сет по-прежнему не верил, что у него хватило сил отпустить Эйприл. Он был готов к разговору, он хотел убедить ее остаться, но понял, что не стоит делать это. Он просто не мог удерживать Эйприл, поскольку она была ему небезразлична. Эйприл заслуживает большего. Он получит назад свой отель, но не таким способом.

Сет одним глотком допил виски, обжигая горло, в то время как тело его уже и так горело огнем. Он почти не прикасался к ней с той ночи на яхте.

Он налил себе еще один бокал и тихонько, босиком, подошел к двери между номерами, прислонился к ней.

Голос женщины, хрипловатый, но в то же время чистый, проникал в его душу, когда она пела, как сходит с ума по кому-то. Рука Сета непроизвольно потянулась к ручке двери и повернула ее. Дверь распахнулась, и он увидел Эйприл — в бледно-карамельной ночной рубашке, с распущенными волосами, спадающими на плечи.

Ее глаза встретились с его глазами и засияли, пальцы продолжали играть, а голос пел все ту же песню, но теперь она звучала для него.

Когда в короткой паузе ее розовый язычок облизал пересохшие губы, Сет понял, что не может больше сдерживаться.

Он за секунду сократил расстояние между ними, с шумом поставил бокал на крышку фортепиано, поднял Эйприл и крепко обнял. Его губы накрыли ее рот с невероятной настойчивостью, которую он был не в силах контролировать, а она ответила на поцелуй с той же силой.

Его руки жадно ласкали ее тело.

— Одну ночь, Эйприл, — молил он с отчаянием, — дай нам одну, последнюю ночь.

И услышал ее сбивчивый шепот:

— Я бы не смогла прогнать тебя, даже если бы захотела.

Одним быстрым движением Сет стянул с Эйприл ночную рубашку, оставив полностью обнаженной. Дрожащими руками он с наслаждением скользнул по изгибам ее груди, бедер и округлых ягодиц.

Она сняла с него рубашку и бросила на пол.

— Прикоснись ко мне, — попросил он хриплым шепотом. — Мне нужно почувствовать твои руки на моем теле.

И она сделала это. О боже, она это сделала! По телу Сета будто пробежал электрический заряд, проникающий до самых костей.

Затем Эйприл застыла и внимательно посмотрела ему в глаза:

— Ты единственный любовник, которого я помню, но ни с кем… — она горячо поцеловала его в грудь, — ни с кем не могло быть так, как с тобой.

Она была права. Сет не терял память, но ни с кем не испытывал подобного. Он схватил Эйприл за талию и усадил на сверкающую крышку фортепиано.

— Я никогда не терял контроль над собой, — пробормотал он. — Это все ты. Ты ведешь меня к самому краю.

Ее нетерпеливые пальцы боролись с ремнем и молнией на его брюках, но она никак не могла справиться с ними и застонала от бессилия. Сет понял ее порыв и разделся сам. Пуговица оторвалась и со стуком ударилась об инструмент. Эйприл прервала поцелуй и бросила:

— Какой нетерпеливый.

— Мое терпение кончилось, — зарычал Сет.

Ее грудь вздымалась, и он полюбовался этой картиной, прежде чем поймать губами сосок.

— Да, — выдохнула Эйприл.

Сет ногой отшвырнул стул и получил возможность уложить Эйприл на фортепиано. Ее прекрасные формы были просто пиршеством для глаз.

Он взобрался на инструмент и лег на нее, чувствуя под собой мягкое и нежное женское тело.

— Сет… — начала Эйприл.

Но он тут же впился в ее приоткрытый рот. Его рука сползла ниже, гладя нежную кожу на внутренней стороне бедер Эйприл, и она застонала от нетерпения. А Сет продолжал ласкать ее самые интимные места, пока она не выгнулась, приглашая его действовать. Тогда он без промедления раздвинул коленями ее бедра и подался вперед. Сет вошел в нее, и она перенесла его на волнах удовольствия в мир, где наслаждение наполняло каждую клеточку тела. В том мире она принадлежала только ему. Он ускорил темп, и ее ноги обвили его талию, подгоняя его.

Эйприл была уже почти на грани — он чувствовал это, — и ее глаза смотрели на него, ничего не видя. Однако Сет хотел, чтобы она запомнила это, запомнила его.

— Скажи мое имя, — простонал он.

— Сет… — произнесла она, задыхаясь. — Сет, ты — все для меня.

Эйприл задрожала, повторяя его имя, и вознесла его вместе с собой на вершину блаженства, туда, где эмоции били через край. Он содрогнулся и крепко обхватил ее плечи, не желая отпускать ни за что на свете…


Позднее, когда Сет смог все же открыть глаза, он повернулся на бок, давая ей больше пространства. Эйприл промурлыкала «нет» и вернула его обратно.

— У меня есть идея получше, — пробормотал он возле ее уха.

Сет спрыгнул с пианино и поднял Эйприл. Она запротестовала, но он прошептал: «Ш-ш-ш» — и Эйприл расслабилась в его руках. Он отнес ее на кровать, осторожно уложил на измятые простыни и устроился рядом.

— Я остаюсь на ночь, — заявил Сет, предупреждая любые возражения.

Эйприл прижалась к нему, пробормотала согласие, и через минуту он понял, что она заснула.

Глава 10

Сдерживая слезы, Эйприл сидела на лужайке, наблюдая за морскими волнами. Похоже, скоро пойдет дождь, и очень вовремя — мать-природа заплачет вместе с ней.

Она уложила вещи вчера вечером, до того как пришел Сет, но мать еще не закончила сборы, поэтому Эйприл предупредила, что подождет снаружи, прощаясь с единственным местом, которое ей знакомо. Слезы нахлынули снова, но она удержала их. Пришло время столкнуться с реальным миром, поехать в родной дом, и ей требовалась вся ее смелость.

Краем глаза Эйприл заметила движение, обернулась и увидела мужчину, идущего к ней по лужайке. Будто прозрачная пелена повисла у нее перед глазами, все стало расплывчатым. Она моргнула. Это Сет? На секунду все прояснилось, и Эйприл разглядела знакомую высокую фигуру, темные волосы, растрепанные ветром. Послышалось жужжание, причем оно шло изнутри.

Внезапно планета сошла со своей оси. Голова закружилась, Эйприл вцепилась в траву, но все продолжало медленно вращаться вокруг фигуры Сета. Только это был не Сет. Это был отец, улыбающийся, с распростертыми объятиями, зовущий ее по имени. Мир будто обрушился на Эйприл, и она зарыдала.

— Эйприл!

Взволнованный голос Сета звучал в ее ушах. Его руки обвили молодую женщину, но ее сердце билось так сильно, что она не могла двигаться и продолжала смотреть на то место, где видела отца. Однако его там не было. Не было…

— Эйприл, — позвал Сет испуганным голосом. — Что случилось?

Она не могла произнести ни слова, только прижалась к нему и обняла.

— С тобой все в порядке? — тихо спросил он.

Когда она наконец заговорила, голос ее походил на карканье:

— Я в порядке.

— Но что случилось? Ты бледна как смерть!

Она посмотрела туда, где стоял ее отец несколько минут назад. Годы назад… Ее сердце сжалось, будто стиснутое ледяным кулаком.

— Я вспомнила.

Мягко взяв Эйприл за подбородок, он повернул ее к себе, в его синих глазах горело нетерпение.

— Что ты вспомнила?

— Все. — Рассеянная улыбка появилась на ее губах. — Я вспомнила медвежьи объятия своего отца. Старую собаку, Фергюса, облизывающую мне лицо. Вспомнила, как пела. Как смеялась с Эмерсоном Скоттом, когда мы были подростками. Я вспомнила все.

Внезапно послышался резкий голос:

— Что вы сделали с моей дочерью?

— Я избавлюсь от нее, — тихо сказал Сет.

Несмотря на дрожь, охватившую ее, она прикоснулась к его щеке и прошептала:

— Спасибо тебе, мой рыцарь, но я должна сама с этим справиться.

Эйприл попыталась подняться, но ее ноги были как ватные. В ту же секунду Сет обнял ее за талию и прижал к себе. Она вдыхала его запах, тот самый свежий лесной аромат, который впервые вдохнула в клинике, когда он так же прижимал ее к себе.

Обретя равновесие, Эйприл повернулась к матери.

— Амнезия прошла, — сообщила она немного дрожащим голосом.

Ее мать побледнела, но затем вскинула подбородок:

— Теперь мы наконец-то сможем уехать. У нас уйма дел. Я позвоню твоему агенту и узнаю, сможет ли он встретиться с нами сегодня.

Вспомнив, как всю свою жизнь находилась под жестким контролем матери, Эйприл поежилась:

— Нет, мама.

Ее новая жизнь начнется немедленно. Эйприл вдохнула полной грудью. Она снова стала той, кем была до аварии, и даже лучше. Более сильной. Странно, но отсутствие воспоминаний в течение четырех недель позволило ей лучше узнать себя.

Сет стоял сзади, она ощущала тепло, исходящее от него. Он был готов поддержать ее, но она способна все сделать сама. Выпрямив спину и расправив плечи, Эйприл заговорила:

— Я уволила Джералда в день аварии. Мы не встретимся с ним ни сегодня, ни в какой-либо другой день. И ты знала это.

— Это был странный период, милая. — Миссис Ферчайлд постаралась изобразить сочувствие. — Джералд не воспринял это серьезно. Давай подождем, пока тебе не станет лучше, и поговорим снова.

— Я ведь все помню, мама.

В тот день она не просто сообщила матери, что увольняет агента. Она поделилась с ней планами на будущее.

— Что ты имеешь в виду? — поинтересовался Сет.

Эйприл продолжала смотреть на мать, но ответила на его вопрос:

— Я ушла из музыкальной индустрии. Больше не будет записей, концертов. Мне не нужна моя студия звукозаписи. Я уволила своего агента, который давил на меня и не давал передышки. И менеджер мне тоже не нужен.

Последовала пауза — никто не произнес ни слова и даже не пошевелился. Единственными звуками были шепот ветра и крики чаек.

— Ты уволила свою мать, — констатировал Сет.

— Милая, ты просто вымоталась. — Мать все еще притворно улыбалась, однако в голосе ее зазвучало отчаяние. — Мы поедем домой, и там ты окончательно выздоровеешь.

— Я выздоровела и никуда с тобой не поеду. — Эйприл смягчила тон. — Мне жаль, что твои доходы зависят от меня, но я не хочу продолжать карьеру только для того, чтобы ты оставалась моим менеджером.

Миссис Ферчайлд покосилась на Сета:

— Давай не будем обсуждать наши семейные дела при посторонних.

Эйприл вздохнула. В семье принято заботиться друг о друге. Протягивать руку помощи. Она встречала людей, которые вели себя подобным образом: ее отец, ее друг Эмерсон, Сет. У них с Сетом имелись разногласия по поводу отеля, но она, не задумываясь, доверила бы ему свою жизнь… Или есть опасность, что она и в этом случае смешает деловые и личные отношения — так же как когда-то поступила с мамой?

Но сейчас не время анализировать это. Эйприл скрестила руки на груди:

— Нет, это не семейные дела. Это моя карьера. Ты достаточно заработала на моем успехе. Когда наши деловые отношения завершатся, мы сможем поговорить об отношениях матери и дочери.

— Тебе нравилась слава. Ты всегда хотела этого, — холодно заметила миссис Ферчайлд.

— Решения, которые я принимала в тринадцать лет, не могут влиять на всю мою жизнь. Начиная с этого дня я принимаю новые решения.

Мать поняла, что это не простой каприз, и бросила:

— Позвони мне, когда обретешь здравый смысл.

Затем она резко повернулась и направилась к ожидавшей ее машине.

Колени Эйприл подогнулись, но Сет по-прежнему поддерживал ее.

— Ты уверена? — спросил он.

— Честно говоря, я ни в чем не уверена. Но мне очень нужно сделать перерыв и крепко встать на ноги. Обрести контроль над своей судьбой.

— Не хочешь присесть?

— Пожалуй.

Эйприл огляделась, ища, где бы укрыться:

— Я уже выехала из номера.

— Мы можем отправиться в мой, пока ты не решишь, что делать дальше.

Крепко обнимая, Сет повел Эйприл обратно в отель. В спальне он уложил ее на кровать и накрыл одеялом. Она откинулась на подушки и наблюдала, как он звонит портье и договаривается, чтобы принесли ее вещи.

Затем Сет лег рядом с ней, положил ее голову себе на грудь и нежно провел рукой по волосам. В памяти Эйприл мелькали события последних недель, и она пыталась сложить все, что произошло, в единую картину. Сет нашептывал что-то успокаивающее, и она смежила веки, позволяя себе забыться.

Дрожь постепенно отступила. Эйприл потянулась и посмотрела на Сета:

— Спасибо.

Хотя она уезжала и Сет уже не был частью ее будущего, Эйприл желала быть только с ним в этот момент. Ни с кем она не чувствовала себя в большей безопасности.

— Я рад, что был рядом, — тихо проговорил он и вздохнул. — Эйприл, не отвечай, если не хочешь… — Он замолчал, но она уже знала, что за этим последует. — Ты действительно вспомнила, как уволила своего агента в день аварии?

Все внутри сжалось в узел. Пришло время разобраться с худшими из вернувшихся воспоминаний. Эйприл снова положила голову ему на грудь и кивнула:

— Я помню, как ехала в машине с Джессе.

— Если ты не… — Его голос напрягся.

Она потянулась и взяла его за руку, их пальцы переплелись.

— Я расскажу тебе.

Эйприл закрыла глаза и нахмурилась, вспоминая события, которые привели к гибели его брата:

— Джессе отвез меня в офис адвоката, находившийся за городом.

— Почему вы не пришли ко мне? Зачем вообще это сделали? — спросил Сет, на его лице застыли печаль и непонимание.

Эйприл рассеянно водила пальцами по его груди:

— Джессе никогда не считал гостиничный бизнес делом своей жизни. Он искал что-то более модное, возможно, более захватывающее.

— Это похоже на него, — заметил Сет.

— И, думаю, он хотел выйти из твоей тени. — Она почувствовала, как он напрягся, и посмотрела ему в глаза. — Джессе идеализировал тебя и считал, что никогда не сможет с тобой сравняться. Поэтому он хотел чего-то совершенно другого, чего-то по-настоящему своего.

— Ему была нужна твоя студия, — устало добавил Сет. — Работа с музыкантами и знаменитостями была бы модной, восхитительной и совершенно далекой от моего бизнеса.

— Полагаю, что да.

— Глупый! Почему он не поговорил со мной?

У Эйприл не было братьев или сестер, однако она понимала, как тяжело Сету все это слышать.

— Это погубило бы его идею сделать что-то самостоятельно, — мягко заметила она.

— Верно, — грустно улыбнулся Сет. — Итак, адвокат составил договор, который вы оба подписали. А потом что?

— Джессе принес шампанское, чтобы отпраздновать новый этап его жизни. Клянусь, он выпил один бокал, иначе я не пустила бы его за руль.

— Анализ показал, что алкоголь был в его крови, но в незначительной концентрации, — кивнул Сет.

Эйприл сглотнула, пытаясь увлажнить пересохшее горло:

— Он повез нас обратно в город и оживленно разговаривал, размахивая руками и волнуясь… На дороге не было машин, но вдруг выбежала собака. — Эйприл вздрогнула, вспомнив, как испугалась, увидев собаку посреди дороги. — Джессе свернул в сторону, объезжая собаку. Может, если бы он не пил и не был бы так сильно взволнован, если бы обе его руки сжимали руль, то он справился бы с управлением.

Эйприл замерла. Сет потянулся к ней, привлек к себе. Она уткнулась лицом в его шею.

— Тебе не нужно больше ничего рассказывать, — сдавленно произнес он.

— Я должна… Дерево. Мы неслись прямо на него. Джессе крутанул руль и протянул руку, выталкивая меня из машины. Удар пришелся на дверцу со стороны водителя. Я не помню само столкновение. — Слезы ручьем текли по ее щекам.

Сердце Сета билось так же быстро, как и ее.

— Эйприл, не продолжай.

Несмотря на боль от заново пережитого ужаса, она была рада, что смогла рассказать ему все. Он заслуживает этого.

— Сет, его последние действия были направлены на то, чтобы принять удар на себя и защитить меня.

— Спасибо, — прохрипел он, затем наклонился и поцеловал ее в макушку. — Расскажи мне, как ты встретила Джессе.

Эйприл тяжело вздохнула:

— Мы сидели рядом на праздничном обеде у нашего общего знакомого и оба говорили о желании поменять сферу деятельности. К концу вечера у Джессе уже был готов план. Во второй раз мы встретились в день подписания договора…

Горькая, ироничная усмешка застыла в уголках губ Сета.

— Так у тебя с ним ничего не было?

— Я едва его знала. У меня нет братьев или сестер, но я бы хотела иметь такого брата, как Джессе. С ним было бы весело.

— Да, с ним и вправду было весело, но я не ценил этого.

— Семья — это непросто, — согласилась Эйприл, вспоминая о своих запутанных отношениях с матерью.

— Я потерял отца и брата за считаные месяцы, — сказал он с тихим отчаянием.

— Сплошная смерть вокруг.

Он провел пальцем по ее щеке:

— Лишь ты одна напоминаешь мне о жизни. — Сет осторожно поцеловал ее веки и прошептал: — Отложи отъезд еще на одну ночь.

— Да. — Эйприл запустила пальцы в его волосы и притянула к себе.

Когда губы Сета прикоснулись к ее губам, утренние волнения — возвращение памяти, рассказ о последних часах жизни Джессе — смешались с непреодолимой тягой женщины к мужчине, и эта смесь была взрывоопасной.

Не прерывая поцелуя, Сет схватил бедра Эйприл, развел их в стороны и потянул на себя. Она потеряла голову от экстаза. Затем он немного отодвинулся. Сбитая с толку, она приоткрыла глаза, но он уже почти расстегнул пуговицы на ее блузке и притянул женщину к себе, прильнув губами к чувствительному месту на ее груди, посасывая и нежно покусывая, заставляя Эйприл все крепче прижиматься к нему.

— Я мечтал о тебе по ночам, — признался Сет.

Он уложил Эйприл на спину и медленно — очень медленно — снял с нее одежду, вещь за вещью. И каждый оголенный кусочек кожи покрывал поцелуями.

Когда она была полностью обнажена, Сет улыбнулся, глядя ей в глаза.

— Ты — совершенство. С головы, — он поцеловал ее в лоб, — до кончиков пальцев. — Поцелуя удостоился пальчик ноги. — И все, что посередине, тоже прекрасно.

Когда он наклонился и прижался губами к самой интимной точке, Эйприл тихонько застонала. Затем в дело вступил его язык, и она потеряла контроль над собой. Эйприл выкрикивала его имя и извивалась от невероятного наслаждения. До того как она окончательно потеряла связь с реальностью, Сет проложил дорожку из поцелуев от низа ее живота до груди, уделяя особое внимание напрягшимся соскам. Эйприл открыла глаза, приходя в себя, но желая большего.

Повернувшись на бок, она принялась неистово ласкать Сета. Теперь он шептал ее имя и извивался на смятых простынях. Улыбнувшись, Эйприл провела языком по его упругому прессу, по тонкой линии темных волосков.

— Подожди, — прохрипел он, дотянулся до прикроватного столика и через секунду был полностью готов.

Несколько бесконечных, мучительных мгновений Сет выжидал, и тогда она взмолилась:

— Сет, я хочу, чтобы ты взял меня.

Он сделал это медленно, и Эйприл схватила Сета за плечи, подавшись навстречу его толчкам, уводя их обоих за грань реальности.

И когда она уже не могла сдерживаться, он приподнял ее повыше и стал двигаться быстрее. Наконец они достигли пика наслаждения. Облегченно вздохнув, Эйприл ощутила, что теперь ее мир таков, каким должен быть.


Она лежала в объятиях Сета и понимала, что должна рассказать ему что-то важное, так как вспомнила все, включая свои планы на будущее. Он заслуживает этого.

Эйприл нежно провела кончиками пальцев по его руке. Мужественная красота Сета буквально завораживала ее.

— Сет…

— М-м-м? — Он притянул ее ближе.

— Я знаю, зачем мне был нужен отель «Маяк».

Он замер:

— Зачем?

— Я собиралась завершить свою музыкальную карьеру. Я, как ты знаешь, уволила своего агента, и план Джессе стал для меня подарком судьбы. Я хотела жить на территории отеля и участвовать в управлении им. При желании можно было бы выступать по вечерам для гостей в концертном зале. Но только при желании.

— Звучит неплохо, — уклончиво заметил он.

— Для меня это было бы идеальным решением. Пение превратилось бы из работы в удовольствие. Моя жизнь протекала бы здесь, где отец впервые вывел меня на сцену… Где я могу быть собой…

Воцарилась тишина, Эйприл ждала его реакции. Наконец Сет убрал прядь волос с ее лица и встретился с ней взглядом.

— Спасибо, что рассказала, — прошептал он.

Она немного расслабилась и свернулась калачиком возле него:

— Ты понял, почему я борюсь за это?

Он поцеловал ее в макушку, и она увлеклась своими планами и мечтами о новой жизни в Квинспорте.

Дыхание Сета стало ровным, и он медленно погрузился в сон, а Эйприл размышляла.

Сет переживет. Он продолжит битву со своим сводным братом за контроль над советом директоров. А «Бремсон холдингс» может извлечь выгоду из ее звукозаписывающей студии — если инвестировать туда часть капитала и привлечь крупных звезд.

Все, что ей нужно, — это отель. Чтобы жить здесь. Работать. Создавать свою новую жизнь.

Но утром ей придется уйти. Потому что теперь, разобравшись, почему ей был нужен отель, Эйприл твердо решила бороться с Сетом.

Глава 11

Сжимая Эйприл в объятиях, Сет был абсолютно счастлив. Они заказали обед в номер, затем снова занялись любовью, и сейчас она спала, довольная, прижавшись к нему. Ленивая улыбка блуждала по его лицу.

На прикроватном столике зазвонил мобильный телефон, и, когда Сет потянулся за ним, Эйприл зашевелилась и приоткрыла глаза. Он быстро поцеловал ее в лоб и ответил на звонок:

— Кентрелл.

— Мистер Кентрелл, это Ангус Джексон.

Сет выскользнул из объятий Эйприл и встал с кровати. Он предпочитал соблюдать осторожность, разговаривая с главой своего юридического отдела.

— Продолжай.

— У меня есть новости. Теперь мы не сомневаемся, что наше первоначальное заключение являлось верным: договор между Джессе и Эйприл Ферчайлд не выдерживает никакой критики. Честно говоря, я очень удивлюсь, если дело дойдет до суда. Джессе не имел полномочий подписывать подобные документы от имени «Бремсон холдингс».

Напряжение, так долго сжимавшее грудь, отступило, и Сет вздохнул с облегчением. Он спасен. Как только перемирие с Райдером закончится, он начнет новый раунд борьбы за место председателя совета директоров.

— Отличная работа, Ангус.

— Желаете, чтобы я связался с мисс Ферчайлд и проинформировал ее?

— В этом нет необходимости. Я сам сообщу ей.

— Что случилось? — Огромные светло-карие глаза Эйприл смотрели на него.

Сет закашлялся:

— Я меня есть новости.

Он нахмурился и присел на край кровати. Рассказать ей все не так-то просто. Быть может, лучше делать такие вещи быстро — как нырять в холодную воду?

— Это мой юрист. Он уверен, что Джессе не имел права подписывать соглашения такого уровня. Эйприл, суд будет на нашей стороне.

— О… — протянула она тихонько с потерянным видом.

Сет взял ее руки в свои:

— Я знаю, как дорог тебе этот отель. Мы с управляющим сделаем так, что ты сможешь приезжать сюда в любое время. И фортепиано по-прежнему принадлежит тебе.

Эйприл отдернула руки и гордо выпрямилась, прижимая простыню к груди:

— Спасибо, что сообщил мне.

Сет гордился ею. Конечно, у нее шок, но она все равно изумительная женщина. Сильная.

— Мне нужно сделать пару звонков, — сказал он.

— Да, конечно, — спокойно проговорила Эйприл.

Обрадованный тем, как она восприняла новость, Сет поцеловал ее в щеку, оделся и набрал номер своей персональной ассистентки:

— Тереза, устрой мне встречи с Андерсеном, Марксом и Сеймуром сегодня вечером или завтра.

— В какое время?

— В любое удобное для них. Постарайся также назначить встречи с остальными членами совета директоров, но с этими в первую очередь.

Андерсен, Маркс и Сеймур еще не согласились голосовать за него, поэтому переговоры с ними наиболее важны. Как только закончится перемирие с Райдером, он будет готов к атаке.

— Я все организую и сообщу точное время, — сказала ассистентка. — Что-нибудь еще?

— Пока все. Я буду в офисе через пару часов.

— До скорой встречи, мистер Кентрелл.

Сет заметил, что Эйприл тоже одевается, сидя на краю кровати.

— Я думала у вас с Райдером перемирие, — бросила она.

— Только до тех пор, пока мы не разберемся с Джеем Ти Хартли.

Эйприл слушала, как Сет делал звонок за звонком, планируя, организовывая и превращаясь в жесткого бизнесмена. И ее сердце разлетелось на тысячу кусочков.

Он попросил ее провести с ним еще одну ночь и тут же предупредил ассистентку, что будет в офисе через час. Ему даже в голову не пришло, что тем самым он отменяет свое приглашение. Слезы появились в уголках глаз Эйприл, но она не позволила им пролиться.

Все обстояло именно так, как она и предполагала, — как только Сет получил желаемое, то сразу стал тем человеком, которого она видела в клинике. Нет, Эйприл не сомневалась, что он по-настоящему желает ее, но тем не менее не ожидала, что они поплывут под парусом навстречу закату.

И все же, пока она наблюдала за тем, как победившему Сету Кентреллу не терпится выпрыгнуть из постели, ей хотелось выть от боли.

Но почему ей так больно? Это возможно, только если…

Она его любит!

Ужасно глупо. Она влюбилась в человека, в которого никак нельзя было влюбляться. И это чувство, совершенно очевидно, не было взаимным — он не уделил ей ни секунды своего времени, как только получил что хотел.

Эйприл встала, не желая больше находиться на кровати, где они еще недавно занимались любовью, и принялась искать туфли. Ей нужно выбраться отсюда.

В одиночку.

И еще следует проконсультироваться со своими адвокатами. Она продолжит борьбу. Отель слишком важен для нее.

Эйприл медленно подошла к двери, не зная, стоит ли ей подождать Сета или уйти немедленно. Ее вещи упакованы. Остается только вызвать такси.

Сет закончил разговор и бросил телефон на кровать, затем посмотрел на Эйприл:

— Мне нужно идти.

Сложив руки на груди, она изобразила понимающую улыбку. В конце концов, он не виноват в том, что она влюбилась в него.

— Я уже догадалась.

— Прости за спешку. Я ведь просил тебя остаться на ночь.

— У тебя сейчас много дел.

Сет подошел к ней и бережно взял за руку:

— Эйприл, это не должно повлиять на нас.

Она вздохнула, отступила назад, высвобождаясь:

— Мы оба уезжаем. Возвращаемся к той жизни, которая была у каждого из нас.

— Давай встретимся завтра вечером.

— Сет…

— Я не оставлю тебя в покое, Эйприл, — предупредил Сет, поднимая бровь. — Только не после сегодняшнего утра. Мы можем продолжать встречаться.

Она показала на смятую постель:

— Ты имеешь в виду — спать вместе?

Он склонил голову набок:

— Ты не хочешь делить со мной постель, потому что я выиграл битву за отель?

— Объясни, зачем ты ищешь новых встреч со мной? — спросила она.

— Нам нравится быть вместе, — сказал он со следами былой страсти в глазах.

— Сет, твоя компания заменяет тебе жену. Если мы продолжим встречаться, ты будешь относиться ко мне как к любовнице. Как к женщине, с которой ты встречаешься на стороне.

Он сердито бросил:

— Довольно неприятное заявление.

Эйприл вздохнула, вскинула подбородок, но не отступила от своих слов:

— Тебе просто нужен кто-то, кто поймет, что на первом месте у тебя всегда будет стоять бизнес. Женщина, которая займет место в твоем рабочем расписании и не потребует большего. Докажи, что тебе нужно не только мое тело, согревающее твою постель, и мы продолжим разговор.

Глаза Сета расширились от удивления.

— Ты просишь меня о серьезных отношениях?

— Мне известно твое мнение по поводу серьезных отношений. Но я не могу начинать что-то, что никогда ни к чему не приведет.

— Мы уже давно начали, Эйприл, — заметил он, стиснув зубы.

— Просто будь честен со мной, — попросила она.

— Ты хочешь знать, что я на самом деле думаю? — Казалось, у него напрягся каждый мускул. — Влюбленные люди больше не являются сами собой. Они принимают неверные решения, совершают недопустимые поступки, унижаются. Я не желаю превращаться в дурака.

Эйприл пришла в ужас:

— Ты действительно так считаешь?

— Я наблюдал за этим всю свою жизнь. Мама унижалась, принимая отца, который был женат на матери Райдера. Я слышал, что говорили люди за ее спиной. Мужчины делали ей непристойные предложения, когда отца не было рядом, — они думали, что она легкодоступна. А за Джессе бегали женщины, стремясь получить деньги и драгоценности.

Эйприл физически ощущала его страдание. Какие у него шансы обрести счастье, если он испытал столько боли?

— Поэтому ты никогда не позволишь себе серьезные отношения? Не женишься? Не заведешь семью?

— Я не могу обещать тебе, что наша связь продлится вечно, но нам хорошо вместе, Эйприл. Почему бы не насладиться тем, что у нас есть?

Но ведь она любит его.

А ему нужна любовница.

Сет приблизился к ней:

— Я позвоню тебе, когда мы вернемся в Нью-Йорк.

Не было смысла продолжать этот разговор. Эйприл положила ладони ему на грудь и легонько оттолкнула:

— Пожалуйста, не звони мне, Сет.

Целая палитра эмоций отразилась на его лице, он притянул ее к себе в страстном объятии:

— Я отказываюсь верить в то, что прощаюсь с тобой.

— Тебе нужно разобраться с компанией, решить вопросы наследства. Мне же предстоит выбрать, чем я хочу в дальнейшем заняться. И я не отступлюсь от борьбы за отель, несмотря на мнение твоих юристов. Как видишь, мы оба слишком заняты.

Сет взял ее за подбородок и страстно поцеловал в губы. Эйприл обняла его за шею, притянула к себе, желая запомнить их прощальный поцелуй. Затем она отстранилась:

— Мне пора.

Он не отпускал ее.

— Сет, мне нужно идти, и тебе тоже. Тебя ждут в офисе через час.

— Я попрошу отнести твои сумки в мою машину.

— Нет, — сказала она срывающимся голосом.

— Я подвезу тебя.

— Сет, давай расстанемся здесь. Пожалуйста.

Она не переживет, если прощание затянется.

Он, должно быть, понял ее отчаяние. Его лицо посерьезнело, руки опустились.

— Позволь мне вызвать для тебя машину.

Эйприл благодарно кивнула.

— Я распоряжусь, чтобы тебе отправили фортепиано, как только ты устроишься.

Она на долю секунды прикрыла глаза:

— Оставь его здесь. Оно принадлежит этому отелю.

Черт! Она и от этого отказывается. Она не хочет принимать фортепиано, не хочет ехать с ним в одной машине. Не хочет его.

— Оно принадлежит тебе, — возразил Сет.

— Ты забываешь, что я все еще претендую на отель. Мне приятно думать, что фортепиано стоит здесь. На нем играют другие исполнители, аудитория наслаждается музыкой — как тогда… Если не возражаешь, я подожду машину на берегу. Я буду скучать по морю. — Эйприл поцеловала его в щеку. — Спасибо, Сет. За все.

Затем она ушла, и комната опустела. Сет застыл в смятении. Он выиграл. Отель в безопасности. Можно двигаться дальше. Почему же он чувствует себя проигравшим?

* * *

Три недели спустя Сет стоял в своих роскошных апартаментах, расположенных на последнем этаже небоскреба, и разглядывал ночное небо. Он скучал по Эйприл, ему хотелось поговорить с ней о звездах, послушать, что она знает о них. Он мечтал, чтобы существовала дверь, которую он мог бы открыть и обнаружить за ней Эйприл.

Посетит ли она отель «Маяк» после того, как проиграет в суде свое безнадежное дело? Будет досадно, если нет. Сердце этих мест принадлежит ей.

Наконец Сет понял, почему чувствовал себя проигравшим, с тех пор как она вышла из его номера. Эйприл должна владеть отелем. Он действительно значит для нее очень много.

Сет вспомнил смотровую площадку маяка и Эйприл с блестящими от восторга глазами. Затем он вспомнил, как она сидела на траве, поджав ноги, и ветер трепал ее волосы… Вспомнил, как она изучала звезды, лежа в его объятиях, смотрела старое видео с выступлением своего отца, бежала на пристань… Как к ней вернулась память… Он зажмурился, чтобы отогнать видения, но это сделало их более отчетливыми.

Что за власть она имеет над ним? Может, ненасытное желание быть с ней, делить постель, слушать ее голос, добиваться, чтобы она была счастлива, — это любовь?

Его мать часто говорила, что ради настоящей любви можно многим пожертвовать. Но она была совершенно не права. Позволять кому-то контролировать себя — неоправданная жертва. Это опасно и бессмысленно. Ничего хорошего из этого не выйдет, только лишние страдания и унижения.

Даже если то, что он почувствовал, — любовь, ему это абсолютно не нужно.

Но существовала одна вещь, которую точно надо сделать.

Сет вынул из кармана телефон и набрал номер Ангуса Джексона, впервые в жизни не заботясь о том, как это отразится на его карьере. Он выкупил отель «Маяк», заплатив из своих личных средств, и переписал его на имя Эйприл.

Похоже, Эйприл все-таки обвела его вокруг пальца. Он больше не увидит ее, но отдает ей свой собственный отель.

Глава 12

Эйприл внимательно осмотрела макияж и прическу. Вблизи слишком ярко, но романтично издали. На сцене она должна смотреться великолепно.

— Спасибо, Шерон, Джоди, — тепло поблагодарила она.

Эти женщины всегда занимались ее сценическим образом, но с завтрашнего дня они больше не будут работать с ней.

Эйприл встала и вышла в коридор, ее взгляд упал на афишу. Концерт был заявлен как прощальный, однако она планировала через пару лет возобновить выступления. Почти шесть недель прошло с тех пор, как Эйприл покинула отель «Маяк». Покинула Сета. Рана в сердце не заживала. Ей казалось, что она больше не сможет быть прежней. Быть счастливой без него.

Ее адвокаты были согласны с Сетом — нет смысла продолжать борьбу за признание договора с Джессе действительным. Тем не менее Эйприл распорядилась работать над этим, хотя исход не вызывал оптимизма.

Она открыла дверь в гримерную, надеясь немного побыть в одиночестве. На столике лежало письмо, адресованное ей. Буквы на конверте напоминали почерк Сета, и она улыбнулась. Ей все напоминало о Сете — яхты, луна, черничные кексы, маяки, Новая Англия, финансовые разделы в газетах, фортепиано…

Особенно фортепиано — сверкающее, черное.

Эйприл взяла конверт и открыла его. Письмо выпало вместе с толстой пачкой документов. Она отложила бумаги и раскрыла письмо.

«Дорогая Эйприл!

Это документы, удостоверяющие твое право на владение отелем „Маяк“. Душа этого отеля и так принадлежит тебе. Я должен был заметить это раньше. Теперь он принадлежит тебе полностью.

Сет».

Эйприл внимательно просмотрела документы, вчиталась в каждое слово. Все верно. Она схватилась за переносицу, чтобы сдержать слезы, которые могли испортить макияж.

Какой милый, безрассудный человек! Он отдал ей свой отель.


Сет занял свое место в заднем ряду, внутренне сжимаясь, как перед прыжком с большой высоты. Прекрасный голос Эйприл заполнил зал, проникая глубоко в душу. Глубоко в сердце. Мучая его.

Концерт близился к концу. Купив билет, он не был до конца уверен, что пойдет на него. У Сета даже были планы на этот вечер. Но, как наркоман в погоне за дозой, он пришел сюда.

Сет затаил дыхание, глядя на Эйприл, сидящую за роялем. Кровь стремительно побежала по жилам от нестерпимого желания приблизиться, прикоснуться к ней. Вот и причина того, что им не следует быть вместе.

Его чувства к ней слишком сильны.

Теперь Сет понимал, почему мать позволяла отцу годами дурачить себя. Если бы они с Эйприл были вместе, она крутила бы им как хотела, и он перестал бы быть собой, не контролировал бы свои поступки и перестал бы отличать верные решения от неверных.

И хотя Сет отдал ей отель, отдавать всего себя он не планировал.

А что было бы, если бы она бросила его? Тошнота подкатила к горлу Сета от одной только мысли об этом.

Он насладится в последний раз и затем оборвет все это.

После он найдет милую девушку для необременительных отношений, к которой не будет испытывать столь сильные чувства. Ее все устроит, и она не станет вмешиваться в его жизнь.

И это будет не Эйприл…

Песня закончилась, и зрительный зал взорвался аплодисментами. Улыбаясь, Эйприл встала и подошла к краю сцены:

— Спасибо. Я бы хотела закончить концерт песней, которую не планировала исполнить. Это новая песня, мы ее не репетировали, поэтому мне придется аккомпанировать себе самой.

Сет поднялся. Он уже увидел достаточно, чтобы удовлетворить свое нездоровое любопытство. Даже слишком. Пора уходить.

— Я написала эту песню для человека, который однажды помог мне. Когда я столкнулась с невероятно сложной ситуацией, он оказался рядом и дал мне приют и необходимую поддержку. Эта песня посвящена ему.

Сет замер, сердце бешено застучало в груди. Что она имеет в виду? Он снова сел.

Эйприл сыграла вступление. Затем он услышал свое имя. Оно прозвучало тихо-тихо, и зрители ничего не услышали, но это, несомненно, было оно.

Сет покрылся холодным потом. Эйприл написала песню для него. Исполняет ее перед тысячей незнакомых людей. Обнажает свою душу без особых на то причин. О чем она думает?!

Эйприл начала петь, и тихая мелодия заполнила зал.

Сет не видел никого, кроме Эйприл. Дистанция между ними испарилась, зрители исчезли, остались только он и она. Ее голос был прекрасен, слишком прекрасен. Он этого не заслуживает. Не осознавая, что делает, Сет поднялся и вышел из зала.

Эйприл допела песню, и, когда затихли последние аккорды, зрители встали и громко зааплодировали.

Это была прекрасная песня. Эйприл чувствовала, что она станет хитом. Получается, она обрекла себя петь о Сете еще много раз, не давая ранам на сердце затянуться.

Эйприл кивнула музыкантам, и они заиграли мелодию, под которую она обычно уходила со сцены. Она помахала на прощание зрителям и упорхнула. Ее мать, с которой Эйприл старалась наладить отношения, ее агент и Эмерсон Скотт с нетерпением ждали за кулисами. Эйприл упала в медвежьи объятия Эмерсона.

— Поздравляю, милая.

Молодая женщина обняла его в ответ, благодаря за поддержку, но не в объятиях Эмерсона она хотела бы оказаться. После исполнения песни, посвященной Сету, Эйприл была не силах спокойно отвечать на поздравления людей, столпившихся вокруг. Ритм пульса был по-прежнему бешеным, и если бы кто-нибудь спросил ее, о ком была последняя песня, она бы разрыдалась.

Эйприл тихо прошептала Эмерсону:

— Мне нужно выбраться отсюда. Можешь отвести меня в гримерную?

Понимающая улыбка появилась на его лице. Он ловко проложил путь через толпу. Когда они добрались до гримерной, Эмерсон повернулся к ней и поцеловал в макушку:

— Ты была великолепна сегодня.

Она посмотрела на него с удивлением. Обычно Эмерсон приносил на концерт бутылку шампанского, чтобы распить с ней после представления. Возможно, он понял по ее виду, что сейчас ей нужно побыть одной.

— Ты не зайдешь? — спросила Эйприл.

— Не в этот раз, — сказал он, улыбаясь, развернул ее, открыл дверь и втолкнул Эйприл внутрь.

Она была потрясена. Вся комната была заполнена розами, лилиями, герберами и шариками. Так часто случалось после концертов — фанаты и друзья присылали цветы, подарки, шоколад. Но — чего, как правило, не происходило — в гримерной был мужчина.

Эйприл зажмурилась, потом открыла глаза, но Сет все еще был там, в глубине комнаты, и, не шевелясь, наблюдал за ней. Ее сердце замерло, а потом забилось с удвоенной силой.

— Привет, — наконец пролепетала она.

— Привет, — хрипло ответил он, затем откашлялся. — Я был на концерте.

Он пожирал ее глазами, но выражение его лица было настолько непонятным, что она не могла определить, что означает этот взгляд. Ее грудь словно заполнили бабочки. Слышал ли он новую песню? Сет очень скрытный человек, и ему могло быть неприятно, что она поведала зрителям о своих отношениях с ним.

Чувствуя, как пересохло у нее в горле, Эйприл взяла стакан воды и залпом выпила. Затем обернулась к нему:

— Тебе понравилось представление?

Он кивнул, но не сдвинулся с места:

— Я слышал твою новую песню.

Ее желудок будто совершил сальто.

— Ты не возражаешь? — Она прикусила губу. — Я должна была сначала посоветоваться с тобой…

— Я не против, — сказал он, все еще не двигаясь и не показывая ни единой эмоции.

Эйприл с облегчением выдохнула, но полностью расслабиться не смогла — ее тело отчаянно стремилось к нему. А она все еще не знала, зачем он здесь.

— Ты отдал мне отель, — выпалила она.

— Да, — согласился Сет, переминаясь с ноги на ногу.

Эйприл взяла документы, бросила на них последний взгляд и протянула Сету:

— Я не могу принять это.

— Конечно, можешь, — возразил он.

— Разве это не повлияет на твое положение в совете директоров?

— Нет. — Сет пожал плечами.

— Нет? Но ведь ты отчаянно пытался отобрать его у меня.

— Ваш договор с Джессе предусматривал продажу отеля по стоимости в несколько раз ниже рыночной. А я купил его у «Бремсон холдингс» по справедливой цене. Вот в чем разница. И я по-прежнему собираюсь стать председателем совета директоров.

Эйприл долго не могла произнести ни слова.

— Ты сам купил для меня этот отель? — наконец спросила молодая женщина. — Это, должно быть, обошлось в целое состояние, — заметила она с трепетом.

— Это было правильное решение.

— Спасибо, но я все же не могу принять подарок. Кроме того, «Маяк» мне не нужен. Я решила прекратить выступления в любом случае.

Сет явно хотел подойти к ней, но сдерживал себя:

— Ты была великолепна сегодня. Когда я увидел тебя на сцене…

— Я найду какое-нибудь другое занятие, которое будет мне по душе.

Сет протянул руку и коснулся пальцами лепестков розы, лежащей рядом. Затем он поднял голову и посмотрел на молодую женщину:

— Могу я задать тебе Личный вопрос?

— Задавай.

— В твоей песне была строчка…

Эйприл сразу поняла, о какой строчке идет речь.

— О том, что под звездами ты отдала свое сердце…

— Тебе, — прошептала она.

Он кивнул с непроницаемым лицом:

— Значит, ты любишь меня?

Не было смысла отрицать очевидное. Эйприл на мгновение закрыла глаза:

— Да.

— И ты поведала об этом всему миру, — произнес он напряженно.

Она все еще не разгадала выражение его лица, и это сводило ее с ума.

— Мне нужно было не скрывать ничего, чтобы песня получилась.

— Это был храбрый поступок. — Его синие глаза прожигали ее насквозь.

— Храбрый?

— Люди поймут, что песня обо мне. Многие видели нас вместе и без труда обо всем догадаются. И ты призналась им, что любишь меня.

— Мне жаль. — Эйприл была смущена его выводами.

Сет подошел ближе:

— Не извиняйся. Я наблюдал, как мой отец всю жизнь унижал мою мать. Он говорил, что любит ее и нас, но, когда ему было удобно, уезжал к законной жене и Райдеру.

— Твой отец был бесчувственным и жестоким человеком.

— Мама говорила мне, что любовь того стоит, но я считал, что она не права, и решил, что никому никогда не позволю контролировать себя подобным образом. Там, в отеле, я начал испытывать что-то, но противился чувствам — они были опасными для меня.

Сет прикоснулся к ее щеке, нежно провел по ней пальцем.

— Это заставило меня сопротивляться еще больше, — продолжал он.

— Но ты купил мне отель! — воскликнула Эйприл.

— Как я уже говорил, это был правильный поступок. Но он не означал, что я решил быть рядом с тобой.

— Зачем же ты пришел сегодня на концерт?

— Я не мог удержаться. — Он смущенно улыбнулся. — Мне очень хотелось вновь увидеть тебя.

— Но ты пришел и в гримерную.

— Это из-за песни. Она просто переполнила меня. Ты обнажила свою душу, зная, что люди могут понять, о ком идет речь. Для меня твой поступок стал настоящим откровением.

— Это было непросто, — призналась Эйприл.

— Но ты нашла в себе силы и сделала это. Я понял, что должен сделать то же самое.

Комната поплыла перед глазами Эйприл, когда смысл его слов начал доходить до нее.

— Что ты имеешь в виду?

— Я люблю тебя, Эйприл Ферчайлд, и мне наплевать, сколько людей знают об этом. Меня не волнует реакция прессы и общества. Все, что важно, — это твои чувства.

Слезы полились из ее глаз, ком встал в горле. Это были именно те слова, которые она надеялась когда-нибудь от него услышать. Эйприл не верила своим ушам, она боялась, что все это — игра воображения.

— Любишь… меня?..

Сет сжал руки любимой, глядя ей в глаза:

— Клянусь, если ты решишь отдать мне свое сердце, я всегда буду беречь его. Я защищу его от любых напастей.

Эйприл нежно обвила его шею руками, желая показать то, что невозможно выразить словами, и он застонал, прижимая ее к себе.

Она ожидала, что Сет немедленно продемонстрирует всю силу своей страсти, но его поцелуи были нежными, едва ощутимыми. Колени молодой женщины подогнулись, она покачнулась, но он крепко держал ее за талию, целуя уголки губ.

А ей хотелось настоящего поцелуя… Она разомкнула губы и проникла языком в глубь его рта.

Сет прижался лбом к ее лбу:

— Этот поцелуй означает «Я люблю тебя» или «Ладно, я сдаюсь»?

Эйприл улыбнулась:

— Этот поцелуй означает «Я люблю тебя больше всего на свете».

— О, мой любимый вид поцелуя, — засмеялся Сет и крепче обнял ее.

Его губы стали жадными и требовательными, и Эйприл отвечала не менее жарко, пока он не отстранился, задыхаясь.

— Сет, клянусь, я тоже буду беречь твое сердце. Я сохраню его, как свое самое драгоценное сокровище.

— Так и будет.

Он бережно обнял Эйприл за плечи, и они пошли навстречу новой жизни.

Эпилог

Эйприл пыталась ногой нащупать место для следующего шага, так как ее глаза были закрыты руками Сета.

— Еще один шаг, и мы у цели, — сообщил он.

Наконец его руки переместились на ее талию. Как всегда, сердце Эйприл замерло, когда перед ней открылся потрясающий вид на океан и ночное небо со смотровой площадки маяка. Ей никогда не наскучит это место. И мужчина, стоящий рядом.

Она заметила огромный телескоп, установленный поодаль.

— О! — воскликнула Эйприл и подбежала к прибору.

— Каждой девушке-звездочету необходим телескоп в ее собственном отеле.

— В нашем отеле. Я переписала его на тебя, — напомнила Эйприл.

Сет виновато улыбнулся и нежно поцеловал уголок ее рта.

Они неоднократно спорили на эту тему, но она твердо стояла на своем:

— Я изменила свидетельство о праве собственности, указав там оба наших имени. Этот отель — словно олицетворение наших отношений. Надежный. Постоянный. Наш.

Сет прекратил этот разговор, закрыв ей рот поцелуем, и Эйприл с радостью ответила, желая большего. Всегда желая большего.

Затем он вдохнул запах ее волос и, тяжело дыша, согласился:

— Он наш.


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


home | my bookshelf | | Скандал на миллион |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу