Книга: Факультет общей магии



Факультет общей магии

Дмитрий Шелег

Нелюдь

Факультет общей магии

Пролог

Дорога была каменистой и хорошо утоптанной. Теплый ветер обдувал меня, наполнял рубаху воздухом и освежал разгоряченное тело.

Я жевал тонкую травинку, сорванную у дороги, с ленивым любопытством следил за окрестностями и наслаждался покоем.

Рядом никого, кроме мелких животных и юрких птиц, а ведь совсем недавно через каждые пару километров попадались наглые разбойники, которые даже не скрывали своего присутствия. Однако, увидев большого темного духа-защитника, они как-то сразу робели и в звенящей от напряжения тишине разбегались по округе. Один из лучников, притаившийся в густой кроне, так торопился убраться подальше от дороги, что упал с дерева и подвернул ногу, но, несмотря на это, даже не вскрикнул.

Видимо, волчьи всадники были разбойникам хорошо знакомы, и, судя по скорости отхода, общаться им доводилось достаточно близко.

Однако, несмотря на это, мне все же пришлось немного погеройствовать.

Я столкнулся с небольшим караваном, который ограбили разбойники. Впрочем, это даже и караваном назвать нельзя. Так… три жалкие телеги…

Дело было так…

Я спокойно ехал по дороге, отрабатывал скорость воспроизведения печатей и знаков, и вдруг на самой границе восприятия услышал горький плач.

Плач был настолько горьким, что меня передернуло. Поторопив духа, я стрелой помчался по дороге и остановился у места происшествия.

Передо мной предстала неприятная картина. Посреди дороги безвольно, как старая поломанная кукла, лежал пожилой мужчина. Его простую одежду покрыла мелкая пыль. На рубахе отчетливо виднелись следы крови. Кровь была и на голове, из-за нее волосы слиплись тугим комком и засохли, закрыв рану. Возможно, это и спасло человека. Старик был жив, что ощущалось вполне отчетливо. Дыхание медленное, легкое, неслышное, сердце едва-едва бьется.

Рядом в дорожной пыли сидели на корточках двое мальчишек. Именно они горько плакали.

— Он жив! — кинул я мальчишкам, которые даже не заметили моего появления, и, пока они не убежали, влил немного энергии в мужчину.

Пришедший в себя дед Тарас, как он представился чуть позже, с тревогой поглядывая на огромного зверя за моей спиной, охая и ахая, рассказал свою историю.

На них напали разбойники. Это, конечно, я мог понять и до его пробуждения, однако самое интересное заключалось в том, что разбойники были не местными! Местные своих не трогают!

На мой вопрос, а много ли местных разбойничает, дед Тарас отвел глаза, пробурчал, что точно не знает, но слышал, будто кто-то из своих бродит по окрестностям.

Потом дед замолчал, глубоко вздохнул и признался, что два его сына полегли в разбое, тогда голодное время было, семьи требовалось кормить. Убили их, а семьи свои сыновья деду Тарасу оставили, пришлось помогать — он последний мужчина в семье. Из помощников только двое внуков-погодков семи и восьми лет, вообще же многочисленная семья состоит из женщин.

Мне его стало жаль.

Самое обидное, что дед с внуками гнал три воза с овощами, планировал немного подзаработать и прикупить вещичек для дома, но неожиданно получил удар в голову от заскочившего в повозку молодчика.

Внучки, проинструктированные дедом, рванули в лес. Гоняться за ними никто не стал — незачем. Только время терять. Деда скинули с повозки, телеги угнали, позже к неподвижно лежащему деду Тарасу вернулись дети, посчитавшие своего кормильца мертвым.

— Хорошо, хоть не убили, — философски заметил я.

— А теперь убьют, — севшим голосом пробормотал дед.

Как оказалось, двух лошадей и повозки он взял в аренду у управляющего барона. За потерю этого имущества его оставят нищим.

Мне стало жаль человека, на которого столько всего свалилось, и я решил помочь.

Спросил у Тараса, кто из внуков самый смышленый и сможет один вернуться с тремя телегами, подхватил паренька на руки, усадил перед собой на духа и рванул вперед.

— Ждите, внук скоро будет! — сказал на прощание.

След был отчетливый, и я планировал быстро настигнуть разбойников, надеялся, что они не успеют скрыться, так как довольно сложно вывезти из леса три нагруженные телеги, даже с помощью мальчишки.

«Ну, тупые!» — именно этими словами я охарактеризовал захвативших телеги разбойников.

А что о них еще можно сказать, если взрослые мужчины, вполне разумные, раз уж выбрали противника заведомо слабее себя, ограбив путников, не удалились от места преступления как можно дальше, а, проехав несколько километров, решили отдохнуть на небольшой полянке недалеко от дороги. Ничего не боятся!

Расположившись на поваленных деревьях возле дороги, мужчины развели костер и уселись вокруг него.

Рядом с ними я обнаружил непонятно как оказавшихся на дороге молодых сельских девочек. Их принадлежность к крестьянству была отчетливо написана на простых лицах. Небогатую одежду, кстати, к этому моменту почти полностью сорвали. Теперь понятно, что заставило мужчин так быстро сделать привал. Правильно говорят, все беды из-за баб!

Я появился вовремя.

Бандитов было пятеро. Трое держали двух девочек, а еще двое хохотали и раздевались. Эти двое как раз и выглядели как настоящие разбойники: хорошо одетые, с вороватыми лицами и мечами в ножнах. Те парни — троица деревенских дураков, польстившихся на разговоры о прелестях и романтике разбойничьей жизни. Сейчас на их лицах были написаны восторг, упоение собственной силой, осознание правильности выбранного пути. Скоро они очень сильно об этом пожалеют.

Мое появление привело разбойников в замешательство, однако они быстро вскочили, достали оружие и начали суетливо застегивать штаны. Заплаканных девушек швырнули на землю, они вскочили и стремительно ринулись в лес.

Несколько мгновений разбойники смотрели на меня, затем на ягуара, затем опять на меня, после чего молчаливо бросились вслед за девушками.

Быстро скастовал заклинания, и несостоявшиеся насильники поломанными куклами повалились на землю.

Телеги нашлись тут же. Стояли рядом. Только почему-то четыре, а не три. Ситуацию объяснили девушки, которые вернулись, после того как я разобрался с разбойниками.

Девушки оказались жительницами соседней деревушки, они вместе с отцом отправились на ярмарку. Их отец нашелся в четвертой телеге — с разбитой головой, но живой.

Еще один живой. Совпадение? Не думаю. Бандиты не убивали. Может, это я поторопился их убить?

Но, вспомнив, с каким наслаждением они накинулись на девочек, решил, что мужики сами напросились.

Самообман — великая и бесценная способность любого разумного! Именно благодаря ему мы имеем возможность оправдывать свои неправильные и некрасивые поступки. Подменять реальность такой правдой, в которую нам удобно и приятно верить.

Именно поэтому где-то глубоко внутри меня проснулась совесть и тоскливо поскребла мою очерствевшую душу, говоря: «В кого же ты превратился, парень?!»

Стараясь не замечать жаркие взгляды молоденьких девочек-подростков, которые уже забыли, что их только что чуть не изнасиловала группа мужчин, показал мальчику направление, в котором нужно двигаться, чтобы встретить деда Тараса, проконтролировал его действия, когда мальчишка ставил телеги в колонну, дождался, когда он двинется вперед, и, не прощаясь с девушками, пошел дальше.

Я только начал знакомится с реальной жизнью баронств и не сказал бы, что она пришлась мне по душе.

Глава 1

Этот трактир со всей ответственностью можно было назвать успешным. Комплекс из нескольких двухэтажных зданий, где имелись большой, заставленный столами и лавками зал, много комнат для постояльцев, конюшня и различные склады, ежедневно принимал гостей со всех баронств. Трактир находился недалеко от процветающей деревни, на пересечении двух трактов, и не ощущал недостатка в постояльцах.

Наступал вечер, я проголодался, возмущенный желудок бурчал, поэтому не было ничего удивительного в том, что, уловив божественные запахи еды, решил провести ночь именно здесь, в комфортных условиях, да еще с горячим вкусным ужином.

Развоплотив ягуара, походкой уверенного в себе человека, эм… варда… вошел в зал. Сняв за небольшую цену комнату и забросив туда свои вещи, заказал обильный ужин и был посажен любезным трактирщиком за небольшой стол, рассчитанный на две-три персоны.

Людей и нелюдей в трактире трапезничало преизрядное количество. Кого тут только не было! И купцы, и наемники, и парочка аристократов с охраной, и селяне из соседней деревни, и несколько девиц легкого поведения, и даже акробаты бродячего цирка. Не стоит забывать о молодом мужчине-курьере, который стремился как можно быстрее поесть и продолжить свой путь, и о парочке профессиональных воров, косящих под зажиточных горожан. Был здесь и летучий отряд какого-то графа, отлавливающий разбойников, имелись и разбойники, косо поглядывающие на летучий отряд и выдающие себя за наемников.

Купцов и наемных рабочих оказалось большинство, ехали они из разных частей страны, поэтому интересно было послушать их разговоры.

Молодая девушка-служанка принесла большой бокал пива, я с удовольствием сделал глоток, смочил пересохшее горло. И… с не меньшим удовольствием отметил, что на меня никто не обращает внимания!

Да! Именно так! Никто! Не обращает! Внимания!

Я, конечно, уловил несколько заинтересованных взглядов — и все! Никаких пристальных, ошеломленных или удивленных лиц. Ко мне никто не прицепился из-за не совсем стандартной внешности. Всем было все равно! Похоже, люди в баронствах привыкли к нестандартной внешности. Это не империя людей и не Великая степь орков, где я выделялся из толпы и бросался в глаза.

В Вольных баронствах я был обычным, ну, точнее, не совсем обычным (здесь хватало потомков разных рас и полукровок, хотя людей все же проживало намного больше), но и не совсем уж редким типом. Так что, я с удовольствием отдыхал и просто радовался тому, что никому не интересен.

Это была моя четвертая остановка в трактире за неделю.

«Подумать только! Я уже седьмой день путешествую в гордом одиночестве! Скоро совсем одичаю!»

Повторно отхлебнув вкуснейшего пива, я не преминул отметить его отличный вкус и задумался…

Вольные баронства вызывали у меня двойственные чувства… С одной стороны, это было прогрессивное государство, принимающее любых членов общества, независимо от расовой принадлежности, цвета кожи и вероисповедания, хотя насчет последнего не уверен. С другой стороны, это государство являлось живым доказательством того, что феодальная раздробленность не идет во благо обществу.

Сильные и безопасные баронства пограничья я проехал очень быстро. На смену им пришли мелкие и слабые феоды центральных районов страны, которые попадались мне и в дальнейшем. В некоторых феодах царили беднота и разорение, смута и голод. В некоторых, напротив, наблюдались порядок и процветание. А в других люди просто жили.

В более процветающих баронствах дороги патрулировали летучие отряды. Они искали и уничтожали разбойников. Не знаю, в чем заключалась проблема, но Вольные баронства прямо кишели различным сбродом.

Полукровка-всадник на духе вызывал у командиров летучих отрядов смутное беспокойство, меня часто останавливали, пытались допрашивать, но, услышав, какова цель визита, отпускали.

У всех свои заботы, воинам не хотелось терять время на расспросы будущего студента академии. Искренне надеюсь, что патрули действительно спешили, и дело не в окутывавшемся в такие минуты огнем духе.

В общем, неоднозначные выводы я сделал об этом государстве, если его можно так назвать. Буду разбираться, что к чему. Кому выгодна слабая власть на этих землях? Почему страна именно такая, какая она есть, со всеми своими недостатками и раздробленностью? Почему баронства еще не захватили соседи? И кто все же управляет страной?!

Я не сомневался в том, что некий кукловод, дергая за ниточки, делает баронства именно такими — слабыми, неспособными дать отпор серьезному противнику.

Пришлось отвлечься от размышлений — принесли заказ. Огромное блюдо с овощами и кусками хорошо прожаренной курицы. Вдохнув аппетитный запах, я с удовольствием вгрызся во вкусное жареное бедро.

Смакуя пищу и запивая ее душистым пивом, развесив уши, с интересом отслеживал ведущиеся за разными столами разговоры, как губка, впитывал крупицы разнообразной информации. Некоторые из этих крупиц тут же, как в мозаике, встраивались в мою систему мира, другие, наоборот, до поры до времени пришлось отложить в сторону.

Благодаря такой «шпионской» деятельности я узнал много интересного. Например, о том, что в баронствах в данный момент идет несколько войн разной степени активности. Точнее, не войн, локальных военных конфликтов между мелкими феодами.

Боевые действия велись довольно активно, и меня это очень удивило: хоть убейте, не пойму, почему соседи смотрели на происходящее сквозь пальцы? Планировали добить ослабевших? Непонятно.

Сегодня пришла весть об очередном конфликте между баронами Бруксом и Эльмиресом, многие выражали обеспокоенность по данному поводу, ведь по землям барона Брукса шел хороший тракт, и теперь, чтобы не встрять в неприятности, придется искать обходной путь, а это потеря времени и повышенные расходы на дорогу.

Услышал и принял к сведению информацию о возможном повышении цен на зерно из-за засухи в южных районах. Интересным фактом показалось то, что с такими жаркими погодными условиями даже магам тяжело справляться.

Одинокие путники, собравшиеся за одним столом, обсуждали проблему увеличившегося количества разбойников на дорогах. Говорили, что одному или небольшой группой лучше на дороге не появляться, предпочтительнее собраться в отряд, дабы не искушать судьбу. Хорошо, что я это услышал, а то в какой-то момент мне стало казаться, что разбоем занимается большая часть населения страны.

Повеселило меня упоминание об успешном купце, который собрал ватагу отважных ребят и поехал в Великую степь, в Роркогорд — столицу орков! Купец вернулся в Вольные баронства и привез с собой несметные богатства. Дорогие материалы, редкие специи, ювелирные украшения и камни души! Камнями душ, то есть сегами, по словам очевидцев, было загружено чуть ли не несколько больших телег.

Говорили, что камни купец получил, лично сразившись с полчищем духов, уничтожавших до встречи с ним всех, попадавшихся на пути. Рассказывали о том, что купцу и его отважному каравану пришлось столкнуться в степи с порталами, ведущими прямиком в бездну.

Много чего говорили. А я усмехался: слух о возвращении каравана летел далеко впереди него.

Узнал, что скоро начнутся вступительные экзамены в академию, имевшуюся у меня информацию подтвердили. По тем же слухам, дороги и тракты в баронствах заполнили абитуриенты из всех уголков мира. Это правда, не раз и не два я встречал людей, желавших поступить учиться.

А вот другая информация меня удивила.

Оказывается, в академию принимали не всех желающих! Комиссия проверяла уровень силы, знание заклинаний, общеобразовательную подготовку. Однако поступить мог абитуриент, проваливший все задания, а не поступить — тот, кто все сдал.

Более детальной информации мне никто, конечно же, не предоставил, но проблема обрисовалась, необходимо будет с ней разобраться.

Так… что же еще интересного довелось услышать? Ну, например, информацию о поступающих. Относились они к двум группам — «бюджетников» и «платников».

Первые — маги, у которых не было средств на обучение, но имелось желание выучиться и преуспеть в жизни. Академия предоставляла таким студентам кредит. От них требовались хорошая успеваемость, отработка летней практики и после выпуска несколько лет труда в корпусе академии, что приносило учебному заведению неплохие деньги. В этой группе учились в основном выходцы из простых семей и представители обедневших дворянских родов.

К платникам относились отпрыски состоятельных аристократических домов и дети купцов, многочисленные иностранные студенты, представители различных рас и культур, отправившиеся в далекую академию за знаниями.

Силирия-Очи. Именно так местные называли столицу своего государства. Да, именно так! Силирия-Очи. Услышав впервые такое название, я всерьез обеспокоился состояниям своих органов слуха и психическим здоровьем. Силирия-Очи, подумать только! Такое даже в страшном сне не пригрезится. Убедившись, что слух у меня в норме, и на людей я вроде бы не кидаюсь, сделал вывод, что все со мной нормально и надо все же прислушаться к этому «набору звуков». Через несколько минут я сумел вычленить из общего потока поступавшей информации правильное название столицы.

Силирия-Очи, судя по всему, была большим городом. Конкретная численность населения и размеры не обсуждались. Но, думаю, что столица Вольных барноств, как минимум, не меньше Гамилевеля и Роркогорда, ведь это главный город самого свободного в мире государства. В столице располагалась Академия магии, что само по себе привлекало большое количество гостей и туристов.



К тому же я выяснил, что город владеет несколькими десятками деревушек и мануфактур, расположенных в непосредственной близости, и управлялся мэром, советом города и советом магов.

Мне пришлось на некоторое время отвлечься от собирания материала и заняться анализом поступившей информации. Информации было много, даже чересчур, хватало и бесполезных сведений о любовных связях, правилах разведения каких-то жуков и всякой бессмысленной ерунды.

Но интересных моментов, конечно же, было больше.

Я сидел довольно долго, наслаждался покоем, тем, что нет нужды куда-то бежать и кого-то спасать, рвать жилы, учиться, доказывать свою состоятельность. Я просто сидел, как обычный человек, пил пиво и отдыхал…

Посетители то приходили, то уходили, но имелись и такие, что подобно мне проводили вечер в зале, смаковали еду и незаметно вслушивались в чужие разговоры; некоторые просто отдыхали после утомительной дороги, а некоторые банально напивались. Таких тоже хватало.

Одной из отдыхающих после дороги компаний оказалась пятерка богато одетых молодых парней. Они много пили, пощипывали официанток пониже спины и весело хохотали. Сидели парни давно, с того момента как я вошел в трактир, но тогда они вели себя прилично, никому не мешали и не были настолько пьяны.

Я обратил на них внимание не только из-за поведения, но и из-за осторожных взглядов, которые незнакомцы бросали в мою сторону. Парни что-то задумали, мне было лень выяснять, что именно, и как-то реагировать, поэтому я просто махнул на них рукой, но, тем не менее, иногда бросал на компанию внимательные взгляды.

Парни мешали отдыхать не только мне, но и окружающим, но ни хозяин трактира, ни кто-то другой не делали им замечаний.

Вероятно, в трактире не нашлось никого, кто был бы старше парней по социальному статусу, и кому мог бы показаться бесцеремонным их смех. А может, в Вольных баронствах это нормальное явление?! И тут все так себя ведут?! Глядя, как морщатся окружающие, я понимал, что не совсем прав, хотя за некоторыми столиками вели себя ничуть не тише, а может быть, и громче.

Четверо парней банально спаивали пятого, подливали и подливали ему то пиво, то вино. Он был младше остальных, лет пятнадцати-шестнадцати, остальные выглядели постарше, года по двадцать четыре. Скорее, я бы назвал их молодыми мужчинами, если бы не юношеское поведение.

На пальцах у них поблескивали печатки. Знак принадлежности к конкретному аристократическому дому. Причем двое из парней были людьми, трое — полукровками.

Компания явилась в трактир не одна, парней сопровождал десяток опытных ветеранов, расположившихся за соседним столом. Этого достаточно для обеспечения безопасности. Ведь в парнях ощущалась магическая сила. А это значит, что отряд мог оказаться довольно мобильным и боевым. Мог ударить хорошенько, как в дальнем, так и в ближнем бою, мог быстро удрать.

Компания выпивала и закусывала, но быстро захмелела. Видимо, родные держали молодых в ежовых рукавицах, не давали выпивать, вот они и отрывались, вырвавшись за пределы родовых поместий.

Молодой парень, которого явно спаивали, встал. Он пошатывался и что-то зло втолковывал старшим товарищам.

Я прислушался.

— И после этого вы отдадите мне свои конспекты? — заплетающимся языком спросил он.

— Давай думать, — тут же ответили товарищи. — Официантку за попу ты ущипнул, хорошенько выпил, теперь остается только подраться в трактире. Тогда ты пройдешь посвящение в настоящего студиоза академии.

Паренек повернулся в мою сторону. На его детском лице с мелким пушком над верхней губой появилась решимость. Это было немного смешно. Парень, насупившись (думаю, ему казалось, что так он более грозно выглядит), пошел ко мне.

Несмотря на детское лицо и подростковый возраст, был он не угловатый и нескладный, а крепкий и подтянутый. Видимо, не пренебрегал физическими упражнениями и работал с оружием.

Один из воинов, сидящих за столом охраны, встал. Это оказался суровый седой мужчина в потертой кольчуге, серых штанах и крепких, на высокой подошве, сапогах; на поясе висел меч, а на пожилом, плохо побритом лице отразилось беспокойство. Мужчина аккуратно взял парня за плечо, обошел его и ненавязчиво попытался усадить на место, однако тот вырвался.

— Убери руки, Ибр! — пьяно сказал паренек.

— Молодой господин, не надо, — с достоинством произнес охранник. — Вы не нуждаетесь в самоутверждении за счет слабых.

На лице парня отразился нешуточный мыслительный процесс.

— Ты не понимаешь, — через некоторое время сказал он. — Я должен пройти испытание, чтобы стать студиозом академии. Тогда парни смогут отдать мне свои конспекты.

— И все же… — попытался возразить мужчина, приближаясь. Но паренек строго сказал, глядя ему в глаза: — Не мешай мне.

После чего повернулся в мою сторону и продолжил движение.

— Ну и зачем все это? — спросил мужчина у парней за столом, а точнее, у одного из них, у человека. — Он же завтра будет себя корить!

— А затем, Ибр, — произнес парень, — что мой брат должен научиться отказываться от участия в подобных развлечениях. В академии он столкнется с таким не раз и не два, так пусть это произойдет под моим контролем и до академии, что станет отличным уроком и напоминанием во время учебы.

Мужчина скривился, но потом недовольно кивнул. Видимо, согласился с серьезностью аргументов.

Странно…какие-то провокации и сомнительные развлечения практикуются в академии… такого я еще не слышал.

Ибр занял свое место, приложился к пиву и начал мрачно наблюдать за происходящим.

Я сидел, несколько раздраженный тем, что воспитывать молодого паренька решили в тот самый момент, когда я так хорошо отдыхал. Глухо вздохнув, с раздражением понял, что напрягаться сегодня все же придется…

Двигаться не хотелось, драться, выяснять отношения — тоже. Я задумался: нужно сделать что-то такое, что остановит парня, ошеломит его, что-то такое, из-за чего его пьяная тушка впадет в ступор, и он откажется выяснять отношения.

«Что же сделать?… Может, встать и расфигачить тыковки его старшим товарищам? За такие-то приколы? Кровь во все стороны, головы летают по трактиру… мда… тогда он точно отстанет, но мне все равно придется напрягаться…»

Парень подошел ко мне.

— Садись — приглашающе сказал я. — Ногой отодвинул стул, стоящий рядом.

Он стоял и молча смотрел на меня.

— Ты не видишь стул в этой темноте? — произнес я, создал большой огненный шар над столом, приподнял его над собой и похлопал по спинке стула. — Садись.

Посетители замолчали и повернулись в нашу сторону — еще бы, только что на их глазах один из присутствующих создал боевое заклинание. Хотелось бы уточнить: огненный шар создал не просто посетитель, а выпивающий посетитель, значит, предугадать, куда полетит заклинание, невозможно. Клиенты, которые не сразу заметили творимую волшбу, были предупреждены соседями по столам или просто обратили внимание на то, что в зале стало намного светлей.

— Тут просто темно, — громко произнес я, заметив, как посерьезнели товарищи паренька и его охрана, а потом перенес внимание с себя на персонал. — Трактирщик! Пива мне и моему другу!

— Сей момент! — крикнул трактирщик, и одна из официанток помчалась на кухню.

Сам же мужчина поспешил ко мне.

— Не могли бы вы рассеять заклинание? — с опаской глядя на огненный шар, попросил он. — Мы сейчас зажжем свечи.

— Конечно, — любезно согласился я. — Только позвольте моему другу сесть, он плохо видит в темноте.

— И ничего не плохо! — пьяно возмутился парень и тут же плюхнулся на стул.

Я погасил заклинание.

— Пиво за счет заведения, — заискивающе сказал трактирщик и постарался как можно быстрее ретироваться.

— Михаил Де Бруоз, — протянув руку, произнес парень.

— Нелломилиан Рорклоу, — ответил я, пожимая протянутую руку, и спросил. — Тоже едешь в академию?

Парень просканировал мои пальцы на наличие печаток и сказал:

— Да.

— Ну и правильно! — кивнул ему. — Нужно учиться, да и на столицу посмотреть.

— Да! — мечтательно протянул парень. — Очень хочу поступить!

— Я тоже, — согласился с ним и спросил. — Твои друзья не обидятся из-за того, что ты их покинул?

В это время подошла официантка, поставила пиво и быстро ушла.

— Нет, — повернув голову в сторону товарищей, произнес паренек и помахал рукой. — А вот Ибр может.

— Ибр? — с вопросительной интонацией произнес я.

— Мой охранник, — пояснил парень. — Хороший мужик, хоть и суровый, обучал меня бою на мечах.

— Хорошо учил, — заметил я. — В тебе чувствуется сила.

— Ну так! — задрал нос парень. — Он же меня с самого детства учил!

— А ты можешь рассказать мне побольше про академию? — спросил я. — А то тоже собираюсь поступать, но многого не знаю, а ты выглядишь человеком сведущим.

Грубая лесть, даже очень грубая, но пьяному молодому парню и такая хороша. Он заулыбался.

Через несколько минут мы живо обсуждали все на свете. И академию, и баронства, и столицу, и девушек, и нравы, царящие в академии, и то, что мама ударила Мишу хворостинкой за то, что он сбежал из поместья.

Так мы и проболтали несколько часов, пока парень не отрубился прямо за столом. Я указал охране на состояние подопечного, расплатился и убыл в свою комнату.

Необходимо хорошенько выспаться и отдохнуть. Завтра мое вынужденное одиночество закончится. Парень пригласил меня ехать в столицу вместе с ними…

Ну как пригласил? Я подвел его к этому. Мне же нужен источник правдивой информации о многих вещах. А если к одному малосведущему прибавится четыре сведущих, будет гораздо лучше…

С первыми лучами солнца просыпается все живое. Небо становится чистым и ясным. После ночного сна пробуждаются цветы, раскрывая свои бутоны. Капельки росы блестят под лучами солнца, переливаясь всеми цветами радуги. Выспавшись, птицы начинают издавать чудесные трели. Ночная тишина уходит, утренние звуки заглушают ее…

Вместе с природой пробуждаются люди — для того, чтобы с новыми силами начать новый, насыщенный трудностями день. Я не человек, но тоже проснулся рано. Умывшись и приведя себя в порядок, спустился на первый этаж трактира походкой хорошо отдохнувшего разумного, на которого обильное ночное возлияние никак не повлияло. Михаил с друзьями и охраной уже сидел за столом, завтракал. Несмотря на вчерашнюю попойку, он выглядел прекрасно и довольно улыбался. Его старшие товарищи чувствовали себя несколько хуже. Они были хмурыми, несколько помятыми и смотрели на Мишу с легким возмущением, словно думали: «И где мои пятнадцать?»

Хотя, с другой стороны, не такие уж они старые для подобных мыслей, скорее, дело в долгом воздержании от алкоголя и в том, что вчера парни «набирались» умело, с удовольствием и профессионализмом.

Кивнув Михаилу, уселся за свой стол и попросил подскочившую официантку в белом переднике принести куриную похлебку и особый заказ, так называемый «сухпай», который я по здравом размышлении решил заказать в трактире. В него входили вяленое мясо, легкое, разбавленное водой, вино, два мешочка сухарей и полбуханки свежеиспеченного хлеба.

Многих мог бы удивить такой набор продуктов, но только не бывалого путешественника.

Вяленое мясо долго не портится и хорошо хранится. Так что, для многих это универсальный провиант.

С сухарями та же ситуация: они тоже могут храниться долго. Я попросил в один мешочек положить обычные сухари, а во второй — сухари, тщательно натертые чесноком. Рот тут же наполнился слюной, очень уж захотелось такого «привета из прошлого». Ностальгия, наверное. А зачем хлеб? Так он же свежеиспеченный, отвечу я вам! И очень вкусный! Я уже учуял его восхитительный запах на кухне и предвкушал, как буду лакомиться в дороге. В животе забурчало.

«Да где же моя похлебка?!»

Ну а с водой, которая разбавлена вином, и того проще. Надоела мне вода, вот и все! Просто надоела! Не могу уже ее пить! Хочется чего-то другого, не такого пресного! Можно было бы, конечно, заказать компот, но я все же остановился на вине.

Похлебку принесли. Я тут же с удовольствием на нее набросился.

Когда компания Михаила позавтракала, мужчины встали из-за стола и потянулись на улицу, а парень поспешил ко мне.

— Привет, Нел! — весело сказал он и протянул руку. — С братом я договорился, он разрешил тебе ехать с нами. Не передумал еще?

— Конечно, нет! — ответил я на рукопожатие. — Подкреплюсь и приду.

— Хорошо, — кивнул парень и поспешил к выходу. — Тогда я побежал, а то все, кроме меня, уже вывели своих коней. — Остановившись у двери, он обернулся и внезапно спросил: — Надеюсь, ты не разыгрывал меня вчера?

О том, что у меня есть свой дух-хранитель, парень узнал, однако не поверил и сразу же мене об этом сказал.

Я же ответил, что утром он увидит духа, а пока пусть никому не говорит — разыграем его друзей, чтобы тем неповадно было над ним смеяться. С этим Михаил согласился. Ничто так не сближает подростков, как «страшная» тайна и каверза, сообща подготовленная для взрослых. Я, конечно, не подросток, но выгляжу молодо, так что это должно сработать. Да и Мише в глубине души хотелось верить, что его новый друг, несмотря на молодость, очень крут. Не меньше ему хотелось увидеть удивление на лице брата и его друзей.

Закончив завтрак, я забрал свой заказ, поднялся в номер, взял вещи и не спеша вышел на улицу. Весь трактир провожал меня взглядами — не из-за того, что я был каким-то особенным, а из-за массивного оркского двуручного топора, с которым я направлялся к выходу.

Во дворе меня уже ждали. Недалеко от трактира, в тени деревьев, группа магов и воинов запрягала коней и готовилась к пути. Самые опытные закончили со сборами и наблюдали за происходящим свысока.

— Где твоя лошадь? — недовольно спросил у меня один из полукровок на коне, как только я приблизился.

На меня обратила внимание вся компания, даже те, кто еще не успел оседлать коней.

— Лучше спроси, для чего ему такая большая игрушка, — лениво отозвался второй полукровка, еще занимавшийся установкой седла. Не отрываясь от своего занятия, он с легким интересом поглядывая то на меня, то на длинный оркский топор.

— С такими ходят в Великой степи, — заметил Ибр и как бы невзначай положил руку на меч.

— Да хоть в гоблинской пустыне, — хмуро буркнул все тот же парень на коне. Он выглядел самым не выспавшимся и одновременно самым помятым. Судя по всему, вчера не только лучше всех отдохнул, но и промучился из-за этого всю ночь.

— Где лошадь этого парня?! — недовольно продолжил он.

— А почему не конь? — тут же отреагировал третий полукровка, запрыгивая в седло — Почему лошадь?

— Да потому, — ответил парень, продолжая хмуро смотреть на меня, — что нормальных коней в конюшне нет, осталось одна хромая кобыла, да и та, судя по всему, трактирская. Вот я и спрашиваю, не его ли та старая, побитая жизнью лошадка? А если не его, не собирается ли он идти до столицы пешком?

«А парень не так плох, как я вначале решил, — подумал удивленно. — Даже в таком состоянии способен анализировать окружающую обстановку».

— У тебя есть конь? — спросил брат Михаила.

— Нет, — просто ответил я.

— Михаил, — сказал тот же хмурый полукровка, — он поедет вместе с тобой на твоем скакуне?

Вся компания засмеялась.

Паренек немного покраснел, но разозлился.

— Лучше придержи язык! Пока я его не обрезал!

— Ооо! — Тут же удивленно протянули парни и начали аплодировать.

— А он не такой тюфяк, каким казался, — сказал один из полукровок, посмотрев на брата Миши.

Из-за чего тут же заработал гневный взгляд.

— У меня есть кое-что получше коня, — усмехнувшись, сказал я громким голосом.

Постаравшись привлечь к себе всеобщее внимание, вызвал духа.

Хоном материализовался мгновенно и с жутким рыком встал в боевую стойку.

Лошади взвились и шарахнулись в стороны. Воины соскочили со своих скакунов и достали оружие. Аристократы, оказавшиеся магами, подвесили перед собой боевые заклинания. Все, кроме Миши.

— Видели бы вы сейчас свои лица! — весело сказал он и рассмеялся.

Я подошел к духу и потрепал его по голове, от чего тот расслабился и, немного подумав, лег.

«Это друзья!» — сказал ему.

Постояв в боевых стойках и посмотрев, как я почесываю духа, воины смущенно спрятали оружие, а маги погасили заклинания.

— Это действительно намного лучше той старой клячи в конюшне! — произнес хмурый парень, совершенно не смущаясь, подошел ко мне и протянул руку. — Стефан де Лур, будем знакомы.

Дальнейший путь оказался гораздо более веселым. В большой и интересной компании время проходило незаметно. Не то что пару дней назад, когда я в гордом одиночестве бродил по дорогам Вольного баронства.

Несмотря на то, что ехать одному совсем не весело, не могу сказать, что это время прошло для меня впустую. Путешествие позволило о многом задуматься…



Я думал о себе, о своем месте в обществе, о том, как попал в этот мир. Задавал себе вопросы: «Зачем и для чего?»

Размышлял о том, к чему следует стремиться, в каком направлении развиваться, какую цель поставить перед собой.

Ведь верно говорит народная мудрость: тот, кто ставит перед собой четкие цели и непоколебимо старается их достичь — приговорен успеху!

Очень хорошо сказано. Ведь результат работы во многом зависит от правильной, четкой постановки цели. Поставишь не ту цель или сформулируешь ее расплывчато, и окажется, что ты делаешь много лишних движений, которые не только не приближают тебя к результату, но и удаляют от него.

В общем, времени на раздумья хватало, и я начал вспоминать куски текста из мотивационных книг. А может, это мои собственные мысли? Уже и не припомню. Но слова разумные и правильные, я чувствовал это всей душой.

Цель! Глобальная цель! Цель, которой можно посвятить жизнь! Такая есть?

Нет. Вынужден констатировать, что такой цели у меня не было, и вряд ли она могла скоро появиться. Ну не тянуло меня спасать мир, становиться «мессией», «прогрессором», захватывать города, баронства или целые государства. Это долго, муторно, опасно и тяжело. Не потяну я на такое, да и желания нет.

Так что, не решил я, чем стану заниматься в будущем и каким образом построю свою жизнь.

С глобальной целью у меня беда, большая беда. Но я решил, что здесь можно схитрить, схитрить так, как я всегда старался это делать.

Я представил цель, условно назовем ее «Х». Она — неизвестная величина, но я уверен, несомненно, большая величина, высокая и грандиозная в своем масштабе, это — так. Для того чтобы ее добиться, неважно, какой она, в принципе, будет, я уже определил, что глобальной, значит, мне понадобятся существенные ресурсы, и чем больше их у меня окажется, тем лучше.

Какие же ресурсы, могут понадобится в будущем?

Да все, до которых смогу дотянуться. Если моя цель будет действительно велика, а это именно так, то ресурсов потребуется много. Вспомнился земной опыт, в том мире некоторые деятели даже на негативе делали репутацию и зарабатывали бонусы. Понимаю, понабиться может абсолютно все.

Однако тут хорошо вспомнить пословицу: «За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь». Или другую, более современную, но не менее известную: «Жадность фраера сгубила».

О чем нам говорят народная и тюремная мудрости? О том, что не надо пытаться съесть весь пирог, необходимо довольствоваться его частью.

Итак, надо остановиться на самых главных целях, на тех, которые жизненно необходимы.

Во-первых, деньги! Вспомнилась, конечно, магия — первой задачей нужно обозначить совершенствование в магии. Но без магии строить планы можно, а вот без денег нельзя. Глобальные планы, имеется в виду.

Деньги.

Чем их больше, тем легче жить! Это цель номер один. Мне необходим стабильный источник дохода! Уточню: стабильный источник большого дохода! Уточню, стабильный источник большого дохода, который работал бы без моего особого пригляда.

В любом из миров тяжело жить при отсутствии капитала. Не будет денег, не будет и грандиозной цели! Не будет ничего, только обычная тяжелая жизнь.

Мне повезло, мне очень повезло, в Великой степи я столкнулся с родом Серых Орлов. Я спас дочь вождя, и он, не сомневаясь, что я не пройду испытание, разрешил мне участвовать в ритуале. Везение не закончилось — мне удалось призвать ягуара. Даже в тот момент, когда я впервые выпил настойку трактирщика, от которой у меня возникли провалы в памяти, мне тоже повезло. Ведь из-за этого мы, совершенно пьяные, выиграли первый бой в Турнире трех духов. А потом добились победы еще в двух боях. Мне повезло, когда я выиграл много сегов, а Серые Орлы честно со мной расплатились. Сумма оказалась баснословной. И еще мне очень повезло, что в банке у орков имелись такие огромные деньги.

Мне очень и очень повезло, я это отчетливо понимал — мне выпал один шанс на миллион, если не на миллиард. Я богач! И следует постараться не растратить деньги, чудом осевшие на моем счете. Наоборот, их следует приумножить. Со стартовым капиталом у меня все в порядке, так что можно стартовать.

Во-вторых, магия. Наконец-то я до нее добрался! Точнее, магические знания!

По оговоркам Старика и по изучению себя любимого я знал, что Бог или дьявол щедро одарили меня многими талантами. Я и воин, и маг, и волчий всадник, сумевший вызвать духа. Я имею тонкие до обостренности органы чувств. Могу интуитивно пользоваться способностями организма. Метко бросаю любые предметы, независимо от их вида и материала, из которого они сделаны. Не стоит также забывать о том, что в минуты смертельной опасности я превращаюсь в покрытую темной чешуей неведомую смертоносную хрень, потрошащую людей, как опытный охотник кроличью тушку.

Так что, не стоит отрицать, что я талантлив. И было бы глупо свои таланты не развивать. Именно благодаря способностям я выжил во множестве заварушек, пора ответить имеющимся талантам любезностью и заняться собой более серьезно. Шлифовка дара, особенно своего, дело тяжелое и очень муторное, но при успехе оно может принести хорошие дивиденды.

Мои знания и умения должны быть настолько велики и бесспорны, чтобы я смог стать сильной и известной фигурой, с которой опасно связываться.

Не стоит забывать и о силе транса. Боевые возможности тела тоже очень важны. А если не заниматься собой, моя отличная скорость сделается намного меньше.

— О чем думаешь? — отвлек меня от размышлений Михаил.

Мы ехали по широкой дороге. Солнце пригревало. Все молчали, однако парню стало скучно.

— О жизни, — решил ответить честно. — О себе, о своем месте в мире, о том, чего хочу добиться, о том, что путешествовать стало намного веселее, когда я влился в ваши стройные ряды, а раньше было скучновато.

— Ты что, путешествовал один?! — удивился подросток.

— Некоторое время, — признался я. — Но до этого долго шел вместе с караваном, а потом решил от них отколоться.

— Ты шел с караваном из Великой степи?! — быстро спросил парень. Удивительно, но за несколько дней совместного путешествия и разговоров обо всем на свете мне впервые задали этот вопрос.

— Да, я был проездом у орков, — признался в том, что было очевидно. — Интересная страна.

— Я так и знал! — свысока посмотрев на старших товарищей, довольно сказал Михаил.

Он ехал рядом со мной. Кони в отряде перестали обращать внимание на духа. Я добился такого результата, вспомнив, как дочь вождя сделала своего духа бесплотным. То есть, вид духа вполне можно было изменять. И я попросил его, чтобы он перестал источать запах. К моему удивлению, это легко удалось. Но Хоном недоуменно посмотрел на меня своими красивыми глазами. После того как от духа перестал исходить запах хищника, кони стали реагировать на него спокойно. Сначала они пугались запаха, затем вида огромного кота, но потом, не чувствуя опасности и не замечая проявлений агрессии, несколько успокоились. А на второй день настолько привыкли, что не боялись подходить близко. Так что, я мог спокойно со всеми разговаривать.

— А как ты поработил духа? — спросил Миша — Ты сразился с ним и заставил себе служить? Ведь так?

Я улыбнулся и оглянулся по сторонам.

Наш небольшой отряд держался довольно компактно, пусть кони и шли на некотором расстоянии друг от друга. Каждый из присутствующих внимательно вслушивался в разговор, делая вид, что никого не подслушивает и даже не думает о чем-то подобном.

Одних выдавали заинтересованные лица, вторых горящие глаза, третьих зашевелившиеся уши.

Еще до этого разговора я решил, что не буду рассказывать всем подряд о том, как получил духа. Буду отделываться общими фразами, без всякой конкретики. Это не мой секрет, а Серых Орлов, да и ничего ценного мне за эти знания не предлагают, так что правды в любом случае не добьются.

— Ты отчасти прав, — наклонившись к Мише, доверительно произнес я. — Получить духа мне помог род орков, они называют себя «Серые Орлы».

— А что дух умеет? — продолжил допрос парень. — Он выглядит достаточно грозно.

Михаил был молодым пареньком, интересовался всем вокруг и задавал много вопросов не только мне, но и своему брату, его друзьям и охране. Для него задать такой вопрос было совсем просто и совсем не стыдно.

Все остальные, видимо, тоже хотели спросить, но не хотели проявлять неуместного любопытства. Ведь дух — это большая сила и большой секрет, а о своих секретах никто не станет трубить на каждом углу.

Именно поэтому окружающие были рады вопросу Миши и ждали моего ответа.

Несмотря на то, что внимание и любопытство льстили, я постарался абстрагироваться от этих чувств и выдать заранее отредактированный небольшой перечень умений духа. Хотя хотелось, конечно, козырнуть и рассказать, какая сила мне подчиняется. Но правильно в народе говорят: «Счастье любит тишину».

— Он может не так и много, — произнес я, смущенно почесав затылок. — Дух появляется и исчезает по моему желанию, становится невидимым или видимым и материальным, полной копией настоящего черного ягуара, только намного большей. Может атаковать физически, то есть когтями и зубами, а может духовно, создавая огненный шар или стену огня. Вот, в принципе, и все. Больше ничего такого дух не умеет.

— Впечатляет, — произнес Ибр.

— И все?! — в противовес ему возмутился Миша. — Всего два заклинания?! Я думал, он много их знает!

— Не все духи обладают умениями, — сказал один из полукровок. — И если у ягуара их целых два, то он достаточно силен.

— А если я тоже захочу духа? — поинтересовался брат Михаила. — Что мне надо сделать, чтобы получить его?

— Тогда тебе надо собрать сильный отряд и отправиться Великую степь к улуку Серых Орлов, если кто-то и может помочь, то только он.

— А зачем сильный отряд? — спросил Стефан.

— Чтобы свободные духи не убили тебя раньше времени. Они собираются в большие стаи и рыскают по степи в поисках слабых противников.

Парни задумались.

— Однако, — решил я честно предупредить их, — даже помощь улука не гарантирует, что у вас появится дух. То, что дух появился не у орка, очень редкое явление, потому что есть орки, у которых нет духов. Да и при обряде получении духа имеется большая вероятность погибнуть. Это очень опасно. Замечу: мне повезло, что я получил духа.

Окружающие уловили, что насчет опасностей и везения я не шучу, и понятливо закивали.

Всю дальнейшую дорогу в этот день мы обсуждали обычаи Великой степи, орков, духов и мое путешествие. Разговаривали о Роркогорде, академии, Вольных баронствах и, как ни странно, о девушках.

Через некоторое время я начал подстраиваться и перенимать манеру парней говорить, вставлял в разговор их сленговые любимые словечки, «отзеркаливал» позы и делал характерные для них движения.

Простейшие манипуляции НЛП дали хороший результат. Маги-аристократы приняли меня в свой круг как равного, а не как неизвестного путешественника. Общение стало легким и простым. Парни были образованными, и поэтому оказались довольно умными собеседниками.

Один Ибр иногда подозрительно смотрел мне в спину, гадая, как я успел столь быстро втереться в доверие к парням…

По пути нам часто попадались повозки, небольшие караваны, группы путешественников, летучие отряды баронов, реже разбойники, которые не решались напасть на сильный отряд.

Ночевали мы в трактирах, обедали на живописных полянках…

В целом наше путешествие проходило спокойно, пока мы не встретили эльфов…

Глава 2

Эльфы встретились на небольшой поляне, на которой обычно останавливались путники во время привала. Их было трое. Они сидели на траве, что-то ели, переговаривались и веселились.

Я заметил их давно, точнее, как заметил… просто обозначил для себя, что трое разумных отдыхают на полянке, на которой, судя по времени, мы остановимся, вот и все.

Представляют они опасность? Нет! Их всего трое, обсуждают академию. Так чего их зря изучать, тратить время, лучше пообщаться с парнями, вытянуть из них разнообразную информацию.

Но, как оказалось, нечего было расслабляться раньше времени, опасности могут подстерегать на каждом углу. Иногда даже не поймешь, что это опасность, а это будет именно она.

Теперь совсем неважно, что путники разговаривали на общем, обсуждали поступление в академию, и что я не почувствовал опасности. Мои чувства молчали, и я первый раз расстроился от того, что доверился им…

Я не собирался встречаться с эльфами вне столицы. На всякий случай. Ведь по легендам они уничтожили мою расу и взяли немногочисленных выживших представителей в рабство.

Так это или нет, я не знал. Мне оставалось только молиться, чтобы присутствующие не признали во мне варда, все остальное вторично.

Если варды и впрямь у них в рабстве, думаю, эльфы просто не осознают возможности того, что в чужой стране может появиться «бесхозный» вард, который никому не принадлежит.

А если вести себя без раболепства, нетипично, то сходство они спишут на многообразие рас моих предков, чьи браки привели к подобному неожиданному результату.

Мои спутники тоже заметили сидящих на земле путников. Мы подъехали ближе. Парни увидели, что на поляне сидят эльфы, и их лица закаменели, особенно у полукровок.

Мы остановились. Повисла тишина.

Эльфы тоже перестали разговаривать и есть, двое из них повернулись к нам вполоборота и замерли.

Как я уже говорил, их было трое. Старший сидел в середине. По бокам, лицом к нему, примостились еще двое, парень и девушка, именно они повернулись в нашу сторону вполоборота.

Все трое были очень похожи друг на друга. Высокие, зеленоглазые, беловолосые, с острыми ушами и худощавыми фигурами. Они даже оделись похоже — в одежду светлого зеленого цвета. Девушка оказалась несравненной красавицей, однако ее портило легкое высокомерие.

Старшему, сидевшему к нам лицом, было около двадцати пяти лет, на вид, только на вид, сколько ему на самом деле, я даже гадать не стал. Однако стоит заметить, что выглядел он уверенным и спокойным и даже не напрягся при приближении такого большого отряда.

Он позволил себе легкую полуулыбку и принялся внимательно изучать нас, уделив при этом особое внимание полукровкам и мне. Мне даже больше, вероятно, из-за того, что сидел я на огромном черном духе, подозрительно смотревшем на эльфа.

Двое его спутников были младше, я бы дал им лет по восемнадцать, опять же, на вид. Вот они, наоборот, напряглись. Их лица выражали высокомерие, однако после того как незнакомцы вгляделись в нас, на лицах появились еще и презрительные гримасы.

Мои соседи, полукровки, словно закаменели. Они хорошо поняли, кому предназначаются эти презрительные взгляды. Не людям, отнюдь не людям. Теперь уже и мне стало понятно, из-за чего я почувствовал напряженность.

Молодой эльф откинулся назад, поудобнее устроился на земле. Теперь ему было лучше видно и казалось, что двигался он как раз для этого. Однако я заметил, как в траве он нащупал и взял продолговатый предмет. Всмотревшись магическим зрением, увидел, что предмет сияет сиреневым цветом.

«Магический жезл», — понял я.

Подсмотрев за действиями друга, девушка подумала и сделала то же самое. Теперь и у нее в руке находился боевой магический жезл.

Для наших воинов происходящее не было тайной, и они ненавязчиво положили руки на эфесы мечей.

Наблюдая за тем, как накаляется обстановка, старший эльф все шире улыбался. И это было самым страшным. Ведь, судя по его реакции, он радовался предстоящей схватке и чувствовал себя победителем.

Эльф легко и плавно встал, показал пустые ладони и сделал пару шагов вперед.

— Добрый день, — произнес он обычным, ничуть не певучим и отнюдь не слащавым голосом. — Прошу, располагайтесь, мы не задержимся надолго, закончим есть и сразу уйдем.

Младшие эльфы недоуменно переглянулись, посмотрели на старшего товарища, а затем опять перевели взгляды на нас.

На их лицах опять появилось презрительное выражение. На меня они смотрели с брезгливостью.

Судя по всему, в моих соседях они чувствовали полукровок, к ним у них было особое отношение. А вот насчет меня длинноухие пребывали в замешательстве. Судя по их взглядам, брезгливость иногда сменялась нездоровым любопытством. Они смотрели на меня, как на одного из представителей цирка уродов! Именно так! С любопытством и отвращением. Будто гадали, при смешении каких рас мог получиться подобный уродец.

Эти мысли меня совсем не злили, лишь радовали, получалось, что эльфы не видели живых вардов, иначе легко сложили бы два плюс два.

«Надеюсь, они увидят Милишу, которая несет в себе оркские и эльфийские гены, и посмотрят на нее с таким же выражением!» — мстительно подумал я.

Уж она подобного не спустит.

Я улыбнулся от этих мыслей, хоть и был несколько напряжен. Оставалась вероятность, что варда во мне может узнать старший.

На его лице читался легкий интерес, но он предназначался скорее духу, чем мне.

Старший изучал духа, младшие думали исключительно о своем мнимом превосходстве. Такие эльфы мне нравились. Кто бы мог предположить, что они нацисты?!

Но лучше встретиться с такими эльфами, чем с теми, которые кричат: «Это раб! Лови его! Бей! Нужно его срочно уничтожить! Вард на свободе!»

— Спасибо за гостеприимство, — сухо сказал Натан, брат Михаила, и мы, отъехав подальше, начали располагаться на поляне.

Конечно же, никто из нас не собирался расслабляться.

На опушке леса появилась троица белоснежных коней.

Они бесшумно скользили между деревьями, с интересом наблюдая за нами умными глазами.

Это были красивые жеребцы, белые, словно снег, выпавший морозным солнечным утром. Цвет резал глаза. На коней невозможно было долго смотреть.

Проследив, как белые кони вышли из леса и потрусили к эльфам, Хоном посмотрел на меня, попросил разрешить ему прогуляться, получил в ответ кивок и быстро, бесшумно нырнул в лес.

Духу было скучно просто скакать по дороге, поэтому во время обеда я отпускал его побегать в лесу, поохотиться и порезвиться.

Ветер поменял направление, и теперь стал дуть от нас, в сторону эльфов. Жеребцы остановились, жадно вдохнули воздух, затем весело всхрапнули и посмотрели на меня.

«Блин, ну почему ни одна встреча не может пройти спокойно и без эксцессов?»

Кони еще раз всхрапнули и стали медленно приближаться ко мне.

Наш отряд напрягся, ведь, по их мнению, кони направлялись не ко мне, а ко всем. Вид у жеребцов был экзотический, имелась вероятность наличия у животных боевых навыков, поэтому требовалось собраться — на случай внезапного нападения.

Эльфы были удивлены. Это я понял по их округлившимся глазам.

— Кто из вас пытается влиять на моего коня?! — крикнула девушка. — Немедленно прекратите, иначе я за себя не ручаюсь!

— Уберите их, — с нажимом сказал Натан старшему эльфу. — Думаешь, мы поверим в вашу игру? — спросил он. — Как будто кто-то из нас может влиять на ваших животных! Это ваши кони! Немедленно уберите их! Или мы вынуждены будем атаковать.

Словно дожидавшиеся этих слов воины достали оружие, маги зажгли заклинания, кони замерли, чувствуя нашу напряженность и готовность атаковать.

Все были поглощены предстоящей схваткой. Нервничали, переживали, и только старший эльф, прищурив глаза, смотрел на меня.

Потом эльф тихо свистнул. Кони повернулись в его сторону и обиженно всхрапнули. Повторный свист, и животные, задержав на мне взгляды, вернулись к своим наездникам.

Потом кони опять повернулись в нашу сторону.

— Не вздумайте опять натравить их на нас, — предупреждающе произнес Натан.

— Да как ты смеешь обвинять нас в коварстве! — взорвалась девушка. — Мы эльфы! И никогда не совершаем плохих поступков!

Парни усмехнулись такой наивности.

— Ваши животные шли в нашу сторону с непонятными намерениями, — произнес Стефан. — Мы имеем право на обвине….

— А ты вообще молчи! — презрительно сплюнул младший эльф, перебивая парня. — Ты! Сын предателя! В тебе кровь изменника! Ты даже не ублюдок! Ты намного хуже!

Полукровки разозлились и начали создавать заклинания.

— А он молодец! — неожиданно громко сказал я для того, чтобы разрядить обстановку. Драка не входила в мои планы. — Позитивный такой, веселый, душа компании, легко умеет расположить к себе, точно вам говорю. Даже не подумает оскорбить кого-либо!

— Мы уходим, — сказал старший эльф. — Мы не хотели никого обижать, это случайность.

Быстро собрав вещи, эльфы запрыгнули на лошадей и двинулись к дороге.

— Я запомнил тебя! — остановившись, старший эльф ткнул в меня жезлом, явно решив изобразить из себя крутого.

— Спасибо, конечно, — громко ответил ему. — Но лучше бы тебе нравились девочки.

Наша компания ошеломленно замолчала, а затем грохнула громовым хохотом — всем надо было выплеснуть накопившееся напряжение, и смех был не худшим из вариантов.

— А… ммм… — попытался придумать ответ эльф, но я его опередил.

— И перестань тыкать в парней продолговатыми фаллическими предметами, — посоветовал, перекрикивая хохот. — Сам развлекайся со своей игрушкой.

Эльф покраснел от кончиков ушей до тонкой шеи, после чего развернулся, и его конь стремительно сорвался с места и ринулся догонять своих.

Мы еще долго смеялись, вспоминая пурпурное лицо и неприличное предложение эльфа. Стоит ли говорить, что я заручился еще большей поддержкой магов? Особенно полукровок!

Один Ибр недовольно качал головой. Он не был рад произошедшему конфликту и явно предполагал проблемы в будущем.

Наше прибытие в столицу прошло спокойно, я бы сказал, несколько буднично. Я был уже опытным путешественником, видел несколько больших городов, много ездил, поэтому прибытие в Силирию-Очи оказалось для меня обычным делом. Легкий интерес все же был, но только легкий.

Все остальные, кроме Михаила, посещали столицу много раз, жили в ней и никаких сильных эмоций не ощущали. Обычное и уже привычное дело.

А вот Миша, кажется, впервые покинул свои земли и сейчас был безмерно счастлив, увидев огромную Силирию-Очи, о которой так много рассказывали родители и старший брат. Он даже впал в легкий ступор.

— Ого! — только и выдохнул парень. — Какая огромная стена!

Нас обогнал небольшой конный отряд. Некоторые из молодых аристократов с пренебрежением посмотрели на парня, мол, деревенщина, никогда столицы не видал, и хотели выразить это словами, даже рты раскрыли и высокомерно заулыбались, однако заметили злобные взгляды наших магов и охраны и поспешили убраться прочь.

Однако Миша увидел, какими взглядами его провожают, и, приосанившись, сказал: — Сдулись бы они хоть немного! Петушки на прогулке! Смотрят на меня с таким видом, будто сами город строили!

— Ты еще много таких увидишь, — заметил брат. — Таких высокомерных уродов очень много, особенно здесь, в столице, и особенно в академии. — Он немного помолчал. — Так что, готовься.

Столица Вольных баронств Селирия-Очи была большим городом, опоясанным высокой каменной стеной.

У стены, с внешней стороны, располагались многочисленны постройки типа сараев, которые давно нужно было бы сжечь. Но тут жило много представителей бедноты, нищих, воров, бандитов и безработных, которым некуда было идти. Видимо, поэтому власти пока их терпели.

Мы стали в большую очередь, проходящую сквозь въездные ворота.

— Надо было ехать к северным воротам, — сказал Стефан, — прошли бы быстрее, через отдельные ворота.

— Мы бы тащились туда дольше, чем будем стоять здесь, — ответил Натан.

— Ну да, — согласился маг. — Зато не пришлось бы стоять в очереди.

— Ждать не так уж и долго, — не согласился с ним брат Миши.

— Я надеюсь, ни у кого нет ничего запрещенного, — пристально посмотрев на меня, спросил Ибр.

Я пожал плечами.

— Смотря что считать запрещенным.

Теперь на меня поглядели маги.

— Что?! — удивился я. — Я вообще первый раз слышу о каких-то запрещенных вещах, вот и не знаю, что могут отнести к запрещенному, а что нет.

— А что у тебя есть? — заинтересованно спросил Стефан.

— Из потенциально запрещенного у меня есть только камни души. Но сомневаюсь, что они входят в список запрещенных предметов.

— Камни души?! — всполошился Стефан — Из Степи? А продавать планируешь? За сколько? Я бы взял несколько за хорошую цену, так что никому их пока не предлагай, друзьям надо помогать, ведь так? Мы же друзья? Верно?!

Я, признаться, малость опешил от такого напора.

— Конечно, друзья, — подняв руки, успокаивающе произнес в ответ. — Чего ты так завелся-то?!

Судя по ажиотажу Стефана и взглядам других магов, камни души — это не только дорогой товар, но и штучный, который просто так не купишь.

— Так их же не найдешь нигде! — вторя моим мыслям, произнес Стефан.

— Понятно, — сказал, вздохнув. — Но я их и не планировал пока продавать.

На самом деле, конечно, планировал, но теперь передумал. Сначала хорошенько разберусь с ценами на рынке, да и потом спешить не стану.

Посмотрев на помрачневшие лица магов, быстро добавил: — Но если решу продавать, вы узнаете об этом первыми.

— Хорошо! — воскликнул Стефан, радуясь хоть такой уступке, и попытался дружески ударить меня по плечу, но конь остановился, не желая приближаться к ягуару.

— Ты бы это… — сказал парень, — убрал бы своего духа, а то люди оборачиваются, а стражники обязательно станут вопросы задавать.

— Ты прав, — признал я, заметив, как на меня косятся стоящие перед нами люди.

Странно, что такая простая мысль не пришла мне в голову. Видимо, длительное путешествие все-таки меня доконало. Нужно срочно остановиться и отдохнуть, благо, цель путешествия находится в зоне ста метров.

Развоплотив с укором посмотревшего на меня духа, дальше я двинулся пешком.

— Давай-ка сюда свой топор, — произнес Ибр, подъехав ко мне. — Как-нибудь закреплю его рядом с моим оружием, а то ты с ним создашь не меньше ажиотажа, чем с духом.

Я пожал плечами и отдал топор.

— Тяжелый! — произнес Ибр. — Зачем он тебе такой? Очень тяжелый, большой и неудобный для воина твоих размеров.

Я был солидарен с опытным воином. Топор слишком большой, он был выше меня на двадцать сантиметров как минимум, а я не очень уж низкий.

К тому же, топор действительно был тяжелым, а из-за длинной ручки еще и неудобным. В бою на своих двоих меня не слабо с ним заносило, однако он оказался отличным оружием для боя на ягуаре. К тому же, бесподобным тренажером для мышц.

— Это трофей, — ответил я воину. — Настоящий боевой топор орка. Повешу на стену и в старости буду ностальгировать, глядя на него под треск сгорающих в камине дров. А может, и внукам придется рассказывать историю его появления.

— А мне расскажешь? — тут же заинтересовался Михаил.

Очередь собралась большая, продвигались мы вперед неспешно, небольшими шажками, времени оказалось предостаточно, да и парни поддержали Мишу одобрительным гулом.

— К сожалению, — вынужден был признать я, — она не такая интересная и захватывающая, как вы сейчас подумали.

— Все равно! — настояли парни.

— Стало даже интересней! — заметил Михаил.

Я вздохнул.

— Дело было так. Около месяца назад в Роркогорде проходил турнир всадников, я про него рассказывал, — парни согласно закивали, вспоминая мои рассказы. — Так вот, в это время возле города появились полчища злобных духов, которые стали убивать всех подряд.

Я со своими друзьями был недалеко, поэтому мы кинулись наперерез духам и вместе с Хономом начали поливать их огнем, точнее, он начал, а я просто смотрел, поддерживая его редкими заклинаниями. Когда мои магические силы были на исходе, один из орков-союзников кинул мне этот топор, и крушить духов стразу стало веселее.

Вот, в принципе, и все. Топор после боя я оставил себе.

— И много духов ты победил? — тут же спросил Миша.

— Как и все, — уклончиво ответил я, не желая говорить правду и раскрывать свои возможности. — Трудно подсчитать, мы бились строем, хоть и не плотным, поэтому могу говорить только о нашем небольшом отряде. Духов мы побили много.

— Это там ты раздобыл камни души? — спросил у меня один из воинов.

— И там, и в других местах, — уклончиво ответил я.

Когда мы приблизились к воротам, я увидел насыщенные сиреневым заклинания, нанесенные на створки ворот и уходящие в глубину земли на несколько метров.

«Похоже на рамку металлодетектора, — подумалось мне, — только эта рамка гораздо больше, построена на других принципах и выполняет другие функции».

Через ворота проходили по одному, чтобы, когда рамка выдаст результат, было понятно, кто именно и что пронес. Там же, рядом с аркой, проводили сбор символического налога за вход. Который, однако, оказался гораздо больше за лошадь, чем за человека.

Кинув в специальную банку несколько медяков, я прошел через ворота, рамка не сработала, и я, довольно улыбнувшись, продолжил движение.

Артефакт не нацелен на поиск камней души, это не контрабанда, что, в принципе, логично. Ведь из них делают качественные амулеты, которые есть у многих богатых людей, а богатых не досмотришь просто так.

Однако все мои хорошие мысли сдул внимательный взгляд, буквально прорезавший спину. Я невзначай обернулся, посмотрел, как проходит через рамку Миша, и заметил прищуренный взгляд дежурного мага, который, увидев, что я гляжу на него, тут же отвел взгляд в сторону.

Хм. Чувствую, этот парень сольет информацию обо мне или начальству, или бандитам, а может, и тем, и другим, поэтому оставлять где-либо камни не безопасно. Лучше положить их в банк или носить с собой, во избежание.

Дождавшись, когда все наши пройдут через ворота, мы собрались вместе и двинулись дальше.

Конные шли впереди, я сзади.

Людей на улице было много, поэтому скорость движения оказалась невысокой, и я, идя за конными, не отставал. У меня даже имелось время, чтобы внимательно осмотреть окрестности и запомнить дорогу.

У въезда в город, как и везде, располагались трущобы. Каким бы большим и богатым ни был город, на его задворках всегда живут отбросы общества. И чем больше город, тем больше отбросов будет там обитать. Хлипкий деревянный городок за стеной даже не следует упоминать, это не трущобы, это еще хуже…

Стоит отметить, что главная дорога от ворот до более благополучных районов оказалась вполне приятной. Красивые добротные дома, множество мелких лавочек. Хорошая дорога. Ничто не говорило о том, что мы в старом районе. Однако за фасадами красивых домов, чуть дальше, в глубине города, располагались старые разбитые халупы, которые можно было заметить, проезжая узкие перекрестки.

Местные трущобы все же показались мне более опрятными и приятными для глаз, чем в империи, однако и более опасными. Ведь неспроста на улице почти не встречалось людей, хотя дома явно были набиты ими под завязку. Это, кстати, очень странно.

Вольные баронства считались страной, в которой можно скрыться от преследования, затеряться среди тысяч путешественников. Страной, в которой не принято спрашивать, кто ты и откуда. Поэтому сюда ехали многие, от мятежных аристократов до опасных преступников.

Страна принимала всех. И большинство, конечно же, стремилось поближе к цивилизации, в столицу. Туда, где множество модных заведений, где отдыхают богатеи, где жизнь бьет ключом. Для многих Селирия-Очи стала городом, в котором сбываются мечты, а для многих местом, где их жизнь превратилась в кромешный ад.

Не стоит забывать и об Академии магии, находящейся тут. Для учебы сюда ехали многие, но не всем суждено было поступить. Большинство незадачливых магов оседало в городе, их присутствие в городе придавало особый колорит серой, обыденной жизни преступного мира.

Именно благодаря таким магам в городе хватало разных магических «прибамбасов» и вполне легко можно было получить по темечку не только дубинкой, но и чем-то очень редким. Преступники здесь не гнушались магии, пользовались амулетами и хорошо за них платили, а это, признаться, очень опасно и необычно. В империи люди попроще, там бандиты привыкли полагаться на хорошие ножи, крепкие дубины и простецкие удары в затылок.

Мы вышли на небольшую площадь со множеством перекрестков. Конные отъехали в сторону и начали делиться на группы.

Возле каждого мага оказалось по два воина. Только возле братьев их было четверо.

— Ну и куда ты дальше? — спросил у меня Миша, когда я приблизился к ним.

— Пока еще не решил, — оглядевшись по сторонам, признался я. — У меня была цель достигнуть Силирия-Очи. Я это сделал, дальше даже не загадывал.

Понятно, что теперь мне требовалось выбрать приличное место для ночевки, на первое время — какой-нибудь не слишком плохой трактир с отличной кухней и хорошей комнатой.

Михаил неуверенно посмотрел на брата, затем на Ибра, но все же произнес то, что желал. — Я хотел бы пригласить тебя в наше поместье.

С сомнением поглядев на него, я осторожно заметил:

— Это очень щедрое предложение, не знаю, могу ли принять его.

— Принимай, — поддержал Мишу брат. — Сейчас в столицу прибыло очень много людей, трактиры переполнены, цены даже за плохие комнаты взлетели до небес. Я солидарен с Михаилом и тоже приглашаю тебя.

— Соглашайся! — поддержал братьев Стефан. — Тогда и я буду знать, где тебя искать, сходим как-нибудь, прогуляемся по тавернам.

Ибр с некоторым недовольством посмотрел на братьев, затем меня — я ему не очень нравился. Но права голоса у него не было.

С одной стороны, я его даже понимал. Какой-то ушастый недомерок втерся в доверие к двум наследникам, за которыми он обязан приглядывать, а те мало того что взяли его в свою компанию, так еще и пожить в поместье пригласили, есть повод заволноваться.

Я предполагал возможность такого развития событий, однако до прибытия в город планировал отказаться. Ведь предложение действительно очень щедрое, а быть кому-то обязанным мне не хотелось.

Но подозрительный взгляд дежурного мага меня несколько встревожил. Не хотелось бы, защищаясь от ворья, вступать в конфликт с кем-то влиятельным. А в том, что в этом случае конфликт неизбежен, я не сомневался — не дам же я обворовать себя на круглую сумму кому бы то ни было! А, вступив в конфликт, я непременно привлеку к себе пристальное внимание, чего бы мне совершенно не хотелось.

— В таком случае я согласен, — ответил братьям, — и благодарен вам за предложение.

— Вот и отлично! — сказал Натан. — Теперь появится еще одна «жертва Михаила», вынужденная отвечать на каверзные вопросы.

Мы рассмеялись.

Попрощавшись с полукровками, которые двинулись в разные стороны, пошли к дому Де Бруозов.

Дом парней располагался на красивой, заросшей зеленью и цветами, живописной улочке. Мы остановились около больших резных ворот, от которых в обе стороны отходили каменные стены, увитые густо разросшимся плющом.

— Не советую перебираться через забор, — сразу предупредил нас с Мишей Натан. — Там полно острых полос, механических и магических ловушек. Не лазьте, если не хотите остаться калеками.

Донеся до нас важную информацию, парень приложил руку с амулетом к плоской мраморной плите серого цвета, расположенной посреди ворот.

Замок тут же щелкнул, ворота открылись, а в доме что-то глухо «бумкнуло», оповещая слуг о прибытии хозяев.

— Это магический замок, — пояснил парень, указав на серую плиту.

Я это уже понял, а вот Михаил выглядел удивленным. Видимо, в фамильном поместье такого замка не было.

— Чуть позже я дам вам амулеты, которыми можно открыть ворота, — продолжил говорить старший брат. — Открываются они легко, просто амулет прикладывается к мраморной табличке.

Для наглядности он еще раз приложил руку к плите и, убедившись в том, что мы осмысленно киваем, вошел внутрь, держа коня под уздцы.

Нашему взору предстал небольшой двухэтажный особняк из природного камня с большими окнами и красной черепицей на крыше.

К крыльцу подходила мощеная дорожка, затем она уходила за дом, где, судя по запаху, располагались хозяйственные помещения и конюшня.

Перед домом росли фруктовые деревья и декоративные кустарники, кстати, тщательно обрезанные и приведенные в порядок.

Нас уже встречали, к Натану спешил слуга — тучный мужчина тридцати пяти лет с небольшим брюшком, преданным лицом и словно приклеенной к лицу благожелательной улыбкой.

— Добрый день, господин, — произнес он, низко поклонившись. — Мы рады вашему возвращению.

Подняв голову, мужчина жадно уставился на Натана, ожидая ценных указаний. И слегка мазнул по нам цепким взглядом, словно зондировал, кто есть кто.

Михаил, да и окружающие, этого, конечно же, не заметили, а лично я очень удивился специфическим умениям, продемонстрированным слугой. Готов поспорить, что при взгляде на Михаила в его глазах поселилось понимание — два брата были очень похожи. А вот моя роль и место были ему не совсем понятны, однако он отметил отсутствие печатки на моем пальце, а также наличие непримечательного кольца, говорящего о счете в банке. Очень интересный слуга в доме Де Бруоза, очень.

— Подготовь комнаты мне с Михаилом, — указал Натан на брата, и слуга тут же склонился.

— И нашему другу, — указал он на меня. — Ему — комнату рядом с братом.

— Через какое время накрывать на стол? — уточнил мужчина.

— Через два часа, — что-то прикинув, ответил парень. — Для начала мы хорошенько вымоемся и отдохнем.

— Наполнить водой? — не совсем понятно уточнил мужчина.

— Да, делай все, как обычно, — велел Натан и, передав поводья своего коня подбежавшему конюху, вошел в дом.

— Покажи ребятам их комнаты, — бросил он через плечо.

— Как будет угодно, — поклонившись, ответил слуга и повернулся к нам. — Господа, прошу за мной.

Последовав примеру брата, Миша оставил своего коня слуге, и мы двинулись в дом.

Особняк встретил нас небольшим холлом, прямо в центре которого располагалась широкая деревянная лестница, ведущая на второй этаж. С двух сторон холла виднелись еще две двери.

— Слева, — решил мужчина провести для нас небольшую экскурсию и указал на дверь, — вход в хозяйственные помещения, кухню, склады и комнаты слуг.

— Справа, — он указал на вторую дверь, — столовая и комнаты охраны. На втором этаже находятся только хозяйские и гостевые покои, а также ванная комната.

Поднявшись на второй этаж по неожиданно скрипучей лестнице, мы заняли указанные мужчиной комнаты.

Выяснив, где находится туалетная комната, я скинул мешок и направился туда.

В ванной комнате находились большая чугунная ванна и две пустые дубовые бадьи. Вспомнив, что сюда рвался Натан, я решил провести водные процедуры в комнате и выбрал одну из емкостей.

— Выберу ближайшую, — произнес я и подошел к бадье.

Проверив, проходит ли емкость через дверь, поднатужился и, приподняв ее, понес к себе в комнату. Бадья была не особо тяжелая, для меня, естественно, а не для людей, однако она оказалась неудобной для переноски.

Вытянув в коридор, закинул бадью на плечо. Так было значительно удобнее. Я уже собирался продолжить движение, когда столкнулся лицом к лицу с Натаном, который с выпученными глазами и безмерным удивлением смотрел на меня.

Он был в тапочках, в халате и с махровым полотенцем на плече.

— Помыться надо, — пояснил я, глядя в его выпученные глаза. — Ты же говорил, что сам помыться хочешь, вот я и решил поторопиться и забить бадью. Хочется побыстрее смыть с себя пот и пыль дороги, а потом поваляться в чистой постели.

— Лучшее дело после долгого пути, — согласился со мной маг и спросил: — С водой помочь? Слуг отправить, чтобы наносили?

— Разберусь! — отмахнулся я. — Только после помывки надо будет грязную воду куда-то вылить, но вот не знаю, куда.

— Отправлю слугу, — сказал Натан и как бы невзначай заметил. — У нас такие бадьи только четверо воинов могут перенести.

Я посмотрел на массивную бадью, которую держал на плече, и невинно заметил: — Она на самом деле тяжеловата.

— Тяжеловата… — так же задумчиво произнес парень и протянул мне большой брусок ароматного, вкусно пахнущего мыла.

— Ладно, иди, не буду задерживать.

Я благодарно кивнул, взял мыло и пошел в комнату.

Зайдя в ванную, маг пробурчал себе под нос:

— Может, и мне после такого зрелища с собой топор постоянно таскать? А вдруг и мне поможет?

Занес бадью в свою комнату, измененной печатью «водной пули» наполнил ее, нагрел воду и, раздевшись, с удовольствием окунулся.

Бадья была широкой, мои плечи легко в нее прошли, однако она была не достаточно длинной. Для того, чтобы полностью окунуться, необходимо было согнуть ноги в коленях, но это того стоило.

Раздался стук в дверь.

— Входите! — громко сказал я, вынырнув из-под воды.

Дверь открыла пожилая женщина в одежде служанки.

— Господин Натан велел принести вам полотенце и одежду, — скрипучим голосом произнесла она и, выложив принесенное на кровать, собрала с пола мою грязную одежду. — Постираю и верну! — пояснив, служанка удалилась.

Мысленно поблагодарив мага, я взял лежащий рядом кусок мыла и начал тщательно намыливаться.

Мыло имело приятный персиковый запах. И было довольно качественным.

«Интересно, откуда оно здесь такое хорошее?» — подумал, тщательно намыливая отросшую шевелюру.

Умывшись, ополоснулся, вылез из бадьи и ужаснулся грязной до черноты воде.

Хотелось окунуться еще раз, только в чистую воду, но что делать с грязной? Не придумав ничего лучшего, заморозил воду в бадье и, достав лед из емкости, поставил на пол.

Куда его теперь?

«Потом разберусь!» — мудро решил я и наложил на глыбу льда «печать холода», чтобы она ненароком не растаяла, после чего провел повторные манипуляции по наполнению бадьи водой и нагреванию.

Наконец, хорошенько вымывшись, вытерся принесенным полотенцем, надел штаны, рубаху и почувствовал себя человеком. Порадовали мягкие тапочки, стоящие возле кровати.

Помня об обещанных работниках, я вышел из комнаты и столкнулся со слугами, которые выносили воду из ванной комнаты.

Из нее как раз вышел Натан.

— Спасибо за одежду и полотенце! — поблагодарил его. — Прогуляюсь по лавкам, куплю необходимое и все верну.

— Не стоит благодарности, — отмахнулся маг, вытирая волосы. — Если не сложно, позови Михаила в ванную, а то он, кажется, решил сегодня остаться грязным.

— Хорошо, — кивнул я и постучал в соседнюю комнату.

— Да! — услышал глухой голос и вошел.

Парень обнаружился в комнате. Он безвольной куклой сидел в кресле. Его глаза были пусты и не выражали никаких эмоций.

— Как все запущено! — пробормотал я и участливо спросил. — Устал?

Миша кивнул.

— Пока ехали, все было нормально, а как в комнату зашел, решил немного посидеть. Теперь вот не могу заставить себя встать. Все тело болит.

— Длинная дорога выматывает, — согласился я, присаживаясь в соседнее кресло. — Но знаешь, что лучше всего придает сил после длительного путешествия?

— Что? — заинтересовался парень.

— Горячая вода и чистая одежда, — ответил ему. — Необходимо также хорошенько перекусить и лечь на кровать. Это потрясающее чувство.

— Мне лень мыться! — пожаловался Миша. — Я чувствую себя разваливающимся стариком. Спина затекла, задница, словно камень. Ничего делать не хочу.

— Тогда тебе тем более надо в горячую воду, — сказал я. — Сразу отпустит, вот увидишь.

— К тому же, — добавил, видя, что парень не торопится, — твой брат передал, что если ты не придешь через пару минут, он заставит тебя мыться в его грязной воде!

— Что же ты сразу не сказал! — возмутился Михаил и, подскочив из кресла, выбежал из комнаты.

— Это страшно, когда брат тиран и любит над тобой пошутить! — улыбаясь, сказал я и направился к себе. Следовало вдоволь поваляться на большой чистой кровати, пока не пришло время обеда.

Обед прошел отлично. Тушеные овощи, хорошо прожаренное мясо, свежие салаты, булочки. Я налопался до безобразия, собственно, как и братья.

— Сейчас отдыхаем, — скомандовал Натан, — а вечером пойдем гулять, покажу вам город.

— Мне нужно прогуляться по лавкам, — сказал я, — и кое-что купить.

— Потерпи до завтра, — посоветовал маг. — Порекомендую тебе пару хороших портных, не придется переплачивать или покупать дерьмо. К тому же, — хмыкнул он, — идти куда-нибудь после такого вкусного обеда — это кощунство.

— Твоя правда, — я вынужден был согласиться.

Мы дружно пошли отдыхать, а вечером нас ожидало знакомство с городом.

Вечерняя Силирия-Очи была красива. Мы с ребятами гуляли по узким запутанным улочкам, которые так любят карманники. Здесь их, кстати, была тьма-тьмущая. Потом погуляли по центру города, возле мэрии с огромными часами, пошли на площадь фонтанов. Издали посмотрели на Академию магии, которую закрывал от нас большой красивый забор. Над ним можно было рассмотреть несколько башен, и только.

Посетили верхний город. Самый престижный район столицы. По рассказам Натана, здесь любили веселиться маги, аристократы, купцы и другие представители элиты. Цены тут кусались, но, несмотря на это, я заметил много представителей среднего класса.

В этом районе располагались питейные заведения, таверны, рестораны, небольшие уютные скверы, фонтаны, скульптуры.

— Как тут красиво! — не переставал поражаться Миша, вот уже целый час водивший нас по кварталу.

— Сюда приезжают отдыхать богачи со всех Вольных баронств, а также из ближайших стран, — хмыкнул Натан. — Понятное дело, что здесь красиво. Они за это платят большие деньги.

Мы решили не оставаться в стороне и поучаствовали в веселье: посидели в нескольких заведениях, посмотрели уличные представления. А когда поняли, что у младшего члена нашей команды достаточно новых впечатлений, направились домой.

Мы шли в толпе по широкой дороге, пока это окончательно не надоело Натану.

Несмотря на позднее время, улицы все еще были полны народа.

— Сократим дорогу, — раздраженно произнес старший брат Михаила. Мы свернули на перекрестке и попали в хаос узких улочек. Впрочем, Натан чувствовал себя здесь уверенно.

К сожалению, людей и тут было многовато, хоть и поменьше, чем на центральных улицах.

— Только не зевайте, — предупредил нас маг, — здесь много карманников. И в этот момент все началось.

— Стой урод! — крикнул Миша и рванул в сторону, в какой-то переулок.

«Блин!» — мысленно выругался я и остановил Натана, тронув его за плечо. Он шел вперед, не останавливаясь ни на мгновение. Хотя, как мне показалось, гневный выкрик Михаила невозможно было не услышать.

— Что? — повернувшись, спросил маг.

— У твоего брата украли кошель, и он бросился за вором, — кивнув на подворотню, пояснил я. — Думаю, там его ждет теплый прием.

— Не сомневаюсь! — согласился со мной парень. — А меня ты чего остановил?

— Ты вообще-то его брат! — удивленно посмотрев на Натана, произнес я.

— Конечно! — согласился он со мной. — И поэтому я не хочу ему помогать. Если он проиграет, это будет ему хорошим уроком, а если выиграет, то и так все закончится хорошо.

— Ты издеваешься? — серьезно спросил я.

— Нет, — покачал парень головой и, глядя мне в глаза, так же серьезно, как и я мгновением ранее, произнес. — Меня так отец учил, думаю, это принесло свои плоды.

Посмотрев на мое каменное лицо, он сдался.

— Ладно, если ты настаиваешь, пойдем его подстрахуем.

— Наконец-то! Я уж думал, мы тут вечно будем лясы точить! — мрачно сказал я и, прислушавшись, добавил. — Кажется, Мишу сейчас прирежут.

Я уже собрался войти в транс и броситься на выручку подростку, так как ощущал рядом с ним троих противников. Но меня остановил Натан, придержав за руку.

— Не торопись, — сказал он мне. — Миша справится, его хорошо учили, да и амулеты на нем отличные. Ничего плохого с ним не случится. Максимум, что может произойти, его хорошенько отметелят, ну и поваляют в грязи. Но это, по-моему, даже хорошо, не помчится больше сломя голову в подворотню, в которой потенциально могут поджидать неприятности. Особенно один, или в тот момент, когда рядом с ним и брат, и друг.

Я кивнул, соглашаясь с доводами старшего брата и дистанционно отслеживая, как Миша успешно отбивается от бандюганов. Однако не удержался от комментария.

— С таким братом лучше уж сразу в подворотню. Шучу — сказал, увидев, как Натан нахмурился. — Пошли.

Парень кивнул, и мы двинулись к переулку, из которого доносились звуки боя.

— Только не мешать! — сказал маг. — Будем наблюдать.

Я кивнул, решив довериться молодому магу, все-таки он старший брат Миши и был по-своему прав. Иногда молодые парни должны учиться на своих собственных ошибках, тогда они запомнят их особенно хорошо и надолго.

— А если ударят амулетом? — все же спросил я. — Или среди нападающих будет маг?

— Был бы маг, мы бы уже это узнали. А амулет ему не страшен, защита хорошая.

К месту событий подошли в тот самый момент, когда заклинание «огненной стрелы» ударило Мишу в бок, отчего его подкинуло в воздух и хорошенько приложило о стену. Однако парень меня удивил. Вовремя сгруппировавшись, он почти без потерь встретился со стеной. Хотя такой удар мог причинить много хлопот.

Когда ноги парня коснулись земли, он крикнул.

— Пришло время транса! Ублюдки!

Натан ударил себя раскрытой ладонью по лбу. Как оказалось, это интермировой жест.

Я тоже расстроился из-за выкрика Михаила. Ну зачем говорить о своих намерениях противнику?! Сначала надо его победить, а потом уже изгаляться!

Парень вошел в транс, но, по моему субъективному мнению, очень медленно.

Его противники вовремя поняли, что паренек не так прост, активировали амулеты и бросились убегать.

Ослепленный вспышкой Михаил глухо зарычал, хотел было их догнать, но его ноги по колено провалились в нечто, похожее на болото, которое мгновенно закаменело.

Глухо зарычав, парень попытался вырваться, а когда ему это не удалось, кинул нож в спину ближайшего бандита. Нож встретился с защитой амулета.

Амулет иссяк, однако отвел нож в сторону.

— ААА! — протяжно вскрикнул бандит, сорвав с груди горячий расплавленный кусок метала, который секунду назад сохранил ему жизнь, и кинул его на землю. После чего обернулся, посмотрел на лежащий на земле нож, гнусно ухмыльнувшись, поднял его и устремился вслед за товарищами.

— Чтоб вас разорвало и подкинуло! — с ненавистью крикнул им вдогонку Миша и грязно выругался.

Я даже удивился крутому сквернословию, ладно бы я или Натан такое сказали, но пятнадцатилетний мальчишка? Сильно.

— Ну и как это понимать? — спросил старший брат, выходя из тени, в которой мы стояли.

Именно он не дал мне догнать бандитов и отобрать нож.

Миша замер, видимо, он собирался выбраться и самостоятельно добраться до дома, надеясь, что мы потерялись, и никто из близких не видел его позора. Но оказалось, мы были рядом и все знаем.

— Я…ммм… — проблеял парень, отчаянно краснея.

Натан воспроизвел заклинание, которым воспользовались бандиты с помощью амулета. Земля стала походить на болото, и я, вспомнив, как быстро она застыла, вытащил Мишу.

— Я понял, ты просто решил убиться в первый день пребывания в столице? — подсказал старший брат.

— Неправда, я хотел поймать воришку! — воскликнул Миша.

— А почему? — сделал удивленное лицо Натан. — Я что, разве не говорил тебе спрятать кошель? Как этот воришка смог забраться к тебе под рубаху?

— Я забыл про кошель, — опустив голову, признался парень. — После последнего заведения не спрятал. Я же дома его прятал…

— Допустим, — согласился брат, — пусть забыл. А в подворотню ты зачем прыгнул? Почему нас не позвал, почему не рассказал, что к чему? Я же тебе как-то объяснял, что там может быть засада!

— Я разозлился, что он украл у меня кошель, вот и не сдержался, — опустив голову, сказал Миша.

— Очень плохо, — покачал головой брат. — Слава всем богам, что это были обычные бандиты, а не профессиональные убийцы, иначе ты давно стал бы трупом, а я объяснял матери и отцу, что не уберег младшего брата, ибо он научился сражаться в трансе, использовать несколько заклинаний и вообразил себя непобедимым воином.

Миша недовольно поморщился, но промолчал.

— Я хочу, чтобы ты запомнил этот день, — сказал брат, подходя ближе. — Хорошенько запомнил — и больше не шел на поводу у своих эмоций. Это может тебя подвести! Фатально подвести!

— Хорошо, — несколько оживился Миша. — Если бы не это болото, я бы их…

Брат укоризненно на него посмотрел, и Миша осекся.

— Вот! — поднял я палец вверх, привлекая к себе внимание. — Если бы не болото! Правильное замечание! — заметил серьезно. — Если бы ты не рассказал им, что планируешь войти в транс, то ничего бы не произошло! Это же глупость! Рассказывать противникам о своих умениях! Именно из-за этого ты проиграл!

— Ну-ну! — покачал головой Натан. — Что ж ты так жестко?!

Я ошеломленно посмотрел на него.

— Ты вообще хотел его здесь одного оставить!

— Что?! — возмутился Михаил.

— Это он шутит, — вздохнул маг. — Пошли уже отсюда.

— Подожди, — попросил Миша. — Где-то тут должен лежать кошель, я отобрал его у мальчишки, а потом на меня напала эта троица. — Где же он?! — воскликнул Миша. — Я помню, как он полетел в ту сторону.

В переулке лежало несколько куч мусора, и парень начал их осматривать.

— Не спеши, — посоветовал я, подошел к одной из куч и выволок оттуда мальчишку вора, который держал кошель Миши в руке.

Мальчику было лет семь-восемь, худой, грязный, он затравленно смотрел на меня.

Забрав кошель из окоченевших пальцев, я кинул его Мише.

— Твой? — для проформы спросил у него.

— Мой, — ответил парень.

Мальчишка попытался вырваться, однако я держал его крепко.

Достав из кошеля несколько мелких монет, протянул их мальчику.

— На, покорми своих, — сказал ему.

Мальчик спрятался за меня и незаметно закинул монеты за щеку.

— За нами наблюдает парень, переодетый в старуху? — спросил я.

Мальчик расширенными от удивления глазами посмотрел на меня и кивнул.

— Ну, — подмигнул я ему, — тогда вырывайся и беги.

Мальчишку не надо было уговаривать. Мгновение, и, пробежав несколько метров, он скрылся в толпе.

— Зачем ты отпустил его? — зло спросил у меня Миша. — Он вор! И помогал тем троим!

— Он сирота, — ответил я, — мальчишка, и, несмотря на свой возраст, не побоялся вырвать кошель из твоих рук. А потом сделал это повторно, когда ты кричал противникам, что умеешь входить в транс. И даже после этого, несмотря на страх, почти не дыша, пролежал в мусоре несколько минут. Не факт, что без моей помощи ты смог бы его найти.

Думаю, его надо было поощрить, ведь те бандиты, которые от тебя сбежали, расстроятся из-за того, что мальчик выбрал сильную жертву, и надают ему «люлей».

— Ладно, — немного подумав, ответил Миша. — Раз так, пусть бежит.

— Пошли, — сказал Натан и, показывая пример, двинулся из переулка.

Мы влились в толпу и пошли домой, а я по пути поймал немало задумчивых взглядов — как младшего брата, так и от старшего.

Миша был отходчивым ребенком, поэтому не стал на меня обижаться за резкие слова, сказанные в подворотне. Точнее, некоторое время он меня все же игнорировал, предпочитал не смотреть в мою сторону. Однако, думаю, какой-то частью своего наполненного обидой сознания он понимал, что я абсолютно прав, что мои слова верны, и что я совершенно точно не хочу ему зла. Но юношеское упрямство не позволяло это признать. По крайней мере, открыто.

Подростка хватило только на половину завтрака.

Он бросал на меня быстрые взгляды, после чего опускал голову и продолжал есть. Затем косые взгляды стали длиннее, несколько раз он собирался что-то сказать, но замолкал, а за тем все же сдался.

— Нел, может, прогуляемся сегодня по городу? — спросил, обращаясь ко мне. — Погода стоит отличная!

Я замер, тщательно пережевал пищу, затем повернулся к парню и показательно изумился.

— Ты что, разговариваешь со мной?! Мне казалось, утром ты даже не услышал моих приветствий. Я уж думал, ты язык проглотил! А оказывается, нет! Разговариваешь!

Михаил нахмурился.

— Я вообще-то был сонный, — сказал он, — вот и не заметил тебя, с каждым может случиться.

— Бывает, — согласился я и поддел Мишу. — А я уж подумал, что ты из-за ночного разговора на меня злишься, рад, что ошибался.

Парень нахмурился еще больше, Натан усмехнулся, а я постарался исправить ситуацию, заодно похвалить парнишку, а если получится, то и научить кое-чему.

— Ты оказался более разумным и зрелым, чем я думал. Молодец! Не каждый в твоем возрасте способен настолько здраво рассуждать, оценивать свои ошибки и принимать их! А ведь это очень важно! Признав свои ошибки, ты перестанешь их совершать.

Миша сидел с удивленным лицом.

«Это я, что ли, так думал?» — после чего взял себя в руки и придал лицу уверенности, мол, да, я именно так и думал.

Натан поймал мой взгляд, благодарно кивнул и произнес.

— Я тоже рад, что ты становишься взрослым, — сказал брат Мише. — Молодец.

— Ты редко меня хвалишь, — после некоторой паузы произнес паренек, — очень редко. Я постараюсь запомнить причину, по которой это произошло.

Мы некоторое время молча ели. Служанка принесла вино с бокалами и забрала столовые приборы.

— Так что насчет прогулки? — повторил свой вопрос Миша.

— Пошли! — согласился я.

— Отлично! — обрадовался парень.

— А брата не хочешь с собой взять? — удивленно спросил Натан, хотя было понятно, что он и сам не особо этого желает.

— После того как ты хотел оставить меня одного в той подворотне? — уточнил Миша.

— Я передумал спрашивать, можешь даже не отвечать, просто идите, — сказал брат и разочарованно добавил. — А я его еще и хвалил!..

— Ты бы и сам не согласился, — сказал младший брат. — Уверен, у тебя много дел, так что не изображай обиженного.

— Тут ты прав, — кивнул Натан, — дел у меня за время каникул и правда поднакопилось очень много.

Михаил победно улыбнулся и посмотрел в мою сторону.

— Ну так что, идем?

— Дай хоть вино допить, — возмутился я.

— Главное, не потеряйтесь, — напутствовал нас Натан. — Не собираюсь вас ночью искать по всему городу.

— В крайнем случае, возьмем денег, чтобы где-нибудь перекусить, ну или переночевать в трактире, — с улыбкой сказал я, — так что искать нас не придется.

Натан улыбнулся.

— Хорошо, надеюсь, вам хватит недели шатаний, чтобы найти дорогу домой? А вообще было бы смешно, если бы аристократ имел свой дом в столице, но заблудился среди улочек, и ему бы пришлось жить в трактире.

— Может, тебе и смешно, — заметил я, — но вообще-то рассчитывай на три недели.

Сошлись на неделе. Миша спросил, куда я хотел бы сходить.

— Твой брат показал мне несколько лавок, в которых работают хорошие портные. Так что, необходимо как можно скорее к ним наведаться и кое-что купить.

— У тебя же есть одежда! — удивился парень.

— Походная одежда — не совсем то, в чем мне хотелось бы ходить, особенно в приличном обществе.

Миша кивнул.

— Тогда через полчаса внизу?

— Да, — после некоторой паузы, рассчитав время, ответил я и направился к себе.

Прежде чем отправиться в город, взял кошель с сегами, высыпал камни на кровать, пересчитал и решил, что им пришла пора отправиться в банк.

Нечего им тут оставаться. Камни ценные, мало ли кто и каким образом попробует меня обворовать! Это может оказаться кто угодно, начиная от бабки-служанки, стиравшей мою одежду, и заканчивая профессиональными ворами, которых явно навел на мой след маг-дежурный.

— Сначала зайдем в банк, — улыбнулся я в ответ на вопросительный взгляд Миши и пояснил причину появления в моих руках объемного кошеля.

Выходя из дома, столкнулись с управляющим поместья, тем самым тучным мужчиной, который встречал Натана, когда мы приехали.

— Как мне попасть в банк «Прилк и сыновья»? — спросил у него.

Мужчина наморщил лоб, что-то прикинул, а затем очень подробно объяснил, каким путем туда добраться. Говорил он уверенно, ориентиры выбирал приметные. Не думаю, что заблудимся. А если такое произойдет, то всегда можно обратиться к прохожему или стражнику. Или заплатить мелкую монету одному из мальчишек, что в большом количестве бегают по городу и знают, что где находится.

Благодарно кивнув управляющему, мы с Михаилом направились к банку. Парень старался запомнить маршрут, а я любовался красотами столицы. Разглядывал архитектурные красоты, таблички с названием улиц, мостовую.

Вчера я знакомился с вечерним городом, теперь наступила пора изучить его днем и более детально.

Двигаясь к очередному указанному нам ориентиру, мы встретили идущего домой Ибра, тот очень удивился, увидев охраняемый им объект вне территории поместья и без сопровождения. Меня, понятное дело, сопровождением он не считал.

— Я ведь с Нелломилианом! — как маленькому, объяснил ситуацию Миша. — Ты что, не видишь?

«Ну вот, так я и думал!»

Ибр в очередной раз недовольно на меня посмотрел, прищурился и покачал головой.

«Он начинает меня напрягать!» — подумал с легкой злостью.

— Я иду с вами! — сказал мужчина.

— Еще чего! — возмутился Миша. — Мне дома свободно дышать не давали, охраняли, докучали опекой, а теперь ты и в столице хочешь мне жизнь испортить?! Так, что ли?!

— Но… — попытался возразить мужчина и замолчал под пристальным взглядом свободолюбивого подростка. Видимо, понял, что с Мишей спорить бесполезно, поскольку знал его очень хорошо.

Ибр пожелал нам хорошо отдохнуть, еще раз внимательно посмотрел на меня и, развернувшись, раздраженно направился к дому. Однако его подозрительный взгляд в тот день не раз упирался в мою спину.

Понятное дело, домой мужчина не пошел. Он не стал спорить с Мишей и решил наблюдать за нами издали. Не попадаясь подростку на глаза. Наверное, нужно было охранника сдать, чтобы не нервировал, однако я решил этого не делать. Это же наблюдатель, который в случае неприятностей окажет помощь. Значит, он полезен.

Я поморщился. Ибр опять зондировал мою спину.

Может, мне его все-таки сдать?!

Ну надоел мне его прищуренный взгляд. Страшно надоел. Понимаю, что старый воин меня подозревает. Подозревает в чем-то плохом.

Например, в том, что я втерся в доверие к молодому поколению семьи де Бруоз с корыстной целью. И теперь живу в их доме, в гостевой комнате, трапезничаю за одним столом с молодыми хозяевами и даже влияю на их поступки.

И ведь не зря подозревает меня старый черт. Ведь я действительно познакомился в трактире и прибился к парням не просто так, хотя поначалу знакомство было совершенно случайным и сумбурным.

Вообще-то я с большинством людей стараюсь вести себя дружелюбно, не люблю ссориться, считаю, что лучше худой мир, чем добрая война. Но в новом мире мне пришлось изменить себя, чтобы в один прекрасный момент не сдохнуть. Поэтому не считаю, что особенно виноват в тех приятельских отношениях, которые сложились у меня с парнями. Они не негодяи и не моральные уроды, приятные молодые люди, с которыми не грех дружить.

Однако Ибр был уверен, что, дружа с Мишей и Натаном, я преследую только корыстные цели.

На самом деле в данный момент вопрос моего выживания не стоял настолько остро. В Вольных баронствах на меня еще никто не начал охоту, я ни с кем не поссорился, никому не перешел дорогу. Меня почти никто не знал, и я никому ничего не был должен. Поэтому несколько расслабился и стал вести себя в привычной земной манере — вспомнил, каким был раньше…

Поначалу я влился в слаженную группу воинов и магов для того, чтобы было веселей путешествовать. Затем захотел наладить дружеские связи со старшими студентами академии, лишними такие знакомства никогда не бывают. Но потом забыл об этом и наслаждался хорошим общением и хорошей компанией.

Несмотря на то, что такое общение меня искренне радовало, пришлось осознать, что трущобный зверек все еще живет где-то глубоко во мне. Я понял это в тот момент, когда Михаил и Натан пригласили меня погостить у них.

Пригласили они меня не просто так, по доброте душевной, а потому, что я их обрабатывал! Постоянно обрабатывал, машинально, почти без участия сознания, даже не задаваясь вопросом, а зачем мне это? Зачем нравиться им еще больше? Ведь мы и так хорошо общаемся!

Я просто жил на инстинктах, как привык в этом мире.

И не было ничего удивительного в том, что Ибр это заметил. Или его просто напрягало хорошее отношение парней к постороннему человеку, даже не аристократу? Или не понравилось то, что я, в отличие от него, не думаю о крове и еде, спонсируют меня ребята?

Может быть.

Единственной моей неформальной обязанностью было развлечение Миши и его брата. Хотя не знаю, кто кого развлекал…

Банк «Прилк и сыновья» стоял именно там, где и сказал тучный управлявший. Напротив большого шикарного ресторана «Лесная роща».

Одно из любимых мест Натана, которое он мне очень рекомендовал, именно поэтому я его и запомнил.

На этот раз мое посещение финансового заведения прошло спокойно, в банке меня встретили благожелательно, охрана из дежурки не выбегала, то ли из-за того, что мы были в дорогой одежде, то ли из-за кольца, идентифицирующего меня как клиента, а может быть из-за того, что со мной не было огромного серого орка. Скорее всего, из-за последнего.

К нам подошел управляющий, поздоровался и попросил подождать пару минут. К моей радости и к еще большей радости Михаила, которому сложно было сидеть на одном месте, ждали мы совсем недолго.

— Я быстро, — кивнул Мише в ответ на его взгляд и оставил парня в холле.

Поднявшись на второй этаж, рассказал о своей проблеме управляющему. Мне оперативно предоставили ячейку, быстро составили договор.

Сняв некоторое количество денег со счета, я поблагодарил работников банка и спустился к Мише. Нас ждал поход к портным.

После того как вопрос с сохранностью сегов был решен, я в отличном настроении направился к хорошим портным, тем самым, которых мне порекомендовал Натан. Однако, к моему большому сожалению, первые два мастера оказались мужчинами определенно не той ориентации.

Возможно, в моем мире это было бы даже хорошо, и мастера помогли бы с выбором качественной, хорошо сидящей одежды. Однако в этом мире на всех моделях обнаружилось большое количество шитья и разнообразных кружев. Всевозможные вырви глазные яркие цвета (и где такую ткань достали?) я в принципе не считал уместными для моего гардероба.

Помянув нехорошим словом Натана, который, думаю, от души посмеялся надо мной, я размышлял, идти ли мне к третьему портному, которого он мне порекомендовал, или это очередной прикол, и лучше начать искать толкового портного самому.

Размышлял я недолго, мастерская третьего портного располагалась совсем рядом, и я все же решил зайти к нему.

— Если у третьего будут такие же вещи, я, наверное, куплю что-нибудь, — ошарашил меня Миша.

— Ты чего?! — удивленно посмотрел на него.

— А что?! Приду к Натану в таком наряде, поблагодарю за хорошего портного и скажу, что теперь всегда буду так одеваться.

— Он обалдеет! — улыбнулся я, представив подобную картину.

Отправившись к третьему портному, мы приняли правильное решение. Нас встретил хороший профессионал в строгом костюме, с большими ножницами и рулеткой в руке. Он быстро снял с меня мерки, покивал своим мыслям и предоставил для выбора большую коллекцию готовой одежды высшего качества по доступным ценам. Хотя насчет цены я все же загнул, доступной она была только для состоятельных людей.

Выбрал несколько темных брюк из плотного материала и пару светлых рубах, приобрел нижнее белье, полотенца, платки, нитки и прочие нужные в хозяйстве вещи.

Еще одной приятной новостью было то, что в данной лавке имелась служба доставки вещей на дом, необходимо было только назвать адрес. Закончив с делами, расплатился, и мы вышли на улицу, размышляя, куда лучше сходить.

— Может, в «Рощу»? — спросил Миша. — Что-то в горле пересохло.

Ресторан «Лесная роща» находился недалеко, и я не видел причин отказываться.

— Пошли.

Ресторан встретил нас большим количеством зелени и услужливо улыбающимся администратором.

— Добрый день! — мило проворковала девушка, оценивая наш внешний вид и платежеспособность. — Прошу за мной.

Пройдя вслед за служащей, мы оказались в уютном зале средних размеров с двумя десятками столов.

Большинство было занято. Однако нашлось несколько свободных.

— Вы никого не ждете? — уточнила девушка, поворачиваясь к нам и указывая рукой на четырехместный столик. — Я могу предложить вам этот вариант?

— Этот вариант нам подходит, — ответил, присаживаясь на обитый кожей стул с высокой спинкой.

Девушка отошла в сторону, а Миша занял место напротив меня.

— Желаете познакомиться с меню? — спросила девушка, улыбаясь.

— Принесите для начала по бокалу хорошего красного вина, — попросил я. — Под вино как раз познакомимся с вашим ассортиментом.

Девушка улыбнулась и, словно по волшебству, у нее в руках появилось две кожаные папки.

«Удивительно! Сервис, как на Земле. Может, это заведение когда-то принадлежало попаданцу?» — подумал я.

Пока мы раздумывали, чего бы съесть, принесли отличное вино.

— А тут хорошо! — заметил Мише, который оглядывался украдкой и вел себя несколько скованно.

— Да! — ответил он, рассматривая обстановку. — Тут очень необычно.

Еще бы! Высокие потолки; хрустальные люстры; стены, обшитые темным деревом; картины с пейзажами на стенах; красивые официантки и администраторы в светло-зеленых платьях; много цветущих растений; столики разделены перегородками средней высоты, что создает ощущение приватности и свободы одновременно; к тому же, среди посетителей — большое количество красивых и состоятельных девушек. Настоящий рай для молодого парня!

Стоит отметить, что обедали здесь не только представительницы женского пола. Имелась и парочка чисто «мужских» столов, за двумя из которых методично нажирались представители золотой молодежи. В ресторане было еще три зала, но мы до них не дошли, обосновались в первом. Столики стояли у стен, а в центре осталось пустое место. Интересно для чего?

Кухня в «Лесной роще» оказалась выше всяких похвал. Не то что бы у де Бруозов плохо готовили, нет, очень даже вкусно, но блюда этого заведения явно создавал настоящий профессионал.

Заказанное мясо было просто восхитительным! Невероятно сочное, оно просто таяло во рту.

Неожиданно для нас с Мишей заиграла музыка. На небольшой импровизированной сцене высотой сантиметров в десять расположился десяток музыкантов со струнными и духовыми инструментами. Не заметили мы их по простой причине — Миша искоса рассматривал женщин, а я слушал их разговоры, что было намного интереснее.

Музыканты начали играть медленную красивую мелодию. Мы отодвинули тарелки в сторону, взяли бокалы с вином и принялись слушать.

— Как красиво! — тихо сказал Миша. — Ты только послушай, я такого еще не слышал!

Я кивнул. Музыка действительно оказалась красивой. Да даже если бы оказалась ужасной — перед нами был настоящий оркестр! Давно мне не приходилось сталкиваться с таким чудом.

Мелодия закончилась, и присутствующие вежливо захлопали музыкантам. Я находился под впечатлением, Миша тоже, видимо, раньше он вообще не слышал оркестра.

— У нас дома есть музыкальные шкатулки, — подтвердил парень мою догадку. — Но слушать подобное вживую, несомненно, куда более восхитительно.

Мы приступили к еде.

Музыканты ушли, через некоторое время вернулись вновь и стали исполнять следующую музыкальную композицию. Более быструю и веселую.

И тут я понял, для чего предназначено пустое пространство в центре зала. Все, как на Земле. Мужчины поднялись со своих мест и стали приглашать присутствующих женщин на танец.

— Я знаю этот танец! — сказал Миша с горящими глазами.

— Тогда дерзай, — предложил я. — С удовольствием поддержу тебя.

Парень мрачно на меня посмотрел.

— А ты что, не пойдешь?

— Нет — покачал я головой. — Не знаю этот танец. — Потом решил его спровоцировать. — Или ты боишься идти один?

Парень зло хмыкнул, встал и направился к ближайшему столику, где, как я помнил, сидело несколько молодых особ симпатичной наружности.

«А Мише лучше много не пить. Он становится каким-то агрессивным!» — заметил я.

— Леди, я могу пригласить вас на танец? — уверенно, несмотря на некоторое напряжение, спросил парень у одной из девушек.

— Можете! — весело ответил молодой женский голос. Взяв свою спутницу за руку, Михаил отвел ее в центр зала и уверенно закружил в танце.

Я незаметно показал парню большой палец, когда он посмотрел на меня.

Танец закончился. Михаил отвел девушку к столу, поблагодарил и вернулся ко мне.

— Ну, ты даешь! — тихо сказал я. — Отлично танцуешь! Уверенно! Где научился?

— Это все мама, — тихо ответил довольный парень, лучась от радости. — Она заставляла меня вечерами танцевать с ней, говорила, что я буду ее за это благодарить. До сегодняшнего дня я не верил, а теперь изменил свое мнение. Лили тоже оценила мои умения, — заметил Миша через какое-то время.

— Ты делаешь успехи! — улыбнулся я. — Она уже назвала тебе свое имя?

— Конечно! — удивился парень. — Это по этикету положено — ну а остальное я у нее вытянул.

Миша действительно меня удивлял. И своим уверенными действиями, и отличным умением танцевать, и тем, что не постеснялся расспросить девушку, не дал ей скучать. И все это несмотря на то, что он еще подросток и должен волноваться. Или все дело в вине?

Следующие пару танцев Миша приглашал Лили. Несколько раз он предлагал мне пригласить ее подруг, но я отказывался.

Слушал чудесную музыку, пил вкусное вино. Ловил на себе заинтересованные взгляды, но продолжал сидеть на месте. Не было настроения заводить знакомства. Может, как-нибудь потом.

В очередной раз заиграла медленная мелодия. Михаил направился к своей даме, однако его опередили.

— Леди! Позвольте пригласить вас на танец! — донесся до меня пьяный голос молодого мужчины.

— Благодарю, но — нет! — сухо сказала ему Лили, но потом решила смягчить отказ. — Мой кавалер ждет.

— Этот сосунок? — громко спросил пьяный мужчина, кивнув на Мишу.

Я аккуратно провел по губам кончиком белоснежной салфетки, отложил ее в сторону, встал, повернулся лицом к конфликтующим.

«Не стоило мужику так говорить. Он только что прилюдно оскорбил дворянина. Неужели будет дуэль? Или обойдемся мордобоем?»

Миша стоял, сжав кулаки, и размышлял над ситуацией. Видимо, думал о том же, о чем и я. Позориться перед новой подругой и терпеть оскорбления от непонятно кого он не собирался.

В это время его соперник взял Лили за руку и дернул к себе.

— Пошли!

Мгновение, и молодой мужчина, неуважительно отнесшийся к подростку и его партнерше по танцам, по красивой дуге устремился на пол, а Лили упала в объятья поймавшего ее Михаила.

«А его скорость транса увеличилась, — заметил я, разглядывая Мишу, придерживающего заплаканную девушку за руку. — Вот что значат будоражащая кровь злость и желание показать себя во всей красе перед противоположным полом, а может, и вообще только второе».

Товарищи поверженного на пол грубияна вскочили со своих мест. Из неприметной дверцы выбежала пятерка магов с магическими жезлами. Я закрыл собой Мишу и девушку.

Все замерли. Посетители с интересом смотрели в нашу сторону.

— Мой друг всего лишь встал на защиту девушки, — пояснил я охране и высокому мужчине-полукровке в дорогом костюме, вышедшему вслед за магами.

— Это так? — холодно спросил он, подойдя к плачущей девушке, которую уже утешали подруги и оказавшийся за одним столом с ними Михаил.

Разобравшись в ситуации, мужчина повернулся к выпившей компании.

Я прошу вас покинуть заведение и забрать своего друга.

Не знаю, кто этот мужик, но говорил он так веско и уверенно, будто ничуть не сомневался в том, что его услышат и требование выполнят. К моему удивлению, так и получилось. Мужчины не стали конфликтовать, расплатились и поспешно ретировались.

Лили начала приглашать нас за стол, ее охранник подошел, чтобы прояснить ситуацию, а администратор в знак благодарности принесла вина для нас с Мишей.

— Надо уходить! — тихо шепнул я на ухо парню.

Тот возмущенно на меня посмотрел.

— После всего, что случилось?!

— Вот именно! — ответил ему. — Именно сейчас и надо уходить. Скажи своей Лили, что пришла пора прощаться, но ты будешь рад встретить ее здесь в следующий раз. Так надо. Пусть у нее в сердце останется образ героя!

А то, если мы сейчас согласимся с их предложением, весь эффект от твоего героического поступка смажется. Да и девушка будет удивлена твоим поспешным уходом. Всю ночь станет думать о тебе и о том, зачем ты это сделал!

— Да? — удивился Миша, глаза его загорелись. — Ты обязательно научишь меня, как правильно общаться с девушками! Я вижу, ты это умеешь.

— Хорошо, — согласился я, не знаю, почему. Может, потому что выпивший Миша и трезвый Миша — это два разных человека?

— Только спроси, есть ли у нее охрана, которая проводит ее до дома?

Михаил кивнул. И направился к девушкам. После нескольких прощальных фраз, разочарованных вздохов и ахов, мы направились к выходу.

— Мы хотели бы расплатиться, — подошел я к администратору.

— О, не стоит! — покачала головой девушка. — Хозяин благодарит вас за участие в разрешении конфликта. Для вас сегодня все бесплатно.

— Тогда это вам! — сказал я и вложил несколько монет в руку администратора. — Спасибо за то, что посоветовали отличное вино.

Как только мы вышли на улицу, я сразу почувствовал слежку.

— Наши обиженные за взбучку «друзья» крадутся за нами, — предупредил Мишу.

— Отлично! — раздраженно сказал он. — Хоть злость будет на ком выместить.

Я посмотрел на возбужденного парня с удивлением, после чего завел его в ближайшую безлюдную подворотню.

Отнюдь не трезвые соперники, шумно пыхтя, влетели туда же и напоролись на наши кулаки.

Точнее, на кулаки Миши. Я его всего лишь страховал.

Напали на нас трое. Того, что приставал к девушке в «Лесной роще», не было. Видимо, ему сильно досталось.

Вначале нашим противникам везло. Мужчины были в защитных амулетах, которые, однако, через десяток пропущенных ударов выдохлись. После этого удача от них отвернулась.

— Ну что, спустил пар? — спросил я после того как последний из нападавших упал.

— Да, — кивнул парень.

— Тогда побежали, а то я уже слышу — к нам спешит стража.

Выйдя из подворотни, мы неспешным шагом направились домой, пропустив бегущих на шум драки стражников.

— Это не я их! — донесся через пару минут возмущенный голос Ибра.

Следующие дни мы потратили на осмотр города. Миша — потому что ему было интересно. Я — для того, чтобы изучить новое место постоянного проживания, основные улицы, запоминающиеся ориентиры и возможные маршруты для бегства.

Натан прогулялся с нами всего один раз, после чего заявил, что ему есть куда тратить свое драгоценное время, и мы можем развлекаться, как нам заблагорассудится.

Некоторое время за нами следил Ибр, издали, не привлекая внимания Миши, однако и он через некоторое время исчез. Убедился в том, что мы спокойно отдыхаем, в неприятности не ввязываемся, а если возникает конфликт, то я довольно умело из него выхожу. Что-что, а привлекать к себе внимание мы не собирались. Тот конфликт в «Лесной роще» не считается. Там я просто страховал Мишу.

Видимо, и Натан, и Ибр были рады перегрузить заботу о младшем де Бруозе на постороннего.

Мы с Михаилом совершенно не обиделись на такое наплевательское отношение. Без лишнего надзора дышится легче.

Днем вместе с Мишей я изучал благополучные районы города, то, чем по праву гордилась столица, а ночью шел в более опасные районы. Было интересно посмотреть на местный криминальный мир изнутри.

С помощью магического зрения я смог легко вычислить, в каких местах на территории дома де Бруозов находятся магические ловушки. Несколько механических ловушек, спрятанных возле забора, обошел с помощью развитой чувствительности.

Покинув пределы поместья, надевал темный плащ и начинал свой поход по злачным местам.

Я собирал информацию о теневом мире столицы. Сколько в Силирии-Очи банд, сколько главарей, кто из них сильный, кто слабый, каково распределение сфер влияния между кланами, какие ниши преступного мира заняты, чем бандиты не промышляют.

Я совсем не собирался нырять в омут бандитской жизни. Совсем не собирался. Хватит, побывал уже в дерьме, довольно!

Но, видимо, я недооценил зерна криминального таланта, что взрастили во мне Люк и Никон. Хотелось разобраться, кто есть кто в преступном мире. Не только для того, чтобы случайно не перейти дорогу авторитетам, но и для того, чтобы понять, кто может охотиться за моими сегами.

«Ну вот! Опять придумываю оправдания для своей ночной жизни!» — досадливо хмыкнул я.

Хотя доля правды в моих рассуждениях была. Познай своего врага, и ты легко сможешь его победить. Даже если победой станет уход от драки.

Зная опасных людей, я смогу избегать конфликтов с ними. Лишняя известность мне не нужна, так что, если на меня никто не обратит пристального внимания, это уже победа.

Но если кто-то захочет меня прощупать, я буду знать его уязвимое место и молниеносно ударю именно туда. Хотя до этого доводить не хотелось бы.

Одной из причин моих ночных походов являлось желание найти профессиональных наемников, к которым можно обратиться с деликатной просьбой. Соответственно, у этих людей должна быть хорошая репутация — не хотелось, чтобы меня потом кинули.

Для более глубокого понимания происходящего я купил тетрадь, писчие принадлежности и начал систематизировать данные, которые получил в трущобах. Тетрадь быстро наполнялась записями, а схемы и диаграммы позволили понять несколько интересных деталей и разобраться в принципе разделения власти. Больше мне ничего не было нужно.

Посидев некоторое время в очередном трактире и выпив пива, я вышел из него и чуть не столкнулся лицом к лицу с Ибром, который кого-то высматривал.

«Что этот чистюля тут делает? — удивился я. — Неужели следит за мной?»

Хорошо, что накинул капюшон, и мужчина меня не заметил.

Я сделал еще несколько шагов и замер.

— Ты искал меня?! — послышался глухой и хриплый, как у курящего с пятидесятилетним стажем, голос. Из тени, преградив дорогу, вышла темная фигура.

Не теряя времени, я просканировал стоящего передо мной мужчину… или… не мужчину?!

«Надеюсь, это тот, кто мне нужен!»

— Искал, — ответил, хотя не был уверен, кто именно стоит передо мной.

Незнакомец активировал амулет, и мы оказались в аналоге «кокона тишины». Теперь никто не мог нас услышать.

— Мое имя Клизган. — Представился неизвестный, чтобы как-то развеять мои сомнения. — Какая именно информация тебе нужна?

Я достал из кармана тетрадь, карандашный грифель и сделал пару надписей, после чего вырвал лист и передал его стоящему передо мной человеку.

Незнакомец мгновение поколебался, затем облаченная в кожаную перчатку рука взяла листок и развернула его.

Этот человек, стоящий со мной в «коконе тишины» и читающий мою записку, был довольно авторитетным в местных трущобах бандитом, хоть главарем и не являлся.

Его настоящего имени никто не знал, Клизган — всего лишь кличка. Бандит постоянно «шифровался». Никаких данных о том, кто он на самом деле, не имелось. Были только сведения, полученные в результате личного общения, внешние данные, а больше ничего. Тем, кто пытался раскрыть тайну его личности, очень не повезло. Плохо кончил в том числе один из мелких главарей, при этом убили его свои же, после того как узнали о крысятничестве. В общем, человек не хотел, чтобы тайна его личности была раскрыта, ведь за добытые им сведения могли убить.

К тому же, он специализировался на добыче информации. И, судя по всему, делал это очень хорошо. Кажется, это именно тот наемник, которого я искал.

Найти его оказалось легко, надо было лишь спросить у хозяина трактира, в котором я сидел, в городе ли Клизган. Трактирщик каким-то образом давал ему знать.

— Через три дня здесь же, — мрачно сказал Клизган, прочитав записку. — В это же время.

Я согласился.

Уточнив несколько моментов, наемник ушел, озвучив напоследок цены на свои услуги.

Я мысленно присвистнул, однако согласился.

Данная информация мне очень полезна. И непременно будет использована в работе.

Ведь, как говорится, кто владеет информацией, тот владеет миром. Правильные, чертовски правильные слова!

За своевременную и правдивую информацию не жаль немного переплатить, особенно если ее добывает столь вкусно пахнущая девушка, успешно маскирующаяся под мужика.

Теперь понятен смысл ношения бесформенного балахона — он должен скрыть женские особенности фигуры.

— Ура! Ура! Ура! — разбудил меня ворвавшийся в комнату Миша. — Сегодня день поступления!

Ночь у меня была довольно напряженной. Я задумался и поздно заметил идущий за мной «хвост», после чего пришлось долго уходить от слежки. За мной следил профессионал, это я понял сразу: скорость была на высоте. Чтобы не раскрыть свои реальные способности, пришлось покружить по городу. Домой вернулся под утро и очень хотел спать.

— Ну почему ты еще в кровати?! — удивленно спросил парень.

Вместо ответа я кинул в него подушкой и накрылся второй.

— Понял! — ответил Михаил, поймав импровизированный снаряд. — Зайду позже.

Я попытался уснуть, но, к сожалению, сон ушел.

Грязно выругался, еще немного повалялся, после чего встал и начал совершать утренний моцион.

Глава 3

«Второе высшее, — подумал, тяжело вздохнув. — И я сам, добровольно, подписываюсь на эти муки, к тому же, собираюсь платить за них огромные деньги!»

С одной стороны, я сознавал, что в этой магической академии меня должны многому научить, и что это новая ступень в моем развитии. Я смогу пользоваться новой магией, не вызывая подозрений у опытных мастеров своими старомодными печатями и рунами. Изучу общество магов изнутри, встрою себя в социальную систему, заведу знакомства. Что очень полезно.

С другой стороны, я понимал: учеба — это прежде всего тесты, контрольные, опросы, лекции, практические занятия. А значит, придется вкалывать на занятиях, и делать это полноценно. А вкалывать я не очень люблю, как и большинство людей, в принципе. Нам бы чего попроще. И чтобы все как-то само собой шло, чтобы можно было плыть по течению, а оно несло бы тебя в светлое будущее. Но такой жизни у меня не предвиделось.

К моему большому сожалению, я не отношусь к категории людей, которые любят учиться. Значит, придется преодолевать препятствия, чтобы делать шаги вперед и победить самого страшного врага — самого себя…

Несмотря на утро, солнце припекало.

Мы стояли на Площади фонтанов, расположенной возле главного входа в академию, и ждали. Ждали церемонии, посвященной началу приема в академию и сопутствующих мероприятий.

Мы — это я и два брата де Бруоза. Ждали мы приглашения внутрь. Ждали, потому что пришли намного раньше.

Большие часы на одной из башен показывали десять двадцать утра, нам предстояло ждать целых сорок минут.

— Мне уже жарко! — пожаловался Миша. — Солнце так и печет!

Он был одет в строгий черный костюм, в то время как мы с Натаном щеголяли в легких рубашках.

— Ведь я говорил, что мы слишком рано выходим, — заметил старший брат равнодушным тоном. — А ты все настаивал и настаивал. Теперь расплачивайся.

— Но зато мы прогулялись по городу, и теперь точно не окажемся последними из пришедших! — заметил Миша.

— Какими еще последними? Тут вообще-то нет очередей! — посмотрев на брата, как на идиота, проговорил Натан. — Всю толпу поступающих позовут к главным воротам, после чего разобьют на группы и отправят проходить первый этап приемных испытаний.

На первом этапе комиссия проверит уровень вашей силы и запишет личные данные. Прошедших первый тур отведут в бальный зал. Там они будут дожидаться вызова на вторую, самую важную комиссию. Там и начнется настоящее испытание, ведь в составе комиссии несколько деканов.

Михаил некоторое время молча смотрел на брата, а затем возмущенно воскликнул:

— Ты же сам мне когда-то давно говорил, что перед поступлением отстоял длинную-предлинную очередь! И что для того, чтобы успеть, пришел очень-очень рано! Ты же сам говорил! Я помню!

— Да?! — удивленно произнес Натан, а затем пробормотал: — Кажется, что-то такое припоминаю.

На мой вопросительный взгляд он пояснил.

— После первого года обучения я вернулся домой и был сметен напором младшего брата, мечтающего поступить в академию. Он тогда всю душу измотал своими вопросами, прохода не давал, вот я и решил отомстить. Рассказал про эту очередь и про то, что вставать надо пораньше. Я был глуп и думал, что это отличная шутка. Думал, что когда-нибудь потом он станет взрослее, приедет поступать в академию, займет очередь, которой нет. Те, кто знает о правилах поступления, будут посмеиваться, те, кто не знает — присоединятся и станут за ним. Соберется большая очередь из дураков, и возглавлять ее будет мой Михаил. Вот смеху было бы! Это сейчас я понимаю, что за несколько лет ты вполне мог узнать, как проходит поступление, но тогда полагал, что жестоко тебе отомстил.

— И ты еще смеешь называться моим братом?! — возмутился Миша, посмотрел на Натана и добавил.

— Я, вообще-то, именно поэтому встал сегодня так рано! После того как Нел отказался подниматься, хотел один пойти и занять очередь, да только Ибр не пустил, сказал вас ждать!

Секунду мы смотрели на подростка, а потом начали самым неприличным образом ржать.

Люди, стоящие рядом, оборачивались и с интересом смотрели на нас. Отсмеявшись, мы постарались успокоиться, что оказалось не так легко.

— Но почему ты не проверил информацию?! — спросил Натан, посмеиваясь. — Не поспрашивал ни у кого?

— Да потому что я не думал, что мой брат будет мне врать! Я же верил тебе!

— Ты страшный человек! — смеясь, сказал я Натану. — Хорошая шутка.

— Да! — протянул он, почесывая голову. — Вот бы позора было, если бы Ибр его не остановил! На все Вольные баронства. Надо будет охраннику бочку пива купить! Заслужил!

— А почему, когда мы пришли, ты не стал искать очередь? — заинтересованно спросил я у Миши. — Мы тут уже довольно долго стоим, а ты не пошел никуда.

— Подумал, что очередь уже большая, и смысла в нее становиться нет, да и брат студиоз может помочь и провести без очереди, не зря с нами пошел, ведь так?

— Я тебя огорчу, — признался Натан. — Где-то здесь должны быть мои друзья со своими родственниками, вот я и пришел встретиться с ними.

Миша нахмурился.

— Не злись на брата! — сказал я парню. — Он просто шутит. Конечно же, он пришел поддержать тебя, только не может этого открыто признать, он же у нас брутальный взрослый студиоз.

— И вовсе не шучу! — улыбаясь, произнес Натан и легко ткнул меня в плечо. — Наговариваешь на меня.

— А почему возле тебя есть прохладный ветерок? А возле меня нет? — удивился брутальный студиоз, проведя рукой у меня над плечом.

— Потому что это специальное заклинание, — произнес я и растянул печать «кондиционера» на всю нашу тройку.

Эту печать я тоже придумал сам. Придумать ее было не так и сложно. Я воспроизвел руну холода, а над ней расположил модернизированную печать «воздушного потока», в которой изменил скорость движения ветра, сделав ее очень-очень медленной.

Расположить такую печать над собой удалось легко, тяжелее было контролировать ее положение, но позже я научился делать это легко и непринужденно.

Заклинание висело в воздухе, обдувая меня прохладным ветерком. Это же сейчас почувствовали и братья.

— Как прохладно! — восхитился Миша. — Так намного лучше.

— Неплохо! — признал Натан и спросил. — А как тебе удалось сотворить заклинание незаметно от меня? Я даже не почувствовал, что ты занялся плетениями!

Спрашивать что-то типа: «А зачем тебе в таком случае магическое зрение?» — я не стал. Ведь и ежу понятно, что плетения парень не видит, не зря употребил слова «не почувствовал».

Я не знал, что ответить. Да и как объяснить, что магии меня учила рассыпающаяся на куски старая мумия, которая теперь уже совсем не старая, что магией я владею не современной, которую практикуют они, а более сложной и старой, от которой давно отказались, и мало кто о ней помнит.

Сказать правду я не мог, да и не собирался, поэтому решился на небольшую хитрость, которая позволяла ответить хоть что-то.

— Давай кое-что проверим! — сказал Натану. — Попробуй почувствовать.

Увидев, что парень готов и сосредоточен, я создал в своей руке маленький «огненный шар».

— А сейчас что-нибудь чувствуешь?

— Нет! — удивленно покачал он головой.

— Тогда создай заклинание ты, — попросил его и «включил» магическое зрение. — Хочу кое-что проверить.

Маг кивнул. Сплел явно видное мне плетение, после чего в его руке появился такой же небольшой, как у меня, «огненный шар».

Однако, в отличие от моего, этот шар не был стабильным и пытался вырваться.

Развоплотив свой «огненный шар», Натан посмотрел на меня, а я, вспоминая, воспроизвел его плетение с помощью моих магических нитей. К моему большому удивлению, получилось с первого раза. Нити заклинания закольцевались, и над моей ладонью повис «огненный шар». Точно такой же, как у студиоза.

Хорошо, что я влил в него очень мало энергии, шар получился больше предыдущего. Намного. Если бы я не следил за этим параметром, он вышел бы очень большим. Чтобы «огненный шар» не улетел, мне пришлось закрепить его линией силы. После чего он перестал вырываться.

— А сейчас? — спросил я мага.

— А сейчас почувствовал, — с интересом глядя на меня, сказал Натан. — Что же за заклинаниями ты владеешь?!

— Обычные заклинания! — пожал я печами.

— Ты что, умеешь контролировать сразу два заклинания? — в свою очередь спросил ошеломленный Миша. Это же очень сложно!

— Да, — согласился Натан, это очень сложно, — поддерживать одно заклинание и делать второе — немногие с таким справляются.

— Это не так уж и тяжело, — отмахнулся я. — Надо только захотеть этому научиться, да и контролировать заклинания не так тяжело, по крайней мере, легче, чем создавать. Мой учитель научил меня этому. Многих заклинаний он не знал, но держать два заклинания научил.

— Молодые люди! Как это понимать?! — строго обратилась к нам пожилая женщина в одежде огненного мага. — Практиковаться в боевых заклинаниях уместно на полигонах или под присмотром педагога, но никак не в общественном месте!

— Извините! — Я погасил заклинание.

— Студиоз де Бруоз! — воскликнула женщина, посмотрев на Натана. — Вы замешены в подобном безобразии?!

— Доброе утро, госпожа заместитель декана! — не нашел ничего лучшего, чем поздороваться, парень.

— Какое же оно доброе, — не согласилась женщина и нахмурилась, — если мой студиоз замешан в акции, которая может сорвать или омрачить церемонию поступления в академию?

— В какой акции?! — широко раскрыв глаза от удивления, спросил Миша. Он был озадачен таким удивительным обвинением.

— Это ваш брат? — не отвечая на вопрос парня, спросила женщина у Натана и, не дождавшись ответа, продолжила: — Похож, похож. Такой же наглый и непочтительный, как и вы…

Не успев договорить, женщина сорвалась с места, поспешила к другой группе магов и громко, на ходу, их отчитала.

— Интересная дамочка! — глядя ей вслед, произнес я.

— Ты даже не представляешь, насколько! — поморщившись, сказал Натан. — Готовьтесь к тому, что она попытается отравить вам жизнь. И будет постоянно припоминать этот случай.

— А почему она так предвзято к тебе относится? Что ты ей сделал? — с интересом спросил я.

— Нет, — покачал головой Натан, — сейчас она нормально ко мне относится, как и ко всем студиозам. А вот раньше, в первый год обучения, доставала хорошенько.

Неожиданно заиграли фанфары, в небо взлетело несколько фейерверков, и громкий голос сказал:

— Доброе утро! Дорогие абитуриенты и гости академии! Мы рады приветствовать вас сегодня, в день поступления! — Голос на некоторое время замолк, а после небольшой паузы продолжил. — Прошу абитуриентов подойти к воротам.

Ворота открылись.

— Удачи! — сказал Натан. — Буду ждать вас здесь.

И мы пошли. Людей и нелюдей в толпе абитуриентов было очень много, я даже заметил уже знакомых нам по лесной стычке эльфов.

Они были явно невеселы, поскольку видели рядом с собой большое количество полукровок.

Перед воротами находилось небольшое свободное пространство, где нас ожидали студиозы. Каждый из них набрал некоторое количество абитуриентов и повел за собой.

Мы с Мишей, конечно же, вошли в одну группу. И вслед за студиозом направились к высокой башне, стоящей в стороне от остальных.

Территория академии мне понравилась — красивые газоны, аккуратные дорожки, везде зелень. Очень уютно, приятное место.

Студент довел нас до башни, тщательно записал имена, велел ждать и удалился.

В нашей группе было около тридцати человек.

— Думаю, все пройдет быстро, — сказал я Мише. В этот момент вызвали первого абитуриента. — Поступающих не так много.

— Давай сядем, предложил парень, указав на одну из множества лавочек, расположенных рядом. — Я уже настоялся.

— Я даже рад, что мы попали в эту группу! — услышал голос одного из поступающих, сидящих на соседней лавочке. Ты посмотри, какие цыпочки тут собрались!

— Не факт, что все они поступят, — ответил ему занудный голос.

«Это точно, — подумал я, увидев, как со слезами на глазах из башни выходит одна из девушек. — Не факт, что я поступлю».

Михаил поежился, тоже переживал.

К нашему большому удивлению, пятым вызвали Мишу.

— Михаил де Бруоз! — позвали его в башню.

— Иди, — подсказал я. Парень сначала даже не понял, что вызывают именно его. — Удачи! Жди меня на той стороне!

Миша посмотрел на меня и деревянной походкой приблизился к башне, а перед входом оглянулся и кивнул.

Я остался сидеть в гордом одиночестве. Потом ко мне подошла миловидная полукровка в потертом платье и спросила, свободно ли?

Пригласив ее сесть, я подумал, что она начнет знакомиться, но нет. Девушка просто ждала своей очереди. Мы приятно провели время в молчании.

Соседка была на нервах. Несколько высокородных девиц прокомментировали ее платье. И не успокоились после того как она села рядом со мной — продолжали громко обсуждать нищенок, пытающихся познакомиться с состоятельными женихами.

— Нелломилиан Рорклоу, — услышал я и встал.

Посмотрел на соседку, старающуюся сидеть с каменным лицом и не замечать насмешек.

Она была очень красива. Странно, что я этого сразу не увидел.

Невысокого роста, с тонкой талией, высокой большой грудью, аккуратным носиком, алыми губками и большими зелеными глазами.

Я помотал головой.

«Приходи в себя, Нел! Что с тобой происходит?!»

Девушка посмотрела на меня.

В ее сухих глазах я увидел непролитые слезы.

— Они пытаются тебя задеть не из-за того, что у тебя плохое платье, а из-за того, что ты намного красивее их, — сказал ей и, развернувшись, направился к башне. Там меня ожидало первое испытание.

Входная дверь была тяжелой и массивной. Сделанная из толстых дубовых досок и широких железных полос, она казалась громоздкой, однако, к моему большому удивлению, открылась легко.

Зайдя внутрь, я оказался в небольшом коридоре, миновав который, вышел в круглый холл с несколькими дверями. Возле одной из них стоял студиоз, тот самый, что курировал мою группу.

— Сюда, — указал он на неприметную дверь рядом с собой. — Тебя уже ждут, заходи.

Глубоко вдохнув, словно перед прыжком в воду, и несколько удивившись собственному волнению, вошел в помещение.

Моему взору предстала аудитория средних размеров. Столы и лавки, предназначенные для слушателей, были аккуратно сдвинуты к стене, что позволило освободить достаточно места в середине помещения. В центре комнаты возвышалась невысокая тумба, примерно мне по пояс, на ее вершине находился большой, идеально гладкий шар из серого мрамора.

У противоположной от меня стены, возле классной доски, изрисованной мелом, стояли две сдвинутые парты, за которыми расположились члены приемной комиссии.

«Даже классная доска есть, офигеть!»

Членов приемной комиссии оказалось четверо. Две женщины и два мужчины в ливреях разных цветов.

«Это что? Представители четырех стихий? Интересно».

В углу комнаты сидел студиоз, молодой мальчишка лет семнадцати с листом бумаги и писчими принадлежностями.

«Видимо, секретарь. Ну да не самим же магам заниматься подобными мелочами, если есть возможность взять помощника из учеников! Обычная практика».

— Посмотрите на доску и займите положение, которое там указанно, — сказала мне сидящая справа женщина в одежде небесно-голубого цвета.

Я присмотрелся к доске. Там и впрямь был схематичный рисунок, а сбоку от него — написанная большими буквами инструкция, подробно объясняющая, какое место следует занять абитуриенту.

Посмотрев на пол, я заметил указанное на рисунке место, которое необходимо занять. Оно было выделено двумя параллельными белыми линиями.

Став так, как того требовало изображение на доске, я замер. Сдвинутые столы с магами находились на дистанции примерно трех метров от меня, а тумба с необычным шаром располагалась в метре от моей спины.

— Итак, — продолжила говорить женщина в небесно-голубой ливрее. — Нелломилиан Рорклоу, — она посмотрела мое имя на лежащем на столе листе. — Скажите, почему вы хотите поступить в нашу магическую академию?

«А не правильнее ли было бы начать экзамен с демонстрации моих возможностей? — удивленно подумал я. — Может, я им по силам не подхожу или по магическим навыкам? Какой смысл задавать подобные вопросы абитуриенту, в котором ты совсем не уверен?»

Однако, несмотря на возникшие у меня вопросы, я ответил.

— Академия магии Силирия-Очи — это лучшее учебное заведение из тех, что мне известны, поэтому выбор очевиден.

— Всего одна причина? — серьезно переспросила женщина.

— Разумеется, и те, которые из нее вытекают, — ответил я и, не дожидаясь уточняющего вопроса, пояснил. — Раз это лучшее учебное заведение, то и учат здесь лучшие преподаватели, а хороший преподаватель сумеет передать знания даже студиозу, который будет заниматься без интереса.

— У вас нет интереса к учебе? — тут же переспросила маг, подловив на неточной формулировке. — Зачем же вы решили поступать?

— Стремление к учебе есть, в ином случае меня бы здесь не было. Я говорил о том, что хороший преподаватель сумеет обучить даже того студиоза, который не стремится к знаниям, в таком случае он сможет многое дать и тому ученику, который к знаниям тянется. Но я не исключаю возможности того, что некоторые темы мне будут не столь интересны, или я не совсем верно определю приоритеты. Хороший учитель понимает, что в дальнейшем мне понадобится, и сможет оказать влияние, а это пойдет на пользу. Плохому учителю такой подход не свойственен, он не будет ничего разжевывать ученику. — Выдержав паузу, я продолжил. — Надеюсь, что эта академия не зря считается лучшей, и я не разочаруюсь.

— Наглое заявление, — сказал мужчина в коричневой ливрее и задал вопрос. — Вы где-то учились? Раз имеете глубокие понятия об учебном процессе и смеете ставить под сомнение квалификацию преподавателей?

— У меня были личные учителя, — ответил я, ведь это являлось правдой. — Но ни в каких учебных заведениях я не учился. И, поверьте, — добавил после некоторой паузы, — моя цель — честно ответить на поставленный вопрос и ни в коем случае никого не задеть.

Мужчина, словно подросток, фыркнул, типа: кого ты тут задел? Да никого!

— Как хотите учиться? — задал вопрос мужчина в красной одежде. — Бюджетно или платно?

— Платно, — не раздумывая, ответил я.

Этот вопрос решен, я не собираюсь получать образование за счет академии, а затем пахать на ее благо, лучше уж заплатить, к тому же, средства имеются.

— А вы знаете, что обучение в нашей академии стоит одну тысячу золотых в год? Это цена за лучшее образование и преподавателей, — продолжил все тот же мужчина в красной ливрее, вглядываясь мне в лицо. Кажется, его все же задели мои размышления об учебном процессе. — Это большая сумма, даже для благородных. А я, знаете ли, среди известных мне как-то не припомню аристократический род Рорклоу. А знаю я, поверьте, многих, даже из соседних государств, — мужчина перевел дыхание. — Среди богатых купеческих семей я тоже вашего имени не припоминаю. Откуда тогда деньги?

Я промолчал. Не видел смысла отвечать. Мужик — сама наивность. Ну кто будет отвечать на такой вопрос? Хотя, стоп! Как это никто не будет? А как же великовозрастные богатенькие детки с невероятно высоко задранными носами и, несомненно, гипертрофированным ЧСВ — чувством собственной важности? Они-то, конечно, будут. Их заденет, что кто-либо может усомниться в их платежеспособности.

Хитрый маг под благовидным предлогом пытался разозлить богато одетого полукровку, надеясь, что он из-за своих молодости и горячности выдаст важную информацию о себе. Ведь никому не известный юноша, заявляющий, что готов выложить огромную сумму за обучение, вызывает подозрение и заинтересованность, необходимо спровоцировать его, пробудить эмоции для того, чтобы он, стараясь доказать комиссии собственную состоятельность, козырнул влиятельным именем или рассказал что-нибудь о себе. Чтобы знать, в чьей сфере влияния он находится, можно ли будет им пренебречь в случае какого-либо происшествия, или придется оглядываться на него и его покровителей. А ведь маг всего лишь собирает обо мне информацию! О мистере «Х», информации о котором почти нет!

Но мужчина просчитался. Я не так молод и глуп, как он полагает, и тем более не так горяч. С другой стороны, он же не знает, что мне некем прикрыться, что на самом деле у меня нет никаких покровителей, которые оплачивают учебу, и что гигантская сумма в моих руках оказалась благодаря стечению обстоятельств.

Единственное, что я могу скрывать, так это количество денег на своем счете и то, откуда они там взялись. Я внутренне похолодел. А ведь если кто-то из сильных мира сего узнает, что на счету у мальчишки, за спиной у которого никого нет — огромная денежная сумма, на меня откроют охоту, уничтожат, чтобы беспрепятственно набить собственные карманы, навалятся с такой силой, что я ничего не сумею противопоставить.

Стоп. Осадил я себя. Это уже паранойя на паранойе, и паранойей погоняется! Маг всего лишь обиделся на слова дилетанта, который возомнил себя судией преподавателей.

— Так вы знаете, что обучение дорого стоит?! — настойчивей спросил мужчина, заводясь и отвлекая меня от размышлений. — Комиссии что, по вашему мнению, заняться нечем? И она готова терпеть какого-то проходимца? Который тратит ее время и силы?

Женщина справа, заговорившая со мной первой, как я понял, председатель комиссии, косо посмотрела на своего младшего коллегу, но промолчала, остальные сидели с постными лицами и со скучающим видом меня рассматривали. По их мнению, ничего необычного не происходило, рабочий момент, рутина.

Маг, изображающий задетого, самолюбивого и вспыльчивого человека, несмотря на внешнюю горячность, холодным цепким взглядом продолжал следить за мной.

«Что-то мне кажется, что моя паранойя основана совсем не на глупостях. Этот актер явно из местного аналога ГБ».

Поняв, что с мертвой точки мы не сдвинемся, пока я хоть что-нибудь не отвечу, с явным холодком в голосе, четко, с паузами после каждого слова, произнес:

— У меня есть возможность оплатить обучение, — я перевел взгляд с классной доски на мага и, выдержав театральную паузу, так же медленно и зло продолжил. — И я действительно рад тому, что в академии не тратят много времени на всяких проходимцев. Мне будет приятно в ней учиться.

Надеюсь, он поверил, что в самом деле задел меня своими словами о проходимце без денег.

— Вы владеете магией? — задала следующий вопрос женщина, напомнив всем, что мы не на дискуссии, а на комиссии, оценивающей абитуриента, который желает поступить в учебное заведение.

— Да, владею, — коротко ответил смягчившимся голосом.

— Продемонстрируйте что-нибудь, — попросила она, внимательно следя за моими движениями. Подумала, что я могу атаковать мага в красном? Или просто невербально показала мне свою заинтересованность?

Вопрос демонстрации магических талантов меня на самом деле волновал. Мне не хотелось лишний раз показывать свои навыки в магии печатей. А вдруг маги поймут, что это? Однако так было до сегодняшнего утра, пока я не подсмотрел «огненный шар» Натана. Плетение было для меня несложным, после вычурных учебных печатей Старика запомнить и воспроизвести простейшее заклинание магии огня оказалось просто. К тому же, перед входом в академию оно легко получилось у меня с первого раза. Ничего не выдумывая, я создал плетение, которое тут же закольцевалось, проявив свою материальную сущность. Вытянув руку вперед, я продемонстрировал комиссии висящий над ладонью огненный шар.

В тот же миг за моей спиной что-то ярко полыхнуло. Судя по всему, тот самый мраморный шар.

«Интересно, — подумал я, — что это за артефакт? И какие у него функции? Диагностика дара? Анализ степени развития энергетических каналов? Проверка здоровья и старых травм? Или все вместе?»

Члены комиссии оценили уровень свечения и тут же опустили взгляды, после чего стали водить пальцами по крышке стола и шушукаться, обсуждая поступившие данные.

Видимо, на партах тоже находился артефакт, что-то вроде экрана, на котором отображалась информация, поступающая от шара. Посмотрев магическим зрением на пол, я с удивлением обнаружил, что стою в сложной печати, в самом ее центре. Да-да! определенно в центре печати. Только построена она не по древней методике Старика, а по новой, практикуемой современными магами. Я поднял взгляд на доску, чтобы у комиссии не возникло вопросов, почему это наглый абитуриент с интересом рассматривает пол как раз в том месте, в котором изображена невидимая обычному взгляду магическая печать.

— Это все? — презрительно спросил огненный маг. — Больше вы ничего не умеете? Знаете только простейшие заклинания огня? А как же ваши личные учителя? Это все, чему они вас научили?!

Несмотря на не совсем приветливый тон, маг старался общаться вежливо, поэтому я не расстроился из-за его слов. Меня больше интересовал вопрос, что именно я могу продемонстрировать, чтобы показать умения и не «спалить» магию печатей.

— Да-да, — подняв голову от стола, поддержала своего коллегу вторая женщина. Она явно была удивлена поступившей информацией. — Продемонстрируете что-нибудь еще!

Я развоплотил заклинание и, осмотревшись, заметил чахлый обвисший куст — комнатное растение, которое стояло в углу помещения. Его явно долгое время никто не поливал, большая часть листьев осыпалась, и, видимо, куст доживал свои последние деньки.

Идея возникла спонтанно. Я вспомнил, что магии меня учила не только мумия старого мага, но и вполне живой и добродушный друид, дед Дзимитрий, торговавший на рынке трущоб овощами. Ведь он тоже вложил в меня много сил, и сейчас его знания могли сильно выручить.

Подняв руку, я протянул магический щуп к растению и принялся накачивать его энергией. Сфера за моей спиной замерцала яркими светло-зелеными всполохами.

А кустик начал оживать. Его чахлые листья, недавно кое-как державшиеся за ветки, наполнились силой и ожили на глазах.

Из основного ствола и немногочисленных веток начали появляться новые зеленоватые веточки, они тут же становились больше, обрастали светло-коричневой корой и тотчас появляющимися молодыми листиками салатового цвета.

Я мысленно удерживал каркас будущего обновленного растения для того, чтобы куст не стал слишком большим. Затем, чтобы более наглядно продемонстрировать способности, решился на дополнение и, сформировав в голове образ шара, заставил растение принять эту форму.

Все получилось легко, почти играючи, однако горшок, в котором росло растение, находился слишком близко к стене, и ветки начали плотно прижиматься к не принятому во внимание препятствию. Создав дополнительный щуп, я медленно, по сантиметрам, оттянул куст на себя, чтобы веточки и листики не соприкасались со стеной.

Получилось довольно необычно. Стройная ножка растения была нанизана на круглый зеленый шар, состоящий из листиков.

Финальным аккордом, закончившим демонстрацию магических способностей, явились небольшие симпатичные синие цветочки, в большом количестве появившиеся на веточках растения. Уловив приятный запах, исходящий от них, я изменил растение так, чтобы этот запах был более насыщенным.

Это сразу ощутили в аудитории.

Цветы действительно хорошо пахли.

Закончив, опустил руку и стал ждать оценки своих способностей.

— Это все, что вы умеете? — спросил огненный маг. — Преобразовывать цветочки? — Мужчина опустил голову. — Вы потратили много сил на какое-то комнатное растение. Есть более рациональные способы использовать энергию.

— Сила друидов, — пренебрежительно поморщился второй мужчина в коричневых одеждах, — это наименее полезная и архаичная область магии земли. Я бы даже сказал, бесполезная, если только маг не собирается помогать крестьянам растить урожай. Да и сил данный вид магии расходует слишком много. У нас такой дисциплины не преподают.

Внешне я никак не выразил недоумения. Но задумался. Вспоминая способности, которые демонстрировал дед Дзимитрий, в особенности боевое применение силы, я бы не сказал, что это направление бесполезное. На самом деле оно очень опасно в умелых руках. Неужели эта область искусства друидов тоже утеряна современными магами? Или просто не у всех магов земли есть к ней предрасположенность, вот они ее и хают?

Хм…Возможно.

— А продемонстрировать еще что-нибудь из магии земли вы способны? — спросил преподаватель.

«Могу, очень даже могу, однако мои способности тебе видеть не надо!» — подумал я и отрицательно покачал головой.

— В таком случае советую вам заняться настоящей магией земли, а не этим убожеством. У вас есть потенциал.

— Если поступлю, — произнес я, — то обязательно прислушаюсь к этому совету.

— Я так понимаю, практика в огненной магии была небольшой из-за опасения повредить несчастные деревья? — спросил огненный маг, — и поэтому вы ограничились изучением простейших заклинаний?

«Подумать только! Маг сам нашел объяснение моим поступкам — мне остается только согласиться, и он будет восхвалять свои догадливость и ум, не понимая, что обманул сам себя».

Я в очередной раз кивнул.

— Что-нибудь еще продемонстрируете? — спросила у меня женщина-председатель.

— Нет, — я покачал головой. — Больше ничего.

— Вот и хорошо, — выдохнула женщина, возвращаясь к изучению артефакта на столе. — Мы и так много времени потеряли.

— Коллеги! — обратилась она к магам. — Есть вопросы к абитуриенту?

— Вы прошли, — сказала она мне, не дождавшись ответа. — Можете быть свободны, студиоз на выходе сопроводит вас к месту проведения второго тура отборочной комиссии.

— Всего доброго, — вежливо попрощался я и направился к выходу.

Прежде чем дверь закрылась, мне удалось услышать голос председателя.

— Очень сильный мальчик, но я первый раз вижу эльфийского полукровку, у которого практикуемая им магия земли является второстепенной стихией, несмотря на то, что он в ней довольно сведущ.

— Меня больше удивило его сродство с огне… — донесся голос второй женщины, и дверь закрылась.

«Блин! Долбаные тихушники! Наставят своих заклинаний, и ничего не слышно!» — возмутился я, наткнувшись на заклинание тишины, наложенное на помещение.

Вместе с молодым студиозом мы вышли из башни, правда, из другой двери, не из той, в которую заходили, и направились к большому двухэтажному зданию, расположенному в центре окружности, по периметру которой стояли шесть башен.

Парень шел уверенным пружинистым шагом и с любопытством поглядывал на меня. Не дождавшись от меня ни слова, он первый не выдержал и спросил:

— Ну как тебе первый этап?

— Необычный, — честно ответил я. — Преподаватели немного странные.

— Хах! — нервно хохотнул парень. — Ты еще не учишься, а уже заметил это. Ничего, вот поступишь и поймешь, что некоторые из них ну очень странные!

Я пожал плечами. Мол, посмотрим.

— На самом деле, — продолжил говорить парень, — первый этап очень легкий, его многие проходят, а вот следующий не такой простой, так что, готовься.

— А что там будет, на этом втором этапе? — заинтересованно спросил я.

— Да по-всякому бывает, — задумчиво произнес студиоз. — Иногда просто приходится демонстрировать заклинания, а иногда необходимо проходить полосу препятствий, такое тоже бывает. Но самое сложное, это магическая дуэль. Ее могут устроить, чтобы проверить реальные способности поступающего.

Парень задумался. Говорил он вроде бы уверенно, о том, что знал не понаслышке. Но меня не покидало ощущение, что он самым наглым образом врет и пытается разыграть неопытного абитуриента. Скучает парень, вот и придумал себе от нечего делать дурное занятие.

— Да ладно! — максимально недоверчивым тоном сказал я. — Так уж и дуэль? — не дав временному сопровождающему возможности ответить, продолжил. — То есть, по твоим словам, неопытный маг, знающий несколько заклинаний, должен сражаться с одним из членов комиссии, чтобы доказать свое право на обучение в академии? Или для проверки навыков абитуриента ему предложат пройти полосу препятствий? Зачем?! — Я улыбнулся, иронично поглядел на паренька. — Это даже не смешно. Если уж собрался разыгрывать, так хоть врал бы что-то правдоподобное, а так даже слушать стыдно.

— Но так и есть! — возразил парень, пытаясь скрыть легкую досаду в голосе, появившуюся из-за того, что провести меня не удалось. Скорее всего, это какая-то местная шутка для поступающих. Так говорят всем, чтобы побольше переживали. Ведь для студентов с огромным количеством молодой дурной энергии нет ничего лучшего, чем глупые розыгрыши и нелепые традиции. Не удивлюсь, если они подсчитывают, кто скольких «лопухов» обдурил, а потом хвалятся своими достижениями!

— Раз ты настаиваешь, сделаю вид, что поверил. Спасибо! — с явной иронией в голосе поблагодарил парня.

К этому времени мы уже подошли к зданию и, войдя в открытые двери, остановились.

— Можешь не верить! — патетически произнес парень. — Но помни, я предупреждал!

— Хорошо, — согласился я. — Куда идти дальше?

— Сначала вон туда, — указал он рукой на дверь, находящуюся в десяти метрах от меня. — Там тебе придется заполнить некоторые бумаги. Затем, — махнул рукой в конец коридора, — пойдешь в ту дверь. Пройдешь чуть-чуть, увидишь бальный зал с большим количеством народа. Дверь будет открыта, так что мимо не пройдешь.

Закончив говорить, парень развернулся и поспешил к выходу.

Я остановился. Где-то рядом действительно слышался гул сотен голосов.

«Интересно, что за бумаги я должен заполнить?» — подумал, берясь за ручку двери.

Открыл дверь, вошел внутрь и тут же попал под прицел нескольких десятков хмурых глаз. Это абитуриенты отвлеклись от заполнения бумаг и посмотрели на меня, но не все, некоторым из них до каких-то длинноухих не было дела, так что они продолжали писать, и даже бровью не повели при появлении нового поступающего.

Что интересно, многие из присутствующих были раздосадованы или разочарованы. Я отчетливо видел, что они испытывают негативные эмоции. Неужели это как-то связанно с заполнением бумаг?

Любопытно, что же там написано?

Молодая привлекательная девушка в зеленой ливрее, сверкая белозубой улыбкой, выдала мне несколько листков, писчие принадлежности и указала на место, которое я должен занять.

— Вам необходимо ответить на вопросы, — пояснила она, когда я спросил, что надо делать.

Сев на место, стал с интересом рассматривать аудиторию. Как-никак, первый раз попал в учебное заведение чужого мира. И мне было очень любопытно узнать, как здесь все устроено.

Да, на первом испытании я видел небольшое помещение с партами и классной доской. Но эта аудитория — далеко не обычный класс.

Начать хотя бы с того, что построена она была в виде амфитеатра, то есть, каждый ряд парт поднимался чуть выше над предыдущим. Возле стола преподавателя находились большая доска высотой около двух метров и небольшая раскладная лестница.

Переодень всех в одежду двадцать первого века, спрячь острые уши — и окажешься в одном из вузов России.

«Кстати, потолок тут тоже скверно побелен, и паутины хватает», — заметил я.

Меня посадили на парту во втором ряду. О чем я немного пожалел. Сидел бы выше, мог бы аудиторию лучше рассмотреть и развлечься, читая ответы других поступающих.

«Так… что тут у нас? — Я вчитался в вопросы. — Это что — тест на умение писать, читать, считать и думать?»

На трех выданных мне листках были написаны разнообразные вопросы. К моему большому облегчению, отнюдь не направленные на проверку магических знаний. Все вопросы оказались общеобразовательными и довольно легкими.

Странно, что у многих местных они вызвали затруднение.

Вопросы начинались с самых простых, в формате анкеты: напишите ваше имя, сколько вам лет, откуда вы. Все понятно, такая анкета вызовет затруднения только у тех, у кого отсутствую базовые навыки.

Помимо анкетных вопросов в тесте попадались простейшие математические задачи. Вот, например, одна из них: сестра старше брата на пять лет, на сколько лет старше брата она будет через семь лет? Ничего сверхъестественного, никаких формул, зубодробительных интегралов или неизвестных мне математических терминов. Все предельно просто.

Попадались и простые логические вопросы: сколько концов у палки? У двух палок? У двух с половиной палок?

Читая вопросы, я восхищался задумкой, помогающей комиссии достичь сразу нескольких целей.

Во-первых, при заполнении анкет совершенно ненавязчиво собиралась минимальная информация обо всех абитуриентах, наверняка на каждого студента тут заводили дело.

Во-вторых, выяснялись реальный уровень знаний и умений будущих студентов, их базовые знания, математические таланты, способность мыслить логически.

Для отстающих по некоторым показателям можно будет организовать дополнительные факультативные занятия, которые помогут выровнять уровень подготовки студиозов. Если первоначальный план комиссии таков, то снимаю шляпу, они просто молодцы!

Уверен, в данной системе есть еще какие-то плюсы, о которых я даже не подумал, но мне хватит и этих двух.

Совершенно не напрягаясь, в быстром темпе заполнил листы. После чего направился к улыбчивой девушке, чтобы вернуть их.

Некоторые из присутствующих посмотрели на меня с неприязнью и презрением.

«Странно, чего это они? Из-за того, что справился довольно быстро? Да нет, вряд ли. Хм…презрение… Думают, что я ничего не смог написать?»

Мои мысли подтвердила маг.

— Вопросы не такие уж сложные, — сказала она. — Попробуйте перечитать те, которые вам непонятны.

— Нет необходимости, — покачал головой. — Все предельно легко и понятно. Возьмите.

Девушка с недоверием взяла протянутые листы.

Прочитав несколько ответов, написанных аккуратным почерком, удостоверилась в их правильности.

— Пока все верно, — улыбнулась мне. — Теперь направляйтесь в бальный зал, он расположен дальше по коридору.

— Спасибо, знаю, — ответил я, вышел из комнаты и столкнулся с прибывшими на тест парнями, в нерешительности топтавшимися перед дверью.

— Как там? — спросил меня один.

— Легкие вопросы, — ответил я. — Заходите.

— Вопросы? — удивился тот, что был помоложе. — А разве не полоса препятствий? И не надо сражаться с бешеными псами?

— Нет, — покачал я головой. — Нужно только ответить на вопросы. Заходите.

Парни вошли внутрь, а я пошел в бальный зал.

Даже если бы у меня не было острого слуха, я бы все равно понял, где находятся поступающие, ожидающие последнего этапа отбора. В помещении стоял громкий гул.

Большинство абитуриентов разбились на группы по интересам и рассказывали, как проходили первый этап отбора, какие заклинания демонстрировали, что говорили, делились впечатлениями об академии. Некоторые стояли у стен и ждали, что будет дальше.

У входа в зал меня встретил Миша. Он стоял возле одной из колонн и следил за дверью.

— Нелломилиан, — официально-торжественным тоном произнес он, — разрешите поздравить вас с успешным прохождением первого этапа испытаний!

— Благодарю! — с легкой усмешкой ответил ему. — И вас, господин де Бруоз, поздравляю с этим замечательным событием. Но говорить о победе пока преждевременно, самое сложное ожидает нас впереди.

— А что там сложного! — отмахнулся парень. — Я уже все узнал. Повторится то, что было на первом туре, и все. Тебе вообще хорошо, у тебя нет старшего брата, а меня будут просить показать заклинания и всячески критиковать.

— Первый этап прошел интересно?

— Ага, — согласился парень. — Будет опять то же самое. — Тут он изменил голос, передразнивая кого-то. — Пожалуйста, господин де Бруоз, покажите, какие заклинания знаете. Надеюсь, вы подготовились лучше, чем ваш братец?

— Часто сравнивают с братом? — спросил я. — И тебе это не нравится?

— Часто, — подтвердил Миша. — И мне это очень не нравится, я все же другой человек. Почему нас постоянно сравнивают?

— Потому что и он, и ты — де Бруозы, — ответил на риторический вопрос.

— Да это понятно, — махнул рукой Миша. — Просто встретил еще одну преподавательницу Натана. Я ей пять заклинаний показал! А она во всех нашла ошибки. Сказала, что разрешает мне проходить испытания дальше только потому, что у нее хорошее настроение.

— Ну, ничего страшного, — сказал я. — Она преподаватель, ее задача мучить студиозов своими постоянными придирками, так что привыкай, академия не такое хорошее место, как ты себе представлял.

— Буду надеяться, что на следующем этапе таких преподавателей не встретится, — с надеждой в голосе сказал Михаил и после небольшой паузы добавил: — Парень, который меня вел, сказал, что на втором этапе будет все то же самое, только умения показывать придется перед деканами факультетов. Деканы…они же не преподают?

— Откуда же мне знать? Я тут сам первый раз.

— Просто чаще всего у тебя есть ответ на любой вопрос, который я задаю, даже если, на первый взгляд, в данной теме ты несведущ.

— Без комментариев. Кстати, — заметил я, — а как в этом шуме вообще можно услышать, кого вызывают, тут же гул стоит невообразимый!

В тот же момент по залу разлетелся громкий голос молодого человека.

— Леди Ровил!

— Вопрос исчерпан! — Я поднял руки и стал следить за тем, как девушка, стоявшая недалеко от нас, уверенной походкой пошла к двери, находящейся в противоположной стороне зала.

Интересно, это какое-то заклинание? Или артефакт? С помощью чего можно сделать голос таким громким? Каким образом здешним магам удалось это реализовать? Тут есть подобие стереоколонок? Ведь звук шел со всех сторон!

Мы с Мишей перекинулись еще несколькими фразами, после чего замолчали. Каждый думал о своем. Несмотря на бравый вид, Миша очень переживал — подросток есть подросток.

Прикрыв на некоторое время глаза, я вдруг ощутил себя в своем мире, на Земле, в каком-то ВУЗе. Здесь стоял тот же шум. Звучали те же молодые задорные голоса. Слышались шутки, смех или просто бубнеж. Все, как и в моем мире — студенты одинаковы во всех мирах.

Мне надоело стоять с закрытыми глазами, и я начал рассматривать окружающих. В частности, девушек. Их наряды, манеры и, конечно же, формы.

Мой молодой сосед занимался тем же.

Так мы и стояли, пока не вызвали Мишу.

— Михаил де Бруоз, — раздался тот же молодой голос, и после одобрительного похлопывания по плечу парень ушел.

В отличие от первого, второго этапа Миша так сильно уже не боялся, примерно предполагал, чего именно можно ожидать. Поэтому шел уверенно, с готовностью доказать комиссии свою состоятельность.

Михаил ушел, а я продолжил заниматься тем же. Через пару минут заметил красивую девушку в потертом платье, что составила мне компанию на лавке.

Оценив обстановку, она решила последовать моему примеру. Я имею ввиду не разглядывание женщин, а одинокое ожидание у стены своей очереди.

Кстати, ждать пришлось не так долго, как предполагал. Вызвали десять абитуриентов, потом я услышал свое имя и уверенно направился к месту последнего испытания.

Студент открыл дверь, пропустил меня и вошел следом.

Помещение, в котором проходил второй этап конкурса, оказалось идентичным первому, и по размерам, и по расположенному в центре артефакту. Однако возле стен не стояли парты, за спиной комиссии не было никаких классных досок, а в углах не росли увядающие растения.

Следует также отметить, что в комиссию на этот раз входило пять человек, а не четыре. Каждый из них сидел за своим массивным мраморным столом.

Тумба под шар была сделана из такого же мрамора, а вот шар оказался больше почти в два раза. Место для абитуриента — выступающая над полом круглая платформа. Я ее оперативно занял, после чего принялся терпеливо ожидать начала испытаний.

«Надеюсь, все пройдет быстро!» — подумал оптимистично.

— Нелломилиан Рорклоу, — представил меня студент.

Полный мужчина, сидящий в центре, тут же взял несколько лежащих перед ним листков и принялся читать, периодически кидая на меня взгляды. Этим же занимались и другие члены комиссии.

Я отвечал взаимностью и тоже внимательно всех рассматривал, однако больше всего времени уделил человеку в центре.

Грузный мужчина с унизанными перстнями пальцами-сосисками, тремя выдающимися подбородками, бегающими глазками и лысой до зеркального блеска головой был довольно колоритной личностью.

«Если мне скажут, что это верховный маг, я буду ну очень сильно удивлен!» — подумал, разглядывая представителя магической элиты. Ведь не зря же именно он председатель комиссии?! Ведь так?!

— Неплохо, неплохо, — неожиданно тонким голосом произнес лысый. — И уровень вашей силы впечатляет, и предрасположенность к двум стихиям имеется, и на вопросы ответили превосходно, и даже готовы оплатить свое обучение! Вот это меня, несомненно, радует! — Мужчина выдержал небольшую паузу. После чего, посмотрев налево и направо, обратился к деканам. — Что же, коллеги! Я за то, чтобы дать молодому человеку возможность учиться в нашей академии. Предлагаю голосовать!

— Вы, как всегда, торопитесь, — произнес моложавый мужчина в красной ливрее, снисходительно поглядев на толстячка. — И, как всегда, когда дело касается платника.

Присутствующие заулыбались.

А лысый удивленно сказал:

— Но он же подходит нам по всем показателям! Не вижу оснований для дополнительных проверок. Я верю нашим коллегам. Его достоинства я перечислил. Вы сами все слышали.

— Да, — ответил мужчина, — слышали. И если это так, то абитуриент нам подходит. Но это же не значит, что мы не должны его проверять! Наоборот, мне хотелось бы побольше узнать про своего потенциального студиоза.

— Не вижу особого смысла терять время, — буркнул лысый. — Но раз вы настаиваете…

— Настаиваю, — произнес маг и обратился ко мне. — Создайте «огненный шар».

Я выполнил просьбу.

Плетение, подсмотренное у Натана, привычно закольцевалось.

Артефакт за моей спиной полыхнул светом.

Маг посмотрел на стол, хмыкнул и неожиданно кинул в меня «огненный шар».

Интуитивно я выстрелил нитями магии в центр летящего «огненного шара» и напитал его своей энергией. Шар стал несколько больше, после чего замер возле моей руки.

— Интересно, — чуть повернув голову, протянула одна из женщин. — Он держит два заклинания одновременно.

— А попробуй так! — произнес огненный маг, и навстречу мне от него пошла «огненная стена».

Развоплотив «огненные шары», я повторил трюк, который проделал ранее. Совсем несложно. Благодаря тому, что после первого «шара» я вошел в транс, и действия мага не были для меня быстрыми. Я рассмотрел плетение «огненной стены», которое создал маг. Так что, теперь знал еще одно огненное заклинание из современной школы магии. Необходимо только хорошенько его отработать.

«А может, попробовать сейчас?! — подумал я и воспроизвел подсмотренное плетение. Заклинание закольцевалось, после чего „огненный серп“, выпущенный магом, встретился с заклинанием „стены“ и разметал его в разные стороны. — Блин! Я не все так хорошо рассмотрел, как казалось. Ну их на фиг, эти эксперименты. Пока их отложу».

Мне повезло, что маги были наготове и сумели защититься «щитами» от последствий встречи заклинаний.

Одна из женщин в синей ливрее недовольно посмотрела на своего коллегу, огненного мага.

— Сэр де Гдур, — обратилась она к нему. — Я попрошу вас больше не рисковать здоровьем своих коллег. Если бы я вовремя не выставила «щит», вы могли бы повредить артефакт Геса.

— Прошу прощения сэры, леди, — повинился преподаватель. — Молодой человек сделал то, что я научился делать только несколько лет назад, поэтому я решил его проверить. Вам всем хорошо известна горячность огненных магов.

— Очень хорошо известна, — не скрывая раздражения, произнесла вторая женщина. — И почему вы, огненные маги, так любите в первую очередь ссылаться именно на эту причину?

— Леди Мария, — нахмурился огненный маг. — Давайте на эту тему поговорим в следующий раз. У нас же все-таки комиссия, зачем выносить сор из избы?

— Да потому что надо лучше себя контролировать! — сорвалась женщина. — Мало того, что чуть артефакт не угробил, так еще абитуриента под удар поставил. А если бы он не смог остановить заклинание?

«Круто! — кисло подумал я. — Мои жизнь и здоровье ценятся намного меньше, чем какой-то артефакт».

— Все было под контролем! — твердо сказал маг.

— Ага! Как и тогда, с трактиром, да?!

— Да я восстановил трактир за свои деньги! У тебя ни монеты не взял! — вспыхнул огневик. — Уже целых два месяца прошло! Что ты все время это вспоминаешь!

— Господа, — укоризненно произнес лысый. — У нас же отборочная комиссия. Дома на эти темы пообщаетесь. Давайте вернемся к нашему абитуриенту. Он сегодня не последний, позволю заметить!

— Прошу прощения, — просто произнесла леди Мария.

В помещении воцарилась тишина. Слово взяла вторая женщина.

— Наши коллеги пишут, что вторая стихия у вас — земля, это же подтверждает артефакт. Но они также подчеркивают, что с классической системой магии вы не знакомы и пользуетесь архаичной силой друидов. Это так?

«Почему они прицепились к этому слову? — раздраженно подумал я. — Почему сразу „архаическая сила друидов“?! Нормальный раздел магии! И красоту может создать, и от голода спасти, и от врагов защитить при необходимости».

— А я это пропустил, — признался лысый толстячок и с интересом спросил. — А деньги на академию вы собрали, работая на полях?!

«Вот почему, если владеешь магией друидов, то обязательно должен выращивать овощи? Я этим занимался когда-то давно, но вряд ли так можно разбогатеть».

— Да, я, действительно, владею этой магией, — подтвердил спокойно. — И овощи вполне способен вырастить, однако не занимаюсь этим.

— Продемонстрируйте что-нибудь, — попросила маг земли.

К большому сожалению, никаких растений в комнате не было, поэтому мне пришлось обратиться к своей силе и постараться ощутить какие-нибудь семена.

Мне повезло, семена лежали прямо на полу, рядом со мной. Видимо, их принес кто-то на своей обуви. Протянув щуп, я накачал одно из семян энергией и заставил расти.

Никакого «строительного материала» для выращивания растения не было, даже земли, поэтому мне пришлось отдать на преобразование много энергии. Вырастив небольшой росток, нагнулся, взял его в руку, после чего растение начало быстро тянуться вверх. Так как свои реальные силы я показывать не собирался, ограничился тем, что вырастил деревце, которое, если бы росло на земле, было бы мне по колено.

— М-да, — с досадой протянула маг земли после того как поняла, что представление окончено. — Я ожидала большего.

— Еще вопросы к абитуриенту будут? — спросил лысый, повертев головой в разные стороны. — Если нет, прошу голосовать. Кто против? Все промолчали.

— Значит, все «за», — улыбнулся мужчина и потер руки. — Можете быть свободны. Поздравляю с поступлением.

После его слов открылась дверь. Меня приглашали на выход.

Поблагодарив комиссию, я вышел из аудитории, оказался в небольшом коридоре и направился на улицу, прямо к довольному Михаилу. Парень с лучезарной улыбкой прохаживался по дорожке, ожидая меня.

— Ну как?! — тут же спросил он.

— Поступил! — ответил я и честно добавил. — Хотя, как мне кажется, решающую роль сыграли мое желание платить за учебу и какие-то способности к огненной магии. Иначе меня не взяли бы.

— Я тоже поступил! — ответил довольный парень.

— Ну, это и по твоей улыбке понятно, — заметил ему. — Пошли искать Натана и праздновать. Как считаешь?

— А ты не хочешь посмотреть здесь все? — удивленно спросил Миша. — Мы же первый раз в академии.

— Поверь, — проникновенным голосом сказал я, — академия еще успеет тебе надоесть.

— Уговорил. Пошли.

Глава 4

У выхода из академии взяли у дежурного студиоза памятку для поступивших — несколько скрепленных листов бумаги, в которых оказалось много интересной информации.

Например, там была указана дата торжественного ритуала, проводящегося в честь поступления. Сообщалось, в каком наряде необходимо на данном мероприятии присутствовать. Перечислялось, что нужно для учебы.

В брошюре кратко излагались правила академии — в двух колонках, для бюджетников и платников.

Интересный факт: проживание и питание в академии для всех студентов было бесплатным. Поэтому тем, кто желал проживать при академии, требовалось записаться и стать в очередь. Отличный выход для такого, как я.

«А ведь это действительно хороший вариант, — подумалось вдруг. — Буду сидеть на всем готовом в общежитии. И за жилье, которое здесь очень дорого, платить не надо. Не вечно же гостить у де Бруозов».

Оторвавшись от страницы, я посмотрел на студиоза, он без энтузиазма занимался выдачей памяток и не обеспечил нужным документом двух счастливо улыбающихся девушек, которые, по всей видимости, тоже поступили. Остановив их, я указал на студиоза и объяснил ситуацию.

«Все-таки, несмотря на долгую историю и большой опыт, академия не в полной мере отработала процесс поступления. Вот почему эту памятку вручают у выхода, а не сразу после прохождения второго этапа? Тогда не нужно было бы ставить непонятно кого у ворот. А ведь, если бы не Миша, такой ценный источник информации мог бы и не попасть в мои руки. Стоп! — осадил себя. — Что-то я слишком напряжен. Ну какое мне дело до парня, выдающего буклеты? Все, проехали».

— Чего замер? — обратился ко мне младший де Бруоз. Он уже оторвался от своей памятки. — Натан, наверное, совсем заждался.

— Он собирался встретиться с друзьями, — напомнил я Мише. — Так что, не спеши, брат не сильно скучает.

Первым делом мы пошли к месту, где стояли утром. Была небольшая вероятность того, что Натан там. Однако нам не повезло, парня не было. Обнаружился он относительно недалеко. Осмотревшись по сторонам, Миша заметил брата и уверенно пошел в ту сторону.

— Не вижу Натана, — сказал я.

— Он мелькнул и сразу пропал, — пояснил парень. — Только не брат, а Стефан, а они — где один, там и другой.

Я согласно кивнул. Со всеми своими товарищами мы за это время встречались всего два раза, и то мельком. Один лишь Стефан чуть ли не через день появлялся дома у де Бруозов.

Оказавшись возле толпы веселящихся студентов, Миша скользнул в нее ужом и тут же нашел брата. Я лезть в толпу не захотел и стал за спину Стефана.

— Ого! Да ты быстрый! — услышал голос Натана. — Ребята! — поднял он руку, привлекая к себе внимание. — Знакомьтесь, мой младший брат Михаил де Бруоз.

— Какой милый! — тут же весело сказала одна из девушек. — Окружающие по-доброму засмеялись, а Миша легко покраснел.

«Что за запах? — Я подозрительно принюхался. — Они что, уже вино пьют? С самого утра? Понятно, от чего такое хорошее настроение!»

Так и оказалось. Возле ног одного из магов, самого широкоплечего, стоял бочонок вина, остальные держали в руках аккуратные кувшины и периодически из них похлебывали.

«Быстрые, однако!».

— Поступил? — услышал вопрос Стефана.

— Поступил! — ответил парень.

Тут же раздался одобрительный гул, зазвучали слова поздравлений.

— Так давайте же выпьем за нового студиоза де Бруоза! — громким басом предложил парень, возле которого стоял бочонок.

— За студиоза де Бруоза! — тут же подхватили студенты и выпили.

— А где Нел?! — спросил Стефан. — Где мой длинноухий заклинатель духов?! Он еще там?

— Какой еще Не-е-ел?! — протянул заинтересованный голос Милиши. — Какой еще заклинатель духов?! Признавайся, Стефан!

«И она здесь?! Как я ее раньше не заметил?! Блин!»

Я уже раздумывал, как бы побыстрей отсюда свинтить, но радостный Михаил, не подозревающий о подставе, громко сказал:

— Так он же за тобой стоит, Стефан! Обернись!

— О! Дружище! — обняв меня за плечи, прокричал Стеф. — Поступил?!

— Конечно! — бодрым голосом произнес я. — Неужели ты сомневался?!

— Да ни в жизнь! — прижав руку к груди, произнес парень и подтолкнул меня в центр, на самое видное место.

— Знакомьтесь! Это Нелло…Нелломилиан! Пху. Еле выговорил! Отличный парень! Душа компании и хороший шутник. Если кому-то, как и мне, сложно выговорить это длинное, сложно произносимое имя, можете звать его просто Нелом! Он не обидится. За нового студиоза!

Опять послышался одобрительный гул, и студенты выпили вино. Пила даже Милиша, с веселым ехидством наблюдая за мной.

«Неужели она в хорошем настроении не обижается, и время смерти еще не пришло? — с облегчением подумал я. — Это было бы просто замечательно!»

— Ну что, новоявленные студиозы? — сказал парень с бочонком. — Вы проставляться за поступление собираетесь?! У нас вообще-то вино заканчивается.

Мы с Мишей переглянулись.

— Надеюсь, «Лесная роща» подойдет? — неуверенно спросил парень.

— Конечно, нет! — ответил Стефан. — Туда с дамой надо идти, а не с веселой компанией!

— Мы парням еще не показывали лучшее заведение в городе, — пояснил всем Натан. — Ждали этого дня! Чтобы соблюсти традиции!

— Тогда пойдемте быстрее! — выступила вперед Милиша и подмигнула. — Мне не терпится поближе пообщаться с молодыми студиозами!

Дружный хохот был ей ответом. Все думали, что она шутит.

«Надеюсь, я переживу этот день!» — искренне подумал я.

Наша большая и разношерстная компания, состоящая из парней и девушек разных возрастов, остановилась возле двухэтажного каменного здания. На широкой вывеске, расположенной над входом, большими буквами было написано: «Дубина орка». Тут же, над вывеской, располагался рисунок для непонятливых. На нем был изображен злой, скорчивший рожу зеленый орк с гипертрофированными мышцами, жестоким оскалом и большим кольцом в носу. Орк явно не был мирным, так как в руках держал окровавленную шипастую дубину.

— А мы точно пришли в трактир? — показательно громко спросил я, вертя головой, будто обращался сразу ко всем присутствующим. — Этот рисунок подсказывает маленькому будущему первогодке, что в столь злом и страшном месте ему точно делать нечего!

— Кому бы орков бояться! — дружески похлопал меня по спине подошедший Натан. — Ты точно Нел?!

— Точно, — кивнул я. — Но, признаться, этот рисунок меня сильно смущает.

— Эх вы, первогодки! — кто-то снисходительно махнул рукой. — Трактир так называется, потому как его отличный алкоголь жестко бьет в голову! Словно дубина орка!

— Ого! — воскликнул я. — Метафора?! Для обычной забегаловки это слишком круто. Но пока поверю, что алкоголь там действительно крепкий.

Окружающие начали весело переглядываться и зашептались, мол, посмотришь, насколько он хорош! Сто процентов, приготовят с алкоголем какую-то пакость!

«Ну-ну, — весело подумал я. — Пусть попробуют, посмотрим, кто будет смеяться последним».

В этом трактире мне действительно понравилось. Уютная обстановка, темные коричневые цвета, преобладающие в мебели и декоре.

Зал приличных размеров, в который мы вошли, был заставлен большим количеством столов разных размеров. По краям помещения располагалось несколько столов для ВИП-персон, за самым большим могло поместиться человек двадцать, не меньше. Для каждого посетителя имелся персональный массивный деревянный стул, и никаких лавок. Что очень удобно, если тебе надо выйти. Над потолком весели тусклые магические светляки, создающие приятную атмосферу уюта.

Центр помещения пустовал, у колонн сидели музыканты, больше там никого не было. Глядя на старательно наигрывающих веселые мелодии мастеров струнных и духовых инструментов, я понимал, что пустовать площадка для танцев будет недолго. Мелодии игрались действительно довольно заводные, даже для меня, счастливого жителя двадцать первого века.

Или я по музыке и танцам стосковался? Вроде и не любил никогда подобных развлечений, предпочитал потягивать коктейли где-нибудь у стеночки или за барной стойкой.

Большинство столов в трактире уже заняли различные молодежные компании. Несмотря на то, что сейчас был день, а не вечер.

Многие из посетителей оказались магами, причем молодыми магами, поэтому я сделал логичный вывод, что данное заведение у местных студентов в большом почете. Ведь, приехав на учебу после каникул, все они решили зайти сюда. Среди посетителей заметил большое количество дворян и обеспеченных молодых людей, а вот посторонних людей среднего класса тут не обнаружилось. Этот трактир, скорее, нечто большее, чем просто бар для магов, аристократов и обеспеченных людей. Это явно некий закрытый клуб для своих. Меня сюда привели до ритуала посвящения в студиозы. Хотелось оценить оказанную честь, но я почему-то не мог. По всем параметрам я подходил для данного места, но мне это не было нужно. Самоутверждение за счет принадлежности к какому-то мнимому авторитетному обществу? Ни в коем случае! Однако, то, что я не собираюсь принимать философию этого сообщества, еще не значит, что я не способен поставить его себе на службу.

Главное не заиграться, не хочу, чтобы маска представителя золотой молодежи стала моим настоящим лицом. Ведь в обилии красок, цветов и псевдо-роскоши можно легко потерять себя!

Вино, пиво и более крепкие спиртные напитки пользовались у посетителей «Дубины орка» огромной популярностью. Судя по внешнему виду и поведению подавляющего большинства, лучше бы им поскорей отправиться домой, чтобы не опозориться и не учинить погром в этом прекрасном заведении.

Я незаметно скривился.

«Вот яркий пример того, о чем я только подумал. Они потеряли себя и не собираются возвращаться к нормальной жизни. Им и так хорошо».

Не люблю людей, которые прожигают жизнь таким бесполезным и бессмысленным способом. С другой стороны, это, конечно, их право, пусть что хотят, то и делают, жизнь-то все-таки их, а не моя. Как говорится, не суди, и не судим будешь. Но я все же считаю, что есть куда более полезные дела, чем ежедневный алкогольный угар. А некоторые из так называемых «гостей заведения», судя по всему, свое свободное время отдавали именно этому.

Пока мы шли к столу для ВИП-персон, мелодия изменилась. Музыканты начали играть еще более зажигательную музыку. Судя по всему, некоторые студиозы из моей новой компании уже неплохо выпили и не прочь были пойти потанцевать, однако они еще не достигли необходимой кондиции, да и неправильно устремляться в зал, если мы только что пришли.

В очередной раз оглядев помещение трактира, я признал: несмотря на то, что заведение предназначалось для жестких попоек, оно выглядело не как дешевая забегаловка, а, скорее, как элитный бар. Тот, кто проектировал «Дубину орка» и делал тут деньги, неглупый человек, далеко не глупый!

Весело заняв один из пустующих столов в уголке зала, мы сделали большой заказ. Точнее, сделал его огромный парень с бочонком, представившийся Николаем. Бочонок опустошили прямо у академии, и, когда мы уходили, он сиротливо остался стоять на площади.

Николай производил впечатление человека, который часто принимает участие в масштабных гулянках. Его авторитет в этом вопросе признавали безоговорочно.

— Позвольте сделать заказ опытному человеку! — сказал Николай, бухнув себя в грудь здоровым кулаком и обратившись ко всем за столом. — А то знаю я эту молодежь. Возьмет какого-нибудь кислого сока, и будем весь вечер сидеть, скучать и давиться пойлом в темном уголке, мечтая, чтобы пытка поскорее закончилась.

«Он любитель поговорить! — удивился я. — А по внешнему виду самый натуральный мясник с большой дороги».

То, что Николай профи, я понял, когда начали приносить то, что он заказал.

Сначала прикатили несколько бочонков вина и парочку бочек пива. Потом принесли четыре небольших кувшинчика.

— Это напиток с легкой клюквенной настойкой для молодых студиозов, — пояснил Николай. После чего осознавшие сказанное великовозрастным товарищем ехидно заухмылялись.

Закуски оказалось довольно много. Состояла она из свиных ребрышек, копченых куриных ножек, колбасок, всевозможных нарезок и другой вредной, но очень и очень вкусной еды.

Сервис был на высоте. Большую часть заказа принесли чуть ли не мгновенно, будто ожидали, что мы выберем именно это.

Несколько крепких мужчин поставили невысокие подставки и тут же взгромоздили на них бочонки. Для чего это надо, я не понял, пока не увидел, как в крышку бочки ловко вкручивают краник.

Ловкость рук мужчины, разливающего горячительные напитки, громкие пожелания страждущих — и вот уже все очень быстро обзавелись кружками с питием. Мне достался огромный бокал вина. Я не особо возражал: запах был неплох и явно говорил о качестве напитка.

Юркие девушки-официантки в коричневых передниках и длинных юбках до пола быстро и сноровисто положили льняные салфетки, столовые приборы для каждого, и поставили на стол горячие стейки.

Моя рука тут же ухватила тонко нарезанный кусок вяленной шейки, и я с удовольствием закинул его в рот.

Вкуснота!

— Немного внимания, господа и дамы! — встал со своего места Натан, привлекая к себе внимание. — Давайте еще раз выпьем за новых студиозов! Пожелаем им хорошо учиться и не забывать отлично отдыхать. Чтобы экзамены сдавались легко, а преподы не задавали лишних вопросов!

— Отличный тост! — поддержал кто-то.

— Действительно, отличный! — поддержал Натана Николай. — Только почему этим замечательным молодым людям поставили презренные кружки с алкоголем, предназначенным исключительно для нас, простых смертных?

После вопроса Николай обратился к мужчине, стоящему возле бочек.

— Ну-ка, подай-ка нам, любезный, клюквенной настоечки! Два кувшина.

Стол одобрительно загудел, все стали переглядываться.

«А вот и супер алкоголь, крепость которого мы с Мишей должны испытать на себе!»

— Вот, парни! — Николай поставил перед нами увесистые кувшинчики с сургучными печатями на крышках и добавил гулким басом. — Напиток настоящих мужчин!

— Знак качества! — прокомментировал Стефан, занявший место слева от меня.

В это время Милиша, непонятно каким образом оказавшаяся справа, решила облапошить соседа и заключила с ним пари на то, что я не только выпью настойку из кувшинчика, но буду после этого очень даже неплохо себя чувствовать, а может, даже смогу продолжить попойку.

«Вот же хитрюга! — вздохнул я. — Откуда-то знает, на что я способен. Наверное, орки проболтались, что меня разбирает только особая настойка. Буду надеяться, что в этот клюквенный напиток никто не додумался кинуть камень души».

Миша взял кувшинчик, с интересом его рассмотрел.

— Михаил проявляет правильный интерес, — прокомментировал Николай. — Значит, ему и предоставим первое слово. Потом будет говорить Нел.

Миша встал, еще раз осмотрел запечатанный кувшин.

— Дергай за кольцо, которое торчит из крышки, — посоветовали парни. Что Миша и сделал.

Несмотря на большое количество людей, которые смотрели на него, Михаил был весел, доволен жизнью, воодушевлен и никого не стеснялся.

Принюхавшись, я почувствовал запах клюквы и крепчайшего самогона, исходящий от кувшинчика Миши.

— Спасибо, что решили разделить мою радость и приняли в такую отличную компанию! — повторил парень явно подсказанные братом слова, приложился к узкому горлышку и сделал большой глоток.

— Кха-кха-кха! — выпучил он глаза и жутко покраснел. Окружающие, словно по команде, засмеялись. — Это… это… — восстанавливая дыхание, произнес парень, — что это за смесь такая?!

Сделав глоток из кружки с вином, унял жжение.

— Лучше не мешай с другим алкоголем, — сказал кто-то. — Мясо съешь, а то потом плохо будет.

Миша был послушным и умным, поэтому тут же отправил в рот кусок мяса и тщательно его разжевал.

— Давай, сделай еще одну попытку! — поддержали его окружающие.

Миша кивнул и сделал несколько больших глотков. После чего остановился и опять закашлялся.

Студиозы поддержали его бурными аплодисментами, а соседи похлопали по спине.

— Молодчина!

— За нового студиоза! — крикнул Стефан, и все дружно выпили.

— А теперь предоставим слово Нелу, — сказал Николай, и через некоторое время поднялся уже я.

Взяв кувшинчик в руку, открыл его, выдержал театральную паузу и торжественно начал говорить.

— Судя по тому, как быстро было организованно данное мероприятие, можно сделать вывод, что данная честная компания проводит подобные сходки постоянно, и они пользуются немалой любовью. Поэтому выражаю признательность организатору праздника, данному заведению, благодарю за то, что мы не пошли в пресную «Зеленую рощу»! Там бы мы так хорошо не погуляли.

Окружающие одобрительно загудели, каждый принял эти слова на свой счет, мол, какие мы все-таки молодцы!

Я подождал, пока все закончат говорить, и продолжил.

— Я искренне благодарен, что вы приобщаете к академическим традициям нас, молодое поколение! Торжественно заявляю, что мы вас не посрамим!

Закончив говорить, выдохнул и принялся пить из кувшинчика клюквенную настойку. Напиток обжег горло и спустился вниз по пищеводу.

После пяти хороших глотков студиозы, ожидавшие, что я закашляюсь, замолчали и пораженно уставились на меня.

— Коуть-коуть-коуть-коуть, — с характерным звуком я пил горячительный напиток. А вы бы попробовали иначе, все-таки, несмотря на ускоренный метаболизм, горло обжигало неплохо. К сожалению, горловина у кувшинчика была небольшой, настойка текла не так быстро.

Желудок потяжелел, жар разошелся по всему телу. Все же крепкий напиток, особенно хорошо настоянный, это вам не легкое вино или пиво, которых я почти не ощущаю. Такой настойкой я действительно мог напиться, конечно, если бы выпил целую бочку.

Интересно, я буду сильно пьян? — или организм в очередной раз в кратчайшие сроки выведет все лишнее?

Под эти мысли допил настойку, потряс кувшинчик, поймал губами ягодки клюквы, которые были на дне, и тщательно их разжевал. За столом стояла тишина.

— Хорошая настойка, — похвалил я. — Есть, что выпить, и есть, чем закусить.

— Вы кого к нам привели? — восхищенно спросил Николай у Стефана и Натана. — Я так и в лучшие годы не смог бы. А тут первогодка!

— Может, теперь выпьем за нового студиоза? — подхватывая кусок тонко нарезанного мяса, несколько развязно спросил я.

«Все-таки изрядная порция крепкого алкоголя и на меня подействовала!»

— Конечно! — бодро воскликнули окружающие.

— За нового студиоза! — провозгласил Николай.

— За нового студиоза!!! — поддержали его окружающие.

После этого, собственно, и началась попойка.

«Что сказать, — размышлял меланхолично. — Своим цирковым выступлением с крепкой настойкой я обеспечил себе своеобразный авторитет в умах этих людей и, скажем так, влился в коллектив. Теперь я для них точно свой парень. Еще пару подобных трюков за вечер, и студиозы станут вполне благодушно относиться к хорошему парню Нелу».

Я подмигнул Мише, попеременно посматривающему то на меня, то на мой пустой кувшин, то на свой кувшинчик. Все понятно, парень оценил крепость напитка совсем недавно, и то, что я так легко все выпил, вызвало у него ошеломление! Я показал большой палец и приободрил друга.

Парень кивнул.

Вино, которое я пил после настойки, позволило продлить алкогольное опьянение, но через некоторое время мне жутко захотелось выйти. Видимо, организм старался расстаться с медленным ядом, которым я умудрился отравиться по своей собственной воле.

Тихо уточнив у Стефана, где находится туалет, отодвинул стул и, выбравшись из-за стола, направился туда. В центре зала вовсю веселился народ, в том числе ребята из нашей компании.

Обойдя их, свернул в неприметный коридор, подошел к двери, на которой был изображен мужчина. Задумчиво почесав затылок, потянул за ручку и вошел внутрь.

К моему большому удивлению, туалет здесь был похож на современный, из моего мира. Не просто дырка в полу, вполне себе удобный туалет, правда, без унитазов, с подобием умывальников на полу вместо них. Кнопки слива воды не имелось, но она и не была нужна — вода подавалась беспрерывно.

Ноу-хау! Блин! Такого я здесь еще точно не видел. Вот тебе и трактир!

Закончив свои дела, вымыл руки у умывальника, сделанного по типу рукомойника. Нажав на краник рукомойника снизу, вытер темное пятно на рубашке и собирался возвращаться, но в туалет вошел пошатывающийся Миша.

— Подожди меня, — попросил он, проходя мимо.

Закончив свои дела, Миша спросил.

— Как тебе это удалось? Я сделал несколько глотков и чуть не сгорел заживо, а ты хлебал напиток, как простое вино! Ик!

— Мне раньше приходилось много выпивать, — ответил я уклончиво. — Поэтому все так и получилось.

После небольшой паузы добавил.

— Тебе не стоит стремиться к подобным результатам, это никому не делает какой-нибудь чести.

Миша еще больше закачался.

— Может, тебя отрезвить? — спросил парня. — А то ты уже пьян, а тебе все-таки надо все выпить.

— А ты умеешь отрезвлять? — удивился он и решительно кивнул. — Тогда давай.

— Тогда готовься! — предупредил я и взял Мишу за руку. — Будет больно.

Сказав это, влил в парня немного своей энергии.

По прошлому опыту знал, что это довольно болезненная процедура, однако покрасневший Миша не проронил ни звука.

«Хм… давно я никого не приводил таким образом в порядок», — подумалось мне, и я отпустил его руку, после чего Михаил тут же направился к кабинке — организм решил избавиться от лишнего.

Не стал дожидаться, пока парень приведет себя в порядок, и вернулся на свое место.

Меня встретили подозрительными взглядами, словно проверяли, не плохо ли мне, но, не заметив признаков дурного самочувствия, продолжили пить.

Этим занялся и я. Вино было вкусным, закуски великолепными, компания душевной и простой. Студиозы постоянно травили байки из своей академической жизни, рассказывали о проведенных каникулах, о последних сплетнях, о жизни вообще и в частности.

Мы сидели довольно долго. И чем больше времени проходило, тем более плотно прижималась ко мне Милиша. То ли сыграло роль то, что она немного выпила, то ли наша единственная ночь была хороша. А может быть, все вместе. Но девушка льнула ко мне довольно откровенно и не раз ловила удивленные взгляды, впрочем, как и я. Но я-то для них был незнакомым парнем, а Милиша своей, хорошо знакомой подругой, поэтому ее нетипичное поведение бросалось в глаза.

— Пойдем, потанцуем, — тихо сказала она и кивнула в центр зала, после чего я обратил внимание, что танцы в самом разгаре, а пьяные посетители, в том числе и из нашей компании, весело отплясывают под незатейливую веселую мелодию.

— Не хочу, — так же тихо ответил ей и пояснил. — Желания нет, к тому же, я этого танца не знаю.

— Я обижусь, — надув губы, сказала девушка.

Ее горячее тело с приятными, касающимися меня округлостями, заставило сердце биться чаще.

— Не хочу, чтобы ты обижалась, — глядя ей в глаза, проникновенно сказал я.

— Хорошо, — она отвела взгляд и произнесла. — Если не хочешь танцевать сегодня, отложим это на потом.

В какой-то момент я обнаружил свою руку на талии Милиши, а ее руку у себя на колене. По телу пробежали мурашки.

«Когда успел-то?» — пронеслась в голове удивленная мысль. Хотя на самом деле я очень удивлялся поведению девушки. Все же наше общение в Степи было далеко от идеала.

— Я надеюсь, между нами мир? — тихо спросил у нее.

— Твоя рука поглаживает мою талию и то, что ниже, — заметила девушка. — Какая между нами может быть война?

— Мы не очень хорошо расстались, — заметил я. — И мне не хотелось бы никаких недоразумений в будущем.

Милиша с задумчивым видом выпила немного вина, затем выдержала небольшую паузу, собралась с мыслями и повернулась ко мне.

— Когда я проснулась после чудесной ночи и не обнаружила тебя, мне с необычайной силой захотелось тебя придушить… Вильме, кстати, тоже… — Девушка наклонилась ко мне и, обдав шею горячим дыханием, слегка укусила за ухо. После чего мягким голосом с игривыми интонациями страстно зашептала. — Тебе повезло, что у нас уже был подобный опыт, поэтому мы не чувствовали неловкости.

По моему телу прокатилась горячая волна, я отпил вина, чтобы смочить пересохшее горло.

«Вот это откровения! Видимо, она уже достаточно выпила и завелась».

Следующая мысль показалась весьма своевременной в подобной ситуации.

«А ведь у меня уже давно не было девушки!»

— Я хочу, чтобы мы иногда встречались, и наша ночь повторялась, — серьезным тоном, очень тихо, чтобы слышал только я, произнесла девушка, после чего улыбнулась. — Только без Вильмы.

— Ты серьезно? — удивился я ее словам. Собственно, не тому, что она попросила не привлекать к нашим интрижкам Вильму, а совсем другому. Поэтому спросил: — И ты не будешь настаивать на серьезных отношениях?

Девушка посмотрела на меня как на глупца, не понимающего очевидных вещей.

— Нел, ты обычный смазливый парень без особых богатств и кольца, — показала она на свой элегантный перстень — знак принадлежности к аристократическому роду Вольных баронств. — Так что ни на что не рассчитывай. Ты мне не ровня. Никто не одобрит наш брак, я всего лишь хочу немного развлечься.

Думаю, этими словами Милиша все же хотела меня задеть, отомстить за мое бегство, показать, что я по сравнению с ней никто, а она, между прочим, богатая девушка из высшего сословия.

Тут она, конечно, была совершенно неправа. И, думаю, в полной мере это осознавала, но признавать не хотела. Делала вид, что судит по внешним признакам, таким, как отсутствие кольца, сильного рода, влиятельных связей, недвижимости, бизнеса. Ну и, конечно же, по тому, что я студиоз, который только что поступил в академию.

С другой стороны, Милиша не могла не знать, что я на приличном уровне владею боевой магией, отличный воин и волчий всадник с редким духом, хорош собой (как мне кажется), довольно богат. Девушка с явной примесью крови зеленых орков должна была отлично понимать, сколько камней души получил победитель Турнира трех духов.

Так что, как партия я совсем неплох, а если учитывать тот факт, что маги и аристократы в баронствах по социальному статусу стоят где-то на одном уровне, то вообще хорош.

Я почувствовал, что девушка не совсем уверена в том, что сказала. Ее глаза начали бегать во все стороны, и она задумалась, словно спорила сама с собой.

— Пусть будет так, — ответил я и крепче прижал к себе женское тело. — Я тоже не против небольшой интрижки, если она в радость и мне, и тебе.

Милиша, как ей показалось, облегченно выдохнула.

— А я подумала, что ты окажешься слишком гордым для таких отношений, и тебя не устроит роль обычного любовника.

Я легкомысленно фыркнул.

— Поверь, именно такие отношения нужны молодому парню в самом расцвете сил, а если его любовница очень красива и женственна, то это просто превосходно.

Девушка улыбнулась.

— Мир? — все же не удержался я.

— Мир! — кивнула она и опять укусила меня за ушко.

«Жду не дождусь минуты, когда мы останемся одни! — подумал я. — И ее подход к проблеме мне нравится. Встречи без обязательств — это то, что надо, устал уже без нормальной девушки, а ведь никого подходящего рядом не было».

— Чего замолчал? — спросила Милиша.

— Очень рад, что у нас похожие мысли и потребности, — тихо ответил, прижимая ее к себе.

— Я тоже, — игриво произнесла она, обдала горячим дыханием шею и ухо и начала водить ладонью по моей ноге, поднимаясь выше и выше.

— Проведешь сегодня красивую девушку до дома? А то она боится идти одна. Вдруг ее кто-то обидит?

— Это ты о ком? — с интересом спросил я. — Что еще за красивая девушка? Хочу с ней познакомиться.

Милиша убрала руку, откинулась назад и стала внимательно меня разглядывать.

— Наглец! Так и хочется тебя треснуть! — произнесла она и прижалась ко мне всем телом. — За такие шутки останешься без сладкого!

По телу в очередной раз пробежал жар. Губы опять пересохли, и я сделал глоток вина, стараясь пить так, чтобы движения не выглядели поспешными.

— Плохо жить без сладкого! — наставительно заметил, подняв палец вверх.

— Вот и веди себя хорошо, — сказала она, отстраняясь. — Мне совершенно не нравятся подобные шутки….

В общем, поступление мы отпраздновали просто отлично. Познакомились с новыми людьми, побывали в шикарном заведении для больших и шумных компаний. Я неожиданно помирился с совершено не злившейся на меня Милишей. Михаил, не без моей помощи, все же допил свой злополучный кувшин, был тепло принят компанией и даже успел поцеловаться с какой-то молоденькой девушкой. Потом их увидел ошарашенный такой прытью Натан и оттащил брата в сторону.

— Рано тебе еще открыто с девушками целоваться, — сказал он и с угрозой добавил. — Или, может, отцу написать, что свадебку сыграть надобно?

— Нет, — покачал головой Миша. — Не надо свадьбу…

Николай то и дело удивлялся, насколько хороши новые студиозы. Пьют будущие первогодки на уровне выпускников, а может, даже лучше, девушек кадрят вообще между делом.

Нашей компании хватило нескольких часов для того, чтобы хорошенько отдохнуть и даже несколько подустать от обильного и качественного отдыха. Так что, через некоторое время студиозы группами или поодиночке начали расходиться, бурно прощаясь со всеми. Остались лишь самые стойкие и, собственно, виновники торжества. Ведь кому-то надо было расплатиться за стол.

Короче, остался я, все же уснувший от обилия впечатлений Миша, его брат, Стефан — для поддержки, Николай — потому что еще не все выпили, и Милиша, дожидающаяся меня.

— Отойду на минуту, — сказал всем и направился к администратору.

— Счет, пожалуйста.

Администратор внимательно посмотрел на меня, вспомнил, за каким столом я сидел, после чего передал мне лист бумаги, в котором аккуратным почерком были записаны наши заказы и цены.

Снизу я прочитал итоговую сумму. Она получилась довольно солидной, однако я молча начал отсчитывать монеты.

Расплачусь за все один, с Михаила не возьму ни копейки. И так живу нахлебником, сейчас немного успокою свою совесть. К тому же, этот день мне подарил намного больше, чем я планировал. Поступление, мировая с Милишей, полезные знакомства со старшекурсниками. Я ведь не зря потратил время — переговорил и выпил с каждым. Грех не воспользоваться подобной возможностью и результатами моего героического заглатывания настойки. Так что, золота совсем не было жаль.

— Идите, ребята, — услышал голос Милиши. — Можете нас не ждать. Думаю, Нелломилиан захочет провести меня до дома.

— Ого?! — восхищенно поднял на нее взгляд Натан. — В таком состоянии ты еще способна выговорить его полное имя?!

— Я долго тренировалась, — пояснила девушка.

Логичного вопроса, когда ты успела натренироваться, если вы познакомились только сегодня утром, ни у кого не возникло. Это же пьяные студенты, у них возникают другие вопросы.

— Неужели тебе понравился этот смазливый парень? — пьяно подмигнув, спросил Николай. — Может, я тебя проведу? Я ведь знаю, где ты живешь?

— Я тоже не против, — поддержал Натан со смешком.

— Вы бабники, — в свою очередь заметила Милиша. — Так что, с подобными предложениями не ко мне.

— Любительница первогодок? — прикалываясь, спросил Коля.

— Как можно-то! — с наигранным возмущением произнес Натан. — Приглашать провести до дома молодого парня, которого впервые увидела! Как пали нравы!

— Вообще-то я с ним давно знакома, — огорошила друзей девушка, усмехнувшись.

— Это как? — удивился Стефан.

— Вместе из Роркогорда ехали, в одном караване, там и познакомились.

— И какой у него дух? — спросил Натан.

— Ягуар, — добила парней девушка. — Черный, с мягкой такой шерсткой.

— Какой еще дух? — спросил Коля. — Я что-то вообще ничего не понимаю.

— А тебе и не надо, — заверила его Милиша.

Этот момент я выбрал, чтобы вернуться.

— Ну что, по домам?

— По домам, — ответила девушка. — Ты меня проводишь.

Сказав это, она взяла меня за руку и потянула к выходу.

— Пока! — успел я крикнуть парням и помахал рукой, прежде чем мой «буксир» оттянул меня подальше от компании. — За стол я рассчитался, так что смело можете идти домой.

— Пока все не допьем, домой не пойдем! — донесся до меня раскатистый бас Николая.

— Я вообще-то не знаю, где ты живешь, — заметил Милише. — Поэтому вряд ли смогу провести тебя до дома.

— В таком случае, запоминай дорогу, — игриво прошептала девушка на ухо.

«Чувствую, меня ждет шикарная ночь!» — с воодушевлением подумал я.

Проснулся поздно, часов в двенадцать дня. Даже удивительно — давно так хорошо не спал. Вот что значит красивое теплое девичье тело, прижавшееся сбоку. Спать становится комфортнее и уютнее.

«Кстати, где оно, это самое теплое тело? — подумал я, ощутив, что лежу в кровати один. — Блин, какое еще тело? Милиша, конечно же, Милиша. И вообще, как она смогла уйти настолько бесшумно, что я этого не почувствовал?!»

Усилив органы чувств, попробовал найти девушку, после чего с удивлением отметил, что ее нет ни в комнате, ни на этаже, ни в доме.

— Что-то я ничего не понимаю, — пробормотал растерянно. — Куда она ушла?!

«Невероятно срочные дела? Допустим. Но почему, в таком случае, она ушла, не разбудив меня?!

Скоро вернется? Или это с ее стороны маленькая месть за то, что в прошлую проведенную вместе ночь я не попрощался? Хочет, чтобы проснулся один в незнакомом доме и начал волноваться и думать, как себя вести? И что делать? Такое очень может быть, вполне похоже на изощренную месть обиженной женщины. Или это моя паранойя шалит, а на самом деле Милиша пошла куда-нибудь и скоро вернется? Ага, к соседке за молоком и булкой».

Решив не беспокоиться лишний раз понапрасну, закрыл глаза и постарался уснуть. Если она захотела надо мной подшутить, я ни в коем случае не буду переживать и беспокоиться, стану наслаждаться ничегонеделанием.

«Эх, жаль, что Милиша ушла, — подумал раздосадовано. — Кое-чем другим я бы сейчас с удовольствием занялся».

Однако, несмотря на мои старания, сон не шел. Встав, я потянулся, после чего направился в ванную, дверь в которую находилась прямо в комнате.

Умывшись теплой водой, окончательно проснулся и, посчитав, что здесь, конечно, хорошо, но дома лучше, направился в спальню за своей одеждой. Однако там меня ожидал сюрприз — моей одежды в комнате не оказалось. От слова «совсем». Хотя, вру, остался кошель с небольшим количеством наличности. Однако им ничего не прикроешь, кроме мужского достоинства. Представив забавную картинку, я улыбнулся.

«Это выглядело бы феерично. С учетом того, что все остальные части тела остались бы обнаженными».

«Хм…интересно. Милиша забрала мою одежду и бесшумно ушла. — Я принюхался. — Моей одежды дома нет, одежды Милиши тоже нет. Так, а это вообще ее дом?!»

Вот теперь я действительно заволновался. И начал вспоминать вчерашний день. Мы пришли к большому красивому дому, спокойно вошли во двор, поднялись на второй этаж в одну из комнат…

«Бом!» — раздался громкий звук, подсказывающий, что в дом прибыли хозяева.

«Неужели Милиша вернулась?!» — обрадовался я и выглянул в окно, рассчитывая увидеть девушку.

Однако моему взору предстала запряженная лошадьми красивая белоснежная карета, которая остановилась перед входом. Дверь кареты открыл подоспевший лакей, и из нее выбралась невысокая моложавая женщина-полукровка в дорогом синем платье.

Подскочивший дворецкий помог женщине спуститься по железным ступенькам, предложив свою руку.

Женщина была довольно привлекательна и очень сексуальна. Я понял, от кого Милиша унаследовала свои лучшие качества.

— Где она?! — жестким и властным голосом спросила женщина, разрушив очарование момента.

— Уже уехала, госпожа, — как можно почтительней произнес мужчина, склонив голову. — Утром. Я не сумел ее остановить или сдержать.

— Несносная девчонка! — хмуро произнесла женщина. Ее красивое лицо исказилось от гнева. — Сначала срывается в Степь, к отцу, оставив лишь записку, теперь приводит в дом неизвестных мужчин, каких-то проходимцев! — женщина хмыкнула — Ну, хоть успела сбежать, не дождавшись матери.

— Не совсем так, моя госпожа, — произнес мужчина. — Молодой человек еще находится в покоях леди Милиши, она уехала одна.

— Еще там?! Она оставила его одного? — Мать девушки зловеще протянула: — Что ж. Пойду, поздороваюсь с этим мальчиком!

— Ну, Милиша! — прошипел я, завязывая на себе простыню на манер тоги. По моим ощущением, женщина была очень сильным магом.

Закрепив простыню, оставил кошель на кресле и рыбкой нырнул в приоткрытую форточку.

Замер в окне, активировал магическое зрение, оценил расположение ловушек и мягко прыгнул вниз.

Пружинисто приземлился на газон, сделал кувырок вперед и помчался в сторону сада.

«Спрячусь пока там, в укромном безлюдном уголке, пережду первое время, а потом буду раздумывать над своим внешним видом. Что делать дальше? Выходить в подобном одеянии на улицу совсем не комильфо!»

Как же все-таки быть с одеждой? Блин! Милиша! Не смогла меня простить и отомстила вполне изощренно! А я повелся, как последний дурак. Попал прямо в медовую ловушку!

— Бранд! Ты же говорил, что он еще здесь?! — услышал я голос недовольный женщины. — Ты меня обманул?

— П-п-простите, госпожа! — заикаясь, произнес слуга. — Он действительно был здесь! После отъезда леди Милиши парень не выходил из комнаты. Я не знаю, куда он мог подеваться!

Женщина подошла к кровати, потрогала ее.

— Хм. Еще теплая, — более спокойно произнесла она и пояснила слуге. — Раз кровать теплая, он совсем недавно был здесь, ищите в других комнатах. Кстати, а где простынь?

«Как отсюда выбраться без одежды? — пока слуги обыскивали каждый уголок в доме, думал я. — Пробежаться в трансе до дома де Бруозов? Как вариант, рассматривается, но это не только утомительно, но и чревато неожиданностями. Вдруг какой-нибудь воин моего уровня бросится в погоню, посчитав, что я сматываюсь с места преступления? Или я не смогу добежать до дома и, обессилев, остановлюсь, прямо так, в одной простыне?»

К сожалению, времени на раздумья не было. Мать Милиши могла приказать прочесать сад после того как в доме меня не обнаружат.

Машинально вырвав травинку, я начал нервно растирать ее в пальцах, после чего ошеломленно замер.

«Вот кретин! У меня же врожденный талант к магии земли! Я же могу просто-напросто вырастить себе одежду! Как эльфы в земных фэнтези! Необходимо только хорошенько сосредоточиться».

Встав ровно, я закрыл глаза, после чего сконцентрировал большое количество силы. Представил, как травинки у моих ног становятся жесткими, словно листья каучука, их все больше и больше вырастает у моих ног, жесткие травинки поднимаются вверх, одновременно скручиваются и переплетаются между собой.

Дело шло медленно, ведь мне приходилось создавать очень тесное переплетение нитей. Когда моя нога полностью покрылась обтягивающей зеленой «тканью», я почувствовал, что за мной кто-то наблюдает.

Открыл глаза. Прямо передо мной, на заборе между территориями двух особняков, расположилась красивая миниатюрная блондинка, человек, по внешнему виду я дал бы ей лет двадцать пять, настоящая красотка. Она была одета в короткие желтые шортики и тонкую, просвечивающуюся воздушную рубаху, накинутую на фигуристое (это я заметил сразу!) тело.

Женщина, как кошка, с безмятежным видом лежала на тонкой плоскости забора, потрясающе держа равновесие, и с неподдельным интересом следила за мной.

— Я тебя не знаю, — красивым грудным голосом произнесла она, внимательно осматривая мое подтянутое, накачанное тело. Потом заинтересованно добавила. — Кто ты?

«А может, это мой шанс?» — подумал я и начал действовать.

— Нелломилиан Рорклоу к вашим услугам, леди, — склонив голову, словно на светском рауте, произнес я, сделав вид, что ничего необычного не происходит.

Подумаешь! Стою голый, в одной простыне, в самой нелюдимой части сада, принадлежащего одной из благородных семей. По моей ноге непонятным образом поднимаются травинки, образуя ткань. А в это время красивая соседка явно не простого происхождения (чувствуется сильная энергетика!) изображает из себя женщину-кошку и полулежит на тонком заборе. Следует также добавить, что мама Милиши, тоже неслабый маг, ищет меня по всему особняку вместе со слугами.

— Твое имя мне ни о чем не говорит, — задумчиво произнесла женщина.

«Я бы сильно удивился, если бы оно что-то сказало!» — весело подумал я.

«Почему ты назвал свое имя?» — спросят меня. Я отвечу. Смысла врать не было, как минимум, Милиша знала, кто именно находился в ее доме, и при желании это легко можно было вычислить, к тому же, если мои ощущения не врали, то смысла скрывать имя не было. Молодая женщина на заборе очень хорошо ко мне отнеслась.

— Тогда, может, вам что-нибудь скажет имя Милиша? — спросил я. — После приятной ночи она оставила меня одного в комнате, забрала одежду и сказала слугам позвать мать, которая сейчас разыскивает меня по всему дому. Именно поэтому я здесь и пытаюсь придумать, как раздобыть себе нормальную одежду и добраться до дома.

— Так это ты не давал мне уснуть этой ночью?! — лукаво спросила женщина и повторно с интересом отсмотрела мою фигуру. — Силен.

— Это не нарочно, — заметил я.

— Я поняла, — улыбнулась женщина. — Больше виновата Милиша. — И спросила. — А не хочешь зайти на бокал вина? Составишь мне компанию за обедом, а мои слуги раздобудут тебе одежду.

— Развею вашу скуку взамен на одежду? — раздумывая, спросил я.

— Да.

— В таком случае, с удовольствием, — ответил ей, после чего травинки, обвившие мою ногу, стремительно высохли и опали.

Женщина хмыкнула, откинулась назад и пропала из вида.

— Давай ко мне, — донесся до меня ее голос.

Я одним прыжком перепрыгнул на ее территорию.

И добился еще одного заинтересованного взгляда.

Взяв меня за руку, женщина сказала:

— Пошли, я тебе все покажу.

«Неужели мои похождения все еще продолжаются?»

Кинув взгляд на часто задышавшую красотку, подумал:

«Посмотрим, кто в этой битве победит, молодость или опыт! Знай, Милиша, я болею не за тебя!»

Глава 5

Открыв переданную мне информатором из трущоб тетрадь, повторно проверил запись.

«Да…это определенно тот самый дом!» — окинув взглядом широкий переулок, засаженный красивыми деревьями и клумбами, полной грудью вдохнул свежий цветочный запах. — «Это действительно то, что мне нужно».

Я стоял посреди одного из самых богатых элитных районов Силирии-Очи. Дом, который меня заинтересовал, находился почти в самом ее центре. Он стоял в окружении домов богатых магов, аристократов, чиновников и по большому счету ничем от них не отличался. Если, конечно, не считать несколько неухоженного вида. Внимательному взгляду было заметно, что хозяин давно не выделял средств для покраски и небольшого косметического ремонта.

Каменный забор с красивыми железными воротами выглядел монументально. Я бы сказал, что он останавливал одним своим видом. Толстые прутья были крепко скованны между собой, преграждали путь и одновременно оставляли достаточно места для того, чтобы любопытный прохожий мог кинуть между ними пытливый взгляд и узнать, что же творится внутри. Однако, несмотря на величие, я отчетливо видел, что в некоторых местах забор необходимо подлатать, железо явно нуждалось в покраске. Однако, несмотря на это, отчетливых следов ржавчины не нашел, зато обнаружил множество мест, которые любовно подчищали.

Заглянув внутрь, заметил мужчину с секатором, похожим на большие ножницы. Он аккуратно подрезал кусты, придавая им идеально ровную прямоугольную форму. Мужчина делал все очень профессионально, с явной любовью, и отвлекать его от этого занятия почему-то не хотелось. Я снова осмотрел участок перед домом, засаженный различными растениями, и отметил красоту и отменный вкус, главенствующие повсюду.

Пока мужчина-садовник занимался своим делом, я еще раз изучил дом и прилегающую к нему территорию.

Обратил внимание на плиты, вывалившиеся из величественного крыльца с крышей, выпавшую в нескольких местах черепицу и появившийся на ней зеленый мох.

Перед домом находился большой, неприглядного вида фонтан с непонятными серыми фигурами в центре. Фонтан, конечно же, покрылся мхом и не работал, на бортиках вздулась краска, однако я не сомневался, что когда-то он смотрелся довольно величественно. Вымощенная камнями дорога, ведущая к дому, к моему большому удивлению, выглядела идеально — ни отсутствующих или выпирающих булыжников, ни зеленого мха между ними. Видимо, она входила в сферу деятельности мужчины с ножницами.

Садовник заметил прохожего, стоящего у ворот, отложил ножницы в сторону, утер пот со лба и подошел поближе.

— Добрый день, господин, — вежливо поздоровался он, оценив мою богатую одежду и длинные уши, которые в баронствах являются индикатором наличия денег и положения в обществе. — Мое имя Гьерд. Я слуга в этом доме. Чем могу быть вам полезен?

— Добрый, — также вежливо поздоровался я, вежливость никогда не бывает лишней, и пояснил. — Мне необходимо видеть хозяина этого чудесного дома.

— Видите ли, господин, — поник мужчина. — Хозяин дома сейчас болеет и, к сожалению, не сможет вас принять.

— Еще бы! — согласился я с ним. — После таких зажигательных вечеров принято болеть долго и со вкусом. И просить утром «лекарство»!

Мужчина опустил голову, не смея комментировать мои слова.

— Я принес «лекарство», — произнес, доставая из кожаного черного мешка представительного вида, сшитого мне одним из мастеров на заказ, кувшин дорогого вина. — Передай хозяину, что его ждет важный гость, который хочет купить дом за приличную цену, так что, пусть лечится.

Услышав это, мужчина быстро открыл ворота и пропустил меня на территорию дома.

«Умный мужик. Понятное дело, он не должен пускать меня без разрешения хозяина, но оценил деловой подход и серьезные намерения».

То, что я настроен серьезно, садовник понял, поскольку принесенное мной вино являлось любимым напитком хозяина. Он от такого подарка судьбы точно не откажется и как минимум захочет со мной поговорить.

— Вам лучше подождать здесь, — сказал мужчина извиняющимся тоном, после чего с достоинством принял бутылку и направился в дом.

Перед дверью остановился и, повернувшись, спросил.

— Прошу прошения, господин, как вас представить?

— Нелломилиан Рорклоу, будущий хозяин дома.

Мужчина несколько «завис» после моих слов, затем кивнул и пошел будить своего хозяина.

Я же, пока его не было, решил изучить территорию, которую не разглядел из-за ворот.

Я с интересом наблюдал за садом.

«Этот слуга пойдет в комплекте с домом? Иначе придется перекупить его. Надеюсь, он согласится на предложенные условия. Ведь в любом случае придется кого-то нанимать на это место, так почему бы не его? Ведь результаты работы я вижу, и они мне нравится».

Вторым удивившим меня моментом было отсутствие магической защиты. То есть, полное отсутствие — защиты не было никакой! Ни единой ловушки! Ни на газоне, ни на самом доме. Только ворота и фундамент забора отдавали слабыми эманациями силы, которых не хватило бы даже на слабое защитное заклинание.

Я прислушался. Было интересно, как отреагирует на слова слуги хозяин дома.

— Что?! Какого хрена ты, осел, приперся?! — донесся до меня хриплый злой голос. Однако через мгновение хозяин бодро воскликнул: — О, вино! Что же ты сразу не сказал, что принес его, бестолочь?

Я услышал, как человек забрал у слуги бутылку, профессионально, одним движением, открыл ее и как следует приложился.

— Хорошо! — через некоторое время выдохнул он довольно. — Так кто, ты говоришь, принес это дорогое пойло?! Какой-нибудь из моих давних знакомцев?

— Какой еще Рорклоу? Я таких знать не знаю! Что?!! Будущий хозяин дома?! Наглец! — Мужчина сплюнул. — Я еще не решил, буду продавать дом или нет! А он уже приперся! И откуда узнал?! Так он еще и законченный длинноухий?! Урод!

«Хм… толерантностью даже и не пахнет, — поморщился я. — Хозяин, конечно, думает, что во всем виноваты длинноухие, хотя сам виноват в том, что прогулял свою жизнь!»

— Тогда все понятно, — донесся до меня властный голос. — Проведи его в гостиную. Я скоро выйду.

— Господин Рорклоу, — обратился ко мне слуга, выйдя из дома. — Господин де Круак приглашает вас пройти и просит подождать его некоторое время. Прошу следовать за мной.

Пройдя вслед за мужчиной через коричневую дверь, приличную с внешней стороны и обшарпанную внутри, я оказался в большом, некогда красивом, а сейчас запущенном холле. Его достоинством были красивая мозаика из плиток на полу, высокий потолок и обилие света, попадающего в помещение через большие, почти в полный человеческий рост, окна.

На этом достоинства помещения заканчивались, и начинались недостатки. В холле находилось всего два потертых диванчика из того доброго десятка, который должен был стоять в помещении. Места под диванчики были обозначены на полу плитками, так что отсутствие мебели бросалось в глаза даже такому дилетанту в области дизайна, как я. В углах предполагалось наличие статуй, но там также было пусто. Серые стены сиротливо смотрели еще не выцветшими темными прямоугольниками, на месте которых раньше висели картины.

В общем, то, что я видел, называлось откровенным запустением и безденежьем. Чисто, но очень бедно. Но если в этот дом вложить хотя бы немного денег, он станет намного привлекательнее.

Сначала я услышал звук шагов, затем раздался громкий противный скрип, после чего увидел спускающегося вниз по лестнице хозяина дома. Мужчине исполнилось где-то лет сорок, однако обильное возлияние визуально добавило ему полноценный десяток лет. У хозяина были небольшая щетина на щеках, длинные волосы и дорогая одежда, которая выглядела несколько неопрятно. Вероятно, потому, что он в ней спал.

Я встал, приветствуя барона, он величественно кивнул.

Сделал это мужчина небрежно, но очень уверенно и манерно. Несмотря на не совсем презентабельный вид, он не выглядел смешно или нелепо. Вероятно, потому, что правила поведения в обществе ему вдолбили в далеком детстве.

Мужчина подходил ко мне, а я вспоминал краткую историю его жизни и готовился к трудным переговорам.

Хозяин дома когда-то был типичным представителем золотой молодежи. Балы, кутежи, таверны, дорогие покупки и компания из таких же гуляк-дружков быстро распустили молодого человека. Однако любящие родители, довольно влиятельные люди, долго служили сдерживающим фактором и постоянно возвращали молодого балбеса «в стойло». Вероятно, с течением времени парень переболел бы подростковыми увлечениями. Однако ранняя гибель родителей поставила крест на процессе перевоспитания. Молодой повеса остался с приличным счетом в банке и богатым баронством. Толи от тоски по родителям, толи от радостей самостоятельной жизни, молодой парень под поощрительные возгласы дружков из светского общества пустился во все тяжкие. Швырял деньги в разные стороны, проводил время в многонедельных попойках, играл в аналогах казино этого мира. Отсутствие твердой руки сказалось на доходах с баронства. Они с каждым годом становились все меньше и меньше, и где-то за десятилетие бесхозяйственной жизни земли пришли в упадок. К этому времени, пропив и прогуляв состояние, оставленное родителями, уже не такой молодой, но такой же неукротимый повеса продал ненужные земли баронства, что позволило ему еще некоторое время побарахтаться на поверхности.

Постепенно денег у вполне зрелого мужчины становилось все меньше, а вместе с ними начали куда-то изчезать многочисленные друзья и красивые женщины. Как оказалось, им уже было не так интересно находиться в обществе барона де Круак.

Невозможность тратить деньги как раньше, с размахом, и перспектива остаться вообще без средств подкосили не особо пышущего здоровьем мужчину, который нашел успокоение в еще большем количестве выпиваемого вина и азартных играх. Азартные игры продлевали агонию, но вытягивали из не приспособленного к жизни барона все больше денег, заставляя распродавать оставшиеся от старых времен предметы роскоши: статуи, гобелены, дорогую мебель.

В этот момент стоящий передо мной барон Делур де Круак не имел ничего, кроме своего замечательного дома, который, судя по всему, до сих пор выглядел привлекательно благодаря усилиям немолодого садовника.

— Нелломилиан Рорклоу, — представился я мужчине.

— Делур де Круак, — отозвался он, присаживаясь на стоящий напротив меня диванчик. Я тоже присел.

Неслышно подошел слуга с подносом и двумя бокалами вина, того самого, которое принес я.

— Вино? — предложил мужчина, схватив один из бокалов.

— Благодарю, — ответил ему. — Вынужден отказаться. У меня на сегодня много планов, необходимо иметь твердую память.

Отхлебнув вина, мужчина довольно кивнул, видимо, надеялся, что я откажусь, и вино достанется ему.

— Думал, мой гость будет постарше, — начал разговор барон, отбросив условности.

— Не сомневайтесь в моей платежеспособности, — так же прямо ответил я, подталкивая к началу предметного разговора и одновременно не давая хозяину возможности усомниться в моих финансовых возможностях. — У меня достаточно денег, а у вас есть то, что мне необходимо, а вам уже не нужно. Давайте поможем друг другу.

— И чего же ты хочешь? — нахмурился мужчина.

Вероятно, его расстроило напоминание, что ему срочно требуется большая денежная сумма.

— Я хочу купить этот дом.

— Этот дом?! — неожиданно возмутился мужчина, будто слуга не рассказал ему, зачем я пришел. — Дом не продается! — патетически произнес барон. — Это все, что осталось от рода де Круак!

«Точнее, то, что ты еще не прогулял, — подумал я. — А все-таки мужчина не совсем потерянный, пытается торговаться, словно не он пару минут назад рассуждал о возможности продать дом. В этом информатор не наврал, Круаку необходима большая сумма, а ничего, кроме дома, не осталось».

Несмотря на заявление мужчины, я решил придерживаться выбранной тактики. Психологический портрет Круака совпадал с тем, который я мысленно составил на основе имеющихся данных.

— Да? — изобразив крайнее удивление, произнес я. — А мне в руки попала интересная информация, в которой говорится несколько другое. Вы сами пытались его продать, но никто из ваших знакомых не согласился купить. Дом в плохом состоянии, давно не ремонтировался, а вы просите большую сумму.

«Как тебе это?! Получил легкий удар под дых? Или надо добавить?!»

— Если дом в таком плохом состоянии, зачем он тебе? Иди и покупай другой.

«Хм… не выгнал меня, стерпел оскорбление и почти не поморщился. Значит, все еще печальнее, чем я думал, и с домом, и с необходимой суммой».

— Мне понравился сад, — сказал ему и добавил, как что-то само собой разумеющееся. — Вместе с садом ко мне должен перейти и садовник.

За дверью, в которую вышел слуга, чтобы не мешать беседе, раздался неожиданный выдох.

Садовник подслушивает… Это хорошо. Думаю, он оценил меня, оценил отношение к нему Круака, и если встанет вопрос, кому служить, слуга останется со мной.

— Ишь, чего удумал! — удивился барон. — А больше ничего не хочешь? — потом выдержал паузу и добавил. — За него придется заплатить дополнительно.

«Получилось! Теперь мы обсуждаем не покупку дома, а продается ли в нагрузку к дому слуга, но это уже совсем другое дело. Главное, де Круак принципиально согласен продать дом, осталось только договориться в цене».

— Зачем тебе садовник? — удивился я. — Мне-то он понадобится, но если так, найму другого.

Мужчина помолчал, собираясь с мыслями, а затем поспешно выпалил. — Три тысячи!

«Эк загнул! — удивился я. — Немаленькая сумма! Неужели он действительно пропил мозги и думает, что кто-то заплатит такие деньги за эту халупу?! Или он торгуется?»

— Дом даже тысячи не стоит! — не повелся я. — Максимум пятьсот золотых!

— Пятьсот?! — возмутился мужчина и привстал. — Да он в отличном состоянии. За пятьсот ты в нормальном районе ничего не купишь! Даже за тысячу — ничего! Две семьсот!

— Дом вашего знакомца де Любра купили за полторы тысячи золотых, но он был в куда более хорошем состоянии, чем ваш!

Глаза мужчины забегали, он и сам знал, что его дом запущен, и что де Любр продал свой дом за названную мной цену.

— Де Любр глуп! Его дом стоил как минимум две с половиной тысячи!

— Это ерунда! — заявил я категорически. — Он продал дом за правильную цену. А я по доброте готов предложить тысячу триста.

— Две пятьсот? — как-то неуверенно произнес мужчина.

— Тысяча шестьсот тридцать, — жестко посмотрев ему в глаза, произнес я. — Тысяча шестьсот тридцать!

Мужчина вздрогнул.

«А теперь мой козырь, он побольше твоих, ведь так?»

— Именно столько вы проиграли? — продолжил я. — У меня верная информация? Главарь Симес еще не требует свои деньги? Не сегодня-завтра за вами придут. И попросят расплатиться. Банды ведь не прощают долгов и не смотрят на благородную кровь. Заберут все!

— Но мне надо не только расплатиться с долгами, но как-то жить, — сгорбившись, произнес мужчина. — На что мне жить? И где?!

— Меня это не интересует, — покачал я головой. — И так я плачу вам намного больше, чем стоит дом. Ведь именно поэтому вы его до сих пор не продали!

На самом деле он не предлагал дом почти никому, так, некоторым старым дружкам, таким же разгильдяям. Именно поэтому я спешил, ведь стоило опоздать, и дом с большим удовольствием купили бы за две с половиной тысячи.

— Убью! — неожиданно произнес мужчина. Встал и хотел броситься на меня, но острая «ледяная сосулька», уткнувшаяся в кадык, остудила его пыл.

— Успокоился? — через некоторое время спросил я и убирал «сосульку».

— Предложи больше, и я согласен, — не глядя на меня, произнес де Круак.

— Тысяча восемьсот?

— Две тысячи, — собравшись с силами, выдавил он.

«Нормально!» — решил я и ответил.

— Хорошо, но при двух условиях. Во-первых, Гьерд остается присматривать за домом. Во-вторых, мы сейчас же идем в банк и в канцелярию архитекторов, после чего я покупаю дом.

Де Круак снисходительно посмотрел на меня, будто я сказал глупость.

— Чиновники в мэрии очень медлительные существа, они не работают так быстро! Мы не справимся сегодня! Де Любра оформлял необходимые бумаги целых две недели!

— Справимся, — ответил я. — Собирайся.

Мужчина отправился наверх, а я остался ждать его внизу.

Барон не знал, что я уже все подготовил, «подмазал», где надо, и через несколько часов этот дом станет моим!

«Вот это я понимаю, линейка!» — подумал, глядя на преобразившийся бальный зал.

Освещенный большим количеством «магических сфер» на высоком потолке, зал сразу преобразился. Стал отчетливо заметен начищенный до блеска пол, белоснежные стены выглядели торжественно, повешенные вдоль стен большие зеркала еще больше расширили пространство.

В углах и возле искусно украшенных колонн появились мраморные статуи, которых не было во время работы приемной комиссии. Стены, на которых отсутствовали зеркала, украсили прекрасные пейзажи в ярких позолоченных рамах. Вдоль стен стояли удобные кожаные диванчики, самим своим видом приглашающие присесть. Но что мне особенно понравилось, так это доносящийся из-за дверей запах холодных закусок.

«Ммм…» — я представил, как жую вкусный бутерброд, и рот наполнился слюной. Жутко захотелось есть.

Последний раз я ел утром, и то немного, а все из-за Натана! Узнав, что у меня нет парадного костюма, он пришел в ужас и, схватив меня в охапку, доставил к одному очень хорошему портному, который, несмотря на большую загруженность, согласился обслужить клиента, за дополнительную плату, разумеется. За совсем немалую дополнительную плату, должен заметить.

— Я не могу допустить, чтобы студиоз, которого я привел в общество, выглядел на балу как посмешище! — категорически заявил Натан. — К тому же, деньги у тебя есть, сослаться на их отсутствие не получится. Поверь, тебе необходимо произвести благоприятное впечатление и на студиозов, и на преподавателей.

Мне осталось лишь тяжело вздыхать и не перечить. На самом деле, перечить не позволяла совесть: все-таки от де Бруоза я видел только хорошее, так что не следовало из-за такого пустяка вставать в позу. Но во всем плохом надо искать положительные моменты. Теперь у меня будет хороший костюм для выхода, а встречают, как мы знаем, по одежде.

Нам повезло. Несмотря на столь срочное дело, успели вовремя. Если бы портной был менее расторопным, мы бы точно опоздали, и Натан меня прибил бы.

Темно-серый костюм сидел шикарно, этого отрицать нельзя. Мне в любом случае понадобился бы такой костюм, и деньги, которые я заплатил, было целесообразно потратить на действительно стоящую вещь, а не на тряпки.

Несмотря на большой счет в банке, в душе я остался бережливым человеком. Поэтому на обыденные вещи совсем хотелось тратить много денег. Думаю, так и надо жить. Пример разорившегося де Круака показателен.

Когда мы вошли в бальный зал, в нем уже собралось большое количество народа, но новые участники праздника все приходили и приходили. И если мы, новоявленные ученики, стояли разрозненными группками и настороженно поглядывали по сторонам, то студиозы старших курсов распределились строго по факультетам и построились чуть ли не в колонны.

Самым большим по численности, конечно же, оказался факультет общей магии. Понятно, почему. Из-за того, что он готовил универсалов, магов, которые на среднем уровне владеют многими дисциплинами, а не сосредотачивают внимание на одной сфере деятельности, как это делают, к примеру, целители или артефакторы.

На этом факультете, кстати, училось больше всего бюджетников. Как я это понял? Очень просто. Среди учащихся большинство явилось в темной форменной одежде факультета. Не у всех же есть возможность достойно одеться на праздник!

«Эх, знал бы раньше, что так можно, тоже, наверное, так оделся бы! А пришлось большую часть дня стоять истуканом в примерочной и ждать, когда все это закончится».

Привлекал внимание и факультет стихийной магии. На нем ситуация была совершенно противоположной. Магов-аристократов или просто состоятельных студиозов — большинство, бюджетников — всего несколько, но на общем фоне они не выделялись. Именно этот факультет вел себя громче и наглее всех. Стихийники высмеивали наряды студиозов с других факультетов, обзывали бюджетников и насмехались над поступившими. Правда, все это они делали так, чтобы никто из преподавателей не слышал.

На факультете артефакторов в равном количестве учились бюджетники и платники. Отличительной чертой этого факультета были задумчивые интеллигентные лица. Я бы назвал артефакторов факультетом заучек, если бы не несколько лиц, которые выбивались из общей картины. Например, очень эффектная девушка с хитрым красивым лицом или высокий здоровенный мужик с непроницаемым видом и носом-картошкой, ну чистый маг-боевик! А поди ж ты, на факультете умников учится!

Декан этого факультета стоял перед своими студиозами и был на них похож явно интеллигентным лицом, а вот чувство самодовольства и примечательное объемное брюшко были только у него.

Деканом целителей оказалась одетая в шикарное платье молодая привлекательная женщина с восхитительными формами. И все бы ничего, но это была Миса де Лерум! Та самая соседка Милиши, к которой я после приятного времяпрепровождения заглядывал довольно часто. Вот это да! Спал с деканшей целительского факультета и даже не знал об этом!

Заметив мой взгляд, Миса задорно подмигнула. Я подмигнул в ответ. В это время за моей спиной разгорелся жаркий спор между поступившими. Спорили, кому именно подмигнула эта жаркая красотка, и почему она стоит перед студентами.

За Мисой собралась стая девушек в цветастых платьях. Ни одной девушки в бюджетном костюме не было. Кто бы сомневался! Девушку, решившуюся на такой опрометчивый поступок, просто-напросто заклевали бы!

Разнообразя женское общество целительского факультета, из-за девичьих спин выглядывало несколько парней.

Поступившие в академию собрались в другой части зала, напротив выстроившихся факультетов. Компанию нам составили маги без знаков принадлежности. Как я понял, слушатели магистратуры, те, кто отучился три первых курса и решил продолжить обучение.

Кажется, именно про них рассказывал в степи Руан, когда говорил о нюансах обучения в академии и об особенностях факультетов.

На зеленой дорожке появилась красивая высокая женщина средних лет в закрытом пышном платье темного цвета.

Заметив ее, все тут же подобрались, разговоры смолкли, студиозы построились ровно, главы факультетов стали прямо.

«Интересно, кто эта женщина? — подумал я. — Судя по всему, ее очень уважают».

— Мегера! Мегера! — услышал тихий шепот студентов в задних рядах. Более сознательные личности называли даму «леди Резола».

Деканы, которые до этого отсутствовали на своих местах, встали перед факультетами. Вежливо поздоровавшись, женщина подошла к небольшой трибуне.

В зале воцарилась тишина. Пусть будущие студиозы и не знали эту женщину, но решили на всякий случай успокоиться и не отсвечивать, раз остальные замолчали. Однако тишина стояла недолго: в зале то тут, то там начал раздаваться тихий шепот.

Несколько минут тихих разговоров сменились громкими и торжественными фанфарами.

За спиной женщины внезапно появился маг. Высокий крепкий мужчина — косая сажень в плечах, мощная мускулатура и невероятно сильная, подавляющая аура. Должен признать, он ощущался как очень сильный маг, а вкупе с холодным выражением лица и серьезным цепким взглядом воспринимался еще более опасным.

— Добрый вечер, господа! — произнес мужчина, и его хорошо поставленный голос разнесся по залу. — Рад приветствовать вас…

Выступление мужчины, пусть даже он являлся верховным магом академии и опасной личностью, было скучным и предсказуемым. Или, может, мне показалось? Думаю, чиновники высоких рангов во всех странах и мирах говорят одно и то же, только разными словами.

После вступительной речи верховного мага право голоса перешло к Леди Резоле, точнее, к заместителю ректора Резоле де Нойхам.

Она сказала пару слов о великой истории академии, ее предназначении, обязанности студиозов хорошо учиться и не нарушать дисциплину, чтобы в дальнейшем двигать вперед магическую науку и прогресс в целом.

Тоже скучно. Но более содержательно.

Третьим выступал декан факультета общей магии. Он рассказал о важности базовых знаний, которые позволят не запускать учебу и в дальнейшем уверенно постигать магию. Поэтому первые полгода в академии очень важны.

Повторно прозвучали фанфары, и, словно по сигналу, деканы направились к верховному магу. Перед самыми сильными магами академии появились два стола, накрытых золотистой шелковой тканью.

Щелчок пальцами, и слетевшие покрывала открыли находящиеся под ними круглые золотистые значки.

— Знак факультета общей магии, его обязательно носить всем первокурсникам в первые шесть месяцев, — пояснил декан.

— Офур де Лур, — раздался громкий торжественный молодой голос, и один из поступивших парней направился к трибуне. Ему вручили значок, он приложил его к сердцу и под дружные аплодисменты вернулся на свое место.

Стоящие в толпе бюджетники тихо нашептывали, что надо делать.

— Нелломилиан Рорклоу, — донеслось до меня, и я, выпрямив спину, уверенно двинулся к столу со значками.

При приближении в очередной раз почувствовал огромную силу мужчины, которого называли верховным магом. Мои чувства вопили об опасности, однако я взял себя в руки и не позволил себе выдать волнение.

К тому же, верховный маг спокойно наблюдал за происходящим, отдав инициативу своему заместителю, и не проявлял агрессии.

Леди Резола, выдававшая значки, подняла на меня кошачьи зеленые глаза и как-то по-звериному втянула воздух. Она следила за мной, пока я не подошел, ее глаза немного сузились, однако женщина не показала охватившего ее любопытства, только аура на мгновение приоткрылась, и стал виден реальный уровень ее силы, сопоставимый с силой верховного мага.

Тот почувствовал колебания своего зама и посмотрел на нее, после чего обратил внимание на меня.

По мне словно рентгеном прошли. Я отчетливо почувствовал, как меня сканируют.

«Вот черт! — выругался про себя. — Надеюсь, то, что я вард, никак не повлияет на возможность обучения, и мне не придется бежать. Буду держать ушки на макушке и послушаю, о чем они говорят».

Не выдав охвативших меня эмоций, я получил значок и вернулся на свое место.

Церемония, несмотря на большое количество поступающих, заняла меньше времени, чем ожидалось.

Деканы вернулись к своим факультетам, после чего заместитель ректора объявила о начале бала.

Старшие студиозы тут же разошлись. Только что поступившие в академию поступили также.

Несмотря на обилие людей, спешащих поздравить меня с поступлением (это была компания полукровок во главе со Стефаном, а также вся честная компания из «Дубины орка» вместе со степными товарищами, Вильмой, Анериэль и Руаном), я внимательно следил за верховным магом и его заместителем.

Подошедшие студенты принялись похлопывать меня по плечам и поздравлять, от чего я несколько растерялся. С глупой полуулыбкой на лице я подслушивал верховного мага и его зама и одновременно невпопад отвечал студиозам.

— Ты не удержала покров, — заметил мужчина. — Что случилось?

— А ты разве не знаешь? — спросила женщина тихо.

— Я заметил твой интерес к студиозу-полукровке, — ответил маг, — и просканировал его, но ничего необычного не заметил. — После чего с ноткой иронии добавил. — Мне начинать ревновать?

Проигнорировав его шутливый тон, женщина, прикусив нижнюю губу, произнесла.

— Если я не ошиблась, этот парень вард или их дальний потомок.

— Варды давным-давно вымерли, — заметил мужчина. — В наше время они — легенда. Ты разве не помнишь ответ старейшин Леса? Но даже если старейшины нас обманули, и кто-то из вардов выжил, эльфы точно не допустят их появления в мире, тем более в нашей академии. Думаю, он просто очень на них похож или действительно дальний потомок, в котором сошлось нескольких родов, несущих в себе кровь вардов.

— Может быть ты и прав, — задумчиво произнесла женщина.

Разговор магов свернул в сторону, они перешли к обсуждению бытовых вопросов, после чего я перестал их слушать. Я узнал все, что мне было необходимо, и с облегчением выдохнул, мысленно, конечно, так как в это самое время принимал поздравления.

— Нелломилиан! Поздравляю! — услышал ироничный женский голос. Это была Вильма. — Интересное у тебя имя, а мы и не знали.

Основной поток студиозов из трактира схлынул, да, откровенно говоря, они больше внимания уделяли Михаилу, а не мне, поэтому я мог позволить себе спокойно поговорить со своими знакомыми.

— Чудесно выглядишь, Вильма, — сказал девушке, одетой в красивое темно-зеленое платье. — Мне нравится. Ты тоже, Анериэль, — улыбнулся, повернувшись к смущенной девушке в кремовом платье.

Руану же просто протянул руку и крепко ее пожал.

В этот момент очень своевременно подошел официант с подносом и предложил нам выпить вина.

Взяв бокал, я сделал несколько глотков, чтобы смочить пересохшее горло.

— Как ваши дела? — спросил у ребят. — Давно в городе? Как доехали? Без приключений?

— Мы с Вильмой заехали домой сразу после возвращения из степи, — ответила Анериэль. — Вернулись в город позавчера, после чего узнали о твоем поступлении.

— А еще одна наша общая знакомая рассказала, как интересно над тобой подшутила.

Руан заинтересованно посмотрел на брюнетку, а Анериэль мило покраснела.

Сама Вильма никаких негативных эмоций по поводу того, что произошло в трактире, не проявляла. И не показывала обиды. Думаю, из-за того, что вокруг нас собралось много знакомых, а так бы она мне все высказала. Может, она по примеру Милиши захочет отомстить? Усыпит бдительность, поманит красивым телом, а затем придумает что-нибудь плохое?

Хотя, если вдуматься, в чем я, собственно говоря, виноват?

В том, что они, две взрослые девушки, сами, с распростертыми объятьями, бросились в мою койку? Так я же был пьян. Вообще ничего не помню, кроме пробуждения. Не сам же я их к себе в номер заволок! Да, судя по поведению, девушки были весьма довольны проведенным вечером. Ну а уж если и обижались на мой быстрый отъезд, так не сильно, я, между прочим, спешил в академию поступать. Вот!

«Хотя, — подумалось вдруг, — может, они как раз и обижаются из-за того, что после первой ночи я их бросил? Женщины народ мстительный».

— А ты как? — обратился к Руану. — Начал работать с сегами? Будущий мастер-артефактор?

— Тихо ты! — шикнул парень. — А то еще услышит какой-нибудь преподаватель и захочет разбогатеть за счет бедного беззащитного студиоза. Конечно же, я их не трогал, положил в банк лет на пять, чтобы глаза не мозолили, пока не наберусь нужных знаний.

— Ты же вроде хотел лавку приобрести после их продажи? — вспомнил я.

— Решил пока отложить это дело и набраться опыта.

— Понятно…

Пообщавшись с ребятами, познакомил их с Михаилом, который тут же запал на Вильму. Какой влюбчивый парень! После чего мы на хорошей ноте расстались. Сначала отбыл Руан, увидев какого-то своего знакомого, затем Вильма и Анериэль направились к своим подругам.

Немного постояв с бокалом вина в руке, я вспомнил, что вообще-то голоден, и направился к одному из столов с закусками, которые в большом количестве появились в зале сразу после окончания торжественной части праздника. Однако из-за того, что меня задержали поздравляющие, я не успел к столу первым. Это даже хорошо: основной поток студиозов схлынул, осталось лишь небольшое количество «голодных», деловито смакующих угощения.

Проглотил вкусно пахнущий бутерброд с мясом и начал двигаться по залу, выбирая самые аппетитные закуски, неторопливо жуя и старательно обходя стороной главу целительского факультета. Зайду вечером в гости, поговорю. Зачем кому-то знать, что молодой, только что поступивший студиоз лично знаком со столь влиятельным человеком. Сразу пойдут нежелательные сплетни, которые ударят в первую очередь по Мисе, а мне бы этого не хотелось.

Заигравшая музыка напомнила, что я вообще-то на балу. Пришлось оторваться от еды, чтобы не выглядеть побирающимся. Я взял новый бокал с вином и стал возле ближайшей стены.

Там меня и нашел Миша.

— Ты чего здесь стоишь? — удивился он. — Все давно танцуют. — После чего добавил: — Лили, кстати, тоже тут учится, представляешь? Мне уже нравится в академии.

— Дай отдохнуть, — возмутился я. — Вымотался из-за этого костюма! Хочу есть и спать, думал, хоть постою у стенки спокойно, попью вина, а тут ты со своими танцами.

По правде говоря, не один я был такой скромный. Вдоль стен стояло большое количество магов, не желающих показывать свои танцевальные способности.

Рядом с нами остановилась группа молодых людей, девушки и парни, последних было гораздо больше. Судя по их качественной одежде, наглым улыбкам и самодовольному виду — представители боевого факультета. По непонятной мне причине они плотоядными взглядами уставились на нас.

«Блин! Да что вообще происходит? Я же с ними никак не пересекался! Что за подстава? Почему мы им понадобились? Тут же столько студиозов!»

Двое магов отделились от группы и подошли к нам.

— Артур, а это что за франты? — громко спросил один из парней у другого, пытаясь привлечь наше внимание.

В результате они привлекли внимание всех окружающих, в том числе и Мишино. Он стоял к ним спиной и повернулся, чтобы посмотреть, к кому обращаются.

Не найдя рядом никого, кого можно было бы назвать франтами, Миша начал медленно закипать. Он переводил взгляд с одного парня на другого.

Михаил и так нервный, а когда выпивает, башню сносит качественно и надолго. Надеюсь, он еще не успел нахлебаться вина!

«Нехорошо устраивать свару в день поступления!» — подумал я и тихо обратился к Михаилу, так, чтобы он немного отвлекся.

— Как тебе бал? Уже успел закадрить какую-нибудь красотку? Вильма, к примеру, очень заинтересованно на тебя смотрела.

— Что? — Парень, услышав последнюю фразу, повернулся в мою сторону. — Серьезно? Ты так считаешь?

Как всегда, разговоры о девушках вызывали у него некоторое смущение и отвлекали от неприятных мыслей.

— Конечно, — уверенно ответил я. — Думал, ты с ней уже потанцевал.

— Нет, — отрицательно покачал головой Миша. — Она такая красивая, что не решился. Но я потанцевал с двумя девушками, это все же бал, тут трудно не потанцевать. Только тебе удается каким-то чудом.

— Мне кажется, или они нас проигнорировали? — отчетливо прозвучал недовольный голос студиоза возле нас. — Какие-то наглые перваки пошли!

— Чтобы ни случилось, не лезь в драку, — тихо сказал Мише. — Натан не поймет, если мы ввяжемся в потасовку. И пожалуется отцу. А ты же не хочешь его расстраивать?

— Что же мне тогда делать? — так же тихо спросил парень.

— Молчи и смотри на них как на простолюдинов, с которыми тебе неприятно общаться. Это их сильно разозлит, однако, надеюсь, они задумаются, почему первокурсник так на них смотрит, и не решатся обострять конфликт. К тому же, это лучше, чем кидаться оскорблениями. Если тебя о чем-то спросят, в крайнем случае, ответь что-нибудь нейтральное. Не подведи меня.

— Постараюсь, но это очень тяжело, — тихо ответил Миша. — Очень! Они наглеют.

— О чем шепчетесь? — подойдя к нам, уже в наглую спросил боевик. — Вы что, меня обсуждаете?!

Михаил медленно повернулся, оценивающим взглядом прошелся по обратившемуся к нему парню.

— Михаил де Бруоз, — представился он и спросил. — Вы к нам обращаетесь?

— А к кому еще я должен обращаться, если стою рядом с тобой? — нагло спросил студиоз.

— Нелломилиан Рорклоу, — в свою очередь представился я, переводя внимание парней на себя. Хоть Миша и ответил, как надо, но его молодая горячая кровь, разбавленная несколькими порциями вина, постепенно начала закипать. Я видел, как он с силой сжал кулаки. К сожалению, мои слова не особо помогли.

— А зачем вы подошли к нам настолько близко? — холодно спросил я и удивленно приподнял бровь. Услышал несколько смешков стоящих неподалеку студиозов. — Надеюсь, вы не испытываете любви к молодым парням, иначе нам придется защищаться.

— Что? — недоуменно спросил боевик. Вопрос застал его врасплох. До меня снова донеслись смешки.

Думаю, маг считал, что перваки будут перед ним оправдываться или лепетать несвязную чушь. Однако мы вели себя очень уверенно, и я задал ему вопрос, который боевик совсем не ожидал услышать.

Ведь и правда, зачем он настолько близко подходит к другим парням? Та ли у него ориентация? На самом деле большинство присутствующих понимало, что подошел он исключительно для наезда. Однако мой вопрос был задан так, словно я действительно считал мага представителем сексуальных меньшинств.

Парень, видимо, имел большой опыт словесных конфликтов. Он быстро пришел в себя, не стал оправдываться и вообще как-то отвечать. Решил не заметить мой вопрос, словно его и не было.

— Почему ты лезешь в чужой разговор? — указал он на меня пальцем. — Не знаком с хорошими манерами? Может, тебя хорошенько поучить?

— В отличии от вас, — влез Миша, не меняя выражение лица, — мой друг представился и общался исключительно вежливо.

— Так, может, вы нас манерам подучите? — встрял второй боевик. — Мы готовы к уроку. Пошли прямо сейчас на полигон, посмотрим, что вы умеете.

— В этом нет необходимости, — заметил я. — Могу преподать урок хороших манер и здесь. Во-первых, к незнакомцу принято обращаться на вы. А во-вторых, перед началом разговора необходимо представиться. Урок окончен.

— Нет! — не согласился первый студиоз. — Мы пойдем на полигон! Прямо сейчас!

— С человеком, которого обвиняют в мужеложстве, я точно никуда не пойду! — категорически заявил Михаил.

Окружающие поддержали его слова негромкими смешками.

— Давай отойдем куда-нибудь? — предложил Мише. — Слишком много людей на квадратный метр.

— Ты никуда не пойдешь, — заявил разозлившийся боевик. — Мы не договорили.

— Ты прав, — не обращая внимания на боевиков, произнес Михаил, повернувшись ко мне. — Тут становится тесновато. Пошли.

Ситуация могла выйти из-под контроля, однако ее разрядил Стефан, подошедший к нам. Я и надеялся, что кто-нибудь из знакомых поможет бескровно решить эту проблему.

— Вы чего тут делаете? — спросил он, с интересом поглядывая на боевиков. — Мы вас уже заждались.

— Да просто заболтались, — ответил я. — Место хорошее, люди интересные, закуска есть, что еще надо для веселья?

— Может, женщины? — предположил парень.

— Ты абсолютно прав, — согласился с приятелем. — Поэтому мы идем с тобой.

Боевики стояли, раздумывая, что делать. Стефан явно был старше и, видимо, сильнее, поэтому они не решились приставать к нам при нем.

— Хотели подраться? — спросил Стефан, кивнув в сторону студиозов, после того как мы отошли немного в сторону.

— Не мы, — уточнил я, — а они.

— Понятно. Боевой факультет славится отмороженными студентами, в этом нет ничего удивительного. В подавляющем большинстве боевики — нормальные ребята, но встречаются и отморозки. Как эти двое. Только второй год учатся, а гонору выше крыши. Хотя, конечно, сил у них хватает. Так что, будьте осторожны. Не получилось затянуть вас на полигон сегодня — будут преследовать во время учебы.

— С удовольствием схожу, разомнусь! — мрачно произнес Михаил.

— Не спеши с этим делом, — покачал головой Стефан. — Сначала потренируйся с нами, проверь свои силы, а затем соглашайся на поединки с боевиками.

— Ты же понимаешь, что есть ситуации, в которых невозможно не ответить, ибо потеряешь лицо, — заметил я. — Чудо, что сейчас ничего плохого не произошло, да и то, думаю, потому что подошел ты.

Парень глубоко вздохнул.

— Понимаю, иногда нет возможности не драться, но все же не спешите на полигон.

Пробираясь к нашей компании, мы столкнулись с большой группой эльфов, в которой заметили знакомую молодую парочку.

«А их тут многовато! — подумал я, рассматривая длинноухих, высокомерно поглядывающих на первокурсников и более терпимо на старших студиозов. — Штук двадцать, и это без учета танцующих. Надеюсь, хоть с ними больших проблем не будет».

«Будут!» — шептала мне интуиция, но я предпочел ее не слушать. Сегодня надо отдыхать.

— «Что же такое магия?» — спросите вы? — с воодушевлением вещал пожилой маг на вводной лекции.

Был он низок, сух, морщинист, но невероятно подвижен и бодр. Его речь не замолкала ни на секунду, маг тарабанил заученный благодаря многократным повторениям материал, и длинная белоснежная борода задорно дергалась в такт словам.

Я не без интереса слушал лекцию, как и остальные сокурсники. Парочка студиозов, решивших поговорить на занятии, проигнорировав старания пожилого мага, получила от разъяренного преподавателя несколько хороших воздушных затрещин и предпочла сидеть молча, как и остальные учащиеся.

К сожалению, я не заметил процесса воспроизведения плетения пожилым магом, иначе успел бы его запомнить и, возможно, повторить. Заклинание показалось очень интересным, оно позволило бы, не убивая и не калеча, общаться с неприятными личностями.

Однако боязливые первокурсники были впечатлены педагогическими способностями дедка и не решились его провоцировать, поэтому почти конца занятия я бессмысленно просидел с активированным магическим зрением.

От длительного использования этой способности заболели глаза, и я решил ее отключить, ведь следующими шли практические занятия — вот там моя способность могла понадобиться.

Практическая магия казалась мне весьма интересным предметом. Преподаватели будут оценивать наши магические умения, и появится возможность скопировать какое-нибудь простое, но эффективное плетение наподобие «огненного шара». До начала занятия предстояло решить, что я могу показать окружающим, а что нет. Буду ли я работать в полную силу, или предпочту скрывать свои возможности? Еще не решил.

Благодаря Натану мне удалось расширить арсенал заклинаний из области огненной магии.

Мне в очередной раз повезло — парень был огневиком и согласился дать мне несколько частных уроков. Теперь я владел пятью огненными заклинаниями и был не столь безнадежен в магии плетений, как раньше.

Но стоит заметить, что в жизни не все складывается так хорошо, как мы хотим. Оказывается, чем сложнее заклинание, тем более необычное и запутанное у него плетение! К моему большому сожалению, несмотря на способность видеть магию, я не смог сходу разобраться в хитросплетениях средних по сложности заклинаний, не говоря уже про сложные. Это было потрясение! Ведь легко воспроизведя простейшие «огненный шар» и «стену», я уверился в своей невероятной обучаемости. Мне казалось, что в трансе я смогу отслеживать, как маг медленно создает плетения, однако выяснилось, что тренированный маг воспроизводит плетение целиком.

А я думал, что легко справлюсь с курсом обучения и буду ходить в числе отличников. Ведь местные маги, по крайней мере, абсолютное большинство, магии не видят, им приходится пользоваться своими силами, полагаясь исключительно на воображение.

Но суровая реальность все расставила по своим местам. Теперь мне тоже придется учиться, учиться и еще раз учиться.

Второе открытие, которое я сделал после тренировок с Натаном — умение современных магов пользоваться не своей стихией.

Как я считал? Если маг — огневик, то ему доступны заклинания только этой стихии. Но все оказалось не так просто. Разделение по специализациям произошло потому, что магу намного легче создать плетения той стихии, к которой у него предрасположенность. Так заклинания у магов получаются мощными и берут совсем немного энергии.

Но, к примеру, если маг земли использует «воздушный кулак», это заклинание отнимет у него много энергии, и не факт, что получится сильным и эффективным.

Моя способность использовать заклинания разных стихий объяснялась тем, что печати, которым меня обучил Старик — это сложные выверенные математические формулы, в которых, к тому же, указаны руны первостихий. С плетениями, конечно же, все по-другому.

— Чего задумался? — толкнул меня в плечо Миша. — Выходи. Занятие закончилось.

Действительно, пока я думал, лекция успела подойти к концу, и студенты толпой направились к выходу. Основная масса уже успела покинуть аудиторию. Пришла пора направиться к выходу и нам.

На практическом занятии всех первокурсников разделили на небольшие группы по пять человек, в соответствии с имеющимися у них стихиями и еще по каким-то непонятным мне критериям. К сожалению, на этот раз нам с Мишей не повезло, мы попали в разные группы.

Распределение происходило на полигоне — огромном пустыре, обнесенном толстыми, где-то в три десятка сантиметров, и высокими каменными стенами. Стены были необходимы для того, чтобы никто не пострадал от случайно пущенного заклинания. Полигонов в академии было много. От небольших — размером со средний спортивный зал — до парочки больших, размерами как минимум в четыре совмещенных зала — на них легко можно было обучаться мощным и разрушительным заклинаниям, не заботясь о безопасности окружающих.

На одном из полигонов и находилась моя группа, ожидающая куратора, который где-то задержался.

Как я говорил, нас было пять студиозов. Два парня и три девушки. К моей радости, ни одного эльфа среди нас не оказалось.

На соседних полигонах уже несколько минут слышались команды и звуки отрабатываемых заклинаний, лишь у нас стояла тишь да гладь.

Прошло еще несколько минут. Девушки вовсю щебетали, обсуждая опаздывающего куратора, а парень весьма приметной внешности, рыжий, конопатый, с весьма хитрым простоватым лицом, внимательно их слушал.

— Мне кажется, или вон там идет наш куратор? — вдруг услышал я девичий голос и, прекратив разглядывать полигон, обернулся.

Со стороны академии походкой нетрезвого человека к нам приближался хмурый маг в одеянии огневиков.

«Судя по всему, это куратор!» — недовольно подумал я.

Подойдя ближе, маг хмуро осмотрел нас и спросил.

— Группа О-13?

Ответом ему было неуверенное переглядывание.

— Перваки, ничего не понимаете, — буркнул мужчина и, сплюнув, развернул лист бумаги, который держал в руках. — Анастасия де Лиор?

— Это я, — ответила милая девушка в облегающих кожаных брюках.

— Значит, О-13, - произнес мужчина и удовлетворенно сказал. — Станьте в одну линию.

Когда мы выполнили это требование, он продолжил.

— Меня зовут сэр Эдис Морс. С этого дня я являюсь куратором вашей группы. Все практические занятия, указанные в расписании, будут проходить здесь и под моим руководством.

Мужчина хмуро посмотрел на меня.

— Полукровка, что ты делаешь среди огненных магов? Разве для тебя это не почти недоступная стихия?

Я пожал плечами.

— Ладно, посмотрим, что вы умеете.

Как оказалось, самым опытным магом среди нас была Анастасия, она знала почти двадцать заклинаний. Второй результат показал рыжий парень по имени Роман.

Две другие девушки продемонстрировали по три заклинания, я воспроизвел пять.

Оценивая наш уровень умений, Эдис постепенно мрачнел и все чаще прикладывался к кувшину с вином.

«Нам что, достался куратор-алкаш?!» — с недовольством подумал я.

— Почему вы так недовольны? — не выдержав, спросила куратора одна из девчонок. — Сегодня первый день занятий, нас еще ничему не обучали! Мы обязательно всему научимся!

— Ваши знания на низком уровне, — произнес мужчина. — Вы почти ничего не умеете, а Настя, владеющая большим количеством заклинаний, не способна их правильно применять. Вы — просто пушечное мясо.

— Как это я не умею их применять? — возмутилась девушка. — И впредь, пожалуйста, называйте меня леди Анастасия!

Мужчина мрачно на нее посмотрел. Девушку сбила с ног воздушная волна.

— Мала еще, чтобы так с куратором общаться, — спокойно произнес маг.

Дождавшись, когда девушка встанет, он гаркнул.

— Построиться!

Мы тут же стали в одну линию и замерли.

На самом деле куратор ничуть меня не впечатлил. То, как он навел дисциплину, мне понравилось. Так и надо, будет еще какая-то ученица учить опытного мага! К тому же, не стоит показывать свой характер и выделяться в первый же день занятий.

— Проблема в том, дорогие мои, что через пять месяцев пройдут соревнования на лучшую магическую группу. И в связи с некоторыми обстоятельствами нам во что бы то ни стало необходимо победить!

— Ну что же, группа О-13! — энергично потирая руки, произнес рыжий парень по имени Роман. — Предлагаю всем сходить в одно замечательное местечко, где можно перекусить и познакомиться в спокойной обстановке, как считаете?

— Что ж, я согласна, — задумчиво и высокомерно, будто делала нам одолжение, произнесла Анастасия де Лиор, после чего нормальным тоном продолжила. — Я тоже считаю, что нам необходимо познакомиться и лучше узнать друг друга, ведь впереди серьезные испытания!

«Да ладно! — мысленно усмехнулся я. — Обычные вузовские соревнования типа „Быстрее! Выше! Сильнее!“, а такое ощущение, будто речь идет о великих подвигах и спасении мира, или еще о чем-то действительно важном».

— Я — за.

— Я тоже согласна.

Почти одновременно произнесли две другие девушки, после чего дружная компания обратила взоры на меня.

Посмотрев на серьезные лица новых одногруппников, я попенял себе на излишнюю циничность. Ведь для этих ребят будущий турнир — действительно что-то важное и необычное. Во многих ли турнирах и соревнованиях они участвовали?

Да, скорее всего, ни в одном. Поэтому прогрессивный опыт Академии магии, направленный на воспитание у студиозов чувства соперничества, так сильно задел молодые неискушенные сердца.

Ведь это простая и понятная форма проявления личности! Возможность показать способности к магии, доказать себе и окружающим собственную состоятельность и силу, привлечь поклонников противоположного пола, да мало ли что еще?! Каждый участник соревнования найдет массу причин, чтобы выложиться на все сто и победить.

Что далеко ходить… Я и сам не люблю проигрывать.

Поэтому, в очередной раз оглядев серьезные и решительные лица ребят, я просто кивнул, выражая свое согласие с решением группы.

У меня в любом случае нет важных дел. Что плохого в том, чтобы познакомиться с ребятами? Ведь нам вместе трудиться как минимум четыре месяца.

Как оказалось, хитрый рыжий парень, расписывая чудесное, подходящее для знакомства место, имел ввиду общую столовую, встретившую нас мерным гулом и заполненными столиками.

— Вообще-то сейчас тут еще не так много народа! — оправдываясь, произнес он. — Пока еще идут занятия, так что мест достаточно. Нам повезло, что Эдит ушел пораньше и дал возможность занять места.

— После распределения по группам, — произнесла одна из девушек, высокомерно поглядев на Романа, — нам должны были выделить персональный стол с табличкой, а на стенде вывесить схему размещения столов, чтобы студиозы легко находили свое место.

Столовая оказалась довольно большим помещением со множеством обеденных столов и несколькими столами раздачи в стиле «шведского стола».

«Здесь точно не обошлось без попаданца, — задумчиво почесывая подбородок, подумал я. — Надо будет расспросить, кто придумал так раздавать пищу».

Взяв первое, второе и третье, я с довольной улыбкой подошел к нашему столу, который уже занял рыжий и теперь приветливо мне махал, показывая, куда идти.

— Ты заметил, что Пиланея несколько высокомерно себя ведет?! — спросил он, когда я уселся.

— То, что она тебя отчитала, еще не значит, что она высокомерная, — улыбнулся, поняв, о ком речь. — Может, девушка на нервах — первый день учебы, новая обстановка, вот и ведет себя так. Адаптируется, придет в себя и успокоится. Анастасия, к примеру, тоже иногда говорит несколько резковато, но ты же не утверждаешь, что она высокомерная?

— Тут что-то не так, — покачал головой парень. — Анастасия ведет себя, как привыкла. А вот Пиланея смотрит на нас с тобой, да и на девушек, как на мусор. После первого занятия она была в раздумьях, а затем что-то решила и стала такой же, как раньше. — Парень замялся. — Особенно презрительно она смотрит на тебя, когда ты не видишь.

— Да? — удивился я.

«Вроде ничего подобного не замечал, да и опасности от нее не чувствую. Что это значит? Роман пытается втереться в доверие? Или дискредитировать Пиланею в моих, а затем меня — в ее глазах? После чего — задействует остальных участников группы? Спровоцирует конфликт и развалит коллектив? Как вариант, подходит, но данных для анализа слишком мало. Надо думать».

— Спасибо, — ответил после размышлений. — Буду иметь в виду.

Мы подождали, пока вернутся девушки с подносами. После чего все расселись, и Анастасия де Лиор как самый умелый маг, показавший хорошее владение многими заклинаниями и подтвердивший свои способности делом, взяла на себя роль негласного лидера.

— Предлагаю каждому рассказать немного о себе. Чтобы все понимали, что за человек учится с нами в группе.

Не дождавшись возражений, она начала говорить, показывая нам пример.

— С вашего позволения, начну первой. Меня зовут Анастасия, — в который раз за день представилась она. — Мне восемнадцать лет, живу, как вы поняли, в баронстве де Лиор. У моего отца большой замок и богатые владения. Заниматься магией начала с десяти лет. Сначала, конечно, теорией, а когда появились силы, и практикой. У меня был персональный учитель, который до сих пор служит замковым магом.

Девушка замолчала, обдумывая сказанное, а затем кивнула и продолжила.

— Я много работаю над собой, люблю самосовершенствоваться и мечтаю хорошо закончить академию. У меня только одна стихия — огненная. Мне она очень нравится, хотя я и не отказалась бы от еще одной стихии…

Когда Настя замолчала, слово взяла ее соседка слева.

— Меня зовут Степания де Грии, — тихо сказала девушка. — Живу с родителями недалеко от столицы. О том, что я маг, узнала не так давно, полтора года назад. Так что, я недавно начала учиться магии и многого не знаю, но буду честно стараться. У меня две стихии, огонь и воздух.

— Ого! — удивился рыжий. — Ты была скрытым магом?

— Да, — ответила девушка. — Я думала, что у меня нет дара, ведь меня не раз проверяли. Но потом… — Она замолчала на полуслове и с трудом продолжила. — Потом дар проснулся.

— Мое имя Пиланея де Нойкер, — представилась третья девушка, высокомерно покрутив кольцо на пальце, после чего презрительно посмотрела на меня, единственного за столом, у которого не было фамильного перстня. — Мое родовое имя должно быть вам известно, ведь мой отец состоит в совете города. — Девушка сделала паузу и высокомерно посмотрела уже на всех, потом продолжила. — Всю жизнь живу в столице, у нас дом в центре города, в элитном районе, так что мне не придется ютиться в общежитии. — Пиланея обвела всех взглядом, полным превосходства, и добавила. — Не люблю задающихся и высокомерных людей, а также тех, кто ничего из себя не представляет, но много говорит. Стихия — огонь.

«Не любит высокомерных людей, — улыбнулся я. — И себя, значит, тоже? А намек на тех, кто ничего из себя не представляет — это что, камень в мой огород?»

— Ромарис де Роскантарис, — коротко поклонившись и хитро прищурившись, произнес парень сидящий рядом со мной. — Для друзей просто Роман. Люблю хорошо отдохнуть, погулять, устроить вечеринку. Магией занимаюсь больше трех лет, после того как узнал, что у меня есть способности. Мое поместье далеко от столицы, — заметил он и словно в никуда и добавил. — Я тоже не люблю высокомерных людей. Стихия — огонь.

Взгляды присутствующих в очередной раз скрестились на мне, и я не стал их разочаровывать.

— Меня зовут Нелломилиан Рорклоу, — представился я. — Можно просто Нел. Стихии — огонь и земля. Больше пользуюсь землей, только не традиционной магией, а друидской. Нравится заниматься магическими науками, становиться сильнее, изучать заклинания, — сказал, глядя на Анастасию, после чего повернулся к Степании. — Тоже буду стараться изучить неизвестный мне тип магии. — Посмотрел на Ромариса. — Не против вечеринки. — Улыбнулся на усмешки одногруппников и повернулся в сторону высокомерно смотрящей на меня Пиланеи. — Тоже не люблю задающихся и высокомерных людей, а также тех, кто ничего из себя не представляет, но много говорит. Пожалуй, все.

— Ты забыл добавить, что, обманув, пользуешься добротой аристократов, — презрительно добавила Пиланея. — И сейчас живешь у де Бруозов! Как нахлебник!

«Ого! Ничего себе заявочка, а ведь я только поступил в академию, никому не известен, и единственный мой конфликт — с боевиками на балу. Это то, про что говорил Натан? Подстава чистой воды? Но для чего? Я же, действительно, еще никому не успел перейти дорогу. Или это все же боевики? А может быть, эльфы?»

Скосив глаза в сторону, заметил сидящих поблизости студиозов с боевого факультета.

К своей досаде, только сейчас увидел, что среди них находились парни, с которыми я сцепился на балу.

«Теперь понятно, почему Пиланея так неадекватно себя ведет. Она делает, то, о чем ее попросили. Только почему девушка кидается и на остальных? Она и с ними хочет поссориться?»

Выяснив причину неадекватного поведения Пиланеи, я решил не устаивать театр в столовой, а постараться погасить конфликт. Ведь от меня ждут возмущения, крика, вспышки ярости, чтобы иметь повод вызвать на бой. Но я не хочу идти на поводу у кукловодов, разработавших сценарий этого неприятного обеда. Буду импровизировать…

— Да, Пиланея, ты совершенно права, я пользуюсь гостеприимством своих друзей и намерен пожить у них некоторое время.

Девушка настолько удивилась моему спокойному и утвердительному ответу и тому, что я не проявляю негативных эмоций, что даже несколько растерялась и как-то неуверенно добавила. — Значит, ты все же нахлебник?

— Не оскорбляй де Бруозов, — перевел я стрелки. — Они могут позволить себе блюда не только из хлеба. И, поверь, хорошо разбираются в людях.

— Я не это имела в виду! — разозлилась девушка из-за того, что у нее не получалось вывести меня из себя. — Ты жалкий нищеброд и авантюрист, живущий на милостыню друзей! Как ты смеешь сидеть за моим столом? Смерд!

— А еще говорила, что не любит высокомерных людей… — громким шепотом сказал я, повернувшись к Роману. И сделал это так удачно, что меня услышали соседи за столом и подошедшие к началу конфликта зрители. Ведь Пиланея и не думала понижать голос и неосознанно оскорбила как минимум половину присутствующих в столовой — не все аристократы по рождению, и не все имеют достаточно денег для съема жилья в столице, многим приходится жить в общежитии. Я лишь улыбался, наблюдая за ее вопиющей недальновидностью.

— Не хотелось бы, чтобы вы ссорились, — недовольно оглядывая разношерстую публику у нашего стола, вставила свое слово Анастасия. Девушка несколько растерялась от того, насколько быстро в ее коллективе разгорелся неприятный конфликт.

Я улыбнулся и промолчал.

Пиланея же высокомерно фыркнула.

— А ты вообще сиди тихо! Провинциалка! С чего ты тут раскомандовалась? Выучила несколько заклинаний и думаешь, что все можно?! Иди своими крестьянами командуй, а не мной!

— Ха-ха-ха! — искренне рассмеялся я.

Пиланея не обманула моих ожиданий и стала сбрасывать свой негатив на других одногруппников!

— Леди де Нойкер! — поднимаясь, холодно произнесла Анастасия. — Мне показалось, или вы меня оскорбили?

— Я?! — искренне удивилась девушка. — Нет! Но и командовать собой не позволю! Можешь командовать вон тем бедняком! Приюти его после де Бруозов, когда они поймут, что он проходимец!

— Так ты позволишь ей себя оскорблять? — спросил Ромарис, заинтересованно наблюдая за конфликтом. — Она же так и будет продолжать извергать оскорбления!

— Она же девушка, — ответил я парню и нанес свой «удар». — Довольно красивая, не хочется ее ранить.

Несмотря на оскорбления, которыми поливала меня Пиланея, комплимент достиг цели, и она неожиданно для самой себя мимолетно улыбнулась.

Скажи малознакомому человеку, что он красив, и с вероятностью в девяносто процентов — он улыбнется. Британские ученые на Земле не зря едят свой хлеб!

Осознание своей реакции на мои слова привело высокомерную девушку в бешенство. Масло в огонь подлило то, что ее улыбку заметили окружающие и правильно ее оценили. Со всех сторон послышались сдавленные смешки.

— Вообще-то, — заметил рыжий парень, — в академии она в первую очередь маг, и только потом девушка. Ведь многие девушки в магических способностях намного сильнее парней, так что своими словами ты можешь ее оскорбить.

«Вот рыжий хитрец! — восхитился я. — Как ловко он сделал комплимент слабой половине человечества! Вроде и мимоходом высказал свое мнение, но как вспыхнули от этих слов все девушки…»

— О! — расстроенным тоном произнес я. — Мне совсем не хотелось обижать чудесную девушку.

— Не называй меня чудесной! — возмущенно вскрикнула Пиланея.

— Она так хороша, когда гневается, — подмигнул я Роману.

На эту фразу отреагировала даже молчаливая Степания де Грии, про которую я как-то успел позабыть, до того тихо и скромно она сидела.

— Ты такой спокойный, — заметила скромница. — Многие из присутствующих не сдержались бы.

— Мой учитель говорил так, — заговорщицки произнес я. — «Никогда не спорь с идиотами. Потому что в этом случае ты непременно опустишься до их уровня, и они задавят тебя своим опытом».

— Ха-ха-ха! — рассмеялись окружающие после небольшой паузы, осознав смысл услышанного.

— Хорошо сказано, — заметил один из парней старшекурсников со знаком бюджетника.

Пиланея тоже некоторое время молчала, переваривая мою фразу и то, как она была воспринята окружающими.

— Смерд, ты что, оскорбил меня?

— К кому она обращается? — громким шепотом спросил я рыжего.

— Судя по всему, к тебе, — так же «тихо» ответил он.

— Так! А ну-ка успокоились! — вспыхнула Анастасия из-за того, что чем больше времени проходило с начала конфликта, тем больше ситуация выходила из-под контроля.

Когда взгляды присутствующих скрестились на девушке, она, ничуть не робея, сказала.

— Если вы сейчас же не прекратите этот балаган, я вас вызову на дуэль и смешаю с землей!

— Спасибо за участие, — вполне серьезно ответил я. — Не люблю бессмысленные конфликты и прямо заявляю, что против ссор.

Раздраженная Пиланея мириться не собиралась. Она презрительно фыркнула.

— Я еще раз повторю, что не позволю какой-то провинциалке собой командовать!

— А мне, признаться, уже нравится наша команда, — улыбаясь, влез рыжий. — Дружная, сплоченная! Такие страсти кипят! С такими взаимоотношениями мы точно хорошо покажем себя в предстоящем турнире!

— А ты считаешь, в нем есть смысл? — спросил я. — Обычное соревнование на звание сильнейшей группы.

— Обычное, да не совсем, — возразил парень. — Ты просто еще не знаешь, что победителям турнира вернут сумму, потраченную на обучение за полгода, а бюджетникам спишут долг за обучение на целый год!

— Ого! — я задумался. — Теперь мне стало более интересно участвовать в этом мероприятии.

— Бюджетник! — презрительно произнесла Пиланея как приговор! Нет денег, чтобы заплатить за обучение? Как же ты среди нас оказался?

Посмотрев на покрасневшую смущенную Настю, я понял, что у нее как раз таких денег не нашлось, или нашлось, но впритык, и она приложит все силы, чтобы победить и вернуть часть денег отца.

— Не беспокойся насчет оплаты моего обучения, — улыбнулся я. — И не считай чужие деньги, это некрасиво.

— Да какие у тебя могут быть деньги?! — искренне возмутилась девушка.

— Я попросила… — начал было Настя, но Пиланея ее остановила.

— Закройся, провинция! Надоела своим нытьем!

Девушка еще больше разозлилась, встала и повернулась к обидчице.

— За нанесенное мне оскорбление я, Анастасия де Лиор, вызываю тебя на дуэль!

— Что ты себе позволяешь?! — подбежав к нашему столу, возмущенно воскликнули уже знакомые мне боевики, непонятно где шлявшиеся с начала конфликта и пропустившие все самое интересное. Только смотрели они почему-то не на Анастасию, а на меня. — Мы вступимся за честь дамы!

Мы с рыжим недоуменно переглянулись. Я демонстративно повернулся к стоящему за моей спиной парню со старших курсов, и на него с интересом посмотрели все присутствующие.

— Неужели вы оскорбили даму? — с неподдельным удивлением спросил у него.

Парень от подобного внимания и неожиданного вопроса несколько растерялся и произнес.

— Смотря какую… — Такого ответа я от него не ожидал. Старшекурсник хищно улыбнулся.

— Господа, я к вашим услугам.

«Неужели получилось?!» — удивился я той легкости, с которой подставил двух боевиков, заставив сражаться со студиозом старших курсов, неожиданно заинтересовавшимся разборками новичков. Я ведь специально обратился именно к нему, а не к первокурсникам, стоящим рядом со мной.

Студиоз-старшекурсник подмигнул мне, показывая, что раскусил мою хитрость и не имеет ничего против.

— Мы не хотели вызывать вас! — поспешно отозвался боевик. — Мы вызываем на дуэль того, кто оскорбил мою сестру Пиланею де Нойкер!

«Сестру! Вот оно что! Одно непонятно, как они сумели все так быстро провернуть? И сестру в мою команду подсунуть, и подговорить ее, чтобы она меня оскорбила. Или не успели? Может, это просто ее импровизация? Тогда понятно, почему парни опоздали. Просто не были в курсе происходящего».

— Но вашу сестру никто не оскорблял, — заметил студиоз. — Это с ее уст слетели неприятные для присутствующих слова.

— Такого не может быть! — возмутился тот же парень.

— Вы обвиняете меня во лжи? — спросил студиоз.

— Ни в коем случае! — ответил второй боевик. — Но мы знаем, что леди де Нойкер оскорбили! И человек, сделавший это, пожалеет о своем поступке!

— Анастасия, — неожиданно обратился Ромарис к де Лиор. — Мне показалось, или эти молодые люди хотят драться на дуэли с вами?

Девушка недоуменно посмотрела на него. А затем решительно кивнула.

— Как им будет угодно! Я от своих слов не отказываюсь!

— Вы нас не интересуете! — хмыкнул боевик и указал на меня. — Нас интересует он.

— Да! — подтвердил второй. — Длинноухий оскорбил мою сестру! Он поплатится за это!

— Меня уже утомил данный спектакль! — неожиданно произнесла скромная Степания. — Сначала ссора не из-за чего, теперь вызов на дуэль без причины.

— Если вы, — девушка посмотрела на сестру, затем на брата, — де Нойкер, желаете кого-то спровоцировать и вызвать на дуэль, то лучше сделайте это честно. Скажите магу в лицо, что хотите драки, а не устраивайте конкурс лицедейства! На это противно смотреть!

«Молодец, девочка, все правильно сказала!»

— Я, Фридрих де Нойкер, вызываю тебя на дуэль! — зло заявил парень, глядя на гордо задравшую нос Степанию.

Девушка, несмотря на свою откровенную магическую слабость, не дрогнула и готова была принять вызов, но мне было бы неприятно, если бы ее ранили из-за меня.

Поэтому я быстро встал и произнес.

— Я, Нелломилиан Рорклоу, принимаю твой вызов!

— Хах! — воскликнул де Нойкер. — В таком случае, пошли на полигон.

— Пойдем! — согласился я.

Но второй боевик меня удивил и вызвал на дуэль Степанию. Как он объяснил, из-за оскорбления его подруги Пеланеи.

— Вы что, вызываете девушку на дуэль? — спросил рыжий у боевиков, вставая со своего места.

— Девушка она или нет, а должна следить за своими словами.

— Как и ты, — заметил студиоз за моей спиной. — Вызовешь девушку первокурсницу, и я вызову тебя.

Судя по всему, старшекурсник, который это говорил, пользовался определенным авторитетом в студенческой среде. Я краем глаза отметил его одежды представителя целительского факультета.

— Это все ты подстроил! — неожиданно сказала Пиланея, указав на меня пальцем. — Именно ты устроил этот балаган! Поэтому я вызываю тебя на дуэль?!

Эти слова меня очень удивили.

— Я вообще-то никого не оскорблял.

— Закрой рот, — посоветовал второй боевик. Иначе после Фридриха тобой займусь я.

— Две дуэли подряд? По очереди? — уточнил тут же.

— А что тебя удивляет? После того как Фридрих вытрет от тебя ноги, а лекари приведут в порядок, наступит моя очередь потренироваться в заклинаниях. Или ты против? Что, без де Бруозов ты не слишком говорлив?

Я честно старался сдерживаться, но мое терпение подошло к концу.

— Значит так, недоумок, — проговорил, медленно растягивая слова. — Мне прекрасно известно, что все ваши «телодвижения» для того, чтобы вытянуть меня, необученного первокурсника, на полигон. Я к вашим услугам! Пошли!

Я встал из-за стола и двинулся в сторону полигона. Многие из присутствующих пошли за нами.

— Не забудьте про мой вызов, — напомнила де Лиор Пиланее, и я улыбнулся от чувства полного удовлетворения. — Вы оскорбили меня, леди де Нойкер, и очень об этом пожалеете.

— Они оба довольно сильны, — тронув меня за рукав, серьезно произнес рыжий. — Может, лучше отказаться? У тебя не такой большой арсенал заклинаний. Урона чести не будет. Ты только поступил, а они уже год учатся. — Парень помолчал. — Или, если хочешь, я могу взять на себя второго.

— Не стоит беспокоиться, дорогой Ромарис, — сказал громко, чтобы услышали окружающие. — Я хочу попробовать себя в поединке с этими двумя и буду с благодарностью вспоминать ваше желание мне помочь и сразиться с одним из этих грубиянов.

«Ну вот, публично показал, что парень не трус и сам предложил облегчить мне жизнь, но только я отказался».

Мои слова, рыжий понял правильно и кивнул. Он понимал, что боевики намного сильнее, чем он, однако честь не позволяла ему остаться в стороне и не вступиться за девушек. Однако и рисковать ему не хотелось, все же здоровье одно, и его надо беречь. Так что, мой пассаж парень принял с благодарностью.

— Надеюсь, ты действительно так силен, как считаешь, — тихо сказал он.

— Не беспокойся, — ответил с улыбкой. — Увидишь.

Амфитеатр для дуэлей находился в начале полигона и был заполнен небольшим количеством магов. Размером амфитеатр был, как четыре наших полигона, с большим количеством лавок и утоптанной в центре землей. Вдоль первого ряда трибун проходила серебряная нить с вложенным заклинанием защиты. Защитой управлял дежурный маг-преподаватель, который следил за порядком в амфитеатре и соблюдением правил дуэлей. Активированная им защита была довольно хороша и без проблем развоплощала заклинания сражающихся.

Узнал я это, уже приближаясь к амфитеатру, где, к моему удивлению, обнаружился Михаил, который с трудом, но все же возил по полю какого-то мага.

— Ну что же, не я один сегодня дерусь.

— Знаешь кого-то? — спросил рыжий.

— Да, побеждающий — мой друг, Михаил де Бруоз.

Когда бой закончился, к лежащему на земле противнику Миши подбежало несколько девушек с факультета целителей, а де Бруоз, несмотря на растрепанный вид, гордым шагом направился к выходу.

— Молодец! — поздравил я его. — В первый же день не удержался от хорошей драки?!

— О! Нел! — воскликнул парень удивленно. — Не смог! А ты что тут делаешь? Пришел меня поддержать?

— Не только, решил последовать твоему негативному примеру и преподать кое-кому урок.

Миша провел взглядом по знакомым боевикам и похлопал меня по плечу:

— Только сильно их не калечь.

Услышав это, стоящий рядом рыжий немного успокоился. Все же ему было неловко, что я дерусь сразу с двумя противниками.

— Кстати, Михаил, позволь представить тебе господина Ромариса де Роскантариса, моего одногруппника.

— Михаил де Бруоз, — протягивая руку, представился Миша и с интересом поглядел на парня. — Рад знакомству.

— Ромарис де Роскантарис, — пожав руку, представился рыжий. — Для друзей просто Роман.

— Уверен в своих силах? — спросил меня подошедший старшекурсник-лекарь. — Я могу поговорить с дежурным магом и отменить этот бой.

— Спасибо за помощь, но я справлюсь — не проучу их сейчас, они отыграются потом.

— Внимательно оглядев меня, старшекурсник отошел.

— А это кто? — спросил Миша.

— Просто студиоз, который стал свидетелем моего конфликта с боевиками.

Подошли девушки, Степания и Анастасия, и мне пришлось проводить ритуал знакомства повторно.

— Михаил де Бруоз, — преставился Миша девушкам. — А кто ваш пятый одногруппник?

— Нелломилиан Роркроу и Фридрих де Нойкер, — объявил помощник дежурного следующую пару сражающихся, и я, выслушав пожелания победы, уверенной походкой направился к дежурному магу.

Зачитав простые правила, дежурный дал нам пройти на арену и включил защиту.

Став на указанные места, мы стали ждать сигнала к началу дуэли.

— Сейчас ты за все заплатишь! — выкрикнул маг с хищным выражением лица.

— Бой! — раздался зычный голос под магическим куполом, и противник сделал первый ход, запустив в меня заклинание…

Мои действия перед боем никогда не отличаются разнообразием, поэтому на чистых инстинктах я вошел в транс, создал пару десятков огненных шаров и отправил их в противника, прикрывшегося щитом.

Моя главная задача в бою заключалась не в том, чтобы быстро победить соперника, а в том, чтобы не сорваться в транс на максимальной скорости и не разорвать наглеца заклинаниями из «магии печатей», а действовать только простейшими плетениями и магией земли.

Не забывая двигаться, я уходил от заклинаний противника, который, стоит отдать ему должное, закидывал меня огнем с не меньшей скоростью, чем я его. Однако его заклинания были явно слабее, и посылал он их так быстро, потому что они являлись простейшими.

Скачок в сторону, и мимо меня пролетел «огненный вихрь», а в спину стремилась поразить пятерка «огненных птиц».

Если про «вихрь» я еще слышал, то «птицы», самостоятельно уходящие от заклинаний, были для меня сюрпризом. Однако это не помешало мне развоплотить их, хотя и с большим трудом.

Решив, что бой подзатянулся, я подбежал на расстояние пяти метров к противнику и отправил в него сразу четыре «огненные стены», напитанные большим количеством энергии. А вслед за ними — парочку «огненных стрел».

Противника откинуло на несколько метров и впечатало в защитную сферу. Ударная волна от напитанных энергией «огненных стрел» стала для меня неожиданностью, поэтому я тоже отлетел на несколько метров, но в полете выставил защиту и вышел из падения, эффектно крутанувшись в воздухе.

Мой противник обнаружился немного в стороне, без сознания и в подпаленной одежде.

Защиту сняли, я с благодарностью услышал аплодисменты присутствующих, а к де Ноейру поспешили целительницы.

Помощник дежурного мага назвал победителя и спросил, готов ли я продолжать сражаться.

После утвердительного ответа был объявлен второй бой.

— Ты ответишь за это! — прошипел новый противник с некоторой опаской.

— Вы действительно готовы? — подойдя ко мне, скептически спросил дежурный маг. — Ведь только что вы потратили много энергии.

— Спасибо за беспокойство! Я готов!

Маг ушел.

— Готовься к боли! — прошипел противник. — У тебя не хватит сил на два боя.

Я приветливо улыбнулся в ответ на эти слова.

Бой начался стандартно, с простейших заклинаний. После чего в меня полетели «огненные вихри», «птички» и большие «огненные шары».

Я наложил на себя несколько защит.

Потом отправил с десяток «огненных шаров» в противника и заметил, как «шары» расформировались, соприкоснувшись защитой мага. Очень серьезная защита. Дестабилизирует заклинания и после их разрушения берет себе некоторую часть энергии, постепенно усиливаясь.

«Может, перегрузить защиту?! Накачать ее заклинаниями? Нет, слишком просто. Я и так показал, что у меня много энергии».

Маг проследил за развоплощением моих заклинаний, столкнувшихся с его защитой, и, победно ухмыльнувшись, послал в меня несколько «воздушных кулаков» и других заклинаний магии воздуха.

Отправив в боевика несколько слабых «огненных шаров», чтобы не расслаблялся, нашел в утоптанной земле недалеко от противника корешок и трансформировал его в небольшое, но очень колючее растение.

— А-А-А! — взревел парень, после того как его ногу плотно обвило растение, а шипы из стебля, резко удлинившись и приобретя большую твердость, прокололи кожу и глубоко вошли в ткани. Резко увеличив длину шипов до пары сантиметров, я вызвал у противника болевой шок, и он отключился. Вытянув растение из конечности бедолаги, вернул ему первоначальную структуру.

Надеюсь, после такой демонстрации сил меня и моих друзей не будут задевать по мелочам всякие уроды!

Анастасия не забыла оскорбления и потребовала от Пиланеи удовлетворения. Блин, слово-то какое! В голову сразу лезут навязчивые мысли! Ведь неважно, что Пиланея дура, а так вполне себе красивая девушка, результат селекции многих поколений магов.

Высокомерная Пиланея согласилась на дуэль. И, к моему удивлению, показала неплохой уровень боевой магии, только не огненной, к которой у нее были способности, а нейтральной.

— Ее отец не имеет стихии, — заметил рыжий.

— Тогда это все объясняет.

Но и Анастасия имела обширные познания и многолетний опыт, а так же была более старательной и ответственной, поэтому победа осталась за ней.

После окончания последнего боя Михаил всех пригласил к себе — отпраздновать знакомство и победу. Ребята согласились. Беззаботно улыбаясь, наша компания направилась к выходу с полигона, и я, к сожалению, не заметил, как за мной внимательно наблюдал серьезный молодой эльф с артефактом в виде звезды на груди.

Глава 6

Трава, наполненная тяжестью прозрачной росы, низко пригибается к земле. Над ней нависает лёгкая и прозрачная пелена тумана. Свежая предрассветная прохлада сочетается с редкими порывами утреннего ветерка. Небо ещё не сияет своей привычной голубизной, а временно покрыто небольшими белыми облачками. Ещё нет звенящего всеми мелодиями хора птичьих голосов, а лишь изредка слышно пение просыпающихся птиц. Повсюду тишина, звуков практически нет.

Природа только начала просыпаться, а вот студиозы магической академии группы О-13 уже давно не спали.

После двух недель обучения большим сюрпризом для Нела было требование куратора, начинать обучение не в девять часов, как каждый уважающий себя студиоз прославленной магической академии, а в четыре часа тридцать минут, как каждый уважающий себя член еще более прославленной группы О-13.Одежду куратор посоветовал надеть удобную, для активногодвижения, чтобы была удобной, нигде не жала, и желательно, была бы темных тонов. На другие заданные ему вопросы наглый «алкаш» отвечать отказался, быстро ретировавшись, видимо для того чтобы не слушать слезные уговоры девушек перенести занятие на более позднее время. Особенно старалась Анастасия, которая уже привыкла засиживаться за книгами из библиотеки допоздна.

Правильно рассчитав время, я прибыл на наш полигон как раз в то время, когда начало светать, где и застал своих сонных товарищей, развалившихся на предусмотрительно принесенных кем-то стульях.

— Доброе утро! — бодро поприветствовал я их, глядя на хмурые не выспавшиеся лица. Настроение было просто отличным, и улыбка, словно сама собой вылезла на лицо.

— Доброе — невпопад ответили мне сонные ребята.

— Не-ел — протянул рыжий — почему ты сейчас такой до невозможности отвратительно бодрый и жизнерадостный? В это ужасное утро, на тебя просто противно смотреть!

Михаил, сидящий тут же на стуле, тем временем открыл один глаз, посмотрел наменя, и едва заметно кивнул, соглашаясь данным заявлением.

«Все-таки хорошо, что нам удалось перетащить его в свою команду! Хотя изначально нас и распределили по разным группам» — подумал я.

На самом деле мне удалось сделать это достаточно просто. Всего-то и понадобилось, чтоходить на занятие с группой и не скрывать своего искреннего отношения к нашей высокомерной и безмерно наглой Пиланее. Для того чтобы даже до нее дошло, что в нашем дружном коллективе для нее места нет.

По большому счету именно она сплотила наш небольшой коллектив, сделала его дружным и стойким, таким какой он есть сейчас. Правда она сплотила его против себя, но это уже не существенные мелочи, которые нас совершенно не касаются.

Высокомерная и обладающая некоторыми связями девушка сделала то, что до нее удавалась немногим, видимо ее отец и вправду какая-то шишка в столичном совете.

Она попросила о переводе, одновременно с этим подойдя к Михаилу, и культурно объяснив ему ситуацию, что если он желает перевода на ее место, то должен подать такое же прошение. Сделала она это на удивление спокойно, лаконично и деликатно. Без оскорблений и чрезмерного высокомерия. Я даже поразился самим фактом такого вопиющего прогресса в самовоспитании от подобной «выдающейся» личности.

А всего-то и понадобилось проиграть разок в учебной дуэли провинциалке (из-за собственных неразумных речей и желания брата подраться), затем побыть изгоем в своем небольшом коллективе, постоянно ловить на себе смешки и улыбки и заиметь во враги большую половину студиозов академии, большинство из которых были или бедняками или просто небогатыми аристократами. И добиться такого впечатляющего результата не из-за интриги врагов, а из-за своего несдержанного языка и вольных высказываний!

Михаил дураком не был, и быстро смекнул, что может оказаться со мной в одной команде, если не будет медлить, иначе Пиланея могла найти любого другого студента. К тому же, Миша тоже не сошелся характерами с членами своей команды, именно с одним из учеников группы О-10 он и сражался на дуэли. По его словам, там вообще никакой команды не было, каждый сам за себя. Так что, повторюсь, долго над таким предложением он не раздумывал, и подал прошение.

Мои одногрупники познакомившись с парнем, захотели взять его в нашу команду, и еще больше и они были воодушевлены тем, что его могут заменить его на Пиланею. Девушке никто не доверял и спиной к ней поворачиваться не решался.

Имея представление о произошедшем конфликте, глава общего факультета пошел нам всем на встречу. Ведь академия, прежде всего, заточена на обучения, а не на конфликты в группе, которые тянут ее в низ, не давая развиваться должным образом. Хотя, как я заметил, конфликтная среда искусственно поддерживается в академии на должном уровне. Ведь в случае разнообразных и многоплановых угроз, личность подбадриваемая инстинктом самосохранения нацелена на постоянное самосовершенствование!

Обучаемому «вколачивают» необходимость качественного изучения «базы» и других предметов, и для того, чтобы стать сильнее он становится еще более заинтересован в скорейшем и качественном освоении преподаваемого материала. Система не идеальна. Ведь не все имеют желание много трудится, имеют большие амбиции и стремятся стать сильными? Нет! И таких студиозов хватает. Однако замотивированная система, работает на большинство молодых магов как стимулятор, вынуждая много над собой работать и заставляет буквально прыгать «выше головы»!

Так о чем это я?..

А!О Михаиле! Таким образом, благодаря небольшой многоходовочке, весьма жалкой даже на мой неискушенный вкус, удалось организовать дружеское воссоединение. Миша был тоже очень рад, что на предстоящем турнире ему не придется сражаться с другом, который после поступления в академию как-то совершенно незаметно съехал от них с братом, и не даже пока не сказал куда, ссылаясь на ремонт, пояснив, что все расскажет потом.

— А где наш доблестный предводитель? — заинтересованно спросил я оглядевшись. — неужели сей достойный муж обманом завлек нас на этотполигон, а сам не пришел? — а сделал вид что задумался, а затем обеспокоенно добавил — а если действительно так?!

До меня донеслись вдохи ужаса от одногрупников.

— Вот-вот напился в очередной раз, придумал ночное занятие и не пришел!

Миниатюрный огненный шар прилетевший мне ниже спины был отбит моим заклинанием и сигнализировал о приходе куратора.

— Я понял Ваш намек Роркроу — сказал Эдис, выходя из густого тумана, словно обволакивающего его фигуру. — Но еще раз попробуете выразиться обо мне критически, и я расстроюсь.

— Ну что Вы?! — удивленно произнес я- что значит критически? Я и сам любитель выпить.

Оставив мои слова без ответа. Ну не сражаться же ему с только поступившим студентом?

К большому удивлению собравшихся, в отличии от прошлых занятий сегодня куратор был трезв, свеж и бодр. Он был одет в простую черную одежду из ткани не сковывающую движения.

Наши предыдущие занятия на полигоне, были потрачены главным образом на изучение простейших заклинаний огня, пояснение нюансов создания и их последующую тщательную отработку. Добившись уверенноговоспроизведения десятка заклинаний на должном уровне, куратор перешел ко второму этапу.

— Занятие построим в следующим образом — сделав театральную и паузу и дождавшись когда все взгляды скрестятся на нем, а в глазах появится осмысленность куратор продолжил — Бежим по заранее разработанному маршруту, я впереди, вы цепочкой за мной. В случае моей остановки, вы делаете тоже самое и ждете. Видите как я сплетаю заклинание, делаете также. Видите как я кидаю заклинание в мишень или в определенную сторону, поступаете также. После чего бег продолжается до следующего этапа. Все просто. Вопросы?

Вопросов не было. Толи никто еще окончательно не проснулся, толи лень было даже говорить.

— За мной.

Я бежал последним, пропустив вперед Анастасию, Мишу, Ромариса и Степанию. Последняя выглядела наиболее растерянной. Несмотря на малый опыт в работе с магической энергией, она быстро прогрессировала и уверенно отрабатывала все заклинания, которым нас обучал Эдис. Или это она такая молодец, или просто у нас группа сильная и дружная, и каждый пытается помочь друг другу по мере собственных сил. А может и то и другое вместе.

Несмотря на прогресс, воспроизведение плетений у Степании получалось только после нескольких секунд концентрации, а не на месте.

«Думаю, она быстро втянется, ведь по магическим силам она была немногим слабее Насти».

— Просто следи, что делают остальные и повторяй за ними — тихо сказал я ей на бегу — ты уверенно выполняешь плетения — у тебя все получится, нужно только сосредоточиться и стараться так, как ты это умеешь.

Эдис перешел на шаг, остановился и бросил огненный шар в нарисованную на стене мишень, мы сделали также, кто-то раньше, кто-то позже, попали далеко не все, Эдис проследил за результатами и мы побежали дальше.

После поражения следующей мишени Эдис сказал. Не делайте заклинания очень насыщенными, тратьте меньше энергии на формирование плетений. Энергия нам еще сегодня понадобится.

— Ага — уныло сказал Роман — чтобы мы продержались как можно дольше!

Следующая остановка и опять огненный шар летит в мишень, только теперь мишень расположена с другой стороны.

Снова мишень, и опять повтор плетения. Так мы останавливались несколько раз, остановки были все медленнее, а посылаемые заклинания наоборот плелись более уверенно и уже все поражали мишень. Благо, что темп бега был невысоким. Пока-что. Думаю, он постепенно будет становиться все быстрее и быстрее. Но это на следующих занятиях. Перед поражением следующей мишени куратор не остановился, а кинул заклинание на ходу. Эжи несколько растерялась, но после моего шара, последовала примеру.

Количество промахов опять возросло как в первый раз с места. Но еще несколько минут и парочка мишеней и ситуация выправилась.

Куратор воспроизвел огненную стену, однако Миша и Степания воспроизвели огненные шар.

— Внимательней! — неожиданно рявкнул куратор — следите за формируемыми заклинаниями.

Следующее время до конца занятия мы потратили на бег и плетение двух этих заклинаний в различной последовательности. И пусть заклинания не были энергоемкими, но мы создавали их достаточно много, для того чтобы ребята сильно устали. Группа за исключением меня и куратора выглядела плачевно. И это не смотря на то, что бег был даже не ускорился.

— Для первого раза не так уж и плохо — сказал куратор оглядывая нас — у вас есть время сходить домой восстановиться и отдохнуть перед занятиями. Может быть, еще успеете поспать и восстановить энергию. Я бы посоветовал вам сделать именно так.

Советую так же поработать всем вечером над точностью и скоростью создания плетений. Огненный шар для мага огня настолько же естественное дело, как и дыхание, вы должны воспроизводить его простейшим усилием воли, и именно этого мы и будем добиваться. Все по домам встречаемся в обед.

Сказав это, куратор ушел, оставив нас на полигоне.

Рыжий достал откуда-то припасенный кувшинчик с водой, и парой стаканов и дал всем смочить горло.

— Нужно быстро идти домой, привести себя в порядок и поспать — сказал я ребятам — так что поднимайтесь со стульев. Лучше уж дома отдохнуть.

* * *

О начале первого на сегодня занятия возвестил гулкий удар колокола одинаково хорошо слышный во всех учебных корпусах академии. Вошедший преподаватель строго оглядел первокурсников и наступила полная тишина. За несколько недель преподавания педагоги успели внушить студиозам уважение к себе.

Началась лекция.

На самом деле никогда не любил лекции. Сидишь, записываешь мысли преподавателя, который даже не думает делать паузы и останавливаться. Зато потом на экзамене всегда требует конспект для проверки и очень расстраивается, если он плохо ведется. Надеюсь в этой академии, данное дело не в порядке вещей, и оценивать будут, прежде всего практику. Хотя кого я обманываю, педагоги во всех мирах стремятся усложнить жизнь своим ученикам, поэтому скорее всего на экзамене и конспекты будут проверять, и теорию опрашивать. Кому скажи, что подписался на это в здравом уме и твердой памяти и что еще и деньжищи доплачиваю за такой маразм, то подумают, что совсем спятил! А если узнают, что я уже владею навыками в магии печатей, то вообще покрутят пальцем у виска!

Эх! Что поделать. Придется писать, ведь мудрые не зря говорят, сначала теория, а потом практика!

Радовало только название дисциплины — «Введение в артефакторику. Простейшие амулеты».

Вот уже несколько занятий подряд мы изучали способности различных материалов вмещать и сохранять в себе наложенные плетения. Характеристики простейших амулетов, материальные носители для наложения плетений и собственно сами плетения, благодаря которым они создаются. Ну и также другие мелкие, но непременно важные и интересные моменты.

После обеда планировалось занятие первое практическое занятие по данному предмету, и вот от этого занятия я наоборот ждал с нетерпением. В моем характере заложена жажда деятельности, я предпочитаю учиться на практике. Что-то делать, тогда и знания откладываются просто замечательно, и теория ложится на твердый фундамент практических изысканий. Поэтому я уже вдоволь поэкспериментировал с некоторыми плетениями и материалами о которых мы говорили на предыдущих лекциях и ждал возможности задать вопросы, для того чтобы прояснить некоторые непонятные мне моменты.

Задумавшись над одним из таких вопросов, я несколько отвлекся от записи лекции. Делал это не так быстро и осмысленно. Ответ преподавателя был незамедлителен. Поэтому летевшую мне в лоб миниатюрную водную пулю, предназначенную, для того что бы будить засыпающего студиоза, была инстинктивно обита многократно отработанной огненной стеной. Правда, такой же миниатюрной, как и летевшая в меня «пуля». Захотите повторить, транс как говорится в помощь.

Преподаватель удивленно на меня посмотрел.

— Хорошая реакция — пробормотал он себе под нос и обратился ко мне — Представьтесь молодой человек.

— Нелломилиан Роркроу, господин преподаватель — привстав со своего места произнес я, при этом не забывая ни о вежливости, ни о чувстве собственного достоинства.

— Что же Вы, студиоз Роркроу — внимательно оглядывая меня, произнес преподаватель — витаете в облаках, а не слушаете лекцию.

— Это не так, господин преподаватель, я все записал — не согласился я с мужчиной.

— В самом деле? — иронично приподнял он бровь.

— Именно — уверенно ответил я.

— Вы позволите проверить ваши записи? — спросил он меня с хитрой усмешкой.

Получив утвердительный ответ, преподаватель неизвестным плетением подхватил мою тетрадь и отлеветировал ее к себе.

Открыв последнюю страницу с записями, мужчина с легким удивлением посмотрел на дописанное предложение и поразился своей ошибке. Первый раз за столько лет!

На самом деле, за вспышкой огненной стены, он не заметил, как я подсмотрел у сидящего рядом Ромариуса окончание предложения и быстро его дописал. Чтобы ко мне не было вопросов. Хоть это и несколько по детски, опасаться преподавателя в сознательном возрасте, придумывать меры предосторожности для того, чтобы он не мог пенять тебе своими ошибками и поставить низкую оценку.

Ведь фактически это все что он может мне сделать. А ну еще кинуть в лоб водную пулю, чтобы я проснулся, да и все. После переноса в другой мир, поедания крыс, выживания в трущобах, общения со Стариком, переноса в мир орков. Да мне чихать на это с высокой колокольни!

Так что я не таких последствий не боюсь, меня сдерживает другое. Я принципиально решил поддерживать образ старательного ученика. По моему собственному опыту данная маска позволяет наиболее полно изучить предлагаемый преподавателями материал, узнать некоторые интересные нюансы, которые бесполезны для лодыря, но будут многого стоить для старательного ученика.

Да и пока я буду держать данную маску, хорошее к себе отношение от преподавательского состава мне обеспечено. Буду учиться без маленьких проблем которые педагог может устроитьнепонравившемуся ученику.

— Вы правы — ответил преподаватель, возвращая записи и признавая ошибку — но впредь советую не только механически переписывать лекцию, но и внимательно слушать преподаваемый материал. Это вам сегодня повезло и реакция была на высоте. Но в следующий раз преподаватель может быть не настолько мягкосердечен как я.

Приняв тетрадь, я молча кивнул. Оставляя последнее слова за мужчиной от чего тот довольно улыбнулся.

— Продолжим!

Для того чтобы реабилитироваться преподаватель несколько раз преступал к процедуре возвращения «с небес на землю» нескольких студиозов, только к их сожалению отреагировать они не успели, да и записывать все не успели, за что и получили заслуженные отработки.

«Что это еще за зверь?» — удивился я услышав новый вид наказания.

* * *

— Дом! Милый дом! Ну, наконец-то! — с чувством сказал я, с хорошим настроением рассматривая опрятный, приведенный в порядок высокий забор, очищенные от ржавчины и выкрашенные в черный цвет ворота, ярко-красную (словно новую) черепицу, очищенную нанятым магом-строителем от грязи, мха и мусора.

«Приятно видеть, что план выполняется в сроки, и скоро весь дом будет восстановлен. А всего-то и понадобилось, что „тряхонуть“ недобросовестного владельца строительной конторы и провести ликбез с рабочими по предмету: „Что есть злой и очень голодный огненный дух-ягуар, который любит лакомиться ленивыми строителями“.

Приложив руку к широкой мраморной панели на воротах, я услышал громкий щелчок, оповестивший меня об открытии замка, после чего широкая, выполненная в стиле ворот калитка, отворилась.

„Ну вот — удовлетворенно подумал я, глядя на пристроенную по моему указанию калитку, как я думаю, новое веянье в строительстве — и никаких ворот открывать не пришлось, совершенно не понимаю почему местный бомонд поголовно использует ворота, не придумав использовать нечто менее большое и массивное. Проще тем, у которых магический замок, а если его нет? Ведь не у всех владельцев домов есть возможность приобрести магический замок. Стоит он к моему удивлению не мало“.

Во дворе перед домом меня ожидал виляющий хвостом Хоном, бросившийся в ноги, как только калитка закрылась, скрывая от любопытных прохожих, происходящее в дворе.

Вот еще одна загадка мироздания! Почему местные аристократы и богачи предпочитают ставить кованный забор, который позволяет любопытствующим оценить прекрасный вид на богатый дом, красивый сад и другие блага которые может себе позволить достопочтенный хозяин. Почему они не боятся ни грабителей, ни просто завистников. Только редкие оригиналы позволяют себе соорудить нормальный, полноценный забор, за которым невозможно ничего рассмотреть. Еще более редкие, такие как я к примеру, закрывают вид на двор и со стороны ворот, обшивая его деревянными панелями с внутренней стороны. Подобная скрытность меня если честно полностью устраивает, не хочется, знаете ли, чтобы кто-либо имел возможность за мной наблюдать.

Я, признаться, даже опрашивал знакомых аристократов о причинах такой беспечности среди состоятельного сословия. На что получил ответ, что так принято строить, и заверения, что чем беспечнее и спокойнее обстановка перед домом, тем больше там защитных заклинаний и смертельных механических ловушек.

С этим заявлением я вынужден был согласиться, так как с помощью магического зрения мог осмотреть участки и навешенную на них защиту, однако все было не так однозначно. Хватало богатых домов со средней защитой, а попадались и обыкновенные во всех отношениях дома, с большим количеством наложенных на забор, ворота и дома заклинаний.

Эти дома я на всякий случай запомнил, с целью узнать кто в них хозяин. Очень уж любопытно, что такого можно скрывать в невзрачных домах, что понадобилась такая серьезная защита?

На моем же собственном доме, защиты почти не было, я и не решался пока ее накладывать, сначала закончу все строительные работы, приведу дом в порядок, а после уже буду думать о безопасности.

Хотя, с другой стороны, с охраной у меня обстоят дела не так уж и плохо. По территории постоянно бегает быстрая самоходная огненно-клакастая боевая единица которая может наводиться на цель, уклоняться от атак, вызывать помощь и в случае необходимости отступать, для принятия наилучшего решения по эффективному уничтожению противника.

Нежно погладив за ухом заурчавшего с громкостью легкового автомобиля ягуара, я спросил.

— Как у нас дела? Что нового? Кого-нибудь поджарил за сегодня? Никто не филонит?

Дух ответил урчанием и целым рядом мыслеобразов. Просмотрев их, удовлетворенно кивнул. Строители работали на совесть, особенно когда видели духа-ягуара, который парочку лентяев, припугнул огнем.

Как он разбирался с тем, кто из людей филонит в работе, я так и не понял. Для меня такие способности духа тоже были в новинку. Единственное что удалось понять, после длительного общения мыслеобразами с ягуаром, от которого у меня даже разболелась голова, что дух каким-то образом определяет, сосредоточенно ли человек занимается делом, или он, работая, думает о чем-то другом. И это я еще не до конца уверен, правильно ли все понял… Хотя, с другой стороны, плевать. Он великолепно справляется со своей работай, а большего мне и не надо.

Не переставая поглаживать духа, осматриваю ухоженный двор, отреставрированный с внешней стороны дом и еще более красивый сад, который с моим заселением стал выглядеть еще более волшебно.

В глаза бросилась парочка рабочих усердно очищающих фонтан от налета, мха и грязи, которые скопились в нем за десятки лет. С моим появлением мужчины заработали еще более усердно.

И дело не только в страхе, но и в поощрении их деятельности. Ведь двум наиболее отличившимся и старательным за день рабочим, (одного выбирал я, другого Хоном) выдавалась неплохая такая надбавка, о которой не знает работодатель, так сказать небольшое спасибо от меня. Благо денег у меня хватает, и есть возможность действительно помочь мужикам батрачащим на чужого дядю. Замотивировать людей не только с помощью кнута, но и пряника оказалось действительно отличной идеей. А когда они узнали, что одного из счастливчиков выбирает очень умный и проницательный дух, то работоспособность увеличилась в разы.

Денег в результате такого стимулирования уходит не так чтобы много, а вот работы на объектах, как я говорил, выполняются с завидной скоростью. Так что я надеюсь на скорое окончание работ.

Еще раз оглядев симпатичный особняк, я с удовольствием направился к новенькой, свежеокрашенной входной двери.

— Добрый день господин! — поприветствовал меня мой управляющий — Велеть накрыть обед в малой столовой?

— А что, ремонт там уже закончен? — удивился я, судя по тому, что показал Хоном, работы там еще не закончены.

— Да господин — кивнул он, убрали буквально перед Вашим приходом, и успели занести мебель.

— В таком случае молодцы — ответил я, принюхиваясь к аппетитным запахам кухни — пусть накрывают, а я пока прогуляюсь по дому и своими глазами посмотрю на то, как у нас обстоят дела с ремонтом.

Судя по выпученным глазам управляющего, моя невинная фраза ввела его в ступор.

Точно! Своими глазами увижу! Он, вероятно думает, что я могу наблюдать за происходящим глазами Хонома. Не такая уж и неправда, если вдуматься, ведь мыслеобразы я воспринимаю в первую очередь как набор картинок.

Управляющий ушел, а я посоветовал одному из рабочих открыть окно, чтобы не задохнуться от поднявшейся в связи с ремонтом лестницы, пыли. Бедняга так старался выполнить мое поручение, что чуть не разбил большое и очень дорогое окно.

Промолчав на проявление подобной старательности, все же он ничего не разбил, я начал обход первого этажа, подниматься на второй этаж особого смысла пока не было, ведь работы там только-только начались.

Одобрительно посмотрев на ровно покрашенные стены и пол, я оценил натянутый в некоторых комнатах на стены шелк, на аккуратные и очень дорогие магические шары-светильники, которые я в большом количестве заказал у счастливого товарища Руана. Разобраться с заказом ему помогал дядя, многоопытный артефактор, однако думаю, хороший процент на развитие собственной лавки попал и пареньку.

Немного разочаровывала скудная обстановка дома, отсутствие мебели, картин, элементарных штор и других подобных мелочей. Но это дело наживное, тоже займусь после окончания ремонта, нечего захламлять дом ненужными в будущем вещами.

В холле раздался звук, оповещающий о прибытии гостя к воротам дома.

— Кого еще нелегкая принесла? — удивился я, после чего здраво рассудил, что кроме Руана этот адрес никому из моих знакомых не известен, а он приходить не собирался, поэтому продолжил инспекцию. Это наверняка пришли рабочие, с новой партией строительного материала. Однако, как оказалось, я был не прав.

— Господин — несколько взволнованно сказал управляющий, отрывая меня от разглядывания малой столовой — к Вам гость — он на мгновение запнулся — гостья.

„Уж не проболтался ли Руан девушкам, о месте моего жительства?! — сразу заподозрил я неладное и принюхался, после чего с удивлением констатировал — нет, не проболтался!“

— Что ж, чему быть, того не миновать — сказал я и лично пошел встречать Мису — главу целительского факультета магической академии собственной персоной.

— Здравствуй, мой дорогой — мягким голосом произнесла она, как только я вышел к ней.

— Привет — в свою очередь просто поздоровался я — прости, что не приглашаю внутрь, как видишь у меня ремонт, не хочу испачкать твое замечательное платье.

— Ничего — отмахнулась она — Я всего лишь зашла, чтобы пригласить тебя сегодня на ужин.

— Обязательно — пообещал я так молодо выглядящей женщине и провел ее до выхода.

„Мда. Пришла сама. Хочет поговорить, наверняка будет обижаться, что давно не заходил к ней в гости, ага особенно после бала — я остановился по середине двора — что-то не сходится, я обычный студент, а она целая глава целительского факультета. Она сама ко мне пришла?! Что вообще происходит?!“.

— Господин — обратился ко мне слуга — обед готов.

— Спасибо — поблагодарил его я запоздало.

„Блин, никаких ведь мыслей о причинах ее посещения!“

Поняв, что мне решительно ничего не понятно, я решил откинуть ненужные размышления и пойти хорошенько поесть, ведь все же хочется попробовать, чем новым меня сегодня порадует хорошая повариха нанятая управляющим.

* * *

— До свидания господин Роркроу! — холодно попрощалась со мной упитанная дородная женщина, средних лет, проведя меня до выхода из дома Мисы.

Кивнув, не прощаясь в ответ, я не спеша вышел на улицу, полной грудью вдыхая свежий ночной воздух, после чего медленно пошел домой, благо он был относительно недалеко.

„Мавр сделал свое дело, мавр может идти — пронеслась в голове приличествующая моменту мысль, заставив улыбку появиться на лице — А я, на самом деле, даже и не против“.

На самом деле отличный вариант необременительных отношений для такого молодого человека как я. Есть возможность хорошо расслабиться, приятно проводя время в отличной компании, и в тоже время отсутствуют многочисленные обязательства по отношению к представительнице слабого пола, такие как походы по заведениям, подарки, ухаживания и тому подобная чушь».

Единственное, что меня все же немного напрягло, так это то, что Миса САМА пришла ко мне и через-чур «наигранная» обида, которую разыграла она, перед тем как выставить меня прочь из дома. Типа она обиделась, что я так долго ее не посещал! А я просто не хотел ее смущать тем, что знаю ее настоящий возраст, и тем, что она декан, а я всего лишь студиоз! Хотя на самом деле, я вообще признаться не знал, что делать!

«Видимо зря не хотел. Ей, оказывается, совершенно плевать на то, чем я занимаюсь, пока, по крайней мере, я не конкретно ее студиоз» — однако, несмотря на столь здравые рассуждения, продемонстрированные в начале вечера, в его конце, Миса поступила довольно импульсивно!

Ну вот кажется же, что уже взрослая, опытная женщина далекая от сопливой романтики и прочей женской ерунды, имеющая репутацию одного из лучших целителей в стране, что автоматически подразумевает под собой наличие доли особого рода цинизма, (которым обладают привыкшие к виду человеческих страданий врачи), ведет себя как сопливая первокурсница-студиозка в период помутнения! И это несмотря на то, что проведенные совместно ночи определенно показывают наличие в ее сексуальной жизни большой вереницы любовников различных мастей. Вот как назвать подобное поведение? И как на него реагировать? Неужели она не чувствует ненатуральности в происходящем? В том, как ее поведение воспринимается со стороны? Что за игру она затеяла? И почему мне кажется, что я не настолько хороший любовник, чтобы вызывать такой заинтересованности в ней.

«Хотя — легкая улыбка коснулась моих губ — если я вспомнить некоторые моменты проведенных ночей, то я все же не так уж и плох».

«Идиот! Ты же обманываешь сам себя, пытаешься верить в то, чего на самом деле нет! Возвращайся на грешную землю и хорошенько подумай, чего она хочет от тебя добиться!»

С такими непростыми мыслями я и добрался до дома, легко и совершенно не задумываясь, перемахнул через высокий забор, и запрыгнул в приоткрытое на втором этаже окно. Было лень утруждать себя открытием магического замка на воротах и прочими ненужными вещами, которые выразились бы в побудке сонных слуг и совершенно ненужных мне разговорах с ними. Говорить и что-то пояснять мне ничего не хотелось.

Погладив отдыхающего в моей комнате духа, я взглянул на часы, после чего довольно потянулся, и, раздевшись, рухнул в кровать.

«Времени с лихвой хватит на то, чтобы хорошенько выспаться перед утренней тренировкой с группой. Слава Богам, что несколько часов крепкого сна мне вполне достаточно для восстановления!».

Ранний подъем, легкая пробежка до полигона, очередная тренировка с группой, самостоятельные занятия на полигоне, лекции, обед…

Очередной учебный день прошел на удивительно обыденно и без каких-либо неожиданностей. Ни тебе слежки, дуэлей, порочащих честь поступков (свидетелем которых ты являешься), обычная учеба в обычном ВУЗе.

Или это маска старательного ученика приросла ко мне на столько сильно, что не дает мне времени и возможностей сосредоточиться на чем-то помимо учебы.

Я на столько влился в образ старательно студиоза, что ощутив за собой слежку пребывал в легком ступоре.

«Что это черт возьми в конце концов происходит?»

Впрочем, к моему глубокому удивлению шпион был мне знаком, им оказался тот самый мальчишка, который участвовал в краже кошеля у Миши в первый день моего прибытия в столицу!

«Нужно будет узнать, кто из главарей курирует его банду — подумал я — Интересно, что им понадобилось от простого студиоза?»

Внутренний голос не преминул саркастично заметить. Что студиоз настолько обычен, что провозит в город приличное количество сег, живет в доме де Бруоза, имеет круглую сумму в банке, может позволить себе оплатить обучение, покупку шикарного дома в хорошем районе, его ремонт. Перед поступлением ссорится с эльфами, пока кстати никак себя не проявляющими, конфликтует с сыном и дочкой влиятельного чиновника и очень удивляется вниманию со стороны. Не стоит забывать и о том, что все упоминание о сем «обычном» студиозе начинаются в Великой Степи, из которой он вернулся верхом на духе огненного ягуара. Ага, совсем обычный ничем не выделяющийся студиоз!

Радует только то, что слежка организованна силами меняющихся каждые пару минут мальчишек, на которых не попади я изначально в трущобы, вообще бы внимание не обращал.

— Господин Роркроу — услышал я голос ребенка, из темной ниши в переулке — не показывайте, что слышите меня, просто стойте тут в расслабленной позе мне есть, что вам сказать! Вам грозит опасность!

Став так, как сказал мальчишка, я заметил.

— Не имею привычки слушать детские голоса из темных ниш и следовать их указаниям.

— Но детский голос знает Ваше имя и говорит, что за Вами ведется наблюдение!

— Почему ты мне помогаешь? — заинтересованно спросил я.

— Однажды Вы помогли мне, подкинув деньжат, я тот, кто украл кошель у Вашего друга.

— И тот, кто с другим мальчишкой следит за мной от самой академии?

— Я не знал, что Вы нас заметите — удивленно отозвался мальчишка — обычно на нас никто не обращает внимание.

— Давай ближе к делу — сказал я — что там за опасность мне грозит.

— Главарь Седой, велел начать слежку, как мне удалось узнать, кто-то заплатил деньги, чтобы Вас проучили, еще говорили про какие-то камни, но я так ничего и не понял.

«Хм. Все оказывается не так просто. — Задумчиво покачал я головой — это не банальная слежка за необычным студиозом, который сорит деньгами, это спланированная акция от моего неизвестного пока недоброжелателя, которым может быть кто угодно! Хотя я конечно же грешу на Пиланею и ее Братца. Вероятно, после получения заказа, меня стали изучать и в процессе выплыло наличие у меня некоторого количества камней души».

Достав из кошеля некоторое количество серебряных монет, я кинул их в нишу.

— Заслужил — сказал я мальчишке — будет еще информация, поделись, я не поскуплюсь.

Расплатившись с мальчишкой, я пошел дальше.

«Что ж, неизвестный враг, свой ход ты сделал. Теперь посмотрим, удастся ли мне сделать удачный ответ».

Глава 7

Открыв глаза посреди ночи, я некоторое время лежал, вслушивался в звенящую тишину и пытался понять, что же именно меня разбудило.

Дурной сон? Пролетающий в темноте и противно жужжащий комар? Или все же парочка воров, что стелясь над землей, медленно двигалась в сторону моего дома.

«Вот что за уроды?! — удивленно подумал я — Хозяин спит себе спокойно дома, еще и магом является, пусть даже студентом. Во дворе должен бродить огромный огненный дух, а они, совершенно не стесняясь никого, лезут сюда, будто тут медом намазано!»

«Хоном! — по мысленной связи обратился я к духу — нас тут обворовать пришли, а ты даже не чешешься!»

После чего мне тут же пришел ответ, который говорил что-то типа.

«Спи хозяин, я сам разберусь с ними, не хотел будить. Чужаки, уже почти рядом со мной».

Встав с кровати, я не спеша подошел к открытому окну и облокотившись руками на подоконник всмотрелся в темноту.

Воры замерли.

Чуть повернув голову, я мог хорошо их рассмотреть.

Это были двое мужчин, в черных облегающих тела одеждах, с полосками темной ткани накрученных на голову.

«Прям ниндзи какие-то!» — удивленно подумал я, глядя на замершие в неудобных позах фигуры.

В паре метров от них, среди теней, отбрасываемых ветками деревьев из-за луны в полуматериальном состоянии, находился Хоном.

Все понятно, Ягуар хоть и выглядит как взрослый дух, но все еще очень молод, а его принадлежность к роду кошачьих определяет то, в какие игры ему хочется поиграть.

— Как же хороша сегодняшняя ночь! — с чувством произнес я глядя прямо на вжимающихся в землю воров — Не хочется омрачать ее смертью двух идиотов, что-то забывших на моем газоне.

В следующую секунду тела и конечности неудачливых ворюг опутали крепкие корни растений, не давая им возможности пошевелиться и использовать находящиеся в сумках артефакты.

Накинув на себя штаны и рубаху я выпрыгнул из окна на траву перед домом и пошел к направлению к распятым на земле телам…

— Поговорим? — спросил я мужчин.

Их головы, плотно опутанные твердыми корнями, по моему желанию поднялись вверх.

Для того, чтобы они видели меня так же хорошо как и я их, понадобилось дополнительной освещение. С этой проблемой отлично справился Хоном, слабо «загораясь» в ночи.

Глаза полные удивления и страха показали, что по последних мгновений, воры не могли предполагать наличие рядом с ними огромного духа.

— Не горячись — потрепал я горящую голову Ягуара — Я понимаю, что для поддержания жизни тебе необходимо запытать этих несчастных до потери памяти, а затем выпить их души и съесть.

Мужчины посмотрели на духа уже с ужасом.

— Но сначала мне бы и самому хотелось бы их попытать — вспоминая ужастики земли, и используя их опыт, тоном маленького ребенка произнес я — Ты же разрешишь мне с ними поиграть?!

Еще больше ужаса в глазах. Теперь они наверняка думают, что дух-защитник это какой-то демон, в услужении у которого я нахожусь.

— Сначала мы вырвем ногтики на руках, я надеюсь, у меня все получится правильно и кусочки ногтей останутся в пальцах, можно несколько пальчиков отрезать — посмотрел я на духа, после чего тот, отзываясь на мою команду, кивнул — просто у меня не всегда получалось отрезать их с одного раза — продолжил я полным сожаления голосом — а раны обязательно прижигать? Неужели они сильно истекут кровью из-за отсутствия парочки пальчиков.

— Что? — удивленно переспросил я, показывая, что по мысленной связи общаюсь с духом. Можно вырастить внутри них дерево? Заставляя корни медленно врастать в органы? И питаться ими? А они будут жить?

— Хм. Я задумался. Если можно продлить их мучения, то почему бы и нет?!

В это время под ворами начал расти небольшое растение, которое пропоров кожу неглубоко вошло в тело, мужчины тут же начали мычать, рыпаться и извиваться, один из них вроде бы обмочился! Какая жалость! Значит один уже сломался. Дожмем второго.

Делая вид, что разочарован, повернулся к Хоному.

— Ну почему остановиться?! Я так хочу с ними поиграть!

— А-а-а — понятливо протянул я — поговорить, и узнать, что они тут делают и кто их послал?

— А если они не захотят говорить?

— Пообещать свободу? — удивление в моем голосе было на столь велико, что в глазах воров появилась надежда, люди они вообще такие существа, что верят во всякую чушь — А потом отпустить? А как же их души? Неужели Вы хотите, чтобы эти жалкие уроды ушли на круг перерождения?! Согласен, свое слово надо держать! Но, а если они откажутся говорить?! Хорошо, тогда и будем пытать!

— Ну что будете говорить?! — мужчины попытались кивнуть — но их головы были жестко заблокированы.

— Видите, повернулся я к Хоному — они не хотят говорить, от слова совсем!

— М-м-м — замычали воры, не оглашаясь со мной.

— Кто Вас послал?! — спросил я — Что Вам здесь нужно?!

Конечно же я не собирался пока снимать с их головы корни и давать им возможность что-то сказать, поэтому в ответ до меня донеслось очень громкое мычание.

— Какие не разговорчивые! — радостно похлопав в ладоши, произнес я и вырастил шипы в их животах еще на несколько миллиметров — Все идет к тому, что Вы останетесь работать со мной.

— МММ — Громко замычали мужчины пытаясь вырваться.

— Я разочарован вашим молчанием! — тихо сказал я и подойдя к дрожащему в телу обмоченного бедолаги, схватил его за шею и заставил смотреть себе в глаза.

Мужчина со слезами на глазах с ужасом смотрел на меня.

— Может скажешь, кто вас послал и зачем?

Мужчина выражал полную готовность к разговору.

— Неужели ты хочешь сказать, что что-то мешает тебе говорить?! Хм. Судя по твоему мычанию, да.

— Понимаешь — искренне сказал я — мне нравиться люблю делать людям больно, а после этого смотреть, как они корчатся и извиваются. Малейшее усилие воли и второй вор начинает яростно мычать от нестерпимой боли.

— Классно да?! — спросил я восторженно.

Белое как мел лицо вора было мне ответом.

«Он готов».

— Сейчас я уберу корни, которые мешают тебе говорить и ты тихо, и без лишних эмоций расскажешь, кто ты, что тут делаешь, кто тебя послал. Понял?

Мужчина благодаря «ослабленным» корням кивнул.

— Если мне покажется, что ты меня обманываешь, или что-то не договариваешь, то я тебя опять свяжу, и дам твоему другу слово. В любом случае уйдет отсюда только один из вас, другой останется здесь. Все же, как я уже заметил, мне нравиться пытать!

Второй мужчина, которому я слово не давал, попытался извиваться и мычать, что повлияло на скорость и лаконичность освобожденного вора.

* * *

«Ну что ж ребята — зло подумал я — вы сами напросились. Кто ко мне с мечом придет, тот от меча и погибнет. Не стоило становиться моими врагами!»

Я не собирался проводить какие-либо акции в первый год своего обучения. Совершенно не планировал! Я надеялся на постепенное «врастание» в здешнее общество, для его более «глубокого» и вдумчивого изучения. Как показывает практика, такие действия позволяют избежать мелких, досадных ошибок, которые, несомненно будут при поверхностном изучении предмета.

Но видимо пришла пора проверить мои наработки, которые я шутки ради начал составлять в перерывах между занятиями магией, для смены обстановки так сказать. Одна из таких наработок очень хорошо подходила в данном случае. Она изначально составлялась, как план действий в случае противостояния с одной из преступных группировок города. К моему стыду стоит признать, что наработок по противодействию преступным сообществам у меня несоизмеримо больше, чем, к примеру, наработок по противостоянию с отдельными членами городского совета, или отдельным альянсом аристократов. Как говорится, что знаю, о том и пишу. Пришлось мне в свое время «повращаться» в преступных кругах, поэтому я хорошо представляю их структуру, сильные и слабые стороны, и «тонкие» места, по которым можно ударить. К тому же купленные у информатора данные оказались очень полезны. Пусть я отвалил крупную сумму денег, но это позволило мне проводить планирование акций, используя реальные возможности организаций.

Информации на аристократов, на положение сил альянсов в городе, тоже хватало. Но к моему стыду за сухими строками текста я не мог разглядеть многого, очень часто пропуская важную информацию не предавая ей ценности и не осознавая, всего, что можно было понять. Поэтому и наработок по работе с данными господами было не так и много, хотя проблем от них можно поиметь намного больше, чем от обычных преступников.

Я глубоко вдохнул ночной воздух.

«Все-таки интересно смогу ли я чужими руками избавиться от своих врагов или нет?»

После допроса пленных на лужайке перед домом, у меня возникли два извечных вопроса. Кто виноват? И что делать?

С виноватыми определились довольно быстро. Первым в моем списке, судя по словам воров, должен быть дежурный маг, стоявший на дежурстве по охране городских ворот и сканирующий лиц попадающих его зону ответственности. Не зря он показался мне подозрительным. Странно, что он так опоздал «продажей» информации, она уже успела устареть, ведь камни души я давно отдал на хранение в банк. Интересует, продал ли он информацию обо мне кому-нибудь еще или пока попридержал? Необходимо срочно с ним пообщаться.

Однако, тут на сцену выходит второй виновник, авторитет трущоб по имени Седой Ганц, именно его ребятишки, обвешенные амулетами словно новогодние елки гирляндами, сейчас валяются у меня на лужайке связанные коварной природной магией. К сожалению, они уже пошли на дело, и Ганц будет с нетерпением ждать их возвращения. Поэтому необходимо первым делом разобраться именно с ним. Магом займусь позже.

Итак, с виновными разобрались, что же делать дальше?

Думаю необходимо устроить в трущобах кровавую «заварушку», мини войну я бы сказал, которая отвлечет от меня пристальное внимание преступного мира, заставив их обратить внимание на сохранение и приумножение богатств, противодействие коллегам по ремеслу. Ведь не очень интересно следить за молодым студиозом у которого неожиданно оказались камни души, пока в трущобах кипят страсти, которые грозятся перерасти в новую кровавую бойню? Ведь так? По крайней мере, я на это надеюсь. Проверим, стоит ли голова на моих плечах хоть чего-нибудь?

— Что с нами будет? — тихо спросил один из воров, тот, кого я допрашивал первым.

Пару минут назад я закончил допрос, дав обоим, возможность выговориться. Размещать их отдельно друг от друга, для более тщательного допроса, не вижу смысла, времени и так мало, на все про все у меня есть пара часов. Надеюсь, мне удастся сделать то что задумал.

— Я оставлю ваши жалкие жизни — высокомерно ответил я и, заметив как мужчины встрепенулись, закончил — если только вы сделаете кое-что для меня.

* * *

Для простого разбойника Пирна, эта ночь проходила совершенно обыденно. Они всей «кодлой» сидели в трактире и пропивали деньги имеющиеся в наличии. Кроме женщин легкого поведения, посторонних в трактире не было, все свои, все как всегда, ничего не предвещало беды.

Трактир принадлежал главарю Эрну, в банде которого Пирн и состоял, однако не смотря на это за выпивку ему приходилось платить, хоть и по меньшей цене, чем в других заведения. Дрянное разбавленное винцо, было настолько привычным пойлом, что даже не вызывало отторжения, даже хотелось еще, но деньги вырученные с прошлого дела подходили к концу, а желания выходить на свободную охоту, в надежде забраться в кошелек толстосуму, пока нет. Слишком в последнее время стража распоясалась. Не дает зайти в приличные районы, может огреть дубиной почем зря. Дошло до того что стало опасно выходить на промысел!

Поэтому Пирну оставалось надеяться, что его угостит кто-нибудь из более удачливых друзей-разбойников.

«Неужели опять в академию поступил кто-то из очень знатной семьи?!» — с досадой подумал мужчина и сплюнул на грязный пол. В этот момент в трактире все замолчали, уставившись в сторону входа. Поднимая голову мужчина знал что случилось, в трактир зашел посторонний, не имеющий никакого отношения к банде Эрна.

Как потом оказалось, это был его спаситель.

Молодой черноволосый мужчина, лет двадцати пяти, в дорогой одежде и лицом безмерно пьяного и столь же безмерно счастливого человека стоял на пороге трактира.

Не привыкшие к столь богатым и презентабельно выглядящим посетителям, разбойники продолжали молчать.

«Как он в таком пьяном состоянии и с такой дорогой одеждой, смог забраться в центр трущоб?! — с недоумением подумал Пирн — его уже давно должны были огреть по голове чем-нибудь тяжелым и раздеть».

Оглядев присутствующих пьяным и одновременно счастливым взором, молодой человек заплетающейся походкой побрел в сторону трактирщика и, раскрыв горловину небольшого кошеля, который как по волшебству попал ему в руку, вывалил десяток золотых монет прямо на прилавок.

— Неужели все?! — пьяно удивился он и потряс совершенно пустой кошель несколько раз. Убедившись, что в кошеле нет денег, он поднял голову на трактирщика и, сфокусировав взгляд, спросил.

— Уважаемый этого хватит — он обвел руками золотые монеты — чтобы залить уважаемую публику вином, пивом и всем горячительным что у тебя есть?

— Хватит — жадно рассматривая монеты, ответил мужчина.

— Тогда чего ты стоишь?! — возмутился он — наливай, разноси бочонки, сегодня все должны напиться! Ведь сегодня счастливый день, у барона де Мюнхаузена родился сын!

— Уважаемая публика выпьет за рождение моего сына? — поворачиваясь спросил он.

— Да!!! — взревел трактир.

— Напьется как надо? В хлам?!

— ДА!!!

— За сына барона де Мюнхаузена! — вскричал франт и отпил из кружки, непонятно как появившегося на месте десятка золотых монет.

— За сына барона де Мюнхаузена! — вскричали разбойники принявшись чокаться и славить славного барона, столь специфически решившего отпраздновать рождение сына.

В то время как бочонки с горячительными напитками ставились на столы и вскрывались, а публика спешила вместить в себя как можно больше, барон де Мюнхаузен как-то незаметно исчез.

Впрочем, этого никто не заметил, и даже признаться не разочаровался, ведь бочонки с горячительными напитками остались на столах. Легкое сожаление было лишь у некоторых разбойников, которые были бы не прочь, оставить столь богато одетого господина в одном только нижнем белье, однако горечь от упущенной возможности неплохо скрашивало халявное вино.

Никто не видел, как молодой «барон», выйдя из трактира, переложил десяток золотых монет в только что выпотрошенный у прилавка кошель и устремился к другому трактиру.

«Осталось еще три трактира» — подумал Нел и повторно наложил на свое лицо очень эффективные и несомненно полезные чары иллюзии.

Данный раздел магии считался очень сложным предметом, который почти никому из его однокурсников не удавалось покорить даже на минимальном уровне. К слову, по мнению окружающих, Нел тоже не владел этим очень сложным умением, завязанным на очень сложное плетение, хорошую концентрацию и воображение.

Вхождение в транс, быстрый бег и вот новоявленный барон де Мюнхаузен заходит в следующий трактир.

Разбойники Седого Ганца и его врага Эрна, должны хорошо выпить, что позволит снизить критичность восприятия и сделает их более агрессивными. Главное чтобы они не упились «вусмерть», тогда все получится.

* * *

— Вставайте! — велел я, обливая водой из бутылки неудачливых ворюг.

Вызнав всю необходимую мне информацию, я вырубил их, после чего осуществил один из пунктов плана, а именно накачивание людей Ганца и Эрна алкоголем. Не забыл я заглянуть в трактиры, прилегающие к их территориям. Семь мини спектаклей, уверенность и наглость, а также решительный отход позволили мне провернуть все очень быстро.

Конечно же, этот этап операции был бы невозможен без магии иллюзий, которой я научился в академии. Мои навыки в данном предмете внушают здоровый оптимизм, так как небольшие иллюзии мне удаются на удивление хорошо. Прежде всего, я тренировался в простых вещах, типа создания кольца на пальце, или изменение цвета платка, после чего перешел на изменение глаз, ушей цвета волос, линии скул. Постепенно мне удалось изменить свою внешность. Благодаря линиям силы, я сумел закрепить множество мелких плетений на лице, что очень сильно изменило мою внешность. Остальное было делом техники, большое количество упорных тренировок перед зеркалом, эксперименты и вот мощное оружие в моих руках. После месяца ежедневных тренировок я научился накладывать иллюзию лица целиком. И даже начал отработку данного упражнения по дороге на учебу, накладывая на себя «личины» прохожих.

После «спаивания» разбойников, я вернулся домой и перенес связанных и «вырубленных» воров в один из пустующих переулков трущоб, недалеко от трактира главаря Эрна.

— Где мы? — медленно приходя в себя и растирая онемевшие от жесткого захвата конечности, спросил один из воров.

— В трущобах — ответил я и пояснил — возле трактира Эрна.

— Что мы здесь делаем? — оглядываясь по сторонам, спросил один из мужчин — Ты же уже знаешь, что у нас с ними напряженные отношения, если его патруль увидит людей Ганца на своей территории, то нам конец! Могут даже и убить!

— Не убьют — не согласился я — если вы конечно сделаете все, так как надо!

— А где твой господин? — тихо спросил второй вор, тот который обмочился, постоянно оглядываясь по сторонам.

Видимо его, в отличие от первого, пугала перспектива отдать свою душу черному огненному демону, а не какие-то там бандиты, как и он.

«Видимо мне удалось их убедить, что главный в нашем дуэте именно ягуар!» — довольно подумал я и добавив в голос почтительности серьезным тоном произнес — Мой господин сейчас очень занят, он ходит по трущобам и пожирает души грешников!

— Значит его здесь нет? — облегченно уточнил первый, медленно засовывая руку за пазуху, надеясь, что в такой темноте я не замечу его движения.

«Эх, ну почему он не такой слюнтяй как первый?! Конченный материалист — расстроенно подумал я — как понял, что от него убрали огненного ягуара, так сразу осмелел, зубки показались, конченный материалист! Вот почему ему обязательно необходимо сопротивляться? Почему бы просто не выполнить то, что мне от него необходимо?! Неужели мои методы и мрачная таинственность духа не сломили его волю? Скорее всего нет. Наверняка это произошло из-за спешки, было бы у меня больше времени, и я бы определенно сумел довести его до необходимых кондиций».

Неожиданная мысль удивила своей простотой.

«А зачем мне собственно для этого дела два вора?»

В следующую секунду, разряд молнии прошил то место, в котором я только что находился.

«Надо было сразу снять с них все амулеты! — досадливо поморщился я — почему я так изначально не сделал?! Недосыпание? Усталость? А так такую крутую штуку разрядил!»

Рывок вперед, движение рукой, отскок и тело без сердца валится на землю, еще до конца не осознавая, что оно мертво.

«Чертовы рефлексы! Если кто-то швыряется в тебя заклинанием, то приблизься и вырви сердце! Главное на турнире так „блестяще“ не выступить. А то будет смеху, на соревновании вырву сердце студиозу».

Созданное плетение, превращается в иллюзию призрачно горящего огненного ягуара, которая появляется возле тела. Иллюзия совсем «слабенькая». Ведь ягуар должен быть большим, а мне хорошо удаются только малые. И именно поэтому иллюзорный ягуар имел очень расплывчатую форму и неестественные пропорции. Горящие красным глаза, единственное что у меня более-менее получилось. Надеюсь, они своим цветом и выразительностью притянут взор мужчины, и он не заметит неправильности в густом тумане, плотно опутывающем тело большого кота. Хотя, с другой стороны, если он сейчас твердо уверен в том, что мой дух — это демон, то чтобы он не увидел, он будет интерпретировать это в соответствии с собственным убеждением. Обычная психология. А если добавить к этому липкий страх, который глубоко проник ему в душу, то вор точно не заметит ничего необычного.

Дабы усилить страх, и окончательно сломить волю человека. Создаю еще одну иллюзию.

Мужчина замер, остекленевшими глазами наблюдая, как над телом его товарища по несчастью появляется белесый туман, тут же поглощаемый демоном ягуаром!

Через несколько секунд дух бесследно исчезает, а вор в мокрой от пота одежде с ужасом смотрит на то место где только что была иллюзия ягуара.

— Может ты тоже хочешь на меня напасть?! — привлекая внимание, спросил я шипящим шепотом — Тебе тоже не нужна твоя душа?

— Помилуйте господин! — громко вскрикнув бухнулся мужчина мне в ноги — Помилуйте!

— Тихо! — шикнул я на него, после чего поднял и влепил несколько чувствительных пощечин — хочешь привлечь внимание людей Седого?! Подставить меня?

«Времени и так мало, а этот урод еще истерику здесь устраивает! Хорошо еще, что пришла своевременная мысль переправить их прямо на место предстоящей операции, а то точно бы все сроки просрал».

— Ты жить хочешь?! — рыча спросил я у мужика когда он замолчал.

— Хочу! — тут же ответил он испуганно.

— А хорошо жить хочешь? Обеспеченно?!

— Да господин, хочу! — не медлил он с ответом.

— Хорошо, тогда слушай внимательно то, что я скажу!

Сказав это, я залез в висящий у меня на плече мешок и открыв его достал из-за пазухи комплексный амулет. Который, представляет из себя, кувшин с наложенными на него плетениями и легковоспламеняющимся веществом внутри. При разбивании, кувшин взрывается. Осыпая окружающих осколками и огненными каплями, огонь с которых быстро распространяется вокруг, мой хорошо зарекомендовавший себя образец, сделанный буквально на коленке.

— Заходишь в трактир — продолжил я — говоришь, что Седой Ганц объявляет им войну и бросаешь бутылку на пол, в то место где больше всего бойцов Эрна. После этого возвращаешься в этот переулок. — Я достал кошель с деньгами из сумки и раскрыл его — здесь двадцать золотых, сделаешь дело, вернешься за ними и сбежишь из города. Ты все понял?

— Решительно взяв бутылочки в руки — мужчина кивнул и загоревшимся голосом спросил — а не кинете? Деньги точно мои будут?

Мои глаза тут же зажглись красным, как и у иллюзии ягуары и мужчина судорожно сглотнув кивнул.

Положив кошель на землю, я велел.

— Иди и сделай все быстро!

— Кто тут промышляет на нашей территории?! — услышал я развязный голос мужчины входящего в переулок, за ним шло еще четыре бойца, у одного из них, у самого младшего имелся факел.

Глядя на мою окровавленную руку, на иллюзию лица только что убитого бандита, которую я «натянул» на себя, на второго вора из банды Ганца, на окровавленный труп, старший рассвирепел.

— Какого хрена вы делаете на нашей территории?! Седой вообще берега попутал?! Уроды! Гасят людей на нашей территории, вообще ничего не боятся!

Бандиты достали ножи и хищно оскалившись двинули в нашу сторону…

— Иди, я здесь разберусь и не дам им тебя коснуться — велел я вору с кувшином.

— Что?! — опешил старший — никто отсюда не уйдет.

— Седой Ганц объявляет вам войну! — во всю мощь своих легких крикнул я, и, достав свой нож, бросился на мужчин.

— Беги! — рявкнул я вору и тот, очнувшись, побежал вперед.

Как я и говорил, моей скорости хватало на то, чтобы позволить ему безопасно пройти через пару злых противников.

Бойцы из бандитов были не плохие, только правда для обычных людей, а вот для меня, слабоваты.

Взрыв в трактире и дикие крики сжигаемых людей, оповестили, о том что вор справился со своим заданием. Для того, чтобы все удалось, мне необходимо тоже поспешить, драма еще не окончено.

Оставив в живых, легко окровавленных мужчин, для того чтобы они непременно смогли рассказать о вероломстве людей Седого, я подхватил кошель который теперь не понадобится погибшему во имя моих целей вору, (а ведь мог бы и забрать их, если бы кинул кувшин подальше) и поспешил в сторону квартала Ганца.

Вбежав в один из трактиров Седого в личине, только что дравшегося со мной командира пятерки кричу — Сдохните суки! Привет от Эрна! — и кидаю такой же кувшинчик, что дал вору прямо в центр зала, успевая ретироваться прежде чем осколки коснуться меня.

После этого, на ходу меняю личину на предыдущую, и мчусь к следующему трактиру, в котором заседает Седой Ганц и его ближайшие приспешники!

Вбегая в трактир «задыхаясь» кричу.

— Эрн! Эрн объявил нам войну! Где Ганц?! — С безумным видом подбегаю к вкушающему мясо пожилому мужчине с морщинистым лицом и гримасой презрения на лицн.

— Что ты несешь?! — поднимается Ганц и твердо смотрит мне в лицо — какого хрена ты здесь, а не там куда я тебя направил. Где Ниил? Что ты такое придумал про Эрна?!

В это время в зал врывается несколько новых лиц! Только что побывавших на пожарище.

— Псы Эрна взорвали наш трактир и спешат сюда, чтобы всех порешить! — сказал один из них.

— Дадим бой этим ублюдкам! — кричу я злым от ярости бандитом и устремляюсь к двери, в ответном реве нет ничего человеческого, живая масса выбегает на улицу не слыша голоса своего предводителя.

Послышались звуки драки.

— Эти суки впереди! — крикнул кто-то — наших мочат.

— Вперед! — азартно крикнул я, и мы устремились вперед.

Дав себя обогнать, я вернулся в трактир, ведь среди бегущих Седого Ганса не было.

В это время главарь, и те кого он успел остановить забаррикадировались в трактире.

— Хрен пойми что! — сплюнул Ганс — зачем Эрн начал эту бойню, мы же почти договорились?! Что емае происходит?

Используя огненный шар вышибаю дверь и врываюсь в трактир, тут же отрабатываю огненные плетения, швыряя их целыми россыпями, сразу по нескольку заклинаний в человека.

К моему облегчению серьезных бойцов среди присутствующих сейчас в трактире, было мало, а точнее один. Это сам Седой Ганц!

Он неожиданно ловко двигался и дрался на довольно приличной скорости, даже не смотря на свой возраст и алкоголь в крови. Теперь понятно почему он настолько долго смог продержаться в трущобах и сумел дожить до преклонных лет. Мастерство не пропьешь. Мне тоже повезло, что здесь сегодня нет его ученика и магов, иначе мне пришлось бы худо. А вообще, лучше заканчивать, иначе к старикану придет подмога и тогда мне придется либо бежать, либо использовать свои уникальные способности «варда» о которых никому лучше бы и не знать вовсе.

Несмотря на мастерство и большой опыт, спасали Ганца вовсе не они. А совсем нестандартный набор дорогих амулетов, в большом количестве находящихся у него чуть ли не в каждом кармане.

Ума не приложу, как вообще удалось синхронизировать такое количество амулетов.

Особенно сильный удар в подбородок и мужчину высоко подбрасывает в воздух, после чего впечатывает в потолок, к моему большому сожалению, именно в этот момент последний амулет, защищающий тело от кинетических ударов разрушается и мужчина поломанной куклой валится на пол.

«Черт! А ведь мне так хотелось с ним вдумчиво поговорить!»

Ощущая, что в комнате несколько человек притворяются мертвыми, сплевываю на пол и произношу — Привет от Викентия, он никогда не забывает оскорблений!

«Надеюсь, предположительное участие в происходящем третьего главаря основательно запутает следы».

Коварно усмехнувшись, я выскакиваю из трактира и бегу в сторону дома, желая добраться туда без приключений.

«Жизнь не так уж и плоха! — философски думал я, мчась домой — все получилось жаль только что Ганс умер, а то так бы я с ним хорошенько бы пообщался…»

Спрятавшись в тени от пробегающего мимо отряда стражи, двигаюсь дальше.

«А завтра разберусь со сдавшим меня магом, надеюсь он не на дежурстве и не успел еще продать информацию обо мне кому-нибудь другому».

Глава 8

Весьма хороший вечер с Мисой, закончившийся не очень приятным образом, затем перерос в не самую лучшую ночь, наполненную бегом, пытками, разборками, драками и другими малоприятными поступками, которые я совершил. Ночь сменилась не самым удачным днем. В общем, я испортил свою карму, ну, или черный кот незаметно перебежал мне дорогу.

К огромному сожалению, обо мне совершенно неожиданно вспомнили «степные» подружки — это я сейчас о Милише и Вильме говорю, если кто не понял. Третья девушка, Анериэль, избирательной амнезией не болела, поэтому частенько и с удовольствием со мной болтала в перерывах между занятиями.

— Нел, ты нас избегаешь! — обличительным тоном произнесла черноволосая эффектная девушка и бесцеремонно уселась за мой стол, недовольно надувая пухлые алые губки.

Зеленокожая девушка, стоящая с ней рядом, кивнула в знак солидарности и присела рядом с подругой.

Осмотревшись по сторонам, отмечаю, что никого из моей группы поблизости нет, видимо, еще выбирают, чего бы поесть, значит, несколько минут для приватного разговора у нас есть.

Девушки молчат, внимательно глядя на меня и ожидая ответ.

Тщательно пережевав кусок сочной куриной отбивной, я медленно, с несвоевременно проснувшейся во мне аристократичностью, достал из-под тарелки белоснежную салфетку, после чего не спеша вытер губы, отложил салфетку в сторону и посмотрел сначала на одну девушку, затем на вторую, едва заметно кивнул и сдержанно произнес.

— Здравствуйте, леди, чем обязан вашему визиту?

Девушки удивленно переглянулись.

— Разве с этим парнем мы столько всего пережили? — удивленно спросила Милиша — Может он заболел?

— Скорее издевается — не согласилась с ней подруга — слишком уж взгляд недовольный.

— Знаешь — прищурилась зеленокожая — а ты, кажется, права, мальчишка так себя ведет из-за безобидной шутки? А казалось, что он любит пошутить — девушка на пару минут замолчала, собираясь с мыслями, а затем с хитрой улыбкой продолжила — Как считаешь, если рассказать моей маме, кто именно был тем самым кавалером, который в один прекрасный день от нее сбежал, она будет этому рада?

— О-о-о! — мечтательно протянула Вильма, восхитившись изобретательностью подруги — думаю, она с него шкуру спустит, вместе с длинными ушами заодно, ну или придумает еще что-нибудь очень неприятное и интересное!

— Вот именно — с улыбкой подтвердила Милиша — первый вариант лишен всякой изобретательности. Думаю, она заставит его жениться на мне, а в случае отказа отрежет достоинство.

— Печальные перспективы! — заметила Вильма.

— Как считаешь, Нел? — спросила зеленокожая.

— Неприятная участь для молодого человека — нейтрально ответил я, раздражаясь от попыток на меня давить, пусть и настолько дилетантских. По большому счету, плевал я на Вильму, Милишу и ее мамашу с высокой колокольни, физически они мне ничего сделать не смогут, однако влияния девчонок и их мамаши хватит для усложнения моей жизни и учебы, а возможности спокойно учиться я лишаться пока не хотел.

«Черт! Будто у меня других проблем нет! Кроме как решать проблемы великовозрастных девушек, пусть и очень красивых.»

— А знаешь, как этого можно избежать? — заговорщицким тоном спросила Вильма.

— Переспать с мамой? — ответил я первое, что пришло в голову — сделать так, чтобы она поняла мотивы дочки?

— Что?! — возмутилась зеленокожая.

— А что тут такого-то?! — в свою очередь удивился я — Всего лишь ответил на вопрос. К тому же — посмотрел я на Милишу — твоя мама очень красивая женщина.

— Ты не охренел? — тут же посерьезнела Милиша.

— А вы обе? — тем же тоном переспросил я — Это ваше проявление дружелюбия как-то не вяжется с продемонстрированным на протяжении длительного времени пренебрежением! Сколько раз мы с вами пересекались за это время? Да не один десяток раз между прочим! И что делали вы?! Я отвечу! Вы, задрав голову, проходили мимо, «типо не видите» или просто делали вид, что меня нет.

Одна только Анериэль нормально со мной общалась, без зазнайства и провалов в памяти. И после всего этого вы просто подсаживаетесь ко мне за стол и разговариваете так, будто ничего не произошло! Возмущаетесь отсутствием «тепла» в моем голосе и еще какие-то детские угрозы придумали. Я как-то давно разучился бояться гневных мамаш, пусть они и сильные магией.

Девушки попытались вставить хоть слово, но я уже «завелся».

— Молчать — тихо, но очень властно произнес я, и девушки тут же захлопывают рты, шокировано глядя на меня — да, признаю, я совсем неправильно повел себя в начале разговора, изображая чрезмерную сухость, но если вы пораскинете мозгами, то поймете, что я делал это в отместку вам.

После этого я планировал все же нормально пообщаться, если бы вы сами признали свою ошибку, но — я выдержал театральную паузу — вы почему-то решили, что дружба и общение лучше всего восстанавливается после шантажа.

Я замолчал, девушки тоже молчали, размышляя над моими словами. Хороший знак. Так что я решил продолжить.

— Предмет шантажа, повторюсь, настолько смехотворен, что я просто в ярости от банальной мысли, что с помощью данной уловки вы планировали заставить меня быть более дружелюбным. Надеюсь, это была просто неудачная шутка, предназначенная для того, чтобы мы вместе дружно посмеялись, однако этого не произошло!

Говорите зачем пришли и уходите, вы заняли места членов моей группы — я посмотрел в сторону, где замерли Степанея и Ромарис — и меня совсем не радует, что они не могут сесть на свои места.

— Встретимся после обеда — сдерживая злость, сказала Милиша и, пожелав оставить за собой последнее слово, добавила — мы будем недалеко от входа в столовую, долго не задерживайся.

Девушки встали и ушли, после чего мои одногруппники заняли свои места. Анастасия и Миша тоже подтянулись.

— Откуда ты их знаешь? — восхищенно спросил меня Ромарис — Одна из них, Милиша, полукровка-орчанка, она же один из лучших боевых магов-студиозов!

— Да? — удивленно спросил я — не знал.

— А вторая Вильма! — восхищенно добавил Миша.

— И какие у нее достоинства? — иронично приподняв бровь, уточнила Анастасия.

— У нее много достоинств — дипломатично ответил парень, с чем я вынужден был согласиться — достоинств у нее много.

«Пойти пообщаться что ли?» — подумал я, через некоторое время несколько остыв — ну подумаешь, вели себя как дуры, девушки же. Да и портить дальше отношения не очень хочется, а то, судя по всему, потом придется заниматься решением множества мелких проблем, которые они в состоянии мне создать.

Перекусив и попрощавшись с одногруппниками (сегодня послеобеденное время было свободно от занятий) направился к выходу из столовой, где и застал дожидающихся меня девушек.

— Так о чем вы хотели поговорить? — подойдя к ним, спросил я.

Милиша надулась, принципиально не смотря на меня, а вот Вильма совершенно не чувствовала дискомфорта, поэтому она и начала.

— У одной из наших подруг день рождения, и мы только сегодня узнали, что она всю жизнь мечтала покататься на настоящем духе, так что нам очень нужна твоя помощь!

«Блин! Ну за что?!» — раздраженно подумал я, после чего задумался.

Для меня помощь девушкам будет выражаться только в потерянном времени, и все, никаких материальных вложений или других трат от меня не требуется, просто призову Хонома, дам девушке покататься и все, а за это смогу стребовать что-нибудь у девушек. Например, какую-нибудь услугу. В некоторых моментах их услуга была бы очень кстати.

— Вы, что хотите меня оскорбить?! — недовольным тоном произнес я — Хоном боевой дух, он мне почти как брат, член семьи, он не раз спасал мою шкуру, а вы хотите заставить истинного воина побыть скоморохом на каком-то представлении?

Я собрался уходить.

— Нел, подожди! — схватив меня за руку, сказала Вильма — проси все что хочешь, но нам реально нужна твоя помощь.

«Проще, чем отобрать у ребенка конфетку» — удовлетворенно подумал я.

* * *

Как я и предполагал, день рождения неизвестной девушки проходил в одном из самых богатых и защищенных домов в городе, ну и одном из самых красивых, конечно же. Огромный особняк размером как восемь моих и с большой территорией находился почти в самом центре города.

Как мне удалось узнать, день рождения был у дочери одного очень влиятельного чиновника, занимающего «хлебное» место в мэрии города. Так вот, девочке исполнилось десять лет, и по этому поводу папаня хорошенько расстарался, устроив дома шикарный бал с огромным количеством приглашенных. Как я понял, Милише было жизненно необходимо через девчонку задобрить этого самого чиновника, чтобы ее мать, пользуясь благоприятной обстановкой, смогла добиться для себя каких-то преференций. Мутная история, но хотя бы смысл происходящего и свое место в этом мероприятии я уловил.

Так как пройти на территорию этого дома вместе с огромным черным ягуаром не представлялось возможным, мне пришлось идти на бал, чтобы вызвать его непосредственно на мероприятии, пару мне составила невероятно эффектная Вильма в ярко-красном платье.

«Мда, с такой спутницей внимание мне гарантировано».

Милиша была не менее эффектной, однако пошла не со мной, а с неким мутным типом, которого я несколько раз видел в академии.

«А было бы неплохо появиться на балу сразу с двумя эффектными девушками. Стоп — остановил я свои собственные мечты — сам же только что жаловался на слишком большую приметность Вильмы».

Как мной и предполагалось, я легко добился от каждой из девушек долга в одну услугу. Это оказалось даже чересчур легко, они сами предложили мне такие условия, после того как я еще несколько раз привел аргументы о нелегких буднях воина-духа, о том, как бедный Хоном ценой своей жизни спасал мою, что я не могу так отнестись к своему товарищу. Так что, после «долгих уговоров», я великодушно согласился с условиями девушек, добавив лишь несколько небольших пунктов.

Пункт первый. Мы заключаем с девушками «пакт о ненападении». Данный договор с громким названием подразумевает условия не при каких обстоятельствах не вредить друг другу. Небольшая страховка на тот случай, если у моих подруг случится помутнение рассудка, наступит очередной скучный период в учебе или просто начнется ПМС, в результате чего они захотят развлечься за мой счет. А судя по тому, что творится в их очаровательных головках, такого развития событий вполне вероятно можно было ожидать. И я даже не уверен, что наше соглашение на что-нибудь повлияет, хотя, с другой стороны — ну а вдруг.

Второй пункт пакта заключается в том, что никто на предстоящем мероприятии не должен узнать, кто же является хозяином духа, вероятно, позже все заинтересованные лица и так узнают, что ягуар — мой дух. Однако, как я говорил, мне не хотелось устраивать излишнего ажиотажа возле своей персоны.

С данными условиями девушки согласились, однако, не забыв выразить недоумение первым пунктом, в котором я намекал на их явную неадекватность. Поэтому мне пришлось напомнить им их поведение в степи и чрезмерное высокомерие, проявляемое в академии, к одному известному им молодому человеку.

Кстати, не знаю, что от этого представления выигрывает Вильма, но, судя по тому, как она старается, это что-то очень ценное.

После заключения соглашения и обсуждения всех важных деталей пришлось стремительно спешить домой, чтобы успеть привести себя в порядок, все же на этом вечере должны были присутствовать наиболее влиятельные и богатые личности столицы и Вольных Баронств. Не хотелось бы ударить перед ними в грязь лицом.

По условиям местного этикета к месту мероприятия даму должен был привезти кавалер. Милиша предложила решить этот вопрос путем выделения мне ее экипажа. Однако я отказался.

Благодаря моему, не побоюсь этого слова, золотому управляющему, к дому Милиши я подъехал в экипаже, который был приобретен мной совершенно случайно у одного богатого купца.

Явившийся ко мне управляющий «падал в ноги», прося организовать приобрестение хотя бы экипажа с конями. Слезно утверждая, что его многоуважаемому хозяину без экипажа ну совершенно никуда. Если он, конечно, планирует что-то да значить в этом городе.

С одной стороны, я был с ним согласен, устал завистливо провожать взглядом богатых людей, имеющих средства на собственные кареты и экипажи. Однако, с другой стороны, кони — это лишние души на моем обеспечении, которым нужна еда, хороший уход и человек, который будет за них отвечать, а это значит, что нужно нанимать конюха и хотелось бы еще и нормального извозчика, знающего город и имеющего опыт управления экипажем.

Выход нашелся быстро и, к моему облегчению, пришлось нанимать только одного человека: он же конюх, он же извозчик, брат моей поварихи «кстати, той самой, к которой мой управляющий имеет теплые чувства». А что? Уже не мальчик, пусть хоть семьей какой обзаведется.

Проезжая в собственном экипаже по городу, заполненному пешеходами, я чувствовал странное удовлетворение от происходящего. Оказывается, очень удобно передвигаться именно таким образом, а не на своих двоих и не приходится пробираться сквозь толпу к нужному месту.

«Чувствую, после сегодняшнего дня экипаж не будет долго простаивать».

Забрав Вильму из дома Милиши, я удостоился вполне благосклонного взгляда и заверений, что девушка не сомневалась ни в моей пунктуальности, ни в том, что я достану карету или экипаж.

— На улице чудесная погода! — честными глазами глядя на девушку, сказал я — грешно сидеть в этом замкнутом пространстве, когда можно приятно проехать на чистом воздухе.

«Думаю, стоит задуматься над тем, чтобы приобрести еще и карету, очень нужная вещь, как я посмотрю».

Правда, не обошлось и без ложки дегтя в бочке меда.

Вильма не преминула мне попенять на мой костюм, том самый, в котором я был на поступлении. Мол, это неправильно — иметь один выходной костюм и надевать его на все мероприятия.

При том, что Вильма не желала слышать никаких оправданий. Как будто я предполагал, что они вдвоем сумеют вытянуть меня на какое-то великосветское мероприятие!

Хорошо еще, что додумался зайти в ювелирный и приобрести недорогие аккуратные серебряные сережки в красивом футляре.

По любому придется что-то подарить девчонке, и пусть Милиша и Вильма ничего об этом не сказали, но мне не хотелось бы выглядеть идиотом, который явился на такое мероприятие без подарка. Если не будет возможности каким-либо образом подарить подарок, то припрячу его до лучших времен и всегда найду куда пристроить.

Подъехав к широкой лестнице, мы остановились, услужливый швейцар приоткрыл дверь экипажа. Соскочив первым, я предложил руку Вильме, за которую она тут же ухватилась и кокетливо спустилась на землю.

Перед входом в дом нас встречала сама длинноухая и беловолосая хозяйка торжества. Девочка десяти лет присела в красивом реверансе, поздоровалась, поблагодарила за то, что нашли время прибыть на ее праздник и пригласила проходить внутрь, что мы и сделали, так как за нашей спиной остановился следующий экипаж с гостями.

В следующей комнате нас встречал специальный слуга, предложивший положить подарки для именинницы на специальный стол. Подарки, выложенные на столе, проверят на наличие магических и механических ловушек, и только после этого подарок попадет в руки именинницы, и то не факт.

Кстати, то, что я также позаботился о подарке, было благосклонно воспринято Вильмой, так же ее весьма заинтриговало то, что находилось в аккуратном лакированном футляре.

— У девочки день рожденья все же — шепнул я ей на ухо — не мог же я прийти без подарка.

— В таком случае ты еще не совсем потерян для общества — тихо произнесла спутница и подмигнула.

По моему скромному мнению мероприятие было несколько скучновато. Большое количество приглашённых парами или небольшими группками дефилировали по залу, общались, решали шкурные вопросы или просто обсуждали последние высокосветские сплетни.

Я развлекал себя тем, что подслушивал разговоры гостей, развлекал Вильму и выискивал знакомые лица в веренице отдыхающих людей и полукровок.

Отметил большое количество преподавателей академии, некоторых учеников из местных, было приятно увидеть очень удивленное лицо Пиланеи, поперхнувшейся вином после того, как она приметила мою наглую физиономию на столь серьезном мероприятии.

«А предложение девушек не так уж и плохо» — в тот момент подумал я.

Но больше всего меня порадовала встреча с удачливым купцом и пронырливым малым Эльгом.

— Кого я вижу! — услышал я тихий и несомненно радостный возглас — Леди Вильма — уставившийся на красавицу толстячок перевел взгляд на кавалера эффектной блондинки и еще больше обрадовался — Нел! — на правах старого друга подошел он и поздоровался.

— Эльг! — так же не без тепла в голосе произнес я — рад тебя видеть, выглядишь превосходно!

Мужчина в строгом черном костюме смотрелся очень представительно.

— Должен признать, что я тебя сразу и не узнал, куда девался степной «сорвиголова»? И как он смог превратиться в такого представительного господина?

— Вы так и будете обмениваться комплиментами? — саркастично спросила Вильма — Может, уже пора сделать и мне несколько комплиментов? Моему чудесному платью?

— Я уже несколько раз сказал, что выглядишь ты великолепно — напомнил я девушке.

— А я — начал Эльг — скромно могу добавить, что был настолько рад нашей встрече, что даже не обратил внимание на Ваш, несомненно, эффектный наряд, ведь Вы в любых одеждах выглядите превосходно!

— Спасибо! — кокетливо поблагодарила девушка и следующие полчаса прошли совершенно незаметно. Было приятно повидаться со старым знакомым, который тоже рад тебя видеть. Узнал и о планах Эльга, о его желании устроить в столице пару доходных домов для получения постоянной стабильной выгоды. Меня тоже заинтересовал вопрос правильных и выгодных инвестиций. Ведь деньги не должны лежать мертвым грузом на счетах, они должны быть в обороте и приносить прибыль.

Договорившись о встрече, мы разошлись. Эльг направился к своим торговым партнерам, а Вильма утащила меня танцевать.

Запоминая адрес купца, я посетовал на то, что еще никто здесь не додумался заниматься изготовлением визиток. После чего ошеломленно замер.

«А вот и первая идея для бизнеса».

Ближе к окончанию вечера, когда уже закончились выступления скоморохов, танцовщиц и магов-иллюзионистов, пришла очередь Милиши развлекать публику, а точнее одну маленькую длинноухую девчонку и ее папашу с выражением ледяной вежливости на лице.

Предупредив гостей и охрану, что через некоторое время будет вызван дух-защитник, зеленокожая подала условный знак и, по моему желанию, прямо перед девочкой появился лежащий на полу ягуар.

Почему лежащий? Да потому что я здраво рассудил, что стоящий на четырех лапах огромный дух вызовет серьезный переполох среди охраны и может испугать девочку. Судя по тому, как напряглись широкоплечие мужчины в цивильной одежде, стоящие на некотором удалении от девушки, я понял, что сделал правильный выбор.

Явление огромной пантеры, несмотря на предупреждение, вызвало некий ажиотаж, немногие видели живого духа на расстоянии вытянутой руки. А многие и вообще не видели. Духи были не редким явлением в Вольных Баронствах, однако, «волчьим всадником» запрещалось появляться вместе с духами в городе.

— Моего друга зовут Хоном — представила Милиша пантеру девочке и, подавая пример, принялась бесстрашно поглаживать того за ухом.

— Хоном — прошептала именинница — что за дурацкое имя для столь чудесного котика?

Девочка восхищенно подскочила к ягуару и тут же принялась его поглаживать. Устоять дух не мог и тут же довольно замурчал, издавая громкие звуки.

Побелевшие мужчины в штатском несколько расслабились, дух не собирался есть дочь работодателя.

Признаться, если бы я был на месте девочки, то трижды бы подумал, прежде чем подходить к такому опасному и огромному зверю. Поистине дети — бесстрашные существа!

— А он точно дух? — спросила девочка громко — точь-в-точь как настоящий! Теплый и с мягкой шерсткой.

Я попросил духа принять нематериальную форму, после чего рука девочки прошла его насквозь, от чего она неожиданно вскрикнула.

Слава Богам, ситуация была под контролем, и никто и не думал о том, чтобы кидаться опасными заклинаниями вблизи девочки.

«Это они еще не знают, что несколько хорошо поставленных ударов вполне способны развоплотить духа».

Ягуар справился с поставленной задачейу просто на «отлично», сумев очаровать маленькую девочку. Милиша же постаралась урвать из этого мероприятия как можно больше и пригласила несколько подруг тоже погладить красивое и опасное животное. К концу вечера Хонома поглаживала большая компания девиц. Среди них я даже несколько раз замечал Пиланею с восторженным от такого интересного мероприятия лицом. Это доставило мне некоторое извращенное удовлетворение.

Заметив мой взгляд, девушка нацепила на лицо презрительную улыбочку и подошла ближе.

— Добрый вечер, Нелломилиан, леди Вильма — поздоровалась она.

— Добрый вечер, Пиланея — поздоровался я за нас двоих и так же, как она до этого, не сказала «сэр», я забыл употребить слово «леди» перед ее именем.

— Как тебя, такого неотесанного деревенщину, только сюда пустили? — вежливо спросила она.

— Если бы я был один, то я бы обязательно тебе ответил, но думаю, леди Вильма не горит желанием слушать нашу перепалку.

— Не горю — согласилась Вильма.

— Вы можете ознакомиться с духом — предложила она — думаю, леди Милиша Вам не откажет, как мне помнится, вы подруги.

— Я что, духов не видела? — изобразила удивление Вильма — дух как дух.

Пиланея с недоверием смотрела на мою подругу.

— Посещала Степь, довелось увидеть пару десятков духов и некоторых даже развоплотить.

— Да? — недоверчиво протянула девушка — Тогда что вы делаете с этим проходимцем? — уточнила она — Вы не знаете, что он живет у де Бруоза как нахлебник?

Вильма удивленно посмотрела на меня, затем на Пиланею.

— Бедная девочка — пробормотала она — неужели ты тоже в него влюблена?

— Что?! — ошарашенно посмотрела она на Вильму.

— Ну а как же? — ответила моя спутница — то, что я слышу от тебя, это завуалированное проявление симпатии к молодому человеку. Ты не можешь другим способом привлечь его внимание и делаешь это через агрессию. Ведь я не слышала, что бы ты оскорбила любого другого студиоза, назвав его нищим или нахлебником, да и на меня ты смотришь раздраженно, как на соперницу.

— Это не так! — покраснела Пиланея и тут же ушла от нас.

— Завуалированное проявление симпатии через агрессию? — переспросил я.

— А то! — подтвердила брюнетка — готова поспорить, она не прочь с тобой покувыркаться.

— Вильма — глубоко вздохнув, произнес я — ты смогла смутить девчонку — а никак не меня.

— Ну что сделать, мне уже становится скучно.

— Может, я могу вас немного развлечь — услышали мы приятный баритон за спиной и обернулись.

Как оказалось, развлечь нас пожелал устроитель этого мероприятия — отец именинницы, тот самый высокопоставленный чиновник, чье расположение пыталась завоевать мать Милиши.

— Делуриэл де Мур — представился мужчина.

— Нелломилиан Роркроу — ответил я, пожав протянутую руку, и представил спутницу — леди Вильма де Горей.

Смущенная девушка чуть покраснела и, присев в изысканном реверансе, протянула руку для поцелуя.

— Прошу простить мои слова — сказала Вильма — вечер чудесный, выше всяких похвал.

— Это я прошу Вас простить меня — ответил девушке Делуриэл — во-первых за то, что несколько отошел от этикета и подошел к вам напрямую, к сожалению, я не нашел человека, который мог бы меня Вам представить. А во вторых, за то, что представление с духом несколько затянулось, но я не могу идти наперекор дочери, не в этот прекрасный день, однако, могу Вас заверить, что управляющий уже получил соответствующие указания и уже скоро начнутся танцы.

— Не стоит беспокоиться о подобных мелочах, мы с леди Вильмой очень польщены знакомством с Вами — ответил я мужчине, после чего девушка кокетливо кивнула. И вечер действительно проходит чудесно, столько представлений и интересных номеров, что я в некотором замешательстве, подобного мне еще видеть не доводилось.

— В самом деле? — тут же польщенно уточнил он.

Сам того не ожидая я совершенно неожиданно для себя попал в цель.

— Все представления, что Вы могли увидеть были специально созданы для сегодняшнего мероприятия.

— Вы проделали большой объем работы, чтобы все получилось на высшем уровне — продолжил льстить я — Все великолепно: изысканные закуски, приятные напитки, интересная публика, необычные номера, общество еще долго будет помнить этот вечер.

Мужчина польщенно кивнул, хотя на его серьезном лице удовольствие почти никак не отразилось.

— Благодарю за столь высокую оценку.

«Очень любит комплименты, надо запомнить — подумал я — хотя, судя по всему, комплименты вполне заслуженны, поэтому отторжения не вызывают».

— Что Вы! — влезла Вильма со своим комментарием, ведь она тоже не глупа — все очень чудесно устроено! Я рада, что нам удалось посетить это мероприятие и вдвойне приятно, что Вы нашли время развлечь нас приятной беседой.

Заиграла музыка, и Вильму пригласили на танец.

— Как Вам удалось заполучить такого прекрасного духа? — обратился ко мне мужчина, когда девушка отошла — Насколько я знаю, для не орка получение духа-защитника — это очень сложное дело, без особых шансов на успех, да и для орка это смертельно опасный ритуал.

«Скорее всего, Милише пришлось рассказать, кто на самом деле является хозяином духа — подумал я — делу это не мешает, отнюдь, для меня это настоящий подарок, позволяющий наладить неформальное знакомство с влиятельным чиновником, в руках которого сосредоточена реальная власть. Это в любом случае полезно, связи лишними не бывают, особенно такие».

— В получении духа мне помогли мои друзья — ответил я Делуриэлу— род Серых Орлов. В частности верховный шаман этого рода довольно искусен в ритуалах, в том числе и по призыву духа. Именно благодаря ему у Серых Орлов много «волчьих всадников». При помощи Улука-Гыргыза мне и удалось получить своего духа.

— Серые Орлы — задумчиво произнес мужчина, приподняв голову чуть вверх, явно что-то вспоминая — не тот ли это род, что победил в Турнире Трех Духов?

После моего подтверждения мужчина еще раз внимательно осмотрел меня.

— Вы еще более интересный юноша, чем я мог себе предположить — протянул он — Я же не ошибусь, предположив, что Вы тоже принимали участие в турнире и были в команде победителей?

«Чем же ты, дядя, таким занимаешься, что у тебя есть информация по событиям, происходящим в сопредельных странах? Действительно важная шишка, и что-то мне как-то не верится, что ты не знаешь ответ на заданный вопрос».

— Не ошибетесь — совершенно безмятежно ответил я и добавил — а вот моя спутница — указал я на кружащуюся в танце Вильму — участвовала в отражении нападения свободных духов на Роркогорд. Сражение было знатным!

— Да?! — кинув на девушку безразличный взгляд, спросил мужчина и продолжил — Как я слышал, там часто случаются нападение свободных духов, так что в этом нет ничего удивительного.

К хозяину дома подошел слуга и что-то шепнул ему на ухо.

— Мне жаль, что наша беседа прерывается, но мне нужно идти. Было приятно познакомиться — попрощался со мной Делуриэл.

— Мне тоже — задумчиво глядя в спину мужчине произнес я.

Глава 9

Бал оставил приятное послевкусие, поэтому я решил несколько изменить план дальнейших действий. А именно, я решил попробовать договориться с парнем полюбовно. Не то настроение, чтобы решать дела силой.

На дежурстве нужного мне мага не оказалось. Поэтому мне пришлось подкинуть несколько монет стражникам и узнать места, в которых тот может обитать. Решил начать с дома, в котором он живет, и не прогадал, в названной стражниками комнате явно кто-то был.

«Да-а, не богато живет элита стражи» — подумал я, внимательнее рассматривая обшарпанное здание, в котором маг, работающий в страже, снимал комнату.

По своей сути, дом представлял собой обычное общежитие с большим количеством комнат.

Подойдя к нужной двери, я постучал в дверь и принялся ждать.

— Кто-там опять приперся — ругнулся парень, идя в направлении двери — Нет у меня взаймы! Нет! Сколько раз уже повторить?!

— Доброй ночи, Денис — поздоровался я, когда парень открыл дверь и удивленно посмотрел на меня.

— Доброй — осмотрел мою не дешевую одежду и спросил — Чем могу быть полезен?

Я не был под иллюзией, поэтому несколько удивился тому, что парень меня не узнал, я полагал, что он будет паниковать.

— Я могу войти? — спросил я — Разговор не для лишних ушей.

Пройдя мимо посторонившегося парня, я прямиком направился к единственному стулу в комнате. Присев на него и услышав жалобный скрип, я невозмутимо закинул ногу на ногу.

— Прежде чем ты начнешь паниковать, узнав, кто зашел к тебе в гости, я попрошу тебя не волноваться и помнить, что я пришел просто поговорить. Договорились?

Обещаешь, что не будешь паниковать?

— Не буду — хмыкнул парень и напрягся.

— Хорошо — ответил я, делая вид, что не замечаю, как он спрятал руку за спину и формирует там плетение — Мое имя Нелломилиан Роркроу — парень дернулся еще больше, напрягаясь — Да, именно обо мне ты слил информацию некому Седому Ганцу, авторитету трущоб.

— Так это что Вы все устроили? — тут же побелел парень, с ужасом глядя на меня.

— Что сделал? — играя неприкрытое удивление, спросил я.

— Все то, что сейчас происходит в трущобах!

— Не знаю о чем ты — не захотел я брать ответственность за происходящее на себя — я всего лишь поймал двух воришек, которые желали пробраться ко мне в дом. Они и рассказали мне о тебе и о банде.

— Они не могли рассказать! — крикнул парень — это невозможно!

— Возможно — не согласился я — просто надо уметь спрашивать.

— Успокойся! — тут же крикнул я, глядя на то, как рука с почти активированным плетением направляется в мою сторону — Сам подумай, если бы я хотел тебя убить, то сделал бы это без разговоров и знакомства. Но я все же почему-то пришел, «посветил» своим лицом. Так убийцы не делают!

— Как не делают?

— А еще в страже служишь — возмутился я — Лицо они скрывают, прежде чем на дело идти. А я не скрываю, так как меня просто интересует информация, вот и все.

— С чего мне Вам верить? — все также настороженно спросил парень — Может, Вы меня убьете после того как узнаете то, что вам нужно.

— Ты ошибаешься — покачал я головой и положил на стол заранее подготовленный кошель с монетами — На самом деле мне бы очень сильно понадобился информатор в городской страже. Который смог бы пролить свет на некоторые интересующие меня вопросы и был бы в курсе последних новостей, а я бы не забывал подкидывать ему деньжат!

— Я уже поработал с бандитами и это привело к нашему сегодняшнему разговору, зачем мне такие проблемы повторно?

— Ну, допустим, потому что я, к твоему сведению, не бандит, я а обычный студиоз академии, который в силу чрезмерного любопытства любит следить за происходящими вокруг него событиями.

— Студиоз? — переспросил парень недоверчиво.

Он явно ощущал смертельную угрозу, исходящую от меня, поэтому не верил моим словам.

— Именно — кивнул я — обычный студиоз общего факультета.

Парень внимательно присмотрелся к моей одежде.

— Не бюджетник — подтвердил я его мысли и добавил — давай все-таки заканчивать этот балаган. Выбирай: или ты отвечаешь на мои вопросы и я подкидываю тебе деньжат, или ухожу, а ты остаешься ни с чем.

— Отвечаю на вопросы — сказал он после некоторых размышлений.

— Отлично — обрадовался я тому, что наконец можно перейти к делу — Тогда первый вопрос. Как ты узнал, что у меня с собой камни души.

— Довольно легко, на воротах расположен сложный артефакт, который при переносе магических артефактов выдает различные показатели. Изучив показатели на индикаторах артефакта, есть возможность разобраться, что именно провозилось в город.

В твоем случае, артефакт показал большое количество камней души.

— Хорошо, понял. Кому еще ты рассказал о содержимом моего мешка?

— Только одному парню Седого Ганца — который собирал информацию и после расплачивался со мной, если информация была ценна.

— Точно только ему? — добавив строгости в голос, произношу я — ты меня не обманываешь?

— Куда там — обреченно махнул рукой парень — я бы, может, и был бы за, только больше никто с таким предложением ко мне не подходил.

— Как мне найти того парня, которому ты передал информацию?

— Сходите на общее кладбище — ответил он и я изобразил недоумение — Убили его вчера, Вы что, не слышали о заварушке в трущобах?

— Слышал — ответил я — даже видел, что патрули усилили и на воротах вроде народа побольше дежурит.

«Все не так плохо как я думал».

— Ты точно больше никому обо мне не говорил?

— Да — твердо посмотрел мне в глаза парень — о Вас я говорил только этому бандиту.

— Только этому бандиту? — переспросил я — А не бандиту? Кому ты еще передаешь информацию о проходящих через ворота? Пишешь рапорт в конце дня? Составляешь донесение?

— Готовлю доклад — поморщился парень — для дежурного по смене.

Принципы функционирования охранных ведомств это — закрытая информация — как по заученному добавил парень — я попрошу Вас об этом не распространяться и никому не говорить, что это Вы узнали от меня.

— Не набивай себе цену — раскусил я подлый приемчик мага — какая еще закрытая информация? О ней знают все заинтересованные лица, будешь ты мне еще голову всякой чушью морочить.

— Но так и есть! — воскликнул парень.

— Еще раз повторяю, не неси чуши! Понимаю, тебе надо меня проверить и знать, буду ли я платить деньги за подобную информацию, так вот тебе ответ — не буду! А то в следующий раз ты принесешь график отвлечения стражников на посту по нужде и будешь утверждать, что это документ с грифом «секретно»!

Денис не нашелся с ответом.

— Раз мы с тобой во всем разобрались, то я считаю, что ты вполне заслужил этот кошель, кивнул я в сторону стола.

Маг согласился.

— Только с одним условием — добавил я — ты больше никому не расскажешь об этом, договорились?

Парень повторно кивнул.

— Теперь расскажи, что же произошло в трущобах и почему человек Ганца погиб?

— Вы точно не знаете? — с сомнением спросил парень — мне показалось, что есть некая взаимосвязь с попыткой воровства, беспорядками в трущобах и Вашим приходом ко мне.

«Ты посмотри! — изумился я — В этой голове есть немного мозгов».

— Ты преувеличиваешь мои скромные возможности.

Денис задумчиво хмыкнул и продолжил.

— Вчерашней ночью в трущобах неожиданно вспыхнула война между двумя враждующими бандами. Бились жестко и насмерть, такого побоища уже давно не было во всем городе, никто не может вспомнить ничего подобного. Обычно авторитеты решали свои вопросы на «судилищах», ведь война между ними — убытки, но случилось то что случилось.

Начальник стражи получил хороший нагоняй, а с ним заодно и вся стража. Патрули действительно усилены, контроль на пропускных постах ужесточен. Выданы ориентировки на поиски некого барона де Мюнхаузена, не знаю, кто это такой, но на его поиски брошены лучшие ищейки города. Его довольно тщательно ищут, хотя я ничего не могу рассказать его месте и роли в этом деле. Также еще есть информация о том, что в этом деле замешан Викентий, еще один главарь трущоб, так что его банду прессуют особенно сильно.

— А что осталось от банды Ганца? Они не вспомнят про меня? Кто остался вместо него?

— Место главаря занял его ученик, и пока ему точно ни до каких левых дел. Ему бы сохранить остатки людей и свой район под контролем удержать, а то его «дербанят» сейчас со всех сторон.

— Ясно — задумался я, после чего достал несколько монет из своего кошеля и положил на стол — мне понравились твои ответы.

Буду иногда заходить узнавать, что интересного происходит в городе.

— Не так быстро — усмехнулся парень — там у Вас еще много золотишка было. По неформальным правилам академии младшекурсник должен делиться со старшими, не жадничайте.

«Это он что, на меня давить вздумал? Хочет еще несколько монет выпросить? Проверяет границы дозволенного? Или поверяет, тот ли я человек, за которого себя выдаю?»

— Ты разочаровываешь меня — тихо произнес я и, скользнув в транс, несколько раз ударил парня по ногам, «отсушив» их, после чего тот же трюк проделал и с руками. Подхватив невысокого Дениса за горло, я приподнял его над полом и вышел из транса.

— Еще раз попробуешь проверить меня — сказал я побелевшему от нехватки воздуха парню в лицо — и очень сильно об этом пожалеешь.

Парень настолько растерялся от столь молниеносной атаки, что даже не вспомнил о магических способностях.

— Позорный недоучка! — презрительно бросил я ему — даже заклинанием на рефлексах бросить не смог, теперь понятно, что ты делаешь в страже на такой убогой должности, недоучка!

Отпустив мага, я вышел из комнаты и хорошенько хлопнул дверью.

* * *

— Так, ваш выход — услышали мы голос напряженного куратора и направились на арену.

Оказавшись на хорошо утоптанной земле прямоугольного полигона, я осмотрелся. Полигон был довольно большим, занимал не малую площадь, и по периметру был обустроен большим количеством сидячих мест, которые сейчас были просто переполнены преподавателями и учениками академии.

Кстати, этих трибун еще недавно не было, они появились благодаря слаженной работе нескольких десятков магов земли всего лишь за один вечер.

«Эх — мечтательно вздохнул я — мне бы таких работников при постройке арены в империи!»

— Нел соберись! — резко сказала напряженная Настя — сейчас не время предаваться мечтаниям.

— Дай парню подумать о девочках — нервно хохотнул Ромарис.

Ему никто не ответил, так как на поле вышли наши противники.

К нашему же облегчению ими оказались такие же огненные маги как и мы. Это была группа О-15. Не самые сильные, но и не самые слабые ребята, крепкие середнячки. Ситуацию немного усугубляло то, что это хорошие ребята, с которыми мы часто общались и даже немного дружили.

— Не переживайте чуть-что из-за проигрыша — крикнул им Ромарис — мы постараемся сделать все быстро! — и уже тихо сказал нам — Вроде я их раззадорил, что дальше?

— Дальше как договаривались! — отрезала Настя и добавила — Нел, на тебе защита и наведение, на нас атака. Ждем того момента, когда они выдохнутся и атакуем.

Вообще-то, при работе пятерки магов считается тактически грамотным поставить в защитную группу от двух до трех магов, в зависимости от их силы и умений, но наш случай особый.

На одной из тренировок, куратор решил наглядно продемонстрировать, что один маг не в состоянии долго удерживать активную защиту, что «защитников» как минимум должно быть два, что эта роль в бою очень важна и ответственна. Он смоделировал ситуацию, в которой один «защитник» должен сделать все возможное, что бы четверка противников не сумела поразить членов его команды стоящих позади.

Пока мои товарищи не могли выдержать минуту, старший маг планомерно подводил к мысли, что защитников должно быть минимум два. Но ваш покорный слуга сумел не только отбить натиск четверки магов, но и атаковать не ожидавших такого одногрупников.

Приняв во внимание мою способность на долго погружаться в транс, а также большую магическую силу куратор принял решение изменить тактику и добавить нам шансов на победу.

Так же я получил немало индивидуальных занятий по усовершенствованным защитам, и научился многим заклинаниям второго курса. А это действительно много стоит, надеюсь такая защита позволит нам не бояться любого соперника.

Удар гонга прервал мои размышления и я войдя в транс тут же выставил защиту.

Вовремя! Бой начался и противники решившие взять нас нахрапом кинули в атаку все силы.

«Огненный хаос!» — Вот как бы я охарактеризовал атаку группы О-15.

В ход пошел десяток разнообразных заклинаний низшего ранга, которые должны были быстро пробить нашу защиту, однако я не спал, и поверх среднего щита, выставлял парочку слабых, после их развоплощения там же ставил новую. Подобная гибридная защита, позволила не допустить поражения основного щита и защитила группу от атакующих плетений.

— Расходятся! — кричу я, оповещая о том, что три из пяти магов отходят в сторону, что бы подобраться к нам с фланга — я отправляю зеленый, совершенно безвредный луч в сторону обходящих нас магов. Однако несмотря на безвредность луч отлично виден в огненных сполохах и мои товарищи тут же отправляют в ту сторону мощные огненные плетения. Не ожидавшие подобного маги получили хороших тумаков и выбыли из битвы.

— Плотность огня наконец-то снизилась, видимость улучшилась, и мы увидели оставшихся противников. Остальное было делом техники, несколько мощных заклинаний выносят щиты, а огненный таран Насти заканчивает дело.

— Победила группа О-13! — слышим мы — просьба покинуть арену.

Пока ученики целительского факультета собирали пострадавших, нам удалось спокойно выйти из арены, принять поздравления от однокурсников и занять свои места.

— Молодцы — воскликнул куратор поздравляя нас — С первой победой! Все сделали как обговаривали. Теперь ваша задача внимательно изучать команды и их тактику действий, наиболее умелых магов. У Вас сегодня впереди еще один бой — подсказал мужчина — поэтому данная информация будет весьма кстати.

— Еще один?! — недовольно протянул Миша — Это еще почему?

— Потому, что Ваши однокурсники показывают слабые результаты, бои заканчиваются слишком быстро, так что было принято решение не растягивать турнир.

— Так еще лучше! — не согласилась с недовольством Миши Настя — мы вполне свежи, а вот остальные хорошенько тратятся, так что к концу дня они не успеют полноценно восстановиться, мы будем в лучшей форме.

Для меня бои на арене были довольно интересными. Так как я еще не видел схватки представителей других стихий.

Отметил, что первогодки водных магов больше работают со льдом, так как эта форма воды для них более простая в использовании, и как я понял легче в освоении на первоначальном этапе. Я отметил только двух магов использующих напрямую воду. И делали они это интересным способом, поливая противников мощной струей воды под сильным давлением. Словно полицейские спец машины предназначенные для разгона демонстраций. Попавшего под такой напор мага сбивало с ног и хорошенько прикладывало о магическую защиту полигона. Если противник пытался оказать сопротивление, воду быстро замораживали, покрывая одежду бедолаги и его самого огромной «коркой» льда.

«Даже и не знаю, сможет ли моя защита выдержать подобную сдвоенную атаку».

Противостояние воздушников наоборот оказалось на удивление скучным, для магов, не имеющих магического зрения конечно же.

Все их воздушные кулаки, стены для простого зрителя были почти не видны.

На самом деле это весьма опасное свойство. Ведь ту же «водяную пулю» заметно из далека и от нее можно увернуться. А вот от воздушного кулака, которого ты не видишь защититься намного тяжелей, поможет только активный щит, который будет постоянно тянуть энергию.

К сожалению на данном этапе начинающие маги не показали умение создавать полноценную «лестницу», воздушные ступени, по которым можно передвигаться поэтому это плетение я скопировать не смог.

Противостояние «кротов», как в простонародье именовались земные маги, было по своему интересным и познавательным. Так же и потому, что у меня была еще и стихия земли. Мне понравились мощные защитные каменные стены, каменные шипы возникающие под ногами противников, ямы стремящиеся поймать ногу противника, ядра, стрелы и другие опасные заклинания.

Земная магия — очень опасная вещь.

Нашими следующими противниками оказались маги воды, и я бы солгал, если бы сказал, что не рад этому. По крайней мере с ними сражаться легче, чем с «кротами» или воздушниками.

Гонг оповестил о начале боя, и град сосулек быстро полетел в нас. Пробитые щиты быстро поменяли мое мнение. Простые огненные стены оказались неэффективными против таких заклинаний. Хорошо еще что основной щит не подвел.

— Быстро атакуем! — кричу я, после того как в защиту в дополнение к сосулькам вгрызаются мощные струи воды — Я так долго не выдержу! Они рвут защиту как бумагу!

— Вперед по группам! — кричит Настя и сходу срезает первого водника — не ожидавшего от нас такого скорого перехода в атаку.

Дождавшись, когда мои товарищи покинут защиту и начнут сыпать заклинаниями, посылаю на атакующих водников остатки огненной стены, смещаюсь в сторону бросаю в них несколько подряд слабых, но зато очень сильных ограничивающих обзор, плетений.

Ромарис и Миша пользуясь этим делают рывок вперед и, зайдя с фланга срезают одного водника за другим. Двое из них были как раз заняты тем, что пытались пробить защиту наших девушек. К сожалению прежде чем их поразили заклинания им далось убрать Степанею вышедшую за пределы защиты Насти.

Девушка пришла в себя довольно быстро. Хотя периодически держалась за живот, который принял на себя удар ледяной сосульки.

— Мы все залечили, но еще где-то с час ее будут преследовать фантомные боли — сказала Насте студиоз-целитель — в этом нет ничего страшного, просто организм еще не поверил в то, что сильное повреждение может так быстро пройти.

У самой Степанеи глаза были на мокром месте.

— Я всех подвела! — чуть не плача сказала она нам.

— Успокойся — ответил ей Миша — почему подвела? Мы же победили! Так что все хорошо.

— А если бы они были сильней? — переспросила она — я бы сильно всех подвела!

— Никого ты не подвела — сказал я ей тихо — это бой, любого из нас может поразить плетение.

— Ты действовала так, как мы договаривались — подбодрила Настя подругу — так что не переживай.

— Может пойдем отпразднуем победу? — спросил Ромарис, когда евушка успокоилась.

— Я бы предпочел досмотреть все сегодняшние бои — заметил я — чтобы не пропустить сильных конкурентов и интересной тактики в их исполнении.

— А потом? — тут е уточнил парень — пойдем праздновать?

— Конечно пойдем — подтвердил я — только чур место в котором будем праздновать место выбираю я.

* * *

— Какой удобный экипаж! — воскликнула Степания с удовольствием плюхаясь на мягкие сидения — я так рада, что не придется плестись пешком.

— Молодец Нел — согласилась Анастасия, садясь рядом с подругой — очень своевременно.

— А куда едем? — спросил Роман.

— Да — подхватил Миша — Куда едем? Неужели ты, наконец покажешь мне, где живешь?

— В точку! — подтвердил я — Вы же не откажетесь отпраздновать победу и небольшое новоселье?

— Ты удивишься — ухмыльнулся я — но всего лишь для того что бы ездить.

— Так что? Сбрасываться не придется? — спросил Рома и все рассмеялись.

— Тебе придется раскошелиться — сказал Миша.

— Надеюсь у тебя там есть еда, я жутко проголодалась — добавила Настя.

— Не беспокойтесь, все есть, никто не разочаруется.

* * *

— А Пиланея еще тебя нищебродом называла — покачал головой Ромарис, рассматривая отремонтированный дом, работающий фонтан и уютный сад.

— Да — задумчиво покачал головой Миша — такой красоты в моем доме точно нет. Теперь понятно, почему ты съехал.

— Дело уж точно не в фонтане и не в том, что мне что-то не понравилось в вашем доме — ответил я — просто не хотелось вас смущать, да и как помнишь, я изначально планировал съехать как найду подходящее местечко.

— Я не думал, что у тебя будет «такой» дом, думал небольшая квартирка в ремесленном районе, так что ты меня очень удивил.

— Ни тебя одного — каким-то новым взглядом посмотрела на меня Степания.

«Блин вот только этого не хватало!»

Мы уже все знали, что одно Степания ищет себе состоятельного жениха и мне бы не хотелось стать ее целью.

Хотя почему нет? Девушка красивая, магически одарена, аристократка, может подумать над этим вариантом?

— Господин — вышел управляющий из дома — ужин подан.

— Пошли — подтолкнул я друзей ко входу — наконец отпразднуем победу.

— И поедим — заметил Роман.

— А обстановка — бедновата — заметила Настя зайдя в дом — хотя видны следы недавнего ремонта.

— Пока что я нормально обустроил только несколько комнат — пояснил я — на остальные банально не хватило времени, займусь этим позже.

Уютная комната с заставленным вкусными блюдами столом, произвел на всех благоприятное впечатление.

— Благодарю, что в этот день согласились посетить мое скромную обитель — сказал я когда все расселись — хочу предоставить слово лидеру нашей группы, несравненной Анастасии.

Зардевшаяся девушка взяла в руку бокал вина и встала.

— Мы сегодня хорошо сражались. Хочу выпить, что бы нам и дальше сопутствовала удача. За нас!

— За нас! — поддержали мы.

«С первой победой друзья мои» — подумал я, опрокидывая в себя бокал с чудесным вином.

* * *

Бои магов старших курсов проходили более красочно, чем первокурсников и мне определенно было на что посмотреть. Например, я наконец увидел, что значит «лестница» в исполнение опытного воздушного мага. Оставшись в гордом одиночестве после поражения остальных членов группы, он еще несколько минут скакал как заведенный по воздуху над ареной и даже смог поразить одного из противников, пока его наконец не сбили.

Структура у лесенки оказалось на диво проста. Но не всем магам удавалось эффективно ее использовать, ведь необходимо создавать много плетений подряд, между делом атаковать и уклоняться от заклинаний. Не легкая наука между прочим.

Земляные маги тоже хорошо себя показали. Оказалось, что сильные маги земли способны раздвигать целые пласты земли, устраивать топкие болота и в кооперации вызывать каменный град! Увидев подобное впервые, я даже выпал в осадок.

На высоте где-то пяти метров над землей просто начали появляться каменные булыжники размером с кулак и обрушились на головы водным магам, двое успели выскочить за пределы поражения, а остальные не смогли.

«Мощные ребята все же!»

Как пояснил мне куратор, маги каждой стихии умеют создавать подобные заклинания. У нас тоже есть аналог подобного плетения под названием «огненный дождь». Я тут же себе пообещал, что непременно научусь им пользоваться.

Маги воды стандартно закидывали противников сосульками, ледяными снежками, водяными пулями и таранами, дождем из сосулек, и тоже, как и земляные, смогли вызывать топкое болото, чтобы помешать противникам свободно передвигаться.

Наши огненные маги тоже были неплохи, именно у них я подчерпнул заклинание огненного вихря. Не огненный дождь конечно, но тоже очень мощная штука. Сумевшая поразить сразу двух противников.

— Всем отдыхать! — велел куратор после того как закончились последние бои — что бы завтра были бодрые и отдохнувшие. Всем ясно?

Получив подтверждение мужчина попрощался и насвистывая песенку ушел.

— Ну что встречаемся завтра в десять? — уточнил Рома.

— Да — ответила ему Анастасия — придем пораньше, займем места и посмотрим, что за команды остались после двух первых туров.

* * *

Посмотрев утренние бои наших однокурсников, мы прониклись.

Все слабые команды уже отсеялись, и на арене происходила поистине бойня! Групп придумывали различные тактические хитрости, обманки, контратаки, в общем победы хотели не мы одни, и если первый день не преподнес нам ничего стоящего, то этот обещал быть тяжелым.

Думаю, используй я магию печатей, то смог бы легко победить несколько команд и в одиночку, однако использование плетений, делает эту задачу несколько сложнее, ведь мне не надо показывать окружающим сколько я уже освоил, и насколько большой у меня резерв в принципе. Хотя все уже и так знают, что довольно большой, особенно для первогодки.

— Не надейтесь на легкую прогулку — подтвердил мои мысли куратор — когда команды осознали что они вполне могут побеждать и бороться за приз, их ожесточённость и нацеленность на победу увеличилась в несколько раз. Ведь победа в данном соревновании не только почетна, но и финансово выгодна.

«А ты наверняка очень нуждаешься в деньгах» — подумал я, глядя на возбужденного от нетерпения куратора.

К моей большой радости, нам опять повезло выйти против водников. Все же после вчерашних «лестниц» и каменных дождей, мне совершенно не хотелось сражаться не с воздушниками не с земляными.

Однако радость опять испарилась из-за густого тумана, окутавшего арену.

Использовав магическое зрение я досадливо поморщился, туман был пронизан сиреневыми нитями, а это значит, что противников было очень тяжело заметить. Хорошо, что у меня есть мой слух и обоняние! С ними я все равно смогу наводить группу на противников.

Двое водников начали обстрел моей защитной стену, трое остальных с ходу принялись нас обходить.

— Идут слева — подсказываю я — и подсвечиваю лучом, однако из-за тумана, он становится не эффективным.

— Нужно что-то сделать с туманом — кричит Настя — ничего не видно! Нас сейчас перебьют как котят!

Хм…

Напитываю стену огромным количеством энергии — позволяю ей расшириться в несколько раз в высоту и ширину, после чего с быстрой скоростью посылаю ее вперед, на замерших противников.

Огненная стена на несколько мгновений рассеяла туман и позволила нам увидеть противников.

— Право — кричит Настя — и слаженная атака пятерки магов сминает тройку противников.

Повторный трюк со стеной и защита двух оставшихся магов лопается как грецкий орех, а мощный огненный таран от Степанеи просто-напрасто выбивает из них дух.

— Я не знал что у тебя так много энергии! — горячо зашептал мне Миша на ухо — если бы не твои огромные стены нас бы просто перебили!

«Черт! А ведь он прав! Я же очень сильно напитал стену энергией, после этого должен просто упасть без сил, а я еще и атакую, и посылаю стену повторно, надо бы показать как мне плохо после магического истощения».

— Придержи меня за руку — тихо сказал я ему, делая вид, что готов упасть в обморок.

Печать истощения на лице, опущенные плечи, вялая походка и уверенность у зрителей, что я на гране истощения.

— Что с тобой?! — тут же спросила обеспокоенная Анастасия.

— Две большие стены подряд напитанные большим количеством энергии — прокомментировал куратор — я думал ты и после первой отключишься, а ты после выдал вторую, хороший резерв для новичка.

— Не забывайте, я долгое время до этого занимался друидской магией — напомнил я — а она поверьте еще более затратна чем магия стихии огня.

Имитирую озноб, после чего меня укрывают непонятно как оказавшимся в руках Романа одеялом и приносят горячий глинтвейн.

К середине дня я показываю своим, что пришел в себя и чувствую намного лучше.

— Готов? — с тревогой спросила меня Настя — Может стоит поменять тактику? Будешь нападать, а я и Миша отработаем в защите?

— Нет — не согласился я — все нормально. Известно кто наши соперники?

Команд осталось мало, поэтому есть варианты для выбора.

— Вроде бы земляные.

— Те самые, что сегодня вывали каменный град? — с тревогой спросила Степанея.

— Да — подтвердила Настя — надеюсь, они выдохлись после этого заклинания и нам будет полегче…

Первые секунды после боя показали готовность наших соперников закончить бой быстро. Через мгновение, под нами разворачивается огромная яма.

Миша в трансе успел вытащить Степанею, а я растерявшуюся от такой атаки Настю. Роман тоже успел отскочить, только сделал он это назад, а не в сторону как мы, за что и поплатился, попав в другую ловушку, тут зажавшую ему ногу.

Поставленная мной защита спасла парня от каменной шрапнели, однако вылезший из земли кол закончил дело. Выдернув Настю из под обстрела, я сам едва увернулся от большого количества каменных стрел.

«Эти маги земли — сущие звери! И еще кто-то шутил, что они пригодны только для того, чтобы копаться в земле и заниматься урожаем а полях».

Миша и Степания неожиданно для нас рванули в атаку и им удалось выбить обстреливающего нас сосульками мага а также ранить одного из тех, что стояли под защитой и творили заклинание.

— Они опять плетут дождь! — Кричит мне Настя на ухо — Сразу после заклинания они станут беспомощны и мы добьем их.

— Все вместе! — кричит нам Миша и мы сосредотачиваем усилия на поставившем защиту маге — десять секунд и от защит не остается ничего.

— Мы успеваем! — кричит Настя подразумевая, что мы выбьем тройку до того, как они сплетут заклинание каменного дождя.

Срезав тройку, мы понимаем, что бой еще не закончился. Оказывается наши противники все же успели, плетение сформировано и это не каменный дождь, это голем!

— Охренеть! — только и выдал я.

«Не думал, что первокурсники способны на такое!»

Брошенное Мишей заклинание выбило из голема несколько камешков, и привлекло к нему внимание. Пока конструкт ковыляя шел в сторону Миши и Степанеи мы с Настей тоже решили поучаствовать.

— Бей по ноге кричит мне Настя — и подает пример.

«Все верно, лишим его подвижности и судьи прекратят бой».

Получив заклинание с нашей стороны, голем тут же развернулся Несмотря на то, что до Миши оставалось несколько метров.

«Так он же сейчас без управления! — осенило меня — атакует только тех, кто атакует его».

— Пусть окажется между нами на одинаковом удалении — кричу я Мише — и только потом начнем атаковать!

— Хорошо — ответил парень.

После чего мы мощными заклинаниями за несколько минут лишили голема ноги. Как только конструкт упал, бой тут же прекратили.

К этому времени у Миши, Насти и Степанеи почти не осталось сил, так что мне тоже пришлось изображать бессилие.

— Ну что? Вы как? — спросил у нас подскочивший куратор.

— Хреново — ответил Миша — Сил нет.

— Будет еще хуже — жизнерадостно произнес мужчина — финал завтра утром, мы первые, так что всем отдыхать!

— Убейте меня — попросила белая Степанее — Сил нет, а еще завтра финал?

— Пошли домой, надо хорошенько отдохнуть — расстроенный из-за быстрого вылета произнес Ромарис.

* * *

— Ну что, все готовы? — спросил куратор — внимательно оглядывая нас.

— Готовы — ответил Ромарис бодро — ему не терпелось проявить себя после вчерашней ситуации.

— А вот тебе следовало бы быть по сдержанней — все правильно понял мужчина — все делайте по плану и не геройствуйте. Я на Вас надеюсь.

— Заняв позицию на площадке мы замерли, внимательно следя за стоящими впереди противниками.

Гонг.

И в мою защиту тут же влетают невидимые слабые заклинания.

Но и мы не сидим на месте, поэтому одновременно с воздушниками посылаем свои заклинания в самого крайнего противника.

Выбить его не удалось, к сожалению это не слабаки из первых туров и разобраться с ними быстро не удастся.

Неожиданно плотный туман наполняет пространство.

А вот и первая неожиданность, кто-то из противоборствующей команды владеет магией воды.

Как только начал накатывать туман, я почувствовал, что двое из противников отделились от группы и движутся в нашу сторону с разных сторон.

«Черт, они используют лестницу».

— Двое разошлись в стороны и движутся к нам по воздуху, приготовиться бить по правому, он ближе к нам — подсказываю я товарищам и, влив энергию в одну из огненных стен, запускаю ее перед собой.

Тактика прошлого боя помогает и в этот раз. Туман на участке прохождения стены рассеивается, обнажая бегущих по «лесенкам» противников.

Не ожидавшие подобного воздушники сбиваются с темпа, что позволяет нам беспрепятственно расстрелять одно из них.

Второй как оказалась не понаслышке знаком с трансом, он ускорился и рванув вперед смог поразить вышедших из под защиты поразили Рому и Настю.

«Черт!»

Опасность стегает по нервам и я воздвигаю подсмотренный у земляных магов каменный купол, о который разбиваются ледяные копья трансавика и воздушные плетения его товарищей.

Ярость всколыхнулась в душе и огненный вихрь, сорвавшись с моих рук врывается во фланг тройке воздушных магов.

«Он один, а нас осталось трое» — подумал я.

И в этот момент, оставшийся в воздухе маг, обходит купол и убирает Степанию.

Мощный огненный шар Миши взрывается в воздухе и воздушная волна сносит противника с наколдованного помост.

Противник, девушка, оскаливается и посылает в целую россыпь заклинаний. Ледяные копья сменяются воздушными таранами, водяными пулями и воздушными кулаками.

Понимая, что и так показал в этом бою очень много энергоемких плетений просто отскакиваю от летящих в мою сторону заклинаний, изредка посылая в девушку простенькие огненные шары, чтобы не расслаблялась.

Бой вдет Миша, его мощная атака постоянно прощупывает истощённую защиту девушки. Очередной огненный таран ставит точку в данном противостоянии.

— Чемпион факультета общей магии группа О-13! — доносится до меня и я «без сил» сажусь на землю.

В это время на трибунах.

— Вы были правы господин де Мур — сказал молодой остроухий мужчина обращаясь к Дэлуриэлу — это очень интересный юноша. Думаю его можно пригласить в нашу организацию, оказать посильную помощь и через несколько лет он станет сильным и умелым союзником.

— Девица тоже хороша — заметил чиновник — большой потенциал.

— Да, но мальчишка еще более удивителен, у него ведь полно сил, просто он не хочет этого показывать. Осторожный, далеко пойдет.

Эпилог

«Вот и пролетели первые пол года учебы!» — с удивлением подумал я.

Бал, по случаю окончания первого семестра обучения был в самом разгаре. Уже поздравили победителей и призеров соревнований, вручили призы магам, сделавшим научные открытия в области разработки заклинаний, устроили небольшой фуршет и сейчас призывали многочисленные пары к участию в танцах.

Мои одногрупники вовсю веселились и отправились танцевать, я же, уютно устроился в мужской компании огненных магов обсуждавших принципы построения сильной защиты с минимальными затратами энергии.

Мужчины были пьяны, поэтому открыто рассказывали про достижения которых они добились и тот путь через который им пришлось пройти чтобы добиться результата.

Невдалеке от нас появилась Анериэль, явно высматривающая кого-то.

Одним глотком опустошив остатки вина, я встал с пригретого места и направился к девушке.

— Привет Нел — поздоровалась она — поздравляю с победой!

— Спасибо, очень приятно — улыбнулся я в ответ и добавил — слышал твоя команда заняла третье место?

— Да — несколько расстроенно сказала она — в полуфинале мы проиграли победителям…

Пообщались мы не долго, до тех пор пока девушку не увел танцевать один из поклонников.

Мило подмигнув, девушка ушла, оставив меня одного.

Скучал я не долго неожиданно знакомый запах, которого я уже давно не чувствовал, заставил меня вздрогнуть.

Медленно повернувшись, я увидел роскошную черноволосую женщину одетую в красивое пышное платье, последний писк моды в Ароно-Венорской империи.

Девушка заметила мой взгляд и ошарашенно смотрела на меня.

— Добрый вечер Мия — улыбнулся я моей знакомой из трущоб — Чудесно выглядишь!


на главную | моя полка | | Факультет общей магии |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 26
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу