Book: Маховик неизбежного



Маховик неизбежного

Шарапов Кирилл

Брошенная колония 2. Маховик неизбежного

  Пролог

   После очередного удара в челюсть Игнат снова слетел со стула, вот уже три дня его допрашивали в подвалах инквизиции. Били, спрашивали, потом снова били. Лицо уже давно стало фиолетовым, сломанные ребра мешали дышать, осколки зубов резали язык. Два мордоворота в простой одежде без каких-либо знаков различия "работали" уже, наверное, часов пять, им порядочно наскучил данный процесс. Инквизиторша, сидевшая метрах в трех за столом, закинув на него ноги, перелистнула очередную страницу какого-то бульварного романа. Она глянула поверх книги и лениво задала новый вопрос, который только за сегодня Игнат слышал уже раз двадцать:

  - Как ты связываешься с одержимой ведьмой Веревеей?

   Один из мордоворотов поднял Демидова и, встряхнув, усадил его на стул. Егерь сплюнул сгусток крови и обломок зуба.

  - Никак, невиновен, - едва ворочающимся языком произнес Видок.

   Новый удар, голова мотнулась на этот раз влево. Удар, вопрос, удар, вопрос... Так продолжалось еще два часа. Наконец, все выдохлись. Игнат отрубился и пришел в себя уже в камере, валяясь на холодном бетонном полу. С трудом поднявшись, он схватил пластиковую кружку с теплой водой и тарелку с разваренными серыми макаронами. Хорошо хоть не стали издеваться и положили ложку, один раз Игнат оказался в околотке у одного барона, так вот там кашу, похожую на клей, наваливали прямо в ладонь, как хочешь, так и жри, не хочешь, вообще не жри.

   Три дня назад после того, как Игнат прошел через портал, его сразу взяли в оборот. Сначала не били, подробно выслушали его историю, записали. Потом спросили еще раз, снова записали, работали совместно инквизиторши и магички. Затем появились два мордоворота, и дело пошло веселее. Демидова обвинили в измене братству, в пособничестве одержимым, соучастие в убийстве магессы Арианы, инквессы Рены и как ни странно Светаны, тело которой все же нашли в ее особняке, правда, об этом знали совсем немногие. Волшебницу долго пытали, причем на ней обнаружили следы чужой магии, а вот убили ее ножом, тем самым трофеем, что Игнат взял в лаборатории Веревеи. Так он стал сообщником одержимой ведьмы. Фарат был заблокирован заклинанием, которое волшебница второй ступени подновляла раз в сутки, поэтому джинн никак не мог помочь Демидову восстановиться.

   Но избиения - не самое страшное, самое страшное - у них нашелся телепат, и довольно сильный. Днем егеря били физически, а ночью к нему в голову лез этот упырь. Игнат, находясь в полудреме, чувствовал, как ублюдок капается в его мозгах, выискивая доказательства, при таком раскладе выспаться не удавалось.

   Игнат с трудом заполз на низкий каменный топчан, на котором валялась тощая подстилка со старой соломой, и, скрючившись, затих, все тело болело. У него в голове хранилось много тайн: Тамара, гибель Анны и то, что за ней последовало, несколько довольно скользких моментов, касающихся заказов, полученных от сильных мира сего. Не сказать, что его голова была шкатулкой, набитой секретами, но неприятностей она могла принести много. Особенно Игната беспокоила беглая магичка, Тамара очень не хотела, чтобы ее нашли, и если эти поймут, кто она, могут возникнуть очень большие проблемы. Хотя, как будто их мало? Одно радует: голова не книга, нельзя читать мозг человека, переворачивая ненужные страницы. Все, что видит урод, копающийся у него в мозгах, обрывки образов, событий, эмоций, он подкидывает дознавателям информацию, и Демидов получает новую порцию ударов. По какой-то причине зелье правды на него не подействовало, вернее, подействовало, но не так, он нес полный бред, чем озадачил следователей. Похоже, его "тушка" была очень важна, поскольку через день к магичкам и инквессам подключились ребята из охранного приказа - местная разведка. Этих мужиков с цепким взглядом очень интересовала вольная область, как и все, что происходит снаружи княжества.

   Игнат заскрипел зубами, когда неудачно шевельнувшись, потревожил сломанные ребра. Огромное сиреневое пятно кровоподтёка на левом боку говорило егерю, что сломано минимум три. К счастью, с правым был пока порядок. Правда, похоже, дознаватели скоро допрут, что избивающая его парочка неэффективна, егеря слишком крепки для обычных форм допроса, и тогда они перейдут к другим методам.


  Глава первая. Сволочи


   Аккуратный двухэтажный дом из белого камня под красной черепичной крышей, красивый небольшой сад с яркими цветами вокруг, дорожка из хорошо подогнанных друг к другу булыжников. На невысоком деревянном крыльце, поддерживаемого парой впечатляющих столбов, стояла Кира.

  - Выпустили? - глядя на Игната сверху вниз, спросила она, и радостная улыбка озарила ее лицо, а зеленые глаза заблестели, медно-золотистые локоны трепал несильный летний ветерок. Похоже, девушка действительно была рада его видеть.

   Игнат кивнул и с трудом поднялся по ступеням, каждый шаг отдавался болью. Неделю его пытали, потом оставили в покое, и вот теперь просто вышвырнули на улицу. Правда, вещи вернули почти все, пропало совсем немного - пара подавителей, которые Демидов снял с запястий Киры, жезл и шкуры вертюхов. О последнем Игнат действительно сожалел.

  - Раздевайся, - скомандовала магичка, - тебя надо подлатать. Что они с тобой сделали?

   Демидов отмахнулся.

  - Все будет нормально. Не так уж и сильно они старались. Хуже то, что ублюдок-телепат копался в моей голове ночи напролет.

  - Неужели нельзя было сразу сказать правду?

  - Кира, я так и сделал. Я все эти дни только и делал, что говорил им правду. Умолчав только о паре моментов, которые для них совершенно несущественны.

   Он стянул рубашку, но вот штаны, залитые кровью, оставил.

  - Снимай, - скомандовала магичка. При этом она изучала налитый нездоровой синевой левый бок.

  - Нет, - покачал головой Игнат, - нехорошо приходить в дом красивой молодой женщины в грязном белье. Я как-то не подумал, нужно было сначала идти в штаб-квартиру братства, пусть Егерск уничтожен, но по княжествам бродит еще много охотников на нелюдей. А значит, братство живет. И я найду эту тварь Веревею, и вырву из груди ее осквернённое сердце. Но перед этим узнаю, кто остальные шесть, уничтожившие цитадель.

  - Раздевайся, и трусы снимай, - спокойно выслушав монолог, ответила Кира. - Сейчас мы тебя вымоем, а вещи выстираем, и будешь ты чистый и красивый. Надеюсь, не успел вшей в мой дом натащить?

   Игнат скорчил рожу.

  - Местные тюрьмы на диво сухие и чистые, похоже, я вшей даже подхватить не успел.

  - Иди за мной, - приказала Кира и, качнув бедрами, пошла по коридору мимо лестницы на второй этаж. - Нужно привести тебя в порядок прежде, чем ранами заниматься.

   Игнат, с трудом передвигая ногами, поплелся следом. Он очень устал, за это время поспать удалось только в последнюю ночь. Лицо его похудело, мешки под глазами, веки наливались свинцовой тяжестью, казалось, стоит им опуститься, и он уснет.

   Ванная была просторной и очень светлой. Два больших окна, с видом на сад с фруктовыми деревьями, на которых сейчас созревали самые настоящие апельсины, завезенные на Интерру первыми колонистами.

   Кира молча наблюдала, как он раздевается и забирается в здоровенную бронзовую ванну. Магичка уселась рядом на небольшой табурет и водила длинным пальцем по зеленоватой воде, от которой пахло травами. Игнат закрыл глаза, но вот уснуть почему-то не смог, запредельная усталость, а вот сон не шел.

  - Что произошло в Сторожье? - пробился через его усталость и боль голос Киры.

  - Ну зачем тебе это? - не открывая глаз, ответил Видок.

   Больше всего егеря беспокоила мысль, что он не может заснуть и не чувствует Фарата. Неужели заклинание блокады еще действует? Демидов вообще не ощущал кокона, словно и не было такого.

  - Хочу знать, что случилось на самом деле, - голос Киры стал более настойчивым, в нем появились странные металлические нотки.

  - Плохо там все вышло. Я совершил ошибку, надо была сразу избавиться от этого опасного трофея, но я не знал о нем ничего, теперь уже поздно. Оставь эту историю, эти суки меня в измене обвинили, не хватало еще того, чтобы они к тебе пришли.

   Кира молчала несколько минут.

  - И все же я настаиваю. Тетка активно отговаривала меня от общения с тобой, она вообще не думала, что ты выйдешь из этого подвала живым.

  - Узнаю Луизу, - хмыкнув, ответил Игнат. - Как же хочется отдохнуть. Может, ты дашь мне поспать, а потом мы поговорим?

   Кира несколько секунд смотрела на Игната, а потом дом стал расплываться, словно кто-то возил тряпкой по свежей картине, размазывая краску по полотну, превращая шедевр в грязь. Игнат с трудом открыл глаза. Серые стены, тонкая подстилка, через которую ощущался холодный камень.

  - Сволочи!!! - заорал Демидов на всю камеру, и его голос заметался среди четырех стен. - Сукины дочери, ну что вам еще надо?

   Он застонал, поскольку снова неудачно ткнул локтем в ребра. Он не знал, день или ночь на улице, он был совсем разбит, вымотан, выжат, еще немного, и он начнет говорить им то, что они хотят услышать.

  - Суки вы, - почти прошептал он и аккуратно улегся на жутко неудобный каменный неровный кубик.

   И почти тут же в его голову проник кто-то чужой. "Тварь", - послал Игнат четкий и яркий посыл. Он не знал, услышал его телепат или нет, но чужая воля никуда не делась. Демидов же привычно попытался ни о чем не думать, забить свой мозг воспоминаниями о пьянке, которая произошла месяц назад в Сторожье.

   Через несколько часов за ним пришли. Игнат так ослаб, что им пришлось его нести, если можно так назвать, когда тащат под руки по коридору, а ноги безвольно волочатся по каменному полу. Поскольку он был бос, то быстро стер их в кровь.

   Снова тот самый стул. Видок осмотрел помещение мутным взглядом, он медленно терял связь с реальностью, чего-то не хватало. За столом сидела дознавательница, ее бульварный роман лежал перед ней, у стены, наблюдая за ним, стояла незнакомая женщина среднего роста в довольно фривольном наряде с обалденным декольте. Но сейчас Игната ее вываливающаяся наружу грудь совершенно не интересовала, он, наконец, понял, чего не хватало - отсутствовали ставшие почти родными мордовороты.

  - Вы что с ним сделали? - переведя взгляд на сидящую за столом женщину, произнесла ледяным голосом незнакомка.

   Демидов даже поежился, ему показалось, что температура в помещении резко упало, а пар изо рта подтвердил факт похолодания.

  - Прошу прощения, магесса, - равнодушно ответил инквизиторша, - но это прямой приказ инквессы Беаты. Вы не вправе здесь распоряжаться. И я настоятельно прошу вас не пользоваться магией, иначе вам придется покинуть допросную. А если вы не в состоянии владеть собой, то могу вам предложить пару отличных подавителей.

   Дверь в камеру открылась, и на пороге появилось новое действующее лицо - инквесса Беата, глава карающего отдела. Она осмотрела помещение, по магичке только зло скользнула взглядом, после чего уставилась на дознавательницу.

  - Результат?

  - Результат отсутствует, госпожа. Он твердит одно и тоже, никаких разночтений в его истории нет. Единственное, что нам не удалось выяснить, кто его лечил после того, как он был ранен одержимой.

  - А напрямик спросить не пробовали? - поинтересовалась магесса, голос у нее был полон плохо скрываемого гнева. - Или вы его только били?

  - Это единственное, что он не сказал, - проигнорировав яд гостьи, ответила любительница бульварных романов. - Говорит, какая-то лесная ведьма, демоны знают где. Результаты с вторжением в подсознания эффекта не принесли.

  - Хорошо, - кивнула инквесса. - А теперь оставьте нас наедине.

   Магичка тоже направилась к выходу, но Беата ее остановила.

  - Задержитесь, магесса, мне нужна ваша помощь.

   Когда за безымянной дознавательницей закрылась дверь, Беата посмотрела на Игната. Демидов именно в этот момент загремел со стула, поскольку даже сидеть больше не мог. Никто не бросился его поднимать. Беата смерила взглядом тело, лежащее у ее ног, после чего повернулась к волшебнице.

  - Магесса, вы не могли бы привести в порядок нашего гостя? А то поломать, поломали, а вот починить - нам не дано. В принципе, я вас для этого сюда и пригласила. Ваша иллюзия была настолько великолепной, что мы получили результат, пора поставить на ноги уважаемого егеря. Да, Игнат, Гильдия волшебства и Лига инквизиции снимают с вас обвинения в измене, и содействии одержимым. Также вы оправданы по пунктам соучастия в убийстве инквессы Рены, магессы Арианы и их подчинённых. Косвенно коллегия признала вас виновным в сокрытии опасного артефакта, созданного одержимой ведьмой Веревеей, но поскольку на тот момент вы не обладали знаниями о конкретном объекте, то Великая инквизиция не будет выдвигать обвинения, хотя ваши действия косвенно повлекли большое количество человеческих жертв.

  - Гильдия магии присоединяется к вердикту инквизиции и отказывается от преследования, - отлипнув от стены, сообщила безымянная волшебница.

  - Вам надо подписать этот документ, - инквесса взяла со стола лист пергамента и положила перед носом Игната, а рядом ручку.

   Демидов наконец-то смог подняться, слова о прекращении пыток и оправдании подстегнули егеря. С трудом сев, он дрожащей рукой взял пергамент, читая текст. В принципе, там было тоже самое, что сказала Беата, только более витиевато. С большим трудом он поставил подпись под этим документом.

  - У вас есть претензии к нашей службе? - поинтересовалась инквизиторша.

  - Суки вы, - выдохнул Видок. - Горите в аду.

   Инквесса скривилась и, забрав с собой пергамент, вышла, ничего не ответив. А вот магесса улыбалась, она подошла и помогала Демидову сеть на стул. Первым делом она сняла блокаду с Фарата, Игнат впервые за четыре дня ощутил джинна, и был очень этому рад. Все это время, не ощущая своего пассажира, он чувствовал, что у него словно оторвали очень важную часть.

  - Я прошу прощения, - тихо произнесла она, - за мою очень жестокую иллюзию. Давайте, я займусь вашими ребрами, вы очень ослабли, это самое малое, что я могу сделать, чтобы хоть как-то загладить свою вину.

   Она прошла к столу, взяла стул дозновательницы и села рядом. Ее рука легла на поврежденный правый бок, от ладони магички распространялся мягкий зеленоватый свет, боль отступала, сразу стало легче дышать, голова прояснялась, исчез туман, в котором Игнат пробыл почти два дня. Вообще, очень тяжело соображать, когда тебя много бьют, плохо кормят и не дают спать.

  - Надеюсь, это не иллюзия? - произнес он уже более твердым голосом. - Очень не хотелось бы угодить в очередной обман.

  - Не сомневайтесь, - заверила его безымянная магичка. - Хотите, научу вас распознавать иллюзию?

  - Хочу, - легко согласился Видок.

  - Если вы думаете, что на вас наложили иллюзорные чары, то смотрите вдаль, если, конечно, иллюзия большого пространства. Чем дальше от вас, тем меньше подробностей, а на горизонте становится заметна небольшая рябь. Это не касается видений, насланных темной энергией нелюдей, они идеальны.

  - А если нет горизонта, а вот такая маленькая комната? - Игнат с каждой минутой чувствовал себя все лучше и лучше, похоже, целебные чары у незнакомки выходили очень неплохо. Конечно, придется заплатить нормальному врачу, чтобы тот за пару дней восстановил все, что поломали дуболомы Беаты, но это было приемлемо, особенно, если ему деньги вернут, да и в банке почти под сотню чеканов.

  - Если нет горизонта, то, скорее всего, вам не удастся распознать иллюзию. Прислушайтесь к звукам, могут помочь запахи, магички часто забывают о нюансах, и, например, если вам хорошо знаком запах розы, попробуйте понюхать цветок, может, вам повезет и вы заметите разницу. Попробуйте вести себя неправильно, если это иллюзия, то неожиданные действия могут вывести из себя заклинательницу. А вообще заклинание иллюзий довольно редко используют, оно требует высокой концентрации и быстро высасывает силы, мало кто даже из волшебниц второй ступени может создать хорошую иллюзию.

  - У вас получилась качественная, - похвалил Игнат. - Хотя не скажу, что мне она понравилась.

  - Прошу прощения, я не представилась, магесса второй ступени Ижанна. Я одна из немногих, кто выбралась из Егерска. Последние семь лет я плотно сотрудничала с братством Егерей. Моя специализация - массовые щиты и иллюзии. Тренировка молодых егерей в иллюзии давала очень неплохой результат. Лекарка я так себе, так что, когда выйдите отсюда, вам нужно показаться нормальному врачу.

  - Я слышал про цитадель, расскажите мне.

  - Все случилось ночью, - говорила она через силу, нехотя, но, похоже, всячески пыталась загладить вину за участие в фарсе инквизиции. - Я спала, когда все началось. Просто в один момент на город обрушился огненный дождь. Я такого никогда не видела, город вспыхнул, как стог сена в засуху. Все вокруг горело. Цитадель на холме, казалось, вообще не пострадала. Я с остальными волшебницами решила пробиваться туда, но сначала отправила их на крышу выставить защитный купол, чтобы прикрыть город. Нас было всего одиннадцать, мы ничего не смогли сделать, по краям щит оказался слишком тонким и быстро рухнул. Башни гильдии хорошо защищены от магических атак, жар с улицы был такой, что трещали волосы. Я видела из окна людей, прыгающих в реку с обрыва, мостов и набережной. Почти все они горели. Потом их подхватывало течение и уносило прочь. Это было ужасно. Мы уже хотели идти к замку, когда на него обрушился электрический вихрь. Никогда такого не видела, он был огромным, вращался с немыслимой скоростью, во все стороны летели шаровые молнии, десятки, если не сотни. Так продолжалось несколько минут. Те, кто это устроили, обладали первой ступенью, и их было не меньше пяти, поддерживать подобные заклинания не минуту, а минимум пять, это колоссальная трата сил. Стены крепости лопались от жара и осыпались в низ. У егерей не было шанса, Цитадель прекратила свое существование, за считанные минуты. Огромный пульсар пробил защитный купол, который я выставила, и который с крыши башни поддерживали остальные волшебницы, и буквально снес четыре верхних этажа, убив всех, кроме меня и моей помощницы. Башня разваливалась на куски, пришлось левитировать, чтобы спуститься на улицу. Я смутно помню, как поставила купол и пошла, буквально толкая его, это заклинание крайне плохо подается перемещению. Вокруг были мёртвые люди, они головешками валялись посреди дороги и рассыпались, стоило до них дотронуться. Я до сих пор ощущаю запах горелого мяса. А потом я потеряла сознания. Когда же пришла в себя с совершенно пустым резервом, вокруг были горы, Лира сидела рядом, это она меня вытащила из пекла, я не дошла до крепостной стены тридцать метров. Когда я пришла в себя и набралась сил, открыла портал в Белогорск. Конец истории. - Она отняла руку от ребер Игната. - Вот и все, что я могу. Мне жаль твоих друзей, наверняка, там было много тех, кого ты любил.



  - Спасибо, это был и твой город тоже. Я свободен?

  - Я тут не хозяйка, - улыбнулась в ответ Ижанна, она подошла к двери и толкнула ее, та оказалась не заперта.

  - Что надо? - раздался из коридора мужской грубый голос.

  - Лечение завершено, - сообщила магичка. - Какие были распоряжения Инквессы Беаты?

  - Велено проводить вас и егеря наверх, с вами вежливо попрощаться, ему вернуть вещи и выпроводить за ворота.

   Игнат поднялся, ноги держали с трудом, но сейчас это было не важно, главное отсюда выйти, потом можно будет отдохнуть, залечить раны, привести себя в порядок. И лучше места, чем отделение братства, для этого нет. Может, там хотя бы бить не будут.

   Выйдя из камеры, Игнат обнаружил у входа одного из бугаев, которые мордовали его три дня подряд.

  - Чего смотришь? - зло ощерился тот. - Работа у меня такая - людей бить и пытать. Думаешь, мне нравится?

  - Да плевать, - ровно произнес Игнат. - Попадешься мне на дорожке без свидетелей, я тебя выпотрошу в память о чудесных минутах, проведенных с тобой и твоим напарником. Ему, кстати, тоже передай.

   Ижанна быстро посмотрела на Игната, но ничего не сказала.

  - А ты меня не пугай, - голосом, неожиданно давшим петуха, заявил бугай. - Мы только исполнители, нам приказывают, мы делаем.

  - Веди, давай. Я сказал, ты услышал.

   Бугай несколько секунд медлил, сверля егеря взглядом. Наконец, развернувшись, он направился вдоль по коридору. Запертая дверь, затем еще одна, лифт, который активировался заклинанием, прямая лестница в подземелья, похоже, отсутствовала. И это единственный способ подняться наверх, и Игнат сомневался, что кабина двинулась бы с места, если бы с ними не было провожатого, и если бы ему не было позволено уйти. Лига умела защищать себя. Двери распахнулись, и им навстречу шагнули две инквизиторши, сжимающие в руках свои неизменные жезлы.

  - Магесса Ижанна, - почтительно склонив голову, произнесла черненькая со шрамом от ожога на шее, - инквесса Беата благодарит вас за сотрудничество.

   Волшебница кивнула. Что ж, все понятно, ей недвусмысленно намекали, что больше в ее услугах не нуждаются. Бросив на Игната прощальный взгляд, она направилась к лестнице, ведущей наверх, вслед за своей провожатой.

  - Следуйте за мной, - попросила вторая инквесса с неприятным лицом, на котором читалось брезгливое выражение, словно ее тошнило от одного вида Видока.

   Она направилась в противоположенную от лестницы сторону, открыв дверь в конце коридора и пропустив мимо себя Демидова. Тот послушно зашел в маленькую комнатку два на два, не больше, ее перегораживала глухая стена. "Сейчас как стрельнет в затылок", - мелькнула в голове Демидова шальная мысль, но он ее отбросил как не состоятельную, не зачем было выводить его из подвала, чтобы убить. Дверь за ним закрылась, и он остался один. Не прошло и минуты, как в стене появилось довольно приличное окно, за которым стоял мрачный мужчина в возрасте, волосы его были редкими и седыми, макушку украшала внушительная плешь.

  - Игнат Демидов, Видок? - спросил он.

   Егерь кивнул.

   На небольшой прилавок был выложен рюкзак, винтовка, кинжал, кольчуга, разгрузка, пистолет с портупеей, пули стальные из чистого серебра, мешочек с золотом, который был в кармане, когда Игната обыскивали, пыльник, штаны и рубаха, сапоги, пачка папирос, в которой осталось всего три штуки, и, наконец, перстень с руной удачи - подарок Гланы.

  - Жезл и подавители забрали, - равнодушно произнес старик, - остальное на месте, вот опись, проверяй.

   Игнат забрал рюкзак и быстро проверил содержимое. Оба трофейных ствола на месте, на дне валялись пистолеты незадачливых нападавших, которые решили отомстить ему за повешенного дружка, энергетический бич - подарок от беглых каторжников. Два внушительных кошеля с золотом тоже никуда не делись, рунные тавро полностью разряженные, остатки крупы и вяленого мяса, рунный нож, зачарованная косынка, портянки, сундучок с набором зелий. Все, ревизия закончена.

  - Где шкуры вертюхов, к рюкзаку были приторочены? - спросил Игнат, мысленно уже попрощавшись с ценным трофеем. Это не золото, замылят вмиг.

   Старк вполне естественно хлопнул себя по лбу и выложил на пыльник рулон со шкурами.

  - Где ты так прибарахлился, охотничек?

  - Очень далеко отсюда, едва живым ушел, - не вдаваясь в подробности, ответил Игнат.

   Дед только хмыкнул и стал молча наблюдать за посетителем.

   Не обращая внимания на кладовщика, Игнат разделся донага, грязные тюремные шмотки бросил на пол и брезгливо отпихнул ногой в угол, и натянул штаны и рубаху, намотал портянки, надел сапоги. Притопнул, полный порядок.

  - А с этим добором что делать? - спросил кладовщик.

  - Понятия не имею, вы выдали, я вернул, мне чужого не надо. Как там на улице?

  - Похолодало, осень скоро, дождь второй день, так что, твой пыльник с капюшоном очень пригодится.

   Игнат взял с прилавка шкуры и снова привязал скатку к рюкзаку, затем надел кольчугу и разгурзку, в рюкзаке просто не нашлось места для них. Не хорошо, конечно, гулять в таком виде по городу, но что делать. Наконец, на столе осталось только перстень, который с трудом налез на распухший мизинец.

  - Претензии? - спросил кладовщик.

  - Подавители жаль, мне бы пригодились.

  - Не положено, - деловито ответил старик.

  - Ну, тогда претензий не имею.

   И закинув на плечо довольно тяжелый рюкзак, толкнул дверь, та не открылась. Игнат озадаченно посмотрел на кладовщика.

  - Стукни три раза быстро, затем еще два медленно.

  - Параноики, - прошипел Игнат и повторил условный стук.

   Дверь мгновенно открылась, и в коридоре его ждали уже две инквизиторши, вернулась вторая с обожжённой шеей. Сейчас они, заткнув за пояс свои жезлы, сжимали в руках пистолеты, похоже, вооруженный егерь их нервировал.

   Игнат шагнул в коридор и едва не упал, организм за эти дни ослаб, а Демидов навешал на себя как на здорового. Одно радовало, до Белогорского отделения братства было всего ничего - десять минут пешком, и если Гильдия с Лигой обретались на центральной площади неподалеку от кремля князя, то егеря обосновались в торговом районе, заимев там большой шикарный особняк.

   Выпрямившись, Игнат посмотрел на инквизиторш.

  - Ведите отсюда поскорее, устал я от вашего гостеприимства.

   Жжённая пожала плечами и молча повела его к лестнице, вторая пристроилась за спиной. Фарат через ослабленный кокон семафорил, что эта парочка его опасается и очень торопится избавиться от такого спутника. Планы Игната и парочки инквесс в данный момент были одинаковыми, он жутко устал от этого "гостеприимного" места.

   Лестницу, которая оказалась довольно внушительной, ступеней пятьдесят, не меньше, он одолел в два захода, пришлось отдыхать: слишком много имущества, отвратительная кормежка и побои не способствовали быстрым восхождениям.

  - Сложно было лифт сделать? - сквозь зубы прошипел Демидов, выбравшись на верхнюю площадку и оказавшись в огромном холе. Через большие окна были видны серые тяжёлые тучи, затянувшие небо.

  - Двигай, давай, - легонько подтолкнув его в спину, зло заявила инквизиторша. - Я тут с тобой что, весь вечер должна торчать?

  Игнат не стал идти на конфликт и выяснять отношения, просто молча пошел к выходу, сопровождаемый взглядами не меньше десятка человек, которые находились в холле, только половина из них была в серой форме Лиги.

  Игнат толкнул тяжелую резную дверь и шагнул на высокое крыльцо. Холодный ветер швырнул ему в лицо мелкие брызги, дождя, как такового, не было, просто в воздухе висела водяная мерзкая пыль. Демидов поправил винтовку, накинул капюшон и медленно спустился с крыльца. Если братство его не изгнало, то через двадцать минут он получит ужин, постель и ванну. Хотя в свете последних событий, изгнание вполне вероятно, слишком круто он всех подставил.

  Хвост Игнат заметил почти сразу, даже Фарат не понадобился. Стоило Демидову спуститься с крыльца, как из вечерних сумерек появился мужик в плаще и неторопливо пошел следом. Шел он, не скрываясь, держа дистанцию метров в десять. Лица не видно, его скрывала тень от полей шляпы, хорошая такая шляпа, наверное, заговорена от воды.

  Решив проверить, Видок свернуло на соседнюю улицу, его пошатывало от усталости, ноги слушались плохо, хотелось побыстрее оказаться в тепле. Через пару секунд хвост повторил его маневр.

  Игнат уже более спокойно свернул на широкую параллельную улицу, которая должна была вывести его на пустую рыночную площадь, на другой стороне которой находилось отделение братства. Он не понимал суть хвоста - просто посмотреть, куда он идет? Это можно было сделать иначе. Все выяснилось через три минуты. Из подворотни навстречу шагнули трое крепких мужиков с пистолетами в руках. Фарат прислал картинку, что к хвосту присоединились еще двое, зажав егеря в клещи.

  - Ну и как ты засаду проморгал? - мысленно спросил Игнат джинна.

  - У них амулеты. Они знают, что может дух, и подготовились.

  Игнат остановился посреди дороги. Белогорск был столицей: улицы мощенные камнем и очень широкие, дома, стоящие напротив, разделяло метров пятнадцать. В окнах горел свет, редкие прохожие, закутавшиеся в плащи, дождевики, спешили домой. Где-то впереди метрах в двадцати удалялись две женские фигуры. За спиной лаяла собака, какой-то мужик пробежал мимо, опасливо глядя на людей, окруживших Демидова.

  - Ну, что ж, давайте разомнемся, - произнес егерь шёпотом и скинул рюкзак и аккуратно поставил его на мостовую, затем прислонил к нему винтовку, сейчас она не поможет, расстегнул две пуговицы на плаще, рука легла на рукоять пистолета.

  Никаких разговоров, обвинений, намеков, просто все разом вскинули оружие. За мгновение до первого выстрела Демидов, приоткрыв кокон, рванул на скорости в сторону ближайшего дома. Для преследователей он на секунду размылся в воздухе. За спиной два раза несильно хлопнуло, кто-то закричал, торопливый стрелок, нажав на спуск, влепил пулю в своего, оказавшегося на линии огня. Пистолет Видока почти незаметно вздрогнул, и один из нападавших получил пулю в грудь. "Слишком медленно", - отметил про себя Демидов. Противник рухнул молча, с такими ранами не живут.

  А вот парочка, похоже, была заряжена зельем или заклинанием, они двигались чуть медленнее егеря и успели не только повернуться, но и открыть огонь. Пуля свистнула у виска и разбила окно в доме, рядом с которым находился Игнат. В комнате кто-то закричал, но Видока это мало интересовало. Он кувыркнулся через левое плечо и укрылся за цветочной тумбой, стоящей на краю тротуара. Пули защелкали по бетонному горшку, словно показывая, как он вовремя за ним спрятался.

  "Используй меня", - прилетела мысль Фарата, пробившаяся через энергию, которая буквально поглотила Игната. Видок в это время высунулся наружу и свалил еще одного из тех, кто атаковал спереди.

  И Демидов решился. До ближайшего преследователя, того самого хвоста, было метра четыре. Те, что за спиной, вполне грамотно разошлись в стороны, в отличие от своих коллег, которые перекрыли дорогу. "Хвост" дважды выстрелил. Одна из пуль срикошетила от горшка, пропахав кровавую борозду на скуле егеря. "Захвати его", - мысленно приказал Игнат. Он почувствовал, как через щель кокона Фарат рванулся к жертве, в груди образовалась пустота, он ощущал лишь тонкую ниточку, связывающую его с джинном. Это было очень непривычное чувство. Хотя оно не сравниться со временем пребывания в подвале инквизиции, когда казалось, что "пассажира" вообще нет.

  Игнат не понял, что произошло. "Хвост" замер, его рука, сжимавшая пистолет, упала вдоль тела, он медленно развернулся, словно через силу поднял оружие и всадил пулю в напарника, прицелившегося в Игната. Тот рухнул на землю, зажимая прострелянный живот. На ногах остался последний. Он растерянно замер на другой стороне улицы и, развернувшись, рванул в подворотню. Он был быстр, но пуля еще быстрее, она ударила его прямо между лопаток, швырнув вперед и впечатав в стену дома.

  Затем "хвост" поднял пистолет, приставил его к своему виску и нажал на спуск. Его голова буквально взорвалась, забрызгав все вокруг кровью и мозгами, а кокон внезапно снова обрел своего постояльца. Игнат ощутил счастье "пассажира", которое передалось и ему.

  - Ты поверил мне, - проскользнула в его голове мысль джинна, - я благодарен.

  - Не знал, что ты так можешь, - вставая с колена, ответил Игнат и убирая оружие в кобуру.

  В живых остался только один - тот, кого подстрелил кто-то из своих, самый первый. Пуля угодила ему в правую сторону груди и пробила легкое, и теперь он свистел дыркой и пускал кровавые пузыри. Но раньше, чем Демидов дошел до него, недобиток дернулся и затих.

  - Вот сволочи! - не сдержался Игнат. - Гребаные мужеложцы!

  Ну что им стоило атаковать его завтра, послезавтра, на следующей неделе? Прощай ужин, постель, ванна и лечение. Здравствуй подвал "стражи спокойствия". Игнат взял винтовку и рюкзак, отнес к стене, устроился под козырьком в ожидании появления блюстителей порядка. При этом он не терял времени даром.

  - Фарат, ты что-то узнал? Кто это такие?

  - Наемники. За твою голову неизвестные объявили большую награду, очень большую. Инквизиторша, которая с ожогом, дала им знать, что тебя выпускают. Их задача - застрелить тебя, отрезать голову и, сунув ее в зачарованную сумку, отвезти заказчику?

  - И кто заказчик?

  - Он не знал, только место передачи - трактир на границе с королевством.

  - Ясно. Значит, это не последнее нападение.

  - Все только начинается, - ответил Фарат. - Теперь я всегда буду сыт.

  Законники явились буквально через пару минут. Трое крепких парней в черных штанах и серых рубахах выбрались из мобиля, напоминавшего длинный брусок на колесах, и взяли Демидова на прицел. Следом из темного нутра машины появилась очень симпатичная смуглая магичка с гербом гильдии, вышитым на плаще. Ее правая рука светилась красным, верный признак сплетенного, но незаконченного заклинания.

  - Что здесь произошло? - требовательно поинтересовалась черноглазая, уставившись на спокойно сидящего Игната.

  Демидов с трудом поднялся, только сейчас он понял, насколько устал, Фарат остановил кровь, но рану от рикошета затянуть не успел, говорить было больно.

  - Попытка убийства. Эти люди напали на меня без предупреждения.

  - Доказать сможете? - вклинился "серый" с нашивкой сержанта на рукаве.

  - А чего тут неясного? Трое сзади, трое спереди, я посередине.

  - Ходить по городу с оружием запрещено, - продолжил страж.

  - Ну, арестуй их, мне все равно. Я егерь. Игнат Демидов, по прозвищу Видок.

  Серые тут же расслабились, а вот магичка наоборот напряглась. Она, похоже, отлично представляла, кто перед ней.

  - Сержант, собери оружие и посмотри, так ли все, как сказал егерь? - попросила волшебница.

  Страж кивнул и, махнув своим, ушел обыскивать трупы. Уже через пару секунд Демидов заметил, как кошель одного из покойников незаметно перекочевал в карман блюстителя закона. Суровая правда жизни - "серые" подкармливались с подобных вещей, не брезгали и обиранием пьяных, но не наглели.

  - Когда отпустили? - держа дистанцию, спросила магичка.

  Заклинание она не развеяла и пристально следила за Игнатом, готовая ответить на любую агрессию чем-то магически-убойным.

  - И двадцати минут не прошло, двести метров прошел, - равнодушно ответил Видок. - Не моя вина, вон тот безголовый вел меня от самой штаб-квартиры Лиги. Эта троица загородила дорогу, вон те двое присоединились к "хвосту".

  - Почему не сразу начали стрелять?

  - Спроси у них, они дали мне время снять рюкзак и положить винтовку, ни слова не сказали. А потом завертелось, я только оборонялся.

  - Он правду говорит, - возник за спиной магички сержант. - Хозяин дома видел все с начала и до конца. И знаешь, что он сказал, что тот без башки, вдруг ни с того, ни с сего убил двоих своих, а потом вышиб себе мозги.

  Магичка выслушала парня, снова уставилась на Игната.

  - Правда?

  - Да, только не спрашивай, с чего этот кретин перепутал меня и своих, - равнодушно ответил Видок.

  - А башку он себе прострелил, когда раскаялся в содеянном? - едва не рассмеявшись, поинтересовалась волшебница.

  - А мне почем знать? Может, у него совесть большая была? Как начала его грызть... Так грызла, что зацепила мышцы руки, она возьми и подними пистолет к виску, а потом, наверное, снова куснула, и палец дрогнул.

  И тут заржал сержант, он хохотал так заливисто, так открыто и так цинично, что все невольно улыбнулись. Согнувшись пополам, страж едва не плакал. Магичка, глядя на него, даже забыла о сплетенном заклинании, которое без контроля моментально развеялось. Наконец, он распрямился и утер выступившие на глазах слезы.



  - Совесть, говоришь? Однако. Магесса, эти парни профессиональные охотники за головами, тут вся команда Койота. А вон тот без башки - он сам.

  Волшебница более заинтересованно взглянула на трупы.

  - Ты завалил серьезных людей, они были профи. Ты опасный человек, Видок.

  - Если честно, подготовка у них - так себе, - немного хвастливо заметил Демидов. - Особенно вон у той тройки. Я, честно говоря, грешным делом подумал на обычных дорожных бандитов.

  - Учитывая, сколько за тебя дают золота, думаю, эти трупы только начало.

  - Сколько? - в один голос поинтересовались сержант и Демидов.

  - Две тысячи чеканов.

  Страж присвистнул. Похоже, в его голове забродили интересные мысли, Игнат даже хотел немного остудить его пыл, но тут вмешалась неизвестная магичка.

  - Вань, пока тебе в башку всякие нехорошие мысли не полезли, я тебя предупредить хочу, этот егерь находится в сфере интересов инквизиции, гильдии, братства и охранного приказа. Головорезы Антуана, как и он сам, всегда были клиническими идиотами. Ты ведь умнее?

  "Серый" поскучнел и мгновенно потерял к егерю интерес.

  - Куда ты шел, когда на тебя напали?

  - Что, сложно догадаться? - не сдержался Игнат.

  - Да легко, но уточнить не помешает. Я не стану тебя арестовывать, но прошу завтра побыть там и не покидать отделение, возможно, понадобятся твои показания, шесть трупов в центре Белогорска во время военного положения - это довольно крупное происшествие.

  - Хорошо, все равно мне нужен отдых, если, конечно, братство еще от меня не отреклось и не изгнало.

  - Не знаю, что у вас там произошло, и во что ты вляпался, но подобные новости из братства до меня не доходили. А у меня там есть знакомые, и такое громкое событие мимо меня точно бы не прошло.

  - Тебя как зовут-то? - закидывая за спину рюкзак и вешая на плечо винтовку, поинтересовался Демидов.

  - Лера.

  - Ну, до свидания, Лера, - махнул рукой Игнат и направился к рынку.

  Десять минут, и он будет на месте. "Все вышло довольно удачно, - думал про себя Видок, - в камеру не попал, и то хорошо. Может, все же светит мне чистая постель и горячая ванна?".

  Здание отделения егерей Белогорска было внушительным - три этажа, внутренний двор за высоким зачарованным забором. Здесь всегда кипела жизнь, княжество, не скупясь, платило охотникам на нелюдей за чистые окрестности столицы. По договору тут жили сразу три постоянных егеря, их задачей было полное уничтожение любой твари в радиусе сорока километров от Белогорска. Поэтому другие егеря бывали тут редко, работы для них мало. Кроме самой цитадели, это было единственное место в княжествах, где охотники жили постоянно. В остальных княжествах только небольшие отделения братства, в которых доживали свой век искалеченные или постаревшие егеря, вроде Деда, которые по какой-то причине не захотели, следуя традиции, уйти в пустоши.

  Игнат медленно пересек рыночную площадь, сейчас пустую. Холодный ветер бросил в лицо Видока очередную взвесь, лавки, окружавшую площадь, были уже закрыты, только справа от него из-за закрытых дверей трактира раздавался гул голосов и обрывки песен.

  Если у Игната не сбились внутренние часы, завтра суббота, а значит, базарный день с раннего утра. Он остановился под одним из навесов и прикурил. Папироса была предпоследней. Пуская ароматный густой дым, Демидов смотрел на огромный трехэтажный дом, который выделялся среди темных лавок и магазинов. Дело в том, что братство егерей просто сверкало огнями, не было ни единого темного окна, везде горел свет и мелькали силуэты людей. Что ж, это логично, уцелевшие егеря стекаются в самое крупное отделение, дабы решить, что делать дальше.

  Отшвырнув окурок, Игнат медленно пошел к парадным дверям, поднялся по высокому крыльцу, рука взялась и надавила на дверную ручку. Пора и ему принять то, что судьба отмеряла, и встретится с теми, кто еще месяц назад называл его братом. Хоть и косвенно, но он виноват в свалившихся на егерей бедах. Пора выяснить, кто встретит его за дверью, братья или совершенно чужие люди?


  Глава вторая. Время историй


  Игнат проснулся только в полдень. Даже гул главного торжища Белогорска ему не смог помешать, хотя окна комнаты на втором этаже выходили прямо на лавки купцов, торгующих разной всячиной, полезной в хозяйстве, типа ложек, поварёшек, кастрюль, дуршлагов и прочей утварью.

  Демидов выглянул в окно, денек выдался пасмурный, но не такой мерзкий, как вчерашний вечер, иногда в разрывы туч даже проглядывало солнце. Народу было море. Ну, а чего ожидать? Он не ошибся - утро субботы, главный базарный день, конец лета, народу не продохнуть, все кричат, торгуются. Короче, очень шумно.

  Демидов натянул чистое белье. Братство его приняло. Не сказать, что встретили его радостно. Первым у дверей с Игнатом столкнулся Семен, здоровенный бугай, один из самых старых егерей, которые еще охотятся. Пожалуй, на настоящий момент можно считать его самым старым и авторитетным. Было ему сто два года, крепкий мужик с едва заметными морщинами и абсолютно лысой головой. Оседлую жизнь Бобыль вообще не признавал, везде у него были жены и подружки. А сколько детей он наплодил за годы странствий, вообще никто не считал, все время в дороге. Было очень странно наткнуться на него в Белогорске.

  - Заждались, - протянул он и саданул Игната в челюсть со всей дури, - ты что устроил с этой руной? Тут благодаря тебе ищейки из лиги и гильдии днями и ночами сидели, все тебя ждали.

  Не ожидавший подобной встречи, Демидов кулем свалился на пол. В глазах звезды пляшут, в ушах звон, ноги и руки не слушаются. Он попытался подняться, но из этого ничего не вышло, так, вялое трепыхание. "Фарат, лечи, пока он меня не добил", - приоткрывая кокон, приказал Игнат.

  - А он и не собирается, стоит и ждет, когда ты встанешь, - пришел ответ.

  А потом взгляд прояснился. Демидов увидел множество ног вокруг него. С трудом, но он все же поднялся. Некоторых егерей Игнат не знал вообще, в основном молодняк, еще четверых он раньше видел, но так, мельком, знаком не был. А вот остальные человек двадцать - старая гвардия, некоторые старше него, другие ровесники или чуть помладше. Все они смотрели на него, во взглядах егерей не было ненависти, злобы, жажды мести, только интерес, не многие из них знали, что Игнат Демидов причина бед Братства.

  Видок подошел к умывальнику, открыл кран, сделал воду ледяной и быстро умылся, обтер тело. Натянул совершенно чистые штаны, которые ему подогнал Андрей, его друг по учебе, прозванного Бородой за козлиную бородку, которую тот носил лет десять, пока не сбрил. Рубаха была чуть великовата, и рукава немного длины, но сейчас это не важно. Его шмотки отдали приходящей прачке, обещали к вечеру вернуть.

  Игнат спустился в общую залу, сейчас тут уже не было людно, как накануне, за столом сидела Ирма, единственная уцелевшая женщина Братства, грубая, крепкая, молчаливая и очень надежная.

  - Привет, - бросила она и снова уткнулась носом в тарелку.

  Игнат прошел на кухню и принялся за приготовление завтрака. Свежие яйца, гора мягкого хлеба, который испекли на рассвете, овощи, колбаса. Минута и все это мелко порезанное отправляется в глубокую сковороду, после чего туда же отправилось четыре яйца, довольно внушительных, добавить перца, много перца, перемешать, и вот яичница, холостяцкая, или по-другому - "бросай все, что есть", готова. Прихватив три куска ароматного хлеба и большой стакан молока, Демидов вернулся к столу и обнаружил там Бобыля и еще трех старших, принявших на себя обязанности управлением обескровленного Братства.

  - Ешь, мы подождем, - произнес Винт, хранитель отделения Белогорска. Ему было не так уж и много - всего восемьдесят, и вот уже сорок лет он торчал тут почти безвылазно.

  Игнат пожал плечами и, залив все, что лежало на сковороде, томатным соусом, принялся за еду.

  Весь вечер Демидов провел в кабинете Винта, Игорь собрал вокруг себя всех "стариков", так что, в небольшой комнате, куда набилось одиннадцать человек, было тесно. Нет, конечно, первым делом его накормили, переодели, показали место, куда кинуть кости, дали принять душ. И только потом учинили допрос.

  Рассказ Игната занял довольно много времени, и к концу он охрип. Кое о чем Видок умолчал, да по большому счету егерей и не интересовали ни вольные земли, ни личность Тамары, ни связь тамошних магичек с анклавом на границе княжества. А вот то, что у них украли руну-ключ, всех сильно обеспокоило. Да и вообще история с одержимыми, про которых тут ни сном, ни духом. Все, кто был в курсе, погибли в Егерске, оттуда вырвались единицы, и то жители города, кому повезло.

  - Были там? - спросил Игнат.

  Бобыль кивнул.

  - Через день, как узнали. Магички портал открыли. Там только пепел, брат. Камень плавился, как свеча, земля, наоборот, спеклась от жара, от цитадели только руины остались.

  - Но не все погибли в дыму, - влез в рассказ Винт, - мы нашли во дворе замка троих наших, у всех страшные рваные раны. В цитадели еще пятерых.

  - Запись есть?

  - Конечно, - ответил Бобысль, - с трех "глаз" снимали, завтра посмотришь.

  - Хорошо, - согласился Игнат, - завтра, так завтра.

  - Ты не подумай, что мы что-то скрываем, - подал голос Андрей, сидящий в самом дальнем углу. - Просто жутко это. Хоть мы и нечасто бывали в цитадели, но это наш дом, и смотреть на его руины на ночь - плохая идея.

  - Так вот, - продолжил Бобыль, - были там нелюди и кто-то еще, скорее всего, одержимые ведьмы. Казну братства они нашли, вскрыли, но не тронули ни золота, ни книг, ничего ценного не пропало. Где была руна, которую передал порталом Дед, мы не знаем. Да и вообще, пересылал ли он что-либо? Если переслал, то свидетелей этого не осталось.

  Демидов тяжко вздохнул и устало провел ладонью по лицу. Андрей прав - больше всего цитадель напоминала отеческий дом, и вот теперь от его семьи осталось несколько десятков человек. И отчасти он был виновен в гибели всех этих людей. Если бы он отдал чужую руну Рене, то ничего бы из этого не произошло. Но сожалеть о прошлом - попусту тратить время.

  - Доел? - пробился через воспоминания голос Винта.

  Игнат поднял голову. Занятый своими мыслями, он механически спорол все, что приготовил, и даже не заметил, когда успел.

  - Вроде как, - пожал он плечами.

  - Тогда пойдем смотреть запись. Может быть, ты увидишь то, что мы не поняли.

  Запись с "глаза" оказалась для Игната гораздо тяжелее, чем он думал. Пока смотрели эти сорок минут, он скурил пять папирос. Другие не отставали, дым в кабинете висел под потолком такой густой, что не было видно магического светильника.

  Портал магички открыли в полукилометре от города, и Винт с остальными прошли весь Егерск насквозь. С ними были инквизиторша и несколько боевых магичек, причем у одной в волосах вплетена черная лента. Подобное Игнат видел впервые, но слышал о таких, это означало, что она готова биться до смерти и готова умереть на поле боя, применив заклинания последней воли, забрав с собой все, до чего дотянется пробудившаяся в ней дикая сила. В давние времена были несколько подобных случаев, и тогда магичка уносила с собой целые батальоны, а иногда и полки. Отряд двигался не спеша, держась того, что было раньше центральной улицей, ведущей от городских ворот к замку.

  Огненный дождь почти уничтожил город. Игнат отлично знал каждый метр, но не мог опознать ни одного дома, магазина или харчевни. Хотя вот... Он закрыл глаза и тяжко вздохнул... Двухэтажный каменный дом, от него осталась только наружная стена, над входом наполовину обугленная вывеска, на которой отчетливо видна задняя часть лошади.

  Тяжелый стакан, в котором еще недавно был коньяк, бутылку которого допивали егеря, отправился в стену, осколки разлетелись по всему помещению. Из глаз непроизвольно потекли слезы.

  В этом дорогом трактире Игнат встретил Анну. Тогда он был молод и только закончил обучение. Деньги с первого заказа жгли карман. Он шел по улице и увидел ее, в шикарном платье, золотые волосы уложены в сложную прическу, которую фиксировала заколка с брильянтом. Она окинула взглядом опешившего парня, улыбнулась и вошла в "Чёрную лошадь". Денег, что были тогда в кармане у Демидова, хватило бы на ужин в этом месте. Тяжко вздохнув, Игнат потопал дальше, ища себе развлечение по средствам. А спустя три дня он столкнется с ней, едва живой, на лесной дороге. Она так и не сказала от кого бежала, но он ее настиг. Егерь тогда впервые убил человека - два наёмника, которые через чур увлеклись обыском вещей раненой магички. Тогда же Фарат получил своих первых жертв.

  Видок тряхнул головой, отгоняя воспоминания. Оказалось, что прошло всего ничего, никто и не заметил, как он погрузился в размышления. Винт прикуривал очередную папиросу, Бобыль встал, чтобы достать из серванта новый стакан, а заодно и бутылку, а третий "старший", весельчак и балагур, которого прозвали Смехач, пялился на свои ботинки. Игнат еще минут десять назад заметил, что тот делает, что угодно, лишь бы не смотреть на экран. Егеря не барышни, они много повидали на своем веку, но зрелище, которое транслировал "глаз", приводило их в уныние.

  Игнат снова посмотрел на экран. Винт переступил через очередной обугленный труп и прошел в ворота Цитадели. Зачарованные стены уцелели лучше, но и им досталось, камни покрывал толстый слой сажи, в некоторых местах кладка не выдержала, и стена рухнула вниз.

  - Первый труп мы нашли тут, - произнес Бобыль, толкнув Игнату наполовину полный стакан коньяку.

  Демидов поймал его левой рукой и сделал глоток, внимательно смотря на экран. А вот и он - парень в простой рубахе. В левой руке, которая висит на одном сухожилии, зажат нож из чистого железа, в правой - пистолет. Вся рубаха пропиталась кровью, грудь разодрана, среди кровавого месива и обломков костей копошатся мухи. Вот вокруг тела собираются егеря и сопровождающие их магессы и инквесса, изучают повреждения. Через пару минут, так и не разобравшись, кто убил егеря, отряд двинулся дальше. Вот еще один, картина примерно та же, но у покойника отсутствует лицо. А вот труп нелюдя - лесовик, в груди его дыра размером с кулак. Дальше еще один и еще, всего Игнат насчитал одиннадцать мертвых тварей. У дверей замка лежит еще один егерь, в руках у него винтовка, разорвана грудь. И на этот раз Демидов увидел подтверждение своим мыслям.

  - Мы так и не смогли понять, кто оставил рану, - произнес Бобыль. - Это не лесовики, еще несколько их трупов дальше внутри цитадели.

  - Это сделал Шайтан, - залпом допив коньяк, просветил собравшихся Игнат. - Так называют этих тварей люди вольных земель. Но я знаю еще одно название, Фарат назвал существо народом ОР. Они живут за разрывами и не могут прийти сюда просто так, для этого нужен очень большой разрыв. Они разумны и часто живут в тесном контакте с духом, полноценный симбиоз. Они не звери, они народ. А еще они оборотни. Мой джинн сказал, что они похожи на людей, а могут быть тем, кого я вам описал, когда рассказывал про убийство Рены и Арианы.

  - Ты это хотел увидеть? - спросил Смехач, он смотрел только на Игната, отвернувшись от экрана.

  - Не знаю, но я ждал подтверждения. Это преддверие войны, большой войны. Началась она, когда я нашел руну, а вот закончится здесь. Они придут за воротами, но перед этим они стравят нас между собой.

  Все озадаченно уставились друг на друга. Игнат достал новую папиросу, тут в дверь постучали.

  - Войдите, - крикнул Винт на правах хозяина кабинета, хотя Демидов успел заметить, что народ больше Бобыля слушает, хотя тот и не рвется в лидеры.

  На пороге появился кто-то из молодых. Игнат посмотрел ему в глаза, совсем еще зеленый, может, всего пару лет, как прошел обучение.

  - Там две магички пришли, обе Видока спрашивают.

  Демидов сунул так и не прикуренную папиросу за ухо и вышел из кабинета. В холле было пусто, только в середине стояли две женщины, одной из которых оказалась Лера, похоже, не забывшая своего обещания навестить Игната и взять у него показания. А вот вторая совсем незнакома, длинные белые прямые волосы, пышная челка, которая нависала над глазами. Сначала Игнат решил все выяснить с белоголовой.

  - Я Игнат Демидов, чем могу быть полезен?

  - Меня к вам направила Ижанна, я лекарь четвертой ступени, магесса просила позаботиться о вас.

  - Это вовремя, - обрадовался Видок, - а то обломки зубов постоянно язык царапают, всю мелочь мой дух залечил, а вот ребра и зубы болят. Подождите немного, я сейчас поговорю с Лерой и буду в полном вашем распоряжении.

  - Я за показаниями, - тоже не поздоровавшись, в лоб сообщила Лера.

  - У тебя глаз? - глядя на маленький серебряный значок, спросил Демидов.

  Магичка кивнула.

  - Тогда записывай. Я - Игнат Демидов, егерь, по прозвищу Видок. Выйдя из здания Лиги инквизиции города Белогорска, обнаружил за собой слежку...

  Дача показаний заняла чуть меньше пяти минут. Лера, получив необходимое документальное подтверждение, махнув на прощание рукой, удалилась, сообщив, что в понедельник в десять утра судья рассмотрит дело, и Игнату необходимо прибыть в городской суд, неявка будет считаться признанием вины. Город ему покидать запрещено.

  Демидов только пожал на это плечами, покидать Белогорск в ближайшие несколько дней он не собирался, что-то в истории с руной, которую он нашел, не давало ему покоя. Зачем его заказали? Ведь после ее уничтожения он уже никому не нужен. Все, что знал он, рассказал дознавателям. Так какой смысл в охоте на него?

  Он посмотрел на ожидавшую его магичку. Та стояла у стены памяти, где на огромной зачарованной мраморной плите были магические портреты и имена погибших в княжестве егерей. Их было много, не меньше сорока. Причем пять из них имели одинаковую дату десятилетней давности, великий разрыв, так это называли, тогда много народу в землю легло, и простых солдатиков, и наемников и пятеро охотников.

  - Я в вашем распоряжении. Сколько мне это будет стоить?

  Белоголовая повернулась к нему.

  - Два чекана за сеанс, один сегодня и один завтра утром. Думаю, этого будет достаточно. Если нет, продолжим. Сами будете платить, или чек братства?

  - Сам, - отозвался Игнат. - Прошу за мной, в моей комнате будет удобней.

  Лечение продлилось ровно час. Лекарка свое дело знала на отлично, Ижанна прислала хорошую магичку, ребра она затянула за сорок минут, а вот с зубами было решено закончить завтра.

  - Чего это магесса вокруг вас так носится? Не помню, чтобы она так беспокоилась о ком-то.

  - Понятия не имея, - натягивая рубаху обратно, произнес Демидов. - Ты знаешь магессу третьей ступени Киру?

  Белоголовая внимательно посмотрела на него, словно решая, говорить или нет.

  - Она живет в "Квартале силы", третья улица, дом пять, но в городе ее давно не видели, все же это дом тетки, которым она пользуется, сама-то Кира в Гарнском королевстве проживает, - и не оборачиваясь, магичка вышла в коридор.

  Игнат бросил взгляд на свой рюкзак, битком набитый трофеями, с ними надо будет разобраться завтра, а еще посетить кожевенника, необходимо превратить шкуры вертюхов в шмотки. Пора сделать замену утраченной в портале Веревеи куртке, может, и на сапоги останется.

  Спустившись вниз, Демидов заглянул в кабинет Винта, там никого не было, зато в общем зале оказалось людно и очень шумно, там собрались все обитатели отделения братства. Лица у всех мрачные, похоже, что-то случилось.

  Игнат тронул за рукав стоящего с краю егеря, одного из молодых, тот повернулся и уставился на Демидова.

  - Чего?

  - Что случилось?

  - Только что новости пришли, - пояснил тот, - еще одного нашего убили в соседнем княжестве, прямо посреди Варны зарезали.

  - Кого?

  - Я его не знал, Артем, по прозвищу Камень.

  Игнат порылся в памяти, вроде он когда-то сталкивался с этим егерем, давно, правда, лет пять назад, но даже не смог вспомнить, где это произошло. Но ситуация была хуже некуда, их убивали по одному. Братство и так немногочисленно, и каждая смерть сильно бьет по егерям. А сейчас, когда нет больше цитадели, вообще фатально.

  - И что решили?

  Молодой пожал плечами.

  - Старшие хотят отправить туда пяток наших, надо мстить. Безнаказанным это оставлять нельзя.

  Что ж, все верно. Игнат бы подписался на это сам, если бы его не ждал суд, а сейчас действовать нужно быстро. Он протолкнулся к столу, за котором сидел Винт, а за его спиной стояли Бобыль и Смехач.

  - Если уладите дела в суде, я готов пойти, - решительно заявил Игнат.

  - Ты уж точно никуда не пойдешь, тебе еще нужно восстановиться, привести себя в порядок, - уверенно заявил Винт. - Смехач возглавит группу, с ним пойдут Ирма, Костыль, Тесак, и, - Игорь осмотрел стоящих перед ним егерей, - и вот ты, не помню, как тебя звать, - он указал на того самого молодого, который тоже как-то пробился к столу.

  - Валет, - назвал свое прозвище парень.

  - И Валет, - закончил перечислять Игорь. - Так, все, кого назвал, живо собираться, через двадцать минут магички откроют портал, это уже согласовано с Варнским княжеством. И пусть сейчас обстановка между ними накалена, для братства делают исключение, договор о статусе егерей еще действует.

  Игнат отошел в сторону, Винт был прав, нечего ему в таком виде там делать. Смехач - опытный егерь, уже лет пятьдесят тварей убивает, может, и получится у него распутать клубок.

  Пока никаких дел в отделении у Игната не было, он решил сходить на торг, избавиться от трофеев. Одолжив ботинки у Андрея и подвернув рукава, он надел пояс с кобурой, в которой был уже не раз выручавший его пистолет, выложил из рюкзака все лишнее и направился к двери.

  - Ты куда, болезный? - услышал он за спиной голос Бобыля. Тот стоял в дверях общего зала и, прищурившись, смотрел на Демидова.

  - На торг, - отмахнулся Игнат. - Я быстро продам трофеи, куплю необходимое, зайду к кожевенникам и назад.

  - Совсем дурак? - удивленно спросил старый егерь. Один, после того дерьма, в которое ты угодил, за порог даже не суйся. Сейчас провожатого дам.

  - Конвоира? - уточнил Демидов.

  - Дурак ты, Видок, и не лечишься, - ответил Бобыль. - За твою голову приличную награду дали. Или ты думаешь, ты их вчера всех пострелял? Это начало. Так что, не смей за порог в одиночку выходить, ты нам очень нужен. Мы слишком многих потеряли. Кстати, ты не в курсе, но это уже официальное распоряжение Винта, в город больше по одному никто не ходит, так что, сейчас дружка твоего свистну, он проводит.

  Борода явился через пару минут. В отличие от Игната, он был в кольчуге, с пистолетом и здоровенным ножом из чистого железа. Причем пистолет у Андрея серьёзный, благодаря слабой отдаче энергетического оружия, это чудовище двенадцатого калибра имело тяжеленую пулю, которая, благодаря нанесенной на нее руне, была разрывной и могла сделать в человеке дыру размером с голову двухлетнего ребенка. Стоил такой стальной заряд на порядок дороже, около двух чеков, и для нелюди не годился. Но и не твари сейчас стали основной проблемой егерей. Правда, и батарея была довольно мощной, отсюда впечатляющие габариты и вес. Борода легко орудовал этим чудовищем благодаря своим могучим ручищам.

  Они спустились с крыльца и первым делом направились в оружейные ряды. Там накануне войны шел довольно оживленный торг, и стволы расходились, как горячие пирожки. Игнат за десять минут пристроил все свои трофеи по хорошей стоимости. Надо сказать, в связи с ожидаемыми столкновениями цены на оружие задрали почти вдвое. И то, что раньше Игнат продавал за три чекана, сейчас стоило пять, а то и шесть. Также оружейники охотно взяли у него лом чистого железа. Последний прощальный привет от Юркого с напарником. Скоро это станет пулями, а может быть чем-то еще. Единственное, что Игнат не продал, так это металлические носки своих старых сапог, самому пригодятся. Все время торга Борода стоял у него за спиной, сканируя людей и оберегая старого приятеля от неприятностей.

  Следующим пунктом были ряды, где торговали всякой всячиной. Игнат купил магическую зубную щетку, бритву, а также зарядил все рунные тавро у рыночного мага-слабосилка. Подбор запасной одежды и нижнего белья много времени тоже не занял, не барышня, рубаха, штаны, пара маек, трусы - все это улеглось в избавленный от трофеев рюкзак. Осталось всего два пункта: цирюльня и мастер кожевенник, задача которого превратить шкуры вертюхов в куртку и сапоги. Начали с него. Крепкий дед присвистнул, увидев выложенные на прилавок шкуры, ласково провел по рисунку ладонью.

  - Готов купить у вас все, по сто золотых за метр, - выдохнул он, назвав очень хорошую цену.

  - Не продаю, - отрезал Игнат. - Мне нужен не покупатель, мне нужен тот, кто сделает для меня из них куртку и сапоги.

  - Сапоги не ко мне, мой сын делает отличные, - произнёс дед. - Сейчас я позову его, снимет мерки. Господин егерь хочет что-то особенное?

  - Да, носы сапог должны быть из чистого железа, - Демидов извлек из рюкзака старые носы, - можно использовать эти.

  - Это возможно, - согласился кожевенник. - Эй, Пашка, а ну бегом за папкой, пусть пулей сюда летит.

  Малец, сидевший на высоком табурете, сорвался с места и уже через секунду скрылся за дверью.

  - Внук, - пояснил дед. - А пока мой сын не появился, давайте снимем мерку для куртки.

  Он достал метр и стал придирчиво измерять торс и руки Игната, спрашивал о фасоне, показал в альбоме рисунки моделей, что модно в этом сезоне. Игнат, ожидая сапожника, с интересом пролистал альбом с эскизами. Большинство ему не подходило, это была одежда для города, элегантная, но непрактичная, под нее не наденешь разгрузку. Кстати, о разгрузке, он совсем забыл, что поскольку винтовка у него новая с барабаном, то и разгрузку надо менять, или винтовку, но цены на рынке кусались. Товар из Яр-княжества подорожал втрое. Несмотря на приличное состояние в золоте, которое после продажи трофеев увеличилось на сотню чеканов, тратится на новую винтовку, чтобы разгрузку не менять, было как-то глупо.

  - Разгрузки есть? - спросил он деда.

  Тот кивнул и указал на вешалки у стены напротив, при этом он даже не поднял глаза, придирчиво изучая кожу вертюха.

  Игнат хмыкнул и направился в указанном направлении. Таких, как ему было нужно, всего две. Обе очень непривычные, сам барабан в диаметре пять сантиметров и длинной под пулю, карманы расположены по бокам по три с каждой стороны.

  Андрей, стоящий у дверей, повернул голову и посмотрел на приятеля.

  - Не думал винтовку поменять на магазинную? В оружейной братства есть несколько вполне хороших, вроде даже ЯР12 видел. Братья остатки оружейки Цитадели вывезли, там потолок обвалился поломало много но кое что прихватили.

  Игнат задумался. С одной стороны магазинная гораздо удобней, и с разгрузками проще, и если Борода прав, и в оружейке действительно есть двенашка, то это решит все проблемы, братство заберет его ствол по хорошей цене, а разница уже не проблема.

  - Надо смотреть, - согласился он с предложением приятеля. - Хотя моя барабанная мне понравилась, немного непривычно, и чуть медленней, но точность у нее выше, и дальность стрельбы вдвое против погибшей ЯР "Охотник".

  - Ну и ретроград же ты, - хохотнул Андрей. - Охотники с производства сняли пару лет назад, уж больно разброс у них большой, а когда руну вставляешь, пуля вообще черте куда летит. Бери Ярку, не пожалеешь. Кстати, там магазины не десятки, а именно двенашки, но габариты прежние, она короткая, чуть тяжелее твое старого "охотника", даже с твоей руной можно будет сбить консервную банку метров со ста пятидесяти. А если без руны, то еще сотню накинь.

  Игнат задумался уже вполне всерьез, может, и вправду махнуть.

  - Борода, а ты слышал что-нибудь про магическую трехрежимную винтовку? Мне ее сватали месяц назад в Сторожье, называлась Кол-1.

  И тут Борода заржал. Он смеялся так самозабвенно, что его пополам согнуло. Прошло не меньше двух минут, прежде чем он распрямился и, утерев слезы, посмотрел на Игната.

  - Забудь и близко не подходи, - уже серьезно произнес он. - Идея была неплохая, и реализация тоже, подкачало качество. Батареи оказались слабыми, не рассчитанными на такой объем. В Егерске купили пару штук для испытаний. Одна расплавилась после сотого выстрела, у второй взорвалась батарея во время зарядки, магичку едва не убило. Может быть, за подобным и будущее, но пока оно не наступило, нужна доработка. Но вот по стрельбе никаких нареканий, для испытаний изловили пару лесовиков и одного падальника, и заморозили, и сожгли. Правда есть минус. После распада оболочки, сущность отправляется гулять, сердце разрушается, в результате получили одержимого пса, пришлось убить.

  - Да, минусы пока что сильно перевешивают, - выслушав друга, согласился Игнат.

  Дверной колокольчик звякнул, и в сопровождении курносого Пашки появился сын кожевенника, невысокий плотный мужик, который, оглядев лавку, направился к прилавку, да так там и застыл, разглядывая лежащие черные шкуры.

  - Почем продаешь? - выпалил он. - Отец, небось, тебе и половину нормальной цены не дал. Сто пятьдесят за метр.

  - Не продаю, - покачал головой Игнат, - это куртка и сапоги. Все, что останется, возвращаете мне.

  Сапожник поскучнел, но принялся за работу, снимая мерку, попутно расспрашивая, что хочет заказчик. Много времени это не заняло. С курткой Игнат тоже определился.

  - Неделя, - сообщил кожевенник, его сын кивнул, соглашаясь со сроком. - Работа за сапоги и куртку будет стоить сорок чеканов. Задаток десять.

  Андрей присвистнул.

  - Побойтесь богов, это же грабеж. Я сейчас Видока отведу к Захару, и все будет сделано за двадцать пять монет и дня за четыре.

  Игнат мысленно усмехнулся и приоткрыл кокон, Фарат просканировал деда и его сына, цену они задрали безбожно.

  - Хорошо, - согласился кожевенник, - тридцать и пять дней.

  - По рукам, - обрадовался Игнат, ему это было по карману, золота у него сейчас хватало. - Учти, дед, если узнаю, что шкуры зажилил или специально кроил, чтобы себе урвать, пойду прямиком в торговую палату, у меня там друзей море, вмиг лишишься и клиентуры и приличного места. Будешь свиные шкуры выделывать на окраине.

  - Зачем обижаете, господин егерь? - вполне искренне произнес кожевенник. - Сроду с клиентами нечестно не поступал. Все знают, что почтенный Илья делает на совесть.

  - Вот пусть так и остается. Сделаешь хорошо, всем буду говорить, чтобы к тебе шли, ну а если плохо, переделывать заставлю за твой счет. Как говорил барон Крайц - деловой подход.

  - Слышал про него, ушлый мужик, своего не упустит. Жду через три дня на примерку.

  Игнат кивнул и вышел на улицу, оставив Илью и его сына вздыхать над драгоценной кожей.

  - Стричься? - спросил Андрей. - Знаю тут одну цирюльню, там такая девочка ножницами щелкает.

  - Когда успел? - удивился Игнат. - Ты вроде не слишком Белогорск жалуешь. Да и работы тут для нас мало. Все делают ребята Винта, им конкуренция без надобности.

  - Пока ты шлялся незнамо где, я тут уже две недели торчу.

  Девушка в цирюльне оказалась и вправду очень миловидной, но не больше, она за пятнадцать минут состригла богатую шевелюру Игната. При этом она болтала без остановки, рассказывая городские новости, одной из которых была перестрелка на соседней улице, где неизвестный в одиночку уложил аж десять наемных убийц, вооруженных автоматами. Игнат едва сдержался, чтобы не засмеяться. Андрей, который тоже знал правду, хмыкнул, заявив, что пройдет пару недель, и их будет уже двадцать при трех бронемобилях с пулеметами. Получив свои три чека, болтушка радостно распрощалась с егерями, пригласив заходить еще.

  - Слушай, может, сходим на окраину? - предложил Демидов. - Хочу глянуть, что на авто-торжище, нужно багги присмотреть.

  Андрей только плечами пожал.

  - Пошли, - легко согласился он, - мне уже порядочно осточертело сидеть в четырех стенах отделения.

  Минут через двадцать они вышли к огромному рынку, расположившемуся у западной стены Белогорска. Это был самый большой рынок в княжествах, где покупали и продавали колесную технику. Демидов быстро прошагал мимо рядов грузовиков и пикапов, коих насчитывалось больше четырех десятков. Гражданский транспорт, который сейчас носился по столице, его тоже не интересовал, красивый, комфортабельный, дорогой и совершенно бесполезный в пустошах. Мотоциклы тоже не интересовали, хотя возле двух новых моделей они с Бородой на пару минут задержались, цена у них была не слишком кусачая, маленький багажник, плюс переметные сумки, на батареи можно было проехать почти полторы тысячи километров, скорость по бездорожью почти восемьдесят, а по хорошей дороге все сто. Да цена в двести чеканов приемлемая, но все же нужен совсем другой транспорт. Наконец, пошли внедорожники и багги.

  - Не густо, - глядя на двенадцать машин, заметил Игнат.

  - А что ты хотел? - удивился Андрей. - Их быстро раскупают. В основном армейцы за счет князя. Позавчера на границе с Полесским княжеством расстреляли пограничный дозор на багги, двое в минус. Второй экипаж отбился, уничтожив противника. У них магичка была пятой ступени, она "пелену" повесила и щит выставила, а пока стрелки по нему садили без пользы, дружинники, заклинанием прикрытые, вышли в тыл и перещелкали всех.

  - И кто это был?

  Андрей развел руками.

  - Неясно. Одеты по разному, оружие тоже у кого что, четверо их было. А багги первая сгорела, разрывная пуля угодила в батарею.

  Игнат промолчал, никаких слов не требовалось, обстановка накалялась.

  - Это что такое? - уставился он на странный мобиль с кабиной на выпирающих высоких лапах, места для четверых, плюс в довольно приличном багажнике люк, в котором легко может разместиться пулемет на турели. Конечно, машинка была гораздо больше багги и напоминала какой-то странный внедорожник.

  Борода покачал головой.

  - Не спрашивай, сам впервые вижу.

  - Это мобиль сопровождения "Страж", - пояснил возникший, словно по волшебству, торговец. - Делают пока малыми партиями в вольном городе Мирославле.

  - Далеко, - присвистнул Игнат. Он бывал в нем, работа для егерей там всегда находилась. - И сколько сие чудо стоит?

  - Дорого, господа егеря. Конкретно этот отдаю за восемьсот пятьдесят. Зачарованные от пуль стекла и сама кабина, скорость по пересеченной местности до семидесяти километров, батареи хватает на шестьсот. И пока цена не планирует падать.

  Игнат выслушал торговца внимательно, обошел мобиль, с уважением осмотрел нутро, пнул высокие колеса на лапах, которые давали просвет около полуметра. Но цена была для него неподъемная.

  - И как, берут? - спросил Андрей.

  - Еще как! Вчера три штуки княжество для своих погранцов забрало. А позавчера гильдия торговая еще два взяла. Вот, последний остался.

  - А есть такой же поменьше и подешевле, на одного или на двоих, в крайнем случае?

  Торговец разочарованно покачал головой.

  - Пока нет. Вроде как разрабатывают, но когда еще будет? Позвольте предложить вам пару очень неплохих багги, модель "Исследователь".

  Он указал на парочку рамочных внедорожников. Ничего необычного, стандартные, без лобовых стекол, без кузова, два сидения, рама, мизерный пластиковый багажник, кожух с двигателем сзади.

  - Только для господ егерей триста пятьдесят.

  Игнат мысленно обматерил торговца, красная цена этим попользованным багги была двести пятьдесят. И тут его взгляд зацепился за незнакомую форму капота мобиля, стоящего дальше в ряду. Он направился в ту сторону, внимательно разглядывая незнакомую машину. Внедорожник был прямоугольный, ветровое стекло поднималось вверх, два удобных мягких сидения спереди одно сложенное сзади, внушительный багажник, тентовая крыша, длинный капот, высокие колеса с подвеской, дорожный просвет почти полметра.

  - Дверцы навешиваются, - сообщил уже другой продавец, молодой парень лет двадцати, которому, по-видимому, принадлежал мобиль. - Сейчас они компактно уложены в специальной нише багажника.

  - Чье производство? - заинтересовался Игнат.

  - Мое. Сам делаю, сам продаю.

  - Движок?

  - М5, снял с разбитого внедорожника, производства Яр-княжества. По пересечённой местности пятьдесят, по хорошей дороге восемьдесят. Батареи хватает на восемьсот километров, но можно установить резервную. И батарейка у меня старая, новая, наверное, лучше заряд держать будет, думаю, на девятьсот, а может даже, на девятьсот пятьдесят хватит.

  Игнат забрался внутрь, чуть отодвинул сидения, парень был ниже него. Удобно, мягко. Он разложил седушку, которая превратилась в довольно неплохое ложе, только ноги слегка согнуты. Но если чуть отодвинуть еще... Вот так гораздо лучше. Транспорт все равно нужен, вечно торчать в Белогорске он не собирался, а этот самодельный мобиль ему понравился.

  - И сколько просишь?

  - Пятьсот.

  Что ж, цена приличная, машинка узко-специальная, кто такую возьмет? Егерь, может, наемник какой. Для фермера маленькая, для охранников караванов тоже, разве что, как дозорный экипаж, но для этого берут более недорогие багги.

  Андрей залез под капот, изучая движок.

  - Не старый еще, но и не новый, нужно немного повозиться, чтобы до ума довести. Как проходимость?

  - Легко вползает в горку под углом в сорок градусов, оба моста ведущие, колеса широкие, застрять нереально, я ее на брюхо сажал в грязь, в раскачку за десять минут выбрался. Ну ладно, пришлось лопаткой немного помочь. А вообще, я лебёдку поставил на передний бампер, можно переставить назад. Вес машинки чуть больше трехсот килограммов.

  - И давно продаешь?

  - Третий день, не всякому по карману, да и задачки у нее узко-специальные, не каждому нужно. Вам, господа егеря, уступлю монет двадцать.

  - Пятисот нет, есть триста девяносто. И если согласен, они будут через час.

  Парень серьезно задумался, Игнат его понимал, несколько недель труда, корпус на заказ, движок б/у, колеса тоже наверняка с побитого внедорожника, как и мосты, батарея. Скорее всего, он планировал наварить на машине сотни полторы, Игнат скинул его навар до пятидесяти.

  - Четыреста пятьдесят - все, что могу, - наконец решился парень.

  Игнат прикинул расклад. Пятьдесят чеканов - хорошая скидка, рядом старые исследователи чуть дешевле, а тут вполне себе достойная машинка.

  - А с чего такая форма странная? - чтобы взять себе еще время на обдумывание, спросил Демидов.

  - Этот дизайн я позаимствовал, - признался паренек. - Смотрел хронику старой Земли, там война была большая, очень давно, и вот взглядом зацепился за такой джип. Вроде бы он Виллис назывался.

  - Ясно, а теперь самое главное, друг, давай-ка я сначала проедусь, вдруг она не на ходу.

  Продавец сделал приглашающий жест. Игнат вернул сиденье в нормальное положение, примерился, завел, прислушался к тихому жужжанию двигателя, медленно переключил скорость и тронулся вперед. Машина шла плавно. Пожалуй, она чуть тяжелее, чем его старая багги, но дорогу держала отлично, Демидов даже чуть прибавил скорости, мягкие сидения компенсировали немного жестковатую подвеску. За пару минут он сделал круг по кварталу и лихо загнал мобиль на парковочное место, где его ждали Борода и продавец.

  - Определились? - спросил у Видока почти что бывший владелец.

  Игнат кивнул.

  - По рукам, четыреста сорок.

  Парень, который уже начал поднимать руку, на мгновение замер, затем улыбнулся и пожал ладонь Демидова.

  - Идет. Деньги в течение часа. Задаток?

  Игнат достал мешочек, в котором лежали сорок золотых.

  - Расписка?

  Продавец быстро достал бумагу и прямо на капоте накатал текст.

  - Жду час. Задаток не возвращаю.

  - Ты где так здорово поднялся, если сходу можешь выложить четыреста пятьдесят золотых? - спросил Андрей.

  - Борода, у меня в последние время очень хорошо с трофеями фортило, я в королевстве багги продал за триста пятнадцать чеканов. Плюс у меня с собой было, да и сегодня я сторговался отлично. Но все равно буду очень жалеть по багги, которая погибла вместе со Сторожьем. Эту еще зачаровывать придётся.

  Через час Игнат стал обладателем новенького автомобиля очень необычной конструкции. Машина ему понравилась, он был даже готов выложить четыреста пятьдесят, а то и пятьсот, как изначально просил продавец. Пока они с Бородой ехали к зданию Братства, народ постоянно останавливался и провожал их взглядами.

  На заднем дворе отделения собрались почти все егеря. Новость, что Демидов купил какую-то странную самоделку, облетела штаб-квартиру за пару минут.

  Игнат отошел в сторону, дав всем возможность посидеть внутри, залезть под капот. Андрей на правах друга даже сделал кружок, чтобы почувствовать мобиль в полной мере.

  - Как назовешь? - спросил он, подсаживаясь к курящему на ступенях Видоку.

  Игнат задумался, а так ли нужно название? Он посмотрел на коричневый, словно грязный, корпус.

  - Пускай будет "Голем", - наконец, решил он. - Видел как-то, магички создавали глиняного человека, результат вышел так себе, слишком сложно, не прижилось. Но вот убить его было почти нереально. Так что, пускай этот мобиль будет как Голем.

  Андрей пожал плечами, соглашаясь.

  - Демидов, - позвал Винт, - а обмывать будем?

  - Конечно, - согласился Игнат и, вынув пару золотых, кинул главе Братства, - пошли кого из молодняка за выпивкой и закуской, этого должно хватить.

  Тот показал большой палец и направился к кому-то из молодых.

  Глава третья. Свидание, встреча разлука


   В городской ратуше было прохладно и не слишком людно. Лера уже ожидала Игната и сопровождающего его Винта возле зала заседаний.

  - Формальность, - приветливо улыбнувшись, пояснила она. - Еще раз расскажешь, как и что, и свободен. Городу сейчас не до тебя, наемники сами нарвались. Стража спокойствия обвинения выдвигать не будет. Лавка найма открестилась от Антуана и его команды. Следствие показало, что троих из них убили свои же. Вот здесь судья будет тебя трясти, как такое могло получиться.

  - А мне откуда знать? - удивился Игнат, стараясь, чтобы это звучало вполне искренне. - Вдруг у них там свои счеты были?

  - Ага, а последний, когда их свел, вышиб себе мозги?

   Демидов развел руками.

  - Жаль, что у меня не было "ока", - он коснулся записывающего амулета, снова разместившегося у него на плече, - когда эти гаденыши меня атаковали. Но теперь все иначе. Когда там заседание?

  - Пять минут, - сообщила Лера. - Сейчас слушается дело одного воришки. Ну да там все просто, третий раз попадается, сейчас судья стукнет молотком по столу и скажет, что того ждет Саарский рудник сроком на год.

  - Мда, круто у вас тут, - протянул Демидов. - А не слишком это за три кражи?

   Лера покачала головой.

  - Если человек после предупреждения, крупного штрафа и месяца на каторжных работах по валке леса не понял, то он идиот, и наша задача избавить от него город.

   Именно в этом момент двери зала распахнулись, и двое дюжих парней в черной форме выволокли паренька лет восемнадцати с кандалами на руках. Он ревел, вырывался, орал, что больше не будет воровать. Но его не слушали. Не прошло и полминуты, как его крики стихли за тяжелой деревянной дверью.

  - Пошли, наш черед.

   Лера оказалась права, надолго это не затянулось. Судья посмотрел запись с места боя, Игнат рассказал еще раз, как все было, пожал плечами на резонный вопрос - почему наемники стреляли друг в друга? Правда, ему стоило больших усилий сдержать улыбку, поскольку Фарат в своем коконе жутко веселился этим нелепым вопросам, а его настроение передалось и Демидову. Но все обошлось, поскольку судья, маленький круглый человек, нечего не заметил.

   Показания Игната записали. Поскольку никто не выдвигал обвинений, то судья уже через десять минут закрыл дело и заявил, что ни у него, ни у Белогорского княжества претензий к егерю Игнату Демидову нет. Он вольный человек, и может полноценно распоряжаться своей жизнью. Лера махнула рукой на прощание и исчезла за дверями ратуши.

  - Ну что ж, все прошло неплохо, - хлопнув Видока по плечу, произнес Винт. - Охранка тебя отпустила, Лига тоже, Гильдия обвинения не выдвигает. Теперь ты вольный человек, какие планы?

  - Найти ту дрянь, что все это устроила и вывернуть мехом внутрь, у меня накопился большой счет. Кроме того никто не отменил награду за мою голову. Позавчера, когда с Андреем на рынке толкались, я срисовал слежку, ненавязчивую такую, грамотную. Даже не знаю, кто вел. Может, очередные охотники, а может Лига, магичек не исключаю. Так что, нужно мне отсюда сваливать, но думаю, я задержусь еще на немного, мне нужно навестить одну даму, которая меня звала в гости.

  - Одного за порог не выпущу, - тут же заявил Винт.

  - Отстань, Игорь, я взрослый мальчик, и могу сам о себе позаботиться. Как ты представляешь визит к даме в компании другого егеря с фразой - это мой телохранитель, он тут в уголке тихонько посидит?

   Винт задумался и решил согласиться. Они вышли на улицу и направились к мобилю Игната, который теперь его обкатывал. "Голем" показал себя превосходно. Ночью, после того, как машину обмыли, пьяные егеря устроили гонки вокруг квартала. Игнат оставил за спиной три багги, выиграв столько же чеканов. Вообще, пьянка прошла весело, охотники на нелюдь народ циничный, они со смертью регулярно сталкиваются, привыкли, поэтому пили и веселились, как обычно, как в последний раз. Часа в два появились феечки из борделя. Игнат посмотрел на начинающуюся вакханалию и отвалил спать.

  - Белоголовая тебя до конца подлатала? - садясь на пассажирское сиденье, спросил Винт.

  - Да, вполне, остался только резец, но с ним и дух справится, там всего ничего осталось.

   Игнат запустил двигатель "Голема" и направил его вдоль улицы, до Братства было рукой подать.

  - Кстати, Игорь, вчера некогда было, мне Борода сказал, что у вас в оружейке есть винтовка ЯР12. Уступи мне ее, свою сдам, хорошая штука, разницу в казну.

   Винт задумался.

  - В принципе, без проблем. А потянешь? Я твою видел, максимум, пятьдесят стоит, а двенашка мне обошлась в девяносто пять, ты поиздержался последние дни. Осилишь такую разницу?

   Игнат прикинул резервы, он был должен кожевеннику еще пятнадцать чеканов, на счету в банке сорок золотом, еще шестьдесят семь осталось в кошельке. Придется отдать почти весь нал, но это как раз не страшно.

  - Потяну, - наконец, решил он.

  - Тогда свою винтовку в оружейку, Ярку забирай, разницу мне на стол.

   "Голем" резво вписался в арку, ведущую на задний двор Братства, и уже через пару секунд заняла свое место.

   Обмен стволов прошел быстро и немного болезненно. Игнат примерился к новой ЯР12 и вполне остался доволен. К ней прилагались три магазина, прицел со старой встал, как родной, как и батарея с руной, она была короче и барабанной, но, как уверял Андрей, точность должна держать на уровне. Игнат погладил по прикладу винтовку, которую оставлял, много она с ним прошла, даже жалко запирать ее в этот шкаф, который Братство держит на всякий случай. Но все же он больше привык именно к магазинам. Видок поставил ее в пирамиду и вышел.

   Игнат оставил винтовку в комнате, еще пристреливать нужно, в городе она ему без надобности, осмотрел себя в зеркало. Погода выровнялась, солнышко светило, похоже, последние теплые летние деньки. А может, магичкам кто заплатил, и они тучки разогнали, дорогое удовольствие, но погодницы хорошо зарабатывали.

  - В гости собрался? - поинтересовался Андрей, входя в комнату.

  - Да, хочу навестить одну знакомую магичку, посмотрим, что выйдет, но сегодня наверное не вернусь.

  - А у нее подруги нет? Я бы с тобой сходил.

  - У нее есть любвеобильная тетка, живет за городом, могу дать адресок, женщина приятная во всех отношениях, но уж больно настойчивая.

  - Нет, спасибо, - засмеялся Борода, - мне вчерашних феечек хватило. О, - заметив винтовку, лежащую на кровати, протянул друг, - все же решился махнуть свой не стандарт?

  - Уже. Не скажу, что вышло дешево, почти без налички остался. Ладно, пошел я, если что срочное будет, совсем срочное, ищите меня вот здесь, - он назвал адрес, который сообщила ему накануне белоголовая.

  - Удачи, брат, - улыбнулся Андрей, и они вместе вышли в коридор.

   "Голем" остановился у белого особняка, довольно большого. Квартал Силы - так называли район, в котором жили исключительно волшебницы. Место было престижным и довольно закрытым, праздно шатающегося люда или попрошаек тут не встретишь. Квартал окружала капитальная стена с воротами, на которых дежурило два наёмника и магичка низшей, шестой, ступени.

   Игнат имел только устное приглашение, но знак братства на плече сыграл свою роль, его пропустили. Демидов порадовался тому, что не пошел сюда сразу, как его выпнули из допросной инквизиции, эти ребята на входе точно бы завернули, вышел бы скандал. Тогда он был похож не на респектабельного егеря, а на избитого бродягу с пустошей.

   Надо сказать, что особняк магессы Луизы впечатлял размахом. Он находился в самом центре квартала, был сложен из белого мрамора, с широким крыльцом, к которому вела лестница в десяток ступеней. Вокруг дома кованая ограда. Ворота гостеприимно распахнуты, во дворе тугой струей воды бьет фонтан.

   Игнат свернул на подъездную дорожку и остановил мобиль у крыльца.

  - Магесса Кира ожидает вас, - раздался с верхней ступени голос, принадлежащий явно пожилому человеку.

   Игнат посмотрел на встречающего - мужчина, лет шестьдесят на вид, в черной ливрее с золотом, в начищенных до блеска туфлях.

   Демидов поднялся по ступеням. Слуга придирчиво оглядел его, заметив кинжал на поясе и пистолет, нахмурился.

  - Сдайте оружие.

   Игнат отрицательно покачал головой.

  - И не подумаю.

   Слуга озадаченно уставился на дерзкого гостя.

  - Распоряжений по поводу оружия не поступало.

  - Так сходи и узнай, я подожду, - и Игнат извлек из пачки папиросу, прикурил от пальца.

   Еще в субботу он купил с десяток пачек хороших дорогих папирос с отменным табаком по два чека за пачку.

   Слуга коротко поклонился и скрылся в доме. Игнат присел на перила лестницы, сделанные то же из белого мрамора. Вообще, дом выделялся на фоне остальных, с таким стилем Игнат еще не сталкивался. Он почти докурил, когда вернувшийся слуга протянул ему пепельницу, где Демидов затушил окурок.

  - Магесса Кира ждет вас, оружие можете оставить при себе.

   И развернувшись, старик двинулся в дом, показывая дорогу.

  - Благодарю, - ответил Видок в удаляющуюся спину и пошел следом.

   Слуга провел его через зал, из которого на второй этаж вела широкая каменная лестница, обогнул ее справа, затем шла зала метров пятнадцать в длину и, наверное, столько же в ширину. Под потолком левитировала огромная люстра, на которой сейчас горели от силы десяток магических светильников из сотни. Если их все зажечь, пожалуй, можно ослепнуть. Игнату уже стало надоедать хождение по этим хоромам, а в голову заползла мысль, а не зря ли он сюда пришел? Когда он встретился с Кирой, они оба были на грани жизни и смерти. Потом их связывало совместное выживание, и вот теперь он пришел в богатый дом Луизы, где временно живет магичка. Когда она была настоящей: тогда в лесу или сейчас в этом роскошном особняке?

   Наконец, комнаты кончились, и слуга, открыв дверь, вывел егеря на задний двор, где посредине зеленой лужайки был устроен настоящий бассейн, конечно же, из мрамора, черный и белый вперемешку, красиво. Там, среди кристальной чистой голубой воды плавала обнаженная Кира. Слуга небрежно кивнул, словно ничего и не происходит из ряда вон, и ушел в дом, оставив Игната наблюдать за плавающей голышом магичкой.

  - Явился? - раздался из бассейна мелодичный голос Киры. - Я думала, ты придешь в тот же день, как тебя выпустят из Лиги.

  - Я бы и явился, да не в том виде был, чтобы в гости идти, - с улыбкой ответил Игнат, присев на деревянный лежак и наблюдая, как волшебница грациозно выходит из воды, ничуть его не стесняясь.

   Она сияла, ее глаза впились в него, пытаясь понять, что он чувствует к ней. А Демидов чувствовал, его просто тянуло к этой красивой сильной женщине. Было желание встать, подойти и обнять ее, прижать к себе и ни за что не отпускать. За эту неделю она полностью оправилась от плена и пыток, крепкая грудь слегка подрагивала, попа округлилась, исчез измождённый и затравленный вид, медно-золотые волосы сырыми прядями лежали на спине. Выглядела она волшебно, о чем он ей и сообщил. Кира благосклонно приняла комплимент, ее глаза задорно засверкали. Завернувшись в полотенце, магичка уселась на край столика, на котором стояли бутылка вина и два бокала.

   Игнат смотрел на нее, любуясь стройными длинными ногами и телом, которое почти не скрывало полотенце. Но кое-что его беспокоило: где она была настоящей, в том лесу, сжимая дробовик и готовясь встретить сектантов, или в этом огромном особняке среди роскоши? Ему казался чужим этот дом, он был непривычен и неприятен ему.

   И волшебница мгновенно уловила его сомнения и с легкостью прочла на его лице все, о чем он думал. Кира рассмеялась.

  - Игнат, ты совершенно не умеешь владеть лицом, оно у тебя, как открытая книга. Старый Грэг провел тебя по этому шикарному тетушкиному дому с лепниной, позолотой, люстрой в бальной зале, в которой вот уже лет пять не было ни одного бала, и ты решил, что я часть всего этого? Не говори, и так вижу.

   Игнат на это только хмыкнул.

  - Нет, егерь, я изредка гощу здесь, когда нуждаюсь в отдыхе. Я Кира Басаргина, боевая волшебница третьей ступени, приписанная к третьему полку пограничной стражи Гарнского королевства, находящаяся в данный момент в самоволке.

  - Не многовато пафоса? - с усмешкой поинтересовался Игнат.

  - Занесло, да? Извини, иногда пробивает на патетику. Искупнемся?

   Игнат задумался, погода отличная, солнце припекало.

  - А давай, - расстегивая ремень с кобурой и кинжалом, согласился он.

   Кира засмеялась, глядя, как он прыгает на одной ноге, стаскивая сапоги, встала, скинула полотенце и толкнула Демидова в бассейн, после чего с веселым визгом прыгнула следом.

   Игнат вынырнул, отфыркиваясь и мысленно матерясь. Фарат хихикал в своем коконе. "Надо бы укрепить", - подумал Игнат между делом. Дрыгая ногами, он стянул промокшую рубаху, штаны с трусами и швырнул их на лежак.

  - Так бы сразу, - подплывая к нему, произнесла Кира, после чего, обвив шею егеря руками, поцеловала в губы, утянув Демидова под воду.

   И как-то сразу стало легче, исчез неприятный осадок от этого здорового, богатого и такого чужого дома, растаял ледок, появившийся на первых минутах. По этому страстному, жадному и одновременно нежному, теплому поцелую Игнат понял, что она действительно ждала его.

   Вечером они сидели в беседке, прямо посреди которой горел очаг, на столе лучшие кушанья, доставленные час назад из самого престижного ресторана Белогорска. Игнат в левой руке держал бокал сухого белого, а правой обнимал забравшуюся с ногами на лавку и прижимающуюся к нему Киру. На столицу княжества уже опустились сумерки, Игнат насадил на шампур кусок остывшей говядины и теперь подогревал его в пламени очага.

  - Ты знаешь, что ты варвар? - глядя на это, поинтересовалась волшебница. - Ты греешь на костре стейк по-белогорски в меду и соусе "Ажара", порция чекан.

  - Я хочу есть, - отозвался Игнат, покручивая мясо, - и не желаю есть его холодным, не важно сколько, оно при этом стоит.

   Кира засмеялась.

  - И мне погрей.

   В полночь они считали далекие и тусклые звезды. Двор погрузился во тьму, вино кончилось, богатый стол был опустошён.

  - Может, пойдем в дом? - кутаясь в теплую шерстяную шаль, которую принес старый слуга, спросила девушка.

  - Пойдем, - нехотя произнес Игнат.

   Он боялся выпускать ее из объятий. Впервые, с момента гибели Анны, ему не хотелось отпускать женщину, которая сейчас прижималась к нему. Даже Мила, которая так ловко прыгнула в его постель и попыталась приручить, была гораздо дальше.

  - Не бойся, я не исчезну, - неожиданно произнесла Кира.

   Демидов озадаченно посмотрел на нее, вот так с легкостью волшебница угадала его мысли. Ее слегка раскосые глаза сверкнули в отблеске догорающего огня.

  - Ничего странного, - верно истолковав его взгляд, шепнула волшебница, - когда ты сказал нехотя "пойдем", ты вместо того, чтобы отпустить, еще крепче прижал меня к себе, словно боялся, что стоит тебе убрать руку, как я исчезну. Не бойся этого. Не знаю пока, к добру или к худу, но мы теперь связаны. Тогда в лесу, возле заброшенного домика, когда мы сидели у костра, а ты рвался в это твое Сторожье, я также, как ты сейчас, не желала тебя отпускать. И сейчас не желаю. Но ты ведь все равно уйдешь.

  - Уйду, - согласился он, - работа моя не терпит оседлости. Сомневаюсь, что ты захочешь мотаться за мной по мелким городам и селам.

  - Откуда тебе знать? - неожиданно завелась Кира, сверкая своими ярко-зелеными глазами. - Я боевая магичка, между прочим, а не реставратор бытовых заклинаний. Я ведь уже слышала про Егерск, и Ижанна рассказала про то, что случилось в Сторожье. Ты ведь пойдёшь за той одержимой ведьмой?

   Демидов несколько минут молчал, переваривая услышанное, разговор свернул явно не туда, и, похоже, это будет не очень хорошее окончание такого хорошего вечера.

  - Я понимаю, что ты хочешь сказать, вот только ты - гильдейская магичка, и служишь там, куда пошлют. Кто заплатит за ваши услуги, тот и пользуется, так что, ты, моя радость, человек подневольный.

  - Уже нет. В пятницу, когда стало известно, что тебя освободят, я покинула Гильдию, и теперь вольна распоряжаться собой.

  - Ты хочешь пойти со мной? - озадачился Видок. Он достал папиросу и прикурил. - Ты хоть понимаешь, куда влезть собралась? Там от инквессы Рены и от магессы Арианы только клочья полетели. Твоя тетушка меня на запчасти разберет, потом перемешает и соберет, как попало, если с ее драгоценной Кирой что-то случится. В жизни не поверю, что она тебя не отговаривала возиться с таким нехорошим и проблемным типом, как я.

  - Поругалась я с теткой, - сообщила волшебница, развлекаясь запусканием огнешаров в вытяжное отверстие очага. Золотые шарики, объятые пламенем, красиво и медленно взмывали в небо, чтобы вскоре погаснуть. - Пойдем в дом, там продолжим наш разговор, реально холодно. Или давай я колдану, купол поставлю.

  - Не надо, - кидая окурок в пепел, оставшийся от прогоревшего костра, ответил Игнат. Он легко подхватил девушку на руки и понес к дому. - Как думаешь, слуга уже настучал Луизе?

  - Даже не сомневайся, она точно в курсе, - положив голову ему на плечо и обхватив шею руками, улыбаясь, сообщила Кира. - И вообще, хватит о делах. Об этом мы поговорим завтра. Спальня на втором этаже, третья дверь справа. Пусть сейчас будем только мы, или ты решил мне испортить ночь?

  - Ни в коем случае, магесса, я полностью в вашем распоряжении.

   Она заулыбалась и поцеловала в щеку.

  - А твоя спальня такая же, как весь этот дом? Небось, кровать у тебя здоровенная, мягкая, с шатром балдахина?

  - Ты будешь удивлен. Эту комнату, с позволения тетки, я обставила сама, а мой вкус в корне отличается от того, что тебя сейчас окружает.

  - Надеюсь. Если честно, меня до зубовного скрежета раздражает этот особняк.

  - Ты думаешь, я не вижу? - рассмеялась Кира. - Ты готов был мерзнуть в беседке, лишь бы не идти сюда. Не понимаю твоего отношения к нему.

  - Не могу объяснить, просто в нем нет души

   Комната Киры Игнату понравилась - маленькая, по сравнению с остальными залами, примерно четыре на пять, кровать большая, но в меру, никакого шатра над головой, стены отделаны деревом, впечатляющий камин, в котором, треща, пылали несколько внушительных полешек, ночи теперь холодные, и в комнате было тепло и комфортно. Вдоль стен книжные шкафы, полные фолиантов по магии, и несколько полок с романами, среди которых обнаружился самый модный автор Белогорска - некто Кир, и его хит - "Брошенная колония". Напротив двери большое окно и выход на террасу. Единственное, что, пожалуй, не понравилось Игнату, это полупрозрачные занавески, на которых были изброжены птицы.

  - Нравится?

  - Все, кроме занавесок, - честно признался Демидов, после чего совершил чисто хулиганский поступок - бросил Киру на кровать.

   Девушка, спружинив, подскочила, ловко, словно кошка, перевернулась в воздухе и приземлилась на ноги.

  - Ах так! - выкрикнула она, после чего начала что-то бормотать себе под нос.

   Игнат не смог разобрать слов, зато невидимая, но очень ощущаемая рука, с силой толкнула его в спину, и он рухнул плашмя на кровать. Магичка в том самом красном платье с разрезом, которое она нашла в разоренном имении гранского аристократа, мгновенно оказалась сверху.

  - Сдавайся, - потребовала она.

  - Ни за что, - шепнул Видок, и извернувшись, оказался на спине, его руки легли Кире на плечи, он слегка подтянулся и поцеловал белую окружность, выглядывающую из смелого декольте.

   Амулет на золотой цепочке, висящий на шее магички, качнулся и слегка ударил его в лоб. Демидов взял его в руку, чтобы рассмотреть получше. Это была руна удачи, точно такая же, как на перстне, который подарила ему верховная ведьма Вольных земель. Кира медленно откинула свои шикарные волосы и расстегнула замок цепочки.

   - Он будет мешать, - тихо произнесла она, прижавшись к его уху губами.

   Амулет с руной поднялся в воздух и перелетел на столик, который стоял справа от кровати. Разогнувшись, она завела руку за голову и, нащупав застежку платья, медленно расстегнула его. Красная, легкая и почти неощущаемая ткань почти мгновенно упала вниз, открывая ее грудь, несмотря на то, что они провели день без одежды, она почти не загорела. Девушка медленно взялась за пряжку ремня, доставшуюся в наследство от Юркого, а может, и его напарника, чистое серебро, с красивым орнаментом. Игнат отшвырнул в сторону оружейный пояс, но довольно расчетливо, достать рукой все же можно.

  - Тебе тут некого опасаться, - веселым голосом заметила Кира, - разве что только меня.

   Встав, она окончательно избавилась от платья, которое словно поток воды легко скользнуло к ее ногам. Света в комнате было немного, на противоположенной стене на массивном книжном шкафу тускло горели два магических светильника, да языки пламени от огня в камине мечутся по ее белоснежной коже, этого было достаточно, чтобы ее разглядеть. Она не закрывалась, стояла над ним, слегка согнув левую ногу.

   Крепкая рубаха затрещала, когда Игнат стащил ее через голову, но выдержала. Следом куда-то улетели сапоги, потом штаны. Дальше были какие-то обрывки. Вот она ритмично двигает бедрами сверху... Вот, закусив нижнюю губу, постанывает под ним... Снова смена позиции... Долгий стон... И оба падают на измятую, сбитую постель.

   Кира, тяжело дыша, прикрыв глаза и откинув волосы назад, лежала у Игната на груди, нежно водя острым ноготком по старому белому шраму, который остался у него с детства. Оба молчали, говорить не хотелось, все уже было сказано телами и страстным шепотом.

   Фарат было сунулся с критикой, джинн любил комментировать подобные моменты, но, натолкнувшись на равнодушное молчание хозяина, быстро успокоился. Егерь давно научился бороться с такими шутками, хотя можно было пригрозить укрепить кокон, как это сделала Тамара. Но не потребовалось.

   Игнат не заметил, как заснул. Снилось что-то хорошее, вроде бы они с Кирой гуляли по Белогорску, она ела очень дорогое мороженное и смеялась. А потом... Потом случилось что-то плохое. Видок открыл глаза и посмотрел на лежащую рядом магичку, укрытую легкой простыней, та крепко спала, по-детски положив ладошку под щеку. Камин догорел, светильники по-прежнему едва освещали помещение. Но что-то его беспокоило, мешало расслабиться, нежно обнять Киру, поцеловать ее. "Фарат, просканируй дом", - приоткрыв кокон, отдал Игнат мысленный приказ. Его рука нащупала ремень. Подтянув его поближе, он достал пистолет и оглянулся в поисках штанов. Те нашлись на полу, пришлось медленно, чтобы не разбудить девушку, сползти с кровати. Меньше всего он хотел, чтобы она увидела его голым с пистолетом в руке. Но, похоже, его зеленоглазая волшебница так умаялась, что даже не собиралась просыпаться. Одевшись, Игнат активировал "око", приколотое на плечо рубахи. Он так часто вляпывался в дерьмо в последнее время, что решил везде таскать с собой артефакт.

  - Все спокойно, - доложил Фарат, - в доме только старый слуга, сейчас он крепко спит у себя в комнате на первом этаже.

   Игнат мысленно выругался. Как говорил один приятель егерь: "Если у вас паранойя - это не значит, что за вами не следят". Вот и сейчас ощущение чужого взгляда просто давило на психику.

   Огненный портал вспыхнул прямо посреди лужайки между беседкой и бассейном.

  - Кира, просыпайся, - негромко произнес Игнат.

   Девушка заворочалась во сне, но глаза не открыла. Времени на такт не было, и Демидов потормошил ее за плечо.

  - Подъем, за нами, а вернее за мной, пришли, - чуть громче произнес он.

   На этот раз сработало, магичка открыла глаза и уставилась на полуодетого егеря, который стоял над ней с пистолетом в руке.

  - Во дворе портал, - быстро пояснил Игнат, - точно такой же, который забросил меня черте куда. Это значит одержимая или ее слуги.

   И тут за окнами раздался тоскливый, злобный вой. Видок рванулся к окну, из портала вылетели два падальника, а следом три марга. Демидов не стал дожидаться, что еще оттуда явится, но ему показалось, что в пламени перехода появилась человеческая фигура. Он развернулся к магичке, которая уже натянула платье и пыталась найти свои сапожки, но потом, вспомнив, что они так и остались в беседке, тяжело вздохнула.

  - Открывай портал куда угодно, я почти безоружен, а там две нелюди и нежить, мне с ними не справиться.

   При слове "нежить" Кира вздрогнула и быстро забормотала себе под нос заклинание. Секунды тянулись мучительно медленно. Игнат, добежав до двери, поднатужился и загородил ее книжным шкафом. Вот только здоровенное трехметровое окно и дверь, ведущую на балкон, нечем было перекрыть. А пять метров для маргов не высота, эти оживленные отожравшиеся трупы, как недавно показала практика, и на семь легко взмывают. Демоны, ну почему Игнат не прислушался к старой заповеди егерей - все свое ношу с собой?

   С момента открытия портала и появившихся из него тварей и нежити прошло не больше полминуты, и вот на белокаменный балкон легко и непринуждённо в грациозном прыжке взмыл первый марг - женщина. Серая мертвая кожа, вместо глаз два черных вертикальных зрачка, белков не видно, темные волосы испачканы в красной глине. Высокие сапоги, треснувшие в нескольких местах, поскольку меняясь, марг становился больше и сильнее, облегающие штаны лопнули по швам и висели тряпками, тоже произошло с бирюзовым камзолом и блузой с кружевными манжетами. Похоже, при жизни она была зажиточной горожанкой. Она пригнулась, оскалив пасть, полную зубов, и вытянула вперёд руки с длинными пальцами, на которых уже сформировались крепкие и очень острые когти.

   Демидов вскинул пистолет и трижды выстрелил в нежить. Посыпались на каменный пол осколки, тетка Луиза не мелочилась и предпочла не прозрачный стелопласт, а настоящее стекло.

   Нежить в изящном прыжке ушла в сторону. Секунда, и она в доме, их разделяло с Игнатом всего пара метров. Тварь атаковала быстрее, чем он успел приоткрыть кокон и приказать Фарату ускорить его. Демидов в тщетной попытке пытался увернуться, но марг был слишком быстр. Видок перекатился в сторону, не понимая, почему острые когти не достали его. Вместо этого он почувствовал запах гари. Нежить лежала на полу мордой вниз, остатки блузы и камзола тлели, а на спине была огромная жженая рана, откуда тянуло горелым гнилым мясом. Причем она увеличивалась с каждой секундой. А еще воняло паленой шерстью, это тлел дорогой ковер ручной работы.

  - Луиза будет в бешенстве, - спрыгивая с кровати, зло произнесла Кира. - Она очень любила этот ковер.

   Демидов прислушался к творившемуся снаружи. Ему показалось, что он слышал человеческий крик, похоже, старый Гаэрг больше никогда не принесет госпоже ужин.

  - Портал, Кира! Где портал?

  - Не могу, - сцепив зубы, со злобой процедила магичка, - мешает тот, что на лужайке. Как они прошли, город же в магической блокаде?

   С момента уничтожения нежити прошло едва ли тридцать секунд, и вот на балконе появляется стразу два марга, матёрые, отожравшиеся, одежды не осталось, только у одного на запястье, врезавшись в кожу, висит кожаный напульсник с обережной вышивкой. Не помогла она ему или ей, теперь уже не определить. Сколько народу сгинуть должно было, чтобы эта тварь до такого состояния откормилась. Все это егерь заметил за долю секунды, пока на ускорении вскидывал пистолет. Последние семь пуль ушли в цель, и чудо - нежить рванула в сторону, но не угадала, а вот Демидов просчитал, и минимум две из них, разрывные, угодили твари в мускулистую шею. Еще одна попала в грудь. Марг рухнул на ковер, забрызгивая все черной вонючей жижей, которая заменяла ему кровь.

   Вторая тварь ринулась прямо на Киру. Игнат швырнул в противника на скорости кинжал, но промазал, тяжелое лезвие угодило в деревянную стену и прочно в ней застряло.

   Жить магичке оставалось доля секунды, марг занес для удара когтистую лапу, Игнат даже на скорости не успевал встать между ними, хотя его и волшебницу разделял метр, он только успел мысленно крикнуть: "Падай!". И тут с руки Киры сорвалась волна пламени, которая мгновенно охватила нежить, рык перешел в вой, тварь отскочила на кровать, которая мгновенно вспыхнула.

   Игнат вытащил запасной магазин и быстро сменил опустевший. Выстрела в голову разрывной пулей тварь не пережила. Нет, она, конечно, восстановится, но это будет не скоро. И либо к этому моменту Демидов будет либо мертв, либо они с Кирой сожгут тварей на лужайке за домом. На мгновение ему даже стало жалко особняк, оскверненный нежитью и нелюдями.

   Кира что-то буркнула себе под нос, взмахнула рукой, и загоревшаяся кровать потухла.

  - А вот и припозднившиеся гости, - саркастично произнес Игнат, получив от Фарата картинку с приближающимися к двери нелюди.

   Мощный удар буквально расколол дверь, Игнат слышал, как треснули толстые доски. После того, как были уничтожены три марга, два уцелевших нелюдя выглядели уже не такими опасными. Демидов дошел до стены и вытащил из доски свой кинжал, взяв его в левую руку. Кира оказалась надежной соратницей, ему в одиночку и с одним не справиться, не говоря уже о трех. Но магичка не подкачала, вот и сейчас она бубнила себе под нос очередное заклинание. Да, у магии есть минус, она не мгновенна.

   Еще один удар, и придвинутый шкаф рухнул на пол, раздался звон бьющегося стекла. Мелкие осколки заскакали по мрамору. Игнат вскинул пистолет, готовый на ускорении атаковать тварей. Первый падальник вломился в дверь, едва не застряв, и тут же схлопотал сразу две разрывные пули в грудь. Сталь - не чистое железо, но твари это не понравилось, два негромких хлопка в районе груди, Демидов ясно разглядел кусок вырванного хитинового панциря размером с ладонь. Нелюдь замерла, стоя на шкафу, похоже, готовила удар темной энергией, когда следующие две пули, ударившие ее в голову почти одновременно и буквально разорвали жуткую пасть. Падальник рухнул назад, суча лапами и вереща, словно раненый зверь. Второй не стал повторять ошибки своего собрата и ударил из коридора темной энергией. Игнат оттолкнул Киру в сторону и едва сумел увернуться от луча, который пронесся по комнате и исчез за окном. Еще в полете Демидов трижды нажал на спуск, и одна пуля все же угодила в тварь. Не самый удачный выстрел. Уже падая, Игнат увидел, как отлетела одна из верхних лап. Перекатом он вскочил на ноги, беря дверь на прицел. В магазине пистолета осталось две пули.

   Тварь заверещала, рванула вперед только для того, чтобы попасть под малый боевой пульсар, сияющий шарик размером с орех, влетел нелюди в грудь и рванул внутри. Весь коридор и обломки двери и шкафа забрызгало кровью.

  - Фарат, сканируй дом, - приоткрыв кокон, скомандовал Видок.

   И ответ пришел мгновенно - образ человека, спокойно стоящего на террасе. Игнат стремительно развернулся, ловя в прицел незваного гостя. От него просто несло угрозой. Он спокойно крутил в руках ритуальный нож, большой, весь покрытый чужими рунами. Шляпа с широкими полями не давала рассмотреть лицо незнакомца. Он был одет в плащ, рубаху и сапоги, все из кожи черного цвета, только на сапогах сверкали серебряные звезды.

  - Не буду желать тебе здравствовать, егерь, - произнес он знакомым до боли голосом.

   Игнату не нужно было даже напрягать память, чтобы вспомнить голос своего пропавшего без вести друга. Все звали его Гошей, но на самом деле он был Георгием Волковым с совершенно нелогичным прозвищем...

  - Привет тебе, Плут. Я тоже не буду желать тебе здоровья, - смещаясь так, чтобы прикрыть собой Киру, произнес Игнат.

   Он уже знал, что перед ним одержимый. Очень сильный одержимый.

  - А что так? - усмехнулся Гоша. - Я вроде тебе зла не делал. Вон, смотри, каких дрессированных зверушек тебе привел, хозяйка велела подарить. - И он хохотнул так привычно и знакомо, что Видок вздрогнул.

  - Веревея? - спросил Игнат, следуя основному правилу егеря - всегда собирай информацию.

  - Ну что ты, право! Я служу той, кто сильнее. Веревея - выскочка, которая умудрилась совершить столько ошибок... И главная из них ты. Ее уже наказали. Нет, мою госпожу зовут иначе. И я здесь, чтобы сделать тебе предложение.

  - А этих, - Игнат качнул стволом пистолета в сторону побитой нежити, - ты привел для убедительности?

  - Вроде того, - согласился Плут. - Они должны были убить вас, но я получил четкую инструкцию: если тебе удастся выжить, предложить перейти на нашу сторону. Дни человечества сочтены. Как видишь, портал моей госпожи может быть открыт куда угодно, и ваш барьер, который поставили гильдейские магички, ему не препятствует.

  - А зачем меня вообще убивать понадобилось?

  - О, это самое интересное, - воскликнул одержимый егерь. - Где руна?

   Игнат озадаченно уставился на тварь в теле его друга.

  - Хрен тебе, а не руна. И ответ на предложение твоей хозяйки идентичный, вот только передам я его лично, - палец нажал на спуск, пуля устремилась в голову бывшего друга.

   Одержимый лишь слегка шевельнулся, и пуля, которая должна была угодить ему в лоб, исчезла в предрассветных сумерках. А затем тварь рассмеялась, таким задорным знакомым смехом, что Демидов снова вздрогнул.

  - Ты серьезно думаешь, что можешь причинить мне вред? - продолжая чистить ногти рунным ножом, задал в пустоту вопрос одержимый егерь. - Я быстрее, чем ты под заклинанием, живучей, умней.

   Игнат на это только хмыкнул.

  - В отличие от тебя, Плут, я дерусь до последнего.

  - Пафосу многовато, - заметил Гоша. - Твой дружок тоже дрался до последнего, пока к нему меня не подселили. Кстати, давай познакомимся, я Ифрит, можешь называть меня Иагал.

   "Он очень силен, - пришел ответ Фарата на незаданный вопрос. - Я по сравнению с ним тень, он посмотрит - я исчезну".

  - Я буду звать тебя так, как привык, - стараясь оставаться спокойным, ответил Игнат. - Итак, Плут, ты еще что-то хотел сказать? Ответ ты мой получил, так что, либо дерись, либо проваливай к своим хозяевам.

   Странная гримаса проскользнула по лицу одержимого, словно судорога прошла. Игнат продолжал держать погибшего товарища на мушке. Последняя пуля. Кира за спиной что-то готовила, Игнат явственно слышал, как она шепчет заклинание.

   Гоша отлип от перил и сделал шаг в сторону Демидова. Он был неуверенным, словно человек, который только учится ходить после длительной неподвижности, когда ног не чувствуешь, они словно деревянные.

  - Стреляй, друг, - неожиданно вылетело из губ Гоши, - я его долго не удержу. Эта тварь не учла, что мы сражаемся до конца.

   Демидов выстрелил. Пуля угодила точно в голову, пробив во лбу дыру с чашку. Игнат вытащил из ножен за спиной свой рунный нож и одними скачком оказался на упавшим на спину теле. Удар в сердце, и вот чёрное лезвие, покрытое рунами, засияло, а на лице мертвеца застыло выражение облегчения и благодарности.

  - Прощай, егерь, ты выиграл свой последний бой.

   В этот момент портал во дворе погас. Похоже, хозяйка узнала о гибели своего раба.

  - Надо вынести его во двор, - сделав пару шагов и положив руку на плечо Игната, произнесла Кира. Голос магички был полон печали. - Мы сожжем его тут. Или ты хочешь доставить его в братство?

  - В братство, - попросил Игнат, стараясь, чтобы его голос не дрогнул. - Мы сожжем его там, а пепел развеем над Бел-рекой. Он бы одобрил. Остальные егеря тоже должны проститься со своим братом. Будет несправедливо, если на погребении буду присутствовать только я.

  - Как скажешь. Сейчас я переоденусь и открою портал. Я пойду с тобой. Только давай сначала тут немного приберемся.

   Кира подошла к шкафу и достала оттуда длинное черное, не слишком откровенное платье.

  - Подойдет, - прикинув, произнесла она.

   Она пробубнила заклинание, и первый труп марга вылетел с балкона и рухнул на лужайку. Через пять минут в комнате не осталось тел, кроме Георгия, покалеченный шкаф с книгами занял свое место, кровь нелюдей растворилась без следа, прожжённый ковер и постельное белье с матрасом отправились в груду падали.

   Игнат сидел и смотрел, как Кира наводит порядок. В коконе буквально источал радость Фарат, а Видока щемила тихая грусть, он убил друга, вернее, он убил тварь, в которой где-то в уголке жил его друг, который помог, поддержал, сделал так, что Игнат и дальше мог топтать Интерру. Гоша достоин самых шикарных похорон.

   Кира вышла на балкон и встала у перил. Игнат поднялся и пошел следом. Остановившись рядом, он закурил. Внизу на каменной дорожке, ведущей к бассейну, лежала гора тел. Сверху были набросаны испорченные вещи.

  - Не хочу портить траву, - пояснила Кира. - А камень легко отмою, или магией почищу.

   Игнат пожал плечами, ему совершенно не было дела до газона Луизы.

   Девушка сложила ладони лодочкой и быстро прошептала формулу заклинания, и тут же в них появилось яркое фиолетовое пламя. Кира стряхнула его на кучу трупов, и вся она мгновенно вспыхнула. Не было ни дыма, ни характерного запаха, все прогорело буквально за минуту, оставив только горку серого пепла.

  - Пламя нежити, - сообщила магичка на вопросительный взгляд Игната, - гильдия разработала заклинание пару лет назад для охотниц за экспериментами магичек, уничтожает нежить и для нелюди годится. Но только для утилизации тел. Оно не затратное, могу научить, для людей совершенно безопасное, никаких ожогов. Хотя с твоим резервом..., - она скептически хмыкнула.

  - Потом, - ответил Игнат, целуя ее в губы. - Лишним точно не будет.

  - Ну что, пойдем? - глядя на тело Георгия, спросила она.

  - Ты не забыла своего слугу? - напомнил Игнат.

   Девушка хлопнула себя по лбу. От Фарата Демидов знал, что старик умер у себя в постели во сне, быстро и безболезненно, правда нелюдь отхватила от него несколько приличных кусков.

  - Тело нужно внучке отдать, пусть похоронит, как богами положено. Полежит до утра, ничего не случиться.

  - Ну, тогда пойдем, - решил Игнат.

   Минута, и прямо посреди балкона вспыхнул такой обычный, предсказуемый синий портал.

  - Ты первый, - распорядилась девушка. - Тело возьми, я не смогу контролировать переход, ещё и левитацию.

   Игнат молча кивнул и бережно поднял тело мертвого друга на руки, он нес его в переход, словно любимую жену через порог, только та страстно обнимала, а у Гоши руки сложены на груди.

   На этот раз переход был почти мгновенный, всего два километра. Игнат сделал один шаг, и вот он уже стоит не где-нибудь, а перед дверьми отделения Братства, а в него целятся из винтовок сразу трое егерей, которые, похоже, курили на крыльце, возвращаясь из кабака или борделя.

   Первым понял, кто пришел, Андрей и опустил свою Ярку. Правда тут же снова вскинул оружие, поскольку из портала появилась Кира. Когда переход закрылся, все немного расслабились, но оружие из рук не выпустили.

  - Умеешь ты эффектно появиться, Видок, - заметил Блин, один из самых молодых егерей, получивший прозвище за совершенно плоское лицо.

  - Кого несешь? - спросил Андрей.

  - Борода, это Плут.

  - Врёшь!? - растеряно произнес приятель. - Он погиб.

  - Теперь погиб, - стараясь скрыть тоску в голосе, ответил Игнат, но, похоже, ему это не удалось, голос дрожал. - Полчаса назад я его убил. Может, не будем стоять на пороге, поднимайте всех, Гоша заслужил похороны и положенные егерю почести.

   Блин первым оправился от новости, похоже, про Гошу он слышал. Молодой рванул к дверям и, распахнув их, скрылся внутри дома, а Игнат медленно, немного сгибаясь под тяжестью тела, прошел в холл, затем в столовую и уже там под озадаченными взглядами заспанных егерей водрузил тело друга на стол. Кира, Андрей и еще один егерь, которого Игнат не только не знал, но еще даже и не видел тут, стояли у него за спиной.

   Не прошло и пяти минут, как вокруг Плута собрались все, кто был в доме, а Блин, прихватив с собой безымянного, рванул в город с приказом Бобыля, найти всех шатающихся по Белогорску егерей.

  - Рассказывай, - приказал Винт.

   Игнат снял с плеча "око" и кинул главе Братства.

  - Сами смотрите, не хочу говорить, дайте выпить.

  - Пойдем, друг, - обняв за плечи и развернув Игната в сторону кухни, тихо шепнул Борода. - Девушка, составьте нам компанию, нечего вам тут делать.

  - Ее зовут Кира, - произнес Демидов и ловко вывернулся из объятия приятеля. - Останься с остальными, - просил Андрея Видок, - тебе нужно это увидеть, я знаю, где кухня.

   Они успели молча выпить по паре рюмок коньяку, причем магичка не отставала от Демидова, похоже, ей тоже требовалось сбросить напряжение, когда дверь распахнулась, и на пороге появился озадаченный Винт в сопровождении Бобыля и Андрея. Они прошли, сели вокруг стола. Разговор Винт начал издалека:

  - Кира, у вас очень красивое красное платье. И вообще, вы показали себя в этом бою просто замечательно.

  - Спасибо, - нейтрально произнесла девушка голосом человека, который прекрасно знает свои достоинства и возможности.

  - Видок, какого хера? - глядя Демидову прямо в глаза, спросил Игорь. - Как ты умудряешься на ровном месте посреди тихого и спокойного города, запечатанного магичками Гильдии, найти кучу дерьма и с прыжка влететь туда двумя ногами, да еще и забрызгав всех вокруг?

   Игнат не выдержал и рассмеялся, напряжение последнего часа схлынуло, оставив только тоску по ушедшему другу.

  - Ты чего ржешь? - поинтересовался Семен.

  - Бобыль, не поверишь, то же самое спросил у меня Дед, когда мы с ним смотрели запись "ока", которую я притащил из рейда, когда нашел руну. И, Винт, ты на меня не рычи, они сами пришли, я не при чем. - Игнат налил рюмку коньяку и выпил. - Что с похоронами, решили?

  - Через час на заднем дворе, ребята готовят, - ответил глава Белогорского отделения. - Кира, вы не могли бы заделать нашему покойному другу дыру во лбу? А то некрасиво как-то.

   Волшебница коротко кивнула и вышла, прикрыв за собой двери.

  - Надо ставить в известность Гильдию и Лигу, это их касается так же, как и нас.

  - Ставьте, - наливая очередную рюмку, произнес Игнат. - Запись у вас есть, только скопируйте, а "око" верните, я теперь без него никуда.

  - И правильно, - согласился Андрей. - С твоим-то умением находить неприятности тебе его нужно держать включенным круглосуточно, и даже в сортир с ним ходить. А еще у тебя очень красивая женщина. Все под впечатлением. Как друг другу, это интрижка или серьезно? Если второе, то я в стороне. Если первое, то я дам тебе в зубы и уведу ее.

  - Я сам тебе сейчас в зубы дам, только сунься.

  - Понял, - примиряюще подняв руки, улыбнулся Борода. - Налей и нам. Потом уже, после всего, помянем, как положено, а сейчас давайте просто выпьем.

   Через час все собрались на заднем дворе. За высоким забором был каменный помост, последний раз похороны огнем проходили на нем лет сорок назад, когда Винт сменил на посту руководителя отделения, умершего от старости Сокола. Собрались почти все, Блин не смог найти только троих, ну и не было команды Смехача.

  - Кто что скажет? - спросил Бобыль по праву самого старшего. - Игнат?

  - Я лучше выпью, - процедил сквозь зубы Демидов и приложился к бутылке, которую сжимал в руках, ничего не хотелось, в душе была пустота. Потом все же поднял глаза и посмотрел на тело, лежащие на каменном столе. - Прощай, Плут, - с трудом сдерживая слезы, произнес он. - Ты до последней секунды боролся с тварями и победил в своем последнем бою. Пусть это будет примером нам. - Он снова отхлебнул и закурил.

   Потом свое слово сказали еще несколько егерей, которые знали Георгия лучше других. Последним говорил Бобыль, который лет двадцать назад работал с Гошей почти год. Игнат слушал эти слова, и боль немного отпускала, как хорошо, что у Плута столько друзей.

  - Кира, вы бы не могли? - попросил Семен.

   Магичка, ни слова не говоря, вышла в первый ряд, после чего в ее руке появился "всполох". Девушка постояла пару секунд, а потом резким движением метнула заклинание в покойника. Полминуты, и объятое пламенем тело рассыпалось прахом. Ни костей, ни вещей, ни винтовки, которую положили Плуту на грудь. Только серый пепел. Бобыль достал какую-то вазу и медленно сгреб туда все, что осталось от Георгия Волкова по прозвищу Плут.

   Егеря молча пошли в дом, сейчас там накроют стол, и выпьют в память о погибшем товарище. Много будет сказано хороших слов, только это его уже не вернет.

   Игнат молча забрал у Семена протянутую вазу, на горизонте медленно поднималось светило, возвещая новый день.

  - Я быстро, - сказал Игнат и пошел вглубь сада, где в воротах была калитка, ведущая по улице к берегу Бел-реки.

   С высокого берега он развеял пепел, и холодный осенний северный ветер подхватил его и понес дальше.

   Игнат снова приложился к бутылке, коньяк его не брал, он был трезв и зол. Усевшись на пожухлую траву, он уставился вдаль. Здесь его через час и нашла Кира. Она, ни слова не говоря, села рядом, положила голову Игнату на плечо и замерла.


  Глава четвертая. Почти спокойные дни


  На этот раз не было никаких подвалов, инквесса Беата и сама глава Гильдии - магесса Дана, в сопровождении крепкого мрачного молчаливого мужика в черном кителе с гербом княжества на груди и шевроном белогорской охранки явились в отделение Братства, едва часы пробили девять.

  Игнат, уставший и вымотанный, сидел напротив них и в третий раз пересказывал им то, что они и так уже видели на записи. Его не отпускало ощущение дежавю - вот так же месяц назад в Сторожье он сидел за столом в кабинете Деда и рассказывал магичке, инквизиторше и охранке о том, что случилось в подвале заброшенного замка. Правда, сейчас в комнате было все руководство Братства, и Кира, которая наотрез отказалась уходить, вызвав гнев Даны. Но уйдя из Гильдии, девушка могла не обращать внимания на требования бывшей начальницы. Кроме того, у нее оказался весомый аргумент - нападение-то совершено на ее дом. В разговор магичка не вмешивалась, сидела рядом и изредка кивала, подтверждая слова егеря.

  Беата и Дана были ошарашены свалившиеся на них новостями. Оказалось, что Белогорск не защищен от проникновения портала чужих, принцип построения которого был совершенно иным и отличным от тех, какими пользовались магички. Следующим ударом стало появление нежити. То, что с ней справились, заслуга боевой волшебницы, а не Видока. Ну, третий пункт - одержимый егерь с невероятными возможностями, который, если верить записи, вне сомнений легко бы расправился не только с Демидовым, но и с Кирой, если бы не счастливая случайность.

  И вот уже два часа в защищённом кабинете Винта шло совещание самых могущественных людей Белогорска. Конечно, не хватало князя, но за него говорил мужик из охранки, назвавшийся Александром.

  - В обороне, учитывая возможности противника, мы проиграем, - безапелляционно заявил он. - Они могут войти, куда угодно, и вы, не говоря уж обо мне, не можете им помешать. Мои люди подняты в ружье, княжеский терем переведен в режим блокады. Благодаря этой записи, мы получили кое-какую информацию о методах противника, но этого мало. Нам нужны средства эффективной защиты. Что могут предложить Гильдия и Инквизиция? Не думаю, что им нужно повторение произошедшего в Гранском королевстве. - Он хмуро посмотрел на Винта. - Так же вопрос касается и егерей. Пока что именно они понесли наибольшие потери.

  Игорь переглянулся с Бобылем.

  - Егеря ничего не могут предложить. Ты, Пес, совершенно прав, наибольшие потери понесли мы, и, как ты видишь, мы не в состоянии как-либо помешать противнику. Кроме того, это не наш профиль, мы охотники на нелюдь.

  - Это ваш профиль! - отрезал Александр. - Видока атаковала нелюдь, нежить и одержимый, а значит, это ваша задача - найти и уничтожить.

  Магесса и Инквесса согласно закивали.

  - Ага, нашли крайних, - хмыкнул Семен. - Не валите с больной головы на здоровую, эта общая проблема и касается всех. Мы столкнулись с врагом, который превосходит нас, и егерям тут в одиночку делать нечего. Нас и так почти не осталось.

  - Что вы предлагаете? - вступила в разговор Дана. Как и все магички, выглядела она великолепно - в бежевом приталенном платье с вышивкой и довольно скромным декольте. Платье было таким полупрозрачным и воздушным, что фактически демонстрировало идеальное тело магички. За спиной у нее словно крылья мотылька струился длинный шлейф. Черные прямые волосы спадали до лопаток, густая челка прикрывала лоб.

  - Найти и уничтожить, - произнес Игнат. - Но нужна помощь, ресурсы, необходимо работать сообща. Я бы еще подключил торговую гильдию, их люди давно занимаются расследованием, являющимся частью плана Веревееи и остальных одержимых. Самое плохое, мы знаем только ее, и то не уверены, что она жива, захвативший Георгия Ифрит сказал, что ее наказали. Хотя это не значит, что она убита.

  Все тут же загомонили, и только Александр, прищурившись, молча уставился на Игната.

  - Откуда вам известно про расследование торговой гильдии? - спросил он, когда все немного успокоились.

  - Столкнулся с их агентом в Сторожье, это все есть в моих допросах, - голосом, полным сарказма, ответил Демидов. - Вон, попросите инквессу, думаю, она с радостью предоставит записи. Может, даже подчерпнете для себя парочку новых матерных выражений, которыми я крыл Лигу, и конкретную инквессу.

  Винт и Бобыль улыбнулись, Дана сумела сохранить лицо, но ее выдал блеск глаз, инквизиция сильно ошиблась в объекте, и это нанесло удар по репутации двенадцатого карательного отдела.

  Беата выпад Демидова проигнорировала, только кивнула на вопросительный взгляд безопасника, подтверждая жестом, что он получит записи.

  - Мы привлечём Торговую гильдию к совместному расследованию. Но что дальше? Откуда начать? Игнат прав, нужно найти врага и уничтожить. Сейчас у нас есть две нити. Первая - информация, сообщенная егерем о перстне-печатке, которая ведет нас в небольшое графство в Орежском княжестве. Вторую нитку подкинул нам ифрит, сообщив ценнейшую информацию, что руна-ключ не найдена и не уничтожена.

  - Еще есть портрет воровки, которая украла ключ-руну в вольных землях и которую просила найти, - тут магесса скривилась, словно лимон откусила, - верховная ведьма Глана. Мы извлекли образ из головы Игната, но он мало что дает.

  - Бесперспективная линия, - отрезала Беата. - Предлагаю сконцентрироваться на чем то реальном.

  - Согласен с инквессой, - поддержал Винт. - Думаю, егеря начнут свое расследование с поиска руны. От нас исчезла, нам и искать.

  - Я займусь этим, - голосом, не терпящим возражений, заявил Игнат. - Через два дня могу выдвинуться в княжество Дар. Гильдия сможет организовать портал в столицу?

  Дана кивнула.

  - Все, что будет необходимо. С вами пойдет магесса Ижанна, она рвется в бой, что, в принципе, понятно.

  - Я пойду с Игнатом, - решительно заявила Кира. - Ижанна, конечно, посильнее меня, но я справлюсь гораздо лучше.

  Демидов задумался. Что выбрать: магичку второй ступени, равную по силе артиллерийскому батальону, постоянную связь с Гильдией и глаза и уши, которые будут за ним наблюдать круглые сутки или менее опытную, но не менее боевую волшебницу, которая не предаст и уже доказала, что может многое, и уж точно не будет шпионить?

  - Я пойду с Кирой, - твердо заявил он. - При всем моем уважении, я ей доверяю. Хотя ничего не имею и против Ижанны, мое впечатление от общения с ней исключительно положительное.

  Винт хотел что-то сказать, но передумал. Но потом высказал вполне дельное предложение:

  - Думаю, если магесса рвется в бой, она смогла бы поддержать вторую группу, которая будет действовать в Орежском княжестве. Там нужна более весомая команда, чем два путника. Надеюсь, и инквесса Беата отправит с нами кого-то из своих карателей.

  - Я хорошо знаю княжество и гостил пару раз у графа Димитрия, - вставая, произнес Бобыль. - Готов войти в группу со стороны братства.

  - Туда нельзя без легенды, - задумчиво произнес Александр, крутя в руках старую серебряную ручку, она была вся в царапинах, но Демидов заметил, что Пес ей очень дорожит, уж больно бережно он о ней заботился. - То, что вас, Семен, там знают, с одной стороны хорошо, а с другой плохо. Как давно вы там были в последний раз?

  Бобыль наморщил лоб, и на секунду прибавил сразу лет десять.

  - Четверть века прошло, тогда граф был молод.

  - Что ж, вы ветеран Братства. Ижанна - красивая женщина, а инквесса Ольга, если ничего не изменилась, очень похожа на худую девушку-подростка с чертами, чем-то напоминающими ваши...

  - Егерь, обзаведшийся семьей и ищущий угол, попутно подрабатывающий, - мгновенно ухватил мысль Александра Семен. - Что ж, багги тут не прокатит, тут нужен иной транспорт, иные вещи.

  Инквесса и магесса сидели задумчивыми. Игнат, уже пару минут наблюдавший за ними, видел, как женщины так и эдак вертят идею подобного внедрения.

  - Авантюра, - наконец выдала Беата. - И именно поэтому может сработать. Вот только девочку я вам свою не отдам. Мой человек будет работать отдельно, но в контакте с вашей группой. Во-первых, он мужчина, во-вторых, он живет в Орежском княжестве. И никого не удивит, если он появится там по незначительному расследованию Лиги.

  - Не пойдет, - возразил Александр. - Димитрия, который наверняка лишь маленький винтик, насторожит фактически одновременное появление егеря с женой магичкой и инквизитора, который случайно, - слова "случайно" он произнес с максимум сарказма, - явились в богом забытое графство.

  Все снова задумались, крутили ситуацию и так и эдак, все равно ничего путного не выходило. Один Игнат думал о своём, время ему нужно для того, чтобы забрать заказ у кожевенника. Сегодня второй пошел, еще два, и примерка. Нужно наведаться к старику, пусть ускорится, он доплатит лишний десяток чеканов, главное, чтобы тот уложился.

  - Вы все забываете, что за егерями, магичками и инквизиторшами объявлена охота, - неожиданно громко, перебивая всех, напомнила Кира. - А вы хотите запихнуть егеря с женой волшебницей и дочкой инквессой в одно из гнезд заговора одержимых. И даже если это не их берлога, Димитрий один из их людей.

  Все замолчали, Басаргина угодила в цель.

  - Кира права, - поддержал свою пассию Игнат. - Егеря вычислить - пара пустяков, еще на воротах спалится. С магичками та же схема. С инквизиторшами сложнее, но без своих жезлов пользы от них немного, кроме того, маги их интуитивно чуют и понемногу теряют силы.

  - Что ты предлагаешь? - спросил Бобыль.

  - Договаривайтесь с торгашами, в "Весах и кинжале" есть классные агенты. И они люди. Вам нужна группа обычных людей. Дайте им артефакт связи, его не определить. И если они что-то нароют, вышлите через портал группу захвата. Это так, черновой вариант. Кроме того, гильдия несет ежедневные убытки, она заинтересована в сотрудничестве. С них - человеческий ресурс, с вас поддержка.

  Игнат вспомнил об Арине, правда, она магичка, и вряд ли сгодится для подобного задания.

  - Похоже, ничего другого не остается, - согласилась с планом Дана. - Я - за.

  Винт промолчал, но они с Бобылем синхронно подняли руки.

  - Попробуем, - согласилась Беата.

  Она была настроена скептически. Фарат прочел ее эмоции и сообщил, что инквизиторша недовольна, ей не нравится, что ее отодвигают от конкретной операции. А еще ее бесило, что очень самостоятельный егерь, с подружкой вольной волшебницей идут по второму следу. И за ними вообще никакого контроля.

  Через пять минут комната опустела, квартет высокопоставленных лиц отбыл на Торговую улицу договариваться. Бобыль пошел решать свои дела, а Игнат жутко хотел спать, ночка выдалась проблемная. Кира тоже зевнула, после чего буркнула заклинание и открыла портал прямо посреди холла, сопровождаемая неодобрительными взглядами оставшихся егерей.

  - Ты идешь? - позвала она. - Или хочешь пешком топать? "Голем" твой у моего крыльца припаркован.

  Видока упрашивать было не нужно: десять минут пешком, или секунда и спать. Он махнул на прощание остающимся, и шагнул в портал. Напоследок вспомнив, что так и не заглянул в свою комнату, не пополнил опустевшие магазины, и ведь хотел винтовку взять из оружия, при нем только кинжал и рунный нож. "Маловато, но авось пронесет", - подумал он, выходя все на том же заднем дворе в паре метров от беседки.

  - У тебя же тут труп в комнате для слуг, - вспомнил Игнат.

  - Неужели ты так плохо обо мне думаешь? Пока ты сидел на обрыве, я дала знать дочери Грэга, и она обещала забрать тело. А вот и наша охрана, спасибо тетушке.

  Но Игнат и так уже знал, что в доме сидят два мордоворота, третий только что вышел на крыльцо, разглядывая их пристальным взглядом. На бедре у него висел пистолет, а на боку энергетический хлыст, точно такой же, как тот, что остался в каморке братства.

  - Магесса Кира,- поклонившись, произнес страж, - магесса Луиза просила передать, что очень вами недовольна.

  - Переживу. Прошу не лезть в наши дела, вы охраняете дом. Все ясно? - подойдя к наемнику и задрав голову, поинтересовалась магичка.

  - Предельно, госпожа, - с иронией ответил тот. - Меня зовут Олегом.

  И тут Игнат заметил на его плече шеврон - княжеский герб на серебряном щите. Да, высоко летает тетка Киры, если в момент проведения блокады кремля может выдернуть трех гвардейцев, чтобы те посторожили ее особняк, а попутно приглядели за племянницей, которая связалась с бедовым егерем.

  - Пойдем, - позвала девушка, - в комнате уже убрались и постель привели в порядок.

  - Магесса, подтвердите статус этого человека, - потребовал страж.

  - Чего? - вылупилась на него Кира.

  Игнат мог поклясться, что видел, как из ее зеленых глаз посыпались во все стороны красные искры. Олег сконфузился, похоже, идея докопаться до егеря оказалась не такой уж и удачной.

  - Еще одно слово, - и магичка продемонстрировала небольшую шаровую молнию, - и вам самим придется подтверждать свой статус. Что останется, сметут в совок и выкинут в камин. Еще вопросы?

  Страж покачал головой и отошел в сторону, правда, ожег егеря злым взглядом, похоже, он в прямом смысле понял фразу об еще одном слове. Игнат хмыкнул, такую Киру он видел впервые. Но это как раз было знакомо, типичная стервозная магичка.

  - Действительно, прибрались, - усмехнулся он, глядя на новую кровать с огромным балдахином бордового цвета.

  Кира зарычала, иначе изданный ею звук было не назвать. Но уже ничего не поделаешь. Девушка довольно аккуратно сняла платье и повесила его обратно в шкаф, после чего прошлепала босиком по темному мрамору, скинула на пол одеяло, сняв пододеяльник, размера он был впечатляющего, наверное, в него можно было без труда завернуть новый мобиль Игната. После чего забралась на высокую кровать и уставилась на Демидова, который, не торопясь, стягивал сапоги.

  - Почему ты выбрал меня, а не Ижанну? Дана права, она и вправду сильнее, и опыту больше, ей почти под сотню.

  - Во-первых, ты мне нравишься гораздо больше и уже доказала, что на тебя можно положиться. Во-вторых, не хочу тотального контроля гильдии, а Ижанна непременно будет стучать начальству.

  - Практический подход, - зевнув, согласилась Кира. - Обещай не стаскивать пододеяльник.

  Игнат укрылся своим краем и тоже зевнул.

  - Не обещею.

  - Тогда ляг ближе, может быть хоть что-то останется. Приставать не буду, не в том состоянии.

  Демидов улыбнулся и перебрался почти вплотную, так, что кожей ощущал тепло ее красивого тела. Кира повернулась к нему спиной, сунула ладошку под щеку и мгновенно уснула.

  Как ни странно, Игнат тоже вырубился, хотя в голове роилось просто огромное количество мыслей, которые необходимо обдумать. Только вот сон был поганым, снился Плут, стоящий на балконе и наблюдающий за спящим Видоком. Он все что-то говорил, губы шевелились, но Игнат не мог разобрать ни слова. Гоша, отчаявшись докричаться, обреченно махнул рукой и растаял в воздухе.

  А потом Демидов проснулся, на улице была ночь, Кира сидела на кровати и расчесывала влажные волосы, похоже, она только что вышла из душа.

  - Проснулся, - повернувшись и увидев, что Игнат открыл глаза, констатировала очевидное магичка. - Вон за той дверью ванна, давай приводи себя в порядок и пойдем гулять, заодно и поужинаем.

  Демидов спрыгнул с кровати и пошел в указанном направлении, прихватив свою одежду. Ванна оказалась кичевая - с позолотой, как и весь остальной дом. Похоже, у Киры времени на нее не нашлось. Мысленно Демидов вспоминал, сколько денег у него в кошеле, выходило где-то пять чеканов, должно хватить. В дешёвый кабак Киру не отведешь, значит, будем раскошеливаться на дорогой. А поскольку это столица княжества, то приличный ресторан стоит золота.

  На мытье и бритье ушло минут двадцать, еще пять потратил, чтобы замыть пятно крови, попавшее на низ штанины, когда Кира разнесла в клочья падальника.

  - Отлично выглядишь, - глядя на девушку, стоящую перед зеркалом в полный рост, сделал Игнат комплимент.

  Причем вполне заслуженный и справедливый. Кира облачилась в тёмно-зелёное платье, чем-то напоминающее найденное в разоренном поместье: с одного края длинное, с другого короткое. Сапожки на шнуровке до колена, чулки, разрез до бедра справа, лиф на шнуровке, на шее колье с черными алмазами, стоит пару тысяч золотом. Прическа ничего замысловатого - волосы собраны сзади заколками с такими же камнями, только поменьше, с правого виска свисает вьющаяся прядка медово-золотистого цвета. "И как назло у меня ни одной пули", - подумал про себя Игнат, магичка была ходящим магнитом для неприятностей, правда, она сама по себе оружие, но в свете последних событий...

  - Нужно заглянуть в отделение Братства, - одеваясь, заявил он. - Мы на "Големе" или пешком?

  - Пешком, - ответила Кира. - Я же сказала, мы идем гулять. И зачем тебе вообще понадобилось заходить в Братство, соскучился по егерям?

  - Затем, что у меня не осталось ни одной пули, все мое оружие - это кинжал, как-то завертелся с утра, пистолет, разряженный, в кобуре, не порядок.

  - Я твое оружие, - подойдя и целуя его в губы, уверенно заявила Кира.

  - Не все можно решить магией, - наставительно заметил Демидов. - Я думал, ты уже усвоила этот урок.

  Кира нахмурилась и, видимо, даже хотела ответить что-то едкое, но передумала.

  - Пожалуй, ты прав, - согласилась она, и напряженность исчезла с ее красивого лица. - Кстати, мне тоже потребуется оружие. Не сейчас, - перехватив его вопросительный взгляд, ответила магичка, - когда мы с тобой пойдем искать эту проклятую руну.

  - Это, верно, - согласился Игнат. - Правда, вот что тебе подойдет? Попасть из дробовика в спину фанатику - не значит уметь стрелять.

  - Завтра докажу, - весело и уверенно заявила Кира, - съездим загород и постреляем. А сейчас пойдем, нас ждет ресторан "Белград". У Луизы там столик, которым я иногда пользуюсь.

  Игнат мысленно прикинул, сколько с него сдерут за ужин на двоих с вином в самом дорогом ресторане княжества, да и, пожалуй, всех окрестных, и понял, что пяти чеканов реально может не хватить. Так что, посетить комнату точно придется, поскольку он не позволит Кире платить за ужин.

  Спустившись вниз, они наткнулись на одного из гвардейцев, тот сидел в кресле с автоматом на коленях, наблюдая за входом. Рядом с ним парила сфера поиска. "Неплохо", - подумал Игнат. Хотя, чего еще ожидать? Естественно, в охрану князя берут лучших. А универсальный маг-слабосилок, скрещённый с профессиональным бойцом, - идеальный вариант.

  - Я обязан доложить капитану, - вставая, но не рискуя загораживать дорогу, заявил страж.

  - Обязан - доложи, - равнодушно заявила Кира. - Мне до ваших приказов нет никакого дела. Охраняете дом - вот и охраняйте. А вот если вздумаете следить и опекать, то моя дорогая тетушка получит три плохо прожаренных тела. Все ясно, боец?

  Гвардеец нехотя кивнул и направился куда-то в сторону крыла для слуг.

  Кира, подхватив Игната под руку, направилась к дверям.

  - А может, все же поехать? - бросив взгляд на мобиль, спросила она. - Все же машинка очень необычная, это не багги, и не лимузин.

  - Нечто среднее, - согласился Игнат. - Решай.

  - Поехали, - определилась магичка, - прокатишь с ветерком. Кстати, у тебя есть другая одежда?

  Фраза была сказана непринужденно, но Игната царапнула.

  - Что, могут не пустить в Белград?

  Кира посмотрела на него виновато.

  - Извини, не хотела тебя задеть. А знаешь что? К демонам этот пафосный ресторан. Тут есть отличный трактир, как раз для таких, как мы. Отребье там не гуляет - дорого, а вот нам вполне по статусу и достатку, вольная магичка и успешный егерь. Но сначала давай все же заедем к тебе в гости.

  Псина, которая чудом успела убраться из-под колес, облаяла их вслед, и вот через три минуты "Голем" уже остановился на заднем дворе отделения.

  - Отличная самоделка, - восхищенно произнесла Кира. - Как ты ее назвал - "Голем"?

  Демидов кивнул.

  - Ей подходит, слеплена из чего попало. Правда, хочу напомнить, что эксперимент вышел так себе, первый голем рассыпался, а второй убил трех магичек, и его еще два дня ловили инквизиторши с волшебницами. После этого эксперименты по одушевлению объектов были запрещены конвенцией Гильдии и Лиги.

  - Также в конвенции запрещены опыта по оживлению мертвых людей и животных, - блеснул знаниями Игнат. - Ну что, зайдем?

  Кира протянула Видоку руку, который тут же подал свою, и девушка, продемонстрировав длинную красивую ногу, выбралась из мобиля.

  Оставив ее беседовать с Винтом и Андреем, которые засиделись в гостиной за рюмочками коньяка, обсуждая какие-то дела, Демидов поднялся к себе в комнату, на всякий случай взял еще пару чеканов из золотого запаса. Он снарядил два магазина обычными стальными рунными пулями, вперемешку с зажигательными и разрывными. Потом подумав, достал третий магазин и набил в него десяток из чистого железа. Последние события показали, что город не защищен от атак нелюдей. Егеря восприняли угрозу серьезно, и теперь рядом с Андреем на столе лежала его винтовка, наверняка заряженная пулями из чистого железа.

  И тут Игната посетила одна мысль, и ответ на нее мог знать Винт. Спустившись вниз, Видок без предисловий выпалил:

  - Винт, почему одержимые не заберут артефактные ворота?

  Игорь встрепенулся и уставился на Игната.

  - Потому что никто не знает, где они, - наконец, после долгой паузы просветил он. - Их потеряли.

  - Как так? - спросили хором Кира и Демидов.

  - А вот так. Их захватили триста лет назад и увезли в тогда еще молодой Белогорск, а потом потеряли. В Лиге произошла резня, и так вышло, что все хранители секрета погибли. Все знают, что они спрятаны где-то здесь, а где - никто не знает. Их охраняли магички и инквизиторши в каком-то тайном месте, никто не выжил. Говорят, Дед знал кого-то, кто владел секретом. Но Сергея больше нет.

  - А откуда известно, что он знал? И почему тогда не выспросили у него? - задала вполне логичный вопрос Кира.

  - Так вышло, что эта информация всплыла только после смерти. Оказывается, все семьдесят лет Лига и Гильдия искали егеря, который помог бежать какой-то древней магичке, которая и знает секрет.

  Игнат мгновенно сложил дважды два - Тамара. Вот почему она боится людей, пришедших из княжеств, живет в лесу отшельницей.

  - А, ладно, - махнув рукой, беспечно заявил Демидов. - То, что артефактные врата пропали, это хорошо, поскольку враг у нас сильный, и если он их найдет - будет плохо. Госпожа магесса, мы едем пить вино, а то так кушать хочется, аж переночевать негде.

  Кира расхохоталась это древней немудреной шутке и направилась к выходу.

  Уже через пять минут мобиль остановился у двухэтажного дома в Купеческом квартале, где на магической вывеске задували ветра, выстраивая буквы, покрытые инеем, в название - "Северный ветер".

  - Здесь подают отличный горячий грог, - отрекомендовала Кира.

  - Не переношу ром, с обучения в глотке застряет. Мы как-то выкрали ключ к погребу со спиртным и нашли там пять бутылок рома... Короче, как слышу слово "ром", так сразу вспоминаю свист плети, всыпал нам тогда наставник Конрад знатно, неделю на животе спал.

  Кира рассмеялась.

  - Ну, значит, найдем для тебя водку.

  - Лучше виски или коньяк, - предложил Игнат. - Ну что, мы идем или так и будем стоять?

  - Идем, - решительно заявила девушка и направилась внутрь.

  Похоже, здесь ее неплохо знали, поскольку вышибала на входе почтительно поклонился и уступил дорогу.

  Что ж, заведение Игнату понравилось, даже странно, что он тут ни разу не был, поскольку Кира уверяла, что ему уже лет тридцать, если не больше. Стилизовано все согласно названию: во-первых, внутри было очень свежо и немного прохладно, во-вторых, под потолком негромко завывал северный ветер, двигая темные наколдованные иллюзорные облака, иногда гремел гром. Короче, стильно.

  Еда была хорошей: мясо на углях таяло во рту, гарнир из овощей тоже на уровне, а вот Кира заказала безумно дорогого золотого осетра, запечённого с грибами. Она пила вино, Игнат потихоньку потягивал отличный коньяк из все того же Церна, очень похожий на тот, что они пили с Дмитрием в маленьком поселке, потерявшимся между дикими землями и бунтующим королевством.

  Они уже собирались уходить, когда один из посетителей, уставившись на Игната вдруг заорал:

  - Держи его, он в розыске Гильдией!

  Сразу же задвигались стулья, крепких мужиков в общей зале было немало - человек тридцать, тут тебе и пяток гвардейцев, и купеческая охрана, и десяток мастеровых, которые отмечали заказ от князя.

  Демидов взялся за рукоять хлыста.

  - Розыск отменен, - громко произнес он.

  Не подействовало, да и не могло, накрученные ожиданием войны люди в каждом незнакомце видели угрозу, или шпиона соседей, раскачивать никого не пришлось. Первый ряд качнулся вперед, и тут в дело вступила Кира, громыхнуло, и сверху из наколдованной волшебницей тучи прямо на толпу обрушился ливень. Народ вздрогнул и уставился на спутницу Игната, как крестьянин на сборщика налогов, - зло, но очень растеряно.

  - А ну стоять! - рявкнула она. Игнат даже мысленно зааплодировал, не знал, что волшебница так может. - Иначе сейчас настоящий северный ветер устрою! Кто не замерзнет до смерти, сляжет с ангиной, и не факт, что выживет.

  - Госпожа магесса, - заголосил бармен из-под стола, - вы бы свой дождик отключили, а то утопите нас.

  Кира кивнула, что-то пробормотала про себя, секунда, и ливень закончился, оставив стоять посреди бара толпу человек в пятьдесят, сырую и злую.

  - Это кто тут колдует? - возникнув в дверях, строго поинтересовалась Лера. - Кому штраф в полсотни чеканов нужен? - У нее за спиной маячило человек пять из "Стражи спокойствия". Осмотрев сырых посетителей и наткнувшись взглядом на Игната с хлыстом в руке, и на Киру, она только хмыкнула. - Егерь, ты сколько здесь еще пробудешь? Надоело за тобой трупы убирать.

  - Вы бы лучше вчера так быстро появились, - буркнула Басаргина, - когда нас убить пытались. Хрен там, в одиночку отбивались. - Все это она произнесла себе под нос, но, как ни странно, Лера услышала.

  - Мы рядом были в патруле, поэтому и так быстро. Кир, ну, сколько можно, что опять случилось?

  По тону законницы Игнат понял, что девушки давно знакомы, и если не подруги, то приятельницы.

  - Да все из-за вашего гончего листа, кто-то умный крикнул - "он в розыске", остальные тут же подхватились, пришлось остужать, иначе ты бы трупы отсюда до утра вытаскивали.

  Лера обвела суровым взглядом народ, который двигаться не решался и только мелко дрожал, сбившись в кучу.

  - Они правду говорят, у княжества нет никаких претензий, гончий лист отозван. Кто имеет что сказать?

  - Требую наказания, - заверещал тот самый тощий мужик, что кричал о розыске, - незаконное использование магии в людном месте с опасностью для жизни и угрозы смертью.

  Кира на это только хмыкнула, потом засмеялась в голос.

  - Чего смешного? Ты закон нарушила, - смело заявил кто-то невидимый из толпы.

  Но магичку это развеселило еще больше. На лестнице тихо улыбалась Лера.

  - Вообще-то нет, - заявила она. - Кира Басаргина, боевая магичка третьей ступени, защищала себя и своего спутника от нападения - статья четыре положения магического кодекса триста сорокового года от момента исхода. А учитывая, что у егеря на плече "око" наверняка пишущее, даже поубивай она вас всех, ей бы только попеняли. Еще вопросы?

  - Магички в край озверели, - буркнул тихий голос из кучи.

  - Это кто там такой смелый? - поинтересовалась Лера. - А ну выйди, скажи мне лично, что ты не согласен. Обсудим завтра в ратуше у судьи.

  Никто, естественно, не сдвинулся с места, сверля злыми взглядами, но рот больше не открывали.

  - Все, вечер можно считать состоявшимся, - весело заявил Игнат. - Прогулка по городу - галочка, ужин - галочка, трактирная драка - галочка. Эй, корчмарь, - егерь достал из кошеля чекан, - налей этим промокшим за мой счет.

  Положив монету на стол, он подхватил Киру на руки, чтобы та не по воде шла, ее легкие изящные сапожки совершенно не годились для прогулки по устроенному магичкой болоту.

  - Кира, ты в следующий раз поаккуратнее, - попросила Лера, когда Игнат поставил девушку на сухую ступеньку.

  Волшебницы обнялись и расцеловали друг друга в щечки, похоже, предположение о приятельских отношениях оказалось верным.

  - Обязательно, - согласилась магичка. - Сначала водой, а потом шаровую молнию в эту лужу брошу, что б вообще никаких претензий.

  Стражи в серых мундирах, стоящие за спиной Леры и отлично слышавшие разговор, заржали. "Примитивное чувство юмора", - подумал Игнат и, приобняв Киру, пошел наверх.

  - Подруга, где ты этого беспокойного егеря нашла? Бросай его, а то хлебнешь с ним лиха. Вон граф Ажарский до сих пор по тебе сохнет.

  - Сомневаюсь, - обернувшись и улыбаясь, заявила девушка. - После того, как мы с ним попрощались, я слышала, он ходил, широко расставляя ноги. Кроме того, я думаю, он уже догадался, кто в княжеском тереме потерял рецепт на его имя микстуры от потенции.

  Стражи снова заржали, едва не валясь с ног, хохма была известная и злободневная. Поскольку Кира говорила громко, то ее слышали и остальные посетители и посетительницы "Северного ветра", и зала буквально взорвалась, похоже, данный граф уважением не пользовался. Кстати, Игнат вроде бы слышал эту фамилию от кого-то из егерей, вроде, что-то там про жадность звучало, типа, за чек удавится.

  - Хорошо погуляли, - улыбаясь, продемонстрировав при этом свои ровные красивые зубы, подвела итог прогулке Кира. - Чувствую, скучно нам с тобой не будет, мы умудряемся найти проблемы в тихом и безопасном месте. Что же будет за стенами?

  "Стрелок!" - неожиданно взвыл в голове Игната голос Фарата. Видок не стол разбираться, а просто сбив магичку с ног, ушел с линии огня, прикрывшись патрульным автомобилем, в лобовое стекло которого тут же угодила пуля, в разные стороны полетели куски стеклопласта.

  - Под обстрелом, - не хуже сирены заголосил страж, оставшийся за рулем.

  "Фарат, где он?". "Уходит", - пришел незамедлительный ответ.

  Игнат рванул из кобуры пистолет и побежал следом. Джинн вел его какими-то закоулками. Несколько раз на дороге встречались пьяницы, один вообще загородил дорогу, сжимая в руках шоковую дубинку, наверное, он был слепым, раз не заметил пистолета в руку жертвы, а может, просто идиот. Игнат не стал останавливаться, просто выстрелил ему в ступню и побежал дальше. Ночных обирателей пьяных он не любил, иногда даже больше, чем воров-карманников, у этих хоть было мастерство, а ночные рубилы очень часто переходили грань и убивали "клиента". Может быть, этим выстрелом, который наверняка оторвал грабителю ступню, Видок спас чью-то жизнь.

  - Потерял, - сообщил Фарат. - Наверное, он активировал какой-то амулет, словно растворился.

  - Веди туда, где он был последний раз, - приказал Демидов.

  Мыслеобраз кривой темной улочки пришел почти мгновенно. Через пять минут Видок уже осматривал ее, понимая, что ничего не найдет, это были складские ангары мастерового района, искать в этом лабиринте ночью человека, который очень не хочет, чтобы его нашли, бессмысленно, проще на пулю нарваться.

  Неприятности, кстати, не заставили себя ждать - трое мутных типов вынырнули из тьмы, но Игнат их уже ждал, Фарат предупредил, что те подкрадываются со спины.

  - Мужики, у меня вечер не задался, - повернувшись к ним и доставая пистолет, устало произнес Демидов. - Повторяю один раз - растворитесь во тьме клоаки, из которой вылезли, и останетесь живы.

  - Прощенья просим, господин егерь, - почтительно поклонившись, произнёс самый здоровый, но, похоже, не самый тупой из грабителей. - Ошибочка вышла, извиняемся, доброй вам ночи.

  И троица растворилась в ночной тьме.

  - Поймал? - спросила Лера, стоило ему появиться в свете вывески "Северного ветра".

  - Ушел, - раздраженно произнес Игнат. - Уважаемая магесса, у вас очень криминальный город. Представляете, меня пытались дважды ограбить.

  - Они хоть живы? - устало поинтересовалась законница.

  - Троица последних оказалась умной и вежливой, они быстро осознали свою ошибку и, извинившись, отвалили. А вот где-то в трущобах наверняка ползает по земле рубила, ищет свою ступню.

  Лера тяжко вздохнула и, сделав своим знак, отправилась в ту сторону, откуда пришел егерь.

  - Поехали домой? - предложил Демидов Кире, которая все это время стояла чуть в стороне.

  Девушка кивнула.

  - Как ты узнал? - спросила она, заняв место пассажира в "Големе".

  - О стрелке? Это все Фарат. Знаешь, очень полезно иметь джинна. Причем у меня с ним очень странные отношения, у нас дружба, если, конечно, постоянное совместное существование с чужой сущностью, которая находится в плену, можно назвать этим словом. Кстати, ты мне не поможешь? Нужно зарядить все батареи на оружии, в мобиле и кокон мой укрепить. И еще нет знакомой магички, сильной, кто специализируется на защитных чарах? Нужно "Голема" от угона зачаровать.

  - Ты обратился по адресу, - с хитрецой в голосе заявила Кира, - в моем лице ты нашел не только верную подругу, но и магичку, способную решить все эти вопросы. Кроме последнего, но завтра я свяжусь с одной знакомой, и она займется твоим уникальным мобилем.

  - И во сколько мне все это встанет?

  - О, тебе придется расплачиваться за это весь остаток ночи.

  - Подругу позовёшь? - поддел магичку Игнат. - Чтобы мне потом два раза не напрягаться.

  - Хрен ей, - поддержала шутку Кира, но смешинок в голосе поубавилось, - мне самой мало, я с ней рассчитаюсь без тебя, все равно она мне должна. Как ты хочешь защитить "Голема"?

  - Как и ту багги, что сгорела вместе со Сторожьем. Стекло и корпус зачаровать от пуль. Есть какое-то хитрое заклинание против воров, любой посторонний, кто без меня в машину сядет, будет с минуту чувствовать себя плохо, если не вылезет, его начнет выворачивать наизнанку в прямом смысле этого слова.

  - Изощренно, - одобрила Кира. - Я слышала про него, называется - "Отрава вора", думаю, Арина справится.

  - Арина? - ухватился Игнат за знакомое имя.

  Магичка кивнула.

  - Вольная волшебница четвертой ступени, три дня назад видела ее в ратуше, Струной ее прозвали, очень талантливая чародейка.

  - Знаю я ее, распутывали вместе одно дело в Сторожье, - сообщил Игнат, решая, говорить или не говорить Кире, что он спал с ее знакомой.

  Но Кира, похоже, и сама обо всем догадалась.

  - Судя по твоему тону, ты с ней не просто работал, - с сарказмом прокомментировала она. - Знаю я Аринку, у нее губа не дура. Мне плевать на твоих баб, которые были до меня, но если прыгнешь в койку к кому-то еще, пока ты со мной, "Отрава воров" покажется тебе легким недомоганием. Мы все выяснили?

  - Все, - заворачивая во двор и объезжая фонтан, ответил Игнат. - Только и ты учти, если подобное случится с твоей стороны, между нами все кончено. До физической расправы я опускаться не буду.

  Они немного посидели, помолчали, глядя в стороны. Вдруг Кира легонько тронула Игната за рукав.

  - Извини, я погорячилась, просто приревновала. У нас со Струной давнее соперничество еще по магической академии. Мы вместе учились.

  Демидов посмотрел на Киру, ее яркие зеленые глаза и вправду были грустные.

  - Пойдем в дом, а то совсем прохладно, - попросила магичка. - Хотя, если хочешь, я поставлю купол и чуть подогрею воздух, посидим еще немного.

  Игнат уже хотел согласиться, когда на крыльце появился Олег, был он мрачен, взвинчен и сжимал в руках автомат. Не выпуская из рук оружия, он направился к ним. Кира, уже готовая высказать все, что думает по поводу вмешательство в их дела, вдруг стала серьезной.

  - Что случилось? - спросила она, не дав рот открыть.

  - Нападение, - хмуро сообщил страж, - группа наемников с магичкой, убит один из моих, ведьма сбежала. Ребята из охранки должны подъехать с минуты на минуту.

  - Где тела? - спросил Игнат.

  Олег, похоже, собирался его послать, но передумал, решил не нарываться на Киру, которая могла и в жабу превратить, магесса была на взводе.

  - На заднем дворе, все трое.

  - Давай посмотрим, пока никто не приперся.

  Девушка кивнула и пошла следом за гвардейцем.


  Глава пятая. Белогорский бардак


  - Тела, как тела, - указал Олег на лежащие в рядок три трупа.

  Кровь из многочисленных ран уже залила зеленую лужайку. Сейчас она вся была ярко освещена тремя большими магическими фонарями, в одном месте лужайки выжженное пятно метра полтора.

  Игнат присел рядом с покойниками, один ни на что не годился - пуля угодила в голову, мозги парня разбросало по всему газону. Второй крепкий мужик лет сорока, с бородой и длинными волосами, забранными в хвост, получил пару пуль в грудь. Дыры обугленные, скорее всего, зажигалки. Третий был тоже бесполезен, похоже, командир гвардейцев шибанул его заклинанием, так что, в наличии имелся обугленный и хорошо запеченный труп. Игнат осмотрел вещи. Экипированы ребята были просто отлично: три автомата, запасные магазины, все пули рунные, оружие не новое, но в прекрасном состоянии. Ни документов, ни денег, одежда обычная. У того, что словил пулю в башку, татуировка на груди, что-то очень знакомое - медведь на задних лапах, сжимающий стяг, на котором нарисован меч с перевернутой короной. Вокруг набит девиз: "Смерть королям!".

  - Знакомо? - спросил Игнат Киру, он уже знал ответ, но хотелось получить подтверждение.

  - Конечно, знакомо, - усмехнулась магичка. - Это символ - знак Равноправных, террористы из Церна. Три покушения на тамошнюю королевскую семью, несколько десятков убитых аристократов, вне закона почти везде.

  - И чего он тут забыл? В тебе вроде бы ни капли королевской крови.

  Кира, как ни странно, рассмеялась, нервы у боевой магички были стальные.

  - Ты прав, вообще никакого отношения не имею, только волшебницы в семье.

  - Ладно, а теперь не мешайте мне, никому не отвлекать, иначе кончится все очень плохо.

  - Ты что задумал? - напрягся Олег.

  - Слышь, служивый, тебя это с какого хрена касается? Охраняешь дом, вот и охраняй, и не фиг лезть мне под руку. Нужно узнать, где были эти молодчики, зачем пришли? Все, а теперь сделай доброе дело, заткнись. Кира, поставь купол, чтобы минимум час никто не мешал. А то любопытные набегут, все сорвётся и получите вместо одного адекватного егеря очень сильного одержимого.

  - Может, пускай этим займутся "Стражи силы" и следователи Лиги? - неуверенно предложила магичка, гвардеец согласно закивал.

  - Конечно, займутся, только вот полученными данными не поделятся, а если и поделятся, то не всеми. Так что, ставь защиту.

  Девушка отошла на пару шагов и, пробормотав заклинание, громко хлопнула в ладоши. Игнат удивленно покачал головой, сильна магичка, если за три секунды поставила купол "черная жизнь", который способен выдержать прямое попадание мины с начинкой инферно или удар метеоритного дождя. Если бы Ижанна поставила такую защиту над цитаделью, все было бы иначе. Только не по силам магичке второй ступени создать купол, накрывающий три квадратных километра, максимум метров пятьдесят.

  Но теперь пора было заняться тем, ради чего Кира ставила "черную жизнь".

  - Фарат, ты знаешь, что делать. Клятва!

  - Я Фарат, клянусь своему господину, что не попытаюсь захватить мертвое тело или иным другим способом нанести вред егерю Игнату. Клятва, - потребовал джинн.

  - Принимаю. Думаю, ответная тебе не нужна, мы хорошо уживаемся и без этого.

  - Согласен, - пришел мысленный ответ, - ты был честен всегда. А теперь, голытьба, отворяй ворота, Фарат гулять идет.

  Игнат ухмыльнулся, многому пассажир от него нахватался, и, сосредоточившись, приоткрыл кокон.

  Джин тут же выбрался наружу, и на этот раз принял облик Арины, та голышом сидела, поджав под себя ногу, и с ожиданием смотрела на Игната. Сейчас Демидов был очень рад, что Кира поставила именно "черную жизнь" и не видит выкрутасов духа.

  - Не вздумай так при ней сделать, - произнес Видок, зная, что сейчас джинн способен его слышать. - На год на голодный паек сядешь.

  Лицо Арины стало жалостливо плаксивым. Мерзкая картинка. Наконец, Фарату надоело дурачится, и он принял форму силуэта покойного и просочился внутрь.

  Прошло минут двадцать. Игнат даже не успел устать, держа кокон приоткрытым, он так часто делал это за последнее время, что теперь это стало даваться ему гораздо легче. Труп неожиданно поднял руку, сжал ладонь в кулак, оттопырив большой палец. Игнат вздрогнул, но кокон удержал.

  - Свинья ты, - прошипел он. - Давай домой.

  И снова перед ним материализовалась полупрозрачная голая Арина, на этот раз она повернулась спиной и нагнулась, задорно подмигнув.

  - Фарат, ох, ты у меня дождешься! Попрошу Киру затянуть кокон до максимума, будешь неделю сидеть, ничего не видя и не слыша.

  - Все, хозяин, больше не повториться, - и морок растаял в воздухе.

  Секунда и Игнат почувствовал, что "коробочка" снова обитаема, и захлопнул прибежище джинна.

  -Что узнал?

  Пошли картинки. Игнат сосредоточился на просмотре.

  - Этому воспоминанию неделя, - пояснил Фарат.

  Вот вся троица: бородач с хвостом, парень с прострелянной башкой и неизвестный крепкий старик лет шестидесяти сидят за столом. В углу герб - вольного города Побережный. Они кого-то ждут. И вот появляется женщина, ее можно определить только по походке, вся она закутана в черный плащ, капюшон надвинут на глаза, виден только рот и подбородок. На столе появляется залоговой лист на тысячу золотых, который тут же исчезает в кармане пожилого, похоже, он главный. И голос женщины какой-то бездушный и пустой, словно у нее вообще нет эмоций.

  - Я пойду с вами. Возражения не принимаются.

  Молодой немного побузил, но окрик пожилого, и тот мгновенно заткнулся.

  - Хорошо, госпожа, - соглашается он.

  Новая картинка.

  Придорожный трактир всего в нескольких километрах от Белогорска. Игнат знает это место, несколько раз останавливался там по делам. Все та же троица и магичка, опять ничего не разглядеть, все тот же плащ и капюшон. Напротив... Однако! Видок даже не удивился, он и раньше подозревал, что девка с обожжённой мордой из Лиги не просто так сдала его наемникам в день, когда его выпустили, она работает на нескольких хозяев, поскольку сейчас, в воспоминании, она дает информацию на Игната, немного, но теперь его не сложно найти.

  - Когда это было?

  - Два дня назад, - откликнулся Фарат.

  - Оперативно, - буркнул себе под нос Игнат. - Они хорошо отслеживают мои перемещения, а ведь я даже ни разу не заметил за собой хвоста.

  - Как ни странно, я тоже, - отозвался Фарат. - Дальше смотреть будешь?

  - Есть что важное?

  - Есть.

  Новая картинка.

  Вот группа входит в город. Магички с ними нет. Дом на окраине, ключ под крыльцом. Ведьма появляется через пять минут в своем неизменно прикиде. Она сообщает, что на дело идут ночью, особняк плохо защищен. Голос все такой же безжизненный, похоже, про охрану она не в курсе. Задача - войти и захватить объект. Все, кто будет там, должны быть убиты, главное - не повредить голову егеря. Дальнейшее их не касается. На вопрос о магичке, незнакомка заявила, что Киру берет на себя, и что у нее в доме есть свой человек. Кто, - интересуется пожилой налетчик, она коротко и безэмоционально посылает его, и говорит, что это не его дело.

  Игнат встал и посмотрел вокруг, купол был на месте. Он постучал, и тот исчез. Народу прибавилось. Тут были Беата с парой инквизиторш, Ижанна с Даной, Александр в компании пятерых дуболомов, и все они зло смотрели на Демидова. Игнат бросил взгляд на оттертых в сторону гвардейцев, Олег и второй стояли в уголке и о чем-то разговаривали, отсутствовал ночной страж, похоже, он оказался погибшим. Игнат, никого не слушая, направился прямо к Олегу.

  - Как погиб ваш третий?

  Гвардеец мгновенно побурел со злости, он уже распахнул пасть, чтобы что-то сказать, но тут за спиной Игната появился Александр.

  - Отвечайте, капитан.

  - Он бросился преследовать магичку, - произнес Олег нехотя, - выстрелил и не попал, она применила какое-то странное заклинание, он замер и только крикнул - сука, ты меня... Наверное, хотел сказать убила.

  - Нет, капитан, он хотел сказать - предала, - безжалостно добил гвардейца Игнат. - Ведь он стоял на часах, а тревогу поднял другой страж, так?

  Олег нехотя кивнул.

  - Он был их человеком. Правда, я не понял, зачем ей понадобилось его убивать. Все равно некромант его выпотрошит.

  - Не выйдет, его голова смята, мозг разрушен. После того, как Коля выкрикнул свою последнюю фразу, из глаз, ушей, носа хлынула кровь. Он заорал, и голова сплющилась.

  - Плохо, - раздался голос Даны, - все плохо.

  Глава Гильдии стояла за спиной Беаты и качала головой. Инквизиторша уставилась на Демидова.

  - Вы опять применили своего джинна? - зло выпалила она.

  - Да, инквесса, - легко согласился Игнат. - А у вас работает предательница, которая уже дважды подставила меня под пулю. Так что, может, вы займетесь своими делами?

  И он швырнул ей с силой мыслеобраз инквизиторши с ожогом. Как ни странно вышло, глава карающих вздрогнула, сфокусировалась на полученной информации и тяжело вздохнула.

  - Я разберусь.

  - Александр, а это информация для тебя. Они укрывались в доме... - Игнат подробно описал улицу и внешний вид лачуги. - Это где-то у западной стены.

  - Посмотрим, - серьезно кивнул страж и быстро отдал мордоворотам соответствующие приказы.

  Тех как ветром сдуло.

  - А теперь забирайте трупы и валите на хер, - послал всех, куда подальше, Демидов. - Не столица княжества, а Тартус какой-то.

  Народ вокруг посмурнел, обидно, видите ли им, сравнение вышло в тему. Тартус, так называли небольшой вольный город, в котором гнездилось всякое отребье, рабы, скупка краденого и награбленного, биржа убийц. Все, что криминальной душе угодно.

  - Ты говори, да не заговаривайся, - возмутился Олег.

  - Слышь ты, радетель отечества, меня за четыре дня в вашем славном городе пытались убить четыре раза. Эти мужеложцы не за вами приперлись. Вы так, под руку подвернулись. Так что, завянь, я себя в большей безопасности ощущаю, находясь в диких землях. Забирайте трупы и проваливайте.

  Минут через двадцать дом опустел. На первом этаже скучал Олег с напарником, имя которого Игнат так и не удосужился узнать. Они же с Кирой разговаривали, сидя у камина.

  - А твой джинн - редкостная свинья, - наконец, произнесла она, и Демидов сразу догадался о причине ее плохого настроения.

  - Бывает, он любит меня злить, шутки у него такие, вот и сейчас нарочно показался в образе Арины, кокон сильно ослаб, он слышит все, что мы говорим. Возможно, он злил даже не меня, а тебя, возможно, он знал, что ты видишь.

  - Конечно, вижу, - грустно усмехнулась магичка, - это же мое заклинание. Надо бы твой кокон укрепить, он заслужил наказание.

  - Укрепить, конечно, стоит, - согласился Видок и с удовольствием почувствовал, как недовольно заворочался Фарат в своем коконе. - Но не до предела, - добавил Игнат, - последнее время наши с ним отношения стали немного иными, он медленно из пленника превратился в друга. Какие планы на завтра?

  - Свозишь пострелять, я укреплю твой кокон, заряжу батареи, и сутки буду восстанавливать свой резерв, так что, после обеда ты будешь принадлежать сам себе.

  - Закончу с делами и буду тебя охранять.

  - Не стоит, - покачала головой Кира, прижавшись к нему всем телом. - Закупись всем потребным для дороги.

  - Так, а тебе что нужно?

  - Оружие, но его мы купим в княжестве Дар, тут сейчас цены запредельные. Остальное у меня есть. Я все же боевая магичка. Жаль, у меня в Грансе осталось несколько хороших стволов, хотя, наверное, мой дом там разграбили и все пропало.

  - Ничего, потом все восстановишь, - подбодрил ее Игнат и поцеловал в лоб.

  Она подняла на него глаза и подарила ответный поцелуй. Его рука скользнула в вырез платья, и следующие полчаса они были заняты. Все проблемы минувшего дня остались позади, была только она и он. Ну и Фарат, подсматривающий и периодически дающий советы. Но после мыслеобраза, в котором Игнат показал совсем глухой, кокон джинн заткнулся.

  Проснулся Игнат от того, что окончательно задубел. Огонь в камине погас, окно, ведущее на террасу, разбитое еще накануне, его так никто и не починил, и под пододеяльником было действительно холодно. Кира еще спала, но дрожала всем телом. Игнат взял громадный пододеяльник сложил его в три слоя и укрыл девушку, прошло всего пару минут и магичка, прекратившая вздрагивать, расслабилась.

  Демидов смотрел на серый рассвет, погода опять портилась, лета осталось совсем чуть-чуть, но похоже, оно уже начало свой плавный переход в осень. Во всяком случае, белоснежные облака сменили тяжелые свинцовые тучи.

  Поежившись, Игнат прихватил одежду и оружие и ушел в ванную. Наполнив ее горячей водой, он забрался в эту кичевую золотую лохань и блаженно вытянул ноги. Теплая вода, убаюкивала, он и сам не заметил, как задремал. Проснулся он от присутствия, рука потянулась к пистолету.

  - Ты скоро совсем параноиком станешь, - раздался за спиной голос Киры. - Ноги подтяни, я к тебе залезу, коли ты всю ванну занял.

  Игнат послушно поджал ноги, но глаз так и не открыл. Вот качнулась вода, и магичка заняла противоположенную сторону.

  - Конечно, стану, - наконец открыв глаза и плеснув себе в лицо водой, ответил Игнат, - меня постоянно хотят убить.

  Кира изменила положение и погладила под водой его шрам.

  - Давай я тебе скрашу такое неприятное пребывание в городе Белогорске. Тем более, ближайшие сутки тебе придется обходиться без женской ласки.

  Сопротивляться Игнат не стал, рядом с этой девушкой желание просыпалось почти мгновенно.

  Из ванны выбрались только к девяти утра. Еще двадцать минут потратили на завтрак, приготовленной милой женщиной лет тридцати, которая теперь работала вместо погибшего Грэга. Только вот уж больно нервно Светлана смотрела по сторонам. Оно и понятно, за последние дни этот особняк снискал дурную славу.

  Часам к десяти, наконец, смогли выехать. Похолодало стремительно. Первым пунктом маршрута стало отделение Братства, там было на диво не многолюдно. Забрав винтовку и рюкзак, куда Демидов кинул пачки с обычными пулями, и, надев кольчугу с разгрузкой и прихватив пыльник, Игнат спустился вниз и столкнулся с Андреем.

  - Уезжаешь? - удивился друг.

  - Нет, хотим с Кирой за город выбраться, она обещала показать, как умеет стрелять. Мне нужно знать, на что я могу рассчитывать.

  - Правильно, притереться вам надо. Хотя, нет, притирка у вас прошла на отлично, - он подмигнул и, рассмеявшись собственной сальной шутке, хлопнул Видока по плечу. - Ладно, беги к своей магичке. Кстати, кожевенник тебя просил сегодня заглянуть, после произошедшего я туда сходил и попросил его ускориться, так что, после двенадцати он ждет тебя на примерку.

  - Спасибо, Борода. От Смехача что-то слышно?

  - Да, нашли они убийцу, только вот оборвалась ниточка, помер он еще до их прихода, глотку ему перепилили. Они еще там поторчат немного, может, что нароют. Стреляли в них. Кстати, слышал о том, что ночью случилось. Ты себя береги. Может, мне с вами скататься?

  - Не стоит, - запротестовал Игнат. - Вдруг что надумаем, природа, лес, птички поют, романтика, а тут ты такой, наблюдаешь с машины, чтобы мне комары зад не покусали. А третьим я тебя точно не позову, хоть ты мне и друг.

  - Туше, - согласился Андрей и, пожав руку Демидову, отправился в столовую.

  Место для стрельб у егерей было свое, чуть вглубь Белогорского массива, овраг с песчаными склонами длиной метров четыреста. Кира выбралась из машины. Одета она была совершенно правильно, когда она удалилась одеваться, он опасался, что сейчас будет очередное фривольное платье, но все же Кира не бытовая магичка, и не лекарка, а боевая и приписана к полку. Теперь на ней красовались высокие сапоги на шнуровке на небольшом каблуке, плотные облегающие штаны зеленого цвета, рубаха с довольно скоромным декольте и кожаная куртка. На всякий случай в "Големе" на сиденье лежал зачарованный плащ.

  В общем, отстрелялась Кира неплохо, можно сказать, очень достойно для магички, для которой энергетическое оружие лишь дополнительное, у нее другие таланты. Из ЯР12 метров на сто она уверенно положила шесть пуль из десяти в мишень с ладонь, пистолет - семь из десяти с двадцатки. Для гражданского очень неплохой результат. Оружия не боялась, обращалась уверенно. Перед отъездом она создала сосульку и запустила ее в мишень, а через секунду вдогонку отправила туда же крохотный пульсар, который замерзшую мишень разнес в щепки. Одно плохо: по скорости эти заклинания все же уступали пуле. На то, чтобы преодолеть эти двести метров, сосульке понадобилось секунды две. Если по движущееся мишени, то хрен попадешь. На это замечание Кира хмыкнула и швырнула веером рой ледяных игл, где-то с сотню, которые накрыли метров пять сразу. Плотно накрыли. Игнат показал большой палец и натянул тент, с неба все же начал накрапывать дождик.

  В Белогорск вернулись, когда непогода разгулялась во всю. Досмотровая команда у ворот, стражники с магичкой закутанные в зачарованные накидки очень нехотя вылезли наружу. Проверяли дотошно, похоже, Александр после вчерашнего все же вздрючил столичную стражу. Магичка оказалась слабенькой, но все же нащупала Фарата, пришлось предъявлять знак братства.

  - Знаешь, где трактир "Лишняя монета"? - поинтересовалась Кира.

  - Конечно, знаю, - отозвался Игнат, - там еще комнаты сдают.

  Кира как-то странно на него глянула.

  - Давай туда, Арина сказала, что там живет.

  По интонации было ясно, что встреча с подругой в свете их связи уже не кажется магичке такой уж необходимой, похоже, девушка оказалась собственницей и довольно ревнивой, как бы это не стало проблемой. Может, не поздно передумать и отправиться искать руну с Ижанной? Но Игнат отмел эту мысль, окажется в поле, враз все это наносное, городское, слетит. Он уже видел Киру настоящей. Когда она в балахоне и чужих стоптанных ботинках неслась по лесу от погони. Это сейчас она столичная штучка с тетушкой, придворным лекарем, а за стеной она совсем другая.

  Трактир располагался в Торговом квартале и считался довольно приличным заведением. В зале было пустовато, день в разгаре, обед уже закончился. Кира заняла столик, потребовала меню, потом сунула чек в руку подавальщицы и что-то шепнула ей на ухо. Та быстро закивала и, оставив меню, исчезла.

  - Давай, поедим, - предложила она, - тут недурно готовят грибы с картошкой, острые выходят, вкусно.

  Игнат кивнул. Вышибала тоже получил свой чек, чтобы приглядел за мобилем.

  - Игнат? - раздался с лестницы удивленный голос. - Вот уж не думала тебя тут встретить. О!? - издала она звук максимального удивления, заметив Киру. - И ты тут, подруга. Каким ветром? Или погоди, вы вместе... Это ты мне про него рассказывала? Что такой красивый, храбрый и в застенках сейчас?

  Кира покраснела.

  - Спасибо, очень приятный комплимент, - взяв девушку за руку, подмигнул Игнат. Потом посмотрел на стоящую на лестнице магичку. - Давай, Арина, присаживайся, разговор есть.

  В общем, они договорились. Потом довольно сытно пообедали, правда, Игнат взял себе отличный густой борщ и пельмени под майонезом и засыпанные сыром. Только вот Арина и Кира весь обед бросали друг на друга "пылкие" взгляды, похоже, их старое соперничество в академии пошло по новому кругу, и теперь объектом стал Игнат. Хотя Арина ни слова не сказала и даже не намекнула про их единственную ночь. Зато рассказала, чем закончилось ее расследование. Торговая гильдия все же разворошила гнездо и накрыла несколько шаек, которые потрошили торговцев, вот только ниточки оборвались. Димитрий, тот самый граф из Орежского княжества, был убит, его замок сгорел дотла. Все свалили на взбунтовавшихся каторжников. Затем в разных городах были убиты довольно значимые люди, кто-то заметал следы, расследование забуксовало. А теперь, когда торговля идет только через порталы да еще с вооруженным нейтралитетом, каждый груз встречают десяток дружинников при боевой магичке, нападения сошли на нет. Правда, и цены взлетели, особенно в центральных княжествах.

  - Обстановка в княжествах очень напряжена, - крутя в руках бокал с вином, сказала Арина. - Все соседи Белогорска копят силы и стягивают войска к границам. Всеволод делает то же самое. Одна провокация, и все вспыхнет, стычки почти каждый день.

  - Ну, это и так понятно, - ревниво заявила Кира. - Ладно, пора нам. Игнат, подбрось меня домой, а дальше ты волен делать, что хочешь.

  Демидов уловил в этом подколку, но не повелся, просто проигнорировал выпад и повернулся к Арине.

  - Жду вечером в отделении Братства. Работы там немного, но ты так цену и не назвала.

  - Чекан, и в расчёте, - улыбнулась блондинка. - Хотя, если Кира не против, могу взять натурой, - засмеявшись и махнув на прощание рукой, Арина пошла к себе в комнату.

  Басаргина махнула подруге, на лице было вполне радушное выражение, мол, понимаю, шутка, а вот глаза выдавали - Кира в бешенстве.

  Игнат решил не усугублять и сделал вид, что не заметил, подал ей руку и, кинув на стол серебро, повёл магичку к выходу. В мобиле она молчала. Дождь так и не прекратился, но поутих и теперь превратился в противную моросящую пелену.

  - Хочешь, я отменю встречу и найду другую волшебницу, которая займется "Големом"? - стоя на крыльце и глядя на совершенно грустную Киру, предложил Демидов.

  - Не надо, - покачала головой магичка. - Просто я хочу тебе доверять. Могу поспорить, она попытается.

  - Наверняка, - согласился Игнат, - но будь спокойна, ничего не выйдет.

  - Ты ее недооцениваешь, - усмехнулась Кира, но было видно, что ей стало чуть легче.

  - Дело не в этом, - подколол Демидов, - ты меня прилично измотала за последние дни, мне нужен отдых. Пусть ко мне в комнату ввалятся десяток самых крутых феечек Белогорска, я предпочту выспаться, за последние дни мне это не удавалось, я устал.

   Девушка засмеялась, и в смехе проскользнуло вполне искреннее облегчение. Игнат втащил в дом батарею "Голема", и Кира взялась за подзарядку. Еще на столе появились рунные клейма, печатка "удачи", батареи от пистолета, винтовки, ну и, конечно, хлыст. Сам Демидов обдумывал дальнейший день: навестить старика кожевенника и его сына, затем прогуляться по торговым рядам, нужно купить патронов и еды - дорога предстоит дальняя. Хотя, в принципе, можно купить все в Даре. Кира права, здесь сейчас слишком задрали цены, где это видано, чтобы обычные пули стоили два чека за червонец, а с рунами пять за штуку? Раньше больше трех за подобное не просили. И чистое железо стало гораздо дороже: одна пуля за полтора чекана - это жесткий перебор. В Даре есть возможность купить за чекан.

   Игнат задремал, кресло, несмотря на свою пафосность, было мягкое и очень удобное. Кира разбудила его спустя два часа, она выглядела немного усталой.

  - Все заряжено, - сообщила она, - осталось тебе кокон укрепить. Вот только к чему бы тебя привязать? Специального стула я не держу.

   Фарат на этой фразе недовольно заворочался. Игнат задумался, Тамара тоже не держала, но он находился в полной отключке. Это было самое приятное укрепление кокона за многие годы.

  - Пошли к тетке в кабинет, может, там что найдется?

   Кабинет Луизы располагался в подвале. Чем-то он напоминал лабораторию Веревеи в разрушенном замке, там, где все началось. Правда, здесь было светлее, не валялись изрезанные трупы, но вот стол для операций имелся. Ну что ж, понятно, теремная магичка, скорее всего, проводила тут эксперименты над трупами, а может, и над живыми добровольцами, встречались такие психи, которые ложились под нож или чары за деньги. Иногда на это шли должники или преступники, готовые страдать за смягчение наказания.

   Вот на этом столе и оказался Игнат. Кира нашла ремни и, стянув с него рубаху, плотно прикрутила к столу.

  - Теперь ты мой, - злобно рассмеявшись, заявила она. А потом прыснула, - ты бы видел свое лицо.

  - Ты бы видела свое, - парировал Демидов. - Я и вправду на секунду решил, что попал на стол спятившей ведьме.

   Кира кисло улыбнулась.

  - Запомни, Видок, я не никогда причиню тебе зла. Готов?

   Игнат моргнул глазами, кивнуть не получалось.

  - Я тебе верю, - произнес он.

   А потом пришла боль. Демидова выгнуло дугой, он рванулся всем телом, но ремни держали прочно - дергайся, не дергайся, а никуда не денешься. Минута, вторая, затем еще и еще одна... А потом боль отступила.

   Когда Игнат открыл глаза, то первое, что увидел, это была Кира, причем выглядела она обеспокоено. Увидев, что он открыл глаза, она вяло улыбнулась.

  - Ты вырубился на десятой минуте. Я впервые подзаряжала кокон, даже не думала, что это так ... - она поискала слово, - тяжело.

   Игнат прислушался к себе. Неплохо получилось, Фарат надежно заперт, правда, и сил у него прибавилось, мир он ощущать мог, но вот вырваться бы не вышло. Да и не рвался он ни разу за последнее время, крайний раз был в палатке, когда за Игнатом и Милой пришли бандиты.

  - Все, я выжата, как лимон, - развязав ремни, призналась девушка. - Сейчас часов пять посплю и за резерв, много я сил потратила за последние пять дней. Так что, увидимся не раньше утра среды.

   Игнат сел, притянул ее к себе, поцеловал в лоб и несколько минут просто гладил по голове.

  - Может, передумаешь? - предложил он. - Нужен тебе этот поход?

  - Я с тобой, - уверенно заявила девушка. - Только вот передохну немного.

  - Рассчитывай на утро четверга, я договорюсь с Гильдией, пусть Дана обеспечит переход, на рассвете идем в Дар. Мы и так задержались тут, нужно поторапливаться.

  - Я буду готова, - улыбнувшись одними губами, заявила Кира. - Все, а теперь двигай, иначе я тебя не отпущу. Да и Аринка уже скоро явится, сейчас время к пяти подбирается.

   Игнат еще раз поцеловал ее и, натянув рубашку и взяв Киру за руку, пошел к лестнице, ведущей из подвала. Наверху он забрал так и лежащее на столе имущество и направился к выходу, возле которого пасся гвардеец. Поравнявшись с ним, Игнат посмотрел ему в глаза и тихо шепнул так, чтобы Кира, идущая следом, ничего не услышала: "Защищай ее больше жизни, поскольку, если с ней что случится, я приду за тобой". Как ни странно, страж ершиться не стал, а только кивнул.

   Загрузив вещи в рюкзак, Демидов обернулся к магичке, она так и стояла на ступенях в своем дорожном костюме и смотрела на него. Захотелось на все плюнуть и никуда не ехать. Но дел было очень много. Игнат махнул ей рукой и, прыгнув за руль, резко развернул "Голема" и погнал его к выезду из поместья. В зеркале было отлична видна одиноко стоящая девушка и смотрящая ему вслед. Ворота за ним закрылись, едва мобиль выехал наружу.

   У кожевенника Игнат не задержался, сапоги уже оказались готовы, прекрасная работа, Иван был действительно мастером от бога. Демидов надел их, притопнул, сидели, как влитые. Все это время Иван стоял рядом в ожидании вердикта клиента.

  - Великолепно, - подвел итог Игнат.

   Высокие сапоги, на каждом по три серебряные очень красивые пряжки. Плохо, конечно, что зимой нельзя будет носить, но это по заверению мастера касалось только морозов выше десяти градусов, а так, пожалуйста, теплый шерстяной носок и вперед. Игнат сходу расплатился за сапоги. Затем настал черед куртки. Надо сказать, дед постарался, выполняя заказ Демидова. Больше всего одеяние напоминало укороченный кожаный плащ, полы доходили до середины бедра, усилен изнутри бычьей кожей, не всякие когти рванут с первого раза, вышло чуть тяжеловато, серебряные застежки, справа и слева по груди нашиты газыри, на пять пуль каждый. Игнат достал пулю из патронташа на ремне, примерился - удобно. Еще старик от себя изготовил пристяжной капюшон, можно снять, можно надеть, он был небольшим и утепленным. Приятное дополнение, о котором Игнат не подумал заранее. Помахал руками, ничего не мешает, все отлично подогнано, достал папиросу прикурил от пальца, проверяя, работают ли его собственные заклинания. Шкура вертюхов блокирует часть магии, направленной на объект, но все прошло без проблем. Старый кожевенник молча наблюдал за заказчиком. Видок прошелся по комнате, присел. Работа была великолепной, правда, оставались черновые швы.

  - Когда закончишь?

  - Завтра к утру будет готово, господин егерь, не извольте беспокоиться. Друг ваш заходил, с которым вы были в прошлый раз, предупредил старого Митрича, что эта одежка вам очень скоро понадобится. Осталось только черновые швы убрать. Вот, кстати, остаточки кожи вертюховой.

  - Да, мужики, и впрямь вы резали очень аккуратно, - восхитился Игнат, глядя на оставшийся метр. - Как думаешь, старик, смогут из этой шкуры сделать мне шляпу к завтрашнему утру? На худой конец к вечеру?

  - Не возьмусь я, господин егерь, - покачал головой старик, - не успеть мне вместе с курткой. Обратитесь к Захару, это мой прямой конкурент, но мастер он, чего греха таить, отличный, сделает быстро и как надо. А за курточкой утром приходите, часиков в десять все будет готово.

   Игнат кивнул и, свернув шкуру, вышел наружу. После теплой сухой мастерской сырой холодный воздух заставил поежиться, Демидов даже пожалел, что оставил "Голема" во дворе Братства.

   Мастерскую конкурента деда Митрича Игнат нашел быстро, та стояла на другой стороне улицы. Захар, крепкий мужик лет пятидесяти, присвистнул, увидев, что выложил на стол клиент, и предложил сотню чеканов. И очень расстроился, узнав, что ему предстоит сделать из этого к завтрашнему вечеру широкополую шляпу. Капюшон - штука хорошая, но не всегда удобная.

  Захар снял мерку, показал образцы шляп, которые он изготавливает. Игнат перемерил с десяток, нашел ту, что больше всего понравилась. Работа встала в пять чеканов.

   - Если останется обрезок, сделай ремень с серебряной пряжкой, еще золотой сверху дам.

  Дороговато, но пусть будет. Денег оставалось все меньше.

  Захар покивал и сказал, что постарается. Попрощавшись с кожевенником, Игнат дошел до банка и снял половину из того, что было на счету, вышло не так уж и мало - сорок три золотых, плюс двадцать чеками.

  Арина появилась ровно в семь, как и договаривались.

  - Куда Кирку дел? - поинтересовалась она. - Думала, после нашего обеда она тебя со мной наедине не оставит.

  - Занята она до завтра, - ответил Демидов. - Ну что, делом займёмся?

  - Которым? - подмигнув, поинтересовалась Арина. - Предлагаю перевести наши отношения в горизонтальную плоскость, прошлый раз в Сторожье все было неплохо, а потом я тебе за час все зачарую в лучшем виде.

  - Арин, не надо, - отрицательно мотнул головой егерь. - Что произошло в Сторожье, там и осталось. Не спорю, было здорово, но я с Кирой, и она мне нравится.

  - А я? - поддела его магичка. - Я тебе вроде бы тоже нравилась?

  - Я тебе вечной любви вроде бы не обещал, два взрослых человека расслабились, получили удовольствие, женщина ты видная, красивая. Неужели так хочется у Киры что-то отобрать? Ты ведь нарочно меня сейчас провоцируешь.

  - Догадливый, - ничуть не расстроившись, прокомментировала его речь магичка. - Или Русалка рассказала? Ну да неважно. Ты прав, мы старые соперницы. Я ей не ровня, у нее твердая третья ступень. После академии наши дороги разошлись, я оказалась в Цитадели, нашлись люди, которым понравились мои таланты. А Кирка к тетке под бочок, Луиза не последняя дама в княжестве, очень весомая фигура и в тереме, и в Гильдии. Так вышло, что столкнулись мы пару лет назад в одном деле, перешла мне подружка дорогу, забрала то, что по праву мое было. Хотя и по закону. Нехорошо получилось, дала наша дружба трещину. Не виделись мы давно, а тут несколько дней назад встретились, и вроде все нормально - постояли, поговорили и разошлись. А когда вы сегодня в "монетке" появились, стерва внутренняя проснулась, захотелось ей подгадить. Ты вроде бы мужик хороший, и у нас уже что-то было, вот я и решила таким образом ей свинью подложить. Чисто мелкая бабская месть. Извини меня, нехорошо это.

  - Да ладно, я не в претензии, и если бы у меня с ней было несерьезно, я бы с тобой с удовольствием бы покувыркался, как я уже сказал - ты женщина красивая, интересная, с фантазией. Но я с ней, пойми, нравится она мне и как женщина, и как человек. Так что, давай дружить!

  Арина секунд тридцать смотрела на его улыбающееся лицо, потом тоже улыбнулась.

  - Демоны с тобой. Будем дружить. Но если она тебя бросит, ты свистни, отдохнем по взрослому. А теперь показывай свою багги, займусь делом.

  - Это не совсем багги, - пояснил Игнат, ведя магичку через дом к заднему выходу, - купил на рынке тут у парня самоделку. Ну да сама увидишь сейчас. Назвал этот мобиль "Големом".

  Увидев своеобразный дизайн, такой непохожий ни на что, Арина на полминуты зависла, потом пошла изучать.

  - А знаешь, мне нравится. Сколько отдал?

  - Он хотел пятьсот, сторговались на четыреста сорок.

  - У парня большое будущее, отличный образец, я бы тоже себе такой взяла. - Она еще раз обошла "Голема". - Ну да ладно, давай займемся делом, а то скоро темнеть начнет.

  Часу Арине не хватило, провозилась целых два. "Отраву воров" поставила хорошую, замкнула на Игната, так же поставила еще одно редкое охранное заклинание - "мимо нелюди". Действовало оно недалеко, всего метров на десять, но нелюдь обходила такие объекты стороной. Если бы его получалось накладывать на что-то крупное, типа домов, цены бы ему не было. Магички его не очень любили, уж больно трудоемкое, но для егерей и тех кто в дороге оно оказалось незаменимым. Для них мобиль был единственным убежищем в пустошах, и если он грамотно зачарован, слабая и средняя нелюдь просто игнорировали его и человека, в нем сидящего ну или рядом, главное, чтобы очень рядом, не дальше пары метров. Ну и, конечно, наложила на двери, капот и лобовое стекло щитовые чары - штука хорошая и надежная, теперь обычной легкой пулей не пробить, только крупной или рунной.

  - Забирай, друг, - на слове "друг" она усмехнулась. - С тебя два чекана, все же повозилась я прилично.

  Игнат без разговоров выдал требуемую сумму.

  - Спасибо, Арина.

  - Обращайся. Кстати, может, расскажешь, что там у вас вышло? Я слышала, ты куда-то пропал, потом нашли трупы магичек и инквизиторш, включая их командирш. Да и Сторожья больше нет, вовремя я оттуда ноги унесла.

  - Пойдем, расскажу вкратце, что случилось, - легко согласился Игнат, - но без подробностей. Давай посидим на кухне, ребята уже поужинали, кто тут питался, так что, нам не помешают.

  Рассказ затянулся, Игнат скурил полпачки папирос, Арина крутила в руках бокал с вином.

  - Всё-таки скучно я живу, - произнесла девушка. - До трактира подбросишь?

  Видок кивнул.

  - Конечно, поехали.

  Расстались вполне дружески. Демидов видел, что она хочет его пригласить, но знает, что получит отказ. Поэтому, посидев пару минут у входа, Струна, наконец, просто чмокнула его в колючую щеку и, выскочив наружу, махнула на прощание рукой и скрылась за дверьми "Лишней монеты". С уходом магички исчезла и неловкость, все же Игнат к ней что-то чувствовал. Развернув мобиль, он погнал обратно, надо было отдохнуть, а завтра съездить в Гильдию и договориться о портале в Дар.

  Выспался Демидов на славу. Ливень на улице разогнал торговцев, и проснувшийся утром Видок просто перевернулся на другой бок и мгновенно уснул. Так что, в Гильдию он попал только после обеда.

  Здание Гильдии Белогорска впечатляло, оно возвышалось над столицей княжества, и только княжеский терем уступал ему совсем чуть-чуть. Это была огромная белая башня, сужающаяся кверху, с золотым шпилем, в самом центре города несколько десятков этажей, оплот стабильности спокойствия и достатка. И вот сейчас Игнат, который и раньше здесь бывал по делам, никакого спокойствия не видел и в помине. В огромном холле суетились десятки гильдейских магичек. Прямо тут же открывались порталы, в которых они исчезали.

  "Однако", - пробившись через кокон, послал Демидову мысль Фарат.

  - Чего тебе тут надо, егерь? - поинтересовалась незнакомая волшебница, от которой несло гарью. Она была уставшей, на щеке размазанная сажа, волосы растрепались.

  - Мне нужна магесса Дана.

  - А богиня Лада не нужна?

  - Была бы нужна богиня, спросил бы богиню, - завелся Игнат. - Я не помню, чтобы кто-то закрывал башню Гильдии для посещений. Во всяком случае, два магика с автоматами на входе меня пропустили.

  - Извини, я на взводе, видишь, у нас тут бардак. Сейчас я вызову главу. Как тебя представить?

  - Скажи, Видок пришел, договориться об обещанном портале.

  Магичка извлекла из кармана какой-то кругляш и, активировав заклинание, начала что-то говорить. Из-за суеты и гула Демидов не смог расслышать разговора. Наконец, она деактивировала артефакт и указала Игнату на серебристую площадку, сделанную из незнакомого металла.

  - Тебе туда, встанешь на диск и громко произнеси имя, фамилию и девятнадцатый этаж. Разовый доступ тебе подтвердили.

  - А что вообще происходит?

  Но магичка отмахнулась и, ухватив за руку какую-то молоденькую волшебницу, левитирующую железный ящик, потащила ту к порталу, который только открылся.

  Игнат прошел в сторону указанной серебристой площадки и громко произнес то, что велели. Вспышка белого света, и вот он стоит в коридоре, ведущем к большим дверям. Рядом с площадкой незнакомая магичка с хищным выражением лица, недобрым таким выражением.

  - Следуй за мной, - приказала она.

  Игнат едва не споткнулся, столько льда было в ее голосе.

  Дана сидела за столом, заваленным пергаментами. Сейчас она меньше всего напоминала строгую магессу, перед Игнатом была очень усталая женщина.

  - Когда нужен портал? - не тратя время, спросила она Демидова.

  - Завтра на рассвете. Один мобиль, два человека. В княжество Дар.

  - Распоряжусь, в шесть утра быть на портальной площадке. Что еще нужно? Зарядка артефактов, зачаровать вещи, руны?

  Игнат прикинул расклад, можно немного подняться.

  - Хорошо бы патронов рунных двенадцатого калибра, как из чистого железа, так и обычных стальных, разрывных и зажигательных. Можно пару магических гранат "вспышка", - наглеть, так наглеть.

  - Тара, распорядись, - посмотрела она на сопровождающую Игната, которая молча стояла в шаге позади егеря. - Все?

  - А что у вас за бардак?

  Дана устало потерла рукой лицо, похоже, она давно не спала.

  - Все равно узнаешь, да и нет никакой тайны. В городе Знаменск, что в двух часах отсюда, произошел разрыв. Город горит, за егерями я послала десять минут назад. В городе одержимые и нелюдь, возможно появление нежити, с минуты на минуту ждем подкрепления Лиги. И самое плохое, там одержимые магички, за последний месяц пропали без вести несколько десятков наших и это только те, про кого мы знаем. - Она снова тяжко вздохнула. - Иди, Видок, и найди эту чертову руну. Если она окажется у нас в руках, возможно, мы сумеем остановить это безумие.

  Игнат скептически хмыкнул, шанс невеликий, но можно будет попробовать поймать врага на живца.

  - Я постараюсь. Прощайте, магесса.

  И развернувшись, Демидов пошел к выходу, сопровождаемый Тарой. Через двадцать минут он стоял снаружи и смотрел, как мимо него, приветливо кивая, бегут двадцать егерей, возглавляемые Бобылем. А следом из больших длинных мобилей посыпались инквизиторши с боевыми жезлами. Не меньше полусотни девиц пронеслись мимо.

  Игнат поправил сумку, в которой были выданные Тарой боеприпасы и две гранаты.

  - Это я удачно зашел, - пробормотал Демидов и, усевшись в "Голема", рванул в отдел.

  В здании было пусто. В отделении осталось всего семь человек, считая Игната. Остальные либо ушли с Семеном, либо шатались по городу. А может, где заказы выполняли, жрать-то и жить на что-то нужно, хоть егеря и забрали казну цитадели, но все равно работа их - не "дома" штаны протирать, а убивать нелюдь.

  Перекинувшись парой слов с собравшимися в столовой охотниками, Игнат забросил сумку наверх и пошел за курткой. Все было готово, Митрич получил свои деньги, а Игнат отличную крепкую одежду. Они расстались очень довольные друг другом. Сменив пыльник на новую куртку, Видок пристегнул капюшон и вышел под моросящий дождь. Единственное, о чем он жалел, что не хватило кожи на штаны, было бы просто здорово.

  Игнат зашел поесть в ближайший трактир, и так там и просидел, до самого вечера. Забрав шляпу, которая ему тоже понравилась, и ремень - широкий, красивый, толстый. Игнат расплатился с Захаром и направился за мобилем, если часы не врали, пора было ехать к Кире, сутки истекли. И, как ни странно, он очень соскучился. Вроде всего ничего не виделись, а он считал часы до окончания этого срока. Завтра все будет иначе, если магичка не передумала, они шагнут в портал, и начнется новый этап их жизни. А сегодня можно еще успеть побыть беспечными и не вздрагивать от каждого шороха.


  Глава шестая. На пороге пепелища


   Дарское княжество встретило их ярким и теплым солнцем, в отличие от белогоского, проводившего их ливнем и градом. Спокойная и безмятежная столица бурлила от новостей. По городу пустили усиленные патрули. Знаменск дался дорого, он был полностью уничтожен, погибло семь магичек и одиннадцать инквизиторш. Егеря потеряли только одного бойца искалеченным, кто-то из молодняка, которого Игнат даже не знал, лишился ноги в пасти какой-то прожорливой нелюди. Основной урон нанесла нежить. Одержимые ведьмы сумели поднять погибших горожан, слабые, только что поднятые, они ненадолго задержали атакующих, и именно они убили большинство инквизиторш. Те влетели в самую гущу, кидаясь черными заклинаниями из своих жезлов, только не сразу поняли, что они не действуют. Пока дошло, нежить порвала половину отряда, спасли дружинники. Все это рассказал Андрей, решивший заехать в особняк Киры, поделиться новости. Выглядел он ужасно - куртка порвана, от кольчуги оторван рукав, на щеке полоса от когтя, глаза запавшие, воняло от него кровью и дымом.

  -... А город сгорел, - отстраненно заявил он. - Гражданские, кто мог, выбрались. Пока дрались, все пылало, некогда тушить было, а потом нечего. В итоге майор дружины вывел оттуда свой батальон, и мы следом с дамочками ушли, постояли, посмотрели, как он пылает, ну и плюнули.

  - А магички одержимые? - спросила Кира.

  - Пятерых мы убили, остальные смылись, нежить подняли и ей, прикрывшись, в порталы свои огненные сиганули. Волшебницы с инквизиторшами пытались захватить одну, не смогли, потеряв двоих, отступили.

   Он залпом опрокинул бокал вина и, махнув на прощание рукой, ушел, пожелав им удачи.

   Игнат съехал с портальной площадки под прицелом десятка стволов и минимум двух волшебниц, явно не гильдейских, похоже, наемницы.

  - Цель приезда? - потребовал толстый и усатый, словно морж, чиновник.

  - Выполняю заказ братства.

   Этот ответ мордастому "шарику" не понравился, но поделать он ничего не мог, ни Игнат, ни его спутница не были подданными князя Кая, и хотя после слухов, что в гибели города на севере княжества виновны егеря, официально братству никто ничего не предъявлял. И чиновник отошел в сторону, обычно егеря были вне конфликтов и не отчитывались о своей деятельности. После разрушения отделения братства Сторожья закрылся и филиал в Даре. За этот месяц цены на услуги охотников на нелюдей взлетели вверх, и за то, что раньше стоило пять чеканов, теперь давали десять, да и нелюдей стало больше, гораздо больше. Вот только охотников за легкой деньгой было все меньше, многие закончили свои дни в желудках тварей. Как оказалось, егеря не дармоеды, а чтобы убивать нелюдь, мало уметь стрелять.

   Игнат, не торопясь, выбрался из "Голема" и, стянув тент, убрал его в багажник. Кира избавилась от зачарованного плаща. Одета она по-походному, в тот самый наряд, что был на ней, когда ездили стрелять за город. Сапоги, брюки, зачарованная рубашка и куртка.

   Игната, наконец, отпустила тошнота. На часах около восьми, самое время посетить торжище. Местный рынок сильно меньше белогорского, но и тут в утренней толчее нужно было активно работать локтями. Оружие для Киры купили довольно быстро. Игнат подобрал ей пистолет с пристёгивающийся прикладом и пулей, лишь немного уступающей двенадцатому калибру, довольно мощное оружие, некоторые егеря даже использовали его вместо громоздких винтовок. Тем более с прицелом. По точности М96 не уступал средним образцам, а двенадцать пуль в магазине и довольно неплохая скорострельность позволяли вести довольно интенсивный бой. Прикупив для него боеприпасы, Демидов распрощался с тридцатью чеканами.

  - Все же правильно сделали, что решили ствол тут брать, - заметил он, когда они, покинули рынок. - Вчера в Белогорске смотрел такой же без боеприпасов, он стоил пятьдесят пять.

   "Голем" бодро поехал к северным воротам, притягивая своими необычными формами взгляды заинтересованных горожан. На выезде вопросов не возникло, стражи лениво махнули вслед, даже не думая останавливать мобиль. Еще накануне, когда Игнат и Кира обсуждали маршрут, решили, что лучше проехаться по княжеству, посмотреть ситуацию, портал можно открыть в любой момент. Сторожье, хоть и удалено от столицы, но доехать до него можно было без особых проблем часов за семь восемь. Княжество Дар одно из самых маленьких.

   Час в дороге по центральной области прошел в молчании. Кира тихонько дремала, скинув сапоги и забравшись с ногами на сиденье, Игнат же гнал машину по довольно хорошему грейдеру, видимо, недавно обновляли. Вот только он замечал разительную разницу с тем, что он видел тут три месяца назад. Маленькие деревушки, через которые они проезжали, теперь перестали быть сонными: люди вооружены и на каждого постороннего смотрели с подозрением. Староста одной деревни, где Игнат остановился набрать свежей воды во фляжку, увидев символ Братства, предложил сразу три контракта по профилю, причем довольно выгодных. Видок только головой покачал. Сейчас его не интересовали заказы, даже денежные, только мертвый городок и руна-ключ.

   И чем дальше они с Кирой забирались на север, тем тревожнее было вокруг. В шести с половиной часах езды от столицы обнаружилось первое разоренное селение, раньше его охрану обеспечивали дружинники Сторожья, теперь оно было пустым, а от половины домов остались только каменные стены да печи.

  - Как мало, оказывается, требуется, чтобы нанести удар по нам, - неожиданно произнесла Кира, когда разоренная деревня осталась позади. Все время в пути она почти ничего не говорила, только все больше хмурилась. - До Сторожья отсюда меньше ста километров, пал город, и вот уже люди оставляют с таким трудом завоеванную территорию.

  - Самое плохое, они даже не пытаются бороться, - останавливая "Голема" перед густым лесом, через который шла дорога, сказал Игнат.

   Если ему память не изменяет, нужно преодолеть двадцать километров лесной глуши. Он работал здесь, два месяца назад искал лешака, а нашел банду убийц, маскирующихся под нелюдь. Одного Демидов тогда приволок в Сторожье, остальные там остались под сосной. Вот и сейчас он остановил мобиль так, чтобы его закрывали густые кусты, на опушке был кто-то живой, и сейчас он следил за ним.

   "Фарат, чуешь его?".

   "Их, - мгновенно отозвался джинн. - Там четверо с дальнобойной винтовкой". Секунда, и в голове Игната появился образ засады.

   Интересные были ребята. Ясно, что простое мужичье, которое вышло на дорогу, вроде тех, что нанял подручный Альберта Новина, и которых Игнат покрошил на мосту. А вот оружие у них загляденье, как из княжеской оружейки: три автомата, пистолеты и дальнобойная винтовка, способная с километра оторвать башку любой нелюди. На хрена она им, если не стали стрелять, тут как раз прямой отрезок метров на четыреста? Сейчас до леса было всего сто метров.

  - Сколько? - спросила Кира, разминая пальцы.

  - Четверо, свалили сосну метрах в двадцати от опушки, хотят взять, когда перебираться будем. Сели, прямо скажем, фигово, друг напротив друга, одна неудачная очередь и положат своих. Зачем-то крупнокалиберную винтовку из Мастерового притащили!? Из таких бронемобиль насквозь шьют. И откуда, гады, набрали? Надо ехать, иначе сейчас как стрельнут через кусты. План такой: играем на их поле, как упремся в сосну, останавливаемся, выходим из мобиля. Сможешь взять правых? Они сидят за деревьями, одна корявая береза, другая сосна метрах в трех от нее.

  - Не проблема, - отозвалась Кира, - я их почую, как ближе подъедем. Наглухо валить?

   Игнат кивнул.

  - Я одного с той стороны для допроса возьму.

   "Голем" медленно тронулся вперед, две минуты, и над ними сомкнулся лесной купол, сразу стало темнее. Еще минута, а вот и сосна поперек дороги, постарались, чтобы выглядело, словно случайно упала. "Бездари", - подумал про себя Игнат, увидев, как из-за одного дерева выглядывает башмак, а из-за второго ствол.

  - Своих видишь? - шёпотом спросил он Киру, останавливая мобиль.

  - Как на ладони, секунда, и их нет.

   Игнат усмехнулся, заметив в руке девушки незаконченное заклинание, похоже, цепная молния, поскольку сиреневые искорки маленькие и шустрые носились по ее длинным красивым тонким пальцам.

   Игнат выбрался наружу и беспечно подошел к поваленной сосне. Кира встала справа.

   "Фарат, тот, что у меня за спиной, твой, возьми его под контроль, - приказал егерь, - надо поговорить".

   "Слушаюсь", - с энтузиазмом ответил джинн.

   Все началось. Игнат приоткрыл кокон и, резко развернувшись и выхватив на ускорении пистолет, выстрелил в грудь выбирающегося из-за дерева бандита. Тот рухнул лицом в траву, в спине зияла внушительная дыра. Второй замер. Видок мгновенно развернулся, страхуя напарницу, но этого не понадобилось. С пальцев Киры сорвалась ветвистая молния сиреневого цвета и мгновенно ударила в живот первого и тут же срикошетила ко второму. Треск электрического разряда, сдвоенный вскрик, вонь паленой тряпкой и мяса.

   Игнат направился к пленному, который как истукан застыл возле своего дерева.

   "Фарат, отпусти его", - забирая из руки бандита автомат, приказал он.

   Джинн послушно выполнил распоряжение и вернулся в кокон.

  - Чё за...? - начал пленный, растеряно глядя на Игната и труп напарника в паре метров, после чего получил в челюсть и, приложившись спиной о впечатляющую ель, рухнул в траву.

  - Заткнись, ошибка лекаря, - присаживаясь рядом, приказал Демидов. - Как так вышло, что твоя матушка не избавилась от тебя в утробе? Ладно, не отвечай, это риторический вопрос.

   "Фарат, - мысленно позвал егерь, - колись, что ты из его башки выудил?".

   "Пусто там, - отозвался джинн. - Какие-то бабы в землянке, все мечтает их за вымя подержать, дословно передаю. О том, что Старый направил его на дорогу с этими остолопами, хотя совсем не его очередь. И что бабу надо брать живьем".

  - Ясно, - произнес Игнат и посмотрел на пленника. - Слушай сюда, говори быстро, без запинок и только правду, и возможно я тебя отпущу. - Сам Демидов в слово "отпущу" вкладывал совершенно иной смысл. - Где ваш лагерь?

   Мужик вздрогнул.

  - Полчаса отсюда на восток. Там пять землянок и несколько домов для нас, - быстро добавил он, видя, что страшный мужик со своей девкой ожидают продолжения.

  - Сколько у Старого народу?

   Пленник задрожал всем телом, похоже, он очень боялся своего атамана.

  - Не его бойся, меня, а особенно ее, поскольку женщина она необычная, и может тебе шаровую молнию засунуть туда, куда никогда солнце не заглядывало, где темно и плохо пахнет.

   В подтверждение стоящая за Игнатом Кира материализовала в руке шаровуху размером с кулак.

  - И если ты думаешь, что она не влезет в твой зад, то я тебя уверяю, мы постараемся. Итак, сколько вас?

  - Де-де-десять, - заикаясь, ответил пленник.

  - Откуда вы здесь?

  - Пришли, раньше в диких землях по дороге на Церковный промышляли, а как не стало Сторожья, мы народ данью обложили.

  - На дороге в вольный город, говоришь? - уцепился за мысль Игнат. - А это не вас подвязал некто Александр с месяц назад ограбить караван, да положил на мосту егерь дружков ваших?

   Мужик мелко закивал.

  - Мы тогда сбежали.

  - Вот и встретились, - с издевкой произнес Игнат. - Второй где?

  - Там, - трясущийся рукой указал на тело за соседним деревом.

  - Судьба у вас мне дорогу переходить. Винтовку и оружие где взяли?

  - Дружинники из Сторожья в дозоре были, на двух багги, нас искали, да на Старого налетели, оружие - трофеи.

   Игнат даже не знал, что еще спросить, в принципе, больше ему никакая информация и не была нужна.

  - Деревня в часе отсюда ваша работа?

   Бандит нехотя кивнул.

  - Не хотели платить.

  - Что-то вас маловато для того, чтобы взять на нож деревню, хоть и мелкую, - вставила Кира, поигрывая шаровой молнией, перебрасывая ее с ладони на ладонь, та потрескивала и сыпала искрами.

  - Было больше. Они дрались до последнего, двенадцать наших полегло.

  - Куда людей дели?

   Пленник отвел глаза в сторону, что ж, все ясно, озверевшая от потерь банда просто перебила выживших. Разбойник в глазах Игната прочел свой приговор.

  - Пощады.

   Игнат приоткрыл кокон.

  - Без пощады, - кинжал легко пробил грудь, и Фарат впитал очередную жизнь.

   "Что-то за последнее время я убил больше людей, чем за прошлые несколько лет", - послал он мысль джинну.

   Ответ был мгновенным: "Меня все устраивает".

  - Еще бы тебя не устраивало, - пробормотал Игнат и, вытерев кинжал об одежду покойного, взялся за рунный нож. Только нежити этому лесу не хватает.

  - Что будем делать? - усевшись в "Голема" и наблюдая, как Демидов обшаривает тела, затем вонзая каждому в сердце рунный нож, спросила Кира.

  - Закончим дело, - ответил Видок, - поедем дальше. Ты побудешь тут с нашим транспортом, дерево пока с дороги уберешь, а я прогуляюсь. Максимум нас это задержит часа на полтора-два, но я буду знать, что за спиной чисто, а то ведь можно в засаду влететь. Эти ладно, дебилы, но вдруг у них есть кто-то умный и хитрый.

  - Может оставить, как есть, все же эта работа дружинников. Я сообщу в Гильдию, они передадут дальше, уже завтра князь Кай будет в курсе.

   Игнат на мгновение задумался, как все просто, дать знать и уехать, их ждет неотложное дело, но поняв, что их людей перебили, Старый уведет остатки банды, и не факт, что дружинники их найдут. Вообще, похоже, этот огромный лесной массив, который рубил княжество пополам, просто притягивал к себе всякую шваль.

  - Нет, нужно закончить сейчас. Кроме того я поиздержался, а там будет возможность пополнить мошну.

   Игнат достал из "Голема" винтовку и рюкзак, вытащил из него лишнее, подпрыгнул и, махнув рукой, зашагал в указанном направлении. За спиной, с треском ломая кусты и молодые деревца, улетела рухнувшая на дорогу сосна. Волшебница справилась со своей задачей меньше чем за минуту. А вот ему еще предстояла работа. Из двух причин, которые он назвал Кире, только одна была настоящей - финансовая, он сильно поиздержался, в банке осталось сорок чеканов, и с собой в кошельке еще десять, это все, что он имел, а этого мало. В логове наверняка есть кое-какое оружие и серебро, может даже золото. А то, что он попутно ликвидирует банду и спасет каких-то девиц, это так, побочный эффект, полезно для репутации.

   Лагерь Игнат нашел без труда, и уложился гораздо быстрее, дошел минут за пятнадцать. Да его и слепой, совершенно тугой на ухо и лишенный обоняния не пропустил бы. Это окончательно убедило егеря, что княжество потеряло контроль над этой территорией, таких наглых бандитов он давно не видал. Устроившись в густых кустах, Демидов принялся изучать территорию. Фарат уже вовсю пахал, передавая данные. Всего в лагере было четыре землянки и два вполне добротных дома из теса, поставленных совсем недавно. Народу джинн насчитал двадцать душ, половина из которых бандиты, их легко было узнать по хозяйскому поведению. Остальные захваченные люди, скорее всего, заложники из деревень, которые обнесли данью. Восемь бандитов шарахалось по территории, ничего не делая, еще двое лежали в секрете на тропе, метрах в пятидесяти позади Игната. Он не стал их трогать, просто обошел, они умрут первыми, но чуть попозже.

   Старика он вычислил мгновенно, тот сидел на крыльце самого качественного домика, имел седую башку, выглядел лет на пятьдесят, и одна из девиц по мановение ока, задрав подол платья, принялась его ублажать. Лицо у нее при этом было грустное и обреченное.

   "Ничего, малышка, все уже почти кончилось", - подумал Игнат и, оставив винтовку лежать на самой удобной позиции, достал кинжал и направился за дозорными. Те сидели под кустом в небольшом замаскированном окопчике под крышкой, на который высадили дерн, курили и трепались, не обращая на происходящее никого внимания.

   Дозорные умерли быстро. Игнат подошёл и просто откинул крышку, первого под контроль взял Фарат, второй только успел повернуться, когда слегка изогнутое лезвие почти отделило голову от шеи, а через секунду умер и второй.

  - Что интересного нарыл? - поинтересовался егерь у джинна, когда тот вернулся в кокон.

   И тут же получил ответ:

   ... вот Старый, не зная, что за ним подсматривают, отодвигает топчан, под ним в полу сделан люк, надо сказать, довольно незаметно, там сундучок и еще что-то. Он бросает туда три чекана, и снова задвигает...

  - Неплохо, не придется искать заначку.

   Обшарив часовых, Игнат недоуменно уставился на странное оружие, напоминающее арбалет, но от которого просто фонило магией. У второго часового был обычный охотничий дробовик на зверя, старый-престарый, даже одноствольный с рычажной перезарядкой, максимум пару чеканов можно выручить, скорее всего, даже один. Еще нашлись два кошеля, в которых серебром набрался золотой. "И то хлеб: минус два душегуба, плюс чекан. Неплохо, посмотрим, что нас ждет дальше".

   Игнат вернулся к винтовке и прилег за облюбованным кустом, рядом с которым валялось обтесанное бревно. Что оно тут делало, Игнат не знал, но оно так удачно лежало, грех не воспользоваться. Старик уже закончил пользовать деваху и вернулся на свое место, достал трубку и закурил. Для этих лиходеев Игнат не стал придумывать ничего хитрого, через пять минут наблюдения они оказались все в зоне поражения, двое обливали друг друга у колодца, трое играли в кости за грубым деревянным столом, сидя на чурбаках, еще пара спала в тени, ну и главарь, курящий на лавке. Он то и стал первой целью.

   Негромко хлопнула винтовка, обычная пуля даже без усиливающих рун прошила насквозь Старого, и с гулом ударила в тесаную стену. Любители костей, сидящие чуть в стороне, завертели головой, ища причину звука. Пленники вообще ничего не заметили, мужики обтесывали очередное бревно метрах в сорока на краю поляны, девки что-то стирали в здоровой деревянной лохани. Их даже никто не охранял, у каждого на шее Игнат обнаружил магический ошейник. Интересно, где только банда такими разжилась? Штука не дешёвая, снять без браслета хозяина нереально, а решишь бежать, эта тварь тебя задушит.

   Три следующие пули Игнат послал на ускорении, поэтому любители азартных игр повалились друг на друга почти одновременно, только поскакали по столу вылетевшие из стакана костяшки, вот они остановились, завязнув в луже крови, хлещущей из прострелянной шеи разбойника. Демидов сейчас не пытался уничтожать их с гарантией, нужно было вывести из строя. Парочка у колодца так и не успела понять, что их убило, один рухнул, приложившись башкой о сруб, второй с всплеском ухнул в колодец. Последними умерли лежебоки, так и не успевшие проснуться. Сейчас из шайки в живых остались всего двое, оба громко стонали, одному пуля перебила позвоночник, второму прошла насквозь через бок и перемолола потроха, вырвав кусок печени, они доживали последние минуты и Видока не интересовали.

   Пленники, бросив работу, боязливо косились на вышедшего из леса человека. Оно и понятно, он убил их поработителей меньше чем за минуту, может, он еще страшнее этих душегубов.

  - Стоим, не дергаемся, - предупредил Игнат, - поденные работы окончены. Выйдем на дорогу, и вы свободны. А пока садитесь здесь и ждите приказов.

   Мужики послушно опустились на бревно, женщины побросали свои мокрые тряпки и, вытерев руки об рваные подолы, уселись рядышком.

   Игнат быстро обыскал покойников, попутно протыкая сердца рунным ножом, раненые уже затихли, счастливый Фарат просто излучал эйфорию, да так, что потяжелело в паху, а глаз начал косить на ладную девчушку лет двадцати. Игнат с трудом переключился на сбор трофеев, решив, что сиюминутно сбросить пар можно, но если Кира узнает, будет плохо. Все бандиты были вооружены, у колодца обнаружились довольно нестарые винтовки, но опять рычажные, недорогое оружие, которое предпочитали крестьяне и фермеры. У картежников нашлись пистолеты, причем один оказался М96, как у Киры. Пожалуй, это было лучшим оружием из того, что Игнат обнаружил. Сони, заснувшие вечным сном, одарили парой ножей из дрянного железа, но довольно внушительными кошелями. Итого с тел Игнат собрал четырнадцать чеканов. Оставался еще Старый, главаря он оставил напоследок. Пробив сердце ножом, Видок обыскал атамана, кисет с табаком, трубка уже погасла и валялась на земле, на шее ключ, от которого тянуло магией. А вот оружием Старика был все тот же энергетический хлыст, хотя для спокойного лагеря это идеальное средство устрашения и обороны. Развалить надвое провинившегося пленника или подельника, что много выступает, можно одним ударом, и эффектно и практично.

   Игнат сунул пистолеты в рюкзак, после чего направился в дом. Обыск не занял много времени, еще три винтовки, как и те, что у колодца, батареи разряжены в ноль, две сотни пуль, двадцать из чистого железа с морозными рунами, правда, все под десятку. Ни одной под Ярку Демидова. Ларец с золотом нашелся без проблем, особенно когда знаешь, где искать, ключик с шеи Старого подошел к замочку, а Фарат сказал, что если ковыряться без ключа, то активируется "огненный взрыв", что не сгорит, уместится в небольшой мешок.

   Игнат быстро пересчитал золото и серебро - тридцать два чекана, еще чеками пятнадцать. Даже какой-то камешек алого цвета, похоже, рубин, внушительный такой, с фалангу большого пальца. Ну и вершиной добычи стал рунный артефакт на серебряной цепочке, заряженный под пробку, активирующийся словом, и если Игнат правильно понял знаки, в руках у него был так называемый "отвод глаз" - игрушка очень дорогая и редкая, откуда она взялась в этой берлоге непонятно. Не каждый голубокровный дворянин мог себе подобное позволить. Подобные вещи артефакторы делали на заказ. Короче, удачно зашел. Убрав ларчик в мешок, Игнат продолжил обыск.

   Грабители тащили в свое логов все, что попадалось под руки: посуду, одежду, инструмент. Две батареи, довольно внушительные, правда, разряженные, похоже, сняли с какого-то транспорта, скорее всего, с багги. Их Демидов сунул в мешок, десять чеканов каждая. Выйдя на улицу, он бросил взгляд на бывших пленников, бежать даже не пытались, забитые, только один крепкий мужик под сорок глазами сверкает. Сидят на бревне и покорно ждут свою судьбу.

   Игнат посмотрел на поляну, дома стояли в самом центре, до ближайшего края леса метров семьдесят, не должно загореться. Игнат подошел к пленникам.

  - Берем трупы, волочем вон в тот дом, - он ткнул пальцем в осмотренное строение. - Там же склад, берите все, что хотите, мне это не нужно.

  - Господин егерь, а вы бы ошейники с нас сняли, - попросила та самая деваха, которую Старый попользовал перед смертью.

  - Сниму, но чуть позже, дойдем до моего мобиля, там меня ждут, вот она-то и избавит вас от ошейников, а то вдруг что не так, задушу еще ненароком, или рискнуть хотите?

   Все отчаянно замотали головами и начали подниматься.

   Игнат развернулся и пошел к дому, когда молодой и, похоже, совершенно тупой парень, выхватив топор, с силой и очень точно метнул его в спину Видока. Игнат ждал от него чего-то подобного, уж больно с одинаковой ненавистью он смотрел на трупы бандитов и на егеря. Наверное, умом повредился. Такой опасен для себя и окружающих. Рука у парня была что надо, бросок вышел великолепным и, наверное бы, удался, будь на месте Демидова обычный человек. Игнату даже не пришлось ускоряться, хватило природной реакции. Увернувшись, он в воздухе перехватил плотницкий топор за топорище и отправил обратно.

   Все произошло очень быстро, и только через пару секунд завизжали женщины. Несостоявшийся убийца стоял, вытянувшись во весь рост, и, опустив глаза, разглядывал торчащий из своей груди топор, сейчас в них уже не было ненависти, только растерянность, его грязную рваную рубаху медленно заливала кровь. А потом он без звука рухнул плашмя.

  - Зачем? - спросил крепыш.

  - Затем, что я не хочу лежать с топором в спине. Я егерь, угрозу для собственной шкуры я устраняю так, как умею, и этот способ очень эффективен. А теперь взяли тело, план прежний. Там в лесу у тропы под кустом еще двое покойников, берите их и волоките сюда, и оружие захватите.

   Мужики молча взяли труп и потащили в сторону барака.

   Пока Игнат обыскивал второй дом, в котором оказался еще один тайник на пять чеканов, два десятка рунных патронов под пистолет и нож из чистого железа, пленники убрали тела, и даже кое-кто приоделся и набил несколько мешков вещами.

   Игнат подошел к кострищу, на котором медленно выкипал большой котелок, и, взяв палку и намотав на нее какую-то тряпку, сунул в костер и швырнул на кучу тряпья.

  - Обыскивайте второй дом и уходим. Тот, кто поможет мне донести оружие, получит чекан.

   Несколько мужиков полезли искать, чем бы поживиться, остальные стояли и смотрели, как медленно разгорается огонь. Хорошо высушенное дерево занялось очень споро, пламя лизало доски, обращая тела бандитов и повредившегося умом парня в пепел, запахло горелым мясом. Игнат отступил в сторону, потом обошел костер по кругу, дом пылал, и ближе, чем на семь метров, подойти было нельзя, от жара начинали трещать волосы.

   Наконец, барак сложился. Несколько горящих деревяшек отлетели на пару метров, но их быстро потушили. Игнат стоял и смотрел на пламя, оно потихоньку стихало. Мужики, повинуясь его приказу, взялись за ведра и начали заливать костер. Не прошло и десяти минут, как все было кончено, пожара можно было не бояться.

  - Вперед, - скомандовал Игнат, и пленники, подхватив свои мешки, пошли по тропе следом за егерем.

   Оружие тащил тот самый крепкий мужик, все винтовки сам нес, никому не отдал. Наверное, решил, что чекан один, и делить его ни с кем не хотел.

   На этот раз дорога оказалась чуть дольше, минут сорок, женщины шли очень неторопливо, они были нагружены едой, два мужика тащили в мешках какие-то вещи с мародерки. Но все когда-нибудь заканчивается, вот дорога, вот "Голем", в котором сидит Кира. Увидев людей, она встала и внимательно их осмотрела.

  - Надеюсь, у тебя есть управляющий браслет, иначе носить им их до самой столицы, только там можно будет снять. И кстати, прошло больше двух часов, что так долго? Были проблемы?

  - Никаких, - отозвался Игнат, - просто заняло чуть больше времени. Если бы не пленники, я бы был тут уже часа через полтора. На, держи игрушку, только головы им не оторви, хватит с меня сегодня погребальных костров.

   Кира поймала браслет и быстро изучила его.

  - Ничего сложного, - произнесла она и провела пальцем по рунам, и все девять ошейников упали на землю, а пленники вздохнули с облегчением.

  - Степан, оружие скинь в кузов, - попросил Игнат. - Вот твоя плата, тебе как, серебром или золотом?

  - Лучше серебром, господин егерь.

   Игнат подмигнул и отсчитал чеки, частично монеты были новые с номиналом, и разного размера. Потом Демидов подмигнул и положил на горку, что высилась на капоте, один золотой.

  - Забирай, и прощайте.

  Степан окинул взглядом остальных бедолаг, взял себе двадцать чеков, остальное раздал им.

  - Хороший ты мужик, - произнес Игнат, - я все гадал, как ты поступишь, и сделал себе зарубку. Если с остальными поделишься, дам еще пять чеканов.

  Он достал из кошелей разбойников золото и положил перед озадаченным Степаном.

  - Теперь точно полный расчет, на какое-то время вам хватит.

  - А может, серебром? - равнодушно глядя на чеканы, спросил главарь погорельцев.

  - Нет уж, лень считать, бери, что даю.

  Тот сгреб золото и сунул в карман довольно богатых новых штанов.

  - Спасибо.

  - А вы куда, господин егерь, если спросить позволите? - поинтересовалась тетка, пожалуй, самая старшая из всех.

   Игнат махнул в сторону севера.

  - Туда. Прощайте.

  - И вам легкой дороги, - начали наперебой желать освобожденные люди, после чего, развернувшись, торопливо пошли в сторону опушки.

  - Как сходил? - спросила Кира.

  - Сама видишь, с прибылью.

   Игнат достал из рюкзака ларчик и пистолеты, свалив их к остальному оружию в багажник, затем открыв шкатулку, продемонстрировал содержимое.

  - Неплохо для доброго дела, - усмехнулась Кира. - Даже не знала, что они так хорошо окупаются.

  - Боги видят добродетель, - хохотнув, парировал Игнат, - и награждают тех, кто ей следует. Ты знаешь, что это такое? - протянул он ей арбалет, от которого разило магией.

   Кира вертела в руках странное оружие, оно было сделано из абсолютно белого легкого материала, но не пластик, имело спуск как на винтовке, и чудные плечи из совершенно непонятного черного металла. Обычный арбалет только без тетивы. Детишки в деревнях мастерили такие самострелы.

  - Первый раз вижу, - ответила Кира и, прицелившись в березу, росшую метрах в тридцати, нажала на спуск.

   Что-то едва видимое зелёного цвета мелькнуло в воздухе и через мгновение ударило в дерево, в разные стороны полетели щепки и кора, перерубленный пополам ствол завалился и рухнул, чуть-чуть не достав до багги кроной. Несколько птиц взлетели с соседних деревьев, пронзительно крича.

  - Похоже, они тебя обматерили, - подвел итог Игнат, глядя на растерянную магичку.

   Кира начала вертеть арбалет, пытаясь понять, где батарея, но ее не было.

  - Мне кажется, материал, из которого сделан этот самострел, и есть батарея. Но я никогда не слышала даже о подобных разработках.

   "Я слышал, - возник в голове Игната голос Фарата. - Это оружие народа ОР, оно пришло через разлом. Таким оружием они убивают таких, как я, ну и, конечно, всех остальных".

   Игнат быстро пересказал Кире то, что ему сообщил джинн.

  - Откуда у обычных бандитов подобный артефакт? Ни Лига, ни Гильдия еще не сталкивались с таким. Демоны, вот сейчас я жалею, что у нас нет пленника для допроса, уж я бы на заклинание истины бы расстаралась, хоть потом и лежала бы пластом полдня.

  - Мы можем допросить этих, - предложил Игнат. - Ну как, допросить "некровзглядом"?

  - Это надолго, и сегодня мы точно никуда не успеем, - глядя в сторону четырех тел, неуверенно заметила Кира, - время к трем подбирается.

  - Сегодня мы и так никуда не успеем, - резонно заметил Игнат. - Я не хочу лезть в вымершее и заваленное трупами Сторожье сходу. Нам нужно хотя бы пять-шесть часов светлого времени, а пока доедем, пока осмотримся, уже сумерки наступят. Предлагаю час потратить тут, выбраться из леса и остановиться, не доезжая до мертвого города пару километров, а утром идти.

   Кира, взвесив "за" и "против" признала, что это логично.

  - Что тебе нужно? Опять купол поставить?

  - Было бы неплохо, - согласился Игнат и уселся напротив трупов, решая, с кого начать.

   Выбор пал на того, кого допрашивал. И спустя мгновение его накрыла "черная жизнь". Стало заметно темнее, но все же какой-то свет купол пропускал.

   "Ну что, Фарат, готов поработать? Клятва!".

   На этот раз джинн поклялся легко, сегодня он был в прекрасном настроении, он впитал столько силы, что кокон, который усилила Кира, ему теперь не очень-то и мешал. Но Игнат понял, что Фарат не врал, когда рассказывал, что сросся со своей темницей. Он уже сам чувствовал, что кокон стал другим, словно бы ожил.

  - Еще раз примешь образ Арины, или еще какой моей бабы, на месяц запру, и никаких подпиток. Все, вперед, ты знаешь, что искать.

  - Не буду, - прогудел джинн, не выразив при этом никакого недовольства.

   Игнат приоткрыл кокон, и просто мутное белое облако скользнуло к телу. Демидов же сосредоточился на поддержании щели, он уже мечтал уметь ее заклинивать по желанию. Последнее время их отношения с "пассажиром" претерпели большие изменения.

  Прошло минут двадцать прежде, чем джинн снова материализовался. Все же не удержался, поганец, и принял образ Деда.

  - Этот только видел его в чужих руках, это личное оружие Старого, странно, что он дал его дозорному.

  - Ищи дальше, - распорядился Демидов.

  И снова джинн превратился в облако и, выбрав следующего покойника, проник внутрь. Прошло гораздо больше времени, не меньше получаса. Игнат стал уставать, было ощущение, что он не на месте сидит, а мешки разгружает, в голове начало шуметь, во рту пересохло. И снова Фарат в образе Сергея.

  - Тоже пусто, но я узнал, где закладка Старика, большая, около сотни чеканов.

  - Потом, следующий.

  - Игнаша, - подражая старому егерю, произнес джинн, - ты - дурачок, сейчас рухнешь и мне сущность защемишь, а это больно.

  - Прекрати, - зло приказал Демидов, повысив голос, - иначе я специально это сделаю. Следующий.

  Очередные полчаса Демидов едва мог сидеть. Последний раз он держал кокон приоткрытым столько времени, когда "пассажир" чистил рану, нанесенную Веревеей. А еще он чуял, что попутно Фарат подпитывается аурой смерти, он просто светился от счастья. И тут труп улыбнулся и показал неприличный знак.

  - Готово, я знаю, откуда Горн взял этот арбалет, как вы его называете. Можешь закрывать.

  Игнат, с трудом теряя последние силы, плавно прикрыл щель и рухнул на бок. Мутнеющим взглядом он видел, как исчез черный купол, а к губам приблизилось горлышко фляги. Вода привела его в чувство, но он все равно ощущал себя разбитым стариком.

  Фарат не лез со своей информацией, чувствуя состояние хозяина. Кира же немедленно взялась за восстановление, и уже через пару минут Демидов чувствовал себя гораздо лучше.

  - Хватит пока, - заявила магичка, - иди, в машине посиди. Ты узнал, откуда взялось оружие чужих?

  - Узнал. Только джинн еще ничего не сказал, сейчас пожуем и побеседуем. И вообще, нужно отсюда сваливать, займись телами, тут только нежити не хватает.

  Кира молча повернулась к покойным бандитам и в одно мгновение активировала "всполох", яркий язык пламени рванулся к первому телу, затем перескочил на второе, третье, четвертое. Минута, и о том, что там были, люди напоминали только четыре силуэта в виде кучек пепла и слегка пожухлая трава.

  Игнат поднялся и, подойдя к "Голему", принялся укладывать оружие в багажник. Чудовищную винтовку пришлось разобрать на части, вообще никуда не помещалась, один ствол был полтора метра.

  - Не хило, - оценив трофеи, заявила Кира. - Сколько здесь?

  - Почти тридцать единиц. Тут сотни на четыре. Это если в Даре продавать, а если в Белогорске, то все пятьсот, а то и шестьсот. Кроме того, охранка с удовольствием заберет девять ошейников с браслетом, это минимум пара сотен.

  - Меня мало деньги интересуют, - философски заметила Кира.

  Игнат на это только хмыкнул.

  - А вот я, как нищий егерь, ими очень интересуюсь. В последний месяц мне везло на трофеи, до этого момента у меня все имущество в рюкзаке умещалось, который, в свою очередь, умещался в багги, и на счету в банке лежали сорок золотых. Вот и все мое богатство.

  Кира виновато замялась, она - боевая магичка с окладом в сотню чеканов в месяц, плюс левак в гарнизоне приносил ей еще пятьдесят, при связях тетки, с домом в городе, который был, по сути, в ее полном распоряжении. Ей стало неловко, и она уже пожалела, что завела разговор.

  Игнат отнесся к этому философски, магичка третьей ступени не может быть бедной, да и он уже успел узнать Киру, для нее деньги не играли особой роли, может, потому, что они у нее были.

  Он уселся за руль и хотел прикурить папиросу, но вовремя вспомнил, где находится, все это уже не княжество, это дикие земли, человек стремительно утратил право называть их своими.

  - Поехали, Кира, - позвал он магичку, - нам еще час трястись по лесу, если, конечно, ничего не помешает.

  Он чувствовал, что девушка расстроилась, но не стал ничего говорить, пусть обдумает все, ей самой нужно разобраться, чтобы в будущем подобных разговоров не случалось. Если, конечно, она решит быть рядом с ним.

  Лес тянулся. Фарат сканировал каждый километр, но больше ничего не случилось, и "Голем", спустя час, замер на опушке. Игнат встал в зарослях каких-то кустов с пожухлой листвой и, выбравшись наружу, осмотрелся. День клонился к вечеру, вдалеке черным пятном виднелось Сторожье, над ним кружили какие-то птицы, скорее всего, воронье. Оно и понятно, падали в городке наверняка много.

  - Что ты хочешь там найти? - спросила магичка, уставившись в том же направлении.

  - Не знаю. Чувствую, ты не горишь желанием туда идти? Не отвечай. Если хочешь, останься с машиной, я не собираюсь тащить тебя туда против твоей воли. Колхоз - дело добровольное, - он улыбнулся, как можно теплее, чтобы растопить тонкий ледок между ними. - Правда, я не знаю, что такое колхоз, так мой наставник говорил.

  - Я тоже не знаю, - рассмеялась Кира, - но звучит забавно. Наверное, какое-то объединение, может, быть театр или бродячая труппа. И я с тобой, я все же боевая магичка, так что, трупов я повидала на своем веку.

  - Тогда давай займёмся ужином, жрать уже нестерпимо хочется. Фарат по моей просьбе родник поискал, тут овраг в сотне метров. Сейчас за водой схожу.

  Кира вместо ответа вытащила из багажника мешок с продуктами и треногу с котелком. Игнат, подхватив трехлитровую посудину, направился в сторону живительной влаги, он уже и сам слышал, как журчит родник.

  Когда Демидов вернулся, в небольшой ямке уже ярко горел костер, а Кира заклинанием сшибала сухие ветки с сосны.

  - Результативно, - глядя на приличную кучу, подвел итог ее деятельности Игнат. - Тебе бы в артели дровосеком работать, за неделю бы лес на зубочистки пустила. Остановись, нам хватит на ночь.

  Кира словно очнулась и оглядела кучу сушняка.

  - Задумалась, - рассеяно произнесла девушка и, подняв все добытое левитацией, перенесла к костру.

  Походная похлебка, состоящая из банки с тушеным мясом, банки с фасолью, макаронами и жменя крупы, приготовилась за полчаса. Много, сытно, горячо и довольно остро. Потом просто сидели, глядя на огонь. Кира положила ему голову на плечо, а Игнат обнял ее за талию, пока магичка не вспомнила, что Фарат должен был узнать про странное оружие чужих.

  - Сейчас выясним, - согласился Демидов. - О, кстати, я тебя хотел про медальон спросить, я вроде определил, что это отвод глаз.

  - Верно, и очень хороший. Я даже знаю волшебницу, его сделавшую. Она специализируется на таких, артефактор от богов, все графья с князьями у нее закупают. Без работы не сидит. Активируется словом. Так что, мой тебе совет - надень и не снимай, разве что в бане, мне спокойней будет, не знаю, как он действует на одержимых, но вот твари и обычные люди, даже низшие магички, точно тебя не заметят. Правда, в движении сильно увеличивается расход энергии, - она подошла к мобилю, достала из шкатулки медальон. - Ну да, все верно, минут десять в движении, и минут тридцать, если столбом стоять. Но если на заклинание ускорения наложится, сорвет его нахрен. Очень мощный артефакт. Так что там с арбалетом?

  - Фарат, давай показывай, - мысленно скомандовал Игнат.

  Маленькая лесная деревушка в пять домов внутри довольно хлипкого частокола. Владелец воспоминания смотрит на единственную улицу, по ней гонят несколько коров, те мычат. Их погоняет тот самый разбойник, у которого Игнат забрал арбалет, сейчас у него за спиной дробовик, надо сказать довольно новый, вполне себе удачная модель. Над лесом поднимается солнце, заглядывая первыми лучами на огромную поляну, где расположилась деревушка. И тут посреди нее возникает огненный портал, из которого выходит вполне обычный человек, у него за спиной именно тот самый арбалет из странного белого материала.

  - Останови, - приказал Игнат джинну, - хочу рассмотреть его.

  Воспоминание послушно замерло. Обычный человек: рост высокий - метр девяносто, не меньше, волосы длинные, до лопаток, завязаны в узел, глаза, обычные - черные глаза. Да и далековато от покойного бандита до "гостя" - метров двадцать. Уши... Вот, что насторожило Игната, вроде уши, как уши, немного великоваты, егерь видал и побольше, но они заострены кверху. Таких у людей не бывает, а в остальном - обычный человек.

  - Дальше, - приказал Игнат, и мыслеобраз снова начал рассказывать историю.

  Он стоял у портала и смотрел на жителей маленькой деревушки, высыпавших, чтобы поглядеть на незнакомца, пришедшего таким удивительным для них способом. Потом он что-то выкрикнул. Человек, воспоминание которого Игнат смотрел, расслышал что-то типа - "Аршаххх", раскатистое на конце. И тут из портала вынырнула пара гончих. Таких нелюдей Игнат знал - быстрые, все поголовно телепаты, обладают темной энергией, убить крайне трудно, шкура очень прочная. Если удастся снять ее, очень за дорого берут, дороже, чем вертюхов раза в два. Совершенно невосприимчивы к магии, можно убить только чистым железом, поразив в голову. Все кончилось очень быстро, твари согнали людей к порталу, никого не убивали, всего человек двадцать. Они были заторможены, похоже, что-то воздействовало на их разум. Они покорно, один за другим, шагали в портал. Вскоре в деревне никого не осталось, кроме наблюдателя, который спрятался в доме на чердаке и глазеющего в щель. "Ушастый" дал новую команду: "Хааррр", и гончие исчезли в портале. Он развернулся, чтобы уйти, когда откуда-то из соседнего дома раздался очень тихий, едва слышимый хлопок. И чужого из народа ОР буквально швырнуло в портал, который мгновенно пропал, а на земле остался лежать странный арбалет. Наблюдатель выскочил на улицу и увидел там своего приятеля, того самого пастуха с дробовиком. Тот вертел в руках странное оружие, измазанное в черной густой жиже, похоже, именно такого цвета кровь чужаков. "Игнат, берем все деньги и бежим", - произнес он. "Давай - согласился тезка, - иначе они могут захотеть отомстить".

  - Дальше неинтересно, - подвел итог Фарат, - они убежали, прихватив из домов все ценное, и вступили в банду Старого.

  - Сколько этому воспоминанию?

  - Примерно от полутора до трех месяцев. Достать его было очень тяжело.

  - Ну что там? - теряя терпение, спросила Кира, увидев, что Демидов открыл глаза.

  - Все очень странно, - и он, как мог, подробно пересказал ей увиденное.

  - А где эта деревня? - спросила девушка.

  Игнат пожал плечами. "Фарат?" - мысленно позвал он.

  - Не знаю, - отозвался джинн, - я ни разу не был в этом месте. Лес, как лес, не очень большой, там за ним еще скалы.

  Игнат задумался, где могли быть скалы поблизости, но ничего путного в голову не шло. На Интерре очень много горных массивов, но в княжестве Дар, их как раз почти нет. На запад отсюда горы в диких землях, дней десять дороги, там вполне могли быть и леса, и вольные поселения. Сколько таких деревенек раскидано по ничейной территории, они никому не подчиняются, живут своим укладом.

  - Ложись спать, я подежурю.

  - Не стоит, я поставлю слабенький защитный купол, который будет отталкивать любого, кто приблизится шагов на сорок, так что, мы сможем нормально выспаться.

  - Как выгодно путешествовать с магичкой, - весело заявил Игнат и, неожиданно притянув к себе Киру, поцеловал ее, - и приятно, - добавил он. - Только ты не зря силы тратишь?

  - Для меня поставить такой купол почти ничего не стоит, - гордо заявила волшебница, от поцелуя ее губы заалели, на скулах появился румянец, - моего резерва хватит на сотню таких.

  - Тогда ставь свой купол, жду тебя в "Големе".

  И подмигнув, Демидов отправился готовить ложе. Парень, сделавший машину, придумал отличную конструкцию, сиденья фактически превращались в двуспальную кровать. "Как знал", - усмехнулся Игнат.


  Глава седьмая. Пепелище.


  - Просыпайся, - толкнув Игната в плечо, зашептала Кира, - кто-то ходит вокруг стоянки.

  - Фарат, - мысленно позвал Демидов.

  - Нет никого, - уверенно завил джинн.

  Но Игнат не поверил, он знал, что духи не чуют нежить. А тут такое случилось, что нежить просто обязана была возникнуть, причем далеко не одна.

  - Там, - указала Кира.

  Но Игнат уже успел засечь движение - колыхнулась ветка на кустах, мелькнул силуэт, маленький, словно ребенок.

  Демидов выбрался из мобиля, нацепил пояс с пистолетом, слева на ремне висел энергетический кнут. Вытащив кольчугу, он неспешно облачился, внимательно наблюдая за незваным гостем, тот наворачивал круги вокруг купола, но в прямой видимости не появлялся.

  - Кира, когда скажу, уберешь купол, и готовь сеть.

  Разгрузка заняла свое место, осталось пристегнуть кинжал из чистого железа, сменить магазин в пистолете, и он готов к бою.

  - Снимай, - приказал Игнат, определив, что тварь находится сейчас точно напротив него.

  Купол исчез. Нежить заурчала и рванула навстречу смерти. Это оказался марг, отожравшийся, но какой-то маленький. Изменения зашли очень далеко, даже невозможно сказать, кем он был при жизни, но судя по габаритам, похоже, ребенок лет десяти.

  - Он прыгнет вправо, приготовься.

  Игнат выхватил пистолет и сделал выстрел. До цели было метров десять, несмотря на ускорение, которое придал Фарат, тварь оказалась быстрее, она красивым пируэтом ушла с линии огня и, оттолкнувшись от бревна, на котором они сидели, полетела прямо на Демидова. А навстречу ему, развернувшись, устремилась двухметровая сеть. Ничего изменить марг уже не мог, Кира не подкачала, и выполнила приказ. Нежить влетела точно в центр, и ловушка захлопнулась, стягивая энергетическими нитями тушку.

  - Это кто ж такое сотворил-то? - присаживаясь рядом с бьющейся в сети тварью, спросил Демидов. - Фарат, можешь просканировать?

  - Нечего там сканировать, мозг мертв, одни инстинкты - убить, сожрать.

  - Ну и хрен с ним, - доставая рунный нож и нанося удар в сердце, хмыкнул Игнат.

  Тварь дернулась и замерла, а Кира стряхнула со своей правой руки сгусток огня, который мгновенно обратил нежить в прах, свежий утренний ветерок тут же унес останки в глубь леса. Минута, и на месте гибели нежити осталась только опалённая трава. Как же удобно, когда с тобой в команде есть такая волшебница, один на один эта тварь могла бы его укатать. Нехорошая тенденция, за последний месяц Игнат уже четыре раза сталкивался с маргами, очень это плохо, слишком много, раньше за год о таком не слышали.

  - А ведь там, куда мы идем, таких может быть много.

  - Нет, - покачал головой Демидов, - он пришел не оттуда. Надо будет съездить попозже, как со Сторожьем закончим, там дальше метров через двести будет дорога, ведущая вдоль леса, большая ферма. И лесопилка, человек пятьдесят жило, где-то километра три отсюда. Похоже, он оттуда. Этот край превратился просто в рассадник. Теперь надо смотреть в оба, есть нежить, которая не боится света солнца. Ладно, давай собираться, завтракаем, и пора ехать, до рассвета не больше часа. Тварь мерзкая, не дала доспать.

  Вскоре костер уже бодро трещал, пожирая сушняк, грелся котелок с остатками ужина, рядом в железной банке закипала вода под чай. Когда взошло красное солнце, "Голем" уже выехал из леса и, вернувшись на дорогу, взял курс на стены мертвого города. Чем ближе они были, тем сильнее Демидов ощущал запах гари и трупов. Он даже остановил мобиль, чтобы достать из рюкзака зачарованную косынку

  - Что же будет внутри, если в двух километрах такая вонь? - озадаченно произнесла Кира.

  - Одежду надо зачаровать, иначе ее потом только выкинуть.

  - Моя зачарована, - отозвалась магичка, в голосе чувствовалось напряжение. - Твоим сапогам и куртке из вертюхов ничего не грозит, а с остальным я справлюсь минут за двадцать. Раздевайся.

  Игнат послушно стянул с себя штаны, рубаху и разгрузку. И Кира принялась творить чары.

  Через полчаса "Голем" снова побежал в сторону мертвого города. Метрах в трехстах от стен колеса мобиля пересекли полосу выжженной земли, маги княжества поработали от души, зачистив город с гарантией.

  - Хорошо, что уже месяц прошел, - подавлено произнесла Кира, - иначе сейчас бы пришлось ехать среди облака пепла, а так осенние ветра сдули большую часть.

  - Хорошо, - согласился Игнат, а сам думал о том, что чуть больше месяца назад это было место, полное жизни,

  - Все, останавливаемся, - тормозя у трактира, стоящего за городской стеной - одного из самих бедных заведений в Сторожье и в округе.

  Тут жили и пили те, кому не хватало денег на существование внутри стен. Сейчас эти лачуги стали развалинами, маги поработали с широкой русской душой, и осталось от форпоста княжества Дар только пепелище.

  Жирный ворон спикировал на бревно метрах в тридцати и злобно каркнул. Похоже, он решил, что эта парочка претендует на его пищу, но видя, что те даже не смотрят на него, опустился на обгоревший труп, валяющийся на дороге, и принялся его клевать.

  - Сука, - не выдержала этого зрелища Кира и взмахнула рукой, что-то пробормотав себе под нос.

  Птица, почуяв неладное, хотела уже расправить крылья и взлететь, но в этот момент ее словно невидимая рука прихлопнула. Игнат промолчал, но подумал, что, скорее всего, резерв у волшебницы кончится раньше, чем птицы, поскольку над городом кружила стая из сотни, а может и больше, ворон. Они наворачивали круги, мерзко каркая. Некоторые спускались вниз подкрепиться. Еще больше их сидело на стенах и остовах домов.

  - Ты уверена, что хочешь пойти со мной?

  Кира кивнула, но решимости у нее поубавилось. Игнат загнал мобиль за останки стены трактира, скрыв его от чужих глаз, а магичка накинула дополнительное заклинание, что-то вроде отвода глаз. Теперь посторонний будет видеть на месте "Голема" груду развалин, в которой нет ничего интересного.

  - Сутки продержится, - грубым, не своим, голосом произнесла Кира и, поправив на бедре пистолет в кобуре-прикладе, пошла по дороге к городским воротам, до которых оставалось всего полсотни метров.

  Игнат, закинув винтовку за спину, направился следом, и в три шага догнал магичку. Он понимал состояние Киры, его самого увиденное загоняло в депрессию, а еще ему казалось, что он чувствует запах, хотя натянутая на нос косынка пока справлялась.

  - Мы еще долго будем чувствовать запах гниющего горелого мяса, - словно прочитав мысли, произнесла девушка.

  "Фарат, ты чувствуешь, есть тут живые?".

  "Есть, и довольно много. Группа мужчин - пять человек - роются в развалинах банка. Еще трое разбирают дома в привилегированном квартале, куда вы с Ариной заходили. В торговом квартале орудуют падальники, сразу пять нелюдей. А город-то оживает. Там, за западными воротами, которые на дикие земли выходили, лагерь, человек пятнадцать копошатся".

  - Кира, предельное внимание, в городе мародеры и нелюдь. Стараемся не сталкиваться с ними. Нам нужно не зачистить город, а найти следы руны.

  - Ты так уверен, что она не погибла тут или в цитадели?

  - Так думают одержимые.

  - Все равно никто не знает, где эти артефактные ворота.

  - Кое-кто знает, если я правильно понял, но об этом потом. Все, дальше аккуратно.

  Игнат подошел к покосившейся и покореженной стальной створке, висящей на одной петле, кое-где металл прогорел насквозь, все вокруг было в саже. Демидов протиснулся в щель ворот, держа в руках арбалет чужих, предчувствие подсказало, что это странное оружие может пригодиться.

  Теперь воняло даже сквозь косынку. На улице валялись неубранные трупы. У ворот их было несколько сотен, похоже, люди пытались вырваться из города, вся дорога устлана телами. Кира вздрогнула, когда Видок просто пошел по останкам, которые мерзко хрустели у него под ногами. Она с минуту смотрела на него, потом не смотря вниз, двинулась следом.

  Демидов шел, стараясь не думать, на что наступает. Вороны взлетали, мерзко каркая, а он крутил в голове старую и очень привязчивую песню про князя, которого маг убедил, что у того самое лучшее платье, а на самом деле правитель разгуливал по городу голым. Игнат допел до конца, когда понял, что стоит на дне выбоины, похоже, сюда угодило какое-то заклинание. Дальше тел было гораздо меньше. Он посмотрел направо и увидел тот самый трактир "У ворот", где они с Ариной составили план налета на дом Альберта Новина. От него остался только нижний этаж, от которого в свою очередь уцелели только каменные стены. Такими были большинство строений, все деревянное выгорело почти полностью. Дожди, прошедшие здесь дней десять назад, вбили в грязь остатки углей. Он обернулся, Кира шла за ним метрах в двадцати, толкая впереди себя заклинание, которое просто отбрасывало с дороги тела погибших. Она вздрагивала от каждого хруста, когда те ломались под действием ее магического тарана. Та часть лица, которая видна из-под косынки, была бледной.

  До центра города они дошли минут за тридцать. Фарат сканировал местность раз в пять минут, и это помогло избежать встречи с группой мародеров в количестве двух человек, которые неслись куда-то на багги, изредка подпрыгивающей, когда наезжало на очередное тело. Причем водила нарочно наезжал на покойников, и они с напарником громко смеялись. Захотелось всадить в этих уродов стрелу, но багги пронеслась мимо остатков дома, в котором укрывались егерь и магичка, и вскоре скрылась за поворотом.

  Игнат окинул взглядом то, что осталось от дома - разбитый комод, опаленный огнем шкаф с треснувшей дверью, уцелевшие вещи кто-то выгреб, бросил на полу, видимо, оказались не нужны. В углу два обугленных тела, они слиплись от жара, умерев в объятиях друг друга, одно большое, напоминает женщину, второе маленькое, цепляющееся за ее руку. Демидов отвел взгляд, захотелось взвыть. Отчасти он виновен в гибели этих людей, слишком много ошибок.

  Кира почувствовав, что ее спутник увидел что-то неприятное, оглядела комнату и наткнулась на эту жуткую картину, тихонько ойкнула, приложив ладонь ко рту, в глазах девушки появились слезы.

  - Надо похоронить, - тихо сказала она.

  - Пойдем, - качнув головой, произнес Игнат, - тут тысячи таких, сил не хватит всех закапывать. У нас другая задача, чтобы такого больше не повторилось.

  Он выбрался на улицу и не спеша пошел вдоль стены. Кокон Фарата снова ослаб, насосавшись уходящих жизней, джинн теперь мог спокойно сканировать территорию. Когда до центральной площади, на которой находилась их первая цель, оставалось всего метров пятьсот, он предупредил, что группа мародеров, которая до этого копалась в банке, теперь вышла на площадь, и как раз подходит к отделению Братства.

  - Странно, что они решили заняться центром только сейчас, - пробубнил себе под нос Игнат и сменил арбалет на винтовку. - Кира, будь готова, Фарат сообщил, что пятеро мародеров навелись на здание отделения Братства. В случае столкновения, никого не жалеем: одного в плен, остальных в расход. Главаря стараемся взять.

  Магичка только кивнула в ответ, и в ее правой руке, сформировался бирюзовый огонек.

  - Это "паралич", - пояснила девушка, - не боевое заклинание, вырубит любого человека минут на двадцать.

  - Хорошо, - согласился Игнат. - Как начнется, вяжешь старшего и убираешься с линии огня или укрываешься щитом.

  - Поняла, - коротко ответила волшебница, и в левой руке забрезжила серебряная искорка, перекатывающаяся между пальцев, словно монетка у рыночного каталы.

  - Не знал, что ты умеешь контролировать сразу два заклятия, - удивленно заявил Игнат.

  - Стандартная практика для боевой магички. Этому учат еще на первом курсе академии. Нельзя активировать сразу два боевых заклинания, они просто поглотят друг друга, причем можно сильно пострадать, а вот атакующее и защитное - запросто.

  Так, тихо переговариваясь, они достигли конца улицы, которая вывела их на центральную площадь. Разбитая брусчатка, несколько обугленных мобилей рядом с городской ратушей, уцелела только половина здания, и башня с огромными красивыми часами, которые сейчас валялись разбитыми на ступенях. Развалины башни Гильдии, рядом стоит дорогущий автомобиль Арианны, тот самый, что Игнат видел в день, когда вернулся в город с руной. На него обрушился кусок стены, каменный блок весом под пару сотен килограмм, буквально смял капот и салон. Красивый дорогой мобиль больше не представлял никакой ценности, правда кто-то предприимчивый порылся в багажнике и снял колеса. Но это все Демидов видел мельком, сейчас его интересовало отделение Братства. Ну что ж, каменные стены уцелели, хотя справа от входа обрушилось метров пять кладки, ступени разбиты каким-то заклинанием, большая резная деревянная дверь вся обожжённая валяется метрах в пяти от здания, в выбитых окнах видны закопчённые стены.

  - С этого все началось, - произнесла Кира. - Я слышала, что неизвестная очень могучая ведьма атаковала офис егерей. Там погиб старый егерь. Ее пытались атаковать наши гильдейские, но она их всех убила за несколько минут. Потом, со слов очевидцев, она вошла внутрь, и где-то через двадцать минут бойцы из "железного кулака", сосредоточившиеся снаружи, увидели огненный портал, в который ушла ведьма, а через несколько минут появилась Светана, и отдала приказ на штурм.

  Игнат задумался, если рассуждать логически Веревея атаковала отделение, затем перебила магичек и при свидетелях ушла порталом, не найдя искомое, чтобы вернуться в образе Светаны и еще раз обыскать здание. И вот когда она ничего не нашла, тогда и выпустила заразу.

  - Одержимые, со слов Плута, не получили руну, значит, мы должны найти ее след или ее саму. Зачем Дед связывался с цитаделью? Совершенно неясно, поскольку руну там тоже не нашли. Ни чужие, ни наши. Надо двигаться.

  Они прошли по краю площади и подобрались к черному ходу. Здесь стена обвалилась полностью, погребя под собой небольшую стоянку. Игнат с тоской посмотрел на свою багги, которую он оставил тут под присмотром Деда в то утро, когда он с Арианной и Реной шагнул в портал. Сейчас от багги почти ничего не осталось, кроме покореженного железа, в котором рылся один из мародеров. Он напряг слух, а Фарат услужливо подсказал, что остальные лазят по зданию. Егерь и сам слышал, как они перекрикиваются, но этот одиночка был вне поля их зрения. На главного этот субъект не тянул, похоже, атаманом был тот, что сейчас по хозяйски развалился в кресле Деда, которое уцелело лишь чудом.

  Кира ждала приказа, но Игнат сделал все сам. Как-то очень громко посреди мертвого города прозвучал выстрел из винтовки. Мужик улетел за багги, расплескав содержимое башки по брусчатке.

  - Без пощады, - прошипел Видок, он был очень зол.

  Фарат тут же отсканировал все вокруг еще раз, подельники покойного даже не насторожились.

  Игнат вошел в здание прямо по куче камней через пролом в стене. Он даже не сразу понял, что это кухня-столовая, все вокруг выгорело, остались только обугленные стены. Под ногами хрустели осколки стеклопласта, который раньше был тарелками. Вот искорёженная жаром ложка из нержавейки, а вот кастрюля, закопченная, но на вид целая. Тут они с Дедом разговаривали в последний раз.

  Затаившись у стены, Демидов заглянул в дверной проем, там топталась парочка шакалов, курила и обсуждала находки.

  - ... нет тут ничего, - произнес тот, что стоял спиной, - все выгорело. Да, похоже, еще до нас тут кто-то побывал, все перевернуто вверх дном.

  - Неудачник, - хохотнул второй. - А вот мне повезло, - он продемонстрировал напарнику нож Деда из чистого железа, его пистолет и горстку золотых монет.

  - Где нашел? - завелся второй.

  - Где нашел, там больше нет, - довольным голосом, полным превосходства, заявил удачливый.

  Тут из подвала в вестибюль вышел третий, он тащил в руках стационарную батарею большой емкости, которая питала все бытовые заклинания дома.

  - Мне тоже повезло, не меньше тридцати золотых стоит.

  Тот, что остался ни с чем, плюнул им под ноги и, достав папиросу, прикурил. Игнат зло оскалился, его буквально захлестнула лютая ненависть к этим ублюдкам. Эти твари ходят по его разрушенному дому, шутят, берут его вещи, они посмели прикоснуться к оружию Деда. Видок прислонил винтовку к стене и, повернувшись к присевшей у него за спиной Кире, зашептал ей на ухо:

  - Сейчас я их убью, на шум прибежит главарь, он - твоя забота, больше ни на что внимания не обращай, мне эта тварь нужна живой.

  Магичка кивнула, она разглядела нездоровый блеск в глазах компаньона, в ее напарнике просыпалась сила, с которой ей не хотелось сталкиваться.

  Демидов вытащил кинжал и, уточнив еще раз диспозицию, под ускорением рванул к троице мародеров. "Без пощады", - металась в голове егеря одинокая мысль.

  Первым умер незадачливый, кинжал Игната пробил его насквозь в районе поясницы, а потом рванул вверх под ускорением, разваливая мародера до грудины. Лезвие наткнулось на ребра, и он поднажал, двоих приятелей покойного окатило фонтаном крови, они растерянно смотрели на уже мертвого напарника, который распадался на части, и на неожиданно возникшего перед ними мужика с безумным лицом. Больше они ничего сделать не успели. Первого Игнат убил похожим способом, развалив надвое грудную клетку до паха, тот заорал во всю глотку и рухнул на пол, суча ногами и захлебываясь кровью. Тот, что нашел пистолет и нож Деда, даже не успел удрать, он хотел что-то сказать, когда Игнат, обхватив ладонями голову, выдавил тому глаза, а потом резким рывком и неимоверным напряжением сил почти оторвал голову. Фарат торжествовал, это безумие перекинулось на Демидова, хотелось убивать, убивать все, что видишь, и егерь нашел врага, она стояла в дверях, находясь явно под впечатлением от увиденного, и даже рванулся к ней, когда что-то ударило его в грудь и сбило с ног...

  Когда Игнат пришёл в себя, то обнаружил, что лежит на старом уцелевшем матрасе. Рядом сидела Кира, умудряющаяся сохранить вертикальное положение на сломанном табурете, у которого было только три ножки из четырех. А у стены стоял замерший главарь мародеров. Судя по отсутствующему выражению лица, он был под заклинанием.

  - Оклемался?

  Игнат кивнул и сел.

  - Чем это ты меня так?

  - Параличом. Я как увидела, что ты, обезумев, на меня кинулся, ну и шибанула тем, что заготовила для этого ушлепка, - она мотнула головой в сторону статуи у стены. - А его следующим, он как раз выскочил на крик, чуть не смылся, быстро в себя пришел, и как рванет к выходу, пришлось его арканом ловить, он у меня на автоматизме получается. А потом уже параличом добавила. Пока не скомандую, будет так стоять.

  Игнат потер виски, голова раскалывалась, Фарат сидел тихо в коконе и делал вид, что его нет.

  - И часто ты так на девушек кидаешься?

  Игнат мотнул головой, от этого движения та закружилась.

  - Обычно я отлично понимаю, кто друг, а кто враг. А тут башка отключилась, плюс Фарат помог с эмоциями, он так хорошо подпитался, что усилил их в десятки раз. Извиняться не буду, глупо это, если что подобное произойдет, смело глуши.

  - Однако, - протянула магичка, - не ожидала, думала, сейчас каяться будешь. Читала я про такое в древних книгах, что еще со старой Земли прилетели, так вот, в одной была глава, посвящённая... - девушка нахмурилась, - а вспомнила, вроде как бресеками, а может, и нет.

  - Берсерками, - поправил Игнат, - это воины, которые впадали в звериное бешенство во время битв, и рубились, не чувствуя ран.

  - Точно, ты у нас, оказывается, Берсерк.

  - Это проклятье всех егерей, дух внутри нас питается не только покидающими тело жизненной силой, но и болью, и эмоциями, и чем больше эмоций он получает от меня и от окружающих, тем больше возвращает. Кстати, поэтому о егерях ходит слава самых страстных любовников, наши "пассажиры" просто усиливают все, что испытываем мы и партнерши.

  - Эта часть мне очень нравится, - улыбнувшись, заявила Кира, и фактически растопила неловкость произошедшего.

  - Тоже самое относится и к бою, - продолжил Игнат, - многие егеря гибнут, поддавшись этой безумной ярости. Еще и поэтому наша работа считается чрезвычайно опасной. Но я все же прошу у тебя прощения. Правда, обещать, что подобное не повториться не могу.

  - Извинения приняты, - легко согласилась Кира. - Что дальше?

  - Дальше я встану, и допрошу этого урода, а потом мы будем искать руну, ее следы или указания на то, где она может быть.

  Ничего интересного урод не рассказал, никаких редких и незнакомых рун мародёры не находили. Сторожье они грабят уже полторы недели после того, как князь Кай снял оцепление из постов дружинников. Вояки неплохо поживились, наплевав на приказ и разыскивая в развалинах ценности, несколько человек погибло. Но в городе еще много чего осталось. Руководил мародерами некто по кличке Барон. Сам в развалины не лез, на него работала крупная и крутая команда, плюс каждый, кто рыскал по пепелищу, обязан был платить ему долю, поскольку Барон объявил эту территорию своей и жестоко карает нарушивших это правило. Несколько раз сталкивались с нелюдями, но потеряли только двоих, а вот нелюдей успокоили штук пять.

  - Ну что, надо осмотреть здание еще раз, много тут народу рыскало, но может, ты чего найдешь? - предложила Кира, игнорируя труп главаря мародеров, валяющегося в углу.

  - Может, и найду, - ответил Игнат. - Слушай, а есть что-то более безболезненное? А то после твоего паралича башка раскалывается.

  - А это тебе наказание, чтобы не кидался на слабых, беззащитных женщин. Ну, так и быть, коли я тебя простила, давай подлечу, - она легонько коснулась рукой его виска, ладонь вспыхнула зеленью заклинания, сразу стало лучше.

  Игнат слегка склонился и быстро поцеловал ее в губы, после чего огляделся. Это была комната Деда, она располагалась рядом с его кабинетом, вернее, теперь она была совмещена с кабинетом, перегородка между ними отсутствовала. Потолка тоже не было, обвалился.

  - С чего начнем? - спросила Кира.

  - Отсюда и начнем.

  Игнат, стараясь ступать осторожно, подошел к частично обугленному столу, ящики из него вывернули еще во время первого обыска, все бумаги валялись на полу, многие обгорели.

  - Ты чувствуешь магию?

  - Видок, а как ты думаешь? Конечно, чую, - чуть не рассмеявшись, заявила магичка. - Весь город фонит. Тут такая сила бушевала, что от земли и камней прет, словно они артефакты.

  Демидов поморщился, как же он сразу об этом не подумал, так руну не найти. Надо идти по цепочке: Дед знал о тайнике, где лежала руна, значит, он ее оттуда забрал, но мог оставить подсказку.

  - Подожди здесь, - попросил он. - Если кто сунется, или глуши, или убивай, в этом мертвом городе у нас друзей нет.

  Кира кивнула. Игнат вскарабкался по остаткам лестницы на второй этаж. Его комната полностью лежала в руинах, дверь снесена с петель, вместо стены с окном, провал, из которого отлично видны руины соседнего дома. Пола тоже не было, только три потолочные балки, размочаленные и едва держащиеся в стене. Если прыгнуть на одну, затем на другую, то до тайника можно будет рукой достать.

  - Кира, давай сюда, - позвал он.

  Девушка не стала карабкаться по обломкам и совершать акробатические упражнения, а просто воспарила левитацией и приземлилась в шаге от него. Пол слегка затрещал, но выдержал.

  - Без тебя не справлюсь, - произнес Игнат. - Можешь левитацией меня доставить к левому углу, что был ближе к окну, вон там трещина в стене?

  - Только сапоги сними и куртку, они сильно мешать будут.

  Игнат послушно выполнил просьбу.

  - Не урони, а то там внизу осколков столько, все ноги изрежу.

  - Не бойся, не уроню. А если уроню, так починю.

  - Лучше не надо.

  Заклинание подхватило Игната и, приподняв на полметра от пола, медленно понесло к указанному углу.

  - Стоп, - крикнул он. - Давай на полметра назад и ближе к стене.

  Кира послушно исполнила. Демидов достал кинжал и, нащупав тонкую, едва заметную щель, поддел фальшь-панель. Как он и ожидал, внутри пусто, кто-то явно обшаривал тайник и выгреб все. У Веревеи-Светаны было время обыскать все отделение, на нее пахали местные безопасники из "кулака", не зря же она прикидывалась их командиршей, и этот тайник они точно нашли. Игнат глянул вниз, разбитая обгоревшая мебель на обломках пола, ее тоже обыскали. Дед должен был что-то оставить, но где? И тут взгляд Демидова наткнулся на нацарапанный на внутренней панели рисунок - пара сапог, маленькие-маленькие, но узнаваемые. И пряжку серебряную старый егерь вырезал. Вот она - наводка. Дед забрал обувку Александра вместе с оружием и спрятал в тайник. А вот и осложнения - Демидов только знал, что он есть, но вот где и как открыть - без понятия.

  - Милая, давай назад, есть подсказка.

  Игнат обулся, надел куртку и вернулся обратно в кабинет Деда. Волшебница была уже внизу, левитировать у нее вышло гораздо быстрее, чем у него скакать по проваливающимся ступеням гуляющей лестницы.

  - Тут в этом кабинете есть тайник, не такой, как ты видела в моей бывшей комнате, это должно быть что-то очень серьезное. А может, и не в кабинете, - добавил он.

  "Фарат, - мысленно позвал он, - есть кто живой вокруг?".

  "Нет", - пришел ответ через пару минут, которые Игнат посвятил разглядыванию кабинета.

  Они потратили больше часа на поиски. Кира применила магию, Игнат простучал все стены, перевернул мебель, даже разгреб мусор с каменного пола. Все, что они нашли, был кошель с золотом, который Дед довольно хитро прикрепил к ножке стола.

  - Нет тут ничего, - наконец, произнесла волшебница.

  - Должен быть. Сергей Витальевич забрал у меня автомат и сапоги погибшего грабителя, который работал на Альберта Новина, то есть это должно было быть довольно вместительное место, а не просто щель в досках.

  - Арина ничего тебе не сказала?

  Игнат покачал головой.

  - Не догадался спросить. А где бы ты устроила тайник, вместительный, так, чтобы чужой не нашел?

  Кира задумалась.

  - Уж точно не там, где это могут увидеть посторонние.

  Она огляделась: выбитое окно, опалённая дыра в стене рядом, обзор с соседних зданий перекрывал всю комнату.

  - Я бы не стала здесь делать тайник. Стены обычные, я их магией просветила, пол тоже, любая волшебница четвертой ступени справилась бы с этим. Тайник должен быть таким, чтобы магией его было не обнаружить.

  Демидов задумался. То, что тайник в доме, это факт, но где сила не сможет ничего дать? Там, где она сталкивается с другой силой, главное чтобы была привычная и много.

  - Кажется, я знаю где. Пошли в подвал, откуда тот шакал притащил батарею, магия ведь мешает магии.

  Кира кивнула, подтверждая предположение.

  Демидов снял с пояса покойного светильник и, активировав, первым спустился по лестнице. Каменные ступени почти не пострадали. Маленькая оружейка отделения, в которой хранилось пара винтовок, была пуста, похоже, ее обнесли еще ребята из "кулака", а может, вояки. Хотя они наверняка бы прихватили батарею, урод прав, большая батарея стоит от тридцати до пятидесяти чеканов, она питает бытовые заклинания по всему дому. Она мешает просветить то, что за ней.

  Маленькая комната, у стены стеллаж, на котором в специальном пазу стаяла батарея.

  - Давай, Кира, твой выход, надо каждый метр просветить.

  - Не надо, - ответила девушка, спустя минуту, и указала на стену, - там прямо за стеллажом что-то отражает магию, слепое пятно метр на полтора. А вот как открыть, не знаю.

  Игнат подошел ближе, осветил фронт работ. Конструкция привинчена к стене, причем болты внушительные, за минуту не отвернешь. Не вяжется, тайник должен быть доступен, это не постоянная закладка, которая может не понадобиться долгие годы. Игнат пошатал стойку, стоит намертво, потом внимательно осмотрел все вокруг, на полу с правой стороны от ножки царапины, только он затруднялся сказать, свежие они или нет. Это не следы лесовика читать.

  - А что если? - он быстро взбежал по лестнице и забрал батарею, которую выронил мертвец.

  Две минуты, и та уже заняла привычное место, и тут же активировалась самостоятельно.

  - Есть изменения?

  - Да, Видок, во-первых, активировались несколько бытовых заклинаний чуть выше, не скажу какие, не знаю, но похоже, остатки какой-то защитной системы, может быть, оповещения о вторжении, а во-вторых, пропал не просвечиваемый квадрат, я вижу только стену.

  - Интересно, - пробормотал Демидов и стал ходить кругами вокруг да около.

  - Давай я разнесу просто кусок стены заклинанием? - спустя десять минут, устав наблюдать за мельтешащим егерем, предложила Кира.

  - А вдруг там что-то хрупкое, повредим и ничего не узнаем. Дед был не дурак, он не стал бы прятать руну тут, там наверняка подсказка. - Он снова пошатал стеллаж, тот, естественно, не шелохнулся. - Дед был слабым магиком шестой ступени, что если поискать чары? Кира, внимательно осмотри конструкцию, тут должно быть слабое заклинание.

  Минуты тянулись и тянулись. Демидов даже не знал, что ждет его в тайнике, может быть, там пусто, а может быть, и руна.

  - Есть! - неожиданно громко воскликнула девушка. - Есть тут заклинание, его отлично маскирует фонящая батарея. Вот тут и тут, если подать на них одновременно короткий импульс силы, то... - она, не спрашивая разрешения, ухватилась обеими руками за указанные места, после чего на мгновение сосредоточилась и потянула на себя стеллаж, который очень легко поддался, вытащив за собой кусок стены. - Готово, милый, принимай работу.

  Игнат зашел справа и осмотрел открывшуюся внушительную нишу: несколько кошелей с деньгами и письмо, больше там ничего не было.

  - Возьми деньги, - попросил Демидов.

  Сам он, подойдя поближе к лампе, распечатал конверт, письмо было совсем коротким.

  "Игнаша, если ты это читаешь, я мертв. Надеюсь, я погиб в бою, негоже егерю умирать иначе. Когда ты не вернулся, я достал находку из тайника и отправил туда, где ее могут защитить. Спеши домой, Стрелец ждет тебя, это проклятая игрушка у него. Но если все пойдет совсем плохо, спроси у чучела, где подвал. Прощай, Сынок, я верю, что ты вернешься и прочтешь это. Помяни меня, Сергея Витальевича Вяземского, прозвище Тесак".

  Игнат поднес указательный палец к письму, и то мгновенно вспыхнуло, секунда и по подвалу разлетелся мелкий пепел. Демидов сцепил зубы до скрипа, ему и раньше хотелось найти и разорвать в клочья Веревею и ее хозяина, но сейчас его, наконец, догнала боль потери, раньше он даже не осознавал, насколько стал ему близок старый однорукий егерь. Хотелось крушить, ломать, выплеснуть все, что скопилось за этот проклятый месяц. Кира положила руку ему на плечо.

  - Ты был ему очень дорог, - тихо произнесла она, - и мы обязательно отомстим.

  - Без пощады, - прошипел Игнат, выпустив набранный в легкие воздух. - Уходим, тут больше делать нечего.

  Выбравшись из подвала, Игнат обошел трупы и собрал все ценное, что при них было и, конечно, оружие. Надо сказать, мародеры были вооружены отлично, похоже, добрались до арсенала Сторожских дружинников или безопасников.

  - Ты не видела тела Деда?

  Магичка отрицательно покачала головой.

  - Тут только трупы этих падальщиков. Скорее всего, его забрали еще при первом досмотре дома, а оружие оставили.

  - Наверное, ты права, - согласился Демидов.- Открой портал к "Голему", - попросил он, - не хочу идти через проклятый мертвый город.

  Та понимающе посмотрела на него и начала читать заклинание. Прошли томительные секунды ожидания, и вот голубой переливающийся искрами овал распахнул перед ними проход к той самой разваленной корчме. Один шаг, и они оказались снаружи стен. Перепуганное отожравшееся воронье, злобно каркая, взлетело с трупов, протестуя, что их так бесцеремонно потревожили.

  - Куда дальше? - спросила магичка, снимая заклинание маскировки с мобиля.

  - Сначала в Дар, потом скакнем в Орежское княжество, как можно ближе к западной границе, сутки пути в дикие земли.

  - Нам в Цитадель?

  - Да, Дед сказал, что отправил руну домой. Это будет еще тяжелее.

  - Ты хотел заехать на какую-то ферму.

  - К демонам, у нас нет времени, все равно зачистка одной фермы ничего не даст, их в округе десятка три. Есть несколько крупных поселков, сюда надо присылать всех егерей, кто сейчас засел в Белогорске, и магичками усиливать. Я ничего не смогу изменить или исправить. Открой портал как можно ближе к столице. Сейчас нет смысла беречь силы, мы с тобой задержимся в Орежском княжестве. Там у меня есть должник, у него и остановимся, сможешь восстановить резерв.

  - Как скажешь, - легко согласилась Кира начав колдовать, похоже, ей хватило этих нескольких часов на пепелище Сторожья.

  До Дара добрались двумя порталами, всё-таки Кира была не слишком сильна с этим, но все равно заняло гораздо меньше времени, чем поездка на "Големе". Кира отправилась в Гильдию, договариваться о проходе в Ореж. А Игнат с трофеями двинул на рынок. Нужно было избавляться от сваленного в багажник оружия. Благодаря старому знакомству, он выгодно пристроил все трофеи минут за двадцать. Цены, конечно, не Белогорские, но тоже неплохо, только на стволах он заработал почти четыре с половиной сотни золотых. Если бы продавать в розницу, вышло бы дороже, но сейчас времени катастрофически не хватало. Магические ошейники с браслетом забрала охранка, и тоже по очень неплохой цене. Вообще, рейд оказался прибыльным. Рубин и артефактный медальон Игнат оставил при себе, инкрустированную шкатулку загнал ювелиру, а деньги проложил в банк, увеличив свой счет почти на восемьсот тридцать чеканов. Кира на деньги не претендовала. Ювелир оценил камешек в восемьдесят золотых. Да, удачно он зашёл к лесным разбойникам.

  Через час они уже сидели в приличной харчевне возле магической Гильдии, пили легкое молодое вино, ели мясо и молчали, разговаривать не хотелось. До открытия портала было еще полтора часа, раньше гильдейские магички не могли, они уже получили приказ от магессы Даны, выполнить любую просьбу Игната и его спутницы.

  - Господин егерь! Господин егерь, помогите! - влетев в зал, заголосил здоровенный увалень, выполняющий обязанности вышибалы. - Клянусь, на секунду отвернулся, а тут в вашу машину вор забрался, прыгнул за руль, и тут его как начнет корежить.

  Игнат поднялся и вышел на улицу, парня в прямом смысле выворачивало наизнанку, еще минута, и уже не спасти, замучаешься машину отмывать, сам он уже был выбраться не в состоянии. Видок подошел к "Голему" и вытащил за шкирку придурка, решившего угнать мобиль егеря. Тот тут же расслабился, рухнув у его ног, тяжело дыша, заклинание "отрава воров" его отпустило. Но неплохо потрепало, он вяло поскуливал, изредка дергаясь. Через пару минут появилась городская стража, которая, быстро все записав на "око" и взяв под руки угонщика, удалилась в сторону городской тюрьмы. Похоже, на рудниках на одну кирку вскоре станет больше.

  Игнат вернулся за стол, сопровождаемый пристальными взглядами посетителей.

  - Спас? - поинтересовалась Кира.

  - Он бы мне мобиль кровищей изгваздал. Никогда не видела, как действует заклинание?

  Девушка покачала головой.

  - Не моя специфика.

  - Ничего приятного, очень грязное заклинание, но очень эффективное. Ладно, давай что ли помянем Сергея Витальевича, - он поднял стакан с коньяком, который специально заказал для этого. Кира взялась за свое вино. - Прощай, Дед, - тихо произнес Игнат и залпом выпил до дна.

  Много, очень много хороших людей погибло с того момента, как он нашел эту проклятую руну, много еще погибнет. Они посидели молча, затем принялись за еще теплое жаренное мясо.



Глава восьмая. Пограничный.


Маленький постоялый двор на границе Орежского княжества с дикими землями. Здесь редко бывает спокойно. Поселок почти три сотни человек, но у каждого оружие, и спать тут ложатся, а заряженную винтовку рядом ставят. Тридцать лет назад в этом самом месте Игнат выполнял первые заказы. Тогда он месяц бегал по окрестным лесам, вычищая логово расплодившейся нелюди. И это несмотря на то, что отсюда всего полтысячи километров до Цитадели. Многие из егерей проходили в этих местах свое посвящение, многие тут и остались.

А вот с должником, у которого Игнат планировал остановиться, не срослось — помер кабатчик три года как уж, попался на зуб падальникам, когда из столицы возвращался. Тридцать лет назад спас Игнат от зубов нелюди молодого паренька, можно сказать, вытащил из пасти, и поклялся тот, что в Пограничье всегда у егеря будет стол и кров. Игнат даже пару раз останавливался у Степана, с последнего лет десять прошло, иногда Братство устраивало зачистку земель, отгружающих Цитадель, созывая своих охотников со всех княжеств, долг егеря – помогать своему дому. Правда, сын подхватил знамя отца и принял Игната как дорогого гостя. Егерей в этих местах уважали. Все жители были в курсе про то, что Цитадели больше нет, их, живущих на границах с дикими землями, беспокоило больше всего.

— Мы всегда получали помощь от наставников Братства, – вещал Никита.

Было ему почти двадцать пять, ночь уже опустилась на поселок, зал трактира опустел, остались только хозяин и гость, его спутница ушла спать уже с час назад.

— Нелюди осмелели, – продолжил он, – словно пронюхали, твари, об уничтожении Цитадели. Позавчера потеряли охотника, тело так и не нашли, похоже, попался в лапы лешаку. Его ребятня сегодня видела, стоял на кромке леса, смотрел на Пограничный. Дети тревогу подняли, мужики сбежались, а он так равнодушно развернулся и ушел. Пальнули мы ему вслед пару раз из дальнобойной винтовки – прикупил наш глава самообороны в прошлом году, все скинулись, каждый дом золото дал — да не попали. Что ж, господин егерь, дальше-то будет? Нет больше Братства, кто Пограничью поможет?

Игнат только руками развел.

— Все, Никита Степаныч, дальше сами, егерей мало осталось, на нас охоту объявили, убивают по одиночке, расценки на нелюдей теперь подскочат до небес, всей деревней скидываться на заказ придется.

Трактирщик тяжко вздохнул, двор у него небольшой, жил он за счет местных и редких гостей, которые своим ходом в Егерск добирались, не у всех найдется сорок золотых на портал, да и не всякий портал рядом с Цитаделью позволят открыть. А теперь и путников не будет, незачем им больше в эти края ехать.

Парень посмотрел на Игната.

– Может, возьметесь за заказ по старой памяти? Все скинемся, не обидим, тридцать золотых дадим.

— Цена хорошая, -- согласился Игнат. – За лешаков обычно давали не больше пятнадцати. Вот только времени у меня нет на это. День у тебя погостим, моя спутница свой резерв поправит, и мы порталом уйдем как можно ближе к Цитадели.

– Ну вот, пока она поправляет, вы лешаком займетесь, – предложил новый хозяин постоялого двора.

Игнат покачал головой.

– А случится со мной что, кто дело выполнит? От него не одна жизнь зависит, не десятки и не сотни, тысячи погибнут, если я не найду то, за чем пришел. Лешак не мелочь, это серьёзный противник, мест уязвимых у него мало, можно до посинения стрелять чистым железом и если не попасть в нужную точку, он тебя на куски порвет. Нет, Никита, не возьмусь. Собирай мужиков, у вас, я знаю, магичка есть своя пятой ступени, слаба, конечно, но на пару заклинаний посерьезней ее хватит. Вы постреляете, она огнем отработает, подпалит его, может, и справитесь. Больше егеря вам ни опора.

– А как же кодекс? – напомнил парень. – Если заказ, хорошо оплачиваемый, егерь не имеет право пройти мимо.

– Умер кодекс, – покачал головой Игнат, – вместе с Цитаделью сгорел, нас почти не осталось. Может, и восстановим все, да не скоро это будет. Война большая грядет, такие силы столкнуться, что если уцелеем, все с нуля придется начинать.

– Да что ж такое в мире твориться? Жили, жили, и тут на тебе! Был я в Ореже неделю назад, за всякой мелочевкой с Данилой-купцом ездил. Там солдаты одни, говорят, на границу с Белогоским согнали под полтысячи наемников, а той границе-то метров триста, перевал один.

– Ну, вот видишь, ты сам все понимаешь. Ты лучше скажи, чужих с момента, как Цитадель пала, много у вас было?

– Неделю назад прошел в ту сторону отряд, человек сорок, все бывалые, с винтовками хорошими, к бабам не лезли, не грабили, за все платили. Обратно не возвращались.

– Плохо, мародеры это, там сейчас на пепелище много ценностей осталось, думаю, по хорошему они нас не пропустят. В отряде только мужики?

Никита покачал головой.

– Видел баб, семь или восемь. Четверо точно магички, середнячки, не выше пятой ступени.

– Совсем плохо. Только этого мне не хватало, играть с ними в прятки – времени нет.

– Может, своих вызовете? Думаю, если дело такое важное, братья придут к вам на помощь.

– Посмотрим, сначала нужно глянуть на гостей. – Игнат залпом допил теплое пиво. – Ладно, Никит, спасибо тебе за стол и за разговор, ну и, конечно, за новости. – Он выложил на стол чекан, – это за беспокойство.

– Уберите, – попросил Никита, – не обеднею. А клятву отцовскую я чту, вам здесь всегда будет стол и ночлег.

Игнат посмотрел ему в глаза и заметил вполне неподдельную обиду, ладонь накрыла золотой, и тот исчез.

– Спасибо тебе, прости, что помочь не смог.

– Я понимаю, – вполне искренне ответил парень. – Спокойной ночи, Игнат, не знаю, как по отчеству.

– Просто Игнат, – и Демидов пошёл к лестнице на второй этаж.

Там под крышей было три гостевых комнаты на двоих, а больше этому постоялому двору и не требовалось. Кира уже спала, укутавшись в теплое одеяло, здесь, на западе, похолодало, листва на деревьях уже начала желтеть, недавно прошли дожди. Игнат разделся и забрался под второе одеяло, волшебница не любила спать под одним, видимо, боялась, что он его все себе заграбастает. Ее резерв пострадал не так уж и сильно, Кира была уверена, что часов за пять восполнит полностью. Можно, конечно, и завтра выдвинуться, но там не безлюдно, этого следовало ожидать, прав Никита, как бы не пришлось вызывать кавалерию. Вот только Игнат не хотел посвящать никого в свои поиски. Как Веревея узнала, что Дед переправил руну? Где-то «протекло». И либо это Гильдия, либо Братство. Так что, придется, похоже, самим. У него, конечно, есть козырь – боевая магичка, которая стоит роты, или батареи минометов, но вот только те, кто там мародерствуют, учитывают подобный вариант. И война с этими шакалами вот никак не к месту. За этими размышлениями Игнат даже не заметил, как уснул. Хоть утро и выдалось мерзостным, шатание по пепелищу Сторожья оставило на память еще несколько седых волос, но путешествовать с волшебницей было одно удовольствие. Сколько у него занял бы путь от Белогорска до Сторожья, если не порталом? Несколько недель. Потом обратно в Дар и дальше Ореж. Итого месяц дороги, если не больше. Скорее даже полтора, сейчас все напряжены, дороги под патрулями, а некоторые и вовсе заблокированы.

Проснулся Игнат, когда солнце уже вовсю светило в окно. Кира что-то напевала в маленькой душевой комнате. Кстати, Никита предоставил им единственную комнату с удобствами. Игнат посмотрел на часы, неплохо, он проспал восемь часов, и что самое главное – ничего не снилось. Он тихонько скинул одеяло. Приоткрыв дверь, егерь заглянул в крохотную ванную, Кира стояла спиной к нему под тугими струями воды. Она была такая соблазнительная, что Демидов не стал сдерживаться, тем более, место еще на одного там хватало. Улыбнувшись сам себе, он тихонько проскользнул внутрь, прикрыв за собой дверь, его руки легли на ее хорошо очерченные бедра, «настроение» пошло вверх.

– А если я закричу? – не оборачиваясь, спросила магичка.

– Кричи, никто не услышит, – отодвинув сырые волосы и целуя ее в шею, шепнул Игнат.

Кира легко развернулась и, обняв его за шею, принялась целовать.

– Нравлюсь? – тихо спросила она. – Хотя можешь не отвечать, твой «друг» тебя предал.

Совместное принятие душа затянулось на полчаса, и в залу, где по-прежнему было пусто, они спустились только через час, приведя себя в порядок, и с очень хорошим настроением. Подавальщица поставила на стол теплые блины с творогом и сметаной и чай с вареньем.

– Спасибо, Варвара, – поблагодарил Демидов, – а где Никита Степаныч?

– Час назад ушел с мужиками в лес. И Тару, магичку нашу, с собой прихватили. Человек десять собралось, все с оружием. Наверное, на лешака пошли, он снова на опушке крутился.

– Сразу пошли, как заметили?

– Нет, минут двадцать собирались, спорили, будить вас, или нет, все ж работа это для егеря. Да вы кушайте, они его такой толпой точно побьют.

И подавальщица, которая тут работала уже лет двадцать, ушла на кухню.

– Не нравится мне это все. Лешак медленный, пожалуй, самый медленный из нелюдей, его догнать – не проблема, даже если дать фору в полчаса.

– За ними пойдешь?

– Похоже, придется. Уж просто посмотреть не помешает и убедиться, что все нормально. Жалко будет, если еще и Никита сгинет.

В этот момент дверь распахнулась, и в породе возник хозяин постоялого двора. Был он ободран, рука правая на перевязи, штанина разорвана, выше колена впечатляющая рана. Дохромав до стола, он плюхнулся на лавку и уставился на Игната, Демидов даже не смог понять, чего в этом взгляде больше: боли или ненависти.

– Пятерых. Столько нам стоил поход. Только один лесовик все рано ушел. Ты во всем виноват.

– Сколько было тварей? – проигнорировав выпад уставшего раненого человека, уточнил Видок.

– Лешак нас заманивал, вывел в бурелом и растворился в нем, – саданув по столу кулаком здоровой руки, закричал Никита.

Из кухни выглянула испуганная подавальщица и тут же скрылась.

– А потом на нас напали три лесовика. Они разодрали магичку, Тара даже крикнуть не успела. Мы стреляли, зацепили Андрея, и тварь одну. Потом сразу двоих лишились, оба попали под удар темной энергией, и напали на нас, это была бойня. Мы лесовика застрелили, и сразу умерли эти двое. Но успели натворить дел: размозжили голову раненому Андрею и зацепили Олега. Последний лесовик скрылся. Мы стали смотреть, кто жив остался, как из бурелома нас атаковал лешак, ветки ожили и начали нас цеплять, один сук, как копье, пробил мне ногу, а гибкая ветка обернулась вокруг туловища Димы и утянула в бурелом, сломав его пополам. Мы в ответ стрельбу открыли, у всех зажигательные были, обычные стальные. Не знаю, что вышло, но он неожиданно вспыхнул, а мы все стреляли и стреляли, лешак рухнул, а мы все стреляли. Потом обложили хворостом и сожгли, только зубы я выдрал, как ты учил, когда я еще мелким пацаном был.

Никита выложил на стол кошель с зубами лешака – тридцать семь штук.

– Химичкам в Орежске продай, меньше пятнадцати чеков за зуб не соглашайся. Они на зелье силы идут. Берут его охотно, недорогое оно, – посоветовал Игнат.

Никита кивнул, было видно, что парню наплевать на эти зубы.

– Как же так, Игнат? Ты же сказал, все будет просто. – Он с болью посмотрел Демидову прямо в глаза.

– Я ж не знал, что вы толпой, как бараны, полезете в чащу на его территорию, где он имеет силы? Думал, подстережёте на опушке и расстреляете. Да еще лесовики. Так попасть, надо уметь. Непростой это лешак, если он может приказывать нелюдям другого вида, большая редкость. Тела вынесли?

Никита покачал головой.

– Трупы там оставили, отправили за ними мужиков. Только Тару принесли, дышала она еще, ей сейчас местная знахарка занимается. Как же теперь, если помрет? Пограничный без магички? Госпожа волшебница, посмотрите ее, может, жива еще? – И тут парень заплакал.

– Не реви, – повысил голос Игнат. Он чувствовал за собой вину, что отправил этих сиволапых мужиков охотиться на очень сильную нелюдь. Он действительно не думал, что они полезут туда, где он сильнее всего. – Кира, сходи, глянь магичку. Может, реально выкарабкается? И Никиту подлечи. А потом уж собой занимайся.

Волшебница поднялась и посмотрела на парня.

– Где живет знахарка?

– Налево три дома, проулок, и еще два, справа у него венец красным выкрашен, – немного оживившись, с надеждой объяснил трактирщик.

Кира кивнула и скрылась за дверью.

– Варвара, – позвал Демидов подавальщицу, – неси водки бутылку, господину трактирщику выпить нужно. И раны обработать, пока им волшебница не занялась.

Варвара появилась минуты через три, неся поднос с бутылкой, двумя стаканами-сотками, кое-какой закусью и чистыми бинтами. Вдвоем с Игнатом они обработали обе раны и забинтовали их, все равно Кира снимет, как вернется. Потом молча выпили.

На улице послышались злобные голоса, много, человек двадцать шли в сторону постоялого двора. В зал вбежала Варвара.

– Господин егерь, там народ снаружи, со старостой во главе, вас требуют, злющие.

Никита порывался подняться, но Игнат остановил его.

– Сиди на жопе ровно, боец, я разберусь, – он поправил кобуру на бедре, – и постараюсь никого не убить.

Распахнув дверь, Демидов вышел на улицу, оглядывая собравшийся народ в количестве человек пятидесяти, баб и мужиков поровну.

– Что за митинг? – рявкнул он.

Народ еще несколько секунд по инерции гудел и бухтел, потом притих, уставившись на Демидова. Одно дело, когда ты вышел на улицу поорать против егеря, и другое дело, когда к тебе выходит вооруженный охотник на нелюдей, готовый к бою.

– Чего за митинг, спрашиваю? Чего приперлись?

– В общем, так, – начал седой мужик лет восьмидесяти, крепкий такой дед, чем-то напоминающий Сергея, – я – Леонид, глава Приграничного. Мы помним хорошее, поэтому отпустим тебя с миром. Но ты нарушил егерский кодекс. Из-за того, что ты не взял заказ, погибли наши люди. Забирай магичку и топай, куда шел. Здесь тебя больше видеть не хотят, тут тебе приюта не будет.

Игнат недобро усмехнулся.

– Значит, ты решил трупы своих горе-стрелков на меня повесить? Хрен тебе, старый! Ты что, приперся сюда с толпой вооруженной и думаешь, я назад сдам? Еще раз повторю – хрен тебе. Добро он помнит, осмелел. Закон Братства я отлично знаю, не может егерь отказаться от охоты, если плата достойная заказа, так вот, ты забыл про пункт, идущий следом: если у егеря уже есть заказ или неотложное дело, касающееся интересов Братства, он может заказ не брать. Вспомнил?

Старик кивнул, уверенность егеря его смущала, да и силы за собой он не ощущал, дружинники во главе с сержантом, которые стояли у него на постое в гостевом доме, охраняющие поселение от налетов лихих людей, коих все больше развелось за последние годы, не подмога. Роман, услышав, зачем староста людей кличет, просто послал его и закрыл перед носом дверь. А мужичье местное, хоть и жило с оружием в руках, были простыми работягами, не им тягаться с егерем, даже одним, а ведь еще есть магичка. Но отступать Леонид не собирался.

«Портал! Сейчас тут откроется портал», – мысленно сообщил Фарат, но Демидов и так уже чувствовал, как буквально в пяти метрах от него открывается переход. Видок отступил к двери и выхватил пистолет. Народ заволновался и отпрянул, старик остался стоять в одиночестве, не зная, что предпринять.

Обычный синий магический портал открылся в паре метров от припаркованного под стеной «Голема». Народ заволновался и отступил еще на пару метров. Несколько мужиков, правда, все же остались на месте, сжимая в руках винтовки и дробовики. Прошло секунд тридцать, и из синего марева вышла женщина в черном дорожном плаще с накинутым на голову капюшоном, огляделась, заметила целившегося в нее егеря, народ, что столпился неподалеку и просто изнывал от любопытства. Но самообладания «гостье» было не занимать, повернувшись к порталу, она махнула рукой и громко крикнула:

– Все, девочки, спасибо, я нашла, закрывайте.

Секунда, и портал исчез.

Игнат по-прежнему не опускал ствол, держа незваную гостью под прицелом. Мужики деревенские, кто не струсил, поступили так же.

– Любовничек, – как ни в чем не бывало, весело позвала Арина, скинув капюшон, словно не было направленного на нее оружия, – хватит параноить. Куда мою подружку подевал? Почему не встречает? И что тут происходит? Эй, селяне, что за митинг?

Она материализовала в руке шаровую молнию размером с чашку, которая шипела и плевалась искрами, потом она подумала, что эффекта недостаточно и подкинула ее в воздух, и теперь этот милый шарик, способный шандарахнуть током насмерть, парил в трех метрах над землей. Народ уже забыл о егере и во все глаза рассматривал новую игрушку.

– Ты что тут делаешь? – спросил он, глядя на блондинку и не торопясь опускать пистолет, который был нацелен ей в живот. – Как ты нас нашла? Никто не знает, где мы.

– Решила присоединиться к вашему маленькому походу, ты что, мне не рад? Мы с тобой славно покуролесили в Сторожье, – заметив пробежавшую по лицу Игната тень, она быстро сбавила обороты, – вы уже были там?

Демидов кивнул, говорить на эту тему не хотелось. Арина была умной и не стала продолжать разговор.

– Что здесь происходит, чего крестьянство бунтует?

– Ты от темы не уходи, как ты нас выследила?

– Ну, прости, – поняв, что Игнат не отстанет, ответила Арина, – кинула я заклинание на твоего «Голема» и законтачила его на твою сущность, и если мобиль недалеко, она автоматически выводит портал на тебя. Вот так я и оказалась тут, кстати, где я?

Игнат молчал не меньше минуты, под злорадное жужжание Фарата, он матерился про себя.

– Так, потом поговорим. Эй, Леонид, – позвал он старосту, который, похоже, врос в дорогу, – у тебя есть ко мне претензии?

– Погибли люди по твоей вине, – наконец, снова завелся старик, зло блеснув глазами. – Забирай своих магичек и проваливай.

– Дед, не зли меня, – начал терять терпение Игнат, – закончим дела и завтра на рассвете уйдем. Я не нарушил кодекса.

Арина шагнула к старосте.

– Старик, ты знаешь закон границы? Путник находится в поселке, пока не вредит ему. Что ты хочешь предъявить Видоку? Чем он нарушил закон Пограничного? Насколько я знаю, егеря всегда были желанными гостями тут.

При этот магичка вытянула руку, и ее молния устроилась на черной кожаной перчатке, словно ручной зверек.

Старик несколько секунд как зачарованный смотрел на молнию в руке волшебницы.

– Прошу прощения, госпожа магесса, – он склонил голову, – но егерь нанес урон Пограничному, он отказался взять заказ на лешака за очень хорошие деньги, и подбил Никиту и остальных поймать нелюдь самостоятельно. В результате мы потеряли четверых, а магичка Тара в очень тяжелом состоянии.

– То, что твои плохо подготовлены, не моя беда, – рыкнул Игнат, – я не заставлял их лезть в бурелом, где они толпой вляпались в засаду. Сейчас занимаюсь заданием Братства, от которого зависит нечто большее, чем ваш крошечный поселок. И запомни, если ты продолжишь качать права и настаивать на моем немедленном уходе, я сделаю, как ты просишь, но больше никогда ни один егерь не возьмется за ваш заказ. Будете платить магичкам и наемникам, а они за лешака меньше полутора сотен не возьмут. У тебя все еще есть претензии ко мне и моим спутницам?

Дед белел, зеленел, его рот открывался и закрывался, глаза налились кровью. «Как бы старика удар не хватил», – подумал Игнат. Фарат тихо хохотнул в своем коконе. Леонид понял, что если будет настаивать, положение Пограничного, и так шаткое после гибели Цитадели, станет еще хуже, егеря слов на ветер не бросают, не пройдет и недели, как каждый выживший егерь будет знать о произошедшем. Поэтому старик злобно зыркнул на Игната, развернулся и ушел.

Демидов убрал пистолет и, распахнув дверь постоялого двора, сделал Арине приглашающий жест.

– Пойдем, поговорить нужно. А Кира скоро появится, лечит незадачливую коллегу, которая сдуру оказалась на пути у пары лесовиков.

Никита, бледный с красными глазами, сидел за столом и механически накачивался водкой. Увидев новую гостью, он растеряно уставился на блондинку.

– Знакомься, это Арина, магичка четвертой ступени и моя хорошая знакомая, а это Никита Степаныч, хозяин заведения. Кстати, уж коли ты появилась, а Кира занята магичкой, подлечи его.

– Да не надо, – запротестовал трактирщик, – я потом к знахарке схожу.

– Завянь, – коротко приказала волшебница и, сдвинув водку, закуску и остатки завтрака на другой край стола, похлопала по отполированной доске, – садись сюда, сначала рука.

Игнат уселся на лавку, наблюдая за работой магички. С рукой она справилась минут за двадцать, с ногой провозилась чуть дольше.

– Все, – заявила она, усевшись напротив Демидова. – Можешь ходить, правда, будешь немного хромать, но постарайся сутки не напрягать ни ногу, ни руку, быстрее восстановятся.

– Никит, сваргань что-нибудь пожевать с мясом, и горячего, – попросил Игнат, таким способом тактично выпроводив парня. Пока не пришла Кира, нужно было задать Арине пару вопросов. – Ты зачем пришла? – наконец, спросил он, глядя в ее большие холодные серые глаза.

– Да вот решила подзаработать. Вы отправились в прибыльное предприятие, я сижу без дела, в белогорскую дружину, или еще какую, не хочу. Деньги на исходе, а ты на трофеи очень удачлив.

– Ты кого «лечишь»? – состроив гримасу, поинтересовался Демидов.

– А что? – спокойно ответила блондинка. – Егерь и магичка в Пограничном в пятистах километрах от разоренной Цитадели... Вы явно направляетесь туда. Я не прочь подзаработать, повоюю за вас за процент с добычи.

Игнат нахмурился, вроде бы искренне говорит, а что-то царапает.

– Или ты сюда из-за меня прилетела порталом? – в лоб спросил Демидов, пристально глядя ей в лицо и стараясь подметить малейшую перемену. На секунду показалось, что в ее глазах блеснул какой-то огонек.

– Не надо мнить о себе слишком много, – спокойно ответила магичка. – Я тут, чтобы подзаработать. Ну и повоевать. Веришь или нет, но мне скучно, а там, где ты, столько дерьма, что только успевай разгребать. Да чего об этом говорить, я появилась в тот момент, когда к тебе приперлись местные с винтовками, дабы выпроводить тебя отсюда. Так что, не гоните, пригожусь.

Игнат вспомнил про отряд мародеров, ушедший к Егерску и Цитадели, похоже, помощь такой умелой валькирии пригодится.

«Давай, я ее просканирую?» – пришел мысленный вопрос от Фарата.

«Она магичка, засечет тут же, стоит мне кокон приоткрыть, а уж тебя в себе почует мгновенно, это тебе не деревенские волшебницы со специализацией бытовых заклинаний и подзарядки всего и вся. Так что, не вздумай».

Фарат промолчал.

– Хорошо, я за, – подняв глаза на Арину, наконец, согласился он. – Тем более, ты права, впереди нас ждет драка: отряд мародеров, похоже, ушел в ту сторону пару недель назад, с ними три или больше магичек. Сомневаюсь, что они пропустят нас к цели. Кроме того, чем демоны не шутят, они могут обнаружить то, за чем мы идем. Ну ты в курсе, руна спрятана где-то в Цитадели.

– Тогда я в деле, – улыбаясь довольным голосом, заявила блондинка, – пятьдесят на пятьдесят.

– Только тридцать, у меня есть обязательства перед Кирой. Мы с ней полноправные партнеры: и на поле боя, и в постели. Все поровну, ты и так самовольно влезла в наш расклад.

– Хорошо, – легко согласилась магичка, – тогда я претендую на тридцать процентов постели.

– С Кирой договаривайся, – но увидев, как блеснули глаза блондинки, покачал головой, – если что, это шутка была. Все, закрыли тему.

Арина подмигнула.

– Я поняла.

– Ну, вот и хорошо, я надеюсь, мы прекрасно друг друга поняли тогда вечером на заднем дворе Братства.

– И о чем это вы договаривались на заднем дворе? – раздался от двери слегка удивленный и немного настороженный голос Киры.

– Твой парень, – при этих словах блондинка прыснула в кулачок, – сказал мне, что вывернет меня мехом внутрь, если я полезу к нему.

– Струна, я полностью поддерживаю его позицию, – усевшись рядом с егерем и невзначай опустив свою руку на ладонь Игната, заявила Басаргина. – Он мой, и делить я его не собираюсь.

На секунду Игнату показалось, что Арина сейчас взорвется, особенно, когда он сжал тонкие пальчики Киры, но ничего не произошло.

– Ну, вот, а я губы раскатала, хотела потребовать помимо тридцати процентов от добычи тридцать процентов постели.

– Фиг тебе, самой мало, – весело ответила Кира, но Игнат почувствовал, как слегка дрогнули ее пальцы. Она была не так уверена в себе, как пыталась показать подруге.

– Какой план? – спросила Арина. – Я в вашей команде человек новый.

– Сегодня Кира восстанавливает резерв, – начал просвещать Игнат, – завтра на рассвете порталом уходим как можно ближе к Егерску, наблюдаем, выжидаем, идем, забираем, уходим. Все просто.

Девушки одновременно и так одинаково скептически хмыкнули.

Варвара появилась из кухни с большим подносом, на котором было много всяких холодных мясных нарезок, бутылка вина, хлеб, сыр, овощи, несколько видов соусов. Поставив поднос на стол, она забрала грязную посуду и удалилась. Кира отрезала себе кусок хлеба, положила на него ломтик копченого окорока, сыр, залила все это соусом и откусила,

– Как там местная магичка? – поинтересовался Демидов, когда его напарницы утолили первый голод.

Арина без остановки что-то жевала, похоже, она несколько дней не ела нормально. Интересно, в чем причина?

– Выживет. Я еще вечерком к ней загляну, регенерация отменная, я успела вовремя, на восстанавливающее зелье мои заклинания отлично легли, встанет на ноги через три-четыре дня.

Дверь трактира распахнулась, и внутрь ввалились несколько мужиков, староста и орежские дружинники во главе с сержантом. Последние приветливо кивнули, местные же смотрели с плохо скрываемой неприязнью. Они расселись на другой стороне залы, Варвара же начала таскать на стол еду. Демидов глянул на часы, все ясно, время обеда.

– Похоже, местные на нас злы, – заметила Кира.

– Русалка, когда я вывалилась из портала, твоего хахаля прессовала местная власть в лице вон того седоватого старика, похожего на скунса, они на него пытались повесить своих покойников. Но мы решили вопрос, и теперь им осталось тихо шипеть, поскольку, если они будут шипеть громко, – Арина специально повысила голос на этой части фразы, – я немного побалуюсь магией, никакой амулет не спасет, и будут эти бараны ходить и блеять пару дней.

Дружинники весело заржали, местные попрятали глаза. Кира улыбнулась, когда услышала свое прозвище.

– Видок, знаешь, за что мы ее Русалкой прозвали?

Игнат покачал головой. Басаргина состроила большие глаза и показала Струне кулак.

– Не смей!

– Ага, сейчас, – усмехнулась давняя соперница, – его же теперь от любопытства разорвёт. Дело было так. В Златоградской гильдейской академии училась с нами одна дамочка, постарше нас, мы еще соплячки были, а вот ей было уже около тридцати, спонтанно у нее дар прорезался, второй случай за всю историю магии. И так же, как и я, не чета Кирке, так вот, Кирка – не чета ей, твердая вторая ступень, почти на границе с первой. Каждый год в лучшем случае одна такая, бывает вообще пару лет ни одной двушки. Ну да я отвлеклась. И попалась как-то Кирка ей на дороге. Римма теткой была стервозной, никто ее не любил. Да и разница в возрасте сказывалась. Короче, наложила она на твою возлюбленную морок, да такой, что наставницы ничего неделю не могли поделать. Уже догадался?

– Русалки?

– Логично. Да, именно водяной нелюди.

Игнат хмыкнул, в сказках русалка – прекрасная дева, в реальности – кровожадная нелюдь с очертаниями человека покрыта до пояса серебряной чешуей, внушительным черным хвостом, обычно имеют впечатляющую грудь. И вроде все ничего, кроме одного – морда, у твари просто кошмар, лысая, с круглой пастью на полголовы, три ряда острейших мелких зубов, ни носа, ни ушей, глаза большие, всего четыре, красные, словно кровью налиты, ядовита, быстра, справится с ней на неглубокой воде без шансов. Ночью приснится, может неприятность случиться.

– Судя по твоему лицу, – развеселилась Арина, – ты знаком с этим видом нелюди. Да, в таком виде Кирка рассекала по академии неделю. А прозвище это прилипло, многие ее знают именно под ним.

Кира улыбнулась и снова показала Арине кулак.

– Ничего, Струна, я отомщу. – После чего повернулась к Игнату, – сможешь ли ты меня любить, – голосом, полным трагизма, воскликнула она, едва сдерживая хохот, – после того, что узнал обо мне?

Арина не выдержала и захохотала в голос, тут и Кира не выдержала.

– Ничего, русалочка моя, я все же егерь, – с пафосом произнес Игнат, – я люблю тебя любую. Только не вздумай оборачиваться русалкой на рассвете, если я проснусь и увижу такое рядом с собой в одной кровати, могу и пальнуть. Я по утрам жутко нервный.

И все снова покатились от хохота.

Наконец, вино было выпито, закуски съедены.

– Все, хорошего понемногу, – поднимаясь, произнесла Кира, – я пополнять резерв, думаю, часов пять-шесть хватит. Видок, сними Струне комнату, а то мы Никиту в конец разорим.

Демидов кивнул и, обняв магичку, поцеловал ее.

– Не увлекайся, – вывернулась из объятий Кира, – все будет, но только позже.

Игнат мысленно усмехнулся, похоже, это было сказано специально для Арины, которая, закинув ногу на ногу, делала вид, что ее это совсем не касается и демонстративно разглядывала зал, в котором существенно добавилось народу.

Кира, махнув рукой, поднялась на второй этаж, хлопнула дверь, лягнул засов.

– О, сейчас будет заклинание, – разворачиваясь к Игнату, сообщила Арина. – А вот и оно. Все, теперь она ничего не видит и не слышит.

Демидов и сам почувствовал, как сверху плеснуло магией.

– Чем займёмся? – поинтересовалась вольная магичка.

Видок озадачился. Он планировал просто сидеть и ничего не делать, ждать он умел, но, похоже, его новая спутница нуждалась в компании. В ответ он только пожал плечами.

– Может быть, в карты сыграем на желание? – подмигнув, предложила Струна.

Она извлекла из небольшого рюкзака, который был с ней, колоду карт и довольно сноровисто перетасовала, потом решила впечатлить окружающих и, чирикнув заклинание, начала тасовать их в воздухе посредством телекинеза.

– Можно, и сыграть, – согласился Демидов, – но с условием, никаких сексуальных желаний или любого другого, который поставит под угрозу наши отношения с Кирой.

– Как скажешь, любовничек, – легко согласилась Арина. – Не понимаю, чего вы так оба дергаетесь? Во что играем? Колода заточена под «Золотой трон».

– Отлично, – обрадовался Игнат. – Перетасовала? Дели напополам, давненько не играл.

Арина щелкнула пальцами, и колода опустилась и легла на стол, потом половина карт бодро протопала по столу. И стали раскладываться в три стопки перед Игнатом.

– Похоже, игра будет веселая, – озвучил он, карты были магические, интерактивные, с проекцией, выполнены большой мастерицей артефактного дела.

– Не спрашивай, сколько мне это колода стоила, одна знакомая изготовила, – Струна произнесла заклинание, и карты ожили.

Игнат присмотрелся к раздаче – неплохо, в первый раунд у него шли магичка четвертой ступени и две башни. Карты Арины он, естественно не видел, как и она его. Посередине стола разместилась единственная нейтральная карта – золотой трон, который надо занять с максимальным преимуществом, или разрушить уже захваченый.

Арина подкинула вверх чекан.

– Князь или герб, – спросила она.

– Герб.

Магичка убрала руку.

– Я первая. Ну, поехали.

Ее рука указала на карту, и та медленно выехала на середину стола, это был дружинник-артиллерист, который стал красиво разворачивать свой миномет в сторону Игната.

– Башня будет адекватным ответом, прикроет, минимум три выстрела переживет.

Карта Игната двинулась на указанную позицию, прикрывая фланг. Минометчик выстрелил, красиво снеся пару зубцов.

– Да откуда у тебя башня-то взялась? – загрустила Арина. – А мы вот так, – и на поле, поддерживая минометчика, выбралась магичка третьей ступени.

– Серьезный ход, а мы вот чем ответим – и, прикрывшись башней, на поле появилась его магесса, напоминающая Струну.

Похоже, артефактная мастерица взяла за образ персонажа этой карты заказчицу колоды. Удар камнепадом, и миномет зажмурился, оставив магичку отбиваться в одиночестве. Арина выбрала атакующий, давящий стиль, Игнат же играл более сбалансированную партию. Они так увлеклись, что даже не заметили, как потихоньку вокруг стола собрался народ, кто-то предприимчивый стал делать ставки.

Игнат уже праздновал победу, его Инквизиторша под прикрытием егеря и сразу двух броневиков дружинников подбиралась к золотому трону, сзади ее поддерживали сразу две магички. И вот тут сыграла отложенная карта Арины – магичка первой ступени ворвалась на поле боя, словно ураган, с одного захода снеся все атакующее трио.

Арина победно вскинула руки, что ж, она играла великолепно, все просчитала, Демидову ничего не оставалось, как кинуть в бой последние резервы, которые были перебиты в течение пары ходов.

– Отличная игра, – поздравил Игнат победительницу. – А ведь я был уверен, что трон мой.

Градова покосилась на проекцию золотого трона, которую сейчас занимала магичка первой ступени, очень напоминающая верховную магессу Дану.

– Честно говоря, не ожидала такого упорного сопротивления. Если бы не единичка, ты бы выиграл.

Народ поняв, что все закончилось, начал расходиться. Трое ушли, улыбаясь и зажав в кулаках выигранное на ставках серебро, они сразу направились к бару, где уже во всю разливал пиво и что покрепче Никита.

– Ну и какое твое желание?

Арина задумалась.

– Может, заставить тебя голышом петь срамные куплеты, знаешь такие?

Игнат кивнул, что ж, нечто подобное он ожидал.

– Нет, – покачала головой Арина, – это как-то по-детски, мы так в академии развлекались. О, придумала! Когда возьмешь следующий заказ, выполнишь его бесплатно, и будешь рассказывать всем подряд, что это произошло милостью великой и несравненной Арины Градовой, вольной магички четвертой ступени, которой просто нет равных по красоте и доброте.

– Заметано, – протягивая ей руку, согласился Игнат.

– По рукам, – пожимая его ладонь, ответила Струна. – Довольно взрослое желание, хотя надо было наложить на тебя морок зайца и отправить скакать по поселку, представляешь как бы все офигели, двухметровый беляк скачет.Но так лучше.

Игнат улыбнулся, посмотрел на циферблат, два часа они сражались, неплохо время убили.

– Еще партию?

– А давай, – согласилась Арина. Все карты, кроме трона, вернулись к ней в руку и начали тасоваться. – Опять на желание?

– Почему бы нет? – усмехнулся Игнат. – Готовься голышом петь перед ратушей срамные куплеты.

– Не понимаю, а зачем на это тратить желание? – озадачилась магичка. – Купи пару бутылок вина и поменьше закуси, и через час мне хватит одного намека, и я сама отправлюсь на центральную площадь, – но не выдержала, увидев, как вытягивается лицо Игната, она весело расхохоталась. – Да шучу я, мне репутация дорога. Ну что ж, я выиграла в прошлый раз, мой ход.

Через полтора часа по центральной улице Пограничного, под хохот высыпающих из домов людей скакал здоровенный заяц примерно метр восемьдесят и весом под сто килограмм, голося во всю глотку о великой и несравненной магессе Арине.

Когда Кира спустилась в зал, закончилась третья партия, и теперь Струна целовала в щечку всех посетителей «Пограничного», включая женщин, не забывая расписывать достоинства Игната, от которого почтенные матери и жены краснели, как монашки в борделе.

– И что это у вас тут за веселье? – присаживаясь рядом с Демидовым, поинтересовалась Басаргина. – С чего это моя подруга с таким энтузиазмом всем рассказывает, какой ты замечательный любовник?

– Проигралась в «Золотой трон», – пояснил Демидов, – два – один в ее пользу. Ты бы видела, как я тут в личине зайца скакал по всему поселку, местные давно такого балагана не видели.

– На желание что ли играли?

Игнат кивнул, подтверждая предположение подруги. Кира рассмеялась.

– Аринка это любит. Странно только, обычно у нее все желания сексуальные.

– Мы договорились их исключить из перечня. Очень уж не хотелось изменять тебе из-за карточного долга.

– Все? – усаживаясь на лавку, поинтересовалась блондинка.

– Да, госпожа магесса, вы выполнили условия желания. Долгов за вами больше нет. А теперь давайте поедим. Никит, неси мясо, острое и горячее, рыбу, вино, гулять будем.

– Сию минуту, – отозвался владелец «Пограничного».

За минуту он, конечно, не управился, но через пять Варвара принесла большой тяжелый поднос, на котором были гусь, запечённый целиком, и рыба примерно с полметра длинной, фаршированная овощами.

– Ну, за успех? – разлив вино и поднимая свой бокал, провозгласил Игнат.

– За успех, – согласились магички.

Вечер прошел довольно весело и, если и было какое-то напряжение между Кирой и Ариной, то совсем неуловимое. Уже когда они уходили в комнату, Игнат перехватил взгляд Струны, в нем читалась печаль, но это единственное, что выдало волшебницу.

– Не думай о ней, – обнимая и расстёгивая ремень, шепнула Кира, ее волосы разметались по плечам золотисто медовыми локонами. – Она девочка взрослая, справиться со своими желаниями. Кстати, я ожидала от нее более сильного напора.

Она поцеловала его в губы, Игнат же ловко избавил ее о куртки, запустил руки под рубашку. Через две минуты их интересовали только они сами.


Глава девятая. Возвращение «домой».

Утром погода испортилась — дул сильный северный ветер, низкие тяжелые тучи разразились дождем. Хорошо, что Демидов не снял тент с «Голема», а то пришлось бы сидеть на сырых седушках. Правда, не обошлось без сложностей: для Арины пришлось раскладывать заднее сиденье, что делать под моросящим дождем крайне неприятно. Зато Игнат испытал свою новую шляпу, которая все время их путешествия висела с обратной стороны водительского кресла. Шляпа неплохо прикрывала от дождя, и вроде как намокать не собиралась.

Когда Демидов вернулся, девушки уже закончили с завтраком. Он закурил папиросу, струсил с полей шляпы воду и уселся рядом с Кирой.

– Готовы? Арин, еще не поздно передумать.

— Готовы, – вполне решительно ответил Струна.

— Ну, вот и хорошо, – подвел итог Игнат, забирая из рук Варвары стакан с горячим чаем. – Как там местная магичка?

– Навещали мы ее двадцать минут назад, пока ты ковырялся с мобилем. Завтра будет бегать и прыгать.

— Ну и хорошо, — он достал кошель и, вынув пару чеканов, незаметно сунул под тарелку, в которой еще полчаса назад была вкусная и горячая рисовая каша на молоке. – Иначе не выйдет, — пояснил Демидов Арине, -- Никита заупрямится и не возьмет, а мы ему немало беспокойства доставили, и объели нехило. Ладно, берите вещи и по коням.

Игнат был уже полностью экипирован под курткой кольчуга и разгрузка, винтовка в машине, пистолет на бедре, справа кинжал и энергетический кнут слева. Подхватив рюкзак, он на прощание махнул Варваре, которая провожала их, и скрылся за дверью.

Магички последовали за ним, неся свои рюкзаки, по размеру куда скромнее того, что нес егерь. Игнат еще раз прикурил, теперь, не скоро удастся спокойно вот так выкурить папиросу, впереди дикие земли, города егерей больше не существует, а на его месте могильник на пепелище. Там и мародеры – гиены, вцепившиеся в брюхо мертвого города, и твари, претендующие на кусок этого пирога, да и дикие звери наверняка подтянулись. Хотя если там люди и нелюди, то зверья там точно не будет.

Арина без разговоров уселась на пассажирское сиденье, закинув рюкзак назад. Игнат отправил свои пожитки в багажник, отшвырнул окурок, двигатель тихонько заурчал. Кира стояла под дождем и медленно читала заклинание, пока он курил, девушка рассчитала переход. Портал озарил утреннюю серость своим голубым отблеском, и Демидов, не дожидаясь, двинул мобиль вперед, съеденный завтрак рванулся вверх, стремясь покинуть носителя, голова немного закружилась, но Видок удержал все в себе. Прошла минута, и вот «Голем» на другой стороне. Игнат нажал на тормоз и вышел из машины, лесная поляна, довольно большая, слева за деревьями дорога, место незнакомо, но егерь чувствовал, что его «дом» близко. Арина молчала, просто сидела, и все. Кира вышла из портала и стряхнула с зачарованного плаща капли дождя. «Везет магичкам», – подумал Игнат, его еще мутило после перехода. Здесь дождя не было, только низкая серая облачность, ни намека на солнце.

– Не льет, и то хорошо, – бодрым голосом провозгласила Кира. – Струна, давай назад, ты на моем месте.

Прозвучало это довольно двусмысленно, но Градова повиновалась беспрекословно. Игнат неожиданно вспомнил вопрос, который он так вчера и не задал девушкам.

– А вы ведь наверняка отомстили Римме, расскажите, как?

Арина и Кира, которая уже заняла свое место в «Големе», переглянулись и расхохотались.

– На ежегодном балу, – начала Арина, стараясь не смеяться при этом, – где присутствовал весь цвет академии, а также высокопоставленные чиновники, подбирающие себе советниц или телохранительниц, довольно престижное мероприятие, которое является закрытым, покидать его верх неприличия. Мы добавили в ее бокал несколько капель настоя «Амура».

Игнат хмыкнул, он знал эту настойку, капли хватит, чтобы трахать все, что шевелится вокруг всю ночь, крышу сносит начисто, контроль теряется за минуты, считается очень сильным ядом.

– Он почти мгновенно возбудил Римму, – продолжила Кира, – она стала бросаться на всех подряд, а поскольку она была магессой второй ступени, к ней, как и положено ее рангу, была приставлена в услужение первокурсница, перекупленная нами гораздо раньше. Поскольку Римма обращалась с ней по-скотски, подкупить девушку, труда не составило, и та поднесла ей еще один бокал. Магесса машинально его выпила, приняв ударную дозу «Терембея».

Игнат не выдержал и заржал. Он знал два отличных способа лечить запор: первый – столкнуться с высшим вампиром ночью в переулке, на худой конец подойдет шестилап или истинный оборотень, второй – настой «Терембея». Для обычного человека вероятность испачкать штаны в течение секунды равна ста процентам.

– Амбре стояло на всю залу, – сквозь слезы вещала Кира. – Бал был испорчен. Расследование не выявило виновных, хотя верховная магесса, директриса Лиара, рвала и метала. Наверное, все было бы более спокойно, если бы не приглашенный на прием княжич не испачкался в … – и магички снова засмеялись на весь лес.

– Что стало с Риммой?

– Некоторое время она работала в королевствах, переходя на службу то к одному барону, то к другому, с такой славой ей были закрыты все дороги, в итоге она сменила имя и подалась в наемницы. Уже лет десять про нее ничего никто не слышал.

Игнат занял место рядом с Кирой, предварительно проверив, как закреплены рюкзаки, и «Голем» медленно тронулся между деревьев к дороге.

– До Цитадели чуть больше ста километров, – просветила его Кира, – ближе не вышло. Дорога эта приведет тебя прямо к Егерску.

– Порталы никогда не были твой сильной стороной, – подколола с заднего сиденья Арина, – но вот «боевой пульсар», «выдох дракона» и «черную жизнь» ты выполняла лучше наставниц.

– А тебе нет равных по маскировочным чарам, – польстила в ответ Кира. – Правда, с атакующей магией у тебя швах.

Игнат проигнорировал эту милую женскую пикировку, девочки пока что неплохо ладили, Арина соблюдала свою часть договора, а Кира старалась ее не провоцировать.

Фарат исправно обшаривал местность каждые два километра. Грунтовка была в более-менее приличном состоянии, участки, засыпанные различной каменной крошкой, вообще замечательными, но пришедшие на материк осенние дожди сделали свое дело, и продвижение серьезно замедлилось. На оставшиеся сто километров ушло больше шести часов. Но мешали не только лужи, в двух местах на дорогу упали деревья, на этот раз без сопутствующих сюрпризов – просто непогода. Дорога была широкой, и не сказать, чтобы пользовалась популярностью, ее иногда седлали лихие люди с маленьким количеством мозга, не понимающие, что гадить на территории егерей – это просто способ самоубийства. В основном гости Егерска пользовались более длинной дорогой вокруг леса, или еще более длинной уже из соседнего княжества. А чаще всего просто шли порталом, быстро и безопасно, но дорого.

К обеду лес остался позади, впереди шумела река, широкая и на удивление быстрая, берущая начало в горах, до которых буквально рукой подать. Фактически Цитадель стояла на склоне каменного утеса, а сами горы начинались километрах в пяти за крепостью егерей.

От Фарата Игнат уже знал, что мост охраняется, два человека на другом берегу, укрывшиеся в старой караульной башне. Ей не пользовались уже лет сто пятьдесят, но провинившиеся ученики бывали тут довольно часто, и башня содержалась в относительном порядке, так сказать – дань временам и традициям.

Демидов взялся за винтовку и изучил позицию «стражей», прицел с руной, позволяющий видеть скрытое, не подвел: на мосту стоял магический барьер, перед ним заклинание «Ловушка». Ясно, что ничего хорошего. На башне за магическим щитом сидел стрелок с винтовкой, идентичной той, что Игнат забрал у лесного грабителя. Второго стража видно не было, видимо, дрых в башне.

Прицел на пределе возможного смог дотянуться до пристаней Егерска и опаленной огнем крепостной стены. Фарат сообщил, что чувствует в городе людей, не меньше двух десятков.

– Здесь не пройти, – вернувшись к мобилю, подвел итог Демидов, – во всяком случае по мосту.

Его спутницы прекратили тихий разговор и обратили внимание на него.

– Километр по открытой местности, наблюдатель на башне с дальнобойной винтовкой, сам мост перекрыт щитом и заклинанием, – продолжил Игнат.

– Это не проблема, – заметила Кира, – портал на километр я открою за считанные секунды, хоть в башню, хоть рядом с ней.

– Это ничего не даст, – покачал головой Демидов. – Там не дурачье собралось. Во-первых, они сразу его засекут, во-вторых, даже если бы отобьем этот форпост, то ничего не получим. Избавимся от двоих и оповестим противника, что мы здесь. Нам не нужна война, нам нужно сделать дело.

– Я могу открыть портал прямо в город или даже в Цитадель, все это в прямой видимости, два шага, и мы там. Конечно, они почуют переход, но если все сделать быстро, то не смогут обнаружить его.

Игнат задумался. В принципе, пост поставили против обычных людей, других искателей наживы, егеря и двух магичек, одна из которых портальница, пусть и слабая, они не ждут. Вторая дорога наверняка перекрыта. Скорее всего, это маленький поселок, который стоит вдоль нее, три дома, да крохотный постоялый двор.

Волшебницы ему не мешали, они отошли в сторонку и что-то тихо обсуждали. Винт сказал, что они все тела погибших в Цитадели собрали и сожгли, нелюдь тоже, значит, это единственное место, где может размещаться отряд мародеров. Днем они, скорее всего, делятся на две группы. Первая уходит рыться в головешках Егерска, вторая обшаривает замок. Вернее то, что от него уцелело. Даже с такого расстояния Демидов видел разрушения. Часть стены просто исчезла, оплавленный шпиль главной башни, дыры в кладке донжона, и везде погулял огонь, но это только то, что на поверхности. Демидов с силой сжал кулаки, его дом разрушен. Как и город, в котором жило столько знакомых и хороших людей, он просто перестал существовать, даже башни Гильдии, которая раньше возвышалась над городом, не видно.

Значит противник ночью в одном месте, за исключением двух немногочисленных застав. Эти места Игнат знает очень хорошо, переправиться ниже по реке нет никакой возможности. Выше? В горах много пещер… Что это дает? Да ничего. Горы бедные, никаких шахт и выработок в этом районе нет, разве что пара каменоломен.

«К мосту направляется бронемобиль», – сообщил Фарат. В закрытом коконе он мог сканировать только половину из максимальной дальности, но до моста дотянулся.

Игнат встал с поваленного дерева и отправился на опушку, до которой было меньше ста метров. Что ж, обычный транспорт для дружинников, таких много делают по княжествам. Скорость так себе, кое-какая магическая защита, но обычные пули, хоть зажигательные, хоть разрывные, держит отлично. Игнат устроился за кустом и снова принялся разглядывать мост. Медленно транспорт добрался до башни, из него выбралась женщина лет двадцати пяти, красивая, с короткой стрижкой каштановых волос. Из башни выбежал мужик, но не тот, что сидел с винтовкой, он как раз ожил и навел свое чудовищное оружие на лес. Стало неуютно. Демидов знал, что его так просто не обнаружить, даже если прицел с руной. В этом аспекте егерям везло, побочным эффектом обладания духом было то, что пленник экранировал объект от не очень пристального наблюдения. И если не знать, куда смотреть, хрен найдешь.

– Не понял, они что, сюда собрались? – глядя, как исчезает барьер на мосту, озадачился Видок.

Магичка запрыгнула в броневик, и тот медленно пополз на другую сторону реки. Игнат поднялся и, пригнувшись, побежал к «Голему».

– Похоже, у нас гости, – выскочив на поляну, заявил он. – Одно из трех: это либо регулярный патруль, и сейчас покрутятся на опушке и уедут, либо они поехали по каким-то своим делам в сторону Пограничного, ну и третье – нас засекли.

Кира закрыла глаза, и Игнат почувствовал, как от нее пошли едва ощутимые круги магии, словно в спокойное озеро кто-то бросил камень.

– За нами, – спустя полминуты сообщила она.

– Я могу укрыть нас, – предложила Арина, – только если лбом налетят, обнаружат. А так, пустая поляна, и нет никого.

Игнат задумался, тайного проникновения не выйдет, значит, надо начинать войну.

– Мы примем бой, – наконец, озвучил он свою мысль, – лишим противника техники, магички и как минимум еще двух человек.

Арина плотоядно оскалилась, подобное действие ей нравилось гораздо больше.

– Трофеи, как договаривались, на троих?

– Струна, не суетись, будет что делить, в накладе не останешься, – подмигнула Кира. – Какой план?

– Да простой, – отозвался Демидов, – защита у броневика так себе, заклинаний они понаставили, но делала это четверка, так что, у тебя, милая, с пробитием проблем возникнуть не должно. Рин, прикрой «Голема» так, чтобы его не обнаружили. Нужно, чтобы они пришли прямо сюда. Кладем всех, кроме одного, мне нужен пленный для допроса.

Волшебницы согласно закивали. Не прошло и минуты, как укрытый под деревьями мобиль растворился, Арина буквально растаяла в воздухе, и определить ее местоположение Демидов не смог даже с помощью джинна. А Басаргина была права, Струна знает толк в маскировке. Кира на несколько секунд задержалась в центре поляны и что-то наколдовала.

– Мина с параличом, она их сюда приведет, мое собственное изобретение, – пояснила она и скрылась за деревьями, предварительно наложив на себя морок и став похожей на большой нарост на дереве.

Игнат залег за корнями мощного дуба и, быстро открыв сундучок с остатками зелья, выпил последнее оставшийся трофей от Юркого – невидимость.

– Неплохо, – раздался за плечом голос Арины, – очень качественная микстура. Не знай, где ты засел, я бы тебя не обнаружила.

– Хватит, – шепнул Игнат, – давай на место.

Ждать пришлось не долго, скоро на поляну вышла магичка в сопровождении двух крепких парней, сжимающих в руках автоматы. Надо сказать, парни неплохо подготовились ко всему, обвешаны артефактами, что елка новогодняя. И щит активный, который половину заклинания поглощает, а вторую половину обратно отправляет, правда, это распространяется только на заклинания, которые равны по мощи самому щиту. Еще талисманы против морока и защитные амулеты от контроля. Сильны бродяги. Похоже, они где-то в руинах раскопали лавку магички, уж больно дорогие игрушки для обычных мародеров.

Не зря Игнат накануне вечером настраивал резонанс с Кирой и Ариной, теперь, если они не дальше пятидесяти метров друг от друга, можно обмениваться короткими мысленными приказами.

– Берем магичку, – отправил он девушкам мысль, – как кладем эту пару и тех что в броневике. Кира, твоя задача броневик, сожги его так, чтобы с Цитадели видно было.

Подтверждения от волшебниц пришли мгновенно.

Магичка и опекающая ее пара медленно приблизилась к заклинанию мине-маяку, которое оставила Кира. Только она склонилась к нему, изучая, как то рвануло. Демидов видел такое впервые: нечто напоминающее волну, сначала появился почти полупрозрачный столб, потом он раздался в стороны с очень приличной скоростью. Щит, выставленный враждебной магессой, рухнул сразу, а вслед за ним на землю повалилась и хозяйка. А вот упакованные телохранители атаку парализующей мины пережили без потерь, только лишились своих активных щитов. Игнат нажал на спуск, амулеты у них были отличные, только одноразовые, перезарядка подобного артефакта стоила немало, и теперь, лишившись защиты, мародеры стали уязвимы. Первый получил разрывную пулю в шею. Оторванная голова заскакала по траве, тело еще с секунду стояло, отказываясь принять потеряю такой важной части, но все же сдалось, колени подогнулись, и труп завалился на незадачливую магессу. А вот второй оказался шустрым. Как только исчез его щит, он дал из автомата очередь веером, просто так, не прицельно, и перекатом ушел в сторону. И вовремя, поскольку через секунду в место, где он стоял, угодила довольно шустрая ледяная стрела, похоже, Кира промахнулась. Стрелок верно определил, откуда пришла магия, вот только сделать уже ничего не успел – от деревьев, где укрылась Арина, раздался хлопок, и пуля угодила в доспех на спине, не пробила, но швырнула лицом на землю. Тот оглушенный начал приподниматься, когда поймал довольно мощный воздушный удар, изломанное тело подняло в воздух и отбросило метра на три.

– Сука, он мне плащ испортил, – раздалось из укрытия Киры.

– Русалка, броневик, – напомнил Игнат. – Арина, трофеи.

Сам Игнат рванулся к магичке, достав из разгрузки подавители, которые нашел в одном из домов лесной братии, да так и забыл про них, сунув в карман разгрузки. Через полминуты отключившаяся пленница была устроена на заднем сиденье "Голема". Арина же сбрасывала на траву оружие, амулеты и талисманы, деньги и украшения. Игнат пришел ей на помощь, он как раз стаскивал второй зачарованный доспешный жилет, когда от опушки раздался взвыв, столб пламени взлетел выше деревьев.

– Этого наши «друзья» точно не пропустят, надо сваливать отсюда, четверки четверками, но если сольются, могут жахнуть по нам чем-то приличным так, что от этой поляны только воронка останется, – заметила Арина.

– Тогда не телимся, – скомандовал Игнат, – трофеи в багажник, сама назад к пленнице, приглядывай за ней.

Не прошло и минуты, как на поляне возникла Кира и, плюхнувшись на сиденье, бросила:

– Гони!

Игнату два раза повторять не пришлось, довольно короткий и юркий «Голем», шустро лавируя между деревьев, выскочил на дорогу. Прошло минуты три, когда за спиной бабахнуло, а над лесом полыхнула яркая вспышка.

– Однако! – произнесла Арина с заднего сиденья. – Зуб даю, у них есть трешка, даже пять четверок вместе не могут создать «пылающий метеор», да еще такого внушающего размера. Там сейчас на месте поляны клубок ревущего пламени, все деревья в радиусе метров тридцати повалило нахрен. А эти девчата умеют себя защищать.

Они отъехали километров на пять, свернули на старую заросшую дорогу, здесь в холмах, покрытых лесом, стояла заброшенная лет сорок назад лесопилка. О ней знали только местные, ну и, конечно, егеря, которые облазили все здешние леса в радиусе ста километров от Цитадели.

Игнат загнал «Голема» в покосившийся сарай и, приоткрыв кокон, отправил Фарата изучать местность. Через пять минут тот сообщил, что кроме медведя, шатающегося на склоне в паре километров, вокруг нет ничего живого, всякая мелочь, типа белок и зайцев, не в счет.

– Ну что, давайте выясним, кто наш противник? – Игнат рефлекторно достал пачку папирос, выбил одну, но тут же спрятал, теперь это дикие земли.

– Да кури, – усмехнулась Кира, – я все развею.

– Спасибо, милая, ты самая лучшая, – целуя ее в краешек губ, обрадованно заявил Демидов, правда, при этом он успел почувствовать быстрый, почти неуловимый, взгляд Арины, который так и не смог верно интерпретировать.

Докурив, он помог магичкам достать оглушённую пленницу из машины.

– Ну-ка, Фарат, давай работай. Все, что сможешь выудить.

Арина уже хотела что-то сказать, но Кира все поняла правильно и, ухватив подругу за локоть, отвела в сторону. Игнат же сел поудобней и приоткрыл кокон.

На этот раз Фарат появился в образе гигантского призрачного зайца и принялся скакать вокруг Демидова, восхваляя Арину. Видок скорчил рожу, девчонки покатились от хохота.

– Работай давай, – прерывая представление, попросил Игнат.

Джинн получив свои две минуты славы, поклонился публике и, растаяв в воздухе, вошел в тело пленницы. И почти сразу покинул его.

– Ничего не выйдет, господин егерь, – произнес заяц и поклонился, чем вызвал новый приступ хохота, даже Игнат улыбнулся, – у нее стоит очень грамотная блокада.

– Теперь моя очередь пробовать, – потребовала Арина.

Кира кивнула.

– Струна хоть и уступает мне в голой силе, но у нее отличные ментальные способности, она ломала блокады, которые ставили магессы второй ступени.

Игнат уступил Арине место и уселся на старые бревна, покрытые мхом. Градова пристроилась за спиной у пленницы и, обхватив ладонями виски, закрыла глаза. Ее руки тут же засияли нежно-голубым светом. Так прошло минут двадцать, и тут объект допроса задергался. Игнат видел, каких сил стоит Струне удержать пленницу, девушка побелела, даже губу прокусила, и тонкая струйка крови побежала по подбородку. Так продолжалось пять минут. Вдруг та резко выпрямилась распахнула глаза и уставилась на Игната и Киру совершенно бессмысленным пустым взглядом, изо рта потекла слюна. Арина открыла глаза и убрала руки, после чего, достав рунный нож, резким ударом под лопатку добила пленницу. Игнат даже дернуться не успел, так быстро и расчетливо все произошло. Магичка дернулась и вытянулась во весь рост.

– Зачем? – озадаченно спросил Демидов.

– Это просто гуманно, – поднимаясь и слегка пошатываясь, пояснила Струна. – Чтобы пробить блок, пришлось искалечить ее мозг, я вытянула информацию, но она перестала быть человеком, овощ, который никогда не станет прежним. – Она тыльной стороны ладони стерла кровь с подбородка и колдовством очистила от нее плащ. – Не жалейте ее, это не милая пушистая деревенская волшебница, это профессиональная наемница, которая работает на тех, кто больше заплатит. Она принимала участие в подавлении мятежа в Мирославских рудниках. Тут гуманизмом и не пахнет.

– Да демоны с ней, – отмахнулся Игнат, – просто ты уверена, что у нас не будет больше вопросов?

– Ну, если что, применишь некровгляд, – резонно заявила Арина, – теперь блока нет, правда, и вместо мозгов каша. Даже твоему джинну придется постараться, чтобы отделить первый секс от первого слова.

– Аринка, – позвала Кира, – давай о деле. Кто это такие? Сколько их? И главное – на кого они работают?

– Отвечаю по порядку: группа наемников, профессиональных наемников, вернее два отряда при семи магичках, вернее, уже шести, – четыре пятерки, две четверки и одна равна Кире. У нашей покойницы, которую звали Риана, пятая ступень.

– Теперь понятно, чего так легко ее щит поддался, – прокомментировал Игнат. – Давай дальше, узнала, кто командует отрядами?

– Да, до позавчерашнего дня командира было два, одного покойного звали Бык, второй носит прозвище Адмирал. В итоге они не поделили управление, погибла одна магичка, Бычара и пятеро наемников. Теперь власть в одних руках. Учитывая все потери за последние недели, в строю осталось двадцать семь человек, сегодняшних я уже вычла.

– Никогда не слышал об этих ребятах, – пожал плечами Игнат.

– Они из Тартуса, – пояснила Струна, – ничем не брезгуют, там пробы ставить негде. А теперь ответ на самый главный вопрос – их наняла магичка из Златограда. Наняла с конкретной целью – найти спрятанную в Цитадели руну. А еще они ждут егеря в компании магички, приказ у них один – убить при первой же возможности, за это им обещано немало чеканов.

Игнат задумчиво прикурил. Кира улыбнулась и пробормотала себе под нос какое-то заклинание, и над головой Игната возникла небольшая воронка,которая втягивала в себя дым и рассевала его.

– Я так понимаю, успехов по поискам руны у них нет, – выпустив в воронку струйку дыма, спросил Демидов.

– Пока что никаких. Какой план?

– Будем воевать, – просто ответил Игнат. – Этих шакалов валим, попутно пытаемся выяснить имя заказчицы. Хотя думаю, это просто личина, типа той, что пользовалась Веревея в Сторожье.

– Если ты думаешь, что заказ на поиски от одержимых, то почему они сами сюда не пришли? – задала разумный вопрос Кира.

– Это самое слабое место в моей теории, – нехотя признался Игнат, давя окурок каблуком сапога. – Возможно, я и ошибся, и тогда в игру вступила новая сила, которой я очень мешаю, и ей нужна руна. Это долбаная руна нужна всем, и все мне за нее хотят глотку порвать. Ладно, хрен с ними, давайте решать проблемы по мере их поступления. Пункт первый: необходимо устранить конкурентов. У нас перед ними преимущество, а если быть точным, то это Кира с ее пусть и не самыми дальними, но довольно точными порталами.

– Вот тут облом, – развела руками Арина, – забыла вам сказать, Цитадель закрыта для телепортации. Рядом можно, а вот за периметр стен никак, постоянно блокировку поддерживает их самая сильная магичка.

– Ясно, значит, сейчас мы займемся их постами. Будем сокращать численность. Кира, ты сможешь спалить башню вместе с наблюдателями, или придется придумывать план сложнее?

– Могу, но для этого я должна оказаться в пределах прямой видимости объекта, лучше не дальше ста метров. Но я думаю, ты ошибаешься, они наверняка сняли посты, Адмирал знает, что мы придем к нему сами.

– Вот и проверим, – согласился Игнат. – Арин, просмотри, что там есть у магички в карманах, и давайте двигать, время поджимает.

Градова быстро обшарила труп, добычей стали два магических зелья, кратковременно увеличивающих резерв, пара золотых колечек, амулет непонятного назначения и тощий кошель, в котором была горсть серебра и два чекана.

До опушки лесного массива добрались минут за десять, Фарат не обнаружил ни одного живого объекта, за исключением зверья. Башня оказалась покинута, а на мосту стояли сразу три довольно сильных магических мины, которые при активации снесут не только потревожившего их человека, хоть весь щитами обвешается, но и сам мост. Что-то было не так, Игнат чувствовал чужой пристальный, изучающий взгляд, но джинн никого не видел.

– Снайпер! – заорал он, прыгая на девушек, стоящих справа от него и сбивая их в траву.

Именно откуда-то с дороги из одной из построек прилетела пуля, она свистнула буквально в паре сантиметров от его спины и, врезавшись в дерево, свалила его. Мгновение, и их накрыл «черная жизнь». Демидов сел и увидел, как еще одна пуля угодила в силовое поле, красиво сгорев, словно радуга. Эта боевая защита была способна выдержать прямое попадание мины, зачарованной магессой второй ступени.

– Кирка, ответь этому уроду, – отряхиваясь, со злостью в голосе попросила Арина.

Басаргина зло усмехнулась и начала бормотать заклинание, купол исчез так же стремительно, как и появился, а на сарай, который располагался в километре, обрушился град шаровых молний, несколько сотен штук. Сталкиваясь с крышей и стенами, они взрывались, сарай разлетелся на части, отдельные места вспыхнули. Игнат схватил винтовку и уставился в прицел, ища стрелка. То, что от него осталось, лежало у загоревшейся стены, похоже, несколько десятков крохотных шаровых молний превратили его в уголек.

– Минус один, – подвела итог Арина. – Игнат, давай в следующий раз ты не будешь сбивать заклинания, сшибая нас на землю.

Демидов хотел уже послать блондинку, но тут ее поддержала Кира.

– На будущее, "Черная жизнь" ставится у меня на уровне рефлекса, я могла ее поставить быстрее, чем пуля бы долетала, но ты сбил заклинание.

– Ага, а мне гадай: успеешь ты его поставить, правильно ли ты поняла мое предупреждение? Очень неуютно себя чувствовать в прицеле.

– Доверься мне. Дай-ка мне из машины амулет одного из мародеров, надо зарядить его, и чтобы ты носил всегда с собой. Активируется он командой – выставить щит, отключается приказом – убрать щит. При попадании пули или заклинания, не превышающего его по силе, исчезает, ну да это ты сам уже понял.

Игнат дошел до багажника, где были свалены вещи, и достал артефакт щита, выполненный как кулон.

– Я скоро с амулетами буду похож на елку.

– Ничего страшного, в новый год с Киркой будем вокруг тебя хороводы водить, – подколола Арина.

Она забрала амулет и, усевшись на переднее сиденье, принялась за его реанимацию. Игнат же вернулся на опушку, взялся за винтовку и начал изучать окрестности через прицел, метр за метром: дорога, мост, башня, снова дорога, ведущая к пепелищу.

– Сколько еще заклинаний автономных нашёл? – прислонившись плечом к ближайшей сосне, спросила Кира.

– Семь, помимо тех, что на мосту.

– Их двенадцать, – сообщила Русалка, – но это объяснимо, с увеличением дальности падают и возможности прицела. Наверняка за сараем, где стрелок сидел, всего пару мин нашел?

Демидов кивнул.

– А еще они заминировали два места наиболее удачные для открытия портала. А ведь есть еще и дорога через сожжённый город, мне с моими возможностями туда не дотянуться. В лоб переть нельзя, мы просто не сможем пройти. Кроме того, они наверняка выставят щиты, которые просто не дадут нам войти в цитадель. Нам просто не одолеть шесть магичек. Да и стрелки их сидеть без дела не будут, мой резерв иссякнет раньше, чем их объединённый, – продолжила Кира.

– А если так: открываем портал в пепелище Егерска, Арина прикрывает тебя щитами, а ты наносишь удар чем-то массированным, сносишь их купол, обрабатываешь, допустим, огненным ливнем, или чем-то, что работает по площадям, и мы уходим, ты восстанавливаешь резерв, возвращаемся, и повторяем снова?

Кира задумалась. Минуту она молчала, потом согласно кивнула.

– Ты предлагаешь сделать тоже, что проделали одержимые, когда атаковали Цитадель и город, но это самый очевидный путь, они будут ждать чего-то такого. Мне не хватит сил, чтобы разрушить Цитадель. Кроме того, ты забываешь нам нужно то, что в ней спрятано. Нанесу удар, они уйдут в уцелевшую часть замка, им ведь нужно, чтобы их защита выдержала всего пару минут, потом мы их не выковыряем оттуда.

Игнат задумался, такой замечательный план провалился на стадии планирования.

– Предлагаю попросить помощи, – озвучила очевидную идею Кира, – егеря, Гильдия, Ложа. Стоит позвать, и вскоре тут будет не продохнуть.

– Тут и так не продохнуть, – парировал Игнат.

Что-то вертелось в голове, только никак не удавалось ухватить ускользающее воспоминание за хвост, что-то связанное с Андреем. Игнат закрыл глаза, вот они сидят в корчме, это было спустя три года после выпуска, Демидов баюкает не до конца залеченную прокушенную руку. Одна из самых серьезных переделок, нарвался на выводок обращенных оборотней, целое семейство, в лесной глуши домик был – мать, отец и три девочки погодки. Нет, не то, это не важно. Борода старается развеселить друга и рассказывает историю, как их общий приятель Ромка, учившийся на два курса старше, работая в подвалах Цитадели случайно нашел потайной ход, который ни на одной карте не значился. Он прошел по нему, и уперся в стену, кое-как нашел скрытый рычаг и оказался в подвале того самого дорогого трактира «Черная лошадь». Потом он там налакался из запасов хозяина, его едва не поймали. Но если эта история правдива, и Роман не сочинил ее тогда, у Игната есть козырь. Если нельзя снаружи, можно изнутри, как он мог забыть про эту байку? "Да потому что, это байка", – мелькнула одинокая мысль. Но что мешает ее проверить? Только то, что "лошади" больше нет, на записи видны только руины, одна стенка и обугленная вывеска.

– Кира, а если есть другой путь, мы попадем в подвал Цитадели, ударим им в спину?

– И почему ты про него раньше не говорил? – поинтересовалась магичка.

– Ну, во-первых, я про него только что вспомнил, сам я его никогда не видел. Во-вторых, я не уверен, что он существует, мне рассказали эту байку много лет назад за кружкой вина.

– Выкладывай.

Игнат пересказал разговор с Бородой. Магичка задумалась. Так, в тишине, прошло пару минут.

– Где эта лошадь? – наконец, спросила она.

– И как я тебе объясню? – озадачился Демидов. – Там от города груда обгоревших развален осталось. Примерно так: центральная улица, метров триста вверх от башни Гильдии.

– Ты видел ее на записи, которую тебе показывал Винт?

Игнат кивнул, не понимая, куда она клонит.

– Чего ты мне тогда мозги пудришь, триста метров по главной, образ пришли, я по нему наведусь. Далеко там до Цитадели?

– Не очень, пару сотен метров, не больше, заведение престижное, – пробормотал Игнат, зарываясь в воспоминания и выуживая из них закопчённую стену и наполовину сохранившуюся вывеску.

– Этого хватит, – приняв образ, заявила Кира.

Дальше они сидели в обнимку, изредка поглядывая в сторону Цитадели. Магичка даже задремала на плече у егеря. Прошло не меньше двух часов, когда рядом с ними возникла Арина.

– Все воркуете, голубки? А я, понимаешь ли, тут работаю, – добавив в голос игривой стервозности, заявила Струна, – трачу резерв на зарядку этой железки, а вы тут словно на пикнике. Русалочка, в следующий раз ты будешь заряжать, а я с нашим егерем покараулю.

Кира как всегда проигнорировала спич подруги.

– Сделала?

Та разжала кулак, и медальон повис на цепочке, закачавшись на уровне глаз Игната.

– Вы мне лучше скажите, придумали, как будем действовать дальше?

– Есть идея, как проникнуть в замок, но ее нужно проверять. Спрячь «Голема», чтобы его кроме нас никто не нашел, и начнем, хотя я предпочла бы дождаться вечера.

– Плохая идея, – возразил Игнат, – там понадобится свет. А вдруг у них миномет есть с хорошим наводчиком, они разок пристреляются, а потом накроют? Идем сейчас. Главное, чтобы нас не обнаружили, иначе вход в подвал будем искать под обстрелом.

– Просветите? – попросила Арина.

Кира вкратце пересказала, что удалось вспомнить Игнату, и Градова пришла к выводу, что попробовать стоит.

– Ну тогда не стоим, – скомандовал Демидов.

Все удалось закончить в кратчайшие сроки. Арина скрыла мобиль, пока она жива, увидеть его могут только они трое. Игнат же, помимо винтовки, прихватил автомат одного из погибших мародеров. Он был покороче его ЯРки, точность у оружия так себе, максимум метров на сто пятьдесят, усиливающих рун нет, но в узких уцелевших коридорах Цитадели он гораздо эффективней, чем его винтовка.

– Готовы? – спросила Кира, когда они собрались на маленькое полянке, едва ли метров десять в диаметре.

– Открывай, – в один голос заявили Арина и Игнат и даже мило улыбнулись друг другу.

На этот раз построение портала заняло не больше десяти секунд, дистанция смешная – чуть меньше трех километров, а переход занял мгновение.

Первым из овала прямо под той самой закопчённой стеной «Черной лошади» вышел Демидов с винтовкой на перевес, и тут же укрылся за кучей обломков. Фарат, получивший приказ заранее, принялся сканировать пепелище. Игнат не пожалел, что натянул на лицо зачарованную косынку, мертвый город смердел. Запах тысячи обгоревших разлагающихся трупов, перемешавшийся с запахом гари, был так силен, что работать без подобного элемента одежды нереально. Как ни странно, но кое-какая жизнь здесь наличествовала. Помимо парочки мародеров, которые рылись в руинах башни Гильдии, нашлась собака модной в свете породы карликовый Ми. Судя по образу, который прислал Фарат, это мелкое добродушное существо размером с две ладошки и выглядевшее словно его обвалили в вате, сейчас уже не было таким веселым псом. Грязное, ободранное, запертое в комнате с трупом, который не пострадал от огня, причем морда у тоскливо тявкающей псины вся была в запекшийся крови. На секунду Игнату даже стало жалко эту милую собачку, но вспомнив, что теперь это людоед, который питался трупом своей хозяйки, жалось сразу исчезла.

Пока он получал результаты сканирования пепелища, еще недавно бывшим средним городом, через портал прошли магички. Они не стали скрываться, просто наложили на себя чары, которые не давали их обнаружить. С Игнатом это не работало, с курткой, шляпой и уж тем более с сапогами он расставаться отказался. Хотя одна из курток наемников была ему как раз. Практичная Арина сняла все, что могла, похоже, за месяц ее жизни в Белогорске, блондинка сильно поиздержалась, так как была на мели. И это несмотря на то, что они взяли чеканы в доме Альберта и гонорар от Торговой гильдии.

– В руинах башни пара мародеров, надо с ними покончить без шума, – сообщил спутницам Игнат. – Я с ними расправлюсь, а вы пока осмотрите тут все, если мне память не изменяет, то ход в подвал должен быть в районе кухни, которая располагалась в левом дальнем углу от места, где мы стоим. Постарайтесь не шуметь и по-быстрому расчистить ход. Надеюсь, они не засекли наш переход.

– То есть ты будешь заниматься привычным делом, а мы, значит, ворочать обвалившуюся крышу? – съязвила Арина.

– Струна, давай без подколок, я человек с ограниченными талантами, один из которых убивать людей и нелюдей, все равно в разборе завала я бесполезен. Вы телекинезом за пару минут сделаете больше, чем я за сутки. Так что, давайте каждый будет заниматься своим делом, хотя я знаю, что ты умеешь убивать ни чуть не хуже.

На этот раз Арина промолчала и, осторожно ступая по обломкам, зашла внутрь каменной коробки с закопчёнными стенами.

– Трупы, – раздался оттуда ее недовольный голос.

– Мы справимся, – шепнула Кира. – Разберись с этими уродами и возвращайся, и не рискуй зря, – она сделал шаг навстречу и, быстро поцеловав, последовала следом за Струной.

Игнат медленно двигался к центральной площади, на которой стояла башня Гильдии, и с каждым шагом он зверел все больше и больше. Тогда, в проекции в кабинете Винта, это выглядело жутко, но как-то чужеродно, теперь же ароматы уничтоженного города, забирающиеся под косынку, делали это место еще более страшным. Трупы на улице, выгоревшие дома, некоторые разнесены, словно в них угодила мина, части тел носили следы зубов, несколько раз он натыкался на мертвых падальников, довольно свежих. Похоже, мародеры спорили с ними за территорию.

Короткие двести метров Игнат прошел минут за двадцать, от укрытия к укрытию, высматривая, куда вступает. Девушки пока еще не приступили к разбору завалов на месте трактира, так как за спиной было тихо. Хотя они магички, могли что-то и придумать на этот случай.

С первым мародером Видок столкнулся в дверях башни, от которой осталось одно название, тот вышел навстречу из тьмы, щурясь от тусклого света. В одной руке он держал небольшую сумку, в другой лампу. Игнат приоткрыл кокон и ускорился, падальщик успел только округлить глаза, когда лезвие прошлось по его горлу. Тот выронил лампу и мешок и, схватившись руками за шею, попытался зажать рану, из которой хлестала кровь. Демидов на ускорении подхватил трофеи и опустил их на ступени, после чего ухватил медленно сползающее тело, и так же аккуратно уложил его на каменный пол, усыпанный обломками, после чего скользнул внутрь. К этим уродам он не чувствовал ни сожаления, ни жалости, если бы давали награду за эти туши, он бы озолотился. Сколько за тридцать лет он спровадил на тот всякой сволочи, не сосчитать, но счет давно уже перевалил за пару сотен. Даже нелюдей, наверное, меньше вышло.

Игнат скользнул во тьму и замер, прислушиваясь, где-то наверху упало что-то металлическое. Минуты две он стоял, привыкая ко тьме, после чего благодарный Фарат показал ему последнего мародера. Тот рылся в вещах довольно большой комнаты с шикарной кроватью. Ничем не брезговал, сейчас он запихивал в мешок бирюзовое платье, расшитое серебром.

Игнат медленно поднялся по искалеченным ступеням из белого мрамора, не слишком узкая винтовая лестница должна была вести на самый верх башни, но сейчас обрывалась завалом на третьем уровне. Стараясь не шуметь Демидов добрался до второго этажа, снова что-то упало, и это позволило с легкостью определить местонахождение врага. Кинжал он по-прежнему сжимал в руке, не было нужды тратить драгоценные пули. Замерев возле двери, он быстро заглянул внутрь, мародер стоял спиной к нему, изучая содержимое шкафа, похоже, думая, что еще можно урвать. Рядом магическая лампа, которая светила очень тускло – заряд на исходе. Видок скользнул внутрь, готовый вогнать кинжал под лопатку противника, как тот, почуяв, на скорости ушел в сторону, в его руке появился пистолет. Для человека, мужик с рыжей бородкой и волосами до плеч, двигался очень быстро.

Игнат ускорился, уходя из-под выстрела, кинжал вспорол воздух со свистом, и угодил в руку сжимающую оружие, пистолет вылетел и упал на кровать.

– В нем дух, – пробился через кокон Фарат.

– Захвати его, – приоткрывая кокон и разглядывая замершего напротив него мародера, приказал Игнат.

– Не выйдет, его защищает "пассажир", такого я под контроль взять не смогу.

– Значит, сам, – мысленно ответил Игнат, готовясь к схватке.

Рыжий вырвал кинжал, засевший в плече, и, ускорившись, с левой метнул его Игнату. Он был ловок, быстр и хитер, поскольку сразу же атаковал. Три метра, которые разделяли их, кинжал и мародер преодолели одновременно. Причем в левой руке тот сжимал нож. Любому другому человеку он бы не оставил ни единого шанса, только не егерю, Демидов слету перехватил кинжал за рукоять, ударил ногой в пах набегающего противника, крутанув в руке вернувшееся к нему оружие, и отсек падающему противнику кисть. На ускорении тяжелое лезвие из чистого железа сработало не хуже бритвы. Схватив с пола какую-то тряпку, Игнат вбил ее в рот раненого.

– Заткнись, – приказал он, – иначе я тебя разделаю, как тушу свиньи в мясном ряду, с той только разницей, что ты будешь еще жив.

Игнат поднял еще одну тряпку, разорвал ее и как можно туже затянул жгут.

– Ты не егерь, но при этом ты непокоренный, кто ты? Учти, второй раз спрашивать не буду. – Он вытащил тряпку из пасти мародера.

– Я – паладин, – твердо, словно и не раненый, произнес он. – А теперь убей меня.

– Твою мать, – произнес Игнат, и лезвие вошло под защитный зачарованный жилет, пробивая сердце.

Игнат достал рунный нож и ударил еще раз, тот засветился, поглощая духа, жившего в рыжем. Избавив того от автомата и забрав пистолет с ножом, обыскав труп и сняв жилет, Игнат вытряхнул из мешка платья, принадлежавшие раньше какой-то магичке, и запихнул туда уже свое добро. В карманах покойника нашлось немало золота. Был даже амулет в виде ожерелья с красивыми черными камнями, надо Кире подарить, наверняка ведь на волшебство настроено.

– Фарат, ты можешь применить к нему «некровзгляд»?

– Нет, прежде, чем умереть, его дух, надо сказать, довольно жалкий, разрушил мозг человека.

– Ясно. Ладно, пошли назад.

На первом этаже Видок задержался и обыскал второго мародера, оружие отправилось в мешок, туда же зачарованный жилет, двадцать золотых точно стоит. Нашлось два амулета и чеканы, довольно прилично.

В «Черной лошади» было очень тихо, Кира и Арина сидели на невидимой ступеньке в полуметре от пола и разговаривали.

– Удачно? – спросила Арина, ее глаза блеснули, увидев Игната с мешком, а может, только Игната, он еще не научился распознавать взгляды блондинки.

– Вполне. Откройте транспортный портал к «Голему», избавимся от этого добра, потом смотреть будем. Кстати, чего сидим?

– А чего нам не сидеть? – пожала плечами Арина. – Спуск в подвал открыт, его не завалило, помешало капитальное бревно, которое удержало потолок, трупы двух мужчин и трех женщин мы оттуда вытащили и сложили в соседней комнате, они задохнулись.

Кира слушала болтовню подруги с совершенно равнодушным видом, поднялась и за две секунды открыла маленький портал, едва ли полметра на полметра, куда Игнат, не раздумывая, швырнул трофеи.

– Как все прошло? – спросила Басаргина таким тоном, что Арина почувствовала себя лишней, столько нежности и беспокойства было в этом вопросе.

– Позже расскажу. – Игнат поднял трофейную магическую лампу. – Ну что, пошли искать подземный ход на чердак?

Девушки прыснули и спустились в подвал. Игнат шел следом. Осталось всего ничего – найти то, чего никогда не видел, даже не зная, есть ли оно.



Глава десятая, «Цитадель»

В подвале воняло трупами и испортившимися продуктами, вдоль стены стояли бочки с вином. Арина немного усилила «светлячок», который парил у нее над плечом.

— О, цернское, сухое, десять лет выдержки. Ты прав, Игнат, это было очень дорогое заведение. Такая бочка стоит около семисот чеканов. Хотя, наверное, больше. – Ничуть не смущаясь, она взяла кувшин и, отвернув кран, нацедила грамм триста. — Давайте помянем хозяина этого места, пусть с богами ему будет хорошо и всегда вдосталь доброго вина, – девушка сделала несколько глотков и передала кувшин Кире.

— Пусть всем погибшим тут откроются врата, и примут их боги.

Она выпила и передала кувшин Игнату.

– Я отомщу, – громко произнес он, – без пощады.

— Как думаешь, где может быть дверь в подземный ход? — спросила Кира, сделав еще пару глотков вина. Выглядела она довольно бодрой, как, впрочем, и Арина.

Игнат внимательно осмотрелся, вдоль одной стены шли стойки с пятидесятилитровыми бочками, вдоль другой стеллажи с испорченными продуктами, и дальше произошел обвал, но это как раз ненужная сторона, там располагался трактирный зал, где точно не могло быть хода. Справа дорога, возможно, что тот был под ней, но это как-то глупо. Значит, оставалась стена возле спуска и стена за бочками.

– Если ты хочешь попросить нас все просветить, то не утруждайся, — присаживаясь на пустой ящик, сообщила Струна, -- пока ты там резал мародеров, мы уже это сделали, нет ничего, сплошной камень.

Демидов задумался. Братство умело себя защищать, если бы подземный ход было просто найти, то и смысла бы в нем никакого, значит, все гораздо сложнее. «Что там говорил Андрей? Налакался из запасов, и его чуть не поймали, значит, это точно не стена возле лестницы. Думай, голова, думай. Точно! Фарат, он же видит сквозь стены». Игнат приоткрыл кокон: «Пора поработать».

«Я только и делаю, что работаю», – отозвался джинн.

«Но и получаешь за это немало, для тебя ведь стены не преграда».

«Нет, – сообщил «пассажир». – Я даже могу ощущать соседние подвалы, но никакого хода я не чувствую. Только вон в том углу за кладкой какое-то странное уплотнение, оно меня не пускает, везде могу, а там нет».

«Значит, там», – усмехнулся Игнат и направился к самому дальнему и темному углу, в котором был свален какой-то хлам.

Магички с интересом наблюдали за ним, только Арина прокомментировала его действия:

– Зря стараешься, камни и земля, нет там ничего.

Демидов быстро выкинул из угла какие-то тряпки, ящики, сломанную швабру, несколько ржавых ободов от бочек, дохлую крысу и, наконец, старый чемодан, после чего внимательно осмотрел стену, постучал по ней рукоятью кинжала. Вроде обычная стена, звук глухой. Он повертел головой, ища то, чего тут быть не должно. А если ход можно открыть только изнутри?Это было бы разумно. Никто не может попасть в Цитадель, но может выбраться из нее. Сейчас он был на девяносто процентов уверен, что тот существует.

– Кира, давай сюда, – позвал он. – Милая, ну-ка сооруди что-нибудь убойное, нужно снести здесь кладку. Только смотри, нас тут не похорони.

Магичка внимательно осмотрела метра полтора освобожденного от хлама пространства и что-то пробормотала. Воздушный кулак не слишком сильно ударил в самую середину кладки в метре от пола. Результат ноль. Русалка нахмурилась и сотворила новый кулак, этакий призрачный полупрозрачный дымчатый образ сжатой руки уже сильнее ударил в тоже место. Трещина, но этого мало. Девушка принялась бомбардировать место, один за другим туда летели кулаки, словно та стреляла из автомата, за полминуты где-то три-четыре десятка. Игнат сбился со счету на двадцатом, он даже не представлял, что подобное возможно. И стена сдалась, посыпалась разбитая кладка. За ней обнаружилась еще одна преграда – необычная. Кира озадачилась. Арина тоже присоединилась со своим светлячком, который подплыл к какому-то белому призрачному материалу, напоминающему завесу, и через мгновение просто растаял.

«Пелена», – мысленно произнес Фарат.

«Что?» – не понял Игнат.

«Это часть моего мира, – пояснил джинн. – Точно такая же завеса за тьмой разрыва. Здесь где-то замурован дух, который ее поддерживает. Именно она не давала определить ход ни мне, ни магичкам. Видимо, твой приятель, который тебя навел на него, даже не заметил ее в темноте».

«То есть, пройти можно?».

«Конечно, но только тебе, и то ты лишишься своего мизерного резерва магии, а твоих женщин это вообще под ноль выпьет. Ты даже не представляешь, как будет счастлив этот изголодавшийся дух. Я почувствовал дикий восторг, когда он «светлячок» поглотил».

«Как его снять?».

«Кому-то придется пожертвовать своей силой. Попроси своих подружек кинуть несколько мизерных заклятий, я определю точное местонахождения духа, а потом ты разрушишь его темницу».

«А если так? – Игнат снял с пояса тот самый трофейный арбалет из мира чужих. – Ты говорил, что он создан, чтобы убивать таких, как ты?».

«Сработает, но духа все равно обнаружить придется. Прикажи им, пусть кинут пару «светляков» и отойдут в сторонку. Может бабахнуть».

«Ты так легко сдаешь своего?».

«Это мелочь, он для меня примерно тоже самое, что я для Ифрита, которым был одержим твой друг, просто тень во мгле, ничто».

– Кира, кинь еще «светляк», пусть подлетит к завесе, – сказал Игнат.

Магичка послушно выполнила приказ. Заклинание постигла участь предыдущего, не долетая сантиметров десяти, оно исчезло.

– Еще, – попросил Демидов.

«Есть, – сообщил Фарат, когда исчез шестой «светляк». – Он находится в фиале, к которому привязан, сам сосуд в нише, замаскированной камнем, справа за завесой, третий по счету сверху».

Отойдите, попросил Игнат девушек, а сам достал из небольшой сумки, которую закинул за спину, трофейный арбалет. Прицелившись в едва различимый камень, Демидов нажал на спуск. Едва заметная глазу зеленая молния без труда пробила полупрозрачную завесу и поразила указанный джинном кусок стены. Взрыв был не слишком сильный, во все стороны полетела каменная крошка, а на месте попадания полыхало изумрудное пламя.

«Вот так мы умираем», – сообщил Фарат.

Игнат пригляделся, пламя было в виде какого-то бесформенного существа с треугольной головой, хотя сравнение с конкретной геометрической фигурой было большой условностью. Вместе со вспышкой исчезла и завеса.

Игнат, не выпуская из рук арбалета, первым вошел в проход. Оружие было довольно мощным и легким для одной руки. Высоко подняв лампу над головой, Демидов медленно двигался по узкому, чуть дольше полутора метров в ширину коридору. Надо сказать, сделан он был довольно основательно, стены выложены камнем, как пол и потолок, сухой, чистый, через каждые двадцать метров подпорки, и не какие-нибудь, а довольно внушительные каменные столбы. И высота свода приличная – метра два.

Магички шли следом, немного приотстав, никаких звуков, только лёгкий стук каблуков по камням.

«Фарат, ты можешь определить, где мы?» – пройдя примерно метров сто пятьдесят, попросил Демидов.

«Над нами западная крепостная стена Цитадели. Во дворе суетятся люди, несколько десятков, готовятся идти в город. Два броневика, в каждом по магичке».

Игнат быстро сообщил волшебницам новости.

– Похоже, они хватились пропажи, – с сарказмом прокомментировала Арина. – Жалко, что трупы не спрятал, чем дольше искали, тем больше у нас было бы времени. Видок, а ничего тут подземный ход, очень милый, в отличие от того, по которому мы с тобой в гости к Альберту ходили. Ух, и ночка тогда выдалась!

Демидов мысленно матюгнулся, поскольку Фарат не замедлил прислать ему образ Киры, сверкающей глазами и очень эмоциональную волну ревности. Ну что тут поделаешь? Арина играет на грани, но ее не переступает.

– Кстати, ты обещал рассказать, как все прошло в башне Гильдии? – напомнила Кира.

– Точно, – согласился Игнат, и сейчас самое время для этого, – в общем, одного я убрал без проблем, на выходе столкнулись, а вот второй грабил комнаты. Все бы ничего, но эта сука оказалась паладином.

– Точно? Ты не ошибся? – обеспокоенно спросила Кира. – У него и вправду был «пассажир»?

– Да, я совершенно уверен.

– Плохо, – вставила свой чек Арина, – только наемного убийцы нам не хватает. Как он оказался в одной компании с этими мародёрами? Не, понятно, что паладины – твари хуже, чем мародеры. Но вот что он тут потерял и зачем по руинам лазил, обнося комнаты погибших магичек?

– Я понятия не имею, что он тут делал, – отозвался егерь, останавливаясь, чтобы Фарат смог просканировать следующий кусок подземного хода. – Но это плохо, я бы предположил, что он был человеком заказчика или заказчицы, без разницы, и его задача – убить выживших.

– А не маловато одного на такую толпу? – возразила Арина.

– Да нормально, – согласилась с Игнатом Кира. – Скорее всего, когда будет найдена руна, все и так передерутся, ему нужно пережить самых везучих.

– Логично. – Струна мочала секунд двадцать. – И откуда здесь паладин? После разгрома их поселения семьдесят лет назад, о них не было ни слуху, ни духу.

Игнат пожал плечами.

– Понятия не имею. Но его появление значит только одно – они вернулись.

Дальше шли молча, каждый думал о своем.

Орден паладинов возник лет сто пятьдесят назад. Его основателями стали ренегат егерь и магичка второй ступени Диана. Их никогда не было много – не больше сотни. Они брали очень дорого, да и заказы на простого купца или старосту их не интересовали. Советники, сильные магички, князья, богатые торговцы, люди со связями – вот их контингент. Да и цена на их услуги начиналась с пятисот чеканов, не каждый заказчик мог себе подобное позволить. И вот в один прекрасный день егерям, князю Белогорска и Гильдии надоело терпеть выходки паладинов – городок был стерт с лица земли, академия, как они называли свою подготовительную базу, уничтожена, остался только пепел. Но, похоже, кто-то выжил. По легендам эти ребята раньше были гораздо круче, а этот так, слишком легко Игнату удалось его убить, хотя для обычного человека уровень покойника очень даже приличный, да и действует он исподтишка. Демидову повезло застать его врасплох, иначе все могло бы закончиться иначе. Жаль, не выйдет заглянуть в мозги этого урода, там, наверное, было много интересного.

Еще через сто метров тоннель стал заворачивать, и, наконец, уперся в стену, точно такую же, как в подвале трактира, с завесой, но на этот раз ничего взрывать не потребовалось. Рычаг был тут, его никто не прятал, и стоило двери почти бесшумно распахнуться, как исчезла мутная дымчатая пелена. Игнат, медленно ступая, выглянул наружу, прикрывая лампу рукой. Тусклого света вполне хватило, чтобы обозреть комнатку три на три с массивной железной дверью, которую выбили, и теперь она валялась на полу посреди груд разбитого, разломанного и наверняка уже не раз обысканного хлама. Мародеры тут неплохо постарались, вся старая мебель, которой в кладовке хватало, была в щепки.

Игнат все так же аккуратно дошел до дверного проема и выглянул в коридор, света было мало, но вполне достаточно, чтобы определить место нахождения. Тут располагалась так называемая курсантами барахолка, имущественные склады егерей и свалка всякой рухляди. Здесь у ушлого каптенармуса можно было починить оружие, одежду, сменять и купить вещи, этакий черный рынок. Здесь Игнат впервые поцеловался с девчонкой из нового набора, жаль ее, миловидная барышня, погибла на испытании.

Игнат обернулся и махнул рукой девушкам, которые выглядывали из-за двери подземного хода.

«Фарат, есть кто вокруг?».

Ответ пришел почти мгновенно:

«В подземелье пусто, все находятся на нижних уровнях главной замковой постройки. Еще человек десять уехали. Самое время вырезать оставшихся».

Ну, а что еще ожидать от кровожадного джинна, который очень любит подпитываться энергией?

«Как искать тайник Стрельца в захваченной Цитадели?».

– Да ни как, – довольно жестко рубанув рукой воздух, произнесла Арина, похоже, Игнат пробормотал вопрос, и она услышала. – Поднимаемся, атакуем, спокойно обыскиваем замок. Их осталось не так уж и много, должны справиться.

Кира кивнула, поддерживая предложение подруги.

– Значит, так и сделаем, – подвел итог Игнат.

Он не стал убирать арбалет, тот доказал свою функциональность, теперь надо проверить его в реальном бою. Многовато, правда, на нем оружия: винтовка за спиной, автомат свисает стволом вниз. Может, Ярку лучше снять? Здесь в узких переходах она не помощница. Выживет, потом вернется, а нет, то ему она уже не нужна будет. Хотя, благодаря руне, она сможет пробить щит четвертого уровня. Стянув винтовку, Игнат прислонил ее к стене, проверил трофейный автомат и закинул его тоже за спину.

«Фарат, а сколько в этой чужемирной штуке заряду?» – вспомнил он вопрос, который давно хотел задать.

«Не знаю, я ни разу не слышал, чтобы он заканчивался. Этот, как ты его называешь, арбалет, собирает энергию отовсюду, там всегда есть заряд».

Приятная штука, теперь нужно выяснить, как она на людях работает. Идти в бой с незнакомым оружием – это, конечно, верх идиотизма. С другой стороны он уже из него несколько раз стрелял, и пока результат был удовлетворительный. Если что, автомат, заряженный пулями с разрывной руной, поможет.

Он посмотрел на стоящих рядом девушек, те уже сняли свои плащи. Небольшие дорожные рюкзаки они оставили в «Големе». Девочки не только надеются на свои магические таланты, но и про оружие не забывают, пистолеты готовы к бою. У Арины, энергетический боевой бич, похожий на тот, что на боку Игната, но именно боевой, у него отсутствует оглушающий режим. Через грудь наемница перекинула перевязь с метальными ножами, все из чистого железа, дорогущие, не меньше десяти чеканов за штуку, да еще и руны на них, какие – не видно, но на подобное оружие обычно накладывают что-то ослабляющее раненого противника, чтобы тот сразу с копыт рухнул.

– Идем через подвал, затем наверх, лестница широкая три метра, мы сейчас довольно глубоко под Цитаделью, метров примерно на пятнадцать самого нижнего хоз уровня. А он тоже под землей. У лестницы будет шесть пролетов, сделаны они квадратом, так что, если кто будет спускаться, мы узнаем о нем.

Волшебницы внимательно слушали, какие бы они не были сильными, сейчас их магия ничем помочь не могла, и девушкам оставалась повиноваться егерю во всем.

– Дальше, – продолжал Демидов, – хозяйственный уровень разграблен, там никого нет, почти все противники во дворе, кроме двух магичек, не знаю какой уровень, но, скорее всего, это их основная ударная сила – тройка или четверка. Они засели в пострадавшей, но устоявшей башне наставников, каждую опекает один мародер. Остальные волшебницы разделились, две уехали с поисковиками, другие держат центральный двор замка, с ними оставшиеся наемники. Итого: четверо в башне, десять в городе и столько же во дворе.

– То, что они разделились, просто отлично, – прокомментировала Кира. – Но вот засевшие на верхотуре птички – очень не хорошо, поскольку мы разделиться не можем. Нужно выбирать: атаковать основные силы и попытаться снять птичек без шума, и тогда навалиться на остальных, но…

– Но если не выйдет бесшумно, – продолжил Демидов, – мы окажемся зажатыми между башней и засевшими там и тем, кто пойдет на нас со двора. А при таких неравных силах они нас завалят, поскольку сразу же дадут знать тем, что в городе, и через десять минут мы будем иметь дело с восемнадцатью противниками при шести магичках. Расклад поганый. Знал бы, что они так в город рванут, дождался бы их там и выбил бы половину, а то и всех.

– Ну, как говорится, знали бы, где упасть, соломки бы подстелили, – заметила Арина. – Что решаем? Время уходит, иначе нам придется иметь дело со всей кодлой сразу.

Демидов тяжко вздохнул и, придушив «жабу», которая крепкими лапами взяла его за горло, достал из разгрузки две полученные от верховной магессы Белогорска гранаты «вспышка». Отличные штуки, созданы магичкой второго уровня, а это значит, все что щиты, которые выставят птички, если, конечно, успеют, не выдержат. «Вспышка» – это огненный взрыв, который полностью выжигает десять квадратных метров меньше чем за секунду. Жалко, конечно, но делать нечего.

– Одной должно хватить, – он кинул ее Арине, которая ловко перехватила яйцо в полете.

– Ух ты! – округлив глаза и поняв, что у нее в руке, на выдохе произнесла магичка. – Откуда такая прелесть? Их в продаже не бывает. Гильдия только военным поставляет, и то в очень ограниченных масштабах.

– Подарок он магессы Даны, – прокомментировал Демидов, направляясь к выходу. – Рин, твоя задача подняться в башню, без шума и пыли, закатить гранату в комнату и добить выживших, если таковые будут, а мы с Кирой разберемся с теми, кто во дворе. Затем ты поддерживаешь нас сверху, только кобуру к пистолету прикрепи, будет комфортней. Или спускайся к нам. Ты начинаешь первая, как только рванет, мы вступаем в дело. Вопросы?

– Как найти комнату?

Игнат послал мыслеобраз, как быстро достичь цели. Несколько секунд магичка переваривала полученную информацию, потом кивнула.

– Теперь без проблем.

Фарат по приказу Игната еще раз просканировал территорию, диспозиция противника не изменилась: четверо в башне, десяток во дворе, двое наемников с крупнокалиберными дальнобойными винтовками на уцелевшей части стены, далековато до них, почти сто метров. Ну да ничего, автомат дотянется. Остальные расположились под навесом, где полевая кухня.

– Пошли, – скомандовал Демидов и быстро стал подниматься по лестнице.

Пролёт за пролётом, вот и дверь на тех этаж, сорвана с петель, все разломано и развалено, но нужно выше. Еще две лестнице, наверху раздаются шаги, кто-то спускается по ступеням. Игнат замер и, махнув рукой, останавливая идущих следом барышень. Какую-то падлу понесло вниз. Вверху виден свет лампы, горит тускло, едва ли метра полтора освещает.

– Назад, на тех этаж, – шепнул Демидов, и девушки послушно начали спускаться, стараясь ступать бесшумно. Хорошо, что свет тусклый, ни хрена спускающийся не видит, только ступени перед собой.

Вот и проход в разорённый хозблок, здесь раньше хранились продукты, а теперь страшно воняет гнильем. Игнат указал магичкам на стеллаж слева от входа, сам встал справа за стеной, достав кинжал. Сейчас надо работать тихо.

Мародер вошел следом буквально секунд через двадцать, высоко поднимая свою лампу.

– Ну и где здесь искать этот перец? – пробормотал он себе под нос.

И тут его взгляд наткнулся на двух женщин, красивых женщин, может, поэтому он не заорал. Игнат шагнул ему за спину, готовясь нанести удар, секунда, и труп рухнет ему под ноги.

– Привет, – неожиданно произнесла Арина, а потом свистнул нож.

Демидов только успел подхватить оседающее на пол тело, в шее, уйдя почти по рукоять, торчал тяжелый метательный клинок.

– Отличный бросок, – похвалил он. Вытащив из раны нож, он обтер его об одежду покойника и протянул подошедшей наемнице. – Все, пошли. Я думаю, у нас не больше десяти минут. Фарат, его не ищут?

Джинн просканировал Цитадель, минус минута.

«Нет», – прозвучал в мозгу Игната его голос.

Демидов буквально пролетел оставшиеся два пролета, замер перед входом, выглянул. Такой величественный и красивый холл лежал в руинах, обвалившаяся арка входа, закопчённый мозаичный пол, на котором выбит девиз егерей – «Без пощады». Потрескавшиеся мозаичные портреты великих охотников и основателей Братства на стенах, их почти не видно под слоем копоти, некоторые просто лопнули от бушевавшего здесь жара. А еще запекшиеся пятна крови, там, у стены, разломанные обломки винтовки, похоже, кто-то дал тут свой последний бой. Как же больно было видеть родной дом, превратившийся в руины. Игнат сцепил зубы так, что они оглушительно скрипнули в этой тишине.

– Я отомщу, – прошептал он.

Игнат взял поудобнее арбалет чужих и медленно тронулся в сторону выхода во двор. Он все гадал, почему шакалы расположились снаружи? Здесь просто очень грязно. «Ну, чистоплюи, я вам устрою генеральную уборку, слишком много грязи привлекли мертвые камни родного дома. Ничего сейчас почистим», – он твердил это как мантру. Кира медленно шла за ним, шаг в шаг. А вот Арина буквально растаяла в воздухе, применив какое-то из своих многочисленных маскирующих заклинаний, очень талантливая девочка. Сейчас она направилась в сторону лестницы, ведущей в башню наставников, та находилась дальше в глубине Цитадели. Хорошо, что Арина в отличной физической форме, ей придется подняться на пятьдесят пять метров, раньше там был малый телепорт, ведущий на этажи, теперь он мертв. Игнат мысленно пожелал девушке удачи, и как ни странно получил в ответ мысленный поцелуй. Зараза белокурая.

Демидов неторопливо добрался до парадного выхода, но выглядывать не торопился. Да и зачем? Есть Фарат, кокон сильно ослаб, и укреплять Игнат его не стал, может, он и наивный идиот, но он верил в договор между ним и джинном. Полная проекция двора пришла через минуту. Двое по-прежнему на стене, двое, включая одну магичку, колдуют над котелком, остальные устроились на остатках мебели, даже стол, суки, из общей столовой приволокли. До них всего двадцать метров, отлично слышны отдельные фразы, пока ничего не значащие. Один сидит отдельно, его правый глаз закрыт повязкой, странно. Зато понятно, почему его называют Адмиралом. Только вот не ясно, почему он не восстановил глаз? Хотя магички не всесильны, если срок ранения превысил три дня, регенерация утерянного невозможна. Да и дорого это, очень дорого. Был он мрачен и задумчив, остальные избегали смотреть на своего командира.

– Где Гвоздь? Его за перцем или за смертью отправили? – не выдержав, рявкнул атаман.

Игнат с трудом сдержался, чтобы не заржать в голос, Кира тоже улыбалась, в коконе веселился Фарат. Эта иномирная зараза давно научился понимать человеческий юмор.

– Да явится сейчас, никуда не денется, там так воняет, – ответил Адмиралу кто-то из мародеров.

– Сходи за ним, – приказал главарь, – этот придурок может в тюремной одиночной камере заблудиться, если бы он не его чутье находить тайники, я бы придурка давно к демонам выгнал. А так, этот урод приносит приличный доход.

Фарат моментально показал здоровяка, направляющегося в их сторону, оружие за спиной, он же на своей территории, егерь с бабами где-то снаружи, чего опасаться, это тем, кто в город полез, надо волноваться.

«Сможешь взять под контроль?» – поинтересовался у джинна Игнат, в его мозгу уже сложился план, как использовать этого покойника в своих целях.

«Этого смогу, – подтвердил Фарат, – несмотря на то, что у него очень сильный амулет, который должен защищать от ментального воздействия. Того телепата, что копался в твоих мозгах, он бы на раз отшил. Думаю, даже с иллюзией Ижанны справился бы. Но против меня не потянет».

«Хорошо, как войдет в арку, блокируй его».

– Кира, – обернувшись и глядя в ее глубокие яркие зеленые глаза, позвал Игнат, – сюда идет один из мародеров, Фарат возьмет его под полный контроль, и когда Арина будет готова, мы используем его, как средство доставки. Все сейчас он будет тут, не дергайся. – Но сам на всякий случай взял кинжал наизготовку.

И точно за выступам раздавались шаги, «гость» топал по камням, которые валялись у входа и некогда были аркой. Еще секунда, и он поравнялся с выступом, за которым укрылись Игнат и Кира.

Демидов приоткрыл кокон, секунда, и противник просто замер, потом повернулся к ним с деревянной без эмоциональной рожей и отвесил глубокий поклон. Игнат достал последнюю гранату и, приведя ее в боевое состояние, вложил в руку бандита.

«Фарат, пусть держит крепко, стоит разжать, и нам конец. Когда я скажу, ты отведешь его обратно, а дальше пусть разожмет руку».

«Будет сделано», – обрадовался джинн, похоже, это маньячный дух представил, сколько жизней он впитает за одну эту операцию.

– Ты гений, – восторженно заявила Кира, после того, как Игнат озвучил план. – И нам останется зачистить тех, кто переживет, все же на открытой местности «Вспышка» не так хороша, как в помещениях.

«Я готова», – всплыла в голове Игната мысль Арины, и тут же пришел мыслеобраз – комната, где на роскошном диване устроились две женщины, одна сосредоточенно смотрит в никуда, видимо, поддерживает заклинание, вторая вертит головой. Один из охранников стоит у окна, смотрит куда-то вдаль, второй у дверей, прислонившись спиной к стене. Это плохо, его, скорее всего, не достанет «Вспышкой». Ну да ничего, Арина – девочка взрослая.

«Отсчитай тридцать секунд и кидай гранату, дальше по обстоятельствам».

«Поняла. Отсчет пошел. Один…».

«Фарат, давай нашего друга обратно, постарайся зацепить всех. Как только рванет наверху, пусть роняет».

«Понял, хозяин», – радостно заявил джинн и, развернув пленника, повел его обратно.

– Готова? – повернувшись к Кире, спросил Игнат. – Твоя задача – прикрыть меня. Если кто уцелеет в лагере, я разберусь, в себя они придут не скоро. Наша основная проблема – двое на стене, вот их надо будет снять с гарантией, подави щиты.

– Сделаю, против меня им не выстоять, – решительно произнесла магичка и рефлекторно поправила выбившуюся из прически прядь за ухо.

Секунды тикали, и когда наверху полыхнуло, Игнат был уже как взведенная пружина, в руках арбалет неведомого мира.

С улицы закричали. Демидов ждал второй вспышки, но ее не было.

«Фарат, – мысленно взревел он, – быстрее, граната!».

«Видок, он борется, не могу разжать руку, – пришел мгновенный ответ. – Все!».

И тут же со двора полыхнуло, да так ярко, что Игнат на мгновение зажмурился, после чего, выскочив из-за угла, взял на прицел снайпера на стене, тот растерянно таращился на объятых пламенем людей и нового персонажа драмы заметил не сразу. Это стоило ему жизни. Игнат навскидку выстрелил, зеленая молния ударила в выставленный щит, и тот мгновенно погас. Парень дернулся в сторону, но именно в этот момент боевой пульсар ударил его в грудь, разнеся на куски. Второй стрелок оказался умнее, отбросив винтовку, он сходу нырнул через гребень стены, может, и повезет, там всего метров десять.

Игнат развернулся в сторону навеса. Там, где раньше была полевая кухня, валялись обгоревшие тела, трое или четверо, те, кто бросился сразу в глаза, от «подрывника» вообще ничего не осталось. Еще один катался по брусчатке в надежде сбить охватившее его пламя.

Заклинание ударило в Демидова совершенно неожиданно, щит выстоял, видимо, слабенькая магичка, сказалась разница классов. Игнат вскинул арбалет и выстрелил по направлению атаки, стараясь сместиться в сторону. Гранату, летящую к его ногам, он увидел в последний момент, он даже не успел крикнуть Кире, голубая вспышка, защита амулета исчезла, словно ее и не было, тело сковал жуткий холод, сознание продержалось еще мгновение, потом просто покинула хозяина, не заставляя его страдать в ледяной пустоте.

Когда Игнат очнулся, было темно, зубы стучали, отбивая мерную дробь, тело сотрясалось. Он лежал, сжавшись, укрытый чем-то тяжелым, одежды не было. Сознание медленно восстанавливало ход событий. Откуда прилетела граната? Почему он не увидел броска?

Игнат шевельнул рукой, и тут же тело прострелила судорога. Да что ж такое? А потом понял, граната противника, в отличие от «Вспышки», была зачарована на «Ледяной вихрь». Как выжил-то? Эта штука превращает в кусок льда все в радиусе семи метров, и глобальное обморожение всех, кто не дальше десяти, те, кто метрах в двадцати, зубами стучат. А эта штука взорвалась у него под ногами, по любому он – насмешка над смертью.

– Очнулся, – раздался усталый голос Арины.

– Кира?

– Жива твоя Кира, хотя ума не приложу, как вы уцелели, два кубика льда? Она не успела всего на мгновение, «черная жизнь» появилась, когда граната уже рванула, и вы получили часть Стужи.

– Это был «Ледяной вихрь», хотя… – Игнат задумался, – может, ты и права, на стужу тоже похоже.

– Я видела с башни. Кстати, это Адмирал изловчился. Не знаю, как уж он выжил, но это одноглазый швырнул. Я как раз из окна выкинула второго телохранителя, ох и силен мордоворот, мой отвод глаз на раз раскусил, стрельнул, когда я в комнату влетела, у него в автомате зажигалка была, ногу, падла, мне распахал, долго еще хромать буду.

Игнат извернулся, чтобы лучше видеть Струну, она стояла в паре метров, штанины не было, на бедре бинт, кожа вокруг красная, словно магичка залечивала ожег.

– Так где Кира?

– На лестнице, щит держит, ну и не забывает кошмарить тех, кто внизу. Пришла в себя часа четыре назад и меня сменила.

Игнат, наконец, смог разглядеть комнату, в которой находился. Явно апартаменты одного из наставников, просто больше нигде, кроме как в башне Цитадели, не было полукруглых стен.

– На, выпей, – Арина протянула ему хрустальный бокал, полный рубиновой жидкости, но поняв, что тот быстро его не заберет, поставила на столик рядом с кроватью. – Это вино крепкое, случайно нашла, когда комнату осматривала. Надо сказать, здесь, в нише, очень неплохой запас спиртного, тот, кто тут жил, был не дурак выпить. Как эти уроды не нашли? Ума не приложу, тут все перевернуто вверх дном.

– Как давно я в отключке? – стараясь выбраться из-под тяжести и взять бокал, спросил Демидов.

– Вы чуть меньше суток в отрубе провели. Сейчас глубокая ночь, до рассвета еще часа четыре, не меньше. Я вас вовремя сюда затащила. Только не спрашивай, почему сюда, знаю, что надо было в подвал, но так вышло, я телекинезом вас со второго яруса затянула в окна и щит поставила. Если интересно, почему именно так, то отвечу – вернулась часть команды, которая в город ездила, и против меня оказались двенадцать человек и три магички. Четверка и две пятерки.

– Значит, внизу выжили трое? – Игнат продолжил выбираться из своей «темницы», наемница помогать не торопилась.

– Адмирал, падла, выжил, я не успела его добить, снайпер со стены, он ногу сломал, и магичка, слабенькая. Хотя эта сука едва меня не угробила, когда я Кирку в башню поднимала.

– Мы на втором ярусе?

– На пятом, выше нас только та комната, где обугленные магички лежат.

– Вообще, что произошло? – Игнат наконец-то выбрался из огромной кучи одеял, которыми был укрыт, штук шесть, наверное.

У него все болело, но стало гораздо легче дышать, тело медленно оживало, похоже, Фарат кое-как сумел подлатать его даже через кокон. Кстати, о коконе, он его почти не ощущал. Если он раньше был как плотный хрустальный шар, то теперь он больше напоминал тончайшее стекло из небольшого городка Богемия, что располагался на окраине Гарнского королевства. Говорят, город стеклодувов получил это название в честь стекла, которое варили на старой Земле. С одной стороны ситуация с темницей джинна была очень опасна, если дернется, враз вырвется, но последнее время тот не делал ни одной попытки испортить отношения с Игнатом, стоит ли закручивать гайки? Или джинн тогда сказал правду у костра, и ему лучше, когда он вот так в темнице, чем когда он захватит оболочку? Нет, все же надо немножко укрепить, ему не особо это помешает, а Игнату будет спокойней.

Забрав стоящий на столике бокал, Демидов пригубил вино, действительно крепковато, но от него по организму сразу разлилась такая приятная теплота, что он начал пить большими глотками и довольно быстро осушил посуду до дна.

Снаружи сверкнуло, кто-то заорал, потом все стихло.

– Похоже, Кирка кого-то поджарила, мы с ней двоих минусовали, одного я на лестнице из пистолета в лоб, только шея осталась, и вот она кого-то. Еще вина хочешь?

Игнат покачал головой, его начало немного штормить от голода, бокал оказался не маленьким – грамм на триста, а вино градусов двадцать, на сытый желудок он бы даже не заметил такой дозы, а тут слегка захмелел.

– Что у нас с оружием?

– Что было в начале, то и осталось. Ты свой арбалет необычный так стиснул, с трудом твои закоченевшие пальцы разжала. Думаю, тебя твоя куртка из вертюхов спасла, ослабила магию гранаты, плюс «черная жизнь», которую активировала твоя возлюбленная, – причем, произнося последнее слово, в голосе Арины проскользнул плохо скрываемый сарказм.

– Ты все не успокоишься? – спросил Игнат, вставая, и только сейчас понял, что он совершенно голый.

Не очень стесняясь, он махнул руками, изображая мельницу, пытаясь разогнать застоявшуюся кровь. Все же Струна перестаралась, укрывая его таким количеством одеял, в надежде, что он оттает. Градова наблюдала за ним из-под приспущенных век, и вопрос полностью проигнорировала.

– Где моя одежда?

Девушка указала рукой в сторону кровати, и точно, в ногах валялась вся его амуниция и оружие. Через три минуты он был одет.

– Есть, что пожрать?

– Неа, у самое желудок сводит, все наше имущество, включая немногочисленные консервы, сухари и вяленное мясо, осталось в подвале вместе с твоей винтовкой.

За окном снова сверкнуло, на этот раз обошлось без вопля. Похоже, Кира промазала.

– Итак, мы в осаде?

– Зришь в корень, – ядовито прокомментировала данное предположение магичка. – Кира держит экран между холлом и вторым уровнем. Я почти опустошена, даже нет сил, резерв пополнить. Не могу сосредоточиться.

Игнат присмотрелся, в свете магической лампы Струна выглядела вымотанной. Бледная, мешки под глазами, если ей верить, то она в одиночку держала оборону, пока они тут валялись ледяными статуями. Жаль, что винтовка в подвале.

– Ну и что происходит? – подходя к окну, прикрываясь стеной, поинтересовался Демидов.

Быстро выглянув, Демидов тут же спрятался, и как оказалось, вовремя, выстрела он, конечно, не услышал, но серьезная пуля ударила в стену, выбив камень размером с кулак.

– Игнат, аккуратней там снайперы.

– Я догадался, – хмыкнул Видок. – Итак, ты пустая, Кира держит щит?

– Все верно. Магички регулярно объединяются в малый треугольник и, слившись, лупят в щит. Он дрожит, но держится. Я поставила не универсальное заклятие, а нечто сильное, собственной разработки. Они не знают, что он поглощает часть энергии и чуть укрепляется каждый раз. Если бы не это скрытое свойство, они бы убили нас еще до того, как вы с Киркой пришли в себя.

– Деньгами возьмёшь или натурой?

– И тем, и другим, – не смутившись, озорно сверкнув глазами, прокомментировала предложение Игната Струна. – Можешь даже орден выдать. У егерей есть ордена за выдающиеся заслуги перед Братством?

– Конечно, – сохраняя серьезный голос, ответил Игнат. – Для подобных случаев есть специальная награда – «Орден горбатого первой степени» с закруткой на спине.

Арина прыснула.

– Сгодится. Что планируешь делать?

– Убивать, – просто ответил Демидов. – Я жрать хочу. А еда есть либо у них, либо в подвале.

Он закину за спину автомат, взял арбалет и снова вернулся к окну.

– Если ты решил снять снайпера на стене, то зря надеешься, его прикрывает щитом последняя четверка. Надо сказать, талантливая девочка, у нее очень интересные щиты, мы с Киркой, когда она очухалась, попытались прибить этого стрелка, но ее защита выдержала боевой пульсар от Русалки, а снайпер тем временем убрался. Басаргина думает, что они что-то готовят.

– Логично, – согласился Демидов, занимая прежнюю позицию у окна, он уже заметил, где засел снайпер. Его задача – не давать смотреть во двор, ну и по возможности пристрелить того, кто решит полюбопытствовать.

«Ну что, Фарат, пора работать, – обратился он к джинну. – Я чувствую, ты стал еще сильнее».

«Да, но об этом мы поговорим в другой раз, тебе нужно ускорение?».

«Делай», – приказал Игнат.

Он даже не стал приоткрывать кокон, не было нужды, «пассажир» мог действовать и без лазейки. Игнат буквально возник посреди окна, для снайпера, который держит под прицелом башню, там еще пусто, его глаз не успевает за стремительно перемещающимся егерем. Выстрел, и изумрудная молния пробивает щит насквозь и поражает снайпера в грудь, его зачарованный жилет отхватывает пламя, которое пожирает грудь, прожигая в ней дыру размером сантиметров в тридцать. Тело беззвучно летит вниз, а Игнат уже ищет новую жертву. Но двор пуст.

«Где же магичка? Фарат!?».

«В бронемобиле», – последовал четкий ответ.

– Что ж, логично, – согласился Игнат и снова выглянул наружу, ища объект.

Все броневики были припаркованы в другом углу двора, метрах в двадцати от того места, где только что погиб снайпер. Всего их было три, еще один сожгли накануне утром, рядом столько же багги. Впечатляющий автопарк.

«Второй справа», – сообщил джинн.

Жалко, но что делать? Игнат вскинул арбалет и влепил заряд в лобовое стекло, видимо, его качественно зачаровали, «Голем» подобного надругательства не выдержал бы. Повторный выстрел, есть результат – осыпалось мелкими осколками. В ответ оттуда вылетел небольшой боевой пульсар, угодивший метра на три выше окна, громыхнуло, вниз посыпались обломки башни.

Игнат снова прицелился и выстрелил, но магичка за это время успела поставить щит, правда, он не помог. Изумрудная молния залетела внутрь, тяжелый бронемобиль вздрогнул и начал дымить. И тут магичка не выдержала, задний люк открылся, и оттуда вылетела женщина с короткими каштановыми волосами, она рванула в сторону замка со скоростью, невозможной для обычного человека. Похоже, наложила на себя ускорение. Видок успел выстрелить дважды, Фарат без приказа ускорил его. Но не вышло, магичка знала, что делала, мгновение, и она скрылась в Цитадели.

– Ушла, зараза, – сплюнув, подвел итог Игнат. – Пойду к Кире спущусь.

– Спустись, она будет рада тебя видеть, – сонным голосом заявила Арина, похоже, она задремала, пока он расстреливал противников во дворе.

Кира сидела за поворотом лестницы между первым уровнем и вторым, выглядела она устало, но как только заметила спускающегося Демидова, лицо ее осветилось счастливой улыбкой, зеленые яркие глаза сверкнули.

– Ты в порядке?

– Конечно, милая, – присаживаясь и обняв девушку, ответил Игнат. – Ты-то как?

– Устала, – честно призналась Русалка, – резерв еще есть, но надолго меня не хватит. – В этот миг со двора донесся взрыв. – Что там за шум во дворе?

– Это я, похоже, перестарался, снял снайпера со стены и пытался убить магичку, которая устроилась с комфортом в одном из бронемобилей. Не вышло, шустрая сука. А это, похоже, сгорел броневик.

– За снайпера спасибо, – и Басаргина поцеловала его в небритую щеку. – Этот гад меня чуть не подстрелил.

– Сколько их там?

– По последним данным, если сминусовать снайпера, то двенадцать, считая мачичек.

– Ну что ж, давай заканчивать. Где они сейчас?

– Половина в холле, остальные, не знаю где.

– Сейчас выясним. Фарат? – позвал Игнат.

«Уже делаю, – отозвался тот. Пошла минута. – Две магички, обе пятого уровня, и шесть мужчин, остальные в старой столовой».

– Хорошо, – он повернулся к Кире, – делаем так…

Игнат подошел к окну, вернее тому, что раньше им было, теперь вместо него трехметровый провал в стене, до крыши холла метра четре, еще пять до земли. Спуститься проблем не составило, пальцы легко находили многочисленные выбоины, оставленные стрельбой и бушевавшими тут заклинаниями, да и швы между камнями разошлись за долгие годы, хотя лет сорок назад, когда он только попал в Цитадель сопливым пацаненком, замок капитально реставрировали. Две минуты, и он уже на коньке, еще столько же и он присел слева от центрального входа.

«Готов», – послал он мысленное сообщение магичке, и та, вскрикнув, убрала барьер.

Фарат услужливо показал, как трое рванули вверх по лестнице, похоже, очень торопились захватить потерявшую контроль, а может, и сознание, магичку, именно такое мнение должно было у них сложиться. Демидов рассчитал все верно. Остальные тоже покинули укрытия. Магички регенерировали какие-то заклинания, Игнат высунулся, взял на прицел ту, что стояла дальше, и нажал на спуск, уже привычная короткая молния за долю секунды преодолела эти тридцать метров и ударила ее в спину, та рухнула лицом вперед, а по спине разбегалось изумрудное пламя.

Игнат выстрелил во вторую, та дернулась в сторону, и молния угодила в стоящего за ней тощего низкого с неприятной мордой мужика. Магичка нырнула на лестницу, ведущую в башню наставников, но это ее не спасло, оттуда вырвался «огненный вал», Кира не стала мелочиться, и просто смела с лестницы всех, кто туда проник. Волна пламени, заполнившая собой все пространство, просто поглотила мародеров и волшебницу, никакие щиты не смогли их спасти, а даже если и удержали магию, то Кира добьет обожжённых и ослепленных подранков. Двое оставшихся растерялись, они стояли слишком близко к лестнице, и их не задело, но ослепило. Игнат не стал дожидаться, когда они придут в себя, и добил двумя выстрелами.

«Холл зачищен», – послал он сообщение Кире.

За его спиной раздался новый взрыв, это вспыхнул и рванул второй броневик, похоже, пламя добралось до зарядной батареи, а она там не маленькая. Стало гораздо светлее.

Фарат снова без приказа показал картинку, оставшиеся выжившие в количестве магессы и трех мародеров, возглавляемых Адмиралом, пытались организовать оборону столовой. Волшебница выставляла щит, но судя по образу, который передал джинн, в ее глазах была паника, заклинание не выходило.

– Эй, егерь, давай поговорим, – раздался из разрушенной наполовину столовой голос уверенного в себе мужчины. – Отпусти нас, и я скажу тебе, кто заказчик.

Кира, как раз спустившаяся в холл, отрицательно покачала головой.

– А зачем мне это? Я и так узнаю, кто вас нанял, – проорал в ответ Демидов. – Поколдую над твоим телом, и все узнаю. Сдавайся, и мы тебя просто повесим.

– И за что ты меня вешать собрался? Это вы напали на моих людей, я не нарушил ни одного закона, – крикнул Адмирал в ответ. – Меня наняли найти предмет в уничтоженном замке.

– Ну, по закону ты прав, вот только этот разрушенный замок – мой дом. Я здесь жил, учился, тут погибли мои братья, а ты пришел со своими мордоворотами и ходишь по их праху. Без пощады. Если я тебя живым возьму, я тебя мясом наружу выверну, есть у меня в команде очень талантливая девочка.

– Приди и возьми, – заорал в ответ Адмирал, в его голосе проскользнули истерические безумные нотки.

Кира, стоящая напротив чудом уцелевшей и сейчас закрытой огромной арочной двери, на это только хмыкнула. Плеснуло силой, и воздушный кулак, не чета тем, что она метала в стену, закрывающую подземный ход, снесла преграду, словно та была из бумаги. Все, кто был в зале, повалились на пол, сбитые с ног. Игнат на скорости ворвался внутрь, разрядил арбалет в магичку, которая сидела на полу, по-детски закрыв лицо руками. Потом настал черед двух мародеров, один выстрелил в Демидова, но пули рванули пустоту, слишком шустра оказалась цель, ледяная стрела пробила его насквозь, несмотря на зачарованный защитный жилет. Второй, оглушённый, так и валялся на каменных плитах, накрытый сверху лавкой, которой, по ходу дела, пытались заблокировать двери.

Адмирал стоял в конце зала, вернее, рядом с завалом. К повязке, закрывающий глаз, добавилась обожжённая морда, похоже, все же досталось ему от «Вспышки». Левая рука тоже висела на перевязи, грязные бинты пропитались сукровицей, в правой руке пистолет. Их разделяло метров десять.

– Сдавайся, – предложил Игнат. – Расскажешь все, и я тебя просто повешу.

– Хрен тебе, егерь!

Он выстрелил от бедра быстро, на грани человеческих возможностей, но для Демидова это было очень медленно и предсказуемо, уйдя с линии на ускорении, даже не пришлось прибегать к услугам джинна, хватило собственных возможностей.

«Фарат, захвати его».

«Сделано», – пришел почти мгновенный ответ.

Но Игнат и сам видел, что сделано, Адмирал стоял совершенно спокойно, правая рука висела вдоль тела, пистолет валялся на полу. Демидов, не церемонясь, связал главаря мародеров, обыскал. Всю добычу сложил на частично уцелевший обеденный стол.

Кира устало опустилась на скамью, которую вернула в нормальное положение телекинезом. Только сейчас Игнат понял, как она вымоталась.

– Ничего, – ободрил он волшебницу, – найдем то, за чем пришли, и отдохнём.

Девушка в ответ вяло улыбнулась, и устало потерла лицо руками, дорого им далась битва за Цитадель. Игнат хотел обнять ее прижать к себе, но время поджимало.

– Отпускай, – приказал он Фарату.

Адмирал дернулся и тут же взывал от боли в покалеченной руке, а Демидов добавил ему в челюсть.

– Ну что, ублюдок, пора отвечать за все…



Глава одиннадцатая. Поиск.

Игнат смотрел на труп, раскачивающийся на воротах Цитадели, на его груди висела табличка — «Мародер и убийца». Сплюнув, он отшвырнул в сторону табурет, на котором еще три минуты назад стоял Адмирал, и пошел обратно в замок.

Кира и Арина спали на третьем этаже в комнате наставника Олега, хороший был мужик, учился вместе с Игнатом, специалист по выживанию. Многие егеря, которые выпустились за последние десять лет и дожившие до сегодняшнего дня, поминали его добрым словом. Мало, правда, теперь таких осталось. Игнат поднялся в комнату и остановился в дверях, обе магички лежали на чудом уцелевшей кровати, спали прямо в одежде, только разулись. Напряженные лица разгладились, беспокойство ушло, Кира улыбалась во сне, Арина же свернулась калачиком, положив ладошку под голову, она была такая смешная, по-детски беззащитная.

Демидов прикурил, он так устал за последние несколько часов. На дворе было раннее утро, свежо, тела мародеров, избавленные от всего ценного, полетели в воду, река быстро унесла их, кого поверху, кого понизу. Уже сутки, как все закончилось. С трофейной техникой не повезло: все броневики и багги выгорели, один неудачный выстрел лишил их приличного куша. Особенно сокрушалась Струна, весь бой она проспала, и когда в полдень, продрав глаза, выглянула на улицу, ее страдальческий вопль, а затем трехэтажный мат слышен был, наверное, на другом конце мертвого города. Оно и понятно – пять тысяч чеканов сгорело. Транспорт Цитадели сгорел еще во время атаки одержимых, Винт говорил, что из десятка мобилей удалось откачать только одну багги. Сокровищницу и оружейку он тоже вывез, на остальное времени не осталось, команды Адмирала и Быка две недели подметали все ценное, плохо только, что все ценное, что они добыли, было распихано по рюкзакам, которые сгорели вместе с броневиками.

Демидов взял почти пустую бутылку из запасов наставника Игоря и отхлебнул прямо из горла.

— Сладкое, – сморщившись, прокомментировал он.

Больше всего Видок не любил сладкие вина. А вот девушкам, похоже, оно пришлось по вкусу. Перед тем, как улечься спать, они плотно поужинали запасами мародеров и почти допили эту бутылку, литр на двоих — хороший результат.

Игнат сам не заметил, как задремал, и проснулся только, когда Кира дотронулась до его плеча.

– А чего нас не подождал? – немного обиженно спросила она.

Игнат потер лицо, пытаясь понять, о чем его спрашивают. Потом дошло.

– Ненужно вам это, что сделано, то сделано.

Магичка пожала плечами и протянула ему стакан с чаем. Игнат обвел комнату взглядом, но не обнаружил Арины.

— Ушла по делам, — словно подслушав незаданный вопрос, прокомментировала Кира. – Какой план? Надо бы быстро искать руну и уходить. Как ты вообще видишь эти поиски.

Игнат поднялся из кресла, автомат отправился к остальным трофеям, теперь при нем была его винтовка и арбалет, последний он точно из рук не выпустит, очень эффективным оказалось оружие чужого мира.

— Для начала поднимемся на этаж выше в комнату Трота, Стрелец последние годы занимал именно эти апартаменты. А там будет видно.

Кира кивнула.

-- Есть будешь? Мы разогрели остатки походной бурды.

Игнат кивнул, желудок требовал горячего, и желательно с мясом, а эта бурда, то ли каша, то ли суп, сваренный из овощей, копченостей и круп, которые нашлись в запасах, был именно таким – сытным и горячим, а еще довольно острым, девочки специй не пожалели. Пока ел, закусывая сухарями, вернулась Арина, уселась напротив, но все же деликатно отвернулась.

– Ты плохо о нем заботишься, – подколола она Киру, – смотри, как мужик оголодал.

– Я-то хоть забочусь, – парировала Басаргина, – разбудила, чаю налила, покормила, а ты где шлялась?

Подруги не выдержали и засмеялись в голос. Игнат на это только хмыкнул, надо ставить их на место, а то нашли повод для шуток.

– Кстати девочки, у меня не только голодный вид, но и жуткий недотрах, кто из вас будет решать эту проблему? В принципе, можете вдвоем, я не против.

Кира и Арина озадаченно уставились друг на друга.

– Сегодня мой, завтра твой? – наконец, предложила Струна.

– Хрен тебе, – отозвалась Басаргина, приняв соблазнительную позу и покачивая ножкой, туго обтянутой ботфортом, – мне его одной мало. Вот выберемся с этого пепелища, и я им займусь, а ты нам с утра кофе в постель принесешь. Так уж и быть, дозволю сделать это голышом.

Теперь настала очередь Игната озадаченно чесать в затылке. Шутка ударила по нему же. Арина задумалась.

– Не, так не пойдет. А если так? Кофе на тебе, а я расскажу, как хорошо было? Это ведь вполне заменит полноценный секс, я даже мыслеобраз сделаю.

– Не, лучше я тебе мыслеобраз пошлю, – покачала головой Кира. – А ты чего молчишь? – она посмотрела на застывшего Демидова. – Давай, определяйся, а то подеремся, и тебя ненароком зацепим.

– Ага, а что останется, сметем на кусок пергамента, – поддержала Арина, – и развеем на северном ветру. Мужиков вокруг дохрена и больше, нового найдем, а вот подруг у меня мало.

И они в голос рассмеялись.

– Да ну вас, – отмахнулся Игнат. – Все, пора делом заняться, Кир, у тебя как с резервом?

– Плохо у меня с резервом, – отозвалась магичка, мгновенно став серьезной. – Хватит на пару порталов и еще одно серьезное заклинание, а так, меньше четверти, вчерашняя ночь много сожрала.

– На меня не смотри, – отмахнулась Арина, – я почти досуха выжата, хватит на десяток простейших заклинаний или на одно серьезное типа транспортного портала. Ну, может, огненный удар, но я потом неделю буду восстанавливаться.

– Нужно поставить пару сигналок на дороге сюда и во дворе, нам будет некогда вертеть головами. Фарат, конечно, предупредит, если кто сунется, но он не всесилен и от него можно закрыться.

– Сделаю, – поднявшись, отозвалась Кира и вышла из комнаты.

– Ты не шутил насчет постели? – спросила Струна, уставившись на Игната, тон ее был совершенно серьезным.

– Конечно, нет, – отозвался Демидов. – Вы так мило пикировались за мой счет, вот я и решил вас немного остудить, кто ж знал, что вы такие языкастые, хотя я как раз знаю, что вы очень языкастые. – И расхохотавшись, Демидов прикурил.

Арина улыбнулась.

– Ничего, любовничек, хорошо смеется тот, кто смеется последним.

Кира вернулась через полчаса, сообщив, что со смертью магичек их закладки на дороге и мосту рассеялись, и сейчас только ее сигналки стоят.

Игнат поднялся из кресла.

– Ну что, пошли искать?

Спутницы синхронно кивнули.

Комната Стрельца была перевернута вверх дном, кроме того она нешуточно пострадала, похоже, на нее пришелся удар довольно мощного заклинания, а их тут бушевало много, магией фонило просто от всего. Игнат огляделся. Наружной стены не существовало, вместо нее пятиметровая дыра, на краю которой стоял обугленный с одного края шкаф, из него кто-то добрый выкинул все вещи хозяина. Кровать тоже сгорела. Демидов даже растерялся, не зная, с чего начать, поскольку жил наставник скромно, и больше в комнате ничего не было. Разве что чучело шестилапа, навечно замершее в углу, скалило десятисантиметровые клыки.

– Впечатляющий образец, – с уважением присвистнул Демидов. – Три раза на таких ходил, но подобных размеров не встречал. А теперь не мешайте, попробую нащупать нашу потеряшку руной поиска.

Игнат расчистил место, сел на пол и принялся рисовать руну, потом достал нож, полоснул себя по ладони и принялся обводить знак кровью, держа в памяти образ чужой руны и дневника Веревеи. Он уставился на начертанный знак, кровь пузырилась, и вот она обратилась в толстую короткую стрелку, которая четко указала направление на чучело шестилапа.

Видок поднялся, не верилось, что все было так просто, тогда бы одержимые магички нашли ее гарантированно. Он внимательно осмотрел тушку, ничего. Кроме того руна поиска не различает этажи, она дает только направление. Но стрелка явно показывает, что объект близко, а значит, чушь какая-то. Нападение произошло почти сразу, как Дед перекинул руну и дневник. Стрелец не отдал присланное в трофейную, иначе одержимые ее бы нашли. Что же получается? Да нихрена не получается. Где, мать его, гребаная руна?

– Девочки посмотрите внимательно на эту тушку, может, есть что скрытое, чего я не вижу? Фарат, – мысленно позвал он.

«Уже смотрю, обычное чучело, магией фонит, но тут от всего фонит».

Игнат бросил взгляд на Киру и Арину, те только пожали плечами. Демидов еще раз осмотрел комнату. Как мог старый егерь спрятать руну? Скорее всего, она была тут, но куда он ее дел после того, как началась атака? Одни вопросы и никаких ответов. Что сказал ему Дед? Игнат напряг память, вспоминая письмо. Что там было? Спроси у чучела, где подвал? Так подвал весь перерыли. Ну да, не нашли они потайной ход, ну и что с того? А то, что в этом подвале может быть не один тайник, да такой, что никто не знает о нем, кроме Стрельца. Винт ничего не говорил о теле наставника, они нашли почти всех, правда, многие обгорели, они опознали больше половины. Черт, как же хреново.

Игнат еще раз посмотрел на чучело. А что, если нет ничего иносказательного в этой фразе?

Игнат посмотрел в глаза шестилапа, такие жестокие, как и в тот день, когда тот сошелся с егерем.

– Где подвал? – спросил он у нелюди, правда, при этом чувствовал себе я идиотом.

И тут случилось то, чего он ну никак не ожидал: шестилап развел в стороны две верхние конечности, между ними проскочила голубая искра, десять секунд, и вот перед Игнатом и опешившими магичками полыхает портал.

– Охренеть, – в один голос произнесли волшебницы.

– Это ж сколько подобное чудо стоило? – опешила Арина. – Я о таком только слышала.

Игнат не стал раздумывать долго.

– Я иду внутрь. Кира, со мной. Арина, на прикрытии, может, случится так, что мы не сможем открыть обратного пути, через полчаса открывай заново. Все ясно?

Струна кивнула, но, похоже, обиделась, что Демидов выбрал Киру. Игнату же было не до капризов и обид, он шагнул в переход. Желудок крутануло сильнее, чем обычно, на мгновение верх и низ поменялись местами, и он буквально вылетел, больно ударившись коленями о камень, а секунду спустя сверху на него свалилась магичка, портал закрылся.

– И так было нихрена не видно, – произнес Демидов, – теперь вообще хоть глаз выколи.

Кира ничего не сказала, просто создала довольно внушительного светляка.

– А вот и Стрелец нашелся. Здравствуй, наставник.

– Ты его знал?

Игнат кивнул.

– Старый егерь, он меня учил стрелять, немного жесток был, но результат давал отличный.

Он повернулся посмотреть, что за спиной, не сдержался и вздрогнул, что ж, этого следовало ожидать – чучело здоровенного истинного оборотня в его нелюдской ипостаси. Выполнено было просто великолепно, руку мастера, похоже, вели сами боги. Красные глаза с вертикальным зрачком просто излучали ненависть и жажду убийства, клыки, когти, лысая шкура, которую брала не всякая пуля. Обычным чистым железом истинного оборотня не свалить, для них егеря покупали специальный боеприпас начинённый ртутью.

– Твой наставник был крутым мужиком, – оценила трофей Кира, – если, конечно, он убил этих тварей.

– Не знаю, он ли убил их, но мужик был крут, – согласился Игнат и подошел к телу и закрыл глаза.

«Фарат, сколько он мертв?».

«Он умер во время нападения. В портал наставник Трот вошел едва живым, у него в спине рана напротив сердца. Чудо, что он дошёл до дивана».

Игнат не стал проверять данные джинна. Жаль старика, но все умрем, даже странно, что тело почти не разложилось, да и запаха не было. Он внимательно осмотрел помещение. Комната квадратная с одной дверью три на четыре, потолок и стены каменные, стол, небольшой оружейный стеллаж с парой винтовок и боезапасом, кровать, диван, на котором лежит Трот, холодильный ларь, полки с консервами, несколько магических ламп, шкаф с одеждой. Что ж, тут есть все, чтобы пережить любую беду. Если бы только старик не пострадал при нападении… Игнат заглянул за дверь, как он и ожидал, туалет и душевая.

«Фарат, ты можешь сказать, где мы?».

«Очень глубоко под горами. Это была естественная полость в основании скалы, даже не могу представить, сколько труда пришлось вложить, чтобы оборудовать это убежище. Я ощущаю еще два таких, и одно большое, рассчитанное на сотню человек. Мне кажется, там кто-то есть, но это далеко, я дотянулся с трудом. Может быть, есть и еще, но радиус сканирования сильно ограничен. А еще тут все экранировано. Вокруг стоит защита от телепортации, ни одна портальница не сможет войти сюда или выйти. Где-то в глубине скал вмурованы артефакты, похожие на жезлы».

Игнат быстро пересказал Кире последние новости.

– Не хотелось бы здесь застрять, хорошо, что Арина осталась снаружи и сможет нас выпустить.

Демидов кивнул, перспектива была очень мрачной.

– Как ты думаешь, – указав на ларец в руках Стрельца, поинтересовалась Кира, – это то, что мы ищем? Он экранирован от магии, найти его заклинанием, руной или еще каким способом не возможно, кроме как увидеть обычным взглядом. Если бы не подсказка Деда, этот ларец навсегда бы остался тут со своим хранителем.

– Может быть, так и сделать? – задумчиво, словно размышляя вслух, произнес Демидов. – Кто знает об этом месте? Ты, я и Арина. Вернемся, скажем, ничего нет, все разрушено, проход завален и ведет в тупик. Ларец спрячем в тайник, ты поставишь мину-ловушку с отсрочкой на чучело оборотня, не будет его, никто не сможет пройти сюда порталом.

Кира задумалась.

– Может сработать.

Именно в этот момент за спиной возник портал.

– Рано, – озадачился Демидов и взял в руки арбалет.

Кира выставила щит, а в правой руке засветился боевой пульсар. Но вместо человека из прохода вылетел шар размером с кофейную чашку. Игнат ускорился, стараясь поймать гранату, но не успел, хлопнуло не очень громко, все помещение мгновенно заволокло дымом. Демидов рухнул на каменный пол парализованным, он видел, как медленно сползает по стене Кира, а из портала выходит, слегка прихрамывая, Арина.

Он попытался дотянуться до выпавшего из рук арбалета, но смог шевельнуть только кончиком пальца. Струна, холодно улыбнувшись, послала ему воздушный поцелуй и подняла оружие чужих.

– Мне пригодится, отличная штука. А вот и мой трофей, – она открыла ларец и достала оттуда руну и дневник. Лицо наемницы осветила счастливая улыбка. – Прощай, егерь, и ты подружка. Вам отсюда уже не выбраться. Я чувствую, как вокруг стоят артефакты, блокирующие любую телепортацию. Еды вам хватит надолго, правда, вот труп хозяина апартаментов портит картинку, ну да придумаете, куда его деть, в шкаф запихнете. Думаю, тут есть все, чтобы просидеть пару недель. Так что, не теряйте времени даром – общайтесь, любите друг друга. Я хотела сначала вас убить, да и приказ был именно такой, но зачем? Эта темница довольно надежна, живите. Видок, ты не против, если я заберу «Голема»? Понравилась мне твоя машинка. Да что я спрашиваю, зачем она теперь тебе? Спасибо, что нашли руну для меня. Ну да заболталась я, ждут меня уже. – Она присела рядом с Демидовым, склонилась и поцеловала его в губы. – Прощай, любовничек. С вами было здорово. – Она встала и, повернувшись к чучелу, произнесла, – комната.

Портал не открылся.

– Хм, – озадачилась намница. – Где Цитадель? Лапы оборотня разошлись, мелькнула голубая искра, и возник переход. – Прощайте, – бросила Арина и ушла в синий переливающийся овал. Секунда, и стало темно.

Игнат потерянно пялился в темноту, удар в спину от женщины, с которой у него, можно сказать, были отношения, оказался настолько неожиданным, что он не сразу обратил внимание на непрекращающиеся мыслеобразы, которые посылал ему Фарат.

«Фарат», – позвал он.

«Ну, наконец-то, – отозвался джинн, – давай, приоткрывай кокон, мне нужна полная свобода маневра, заклинания составляла магесса первой ступени, самостоятельно вы сутки будете валяться, пока начнете хоть как-то вяло руками двигать».

Игнат приоткрыл кокон, и тут же почувствовал, как по всему телу разливается живое тепло, и следы заклинания медленно начинают таять. Прошло минут сорок прежде, чем он смог пошевелить рукой, держать кокон было очень тяжело, и если бы тот был укреплен хорошо, наверное, даже не удалось. Еще через час он с трудом поднялся на ноги и кое-как доковылял до сидящей у стены Киры, попутно засветив магическую лампу на столе. Помещение залил ровный теплый свет, стало не так паршиво.

– Все будет хорошо, – произнес Демидов и приобнял девушку.

Слезы побежали из ее ярких изумрудных глаз.

– Все будет хорошо, – повторил Игнат.

«Фарат, – позвал он, – ты можешь помочь ей?».

«Твоя пассия сама отлично справляется, – отозвался джинн, – она же магичка, и сейчас ее организм почти поборол заклятие. Думаю, еще минут пятнадцать, и она окажется на ногах, причем будет стоять на них гораздо тверже тебя».

Так и произошло, Кира пришла в себя и, медленно подняв руку, сжала пальцы Игната, которые лежали на ее колене.

– Порву суку, – голосом, полным яда и ненависти, прошипела волшебница.

– Ты вправду думаешь, что она еще жива? – удивился Игнат.

Кира озадаченно посмотрела на него.

– Что ты хочешь сказать?

Игнат усмехнулся, потом еще раз, и еще, усмешка перешла в смех, жестокий, злорадный хохот. Он долго не мог остановиться, а Кира сидела все это время и молча смотрела на него. Когда он вытер глаза от выступивших слез, то заметил отпечаток беспокойства на ее красивом усталом лице.

– Извини, – попросил он, – нервное это. Ну, кому нужна свидетельница? Ей сыграли втемную. Отправили к нам, она выполнила задачу, втерлась в доверие, забрала руну, больше она не нужна, никто не должен знать, что одержимые получили то, что желали. Ее убили, скорее всего, еще во дворе замка. Мертвецу не нужно платить, мертвец не расскажет, даже случайно. Она хотела забрать «Голема», а это улика. Кроме того, одержимые не знают жалости.

– А если ты ошибся, и она работала на ту же заказчицу, что и Адмирал со своей бандой, а до него Бык?

– Резонно, – согласился Демидов, доставая фляжку и делая глоток, – но ничего не меняет, помнишь паладина в их группе? Он там был не просто так, его задача – устранить всех, забрать руну и, передав заказчице, сдохнуть. Никто не оставляет свидетелей в таких делах. Так что, не выйдет утебя с ней посчитаться. То, что осталось, лежит сейчас посреди двора на камнях.

– А если ей дорожат?

Игнат задумался.

– Вообще, Струна хорошая наемница, имеет определенные таланты, есть мизерный шанс, что, передав добычу заказчику, ее отпустят в надежде, что ее помощь в последствие понадобится. Не знаю. Ну, ты как, оклемалась? Если да, то давай думать, как выбираться из этой западни, я уверен, что выход отсюда должен быть, иначе стоит заблокировать чучело в кабинете, и останется только ждать конца от голодной смерти.

Кира поднялась и на всякий случай направилась к оборотню.

– Где цитадель? – потребовала она ответ.

Но чучело хранило гордое молча

– Что и следовало ожидать, она разрушила прямой путь, а значит, нам нужно искать выход. Попробуй портал сотворить, вдруг прокатит?

Кира сосредоточилась, пробубнила себе под нос формулу, сделал пас рукой. Игнат знал, что ничего не произойдет, но все же надеялся, что ошибается.

– А как же лампа работает и прочая мелкая магия? Ведь все, что тут есть, вода, свет, разогреть пищу – это все заклинания.

– Есть много способов, не дать построить портал, например, создать ограничение по классу заклинаний. Здесь, как и сказала сука, которая нас тут заперла, установлены какие-то артефакты, которые, например, не дают сработать заклинанию выше четвертого уровня. Хотя я создала боевой пульсар. Возможно, эти артефакты настроены на блокаду любых порталов, как транспортных, так и для перехода, кроме стационарного.

– Обойти это как-то можно?

– Если добраться до артефакта и разрушить его. Но я уверена, что он тут не один, и находится в недоступном для нас месте.

«Фарат, ты можешь обнаружить блокираторы?».

Ответ пришел мгновенно в виде ярко выраженного образа: сжатого кулака и большого пальца между указательным и средним, а в простонародье – фигу.

Игнат хохотнул и, отлипнув от стены, открыл холодильный ларь.

– Неплохо, – прокомментировал он, – мясо, рыба, замороженные овощи, пива нет. Не верю я, что старый Трот не озаботился вопросом выпивки. Он был не дурак выпить, да и пьяным стрелял лучше, чем трезвым. Дар у него был на стрельбу, говорят, ему дух так помогал.

Игнат под удивленными взглядами Киры быстро обыскал комнату и оказался прав, в диване нашелся тайник – три бутылки белого полусухого, очень дорогого с хорошей выдержкой, две бутылки виски, белогорская водка, коньяк из Церна, отличный, полувековой. Игнат взял стакан, протер его, вскрыл банку с консервированным мясом. И еще раз изучив бутылки, остановил свой выбор на коньяке.

– Ты так и будешь пить рядом с ним? – Кира указала на труп Трота.

– А что? Он даже почти не пахнет, – ответил Игнат. Но все же, ухватив тело за воротник, отволок в туалет и прислонил к столику, на котором лежали мыло и мочалка. – Извини, старик, – тихо произнес он, – брезгует она с тобой пить.

Когда Демидов вернулся, Кира уже сидела на кровати, подтащив к ней столик. Диван, на котором лежал покойный хозяин апартаментов, девушка старательно избегала. В ее руке была обычная пластиковая чашка, и сейчас она занималась тем, что «мучила штопор», вскрывая бутылку с вином. Игнат с минуту наблюдал за этой борьбой, потом магичка сдалась, чирикнула короткое заклинание, и пробка вылетела из горлышка, бутылка воспарила над столиком, и вино полилось в кружку.

– Неподходящая посуда, – вскрывая коньяк и принюхиваясь к божественному аромату, заметил Игнат.

– Другой нет, – отозвалась Кира. – За что пьем?

– Давай за нас, – предложил Демидов, наливая сразу грамм сто пятьдесят.

– На брудершафт?

– Давай, я уже давно хочу тебя поцеловать. Да все не получается, то нас льдом шарахают, то мы вышибаем информацию из Адмирала, то нас предают, короче, все времени нет. А хочется.

– Игнат, ты сумасшедший, – подвела она итог, – и за это я тебя люблю. Мы заперты в каменном мешке где-то под горами, ни одна живая душа, Градову в расчет не беру, нет у нее души, не знает об этом месте. А ты сидишь спокойный, дегустируешь пятидесятилетний коньяк и хочешь меня поцеловать, и, скорее всего, этим не ограничишься, поскольку я уже и так на кровати.

– Да, все именно так, – легко согласился Игнат и уселся рядом с ней, положил левую руку на плечо. – Знаешь, я однажды слышал поговорку, говорят к нам с Земли пришла, утро вечера мудренее. Типа надо отдохнуть, переварить произошедшее, и уже потом кусать себе локти, сетуя на безвыходность ситуации. Выпивки тут на пару дней, еды на неделю, вода без ограничений. И да, я предпочту пить коньяк с красивой женщиной, которая мне безумно нравится, чем в панике простукивать стены лбом, ища выход. Давай за нас.

Руки сплелись, и они осушили бокалы до дна, коньяк был замечательным, а алые губы Киры еще лучше. Ее куртка с порванным плечом полетела на пол, затем настал черед блузы, корсета. Кира же мужественно боролась с курткой Демидова, женская настойчивость взяла верх.

– Мы оба сумасшедшие, – прошептала она, лежа на спине, и Видок целовал ее грудь, спускаясь все ниже.

– Меня это устраивает, – отозвался Игнат, добравшись с поцелуями до живота девушки.

Кира вздрогнула и захихикала.

– Щекотно, – закричала она, – у тебя борода щекочется, иди немедленно наверх.

– Мы выберемся? – спустя час, лежа у Игната на груди, спросила магичка.

– Не знаю, – ответил он и стряхнул пепел на пол, очередное облако ароматного дыма взлетело и медленно поднялось к потолку. – Не хочу тебя обнадеживать, но Трот и остальные устроители этого убежища не выглядели идиотами. И если бы Арина на мгновение замерла и подумала, она бы не оставила нас в живых.

– Ты о чем? – озадачилась Кира. Потом в ее ярких зеленых и таких живых глазах проступило понимания момента. – Ты думаешь, есть запасной выход?

Игнат кивнул.

– Надо быть полным идиотом, чтобы делать портал, который так легко нарушить. Значит, есть другой, который позволит не мумифицироваться здесь, сдохнув от голода, или пустить себе пулю в лоб.

– И почему мы его не ищем? – сев и уставившись на Видока, полюбопытствовала магичка.

– Во-первых, я устал, – честно признался Игнат, – а еще соскучился по тебе, во-вторых, а куда торопиться? Арина сделал свое черное дело, мне вообще кажется, что наша встреча с ней в Сторожье была далеко не случайна. Просто я не понимаю ее роли во всей этой истории. Теперь нам некуда спешить, руна либо у третьей стороны, либо у одержимых. Все равно ничего не изменить, что случилось, то случилось. А тут хорошо, разве что труп наставника в туалете, ну да он нам вреда не причинит.

Кира задумчиво посмотрела на Игната, потом перевела взгляд на стол, бутылка с вином оторвалась от столешницы и жидкость полилась в стакан, потом тот же фокус повторил коньяк. Два стакана, воспарив, подлетели к ним.

– Давай за выход? – предложила она.

Игнат улыбнулся и стукнул стаканом по ее, звона не вышло, пластик не звенит.

Когда Игнат проснулся, Киры не было, только из маленькой душевой шумела вода. Демидов поднялся и направился на охоту, сегодня голые магички в приоритете. Ничего не вышло, Басаргина хоть и была боевой магичкой, но, скосив глаза на труп Трота, надавала Игнату по рукам и выгнала из кабинки. Так что, пришлось мыться в одиночку, когда она освободила душевую, если не считать уставившегося на него провалами глазниц Стрельца.

Когда Игнат вышел из душевой, Кира была уже полностью одета, экипирована, и сейчас с аппетитом уплетала какие-то консервы с сухарем, запивая все это остатками вина.

– А что, нормального мяса пожарить не судьба? Тебе так эта консерва понравилась? – поинтересовался Демидов, натягивая трусы, штаны и рубаху. – Блин, воняю, а времени постираться нет.

– Лень мне готовить, – отозвалась Кира. – Дай сюда свою рубаху, поколдую немного, резерв еще есть, хотя теперь снова нужно сутки убить, чтобы опять пополнить.

Игнат протянул рубашку магичке, а сам отправился к морозильному ларю, достав оттуда кусок говядины. Он озадаченно посмотрел на промороженное мясо и понял, что ждать, пока оно придет в состояние приготовления, не готов совершенно. Поэтому забросил мясо обратно в ларь и выбрал консервы. За спиной рассмеялась Кира, звонко так, задорно и совершенно не обидно.

– Ты права, милая, лень.

Выпив чаю, Игнат еще раз обыскал помещение. Рядом с оружейным стеллажом нашелся рюкзак, куда отправились местные винтовки и боеприпасы к ним. Кира к этому моменту закончила с рубашкой и протянула Демидову совершенно чистую и пахнущую зимой одежду, в которую он с удовольствием и влез. Пять минут, и он был готов хоть в бой, хоть в путешествие. Теперь осталось найти путь отсюда.

Два часа они лазили по маленькой комнатке, двигали мебель, перевернули все вверх дном, ни просвечивание Киры, ни возможности Фарата результата не дали. Игнат озадаченно уставился на чучело.

Кира сидела на кровати в сапогах, поджав колени к подбородку. Ее пустой взгляд уперся в стену, похоже, магичка начала терять надежду. Неожиданно она вскочила и в ее правой руке материализовалась небольшая шаровая молния, которую она с истеричным хохотом запустила в стену. Хлопок, во все стороны полетели осколки камня, а у волшебницы в руке был уже сгусток огня, через секунду угодивший в шкаф, запахло паленым пластиком. Игнат в прыжке сбил ее с ног и зажал руки.

– Успокойся, не сходи с ума, – заорал он ей в лицо, – мы выберемся!

Но та только смеялась, Демидов растерянно оглянулся и увидел на столе стакан с чаем, дотянувшись, он выплеснул остывший напиток ей в лицо. Девушка вздрогнула и, закрыв лицо руками, расплакалась, обняв его за шею. Она что-то пыталась говорить, всхлипывая, но Демидов не мог разобрать слов, только гладил ее по спине. Наконец, Русалка успокоилась.

– Все, я в норме, – произнесла она, отстранившись и вытирая лицо платочком, извлеченным из внутреннего кармана куртки. – Извини, сорвалась.

– Все нормально, я понимаю, тут у кого угодно крышу сорвет. Если бы не наш с тобой отдых, я бы тоже мог запросто с катушек слететь. А так я весь заряд на тебя выплеснул. Если нужна ответная услуга, только скажи.

– Может, позже, – улыбнулась Кира и подмигнула.

Взгляд Игната натолкнулся на чучело оборотня, он несколько минут смотрел на него, пока не понял, что же его так зацепило. И тут он хлопнул себя по лбу и весело рассмеялся.

– Я идиот, – сквозь хохот, произнес егерь. – Ну ладно я далек от этого, но как ты-то не догадалась? – сквозь смех поинтересовался он.

– О чем? – не поняла Кира.

– Это и есть портал, – указывая на чучело и стараясь отдышаться, ответил Игнат. – Арина разрушила один из приемников, другие-то, возможно, целы, нам нужно только знать адрес.

Магичка несколько секунд озадаченно смотрела на чучело, после чего ее лицо озарила улыбка.

– Где убежище? – вскакивая, выкрикнула она.

Естественно ничего не произошло. Игнат усмехнулся.

– Не торопись, милая, все немного сложнее, но я уже знаю, где искать.

Он направился к столу и выдвинул все ящики, в половине лежала всякая ненужная дребедень, а вот в двух нашлись бумаги и магический ключ. Демидов внимательно прочел все, что было написано. Отчеты его не интересовали совершенно, так же как и заметки наставника, он искал то, чего тут быть не должно, и такой лист имелся, на нем каллиграфическим подчерком выведена банальная детская считалка:

«На золотом крыльце сидели

Царь, Царевич,

Король, королевич,

Сапожник, портной,

Кто ты будешь такой?

Говори поскорей,

Не задерживай честных и добрых людей!».

– Как думаешь, что делает лист с детской считалкой среди отчетов и документов?

– Нечего ему там делать, – отозвалась волшебница. – Дай-ка посмотрю. – Она вертела листок в руках, водила над ним рукой, бормотала какие-то заклятия. – Сдаюсь, – устало произнесла она. – Ничего не действует. Вот Струна бы, наверное, справилась, у сучки всегда отлично выходило находить скрытое. Только одно знаю, лист отлично зачаровали, работала великая мастерица.

Игнат задумался. Стрелец не был магом. А как активировать заклятие, настроенное на не обнаружение? Либо слово, либо кровь, а может, прикосновение? Слово, конечно, вероятней, но чем демоны не шутят? Забрав у магички лист, Игнат направился с ним в ванную, если это слово или кровь, то они пропали, но вдруг повезет и достаточно обычного контакта? Повезло. Лист был зачарован на прикосновение, стоило приложить к нему руку мертвеца, как вместо строк считалки появились совсем другие слова. Игнат, затаивший дыхание, облегченно выдохнул, он быстро прочел текст на листе.

– Спасибо, старик, – произнес он.

Два выхода Игнат нашел. Мало, конечно, но лучше, чем ничего. Помимо портала в Цитадель, были еще два пункта с вопросом «где?». Первый – где верховный? Второй – где ковчег? В подгорные апартаменты главного егеря Демидову пока что было не нужно, а вот посетить ковчег стоило. Во-первых, там можно продержаться дольше, во-вторых, Фарат что-то говорил о живых.

Игнат прошел в комнату и, положив листок на стол, подошел к Кире.

– Ну что, милая, причал отходит, прыгай в лодку. – И закинув за спину рюкзак и взяв в руки винтовку, обратился к оборотню, – где ковчег?

Портал появился буднично и обычно. Игнат шаганул в него, и его снова крутануло, желудок рванулся к горлу. К счастью, переход длился мгновение, Игнат буквально вывалился в огромный зал, рассчитанный человек на сто, но на ногах устоял. Кира же на этот раз вышла совершенно обычно, Игнат даже позавидовал ей. Он огляделся, неяркий свет льющийся с высокого каменного потолка отлично подсвечивал разорванные тела и лужи засохшей крови. В отличие от комнаты Стрельца, здесь воняло, десяток тел валялись в главной зале, никакого оружия, на всех форма курсантов Цитадели, черное с красным.

Игнат вскинул винтовку, ища цель. Кира создала какое-то заклинание и выставила щит.

«Фарат, что у нас тут?».

«Одержимый, – отозвался джинн. – И очень сильный. Он уже знает, что вы тут. Где точно, сказать не могу, его дух получил свободу и отлично маскирует оболочку. При этом он напитался энергией убитых, тут гораздо больше трупов».

Игнат вспомнил, что говорил Винт, тел воспитанников нашли не так уж и много, думали, сильная магия напавших обратила их в прах. А оказалось, нет, была проведена эвакуация, хоть и не полная, в Цитадели всегда находилось около полусотни воспитанников. Закончившие обучения уходили в начале лета, оставались только курсанты, посредники в княжествах же набирали двадцать новых, из них к концу первого года обучения доживало семеро.

– Одержимый, – шепнул Игнат Кире, которая встала рядом с ним. – Фарат сказал сильный.

– Где? – так же шёпотом спросила волшебница.

У нее в правой руке горела жменя красных жемчужин, штук десять маленьких шариков, что за заклинание, Игнат не знал. А левая слегка светилась в цвет щита, который она выставила перед ними. Как оказалось совсем не зря.

Пуля угодила в щит и красиво сгорела в радужном пламене, полыхнув огнем, вылетела она из темноты, скрывавшую другую сторону зала, а тот был не маленький – метров сорок, и последние десять терялись в непроглядной тьме. Игнат даже выстрела не услышал, винтовки и так были не очень громкими, тише хлопка в ладоши, а тут совсем ничего.

– Неправильная тьма там, – вздрогнув, когда пуля угодила в ее щит, произнесла Басаргина, – не вижу через нее.

«Фарат, где он?».

Хотя Игнат и так знал, что ответит джинн.

«Во тьме, – пришел незамедлительный ответ, – и я не могу смотреть через нее. Я вязну в ней».

Игнат долго раздумывать не стал, а просто выстрелил в темноту, хорошо, что Кира догадалась выставить односторонний щит. Хоть и поддерживать его тяжелее. Пуля исчезла в черноте, потом послышался негромкий явно приглушенный взрыв.

– Уходим, – предложила Кира.

– Куда? – спросил Игнат. – У нас два пути: первый – в апартаменты Стрельца, второй – в бункер верховного наставника. Третий – завалить эту тварь, что ждет нас впереди. Все равно нам нужно искать проход, и начинать придётся отсюда. Швырни-ка туда что-то не очень затратное, но яркое. Посмотрим, как эта тьма реагирует на свет.

Кира с сомнение посмотрела вперед, потом горошины в ее руке пропали, и вместо них появилась сияющая сфера, которая неторопливо поплыла через зал. Достигнув черноты, она медленно двинулась вглубь нее, тускнея с каждым пройдённым метром.

Игнат снова не услышал выстрела, но, похоже, одержимый решил выстрелить по заклинанию, поскольку пуля, вылетевшая из темноты, ударилась в потолок и взорвалась, выбив облако каменной крошки. Демидов мгновенно выстрелил в ответ, и не наугад, он прикинул угол полета пули, выпущенной одержимым.

– Приготовься, – скомандовала Кира, – прикрой глаза, сейчас я разорву контроль, и сфера полыхнет. У тебя будет не больше секунды, чтобы увидеть его, ну и выстрелить.

Игнат кивнул и прикрыл глаза рукой, потом зажмурился.

«Фарат, как полыхнет, сразу ускорение».

Вспышка был яркой, но не такой, как Игнат ожидал. Когда он резко открыл глаза, то в конце зала сияла маленькая звезда, тьма клочьями разлеталась в стороны, но тут же, как ртуть, собиралась вновь. А за всем этим светопреставлением был виден одинокий силуэт, в который Игнат трижды выстрелил на максимальном ускорении, и трижды попал, только вот не учел, что в магазине винтовки заряжены пусть и рунные, но все же обычные стальные патроны. Тело противника рухнуло, но мгновенно сместилось и исчезло за поворотом. А вот тьма собиралась вновь такими темпами, пять минут, и придется все начинать сначала.

– Вперед, – скомандовал Игнат и, не дожидаясь, пока Кира уберет щит, обошел его и тронулся в сторону едва освещенного коридора.

Клочья тьмы становились все плотнее, некоторые уже достигали площади два на два метра. «Нужно ускоряться», – мысленно приказал Демидов сам себе. Он слышал за спиной тихие шаги волшебницы. Вот и край завесы, рукотворное светило почти погасло, тьма становилась все плотнее. Игнат перчаткой прикоснулся к черному лоскуту, размером с платок, и тот мгновенно шарахнулся от него, словно боясь руки егеря. Это придало ему решимости, он ускорился, сгустки тьмы в прямом смысле разбегались с его пути. Вот и проход, в котором стоял одержимый, широкие двери, черные вполне себе внушительные пятна на полу, похоже, ему неслабо прилетело.

«Фарат, чуешь его?».

«Теперь лучше, – отозвался джинн. – Он где-то в сотне метров дальше по коридору, там много дверей и помещений».

Игнат вытащил полупустой магазин и заменил его на новый с рунными пулями из чистого железа. Если бы он стрелял такими с самого начала, то тварь бы не ушла. Но больше всего тосковал по арбалету, который прихватила Градова.

Игнат тронулся по коридору. Кира молча шла следом, изредка взмахом руки она устанавливала щит, потом снимала и ставила новый, а в правой руке снова появились ярко-алые жемчужины. Так они прошли половину коридора, и тут снова появилась тьма под потолком метрах в двадцати, она начала стремительно разрастаться. И вот когда облако снова затянуло коридор непроглядной завесой, на них обрушился поток пуль. Щит, выставленный Кирой, буквально содрогался и вот-вот грозил рухнуть, он получил не меньше пятнадцати попаданий. Магичка, закусив губу, еще держала его, но с выстрелом становилось все тяжелее.

Игнат наугад разрядил магазин в темноту, стараясь накрыть как можно большую площадь. Кира, не выдержав, повалилась на пол, швырнув перед этим весь жемчуг в растущую тьму. Игнат же, выхватив пистолет, продолжил идти и стрелять. Сейчас в голове не осталось ни одной мысли, магазин опустел, и Демидов, схватив энергетический бич рванулся вперед. По нему выстрелили, пуля рванула левую штанину и вырвала клок мяса, но Видок даже не почувствовал этого. Два метра до тьмы, один, и вот она снова разлетается перед ним. На полу корчится человек, в его груди дыра, зачарованный нагрудник не выдержал, правая рука оторвана, в левой пистолет. Свист кнута, и рука с оружием отделяется от тела. Одержимый не издает ни звука, в его красных нечеловеческих глазах полное равнодушие. И тогда Игнат вытянул рунный нож. Вот тут тварь проняло, она начала отталкиваться ногами, но поздно, бросок был быстрым и точным, клинок, играючи, пробил защиту напротив сердца и вошел в тело одержимого по самую рукоять. Тот вздрогнул и замер, а нож засиял маленькой звёздочкой. Вот, значит, о каких свойствах говорили старые егеря, поглощая духов, ножи улучшаются, ни один другой клинок не смог бы пробить зачарованный жилет.

Игнат вернул свое оружие, вытер его о штаны покойного егеря, он знал его, Даниил по прозвищу Страж, тот командовал охраной Цитадели, она всегда была не велика – человек десять. Да и кому в голову придет – нападать на Братство? А вот как вышло. Интересно, как же он стал одержимым? Игнат выпрямился и вскрикнул, он уже забыл о полученной ране, и вот сейчас адреналин ушел, а боль вернулась. Скинув рюкзак, он достал руну лечения и впечатал клеймо в предплечье. Сразу стало легче, а еще он чувствовал, что Фарат уже занялся болячкой, джинн существенно усилился за последнее время. Не сказать, чтобы рана впечатляла, но и царапиной считать нельзя. Разрывная пуля из пистолета вырвала клок мяса на ноге размером с три пальца. Не смертельно, через пару дней и следа не останется. Вот ведь, опять левая нога! По пути к Кире, которая, тяжело дыша, сидела, прислонившись спиной к стене, он поднял пистолет и винтовку.

– Жива?

Девушка кивнула.

– Только вымоталась, резерва почти не осталось, пару светляков могу повесить или телекинезом подвигать что-нибудь, мне нужно отдохнуть. Извини, подлечить тебя не смогу.

Игнат улыбнулся.

– Я как-то раньше без твоего лечения обходился, и сейчас переживу. – Он поцеловал ее в лоб. – Давай найдем, где тебе поспать можно, чтобы не воняло. Посиди тут, я посмотрю.

Подходящее место нашлось буквально через пять метров дальше по коридору, «Старший наставник, смотритель ковчега» гласила надпись на двери. Эта комната мало чем отличалась от апартаментов Стрельца. Кровать, стол, шкаф, только не было морозильного ларя и плитки, чтобы готовить, оно и верно, тут должна быть впечатляющая столовая. Ведь по логике, в убежище должно укрыться все население замка, те, кто выживет, а это сотни две человек, но дошли только несколько десятков. И они полегли.

Игнат разобрал так и не пригодившуюся смотрителю кровать и вернулся к Кире, та уже спала, уронив голову на грудь. Демидов поднял ее на руки, ногу прострелило болью, но он, сцепив зубы, дохромал до комнаты, но даже после этого магичка не проснулась. Она не проснулась, когда он ее уложил на кровать, даже когда раздевал, только приоткрыла правый глаз, сонной улыбнулась и снова вырубилась.

Игнат поцеловал ее и, укрыв одеялом, вышел из комнаты. Дел у него было много, рана беспокоила этакой дергающей болью. Припадая на левую ногу, он доковылял до мертвого одержимого и, ухватив того за ногу, потащил по коридору. Нужно было прибраться.

На сбор трупов ушло три часа – двадцать шесть человек погибли в ковчеге, в основном все они были младшими курсантами, не старше тринадцати. Еще двоим было около семнадцати, а три девочки совсем малявки лет одиннадцать. Похоже, свежий набор.

В итоге прямо в «зале прибытия» образовалась большая поленница из тел погибших. Сжигать их привычными методами Игнат не стал, желания задохнуться не было от слова совсем, вот оклемается Кира, пополнит резерв, тогда быстро все магией уладит.

Вторым пунктом стало приготовление настоящего ужина. Одержимый капитально засрал кухню, везде валялись смятые консервные банки, о чистоте дух, взявший Стража под контроль, совсем не заботился.

Прибравшись и выкинув объедки, Игнат достал из морозильного ларя мясо, а из холодильного овощи. И принялся шаманить. Правда, выпивки он нигде не обнаружил, даже быстрый и тихий обыск комнаты смотрителя ничего не дал. Пришлось повторить неприятный переход в комнату Трота, где он вполне спокойно выгреб запасы спиртного и вернулся в ковчег. Он забрал с собой не только алкоголь, но и самого Стрельца, негоже наставнику в туалете гнить, пусть вместе с воспитанниками в пепел уйдет.

«Фарат, что это за тьма была?» – чистя картошку, поинтересовался Демидов.

«Ты познакомился с еще одной гранью темной энергии, – охотно отозвался джинн. – Правда, похоже, дух, который был в этом егере, не смог ей грамотно распорядиться. Духи, умеющие подобное, очень ценятся в народе ОР, те специально выискивают таких. Ты себе не можешь представить, на что способен подобный симбиоз».

«А почему тьма, скажем так, отступала, когда я приближался?».

«Ты не часть тени. Я же говорю, дух использовал его очень бездарно».

Больше ничего конструктивного добиться от джинна не вышло, и дальше Демидов готовил, предаваясь собственным размышлениям.

Когда Кира проснулась, в столовой был накрыт ужин на двоих. Игнат делал все, чтобы девушка не думала о том, в какой ситуации они оказались.

– Как вкусно пахнет, – улыбаясь и потягиваясь, произнесла она. Девушка не выглядела заспанной, похоже, она успела привести себя в порядок и выглядела не такой уставшей и опустошённой. – Мы ужинать будем?

– Сию секунду, моя прекрасная дама. Сию секунду.



Глава двенадцатая. Выход.

Следующие сутки прошли для Игната в непрекращающемся поиске. Кира на остатках сил немного укрепила кокон, хотя по ощущениям Демидова это была иллюзия, джинн стал так силен, что порвал бы его играючи. Вообще надо с магичками знающими обсудить этот вопрос, например, с Ижанной, она долгие годы помогала егерям проводить обряд подселения. Но для этого нужно выбраться отсюда, по прикидкам Игната с момента, как их предала Арина, прошло чуть меньше двух суток, надо шевелиться. Видок обошел все помещения, кроме одного, кабинета смотрителя, там, в круге рун, усевшись в самом центре, накачивалась энергией магичка. Простучав стены, облазив все закоулку, заставив Фарата, который с ворчанием, но подчинившись, раз двадцать просканировал каждое помещение, Игнат устало плюхнулся за стол и, достав коньяк, налил себе сразу полстакана, играть в эстета не хотелось, хотелось нарезаться. Вот только нельзя, через несколько часов Кира закончит, и можно будет немного отдохнуть, а потом продолжить поиски. В принципе, осталось только одно место, где он еще не искал кабинет верховного. Игнат покрутил в руках стакан и в два глотка допил чудесный, просто великолепный, ароматный коньяк. Выкурив папиросу, он небрежно стряхнул пепел на пол, нужно смотреть, что там у верховного Аркада, последнего настоящего правителя Братства егерей. Винт сказал, что они нашли его тело в кабинете с оружием руках — древней-предревней винтовкой, которой было чуть меньше, чем владельцу, однозарядной, но впечатляющего калибра, сейчас она висит на стене в главном офисе Белогорска. Он умер от разрыва сердца, не выдержало, все же старику исполнилось сто восемьдесят лет. Но Киру нужно все равно дождаться, без нее в портал соваться нельзя, вдруг он не сработает, и они окажутся разделены.

Оставшееся время Игнат провел у плиты. На этот раз он взялся за древний рецепт, пришедший еще с Земли, под названием Плов. Не сказать, чтобы очень популярное блюдо, но в разных ватагах и трактирах его готовить любили, сделать мало почти нереально и он очень вкусный. Почти все необходимое у Игната есть: рис, мясо, морковь, лук, чеснок. Вот только со специями проблема – нашелся только перец. Игнат вздохнул:

— Ну, значит, не судьба приготовить по канону.

Два часа он не отходил от плиты, возясь с большой толстостенной кастрюлей, которую пришлось использовать в отсутствие казана. Именно за этим занятием его застала Кира, выглядела она уставшей, мешки под глазами, лицо заострилось, ее золотисто-медовые волосы потускнели, словно из них забрали все пламя, шутка ли, почти сутки держать под контролем поглощаемую энергию?

– Как вкусно пахнет, — с преувеличенным энтузиазмом произнесла она, голос девушки соответствовал внешнему виду. – Сейчас поедим и пойдем искать выход.

– Сейчас поедим и пойдем спать, – твердо заявил Игнат. — А потом будем искать выход.

Кира покорно кивнула, похоже, сил сопротивляться у нее не осталось.

— Садись, – махнул Игнат рукой в сторону длинного стола, — все готово. Конечно, это не совсем настоящий плов, но я сделал все, что мог. Специй из Югкского княжества тут не нашлось.

-- Ничего, я уверена, вышло великолепно. – Глядя, как Игнат выкладывает на огромную тарелку рис с кусочками моркови, мяса и двух головок тушеного чеснока, Кира попросила, – давай быстрее, а то слюной захлебнусь, – и, словно в подтверждение, она принялась грызть ржаной сухарь.

Ужинали в молчании, только ложки стучали по тарелке. Игнат допивал остатки коньяка, Кира вскрыла бутылку сухого.

– С голоду не умрем, – заметила она, откладывая прибор, – во всяком случае, в ближайшее время. Но эти подземные приключения начинают напрягать.

– Держись, милая, – ободряюще улыбнулся Демидов. – Вот выспимся, и обязательно найдем выход. Я знаю, он есть, нужно только правильное слово сказать.

– А, что? – посмотрев на него, переспросила магичка. – Извини, прослушала, вырубаюсь просто.

– Пойдем спать, – вставая и подавая ей руку, предложил Игнат, – я тоже устал. Ты свой резерв под пробку заполнила?

– Да, теперь надолго хватит.

Большая кровать в комнате смотрителя просто манила, только сейчас Демидов осознал, насколько устал. Видок разделся и забрался под одеяло, сунув под подушку пистолет. Кира, аккуратно сложив свою дородную одежду, забралась к нему, поцеловала и, отвернувшись, мгновенно уснула. Егерь тоже провалился в сон. Снилась всякая муть, Арина снова и снова била его в спину, но на этот раз уже по настоящему, то нож, то пуля. И так много-много раз. А потом пришла Анна, легла рядом, и плохие сны ушли. Игнат проснулся свежим и отлично выспавшимся, Кира еще спала, прижавшись к нему спиной и захватив в плен его руку, пришлось будить, так как освободиться, не отгрызая ее, было нереально, а естественные потребности настойчиво гнали его в маленькую ванную. Игнат успел несколько минут понежиться под душем, когда дверь сзади тихонько приоткрылась, а потом сразу закрылась, а Фарат прислал мыленную картинку подкрадывающейся к нему обнаженной женщины. Дальше мылись уже вдвоем, хотя, что значит мылись? Быстрые поцелую превратились в страстные, и прекращались лишь затем, чтобы набрать в легкие воздуха. Какое-то время они стояли, плотно прижавшись друг к друга, Демидов крепко держал Басаргину за талию, а та смотрела ему в глаза, обхватив его шею.

– Ты любишь меня? – неожиданно спросила она.

– Люблю, – вполне искренне ответил Игнат.

– Кто такая Анна? – выпалила Кира и отвела глаза, словно ей было стыдно за этот вопрос.

– Как ты узнала? – спросил Игнат.

Русалка вздрогнула, мужчина в ее объятьях мгновенно изменился, голос стал сухим, объятие ослабло, словно он отстранился.

– Ты произнес это имя во сне, – наконец, ответила она, не имело смысла скрывать происхождение этого знания. – Я встала воды попить, а когда легла обратно, ты обнял меня, прижал к себе и прошептал Анна.

– Она не встанет между нами, – тихо и грустно ответил Игнат, перед глазами стоял столб и прикрученное к нему цепями обгоревшее тело. – Она умерла, вернее, ее убили.

– Те, кто за нами охотится? – спросила Кира, ее голос дрогнул, она видела, какую боль причинила этому крепкому мужчине, и теперь жалела, что подняла эту тему.

– Нет, это случилось очень давно, в диких землях. Забудь эту историю, она навсегда выжгла часть моего сердца.

– Извиняться не буду, – решительно заявила магичка, беря себя в руки, – и обещаю, что постараюсь не сжечь другую половину.

– Да уж, постарайся, егерь без сердца превращается в чудовище.

Кира хмыкнула.

– Был такой случай лет тридцать назад, даже песню сложили про это, слышала, ее трубадуры пели, как магичку сожгли, которую егерь любил, и он, обезумев, убил всех жителей маленькой деревни в диких землях.

Она подняла голову и вздрогнула, мгновение назад лицо Игната было почти спокойным, разговор свернул с неприятной темы, а теперь, ей захотелось оттолкнуть его, что-то чужое прорезалось в нем, злое, жестокое, как тогда, в Сторожье, когда он на нее напал. И тут Кира все поняла, и его оговорку про убийство этой Анны в диких землях, и про обезумевшего от горя егеря. Сейчас тот, кого люди называли карателем диких земель, был в ее объятиях.

Игнат стиснул зубы до скрипа и посмотрел в испуганные глаза Киры.

– Что ж, – произнес он ледяным голосом, – ты все правильно поняла, я тот самый слетевший с катушек егерь. Да, я их всех убил. – Он зло усмехнулся. – Хотя, похоже, кто-то выжил, чтобы рассказать. Это не я чудовище, это они были нелюдями, и я выполнил свою работу, убил их, и не секунды не жалел о содеянном. Я жалею только, что не смог ее спасти. Не бойся меня, я не причиню тебе вреда. И если ты решишь предать меня правосудию, я пойму.

И тогда Кира ударила его ладонью по лицу, наотмашь, вышло звонко под струями воды в маленькой душевой, она заплакала и уткнулась ему лицом в плечо.

– Никогда больше так не говори, – сквозь слезы попросила она. – Мне плевать, что произошло там. Я успела тебя неплохо узнать, чтобы понять, чтобы ты сотворил такое, нужно было действительно тебя довести.

Игнат успокаивающе провел рукой по ее сырым волосам, прилипшим к спине.

– Она была очень доброй и светлой, она умела только лечить, больше ничего, а они ее сожгли по навету. – Он поцеловал Киру в макушку и, отстранив, вышел из душевой.

Кира появилась на кухне спустя пятнадцать минут, ее волосы были сухими и расчесанными, она села за стол и взяла кружку со сладким чаем, который Игнат поставил перед ней. Похоже, магичка выбрала тактику под названием – ничего не случилось, что было, то было, и Демидов не мог не признать, что она верная.

Позавтракав холодным пловом, они несколько минут смотрели друг на друга.

– Ну что, давай искать выход из этой западни, я тут уже все облазил, осталось обыскать комнату куратора, ну и заглянуть в апартаменты верховного.

– Тогда вперед, мне уже осточертели эти подземелья, – решительно заявила Кира и улыбнулась, впервые с того момента, как задала вопрос, на который теперь она очень не хотела знать ответа, но что поделать, слово не воробей.

Обыск кабинета куратора ничего не дал. Ни в бумагах, ни в вещах не нашлось ничего похожего на список. Игнат даже по одному вкладывал листы в руки мертвого Трота. Ни потайных ходов, ни скрытого портала, хотя так, как скрыли предыдущие, можно даже не надеяться обнаружить его. Если бы не подсказка Деда – пройдешь мимо, не заметишь.

– Игнат, пора заняться мертвыми, – дотронувшись до плеча, произнесла Кира.

– Хорошо, но не трогай Стрельца и Стража, они могут еще пригодиться.

И тут он понял, чего не сделал… Страж, он не обыскал его одежду. Игнат вскочил и подбежал к лежащему отдельно телу егеря.

– Как же ты потерял контроль над духом? – спросил Демидов, присаживаясь рядом с Данилой.

Игнат быстро обшарил карманы: кошель с деньгами, пять чеканов, два магазина к пистолету, ключи, внушительная связка, часть с магическим следом. Здесь Игнат таких замков не встречал. Это что? Во внутреннем кармане пергамент размером с ладонь, на нем пусто. Пусто ли? Видок приложил палец мертвеца к куску кожи, и тут же получил результат.

– Гребаннная карта, – радостно закричал он. – Кира, смотри, это карта.

Девушка подбежала и заглянула через его плечо.

– Это не тут, и не комната Трота, может, покои верховного?

Игнат вглядывался в карту, несколько помещений, а если быть точным – три, и вот в последнем направо от входа на стене стоит крестик и пароль, конец изоляции.

«Фарат, – мысленно позвал он, – просканируй покои хранителя».

«Нет нужды, там три комнаты, одна за другой», – отозвался джинн.

– Кира, займись погибшими, – повторил свою просьбу Игнат, – они заслужили покой. Трота и Данилу тоже, они выполнили свой долг. А нам пора.

Волшебница кивнула, и у нее в руке возникло пламя, взмах, и яркая вспышка угодила точно в гору тел, пламя пожирало мертвых с удивительной скоростью.

– Прощайте братья, – с поклоном произнес Демидов, глядя, как огонь уничтожает мертвых, их убийц и старого егеря, который сумел спасти руну, а вот Игнат умудрился ее потерять.

Они закинули рюкзаки за спину и подошли к чучелу Лесовика, выполняющего тут роль портала.

– Готова?

– Давай, – с энтузиазмом ответила Кира.

– Где верховный? – обратился Видок к чучелу, и тут же между передних лап нелюдя возник портал.

– Скромно, – прокомментировала Кира, разглядывая апартаменты главного егеря. – Я думала, тут будет богаче.

Игнат на это только хмыкнул.

– Егеря редко бывают богатыми. Мало кто из них покидает Братство ради семьи, мы умираем в лесах и пустошах, сдерживая распространение нелюдей. Там деньги ничего не стоят. Конечно, у нас есть небольшие заначки в банках, транспорт, зарядка батарей, руны. Но там, где мы проводим девяносто процентов времени, золото никому не нужно, это вырабатывает определенные привычки и принципы. Вот и старик свое убежище обставил так, как привык. Разве что тут комната для его помощника.

Кира ничего не ответила, объяснение Игната было простым и понятным. Что-то подобное она подозревала и без него. Егерь, в которого она влюбилась, имел сменную рубаху, странный мобиль, винтовку, куртку и сапоги. Конечно, у него было кое-что заработанное на трофеях, но это так, мелочь. Ни дома, ни богатств, только рюкзак, в который влезало все перечисленное, кроме «Голема».

В помещении было пыльно, похоже, давно никто не посещал это убежище. Игнат бегло осмотрел пустые шкафы и стол секретаря и распахнул следующую дверь. Все та же простецкая обстановка, больше всего это напоминало кухню-гостиную, скрещенную с кабинетом: маленькая кухня за перегородкой, холодильный ларь, несколько шкафов, длинный стол, восемь стульев, один диван, журнальный столик, большая массивная хрустальная пепельница. Ничего личного, просто безликое рабочее пространство.

Третья комната оказалась поменьше, но была уже более домашней: полуторная кровать, шкаф с какими-то простыми повседневными вещами, письменный стол, несколько картотечных шкафов, в которые Игнат ради любопытства заглянул, кто-то содержал их в идеальном порядке, здесь был перечень всех егерей, выпущенных Цитаделью, многие из них давно мертвы. Учитывая последние события, эти шкафы можно было бы назвать архивом мертвых. Если раньше примерно численность егерей была чуть больше двух сотен, считая зеленых выпускников и древнего верховного наставника, то теперь около сорока, и новых выпусков в ближайшее время в Цитадели не будет. Если так и дальше пойдет, людям через пару лет придется очень тяжко, тварей будет все больше, а егерей все меньше. Демидов закрыл шкафчик, и заглянул в стол.

– Пригодится, – взяв увесистый кошель, прокомментировал он. – Тут не меньше пятидесяти чеканов, а может, и больше.

Кира равнодушно пожала плечами, в деньгах магичка не нуждалась.

– Давай уже пойдем отсюда, – попросила она, – устала я от этих подземных убежищ.

Игнат кивнул и направился к стене, в которой, судя по карте, был скрытый портал. Он внимательно осмотрел ее, никакого чучела, вместо него основатели Братства – граф Сергей Гореликов и магесса Александра Печорина. Граф был, первым кто начал искать юношей и девушек, способных воевать с нелюдью на равных. Рядом портрет магессы Александры, это была ее идея подсаживать духов в тела егерей, дабы сделать охотников еще более защищенными. Идея, конечно, не без минусов, но… Портреты не сказать, чтобы живые, но нарисованы с помощью магии довольно талантливым художником. Они словно следили за гостями, куда бы Игнат не встал, он чувствовал на себе пристальный взгляд либо егеря, либо магессы.

– Конец изоляции, – глядя на них, громко и уверенно произнёс Демидов.

Фигуры, стоящие в полный рост, протянули руки друг к другу, знакомые голубые искры скользнули с их ладоней и встретились на стене ровно посередине, и тут же возник портал.

– Прощайте, – благодарно кивнув портретам, произнес Игнат и получил в ответ два едва заметных кивка.

Портал был идентичный, только более долгий, прошло не меньше двадцати секунд, прежде чем Игнат вывалился с другой стороны. Причем он, как и все предыдущие, был очень жестким, а учитывая время перехода, с завтраком своим Игнат расстался, как только вывалился.

Кира появилась с небольшой задержкой в полминуты, выглядела она не очень. Игнат впервые видел, чтобы магичка, выходящая из портала, имела лицо цвета молодого салатного листа.

– Вот теперь я понимаю тебя, – через силу улыбнулась девушка. – Впервые меня так в портале крутило.

– Поздравляю, – усмехнулся Игнат, поднимаясь с колен и вытирая рот тыльной стороной ладони, – сегодня ты почувствовала себя обычным человеком. Я бы сравнил это с потерей девственности.

– Так себе шутка, – хмыкнула Кира и повесила в воздухе приличный «светлячок», который осветил довольно внушительную пещеру.

«Фарат, где мы? – спросил Игнат, приоткрывая и без того едва держащийся кокон.

Пока его «пассажир» сканировал окрестности, егерь изучал шершавую, явно обработанную, стену у себя за спиной, на которой был выложен сталью знак егерей.

«Без понятия, на три с половиной километра вокруг горы, – спустя пару минут доложил джинн. – А еще снаружи снег лежит».

«Ясно», – философски ответил Демидов и продолжил осмотр.

Пещера была внушительная и уходила куда-то вглубь горы. «Светляка» Киры оказалось недостаточно, чтобы осветить ее целиком, и свод терялся во мгле.

– Кира, что скажешь? Сможешь портал открыть?

– Без проблем, – отозвалась магичка. – Мы сейчас примерно в сотне километров от Цитадели. Я с большим трудом, но чувствую маяк, который поставила в таверне, где подземный ход искали.

– Тогда открывай проход туда же. Я вроде отдышался, переживу еще один переход, – он на секунду задумался, – блевать все равно больше нечем. Да и прохладно тут, в горах, если честно, а вещички у нас с тобой не зимние.

Кира с полминуты зачитывала заклинание, взмахнула рукой, и Игнат шагнул в овал портала, чтобы вывалиться спустя десять секунд возле обугленной стены «Черной лошади».

«Фарат, сканируй», – приказал Игнат, присаживаясь за грудой камней и дожидаясь, пока вестибулярка вернется в норму.

Кира вышла из портала, и присела рядом.

– Ты как?

– Меня от порталов тошнит, – схохмил Игнат.

Магичка улыбнулась.

– Привыкай, не последний раз.

«Группа падальников в полукилометре, три штуки, объедают трупы, им тут раздолье, – доложил джинн спустя минуту. – Еще есть пара бродячих собак, занимаются тем же. Как они вообще могут это жрать? Непонятно. Людей нет. Кстати, посредине двора лежит обгоревший труп женщины, я не уверен, но по-моему это ваша изменчивая «подружка». Ни руны, ни арбалета при ней нет. Так же я не нашел никаких сюрпризов, может, твоя милашка что-то нащупает?».

«Вот выберемся, попрошу ее как можно сильнее укрепить твой кокон, – пригрозил Видок, – будешь сидеть в одиночестве, и месяц никаких пополнений энергии, даже если трупы будут сотнями валиться».

Джинн в ответ на это только прогудел, изображая смех.

До Цитадели дошли минут за пять. Здесь мало что изменилось, труп Адмирала на воротах так и болтал ногами, покачиваясь на холодном ветру, Тело Арины лежало на брусчатке, глазницы были пусты одежда пострадала меньше так как была зачарована а вот кожа под ней обуглилась и почернела.

– Выжгли? – спросила Кира присев рядом, голос ее звучал спокойно, скорее даже равнодушно, видимо, ее совсем не расстраивала гибель бывшей подруги, которая предала их.

– Похоже на то, – согласился Демидов. – Прикрой меня, попытаюсь покопаться в ее мозгах.

«Не в чем там копаться, – мгновенно среагировал Фарат, – все спеклось, то, что у нее внутри, напоминает курицу, запеченную в духовке. Тот, кто ее убил, знал обо мне и очень не хотел, чтобы его опознали».

«Плохо», – подвел итог егерь и быстро пересказал разговор Кире.

– Посмотри, что у нее в карманах, может, там будет что-то, что наведет на след? – предложила волшебница.

Игнат без каких-либо угрызений обшарил и общупал покойницу, не в первый раз, брезгливых егерей не бывает в принципе, все гуманистские штуки наставники выбивали в первый год обучения. На свет из карманов и рюкзака появились кошели, туго набитые золотом, судя по пятнам крови на них, Струна наложила лапы на трофеи мародеров. Пистолет так и остался в кобуре, наемная магичка даже не успела его цапнуть, хотя, может, пыталась выставить щиты. А может, удар был таким внезапным, что она даже дернуться не успела. Игнат избавил ее от оружия и боеприпасов, самому пригодится, торгаши с руками оторвут. Из рюкзака он забрал ее великолепную колоду карт, жалко, если пропадет такая шикарная вещь, к ней минимум подходило двенадцать игр, и это только те, что знал егерь.

Басаргина, глядя на это, хмыкнула, но не осудила, она сама была любительницей стратегических карточных игр и понимала ценность приобретения, ручная работа, минимум семьдясет чеканов, хотя, скорее всего, гораздо дороже.

– А это что? – снимая с шеи Арины странный медальон, спросил он у Киры.

Та внимательно осмотрела находку – тонкая цепочка, незнакомый мутно-серебристый металл толщиной с монету, на нем выбита неизвестная руна.

– Впервые вижу. Дай мне пару минут, попробую почувствовать его суть.

Магичка отошла к наполовину обгоревшему бревну и, усевшись на чистый край, закрыла глаза, плотно сжав находку в кулаке.

Демидов же опять без всяких угрызений стянул с покойницы сапоги, они ему были без надобности, но вот то, что в них удобно прятать всякие бумаги, общеизвестный факт. И ведь не ошибся, в правом был плоский карман, в котором оказался зачарованный магией лист бумаги. Видок приложил к нему руку покойницы, ничего не произошло, похоже, какая-то иная активация. Лист он бережно убрал. Найти, кто взломает защиту, будет не так уж и сложно, и это не совсем далеко, есть в Орежском княжестве маленький городок Тишинск, мало кто знает, но именно там базируется ночная братия, в которой немало магичек-ренегаток, специалисток по взломам всего и вся. И глава этой мутной организации должен Игнату.

– Это мини ключ и одновременно маяк, – сообщила Кира. – Использовался для связи с тем, кто убил Градову. Одноразовый, – опередила Русалка вопрос Демидова, – разряжен, а напитать его обычной магией не выйдет. Я бы переправила его в Гильдию, пусть исследуют.

– Позже, – покачал головой Игнат, – нам нужно в небольшой городок на севере Орежского княжества, называется Тишинск.

– И что тебе понадобилось от ночной братии? И не надо делать большие глаза, кроме этого там только порт и шлюхи, сомневаюсь, что у тебя появилась нужда отплыть на острова или составить карту венерических заболеваний местных борделей.

Игнат показал волшебнице лист, та с минуту пыталась его взломать, но отрицательно покачала головой.

– Не мой уровень, Струна в этом отношении могла дать фору магичкам второй ступени, а может, и первой. Талантливая была сука. Почему ты не хочешь обратиться в Гильдию? Я бы за минуту передала медальон и лист магессе Дане.

– Потому, что я больше никому не верю, кроме тебя, конечно. Ладно, тут нам больше делать нечего, швыряй медальон Дане, пусть разбираются, если смогут. Опиши все, что тут произошло. Про зачарованный лист ни слова. Так же не говори, куда мы направляемся. А я пока приберу трофеи. Кстати, ночникам их и спулим, чуть дешевле, чем купцам, но все равно дадут хорошую цену.

Кира кивнула и принялась наговаривать магическое послание, штука хорошая, что-то типа пластины, созданной магией, на который записывается голос и пересылается абоненту транспортным порталом. В отличие от перехода, малый транспортник, если нужно передать мелочевку, что-то не больше и тяжелее килограмма, магички открывали чуть ли на пару тысяч километров. А вот порталы для транспортировки людей гораздо сложнее, и сил жрут больше.

Почти все трофеи оказались на месте, Арина забрала только золото, похоже, надеялась уйти порталом заказчицы, а та вряд ли бы позволила забрать пять здоровенных баулов с оружием и снаряжением. Перетащив все это во двор, Демидов даже взмок, но бросать было жалко. Кроме того это деньги, только оружие тянуло на тысячу чеканов.

Транспортный портал Кира открыла буквально за пару секунд. Демидов увидел на другом его конце знакомый кабинет верховной магессы и ее саму, сидящую за столом. О том, что если будет нужно что-то передать, договорились заранее, иначе Басаргиной просто не удалось бы получить разрешение на открытие портала напрямую в покои главной магички Белогорска.

Кира швырнула медальон и запись в открывшийся переход, дождалась знака от Даны, что посылка получена, и закрыла портал, после чего сразу же открыла проход к «Голему». Игнат, обвешанный баулами, как жадный торгаш, перешел туда, где оставили мобиль, который так хотела забрать себе Струна. Маскировка с него слетела, когда умерла Арина, но транспорт был на месте, как и рюкзак, который Демидов взял трофеями в башне гильдии.

– А ты не слишком увлекся погоней за материальным? – подколола его Кира, усевшись на переднем сидении и наблюдая, как Игнат трамбует рюкзаки в багажник. – Кто-то мне недавно говорил, что вам материальное чуждо.

– Так это попутный заработок, – отозвался Видок. – Кроме того, у меня есть женщина, которой нужно внимание.

– Значит, это все ради меня?

– Отчасти, но не сама суть, лишние деньги не повредят, это стол, кров, дорогие боеприпасы, новое оружие. Теперь я могу позволить себе набор зелий, как оказалось, они очень эффективны, раньше у меня на них просто не было средств. Кроме того, надо заменить батарею в «Големе», очень плохо держит заряд, да и резервную поставить не помешает. А новые стоят дорого. Все готово, открывай портал, первый пункт – Пограничный.

Кира, усмехнувшись, выбралась из мобиля и, прочитав заклинание, открыла портал, куда въехал Игнат, затем сразу второй, и вот они в поселке. Магичка немного не рассчитала и открыла портал на главной площади в пяти метрах от крыльца местной управы, а не перед воротами. Так что местная самооборона встретила их стволами, даже броневик откуда-то притащили с крупнокалиберным пулеметом и аж двумя рунами усиления, такой, наверное, с одной очереди любой щит развалит. Выглядели «вояки» уставшими и измотанными. Увидев их, Игнат понял, за время их отсутствия многое изменилось. В Пограничном пахло гарью, половина управы была снесена довольно мощным заклятием. Фонтан, гордость местного старосты, был раскурочен, изредка из каменной рыбки выплёскивалась тугая струйка, бивавшая сантиметров на двадцать вместо гордых трех метров.

– Эй, служивые, – крикнул Демидов, выбравшись из «Голема», – егеря не признали?

Те, наконец, разглядели странный знакомый транспорт и пассажиров, которые еще несколько дней назад квартировались у Никиты, и стволы опустили.

– Прощения просим, господин егерь, не признали сразу, – наконец произнес старший из самообороны. – Только нынче времена неспокойные, чужаков не пускаем, а вы портал посреди поселка сотворили.

– Вижу, что неспокойные, – согласился с подобным заявлением Игнат.

Кира, вышедшая из портала, молча стояла у него за спиной, причем Демидов ощущал наполовину сплетенное заклинание, девушка была готова к бою.

– Чего у вас тут произошло, магичку обидели?

– Так война началась. Как вы уехали, так и пошло, а сегодня ночью неизвестные в форме данника Полесского княжества графа Орлова, его территория находится километрах пятидесяти строго на восток, атаковали Пограничный. Большой отряд, человек двадцать при магичке сильной, без предупреждения, сразу магией. Людей побило много, половина сразу скончались, остальные раненые у знахарки валяются, мрут от ран, Дружинники княжеские, что у нас на постое стояли, все на стенах погибли. Отбились мы, конечно, даже потрепали их, человек пять убили. В лес они отошли.

«Фарат, сканируй лес», – мысленно приказал Игнат.

«Нет там никого, – спустя минуту последовал ответ, – во всяком случае, на расстоянии до двух километров».

– Они отошли, – сообщил Демидов новости собравшимся ополченцам. – Так что, мужики, можете выдохнуть, но бдительность не теряйте. Гонца в Орежск отправили?

– Магичка наша оклемалась, – раздался голос сбоку, это Леонид, глава Пограничного, решил выйти к гостям. – Если бы не она, они бы нас вообще с землей сравняли, отправила она послание транспортным порталом. Вот только ответа не пришло. Егерь, разведай, куда они подевались? Для тебя это раз плюнуть, а то стемнеет скоро. А мы в долгу не останемся, полста чеканов дадим за такую работу малую.

– Нет, Леонид, я тебе уже в прошлый раз сказал и еще повторю, что дело у меня важное. Кроме того ты забыл, егеря не принимают сторону княжеств, это ваши свары, мы убиваем нелюдей. Вот если они атакуют Пограничный, когда я тут буду, вот тогда мой долг велит помочь вам. Да и не собираюсь я задерживаться. Кира, давай портал поближе к Орежску.

Магичка кивнула и, пробормотав заклинание, открыла переход. Игнат направил «Голема» в новый портал, краем глаза заметив, как зло посмотрел на него Леонид. Сплюнув, глава поселка развернулся и ушел в разрушенный дом. Демидов даже едва не промахнулся мимо портала, в последний момент крутанул руль. Тошнота стала уже какой-то привычной, только за последние десять минут он уже трижды нырял в синий овал перехода. Когда мобиль выехал из перехода, то оказалось, что вокруг почти темно, крохотная поляна в окружении густого леса, Кира не рискнула открывать портал в столицу, и сначала перенесла их на лесную поляну, в часе езды от Орежа.

Басаргина принялась за новый портал, вот только прошла минута, за ней еще одна, девушка с растерянным выражением на лице развела руками.

– Не могу нащупать ключ Орежа, похоже, магички установили блокаду. Так что, придется своим ходом.

Игнат скептически окинул заросли, окружающие поляну. Фарат уже сообщил ему, что до дороги не больше километра, а до поселения он не дотянулся. Вот только как выбраться на дорогу? Что ж решение, было простым и гениальным. Кира открыла портал, секунда, и они посреди дороги. Правда портал вышел кривоватый и оказался прямо перед мостом, перекинутым через овраг, по которому тек мелкий ручеёк по колено, который местные громко именовали рекой. Выехав из перехода, Игнат едва не загремел в этот овраг вместе «Големом», спасла реакция, крутанув руль, он все же оказался на мосту.

Двадцать минут машина бодро бежала по накатанной и довольно приличной дороге, зажатой между двумя лесными массивами, а потом деревья как то резко кончились, и Демидов увидел впереди зарево, в ночном небе плясали яркие всполохи огня.

«Фарат, сканируй», – приказал Игнат, теперь после разговора с джинном он, не стесняясь, использовал его расширившиеся способности. За последние пару месяцев они сроднились, «пассажир» круто изменил курс, с ним стало гораздо легче. Игнат даже забыл, когда последний раз брал клятву. Правда, Демидов заметил, что тот стал часто присасываться к батарее «Голема», и одергивал напарника. Та была незащищена, и джинн черпал из нее энергию, не стесняясь. Эту проблему нужно будет решить, как можно быстрее. А встанет намертво, конечно, с ним магичка, и можно в любой момент подзарядить, но батареи большой емкости требуют долгой зарядки, а это нежелательно, хорошо вокруг не пустоши.

«Поселок горит, – сообщил Фарат через пару минут. – Там бой идет, человек сорок отстреливаются из-за частокола, за которым большой отряд, около сотни при паре магичек».

«Покажи образ», – потребовал Демидов.

В его голове всплыла движущаяся короткая картинка, секунд на двадцать, пара броневиков со звездой на борту, за ними укрылось человек двадцать пехоты, до стен метров сто, подальше миномет, возле которого суетятся люди. На всех очень знакомая форма, тёмно-синяя с такой же серебряной двенадцати лучевой путеводной звездой, как на борту их бронемобилей. Похоже, Полесское княжество напало на своего старого недруга, долгие годы ни войны, ни мира, постоянное напряжение, и это не пограничный набег, это настоящая война. Вот только полесцы не конкуренты Орежу, сил у них маловато. Кроме того, у князя Игоря есть верный союзник – Дарское княжество, которое запросто ударит на запад прямо в тыл полесью.

– Давай сразу к Тишинску, – повернувшись к Кире, попросил он, – нам тут делать нечего, не проехать, эта свара нас не касается. Да и жить поселку осталось не долго.

Словно в подтверждение сверху яркими вспышками с темного неба пошел метеоритный дождь. Сотни раскаленных сгустков летели к земле, при падении каждый из них взорвется, сжигая все вокруг. Поселок доживал свои последние минуты, там наверняка не было сильной магички, которая смогла бы выставить купол или еще что придумать.

«Метеоритный дождь» еще несся к поселку, когда перед Игнатом открылся портал, в который он направил мобиль. Сталкиваться с боевой магичкой, поддерживаемой ротой дружинников и артиллерией, не хотелось. «Голем» выехал из портала посреди какого-то убранного поля и едва не врезался в стог сена, спустя две секунды появилась Кира, выглядела она уставшей, шутка ли, пять порталов меньше чем за сутки, почти полторы тысячи километров?

– Больше не могу, – виновато произнесла она, устало забираясь на переднее сиденье с ногами, – тут всего сто километров до Тишинска, ближе не вышло. Надо было тебе все же Ижанну брать, она бы сейчас, наверное, без проблем смогла бы открыть портал в Белогорье.

– Ни на кого тебя не променяю, – Игнат нагнулся и погладил ее по волосам. – И уж точно предпочел бы еще раз застрять с тобой в том убежище Братства, чем с Ижанной.

Кира устало и вымученно улыбнулась, после чего закрыла глаза и мгновенно уснула.

Фарат просканировал местность и доложил, что впереди в двух километрах дальше по дороге поселок, только странный – ни души там нет. Видок задумался, гнать ночью по земле, на которой идет война – верх безумства, поэтому он быстро разгреб стог сена, который оказался довольно внушительным, метров пять в окружности и загнал в образовавшуюся нишу «Голема». Целиком спрятать не удалось, зад на полметра выглядывал, но в темноте это не играло никакого значения. Взяв винтовку, Демидов огляделся и, не обнаружив ничего опасного, медленно направился к поселку. В отличие от многих заклинаний, те чары, что Арина наложила на мобиль, с ее смертью не рассеялись, они стационарные, привязаны к объекту, только изредка подновлять нужно, так что Кира в безопасности, никто кроме Игната не мог приблизиться к «Голему». И заклинание вреда не причинит, поскольку настроено на нее, как на вторую хозяйку.

К поселку Игнат вышел через двадцать минут. Можно было, конечно, и быстрее, но последние триста метров он крался. Тот был мертв, ни одного огонька в окнах, ни людей на улице, ворота стоят нараспашку. А еще Игнат ощущал что-то чужое, противоестественное. Фарат тоже не мог обнаружить жизни и смерти. Но чьё-то присутствие джинн чуял.

Видок поднялся и медленно пошел к распахнутым воротам, лезть через стену, пусть она всего четыре метра, было безумием, наверняка, наложены сигнальные чары, а может, и ловушки какие, поселок довольно крупный, человек на пятьсот, могут себе позволить пару магичек.

Игнат миновал ворота. Ощущение чужого взгляда пришло в тот момент, когда он пересек границу поселка. Никто не выскочил из домов, не залаяли собаки, мертвая тишина. Да что ж такое творится? Сколько дней они провели в глуши? Неделю? Игнат наморщил лоб, мысленно подсчитывая время. Три дня, пока захватывали Цитадель, столько же выбирались наружу из ковчега… Или все же четыре? Так, медленно ведя подсчеты, он дошел до центральной площади.

«Фарат, – позвал он, – давай, напрягись. Чую, что люди тут есть».

Джинн не ответил, ждать его доклада пришлось довольно долго. Наконец, дух выдал картинку: на крыше здания позади него стояла едва заметная тень. Демидов медленно повернулся, поднял глаза, и встретился с полным ненависти взглядом. Существо, смотрящее на него, желало одного – убить его. А еще он узнал, с кем имеет дело, это была нелюдь, настолько редкая, что упоминалась всего в одной книге. Последний случай встречи с ней был двести лет назад, маленькое баронство возле разрыва, неожиданно замок хозяина земель вымер. Люди, которые туда отправились, тоже не вернулись, и тогда позвали егерей и магичек. Вернее, не так. Сначала туда отправился один егерь, вошел в ворота, и с концами. Тогдашний варнский князь окружил баронство войсками, поднял договор с егерями Гильдией и Лигой, по которому те были обязаны выступить на его стороне в случае, если нелюдь, нежить или еще что с грани миров угрожает княжеству. Он оказался прав. В замке барона, да и замком это было назвать сложно, каменное строение на склоне горы с пятиметровой стеной и тремя башенками, так большой дом, и вот в этом большом доме угнездилась тень. Вернее, не тень, это была нелюдь, которая укрывалась, образно говоря, призрачной одеждой, которая делала ее почти невидимой. Выдавали тварь только глаза. Потребовалась жизнь семи егерей и четырех магичек, восьми инквизиторш, прежде чем смогли убить это. Людей в том замке он подчинял себе, его пища, вот только мясо ему без надобности, и воду он не пьет, он питается кошмарами, страхами. И чем их больше, тем он сильнее. А когда охота за ним кончилась, и нелюдь сдохла, умерли и все, кто был под его властью, кроме одного, выжил егерь, который и стал автором статьи в фолианте, известной теперь всем как призрачный охотник.

И вот такая тварь сейчас стоит и смотрит Демидову в глаза. Игнат судорожно пытался воспроизвести в памяти текст такой редкой и ненужной статьи. Нападает из тени, подчиняет прикосновением, ночью, как ни странно, слабее, чем днем, но когда напитается жертвами, что происходит быстро, особенно если их много, то ему становиться все равно, ночь или день. Стремителен, физическое оружие – когти, может порвать заговорённую кольчугу. Убивает рунное железо. Игнат усмехнулся. «Спасибо, наставник Славий, – мысленно поблагодарил давно умершего егеря Демидов, – добротно вбил в голову юнца знания».

Тварь прыгнула с крыши, словно с нижней ступеньки лестницы, как будто высота не десять метров, а всего несколько сантиметров, приземлилась в паре шагов и издала резкий вопль, от которого Игнат мгновенно оглох и едва не потерял сознание. Демоны, а вот про это он забыл. Еще секунда, и он станет еще одной живой куклой-батареей. Лапа призрачного охотника уже занесена для удара, и тут Игнат вспомнил про артефакт «отвода глаз» на шее. Как там Кира сказала? Княжеский? Вот сейчас и проверим.

– Тырку, – выпалил Игнат кодовое слово, написанное на другой стороне артефакта. У изготовителя было чувство юмора, ведь активация – это «укрыт» наоборот.

Нелюдь замер с занесённой лапой, человек, стоящий перед ним еще мгновение назад, пропал. Но тварь была умной, она не стала ждать развития событий, просто сиганула обратно на крышу и уставилась на пустую площадь. Игнат медленно поднял винтовку и прицелился, теперь через прицел с руной он видел длинную тощую костлявую фигурку, напоминающую по очертаниям человека. Выстрел, тварь дернулась, и такая замечательная пуля, которая должна была оторвать нелюдю голову, ушла в небо.

Тварь снова завизжала, причем взяла на тональность ниже, ноги Игнат подкосились, ярка выпала из рук и рухнула на брусчатку, а следом упал на колени и егерь, зажимая уши руками, которые мгновенно покрылись кровью. Нелюдь прекратила орать, она видела винтовку, выпавшую из рук Видока, но по-прежнему не видела его самого. Рассудив, что там, где валяется оружие человека, лежит и он сам, сиганув с крыши, она начала принюхиваться. Демидов ничего не слышал, глаза болели, он видел смутный силуэт в метре от себя, и с каждым мгновением силуэт, глубоко втягивающий невидимыми ноздрями воздух, приближался к испачканному кровью лицу егеря. Рука Игната медленно потянула рунный нож, пистолет оказался прижат бедром, кинжал был слишком длинным и быстро его не достать. Один звук, и тварь ударит на поражение. И тогда точно все. Хлыст быстро не применить, а вот нож, созданный специально для поглощения сущностей нелюдей, годился для одного удара. Вот тварь зависла прямо над ним, Демидов приоткрыл кокон, и скомандовал:

«Ускорение по максимуму».

Рука ударила так быстро, что нелюдь не успела дернуться. От этого действия отвод глаз сорвало, и раненый охотник обнаружил добычу, валяющуюся прямо перед ним. Тварь занесла трехпалую ногу, но именно в этот момент нож, так и оставшийся в ее боку, ярко засиял, а из темноты вылетел стремительный голубой росчерк, угодивший противнику прямо в грудь. Небольшой боевой пульсар разнёс нелюдь на части, нож улетел куда-то в сторону, заскакал по камням.

– Живой? – подойдя и склонившись над лежащим на камнях Игнатом, спросила Кира. – Боги, как ты с твоим везением умудрился прожить столько лет?

Демидов не столько услышал, сколько прочитал по губам то, что сказала магичка.

– Да как видишь нормально. Тварь умерла бы через пару секунд, так что разрывать ее боевым заклятием не было никакой нужды, я теперь весь в ее потрохах. И говори громче, уши пострадали.

– И это вместо спасибо, – сквозь глухоту пробился голос Киры. – Вставай, – она протянула ему руку. – Кто это был?

– Призрачный охотник, – с трудом поднявшись и стараясь счистить с себя внутренности нелюдя, ответил Демидов.

– Шутишь? – раскосые глаза Киры округлились до невероятных размеров.

Игнат покачал головой и едва не рухнул, поскольку земля тут же закружилась и поманила к себе.

– А люди где? – уже зная ответ, спросила девушка.

– В домах, наверное. Он тут уже несколько дней. Как никто не заметил, что целые семьи не выходят на улицу? Ума не приложу, но, похоже, живых тут нет. Найди, пожалуйста, мой нож. – Сам же, присев, Видок поднял из лужи черной густой крови винтовку.

Басаргина не стала ходить по площади, а просто, чирикнув заклинание, приманила к себе клинок, обтерла его платком, вернула Игнату, после чего отвела егеря к памятнику какому-то мужику с винтовкой в руках, стоящему посреди площади, и, усадив на оградку, принялась за лечение. Двадцать минут, и Демидов снова чувствовал себя отлично.

– Как ты здесь оказалась?

– Просыпаюсь, тебя нет. Вспомнила, что перед тем, как отрубиться, ты сказал, что поселок странный. Я была уверена, что ты решишь посмотреть, что да как. Открыла портал и шагнула на улицу, тут заметила эту черную тень, потом и ты появился. Отводом воспользовался?

Демидов кивнул.

– Заряжу попозже, полезную игрушку ты у разбойников отнял, жизнь она тебе спасла.

– Ты даже не представляешь, насколько, не будь у меня этого козыря, нелюдь бы меня подчинила раньше, чем я успел бы вскинуть винтовку. Ладно, пошли отсюда, рассвет через пару часов, сможешь еще немного поспать. – Он взглядом отыскал голову твари и, вытащив из кармана сложенный мешок, запихнул ее туда. – Но сначала открой портал в Братство, нужно передать доказательства присутствия призрачного охотника и поднять егерей в ружье, если такая тварь объявится в Белогорске, пусть будут готовы.

– Только вот в отделение Братства я не смогу открыть прямой портал, – сообщила магичка, – там для меня блокада стоит, так что, придется верховной магессе отправлять.

– Ну, пусть будет так, главное, чтобы Винт и Бобыль были предупреждены.

Кира быстро создала звуковую пластину, куда Демидов за пару минут надиктовал поясняющее сообщение. Басаргина прицелилась и, пробормотав заклинание, открыла транспортный портал в кабинет магессы Даны, куда и швырнула мешок с головой и записью. Окно портала ярко полыхнуло короткой голубой вспышкой, сигнализируя, что посылка дошла.

На обратном пути Игнат все же заглянул в крайний дом перед воротами, как он и предполагал, все они были здесь: мужчина и женщина средних лет, мальчик и девочка лет пятнадцати, тела валялись друг на друге посреди комнаты, словно упали только что.

Закрыв дверь, он быстро догнал ушедшую вперед Киру. Кому-то предстояло найти это жуткий могильник. С рассветом, едва солнце показалось из-за далекого леса, «Голем» пронесся через мертвый поселок, рванул к Тишинску. Конечно, можно было бы открыть портал, но Игнат не хотел напрягать Киру, два часа, и перед ними стены маленького портового городка. На этот раз обошлось без сюрпризов, никаких чужих войск, в воротах, куда устремился народ из близлежащих поселений со своим скарбом и скотиной, стоят княжеские дружинники. Теперь осталось малое – найти короля местной ночной братии Платона.

– Куда? – вставая перед мобилем, медленно двигающемся в потоке крестьян, потребовал сержант.

Десять дружинников вскинули свое оружие, беря подозрительных незнакомцев на прицел.

– Егерь и вольная магесса, по делам Братства, – коротко озвучил цель визита Игнат.

– Добро пожаловать, – нехотя произнес страж и отошел в сторону.

«Голем» влился в поток беженцев и медленно поехал в сторону центра города.

– Нужно торопиться, – глядя на бедлам, творящийся на главное улице, заметила Кира. – Похоже, времени оставалось совсем мало.

Демидов согласно кивнул, его чутье просто орало, что времени вообще не осталось.



Глава тринадцатая. По следу

Трактирщик смерил взглядом егеря и магичку, прикинул, что деньги у них имеются, и потребовал два чекана в сутки с каждого.

Демидов не стал бить в зубы наглому барыге и молча отдал требуемую плату. Городок, забитый беженцами, породил безумный рост цен, все дешёвые постоялые дворы были заняты, места удалось найти только в «Купце», и то только потому, что сюда просто не пускали всех подряд.

— Комната за четыре золотых в сутки! Я таких цен в центре Белогорска не видела, – возмущённо произнесла Кира, когда они перешагнули порог апартаментов. — Наглая скотина, надо было его в крысу превратить, бегала бы такая жирная, килограмм под сто, и пищала.

Игнат рассмеялся и, открыв окно, уставился на стоящего на улице «Голема».

– Надо бы нам избавиться от трофеев, у нас их много, для этого поднять мешки сюда и разобрать, что куда.

— Я так понимаю, ты это решил на меня повесить? – спросила Кира, после чего, подойдя к окну, хмыкнула и запустила в кого-то крохотной шаровой молнией, с улицы раздался вопль, а следом грязная брань.

Игнат ради интереса выглянул во второе окно, какой-то оборванец, сверкая старыми протертыми башмаками, убегал в глубину переулка, вопя на всю улицу про злобную ведьму, которая без повода швыряется магией в честных горожан. На заду у незадачливого воришки была прожжена дыра размером с кулак.

Кира поманила рюкзак, который тут же взмыл вверх и влетел в окно, за ним второй, и так все восемь. Демидову оставалось только ловить их и укладывать вдоль стены.

Переборка трофеев заняла почти весь остаток дня: пистолеты, несколько ножей из чистого железа, ручной пулемет под двенадцатый калибр, разобранные винтовки, автоматы, две здоровые снайперки с дистанцией стрельбы в километр и боеприпасами, лишь немного уступающим тем крупнякам, которые ставили на броневики. Через час комната превратилась в филиал оружейного магазина.

– Сорок четыре позиции, – подвел итог Демидов. — Да как это все уместилось в небольшом багажнике «Голема»?

Хотя после того, как он сложил обратно сиденье, которое после гибели Градовой осталось без размещавшейся на нем задницы, то почти сразу все влезло. Наблюдавшая за этим Кира, проводящая ревизию трофейного шмотья в виде зачарованных жилетов, в простонародье броников, и зачарованных курток, ювелирки, усмехнувшись, прокомментировала:

— А вы со Струной как два хомяка, тащили все, что видели. Повезло, что еще часть сгорела во дворе, а то в мобиль бы точно не влезло, а тебя бы жаба задушила бросить.

Игнат промолчал, никогда он не был жадным до денег, но в последнее время трофеи сыпались на него словно из рога изобилия, и бросать их было просто жалко. Как его душила жаба, когда он закрыл дверь в оружейку ковчега, полторы сотни стволов! Да, старенькие, но каждый стоил не меньше тридцати чеканов, а в предвоенном Белогорске все пятьдесят. А еще одежда, боеприпасы… Кому все это нужно там, под землей? Хотя пусть лежит, егерей и княжества ждут тяжелые времена, он знает, где находится эта пещера, возможно, сможет вернуться туда, если сильно прижмет. Кубышка на черный день. Кроме него и Киры никто об этой пещере не знает.

Разобрав оружие, Игнат отложил в сторону с полсотни пуль к винтовке и пистолету, был соблазн сменить свой на что-нибудь помощнее, на тот же М96, двенадцать зарядов против десяти в его, но он был гораздо массивнее, жесткая кобура мешала работать на скорости, а для Игната это было очень важно.

– Ты из егеря превращаешься в трофейщика, — подвела итог разбора баулов Кира.

Игнат задумался, высказывание магички совпало с его собственными мыслями, егеря всегда жили за счет трофеев, это было нормой, люди очень неохотно платят за их профессию, а о том, чтобы давать за заказ на шестилапа реальные деньги, вообще речи не идет. Для них нелюдь и нелюдь, а почему шестилап должен стоить в пять раз дороже, чем пять чеканов за стаю лесовиков? Вот и торгуется егерь за каждый чекан, никого не интересует, что он рискует жизнью. Люди считают, что несколько монет золотом вполне достойная плата за это. Например, ночью Игнат убил тварь такую, что могла бы за месяц извести этот город, но об этом знает только его спутница. Конечно, можно отправиться в магистрат и предъявить им «око», в принципе, он так и сделает, но в княжестве война, и никто не даст ему денег. Скажут: «Молодец, мужик, ты отлично поработал, но сам видишь, денег нет». Если бы подобное произошло на неделю раньше, то там без разговоров, опасаясь проблем с Братством, выдали бы полсотни чеканов и были бы рады, что легко отделались, но сейчас, максимум похвалят.

-- О чем задумался? Я тебя обидела?

Игнат покачал головой.

– Не на что обижаться, ты правду сказала. Да, я трофейщик, кушать хочется. Дел у нас полно, некогда брать заказы, а значит, и зарабатывать. Кроме того столько, сколько я выручу за эту гору стволов, я не выручил бы и за год. Да, милая, я мародер, трофейщик, барыга, называй, как хочешь, но это будет нас кормить какое-то время. У нас еще долгий путь. Кстати, смотри, – Игнат достал из рюкзака паладина шикарное ожерелье, которое наверняка принадлежала какой-нибудь магессе. А еще от него несло магичей, но доброй. Скорее всего, ювелирный шедевр был превращен в амулет.

Кира сидела к нему спиной и разглядывала один из трофейных амулетов.

– Смотри, что забрал у паладина, – произнес он, показывая ей ожерелье. – На нем чары какие-то, и если они добрые, я хотел бы, чтобы ты приняла его, как подарок от меня.

Русалка завороженно уставилась на произведение искусства, похоже, даже для ее изысканного вкуса эта вещь произвела на магичку сильное впечатление.

– Красота, – спустя несколько секунд произнесла она с придыханием, и Демидов понял, что отказаться девушка уже не сможет. – Ты прав, это ожерелье довольно мощный артефакт, такое в магазине не купишь, заказная прелесть. – Кира взяла его в руки и несколько минут изучала. – Великолепная работа, ускоряет воспроизведение заклинаний, помогает концентрации, дает прирост к резерву. Для всех, кроме магички, бесполезен.

– Позволишь?

Кира расцвела счастливой улыбкой, протянув ожерелье обратно Игнату. Демидов зашел ей за спину и, убрав распущенные волосы, бережно надел его девушке на шею, застежка намертво зафиксировалась в замочке.

Басаргина тут же вскочила и, страстно поцеловав Видока в губы, направилась к единственному в номере зеркалу, которое закрепили прямо на дверце шкафа. Глядя, как счастливая Кира крутится и так, и сяк, разглядывая свое отражение, Игнат улыбнулся и вернулся к разбору оружейного богатства.

Наконец они разобрали все трофеи, разложили по рюкзакам. Пора было приступать к самому главному, тому, зачем они сюда приехали.

– Останься здесь, – попросил Игнат, поднявшуюся с кровати магичку, – туда я пойду один. Платон не тот человек, к которому ходят без приглашения. Он мне должен, поэтому на ночной двор я отправлюсь без тебя, не стоит провоцировать этих людей.

Кира послушно села обратно.

– Жаль, я не успела подзарядить твой «отвод глаз», – тяжело вздохнув, произнесла она. – Дай амулет посмотрю, сколько там еще заряду.

Игнат стянул с шеи артефактный амулет и небрежно кинул его прямо девушке в руки. Кира несколько минут сидела, закрыв глаза.

– Еще поработает немного, – подвела она итог, – минут десять, если будешь стоять на месте, и примерно две, если неспешно двигаться.

Она кинула его обратно, и Демидов, ловко перехватив украшение в воздухе, тут же надел кулон на шею.

– Обещай, что будешь осторожен.

– Кстати, об осторожности, – Игнат быстро вытащил трофейные кошели из карманов куртки и разгрузки, – пусть тут побудут, мне хватит и пяти чеканов. Не нужно вводить этих людей в искушение, они даже не дружинники, обирающие пьяных, а ночная братия. Все, никуда не уходи, и если кто-то явится от меня, он обязательно произнесет в разговоре с тобой слово «Плут». Пусть прозвище Гоши будет нашим паролем. Если этого не произойдет, можешь смело его глушить и пытать, спрашивая где я.

– Иди уже, – вставая и быстро целуя в губы, попросила она, – а то не отпущу.

Игнат, оставляя за собой последнее слово, быстро поцеловал девушку в ответ, и выскочил за дверь.

Вечерний Тишинск был полон жизни, что не удивительно, учитывая, что за последние несколько его дней население увеличилось в три раза. То тут, то там встречались самодельные навесы, под которыми сидели люди и что-то варили на кострах или на магических печках. Дважды местные карманники, оборзевшие до неприличия от обилия стянувшихся в Тишинск простаков, пытались запустить лапу в кошель Демидова, оба раза сломанной руки было достаточно, чтобы воришка уяснил, тут ловить нечего, и с воплем, размазывая слезы по лицу, убегал, нянча покалеченную руку.

Трактир «Пьяный паромщик» находился у самой крепостной стены в районе порта. Публика была соответствующая: грузчики, преступники, речники, портовая стража и, конечно, шлюхи. Все это сдобрено приличными дозами алкоголя – взрывная смесь.

Вышибала смерил Игната взглядом, оценил оружие, дорогую одежду, кулаки и посторонился, цеховой знак Демидов снял еще на постоялом дворе, сейчас привлекать к себе внимание совсем не нужно.

Распахнув дверь, Видок хмыкнул, его едва не сбил с ног рев десяток глоток, запах кислого пива, не менее кислого вина и блевотины, перемешанный с дешёвым табаком. В общем, обычная картина затрапезного трактира.

Разрезая толпу, уворачиваясь от престарелых потасканных проституток, лезущих к нему с поцелуями и предложениями, он за пару минут добрался до стойки, за которой, как белка в колесе, разливая дрянное пиво, крутился бармен.

– Пива? – уставившись на Игната, спросил работник стойки. – Или что поприличней? – оценив одежду и внешний вид посетителя, добавил он.

– Нужно передать сообщение хозяину Тишинска.

Разливальщик сразу стал серьезным.

– Слушаю.

– Видок просит о встрече.

Бармен скептическим взглядом окинул посетителя, мол, откуда ты взялся, такой наивный, что просишь о встрече Платона, короля ночной братии?

– Жди, – бросил он и, поманив мальчишку, гордо восседающего на пивной бочке, быстро прошептав что-то ему на ухо и не сильным подзатыльником придав ускорение, вернулся к разливу воняющего кислятиной пива.

Игнат, покрутив головой, нашел столик, за которым спал один единственный пьянчуга, и перебрался в этот темный угол.

Бармен, проводив его взглядом, только хмыкнул. Храп пьянчуги мгновенно прекратился, стоило Демидову усесться напротив.

– Выпьем? – пробасил он, сгребая со стола ополовиненную кружку.

– Пей, – разрешил Игнат.

На егеря уставились маленькие злые глаза на грубом монолитном лице, на нем же расположился переломанный нос и квадратная челюсть.

– Мужик, ты бессмертный? – пьяно пробасил «собеседник», сжимая огромные кулаки.

Вокруг стало резко тише.

– Ну чего ты завелся? – удивился Демидов. – Я же тебе разрешил пить. В чем проблема?

Пьяный, с вызовом и предвкушая драку, уставился на спокойного егеря. Видимо, что-то промелькнуло в глазах Видока, именно в этот момент он мысленно пообещал амбалу переломать руки и ноги так, что даже магичке тяжело будет сращивать. Боевой задор противника тут же сошел на нет, несколько секунд он переваривал полученную информацию и тут заорал на весь трактир:

– Эй, Грэг, кружку лучшего светлого моему гостю. Не серчай, друг, я по пьяни не разобрал.

Игнат неопределенно пожал плечами. Не прошло и минуты, как помятая, уставшая подавальщица с очень пышными формами поставила перед ним литровую кружку с пенной шапкой. Пиво оказалось так себе, и это лучшее, даже знать не хотелось, какое тогда худшее. «Кислая бурда», – мысленно костерил Демидов подношение, ему и самому уже захотелось подраться, бармену точно морду бы набил. Но сейчас не до этого, надо дождаться ответа Платона. А меж тем, его «собутыльник» рассказывал о своей тяжелой жизни портового грузчика, и как война, начавшаяся в княжестве, сказалась на его доходах. Игнат, делая вид, что слушает, кивал в произвольных местах, создавая у амбала иллюзию заинтересованности.

Прошло не меньше получаса, когда из задней двери трактира появился мальчишка-посыльный, а с ним был тощий невзрачный человек в поношенной куртке, штанах с заплатами и дорогих, очень хороших сапогах. Найдя Игната взглядом, он поманил его и скрылся за дверью.

Демидов поднялся, кивнул собеседнику, который уставился на него тоскливым взглядом, и пошел в сторону черного хода. За дверью, в маленькой полутемной комнатке его ждали. Помимо тощего, там присутствовала точная копия его недавнего пьяного собеседника. Правда, в отличие от пьянчуги, эта гора мышц обладала лицом законченного идиота, похоже, мысли в этой тупой башке и не ночевали – голая сила, нож на его поясе выглядел издевкой, он больше напоминал короткий меч.

– Идем, – произнес тощий, – король хочет тебя видеть.

Игнат молча кивнул и тронулся следом за проводником. Шли подворотнями, свалками, узкими кривыми улочками. Один раз пришлось спуститься в городскую канализацию, но чистую, сухую и заброшенную. Наконец, Тощий остановился перед дверью в каменной глухой стене, явно задворки какого-то крупного зажиточного дома. Провожатый хитро постучал, с той стороны лязгнул запор, в освещенном прямоугольнике входа возник маленький человек, больше похожий размерами на ребенка.

– За мной, – скомандовал он, – и не дури.

Лестница привела их на третий этаж. Судя по звукам, народу вокруг хватало. Фарат быстро просканировал дом, и верно – по этажам рассеялось человек двадцать, крепкие мужчины с оружием, несколько женщин не менее воинственной наружности. Да, вот с такими людьми Игнату предстояло общаться.

Платон сидел на шикарном диване с трубкой, инкрустированной золотом, и выпускал в потолок большие кольца ароматного дыма. Рядом с ним расположилась полуобнаженная красотка, не особо стесняющаяся ни Демидова, ни карлика, ни двух лбов телохранителей, которые застыли по бокам, сжимая в руках две короткие магазинные винтовки, морды у них были самые зверские. Если обычный человек сталкивался с подобными ночью, он, совершенно не стесняясь, пачкал штаны и не находил в этом ничего противоестественного.

– Ты искал меня, егерь? – поинтересовался король ночной братии. – Извини, так совпало, что твоя просьба нашла меня тут, хозяева этого дома милостиво разрешили сегодня у них погостить.

Игнат хмыкнул.

– А где же они сами?

Платон пожал плечами.

– Какая разница? Им это все уже без надобности, туда ведь кроме души ничего не заберешь.

Демидов мысленно выматерился и, приоткрыв кокон, приказал Фарату: «Ищи тела». Сам же он, стараясь не выдать себя лицом, продолжил разговор.

– Итак, егерь, я так понимаю, что тебя сюда привел долг?

Видок кивнул.

– Ты правильно понял, мне нужен человек, который сможет взломать зачарованный лист.

– И все? – поинтересовался король ночной братии.

– И все, – усмехнулся Демидов. – После этого мы в расчете.

«Тела в подвале», – пришел ответ от джинна. А следом и картинка – две женщины, одна постарше, вторая почти девочка лет тринадцати, обе голые, их долго насиловали, то, что с ними проделали эти животные… Мужчина был привязан к стулу, его сначала долго пытали, потом убили, наверняка заставили смотреть, что они сделали с его женой и дочерью. Игнат принял решение, но приводить его в жизнь не торопился. Сначала сделать дело, получить с этих зверей нужный результат, а потом он всех убьет.

– Я согласен, – сообщил Платон. – Ну-ка, киска посмотри, что там у егеря за листочек?

Фривольно одетая брюнетка протянула руку. Надо сказать, как и все магички, барышня была эффектная, и фигурка, и лицо, только вот челка и гладкие волосы, постриженные по плечи, не шли ей.

Запустив руку за пазуху, Игнат вынул лист, доставшийся в наследство от Арины, и протянул его спутнице бандита. Та покрутила листок перед лицом, понюхала, даже лизнула, причем проделала все это с такой эротикой, что Демидов заподозрил, может, она нарочно издевается?

– Действительно зачарован, – сообщила киса, – мастерица заклятие накладывала.

Видок промолчал, он сканировал обстановку в комнате, самой опасной была не магичка, а как ни странно карлик, сейчас, пока все присутствующие делали вид, что их не интересует гость, коротышка целился в Игната из двуствольного обреза, скрывшись за портьерой, только два ствола выглядывали. Шмальнет с пары метров, и Демидова просто снесет, трофейного щита-то больше нет. Так что, карлика придется убивать в первую очередь. Потом магичка, мордовороты не опасны, слишком медленные, после брюнетки Платон, ну а потом зачистка.

– Как твои дела, егерь? – поинтересовался бандит. – Я слышал, что ваше Братство перестало существовать, Цитадель разрушена, а уцелевшие братья заперлись в Белогорске, поскольку стоит им высунуть нос за стены, как их тут же начинают резать.

– Отчасти ты прав, – согласился Игнат, – но во многом ошибся. Да Цитадели больше нет, но Братство живо.

– Дерево без корней, – неожиданно произнесла магичка, бросив быстрый взгляд на Демидова, после чего уставилась в лист, словно и не говорила ничего.

Он не ответил на этот выпад. Время тянулось, Игнат обменивался с Платоном новостями княжеств, все они были безрадостными. Судя по тому, что рассказывал король ночной братии, начался большой раскол. Белогоские законопатили границы, тысячи дружинников выведены в поле. Князь купил Гильдию, магички заключили полный контракт, и теперь не имеют права выступать на стороне какого-либо княжества до окончания боевых действий. В пяти княжествах башни Гильдии уже опустели, волшебницы запечатали их и просто ушли. Сколько это стоило, никто не знает, но сумма должна быть гигантская, если Гильдия решила нарушить свой нейтралитет. Это как раз Игнат понимал хорошо, удержаться над схваткой будет невозможно, проще примкнуть к наиболее сильному игроку. Так же был понятен отзыв Гильдейских из других княжеств, зачем убивать друг друга? Правильно, незачем. Прикинув, Игнат мысленно присвистнул, значит, сейчас под рукой Белогорска примерно больше сотни волшебниц второй и третьей ступени. Не говоря, что еще несколько сотен четвертой и пятой, это поистине огромная сила. А вот золотой город решил сохранить нейтралитет, но не запретил волшебницам наниматься той или иной стороне, имея с этого процент, расценки на вольных магичек резко взлетели, как и на наемные отряды Тартуса.

– По слухам, – сообщил Платон, – Полесское княжество наняло до десяти крупных наёмных отрядов, три из который численностью до двух тысяч человек. Хотя это на рыночной площади слухи, я тебе точно могу назвать два отряда, которые ближе к наемным армиям, принявшим предложение этих скотов.

Игнат присвистнул.

– Серьезные силы, – заметил егерь. – Думаешь, выстоит Ореж?

Бандит пожал плечами.

– Ты рассказал много интересного, один эпизод с призрачным охотником чего стоит, я знаю эти места, поселок назывался Радужный, – он улыбнулся, – почему-то там очень часто бывает радуга, да такая яркая и красивая. Еще неделю назад умерщвлённой нелюдью поселок вызвал бы минимум панику. А теперь, когда в княжестве война, это мало кого интересует.

Он посмотрел на свою подругу, та уселась поудобней, демонстрируя расположившемуся напротив Игнату все богатство, что ниже пояса. Интересно, какая у нее ступень?

Но тут все изменилось, причем так стремительно, что Демидов даже не понял, с чего все началось. «Киса» произнесла какое-то заклинание, потом сказала слово, очень тихо, но егерь своим чутким слухом услышал его. Глаза магички заскользили по содержимому, Игнат уже хотел возмутиться и сказать, что ей приказали взломать, а не читать текст, как все вокруг него напряглось, мгновение, и тонкая струна напряжения лопнула с короткой фразой, слетевшей с губ ведьмы:

– Убейте его.

Все на секунду замерли: Платон растерянно, его мордовороты в ожидании подтверждения приказа, и только карлик выполнил все почти мгновенно, оба ствола его короткого дробовика слегка подпрыгнули, и два заряда картечи разнесли противоположенную стену. Игнат, внутренне готовый к подобному развитию событий, слетел со стула, пистолет оказался в руке раньше, чем он упал. И завертелось, стрелок-коротышка был теперь не опасен. Магичка, так и оставшаяся без имени, вскочила, она была быстра, но начала действовать импульсивно без подготовки, заклинания не срабатывают мгновенно, пуля ударила ее в нижнюю часть лица, калибр у пистолета поменьше, чем у винтовки, но рунная разрывная с легким хлопком снесла ей часть головы. Следующий выстрел достался Платону. Его неповоротливые быки только начали осознавать, что что-то происходит, а вот король ночной братии уже действовал. Ох и быстр он оказался, успел достать пистолет и прицелиться, пуля, так хорошо летящая прямо в голову бандита, неожиданно срикошетила от мощного щита, мгновенно выросшего перед ним. Но нет худо без добра, она не взорвалась, а срикошетила в ногу левого мордоворота, и уже там, вырвав полкило мяса, вывела его из игры.

Игнат кувыркнулся назад. Фарат уже работал, это спасло егерю жизнь, там, где доли секунды назад он находился, ударила пуля. Если бы Платон успел, все бы на этом кончилось.

«Нож», – раздалась в голове Демидова мысль Фарата. И он, не думая, воспользовался предложением. Рунный клинок, брошенный левый рукой, вонзился точно в центр щита, словно это было не энергетическое поле, а фанера, он на мгновение пробил его, зависнув в воздухе, потом раздался хлопок, поле исчезло. Другого приглашения Видоку не понадобилось, дважды несильно дернулся пистолет, стрелял он от бедра, но на дистанции в три метра это было неважно, обе пули угодили в грудь, превращая ее в месиво из крови, ошметков мяса и костей. Остались карлик и телохранитель, последний был опасен, он уже успел навести на Игната свою короткую винтовку и даже почти надавил на спуск. Именно в этот момент пуля угодила ему в пах, оторвав все мужское, что в нем еще оставалось, вторая снесла голову. И тут снова пальнул коротышка. И ведь попал, тварь, картечь рванула бедро чуть выше колена. Заорав, Игнат рухнул на пол, опять гребанная левая нога, да что ж ей в последнее время так не везет? Стараясь не отрубиться, он вбил пулю в карлика, который выскочил из своего укрытия за портьерой, того буквально разорвало.

– Метр с кепкой, – матюгнулся Игнат и выстрелил в голову катающегося по полу последнего оставшегося в живых телохранителя.

Он кое-как дополз до двери и запер ее на ключ.

«Она их надолго не задержит», – логично прокомментировал сие действие Фарат.

«Пару минут выиграет», – ответил Видок и, стащив с трупа карлика ремень, перетянул ногу.

Как же плохо, что тавро с руной лечения осталось в больнице. И хорошо, что эта мелочь умудрилась попасть не на полметра выше, иначе бы уже точно ничто не спасло, с двух стволов картечью в пах…

«Останови кровь, если можешь».

«Уже делаю, – отозвался Фарат. – Да не дергайся ты».

Но Игнат не слушал. Он подполз к валяющейся на диване мертвой магичке и забрал из ее рук лист, который снова стал пустым. Но это не важно, слово активации он запомнил. Сунув его за пазуху, Игнат сменил магазин в пистолете. Всего минута прошла с того момента, как началась свистопляска, бандиты на нижних этажах, похоже, только сейчас поняли, что наверху у босса не ладно. А если бы не сука, которая орала на весь дом, катаясь с прострелянной ногой, то и вообще бы не узнали, что их пахан мертв. Энергетический пистолет стреляет почти бесшумно, так, негромкий хлопок. Больше шума наделал коротышка выстрелом в стену, и то вряд ли на это обратили внимание, бандиты ломали мебель, интересно, чей этот дом?

– Видок, помоги, – раздался из-за спины тихий хрип, – демоны попутали, да Аглая, сука, со своим карлом.

Игнат повернул голову, откинувшись на спинку, пуская кровавые пузыри, сидел король ночной братии. Платон доживал свои последние минуты, и помочь ему, даже если бы Демидов захотел, было невозможно. Но и отмалчиваться егерь не стал:

– Я бы вас все равно завалил, я уже видел, что вы сделали с хозяевами дома, видел, что стало с девочкой, такие ублюдки недостойны жизни. Всех убью. – Он вытянул кинжал и, повернувшись в пол оборота, вогнал его в сердце Платона. – Сдохни, – прошипел он и вытер лезвие о штаны.

А где же его рунник? Обежав взглядом комнату, Демидов обнаружил поглотитель душ в двух шагах от себя, он вытянул руку, понимая, что не достанет, но тут клинок вздрогнул и влетел рукоятью прямо в ладонь. Отличная штука, прав был старый егерь, меняются клинки, и свойства у них новые.

В дверь забарабанили.

– Пахан, у вас все нормально? – раздался из коридора обеспокоенный голос.

– Все хорошо, – стараясь изобразить голос Платона, крикнул Игнат.

Ему не поверили.

– Ломайте, – заорал кто-то из бандитов, и тут же на дверь обрушился мощный удар.

«Фарат, черт с ней ногой, покажи, сколько их там?».

Картинка появилась почти мгновенно, за дверью пятеро, трое мужиков и две боевые девахи, еще трое спешили снизу с первого этажа.

– Многовато, – пытаясь подняться, прошипел Игнат, нога служить отказывалась, но и противники, были так себе. Фарат, который теперь не нуждался в приоткрытом коконе, насосавшись смерти, был просто в восторге от бойни.

«Главное, голову не потерять, – подумал Игнат и послал мыленный вопрос джинну, – готов?».

«Всегда, кормежка сегодня знатная».

«Тогда, как сломают дверь, ускорение, нужно быстро с ними покончить, а то они покончат с нами».

Игнат допрыгал до портьеры, за которой в небольшой нише скрывался карлик, и встал там, десять выстрелов против восьми противников, на скорости да в упор, только бы нога не подвела. Преграда, разделявшая Видока и остальную часть банды, не продержалась и двадцати секунд, два мощных удара, и дерево разлетелось на части. Боец, ввалился внутрь комнаты вместе с обломками, споткнулся о низенький столик и рухнул на него, добавив к беспорядку дополнительный мусор. Остальные вбежали следом с пистолетами наголо, очень неосторожные ребята, что с них взять? Не военные, так, бандиты, сильны в подворотне, когда нужно пьяного обобрать.

Игнат через щель в портьере пересчитал набившихся в комнату – семеро, все столпились кучей у двери, кому-то места не хватило.

«Ускоряемся», – мысленно приказал он Фарату, и тут же нажал на спуск, делая шаг, стрельба с двух метров от бедра, в кучу, промазать нереально, две секунды, и магазин опустел, а пораженные разрывными пулями только начинали падать. Пока они прикрывали Игната от еще живых подельников, которые еще даже не успели осознать происходящее. Он сменил магазин на последний. Сначала Игнат хотел вести прицельную стрельбу, один выстрел – один труп, но передумал, вбив все пули в первый ряд, расстраивая порядки противников и не давая стрелять тем, кто еще был жив. Выстрелив какому-то тощему и длинному, возвышающемуся над остальными, в голову, Игнат полетел на пол, подвела левая нога. Но это и спасло, из коридора, превращая в ошметки тех, кто еще стоял в проходе, в комнату влетела «мясорубка», довольно простое и не слишком эффективное заклинание, если его не использовать в такой ситуации, как сейчас. Игнат был еще под ускорением, поэтому схватил труп карлика и укрылся за ним. Рванула «мясорубка» смачно, ее еще называли магической гранатой, представляла она собой сферу, из которой во все стороны примерно на метр били энергетические лезвия, не много, штук двадцать всего. А потом эта штука взрывалась по приказу хозяйки, заклинание было рассчитано на четвертую или пятую ступень силы. Призрачное лезвие пробило Игнату икру на правой ноге, еще одно пронзило насквозь тушку карлика и, потеряв силу, легонько толкнуло Демидова в грудь, после чего бесследно исчезло. Видок скосил глаза, прямо по ошметкам из коридора в комнату вошла симпатичная женщина лет тридцати, хотя все магички обычно такие, редко кто из них выглядит за сорок или уж тем более на пятьдесят. Очень миленькая, правда, все портило ее желание убить Игната. Она внимательно смотрела себе под ноги и, наконец, ее взгляд остановился на егере.

– Даже не дергайся, – грубо проговорила она, да, не повезло с такой внешностью и такой голос. – Между нами щит, так что твои пули тут не помогут. – Она достала из-за пазухи сложенный вчетверо листок. – Игнат Демидов, награда за голову – две тысячи чеканов. Голова необходима как доказательство. Хотела тебя убить, когда уйдешь, а вот как вышло, – она подошла и ногой спихнула тело карлика. – Да не притворяйся, ты, я же знаю, что ты в себя пришел. Шустрый ты, даже от мясорубки моей укрылся, а то я грешным делом подумала, что кончился ты.

Демидов открыл глаза и уставился на стоящую перед ним женщину.

– Может, представишься? – не зная, что еще сказать, спросил он.

– Прошу простить меня, – картинно поклонившись, с издевкой произнесла магичка, – мое имя трупу без надобности, а ты уже труп.

– А если я тебе предложу то, из-за чего все это завертелось?

– Я и так найду, – логично заметила магесса.

«На диво умная баба», – подумал Игнат.

– А если эта информация в моей голове? – задал он новый вопрос, ища выход из ситуации.

Магичка на секунду задумалась.

– Да плевать, лучше чек в руках, чем сто чеканов демоны знают где.

«Реально умная сука. Фарат, – позвал он, – можешь на секунду взять ее под контроль? Или что-то со щитом сделать?».

«Нет, она знает, с кем имеет дело, у нее пятая ступень, но очень близка к четвёрке по силе, вот-вот перешагнет. Щит, правда, прикрывает ее только спереди, но вряд ли она подставит тебе спину».

«Если выживет», – мысленно процедил Игнат.

«У нее все шансы, а вот у нас нет», – прокомментировал джинн.

Безымянная магичка стояла над ним, на поясе у нее был довольно внушительный тесак, похоже, рунный. Заметив, куда уперся взгляд егеря, она кровожадно улыбнулась и достала его из ножен.

– Называю его Потрошителем, очень удобный. И да, ты правильно все понял, именно им я отрублю твою голову, положу в мешок, затем наложу чары и через неделю получу две тысячи чеканов.

– Да хрен с тобой, – усмехнувшись, ответил Игнат, – я закурю? Так сказать, последняя просьба.

– Ну, закури, только не делай лишних движений, – разрешила безымянная. – Если ты тянешь время, то зря, никто тебе не поможет, я тебя просто вырублю, больно не будет. Я же не живодерка по живому резать, наколдую отруб, и все. В себя придешь уже без головы, – и она весело рассмеялась.

Игнат тоже улыбнулся, затем, не торопясь, сел, прислонившись к дивану, на котором валялась «киса» и Платон. Достав из кармана пачку папирос, прикурил от пальца. Выпустив в потолок струйку дыма, он посмотрел на свою убийцу, та стояла расслаблено, спокойно наблюдая за ним.

– Когда будешь меня расчленять, ткни в сердце сначала, тесак у тебя рунный, пусть дух в оружие перейдет, а то еще нежить выйдет посреди города. Нехорошо это.

Игнат снова затянулся, его взгляд блуждал по комнате, правило егерей дерись до конца, пока сердце бьется, победа возможна. Его взгляд наткнулся на труп бандита, сжимающего в руке пистолет, ствол был направлен прямо в спину магички, а что если…

«Фарат, ты можешь взять под контроль половину тушки, которая валяется укороченная по пояс и целится в нашу противницу из пистолета?».

«Будет сделано, – отозвался джинн, – но придется приоткрыть кокон».

Игнат не стал размышлять слишком долго, кокон и так едва живой, и если «пассажир» до сих пор не вырвался, значит, и сейчас не рванет. А еще он понял, что фактически прекратил параноить по поводу захвата тела, или что кокон ослаб. Словно внутри него не опасное иномирное существо, а добрый друг, который сейчас спасает ему жизнь.

Он снова затянулся, держать щель в едва заряженном коконе было даже легче, чем дышать, выпустив струйку дыма в потолок. Игнат раздавил окурок о сапог Платона.

– Давай!

Магесса улыбнулась и что-то забормотала, наверное, заклинание, но именно в этот момент рука уполовиненного покойника поднялась, ствол навелся точно ей в спину, палец нажал на спуск, хлопок, и магичка вытянулась по стойке смирно, выражение лица с глумливого перешло в растерянное.

– Как так? – прохрипела она, и изо рта женщины хлынула кровь.

Палец покойника согнулся еще дважды, и пули снова угодили в цель, волшебница рухнула лицом вперед, едва не придавив Игнату израненные ноги.

«Отличная работа, Фарат», – похвалил Демидов джинна, который, приняв образ уличного голодранца, исполнял какой-то безумный танец победы. Тому правда похвала Демидова была по барабану, он насосался смертью, словно пиявка кровью. Прошло два десятка секунд, и дух исчез, снова заняв свой кокон. Мгновение, и Видока окатило жаждой убийства, пистолет, который он поднял с пола и держал в руках, сам собой навелся на лежащую лицом вниз магичку, выстрел, еще один, вокруг брызгала кровь, летели ошметки мяса. Когда он опомнился, магазин опустел, а несостоявшаяся убийца превратилась в кровавое месиво.

«Сбросил напряг?» – поинтересовался Фарат.

«Да пошел ты! – еще не до конца отойдя от вспышки, рявкнул на джинна Игнат. – Ногами лучше займись».

«Слушаюсь, господин», – пришел незамедлительный ответ.

Правая нога, которую зацепило призрачное лезвие «мясорубки», была еще куда ни шло, а вот бедро левой выглядело плохо, хоть коротышка и промазал, и большинство заряда ушло в пустоту, но того, что попало, хватило. Рой картечи вырвал из ноги кусок мяса размером с половину ладони. Нечего и думать, что Фарат сможет залечить подобное. Да и сваливать отсюда надо, не ровен час кто-то в гости заглянет, а тут полковая мертвецкая после Лидского побоища. Не, конечно, Демидову не предъявят, даже спасибо скажут, но вот лучше бы ночная братия не знала, что он тут был. Хотя это утопия, трактирщик и малец молчать не станут, завтра весь город будет в курсе, что Платон кончился, и к егерю возникнут вопросы. Как же с ногами плохо получилось. Хотя с городскими властями тоже связываться не с руки, Орежское княжество жестоко карает не только ночную братию, но их пособников, а Игнату совсем не нужны вопросы, какие дела связывают его с покойным Платоном, что они не поделили.

Игнат окинул взглядом помещение. Нужно валить, и как можно быстрее, только вот кое-какой трофей прихватить, рунный тесак безымянной магички не меньше сотни стоит. Он дотянулся до рукояти, и тут же ладонь окутало привычное тепло. Видок внимательно осмотрел трофей, точно, оружие непростое, это оружие егеря. Интересно, кому принадлежало? Есть большие сомнения, что прежний владелец расстался с ним добровольно.

Сняв с пояса ножны, Игнат внимательно изучил их. Необычный чехол, украшенный серебром, похоже, прежний хозяин срезал шкуру с нелюдя. Порывшись в памяти, Демидов вспомнил, что единственной тварью, имевшей бордовый окрас, был шестилап. Однако, брат был явно не новичком, не по карману салаге подобное. Повесив ножны на пояс, Видок, скрипя зубами, поднялся, левая нога не слушалась, правая горела огнем, так он далеко не уйдет, а уходить нужно. Кое-как, не особо смотря, куда наступает, он дошел до двери, вытащил из кармана трупа магазин, для пистолета. Перезарядил. Обычные патроны, мягкие, без рун по ведру за чек, но обыскивать трупы нет ни сил, ни времени, что есть, то есть.

Скрипя зубами, он спустился вниз, на этот плевый путь у него ушло полчаса, как же плохо что он пришел без руны лечения, ее действия хватило бы, чтобы выбраться из дома. Он уже был у задней двери, когда в дом вломились крепкие парни в синей форме местных стражей порядка. Единственное, что успел сделать Демидов, это шепнуть заветное слово «тырку», исчезнуть и замереть. И через две секунды мимо него пробежал синемундирный, распахнул дверь, на задворки вышел наружу, пошарил стволом, за дверью темно хоть глаз выколи, Он сделал еще шаг, открывая пространство для маневра. И Игнат решился, стараясь ступать бесшумно, а это не так просто на израненных ногах, он проскочил мимо. Больше всего егерь боялся заскрипеть зубами или заорать, поскольку последний шаг причинил адскую боль.

Страж порядка что-то почуял или все же услышал и завертел головой, но, к счастью, оказался не магиком, и рассеиванье ему было недоступно. Вдруг он полез под мундир, словно вспомнив что-то важное, и точно, наружу был извлечён амулет поиска сокрытого. Обычное медное кольцо размером в четыре сантиметра, в которое был вставлен зачарованный тонкий прозрачный хрусталь.

«Да задери тебя демоны, – выругался про себя Игнат. – Что ж ты, сука, делаешь?».

Теперь вся надежда, что амулет делала слабенькая магичка, поскольку если игрушка дорогая, то страж его увидит. Ладонь Демидова сжала рукоять кинжала, если его обнаружат, будет плохо, сопротивляться сил нет, поэтому, как бы не хотелось, но придется устранить проблему.

Парень, которому было лет двадцать пять, поднес хрусталь к левому глазу и буркнул слово активации, после чего начал активно вертеть головой, несколько раз его взгляд скользил по прижавшемуся к стене Видоку, но не задерживался. Наконец, решив, что показалось, он отключил амулет и ушел в дом, захлопнув дверь и заперев ее изнутри.

– Чисто, – раздался его приглушенный голос.

Что ответил собеседник, Демидов не услышал, только удаляющиеся шаги. И тут «отвод глаз» слетел, он сразу почувствовал, что энергия артефакта окончательно иссякла. Хорошо стена глухая, ни одного окна на задний двор. Кое-как передвигая израненными ногами и оставляя за собой мелкие капли крови, Видок добрался до ограды и пролез в дыру, через которую его и привели. И тут же попал в лапы тощего и качка. Проводники уставились на него, как на приведение.

– Ты как тут? Что с ногами? Что там синие делают? – вопросы тощего посыпались, словно горох на стол.

– Про синих не знаю, – самозабвенно и без подготовки начал врать Игнат, – неожиданно все словно с катушек съехали, начали палить в друг друга, брюнетка заклинаниями швыряться. Видал, как прилетело? Я кое-как вниз сполз, и тут синие.

Тощий и качок озадаченно уставились друг на друга. А Видок мысленно усмехнулся.

«Фарат, – позвал он, – вали этих, как тогда в Белогорске».

Приказывать джинну два раза не пришлось, секунда, и глаза амбала сошлись на переносице. Его руки, которые больше всего напоминали две лопаты, сжались на шее напарника. Тот, выпучив глаза, открыл рот, захрипел, правда, очень тихо, затем раздался хруст, и тело обмякло. Затем амбал сорвал с пояса нож и трижды ударил себя в грудь и в шею. Несколько секунд он смотрел на Игната, осмысленным, полным ужаса, после чего рухнул на труп тощего.

«Фарат, ты можешь определить, далеко ли отсюда до «Купца»?».

Ответ вместе с панорамой города пришел уже через минуту. Фарат полностью видел этот маленький городок и трактир, где они с Кирой остановились, оказался всего в трёхстах метрах от дома, в котором произошло побоище. Игнат поднялся, скрипнул зубами и сделал шаг, осталось пройти эти триста метров.



Глава четырнадцатая. Остался последний путь

К «Купцу» Игнат добрался только под утро. Несколько раз, когда совсем не оставалось сил сделать шаг, он уползал в темные подворотни и, передыхая, приказывал Фарату его немного подремонтировать. Ломиться через главный вход трактира Игнат не стал, оттуда звучали пьяные песни и тосты, и успокаиваться народ пока не собирался. Второй вышибала сидел у входа, клюя носом, пройти через залу в таком состоянии незамеченным, было нереально. Игнат, скрипя зубами, хромая на обе ноги, обошел трактир и добрался до входа для прислуги. Толкнул дверь — заперто. Матюгнувшись, он трижды постучал, с полминуты стояла тишина, потом раздались осторожные шаги, а затем мужской уставший голос поинтересовался:

– Яков, это ты?

— Я, – прошипел Игнат.

Ноги горели огнем, в глазах плавали разноцветные круги, он уже почти ничего не соображал, боль вытеснила из головы все мысли, последние пару месяцев ноги стали его основной проблемой, и если бы не поддержка Фарата, который из едва ощущающегося кокона, как мог, латал Видока, то он бы не дошел.

Дверь открылась, и Игнат быстро шагнул внутрь, уперев ствол пистолета в живот парня в простой одежде разносчика.

— Спокойно, – с трудом произнес он, – я здесь живу, комната на втором этаже, там, где магичка. – Он достал чекан. — Ты меня не видел.

Парень оказался смышленым и быстро закивал.

— Еще один получишь, если поможешь попасть наверх так, чтобы никто не заметил.

Парень задумался.

– Через залу точно не выйдет, там два купца с охраной гуляют, их человек двадцать. — Он хлопнул себя по лбу. -- Ну, конечно, технический подъемник, так мы поднимаем еду в номера, иногда бывает очень много, ну и всякое другое, например, для уборки, у нас три этажа, почти три десятка номеров.

– Я в этот подъемник влезу? – Игнат едва стоял еще немного и рухнет, просто не останется сил, он и так держался на одной силе воли.

– Конечно, и я вместе с вами помогу дойти, – быстро ответил парень, смышленый малый.

– Доставь меня к моей спутнице, и они твои, – он порылся в кармане и достал чекан и горсть серебра.

Парень поднырнул ему под руку с левой стороны, которая была хуже всего, и повел его внутрь кухни, потом раздвинул деревянные двери и указал на двухметровую платформу. Осталось самое сложное, чтобы попасть на платформу, нужно было задрать ногу на полметра. Игнат не стал даже пытаться, ноги уже почти не слушались, он повернулся спиной и уселся на край, потом просто втолкнул себя внутрь. И только потом, хватаясь за стену и за паренька, встал на ноги.

– Поехали, – сообщил разносчик, – держись за меня, – и хлопнул по кнопке «вверх». – Сэкономили, – пояснил он, – не стали делать кнопки этажей, «вверх» и «вниз» – вот и все, остановка на каждом.

Игнат согласно кивнул, мол, понимаю, болтовня паренька отвлекала его от огня, которым жгли раны. Мозг почти уже ничего не соображал. Демидов даже не понял, что они уже не на подъемнике, а идут по коридору, по пять дверей с каждой стороны, вот и их с Кирой номер. Остался последний шаг. Парень уже занес руку для того, чтобы постучать, но Игнат не дал.

– Погоди, – он выдал условный стук, не прошло и минуты, как дверь распахнулась, появилась полностью одетая Кира.

– Где шлялся? – но потом, разглядев в каком он состоянии, она замолчала.

Игнат сунул парню горсть серебра и чекан.

– Ты меня не видел.

– Понятия не имею, о чем вы, – вполне натурально удивил тот, – сейчас в подсобке задремал.

– Умный мальчик, – одобрила Кира, – будь таким и впредь. А не будешь, есть у меня одно заклинание, язык отсохнет и отвалиться.

Паренек понятливо улыбнулся и, пожелав спокойной ночи, направился в сторону подъемника.

Кира втянула Игната в комнату, при этом егерь неудачно задел раненым бедром косяк, застонал, но нашел в себе силы дойти до кровати. Кира усадила его на одеяло и начала стягивать куртку и сапоги, потом осмотрела раны при свете довольно яркой магической лампы. Когда дело дошло до изорванных, заляпанных кровью портков, Игнат снова застонал. Магичка сжалилась над ним и, пробормотав какое-то заклинание, слегка коснулось головы, свет померк.

Когда Видок пришел в себя, было темно, вернее было темно на улице, на столе тускло горела лампа. Кира спала на своей половине кровати, как всегда повернувшись лицом к нему. Очень хотелось есть.

«Фарат, – мысленно позвал он, – сколько я был в отключке?».

«Сутки, – отозвался джинн. – Твоя подруга укрепила кокон, но не слишком сильно, так, немного ограничила мои возможности, похоже, ей это далось очень тяжело. Я за последнее время стал очень сильным, и если захочу, смогу в любой момент вырваться. Но я этого не делаю».

«Знаю, я стал даже доверять тебе, – усмехнулся Игнат. – Надеюсь, ты не обманешь мое доверие, из меня выйдет сильный одержимый».

«Хочешь попробовать?».

«Нет уж, спасибо, меня устраивает мое сознание. Как давно она уснула?».

«Прилично. Она с тобой долго повозилась, сначала выковыривала картечь из твоего бедра, потом залечивала раны. Снова повторила через двенадцать часов, я помогал, пока она кокон не укрепила, но и после этого смог немного подлатать. Не сказать, что ты здоров, но состояние твое уже не вызывает беспокойства».

«А что, было беспокойство?».

«Было, – ответил Фарат. – Ох, и зла она на тебя, сильно зла, так что жди небольшого скандала. Хорошо, что ты в отключке валялся, столько бы интересного про себя услышал. Оказывается, она знает такие выражения, которым приличным женщинам знать совсем не нужно. Ее тетушка рухнула бы в обморок, услышав, как тебя крыла матом ее племянница. Правда, при этом он была просто счастлива, что ты жив. Похоже, очень за тебя волновалась, когда ты пропал».

«Гостей не было?».

«Были, но сюда не совались. На другой стороне улице теперь бессменно торчит парочка нищих, появились утром и сейчас там, один спит, второй в подворотне пялится на окна. Да, кстати, у городских нищих к тебе есть еще одна претензия, твой «Голем» едва не угробил мальчишку, который решил внутри пошарить, стража едва успела его вытащить, еще бы пара минут, и все, отмывай салон».

«Это меня не колышет, не хрен лазить в чужие мобили. Я уже начинаю обдумывать идею попросить Киру поставить еще одну ловушку, чтобы сразу током глушило любого, кто залез внутрь».

«Хорошая идея. А когда отрубится, до него дотянется гибель воров, – облизнулся джинн. – Только вот мобиль отмывать…».

«Об этом я не подумал, – опечалился Игнат. – А какая хорошая идея была, но возиться с кишками – удовольствие ниже среднего».

Егерь осмотрел комнату. Тусклого света лампы хватило, чтобы разглядеть стол, на котором стоял поднос, прикрытый колпаком. Это могло быть только одним – едой. Забрав светильник, Демидов направился к столу, не сильно утруждая себя одеждой. Ноги и вправду были гораздо лучше, правая совсем хорошо, даже шрама не осталось, а вот левое бедро, лишившееся энного количество мяса, еще долго будет зарастать. Сейчас оно просто ныло, открытой раны не осталось, шла регенерация утраченного.

Подняв крышку с блюда, он вдохнул божественный запах остывшего шашлыка, вокруг которого разложены свежие и жареные овощи, политые маслом. Второе блюдо было пустым, рядом стояла уполовиненная бутылка белого сухого, похоже, Кира уже поужинала, поэтому будить ее нет смысла.

Обнаружив в одной из вазочек острый соус, Игнат обмакнул в него кусок мяса и отправил его себе в рот. Желудок, до этого урчавший, как голодная нежить, потребовал еще. Как Басаргина вообще смогла заснуть под такие звуки? Игнат накинулся на пищу. Отломив кусок зачерствевшей лепешки, он обмакнул его в майонский соус, затем полил им овощи, и снова принялся за мясо. За этим бессистемным поглощением всего и вся его и застукала Кира.

– Жрешь? – приподнявшись на локте, поинтересовалась девушка.

Игнат активно кивнул, говорить возможности не было, рот был под завязку набит едой. После чего принялся активно жевать.

– Сволочь ты, Демидов. Ну, вот как тебя можно отпускать одного? – печально произнесла Русалка, и Видок понял, что скандала не будет, все обойдется упреками. – Уходишь черте куда, возвращаешься под утро едва живой…

Игнату, наконец, удалось прожевать, и он поддержал сетования подруги:

– Глаза красные, спина расцарапана. Прости милая.

– Ну и гад же ты, – упрекнула его магичка, – оказывается, тебе еще и спину расцарапали. Где ты шлялся?

– Не поверишь, я сам не знаю где, – просто ответил Игнат.– Я тебе обязательно все расскажу, только дай поесть. Хочешь, присоединяйся тут прилично еще.

– Ешь, – грустно улыбнулась Кира, устраиваясь поудобнее на подушках. – Мне мама всегда говорила, пока мужик не пожрет, от него никакого толка.

– Она была мудрой женщиной, – согласился Видок и принялся за шашлык. – Что в городе происходит, какие последние новости?

– Город на ушах стоит, и я уверена, что ты приложил к этому руку, не зря же пара нищих поселилась под нашими окнами.

Игнат состроил неопределенную морду, мол, я-то причем. Кира на это только хмыкнула, а дальше сумела удивить Демидова, вернее ошарашить. Запустив руку в карман, она вытащила тонкую женскую сигариллу, затем извлекла мундштук и, прикурив от крохотного язычка пламени на ладони, блаженно затянулась.

– Не знал, что ты куришь, – удивился егерь. – Кинь мне мои папиросы.

– Видок, с тобой еще и пить начнешь, – ответила магичка, беря пачку и кидая в Демидова, – такого количества дерьма я не видела за сорок лет, что живу на свете. Пожалуй, даже если все вместе сложить, я пережила за эти две недели больше приключений, чем за последние десять лет.

Игнат прикурил, несколько минут он наблюдал за девушкой.

– Ты ведь давно куришь?

Кира кивнула.

– Я бросила примерно месяца четыре назад, а тут вчера тебя увидела, ну и снова начала. Твое бедро было в отвратительном состоянии, хорошо, что у меня имеется небольшой запас зелий, регенерация пошла гораздо лучше.

– О бедре потом, что в городе и за его пределами? – вернул Игнат разговор в рабочее русло.

– За пределами не знаю, только слухи пошли о поселке вымершем полностью.

– Ну, это не интересно, это мы в курсе.

– Ни фига мы не в курсе, – покачала головой Кира, – это не тот поселок, небольшое имение километрах в сорока на другом берегу реки ниже по течению, домов десять, рыбаки там жили.

Игнат присвистнул, раздавил окурок в опустевшей соуснице.

– Неужели еще один призрачный охотник?

Кира пожала плечами.

– Похоже, все умерли в домах, на лицах ужас. Человек пятьдесят там жили. Дружинники, туда ходившие по наводке одного купца, который все и обнаружил, сожгли все. По Тишинску слух прошел, что в городе егерь появился, вчера человек приходил из управы, предлагают сто чеканов, только бы ты нашел тварь.

– Потом с этим. Что в городе?

– Вечером, когда ты ушел, убили судью и всю его семью, а потом кто-то порешил Платона и его личную гвардию, включая двух магичек. Одна четвертой ступени, вторая пятой. Твоя работа?

Игнат кивнул, но в подробности посвящать Киру не торопился. Поняв, что рассказа не будет, во всяком случае, пока, Басаргина продолжила:

– Произошедшее в доме судьи поставило на уши всю местную охранку и ночную братию. Улицы города превратились в зону боевых действий: ночники режут синих, те же отстреливают бандитов, как собак, без суда и следствия. Даже дружинникам, которых в Тишинске всего сотня, пришлось выйти на патрулирование, сил стражей уже не хватало. На ночь ввели комендантский час, патрули меньше чем впятером не ходят, только мало помогает. Последние новости принес тот парнишка, что тебя на себе приволок, похоже, он что-то смекнул, но денег не просил, только рассказал, что патруль стражей в сумерках поспешил на крик из подворотни, там их и нашли через десять минут, похоже, нарвались дружно на мясорубку. Про нищих я уже рассказала. Братия в курсе, что ты тут, но не полезут.

Игнат механически доел шашлык, хороший оказался.

– Ты лист, который у меня во внутреннем кармане куртки был, посмотрела. Что там?

– Забыла, если честно, да и не шарила я по твоим карманам, не до того как-то, пришлось тобой заниматься. Так что там случилось?

– Странно все вышло. Договорился о встрече, парочка подручных привела меня в дом судьи, – прикуривая новую папиросу начал рассказывать Игнат. – Почему Платон решил разговаривать со мной именно на месте преступления, я не в курсе, да и что это дом судьи я тоже узнал только от тебя. Фарат трупы хозяев в подвале обнаружил, тогда-то я и решил, что ликвидирую всех, кто в доме при любых условиях.

– Я слышала там было больше десятка головорезов при двух магичках, – влезла Кира.

Игнат кивнул.

– Но все полетело к демонам, когда подручная Платона, а по совместительству, похоже, и его подруга, взломала лист. Я даже глянуть не успел, что в нем, как она приказала меня убить. Вот и завертелось. Я ее сходу завалил, потом главаря ночной братии и его охрану, а вот карлик шустрым оказался, он был предан исключительно магичке. Вот он-то меня и продырявил, шуму наделал много. В бой я вступал фактически без подготовки, затем пожаловали те, кто дом обшаривал, с ними тоже была магичка, которая запустила в комнату впечатляющую мясорубку, покрошившую и меня, и ее союзников, так я получил травму правой ноги. Кончила бы она меня, но я выкрутился с помощью Фарата, ордера за мою голову никто не отменял, вот и решила девочка сшибить по легкому две тысячи чеканов, но не рассчитала сил. Меньше бы трепалась, все бы получилось, нечем мне было против ее щита работать. – Он затушил папиросу все в той же пепельнице.

– Дальше?

– Ну, сполз я вниз. Там синие пожаловали, использовал я артефакт отвода глаз, выжал по полной. Кое-как из дома выбрался, попал в руки парочки, которая меня привела, прикончил их, и сюда похромал. Ну а дальше ты знаешь.

– Запредельное везение, – подвела итог магесса.

– Согласен. А теперь давай посмотрим, ради чего я жизнью рисковал.

Он дошел до куртки, которая висела на спинке стула, и достал взломанный лист. Да и как бы Кира его посмотрела? Кодовое слово Игнат забрал с собой в небытие. Активировав заклинание, которое скрывало текст послания, он начал вчитываться в мелкий убористый и явно женский почерк.

– Б…, – не выдержал он, – булавочная головка и то больше, чем эти буковки. Но, похоже, это докладная записка о каком-то ритуале по скрещиванию сильного духа из разлома и магичек низких и средних ступеней.

– Ты шутишь? – вскочив, возбужденно произнесла Кира.

Игнат протянул ей лист.

– Тут так написано.

Магесса, завладев листом и увеличив яркость лампы, села и быстро начала читать, похоже, почерк автора этого опуса не доставлял ей никаких проблем.

– Это отчет осведомителя Струны в ордене, который именует себя «Одаренные». Ты все правильно понял, это описание ритуала, магички нашли способ подсаживать в себя довольно мощных духов, но не как одержимые, а именно как ты или паладин, джинн увеличивает возможности магесс вдвое. Сам процесс тебе не интересен, но подобные эксперименты запрещены конвенцией. Это не первые попытки, но в предыдущих всегда получались одержимые, и очень мощные. Здесь же все иначе, им удалось создать прочный симбиоз, все пять подселений прошли удачно.

– И как этот отчет оказался у Градовой?

Кира пожала плечами, потом ее лицо озарила улыбка, словно она догадалась.

– Пока мы копались с трофеями в Цитадели, перед тем, как пошли искать руну, мне показалось, что где-то рядом появился малый транспортный портал. Он просуществовал не дольше минуты, потом исчез. Думала, мне показалось, и Струна на мой вопрос только пожала плечами и сказала, что ничего не ощутила. Я была такая уставшая, что махнула рукой, решив, что ошиблась.

– За это можно убить? – спросил Игнат, он натянул извлеченные из рюкзака запасные штаны и теперь сидел голый лишь по пояс. – Ведь подручная Платона среагировала на текст именно так.

– Убивают и за меньшее. Если я все правильно поняла, без особых проблем обзаведясь контролируемым пассажиром, можно из пятерки стать тройкой, а то и двойкой почти стопроцентно и очень быстро, это мечта любой магички.

– Ничего не понимаю, – прикуривая следующую папиросу, пробубнил себе под нос Игнат. – Почему эту записку отправили Арине? Кто? Ведь убили ее именно за руну, а не за это. Грохнули ее, когда она вызвала своего работодателя. Или мы что-то не так поняли? Я запутался. Как много тайн унесла она с сбой...

– На вопросы «кто» и «почему», я могу ответить без особых проблем, – хитро улыбаясь, ответила Кира. – Внизу, как ты заметил, стоит подпись – Лилия.

Игнат кивнул.

– Ты знаешь ее?

– Как ни странно, да, это магичка шестой ступени, таланта которой хватало максимум на бытовые заклинания, как вроде напитать энергией лампу или зарядить подъемник, короче, всякая чепуха, которая очень необходима в быту, но очень плохо оплачивается. А еще эта магичка старшая сестра Арины.

Игнат улыбнулся, впервые с момента предательства Градовой Кира назвала ее по имени.

– Это многое объясняет. Но кто тогда создал портал? Шестерка не способна на такое.

– Именно, даже не все пятерки могут, только самые сильные, те, что ближе к четверкам. Похоже, Лиля описала именно свой ритуал. И если градация ровно на две ступени, как тут написано, она стала четверкой. Причины же ее нахождения в этом ордене мне неизвестны. Этот лист нужно как можно быстрее передать в Гильдию, они должны знать об этом.

– Передавай, – легко согласился Игнат, – мне он без надобности, в лучшем случае я загоню его все той же Гильдии, но уже за деньги. Благодаря трофеям у нас сейчас очень неплохо со средствами, так что, пусть магесса Дана нам будет должна.

– Вот ты практичный, – усмехнулась Кира и начала бормотать заклинание.

«К вам идут» – сообщил джинн.

Игнат стремительно поднялся, в одной руке кинжал, в другой пистолет.

– Именем князя орежского откройте, – забарабанив в дверь, приказали с той стороны.

Картинка от джинна пришла немедленно – четверо лбов в синих мундирах.

– Минуту, – крикнул Игнат, шум прекратился.

Кира, дописав на обороте послания свой текст, кое-что проясняющий, создала портал и отправила письмо Дане.

– Не кабинет, а почтовая станция, – раздался с той стороны портала голос верховной магессы, похоже, та работала и не спала, после чего маленький переход закрылся.

– Еще и недовольна, – буркнул Игнат, – за них и так всю работу делаем.

– И бесплатно, – поддела Кира, готовя на всякий случай два заклинания – щит и ее любимый красный жемчуг.

– Точно, – отозвался Демидов и отправился открывать.

Повернув ключ, он распахнул в дверь, и в комнату, печатая шаг, вошли трое стражей порядка.

– Именем князя, – громко, видимо, вырабатывая командный голос, провозгласил сержант, – егерь Игнат Демидов, вы арестованы. – После чего обнаружил готовую к атаке магичку и пыл поубавил.

– По какому обвинению? – Игнат не спешил лезть в драку.

Сержант, уже явно нервничая, протянул ему свиток. Развернув его, Игнат быстро пробежался по тексту.

– Ну что я говорил? – усмехнулся он и громко прочитал, – за пособничество в убийстве достопочтимого судьи Александра, его жены и дочери. Ребят, вы идиоты?

Синие обиделись и тут же схватились за оружие, даже завели шарманку «именем». Игнат так и не узнал, чьим там именем они хотели грозить, как Кира произнесла заклинание, и из ее руки на незадачливых служак обрушился шквальный ветер, который в считанные секунды сбил их с ног и вымел за порог, при этом все трое застряли в дверном проеме, но и там долго не задержались.

Кира засмеялась и прекратила терроризировать стражей порядка, ветер стих, и Игнат вышел в коридор, присел рядом с ними. Те уставились на него, как крестьянин на лешака, глазами хлопают, но шевелиться не решаются.

– Так, мужики, я тут не причем, – начал он. – Не знаю, кто вам что наплел, но я не при делах.

– Вы должны пойти с нами. Есть свидетель.

– Повторяю для глухих, я не при делах, оснований у вас для задержания нет. Бумажку, с которой пришел, можешь засунуть себе в зад. Топайте отсюда и приходите со следователем, с ним и буду разговаривать.

– Ты за это ответишь, – прошипел самый молодой. – Нападение на княжьих людей карается казнью на колу.

– А кто на вас нападал? – удивился Игнат. – Я видел, что ветер поднялся, ну и сдул вас к демонам. Не лапай пушку, мудак, а то руки переломаю. Итак, повторяю, сейчас вы выходите отсюда, а вместо вас, и, кстати, эскорт ему не нужен, является следователь. Не волнуйтесь, я не убегу. А теперь топайте.

Стражи порядка поднялись, похватали свое оружие, которое, пока «выметались», умудрились потерять, и, зло поглядывая на егеря, удалились.

– Зря ты, Кира, первой начала, – закрывая за собой дверь, неодобрительно заметил Игнат. – Они в своем праве были.

– Последний раз, когда я отдала тебя властям, ты явился через неделю с лишним, худой, избитый, мне Ижанна рассказала, в каком виде ты был, когда тебя выпускали. Так что, пусть валят, я знаю, что ты не виноват, а захотят взять силой, пусть попробуют.

– Ты сильно заблуждаешься, людей у них хватит, и магички тут точно есть, сомневаюсь, что найдут кого-нибудь выше третьей ступени, но пяток таких город наверняка кормит, а это для нас уже много. Да и артефакты против нас найдутся. Ладно, пустое это, нужно привести себя в порядок и приготовиться ко встречи.

Игнат направился в ванную, сутки он был в отключке, а до этого в дороге, потом воевал и полз по городу, так что, последние два дня вышли так себе. Ополоснувшись в душе, он осмотрел повязку на бедре, правую ногу Кира отремонтировала на отлично и следа не осталось, а вот левая была хуже. Рану немного жгло, бедро выглядело, словно его долго и упорно жевали, а потом все же вырвали кусок, но никуда не денешься, пройдет месяц, и все зарастет, Кира молодец, и так постаралась, затягивая ее.

– Прибыли, – сидя на подоконнике и выпуская дым в открытое окно, сообщила магичка. – Один бронемобиль, – начала перечислять она, – два синих, два дружинника, барышня, наверняка волшебница, и один в поношенном сером костюме. Стражи косятся на нищих, что нас пасут, но не лезут к ним. Меня видят, но никак не реагируют. Кстати, синие не те, что приходили, один целый лейтенант.

Игнат, сидящий за столом, отреагировал на это спокойно, перед ним лежал трофейный тесак, снятый с магички, надо будет спросить у следака, не пропадал ли тут последнее время кто из братства.

– Похоже, они вняли твоим предупреждениям, серый один пошел, остальные снаружи пасутся. На меня косятся, но пока вроде все спокойно.

– Конечно, вняли, у егерей в этих местах суровая репутация, – усмехнулся Игнат. – Плюс ты сольно выступила, им сейчас только не хватает разборки в двухстах метрах от ратуши, и так город гремит, слышал, полчаса назад что-то рвануло вдалеке. Фарат просканировал, городок маленький, управа стражей взлетела на воздух, та, которая рядом с рынком.

В дверь осторожно постучали.

– Войдите, – крикнул Игнат.

Он демонстративно, в знак добрых намерений, взял в руки чашку чая и сделал большой глоток.

Следователь был немолод, выглядел болезненно и, похоже, уже давно не спал. От чая не отказался, на Киру покосился, но без особой опаски, вежливо поздоровался.

– Вы отказались подчиниться законным требованиям правоохранителей, – сделав глоток и благодарно улыбнувшись, начал он разговор.

– Я не вижу причин для своего ареста, что у вас есть против меня?

Следак скривился, было видно, что ему неприятна данная тема.

– Есть свидетель, – наконец, произнес он, – который видел, как человек, очень похожий на вас, измазанный в крови, едва брел в сторону гостиницы. Вышел он из переулка между домами, один из которых принадлежал покойному судье. Стражи на воротах вспомнили вас и вашу спутницу, последнее время егеря в городе редкость, а найти трактир, где вы остановились, оказалось совсем просто, хозяин выдал ваши данные и сказал, что не видел вас уже несколько дней. Кроме того есть показания трактирщика из «Пьяного паромщика», который организовывал для вас встречу с ныне покойным Платоном Гореевым. Отсюда и ордер на арест. Хотя я уже догадался, ну или почти догадался, что произошло в доме Александра Павловича. Просто глава управы уж больно громко топал ногами.

Кира хихикнула, потом звонко рассмеялась, стараясь унять слезы.

– Прошу меня простить, – наконец, успокоившись, произнесла она. – Еще раз прошу прощения, господа.

– Думаю, вы сами понимаете, что ваши основания просто смешны, – улыбнулся Игнат. – Да, на меня напали в вашем гостеприимном городе, я был ранен и с трудом добрался домой.

– Кто на вас напал? – тут же среагировал серый.

– Не будьте ребенком, меня атаковала ночная братия. Ответьте на один вопрос честно, и мы закончим этот разговор.

Следователь нехотя кивнул.

– Спрашивайте.

– Вы сожалеете о гибели Платона Гореева?

– Шутить изволите? Я десять лет пытаюсь получить доказательства и повесить эту мразь. Это озверевший пес, вцепившийся в шею нашего города. И хватка у него была железная.

– Тогда скажите спасибо. Если вам нужны детали, я предоставлю запись с «ока».

– Спасибо, вы сделали великое дело, но есть закон.

– Я егерь, и благодаря княжеской конвенции я имею статус боевой единицы во всех княжествах королевствах и вольных городах. При попытке покушения на мою жизнь я могу убить любого, вплоть до князя.

– Если только нет законного уголовного преследования, – вставил следак.

– Конечно, но поскольку на меня напали бандиты, и я не скрываю, убил их всех до одного, то претензий ко мне у вас быть не может.

– Только если вы не выполняли заказ, я слышал, егеря иногда подрабатывают таким способом.

Игнат напрягся, серый вздрогнул, что-то очень нехорошее он прочел в глазах охотника на нелюдей.

– Простите великодушно, ляпнул, не подумав, но бывали прецеденты.

– Знаю, поэтому не выбил вам зубы сразу. Да, у меня было дело к Платону. Так совпало, что меня провели в этот дом судьи, и его семья уже были мертвы. Потом… Хотя, чего я вам рассказываю? Кира, покажи.

Девушка спрыгнула с подоконника и взяла «око», лежащее на столе, быстрое заклинание, отрезок они посмотрели заранее. Замелькали кадры с того момента, как Игнат вошел в дом и как вышел из него, проскользнув мимо стража. Здесь Кира запись оборвала, не стоило показывать следаку, как умерла парочка за забором.

– Прошу меня еще раз простить. Теперь, зная как было дело, я еще раз приношу свои извинения, и выражаю вам мое глубочайшее почтение, и не только мое, но и всего города. Вы сделали великое дело, никто не смог бы больше. Но есть вопросы: за забором мы нашли еще два трупа. Судя по картинке, один убил другого, потом нанес себе множество ножевых ранений.

Игнат пожал плечами.

– Не знаю, я их не заметил. Не до того было, сами видели, в каком я состоянии находился.

– Понимаю, – согласился следак. – И последний вопрос – что за дело у вас было к Горееву?

– Вы очень любопытны, и я понимаю, у вас такая работа, но я отвечу вам тоже, что и дружинникам на воротах – это дело Братства и Гильдии.

– Прощайте, – вставая и поклонившись, произнес следователь. – Не смею вас больше задерживать.

– До свидания, – Игнат встал навстречу и пожал руку. – Только ответьте на один вопрос – в последнее время у вас не пропадал егерь?

Серый побелел, с лица его ушла болезненная желтизна, похоже, он знал о егерях довольно много и то, что они всегда мстят за своих.

– Неделю назад, – наконец, произнес он, – в городской канализации было обнаружено тело мужчины. Один из купцов опознал в нем пропавшего егеря, которого нанял устранить нелюдь в своих владениях южнее города. Плевый заказ – водяной завёлся со свитой из трех русалок. Тварей он извел, и деньги получил, а потом пропал.

– Как его звали?

– Денисом, фамилию купец не вспомнил, только прозвище – Лодочник.

– Гаврилов была его фамилия, – мрачно произнес егерь. – Вы передали информацию в Братство?

– Не получилось, в нашем городе, как вам известно, нет отделения, а в Ореже оно закрылось. Мы собирались отправить данные в главный аппарат безопасности княжества, чтобы они передали. Мы чтим договор и то, что вы делаете. Я так понимаю, вы наказали убийцу?

– Скорее всего, – нехотя ответил Игнат, – во всяком случае, его рунный тесак у меня.

Они еще раз пожали друг другу руки, и следователь ушел. Через минуту броневик снялся с места и, забрав солдатиков и магичку, уехал в сторону ратуши.

– Он не вернется?

Игнат покачал головой.

– Нет. А если они решат меня преследовать, то им же будет хуже. Пока завалят, полгорода разнесу. Эх, Дениска, Дениска, какого мужика угробили. Мне нужно выпить, помянем друга, заодно подумаем, куда дальше двигаться.

Кира вышла из комнаты, вернулась минут через двадцать, за ней следовала молоденькая девчонка с острым носиком и черными кудрявыми короткими волосами, в руках у нее был поднос с хлебом и разными закусками. Еще пара чашек и чайник, и небольшой графин с янтарной жидкостью, грамм сто, не больше.

– Горячее, – сообщила Кира, занимая место у стола, – минут через десять будет. Все, как ты любишь: мясо жареное острое, картошечка с лучком, соусы. А пока вот бутербродами побалуемся.

Игнат кивнул и, взяв свежий хлеб, еще теплый, быстро уложил на него какую-то колбасу, помидорку, залил все это соусом и, нахлобучив сверху еще кусок хлеба, вгрызся в бутерброд. Магичка, улыбаясь, смотрела на это действо.

– Ешь, тебе полезно, нужно восполнять ресурсы организма. – Она разлила чай, кинув по паре ложек сахара, и сделала глоток. – Трактирщик предлагал бутылку хорошего вина, я отказалась, время еще даже не полдень, рановато, мне кажется. Взяла только сто коньяку, помянуть твоего друга.

Игнат согласно кивнул.

– Доберемся и до «коня». А пока предлагаю сделать следующее, сейчас позавтракаем, грузим трофеи в машину и везем на торг. Думаю, в свете последних событий у нас все это с руками оторвут по хорошей цене. Деньги сразу в банк, тут очень приличная сумма выйдет.

– Барыга, – усмехнулась Кира. – А потом?

– А потом мы переночуем тут, ты меня еще немного подлатаешь, и мы потянем единственную ниточку, которая у нас осталась.

Кира насторожилась.

– Куда ты собрался сунуть свой нос на этот раз?

– В Златоград, – прожевав очередной кусок, спокойно сообщил Игнат. – Похоже, вольные магички заигрались, заказ на меня пришел оттуда, письмо от сестры Струны из тех же мест и команду мародеров из Цитадели тоже наняла златоградская волшебница.

– Да ты спятил! – ошарашено пробормотала волшебница и прочла заклинание диагностики, голубоватое облако скользнуло с ее пальцев и на секунду окутало голову Игната, потом рассеялось. – Ничего не понимаю, – глядя на ухмыляющегося егеря, произнесла она, – мозг не поврежден, функционирует нормально, температуры тоже нет, значит, бред исключаем.

Демидов не выдержал и рассмеялся.

– Все нормально, милая, я совершенно здоров, просто это единственное место, где остались хоть какие-то следы.

– А с чего ты взял, что одержимые там?

– Ни с чего, – Игнат пожал плечами и запихнул остатки бутерброда себе в рот, после чего запил все это чаем с травами. – Просто чуйка ведет меня туда. Может, это и неверный след, но проверить его не помешает.

– Отличная идея, – саркастично заметила Кира, отправляя себе в рот ломтик ветчины, – отправиться туда, где очень желают твоей смерти.

– Для егеря это на самом деле норма, – улыбнулся Игнат. – А вот и горячие.

Та же девчушка притащила здоровенный поднос, полный тарелочек и плошечек. Сгрузив все это на стол, она удалилась.

Какое-то время они ели молча, потом Демидов взял графинчик и, разлив на двоих порцию коньяка, посидел, глядя в пустоту, так же молча выпил, закусил куском говядины.

– Ты уверен насчет Златограда?

– Я ни в чем не уверен, – покачал головой он, – но попробовать стоит. Ты со мной?

– С тобой. Я теперь надолго с тобой, – улыбнулась Кира.

И снова из окна, но теперь уже вниз, стали слетать мешки с трофеями, которые Игнат утрамбовывал в багажник. Наконец, последний слевитировал ему в руки, а окно в комнате закрылось. Кира спустилась через минуту. Только одну деталь она изменила в своем гардеробе – теперь у нее на шее висел трофейный артефактный амулет. А к Игнату вернулся полностью заряженный «отвод глаз», магичка, пока он валялся в отключке, зря времени не теряла.

Игнат уже хотел сесть за руль, когда перехватил взгляд следящего за ним нищего, в нем читалось торжество. Видок упал на брюхо и быстро заглянул под днище. Точно, прямо между сидений к днищу была прикреплена плоская коробочка, от которой фонило магией.

– Кир, похоже, у нас под днищем мина, можешь посмотреть?

Секунда, и с другой стороны, аккуратно присев и заглянув под днище, появилось лицо волшебницы, магичка только хмыкнула, после чего, протянув руку, отлепила брикет. Повертев его в руке, бросила поднявшемуся Игнату.

– Топорная штука, обычная взрывчатка с двумя заклинаниями, первое – клюющее, позволившее прилепить его к днищу, второе связало его с двигателем, стоило завести, и «Голема» разметало бы вместе с пассажирами.

Игнат взвесил брикет в руке.

– Не поскупились, целый килограмм взрывчатки, ее бы хватило, чтобы снести половину трактира, а на мобиль и половины много.

Закинув брикет в один из рюкзаков, и запрыгнув за руль, Игнат уже спокойно завел двигатель, и «Голем» двинулся в сторону рыночной площади, до которой от трактира было чуть меньше километра.

Расторговались без проблем. Как и предполагал Демидов, оружие и боеприпасы были помимо продовольствия самым ходовым товаром в городе. Зачарованные панцири разобрали в одно мгновение. Сложнее оказалось пристроить мощные снайперские винтовки, торговцы просто не имели права на приобретение и продажу армейскими стволами. Но и с этим вопрос решили. Послали за интендантом местного гарнизона, и тот, не поскупившись, дал за каждую из них по триста пятьдесят чеканов. Скорее всего, ушлый толстячек напишет в ведомости четыреста, и сотню положит себе в карман. Он же забрал два автомата.

На трофеях заработали даже больше, чем Игнат рассчитывал, очень немалая сумма в несколько тысяч с хвостиком была передана в банк, причем взяли ее очень неохотно, пришлось приглашать управляющего, штатная магичка проверила счет, и деньги были зачислены под кислые взгляды директора.

Игнат вежливо со всеми раскланялся и с довольной рожей покинул финансовое заведение, теперь пусть хоть все тут сгорит и не уцелеет ни одного золотого, но в любом отделении, хоть и со скрипом, ему выплатят все, что причитается.

А вот у «купца» их ждал конвой, десяток дружинников, три магички, знакомый следак и два синих, прибыли они на двух бронемобилях.

– Я думал, мы все выяснили еще три часа назад? – разглядывая «серого» и зло прищурившись, произнес Игнат. При этом его рука легла на рукоять пистолета.

Все присутствующие тут же тоже схватились за оружие, даже ствол тяжелого пулемета развернулся в стороны егеря. Магички что-то забубнили, Кира же выставила обычный щит, но, похоже, плела еще что-то очень серьезное. Судя по взбурлившей вокруг нее силе, она была на порядок сильнее присутствующих волшебниц.

– Давайте успокоимся, – выйдя вперед, произнес следак, – никто не собирается вас арестовывать, – его глаз нервно подергивался, похоже, он не на шутку испугался. – Вас и вашу спутницу хотели пригласить в администрацию города. Клянусь, вам там ничего не угрожает.

– Ага, – хмыкнула из-за спин