Book: Богом быть



Богом быть

Ди Элби

Богом быть легко.

Рэм 2.

Всё в мире, похоже. Одинаковые мысли, одновременно, приходят в голову разным людям, находящимся на противоположных сторонах земли. Придумать сюжет не содержащий “клише” и не использованные никем фабулы - не возможно, т.к. вся наша жизнь подвержена стереотипам и состоит из этих самых клише. Все мы из поколение в поколение проходим через одни и те же одинаковые жизненные ситуации и используем одни и те же слова, песни, смыслы, понятия и т.д., любим, расстаемся, деремся, придумываем для себя важные моральные качества - честь, совесть и готовы умереть за выдуманное. Упорно совершаем одни и те же ошибки, как будто до нас ничего этого уже не было, как будто история нас ничему не учит. Меняется только время, окружение, проще говоря, декорации. Так что не удивляйтесь знакомым сюжетным поворотам, смысл рассказа не в этом.

Да и ещё одно: если вам кажется что-то странным, не соответствующем вашему представлению и видению мира, кажется неправильным использование терминов и понятий, то хочу напомнить, что, во-первых, это далёкое будущее, во-вторых, другой мир, ну и самое главное, это мир моих фантазий, а не стереотипов нашего времени.


Умным быть легко - главное им быть, а не думать что это так. Автор

Глава 1


— Капитан, зафиксированы энергетические всплески с обратной стороны планеты КюЭр 56789, — второй помощник или “Пи-два”, как кратко называли его должность, стал подбирать программу сканирования для определения типа, направленности и возможной технологичности странного излучения. — Ориентировочно это тоже место, где давеча была зафиксирована пространственная аномалия.

Он знал, что капитан сейчас находится в своей каюте и не довольно потирает виски от головной боли, ему ещё было положено отдыхать несколько часов корабельного времени и если не получится убедиться в важности этого сообщения, то неприятностей не избежать. Но исследовательский крейсер родной корпорации бороздил этот район космоса уже более 5 лет в поисках ценных ресурсов и перспективных планетоидов для перерабатывающей базы и второй помощник хорошо знал своё дело, и был уверен, что ситуация неординарная. По рубке разнесся раздраженный голос:

— Если сейчас не последует продолжение, … дополнение доклада … две ближайшие вахты снова будут твоими. А также получишь 2% штраф за нештатное использование ресурсов ИИдрома.

— ИИдром подтвердил 90% вероятность технологичности сигнала, — второй помощник облегчённо вздохнул и продолжил: — и с 65% вероятностью это сигнал подпространственной связи. Запись произведена. Прошу разрешение на использование ресурса ИИдрома для дальнейшего анализа и возможной дешифровки сообщения.

— Координаты источника?

— Между нами планета. Пассивные системы наблюдения не позволяют определить точно.

Капитан съел тонизирующую и противорадиационную таблетку. Встал на платформу комплектации и, приняв правильное положение, активировал костюм защиты 2 уровня. Продолжая общаться с дежурной сменой, одновременно рассматривал висящую в каюте голограмму звёздной системы, пытаясь просчитать ситуацию. По всем экспедиционным графикам в этом секторе не должно было быть и не могло быть ни одного корабля. Данная планета была уже хорошо просканирована и ни на её поверхности, ни на её орбите не было обнаружено никаких следов техники или чьего-то присутствия.

— Сколько времени до выхода на орбиту КюЭр 56789 на нынешней скорости с учётом мягких перегрузок при коррекции курса?

— Десять часов.

Костюм обтянул тело и капитан, выйдя из каюты, направился в боевую рубку.

— Смена курса. Выход на орбиту. Запустить “АРа”. Через 9 часов боевая готовность два, для всего дежурного экипажа. Ресурс ИИдрома разрешаю использовать только для первичного анализа.

Миниатюрный, по космическим меркам, аппарат разведки отделился и включив твердотопливные ускорители, позволяющие ему не оставлять следов в магнитных и гравитационных полях, мгновенно разогнался, очень быстро удаляясь от крейсера, начавшего плавный поворот также в сторону планеты. Кроме спящей смены все остальные получили предупреждение о возможной необходимости компенсации инерции поворота и отключении системы искусственной гравитации. Костюм капитана при помощи магнитных полей удерживал летящего человека посередине коридора. Если же кто-то и не успел сориентироваться и вовремя закрепить всё необходимое, а также подготовить самого себя, то это были его личные проблемы. За испорченное оборудование вычтут из контрактных, впрочем, как и за лечение не входящее в страховку, все тревоги подавались с нужным упреждением согласно устава, с учётом степени перегрузок. Всё же корабль был военным, хоть и выполнял коммерческо-разведывательный рейд, и проблемы гражданских мало интересовали экипаж.

В момент, когда капитан занял своё модульное кресло, первичный анализ был закончен.

— ИИдром источник не опознает, известных устройств с такой структурой сигнала в базах нет. Также невозможно определить степень сжатия, кодировку сигнала и конфигурацию пространственного сдвига. С пятидесяти семью процентами выдаётся прогноз: код “ноль”…, — второй помощник выразительно посмотрел поочередно на всех из состава центральной вахты.

— Капитан, вы не могли бы всё же заранее предупреждать о своих манёврах. У меня складывается впечатление, что вы продолжаете намеренно пакостить мне и моим сотрудникам, — разрушив относительную тишину и начинающуюся напряжённость, раздался в рубке голос представителя научников.

— Можете всё также отразить жалобу в своём журнале, по завершению полёта комиссия разберется, а сейчас не мешайте и будьте готовы к дальнейшим манёврам, — отозвался капитан и выключил возможность связи с отсеками без предварительного запроса. Затем устроился поудобнее в кресле и, уже закрывая глаза, проговорил: — С сигналом всё ясно. Ждем данных с “АРа”. До этого момента тишина в рубке.

Корабль закончил поворот, и включилась искусственная гравитация. Из различных отсеков несколько раз опять пытались пробиться на связь с командным, но третий помощник “посылал” их в текстовом режиме, продолжая при этом работать с записанными параметрами сигнала, опираясь на свой богатый опыт дальней связи и используя обычный вычислительный комплекс. Все остальные собирали максимум информации в зоне своей ответственности в пассивном режиме. И не смотря на то, что звёздная система, была уже хорошо изучена, нужно было рассмотреть все имеющиеся параметры, которые могут повлиять или быть использованы при всех возможных вариантах развития событий. Особенно в случае варианта “ноль”.

“Координатор огня” сильно нервничал. Он, как и все остальные догадывался о плане их дальнейших действий: выйти на низкую орбиту и как бы высунуться из-за планеты, оставаясь необнаруженным до самого последнего момента. Но вот что будет предпринято потом? Ведь возможно и боевое столкновение, а это вам не метеориты крошить. В течение нескольких последующих часов каждый из экипажа подготавливал своих подчинённых к худшим последствиям. Повторялись инструкции, проверялась аппаратура и конструкции корабля. Столь долгая задумчивость их командира в продолжении к предыдущей обеспокоенности была оценена как “тревога”.

— Получаем видео телеметрию от “АРа”, — второй помощник от нетерпения стал постукивать пяткой по полу.

— Показывай, — Капитан открыл глаза и, вздохнув, уставился на изображение.

После первых же картинок наступила полная тишина, хотя казалось что такое уже и не возможно, во всяком случае, кроме электроники других тихих звуков, которые заполняли рубку до этого, не стало. На обратной стороне планеты, на орбите находилось нечто тёмное, имеющее почти круглую форму в середине и раскинувшее в сторону, противоположную от разведчика длинные толстые отростки, количество которых точно подсчитать не удавалось, они всё время не спеша двигались как щупальца у одного известного водного животного. Также было видно ещё какое-то движение вокруг, чего-то более мелкого, расстояние и качество видеозахвата не позволяло рассмотреть подробности. Это однозначно было технологичное устройство иной цивилизации. Весьма возможно корабль. Подобных конструкций не было ни у одной корпорации. Его центральная часть была соизмерима с крейсером. Отростки же, казалось, постоянно меняли свои размеры и длину, создавая ощущение, что это какой-то огромный живой организм.

— “АРа” фиксирует лишь лёгкие гравитационные всплески. Никаких других известных излучений не зафиксировано. Объект с большой долей вероятности не сканирует пространство, — помощник ещё раз просмотрел полученные данные. Капитан также повторно их все просмотрел и включил сигнал общей боевой тревоги.

— Не будем ждать ещё три часа, — сказал он и его голос прозвучал уже персонально у всех находящихся на корабле: — Боевая тревога, всем кроме спящей смены. Код “ноль”. Четыре часа до возможного контакта. Даю час для подготовки оборудования и людей. Через час гравитация будет отключена и все должны быть готовы, и занять свои места по варианту опасности 2 уровня. Это в первую очередь касается отсека одиннадцать.

Несколько скрытых улыбок появились на лицах дежурного экипажа, последняя реплика явно будет проигнорирована научниками, с учётом кода “ноль”- возможность контакта с “иными”, а возможно даже с “потомками братьев”, одиннадцатый отсек скорее всего будет лихорадить от радости и предвкушения до самого последнего момента, пока опять кто-либо из них не получит травму. Капитан между тем повернулся ко второму помощнику:

— Передать на “АРа” команды, пусть входит в атмосферу планеты, … пусть имитирует метеорит. Не надо пока обозначать наше присутствие. И дай сигнал всё же разбудить первого помощника.

Глава научников опять попытался пробиться на связь, но его попытки были проигнорированы. Максимум что сделал третий помощник, это сообщением посоветовал ему заняться анализом тех данных, что имелись на настоящий момент в базе ИИдрома и к которым ему предоставил доступ капитан.

Дежурная смена привела костюмы в защитный режим второго уровня. Автоматика по командам также готовила крейсер. Через час появился первый помощник, он молча сел на свободный модуль и стал изучать информацию. Спящая смена это хоть и не полный “межзвёздный сон”, но после пробуждения в полном объёме соображать начинаешь не сразу. Потянулись минуты ожидания. Разведчик “АРа” успешно сгорел в атмосфере планеты. Отключилась искусственная гравитация.

Некоторое время первый помощник сидел и просто смотрел на капитана. Затем спросил:

— Планируешь напасть?

— Что чувствуешь сам?

— Может получиться. Интересные перспективы. Даже выгодные последствия.

— Тогда так и сделаем.

— Тогда начинаю создавать журнал ложного отчёта.

Капитан в который раз анализировал факты. Корабль иной цивилизации здесь оказался случайно. Это можно было утверждать абсолютно точно, исходя из уже имеющихся данных по этой звёздной системе и всего сектора в целом. Следов чьей либо активности за 5 лет зафиксировано не было. Также различными мощными стационарными системами наблюдения, даже других корпораций, на многие световые года в округе, не было обнаружено, ни одного пригодного для жизни, колонизации или подающего техно-сигналы секторов. А это означало, что исчезновение “иного” никак не смогут связать с нападением. И быстро никакая помощь не появится. Нужно всего лишь хорошенько подчистить все следы. Космос такой непредсказуемый. Конечно, возможно, “это” может оказаться и пустышкой, которая не принесёт никакой новой информации в технологиях или каких либо других направлениях, но это как минимум доказательство существования “иных”, получение знаний о них, возможность подготовится к встрече, выработать правильную политику общения. А самое главное - это известность и поднятие престижа родной корпорации! Как же! Ведь они! Именно ОНИ обнаружили “потерпевший бедствие” корабль другой цивилизации. Но чутье, пространственная аномалия и подпространственные сигналы, говорили капитану, что они наткнулись на ценнейший “клад”, из которого можно извлечь огромное количество выгоды, информации для науки, новых технических решений, а главное, из всего этого, новые возможности межзвёздного перемещения. Нужно только собрать как можно больше материала, а также тела, а в идеале живых организмов. Впрочем, это уж как получится.

Теперь важно, чтобы никакая случайность и непредсказуемость проведения, не вторглась в их планы. Крейсер вышел на орбиту и по ней, высунувшись из-за планеты, стал приближаться к объекту, который, как стала показывать более мощная телеметрия, внешне не изменил своего положения и состояния. Определить только визуально даже при большем приближении наличие защитных полей не получилось. Как не получалось, и понять материал обшивки объекта. Даже в свете местной звезды он был угольно чёрным, и местами создавалось впечатление, что на поверхности есть рисунок правильных шестиугольников, которые как бы покачиваются на волнах. Внешних надстроек было не очень много и некоторые из них то выдвигались, то прятались под обшивку. При этом оставаясь единым целым со всем остальным корпусом, по крайней мере, их цвет не менялся и места где они только что были или внезапно появлялись новые, отследить не удавалось.

В рубке началось активное обсуждение увиденного. Некоторые даже начали строить предположения о внешнем виде тех, кто может, находится внутри. Все уже давно понимали, что собираются предпринять их командиры и были, в большинстве, совершенно не против данного развития ситуации. Как говорится - не впервой. Капитан и Пи-один переглянулись, кивнули друг другу и стали следить за индикацией расстояния. С этими ошибиться тоже было нельзя. Цифры быстро уменьшались. В какой-то момент капитан поднял руку, все разговоры сразу прекратились.

— Внимание. Готовность к атаке всеми ускорителями. Снаряды простые.

— На горизонте атаки наших колоний и объектов нет. Ограничители дальности не использованы. Готовность полная, — доложил координатор огня.

Наведя целеуказатель атаки на конкретную область корабля "иных", при мыслях о последствиях капитан испытывал лишь лёгкий дискомфорт, а значит какой-либо фатальной опасности, эти самые последствия, принятых решений и действий, не несли, ни для него, ни для экипажа, ни для корпорации, да что там, ни для их цивилизации в целом. Он был очень доволен. Он точно чувствовал, куда надо стрелять для гарантированного повреждения важных защитных систем неизвестного, а возможно и полного вывода из строя всего их корабля. Недаром же он обучался в Ордене Хранителей на протяжении 10 лет и считался даже перспективным, пока его не переманил агент корпорации, на которую он теперь и работал. Первый помощник также прошёл похожее обучение. Хранителями они, конечно, не стали, но их одинаковое предвидение можно было расценивать как “гарантировано сбывшееся”.

— Координатор, цель задана. Всеми ускорителями огонь по три залпа с интервалом 5 секунд.

Крейсер, за три секунды, исторг из себя несколько сотен специальных мелких снарядов разогнанных полем до максимально возможной скорости. Затем повторил атаку ещё два раза. Как бы не велики были космические расстояния, данное оружие позволяло поражающим элементам преодолеть их достаточно быстро, не давая и шанса, известным моделям кораблей, уклонится на таких дистанциях.

Защитное поле всё-таки было, об этом говорили яркие всполохи на подлете, но то ли энергетическая установка “иного” просто не была готова к атаке, то ли ей не хватило мощности. Буквально сразу, ещё в результате первого залпа, можно было рассмотреть яркие вспышки от взрывов в местах соприкосновения снарядов с обшивкой. Было видно, что почти все снаряды от последнего залпа проникли внутрь. А затем, только капитан хотел дать команду на включение всех активных систем сканирования и наметил несколько новых мест для атак, объект с огромной скоростью как бы втянул в себя все отростки, оставшись относительно овальным, значительно увеличился в размерах и очень быстро завертелся вокруг нескольких осей. При этом от него отлетали и вновь сливались с ним какие-то сгустки разных размеров. Это продолжалось буквально в течение нескольких минут. Все замерли, не решаясь давать какие-либо команды и совершать какие-либо действия.

И тут без всяких огненных эффектов во все стороны брызнули части “иного”. На его месте стало быстро расти облако из мелкой чёрной пыли и обломков различных размеров, среди которых можно было с трудом рассмотреть и достаточно большие куски. Экипаж рубки радостно загомонил. Облако росло вместе с быстро распространяющейся кинетической волной.



— Какого!!!??? — капитан активировал личную виртуальную боевую панель управления и быстро увеличил нагрузку на защитных ловушках, останавливая и отражая полем наиболее опасные структуры, продолжая внимательно следить за тем, что происходило. Пи-один сделал то же самое. Хотя интуиция продолжала подсказывать безопасность происходящего, этого самого происходящего в предвидении не было. Несколько ударов по корпусу всё-таки произошло. Датчики показали, что броня выдержала, хотя и последствия не соответствовали возможным, при данных скоростях и углах столкновения. В это время в центре этого облака там, где раньше находился объект, что-то произошло и все обломки и пыль перестали разлетаться, они даже как бы несколько втянулись обратно и остановились, повиснув на орбите в виде огромного неподвижного тумана. Следом многие электронные системы крейсера дали сбой, но почти сразу всё заработало в штатном режиме. Пи-один облегчённо вздохнул, выключил панель, откинулся в модуле и многозначительно произнес:

— Что бы это всё значило?

Капитан улыбнулся, активировал все системы сканирования.

— Внимание! Останавливаемся. Пи-два останавливай нас.

На несколько минут все, приняв правильные положения в модулях, испытали перегрузки. Разведывательный крейсер повис, влетев частично в это тёмное облако. И все на корабле услышали насмешливый голос капитана, в котором присутствовали и нотки радости:

— Всем отсекам и службам, мы столкнулись с остатками неизвестного объекта находящегося на орбите планеты. Похоже, тут произошла какая-то авария или катастрофа. В настоящее время производим активное сканирование пространства в поиске артефактов. Всем произвести необходимые действия согласно инструкции по плану кода ”ноль”. Незамедлительно докладывать обо всём экстраординарном. После окончания анализа сканирования главе научников предоставить список первоочередных объектов для загрузки, с учётом свободного места в грузовых отсеках и модулях биологического и силового карантина. Пи-два, активировать датчики охранной сети сектора. И нечего на меня так смотреть. Да выработает ресурс раньше времени, но сам должен понимать, что мы уже имеем и поэтому не думай о мелочах, тем более безопасность, на настоящий момент, не смотря на наши возможности, для нас важнее. Не всё тут гладко. Дежурной смене соблюдать режим секретности.


Последующие сутки прошли в изнурительной работе всех не спящих, находящихся на корабле. Каждое подразделение крейсера в своей зоне ответственности, множество раз рассматривали разбросанное в космосе, даже несколько раз вылетали на истребителях и научных буксирах, чтобы взять некоторые пробы и потрогать манипуляторами интересующие куски. Проводились совместные совещания по результатам анализов, которые иногда приходилось проводить многократно. Технический персонал готовил силовые модули для хранения потенциально опасных грузов и артефактов. В лабораториях научников никого отдыхать не мог заставить даже прямой приказ капитана. Постоянно вспыхивали жаркие споры, что надо грузить и исследовать в первую очередь. Всем стало очевидно, что это был именно корабль и корабль не принадлежащей их цивилизации. Большая часть брони и других его частей содержало неизвестные материалы и сплавы, а в пыли, которая и составляла мелкую основу тёмного облака, была вообще обнаружена биологическая составляющая. Убедившись в относительной безопасности объектов, было решено обследовать наиболее крупные осколки, используя выход в скафандрах и возможное проникновение в свободно доступные места. Пока было решено ничего не вскрывать, ведь следов или остатков экипажа также пока обнаружено не было.


— Когда мы сообщим в орден Хранителей о нашей находке? — задал свой вопрос глава научнииков, оторвавшийся от исследований и организации работ, и явившийся лично на очередное контактное совещание руководителей экспедиции.

— Не мне вам объяснять какое значение данная находка имеет для нашей корпорации, какие возможности открываются перед нами с учётом “права первых”, — начал отвечать капитан, находясь в хорошем настроении и потому, не собираясь особо издеваться над учёным. — К тому же хочу вам напомнить, что вы также работаете на корпорацию и некоторые пункты договора, напрямую, обязывают вас, прежде всего, думать об её интересах.

— Да, но устав ордена имеет более высокий юридический приоритет и там абсолютно точно описываются необходимые действия в таких ситуациях, а также последствия не выполнения этих требований. Вы же не забыли, чем закончилась история с нахождением артефакта “предков” в поясе астероидов? — не сдавался руководитель одиннадцатого сектора. Все прекрасно помнили, как прекратила своё существования корпорация, пытавшееся утаить столь необычную находку, тем более что часть ресурсов, в том числе и людских, влились в их родную экономическую зону. Возможности ордена Хранителей были слишком запредельны для простых людей, чтобы была возможность им противостоять или как-то противоречить их требованиям, но всё же такие случаи были, так что риск был оправдан. Капитан покивал головой и, улыбнувшись, сказал:

— Никто не собирается скрывать находку вечно. Мы выигрываем время, а тем самым знания. Мы соберём самые важные и интересные объекты и пробы. Отвезем их в ближайшую стационарную лабораторию. Доложим начальству. Выслушаем их указания и скорее всего через некоторое время опять прилетим сюда, ну или пошлют кого другого, и уже тогда сделаем вид, что только что нашли. Тогда и сообщим. Наша корпорация имеет монополию на разведывательные действия в данном секторе, что относительно гарантирует, что никто не сунется сюда без нас. И опять-таки не забывайте, что все мы получим хорошие дивиденды, а вы и ваши сотрудники с первого момента будете заниматься изучением найденного. Вам жаловаться и переживать уж точно не стоит. Из-за режима секретности вас точно оставят в команде.

— Это да. Перспективы просто ошеломляющие. Свойства некоторых даже простых материалов вне нашего понимания. Большинство исследований нам тут не провести, у нас просто нет необходимого оборудования. Да и мы не специалисты в данных областях. Всё же основная задача нашей экспедиции это изыскание редких ресурсных материалов уже известных нам.

Первый помощник, также присутствующий на совещании, уже сильно устал за прошедшие сутки, и все эти разговоры на отвлечённые темы его нервировали. Он мрачно посмотрел на капитана и главу одиннадцатого сектора, хлопнул ладонью по столу:

— Утомили ваши разговоры на пустые темы. Надеюсь, этот вопрос закрыли? Давайте обсудим вылет и обследование объекта 114/456.

Дальше на совещании было решено кто и как будет действовать в ходе этой операции, а также другие очередные задачи. После чего назначенные сотрудники начали действовать. Капитан же ушел в боевую рубку, откуда собирался контролировать вылет, а Пи-один ушел отдыхать, подчиняясь данному ему указанию. Через два часа вылетевший из крейсера буксир приблизился к дыре в довольно большом осколке “иного” и высадившиеся три сотрудника в скафандрах максимальной защиты проникли внутрь объекта. Связь с ними тут же пропала. Вообще сигналы внутри “тёмного облака” распространялись очень плохо, по совершенно непонятным принципам. Бывало отлично слышны сообщения от работающих на максимальном удалении от крейсера, а от тех, кто работал совсем рядом, пропадала даже простейшая телеметрия. То же самое происходило, если на пути попадались более большие объекты или датчики пытались просканировать их, или датчики запускались внутрь. Научники связывали это со свойствами загадочных материалов, из которых состояла так называемая “пыль”, образующая “тёмное облако”, и мельчайшие частицы которого, облепляли плотным слоем все осколки объекта “иных”. Буквально через несколько минут все трое появились обратно и по связи прозвучали их, как показалось, тревожные голоса. Они пытались говорить одновременно и по началу, среди помех, понять их не удавалось. Капитан обратился к пилоту:

— Доложите обстановку нормально ..., хоть вы. Что случилось?

— Возвращаемся обратно. Доложим по возвращению. Опасности нет, — ответил тот.

Трое сотрудников вернулись на борт буксира, и он тут же полетел в сторону крейсера, разгоняя корпусом “чёрную пыль”, которая за ним вновь заполняла освободившееся пространство. Пришлось ждать, пока произойдет стыковка. Результаты доклада обрадовали и озадачили экипаж. Буквально первое же сканирование внутри показало наличие в одной из пустот объекта 114/456 газовоздушной среды, что уже говорило о герметичности этой полости. Но этого мало, в этой же полости сканер показывал биологический и главное живой организм, конфигурация силуэта отраженного сигнала которого, можно было сравнить с эллипсоидом с различными длинами полуосей, массой около ста килограмм, длинной в вытянутой части около двух метров и диаметром в короткой оси около полуметра. Как только это стало известно, глава научников лично захотел лететь к осколку и участвовать в перемещении его в модуль силового карантина. Хотя ему прекрасно было известно, что габариты осколка просто не позволят этого сделать. Слишком он был большой. И когда встал вопрос, каким образом вытащить “живого” из осколка и сделать это как можно аккуратнее и быстрее, учитывая отсутствие информации о его состоянии и желании оставить его всё же в категории именно “живой”, в кучу нереальных предложений вмешался капитан:

— Значит так. Выгнать из ангара посадочный модуль и найти способ закрепить его на обшивке крейсера, а на его место поместить этот обломок. Спокойно поместиться. Ангар не закрывать, таким образом, он останется в вакууме и в то же время, мы легко сможем нужное из него перетащить в лаборатории. Кстати, если получится, то можно попробовать также сделать с несколькими научными ботами. Тогда сможем захватить ещё что-то из крупных объектов.

Следующие несколько суток большая часть экипажа осуществляла эту задумку, потому как все признали это решение капитана очень удобным и с точки зрения работы с газовоздушной средой, и с “живым”, и с другим содержимым отобранных осколков. Перемещение буксиром объекта 114/456 в ангар посадочного модуля прошло без эксцессов. Повторное сканирование показало очень простую возможность изъятия “живого” - был обнаружен своеобразный шлюз, принцип работы которого был вполне понятен. Также сканирование показало, что “иной” находится в своеобразном защитном коконе, что ещё больше упрощало всё дело. Не было необходимости создавать идентичное осколку наполнение прямо в ангаре, особенно после того как был сделан спектральный анализ газовоздушной смеси в полости. По своему составу это почти был воздух, которым дышали все на крейсере, отличие всё же было, но оно вряд ли могло пагубно повлиять на защитный кокон при его перемещении. Подтверждение этому было получено и позже, когда, используя обнаруженный шлюз, удалось взять образец газа из осколка, для более точного анализа.

Первый помощник стоял в одиночестве перед обзорным экраном и смотрел на “чёрное облако”. Он удивлялся такому названию, которое сами же и дали этим остаткам. Космос и так был не очень светлым местом, но в данном случае такое определение было актуально, так как со стороны экрана находилась и местная звезда, и “облако” закрывало часть светила, полностью, исключая видимость последнего.

— Тебе не кажется, что частицы подрагивают? — обратился он к капитану, который недавно подошёл и некоторое время стоял рядом.

— Временами. Как будто они хаотично или не хаотично поворачиваются вокруг какой-то оси и при этом бликуют своими гранями, отражая свет, но потом, когда вновь замирают, они этот свет как бы уже поглощают, становясь маленькими чёрными дырами.

— Очень странные ощущения исходят от всего этого. Не находишь? Мне казалось, всё должно было происходить иначе. Это мгновенное разрушение, практически с одного залпа, опасный разлёт осколков и в тоже время отсутствие повреждений нашего корабля.

— Ну, к этому мы и сами руку приложили.

— К этому-то да, а вот почему системы крейсера “мигнули” когда остановилась кинетическая волна? Это было очень похоже на атаку направленным электромагнитным импульсом или чем-то подобным. С учётом имеющейся у нас защиты от подобных излучений, что-то не так. И в то же время опасности нет. Не понимаю. У меня стойкое ощущения, что нас ждёт множество сюрпризов. В том числе и этот “живой” - “иной”.

— Риск оправдан. Сам понимаешь. Пойдем в контрольный отсек. Сейчас будут переправлять кокон. А вот по времени я с тобой соглашусь, надо ускориться. Поскорее покинуть этот сектор. Да. Возможно, что вернуться сюда нам уже будет не суждено.

Когда закрыли ангар и выровняли давление, они уже были на месте и наблюдали за процессом. Отключили искусственную гравитацию, открыли шлюз и четверо сотрудников в скафандрах максимальной защиты на специальном закрытом поддоне вывели кокон из осколка и по коридорам переместили его в модуль биологического карантина. Как только сопровождающие покинули зону карантинного помещения, это странное защитное устройство молочно белого цвета, стало светлеть и сделалось почти прозрачным сверху. И вот тут все испытали новый эмоциональный шок. Было видно, что, находящееся внутри создание по строению ничем, вроде как, не отличается от представителей их цивилизации - две ноги, две руки и так далее. Однако более детально рассмотреть не удавалось. Первичный мониторинг медицинским сканером сквозь кокон, подтвердил, что “иной” жив, но находится либо без сознания, либо в специальном состоянии сна.

Через час руководители экспедиции собрались на очередное контактное совещание, в ходе которого очень много информации по находкам предоставил глава научников:

— В настоящее время у нас есть основная теория: это был объект, скорее всего именно корабль потерпевший аварию, который возможно был способен перемещаться, используя неизвестные нам принципы подпространства. По крайней мере, возможно именно таким образом он появился в этой системе, не будучи замечен нами ранее и именно последствия его появления мы зафиксировали как пространственную аномалию. Также возможно он был способен использовать подпространственную связь, но не так как это делаем мы, хотя физические явления, сопровождающие этот процесс, очень похожи и также были нами зафиксированы.

— Давайте поближе к фактам и найденным артефактам, — попросил капитан.

— Что ж хорошо. Хотя и тут в большей степени будут присутствовать предположения и догадки. К фактам можно отнести то, что “корабль” состоял из модулей различных размеров и назначения, которые могли менять своё местоположение и конфигурацию корпуса. Каким образом это осуществлялось и как происходило скрепление, мы только предполагаем. Есть мнение, что в этом активную, и может быть основную роль, играли эти самые объекты номер “один” - мелкие частицы, пыль, которая и составляет основную массу этого “облака”, образовавшегося после аварии. По крайней мере, в совокупности неизвестного материала, из которого она состоит, и также неизвестных микроорганизмов, являющихся частью этого сплава, можно выдвинуть теорию, что это комбинированная биологическая броня, которая предоставляет очень эффективную защиту от радиации и от большинства, а возможно и от всех вредных излучений, встречающихся в космосе. И она же возможно скрепляла между собой модули и управляемо создавала необходимые переходы между ними. Также, согласно этой теории, управление и перемещение всех модулей осуществлялось, при помощи силовых полей неизвестных физических свойств. Среди осколков, объектов, которые можно было бы отнести к остаткам систем вооружения, обнаружено не было. Сколько было на борту экипажа, и является ли обнаруженный нами организм единственным, что был на корабле, также точно определить не удалось. Хотя, исходя из размеров, экипаж мог быть значительным по количеству. Возможно, после создания необходимой газовой среды в модуле биологического карантина и вскрытии защитного кокона, в котором находится “живой”, удастся привести его в сознание и даже установить контакт, получив ответы на все наши вопросы. Но это на уровне мечты, — глава научников вздохнул, прервав доклад, и стал пролистывать имеющуюся у него информацию, из расчёта, не забыл ли чего.

— А что насчёт энергетических источников, остатков двигательных систем и информационных накопителей? Как я понимаю, их следов обнаружено пока также не было? — капитан пытался осмыслить озвученную теорию учёных, с учётом сложившихся у него впечатлений, а также просматриваемых им данных. — Какие из ещё не обследованных объектов, могут иметь к этому отношение? Хотелось бы сделать упор именно в этом направлении. Ждать возможного контакта и сотрудничества со стороны “живого” это действительно на уровне мечты. Так что давайте думать, куда в первую очередь приложить наше внимание и ресурсы, так как особо растягивать время на изучение, оставаясь тут, у нас возможности нет. Как говорится, чем быстрее отсюда улетим, тем быстрее сюда опять прилетим и уже более подготовленные. Но в первый же рейс надо забрать наиболее ценное.



— Всё верно. Ничего из перечисленного вами, пока обнаружено не было. Кроме редких надписей на некоторых неработающих устройствах, которые мы пока расшифровать не смогли. Список наиболее приоритетного, в принципе, уже давно подготовлен и многое уже загружено. Но прошу хотя бы ещё двое суток для перепроверки и уточнения возможности размещения в хранилищах.

— Даю двенадцать часов, но лучше управиться ещё быстрее. И это не обсуждается, — пресек капитан попытку поторговаться. — Выкорчевывать “иного” сможете и после этапа разгона. Тем более его состояние у медиков не вызывает, как я понял, никакого беспокойства.

— Одно мы можем сказать абсолютно точно: состояние, с момента нашего наблюдения, стабильное, то есть неизменное, — глава медицинского отсека счел необходимым ещё раз озвучить часть своего доклада, чтобы избежать в дальнейшем каких-либо претензий в свой адрес, — а вот соответствует ли оно норме для этого организма, и стоит ли за него волноваться, мы не знаем. Как и не знаем, какие функции выполняет кокон. Только ли защитные? Или он поддерживает жизнь и его повреждение будет смертельно для “иного”.

— Время я дал, изучайте, думайте, докладывайте и будем решать.

Вновь всё завертелось в напряжённой работе экипажа и гражданских специалистов, находящихся на борту крейсера. Капитан и первый помощник, отдыхая по очереди, старались успеть во все места, где требовалось их присутствие и принятие окончательного выбора из альтернативных вариантов.

— Капитан, вышли из строя несколько датчиков охранной сети. По координатам в  …, - начал свой доклад по персональной связи второй помощник, опять прерывая отдых командира.

— Одновременно?

— Да. Пи-один сказал доложить вам срочно. Никаких сигналов, тревог и другой активности, перед прекращением работы, ими передано не было. Прекратили отвечать на тестовые сигналы.

— Что показывают сканеры с места аварии?

— Почти сразу после отказа датчиков, были зафиксированы очень слабые и странные гравитационные всплески. Их источник не установлен, но исходит со стороны "облака".

Капитан вздохнул и обратился по связи к первому помощнику:

— Ну что? Думаешь началось?

— Думаю да. Так что лучше перестраховаться.

— Ну, тогда готовимся к старту. Координатор пути, маршрут “домой” рассчитан? — хоть ответ и был известен, но всё же, лишний раз уточнить не мешало.

— Да, капитан!

— Пи-два, возвращай на корабль всех кто в космосе. По готовности начинай манёвры и разгон согласно построенного маршрута. Вести активное сканирование сектора, — Капитан занял своё место в противоперегрузочном модуле, находящемся в его каюте, при этом продолжая давать указания: — Внимание всем! В максимально короткое время закончить все работы. Что не помещено в хранилища и не закреплено выкинуть в космос. Всем приготовиться к разгону. Возвращаемся “домой”. По готовности доложить второму помощнику. Максимальное время на подготовку полчаса. Лично я уже в модуле, так что через полчаса отключаем гравитацию и начинаем маневрировать. Кто не успеет подготовиться его проблемы. Похороним с почестями.

Продолжив отдыхать в модуле, капитан пытался почувствовать окружающий мир, но, как и прежде была лишь лёгкая тревога - опасности не ощущалось. Это несколько успокаивало, хотя и не до конца. Слишком многое, из произошедших событий, талант хранителей не дал предсказать. Чуть раньше чем через полчаса, естественно с доклада о готовности главы 11 сектора, корабль развернулся к первой намеченной точке и начал предварительный разгон.

“Тёмное облако” продолжало мерцать, то отражая, то поглощая свет. В какой-то момент, наблюдатель бы увидел, что, очень медленно, оно начало сжиматься. Собираться внутрь себя, в какую-то только ей известную точку, но наблюдателя уже не было, он удалился на расстояние, с которого засечь эти изменения, не позволили бы и самые мощные сканеры, а оставленные сенсоры и датчики, почему-то все разом вышли из строя. Двигались как все мельчайшие частицы, так и обломки, в том числе и те, которые были выброшены из крейсера в последний момент. Причём так называемые объекты “один”, облепляли более крупные куски и как бы транспортировали их, а встречаясь, соединялись по только им известным принципам. Через некоторое время на том самом месте, где и находилось изначально, собралось совершенно непонятное геометрическое сооружение, с выпирающими во все стороны кубами, пирамидами и призмами, и, повисев на орбите около часа, просто исчезло, как будто никогда тут и не появлялось.

Крейсер уже сутки как летел на максимальной скорости. Капитан почти успокоился после устроенной инженерам взбучки за оторвавшийся при разгоне, от креплений снаружи, один из буксиров. Но всё остальное только прибавляло хорошего настроения. Они первые! Он первый! Загружено огромное количество артефактов. И всё это летит “домой”. Воодушевленные учённые, как только смогли, сразу опять залезли в свои лаборатории. Они бегали, суетились и с умным видом что-то обсуждали, когда капитан рассматривал их на контрольных следящих проекциях. Звук он не включал, так как большую часть той белиберды, что они произносили, всё равно не понимал. Когда будет результат, тогда и сформулируют на доступном языке. Тем более что основной триумф их ждёт по прилёту, вот тогда и выложат все свои теории и открытия. Правда, глава научников несколько раз приставал, теперь уже с тем, чтобы сообщить по гиперсвязи, в родную корпорацию, об их находке и возвращении, но это было достаточно рискованно и потому отклонено. Даже оборудование связи, установленное на крейсере, и зашифрованность сигнала, не гарантировали невозможность перехвата и декодирования информации, любой из “партнерских” организаций, что уж говорить о конкурентах и Хранителях. Первый помощник ушёл в “сон”, его смена наступит через месяц, как и планировалось изначально, если бы не вся эта ситуация. Сотрудники медицинского отсека тенью ходили за научниками, ожидая от них результатов работы с коконом “иного”, чтобы подключиться к изучению последнего. И хоть и было установлено, что “живой”, теоретически, мог свободно дышать воздухом на корабле, в виду его почти полной идентичности с тем, что был в осколке, всё же в модуле биологического карантина, именно сегодня, воспроизвели точную копию проанализированной газовоздушной смеси. С коконом же пока ничего не получалось, установили лишь, что это необычный биологический саркофаг, удерживаемый силовыми полями за счёт какого-то энергетического накопителя, который, скорее всего, закреплён на самом организме. О возможности его вскрытия без последствий и речи быть не могло. И чтобы занять медиков, им назначили дежурство около карантинного модуля, где они кроме визуального мониторинга ещё и дистанционно снимали и следили за некоторыми биологическими параметрами, которые были весьма схожи с человеческими по своим показателям. Вот и сейчас молодой сотрудник, удобно устроившись в противоперегрузочном ложе, наблюдал сквозь прозрачные стены карантина за миганием лампочек, на приборах установленных внутри биоблока. Особого смысла в этом не было, но на что-то смотреть-то надо было. В этих световых эффектах было хоть какое-то движение, а пялиться на саркофаг, который никак больше не менялся, уже всем надоело, тем более что он и так был частично в поле зрения, да и автоматика предупредит о любых изменениях. Однако то, что произошло в следующий момент, было сверх необычно, никаких предупреждающих сигналов не прозвучало, как и не было отмечено приборами отклонений в жизненных показателях “иного”. Просто именно в этот момент медик понял, что он смотрит уже не на огоньки, а на сидящего в чём-то матово белом “иного”. Точнее “иную”. Кокон в модуле биологической защиты теперь отсутствовал и напротив сотрудника, в кресле, преобразившимся, как он предположил, из этого самого кокона, сидела особь явно женского пола. Её внешний вид почти ничем не отличался от представительниц его родной цивилизации, по крайней мере, видимая часть: стройная фигура, соответствующая всем параметрам привлекательности, с точки зрения большинства мужчин, была одета в обтягивающий белый костюм-скафандр с кантиками, стоячим воротником и какими-то нашивками, надписями и несколькими панельками. На открытой, без шлема, голове были короткие темные волосы, цвет кожи тоже вполне соответствовал, во всяком случае не бросалось в глаза его какое-либо резкое отличие, но вот лицо имело черты, которые не встречались ни в одной колонии Консорциума. Нет, брови, ресницы, губы, нос и всё остальное положенное, было на месте и даже вызывало симпатию, но лицевые кости и мышцы имели непривычное строение. Чего стоили одни только глаза, которые, к слову сказать, были открыты, и как вначале показалось сотруднику, смотрели прямо на него, но стоило ему немного сместиться, и он понял, что взгляд “иной” неподвижен и устремлён “в никуда” за его спиной. Глаза же были достаточно большие, имели необычный разрез и форму, были тёмные, с почти чёрной радужкой.

Как только ступор прошёл, медик хотел вызвать своего начальника, остановила его вовремя вспомненная инструкция.

— Капитан. Вам это надо видеть…, — почти прошептал он, опасаясь то ли спугнуть кого-то, то ли того, что всё это окажется плодом его воображения. Любой из руководителей экспедиции, согласно своего допуска, мог дистанционно на проекции видеть нужный отсек корабля. И дежуривший был уверен, что капитан так и сделает. Однако никакой реакции на сообщение не последовало. Он уже хотел повторить вызов, продолжая неотрывно смотреть в биоблок и пытаясь увидеть ещё какие-либо изменения, когда рядом, не по связи, услышал голос капитана, который судя по всему, успел и посмотреть и прибежать на место:

— Почему не сработали сигналы оповещения?

— Аппаратура …, вроде как исправна, но никаких сигналов не было… А почему я не знаю..., — ответил растерянный молодой сотрудник и тут же он заметил, что взгляд “иной” изменился, она явно теперь смотрела на капитана и следила за его перемещением. Хотя, как и раньше, так и сейчас не могла никого видеть изнутри модуля, так как его прозрачность была, в настоящий момент, односторонней. При этом она не меняла позы и не совершала больше никаких движений. Все метаморфозы, произошедшие с ней, не отразились ни на её сердечном ритме, который, как и предполагалось изначально, улавливала чуткая система реанимации, ни на дыхании. Поэтому с этой стороны ожидать индикации изменений и тревоги, наверно было бы странно. Но объёмные датчики и датчики, закреплённые на коконе, должны были среагировать.

— Своему начальнику сообщил?

— Нет. Всё по инструкции.

Капитан хмыкнул, некоторое время рассматривал “живую”, остановившись прямо напротив неё, а затем вызвал начальника медицинского и научного секторов. Последние также незамедлительно прибыли, также “пялились” на “иную”, которая игнорировала всех кроме капитана, и прямо на месте стали просматривать запись камер слежения. Результатов этот просмотр никаких не дал. Вот в биоблоке находится кокон, а в следующее мгновение кресло с “таинственной незнакомкой”, как пошутил глава медиков. То чего немного боялся капитан, всё-таки произошло. Скорее всего, это была представительница “потомков братьев”, тех самых, которые потерялись в незапамятные времена на далёких планетах. Тех самых, которых так называли Хранители и о которых они так много говорили, скрывая при этом подробности. С одной стороны это делало просчитанную капитаном авантюру, ещё более рискованной, но с другой стороны, могло и облегчить нахождение общего языка и возможность компромиссной договорённости. Правда придётся вносить в список секретоносителей всех, кто находится на борту крейсера, что, в общем-то, и предполагалось с момента нахождения “живого”. В любом случае всё находится во власти корпорации и если что, то никто не найдёт никаких следов.

— Теперь-то мы просто обязаны сообщить о находке Хранителям. Или как минимум руководству корпорации, — завёл старое нытье глава научников.

— Всему своё время. Вначале нужно установить “контакт”. Все мы тут взрослые люди и вы должны понимать, что если интересы корпорации будут под угрозой, то окажется, что мы ничего и не находили. Во всяком случае не находили ничего живого. Получение такого огромного преимущества над конкурентами стоит этого риска. Поэтому вы пройдёте инициацию “неразглашения”. А сейчас займитесь делом согласно протокола и поласковей. Нам нужно добиться как минимум сотрудничества, а в идеале дружбы и любви. Ну и про осторожность не забывайте. Никто ещё не подтвердил, что это представитель “потомков братьев” и столь красивое и с виду безобидное создание, может, быть, или стать, и самым опасным врагом.

На самом деле капитан ничего такого не чувствовал, но он, в последнее время стал всё меньше доверять своему умению, из-за которого, в общем-то, и получил свою должность. Он решил больше опираться на инструкции и логику и отбить у своих подчинённых мнение о себе как о всемогущем предсказателе. Хотя бы на время. Глядя на эту “прекрасную незнакомку” он испытывал такие противоречивые чувства и ощущения, которые обуревали его только во время обучения в ордене Хранителей. Но снова будить первого помощника он не собирался, потому что понимал, что это ничего не изменит.

Главы научного и медицинского отсеков хоть и побледнели после упоминания об инициации “неразглашения”, но затем обо всём позабыли, как только взялись за работу. Через короткий промежуток времени все на корабле уже знали о превращении, произошедшем с “живым” и каждый, в течение последующих нескольких суток нашёл время хоть ненадолго заглянуть через прозрачный барьер, где опять так и не происходило никаких новых изменений. “Иная” всё также полусидела, полулежала в своём кресле, практически не двигаясь. Иногда она на несколько часов закрывала глаза, что наводило на мысли о сне. Взгляд её всё также блуждал где-то далеко, исключением были только моменты когда включали обоюдную прозрачность барьера и производили тестовые жесты или когда приходил капитан. В такие моменты она, как казалось, с интересом разглядывала всех, кто был перед ней, причём на сами жесты не обращала никакого внимания. Как не обращала внимание и на звуки транслируемой речи, музыки и другие контрольные аудио сигналы, и на проецируемые изображения о жизни на планетах Консорциума, и на показ необходимости принятия пищи и воды, сопровождающиеся определёнными запахами. Хотя явно и видела и слышала всё. Как сказал по этому поводу глава медиков:

— Варианта два: либо она настолько контролирует своё состояние, что не нуждается в восполнение энерго-затрат и отвода отходов жизнедеятельности, либо она контролирует наши приборы.

Ни один из снимаемых медицинских показателей не менялся за это время, демонстрируя нормальные для человека находящегося в покое со стабильной работой всех органов. Брать какие-либо контактные анализы пока никто не решался, даже при помощи роботов. Все ждали более активной реакции на раздражители, чтобы уже тогда определиться с дальнейшими действиями. Пока же, кроме движения глаз, никакой другой, даже мимики на лице, замечено не было. И посещение, при полной прозрачности барьера, находящихся на борту женщин, которых было почти четверть экипажа, никак не меняло ситуацию.

Крейсер уже находился на более обжитой территории Консорциума. Постепенно эйфория от происшествия снижалась. Все уже устали ждать и потому активно стали предлагаться более радикальные способы для взятия необходимых проб и контактных замеров. Проснувшийся в своё время первый помощник изучил всё произошедшее в его отсутствие. Он также неоднократно приходил к модулю биологической защиты, и даже проводил свои регламентные попытки установить контакт, но ничего не добившись, только всё больше мрачнел. Однако никакими выводами пока делится, не собирался. Капитан же решил не уходить на отдых и завёл привычку приходить к биоблоку и через стекло беседовать с “иной” на разные отвлечённые темы. Ему и самому, по непонятной причине, это нравилось, да и глава медиков это рекомендовал, раз уж самая активная её реакция была именно на него. Правда реакция сводилась всё к тому же.

— Ты должна понимать, что нам необходимо наладить контакт, чтобы понять, что произошло на твоем корабле, — многие фразы он произносил просто так, как бы имитируя несуществующий диалог.

— Вы прекрасно знаете что произошло. Вы напали на наш…, пусть будет “корабль”.

— Это не правда.

— А какая ваша правда?

— Мы обнаружили останки неопознанного объекта на орбите планеты и предположили, что произошла авария и как следствие разрушение корпуса. Нам удалось спасти только тебя, — как ни в чём небывало продолжил капитан, даже не понимая, что ему уже действительно отвечают, — Хотя мы даже не знаем, из скольких членов состоял ваш экипаж и ...

Тут капитан запнулся и замолчал, уставившись на “иную”. А она отвечала абсолютно спокойным, мелодичным голосом, на абсолютно понятном языке, а точнее на его родном языке, на котором говорили все в Корпорации, и который лишь слегка отличался от “всеобщего”, признанного почти везде в Консорциуме. При этом отсутствовал даже какой-либо намёк на акцент.

— Кто сильнее тот и прав, не так ли? - она улыбнулась и это была первая мимика на её лице, — Не удивляйтесь. Я внимательно вас всех слушала и за это время хорошо изучила ваш язык. Впрочем, и не только язык.

Улыбка делала ещё привлекательней её необычную внешность. Эта спокойность, расслабленность и прямота ещё больше напрягли капитана, но он продолжал гнуть свою линию.

— Я не знаю. Возможно, на ваш корабль действительно кто-то напал, но уверяю, это были не мы. Мы обнаружили вначале энергетическую активность в районе и, прилетев на место, нашли уже обломки в огромном чёрном облаке. Возможно, это мог быть кто-то из корпораций наших конкурентов. Правда, никаких следов, чтобы это доказать, мы на месте не обнаружили.

Продолжая улыбаться “иная” проигнорировала это заявление.

— Ну... как то неправильно мы начали наше знакомство. Давайте для начала представимся. Я капитан этого разведывательного крейсера и главный руководитель в этом полёте, и хоть у меня и есть имя и другие идентификационные данные, согласно устава, в экспедиции, их использовать нельзя. Можно сокращённо “кэп”. А как зовут “незнакомку”?

— Моё имя Фэн. И в принципе этого также достаточно для общения.

— Фэнь? Ну вот. Знакомство начато. Вы так быстро изучили наш язык и говорите на нём совершенно как будто он ваш родной.

— В этом нет ничего удивительного. Во-первых, он достаточно простой, а, во-вторых, эта одна из моих особенностей. Я легко осваиваю любые языки. Ну, а в-третьих, он отдаленно похож на один из наших древних языков.

— Что ж это прекрасно. Это очень облегчает наше общение и позволит быстрее и легче прийти к взаимопониманию.

— Облегчит общение? Пожалуй, соглашусь и то не полностью, а вот с взаимопониманием, боюсь у нас будут проблемы, так как эта часть лишь частично зависит от знания языка.

— Всё же давайте попробуем хотя бы. Как ваш корабль оказался в той системе? — капитан судорожно вспоминал и прокручивал в голове те вопросы, которые должны были быть заданы согласно протокола и те которые он сам приготовил заранее. Здесь нельзя было ошибиться и задать неправильный вопрос, который бы испортил начавшийся диалог. Он и так чувствовал, что никакого доверия пока не возникало и общение происходит, потому что до него просто снизошли. Было такое впечатление, что для самой “иной” разговор вообще не имеет значения и не несёт никакого смысла.

— Если только в качестве развлечения в моменты отдыха. Можно и пообщаться. Наш так называемый “корабль”, как и ваш, является исследовательским. Соответственно и появились мы в той системе именно с этой целью.

— А не могли бы вы рассказать о вашей цивилизации. Так сказать в ответ. Ведь мы вам показывали и рассказывали многие аспекты о себе.

— Мы являемся “ветвями” одной и той же древней цивилизации, которая когда-то занимала огромное количество звёздных систем во вселенной, но потом, вследствие определённых обстоятельств, часть из “поселений” погибла, почти все деградировали и, конечно, полностью потеряли связь между собой. Мы для вас, а вы для нас являемся теми самыми “потомками братьев”, как вы это называете, и если вы об этом хотели узнать.

— Судя по тому, как вы уверенно это говорите, вы обладаете точными знаниями в этом вопросе?

— Могу вас уверить, что обладаю абсолютно точными знаниями в этом вопросе.

— Хм! Я, конечно, не могу отрицать некоторое отличие и возможное превосходство ваших технических средств. Управление полями, пространством для перемещения и связи, явное продвинутое знание материи. Это то, что сразу бросается в глаза. Но вы только-только вышли из вашей защитной капсулы и какого-то состояния сна или защитного отключения сознания, чтобы так уверенно говорить о нашем “родстве”.

Капитан, своими репликами, слегка надеялся, спровоцировать Фэнь проговориться и заставить её в ответах раскрыть или хотя бы намекнуть на некоторые сведения о возможностях и достижениях её мира, чтобы в дальнейшем развернуть в диалогах именно эти направления.

— Можете не доверять моим словам или принять их на веру, как у вас это принято. Мне это не важно. Дарить же знания, в том числе по технологиям и умениям нашей “ветви” или каким-либо образом облегчать изучение собранных вами образцов техники и частиц корабля, я не собираюсь. Вы можете сколько угодно определять абсолютно точно состав материалов, но технологию изготовления вам не узнать.

— Меня огорчает такое ваше, слишком скоропалительное, категоричное отрицание сотрудничества. Могу только напомнить вам, что мы вас спасли и в достаточно продолжительном интервале времени, вы будете находиться в нашем обществе. А если быть точнее, то вообще “неизвестно когда”, или даже “если вообще”, сможете вернуться к своим. В скором времени, мы прилетим в Центр нашей корпорации и дальнейшую вашу судьбу, будет определять моё начальство и было бы вполне логичным сотрудничество с нами. В этом случае сближение и взаимопонимание наших “ветвей” происходило бы гораздо проще и безопаснее. Я сейчас вас оставлю и прошу вас подумать на эту тему. В завершении хотелось бы уточнить, не нуждаетесь ли вы в чём-нибудь? Еда? Питьё? Энергия? Хотелось бы также взять некоторые анализы, чтобы убедится в безопасности как вашего организма для нас и нашей среды, так и нашей среды для вас, в том числе и пищи, которую я предлагаю.

— Уверяю вас, мои ответы продуманы и вовсе не скоропалительны. Принять пищу было бы вполне разумным. И хоть я и так знаю, что моя и ваша биологические среды абсолютно взаимно безопасны друг для друга. Можете пригласить ваших медиков и учёных, я позволю взять интересующие вас пробы и анализы.

Капитан направился в свою каюту, по дороге отдав соответствующие столь долгожданные распоряжения. Он с самого начала трусливо гнал от себя мысль, что Фэнь может оказаться таким же капитаном, как и он сам, и обладать определёнными умениями и способностями, только полученными от своих “Хранителей”, которые вполне могли существовать в её мире. Весь их диалог был очень странен и указывал на явную большую осведомлённость “иной”, чем могла бы у неё быть в подобной ситуации. И всё же он считал правильным почти напрямую, указать на её зависимость от их решений, а также на власть над её здоровьем и жизнью. Пусть подумает. Капитан не сомневался, какие решения примет его начальство, если нормального диалога не получится.

Обрадованные появившемуся контакту, многие из экипажа и гражданских, приходили к биоблоку и просто смотрели и слушали через силовой барьер, как избранные везунчики, из числа медиков и учёных, общаются с “иной”, находясь внутри. И хоть они и были, первоначально, в скафандрах максимальной защиты, но уже тогда разговаривать с глазу на глаз с представителем “потомков братьев” было очень захватывающе интересно. Она притягивала взгляд своей внешностью, имела приятный голос, заразительно смеялась, умело строила беседу и могла поддержать разговор на любую тему. В последующие же дни когда биологическая безопасность была подтверждена и исследователи общались в лёгких рабочих скафандрах, обстановка становилась всё более домашней. Капитан, наблюдавший все процедуры и разговоры по проекции, с удовольствием отметил, что Фэнь всё более раскрепощается. Особенно хорошие отношения стали складываться у неё с одним из докторов и одним из младших научных сотрудников. Они подолгу обсуждали вопросы медицины и некоторых исследований в области физики волн. Причём “иная” охотно делилась определёнными знаниями в этих областях, но делала это, как показалось капитану, достаточно хитро. Она направляла диалог и, внимательно выслушивая имеющиеся уже достижения и только появившееся теории у Консорциума, давала подсказки, как улучшить те или иные возможности работающих функционалов, и что не так в теоретических постулатах. И пока темы разговоров были в “безопасной” плоскости знаний, капитан не собирался в это вмешиваться. Явная польза была уже и от такого общения. Свои же посещения он пока прекратил, так как заметил в подопечной возвращение некоторой напряжённости при его появлении. После того как Фэнь начала принимать пищу и воду, причём делала это иногда в компании с сотрудниками, которые её же и исследовали, она очень заинтересовалась устройством синтезатора пищи и воды, а также процессов выращивания некоторых видов растений. Также дала несколько дельных советов и подробно описала одно уникальное новшество, позволяющие значительно облегчить трансмутацию белка. Одно время капитан даже предположил, что результатом изменения поведения “иной”, явилась скрытая угроза в его словах, однако он наблюдал проявившейся неподдельный интерес, любознательность и эмоциональное удовлетворение, которые проявляла Фэнь, в периоды между своими странными медитациями, общаясь с экипажем и гражданскими, узнавая что-то новое о жизни в Консорциуме. В одном из разговоров он спросил напрямую, в чём причина такого её поведения. На что она ответила:

”- Всё очень просто. Я такой же капитан, как и вы. И я капитан ИССЛЕДОВАТЕЛЬ. И данную профессию я выбрала именно потому, что мне интересно всё новое, процесс его познания и нахождение истины. Я получаю удовольствие от своей работы”.

О своём же мире, в том числе его месте нахождения, научных достижениях или хотя бы об устройстве разрушенного корабля, функционале собранных его остатков и артефактов, Фэнь упорно молчала, умело переводя разговор на другую тему, а при настойчивом приставании, говорила, что ещё не пришло время и эти вопросы на данный момент не актуальны. Основными же темами, на которые она съезжала при неудобных для неё моментах, были сравнение межполовых отношений и другие различия в социальных взаимоотношениях людей.

Крейсер приближался к области, где плотность маршрутов космических кораблей становилась достаточно большой и возможность столкнуться при подлете к “вратам”, при максимальном ускорении, значительно увеличивалась. Существовал даже запрет и ограничение на скорость полётов в этой зоне. Поэтому капитан дал команду на торможение и после замедления, сильно раздраженный этой неизбежной задержкой, как всегда сидел у себя в каюте и наблюдал на проекции за происходящим в биоблоке. В этот момент там находился тот самый младший научный сотрудник, с которым у “иной” сложились, по непонятным причинам, весьма хорошие отношения. Он сидел за специальным модульным столом и рассматривал схему, которую дочерчивала Фэнь. Она сделала очередную разметку и немного отстранившись, продолжила диалог:

— Ваша цивилизация достаточно вовремя поняла бесперспективность имплантации сложных кибернетических систем и создания нейро-кибер организмов. Невозможность обеспечить достаточно простую, компактную и энергонезависимую защиту вживленным компонентам, при большой распространённости данного явления, привело бы к массовым смертям. Особенно с учётом излучений и других явлений, которые имеют место в космическом пространстве. К примеру, хватило бы одного сильного выброса любой звезды. Как минимум космос для таких полулюдей был бы закрыт. Да и находящимся на планетах, рано или поздно, пришлось бы столкнуться с противоречием между развитием некоторых технологий связи, способов передвижения и так далее, и функционированием гибридных систем. Здесь вы нас обскакали, у нас очень долгое время, правда это было очень-очень давно, некоторые энтузиасты пытались внедрить эти проекты и утверждали, что за ними будущее. И потом достаточно много людей пострадало и погибло, при внедрении силовых полей, в различные области жизненных интересов цивилизации. Они просто выжигали нейронные связи и выводили из строя вживленные микрочипы, так как те не имели и не могли иметь эффективной защиты от этих энергетических колебаний, в основном в силу своего расположения.

— Но ведь у нас существует и активно практикуется протезирование механических конечностей. Там конечно минимальное взаимодействие с нервной системой человека, но оно есть и да такие люди уже не могут занимать определённые должности, но всё же многие идут на эти операции, — молодой человек коснулся стилусом проекции, увеличив интересующую его область схемы, — А что вот это за контур?

— Всё промаркировано. Вот номер. Читай спецификацию, — Фэнь быстрыми движениями, и когда только так успела освоить интерфейс модульного стола, развернула нужный текст, выведя его на правую сторону изображения, — Главное, что вы отказались от имплантов в мозг. Это на начальном этапе дало бы множество преимуществ, но затем, проблемы захлестнули бы вас по полной. И было бы очень много жертв. Что же касается протезирования, то из разговора с Керестом, я поняла, что биологическое протезирование уже на стадии внедрения почти во всех Корпорациях. И в ближайшее время вы получите возможность значительно ускорить и удешевить эти операции, а там глядишь, освоите и генное управление восстановлением клеток, причём даже таких сложных как клетки мозга.

Капитан нахмурился. Судя по всему, доктор настолько проникся доверием к “иной”, что даже назвал своё имя, нарушив тем самым несколько пунктов контракта. Хотя чего ждать от молодого, да ещё и гражданского специалиста? Но сам этот факт ещё больше испортил и так неважное настроение командира экспедиции в довесок к плохим предчувствиям, которые, как это ни странно, никак не были связаны с подопечной. Последняя же в этот момент слушала научника, имя которого наверняка также знала.

— Да с ненадёжностью электронных систем мы также столкнулись когда, в своё время, многочисленные боевые роботы оказались абсолютно беззащитны перед мощными излучателями. Пришлось значительно их модернизировать и пересматривать стратегию их использования в войнах. И в настоящее время основная часть робототехники занята только лишь в производственной сфере. Но это …, — и он указал на схему.

— Данное устройство позволит бесконтактно считывать очень многие параметры работы мозга и тем самым даст возможность безопасного и эффективного использования этого изобретения во многих областях. Ну да хватит о несбывшемся, давай спрашивай, что тут тебе непонятно и будем закреплять.

В этот момент пришёл вызов с мостика по секретному каналу от Пи-три и капитан, прочитав его, рванул в сторону рубки. Начались те самые неприятности, предвидение которых ощущалось в виде плохого настроения. Согласно информации связистов, неизвестные, откуда-то с борта крейсера, при помощи неустановленного оборудования, осуществили передачу кодированного сигнала на ближайший к “воротам” буй дальней связи и по расшифрованной части, удалось узнать, что адресатом является база одной из конкурирующих Корпораций. Текст самого сообщения можно было и не декодировать, его содержание и так было понятно.

Капитан был в бешенстве: "За всем не уследишь, но как же обидно". Он прекрасно знал весь экипаж и сомневался, что предателем может оказаться кто-нибудь из них, а вот гражданские навязанные ему на время этой экспедиции, хоть и проходили соответствующие предполётные проверки, но доверия не вызывали в первую очередь. Приблизительно было понятно, как в крейсер пронесли неучтённое устройство связи - вместе с научным оборудованием, а установить внешнюю передающую антенну, по крайней мере, штатные в данном случае не использовали, скорее всего, смогли, когда освобождали ангары и перегоняли малые транспорты. Абсолютно понятно было и что предпримут руководители конкурентов, получив подобное сообщение. Они сделают всё возможное, чтобы перехватить корабль на нейтральной территории, в противном случае захватить артефакты и “иную”, становилось бы возможным только путём полномасштабной войны. Капитан понимал, что нужно быстро и кардинально менять маршрут, но проблема была в том, что миновать “ворота” было невозможно. Терять десятки, а то и сотни лет на “без прыжковый” полёт равнялось самоубийству. Кроме того терялся весь смысл предпринятых действий, так как полновесный контакт с цивилизацией “потомков братьев” мог произойти за это время в любой момент. Причём кто в этом случае будет “встречающей” корпорацией являлось совершенно не предсказуемым. Прорваться через ворота конечно можно, но какой ценой. Единственным фактором, уравнивающим шансы, была встреча со своими или дружественными силами.

Первый помощник был уже в рубке.

— Ворот нам не избежать. Кому будем посылать сообщение? Нашим или сразу в Орден?

Капитан сел в свой модуль и начал подправлять и дополнять уже давно составленный текст доклада и ещё некоторое время подумав, ответил:

— Пошлём нашим, а там уже как они сами решат. А ты сейчас лично вместе с “комбезом” начнёшь расследование. В первую очередь займись гражданскими. Я ввожу операцию согласно регламента и объявляю боевую тревогу. Все действия по протоколу безопасников. Надо найти этого гадёныша пока дело не дошло до прямой диверсии. Особенно если нас попытаются перехватить. Пи-два рассчитай совместно с координатором пути оптимальное ускорение и манёвры от столкновений, и повышайте скорость до предельно возможной.

С этого момента все передвижения по кораблю строго контролировались и совершались только после соответствующего доклада и разрешения. Проще говоря, все были либо на своих рабочих местах, либо в своих каютах, либо, при наличии подозрения, на допросе. Никаких особых мер, кроме дополнительной охраны, приставленной к модулю биологической защиты, к “иной” и сотрудникам, допущенным к работе с ней, после их проверки, решили не применять. Уже ближе к воротам крейсер неоднократно получал сигналы о превышении скорости, от навигационных буёв и других желающих пролететь или уже пролетевших через ворота. Капитан к тому времени уже отправил сообщение в корпорацию и все эти предупреждения либо игнорировал, либо посылал подальше, приказав транслировать всем, чтобы убирались с пути, так как он очень торопится. Военный крейсер имел свои преимущества, особого желания связываться с ним никто не имел.

Первичное расследование ни к чему не привело. Кроме обнаружения пропажи одного из гражданских специалистов космогеологов. Его абсолютно точно не было на борту, но установить когда и куда он делся, не удалось. Как не удалось и установить он ли являлся либо предателем-самоубийцей, либо его помощником мешающим дальнейшим планам, либо он был нечаянным свидетелем, которого убрали. Была найдена, как и предполагал капитан, внешняя антенна, закреплённая под одним из ботов на обшивке. Само же передающее устройство обнаружено не было, как и каких-либо следов на антенне.

Уже получив разрешение на пролет через ворота, капитан слегка успокоился. Как оказалось напрасно. Сразу на выходе с другой стороны пространственной аномалии, сканер дальнего обнаружения показал наличие в секторе трёх кораблей конкурирующей корпорации. Именно той, на адрес которой и был послан сигнал. Причём один из “встречающих” был класса “разрушитель” и принадлежал отделу безопасности зоны конкурентов, которая соседствовала с сектором, где располагались ворота. Данный класс считался более мощным, чем крейсер. Два других были пограничными класса “сторожевик”, их характеристики были послабее. Остальные находящиеся в секторе объекты явно не имели отношения к предстоящей разборке и даже помощи ни от кого ждать не приходилось. Но всё это если и расстроило капитана, то совсем не сильно. Подобные ситуации были для него как раз привычными, а богатый опыт боевых действий в нескольких локальных конфликтах и участие в двух войнах, позволяли ему чувствовать себя вполне уверенно. Это была его стихия и то самое дело, для которого его и готовили. Он понимал, что вполне может и проиграть и даже погибнуть, но азарт, некоторые необычные способности и жажда адреналина делали из него опасного противника, готового идти до конца. Экипаж хорошо знал эти свойства своего командира, полностью доверяли ему и давно с ним летая, были также хорошо обучены. Единственное, что было не очень хорошо, это то, что противник заходил с трёх разных сторон, а также на задворках сознания свербило чувство беспокойства. Однако никак не удавалось определить его причину. Хотя и проскакивали мысли о предателе.

— Координатор все три “КУ” ракеты нацелить на “разрушитель”. Пи-два держим курс на него же, скорость шесть, быть готовым к резкому повороту от звезды. Пи-один твой пограничник со стороны звезды. Я разберусь с другим, - раздал приказы капитан и активировал личную боевую панель.

В своё время он, ещё до начала экспедиции, настоял на замене трёх разведывательных ракет “АРа” в носовых шахтах, на негласно запрещённые планетарно-вакуумные гиперскоростные термоядерно-гравитационные ракеты класса “континентальный уничтожитель”. Конечно, их шансы долететь до противника, несмотря даже на систему коррекции курса, были ничтожно малы, так как основное космическое оружие практически не знало промаха, но даже одна из них, взорвавшись на определённом расстоянии от корабля, провоцировала, за счёт ударно-гравитационной волны, от специальных наполнителей в самой ракете, стопроцентную просадку защитного поля, следовательно энергетических установок, а следовательно и возможность вести огонь. Также, в зависимости от расстояния, создавался удар и давление на корабль с изменением его курса и вообще полное отвлечения экипажа от каких-либо других атакующих и защитных действий. Все усилия будут направлены лишь на максимальную компенсацию негативных воздействий от одного или нескольких взрывов. Программа, заложенная в ракеты, гарантировала, что они не взорвутся на опасном расстоянии от корабля носителя, как и не возможность взрыва в случаи разрушения ракеты от попадания в неё защитных средств. Капитан настоял и получил разрешение на установку “КУ” на случай совершенно не связанный с ситуацией, которая сложилась на данный момент, всё же исследование дальних секторов всегда сопряжено с риском и не предсказуемостью и лишней боевая мощь не бывает. Но как оказалось его предусмотрительность была к месту и хоть и повлечёт за собой определённые последствия со стороны того же ордена Хранителей, главное что она приведёт к победе, а победитель всегда прав, победителю легче оправдаться, а если ты силен, то можно и совсем игнорировать какие-либо обвинения.

Началось томительное ожидание, кто же первым сделает ход и будут это переговоры или сразу атака. Корабли сближались. От лица якобы “дежурного патруля по системе”, “встречающие” передали сообщение всем кораблям в секторе: “возможны военные действия”. Грузовики и прочие корабли “шарахнулись” в стороны, предпочитая приближаться к “воротам” более удалёнными маршрутами.

— Очень предусмотрительно, — прочитав информацию, проговорил Пи-один, — Нам меньше работы.

Капитан просмотрел юридический статус конкурентов, хмыкнул и активировал персональную связь:

— “Комбез”, шпион найден?

— Нет, кэп.

— Плохо. Продолжайте работать, но гравитацию я отключаю. Даю вам минуту на подготовку. И проследите, чтобы наша гостья залезла, на всякий случай, в свой защитный кокон. Экранирующего силового поля блока биологического карантина вполне достаточно, но всё же.

По прошествии некоторого времени ситуация не изменилась. Корабли шли курсом на перехват. Дождавшись, когда расстояние будет соответствовать нужному значению, Пи-три, согласно своим обязанностям, включил внешнюю связь и сделал стандартное предупреждение:

— Маркер 6720 вы идёте курсом на столкновение. По правилам ваша траектория, должна пролегать по вектору к сигнальному маяку 14 . Прошу изменить курс или ваши действия будут расцениваться как враждебные.

В ответ прозвучало вполне ожидаемое сообщение:

— Говорит старший дежурный офицер патруля безопасности системы. Маркер 6729 на вашем борту находится неизвестные технологии и биологические материалы иной цивилизации, их ввоз и нахождение в зоне не санкционировано советом Консорциума. Они представляют опасность. Вы должны допустить на свой борт досмотровую группу, после чего проследовать в нашем сопровождении в карантинный док, где ваши руководители полёта будут подвергнуты аресту, а все материалы изъятию. В случае вашего неповиновения мы будем вынуждены применить силу, вплоть до полного уничтожения.

— Мы не находимся в зоне ответственности вашей Корпорации, — переключил на себя от Пи-три линию разговора капитан. Он прекрасно понимал, что конкуренты блефуют, зная, что на борту крейсера есть “живая”, они попытаются минимизировать урон кораблю, принуждая к сдаче, — Это нейтральная зона Ворот и представители вашей Корпорации не являются дежурными по безопасности сектора. Ваш юридический статус ничтожен, а потому ваши требования абсурдны и если вы не измените курс и продолжите настаивать на своём, я буду вынужден расценивать ваши действия как враждебные и атаковать вас с объявлением локального конфликта между нашими Корпорациями.

В это время на связь вышел действительно дежуривший у ворот катер безопасности пространства и попытался прояснить и по возможности разрядить ситуацию. Данные корабли были лишь символами правопорядка и не имели реальной силы и потому с “разрушителя” ему посоветовали заткнуться и убраться куда подальше. Дальнейший диалог свёлся к взаимным оскорблениям и уточнениям кто кого, и как будет рвать на части. Капитан, всё это время, внимательно следивший за индикацией расстояний махнул рукой координатору огня и продублировал сообщением по всему кораблю:

— Бой!

Три новейшие скоростные ракеты устремились к своей цели. Одновременно в эфир ушло сообщение о нападении и объявление, о начале локального конфликта. Затем капитан чисто для отвлечения, с учётом ещё слишком большого расстояния, лично сделал несколько залпов по “разрушителю” из главного орудийного ускорителя и дал команду Пи-два на манёвр разворота. Последовали предельные перегрузки, и началось быстрое сближение с одним из “сторожевиков”.

Для большей части экипажа космический бой, чаще всего, был абсолютно незаметен, не ощутим, и складывался лишь из нахождения в модулях безопасности в четырёх стенах, редких сигналов аварийных отказов оборудования, тревожного ожидания разгерметизации, мгновенной гибели от выброса энергетического взрыва огромной мощности, вызова на замену или помощь боевой или инженерной смене. Исключения составляли лишь силовики, энергетики и аварийные смены по отсекам. Им скучать не приходилось. Но это в случае успешных действий боевой рубки, когда все вражеские атаки бывали отбиты, а враг разбит, что называется в сухую. В противном случае замечать и ощущать что-либо, было уже некому.

Ещё на заре освоения космического пространства, когда только вставал вопрос о необходимости преодоления больших расстояний на сверх больших скоростях, чтобы не лететь из пункта А в пункт Б несколько поколений, встал вопрос о защите пилотируемых кораблей, от встречающихся в пространстве объектов различного размера, плотности и природы. Ведь даже малюсенький камешек спокойно летящий, хоть и в попутном направлении, становился при этом снарядом способным пробить любую броню и прошить все переборки насквозь или взорваться внутри, выделив огромное количество энергии, а следовательно уничтожить в мгновение ока всех находящихся на борту. И если от различных излучений можно было более-менее закрыться, используя различные продвинутые материалы, то тут потребовалось создание силовых полей и мощных энергетических установок для их поддержания. И решение было найдено. Оно позволило наконец-то осуществить экспансию в отдаленные места для начала родной “колыбельной” системы. Появление этих силовых защитных полей привело и к ещё одному интересному факту. Почти всё придуманное и спроектированное оружие, предназначенное для использования в космическом пространстве, становилось бесполезным, с учётом универсальности и мощности такой защиты. Основным оружием стали магнитные и гравитационные ускорители, разного калибра и скорострельности, разгоняющие снаряды с различной начинкой и продавливающие силовые поля, а уже затем наносящие страшные разрушения любому космическому объекту. По сути, успех в космическом бое стал зависеть от мощности энергетических установок питающих защиту и умелого действия оператора, выставляющего локальные силовые линии. Поддерживать максимально мощное поле, закрывающее весь корабль, не мог себе позволить никто.

Пи-один развернув два орудия, успешно координировал обстрел приближающегося сзади “сторожевика”, одновременно управляя защитой. Расстояние ещё было большое и потому, эффективность взаимной стрельбы пока сводилась к нулю. Капитан же пока только отражал атаки, не разрешая произвести ни одного залпа в ответ. “Разрушитель”, к этому времени, вёл сумасшедший заградительный огонь, пытаясь попасть во всё время маневрирующие ракеты. Судя по всему, его командир понял, что за “сюрпризы” летят в его сторону, потому как даже начал отворачивать в сторону, пытаясь увеличить расстояние до момента взрывов. Эфир заполнился нескончаемой бранью и обещанием всех возможных кар за использование такого оружия.

— Защиту на вектор ракет.

Ощущение не подвело капитана и как только силовые линии защиты развернулись вдоль всего борта, рванули сразу две ракеты, создав две новых мини звезды на достаточно близком расстоянии от всех противоборствующих сторон. Третью конкурентам всё же удалось полностью вывести из строя, до того как её логика дала команду на самоподрыв. Мощнейший электромагнитный импульс был благополучно частично отклонен, частично погашен полем. На “разрушителе” также смогли похвастаться успешным отражением этого поражающего фактора. А вот оператор “сторожевика”, который был прямо по курсу, явно растерялся и не успел вовремя среагировать. Конечно, сам импульс не мог вывести из строя большое количество электроники, все жизненно важные системы были продублированы и частично экранированы от такой беды. Но кроме этого оператор отвлёкся от основной опасности, и капитан сразу воспользовался этим моментом, дав команду на целую серию залпов фронтальными ускорителями разных калибров. Пи-один в этом отношении повезло меньше. Его противник был явно более спокоен и подготовлен, и их дуэль продолжалась всё также безрезультатно. Координатор огня и его команда, еле успевали производить анализ горизонта прицелов и наличие удалённых объектов по траектории стрельбы. Затем, через программу, выставляли на снарядах необходимые ограничители дальности, чтобы выпущенные в вакууме, летящие на огромной скорости “убийцы”, не могли достигнуть нейтральных или гражданских объектов. Также хватало работы и непосредственным наводчикам. Но их старания, по крайней мере, оправдались на курсовом “сторожевике”, который был просто разодран в клочья, а затем и вообще разлетелся от взрыва силовой установки, раскидав как ещё доживающих последние секунды, так и ошметки тел экипажа. Капитан кивнул сам себе и дал новую команду Пи-два, координатору и первому помощнику:

— Поворот на вектор от взрывов ракет. Ещё два орудия на оставшегося “пограничника”. Сейчас и этого разнесём. Готовимся к ударной волне.

Почти в это время, командир по внутренней безопасности крейсера с двумя помощниками летел по коридору на максимально возможной скорости в сторону силовых установок. Всё расследование свелось к тому, что предателем был один из инженеров энергетиков, причём из тех, кто сейчас находился на посту, а следовательно в любой момент мог последовать акт саботажа или прямой диверсии. Что его подвигло на такие действия, разбираться надо было уже после. Сейчас его надо было остановить любой ценой. Уже находясь у последней шлюзовой двери, комбез понял, что опоздал. Во-первых, дверь была зафиксирована изнутри и чтобы её декодировать или взломать нужно было время, а во-вторых, на проекции было видно, что шпион уже выключает последний блок синхронизации, остальная смена энергетиков плавали в невесомости, явно находясь без сознания. В следующую секунду установка перестала подавать энергию на силовую защиту и ускорители. Не смотря на это оба помощника, почти врезавшись в стены около шлюза, вскрыли панели управления и начали декодировать замки. Комбез же прильнул к миниатюрному иллюминатору, чтобы напрямую видеть пространство помещения около установок. Наводчики и координатор огня продолжали пытаться стрелять, не замечая отсутствия результата своих действий. Капитан и Пи-один первыми поняли, что произошло и если “Первый” просто опустил руки, то капитан, перехватив управление у Пи-два, попытался дать ускорение двигателями, переключать потоки энергий было дольше, но сделать ничего не успел, так как “сторожевику” теперь ничто не мешало попасть. И он попал, скорее всего, туда, куда и целился, как раз в район двигательного отсека. Тут же пришло сообщение о целом комплексе аварийных ситуаций, вышедших из строя системах, полной потери тяги генератором массы и гибели нескольких членов экипажа. И если до этого крейсер лишь слегка вибрировал от попаданий в защитные поля, то сейчас содрогнулся от множества попаданий и звук разрушения, переданный по корпусу, наполнил своим грохотом все отсеки. А следом пришёл гравитационный удар от взрыва ракет. Он был не очень мощным, но достаточным, чтобы корабль лишённый защитных полей, сильно тряхнуло и привело к деформации многих элементов, как обшивки, так и внутренних переборок. Всё это сопровождалось жутким скрежетом и грохотом оборудования, сорванного с места и бьющегося о стены, потолок и пол. Также не повезло и многим людям. В частности пытающихся вскрыть дверь в силовой блок помощников ударило “прыгнувшими” на них переборками и бессознательные тела отшвырнуло вдоль коридора. Комбезу повезло больше, он смог удержаться на месте, вцепившись в поручни рядом с замком, однако и его знатно ударило дверью. Единственный оставшейся “Сторожевик”, удачно компенсировав удар полями, больше не стрелял. Его командиры, как видно, поняли, что случилось и так как они добились того чего и хотели - лишили крейсер возможности манёвра и вообще возможности пользоваться двигателями, то просто продолжили приближаться, как видно для высадки группы захвата. Явно сильно досталось и “Разрушителю”. Всё же взрывы были гораздо ближе к нему. По крайней мере, он пассивно продолжил дрейфовать в направлении несоответствующем сближению.

Более-менее придя в себя, Капитан был в бешенстве. Он отдал команду Силовикам готовиться к отражению абордажа, до которого, судя по всему, оставались считанные минуты. Это был скорее шаг отчаянья, так как он понимал, в скором времени к этому “веселью” присоединится и экипаж с большого корабля “встречающих”, а на нём людей гораздо больше и сопротивление будет иметь только один вариант последствий. Ещё, как назло, на запросы не отвечал и командир по безопасности, и узнать последние результаты его действий и дать ему какие-либо приказы, было невозможно.

— Экипажу крейсера маркер 6729 рекомендую прекратить любое дальнейшее сопротивление, дабы избежать ненужных жертв и не усугублять свои преступления, — поступило сообщение с лёгкого на помине “разрушителя”, экипаж которого, судя по всему, восстановил контроль над управлением кораблём и начал маневрировать.

Сфокусировав взгляд, Комбез понял, что дверь перекосило и заклинило окончательно. Теперь можно было только взламывать резаком. Посмотрев через иллюминатор, он увидел, что инженер-шпион также пострадал от удара, но уже приходит в себя и, оттолкнувшись от стены, направляется к противоположному шлюзу, который ведёт, в том числе к отсекам со спасательными капсулами. По дороге он остановился и достав универсальный нож, судя по всему собирался отрезать кабель от блока распределителя, вероятнее всего для того чтобы исключить быстрое восстановление энергосистемы, но в этот момент прямо из ниоткуда рядом с ним появился человек в белом костюме-скафандре, в котором командир безопасников с удивлением узнал “иную”. Она сделала несколько странных движений руками, со стороны похожих на серию ударов, после которых предатель обмяк и повис в невесомости. Сама же, облетев по очереди, включила все блоки синхронизации и запустила реакцию, после чего исчезла точно так же, как и появилась.

Как только контрольная автоматика сообщила о возобновлении питания систем защиты и атаки, капитан тут же обозначил цели для стрельбы и целый рой смертоносных гостинцев отправились к уже почти подлетевшему вплотную “Сторожевику”. Шансов среагировать, у операторов последнего, просто не было и, несмотря на это, часть они сумели остановить. Остальные снаряды разодрали обшивку, нанеся значительные, но не критичные повреждения кораблю, взрываясь внутри и уничтожив часть экипажа, как бы наказывая их за излишнюю самонадеянность. Видя произошедшее, с “разрушителя”, всё-таки, открыли огонь по крейсеру, то ли пытаясь отвлечь, то ли уже плюнув на сохранность артефактов и мстя за гибель своих. Пи-один, взявшись управлять полями, легко отклонял снаряды. Однако было понятно, что долго такая удача не может продлиться, из-за отсутствия возможности маневрировать и более мощного вооружения противника. Капитан только собрался добить “Сторожевик”, также погасив несколько ответных залпов, но в этот момент, забив все частоты, пришло предупреждение, проигнорировать которое не рекомендовалось, пожалуй, никому. На сканере дальнего обнаружения появилась огромная отметка, обозначающая “летающую крепость” Ордена. Подобных кораблей было только девять, и принадлежали все они только Хранителям. Из-за огромных размеров и массы они, помимо стандартного вооружения, имели гравитационные пушки способные смять любую защиту, да что там защиту, они вполне могли сдвинуть с орбиты небольшую планету.

— Конфликтующим сторонам немедленно прекратить боевые действия. Кто не подчинится сами знаете что будет.

И, несмотря на некую шутливость предупреждения, стрелять прекратили все. Рисковать жизнями целой корпорации никто не собирался. “Встречающие” остановились, прекратив приближаться к крейсеру. А Пи-три сообщил представителям Ордена о неисправности генератора массы и попросил помощи в остановке корабля. Капитан облегчённо и одновременно огорчённо вздохнул, сожалея, что прилетели всё-таки не те, кого он ждал. Экипаж крейсера оживился и следуя окрику командира, занялись восстановлением систем и ликвидацией повреждений. Оставалось ждать, когда до них долетит эта огромная “бандура”. Через некоторое время у Пи-два замигал целый каскад предупреждающих сигналов.

— Кэп, фиксируется множественные пространственные аномалии!

— Локализуй!

— Они все в нашем корабле!

Почти сразу на связь пробился глава науников:

— Капитан, все артефакты в лаборатории, даже запертые в силовых хранилищах, исчезли. Мы не можем утверждать точно, данную информацию ещё проверяем, но, похоже, исчезли и все обломки из ангаров. Также мы попросили службу безопасности проверить закреплённые снаружи объекты. Я думаю, их тоже нет.

Капитан обхватил голову руками и включил проекцию, вызвал изображение блока биологического карантина. Как он и опасался, биоблок был пуст. Точнее, не совсем. Снаружи в модульном кресле понуро сидел тот самый медик Керест и грустно смотрел в одну точку, но “иной” вместе с её коконом внутри не было. От волнения командир обратился к нему по имени:

— Керест, доложите что произошло? Где Фэнь?

Сотрудник вначале встрепенулся, но затем опять опустил голову.

— Она сказала, что так вам легче будет врать.


Глава 2

Некоторое время назад


Она могла видеть и чувствовать зарождение жизни на звёздах и планетах, такой различной и такой одинаковой; слияние ядер и образование новой материи; движение удивительных сознаний в туманностях и космической черноте; обмен пакетами и накопление сложнейших информационных потоков в пространстве и времени измерений; гармонию в движении материй и энергий; плавное покачивание всего этого на волнах мироздания, как будто не замечающих всей этой суеты и свободно пронизывающих всё и вся на своём загадочном пути. Видела и чувствовала боль, в местах скопления чёрных дыр; взрывов сверхновых; распаде и делении ядер; разрывающую душу и все ощущения, боль от внезапной прекращении жизни существ, не правильность и иррациональность в принудительности или хаотичности этих явлений, создающих разрушающий резонанс и вносящих нарушение в благозвучие эфира. И многого другого пока не понятного, неосознанного и мелькающего на самом краю восприятия. Иногда казалось, что она понимала, как можно исправить то или иное нарушение “миропорядка”, но чаще всего эти ощущения пропадали также внезапно, как и появлялись, и их никак не удавалось “ухватить за хвост” и осознать. Иногда, когда понимание оставалось, удавалось исправить мелочь, либо силой своего умения, либо, используя новейшие технические средства. Иногда было ясно, что на исправление ещё не достаёт сил и нет необходимой техники, а иногда приходило понимание невозможности этого сделать никогда, как будто это была область ответственности чего-то или кого-то другого.

Стройная и высокая девушка в белом обтягивающем костюме-скафандре из нано материалов, совмещающих в себе прочнейшие сплавы, синтетические ткани и живые био-волокна, “летела” в пустоте космического пространства. Вокруг неё с определённой периодичностью сменялись картины вселенной. Она смотрела куда-то далеко вперёд и только иногда поворачивала голову на проносящиеся мимо “чудеса мира”. Девушку звали Фэн. Она была родом из одного из многих малых поселений-центров, где для будущих поколений бережно хранили историю своих предков, сохраняли культуру и традиции, а также национальные черты, существовавших в далёкие времена этносов. Инициированным Хранителем она стала недавно, по меркам достаточно долго живущих людей. Но наставники уже во многом ей доверяли, в том числе и участие в этой сложной комплексной экспедиции. Ведь кроме всего прочего они проверяли координаты скоплений древней цивилизации, оставленные ещё при первом своём появлении Рэмом [1]. Большинство миров было разрушено, некоторые исчезли вместе со всей звёздной системой, некоторые исчезли даже вместе со всей своей галактикой, но список был большой, почти бесконечный, как сама вселенная и надежда оставалась. Надежда и предвкушение будущего сотрудничества, знакомства с новыми культурами и традициями, обмен опытом, и или работы, интересной, кропотливой, долгой и тяжёлой, с не совсем здоровой, отсталой или гибнущей “сестрой”.

— “Хранитель Фэн, вы будите с нами пить чай?” - прозвучал голос в её сознании.

— “Конечно. Заваривайте. Я сейчас подойду”, — она дала мысленную команду нанитотерам [2] и в пространстве вокруг неё, по каркасу поля, очень быстро стали появляться стены, собираясь как пазлы из сотовых ячеек и создавая на своей поверхности красивые голографические образы, сама же направилась к одной из стен, в которой появился проход. Отсек, где она находилась, стал перемещаться через всю станцию в нужное положение, приближаясь к столовой, не затрагивая другие зоны, где был кто-то из экипажа. И к моменту, когда Фэн подошла к проходу, он уже был входом в помещение, где за столом сидело пять человек и пили чай. “Как всегда каждый со своим любимым лакомством”, — улыбнулась вошедшая.

Исследовательская станция “Синеапене” находилась на огромном расстоянии от Земли. Это была гигантская модульная конструкция, каждый модуль которой выполнял свою функцию, многие были взаимозаменяемы, с большим количеством разнообразных систем. Станция была способна принимать любые нужные формы за счёт подвижности отсеков в потоке нанитотеров, разделяться на более мелкие и автономные средства передвижения. И это была именно станция, а не корабль, потому что, по сути, хоть и имела гравитационные двигатели и могла двигаться при помощи них, но фактически оставалась на месте, перемещаясь в пространстве, совершая скачки-проколы сквозь мембраны измерений. При максимально собранной энергетической установке, расстояние, на которое можно было совершить скачок, не играл особой роли, оно могло быть почти любым, нужно было только найти правильное “преломление”. Важным же моментом было не оказаться при этом внутри какого-либо объекта. И дело было не в опасности для самой станции. За счёт защитных полей и рефракции пространства, она могла смело оказаться как внутри звезды так и посередине чёрной дыры, но вот "эфир" другого измерения вырываясь вслед за станцией из своего привычного мира, просто замещал собой нужный для станции объём, нарушая таким образом структуру того объекта внутри которого она оказывалась. Поэтому и совершалось перемещение на небольшие расстояния, просчитывая видимые объекты, целостность которых была целесообразна. Отдельной темой были и нанитотеры, которые, как и многие другие предметы и инструменты “исследователей вселенной”, имели в себе биологическую составляющую. В данном случае "био" представляла интересную разновидность квази разумной плесени, специально выведенную из найденной много лет назад на одном из астероидов. В ней был целый комплекс полезнейших свойств, как по поглощению вредных излучений, так и по собственной почти мгновенной регенерации и кое-что ещё. А также поразительное симбиотическое сосуществования её колоний с различными энергиями и самими нано системами, которые сцепляясь, в различной последовательности, и составляли основу тела станции, заполняя собой пустующие пространства между отсеками, скрепляя и перемещая между собой модули, а также являясь внешней обшивкой “Синеапене”.

— О! У нас сегодня ужин в древнерусском стиле, — констатировала, улыбаясь Фэн, наливая кипяток из самовара и кладя себе на тарелочку два пряника.

— Именно так. Чайная церемония культуры Сычуань послезавтра, — подмигнул ей биолог Андрей, приглашая присесть рядом с собой.

— Пряники-пряники, да ой не свежи, стареньки, — пропела Хранитель, откусывая кусочек. Все засмеялись. Светомир тоже взял пряник и с самым серьёзным видом заявил:

— Во-первых, “валенки”, во-вторых, “не подшиты, ну и, в-третьих, Леттес может и обидится. Она так старалась, долго мучила Андрея, осваивая рецепт, а затем мучила “эспешку”, синтезатор пищи и кухонную машину, что чуть не опоздала приготовить их к ужину, — сказав это, он улыбнулся и посмотрел на дежурного пилота-навигатора, сидящую немного в отдалении, в соседнем модуле, за дублирующей панелью управления.

Обычно управление станцией сводилось отдачей команд мысленно, в том числе путём разрешения на действия в рамках допуска Солярис, но на аварийный случай существовала специальная ксенобио-электронная приборная панель.

— Я всё слышу. И ничего подобного. Я их сделала как раз вовремя за 20 минут до ужина, перед своим дежурством, — ответила Леттес, не отрываясь от видимых только ей графиков и показателей курсовых объектов.

— Не переживай, пряники на самом деле вкусные. Просто не про валенки же действительно петь, хоть песня и соответствует теме вечера. Ну а что смысл хромает, так это из-за вредности и подвернувшейся рифмы, — Фэн доела второй пряник и решила угоститься пирогом с малиной.

— А что? Давайте попоем? — предложил Генри, имеющий очень приятный голос и любящий это дело.

— Ты хотел сказать побулькаем и почавкаем с набитыми ртами, — засмеялась Аливия, — Давайте уж после ужина. Ещё и конкурс какой-нибудь устроим. Например, кто больше русских песен вспомнит. Только честно по памяти, без слияния с прошлым.

— Я за! — доедая пирог, согласилась Хранительница, — Лучше уж песни петь, чем устраивать гонки на модулях в метеоритном потоке. Да ещё и называть это загадочным словом “Родео”. Сиди тут, переживай за них.

— Ну я же не виноват, что предложение поиграть метеоритом в бейсбол не встретило понимания, — обиделся Генри.

— Ладно, ладно! Участникам всё понравилось, — примирительно заметила Фэн.

— Не знаю, когда вы там будете петь, но через семь "проколов" контрольная точка, — заметила Леттес.

— Нам торопится некуда. Попоем, а потом и поработаем, — Светомир долил себе чаю и повернулся к сделавшейся по команде пилота-новигатора, прозрачной стене за которой виднелась меняющее цвет газовое облако, — Если, конечно, Хранитель Фэн не обнаружит, что-то экстраординарное и быстро меняющееся.

Ещё одной задачей экспедиции было наблюдение и различные замеры в ключевых точках, посчитанных ещё до удаления от Центра. Кроме этого было не желательно пропустить и попутные явления, обнаруженные спонтанно. Мощнейший био-квантовый разум “Соляриса”, которого каждый из экипажа называл как ему больше нравится, кто Соль, кто Оля, кто Лариса и так далее, помимо всего прочего, сравнивал и анализировал полученную информацию об объектах и процессах, обнаруженных после каждого скачка, в результате сканирования, различными способами, зон стойкого сигнала окружающего пространства. В том числе, принимая волновые излучения “Пси” и “Фло” измерений [3], в которых, отражались не физические свойства материального мира. После чего, найдя или не найдя что-либо интересное, согласно поставленным перед ним задачам, он давал рекомендации или о необходимости следующего перемещения или об отмене “прыжка”. В первом случае получив сообщение о координатах и характере интересного объекта, как и в контрольных точках, в дело вступали учёные, фиксирующие настоящее и таймстримеры [4], рассматривающие и записывающие, во всех возможных диапазонах, изменения во времени характеристик изучаемого, причины этих изменений, а затем также передающие всю эту информацию экипажу учёных. Было важно понимать, что произошло во вселенной, вследствие чего и какие элементы её бытия не естественны для гармонии мира , а всё это могло скрываться в мелочах. И поэтому пропустить что-либо было очень не желательно. Любая аномалия, другие естественные процессы и история их появления, это всё было нужно для восстановления целостной картины “катастрофы” и нахождения способа её исправления.

Хранительница на секунду задумалась.

— Нет. Ничего такого не чувствую, — и, повернувшись к Андрею, тихо сказала: - Правда, кое-что экстраординарное я всё же чувствую. Кто-то гладит меня чуть пониже спины. К чему бы это?

— Ну, тогда план принимается. Песенный конкурс и работа. Сейчас сообщим всем и будем ждать желающих, — подытожил Светомир.

По прошествии весёлого времяпрепровождения и лёгкого секса у некоторых, пришло время потрудиться. Желающие, а интересно каждый раз было всем, разобрали окружающее космическое пространство по секторам и приступили к работе. Фэн вернула смотровой отсек в удобное положение, задала прозрачность обшивки и стен, и стала следить за окружающей обстановкой. Она видела, как иногда отделяются модули и удаляются в заинтересовавшие кого-либо из учёных места. Слегка окунулась в хронопласты [5] просмотрев историю особенно необычных объектов, а далее попыталась опять настроиться на “единения с миром”.

“Плохо, что мы до сих пор не знаем начала. Лишь мизерное количество отдельных фрагментов, которые мы можем осознанно и гарантированно определить, воссоздать или исправить. На всё это нужна целая вечность, а нас так мало. Ещё слишком мало”. Отвлекаясь, подумала она, уже чувствуя, что сейчас её медитацию прервут.

— Хранительница Фэн, меня тревожит энергетическая система Станции.

— Солярис? Да. Что-то такое есть. Возможные неприятности, связанные с ней прогнозируются.

— Могу провести внеочередную диагностику, - мужским баритоном предложил био-квантовый разум.

— Будь добр.

По прошествии получаса, когда Фэн всё ещё любовалась рисунком звезд в туманности, последовал ответ, на этот раз женским голосом:

— Подтверждаю. Отмечен целый ряд отклонений в энерговодах с 7 по 20, а также нестабильность накопителей принимающих энергию по этим каналам. Но опасности это не несёт и их работа легко исправима за счёт перезапуска системы и новой калибровке в считанные секунды. А вот все три преобразователя, одновременно, сменили свои показатели с 32 на 89 процентов износа. Возможно, показатели ошибочны. Но предположительно это может быть также связано с засорением внешних Эйлер-поглотителей [6], вследствие чего и была повышенная нагрузка на конверторы. Причина, которой пока не установлена. Контактов станции с не стандартными энергиями не зафиксировано. Необходимы дополнительные тесты в команде с таймстримерами для просмотра соответствующего хронопласта. По отдельности симптомы незначительны и автоматика на них не реагировала. Общая ситуация тревожна, но не критична, как минимум один рабочий цикл система работоспособна, половину цикла спокойно может обеспечить реактор и ЭМ-волноводы [7]. Однако я бы рекомендовала заменить один из конвертеров для большей надёжности. Это потребует несколько часов, уменьшение мощности реактора и временное отключение накопителей, нескольких систем безопасности и жизнеобеспечения, что подпадает под аварийную ситуацию, о которой требуется сообщить в Центр.

Фэн на секунду задумалась, обсудила проблему с капитанской командой и решила:

— Что ж, найди ближайшую удобную и безопасную локацию, передай и согласуй координаты с дежурным пилотом Арвен, составь план ремонта. Приобщи к проблеме инженеров. А я пока попрошу Питера и Генри посмотреть, в пластах, что там с поглотителями. Как закончим эту точку и прибудем на место, передашь сигнал об аварии в центр, и займемся заменой. Может быть, поменяем все три преобразователя, как рекомендуют специалисты. Да и с поглотителями решим что делать.

Она нашла “внутренним взором” этих двух свободных таймстримеров и обратилась к ним:

— “Ребят, интересная задачка. Засорение внешних Эйлер-поглотителей. А!? Каково!? Возможен контакт с неизвестной энергетической “субстанцией”. Уже испугались? Ориентировочный интервал пространства и времени события сообщит Солярис. Надеюсь, поиск и найденная причина будут загадочны и необъяснимы”.

“Ребята” мысленно отсалютовали и с исследовательским предвкушением занялись заданием.

Когда все работы на точке были закончены, все удалявшиеся учёные вернулись, и начался анализ собранной информации уже в лабораториях на самой станции, Арвен начала перемещение станции к месту предполагаемого ремонта. Буквально в два скачка “Синеапене” оказалась по нужным координатам, около не примечательной планеты, совершенно обычной звёздной системы.

— “По направлениям сообразите, сколько потребуется времени на предварительный анализ, сортировку и сохранение собранных данных, чтобы затем прерваться, с учётом возможного отключения энергии в некоторых модулях”, — мысленно обратился ко всем главный инженер экспедиции Зекимо, — “Будем решать через сколько начнём замену конвертеров”.

— “Ну, нам потребуется около двух суток”, — первым озвучил время для подготовки Андрей.

— “Не народ так не пойдет. Куда вы торопитесь? Я понимаю, что потребность удовлетворить свой познавательный голод очень сильна, но давайте будем чуть более рациональны”, — перебил остальных Зекимо.

После недолгого совещания, было решено уложиться в сутки. Инженеры начали подготовку и перенастройку модулей под необходимую замену, а Фэн обратилась к Питеру:

— “Нашли что интересного в пластах?”

— “Да, Хранитель Фэн. Кое-что нашли. Вот записи”.

— “Очень похоже на “коразиан” [8]. Но только похоже”, — просмотрев информацию, в шутку, предположила Хранительница, — “Эти образования сами по себе ничего не излучают и скорее всего, судя по показателям захвата энергии на датчиках поглотителей, наоборот пытались откачать энергию из станции”.

— “Вот и нам так показалось!” - обрадованные открытием, воскликнули таймстримеры.

— “Но в результате, частью были поглощены сами, и своей структурой повредили и поглотители и преобразователи, а часть, похоже, претерпели какие-то потери и отстали”, — Фэн ещё несколько раз просмотрела запись, — ”Найдите кого-нибудь из освободившихся биоэнергетиков, надо их ознакомить с записями, а дальше они сами сообразят. Я бы уже сейчас взяла некоторые пробы и анализы с энергоустановок”.

— “Уже приобщили”.

— “Молодцы”.

— “А мы пока продолжим сканировать тот участок. Там есть ещё несколько аномалий, которые мы проскочили”.

— “Ну и Солярис не всесилен”.

— “Этого от неё и не требуется”.

Через 20 часов все предварительные операции по замене были проведены и большинство лабораторий закончили сохранение информации. В центр было передано сообщение об аварии, с указанием намеченных действий и возможных причин. Хранительница успела опять пофлиртовать с Андреем и немного отдохнуть с ним.

“Что-то интересное намечается во время ремонта”, — подумала Фэн, выборочно просматривая новые данные, когда к ней обратилась взволнованная биоэнергетик Дарси:

— “Судя по записям таймстримеров, в районе, где произошли повреждения Эйлер-поглотителей, структур виновных в данном происшествии достаточно много и они находились в целом состоянии. Нам надо будет вернуться. Самим быть в отдалении, а на нескольких модулях приблизится, взять образцы и понаблюдать на месте”.

— “Конечно, Дарси. После ремонта так и сделаем. Это явление в любом случае требует внимательного изучения, в том числе для того, чтобы избежать в дальнейшем таких аварийных случаев. Да и, похоже, это открытие чего-то нового”.

— “Абсолютно точно нового!”

— “Наши, те кто не принимает участие в ремонте и замене, уже собрались послушать и доложить по “ключевой точке”. Расскажешь, что получилось узнать по твоей теме?”

— “Уже иду!”

Хранительница тоже поднялась и вместе с модулем двинулась в направлении собрания. В небольшом зале собралась большая часть учёных. Кто-то что-то демонстрировал, рассказывал, другие задавали вопросы и обсуждали дальнейшие исследования и практическое значение изученного.

В это время группа инженерного состава во главе с Зекимо приступила к ремонту согласно плана. Станция изменила свою конфигурацию для более удобного перемещения подготовленных модулей. Затем были отключены от энергопитания, заранее обозначенные системы в различных направлениях, понижена мощность реактора и по очереди отключались накопители, по мере замены конверторов и Эйлер-поглотителей. Поглотители, расположенные в других измерениях продолжали работать и восполнять минимальную потребность в энергии.

— “У нас ситуация вне порядка! — лично обратился к Фэн “ВСК”[9] Жан, — Соль докладывает о флуктуациях в характеристиках волн этой звёздной системы. Как раз рядом с планетой, где мы находимся. Затронуты вопросы безопасности. Требуется твоё внимание”.

— “Солярис?”

— “Присутствуют структурные изменения информационного потока в измерении “Флориди” [2]. Согласно расшифровке, в нашем направлении движется объект большой информационной плотности. Часть данных несёт показатели энергии для уничтожения и повреждения физического пространства”.

Хранительница изучила запись сканера и обратила своё внутреннее внимание в нужном направлении. После недолгого “штурма” она заключила:

— “Очень интересно”, — и уже обратилась ко всем на станции: — “Прошу прощения, что прерываю, но, похоже, мы наконец-то нашли один из древних миров. По крайне мере их представителей. К нам приближается объект для космического передвижения. Я бы назвала это “звездолётом”. В настоящий момент он показался из-за планеты и доступен для визуального наблюдения. На нём явно находятся представители их цивилизации”.

Все взорвались восклицаниями и “немыми” эмоциями возбуждения.

— “Особо радоваться, пока не стоит. Так как, судя по всему, данный звездолёт имеет военное назначение. На его борту находится различное оружие, то есть системы для уничтожения физических объектов и убийства живых существ. Также намерения отдельных индивидуумов враждебны, и несут явные негативные для нас последствия”.

Все ещё больше загомонили. Многие повскакивали со своих мест и направились к своим средствам контроля и управления. Другие воспользовались индивидуальными портативными устройствами. Момент требовал максимального внимания и записи всех мелочей.

— “У нас мало энергии для мягкого противостояния возможной агрессии. “Прыжок” также невозможен”, — заметил Жан, — Только уничтожение или частичное повреждение корабля противника с возможной гибелью части их экипажа. Что, конечно, не лучший способ для начала контакта. Хоть вина будет и не наша”.

Фэн внимательно просмотрела отчёт по энергозатратам и возможном перераспределении потоков. Быстро восстановить максимальные параметры было невозможно. Затем снова сконцентрировалась на экстрасенсорном “штурме” звездолёта и его команды.

— “Быстро провести замену и калибровку оставшихся систем мы не сможем”, — подтвердил её наблюдения Жан в купе с подключенным им к беседе Зекимо.

— “Начинаем загрузку пакетов и настройку каналов для контакта”, — жизнерадостно сообщила ксенобиолог Софа, не владеющая ещё всей информацией.

В этот момент Фэн всё поняла и мгновенно составила план действий, и как раз тут же звездолёт произвёл атаку. Конечно, можно было ничего особого и не предпринимать, защитных средств всё же хватало, но нужна была информация. Первые скоростные снаряды благополучно погасило выставленное Жаном поле, следующие начали разрывать обшивку и проникать во внутреннюю структуру станции. Получили повреждения несколько модулей и систем. Это уже Солярис по указанию Фэн, которая активировала права “Хранителя”, отключил защитные поля и подставил часть обшивки и структур, не несущих важных функций для будущих изменений.

— “Всем! Производим экстренное защитное “капсулирование” и эвакуацию с частичным разделением модулей, по моему плану и под мою ответственность. Цель - наблюдение и сбор разведывательной информации о “РЭМ-носителях”.

Весь экипаж “Синеапене” мгновенно поглотили защитные коконы из программно измененных нанитотеров. Конфигурация станции начала стремительно меняться. Модули смещались, формируя “спасательный корабль” и перемещая все коконы в середину конструкции. Затем согласно указаниям Фэн, нанитотеры и часть модулей сымитировали взрыв и стали разлетаться в разные стороны.

— “Солярис, подавляющий информационный импульс на звездолёт и перемещение СК в “Мю” подпространство [10], — продолжила отдавать команды Хранительница, прекрасно понимая, что на большее, в настоящий момент, не хватит энергии и времени. Но никакого риска в этом не было, так как она полностью была уверена, что прибывшие наставники, которым она успела послать пси-сообщение только о столкновении и нападении, вытащат спасательный корабль на физический уровень и никто при этом не пострадает. Запас энергии и прочность системы это гарантировали. Сама же она осталась в одном из модулей с пустым накопителем, частично изношенными конвертором и Эйлер-поглотителем. Всё это должно было послужить её дальнейшим планам. Необходимо было точно определить координаты наиболее плотного скопления цивилизации “РЭМ-носителей”, познакомится с их культурой, строем, возможностями и градацией развития. Неподготовленный прямой контакт был очень опасен в свете произошедшего события.


Глава 3

Некоторое время вперёд


Третий Иерарх ордена Хранителей Истины, Консорциума свободных миров цивилизации Шумайев Хире-Тлалик [11] в очередной раз посмотрел запись с изображением “пленницы” и, покачав головой, перевел взгляд на Мстива.

— Ещё раз. На что вы надеялись, предпринимая подобные шаги? Пытаясь утаить контакт с “потомками братьев”?

Первый помощник исследовательского крейсера Корпорации Шират-Опсу, а это был именно он, не отводя взгляда, в который раз произнес:

— Решение принимал капитан Байсен, но я был полностью с ним согласен. Утаивать что-либо мы не собирались. Мы лишь хотели выиграть время и первыми освоить неизвестные нам технологии.

— Вы же понимаете, что Конклав мог бы принять решение о наказании Дома Шират? И наказание могло быть таким же, как и для дома Момму или даже страшней.

— Не было ни одного “предвестия”, что мы утеряем артефакты, а уж тем более “живую”, да ещё при столь загадочных обстоятельствах. Как и не было “предвестия” локального столкновения с Согбирру-Опсу. Всё менялось в последний момент. События определяли реальность. Только теперь я могу утверждать, что к этому могла быть причастна и “иная”. Мы с капитаном сделали вывод, что она может являться “одарённой” той ветви “потомков братьев”. И опять повторюсь, утаивать что-либо мы не собирались.

Мстив поёрзал в кресле и вздохнул, позавидовав представителям Согбирру, которым предоставили самим разбираться с последствиями боевого столкновения, ограничив наказание именно этим. Допросы же их команды продолжались уже не первый день. Они находились на борту “летающей крепости” Свах-Три. Сам крейсер был загнан в один из огромных ангаров верфей этого космического гиганта ордена, который, может быть, был именно тем “кораблём”, что уничтожил, в своё время, Корпорацию Момму-Опсу, вместе с двумя колонизированными ими планетами.

И хоть Фэнь и сказала, что лгать будет легче, именно врать Хранителю, в этой ситуации, было абсолютно бесполезно. Хотя и не совсем понятно было, что она имела в виду этой фразой. Возможно то, что если бы они успели встретиться со своим руководством, то Орден уже не смог бы получить доступ ко всему экипажу экспедиции и довольствовался бы только предоставленным материалом, подчищенным и отредактированным, да Мстивом и Байсеном, а уж они обманывать умели, и раскусить их не получилось бы. В одном капитан и Пи-один были уверены, чтобы не грозило самой Корпорации, худшее, что могло случиться для них, это то, что они никогда не вернутся домой, но им, и большей части экипажа, гарантирована жизнь. Большей, но не всем. Они это знали точно, так как сами обучались в Ордене. Пусть это будет и жизнь в рабстве на поселении где-то на землях “Истинников”, но это будет жизнь, причём относительно комфортная и относительно продолжительная. Экипаж крейсера, на настоящий момент, единственные кто контактировали и даже частично исследовали технологии “иных”. Это и было их гарантом на это предположение. Хотя всё могло измениться, и надобность в их знаниях могла отпасть и вот тогда ...

— Хорошо-хорошо. Никак не могу смириться с упущенными возможностями и простить вашу наивную самоуверенность, — Тлалик хлопнул ладонью по столу, — Всё могло быть иначе, сообщи вы нам сразу, как и должны были сделать. Ладно. Теперь остановимся на необычном благоволении “иной” к медику Кересту и учёному-исследователю Ярук. Со слов большинства экипажа именно с этими двумя она общалась наиболее охотно, игнорировав более значимых …, или по-другому говоря, более профессиональных специалистов в этих направлениях наук. При этом спокойно рассказывала и передавала им достижения своей цивилизации, в том числе, в совершенно не связанных с их знаниями областях. Ваше мнение по этому поводу?

— Ну, судя по записям …

— Записи я видел. Они не передают энергетику. А вы, даже с вашим ущербным восприятием, могли что-нибудь почувствовать. Вы ведь наблюдали их общение не только в записи.

— К своему стыду готов признать, что ничего особого я не заметил. Меня, как вы знаете, разбудили чуть позже начала появления “иной” из защитного кокона. И начала общения с ней я также видел только в записях. Я только обратил внимание, что, когда у неё появилась такая возможность, она достаточно методично рассматривала каждого, кто к ней приходил, но на меня и капитана она реагировала, даже не видя нас. Как будто чувствовала нашу пси-энергию. Из этого также можно сделать вывод, что она умеет ощущать энергетику и вполне могла каждого увиденного рассматривать какими-то своими способами, преследую свои цели. Единственное, что из характеристик Кереста и Ярука, кроме их молодости, можно выделить в этой связи, это их ..., я бы назвал наивность, чувствительность, внушаемость, мягкость, доброту. По крайней мере, мне кажется, именно этими чертами, пользовалась “иная” в беседах, сводя разговор об интересующих её сторонах жизни нашей цивилизации, а также наличии определённых технических средств. При этом она ни разу не затронула, ни одной щекотливой темы.

— Да-да и в продолжение разговора всегда что-либо дополняла и предлагала улучшить. Она полностью контролировала все беседы. Задавала нужное ей направление и темы.

— Ээээ … Я ещё хотел бы добавить, что именно эти двое очень легко воспринимали и понимали все её предложения и новшества, которые она излагала. Практически все ключевые выводы делали они сами. Она как бы подталкивала их, давая возможность додумать самим. Это … это можно было бы сравнить со своеобразным тестом. Возможно, таким образом, она их проверяла.

— Неплохая надо сказать получилась проверка, — хмыкнул Тлалик, — Более десятка открытий. Два великолепных технических устройства, со всеми чертежами и выкладками и многое по мелочи. Не говоря уже о … Впрочем, достаточно. На этом на сегодня всё.

Рассердившись на свою говорливость, Иерарх вызвал конвой и первого помощника увели. Сам же он направился в комнату для очных совещаний. Там находился Первый Иерарх и капитан этого Свах, Хире-Шиутэ-Кутли, он должен был сейчас допрашивать в расслабляющей и комфортной обстановке учёного-исследователя Ярука.

В помещении бегал “из угла в угол” выше названный учёный и что-то горячо доказывал:

— … путём несложной обработки преобразовывать мысль человека в визуальные образы готовые для воспроизведения на проекции и дальнейшей записи. И при определённой необходимости, стараниях и … как бы напряжении оператора, даже со звуковым сопровождением. А главное это даёт возможность, как она говорила...

Ярук хотел ещё что-то сказать, но увидев вошедшего Тлалика внезапно замолчал, присел на диван и, переведя взгляд на Первого, уже спокойно и не в впопад, закончил фразу:

— Она говорила, что вы не поймёте ….

— Что мы не поймём? — Шиутэ досадливо посмотрел на Второго.

— Не поймёте необходимости и целесообразности, которые дают эти изобретения.

— Я надеюсь, ты нам и объяснишь и раскроешь все тонкости.

— Нет. Ничего такого мне делать смысла нет. Так как это в большей степени мои фантазии. Фантазии молодого и неопытного учёного.

— Возможно, ты прав. Слишком сумбурно и эмоционально ты рассказываешь. Здесь стоит, во-первых, тебе успокоиться. А, во-вторых, всё же пригласить, отдельно, более продвинутых специалистов, в каждом, из озвученных тобой, научных направлений. На этом на сегодня и остановимся. Иди к себе в каюту. А нам надо поговорить.

Первый Иерарх кивнул в сторону Второго, после чего Ярук спокойно встал и вышел из помещения.

— Да. Не вовремя ты зашёл. Он почти проговорился. Интересно, что он такого вспомнил, что заставило его прекратить рассказ и даже испугаться своей откровенности?

— Всё это как-то связано с самими личностями, что медика, что этого ученика переростка. Я как раз разговаривал с первым помощником и он, как и капитан, подтвердил понятливость, наивность и податливость этих юнцов. Возможно, она предполагала как-то их использовать в своих дальнейших планах, а возможно с них более легко было получить необходимую ей информацию.

— Я думаю, это не главное. Я думаю, важным для неё являлось именно их, как ты сказал - понятливость. Они просто более умные. Их разум открыт для всего нового. Закостенелые мозги именитых учёных категорически не хотят, а у некоторых и не могут, воспринимать те открытия и представления, которые полностью противоречат классической научной доктрине и ставят под сомнение очень многие теории и законы, выведенные нашими главными идеологами.

— Очень жалко, что им не удалось её довести, а в идеале не нам представилась возможность её захватить. От нас бы она скрыться не смогла. Или надо было вступать в контакт по всем правилам. Хотя этот вариант мне не очень нравится. Их технологическое преимущество на лицо и нам необходимо изучить, и подготовится к агрессии, а возможно и вторжению и диктату с их стороны.

— По правилам? Возможно, — задумчиво произнес Шиутэ, — Ты знаешь, из всех разговоров, что я просмотрел, а также из бесед с экипажем, я думаю, не имеет значения, как мы бы встретили “потомков братьев”. Они превосходят нас не только в технологическом уровне, они просто умнее нас и составили бы, а может, даже, и уже составили, о нас своё представление, основываясь на только им известных моментах и фактах нашей жизни. Фэнь задавала иногда вопросы по темам и событиям нашей истории, о которых не упоминал никто, из беседовавших с ней и не было ни в одном фильме показанном ей. И особо её интересовали наши войны, но только само их течение и завершение, а также исторические личности, активно принимавшие в них участие. При этом способы и средства взаимного умерщвления её не интересовали. Как она не поделилась и ни одним достижением своей цивилизации, имеющим хоть какое-то близкое отношение к оружию и войне в целом.

— Это да. Большая часть открытий лежит в сугубо гражданской, я бы сказал хозяйственной сфере. Ну и медицина.

— Вот именно. И что в основе этого поведения не понятно, кроме очевидного нежелание упускать превосходство над нами.

— Может ещё проще: её, как она сказала, научная и исследовательская, экспедиция не несёт никакой информации о подобных технологиях. Они учёные, зацикленные на своих идеях, ярые противники любых войн и оружия, почивающие на мнимой безопасности и совершенстве своего корабля.

— Пока мы можем только предполагать и полагаться на “предвестие”. Продолжим расследование по дороге до Ки-Бхоух. Возможно, нам ещё что-то откроется.

— Планета-мать. “Сердце” Ордена. “Место, где родились боги”. Давно там не был, — Тлалик поднялся и собрался уходить, — Я не оспариваю твоё решение, но, по-моему, было бы разумнее лететь к месту первого контакта. Сам понимаешь, там могли остаться артефакты и скорее всего именно туда прилетит их поисковая экспедиция.

— Это не моё решение, Тлалик. Это приказ Верховного. А на место уже вылетел Свах-Семь. Мы же присоединимся к ним позже, после сдачи отчёта и задержанных. Хотя скорее всего там также ничего более обнаружено не будет, но согласись исключать возможность потери того что уже имеем было бы неразумно.

— Нам, несомненно, нужно сотрудничество экипажа, но тебе не надоело терять время и расшаркиваться перед некоторыми научниками, не понимающими с кем имеют дело. Я настаиваю на допросах с изменением состояния сознания. Первичная информация у нас уже есть, но надо, чтобы они рассказали всё что знают и не знают.

— Хорошо. Завтра начнём. И последнее: что с инженером-энергетиком агентом дома Согбирру?

— Ничего не помогло. Полное отсутствие ментальной активности.

— Как бы нам не получить такой же результат от нашего вмешательства в сознание со всеми другими на крейсере.

Огромный корабль размером с некоторые мелкие планеты, отталкиваясь от ещё больших гравитационных потоков, нёся к планете на которой началась жизнь их цивилизации.

* * *

В самом высотном ресторане, с возможностью воздушной парковки посадочных модулей средних размеров, была лёгкая паника. Само здание было оцеплено. С последних пяти этажей были эвакуированы все люди. На всех запасных лестницах и у лифтов дежурили сотрудники частной военизированной фирмы в военных спец скафандрах максимальной защиты и с оружием достаточным для маленькой войны. В около воздушном пространстве перемещались три штурмовых “Атакера”, а на орбите над этим местом висел крейсер оперативных объединённых сил Консорциума. Сотрудники этого пункта питания обслуживали, в настоящий момент, одного из тайных “хозяев” этого мира. По крайней мере, он точно таковым себя считал. Владелец одной из крупнейших фирм, производящих самые совершенные и современные устройства по уничтожения живого и неживого, а также средства их доставки, мистер Славомир Иуакан-старший, поставляющий всё это многообразие оружия нескольким корпорациям, объединённым силам и даже Ордену. Впрочем, он был хозяином и этого здания. Ну и в довесок с ним кушал, командующий Первого оперативно-космического флота Свободных миров, этих самых сил, командор Вировир.

— О детях слегка прошлись. Поговорим о делах, — продолжил беседу Славомир, пощипывая салат.

— Мы сидим на открытой веранде. Не используем никаких средств защиты от записи и прослушки. И будем говорить о делах? — удивился вояка, попивая тонизирующий коктейль перед принятием пищи.

— Опять ты об этом. Ты слишком зациклен на своих уставах и секретах. Уже сколько раз говорили. В реальном мире всё проще. Пускай слушают, записывают, доносят и публикуют. В начале им никто не поверит. Слишком совершенны программы видеомонтажа, про звук и говорить нечего. А потом это уже будет неважно. Нужно всего лишь банально всё отрицать или вообще никак не реагировать. Открыто смеяться над их “домыслами”. И даже если где-то появятся люди с доказательствами, совсем не представляю с какими, для одних есть деньги, для других смерть. Хотя я несколько и устал от всего этого, но дело есть дело.

— Тут я соглашусь только частично. В делах касаемых вашей семьи это действительно всегда так. Вы можете и не реагировать. В моих также, почти, всегда так, но есть и “планка”, которую я в одиночку не преодолею.

— Для этого и существует взаимовыгодное сотрудничество. Что ты знаешь о планете АнБи 1289 получившей название Ки-Нинхурт?

— Ээмм … В чём значение этой загадки? — командор всегда терялся, когда этот человек начинал задавать ему вопросы. Впрочем, он даже терялся, как правильно обращаться к столь высокому покровителю.

— Да уж! Загадка, — Иуакан-старший проводил взглядом “Атакер” пролетевший мимо.

“Солдафон. Но без них никак”, — вздохнув, подумал он и продолжил:

— Эта планета примечательна тем, что на ней обосновался Союз фермеров. Чем они там занимаются, надеюсь понятно из названия. Союзом их назвать сложно, так как кроме этой планеты их почти больше нигде и нет. По крайней мере, земледелием занимаются только там, на других планетах у них только несколько офисов и родственники. Всю необходимую информацию, я надеюсь, ты найдешь и по своим каналам. Я же тебе скину информацию обо всех людях вне этой планеты, но связанных с нею. Вдруг твои что-то пропустят.

Вировир, успевший посмотреть данные о Ки-Нинхурт со своего ИИдрома, кивнул и, развернув проекцию, показал её собеседнику.

— Да-да. Там на орбите находится наш разрушитель “Эрра”. Устраняет неисправность. Лёгкий ремонт.

— Вот о нём и пойдет речь. Дело в том, что на этой же планете, совсем недавно, моими людьми были обнаружены залежи редких металлов, причём в очень удобном соединении для дальнейшей обработки и удобных местах для добычи. В том числе там, где располагается большая часть теплиц этих фермеров.

— Начинаю улавливать мысль.

— Замечательно, но всё же я помогу. Эти металлы достаточно ценны и используются при изготовлении многих систем вооружения. Так вот. Тебе предстоит организовать, или имитировать, “аварию” на орбите, а ещё лучше диверсию неизвестных сил, в результате которой на планету якобы упадет “КейУ” ракета. Фермеры окажутся частью известной террористической группы “Исинна”, готовящей различные акты протестов и террора, замаскировавшиеся под мирных землепашцев. И тут им такой подарок с неба. О том, чтобы все думали именно так, я позабочусь сам. Ты лишь подтвердишь по своим каналам. В идеале подтасовать доказательства, что они её и сковырнули. Меньше возни со страховкой.

— Дальше, я так понимаю, будет антитеррористическая операция и десант с “Разрушителя” уничтожает негодяев?

— Да. Только с небольшим дополнением. Негодяи всё-таки успеют привести в готовность ракету и как только десант благополучно эвакуируется, а проще говоря, сбежит, они её якобы взорвут. Тем самым сделав территорию непригодной для восстановления и повторного заселения, в ближайшем будущем. Естественно весь мир будет возмущён. Мои люди прибудут на место и под видом спецподразделения по устранению последствий … официально будут заниматься расследованием, необходимые разрешения я естественно получу, на самом деле начнут подготовку и наладку оборудования для добычи металлов. Твоя задача на этом этапе, совместно с моими секьюрити устроить оцепление планеты, чтобы любопытных проскочило поменьше. И надеюсь понятно, почему я не проворачиваю это всё своими силами, хоть и могу.

— Согласно информации…, вот тут …, эти фермеры часть дома Гугаль.

— У тебя устаревшая информация. Они отказались от покровительства. Не захотели делиться или слишком самоуверенны, — быстро проговорив это уточнение, Славомир подвинул к себе тарелку, появившуюся в центре стола, и продолжил: — Дальше всё просто и вкусно. Я за бесценок перекупаю эту землю и уже официально занимаюсь добычей. С особо ретивыми родственниками фермеров происходят несчастные случаи. Теперь о вкусном. Объединённые Силы Консорциума Свободных Миров, закупают у меня, почти по себестоимости, целый ряд вооружения. Список необходимого потом подготовишь и согласуем. Ты лично на счёт получаешь вот такую сумму….

— Ээээ ….

— И Эээто ещё не всё. Терпение мой друг, терпение. Твой сын, насколько я знаю, занимается поставками продовольствия в этом секторе. Так вот он получает все освободившиеся контракты фермеров.

— Хм!? Я бы всё-таки чуть повысил мой личный интерес.

— Жадничать не надо. Впрочем, есть ещё такой вариант. Часть переработки металлов я предоставлю на заводы твоего племянника, с которым ты уже сам договоришься о доле.

— Да это вкусно. Шума правда будет много.

— Ну, надо же народу что-то обсуждать и перемывать косточки. Пускай радуются. Детали обговорите с моим помощником по этому делу. Желательно начать операцию не позднее следующего месяца.

— Приемлемо, — Вировир также приступил к горячему, — Честно говоря, я думал, что тема нашего разговора будет другая.

— И какая же?

— Наверно вы слышали о локальном конфликте между Согбирру-Опсу и Шират-Опсу?

— Да такая информация до меня доходила, — безразлично прокомментировал Иуакан-старший.

— Судя по реакции, суть этого события ваши источники не узнали. Однако по линии разведки и в подтверждение мои личные осведомители сообщили, что причиной конфликта стало нахождение исследовательским крейсером дома Шират артефактов принадлежащих “потомкам братьев”, и попытки отбить их домом Согбирру.

— Вот как!!!

— Именно так. И артефактов очень интересных, технологичных и неизвестных нашей науке. А главное среди найденного присутствовал “живой иной”. К сожалению, теперь это всё вместе с крейсером находится в руках Ордена, который и разнял этих бойцов.

Славомир задумался и медленно произнёс:

— Однако попенять своим аналитикам и разведке мне придётся основательно. А также подёргать за ниточки связей в Ордене. Из этого, при любом раскладе, можно будет извлечь много выгоды.

Командор был доволен. Он сумел удивить и подкинуть важную информацию самому Иуакан-старшему. Дальнейший обед прошёл для него в приподнятом настроении, несмотря на "скользкую" задачу, которую перед ним поставили. Ну да не впервой.

*

Детектор показал наличие жизни. Судя по всему, под землёй находилось убежище. Несмотря на внезапность рейда, террористы о нём как-то прознали и успели подготовиться. Часть из них спряталась, пережидая налёт “Атакеров”. Штурмовик-десантник объединённых сил Свободных миров, временно прикомандированный на разрушитель “Эрра”, шагал среди обломков жилых строений. Невдалеке стоял десантный модуль и каждый в своём секторе работали все остальные бойцы. “Работа не тяжёлая и за неё очень хорошо платят. А с террористами разговаривать не имеет смысла”. По крайней мере, так их учили. Сканер находит пустоты и место нахождения шлюза. Персональным “резаком” быстро вскрывается металлическая преграда и внутрь летит боеприпас объёмного взрыва. Чувствительные датчики боевого скафандра успевают отфильтровать идущий изнутри звук плачущего ребёнка и в следующий момент они же блокируют громкую волну взрыва. Детектор показывает отсутствие жизни, и штурмовик идёт дальше. Сомнений и колебаний нет, есть приказ и знание, заложенное ещё в училище: “Невиновных нет. Сын террориста - это будущий террорист. Да и какая разница - платят очень хорошо. Ведь это боевая операция”. Хотя сопротивления, можно сказать нет. Только несколько мелких стычек.

“Смешная и бестолковая попытка обороны”.

Внезапно раздаётся сигнал общей связи:

— Всем подразделениям! Отмена операции! Экстренная эвакуация! Угроза ядерного взрыва!

“А вот теперь бегом в максимальном режиме “сага” [12]. Похоже, эти идиоты решили взорвать Континентальный Уничтожитель”, — удаляясь к месту посадки, размышлял десантник.


* * *

— Сэр, ваш сын опять задержан правоохранительными органами, — начал доклад, вошедший в палату-кабинет секретарь.

— Что на этот раз? — сняв дыхательную маску, еле проговорил глава дома Гугаль Гроздан Лопочтли-Старший.

— Участие в очередном массовом протестном митинге с погромами и драками, против продажи оружие вашей фирмы силовикам подавляющим сепаратистское восстание на Ансуб-Ку [13]. На этот раз он, после митинга и столкновений, удачно скрылся от слежки с группой товарищей, угнал с завода прототип разведывательного АРа и с его помощью устроил аварию в посадочных доках базы оперативно-космического флота. Там как раз проходила погрузка очередной партии.

Секретарь знал о предупреждении врачей не беспокоить и лишний раз не расстраивать старика, но он также знал приказ своего босса докладывать обо всём важном независимо ни от чего, и в первую очередь, если новость касалась родственников или Семьи. Причём вопрос, при ослушании, не стоял о потере работы. Тут стоял вопрос уже о его собственной жизни. И хоть Лопочтли-Старший был очень стар и болен, некоторое успокоение приносил тот факт, что лежал он в специальной палате у себя дома, а за стеной дежурила целая бригада личных врачей, которые тут же придут на помощь, если новость будет не слишком радостной и чересчур волнительной. Сообщение же о задержании Дардана Лопочтли-Младшего, было своего рода стандартной, почти еженедельной, темой их общения, заканчивающееся привычной процедурой команд по оправданию и вызволению молодого и неразумного отпрыска от очередных неприятностей, в которые он вляпался. Вначале это были простые нарушения: гонки на улицах города, драки в ночных клубах, затем гонки на орбите с уклонением от спутников, естественно не всегда удачные. После гибели двух старших братьев в одном из внезапно возникших локальных конфликтов с конкурирующим домом, Дардан остался единственным наследником и отец начал его готовить на своё место. Попав, в результате одной из своих авантюр, на больничную койку, Младший, вроде как одумался и даже взялся всерьёз заниматься делами нескольких фирм и учиться управлению Домом, но в одной из своих поездок столкнулся с протестным движением и, разбираясь с зачинщиками, познакомился с очень харизматичными лидерами и организаторами этих беспорядков. И вот с этого времени наступило “Потом”, которое и продолжалось до сих пор. Зная всю внутреннюю подноготную, “грязность” некоторых операций и действий Гугаль-Опсу, он вполне поверил “агитаторам” и внезапно проникся идеями свободы, всеобщего равенства, в том числе перед законом, и необходимостью изменения социально-политического устройства Свободных Миров. Его отношения с отцом, до этого и так не очень тёплые, резко ухудшились. И когда после очередного разговора Лопочтли-Старший отверг все предложения и бизнес планы своего сына по улучшению морально-нравственного облика их Дома, Дардан начал принимать активное участие в обвинении и изобличении всей экономической, политической и социальной системы Консорциума. И, конечно, начал он с дома Гугаль, так как знал и владел огромным количеством внутрикорпоративной информации. Все попытки отговорить и образумить ни к чему не привели. Служба безопасности, сбиваясь с ног, следя за его похождениями, была вынуждена, с разрешения родителя, ограничить возможности и допуски отпрыска, но это помогало слабо. А последний всё больше проникался из-за этого ненавистью к своей семье, открыто называя их преступниками, рабовладельцами и обвиняя в огромном количестве смертей. Ходили слухи о его попытках устроить покушение на ряд руководителей фирм и даже на своего отца.

Нельзя сказать, что все эти обвинения в адрес Главы были беспочвенны. Гроздан со времён, когда ещё сам только стал Старшим, не гнушался никаким способам для достижения положительных результатов. Главное для него было благополучие Дома, пополнение счетов, ну и конечно собственная красивая и роскошная жизнь. Разорение конкурентов и более мелких фирм ради выгодного контракта, массовые увольнения сотрудников, максимально жёсткие наказания за провинности и ошибки, устранение неугодных, тайные операции и убийства тысяч людей, провоцирования и участие в нескольких локальных войнах, вот, далеко не полный, список действий санкционированных им.

— Ну что делать вы и сами знаете.

— Уже распорядился, — ответил также находящейся в палате глава Службы Безопасности.

— А ты напряги своих бойцов и чтобы нашли способ препроводить этого дурака ко мне на очередное внушение, - обратился больной к последнему и, махнув рукой на собирающегося что-то возразить секретаря, в раздражении продолжил:

— Догадываюсь, что бесполезно, но это сделать надо. Давай дальше.

Такая длинная речь, на фоне возникшего лёгкого переживания, тяжело дались ему, и он надел маску. Передавать власть Совету, а затем чтобы её получила какая-то другая семья в него входящая, Гроздан не собирался.

— Вы просили сообщать о происшествиях связанных с Союзом фермеров на Ки-Нинхурт. Сегодня управление Объединённых Сил распространила информацию о проведении антитеррористической операции против захвативших ракету “КейУ”. В ходе операции “бандиты” якобы привели в действие эту самую ракету. Однако наши источники отрицают данный факт. Ни характерных тектонических всплесков, ни излучений не зафиксировано. Несмотря на это, военные утверждают о полном уничтожении террористической группы и гибели всех гражданских лиц взятых в заложники. И самой главной новостью является ...

Лопочтли-Старший поднял руку, останавливая секретаря и посмотрел на главу СБ. Тот правильно поняв взгляд, наклонился к больному:

— Сэр, агент не отвечает. Точной информации нет. Возможно, они спрятались и переждали опасность. По крайней мере, я давал им именно такие точные указания.

Всего три человека из службы личной безопасности знали, что на Ки-Нинхурт, вместе со своим мужчиной, находится Санда, незаконная, но горячо любимая дочка их босса. Если бы об этом знал и секретарь, возможно, он не стал бы вообще озвучивать эту новость. А глава СБ, не зная всех новостей, о которых будет доклад, ничего уже не смог поделать. Впрочем, как и врачи, которые вбежали в палату через несколько секунд после сигнала аппаратуры реанимации. Слишком долгую жизнь прожил Гроздан.

*

Следом стали происходить события свойственные всем властным структурам этого мира. Представители нескольких семей пытались различными способами взять власть в свои руки. Интриговали, шантажировали и убивали, но пока служба безопасности держала ситуацию под контролем, так как глава этой службы был верен семье Лопочтли и ещё надеялся, что Младший станет Старшим, ведь его судьба также зависела от того кто приемник. После похорон уже прошло некоторое время и Дардан, доставленный после вызволения из камеры к смертному одру, очень быстро пришёл в себя. Он не ожидал, сколь сильное впечатление произведёт на него смерть отца. Привыкнув считать, что все родственники это враги, и его и всего человечества, он с удивлением обнаружил, что испытывает огромную боль из-за ухода одного из самых главных своих “детских” оппонентов раздражителей, которого, что уж скрывать, любил, и в тоже время, сам неоднократно подумывал убить, а заняв его место, исправить мир к лучшему. И развив, в начале, бурную деятельность, пытаясь реализовать свои планы “великих перемен”, он столкнулся с непониманием и противодействием не только со стороны совета Корпорации, но и со стороны своих “братьев революционеров”. Он вдруг ясно увидел и понял, что бывшим сподвижникам просто хочется стать такими же богатыми, завладеть имуществом и возможностями тех людей, которых сами обвиняли во всех грехах и обворовывании человечества, а на самом деле, которым они банально завидовали. Менять же, что-либо никто вовсе и не собирался. А главное, что поменять что-либо было и невозможно. Иначе “великая свобода и равенство” давно как-нибудь, кем-нибудь, но осуществилась. Происходит лишь замена одних “хапуг-властителей” другими. Эти переживания и события помогли Дардану самому осознать, что всё “ЭТО” его, что именно он хозяин этой огромной Корпорации. И тогда ему стали совершенно неинтересны все мелкие дрязги слабых и нищих людишек, не понимающих всей сложности управления огромной Корпорацией, того ежедневного выбора, который нужно было делать и который определял уже не одну судьбу, а СУДЬБЫ миллионов. Стали неинтересны протесты рабов, не понимающих требований и необходимости принятия крайних решений, диктата “Хозяев” жизни. Он чётко понял, что только собственное благополучие имеет значение и необходимо его сохранить любой ценой. После этого Дардан Лопочтли-Старший, при помощи СБ жёстко пресек все “шатания” в совете, затем выдал многие секреты и главных подвижников протестных движений. Его люди, совместно с военными Объединённых Сил Свободных Миров, достаточно быстро навели, относительный, пусть и временный, порядок, в нескольких точках конфликтов. Почти всё вернулось на свои места, поменялись лишь некоторые имена и внешний вид главы Корпорации.

— Кто там ещё? — он сидел в бывшем кабинете отца и просматривал экономическую аналитику, когда постучавшись в дверь, вошел секретарь последнего, — А! Это ты. Надеюсь, ты не будешь говорить о проблемах при передаче дел моему помощнику?

— Нет, сэр. В последнее время все так были заняты, события слишком быстро развивались, да и не имела эта информация, в свете произошедшего, важного значения. Однако сейчас, я думаю, пришло время вернуться к этому вопросу.

— И что же это за вопрос?

— Дело в том, что при последнем докладе вашему отцу я не успел сообщить очень важную информацию.

Дардан отодвинул проекцию и сделал жест, разрешая продолжить.

— Из достоверных источников, к которым я имел доступ, стало известно, что исследовательский крейсер Шират-Опсу обнаружил какие-то артефакты “потомков братьев”, среди которых числиться “живой иной”. В настоящее время и крейсер и всё найденное присвоено Орденом. Каких-либо более точных сведений и места нахождения найденного, я не располагаю.

— Очень интересно. Потрясающе! У нас есть связи в Ордене?

— Есть некоторые контакты по линии СБ.

— Пока обождём с твоим увольнением. Вместе с моим помощником и СБ прими меры для получения большей информации. Очень возможно, что это как-то связано с некоторыми движениями на торгах и странном поведении некоторых сил. Кто-то знает больше нас и использует это. Весьма возможно, что это начало больших перемен. Я думаю, что это точно начало больших перемен и нам надо быть во главе их.


* * *

— Орден всё ещё отказывается от предоставления информации и вообще от какого-либо выступления перед нами и участия в обсуждениях, — Баровит сидел на диване в комнате для неофициальных встреч или по другому комнате отдыха при комитете по безопасности Тэш [14] Свободных Миров, — Нам придётся объединить усилия, чтобы добиться допуска к данным по техно артефактам “иных”.

— Опять ты про выгоду и чтобы всем поровну. Там, между прочим, произошёл Контакт и ни с кем бы там либо, а с “потомками братьев”. При этом встреча была совсем не дружелюбная, а это, в свою очередь, может вообще закончится ВОЙНОЙ, — важно произнёс Инго, представитель Дома Шират при Комитете.

— Ой! - досадливо отмахнулся первый собеседник, — Так и ты о том же. Сейчас всё вертится вокруг этих новостей. Вот только не надо столько пафоса, каждый раз. Ваши наверняка добились многих преференций от Ордена, прежде чем сдали им своих людей вместе с крейсером и кучей  предметов техно культуры другой цивилизации. И всем и так понятно, что ни ваш Дом не будет делиться тем, что вам достанется с позволения “истинников”, ни сам Орден, делится, также ничем не будет. Ну, может, выкинут, что самим негоже. А следовательно, ещё больше усилиться и так безоговорочное влияние на Консорциум. А войны и так всё время идут.

Тэш Свободных Миров была организация призванная улаживать разногласия, конфликты, блюсти равноправие интересов и определять неизбежную совместную деятельность, всех Корпораций входящих в Консорциум, а также других, более мелких и менее могущественных сил, планет и организаций. Она даже имела в своём распоряжении вооружённые силы и не маленький космический флот. В реальности же Тэш был “театром”, который разыгрывал для простых обывателей какое-то подобие демократии, избранности представителей от народа и имитацию хоть какого-то их участия в управлении Миром, а в частности своей судьбой. Военные же подчинялись либо своим Домам, которые и выделяли технику и людей на эту роль, либо тем, кто больше заплатит. Очень редким событием были совместные и единогласные решения по использованию Объединённых Сил и ресурсов. Режиссёрами же этого “театра” были сами Корпорации, представители которых собирались на свои закрытые совещания, а затем спускали сценарий проведения заседаний в Тэш. Немного особняком во всём этом участвовал Орден Хранителей. Чаще всего он ни во что не вмешивался, так как затронутые темы их не касались, но если от “истинников” поступало предложение, то его приходилось выполнять и только объединённые усилия всех Домов, могли противопоставить своё мнение и выторговать, а иногда и вытребовать угрозами, свою выгоду и отстоять своё решение. На большинстве планет с властными структурами всё было гораздо сложнее, а на некоторых, многие вопросы решались только силовым способом, в том числе порождая многочисленные локальные вооружённые конфликты, в которые Тэш вмешивался, только если затрагивались интересы “третьей стороны”.

— Ты лучше текст повтори, а то запнёшься опять и перепутаешь порядок. Или ляпнешь про “иных”, а народу об этом знать не надо, — назидательно предложил Милован, старший советник Ульмаш-Опсу, самого большого Дома в Консорциуме, желая напомнить некоторым их малую роль в происходящих действиях.

— А чего его учить? Проекцией пользоваться никто ещё не запретил. Даже наоборот. Тем более это будет не запись, а прямая трансляция. Это некоторые шпарят наизусть. Или как будто сами эти тексты писали. Да ещё и экспромт выдают. Как тут не запнёшься, — парировал Баровит. Он был выборным представителем и помощником Старшего Советника планеты Лахму, который был ведущим собраний и ввиду отсутствия которого, по причине отпуска по болезни, вполне успешно замещал эту обязанность на заседаниях.

Сам Баровит родился на Ки-Лахму в довольно бедной семье. И с детства был “говорливым живчиком”, как его называли друзья и знакомые. Одно время он даже подумывал стать актёром и закончил несколько курсов этого искусства, но слава и успех, как и деньги не приходили. Никакая другая работа его не прельщала. Одни были слишком тяжёлые, другие быстро надоедали из-за своей однообразности, большинство же не давало нужного количества “возможностей” для удовлетворения всех желаний. И в определённый момент своей жизни он понял важную вещь, чтобы возвысится, надо чтобы тебя заметили. Стать актёром не получилось, знаменитым спортсменом было уже поздно начинать, специалистом тоже, профессии нет, знакомых и родственников, занимающих важные посты, у него отродясь не водилось. Можно было, конечно прославится на криминальном поприще, но это был путь отнюдь не на верх, хоть и к славе. Из подарков судьбы была лишь хорошая сообразительность. Однажды смотря проекцию выступления какого-то чиновника, Баровит открыл для себя “новый мир”. Он стал взахлёб читать все статьи выпускаемые Консорциумом, центральными и местными органами Свободных Миров, смотреть проекции докладов, собраний и совещаний. Он стал разбираться во многих вопросах и отношениях между Корпорациями и другими структурами власти разных планет, приобрёл, обширные знания по личным данным важных фигурантов и очень сильно обогатил свой словарный запас. Он нашёл свою “лестницу", по которой собирался взбираться, стать известным и подняться на вершину достатка и безмятежного благополучия. Политика! Вот где надо много и не о чем говорить, врать, не моргнув глазом, выдёргивать и тасовать правду и ложь и, выдавать полученное за истину. Для достаточно сообразительного человека вся эта игра популистов была видна невооружённым глазом и первое с чего решил начать амбициозный юнец это с критики и разоблачений известных представителей этой профессии, на грани возможной опасности. Так, чтобы заметили власть предержащие, но не решили избавиться, а весь остальной народ принял за своего и полюбил за “правду”, “честность” и “принципиальность”. Он создал Журнал в Межпланетной Узловой сети и начал работать. Довольно быстро количество просмотров его журнала стало расти. Таких “ведущих” было много, но большинству, не хватало то ли ума, то ли таланта. Баровиту же таланта было не занимать, да и знаний, в нужном направлении, хватало, а про целеустремлённость и страшного желания “сладкой жизни” и говорить не приходилось. Через некоторое время к нему стали поступать оплачиваемые заказы на определённые темы. Одни он брал другие, рискованные, отвергал, чем, наконец, привлёк внимание высокопоставленные политические силы своей планеты и, конечно, ухватился всеми “конечностями” за предложение пойти учиться за их счёт, с возможностью одновременного трудоустройства. Так и началось его восхождение. Вначале приходилось “крутиться” довольно сильно, так как ореол родной планетой его не устраивал. И вот теперь он мог себе позволить почти всё, что желал, и при этом получая максимальное удовлетворение от работы, от доступности к “страшным секретам”, от разговоров, почти на равных, с влиятельными людьми, и от своего участия в решении судеб всех Свободных Миров. Хотя и тут уже становилось скучно, обыденно и лениво. Появление “потомков братьев” и возможного контакта с ними немного обнадёживали и давали рассмотреть следующую “ступеньку”, для достижения которой нужно снова поднапрячь мозги.

— Мне вот интересно когда мы прекратим самоуправство отщепенца Иуакана? — продолжался, тем временем, разговор в комнате отдыха, — Мало того, что он использует Объединённые силы Консорциума как свою личную охрану, так ещё постоянно подряжает на свои “операции” Объединённые силы Свободных Миров. При этом, не соизволив ни получить одобрение с нашей стороны, ни мотивировать никого из нас в отстаивании его интересов. Полное игнорирование воли Корпораций и пренебрежение к Теш.

— Ах, оставь, уважаемый, что тебе за дело до его делишек. Интересы “твоей” корпорации он никак не затрагивает. Считай, что он почётный член Консорциума. Когда надо он делится. А его раздутое самомнение и мнимая независимость пусть радует его сколько угодно. Живём один раз. И вообще наше дело маленькое - сыграть свою роль и домой. Нет, конечно, если ты хочешь его проучить и поставить на место, то кто же помешает. Ваши заводы также выпускают достаточно оружия. Война дело зрелищное и прибыльное. Мы с удовольствием понаблюдаем. Так и скажи, что просто завидуешь его хватке и пронырливости.

— Ну, не без этого. Только тут, согласись, есть один момент. Он не вносит взносы в Совет. А это всё же неуважение ко всем.

— Так, так, так. Похоже, у твоего босса появился Интерес, и он хочет оттеснить “проныру” нашими общими усилиями, — вступил в разговор ещё один собеседник.

— Ты как всегда догадлив. Есть несколько предложений, которые будут выгодны всем. Так что на совещании Консорциума есть что обсудить. И я уполномочен уведомить вас об этом.

— Ну что обсуждать на совещании Консорциума мы обговорим отдельно, тем более, что там и так есть, что до сих пор не нашло взаимопонимания в свете последних событий у планеты КюЭр 56789 и позиции “истинников”. А здесь есть и другие представители …, которым некоторые аспекты знать не обязательно.

— Вот-вот, тем более что сейчас уже начнётся заседание и нам пора в зал, — внёс свой голос в диалог “небожителей” и Баровит, — Ох уж эта прямая трансляция. Не забываем о непримиримости наших позиций. Никакого панибратства в зале. Только на “Вы”.

Все неспешно стали подыматься и медленно потянулись в зал, где к ним присоединялись многочисленные более мелкие помощники и клерки. Каждый занимал своё место и готовился к нескольким часам разыгрывания ужасно скучного представления, которое хоть и считалось прямой трансляцией, но, по сути, являлось таковым только в рамках местной звёздной системы и подконтрольные средства массовой информации имели возможность прервать широкополосную подпространственную отсылку. Да и на местные информационные линии всё попадало с должной задержкой.

— Я благодарю председательствующих в Комитете представителей Ки-Лахму за организацию этих прений. Эксплуатация природных ресурсов или конкуренция в отношении их эксплуатации может привести и, действительно, приводит к конфликтам с применением силы. Предотвращение, управление такими конфликтами и их разрешение - это один из главных вызовов нашего времени, который становится всё более серьёзным. Проводимые Тэш исследования показывают, что в последние время внутренние вооружённые конфликты в более чем 40 процентах случаев связаны с природными ресурсами….

Пока говорил очередной выступающий, Баровит просматривал информационные сводки или вообще играл, или смотрел кино, не забывая при этом важно кивать и периодически поднимать голову и посматривать на присутствующих. Вот он объявил следующего “возмущённого” представителя одной из планет.

— Мы считаем, что недостаточно просто вести наблюдение за вооружёнными группами и наказывать их членов или руководителей как частных лиц или стороны в конфликте; необходимо также сделать режим санкций более динамичным и эффективным. Для этого необходимо применять санкции к структурам, формирующим всю вовлечённую в конфликт цепочку. В случае конфликтов, связанных с природными ресурсами, санкции должны применяться также в отношении «коммерческих пособников», в основном представленных корпорациями, деятельность которых создаёт условия для коммерческой реализации природных ресурсов, полученных незаконным путём или в ситуациях конфликтов, а также для их вывода на рынки ....

Переживать, что он что-либо упустит, не приходилось. Специальная программа проекции отслеживала, какую строчку озвучивает выступающий и вовремя предупреждала о необходимости его реплики как ведущего.

— Несмотря на предпринимаемые усилия, ожидаемых результатов можно добиться только в том случае, если будет налажено тесное сотрудничество с внешними субъектами, занимающимися эксплуатацией природных ресурсов, включая всех в Консорциуме и Орден Хранителей.

Заседание шло своим чередом, когда программа предупредила Баровита о нештатной ситуации. Очередной выступающий с одной из малых планет системы Шамаш-Бхувах произносил слова не соответствующие сценарию.

— Все выступающие говорили о природных ресурсах и необходимости прекращения конфликтов из-за их дележа. Однако ни слова не было сказано об информационных ресурсах и что ещё важнее интеллектуальных, открывающих огромные возможности и дающие значительное превосходство их обладателям. Что в свою очередь порождает возможность ещё большей несправедливости, неравенства, а следовательно насилия и убийств. Я сейчас говорю о локальном конфликте между домами Согбирру и Шират, в ходе которого были использованы “КэйУ” ракеты и погибли люди, в попытке завладеть и скрыть от других найденные технологичные артефакты цивилизации “потомков братьев”, и только вмешательство Ордена смогло предотвратить большие жертвы. Мне кажется необходимым принять общие усилия по ….

Быстро активировав нужную команду, которая приостанавливает трансляцию, Баровит проконтролировал, что это сделано и успел дать указание по удалению части выступления, почти в тоже мгновение в зал вбежали два представителя службы охраны и, обездвижив говорящего, вынесли его из зала. После этого заседание продолжилось в прежнем формате, как будто ничего и не произошло.

Было совершенно непонятно, на что надеялся этот “деятель”. Ведь всем прекрасно известен регламент и последствия такого поведения. Если он очередной мелкий клерк, заменяющий кого-то из своих боссов, то участь его могла быть только одна. Ведущий внимательно посмотрел список и, убедившись в не квалифицированности “зарвавшегося” по имени Атей, где-то глубоко в душе ему посочувствовал, но когда пришло время спокойно произнёс свою заключительную речь:

— Я хотел бы поблагодарить всех за организацию, участие и выступление в этом заседании по рассматриваемой сегодня важной теме. Тэш Свободных Миров играет чрезвычайно важную роль в превращении природных ресурсов из бедствия потенциального конфликта в общее благо для развития, стабильности и благополучия. В заключение следует отметить, что мы должны всегда помнить о том, что именно люди находятся в уязвимом положении и в непропорционально большой степени страдают от конфликтов, независимо от их масштабов и причин. Эту проблему подпитывает безнаказанность, процветающая на межзвёздном пространстве.

И уже в комнате отдыха он узнал, что двоих сотрудников охраны нашли без сознания на выходе из зала, при этом они ничего не помнили. Атея же найти не смогли.


* * *

На этом участке соприкосновения двух конфликтующих сторон была непроглядная темень и тишина. Не спеша идущего по извилистым окопам Гануса это не обманывало. Переходя по открытой части из туннеля в туннель, он прекрасно знал, что в это время враг предпринимает различные очередные попытки прощупать их оборону, чтобы в дальнейшем нанести максимально эффективный удар. Локальные военные действия в этой части планеты Ташме, с переменным успехом для обеих сторон, продолжались уже более десяти лет. Количество погибших измерялось сотнями тысяч и это только военного состава. Гражданских никто не считал - попутные жертвы. Правителей и старших офицеров, если и интересовал конечный результат то только в перспективе, многие уже и забыли, с чего всё началось. Остались только новые обиды за проигранные сражения, желание отомстить за товарищей по оружию, ну и, конечно, сами боевые столкновения, их зрелищность для одних, прибыль для других и “игра в солдатиков” для третьих. Примирение как таковое было невозможно. Ганус же помнил всё. Он был в этом “замесе” с самого начала и прошёл путь от простого бойца до командира 136 сектора обороны, что было достаточно высоким достижением в военной карьере, которой вовсе не желал. И он не понимал как можно воевать договорившись с противником о не использовании орбитальных сил, кроме спутников разведки; не понимал, что такое "создания свободных коридоров” для поставки вооружения обеим сторонам, подчас с одного и того же завода, одной и той же корпорации, и доставленных на одном и том же корабле; а также не понимал как можно пропускать челноки с наёмниками, ротация состава которых, у противника, происходила регулярно.

— Как обстановка боец? — спросил он, войдя в пятый бункер с начала этого обхода.

— Ползают, — сказал солдат, сидящий за пультом управления активной системы обороны, которая при помощи спутников, множества датчиков и камер различного диапазона выдавала информацию о линии соприкосновения и, передвинув джойстиком прицел, нажал на триггер, — Вот очередной!

Снаружи в это же время комбинированная пушка подавления электронных систем, навелась и произвела направленный импульс по скрывающемуся в темноте роботу противника, который пытался незаметно приблизиться к расположению периметра обороны. В этот раз мощности хватило, чтобы преодолеть защиту и сделать из, пусть и не самого дорогого, высоко сложного оборудования разведчика-диверсанта, простой кусок мусора с различным набором железа.

— Справляетесь? Неприятностей не было? — просматривая отчёт на проекции, задал очередные вопросы Ганус.

— Пару раз пришлось стрелять ускорителями. Добивать, а то продолжали шевелиться. Видать седьмой версии - с защитой получше.

Общаться с подчинёнными как командир он считал необходимым, несмотря на то, что всю информацию мог почерпнуть из журнала. Умело подбирая людей, требуя с других столько же, сколько и с себя, он и его подразделение считалось одним из лучших. Правда, за излишнюю жестокость, его недолюбливали как враги, так и собственное командование. Они считали придуманные и введенные ими правила убийства себе подобных, единственно правильными и обязательными для исполнения. Ганус же был уверен, что никакой разницы в том, как убить врага, нет. Убийство есть убийство. И он помнил всё.

Конфликт начался достаточно давно. Ки-Ташме, как и другие первые, в отличие от более поздних, была колонизирована секторами. Часть суши заняли выходцы из системы Уту-Бхувах, это были так называемые “свободомирцы”, поселенцы, не принадлежащие ни к одной крупной коммерческой организации. Они за относительно короткий промежуток времени освоили достаточно большую часть одного из континентов и достаточно крепко “встали на ноги”. Остальную часть планеты присвоила себе одна из малых Корпораций и заключила выгодный обеим сторонам мирный, торговые и все остальные договора. По прошествии времени, где-то в звёздных просторах, хозяева бизнеса поругались между собой, и произошёл военный конфликт, в ходе которого выиграла другая, более могущественная Корпорация Ламасу. Проигравшая сторона была “поглощена”. Вначале это никак не отразилось на жизни планеты Ташме и взаимных отношениях свободных поселенцев с новыми хозяевами соседних земель. Скорее всего, последним было не до того. Но затем представители Ламасу-Опсу, потребовали от “свободомирцев” либо освободить незаконно занятую, с их точки зрения, территорию, либо платить огромные, полагающиеся в таких случаях по их законам, налоги. Долгие переговоры ни к чему не привели и постепенно, слово за слово, все высокие стороны перессорились. Первой не сдержалась, в применении силы, Корпорация и жертвы среди мирных поселенцев были огромны. В тот раз погибли и все родственники Гануса. Ему повезло, он работал инженером на орбитальной станции, которая была ещё не достроена и потому не представляла опасности и не подверглась нападению. Однако к такому развитию событий готовились обе стороны, и ответ был не столь обширным, но выборочно чрезвычайно эффективным. В результате ядерного и орбитальных ударов были уничтожены наиболее ключевые фигуры и силы противника, что позволило установиться некоторому равновесию в развязавшейся войне. А затем всё затянулось на долгие годы, в том числе благодаря тому, что были заключены эти негласные и странные договора-правила ведения этого локального конфликта, полный текст которых простые вояки и не знали. Как и последнее объявление перемирия, которое не соблюдалось наёмниками ни один день. Ганусу же было плевать на эти договора, тем более ему их и не доводили, ограничиваясь только командами, что так нельзя. Он запоминал “как так нельзя” и в следующий раз защищался по-новому, но отвечал всё также жёстко и результативно. Кроме всего прочего, у него было чутьё на опасность и странные прозрения в тактике и стратегии. В нескольких боях, в самом начале, он оставался среди единиц выживших. Возможно, помогали детские увлечения, а вполне возможно и наследственность. А совсем недавно появились сны, в которых он видел войны с совершенно необычной техникой и способами ведения сражений, которые не могли и прийти в голову, и не применялись из-за совершенства современной электроники и в частности средств защиты.

Просматриваемая информация в этом бункере ещё раз подтверждала, появившееся беспокойство, которое началось ещё с утра. Враг явно к чему-то готовился. Активность их разведки просто зашкаливала. Столько потерянных роботов было очень подозрительно, хотя и можно было предположить очередное списание под закупку новых, если бы среди уничтоженных не было самых последних моделей. А сколько из них смогли проскочить? Ганус понимал, что серьёзного отпора, в сложившейся ситуации, не сумеют дать ни его подразделения, ни другие. Подкрепление просто не успеет подойти, и потери будут огромны.

“И в случае успешности операции Ламасу-Опсу просто сметет оборону, а дальше кто сильнее тот и прав, тем более оправдываться Корпорация ни перед кем, похоже, и не собирается. Интересно почему? Более удобного момента, с точки зрения действий наёмников, просто невозможно было придумать. А если ещё и …. Слишком натуральными выглядят мирные переговоры”. Мысли так и скакали в голове.

Наличие высокопоставленных вражеских дипломатов в прифронтовой зоне и в расположении его подразделения успокаивало. Вроде как есть заложники. И в тоже время это успокоение и напрягало.

— Что-то изменилось среди звезд, — задумчиво произнёс он.

— Что вы сказали командир?

— Говорю, что кто-то решил прекратить играть в войнушку и уничтожить наше сопротивление раз и навсегда. И, похоже, появились какие-то веские причины так поступить. И, похоже, это планируется именно сегодня.

Боец оглянулся, заметно побледнел, а затем с удвоенной внимательностью уставился в проекции. Он доверял чутью своего командира, и ему стало страшно.

— Боятся не стыдно, Млад. Ну-ка выведи мне информацию по нашим спутникам и держи её под контролем. Все изменения на тактический шлем, и дублируешь докладом. За этими “ползунами” можешь больше не следить.

Пока всё подтверждало его опасения. Спутники “мерцали”. Связь терялась, то с одним, то с другим. Докладывать “наверх” смысла никакого не было.

“Не поверят. Даже Командор. Да ещё и нарвусь на очередной запрет. А так скажу действовал по обстановке”. Приняв решение начал отдавать дальнейшие команды:

— Теперь выведи мне информацию по вражеским спутникам. Ага. Понятно, - он повернулся к дежурному офицеру Бушу, — Устрой-ка мне “тихую тревогу”. Всех офицеров и до десятников на закрытый канал. И спецгруппу сюда. Буду лично инструктировать.

— Так они в штабе. Может нам туда? — предложил последний.

— Нет времени. Да и нельзя мне туда. А их задание даже кодированной связи не доверю.

Когда все подключились, прошла перекличка, Ганус начал давать задание:

— Значит так бойцы, слушай приказ. Вы все меня знаете, а потому лишних объяснений не ждите. Действуем согласно моего плана номер шесть. Выдвигаемся прямо сейчас. Занимаем позиции и ждем. Сигнал начала сами знаете какой. Если до утра будет тихо, то возвращаемся в расположения. Но это вряд ли. Так что ставьте задачи подчинённым и вперёд.

План предусматривал очень странные манёвры с точки зрения современной тактики ведения боя и в частности известных на Ташме войн. Весь личный состав должен был, отключив все активные системы боевого костюма “сага”, используя только пассивные средства маскировки, на одной мышечной силе, со всей амуницией, проползти в сторону расположения врага. Где распределится по всей линии ответственности подразделения на расстоянии броска от их “окопов” и ждать сигнала, после чего активировать всю электронику и атаковать каждый десяток свою цель, заранее распределенные лично командиром. Либо утром, также тихо возвращаться назад.

К тому моменту как большая часть уже начала выполнять приказ в бункер подошла спецгруппа. Это были профессиональные военные, которые занимались этим делом можно сказать с рождения. Их было девять человек. Три тройки. Проверив выключенность их устройств фиксации, собрав их вокруг себя, Ганус тихим голосом произнёс:

— Значит так. Такого приказа я вам отдать не могу. И буду отрицать, что этот разговор имел место. Вы меня знаете. Поэтому основания для того, что я вас попрошу сделать, есть. Уверяю вас, они есть. И это вопрос не столько стратегического значения, сколько выживания лично нас. Кто не согласен и не доверяет мне лучше уйти сейчас.

— Слушаем командир.

— Выключаете всю электронику костюмов. Как можно незаметнее, используя любые средства и последствия, вплоть до летальных, нейтрализуете всю охрану дипломатической миссии, которая у нас в расположении штаба, в том числе и наших штабных, если будут мешать. Самим дипломатам мешок на голову и сюда. Можете уже по дороге начать проводить экспресс допрос. Также любыми методами на ваше усмотрение. Нужна информация о планируемых Домом Ламасу действиях, которые начнутся сегодня ночью. Как вариант они могут быть не в курсе. Следующие, что у них нужно узнать, это где находится, в настоящий момент, Старший советник их Дома. Он точно на Ташме. Надо выяснить где, а также кто ещё из высокопоставленных, а возможно и родственников Главы, находятся рядом. Может где на орбите. Попытаемся нарушить правило неприкосновенности старших и повторить, а точнее усилить наш предыдущий успех. Прибыв сюда, вместе со мной и “грузом”, лучше ещё живыми дипломатами, хотя как получится, будем действовать согласно плана номер шесть. Если что их трупы оставим тут.

Согласовав приблизительно время на выполнение задуманного, командир остался в бункере, а спецы скрылись в темноте в сторону штаба.

— Млад, готовь программу, активную систему обороны на отход к запасной линии защитных сооружений.

— Всю?

— Всю. Одновременный и быстрый отход. Без паники, с имитацией тревоги на месте, тихо, быстро и желательно незаметно покинуть первую линию. Чтобы они думали, что мы всё ещё здесь, а мы могли дать им минимальный отпор и на новой позиции.

— Мне и остальным операторам также отходить?

— Нет. Вы все пойдете с нами. Скорее всего, в ближайшее время все наши спутники будут или уничтожены, или подавлены. Как только это произойдет, сразу запускай программу и давай команду остальным операторам, но не раньше. План тот же. Если дистанционное управление всё ещё будет работать, до момента выдвижения, действуйте, как будто обороняете новую линию.

Каждый занялся своим делом. Ганус и офицеры при бункере проверяли снаряжение, в том числе занятого программированием оператора и ждали возвращения спецов, которые не заставили себя долго ждать и вскоре появились с тремя самостоятельно передвигающимися пленными. Согласно доклада всё получилось довольно тихо и почти без жертв, сама группа также никого не потеряла, имелись лишь двое легко поцарапанных. Получив информацию по первоначальному допросу, командир помог экипироваться Младу и приказал ещё раз просканировать дипломатов на предмет маячков. Получив утвердительное заверение об отсутствии каких-либо электронных устройств слежения, дал команду спецам выдвигаться с “грузом” согласно плана. Из полученных сведений, как и ожидалось, стало понятно, что ни о каких ночных операциях фигуранты не знают, старший советник Дома Ломасу находится на станции, на орбите, как и ещё несколько советников рангом пониже. На Ташме, в районе порта, были только ещё несколько чиновников дипломатического корпуса. Родственников, как и самого главы Дома, в близлежащем космическом пространстве не было.

“Что же, будем исходить из того, что имеем”.

— Командир, началось веерное отключение спутников. Потеря связи уже с более 50-ю процентами.

— Выдвигаемся. Включай программу. Давай сигнал остальным. И всё же отключай всю электронику, которая на тебе.

— А как же я буду управлять?

— Пока никак. Автономно поработают. Мог бы и повторить план номер шесть. Не будем рисковать, а то обнаружат. Включишь по команде, только когда будем на месте. Надеюсь, остальные твои коллеги не забыли последовательность действий.

Млад набрал код на переносной проекции и выключил электронику. В этот же момент, на протяжении всего фронта, выкопавшись из земли, спрыгнув с деревьев или просто отключившись от стационарного питания и проводных линий связи. Различные датчики, сканеры, локаторы, камеры и комбинированные системы защиты и атаки, трансформировавшись в походный вариант, начали быстрое передвижение в тыл, где достигнув следующей линии обороны, должны будут вновь развернуться в единую сеть и пока в автоматическом режиме приступить к своим функциям. Ганус же, вместе с офицерами и оператором, как и другие офицеры и операторы, выбрались, каждый из своего бункера и, напрягая все силы, под тяжестью обесточенной амуниции, поползли в сторону врага. Стараясь преодолеть этот путь, как было неоднократно повторено на тренировках, за максимально короткое время.

Достигнув затаившихся своих, они ещё успели немного отдышаться, когда в районе покинутых ими позиций, местами, вначале расцвели яркие вспышки, а следом докатился звук мощнейших объёмных взрывов и сразу за ним взрывная волна, которая лишь слегка пригладила лежащих на земле людей. Командир подполз ближе к дипломатам.

— Это взорвались сумевшие просочиться роботы диверсанты. Если я прав, то через некоторое время от штаба также не останется и пылинки, а следовательно и ваши жизни лишь мелочь в отвлекающем плане хозяев. Выводы делайте сами. И если есть что добавить, то самое время сделать это сейчас. Это не вопрос кто кого победит, это вопрос хотите выжить или нет.

Сказав это, он показал Младу подключиться к системе и начать ею управлять. Даже если враги и засекут единичные электронные приборы операторов вблизи от себя, то пока ещё не придадут этому значения, так как самая большая активность излучений будет ожидаемо действовать на второй линии и должна будет ещё раз подчеркнуть, что и личный состав находится там же.

— Командир, многочисленные воздушные цели.

— Ну вот. Что тут скажешь. Прям облегчение какое-то. Попробуй доложить по инстанции, хотя, скорее всего это бесполезно, все частоты забиты, и стреляй. Стреляй.

Почти сразу над тем местом, откуда все уползли, хорошо видимые в ночном небе, появились огни множества летящих объектов. Место расположения основных и запасных сооружений обороны по всему фронту стало вспухать взрывами от обстрела “Атакеров”. Шанс уцелеть мог быть только у тех, кто находился бы в специальных бункерах, чего и не было бы, так как такой, как и вообще атаки, никто не должен был ожидать. Местами небо прочертили трассы от разогнанных защитными ускорителями снарядов, превращающихся в плазму в воздушном пространстве. Но зенитный огонь быстро сходил на нет, слишком подготовленный и массовый был налёт. Появление элементов космических сил и было сигналом к началу операции. Как будто для подтверждения правильности выводов, в районе, где находился штаб, началось перемешивание земли и огня, явно чем-то с орбиты. Бойцы этого уже не видели, хотя и подстраивали бег под дрожь земли и пользовались подсветкой бьющей им в спины. Включив всю энергозависимую амуницию костюмов, они очень быстро достигли окопов врага и стали проникать во все остальные защитные коммуникации, уничтожая всех, кто становился у них на пути. И хоть противник и готовился к наземной атаке после орбитального налёта, однако к такому повороту событий явно готов не был. Местами, конечно, оказывалось серьёзное сопротивление, но, несмотря на это, начало своей операции Ганус считал успешным. Сам он с частью своих офицеров и спецами, подгоняющими дипломатов, быстро догнал “волну” атаки и уже на ней начал принимать активное участие, смещаясь к месту расположения порта. Стрелять из ручного ускорителя приходилось довольно часто, концентрируя огонь трёх человек по одной цели, чтобы максимально быстро продавливать носимые защитные поля костюмов врагов. Во время одной из перебежек командир заметил как впереди одному из его бойцов, что-то объясняет и куда-то показывает, странный мужчина в лёгком скафандре, сливающемся с окружающим пространством, такого типа костюмов не было в его подразделении и, он не слышал, чтобы было у противника, но времени разбираться не оставалось. К тому же неизвестный куда-то почти сразу исчез. Атака продолжалась. Приходилось часто выслушивать доклады и корректировать действия подчинённых. Меняя направление и концентрацию сил “ответного удара” с учётом противодействия.

— Сто тридцать шестой, сто тридцать шестой. Что за бардак у тебя там творится? — пробились каким-то образом на связь из центральной ставки.

“Ага! То-то у нас бардак, а у всех остальных тишина, полный порядок и всё идёт по плану. Только вот по чьему плану? И почему это центр ещё не заглушили, да и вообще не уничтожили?” — подумал Ганус и начал доклад:

— Подверглись нападению со стороны наёмников Ломасу. Против нас применены космические силы, ... орбитальная бомбардировка. Имею множественные потери.

“Врать так врать”

— Первая атака отбита. Перешел в контрнаступление. В настоящий момент начинаю захват вражеских позиций.

— Прекратить контрнаступление. Держать оборону на второй линии.

“Вот прямо сейчас и начал”.

— Очень плохо слышно. Враг выставляет активные помехи. Но я вас понял. Продолжать контрнаступления и держать оборону на занятой линии, — ответил командир 136 подразделения и, переключив канал центральной ставки на Млада, пусть слушает, добавил эту частоту на своём шлеме в список игнорируемых.

“Пошли вы, куда подальше. Перестраховщики. И вот интересно перестраховщики ли? Или продавшиеся твари?”

Отвлёкшись на разговор, команда под его предводительством вылетела из очередного рукава лабиринта строений прямо на тяжёлого оборонительного робота, зарывшегося прямо перед входом на взлётную площадку. Сей монстр представлял собой сферу, вся электроника которого находилась под землёй ещё и в защищенном корпусе, наверху находились только излучатели и ускорители, торчащие из башни во все стороны, из такой же прочной брони, окруженной мощным силовым полем. Первая же серия его выстрелов выкосила весь передовой отряд, разнеся заодно и часть подвернувшихся зданий, времени остановиться, да и никаких достойных укрытий поблизости, в любом случае, не было. Средства противодействия этому монстру если и были то у передового же отряда, который, по понятным причинам, предпринять уже ничего не мог. До смерти, когда и их самих разорвёт на части, оставались считанные микросекунды.

“Добегались!”

В следующий момент пространство продёрнула волна ряби, всех пошатнуло, некоторых сбило с ног, мощной воздушной волной, а когда стали подниматься, то увидели, что у робота наискосок “аккуратно”, во всяком случае, очень ровно, как будто срезана часть его корпуса, вместе со всеми орудийными системами, причём срезанная часть отсутствует. Это было странно, так как кроме воздушного хлопка, других звуковых эффектов, применения оружия, слышно не было. Да и не понятно, что это было за оружие способное на такое.

Обдумывать случившееся Ганус не собирался. Абсолютно точно не сейчас. Он указал направление движения - входной шлюз на поле и сам побежал в том направлении.

Вторая часть плана номер шесть осуществлялась вполне удачно, исключая количество погибших бойцов. Захватить всю инфраструктуру военной базы дома Ломасу и использовать её возможности для обороны, шантажа и дальнейшего противостояния, хотелось бы совсем без потерь. Они уже находились в бункере, преодолевая редкое сопротивление и вступая в скоротечные стычки с охраной и автоматическими системами защиты. Здесь были уже не наёмники, эти бойцы были попроще. Ганус остановился перед главной преградой: системой массивных шлюзов, за которой находился центр управления периметром, противо-орбитальным комплексом и диспетчерская порта. Он активировал проекцию и набрал кодированный запрос:

“Буш, мы на месте. Ждем”.

Часть отделившейся команды под предводительством офицера Буша, должна была проникнуть в подземные коммуникации и временно перекрыть поступление энергии в эту часть помещений. Теоретически они уже должны были быть на месте и ждать лишь этого сообщения, чтобы выполнить порученное. Радостное облегчение от пришедшего сообщения: “Канал перекрыт”, сменилось жутким разочарованием, ожидаемого эффекта не произошло. Система замков и контроля доступа не отключилась. Не погас даже свет.

“Точно перекрыт? Распределителем не ошиблись? Проверь”.

Потеря времени была очень критична, весь план грозил быть похоронен вместе со всеми его участниками и автором. Ганус покрылся потом, хотя казалось, что больше уже и не возможно.

“Неужели обманул гад. А ещё столько денег содрал. Выживу, найду и убью”, — подумал командир. Конечно, как вариант, что-то могло поменяться с того момента как была приобретена схема и было слишком глупо делать ставку на положительный результат опираясь на сомнительные разведданные, но он не видел другого выхода и посчитал риск оправданным. Самая рискованная третья часть плана в любом случае теперь была не осуществима и в лучшем случае этот бункер станет их братской могилой.

“Проверил. Всё согласно схемы. Тем более других распределителей в ближайших помещениях нет”, — пришло через некоторое время сообщение от Буша.

Ганус вздохнул и обратился к стоящим рядом:

— Будем вскрывать. С энерго-каналом ничего не получилось.

Но как только бойцы достали соответствующие оборудование, вначале открылся первый шлюз, затем сработали замки у трёх следующих, а система контроля доступа, моргнув последний раз своей оптикой, погасла. Когда же не растерявшиеся спецы ворвались, через последнюю дверь в пункт управления, то их встретили удивлённые лица местных операторов, офицеров и прочего начальства, которые замерли каждый на своём месте, уставившись на вошедших.

— Кто открыл шлюзы!!!? — истерически заорал высокий мужик стоящий посередине комнаты.

— Никто не открывал. Они сами открылись, — дрожащим голосом ответил сидящий недалеко молодой сотрудник.

Очень быстро преодолев разделяющие их расстояние, Ганус схватил крикуна за шею, а из-за того что последний, как и все в помещении был одет в простой комбинезон, то, даже не заметив вначале этого, оторвал ему голову.

— Всем молчать! Убрать руки от проекций! - уже увидев, что получилось, заорал он. — Если кто-нибудь шевельнётся, оторву голову и ему. Млад, привлекай своих и приступайте. Ребята, этих всех на досмотр и беседу.

Затем опять напечатал Бушу:

“Включайте обратно”, — и получил странный ответ:

“Так мы сразу и включили обратно, как не сработало. Распределитель включен. Выключить?”

Командир оглянулся на до сих пор не работающую систему контроля доступа, вздохнул и завершил передачу:

“Оставь включенным и переходи к следующему этапу”.

Когда вся система центра управления базы Ломасу полностью перешла под управление “свободных поселенцев”, он уже не удивился, что тяжёлый оборонительный робот, который их чуть не убил и лишился части своего корпуса, оказался целым и занял своё место в периметре.

Всех найденных и оставшихся в живых высокопоставленных чиновников, вместе с их семьями, собрали в зале перед выходом на поле и стали заводить в подготовленный борт планетного погрузчика. В процессе этого действия к Ганусу подошёл один из дипломатов захваченных ещё в штабе:

— Сэр, мы понимаем, что вы задумали и также понимаем какую роль нам уготовили наши руководители. И в качестве благодарности Вам за участие в нашей судьбе, предлагаем свою помощь.

— Хорошо. Я мог бы попытаться обойтись и без вас, но так даже лучше. Вам надо убедить капитана сторожевика забрать погрузчик в посадочный отсек. Дальше наша забота.

— Мы можем гарантировать от вашего имени жизнь остальным находящимся тут?

— Мне странно слышать этот вопрос от вас. В отличие от ваших я никогда не воевал и не убивал гражданских, за исключением случаев угрозы с их стороны или неизбежной случайности. Так что да можете. Если все будут слушаться, то шансов удачно завершить операцию увеличится и, следовательно, все останутся в живых.

Чиновник отошёл и начал, что-то рассказывать и объяснять собравшимся вокруг него людям. Основной грузовой отсек транспорта заполнился достаточно плотно. Большей части людей пришлось стоять, исключение сделали сами заложники для женщин и детей, сделав им из подручных средств сидения. В остальные помещения также плотно пришлось набиваться штурмовой группе. Затем все влиятельные представители Дома Ломасу собрались ближе к рубке, а Ганус произвёл запись. Погрузчик начал подъем и переодетый в офицерскую форму врага один из бойцов связался со сторожевиком находящемся на орбите. Он долго объяснял, вначале помощнику, а затем и самому капитану, что база почти захвачена, что центр управления оборонной уничтожен, что он офицер охраны консульского отдела и что они едва ли не последние оставшиеся в живых. Что удалось успеть загрузиться только в этот “подъёмник” и что на нем ни куда не перелететь кроме как на орбиту. Включив постоянный вид на грузовой отсек с гражданскими, он передал слово одному из дипломатов. Тому самому, что подходил к командиру. Используя много нецензурных слов и других убедительных профессиональных аргументов, чиновник частично развеял сомнения капитана и тот дал разрешение на стыковку. С момента прекращения диалога по каналу связи пустили запись, сделанную Ганусом, а заложники стали меняться местами со штурмовиками, так как ближе к створкам выгрузки находился именно основной грузовой отсек. Обман проходил точно так, как было в одном из снов.

Захват сторожевика прошёл очень плохо. Как и ожидалось, их встречали силовики в полной амуниции. Плюс, возможно по уставу и перестраховки, они грамотно рассредоточились, как и положено, в ключевых секторах, плюс противодействие со стороны дежурного экипажа и в результате было потеряно почти 80 процентов личного состава командира, задействованного в этой части плана. Не совсем понятно было ли какое-то очередное чудо, но основную лепту в удачное завершение внесли спецы. Именно их профессионализм позволил захватить без повреждений боевую рубку, энергоустановку и отсек управления вооружением. Уставший Ганус сел прямо в рубке на пол и показал жестом, чтобы его подключили к внутренней системе оповещения корабля. И когда это сделали, прочитал целую лекцию о возможности сохранения жизни всех ещё живых при правильном поведении и сотрудничестве, а также обрисовал примерный план дальнейших действий, чтобы люди представляли, на чём базируется его уверенность в счастливом разрешении нынешней конфликтной ситуации. Пора было оповестить командование и уже им выставить требования противнику. Захваченный плацдарм, корабль и заложники являлись серьёзным доводом для новых переговоров или для дальнейшего развития успешных военных действий. Предварительно решил переговорить с третьим помощником капитана захваченного корабля. К сожалению, сам капитан и комбез были убиты, Пи-два вообще не владел нужной информацией. Пи-три всех подробностей тоже не знал, но с его слов выходило, что правители и военная верхушка свободных поселенцев, получили очень большие отступные, деньгами и ещё кучей обещаний, и готовы подписать переход в Дом Ломасу, только бы сохранить свою власть. Единственные мешающие этому договору - это люди, которые приобрели личную неприязнь, так сказать, личную заинтересованность в войне, отмщении и продолжении противостояния до полного удовлетворения, те, кто уже привык убивать, не мог забыть и не мог простить, и их требовалось устранить. Оставались также и простые граждане, но для них достаточно будет и прекращение войны, прекращение смертей. С наёмниками и профи дело обстояло ещё проще - у них другая мотивация и моральные устои.

“Так это не наступление. Просто вся первая линия обороны всех секторов это приговорённые и приговор частично приведён в исполнение. И то, что всё, что осталось от моих людей ещё живы … это только благодаря мне? Имитация проигрыша? Хотя кому она нужна? Если только … если только руководителям, которые хотят остаться при власти и доверии населения, ведь они выставят себя спасителями, подписав договор. И он будет как бы по принуждению. А дипломаты? Ну да. Они же тоже приговорённые. Значит ли это, что всё было зря? И что делать теперь?”

Ганус опять сел на пол и закрыл глаза. Ему надо было подумать, подумать очень быстро. Открыв их через некоторое время, он всё решил и для начала захотел получить хотя бы косвенное подтверждение сведений ставших ему известными , потребовав пробить ему канал связи с Командором, с которым был в хороших отношениях.

— Командор! Думаю докладывать о моих успехах смысла нет. Вы и так всё знаете. И насколько я понимаю смысла продолжать также нет. Один вопрос: Мы сдались?

— Мне очень жаль мой мальчик. Всё решено на самом высоком уровне. Я пытался отстоять вас, но … И ты очень здорово усложнил ситуацию. Нельзя сказать, что я недоволен. Я просто горжусь тобой, твоим умом и твоими успехами. Однако командование в шоке и сейчас идёт речь уже о более больших последствиях для нас. Для свободных поселенцев. По какой-то причине Ломасы очень жёстко начали наезжать. Они готовы к любым агрессивным действиям и, похоже, не боятся никаких негативных последствий.

— Я понимаю. Тогда сразу к делу. Я хотел бы предложить версию событий, которая возможно устроит всех. Главным виновником произошедшего буду я, сошедший с ума командир 136 сектора обороны, который нарушив перемирие, приказал своим подчинённым напасть на не готовые к такому цинизму силы Дома Ломасу и только благодаря этому сумел захватить базу, плацдарм при ней и корабль на орбите. Именно из-за этого были применены космические силы Ломасу и, получилось такое количество жертв. Таким образом ...

Ещё некоторое время, переговорив со своим начальником и изложив до конца своё предложение, Ганус отключил связь и стал ждать ответа, занявшись насущными делами. Распределяя сектора требующие внимания и назначая ответственных на опустевшие должности. В основном уделяя внимание восстановлению корабля и его комплектации всем необходимым.

— Сэр, Командор на связи.

— Соединяй.

— Ганус, они согласны.

— Со всеми пунктами?

— Со всеми.

— Спасибо. И прощайте.

— Прощай мой мальчик.

Немного посидев ничего не делая, командир вздохнул и при помощи сотрудников связи стал собирать удалённую конференцию, подключив по кодированному каналу всех, от офицеров до десятников, находящихся на планете, и всех бойцов на борту корабля. Затем кратко обрисовал им создавшуюся ситуацию и изложил одобренную последовательность событий.

— … так что вы выполняли лишь преступный приказ сумасшедшего и к вам не может быть претензий. Обе стороны пообещали не применять к вам никаких негативных последствий, если вы в свою очередь будете придерживаться этой версии и не будете предпринимать враждебных и других необдуманных действий. Вы станете частью Ламасу-Опсу со всеми вытекающими из этого преимуществами и прочими плюсами и минусами. Десятникам нужно донести эту информацию до каждого бойца. Я прекрасно понимаю, что у многих есть родственники и определённые обязательства. И потому не может быть никакого осуждения за принятое вами решение, ни с моей стороны, ни с чьей либо ещё. В конце концов, именно из-за этих обязательств мы изначально не согласились покориться, были вынуждены взяться за оружие, и начали отстаивать своё право жить, как хотим мы. Каждый из вас и каждый боец, должны для себя решить, насколько они согласны жить с грузом обмана на плечах и не возможностью передумать - но жить и возможно вполне счастливо. Вторым вариантом является смерть либо, оставшись со мной, либо нарушив слово, либо не согласившись давать это слово. Оставшимся со мной, смерть грозит теоретически, пусть не сразу, но достаточно близко, в ближайшее время, так как я собираюсь идти в наёмники, оставаясь вне закона. И это ещё один повод выбрать жизнь. Давайте решайте и начинаем перераспределяться. И я НЕ прошу прощения за сделанное мной, потому что в ином случае мы все уже сейчас были бы мертвы, а значит те, кто погиб предоставляя нам выбор, сделали это не напрасно.

Переговорив с дипломатами, Ганус, первым же рейсом отправил обратно на планету всех Ламасов, в том числе оставшейся в живых экипаж, получив предварительно с последних все допуски к корабельным системам. И уже потом принял на борт желающих улететь с ним, недостающее оборудование и расходные материалы, а последним рейсом спустил тех, кто выбрал “жизнь” из ещё находящихся наверху. Нельзя сказать, что корабль оказался забитым от патриотично преданных подчинённых или потерявших всё и не простивших врага, но численный состав экипажа, силовиков и даже некоторый резерв имелся. Переключившись на внутреннюю связь, теперь уже капитан корабля, обратился к “изгоям”:

— Как вы понимаете, ни о каком полноценном наёмничестве речи быть не может. Нас не примут или сразу предадут, большая часть из потенциальных нанимателей, боясь мести Консорциума. А потому первой нашей задачей будет доведение плана до конца. Мы должны найти и устранить главу Дома Ламасу и попробовать договориться с его преемником. Именно в этом и заключается главная опасность и смертельная сложность нашего положения. Я ...

— Капитан, на связи Млад.

— Слушаю тебя.

— Командир, я перехватил распоряжение: Крейсер и Сторожевик свободных поселенцев начал движение в вашем направлении. Задача уничтожить. У вас мало времени.

— Спасибо боец и удачи тебе.

— И вам удачи командир.

— Всем занять места. Второй помощник начинайте разгон. Вектор движения пока на ворота.

По персональному каналу на связь вышел свеженазначенный комбез:

— Командир, то есть капитан, в одном из расшифрованных, на настоящий момент, закодированных файлов, мы нашли очень интересную переписку. Вам стоит взглянуть, я сейчас перешлю, но если вкратце речь идёт о произошедшем контакте с “потомками братьев”.

Ганус начал читать полученный текст, прервавшись только, когда начались перегрузки.

“Так вот почему они не боялись последствий захвата. Абсолютно всем силам Свободных Миров сейчас будет просто не до этого. Они сейчас будут делить совсем другие прибыли, чем огрызок какой-то планеты. И это почти всё меняет. По крайней мере, мы сможем разыграть свою партию более интересно”.


* * *


Небо как всегда было затянуто тучами. Моросил унылый мелкий дождик. На узких улочках горами валялся мусор, расплывающийся под стихией, стоял брошенный транспорт, какие-то брошенные коробы и контейнеры, от целостности которых с каждым днем оставалось всё меньше. И всё бы было ещё ничего, если бы с неба падала обычная вода, а воздух содержал больше кислорода и меньше ядовитых паров. Ерга ещё помнил времена, когда он с родителями жил на другой планете, где эти два важных элемента были более естественны для человека. Как он сейчас грустно посмеивался, над тем собой, который был тогда недоволен пасмурной погодой и слишком влажным воздухом. Вернуть прошлое было невозможно. Отец и мать купились на яркие обещания хорошего обеспечения и зарплаты, которое рекламировалось корпорацией Ульмаш-Опсу и прилетели работать в это “прекрасное место” на Ки-Гугаллан, где в скором времени, потеряв работу из-за небольшой травмы отца, умерли не сумев оплачивать жилье и медицинское обеспечение, и не получив никакой помощи от работодателя. Особо жаловаться, что с его семьей произошла такая беда, несправедливость и несчастное стечение обстоятельств, было бы глупо. Подобная участь постигла очень и очень многих, “клюнувших” и продолжающих обманываться обещаниями, переселенцев, да и выжившие, которые могли бы рассказать о рабском труде и истинном положении вещей, уже никогда никуда не могли выбраться. Так что плохо было всем. Планета Гугаллан была кладезем полезных ископаемых с совершенно непригодной для нормальной жизни средой обитания. Хотя при должной организации и желании можно было создать и более приемлемые условия, тут как минимум был кислород и близкая к норме гравитация. Руководство это не волновало. Добыча велась варварских способом, строились временные города “А-шаг-э-гири” [15] или в простонародье “Станы - Стойла” и как только выработка в одном месте иссякала, вся добывающая “машина” переезжала на новое место, где уже были подготовлены новые временные строения. Прежнее же место бросалось как есть, превращалось в свалку, куда свозились не только отходы производства, но и отходы людей - бывшие сотрудники, получившие травмы, потерявшие здоровье или работу по какой-либо другой причине. Корпорация не собиралась ничего терраформировать и проявлять заботу о людях. Наивных переселенцев ещё хватало. А кроме того сюда же привозили преступников, отбывать пожизненное наказание. И так по всей планете, где уже “ступила безжалостная бизнес машина”. Однако глупо было бы полагать, что человек не найдёт выход и не попытается выжить, а представители Ульмаш-Опсу откажутся от дополнительной прибыли. В оставленных “Э-гири”, так называемых “А-шагах”, вовсю действовали многочисленные, в том числе и стихийно образовывающиеся, группировки, которые из “отбросов” рабов корпорации и преступников, создавали систему по добыче остатков ресурсов на отвалах некондиционного минерального сырья, а также “хвостов” обогатительных фабрик и отходов различных попутных производств. Добытое, под угрозой окончательного расставания с жизнью, сдавалось, и на вырученные средства, обеспечивалось минимальное выживание мутайо [16], как их тут называли, а также вполне комфортное, в рамках возможного, существования бандитских силовых структур, чаще именуемых чинканами [16]. Ну и, конечно, их главарей. Заставлять кого-либо работать, особо, и не нужно было. Все прекрасно понимали, что по-другому уже и не выжить. Единственное, что постоянно мешало мирному сосуществованию, это неуемные амбиции отдельных боссов и даже мутайо, обладающих силой и остатками здоровья, но за недостатком ума, уверенных, что они достойны большего, и устраивающих постоянный дележ более лакомых отвалов, подачек корпораций, рабов, ещё способных работать, и “потерянных”.

Ерга посмотрел на индикатор фильтра в маске, ресурса ещё хватало на пару циклов. Он вздохнул и стал подниматься с импровизированной кровати, состоящей из мягких синтетических утеплителей, которые использовались при постройке временных домов. В разрушенном строении, где они отдыхали с другом, было самое главное - это крыша, а точнее потолок межэтажного перекрытия.

— Эй! Подъем! — толкнув товарища Ерга стал поправлять защитный костюм, приводя его, в более-менее нормальное состояние, с учётом изношенности, позволяющее выйти под “дождь”, — Пора идти. Иначе останемся без еды. Придётся в запас влезать.

Если от падающего с неба безобразия их убежище и предоставляло укрытие, то принимать пищу, сняв маску, тут было невозможно или, если точнее, слишком не удобно и с возможными последствиями для здоровья, а в маске нормально не поешь.

— Ты прямо ходячие часы. Чтобы я делал без твоего желудка-будильника, - его новый друг, который прибился к нему недавно, с его слов был из детей чинкан, выросших уже на “свалке”. Он тоже был молод, как и прежний товарищ, которого убили “свои же” при дележе заработанного, — Куда пойдем?

— Пока туда же, Данил. Тут старший не так сильно обманывает и пока ещё есть, что собирать в контролируемом им секторе. Я давеча одно место приметил. Если первые туда попадем, хорошо поднимемся. Я в тебя верю.

— А я знаю тебя.

Они внимательно осмотрели переулки и, не увидев ничего подозрительного, пошли в сторону бункера, который являлся переделанным остатком заводской столовой. Пробираясь между кучами мусора бдительно прислушивались и крутили головами. Не то чтобы была какая-то реальная опасность, но периодически, не имеющие запасных фильтров, голодные или иным образом доведённые до отчаяния люди, нападали с целью ограбить, даже на контролируемых бандами территориях и даже с самого утра. В этом плане Данил был ценным товарищем, он был достаточно крупным, физически развитым и умел постоять за себя и друга и несколько раз уже отбивался от одиночных бродяг и мог дать отпор при дележке места добычи. Скорее всего, его обучал чинкан-отец, будучи бандитом и когда был ещё жив, по крайней мере, так думал Ерга. Ему самому помогло и продолжало помогать выжить странная способность чувствовать ложь. Он ясно понимал, когда кто-то врал и уж тем более, когда обмануть хотели именно его. Чувствовал стоящие за некоторыми предложениями неприятности. И потому позволял себе сам выбирать “нанимателя” и прибивался то к одной, то к другой группировке. За что, конечно, был неоднократно бит. Правда это ещё до того как встретил нового друга. Он находил через слова наиболее выгодные предложения-условия существования и работы. Возможно, заметив именно это его качество, к нему и прибился Данил, а возможно и по какой другой причине. Их союз был достаточно плодотворным и вызывал у многих зависть своей независимостью и достатком. Одно время кто-то даже пустил слух, что они намерены “сколотить” новую банду и даже обвиняли их, что они “дикие” и живут за счёт грабежа. Из-за этой лжи им пришлось несколько раз поменять своё место обитания.

— За нами кто-то тащится. Пропустим или пробежимся? В принципе тут недалеко осталось.

— Пробежимся. Нечего время терять.

На глаза так никто и не попался. Скорее всего, это были простые сборщики, такие же, как они сами бедняги. Так что друзья без приключений добежали до столовой, где купив рабочий паек и наскоро перекусив, отправились на намеченное Егрой место, получив маячок, необходимое оборудование и транспорт погрузчик, в виде небольшого контейнера высотой в человеческий рост на гусеничной платформе роботе. Несколько раз останавливаясь для проверки не прицепился ли кто-нибудь им на хвост, они добрались до свалки, образовавшейся на бывшей стоянке одного из перерабатывающих цехов и приступили к поиску. Интерес представляли не только остатки ресурсов каким-либо образом потерянные или забытые уехавшими, но и различное оборудование, которое можно было либо использовать повторно, либо починить, а также различная мелочь, так необходимая людям в повседневной жизни и ещё способная послужить непритязательным мутайо. И вот тут очень часто проявлял себя Данил. Ещё одним качеством последнего, кроме силы и умения драться, была просто “сказочная удачливость” или чутьё. Он умудрялся находить порой очень ценные вещи, причём в таких закоулках или на открытых пространствах, где никто и искать бы не стал, а также достаточно быстро набирал из отвалов всё приемлемое. Иногда даже приходилось делать схроны. О своей жизни до их встречи они оба, не сговариваясь, особо не откровенничали. Поэтому Ерга был просто рад этому свойству друга и боясь спугнуть его везение, даже не заикался на эту тему.

Плодотворно поработав, с перерывами на перекус жидкой пищей через трубочку, и два раза прячась от “коллег”, которые не заинтересовались этим местом, так как теперь было видно, что кто-то уже побывал на этом участке, друзья стали собираться в обратный путь. Данил как всегда наложил сверху в контейнер различных предметов, которые можно было использовать в качестве оружия и оба набрали в сумки немного камней. Кроме этого они носили с собой заточенные металлические пластины различной длины, для метания и повреждения защитного костюма, убить кого-либо этими предметами было бы проблематично, во всяком случае, у них ещё ни разу не получилось, да и не хотелось вообще убивать, хотя и случалось. Угрожать убийством и защищаться, однако, приходилось очень часто.

В этот раз они двигались по-другому. По настоянию товарища, каждый раз, когда они возвращались, чтобы сдать добычу, Ерга двигался вплотную за роботом, но не по прямой, а зигзагом от одной до другой гусеницы, не высовываясь по краям. Сам же Данил шёл на некотором расстоянии сзади, то и дело, залезая на кучи мусора и осматривая окрестности, а периодически исчезая из вида, пропадая где-то в руинах или за горками породы. Такой подход позволял избежать большинства внезапных нападений.

Планета вращалась очень медленно и потому светлая часть времени была очень продолжительной. Конечно, человек привыкает и не к такому, а родившиеся на Гугаллан и вовсе были адаптированы к такой жизни. Правда назвать это светлым временем можно было с натяжкой, так как тучи и облака были на небе всегда, разница была только в степени влажности, концентрации яда и идёт дождь или нет. Поэтому разглядеть притаившихся в засаде было задачей очень трудной, без приборов практически невозможной. Когда до бункера, около которого стоял передвижной караван-состав с приёмным пунктом, оставалось несколько перекрёстков и три поворота вокруг больших куч, рядом с головой Ерги, что-то характерно звякнуло об контейнер. Он слегка ошалело уставился на вмятину в контейнере и даже застыл на некоторое время, понять его было можно, переделанное под пневматическое оружие инструменты находились лишь в распоряжении бандитов. А нападать на простых сборщиков последним было совсем не с руки. Основные “перестрелки” происходили между группировками. Почти сразу сзади раздался глухой удар, вскрик и звук чего-то падающего. “Неужели убили? Неужели всё?” - промелькнувшие мысли вывели из ступора. Он обернулся и закричал:

— Данил!!!

— Двое спереди, один слева и двое сзади. Стрелка я вырубил, — донёсся успокаивающий голос из-за кучи, — Продержись там.

Задержка на одном месте дорого обошлась Ерги. В следующий момент он получил, прилетевшим откуда-то слева камнем, по правому плечу и развернувшись, увидел стоящего на куче нападавшего, замахивающегося для нового броска. Правая рука налилась болью и стала плохо слушаться. Во всяком случае, попытка взять ею что-либо из метательного не увенчалась успехом, а следом он был вынужден сам уворачиваться от нескольких следующих “гостинцев”. Двое нападавших спереди, не снижая скорости, пробежали мимо, вероятно их встревожил крик Данила и то, что он может подобрать стреляющее оружие. Один из пробегавших всё же треснул Ерги чем-то по спине и этим сбил его с ног, а затем ему в голову прилетел камень  и он, чуть не теряя сознание, отполз и спрятался от бросателя за контейнер. Где с трудом поднявшись, левой рукой достал сверху небольшой металлический прут.

“Надо собраться. Эх, правая не слушается. Откуда их тут так много? И не похожи они на доходяг. Значит “дикие”. И где эти чинканы, когда они так нужны?”

Выскочивший из-за угла контейнера, бывший "камнеметатель", сходу ткнул чем-то в район живота. Ерги увернулся от этой опасности чисто на рефлексах и сам махнул своим оружием снизу вверх, так как держал его в опущенной руке. В результате попав по кисти нападавшего, выбил то, что у него было в ней, однако оказалось, что это было отвлекающее движение и не единственное орудие последнего, в следующий момент, зажатой во второй руке палкой, Ерга получил по голове и упал без сознания.

— Как этот? — услышал он голоса, приходя в себя и различая движения рядом с собой.

— В отключке. А ты чего вернулся? Со вторым разобрались?

— Да там без меня справятся. Пневмомолот валяется далеко, так что без проблем. Трое-то на одного.

— А этого то добить?

— Добивай. Только костюм сними вначале.

— Не учи учёного. Я тут посмотрел, неплохо они снова столько набрали. И правда везунчики. Не зря за ними следили, как они вылезли из своего логова.

— Ну-ка дай-ка залезу посмотрю.

Пока шёл этот диалог Ерга левой рукой, которая была под ним, медленно вытащил, из чехла на поясе, одну из заточенных железяк и воткнул её в ногу, мельтешившую около его головы, а сам тут же откатился в сторону, опасаясь ответного удара, и стал подниматься. Опасался он зря. “Дикий” получивший рану заорал и, схватившись за ногу, повалился на землю. Второй же, уже забравшийся на контейнер, схватил припасенную там трубу и, замахнувшись, прыгнул прямо на Ергу. Который, предполагая увернуться от этого удара, резко толкнулся ногами, будучи уверен, что делает это назад и таким образом разорвёт дистанцию. Однако, удар по голове не прошёл даром, и вестибулярный аппарат плохо давал ориентиры положения в пространстве, в результате тело полетело в сторону контейнера, подбив тем самым ноги нападающего сверху, от чего тот, естественно промазав трубой мимо, перекувырнулся в воздухе и свернул себе шею, врезавшись головой в землю. Сам же “великий боец”, окончательно потеряв равновесия, ударился маской об контейнер и упал около гусеницы. Сознания, в этот раз, он не потерял, в том числе из-за проникших под повреждённую маску ядовитых паров, которые не столько навредили, сколько испугали и тем самым не позволили отрубиться. Затаив дыхание он повернулся на бок, пытаясь рассмотреть, что делает раненный железякой в ногу и куда делся прыгнувший. И увидел, что раненый почти поднялся и держит в руке дубинку, явно собираясь использовать её по назначению, а также увидел совсем близко Данила, который сильно хромая и приближаясь к ним, кинув камень в спину “дикого” проорал:

— Даже не думай. Иначе разрежу на части костюм и оставлю тут подыхать.

На последнего крик не подействовал, разве только он решил разобраться вначале с новой опасностью и двинулся ей на встречу. Результатом столкновения двух хромых бойцов, для Ерги был вполне предсказуем. Увернувшись от удара дубинкой, Данил вырубил "дикого" ударом кулака куда-то в район лица. Скорее всего, в челюсть. Затем подошёл к сломавшему шею и снял с него маску.

— На. Поменяй свою. Только фильтр проверь.

— Ты что!? Он что!? Мёртв!? — удивился друг, только сейчас рассмотрев, что “прыгун” действительно не подаёт признаков жизни.

— Ну, если твоя комбинация приёмов была задумана как безобидные тумаки, то спешу тебя огорчить. Он мёртв. Сломал шею.

Не то чтобы эти убийства при самозащите у них были первые, но оба не сговариваясь очень отрицательно относились к лишению жизни людей, даже таких, однако понимали неизбежность подобных ситуаций и действий, и не испытывали угрызений совести, и уж тем более, учитывая их жизнь, не страдали брезгливостью и спокойно относились к мародерству. Ерга ещё лёжа быстро поменял маску, подключив свой фильтр, а то воздуха в лёгких после восклицаний уже не оставалось, затем сел прислонившись к роботу.

— Это случайно получилось. А как те остальные.

— Верю. Щас отдохну и надо будет за ними вернуться. Я уходил ещё дышали. Кроме стрелка. Его тоже пришлось убить.

Обыскав трупы и сняв с них всё ценное, друзья закинули всё в контейнер, в том числе и четверых "диких" без сознания. После чего хромая и охая, двинулись по прежнему маршруту.

— Ты как? Раны есть?

— Нет. Только ушибы, похоже, но надо осмотреться. А у тебя?

— Аналогично. Придётся некоторое время отлежаться. Вопрос только где. Либо у чинканов, либо в нашем схроне.

— Щас сдадим и посмотрим.

В приёмном пункте как всегда была суета. Бандиты сновали туда-сюда, подгоняя разгружающихся, периодически подходя к приёмщику и о чём-то с ним переговаривались. Сдавших сразу выгоняли взашей, в столовую или в лечебницу, свою плату они получали едой, амуницией, кровом и только в редких случаях деньгами. "Диких", с самого начала, куда-то увели, а Ерга в помещении, заплатив за воду, промыл лицо от осадка и нанес новый слой мази-пленки. Пока стояли в очереди, друзья несколько раз рассказали всем любопытным о нападении и кто это лежал у них сверху на контейнере. Поэтому приёмщику им пришлось отвечать лишь на уточняющие вопросы. Тот был довольный, много смеялся над отдельными эпизодами стычки и достаточно честно рассчитал заработок.

— Не пора ли вам пацаны к нам в чинканы подаваться? А? — шутя, спросил он, когда друзья собирались уже уходить в зал отдыха, — Не надоело ещё на вольных просторах?

Ерга на мгновение замер, а затем засмеялся и ответил:

— Есть такое. Вот подумываем к вам присоединиться. Может поспособствуешь. А то кто же нас возьмёт? Таких желающих только крикни.

— Так наш босс о вас знает. Он кстати вызывал вас к себе, как закончите со мной. Лучшего случая и не найти.

— О! Отлично! Только осмотр пройдём, а то вдруг где рану не чувствуем.

Выйдя в зал отдыха Данил, заметивший беспокойство товарища, шёпотом спросил:

— Что-то не так?

— Как твоя нога? Бежать сможешь?

— Справлюсь.

— Что-то действительно не так. Приёмщик врет. Босса тут нет. Похоже, нас хотят “привязать”. Придётся менять работодателя. Выходим через туалет в медицинской комнате и деру.

— Что ж, планета большая. Еды бы надо прикупить.

— Подозрительно будет. Хотя возьми на нас один рабочий паек. Встречаемся у медиков.

Зайдя в лечебницу, Ерга прикупил несколько лекарств, которые, по его мнению, могли понадобиться им и, дождавшись, Данила, они вышли из “каравана”, перейдя на бег, только когда скрылись из вида за бункером.

— Куда рванём?

— Тут без вариантов. В последний жилой схрон. Нам надо всё-таки отлежаться. И если нас будут искать, то это тем более не повредит.

В последнем Ерга был прав - их искали. В то время как они уже неслись между кучами мусора, в приёмный пункт зашли четверо здоровых бандитов. Один из них явно самый главный осмотрел помещение и обратился к приёмщику:

— Где эти “свободные работники”? Ты им сказал, что их ждёт босс?

— Да. Конечно. Как ты и велел. Они сказали, что зайдут к медикам и сразу вернутся. Их же всё-таки наши тоже помяли.

— А! Эти идиоты. Не надо было так реалистично запугивать. Глядишь и в живых бы остались, и со здоровьем проблем не было. Впрочем, их здоровье им и платить.

Один из бандитов слушавший что-то по связи и обратился к говорящему:

— Они вышли из “состава”.

— Бегом за ними! Мать вашу! И если не получится их взять по-доброму - валите ко всем херам.

Друзья, запутывая, как умели следы, уже убежали достаточно далеко, однако, что их преследуют, всё же услышали и понеслись ещё быстрее. Сценарий подобных действий у них был отработан в многочисленных предыдущих переездах. Единственное, что было достаточно проблематичным каждый раз - это найти поблизости приличное помещение под схрон, желательно с ещё кое-как работающей системой вентиляции. Ну, или помещение, которое можно починить или переделать, максимально герметично изолировав от внешних условий, а затем обеззаразить. Самое же главное, чтобы его было трудно найти, в него легко и быстро попасть, спрятаться, и легко покинуть в случаи надобности. Для этих целей, как это не странно, лучше всего подходили временные фильтрационно-регенерационные камеры биотуалетов, которых было во множестве у каждого здания, они не перевозились, а оборудовались каждый раз заново. Шанс найти не использованную систему или систему после очистки всё-таки был. Догадался ли кто-либо ещё до подобных решений, Ерга не знал, как и не мог знать, сколько ещё таких же как он хитрых мутайо, относительно свободных в своём жизненном выборе. Встречать подобных себе ему приходилось крайне редко, дружить с ними себе дороже, а находить занятые уже кем-то камеры туалетов не случалось ни разу.

Проделав все положенные и придуманные финты защиты от поиска, беглецы занырнули в своё убежище. Занырнули в прямом смысле этого слова, через бак заполненный реагентами, очистив тем самым костюмы. Затем переждав некоторое время и убедившись, что их не выследили, успокоились и занялись своим здоровьем и амуницией. Сняв костюмы и маски, внимательно друг друга осмотрели и применили необходимые препараты, а уже затем приступили к ремонту одежды. Как оказалось, серьёзных травм не было ни у кого. Самым опасным можно было считать лишь сотрясение мозга, что вызывало периодическое головокружение, слабость и лёгкую тошноту. Костюмы также всего лишь имели следы потертости. Удары не приводили к разрывам прочной антикоррозийной ткани. Покончив с рутиной, друзья поели и легли отдыхать.

“Семь циклов на одном месте это всё же очень долго и опасно, но место хорошее. Эх! Кого я пытаюсь обмануть? Жаль, что так скоро придётся переезжать”, — подумал Ерга уже засыпая.

Из схрона в схрон переносилось только самое необходимое и обычно этого хватало. Иногда, конечно, приходилось возвращаться зачем-то в предыдущие места, но это касалось аварийных ситуаций. Пару раз Ерга даже снова возвращался на старые места добычи, когда там менялся главарь чинканов, а также большая часть бандитов. Тогда можно было попытаться наладить отношения с новыми хозяевами и некоторое время опять работать в знакомых условиях, в надежде, что в этот раз обмана не будет и работодатель будет более умным и менее жадным.

Отдохнув, как им показалось, достаточно долго, но имея ещё запасы еды и воды на такой случай, друзья начали собираться на поиски нового “А-шага”, где их ещё не знают и где их не попытаются сразу загнать в рабство.

— Куда пойдем? — укладывая рюкзак, поинтересовался Данил, который, как ни странно, уже совсем и не хромал, — Ближе к работающим “Э-гири”? Или проверим старые?

— Вначале “наверх”. Там говорили другая группировка. С этой конфликтует. После видно будет.

— Эх, и сколько ещё мы вот так будем бегать?

— Данил, не начинай опять. Сколько ты видел стариков, отдыхающих с учётом своих заслуг и возраста? Тем более их нет среди чинканов. Там быстро убивают. Я даже боссов таких не видел. Я буду крутиться, пока могу сам, и пока позволяют условия. Отобрать мою свободу можно только вместе с жизнью. А в этом ужасном мире потерять и то и другое можно в любой момент. Мечтать улететь отсюда можно сколько угодно. Этого тоже никто отобрать не сможет.

— Что ж, я с тобой друг.

Уходить всегда нужно было только в светлое время, так как ночью почти никто не передвигался, а у бандитов были приборы позволяющие выделять и видеть людей в темноте, гораздо лучше, чем днем, когда куча мутайо перемещались туда-сюда, и различить кто есть кто в одинаковых костюмах и масках было невозможно. Рюкзаки также были почти у всех. Взять робота и приехать с пустым контейнером, было бы очень неосмотрительно и наказуемо. Так что два товарища просто шли среди гор мусора и развалин брошенных строений. Когда они приблизительно посчитали, что перешли границу владений, то стали искать отличительные отметки или работающих сборщиков, а заодно присматривали новое “лежбище”. Искали долго, но как назло никого и ничего подходящего, пока был день, не встретилось. Люди только завидев их, убегали и прятались, обозначений территориальной принадлежности не было, а остатки сортиров были в ужасном состоянии. Пришлось устраиваться на ночь в более-менее целом здании, как обычно они это и делали в таких случаях, расположившись на самом видном месте около одной из стен, постелив и накрывшись набранными и оторванными тут же утеплителями.

“Гора явного мусора лежащая на виду вызывает меньше подозрений и желания в ней копаться”, — в который раз “формулу” своей маскировки, повторил про себя Ерга.

— Слышишь? Заводы работают. Мы уже близко к городу, — прошептал Данил.

— Не. Я думаю ещё далеко. Просто дождь стих.

Когда уже начало светать их разбудили звуки шагов и тихие голоса. Друзья проснулись и замерли, чтобы себя не выдать. Правда это не помогло, кто-то пнул их конструкцию и зычным голосом потребовал:

— А ну вылезайте пока стрелять не начал!

Выбравшись из импровизированной кровати, они увидели бандита целящегося в них из “пневморужья”. В некотором отдалении расположились ещё четверо, но те смотрели по сторонам. Также “разбуженные” увидели причину их обнаружения - в центре зала стоял солдат в военном защитном костюме, с каким-то боевым оружием за спиной, на левой руке, поднятой на уровень его шлема, было какое-то устройство, а правой рукой он указывал на прячущихся. А рядом с ним, в костюме руководящего состава Дома Ульмаш, был явно какой-то высокий начальник корпорации или кто-то, возможно, выдающий себя за такого.

— Руки показали! Повернулись кругом! Кто такие? Руки держать на виду! — продолжал командовать держащий их на прицеле.

Выполнив требования, Ерга понимал, смысла придумывать что-либо, никакого нет.

— Свободные мутайо. Ищем место для спокойного существования.

Немного расслабившись, бандит повернулся к остальным своим спутникам:

— Сэр, что с ними делать?

— Убей и вытащи отсюда, чтобы не мешали, — равнодушно отозвался тот.

В этот момент солдат закрутил головой, затем достал из-за спины своё оружие, положил его на сгиб руки и заговорил:

— Сэр. Идут. Десять человек. Пневмо оружие и небольшой контейнер на маленькой платформе роботе.

Босс кивнул и распорядился:

— Не стреляй, а то испугаем гостей. Эй вы! Легли лицом в пол и ни двигаться, даже не дышать.

Друзья выполнили требование, но любопытство в человеке всегда сильнее, да и если будет подходящий момент надо всегда быть готовым смыться, поэтому приподняв голову, оба продолжили наблюдать за происходящим. Через некоторое время в помещение вошли шестеро, ещё четверо остались в соседнем помещении вместе с контейнером, который занимал весь проём и был частично виден. Войдя, они также распределились по залу и один из них, явно главный, встал напротив “ульмашевца”, который тут же к нему и обратился:

— Нам пришлось вас ждать.

— Так это вы следите за временем. Нам это незачем. У нас его полно, - ответил тот и, указав на лежачих, спросил: — Это кто такие?

— Мутайо. Ночевали тут.

— Хм. А что не прибили?

— Не успели. Вы наконец-то припёрлись. Он с вами?

— С нами. В контейнере. Но цена изменилась.

— Так не пойдет. Тридцать процентов это максимум, что я могу предложить.

— Может, вначале посмотрите и проверите, а уже потом будем торговаться?

— Сэр, они врут, - выкрикнул Ерга, совершенно не понимая сам себя, и зачем это делает. Его обостренный детектор лжи просто не дал ему промолчать, но почему именно сейчас он никогда не смог бы ответить.

— Ты что такое несёшь раб!? — зло проговорил босс опоздавших и поднял своё оружие.

— Очень интересно. И с чего это ты взял? — спокойно поинтересовался представитель корпорации, также повернувшись к неожиданным собеседникам, но оружия не доставал.

— Он чувствует, когда говорят неправду. У него это с рождения, — зачем-то встрял в опасный разговор Данил.

— Очень интересно.

— Ну, нет так нет. Можно и так. Без заложника.

В следующее мгновение представитель дома Ульмаш упал навзничь явно от удара в грудь, судя по вспышке в её районе, чем-то влетевшим через проём. Почти одновременно с этим, четверо чинкан, пришедших позже, в одно мгновение расстреляли его сопровождающих. А их босс и заскочившие с двух проёмов ещё трое бандитов стали стрелять по солдату. Покончив со своими целями, к ним подключились и остальные. Защитное поле успешно отражало шквал попаданий, но при этом никак не позволяло воину выстрелить в ответ, отвлекая и шатая его. Да и не ожидавший ничего такого воин явно растерялся. Ерга хотел воспользоваться моментом и, вскочив выбежать через проём находящийся рядом, но ему не дал подняться Данил, показав на робота уже въехавшего в зал и управляемого последним нападавшим. Стенки контейнера, с самого начал перестрелки, упали в стороны и перед друзьями предстала часть пневмо оборудования, используемое для забивания свай при строительстве домов, которое тут же с громким шипением и хлопком исторгло из себя нечто, врезавшееся в защитное поле и, продавив его, вместе с солдатом проделало дыру в стене, смяв последнего пополам. Сама импровизированная пушка сорвалась с платформы и чуть не придавила собой бандита с пультом. Слетевшая со стен и потолка, от сотрясения здания, взвесь сырой пыли и грязи заполнила помещение.

— А! Неплохо! — радостно воскликнул главарь чинкан, — Так! Быстро снимайте с вояки оборудование и подайте мне его оружие. Остальных тоже обыщите. Крепите “пушку” обратно, всё остальное потом. Вдруг ещё пострелять придётся. Ну как живой?

Последний вопрос был задан одному из бандитов, который наклонился над “высоким начальником” и осматривал его.

— Пульс есть.

— Замечательно. Заложник остался. Грузите и его сверху. И убейте, наконец, этих придурков.

Ближайший из нападавших подошёл к друзьям и, подняв оружие прицелился. Никто даже не успел испугаться, как из положения лёжа Данил мгновенно переместился за спину метившемуся. После чего двигаясь настолько быстро, что, казалось, просто исчезал в одном месте и, появлялся в другом, наносил едва видимые удары, после которых чинканы падали и уже не подавали признаков сознания или жизни. Практически в одно мгновение все десять бандитов валялись на полу. Такого от товарища Ерга точно не ожидал и частично впал в состоянии замешательства: “Как такое возможно? Кто же всё это время был рядом с ним?”, и так далее. Главным же стремлением было бежать, а разборки оставить на потом, слишком быстро происходили события, слишком много мыслей и страха было в голове.

— Давай уходить скорее, — предложил он.

Данил облегчённо вздохнул и плюхнулся опять на пол лицом вниз.

— Не успеем.

И он оказался прав. Сразу после его слов в зал ворвались двое солдат и, взяв на прицел всё помещение, стали растерянно осматриваться. Следом вбежали ещё трое.

— Что тут мать вашу произошло? — спросил один из них.

На полу зашёлся кашлем представитель корпорации, который только пришёл в себя.

— Где вы шлялись? — еле выговорил он, — Меня чуть не убили. Хорошо, что я не доверился защитному полю и одел ещё бронежилет. Слабовато поле в этом костюме.

Один из воинов стал обходить всех лежащих на полу, проверяя их состояние. Двое стали выковыривать своего собрата из стены.

— Сигнала не было сэр. Мы прибыли, как только получили сообщение о смерти пятого. Вероятно, он умер не сразу, а будучи уверен, что справится сам, нас и не позвал. Как вижу, он справился, но не до конца.

— Сэр, все мертвы. В округе больше никого нет. Кроме этих двух.

— А! Виновники произошедшего, — поднявшись с помощью ещё одного бойца, представитель уставился на друзей.

— Пристрелить? — уточнил контролирующий помещение солдат, который стал держать последних на прицеле, как только выяснилось, что они живые и виноватые.

— Нет. Не надо пока. Вставайте. Давайте знакомиться. Правдолюбы.

Ерга поднявшись с пола и от опять нахлынувшего страха, быстро заговорил:

— Мы свободные мутайо. Меня зовут Ерга, его Данил. Мы действительно ищем спокойное место, чтобы зарабатывать самим на себя и не быть ни у кого в рабстве. А когда этот бандит сказал, что товар у него в контейнере, я сразу понял, что он врет. Данил правильно сказал. Это у меня с детства такая беда. Меня как коробить начинает. Иногда даже смолчать не могу. Да и не собирались они торговать. У них план изначально был такой.

Про план и про “смолчать”, он, конечно, приврал, очень надеясь, что при таком раскладе их не убьют. И пока представитель, кое-как усевшись на платформу и облокотившись на манипулятор, замолчал, на некоторое время, закрыв глаза и положив руку себе на грудь, а боец делал ему какие-то инъекции, “правдолюб” шёпотом обратился к Данилу, который встал рядом с ним:

— А ты мог бы справиться и с этими?

— Мог бы. Только этого не нужно. И пусть они и дальше думают, что всех убил “пятый”, — также тихо ответил последний.

— Что вы там шепчетесь?

— Обсуждаем, что очень хотим жить, — честно признался Ерга.

— Ясно. Что ж щас узнаем, есть ли у вас шанс. Хотя я предполагаю, что его у вас нет и вы просто придурки, которые действительно хотят жить. Я Асила, младший советник смотрящего от Дома Ульмаш на этой планете, — произнёс советник и уставился на “приговорённых”. Пауза затянулась.

— Вторая попытка. Я встречался с этими бандитами для покупки крупной партии очень ценного металла, атомная масса которого 192.08.

Пауза опять повторилась, и Данил толкнул друга локтем. Тот всё это время был в ступоре от страха и, замерев, внимательно смотрел на назвавшегося Асилом. От подначки он очнулся.

— А!? Так это испытание? Хорошо сэр. Из всего, что вы сказали истина только то, что вы советник Ульмаш-Опсу.

— Интересно, — протянул названный, — Зовут меня Милован, этого достаточно для последней проверки, но ты …, — он указал на Ергу, — будешь звать меня Сэр. А тебя ...

— Я без друга никуда. Он меня защищает… если что, — на ходу придумал “детектор правды”, — И то, что вас зовут Милован, это правда.

Тот задумался, кивнул.

— Хорошо, — и обратился к солдатам: — Эти двое пойдут с нами. Если их убьют, то им не повезло. Попытаются убежать, пристрелите.

— Сэр, как быть с “пятым”? С Остахом? — спросил воин стоящий рядом с переделанным "сваезабивателем" и внимательно его рассматривающий до этого.

— Грузите на платформу. Его “тройка” пусть отвезет до подконтрольного … как его там … короче к главарю этих дохлых. На обратном пути заберём. Затем вместе с роботом возвращаетесь к нам. Там где мы будем.

— Сэр. Я изначально настаивал, что нас мало и что не надо нас разделять при проведении этой операции, а вы при таком минимуме опять нас …

— Ты прекрасно знаешь, что о моём присутствие на этой планете никто не должен знать. И теперь у нас есть определитель лжи. И теперь! Как только кто нам будет врать и вот он помотает головой, отстреливаете лгуну сразу по одной части тела, сначала ноги, потом руки, голову в конце. Если не прекратит врать, — советник указал пальцем на Ергу: — Ты понял свою задачу? Я спрашиваю и, если мне врут, ты мотаешь головой. Следовательно, ты всё время стоишь так, что бы я тебя видел. Ну а ты … его охраняешь.

Милован кивнул Данилу, после этого поднялся и скомандовал:

— Всё. Пошли, — и тяжело вздохнув, держась за грудь, процедил сквозь зубы: — Если бы не его мать, меня бы вообще тут не было.

Двое солдат вместе с роботом и погибшим сослуживцем двинулись куда-то наверх, а трое оставшихся выстроившись треугольником, в центре которого шли советник и два друга, направились вниз, туда, откуда до этого последние и пришли, и туда, куда их теперь уверенно вёл один из бойцов, держа оружие наготове.

— Стар я стал для всего этого, — пожаловался советник, — Ерга значит. Ну, давай Ерга рассказывай про своё детство.

Так под скомканное и неполное повествования о детстве они дошли сначала до “караван-состава” откуда так удачно убежали друзья. И где, по теперешнему пришествию, был устроен мини геноцид среди бандитов, с активным участием ходячего “детектора правды”. Который, находясь в состоянии между потерей сознания и шока от страха за свою жизнь, при виде массового членовредительства и убийств, продолжал мотать или кивать головой, когда полагалось. А затем, по результатам допросов, двинулись в место расположения другой группировки, где всё повторилось, но с меньшими потерями для последних. И даже пришлось поучаствовать Данилу, без демонстрации сверхспособностей, но достаточно эффективно защитившего своего друга от нападения, когда пытаемые поняли, какую роль тот играет во всём этом. Как оказалось на эту планету, каким-то “добровольным ветром”, занесло одного из сыновей советника и прознавшие, какая удача им улыбнулась, чинканы пытались вымогать себе некоторые условия в обмен на жизнь отпрыска. Сам Милован никогда и не подумал бы выручать сына, будучи почему-то уверенным, что так ему и надо. Сдохнет и хорошо. Но мать “добровольца” настояла на спасении, а учитывая некоторые обстоятельства статуса отца, пришлось всё делать в тайне, а его персональное желание размяться, послужило причиной, прибытия на планету лично, в составе только двух троек телохранителей. После посещения последней группировки место нахождения искомого было определенно, и их отряд двинулся в нужном направлении. По пути их догнали отправленные двое телохранителей с роботом. В бункере, куда они пришли, солдатам пришлось опять немного пострелять, но в целом, достаточно быстро на свет был вытащен молодой парень, в не презентабельном виде. Который живой и вполне здоровый, в результате быстрого опроса отцом и мотаниями головой “детектора”, и не был похищен, как он был уверен, а всё сам и задумал, что с учётом данной ему папой характеристики - “идиот”, и не вызвало удивления. Упакованного в наручники и связанного по ногам его закрыли в контейнер на роботе, и команда спасения отправилась в обратный путь. Некоторое время контейнер слегка вибрировал от ударов и из него доносились какие-то приглушённые звуки, но потом всё стихло. По дороге Данил, потянув за костюм, заставил Ергу немного отстать от советника и шёпотом начал разговор:

— Скорее всего, Милован предложит тебе покинуть планету и поступить к нему на работу. Соглашайся.

— А как ты? Я тебя не брошу. Буду настаивать …

— Не переживай. Со мной всё будет хорошо. И мы с тобой ещё встретимся в любом случае. Просто потом может не быть возможности переговорить.

И точно, как только прибыли на периферийную базу функционирующего перерабатывающего завода, на посадочном поле которого уже ждал планетный погрузчик, босс определил судьбу друзей, сформулировав предложение, обязательность и неизбежность в единую фразу:

— Значит так. Ты Ерга летишь со мной, это не обсуждается. Предложение тебе очень даже щедрое: твоя способность мне на службе взамен вполне комфортная жизнь. Первый пункт понятен? Альтернативный вариант тебя точно не устроит.

— Кто же откажется от хорошей работы. Да и не подразумевается, я так понимаю, отрицательный ответ, — вопрошаемый нервно усмехнулся и покосился на товарища.

— Так как охрана тебе больше не нужна. Вне этой планеты будет, кому этим заняться. Данил остаётся тут. Определим ему подходящую должность в “Э-гири”, кем-нибудь в охране комплексов, подпишет контракт, отработает и может лететь куда захочет, — продолжил советник.

— Идеальный вариант, — вполне радостно ответил упомянутый потенциальный сотрудник.

Друзья тепло простились и команда спасения вместе с обколотым “заложником” покинула Ки-Гугаллан. Затем был перелёт на корабле класса “Разрушитель” до “домовой” планеты Ульмаш-Опсу, входе которого “детектор правды” тестировался различными подручными способами. По прилёту же на место за Ергой был закреплён целый штат обслуживающего персонала. Его поместили в пятикомнатный двухэтажный номер в самой роскошной гостинице. И вот тут начались проблемы. Осмелевший подопечный наотрез отказывался находиться в таком комфорте, чем вызывал сильное раздражение надсмотрщиков, приведшим к настойчивым убеждениям и даже попытками силой заставить измениться или хотя бы смириться. На что он вполне чётко дал им ответ:

— Дело не только в том, что я этого не хочу, хотя это в первую очередь именно так, а в том, что мне это и не надо. И если это не касается вопроса моей работы и функциональности, я бы попросил не навязывать мне ваши взгляды на то, как уважающий себя человек должен жить. Я разберусь с этим сам. Без вашей помощи. Ваше мнение по этому вопросу меня не интересует. И если вы своим скудным мозгом не способны этого понять, примите просто как факт. Если не способны даже на это, меняйте работу или подопечного. И если мы с вами друг друга не поймём, придётся разговаривать через советника.

Этим всё и закончилось. Прибывший в один из дней Милован вынес свой вердикт:

— Ну что же, касаемо комфорта твоего проживания и еды ты вправе решать сам, но вот как одеваться на работу тебе придётся выслушивать указания и делать и одеваться, так как положено. Потому что, помимо всего прочего, тебе придётся иногда присутствовать на высоких встречах и возможно на заседаниях в Тэш.

После этого, к всеобщему неудовольствию, Ерга переселился в одноместный номер стандартной гостиницы, куда, в соседние помещения, пришлось переехать и некоторым его оппонентам. Когда же все эти перипетии слегка улеглись, он прошёл ещё несколько тестов в закрытых лабораториях, из соображения не разглашения информации об уникальных способностях, которые могли заинтересовать Орден Хранителей, а затем начал посещать, совместно со старшим советником Дома Ульмаш при Тэш Свободных Миров Милованом, различные мероприятия и встречи. В ходе которых уже более завуалированными сигналами давал понять работодателю степень правдивости его собеседников. Каково же было удивление Ерги, когда в один из дней он встретил в своей гостинице Данила. Товарищам удалось быстро переговорить и последний заверил друга, что в курсе всех его успехов и скоро они будут работать “в месте”, правда, немного в другом. А через несколько суток его босс озвучил ближайшие планы, которые продолжали сильно ошарашивать, напором и количеством всего нового врывающегося в жизнь, но не умещающегося так быстро в сознании:

— Завтра проведем ещё один тест. Я буду беседовать с представителем Ордена Хранителей. Ты будешь дистанционно наблюдать его. Дистанционно, потому что “истинник” может увидеть твои способности, и меня, пока что, это не устраивает. В будущем с ними придётся встречаться и чаще и очно. После этого мы с тобой разберём тот диалог по записи, способен ли ты уловить ложь с их стороны, и отправляемся на заседание Консорциума, где будут обсуждаться вопросы ближайшего контакта с “потомками братьев”. Да-да, ближайшего, так как первый контакт уже был, и он был не вполне удачным, ну да там всё узнаешь.


* * *


Продолжительное время, находясь в системе БиКю 5678 сектора СиБи 5 Осваиваемого космоса, “летающая крепость” Свах-Семь, внимательно, но не досконально, обследовала почти всё. Во всяком случае, в районе планеты КюЭр 56789, пространство было просеяно всеми доступными сканерами и способностями. Капитан и Первый Иерарх Ордена Хранителей Истины Консорциума Свободных Миров цивилизации Шумайев Хире-Пайна-Кутли, был расстроен. Никаких материальных свидетельств контакта и нахождения корабля “иных” обнаружено не было. Оставленные в системе датчики охранной сети и сенсоры спутников на орбитах соседних планет, не просто вышли из строя, но и не содержали никакой информации накопленной до этого. И если бы не ментальный след, можно было смело предположить, что всё рассказанное очевидцами их собственная выдумка с хорошо организованной театральной постановкой. Обо всём этом капитан доложил уже давно. И Татик Ордена, также был в курсе, что в сектор прилетели и пока прятались или тоже что-то искали, несколько кораблей корпораций, а также ещё большое их число летело по данному вектору. Причём почти все они были военными, классом не ниже крейсера. По этому поводу в ближайшее время должен был состояться очередной Конклав Ордена и Хире-Пайна готовился к нему. Как и прибывший недавно в сектор Хире-Шиутэ капитан Свах-Три.

В своей резиденции на Ки-Бхоух Верховный Хранитель Татик-Шапе-Кутли прошёл в свою роскошную комнату для медитации. Обнаружение “иных” и последующие за этим различные события, здорово выбили его из блаженного состояния, позволяющего ему считать себя самым главным в космическом пространстве. Движение каких-то сил на грани восприятия не предвещали ничего хорошего. Стойкое ощущение опасности, иногда доходящее до предсмертного ужаса, в том числе из-за страха потери власти, всё чаще накатывало на него. При этом, как это получалось всегда ранее, определить или хотя бы более-менее конкретизировать источник будущих неприятностей в этот раз было не возможно. Иногда казалось, что беда может прийти от Консорциума, особенно это “накатывало” после, довольно частого, в последнее время, общения с представителями Домов. Однако это ”предвестие” также быстро уходило, как и появлялось. Больше всего Шапе боялся, что эту его слабость заметят Иерархи, так как в разговоре с ними он всё чаще запинался, а не давал четких и точно выверенных инструкций, чем ранее лишний раз всегда подтверждал свою силу и право на занимаемое положение. Вот и сейчас готовясь к Конклаву, он злился, нервничал и боялся, чего не происходило никогда перед такими простыми и ставшими уже обыденными разговорами “старшего с младшими”. Татик, излишне терроризируя подчинённых уточнением различных новостей, понимал, что даёт лишний повод для появления слухов, но удержаться не мог. Былого спокойствия и уверенности не было, но план поведения был, тем более, учитывая периодичность, а не постоянность, плохих ощущений, которая говорила о возможности избежать каких-то грядущих отрицательных перемен.

Остальные Иерархи, входящие в Конклав, коих было ещё четверо, находились на своих “летающих крепостях” в различных системах Освоенного космоса, где требовалось их присутствие. Зная общее установленное время для контакта, все вошли в ментальную связь.

— “Приветствую Вас братья. Я рад, что все в силе и смогли присоединиться, — начал Глава, открывая Конклав, — Как вы все знаете, особых глобальных перемен с последней нашей беседы, не произошло. Есть ли какие-либо новости с мест, вызывающие тревогу и требующие нашего внимания и вмешательства?”

Как всегда в порядке старшинства Хире начали докладывать. Большая часть просто высказывались о “предвестии” перемен, некоторые ощущали в грядущем угрозу.

— “Очередной разговор с семейством Иукана, на этот раз был лично Славомир, прошёл на повышенных тонах. Опять грозился и намекал, — внёс свою информацию Танате-Кутли капитан Свах-Один.

— “Очень обнаглел этот махинатор. Пользуется, что является основным поставщиком различного оборудования и оружия в Орден. Пора его наказать”, — гневно отреагировал Татик, сопроводив это сильным ментальным выбросом, — “ Кстати, Мицлэ, как у тебя прошла встреча с советником Дома Ульмаш”.

— “Был некто Милован. Как ни странно он, в отличие от представителей других Корпораций, сразу поверил, что живого представителя “братьев” и артефактов, у нас нет. Однако он также чётко сказал, что я лгу, говоря о незначительности исследований и отсутствии, кроме перечисленных мной, переданных нам технологий, и что он доведёт эту информацию, как до своего руководства, так и до Тэш Свободных Миров. Вот так вот запросто обвинил Иерарха Ордена во лжи! Да и вообще имеет наглость требовать какого-то отчёта или объяснений”, — ответил капитан Свах-Четыре.

— “Может проболтался кто-то из Согбирру?” - предположил капитан Свах-Шесть.

— “Нет, Омака. Там присутствовал один очень интересный молодой человек. Явно наделенный Талантом. Похоже, он даже сумел отличить, когда я говорю не всю правду. А Сагбирру, как ты знаешь, и сами не полностью осведомлены. Байсен некоторые вещи не успел включить в отчёт переданный по гиперсвязи, а из того что передал это только общая информация - перечисление”.

Со стороны Омака-Кутли распространились волны расстройства. Он выказал слабость, сделав предположение, которое явно было нелогичным.

— “Предвосхищая ваш вопрос, уважаемый Татик, разговор был при личной встрече, но избегая открытой конфронтации, я не стал настаивать на соблюдении договора и ограничился заданием для нашего агента. В скором времени мы получим эту персону в своё распоряжение и ...”.

— “Я уже начинаю сомневаться в эффективности наших агентов и вашей способности контролировать ситуации. Ещё и эти очередные устройства, якобы блокирующие нашу возможность манипуляции с сознанием”, — перебил Глава, — “Тиси, что нового в расследовании по исчезновению медика и учёного-исследователя. И откуда исчезновения!?” - продолжил возмущаться Шапе, — “С нашей резиденции! На полностью контролируемой нами планете! Сердце Ордена!”

— “Увы. Никаких новостей нет. Мы в тупике. Даже допросы с изменением состояния сознания, не только экипажа и охраны, но и младших Иерархов, ничего не дали”, — Свах-Пять находился в системе планеты Бхоух и все его силы были брошены на поиск “беглецов”.

Опять ментально “полыхнув” гневом Татик промолчал.

— “Добавлю тогда и свою каплю относительно плохих новостей”, — не спеша начал Коат со своего Свах-Два, — “О военном подавлении “свободопоселенцев” на Ки-Ташме все в курсе. Но это нарушение договоров имеет продолжение. Как вы помните, один из воинов захватил боевой корабль и покинул систему в неизвестном направлении. Теперь его маршрут установлен, но это не добавляет оптимизма. Этот, несомненно, талантливый бунтарь установил местонахождение глав Дома Ламасу. Старшего и среднего он умудрился убить, взорвав их с орбиты, вместе с загородной резиденцией и всеми кто там находился. Причём предварительно он выходил на связь и имел беседу со средним отпрыском. Видно взаимного понимания не случилось”.

— “А что с Алабором. Кажется он следующий претендент на главенство в семье?”

— “С ним у него также был контакт и достигнута определённая договоренность. По крайней мере, Ломасу-Опсу не имеет претензий по поводу захвата их корабля. Пока не закончатся внутренние разборки и дележ власти в Доме, официально высказываться он не стал. Самое же главное - это то, что “бунтарь” на захваченном корабле летит вектором в систему БиКю 5678, скорее всего к месту “инцидента”, с совершенно непонятными целями. Как будто знает о всеобщей концентрации внимания на этой области или даже больше. Перехватить его нашими силами, пока не получилось”.

— “Наказание за нарушение договора свершилось, хотя и самосудом. Поймаем “Бунтаря” и также накажем. Если каждый обиженный начнёт убивать глав домов, советников или ещё кого из власть имущих, этак и нас начнут беспокоить”, — успокоившись и внутренне даже порадовавшись этому сообщению, заметил Шапе. Его личные отношение были не очень хорошими с главой этого дома. Мысленно помолчав, он продолжил: — Что ж всеобщее внимание на “Инциденте” вполне понятно, но то, что мы перестаем его контролировать, никуда не годится. В ближайшее время состоится совет Консорциума и сразу после него Теш. Причём на этот раз туда приглашены многие и не входящие в его состав. На Теш, группа инициативных представителей семей, собирается выдвинуть нам перечень требований, но единства по точному его перечню и альтернативных вариантах претензий в связи с нашим отказом или согласием, у них ещё нет. На обоих сборищах будет присутствовать лично Танатэ. Возможно, присоединюсь и я. Теперь, Пайна и Шиутэ, наведите порядок в секторе, постройте этих любопытствующих. Проследите, чтобы на каждом корабле был наш представитель. Будут возражать гоните в Освоенный космос. Если будут сопротивляться - уничтожьте парочку для примера. Согласятся - если уж они все там, пусть с толком проводят время, патрулируют и исследуют, вдруг что и найдут. Если же появится этот “бунтарь”. Как его, кстати?”

— “Ганус”.

— “Если появится этот Ганус - задержать. Устроим театрально показательный суд и заодно развлечем и успокоим народ, и представителей Домов. Внесём разнообразие в повестку дня, да и заставим призадуматься некоторых особо деловых об их неприкасаемости. И это только для начала”.

— “Может имеет смысл закрыть “ворота”? — предложил Хире-Пайна.

— “Нет. Во-первых, поймать опять “туннель” может быть очень трудно или вообще не удастся. Как уже было. А во-вторых, не стоит. Как раз для продолжения урока», — через паузу озвучил Глава, — “Пускай летят и чем больше их будет, тем лучше. Если Совет Консорциума примет неверное решение и его поддержит Теш, в лице других представителей Свободного Мира, то … Будет на ком демонстрировать нашу силу и неприемлемость противоречить нам. Пример Момму-Опсу, похоже, стал забываться. А уже потом выкажем свою доброту и подбросим им пару прорывных технологий ставших известными нам, которые без них и так не получится развить и реализовать”.

— “На заводах семейства Иуакан уже начали производство, а в Гугаль-Опсу проходят испытания целого ряда нового вооружения, которое может представлять угрозу даже для “Свах”, да и для всего баланса сил. В нашем ИИдроме есть все чертежи и спецификации», — заметил Шиутэ.

— “Да, иногда, лично я, ощущаю угрозу от Консорциума, которая исходит от их возможных совместных решений и действий”, — немного потеряно высветился Танатэ, чем позволил облегчённо вздохнуть Верховному, так как не он озвучил это противоречивое “предвестие”, — “Всё зависит от наших слов. На этот раз эти “дельцы” готовы пойти до конца. Многим из них кажется, что призы достойны риска”.

Это был подходящий момент для Татика огласить и разрешить вторую часть плана:

— “Что ж. Пожалуй, все мы ощущали иногда эти варианты поведения наших зазнавшихся “друзей”. Стоит усилить впечатление о нашей решимости. Даже если их разработки это не блеф. Особенно их этот проект “Столкновение”. Дайте команду скрытым агентам в “Семьях” о готовности и в случае если компромисс найден не будет - пусть действуют. И подготовьте к этим событиям рынок ценных бумаг. В дополнение к уничтоженному флоту в секторе “инцидента” это будет очень ощутимый удар. Незаменимых и неприкасаемых среди них нет. А главное, интересующие нас производственные мощности не пострадают. Проредим и флот и люд”.

— “А стоит ли результат стольких жертв?” - спросил кто-то.

Уже полностью успокоившись, Шапе продолжил:

— “Без сомнения. Особенно если произойдет дальнейший “контакт”. В настоящее же время, реализация части новых технологий, даже нашими силами, принесла очень хорошую прибыль, а принесёт ещё больше и мне не хотелось бы иметь потери из-за возможной конкуренции. Кроме того это очень негативно скажется на нашей репутации, если мы опять уступим давлению, ну или часть новшеств всплывет вне нашего контроля. В этой связи я подключаю силы Свах-Шесть и четыре на поиск этих горе умников Кереста и Ярука”, — Верховный намеренно назвал номера кораблей, а не командующих этими подразделениями Иерархов, намекая, что эти должности могут перейти и к другим, — “Надеюсь, втроём вы справитесь в кратчайшее время. Очень … ”

В этот момент ментальная составляющая Иерарха Пайна начала пропадать. Он ощутил чьё-то присутствие рядом с собой и не смог удержать сознание в нужном режиме.

— Хире-Пайна, Хире-Пайна! — оказалось рядом с ним стоит его помощник, один из Вторых Иерархов, — Прошу прощения за беспокойство, но ситуация требует уведомить вас и Конклав, в котором вы участвуете. Только что произошло сильное возмущение пространства. В районе планеты КюЭр 56789 появился корабль. Его параметры не соответствуют ни одному из наших, но и не подходят под описание первого контакта. Похоже это “они”.

Кое-как справившись с первым желанием, бросится в рубку, капитан Свах-Семь, успокоил себя и произнёс:

— Взять курс на медленное сближение. Никаких агрессивных действий не предпринимать. Остановиться на максимальной дистанции поражения и ждать моих дальнейших распоряжений. Надеюсь, я надолго не задержусь.

После чего ввёл себя в медитативный транс и, настроившись на Конклав, услышал гневные эмоции Верховного:

— “Пайна, что за неуважение. Вам что срочно нужно было в туалет, боялись описаться? Ещё и Шиутэ заразили? Теперь и он куда-то исчез”.

— “Прошу прощения, но в районе “инцидента” появился корабль. Судя по первому докладу, он принадлежит “иным”. Хотя он и отличается от первого, но учитывая способ его появления и некоторые другие параметры, он точно не наш”.

— “Мои наблюдатели и помощники подтверждают эту информацию", — согласился только вернувшийся в Конклав Хире-Шиутэ.

— “Т а к…! Дождались”, — куча противоречивых видений и их последствий, а также мыслей вихрем промелькнули в голове Татика. “Как поступить? Будут ли “они” вступать в контакт или нападут, учитывая, чем закончился первый? Знают ли они об этом? Нападать нам или нет? Корабль всего один. Взрывать их корабли мы можем. Возможно ли мирное решение? Эх! Мне там нужно быть! А если это война? Взорвать то взорвём, но намерения и силы неизвестны. Страх. Нужно больше информации... ”. И так далее. Прошло всего мгновение и он высказал своё решение, стараясь, чтобы “младшие” не заметили его нерешительности:

— “Пайна, выйди на дистанцию уверенного контакта и действуй согласно протокола кода “Ноль-Сотрудничество”. Насчёт всех других наших кораблей всё остаётся в силе. Используя, в том числе малый флот, вместе с Шиутэ находите и или перехватываете их, и под угрозой уничтожения высаживаете к ним наблюдателей, обязав соблюдать дистанцию и не приближаться к району “инцидента-2”. В случае неповиновения - уничтожаете. При любом изменении ситуации немедленно информируете. Все остальные задания остаются в силе. Максимальная концентрация на поставленных заданиях. И выполнение их в кратчайшие сроки. Быть готовыми к Конклаву каждый час. Танатэ, мы отправляемся немедленно на Ки-Эгаль-Калаг. Консорциум наверняка соберут раньше. На этом всё”.

Выйдя из медитативного транса, Шапе размял затекшее тело и направился в рабочий кабинет, на ходу отдав распоряжение собраться там его ближайших советников. И только сейчас его посетила странная мысль, которая, как оказалась, кроме всех прочих, не давала ему покоя в конце Конклава и зудела где-то на краю сознания: “А кто задал вопрос о результате и жертвах?”, но он снова отмахнулся от неё, как не важной на данный момент.


* * *

Планета Эгаль-Калаг была очень огромной и как никакая другая могла олицетворять собой “единство” и “свободу” Свободных Миров цивилизации Шумайев, хоть и не являлась их планетой родиной. На ней присутствовали представительства и поселения всех обособленных сил, считающих себя отдельными и отличающимися от других “единых” среди Шумайев. Отличающихся своим собственным желанием власти и больших денег, чем другие “свободные”. Именно размеры планеты, более-менее, помогали сосуществовать “Миром”. Здесь, в специальной резиденции, проходили заседания Консорциума, здесь же собирался и Теш, но в своём дворце.

Главы Корпораций собирались в спешном порядке. Заседание было перенесено из-за известного всем события. Начало было назначено по последнему прибывшему. Некоторые вопросы нельзя было решать дистанционно, учитывая задержку при приёме-передаче. Хоть вопросы и были срочными. Уже прибыл и настоял на своём участии Славомир Иуакан-старший. Новости всего “Освоенного космоса” обсуждали только одно - появление корабля “иных” и его принадлежность к “потомкам братьев”. Скрыть подобную информацию уже было невозможно, да и было, похоже, что кто-то из корпораций, намеренно предоставили её на всеобщее обозрение. Имелись даже изображения загадочного объекта на фоне “летающей крепости”. Сам же объект на протяжении всего этого времени, с момента своего появления, никак не реагировал ни на какие попытки, согласно протокола, установить с ним связь, чем вызывал беспокойство у большинства, ознакомленных с протеканием первого контакта-инцидента. В том числе был раздосадован и Верховный Татик Ордена, также уже находящийся, по приглашению, на Ки-Эгаль, вместе с капитаном Свах-Один, хотя само приглашение ему нужно и не было. Он в любом случае явился бы на заседание. Все прибывшие собирались в зале совета, кучковались и обсуждали произошедшие и дальнейшие планы, держась при этом в стороне и не вступая ни в какие разговоры с “истинниками”. В секторе “инцидента” уже был уничтожен один и серьёзно повреждены два корабля, командование которых категорически отказались подчиняться и пускать на свой борт представителей Ордена.

Танатэ сидел в специальной ложе вместе со своим старшим, и рассматривал изображение корабля “иных” и в который раз перечитывая характеристики, которые удалось с него получить, при этом "орденцы" мысленно общались между собой:

— “Странный всё-таки корабль. Его и кораблём то назвать нельзя. Размером чуть меньше “сторожевика”. Почтовый бот переросток. Никаких подвижных элементов, которые были на первом, не имеет, и форму менять не может. Мелких частиц также замечено не было. В спектре имеет ярко красный цвет, непонятную надпись спереди и почти весь утыкан маленькими подвижными отростками, то ли антенками, то ли ещё чем, совершающими волнообразные движения, как волосы на ветру и ...”, — задумчиво повторял Первый Иерарх. Шапе рассматривающий на своей проекции какую-то свою информацию перебил его:

— “Ты лучше сюда посмотри. Это корабли совместного проекта “Столкновение” нескольких корпораций", — на изображении находился  дискообразный объект размером с крейсер, а рядом присутствовала почти полная его спецификация, — ”Вот их оружие против нас. Хотя какое там против нас. Это вообще новое оружие тотального уничтожения, после открытия ядерного и гравитационного”.

— “Конфигурация, конечно, странная. И судя по компоновке и выкладкам, попытки создания подобного делали и наши учёные, но они же и доказали бесперспективность этого направления. Разгонять какие-либо частицы до сверхскоростей и сталкивать их между собой приводило максимум к мощным взрывам и небольшому выбросу гамма лучей”, — скептически заметил Танатэ.

— “Получается наши учёные идиоты. Согласно только что полученным сведениям от наших агентов, два таких корабля вылетели в Сектор СиБи 8 Осваиваемых пространств и произвели испытание этого нового оружия. Они разогнали и столкнули, как ты говоришь, “какие-то частицы”, причём вопрос какие, остался открытым. После чего спешно покинули место испытания”.

— “И что?”

— “Системы БиКю 8924 сектора СиБи 8 больше нет. Вместе со звездой, планетами и прочей мелочёвкой. Что произошло после, точно не знают даже их учёные. То ли в результате всё куда-то засосало, то ли выделилась какая-то новая материя, поглотившая всё. Причём оставленные в зоне поражения мишени, в виде корпусов с генераторами электромагнитных и гравитационных полей, примерно равных по мощности установленным на Свах, успели передать данные, в которых, кроме всего прочего, констатируется, что никакого сопротивления этой новой материи или силе поглощения, поля оказать не то что не смогли, они вообще не вступали ни с чем во взаимодействие. То есть от этого “нЕчто” наши стандартные системы защиты не работают, остаётся только бегство. Да что наши системы. Звезда с её потенциалом оказалась бессильна. Очень похоже на коллапс высокой энергии, но не гравитационный. К сожалению полного протокола испытания у нас нет и сколько по времени занял процесс “исчезновения” системы мы не знаем. Согласно наблюдению там теперь просто пустота, обнаружить наличие чего-либо, хоть какого-то газа или остатков материи, обломков, нашими современными приборами не получается. Наши агенты пытавшиеся исследовать место испытания наткнулись на пространственную аномалию, которая не даёт проникнуть в эту область. Корабль влетает и в следующий момент оказывается, что он вылетает строго обратным вектором”.

— “Охренеть!”

— “Что за жаргон, Танатэ?”

— “Но по-другому не скажешь”.

— “Ты лучше посмотри на эти довольные морды некоторых советников, посматривающих на нас. Похоже, они уже тоже осведомлены. Это действительно всё меняет. Пока ещё не могу уловить как. Посмотрим, что они скажут. Как же огорчает наша близорукость. Даже такая просмотренная нами мелочь, как это их изобретение, не позволяющее напрямую манипулировать их сознанием. Если “иные” не пойдут на контакт в ближайшее время. Придётся воевать. И макать эти довольные рожи в их собственную кровь”.

Буквально в следующий цикл светлого времени собрались все заявленные участники Совета Консорциума. И началось.

— На каком основании, всё это время, Орден единолично общается с “иными”? Зачем его представители силой были навязаны в состав экипажей кораблей находящихся в секторе контакта? Чтобы выполнялись все их требования? И по какому праву происходят угрозы и применение силы, был уничтожен наш крейсер и повреждены корабли других корпораций? Мы требуем …, — возмущался один оратор.

— Не может быть и речи о единоличном или жёстко контролируемом Орденом, контакте с “потомками братьев” …, — вещал и возмущался второй.

— Должна быть создана группа из представителей всех заинтересованных сторон …, — вносил предложение третий.

— Как всем нам хорошо известно. На всякую силу найдётся другая сила. И если так называемые Хранители, не соизволят прислушаться к голосу собравшихся тут людей, возглавляющих и влияющих на мировой порядок, мы будем вынуждены объединёнными силами и всем доступным нам влиянием, заставить их подчинится решению Консорциума.

Главы и Старшие советники один за другим брали слово, и большая их часть содержали требования решительных действий по урезониванию диктата Хранителей.

— Я думаю, не стоит раньше времени нагнетать и драматизировать ситуацию. Присутствующий тут уважаемый Татик-Шапэ, разумный политик и прекрасно понимает необходимость совместного общения с представителями другой цивилизации. Но будет абсолютной глупостью припереться к ним на встречу в составе толпы из более чем ста человек. Нам надо решить, кто и в каком количестве будет присутствовать на переговорах, и уже они будут передавать всю информацию остальным, — пытался смягчить ситуацию, заинтересованный в дальнейшем сотрудничестве с Орденом, глава семьи Иуоканов, — Моё предложение простое. В состав группы контактов должны войти представители трёх-четырёх наиболее крупных организаций со своими учёными. А также организована прямая трансляция всех встреч, в том числе научных обменов и обсуждений.

“Божественные” улыбнулись, переглянувшись между собой. Таких выступлений было мало. Некоторые малые корпорации из страха пытались говорить нейтрально, но такая крупная была первой.

— Поделиться хранимыми “истинниками” секретами придётся в любом случае. Разработанное нашими учёными, в рамках проекта “Столкновение”, совместно со своими коллегами из других Домов, оружие, способно не только противостоять “летающим крепостям”, но и полностью уничтожить само понятие Орден Хранителей, вместе с их “Сердцем”. Так что я бы настоятельно рекомендовал Верховному пойти на все, повторяю “НА ВСЕ” уступки, согласно решению, которое будет принято нами. Я ..., — на прямую угрозу, конечно, решился, никто иной, как молодой глава Дома Гугаль, внимательно посмотревший в глаза Татику. Он, похоже, прекрасно знал, что Верховному уже известно об испытании и последствиях.

— Большинство прозвучавших тут слов и угрозы, говорят лишь о вашей не способности вести диалог не то что с “иными”, но и друг с другом, — взяв слово, начал своё выступление Шапэ, — Вы, наверное, забыли или не знаете, как состоялся первый контакт с “потомками братьев”? И что, вполне возможно, им известна роль представителей нашей цивилизации в гибели их корабля и их людей. Также довожу до вашего сведения информацию, которой, скорее всего вы не владеете. Есть все основания полагать, что, как минимум, захваченная вначале “иная”, а возможно и все в их мире, обладают сверх способностями, сравнимыми, а возможно и превосходящими, способности Хранителей Ордена. И кто и как может из вас гарантировать, что их прилёт будет мирным и в ходе контакта ваше сознание просто не захватят и не подчинят? И вы станете послушными марионетками в их руках? Вам могут не помочь все ваши технические ухищрения и ваше новое оружие. Ибо мы не знаем уровня развития их цивилизации и их планов относительно нас, — страх видений грядущего, исподволь заставлял, клокочевшего яростью Татика, не угрожать в ответ, а пытаться объяснить и даже уговорить ненавистных зарвавшихся богатеев, — В настоящий момент ни то что не установлен контакт с этой цивилизацией, их корабль попросту игнорирует все наши попытки наладить хоть какую-то связь. В свете всего мной сказанного я могу пойти только на частичное удовлетворение предложений, высказанных некоторыми тут , к примеру, предложение уважаемого Славомира. Выбрать ограниченную группу - да. Но никакой трансляции не будет.

В поднявшемся после этого гвалте можно было точно определить, что очень многие не обладали подробной информацией о первом “инциденте”. Был вынужденно объявлен перерыв, для возможности советникам доложить и согласовать дальнейшую линию поведения с отсутствующими главами корпораций. После перерыва опять начались прения, в ходе которых прозвучало мнение, с которым все в начале согласились.

— Хочу напомнить всем собравшимся, что о возможности контакта уже известно всему Свободному Миру. В связи с этим я бы рекомендовал выработать наше требование к Ордену Хранителей и общее видение ситуации и вынести его на обсуждение в Теш. Возможно вначале в закрытом формате, чтобы в дальнейшем донести до всех лицемерное поведение Ордена и иметь возможность противостоять ему на всех уровнях и во всех местах “Освоенного пространства”. А также решить, кто и как будет представлять нас перед “потомками братьев”. И попытаться, предвидя развитие общения, придумать варианты нашей реакции и действий. Хотя бы в общих чертах.

Но по прошествии ещё одного светлого цикла, к решению устраивающего всех прийти так и не получилось. Недоверие, взаимные обвинения во лжи и применении силы, угрозы, звучали уже гораздо чаще. Вспоминались старые обиды и конфликты.

— Нам хорошо известно как организовываются прямые трансляции и как именно Хранители делятся своими знаниями и технологиями с остальными. И в этот раз мы пришли к крайней точке нашего терпения и способны потребовать не только участия представителей Консорциума в контакте, но и доступа ко многим другим научным достижениям и секретам, которые тщательно скрываются от нас. И прежде всего это технологии и способы создания пространственных ворот. Более непозволительно, чтобы кучка одарённых сверх способностями, решали в какую сторону нам можно летать или позволительно развивать свои технологи. Наш разведывательный корабль изучающий сектор СиБи 12, лицензию на освоение которого куплена нами в монопольном режиме, не смог приступить к выполнению своей задачи. Он наткнулся на пространственную границу, преодолеть которую не получается. Корабль просто разворачивает в обратную сторону. И насколько нам стало известно, это происходит и в других секторах Осваиваемого пространства. Нам уже ставят запреты, куда можно летать, а куда нет. Это ...

Окончательную точку в возможности прийти к единому решению и вообще продолжению обсуждения, была поставлена человеком, да именно предположительно человеком, хотя почти все потом утверждали, что это было объёмное изображение, при появлении которого зал погрузился в “мёртвую” тишину. Причём, как и откуда появился этот человек никто сказать бы и не смог, как впрочем, и куда он потом делся. Даже Верховный Татик и Первый Иерарх, настолько были обескуражены и удивлены, что не успели предпринять никаких действий, которые сами себе уже после перечисляли, как наиболее эффективные в попытке задержать неизвестного. В зале Совета Консорциума стоял молодой человек, одетый в облегающий серебристый костюм с короткими рукавами, ростом около двух метров, который громко хлопнув в ладоши, привлёк внимание всех к себе. Главной его особенностью было то, что его кожа была абсолютно чёрная, такими же чёрными были достаточно короткие вьющиеся волосы и глаза, по крайней мере, именно так всеми воспринимался этот цвет, совершенно не присутствующий ни у кого в цивилизации Шумайев. Выждав некоторую паузу и улыбнувшись белозубой улыбкой, он произнёс:

— Как пояснение и комментарий к предыдущему выступлению и дабы вы не заблуждались относительно авторства некоторых событий, сообщаю. В связи с опасностью вашей цивилизации для вселенной. Мы вынуждены ограничить ваше перемещение границами уже освоенного вами космоса. В ближайшее время представители Земли вступят в контакт с некоторыми из Вас, в районе планеты, которую вы называете КюЭр 56789 или место первого “инцидента”.


Глава 4

Не пора ли нам вмешаться?


— “Добрый вечер, рем Александр. Вас беспокоит хранитель Талос”.

— “Добрый вечер, хранитель”.

— “Мы хотели предложить вам работу как одному из известнейших специалистов генетиков нашего времени и одновременно как талантливому таймстримеру”.

— “О! Надеюсь, эта работа связана с обнаружением нашей “сестринской” цивилизации? И проходить она будет на станции “Синеапене”?”

— “Совершенно справедливо. Экипаж станции, как вы знаете, благополучно спасли, вытащив их из подпространства. Саму станцию восстановили от незначительных повреждений. Сможете пообщаться с непосредственными участниками событий. Больше чем уверен в вашем согласии. Очередная партия сотрудников проекта “Коррекция” отправляется завтра в 16-00. Ждем вас в пункте отправления”.

— Кто-то вызывал? — Эвен с раскрасневшимися на морозе щеками, после очередного спуска, забежала в кабину подъемника.

— Да. Хранитель. Представляешь, мне предложили поучаствовать в экспедиции к Шумайем.

— Здорово. Ты там всё записывай, потом расскажешь. Ну и я к вам наведаюсь, как время будет, с очередным челноком.

Грави платформа мгновенно поднялась на исходную точку трассы. Почти 2000 метров над уровнем моря. Подъемник выровнял давление, проверил состояние пассажиров и открыл двери. Выйдя на начало трассы, почти все отдыхающие при каждом подъеме останавливались и наслаждались видом гор, снежных вершин и открывающейся панорамой с этой огромной высоты.

— Красота! — Эвен прижалась к Александру, — Ну, поехали?!

— Поехали!

Чмокнув спутницу в нос, Александр дал команду на активацию амуниции. Перед глазами появилось затемненное поле заменяющие очки, из ботинок, с характерным гудением и похрустыванием от упора в снег, появились полупрозрачные энерголыжи. Начав с простого спуска, закладывая крутые виражи, они свернули на более крутой склон, на ходу меняя поверхностную площадь лыж, их длину и степень скольжения разных участков. Контролируя энерго лучами из перчаток устойчивость, пронеслись до очередного разветвления трасс. Эвен махнула налево и завизжав, изменила конфигурацию снаряжения, сворачивая на джиббинг. В конце остановилась, дождавшись когда упавший, после перелета очередной крыши, Александр выключит сработавшую защиту и продолжит спуск. Свернули на обычную трассу и уже на сноубордах прошли оставшийся крутой маршрут до выката.

— Ну что ещё пару раз?

— Я думаю, пару тройку раз!? А потом в ресторан.

— А не много? Устанем ведь?

— Там будет видно.

Весь оставшийся вечер, ночь и часть следующего дня Александр посвятил Эвен. Проведя время в развлечениях, удовольствии и общении с ней. Всё-таки работа предстояла достаточно интересная, так что оторваться будет тяжело, ну и конечно сложная, так что поначалу часто возвращаться, точно не получится. За час до отлета он уже был на борту челнока, где встретил много знакомых таймстриммеров, которых было большинство, а также учёных генетиков. Были тут, и достаточно много, представители ВСК [8], так называемые агенты внедрения, два Хранителя и специалисты в различных других направлениях наук и профессий. Совершив несколько скачков, челнок забрал ещё людей с других планет, изъявивших желание участвовать и помогать в проекте, а также всех, чья помощь будет очень полезной в данном случае. После чего их всех высадили на станции, которая находилась в скрытом режиме в районе первого контакта с “потерянной ветвью”. Собрав всех вновь прибывших на совещание, один из хранителей кратко обрисовал им ситуацию и объяснил, что более детально каждый ознакомится на своей “палубе”, согласно своей специализации, там же и решиться необходимое распределение по направлениям и местам.

— Хоть большинство из вас уже знакомо с информацией и последними данными. Всё же скажу пару слов. Основной задачей, на начальном этапе, как вы все понимаете, является их прошлое. Нам нужно поднять всю основу развития этой цивилизации. Именно поэтому очень много надежд и работы возлагается на таймстримеров, их записи, а также последующий тщательный разбор хронопластов. Чтобы, исходя из всех исторических предпосылок, сделать правильные выводы и принять правильные решения о многих действиях по возможному вмешательству в судьбу данной цивилизации. Нам точно известно, что в какой-то момент на планете именуемой ими Бхоух, где сохранилась жизнь после катастрофы, и происходило определённое развитие, появилась одна из первых Хранителей, которая в другое время появлялась и на Земле. Местные знают её по имени Истаксиуатль [17] или “спящая женщина”. Точное такое же имя она имеет и в наших мифах и легендах древних народов. Рэм [1] оставил нам о ней сведения и называл Истой. Она также как Тот [18], пыталась помогать возродиться этой ветви, найдя её. Также обучала и готовила новых Хранителей, помогала овладеть знаниями, и в какой-то мере преуспела, но завершить начатое не смогла. Было это очень давно. Спасая “своё детище” от очередного дефекта пространства и времени, всплеска гамма лучей, противостоять катастрофическому влиянию которых в одиночку не могли даже первые хранители, она погибла. Погибла вместе с первыми своими учениками. Оставшиеся не смогли сохранить её наставления и общее направление развития. Что мы имеем на настоящий момент, вы увидите сами.

Александр учитывая первоочередность задач, а также ареал расселения Шумайев отправился вместе с таймстримерами. Он понимал, что восстановить и записать всю историю такого огромного и древнего народа будет очень тяжело и очень долго, но для начала будут нужны именно отдельные части их прошлого, а иногда и прошлого конкретных личностей. Что бывает очень важно при решении чьей-либо судьбы, социального устройства общества, мотивов поступков и преступлений. Также он понимал, что многое из этих записей может помочь и при расшифровке их генетической программы и выявлении накопленных в ней ошибок. Тем более, как он узнал, биоматериала накоплено ещё было мало.


* * *


Фэн, находясь на “Синеапене”, смотрела сквозь пространство. Она видела Первого Иерарха капитана Свах-Три сидящего за столом в своей каюте “летающей крепости”, и с озадаченным видом просматривающего какие-то сведения на проекции. Сделав шаг, она оказалась в той же каюте. Шиутэ заметив и узнав гостью, тут же активировал все свои силы, приведя свой организм и окружающее пространство в готовность к схватке. Воздух в помещении в буквальном смысле стал настолько плотным, что любой предмет, упавший в этот момент со стола очень долго бы достигал пола. Однако “иная” свободно сделала ещё один шаг, и мгновенно оказавшись у стола, спокойно положила какой-то предмет на его поверхность. Фэн улыбнулась и, подняв руки на уровень груди ладонями к хозяину помещения, тихим голосом произнесла:

— Рада приветствовать Вас рем [1] Шиутэ. Заверяю вас - никакой угрозы я не представляю.

— Как вы тут оказались? — только и смог произнести Хире.

— О! Всё просто. Это одно из умений, которое доступно Земным Хранителям.

— Что ж. Не могу пока сказать, что тоже рад, но приветствую, — немного успокоившись и убрав бесполезное, судя по всему, давление на пространство, оставаясь при этом в боевом режиме, он смотрел то на гостью, которая выглядела точно также как и на записи, то на предмет лежащий на столе, внешне похожий на устройство для хранения информации, используемое Шумайеми, — Ваше столь внезапное появление сразу тут, очень сильно сбивает с толку. Мы предполагали, что вначале будет обмен какой-то предварительной информацией и взаимными гарантиями. А встреча состоится, когда уже соберутся все заинтересованные с нашей и вашей стороны.

— Ждать когда разберутся и соберутся все желающие с вашей стороны, кажется дело безнадёжное, — рассмеялась Фэн - И отдельных претензий по поводу нападения на наш корабль мы не имеем.

— Вы наблюдали за советом Консорциума? — предположил представитель Ордена. - Или может даже присутствовали. Судя по появлению в конце странно выглядящего человека. Или его изображения?

— Так выглядят представители одной из рас нашей цивилизации. Негроидная раса. Или как мы называем для простоты - негр. И так как у вас такого понятия нет, дам некоторое определение: раса - популяция человека, характеризующаяся сходством по комплексу определённых наследственных биологических признаков, имеющих внешнее одинаковое проявление и заложенных в генотипе. И вы правы - это был Хранитель Уилл и он присутствовал на совете. Предвосхищая ваш вопрос, могу сказать, что я также являюсь представительницей другой распространённой расы. Согласно одной из классификаций, именуемой Китайской.

— То есть ваше появление и есть начало контакта, о котором говорил ваш Уилл?

— В принципе, лично вы можете его считать началом контакта, так как с вами мы будем общаться в дальнейшем много. Либо, как и многие другие, вы можете считать это лишь “предварительной информацией”, которая, кстати, находится на лежащем у вас на столе носители. Он адаптирован к вашим системам. Точно такие же носители получили или получат, от других земных представителей, все иерархи ордена и ряд интересующих нас людей вашей цивилизации.

— А что за ограничение перемещения, о котором говорил Уилл?

— Об этом мы поговорим чуть позже.

— А разве вам не нужна ответная информация?

— Нет. Всё что нам нужно мы узнаем сами. И уже знаем достаточно. Кстати, основной блок данных записанных здесь это истинная история появления, подробного учения и гибели вашей богини Истаксиуатль, представленная в виде прямой видеозаписи из прошлого. Советую внимательно с ней ознакомиться. Чтобы перед дальнейшими разговорами, иметь представление, что вы потеряли, и насколько ушли от первоисточника в вашем Ордене, за давностью лет. Когда просмотрите и будете готовы к продолжению диалога, я вас навещу, — сказав это, Фэн развернулась от стола, собираясь видимо уходить.

— Постойте! А что означает приставка “рэм”, с которой вы ко мне обратились?

— Будем считать это авансом, знаком уважения ваших способностей и здоровому мышлению, — ответила она и с шагом исчезла.


* * *


Татик медитировал в “своей” резиденции на Ки-Эгаль-Калаг, когда почувствовал чьё-то присутствие в комнате, так как никакой опасности при этом не ощущалось, он был уверен, что его снова беспокоит кто-то из “младших”. Скорее всего, с важными, с их точки зрения, новостями. Хотя в последнее время этих важных новостей было с переизбытком. Когда же он открыл глаза и уже хотел отчитать нерадивого подчинённого, посмевшего его побеспокоить, то был шокирован увиденным. В комнате у дальней стены стоял тот самый человек, который появился на Совете Консорциума со своим наглым и глупым заявлением. Сейчас он рассматривал трёхмерное изображение космического пространства Освоенных миров, высвеченное на поверхности стены. Не смотря на шок, Глава Ордена мгновенно перевел себя в боевой режим, оказавшись на ногах, и для начала ударил сконцентрированной силой, затем тут же произвёл атаку на мозг противника и уплотнил пространство. Однако оказалось, что ни одно из его действий не возымело никаких последствий. “Иной” внезапно оказался рядом и в следующий момент Верховный Иерарх получил сильнейший удар открытой ладонью в лоб, от которого отлетел назад и, ударившись затылком, сполз вдоль стены в состоянии полной обессиленности во всём теле и неразберихе в голове.

— И вам моё приветствие. Дорогой вы наш Шапе, — произнёс незнакомец и, отойдя обратно к изображению, продолжил: — Я тут вам принёс некоторую информацию, касающуюся прошлого вашей цивилизации, а также записи прошлого касающегося лично вас и ваших преступлений. Настоятельно рекомендую ознакомиться и подумать. Может после лёгкого сотрясения ваши мозги будут более способны к этому не свойственному им процессу, и дальнейшее общение пройдёт более мирно.

Когда перевалившись на бок и помогая руками, Татик поднялся, в комнате уже никого не было. А Уилл переместившись в свой модуль, находящийся на орбите планеты Эгаль в скрытом режиме, продолжил наблюдение, выбирая кому следующему, из списка в зоне досягаемости, передать послание.


* * *


Насколько понял Мицлэ и от своих советников получил подтверждение слов, сказанных Землянином Лукосом, записи Истаксиуатль, её слова и учение, получили многие Иерархи. Не у всех встреча с Хранителями “иных” прошла гладко, но все остались живы и отделались лёгкими ушибами. Также было получено подтверждение ещё с нескольких районов Осваиваемого Пространства, о невозможности преодолеть некий невидимый барьер. Корабль продолжал лететь с той же скоростью, но в совершенно противоположном направлении. Способности и возможности Землян впечатляли и создавали нехороший осадок от их давления, потенциальной угрозы и проблематичность, на настоящий момент, им сопротивляться. Появлялось противоречивое чувство обиды, беспомощности и упрямства в желании противостоять, показать кто тут сильнее и главнее. С другой стороны, к Мицлэ давно приходило понимание, и в определённом смысле “потомки братьев” были правы - в том как развивается цивилизация Шумайев есть угроза и эта угроза, прежде всего самим себе. Но вот что хотят и как поступят “иные”?

Посмотрев на проекции все данные, капитан Свах-Четыре был поражён наличием такого качественного и подробного видеоизображения событий происходящих в столь далёкие времена, когда записывающие устройства существовали ещё только в зачатке. Он не мог понять, откуда у Землян может быть эта информация, где Иста, как Лукас её назвал, ещё жива и раскрывает тайны мироздания и собственные способности первых учеников. Вначале он подумал, что она сама делала эти записи, но увидев с какого ракурса, происходит съёмка, понял, что это не так. Было очевидно, что она сама не знала, что её записывают или знала и считала это нормальным и не обращала внимание. Затем, подумал что “иные” следили за их цивилизацией с тех самых пор, но прослушав в очередной раз, что говорит их богиня, услышав, наконец, её слова, он понял, откуда мог появиться отпечаток давно прошедших событий. Оставался только вопрос  как Земляне смогли его записать и делали ли они это. В любом случае, какой-то внутренний голос и логика, говорили, что всё это истина. Слишком значимы, убедительны, разумны и правильны были слова Истаксиуатль. Слишком знакомо и понятно произошло дальнейшее переписывание и перевирание её учения, искажение самого понятия Хранитель, их целей и основ, а также требования к тому, кто может принять на себя столь ответственное звание.

— По метанию вашего сознания, я вижу нам имеет смысл начать общаться дальше, — появившись как всегда внезапно и из ниоткуда, Лукас сидел на одном из кресел и, положив руки на подлокотники, внимательно смотрел на Иерарха.

— Да, вопросов и сомнений очень много. Главный, пожалуй, из них это что вы от нас хотите? — сев, чтобы удобнее видеть собеседника, Мицлэ встретился взглядом с гостем.

— О! Тут всё просто. Нам нужна ваша помощь. Правда неожиданный ответ? Вот поэтому придётся начать издалека и вначале поговорить совершенно не об этом. Да и не только поговорить.


* * *


— Вы правильно поняли. Мир был другим, — говоривший Землянин Сергий всё ещё поражал Гануса. Он был абсолютно спокоен и доброжелателен и вообще так не похож на его представление о Хранителях Ордена и вообще о Хранителях. Он был тем же, что принёс столь удивительную запись, возникнув неожиданно в рубке корабля, просмотр которой всем экипажем вызвал невероятный взрыв эмоций и воодушевления. И, кроме того, капитан мог поклясться, что именно его он видел, разговаривающим с одним из его бойцов при штурме оборонительного периметра взлётного поля на Ки-Ташме.

— К сожалению, пока, мы не можем до конца представить каким именно. Как и не можем понять и представить, вследствие чего произошла Катастрофа. По какой-то причине не можем. То ли тогда ещё не существовало этого измерения - не куда было “записывать”, то ли “некому” было это делать, то ли во вселенной не существовало нужного “инструмента”. Мы видим последствия - процессы разрушения и нечто похожее на неконтролируемое или плохо контролируемое созидание. Ещё первые Хранители, среди которых была и увиденная вами на записи Иста, пытались остановить происходящие, но потерпели неудачу. И когда поняли, что сами не справляются, они стали находить разрозненные остатки былой цивилизации, среди них находить и учить потенциальных помощников. И в большинстве случаев внешние неизбежные факторы не позволили завершить начатое. В вашем случае вы хотя бы смогли избежать полного уничтожения, но из-за гибели Исты и её адептов, истина была исковеркана недоучившимися последователями. Мы хотим возродить Шумайев и в дальнейшем, рассчитываем на вашу помощь.

— И чем же лично я смогу вам помочь? — удивился Ганус. Захваченный им корабль прятался на самой периферии сектора СиБи 5. Вначале спасало то, что военный флот разных корпораций мешал друг другу и Ордену, в наведении хоть какого-то порядка. Потом, как выяснилось позже, всех сбило появлении “иных” и всё внимание переключилось в эту область. Свои планы до конца он так реализовать и не смог, да и не очень-то огорчался по этому поводу, учитывая перспективы, которые открывались теперь. Подспудно он ожидал что-то такое и надеялся на окончание необходимости скрываться, защищаться и убивать.

— Как я понял, вы достаточно могущественны.

— Ответ прост. Нас мало. Я знаю, вы неоднократно замечали за собой целый ряд необычных способностей, которые вам помогали в различных ситуациях. Секрет нашего выбора кроется именно в том, что вы от рождения наделены талантом. Ваш организм, вследствие непостижимого стечения обстоятельств, построен почти идеально для реализации всех возможностей Сознания. И таких людей среди Шумайев мало. Последствия ещё той давней катастрофы и дальнейшие накапливающиеся ошибки, оставили очень странные следы в генетических программах людей. Не позволяя, как у нас говорят, Душе или ЭИС [19], энергетически-интеллектуальному сознанию, или по вашему просто Сознанию, использовать все свои возможности. Но исправление этого, это дело на дальнюю перспективу. В настоящий момент нам нужно изменить ваше общество. Для начала создать ситуацию невозможности лжи и доступность истины прошлого для любого желающего. Мы будем обучать избранных из вас, и просить о помощи в распространении и поддержании использования комплексов, часть которых являются модули TSTV [20] позволяющие увидеть и записать любой отрезок прошлого. Кстати, мы надеемся, что производить, на своих заводах, их будет, в том числе, и хорошо вам знакомый Алабор, возглавивший, в результате ваших действий, Дом Ломасу. Он достаточно искренен и умен, и у него нет оснований отказываться от перспективного проекта приносящего прибыль. Он согласится.


* * *


— Все эти ваши записи. Это всё очень качественно смонтированная ложь! — всё больше раздражаясь, выкрикнул Хире-Пайна-Кутли, вновь посетившему его Землянину, — Я не знаю и знать не хочу, какие на самом деле вы преследуете цели и как вы это делаете, но обмануть меня у вас не получится.

— Если бы мы хотели вас обмануть, то сделали бы это так, что вы и не заметили бы. Модулем может воспользоваться любой человек и после недолгой тренировки увидеть любой пласт истории. Для проверки истинности, хотя бы из своего детства или любого другого события, свидетелем которого он был, — хранитель Янтарь был спокоен, но взгляд его был твёрд и не предвещал ничего хорошего распаляющемуся Иерарху, — Так что скрывать и обманывать, чем большую часть времени, как раз, занимались многие в вашей цивилизации, в том числе и Орден и вы в частности, будет чрезвычайно глупо, так как правда будет доступна всем. Преступления будут видны как на ладони, как и то куда скрылись и где находятся преступники. И даже манипулировать этими возможностями со стороны силовых структур будет тоже бесполезно. Повторюсь: правда, будет незыблема и  доступна всем.

— Мы не позволим вам это сделать! Мы уничтожим ваши корабли и не допустим появления TSTV и других ваших штучек на наших планетах! — зло выкрикнул капитан Свах-Семь, потирая занывшие от активности, ушибленные рёбра.

— У вас выбор не богат. Либо смириться и быть среди принявших перемены и представлять новое общество Шумайев, либо отойти в сторону и доживать в комфорте и относительном спокойствие. Трудиться придётся, но будучи занятым, совсем в других направлениях. Третий вариант я совсем не рекомендую выбирать, — всё также твёрдо продолжил назидательную речь Янтарь.


* * *


— И что этот прибор решит все наши проблемы? — всё больше задумываясь, поинтересовался глава Ульмаш-Опсу, Игельд.

— Нет. Наоборот. Он вскроет все ваши проблемы, а решить их придётся вам самим. Не ждите от нас волшебной палочки, — совсем не успокоил своим ответом, этот странный человек другой цивилизации, который, как утверждал его советник, был на одной из планет, где производилась добыча полезных ископаемых и там его знали под именем Данил. И именно он оказался Хранителем “иных” и принёс эту запись, где среди прочих преступлений и нарушений, совершённых различными поколениями Дома Ульмаш, была показана вся “грязь” происходящая на Ки-Гугаллан.

— А что такое волшебная палочка? — растерянно спросил Милован, на присутствие которого при этом разговоре настоял Землянин.

— Ах да. По-вашему заветный шар. Без памяти прошлого - нет разумного будущего. Есть лишь развитие по спирали с многократным повторением ошибок. По прошествии времени события забываются, следующие поколения вообще могут всё переврать и толковать происходившее, так как выгодно им. Наличие же такого инструмента делает невозможным искажение многих параметров минувших фактов и явлений. Мера ответственности, что так хорошо знакомо вам господин старший советник.

— Но всё равно останется возможность другого толкования. Под влиянием новой идеологии и или культурных и социальных взглядов, — логично уточнил Игельд, по привычке недовольно глянув на подчинённого, влезшего в разговор, хотя и был в данном случае рад, так как получил уточнение словесному обороту, которого не понял и сам.

— Да останется. И вот тут потребуется ещё один более совершенный “прибор” или по-другому говоря здравомыслящий мозг. Большинство граждан имеющих здоровый разум, позволяющий адекватно оценивать историческую реальность. Извлекая оттуда уроки и истину, а не поводы для взаимных обид, зависти и новой войны, — землянин улыбнулся, как будто прочитав мысли, — А также, особенно на начальном этапе, умение видеть свои ошибки, иметь мужество их признавать и желание исправлять.

— А как быть с тем, что это предоставит всем возможность подсматривать за другими, в любой момент их прошлой жизни, записывать это и пытаться использовать в неблаговидных намерениях, — тихо спросил Ерга, всё ещё чувствующий себя неуютно в присутствии столь “высоких” и необычных людей, коим оказался и его друг Данил. Он не чувствовал ни капли фальши в словах своего товарища и от того, что он себе представлял, начинала кружиться голова. Идя на эту встречу вместе с Милованом, он никак не ожидал встретить тут, да ещё в таком качестве, того с кем вместе копался в мусорных кучах. Хотя его способности драться уже тогда вызывали некое подозрение.

— В этом и заключается один из основных “сломов” сознания общества. Без сомнения такие идиоты найдутся. Но тут работает и обратный принцип, и о таком человеке тоже можно будет получить всю информацию. Кроме того, из опыта нашей цивилизации, даже совсем дуракам это очень быстро надоест. Что касается морального формализма, его надо будет ломать в первую очередь, потому как именно из открытости и появится свобода и равенство, о которых все так много говорят, продолжая при этом воздвигать вокруг себя стены собственных “тюрем”, иногда и в виде царских палат, - подмигнув на последних словах главе дома, Хранитель продолжил: — Я прекрасно понимаю, как тяжело принимать решения в такой обстановке, уважаемый Игельд. Когда ломаются все значимые основы, на которых построен ваш мир и ваше личное благополучие. Привычки и наработанные схемы ведения бизнеса придётся менять, иначе вы окажетесь в незавидном положении. Также не рекомендовал бы скупиться на исправлении ошибок и изменении политики вашей семьи. Уверяю, что, во-первых, мы будем заинтересованы в предоставлении вам многих интересных разработок нашего мира, и прибыль вы будете получать нисколько не меньшую, ведя дела честно, открыто и порядочно по отношению к своим служащим и работникам. Вот Ерга не даст соврать, — при этих словах последний лишь смог кивнуть, как делал это раньше, работая “детектором правды”, — А, во-вторых, подобные предложения получат многие Главы Корпораций, но у каждого будет своя ниша, своё направление развития и свои интересы, если и пересекающиеся с вашими, то только в плане взаимопомощи, ну или говоря понятнее вам: взаимной выгоды. Понятие конкуренции на самом деле является врагом любого дела и только добавляет неуправляемости и хаоса, а в результате ломает судьбы людей и само дело. Конечно, тут будет очень востребован тот самый второй “прибор” - здоровый разум. Уверяю, к этому ваша цивилизация тоже придёт. Мы и в этом вам постепенно поможем.

— Мне надо всё обдумать и созвать совет семьи. Слишком много вы от нас сразу хотите, хоть и очень убедительно показываете невозможность противоречить вам. Хотелось бы ещё хотя бы приблизительный бизнес-план нашего сотрудничества, так сказать намёк на ваши подарки, — явно принял какое-то решение Ингельд.

— Вы совершенно свободны в своём выборе. И правильного выбора не существует - есть только сделанный выбор и его последствия. С нашей стороны никакого давления угрожающего вашей жизни не будет, если только вы начнёте ценить жизнь других. Я знал, что вам потребуются материалы для составления экономического прогноза и принёс всё необходимое, — с этими словами Данил протянул ещё один носитель информации, — Ну и последние, перед тем как мы расстанемся на перерыв раздумий. Мой друг Ерга, как вы знаете, обладает талантом. На самом деле он обладает одним огромным талантом и его способность отличать ложь, лишь одна проявившиеся из множества нереализованных. Мы будем его обучать, и он станет одним из Хранителей Шумайев новой формации.


* * *


Молодой секретарь был удивлён. Опять в приёмной сидел этот землянин и попросил доложить о нём в ожидании аудиенции. По своей работе он прекрасно знал, что “иные” просто появлялись прямо в кабинетах и других местах, непосредственно перед тем человеком, с которым хотели общаться. И ни у кого разрешения не спрашивали. О таких встречах секретной информации было полно. Этот же, уже второй раз приходил и терпеливо ждал, когда его примут. Правда, откуда он приходил, службе безопасности выяснить не удалось.

— Сэр, к вам опять этот господин Заки.

— Пусть подождёт. И пригласи сюда членов совета и моих родственников, из тех, кто на месте.

Дардан посмотрел на проекцию, на которой он изучал информацию, предоставленную этим самым Заки при первом его посещении, а также запись самого разговора.

В тот раз точно также секретарь доложил, что в приёмной с деловым предложением ждёт неизвестный представившийся именем Заки. При этом пояснить, откуда он там взялся и кто он такой, сотрудник не смог.

Приблизительно догадываясь, кто это может быть, Лопочтли-Старший активировал систему защиты кабинета и дал разрешение впустить посетителя.

— Моё приветствие, — сказал вошедший смуглый мужчина в странном серебристом костюме с короткими рукавами, — Моё имя Заки.

— Так вы не из Ордена? — расстроился Глава дома Гугаль. Он давно готовился к серьёзному разговору с их представителями, так как ожидал их испуга или какой другой реакции, от нового оружия и хотел по полной насладиться их страхом и возможностью их унизить.

— Нет. Но моё предложение тоже интересно, настоятельно рекомендовано к рассмотрению  и отчасти вам может понравиться. Тем более оно как раз касается и проекта, на который вы так много возлагаете надежд, — посетитель внимательно смотрел в глаза хозяину кабинета.

— Хм. Ну, давайте послушаем, — получалось, что то или иное отношение к Ордену или другим властным структурам этот Заки имел, учитывая его осведомлённость и уверенность, с которой он говорил.

— Вот на этом носители присутствуют несколько исторических отступлений от нашей основной темы, но, тем не менее, имеющие к ней некоторое отношение. Одно из видео касается древних времен цивилизации Шумайев, содержит очень интересные и заставляющие задуматься факты. Его я бы вам рекомендовал посмотреть позже. Оно достаточно длинное и требующее спокойного и вдумчивого подхода. Второе видео более короткое. Оно касается недавней истории и связано с убеждениями и активными действиями одного молодого человека. Его можно посмотреть и сейчас. Да-да вот это. Борьба с распространением оружия и стремление к достижению мира, решению всех вопросов не насильственным путём очень импонирует нам. Очень хотелось бы обратиться к этой стороне вашей личности, потому как, в дальнейшем, совершенно недопустимо производство и применение недавно созданного оружия в рамках проекта “Столкновение”.

— Так вы от “Фадиус”? — разочаровался Дардан.

— Что вы! К организации, в которой вы состояли, я не имею никакого отношения. Но некоторые идеи присутствующие среди их воззваний не лишены смысла. Войны и убийства, развязываемые алчными, да просто глупыми людьми, требуют инструменты для лишения жизни себе подобных. Ваша Семья и ваш Дом выпускают такие инструменты в большом количестве.

— Ах! Прекратите. Убивает не оружие, убивает человек.

— Я ожидал, что вы так скажете. Но давайте представим, что вы прекратите выпускать оружие. Как и мечтал тот самый молодой человек. Что произойдет тогда? Ведь совершить массовые убийства будет тогда гораздо труднее. Все эти истины вы прекрасно знаете. Ведь не смотря на лицемерие возглавляющих “Фадиус” главарей, все их лозунги вам известны и вы прекрасно осознаёте их правдивость. Так что же случилось? Почему став Главой вы не реализовали задуманное? Почему создали ещё большее зло, способное уничтожать целые системы и галактики?

— Потому что осознал бесперспективность этой борьбы. Даже если я прекращу выпускать оружие, мои конкуренты этого не сделают. Просто я и мой Дом, моя Семья перестанут существовать, а кто-то ещё больше разбогатеет. Войны и убийства будут всегда. “Столкновение” же позволит под угрозой его применения диктовать некоторым несогласным свои правила, ограничивая зло и заставляя делать так, как решат правильные люди.

— Отчасти вы правы. Но только отчасти. Кто эти “правильные люди”? Создание, в своё время ядерного и гравитационного оружия ведь не решило этой проблемы. “Правильные люди” не появились. Оружие просто было скопировано или изобретено самостоятельно конкурентами и все вновь оказались в равном положении. И ограничений не последовало, наоборот эти виды оружия активно применяются. Периодически появляются умы, считающие возможным использование этих страшных сил. Тоже ждёт и это ваше изобретение. Так в чём разница как вам кажется?

— Разница в том кто владеет оружием.

— Несомненно. Именно в том кто владеет оружием. Разница в уме того кто сильнее, в рациональности и мере, в способности контролировать свою силу и желания. Мы не призываем совсем не производить оружие. Мы призываем выпускать его только для нужд силовых структур, поддерживающих порядок, то есть выпускать ограничено, не пытаясь на этом зарабатывать. С настоящего времени по-другому у вас и не получится. Насчёт конкурентов, вы также не переживайте - представьте, что и они перестали выпускать смертоносные системы на продажу, для собственного обогащения. А насчёт “Столкновения”, я бы не был так уверен на вашем месте. Если бы не наше вмешательство, то вашей цивилизации грозили бы очень большие неприятности. Не существовало бы уже целого сектора, а может и больше. Если кратко и образно, то при использовании такой “грубой силы”, образуется неконтролируемый разрыв пространства и проникновение материи из другого измерения, при частичном её не взаимодействии с электромагнитными и гравитационными полями, она наносит огромные повреждения любой материи нашего пространства, взаимно уничтожаясь. И способами как остановить выброс, вы не владеете, то есть вы не контролируете последствия.

— “Вашей цивилизации”? “Наше вмешательство”? — у Дардана похолодела спина, и побежали мурашки. Целый сонм мыслей промелькнул у него в голове. Он, наконец, понял, кто находится перед ним. От этого было и страшно и страшно интересно, и одновременно возникало желание задать множество вопросов и сделать вид совершенно не заинтересованного человека, — Получается это вы ...

— Да, это мы прервали ход вашего испытания. И да, я являюсь представителем Землян, как вы нас называете “иных”. И смысл нашего, пока предложения, это прекращение выпуска оружия, как вашей корпорацией, так и всеми другими. На этом же информационном носители находятся очень выгодные предложения по технологиям, производство которых позволит вам остаться столь же богатым и значимыми в этом мире, при этом, будучи более полезным для общества. Здесь учтены все возможные переходы, позволяющие снизить потери при переориентировании и переоборудовании производств.

— Ага. То есть полностью оставить нас без оружия и возможности сопротивляться вашему вторжению, захвату нашего мира и превращению нас в рабов?

— Давайте сделаем так, Дардан. Вы посмотрите эту информацию, покажите её вашим специалистам. И уже потом оцените, насколько мы искренни и какие технологии мы вам, только для начала, предлагаем. Имеет ли смысл после этого завоёвывать вас или ещё как-то вредить. Проявите сообразительность и логику. Через некоторое время я ещё раз посещу вас. И да там есть ответы почти на все ваши вопросы.

— А что будет, если я откажусь? Мы все откажемся?

— Право на выбор и сам выбор есть всегда. Свобода воли неоспорима. Только последствия разные. В этом случае вы получите ещё одно подтверждение наших добрых намерений, но оно вам понравится меньше, — улыбнувшись на прощание, Заки пешком покинул кабинет, а затем территорию комплекса и Лопочтли-Старший не стал его задерживать”.

Семья и совет Гугаль-Опсу, на закрытом засекреченном совещании, довольно долго изучали материалы и обсуждали сделанное предложение. Очень много интересного они узнали об истории Шумайев. Было над чем задуматься, если это не подтасовка и монтаж. Как и очень много интересного предлагалось для бизнеса. Разговоры были долгими и даже были споры в вопросе как поступить. Окончательное решение, прямо скажем, принималось не единогласно, а наоборот, практически было продавлено большинством и лично Главой. И вот теперь землянин опять был в приёмной. Когда все найденные секретарем собрались в кабинете, его хозяин активировал защиту и дал команду пригласить гостя.

— Приветствую вас господа! — сказал вошедший Заки, занял предложенное ему место и внимательно посмотрел по очереди на всех присутствующих.

— Мы также рады вновь видеть у нас представителя “потомков братьев”, — начал свою речь Дардан, — Мы внимательно ознакомились со всей информацией предоставленной вами. И у многих из нас возникли сомнения в истинности этих исторических записей. Правда, как мы поняли, в скором времени мы самостоятельно сможем убедиться в подлинности хроник, как только освоим выпуск необходимого оборудования. Также мы со всей серьёзностью обсудили ваши предложения и требование прекратить выпуск различных средств уничтожения, полностью свернуть проект “Столкновение” и все производства по нему. Мы согласны. Мы согласны рискнуть и заключить все необходимые договора с вами. Начать, так сказать, взаимное сотрудничество и реализовать ваш столь блестяще разработанный план перехода корпорации с производства предметов военной промышленности на гражданское производство .

— Я вижу какое решение вы приняли. Никаких договоров нам заключать не придётся. Наш бизнес строится на нерушимости слова и честности, готовности отвечать за принятые на себя обязательства и за содеянное. Наши добрые намерения остаются в силе. На этом носителе информации несколько вариантов развернутых бизнес планов, выбор из которых вы осуществите в зависимости от всех возможных изменений и ситуаций, а также все необходимые рекомендации, чертежи, спецификации и инструкции, к перечисленным в первичных данных, новшествам, которые будут очень полезны вашему миру. На этом я вас покину. Желаю успешной работы. Чуть позже, в случае необходимости, к вам присоединятся наши технические специалисты, которые помогут, если в этом будет надобность, — с этими словами Заки покинул кабинет.

Дардан улыбнулся и подмигнув собравшимся, подключил к ИИдрому принесённый “подарок”.


* * *


— Я ознакомился с тем, что вы мне принесли в прошлый раз, — Славомир Иуакан-старший находился в своём номере лучшей гостиницы на Ки-Эгаль-Калаг. Он был сосредоточен и хмур. Также в номере находился его старший советник и загадочная женщина, “иная”, с давно вышедшем из моды старинным именем Екатерина. Которую, если бы не одежда, можно было бы вполне признать за представительницу Шумайев с какой-нибудь далёкой от центра планеты, — Получается, через некоторое время любой сможет просмотреть все эти события из прошлого?

— Совершенно верно. Любой обладающий необходимым оборудованием и минимальным набором знаний и возможностей.

— И то место, откуда вы … и мы будем черпать эти знания, невозможно ни уничтожить, ни стереть, не переписать?

— Даже не знаю, как простым языком объяснить вам происходящее. Это измерение, которое отслаивается от нашего, имея полный отпечаток всего, что происходило. После этого его можно сколько угодно наблюдать, передвигаясь по координатам времени и пространства, но изменить - нет. Архив реальности.

— Да уж! — сокрушённо произнёс Славомир, — Я предстану в совершенно неприемлемом свете. Определение только одно преступник и нелюдь. И как вы нас будете судить?

— Уверяю, что в таком свете предстанут очень многие из вашей цивилизации. Вопрос не в том, какие вы были, а в том какими станете. И мы не в праве вас судить за ваше прошлое. Мы не были с вами. У нас свой “мир” и мы отвечаем за его прошлое. С вашим прошлым разбираться вам самим. Возможно, это будет не так легко и уж точно неприятно, но почти все в равном положении. Мы же если и будем вмешиваться напрямую, то только в дела нынешние и только если они будут касаться здоровья, жизни и смерти. Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду.

— Не уверен. Очень сомневаюсь, что наш уровень и основы мышления, хоть немного похожи.

— Согласна. Определённые наши знания дают совершенно другое отношение к некоторым ценностям и понятиям. Главное, что мешать достойно жить мы никому точно не собираемся, — сказала землянка и улыбнулась, услышав предыдущие мысли от местного богатея, — Но обо всём этом мы с вами ещё успеем поговорить. Это отдельная тема.

— Я так полагаю, что лично вы можете заглядывать в эти измерения без всяких приборов?

— Да. Хранители могут и так.

— Прежде чем я озвучу своё решение по перестройке производств, мне бы хотелось услышать ответ на один мучающий меня вопрос о прошлом. В двадцать лет у меня было увлечение одной девушкой, но родители были против наших отношений и в один из дней девушка исчезла.

— Нужно место, где вы встречались хоть раз. Иначе поиск займёт много времени.

— Как не странно это было на этой самой планете. Мы много раз встречались вот в том парке, что виден из окна этого номера.

Взгляд Катерины изменился, она смотрела теперь как бы сквозь стены куда-то вдаль. Так продолжалось некоторое время. Советник даже начал ёрзать в своём кресле, когда “она” наконец очнулась.

— Не очень приятная информация для вас Славомир. Ваш отец лично предложил этой девушки деньги, и когда она отказалась, в гневе убил её. Люди, участвующие в сокрытии этого, позже также были ликвидированы. Следов не осталось. Поэтому вам и не удалось, в своё время, ничего найти. Теперь сможете, — землянка вновь смотрела на собеседников.

— Как похоже на моего отца, — Иуакан-старший вздохнул, — Мой бизнес весь завязан, я бы сказал “заточен” под изготовление оружия. Очень тяжело отказываться от привычного. Но и ваш план перестройки на гражданское производство очень интересен и возможен. И уж совсем интересны устройства и модели кораблей, которые вы предлагаете выпускать. И всё же я не уверен, что у меня получится. Могу только сказать: я попытаюсь.

— Я оставляю вам всё необходимое для детального воспроизведения задуманного. Наши добрые намерения остаются в силе. Чуть позже, в случае необходимости, к вам присоединятся наши технические специалисты, которые помогут, если в этом будет надобность.

Положив на стол носитель информации, хранитель с Земли исчезла из номера. Славомир посмотрел на советника и подвинул оставленный предмет в его сторону.

— Ознакомьтесь, изучите. Потом доложите. А пока увеличьте производства основной продукции.


* * *


Специалист энергетик Корт делал плановый обход территории с проверкой оборудования на предмет отклонений и неисправностей, угрожающих безопасности одного из комплексов огромного военного завода, частично вросшего под поверхность, частично на поверхности и большей частью расположенного на орбите планеты. Он считал это глупым занятием, так как вся индикация и аварийная сигнализация были выведены на местный ИИдром и он вполне мог это всё контролировать по проекции, сидя в диспетчерской в удобном кресле. Но, не смотря на свои мысли, обход всегда совершался им очень внимательно и согласно регламента. Потерять работу было равносильно смерти. Внезапно обычные звуки этих помещений, разорвал рёв аварийной сирены и адаптированный голос ИИдрома:

— Внимание!!! В смотровой третьего энергоблока обнаружено первичное искривление пространства, нарушение энергетического взаимодействия масс, нелинейность течении времени. Объявляется эвакуация. Уровень опасности десять. Срочная эвакуация всего персонала. Аномальная область увеличивается скачкообразно с не просчитываемым периодом и объёмом захвата. Возможен взрыв установки.

И дальше повторение текста только о необходимости эвакуации и только каждый десятый раз опять полная информация. Корт на мгновение замер, быстро представляя план помещений. Названная смотровая находилась за следующей дверью прямо перед ним. “Необходимо визуальное подтверждение. Я должен это остановить”. Он побежал и открыв дверь, ещё с порога увидел чёрный отливающий по краям синевой шар диаметром с голову человека, который висел посередине помещения прямо над энергоблоком. Судорожно отцепляя от себя энерго-ловушку, он увидел, что шар увеличился в размерах и почувствовал силу, которая потащила его в сторону аномалии. Всё-таки достав и активировав устройство, Корт просто отпустил его, так как этого оказалось достаточным и заработавшую ловушку, саму затянуло куда надо, но она просто исчезла в этой черноте, не произведя никакого должного эффекта. В следующий момент, во всю упираясь ногами, чтобы не последовать следом, специалист почувствовал, как кто-то схватил его за воротник и одним движением выкинул через дверной проём в соседнее помещение. Ударившись при падении головой и из-за “искр в глазах”, самого неизвестного увидеть не удалось, а когда зрение прояснилось, дверь в смотровую была закрыта. Однако лёгкое сотрясение, как это не странно, позволило лучше соображать: “Нужно подтверждение иначе протокол не сработает, и могут погибнуть многие”.

— Подтверждаю появление пространственно-временной аномалии. Попытаюсь зафиксировать её, — прокричал Корт сообщение добравшись до пульта управления расположенного тут же и не доверяя в сложившейся обстановке носимым средствам связи.

Затем убедившись, что автоматика запустила остановку соседних систем и включила силовые поля блокирующие третий энергоблок, он перебежал до соседней смотровой и встал уже у пульта расположенного там. Наблюдая через открытый шлюз безопасности и на проекции, за происходящим и ожидая взрыва.

“Если будет взрыв и система защиты не справится, спастись мне уже не удастся. Если… Бежать уже поздно. Знать бы ещё, что это за штука и как она могла появиться там? Неужели наведённая от реактора? Нет, не может быть. Эти установки эксплуатируются уже много лет повсюду. И ни разу подобного не случалось. Да вообще аварий не случалось”.

Вскоре стало очевидным, что мощнейшие поля никак не сдерживают аномалию. Началось разрушение и поглощение стен, в речь ИИдрома добавилась фраза о деформации несущих конструкций, а это означало, что весь энергоблок уже в зоне “чёрного шара” и по какой-то причине детонации не было и возможно не будет. Однако полностью это не успокаивало, а делало очевидным факт, что взять процесс под контроль не получится и масштаб будущих разрушений предсказать невозможно, хотя он и не будет носить взрывной характер и спастись всё же можно.

— Системы защитных полей аномалию не остановили. Третий энергоблок полностью поглощён. Взрыва и ударной волны не последовало. Область поражения стремительно увеличивается. По своему характеру явление похоже на гравитационный коллапс высоких энергий. Рекомендую полную эвакуацию всего завода. Возможно, необходима эвакуация планеты, — озвучив это сообщение по связи, Корт побежал в сторону аварийно-спасательной капсулы.

Надежда была только на то, что туннель на поверхность ещё не покорёжен и пневматическая система сработает должным образом. Кроме него на данном уровне других работников не было, а того кто его выкинул за шиворот, кто бы он ни был, уже не спасти. На поверхности эвакуация шла полным ходом. Сирена и нудный голос ИИдрома орали и тут. Сотрудники садились в различные транспортные средства и покидали территорию завода. Несмотря на явную организованность процесса, паника всё-таки присутствовала. Увидев начальника секции энергетики, Корт подбежал к нему. Тот внимательно посмотрев на него, словно проверяя адекватность, спросил:

— Значит коллапс высокой энергии?

— Утверждать не берусь.

— Судя по отсутствию взрывов вполне возможно. Да и ИИдром подтверждает. И ещё несколько из персонала на разных этажах. Только вот откуда? Ни один технологический процесс на заводе не способен породить такое явление. Самому бы удостовериться. Занимай место в ближайшем транспорте.

Многие работники выбегали из выходов аварийных лестниц, явно поднимаясь из подземных этажей пешком. Вид у них был уставший, но явно целеустремлённый. Значит и они также что-то видели. Эвакуация продолжалось. Когда глядя на проекцию начальник убедился, что в комплексе под ними никого не осталось, он последним сел в отбывающий транспорт и одновременно почти в центре территории завода земля и постройки начали проваливаться вниз. Уже удалившись на значительное расстояние, все стали свидетелями как большой чёрный шар стал подниматься из-под земли, продолжая медленно увеличиваться он, одновременно отдалялся от планеты. “Неужели это всё? Пронесло? И на планете больше разрушений не будет?” - подумал начальник. Однако отлетев на какое-то расстояние, аномалия остановилась, но расти не прекратила. Транспорт здорово потерял в скорости. Вскоре аномалия начала затягивать и части орбитального корпуса завода. Было видно, как отовсюду стартуют спасательные капсулы, планетные погрузчики и грузовые корабли. Через какое-то время коллапс высокой энергии мгновенно увеличился, поглотив всю космическую часть производства, вместе со станцией, доками и другой мелочёвкой. Одновременно “слизнув” с поверхности планеты остатки сооружений корпорации и исчез, не оставив после себя никаких следов и каких-либо других признаков разыгравшейся катастрофы. Наблюдавшие за этим на удалённом расстоянии сотрудники облегчённо и обречённо вздохнули. С одной стороны они остались живы, но с другой стороны будущее несло сплошную неопределённость и как минимум безработицу в ближайшее время.


* * *


Секретарь не мог скрыть бившую его дрожь, однако продолжал доклад:

— Согласно отчётам и первичным исследованиям аномалии были рукотворными и кем-то управлялись. Их увеличение строго контролировалось, позволяя успеть эвакуироваться всем находящимся в зоне будущего поглощения. На одном из заводов она не росла до тех пор, пока спасатели не вызволили группу рабочих, попавших в ловушку из-за деформации дверей. В нескольких случаях видели людей в серебристых костюмах.

— Все заводы? — Дардан сжал кулаки и зло посмотрел на секретаря, как будто всё содеянное его рук дело.

— Уничтожены все заводы конечной продукцией которых, являлось оружие или имеющие сугубо военный профиль, — сглотнув, подтвердил подчинённый, — Также уничтожены военные производства других корпораций и склады с особо мощным вооружением. Жертв ни в одной из катастроф практически нет. Единицы погибших и пострадавших в результате несчастных случаев из-за паники. На настоящий момент есть информация только о шести мелких и двух средних, по рейтингам, объединений, которых эта участь миновала. И, … целы все предприятия принадлежащие семейству Иуканов.

— Почему!? Почему мы!? Мы же согласились! — прокричал Лопочтли-Старший и стукнул кулаком по столу, и уже успокаиваясь, хмыкнул: — Надо же почти без жертв. Установи связь со Славомиром.

Разговор с оружейным магнатом ничего не дал. Тот подтвердил, что тоже согласился на переоборудование производства, в настоящее время его сотрудники только рассматривают и раздумывают с чего начать, но нынешнего производства он не останавливал. Находясь в состоянии запущенных по кругу мыслей, вызывающих только чувства обиды, беспомощности, злости и унижения, Дардан даже не заметил, что в кабинете кто-то появился. Лишь в очередной раз пнув, проходя мимо своё кресло, он заметил боковым зрением, слегка протрезвев от боли в ноге, что на дальнем диване кто-то сидит. И развернувшись всем телом, встретился взглядом с так называемым Заки. Последний не дав время на вопросы сам спокойно начал говорить:

— Вы и некоторые ваши советники настолько глупы, что даже не поняли что предоставлено вам на записи. Не поверили или усомнились в отображении и сохранении истории мира, где бы то ни было и возможности просмотреть любой момент из прошлого. Хотя у вас такой шанс был. Сравнить собственные воспоминания о себе и отданное вам видео весёлой юности. До вас должно было дойти, что ваши секретные совещания, вовсе не являются секретными. Не говоря уже о моей способности читать ваши мысли. И истинные ваши намерения для нас очевидны. Мы лишим многих из вас возможности лукавить и изворачиваться, а мир от излишних орудий уничтожения. И учитывая, насколько вы не сообразительны, хочу акцентировать внимание, что на переданном носителе всё ещё есть все технические новинки и есть варианты планов развития бизнеса и из такого состояния, в котором оказалась, в настоящий момент, ваша корпорация. Как видите наши добрые намерения до сих пор, пока ещё, в силе.

— А наше мнение вас не интересует?! — зло бросил Лопочтли.

— А вас интересует мнение тупых людей спешащих совершить суицид или того хуже - убийство? — спросил землянин и исчез.


* * *


Отомаш уже потерял счёт времени своего нахождения в этом заточении и полутемноте. Некоторые утверждали, что прошло всего два цикла. По его мнению, прошла неделя, хотя в этом он уверен не был. Кормили его, впрочем, как и остальных, два раза, но ему есть хотелось всё время. Имея довольно упитанное тело и привыкнув к роскошной и регулярной пище, а также всевозможным перекусам, это испытание являлось для него самым тяжёлым. Первое время после похищения, будучи старейшиной верховного совета планеты Ансуб-Ку, Отомаш, как и некоторые другие, сильно кричал и возмущался, отбил руки и ноги о металлические двери грузового дока, превращенного в мини казарму, требуя прекратить безобразие и оповещая всех о своей высокой должности. Орал и грозил всеми возможными последствиями, таким же как он сам “заточённым”, большая часть из которых, обречённо и непонимающе болтались между спальных модулей, пока не наткнулся на хорошо знакомого министра освоения, объединённого правительства этой же планеты, который прибывал в шоке или был чем-то обколот, и никак не реагировал на окружающее. Вместе с этим чиновником они неоднократно отдыхали и кроме этого имели одинаковые радикальные взгляды на ситуацию на планете и вокруг сепаратистских настроений нескольких территорий. После этого он стал присматриваться к остальным, считать их было лень, но приблизительно в отсеке находилось около пятидесяти человек. И среди них также обнаружились высокопоставленные чиновники, выступления которых он видел или читал краткие тезисы, некоторых также знал лично и слышал их мнения о боевых столкновениях с военными структурами отделяющихся областей. Общий смысл позиции этих людей сводился к настаиванию на более активные действия по уничтожению сепаратистов, наступлению на них и физическом уничтожении, и даже орбитальной бомбардировке всех их территорий вместе с мирным населением. Как и сам Отомаш, многие высказывались, что если бы им дали в руки оружие они бы лично показали пример как это надо делать. Открытие такого положения вещей чуть не привело к конфузу. Старейшина, от охватившего его ужаса, чуть не навалил в штаны. “Нас похитили сепаратисты и будут убивать”. Боевой настрой выветрился мгновенно. Он совсем не понимал как такое возможно, но судя по тому, как быстро и чётко была нейтрализована охрана его дома, а он сам с мешком на голове увезён в неизвестном направлении, речь могла идти как о подкупе, так и о высоком профессионализме похитителей. В последнее Отомаш не верил.

— Ганус, ты не устал развлекаться? Это уже четвёртая планета и двадцать восьмая операция, — Сергий после очередного занятия с учеником, всё ещё был на корабле, — Многие из адептов Тота, ещё там, у нас на Земле, тоже пытались так примитивно наказывать глупых людей за ложь и пренебрежение к чужим жизням, ради своих амбиций и неадекватных убеждений. В целом, именно так надо вести войну - именно убирая конкретных людей, источник поощрения вражды, источник разжигания взаимной злобы и ненависти, и поощряющих убийства, а, не устраивая бойню среди простых граждан, не имеющих к этому никакого отношения и находящихся под ложным убеждением необходимости лишения жизни таких же как они сами солдат. Так что я не то чтобы осуждаю. В качестве тренировки способностей вполне подходит. Просто, я вырос уже в других условиях и могу предложить более эффективные и изощренные способы наказания, воздействия или перевоспитания. Из нашего опыта твои уроки для них слабо помогают. Мудрости им не прибавляют точно. Иногда, даже наоборот, вследствие слабоумия фигурантов они озлобляются и без потери пафоса продолжают свою деятельность, бывало и в более худших вариантах. Глупость не лечиться. Тут нужен другой подход.

— Раскидаю этих по фронтам и посмотрим. С удовольствием послушаю твои варианты. Тем более некоторые из этих не понимают намёков и уроков, что, в общем-то, как ты верно заметил, и неудивительно. Дружащими с головой их не назовёшь, — потенциальный “видящий” улыбнулся и направился к ангарам.

Через некоторое время часть похищенных чиновников, в том числе Отомаш, переодетых в военную полевую форму, под угрозой быть выкинутыми в открытый космос, высадили из посадочного модуля, в районе дислокации военных сил правительства. Сопровождавший их офицер, очень похожий на Гануса, пинками и зуботычинами построил новобранцев. Вышедший их встретить командир наёмников, немного удивлённо рассматривал столь необычное пополнение.

— Принимайте “мясо”. Эти ребята просто рвались в бой и готовы голыми руками уничтожать сепаратистов. Не смотри, что неказистые. На самом деле звери. По крайней мере, в душе. Очень надеюсь, что под вашим командованием станут таковыми и в реальности, — передовая список отрекомендовал “бойцов” их провожатый. После чего вернулся к месту посадки.

— “Мягче-мягче. Не дави так сильно на мозги командира. Активное внушение это плохо. Только лёгкий “отвод глаз”. Нельзя подавлять волю самого человека. Это крайний случай”, — мысленно встретил его стоящий в шлюзе Сергий, — “В целом неплохо. Циклов пять-семь будут выкладываться как проклятые, с полной гаммой нужных впечатлений и ощущений, пока тут разберутся, и станет понятно кто они на самом деле. А потом, если останутся живы, можно и трудотерапию устроить. Пусть овощи выращивают или где на заводе потрудятся, всё пользы больше”.

— “Помягче говоришь. Мне показалось он что-то заподозрил. Ну да ладно. Сейчас при выгрузке следующей партии попробую”.

— В следующий сектор, — дал команду на взлёт Ганус, поднявшись по пандусу.


* * *


Начало очередного Теш Свободных Миров, на первый взгляд, ничем не отличалось от всех предыдущих. Тот же спущенный от Консорциума сценарий проведения и тексты выступлений. Однако Баровит знал, что это не так. Во-первых, по имеющейся информации, разногласия и споры между корпорациями и Орденом были столь сильными, что их эхо докатилось почти до всех. Скрыть чуть ли не начало войны с “истинниками” было невозможно. Как и не возможно было уже скрыть появление “иных”, их активное вмешательство в политику и различные действия по отношению цивилизации Шумайев. Во-вторых, судя по полученным указаниям, несмотря на всё это, большинство корпораций каким-то чудом сумели договориться между собой и даже с Орденом, что было очень странно, с учётом знаний о людях возглавляющих и представляющих эти структуры, а также предыдущего богатого опыта “Ведущего” собраний в кризисных ситуациях. В-третьих, несколько “миров” и корпораций, членов Теш, отозвали своих представителей и советников. Их было мало, но некоторые из них были очень влиятельными. Ну и в-четвёртых, сама основная линия сценария была настолько страшной и практически готовила всех к полномасштабной войне с вторжением “иных”. Баровит чувствовал, что заседание будет “весёлым” и пройдёт не по плану и не ошибся. В самом начале пришлось сразу выключать трансляцию, так как в зале, судя по способу и одежде, появились несколько “потомков братьев”, которые спокойно заняли одну из пустующих лож и явно приготовились участвовать в процессе. Теш взорвался шумом тихих переговоров между участниками, а через некоторое время наступила тишина. Все ждали развязки и реакции Ордена, присутствующего в виде двух Вторых Иерархов, или реакции любого другого менее сдержанного члена.

“Надо брать инициативу в свои руки”, — подумалось ведущему, лёгкость с которой он принял такое решение, была ему понятна. “Иные” выглядели как обычные люди и спокойно говорили на языке Шумайев. Их вторжение в "спокойную" жизнь Свободных Миров уже не воспринималось как что-то экстраординарное, оно было сродни множеству конфликтов возникающих постоянно и без них. И только где-то в глубине тлел восторг от причастности к таким историческим событиям. Баровит обратился к незваным гостям:

— Мы приветствуем представителей цивилизации Землян. Регламент нашего собрания не предусматривает вашего присутствия и участия, но учитывая основную затронутую тему, хотелось бы уточнить: собираетесь ли вы делать какие-либо заявления и если да, то предоставить вам слово первым, так как все остальные выступления и обсуждения будут несвоевременны.

— Мы хотим лишь довести до вашего сведения сложившуюся ситуацию как видим её мы и ответить на ваши возможные вопросы, — ответила девушка со странным чертами лица и разрезом глаз.

— Тогда я предоставляю вам слово.

— Собственно, выступать будем даже не мы, а ваши же сограждане. Так будет проще и вызовет чуть больше доверия уже нашим словам.

После этого Байсен, капитан того самого развед-крейсера и участник первого контакта, непонятно как оказавшийся в Теш среди “иных”, рассказал об инциденте и его роли в случившемся.

— Как видите, не мы первые начали отношения с агрессии. Но мы не имеем претензий, за это событие, ни к капитану, ни в целом к вашему народу, так как в любом случае никто не погиб и наша станция, практически не получила повреждений. Но этот инцидент очень хорошо, в целом, характеризует ваши моральные устои. Полученные нами в дальнейшем сведения лишь подтвердили наши выводы. Не смотря на это, мы понимаем, что вы являетесь ветвью наших общих предков, древней цивилизации, которая когда-то населяла огромное количество миров. Мы нуждаемся в вас. В общении с вами. Поэтому по мере возможности и целесообразности будем помогать вам. В чём уже состоит наша помощь, расскажут, опять-таки, ваши сограждане.

После этого выступил учёный-исследователь Ярук и рассказал об открытиях в различных направлениях научной мысли, которые были сделаны при поддержке землян или были подарены ими, об их ценности для людей, налаживаемом производстве и даже продемонстрировал некоторые технические новшества. Следом за ним об успехах в медицине, достигнутым благодаря подаренным разработкам, поведал Керест, медик с того самого крейсера. Внимательно наблюдавший всё это Баровит удивлялся спокойствию Иерархов Ордена, которые, казалось, никак не реагировали на происходящие. А также его удивляло, что, несмотря на демонстрируемые явно добрые намерения землян, большинство присутствующих продолжали быть настроены агрессивно по отношению к ним. В какой-то момент ему пришло сообщение, что всё это время трансляция по непонятным причинам продолжалась, несмотря на то, что индикация показывала обратное. Вспотев от страха, он тут же связался с аппаратной, чтобы те разобрались в чём дело. Инженеры последней были вынуждены вытравить исходящий кабель, так как никаким другим способом изменить ситуацию у них не получилось. Это немного успокоило: всё-таки получалось его вины, как ведущего, не было. Тем временем в зале почти не обратив внимания на выступления капитана и учёных, присутствующие достаточно зло начали "наскакивать" с вопросами на самих “иных”.

— На каком основании вы ограничиваете наши передвижения в космическом пространстве? Разве оно принадлежит вам?

— А на каком основании вы ограничиваете передвижения больным с нездоровой психикой и преступникам? Наверно в основе лежит опасность, исходящая от них для окружающего? Для принятого считаться НОРМАЛЬНЫМ существованием в вашем обществе. При этом вы руководствуетесь только своими умозаключениями и не интересуетесь мнением этих самых “ограниченных”. Вы же не рассматриваете их философские взгляды об устройстве мира, например, такие как неизбежность смерти и соответственно, дозволенность любого поведения, вплоть до лишения жизни себе подобного. Так и мы не учитываем ваше мнение.

— Значит, по-вашему, мы сумасшедшие или же мы преступники?

— Ну, во-первых, не все, но многие, причём присутствуют как первые, так и вторые, впрочем, вторых больше. А во-вторых, оцениваем мы вас по делам вашим. И хоть я и сказала, что мы будем помогать вам, но придётся и ограничивать. По крайней мере, в вашем неудержимом желании самоликвидации, убийства себе подобных и необдуманном и бесконтрольном воздействии на окружающий мир и его целостность.

— То есть, вы планируете захват власти, тотальный контроль и диктат? Устанавливать, что можно делать, а что нельзя?

— Не всё из перечисленного и не во всех случаях. Определённый диктат есть всегда. Вам ли этого не знать. Всегда есть начальник и подчинённые, руководители и простые работники, власть, берущая на себя ответственность за решения и право управления, и народ. Мы будем пресекать развязывание массовых убийств, войн, создание оружия угрожающего целостности мироздания, а также препятствовать вашей дальнейшей космической экспансии. Ресурсов, находящихся в зоне Освоенного пространства, вам с лихвой хватит ещё очень надолго. А к тому моменту, когда это изменится, ваши потомки уже и поумнеют. Во всём остальном ваша жизнь, без вашего участия, никак не поменяется. Только вы сами, точнее как всегда, избранные из вас, будут решать как строить в дальнейший мир. Некоторым из вас мы покажем, как живём сами. Некоторых отстраним. Свобода воли достойных и умных людей, в конце концов, станет для вас нормой. Через сколько времени "Вы" этого добьётесь, там будет видно. В любом случае жизнь является для нас высочайшей ценностью, и отнимать её просто по прихоти и в угоду своим каким-то целям мы не собираемся. Мы не в праве вас судить за ваше прошлое. Мы не были с вами. Со старыми ошибками и преступлениями разбираться придётся вам самим. У нас свой “мир” и мы отвечаем за него.

— Какие красивые и запутанные слова. В основе же, за туманом добрых намерений, явное желание навязать нам свою волю, установить свои порядки, изменить нас, наше мировоззрение. Сделать из нас послушных мутантов-рабов для выполнения своих целей, которые сами или боитесь или брезгуете исполнять.

Один за другим вскакивали участники Теш и выкрикивали обвинительные и достаточно оскорбительные слова, подозревая и обвиняя “иных” в различных негативных намерениях. Земляне никак не реагировали на это. Только внимательно всех рассматривали. Также Баровит заметил, что и капитан и учёные уже ушли. Ему всё больше вся эта обстановка казалось странной: “Сценарий продолжает действовать. И это несмотря на нестандартность ситуации. И Иерархи неестественно спокойны”.

Большинство реплик были абсолютно не логичны и полностью игнорировали или перевирали известные факты и события, произошедшие с момента “инцидента”, переворачивали “с ног на голову” поступки и заявления “потомков братьев”.

— Вы тут говорили о прошлом и ошибках. Так вот! В нашей истории присутствует множество попыток таких же переворотов и военных захватов власти. Шантажа и угроз от всяких проходимцев, считающих себя олицетворением судьбы. И где они теперь? Народ всех перемолол и сохранил своё право самостоятельно решать, без всякой помощи даже от очень умных, присваивающих себе право учить других жизни…

— “Они все запрограммированы. Некоторые до сих пор под гнётом внушения”, — всё это время, продолжая мысленно общаться, сказала Фэн своему спутнику.

— “Да. Но не сейчас. Это работа скрытых агентов Ордена при каждом Доме и представительствах. В нескольких, где были интересующие нас личности, мы смогли их нейтрализовать на месте. А те, кто и сейчас под внушением, ты же видишь, их эти двое продолжают держать, даже защита, придуманная местными умельцами, не помогает. Сломали они её”, — откликнулся Янтарь.

— “Будем развеивать?”

— “Незачем. Основной посыл мы сделали. А эту часть событий нам не сгладить. Конструктивно говорить будем с адекватными Хранителями. Скажи пару слов и уходим. Надо будет позже переговорить с ведущим. Перспективный молодой человек”.

Во время очередной паузы между потоками брани, Фэн встала и произнесла короткую фразу, после чего все кто был с ней, покинули зал:

— Нашу позицию мы донесли до народа Шумайев. Для дальнейшего диалога почти все находящиеся в зале не готовы.

После того как исчезли земляне, Иерархи расслабились и почти всем присутствующем окончательно поплахело с головой, кому от воздействия последних, а на кого и влиять не надо было. В ходе дальнейших обсуждений было принято решение о введение предвоенного положения и направлении оперативно-космического флота Свободных миров, а также флотов корпораций, к месту “инцидента” с целью уничтожения корабля “иных” и прорыва блокады.

“Какие идиоты?” - думал Баровит, — “Неужели они не видят и не соображают, на сколько возможности “потомков братьев” превосходят наши. Неужели не могут отличить добрые намерения от притворства. Хотя о чём я? Они же действительно идиоты”.


* * *


Александр с интересом наблюдал за очередным обсуждением договора с представителями цивилизации Шумайев. Среди них были и Иерархи Ордена и главы Корпораций, и учёные, и просто талантливые люди, соображающие лучше своих соплеменников. Иногда встречи проходили на прячущейся станции “Синеапене”, чаще на Свах-Три, иногда, как сейчас, они занимали целый зал, иногда собирались в узком составе, имеющем конкретную направленность обсуждения. Многие вопросы и темы повторялись и возобновлялись снова и снова, из-за появления новых людей, не владеющих информацией или из-за сложности восприятия идей не свойственных этому миру и резко контрастирующих с установленными законами, нормами, культурными и моральными правилами. И хоть почти все из участников договорного процесса побывали в “мире” Землян, а некоторые даже успели пожить, какое-то время, на планетах и познакомится с обществом и социогенезом [21] “потомков братьев”, представить себе возможность перехода к такому, воспринять целесообразность, неизбежность, сложность пути и продолжительность процесса, могли не все.

— Но согласно логики …, — пытался возразить один из присутствующих учёных, но его прервал Янтарь:

— Любой человек может сказать, что поступает логично, что его логика совершенна. Любой может быть ошибочно уверенным в правильности своих выводов, поступков и решений. Но важным является основа, на которой “зиждется” эта логика и уверенность. Всё опять-таки упирается в знания накопленные данным индивидуумом, их истинность и способностью его мозга оперировать этими знаниями, захватывая всю широту возможных логических операций и заключений, свойственных конкретной ситуации. Иными словами мы опять возвращаемся к не совершенности мозга и из-за этого невозможности Сознания работать на данной “платформе” в полную силу.

— Вы постоянно упоминаете ущербность нашего ума. Это как-то очень задевает и вызывает желание вам противоречить, — вздохнул Хире-Шиутэ-Кутли.

— Ну почему же только вашего? В нашем прошлом этот недостаток также присутствовал во всей красе. И даже сейчас степень совершенства в нашем обществе разная. А главное это в любом случае не является чьей-то виной и приговором. Ситуация проста и некоторые аспекты мы уже много раз с вами обговаривали, — улыбнувшись начала говорить Катя.

Именно появление и участие во всех мероприятиях Екатерины, больше всего взволновало и обрадовало Александра. Эта была та самая ученица Рэма, о которой, совсем недавно, он записал столько событий далёкого прошлого в поисках самого Джехуртиртота [16], занимаясь хронопластикой ещё там на Земле. Она почти не изменилась внешне, но вот уверенность и спокойствие с которыми она говорила и что-либо делала, говорили о её возросшем могуществе и мудрости как Хранителя.

— Может ли налаженное программное обеспечение хорошо работать в компьютере или, по-вашему, в ИИдроме, имеющем скрытые дефекты в своих электронных деталях? — продолжала тем временем она, — И кто виноват, что эти детали имеют дефекты? Тот, кто производил? Тот, кто собирал? Тот, кто изобрёл? Извиняюсь за такую аналогию, но она очень точно характеризует общий смысл. Так и, можно называть по-разному: душа или ЭИС энергетически-интеллектуальное сознание, изначально наделена всеми признаками индивидуальности. Характер и многие другие понятия которыми мы описываем человека уже определены в ней. То есть это почти вся личность, которая уже доформировывается в зависимости от знаний и условий того мира, где появляется. При этом именно Здоровье такого органа человека как мозг имеет огромное значение для полного раскрытия способностей. Совершенство самого “инструмента” - Ума. Его физико-биологическая способность, позволяющая Сознанию адекватно и объективно воспринимать реальность, анализировать и накапливать информацию, и рационально, грамотно и вовремя использовать всё это в повседневной жизни.

— Ну, вот теперь получается мы все, всё же не здоровы? — удивился представитель медицины.

— Нет, не так. Не совсем так. Каким образом формируется внешность человека? У кого какие глаза, строение тела, волосы и так далее?

— Генетическая память, программа, — ответил тот же медик.

— Вот именно. О чём я только что и говорила. Программа формирующая "железо ИИдрома", организм человека. Всё ли у людей разное? А как насчёт внутренних органов? Их функции одинаковы, как и строение. Отличия, конечно, имеются. Например, в пропорциях. Так почему некоторые от рождения страдают из-за почечной недостаточности или плохой работоспособности и недоразвитости клапана сердца? Такая же проблема и с таким органом как мозг. И вы правильно заметили - всё это записано в генетической памяти, программе. Только там кроется и проблема. В настоящее время, из-за различных причин, совершенно хаотично и непредсказуемо в генетической программе появляются ошибки, в результате которых при формировании органов происходит их неправильное строительство и развитие. Отсутствие некоторых нейронов, их заторможенные химические реакции и так далее. В результате ЭИС не способно функционировать в полную свою силу. Наши специалисты, в настоящее время, активно работают совместно с некоторыми вашими учёными и медиками, имеющими соответствующие знания, в направлении решения этой проблемы.

— Всё-таки будете копаться в наших мозгах? — съязвил Хире-Тлалик.

— Мы понимаем ваше недоверие и в некотором роде страх. Большинство органов и дефектов организма исправить очень легко - генное управление восстановлением клеток. Но не головы. Дело в том, что исправить уже сформировавшийся орган мозга мало того что нелегко, но и приводит к непредсказуемым результатам. Причина тут одна: доступа к полному пониманию, способностям и взаимодействию Сознания заключенного в нашем разуме и информационными потоками вселенной - абсолютной истинной, мы не имеем. Наши знания огромны, но мы не всезнающи. Поэтому в мозгах взрослых представителей вашей цивилизации мы “копаться” и не планируем. А собранные здесь представители в этом просто не нуждаются. Именно поэтому вы и здесь. Мы, впрочем, как и вы, просто точно знаем, что здоровый человек это хорошо. И мы точно знаем, как это сделать, чтобы новое поколение было здоровым. И вы видели, когда были у нас в гостях на результат этих действий. Наша цивилизация точно также прошла через эти изменения. Огромную роль в этом сыграл наш учитель. Чьи познания законов мира, его строения и гармонии, несоизмеримо выше наших.

Александр слушая это, кивнул. Он с коллегами уже разобрал и расшифровал всю и все генетические цепочки, этапы развития и функционирования организмов “сестринской ветви” людей. Благо взять необходимые образцы, со всех возможных мест проживания, для земных хранителей не составляло никаких проблем. В этом помогли и огромное количество добровольных землян агентов, теперь живущих в различных местах среди Шумайев. В целом особого отличия не наблюдалось, но вот ошибки и повреждения, накопившиеся и только появляющиеся в программах, имели очень часто совершенно другой характер и как результат другие последствия. Помимо радиации и других стандартных излучений, существование и взаимодействие, в том числе на клеточном уровне, иногда совершенно других микроорганизмов, бактерий и вирусов, порождали незнакомые мутационные процессы, по-другому влияющие на развитие и здоровье людей.

— Наша учитель также заботилась о нас, — вставил своё слово Шиутэ, — Почти все из нас видели хронопласты происходившего на Ки-Бхоух, в те древние времена. Получается, Истаксиуатль ошиблась? Нельзя сеять зерно знания в почву глупости?

— Последнее абсолютно верно. Нельзя сеять зерно знания в почву глупости. В частности это приводит к совершенствованию средств уничтожения друг друга и их применению, - согласилась Екатерина, — Только Иста и не собиралась этого делать. Она не успела завершить начатые преобразования и не могла предвидеть свою гибель. Как и гибель первых своих учеников, уже понимающих и владеющих необходимыми пунктами плана. Конечно, это тоже можно счесть за ошибку. И всё же основную ошибку совершили недоучившиеся ученики и последователи. По слабости и недообразованности, обожествившие своего учителя и исказившие оставленные инструкции, преследуя благие намерения в рамках своего понимания. Именно из-за невозможности “изменить”, сделать умнее, всех представителей вашего мира, мы не собираемся делиться с вами всеми своими знаниями. И предоставили лишь те, что не возможно употребить в негативном аспекте. И мы хотим помочь именно ВАМ, тем, кому повезло уже сейчас быть здравомыслящими, самим сделать здоровыми следующие ваши поколения и уже их, совместно, научить всему, что знаем сами.

— Получается, что если даже клонировать человека. ЭИС всё равно сделает каждого из них разными?

— Именно так. Здоровый мозг не делает людей одинаковыми, только лишь одинаково физиологически и одинаково здоровыми. Сознание, личность у каждого своя. Как я уже говорила, ЭИС остаётся загадкой и для нас. Как происходит её “подключение”? Кем делается выбор? В этом плане у нас существуют лишь теории и предположения. Возможно, они и близки к истине, но просто верить для нас не достаточно. Мы опираемся только на знания. В любом случае индивидуальность неизбежна.

— Но человек, на протяжении всей своей жизни, вынужден использовать понятие веры. К примеру, верить в успех своего предприятия, рискуя и вкладывая деньги в экономические проекты, производства и строительства, — возразил Алабор, как глава своего Дома, занимавшийся теперь именно этими вопросами.

— Это не совсем к нашей теме, но можно провести аналогию. Верить надо, но согласитесь лучше, не на основании теорий и предположений, а на основании знания. Во всех остальных случаях риск ошибиться будет велик. Вы же не вкладываете деньги в проект, не собрав минимальной нужной информации о нём.

— Вам проще. В вашем мире нет денег, и существует достаток во всём.

— Было время, деньги были и у нас, и мы также стояли на пороге перемен. И главное тут не деньги, а точное понимание собственных желаний и возможностей. Мы с вами похожи, но Вы “верите” в свою правоту, а мы знаем что правы, вы преследуете меркантильные цели, мы достижение гармонии, рациональности и меры в желаниях, вы готовы к любым действиям и даже убийствам - цель оправдывает средства, для нас же лишение жизни это крайняя необходимость. Совершённые нами поступки и их последствия полностью нам подконтрольны. Вы же готовы к любому риску, основываясь лишь на своей “вере” и выдуманных убеждениях. От умения и способности понимать окружающий мир и своё место в мире, и зависит, является ли сила злом. Изначального зла не существует. Зло рождается из недостатка “ума”.

— И всё же, как же воспитание? Влияние социума и стереотипов общества? — продолжил допытываться молодой Глава семьи Ламасу.

— Это всё тоже действенно и играет некоторую роль, но не главную. Вы пытаетесь найти ошибку во внешних условиях, в воспитании, культуре и моральных устоях - это всё вторично и оказывает лишь косвенное влияния, сообразно восприятию этих факторов самим Сознанием. И если основная ошибка находится в вас самих, то никакие изменения “атмосферы” вокруг не исправят ситуацию. Возможно, только временно, пока память помнит или в рамках одного двух поколений под давлением идеологии, страха и физического принуждения, и изменяется лишь поведение, но не сами люди. А дальше “спираль” и повторение неизбежных заблуждений только в новых исторических условиях. Ведь первопричина ошибок не исчезла, а всё остальное изменилось и или забылось.

Разговаривали ещё долго и все темы так или иначе сводились к возможности рационально мыслить и умению адекватно и объективно воспринимать и понимать реальность. Очень тяжело, представителями Шумайев, принимался тот факт, что большинству из них отказывают в этих способностях и напрямую указывают на их глупость. И хоть собравшиеся и понимали логичность сказанного и свою избранность, но было видно, что в целом за свою цивилизацию им было обидно.

После ещё были совещания по направлениям. И уже Александр много беседовал, демонстрировал достижения, и совместно с Керестом и другими учёными генетиками, планировал возможные действия по изменению состояния медицины в мире, занимающем такое большое количество космических объектов, планет, станций и баз, раскиданных и расположенных порой очень далеко друг от друга. Обсуждал и разрабатывал внедрение программы контроля рождаемости и генетической коррекции здоровья детей нового поколения, на разных стадиях от зарождения до появления и дальнейшего развития.


* * *


Очередная беседа проходила в зале, где весело объёмное изображение, сложной ступенчатой пирамиды, всех ветвей власти мира Шумайев. Нервничающий в своём кресле Ерга решил всё-таки озвучить свою тревогу:

— Простите, что не в тему. Но мне кажется очень важным этот вопрос. Вас не беспокоит скопление флота в секторе и решение, принятое Теш Свободных Миров? Их кораблей всё больше и больше.

— Нагнетание обстановки поможет нам выявить всех недоумков, которых стоит оградить от власти и возможности делится своим дефектным мнением с другими. И особенно тех, кто готов на насилие и убийства, ради отстаивания своих сомнительных убеждений. Чтобы не устраивать бойню среди запутавшихся, обманутых и подневольных людей, натравленных друг на друга, а убрать “верхушку” желающую нести смерть, кровь и насилие чужими руками, самим, при этом, оставаясь в стороне. Убирать последовательно с самого верха и затем по нисходящей. Всех твёрдо разделяющих такие взгляды, всех кто настолько глуп, что не видит других способов отстаивания своих аргументов. Лишать их оружия и самой возможности производить средства взаимного уничтожения. Противостояние или если хотите война, должна вестись только так, — начал отвечать Уилл.

— То есть вы не боитесь погибнуть и того, что вам придётся убивать?

Александр, присутствующий, из-за Екатерины и на этом совещании, вспомнил о военном корабле Землян, который сейчас и находился около планеты “первого контакта”. Единственный корабль Землян, созданный и предназначенный для ведения боевых действий в космосе и уничтожению космических объектов. Хотя, по сути, постоянно использовался совсем не для этого. Воевать было просто не с кем.

— Основываясь на наших знаниях, мы по-другому смотрим на многие биологические процессы. Смерть неизбежна и не является концом существования, поэтому мы спокойно относимся как к устранению людей угрожающих гармонии, так и к своей собственной смерти, но всё же мы ценим жизнь. Она является высшим даром, и потому, мы прибегаем к уничтожению только в крайнем случае. Только при угрозе, со стороны приговорённого, жизням других. Мы можем практически очень долго продлевать жизненные функции организма, но не бесконечно. Смерть вполне естественная часть сущего и в ней нет ничего страшного. Это всего лишь переход Сознания из одной сферы в другую. Хоть и мало изученную. Весьма возможно, что когда-то этот процесс происходил совершенно по-другому. Но принудительное прекращение жизни, будь то убийство, самоубийство или несчастный случай, отрицательно сказывается на ЭИС, и это установлено нами абсолютно точно. Поэтому для нас и остаётся в приоритете высочайшая ценность человеческой жизни. Повторюсь: и в тоже время, мы спокойно воспринимаем даже свою смерть. Да, бывают страшные исключения, когда лишение жизни является необходимостью, из-за практической невозможности по-другому остановить разрушающую способность отдельных людей. И можно сказать, что вопрос вполне в тему, так как напрямую затрагивает предмет обсуждения: кто имеет право решать судьбу других? Кто имеет право выносить приговор? Руководить другими? Как построить властную структуру, которая бы эффективно работала, даже уже, в условиях вашего нынешнего общества? Избирать или назначать чиновников? Как принимать правильное решение из двух и более альтернативных? — Уилл сделал паузу.

— На протяжении огромного временного промежутка, путём проб и ошибок, выработана единственная действенная, на настоящий момент, система, позволяющая реализовать власть народа и решать спорные вопросы - это выборы и голосование, с равным воздействием участников на исход процесса. Большинство определяет, кто достоин и вектор решения. Конечно, это почти всегда не работает и выигрывает тот, у кого больше денег, власти или силы, — высказался Баровит.

— Именно что на протяжении огромного временного промежутка. Ведь в самом начале “Большинство” имело прямое значение, это были те кого больше, а значит те кто победит, те кто сильнее. У кого больше денег тот может купить информацию, подготовленных агитаторов, больше наёмников и оружия - значит опять сильнее. Так было всегда - прав тот, кто сильнее. И власть представляет собой именно силу, за счёт поддерживающих её вооружённых структур. С помощью угрозы применения или прямого применения этих структур, подчиняют меньшую не согласную часть общества. С помощью угрозы силового принуждения ограничивают свободу, в том числе и свободу преступников и других людей, способных нанести вред окружающим. Заставляют соблюдать законы и придуманные нормы поведения, платить налоги. Но ведь были и в вашей истории случаи, когда было голосование, но побеждало меньшинство и причина была та же, они были сильнее, они были готовы убивать за свои убеждения, в то время как их оппоненты надеялись на уже полученный результат голосования и решение спора лишь путём обсуждения и разговоров. Количество уже не играло роли.

— Вы также представляете силу, которая хочет заставить нас осуществить задуманное вами. Так в чём отличие? — устало махнул рукой Славомир Иуакан-старший. Ему эти философские рассуждения нравились всё меньше и меньше. Они были понятны, но не несли ответа. По крайней мере, он его не услышал.

— Правильный вопрос. Повторю уже сказанное вам Екатериной: От умения и способности понимать окружающий мир, и зависит, является ли сила злом. Изначального зла не существует. Зло рождается из недостатка “ума”. Было время, деньги были и у нас, и мы также стояли на пороге перемен. И главным оказались не деньги, денег и благ хватило бы всем, главным является адекватное и рациональное понимание собственных желаний и возможностей, и их соответствие друг другу. Рациональное распределение благ, централизованный контроль наличия, меры, необходимости и спроса. - Уилл указал на схему и высветил поочередно с самого верха все ключевые посты, — Главным для вашего нынешнего общества является то, кто находится на самом верху “древа власти” и кто занимает вот эти места на нисходящих иерархических ступенях, это те, кто и определяет все правила, обязательные для всех других. Главным является, насколько они умны. И опять-таки и в вашей истории были люди, достаточно умные, которые возглавляя корпорации, грамотно подбирали себе подчинённых и исполнителей. И хоть порой и использовали власть в личных целях, но очень многое делали и во благо цивилизации, а реализовывая многие непопулярные решения, продавливая их силой, они делали это для людей, которые не способны были рассмотреть всей полноты проблем. Эти правители понимали, что в благополучии всех кроется и благополучие их как власти, развитие и устойчивость всей системы. Но век человека короток и на смену приходили АГлы, амбициозные глупцы, разрушающие начатые преобразования из-за своей не способности здраво мыслить, и занимающиеся только своими меркантильными интересами, подбирающие себе таких же советников и исполнителей, чтобы им никто не противоречил. Подобное тянется к подобному. Система рушилась. Становясь заложницей коррупции, карьеризма и протежирования. В нашем древнем мире и в вашем нынешнем, чаще всего во власть стремятся именно АГлы, не понимающие меры ответственности, а жаждущие лишь привилегий должности или АГлы запутавшиеся в своих утопических фантазиях.

— Я так понимаю, что решение, которое вы хотите нам предложить заключается в “назначении” на определённые должности достаточно разумных людей? — высказал предположение Первый Иерарх Шиутэ.

— Поначалу, в ближайшем будущем, именно так. Именно назначение. Кого может избрать домохозяйка или недоучившийся студент, в реальности ничего не понимающие ни в экономике, ни в политике, ни в других аспектах управления? Того у кого лицо посимпатичней? Или кто красноречивее? Или кто больше пообещал? А нормальное функционирование властной системы возможно только когда на местах находятся люди специалисты, понимающие задачи и планы, и являющиеся продолжателями воли более высокого руководства, а не выдумывающие собственные решения, ради поддержания своего статуса, не вставляющие палки в колеса или прозябающие в безделье. Мы предоставили вам действенные и безоговорочно безошибочный способ определения умственных способностей претендентов. Ведь это не тесты и не проверка объёма знаний, хотя последнее также необходимо. Это всесторонняя проверка строения мозга, здоровости всех его клеток, а следовательно нормальной работы, “скорости и точности”. Здоровье не подразумевает одинаковость, а наличие знаний - мудрость. И тогда уже даже сам кандидат сможет честно признаться владеет ли он необходимыми знаниями для должности, на которую метит или которую ему предлагают. Всё это, как вы понимаете, касается в первую очередь глав корпораций. Способы же, которыми, опять-таки, по началу, придётся “назначать” таких людей, будут определяться всё той же силой. Силой закона, силой денег, силой влияния, возможно и силой оружия, но это в самом крайнем случае. Способности, которые мы вам предоставим, будут вполне достаточными для мирного и вполне честного “назначения”. О демократии, равенстве и свободе, можно говорить только среди равно разумных субъектов, когда почти все люди, или подавляющее большинство людей Свободных Миров цивилизации Шумайев, преодолеют определённый уровень - порог умственного здоровья. Когда они будут понимать, кого избирают, реально оценивать себя, понимать чего сами хотят, без налёта штампов и стереотипов, понимать, что свобода только у них в голове. Понимать, что именно этот конкретный человек достаточно умен и сможет справиться со своими обязанностями, исполняя их честно и добросовестно и если, их, таких людей несколько, то они прекрасно могут работать в команде, а не в оппозиции, из-за желания карьерного роста. Но это будет не скоро. Через несколько поколений, а возможно и больше, с учётом огромности вашего расселения и неизбежного сопротивления со стороны заблуждающихся, — Уилл в очередной раз показал на изображение:

— Структура же власти и общества, к которой мы будем стремиться, которую мы, в своё время, создавали у нас и существующую у нас до сих пор - это кастовая структура. Понятие знакомое и вам, ну или говоря по-другому, та же иерархическая пирамида. Только касты или ступени подразумеваются не по рождению, знатности или важности родственников, а опять-таки по Уму и объёму знаний. В обществе Землян, на определённом этапе, каждый прекрасно стал осознавать свои возможности, и в связи с этим достижимые должности и профессии. И одним из показателей преодоления того самого “порога глупости” является понимание этого факта, без всякой уязвленности или обиды. Мы достаточно разумны чтобы принимать свой “кастовый” статус как должное и не пытаться взять недостижимые высоты, обижаться, завидовать и желать большего. Мы достаточно разумны, чтобы доверять ближнему и нашим руководителям.  Мы достаточно разумны, чтобы понимать, что никто в нашем обществе не будет стремиться никого обмануть, так как и сам не собирается этого делать. Для вас это будущее. Данную систему, как я уже говорил, в нынешних условиях, придётся вводить достаточно жёстко, поддерживая поначалу законами и угрозой применения силы к нарушителям. Так как очень многие воспримут негативно признание их более глупыми, чем другие, но никто из ныне живущих не должен стать жертвой ради достижения этой цели. Жизнь высшее благо. Ломать нельзя. Придётся оздоравливать постепенно, ставя упор на идею и разъяснения, пресекая излишнее насилие со стороны слишком азартных. Подавляющее большинство и не заметят перемен, для них ничего не изменится. Где-то там "на верху" будет происходить очередной делёж власти, до которого им нет никакого дела. А совсем несогласных с изменениями и воинственно настроенных, ограничивать, в то же время, предоставляя им возможность прожить достойную и вполне комфортную жизнь. Для этих целей вполне подойдет так называемая земля “истинников” Планета-мать, “Сердце” Ордена. Которая сейчас используется в целях и интересах только самого Ордена. И это не значит, что сосланные будут там жить как на курорте. Они тоже будут работать. И мы знаем способ как контролировать и мотивировать их к этому,  — посмотрев на присутствующих, Уилл вздохнул и добавил:

— В вашей голове всё время возвращается один и тот же вопрос: Чем же мы отличаемся от вашего Ордена Хранителей, и чем отличаются наши поступки и наши действия? Ответ прост: здоровье мозга не подразумевает одинаковость, наличие знаний мудрость, а умения ещё не дают право, — Уилл опять показал на схему, — Главное кто находится вот тут, на самом верху. Кто принимает решение. Мы здоровы, мы знаем больше вас, мы умеем больше вас, мы мудры и наши цели открыты для понимания и достижимы. Мы умнее вас и главное мы точно знаем, как и что надо делать. И в отличие от того неопределённого положения в котором когда-то были Земляне, вы можете реально увидеть результат к которому мы пришли и увидеть к чему стремится, и как и почему надо реализовать наш план. Главное чтобы было чем это понимать. Именно поэтому мы выбирали. Вы - способны. И именно вы будете занимать ответственные посты, и руководить, а мы будем помогать.


* * *


Огромное количество кораблей разместились почти полной полусферой напротив маленького звездолёта Землян, который находился как бы в центре этого шара. Приблизившись почти одновременно на расстояние уверенного поражения, когда увернуться от скоростных снарядов будет практически невозможно, все замерли. Здесь были и четыре “летающие крепости”, и крейсера, и разрушители, и несколько сторожевиков. Верховный Иерарх был осведомлён, что в разных концах, на границе системы находились два корабля проекта ”Столкновение”, но их использование он планировал как самый крайний случай, как последний аргумент, если не справятся основные силы или для уничтожения барьера. От агентов он знал, что где-то в секторе скрывается ещё и станция “иных” и от этих же агентов было известно, что она не обладает никаким вооружением и потому не представляет опасности. У кораблика, на который Шапе смотрел, также не было видно никакого оружия и сведений об этом странном объекте предоставить никто не смог. Этот пробел слабо беспокоил “истинника”, он не чувствовал прямой опасности от сложившейся ситуации и своих задумок. Не смогли и не смогли. Вообще работа адептов Ордена внедренных практически во все Семьи, планетарные объединения, в окружение глав корпораций и командование боевых кораблей, принесла очень неплохие результаты. Татик был очень доволен своей прозорливостью и результатом. Практически все сработали как надо. Только вместо первоначального плана по устрашению и устранению, были получены послушные марионетки, где внушением, где внушением и угрозами, а где и простым договором. Все собранные корабли подчинялись ему. Даже примкнувший по собственной инициативе глава Гугаль-Опсу, Дардан, безоговорочно передал в полное распоряжение Ордену два своих корабля прототипа, уничтоживших целую систему одним залпом. Правда, в последнее время скопом посыпались сообщения об исчезновении агентов, но это уже не играло особой роли.

“Всё решится здесь и сейчас. Жаль не удалось успеть подтянуть все Свах. Показать нашу мощь. А с отступником Шиутэ я разберусь позже. Достаточно и того, что он сюда не полезет. Терять из-за этого гада “летающую крепость” я не намерен. Остальных рядовых Хранителей, считающих неправильными мои действия, перевоспитаем. В противном случае показательно казним”, — в очередной раз подумал Верховный, продолжая удерживать пси контакт с младшими Иерархами, которые в свою очередь, находясь на местах, контролировали экипажи и капитанов на каждой боевой единице. Перед глазами опять всплыло недавнее событие, того позорного случая, когда он получил в лоб и был унижен. И снова чуть не задохнулся от своего бессилия и липкого страха. Страха, от лёгкости с какой “иные” раскопали правду о первых Хранителях и возможности открытия для всего народа Шумайев истинной истории, отвратительной роли Ордена во многих событиях и в том числе, мерзкой личной роли его семьи. Волна гнева и злобы пробежала по всем его нервам.


“Координаты всех целей зафиксированы. Сетка измерений наложена”.


— “Всем приготовиться, — Шапе поудобнее устроился в своём кресле и, предвкушая дальнейшие события, приказал: — Открывайте канал для связи, который они нам сообщили”.

А после сигнала включения связи заговорил:

— Представители цивилизации Земли. С вами говорит Верховный Иерарх Ордена Хранителей Татик-Шапе-Кутли. Решением Конклава, Совета Консорциума и Теш Свободных Миров, мы требуем, чтобы вы покинули Осваиваемую нами часть космоса, прекратили вмешательство в нашу жизнь и не смели ограничивать нашу свободу передвижения по Вселенной. Если вы откажетесь и не выполните наши требования, то вначале будет уничтожен ваш представительский кораблик, затем сметены барьеры, а после мы найдем ваши миры и преподадим урок “вежливости”. Сотрем из реальности побольше планет, вместе со звёздами и всем остальным вашим мусором.


“Фиксируется изменение информационной плотности “Флориди””.

Как один из самых опытных операторов “Медузы”, а именно такое название носил единственный боевой звездолёт Земли, в это время дежурил Ансгар. Он не спеша подошёл к обзорному экрану с чашкой кофе и посмотрел на угрожающее окружение, принял сообщение и ответил:

— В связи с опасностью вашей цивилизации для Вселенной, мы вынуждены ограничить ваше перемещение границами уже освоенного вами космоса. Наши “зеркальные” генераторные станции останутся на месте. Минимальное вмешательство с целью коррекции будет производиться независимо от вашего желания. Ваша свобода лимитирована только в первых двух вопросах, а также в праве массовых убийств себе подобных и производстве средств для этого. Угрозы и попытки навредить нам не рациональны и не принесут желаемого вами результата. Рекомендую отключить оружие и приступить к его демонтажу.

“Обнаружена агрессивная инфоформа. Происходит резкое накопление массы”

— “Горгона, боевая готовность”. - Ансгар занял место оператора.


Татик злорадно улыбнулся.

— Огонь главным калибром.

Гравитационное возмущение, мгновенно преодолев расстояние, отделяющее Свах и цель, вспороло космическое пространство. Любой объект, который бы оказался на векторе атаки получил бы невидимый удар равносильный массе “летающей крепости”. Сохранить целостность конструкций при столкновении с такой энергией, попросту невозможно. Только вот объекта на месте не оказалось. Он был совсем рядом с предыдущим положением, но ровно в том месте где “разрушающий луч” его уже не затрагивал.

— Как это …? — оторопел Верховный.

— Датчики зафиксировали активность его двигателей, — отчитался Второй Иерарх, находящийся в рубке и исполняющий обязанности первого помощника, — Точнее сказать не можем. Запрашиваю анализ записи ИИдрома.

— “Огонь в разнобой всеми ускорителями”, — в бешенстве, мысленно, отдал приказ Шапе, всем подчинённым на всех кораблях, опять ощущая накатывающее пронзительное чувство беспомощности и неизбежного унижения.


“Множественные выбросы энергии на всех целях”.

Сидя за дублирующим пультом, Ансгар, подключившись на уровне сознания, контролировал решения, принимаемые био-квантовым разумом Горгоны.


Наблюдающий за происходящим из боевой рубки своего Свах-Один Танатэ, видел как маленький земной звездолёт, похожий на красный волосатый мячик, шевеля своими короткими волосами-антеннами, оставаясь в плоскости большого круга сферы, с лёгкостью уходит от всех выстрелов.

— Хире-Танатэ, согласно данным ИИдрома, противник использует свои гравитационные двигатели и мгновенно смещает корабль, ровно настолько, чтобы уйти из зоны очередного поражения. Никаких других энергетических затрат сканеры не фиксируют, — доложил второй помощник его “летающей крепости”.


— Почему они не атакуют в ответ? Даже не готовятся! Я вообще не вижу их оружия, — удивлялся Хире-Пайна, находящийся на своём корабле.

— Вычисленная скорость каждого его перемещения при уклонении, и движении в разные стороны, иногда приближается к одной десятой скорости света. Если там находятся живые существа, то они все должны были уже погибнуть от перегрузок. Как такое возможно? Там вообще есть кто-то живой? — подчинённый Иерарха, даже забыл, что должен не спрашивать, а докладывать.

Флот продолжал стрелять.


— Как они переносят перегрузки. Такое просто не возможно. Любое из этих перемещений в любом случае должно было “размазать” их внутренние органы, да и самих раздавить в лепешку, — вслух пробормотал один из капитанов, сидя в противоперегрузочном модуле, даже не догадываясь, что дублирует мысли, которые посещали всех следящим за происходящим.


Ансгар отпил из чашки кофе, что совершенно не мешало ему продолжать общаться с управляющим двигателями и уклонением, разумом, а универсально гибридное "стат поле" пронизывающее каждый атом звездолёта сводило на нет всю инерционность толчков разгона и остановки. При этом его статичность была только относительно именно этих приложенных сил. Усилия двигателей компенсировались в звездолёте как в едином целом. Внутри же корабля в эти моменты можно было ходить и совершать любые другие действия. Так что, то, что удивляло стреляющих, было обыденным для экипажа их цели.


— ИИдром прогнозирует, что при таких возможностях уклонения противника, попасть в него, даже используя ускорители невозможно, — продолжил доклад Верховному его Пи-один, — Повторное сканирование на наличие в цели именно людей ничего не дало, однако присутствие биологической активности подтверждено. Использование “КУ” ракет также признано не целесообразным. Цель с лёгкость уйдет из зоны поражения.

Татик даже заскрипел зубами, обдумывая сложившееся положение, при этом продолжая не ощущать смертельной опасности, а лишь всё тот же страх унижения.

— “Рассеянный огонь по всей плоскости большого круга, с распределением зон поражения по секторам. Крепостям увеличить диаметр “воздействия” главного калибра”, — приняв решение, он начал отдавать приказы: — “Готовность кораблям экстренно покинуть зону “Столкновения””.


“Опасность физического повреждения системы. Большая площадь атаки”.


Весь флот почти одновременно стал вести непрерывный плотный огонь в своей зоне ответственности. То минимальное время, за которое снаряды преодолевали расстояние от ускорителей до цели, казалось растянулось, но это только казалось. Корабль Землян не двигался, как будто смирившись с тем, что в этот раз в него попадут. Это давало атакующим надежду, и растягивало время ожидания попаданий. Ведь даже при наличии защитного поля, продавить его и поставить точку в этом странном одностороннем поединке, многим ещё мнилось вполне реальным.


Ну, хватит. Поиграли, поиздевались чуток, пора разбирать металлолом. Онюшка давай демонтировать этих монстров, — вздохнул Ансгар. Он не очень любил эту часть способностей “Медузы”, так как, не будучи Хранителем, его организм испытывал некоторый дискомфорт от происходящего, но делать было нечего, его контроль был сверх обязательным элементом в эти моменты.


— Блокировка отсеков с 76 по 84 по причине разгерметизации, выход из строя главного калибра, выход из строя всех ускорителей, разгерметизация прилегающих отсеков и их блокировка …, — в ужасе, перекрикивая сигнал аварийной тревоги, начал докладывать Верховному Иерарху его второй помощник, — … автоматика докладывает об исчезновении “КУ” ракет … Мы остались без оружия.


— Отказ курсовых ускорителей, разгерметизация, шлюзы перекрыты …, — в это же время Танатэ докладывал его Пи-Один.


— … отказ ускорителей левого и правого борта …,


— … разгерметизация …,


— … отсеки заблокированы …,


— … погибших нет …,


— … мы остались без оружия космического применения …,

—…,

Хире-Пайна, получивший аналогичный доклад, приблизил изображение соседнего крейсера и увидел не привычное очертание мощного корабля, а его обгрызанное подобие. Мест, где находились ускорители, просто не было, вместе с изрядными кусками внутренних отсеков, где накапливалась энергия и находилась система управления оружием.


Накопители опустошены на девяносто процентов. Поглотители, конверторы и волноводы в штатном режиме. Перегрузок и перегрева сверх нормы не зафиксировано”.

Эта способность “Медузы”, была подобна той, что владели Хранители Земли, заключалась она в возможности скользить вдоль одного из измерений, мгновенно перемещаясь в пространстве, но не во времени. Обучена ей, из био-квантовых разумов, была только Горгона и для её реализации требовалась колоссальная уйма энергии и обязательный контроль человеком. Оказавшись в расчётном месте, звездолёт мог просто выставлять в обычное пространство, часть своего корпуса, тем самым, на выбор, либо, разрушая равнозначную по объёму часть атакуемого объекта, за счёт вырывающейся энергии иного пространства, либо, как в данном случае, просто перемещая собой равнозначный объём в другое измерение, как бы откусывая часть реальности, и оставляя её в другой. Для оператора необходимые действия заняли достаточно много времени, для остальных же не прошло и секунды.


Все снаряды уже пролетели.


Корабль Землян, казалось, и не двигался с места, однако ни одного попадания зафиксировано не было, как и срабатывания его защитных полей, даже на тех векторах атаки которые, безусловно, должны были попасть. Шапе не понимал как такое возможно, но факт оставался фактом. “Иные” уничтожили всё оружие на всех кораблях, просто вырвав его вместе с кусками корпусов. Причём сделали это мгновенно. В ходе возникшей маленькой паузы, когда все пытались осмыслить произошедшее, он выяснил, что системы двигателей и управления ими затронуты не были, а значит пришло время последнего аргумента.

— “Всем начать разгон и отход к воротам. Столкновение -1 и Столкновение- 2 ваш выход. Координаты те же. Цель на месте и не двигается”, — Татик понимал, насколько опасно применение этого не до конца изученного физического явления и его последствий. Он понимал, что вся эта система, а может и сектор будут потеряны, но он был готов пойти на это, лишь бы “уничтожить, развеять, растереть в пыль ... “. И он также понимал, что, скорее всего не все корабли успеют набрать нужную скорость и смогут не попасть под последствия от столкнувшихся частиц. В этот момент Шапе был в таком состоянии, что даже был готов погибнуть сам, лишь бы проклятые Земляне узнали, что и они не неуязвимы. И возможно даже войти в историю жертвенным Великим освободителем.

— Даю отсчёт до выстрела. Рекомендуется покинуть сектор нахождения цели за обозначенный интервал времени, — ответили со Столкновения-1 и начали отсчёт.


“Медуза приступает к последней стадии “воспитания”, — доложил на станцию Ансгар.



Повторно взвыли аварийные сигналы.

— Внимание! Силовые установки обесточены …,

—... генератор массы остановлен …,

— … реакторы заглушены …,

— … полное прекращение функционирование системы энергопитания …,

— … переключение на резервную накопительную систему…,

— … перераспределение потоков энергии для поддержания систем жизнеобеспечения …,

— … накопленной энергии хватит лишь на два цикла работы …,

— … если система подачи энергии не будет восстановлена, регенерация воздушной среды прекратит действовать по окончанию этого периода…, — получивший, как и на всех других кораблях, такое последнее, перед тем как заглохнуть, автоматическое голосовое сообщение от ИИдрома, Татик наблюдал, опять же, как и все, как в рубке погасли почти все приборы, освещение и средства визуального контроля. Начавшие разгоняться корабли остановились и замерли, хотя двигатель уже не мог выдать импульс на торможение. Еле светящиеся индикаторы не могли разогнать воцарившуюся в рубке тьму. В наступившей темноте Шапе показалось, что кто-то коснулся его мозга, он почувствовал боль и потерял сознание.


Танатэ пытавшийся мысленно докричаться до Главы так ответа и не получил. Обычную связь из-за отсутствия энергии, возобновить не получалось.

— “Инженерная служба устранить неполадки в кратчайшее время”, — отдал он пси приказ своему экипажу.

С ужасом осознав, что отсчёт не слышен и не остановлен, а улететь не удалось даже на расстояние корпуса корабля, все Иерархи стали мысленно связываться со своими коллегами на прототипах. Поднявшийся гвалт в “эфире” прекратили Хире-Пайна на пару с Хире-Танатэ, дав мощный импульс “всем молчать”. Затем последний обрисовал ситуацию Иерархам на кораблях проекта “Столкновение”, на что те ответили:

— “Ничем не можем помочь”.

И начали транслировать отсчёт мысленно. А всё потому, что с наблюдателями на прототипах подобная ситуация оговаривалась Верховным, ещё в самом начале, при разработке плана. И согласно ему рассматривался вариант повреждения кораблей в бою и их невозможности покинуть зону поражения, а также то, что отменить приказ об атаке, учитывая предполагаемые способности Землян, может только лично Татик-Шапе. Вариант, что “его могущество” может быть убит или не мочь отдать такое распоряжение, по какой-либо причине, даже не рассматривался.

Отсчёт продолжался.

— Блоки синхронизации включены. Реактор запущен. Но …, — доложил влетевший в рубку техник.

— Что “но”? — обречённо спросил Танатэ.

— Энергия не поступает в систему. Она утекает неизвестно куда и…


Главной особенностью Горгоны была необходимость огромного количества энергии, для всех своих действий, и её вторым исключительным оружием и одной из причин её имени, было то, что она могла с умопомрачительной скоростью поглощать энергию, напрямую, из любых доступных, в контролируемой зоне, источников реальности и других измерений, а излишки сбрасывать и перераспределять, также куда ей угодно. Большую часть её внутреннего пространства занимала именно эта система, включающая и комбинированные универсальные поглотители, и конвертеры, и вместительные накопители. Второй, по занимаемому объёму, была система работы с измерениями.

Ансгар с интересом наблюдал за ещё ни разу не виденной им картиной. Мощнейший флот, состоящий из такого большого количества кораблей, разбросанный в пределах видимости и в различных стадиях разгона или разворотов, словно окаменел, по команде замри. Погасли все навигационные огни, и не было видно свечения энергии в двигательных отсеках.


По мере окончания отсчёта паника на кораблях нарастала. Командующий Первого оперативно-космического флота Свободных миров командор Вировир с трудом сохранял присутствие духа. Впрочем, даже если бы он бился в истерике, этого бы никто не увидел, так как, отпущенный из боевой рубки экипаж, предпочёл забраться в автономные спасательные капсулы, расположенные в разных концах корабля. Хотя капитан и объяснял им, что и там энергия также отсутствует и использовать капсулы по назначению, не удастся. Сам Командор внутренне тоже не мог смириться со сложившейся ситуацией. Одно дело погибнуть в бою, когда всё происходящее загружено событиями, действиями и мозг занят обдумыванием каждого следующего решения, а другое беспомощно ждать неизбежной гибели из-за взрыва какой-то сверхмощной энергии или медленно задыхаться по мере израсходования кислорода. И хоть их и готовили к подобному, столкнувшись с этим в реальности было очень страшно. Время утекало.


Отсчёт окончен.

— “Отсчёт окончен. Залп”, — ментально услышали все адепты Ордена.

Прошли мгновения пока частицы, разогнанные до скорости света, абсолютно точно наведённые, столкнулись в пространстве внутри звездолёта Землян и ...

Ничего не произошло.

— “Столкновение-1 и Столкновение-2 подверглись нападению. Системы разгона уничтожены. Энергетическая система выключена, … как и у всех”, — грустно отчитались “истинники” с этих кораблей.

Внезапно у всех заработала связь и тот же голос землянина объявил:

— На этом будем считать “битву” законченной. Вам будет предоставлена энергия на полновесную работу системы жизнеобеспечения. Не пытайтесь перераспределить её на что-либо другое. В ближайшее время ваши корабли посетят представители Земли для решения судьбы каждого члена экипажа. Как вы понимаете, оказывать сопротивление не рекомендуется.

Связь отключилась.

Маленький “волосатый” красный кораблик продолжал находиться на своём месте. Его можно было бы разглядеть на обзорных экранах, так он был близко - если бы экраны ещё работали. Включилось освещение, воздухом стало легче дышать, синтезатор пищи вновь начал функционировать.


* * *


- Попробую объяснить более простым языком, чтобы было понятнее. Согласно нашей теории, имеющей очень веские подтверждения, этот мир, который мы наблюдаем сейчас, результат не строительства и процесса созидания. Это результат регресса, разрушения и деградации. Мир был гармоничен и цел. Представить его физическое воплощение, пожалуй, нам не под силу, но уже тогда сознание, разум, в том числе и в человеческом теле осуществлял какую-то роль в сложном механизме взаимодействия мироздания, — Екатерина беседовала с Шапе в его резиденции на Ки-Бхоух.

В жизни бывшего Татика ордена Хранителей почти ничего не изменилось. Он жил в привычной роскошной обстановке. У него всё также была прислуга, правда на этот раз она состояла лишь из искренне решивших остаться у него в услужении. В его распоряжении были многочисленные развлечения и возможности, которые предоставляла “Планета-мать”. Но были три основных “НО”, после не сложных манипуляций с его мозгом, он больше не владел своими особыми способностями, не мог покидать родную планету, и ему приходилось работать, выполнять, так сказать, общественно полезные обязанности. Ничего сложного с учётом его возраста, возможностей и ранее занимаемого положения. Многие беспокойные, озлобленные и готовые на всякие убийственные глупости Шумайи, поселились в различных местах, достаточно большой планеты. В том числе, здесь были и некоторые из тех, кто был на кораблях, участвовавших в нападении на “Медузу”. Им предоставлялась вполне комфортная и достойная жизнь, с учётом их прежнего положения и пожеланий, но были и ограничения, иногда индивидуальные. “Жаждущих насилия” ещё было много в различных областях Освоенного космоса их цивилизации. То в одном, то в другом месте происходили попытки военного противостояния изменениям. Но планета Бхоух была большой, и новые Хранители продолжали работу, опираясь на помощь Землян. Процесс только начинался.

— И что же? — раздраженно спросил Шапе. Он понимал, что как всегда, увернуться от этой лекции у него не получиться и от этого страдал ещё больше. Тем более некоторые вещи он уже знал ещё из записей первых учеников Истаксиуатль.

— Но произошло нечто. Мы называем это Катастрофой, иногда Болезнью. Когда-то у нас была теория “большого взрыва”, также ничего не объясняющая и не меняющая непознаваемости произошедшего. Мы наблюдаем только последствия - последовательное нарушение симметрии, гармонии, приведшее к разъединению фундаментальных взаимосвязей, к очень сложному взаимодействию между собой всех измерений. Появились многочисленные дефекты пространства и времени. В том числе и дефекты программ созидания, в частности генетической программы человека и других биологических существ. Как результат человечество перестало выполнять ту функцию, которая была возложена на нас изначально, и потеряло как память о своём предназначении, так и большую часть своих способностей. И мы, в настоящее время, только встали на путь восстановления, заменяя очень многое электроникой и механизмами, что дало нам отсрочку и даже некоторое преимущество перед нашими предками. Нас ещё очень мало и исправить главную нашу беду - несовершенство разума, мы смогли совсем недавно, по меркам вселенной. И восстановить все знания мы не смогли.

— А что же такое могли наши предки? — немного заинтересованно спросил бывший Верховный Иерарх.

— Как вам такое: Глаза видят лишь то, что способен воспринять наш разум. Но тогда может быть верным и обратное - то, что способен наш разум представить и наделить нужными свойствами материализуется или может быть материализовано. Огромное значение в этом имеет сила и тренированность сознания, и физические параметры тела. По крайней мере, некоторые вещи из этого Хранители уже умеют.

— И для чего же эти способности? — спросил Шапе, остро жалея, что он так не может. В противном случае его собеседницу сейчас же разорвало бы на части.

— Один наш хранитель, не будучи первым и оригинальным, выдвинул предположение, что бог или создатель, если угодно, являясь самими Миром, всем тем, что нас окружает и мы тоже часть его, претерпел какое-то деструктивное воздействие, повлёкшее появления этих хаотичных явлений, весьма неприятных для него, то есть для самого мироздания. Многие из этих явлений мы наблюдаем напрямую: чёрные дыры или взрывы сверхновых и так далее. Можно даже назвать это словом “заболел”. И весьма возможно, также изначально, существование и создание людей несёт какую-то функцию, например, функцию эритроцитов, как в нашей крови, или скорее элемент иммунной системы. Мы часть “организма” мироздания, наделенные определёнными качествами, умениями и способностями, в настоящее время, ещё не до конца восстановленными. Мы не можем полноценно пользоваться своим даром, точно не помним и не понимаем своей задачи, потеряли истинные программы с правильными инструкциями. Мы также сломались, мы также часть его “болезни”, возможно, опять-таки, неправильно работающий инструмент иммунитета, атакующий здоровые клетки и приносящий вместо пользы вред. Нам надо “выздороветь” самим и помочь в обретении гармонии и восстановлении правильного функционирования “организма мира” - как бы уже в его “выздоровлении”. То, что мы по незнанию принимаем за важное и ценное, к примеру, как вы воспринимаете жизнь и смерть, в рамках этого процесса, может вообще не иметь ценности. Но всё же мы часть этого процесса. Мы “рабочие”, разумные “рабочие”, которые ещё до конца не настроены. Которых ещё очень мало. Которые не получили все знания и инструкции и потому пока не могут применяться и работать в полную силу.

— Какой пафос. Приписываете себя право божественной воли?

— По какой причине мы в большинстве своём признаём над собой власть бога, богов или “законов жизни”, “законов природы”? Называйте эту силу или силы как хотите. Смиряемся с ней? Они сильнее, умнее и всезнающи, ну или в любом случае знают больше нас. И их влияние на людей неизбежно и неотвратимо. А что является подтверждением этого? Всего лишь ваша ВЕРА в то, что это так? Или то, что вы не можете это ни опровергнуть, ни изменить? Мы Земляне, уже поняли необходимое направление нашего совершенствования, научились некоторым способам его осуществления и научились чувствовать гармонию, а через это правильность наших поступков и действий. Мы ЗНАЕМ. Владеем знанием. И именно в этом принципиальное наше отличие от вас. Мы умнее, совершеннее и сильнее чем вы. Мы для вас как боги. Или если хотите посланники. “Заработавший иммунитет”. А вы всё ещё “больные клетки” и вас мы будем лечить, если это возможно. Либо купировать, ждать отмирания и появления более здоровых и совершенных соратников.


Послесловие


Рем сидел в удобном кресле на станции “Синеапене” и смотрел на собеседницу.

— Так что вот так, Екатерина. К границам обитания цивилизации Шумайев приближается нечто. Что это не могу понять даже я. Однако там гаснут звезды, исчезают и разрушаются планеты, нарушаются процессы в галактиках и появляются разрывы в пространстве. Возможно это первопричина Катастрофы. “Она” ещё далеко, но времени всё равно мало.


Конец


Примечания

1

Рэм, "рэм" - от РЭМ рациональность-эмпатия-мистицизм или рационально-эмпатическиое мировоззрение или как часто говорили кратко Рационально Мыслящий, добавляя человек. Установлено, что так назвали людей с экстрасенсорными способностями, ещё первые Наставники и Хранители, появившееся после Джехуртиртота, который просил его так называть, подразумевая более полную работу мозга и контакт с ЭИС, возможность слияния или постижения некоей абсолютной реальности и абсолютной истины. Впоследствии очень часто применялась как приставка к имени человека, являясь обозначением уважения. (автор)

2

Нанитотеры – нано (от др. греч. nanos - гном, карлик; одна из приставок СИ (10−9)); тера (от др. греч. teras - чудовище, одна из приставок СИ (1012) то есть единиц с указанной приставкой «чудовищно много») - нано роботы, окруженные и управляющие колониями плесени. Используются в некоторых типах Земных космических кораблей, как внешняя обшивка и для скрепления внутренних переборок и модулей. Позволяют изменять конфигурацию корабля. Нанитотеры подвижны и способны соединяясь образовывать огромные, достаточно прочные конструкции нужной формы. Сама плесень является псевдо разумной. Специально выведена из найденной в процессе исследования астероидов. Плесени принадлежит целый комплекс полезнейших свойств. К примеру, таких как: поглощение радиации, вредных космических излучений и различной энергии; почти мгновенная регенерация; поразительная управляемость, практически на уровни общения, при помощи электронных импульсов от нано роботов. (автор+ВикипедиЯ)

3

Измерения “Флориди”, сокращенно “Фло”. Измерение названо в честь философа и мыслителя 20 века Лучано Флориди. Наиболее известного своими работами в двух областях философских исследований, в становление которых он внёс свой вклад: философия информации и информационная этика. Данное измерение отображает в себе информационную составляющую физического пространства, а также движение информационных потоков.

Измерение “Пси” – (от др. греч. psychic - душа, характер) – Данное измерение отображает в себе из физического пространства, наличие, характер, свойства и движение Сознания. (автор+ВикипедиЯ)

4

Таймстример — (от англ. Time – время, Stream – поток.) Человек видящий прошлое в потоках времени, записывающий его и предоставляющий для просмотра другим людям. (автор)

5

Хронопласт — (от др.-греч. Хронос — время, разговорное Пласт ― значительная однородная часть чего-либо неоднородного) Пласт времени прошлого ― события прошлого произошедшие в одно время в различных местах пространства. Хронопластика ― метод изучения истории при помощи таймстримеров. (автор)

6

Эйлер-поглотители – универсальные приёмники, вступающие во взаимодействие с огромным количеством возмущающихся структур. Названы в честь математика и ученного 18 века Леонарда Эйлера. В основе их работы лежит поглощения напрямую различного вида энергии из пространств, где устройства и расположены, для дальнейшего её преобразования в нужный вид энергии. (автор)

7

ЭМ-волноводы – устройства, передающие электромагнитные и гравитационные волны, без преобразования их в другой вид энергии. Могут использоваться как улавливатели этих волн из космического пространства, для дальнейшего их преобразования в нужный вид энергии. (автор)

8

коразиане – существа, упоминающиеся в книге «Звезда Стражей» Маргарет Уэйс. Энергетическая форма жизни из другой галактики. Питаются чем угодно, что содержит энергию, мораль не поддаётся осмыслению (если она у них вообще есть), являются страшнейшим пугалом для обитателей нашей галактики. В этом смысле о них и говорит Фэн. (автор+ВикипедиЯ)

9

ВСК - Военный Специалист Кшатрия, чаще просто Кшатрия. Кшатрии – каста воинов-защитников государства. Земляне увлекающиеся на профессиональном уровне единоборствами, военными историческими реконструкциями, и прошедшие специализированную подготовку по применению различного вида предметов и устройств в качестве оружия, а также освоившие несколько связанных с подобного рода деятельностью профессий и экстрасенсорных практик. В случае столкновения во Вселенной с агрессивными формами жизни, из их состава на вольной основе формируют подразделения. Также их представители, в обязательном порядке, входят в состав исследовательских экспедиций в далёкие районы космоса. При контакте с цивилизацией Шумайев активно засылались на планеты, станции и другие гражданские объекты, в качестве агентов. (автор+ВикипедиЯ)

10

Мю подпространство – названо по аналогии с физическим и математическим понятием Мю-пространства или Фазовое пространство, «каждая точка которого соответствует одному и только одному состоянию из множества всех возможных состояний системы». В Мю подпространстве отсутствует как таковое время, со всеми вытекающими из этого последствиями. Соответственно отсутствует какое-либо движение и любые изменения физических объектов. Своеобразный пространственный карман. Выбраться из которого самостоятельно не возможно. (автор)

11

Орден Хранителей Истины Свободных миров цивилизации Шумайев – полу религиозная организация, состоящая из людей наделенных различными экстрасенсорными талантами и сверх способностями. Формально стоящая особняком и подчиняющаяся Консорциуму. В действительности самая могущественная организация, играющая «первые роли» в политической системе и принятии важных решений цивилизации. Возглавляет: Верховный Татик-Шапе-Кутли (должность - имя - божественный) Татик – Глава, Имя – Шапе, Кутли – титул означающий приближенность к божественности. Хире - должность означающая принадлежность к высшему кругу членов организации (пример: Хире-Шиутэ-Кутли). Первые Иерарахи входят в Конклав Ордена - высший управляющий орган организации и являются капитанами самых больших и самых мощных космических кораблей цивилизации Шумайев – “Свах”. Никому другому подобные корабли строить не разрешено. (автор)

12

Сага – (от др. Шум. дословно “раб”, “штука”). Военный скафандр-кастюм максимальной защиты, снабжённый усиливающими приводами экзоскелета. (автор)

13

Ансуб-Ку – “сияющий сосед” (от др. Шум. перевод, автор).

14

Тэш - “согласие” (от др. Шум. перевод). Формально высший законодательный орган Свободных миров цивилизации Шумайев. (автор)

15

А-шаг-э-гири – Полевой дом город, или в простонародье “Станы-Стойла”. С языка Шумайев дословно переводится а-шаг – “поле”, э - дом, гири – город. (автор)

16

мутайо – с языка древних Шумайев дословный перевод “бесплатный работник”. чинкан - дословный перевод “потерянный” или “потерявших право на жизнь”. (автор)

17

Истаксиуатль, Иста - перевод "Спящая женщина" или ‘Белая женщина”, “Спящая”. Одна из первых Хранителей Вселенной. Ровесница Рема, он же Джехуртиртота, он же Тот. В мифологии ацтеков и их предшественников существует много легенд о носительнице этого имени. На земле существует вулкан названный именем Истаксиуатль. Он напоминает женщину, спящую на спине и часто покрыт снегом. (автор+ВикипедиЯ)

18

Джехуртиртот — иначе в древнем Египте - Тот, Теут, Тут, Туут, Техути, Джехути — считался богом мудрости, времени, знаний, Луны, покровитель библиотек, учёных, чиновников, государственного и мирового порядка. В армянской мифологии — Тир бог мудрости, знаний, защитник наук и искусств, прорицатель судьбы, навевающий людям сны, открывающий им их будущее. (автор+ВикипедиЯ)

19

ЭИС - энергетически-интеллектуальное сознание. Аббревиатура, которой Джехуртиртот предложил называть такие понятия как "Душа", "духовная составляющая", "Сознание". ЭИС напрямую соединено с информационными потоками вселенной и является частью сформировавшийся личности. (автор)

20

модуль TSTV - пошло от the trap spatial-temporal variations - уловитель пространственно-временных колебаний или space-time trap - пространственно-временной уловитель (капкан). Модуль подключаемый к компьютеру для фиксации пространственно-временных характеристик. Облегчает начальную настройку и повторный поиск точек с которыми работает оператор (таймстример) , а также саму работу с пространственно-временными колебаниями других измерений. (автор)

21

социогенез - (от лат. so(cietas) — общество и греч. genos — происхождение) — происхождение и развитие сознания, личности, межличностных отношений, обусловленные особенностями социализации в разных культурах и общественно-экономических формациях. Основная идея Социогенеза заключается в том, что мы имеет дело не с абстрактным человеком, а с человеком определённой страны и эпохи, взаимодействующим в социокультурном контексте с людьми. (ВикипедиЯ)


home | my bookshelf | | Богом быть |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу