Book: Орден леса. Другая правда



Пролог

Солнечный погожий день. Ни тучки на небе, легкий ветерок сопровождает невыносимую жару. Что еще может быть необходимым для отдыха под широкими ветвями дерева, на берегу реки с книгой в одной руке и кружкой кваса в другой? Прекрасно звучит, не правда ли… Но, у четверых людей, сидевших за просторным овальным столом, мысли были далеки от отдыха, холодного кваса, и любых развлечениях.

Это заседание не было официальным и закрытым для всех, но и лишних людей тут не было. Проходило оно на балконе, который выходил внутрь строения. На самом балконе, кроме людей, стола и стульев, ничего не было, а вот по пути к самому балкону виднелись ряды полок с манускриптами. При том полки были сделаны внутри стен, каждая полка была деревянной, как ящик внутри каменной ниши.

Участники данной беседы были полными противоположностями друг для друга по внешнему виду. Все были довольно дорого одеты, но одежда не была броской, только внимательно присмотревшись, можно было понять, что качество этой одежды не уступит многим людям вхожим к королям. Это было их единственное сходство, все остальное было настолько не похожим, что не понять, что может объединять таких личностей. Могучий двухметровый человек, с бурым оттенком кожи, массивными мозолистыми ладонями, тяжелым взглядом, рублеными чертами лица и большим шрамом на шее, который был виден из-под рубахи и жилета. Это была  первая личность, которая бросалась в глаза своими размерами.

Второй человек был полностью противоположен, низкий, не выше метр семьдесят, щуплый, узкий в плечах. Подует ветер и его, по всем законам физики и логики, должно снести потоком воздуха. Третий мужчина тоже был низкий, но широк в плечах и взгляд обманчиво говорил: «хозяин этого лица не отягощен интеллектом».  Последний, из данной компании, был самым незаметным. Нет, он не был маленьким, или прятался. Но, по каким-то причинам, его внешность было очень тяжело запомнить, вот на него  смотришь – мужик как мужик, среднего телосложения, легкая седина коснулась висков темных, как смоль, волос. И руки и лицо дают понять, что это не кабинетная крыса, это человек действия и, наверное, его профессия связана со скрытностью. Лицо ничего не выражает.

– Что вы мне посоветуете? – спросил низкий коренастый представитель компании.

– А кто мы такие, что бы тебе советовать? – ответил двух метровый шкаф по ошибке названный человеком. И ответил он искренне, с недоумением в глазах, с тяжело скрываемой улыбкой.

– Тебе все весело? – с легким раздражением ответил вопрошающий мужчина. – В этом мире меняется все, кроме тебя.

– Все, уел. – уже серьезно ответил тот. – Но на самом деле, мы не сможем ничего тебе посоветовать. Решение принято, за прошедшие две недели ничего не изменилось, и никаких новых идей нет. Да и откладывать уже некуда. Ты лучше нас знаешь обстановку.

– Марк, что-то новое удалось о нем узнать?

– Нет. – не меняя ни выражения лица, ни положения тела, ответил человек с неприметным лицом. – К полученной, ранее, информации, добавились только сведения ничего не проясняющее.

–  Значит будем прояснять при встрече. – сказал мужчина, который до этого момента молчал. – Отправь к нему на встречу, своего помощника с письмом. Посмотрим, как он отреагирует на эту встречу.

Глава 1. Радушный прием

Несколько дней спустя…

На балконе, который выходит внутрь строения, стояли шесть человек: пять мужчин и женщина. Если быть точным, то стояли только двое мужчин, остальные же смеялись, если не сказать ржали. В таком состоянии они прибывали по причине содержимого листа пергамента. Сам же лист пергамента, лежал на столе, возле женщины. Он был повернут содержимым вверх, потому можно было прекрасно рассмотреть, что же послужило причиной такого веселья. На пергаменте был изображен мужской половой орган. Маленькая стрелочка указывала на него в сопровождение короткой фразы «Сходи сюда ты и твой посланник».

– Это точно ее ученик, не может быть и сомнений, – немного запинаясь от спазмов смеха сказал женщина. – Не знаю, откуда он взял такой ответ, но я уверена, что эго надо запомнить и ввести в свой быт. А еще, – она опять запнулась  смотря на лист веселья, но сдержалась, пусть и с трудом, от очередного раунда смеха, - надо бы разузнать об этом поподробнее.

– Полностью согласен, –  пришел в себя и двухметровый мужчина. Гиганта звать было Перш, женщину – Лейра. Они были мужем и женой, а так же входили в совета ордена. Как и все присутствующее, за исключением молодого человека, который был тем, кто принес данное письмо. Он же наливался краской, только не от смущения, а от злости. Где это видано, он – помощник главы ордена, и был вот так принят и высмеян. Да и еще кем? Зеленым воином ордена, которого никто и знать не знает, да и его наставница была всегда с причудами.

Наконец-то все успокоились, и уставились на главу ордена, второго человека, который не смеялся в этой ситуации. Он не смеялся не по тому, что не понял шутки, а потому, что это было не уместно по отношению его должности к своему помощнику. И одни демоны знают, чего ему стояло сдержать смех, рвущийся наружу.

– Ты все приготовил? – обратился Могучий Лес к своему помощнику.

– Да, всё и все готово.

– Приступайте, он уже должно быть на подходе.

Молодой человек спешно покинул балкон, а все оставшиеся участники заняли свои места и обратили взор на вход в обитель ордена. Того, кого они ждут, звать Азгор. Неизвестный ученик, который не известно, откуда взялся у одной из самых сильных и опытных членов ордена. Его ждала проверка боевых навыков. Это не было, ни наказанием, ни поощрением. Это был внутренний экзамен, дабы понять, какое звание в ранге ордена ему дать, понять, что он представляет, и как боец, и как человек. Лучше боя, об этом не могло ничего сказать. Хотя, стоит отметить, содержимое письма было весьма многообещающим. В качестве испытания был простой поединок с тремя членами ордена, которые сдали свой экзамен не позже двух лет. Одним из них был Мелва, его помощник и ученик. Разумеется, Айкин будет наблюдать и за своим учеником, не смотря на то, что он самый перспективный молодой воин, и раньше всех сдал экзамен среди «экзаменаторов». Причина этому одна, главная одна. Этот ученик первый, и к сожалению последний, для Анари, кто сдал экзамен. И как каждому наставнику, ему хочется их сравнить. Он делает это неосознанно, но такова человеческая натура. Особенно, если вы ученики одного наставника и один из вас становится главой ордена.

– Ставлю пять золотых, что он не продержится и минуты. – Раздался голос в тишине. Этот голос исходил от Марка, человека с непримечательным лицом.

– Ты как всегда оптимистичен, – скептически отметил Айкин.

– Принимается, – синхронно ответила семейная пара, – Айкин твоя ставка? – продолжил двухметровый Перш.

– Это без меня.

– … – «скучный ты», хотел сказать Перш в ответ, но слова застряли в горле. Удар створки дверей ознаменовал, что кто-то зашел внутрь, и за ним уже закрылась дверь. Этим кем-то, был Азгор, в сопровождение девушки, о которой вскользь говорил Мелва, и о которой еще стоит говорить с гостем. «Экзаменационная комиссия» превратилась в одно большое око, так как мгновением раньше, «экзаменаторы» начали принимать ответы на незаданные вопросы из невытянутого билета.

Первый пропущенный удар привел всех в шок, никто не издал и звука, не выказал ни намека на движение, но все были впечатлены. Только ученик Анари поставил свои вещи на пол, как последовал удар от экзаменатора, и не понятно, как он  пропустил этот удар, казалось, что вот уже все, сейчас, меч рассечет его, но плавно-быстрое и размытое движение привело к тому, что и сумка, и Азгор с девушкой на руках, оказался в противоположном углу зала. И может никто бы этого еще не понял бы, но все услышали звуки меча покидаемого ножны. Взоры переместились на звук. Не успела девушка коснуться ногами земли, как две меча покинули ножны и заняли свои места в руках, тем самым дополняя и отвечая на вопрос о готовности принять бой. И бой начался.


- Что скажите? – Айкин не стал разводить политесы, и спросил сразу же, как бой закончился. Бой закончился минуту назад, да и длился он не более десяти минут. И к шоку всех, «экзаменаторы» проиграли, ну как проиграли, над ними просто поиздевались.

- Ничего, -  меланхолично ответил Марк.

- Что значит ничего? – не понял глава. Марку по должности положено быть малоэмоциональным, но как же это бесит окружающих…

- Ты и сам все видел, зачем спрашивать? – не унимался Марк, - но если ты хочешь, я скажу тебе, то, что и так очевидно. Мне не привыкать.  И так, сначала он просто настроился на бой с тремя противниками, и он прекрасно понимал, что цели убивать, ни у кого нет. По этой причине он выбрал тактику защиты. И силы экономил, и противников изучал, и девочку защищал за своей спиной. Но, вот когда они попытались атаковать девушку, предварительно отвлекая его, рисунок боя кардинально сменился. Если сначала он выглядел, как человек, что просто пытается сдать экзамен, то потом вырвался его истинный облик. По-другому, я объяснить этого не могу. Да и его действия тоже вкладываются в мои мысли. Он начал атаковать, при том так, что три члена ордена, пусть и в звании «молодая ветвь» не знали, что делать с человеком, который сдал испытание менее полугода назад. А его издевательство в виде отрезанных кусочков ушей, носов, шлепков по заднице мечем плашмя, и надрезы по всему телу направленные только для неудобства в битвы. Такие порезы очень четко выверены, будь они глубже, это уже серьезная рана, а так только легкое неудобство. И как финал перелом рук и ног каждому из них. А твоего ученика он избил так, что думаю, даже наши целители, получат хороший пример по работе с переломами. Там переломано очень много чего. Ты это хотел услышать? – так же меланхолично спросил докладчик. – Или ты хотел услышать, очевиден факт, что он их хотел убить, но вовремя загнал ярость назад и опомнился? Или то, что он в нашей иерархии званий, достиг минимум звания «крона», если не «ствол». «Росток», «молодая ветвь» и «ветвь», даже не обсуждаются. Или ты хотел услышать, что его испытание было невероятно сложным? Что из очевидно-перечисленных вещей ты хотел услышать?

- Ты нам пять золотых должен, – после небольшой паузы, вспомнила Лейра.

- Да, конечно.

- Никто больше ничего не хочет добавить?

- Да нечего больше добавлять. Он очень похож на свою наставницу. – Продолжила Лейра, после обретения пяти золотых в семейный бюджет. – Разве что, по званиям утонить, очевидную вещь, мы не можем ему дать звания выше «молодая ветвь». Вам всем известно, что «ветвь» дается только тем, кто выполнил хоть одно задание ордена, а «крона» - тем, кто успел убить опасного представителя преисподней. О «стволе» и «корне» я и вовсе молчу. Хотя по уровню мастерства я согласна с Марком, и испытание у него было еще то. – Все это было сказано занудно-монотонным голосом, специально зля Айкина. Но тот не повелся.

- Что ж, я услышал, что хотел. Жду вас всех на закате дня, тут же.


Меня вели в неизвестном направлении. Сам храм не казался большим, но вот в действительности была куча коридоров и дверей. И все это находилось на подземных этажах строения. Сам бы я тут точно потерялся. Спасибо провожатому. Кстати говоря, это один из моих утренних противников, целехонький, как будто и не ему я ломал ногу, и намека нет на повреждение. Сказал бы что удивился, но нет. Алхимия на такое не способна, а вот маги жизни должно быть. Ну не суть. Ира, осталась в выделенной нам комнате или келье, черт его знает, как тут все именуется. Но никакого спартанского аскетизма там нет. Я бы сравнил это с добротной комнатой среднего уровня обслуживания постоялого двора. Она собиралась пойти со мной, но мне дали четко понять, что ей надо остаться. Да и сам я был не в восторге от ее желания путешествовать среди этих стен.

Шли мы не долго, минуту, может немного больше. Мой проводник открыл дверь и жестом руки показал, что бы я следовал вперед. Признаться сначала, меня посетила мысль, что, может, ну его, а то сей час получу по башке и на этом все, но я быстро отбросил подобные идеи. Передо мной оказалась маленькая комната, без мебели, с голыми стенами, и в дальнем проходе которой, была арка с лестницей идущей вверх.

- Иди. Лестница тебя выведет в небольшую библиотеку, а дальше ты поймешь куда идти.

- Спасибо.

Как и было сказано, лестница меня вывела в библиотеку, которая оказалась небольшой, а потому я сразу понял куда идти, на назначенную встречу. А шел я именно на нее. Сразу после боя, я сам же и помог своим противникам. Не было никаких ни криков, ни злобы. Все прекрасно понимали, что это было. И сразу же пришла медицинская помощь. Как только меня оттеснили от пострадавших, то попросил следовать за собой парень, лет пятнадцати от роду. Меня провели, сначала, в комнату и сказали что это наши апартаменты на время пребывания здесь. После чего сказали располагаться, и ожидать. Вот только чего ожидать не уточнили. Но и на этот вопрос, ответ пришел довольно быстро. Нам принесли еду, и должен сказать, очень вкусную, повар тут отменный. И передали, что ближе к заказу за мной зайдут, что бы проводить на встречу главой ордена. Прием пищи много времени не занял, и сразу после этого по меня пришел провожатый.

- Садись Азгор, будем знакомиться. – Это была первое, что я услышал от невысокого коренастого мужика, указывающего на свободный стул, выйдя на странный балкон, который вел внутрь здания. И если я все верно понял, то он должен был быть замечен мной сутра, но я его не видел. А это значит или я спутал комнаты, или опять какая-то магия.

- Добрый вечер, - сказал я, - ну судя по всему, вы и так знаете кто я. Тем не менее, я Азгор. Моим наставником была «Корень» Анари.

Стандартного приветствия у ордена не было, по тому я представился так, как посчитал нужным. Больше информации им знать не нужно, или они ею и так обладают, а дальше будем посмотреть. Как только я занял предложенное мне место, тот же мужик продолжил.

- Я Могучий Лес – глава ордена. Это Марк, Перш, Лейра, Марзут. – Представил глава ордена присутствующих за столом людей. – Это члены совета ордена, еще двоих сейчас нет, но это ничего не меняет.

- Рад знакомству, - ответил я, но если честно, то я еще не понял, рад я этому знакомству, или нет. Время покажет.

- И так, Азгор, мы получили твое письмо, и хотелось бы узнать, что ты скажешь в свое оправдание? – это уже Марк начал допрос. Его голос точно давал понять, этот человек на допросах «собаку съел» и размер этой собаки лучше не уточнять.


- А вам как ответить? Так что бы вы остались довольными или так что бы поняли? – внутренне я напрягся, не ожидал, что сразу пойдет в ход такая тактика поведения. Но и отступать –  не намерен.

- Ты на себя не много берешь, парень? – хриплый бас, вырвавшийся от худого представителя компании, кажется Марзут, был мне ответом.

- Не больше, чем предлагают. И что бы у вас опять не возникло дурацких вопросов, постараюсь объяснить. Первое, я сюда пришел только по той причине, что хочу отомстить за смерть своей наставницы. И судя по вашим лицам, для вас ее смерть не является новостью. С вашей помощью или нет, не имеет значения. Далее, по письму, я мог более резко вам ответить, и не собираюсь ни жалеть, ни извиняться за это. А если мне еще раз пришлете того барана с такими манерами, то он не вернется с этого задания. А вот теперь, если ваши проверочки закончились, или как вы это называете, то давайте или нормально знакомиться или разойдемся, вы меня не знаете, я – вас.

- Свой человек, - с улыбкой на лице сказал женщина, - ты точно ее ученик.

В ответ на это я лишь молча сделал кивок голов в знак признания и благодарности. Остальные же искренне улыбнулись, и сразу сменилась атмосфера за столом. Может, и не было между нами дружбы, но я точно понял, это не враги.

- Ладно, Азгор, шутки шутками, теперь о делах. Времени у нас крайне мало.

Ты верно заметил, мы в курсе того, что Анари убили. И нам бы хотелось узнать подробности ее смерти.

- Подробности говорите. Думаю я тут тоже мало чем смогу помочь. В момент ее смерти я проходил испытание. А когда вернулся, то увидел лишь кучи трупов, в том числе и наставницы с мужем. Все трупы нападавших были без, каких либо, опознавательных знаков. Их я сжег, а наставницу похоронил по обычаям ордена. Единственное, что я могу отметить так это метод и средства убийства. Анари убили в бою, но со спины. Мне не известен человек, который мог бы к ней подобраться со спины. А вот что касается средств, то все оружие было выковано одним кузнецом. Вот один из образцов. – Положил на стол кинжал, брошенный в меня бароном. Говорить им о том, что зацепка относительно места ковки тоже есть, я не стал. Все внимательно меня слушали, а после предоставленного экземпляра оружия начали его осматривать. Я же продолжил свой рассказа.



- Не зная, что делать дальше, я пошел к единственному знакомому человеку, Марте. Именно она дала мне письмо, в котором была дальнейшая инструкция по действиям. И как результат, я нашел послание, что мне необходимо прибыть сюда, для дальнейшего получения информацией от Вас.

- Не густо, но эта информация, пока что, не меняет наши планы, - подытожил Айкин. Остальные же задумчиво молчали. – Хотелось бы еще пару моментов уточнить. Первое, Азгор, откуда ты?

- Сам не знаю, первое что я помню, это свое пробуждение на берегу реки… -начал я  исповедоваться по той «легенде», которую советовала наставница. И в таком же духе рассказал, пробуждение, знакомство с наставниками, и годы тренировок. Что им дала эта информация я не знаю, они между собой даже не переглянулись, или я просто этого не заметил.

- С этим понятно, а что за история с охраной каравана и речным кораблем? – не унимался Могучий Лес.

И это знают. Вопрос, откуда? Если с караваном все понятно, все это происходило у них под боком, то вот корабль, довольно далекое происшествие, и вроде как его пытались замять и не придавать огласке. Ну да ладно, это не такая большая тайна. И я им рассказал и о корабле, и о караване.

- И с этим понятно, – продолжил глава ордена. Такое чувство, что у него есть невидимый список с вопросами, где он ставит галочки после каждого ответа и переходи к следующей записи из списка. – Тогда, остается прояснить вопрос по твоей спутнице, кто она? Твоя ученица? Рабыня? Любовница? – при слове рабыня меня аж передернуло, при том, судя по лицам присутствующих, передернуло в видимом диапазоне.

- Я не думаю, что это касается совета ордена. – Как можно спокойнее ответил я.

- Касается, Азгор, еще и как касается. Ты ее привел в нашу обитель, – мягко, но твердо припечатал здоровяк. – Несмотря на то, что наличие ордена уже не является такой глобальной тайной, как это было раньше, но не желательно, что бы кто-то посторонний знал о нас. Тому, кому надо знать – знает, для остальных хотелось бы это оставить тайной.

Вот как, неожиданно. В книге говорилось, что это тайна и все такое, а вот оно как обстоит дела на самом деле. Т.е. по сути, это известное общество, только для ограниченного круга лиц. Скорее всего,  для правящих людей в королевствах, да сеть информаторов, как я мог убедиться на примере деда Феофана. Хочется спросить, но пока что не нужно этого делать. Я тут никто и зовут меня никак.

- Пожалуй, Вы правы, - не стал я обострять ситуацию. – Если кратко, то она скорое моя подопечная и по совместительству ученица. Уточню заранее, она ученица только по моему выбору, а не по выбору клинка.

- Что? – взревел Перш, и похоже  этот вопрос в такой же постановке интересовал всех.

Глава поднял успокаивающе руку и обвел всех взглядом, прося, тем самым, соблюдать спокойствие.

- Азгор, ты хоть понимаешь, что ты сделал? – рассудительно, но строго, как и подобает нормальному руководителю, спросил он меня.

- Ну, судя по вашим реакциям, я предал короля и поиздевался над его хладным трупом. Ну что вы на меня так смотрите? Я не вижу проблемы, что бы аж так реагировать. Так что поясните, несмышленому мне, что же я такого сделал?

- Ты взял в ученики человека, которому нет доверия. Мечи посчитали, что он не обладает нужными качествами, как боевыми, так и моральными, для того что бы быть одним из нас. Со времен основания ордена не один раз пытались обучать постороннего человека, и финалов всегда было два, или этот ученик предавал, или его учитель погибал при странных обстоятельствах: каменный обвал, шальная стрела или заклинание, и все в таком роде. Ты сам себя подвергаешь опасности. И я теперь не удивлен, что в твоем пути к нам, были такие события, и почти уверен, что были еще какие-то события, о которых мы не знаем. Ведь так?

А вот это интересная информация. И головой я ее понял сразу, а вот «осознанного ощущения» не было. Что такое «осознанное ощущение»? Приведу пример, он очень грубый и жестокий, но суть должна быть понятной. И так, к вам пришла информация, что ваш товарищ сломал ногу. И вы понимаете, что вот перелом ноги – это затруднение с передвижением на неопределенный строк, в зависимости от сложности перелома. Вроде все логично, логичное действие – и логичные выводы. А вот когда вы сами сломаете ногу, вы в полной мере понимаете, что произошло, какие сложности это вызовет, как очевидные, так и нет, и что вас ждет в ближайшее время.  И пережив все это, повторную информацию о чьем-то переломе, вы, однозначно, воспримите совсем по-другому. Вот это и есть «осознанное ощущение» в моем понимании. А вот факт того, что оно ко мне не пришло, свидетельствует о двух моментах, или придет немного позже, по принципу «утро вечера мудренее», или же на интуитивном уровне я понимаю, что не все так плохо, хотя и пояснить этого не могу.

По факту же, я не жалею о том, что ее освободил и взялся учить. И если погибну, так тому и быть. Да и не смогу я ее выучить, как члена ордена, нет ни чудо-плошки, ни мечей уровня ордена. И уже случившиеся события, не сильно тянут на то, что должно было бы меня убить, за исключением, может быть, боя на корабле. И если кому и досталось, то это Ире, а не мне. Так что побарахтаемся еще.

- Вы правы, были еще небольшие события, но о них не стоит особо говорить. За исключением одного момента, но о нем немного позже. Что же касается ваших слов, я принял информацию к сведению, но что-то менять, не намерен. Если мне суждено погибнуть, то так тому и быть, но быть тварью и предателем в ее или тем более в своих глазах, я не готов. И это по тем причинам, которые орден не касаются, ни при каких обстоятельствах и взглядах.

- Ты вообще не слышал, что я только что тебе сказал? – уже начал выходить из себя и глава ордена.

- Вопрос закрыт, нравится вам это или нет. Для вашего спокойствия могу сказать, что она не знает ни кто вы, ни почему я сюда пришел. И пока что, посвящать ее в это все, я не вижу причин. Если вам больше сказать нечего, то на этом давайте закончим, а завтра сутра я вас покину. Или же примите все как есть, и продолжим то, ради чего мы тут собрались.

- Ты глуп, ты мальчишка, который не понимает, что делает. Анари тоже не следовала правилам, но так необдуманно она не поступала. – Это попытка давить на мое благоразумие что ли? Наивные чукотские дети. – Это не лучшая плата, за все, что она для тебя сделала, вот так глупо потерять жизнь.

- Никто из вас, даже представить не может, не то, что осознать, что она с мужем для меня сделали. Но я свой выбор сделал, и вам придется его принять. Я еще раз спрашиваю, мы продолжаем разговор, или на этом последнюю волю своей наставницы я могу считать выполненной, и искать ее убийц буду сам?

Повисла тишина. Думали они, или давали друг другу какие-то незаметные для меня знаки, по поводу происходящего, я не понимал.  Но это меня и не беспокоит. Но спустя минуту глава заговорил.

- Продолжаем. Мы осуждаем твой выбор, но в нашем деле, ты нам нужен. И прежде чем к нему перейти, хочется закончить все вопросы. Ты говорил, что есть еще что-то, из твоего путешествия, о чем ты хочешь поговорить. Что еще осталось?

Смотрели на меня они зло, но не с ненавистью, а как родитель смотрит на нашкодившего ребенка. Ну да это их проблемы. Кроме ножа, на эту встречу, я захватил и книгу, в которой вел записи о неизвестных мне чудовищах. Кратко описал им ситуацию с деревней, о своих действиях и результатах, а так же максимально, насколько позволяла память и записи, описал тварь, которую убил.

- И хотел бы я узнать, что это за существо?

Секунд тридцать молчания, и отвечать взялся Марзут:

- Нам не известно, кто это. Не ты первый встречаешь не известных до сегодня созданий. За последнее время такие случаи участились, но это первый сигнал с твоих краев. Оставь свои записи нам, за ночь мы их скопируем и вернем тебе бестиарий. Это все что ты хотел спросить?

- Нет. Остался еще один вопрос, - этот вопрос у меня возник уже в ходе этой беседы, но какая разница, - как все, о чем мы говорили, связано со смертью Анари?

- Сложно сказать, прямой связи нет, но и скидывать эту информацию как не важную, мы не можем. – Темните вы что-то господин тихушник, ох темните. Я ему может бы и поверил, но не все могут держать так лицо, как это делают Марк и Глава ордена. Ну да ладно, для меня это тоже ничего не меняет.

- Что же, могу я теперь узнать о деле, ради которого меня прислала сюда Анари?

- Да, можешь. Начнем, пожалуй, с самого начала. Как только у Анари появился ученик, она сразу же отправила мне письмо об этом. Таков обычай, но я и так об это узнал, Глава Ордена такие вещи ощущает. И по этим же ощущениям я узнал о ее смерти. Спустя, примерно, цикл, начались некие события в наших королевствах, не глобальные, но нами замеченные, пусть и не сразу. Всем «корням» было отправлено уведомление, о повышенной внимательности к окружению, а так же участившихся нападениях. Сами нападения, на тот момент, были без смертельных исходов с нашей стороны. Гораздо позже, мы поняли, что это были пробные нападения. По нашим связям не удавалось выяснить, что происходит. Постепенно, некие обрывки информации, отголоски, и прочее намеки, свели к тому, что на нас начали охоту высоко сидящее люди. И так постепенно, мы пришли к выводу, что нам противостоит МАБИ, но кто именно и по чему, узнать не удалось. Единственный вариант это выяснить, отправить туда своего человека. Но остается вопрос, кого? У нас нет человека с достаточным уровнем мастерства, что бы он не был известен общественности, в той или иной степени. Нужен был человек, с высоким уровнем мастерства, составом ума и не засвеченный в общественности и никак не отслеживаемый наш человек. И вот тут, Анари предложила твою кандидатуру. Она сказала, что ты сможешь помочь в этом задании. И что ты обладаешь всеми нужными качествами. Анари никогда не преувеличивала, и мы сегодня увидели подтверждения ее словам. Вот как то так. – Подытожил глава ордена.

По сути я должен стать засланным «казачком» в тыл врага. Штирлиц из меня, как из говна пуля, но ради мести, я и не такому обучусь. Да и моя информация по кинжалу, совпадает с полученной информацией. Так что, хоть так, хоть так, мой путь лежал именно туда.

- Я о МАБИ так же слышал. Был у меня разговор с одним бароном. Этот ножик, - перевел я взгляд на оружие, - я у него конфисковал. Так вот он так же клялся, что он был преобретен в тех краях. Так что, тут информация лишь подтверждается. Но, насколько я понимаю, это магическая академия, а из меня маг никакой, от слова совсем. Как мне туда поступить?

- А почему молчал о информации? – с хитрецой спросил Марзут. Вот не могу понять, кто он. Марк, точно тихушник, а вот этот тип, что-то близкое, но в тоже время более широкоформатное. Ну, ответ ты получишь банальный, улыбнулся я про себя.

- А вы не спрашивали, – так же улыбнулся я ему в ответ.

- Принимается.

- Так что там с поступлением? – вернул я разговор в прежнее русло.

- Не обязательно быть адептом этой академии, что бы в нее попасть. Да и по возрасту ты не подойдешь, твоя подопечная подошла бы, но я так понимаю, что она не магиня? – я лишь отрицательно покачал головой, а Могучий Лес продолжил. – Ты туда будешь пробиваться, как преподаватель. Информацию я тебе позже предоставлю.

- Преподаватель чего? – удивился я. – Я кроме как убивать ничего и не умею. – Нет, ну если у вас найдется компьютерный класс, то я научу печатать, не вопрос, уже про себя добавил я.

- Вот как преподаватель физической подготовки будешь. Только не убей там никого. – Заржал Перш. И на лицах остальных так же проявилась улыбка. Такое чувство, что я каждый день по трупу делаю.

- Это все замечательно, но не вы ли только что мне говорили, что нам нельзя брать учеников по своему желанию?

- Ты все не верно понял. Учеников брать можно, но ни в коем случае их нельзя обучать бою на оружии. – Ответил мне все тот же Перш.

- Ну как скажите. А что-то подробнее можно?

- Можно, но уже утром. Мы и так тут задержались, нужна свежая голова. Завтра после завтрака за тобой придут и проводят к нам. Где мы решим всем моменты. –  Иди, тебя ждут там же, где и оставили.


Уход Азгора, обозначал лишь окончание заседания для него, но никак не для оставшихся членов совета. И как только он скрылся из виду, началось обсуждения этой встречи.

- Как вам парень? – как всегда с вопроса, начал Айкин.

- Нормально, - ответил Марзут. Он был весьма не разговорчивым человеком, но если даже он сказал первое слово, то это значило, что парень ему действительно понравился. – Хороший ученик был у Анари. И под стать ей. И я согласен, что он сможет выполнить все это. Не смотря на свою упрямость и мое неодобрение относительно его ученицы, он заставляет считаться с его мнением.

- Заставляет считаться? Ты это так назвал? Волна ярости, что от него исходила, в тот момент, не могла быть почувствована только мертвым человеком. Я не знаю, кто эта девочка для него, но он и против нас станет, если так будет нужно. И после такого ощущения, я не уверен, что мы увидели все, на что он способен. – поддержал разговор Марк, а остальные члены совета лишь кивнули в такт произнесенным мыслям. – Но я согласен, парень надежный. Лейра, попробуй поговорить с его спутницей завтра, пока мы будем обсуждать его миссию. Может как женщина женщине, чего и выведаешь.

- Хорошо. – Довольно улыбнулась единственная женщина в этой компании, а потом резко показательно надулась и с грустью сказал, - я так и не спросила у него, откуда он знает такие методы ругательств.

Ответом на эту тираду, был громкий смех всех присутствовавших.

- Завтра спросишь, – успокоившись сказал ей муж.

- Посмеялись и хватит. Есть что еще сказать?

- Есть. – Опять Марзут не унимается. – Думаю, имеет смысл его подключить к системе мыслеречи. Пусть он и не является «корнем», но в таком задании это не будет лишним. Пригодится ему это или нет вопрос десятый, а вот при встрече, передать информацию не привлекая внимания внимая, будет полезно.

- Неплохая мысль. Возражения есть? – но никто не выразил ничего подобного, - значит единогласно. Завтра сутра этим и займемся.

Мыслеречь, свойство присущее только «корням» ордена и людям на спецзаданиях. Как понятно из названия, это связь не требующая ни голоса ни жестов рук. И данный тип связи очень быстрый, как скорость мысли. Вот она у тебя только появилась, и сразу же ее осознал собеседник, если ты ею захотел с ним поделиться. Именно так и общались члены ордена, в те минуты, когда стояла тишина в присутствии Азгора. И вот теперь было принято и его подключить к этой сети. Общаться на расстоянии не получится. Такой способностью эта связь не обладает, а вот передать небольшие потоки информации в пределах небольшой комнаты, более чем. Много по ней общаться так же не получится, она вызывает головные боли, но сейчас этого побочного эффекта не было. Стол, за которым они сидели, был своего рода усилителем, потому рядом с ним можно было говорить без каких либо ограничений по времени.

Глава 2. Перед заданием…

- Доброй ночи, - пожелал мне мой провожатый.

- И тебе. – Ответил я тем же.

Зайти в наше жилье я постарался максимально, тихо, так как не хотел разбудить Иру. Как только я прикрыл дверь, смог убедится, что зря старался. Она не спит, хотя усердно притворяется спящей.

- И кого ты пытаешься обмануть? – спросил я, уставившись на нее.

- Никого.

- Я тебе что говорил делать?

- Спать.

- Какое наказание?

- Тренировка.

- Я рад, что мы поняли друг друга. А теперь спать.

- Ты со мной ляжешь? – робко спросила она. Она боялась, боялась оставаться одна. Психолог из меня, как из дерьма пуля, но именно к таким выводам я пришел. Пока она была замкнута в себе, все воспринимала, как должное, сейчас же все по другому. И понадобится еще приличное времени, что бы ей вернуть уверенность. Уверенность в себе, свободе, окружении. Это была главная причина, по которой я начал ее тренировать. Во-первых, тренировки выбивают из головы глупые мысли, как в самом процессе, так и в результате. А во-вторых, тренировки, надеюсь, дадут ей росток, который в будущем должен стать стержнем, характером, называйте это как хотите. – Ложись. Лягу или нет, не знаю. Есть о чем подумать. А вот для того, что бы тебя приспать, точно время выделю.

- Спасибо. – Услышал я удовлетворенное бормотание.

Как только Ира легла спать, я просто сел рядом. Укрыл ее местным аналогом одеяла, и начал гладить по голове. В таком вот монотонном ритме я погрузился в раздумья, предварительно выключив местный источник света – три свечи. И того, что мы имеем. Мне предстоит поработать разведчиком. Опыта в этом у меня нет. Да и сомневаюсь я, что тут учат чему-то в этом направлении. Думаю, мои познания из книг и фильмов, с головой перекроют местные познания. Но это лишь теория, основная сложность в практике. В теории, я понимаю, как убить любого, хоть руками, хоть мечем, а на практике это совсем другое дело. С разведкой, я уверен, все обстоит точно так же. Но и это вопрос будущего, сначала надо поступить на эту службу, а у меня знаний о предстоящей среде работы нет. Потому, надо отложить мысли о том, что на данный момент не возможно отложить на позже. А вот что – можно подумать: так это само поступление, и тут у меня есть мысли, и делиться ими я ни с кем не намерен, за исключением может быть Главы ордена. Но это решение, я буду принимать утром, со свежей головой. И есть еще один вопрос, который хочется прояснить. Этот вопрос связан с нападением на караван, но тут, опять таки, надо подумать, как лучше всего поступить. И думаю, что утро для этого будет лучше всего. Что еще? Еще надо спать, что-то не идут думы, ведать тяжелый все же день получился.



Посмотрев на силуэт Иры, я передумал ложиться спать рядом с ней. Она сжалась в комочек, но при этом, строго по средине. Ну не будить же такое чудо. Я невольно улыбнулся. Соорудил себе ложе на полу, и погрузился в сон.

Утреннее пробуждение оказалось легкое. Во времени тут ориентироваться сложно, но думаю, рассвет уже давно настал. Вернув на места все, что служило моей кроватью, уставился на Иру. Она еще спала. Решив не терять времени, сделать небольшую разминку. Во-первых, тренировка пока что никому не повредила, а во-вторых, от сна на полу мышцы затекли и нуждаются в разогрев.

В выделенной комнате, места было, более чем, достаточно для, утренней зарядки. Чем я и занялся, предварительно сняв с себя одежду до пояса, тем самым оголив торс. Темп я не гнал, не хотелось вспотеть и не приятно пахнуть. Спустя пол часа, по моему внутреннему таймеру, проснулась Ира. И только я хотел спросить, я ли ее разбудил, как услышал легкий стук в дверь. Поднялся, и пошел открывать дверь. На пороге меня ждал горе-посланник.

- Доброе утро! – поздоровался он, - Время завтрака, следуйте, пожалуйста, за мной. – Ну может же быть человеком. Хотя, кажется мне, что и форма поведения в трактире, и вчерашнее финты с атакой на Иру, были указаниями совета ордена. На которые я, к моему стыду, повелся. И должен с похвалой отметить местных целителей, наша медицина за ночь, не в состоянии поднять человека от скольких переломов.

- Доброе утро. – ответил я. - Минуту, пожалуйста, подождите, мы выйдем к вам. Уж извините, что не пускаю Вас внутрь.

- Да, конечно. – Понятливо ответил он. Надо бы хоть имя его узнать, а то люди мелькают, а ассоциации человек - имя нет.

Быстро собравшись, точнее собирался я, Ира как-то умудрилась одеться и привести себя в порядок за те несколько фраз, которыми пришлось обменяться с нашим гостем, мы направились в местную столовую.

Сама трапеза прошла в штатном режиме. Прекрасный плотный завтрак, что может быть лучше. Даже был некий аналог умывания. Хотя аналог это громко сказано. По факту же, на входе выдавали по небольшому влажному полотенцу, и на мой незаданный вопрос, Мелва, с которым я успел уже познакомиться, пояснил, что это специально зачарованная ткань, для вытирания рук и лица после приема пищи. Но я же воспользовался им и до приема пищи, Ира последовала моему примеру без слов. У всех это вызвало удивление, но вопрос задать никто не осмелился. А вообще удобная вещь, влажные салфетки на магической основе, я бы так охарактеризовал это достижение цивилизации. А после трапезы оказалось, что у меня свободно где-то часа два. И их я решил потратить на тренировку Иры. Медленную, не сложную, но тренировку. Место для этого мне так же показали. По сути это был сад при храме. Для текущих целей этого было более чем достаточно.

- Как прошла тренировка? – спросил у меня Могучий Лес, как только я занял свободное место. Коллектив меня ждал прежний, за исключением Лейры. Ее не было, и я даже знаю по чему, но об этом позже.

- Если честно, то плохо. Не то что бы это было тайной, но не надо было, присылать учеников за мной наблюдай из-за кустов и деревьев. Хотя, если это был тактический маневр прятаться от глаз того, за кем следят, то принимается. Но они его провалили, пусть тренируются лучше.

- Никто никого не отправлял. – Спохватился Перш.

- А я взял и поверил. И второе, расскажите мне господа хорошие, какова цель Лейры в диалоге с моей подопечной? Я вот понять не могу, вы или считаете себя умнее всех, или просто идиоты. Но, идиоты не могут быть у руководства ордена, потому остается первый вариант, но и тут я не заметил ничего выдающегося. Моя наставница бы всем вам фору в этом показателе дала. – Последнюю реплику я сказал специально, уже смотря на их реакцию, в такие игры можно вместе играть. Но это скорое было из вредности, нежели из необходимости. И душевного спокойствия ради, главу, от этих слов, передернуло. А вот некоторые мысли, которыми я вчера вечером думал поделиться с главой или нет, я точно оставлю при себе. Нет им доверия. Может их цели и благие, но не сильно хочется чувствовать себя пешкой в чужой игре. А это чувство у меня все сильнее и сильнее зудело.

- Мы должны убедится в твоей спутнице, это необходимые меры. – Как само собой разумеющееся сказал Могучий Лес. Должен отдать ему должное, мои слова о наставнице его задели, но собрался он с мыслями быстро, и вроде как даже проигнорировал это.

- Я сказал что хотел, вы услышали. А теперь вернемся к тому ради чего, вы меня вызвали.

Присутствующее переглянулись и все же начали.

- В этой папке, - протянул мне Марк стопку бумаг, лишь отдаленно напоминающую папку, но довольно увесистую, - информация о предстоящем задании, а так же сообщаем тебе, что тебе присвоено внутри гильдейское звание «молодая ветвь». В связи с этим тебе выделяется гильдейская форма.

«Молодая ветвь», звание без привилегий, что оно есть, что нет. Звания служат для трех вещей в глобальном плане. Первое, это доступ к информации в записях ордена. Второе, сложность получаемых заданий. Хотя тут границы весьма размыты, так как на такое задание, должен идти кто-то уровня не ниже кроны, но иду я. Третье,  звание давало право принимать решения, командовать младшими братьями. В общем, почти никакой разницы по функциям относительно привычных военных званий. Правда, способы их получения отличаются, но об этом позже. Гильдейская же форма, это что-то типа легкого средневекового бронежилета. Набор изделий из кожи: обувь, штаны, куртка. Особенностью этих элементов было то, что они делались только гильдией. И если верить записям, то это была особая кожа с особой обработкой, ее не возможно порезать обычным оружием или пробить обычными стрелами. Но обычным оружием тут пользуются только не серьезные противники, большинство же используют или магию, или артефакты, или зачарованые , или другой тип магического влияния на оружие. Но были и полезные элементы у этого набора, так как в него входило еще два элемента: плащ с капюшоном, и кольчуга. По плащу особо сказать не чего, это довольно распространенный тип одежды, и примечателен тем, что плащ имел накидку на голову, и эта накидка служила, как и защитой от дождя, так и маскировала лицо носителя. Если верить тем же записям, то маскировала по нескольким вариантам. Или же искажала черты лица, или же давала больше тени на само лицо, или же полностью скрывала лицо. Что попадется, зависит от случайности. Кольчуга же была стандартной по виду, но не стандартной по свойствам. Она была тяжеловатой по весу, кто ее держал в руках, тот поймет. Но при этом не стесняла движений, и по моему мнению это было очень важным достоинством. Само собой надо привыкать к ее ношению. По защитным свойствам – давала защиту от магических предметов, но при условии, что это или слабый магический предмет, или удалось подставиться по касательной. Фактор абсолютной устойчивости к климатическим условиям идут в нагрузку. У знающих людей, может возникнуть вопрос, а почему такая слабая защита, почему не дать латные доспехи и все такое? Ответ довольно прост, у каждого бойца свой стиль боя, а эти предметы, подходят всем, независимо от стиля. Как раз мне, латные доспехи точно не нужны. Да, защита падает, но идет компенсация в скорости и маневренности.

- Так же, на время задания ты будешь подключен к сети мыслеречи. Марзут, это твоя вотчина…

- Да… - Несколько секунд стояла тишина, а потом я увидел охреневшее лицо Марзута.

- И что со мной не так? – как-то самом собой вырвался закономерный вопрос. Да и напрашивался он. С такой реакцией физиономии ничего хорошего мне не оповестят.

- Я не могу тебя подключить, - растеряно ответил он. Это была шикарная картина. Человек такого телосложения, характера, голоса,  поведения и потерялся.

- Что значит не можешь? – С таким же лицом был и глава ордена, да и остальные излучали те же черты лица.

- То и значит, не могу. Как вам всем известно, подобная процедура похожа на связывание двух точек нитью. Точка у него есть, и нить связи я к нему протягиваю, но эта нить отказывается присоединяться. Если бы какой барьер, то я бы даже не смог к точке протянуть нить. Но нить протягивается, и на том все.

Факт отсутствия этой связи меня не сильно беспокоил, я на такой чит не рассчитывал изначально, и признаться, не знаю, как он должен работать, так что переживу. А вот что со мной опять все не Слава Богу – пугает, или если не пугает, то наводит на мысли не приятные.

- И что теперь? – задал я мучающий меня вопрос.

- Будем думать, - было мне ответом Марзута.

- А что хоть дает эта ваша мыслесвязь, ну кроме очевидного, из названия, свойства?

- Мыслесвязь и дает, правда, ограниченную, расстоянием и временем. Расстояние в приделах двадцати шагов, и чем больше пользуешься, тем больше будет болеть голова. – Не критичный откат конечно, подумалось мне, но и общаться мне пока что не вижу с кем, тем более в среде предстоящей работы.

- А много людей подключено к этой сети?

- Нет, только корни, отдельные стволы и люди на задании, как ты. Таких как ты подключаем временно.

Значит, ничего интересного я не потерял, хотя признать стоит – вещь интересная и удобная местами. Что-то тишина не собирается прекращаться, надо что-то решать.

- Еще что-то есть по этому делу?

- Основная информация в папке. На словах еще можем добавить, что на задание тебе выделяется 500 золотых, прибыть ты туда должен минимум через месяц. Может и позже, все зависит от очередности прохождения испытаний для разных преподавателей, но лучше не откладывать этого. Да и освоиться тебе там придется, особенно с учетом того, что ученицу ты с собой взять не сможешь. Тебе придется этим заняться самому. Обычно орден на себя берет ответственность, но она для нас никто. И заниматься мы ею не намерены. Доставят тебя на место порталом, точнее не на место, а к ближайшему порталу, насколько это возможно. Отправляться будешь с этого храма. Мы тебе даем днес на сборы, после чего вместе с твоей ученицей перекинем в нужную точку. Дальше на нашу помощь можешь не рассчитывать. Точнее не так, мы будем стараться как-то тебя информировать по возможности, но сделать это будет очень сложно. А лишнее внимание тебе ни к чему. Сегодня тебя с ученицей выпустят за стены храма, а за день до отправки, найдут и приведут сюда. Об  этом тебе не стоит беспокоиться. За это время постарайся разобраться с покупками и с полученной информацией, что бы успеть что-то спросить, или уточнить за оставшийся день. Перед уходом с тебя снимут мерки, что бы подогнать комплект под тебя. Тебе дадут 50 золотых на покупки, и ключ от счета в банке с остальными денежными средствами. Вот, пожалуй, и все. Мы тебя больше не задерживаем. На выходе тебя ждет Мелва, он проводит сначала к месту снятия мерок, потом к казначею и затем проводит тебя за ворота. До встречи, Азгор!

Я молча встал и ушел. Не прощаясь, не оборачиваясь. Дальнейшее действия, перечисленные главой, прошли как он и сказал. Без задержек, бюрократии и прочей ненужной ерунды. В комнате меня уже ждала собранная Ира, и не задерживаясь тут ни минуты нас вывели за стены храма.

- Как прошла встреча с Лейрой? – медленно отдаляясь, спросил я. И пока Ира будет повествовать, хочется найти «такси» и поехать туда, где мы ночевали.

- Сложно… - замялась она. Я же только лицо повернул в ее сторону с вопросительной бровью. – Понимаешь, это первый человек, кроме тебя, с кем мне пришлось говорить. Разговор прошел неплохо, я так думаю, но вот ощущения от того что это незнакомый человек и так долго со мной говорил, забытые… не привычные.

- О чем вы говорили я спрашивать не буду, это и так очевидно. Что-то интересное было?

- Интересное? Не знаю… Разве что, по ее просьбе пришел какой-то старик, и он с помощью магии проверил мое состояние и подлечил меня.

- Интересная плата за информацию… Чувствуешь себя как?

- Кушать хочется, - смущенно произнесла она, - целитель сказал, что он устранил все последствия, но это вызовет у меня аппетит. Вот.

Через пять минут мы нашли трактир, где сделали заказ на обед, и попросили найти повозку, которая доставит нас по назначению. То что Иру подлечили, конечно хорошо, но и нагружать сразу на такие переходы не стоит.

- А сразу по чему не сказал, что голодна?

- Стеснялась, - опять засмущалась.

- Что ждет знаешь?

- Тренировка.

- Вот и отлично. Раз поела, то давай собираться, кажется, нас уже ждут.

В этот раз мы ехали быстрее и как результат добрались быстрее. Что интересно, комнату нам выделили, туже самую. Тренировка, баня, ужин. А дальше я заказал пишущие принадлежности и мы с Ирой стали составлять список необходимых вещей. И этот список не оказался таким уж длинным, как я думал, но за один день все равно всего не охватишь. Как минимум одежду некоторую придется ждать, пока пошьют. Так что неделя и уйдет на все про все.

Дав команду Ире о времени ложиться спать, сам сел немного пересмотреть документы по делу. Как минимум для того, что бы, возможно, дополнить наш список еще чем то. Глубоко я не вникал во все это, но из пересмотренной информации понял, что ничего специально докупать не надо. Даже не так. Докупать необходимо в случае успешного получения работы. Остальная информация весьма обширная и нужна, но пока что не до нее. Забегая вперед, скажу лишь, что судя по поверхностной информации, второй мой замысел, имеет все шансы на успешно воплощение.

Утро началась у меня раньше, у Иры немного позже, но в едином ключе. Пробуждение, тренировка, умывание, завтрак. Кушать я, по сложившемуся обычаю, закончил раньше нее, и в это время гонял мысли по извилинам. И погонять было что. Самое необычно, что мысли были не связаны с предстоящими покупками, заданием, бумагами и прочим. Мысли были связаны с Ирой, а если точнее, то с изменением в ней, которое я сегодня заметил. И меня очень сильно интересовало, что вызвало эти изменения. И на ум, кроме вчерашней встречи с целителем, ничего не приходит. Но даже если это так, замеченные изменения, ничего не объясняют. Что за изменения? Скорость усвоения информации. Казалось бы такая ерунда и это – хорошо. Но меня жизнь научила, что на любое «хорошо» найдется не менее хорошая «жопа». И я не видел, даже предварительно, откуда ждать подвоха. От ордена? Слабо верится, что обладай они такой магией, дали бы ее простой девушке, которая и в ордене не состоит. А значит это что-то другое. Но что?

По самому же процессу усвоения информации, это очень напоминало мое обучения в режиме плошка, новые знание, практика. Но даже так, я куда медленнее мог выполнить нужные упражнения, или найти точки приложения силы для максимально эффективного выполнения поставленной задачи. Одно дело в теории понимать, что надо сделать, и совсем другое – применить это на практике. У нее не было проблем ни с тем ни с другим. И судя по ее словам, сложность только в том, что мышцы болят. Скорее всего, мышцы просто не приучены, пока что, к таким маневрам, но это дело наживное. Я бы скорее сравнил ее прогресс со своим обретением знаний алхимии, но это тоже не верно. Если мои предположения верны, то алхимию я получил благодаря испытанию, которое проходил в начале своего появления в этом мире. Во всяком случае, других объяснений я не вижу, а все, о чем говорил мне Ролан, присутствовало. По ее же словам, никаких подобных приключений не было. Если я учился с довольно большой скоростью, то Ира должна обучаться еще быстрее. Вопрос только в том, не временный ли это эффект?

- Пошли оформлять покупки, - как только закончила трапезу моя ученица, встал я из-за стола. Она лишь молча кивнула. Золотой я Ире вручил, как только мы спустились на трапезу. Она была поставлена перед фактом, что это ей на карманные расходы. Я прекрасно осознавал, что их могли у нее своровать, но других вариантов приучать, или если точнее возвращать, к обычному жизненному ритму я не придумал. Я ей еще так и не сказал, что если я смогу пробиться в преподаватели, то видится мы будем, предельно, редко. Пока что я не готов такого озвучить, а она  - такого услышать. В общей сложности, мне очень нравилась ее черта спрашивать только тогда, когда это нужно, и не лезть куда не просят. Вызвано это качество недавним прошлым, или боязнью быть отруганной, не знаю.

Делая покупки или заказы, мы медленно обходили рыночную площадь. Медленно по двум причинам, во-первых у Иры проснулся интерес к покупкам, скованный, из-за недавней жизни, но все же интерес, а вторым было то, что я периодически спрашивал у продавцов, как мне найти лавку моего недавнего работодателя Брахима. Этот человек нужен был мне, как связующее звено в одной из моих мыслей. Вот так шагая между рядов, что-то заказывая, что-то спрашивая, я и нашел интересующую меня лавку.

- Здравствуйте, - обратился я к парню лет двадцати, - а мне бы с хозяином поговорить.

- Добрый день, - дежурной улыбкой поприветствовал меня парень,  - хозяина нет, он уехал, и не скоро вернется. Я уполномочен вести дела от его имени. – С важностью продолжил он.

- Нет. Я узнал все что хотел. Всего доброго.

Это было последнее на сегодня дело. Так что дальше, благостное ничего не делание. Собственно, по большому счету, именно этим я и планировал заняться на протяжении всех этих дней. Экскурсиями по городу, посещением местных достопримечательностей. И сегодня культурная программа ограничилась обзором ближайших, к нашему постоялому двору, окрестностям. Это было связано с тем, что более полу дня мы потратили на покупки, и времени далеко уходить уже не было. В таких же блужданиях мы и пообедали в одном их местных трактиров. Вечером вернулись еще завидно, так как по плану вечерняя тренировка. Трактирщик был предупрежден о необходимости подготовить воду для вечернего умывания. И когда Ира пошла приводить себя в порядок, я решил поговорить с трактирщиком. Это самый информированный человек в городе, как правило, или один из таковых.

- Мы можем поговорить наедине? – спросил я хозяина постоялого двора.

- Да, прошу за мной. – Мгновенно понял тот, что от него требуется. Такие люди, какими бы они не были, всегда унюхают наживу. И хотя конкретно об это трактирщике, я не могу сказать, что он жаден, но это не значит, что он не наживется при необходимости. Мы прошли на второй этаж и зашли в одну из комнат. Судя по ее обстановке, отличающейся от моей, и думаю от остальных, это и место жительства, и рабочий кабинет владельца. Кровать у одной стены, письменный столик у другой, и некие вещи по мелочи бытово-необхомой. – Так о чем вы хотели поговорить, молодой человек?

- Вы помните вечер нападения, когда я остановился в вашем трактире?

- Смутно припоминаю… - немного подумав, посмотрев на меня, все же ответил трактирщик.

- Мне больше и не надо, пока что. Скажите, можете ли вы поспособствовать в информации о заказчике этого нападения?

- А не боишься, что я тебя сдам с такими вопросами? – с лукавством в глазах по-еврейски ответил собеседник.

- Нет. Причин такого вывода, извините, пояснять не буду. Так какова цена вопроса?

- Какова цены вопроса, - почмокивая произнес трактирщик. – Надо бы запомнить. Красиво звучит. Золотой. Не торгуюсь.

- Золотой. – Придвинул я кругляш к «вымогателю».

- Это не такая уже и большая тайна. Это был конкурент Брахима – Амир. Но это что, называется, знают все, а доказать никто не может и не хочет. Они что-то там не поделили на почве…

- Стоп. – Прервал я своего собеседника, - извините что перебил, меня не интересуют причины. Как его найти?

- Два золотых.

- Трактирщик не наглей, вот еще золотой, адрес?

- Хорошо, но дай слово, что ты его не убьешь. Информация эта безобидная, но сам понимаешь…

- Даю слово, я его убивать не буду. – Я действительно понимал. Риск он такой, надо знать, чем рискуешь, где и с кем. И этот мужик это все понимал.

- За рыночной площадью идет квартал производства. А вот за ним квартал тех, кому эти производства принадлежат. Дом с ярко-красной крышей его. Не бойся, не спутаешь, там все друг друга пытаются переплюнуть в особенности и богатствах.

- Я понял, спасибо. Это все что я хотел узнать.

Я добился того, что хотел знать у Брахима. Адрес его недоброжелателя. А вот что меня удивило, так это то, с какой легкостью я узнал эту информацию. Признаться, я был готов даже прижать трактирщика. Опасно? Не больше чем прижать барона в недалеком прошлом. Этот город рядом с обителью ордена, и пусть мои отношения с ним – так себе, в обиду меня не дадут. Поддержка обеспечена. И варианта тут два. Или у трактирщика свой зуб на этого человечка, или меня сейчас сдают с потрохами. В то, что мне назвали левый адрес, я опять таки, не верил. Не могу сказать почему, но не верю. А вот в то, что хозяин поместья будет предупрежден о моем интересе, и там меня будет ждать небольшая армия, я очень даже поверю.

Комнату я покинул через окно. Ире я ничего не сказал. Приспал и спустя полчаса направился по указанному адресу. Погулять там не получилось, времени не было. Да и сомневаюсь, что получилось бы, такие кварталы, как правило, должны охраняться. И кто попал, туда не допускается. Квартал «фабрик и заводов» я нашел довольно быстро. По периметру тут ходили люди. Как я и ожидал, охраняемый объект. Но ходили они как-то тупо. Или у них система охраны отработана плохо, во что не верится, или просто никто не осмеливается на них нападать, что более вероятно. Квартал самых богатых людей города и все такое.

Проскользнуть мимо них не вызвало никаких проблем. Да, собственно как и мимо всего этого квартала. А вот придя к кварталу владельцев, увидел уже более грамотно охраняемый объект. Боле охраняемый, это не значит, что не лишен лазеек, чем я и воспользовался. Залез на один дом, и с его крыши под ускорением перелетел через преграды к жилому кварталу. А вот в самом квартале, опять, расхлябанность. Скучные передвижения обозначающее только свое присутствие, но никак не охрану. Не понятно это. Это меня так уже ждут и приглашают, или совсем расслабились? Как бы там ни было, но надо быть внимательным. Дом я искал не долго, и не потому что я такой глазастый( зелье ночного видения я естественно употребил), а потому что тут домов не так много. Дом как дом, до наших олигархов им еще пыхтеть и пыхтеть, но вот на местном фоне, действительно выделяется. Двухэтажное здание с ярко-красной крышей, в тон этой же крыши и ставни оконные. А вот из чего дом сделан я не смог понять. Это камень, но что за камень я не знаю, но обработан он весьма не плохо, очень похоже на шлакоблок, но тоже нет. И сам дом покрыт некими декоративными рисунками. Скорее всего, это картинка каких-то исторических событий, но рассматривать ее нет времени, не для этого я сюда пришел.

Как пройти в дом напрямую, я не нашел. Весь дом обошел вокруг да около, но ничего не нашел. Ставни закрыты, балконы высоко, дом хоть и двух этажный, но этажи очень высоки, не взобраться. А значит надо идти искать слуг с ключами и вежливо просить их открыть. Во дворе было два здания, пока я обходил дом, обнаруженных мной. Что было в одном, я могу только догадываться, но скорее всего прислуга, а вот вторым зданием была охранка. В этом я успел убедиться. Вот туда мой путь и лежал.

Небольшое здание. Судя по всему на 6-8 человек. Трое бдят, остальные спят. Внутрь без шума зайти не возможно, значит, надо ждать пока пойдут на очередной обход. Ждать пришлось не долго, минут пять. Вот трое вышло. Каждый пошел в своем направлении. Как только они скрылись в тени местной лампы, я приступил к действию. Первым вырубил именно того, кто шел мне на встречу. Обшарил и ничего не нашел. Быстренько нашел второго и повторил с ним действия. Но тоже безуспешно. И этого оттянул в тень. Третьего искать не стал, я наоборот, вернулся к домику, и начал дожидаться. Дождавшись и этого вырубил, обыскал и опять мимо. И что прикажите делать. Надо идти внутрь, и уже там думать что и как. Подошел к двери, прислушался.  Тишина, но еще один точно не спит, я это успел заметить, как тройка выходила на проверку. Начали. Врываюсь внутрь – быстро но максимально тихо. Удар по голове, бодрствующему охраннику. Ловлю его на полпути и тихонько укладываю на пол. Вроде даже никого не разбудил.

- Ты кто такой? – услышал я, со стороны спящих. Твою мать, проснулся, все-таки. - Тревога. – Кричит он и сразу же получает в висок. Старался не убить, но проверять некогда. Пока остальные поняли, что и как я успеваю их вырубить, а они успевают сжать какой-то артефакт, и что-то мне подсказывает, что это не к добру. Проник бесшумно… Уходить с охранки, тут первым делом начнут проверять. Но куда? Думай голова, шапку тебе куплю. И мне приходит безумная мысль. Да, я мог вырваться от сюда с боем и накрошить тут людей, потому как они вели охранку, я их оцениваю как откровенное мясо, но я не за этим тут.


Утро, после ночи с сигналом тревоги. Двое мужчин зашли в рабочий кабинет. Один был в дорогих одеждах. Судя по всему только с дороги. Это был владелец поместья. Вторым же был начальник охраны. Широкоплечий мужчина в среднем доспехе.

- Докладывай. –Уселся за рабочий стол хозяин дома, и начал снимать перчатки с рук.

- Ночью было совершено проникновение. Охрана успела предупредить об этом, но когда мы прибыли к зданию караула, там никого не обнаружили. Вся охрана была вырублена. Внутри здания пять человек. Еще трое были найдены в разных точках двора, так же вырублены, но еще и без одежды. Проведя обыск всех строений и прилегающих участков, никого найдено не было. Сразу же написал послание и отправил его вместе с гонцом к Вам. Тем временем поговорил с охраной квартала, но никто ничего не видел. Предварительно нападавший был один, следы именно об этом говорят, допрошенные охранники так же утверждают, что видели только одного человека.

- Соседи?

- Тоже ничего. Вы же сами знаете, ситуацию. Кроме «Ничего не видели и не слышали» от них не добился ни чего. – А чего тут добьешься, подумал начальник охраны, если соседи друг другу только палки в колеса и ставят. И проблемы у одного из них только в радость другому.

- Что думаешь?

- Я бы предположил, что это ответный ход от Брахима, но вот пропажа одежды не вкладывается в общий рисунок. Да и с учетом того, что мы никого не нашли, я могу сделать вывод, что приходили именно к Вам, и этот кто-то не знал, что Вы на званом вечере.

- Брахим, Брахим… - начал бормотать мужчина, думая о чем-то своем. Может о мести, а может о завтраке. – Значит так, всю вырубленную охрану выгнать без жалования и нанять новую. И разберись, на что мы деньги платим охране, что караулит район, если ничего не видят.

- Будет исполнено. – Еще бы он не исполнил этого, такое происшествие было ударом по его репутации. И ничего странного не произойдет, если в ближайшее время не станет нескольких охранников.- Еще будут указания?

- Да, передай служанкам, что завтрак подать через час. Свободен.

- Слушаюсь. – Сопроводил мужчина свой уход из рабочего кабинета хозяина.

Сам же хозяин намеревался немного обдумать услышанную информацию. Минут пять, посидев в кресле, он таки решил переодеться и принять ванную. Подойдя к шкафу, взялся за ручку и открыл дверь. Неуспев ничего понять, Амир оказался с заломаной рукой и зажатым ртом.

- Здравствуйте, господин Амир, – ровным тоном услышал он у себя над ухом. – Я бы хотел с вами поговорить, и мне очень не хотелось бы, что бы шумели. Я могу испугаться из-за ваших действий и случайно вам что-то сломаю или отрублю, посмертно, разумеется, чего бы, не хотелось. Говорю еще раз, только поговорить. Мы поняли друг друга?

Уверенное и быстрое кивание головой. Сначала ослабилась рука, зажатая в заломе, потом убралась рука ото рта и вот торговец свободен. Незнакомец, в форме его охраны, прошел к двери и закрыл ее на ключ, который лежал на подносе у самой двери.

- Кто ты? Тебя прислал Брахим? Я заплачу больше.– Выдал пленник после того, как дверь закрылась.

- Давайте обусловимся так, вопросы задаю я, вы на них отвечаете, и мы с вами расходимся. Лишняя информация Вам ни к чему.

- Не слишком ли ты в себя веришь? – с вызовом сказал Амир. И почему все люди такие, не имеет значение какая ситуация, но они всегда пытаются съязвить, напугать или что-то подобное сделать, хотя еще минуту назад были готовы на все, лишь бы сохранить свою тушку целой и невредимой.

- Не больше чем уже взял. А в знак доброй воли, я вам подскажу, как сюда пробрался, ибо охрана ваша кроме слова и не значит ничего.

- Хорошо, спрашивай. – Расслабился торговец, он уже понял что его действительно не собираются убивать, пока что. Даже прорезились повеливающее нотки в голосе.

- Отношения к Брахиму я не имею, но свои опросы связаны именно с ним. – Услышав такие речи, Амир резко посмурнел, и подумал, что неужели он ошибся и его будут убивать. – Меня не интересуют ваши конфликты с ним. Можете убивать друг друга, сколько вам влезет. У меня вопрос простой, кого Вы нанимали, для нападения на караван Брахима? Мне нужно встретиться с этими людьми.

- Ты не сможешь им противостоять. Это опасные люди. Если я тебе скажу кто они, то они убьют и тебя и меня.

- У меня нет цели их убивать. Я хочу, что бы Вы свели меня с их представителем, и на этом Ваш долг я буду считать закрытым, а им я предложу работу. – Спокойно, не торопясь, ответил незнакомец. Делая расстановку в каждой части сказанного что будет именно так как сказано и именно в такой последовательности.

- Какой долг? Я тебя вижу впервые, я никому ничего не должен! – сам же начал поспешно в голове прокручивать всех кого кинул в последнее время на деньги, или другие ресурсы.

- Не должны? Что ж, придется вам кой чего рассказать. В том нападении, погибли все нападающее. Причиной их смерти послужил я. Именно я стал причиной неудачи. И все бы ничего, но во время нападения была ранена моя ученица. И мне очень дорого стоял процесс возвращения ее к жизни. Так что поверь, ТЫ мне должен, - с нажимом сказал незнакомец, и Амир понял, что этот долг может быть востребован и нежданному гостю все равно, что он об этом думает. А переход с Вы на ТЫ и вовсе не оставил никаких шансов на другие толкования. – И вот я пришел по твой долг. Так что мы будем думать?

- Так это был ты… - все же грустно подытожил Амир. Сразу после нападения была куча разбирательств, взяток и прочей ерунды, чтобы не было никаких последствий этого дела. Потому кроме общих фраз и результата, Амир так и не успел навести справки о том бойце, что убил сорок человек из общего числа. – Я согласен. Я сведу тебя с этими людьми. И ты больше никогда не побеспокоишь мой дом.

- Вот и отлично. Я буду ждать их в течении двух дней. И я очень надеюсь на Ваше благоразумие. Что же касается вашей охраны. То я сдержу обещание. Вас жду на следующий день после встречи с обещанными вами людьми. Мое место обитание узнать, не составит труда ни для Вас, ни для них. Если будет необходимость, то побеспокою, но обещаю, что уже не таким образом и без претензий.

Быстро сняв с себя одежду охранника, незнакомец продолжил:

- Выведите, пожалуйста, меня отсюда. Скрываться больше нет причин, а избивать или убивать вашу охрану, при том ослабленную вашим увольнением, у меня нет никакого желания.

- Прошу за мной.


Я прошелся по краю. Насколько по краю, что даже самому стыдно перед собой. И это я, человек, который считал себя верхом благоразумия и логики. Человеку, который всячески избегает рисков. Кроме как везением я это никак не назову. Начнем с того, что почувствовал себя непобедимым и самым умным, и пошел на дело без подготовки. Информирован трактирщиком… Тьху. Баран. А моя авантюра с переодеванием, кроме как удачей и не назову. В темпе вальса под сверхзвуковые ритмы раздеть троих вырубленных охранников, быстро переодеться в одного из них.  Прихватить остальную одежду, дабы сбить с толку остальных охранников о цели моего нападения. И под видом охраны ищущей неизвестного, прикрываясь тенями и сумраком ночного покрова, пробраться в дом и найти кабинет хозяина. И дожидаться его там. А ведение разговора… Но ругай не ругай себя, а результата я добился. Теперь только понять, какого, повесил себе мишень на спину, или же все таки придет нужный мне человек.

Придя на постоялый двор, я заказал завтрак и поднялся в комнату. Ира уже не спала, и не успел я закрыть дверь, как она повисла у меня на шее. Приятно, когда тебя ждут дома.

- Ира, что случилось, чего сырость разводишь? – отстраняя ее от себя начал вытирать ее предательски проступившие слезы.

         - Я думала, - сквозь слезы услышал я, - что ты меня бросил. – Виновато выдавила она из себя речь.

         - И что же тебя натолкнуло на эту мысль? – улыбнулся я ей. В такие моменты она напоминала маленькую девчонку.

         - Тебя долго не было, дольше обычного, вот я и подумала…

         - Ты действительно думаешь, что я мог тебя бросить?

         - Прости… - услышал я в оправдание.

- Запомни, я не могу бросить свою ученицу. Да, да, ты моя ученица. И единственное условие, при котором ты можешь так думать, это моя смерть, при условии, что ты лично видела мой хладный труп. Запомнила?

- Да. А теперь давай спускаться завтракать. И набирайся сил, утреннюю тренировку ты прогуляла, значит вечерняя, будет тяжелее и дольше, – поставил я перед фактом ученицу.

- Это ты прогулял тренировку, а я тренировалась. – Показательно нахмурилась за мой наезд Ира, - Учитель.

- Ну-ну.

Завтрак прошел на ура. После чего я попросил прощения у Иры, и дал следующее указания.

- Ира, извини, но сегодня и возможно до конца нахождения здесь мы гулять не будем. Время покажет. А сейчас у меня к тебя просьба, Присмотри за моей тушкой. Я посплю. А что бы тебя не было скучно, выполнять по кругу первый и второй комплекс. В перерывах между ними делая средний комплекс физнагрузок.

Расписывать ей действия в комплексе не было необходимости. Она и сама все знает.

- И еще. Если услышишь хоть малейший намек на что-то непонятное, сразу меня буди. Удачной тренировки.

Проснулся я сам, Ира монотонно выполняла назначенные ей комплексы. Даже боюсь представить который по счету раз. Но она уже истекала черт его знает каким потом, и лужа под ней от этого самого пота очень веско дополняла картину.

- Закончила. Одно из наказаний ты отработала. Готовься к водным процедурам, я сейчас закажу воду.

Покинув комнату и заказав воду в комнату, вышел на улицу. И состояние солнца на небе говорило, что время обеденное. Неплохо я так проспал, ожидал меньше. И даже немного укор совести получил за такую тренировку у Иры. Пообедав, я все таки решился сделать небольшую прогулку по городу. Опасно немного, но я знал, на что иду. Да и сомневаюсь, что на меня нападут среди белого дня. Поход я посвятил нескольким вещам. Забрать заказанные товары, некоторые из них обещали быть сегодня. Купить подарок Ире за такую тренировку, причину я ей естественно не эту назову. И последнее просто прогуляться, это не помешает ни мне, ни ей. Вечером того же дня, уже после верней тренировки и трапезы, ко мне постучалась Дайна, и сообщила, что некий господин утверждает, что ему назначена встрече мной.

- Спускаюсь. – Утвердительно покивал я. – Ира, ставни закрой, с комнаты не выходи, если кто-то сунется, можешь убивать не раздумывая. Мечи я оставляю тебе. – В ответ лишь понятливый кивок.

Я ожидал подвоха, но подвоха не было. Это был всего лишь посыльный, но именно от тех людей, с которыми я желал встречи. Несколько минут блуждания по городу, встреча, разговор по фактам, частичная оплата работы, дорога домой.

На следующий день пришел Амир. Я в двух словах рассказал основные проблемы, естественно оставив лазейки для себя. Вдруг понадобятся. Оставшиеся дни прошли в планируемом режиме. Днем культорно-тренировочно-закупочная программа, вечером изучение документов по предстоящему делу. Правда, все это с поправкой на ожидание нападения со стороны Амира. Расстались мы деловыми партнерами, я бы так оценил, но человек это человек. И вот мы опять стоим у ворот Храма: я, Ира и Мелва.

Глава 3. Подготовка

Город Независимый. Странное название для населенного пункта, не так ли. Но, само название и передает суть этого города. Этот город независел ни от кого и ни от чего. Так сложилось исторически. Окончание «Противостояния миров» стало причиной основания этого города.  Королями тех времен, было принято решение, согласно которому, необходимо создать населенный пункт, из существующих ныне, или же построить его, который бы задавал тенденцию развития науки и технологии для всех королевств. Местом географического расположения было выбрано подножье гор. Такое решение было принято по причинам отсутствия угрозы со стороны гор, из-за жесткого климата, со всех других сторон, находились земли дружеских королевств. Разумеется, при построении города были учтены и разные природные катаклизмы: сель, наводнение, каменные обвалы. При финансовой поддержке пяти королевств, город обязался обеспечивать своих партнеров передовыми технологиями. По этой причине, Независимый, имеет форму круга, и поделен на множество секторов. Каждый из секторов занимался своим видом производства. Внешняя граница сектора, как правило, было обычной жилой зоной, где люди занимались сельским хозяйством, а кому повезет, мог получить работу на производстве в своем секторе. И таких везунчиков было довольно много. Рабочая сила на предприятии, которое работает для пяти государств, всегда необходима. Средняя часть сектора, была своеобразным городом. На ее территории находились и жилые дома и производственные строения. И все жившие здесь были причастные к производству. Третьим, самым маленьким участком сектора, был своеобразный банк данных. Именно в этом месте хранились все секреты научно-производственных достижений, и именно тут же, принимались решения, о распределении финансирования, вектора исследований. Эта часть города не была жилой, и только здесь, помимо дворцов королей, можно было встретить королевских телохранителей, лучших из лучших. Естественно, такую структуру строили не один год, было много проб и ошибок, недочетов и лишних действий. Один из таких недочетов в стартовом планировании и привел к необходимости основать Магическую Академию Боевых Искусств.

Отцами-основателями этого гиганта научной мысли были лучшие умы того времени в самых разных направлениях – от магических представителей до мастеров работы с деревом, железом, землей. Получая первые результат своей работы, мыслители поняли, что нет толку от их достижений, если никто не будет уметь пользоваться этими достижениями за пределами Независимого. У каждого мастера были свои ученики, но они скорее направлены на передачу знаний и продолжения дела, на расширение производства, а вот людей вне города нет. Исходя из этих мыслей, стартовал процесс построения учебного заведения. Такую веху в развитии, решили делать с заделом. Потому выпускники должны быть востребованы не только для использования новейших научных достижений, но и для любого государственного поста. В последствии возникла МАБИ, самое престижное учебное заведение среди пяти королевств, попасть в которое, мечтают все, как учителя, так и ученики. Выпускники были востребованы в своих королевствах, не смотря на союз между королями, никто и никогда не имел права предать корону. А вот с учителями было все куда интереснее. Любой учитель, отработавший в этой академии пять и более лет, имел право на льготы в любом из королевств. Это не считая престижа, имени и прочей пафосной мишуры. Льготами служили государственные заказы, заниженная цена на любые налоги, помощь в начинаниях и много других привилегий. Но бумаге это выглядело именно так, а по факту же, каждый каждого готов был удавить за получения таких возможностей и избавления от конкурентов. Правда и королевства строго следили за всем этим, им не выгодно держать много таких людей у себя – во-первых, если это человек с другого королевства, то не понятно, что у него на уме, дружеская политика не исключает бдительности, а с другой стороны, много льготников  -  и казна у короля голодает. Вот в такой вот город, предстоит мне добраться вместе с Ирой, для следующего этапа моего задания и моего плана.

С момента моего возвращения в храм, надо бы узнать хоть храм чего или кого, до выхода из платформы телепортации прошло два дня. За это время мне успели выдать надлежащую экипировку, в которой я собственно сейчас и нахожусь. Неказистая, добротная и главное черного цвета. Капюшон тоже накинул, еще до процесса телепортации. У него свойства изменения внешности, так что кому надо, на меня может посмотреть, но при это по необходимости не узнает. С подключением к мыслеречи, как я и ожидал, ждал меня облом. Судя по лицам, они в шоке от такого свойства моей тушки, и будь их воля, отправили бы меня «в поликлинику для опытов». О Ире они больше не заикались. Пытались узнать о моем участии в шуме вокруг Амира. Но, получили лишь не понимание на лице. Я понял, что они в курсе подробностей и моего участия, а они поняли, что не лезьте, куда не просят. Хотя, думаю, если бы сильно хотели, то дожали бы меня, как не крути, но опыта в этом плане у них больше. И это я могу нивелировать только своим опытом в прошлом мире, как человек с более развитого мира. Попрощались ровно на том уровне, что выстроились наши отношения: они пожелали удачи, я лишь хмыкнул. Правда, Лейра, кажется, хотела что-то спросить, но муж ее все одергивал. При этом процессе у обоих была рожа, тяжело сдерживаемая от улыбки, если не от хохота.

На вопрос, почему добраться, если был телепортирован, ответ довольно прост. Независимый имеет односторонний телепорт. С этого города портоваться можно, не всем, но можно. А вот в него, нельзя никому. Это сделано из-за стратегический соображений  на случае войны. Потому ближайшим местом, куда могли нас закинуть, это Предгород. По информации имеющейся в папке, раз в неделю уходит караван за товаром в Независимый. Вот именно его мне необходимо найти. Сейчас раннее утро, а караван выходит ближе к обеду. Отчего такое дебильное время мне не понятно, но факт остается фактом.

Ступив с платформы телепорта, мне приветливо-жадно улыбнулась толстая рожа на коротком туловище:

- Приветствую гостей в нашем любимом Предгороде. С вас полтора серебряных за человека. – Признаться, я, малость, выпал в осадок. В Наберге мы платили 10 бронзовых, и то только п тому, что город портовый и переправа и все такое. А тут полторы серебрухи, убил бы, гада. Но внимание привлекать нельзя. Достал деньги, положил в их на дежурный столик, получил бумагу о уплате пошлины. И уже на бумаге увидел, что если бы я пришел сам своим пешком, то пошлина составляла бы те самые десять бронзовых, а так – полторы серебрухи. Интересно, а если бы я портовался не с помощью ордена, то как бы все было: заплати за транспортировку себя любимого, а потом еще и уплати за возможность выбраться от портала целым и невредимым? Надо бы этот момент уточнить.

Караван мы нашли весьма быстро. Город был не типичен, в моем представлении о средних веках, потому методом вопросов и наглядных указателей на улицах, сориентироваться не составило труда. С караваном нам немного не повезло. Нет, он никуда не ушел. Пусть мы и блуждали малость по городу, но пришли с приличным запасом. Проблема была финансового плана. Количество повозок у каравана зависит от количества желающих присоединиться к его маршруту. Статическое количество повозок у каравана, конечно же, были, но они принадлежали местным купцам. И ни для кого их уступать они не готовы. В большинстве случаев на повозках сидела охрана, и естественно чем больше места на повозке, тем больше комфорта. По этой причине каждая арендованная повозка стоит золотой. А вот кто его будет платить один человек или десять, никого не интересует. По этой причине из плюсов было количества места на нас двоих, возница не в счет, из минусов золотой.

Само путешествие было скучным. Кстати, выехали мы в обед, как я узнал, по причине того, что у одного из купцов была какая-то не то свадьба, не то венчание, и сей господин не пожелал вставать рано. Собственно все, как в моей прошлой жизни. Три дня пути и вот мы у Независимого. Очередь в город, к моему удивлению, не была большой: Еще один караван, скорее всего такие же, как и мы, соседи с еще одного ближайшего города, и пеших людей человек десять, точнее не скажешь, они стоят толпой. Очередь наша пришла в течении получаса, ну может минут сорока. Время ожидания мы провели на повозках, досмотры, передосмотры, и прочая бюрократия. Мы слезли с повозки, и направились пешком. Возница был в шоке. Не знаю, может, я еще должен был уплатить за повозку, но это уже их проблемы. Подойдя к таможне, оплата в 40 бронзы за двоих, и отвисшие челюсти у стражи. И было от чего.

Дело в том, что все сумки на себе тащил я. Точнее рюкзак. Ира была налегке. Она была в синем длинном платье, моим извинением за тренировку. И выглядела она шикарно. Да, шрам на лице немного омрачал картину, но не столь критично как могло бы быть.

- Сударыня, - произнес я, ключ-фразу для Иры. За тем нагруженный, как мул сумками, мечами, и с Ирой в руках, я вошел в город.

Вот такое вот небольшое представление. Те, кому оно назначалось, уже все поняли, а остальных немного порадовало, стражникам не так скучно, людям есть о чем посудачить. А подумали они, что влюбленная пара вот так вошла в город по своему влюбленному сумасшествию, или же слуга выполнил свой, никому не известный долг перед госпожой. Это меня мало беспокоит. Уже по сложившейся традиции, я узнал у стражи о недорогом, но приличном постоялом дворе не на входе в город. Куда и направился.

Комната маленькая, но с двумя кроватями. Логики в этом своем выборе я так и не нашел. Традиционное приведение себя в порядок, учитывая, что три дня были под открытым небом. И настало время вечерней трапезы, даже скорее раннее время ужина. Кушали мы в небольшом, но аккуратном зале, пока еще аккуратном, время еще детское, драк еще не было. Кухня кстати меня огорчила, она не была плохой, но для такого пафосного города для этого времени, могли и лучше повара найти. И вот уходя уже из зала, ко мне подошла одна из подавальщиц.

- Это просили Вам передать. – И передала мне лист пергамента, сложенный углами листика в средину и на том же месте запечатан воском. Даже печать какая-то виднелась, но я и так знал, что там в письме и от кого оно.

- Благодарю.

-Ира, - обратился я к ученице, как только мы зашли в комнату, - мне необходимо уйти на несколько часов. Свои мечи я оставляю тебе, надеюсь, они не понадобятся. Ложись спать, я скоро вернусь.

* * *

 - И кто это такой смелый пожелал со мной встретиться? – за столом вальяжно сидел мужик, возраст определить сложно.  В руках у него был бокал вина. В комнате были еще люди, по идее его помощники. Если бы не одно но, которое меня очень смутило. Ну не может человек на такой должности говорить, как гопник. Или я просто чего-то не понимаю.

- Не задавай вопросы, на которые и так знаешь ответы. Разумеется, если ты тот за кого себя выдаешь. – Походу, я прав, как бы он не пытался скрыть реакцию лица, но взглядом он себя выдал, а именно посмотрел на одного из присутствующих. Уверенности у меня стопроцентной нет, может у человека просто реакция такая на подобные высказывания, которое он часто слушает от подчиненного.

- Наглеешь. Надо повежливее быть в гостях, – назидательно сказал мне человек за столом, - не ровен час споткнешься о порог моего дома, и упадешь прям на нож или другой острый предмет. Я сильно не расстроюсь, но вот осквернять дом кровью не хочется. Да и уберайся потом из-за неуклюжести гостей. – Даже поморщился так, что я почти поверил.

Я вовсе потерялся, подсадной это тип, или он действительно тут всем заправляет. Кстати сесть мне так никто и не предложил, ну ничего постою.

- До меня дошли слухи, что это из-за тебя погибли парни при нападении на караван. И думается мне, что ты мне должен. Скажем по два золотых за человека и еще сто золотых за падение нашей репутации. – Смакуя каждое слово, произнес этот аферист. В том, что он тут всем заправляет я, пока что, не убедился, а вот в том, что он за монету мать родную сдаст – уверен.

- Интересное предложение. Дай подумать. – Если честно, то такие разговоры полезные, именно как практика ведения переговоров. В чем у меня опыта мало, при минимальных то рисках. Но нет у меня на это желания, да и времени. – Пожалуй, я откажусь, от столь щедрого предложения. И попрошу поменяться местами с вот тем человеком местами, - указал я на мужика, на которого косился мой словестный оппонент.

- Такая дерзость в моем доме…

- Хватит! – не громко, но веско произнес персонаж, на которого я указывал ранее. Встал из лавочки, на которой сидел, и занял свое положенное место. – Как ты догадался?

- Это имеет значение? Важен лишь конечный результат. Отвечая на заданные и не заданные вопросы твоим человеком, сообщаю, у меня нет цели вас убивать. Работа есть работа, кто плохо ее выполнил, тот уже мертв. Не важно, что заказ был не на меня. В дальнейшем, я очень надеюсь, что ваша организация не станет цеплять меня, а я не стану трогать вас. Сейчас же, я хочу предложить вам работу, если интересует.

- Я с тобой согласен. И считаю этот вопрос решенным, – утвердительно кивнул. – Работа говоришь? Это кого же надо убить, что бы ты со своими способностями этого не мог сделать? – с интересом продолжил глава гильдии убийц.

- А кто сказал, что мне надо кого-то убить? – улыбнулся я. – Я хочу предложить работу не связанную с убийством. Мне нужна информация и твои связи. Потому ответь мне вопрос, если у тебя выход на глав организаций в других городах?

- Это рабочее моменты и тебя они не должны волновать. – Вот это деловой подход, есть работа и мы ее выполним, остальное не твоего ума дело.

- Мне нужна информация о всех домах, которые продаются, или  пребывают в спорных отношениях в городе Независимый. Не думаю, что таких домов там много. Да и интересуют меня дома только в срединной части города. – После такого моего запроса, у всех присутствующих лицо было шокированным.

- Интересные у тебя запросы, Азгор. – Имя им мое известно все же, не хорошо это, но ожидаемо. – Зачем тебе это?

- Это рабочее моменты и тебя они не должны волновать, – и рабочая улыбка на лицо. Мы друг друга поняли.

- «Спорные отношения» - это что? – начал уточнять исполнитель.

- К примеру, умер владелец, а его родня не может поделить, кому достанется дом. Или у дома хозяин есть, но он там не живет по причине страшной истории связанной с этим домом. Что-то в этом роде.

- Я тебя понял. А по строкам что?

- Времени днес.

- Действительно необычное задание. Дороговато оно будет, ты это понимаешь?

Еще бы я этого не понимал. Три королевства пересеки, информацию подбери, и на все про все неделя. Да еще и город, ой как не прост. Хотя информацию, возможно, и не надо подбирать, у таких людей подобные вещи в голове в виде ежедневной прессы.

- Насколько дорого?

- Моя цена пятьдесят золотых. Не торгуюсь. Но ты должен понимать, что не мои люди будут все это собирать, а значит и людям того города платить придется, и сколько – я не могу знать. – я лишь утвердительно кивнул, «понимаю» мол.

- Ну а навскидку?

- Думаю столько же.

Сто золотых. Многовато конечно. Придется задействовать, пока что, деньги выделенные орденом, и надо бы познакомиться с семейным счетом.

- Согласен.

- Ну и остается вопрос, как тебя найти в том городе для передачи информации и конечного расчета?

Этот момент я не продумывал, если честно, но решение в голову пришло быстро. Что значит опытный исполнитель.

- Информацию отдать мужчине, который внесет в город девушку в синем платье на руках.

- Интересное опознавание, - улыбнулся исполнитель, - воля заказчика – закон.


На улице меня уже ждала пара, изображающая из себя «подвыпившего господина в компании подруги красных фонарей». По условиям записки, переданной мне подавальщицей, мне нужно было за ними следовать на некотором удалении. Чем я и занялся. К счастью долго идти не пришлось. Домов десять, поворот и еще несколько домов. И меня попытались оглушить. Попытка не увенчалась успехом. Двое, один с дубиной, второй с веревкой и мешком, были вырублены, а что бы, не было больше желания хулиганить, перед отключкой, потеряли по несколько зубов и приобрели несколько гематом разной степени сложности.

- Не плохо, весьма неплохо, – услышал я голос. И к моему удивлению он был женским, да еще и исходил от той самой «подруги красных фонарей». – Следуй за мной, обещаю, что больше проверок не будет. Мы должны были попробовать. Рассказы о заказчике с такой необычной просьбой, не можно проигнорировать и не проверить их правдивость. Так ты действительно убил пятьдесят человек гильдии в Стардене?

Пятьдесят? Испорченный телефон в действии, что ли? И что за народ, тут тебе порция люлей по голове, а теперь мне любопытно-любопытно? Кажется, эта черта человека возникла вместе с первыми первобытными людьми.

- Сто золотых, – ответил я спине, идущей впереди меня девушке. Не ослабляя бдительность, а скорее выведя ее на максимальные настройки.

- Какие сто золотых? Ты ничего не попутал? – аж остановилась от удивления и возмущения моя провожатая. Остановилась, между делом, на пороге дома, кажется, мы уже пришли.

- Эта информация стоит сто золотых. – Как для маленького ребенка пояснил я.

- Вот еще. Не сильно и интересно. – Фыркнуло это создание, по ошибке названное женщиной.

Домик был не большим. И только мы в него вошли, я заметил людей, ужинающих, выпивающих, с женщинами на коленях. И в этих дамочках я отчетливо видел представительниц древнейшей профессии. Меня же повели в подвал, чему я удивился и увеличил бдительность еще, хотя минуту назад был уверен, что больше уже не куда.

Сначала вошла девушка, за ней вошел я. Сразу оценивая обстановку.

- Не бойся, тут никто на тебя не нападет. Во всяком случае, пока ты деньги нам не заплатишь за работу. – Пошутил мужчина за пятьдесят. Сидел он один, и в подвале у него находился рабочий кабинет. Тут было светло, потому я смог нормально рассмотреть и девушку. Шатенка, невысокая, худая, но при это довольно симпатичная. Из под прически, сооруженной, так что немного прикрывает правую скулу, виднеется небольшой шрам от ожога, или это родимое пятно?

- У меня есть причины так себя вести, – скептически заметил я смотря на девушку.

- Ну да, ну да, – понимающе-ироничное подтверждение от владельца подвала. На секунду он умолк, а потом перевел взгляд на девушку. Девушка же потупилась под его взглядом. Виновато так потупилась, но без раскаяния. – Ты все таки сделала это?! Я же тебе запретил, но все равно не послушала. Дочь, когда ты уже повзрослеешь?

- Ну интересно же, – режим маленькой девочки активирован.

- Когда то, любопытство вылезет тебе боком. Азгор, садись. Ты уж извини за дочь, глупая она еще. Они хоть живы? – спросил он у дочери.

- Не знаю, Рик остался присмотреть за ними, – беззаботно ответило бесшабашное создание. Ее отец же, перевел вопросительный взгляд на меня?

- Оставлял живыми, немного без зубов и с синяками, – понимая чего от меня хотят, дал я ответ. – Дальнейшая их судьба мне не известна.

- Ну и ладно. Теперь к делу. Меня зовут Ругин, а мою дочь, которая по невоспитанности своей не представилась, скорее всего – Регина. Мы выполнили твое задание. Подробности выполнения интересуют?

- Нет. Важен лишь результат.

- Я тоже так считаю. Вот бумаги, ознакомься, – протянул он мне папку. Действительно кожаную папку. Я был в шоке.

- Мы же не бродяги с улицы, у нас серьезная организация, – верно поняв мое замешательство продолжил Ругин. Я же тем временем просмотрел бегло информацию, и был приятно удивлен. Все структурировано: расположение, владелец, цена, слухи, факты, осложнения. Высший разряд. Ничего не скажешь. – С тебя шестьдесят золотых. Должно было быть, но так как моя дочь провинилась, то цена превратиться в сорок девять золотых.

По сути те же пятьдесят, о которых меня предупреждали. Но за такое качество и срочность я и сам бы заплатил пятьдесят, не задумываясь. Качественную работу надо поощрять.  Достал мешочек с золотом.

- Здесь пятьдесят. Я доволен качеством работы. Могу, я к вам еще обратится, если понадобится?

- Разумеется. А может понадобиться? – с хитринкой в глазах и голосе поинтересовался собеседник.

- Время покажет.


- Ну и зачем ты это сделала? – просил отец у дочери, сразу как ушел Азгор.

- Но ведь действительно интересно, – бубня себе под нос, ответила Регина.

- И как, убедилась? – он уже знал ответ, но над дочерью надо же провести воспитательную беседу.

- Нет. Вырубил он их и что? Это ничего не доказывает, – с вызовом посмотрела неугомонная девушка на отца.

- Согласен. А вот его поведение, и движения – очень много чего доказывают. И мне жаль, дочь, что ты этого не замечаешь и не понимаешь. Еще одна такая выходка и отдам замуж, и на этом все твое веселье в главе отряда гильдии закончится. Будешь детей рожать и воспитывать. Это ясно?

- Да, отец. Я больше не буд! – повинность во всей красе. Для Регины замужество было смертельным приговором с ее шилом в одном месте, и отец это знал.


В комнате меня встретил меч у горла. Мой меч у моего горла. И я даже не знаю, обидно мне или радостно. Обидно по причине, что мое оружие «восстало» против меня. А вот  радостно, что, несмотря на свой тихий шаг, моя ученица успела услышать и подготовиться к это встречи.

- И чего мы еще не спин «принцесса-воин»? – отводя пальцем клинок от горла, поинтересовался я. Должен заметить, что кровь даже выступила. Первая кровь в ее исполнении так сказать.

- Учитель по девкам пошел вместо того что бы меня тренировать. Вот и тренировалась. – Я малость прифигел от таких речей. Ее дерзость, меня лично, радует. Отошла, наконец то, от прошлой жизни. Но вот тон, которым было это сказано, я не смог понять. Смесь эмоционального коктейля: обида, понимание, юмор, дерзость, юношеская бесшабашность.

- Ответ засчитывается, но так как ты даже не вспотела, тренировка у тебя начинается прямо сейчас.

 А глаза сразу сменились: вот глаза излучали боязливо-холодный свет, и вот они тепло-радостные. Помоему, только чудом удержала себя в руках и не прыгнула мне на шею. Так радоваться тренировке. Я и себя то, нормальным не считаю, но глядя на женщин, понимаю, что мне есть куда стремиться.

Ира получила свое задание в условиях комнатной тесноты и приступила к упражнению до моего возвращения. Я же пошел заказывать горячую воду для нее и легкий поздний ужин. Это мне можно быть немного свиньей, ей же по гордому званию «женщина» не положено. Дальнейшее время мы оба провели с пользой. Я, начал знакомиться с содержимым папки. И как только я полностью усваивал прочитанную информацию, у Иры сменялось упражнение. Прочтенную информацию я сортировал на три стопки: не вариант, вариант и надо думать. Такие вот незамысловатые категории. Воду принесли раньше, чем я дочитал содержимое папки.

- Ирина, закончили. Приведи себя в порядок.

- Да, учитель.

Забыл упомянуть о такой вот маленькой ранжировке в наших отношениях. Ирой, она была в обычное время, а Ириной – в тренировочное. К своему стыду замечу, что пока я читал листы, невольно уставился на ее обнаженное тело. Пусть я и размышлял над содержимым прочитанного, но факт остается фактом. Наверное, длительно воздержание дает о себе знать. И как не крути, а передо мной была молодая красивая девушка. Шрам, для меня, уже давно не существовал. Но не когда придаваться романтике, сначала дела, потом развлечения. Большинство признает меня сумасшедшим, и будет прав, но вот так устроена у меня голова и ничего с этим поделать не могу. Да и я так и не понял, кем она для меня стала за эти месяцы.

Стук в дверь прервал меня от размышлений, которые завели меня явно куда-то не туда. Я пошел открывать дверь. По идее это принесли поздний ужин для моей ученицы. Я оказался прав. Забрав ужин, я поставил его на столик, предварительно спрятав в папку не подходящее варианты.  Пригласив Иру за стол, даже отодвинул стул, чем вызвал недоумение в ее взгляде. Тут такой традиции не было. Тем не менее, она поняла что делать.

- Приятного аппетита.

- Спасибо. А ты не будешь?

- Я сыт, а молодому организму моей ученицы не помешает подкрепиться после тренировки.

Вне папки осталось три листика, три варианта, которые я посчитал приемлемыми для моего плана. Первым вариантом был обычный пустующий дом уже несколько лет. Ни по слухам, ни по фактам, предоставленным в описании, с этим домом не было ничего плохого, но почему-то никто не хотел его покупать. А купить его можно было у магистрата города. Последнее хозяева не имели наследников. Второй вариант, это дом-наследство купца, который пропал без вести, и на этот дом претендовало, сразу, пятеро детей, этого отца-героя. Хотя, наверное, по местным меркам это в пределах нормы много детей. И последним вариантом был постоялый двор. Я был удивлен такой информации в своем запросе, ведь просил только о домах. Ошибочно попал этот лист ко мне, по доброте душевной, по чьему-то невниманию при передачи информации о заказе, но факт остается фактом. Сведения, по этому постоялому двору, были историей древней как мир. Держал этот двор какой-то мужик, мужика подрезали за долги, и теперь все управление этим имуществом пало на его жену с двумя детьми. Куда он дел деньги не понятно, проиграл, или просто ограбил, но как говорили в моей прошлой жизни «мужик попал на счетчик». Люди, которые требовали деньги, обрубают все возможности подняться вдове, и просто ждут, пока она не только дом официально передаст, но и себя с детьми в известных целях. Вот такая вот добрая сказка получилась, из написанного на листике бумаги. Свой выбор я склонен остановить как раз на этом постоялом дворе. Варианты в папке отпали по причинам ценовых диапазонов, бумажной волокиты и происхождения владельцев – сын брата жены сестры герцога «Х», или еще какая позамысловатей родословная. Из отложенных вариантов, пустующий дом настораживал фактом того что его никто не хотел купить. Если в информации, что мне дали нет никаких сведений, то мне их или не хотели показать, или их знают люди не связанные с подборкой информации. Договорятся с таким количество наследников, как во втором случае, тоже удовольствие ниже среднего. А если учесть что они не могут поделиться уже с полгода, то люди они так себе. Постоялый двор должен был стать нужным мне якорем. Якорем, где я смогу оставить Иру, на время своих «поисков работы» и в случае успешного поиска, моего пребывания в не ее компании. Но об этом я подумаю уже утром. Если ничего нового не придумаю, то поступлю, как и наметил. Тем более Ира уже доела, а мне надо еще одно дело сделать, по моему сегодня для этого прекрасный вечер, или уже ночь.

- Ирина, наелась?

- Да, – утвердительный кивок.

- Честно врешь? – с ухмылкой посмотрел на ее.

- Я никогда не врала Вам, Учитель, – аж надула губки.

- Кушать много на ночь нельзя, пусть и после тренировки. – Я знал, что она не могла этим ужином удовлетворить голод, но и на ночь перегружать желудок не чего. Да и как-то я читал, еще в том мире, что тибетские монахи считали, что из-за стола надо уходить немного голодным. Как раз наш случай. – Ладно, это все лирика. Подай мне мечи.

Ира послушно встала, и принесла ножны с мечами. Должен заметить, что кто-то ее очень хорошо учил в детстве манерам, встала из-за стола, да и садилась за него, может и не как королева, но точно не как валенок мне подобный. Раньше этого не было заметно, по причине истощенного организма и всех его последствий, но сейчас этого не возможно не заметить. Я забрал у нее мечи, один положил на стол, а второй вытянул с ножен и протянул ей:

- Что ты можешь сказать об этом мече? – Она стояла и удивленно смотрела на меня. Я же оперся на руку, локтем опершись о стол. – И?

- Это Ваш меч, – растеряно сказала она.

- Я приму эту информацию к сведению. Но меня интересовало не это,  – улыбнулся я. Мучить ее дальше я не стал, так как она не понимала, что происходит и что за странный, если не дебильный, вопрос я ей задал. – С этой минуты ты владелиц этих мечей. Они оба твои. Я не уверен, что ты сможешь орудовать одновременно двумя, но будет запасной. А теперь спать.

Девушка в шоке была, и у нее на лбу было написано куча вопросов. Слушать сейчас их у меня не было желания, а сутра большая часть их отпадет. Что же касается самого подарка, то сделал я не в порыве эмоций или чего-то еще. На мой взгляд, это самое разумное решение в сложившейся ситуации. Во-первых, она тренировалась именно этими мечами, и по руке они ей подходили прекрасно. Для двух сразу, я сомневаюсь, что у нее хватит сил, а вот одним орудовать она сможет на ура. Во-вторых, ее оставлять без оружия мне не хочется, а искать кузнеца и делать ему заказ нет времени, да и финансы, пока что, только тратятся. Опытного мечника она еще не сможет победить, но вот местных гопников на ура. Это опять возвращаясь к ее скорости обучения. Такое чувство, что с каждым днем она все больше и больше продвигается по количеству усвоенной информации. Утреннее тренировки, где присутствует и работа с мечом и учебный поединок, это очень хорошо показывают. В третьих, мне нельзя быть с оружием ни на «комиссии по приему на работу» ни на территории самого учебного заведения. Мои клинки всегда за спиной, а этим нечего припадать пылью.


- Ира, ты ничего не забыла? – Мы собрались покидать сею обитель. Сегодня я позволил и себе и ей отдохнуть сутра. Потом был поздний завтрак, который проходил  в полной тишине. Моя ученица все утро давила на меня взглядом, но ничего не спрашивала, а я притворился мебелью. И вот уходя из комнаты, уже по традиции и небольшой паранойе моего выверта сознания, вся поклажа была у меня и капюшон так же укрывал мое лицо от любопытных взоров, а вот мечи я не трогал.

- Ты действительно мне их даришь?

- Напомни мне, дорогая моя ученица,  что я тебе сказал вчера ночью? – сопровождая это и тоном, и поведением пенсионера-профессора, который уже начинает сомневаться в своей памяти.

- Что я владелец этих мечей. – Порывшись немного в памяти последовал ответ. Кстати, сам я не помню, в какой формулировке это сказал, но главное суть.

- И скажи мне, пожалуйста, что из этих слов тебе не понятно? Может, слово какое новое, или может я перешел на неизвестный тебе язык, и ты запомнила звучание фразы, а смысла ее не можешь уловить? – продолжал издеваться… то есть поучать житейским мудростям свою ученицу.

- Слова я поняла, - начала заводиться она, а я с трудом сдерживал ухмылку рвущуюся наружу, - но я не понимаю, почему?

- То есть тебе нужен предлог, по которому я так поступил. Я верно все понял? – у Иры уже пылали щеки. И лично я был этому рад. Вот они, нормальные эмоции здорового человека на соответствующее поведение. Хотя в старом мире, я уже, наверное, пощечину бы поймал.

- Нет. – голос мгновенно стал твердым. – Это просто неожиданно.

- Тогда давай так, я тебе дам два варианта, а ты на свое усмотрение выберешь один из них, или оба. Первое, в честь Дня независимости Казахстана. Второе, я решил, что вчера был твой день рождения, и сделал подарок.

- У меня не было вчера дня рождения. И что такое Казахстан и Независимость.

- Ты же мне не сказала, когда у тебя день рождения, мы посовещались и я решил, что вчера. Для ответа на остальные вопросы, ты еще слишком маленькая. А теперь хватай свой подарок и пошли. У нас еще очень много дел.

* * *

- Здравствуйте. Чем могу помочь? Комнату или поесть? – нас встретила девочка, лет четырнадцати от роду. Темно каштановые волосы выбивались из под платка, или косынки, понятия не имею, как это называется. И мгновенно побледнела, скорее даже слилась под цвет своего платья. Это реакция была на меня. Здоровалась она с Ирой, я же вошел за ней. Да и удивляться такой реакции, при состоянии дел семьи не приходится. Она уже достаточно взрослая для понимания происходящего. А тут еще и заваливается тип с капюшоном на голове, весь в черном одеянии, и сопровождает его девушка с мечами в руками и шрамом на лице. Естественно девочка побледнела и потеряла дар речи.

В дальнем конце стойки открылась дверь. Сначала от туда выбежал паренек лет семи, а за ним вышла женщина лет тридцати с небольшим. А может и не было того не большого. Пауза, ступор, придержать руками сына, мыслительный процесс:

- У нас нет денег! – голос едва дрогнул. Мать держалась из последних сил перед детьми, что бы не заплакать. Это была красивая женщина, в нее же и дочь, как могу заметить, но «жизнь в долг» красота не приносит никому.

-  Я знаю. – Ничего умнее я ответить не придумал. – Ирины, забери детей на улицу, угости их чем то, пока мы будем разговоры разговаривать.

- Слушаюсь учитель.

Пока я прошел к одному из столов, пригласив к себе хозяйку, Ира быстро справилась с детьми и вывела их на улицу. Да и справляться особо не с кем было, и мать и дочь были в ступоре, а мелкому парнишке было все фиолетово.

- Присаживайтесь, и не бойтесь. Я не тот за кого вы меня приняли. – Как я и ожидал, она мне не поверила. Но дрожащими шагами все же подошла к столику и села. Сильная и смелая женщина. Чем больше живу, тем больше убеждаюсь, что по настоящему, смелость присуща только женщинам. Разговаривать в таком состоянии с ней мне не хотелось, да и не вышло бы. Поэтому, найдя в закромах «успокоительное», напоил им хозяйку. И начал ждать. Благо это алхимия, а не пилюльки из аптеки, и тут все срабатывает как надо: без шанса на брак, прострочку и прочее.

- Смотрю, вам стало легче. Это прекрасно. Я прошу прощения, что своим визитом напугал Вас и ваших детей. За детей не беспокойтесь, они скоро вернуться. Ира не даст их в обиду.

- Кто Вы? – ну вот и первые слова, диалог налаживается.

- Мое имя вам ни о чем не скажет. Куда важнее чего я хочу. А хочу я Вам помочь. Я немного в курсе вашей проблемы, и думаю, что смогу ее решить.

- Только мертвые не знают о моей проблеме, – горько усмехнулась она . Сильная женщина. – Чем Вы можете помочь? Из одного долга влезть в другой? Так уж лучше оставить как есть, этих сволочей я хоть знаю, а кто ты такой я знать не знаю. – Сильная, но уже на грани…

- Резонно. Но я думаю, у Вас нет выбора. Я попробую Вам помочь, если узнаю подробности вашей проблемы… - я не успел продолжить.

- Какой твой интерес? Бесплатный сыр только в мышеловке.

- Мой интерес…Скорее всего, мне скоро придется уйти по делам, и мне на кого оставить ученицу. Поэтому я хочу, чтобы на время моего отсутствия у нее была крыша над головой, а на время моего присутствия у меня было место переночевать.

Женщина переваривала услышанное, и я так и не смог понять, не верит она мне, или просто мысли собирает в кучу. Сделав свои выводы, женщина с минуту смотрела на меня, пронзительным таким взглядом.

- Я согласна.

- Сколько долг и кому должны?

- Люди, которым задолжал муж, говорят, что я должна восемнадцать золотых. Это владельцы двух других постоялых дворов в этой части города, братья Яким. – И посмотрела на меня. Она искала реакцию на эту информацию или просто так ведет диалог, не ясно.

- Сколько Вам нужно, что бы вернуть постоялому двору рабочее и главное прибыльное, состояние?

- Десять золотых, - после небольшой паузы, наверное, вела подсчеты, ответила она.

- Приглашайте на встречу вымогателей. Будем вести расчет. И скажите, где я могу оставить вещи?

- Дочь придет и все устроит, – а на меня же вопросительно смотрит, «Придет ли?», не доверяет. Признаться я и сам бы хрен кому доверился в такой ситуации.

- Повторюсь, дети в полной безопасности. Думаю, с минуты на минуту будут.

Когда эта банда вернулась, мы пили чай на травах. Почему банда? А как назвать, троих довольных детей с большими сахарными петушками на палочке. Именно троих детей, дочь хозяйки приобрела нормальный цвет лица и по-детски радовалась сладостям. Ира же, просто отдохнула от меня, думаю ей очень не просто в моей компании, с моим то характером. Ну а предводителем был парень, ведь это его стихия детство, и надо верно обучить этих взрослых теток повадкам ребенка и обращению с леденцом. С чем он справился прекрасно. Я невольно улыбнулся.

* * *

         - Ты, наконец, поняла, что только под боком настоящих мужчин можно почувствовать себя женщиной? – довольный своей шуткой, направился к столу толстенький мужичек, найдя глазами столик, за которым его ждали. За ним следовал его брат, полная копия. Единственное отличие в них это шевелюра: у молчаливого уже была солидная лысина, у второго же – зависть парикмахера.

Я перебывал за дверью, с которой вышла хозяйка при нашей первой встречи. Стол же находился вблизи с местом моего пребывания, поэтому, я все отчетливо слышал, но немного ограничено видел. В зале я не сидел и за не надобностью и по причине небольшого инкогнито, не хотел, что бы многие знали обо мне. Кто захочет, тот узнает, а остальным эта информация ни к чему. Ну главным были мои дальнейшее планы.

С момента разговора с Ингой, так звать хозяйку заведения, прошло приличное время, день уже близился к закату. За это время я успел обстоятельно поговорить с Ирой. Разговор был тяжелым. Нет, не было ни битой посуды, ни криков, чисто морально это было тяжело. Я уже привык к ее постоянному присутствию, и головой понимаю, что ей надо привыкнуть к самостоятельности, но голова – это не все, что управляет человеком в отношениях, какими бы они не были. Более того, это был самый незначимый инструмент управления человеком в большинстве случаев. У Иры были схожее чувства, это было заметно, но ни словом, ни жестом она не выказала этого в явной мере. Рассказав Ире о своих ближайших планах, я попросил ее провести эту встречу в качестве спонсора. Раз ей тут жить в мое отсутствие, то пора зарабатывать репутацию. Что от нее требовалось, она поняла быстро. И сейчас за столом сидела Ира с Иногой с одной стороны, и братья Яким уселись напротив.

- А это кто? Девка, ты столом ошиблась. Иди отсюда пока я добрый. – С наигранностью продолжил Яким, который без лысины. Словно и не видел, как вошел, что за столиком сидела не только Инга. Зря он ее девкой назвал, очень зря. И еще раньше, чем я успел подумать это, за столом сидело два лысых брата Яким. Ира одним движением освободила меч от ножен и снесла шевелюру болтуну. Не ровно постригла, эх. А затем плавно, вернула меч в ножны, как я это видел в восточных фильмах и однажды показал ей.

- На этом, считаю приветствие законченным, – жестко припечатала Ира.  Никогда от нее такого тона не слышал. – На каких основаниях вы смели утверждать о долге Инги перед вами?

Минутное молчание. Дамы не торопили братьев. Те же опешили от такой встречи, раньше все явно происходило с шутками и издевательствами над хозяйкой. Ну-ну.

- Он нам проиграл в карты, – наконец-то вышел из ступора новый обладатель лысины.

- Доказательства, – спокойно ответила Ира. Инга же не вмешивалась и сама пыталась переварить происходящее.

- Брат мой может подтвердить, – нашелся что ответить, после небольшой паузы, мужик.

- Да, да. Подтверждаю, – впервые что-то сказал обладатель природной лысины.

- Он не может быть гарантом подобных сделок, он заинтересованное лицо и твой родственник. Еще варианты?

- У нас есть бумага, подтверждающая долг. – В этот раз быстро и четко проговорил Яким искусственно-лысый.

- Где она? – не меняя тона спросила моя ученица.

- Дома,  – ответил тот, как самом собой разумеется.

- То есть, вы, пришли на встречу, зная, что тут будет проведен расчет по долгу и не взял бумагу. У тебя голова совсем не хочет работать? Или она тебе просто мешает? Так ты скажи, я помогу, – если бы я не знал, что она его не убьет, то и сам бы поверил. Я ей запретил убивать, максимум легко покалечить. – Ты останешься здесь, а твой брат быстренько принесет нам бумагу.

- Но мы живем в разных домах. А это мой дом… - начал было протестовать говорун.

- Это меня мало беспокоит, время пошло, – но никто не двинулся. – Инга, принеси чего-то выпить, пожалуйста. Ожидание пройдет быстрее. – Мило улыбнулась моя ученице своей новой и первой подруге.

- Да, сейчас. – Встала из-за стола хозяйка и пошла за напитками. Пошла быстро и не оглядываясь.

- Чего ждем? – изогнула Ирина бровь. – Через пол часа, не вижу бумаги, долг будет автоматически закрыт.

Яким со стрижкой кивнул брату, и тот отправился в путь.

Пол часа ожидать не пришлось. Возвращение бумаги произошло минут за двадцать.

- Инга, ты видела эту бумагу? – передав вдове бумагу, после тщательного изучения поинтересовалась Ира.

- Нет. Но это точно почерк моего покойного мужа, – возбужденно ответила женщина.

- Достаточно. А теперь скажите мне, где в этой записке идет речь о восемнадцати золотых, которые вы требовали?

- Четырнадцать золотых по бумаге и четыре золотых за каждый простроченный месяц платежа, – уверенно ответил вымогатель.

- Я что-то не вижу ничего о простроченном платеже и дополнительных выплатах. Как вы можете это объяснить?

- Ну мы это… забыли прописать это… - уже понимая, что ничего у них не выйдет в плане лишних золотых ответили братья.

- Это ваши проблемы. – Залог покойного мужа Инги был разорван на мелкие кусочки. Вынув мешочек с золотом, Ира занялась подсчетом денег. – И так. Четырнадцать золотых по залогу и четырнадцать бронзовых за не ровную стрижку. Возражения есть? – возражения у них были, но они высказать их они не осмелились. Быстро собрав все деньги, посетители покинули заведение.

* * *

- Ира, с тобой можно поговорить? – позвала свою новую подругу Инга, как только та вошла. Дело происходило на постоялом дворе, два дня спустя после деловой встречи с братьями Яким. За прошедшие дни они сильно сдружились. За два дня, разумеется, не возможно наладить нормальное рабочее состояние для заведения, но и сделано было не мало. Была проведена полноценная ревизия припасов, сделана смета на ремонт, и даже сделаны заказы по поставкам продуктов. Старые поставщики пытались какую-то выгоду поймать, но Ира всех их проигнорировала, по простой причине – они под влиянием братьев ставили препятствия для хоть какого-то шанса на выживание. Новые поставщики обходились немного дороже прежних, но это терпимые траты и не выходили за рамки финансирования. Еще и четыре золотых сэкономленных от сделки так же превратились в часть финансирования. Инга сама вела финансовый учет, но Ира ей помогла посмотреть на все иначе. Это была незаменимая помощь при текущей ситуации. Нет ни постоянных клиентов, ни постоянных поставщиков. Единственное утешение, это подмоченная репутация у братьев Яким. До тех пор, пока они травили Ингу все стояли в стороне, а теперь нашлись и сочувствующее и желающее помочь.

- Да, конечно. – Она только привела себя в порядок после утренней тренировки.

- Это… немного не ловко, - замялась Инга, - но я бы хотела как-то отблагодарить твоего учителя за помощь. – Она замолчала, обдумывая сказать то что у нее крутилось на уме или нет. И все же решилась. – Понимаешь, я до последнего не верила в его помочь, и думала, что это очередной происки или братьев или кого со стороны. Но деваться мне было некуда. Я решила рискнуть, ведь хуже, чем то что меня ждало, не может, – она заметила в глазах Иры понимание, не тупое согласие или представление того, о чем говорится, а именно понимание. – А потом раз, и он выполнил все, что говорил. И я умею разбираться в людях, хотя и под страхом долга это свойство теряется, он ни чего не потребует в замен. Это как-то не правильно, и стыдно, хоть как-то отплатить за все, особенно за мысли. – Она замолчала, смотря на собеседницу и обудумывала сказаное. Поймет ли ее слова и чувства новая подруга.

- Отплатить говоришь… - они стояли, и в эту минуту Ира села за ближайший столик и дала понять, что бы Инга повторила действие за ней. – Я и сама бы хотела знать, как оплатить свой долг перед ним. И поверь, он в разы больше чем твой. Я его знаю дольше тебя, но я все равно его не понимаю. Он поступает по принципам, не известным мне. В его поступках нет закономерности. Он может совершить действие, за которые многие бы могли получить земли, титулы, богатство, а он лишь скажет, что забудьте, то что видели.  А может совершить полнейшую глупость и окажется, что это часть его плана. Он может спасти неизвестного ребенка, а рядом будет помирать граф или даже король и он ничего не сделает. С таким человеком сложно что-то угадать. Единственное что я знаю, если он захочет чего-то он об этом скажет прямо. Если он ничего не просил в замен от тебя, то его ничего не интересует. Разве что… - на секунду задумалась Ира, – приготовь ему что-нибудь. Не в качестве подарка, а просто на ужин. Кушать он любит, не много есть, а именно попробовать изысканного блюда. Как раз сегодня, он должен завершить работу со своими записями, как он говорил.

* * *

Подходит к концу второй день, из виденных мной двух, для изучения записей по алхимии. Если быть точным, то я ничего не изучал, а искал самые распространенные методы применимые в алхимии: методы настаивания, дистилляции, очищения и других приемов известных местной алхимии. Все это необходимо было для грядущего приема на работу. Какая связь между алхимией и преподавателем по физической подготовке? А никакой. Я не собираюсь поступать на физическую подготовку. Причин такого выбора несколько, но обо всем по порядку.

Еще когда мне огласили о моем дальнейшем преподавании, я удивился, как можно быть преподавателем в самом лучшем учебно заведении на пять королевств не имея ни образования, ни местных корочек? Ответ довольно прост, тут догадались до того, к чему в прошлом мире никогда не придут. Прием на работу осуществляется по принципам экзамена. Нет никаких: «Рекомендации с предыдущего места работы.», «Какой стаж работы у вас?», «На какую зарплату рассчитываете?». Трудоустройство проходит в три этапа: экзамен на знание предмета, экзамен на умение преподавать и боевой экзамен.

Первый экзамен, аналог нашего привычного экзамена. Подходишь и тянешь «билет», на нем находится задание которое надо выполнить. Для магов, к примеру, это заклинание среднего уровня сложности. Там оценивается скорость, время, мощность и еще куча чего. Возможно, возникнет вопрос, почему среднего, а не высшего? Все довольно просто. Не каждый маг может достичь уровня силы для высшего круга заклинаний, а вот средний может освоить любой одаренный при должном усердии и практике. Высшие заклинания, как правило, могут освоить те, кому от природы дан большой магический потенциал. По этой же причине, слабым магам надо много времени для достижения уровня силы и мастерства в освоении средних заклинаний, а сильным все это дается куда проще и быстрее. Правда, всегда остается вопрос искуссности, и вот тут природные дарование ничто перед усердием а личном развитии.

Для физподготовки, в качестве испытания, комплекс упражнений. Это может быть самый разнообразный комплекс, от работы со своим весом до работы с утяжелителями, от кросса в двадцать километров до прохождения полосы препятствий, которая состоит из нескольких десятков тренажеров. И тут уже нет поблажек, на уровень силы. Все комплексы самой сложной формации. Тоже самое касается и алхимии, нужно приготовить зелье. Естественно не водку по рецепту вода плюс спирт, а действительно сложную вещь, которая может делаться до трех дней. Есть зелья и подлительнее в изготовлении, но они не сложнее предложенных, да и время ограничено.

Экзамен на умение преподавать. Это не письменная работа с планом лекций заметок и подручных материалов. И не ораторское мастерство перед толпой народу доносить до них тему урока. Точно так же тянется билет, а в билете написано, какое зелье надо научить варить студента. И предоставляется студент и время ограниченное стандартным практическим уроком – три часа. В зависимости от зелья и студент будет под стать ему. То есть, если зелье из первого года обучения, то и студент будет только сдавший экзамен на право учиться в МАБИ. Студенты сдают экзамены раньше преподавателей, поэтому уже есть из кого выбирать на момент преподавательского отбора. Если же необходимо научить варить зелье второго и выше года обучения, то выбирается студент, который только перешел на этот курс. Таким образом, нивелируется момент, что для этого зелья надо уже уметь то-то и это. Помоему, прекрасная система подбора преподавателей. Еще на земле, я множество раз встречал, как в школе, так и в институте, великих людей. Профессоров, академиков, людей с мировым именем в той или иной области науки, но у всех у них был один недостаток: Они прекрасно знали свой предмет, но не могли подать материал так, что бы понял каждый.

Боевой экзамен говорит сам за себя. Это же академия боевых искусств, пусть и магических. Этот экзамен был скорее дополнением нежели официозом. Прием на работу принимался по первым двум, а третий экзамен просто проверял, на что способен преподаватель, и в случай ЧП, на что можно рассчитывать с его стороны.

Такая система подбора кадров дала мне ответ на вопрос, как можно устроится в элитное учебное заведение преподавателем без бумаг с преподавательской профессией. Далее, у меня возник вопрос, почему в такое заведение и добор людей. Ответ оказался прост. Работать тут престижно и довольно прибыльно, но есть места, где просто платят больше. Имея подтверждение факта работы в МАБИ, открыты двери в любой богатой семье в качестве частного преподавателя. Было небольшое и ограничение, но только небольшое: МАБИ давала подобные подтверждения только в случае работы в ней не менее пяти лет. Поэтому каждый год кто-то уходил на более хлебные места и были вакансии свободные. Больше всего вакансий было именно на место инструктора по физической подготовке. Но от этого варианта я отказался сразу же, как увидел вариант с алхимией. Мне нравится преподавать, на примере Иры я это прекрасно уяснил. Чувство удовлетворенности от того, что твой ученик освоил новые знания сроден, наверное, наркотику. А может, и нет, но какая-то эйфория точно присутствует. Но заниматься подобной наукой мне не хотелось с неизвестными людьми, да еще и эти побочные эффекты не «истинного» обучения у члена ордена, меня малость напрагяли. От Иры я не отступлюсь, а вот других брать не хочу, пусть и заверили, что это касается только обучению боя на оружии. Самым же главным моментом выбора была возможность заниматься практикой при таком количестве необузданных знаний. А тут и преподавай и сам совершенствуйся. Знаний много, но толку с них, если им нет практического применения.

Два дня прошли, да и все, что я хотел уже отметил. Перечень нужных ингредиентов сложена. Завтра пойду займусь регистрацией на трудоустройство и как раз закуплю все что мне нужно для практики. До идеала, я конечно этого не отточу, но одно дело делать по теоретическим знаниям, и сосем другое, если хоть один раз это делалось.

* * *

Вот и день подошел к концу. Последнее сутки прошли сверх продуктивно, по моему мнению. Вчера вечером хозяюшки расстарались. Был невероятно вкусный ужин: и первое, и второе, и третье. И хотя кушали мы очень поздно, из-за меня к сожалению, да еще и стройматериалов уже на несли каких-то для ремонта, но атмосфера была семейная. Надеюсь, сегодня меня ждет  подобный ужин. Рано утром я успел записаться на испытания. И хотя записывался я один, нервы мне потрепали. Зарегистрируйтесь там, принесите формуляр такой, а еще регистрация эта, а тут ознакомьтесь с этим и так пол дня. Были бы там очереди я не знаю как это бы все вытерпел. А так часа два времени и я свободен. Явиться мне надо сюда через тринадцать дней. За эти самые тринадцать дней я буду набивать руку на алхимии. Ингредиенты я купил, а то что не купил, обещали в течении двух дней. И по цене это все обошлось куда дешевле чем Стардене.

Только закрыв за собой дверь я отметил три вещи. Первое, это бардак и разруху. И это были не следы ремонта, тут была драка. И пока что, я не вижу людей, которые мне расскажут, что тут случилось. Потому второе, это мое испортившиеся настроение. А третье, за эти три дня вся зелень стала зеленее. Тавтология, но я не знаю, как это пояснить. Как я сюда только вошел впервые, то заметил только цветы на подоконниках. Ну цветы и цветы, а сейчас они были какие-то ярче что ли. Или может их просто стало больше? Ладно, этот вопрос я решу потом, сейчас меня больше интересует отсутствие тут знакомых лиц и разбитые столы, стулья. Не к добру эта гробовая тишина.

- Чего случилось? – нашел я всех у Иры в комнате, все сидели как мышки. За исключением ученицы все были целые и невредимые. У Ирины же была напухшая скула, сбитые руки в кровь. Итак по мелочи: царапины, ссадина и порвавшееся платье, что я ей подарил.

- Азгор, тут такое дело… - решила на себя принять первый удар Инга.

- Молчать, – тихо сказал я. – Ирина?

- Учитель… где-то с час назад, пришло двое подвыпивших мужчин. На просьбу покинуть заведение не отреагировали. Начали оскорблять всех присутствующих в зале. Больше всего оскорблений досталось мне и Инге. Завязалась драка… - она запнулась.

- Дальше, – все тем же тихим тоном сказал я.

- Оба нападавших связанные в кладовке, – не подымая на меня взгляд сказала она.

- Что ж пойдем посмотрим, кого ты там связала, – я направился к двери остальные встали за мной. – Сидеть! – припечатал я их, - Жером, - это имя сына Инги, - пошли покажешь мне злых дядек. Нечего там делать женщинам. Ведь так? – спросил я у него. Он мгновенно посерьезнел, выбрался из объятий матери и пошел вместе со мной. Выглядело это смешно, как и любой ребенок с серьезным лицом, но все же.


- Ира, - неуверенно спросила Инга, - а что это сейчас было?

- Учитель зол, – тяжело вздохнула она в ответ.

- Это как раз понятно, но по чему у него такой тон? – допрашивалась Инга, а дочери было не менее интересно происходящее и она наострила ушки слушать.

- Он был зол на меня, – у дочери и матери глаза полезли на лоб.

- Как, на тебя? Не ты же все разрушила. Да и злость странная, вот мой покойный муж, как злился так сразу проявлял и голос и удар кулаком по столу.

- На меня, потому что, я получила увечья. А насчет злости. Ты могла что-то сказать, когда он туту сидел? – и Инга на секунду задумалась. Ведь действительно, после того, как Азгор запретил ей что-то говорить, она не смогла сказать и слова. Говорить она могла, дар речи никуда не делася, но в присутсвии этого мужчины ей и в голову не пришло перечить его словам. Могла, но не хотела говорить в его присутствии. – Я тоже видела много видов проявлений злости, - между тем продолжила Ирина, - но ни кто не способен тихо злиться, как это делает он. И это даже не злость, а ярость. Но и нападавшим, я тоже не завидую. Я видела, что он может в бою в спокойном состоянии, а в таком состоянии как сейчас его остановить не возможно. Он злится, ярость вокруг него можно половником собирать, но при этом невероятно трезво мыслит. Это страшная смесь. Уж поверь.

- И что теперь будет? – испугано спросила Инга.

- Для тебя ничего. Для меня, тренировки уровня «ад». Для нападавших… понятия не имею.

Несколько минут женщины сидели в молчании. Каждая думая о своем.

-Ирина, хватит спать с открытыми глазами. У меня в комнате найди необходимые мази, способы применения тебе известны. Инга, помогите ей, пожалуйста.

* * *

Я конечно все понимаю, но не могу понять одного, от чего люди такие люди. Именно это я и хотел сейчас узнать. В кладовой я нашел двух мужиков. Отрехтовала Ира их знатно. Может чего и отбила им, не проверял, руки ноги вроде тоже целые. А вот морды, так заплыли от побоев, что я еле узнал в них моих давешних знакомых, которые хотели меня вырубить, накинуть мешок на голову и связать. И мне очень интересно, что происходит у Ругина в «серьезной канторе»? На заказ это не похоже, слишком по-дебильному работали, да еще и двое не самых лучших бойца.

Нужный мне дом я нашел быстро. Там была все та же атмосфера выпивки, шлюх и отдыха. На двери стояли охранники, у которых я вежливо поинтересовался у себя ли Ругин. В ответ получил невежливый ответ, что он у себя, но не принимает. Охранники внезапно захотели спать и прилегли на пол, не синхронным грохотом, аля мешок на пол. За дверью я увидел Регину с отцом и еще какого-то мужика, не известного мне.

- Не помешал? – спросил я направляясь к свободному стулу. Как только я сел, так в дверь ворвалось несколько бойцов, отдыхавших ранее за столами.

- Нет, – шутливо ответил он, а вот глаза метали молнии на своих людей. И жестом дал им понять, что они свободны. – Мы уже закончили. – Судя по морде третьего он не был согласен с этим, но его мнение никого не интересовало. – Моя дочь Вас проводит, и уточнит все детали. – Имени он в моем присутствии называть не стал. Дочь же указа гостю на дверь и по примеру отца пыталась меня уничтожить взглядом. Как только за ними закрылась дверь, Ругин уставился на меня.

- Что такого срочного случилось, что ты врываешься в мой кабинет, вырубаешь мою охрану, и срываешь заказ. И я тебе советую найти правильные ответы. – Тон был устало-деловой. Мне это нравится в нем, человек несмотря ни на что думает головой. Хотя и угрожает.

- Да нет, это я бы хотел услышать от тебя правильные ответы, на один вопрос: что два твоих идиота делали на постоялом дворе да еще и с агрессивными намерениями по отношению к моему месту обитанию в общем, и моей ученице в частности? – лицо он держать умел. Меня бы точно перекосило от такого наезда.

- А ты что у нас неприкосновенный? – начал защищать своих людей тот. – Пришел на тебя заказ вот и взялись.

- Ругин, тебя самому не смешно? Или ты серьезно думаешь, что я поверю в эту байку? Нет если это заказ, то вопрос нет. Сейчас в этом доме лягут все мертвым сном и на этом разговор закончится. Меня найдет стража, скорее всего, я их еще немного уполовиню. Потом меня убьют без суда и следствия, а вашу кантору прикроют к чертовой матери, так как ваши проблемы слишком дорого обходятся этому городу. Хочешь такого решения?

- Не кипятись. Я тебя понял… - примирительно ответил хозяин кабинета. – Не было на тебя заказа, а если бы и был, то я бы тебе этого не сказал. Но с чего ты взял что это мои люди?

- Ты думаешь, что я не запомню людей, которым сам же несколько дней назад начистил рожу? – с удивлением уставился на него.

- Вот оно как. Секунду. – Он встал из-за стола, прошел к двери и что-то сказал очнувшимся охранникам. А еще через минуту влетела Регина.

- Регина, а объясни и мне и нашему гостю, почему люди из твоего прямого подчинения напали на ученицу Азгора?

- На кого? Ученицу. Отец, я впервые об слышу. Я помню данное тобой обещание и держу слово. – Начала защищаться Регина. И я ей верил. Я чувствовал, что она говорит правду.

- Регина, - начал давить на свою дочь Ругин, - не лги мне!

- Ругин, успокойся, – прервал я его. – Она говорит правду. А если так, то они или взяли левый заказ, или просто жить надоело. Хотя первое не исключает второе.

- Левый заказ… Впервые слышу такую формулировку, но думаю я понимаю, что она значит. Я тебе обещаю, что разберусь с этим, Азгор. – Ругину очень не понравилось, что его люди так подпортили его репутацию.

- Разумеется разберешься. Но потом. А сейчас меня интересует компенсация, за все это. – Акула капитализма выдавила из меня улыбку.

- Сколько ты хочешь? – у делового человека, деловой подход.

- Я ничего не говорил о деньгах. Меня интересует информация. В замен на все это, ты обязуешься сообщить мне о людях, которые будут проявлять повышенный интерес ко мне и моему окружению.

- Дороговато… - поморщился Ругин.

- Я не сказал, что ты будешь их искать, я сказал, что будешь сообщать. Там услышал, тут заказ пришел, там пьяный, кто сболтнул. Ситуации разные бывают. Услышал – сообщил, а привлекать к себе внимание не стоит.

- Идет. Надеюсь это все? – устало сказал он.

- Нет, не все. Но у меня уже скорее деловое предложение.

- Предлагаю двум твоим людям работать в заведении, в котором я живу. – такая мысль мне и раньше приходила, но где людей взять я просто не знал. А тут вот случай подвернулся. Их организация конечно подмочила свою репутацию, но лучше знать шпиона, чем не знать.

- И зачем мне это? – эти деляги без торга просто не могут.

- У тебя появятся свои люди в этом заведении. Еще одна точка сбора информации на вполне законных основаниях.  Тебе этого мало? Или ты просто от меня хочешь услышать все то, о чем и там уже подумал и просчитал? Думаю, даже больше, чем я просчитал.

- Допустим. Условия?

- Просты до ужаса, – улыбнулся я. – Ты пришлешь с десяток своих людей, с ними встретится моя ученица и хозяйка этого постоялого двора. Отберут двоих. Они и будут работать вышибалами. Естественно будут за это получать оплату и питание ежедневное. Работать будут по договору, в котором будет указана сума оклада их права и обязанности. И я очень надеюсь, - выделил я эту фразу, - что они не будут делать ничего такого, что мне не понравится. Да, и одежда им так же будет предоставлена в соответствии со стилем заведения, ее оплата будет вычитаться из жалования. Подчиняются они моей ученице или хозяйке. Да, по поводу собранной ими информации, не советую ею пользоваться не разумно. Это  если кратко.

- Я подумаю над этим. Когда нужен ответ?

- До конца этого днеса, а так, чем раньше, тем лучше.

- Договорились.

Глава 4. Экзамены

Тринадцать дней подошли к концу. Много ли можно успеть за это время? Не знаю, я успел все что планировал, но все равно хотелось чуточку больше. И еще раз попробовать это, и повторить вот это, а сколько раз я себя отдергивал от исследований, это даже не перечесть. Проделать удалось все отмеченные приемы в алхимии, но, к сожалению, не со всеми ингредиентами. Дело в том, что некоторых вещей заказанных мною так и не доставили, как мне объяснили, поставщик моего поставщика попал то ли в шторм, то ли в рабство. Как результат, нового поставщика нашли и предложили, но времени не было на все это. Глобальной разницы это не составляло, но вот нужные мне ингредиенты были нужны именно для скоростной работы. Там время играло свою роль, в отработанных же мной вариантах такой необходимости не было. По логике, напрактикуйся на существующих элементах и никаких проблем, но логика не всегда сочетается с практикой, я это давно уже выучил. Подготовка прошла, я бы сказал на твердое четыре. Надеюсь, этого хватит для экзамена, а там посмотрим.

Ругин, как и обещал, разобрался с ситуацией. Оказалось, что эти два дуболома, просто нажрались в компании молчаливого брата Якима, и тот им пожаловался на несправедливость и девчонку, которая не дала им заработать. Те рады стараться, и пришли к Ире на встречу. Что было с дуболомами я не знаю, а вот репутация трактиров братьев пошатнулась. Что для этого сделал Ругин, я не интерисовался, да и не хочу знать, но у Инги с детьми и Ирой прибавилось посетителей и работы. Были наняты работники первой необходимости: повар, разносчицы, конюх. Как же без него, это же постоялый двор, а не просто трактир. Пусть не глобально, но если верить Ирине, то не каждый день работают себе в убыток, уже бывают и прибыльные дни. И смотря на тенденцию посещения, совсем скоро должны уйти в плюс.

Охрану Ругин прислал, с ними была проведена работа и как ее результат – отобрано два человека. Молодые крепкие парни, работали ежедневно с открытия и до закрытия. Им было сложно принять, что подчиняться придется женщинам, но после первых же возражений оба были нокаутированы Ириной. Был это приказ от Ругина, или же парни сами по себе решили так себя поставить, но после этого они ее слушали беспрекословно. Меня же порадовало, что в этот раз она не получила ни единой травмы. Без ссадин не обошлось, но не более того. Кстати предыдущее боевые ранения на ней зажили как то очень быстро, что меня сильно удивило. Я не верил аж в такую силу имеющихся у меня мазей, но посидеть и подумать над этим не было времени. Сделал зарубку в памяти, когда-то руки дойдут.

Даже ввели своеобразный дрескод, но только совсем небольшой. Для клиентов это был адекватный внешний вид. Не пускались люди, которые под забором только просыпались, а теперь решили сюда заглянуть. То же самое, касалось и уже неадекватных, или неуверенно стоявших на ногах. У всего же персонала, должен быть общий стиль формы, но его должны как раз сегодня доделать, по тому я его еще не видел. Мне же сказали, что вот оденутся все, тогда и увидишь. Пока у заведения нет нормального имени, не стоит наглеть. А раскрутятся, то я могу дать женщинам еще пару советов. Пока что, они все мои советы воплощали в жизнь. Сам я мало представляю, как лучше подать клиентам информацию или предложение, а вот предложить для воплощения –  это, пожалуйста.

Жизнь у трактира налаживалась. И я рад был, что Ира нашла дело для себя. Тренировки дело замечательное, но ей надо чем-то и другим заниматься. И судя по ее хватке и успехам, эта работа была ей по душе. По сути, Ира и Инга были совладельцами сего заведения. Я был за них рад. Старое название у постоялого двора я не удосужился узнать, а вот новое было пафосным, что мне лично не нравится, но разве женщин переубедишь? «Новая надежда», вот такое вот название.

Сегодня меня ожидает длинный день, или несколько дней. Все зависит от вытянутых билетов. Уже третий час я находился в просторном зале, где обитали такие же искатели работы, как и я. Зал был необычайно широк. И построен, пожалуй, что по принципу поликлиники. В широком зале находилось множество дверей, каждая из которых вела к испытания своего направления. Я находился, как не трудно догадаться, у алхимии. Интереснее всего в этом плане было количество желавших поступить, нас было ровно десять человек. Вызывали все по номерам, данных еще при регистрации. Сначала зашли пять человек сразу, что там с ними происходило, я не знаю. Но из это первой пятерки, только один человек еще не вышел. Остальные же четверо, уже успели выйти и вместо них зашли другие номера. И как не трудно догадаться, я был последним, и вот жду, пока кто-то еще выйдет и я смогу приступить к экзамену. Три часа одиночества, вот так можно охарактеризовать прошедшее время. И в качестве одиночества, я имею ввиду не людей, а отсутствия, хотя бы, элементарной лавки. Все время на ногах. Такая вот пытка на мою голову.

- Номер Десять проходи. – услышал я раньше чем открылась дверь. И вслед за этим вышел номер Шесть работоискателей.

* * * * *

В зале сидело три Магистра. Они принимали экзамен. Только что, были завершены все формальности, и осталось только ждать. Десятый претендент вытянул свое задание, комиссия заполнила необходимые бумаги и указала на дверь, где ему предстояло работать под присмотром одного из профессоров. Профессорами считались все преподаватели, отработавшие в МАБИ меньше пяти лет. Для желания продлить свое место пребывания, необходимо было за пять лет предоставить работу, которая бы служила экзаменом для дальнейшего сотрудничества и получения звания Магистр.

- Как же было хорошо последнее два года, - устало сказал один из магистров. Все магистры были мужчинами, в годах, с короткими бородами. С той лишь разницей, что не смотря на свой возраст, у всех была борода своего цвета и при том без седины. Говоривший магистр сидел слева, обладал скучным внешним видом, как человек, которому надоело это занятие. Сей господин обладал темной бородой. Что было немного странно, борода было черной, но настолько светлого оттенка, что ее проще назвать темной. – никто от нас не уходил, не нужно было принимать этих экзаменов.

- Арзам, ты никогда не изменишься. Я все таки верю, что найдется человек, который изобретет лекарство от твоей извечной лени. – с улыбкой, парировал на скуку коллеги, глава алхимиков Мартин Блой. Они вместе, чуть более двадцати лет назад стали тут работать и быстро стали друзьями. Сколько Мартин помнил своего друга, Арзама, он всегда был таким. Ему все было делать лень. Даже преподавать ему было лень, но тут он точно лукавил. Зная лень своего друга, Мартин решил над ним поиздеваться, и заставил принимать участие в приеме новых профессоров и студентов, по местным меркам именуемыми адептами. Суть издевательства заключалась в небольшой предыстории и негласным правилам. Десять лет прошло с момента, когда они вдвоем шагнули на порог это заведения. Два успешных алхимика, получили хорошую репутацию среди коллег и учеников. И Мартину предложили занять пост главк кафедры алхимии. Мартин, обдумав все и посоветовавшись с другом, согласился. Как правило, новый завкафедры, назначает себе нового зама. Эту должность он предложил Арзаму, но тот отказался. «Это лишняя головная боль, не хочу этим заниматься. За советом приходи и в помощи не откажу, но руководить это не мое». Так, заместителем стал Рорн Рыжий, третий, присутствующий здесь, магистр. После отказа друга, Мартин решил посоветоваться с бывшим заведующим кафедры алхимии. Тот и посоветовал Рорна. Это что касается истории. А вот негласные правила, состоят в том, что приемом студентов, как правило, занимается заместитель с двумя любыми преподавателями кафедры. Приемом новых преподавателей занимают заведующие кафедры и замы. Третьим приглашают тоже зама, но с другой кафедры, но обязательно с этого же факультета, в их случае факультет «Магии Жизни». Но Мартин не мог дать скучать своему другу и со словами: «Ты обещал мне помогать вот и помогай», поставил друга перед фактом. Так он стал членом обеих комиссий.

- Арзам, терпи. – присоединился к диалогу Рорн. – Осталось немного. Пятеро уже ушли, не осилив полученные задания. Четверо должны уже подходить к финальному этапу своего заданию. А последнему, попалось зелье «Мнимой смерти», и я думаю, он с ним не справится. Если меня не подводит память, то после тебя, никто еще не смог сделать это зелье в качестве испытания на работу. Жаль конечно, но такова жизнь. Да и нам будет легче. Не знаю как Вам, но мне куда проще принимать решение по факту успеха или провала, а не сравнивать у кого успех более успешный. Каждый раз при оглашении, в глазах людей только приговор видишь.


* * *

         Персональная лаборатория, светлое помещение, пустой стол у окна. По сторонам стоит куча шкафов с различными расходниками, приборами, книгами. Красота, вот бы тут задержаться на месяц другой. Мечты, мечты. Неуловимо, но обстановка была мне знакомой, но я тут точно не был. Об этом подумать я нормально так и не успел.

         - У вас полтора суток на выполнение задание. – сказал мужик сидя на стуле напротив свободного стола. – Вся работа должна происходить на этом столе. – указал он на свободный стол. – Все ресурсы данной лаборатории в вашем распоряжении, за исключением книг. Вопросы?

         - Вопросы с туалетом и пищей, как стоят? – единственное, что пришло мне в голову.

         - Пища будет принесена сюда, туалет находится там. – указал наблюдатель на дверь за одним из шкафов, которую я не заметил сразу. – Еще вопросы?

         Вопросов больше не было. Я покачал головой, вместо озвучивания мыслей.

         - Ваше время пошло. – сухо завершил инструктаж наблюдатель.

         И я начала думать. Метаться по лаборатории было бессмысленно. По тому я сел за стол, нашел пишущие принадлежности в одном из шкафов стола. Зелье «Мнимой смерти». Перво-наперво, нужно написать состав и методом списка все нужно принести и разложить, как мне это удобно. Состав был относительно не сложным. Относительно, по тому, что это легкий вариант зелья. Его действие сводилось к 5-7 ударам сердца у человека, при том очень слабых и продлится это не больше часа. А вот оригинал этого зелья, нужно готовить почти месяц и временных ограничений там нет. Человек принявший его или умрет от нехватки питательных веществ или будет разбужен «особым нашатырем». Особенность его в том, что пробуждение идет не от запаха, а от веществ, которые будут вдыхаться и приводить организм в нормальное состояние. Список я написал довольно быстро. Сложность этого зелья состояла, глобально в двух вещах. Первая, это то, что необходимо очень много компонентов задействовать. А вторая, это то, что некоторые компоненты надо самому вырастить, обработать и только полученные вещество является компонентом зелья. Вот с этого я и начал, так как это была самая сложна часть работы.

         Компонент, нужный для работы, был позвоночник рыбы иглум. Выглядела эта рыба, как налим. Я не знаю, насколько большим может быть налим, но вот эта рабы достигала полутораметрового размера. А в качестве ингредиентов подходили только те особи, что были более метровой величины. Сначала я нашел полный скелет этой рыбы. Ее кости использовались и в других зельях, по тому хранился скелет полностью. Скелет отделить от остальных костей, работа не сложная, пусть и монотонная. Получившийся результат приводится в порошок. Но я так поступать не буду. Причина в новообретенных знаниях. С помощью специального напильника, которым обычно натирали ингредиенты, я лишил позвонки от лишних зазубрин и костяных наростов. И уже получившийся результат, привел в однородную массу порошка. Все это я залил коктейлем из спирта и сока алое с небольшой термообработкой. Далее уже кипятил все вместе и по ходу добавлял  нужные ингредиенты или механические действия для получения нужного состояния. Спустя восемь часов я получил, то хотел. Результатом всего это были небольшие камешки пористой внешности – камень-поглотитель. Так как, дальнейшая работа, так же предстояла с этими камушками, то я решил прерваться на ужин. А поглотитель, тем временем, получит свою финальную форму и свойства.

         Поглотитель, необходимо напоить соком скрамза, трава с толстыми листьями, которая растет лучше всего в доме, где есть умирающий человек. По стандартной инструкции, необходимо нарезать лист, на тонки полоски вдоль жилок. И уже этими полосками обмотать камни-поглотители. И ожидать до состояния их полного высыхания. Я так делать не буду. Лучшим методом будет нарезать листья триугольниками. Вершины которого сильно зависят от самого листа. Может, получится так, что с одного листа будет только один триугольник. Этот метод более расточителен, но более верный, опять же если верить моим новым знаниям. Каждым триугольником необходимо натирать поглотитель. И только когда все стороны будут поглощены, можно переходить к следующему. Концентрация вещества, таким образом, будет выше, а количество, необходимое в результате – ниже. На высчитывание вершин треугольников и втирания их в камни, ушло еще часа пять. Результатом всех этих действий были синие шарики, получение путем разбивания камней-поглотителей. Вот теперь можно приступить именно к зелью, все ингредиенты получены.

         Полтора часа работы над колбой с огнем. Полученная жижа должна полностью остыть. Пока же зелье остывало, я позволил себе вздремнуть в пол глаза. После чего ее необходимо опять закипятить и в этот момент добавить синее шарики. И вот тогда нужно будет быстро отделить жидкость от твердых веществ. Жидкость, ради которой и затевалось все это. Зелье я сдал, и пока его будут проверять, мне предстоит экзамен на преподавательской мастерство.

* * *


         - Десятый, завершил? – одолеваемый скукой, спросил Арзам у коллеги, который влетел в кабинет. Остальные, также перевели взгляд на него.

         - Да. Вот его работа. – протянул вошедший пузырек с темно-синей жидкостью.

         - А нам то он, зачем? Неси на проверку. – преободрился Арзам от услышанного.

         - Магистры, я побоялся это сделать. Цвет зелья немного темнее чем должно быть. И методы, которые использовались, пару раз были слишком необычными.

         Экзаменатор описал все увиденное и записанное у себя в бумагах. И ждал решения.

         - Да, методы действительно необычные, но проверять все равно необходимо. – дал свое заключение заведующий кафедры алхимии. – Раздели зелье на три части. Две дай разным типам животных в присутствии магов жизни. Пусть они используют полный метод диагностики, вместо обычного, результаты сразу к нам. Третью часть, оставь, на всякий случай.

Через несколько часов, к магистрам зашел тот же человек с удивленным лицом и несколькими листами.

         - Магистры, это невероятно. Результаты невероятны. – немного дрогнувшим голосом от возбуждения, сказал он и положил перед каждым по стопке листов.

Магистры уставились на листы и так же удивились прочитанному.

         - Кто проводил диагностику? – спросил Рыжий.

         - Магистр жизни Диана де Андраде.

         - Значит, ошибка исключена. Где сейчас претендент №10?

         - Должен заканчивать второе испытание. Или может уже приступил к третьему.

         - Спасибо, Пит. Ты свободен. Далее мы сами.

Молодой человек покинул кабинет магистров.

         - Нам нужно с ним поговорить, не зависимо от того пройдет он испытания или нет. – Заключил Рыжий.

         - Тогда пошли, найдем его.

 * * *


Просторная арена без зрителей. Скорее даже спортзал на открытом воздухе. Место моего третьего испытания. А вот это девушка, должно быть мой экзаменатор.

Второй экзамен для меня завершился. Думаю, весьма неплохо завершился. Предоставленная мне студентка сварила зелье «остановки крови» для легких ран. На все про все у меня ушло порядка двух часов. Зелье было простым в плане приготовления. По моему мнению, основная сложность была в приготовлении составляющих для новичка. А раз зелье было первого курса, то адептка была новопоступившей. К моему счастью или к гордыне поступивших адептов, девочка была простолюдинкой. Каждый набор обязательно состоял из десяти процентов простолюдинов, и это обязательно должны быть маги. Они учатся бесплатно, но не имеют права выбора места службы. И я думаю, что именно по этой причине они их используют и для этого экзамена, благородным по статусу морды не положено. Возвращаясь к везению, девочка была воспитана как обычная крестьянка. Главная помощница для мамы. А соответственно, со всей работой по дому, была знакома. Эту информацию я у нее узнавал целенаправленно. Даже краем глаза заметил рублевые глаза наблюдателя. Намного проще объяснить человеку материал, используя ему понятные термины. А значит, эту травку нарезать как укроп на супчик, а вот эту как капуст, и никаких проблем. С помощью простых примеров из кулинарии, которой девочка увлекалась, слово хобби тут еще не входу, я смог расписать на листике, что как нарезать и что как обработать. Правда, пришлось еще раз удивить наблюдателя и попросить пару сухих ивовых веток. Ни чего не спрашивая, мне их предоставили, но их так и подмывало спросить «Зачем?». Ответ  очень прост: одним из шести ингредиентов зелья были сушенные черви, в таком состоянии они были по свойствам очень похожие на ивовые прутья. Нарезать эти черви надо было ровными кольцами, при том что сами по себе имели круговые трещины по углом, куда за частую мог соскользнуть нож и с легкостью перебить червя. Такой продукт был бы испорченным. И для практики я выбрал ивовые пруты. От соскальзывания это не убережет, но вот нанести ножом разметку и показать ей, в каком месте можно резать, а в каком нет, дать попробовать на практике это другое дело. Вот с помощью таких не хитрых манипуляций я час потратил на знакомство с интересами адептки и составления плана подачи материала в письменной форме. И еще час она все это резала, смешивала. Результат варева был помещен в специальную емкость. Мазохист-экзаменатор порезал себе палец, вылил на него содержимое емкости, и кровь остановилась. Что и требовалось. У меня правда возник вопрос, а кто будет добровольцем тестировать «Мнимую смерть» моего изготовления. Я был уверен, что все сделал верно, но проверка, никогда не была лишней для уверенности.

         - Номер десять? – спросила у меня девушка, как только расстояние между нами стало приемлемым, что бы не кричать для выражения мыслей. Экзаменатор была Ничего. Рыжая, с зелеными глазами, и со всем на месте, что так дорого мужскому глазу. Тон ее не был высокомерным, скорее механическим, как у оператора, что в сотый раз обязан произнести одну и ту же речь приветствия. Глаза же были заинтересованные. Чем только? Или это глюки от напряжения этих экзаменов? Она была из благородных, я уверен, а по тому вера в то, что ее заинтересовал я в качеству мужчины, стремится в отрицательную бесконечность. И ничего более я натворить не успел, насколько я знаю.

         - Выбирай оружие. Я твой противник и экзаменатор Диана де Андраде.

         - Диана, стой. Я освобождаю его от этого экзамена, – окрикнул кто-то за спиной. Я только начал рассматривать предложенный арсенал. На привилегированного я, точно, не похож, значит что-то натворил. Рожи троих мужиков об этом тоже говорят. Провалился… Обо всем подумал, а вот о варианте не сдачи как то и не думал. Был уверен, что знаний хватит. Вот она уверенность без проверки. Думая эти мысли, троица подошла поближе, и я увидел в них господ заседателей с первого этапа экзамена.

         - Магистр Блой, что значит, Вы освобождаете его от этого испытания?

         - Магистр де Андраде, у меня, как у главы кафедры алхимии, есть такое право, и вы об этом знаете не хуже меня. Я хочу им воспользоваться.

         - Это решения связано с моей диагностикой?

         - Именно, – кивнул Блой в ответ. Они говорили о непонятных мне вещах, и это невероятно бесило.

         - Оставляю его Вам. До встречи. – Несостоявшаяся экзаменаторша, покинула нас. Я же мог только лупать глазами, ничего так и не понимая. Проводив девушку синхронным взглядом, я уставился на бородачей, ожидая приговора.

         - Претендент номер десять, - официальным тоном начал магистр Блой, - Вы приняты на кафедру Алхимии в качестве  профессора на минимальный строк в пять лет.

         Челюсть, вернись на место, нечего грязный пол вытирать.

         - Я конечно рад, но что это было за представление. И кто вы, безымянные экзаменаторы с первого этапа? – первое, что пришло в голову спросить.

         - Да, да. – добродушно заулыбался Блой. – Я магистр Мартин Блой, это мой зам, магистр Рорн Рыжий и негласный зам, магистр Арзам Кулен. Официальные документы о твоей работе ты получишь и подпишешь в первый учебный день. А от последнего экзамена, мы тебя освободили из-за результата первого. И время третьего экзамена, хотелось бы потратить на разговор о твоем зелье «Мнимой смерти».

         - А что с ним не так? – я до сих пор мало чего понимал, но остальное терпит с разбирательствами, а вот это первоочередная задача.

         - С ним все не так, и в этом проблема. – возбужденно сказал, кажется это негласный зам, Арзам Кулен.

         - Магистры, а можно немного больше конкретики.

         - Можно. – наконец-то они поняли что я мало чего понимаю из их текста. – И магистров оставь для официальных встреч. Можно просто по имени. Тебя то, как звать?

         - Десятый, вы не хуже меня знаете, что до официального оформления документов, я не имею права пользоваться своим именем в этих стенах. Так в чем проблема? Прошу меня понять, последнее два дня выдались не самыми легкими, и я хотел бы отдохнуть.

         - Приготовленное тобой зелье имеет свойства выше, чем должны быть и мы хотели узнать, как ты этого добился. Этого не удавалось еще ни кому.

         - Рорн, верно? Я пока что не услышал, что в нем не так? Вкус куриного бульона появился, или запах тухлых яиц прибавился?

         - Нет. – ответил Рорн, а улыбка проступила на лицах всех троих. – Твое зелье почти мгновенно вводит принявшего его в «искусственную смерть» в не зависимости от того человек это или зверь. И количество ударов сердца в минуту вместо 5-7 сократилось до 3-4. И это требует исследований. Нам бы хотелось узнать все особенности его приготовления.

         - Ясно. – понимая в чем дело, сказал я. Понимать то я понимал, но для меня самого это был сюрприз. Показатели немного лучше, чем общепринятые, но это для обычного человека немного, в мире алхимии – это было изобретение колеса первобытным человеком. Причины тоже ясны, те моменты, что я делал не по общепринятому рецепту и дали такой результат. Но говорить обо всем этом мне не хотелось. – Я думаю, этот разговор можно перенести на позже. В первый учебный день семестра, я предоставлю вам подробности моей работы и обсудим. Такой вариант подойдет? – Арзама, как подменили, после моих слов. Вот он был возбужден, а вот он уже воплощение мировой скуки. Забавный персонаж.

         - Подойдет, только не в первый день. В первый днес проходит турнир на лучшего бойца без использования магии. Среди студентов и преподавателей.

         - Отказаться, я так понимаю, нельзя? – еще одна головная боль. Олимпийские игры бы еще устроили. Но в целом, это логично, это же академия боевых искусств, а не вышивания крестиком. – А подробности, где можно узнать?

         - Отказать нельзя. Вот эта бирка, твой временный пропуск до подписания бумаг о работе. Предоставь его во временной библиотеке и получишь свод условий. И я бы рекомендовал взять свод законов МАБИ. Они лишними не будут.

         - Спасибо за совет. Временная библиотека, это что?

         - Это библиотека, материалы которой ограничены в выборе и доступна она только для новоприбывших в нашу академию.

         Мы еще немного поговорили об общих вещах: режим работы, одежда, жилье и тому подобное. Разумеется, в полученной литературе это все будет, но одно дело читать и другое узнать у тех, кто в этом живет. С разговора я понял, что надо зайти и решить вопрос с одеждой и жильем. Заняло это достаточно много времени, но лучше сейчас все это решить, чем потом специально ради этого идти. С меня сняли мерки, и пообещали предоставить всю одежду в преддверии начала учебного года. Выделенная мне комната принадлежала моему предшественнику, и там осталось все без изменений со дня его ухода. В комнате предстояло убраться, и можно жить. Условия более чем приемлемые. Осмотрелся, сделал заметку, что нужно выделить день на наведение порядка и закрыл комнату. Затем я пошел в библиотеку. Там я взял три книги, две, что рекомендовали  магистры, а вот третью  – взял общую теорию магии. Критической необходимости не было в этой книге, но я хотел найти хоть какой-то способ противодействовать магии в бою. И решил начать именно с этого. Должны же быть какие-то слабости у магии, и я хочу их знать. Сделав все свои дела, я направился домой, дело было уже к закату, хотелось покушать и завалиться спать.

* * *

         Второй день нет Азгора. Странное чувство. За это время, я так привыкла к его присутствию, что кажется, будто он всегда был рядом. И все, что было раньше, это страшный сон. Я его до сих пор не понимаю, но рядом с ним всегда спокойно. Кажется, такое же спокойствие меня посещало, только находясь рядом с отцом. Или это только мои глупые мысли? Я многому у него учусь, и не чувствую себя такой беззащитной как раньше, но сейчас мне очень бы хотелось, что бы он был рядом. Я нервничаю и сильно нервничаю, я могу себе в этом признаться. И причиной этого служит этот старичок.

         Суховатый старикашка, с добродушным лицом, но его пристальное внимание ко мне, пугает. Появился он вчера. Сначала я подумала, что это обычный путник, пожелавший утолить голод с дороги. Его одежда не была покрыта пылью длительного путешествия, но ощущение складывалось именно о путнике. Мне даже показалось, что он собирался уходить, но вместо расплатиться и попрощаться, он расплатился и заказал комнату на ночь. Самую дорогую комнату. Весь остаток вчерашнего дня и полный сегодняшний день, он не покидал постоялый двор. Пристально следил за обстановкой, и не заметно, как ему казалось, следил за посетителями и прислугой. А в какой-то момент, все внимание переключилось на меня. И это пугает и раздражает.

         - Разрешите присесть. – вежливо сказал он мне этот же старичок. Я видела, что он шел, но была уверена, что идет он по своим делам. Необычное поведение. И вот он подошел ко мне. Я невольно сжалась, его я не боялась, а вот этот необъяснимый интерес с его стороны пугал. Охрана уже начала приближаться, но они ребята понятливые, и взгляда хватило, что бы не вмешивались. Но стоит им отдать должное, свое жалование отрабатывают на совесть.

         - Присаживайтесь. – указала я на свободный стул. Лучше узнать, что ему надо, чем думать о возможной угрозе. Странно, но он аж вспотел за момент между просьбой присесть и самим процессом захвата стула. – Чем могу Вам помочь?

         - Тут такое дело… - замялся старик.

         - Уважаемый незнакомец, с «таким делом», Вы не по адресу. Вы…

         - Нет-нет. Вы меня не так поняли… - договорить я не успела, меня просто перебили. Похоже, старик пришел к соглашению со своими мыслями. Вон даже взгляд стал уверенным.

         - Я хочу предложить Вам учиться магии. Я заместитель главы факультета «Исцеления» магистр Брейжен Дан.

         - Что значит предложить мне учиться? Вам не кажется, магистр, что это немного странное предложение, если не подозрительное? – я была в шоке. Предложить мне учиться. Это же не на прогулку позвать. Может он умом тронулся?

         - Да Вы правы. Простите меня, я сейчас постараюсь все объяснить. Вчера, обедая у вас, я почувствовал наличие магической силы -  силы жизни. Это заставило меня задержаться у вас и снять комнату. Затем я начал изучать присутствующих людей, и с помощью заклинаний и внешних признаков определил, что именно Вы являетесь источником этой силы. Прием адептов уже закончен, но в вашем случае я могу гарантировать вам обучение.

         - Допустим, именно допустим, что Вы верно определили. На методах определения, я то тоже не буду задерживаться, но что значит «я могу гарантировать»?

         - Магия жизни, редкая магия, и таким людям академия гарантирует место, в не зависимости от происхождения. Даже если будет укомплектован новый курс, таким людям всегда будет место. – он это произнес так, как будто я должна была понять всю важность этих слово и великую честь, или что он имел ввиду говоря это. Да и с каждой репликой, он становился все более напорист и говорил все громче.

         - Спасибо за предложение, но я не могу согласится.

         - Но, по чему? – вскрикнул  дед. Мой отказ был для него личным оскорбление, похоже.

         - На то есть свои причины, и они Вас не касаются. – меня начал раздражать этот старик. Он не может принять отказа.

         - Простите меня. – немного смущенно и тихо сказал он. Он хотел, что-то сделать. Вот его рука начала двигаться, кисть начала делать непонятные движения, думать буду потом. Меч покидает ножны, и палец его руки становится короче на высоту достаточную, что бы пошла кровь, и не достаточную, что бы палец перестал быть полностью функциональным. Это было два быстрых движения, не считая принятия боевого положения, движения отрезать часть пальца и обратное движение меча, который остановился прямиком у горла старика.

         - Я не знаю, что Вы хотели сделать, но не советую вам больше двигаться. – Только сейчас я заметила, что люди смотрят на нас, некоторые даже стояли, подойдя по ближе. А у стенки я увидела человека в капюшоне с едва заметной улыбкой. Азгор, значит, он все видел и не стал вмешиваться. Понять бы теперь, что меня ждет за это. Его наказания – это отдельный курс по ритуалу пыток у палача. – Уходите. Меня ждет учитель.

* * *

         - Будешь наказывать? – первое, что спросила Ира, зайдя ко мне в комнату. Зашла она вместе с ужином, и это меня радовало. Проголодался я очень. И предстоящий разговор, меня, малость, напрягал. Не своим содержимым, а фактом наличия. Я думал поужинать и отоспаться, но планам свойственно не сбываться.

         - Буду. – с довольной лыбой ответил я. Отодвинул стул для нее, уже сложившаяся традиция, мы начали ужинать. Вернее я ужинал, а Ира создавал видимость.

         - Ладно. За ужин спасибо. Теперь давай в двух словах, что я пропустил?

         - С какого момента ты слышал мой разговор с этим старым магистром?

         - С начала.

         - Тогда, ты ничего пропустил.

         - Сама, что по этому поводу думаешь?

         - Не знаю. Я и магиня, не могу в это поверить. Но попасть на обучение в лучшее учебное заведение пяти королевств, конечно, хотелось. Но как то все это неожиданно и слабо вериться в правдивость слов этого старика. Да и не от меня все зависит, ты принимаешь решения. – мечтательно-неуверенно подвела итог своим мыслям моя ученица.

         - Я так и не понял, ты хочешь там учиться или ты хочешь об этом помечтать?

         - Учиться я хочу, но смогу ли? – посмотрела она на меня. Вопрос странный и не понятный, но вот глаза, смотрящее на меня, передавали все, что было не произнесено вслух.

         Я прекрасно ее понимал. Она молода, и полученное образование в таком месте – это серьезная заявка на нормальную жизнь. Маги всегда востребованы, а маги жизни, как я понял из слов старика, особенно в почете. И Ира это понимала. Но по причине простой человеческой психологии, она вбила в голову две вещи: она многим мне обязана, по тому не может самостоятельно принять такое решение. Еще и знание того, что у меня есть своя заинтересованность в МАБИ, и она боялась нарушить мои планы. Втрое, ее слишком побила жизнь, что бы согласится на такое привлекательное предложение. И если со вторым я согласен, сам бы, наверное, похожим слоем думал, то первое – полнейший бред. Но ей то же этого не докажешь. Вернее доказать то можно, но в поведении это не отобразится.

         - Тогда слушай внимательно. В то, что этот старик ошибся, я мало верю. Не похож он на обманщика. – Быстрое исцеление Иры от драки и более яркий вид цветов на постоялом дворе, теперь находили объяснения. Это всего лишь мои догадки, но они весьма и весьма отвечают на все вопросы. – Магистр он или нет, вот это уже более интересный вопрос. Через два дня мы с тобой вернемся к этому разговору. Пока что у меня очень мало информации, что бы делать какие-то выводы. А сейчас спать.

* * *

         Выспаться мне не дали. Что автоматически добавило мне настроение сутра. Настойчиво-вежливое выламывание двери, движениями похожими на вбивания гвоздей в доску, лишнее тому подтверждение. Сначала одеться. Не одетым и без капюшона, я никому не показывался на глаза, за исключением Иры и людей из МАБИ. За дверью оказалась Инга.

         - Что случилось? – сон меня не покинул, но мозги встали в рабочий режим. Просто так, да еще и таким методом меня бы будить не стала Инга. Странно, что именно она пришла, обычно, если нет Иры, приходили дети.

         - Там вернулся вчерашний старик с молодой женщиной. Аристократкой. Ира попросила тебя разбудить. – немного испугано сказала Инга. Но и гордость слышалась в ее голосе. Одно дело просто люди, а тут аристократка. Не важно, что она пришла не ради самого заведения.

         - Можешь не продолжать. Пошли.

         Быстро найдя глазами Иру, направился к ней. И действительно, напротив Иры сидело двое: вчерашний магистр, и Диана де Андраде. Вот кого не ожидал тут увидеть. Я ее видел  всего ничего, но два вывода о ней успел сделать. Она не плохой человек и у нее проблемы с рукой. Но что она тут забыла, очень интересно.

         - Так ты и есть тот самый учитель, из-за которого эта девочка не может учиться у нас? – немного презрительно, но не надменно, сказал вчерашний старикашка.

         - И Вам доброе утро. – хотя добрым оно точно не было. Не решайся судьба Иры сейчас, точно ему что-то сломал бы. – С кем имею честь говорить?

         Я хотел немного уколоть невежду таким приветствием, но у меня этого не вышло. А вот реакция Дианы на эти слова, немного прибила старика. Она едва заметно бросила на него взгляд недовольства, но этого хватило, что бы он напрягся.

         - Прошу прощения за своего коллегу. – встала Диана из-за стола, - я глава факультета «Магии Жизни» магистр Диана де Адраде, а это мой заместитель магистр Брейжен Дан. Думаю Вы знаете, по чему мы здесь? – вопросительный взгляд в сопровождении. Заместитель превратился мебель. Свой долг он исполнил.

         - Знаю. Я не думаю, что это место лучшее для разговора. Я бы хотел его продолжить у себя в комнате. Предупреждая ваши возражения, скажу, у меня есть на то свои причины.

         - Вы правы. Хотя и странное место беседы Вы предлагаете, - улыбнулась Диана, немного кокетливо, как наивная девчонка. Я помог Ире освободится от стула, тоже по традиции. Магистры сами встали, не дошло еще здесь такой способ ухаживания за дамой.

         - Магистр де Адраде, разговор продолжу только с Вами. Прошу остаться тут магистра Дана. – к моему удивлению, он эту просьбу воспринял на ура. Или у Дианы был авторитет выше крыши, или я чего-то не понимаю, или это было читаемо в моем поведении.

         - Я Вас слушаю магистр. Чего вы хотите? – начал я с вопроса в лоб. Заниматься словесными кружевами я не хотел.

         - А Вы прямой человек. Не хотите скинуть капюшон в присутствии дам? – это типа ответный удар за мое с ними приветствие? Ну-ну.

         - Если это все, ради чего Вы проделали свой путь сюда, то смею Вас огорчить. Извините, но не сейчас. – как можно вежливее сказал я.

         - Хам. – не злобно, но высказала свое фи. – Вчера мой зам передал мне информацию о девушке маге, которая будучи магом жизни, отказалась учиться. И вот я тут. Вам дальше рассказывать? – Конечно, рассказывать, информация лишней пока что не была ни разу.

         - Да, будьте любезны. – собеседница снисходительно улыбнулась в ответ.

         - Ваша ученица маг жизни. Ошибка тут исключена. Она не представитель аристократии, иначе мы о ней или знали, или уже обучали. Значит, магия жизни в ней пробудилась недавно. Для магов жизни и смерти существует правило, по которому они принимаются на обучение в МАБИ вне конкурса. Так же, если это новый маг, без рода и племени в нашем случае, то по окончанию учебы маг получает титул. Титул каждый раз разный, но не ниже барона. Все зависит от короля, под чью руку пойдет маг. Такие случаи всегда фиксируются, и ведется учет. На моей памяти это первый раз, когда простолюдинка отказалась от такой чести.

         - Какова ваша выгода? – задал я вопрос, после небольшой паузы в рассказе магистра. Ира лишь двигала головой на звук создаваемый мной и магистром. Это забавно смотрелось, если бы не серьезность ситуации.

         - Моя? Никакой. Это престижно, для факультета, найти такого мага. Что бы Вы понимали, гениев в стихийной магии находят примерно раз в поколение, магов же жизни или смерти, с пробудившейся силой, последний раз находили более ста лет назад. Преподаватель, нашедший такого мага, получает солидное денежное вознаграждение. Наш факультет – повышенное финансирование, на время обучения мага. Так как маг становится аристократом, то он не обязан отрабатывать на корону, в том виде как это делают простолюдины, но обязан по первому слову выполнить приказ короля.

         - А точнее?

         - Точнее… Мы говорим о будущей магине жизни… Если в королевстве возникнет чума, то не важно на дарованных ей землях, или на чужих, ее первую отправят решать эту проблему.

         - И от того как она с этим справится, она или станет героиней или попадет в опалу к королю. – Магистр ничего не ответила, но это и не требовалось, все и так было ясно.

         - Ира, что скажешь? – она задумалась. В общих чертах все выглядело не так плохо. Даже плюсов гораздо больше, чем минусов, но этой мой взгляд, а жить с принятым решением – ей.

         - Мой ответ прежний, учитель. – с надеждой посмотрела она на меня.

         - Я тебя понял. Оставь нас, и накрой стол. Магистр, Вы не откажетесь позавтракать?

         - Нет, напротив буду очень даже за. – Ира поняла мой взгляд верно, и покинула нас. Мне же предстоял разговор с Дианой.

         - Я согласен на ее обучение… Но есть пару условий. Магистр, могу я попросить Вас о несколько одолжениях?

         - Это о каких? – наиграно встревожено спросила она в ответ.

         - Можно устроить так, что бы именно Вы были записаны как маг, нашедший ее? Кому деньги за это пойдут, вам или вашему заместителю, мне все равно, но я бы хотел, что бы в документах была именно ваши данные. – просьба странная. И осмысленно я сам не мог понять причину этого. Но вот ее заместитель не вызывал у меня доверия. Он не был плохим человеком, насколько я смог его оценить по поведению, скорее фанатиком мысли, а это не совсем хорошо.

         - Думаю можно. Тем более, что у магистра Дана, не вышло ее переубедить сразу. Не должно возникнуть никаких проблем, ну а золото ему отдам. Должны быть все довольны. – она была рада, что я согласился. Простая человеческая радость. Может через десять лет она и изменится, аристократка, как ни как, но сейчас это была искренняя радость и за Иру, и за деньги для заместителя, и за финансирование для факультета. – Что-то еще?

         - Да. У меня к Вам еще и личная просьба. – она заметно напряглась. Куда и девалась радостная девочка. Стерва во плоти. Это же, как надо достать личными просьбами, что бы такую реакцию получить. Так много просьб, или они все из одной плоскости. – я бы хотел, что бы обо мне не знал никто, кроме Вас. Это первая часть просьбы. Приемлемо?

         - Да, но как Вы себе  это представляете? О вас как минимум знает мой заместитель, стереть ему память не выйдет, да и не пойду я на такое. Как Вам в голову пришло такое предлагать особе аристократических кровей? – Просьба ее удивила, но вывела из напряжения. А вот то, что не понимаю, я додумаю – женщины. Еще и происхождение свое приплела. Но буду знать, что магия и такое может сделать, это не радует.

         - Если я Вас оскорбил своими словами, прошу прощения. Я постараюсь по-другому прояснить ситуацию. О факт моего существования могут знать даже дождевые черви, меня это не беспокоит. Но связывать меня и ее учителя в одну личность не хочется. По этому, мне бы хотелось, через Вас иногда передавать ей письма. Я не хочу девочку подвергать лишнему риску, у нее не легкая судьба, и прямой контакт со мной, ей авторитета не добавит среди остальных адептов. Ее статус нового мага жизни и так привлечет много внимания к ней, и ей будет не легко с этим справится. Уж поверьте.  Надеюсь, я доступно пояснил свою просьбу?

         - Я поняла Вашу просьбу, и это выполнимо. Я даю слово, что помогу Вам и буду хранить тайну Вашей личности и ее учителя. Но для этого мне надо знать кто Вы?

Великой тайны не было во мне. По тому я молча снял капюшон. И наблюдал удивленное лицо магистра. Похоже, она не ждала меня тут увидеть.

         - Я смог закрыть все ваши не заданные вопросы?

         - Да. Теперь я понимаю. Думаю в этом есть смысл. Но мне бы хотелось получить что-то в замен. – ни шагу без выгоды. Это особенность слабо знакомых женщин, или этого мира, или всего человечества.

         - Ничего у Вас не выйдет. – она хотела что-то ответить, но я ей не дал такой возможности. – Послушайте. Факт моей просьбы несоизмеримо мелок, по сравнению с выгодой от такой ученицы. Но если у вас будет ко мне дело, я обещаю его выслушать и по мере своих сил помочь. Но не надо эго увязывать с нашими договоренностями. Я предпочитаю простые человеческие отношения.

         - Интересная постановка вопроса. Но мне нравится. Я бы хотела сразится с Вами, раз уж у нас не получилось этого сделать в прошлый раз. Мой зам говорил, что девушка обладает прекрасными навыками владения мечем. Думаю это вы ее обучили, значит бой с Вами будет интересным.

         - Я не любитель драк, если честно, но думаю, я знаю, как Вам помочь. От турнира никто не может отказаться, вот там и встретимся.

         - Вы настолько уверены в себе? – хмыкнула Диана.

         - Вы о чем? – не понял я.

         - Я с Вами могу встретиться только в полуфинале. Вы настолько уверены в себе, что туда дойдете?

         - Если я дойду до поединка с Вами, то обещаю вам бой по первому требованию. И я думал, что турнирная сетка еще не известная. Откуда такие данные?

         - Принимается. – довольно улыбнулась девушка, хищной улыбкой. – Вы правы, еще не известно, кто чей противник, но турнир строится так, что бы прошлогодние участника полуфинала между собой встретились на этой же стадии. Вы, единственный, кто не прошел третью часть испытания среди новых профессоров, а значит, Ваш первый поединок, с большой вероятностью, будет против прошлогоднего чемпиона, как самого сильного против самого слабого претендента. Прошлогоднему чемпиону, я проиграла в полуфинале.

         - Приятного аппетита магистр де Адраде. Вас там ожидает Ирина, и завтрак.

         - Вы к нам не присоединитесь? – толи расстроилась, толи наиграла эмоцию моя собеседница.

         - Простите, но нет. Как Вы верно подметили, в капюшоне не совсем красиво сидеть за столом. А снимать его, пока что, не стоит.

Глава 5. Новые ощущения

Начало учебного года. Волнующее событие, ведь мне никогда не приходилось учиться вместе с другими сверстниками. Домашнее образование у меня было. Я в этом уверена, но я о нем ничего не помню. Смутные силуэты людей без лица всплывают в моей памяти. Наверное, их приглашал отец обучать меня. Я не помню, нравилось мне это или нет. Но сейчас я была рада предстоящей учебе, и боялась одновременно этой учебы. Какие люди меня могут тут ожидать? Как с ними себя вести? Смогу ли преодолеть сложности?

         Пятьсот человек, и я среди них, стояли на большой арене МАБИ. На трибунах заседали учителя и короли, герцоги и графы, выдающееся ученые и деятели. В зрителях была вся элита пяти королевств. Для большинства из них, это всего лишь повод развлечься, для остальных же, это попытка присмотреть себе наемника или проверить результат своих вложений в человека. Так мне сказала магистр де Андраде. И я ей верю. Учитель, в очередной раз оказался прав, она прекрасная женщина. Не знаю, откуда у него это свойство разбираться в людях, но покачто, он ни разу не ошибся в оценке.

         Я с удовольствием вспоминаю нашу первую встречу с ней. В тот момент я боялась только решения Азгора. Но все обошлось. Завтракали мы вдвоем, за неспешной беседой. Основной темой беседы была моя проснувшаяся магия жизни. Но иногда были и вопросы о Азгоре. Что могла – отвечала, но вот о учителе старалась отвечать расплывчато. Так он меня учил, и лучше потом дополнить, чем из-за лишних слов платится. После завтрака мы пошли в БАМИ. Там уже была собрана комиссия, как мне пояснила магистр де Андраде, так было положено, при приеме адептов. А учитывая мой случай, то комиссия была очень большой. Каждый из магов задавали почти те же вопросы, что и магистр за завтраком. Каждый что-то колдовал и утвердительно кивал головой своим мыслям. Даже приспособление принесли какое-то, что бы еще чего-то определить. Дело не сложно, но времени ушло часа три, и я просто морально устала. Затем Диана повела меня оформлять бумаги. Магистр разрешила называть ее на ты и по имени, но только наедине.

         От магистра я узнала и о том, что будет турнир в первые дни учебного года. И что бы подготовиться, можно посещать местные тренировочные арены. Это неизменное право для всех преподавателей и адептов академии. Даже предложила свою кандидатуру в качестве спарринг партнера, но я с благодарностью отказалась, ссылаясь на учителя.

         В тот же день, мне показали мою новую комнату. Сказали, что у меня будет соседка, но ее сейчас нет. Завершающим этапом стала встреча с портным. С меня снимали мерки, для пошива обязательных наборов одежды, от нижнего белья до зимне верхней одежды. Этот же человек снимал и мерки для обуви, что меня удивило.

         Светило еще было высоко, но уже начало медленно клонится к закату. Именно в это время меня довела магистр к постоялому двору. На прощание, она вручила мне лист пергамента, в котором было указано, когда мне нужно явится в академию для начала учебного года. Перечень запрещенных вещей, и еще основных можно и нельзя. Из этого листа я узнала, что все учебники, форму, расписание занятий я получу по прибытию. Прибыть надо за три дня до начала учебы, и за эти дни я должна обойти всех нужных людей, для получения назначенных вещей и обустраивания своего жилья.

         Учителя я застала за столом вместе с большой кружкой какого-то напитка, скорее всего кваса, и толстенькой книжкой. Не прерывая чтение, он указал рукой на свободный стул.

         - Жалуйся, – сказал он, закрывая книгу. Потом аккуратно положил книгу, и уставился на меня.

         - Не на что жаловаться. Вот,  – протянула ему лист пергамента, что получила от магистра на прощание. Пробежавшись по нему глазами, он отложил и этот лист, поверх книги.

         - Ознакомился. Дальше, – серьезное лицо. Ну что за привычка у него, нет что бы нормально ответить, так нет издевается.

         - Что мне делать дальше?

         - Правильный вопрос. И думаю, ответ очевиден. Готовиться.

         - К турниру? – сказала первое, что пришло в голову.

         - Ответ не верный. Турнир – это меньшая, из твоих проблем. За оставшееся время ты должна вызубрить вот эту книгу, - указал он на книгу, что читал до моего прихода. – Так же у тебя добавится еще несколько дисциплин под моим руководством. И разумеется, будешь готовиться к турниру. Ты должна его выиграть. А сейчас я уйду, поищу тебе замену на твоей должности, а ты поговори с Ингой, у тебя больше не будет времени заниматься постоялым двором. Наведываться – будет, но заниматься им, как раньше, – нет.

         - Понятно. Я тут хотела совет спросить, – замялась я. Вопрос был не сложным, но я по чему то стеснялась.

         - Ира, смелее, – улыбнулся он.

         - Мне нужно прозвище для документов об учебе. В ближайшее пару дней, надо сообщить. И я не знаю, что сказать.

         - Ты спрашивала, по какому принципу дают прозвища остальным простолюдинам? – вопрос действительно был интересен. Это же, как с кораблем, как назовешь, так он и пойдет в плаванье.

         - Да. Сказали, что по названию поселения. Но мне так не положено.

         - Волк, – сказал он задумчиво, смотря сквозь меня.

         - Где волк? – спросила я, и начала осматривать вокруг.

         - Прозвище возьми Волк, – улыбнулся он на мои поиски зверя.

         - В этом прозвище есть что-то особенное? – у него всегда был смысл в словах, даже когда он издевается, по обычной своей манере, делает не из чистой вредности, а что бы я что-то поняла. Вот и хотела понять, что в этом животном такого особенного. Как по мне, то животное ни чем не лучше чем другие. Не самое быстрое, не самое сильное…

         - Ты, кто такой лев, знаешь? – внезапно спросил он. Но это уже было привычно. Он называет это «режим еврея», когда вопросом на вопрос отвечает, только не рассказывает, что такое этот самый еврей.

         - Знаю. Видела один раз в «театре животных», отец водил как то. Давно это было, но там такие странные животные были, кони полосатые, кони с длинными шеями, кошки разные большие. Лев, была одной из кошек, и спроси меня кто, как называется зверь, я бы не вспомнила. А вот как название зверя ты назвал, я вспомнила, как он выглядит. Большой кот, с нестриженной шеей.

         - Верно. Там, откуда я родом, лев считает царем зверей. И там же, есть такая штука как цирк. Цирк – это много шутов и скоморохов, а так же у них есть специальные люди, которые учат зверей выполнять действия по команде: на задних лапах ходить, прыгать в специальном порядке и много еще чего. Такие вот выступления. Среди тех животных есть и львы специально обученные. А я напомню, что это царь зверей. А вот волки не поддаются дрессировки. Они символизируют свободу. Это бесстрашные животные, они или побеждают в схватке, или умирают. Третьего не дано. Волк, никогда не будет есть падаль, это чистое животное. Волк – это признак сильного человека, каковым я тебя и считаю. Есть еще вопросы?

         - Ирина Волк,  – мне нравится, должна признаться я себе. – Но вот достойна я этого имени?

         - Сегодня – достойна, а будешь ли достойна завтра – зависит только от тебя. И еще, значение волка, никому не известно кроме меня и тебя. А вот вопросы о таком выборе будут, и думай, что им отвечать. Разумеется, если ты остановишься на прозвище Волк, вдруг ты захочешь стать Мышкиной? – улыбнулся он.

         - Нет, Мышкиной я быть не хочу, – и сама заулыбалась.

         - Вариант я тебе предложил. Прозвище можно выбрать по любому критерию: животное, происхождение, черты характера, привычки. Этот список может быть бесконечным. Думай.

         - Я остановлюсь на Волк. Спасибо учитель.

         - Беги тогда к Инге, а я пойду по твою замену.

Потом меня ждало два не простых разговора. Сначала я Инге рассказала, что буду учиться, и ей придется заниматься всем одной. Я пообещала, что буду наведываться и помогать по мере возможностей. Вечер был в самом разгаре, как вернулся Азгор с какой-то девушкой, и пошел наверх, позвав за собой и меня и Ингу.

         - Итак, Регина, это твоя нанимательница Инга. Ты подчиняешься ей. Это Ирина, у нее ты узнаешь все свои обязанности. Регина, предупреждаю сразу, услышу хоть одну жалобу от Инги, будешь ходить по струнке, и отец не спасет, я тебе больше скажу, он еще и сам поможет в этом. Веришь?

         - Верю, – покладисто ответила она, но глаза так и сверкали в сторону Азгора.

         - Тогда Регина и Инга, я Вас не задерживаю. Ирину через минуту я к вам отпущу. – Учитель молчал, пока девушки не покинули нас.

- Ира, это твоя преемница. Обучай ее, девка, она не глупая, но слишком своевольная. Будет не легко, это я тебе обещаю, но деваться некуда. Как бы не устала за день, а вечером ты должна ее обучать и проверять, что бы все было на уровне. Завтра, сутра  идешь в академию. Советую тебе подумать и привести в порядок комнату свою, если в этом есть необходимость. Так же возьми в библиотеке книги по правилам турнира, и по правилам академии. И подумай о том, что тебе нужно для пребывания в МАБИ, они предоставляют все необходимое, но это не значит, что тебе ничего более не понадобится, если что поговори об это с магистром де Андраде, думаю, она тебе поможет советом. О результате разговора, расскажешь вечером.

         Весь следующий день я провела в МАБИ. Дел как таковых и не много, но там немного, да здесь чуть-чуть, подожди очередь, ожидание магистра, уборка комнаты и все прочее. Так больше чем пол дня и прошло, а там уже и постоялый двор пришел в движение. Признаться, у стала, не физически, нет – духовно. За все это время, я так и не узнала, получил работу учитель или нет. Было стыдно за это, свои потрясения затмили все вокруг. Ответ на этот вопрос, я получила на следующий день, день который показал, что я не знала еще что-то такое усталость.

    Меня разбудил учитель, стуком в дверь. Дал в  кристалл плоской формы и руки лист бумаги, наказал ознакомится с ним, и идти выполнять написанное. Времени у нас было мало, а работы очень много. Мне предстояло идти в МАБИ и найти тренировочную арену номер один. Так же разрешить к ней доступ еще  одному человеку. И начать выполнять те упражнения, что написаны на листике. Сначала я мало что поняла, но все оказалось не так страшно. Доступ на территорию академии, был свободен, при условии, что имелся пропуск, не знаю как это работает, но стены вокруг академии были одновременно барьером и магическим и физическим, и не имея при себе пропуска туда попасть нельзя. Тренировочную арену я так же нашла, и выполнила все то, что написано было на листике, в той же последовательности.

    Перед глазами открылась обычная площадка, поделенная на две части, в одной были приспособления для физического развития, а с другой пустая площадка. Как потом мне рассказал учитель, каждая арена это пространственный карман, потому на одной арене могло быть одновременно много людей, но они не будут друг другу мешать, так как у каждого будет своя версия кармана. А доступ настраивается всегда по пропуску, коим и был плоский кристалл. Эти кристаллы давали доступ к единой версии кармана. С помощью них и проводились занятия связанные с аренами, и они же ограничивали постороннее внимание при обучении секретных техник владения оружием или магических заклинаний. Правда, доступ к этим кристаллам давался только преподавателям академии, и за утерю такого было большое денежное взыскание. Каждый днес, необходимо предоставить эти кристаллы, что они не утеряны и не подделаны.

    Пробежка и два комплекса упражнений с мечем, вот и все что я успела до прихода учителя. Как он сказал, разминка закончилась. А потом начался ад, не совсем поняла смысл этого слова, но после тренировки я запомнила на всю жизни улыбку учителя и его краткое приветствие: «Добро пожаловать в ад». Такая же тренировка меня ждала и вечером, если не еще сложнее. Но не тренировками едиными я занималась. Между тренировками, отдыхать можно было, только во время приема пищи. В остальное время я учила содержимое правил академии и турнира. Я занималась ма-те-ма-ти-кой, вот. Это вроде и арифметика, но намного сложнее. Название это, я так и не смогла выговорить цельно, только по слогам. Приходилось писать строчки, только называлось это «диктант». Как сказал Азгор, основной целью диктантов служит проверка правописания. Но от меня требовалось не корректность текста, а максимально быстрое записывание текста при этом не теряя смысл. В этом здорово помогал прием письма, сокращение. Даже странно, почему раньше никто до этого не догадался. При всем при этом Азгор сам учился, тренировался и даже поил меня зельями, которые сам же и готовил. Мне даже показалось, что его настиг азарт, кто больше выучит я или он. А вечерами я еще и обучала Регину. Учитель был прав, слишком своевольная девушка, но пару оплеух, школа Азгора, приводят мозги в рабочий ритм. Через неделю от такого ритма, я хотел полезть на стену. Но эти чувства были только у меня в голове, я ни с кем ими не делилась. После Второго днеса, у меня настал небольшой перерыв. С такой проблемой я столкнулась недавно, и сначала даже получила по шее от учителя, за то, что не уведомила его об этом сразу. У меня пошла кровь. Как потом мне рассказал Азгор, это нормальное явление, и раньше у меня кровь не шла по причине того, что была маленькой, а потом будучи в рабстве организм перестроился на защитный режим работы, и ему было не до этого. Учитель не вдавался в подробности, как то не удобно было с ним обсуждать такие темы, спасибо ему за это, но советы дал. Хотелось бы узнать, откуда у него такие познания. Более подробно я уже об этом смогла поговорить с Ингой. Во время цикла, он не давал мне тренироваться, но не в этот раз. Тренировки не останавливались, только вместо нагрузки остались упражнения поддержки формы. И добавился новый вид тренировки, хотя я не думала, что такое бывает. Осуществилась моя мечта, я смогла в открытую смотреть за поединком учителя и его меча. Теперь я знала, откуда брался его противник. Это было невероятно. Я смотрела и не могла насмотреться, я только мечтать могу о таком уровне. Но моя задача была не только смотреть, а запоминать происходящее и записывать моменты тактические или функциональные, которые были сделаны зря, или был вариант по лучше, или что не было предпринято, но должно было быть сделанным. Я должна была искать слабые стороны у каждого из мечников. И после часового марафона, я отчитывалась об увиденном.          В этот же небольшой перерыв я сдала знание правил турнира и академии. Правда на финальный вопрос ответила «не полностью».

    - Зачем я тебя заставил все это учить? – спросил Азгор.

    - Что бы я знала, что мне можно делать, и что мне полагается во время обучения, а за что я буду наказана. – Незамедлительно я ответила. Другой трактовки и быть не может.

    - И это все?

    Я смутилась, но ничего больше придумать не смогла.

    - В общей сложности ты права, – начал он доводить свою мысль до меня, - но есть моменты, которые ты не учитываешь, а они напрямую зависят от твоего знания этих правил. Знать, что нельзя разбить стекло у декана это пол беды. Проблема в том, что ты будущая основательница аристократического рода. И у тебя будет много завистников, подхалимов, провокаторов. И ты должна понимать, на что и как можно ответить, как отомстить так, что бы, не нарушить правила. Я не могу научить тебя интригам, я не знаком с этим аристократическим развлечение, но любая интрига, упирается в правила и ты должна их знать. А так же, хочу тебе напомнить, что дочь твоего бывшего хозяина учится в этой же академии, и к этому тоже надо быть готовой. Какие бы отношения между вами не были раньше.

    - Я запомню это.

    А потом опять начались тренировки, в полную силу. И за три дня до начала все закончилось, я получила свод упражнений, которые нужно отрабатывать перед турниром. Доступ к арене у меня оставался, но тренироваться приходилось уже самой.

    Вот и ректор завершил свою вступительную речь. Азгор посоветовал ее послушать, но сразу предупредил, что скорее всего, ректор будет много говорить и ни о чем. Как показала практика, он был прав. Слушать его было скучновато, а воспоминания вызывали удовлетворение от проделанной работы, и речь подошла к концу словами: «Объявляю ежегодный турнир без использования магии при магической академии боевых искусств открытым».


* * *

За этот месяц удалось подготовить Иру. Это был очень тяжелый и насыщенный месяц. Но больше всего меня удивляла ее скорость восприятия получаемой информации. Да, я использовал специальные эликсиры, но даже с ними, такого результат не добиться, а значит, причина ее гениального обучения, для меня до сих пор остается тайной. Математика – я смог ее обучить вплоть до программы девятого класса. Математику я знал не плохо, потому прекрасно помню, что мы учили. Думаю, если бы была необходимость, то она и интегралы с лимитами без проблем осилила, но я в этом не видел смысла. Знания правил и законов по академии и турниру, приемы, упражнения боевого направления, поиск слабых мест у противника, тактика ведения боя, рукопашный бой. Даже русский язык, и тот не стал проблемой. Его я вовсе ей подал в виде эксперимента, но результат превзошел все ожидания. Запоминала все и на лету. Вы только представьте, алфавит запомнить с первого раза. Да я его вспоминал дольше, чем она запоминала. Говорить на нем еще она не сможет, но вот понять, что от нее требуется уже в состоянии. С письмом и чтением такая же ситуация. Как я уже говорил, это был эксперимент, но его успех –  обеспечит мне конфиденциальность переданной ей информации. Ирой я был очень доволен. Не понимание причины ее скорости обучения это минус в сложившейся ситуации, но на фоне остальных плюсов, это ничто.

Да, Ирой я был доволен. Даже скорее горд, чего уж там скрывать. Правда моя ситуация была полностью противоположной. С моими способностями, что происходило, и это что-то мне не нравилось. В какой-то момент, я понял, что мои способности ускоряться пропали. Изначально, эта способность начала развиваться, я видел, что по немного, она началась увеличиваться. Но вот сейчас, у меня этот навык пропал. Не начала деградировать, а просто раз – и нет ее. И с мечами что-то происходило невнятное. У каждого упражнения есть свои придел выполнения. Это зависит от веса, с которым работаешь, от физического состояния, окружающих условий и так далее. И вот со своими мечами я знаю придел усталости, а сейчас, она стал меньше. Такое ощущение, что мечи становятся тяжелее через какое-то время после начала тренировки. В начале тренировки они точно стандартно-привычного мне веса, а вот потом начинается «магия». Ответ на этот вопрос, мне так же не известен, но очень интересен.

Турниры. Их роль в жизни академии весьма важна и почтенна. Больших турниров всего два, на протяжении года. Один турнир, открывает учебный год, а второй, как не сложно догадаться – закрывает. Закрывает учебный год магический турнир – используйте все, что выучили за год, только не убивайте друг друга. Оба турнира длятся неделю. Четыре дня для адептов, два дня для преподавателей и в седьмой день, проходят поединки за призовые места и у адептов, и у преподавателей. Бал, как официально закрытие турнира и открытие уже учебной части года.

Правило на турнире только одно, не убивать, с остальными физическими травмами справятся маги жизни. Проигравшим признается тот, кто сам это признает или не сможет встать на ноги. Сегодня каждого из адептов ожидает по одному поединку. Курсов пять, на каждом по девяносто-сто адептов. По традиции, первый курс будет сражаться с пятым, а остальные в случайном порядке. Это сделано с целью сократить время, так как пятый курс – фавориты, а новички – аутсайдеры. И выиграть должны сильнейшие, по тому между собой их не сталкивают на начальных этапах. Списка всех пар нет в свободном доступе. По тому необходимо внимательно слушать, кого вызывают. Для этого процесса есть специальный человек, что-то вроде ведущего. Турнир начался, вышла первая пара адептов: первокурсник из стихийной магии и выпускник из того же факультета.

Первый, второй, … десятый, … пятидесятый – ни один из боев не оказался интересным. Соотношение сил было слишком разное. Пятикурсники были на две головы выше, чем новички. Каждый поединок отличался от другого, только временем, потраченным на бой. В любом случае, дольше минуты, пока что поединка не было. Лицо каждого выпускника было отдельной картиной. Кто-то надменно смотрел на поверженного первокурсника, кто-то как бы извиняясь, кто-то просто выходил и побеждал, будто это была рутинная повседневная работа. Были так же выпускники, благодарные новичкам, за то что они сразу сдались и им не пришлось драться. Странная логика, по чему не сделать для новичков этот турнир не обязательным. Ведь совершенно ясно, что у простолюдинов нет шансов против любого аристократа одногодки, а тут идет речь о выпускниках.

На пятьдесят девятом бою свершилась сенсация. Первокурсник смог продержаться больше минуты. Оба адепта сражались на мечах. Сначала, первокурсник работал на защиту, под яростным натиском выпускника, ему не до атаки. Но постепенно он перешел в редкие контратаки, за которыми последовал уже атакующий стиль от новичка. А спустя еще минуты три-четыре он дожал выпускника и одержал победу. Тяжелую, из последних сил, но все же победу. Парень был собою горд.

Девяносто третий поединок – поединок Иры. До этого поединка еще двое парней смогли одержать победу над выпускниками. Один так же тяжело, на контратаках, но поймал пятикурсника и тот признал поражение. Второй же –с первой секунды, и до последней, вел бой первым номером и довел его до логического завершения. И вот вызвали Иру. Ее противником был парень. Пятикурсник из факультета управления. Факультет, на котором готовят будущих военных начальников. Ухмылка на лице парня, явно говорила, что он не видит в ней противника. Славянская внешность с арабскими вкраплениями. Ухмылка превосходства, но не надменности, а как у плохиша, который пользуется популярностью у девушек.

Участники турнира заняли свое место на арене, судья-маг дал команду к началу.

* * *

Я и не заметила, как сжала ладони в кулаки, и ногти впились в ладони, не до крови, но весьма чувствительно. А все из-за противника Ирины Волк. Это был Франциск де Сорго. Победитель прошлого турнира. Он не был лучшим мечником академии, но и подлых приемов знал очень много. И весьма удачно ими пользовался. Прилежный студент, неплохой человек, хотя частенько отрабатывает за нарушения дисциплины, но в бою он преображается. Ничего плохого не случится, но мне очень понравилась Ирина, и как человек, и как адептка. Тем более, что она приписана к моему факультету и по записям, именно я ее нашла. Условие ее учителя я выполнила. У нее была сложная жизнь, она о ней не рассказывает, но и без этого понятно. И бой с таким соперником, не лучшее начало учебного года и для нее и для репутации факультета. От будущих аристократов ждут только поступков их уровня, и никого не волнует,  что еще вчера Волк была обычной крестьянкой. А поступки аристократии напрямую влияют и на их окружение, и на их семьи, а в данной ситуации – факультет. Репутация – она начинается с первого действия.

Краем глаза смотрю на Азгора, никаких эмоций. Хотя нет, вот проскользнула едва заметная улыбка. Это была реакция на жест от де Сорго, который призывал Ирину нападать. У де Сорго был фламберг, который прекрасно дополнял его внешнее параметры, у Ирины был неизвестный мне меч. Оружие можно было брать из арсенала академии, или же пользоваться своим, но обязательно на оружие накладывались чары, которые предотвращали смертельные исход. Доспехами пользоваться нельзя, только форма утвержденная академией, которая имеет специальные защитные свойства и используется во время тренировок в академии.

Сближение противников, неуклюжее движение Ирины было с легкостью отбито старшим адептом, с той же улыбкой превосходства. Не похоже, что бы она владела мечем, как это описывал Брежен Дан. Перевела взгляд на ее учителя – никакой реакции, а арена взревела. Что случилось? Боязно, перевожу взгляд на средину арены и вижу Ирину за спиной у Франциска, и ее меч остановлен у шеи беспомощного противника. Она победила.

- Магистр де Андраде, это и есть ваша находка? – рядом со мной сидел магистр и глава факультета управления Брейд де Сорго, по совместительству родной дядя проигравшего выпускника.

- Да, магистр. Это она, – ответила я и заметила задумчивый взгляд собеседника на свое подопечной, покидающей Арену.

- Прекрасное владение мечем. Даже завидно, что она попала к Вам на факультет.

- Приму как комплимент. – На этом разговор закончился. На арене уже появились новые участники, а Азгор что-то писал на куске пергамента. Новый поединок его не занимал.

* * *

Я до последнего не верила, что задумка учителя сработает. И это было трудно. Не  так просто, умея пользоваться чем то, показать, что это не известный тебе инструмент. А с противником, который тебя недооценивает, справится, оказалось, проще, чем я думала.

- Девка, не слишком ли ты много на себя берешь? – услышала я, как только зашла в коридор, ведущий к зрительским местам.

- Простите, это Вы мне? – повернулась я на голос, хотя и так знала, что обращались ко мне.

- Тебе. – С вызовом сказала адептка с моего же факультета, как показывали нашивки на ее костюме. – Тут не место таким уродинам, как ты. И если я, еще раз, увижу хоть косой взгляд в его сторону, то ты не представляешь, что с тобой сделает моя семья.

Наверное, это должно было меня взбесить, но ничего у тебя не выйдет. Азгор и к этому меня готовил, он приучил, что на любое оскорбление надо отвечать, но надо думать, как и когда. И по сравнению с тем, что он мне говорил, во время тренировок, тебе еще учиться и учиться. Эмоции, вот главный противник. Поведешься на эмоции, и ты проиграла, что словесную дуэль, что поединок стали или магии. Так меня учили и так я запомнила.

- Я, думаю, не ошибусь, если скажу, что вы благородного происхождения. – На что собеседница гордо задрала подбородок, - так вот, мне говорили, что вы люди воспитанные. И правила этикета, гласят, что сначала нужно представится. Далее, когда вы сможете сформулировать свои мысли в связные предложения, мы можем продолжить разговор. Если же у Вас есть что предъявить, то по правилам академии Вы можете бросить мне вызов. На этом, прошу меня простить,  я тут ради турнира, а не ради вашей, сомнительной, компании. – Ира пошла на свое место в ложе, а неизвестная – осталась молча глотать воздух.

* * *

Турнир, на сегодня, подошел к концу, хотя были и интересные поединки, но я устал сидеть и тупо пялиться на все происходящее. После поединка Иры, начались уже равные поединки. Но после стартовой нудятины, сил на них уже не было. У меня не было, у остальных же, по моему, силы оставались еще на столько же боев. Это или мое крестьянское воспитание, или все зрители что-то употребляют. Перерыв на обед и тот не придал желания смотреть, но статус профессора обязывал. За перерыв я передал записку Диане, для Ирины.  И перекинулся несколькими фразами со своими коллегами по алхимии.

Вечер и утро я провел в привычных заботах, к котором добавилось дописывание последних штрихов по обещанной работе на экзамене зачисления меня в преподаватели.

И вот он новый день турнира. Первый свой бой Ира выиграла без проблем. Еще по вчерашнему дню, я понял, что никто ей не сможет составить конкуренцию на турнире. Разумеется, если не произойдет ничего сверхъестественного. Пол минуты, на вскидку, ей понадобилось, что бы победить своего противника. Самый быстрый бой сегодня. Дело уже к закату, но поединки не прекращаются, третий круг(поединки между 125 участниками, изначально их было 500) в самом разгаре. Приготовиться надо Ире, у нее противник впервые девушка. Ну что же посмотрим.

* * *

- Вот мы и встретились. – Довольно сказала вчерашняя незнакомка. –  Сейчас ты ответишь и за свой длинный язык, и за свое уродство, и за то, что вообще появилась на свет.

Ответить мне было нечего. Сейчас был мой третий поединок на этом турнире, и тут слова не нужны, тут нужно выиграть.

* * *

- Профессор Алкухин, Вы можете объяснить, что происходит? – спросила у меня магистр де Андраде. Этот вопрос сейчас волновал всех на арене. Я же ответ на него знал, и что бы не заржать, покинул свое место и стал в тени под стенку арены. Магистр, это заметила, и хочет получить ответ. Любопытство, страшное оружие манипуляций человеком. Дело в том, что поединок длился уже десять минут. И это было похоже на игру кошки-мышки. Кошкой была Ира, а мышкой – ее противник-девушка. Но выглядело это комично, Ира работала от защиты, вторая девушка все время пыталась атаковать, но все ее попытки заканчивались не удачей, а Ирина резко контратаковала, но каждая контратака, вместо увечий будто скользила по телу аристократки. И вот это поведение моей ученицы, вызвало вопросы и магистра.

У меня были мысли по этому поводу, но мысли к делу не пришьешь.

- Откуда же мне знать, магистр? – изобразил я величайшее удивление на своем лице. Улыбка, предательница, испоганила мою игру на оскар.

- А если серьезно? – строго глянула на меня магистр. Красивая женщина, этого у нее не отнять.

- Ну, если серьезно, то идет турнирный поединок между двумя адептками. – абсолютно серьезно ответил я. Магистр начала закипать. Нет, вот гневное лицо ей не идет.

- Профессор Ал-ку-хин, - немного шипя начала Диана, - я, как заведующая факультетом, вынуждена написать на вас жалобу, за не соблюдение субординации, на имя магистра Блойя.

- Какая досада, - сокрушенно сказал я, - и что мне теперь делать? – щенячьими глазами уставился я на нее. – Разрешите подать вам лист и перо? – как хорошо, что физика вещь постоянна, и взгляд не владеет силой гравитации. Иначе мной бы сейчас вытирали или пол, или стены.

- Вы сомневаетесь, что я это сделаю? – ехидно спросила магистр.

- Нет, что Вы. – Поднял я руки, аля «Hände hoch!»(нем. Руки вверх!). – Я не сомневаюсь в вашем умении писать, я сомневаюсь в Вашем не знании законов и обязанностей преподавательского состава на территории академии. И вот как только, Вы мне покажите строку этого документа, где мое поведение выходит за рамки, я лично напишу на себя докладную на имя ректора, ваше, и магистра Блоя.

Меня сверлили взглядом, но прекрасно понимали, что я прав, а мне же было просто скучно. В бою то ничего не изменилось за это время. Дальнейший ее поступок выбил меня из колеи.

- Вы опасный человек профессор Алкухин. Если вы не против, я бы хотела общаться с вами, на ты, как с другом, а не с коллегой.

- Ничего не имею против, Диана, – улыбнулся я ей в ответ. Этот ее поступок выбил меня из равновесия, но я ее стал уважать еще больше. Это редкое качество в людях вообще и в женщинах особенно, признавать свою неправоту в мелочах.

- Азгор, так что происходит на арене? – не отставал от своего Диана.

- Я действительно не знаю. Предположения не являются истиной, но то, что эта девушка, чем то успела насолить Ирине это факт. И это месть, точнее подготовка к ней. Остается только ждать, когда она закончит свою подготовку. – Диана прислонилась к стене рядом со мной и так же смотрела на арену.

- Это ее придел? – с любопытством спросила Диана. И внимательно ловила каждое движение Ирины.

- Конечно, нет. Среди адептов у нее нет конкурентов. Смотри внимательно, сейчас будет месть. – Этот блеск в глазах мне знаком. А как он знаком Инге, когда та пыталась что-то выкинуть, не передать.

Ирина начала ускоряться, впервые за пятнадцать минут поединка, она начала наступать. Но движения при этом никак не менялись, на второй девушке, не было ни царапины. Взмах мечем, сближение, свободная рука хватает рукав, резкое движение на себя. Проход за спиной, такое же движение за штаны. И вот ее противница стоит в нижнем белье и сапогах. Несколько секунд на понимание происходящего, и вся арена падает со смеху, а девушка со слезами убегает из арены.

- Диана, - повернул голову к своей соседке по подпиранию стенки, - донеси до своих адептов, что это не та девушка, которую стоит злить. Я ее учил отвечать на любою угрозу, и на любое унижение. И она это будет делать, у нее есть на то и причины и мотивация. Убивать она не сможет, даже если захочет, но обижать себя она не даст. А если мне глаза не изменяли, то убежавшая девушка, твоя подопечная. – О том, что ей нельзя убивать я не соврал. Во время учебы, мне пришлось быть тварью, но ничего лучшего мне в голову не пришло. Мне пришлось ее унижать за каждую реальную и выдуманную ошибку. Сначала она впала в слезы, и хотела убежать с тренировки, но я запретил ей это делать. И она не смогла не выполнить мой приказ. Позже, в нормальной обстановке я, конечно, рассказал ей причины своего поведения, и мы смогли поговорить. И по ее словам я понял, что мой прямой приказ она не может проигнорировать. Что внутри нее этому противоречит. Мне стыдно за это, но лучше так…

- Кого ты из нее делаешь? – с опаской спросила магистр.

- Человека.

На поединке Иры, второй турнирный день закончился. Третий круг не дошел к концу. Примерно ¾ боев из этого раунда успело закончится. Третий день монотонно интересным: с четвертого круга поединки уже были подинамичнее и по зрелищнее, но уже на десятом они надоели. Всех учили по единой системе, и по неясной мне причине, большинство отказывалось думать логически, а поступало так, как им это вбили в головы. А смотреть на движение фигурок, движения которых ты заранее знаешь, быстро надоедает, хоть эти фигурки и показывают что-то интересное. Таким же днем оказался и четвертый, скучно монотонным. И как я и ожидал, Ира оказалась в финале, не получив ни единой царапины при поединках и не затратив на них более минуты, не считая мести неизвестно адептке. Вторым финалистом был парень из четвертого курса, который дошел к финалу куда сложнее, но дошел именно потому, что головой думал, а не действовал шаблонно.

И вот он первый круг среди преподавателей. Тут было на что посмотреть, разные школы, разные стили и подходы. Интересно. Несколько моментов даже взял на заметку: они были сырыми, но у меня были мысли, как их доработать. Мой поединок, был одним из первых. К моему удивлению, моим противником в первом же круге была Диана. Или она что-то напутала, когда говорила о прошлогоднем победителе, или что-то нашаманила, и мне резко сменили противника. В любом случае, мне это только на руку.

Оружием против Дианы, я выбрал шест. Обычный, шест. Бес всяких секретов и прочего. Шест, который я позаимствовал у академии, согласно правилам турнира.

Три минуты боя –  пять потерь меча со стороны Дианы. После каждого раза, я давал ей возможность поднять меч и продолжить бой. После пятого раза она уже была не в состоянии держать меч и признала свое поражение. Я приблизился к ней и поклонился со словами:

- Спасибо, что дали мне победить! – она естественно не поняла этого жеста, а мне он очень нравился, но раньше не было возможности его использовать. Выпрямившись, я тихо, что бы слышала только она, и минимально шевеля, губами добавил, - Нужно поговорить. Будешь готова, подходи.

Диана не заставила себя ждать, и нашла меня через четверть часа. Поговорить нам удалось только на обеденном перерыве. Знакомится с окружающими людьми я не хотел, а за столами коллег по алхимии уже не было мест, по тому я обедал в одиночестве.

- Можно? – спросила Диана, держа в руках поднос с едой.

- Да, конечно. – по привычке с Ирой, я встал, отодвинул для Дианы стул и помог сесть. Ее удивило такое поведение, но все слова оставила при себе.

- По чему, ты меня унизил? – спросила она это тихо и без жестов руками, но в голове чувствовалась и обида и злость.

- Ты уверена, что это твой вопрос, а не вопрос эмоций? – продолжая неспешно поглощать греческий салат, только с местным набором ингредиентов.

- Что ты имеешь в виду? – не поняла она вопрос, это было видно.

- Вижу, не понимаешь, тогда кушай и слушай. Знаю, что это не культурно, меня это не беспокоит. У тебя проблема с левой рукой, что-то доказывать у меня нет желания. Да и твои глаза говорят, что ты об этом тоже знаешь. Лишний раз драться мне не хочется, я не люблю драки. По тому пришлось провести обещанный тебе поединок и победить так, что бы ты поняла, в чем твоя проблема. Но ты этого не поняла, по тому постараюсь рассказать. Ты уронила меч пять раз, по той причине, что получила пять ударов в одну и туже точку на руке. При нормальных обстоятельствах, ни удар, ни его сила, не привели бы к такому результату. И ты, как маг жизни, должна это знать лучше меня. Но проблема есть, и ты ее не смогла устранить, а значит, причина не решается магически. Магически не решаются несколько проблем, самыми распространенные это проклятия от мага сильнее, чем маг жизни или же банальный яд. Первый вариант отпадает, по понятным причинам, остается только яд. Вывод, из-за этой проблемы ты проиграла мне, и по этой же причине, ты не можешь пользоваться всеми возможностями меча. Еще вопросы есть? – теперь была моя очередь спокойно кушать. Диана же медленно воспринимала услышанное, и употребленное в пищу.

- Ты прав, прости. Это действительно был вопрос эмоций. – грустно заключила она. – Ты можешь мне помочь? Я слышала от твоих коллег, что ты сильнейший алхимик за последнее пару столетий. Ты можешь вывести яд?

- Мои коллеги ошибаются. А помочь? Не знаю… Я могу обещать попробовать, но это не значит, что у меня все получится. Надеюсь, ты понимаешь смысл сказанного.

- Что тебе для этого нужного? – по-детски, как тогда на постоялом дворе, - спросила она с радостью и надеждой в глазах.

- История, как все произошло и что было сделано до и после. Желательно в письменном виде, ибо память у меня так себе, а тут важны детали. Ну и разумеется финансирование, если я найду способ решения.

- Это понятно. История уже готова, в моей семье такие вещи записываются сразу. Что ты требуешь за работу? – абсолютно серьезно, как и подобает, аристократам нанимателям спросила она.

- Ничего.

- Так не бывает. Опять твои шуточки? – начала злиться Диана.

- Ты стала другом и советником моей ученице, этого более чем достаточно.

- Но я так не могу, так не принято. – у нее не вкладывалось в голове, что может быть и так.

- Что ж, тогда давай так, я тебе предлагаю работу взамен на мою. Я хотел найти Ирине учителя для обучения всех тонкостей высшего света: макияж, одежда, танцы, манеры, речь, политические веяния и так далее. Платить будет она, но вот посоветовать учителя или стать одним из них можешь и ты. Такой вариант подойдет?

- Половину из того, что ты перечислил у нее и так будет в академии, с остальным я помогу, – после короткой паузы успокоилась Диана.

- Вот и отлично. Жду историю болезни.

- Спасибо.

-  Пока что не за что.

- За бой, спасибо. – Улыбнулась она, и пошла уносить поднос с едой.

Второй бой меня ждал сразу после обеда. Я вышел на бой с тем же шестом. Судья дал звук для старта, и вместо того, что бы ринуться на противника. Я поднял руки вверх и сказал:

- Я признаю свое поражение.

* * *

- Мы внимательно Вас слушаем, профессор Алкухин. – В комнате присутствовало семь человек, со мной включительно. Кто эти люди, я знал, но персонально я был знаком только с магистрами де Андраде и Блойем. Остальные присутствующее – это три главы остальных факультетов и ректор. Дело происходило в тот же день, после ужина. Меня, что называется, вызвали на ковер. Видите ли, руководству не понравилось, что я отказался от поединка и сдался без уважительных причин. Все дырявили меня взглядом, и у каждого был взгляд разный: у кого резьба крупнее, у кого взгляд длиннее, кто-то взгляд нагревал в доменной печи. – Молчите? – Да, ко мне обращался именно ректор – магистр Иван ар Дрогмар.

- Ректор, - спокойно и уважительно ответил я, - а что вы хотите от меня услышать? Вы меня извините, но Вы меня вызвали, а не я пришел, и причины этого я до сих пор не понимаю.

- Да как вы смеете? – взревел худой, но длинный, именно длинный, а не высокий, дедулька. Имени его я не знал, но он был некромантом и главой факультета стихийной магии. Где тут логика я не знаю, но ситуация была такова. Что он взревел, как раз логично, все некроманты вспыльчивые личности. Эту, а так же много другой информацию о магах, я узнал из книг, которые читал все это время о магии. И вот сейчас, а так же за разговором с Дианой о ее руке, все начало приносить результаты. – Мы кому рассказывали, последнее пять минут, о вашем позоре? И вы делаете вид, что ничего не слышали? Вы опозорились на все пять королевств, как трус. Но это еще бы ладно, так вы своим поступком опозорили заведующего кафедры Алхимии, как своего прямого начальника и главу факультета Магии Жизни, как факультет, куда входит ваша кафедра и конечно саму академию с ее ректором. И вы еще смеете выражать непонимание? – интересно, а если у него глаза выпрыгнут из глазниц,      можно их попробовать в качестве ингредиентов в алхимии. И можно ли с помощью магии их потом вырастить по новой?

- Что ж, господа и дама, – я решил все это заканчивать. Мне уже надоела эта длинная истеричка в мужском теле. Пучит глаза, он конечно забавно, но всему есть предел. – Постараюсь ответить на ваши претензии. Первое, мое решение не драться это только мое решение и ни кого оно касается, ни из здесь присутствующих, ни из здесь отсутствующих. Молчать! – рявкнул я на некроманта, который уже раскрыл рот. – Магистр, я Вас слушал молча, теперь будьте добры соблюдать правила приличия и этикета. – Далее, если вы не видите или не понимаете причины моих действий, это только ваши трудности, я не обязан кому-то что-то объяснять. Следующий момент, я – трус. Если кто-то из вас, хотел этим меня оскорбить, то огорчу вас, мне абсолютно все равно, что вы думаете обо мне. Вызывать вас на дуэль я не буду, мне это не интересно, моя задача – учить людей алхимии. Меня больше интересует, почему вы, уважаемые магистры, поддались стадному инстинкту толпы и позвали меня сюда? Слово трус тут уже прозвучало, а почему не начали улюлюкать и свистеть в мой адрес? Может, прежде чем поддаваться стаду, нужно немного головой подумать? Ладно, адепты, они еще только начинают видеть жизнь, с большинством аристократов тоже все понятно – у них жизни, которая требует хлеба и зрелищ и создавать видимость управления, но вы люди интеллектуальные и ученые, а все туда же. По этому, если у вас нет конкретной причины, по которой я тут уже четверть часа трачу свое время, я бы хотел пойти и отдохнуть. У меня много работы, а времени мало. – Пауза, не затяжная, но как-то так совпало, что все будто не дышали, и тишина была очень громкой. Между собой переглянулись некромант и представители факультета управления и общих наук. Моему начальству было пофиг, я бы даже сказал, что они пытались удержать улыбки в себе. Ректору, ведать было пофиг, на происходящее, всего вопросы до этого были лишь для проформы, а сейчас и вовсе он отдыхал душой после моей пламенной речи. Зачем меня было вызывать?

- Не много ли Вы о себе возомнили, молодой человек? – подал голос управленец. – Грубить совету академии, не лучший поступок.

- Магистр, приведите мне пример, где я нагрубил хоть одному из присутствующих? – улыбнулся я в ответ.

- Вы нас назвали глупцами. Это, по вашему, не оскорбление? – быстро нашелся он, как ему казалось.

- На столе есть кристалл иллюзии, который записывал весь наш разговор. Если вы там найдете хоть похожее на «глупец» слово, то я признаю это и извинюсь перед вами лично хоть и в присутствии всей арены зрителей. Но вы его там не найдете, и вы и я об этом знаем. Следуя вашей логике, я лишь упомянул о нелогичности ваших действий по отношению ко мне, и задал вопрос, но никак не обвинил. А вот вы, оскорбили меня трусом, и это мы тоже найдем на кристалле. А в законах академии нет разделения по правам и обязанностям ни между обычным преподавателем, ни ректором, если нет осадного положения у академии. Повторю вопрос, какова причина того, что вы тратите мое время коллеги? – управленец понял, что ничего он не может сделать, официальными методами.

- Мы назначаем Вам дополнительные занятия по манерам и фехтованию. – После минутной паузы выдал некромант. Минуту они что-то обсуждали, вернее неизменная троица что-то говорила между собой, а Диана и ректор лишь слушали, не вмешиваясь. – Вы свободны.

- У Вас нет на это прав. – Откровенно и с вызовом улыбнулся я ему в лицо. – И если мне, человеку без году неделю тут живущим, приходится это напоминать магистрам, то вам следует перечитать устав академии. По вашему случаю я коротко отвечу. Совет академии имеет право назначить дополнительные занятия в качестве наказания только для адепта и только в случае серьезного проступка. На этом, прошу меня простить. – Я развернулся и ушел. Мне было, что еще сказать, но я сдержал это внутри себя, пусть потом будет сюрприз.

- Профессор Алкухин, задержитесь, – это уже ректор. – Подождите за дверью, я бы хотел с вами поговорить персонально. Магистр Блой, вы свободны.

Мы оба вышли за дверь.

- Поздравляю, ты нажил себе врагов. Или врага, тут я не знаю. – Грустно улыбнулся мой шеф.

- Пока есть враги, друзья и проблемы – я чувствую себя живым. – Ответил я, ну не мог я ему сказать, что шел на конфликт специально. Надеюсь, я не сделал ошибку.

- Ну как знаешь. Но ты молодец. Достойно заткнул этих… - кивнул головой в сторону двери. – Давно я не видел их в таком накаленном состоянии. Чуть не заржал, при твоих словах о стаде. Мне даже показалось, что ты хотел что-то добавить, но в последний момент удержался?

- Не показалось, – ответил я, и пригласительным жестом попросил подставить ухо и тихо сказал – стадом баранов.

-  Да, хорошо, что сдержался, – во весь рот улыбался магистр. - Такие люди мне нужны на кафедре. Чем смогу помогу, обращайся. – Мы пожали друг другу руки и попрощались.

Простоял я под дверью минут десять, прежде чем от туда вышли три магистра. Дианы среди них не было. Шли они молча, как будто меня и нет, но каждый посчитал своим долго наградить меня яростным взглядом. Диана не выходила от ректора, значит, мне стоит еще ждать. Как же задолбало. Я бы уже довел до ума отчет для кафедры, так нет.

* * *

- Что ты думаешь о новом преподавателе алхимии? – спросил ректор у внучки.

- Первое впечатление хорошее, а как оно будет дальше, не знаю. – Беззаботно ответила Диана.

- Он тебе понравился?! – усмехнулся старик,  как улыбаются взрослые, когда знают тайну ребенка, по мнению которого – это сверхтайна и никому не положено ее знать.

Диана зарумянилась от этих слов. Дед ее не осуждал, но ей было не по себе. И возразить было не чего, он знал ее лучше, чем кто либо. Так часто бывало, что дед говорил то, чего она еще сама не осознавала. Сначала злилась на него, а потом просто приняла как должное.

- Не знаю, – честно ответила она, - он мне точно не отвратителен, как остальные ухажеры. Он и не ухаживает, но что-то в нем притягивает. – Она запнулась на минуту. – Он пообещал попробовать помочь мне с рукой. – Говоря последнее предложение, Диана внимательно следила за реакцией деда. Но ничего не увидела.

- Ты ему рассказала о своей руке? – удивился дед. Это была тема, о которой Диана не сильно распространялась даже с любимым дедом, а тут человек, которого она знает несколько дней.

- Нет. Он сам это понял. Его слова звучали более чем логично. И это меня пугает. Он не похожий на плохого человека, но все равно боязно… Я пообещала ему «историю болезни», он это так назвал. Он ничего не гарантировал, но пообещал, что попробует помочь, если это будет в его силах, но для этого ему надо понимать, что случилось в подробностях. Хотела с тобой посоветоваться, стоит ли ему доверять?

Дед задумался. Его губы беззвучно шевелились, веки были прикрыты.

- Его учителем был Ролан Алкухин, мой старинный друг. Он бы в жизни не взял себе в ученики человека, не отвечающего его взглядам на жизнь. Но он его еще и взял в род, что очень о многом говорит. Поверь, Алкухин, не стают просто так. Будь хоть подозрение на его нечестность, Ролан бы его сам отравил, и растворил в реагентах, что бы никто не нашел и следа. Я сомневаюсь, что Азгор знает, но у Ролана есть привычка всех кормить зельем правды, а против этого даже ментальная магия бессильная. Его бумаги я лично смотрел, они подлинные. Так что в том, что он по твою душу я сильно сомневаюсь, во всем остальном – смотри сама. Ты сама должна понять, готова ли доверить свои тайны другому человеку. Одно я знаю точно, его учитель самый сильный алхимик, что мне известный, а результаты самого Азгора на экзамене говорят, что он не менее гениальный, чем его учитель.

- Спасибо, деда. - Подбежала Диана к деду и поцеловала его в щеку.

- Позови Азгора, а сама ступай. Мне с ним еще надо переговорить. Думаю, он заждался под дверьми.

* * *

- Ира, можно войти?

- Да, магистр. Входите. – Иру немного удивил столь поздний визит наставницы и подруги в одном лице, но она была рада ее компании. Азгор, не может быть возле нее, как это было раньше. И она это понимала. А соседки, как не странно, у нее до сих пор не было.

- Ты по чему не спишь? – спросила магистр, усевшись на кровать отсутствующей соседки. – Волнуешься пред финалом?

Ира вспомнила частые слова Азгора, о том что логика заблудилась. Прийти среди ночи и спросить – по чему не спишь. Но говорить ничего не стала на этот счет.

- Волнуюсь. Но не сплю скорее из-за привычки. Последний месяц тренировок приучил к другому ритму жизни, и вот сейчас стало все на места, а тело не поняло еще этого. – причины отсутствия сна были связаны и с волнением, и ритмом жизни, и с изменениями, и со всем прочим. Но главная причина была названа честно.

- Я хотела спросить… – немного запнулась Диана

- По чему Азгор сдал бой? – догадалась Ира. Диана лишь молча кивнула.

- Не знаю. Это очень сложно, слушать шепотки или громкие разговоры, где его обвиняют в трусости. Но ничего делать нельзя, учитель запретил. В одном я уверена точно, его цель была именно в проигрыше.

- Но как так? – не понимала Диана, - выиграть турнир это престижно, это возможность познакомится с влиятельными людьми, это денежный приз, в конце концов. – Другое воспитание, умноженное на аристократическую кровь и вот он взгляд на жизнь.

- Не знаю, как тебе это объяснить. Но он мне сказал: «В турнире главное добиться поставленной цели». Я не уверена, что он имел в виду турнир, как состязание, но я это запомнила. И завтра, я его выиграю, это моя цель. Цели учителя – мне не известны, но он их достигнет, я уверена. Весь мир может стать против него, его могут все обвинять в чем угодно, я не поверю ни во что, пока он сам этого не подтвердит. Диана, а можно спросить?

- Да, разумеется. – Слова Ирины она запомнила, а обдумает уже в более спокойной обстановке.

- Где моя соседка? Ты, кажется, говорила, что я не сама буду жить. – раз есть возможность, то нужно спросить. Так посчитала Ира и сразу задала вопрос.

- У нее небольшие проблемы со здоровьем, думаю, завтра вы уже познакомитесь.

- Вот как. Было бы неплохо. – Обрадовалась Ира. Новые люди немного ее пугали, но быть одной в четырех стенах было еще тяжелее.

- Вот еще что. Вам уже выдали расписание занятий. Но учти, у тебя будут еще занятия. Азгор лично о них просил. Заниматься будешь со мной. Подробнее об этом поговорим послезавтра вечером. А теперь, все таки, ложись спать – я и так тебя задержала.

- Все нормально Диана. Я была рада беседе. Спокойной ночи.

- Спокойно ночи.

* * *

Турнир подошел к концу. Он оставил у меня двойственные ощущения, вроде и интересное что-то видел, а вроде и скучно было. Финалы прошли быстро и медленно. Ира победила быстро, что было ожидаемо. А финалисты-преподаватели, явно работали еще и на публику, хотя от этого бой не сильно потерял в качестве, но вот по времени мог и побыстрее быть. Церемония награждения прошла на той же арене. Награждали только победителей, никаких вторых и прочих мест не было, к моему удивлению. Денежная сумма была одинакова для победителей, она была равна годовой стоимости обучения для адепта, сто пятьдесят золотых. Для победителя преподавателя, так же был выкован меч. Хороший меч или бутафорский, я не смог понять, далеко стоял, меч с ножен не вынимал победитель, да и пофиг была, если честно. Да, турнир выиграл, как не странно, инструктор по фехтованию. Ире, второй награды не полагалось, но за то что она все бои выиграла очень быстро, ей разрешили не посещать занятия фехтования, а тренировать по индивидуальной программе. Забегая вперед, я ей не разрешил воспользоваться этой блажью. Единственное что посоветовал, это тренироваться со старшими курсами, по возможности.

И вот настал вечер. Бал. Никакого маскарада. Жители академии и дворяне, при том далеко не все. Не знаю по чему, но если на турнир был более менее свободный доступ, то на бал существовали неизвестные мне критерии для аристократов. Откровенно скажу, я не знал, что делать на балу. Танцевать я не умел, хотя думаю, что надо бы этому научиться. Находился я в компании алхимиков. Ну как находился, просто стоял рядом, периодически потягивая вино. Этот коллектив мне нравился, приятные люди. Если честно, то я уже намеревался уйти из бала. Короли на бал не остались, по тому ждать ничего не нужно. Галочку в списке выполненных дел, я так же получил.

- Профессор Алкухин, не пригласите даму на танец? – голос знакомый, но я не узнал его обладательницу. Просто повернулся лицом к женщине.

- Мы знакомы? – вежливо улыбнулся я знакомой незнакомке.

- Графиня Лейра де Труа. – улыбнулась корень Ордена Леса. И грациозно выполнила книксен.

- Азгор Алкухин, - представился я и поцеловал руку графини, -  к Вашим услугам, но танцую я плохо, точнее совсем никакой.

* * *

Среди адептов, Ирина пользовалась популярностью в этот вечер. Победительница турнира, рекордсменка по скорости побед, если не учитывать отказ от боя. Сначала неуверенно, но потом все смелее, она соглашалась на танцы, общалась, смеялась, знакомилась. Много уже комплиментов было сказано ей, но разумеется, были и завистники, точнее завистницы, куда же без них. Она периодически смотрела на Азгора, он не был так популярен как она и не был так весел, но и изменить ничего нельзя. Это единственное что ее огорчало в этот вечер.

- Разрешите пригласить Вас на танец? – она знала этого молодого человека, но из последней встречи он сильно изменился.

- Разрешаю.

Танец шел своим чередом. И у Ирины и у ее партнера не было возможности танцевать в последнее время, но навыки, полученные давно, не могу быть утеряны полностью. Танцевали они молча, лишь изредка, ловя взгляды друг друга. Девушка думала о том, как бы молодой человек не нарушил планов Азгора, своим появлением, а он думал, как себя вести дальше. Одно дело танцевать и другое дело вести беседу, особенно зная возможные последствия от ее учителя. При всем при этом, притвориться незнакомым, он не мог. Танец подошел к концу.

- Стеффан, не ожидала Вас здесь увидеть.

- Если честно, то я и сам не ожидал себя здесь увидеть. Должен был идти брат, но у него какие-то новые договора нужно заключать, и пришлось мне. – Говорил он это немного устало. Он чувствовал себя немного не в своей тарелке. Старший брат наверняка бы уже завел пару новых знакомств, ему же все это было чуждо. – Я видел ваши поединки, впечатляющее достижения. Ведь я помню как Вы начинали всему этому обучаться. Поздравляю Вас с победой.

- Спасибо. – Ира немного покраснела и от похвалы и от танца.

- Но скажите, по чему Ваш учитель… - договорить он не успел.

- Ни слова больше. На то были причины, правда, неизвестные мне. И не говорите никому, что мы с ним знакомы. Могу я просить Вас об этом? – Ира сильно боялась, что Стеффан лишь посмеется над ее девичьими страхами.

- Даю слово. – уверенно и серьезно ответил он. Спрашивать причин  он не стал, было любопытно, но он знал, когда можно спрашивать, а когда не стоит.

- Так как вы тут оказались? – спросила Ира интересующий ее вопрос. И поспешно добавила. – Извините, если я лезу не в свое дело.

- Никакой тайны тут нет. Благодаря Вам наша семья получили свои старые права. Но одно дело получить имя, а вот репутацию – нужно нарабатывать. И мой визит тут, это благодарность принца. Таким образом, его семья показывает свое отношение к нам.

- Я рада за Вас. – Ирина была искренне рада за Стеффана, а не за его семью. Несмотря на их первое знакомство, человеком он оказался хорошим.

- Спасибо за танец. – как и полагается аристократу он поцеловал руку даме. – Прошу меня простить, но мне нужно уходить. Как бы я того не хотел, а с несколькими людьми мне нужно поговорить.

- И Вам спасибо.

Стеффан привел девушку на тоже место, откуда ее забрал и направился по своим делам. Но не успел он отойти далеко, как его кто-то остановил. Вежливо, но настойчиво.

- Извините, - это был молодой парень, немного подвыпивши. Явно не адепт академии. – А вы не представите меня своей знакомой?

- Знакомой? – не понял парень ничего. Кто это? О ком он спрашивает.

- Ну да, с чемпионкой турнира. Я бы не против с ней провести ночку. Ты же из благородных должен понимать. Тебя то она отшила, без обид. – вежливость как рукой смыло. Нахальный и пьяный. Стеффан понял намерения незнакомца, но при его наглости, такой способ знакомства не вкладывался в голову. Но беспокоило его не незнакомец, при мастерстве Ирины, она его на салат настругает и не заметит. Его беспокоило прошлое. Он вспомнил свое наглое и пьяное поведение при первой встрече с Ириной. Ему было стыдно за свой поступок уже на следующий день, но вот чувство омерзения к самому себя пришло только при встрече молодого дурака.

- Слушай сюда внимательно. Молись всем богам, что бы эти слова, не дошли к самой чемпионке.  И молись королям и демонам, что бы даже намека на твое желание не узнал ее учитель. Поверь, быть нарезанным на салат от нее, ничто, в сравнении с тем, что тебя будет ждать, если он придет по твою тушку. А сейчас… - Стеффан хотел бросить вызов на дуэль этому пьяному хаму. По его мнению, это лучшее, чем он мог отплатить незнакомцу, за осознания своего поступка. Альтернативная плата от кого-то из пары «учитель-ученица» даже представить страшно, – прошу меня простить. Я спешу. – Мнение свое он менял. За спиной у незнакомца он увидел того, с кем хотел бы поговорить, хотя и боялся этого разговора. Но взгляд явно говорил, что местная пьянь не будет убита, разговоры сейчас не уместны, а поступок Стеффана запомнили. Азгор вернулся в зал.

* * *

- Я Вас научу. – Мило улыбнулась Лейра.

И действительно научила. Танец оказался не сложным. Шаг вперед, два назад, три притопа, два прихлопа. Под конец танца я уже выучил все движения, но еще нуждался в руководстве в последовательности их использования. Я всегда считал, что я и танцы понятия из разных плоскостей, и хотя один танец не сменил мое мнение, но надежду поселили – я не безнадежен. По просьбе партнерши, мы вышли в вечерний сад.

Сад был довольно любопытным, тут находились беседки с возможностью подняться в воздух, таким образом, гарантируя уединение.

- Вас наверное удивляет причина моего интереса к Вам. – Начала графиня свою партию в театре двух актеров и множества зрителей, как видимых, так и любопытных.

- Да. Вы правы. Хотелось бы понять, чем моя персона вызвала интерес к такой высокопоставленной личности. – поведение графини было более чем логично, я и сам бы пошел таким путем, по тому с удовольствием поддержал игру.

- Как оказалось, у нас с Вами есть общий знакомый. И он мне рекомендовал Вас, как неплохого специалиста в алхимии. – это сейчас камень в мой огород, мол ты умолчал об этом и еще и сделал все по своему? Если это так, то мне пофиг. Но их информированность в который раз меня заставляет отдать им должное. На этих словах мы сели внутри беседки, и Лейра привела механизм артефакт в действие, мы поднялись немного над землей. – В этой бумаге хранится вся информация о моей просьбе.

Мне был протянут обычный запечатанный конверт, довольно плотный. На нем была печать ордена, знакомая по документам с этого задания. Внутри было пять листов полностью заполнены текстом. Я принялся читать. Меня проклинали, обвиняли и грозились спустить шкуру и все в таком роде. И все это по тому, что я не сделал все так как они говорили, и пошел на преподавателя алхимии. Потом столько же ругани и текста было на предмет того, что я сдал бой. Для воинов Ордена леса не приемлемо отказаться от боя, они не убегают от боя никогда. И после всего этого двумя предложениями высказали свое поздравление и довольство от того, что первую часть своего задания, поступление, я выполнил успешно. Пять минут времени пропали бесследно. Можно было и не читать. Когда только успели  написать все это, бой, то был только два дня назад. Это все мысли, что у меня появились от прочитанного, и я так думаю, это не те мысли, на которые должно было меня сподвигнуть это письмо.

Так же уведомили, что если раньше была точная уверенность, что обо никто не знает, то сейчас такой уверенности нет, а потому мне надо быть еще более бдительным. Заметили не здравое исчезновение людей. И судя по содержимому бумаг, пропадать люди начали не вчера, вот только заинтересовался орден этим буквально на днях, так как смог это сложить в общую картинку. Власти же мест, где пропали люди, игнорируют все это. «Крестьяне всегда пропадают, и тут нет ничего удивительно, а потом через какое-то время возвращаются».

Ну и как финал, среди листов бумаги был заказ на большое количество простеньких зелий исцеляющего действия и противоядия.

- Вы думаете, у меня будет время на такой большой заказ, при моих то обязанностях? – я понимал, что тупой развод и это меня сильно бесило. Не ожидал от своих же коллег по ремеслу такой подставы.

- Я понимаю. Работа у вас сложная и ее много, но в таком деликатном вопросе я могу воспользоваться лишь надежными связями. И я доверяю нашему общему знакомому. Другого человека, который бы мог мне помочь, у меня нет. Вся надежда только на вас. Я щедро заплачу, будьте уверены.– Вот актриса погорелого театра. И конечно заплатишь, куда ты денешься.

- Только из уважения к просьбе женщины необычайной красоты, я выполню этот заказ. Думаю, за три днеса все будет готово. Список необходимого, я сейчас напишу. Оплату я с Вас возьму, но советую взять не со своего кармана, а с кармана общего знакомого. Ему я счет так же предоставлю, можете передать ему это при следующей встрече.– Твою мать, ну где вы взялись с этими заказами. Две недели нужно потратить на это варево и неделька про запас. И придется их тратить сходу, пока еще не занялся истинным делом. – Как только предоставите все необходимое, я начну работу.

Тут я тоже взял привычку носить всегда с собой пишущие принадлежности. И вот они пригодились. Хорошо, что это не чернила с пером, хоть тут будет легче. Лейра ознакомилась с переданным составом. Прочитала и уставилась на меня с недоуменным взглядом. Ага, ожидала ведать гневных тирад в письменной форме или что-то подобного, вот уж фигушки.

- С Вашего позволения графиня, я бы хотел вернуться на бал. Жду Вас вместе с ингредиентами. И не забудьтесь о таре для всего. – разговор был окончен. Она была в удивлена, ведать такого окончания не ожидала. Я был зол, не люблю когда мной манипулируют, и не важно стоит мне это чего-то или нет. Приведенный в действие артефакт опустил беседку на землю. И я не дожидаясь «отмерзания» Лейры, вернулся на бал.

Не успел я вернутся, как стал свидетелем любопытного разговора. И лишь к концу которого, я узнал одного из говоривших. Стефан. Вот кого не ожидал тут увидеть. Слишком много новых старых знакомых на этом празднике, и разговор один меня уже озадачил, второй не был готов затевать. Прибить второго собеседника хотелось, но не столько за слова, а по сумме общей тенденции вечера. Но нельзя этого делать, я лишь благодарно кивнул ему за то что предупредил барана. Только сомневаюсь, что он понял Стеффана, но ничего, у дураков наука медленная, но критическая. Ира была в порядке, в компании новых друзей и недругов. Надеюсь, она успеет разобраться кто есть кто.

- Профессор, тут дошли слухи, что вы дарите желающим дамам танец. Мне подарите? Или к Вам нужно предварительно записаться? – Диана. Ну кто бы еще стал такое мне говорить. Для остальных, и говорить со мной недостойно,  как я понял.

- Дарю, взамен на обучение самого танца. Но в Вашем случае, магистр де Андраде, я потребую обучить меня и этому танцу, и остальных в режиме частных занятий. Согласны, на такую плату? – действительно надо учить танцы, тут это очень важный культурный этап. Да и танцы не настолько пристреленные, как в старом мире. Я уже местами не мог отличить танец, от дерганий человека, которого бьет ток.

- Согласна, - покладисто ответила она, кладя свою ладошку в протянутую мной руку, - но как бы Вы потом не пожалели. Пощады не будет и жалобы не принимаются. – Категорически подбила она итог.

- Принимается. – И мы пошли танцевать. Этот танец был сложнее предыдущего, но местами похожий. Так что выучил движения я тут тоже быстро, но вот последовательность я так же не мог запомнить.

До конца вечера, я так и провел в компании Дианы, точнее она провела вечер в моей компании. Благодаря ей, я еще несколько танцев разучил. Немного улучшилось настроение. Так что я был ей благодарен за это. Даже закрались крамольные мысли другой плоскости, но всему свое время.

Глава 6. Первый день в новой роли

- Коллеги, я бы хотел внести изменения в наше распределение учеников среди преподавателей. – Начал некромант, на утреннем собрании совета преподавателей в который входили те же люди, что и были на заседании в честь Азгора.

- Магистр Грай, помнится, именно вы настаивали на текущем положении студентов относительно ответственных за них, что изменилось? – Спросил ректор у некроманта.

- Как вы помните, за время турнира, один из преподавателей, - последнее слово он выделил с призрением, - показал себя не лучшим образом. И я думаю, назначенные на его ответственность студенты, слишком большая и не посильная для него. – весь текст сочился призрением. Именно призрением, не ядом или сарказмом.

- Магистр де Андраде, что вы скажете по этому поводу, это подчиненный вашего факультета. – обратился ректор к внучке.

Прежде чем ответить, Диана нашла стопку листов и нашла список адептов, за которых ответственный Алкухин. Так как она была самой молодой среди магистров, на ней были обязанности секретаря в подобных делах, и все бумаги были у нее. Там было написано пять человек.

- Лично я против изменений. Но если магистр Грай, найдет преподавателей, которые согласятся взять на себя больше адептов, чем прописано в их договорах, то возражать не буду. Разумеется, это все при условии, что сами адепты откажутся от такого куратора.

Грай хотел съязвить о симпатии Дианы к новому профессору, но она ответила так, что он чуть не поперхнулся от застрявшего слова в горле. Она все аргументировала, и ему не было к чему придраться. Этого его всегда бесило, как бы он не хотел придраться к молодой заведующей факультетом, но не мог признать, что она всегда поступала логично и аргументировано.

- Одного из студентов я возьму лично в нагрузку, - морщась, сказал он. Он не любил заниматься адептами сверх положенного, но и отдавать студентов своего факультета в подчинение того, кого он презирал и ненавидел, не мог. – Я уверен, что он согласится. А по остальным, нужно говорить с преподавателями.

- Что ж, я поговорю сейчас и с адептами, и с профессором. Если кто-то из адептов даст свое одобрение, то Вы лично будете искать им новых кураторов, до тех пор, они будут под его руководством. – Грай удовлетворительно кивнул. Несмотря на его нелюбовь к занятиям сверх меры с адептами, количество адептов у куратора было показатель популярности преподавателя. По тому и переход между преподавателями адептов вполне нормальное явление, при условии, что адепт сумеет договориться ос всеми. И вот она начал лишать ненавистного выскочку адептов и тем самым сможет его унизить еще больше. А причиной всему был не сам Азгор, а его учитель алхимии, лучший друг ректора и главный враг некроманта, что в бытность адептов, что во времена, когда они оба преподавали в этой академии.

* * *

- Приветствую Вас, адепты. Все, что я хотел вам сообщить вам я сделал на открытии турнира. По тому сейчас к делу. – это был большой зал, где вместились около полутора сотни человек, часть преподавательского состава и весь первый курс. – Магистр де Андраде сейчас, сейчас будет зачитывать имя преподавателя и перечень адептов, закрепленных за ним. Подходим к нему и покидаем зал, через два часа у вас всех начнутся занятия, по тому это время у вас на знакомство с людьми, к которым вы можете обращаться с проблемами. Магистр, - повернулся ректор к Диане, - начинайте.

И Диана начала читать фамилии, сначала преподавателя потом адептов и они дружно покидали аудиторию. Последними из оставшихся были пять адептов, и Азгор. Своих адептов, Диана отправила в указанную аудиторию, среди них была и Ира. Жестом Диана дала понять, что дальнейшую беседу предоставляет вести некроманту.

- Адепты, - начал Грай, - вы были закреплены за куратором Алкухин. Но мы посовещались и решили, что профессору Алкухину, как самому молодому, за последнее столетие, может быть, слишком сложно заниматься и обучением, и вами, по тому вам предоставляется возможность сменить куратора, если вы желаете. Если вы дадите согласие на смену куратора, мы  начнем вам его искать. До тех же пор, Вы будете курироваться профессором Алкухином. – Я так понимаю, что это сейчас сказали, он фигня как куратор, хоть бы с преподавательством справился без проблем, по тому детки валите от него. Логика такого действия мне была не ясна. На меня же он смотрел с превосходством, типа вот как я тебя, вот только я догнать не мог его логики. Надеюсь, ректор или Диана мне сможет втолковать проблему его радости.

- Я бы хотел сменить куратора, - сказал парнишка, вставая с места.

- Я бы тоже хотел сменить куратора, - немного неуверенно, сказал еще один парень. Даже, как то, извиняющейся, на меня посмотрел.

- Я отказываюсь менять куратора, – сказала девушка, со знакомыми чертами лица. Но я не помню, что встречался с ней.

- Я отказываюсь менять куратора, - почти синхронно ответили оставшееся девушка и парень, посмотрев на предыдущую девушку.

Судя по всему, не это реакции ожидал некромант, но он мог только воздух глотать от возмущения.

- Вашим новым куратором буду я, – собрался с мыслями некромант, обратился к первому, кто отказался от меня. Какое несчастье. – Вам, обратился он ко второму, сегодня же займусь поиском куратора, но пока что придется быть под началом профессора. – На остальных он лишь посмотрел с призрением.

- Профессор Алкухин, вот и ваши подопечные, у вас осталось полчаса. Потом вы обязаны их отпустить на занятия, да и у вас первое занятие. После занятий они в вашем распоряжении на два часа. За это время вы помогаете им в решении их проблем, а они – вам в ваших делах по подготовке и уборке.

Я лишь молча кивнул, что мне тут еще ответить. После этого нас покинули все, кроме моей четверки подопечных.

- Ну что ж ребята, будем знакомиться. Мое имя Азгор Алкухин. Думаю вам и так известно. Как вас звать я пока что не буду спрашивать, все равно не запомню. По Вам молодой человек, у меня тоже вопросов нет, я понимаю причину вашего не желания со мной сотрудничать и претензий не имею. – парень засмущался от моих слов. Я действительно его не осуждал. Нет смысла работать с человеком, который этого не желает. А тратить нервы на переубеждение и прочее, при реальном варианте этого избежать, я не желаю. Странное признаться у него поведение, он смущался своих ответов. Совесть есть – логики не вижу. – Пока что у меня к Вам, только один вопрос и одно пожелание. По чему не отказались от моего кураторства? – обратился я к троим.

- Вы меня не помните, - встала девочка, что показалась мне со знакомыми чертами лица, - но вы обучали меня, когда сами проходили испытания сюда. Я помню Вас и ваш подход обучать, мне понравился тот урок.

- Вы правы, я вас не запомнил, извините, – причина как причина, приятно, черт побери. И перевел свой взгляд на оставшихся.

Встал парень переглянулся с девушкой рядом с собой, потом посмотрел на мою ученицу на экзамене:

- Я, Ная и Дарья мы с обычных семей, – начал парень – как вы можете понимать, держаться приходится вместе. Мы все были на экзаменах новых преподавателей, и обменивались мнениями после этого. Дарья нам рассказала о своем экзамене и о необычном преподавателе. И сказала, что пойдет именно на алхимию. Сегодня, когда сказали, что у нас есть выбор сменить куратора, она отказалась. И сказала, что это именно о вас рассказывала. Решили держаться вместе. – это все можно было и проще пояснить, но вот сама структура ответа очень о многом говорит.

- Понятно. Тогда так. Дарья, вы помните, о чем я вас спрашивал при первой встрече? – утвердительный кивок. – После своих занятий приходите в кабинет Алхимии, что закреплен за мной, думаю, найдете. И если меня там нет, начинаете писать на отдельном листе то, о чем я вас тогда спрашивал. Каждый отдельно. Как только это напишите, листы положите на стол и можете быть свободны. Разумеется, остальным объясните, что от них требуется. А завра уже займемся прямыми обязанностями. Вопросы есть? Нет, значит бегите на занятия.

* * *

- Добрый день, дамы и господа адепты, – начал я на единственной лекции, назначенной на сегодня. – Мое имя профессор Алкухин. С сегодняшнего дня, я ваш преподаватель по основам алхимии. По плану академии, вы должны бы сегодня услышать основные ингредиенты и компоненты, с которыми будете работать на протяжении ближайшего времени. Но у меня немного другой взгляд на все это. По этому, план работы сейчас следующий. Вы внимательно слушаете то, о чем я рассказываю. Затем задаете вопросы. – по аудитории пошли шепотки, адепты как адепты, что с них взять.

- И так, первое, о че я бы хотел вам сообщить. Те, кто не желает меня слушать, могут прямо сейчас покинуть аудиторию. Я никого не задерживаю. Есть желающее избавиться от моего присутствия? – Гробовая тишина. Прекратились шепотки, телодвижение вокруг оси седалища. А всего-то и надо спросить то, что не понятно для адептов.

- Что Вы имеете в виду? – довольно наглый голос, какого-то парня, но при том с явным непониманием постановки вопроса.

- Что я имею в виду? – улыбнулся я парню. – Отвечаю. Я имею в виду, что прежде чем задавать вопрос, каждый адепт обязан получить разрешение на то, что ты говорить у меня на занятии, после чего встать и представится. И только после этого задавать вопрос. Это что касается текущей ситуации в целом. Но скинем это не непонимание или незнание. А вот что вы можете не посещать мое занятие, я абсолютно серьезен. Я вам, правда, гарантирую, что вы не сдадите мой предмет, но это мелочи. – посмотрел я на того же парня. - Точно также, я вам гарантирую, что вы не сдадите мой предмет, если будете нарушать дисциплину на моих занятиях. Но тут есть момент, если кто-то просто не будет посещать занятия, то этого его личные проблемы, а вот если кто-то будет мне мешать на занятиях, то это проблемы сего курса. Вы будете коллективно отвечать за действия нарушителя. И уже потом, все адепты могут поинтересоваться именно у храбреца, по чему они не сдали предмет, или по чему им было так тяжело сдавать. Я ответил на Ваш вопрос, адепт без имени? – уставился я на парня. – И хочу всем напомнить, что один не сданный предмет ведет за собой отчисление. – кажется, до всех понемногу начало доходить, что я от них хочу.  – Так как, адепт, Вам еще что-то рассказать по этому вопросу? – быстрые, отрицательные кивания головой.

- Вот и отлично. Далее, думаю ни для кого не новость, что у вас, помимо лекционных занятий, предусмотренные и практические занятия. Так вот. Каждая практика будет делиться на три этапа. Первый, это письменный опрос о предстоящей работе. Второй, это сама работа. И третье, это защита своей работы. Как это выглядит, вы узнаете на первой же практике. Далее, у нас в академии принято только два варианта оценивания, сдал или нет. По моему предмету, у вас будут оценки от пяти до единицы. Каждая практика будет оцениваться по среднему значению трех этапов. Ну а итоговая оценка будет влиять на зачет или незачет. Что бы получить зачет, вам нужно набрать среднее четыре или пять. Оценки ниже – незачет. – я заметил, что некоторые адепта даже начали записывать за мной. Но вот их физиономии мне нравились, такого шока они не испытывали никогда.

- Это касательно оценивания. Ну и собственно последнее, что я вам хотел бы рассказать. Техника безопасности. Для вас это неизвестное понятие, по тому постараюсь объяснить его суть. Вам предстоит работа с самыми разными ингредиентами, среди которых много опасных, и мне бы не хотелось, что бы с вами что-то случилось на моих занятиях. Знаю, звучит это смешно, но потом будет не до смеха. – и я начал рассказывать и элементарные вещи и не очень о технике безопасности, что сам знал и помнил из своей практики. Даже вспомнил, как правильно нюхать содержимое колбочек емкостей, чему очень удивился. – И так, это все, что я хотел Вам сегодня рассказать. Вопросы по технике безопасности есть? – осмотрев всю аудиторию – не нашел желающих поспрашивать. – Отлично, сейчас по очереди, подходите ко мне, начиная с первого ряда, представляетесь, я нахожу вас в списках, и напротив своей фамилии ставите подпись. Для тех, кто не в курсе, что это такое, ваша задача написать свою фамилию там, где я покажу. Это будет означать, что вы ознакомлены с техникой безопасности и обязуетесь ее выполнять.

И пошел рутинный процесс. Ничего сложного, все как я и сказал, а затем они возвращались на свое место.

- И так адепты, вопросы ко мне есть? – И к моему удивлению, руку поднял тот же парень, что выкрикивал в начала. Я показал, что он может говорить.

- Адепт Метг. Профессор, я не совсем понял систему оценивания, но у меня возник вопрос, а какая разница между четыре и пять, при получения зачета? – голос все так же был нагловат, только в меньшей мере.

- Хороший вопрос. – наглость не люблю, но вопрос действительно хороший. – Я специально этого момента не озвучил, и если честно, надеялся, что вы не обратите на него внимание. Обе оценки приведут к зачету, разница лишь в том, что оценка пять откроет вам доступ к списку зелий моего приготовления. И я подарю вам то, которое сами выберите. Никаких запретных зелий там не будет, но обещаю, что это зелье вы еще не скоро сможете приготовить сами. Список я предоставлю несколько позже. Но учтите, что каждое зелье будет в единственно экземпляре, и тот, кто лучше всех будет учиться получит первоочередное право выбора. – систему оценок я им немного не верно рассказал, но это сильно ситуации не изменит. Не возможно при пяти бальной системе получить пять итоговое, каких-то сотых процентов, но хватать не будет. И именно от дробного значения будет зависеть право выбора, до 4,75 просто оценка, а вот свыше право на зелье. Надеюсь, это будет достаточная мотивация. Алхимия, это первая профессия по стоимости, после услуг мага.

- Я Вас слушаю. – Увидел я поднятую руку у парня, рядом сидевшего с адептом Метгом.

- Адепт Хор. Хотелось бы понять, по чему такая сложная система оценивания? Вы правы, некоторые вещи не понятны, но и так очевидно, что это более требовательный подход, чем по другим предметам? – парень явно из высокородных, как и его сосед. Но если сосед, по ходу, кроме как благородного выпендрежа, ничего не видел в жизни, то этот парень умеет думать головой. Чистые факты, никакой лирики.

- Система оценивания выбирается преподавателем на свое усмотрение, туту нет никаких рамок. Я выбрал для вас такой вариант, а вот сам ответ на этот вопрос, Вы мне и дадите, адепт Хор, возможно после первой же практики, но дадите. – осмотрев адептов, я не нашел больше желающих спросить ничего. – Раз вопросов нет, то можете заниматься своими делами. И помните, за свое поведение вы так же получаете оценки, по тому не рекомендую вам шуметь и вести себя как дикари. Да  и получите еще небольшой совет для вас, я бы вам советов прочесть первую и третью главы учебника. Читая, записывайте возникшие вопросы, и на следующем занятии мы обо всем этом поговорим. Какие-то вопросы отпадут в ходе моего рассказа, а какие-то вы зададите. Поверьте, слушать материал, о котором вы хоть немного знаете, куда проще, чем слушать не понятно о чем и разбираться во всем не зная, что тут важно, а что нет. Адепты закрепленные за мной, вы можете начинать делать свое задание. – их я тут тоже увидел. А вот Иры тут не было. Ведать она в другой группе. Всего за мной закрепили три группы первого курса. Но я вел у них только алхимию. Растения, существа, окружающий мир - вели другие преподаватели. Все эти предметы были закреплены за алхимиками, но мне они не достались, как и магическая алхимия – ее могли вести только маги. Разницы большой не было, но преимущества у магимиков были: с помощью магии, все скоропортящееся зелья были более длительного срока годности, и с помощью магии было проще творить, где не успел головой, можно было немного поправить магией, если момент не был утерян.

  На лекции отводилось по часу времени, а вот на практики – по два. Это на первом курсе, а дальше, с каждым курсом время увеличивалось на час или в лекциях или в практике. Таким образом, у первого курса было много предметов, но базового направления, и с каждым курсом они все более глубоко изучали более узкое направление, доходило до того что весь день был предназначен одной практике.

* * *

Стук в дверь отвлек меня от дела, я занимался важным для себя зельем. Единственная лекция не напрягла меня, по тому решил сделать то, что хотел уже давно, но не было возможности. Я, наконец, получил доступ к ресурсам и времени для того, что бы убрать шрамы с лица Ирины, ну и это же зелье внесу в качестве награды на зачете. Кстати, мои знания по шрамам были ошибочные. Раньше я думал, что шрамы тут можно вывести только с помощью этого зелья, но как оказалось ничего подобного. Если вовремя обратиться к магу жизни, то ничего такого не будет. Я даже видел большую таблицу с расчетами на этот счет, но не стал в нее вникать. Там очень много зависимостей: глубина раны, тип раны, тип оружия, время года, место раны, магическое сопутствие и еще куча всего. В общем, для себя я понял, что Ирине больше это не грозит, но старые шрамы ей убрать надо.

- Войдите. – Оторвался я от своей работы и повернулся по направлению к двери.

- Профессор с Вами можно поговорить? – на пороге стояла Диана.

- Да, но если это длинный или сложный разговор, то давайте через полчаса, если же нет, то прошу меня простить, но за беседой я буду доделывать начатую работу – указал я на стол с реагентами. Все было уже на финальной стадии, но это зелье не терпит перерывов в работе.

- Я Вас подожду, если вы не против, – вопросительно спросила магистр остаться в моем кабинете.

- Да, пожалуйста, присаживайтесь. – Указал я на свободный стул, сам же принялся за работу.

- Магистр, я Вас слушаю. – Закончив свою работу, и привел в порядок свое рабочее место. – Или вы хотите поговорить в другом месте?

- Место не имеет значения, но поговорить хотелось бы наедине.

- Слушаю Вас, магистр.

Диана сделала, неизвестное мне, движение рукой. Я не заметил никаких спецэффектов, и лишь вопросительно уставился на нее.

- Полог молчания, теперь нас точно никто не услышит. Я хотела извиниться за происшествие утром. Извини, – и смотрит на меня. А я как полный дебил, даже не понимаю, за что она извиняется. Но что-то же сказать надо.

- Магистр, извините, но я понятия не имею о чем вы сейчас. – Честно признался я.

И она мне рассказала, что оказывается, мало учеников в подчинении это плохая репутация, и что она чувствует себя виноватой передо мной, так как не смогла придумать нормальных аргументов в защите перед некромантом. И понадеялась на то, что мне и тут будет пофиг, и на то, что от меня все адепты не уйдут, так как ее лично просили три адепта попасть именно ко мне в подчинение. Разумеется, словами это было сказано другими, но там много текста, да и знаков препинания много, по тому это было краткое описание пятнадцати минут разговора.

- Магистр, я Вас понял. Если Вам станет легче, то я принимаю ваши извинения. Хотя если честно, то даже не вижу в них смысла. Не стоит волноваться о таких пустяках, вы были правы, меня это абсолютно не беспокоит. – Меня беспокоил тот факт, что меня прочли как книгу в плане моей реакции на это. Учиться мне еще и учится в этом направлении. – Раз разговор подошел к концу, не составите мне компанию за ужином?

Глава 7. Разговоры и драки

Прошло всего шесть дней с начала учебного года. Сложные ли они были? Не знаю, то с чем я могу сравнить, дает однозначный ответ – нет, не сложно. Непривычно? Да, но сложностей пока что нет. Каждый день, не был похожим на предыдущий, но при этом, у меня составилось четкое расписание. Если не считать того допроса, что мне устроили коллеги, в честь обещанного им доклада, то начинал я день всегда с ранней тренировки. Признаться, я даже отметил какую-то магию в этом. Рано утром, когда еще вся академия спит, идти по пустынным коридорам на тренировку. Было в этом что-то необычное. После тренировки – завтрак, общий завтрак и для адептов и для преподавателей. Затем занятия, проходили они в стабильном режиме. Все группы получили вводную лекцию, аналогичную той, что была в первый день. И обучение у них проходило согласно моим рекомендациям: они дома читают главы и составляют вопросы, за тем, в ходе объяснения материала, часть вопрос отпадает, а на часть я отвечаю. Домой, адепты получают новую главу к подготовке, и старые – к закреплению материала. Практических занятий пока что не было, начнутся с этой новой недели/днеса . Не знаю как адепты, а я рад что на этой неделе ничего не было. Им и так не привычен метод обучения, а если еще и практику закинуть, то даже не знаю, что с ними бы было.

Сами адепты, точно такие же каким был и я в том мире на время учебы. Только если у нас, можно было что-то не сдать, что-то запустить, то тут такой номер не проходит. Отчислили и до свидания: казалось бы, ничего смертельного, но се не совсем так. Для аристократа, чей ребенок был отчислен из самой престижной академии, это был позор и нехилый удар по репутации. Для простолюдинов – это тоже было непростительно. И тут речь идет не о репутации, хотя и она страдает, а о том – что билет в жизни был утерян. Зная, что только от тебя зависит твое будущее, за него цепляются, как могут, ведь билет то получен – нужно только грамотно им воспользоваться.

По причине разного происхождения – адепты по разному и обучаются. Кто-то, лишь бы получить зачет, кто-то старается максимум выжать. У кого-то были отменные учителя по фехтованию, по тому они и тут фехтуют не плохо по местным меркам, а тем, у кого таких навыков нет – приходится все постигать с огромным трудом. В то же время, работа с алхимией для большинства простолюдинов немного проще чем для аристократов, и тут дело не в знаниях, а в брезгливости. Зелья – это не всегда ландыши и одуванчики, а не редко остатки трупов в разных степенях разлагаемости или что похуже.

Исходя из всего этого я старался помочь своим подопечным как мог. Нагрузка в виде адептов, у преподавателей использовалась, как бесплатная рабочая сила. Несмотря на то, что есть и обратная сторона медали – помощь в решении проблем адептам, ее редко кто использовал. Я старался именно помочь адептам. Всю работу выполнял сам. Делал я это, скорее, из-за необходимости, нежели по доброте душевной. Может, на следующий год обучения, когда уже освоюсь со всем, я и сам буду использовать дешевую рабочую силу, но сейчас – мне нужно было самому «прощупать» каждый закуток в академии, поговорить с каждым потенциальным источником информации.

Вот мои адепты и сидели у меня в кабинете, а по факту, это была лаборатория для практик, и делали домашнее задание. Группа продленного дня в чистом виде, с той лишь поправкой, что я не по всем предметам мог им помочь. В то время, как они учили что-то по моей части, я подсказывал и проверял их ответы, когда же они учили то, в чем я не понимаю ни черта, я как они садился за книги и изучал материал. Книги, разумеется, были не по специальностям адептов, а по своим интересам: магия, тактики ведения боя в группе и все что с этим связано. Этих знаний мне не хватало, и лишними они точно не будут. Ну и разумеется алхимия, куда же без нее. Старые рецепты я старался модернизировать, придумать новые, попрактиковать. Вот так и проходил мой день.

К слову, у меня было четыре адепта. Парень, что хотел изменить куратора, пока что был на моей ответственности – ему за неделю так и не нашли нового куратора. Мне было все равно, а вот он сильно смущался. Хотя это и не удивительно, и его понять можно. Не смотря на его желание и смущение, он так же написал на листике все то, что я требовал от остальных адептов и занимался он точно так же как и они. Хотя, разумеется, он был не в своей тарелке.

- И так, дамы и господа, на сегодня вы свободны. Вопросы, просьбы, пожелания? – это уже была стандартная речь конца нашего продленного дня. Ничего из перечисленного у них не было, что тоже уже было стандартом. – Раз вам нечего сказать, я бы хотел Вам напомнить, что завтра у вас первый выходной, и мне бы очень хотелось, что вы именно отдохнули. Указывать я вам не могу, но совет дам, сначала подумайте о последствиях, а только за тем, действуйте. Всем спасибо. До встречи послезавтра.

Ребята начали шустро собираться. Да и самому надо собираться, эту ночь я намеривался провести на нашем постоялом дворе. Думаю, Ирина завтра туда тоже подойдет, вот и поговорим о ее первой недели. В академии такой возможности не представилось, да и конспирацию, или ее мнимый вид, не хочется нарушать. Адептам разрешается покинуть академию только завтра сутра, и вернутся они обязаны, тоже завтра вечером. У преподавателей, таких ограничений нет. Когда хочешь тогда и покидай стены учебного заведения, лишь бы это не влияло на процесс преподавания и общий ритм работы.

- Ная, - обратился я к девушке, - задержитесь, пожалуйста. – Может мне и показалось, но я захотел убедиться. – А остальные свободны, нечего уши тут греть. – Добавил я, видя, что остальные адепты замерзли от моей просьбы.

- Что у вас левой рукой? – спросил я ее, как только мы остались одни.

- Ничего. – твердым голосом сказала девушка, но вот голос с ее поведением тела давали страшную рассинхронизацию.

- Так, садитесь и рассказывайте о своем ничего. Адептка, даю Вам совет, рассказывайте по-хорошему. – С минуту мы сидели молча. Я ждал, она клипала глазами. – Даю Вам еще одну подсказку, адептка Ная Ярвин, прочтите описание этого зелья. – Я протянул ей листик с описанием, без состава, зелья правды. Сыворотка правды, в просто понимании. – Не вынуждайте меня применять его к Вам.

- Вы не имеете права. – С неуверенным надрывом, выдала она. – Да и не сумеете, я ловчее, чем выгляжу. – Мыслит она при этом довольно здраво, пусть и не понимает всего.

- Что ж, предлагаю пари. Я вам даю пять минуту, что бы коснуться меня. Если вы выиграете, я перестану допрашиваться о случившемся, до следующего раза и оплачу Вам завтрак, обед или ужин в любом заведении города, завтра на любое количество людей. Если же Вы не сможете, этого сделать, то рассказываете мне все как есть. – Я увидел радость на глазах девушки. И не дожидаясь ответа, она выкинула руку вперед, тем самым принимая условия пари.

- Не здесь, - максимально неуклюже увернулся я от ее попытки меня коснуться. – Следуйте за мной. Это лаборатория, а не арена. И я очень дорожу ее целостностью.

Арена нас встретила тишиной.

- Можете начинать, как будете готовы.

И Ная, не заставила себя ждать. Она начала действовать. Выпад за выпадом, взвинчивая скорость, преследовал меня, но пока что безуспешно. Где-то на исходе третьей минуты я разобрал систему ее движений и пришел к выводу, что она весьма не дурно владеет ножом или кинжалом. Так же отметил, что боль ее не беспокоит, а ведь я уверен, что ее посетила боль при случайном касании левого плеча к столу, в момент поднятия сумки с учебниками. Осталось проверить предположения. И наш спор продолжился. Только если раньше, я уворачивался, то сейчас я уходил таким образом, что бы заставить сделать следующее движение как я того жду. И вот когда прошло больше пяти минут, с положения очередного ухода я своим плечом толкнул ее по левому плечу. Как результат она упала и держалась за плечо, но при этом ни вскрика, ни слезинки на ее лице не было. Слабая гримаса боли, и ничего более.

- Я вас слушаю, адептка Ярвин. Или вы не согласны, с тем, что проиграли спор? – Сам же я подал ей руку, что бы помочь встать.

- Проиграла… - услышал я досадное признание поражения. В глазах была надежда, что я не стану расспрашивать.

- И?

- Я получила травму на уроке фехтования. – призналась адептка. Только не понятно, что тут тайного.

- По чему не обратились в медпункт? – логика девушек и так мне не ясна, а тут и вовсе нужна лига знатоков. И опять молчание. – Ная, вы задерживаете и себя и меня. Я вам больше скажу, если я не услышу того что хочу, то у вас завтра не будет выхода за пределы академии.

- Пока Вы обдумываете ответ, снимайте с себя одежду и плечо к осмотру. – И начала краснеть. Нет, ну я все понимаю, тут другие нравы, девушки еще не испорчены прогрессирующим обществом. Но вот в такие моменты хочется без комплексных дур из моего мира. – Живее! – уже начал повышать голос я, если возможно слово «рявкнул» так описать. И о чудо, подействовало.

Увиденное, дало мне ответы на все вопросы. Все ее тело было покрыто свежими шрамами. Именно из-за них, она не пошла в медпункт, и именно из-за них она все скрывала. На плече был синяк. Судя по всему, действительно полученный от пропущенной атаки на уроке фехтования. Ладно с синяками, не проблема, а вот со шрамами надо что-то решать. Кто же ты девочка? Эти рисунки куда хуже и профессиональнее чем то, что я видел у Иры. Хорошо, что хоть лицо не тронули.

- Ная, Сами все расскажете или вернемся к содержимому вот этого пузырька? Что это сказать или догадываетесь? – я показал на маленький флакон, который достал из нагрудного кармана. Разумеется, там не было эликсира правды, но ей об этом знать не надо.

- Вы подлый и жестокий, профессор Алкухин. – выпалили девушка. В принципе ожидаемо, какими бы не были наши нервы, рано или поздно хочется сказать какую-то гадость, тому, кто достал уже.

- Вы меня пристыдили. После нашего разговора, я вам лично дам лист и ручку, что бы вы написали жалобу на имя ректора, или кого посчитаете нужным. Итак? – посмотрел я на нее.

- Хорошо. На меня напали за днес, до начала учебы. Когда я не прибыла в положенное время в академию, меня начали искать по метке пропуска. Нашли полумертвую, как я потом узнала, и все время турнира я была под наблюдением целителей и магов жизни. Я была сильно порезана по всему телу, но лицо, как видите удалось спасти, эти порезы были самыми свежими. – перешла она уже на вскрик, но ни намека на слезы. – Теперь все мое тело покрыто шрамами. Показать? – с вызовом, злостью спросила она. Злость была, но не на меня, на кого же?

- Покажите, но немного позже, – такого ответа она явно не ожидала. – За мной! – и не оборачиваясь направился к себе в лабораторию.

В лаборатории я попросил девушку присесть и подождать. Сам же занялся поисками рецепта одного конкретного зелья. Рецепт я знал наизусть, но что-то диктовать не было желания, да и не та ситуация.

- Читайте, - положил я перед ней небольшую книгу, даже скорее брошюру. Читала она не долго, и переведенный взгляд с листа на меня, был признаком ее ознакомления с информацией. – Вы знали о существовании этого зелья?

- Да. – немного растеряно сказала она.

- По чему не обратились за ним к тем же целителям или алхимикам?

- Я и так должна за спасение своей жизни, этот долго мне никогда не оплатить. Еще больший долг я не могу себе позволить.

- Честный ответ, но глупый. – и я пошел искать еще одну книгу. Это была не книга по алхимии, а свод правил академии. При том особенный свод, это была единственная книга, в которой описаны абсолютно все трактовки правил. Единственная доступная книга. Таких экземпляров было десять, и все они были на руках, кроме этого. Эти книги были написаны в год, когда были внесены последнее изменения в правила, более двух столетий назад. – Читайте. – Нашел я нужную страницу и указал пальцем место, с которого начинать. Абзац был не большим, по тому заминки на чтение почти не было заметно в нашем разговоре.

- Вы сможете это сделать? – дрогнул ее голос в неверии и надежде, от прочитанного.

- Нет. Я просто так тут с вами беседую от нечего делать. Думаю, как бы мне адептку Ярвин, вывести из себя посильнее. – Шутки она не поняла. – Это была шутка, если Вы не поняли. В первый день ближайшего днеса, жду Вас здесь же после ужина. Я объясню режим приема и остальные моменты. – радости то сколько, даже на шее у меня повисла. Миры разные, выражение эмоций идентичное. – Адептака Ярвин, держите себя в руках, - отцепил я ее от себя, - не ровен час и ваш кавалер узнает о ваших объятиях и вызовет меня на дуэль. А мне еще жить хочется. – Улыбнулся я.

- Какой кавалер? – не поняла она.

- Придет время, узнаете. – Не стал я заострять внимания на этом. – И напоследок, у меня к вам еще два дела. Первое. Вы знаете, кто такая Ирина Волк? – удивление на глазах – но молчаливый кивок утверждения. – Возьмите ее с собой на нашу встречу. Раз все так сложилось, то попробуем решить проблемы со шрамом и для нее. – Разумеется, я показывал рецепт зелья что готовил для Ирины, но раз так сложилась ситуация, то сделаем вид, будто Ная была причиной изготовления, а Ирину я прихватил за компанию. В противном случае, я бы просто все передал через Диану, как и планировал изначально.

- Обязательно передам, – быстро закивала она.

- Отлично, и второй момент. Магистр де Андраде знала о этой ситуации?

- Да. Под ее руководством меня и лечили.

- Разговор окончен. Вы можете идти. – значит еще и Диане надо промыть мозги. Но это не сегодня. Пора навестить наш постоялый двор. Впервые, за все время пребывания там, я покажусь в истинном облике.

* * *

- Что он от тебя хотел? Приставал? Да? Да я ему…

- Ничего ты ему не сделаешь, – улыбнулась Ная своему другу и соседу по старому месту жительства, небольшой городок по имени Ярвин. И она сейчас поняла, те слова профессора Алкухин о кавалере и дуэли, но не подала и признака, в том числе и из-за присутствия тут Дарьи. – Думаю, даже наш преподаватель по фехтованию ему ничего не сможет сделать. Говорили о моем здоровье, он заметил, что у меня больное плечо после тренировки и обещал помочь.

Киринар, облегченно вздохнул от услышанного. Правда, девушки этого не заметили. Пока они были соседями с Найей, то общались, но друзьями их назвать было нельзя. Последнее же месяцы, связанные с академией, поменяли их отношения. Но он боялся в этом признаться Найе, а девушка поняла его симпатию к себя, только из подсказки профессора, сама же еще не знала, как быть.

- Раз ты говоришь, что он победит бы нашего преподавателя по фехтованию, то по чему, он отказался сражаться на турнире. И теперь носит клеймо труса в этих стенах? – Дарье было очень важно понять, по чему ее кумир так поступил.

Ответ на этот вопрос не знал никто из них. И возможно, не узнает никогда.

* * *

Войдя в «Новую надежду» я не заметил особых изменений, разве что людей стало больше и кажется, пару новых подавальщиц наняла Инга. Охрана меня пропустила, предварительно осмотрев и придя к выводу, что моя внешность подходит для посещения этого заведения. Никто, ни прислуга, ни хозяйка с детьми, не знали меня в лицо. Им был знаком Азгор, не снимающий капюшона. Регина так же была на месте, тщательно делала вид, что ей скучно и на нового посетителя она совсем не смотрит. А вот и Инга, вернулась в зал вместе с кувшином, наверное, вина. Возможно, надо было бы подойти к Инге и поговорить, но я сделать тоже самое, но несколько по-другому. Нашел свободный столик, сел за него и начал ждать подавальщицу.

- Что будете заказывать? – довольно быстро подошла девушка. Сервис на уровне.

- Блюдо дня, и позовите, пожалуйста, хозяйку. – Первая часть заказа не вызвала у девушки никаких эмоций, а вот вторая просьба ее удивила и напугал. Не знаю, сознательно или нет, но она бросила взгляд на Ингу. В принципе довольно логичная реакция, как по моему мнению. Не сказав больше ни слова, подавальщица удалилась.

Спустя несколько минут Инга сначала подошла к Регине, а затем направилась ко мне. Регина подала знак вышибалам, что он значит я не в курсе, но вот один из них переместился ближе ко мне. О какие шпионско-защитные игры.

- Вы хотели меня видеть, господин … - я не представлялся, и конечно же она не узнала меня. Нашивки на моей форме, говорили о моей принадлежности к академии. Она знала, что Ирина теперь учится в академии, но то, что я там преподаю – нет.

- Инга успокойся, присаживайся. – Указал я ей на свободный стул. – Азгор я. И не пугайся, у тебя все нормально с глазами. Как у тебя дела? Нас довольного долго не было, вот решил узнать как у тебя дела? И Дать ли Регине по шее, которая подслушивает наш разговор. – улыбнулся я ошарашенной Инге.

Еще минут пять Инга отходила от удивления, для перестраховки задавала мне вопросы, ответы на которые должен был знать только я. После этого мы, наконец то, добрались к интересующей меня теме. Оказалось что все у них нормально. Именно нормально, штат увеличился, клиенты прибавляются. Разумеется, не обходится без неких конфликтов, но все это в состоянии решить Регина с охраной. В общей сложности мы поговорили минут двадцать. Больше я ее задерживать не стал, так как у нее много работы, вечер в самом разгаре, а я узнал все что хотел. И закончив ужин, забрал ключи от своего номера, и пошел спать. Ингу, я так же предупредил, что завтра должна прийти Ирина.

Стук в дверь. Я сидел в своей комнате и делал свои записи относительно следующей учебной недели. Утро началось уже давно, я успел, и позавтракать, и потренироваться, и привести себя в порядок. Последовательность, разумеется, была другой, но это не столь важно.

- Открыто. – Я дописывал свои планы. Когда же дверь открылась, то я уже сидел лицом к входящему, и все свои бумаги закрыл.

- Доброе утро, учитель, с тобой можно поговорить? – разумеется, это была Ира.

- Доброе. Нужно, а не можно. Присаживайся и рассказывай.

- Что рассказывать? – насторожено посмотрела она на меня.

- Ты же хотела поговорить, вот и рассказывай, что тебя беспокоит. Ну и как твои дела в академии?

- Нечего особо рассказывать. Практических занятий еще не было, а все что было, не показалось мне сложным. Ты действительно приготовил зелье, которое уберет шрамы с моего лица? – резко перешла она с темы учебы.

- Да. Вижу, Ная, уже тебе сообщила об этом. Это хорошо.

- Еще бы она не сообщила, мы живем вместе. Весь вечер только и слышала, какой ты хороший. – Подколола меня ученица.

- Не знал, что она твоя соседка. Думал, тебе, как будущей аристократке, подселят, равную по статусу.

- Так и должно было быть. Мне магистр де Андраде рассказывала, что изначально соседкой должна была стать старшекурсница, которая бы обучала меня азам поведения в высоком обществе. Но потом, не знаю что случилось, но магистр попросила присмотреть за новой соседкой, у которой проблемы схожие с моими.

- Вот, как. Ну и как там наша подопечная? – это новые для меня события. И мне очень хочется узнать у Диана, какого хрена я обо всем этом не знаю.

- Лучше чем могло бы быть, я так думаю. Мне потребовалось три дня, что бы она со мной начала говорить. Мы в разных группах, но из того что я заметила, то днем она ведет себя нормально, правда не видела что бы говорила с кем то помимо других твоих адептов. Вечерами же она плачет, наверное, думает, что я не слышу. И вот вчерашнюю ночь она действительно спала. – Кратко описала мне Ира происходящее. Слишком много событий не известно мне. И это меня не радует.

- Спасибо за информацию.

- Не за что. Но я хотела не об этом поговорить. – голос немного дрогнул, или мне показалось.

- Я тебя слушаю. – Заинтриговала, этого не отнять.

- Тебе нравится магистр де Андраде? – ровным голосом, что Ире не свойственно в таких ситуациях, спросила она.

- Да, такая женщина, не может, не нравится… - обдумывая ответ, сказал я. Такие разговоры тяжело вести, особенно если не понимаешь к чему все вопросы. Конечно, можно было отморозиться, но я посчитал это не целесообразным по двум причинам. Первая, это состояние Иры, которое только недавно пришло в норму. А вторая, я ненавижу ложь, да есть темы, где можно отшутиться или прикинутся дурачком, но в таких случаях лучше говорить все как есть, главное верно подобрать слова.

- Я видела, как ты с ней танцевал на балу, и как иногда ужинали вместе. – Очень тихо, будто сама с собой разговаривает, сказал Ира. А затем выдала вопрос, от которого я вовсе выпал в осадок: - Значит, у меня нет шансов стать твоей женщиной? Она красивая…

Молчал я не долго. Да, вопрос меня шокировал, но это не значит, что я ничего подобного не ожидал.

- Признаться, я ожидал чего-то подобного, но не думал, что этот разговор настанет так быстро. – Начал я, как мне казалось, тщательно подбирать слова и ударения в них. – Выслушай меня внимательно. Во-первых, ты не менее красивая, чем Диана или любая другая девушка в академии и за ее пределами. И это все, не смотря на твое извечное бубнение о шраме, который я обещал тебе убрать и завтра мы этим займемся. Если уж сравнивать с Дианой, то у тебя есть несравненный плюс, ты гораздо моложе нее. – Это была глупая и не понятая шутка. Не понятая ни Ирой, ни мной – зачем я ее произнес. – Но есть свои моменты во всем этом. Диана не может быть моей женщиной, по одной простой причине, она высокородная аристократка, а я никто. Меня не прельщает жизнь аристократии с ее вечными балами, интригами, кулуарами. Больше того, если в моих силах будет ей помочь, я помогу, но я не готов ради нее прыгать во всю эту высокородную грязь. По тому, Диана может быть другом, которым я ее и считаю, но не больше. С тобой же все намного сложнее. Если Диана – это друг, то что я к тебе чувствую, я не знаю. Это больше чем дружба, но я не уверен, что это любовь, та о которой вы девочки, рассказываете друг другу. Ко всему этому добавь, что ты будущая аристократка. Если корольки еще не начали, то скоро начнут скрытую войну за тебя. И я пойду на многое, что бы защитить тебя, даже на высокородную грязь. Но ты знаешь мои причины пребывания здесь. Мне всегда придется действовать из тени. Любое мое открытое действие, упадет тенью на тебя, подпортит тебе репутацию, и может негативно отразится на твоем будущем. У тебя намечается прекрасное будущее, и я не думаю, что стоит его разрушать. Я, наверное, слишком запутано объясняю, но уж как получается, прости.

- Значит, у меня есть шанс быть твоей женщиной? – упрямо дулась Ирина.

- Ира, ты вообще слышала, о чем я говорю? Если тебе мало того что я сказал, то тебе не дадут быть женой такой сомнительной личности как я. Пойми ты это. Тут есть свои законы, и как бы они не нравились, но против них не попрешь.

- Слышала, и мне все равно, я хочу быть твоей женщиной, а не ученицей. – Впервые она голос повысила, растет. Не понимаю это глупость собственницы, или юношеская тупость, от которой, если верить Анари, я еще и сам не излечился.

- Ты не соображаешь головой. Тобой руководствуется привязанность, а не здравый смысл. – Но кто бы меня услышал. Она начала закипать от моих слов. – Пожалуйста, уйди с глаз моих. Жду тебя завтра на тренировочной арене. Меч завтра тебе не пригодится.

Возможно, я и сволочь и недомужик, по общепринятым меркам. Но я давал отчет своим словам. Да, она мне нравилась по всем параметрам, тут бесспорно. Любовь ли это? Понятия не имею! Мне, человеку из общества, где слово любовь, наверное, не существовало ближайшее столетие, а понятие под этим словом – и того больше, не ведом ответ на этот вопрос. Но я не был готов разрушить ее будущее, и тут речь идет не о моем нежелании вариться в аристократии и прочем. Я пойду до конца, из-за задания, ради которого я тут работаю. И его последствия мне не известны.

Весь остаток для меня никто не беспокоил. С трудом, но я все же дописал свои планы на ближайшие занятия. Составленный план действий – это уже половина решения проблемы. И уже ближе к полночи, я направился обратно в академию. Задержался по двум причинам: решил присмотреть со стороны за посетителями, рассказ Инги это одно, а вот своими глазами увидеть – другое. Ну и разумеется, поужинать на халяву. Я не обедал, желание пропало, а на ужин в академии не успевал.

Выйдя из постоялого двора, я обнаружил, что ночь была особенно темной. Той самой, что происходит раз в месяц без любого освещения на небе. Пришлось вернуться назад и выпить зелье ночного видения. Люблю тихие ночи. Но не гулять, а скорее сидеть под ночным покровом в беседке или на крыльце дома. Вот только сейчас был не тот случай. И дело не в моей прогулке. А в том, что за мной кто-то следил. Я это понял далеко не сразу, а когда понял – было уже поздно.

- Слыш, мужик, не рыпайся. – С этими же словами что-то острое коснулось моей спины на уровне левой почки. – Шагай куда скажут, и возможно, ты даже выживешь. – Довольный, своей шуткой, нападающий заржал, а вместе с ним и еще несколько голосов с разных сторон.

То, что он меня сможет прирезать, я не сомневался. Так же, как и в том, что это не обычная банда грабителей. Я не был спецом по уходу от слежки и по ее определению, но тем не менее, мои навыки были выше чем у обычного. И я не заметил слежки этих ребят, до тех пор, пока они сами того не захотели. Не знаю, какие из них бойцы, но вот следить они умели. И то, что он успеет мне нож ввалить по самую рукоять, я тоже не сомневался. Без возможности ускоряться, я не смог бы увернуться от ножа, а потому остается шагать, куда ведут.


* * *

Вторая учебная неделя началась. Все адепты спешили на свои занятия. Кто-то с горящими, жаждущими новых знаний, глазами. Кто-то, с чувством делаемого одолжения всем присутствующим тем, что почтил их общество своим присутствием.

Группа адептов слушала новый материал. Она откровенно не напрягалась на этом занятии. Это было теоретическое занятие по алхимии. Не напрягались адепты по причине того, что занятие вел не профессор Алкухин, а магистр Блой. У него подход к преподаванию был несколько иной, по тому адептам не приходилось столько записывать. Их это радовало. И если в начале урока,  у кого-то возникали вопросы, по чему у них другой преподаватель, то спустя пятнадцать все забыли об этом и радовались расслабленному, неспешному уроку. Когда занятие подошло к концу, магистр хотел как можно быстрее уйти с аудитории, у него сейчас были дела и поважнее.

- Магистр Блой, а где профессор Алкухин? – услышал он вопрос на пороге аудитории.

- Это Вас не касается. – Немного раздраженно, что ему было не свойственно, ответил Мартин.

- Простите, но это важно. – Не сдавался девичий голос. – Он наш руководитель… - это говорила Ная, она очень переживала, что профессор передумает, и не станет ей помогать в избавлении от шрамов. А тут он еще и на «теорию» не пришел. Она постеснялась, сказать об этом, по тому ограничилась простым понятием «руководитель».

- Ах, да… - повернулся магистр и посмотрел на источник вопросов, за спиной которого, впрочем, стояло еще три адепта. – Пока что, у вас после занятий свободное время. Позже, мы сообщим о вашем дальнейшем расписании вне занятий.

- А что с профессором? – не унималась Ная.

- С ним все нормально… Возникли некие неотложные дала, где его присутствие обязательно… А сейчас извините, я спешу. – Магистр развернулся и быстро ушел. Он и так потратил слишком много времени на болтовню.

Магистр не спал больше суток, как и весь коллектив факультета магии жизни, но его сейчас интересовал не сон. Поднявшись в крыло госпиталя, первым делом стал искать Диану. Ее он нашел в компании Арзама.

- Как он? – это самый задаваемый вопрос за прошедшее пять часов.

- Без изменений, – ответил его друг вместо Дианы.

- Диана, ну хоть какие-то прогнозы ты можешь сделать? – с надеждой, в десятый раз это утро, спросил он сильнейшего мага жизни.

- Мартин, - устало посмотрела она на него, - что ты от меня хочешь услышать? Не могу я спрогнозировать. Как, скажи мне, как можно дать прогноз по человеку, который чудом «дождался» помощи, чудом не истек кровью? Как давать прогнозы, если ни одна целебная магия на него не действует? Я даже не уверена, что зелья, которые в него залил Арзам, возымели хоть какой-то эффект. И я до сих пор не понимаю, как при таком холодном теле как у него, он до сих пор еще жив. – Ни капли истерики. Только усталость. Усталость от глупых, повторяющих вопросов. Усталость от не знания, что делать и как помочь, осознание того, что надо сообщить о случившемся его ученице.

- По самому происшествию новая информация появилась? – не сильно ожидая получить ответ, все же спросил Мартин.

- Да. Ночная охрана найдена. Все были усыплены, и разумеется, ничего не помнят.

- Значит единственный человек, который может нам хоть что-то рассказать это Азгор. Остается только ждать и надеяться.

* * *

- Ира, ты что творишь? – занятия уже закончились, и в пустынной аудитории находилась Волк вместе со своим куратором.

- А что я творю, магистр? – невинно похлопала глазами Ирина.

- Вот только дурочку не надо из себя строить. – Начала заводится магистр. – Тебе мало того, что ты избила весь выпускной курс, так решила взяться еще и за четвертый год обучения?

- Никого я не избивала. Они слабо были подготовлены, вои и проиграли свои поединки. – Начала оправдываться Ирина. Диану такой поворот событий не устроил Диана, и она уже хотела, опять, отчитать свою подопечную и подругу по совместительству. – Диана успокойся. Я понимаю, о чем ты. Я не горжусь своим поведением, но и контролировать этого не могу. Уже неделя, как он не приходит в себя, и я сильно волнуюсь. Ни ты, ни кто из академии не знает, что в тот день мы с ним говорили и поссорились. Я была на него зла, а на следующий день ты сообщаешь, что он при смерти. Я удивляюсь, как еще никого не убила. – Грустно закончила адепка, и посмотрела извиняющимся взглядом на подругу.

- Предмет ссоры можешь рассказать?

- Нет.

- Но может это прольет свет на то, что произошло с ним, и кто на него напал.

- Возможно, - задумалась Ирина, - но это маловероятно. Это не касается посторонних людей, и в этом разговоре присутствуют тайны, которые я не вправе открывать. Я теперь поняла смысл его слов, хотя и считаю что он не прав. – Грустно, роясь в воспоминаниях, заключила Ирина.

- Ира, я тебя прошу, перестань калечить адептов. Практика для нашего факультета, дело замечательное, но надо знать меру. Адепты уже боятся идти на уроки фехтования. Они боятся тебя и жалуются, а запретить тебе никто не может посещать чужие занятия. Ты это понимаешь?

- Понимаю, Диана. Прекрасно понимаю, от этого то и противно.

* * *

- Сколько я был без сознания? – я очнулся, и не успел осмотреться, как увидел чью-то спину, в проеме двери. Голос был не мой. Слова давались с трудом.

- Вы очнулись профессор. – Спина принадлежала одной из студенток, я ее не знал, но кроме студентов тут никого быть не может. Вернее адептов, никак не могу себя перестроить под этот термин. – Я сейчас позову кого-то из магистров.

Позвала она кого, или нет, я так и не узнал. Еще раньше, чем спина девушки скрылась из моего вида, я опять вырубился.

* * *

- Как ты себя чувствуешь? – услышал я, когда пришел в сознание.

- Хотелось бы лучше. – Слова давались легче, наверное, это хороший признак. Странно, но пить не хотелось, а насколько я знаю, это нормальное явление в моем положении.

- Ты здорово всех напугал, Азгор, и очень много вопросов к тебе скопилось.

- Арзам, - а это был именно он, - ты думаешь, у меня нет вопросов. Поверь есть, и они еще менее приятные, чем те, что будут задавать мне. Сколько я валялся?

- Десять дней. Никто уже верил, что ты очухаешься. Впервые ты пришел в себя на восьмой день. Нас позвала адептка, но когда мы пришли ты уже спал. Вчера ты опять пришел в себя – открыл глаза и не сказав и слова – отрубился. Сегодня, вот, уже нормальное пробуждение.

- Ты забыл добавить, что многие этому были бы рады. – Съязвил я. – Ладно, это все лирика. Вставать мне можно?

- А ты сможешь? – Удивился Арзам. – С твоими ранениями, лучше бы еще поваляться с недельку.

- На том свете отосплюсь и поваляюсь всласть.

- На том свете? – не понял меня магистр.

- Не важно, поговорка такая. Позже объясню.

- Так что там с покинуть постельный режим?

- Не знаю. Это не я решаю. Придет Диана, пусть решает.

- Он очнулся? – услышал я за дверью голос Дианы. А спустя секунду, дверь распахнулась, и Диана вошла в лазарет. – Очнулся. Как ты себя чувствуешь?

- Плохо. Пока был без сознания – было лучше.

- Юмор свой ты не потерял за это время. Это хорошо. Дай я тебя осмотрю.

Пока она меня осматривала, я услышал краткий рассказ произошедшего. И оказывается, что меня нашли с помощью особенности моего удостоверения преподавателя. В нем есть несколько свойств, и одно из сигнализирует, о ухудшении здоровья. Точнее, о критическом состоянии, при условии, что владелец этого артефакта находится в пределах этого города. На месте, где меня нашли, обнаружено семь трупов и мое тело. Магический фон, повреждения ближайших зданий это сопутствующее элементы той драки. Расследование вел не кто иной, как некромант. По словам Дианы, трупы допросить не удалось, они ничего не помнят. И это не частое явление, но случается.

- Ты сам то, что помнишь? – спросила Диана после того, как с милой улыбкой дернула повязку, прикрывающую рану на ноге. Движение вроде и было плавным, но боль от этого была занимательная. Она использовала аналог перекиси, но он мне это не сильно помогло. И мне срочно надо усовершенствовать эту жидкость, иначе от нее толку ноль.

- Пока что ничего. Надо собрать мысли в кучу, и только после этого давать ответы. Не хочется, что бы из-за состояния тела я наплел и что было, и то, что приснилось. – И это действительно было так. Я помнил все, но нужно мысли рассортировать, что бы понять, что им говорить, а что нет.

- Понимаю. Ляг на бок, я осмотрю твою спину. – Я на автомате выполнил то, что меня просили. Благо раздеваться не надо, я и так был голый. И только потом в голову дошло, что моя картина на всю спину не для всяких глаз, но уже было поздно, Диана работала с раной на спине. Я же молча ждал, ничего другого не оставалось. Интересно правда, как много людей видело это искусство наспинных рисунков и сколько вопросов по этому поводу будет задано.

- Доктор, как мое состояние?

- Доктор, это кто?

- Это целитель, на одном редком языке. Так что ты скажешь? Можно мне уже вернуться к своим обязанностям? – нет-нет, да и проскакивают ненужные тут слова, не критично, но надо бы следить за этим.

- Не знаю. С тобой очень много не понятно. Твои раны, они выглядят свежими, а им уже больше днеса. При таких ранах, должно быть много крови, но ее в несколько раз меньше ожидаемого. И главное, я пыталась исцелить тебя магией, но ничего не сработало. На тебе не действует магия. Я не могу ни исцелить тебя, ни провести диагностику. Кто ты?

Кто я как раз понятно, но вот все остальное, это и для меня самого большие вопросы. И я, отчего то уверен, что они взаимосвязанные. Дело в том, что магия на меня раньше работала. Если с подключением меня к сети мыслесвязи, я был удивлен провалу, но не заострял на этом внимание. Я – иномирянин, и все такое. Мало ли. То вот с исцелением, все было иначе. Я точно знаю, что на меня эта магия действует. Из первого разговора с ректором, я узнал не только то, что Ролан был алхимиком, но он так же был магом жизни. Слабым магом, но очень искусным. И этот факт, объясняет наличие у меня шрама на второй день моего знакомства с Анари. По-другому вылечить рану в пузе, наверное, не возможно. Значит, что-то изменилось за это время, вот только что?

- Я не знаю ответ на твой вопрос. Видишь вот этот шрам, - указал я на шрам ниже и левее пупка, - он полученный ножом. И эта рана была исцелена магом жизни. И то, что ты сказала, для меня так же новость.

 - Вот как, – задумалась Диана. О чем она думала, я слабо представлял, но вот что я хотел свалить с этой койки это факт.

- Диана, помоги мне, пожалуйста, покинуть эти апартаменты. Раз ты не можешь принять решение, то его принял я. И я отдаю отчет о своем состоянии.

- А? Что? – Выпала Диана из мыслей. – Хочешь уйти? Может, все таки, задержишься еще здесь?

- Нет. Я предпочитаю валяться у себя в комнате. Дома и стены помогают, -  улыбнулся я. – Помоги, пожалуйста, добраться. И мне бы одежду какую.

- Хорошо. Пойду, поищу, что тебе одеть.

* * *

- Диана, как там Ирка? – спросил я ее, когда мы уже были внутри моей комнаты. Сначала, она помогла мне добраться сюда, а затем принесла поесть. Разумеется, принесла не самые вкусные блюда. «Ты больной, и того и этого нельзя».

- Если не считать того, что на уроках фехтования она перекалечила весь выпускной курс и часть четвертого, то нормально. Она сильно за тебя переживала. Сказала, что поссорились при встрече, и от этого ей еще тяжелее было. – Было видно, что Диане очень хотелось узнать тему ссоры, но воспитание не позволяет лезть, куда не просят.

- Поссорились, – засмеялся я, насколько это позволяли раны, - мда. Сама придумала – сама обиделась. У меня к тебе просьба, попроси ко мне зайти человека, что заменял меня, мне бы обсудить, что проходили и что делали. И попроси зайти ко мне Ирину с соседкой, я им обещал помочь, но немного заболел.

- Хорошо.

- Диана, а скажи мне, пожалуйста, по чему ты мне не сообщила, о задании Ирины и о состоянии Найи? -  когда я услышал эту новость то был малость в бешенстве, но сейчас уже или успокоился от эмоций, или просто организм потерял ресурсы для гнева.

- Извини, - зарумянилась магистр, - замоталась немного с делами и не успела.

Правду она говорила или нет, я не знаю, но решил поверить. Пока что я не видел причин ей не доверять.

- Все нормаль, но постарайся ставить меня в известно о том, что касается моих подопечных. – В ответ она лишь кивнула головой. – Спасибо.

- За что?

- И за понимание и за то, что спасли мою тушку.

- Не за что.

- Диана, я бы хотел еще одну тему затронуть. Разговор не из легких, но если он уже возник однажды, я считаю, что нужно сразу все расставить по местам.

- Я тебя слушаю. – Вот она была в расслабленном состоянии, каждой девушке приятна похвала и благодарность. Надо будет ей что-то купить в знак благодарности. И вот она уже готова слушать серьезные разговоры.

Мне сильно не хотелось этого делать, но пришлось. Я пересказал ей разговор с Ирой, разумеется, без уточнения причин моего пребывания здесь и всего, что связано со мной и моим заданием.

-  Вот значит как. – Мой монолог нифига ее не порадовал. Ни кому, ни мужчине, ни тем более женщине, не понравится, что им сказали, «ты конечно молодец, но мы максимум друзья». Внутри у Дианы, думаю, были те же эмоции, что и у Иры, в момент разговора. Но в отличии от моей ученицы, Диана умела держать лицо и эмоции.

- Ты можешь рассчитывать на любую помочь от меня, кроме этой темы. Прости меня, но не хочу, что бы потом было поздно.

- Мне нужно обдумать услышанное. – Вот она аристократка и женщина, жившая в верхах общества. Жизни Ира видела больше, но вот опыта в таких вопросах у Дианы куда больше.

- Спасибо.

- Я, наверное, пойду. Завтра сутра, я зайду проверить твое состояние. – Слова были сказаны на автомате, мысли у Дианы были далеко от завтрашнего «зайду».

- До встречи.

Через пол часа ко мне зашел магистр Блой. Минут за пятнадцать,  мы решили все вопросы: как с официальным «как самочувствие?», так и с тем, что было на занятиях в мое отсутствие. Так же, я попросил магистра найти для меня палку для ходьбы, по местным меркам трость. Я забыл попросить об этом у Дианы, вот и попросил у своего начальника. Он пообещал нагрузить людей что бы найти требуемое, и завтра сутра, ее занесет он, или кто другой. Когда магистр уже собрался уходить, я услышал стук в дверь. За дверью оказались девчонки. Проводив магистра, я пригласил адепток войти.

- Добрый вечер, барышни. Помнится, я вам обещал помочь с одним делом. Но из-за некоторых обстоятельств, я не явился на назначенную встречу. По тому делаем вот что. Я вам, как и обещал, помогу, но не сегодня. Зелье уже испортилось, и его необходимо готовить по новой. По тому встречу по его приему переносим на днес. На этом все. Все вопросы, с вашего позволения не сегодня. Не смею вас больше задерживать. – Обе девушки явно хотели спросить что-то, но я действительно устал. У них только закончился ужин, и еще не время для сна, а мне бы уже вздремнуть минут шестьсот на каждый глаз.

Глава 8. За дело или задело?

Просыпаться было тяжело, что не удивительно. И проснулся я не сам, а от стука в дверь. Хотелось бы сказать «входите», но дверь была заперта, и ключи были только у меня. Пришлось самому вставать, что было весьма трудно.

- Иду, – пришлось крикнуть в сторону двери, так как быстро дойти у меня не выйдет.

    Потратив время на тяжелый подъем и прикрытие наготы, все так добрался к двери.

- Доброе утро, Диана. Проходи. – За дверью стояла мнущаяся Диана. В руках она держала трость, и какие-то лекарства.

- Доброе утро! – поздоровалась она уже после того, как зашла и закрыла за собой дверь. – Как ты себя чувствуешь? Как прошла ночь? – Параллельно с этими словами, магистр, разбирала свои лекарства и ставила в только ей известной последовательности.

- Спасибо, хорошо спал. Признаться, сам удивляюсь, но кроме зуда ран, ничего больше не беспокоит. Вставать трудно, но во всем остальном я бодрее всех живых. Вот прошел к двери несколько метров, и намного легче уже передвигаться. – Выдал я немудренный отчет своих наблюдений и ощущений.

- Это хорошо. Значит, ты быстро поправляешься. Ляг, я тебя осмотрю и перевяжу.

Осмотр не занял много времени, но явно что-то было не так. Свои раны я не мог нормально рассмотреть, те что находились в видимой зоне, не мог рассмотреть по причине болевых ощущений от других ран, которые давали о себе знать сразу, как только я пытался повернуть голову в нужном направлении.

- Если бы я не видела вчера твоих ран, то ничего странного нет. – Начала Диана на мой немой вопрос. – Вчера твои раны выглядели свежими, полученными несколько часов назад. Сегодня же они выглядят как раны полученные более днеса назад. И скорость таких изменений не нормальная.

- Опережая твой вопрос, я не знаю, что со мной происходит. Как только узнаю, тебе первой сообщу.

- Понятно, – немного разочаровано сказал Диана и принялась складывать все на места. Моя перевязка закончилась. Через час завтрак, надо потихоньку собираться.

- Азгор, вот трость, что ты просил, – сказала она, очевидную вещь, а затем с вызовом посмотрела на меня и спросила, - по чему ты меня об этом не попросил? Думал, что откажу после вчерашнего разговора?

- Ты будешь удивлена, но я просто забыл. – Повинился я перед дамой.

- Понятно, - все таки, сбавила немного обороты, - послушай меня и не перебивай. Я обдумала все, что ты вчера сказал. Я тебе нравлюсь?

- А как же помолчи? – не удержался я от подколки.

- Прекрати, – обижено ответила она. – Ответь на вопрос.

- Да, нравишься, – не стал я отпираться.

Ответ не последовало. Голосового ответа, не последовало. Меня наглым образом поцеловали. Неуверенно… Нет, не неумело, а именно неуверенно, наверное боялась, что я ее оттолкну. Но у меня не было таких мыслей, я лишь взял инициативу в свои руки. Не смотря на все мои заскоки в этом плане, я же не железный. Я и сам не понял когда успел, но часть застежек в платье Диана были приведены в недееспособность.

- Стой! Нельзя! – отстранилась от меня Диана. Я почувствовал себя виноватым. Все таки, я мало общался с противоположным полом в последнее время в том мире, а в этом так и вовсе. Бытовые темы еще могу понять с намеками, то в отношениях я немного тупее пробки.

- Ты не понял, я не против. Тебе нельзя, ты еще слишком слаб. – Так надо мной не смеялись даже на Земле. Более глупо, пожалуй, я себя еще не чувствовал.

- Извини. – Это все что я нашел сказать в подобной ситуации.

- Все нормально, – отдышалась, наконец, Диана. – Ты такой забавный был. Не думала, что тебя можно выбить из седла.

- Нет ничего не возможно. Вопрос в другом, как мы это все объясним? – спросил я у нее самый важный вопрос на текущий момент.

- Кому? – не поняла она меня.

- Для начала самим себе. Затем твоему деду. Да я знаю, что ректор твой дед. Общественности. Выдающийся магистр, благородная кровь и все такое в паре с таким как я – трус, не дворянин, без рода и племени. Ну и главное, как это все объяснить Ире? Она нас убьет. Это если не считать той опасности, о существовании которой я тебе говорил, но не могу ничего сказать подробнее.

- Ты не правильный мужик. Остальные бы радовались, ты задаешь вопросы. Знал бы ты, скольких я отшила.

- И тем не менее, - не сдавался я.

- Я осознано иду на этот шаг. Это моя жизнь и мне решать, как поступать! – серьезное начало, отметил я про себя, но перебивать не стал. – Тем более ты не против. Не против же? – попробуй тут ответить не так.

- Ты продолжай, а потом я решу кто за и кто против.

- Это и был ответ на все твои вопросы по поводу общественности, деда и самих себя. Добавить могу, разве что, я польщена твоей заботой о моей чести. Редкое качество. Обычно все только и думают, как бы залезть под юбку и похвастаться очередным трофеем. – После этих слов, она пристально посмотрела на мое лицо, наверное, ожидая моей реакции. Не дождавшись, продолжила. – Деду я сообщу, он глава семьи. То, что ты «без роду и племени» вовсе абсурд. Все преподаватели академии приравниваются к безземельным дворянам, это если не считать особенностей твоей семьи. Если не знаком с ней, рекомендую почитать архивы. Единственный минус, - немного смутилась Диана, - как только узнают о наших отношениях, ты получишь много вызовов на дуэль, в пределах этих стен в том числе. Скрыть все, как ты понимаешь, не выйдет. Слухами мир полнится. Еще не поздно отказаться, если боишься. – Вот язва. Промолчать – это свойство не знакомо женщинам.

- Дальше. – Не стал я вестись на провокацию.

- Ты прав в одном, с Ирой надо говорить. Не хочу, что бы возник конфликт. Если ты не возражаешь, я сама с ней поговорю сначала. Разумеется, при условии, что ты не струсил от такой ответственности как я.

- Если честно, то мне все равно, она меня попытается убить, в не зависимости от того, кто с ней будет говорить раньше. Но раз ты такая инициативная, то вперед на баррикады.

- Какие баррикады?

- Это образное такое выражение о предстоящих проблемных ситуациях.

- Понятно, надо бы запомнить. Так значит, ты больше не будешь отпираться, и будешь за мной ухаживать?

- Под венец тебя, когда вести?

- Какой ты быстрый. Ты еще не заслужил. Вот подаришь мне полмира, сочинишь и споешь пару сотен арий и серенад, завалишь подарками и цветами, и только тогда я подумаю.

- Значит, свадьбы не будет. Я согласен. – Подытожил я.

- Что значит не будет? – Сколько не понимая, возмущения и обиды в голосе.

- Это была шутка. Потом объясню. А сейчас мне надо одеться и выдвигаться на завтрак. С моей скоростью ходьбы, как раз успеем.

* * *

День прошел довольно быстро. Несмотря на то, что это был первый день, он не казался таким сложным, как я ожидал. Хотя усталость, все таки, накопилась изрядная. К моему удивлению, никто не знал, о произошедшем со мной. Вернее, правду знало ограниченное количество людей даже среди преподавателей. Если честно, то я ожидал сегодня же вызова к ректору на допрос. Но ошибся. В этот день меня никто не вызывал и не тревожил. Занятия, ужин, перевязка, сон.

На второй день, меня пригласили к ректору в кабинет. В нем сидела та же компания, что и при первом знакомстве.

- Итак, профессор Алкухин, поведайте нам, что с вами случилось? – вопрос я услышал еще до того, как сел. Спрашивал Грай, кто бы сомневался.

- На меня напали магистр. – Дал я очевидный ответ на  вопрос и замолчал. Грай ожидал продолжения, а я же тупо  молчал.

- И это все что вы можете сказать? – нарушил тишину де Сорго, факультет Управления.

- Магистр, ставьте более корректно вопросы. Я не могу читать ваших мыслей и знать, что вас интересует.

- Хорошо. Очень хорошо. – По моему, бензин воспламеняется дольше, чем некромант выходит из себя. – Кто Вас спас от нападения семерых неизвестных?

- Понятия не имею. Магистру де Андраде, как и своим коллегам по кафедре, я благодарен за спасение моей тушки. Кто же принес меня сюда я не помню, как и того как и когда оказался в стенах академии. – Ну, ответил же – ответил. Чего он еще больше побелел.

- Вы считаете себя самым умным? Так вот это не так. Мы тут не шутки шутим. Это серьезное происшествие, и за препятствие расследованию, вы можете быть лишены месячного жалования или лишены должности. – Впервые на моей памяти заговорил магистр общего факультета. Голос у него был ровным, уверенным. Если бы я не видел своими глазами его преклонения перед некромантом, то в жизни бы не подумал, что он на такое способен.

- Магистры, задавайте правильные вопросы. Вы правы магистр Варин, могут лишить и жалования и должности, но только при условии, что я буду препятствовать. А вот этого вы доказать не сможете, хотя бы по тому, что это не так. Я лишь отвечаю на поставленные вопросы. Если вы не умеете их формировать, то я ничем не могу помочь. А так как это допрос, то запись будет храниться длительное время об этом допросе, а постановка вопросов, и на ответы на них, важна часть расследования. По тому я лишь отвечаю на вопросы. Насколько будет развернут вопрос – настолько же будет развернут ответ. Это еще вызвано тем, что я немного знаю, что количество, постановка и очередность вопросов – имеют важную роль при расследовании. По тому я не отвечаю на то, что меня не спросили.

- Хорошо. – Уровень кипения некроманта держал планку, а вот Варин лишь благосклонно улыбнулся, что меня удивило. – Расскажите о событиях той ночи с момента начала вашего пути обратно в академию и до того как вас спасли.

- Простите магистр, но я же сказал, что не помню, как попал в академию.

- Это мы поняли. Нас интересует, помните ли Вы человека, который перебил семь бойцов. Может, видели кого, пока шли к академии. – Вот это финт ушами.

- А с чего вы взяли, что там еще был кто-то?

- Профессор, прекратите балаган, - это уже ректор ко мне обратился. Странные вы люди, я тут впервые спросил то, что реально не понимал, а приняли за балаган. Ну что ж, хотите личность – будет вам личность, я не против. Мне же меньше мороки.

- Я покинул один из местных постоялых дворов, и направился в академию. На полпути, меня окружили и приставили нож со спины, с требованием следовать куда скажут, иначе распрощаюсь с жизнью. Вариантов не было, и я, в сопровождении четверых, пошел куда указали.  На месте оказалось еще три человека. Главный среди них вошел в центр, а остальные стали вокруг нас. Он им запретил вмешиваться и потребовал лишь не дать мне выйти за пределы импровизированного круга. Кто это такой я не знаю, как и того кто были остальные шестеро. Было темно, лиц не разглядеть. Он лишь сказал, что лишился работы из-за меня, и это его месть. Простите, но очередность полученных порезов я не помню. Первым была рана на ноге, в этом я уверен. Оружия у меня при себе не было, так что варианта хотя бы случайно отбить атаку не рассматривался. Могу предположить, что все нападавшие были под действием зелья ночного виденья, так как каждая атака сопровождалась уточнением, за что именно я получаю ту или иную рану. Возможно, это мне уже приснилось, но кажется, что потеряв много крови от полученных ран, я услышал звон метала. Кто с кем дрался я не мог уже рассмотреть, да и не уверен я, что этот стук металла мне не привиделся. Вот собственно и все.

- Вы утверждаете что не видели ни лиц ни нападавшего, ни лица спасителя? – уточняющий вопрос от де Сорго.

- Именно так магистр.

- А как же вы могли возвращаться в академию, ничего не видя?

- Магистр де Сорго, свет от факелов и магических светильников заведений, что работают допоздна, давал достаточное освещение, что бы не потеряться в силуэтах улиц и домов.

- Вам есть еще что добавить? – магистр Грай был недоволен, но и придраться ему было не к чему.

- Добавить – нет. А вот спросить хочется. Если позволите. – Я таким вежливым не был даже когда конфеты у мамы просил.

- Спрашивайте. Но не я не обещаю что вы получите ответы на свои вопросы. – Грай был озадачен.

- Что с городскими патрулями? Они вроде как специально тренированы для предотвращения непорядков в городе. Или нападавших патруль убил?

- Патруль усыпили, и пока что не понятно чем и когда. И кто их убил тоже не известно. – Ответ держал ректор.

- А как было обнаружено, что там кто-то был еще? Даже слушая вас, я до сих пор не уверен, что звуки боя были на самом деле.

- Есть специальные заклинания, которые могут показать происходившее на определенной территории. Проблема их в том, что они показывают  не далее чем двенадцать часов назад и чем больше прошло времени, тем хуже качество изображения.

- Значит это заклинание, показало человека, у которого не смогли разобрать лицо? – Этот вопрос надо было прояснять, пока есть у кого, такие знания нужны.

- Нет. – Улыбнулся ректор. Вот что значит маг и неуч. – Заклинание показывает не человека, а скорее остаточный слепок его ауры. И оно нам показало, что вы, профессор, лежали на земле, появился кто-то и начал вести бой вокруг вашего места пребывания. Должен ответить, что человек был силен, бой не продлился больше минуты, но все были убиты. И сразу же он исчез, не известно в каком направлении. И нам бы очень хотелось с ним поговорить.

- Так может это был я? – задал я решающий вопрос. – Находясь при смерти открылись какие-то скрытые резервы и все такое?

- Не говорите ерунды. Лучше вовсе помолчите, если ничего не понимаете. – Вклинился в беседу некромант. Но все же пояснил глупому мне свои мысли. – Даже если бы это было так, что тоже не реально, у вас должна была бить точно такая же аура что сейчас, что у того человека, который Вас спас. Это уникальное свойство каждого живого организма и не меняется никогда. – Пояснение понятное и не сложное, если бы не одно но – я лично убил семь человек, а одного убил даже дважды.

- Магистры, еще один вопрос. По телам есть хоть какие-то данные, что один из них подразумевал о лишении должности из-за меня?

- Данные есть, но они секретны. Когда будет все известно, тогда может мы и поделимся с вами этими данными. – Я не уверен, что все было именно так, как сказал мне Грай, но я не был знаком с законами в таких ситуациях. Подобные вещи не попадали в свод законов академии, они были общепринятыми для любого учреждения на территории Пяти Объединенных Королевств, но я с ними пока что не был знаком.

- Разрешите идти? – Пищу для размышления я получил, больше мне тут делать было нечего.

- Да. Вы свободны профессор. Еще только один момент, найдите завтра время после ужина навестить меня. Думаю, предмет беседы Вам и так известен.

- Разумеется, ректор. Доброй ночи, магистры!

* * *

- Ты понимаешь, что я тебя убью, если ты ее обидишь? – не стал ходить вокруг да около ректор при нашей следующей встрече. – И не посмотрю, на то, что ты ученик моего ныне покойного друга.

- Да.

- Это все что ты можешь сказать?

- Да.

- Издеваешься?

- Нет.

- Уйди с глаз моих, шут. – Засмеялся ректор. Искренне так, но вот угроза была абсолютно серьезная.

Я думал, что тут сейчас будет столько ораторского искусства, промывания мозгов, предупреждений и угроз. А все оказалось лучше не куда, знал бы, что так все сложится, еще вчера бы выслушал эту речь.

На выходе от ректора я разминулся с Дианой, я вышел, а она зашла к деду. Но я не успел еще дойти немного до своей комнаты, как она меня догнала вместе с набором для перевязки.

- Мне кажется, или у тебя сменился состав лекарств по моей перевязке? – в коробочке, что принесла Диана, было меньше и тряпок и флакончиков.

- Нет, не кажется. Все очень быстро заживает, думаю еще до конца этого днеса, ты уже будешь ходить без повязок. Если бы я не знала, что на тебя не действует магия, то посчитала бы, что тебя исцеляет кто-то со стороны.

Перевязку она закончила быстро, что было прямым подтверждением ее слов. Да и я сегодня проснулся и встал нормально, отголоски ран давали о себе знать, но это уже не требовало таких колоссальных усилий. Перевязку мне сегодня делал в положении сидя. Бедро уже сегодня сутра она не перевязывала, а вот руки спину и грудь еще перевязала. По тому сложив все свои бинты и ватки на место, она обняла меня сидящего и уселась ко мне на колени. Чему я немало так удивился.

- Ты меня удивляешь уже второй раз за столь короткое время. – Аккуратно приобнял ее прекрасный стан.

- И чем же? – Довольная произведенным эффектом, спросила она.

- Как то не вяжется у меня в голове твое поведение с твоим дворянским титулом и происхождением. Сначала ставишь меня в тупик и насильно заставляешь за тобой ухаживать. А теперь вот уселась на колени… безо всяких угрызений совести. Не складывается все это у меня в голове. – Не успев договорить это предложение, у меня перед носом, замаячил маленький кулачек.

- Заставили его бедного. Я прям видела, как ты был против. И не надо подбирать слов, ведь хотел сказать «уселась на колени, словно портовая девка»?

- Сдаюсь.  Поднял я руки вверх. Меня нельзя калечить, у меня ранка чуть ниже попы. – Запротестовал я против побоев.

- Симулянт. – Фыркнуло это рыжее чудо.

- И да, ты права, я так и хотел сказать. Воспитание не позволило.

- Ничего странного, на самом деле тут нет. Каждый ведет себя так, как считает нужным, и в этом нет ничего зазорного. А у аристократии с этим еще проще, больше прав – больше возможностей нарушать принятые каноны. Разумеется статусные дворяне придерживаются всего этого немного больше, но им по должности положено. Я же дворянка но у меня нет ни приемов ни управления, академия это мое все. Это только в книгах можно встретить ухаживания на полтораста страницах, с романтикой и прочим. В реальности все проще и ничем не отличается от обычных крестьян – тот же сеновал, те же пошлый шутки и намеки. Просто есть общество, где этому место и время, а есть те, где надо заниматься другими вещами. Ну и возраст, разумеется, играет не маловажную роль. Это у вас, мужиков, что в шестнадцать, что в сорок – мысли только о постельных утехах, а нам же, женщинам, хочется сначала романтики, подарков, красивых поступков. Но вот если у тебя юность проходит отнюдь не так, как у обычного аристократа, ты теряешь рано родителей и видишь, как их убиваю на твоих глазах, то понимаешь, что жизнь может закончиться внезапно. И не успеешь ты сказать ничего, что хотелось бы сказать, не успеешь выполнить несколько безумных поступков. Вот и приходится брать все в свои руки, раз у тебя, - особо выделила она это слово, - смелости не хватает, приходится брать все в свои руки и сразу все расставить на места. Вот. – Логически, я понял смысл ее слов, а вот физически – эти мысли не хотели компоноваться, и становится в нормальное восприятие мира.

- Извини. – Только и смог я выдавить из себя. Я знал, что случилась какая-то трагедия с ее родными, но не думал что такой невинный вопрос, заставит ее вспомнить об этом.

- Извинения принимаются, но если ты ответишь на пару моих вопросов, так же честно и искренне как это сделала я.

- Выбора, то у меня, как я понимаю, все равно нет? – случайно или нет, но кажется, меня поймали, как пацана, в эту словестную уловку.

- Правильно понимаешь. Вопрос первый. Это ведь неправда, что там кто-то был, и спас тебя?

Ну и что ответить? Разумеется правду.

- Да, это неправда.

- Это был ты да? А как тебе удалось обмануть заклинание.

- Еще раз да, это был я. Понятия не имею как мне это удалось, больше тебе скажу, до вчерашнего разговора я понятия не имел ни о таких заклинаниях, ни о их возможностях. И больше я тебе ничего не скажу. Во всяком случае до тех пор, пока сам не найду ответы на все вопросы.

- Ну и ладно. – Нехотя, согласилась она и показательно надула губки.

- Не ведусь я на такое, можешь и не пытаться.

- Тогда второй вопрос. Что у тебя на спине за рисунок? Я его заметила еще когда тебя только доставили в академию, но все никак не было времени спросить.

- А на что похоже?– Удивился я вопросу. Если бы вопрос стоял «что означает или откуда рисунок», я бы понял, но вот что там изображено – это что-то новенькое.

- Это не вежливо отвечать вопросом на вопрос.

- И тем не менее.

- Ни на что не похоже, клякса по среди спины. Рисунки на теле, не часто встречаются, но я уже видела их, и они всегда что-то символизировали, а у тебя не пойми что.

Да что же со мной творится то. Какие-то ауры меняются, дерево пропало со спины, магия не работает на мне. Что за бред.

- Не знаю, Диана. Раньше, я был уверен в значении и содержимом того рисунка. А после твоих слов, у меня все больше и больше вопросов, а где искать ответы пока не ясно.

- А что было раньше?

- Дерево, вяз. Только пусть эта информация не уйдет дальше тебя, для меня это очень важно.

- Опять твои тайны. Но я обещаю.

- Вот и умничка. Я так понимаю, что ты с Ирой не говорила? – решил я перевести тему. Да и пора закрывать этот вопрос.

- Что значит, не говорила? – удивилась зеленоглазая. – Говорила, в тот же день. С чего такие вопросы?

- Зная Иру, она уже бы прилетела и выносила бы мне мозг, ну или как минимум двери. А раз ничего подобного не происходит, и в академии нет эпидемии повышенных переломов, то что-то явно не так.

- Ты об этом. Разговор был непростой, но мы все решили и поняли друг друга.

- Я конечно за вас рад, но мне надо с ней поговорить.

- Я знала, что ты так скажешь. – Довольно улыбнулась она, встала и прошла к двери. За дверью была Ира. – Проходи. Все именно так как мы с тобой и думали.

- Ну что же дамочки, а теперь давайте подробно, как самому тупому адепту, поясните мне свое поведение. И говорю сразу, если будете играть правдой, или что хуже скрывать от меня что-то, мало не покажется обеим. Вы мне верите?

- Верим, - синхронный ответ со смущенными мордашками.

-Я вас слушаю.

- Мы поговорили и… - начала, было, Диана, но ее перебила Ира.

- Диана, я сама. Азгор, мы действительно говорили и пришли к неким выводам. Мы благодарны тебе, что ты пытался нас отгородить от опасностей, но это сильнее нас, ни мы, ни ты над этим власти не имеешь. – Я молча слушал. Они следили за моей реакцией. – Мы пришли к выводу, что не готовы делать козни друг другу, но и отказаться от своих желаний не можем. По тому готовы принять тот факт, что у тебя будем мы обе.

- Дуры! Пошли вон! – как можно спокойнее сказал я.

Хорошо, что они не стали ничего говорить и молча меня покинули. Для них хорошо. Не так я себе представлял этот вечер, но есть то что есть. Сон уже не мог претендовать на аудиенцию у меня, по тому надо заняться делом. Бои, болячки это хорошо, но есть дела и важнее. Я решил заняться грядущими делами, а именно предстоящим заказом для ордена. Реагентов еще не привезли, насколько мне известно, но я не верю, что они откажутся от такой халявы. Поступить я решил просто, взять все рецепты и расписать их понятным языком для своих подопечных. Они мне в этом помогут, и сами поучатся и заработают немного, на халяву, даже для ордена, я ничего делать не намерен. На все про все я убил шесть часов времени. За окном уже было четыре утра. Решив, что все таки поспать надо хоть несколько часов, я оставил бумаги на столе.

Выспаться, я не выспался, а вот перебить сон удалось. Большего и не требовалось, хотя с точки зрения медицины это высшей степени безответственно и все такое. В этот день мне на глаза не попадались ни Ирина, ни Диана. Занятия прошли на ура. Адепты, наконец, познакомились на практике с моими требованиями на практических занятиях. Своим подопечным я указал страницы и книги, которые им нужно взять и выучить содержимое. А так же вручил записи, которые писал ночью. В комплекте со всем этим рассказал им суть дела, требования и вознаграждение. Все остались довольные друг другом.

На пятый день, после разговора с Ириной и Найей, я добавил ингредиенты шипоморда в зелье, и осталось теперь только дождаться седьмого дня, что бы девчонки начали свое преобразование.

В воскресенье, мне так привычнее именовать дни, рано утром мне передали весточку, что меня ожидает графиня де Труа. Собственно ожидаемо. Из-за этой встречи я передал сообщение своим подопечным, что у них накрывается сегодня прогулка за пределы академии, и что им необходимо собраться у меня в кабинете через три часа.

- Приветствую Вас, графиня. – Поцеловал я протянутую мне руку.

- Здравствуйте, профессор Алкухин. Рада Вас видеть. Если Вы не против, то давайте опустим эти формальности, не на приеме ведь.

- Я только «за». – Согласился я с предложением.

- Азгор, я прибыла передать вам список ингредиентов и часть оплаты. – Мы находились в специальном кабинете для подобных встреч, и разумеется нам никто не мешал. В углу стоял ящик, на который Лейра и указала. А так же передала мне кошель. – Здесь половина сумы. Вторую вы получите после выполнения работы.

- Ничего не имею против. Рад иметь дело с такой леди как Вы.

- Взаимно. – В тон ответила она. – Азгор, что там с нападением на тебя? – я удивился вопросу и первым делом осмотрелся вокруг. – Не бойся, у меня артефактный полог, можешь говорить совершенно смело.

- Я думал ты и не спросишь. Да плохо дело, Лейра.  Плохо по двум причинам. Во-первых, меня взяли как последнего барана, - хотел сказать лоха, но тут слова такого не знают, - вязи профессионально, этого не отнять. Вариантов тупо всех перебить не было. Это, как ты понимаешь, говорит о том, что я расслабился, но это мои проблемы, и о том, что даже самый охраняемый город не может ничего в подобных ситуациях. Патрули, насколько мне известно, банально усыпили. Может быть я бы и понял чем и как, но меня туда не пускают,  да если честно не сильно и интересно. Просто нужно принять как факт. Выкрутился я, благодаря своей подмоченной репутации. Для тебя не новость, что я тут местная достопримечательность по прозвищу «трус»?

- Да, - не удержалась от смеха Лейра, - я когда об этом рассказывала в ордене, то смеялись долго. Как бы не прижилось за тобой прозвище.

- Мне все равно. Так вот. Предводитель этой банды поверил в это и решил что сам сможет меня убить. Запретил кому либо вмешиваться и приказал не дать мне выйти за импровизированный круг. Дальше все просто, краткая схватка и шесть трупов. Когда же я приближался к последнему выжевшему, то краем глаза поймал некий ярко багровый всполох, но не придал этому особого значения за что и поплатился. Убивая последнего нападающего, я получил тяжелую рану от меча в спину, начало которой находится левее шеи и опускается ниже левой лопатки. Извини, показывать ее не буду. Так вот. Рану эту оставил их главарь, которого я убил самым первым. Уже позже я смог собрать все в куче и вот что мы имеем. После смерти, их главарь был подвержен какому-то заклинанию, багровый сполох, я так думаю и был от него. Все семь человек были никакими бойцами в чистой схватке, но вот когда он поднялся, его навыки были немного ниже меня, но он это здорово компенсировал нечеловеческой силой. Ты только вдумайся, что каждую рану я получал при том, что отрубал ему конечность. Когда я ему отрубил кисть правой руки,  то обнаружил ненормальное кровотечение, оно было под каким-то давлением, и крови было больше чем в теле нормального человека. Как результат, его кровь попала мне на лицо и за секунду я успел отпрыгнуть от него, что бы вернуть хоть как-то зрение, но при этом получил ранение на груди, диагональный разрез от верхнего правого плеча. Когда же я таки смог отрезать ему ногу в колене, он заваливаясь, черконул мечем мне заднюю поверхность бедра. На этом он собственно и головы лишился. Бой завершен. Итог, меня чудом спасли, а вот что это был за противник я не знаю, но там нужно сносить голову, других вариантов нет.

- Это весьма важная информация. Мне срочно нужно ее донести на совет. Еще есть что-то, или это все? Прости, но ты сам понимаешь, чем быстрее я встречусь с советом – тем лучше.

- Есть. Самым важным, является тот факт, что их главный это один из претендентов на пост преподавателя алхимии этого года. Я вместе с ним проходил это испытание, но он зашел туда первым, а я последним. И якобы, это была его месть, за то, что я его лишил всего. И я по чему то уверен, что он говорил не о самой работе, а о внедрении в академию. И как вывод, к сожалению, без доказательств, он может оказаться не единственным внедренным. Вот теперь у меня все.

* * *


Азгор вернулся к себе в кабинет и начал готовиться к встрече со своими подопечными. За все это время, он не возвращался к разговору с девчонками, которые признали его как возможного мужа. Неделя в лазарете, и теперь необходимо и адептам вправить мозги, а то расслабились, не успев даже напрячься, и надо выполнять обещания, данные людям. А вот сами дамы, решили обсудить этот вопрос.

- И что мы будем делать? – разговор решила начать Диана, на правах хозяйки комнаты.

- Это ты у меня спрашиваешь? – удивилась Ирина, даже обожглась от обеденного чая, услышав такой вопрос. – Я в этом направлении мало чего знаю, я жила не в располагающих для этого условиях.

- Признаться, я тоже мало чего в этом понимаю. Не знаю, как ты, а я отбивалась от ухажеров, но так ни кого к себе и не подпустила настолько близко. А вот теперь нашелся, тот, с кем хочется быть, а он ведет себя… даже не знаю, как это назвать. Вот и думала, что ты его знаешь больше, может, чего посоветуешь.

- Тогда ничего делать не нужно. По моему, и так понятно, что его одним желанием не возьмешь. Значит пусть все идет, как идет. Я не готова его уступать никому, и что бы он не говорил, я дождусь пока он это поймет и примет.

- Наверное, ты права. Да и думаю я, что этого не придется долго ждать. Он не похож на человека, который бежит от проблемы или увертывает от ответа.

* * *

- И так дамы, долго играться с вашим стеснением у меня нет желания. По тому вопрос ставим вот как, для обеих не новость, зачем я вас сюда позвал. Насколько я понял, то у Вас Ирина, проблема только в шраме на лице. – Сегодня был как раз седьмой день, и необходимо было жидкостью начинать лечение. Ирина молча кивнула на мой вопрос. Быстро найдя пробирки с жидкостью, я передал их девушкам. – Дамы, жду вас через днес, в это же время здесь же. Ирина, ваш куратор магистр де Андраде?

- Да профессор. – Обе девушки остановились, хотя уже было двинулись на выход.

- Передайте, пожалуйста, магистру, что она мне обещала некие документы, если она их еще намерена мне передать, то жду. Если же нет, то хотелось бы это узнать, мне нужно планировать свое время.

- Если вопросов нет, то больше не смею вас задерживать.

* * *

- Входите, не заперто, – крикнул я на стук двери, сам же начал медленно вставать с пола. Полноценно тренироваться я еще побоялся, а вот сделать несколько несложных упражнений, для начала, решил попробовать. Не скажу, что все удалось, но и сказать «все плохо», язык не поворачивается. Раны все уже зажили, остались только свежие шрамы. Телом уже мог двигать полноценно, а потому, те раны, что были в зоне видимости, я смог рассмотреть нормально. Думаю, можете через неделю, пойду на арену начинать полноценное возвращение формы.

- Доброе утро, профессор, - это была Диана, и судя по ее занятым рукам стопкой бумаг, принесла историю болезни. Оперативно, ничего не скажешь.

- Доброе, магистр. Вы уж извините, что я в таком виде принимаю даму. Я так думаю, вы принесли историю болезни? – спросил я очевидно, и кивнул головой в сторону бумаг в ее руках.

- Да.

- Положите их, пожалуйста, на стол – не хочу пачкать бумаги грязными руками, - я дождался, пока она выполняет требуемое. – Магистр, есть то, что не входит в эти бумаги, но касается общей ситуации?

- Разве, что форма сухожилий, - не уверенно вспоминала Диана.

- А по конкретнее? – это действительно было необычно. Сухожилья, они и в Африке сухожилья, как у них может быть другая форма.

- Это сложно объяснить, тут бы показать. Но ты… извините, Вы магистр, не маг, и я не знаю, как вам это показать, - что с этими женщинами не так, вот они тебя чуть ли не к стене прибивают своей решительностью, а спустя мгновения запинаются и теряются от непонятно чего.

- Диана, ты рисовать умеешь? – по-моему, самое очевидное решение, которое вовсе может бить.

- Нет, - грустно покачала она головой, подтверждая сказанное.

- Тогда варианта два. Или попытайся сама нарисовать, ну и будешь рассказывать то, что не удалось отобразить. Или же найди мага, который и увидит это и сможет нарисовать. Что скажешь?

- Я не хочу это выносить за пределы семьи. Вы не в счет, профессор. По тому постараюсь нарисовать.

- Если не спешишь, то садись за стол и рисуй. На столе же найдешь и все принадлежности. А нет – занеси, как будет готов, твой рисунок.

- Я не спешу.

- Стол в твоем распоряжении. Извини, но составить компанию не могу, нужно привести себя в порядок.

Привести себя в порядок удалось минут через тридцать. Диана уже закончила рисовать, и всячески пыталась подсмотреть содержимое бумаг на столе, не касаясь их руками.

- Если тебе так интересно, то можешь взять и почитать. Нечего издеваться над бедной шеей, еще сломаешь. Показывай, - не дал я ей возможности для отмазки.

Рисовала она довольно прилично. Как минимум на две головы выше меня, ибо мой пик искусства рисования заканчивался вместе с дымом из трубы примитивного домика. Я не был знатоком биологии, а по тому, наверное, и не понял, что тут не так.

- Диана, а что тут не так? Ты уж извини, но я не вижу тут ничего необычного.

- Слова другие, смысл тот же, - устало сказала Диана.

- Ты о чем? – не понимал я, к чему она клонит.

Вместо ответа она протянула мне еще один лист с рисунком. Рисунок был идентичным. И это при том, что она не умеет рисовать. Но это потом. Я смотрел, то на один лист, то на другой, но так и не понял, что я должен увидеть.

- Диана, ты меня извини, но я не вижу разницы.

- И ты туда же. Те, кто меня лечили, тоже не увидели разницы. Когда же я сама выучилась, то смогла увидеть разницу. Но не знала, что с ней делать. Я нашла людей, которые меня лечили, и показала им свою «находку», но они мне сказали, что это всего лишь особенность организма. И что я еще не опытна, по тому только отнимаю у уважаемых людей время.

- И по этому, эта особенность не попала в историю болезни? – догадался я. Хотя ничего удивительно, это сплошь и рядом в любой профессии и в любом мире.

- Да.

- Суть я понял, показывай. Ибо я, все равно, ничего не вижу.

И она показала. Это действительно было не заметно. И не заметно было как раз по причине рисунка от руки. Хотя после того, как меня ткнули носом в эту особенность, я и сам отметил, что в этом месте рисунки отличаются. Сухожилья на мизинце и безымянном пальце были тоньше, чем аналогичные на другом рисунке.

- Я понял. Ко всему этому я вернусь вечером, - забрав бумаги и рисунки, поместил их в закрытый отдел стола. – Диана, составишь мне компанию за завтраком?

- Ты на меня не сердишься?

- Помниться мне, кто-то говорил, что это не вежливо отвечать вопросом на вопрос, не подскажешь, кто это был? – бывают у меня провалы в памяти, ничего с этим поделать не могу.

- Не придирайся, - пробурчала насупившаяся Диана.

- Я и не сердился, это исключительно ваши домысли и действия, привели к такому выводу. А сейчас хватит болтать, пошли завтракать.

Глава 9. Новый учитель

Темп, с которым я шел на поправку меня радовал. Прошло уже две недели после нападения на меня. От того события осталась очередная коллекция шрамов, и немного вопросов о том кто и за что? Два дня назад девушки выпили второй раз зелье для избавления от шрамов. По внешнему виду, могу точно сказать, что Найе начало помогать, а вот изменений на лице Ирины я, пока что, не заметил. Она ничего не говорит по этому поводу, но видно, что ее это тяготит. Дабы ее немного отвлечь, я, все таки, вспомнил, то, что ей обещал. А именно сегодня сутра у нас будет первая тренировка не на мечах. В плане владения мечем она уже достигла того уровня, что глобально, мне ей нечего дать. Только быть спарринг партнером. На занятиях по фехтованию, ей тоже скучно. Уже не существует такой группы, которую бы она не отдубасила. Есть даже слух, что ее некоторые преподаватели по фехтованию просят персонально заниматься. Но так как она и им не уступает, то все происходит тайно, что бы никто, не видел позора преподавателей. Удар по репутации и все такое. Обучать Ирину владения разным оружием я не намерен по тому же принципу, что и меня обучали. Больших высот она не достигнет, как и я, но знать, что это за оружие и что с ним делать лишним не будет. Это и даст ей возможность выплеснуть накопившиеся эмоции и обучатся. Возможно, количество побитых адептов уменьшится. Как долго она будет обучаться какому-то оружию, я не знаю. У меня это были сутки, но у меня же метод обучения был иным.

Сегодняшнюю тренировку решил посвятить посвятить шестам. Я боялся, что за столько времени она растеряла навыки, так как сражалась с более слабыми противниками, но оказалось что это не так. Поединок на мечах я именно с целью проверить ее и проводил. И это не укладывалось у меня в голове. Это же аксиома, чем сильнее противник, - тем быстрее мы растем, и чем он слабее – тем быстрее мы теряем навыки. Тут ничего такого не было. Еще больше я удивился когда Ирина на мой не заданный вопрос выдала:

- Я видела, как это делал ты. Это была поляна без травы. В ее центре росло дерево, такое же как у тебя на спине. И ты выполнял эти же движения. Я видела это не со стороны, а будто бы находилась внутри твоего тела, - такое вот сумбурное объяснение. А началось все из того, что мы отрабатывали друг на друге базовые атаки и блоки. И в какой-то момент, Ирина начала ускоряться и демонстрировать те вещи, которые я ей еще не показывал. Весьма неплохо вплетая их в рисунок уже известных умений. Движения не были идеальными, но и незнакомыми они не выглядели. Единственно, что пришло в голову, так это то, что ее увиденное было получено на основе движений моего тела с учетом антропометрии, и все нестыковки были от того что она меньше меня ростом. Это выглядело более чем логично, но ничерта не объясняло в происходящем.

Тренировка прошла весь плодотворно. Ирина была довольной, она нашла место, где можно было  забыть о всех, тревожащих ее, вопросах. Я был доволен такой скоростью, но и боялся этого. Сначала, просто ее феноменальная скорость восприятия, а теперь и вовсе она поглощает мои тренировочные воспоминания и переделывает их под себя. Я, признаться, боюсь этого. У всего должна быть цена, и чем дольше ее не называют, тем страшнее она будет в результате.

- Азгор, можно с тобой поговорить? – начала Ира в конце тренировки. Такая тренировка еще была тем полезна, что я мог проверить свои возможности после ранений. И этим результатом я был тоже доволен. Пока я держал в руках оружие, не существовало ни боли, ни препятствий со стороны тела. А вот потом, были отголоски ран, но это было потом. Еще одно странное свойство моего организма.

- Да, пока мы идем назад, можем и поговорить. Да, если что, то я беру у тебя уроки фехтования. Думаю, такое объяснение не будет вызывать много интересов. Хотя и афишировать это не стоит. Так о чем ты хотела поговорить?

-Нет, я не хочу, что бы кто-то слышал этот разговор.

- Хорошо. Я весь внимание.

- Ты никак не изменил отношение ко мне с того разговора. Хотя я знаю тебя и тогда ты был зол. Очень зол. Что со мной не так. Почему, ты оттолкнул тогда нас? Только не надо, об опасности, это уже пройденный этап. Ты злишься на нас? Ненавидишь?

Это коллективное мышление девушек или я такой тупой. Хотя первое не исключает второе. Хотя должен признаться, надо с этим заканчивать, тем более, что решение я уже принял.

- Жду тебя завтра, здесь же. И прихвати с собой Диану. Разговор окончен, ученица.

Злая кошка в виде Ирины покинула меня. На самом деле решение я принял, пожалею я о нем или нет, но раз не возможно чего-то избежать – нужно это возглавить. За это время я не только мучал адептов премудростями алхимии, а еще и посещал библиотеку. Среди прочей информации, которая уже начала относится к моему прямому заданию, я прочел и систему местного бракосочетания. И как оказалось, тут есть свои нюансы, в которые поведение девушек более, чем вписывается, а вот мое – нет.

Начнем с элементарного. Здесь нет половой дискриминации на любом участке  социального строя. Богатые барышни заводят себе игрушки для издевательств, в виде смазливых рабов или рабынь. Это же касается и мужского населения. На любую должность может претендовать, как женщина, так и мужчина, разумеется, если позволяет социальное положение. Нет такого понятия, как мужчина должен делать только вот так, а  женщина только вот так. К примеру, не имеет значения, кто стал инициатором отношений или женитьбы. Разница лишь в том, что если это сделал парень, то женщина, соглашаясь на ухаживания, дает ему время на испытательный строк. Наверное, это самое близкое понятие к действительности. Логика примерно такова: я согласна рассмотреть твою кандидатуру в качестве моего мужа. Ни о каких обнимашках, и поцелуях, даже речи быть не может, не говоря уже о сексе. Поцелуй, в подобных отношения, служит неким первичным этапом того, что вы соответствуете минимальным требованиям дамы. Поцелуй может исходить только от дамы и никак иначе. А вот совместное ложе и все из этого вытекающее, опять же инициатива может исходить только от дамы, более серьезное подтверждение отношений. Скорее, даже негласные слова «Засылай сватов». И в девяноста пяти процентах случаем заканчиваются свадьбой. Остальные же пять – это всякие непредвиденные ситуации. Ибо, скорее всего дата свадьбы бала назначена, но что-то где-то не срослось, ну например, убили жениха на войне двух баронств. Если же жених сам пошел в отказ, то это позор именно на его семью, и по этой же причине к девственности тут относятся трепетно, но с пониманием.

А вот если парню делают такие предложение, то автоматическое согласие со стороны девушки на все и сразу. Последствия для мужской части населения,  при использовании этой ситуации в своих целях, может спокойно дойти до рабства.

Разумеется, что это все в общих чертах и есть куча своих нюансов, как для простого люда, так и для благородных. К примеру, для благородных, этот процесс, во многом зависит от решения родителей, а никак не жениха и невесты. А простого люда, вместо рабства – упадет жених семнадцать раз на нож. Что тут поделаешь, бывает.

Но что самое интересное, так это то, что, несмотря на всякие равноправия и прочее, в семье всегда главный мужчина. Вне зависимости от развития событий, девушка, так или иначе, признает, что мужчина «выше» нее и за ним все важные решения. Но и тут есть нюансы. К примеру, на деревенском гулянии сосед с соседкой подходят к вам и говорят, мы тут подумали, что у вас дочка на выданье, может за нашего сына? Вы стоите под локоток с супругой и говорите, не имею ничего против, но надо обдумать эту мысль. На этом вы и распрощались, а дома, не смотря на всю вашу «вышесть» жены, вы получаете от нее взбучку с применение сковородки и других предметов. И ваши мысли резко находят то самое против, и нужно именно вам об этом сообщить соседям. Другой пример. Вы семья аристократ. Работаете, ну например, министром иностранных дел. Но вот что интересно, дома вы весь такой важный и принимаете решения кому денег, кому плетей. А на работе обязаны выполнять свои обязанности подчиненного своей жены, ибо она на этой должности главная.

Ну и главный момент, ко всему этому. Многоженство тут нормальное явление, хотя опять же с нюансами. Для крестьянина, много жен это головная боль, ибо мужчина должен думать о том, как их обеспечить. Разумеется ему это не по карману. Для королей, это историческая препона. Власть должна быть у короля и королевы, а не у короля и баб. По тому есть король, есть королева. И есть у короля много фавориток, по сути гражданских жен. И это единственный случай, где у жены могут быть свои официальные гражданские мужья. У остальной аристократической братии, все тоже самое, только все не официально, или же у мужа есть несколько жен, но между собой, в большинстве случаев, они ведут скрытую войну.

Ну и на последок, маловажная, но все же информация, начиная с третье жены, вводится налог на жен. Сколько этот налог я не разбирался.

И вот обладая всей этой информацией, я решил, что раз дамы такие настойчивые, то пошло оно все нафиг, особенно если они сами не против. К тому же, эти дамочки упорные, и как бы не получилось еще больше проблем от моего отказа. Да и признаться, не могу я позволить, кому то находится радом с ними, убью ведь. Правду говорят, девочки взрослеют и умнее раньше мальчиков. Но один вопрос, меня все же интересует.

- И так, кто мне объяснит, почему я не вижу среди вас Дарьи? – занятия у адептов закончились. И мы должны были заниматься заказом от ордена. И как не сложно догадаться, мои адепты прибыли не в полном составе.

- Профессор, ее оставили отрабатывать наказание, - как ни странно, но сказал это адепт, который хочет избавиться от моего кураторства.

- Вот как. И кто из преподавателей ее оставил? – действительно интересное происшествие. Забрать у меня моего адепта без моего ведома.

- Наш преподаватель по фехтованию, - ответчик не изменился, а вот такую наглость надо пресекать.

Дав задание своим адептам, пошел узнавать, кто там такой наглый, что без моего ведома адептов наказывает. На все про все у меня ушло пять минут. Четыре минуты на дорогу, туда и обратно и минута на поиск своей адептки. Разговорами я не утруждал ни себя, ни охреневшего от такой наглости преподавателя фехтования.

Дальнейшая работа пошла в том же режиме, что и планировалась изначально. Я старался поменьше влезать в само дело. Зелья не сложные, хотя и востребованные. Для адептов практика будет. Да и выучили они все по этим зельям, иначе бы к ним я их не допустил.

-Профессор, можно с Вами поговорить? – спросил у меня адепт Медин. Сын какого-то мелкого барончика. Даже не понятно, как он сюда поступил то. И это был тот самый адепт, что никак не найдет себе нового куратора.

- Я Вас внимательно слушаю, - он впервые столь разговорчив, на моей памяти.

- Я бы хотел извиниться, - довольно уверенно начал адепт и замолчал.

- Давайте считать, что извинились. Это все о чем Вы хотели поговорить?

- Да. То есть, нет. Мне сегодня сказали, что нашли нового руководителя, но я отказался и хочу остаться у Вас.

- Информацию к сведению принял. И давайте на этом прекратим этот ненужный  мне, и тяжелый Вам, разговор. Напоследок, я Вам дам совет. Постарайтесь подружиться с остальными ребятами. Это поможет вам и в учебе, и в Ваших стремлениях относительно Дарьи, - покраснел то как. Не проронив ни слова, лишь благодарно кивнул.

Сам же намеревался направиться в библиотеку. Слишком много еще предстоит прочесть, что бы иметь хоть какой-то фундамент для поиска виновных. А из зацепок, у меня только металлические оружия убийства, вот и ищу записи о кузнецах. Обо всех преподавателях ведутся записи, вот эти бумаги я и просматриваю. Да и вообще, читаю о кузнечном деле все что могу понять. Так же я сходил в музей при академии. Там было много произведений разных мастеров. Но ничего напоминающего работу виденного мной оружия, я так и не заметил. Конечно, можно было пойти напрямую в кузнечный квартал. Да и повод у меня есть – на меня напали, ищу себе достойное оружие. Им я и воспользуюсь, но позже. Хочется подобрать материала. Знаний полученных от случайных встреч с кузней вместе с Анари недостаточно.

* * *

- Доброе утро дамы, - поприветствовал я ученицу с ее куратором на арене. – Вам, наверное, интересно, зачем я вас позвал? Вижу что интересно. Так вот, я вас позвал для того, что бы ты, - указал я на Ирину, - тренировалась, а ты – ее лечила, по необходимости. Возражения не принимаются.

Я давил улыбку, а они метали молнии в меня. Вот с такой вот вступительной речи началась тренировка. Тренировка была посвящена бою на шестах. Да и прошла она вполне неплохо. Каждый поединок был лучше предыдущего. Ирина прямо на глазах улучшала свои навыки. К услугам Дианы, мы так же прибегали, трижды.

- Итак, дамы. Ваши закулисные интриги меня немного притомили. Потому пора их решать. Согласны с этим? – еще бы они были не согласны. Вон как глазоньки блестят.

- И так, представим, заметьте, только представим, что я согласен. Ответьте мне вот на какой вопрос, что дальше?

- Что значит «что дальше»? – первой попыталась понять сказанное Диана.

- Для особо хитрых и красивых, но малосообразительных дам, поясняю. Как вы видите наши дальнейшее отношения? Не надо мне рассказывать обычаи и прочее, я их уже и сам прочел. И прекрасно понимаю, на что вы пошли с этим предложением. Прошу у вас прощения, что повел себя так. И все же. Ирина еще адептка, и ей предстоит выбрать королевство, к которому относится, а там количество женихов будет свое. Как вы видите этот момент в дальнейшем? – от такого вопроса Ирина не знала что ответить. Кажется, испуг прошел по ее лицу. Кстати это странно, ведь еще в первом разговоре, я упоминал этот вопрос.

- Это не проблема, – нашлась Диана. Или же она готовилась к этому вопросу. – Мы оформим документы, если она и ты согласен, и она станет моей сводной сестрой.

- Решение принимать Ирине. У нее голова для того, что бы ею думать, а не носить шапку.

- Я согласна, если это необходимо, - чистая констатация факта и ничего более.

- Так ты согласен стать нашим мужем? – не сдавалась Диана. Глаза Ирины выдавали этот же вопрос. А я себя чувствовал как на базаре. Речь не о духовном и вечном, не о чувствах описанных многими поэтами и писателями. А о обычном ходовом товаре. Хотя, наверное, не такой циничной твари как я рассуждать такими категориями. Девушки мне нравятся. С этим трудно поспорить. Люблю ли я их? Да, но не уверен, что это там сама Любовь.

- Согласен, согласен, - позволил я себе небольшую улыбку. И обнял обеих девушек. – Услышу, что соритесь, обеим голову сниму, - эта фраза прошла мимо их ушей. Они были довольны, довольны, тем чего добились.

Вот так вот я обрел двух жен. Пусть еще не официальных, но все же жен. Признаться меня сопровождали смешанные чувства. С одной стороны, по местным реалиям, я в принципе нормально обеспеченный человек – работа в академии это привилегия, и дана она не многим. По тому обеспечить дам я могу.

Второй момент, что меня беспокоил, это та обыденность с которой все произошло. В старом мире, уже давно не было браков по любви. Но все равно, это было как то не привычно. Не было конфетно-букетного периода, кучи нервов и всего прочего. Это вовсе не вкладывалось в мою голову.

Но главное, что меня беспокоило – это изменения в себе. Этот момент я понял не сразу, но понял. Я легко согласился на все это. Не могу этого объяснить, но разговор с Ириной на постоялом дворе, был в корне отличным от того, что произошел между мной и Дианой. Разговаривая с Ириной, я ясно понимал, что мне нужно отказаться от отношений, дабы не ломать ей жизнь. А вот дальнейшее беседы, такими не были. Я вроде и мыслил так же, но в корне был не согласен с тем, что должен отказаться от того (точнее тех), кто мне небезразличен. Почему произошла такая перемена во мне? На ум приходило два момента. Первый, это то, что я околдован или опоен чем-то. Но этот вариант сразу же разбивается о неоспоримые доводы. На меня не действует магия. А факт влияния зелий я уже успел проверить. По тому, или это все связано с моим состоянием во время лечения, или на меня воздействовало что-то, чего нельзя определить известными алхимическими методами, или же существует магия, которая на меня действует? Кстати надо бы проверить, может кроме магии жизни на меня все остальные типы действуют?

Я не знал ответы на эти вопросы, но я точно был уверен, что не готов и не хочу что-то менять в сложившейся ситуации. За все время, это были первые неясности, которые меня скорее радовали, чем настораживали.

Возвращаясь к девчонкам, я им сказал, что, несмотря на все случившиеся, отношения я не намерен пока что менять. Как минимум до того момента, пока не будут оформлены документы Ирины на вход  в семью Дианы. Возражать они мне не стали, может по причине тех правил, что вступают в подобной ситуации, а может по причине логичности моих слов.

Вся неделя была как под копирку. День начинался с тренировки и ею же заканчивался. Сутра я мог лишь поработать с Ириной, сам же нагружался вечерами. Я и не заметил, как соскучился за своим спарринг партнером. С ним я работал в полную силу. А вот с Ириной я работал не в полную силу, по двум причинам. Во-первых, она, все-таки, еще уступает мне в уровне владения оружием, а во вторых – я не владею остальными видами оружия на том же уровне, что и катанами. Тренировку же Ирины я построил по следующему принципу, учитывая ее скорость осваивания материала, каждое оружие будет отрабатывать примерно по неделе. С той лишь разницей, что каждый день она будет сражаться со мной одним и тем же оружием (шест на этой неделе), я же каждый день брал что-то другое: шест, меч, глефа, копье и так далее. На всех утренних тренировках присутствовала Диана. Пошли даже слухи, что они меня обучают владению мечем, раз палка мне не помогла.

Днем я занимался с адептами: на уроках со всеми, после уроков – только со своими. За эту же неделю мы, а вернее они, доделали весь заказ от гильдии. Я был рад их успехам, неплохими алхимиками могут получиться девчонки, парни – теоретически тоже были неплохо подкованными, но уж слишком рассеяны местами. Но вмести, они компенсировали недостатки друг друга.

Вечерами я сидел и читал историю болезни Дианы, если надоедало это чтиво – шел читать в библиотеку о кузнецах. Возвращаясь к истории болезни Дианы, я пока что мало чего понимал. Судя по бумагам, ей были нанесены раны кинжалом в руку. Кинжал был смазан ядом, состав которого до сих пор установить не удалось. Будучи еще в том возрасте неплохо знакомой с магией жизни, Диана смогла избавиться от следов пореза. Но через некоторое время она начала ощущать режущую боль ниже бывшей раны, с ее эпицентром в безымянном пальце и мизинце. Обезболивающие эликсиры, так же как и магия, не давали покоя. Диана не чувствовала руки, но боль не унималась. Все известные маги и алхимики лишь разводили руками, но не могли найти причины этого. Если я не напутал ничего, то среди записей, по почерку, я обнаружил наблюдения мастера Ролана. Но они были малоинформативными. Адские боли преследовали Диану около полгода. Затем боли начали утихать и появились проблемы с функциональностью всех пальцев руки. Итог, полное прекращение боли и слабая функциональность мизинца и безымянного. По тем же бумагам, функциональность была вовсе мизерной, но со временем Диана смогла немного разработать пальцы.

Чтиво, весьма и весьма интересное, но мне не знакомо ни одно вещество с такой вот моделью поведения внутри человеческого организма.

Сегодня я отпустил своих подопечных за пределы академии. Сам же остался в стенах замка. Дело уже к вечеру, потому адепты скоро должны возвратиться. Ирина, насколько я знаю, пошла на постоялый двор проверять состояние своего бизнеса. Я же направляюсь на арену. План на следующую неделю составлен, от чтения уже голова кипит, нужно развеяться. Разумеется есть для быстрейшего решения, но ими я займусь через неделю. Нужно отдать заказ ордена, и проверить состояние девушек, завтра у них последний прием зелья.

Мой спарринг партнер, все та же сущность что и раньше, но со временем он тоже подвергся развитию. Раньше, я мог лишь его вызвать и драться как с равным. Теперь у него было больше возможностей, я мог задать условия боя: как тактические или стратегические моменты, так и тип оружия. По тому тренировку я делали на несколько этапов. Рукопашный бой – я еще ни разу не смог выиграть, вроде и движения мне знакомы, но было в них что-то особенное, чего я не мог понять, а от того и противодействовать тоже. Бой на мечах – тут было немного легче, иногда я мог выиграть. И свободный бой – я выбирал любое оружие, и то же самое, делал противник. Проигрывал я тут тоже весьма часто. Примерно раз из десяти я только выигрывал.

Вот и сейчас я проиграл. Проиграл бой по свободному выбору оружия.

- Не удивительно, что нам пророчили исчезновение. С такими то неумехами, - услышал я у себя за спиной. От такого спича я, малость, охренел. Нет, не от содержания слов, а от того что тут никого не должно быть, да и голос мне не знакомый. Я стал медленно подыматься с земли, держа наготове глефу. Мне никто не препятствовал, и я просчитывал возможный варианты. Тело уже было в боевой готовности.

- Не напрягайся ты так. Даже если бы я захотел причинить тебе вред, то не смог бы, - я, наконец-то, увидел говорившего. Громадная фигура человека, покрытого черными доспехами. И не похоже, что бы эти самые доспехи стесняли его в движениях. Оружия при нем я не видел. Но все это легко объяснимо, он не был материален, это был призрак или что-то родственное.

- И кто ты такой?

- Для тебя, Учитель! – серьезно так и с нажимом сказало мне это. Я просто не знаю, как классифицировать гостя.

- Не помню, что бы я заказывал себе учителей. Так кто ты?

- А ты дерзок, демон! Я так смотрю, это все что осталось от нашего народа – слабые, не знающее своей истории, но дерзкие. Прискорбно. Даже хорошо, что я не дожил до этих времен.

- Три метра недоразумения, ты можешь яснее говорить? Вопрос прежний, кто ты?

- Совсем неуч. Раз никто не обучал тебе, то и этим займусь я, - он мне сейчас намекнул, что одолжение для меня делает, или мне только показалось. – Я демон, как и ты…

- Стоп. Я человек, и ни о каких таких демонах не слышал раньше.

- Ты демон. Иначе и быть не может! – упрямился мой собеседник.

- С чего ты взял?

- Только демон мог меня призвать и может меня увидеть, - как само собой разумеющееся выдали мне.

- Ты меня окончательно запутал, давай все по порядку и с самого начала, - другого варианта не было. Надо найти точку отсчета для разговора с этим человеком или демоном.

Диалог с этим индивидуумом оказался весьма и весьма сложным. Но если убрать наши с ним словесные пикировки то получается следующее.

Он «могучий воин» некой расы. Ее название я не запомнил, ибо там без перелома всего речевого аппарата не обойдется, да и мозги расплавятся его запоминать.  Как они сюда попали, он не помнит, по его же словам, он это знал, но не все воспоминания вернулись. По этой же причине, он не помнил, почему началась война. Но они сражались с людьми, и война эта была долгой и кровавой. А потом, что-то произошло и его тело умерло, а сознание было запечатано. Много ли таких, как он, ему не известно. Пробудился он по причине ослабевания печати, которая удерживала его сознание, а так же от близости выброса некой «силы воина» относительно самой печати. Освобождение произошло в тот день, когда я на этой же арене дал свое согласие девушкам. Остальные дни, этот тип впитывал выбросы этой самой силы во время моих тренировок. И вот он накопил достаточно сил, что бы появиться передо мной. «Сила воина»  - доступна только демонам, люди ею не владеют.  Да и демоны, это название, данное им людьми, но оно прижилось, и истинное имя их расы очень редко используется. Он так же пообещал обучать меня, потому что это долго каждого старшего демона относительно юнца, вроде меня, а так же по тому, что ему скучно, и видеть его могу только я. От чего-то верить ему мне не хотелось, но и сразу отказываться было бы не верно. Нужно думать, и возможно даже советоваться, хотя очень не хочется этого делать.

Глава 10. Пазлы

- Хоть пытался с ней поговорить? – голос принадлежал человеку, сидящему за столом. Его собеседник был куда моложе, и стоял напротив. Этот разговор уже не единожды начинался, но ответ у молодого парня был прежним. И с каждым разом, его дядя все больше и больше злился провалам его племянника.

- Пытался. Ты же знаешь. Но она, словно не замечает меня, или не видит во мне мужчину. Если бы ты знал, как это бесит! – с надрывом закончил парень. Еще бы его это не бесило, за ним бегали толпы девиц, готовых за него драться, но они все были ему не интересны. А тут, его прокинули тем же способом. Да, девушка, о которой речь, ему не сильно интересна, но просьбу дяди он не может отказать.

- Значит, плохо пытался! – сорвался на крик заведующий факультетом управления Брейд де Сорго на своего племянника.

Аристократическое происхождение взбурлило кровь парня, и он не стал сдерживаться:

- А что ты предлагаешь, дядя? Силой заставить ее стать часть нашей семьи? – от этой реплики парень ехидно ухмыльнулся, а его дядю перекосило от этих слов. – Ты не хуже меня понимаешь, что силой ее не заставишь. У нас нет рычагов давления на нее. И еще остается магистр де Андраде, которая ее опекает словно младшую сестру. Незаметно для нее это не пройдет, и ты это знаешь.

- Знаю. ЛУЧШЕ ТЕБЯ ЗНАЮ! – сорвался, опять, на крик глава семьи. – А еще я знаю, что Диана подала документы на прием ее в семью. И нет причин ей в этом отказывать. По тому, пришло время для крайних мер, – улыбка Брейда стала подло-хитрой. Он достал флакон из выдвижного ящика стола. В флаконе была жидкость, цвет которой, определить было сложно из-за плохого освещения кабинета магистра. – Ты знаешь что это? – с довольно улыбкой спросил он у племянника.

- Нет, - немного не уверенно ответил Франциск. И ему все меньше и меньше нравился этот разговор.

- Это зелье, вызовет, у выпившего его, сильное половое влечение. И твоя задача дать ей его и оказаться в момент действия рядом с ней. Что делать дальше, тебе рассказать? Или сам догадаешься?

- Сам догадаюсь! – с вызовом ответил адепт. – Но дядя, это же не законно.

- Я очень рад, что ты это понимаешь, - вежливо заключил «управленец».


* * *

- Деда, с тобой можно поговорить? – довольно редкое явление, что бы внучка, а по совместительству, и сильнейшая магиня жизни, так начинала разговор.

- Проходи, - пригласил ректор внучку к себе в кабинет. Как только она села, он встал из-за стола и пошел к одному из шкафов, попутно подталкивая Диану, начать разговор. – Говори. Что тебя беспокоит?

Ректор раскрыл шкаф и достал от туда пыльную бутылку, с розоватой жидкостью, на дне которой был виден мутный осадок. Это было вино. Он прекрасно знал привычки своей внучки. Он знал, насколько ей тяжело даются разговоры не связанные с работой, а этот – явно был таким. А также любовь внучки к хорошим винам, которую она унаследовала от него.

- У меня к тебе две просьбы… - неуверенно начала Диана, после того, как дед разлил жидкость по бокалам и поставил их на стол.

- Смелее, Диана. Что с тобой? Я тебя не узнаю, - насторожился дед. У него, конечно, были свои мысли о теме беседы, но мысли – это не факты.

- Ты прав. Отступать некуда, - собралась с мыслями Диана. – Деда, я хочу попросить твоего разрешения принять Ирину Волк в семью на правах моей сводной сестры, - Диана боялась этой беседы. Не потому что боялась ярости главы семьи или отказа, а потому, что она старалась как можно реже его беспокоить. Он ее вырастил, он ей заменил всю семью, и она старалась быть опорой деду. Не нагружать его своими проблемами, но в этой ситуации – по-другому никак.

- Что ж, прекрасная новость. Не понимаю, почему ты так боялась об этом говорить. Я поддерживаю это начинание. Если сама Волк не против, то не вижу причин препятствовать. Думаю, и самой Ирине будет легче. Я и так удивлен, что столько прошло времени, а она еще не в центре интриг. Тем самым и от этого ее избавим.

- Ты не прав. Она пользуется большим вниманием мужчин в стенах, но она их всех игнорирует. Обычно, такие самородки с головой готовы окунуться в этот новый и радостный, по их мнению, мир. Она не такая. По тому и нет тех самых интриг, как ты выразился.

- Вот как, - задумался старик. – Действительно странно, но может быть оно и к лучшему. Ты приложила свою руку к этому? – полюбопытствовал ректор.

- Нет, не я. И именно в этом, вторая часть моей просьбы. Понимаешь деда, не все так просто. Мне придется начать немного издалека, но выслушай меня.

Магистр по удобнее уселся, как бы говоря: «Весь внимания!».

- Начнем с того, что ее нашла не я, а мой заместитель. Но условие, которое стояло для ее поступления к нам, гласило, что именно я должна быть тем, кто ее привел в академию. Как ты знаешь, по бумагам так и есть, - Диана посмотрел на свой бокал, потом на деда. Он не выражал ни эмоций, ни движений. Он выполнял просьбу Дианы – молча слушал. Этот разговор она готовила долго, но все равно было трудно все рассказать. Сначала, разумеется, она спросила разрешения у Азгора, на такую откровенность с дедом. К ее удивлению, он легко согласился. – Ее истинным учителем и наставником является Азгор Алкухин. Именно он поставил такие условия. – Удивление деда читалось на глазах. Он мог скрыть свои эмоции, должность обязывала иметь такой прием в своем арсенале, но делать этого не стал. Ректор молчал. – Мы с ней сильно сдружились, и она действительно стала мне младшей сестрой. Но есть еще один момент. Мы не готовы друг другу делать гадости, хотя причины для этого есть. И имя этой причины Азгор. Ты был прав, он мне нравится, и Ирине тоже. Мы сами сделали первый шаг.

- Ситуацию я понял. Но внучка ты уверена? – спокойный тон деда, добавил сил Диане.

- В чем?

- В готовности делить этого мужчину с другой? Да и в самом мужчине. У него не самое яркое положение.

- Уверена. Все это именно из-за него. Он странный. Сначала и слушать нас не стал. Но потом извинился и согласился. Я так поняла, что он просто не знал наших обычаев. Что очень необычно. Да и не получится по-другому. Ирина его не предаст. А если я даже бы захотела избавиться от конкурентки, он этого не простит.

- А ты не думала, что сначала отказ, а потом согласие, это некая сторонняя игра.

- Думала, - смутилась Диана. – У меня нет доказательств, что он играет свою игру. Но я ему верю. Это сложно объяснить, но его необычное поведение вызывает доверие. Такого мужчину, я не готова упустить.

Ректор был удивлен. Внучка, которая отшивала всех, сама пошла в наступление. И рискнула самой инициировать отношения. В этом нет ничего не обычно, в общей сложности, это просто необычно для ее внучки. Что же она в нем нашла? Это он решил проверить лично. А что может сказать о человеке больше, чем поединок.

* * *

- Сестра, как прошедший днес?

- Диана, ты серьезно?

              - Абсолютно. Теперь ты моя сестра. Вот документы, - улыбка Дианы была искренней и веселой. Ирина же растерялась, она не ожидала, что так быстро будет принято решение по ее приему в семью. Приняв документы, боялась посмотреть на их содержимое.

            - И что теперь? – переселив себя, Ирина посмотрела на документы. Она теперь не Ирина Волк, а Ирина де Андраде-Волк. Официально, а по факту может представляться, как и раньше. Местными обычаями это не запрещено.

            - Тебе надо быть особенно внимательной и осторожной. Очень многие не рады твоему новому статусу. Не удивлюсь, если все выйдет на откровенную провокацию.

            - Я тебя поняла. Ты хоть что-то знаешь о Азгоре? Куда он пропал? – провокации и тому подобные вещи не было новостью. Очень многие «друзья» показали свое истинное лицо. Ничего страшного не произошло, но находится днями в таком режиме тяжело. По этому ей не хотелось говорить, и так об очевидных вещах. Странно и то, что как только стала известна информация о ее намерениях войти в семью де Андраде, многие стали угрожать. Логичнее было бы предложить условия получше, но были угрозы. Неявные, но это не имеет значения.

- Нет. Специально, я не стала узнавать. Азгор запретил вести себя отлично от того как все было раньше. А из того что известно всем, он попросил себя заменить на этот днес, и завтра должен вернуться. Куда и зачем он уехал, не известно. Ты его видела последней. Кстати я тебя поздравляю. Зелье подействовало, и шрама больше не видео.

- Спасибо. Я и сама очень рада этому изменению.

* * *

- Привет, - эта фраза прозвучала на долю секунды позже, чем кулак влетевший в челюсть главы Ордена Леса. Мы были вдвоем, по тому никому больше по голове давать не пришлось. – За что сказать или сам понял?

- Понял, - недовольство на лице главы ордена читалось явно, но выражать его он не стал. Согласен он или нет, но я же обещал, что лично с ним расплачусь. – Чего пришел? Я не помню, что бы давал тебе разрешение покинуть свое задание.

- Запомни накрепко, Айкин. Мне плевать и на тебя и на орден. И только я решаю, когда и что я буду делать. Твои приказы мне по боку. Я им подчиняюсь, лишь до тех пор, пока считаю разумными и не более. А с учетом того, как ты и тебе подобные лидеры ордена, построили наши отношения, то я тебя уверяю, это первое и последнее задание, которое я делаю в ордене. Можешь даже считать, что я внештатный помощник. Этот момент уяснили?

- Мы еще вернемся к этому вопросу. Так чего ты приехал? А если за тобой следят и узнают, куда ты ездил.

- Не льсти себе, я к тебе пришел, по тому, что цель моих интересов находится рядом. И решил зайти посоветоваться. Что ты знаешь о войне, после которой появился орден? Только не надо мне сказочек из книги нести, есть другая правда, и я ее хочу знать, - таки мысли мне пришли уже давно. Я не верил, что все было именно так как описано в книге. Вернее не так, я не верил, что в книге было написано все. Самым тонким местом, по моему мнению, являлась пропажа всех великих воинов в одно мгновение. И по сути, все происходящее дальше, это война с измененными тварями с помощью созданного ордена. Не может война так закончится, в моем представлении. И разговор с «учителем» наталкивает меня на мысль, что он и есть противник людей, или один из тех самых могучих воинов людей. Чем черт не шутит, мир магии – всякое может быть.

- В принципе – ничего. В записях ордена нет более подробной информации. Есть некие отголоски в разных трактатах, но не более того. Что тебя конкретно интересует? И чем вызван интерес?

- Я встретился с неким духом, который утверждает, что он воин. И он воевал против людей. Раса у него называется демон. По его словам, это название им дали люди. У них есть и свое название, но я его не запоминал, очень уж оно заковыристое. И выглядит этот дух, как трехметровый человек. Обычный человек, только очень большой. Что можешь сказать по этому поводу?

- Любопытные вещи ты рассказываешь. Но я вряд ли могу тебе чем то помочь. Нигде нет описания противника. Как тебе известно, есть бестиарий тварей преисподней. Они пришли вместе с противником с другого мира. Это известный факт. Противника называли демонами, это как раз сходится с твоим рассказом, но нигде нет описания этих самых демонов. Есть только описание сопровождавших их животных. А где ты его встретил? И как ты вообще смог его встретить?

- Это сейчас не важно. Важно то, что он хочет меня тренировать, от скуки, как он сам выразился. Но у меня доверия к нему нет. Вот и заехал попутно посоветоваться на этот счет. Чего мне ожидать таких тренеров? - говорить всего я им не собирался. Я им не доверяю.

- Вот как. Соглашайся, это все что я могу тебе посоветовать. Не знаю, чего он тебя обучит, но в ходе всего этого, ты получишь информацию, которая может быть полезной. Но совет тебе дам, найди способ ментально защитить себя, против призраков это будет далеко не лишним. А в этой ситуации, так точно.

Я думал, примерно, так же как и он. Но вот насчет ментальной защиты я сам не подумал. Поковырять в голове человека могут маги, но после такого человек становится неадекватным. По тому и нет допросов с помощью ментальной магии. А если и есть, то жизнь допрашиваемого никого не интересует.

- Спасибо за совет. И раз я тут, мне бы посмотреть записи ордена связанные с болезнями. Есть некая проблема, решения которой я никак не могу найти. Это можно устроить?

- Да. Но к тебе будет приставлен наблюдатель, так как информация секретная, а твое звание в ордене не дает свободного доступа.

- Хоть и десять наблюдателей. И  еще вопрос. Тебе доложили о покушении на меня?

- Да. Лаера, все в точности рассказала. Но поделать с этим ничего не можем, - развел он руками.

- Ордену известны подробности нападения на меня и мои предположения по этому поводу. Так же, ордену известны данные о пропаже людей. Почему орден не задействует свои связи и не поставит в известность все королевства? Будет ведь куда легче?

- Ты не прав. Легче не будет. Начнется большое движение, и это может спровоцировать противника на необдуманные действия. К тому же, кто надо – знает. Пусть это не короли, но тоже значимые люди в соседних землях.

- Как знаете. Но как бы потом эта осторожность не была плачевной, - его ответ был логичным. Но если уже начали в открытую нападать, мой случай не первый, были и другие люди, то надо что-то делать.

Еще два дня я пробыл в храме ордена, а потом был переправлен по указанному адресу. Кроме разговора, я, разумеется, доставил заказ по зельям и забрал вторую часть оплаты. В записях, я так и не нашел ничего напоминающего ситуацию с пальцами Дианы. Хотя сильно надеялся, что именно там будет хотя бы намек. Но нет. Правда, главной цели своей поездки я добился. Все успели в срок.

Глава 11. Догадка или реальность?

Мой возврат в академию, прошел так же незаметно, как и исчезновение с нее. Рано утром, я зашел к нам на кафедру и предоставил Арзаму Кулену бутылку дорого вина, в качестве благодарности, что согласился заменить меня на неделю. Его обычно бурчание от скуки было ответом.

Сегодня не было занятий с группой, в которую входили мои подопечные. Потому для меня было сюрпризом, что Медин был избит. В принципе, это нормальная практика, в стенах академии получать увечья. Каждый день есть занятия по боевой подготовке в том или ином ключе. Но лицо Медина говорило не о штатных травмах, которые в любом случае будут убраны посредством практики магов жизни, а регулярном избиении.

- И так, адепт, подскажите мне, пожалуйста, что случилось с вашим лицом? – все четверо между собой переглянулись, но продолжали молчать и виновато смотреть на меня. Похвальная синхронность, если бы не причина ее возникновения. Пришлось, проделывать старый, подлый, но проверенный трюк. – Угадайте, что я сейчас держу в руке? – адепты уставились на маленький флакончик с зельем, который я достал из кармана. Ная понимающе побледнела. – Ная, будьте добры, подскажите своим коллегам, какая связь между вами и содержимым этого флакона.

- Это зелье правды. И если мы не ответим, то вы все равно узнаете ответ на вопрос, но с его помощью, - ответ был верным. Это действительно было зелье правды, а не блеф, как в прошлый раз. Я посчитал, что такая вещь должна быть под рукой, тем более у нее нет свойства, быстро портиться. Это зелье, скорее как хорошее вино, чем дольше – тем сильнее, но по истечению двух лет, иногда, дает летальные эффекты.

- Верный ответ. И так, я повторяю вопрос, что с вашим лицом адепт Медин?

- Вы не имеете права применять на нас это, - выпалил Медин. – Вы сами заставили нас выучить права и обязанности в стенах академии, - И это была истинная правда. После того, как мне пришлось забирать своего адепта с не санкционированных отработок, я заставил всех сдать мне этот экзамен.

- Вы правы. Не имею. Но это при условии, что вы сможете доказать это, - добродушно улыбнулся я. – Вопрос повторить?

- Не надо, - буркнул Медин. – Это следы от занятий по фехтованию.

- Вот как, - без доли понимания заинтересовался я.

- Тогда у меня к вам логичный вопрос. Это с кем вы дрались, что вот так получить по лицу? С Ириной Волк?

- Нет. С преподавателем, - вот этот ответ меня озадачил. Или я чего-то не понимаю, или кто слетел с катушек.

Дальше я не стал допрашивать адептов. Какова бы ни была причина этого, это не позволительное поведение для преподавателя. Чужих адептов, пусть изобьют хоть до смерти, их судьба мне безразлична. Моих – трогать нельзя, и эту мысль я постараюсь донести чемпиону прошедшего турнира.

* * *

- Доброе утро, магистр, - услышал я знакомый, но не привычный голос. Не привычный, потому что этот человек никогда ранее не говорил со мной лично. – Уделите мне несколько минут своего времени, если не сложно.

- Доброе утро, профессор Алкухин. Я Вас слушаю, - этот тип был мне неприятным, но я обязан вести себя вежливо, во всяком случае – на людях.

- У меня к вам необычная просьба… - сделал небольшую паузу он. – Я бы хотел попросить вас об учебной дуэли, - его просьба немало шокировала, а улыбка по итогу произнесенного только чудом не стала причиной потери им зубов.

- Я согласен, - как можно равнодушнее ответил я. На самом деле, я был просто рад от такого поворота событий. Меня бесило в нем все: его трусость и нежелание принять бой на турнире, его адепт, который сначала искал замену куратора – меня уговорили его взять, но адепт осмелился передумать и остался, но больше всего меня бесила симпатия Дианы к этому трусу. И вот он сам вызвался, теперь у меня есть возможность показать его никчемность всем. – Вы не против, если я сам выберу мага жизни для оказания помощи?

- Нет, буду только рад. У вас опыта больше в таких делах, полагаюсь на Вас. Сегодня перед ужином, подойдет? – спросил он, сам еще не зная на что подписывается.

- Вполне, но, все таки, удобнее было бы после ужина. Сами понимаете, за адептами нужен глаз да глаз, особенно перед отбоем. Скажем в десять? – и выжидающе посмотрел на него.

- В десять так в десять. До встречи.

- До встречи, профессор,- не дожидаясь ответа, я покинул его общество. Боюсь, что могу выдать истинные чувства разговора. А в качестве мага жизни, я разумеется, договорюсь с Дианой. Она должна видеть мой триумф.

* * *

- Итак, господа и леди, подходит к концу первый триместр обучения. И мне, как всегда, интересуют успехи ваших подопечных. Что можете сказать о новом наборе? – начал ректор свою речь на очередном подведении итогов. В конце каждого триместра, ведется отчет успехов и провалов, и худших – отчисляют, лучших – поощряют. Отчисляли не худших среди всех, а тех, кто не дотягивал к необходимому минимум. Тех, кто набирал минимум – получали минимальную стипендию. Награда же, выглядела в виде  единоразовой денежной выплаты, в размере  одной стандартной стипендии.

Первым взял слово глава факультета управления Брейд де Сорго, за ним был некромант Грай. Третьим выступал магистр Варин. Ну и последней была магистр де Андраде. Такая очередность сложилась исторически.

По словам де Сорго, получалось, что из всего первого курса обучения, только два человека могут претендовать на поощрение и некого выгонять. Собственно этот факультет и славился тем, что очень редко кого выгоняли. Как никак, тут все были детьми уважаемых личностей и они занимали не малые посты в своих королевствах, а значит, умение управлять у них в крови.

Отчет Грая, свидетельствовал о том, что нужно отчислить два человека, и что на премию он выставляет пятерых. Это было нормально для этого факультета под руководством некроманта. Отчислял он редко, но если и отчислял, то это были, как правило, маги из обычных, не аристократических, семей. Больше чем его факультет, никто не мог выставить лучших учеников. Пять – это самое низкое число таковых адептов, иногда оно доходило даже до восьми.

Магистр Варин сообщил, что у него некого отчислять, а на привилегии он выдвигает двоих адептов. Тоже ничего не обычного, это обычная статистика для факультета. Мало кто отчислялся, по причине относительно меньших требований, чем на остальных факультетах.

Последней свои отчет преподнесла магистр факультета магии жизни. И вот тут были удивлены все. Она отчисляла пятерых сразу, но и на привилегии выдвигала семь человек.

- Магистр, вы серьезно хотите выгнать пятерых, сразу после первого триместра? К том же, это дети влиятельных людей, - некроманта как всегда интересует происхождение.

- Вы не правы, магистр Грай, я не хочу, я их выгоню. На этот факультете им делать нечего. И именно потому, что они дети влиятельных людей. Они много о себя возомнили, но при этом учиться не желают. Да и есть у меня подозрение, что несмотря на их предрасположенность к целительству, они просто тянутся больше к другим направлениям. Можете их перевести к себе и заняться их личным обучением до текущего уровня ваших адептов, - спокойно ответила Диана. Иногда у нее складывалось впечатление, что выгнанный адепт из числа аристократов, это урон по его личной репутации.

- У меня нет на это времени, - тоже стандартный ответ. Он был сильным специалистом, но старался минимизировать общение с адептами.

- Диана, не много ли адептов на денежные премии? – это уже ректор поинтересовался.

- Если Вас ректор, и вас магистры, интересует количество, то мы, разумеется, можем кого-то убрать. Но по выводам преподавателей, все адепты выполняют требования для награды. Хочу заметить, что четверо из семи, это адепты под руководством профессора Алкухина. Я не знаю, чем они с профессором занимаются, но трое из них, вместе с Волк, сильнейшее адепты курса. Двое оставшихся адептов, вместе с адептом Медин, набрали необходимый минимум, так как сильно провалились по одному из предметов. У каждого он разный. У остальных уровень знаний превосходит то, что они обязаны знать на это время. Вообще все адепты, которые изучают алхимию у Алкухина, знают больше чем им нужно, а его адепты по знаниям выходят и за эти рамки. Так что тут нет ничего удивительного.

- Ясно. По остальным адептам что скажите? – обычно весь интерес находился вокруг первого курса, остальные курсы были уже «обстреляны» и относились ко всему серьезно и с пониманием. Но спросить все равно надо.

Как и ожидалось, по остальным адептам отчислять некого, а вот на премиальные деньги претендентов уменьшилось. Что тоже было ожидаемо. Еще с полчаса велась беседа по организационным вопросам.

- Коллеги, на этом совет считаю закрытым. Все свободны, а магистр де Андраде останьтесь, - ректор подождал пока остальные магистры вышли и продолжил. – Через полчаса я жду у себя профессора Алкухина.

* * *

- Зачем я тебя позвал, знаешь? – только закрыл я дверь в кабинете ректора, как услышал вопрос.

- Нет, но догадываюсь. Речь пойдет о Ваших внучках?

-  Да. Мне интересно, как ты все это видишь дальше?

- Ну, давайте начнем не с этого. Мнение девочек известно и Вам и мне, по тому на этом не вижу смысла останавливаться. Вы, не против наших отношений?

- А какая разница? – вопросом на вопрос отметил мне ректор. – Девочки, насколько я знаю, сами все начали, а значит, мое решение уже мало чего решает.

- И тем не менее.

- Нет. Мне не нравится твое поведение. Ты слишком скрытен. Но я не против, что бы ученик, моего друга в твоем лице стал мужем девочкам. Тем более они сами этого желают, - коротко и ясно, без всякой воды. Люблю такие беседы. – Но я хочу провести с тобой учебную дуэль. Я должен видеть, на что способен будущий глава семьи.

- Вот как. Условия?

- По твоему выбору.

- Тогда оружие и магия, - решил я. Магию я ненавижу, но некоторые наработки я все таки сделал, и хотел их проверить.

- Идет. Сегодня вечером? – спросил ректор.

- Нет, сегодня вечером у меня дуэль с другим человеком. Так что давайте хотя бы завтра?

- Дуэль, говоришь. А мне на ней поприсутствовать можно? – заинтересовался ректор.

- Нет. Это не тренировочная, а воспитательная дуэль. И я не хочу там водить посторонних.

- Я понял. Тогда завтра после отбоя?

- Согласен. Ректор, у меня есть еще к вам просьба.

- Слушаю, - заинтересованность ректора резко возросла, хотя он и так был удивлен последней моей речью.

- Не знаю известно Вам или нет, но я отлучался на днес. Не буду вникать в подробности, но я ездил вот за этим, - я вытянул две коробки и открыл их. Внутри было две золотые цепочки с камнями в качестве кулона. Оба камня имели форму капли. Один камень был зеленого цвета, второй – черного. – Я хочу что бы именно вы дали эти украшения девочкам.

- Что это? Я вижу, что камни не простые, но разобрать их особенности я не могу. Какая магия внутри них? – он был прав, это были необычные камни. Их необычность заключалась как в камнях, так и в их наполнении. Как эти камни назывались в нашем мире, я не знал. У меня не было возможностей обзавестить подобным имуществом. Здесь же эти камни назывались бразлит, самые дорогие камни из известных, и единственные, которые могут быть использованы в магии.

- У этих камней много свойств, но главных два. Первое, это артефакты, которые сами вплетут им татуировки замужества. Второе, они настроены друг на друга, и дадут им возможность всегда  знать положение друг друга, а так же не грозит ли им опасность, - это особое свойство. Свойство, которым обладал я, по отношению к ним. Я точно знал, где они находятся. После того разговора с девушками, уже на следующее утро, я начал ощущать странный отвлекающий зуд в голове. Я не мог понять, что это такое. И лишь когда я уехал с академии, и был на большом расстоянии, этот зуд модернизировался, он сменил свой диапазон, и дал мне понять, что я ощущаю своих женщин. Где бы они не находились, я буду знать о их местонахождении. Отвлекало это свойство солидно, потому мне пришлось потратить некоторое время на умение управлять им. Не знаю, какие еще свойства есть в такой вот связи, но пока что я лишь научился управлять ощущением их  местоположения. Это как радар, настраивается частота и ты обнаруживаешь конкретный тип объектов. Так и я поступил, несмотря на мое далекое положение от них, я четко ощущал, где они. Я научился заглушать это свойство, что бы оно работало в фоновом режиме. Из-за этого же свойства я и спросил, можно ли настроить эти кулоны на их владельцев. Как оказалось нельзя, а вот друг на друга можно. Чем я и вопользовался.

- Почему ты сам их им не отдаешь? Да и поймут они, что это такое.

- Поймут, разумеется, поймут, но не сразу. А это время очень важно, что бы отвести от них лишнее внимание, особенно от Ирины. Мало того, что она вошла в Вашу семью, так еще и стала моей женой. Давление на нее может увеличиться еще больше, а мне бы этого не хотелось. Диана, в этом плане, более приспособленная, но это не будет лишним и ей. К тому же, даже в этих татуировках есть свои особенности, они невидимые, до тех пор, пока этого не захочет сам носитель.

- Это тот тип женитьбы, что я думаю? – спросил ректор.

- Я не знаю, о чем вы думаете. Но я получу такую же татуировку зеркального изображения, после ночи проведенной с обеими девушками.

- Это и есть то, о чем я подумал. Ты знаешь, какая боль, будет тебя сопровождать, пока будет проходить формирование твоей татуировки?

- Это не имеет значения.

- Если не секрет, сколько ты потратил на все это денег? – не думал, что такого человека как он, интересует такой вопрос.

- Не секрет, полторы тысячи золотых.

- Ты сумасшедший, это стоимость баронства с годовой прибылью до ста золотых.

- Это всего лишь металл, дорогой, но метал.

- Я выполню твою просьбу, хотя мне это и не нравится. Я думаю, что есть еще причины такого решения, но пока что не буду о них спрашивать.

- Вы правы. И спасибо, что не спрашиваете. И еще, эти кулоны им не желательно снимать. Их снять могут только они. Даже мне это не под силу.

- Мог бы этого и не говорить. Это и так понятно.

Ректор был доволен разговором. Та жесткость и спокойность, которая присутствовала в Азгоре, ему очень понравилась.

Сама ситуация с этими кулонами возникла сразу после разговора с девушками. После осознания мной того, что я не готов ни с кем их делить. Решил максимально быстро решить вопрос с официальным положением дел. Сначала, сходил в местный отдел банка «Королевский». Это была единая сеть банков на все пять королевств. Называться они могли по-разному, но принадлежали и починялись они единым правилам. В нем я узнал о положении дел на своем счете. И вообще о том, что есть у меня в хранилище. Но меня ждал облом. Денежную сумму я мог снять, никаких проблем. Но вот узнать положение дел, я не мог. Хранилище, находилось в королевстве Иприс, в одноименной столице. Собственно ничего удивительного в этом нет, в этом королевстве мои приемные родители жили, в нем же и деньги лежали. В банке, лежат и реликвии для церемонии бракосочетания, если таковы имеются. А в том, что они имеются, я не сомневался. Я прочел общеизвестную историю и полную историю моей семьи, и полученная информация давала об это знать. Если в коротком изложении, то был себе обычный мелкий барончик. Помог он королю в одном из востаний, и стал приближенным. А потом, попал в немилость, так как королю в уши нашептали много бреда, а он этому всему поверил. Так вот, в поперек приказа, этот барончик вел свою деятельность и опять спас короля от смерти, было покушение на жизнь монарха. Монарх показательно отлучил барончика от короны, и лишил его баронства, а в тайну – дал ему золота. Насколько много золота – неизвестно, но на текущий момент, я по богатству уступал разве что самому королю – больше пятидесяти тысяч. Недостаток во всем этом так же был, чтобы не делали мои предки, я, или наследники – вернуть мне дворянский титул не светит.

Так вот, в моем хранилище я нашел реликвии для бракосочетания. По сути –  это небольшие иконы с изображением герба семьи. Там было много еще чего, семья заработала прилично, и на их фоне, я пока что, только трачу, а не приумножаю. Но там же я нашел и шкатулку с камнями. Я знал, как их можно использовать, чем и решил воспользоваться. Да, если бы их не было, то поступил как и все люди, обычные браслеты заказал бы с тем же заклинанием. Но раз можно поступить предусмотрительнее, то надо этим пользоваться. Денег, конечно, хватило бы и на такие камни, но времени на это не было – это не щебень под забором взять.

Так как это была столица, то и проблем с магом нужного навыка и уровня не возникло. Но за срочность и уникальность работы, пришлось заплатить не мало. Ну а пока все это выполнялось, я и на встречу с главой ордена сходила, жаль что безуспешно.

* * *

- И так, внучки, у меня для вас подарок, - сказал дед, когда мы уселись в кресла, выпили немного вина, и даже поболтали на ничего не значащие темы. Затем открыл две  шкатулки, которые давно лежали на столе, но поинтересоваться с чем они, было немного неудобно. В них были идентичные кулоны с камнями в виде капли, только цвет отличался. Зеленый и черный камень, были огранены. Оба камня по всей форме были заключены в красивую филигрань драгоценных металлов с одной из сторон. Вроде бы просто, на невероятно красиво. К тому же, цвет драгоценных металлов отличался друг от друга. Он был тщательно подобран по цветовой гамме под цвет камней.

- Красиво, - ошеломленная таким подарком сказала Диана. Ирина тоже была поражена его красотой, но не решалась, что либо высказать.

- У этой пары кулонов есть много свойств, о всех них вы узнаете со временем. Об одном из изменений, которое вы почувствуете, вы должны сразу сообщить мне. Скажу вам лишь, что я, как глава семьи, запрещаю вам снимать эти кулоны, до моего же распоряжения. А теперь обнажите свои прелестные шеи.

Девушки послушно убрали волосы с плеч. Сначала Диана, получила в награду кулон с зеленым камнем. А затем, Ирина получила такой же, только с черным камнем. Азгор не говорил, кому что предназначено, но это было логично, что цвет камней был подобран под цвет глаз девушек.

- Странное чувство, - сказала Диана.

- Я не знаю, какое чувство, но это пара кулонов связана. Где бы вы не находились, вы будете знать о положении друг друга и состоянии. И помните, снимать нельзя, при ощущении изменений сообщить мне.

- А что за изменения? – не унималась Диана.

- Пусть для вас это будет сюрпризом, - загадочно улыбнулся дед. – А теперь ступайте. Насколько я знаю, на тебя, Диана, сегодня ложатся обязанности целителя на дуэли. Так что иди, готовься.

- И как часто ректор делает такие подарки? – спросила Ирина, как только они покинули кабинет.

- Никогда раньше, и это то и странно. Он дарил какие-то ювелирные украшения. Но это дорогие, невероятно дорогие украшения. Еще и его это требования не снимать их никогда. Это было сказано не просто так. Запомни это.

- Запомню, - помявшись немного, Ирина все же решила спросить. – Ты меня извини, но мне бы хотелось поговорить с Азгором, по поводу этого подарка. Ему я доверяю больше, чем твоему деду.

- Нашему деду, - поправила Диана свою сестру. – Ты думаешь, он понимает в камнях и магии больше него?

- Я не знаю, в чем он разбирается. Иногда, его познания меня пугают. Он знает то, чего не должен бы знать, - вспомнила Ирина советы о женских особенностях организма, - а иногда – не знает очевидных и общеизвестных вещей, - вспомнила она извинения на предмет своего и Дианы признания.

- Есть в нем такое. У меня нет причин не доверять деду, но если желаешь, можешь поговорить с Азгром, но думаю, что это уже завтра сделаешь. Сейчас у него дуэль, а у тебя – отбой. Спокойной ночи, сестренка, - Диана наклонилась и поцеловала Ирину в щеку. Затем Диана пошла к арене, на которуй должна состояться дуэль, а Ирина – спать.

* * *

Прибыл я на дуэль в не самом лучшем настроении. И причиной был мой дуэлянт. Не причина, по которой я его попросил участвовать в этом, а его не умение, держать язык за зубами. Я замучался отказывать всем в присутствии на этой дуэли. Как будто им заняться не чем, а это такое событие, что пропустить просто нельзя.

- А Вы что тут делаете, магистр де Андраде? – удивился я ей. Вот кого уж точно не ожидал тут увидеть.

- Меня попросил магистр Пром присутствовать на вашей дуэле. Я не была сильно занята, вот и согласилась, - сообщила Диана мне очевидные, по ее мнению, вещи.

- Тебя попросил. Странный выбор. Тебе идет, - перевел я тему. А говорил я, разумеется, о кулоне на ее шее.

- Спасибо, - довольная комплиментом ответила Диана. – Это дед подарил.

- Я знаю, - улыбнулся я. – Он показывал мне оба кулана и интересовался моим мнением.

Диана хотела что-то ответить, как на арену пришел мой противник, и она промолчала.

- Профессор вы уже здесь, - ухмыльнулся он, и мне показалось, что он удивлен моим присутствием здесь. – Магистр, - вежливо поклонился он Диане, - Вам идет этот камень, он подчеркивает цвет ваших глаз.

И вот тут, кажется, до меня дошло. И тон Прома, и согласие быть целителем Дианы, на этой дуэли, и легкая благодарность Дианы на комплимент.

- Профессор, приступим? – спросил преподаватель фехтования, освобождая из ножен полуторный меч. Кажется, именно с ним он был и на турнире.

- Не возражаю, - пошел я к стеллажам с оружием и выбрал все тот же шест. А затем направился в круг.

- Магистр де Андраде, будете нашим судьей? – спросил Пром у магини. – Не возражаете, профессор?

- Нет, - улыбнулся я.

* * *

- Нет, - сказал Азгор, в ответ на вопрос о выборе меня в качестве судьи его поединка с магистром Промом, победителем прошедшего турнира. На его лице мелькнула улыбка, и эта улыбка мне не знакома. Она не была угрожающей, рядовой, добродушной. Она было обещающей.

- Начали, - дала я команду дуэлянтам, как только они заняли свои позиции на арене и приняли боевые стойки. Высокая стойка Прома и странная стойка Азгора – он ровно стоял, словно проходил смотр войск, и лишь права рука, держащая металлический шест, была вытянута параллельно полу. Второй конец шеста указывал на Прома. Бой против нее он начинал не так, это она помнила точно. Значит, в этом положении есть какой-то смысл, но она его не знала.

Движение начал Пром. Он на легких скользящих ногах приближался к опоненту. Обычно, такие сближения ведут полукругом. Но в этом случае, он, почти, напрямую приближался к Азгору. А его ухмылочка на лице дополняла общую картину. Пром же и начал атаку, Азгор – до сих пор не сменил своего положения, - выпад по направлению в живот. Это была скорее провокация, чем атака, но ответ последовал незамедлительно.

Левая нога назад, одновременно с этим левая рука кладется на ближний край шест, права перехватывает шест ближе к центру, идет отбивание калющего выпада. Все это произошло как одно движение, а затем последовала контратака, которой сам Пром не ожидал. Из получившегося положения подшаг и удар основанием шеста в живот, опускание шеста вниз силой, и сокрушительный удар по левой, ближней стопе, Прома, разрыв дистанции. Азгор разорвал дистанцию на расстояние своего шест, плюс длинна локтя. Они оказались в тех же точках, с которых начали. Лицо Азгора не сменилось, а вот Прома начала одолевать ярость, и ухмылка призрения сменилась гримасой злости.

Свою новую атаку, он уже не начинал так по пижонски. Он начал сокращать расстояние, двигаясь по кругу. Азгор же, держал шест, в том же положении в котором и наносил урон – на уровне груди шест, левая рука у основания, права – ближе к средине. Первым, опять, начал атаковать Пром. Скорее всего, он хотел провести комбинацию из нескольких ударов. Первая атака должна была быть верхним рубящим. Должна была быть, по тому что, раньше чем движение корпуска, плеч и рук Прома нарисовали старт движения, Азгор успел сократить дистанцию, нанести удар по кисти ведущей руки, на обратном движении заехать в ухо Прома. Не знаю насколько болезненный был удар по кисти руки, но с уха потекла кровь. Азгор вновь разорвал дистанцию. Я так думала, и Пром, похоже тоже. Но это было не так. Он сделал тоже самое движения, что и в прошлый раз для разрыва дистанции, как мгновенно сократил дистанцию и нанес колющий удар в локоть, Пром не успел стать в стойку, по тому рука была в положении с открытым участком локтя. Сила удара была очень большой, я услышала, как что-то хруснуло, но еще раньше, чем я это осознала, а болевой шок настиг магистр, было нанесен удар в колено, не колющий, а полноценный, с коротким рычагом и без замаха. Результат – Пром потерял равновесие и уронил меч с рук, и потерял устойчивость. И может бы, устоял на одной, здоровой ноге, но третий удар был вертикальным сверху. Его сила прибила магистр на землю, а вместе с тем и слома ключицу здоровой руки.

- ОСТАНОВИСЬ! – крикнула я на Азгора.  – Ты ПОБЕДИЛ! – мне пришлось вмешаться, болевой шок, посетивший раненого, не дал бы ему возможности признать поражения. Не понятно как он вовсе держаться – должен уже был потерять сознания. Я побежала к ним, нужно было срочно помочь магистру. Пока бежала, и сама сообразила, что Азгор и не собирался продолжать. Он ему что-то говорил, но я не слышала что именно, слишком далеко тот стоял. А когда губы Азгора сомкнулись в безмолвии, то увидела лишь ужас и согласия с услышанным, на лице Прома.

Он встал и протянул мне флакон с мутной, вязкой субстанцией бурого цвета.

- Прежде чем его лечить, намажь места ушибов вот этим. Это поможет быстрее восстановить суставы и кости.

Я понимающе взяла предлагаемую емкость.

- А теперь командуй, чем тебе помочь? – с детской улыбкой на лице, сказал он.

* * *

Лечить Прома, Диана не стала. На арене – не стала. Она погрузила его в специальный сон. И заставила меня принести его в лечебное крыло. Хорошо, что это не наша медицина, и тряска, при его ранах, не принесет никаких дополнительных проблем. Я, правда, спросил, почему она его сама не транспортирует, магия и все такое. На что услышал отповедь, и что это мое наказание за «избиение младенцев». Так что пришлось нести, правда, я не сильно то и сопротивлялся.

Все здания академии это некая система строений, которые связанные между собой специальными переходами. Но так же имеют вход и внешний. Обычно, я предпочитаю переходить между зданиями, не используя переходы. Особенно, когда спешить некуда. Но в этот раз, на меня накатил приступ лени, по тому я нарушил свои привычки и пошел переходом. Диана, вызвав себе помощников, приступила к лечению Прома.

Тоннель коридора, соединяющий здания лечебного крыла и главного здания академии был пустым. Адепты уже видели десятый сон, а преподавательский состав частично был солидарен с адептами, а частично – был на дежурствах или других работах входящих в из обязанности. Наверное, все были задействованы в лечении Прома, или просто любопытство взяло верх – потому и не было тут никого. Я не видел никого, когда шел сюда и не слышал никаких посторонних звуков. А от этого очень удивился, что дойдя до арки, соединяющей переход с зданием, я наткнулся на невидимый барьер. Радует, что я не шел быстро, иначе лицо точно бы разбил. Неожиданная преграда заставила осмотреться. Но по прежнему, я никого не видел вокруг. Поскольку никого не было, и сама преграда не выглядела угрожающей, я решил ее изучить. Мое изучение свелось к осмотру всей арки и реакции этого барьера на физическое воздействие. Но реакции не было. Этот барьер вел себя точно как стена: не пружинит,  не вгибается – обычная каменная стена. В теории по магии упоминались разные барьеры, но не давалось их описание. И я так думаю, что это один из них. Что ж, остается только вернуться и поговорить со знающими людьми.

Дойдя к арке, в которую вошел несколько минут назад, я решил проверить сначала рукой, возможность сквозь нее выйти. Делал я только с той целью, что бы опять не удариться лицом. Удар не сильный, но все же неприятный. И к моему удивлению, здесь я тоже наткнулся на барьер. Я опять решил осмотреться вокруг. И к моему удивлению, на месте предыдущего барьера я увидели человека. Лицо его мне было не знакомо, но его красное лицо мне бросалось в глаза. Он движением, похожим на то, которым открывают японский аналог дверей, сначала убрал барьер, прошел в коридор, и поставил барьер обратно. Одет он был обычно, без всяких царских замашек: высокие сапоги, зауженные штаны и странная, для этих мест, длинная куртка на пуговицах. При нем не было оружия. Но мое внимание привлекли его глаза – этот человек или не понимал что делает, или не понимал, где находится. Я не смог этого понять, но с его глазами было явно что-то не так, хотя внешне обычные голубые глаза. Больше ничего я рассмотреть не успел.

Ни слов, ни жестов, ничего выдающего намерения незнакомца. Сразу атака – яростная, беспощадная. Он знал, чего хочет добиться – он хотел убить меня голыми руками. Быстрое сближение и размашистый удар левой рукой в область шеи. Если бы я не успел отклониться, то уже был без головы. Эта атака стала еще примечательна тем, что я заметил острые когти на пальцах противника, которых не видел раньше. И либо он стоял далеко и я не смог их рассмотреть, либо же они появляются только по желанию владельца, а для атаки это желание возникло.

Первые несколько размашистых ударов мне удалось избежать и сделать следующий вывод – в рукопашном бою я ему не соперник, он сильнее и быстрее меня. Разрыв дистанции, и катаны, появились у меня в руках. Давно же я ими не сражался вне тренировки. Атаковать я, по прежнему, не мог, его скорость была выше, но длинна руки у меня теперь увеличилась, и это выравнивало наши шансы. Первая же атака красномодого, почти стала моей победой – я не доли секунды не успел отрубить ему голову. А он, понимая происходящее, передумал наносить удар мне по голове рукой и ушел на расстояние. Дальше начались пятнашки. Противник сменил тактику своего поведения - вместо яростного и бездумного натиска, началась вымеренная тактика ведения боя, с учетом сильных и слабы сторон друг друга. Сначала шел равный бой, я не мог достать его, а он – меня. Но спустя несколько минут я понял, что так продолжаться не может вечно, и все дело в том, что я начал уставать, а противник – ускоряться. Возможно, его ускорение было мним, он просто оставался на тех же скоростях, а я падал по уровню.

Очередная однообразная маховая атака противника, и в этот раз я решил не отклоняться, а подсесть и контратаковать. Это был риск, так как противник был быстр и работал только руками, а я сам лезу в ближнее расстояние, вместо комфортной дистанции для меча. Подсел вниз, уход вправо под углом, вместе с уходом наношу неглубокий порез под его левой рукой. Будучи за спиной с разворотом рубящий удар сверху. Меч достиг своей цели, но не с тем эффектом, что я хотел. Противник успел развернуться за мной и вместо очередного ухода от атаки сделал резкий колющий удар рукой на уровень моей головы. Получился своеобразный блок вместо удара. Этот блок был разрублен. Ощути боль, противник начал разрывать дистанцию, но мой меч не прекращал двигаться, и вместо полноценного удара вдоль тела «от плеча до задницы», получился глубокий порез по диагонали груди. А вот дальнейшее произошедшее удивило меня куда больше чем сила, скорость и красная морда оппонента. Рана начала затягиваться, а рука начала отрастать. Если затягивание раны я еще как-то мог воспринять, то вот появление новой руки меня шокировало. Это выглядело, словно лист бумаги выезжает из принтера – обрубок – это принтер, и сантиметр за сантиметром этот обрубок увеличивался в длине, получая все нужные изгибы и контуры. По-хорошему, надо было бы добить противника, но я слишком сильно был шокирован увиденным. И лишь при формировании первых очертаний пальцев, меня отпустил шок, и я все же двинулся дальше рубить этот ходящий человеческий принтер.

- Не убивайте меня, пожалуйста, - завопил «принтер» и расплакался. Я уже не удивился, я охренел от происходящего и отсутствия логики. Но убивать, все таки, не стал, раз клиент идет на разговор, то можно у него что-то узнать. Да это не безопасно, но другого источника информации у меня нет, и даже если этот супчик соврет, то сомневаюсь, что полностью. Только сейчас я обрати внимание еще на один момент. Его лицо стало нормального цвета, но и куда делать краснота я тоже обнаружил. Вся краснота, стягивалась в места регенерации. Похоже, это и был ресурс, с помощью которого шла такая агрессивная регенерация тела.

Мечи я решил спрятать, не хочу, что бы их кто-то заметил не нужный. Отошел на несколько шагов назад, тем временем рука восстановилась без каких либо намеков на прежнее отсутствие. Обрубок руки, лежал на полу в луже крови. Рана на груди затянулась, но тут был заметен след от пореза. Это не был шрам, скорее кожа другого цвета, словно не загорелая полоска.

Напротив меня стоял плачущий, молодой человек. Когда у него была красная рожа, то выглядел он куда старше, сейчас же – ему не было и тридцати.

- Кто ты? И зачем на меня напал? – вопросы я задавал как можно спокойнее, но сам был в режиме сведенного курка.

- Меня зовут, Кир Нар. Я адепт четвертого курса МАБИ, - слезы не переставали идти, но голос был ровным, правда, неуверенным. Казалось, что он давно не говорил и пугался эффекта произнесения речи. – Я не хотел на Вас нападать, но я не мог контролировать свое тело, - быстро добавил он.

- Я не захотел тебя убивать, и как ты можешь заметить – ты до сих пор жив. Вот это верная последовательность. А вот я не хотел, но напал – нет. Так что давай второй вариант ответа, и советую его сделать честным, - от этого ответа он сжался. Не в готовности броситься в атаку, а чего-то боясь. Меня, что ли?

- Я Вам правду говорю, - начал парень, собравшись с мыслями. Поток влаги с глаз, у него тоже успел остановиться. Но вот речь стала немного хромой, после каждых двух-трех слов, он делал паузу. – Я был под… действием магии. Мне не знаком… этот тип магии. Я все понимал,… но не мог повлиять… на свои действия.

- Допустим, что ты говоришь правду. По чему ты адепт академии, и я не помню твоего лица?

- Я – вашего тоже, - сказал парень, а потом опять сжался. Посмотрел на меня, и продолжил. – Я вернулся с летней практики. Сдал отчет о ней. Пошел отмечать с друзьями предстоящий, последний курс учебы в этих стенах. Как я попал сюда, я не помню. Вот мы пьем в трактире, и вот я не могу контролировать свое тело и нападаю на Вас, - любопытная история. Не знаю насколько это оправдано, но деваться некуда.

- Ты снять барьеры можешь? – и указал ему на обе арки.

- Думаю смогу, - помолчав немного и посмотрев на ближайшую арку сказал он.

- Что значит, думаю? – не понял я.

- Я помню, как снимал и ставил эти барьеры, но я не контролировал свое тело, а потому количество силы, архитектура заклинания, стихийные привязки я знаю лишь в теории. На практике сам я этого не применял, - ни черта не понял.

- Твое задание было напасть конкретно на меня? – последнее, что меня беспокоило. Вариантов могла быть куча. Первый, я был их целью - я не владею магией и меня тут заперли. Но откуда они знали, что я пойду именно сюда, а не улицей – как обычно? Это не складывается. С другой стороны, возможно, тут ждали Прома, его привычки мне не известны. Никто не ожидал, что я смогу победить в дуэли, и ждали именно его. Моя победа стала неожиданным сюрпризом. Третий вариант, это нападение на Диану. Ждали именно ее, после оказания помощи дуэлянтам. Все варианты прекрасно сюда вписываются, так как об этой дуэли, Пром, придурок, успел растрепать всей академии. Ну и последний вариант, пришедший в мою голову, был банальный подрыв доверия к безопасности академии и способности выполнять свои функции ректора. И тогда пофиг кто бы тут проходил, главное было его убить, или их.

- Я не знаю, - в принципе логично, кто же ему скажет, но это еще надо проверять.

- Слушай сюда внимательно. Мы идем в лечебное крыло, по пути ты снимаешь барьер. Идешь строго впереди меня. И если хоть одно твое движение мне не понравится, то ты получишь раны и потери конечностей несопоставимые с регенерацией и жизнью. Это ясно?

- Да, - еще и головой закивал.

- Вперед.

К моему удивлению, парень не стал ничего предпринимать по своему побегу. Минут пять он вспоминал необходимые воздействия на барьер, и с шестой попытки снял его. Как он сам сказал, в программу академию не входит этот барьер. Затем мы добрались до нужной палаты. Дианы там уже не было, но крыло она еще не покинула. Стоило мне только ее позвать, как она нашлась.

- Магистр де Андраде, я вот парня нашел, он утверждает, что является адептом нашей академии. Судя по его рассказу, он потерял память и не помнит, как появился тут. Последнее что он помнит, это пьянку с друзьями в трактире. Вы подтверждаете, что это наш адепт?

- Да, это пропавший адепт, - быстро вьехала Диана в происходящее.

- Думаю его надо бы обследовать, - на мое предположение Диана положительно кивнула головой. – И, наверное, надо бы поговорить с ректором. Отправьте за ним кого-то.

- Может, подождем до утра? – неуверенно проговорила Диана.

- Магистр, нет времени ждать. Будите ректора, если что валите на меня, - ни каких возражений больше не последовало. И вопросов типа «А почему сам не будешь?» тоже не было. «Молодец у меня жена» - заключил я про себя и даже улыбнулся, так же про себя.

Диана жестом руки указала парню куда пройти. Пока будили ректора, она решила начать осмотр и диагностику. Сначала хотела позвать на помощь, но я запретил. Нечего, пока что, всем знать о парне. Меня она так же хотела выгнать из палаты осмотра, но напоролось на дерево по имени дуб, которое не будет выполнять ее просьбы. Все что нужно было колдонуть, Диана успела до прихода деда.

- Кто посмел меня будить? – ворвался ректор в палату осмотра, в то время как Диана заполняла данными местные формуляры. Ректор явно был не в духе. Хотя, я не припомню ни одного человека, который бы радовался преждевременному прерыванию сна. Люди в коме не в счет.

- Я, - поворачиваться в сторону ректора я не собирался. Взглядом я отметил, что это именно он, ну и хватит. Меня больше интересовала безопасность Дианы, чем гнев ректора. – Магистр, вы закончили с осмотром? – это я уже обратился к Диане.

- Да, записать только все надо.

- Думаю это можно сделать и позже. В двух ловах, как он? И вообще можно ли определить, что он это и есть адепт Кир Нар?

Тем временем ректор, громко сопя, подошел к нам и начал слушать наш разговор.

- Что это он, не может быть сомнений. Помимо пропуска еще есть и барьерная система считывания, которая бы не пустила постороннего в стены академии. А вот по его состоянию: то тут немного все сложнее. Его магический резерв в объеме немного вырос со времен последней записи. Но это нормально.  Сам же он магически истощен. Да и физически тоже. Других признаков я не обнаружила.

- Ясно. Магистр де Андраде, оставьте нас с ректором и адептом, - попросил я Диану. Она была против этого, это явно читалось на ее лице, но возражать не стала.

- Кир Нар, рассказывай ректору, все, что рассказал мне.

И он начала рассказывать. Я и не заметил, но за прошедшие полчаса, парень сильно осунулся: лицо стало бледным, под глазами признаки недосыпания, глазные яблоки густо покрыты сетью кровеносных сосудов, кожа бледная. Потому не удивительно, что монолог ему давался куда тяжелее, чем в разговоре со мной.

- Ректор, думаю парня надо бы отдать в руки магов жизни, а нам есть еще о чем поговорить еще, - тот лишь молча кивнул. – И надо бы поставить охрану к нему, на всякий случай, - опять молчаливый кивок.

Еще раньше, чем пауза превратилась бы в не ловкую, к нам зашла Диана с неизвестной мне женщиной и парнем. Я хотел гаркнуть на всех троих, но ректор остановил меня жестом руком.

- Это я их позювал, - добавил он к своему жесту. - Займитесь парнем, - это уже вошедшим. А затем жестом указал мне следовать за ним. Я послушно пошел, но по дороге остановил вошедшую троицу:

- Будьте внимательны. Защищать надо не только его, но и от него, - это я сказал всем троим, - те лишь молча кивнули.

* * *

- Ты знаешь, кто это был? – просил Син свою сестру двойняшку Сину. Они были доверенными лицами ректора. Их семья была своего рода помощником семьи де Андраде на протяжении последних трех поколений.

Говорили брат с сестрой в стороне, не мешая Диане проводить необходимые целительные мероприятия, но при этом пристально наблюдая как за дверью с окнами, так и за поведением подопечного.

- Да, - спокойно ответила сестра.

- Кто это?

- Он новый профессор алхимии. В академии он не пользуется популярностью и считается трусом, избегающим драк.

- Ты в это веришь? – не останавливал свой допрос Син.

- До этого момента верила, - задумчиво сказала Сина.

- Тоже почувствовала?

- Да. И я не думаю, что такая сила может принадлежать трусу. А еще, я думаю, что его слова надо интерпретировать не буквально. «Если этот адепт навредит Диане, он нас убьет!» - вот как надо понимать его слова. Не знаю, какой у него интерес к внучке ректора, но вот в его невысказанную угрозу я верю.

- Я тоже так думаю, - согласился с сестрой Син.

* * *

- Тебе есть еще, что добавить по поводу случившегося? – эта беседа уже проходила в кабинете ректора. Сюда мы шли молча.

- Есть… - я рассказал ему, о всем случившемся. Ничего не утаивая. Только своими мыслями по поводу цели атаки не стал делиться. Он не дурак, и сам это понимает, при том лучше меня. Да и версий, думаю, у него будет явно больше четырех. – Что это за история с пропавшими адептами? Почему их не искали? – задал я свои вопросы по окончанию рассказа.

- Искали. Но безрезультатно. А пропало их трое. Все адепты из стихийного факультета. И все трое сильнейшее во всей академии в своей стихии.

- Вот как. А по поводу магии, которой его контролировали, можете что-то сказать?

- Нет. Мне неизвестна такая магия. Память стереть это не проблема, если достаточно сильный и искусный менталист, то нет проблем. Да еще и под действием зелий, это спокойно можно сделать без вреда человеку. А вот все остальное – я не встречал ничего подобного ни в жизни, ни в записях.

- Значит мы в том же тупике неизвестности, что и раньше, - подытожил я услышанное. Разумеется, если это правда. Ректор мог и соврать, и я об это не узнаю никак. – Можете дать список пропавших адептов? И их портреты. Мало ли? Вдруг пригодится.

- Портреты вот смотри, - показал он мне три листа с эскизными рисунками лиц. – Дать, на совсем, не могу, это мой личный экземпляр, если нужно, то могу попросить сделать копии.

- Попросите, лишним точно не будет, - на рисунках снизу были и подписи с их именами. Но это не так важно, так как я получил еще два листа с данными пропавших адептов. Рисунки получу позже.

- С адептом, что планируете делать?

- Ничего. Подлечим и вернем к учебе, разумеется, с присмотром. Завтра поговорю с заведующими факультетами, на этот счет.

Хотел высказать свое мнение о чрезмерной доверчивости ректора, и о подозрительном совпадении, что все три пропавших адепта относятся к стихийникам. Но дальше мыслей дело не дошло. Подозрения – это не доказательства. На этом беседа и завершилась.

Глава 12. Ответы, где их не ждешь

Этот поединок я решил провести на своем родом оружии, ну почти – родном. Настал вечер – и меня ждала дуэль с ректором. Так как на дуэль были приглашены и Ирина с Дианой, то я попросил Ирину взять с собой оба меча. Свои мечи светить не хотелось, хотя факт их наличия, после поединка прошлой ночью, не является такой уже тайной. Перевязь мечей я поместил, как и раньше – по мечу, на строну. Ректор, в качестве оружия, выбрал одноручный меч и легкий щит. Это меня удивило, не видел, что бы кто-то тут использовал щит в поединках, хотя этому и обучали. Но тем лучше. Мне на результат этого поединка наплевать. Больше того, я почти уверен, что я его проиграю – против магии у меня нет противодействия. Но это не значит, что я буду сливать поединок. Вовсе нет. Это первый поединок, со времен «кровавого экзамена», где я не намерен сдерживаться. Я хочу проверить свои возможности против магии, я вел наработки в этом направлении, и вот есть прекрасная возможность посмотреть, что из них применимо, а что – пустая трата времени.

Диана выступала в роли и судьи и лекаря. Присутствие Ирины было одобрено и мной, и ректором. Причины одобрения, думаю, у нас разные, но это не меняет сути дела. Мы уже на средине арены, оба в боевой готовности.

- Начали! – громко дала команду Диана, из безопасной зоны.

Ректор, не стал разводить политесы, и сразу применил магию стихии земли – два каменных шипа. При том, что один шип появился на месте, где я стоял, а второй – на месте моего вероятного расположения, при условии, что я начал бы сближение, по кратчайшей траектории. Так поступать я не стал, потому и не нарвался на эти шипы. На сближение я пошел зигзагами, может и не самый лучший вариант, но против магического сопротивления я ничего лучше не придумал. Пока сближался, еще  увернулся от двух атак: сдвоенных шипов и заклинания школы магии, больше всего, это было похоже на гейзер, который поднявшись на полтора метра взрывался. Вот взрыв меня немного зацепил – пара синяков максимум, но все же надо иметь в виду такой прием.

Наконец-то, я добрался к ректору на расстояние ближнего боя. Вот теперь мне было и проще и еще сложнее одновременно. Проще, разумеется, по причине возможности атаковать, а сложнее – кроме атак и защиты от меча со щитом ректора, не стоило забывать о магических приемах. И должен признаться – это, здорово, утруждало бой. Сначала, бой продолжался в том же ритме что и сначала, на каждую мою атаку был блок и контратака в виде меча или тех же каменных шипов. Именно магия не давала мне воспользоваться своим преимуществом во владении меча. И когда, казалось, я привык к такому ритму, ректор начал играть грязно. Началось чередование шипов, атак школы воды, водяные пушки или плети и самая грязная часть его стратегии – изменение рельефа. Весь рельеф начал изменяться: появлялись ямки и выступы, в сопровождении все тех же атак школ земли и воды. И это очень напрягало, каждый шаг должен быть быстрым и выверенным, а с меняющимся рельефом это очень затруднительно, найти нормальную опору для ног. И от положения ног и зависит все и в атаке и в защите.

Очередная атака и я добился своего, я разбил этот щит. Без щита мне будет немного проще. Но прежде, чем я успел сместится, у себя за спиной, ректор, призвал гейзер. Это был и великолепный и глупый ход по моему мнению. Но оно было ошибочным. Великолепным – потому что куда бы я не сдвинулся, меня настигнет взрыв от этой атаки, а вот глупость – какой смысл так атаковать, если он и сам подставляется. Среагировать на это я успел, но это помогло лишь частично. Движение, я уже начал за спину, там появляется магия, получив опору, начинаю возвращаться обратно, благо с рельефом повезло, или же ректор не может одновременно воздействовать и на землю и на воду, но время то идет. И меня зацепило этим взрывом. Процентов восемьдесят, от мощи взрыва ушло в ректора и окружающую среду, но и те двадцать, что попали в меня, были мало приятными. Дело в том, что этот взрыв был очень особенным, чего я не понял сразу – атака от взрыва проводилась от водных шариков, шары были двух видов. Маленькие, которые работали как шрапнель, и большие, размером с кулак, выполняли функцию молота. Большие, удалось отбить или увернуться, только один зацепил бедро, не перелом, но болезненно. А вот с мелкими без вариантов, почти все что попали, наделали во мне дырок: в том же правом бедре и правой руке, частично зацепив плече. Но только я принял на себя эту атаку, как перед лицом увидел выкинутую руку ректора. Не знаю, что он хотел сделать, но я сделал две вещи. Первая, ректор пошел на такой шаг, со взрывом гейзера, по причините наличия по всему телу щита. Щит покрывал все тело, защищая от подобных атак, и не мешал применять магию. Я знал о таких щитах, и против них у меня была наработка, вот и возможность их проверить. Рука перед лицом, только начала движения кистью, а я свободной рукой сделал захват за эту же кисть, развернулся спиной, положил руку на плице, и сломал ее в локте. Все события, начиная от разрушения щита и заканчивая переломом руки в локте, прошли секунд за пять.

Я надеялся, что это мне поможет, но как бы не так. Ректор возвел самый сложный барьер, из встречавшихся мне в литературе. Книги, что я читал, делали магические щиты на три типа: частичные – защищают конкретный участок, покров-барьер – защищают все тело, и являются, как бы второй кожей, именно им и пользовался ректор сначала, и коконы – самый сильный барьер. Именно этот барьер ректор возвел сразу после потери руки. Разумеется, каждый барьер имел еще множество разновидностей, так как не было уникального барьера, защищающего от всего и сразу. Покров-барьер, дал мне возможность воздействовать на тело, так как он повторяет движения тела и защищает от прямых атак, а то, что я сделал – это немного другое. Предыдущую теорию я не знал из книг, я только сделал выводы на основе прочтенного, и смог на практике в этом убедится.

С коконом так не выйдет, он закрывает человека полностью, и для любого воздействия, нужно сначала сломать его. Разорвав дистанцию, я потянулся за вторым мечем, – начался финальный раунд нашей дуэли. Поединок потерял свою скорость и агрессивность. Как бы нам того не хотелось, но сломанная рука ректора, и мое кровотечение от водных шариков, вносили свои коррективы. Я пытался атаковать, но кокон выдерживал, а ректор перешел только на магию. Может это осознанный выбор, но скорее всего, такой тип защиты не позволял пользоваться оружием. А магические атаки потеряли свою интенсивность. Как результат, я не могу нанести урон ректору, а он не могу достать меня. Да, можно было бы проверить, что закончится раньше: мои силы, утекающее с кадой каплей крови, или силы ректора, утекающее с открытого перелома руки и непрерывного поддержания кокона. Но я этого проверять не хотел.

- Ректор, как насчет ничьей? – что я хотел я проверил. Да были и сюрпризы, но на то она и учебная дуэль. А против кокона, я пока что ничего противопоставить не могу. Нужно думать дальше. Бой на выносливость не лучший выход.

- Согласен, - после небольшой паузы выдал ректор.

Пока девушки направлялись к нам, ректор подошел ко мне впритык и тихо, что бы только я услышал, сказал:

- Я рад, что у моих внучек будет такой муж. Сделай их счастливыми, они заслужили это.

- Сделаю все, что в моих силах, - ну а что я мог еще ответить. Тем временем подошли и девушки – Диана начала помогать деду, а Ирина – мне. Сильно она мне не поможет, но для того что бы отобрать у меня свои мечи и дать мне пару зелий, ее хватит. Магическая помощь – не по адресу.

          - Девушки, задержитесь на минутки, - попросил я их после оказания помощи ректору. У меня был вопрос, на который могу ответить только они. Другим я не доверял. Рука ректора уже была восстановлена. На прощание лишь кивнул в мою сторону и покинул арену. – Ира, ты встречала за все это время дочь барона Милтэйского? – этот вопрос назрел уже давно, но я ждал. Ждал двух вещей: пока изучу всю возможную литературу, а во вторых, я думал, что она сама себя проявит и под таким предлогом мне удастся с ней переговорить.

         - Нет.

- Диана, тебе знакома дочь барона Милтейского?

- Нет. А кто это? – заинтересовалась Диана, и помоему, даже прозвучали нотки ревности или угрозы.

- Для тебя не важно, а мне бы с ней пообщаться. Узнай, пожалуйста, как она выглядит? Спасибо! – оставив свою будущую жену в шоке, я направился к выходу.

Новое утро было значимым. Я впервые собирался провести тренировку под руководством нового тренера. Чего он собирается меня учить и как? Это новые знания. Я ожидал чего-то невероятного, и я это получил. Я был удивлен дважды. Первое, что меня поразило, это то, чего я учил. Я учил гимнастику. Для себя я именно так это охарактеризовал. Внешне, все это было очень похоже на те упражнения, что делают шаолинские монахи в фильмах о боевых искусствах – плавные перетекания из одного положения в другое, при этом соблюдая правильно дыхание. Должен отметить, что это впервые, за все мое пребывание в этом мире, мне пригодилась растяжка, которую я так долго и мучительно тренировал. По словам демона, это поможет мне разработать ту самую, не пойми какую, силу.

Второе удивление было, в той легкости, с которой этот трехметровый демон мне это демонстрировал. Трехметровый шкаф, гора мышц, и все это выполняет с грацией и легкостью юной гимнастки. Я уверен, что не будь он призраком, или кто/что он там по классификации, то полностью закрытый железом он бы сделал это не хуже. Это было разочарование. Не спорю, упражнения были мне не знакомы, максимум это знакомые фрагменты. Но я ожидал чего-то иного. С этого дня, мои утренние тренировки были посвящены гимнастике, а вот вечерние – проводил, как считал нужным. Сами дни учебы, больше ничем особо не отличались: адепты гнулись от нагрузки знаний злостного меня, а мои подопечные начали грызть гранит еще больше. И это меня не слабо так удивило. Обычно ведь как бывает, достигли чего-то – и расслабились. А ведь нет.

- Ты просил узнать вчера о адептке, - подсела ко мне за ужином Диана. Голос выражал любопытство и недовольство. Но только голос. В слух, она ничего не произнесла. – Я нашла ее. Она пропала этим летом. Где она не известно. Имя ее…

- Тара Майген, - завершил я вместо Дианы. Я знал кто это. И познакомился я с ней несколько дней назад. Это одна из трех пропавших адептов. Одного адепта я нашел, а вот еще двое – пропавшие без вести. Она, одна из них.

- Так ты знал, и все равно попросил найти ее? – недоумевала Диана. Хорошо, что в отличии от большинства женщин, не стала придумывать лишнего и сориться сама с собой.

- Нет. Я знал это имя. И знал, что этот человек пропал вместе с найденным мною адептом, забыл его имя. Ну не важно. Все остальное рассказала мне ты. Спасибо. Кстати, из любопытства, почему у нее фамилия отличная от отца?

- Она его дочь, но мать из простолюдинов. Поступила она именно благодаря магическим навыкам, насколько мне известно. Какие у них отношения с отцом мне не известно.

Отношения? Что-то не верю я в чистую отцовскую любовь с его стороны. Скорее всего, он и не знал о ее существовании. По пьяни поимел девку и забыл. Она простолюдинка, не стала никому говорить. Он барон, ему все равно на обычное население. Бедна женщина, узнала, что беременна и не осмелилась ничего сделать с ребенком. Имя уже опорочено, но дочь начала воспитывать не смотря на трудности. Сколько таких историй было, есть и будет. И это не смотря на здешние обычаи женитьбы и отношений. Всегда найдет тот, у кого права ровнее других. И сдал он ее легко и просто при встрече со мной. Вот она, человеческая изнанка.

- Понятно. Спасибо, Диана. Ты мне очень помогла, - с грустной улыбкой поблагодарил я ее. Странно, но от размышлений, о этой девочке и ее отце, настроение напрочь ушло. Не часто, но бывает и такой выверт башки.

- Ты не скажешь, зачем тебе это было нужно?

- Нет. Пока что нет. Придет время, и я все тебе расскажу. А теперь беги спать.

- Ты еще будешь мне указывать, когда и спать ложиться? – изумилась Диана. Она не была зла на такую реплику, скорее удивлена и заинтересована.

- Буду. Может я не знаю ничего о магии, но я знаю, что от недосыпа в организме вырабатываются вредные вещества, которые не способствуют ни здоровью, ни твоей красоте, - достоверно мне эта информация не была известна. Этот спич я запомнил из одного фильма о медиках. Даже если это не правда, то думаю, сомневаюсь, что далеко от истины.

Диана ничего не ответила. Улыбнулась и покинула мое общество. Улыбка получилась очень красивая и привлекательная.

- Ты у меня спрашивал, на первом занятии, о ядах, которые могут нарушать размеры сухожилий, - начал мой трехметровый учитель в субботу утром, уже после тренировки.

- Было дело, - боясь спугнуть удачу, ответил я.

- С каждым днем, я все больше возвращаю свою память, - с ноткой удовлетворения и гордости сказал он. – Так вот, никакого такого яда я не вспомнил. Но, я вспомнил особый металл. Я не помню, что бы у этого метала, были свойства по смене размеров сухожилий, но у него была очень интересная способность относительно магов. Демоны, в отличии от людей, могу освоить любой стиль магии. Потому этот метал, был предназначен для мучений магов. При получении пореза от клинка из такого метала, несущее каналы магической энергии начинают «гореть» под действием частичек металла и энергии. Все это сопровождается адской болью. При завершении воздействия этого металла, места внутренних ожогов превращаются в антимагическое стекло. Оно не видимо магическим взором, и оно же или блокирует полностью или частично магические способности, а так же нарушает управление телом.

От такой лекции, я, не мало, удивился. Как ее информативности, так и ее содержимому. Вопросы в голове начали формироваться со страшной скоростью.

- А какие средства борьбы с этим всем? – начал я допрос. Это были важные сведения, может и не для Дианы, но все равно важные. Хотя, не удивлюсь, если этот металл стал причиной проблем Дианы. Но откуда такой металл тут взялся?

- Магический прогон или выжигание.

- Это что такое?

- Магический прогон, это циркуляция по телу магической энергии по телу. Будет сложно, так как все это сопровождается адской болью. Потому не все могут это сделать. И по этой же причине, детям немного проще в этом плане, они не контролируют еще в достаточной мере эти процессы и неосознанно делают этот самый прогон. Этот метод хороший только в первые дни, потом он бесполезен. А вот выжигание – применимо на любом этапе. Оно не менее болезненное, чем первый метод. А так же требует магической подпитки. Чем это выжигание делается, я не знаю. Может и знал, но еще не вспомнил.

Вот это уже шанс. Не важно, что он не помнит, чем выжигать, важно то, что есть метод, а его решение надо придумать. Эдисон нашел тысячу неверных методов по созданию нити накаливания, и я найду.

- Ты говорил о антимагическом стекле, что это такое? – задал я новый вопрос.

- Не знаю, или не помню. Оно не дает нормально пропускать магию, и его невозможно обнаружить магическими методами. Это все что я помню.

Много информации он помнит. Очень много. И я с одной стороны этому рад, это шанс для Дианы, а с другой стороны –  это пугает, черт его знает, чего ждать от него и ему подобных, пусть и в состоянии духа. Мысли у меня появились, даже с пробелами в информации, и ими надо поделиться с Дианой. Думаю, вечером поговорим об этом.

* * *

- Деда, зачем ты это сделал? Зачем ты его убедил это сделать? Ты думал, я не узнаю? – этот разговор походил одновременно с получением информации Азгором. Ранним утром, обе внучки, пошли в кабинет, он же и спальня, и приемная, ректора МАБИ. Ирина пока что не понимала что происходит, Диана же, судя по поведению все прекрасно знала. А началось все вчера вечером, из странно мерцающей, красным цветом, орхидеи на тыльной стороне ладони.

- О чем ты, внучка? – ректор был вынужден отвлечься от ознакомления с бумагами. Они не были столь сложными или важными, потому, сначала, хозяин кабинета намеревался совместить. Но поняв сложность, предстоящего разговора, передумал.

- Вот об этом, - протянула Диана тыльную сторону ладони деду под нос. Спустя мгновение, на чистой коже проявился рисунок орхидеи, выполненный красным цветом. Рисунок был не постоянным, он становился ярче в одном месте и бледнее в другом, даже доходило до состояния исчезновения линий.

Глава семьи де Андраде, не подал признаком удивления, хотя он был удивлен.

- Ты об этом, - собираясь с мыслями, начал ректор. – Не думал, что это произойдет так быстро. Но, с другой стороны, это хорошо.

- Да что же тут хорошего? – повысила голос Диана. Она не кричала, она была в растерянности.

- Начнем сначала. Я никого и ни в чем не убеждал. Это была его инициатива, и за всеми ответами идите к нему. Это именно он попросил вручить вам обеим эти кулоны. А хорошего тут то, что он хочет вас защитить, раз пошел на это. А еще то, что печати сформировались за днес. И если ты, внучка, забыла, то я тебе напомню – скорость формирования напрямую зависит от чувств людей друг к другу! Свободны.

Девушки, покинувшие кабинет ректора, были в замешательстве, собственно как и ректор. Ректор знал как никто другой, что значит такой тип женитьбы, ведь он сам женился на бабушке Дианы подобным образом. Всего существовало три типа свадебных тату. Стандартная – ею пользовались в подавляющем большинстве случаев, и выглядела она, как замысловатый набор геометрических фигур вписанных друг в друга черной краской. Красная орхидея – тату, сопровождаемое невероятной болью для мужчины. И вся эта боль, только для того, что бы защитить жену от любых болевых воздействий, кроме естественных. Что бы было понятнее, ее могут быть, но вся боль будет получена мужем, а вот если она будет рожать – то ничего не передастся, так как это естественный процесс в женском организме. Третий тип тату был в виде фиолетовой бараньей головы. Это скорее символ-миф, так как его никто ни кто не видел и не делал. И ему приписывают сказочные свойства бессмертия и телепортации ко второй половинке. Откуда он пошел, тоже не известно, но о нем все знают.

* * *

- Азгор, нам нужно поговорить, - Диана села ко мне за стол во время ужина. И я и она уже покончили с едой, и застала она меня в момент наслаждения отваром из трав, по рецепту Ролана. У нее в кружке тоже что-то дымилось.

- Я тебя слушаю, - перевел я взгляд на красавицу Диану. За весь день я обдумал полученную информацию, потому  мне и самому требовалось с ней поговорить.

- Не здесь. Я зайду к тебе позже.

- Как скажешь, и прихвати Ирину с собой.

- Я и так собиралась ее с собой взять. Но зачем она тебе? – любопытство это страшная сила.

- Все разговоры потом. Извини, но вынужден тебя покинуть, - я допил быстрее Дианы свой напиток, и направился к себе в комнату.

За несколько минут до отбоя по академии, ко мне в дверь постучали. Разумеется, это были девчонки. Куда бы они не пошли, я знал, их место положение.

- Входите, присаживайтесь, - пригласил я девушек после того как открыл дверь.

Девушки заняли предложенные места за столом, но начинать разговор не спешили. Когда же и я уселся поудобнее, решил, что сначала нужно решить их проблему, а потом будем говорить далее.

- Я вас слушаю, - они не заметно, по их мнению, обменялись взглядами глаз, не выдав этого ни одним движением мускула.

- Почему ты не сказал, что это кулоны от тебя? И не сказал об истинном их назначении? – к моему удивлению начала Ирина.

- Ах, вот вы о чем, - улыбнулся я. – Тут все просто, чем меньше вы знаете тем меньше вероятность выдать себя словом или жестом. Разумеется, не намеренно. А так, все осталось в тайне, и при этом мои действия не шли в разрез с мыслями и планами, как вашими, так и моими. Или вам не понравился подарок? – выдал я еще одну улыбку: искреннюю, издевательскую, провокационную.

- Нет, - зарапортовалась Ирина, - что ты? Очень понравился. Неожиданно очень.

- И боязно, - наконец-то выдала Диана.

- И чего вы боитесь? – полюбопытствовал я.

- Почему ты выбрал такой метод свадьбы? Ты понимаешь, что тебя ждет?

- Я – да, а вот вы – видимо, не очень. Вопрос закрыт. У вас еще вопросы есть? – я их не ругал. Я понимал их беспокойство, но что-то объяснять я не хотел. Не пригодится – хорошо.

- Мы бы хотели эту ночь провести с тобой, - опередил Ирина Диану. И я почти уверен, что она хотела сказать примерно тоже самое, может быть более уверенным голосом, чем Ирина.

- Не имею ничего против, - улыбка предательски скользнула по моему лицу. Ирина облегченно вздохнула, а вот Диана – удивилась. – Чему ты удивляешься?

- Той легкости, с который ты согласился. Это не вяжется с тем, как ты себя вел, раньше, - честно ответила она. Правда, думаю ответ получился таким честным скорее из-за неожиданности ситуации, чем из-за реального желания так отвечать.

- Я не знаю, что вы там себе напридумывали, но вы не правы. Первое, я не железный, а потому отказываться от красивых женщин, которые к тому же мои жены, верх идиотизма. И второе, я не дамский угодник, что бы говорить вам кучу комплиментов и засыпать вас подарками ради приятной ночи, но это не значит, что я не заметил вашей «боевой готовности» на эту ночь. Если вы не поняли, что такое боевая готовность, то поясню: я заметил и ваш макияж, и ваши платья, и парфюм, которые в общей сложности вызывают очень сильное влечение и желание, при этом, не выходя за рамки приличия, - обе смутились, но были довольны и услышанным и произведенным эффектом. – Продолжим. Я так понимаю, что это все о чем вы хотели со мной поговорить, - молчаливые кивки мне в ответ. – Скажите, магички, существуют ли заклинания для обезбаливания, или используется преимущественно зелье?

- Есть заклинания, но все зависит от сложности операции. При сложных используется комплекс алхимии и заклинания, - ответила Диана. Я примерно так и думал, но нужно было уточнить.

- Хорошо. А пациент при этом, обязательно должен быть погружен в сон?

- Нет, - обе девушки не понимали смысла вопросов, но отвечали.

- Последний вопрос, Ирина уже может передавать свою магическую силу другим магам?

- Энергию, а не силу, - поправила меня Диана. – Да, может. А зачем тебе все это?

Вместо ответа, я пододвинул к ней свою книгу, в которой вел записи, по примеру Ролана. Сегодня днем я записал туда все данные по утреннему разговору. Такую информацию нельзя терять.

- Читай.

- Это точно? – спросила она меня, после чтения.

- Я не уверен, но это единственное, что я смог найти. И я хочу это проверить. А для этого мне нужно убедиться в этой информации, и если это так, то взять образец, для исследований. Если ты согласна, конечно.

- Ты ведь можешь мне приказать, и я не могу ослушаться – ты мой муж. Зачем спрашивать.

- Это не та тема беседы, где приказы уместны. Так что ты скажешь?

- Я согласна.

- И я еще не ваш муж. Еще. Вопрос, чем особенны безымянный и мизинец в сотворении магии?

- Они участвуют в поддержке сформированной структуры заклинания, так как количество магической энергии, проходящее сквозь них в разы меньше чем у остальных пальцев, - ответила Ира, как по учебнику. Но это не важно. Важно то, что это ответ на вопрос «Почему именно эти пальцы у Дианы пострадали?» - малая циркуляция магии и юный возраст, не дали выжечь эту гадость с этих пальцев.

Дальше мы начали решать вопрос, о особенностях предстоящей операции. Я в этом плане мало чего понимал, поэтому не лез со своими советами, а тупо слушал и записывал. Для проведения разрезов и прочего, было принято решение задействовать ректора. Он в это, оказывается, тоже понимал. Да и довериться больше некому. За такими разговорами и планировкой время перешло за полночь, и настала пора ложиться спать. Что происходило в первую брачную ночь, рассказывать нет смысла, и так все и всем понятно. Уточнения ради, скажу, что мы поступили немного не спортивно, каждый по своему. Я, дабы девушки были немного раскрепощеннее, напоил их специальным зельем, которое повышало чувствительность. Да и сам принял пару зелий, правда несколкьо другого направления. Они же в свою очередь, будучи магинями, да еще и жизни, смогли без проблем и болезненных последствий решить проблему с последствия первого секса.

Не могу сказать с уверенностью, но по моему, все остались довольны, бессонной частью ночи. Для себя я сделал два вывода. Первое, я принял верные решения по зельям, что дал девушкам и принял сам. А второе, это то, что не принял сам зелье, которое давал девушкам. Кстати его я им подлил в вино, надеюсь, они этого не заметили. Второй выводи, вышел из-за последующих десяти бессонных часов.

Спустя час, после того как мы угомонились постельными играми, я осознал уровень боли, который меня ждал. Девушки уже спали, я же только успел задремать, хотя и старался не спать. Резкий бросок боли, мгновенно вывел меня из состояния дремоты. Хорошо, что девочки остались на кровати, а я просто сидел за столом и наблюдал за ними спящими. В таком состоянии и задремал. А хорошо это тем, что от пронзительной боли меня подбросило вверх, и я не разбудил девочек.

В этом мире, как и в прошлом, я много раз сталкивался с различными видами боли. Но если «душевную боль» невозможно сравнить, то физическую – можно. Тренировки, побои, переломы и рассечения, даже травмы, полученные на памятном испытании, от книжника, не шли ни в какое сравнение с тем, что меня ожидало тут. Боль была по всему телу с эпицентром на тыльной стороне правой руки. Словно меня заживо жгли, только при каких-то невероятных условиях. Этой боли невозможно дать оценку. После того как меня подбросило, тело почти не слушалось меня, и только чудом мне удалось запихнуть в рот специально приготовленную палочку, что бы сцепить челюсти. Собственно это последнее что я помню в трезвом уме и относительно добром здравии.

* * *

- Что случилось? – спросила я, как только открыла глаза и увидела уже проснувшуюся Диану. Она осматривала комнату нашего мужа. Так хорошо спалось, да после таких эмоций, а этот шум разбудил. Похоже, что что-то упало на пол, вот только что не понятно.

Диана ничего не ответила, а быстро выскользнула из под одеяла и направилась к столу Азгора. Я ничего не могла понять. Но решила последовать ее примеру, не просто же так она подорвалась, словно раненая, при этом ничего на себя не набросив из одежды. Обойдя ложе со стороны, я поняла причину поведения Дианы. Из моего положения не было видно, а вот теперь я увидела. Азгор, он лежал на полу, в зубах была зажата палочка, и он был без сознания. Одет в халат, потому не понятно, что происходило с его телом, но явно что-то не нормальное. И скорее всего, именно на этот случай он давал указания.

- Это и есть процесс женитьбы для него? – спросила я.

- Да, и мы ничего не можем сделать. Нам остается только ждать.

* * *

Сознание вернулось, но это не значит, что я стал нормально соображать. Что-то было у меня во рту, и это что-то мне мешало, я постарался это выплюнуть. Выполнить нужные движения мышц у меня не вышло, тело плохо слушалось, но я все равно избавился от мешающего мне предмета. Хватило просто разжать челюсти. Это была обычная деревянная палочка. И зачем я ее жевал? Я на полу, какого черта я тут делаю? А с телом то моим что такое? Каждое движение медленное, вялое, словно не мое тело. Вот, наконец-то удалось поднять голову. И увидел я испуганные взгляды Дианы и Иры. Их узнавание мгновенно дало мне ответы на все вопросы, что возникли мгновением раньше.

- Девочки, помогите мне встать, - прохрипел я. Слова давались крайне тяжело, во рту пересохло. Голос был чужим, но девушки быстро поднялись и помогли мне  принять опорно-ползающее положение в состоянии сидя. Они хотели меня еще поднять, но я решил, что посидеть на полу, сейчас самый оптимальный вариант. Пусть и медленная смена положения, но мир на место еще не успел стать. Девушки, по прежнему, не произнесли ни слова, да и их выражение лица не сильно изменилось. Что же тут произошло?

- Ира, Диана, что с вами?

- Все нормально, - отмерла Ира, - мы просто за тебя испугались.

- А что я успел натворить, кроме того, что потерял сознание? – хотя это было немного не верно, я не потерял сознание, я увидел боль. Она была такого уровня, что я смог ее увидеть. Я в этом уверен, но описать все равно не смогу.

- Ничего, - покачала головой Диана, - но выглядишь ты жутко.

- Жутко… - интересная характеристика, надо бы посмотреть в зеркало.

С помощью девушек, я все же полностью встал и прошел к зеркалу. И в правду, выглядел я так себе: мешки под глазами, впалые щеки, бледная кожа, еще и скинул килограмм десять.

- Ничего, пару плотных обедов и все будет нормально, - эмоций лицом я старался не выражать. Оно действительно жутковатое, а если еще буду улыбаться, к примеру, то лучшим оно не станет. – Сколько я был без сознаний?

- Десять часов, примерно, - свела мысли в ответ Диана. – Муж, а нам и дальше надо скрывать наши отношения?

Вот они женщины, стихийно не постоянные в своих мыслях. Хотя, это довольно нужное свойство, пусть и не всегда.

- Можете не скрывать, - ответил я. Хотя по большому счету, это глупо скрывать, как бы мне того не хотелось. Скрывать можно роман или что-то в этом роде, но никак не замужество. Тем более в стенах, где одному остаться очень трудно. Да и слухи уже витают в этих стенах, насколько я знаю.

- Тогда пошли обедать. Вместе, - просияла Диана.

- Пошли, - согласился я, а сам же глазами искал посуду с водой. Пить хотелось неймоверно. И когда объект поиска был зафиксирован, направился к нему. Дойти я не успел, жены сообразили быстрее, и подали мне стакан с водой, а потом еще и отчитали, что я не попросил их о помощи, и что это обижает их как жен.

- Запомните раз и на всегда, мне плевать на обычаи, по которым живет общество. Вы будете жить по иным принципам. Постепенно, вы разберетесь во всем, а сейчас идите одеваться, ибо ваши аппетитные тела меня наталкивают на обед несколько иного рода.

- Может тебе помочь одеться? – спросила Ира, но глаза Дианы выражали этот же вопрос. Может они родные сестры? Синхронность их мышления, иногда зашкаливает.

- Не развалюсь. Бегите, красавицы, - довольные мордашки, с укоризной в глазах, быстро пошли приводить себя в порядок. В отличии от распространенных сцен, вся одежда, в канун постельных утех была не разбросана по комнате, а чинно сложена и помещена в шкаф. А с помощью магии, можно было привести в нормальный вид и так идеальную, по моему мнению, одежду. Оделся я примерно в одно время с женами, так что никто никого не ждал. Взяв меня под руги с обеих сторон, мы направились на обед.

В обеденном зале, было немного народу. Воскресенье, как никак, а потому многие разошлись по городу. Но вот присутствие тут ректора, меня удивило. Он ждал, это было заметно, и ждал он именно меня с девчонками.

- Выглядишь ты не очень, - хмуро произнес ректор, но с добродушным лицом и улыбкой на нем. Как он только может все это сочетать?

- Спасибо, - ответил я. – Сегодня я воспринимаю такие речи как комплимент.

- Поздравляю и тебя, и вас, внучки, будьте достойны своего мужа, -  мне он просто пожал руку, а девочек поцеловал и что-то еще добавил на ухо. – Надеюсь, ты больше не намерен скрывать отношения?

- Смысла нет, - постарался пожать я плечами, но из того что одежда была намного больше чем требовалось, похудел ведь, получилось не очень. Даже скорее комично, судя по выражению лица ректора. – Будь это не в академии, - скрывал бы. А так это пустая трата времени – не сегодня так завтра, и так все станет известно.

- Согласен, - одобрил мои мысли мой новый родственник. Кстати интересно, кто он мне? Отец жены – это, если не ошибаюсь, тесть. А дед жены? Пратесть блин. – Я не знаю, что ты планируешь дальше, но тебе нужно бы набрать репутации в обществе. Жены у тебя знатные, а ты… В общем и так понимаешь.

- Понимаю. Подумаю, - моим ответом он остался доволен. А мне большего и не надо. От части – он прав, но только – от части. А если задуматься, то это немного странно и непривычно быть женатым. И странность выражается не в новообретенном статусе. Вовсе нет. Никогда не понимал, что плохого в женитьбе, и чего так все боятся этого. Странность была в том, как все быстро это произошло. Раз-два и свадьба. И это не только мой случай, это нормальная практика здесь. И как по мне, то это здорово. Правда, думаю, на такую скоротечность событий повлияло много факторов присущих этому миру. В старом мире, это бы не прижилось. Я сидел, размышлял и обедал. Прекрасная смесь. К моему удивлению, только после обеда я понял, что несмотря на сложные последнее часы, мне абсолютно не хочется спать. И я было хотел поступить согласно плану на день, но жены категорично запретили и прописали постельный режим. Конечно, можно на них гаркнуть, и никуда они не денутся, но это было бы свинством, как минимум. Решил последовать их совету, на следующей неделе, схожу к кузнецам.

Этим же вечером у меня появилась сожительница. Диана. По правилам академии, адепты не имеют права жить вместе с преподавателями, кем те им не приходились. А вот к отношениям между профессорами никаких запретов не было, чем тут благополучно и пользовались. Я не первый, кто женат на коллеге по работе в этом заведении. Ирина на это супилась, но больше наиграно. А вечером состоялось два разговора. Первый касался моего желания, что бы Ирина начала тренировать Диану. Отказ бы я не принял, но никто и не собирался отказываться.

Вторая беседа была немного сложнее, но тоже быстротечна. Речь шла о получении сухожилья Дианы, в качестве материала для исследований. Велась она в закрытом семейном кругу, в который был добавлен ректор, когда только успели его осведомить, но особо я не вмешивался по прежним причинам – я мало чего в это понимаю. Да, я после кузни начал читать литературу по медицине, но слишком мало еще прочел. Но чтение это чтение. Единственное, что я попросил, это выполнить требуемую процедуру в ближайшее две недели. Именно за это время, я рассчитывал вернуть себе нормальное состояние, что бы начать эксперименты, а пока что, будет время набросать планы действий.

* * *

- Ты не оправдал моих ожиданий, - такая простоя фраза, а сколько в ней смысла. Возможно, так бы и было, но юному де Сорго, было плевать на мнение дяди и на его интриги вокруг Ирины Волк. И новость, что прогремела по академии, его только порадовала. Волк теперь жена самого странного и непонятного преподавателя академии. Да, он не был примером подражания, смиренности и нормального поведения. Но даже для него, выполнять задание дяди, было низко. А от того, неоправданность ожиданий, его нисколько не напрягала, но для виду надо показать смирение и раскаяние. Эти основы поведения в дуэте начальник и подчиненный, он усвоил уже очень давно. – Верни назад зелье. Не стакан вина, потеряешь еще.

Племяш быстро нашел требуемое, и вернул обратно флакончик. Он понимал стоимость этого зелья, а потому всегда носил его при себе. Это было надежнее всего по его мнению. И как только он передал дяде флакон, то получил удар наотмашь по лицу, со словами:

- Вон из глаз моих. Бездарность.

Гнев, который переполнял парня, он бы проглотил. Аристократии в голову вбивают накрепко свое место относительно положения, возраста и влияния в обществе. Но вот удар, переполнил чашу терпения.

* * *

- Профессор Алкухин, можно с вами поговорить? Наедине, - Азгор не знал этого парня. И был удивлен такой странной просьбой.

- Я Вас слушаю, - ответил он.

Парень поставил полог молчания, Азгор это понял по характерным ощущениям, которые присутствовали у заклинания.

- Мое имя Франциск де Сорго. Разговор весьма деликатен, и я бы хотел с вашей стороны пообещать одну вещь, - он не отводил взгляда от Азгора, ловя каждое движение его усталого тела.

- Это зависит от конкретики, - ответил Азгор, а сам же обратил внимание на довольно странное построение предложения. Парень нервничал.

- Не убивайте меня, после услышанного, - собрался с мыслями Франциск. Азгор же удивился просьбе, весьма удивился.

- Пока что не вижу для этого причин, а в будущем жизнь покажет. Сею минуту, я не буду пытаться Вас убить, да думаю и не смогу. Так что говорите.

Обещание совсем не то, что адепт хотел услышать, но отступать было поздно. И он рассказал несостоявшуюся историю о флаконе с сильнодействующим зельем определенного свойства.

- Будьте осторожны, - этими словами парень закончил рассказ, снял полог и покинул общество профессора алхимии. Уходя, он ожидал, что тот его окликнет, или задержит. Но ничего такого не было, он беспрепятственно ушел.

Азгор остался в одиночестве с бардаком в мыслях. Новость очень важная, но она, новость, сообщена племянником «злодея». И зачем ему это? Логично предположить, что это ход самого дяди парня. Это больше похоже на правду, но зачем так подставлять племянника?

В альтруизм парня, Азгор не верил ни на секунду. Вот только он грешил на старшего де Сорго, а причина была не в нем. Причина в том, что если Азгор Алкухин убьет де Сорго, дядю, то Францик избавится от его опеки и станет главой семьи. Простой расчет, который не пришел в голову Алкухину.

* * *

Две недели пролетели довольно быстро, но я так и не восстановился. Скорее я был на полпути. Свои тренировки по утрам, я не прекращал. По вечерам же тренировал Ирину, или наблюдал, как она гоняет Диану. Диане, к слову, была вручена вторая катаны Ирины. Полноценно ее тренироваться не выйдет, проблема с пальцами никуда не делась, но это не значит, что нет упражнений для такой ситуации. Адепты грызли гранит науки, я же делал записи по возможным вариантам работы с полученным образцом сухожилья. Операцию, как и условились, проводил ректор. По свойствам и внешнему виду, сухожилье было действительно такое, как описывал демон. Сам же процесс получения образца получился нервным. Дело в том, что несмотря на комбинацию зелий и заклинаний, обезболить полностью конечность не удалось. Все тело, не реагировало, а эта рука сопротивлялась. Потому пришлось все делать, несмотря на боль. Диана молодец, она плакала, но не проронила ни слова. А затем три дня под ряд, мои жены сливали все свои магические силы, что бы вернуть руку в прежнее состояние. Как сказала Диана, после операции все вроде нормально, но вернулась боль небольшая. По ее оценкам, она связанна именно с тем, что мы нарушили покой всего, что там было. И она оказалась права, уже через пять дней, фантомная боль так же ушла.

Дальше ждать я не стал, и начал работы по сухожилью. Для ювелирной работы алхимика, у меня уже были достаточно точные движения рук.

Сегодня же утром, я сходил в кузнечный квартал. И о чудо, разумеется я не нашел искомого стиля ковки.  Обошел все лавки и всех мастеров, задавал кучу вопросов, и даже показывал кинжал в качестве примера. Без толку. Кто-то понимающе, качал головой, кто-то давал советы в лане поиска, лишь бы я отвязался с расспросами, а некоторые и крыли меня благим матом. Я ведь мешал их делам, и своими разговорами намекал на некачественный товар у них. От греха подальше, я ретировался с этого квартала с потерей времени и отсутствующим результатом. Последняя ниточка оборвалась, и дабы поменьше об этом думать, я с головой погрузился в поиски лекарства Диане.

За этими поисками я и не заметил, как прошло еще две недели. Если я и не восстановился полностью, за это время, то был очень близко к прежним кондициям. Страшная сила у этой печати женитьбы, но были и интересные свойства. Их я обнаружил случайно, и нигде не читал об этом. Оказывается, свойства получения боли от жен, можно отрубать. Не на долго, чуть менее часа, но можно. И это было очень кстати, так как сидеть и делать важные записи, а при этом ощущать физическую боль от того, что Ирина дубасит Диану на тренировке, сильно отвлекало. Этим свойством я пользовался стабильно. Первую причину я уже озвучил, а вторая – боль лучший учитель.

По самим же исследованиям похвастаться было нечем. Продвижения были, но их было очень мало. А малое количество вещества для экспериментов, заставляло бережно к нему относиться. Я не готов, второй раз подвергать Диану таким мучениям. Из-за этого и было все медленнее, чем хотелось.

Чуть более двух месяцев прошло, с того дня, как я был женат. Глобально – ничем не примечательные месяцы. Супружеский долг я выполнял регулярно. Правда, не доводил все до состояния оргий, как в первую брачную ночь, а ввел очередность посещений супружеского ложе. Адепты доучивались второй тримест, и к моему удивлению, мои подчиненные, опять были в числе лучших адептов с претензией на дополнительную стипендию. Это, что касается бытовых моментов моей жизни.

Но так же меня постигло и два достижения. Первое, связанное с моими тренировками, как не странно. И это было сомнительное достижение. Дело в том, что как только я посчитал себя восстановившимся, я начал тренироваться по старому режиму. Утром – демон, вечером – сам. И вот на вечерней тренировке меня ждал сюрприз: весьма не приятный и болезненный. Я впервые за долгое время, взял в руки свою черно-красную пару стали. Минут пятнадцать, с перерывами, я потратил на разминочные движения: плавне, скользящее и все в таком роде. И как только начал нормальный бой с моим призываемым спарринг партнером меня ждала боль. Противная, неприятная, режущая боль. От удивления, к моему стыду, я выпустил катаны из рук. Перевел взгляд к источнику боли. Болело два места – плечи. В точке, где плече переходит в руку, был порез. Неглубокий, кровавый порез. Порезов было два, по одному на каждой руке. Глубина пореза была одинаковой, но вот формы линий отличались. Кровь остановилась быстро, хотя порез, по ощущениям был на грани того, когда бы надо уже зашивать. И я не понимал, что происходит. Слишком много событий, которые я не мог сложить в кучу и не мог их понять. Путем проб и ошибок в направлении самоистязания, я понял, что порезы появляются из-за того, что я работаю мечами в полную силу. Пока же я ими «страдаю фигней» ничего не происходит. Тренировку пришлось прекратить, так как полученное кровотечение не хотело само останавливаться: порезы стали глубже, и их стало по два на руку. С того момента, я не перестал тренироваться, но перестал работаться своими катанами. Я их боялся.

Второй же открытие связано с Дианой. Я добился успеха. Я нашел состав, который может выжечь эту гадость. И если бы не Диана, то я бы его еще долго искал. Дело в том, что этот состав, сначала, дал нужный результат, а после секундной паузы превратил кусок сухожилья в пыль. Я его посчитал неверным. Но все свои действия я записывал, с пометками составов, процессов и выводов. В тот вечер, я уже не был готов дальше вести исследования, а потому дописав выводы по последнему эксперименту, направился принимать водные процедуры перед сном. Диана, была у меня в тот вечер, и попросила почитать мои записи. Я не был от этого в восторге, но усталость забрала все силы, даже на такой запрет. А когда я вернулся назад, Диана сказала, что зелье, которое дало вышеописанный эффект, может и рабочее, просто я неверно его проверял. То зелье, было мной взято за основное направлении развития исследований. Его я попробовал применить три дня назад, и все дальнейшее варианты были основаны на нем, но результат выдавали хуже. А неправильность в том, что в моих записях, я лично писал о передаче магической энергии человеку, которому выжигают эту дрянь. Но я тупо об этом забыл. При повторном эксперименте, с подпиткой от Дианы, у нас все получилось: и преобразовать «стекло» в прежний вид, и сохранить это после всех воздействий. Результат достигнут, и я был этому рад, но было еще и одно маленькое но, я запретил использовать это зелье Диане, до тех пор, пока сам не разрешу. Дело в том, что я проводил испытания на маленьком фрагменте. Но человеческий организм это немного другое. Я просто боялся, что это зелье принесет ей вред. А потому сам, продолжил исследования далее, в надежде, что найду еще решение, менее опасное, чем это. При воздействии на маленький фрагмент, он покрывался бело-бордовым пламенем. Магическим взором Диана увидела еще одну странность в зелье: оно выжигало полностью весь кусочек, а затем полностью его регенерировало уже с нужными свойствами. По словам Дианы, скорость регенерации настолько большая, а эффект сильный, что возможно, это будет последней надеждой для тяжело больных. Вопрос только в том, сколько нужно магической подпитки с учетом веса, роста, возраста человека, и тяжесть его болезни. Разумеется, это все при условии, что своийства зелья работают для всего человеческого тела, а не только для сухожилий из «антимагического стекла». Зелье я назвал Феникс. А там посмотрим, может, я чего еще придумаю, а может все устаканится, и я найду достаточное количество лекарей, что бы ей помочь в любом случае. Пока что, у меня таких возможностей не было, а рисковать я не готов.

Глава 13. Открытия: приятные и не очень

Два триместа почти подошли к своему логическому концу. Хорошо это или плохо, сложно сказать. Да и факт их подхода к логическому концу заключался только в том, что еще не прошел бал. Этот бал был в честь первого курса. Уже завтра, у них намечается первая «полевая» практика. Считается, что за этот период обучения адептов обучают в достаточной мере для таких вещей, а тех, кто не готов – просто отчисляют. Группы, как не сложно догадаться, были идентичны тем, что каждый из преподавателей вел все это время. Уровень заданий, так же был довольно странно поделен: первой курс мог получить практику в виде борьбы с грызунами, а мог и на банду попасть. Этот момент для меня не был ясен. Задания раздают перед отправкой, и никак не раньше. Как я понял, задания не сложные, потому надо уметь их решать без дополнительной подготовки. Сейчас же я наслаждался балом. Как и планировал ранее, я брал уроки у Дианы по танцам. Не скажу, что стал профи, но и неизвестным танцем или мелодией, меня уже не застать врасплох. Бал уже близился к своему логическому завершению, еще с час и придет не официальное время, после которого можно покидать этот вечер.

Весь вечер я посвятил женам. Информация уже не была тайной, потому ни я, ни девушки, ничего не скрывали. Особых мероприятий не было назначено, главная цель это танцы. Этим, собственно, мы и занимались. Я по очереди танцевал с Ирой или Дианой, а так же отвлекся на пару танцев для своих подопечных, к их удивлению и радости. Очередной танец шел к концу, очередной поворот, и я взглядом вырвал из движений толпы, что-то не естественное. Секунд пять мне потребовалось, что бы понять, что же выбивалось из общего поведения толпы.

- Милый, что случилось? – Диана заметила мое напряжение.

- Еще не знаю, - честно признался я.

Во время этого танца, я сделал едва заметные жесты пальцами свободной руки. Это не была маги или активация артефакта. Это была команда быть бдительной и осторожной для Ирины. К счастью, она ее заметила, и лишь клипнула глазами, в знак понимания. Танец закончился. И я сразу же получил ответ на свое мнимое беспокойство. Дело в том, что мое внимание во время очередного па, привлекло три человека, целенаправленно шедшее к ректору. А целенаправленное движение в хаосе студенческого развлечения, бросается в глаза.

- Профессор Алкухин, следуйте за мной, - говорил один из той троицы, что подходила к ректору. И мне сильно не нравился, ни тон, каким это было сказано, ни само поведение этого наглеца. Но деваться некуда, не время пока что ерепениться.

- Иди к Ире, ничего не предпринимать, - прошептал я жене на ухо. Хотя со стороны, скорее всего, это выглядело, как поцелуй.

Идя за незнакомцем, я обратил внимание на самодовольное выражение лица де Сорго старшего. С одной стороны, я не удивлен, а с другой – если именно об этом меня предупреждал его племянник, то какую игру он ведет. Но все более чем логично, со дня предупреждения, до текущего момента, была тишь да благодать, и вон он результат. Шли мы, как не странно, в кабинет ректора. Пока мы выходили с зала, я заметил много сопроводительных взглядов, и в большинстве случаев, это были довольный взгляды. Это что же получается, все знают, что я попал в очередную задницу, и злорадствуют. Но если это так, то и ладно, но почему я ничего не понимаю.

- Присаживайтесь, профессор, - указал владелец кабинета на свободное кресло. Ректор сидел за столом, двое из трех сидели уже в креслах, третий присоединился к ним, я же занял предложенное мне место. Расселись таким образом, что все друг друга видели, но при этом была четкая грань, что вот это владелец кабинета, это троица принесшая проблемы, и я между этим молотом и наковальней. – Эти господа пришли к Вам. Думаю, они сами объяснят причину своего визита.

- Я, - встал с кресла мужик, что привел меня сюда, - представитель Его Величества Прийа, королевства Тейман, Григо Меч. Это представители королевств Ползен и Клевер,  Иро Бур и Рик Знегонир соответственно, - представил  он остальных членов «театра». – Советом пяти королевств, профессор МАБИ Азгор Алкухин, должен отстоять свое право на жену Ирину де Андраде-Волк, - хрена себе заявочки. Да вы ребятки вовсе охренели, я как посмотрю. – Вот решение совета королей, - протянул он мне свиток с тремя королевскими печати. А вот это интересно, почему только три, вместо пяти?

Он стоял с вытянутой рукой, в которой лежал персональный «заговор», я же не спешил его брать. Троица выжидающе на меня смотрела, ректору все это очень не нравилось, но он спешил вмешиваться, или просто не могу. Ладно, подачу я принял с вашей части поля, посмотрим, как вы с этим справитесь.

- Предъявите закон, - задумчиво, но как можно равнодушнее попросил я «исполнительную власть». Опа, а вот такого они не ожидали. Да ладно, неужели все падают ниц и забывают, как себя зовут при виде печатей короля. Ой, как интересно.

- Вот он, - потряс Григо Меч свитком в своей руке. Мол, ты совсем больной, не видишь очевидных вещей?

- Это решение, - начал объяснять я несмысленышу, - а меня интересует закон, благодаря которому принято это решение, - улыбнулся я троице.

- Ректор де Андраде, можете помочь с поиском этого закона? – все таки, нашелся Рик Знегонир. Григо, же, так и стоял в протянутой рукой, на которую, я не обращал никакого внимания.

Ректор, похоже, решил подыграть мне и не спеша, вальяжно прошествовал к полке с различными бумагами: от книг до обычных листов. Минут пять, неспешно, брал письмена, аккуратно протирал их от пыли и клал назад. Но вот он нашел, кажется, нужную книгу. Сел обратно, раскрыл ее и начал искать сам закон. И лишь найдя нужные строки, протянул мне развернутую книгу.

И так, что мы имеем. Действительно есть такой закон. Назывался он «Семейный уклад для не стихийных магов». Согласно нему, избранник/избранница мага, который в дальнейшем, должен бы стать новой ветвью аристократии, может быть вызван на дуэль с претензией на занимаемое место. Проще говоря, если я проиграю, Ирина автоматически перестает быть моей женой. Проигрыш подразумевает смертельную дуэль. Но что самое интересное, так это то, что я сам себя загнал в эту яму. Перехитрил сам себя. Право такой дуэли, может быть вызвано только при условии, что маг, из-за которого весь кипишь, жениться/выходит замуж в тайне, от общественности. И вот именно это я и сотворил. Если бы я напрямую заявил о таких намерениях, то ничего бы подобного не было. А так, получается что, будучи представителем одного из королевств, вел тайную игру, с целью завлечь Ирину на сторону моего королевства. Тем самым, не дав равных возможностей в этом состязании для остальных королевств, и собственно нанес им оскорбление достойное смерти. В былые времена, могла возникнуть целая война, между королевствами. Но так как пять королевств были в союзе и все такое, закон немного переписали, что бы отвечал один человек. Последнее выводы я узнал благодаря записям от руки, вдоль  колонок толкования закона. Наверное, это почерк ректора, и по причине наличия этих самых записей, он искал именно этот документ, что бы осознал, что и почему.

Согласно этому же закону, дуэль должна состояться в течении суток, после получения бумаги, что находилась в руках раздраженного  Григо Меча, без магии и насмерть. У меня остается лишь право выбора оружия, назначении точного времени и выбор зрителей.

Ознакомиться со всем законом я смог в течении двадцати минут. Затем перенес свое внимание на содержимое заветного свитка. В нем, ничего нового, относительно процедур я не нашел. Но вот было интересно, так это подтверждение моих догадок о количестве печатей. Вердикт был вынесен тремя из пяти королевств. Большинство – и это достаточное условие, насколько я понял. Королевства Иприс и Идэак, не подписались тут. И если с Иприс, все понятно, я к нему принадлежал, согласно бумагам о моем усыновлении. То вот Идэак – могу только догадываться. Хотя главная догадка состоит в том, что к этому королевству относится один принц, которому я разнес глаз и порубил кисти рук. Но это не точно.

- Через полчаса, арена, вы все втроем вместе, наблюдатель только ректор! Ректор де Андраде, пропуска сделаете? – он лишь кивнул головой в знак согласия. - До встречи на арене.

- А тип оружия? – спросил мою спину, кто-то из троих.

- Не помню, что бы я был обязан вам его сообщать, - улыбнулся я очумевшей троице и покинул кабинет ректора.

* * *

- Что они от тебя хотели? – только свернув за угол ректорского коридора, как меня встретили жены.

- Ничего, что бы я не мог им дать, - отшутился я.

- Хватит нести чушь, - не выдержала Ирина, - что они хотят? Диана сказала, что это сильнейшее мечники своих королевств. Такие люди просто так не приезжают.

-  Ира, принеси мне свои мечи, пожалуйста.

- Значит, все же дуэль, - подытожила Диана.

* * *

Через полчаса все действующее личности были на арене. За пределами арены остались только девушки. Войдя внутрь, ректор наложил заклинание, которое не давало возможности войти посторонним, или смотреть за поединком с помощью магии. Еще недавно, сам ректор был противником своего родственника, а сегодня, он, как тогда внучки, наблюдает за честностью игры. Но о какой честности тут может идти речь. Что-то, эти трое точно припасли на этот поединок. Эти подозрения, довольно быстро подтвердились. На пути к средине арены, тройка мечников принялась употреблять содержимое двух колбочек и коробочки. По внешнему виду невозможно было понять, что это. Но вот эффект, от употребляемых веществ спутать было невозможно. Употребляемая алхимия была направлена на повышение реакции, выносливости и силы. Не недлинный строк, но такие поединки долго и не длятся. Ректору очень не нравился выбор молодого Алкухина, относительно боя сразу против трех, но сделать он ничего не мог. А теперь и вовсе, начал паниковать. Ему очень не хотелось, что бы внучки, которые светились последнее месяцы, не потеряли мужа. Но от него ничего не зависело. Остается надеяться только на Азгора, который, пока что, ни разу не дал повода сомневаться в своей, если не разумности, то хитрости.

Все стали на свои места. Серьезные, сосредоточенные воины. Несмотря на то, что дуэль была один против троих, о недооценке речи не было. Эти воины всех воспринимали всерьез, и не было ни издевательских выкриков, надменных ухмылок.

Ни Азгор, ни ректор, не знали, что эта самая троица последнее два месяца готовилась к этому поединку. Каждый готовился отдельно, но каждый из них в своей подготовке, опирался на данные предоставленные о противнике. У них не было ненависти к Азгору, они просто выполняли свою работу. Приказали убить, значит убить, не им решать такие вопросы. А от того, для всех них было сюрпризом, что поединок был сразу против троих. Да, численное преимущество было на их стороне, но отсутствие налаженной работы в такой команде, так же накладывало свой отпечаток. Но еще больше их удивило, что то, что Азгор вышел не с шестом, как это было на поединке-иллюзии, что проходил во время турнира. О шесте речь шла и в поединке против чемпиона того турнира. Проигрыш которого, не получил особого распространения, но кому надо – тот знал. Азгор вышел с двумя мечами. Их форма не была известна в этом мире, а потому для троих дуэлянтов это стало еще одним сюрпризом. Но они воины, ничто не бывает по плану.

Троица обнажила свои клинки, и отпросила в сторону ножны, дабы не мешали. Азгор же, держал оба клинка в правой руке. Без всяких показух и прочего, освободил оба клинка, небрежно взял в правую руку клинки, а левой – ножны. Медленным шагом отошел в сторону и положил ножны на чистый стол с оружием, будто бы это была величайшая ценность. Вернулся на место. Наконец странные мечи заняли свое место в боевом рисунке молодого Алкухина. Три легких напряжения кистей рук Азгора, в очередности с тремя расслаблениями, словно искал, где получше, взяться за рукоять. Ладони нашли, удобное им место на рукояти, и застыли. Кисти рук был сжаты до боли в суставах, а остальная часть руки была расслаблена.

- Бой! – дал команду ректор.

Что-то блеснуло в глазах Азгора, но это было не важно. Воздух стал гуще, мощь, исходящая от Азгора, была осязаемая. Алкухин пошел в атаку. Быстро сближение, не магическое, так как ректор отслеживал за всем именно магическим взором, и все это он бы отследил. Да и противники, обладали специальными артефактами, что бы отследить все это. Однако, скорость Азгора была запредельной, давление мощи, что исходило от него было не менее ненормальным. Сближение, и началась мясорубка. Обычная односторонняя мясорубка. Трое дуэлянтов просто не успевали за движениями алхимика, его скорость была выше, многократно выше. Каждой движение было четким и эффективным. Атаки были настолько яростынми, что противники уже не пытались наступать, они просто пытались удержать положение боя, хотя это не удавалось. Азгор атаковали их стоячие мечи, как преграду на пути к телу: движение, что бы убрать меч с пути, движение, что бы отсечь часть тела. Это был вихрь, движение которого отсекало лишнюю честь тела, по, только ему известному, алгоритму. Пять секунд, столько длился поединок. Это время прошедшее от слова «Бой», до слов:

- Кто инициатор этой бумаги? – спрашивал Азгор у единственного, еще живого обрубка человека. Двое остальных были нарублены в состояние, не возможно для восстановления. Третьего – ждала эта же участь, но суть позже.

- Я не знаю, я лишь выполнял приказ, - последнее слова и дарована смерть. Быстрым взмахом по воздуху, мечи освободились от крови.

- Ректор, - обратился Азгор к наблюдателю. – Я могу быть свободным, или еще что-то от меня требуется? – он стоял там же где и раньше, не двигаясь с места.

- Нет, это все, - охреневшим голосов сказал ректор. Пока ректор пытался осмыслить, задавать вопрос, крутящийся в голове или нет, Азгор сходил за ножнами и поместил в них мечи. Странно, но как только мечи спрятались в ножнах, атмосфера, распространяемая Алкухином, пропала. И ректор все же осмелился задать вопрос: - Азгор, что это было?

Помолчав немного, Алкухин все же начал отвечать. Хотя не понятно, он думал, что ответить или как:

- Если честно, я и сам не знаю, - пожал он плечами, - но все это вызвано посягательством на моих жен! Это все, что мне пока что ясно.

На этих словах он поклонился горке нарубленной человечины, ректору, а перед покиданием арены и ей самой. Странный ритуал и странный человек. Что-то в нем сменилось. Если раньше он был непонятен, и местами хитрым, то сейчас, это была машина, машина, которая будет убивать, если посчитает, что это нужно. Вот только не понятно, где та грань, по которой считает, этот молодой парень.

Ректор последовал за Азгором. Он по пути сотворил заклинание, которое упаковало и консервировало остатки людей, дабы потом их похоронить, как и подобает воинам. Ректор знал этих воинов, они, как и многие до и после них, были выпускниками этой академии. И он верил, что они всего лишь выполняли приказ, а потому не заслуживают быть похороненными как  неизвестные. Еще до поединка, ректор хотел извиниться перед родственником, за то, что знал о таком законе, но он попросту забыл о нем. Очень редко появляются такие как Ирина, и еще реже они выходят замуж, таким образом, как это случилось. Сейчас же, ректор передумал. Да, он понимал, как и Азгор, что кто-то пытался вести свою игру, но им этого не удалось. А самому Азгору, эти извинения попросту не нужны.

Выйдя, из арены, ректор опять увидел тот самый взгляд, что был у Азгора во время поединка. Для себя, ректор назвал его «пустым». ОН обнимал своих жен, которые радовались объятиям мужа. Азгор же, нежно поцеловал жен в макушку: сначала Дианау, затем Ирину. Было видно, какая нежность к этим женщинам исходит от человека, который минуту назад стер с истории существования лучших мечников трех королевств. Но при всем этом, он не сводил взгляд с магистра де Сорго. Он, как и еще много других преподавателей и адептов тут присутствовали. Шила в мешке не утаишь, особенно, если есть дополнительные помощники. Вот все и были в курсе событий. Взгляд Азгора был «пустым», по той причине, что он уже не видел человека в точке куда смотрел, там уже находилась пустота, и лишь вопрос времени, когда теория перейдет в действительность. Лицо же магистра было весьма колоритным, его перекосило от злости, ненависти, и провала. И хоть прямых доказательств не было, ректор был уверен, что он причастен ко всему этому.

* * *

Утром следующего дня, мы пошли на практику: я и четверо моих адептов. Шли мы, не спеша, пешочком, к ближайшему городу, в котором есть портал. Это так же, как оказалось, такая традиция для первого курса. Портал то у нас был, и как раз для отправки, но не положено им пользоваться, пока что. Шли мы не спеша. На практику выделалось две недели с учетом дороги. Задание нам попало так же не сложное, приехать в королевство Клевер в деревню Горшеня и помочь им с вредителями на поле: не то мыши, не то саранча. Довольно известная, как оказалось деревня. Столица гончарного дела. От этого, и деревня эта была лишь на бумаге, а по факту – давно уже городок.

Задание не сложное, и я уже знал, как его решу. Правда, мне не нравилось, что ехать надо в королевство, которое вчера потеряло своего лучшего мечника, не без моего участия. Но выбирать не приходится. Мои девочки, получили свое задание, какое –  мне не известно. И факт расставания и моего отсутствия рядом, меня пугал куда больше, чем личное задание. Но поделать я ничего с этим не могу. Расставание у нас получилось весьма бурное, пришлось, даже, накричать на обеих что бы спали.

Ребята шли впереди меня, метров на двадцать, и беззаботно переговаривались между собой. Они тоже подружились. Пусть  и не было между ними вражды, но изначально ребята с обычных семей несколько натянуто принимали сына барона. Но постепенно, все замялось и стало на свои места. Дружный коллектив из четырех адептов. Смотря на ребят, я нет, да и возвращался мыслями к вчерашнему поединку. Что со мной было в тот момент. Я даю отчет своим действиям, но откуда такая сила появилась. При одной мысли, что кто-то посмел посягнуть на девочек, приводила меня в бешенство, контролируемое бешенство. По-другому, я этого не могу назвать. Я видел, что они приняли, и знаю, как это должно работать. Эффект был, но его было мало для тогдашнего состояния. Что творится со мной? Отметка на спине пропала – я больше не член «Ордена Леса». По правде говоря, я к ним себя и не причислял, но теперь даже формально не был одним из них. Мои мечи меня калечат… Неизвестная сила… Странностей только прибавляется.

* * *

Прибыли мы в обед следующего дня. Путь был скучен и не интересен: портал, пешком, караван, пешком – прибыли. Согласно предписанию о практике, по прибытию, мы обязаны встретиться со старостой деревни, и уже у него узнать детальную информацию: куда нас поселят, чего нам можно и чего нельзя, а так же подробности проблемы. Что мы собственно и сделали.

- Здравствуйте, - остановил я первую попавшуюся женщину на улице, - подскажите, пожалуйста, где я могу найти старосту?

- Как где? В доме правления, - и не успел я спросить где этот дом и как к нему пройти, как женщина удалилась от нас. Странная она какая-то.

Со второй жительницей повезло куда больше. Она подробно рассказала куда идти, и где найти старосту. Деревня, действительно была похожей на город: широкие улицы, вымощенные камнем, большое количество людей, суета торговых отношений. Несмотря на все особенности, Дом правления, я нашел быстро. В доме наличествовала и стража, и очереди и даже секретари.

Благодаря табличкам и указателям, я смог, без помощи посторонних, найти кабинет старосты. Возле кабинета сидел парень, лет шестнадцати и делал какие-то пометки в бумагах.

- Добрый день, - поздоровался я с парнем, за мной не дружным хором поздоровались и адепты, чему я удивился. Парень оторвался от своего занятия и перевел взгляд на нас. – Мы прибыли с МАБИ для прохождения практики в вашей деревне. Мне бы поговорить со старостой.

- Да, конечно, - засуетился секретарь. – Мы вас ждали. Подождите минутку, я предупрежу о вашем прибытии.

На мой кивок головой, парень быстренько встал из-за своего рабочего места, постучал в дверь и спустя десяток секунд вернулся. Всем своим видом приглашая нас пройти внутрь. Внутри нас ждал невысокий сухощавый старичок, с лысиной на макушке, которую я легко смог рассмотреть из-за разницы в росте. Не знаю, какой он управленец, но этот человек – трудяга. Очень сильно кидались в глаза его мозолистые руки.

- Здравствуйте, - поприветствовал нас староста, после быстрого осмотра. - Мое имя, Лексий. Я староста деревни.

- Здравствуйте, - ответил я и нескладный хор адептов. – Профессор МАБИ Алкухин, - представился я в ответ. – Эти молодые люди, - указал я на адептов стоящих позади меня, - адепты, прикрепленные ко мне, для прохождения практики.

- Вы меня простите, - заторопился Лексий, наверное, посчитал, что можно заканчивать с приветствиями и переходить к делу. Я был только рад такому развитию событий, - но у меня слишком много дел, потому разу к делу. Поля, с которыми у нас проблема, находятся за деревней на восточной стороне. В той части деревни находятся зерновые посевы. Жить вы будете в той же части деревни, что бы поближе оно было. Продуктами мы вас обеспечим, в пределах разумного, конечно. Ближе к вечеру, все подвезут. Сейчас же можете пообедать в трактире, там уже все оговорено. К вашему дому, вас проведет мой внук Лен. Он же и будет к вам приставлен, что бы, значит, помочь: поручения какие, или найти что нужно. Да и за подробностями тоже к внуку, он сможет на все ответить.

Я понял, что на этом разговор окончен. Меня это устраивало. Внуком оказался тот самый секретарь. Идя за ним, я невольно задался вопросом, как такое вообще может быть, вон она средневековая деревня: быт, люди, одежда, а пять минут назад, я общался со старостой, у которого есть свой секретарь, пусть и внук, и все это на уровне моего мира. Как такое, может быть, не понимаю.

По деревне мы шли с добрых полчаса, прежде чем дошли к нужному нам дому. По дороге, наш гид показал трактир, в котором мы можем пообедать. Из-за этого крюка и дорога вышла немного длиннее. Обедать я решил после того, как мы заселимся. Получив три ключа от нашего дома, мы распрощались с Леном. Сегодня он точно не понадобится, а вот завтра сутра, все может быть.

- Итак, адепты, - начал я, как только мы зашли, закрыли дверь нашего нового жилья. – План действий следующий. Первое, у нас только три ключа, а людей пять. Поэтому один ключ я беру себе, два оставляю вам. Как вы их между собой распределите мне все равно, но учтите следующую информацию. Поодиночке, на время практике, вам запрещается передвигаться. А потому вы или ходите все вместе или по двое. Если по двое, то у каждой двойки должен быть ключ. Это ясно? – утвердительные кивки головами были мне ответом. – Дальше. Сейчас идем обедать, после чего у вас свободное время: можете пройтись по деревне, можете завалиться спать, как вам угодно. Но в десять вечера вы обязаны быть в этом доме. Этот момент ясен? – опять утвердительные кивки. А лица приобрели  радостные выражения. Наверное, не ожидали свободного времени, ведь в академии, им приходилось очень много работать, по сравнению с остальными. – И последнее, из важного, пусть вы все первого курса обучения, но уже некими азами по магии владеете, - эту информацию я знал точно. Так как при подготовке к заданию, я просмотрел их успехи в магии. Разумеется, там не было навыков одним движением руки снести город, но уже они что-то да умели: местами больше, местами меньше, чем мне бы того хотелось. – Поэтому, вы накладываете следящее метки на все наши вещи, - по-хорошему, защитных бы заклинаний на наши рюкзаки и весь дом, но, этого они, еще, не умели. А так, будет шанс найти пропавшие вещи. Воры – люди любопытные. – Выполнять!

На поставленную задачу ребята потратили минут двадцать. Немного стеснялись ставить метки на мои вещи, коих было совсем немного. Справившись, со всем этим, мы направились в трактир. Обед был выставлен на стол мгновенно, и не менее мгновенно, был уничтожен пятью голодными ртами.

Ребята пошли осматривать деревню, я же занялся тем, ради чего мы сюда прибыли. Пошел осматривать поля. На полях росли побеги зерновых культур высотой сантиметров восемь. Метод озимого посева, тут был известен. Со стороны деревни я ничего необычного не нашел, а вот отдаляясь от поселения вдоль границы поля, начал замечать насекомых. И дальше от деревни отходил, тем их становилось больше, а ущерб растениям становился больше. Насекомые были размером с шершня, да и выглядели они, как тот самый шершень. Переднее лапки были миниатюрой лапок богомола, а все тело покрывала меховая шерстка зеленого цвета – единственные отличия, от вышеупомянутых  насекомых. Крылья, так же присутствовали, они были прозрачные с зеленым отливом. Вот такой вот противник. Имя у этих насекомых было летающее мыши. Странно, что в полученных мной документах, это не было указано. Набрав их с десяток в отдельную стеклянную емкость, я покинул поля. Когда же пришел назад, то меня уже дожидался Лен, вместе с повозкой, на которой были продукты.

Ребята еще не вернулись с прогулки, как то не подумал я об этом, потому пришлось самому заниматься всеми моментами по разгрузке и размещению продуктов. Вечером, когда вернулись ребята, на час раньше разрешенного времени, я уже успел приготовить ужин.

Следующий день, я так же назначил себя в качестве повара. Но уже в этот день ребятам было дано задание, предоставить мне ответ о вредителе, который находился на здешних полях. Им разрешалось пользоваться своими конспектами, хотя особой надобности в них не было. Эту информацию они знали и так. Так что к вечеру, того же дня, я получил четыре отчета о проблеме полей с вариантами борьбы с ними. К моему удивлению, все варианты борьбы сводились к применению заклинаний, или закупке других представителей фауны. Это меня огорчило. Им не пришел в голову, самый очевидный вариант решения проблемы, с учетом нашей случая и возможностей.

- Адепты, все, что вы написали, соответствует истине. Вы верно определили проблему полей и предложили верные варианты борьбы. Вот только вы не учли одного, никто из вас не владеете магией, которая бы дала нужный эффект. А на закупку представителей животного мира, нужны не малые деньги и время. Ни тем, ни другим – мы не располагаем. Поэтому, я возвращаю вам отчеты, и завтра жду их же, с решением, которое доступно для выполнения нашими силами. Не позднее обеда. Так же, учтите, что завтра вы готовите еду. Точнее, у нас будет последовательное распределение дел. Как вы заметили, вчера и сегодня готовил я. За уборку своих мест и посуду отвечает каждый сам. А вот за очередность готовки будет отвечать каждый по очереди, так что сами решаете, в какой очередности вы принимаете на себя обязанности повара. А теперь спать.

На следующий день, до обеда, мне предоставили отчеты, с новым решением проблемы. В этот раз решение было верное, с помощью алхимии. Нужно было приготовить снадобье, и им опрыскать поля. До конца первой недели, методом дискуссий и обсуждений адепты предоставили мне тот вариант решения, что я хотел от них получить. А именно: конкретный состав зелья, пропорция разведения этого яда в воде и оптимальный вариант опрыскивания.

В субботу, внук старосты, получил список необходимых компонентов для работы. Кроме составляющих яда, там было, так же, требование с наличием большого количества воды. Поля были не маленькие, и не смотря на то, что их опрыскивать будем магическим методом, за один день этого не осуществить в силу объема, искусности магов и того, что такую операцию мог выполнить только Киринар. Он был единственным представителем магии воды. Остальные ребята будут все это дело варить, а наш маг воды, будет тренироваться по управлению водой. Это задание для него не новое. Насколько я знал, то каждый маг, что бы познакомиться со стихией, должен научиться управлять элементом. Этот тип взаимодействия со стихией начинает знакомство и он же и развивает возможности.

В воскресенье, я заставил Киринара провести тренировку по предстоящей работе, остальные же отдыхали. После чего всех отпустил отдыхать. Работы нам осталось дня на три, если наш маг, верно рассчитал свои силы, относительно предстоящей работы. За прошедшую неделю нас уже все знали в деревне, и принимали как своих. Это меня немало удивило, но было приятным дополнением к несложной практике. С ребятами я никогда не ходил отдыхать. Дело было не в том что «Бари с крестьянами не пьют», я просто не хотел их стеснять.

Этим вечером, я решил прогуляться по деревне. Делал я это всего второй раз, за все время пребывания здесь. Темные улочки. Люди ведут неспешные беседы в конце трудового дня. Здесь не было выходных, несмотря на день недели. Каждый день я видел, как приходили и уходили караваны. Приходили, как правило, пустые, а вот уходили – с самой разнообразной продукцией гончарного искусства.

- Ты думаешь, что нас можно просто так кинуть? Нет, ты ошиблась. Ты будешь делать то, что тебе сказано, - голос говорившего не был ни надменным, ни издевательским. Это была просто констатация факта, словно банкир давал кредит и заверял, что в случае не выплаты не надо обижаться на последствия. Постановка претензии меня не удивила, это и моем старом, «правовом» мире, было нормально, а здесь, где человеческая жизнь ломаного гроша не стоит, и вовсе норма жизни. Вмешиваться я не собирался. Да, это меня не красит, но всех я не спасу, а вписываться за незнакомку я не готов. Я уеду от сюда, через пару  дней, а ей здесь жить. И эта жизнь, может стать еще сложнее после моего вмешательства.

- Я не хочу этого сделать, - четко ответила девушка. Она была напугана, но дрожь голоса была почти не заметной. – Если не считать, что я и не смогу этого сделать, - уже тише добавила она. Но главной причиной, которая заставила меня не двигаться, было не сказанное девушкой, а личность девушки. Голос моей подопечной я узнал. Ная, во что же ты влезла?

- А кого интересует твое «хочу»? – все таким же голосом ответил незнакомец. Мне пришлось подойти ближе, что бы видеть, хотя бы силуэты людей. Их было трое. Они окружили Найю. Что ж, дальше слушать бесполезно, лучше самому спрашивать.

- Меня интересует, - продекламировал я свои действия словами. Три брошенных ножа попали в цель. Здесь было плохое освещение, но это не мешало мне понять, кто из четырех людей Ная, а кто обладатель уверенного голоса. По этому Ная осталась в живых, двое не пережили встречи с метательными ножами: один нож пробил височную кость, второй – шею, главного я ранил, не смертельно, но достаточно, что бы он никуда не делся: нож застрял в бедре. – Ная, иди сюда. Смелей, - протянул я руку девушке. Но она не шевелилась. Пришлось самому подойти к ней, и выдернуть из ступора. – Ная, ты как?

- Нормально, - неуверенно ответила она.

- Вот и отлично. А теперь вернемся к тебе, - перевел я взгляд на раненого. Он лежал и молчал. Не пытался убежать – ничего бы у него не вышло. Не вытаскивал нож из бедра, это у него тоже бы не вышло, ножи были такой конструкции, что без дополнительных надрезов их не вынешь. С момент попадания ножа в его бедро он произнес только один небольшой вскрик, скорее от неожиданности, в момент вхождения ножа в плоть. – Зачем ты потревожил мою подопечную?

- Можешь меня убить, но я тебе ничего не скажу, - голос оставался ровным и спокойным. Опасный человек, был бы, если бы он на меня охотился, а не наоборот. Думаю, этот тип людей, которые являются превосходными убийцами, но посредственными воинами. В открытом бою они пушечное мясо, а вот в заказном убийстве -  он сумел бы организовать такое самоубийство, что я и в страшном сне не представлю.

Я верил, что ничего от него не узнаю. И дело тут не в самом человеке, а в его поступке. Я услышал хруст, характерный для человека, который раскусывает леденец. Разумеется, это был не леденец. Это был плод работы алхимии, который я не постигну никогда. Это был яд. Сам яд, я приготовить смогу, а вот изготовить его для того типа применения, что только что произошел – нет. После приготовления, яд поддается магическому воздействию, с помощью которого вещество пресуеться  в шарики. Под действием такого воздействия шарик приобретает стеклообразную поверхность, тем самым спасая от случайного разбиения. А при взаимодействии раскушенных частичек со слюной происходил двойной эффект: распространяется специфичный ванильный запах, который я и услышал, а также, мгновенная смерть. Такой вот интересный яд, и позволить его мог себе далеко не каждый профессионал.

Времени терять было некогда, поэтому надо забрать свои метательные ножи, подарок жен, и обшарить трупы. Хорошо, что все произошло без шума и криков, и шанс нас обнаружить был минимален. Присмотревшись к Найе, сделал вывод, что она никуда убегать не намерена, и приступы истерики ей не грозят, направился к телам. Сначала вытянул свои ножи. Ими я дорожил по двум причинам: во-первых, это подарок жен, во-вторых – они были стихийной ковки. Всего их у меня было пять штук, каждый отвечал одной из первостихий, и пятый был самым интересным – он относился к стихии жизни, и не предназначался для метания. Пятый нож надо было всунуть в бедро по рукоять, и он исцелял человека, за исключения раны, которую им же и нанесли. Хороший артефакт, но одноразовый. Остальные ножи были многоразовыми артефактами, как сказали жены, раз по сто они сработают. Огненный – начинал жечь плоть, внутрь которой попадал. Клинок ветра – просто был острее обычного металла и летел быстрее к цели; земляной – крепче обычного метала и давал эффект раскола, попадая в кость он магическим воздействием, пускал трещины в кости – персональное костетрясение; водный клинок – заклеивал свою рану и наполнял человека водой. Думаю, этот подарок не менее дорогой, чем кулоны, подаренные мной. Забрав ножи, я начал шарить по карманам, и ничего не нашел. Пусто. Даже мелочи не было. Это было или невероятного стечения обстоятельства, или очередное подтверждение профессионализма убитых. Одежда, не отличалась от той, что носили местные жители. И ножи на поясе, так же были нормальным явлением для этого мира. Удавки, вот и все, что отличало этих трупов от обычных жителей. Удавки были у двоих подчиненных. Но тот факт, что это не ремесленники, для меня и так не было новостью. Ножи я посрывал с трупов. Всего ножей было девять, по два засапожника у каждого, и обычный клинок. В темноте их не рассмотреть, а зелья ночного зрения у меня с собой не было. Ножи я забирал по простой причине, это единственное, что я еще не рассмотрел, а информация нужна, черт его знает, с кем я связался. Одежда, точно, ничего мне не скажет по этому поводу, а трупы таскать, для просмотра на свету, у меня не было ни времени, ни желания.

Распихав ножи по карманам и рукавам, взял за руку Наю, и пошел прочь от всего этого.

- Где остальные ребята? – спросил я девушку, отойдя от места происшествия.

- Там, - коротко показала она рукой на трактир, метрах в двадцати от нас. Здание находилось между нами и того места, откуда мы только что прошли.

- Пошли забирать их от туда, и расскажите, во что вы успели влезть.

- Это не они, а – я, -  уже шагая к трактиру, сказала Ная.

- Значит, ты, расскажешь, - покладисто согласился я. Хотя самого больше беспокоило местоположение остальных ребят. Все влезли или только Ная, а в опасности был каждый из нас.

К счастью, они были на месте, и даже не удивились, что я вернулся вместе с Найей. Поторопил ребят с оплатой своих посиделок, мы направились домой. Ни по дороге, ни дома, нас никто не ожидал и никто не нападал. Даже не знаю, хорошо это или плохо.

Дома же я отправил всех спать, а Наю позвал к себе в комнату. Жаль, что нет возможности поставить полог молчания, но разбираться в случившемся, надо сейчас, и думать о лишних ушах некогда.

- Ну что же, Ная, - начал я, когда я подал ей кружку с чаем, успокоительное в нем не нужно озвучивать, - поведай мне, во что я влез? Только у меня маленькая просьба, давай сразу правду, ты девочка не глупая, а потому и сама все понимаешь.

- А у меня это бы получилось? – спокойно спросила Ная. Вопрос то она задала, но он не требовал ответа. Я и молчал. – Я Вас, профессор, слишком уважаю, что бы врать, - между тем, продолжила Ная. – Началось все шесть лет тому назад. На тот момент, у меня уже не было матери. Умерла от хвори, а денег для ее лечения не было. Воспитывал меня отец. Хороший человек, но оказался не в том месте. Он просто помог одной пожилой женщине донести домой лукошко с яблоками. Обычное действие, для нормального человека. Но спустя пару дней, он начал кашлять и с трудом передвигаться. Я была маленькая, и не знала, что делать. Все что я могла, это попросить соседей помочь, но никто ничем помочь не мог. Похожие проблемы, возникли у десятка семей, поэтому никому не было дел до меня, каждый решал свои проблемы. Я плакала, это все что мне оставалось делать. Два дня прошло, отец уже не вставал с постели, я уже все поела, что было в доме. И вот сидя голодной, я услышала стук в дверь. Пошла смотреть, кто пришел. Там оказался незнакомый человек. Он и предложил сделку, жизнь отца в обмен на выполнение работы для него. Деваться было некуда, и я согласилась. Он дал выпить отцу какую-то жидкость, накормил меня. Утром, отец очнулся, а вечером – даже смог самостоятельно встать с постели. Тем же вечером, отец о чем-то говорил с незнакомцем, а уже утром – незнакомец забрал меня с собой. Вот так вот я попала в Лигу. Я, и еще девять детей из нашего города, на целый год попали на обучение. Нас учили убивать и воровать. Нас учили быть элитой своего дела. Как уже позже я узнала, метод зачисления в Лигу был всегда идентичен: некое бедствие в селениях и спасители с предложением помощи взамен на выполнение работы для них. После года обучения, нас возвращали домой, и мы работали сезонно. Четкие цели на определенные города. Мы были маленькими, поэтому могли залезть туда, куда взрослые уже не помещались. Первое время мы и специализировались на воровстве, а постепенно, «избранных» уже обучали и убийству. Из нашего набора, до поступления в академию, осталось в живых четверо. Я – воровка, и три – убийцы. Живы ли сегодня эти трое, я не знаю. Когда же я прошла магический отбор для МАБИ, стало невозможным совмещать учебу и задания Лиги. Шрамы и то состояние, в котором меня нашли, были платой, за временное отстранение от дел и возможность учиться. Мне дали прочесть лист пергамента, а потом три дня пытали, с целью, что бы я сказала его содержимое. Когда же я ничего не сказала, то меня просто выбросили на улицу. И дальнейшая моя судьба, зависела только от везения. Пока я училась, я обрела новую, не ведомую ранее жизнь. Не знаю, так и задумывалось, или это стечение обстоятельств, но только на практике, уже здесь, на меня вышли люди из Лиги. И напомнили мне о моем долге, перед ними. Первая встреча не удалась, они лишь обозначили свое присутствие и намеренья. А сегоподня они во второй раз вышли на меня, и дали понять, если я не пойду с ними на контакт, то они всех убьют. Раньше, я и подумать не могла, что найду друзей и близких для меня людей, а сейчас – я дорожу ими, и естественно пошла к ним на встречу. Дальше вы все знаете.

История меня поразила, чего уж скрывать. Даже в одном месте я чуть не уронил содержимое рук, но не от сказанного, а от увиденного. Пока Ная рассказывала свою автобиографию, я осматривал ножи. Засапожники, были ничем не примечательные, обычные самодельные ножики из других       предметов быта. И я их осматривал, и откладывал в сторону – обычные поделки без каких либо отметок. Даже удивительно, что у таких профи, какими они мне показались, да и рассказ Наи это также подтверждает, и такой говно инструмент. На средине рассказа, я добрался к ножам в ножнах, и не успел я освободить клинок из ножен, как чуть не упустил его из рук. Это был тот самый стиль ковки, что и в клинках, кузнеца которых, я искал. Вот он, просвет в моем задании.

- Спрашивать о том, почему мне ничего не сказала, о предстоящих проблемах не буду. И так все понятно. Вопрос вдругом, эти ножи, они тебе знакомы?

- Нет, - обламала меня девушка. – Таких ножей в Лиге полно, разве их все упомнишь.

- Если, я верно тебя понял, то в Лиге оружие выдают всем?

- Да. По прохождению обучения выдается стандартный набор. А при получении квалификации «убийца», уже можно выбрать оружие под свой стиль, - судя по всему, она не понимала принцип, по которому я генерировал вопросы. Но это не важно.

Если я ничего не напутал с выводами, то я теперь знаю, кто мой соперник, осталось только найти их место обитания и сходить в гости. Да, разумеется, был шанс, что это просто совпадение, но я в это не верил. Второй вывод был менее оптимистичным –  эта девушка принадлежала к организации, которая убила моих наставников. Когда я только увидел трупы наставников, хотел убивать и мстить всех, кто был связан с этим. Сейчас же, мысли не сменились, но эту девочку я убивать не хотел. Возможно это и ошибка, но я ей верил. Верил, что она увидела новую жизнь и дорожит ею. Да и сомневаюсь, что при ее навыках, которые и не в полной мере, но я все же смог оценить во время пари, она смогла бы выжить в мясорубке, с наставнице Анари.

- В эту деревню прибыли только трое или есть еще люди?

- Не знаю. Я видела, только этих троих, - подумав немного, ответила Ная.

- Где находится штаб Лиги?

- Не знаю. Я не входила в руководство Лиги, а потому мне сообщали место встречи. Место встречи всегда было разным, - не на такой ответ я рассчитывал. Но я получил было больше знаний, чем обладал еще вчера. Много больше.

- Спасибо за честность. Иди спать! Практику никто не отменял, и нам надо ее закончить.

- Профессор, можно спросить? – насторожено задала вопрос девушка. Желание спросить, на ее лице, я заметил уже давно. Но по мере разговора оно все затихало, и я думал, что вопрос останется при ней.

- Можешь, - в знак подтверждения, немного качнул головой.

- Кто Вы, на самом деле?

- Твой преподаватель по алхимии, - улыбнулся я в ответ.

- Спокойной ночи, профессор! – сказала она мне, ни сколько не расстроившись от моего, банального ответа. Встала из-за стола, и направилась спать.

Глава 14. Другая правда

Вот мы и вернулись. На два дня раньше, чем отведено было времени. К моему удивлению, оставшаяся часть практики прошла строго по плану: никто на нас не нападал, хотя я это и ожидал, никто не помешал нам спасти поля от вредителей, и даже никто не помешал нам на обратном пути. Из всего этого, вывода два: или за нами следят настолько тщательно, что мы этого не замечаем, и вопрос нападения, дело времени, или же никого там больше не было. В оба варианта я верю, но немного сомневаюсь, а вот в чем я точно уверен, так это в том, что эта самая Лига, уже знает, о потери троих бойцов.

В академию мы добрались после обеда. Ребят я отпустил, а сам же направился в местный секретариат, дабы сдать отчеты по практике. Так как мы вернулись раньше, то все не потраченное время – превращается в свободное, и для меня и для адептов. Сдавая отчеты, я узнал, что мы первые, кто закончил практику. А потому мы молодцы, и все такое, но только на словах. И вот эта новость меня немного напрягла. Почему, спросите вы? Да потому, что своих жен я прекрасно чувствовал, и Диана, направлялась к нам, пусть еще и на приличном расстоянии, а Ирина, была в центре города. И все эти факты, меня заставили насторожиться. Делиться мыслями мне было не с кем, ректора в расчет не беру. Нужно больше информации. Нужно ждать Диану. Девочкам не причиняли вред, я бы это почувствовал, а значит не все так плохо, как накручивает меня мой разум. При условии, что он присутствует в черепной коробке.

Ужинал я в одиночестве. Срочных дел не было, поэтому решил сходить на тренировку к представителю расы демонов. А после этого тупо лег спать. Поздним утром, следующего дня, начали прибывать адепты из своих практических испытаний. Народу вернулось не сильно много, но академия стала заметно оживленнее. Вечером, прибыла Диана со своими адептами. Я ее не встречал на входе в городе, а встретил уже на пороге академии. И ее вид просто кричал – что-то случилось. Тревога начала подыматься из задворков сознания, словно гейзер, который пытались уничтожить, и это, казалось, удалось, но вот он нашел свой путь, и теперь ничто его не успокоит. Я уже хотел направиться к Диана, как меня остановила чья-то рука, крепкой хваткой.

- Азгор, успокойся!

* * *

Что-то случилось, лицо внучки более чем красноречивое. Неужто и у нее, что-то пошло не так? Неспроста все это. И где Ира? Почему ее нет рядом с Дианой? Воздух, он изменился. Он становится густым и давящим. Мне знакомо это чувство. Только один человек, всего лишь своим присутствием и рвущимися наружу эмоциями, может так подавлять окружающих. Нужно его найти, иначе будет худо. Это чувство сильнее, чем то, что я чувствовал на арене, в прошлый раз.

- Азгор, успокойся! – ухватив его за плечо, попросил я. – Забирай Диану, и направляйтесь ко мне в кабинет. Жду!

* * *

То, что я услышал в кабинете у ректора, просто не вкладывалось у меня в голове. Это просто не может быть совпадением. И я не верю, что эта пропавшая рожа некроманта, случайная, да еще и жертва. Не вдаваясь в нервы, дискуссии и предположения, дело обстоит следующим образом. По окончанию первой недели практики у группы Дианы, случилось непонятное происшествие. Они все поужинали, но никто из группы не помнит, как и когда добрался к своей комнате. А утром выяснилось, что кроме потери памяти, пропала и Ирина. По законам практики, задание должно быть выполнено, и провал может быть только в случае смерти всей группы. Поэтому, Диана была вынуждена остаться и довести практику до конца, а затем, максимально быстро возвращаться в академию. У них задание было у очень влиятельного человека. По выполнению условий, всю группу ждал пир в их честь, но из-за пропажи адептки, Диана отказалась от приглашения. И еще раньше, чем Диана вернулась, на столе у ректора было гневное письмо о неуважении и все в таком роде.

Некромант, так же пропал. Но в его случае, это было менее загадочно. Адепты пошли в трактир завтракать. Магистр Грай, никогда не завтракал вместе с ними, а потому очень сердился, если он уже готов к работе, а адепты – нет.  И вот во время завтрака, к адептам подошел хозяин заведения, и передал им записку. В записке говорилось о том, что у Грая появились срочные дела, и они, адепты, даже будучи бездарями, смогут сами закончить практику. Записку эту я видел, она была у ректора. По словам адептов и ректора, почерк принадлежит руке Грая. Вот такая вот картина была в наличии. Я сидел и пытался переварить услышанное. И как бы я не крутил все это, вывод был один, некромант сам или с помощью подручных, усыпил группу Дианы, и выкрал Ирину. Сделано это было очень мастерски, не нанесли ни одного повреждения. Цель этого не ясна. Ясно только, где находится Ирина, для меня ясно. Я не собирался делиться этими мыслями ни с ректором, ни с Дианой. Пока что, не собирался.

Может я и сошел сума, но произошедшие события, заставили меня сделать две вещи. Первое, я написал письмо, с ходом своих мыслей и последовавшим за этим поступков. Письмо предназначалось Диане. На прямую, я его не мог передать, так как тут нужно точное время. Я нашел Наю,  и передал ей письмо, с просьбой вручить его Диане, в случае, если адептка меня не увидит в первый лень учебы после практики. Письмо было запечатано специальной, той самой печатью, что разработал Ролан, и кроме Дианы, никто не мог скрыть содержимое пергамента. Не могу объяснить возникшее чувство, но кроме Найи я никому не доверял. Я и ей то, не доверял, если уж судить откровенно, но у меня была уверенность, что в этом задании она меня не подведет. Более  того, девушка подтвердила еще одни мои предположения, она не задала ни одного вопроса, а лишь молча пообещала вручить письмо.

Сам же, я направился спасать свою ученицу и жену. На дворе была кромешная тьма. Хорошо это или плохо, но сегодня была та самая ночь, без звезд или других источников света в небе. Я выпил кошачий глаз, а так же кучу других зелий, которые могли хоть как-то меня усилить. Одет я был в одежду выданную орденом, ничем лучше я так и не разжился за все время, хотя нужды в деньгах и не знал. Из оружия я взял набор метательных ножей – подарок от любимых жен, меч – выкованный по моему заказу у одного из кузнецов. Это была точная копия меча Анари, за исключением рун. С этим же мечем я и на практику ездил. Это оружие, еще ни разу не было в бою, и не знало крови, но сегодня познает, я в этом уверен. И разумеется, со мной были мои неразлучные катаны. С того времени, как при работе с ними, я получил ранения, я так и не доставал их из ножен, но они, по прежнему, были при мне.

Академию, я покинул без каких либо проблем – для преподавательского состава, никогда не было ограничений в этом плане. И направился я в центр города, а именно в «Банк данных». На территорию, где уровень и количество охраны не уступает, а может и превосходит гвардию королей. Лучшие бойцы пяти королевств, стоят на пути между мной и моей женой.

Производственные участки города я прошел, без каких либо препятствий. Несмотря на то, что патрули ходили, они не были проблемой. Стража была направлена больше на неадекватных и подвыпивших жителей, а потому шум, создаваемый патрулем, было слышно еще за десятки метров. Может мне и показалось, но этот самый патруль, на государевой службе настолько расслабился, что и сам не в самом трезвом виде выполняет свои обязанности.

С лучшей охраной пяти королевств, дела обстояли лучше, они ведь лучшие, но при этом, беззаботное дежурство на протяжении многих лет не добавляет бдительности, внимания и служебного рвения. Элитные воины в них видны, но вот само бдение на троечку.

До сего момента, я ни разу не был в этом месте, а потому для меня было новостью, что местный «банк знаний», это не квартал, в обычном понимании, а здание, высотой с привычную пятиэтажку, и диаметром, метров сто. Здание имело форму шахматной ладьи, во всяком случае, с моего места, большего я не мог определить.

О самом здании я знал мало, да и сомневаюсь, что узнал бы больше. Это на то знание, что находятся в открытом доступе, да и еще для всех под ряд. К этому зданию, я добирался около часа. И у точки назначения, я просидел еще с час, а может и полтора, прежде чем смог понять, каков принцип действий охраны. И вывод был не утешительным, система пропуска была точно такой же, как и в академии. Для пропуска, нужна специальная карточка. Но тогда остается вопрос, зачем нужна охрана, если уровень защиты подобен академии?

* * *

- Здравствуйте, профессор Алкухин! – эта реплика меня встретила еще до того, как я смог сфокусировать зрение на окружающей обстановке. Я не понимал, где я нахожусь, владельца голоса я тоже не узнал, хотя уверен, что голос этот я уже слышал. Где я находился, я не знал. С момента попытки пробраться в «банк знаний» до текущих секунд ничего не помню. Выводы следующее: я не связан, но тело не отзывается на попытки пошевелиться, а рядом со мной стоит человек, обладающий знакомым голосом, но из-за балахона, что прикрывает лицо, я не могу аутентифицировать собеседника. Ирина находилась рядом, это я тоже осознавал. Мда, хреновы мои дела. – Не скажу, что я не рад вашему обществу, - меж тем продолжил человек в балахоне, - но вы прибыли несколько рановато. Хотя, не буду скрывать, вы упростили нам работу. Мы за вами послали… Немного позже. В благодарность за упрощение работы для моего дела, расскажу Вам, профессор, одну историю.

Голос не был издевательскийм, или угрожающим. Все слова были искренними, если бы не их смысл. А вот предпосылка к истории, мне показалась немного необычной. Голос, все дело было в нем. Бывают люди или ситуации, когда обладая некой информацией, ею хочется с кем то поделиться. Поделиться, что бы доказать, что все было сделано не просто так, или что вы все сами дураки, просто не могли понять замысла, и вот сейчас я вам все расскажу и покажу. Возможно, это лишь плод моего разума, но история очень желала вырваться наружу. У меня же не было выбора, придется слушать. Если первые приветственные слова были сказаны рядом со мной, то дальнейшее повествование продолжилось в несколько иной обстановке. Незнакомец, привел в действие некий механизм, и деревянный щит, на котором я лежал, принял почти вертикальное положение – небольшой уклон назад остался, градусов десять. Это дало вывод, что помимо того, что тело меня не слушалось, я еще и связан был, поэтому и не выпал из конструкции, при изменении положения тела. Незнакомец же, отошел от меня и начал что делать возле стола. Стол был напротив меня, длинный такой, и «балахон» выискивал на нем нужные компоненты для работы. Меж тем, он начал свое повествование, сопровождая это работой.

- Жил был император. Империя у него процветала: не было давно воин, люди жили в достатке, науки и магия развивались, империю отправляла грузы на другие земли. Все были довольны и счастливы. В один год, империя достигла больших открытий, главным из них был портал, да не в другие земли, а в другие миры. Вернее в другой мир. И теперь, кроме торговли с заокенскими соседями, началась торговля и с иномирянинами. Спустя несколько десятилетий, отношения дошли до обмена не только товарами, но и людьми. Наши специалисты ездили в тот мир, а их – в наш. Правда эта затея вскоре превратилась в однобокую, наши люди не могли больше двух дней провести в том мире, они слабели и переставали вести нормальный образ жизни. Вскоре, на территории империи появилась целая каста иномирян, которые были лучшими наемниками. Примерно в это же время, император заболел, да и годы были его уже не юные. Перед смертью он издал свой последний указ, разделить империю на шесть одинаковых королевств, для каждого из своих сыновей. Сыновья у него были дружными, и не бились за власть, каждый из них и так бы получил титул и земли, но воля императора-отца, есть воля императора. Вскоре император умер, и появилось шесть новых королевств. Жили они все так же, в мире и дружбе. Так прошло еще три поколения в царских семьях, сыновья императора уже давно передали власть сыновьям, а сами няньчили внуков. Началась война, война между иномирянинами и  шести королевствами. Королевства проигрывали эту войну, и пошли на крайнее меры. Было изобретено заклинание, страшное, но единственное, которое могло бы помочь. Количество иномирян было известно, и для завершения войны, нужно было в жертву принести вдвое больше людей. Вот так вот эта война завершилась. Ценой послужили жители одного из шести королевств, с королевской семьей включительно, и уничтожение всех материалов по межмировыми порталами, как и самых порталов. И настал новый мир на этих землях. Территорию шестого королевства между собой поделили другие короли. И стало тех королевств пять. Какое-то время еще были отголоски той войны, но со временем и их решили. Как тебе история? – спросил незнакомец, прервавшись от своих дел, и уставился на меня.

Услышанное, мгновенно натолкнуло меня на рельсы «Межмировой войны». Все, что было сказано, прекрасно ложилось в рамки текущих территорий и королевств. Это же какая бойня произошла, в то время.

- Вижу, ты проникся услышанным, - довольный произведенным впечатлением, сказал мой пленитель. – Тогда продолжим, ведь на этом повествование не заканчивается. Для решения отголосков войны был создан некий орден, «Орден Леса», - в этот момент, я постарался контролировать все мышцы лица и не только, чтобы не выдать свое знание. Но или у меня это мастерский удалось, во что я слабо верил, или рассказчику было все равно, что, скорее всего, является истинной. – Этот орден перебил оставшихся тварей в подавляющем большинстве и стал не нужен. Более того, он был опасен, для новой власти. Путем минимальных жертв было убито несколько руководящих лиц ордена. Официально орден был расформирован, а со временем и забыт. Забыт всеми. Чем больше проходило времени, тем меньше осталось упоминаний, о этих людях. Но были и те, кто не забыл никого и ничего. К ним отношусь и я, как и все поколение моих предшественников, - начиная с этих слов, тон повествования изменился. Он стал злее, нетерпеливее и наполненым властью. – Моя семья из года в год, собирала данные, что бы получить ту информацию, что я озвучил за последнее десять минут. Долгое время, мы не понимали, причины, по которой был разогнан этот орден, и вот больше десятилетия назад мы докопались до истины. Ваш орден, его нельзя было расформировать, и уничтожить. Орден, это была печать, которая удерживает всех иномирян. И именно с этой целью вас наделили теми умениями, что у вас есть, все остальное это прикрытие. Да, я знаю, что ты принадлежишь ордену. Уже знаю. Убив треть ордена, я могу разрушить печать, и вернуть в этот мир всех, кто полег в том ритуале. Мои предки станут на мою сторону, а сила и знания, которые есть у меня сейчас, помогут мне подчинить всех иномирян. И все, ты слышишь, все, захлебнутся в крови. Это будет месть, месть за лишения меня и моих предшественников, короны. Никто и никогда не забывал, из-за кого мы не королевский род, а обычные дворяне. Да и теми стали далеко не сразу. Пятеро братьев предали моего предка, и за это будет месть, страшная месть.

Я, наконец-то, начал понимать происходящее. А так же, я начал, чувствовать свое тело. Действие паралича прекращалось. Это меня радует. Меж тем, «балахон» начал рисовать на полу что-то непонятное. Пока он все рассказывал, то смешивал вещества и получившееся месево, ставил на пол, в только одному ему известном месте. Таких емкостей, с разным содержимым на полу, было уже больше десяти. И вот теперь он брал их содержимое, и рисовал на полу неизвестный узор.

- Тебе, так же отводится не маловажная роль. Ты будешь сосудом для генерала иномирян, как крайний вариант, или источником энергии для переселения генералов. Ведь именно из-за тебя все пошло не по плану. Мне пришлось потратить очень много времени и ресурсов, что бы узнать, кто причина провала моего плана, по началу, очередной войны между королевствами. Не спаси ты того мальчонку на корабле, и пять королевств, начали бы очередную войну, и на ее фоне никто бы не заметил пропавших людей. Хотя их и так никто не замечал, но силы это бы сэкономило, особенно в войне. Ты даже не представляешь, как сложно было найти членов вашего проклятого ордена, но ничего. Из поколения в поколение, информация копилась и наращивалась. Да, вы сильные воины, но вы слишком беспечны. За что и поплатитесь, во имя моей мести.

Тем временем, он рассыпал нужные смеси в странную фигуру. Это было похоже на лицо человека, со странной прической. Подробнее я рассмотреть не мог, ракурс был неудачен, да и рисунок был ко мне почти вверх ногами. Я даже не уверен, что это лицо было. Вот в чем я был уверен, так это в том, что я вернул к себе чувствительность. Даже язык начал мне подчиняться. Кстати странно, парализация была сильная, я и языком то шевелить не мог, а вот на дыхательные функции это никак не повлияло. Так, подвижность это конечно хорошо, а вот что делать с путами, которые меня ограничивают в подвижности? Как можно незаметнее, я постарался напрячь привязанную руку, и к моему удивлению, это удалось. Подвижность тела возвращалась, и при том, весьма быстро. Только как это мне поможет с путами, я не знаю…

- Всех тварей из ордена, я убил лично. Вот этим ножом, - вытянул он из ножен, ничем не примечателен, кинжал. – От него умрешь и ты. Да, я тебе еще одну тайну скажу, - злорадство, впервые за все время, прозвучало в его голосе, - этим же ножом будут убиты и твои драгоценные жены, в качесвти милости с моей стороны и только после того, как они выполнят свой долг. У иномирян, было три генерала. И три тела станут сосудами для них: Диана, Ирина, Грай. За Ирину тебе отдельная благодарность. Изначально мы планировали использовать Диану, даже пометили ее этим же кинжалом, но Ирина подойдет лучше. Ведь она сама пробудила магию жизни, это куда ценнее.

На какое-то время, его болтовня утихла. Собеседник начал сосредоточено чертить, тем самым кинжалом, дополнительные рисунки вокруг и внутри полученного изображения. Я же старался двигать частями тела, кажется, чем больше я пытался – тем быстрее возвращалась чувствительность. Спустя пять минут, я и сам не ожидал, но я освободил руку. Путы, которые казались довольно прочными и надежными веревками, легко разорвались. Странные путы, это если не брать к вниманию их плоскую форму и покрытость неизвестными письменами.

Будучи занятым своими делами, говоривший не заметил моих успехов, а между тем я уже полностью освободился. А ритуал пришел в действие, чего я не заметил, пока освобождался. И когда я уже начал движение к незнакомцу, наши взгляды встретились. Он был доволен собой, но увидев меня, настроение его резко сменилось. Он не стал ничего кричать, а почти мгновенно оценил ситуацию, и начал что-то колдовать, и это что-то, явно не было букетом роз, но точно предназначалось для меня.

Начался бой, и его продолжительность, точно не будет мне на пользу. Неизвестный процесс уже был запущен, и как его остановить, и возможно ли это, я не знал. Все что меня сейчас интересовало, это мои жены. Какого черта тут Диана делает, еще более не понятно для меня. А еще, я очень хотел убить противника, вон она цель моей мести. С минуту я не мог приблизится, к противнику. Не знаю кто он, но очень грамотно магичил стихией огня, отрезая мне подступы к его тушке. А процесс, тем временем, уже стал более активным. К рисункам, выведенных ножом, потянулись линии от рассыпанных субстанций рисунка. И с пола начали появляться красный капли, будто их выдавливал снизу.

На лице противника отобразилось чувство удовлетворения, после того, как я попал краем лица под технику, очень похожую на каплю огня, размером с кулак. Довольно противное чувство, эта капля была более плотной, чем я думал, а потому и по голове получил и ожег в придачу. Несмотря на мою секундную заминку, атаки не последовало. Только взгляд перевел на противника, как последовала атака, но это не важно, я заметил главное – он серьезно выдохся. И это не удивительно, я не мог к нему добраться не потому, что плотность огня не позволяла, а по причине его ответных мер на мое приближение на расстояние меча – он отвечал техниками широких площадей покрытия. Он ими не атаковал, но защита была великолепная. И количество затраченных ресурсов, так же было большим, и вот это я и заметил, а спустя десять секунд и почувствовал. Плотность огня уменьшилась, но я по-прежнему, не могу его ранить, хотя уже более свободно нахожусь на минимальном расстоянии от противника.

- Тебе не устоять перед моей мощью, - выдал маг, ставя очередную вертикальную стену из плотного огня, защищаясь от моей атаки, но он ошибся. Еще три атаки назад, я заметил, что могу уже прорезать стену пламени, и эта стена, будет последней. Так и оказалось – прорезав стену, мгновенно отрубил голову магу.

Я устал, очень устал. Пусть это и был быстрый поединок. Но не время расслабляться. Диана и Ира, их надо спасать. Покидая этот зал, я все таки увидел лицо противника, это был магистр Варин. Поразмыслить было о чем, но вот место и время не подходящее. Единственное, о чем я жалел, так это о легкой смерти, что ему даровал.

Только сейчас я осознал, что у меня течет кровь с обеих рук. Боль так же сопровождала это действо, но была эта боль несколько отдаленной. Наверное, действие парализатора, до сих пор продолжалось. Благодаря чему, я не чувствовал порезов на руках, которые наносились при каждом взмахе мечем. Покинув зал, я осознал все сложность проблемы: тот рисунок, что я видел, это была лишь финальная точка. Все залы между собой были соединены непонятными линиями и все они светились, самыми разными цветами. В зале, в котором я нашел своих жен, не было никого кроме них и Грая. Все были в сознании, но они не могли освободиться. А рядом с ними сформировались капли, и они вот-вот оторвутся от пола. Эти капли отличались, от тех, что я видел ранее. Они были фиолетовыми и гораздо больше.

При моемо появлении все трое замычали, так как рот был также закрыт. Сперва, я освободил Иру: разрезал путы и помог ей слезть с этого постамента.

- Потом, - прикрикнул я на нее, как только она что-то хотела сказать. И этого хватило, она молча кивнула головой. Диана, вела себя спокойно, а вот Грай не унимался, но его судьба меня не интересовала.

Затем пошел к Диане, путы, все так же не были проблемой. И как только Диана, начала с моей помощью, обретать опору, три капли рвонули к щитам. Капля предназначенная для Ирины, дошла к щиту, разбилась о него и пропала, как будто никогда ее тут и не было. Капля для Грая  вошла в него, и муки от этого очень красочно отображались на судоргах его тела. Теперь понятно почему у них, в отличии от меня, был еще и рот закрыт специальной веревкой. А вот третья капля, зацепила на своем пути Диана, чем нанесла ей кровоточащую рану на левом боку. Насколько серьезным было повреждение, сказать сложно, да и не когда об этом думать. Но сама капля, не вошла в тело жены, а так же, как и первая, разбилась о щит. Все это произошло одновременно. Только мой стон, дополнил картину. Что случилось с Граем, мне было все равно. Мой вскрик был вызван той самой связью с женами, но сейчас это не важно. Боль меня не покидала, и по ее уровню, я мог понять как плохо мой жене и что времени на вывереные решения просто нет. Потому взяв на руки Диану, я кивком головы указал Ирине следовать за собой.

Куда идти я не знал. Я просто пытался найти хоть какое-то выход, как в сложившейся ситуации, так и в самом здании. Осложнялось это двумя моментами: у меня на руках была истекающая кровью Диана, и незнание обстановки. Куда бы мы не шли, везде натыкались на все те же щиты с людьми. Правда, все люди были невредимы, пусть и без сознания. Капли, рвущееся с пола, не торопились обретать новое место жительства. Кажется, капли ждали. Чего именно, я, разумеется, не знал, но могу предположить, что они ожидали окончания процесса, что начался с телом Грая.

Серые стены, много освещения и сплошные помещения под копирку, с людьми и ритуалом в стадии предзавершения. Наконец-то, возрадовался я изменениям в архитектуре очередного зала. Это был небольшой зал, в который мы вышли, и в нем не было привычной обстановки. В нем было три арки: в одну из них, я зашел с женами, вторая, судя по всему, вела в аналогичное помещение, что я только что покинул, а вот третья арка была входом на каменную лестницу. Меня это весьма и весьма порадовало. Я потерялся во времени, но минуты две точно мы искали хоть что-то напоминающее выход.

Каменная лестница, оказалась не такой большой, как мне казалось. Четыре лестничных пролета, общей длиной метров двадцать, и мы выбрались на просторную площадку. И тут я не увидел ничего, напоминающего выход дальше, хотя голые стены и редкий декор в виде каменных статуй животных мне был знаком. Наверное, благодаря адреналину, я понял, что я нашел. И верилось мне в это с трудом. Это было портальное помещение, и не просто портальное, а полная копия того, каким я пользовался в храме Ордена. И я быстро нашел и сам портал, еще раз окинув взором обстановку. Вот он выход. Но есть одно но, я понятия не имею, как пользоваться этим порталом.

- Диана, - обратился я слабеющей у меня на руках жене, - ты знаешь, как пользоваться порталом?

Ответом мне был лишь слабый кивок. Она слишком быстро теряла кровь.

- Милая, потерпи еще немного, скажи, что нужно сделать, что бы его запустить? – сложно, что требовать от умирающего человека, но вариантов не было. Если выберемся, у Дианы будет шанс, если нет – то все тут останемся.

Диана постаралась что-то сказать, но частый кашель прервал ее попытку ответить. Я потерялся, если честно, я не знал, чем ей помочь. У меня не было с собой ничего, все забрали при моем пленении. И еще раньше, чем мне дошло, что у меня обе жены магини Жизни, Ира уже начала что-то колдовать.

- Это ее не спасет, я слишком мало еще знаю, для того что бы противостоять ранениям как у нее, но немного сил это добавит. – Ответила Ира на мой взгляд. Минуту ничего не происходило. Диана была в сознании, насколько я мог судить, но и только. Рану мы уже перевязали, Ира продолжала вливать силы в Диану. Пока  Ира занималась целительством, я пошел к самому порталу, в надежде, что там есть хоть что-то подобное инструкции. Но ничего там не было. Панель с каменными знаками и еще панель с такими же цифрами. Цифры были местные, а знаки – я видел впервые. На всех портальных точках, эти панели были скрыты, от обычного обывателя.

- Азгор, помоги мне! – выкрикнула Ира.

Не знаю, какая ей помощь необходима, но еще раньше, чем я понял смысл сказанного, я оказался возле своих девочек.

- Неси ее на портал! БЫСТРЕЕ! – закричала она. А сразу после этого крика, раздался звук, характерный для ревущего пламени, которое не знает как ему выбрать из заточения. Очень злого грома. Это мне крайне не понравилось. Сразу же за звуком, я ощутил давление атмосферы. Не сильное, но весьма чувствительное. Иру пришибло куда сильнее – она упала, но быстро поднялась, и направилась к пультам. Диана уже лежала на портальной плите. Ира что-то искала на панелях.

- Ира, что там? – спросил я, подходя к ней.

- Диана, она перед потерей сознания, рассказала мне, что делать с этими пультами. Вот только описание последнего символа я не разобрала в ее словах. – Начала рассказывать Ира, и все это сопровождалось нажимом на символы панели. Что-то спрашивать, и мешать я не стал. Это было бессмысленно. Во-первых, потому что я ничего в этом не понимаю.

- Ира, как только запустится портал уходите. Во что бы то не стало. Уходите! Это приказ ученица!  Если будет возможность, передай ордену ситуацию. – Вместо во-вторых, приказал я жене. Все дело в том, что давящая атмосфера становилась все более четкой и концентрированной. К нам приближался противник, и мне, нужно дать время девочкам, что бы они ушли. Ира что-то ответила, но я ее уже не слушал, и ослушаться моего приказа она не сможет.

Вот и он, источник этого самого давящего чувства. В комнату вошел Грай. Вернее, это было тело Грая, с сильными антропометрическими изменениями. Его рост превысил два метра, ширина плеч стал раза в два больше, а мышцы налились стальной прочностью.

- Не знаю кто-ты, но я благодарен тебе за подарок, - произнес new-Грай, при этом внимательно осматривая свое тело. А посмотреть было на что, он был полностью голым, а магазина с вещами под такие размеры, что-то не видать.

- Что за подарок? – немного растеряно спросил я. Сам же сделал несколько незаметных, как мне казалось, шагов по направлению к противнику. А это был точно противник. Самый страшный противник из всех, кого я встречал в новой жизни.

- Я предлагаю тебе место в моей армии, - налюбовавшись свои телом, и отмахнувшись рукой от моего вопроса, продолжил генерал. С каждым словом, если не с каждой буквой, голос становился повелевать. У него есть сила и он имеет право повелевать. Больше того, я чуть не согласился на это предложение.

-Д… я отказываю, - переборол я свой порыв подчинится.

- Я ждал этого ответа, - после недолго гортанного смеха, ответило тело Грая. – Я дарую тебе честь, ты станешь первым, кто падет от моей руки на пути моего властвования.

В этот момент события понеслись с небывалой скоростью. И действия каждого участника были направлены на свои цели. Я ринулся к панелям управления телепортом, так как секундой раньше, Ирина привела портал в рабочее состояние, и еще раньше, чем я оказался возле этих панелей тела Ирины и Дианы исчезли. На ходу вытянутые катаны, разрубили обе панели, управления.

Одновременно с моим движением к управляющим модулям портала, новообретенный генерал, как и я, достал свой топор из ниоткуда, и нанес удар на то место, где мгновением раньше стоял я. Быстро сообразив, что меня там нет, он ринулся к моему новому месту обитания. Я так же покинул место вандализма архитектуры, и пошел на встречу противнику. Столкновение топора и катан, громко раздалось эхом по замкнутому пространству. Новый замах топора обрел верхнюю мертвую точку, катаны уже двигались навстречу топору – чем раньше я встречу топор, тем меньшей силой он будет обладать. В этот момент, портал сработал, предсмертный чих магического артефакта,  или я криво разрушил панели, но эта груда магии и камня перенесла нас на портальную площадь города.

Где тут была логика, я не знаю, не было времени задумываться о том, что этот портал вроде как односторонний и все в таком духе. Наше появление вызвало панику внутри хаоса. Даже меня место боя, движения не менялись, а потому в месте, где мы появились, нашими движениями бал разрублен человек. Зрелище, наверное, было веселым, два тела с оружием в кровище, да еще одно из них и светит причандалами. Еще пять секунд боя, быстро освободили нам площадку для драки, ни я ни мой противник не смотрели на окружение, а потому наше оружие делало трупы с завидной скоростью, четыре на моем счету и девять – на счету обладателя топора. Мои руки истекали кровью, порезы стали настолько глубокими и болезненными, что даже в сложившейся ситуации, подсознание отвлекалось. Но все это, в один момент стало безразличным. И моя кровь, и моя физическая боль, и угрызения совести о невинно зарубленных людях в этой смертельной битве. Все это не важно. Важно то, что меня накрыла неконтролируемая ярость, я перестал ощущать Диану, а значит – она умерла!

* * *

Люди были в панике. Ритм повседневности нарушило кровавое побоище на портальной площади. Двое сумасшедших неизвестно как тут появились и не останавливались в выяснении своих отношений. Этот поединок в течении считанных секунд забрал жизни обычных прохожих. Так же быстро, на панику толпы, появилась местная стража. Несмотря на свой статус элитных бойцов, они не смели лезть в этот бой. Умирать никто не хотел, а стража прекрасно понимала, что уровень этого поединка выше, чем они могут пресечь. Так думали все, но только на задворках сознания, ведь мертвые тела, бойцы покрытые кровью, один из которых еще и голый, наводили ужас на мирное, и не только, население. Знающее люди, восхищались боем, именно боем, а не его последствиями, и все считали, что это два величайших бойца, которых им доводилось видеть. Но они ошибались. Для обладателя двух странных мечей, это был предел возможностей, а вот обладатель огромного топора – просто разминался и удовлетворял свое любопытство. Но этого не понимал никто, кроме обладателя топора, даже Азгор. Прошло несколько десятков секунд, как бой сменился. Удивились все. Казалось, что драться лучше уже невозможно, но едва заметная пауза, менее секунды, и два странных меча вспыхнули. Взгляд их обладателя сменился, а черты лица, казалось, заострились.

- Сила воина, так ты ее уже начал постигать, - проговорил гигант с топором. Эта реплика не была предназначена никому, простая констатация факта в голос. – Жаль, что мне придется тебя убить. – Жалости в голосе не было и на грамм.

До этого момента, первым номером работал большой человек, теперь картина изменилась. Мощь обладателя клинков, увеличилась. И он начал атаковать. Оппонент не был против, и спокойно поддерживал эту игру. Но был и еще один момент, которые не выглядел логичным в этой битве, которая и так с логикой не могла быть связанной. Кровь. Каждое движение мечника, сопровождалось обильными кровавыми брызгами, хотя все отчетливо видели, что топор еще не успел нанести ни одного ранения. Спустя несколько десятков секунд, стали понятны, причины кровавых брызг – руки мечника покрывались глубокими ранами, словно кто-то невидимый их вырезал.

Такой темп боя продлился с минуту, а затем ex-Граю, надоело защищаться. Человек, удивил его, это он признавал. Более того, удивил дважды: факт наличия «силы воина» у человека уже казался дикостью, а потом и всплеск этой силы, говорил о том, что начал ее подчинять. Но не больше того. Легкие и могучие махи топора быстро вернули все на круги своя, и уже мечник защищался. И это он делал куда тяжелее, чем его оппонент минутой ранее. Еще три атаки, и Азгор зажат, ему больше некуда убегать. А значит настало время смерти. Только сейчас он понял, с ним просто играли. Он изначально не был соперником для генерала.

- Умри, - зачем-то прокричал мастер топора, и одновременно с этим обрушил сокрушительный удар сверху на Азгора. Это был конец, и это понимали все. Топор разрубил пространство, и с звонким гулом пробил пол, на том месте где стоял Азгор. От тела ничего не осталось, только большая кровавая лужа.


home | my bookshelf | | Орден леса. Другая правда |     цвет текста   цвет фона