Book: Нулевой Горизонт



Нулевой Горизонт

Альфарим 3: Нулевой Горизонт

РосПер

Глава один: Готовимся к походу домой

А я так надеялся, что это не подстава, но, к сожалению, Сильвестр Васильев оказался подосланным казачком. Не сам, конечно, а скорее всего, по чьей-то команде, причем достаточно неслабой организации. Это если судить по группам захвата, расположившимся в ближайших зданиях от назначенного мной места встречи. Но и я не пальцем деланный, поэтому прикупили подзорную трубу с очень большой кратностью и подставку-треногу под нее, и теперь все дружно сидим почти в двух километрах и, спокойно попивая местный синтетический сублимат, который тут зовется кофе, смотрим в такой себе телескоп на это представление.

Одно понятно точно — они не работают с ДиЛайн, иначе бы на мое письмо о том, что мы только подъезжаем и координатами места встречи, так бы не отреагировали. Ведь пару часов назад мы так же удалённо смотрели, как его ребята скручивают того скупщика, где мы избавились от накупленных вещей в магазине Кристофера.


— Ты смотри, эти гады еще и три пары снайперов посадили на разных этажах, — возмутился Кварц, чья очередь была наблюдать за обстановкой.


— Это ты только увидел три пары, а сколько их там на самом деле — тот еще вопрос.


— А зачем на разных этажах? – поинтересовалась Кастра, потягивая свой напиток.


– Скорее всего, хотят перекрыть все направления, при этом используя разную высоту, чтобы в одно и то же место можно было выстрелить под разными углам на случай, если цель выстрела будет перекрыта неожиданным препятствием.


— Тогда, получается, они нас хотят уничтожить, а не захватить? – округлила она глаза. – А смысл? Мы же через двенадцать часов в репликационной капсуле окажемся.


— Кроме Волпера, — уточнил Тилорн.


– Совсем забыла… – приуныла она. — Зачем мы тогда пришли на эту встречу?


— Надеялся, что это не окажется ловушкой. Да и чего греха таить, думал, что у него могут найтись вещи под мою профессию.


– Такое ощущение, что ты знал, что все так может обернуться, – отвлекшись от наблюдения, прокомментировал Кварц. – Сначала заставил нас избавиться от вещей, которые нам предоставил ДиЛайн по договору. Да и не только от них, еще и от тех вещей, на покупку которых сам же дал денег. Не проходит и полдня, как его арестовывают. Теперь вот эта встреча… У тебя что, способности Оракула проснулись?


– Все намного проще! Пока я вас ждал, там появился один дедок, и вот одна его фраза, которую я потом долго крутил в голове, заставила меня полностью пересмотреть отношение к окружающим. Особенно если взглянуть на это все с точки зрения, что мы не в игре.


– Что же он такого сказал? – не выдержал Тилорн паузы после моего ответа.


– Цитировать его не берусь, но звучало это примерно так: Нельзя доверять в Альфариме абсолютно никому. За те годы, которые местные прожили со своими репликациями, они крайне хорошо научились врать и использовать других в своих целях.


– Хм… Вполне логично. Учитывая, что внутри Альфарима существует практически кастовая система, помноженное на то, что многим перевалило уже как минимум за сотню лет, а часто даже парой сотен не обходится… По идее, должны действительно достаточно серьезные интриги крутить. Ведь еще с древности в окружении различных властей, независимо от формы правления, было много личностей, превращающих окружение в настоящий клубок змей, которые иногда такие многоходовки закручивали, что в голове не умещается. И на это им стандартной человеческой жизни хватало.


– Что нам… тогда… делать?


– Что-что? Саргос, допиваем эту бурду, – покосился я на пластиковую чашку «кофе», с которой сделал всего один глоток, – и по-тихому двигаем на шестой уровень, а точнее к ангару, где осталась часть наших вещей. В местных магазинах довооружаемся, ну и как истечет пять дней, необходимых мне, чтобы я не помер, двигаем к форпосту.


Спокойно собравшись, мы прогулочным шагом двинулись к ближайшему лифту. Вроде от всех жучков мы избавились, в лицо нас мало кто знает, имена наши не светятся, пока мы не представимся. Так что пока можно расслабиться и никуда не торопиться. Вот только меня смущали вещи из комплекта «Серафим», которые продолжали спокойно лежать в сумке Иралы.

Теоретически в них тоже могли поставить приборы для слежения, но вот дефицит этих вещей не давал мне от них избавиться. Ну и ещё ситуация с задержанием того скупщика дает надежду, что они не рискнули устанавливать туда посторонние технологии. Либо система миниатюризации, встроенная в сумку Иралы, экранирует сигнал. Как бы то ни было, доставать оттуда вещи до самого форпоста Карфаера я не собираюсь.

А вот уже на форпосте есть все необходимое, чтобы Кварц мог пройтись по вещам в поисках неожиданных закладок. Главное, не забыть его предупредить о том, что как минимум часть из этих вещей может не слабо рвануть, если неправильно вскрыть. Есть там, конечно, еще и Лекша, но мне хватило того количества маячков, которые он в Иралу напихал, чтобы больше с ним не связываться.

Мы передвигались неспешным шагом по улицам города, рассматривая спешащих по своим делам людей, погруженных в свои проблемы, нейроинтерфейс или просто в разнообразные внешние гаджеты. Только впереди было какое-то столпотворение. Я и Тилорн практически синхронно посмотрели друг на друга и сразу разошлись в разные стороны.

Не знаю что там, но паранойю никто не отменял, особенно после того, как несколько подозрений подтвердились, и только осторожность спасла от засады. Как-то паранойя особенно сильно бушует. Жаль только оружейный магазин по пути не попался, чтобы подготовиться к любым неожиданностям.

Пара быстрых жестов, и Кастра скользнула к Тилорну, а Ирала в пару шагов догнала меня и, выровняв скорость шага с моей, подхватила меня под руку. Мы, возможно, и не сильно похожи сейчас на парочку, но я по крайней мере мог корпусом своего тела прикрывать горловину ее сумки, где она уже наполовину восстановила один из пистолет-пулеметов скурфайферского комплекта. Надежды на него не много без комбинезона, но хоть не с голыми руками.

Саргос и Кварц немного отстали от нас, страхуя на всякий случай. Даже не представляю, чем они смогут нам помочь в сложившейся ситуации, но работа в команде, похоже, уже для них становится вторым рефлексом и весьма правильным, на мой взгляд. Даже несмотря на то, что хоть какую-то боевую мощь сейчас из себя представляет только Ирала.

Подойдя с разных сторон к небольшому скоплению людей, чуть в сторонке от основного потока пешеходов, мы начали различать весьма эмоциональный монолог средних лет мужичка с небольшой аккуратной бородкой, всклокоченной шевелюрой и горящими фанатизмом глазами.


– … И как было сказано в книге Бытия, вернутся они в город первозданный, дарованный нам Атлантами, и будут они искоренять души тьмой запятнанные, да сосуды без разума, да в безумии своем лишившиеся души бессмертной. Но не поддавайтесь вы лживым сим деяниям, ибо будут они вести эти дела праведные, пока не познают истинную сущность свою кровавую. И ввергнут они тогда народ избранный в пучину геены огненной, проливая на улицы реки кровавые…


Понятно, и тут попадаются религиозные фанатики. Увы, этим недугом, похоже, владеет любое общество. Поймав взгляд Тилорна, жестом направил его движение к небольшому проходу между зданиями, который, по идее, должен был вывести нас на параллельную улицу. Тем более я заметил, что туда изредка заворачивали люди.


– Не люблю… Религиозных… Проповедников! – высказался у меня за спиной Саргос в своей привычной манере, рубя предложение на короткие куски.


– Их, похоже, любят только последователи, – буркнул я. – Ирала, лучше покопайся в местной сети и найди нам пристойный оружейный магазин. А то ощущаю себя голым без оружия.


– Хорошо, – согласилась она и сразу же закрутила головой, внимательно осматриваясь. – Вот только ближайший терминал найдем, чтобы я могла подключиться.


Объединившись в одну компанию с остальными, мы, ведомые Иралой, сначала нашли терминал, а потом, вслед за ней, двинулись к оружейному, который она выбрала по непонятным мне критериям. Я, конечно, мог ее попросить ограничиться определенными параметрами в выборе магазина, но я не стал этого делать, смотря, с каким удовольствием она взламывает терминалы, чтобы они пустили ее в сеть Альфарима, а не просто выполняли функцию информационных экранов. Как, к примеру, тот терминал с расписанием движения общественного магнитобуса.

Похоже, Ирала смогла освоить еще одну роль в нашей группе, что вполне логично. Кому ещё быть лучше предрасположенным к хакерскому делу, как не цифровому разуму. Надо будет узнать, как она сама относится к этому, не изменила ли своего решения и возможно, немного потратиться, чтобы дать ей возможность как можно лучше выполнять работу отрядного хакера.

Минут через двадцать мы остановились, и Ирала, кивком головы, указала на двери магазинчика через дорогу от нас. Его “оружейность” можно было определить всего по двум причинам: невзрачной вывеске, сделанной даже не голограммой, а как в старину – в двухмерном формате, и благодаря манекену в небольшом витринном окне. Вот только этот манекен был экипирован в точную копию элига, который я уже видел на Карсо.

Кроме того, в руках этот манекен держал тяжелую штурмовую винтовку, если судить по массивному кожуху вокруг ствола и наличию индикатора боезапаса, расположенному зеркально окну выбрасывателя гильзы. Увы, калибр отсюда даже примерно определить не получалось, потому как магазин на винтовке отсутствовал, скорее всего, по технике безопасности, а ствол винтовки смотрел в пол, обрываясь строго по передней части кожуха.


– Ты уверена, что это то, что нам надо?


– Да! – твердо ответила Ирала.


Ну ладно, ей виднее. Подойдя к ближайшему столбу и нажав кнопку перехода, вызвал силовой виадук через дорогу, позволяющий безопасно перебраться на другую сторону, не тормозя движение транспорта. Ну а если в него врежется какой-то лихач на антигравах или силовых подушках, это уже его проблемы.

На нижнем ярусе дорог запрещено движение выше полуметра от поверхности дороги. Я в этом убедился буквально пару часов назад, когда на наших глазах с верхних ярусов резко спикировал служебный автомобиль ОСА, прижав силовыми захватами к дорожному полотну одного из таких лихачей. Вот из диалога правоохранительных органов и горе-водителя я и почерпнул эту информацию.

Перейдя дорогу и зайдя в магазинчик, я был крайне удивлен, оказавшись в абсолютно пустом помещении, в противоположном краю которого, за небольшим прилавком, восседал невысокий мужичок с заплетенной в косу бородой сантиметров сорока длиной и органично вплетенными в нее несколькими гильзами и пулями.


– Добро пожаловать в торговый дом «Рюгер и сыновья», – сразу оживился мужичок и затараторил явно заученный текст. – Наш торговый дом может удовлетворить запросы большинства покупателей! Какого плана товары вас интересуют?


– Эм… – слегка опешил я, осматриваясь по сторонам и не наблюдая ничего, кроме голых стен. – А что вы можете предложить?


– Смотрю, вы первый раз у нас, – сразу сориентировался продавец, заметив, как мы оглядываемся. Головой крутил по сторонам не только я, но и остальные. – Присаживайтесь, сейчас загружу каталог и помогу вам подобрать позиции, максимально подходящие вам.


Не успел я поинтересоваться, куда присаживаться, как справа, возле стены в полу, открылось несколько люков, из которых вылезли широкие кресла. Переглянувшись, мы расселись в них, и сразу перед каждым из нас выскочил трехмерный каталог. А продавец, выйдя из-за своей стойки, замер в нескольких шагах от нас, готовый при необходимости помочь или подсказать.

Каталог впечатлял своими размерами, и в нем действительно можно было найти товар почти на любой вкус. При этом на большинстве товаров были еще и скидки, начиная от двух процентов и вплоть до пятнадцати. Только системщик у них явно халтурит. Первые секунд пятнадцать товары отображались без скидок, а потом каталог прям на моих глазах моргнул и стал уже показывать товары нормально.


– Странно, я думал у вас исключительно оружейный магазин, – заметил со своего места Тилорн.


– Что вы?! В наше время и на нашем уровне заниматься исключительно оружием – весьма не рентабельно, – охотно взялся объяснять продавец. – Такое могут себе позволить только крупные оружейные корпорации либо частные оружейные дома с очень большой историей и очень весомым именем. Позвольте поинтересоваться, а что вас натолкнуло на такую мысль?


– Ну… наверное, манекен в витрине возле входа.


– Манекен? А вы, наверное, про антропоморфного защитного дроида на входе, вечно про него забываю. Завалялся один не совсем исправный, поэтому начальство решило выставить его на входе.


На брошенный мной взгляд Ирала ответила пожатием плеч и весьма лаконичным замечанием.


– Ну, нам ведь не только оружие надо…


С одной стороны, она права на все сто процентов, а с другой… я же просил найти оружейный. Вот только ей ничего и не скажешь, магазин-то по совместительству и оружием торгует. Кинув взгляд в интерфейс на оставшиеся деньги, тяжело вздохнул и быстро набрал рассылку.


Получатель: Кастра, Ирала, Тилорн, Кварц, Саргос

Текст письма:

Берем только минимально необходимое! Не забываем, что у нас часть вещей еще в ангаре осталась. А так же то, что нам нужно только до форпоста добраться.


Получив подтверждение от всех, что они меня поняли, погрузился в изучение каталога. Как не прискорбно признавать, но я с выбором мучился дольше остальных. Каталог был составлен очень удобно, предоставлял возможность не только рассмотреть интересующую позицию в трехмерной модели, но еще и выводил с боку полное описание и сравнительную таблицу характеристик.

Да и при желании можно было сравнить несколько однотипных позиций, без необходимости переключаться между ними, просто выведя их характеристики рядом друг с другом. Я решил ограничить себя одним основным оружием и парочкой ножей. Но как же тяжело было выбирать между множеством похожих между собой позиций!

Тут были представлены образцы почти всех оружейных корпораций Альфарима, что и составляло основную проблему. Ведь у одних корпораций было меньшее рассеивание при стрельбе, у других – более легкие образцы, у третьих – более надежные стрелковые механизмы. В общем, хотелось все и сразу.

Отвлекся я от каталога только один раз, когда начали доставлять заказ кого-то из ребят. Этот торговый дом подошел к делу хранения товара достаточно интересно. Из пола вылезла небольшая стенка метра два высотой и столько же шириной, посередине которой, в углублении, закрепленный в специальных пазах, висел метровый молот, соединенный с частичным экзоскелетом, который, похоже, должен крепиться к спине и полностью охватывать руку.

Зато сразу можно понять, что это заказ для Тилорна, он у нас единственный любитель молотков. Так, надо быстрее определяться с выбором! Возьму, наверное, вот этот импульсный автомат, что представляет из себя небольшой компактный образец, плюс с ним в комплекте предлагают специальную сумку с лямкой через плечо.

На небольшом ролике по применению этой сумки инструктор весьма эффектно левой рукой из-под низа перетаскивает ее со спины на грудь. Щелчок крепежа защелки быстрого открытия – и в подставленную ладонь правой руки выпадает рукоять короткоствольного автомата. На все про все у него уходит две секунды, и он готов к бою. Вот только обратно все собрать уходит в три раза больше времени.

Нужно будет, конечно, попрактиковаться, но мне нравится. Минус этой сумки в том, что она лишает возможности носить нормальные рюкзаки. Но вот для скрытого ношения оружия, по условно-безопасным уровням, подходит почти идеально. И габаритное оружие скрыто, и при этом можно достаточно быстро его достать. Да и у самого автомата вполне неплохие показатели.


Импульсный автомат “Игла”

Боеприпас: *элемент питания КТ-15*

Боевая скорострельность: 240

Режим стрельбы: одиночный, три патрона, очередь.

Установлены модули:

Коллиматорный прицел с четырьмя режимами прицельной марки.

Рукоять переноса огня

Индикатор питания

Урон кинетический: 33-47

Урон проникающий: 25-29

Боезапас: 80

Вес: 2,3 кг


Вид у него, правда, был топорный. Как прямоугольный блок сантиметров шестидесяти длиной с выпирающей вниз пистолетной рукояткой и небольшой рукояткой переноса огня, которые, при необходимости, складывались, завершая полностью форму прямоугольника. Кроме рукояток, еще отодвигалась задняя часть, формируя телескопический приклад, в котором был встроен индикатор питания, отображающий оставшееся количество выстрелов, а в верхней части выскакивал коллиматор из потайного слота. Элемент питания крепился между курком и рукояткой переноса огня.



Хоть и немного непривычно, но весьма функционально, жаль, только нет возможности переключать форму импульса. Автомат использовал кольцевые импульсы, у которых большой останавливающий эффект, но очень низкая проникающая способность. Но на данный момент сойдет. Тем более взгляд зацепился за энергетический пистолет с прикрепленным к рукоятке проводом. Ну, на первый взгляд это был провод.

По сути, это был гибкий полимерный шланг мелкого сечения, заполненный нанитами, который одним краем крепился к рукояти пистолета, а вторым – к плечевому суставу. Как я ни ломал голову, самостоятельно его предназначение так и не смог понять. Пришлось запускать демонстрационный ролик. На видео инструктор с таким пистолетом в кобуре стоял напротив мишени. Доли секунды – и пистолет у него в руке. Я сначала не поверил своим глазам, но на видео начали показывать тот же самый момент, только в замедленной съемке.

Инструктор даже не пытался опустить руку вниз к кобуре, он просто начал сжимать пальцы, как бы обхватывая воображаемую пистолетную рукоять. Тем временем провод, прикрепленный к пистолету, сложился змейкой, самостоятельно вытаскивая пистолет из кобуры, после чего, полностью распрямившись, по дуге подал его прям в сжавшуюся ладонь инструктора. В последний момент немного изменив траекторию, чтобы подача пистолета была не снизу, а со стороны ладони.

Дальше на видео я наблюдал ту же процедуру, только при различном положении руки и самого стрелка, но каждый раз скорость подачи пистолета в руку на порядок превосходила скорость самых тренированных ганслингеров, самостоятельно подстраиваясь под положение руки.

По большей части я решил приобрести этот комплект не из-за пистолета, у которого был посредственный урон электрическим разрядом на дистанции до десяти метров, а из-за самой системы подачи. У меня прям дикое желание взыграло попросить Кварца ее разобрать и соорудить подобную вещь к серафимовским пистолет-пулеметам.

Последним, закинутым в корзину покупателя оружием, был длинный нож с режущей вибрационной кромкой. Колоть им, конечно, будет неудобно, но вот резать и рубить он должен прекрасно за счет разнонаправленного движения мелких частиц кромки, формирующих некое подобие двух слоев цепной пилы, у которой каждый слой двигался в противоположном, по отношению друг к другу, направлении.

Так, докинуть чуток боеприпасов, кобуру к пистолету под левшу, что позволит работать им, не выпуская из руки автомат, ну и, естественно, ножны для ножа, только уже под правую руку. Так, вроде все. Еще раз пробежавшись глазами по каталогу, немного подвис на разделе еды длительного хранения, но решил пока этим не заморачиваться. На верхних уровнях чуть ли не на каждом шагу попадались различные закусочные быстрого питания. А запас наберем прямо перед спуском на пятый.

Когда я закончил со своим заказом, оказалось, что остальные уже набрали себе вещей и оружия и сейчас это все примеряли на себя. Отправив заказ в обработку, поднялся с кресла и, удивленно подняв брови, поинтересовался.


– На какие финансы шикуем? – мой вопрос немного застал остальных врасплох.


– На ее, – Саргос кивком головы указал на Иралу.


– Так я себе ничего не брала, когда остальные закупались, – пожала она плечами. – А остальные как-то постеснялись у тебя просить деньги после прошлого раза.


– Поняяятно… – протянул я и, уже обращаясь к продавцу, добавил. – Обработайте заказ!


– Да, конечно! Подождите минутку, сейчас будет доставлен.


Пришедший счет на оплату я подтвердил, не глядя, с нетерпением ожидая свой заказ. Все, что я заказывал, действительно доставили очень быстро – секунд тридцать, и из пола выезжает несколько стендов, в которых закреплены все вещи, которые я оплатил. Не знаю, как они это реализовали, но явно проблем с ограблениями у них нет.

Быстро экипировавшись и расфасовав все свои приобретения, немного покрутился и даже пару раз подпрыгнул. Вполне удобно получилось. Систему подачи пистолета мне помог закрепить продавец, который, похоже, прекрасно знал, как с ней управляться. С его разрешения я даже опробовал ее, пару раз получив рукояткой по пальцам, на четвертой попытке смог правильно поймать рукоять пистолета. Немного тренировки и, думаю, привыкну с ней работать.

Так, вроде минимальный комплект купил. Все оружие прикрыто, но в быстром доступе, даже кобура с пистолетом прикрыта нижней частью куртки, только провод торчит снаружи. Но, думаю, это не будет большой проблемой. Пробежавшись быстро глазами по интерфейсу, остался доволен… Стоп, а почему так много денег списалось? Так, где там выставленный счет… Ага, они мне скидку не посчитали.


– Простите, – привлек я внимание продавца. – Но вы мне сбросили счет без указанных в каталоге скидок.


– Каких скидок? – удивился он. – У нас скидки только для ограниченного круга структур… Странно, сейчас проверю, почему вам они высветились, подождите минутку, пожалуйста.


Продавец отправился к терминалу, за которым он сидел, когда мы вошли, видно, чтобы проверить информацию, а до меня начала доходить возможная причина, почему я их видел. Да и Ирала сразу прислала рассылку.


Отправитель: Ирала

Текст письма:

Скидки для скурфайферов!


Черт! Начинаю двигаться к входу, попутно набирая сообщение остальным.


Получатель: Кастра, Ирала, Тилорн, Кварц, Саргос

Текст письма:

Уходим быстро! Я, похоже, спалился на банальной скидке.

Глава два: Расширение функционала.

Стараясь не привлекать внимание, мы быстро сдвигались к дверям в магазин, но когда продавец, погруженный в информацию, поступающую ему с терминала, резко побледнел, и у него начали расширяться глаза, я не выдержал и скомандовал:


— Бегом!


Сразу же сам и выполнил команду, на всех парах выскочив из магазина. И убедившись, что остальные выскочили сразу за мной, свернул в первый же переулок, на ходу бросая приглашение в группу остальным, которую мы расформировали перед дуэлью, а потом как-то не было необходимости ее формировать.

Вот только вместо обычного оповещения об отправке приглашения, ну и, соответственно, сухой строчки в логах о вступлении в группу, перед глазами развернулся целый список с уточнениями.


Выберите форму приглашения:

Пригласить в обычный отряд.*Пригласить гражданского специалиста на временной основе в отряд под командованием скурфайфера.**Пригласить гражданского специалиста на постоянной основе в отряд под командованием сукрфайфера.**Пригласить гражданского специалиста на контрактной основе на должность из списка вакантных должностей с правом замещения гражданскими лицами.*


Как же не вовремя вылезло это перед глазами. Быстро пять раз покликав мысленно на первом пункте, пригласил всех в обычную группу. Сейчас не время разбираться с новым функционалом.


— Ирала, маршрут! — сразу начал раздавать указания. — Кастра, контроль округи, Саргос замыкает. Тилорн, центр построения, Кварц на подхвате, работаешь по обстановке, на мне общее управление.


Все сразу подтянулись, стали серьезней. Быстро перестроившись прям на ходу, мы легкой трусцой двинулись за Иралой, которая прокладывала нам маршрут. Уверен, она уже давно успела закачать все доступные с терминалов карты.

Не знаю, это Ирала настолько хорошо проработала маршрут или мы вовремя среагировали, ну или я вообще панику поднял не по делу, но за двадцать минут нашего движения противника в зоне видимости так и не оказалось.


— Все! Отдыхаем, — нарушил я тишину, когда мы завернули в очередной переулок уже в нескольких километрах от магазина.


Быстро осмотрев переулок на предмет опасности и не обнаружив ее, привалился спиной к стене, тяжело дыша. С моей выносливостью долго не побегаешь, обязательно нужно будет найти способ ее подкачать.


– Так, вроде оторвались… Ну или у меня чрезмерная паранойя была, – отдышавшись, решил немного разрядить обстановку.


— Нет, – привлек к себе внимание Саргос.


– Не понял… — к нему повернулись все.


Саргос всматривался куда-то в сторону, откуда мы прибыли, рефлекторно пытаясь нащупать на поясе привычный саперный набор, которого там, к его сожалению, не обнаружилось. Когда он повернулся к нам, на его лице играла легкая паника. Он быстро пробежался взглядом по остальным и остановил его на мне. Быстро оглянулся назад и снова уставился мне прям в глаза.

Кастра, сорвавшись с места, подскочила к углу дома, от которого начинался переулок, и где сейчас стоял Саргос. На мини-карте сразу же расцвело множество нейтральных меток, часть которых спустя секунду стала красными.


— Они просто отстали… – прокомментировала Кастра севшим голосом.


Все взгляды скрестились на мне, ожидая моих команд. А я не знал, что делать, гражданских в этой зоне была просто тьма. А учитывая, что у нас нет лицензии на боевые действия в этой территории, зацепим гражданских – и сразу же окрасимся. На шестом было легче, там мы за время боев встретили только одного гражданского.

Как сейчас выходить из положения я просто не знал. Хотя… можем сыграть от обороны, дав возможность противнику сначала проявить к нам агрессию, тогда, насколько я понимаю, мы будет иметь полное право защищаться. Надеюсь, все выгорит, иначе проблем не оберемся.


— Готовимся встречать гостей! — скрипнув зубами, решился я. – Саргос, заграждение! Тилорн, вторая линия с Кварцем, Кастра, по коммуникациям наверх. Ирала в конец переулка, на тебе точечная работа по командирам и самым опасным противникам. Я в третьей….


– Нет! – оборвал меня Тилорн, скидывая сумку с плеча. – Волпер, хватит! Ты сам понимаешь, что это уже не игрушки.


Вынув купленную часть экзоскилета с молотом одной рукой, второй выудил шлем, полностью закрывающий голову и лицо, отдаленно напоминающий шлем времен средневекового рыцарства. Только прорези для глаз не были защищены.


– Кварц, помоги нацепить. Если судить по их скорости, они бояться рисковать, поэтому у нас есть пара минут, – скинув с себя куртку, он обнажил нагрудник, надетый поверх легкой майки. – Волпер, мы все условно-бессмертны, кроме Иралы, и сейчас тебя. Или тебе Эрнест мозги настолько отбил, что ты ими шевелить разучился?


– Тилорн прав… Без тебя… Мы в этом мире… Пока что… Просто разменное мясо, – поддержал его Саргос.


– Эх… То ли взрослеете, то ли я старею… – тяжело я вздохнул, на что получил дружный хмык, даже от Иралы. – Ладно, ближе к делу, я согласен с тобой Тилорн, в местных условиях мне рисковать глупо. Но мы поступим немного по-другому.


Быстро расформировав отряд, выслал всем заново приглашения, только на этот раз выбрал третий формат приглашения. Очень сильно на полезность такого выбора намекал пункт в моем древе развития. Есть все основания предполагать, что нормальных скурфайферов в организации было мало, а большую часть составляли именно вот такие гражданские, приглашенные со стороны.

В служебном чате сразу же замелькали сообщения, но сейчас было не до них, нужно быстро обрисовать причины такого выбора и нарезать задач, а то противник уже совсем рядом, если судить по обновляющейся мини карте, благодаря тому, что Кастра раз в пару секунд выглядывала наружу. Кстати, надо будет при возможности узнать у нее, как она смогла идентифицировать, где враг, а где нет, и подсветить противника.


– Так, я выслал приглашение в группу под командованием скурфайфера, надеюсь, это вам даст служебный статус, попробуем сыграть на том, что они напали на отряд при исполнении. Надеюсь, такая постановка вопроса откроет мне ряд функционала, и мы сможем выкрутиться без потерь.


– Сейчас не время экспериментировать! – чуть не заорал на меня Тилорн. – Твою мать, Волпер. Хватай остальных и дуйте отсюда, я задержу их на сколько смогу.


– ТИХО! – в ответ рыкнул я. – Я не давал команду героически подыхать! – увидев, что он хочет что-то еще сказать, снова резко прервал его. – Сам мозги включи, они просто обойдут тебя по одному из тысяч таких же переулков в округе, и дальше пойдут за мной. Или ты с дуру решил, что это единственный проход на ближайшие пару километров? Так что отставить играть в триста спартанцев, ты как минимум количеством не подходишь.


– Блин… А что делать?


– Импровизировать! Щит есть?


– Только личный, покрывает тело небольшим защитным экраном.


– Хорошо, тогда ты и Саргос двигаетесь на выход и провоцируете их на агрессию в вашу сторону. Главное, чтобы они сделали первый шаг. Кварц и Кастра блокируют противоположный выход. Я с Иралой в центре, работаем в обе стороны по обстановке.


– Ты что-то придумал? – решила уточнить Ирала.


– Нет, но в процессе, если они тянут с нападением, то чего-то боятся, когда поймем, чего именно, сможем на этом сыграть.


– Да ну тебя нафиг, – в сердцах сплюнул Тилорн. – Если умудришься сдохнуть, я тебя клонирую, только для того, чтобы хорошенько отпинать, – подвигав экзоскелетом, закрепленным на правой руке, убедился, что он хорошо зафиксирован, развернулся и пошел к выходу из переулка. – Пойду дразнить наших «доброжелателей».


– Стой, посмотри сначала в настройках, может, там появилась возможность как-то статус поменять, или скрыть информацию, как у меня. Это, кстати, всех касается.


Судя по расфокусированным взглядам, все погрузились в свои интерфейсы в поисках нового функционала. А я тем временем пытался придумать выход из ситуации, параллельно с этим расчехляя автомат и приводя его в боевое состояние.


– Я нашла только вывод значка принадлежности к скурфайферам, этакий клан таг.


Первая сориентировалась Кастра. И возле ее показателей жизни над головой появился символ с венком и пистолетами, точно такой же, как я видел в служебных письмах. Залез и я к себе в интерфейс активировав сокрытие данных, заодно вместе с остальными вывел эмблему над головой. Вроде приготовились, можно и в служебный чат одним глазом заглянуть.


– Все готовы? – лишний раз решил убедиться. – Ну что же, мальчики и девочки, тогда потанцуем!


Прижавшись к стене за небольшим архитектурным выступом, сбросил предохранитель с автомата и, убедившись, что на индикаторе светится полный заряд, перевел взгляд на служебный чат, вчитываясь в проигнорированные раньше сообщения.


Вы пригласили гражданского «Тилорн» в группу под вашим командованием в статусе скурфайфер.


Гражданский «Тилорн» принял Ваше приглашение.


Важно! Для формирования минимального подразделения класса «отделение» необходимо пригласить еще трех гражданских специалистов или одного действующего скурфайфера.


Вы пригласили гражданского «Кастра» в группу под вашим командованием в статусе скурфайфер.



Важно! Набрано минимальное количество бойцов для формирования «отделения». Для его формирования в настройках группы выберите статус отделения.


Важно! Учитывая*, что гражданские лица вступили в группу на постоянной основе**, но без подписания контракта, согласно протоколу безопасности БПБ № 936, всё взаимодействие с группой производится через командира отделения. Всем членам группы открыт второй уровень допуска. Командиру группы открыт пятый уровень допуска и второй уровень допуска к особо секретным данным. Для получения допуска более высокой категории гражданским лицам, необходимо подписать контракт и формуляры о неразглашении информации. Для получения более высокой категории допуска командиру отделения, необходимо расширить состав или получить более высокое звание.*


Евпатий коловратий, получается, у нас тут многоуровневая система допусков к секретной информации. Вот и ответ о том, почему у посторонних так мало правдивой информации о скурфайферах. Стоп, это получается, что Саныч, скорее всего, подписал контракт в свое время, а значит, и документы о неразглашении. Значит то, что он мне впаривал по поводу профессии, не обязательно полностью правдиво.

Вообще может оказаться, что он рассказывал полную чушь, специально проработанную для открытия посторонним, так сказать, культивированная не одним поколением дезинформация. Что же тогда в действительности скрывается за этой почти вымершей организацией?

Быстро оценив окружающую обстановку перед тем, как лезть в настройки группы, убедился, что Тилорн сейчас провоцирует нашего противника. При этом дает возможность гражданским, заметившим вооруженных людей, убраться подальше из потенциальной зоны боевых действий.

Быстро пролистав множество закладок и менюшек в интерфейсе, попутно удивляясь тому, как его функционал постепенно растет, предоставляя все больше возможностей, нашел раздел управления группой, где раньше была только возможность передать лидерство, да и выставить различные маркировки членам группы для отображения на мини-карте.

Теперь же расширение функционала добралось и сюда, а еще появились дополнительные вкладки. Теперь в данном разделе у меня было не только управление группой, но еще почему-то выведенной отдельно вкладкой «Управление подразделениями» и «Оперативное командование». Только почему-то новые вкладки хоть и появились, но были неактивные




– Дружище, мои те, которые слева и по центру, тебе оставляю тех, кто справа, – долетел до меня голос Тилорна, заставив отвлечься от интерфейса.


– Не пойдет… Давай наоборот! – не согласился Саргос.


Выглянув из своего укрытия, убедился, что Саргос тоже вышел из переулка, стоя на линии огня рядом с Тилорном. Ну и куда этот камикадзе полез? У Тилорна хоть персональный щит есть, или он забыл, что тот оставил наруч вместе с остальной амуницией в ангаре? Как закончим с этой проблемой, нужно будет ему уши надрать, чтобы не занимался самоуправством.


– Нам нужен только ваш командир! – тонким фальцетом проблеял кто-то.


– Они нас что, за идиотов держат? Думают, что мы сейчас шаркнем ножкой и пропустим их?


– Не уважают! – огорченно покачал головой Саргос, доставая из-под полы плаща два огромных револьвера.


Да это даже не револьверы, а ручные автоматические гранатометы с барабанным магазином, только по какому-то недоразумению причисленные к классу револьверов. Да там в барабане только каморы миллиметров по тридцать. Как он собирается стрелять из них? Хотя я поспешил с удивлением. Вон, в верхней части есть какие-то дюзы. Если их задача компенсировать отдачу, то, весьма возможно, он и справится со стрельбой из них.

Эх, надо было больше внимания обращать на то, чем они в том магазине тарятся, а то вечно делал замечание, что они не ставят в известность об изменениях в амуниции, а сам проморгал их закупку, которая между прочем была у меня перед глазами. Тем временем «фальцетик» не унимался.


– Предлагаю двадцать миллионов за вашего командира в живом виде или десять за труп!


Оказывается, за мою тушку готовы заплатить достаточно неплохие деньги, даже немного приятна столь высокая оценка. Ведь, по сути, если бы я не урвал в самом начале пару неплохих кушей, такие деньги были бы и для меня существенны. Ну, раз переговоры продолжаются, оттягивая время разговора посредством оружия, у меня есть хоть пара секунд еще покопаться в интерфейсе.

А то меня прервали перед самым интересным – выбором статуса группы. А выбор у нас тут не сильно то и большой. Ну, по крайне мере, у статуса, но вот пустое окошко с интригующим названием “Специализация подразделения” дает надежду на более широкий спектр возможностей. А самое главное, у меня теперь на пунктах нейроинтерфейса, касающихся напрямую профессии, начали выскакивать информационные пояснения и описания. Вот, что допуск животворящий делает! Тьфу блин, теперь пока все не прочитаю, и выбор нормально не могу сделать. Кстати, что там Тилорн делает, что до сих пор перестрелка не началась?


– Хорошо, а если мы его предоставим живого, но по частям, сколько в таком случае мы получим? Цена увеличится или уменьшится? Только поточней пожалуйста, хочется подобрать оптимальный вариант. А то, бог вас знает, может, именно без левого уха он будет стоить дороже, а вот без правого, наоборот, дешевле.


Блин, эта сволочь еще и торгуется за мою тушку, а я то думаю, чего Кварца скрутило. А он, оказывается, ржет с реплик Тилорна. Надо ему письмецо написать, чтобы хоть понять, чего он добивается.


– Эм… не знаю, – похоже, в ступор впал “Фальцетик”. – Я сейчас уточню у начальства.


– Да не забудь узнать про почки, а то у нас висит еще один заказ на его почки, достаточно неплохо платят. Если мы тебе его без почек сдадим, это сильно повлияет на цену?


– Да, сейчас уточню, подождите пару минут, – запричитал “Фальцетик” с легкими нотками спешки.


Получатель: Тилорн

Текст письма:

Ты что, в супермаркете меня, как суповой набор продаешь?


Отправитель: Тилорн

Текст письма:

Да я сам немного в шоке, думал немного поиздеваться в уточнении цен, чтобы этот мальчишка психанул и отдал команду открыть огонь. Так он, похоже, принял все за чистую монету и сейчас у начальства уточняет, какая твоя запчасть сколько стоит и насколько им необходима. Да тут уже большая часть его бойцов еле смех сдерживает.


Получатель: Тилорн

Текст письма:

Похоже, мы попали на очередного отпрыска богатеньких родителей, которые всунули его на высокую должность, чтобы побыстрей уровень заработал. Ладно, тогда можешь и время потянуть, я тут пока с настройками группы закончу.


Поймав взгляд Кастры, круговым жестом дал ей задачу осмотреться, может, они тоже тянут время, уже давно взяв нас в кольцо, а теперь просто хотят минимизировать потери. Ну или подтягивают ребят посерьезней для нашего захвата.

Кастра в пару жестов объяснила Ирале, что она хочет и, немного разбежавшись, подпрыгнула так, чтобы приземлиться на скрещенные руки Иралы, которая при помощи своих искусственных мышц подбросила ее сразу этажа до пятого. Дальше – гарпун с браслетов Кастры плюс ее ловкость, и вот она уже на высоте седьмого этажа, где уже начинают появляться, выходящие в этот переулок, окна.

Ирала, убедившись, что все в порядке, сразу по моей команде сместилась к Кварцу, чтобы он не остался без прикрытия. Глянув в противоположную сторону, убедился, что Саргос сдвинулся чуть назад, прикрываясь фигурой Тилорна, который, согласно первоначальному плану, и должен был принять на себе первый удар. А я снова часть внимания уделил интерфейсу. Стоило немного задержать взгляд на соответствующей строчке, как под ней выскакивало пояснение.


Выберите статус отделения:


Научное отделение:

Подразделение, в функционал которого входит исследование и разработка технологий для обеспечения максимальной эффективности работы подразделений скурфайферов.

Возможные направления специализации:

Псионика – исследование псионических способностей и разработка методов применения.

Контролируемые мутации – исследование последствий контролируемой мутации с применением пиконитов, и разработка алгоритмов работы пиконитов для проведения контролируемых мутаций.

Кибернетизация – исследование и разработка технологических усилений для боевых подразделений скурфайферов. Проведение и контроль имплантации технологических усилений.



Дальше я вчитываться в полный перечень из девяти направлений не стал, и так понятно, что данный статус отделения нашей группе не подходит, хоть и был бы весьма интересным для Тилорна. Сначала лучше пробегусь по общим описаниям, там в двух словах и так понятны основные задачи, может, удастся что-то подходящее подобрать.


Инженерное отделение:

Подразделение, в функционал которого входит обслуживание, ремонт и производство технических элементов, необходимых для полноценной работы подразделений скурфайферов.

Возможные направления специализаций:



Медицинское отделение:

Подразделение, в функционал которого входит оперативная медицинская помощь пострадавшим Скурфайферам или членам их подразделений, гражданским лицам пострадавшим в результате оперативной работы. Исследование и ликвидация биологических очагов опасных для Альфарима, в целом, или обществ, населяющих Альфарим, в частности.

Возможные направления специализации:



Силовое отделение:

Подразделение, в функционал которого входит силовое решение возникающих задач, а также на данное подразделение ложится ведение основных боевых действий. Также из силовых подразделений состоит основная масса сил скурфайферов.

Возможные направления специализаций:



[Недостаточный уровень допуска]

[Недостаточный уровень допуска]

[Недостаточный уровень допуска]

[Недостаточный уровень допуска]


Разведывательное отделение:

Универсальное отделение, в основную задачу которого входит обнаружение противника и сбор данных. При необходимости данное подразделение может частично заменить подразделения с любым другим статусом (Доступно, как старшему действующему офицеру).


Это был далеко не последний пункт, но мне, как бывшему разведчику, стала интересна более подробная информация. Я уже хотел было вчитаться в направления специализации, как раздался выстрел, который послужил тем спусковым моментом, который просто перевернул всю шаткую ситуацию, образовавшуюся вокруг нас. И я, считай, рефлекторно активировал именно статус разведывательного отделение, прям какой-то злой рок, преследующий меня с этой разведкой.

Противник взорвался шквальным огнём, заставив нас вжаться в стены и во всевозможные укрытия, лишь бы шальной заряд или пуля не достала нас. Саргос практически сразу поставил дымовую завесу на входе в переулок, видно, только ради этого и рисковавший поймать первый выстрел вместо Тилорна. Но это того стоило, теперь противник не мог вести по нам прицельный огонь, надо будет после заварушки его поблагодарить….

Нет, блин, я ему медаль выпишу, если тут есть такая возможность, он еще и огненную завесу поставил сразу за дымом. Не знаю, где он достал зажигательную смесь, но теперь по нам мало того, что не могут вести прицельную стрельбу, так еще и тепловизоры, и большинство подобных приборов не могут нас обнаружить.

Брошенный взгляд на мини-карту показал, что я не зря послал Кварца с новым автоматическим лазерным дробовиком ко второму выходу, ему буквально через несколько секунд придется вступить в бой, если судить по красным отметкам, пытающимся подобраться к проходу вдоль стен зданий.

Ирала же почему-то не стала вооружаться, а решила использовать запрятанные в ее руки импульсники, которые Лекша вмонтировал по моей просьбе как оружие последнего шанса. Кисти ее рук неестественно вывернулись назад, обнажая скрытые под ними стволы. Единственный, но, считай, самый значительный минус этого оружия был в том, что оно брало энергию с основных элементов питания Иралы.

Неприятно сидеть в тылу, пока остальные начинают бой, но Тилорн прав, сейчас самый большой риск именно для меня. А еще в служебном чате настойчиво мигало сообщение.


Зафиксировано нападение на разведывательное подразделение Скурфайфера с позывным Волпер! Подать сигнал тревоги?

ДА/НЕТ


Глава три: Держим оборону

Как только я подтвердил тревогу, мне на головы посыпались куски штукатурки, а чуть левее упал приличный кусок бетона. Вскинув ствол автомата, и немного развернувшись, приготовился встречать незваных гостей сверху.

Но оказалось, что из-под толстого слоя внешней отделки, наружу рвутся красные сигнальные маячки на тонкой ножке. Как только они вылезли на заданную длину сразу же разразились тревожным миганием. Практически одновременно с этим на мои уши навалился звук сигнальной сирены, который, казалось, звучал со всех сторон одновременно.

Судя по тому, какой слой всякой строительной косметики, пришлось пробивать тревожным маячкам, ими ну очень давно не пользовались. А рабочие, которые приводили в порядок фасад, наверное, даже не подозревали об их существовании.

Несколько кварталов на мини карте окрасились в красный цвет с пометкой, что это опасная зона. На самом краю была заметна желтая подсветка, видимо отмечая условно безопасную зону. Мне все больше становится интересно, что же это за организация такая была, что на восьмом уровне даже спустя столько лет, работает система тревожного оповещения?

Тем временем события в обоих концах переулка набирали оборот. Тилорн успешно справлялся с попытками редких бойцов прорваться сквозь дымовую завесу, буквально в один, максимум два удара, отправляя большинство обратно в дым, за счет размаха и усиления экзоскелета, пусть и частичного.

Случайно прошмыгнувшего бойца под навершием молота перехватил Саргос, всадив ему в грудь четыре выстрела подряд, стреляя попеременно сначала с одного, потом с другого револьвера. Только небольшие вспышки выхлопных дюз направленные назад и чуть вверх позволяли ему справляться с бешеной отдачей, компенсируя заодно и подбрасывание ствола.

А вот с противоположной стороны, Кварц с трудом справлялся, даже несмотря на помощь Иралы. У них дымовой завесы не было, и вражеские стрелки не давали им даже высунуться из-за угла, абсолютно лишая возможности при помощи стрельбы держать противника на дистанции.

Поэтому они отошли на пару метров вглубь и заняли оборону с двух сторон, перекрестно ведя огонь по любому, кто пытался сунуться на открытое пространство. Но все равно видно было, что им достаточно тяжело приходится. Кастру я не наблюдал, хоть ее отметка и была почти рядом, но разворачивать трехмерную проекцию карты для точного определения ее местонахождения, времени не было.

Вскинув автомат к плечу начал их поддерживать одиночным огнем внимательно выцеливая каждого противника. Пара выстрелов, разворот с целью контроля ситуации у Тилорна, при необходимости делал один-два выстрела в ту сторону и снова разворот. Ситуация была весьма патовой. Расположение переулка и множество архитектурных выступов не позволяли загнать сюда технику. А оба выхода смотрели на глухие стены, формируя Н образный переулок, в перемычке которого мы и держали оборону.

Стоило только выглянуть за угол, как всего в десятке метров от нас виднелась техника противника, которая с крупного калибра сразу пыталась нас достать. Но добраться до нас могла только пехота, которую мы встречали достаточно эффективным против них оружием. Вот и получается — они не могут нас выбить, а мы не можем отсюда выбраться.


— Саргос, как насчет повтора трюка с новым проходом?

— Не получится. — Отрицательно замотал он головой. — Взрывчатки нет… Гранат нет… Только пара флаконов… Зажигательной смеси… И пяток дымовых шашек.


Отвлекшись на разговор со мной, он чуть не получил заряд в грудь от выскочившего из дыма бойца. Но Тилорн успел его подстраховать, в последний момент подбив дуло оружия противника вверх. Последовавший за этим удар молота встретил пустоту, оставленную бойцом, совершившим кувырок назад, тем самым скрывшись с глаз в дыму.


— Как-то жидковаты атаки – Отойдя к стене, прокомментировал Тилорн. Немного отведя молот назад, держа его в полузамахе и внимательно изучая клубы дыма перед собой. – На мини карте Кастра больше сотни противников подсветила, а пытаются атаковать по одному, иногда по несколько бойцов.


Взглянув на мини карту, убедился в правоте Тилорна, он даже сильно преуменьшил объем той пятой точки, которая над нами нависла. Отметок не то что больше сотни, а навскидку сотни четыре, если не пять. Надо у Кастры узнать, что там вообще происходит.


Получатель: Кастра

Текст письма:

Чего они там топчутся?


Отправитель: Кастра

Текст письма:

Устанавливают мобильные баррикады, посылают по чуть-чуть смертников к нам… В общем они явно кого-то или что-то ждут, попутно укрепляясь на позициях, чтобы мы не смогли выйти из окружения. Даже в технические туннели пару отрядов спустили.


Получатель: Кастра

Текст письма:

Если у тебя такая хорошая видимость, то хоть предупреждай остальных, когда в их сторону очередная атака идет.


Отправитель: Кастра

Текст письма:

Не могу :( итак приходится постоянно менять позицию, чтобы меня не обнаружили. При этом все передвижения ползком


Получатель: Кастра

Текст письма:

Хорошо. Не рискуй. Если что сразу отходи к нам!


Так, тут все понятно, либо ждут тяжелую пехоту, либо нас скоро ждет массированная атака с двух сторон сразу. Думай, Волпер, думай! Нужно вытягивать нас из этой задницы, вот только я пока не вижу вариантов. А тут еще и конверт входящего сообщение замигал, похоже, у Кастры что-то еще произошло. Открыв сообщение, сначала удивился незнакомому отправителю, даже лишний раз скосил глаза в уголок сообщения в поисках скурфайферского символа, которым обозначаются пересланные сообщения со служебной почты и, не обнаружив его, понял, что это адресовано именно мне.


Отправитель: Диктатор

Текст письма:

Добавил ты мне седых волос! А аналитики у меня вообще в прединфарктном состоянии, грозятся, что если доберутся до тебя, то применят к тебе все казни египетские. В общем проверили твою информацию насчет людей умудрившихся помереть до активации нейроинтерфейса в игре… в общем за первые пару дней поисков не нашли ни одного подобного человека. Так бы и плюнули на это дело, если бы у одного из аналитиков не выскочила напоминалка в игре, что нужно не забыть взять данные у одного из добровольцев. Проблема состояла в том, что никаких добровольцев и в помине не существовало. Мы, конечно, думали провести эксперимент с кем-то, кто еще в игре не зарегистрировался, но дальше размышлений это не заходило. Сели, мозгами пошевелили и поняли, что действительно нужно такого добровольца сделать, но почему-то не подобрали. А на следующий день напоминалка про взятие информации у добровольца выскочила уже у нескольких аналитиков. В двух словах: сплошная мистика, но аналитики бегают как осточертевшие, пытаются докопаться до причины. Не уверен, что их сейчас даже приказ остановит.


P.*S. Если ты не понял, то это Андрей.*


Чем дальше, тем веселее, причем все в кучу навалилось. Так, все мысли в сторону, тут бы сутки протянуть до активации моего права на репликацию. Кастра прям как мысли мои прочитала, сразу скинула рассылку по всей группе.


Отправитель: Кастра

Текст письма:

К вам выдвинулось сразу несколько групп, в общем, десятка три человек в полной закрытой броне. Возвращаюсь к вам, в случае чего устрою им неожиданность сверху.


Дернувшись, было, к Тилорну на помощь, резко остановился и оглянулся на Иралу, в ответ от нее получил успокаивающий кивок, мол, все правильно, она и сама тут справится, ну не совсем сама, а вместе с Кварцем. И почему я не умею раздваиваться? Но сейчас действительно помощь больше нужна на стороне Тилорна, у него конечно урон бешеный, но только в ближнем бою.

Активировав «Боевую поступь» шаг за шагом стал приближаться к ребятам возле дымовой завесы, наверное, только поэтому я заметил шевеление в дыму раньше, чем парни. Хоть они заняли позицию под стенами с разных сторон переулка, готовые в любой момент среагировать на атаку.

Тело среагировало практически само даже без помощи мозга, и как только обрисовался едва угадываемый контур тела противника, я начал выстрел за выстрелом всаживать примерно в область живота. Вокруг меня сразу же засвистели пули и натужно завыли стянутые в тугой пучок энергетические заряды.

Делаю рывок вправо, уходя от шальных выстрелов, которые противник выпускал почти в слепую, ориентируясь на то, откуда по ним ведут огонь. Два шага, замереть, пять выстрелов и кувырок влево, снова меняя позицию для стрельбы, укрываясь за остовом какого-то механизма уже слегка подернутого ржавчиной.

Поймав паузу в моих выстрелах, Саргос сразу же разрядил по полбарабана из двух своих монстров и сразу укрылся за остатками бетонного блока где, выщелкнув барабаны, принялся доставать стреляные гильзы, заменяя их на готовые патроны. И опять я веду беглый огонь, стараясь запутать противника и не дать ему разобраться, куда стоит сконцентрировать свою стрельбу.

За спиной в противоположном выходе яростно разгоралась перестрелка, но я, стиснув зубы, сконцентрировал свое внимание на нашем с Саргосом противнике, чем быстрее мы с ним покончим, тем быстрее смогу помочь Ирале и Кварцу. После очередной смены очередности стрельбы тройка приближающихся бойцов уже почти полностью показалась из дыма.

Именно в этот момент Тилорн, все это время выжидавший, рванул с места и, высоко подпрыгнув, занес свой молот над головой и активировал одно из своих умений, отчего навершие его молота засветилось синеватым цветом. Сильный удар молотом усиленным какой-то энергетической дрянью и силой искусственных мышц частичного экзоскелета, пришелся в бетон между передовой тройкой противника.

Я чуть в полный голос не выматерился из-за такого промаха. Ну надо же было так нелепо промахнутся, используя чуть ли не лучшие из доступных усилений, но хорошо, что успел сдержаться. Удар Тилорна был настолько мощным, что по бетону пошли трещины, формируя рваный круг, а во все стороны пошла энергетическая волна, просто опрокидывающая противника. Вот только и дымовое облако, которое нас прикрывало, унесло напрочь.


— Да чтобы тебя через колено! – От всего сердца, сквозь зубы процедил Саргос, даже ни разу не запнувшись. – У меня что по-твоему… Прицеп с дымовыми шашками… Под рукой?


Пока он все это зло цедил сквозь зубы, его руки жили практически своей жизнью, выпустив оба револьвера, и позволил им с глухим стуком встретиться с бетоном. Сразу же сунул руки в подсумки, висящие на поясе по бокам, и когда они снова появились на свет, в каждой руке был зажат продолговатый тубус серого цвета. Что-то нажав на них большими пальцами, как будто куски отщелкнул от их боков и сразу же метнул с обеих рук, стараясь попасть так, чтобы оба приземлились перед Тилорном.

А вот Тилорн на его высказывания совершенно не обратил внимание. Выпрямившись, он левой рукой показал всем известный жест посредством одного центрального пальца куда-то в сторону, которую от меня скрывал угол стены и, выщелкнув с нижней части рукояти острозаточенный узкий клинок, ударом воткнул его в шейное сочленение брони одного из валяющихся вокруг противников, который неосторожно пошевелился, пытаясь перевернуться.

Выполнив все эти действия он, сделав шаг назад, укрылся в клубах свежего дыма, которые формировали брошенные Саргосом тубусы, оказавшиеся дымовыми шашками. Тилорн, прикрывшись дымом, сразу кувырком ушел в бок, прикрываясь углом здания. А в следующий миг перпендикулярный нам переулок просто расцвел множеством разнокалиберных выстрелов, которые подняли такую бетонную пыль, кроша все стены, что даже без дымовух видимость была бы нулевая.

Если кто-то живой из нападающих и оставался, то после такого дружественного огня там уже явно никого не осталось, да и на противоположной стороне стрельба постепенно затухала. Но надо все равно сгонять туда проверить и, возможно, помочь. Если даже Тилорн и Саргос так разительно сменили свою манеру поведения после озвученных подозрений про Альфарим, то что говорить про Кварца, или тем более намного более впечатлительную Кастру.

Волнуюсь. Как бы не начали бросаться из крайности в крайность, им бы спокойно посидеть, подумать над тем, что вокруг творится да и понять к чему они в результате хотят прийти в этом мире. Но на это, как обычно, не хватает времени.


— Справитесь? — Уточнил я у Саргоса

– Да! Беги к остальным.


Только я сделал десяток шагов в сторону Кварца с Иралой, мое тело выгнуло под неописуемым углом заставляя сделать кульбит назад. Аж все суставы заныли от такого издевательства над телом. Но это спасло мою бренную тушку от попадания под бетонные осколки от взрыва куска стены. Ушедшее на перезарядку пассивное умение в слоте быстрого доступа, вполне объясняло, почему меня так раскорячило.

Тело еще не успело завершить предыдущий кульбит, как, мазнув взглядом по иконке еще одного умения, заставившее тело перекатом выйти в боевое положение. Еще одна небольшая вспышка боли отдалась почти по всему телу, протестуя от такого издевательства над собой. Но зато успеваю навести дуло автомата на свежеобразовавшуюся дыру и первому же выскочившему бойцу зарядить две троечки в грудную клетку.

Легкая вспышка пробитого личного щита, который я, похоже, просадил первой тройкой, и боец заваливается назад, открывая мне обзор на следующего противника, в которого я сразу начал всаживать длинные очереди одну за другой, успевая только стабилизировать ствол, чтобы выстрелы не уводило в молоко. Попутно выпрямляю колени, шаг за шагом отступая назад.

На меня медленно, но неукротимо, надвигался противник с комплекцией почти как у Тилорна, закрывшись широким энергетическим щитом. Он, пусть и с трудом, но преодолевал сопротивление врезающихся импульсов в щит. Когда он преодолел небольшой завал, образовавшийся после взрыва куска стены, за его спиной замаячили новые противники готовые при первой же возможности открыть огонь под прикрытием щитоносца.

Тилорн наверное удавился бы от зависти. У этого парня щит прикрывал не только его самого, его овал был такой ширины, что при желании за ним можно было бы разместить трех человек, а в высоту он был чуть больше двух метров, с лихвой защищая бойца от пяток до макушки. С левой стороны к поясу был пристегнут трос, вторым концом крепившийся к большому металлическому полумесяцу по которому пробегали голубоватые всполохи.

В середине полумесяца была специальная прорезь, формирующая рукоятку, за которую такое экзотическое оружие и удерживал щитоносец. Если судить по наличию тросика, то он эту гадость еще иногда и бросает на небольшие расстояния. И я крайне не горю желанием пробовать на себе его поражающие свойства.

Энергии в автомате уже осталось меньше половины, когда я спиной уперся в противоположную стенку. Понимая, что как только я прекращу стрелять, сразу же познакомлюсь с оружием ближнего боя этого засранца, заорал во всю мощь легких.


– ТИЛООООРН!


Мой крик практически моментально изменил расстановку боя. Прилетевшее навершие молота со стороны Тилорна, сбило шаг щитоносца, который успел среагировать на новую угрозу и в полразворота принять брошенный молот на край энергетического щита. В выскочивших двух бойцов с прижатыми к плечу автоматами, сверху прилетело два гарпуна вонзившиеся куда-то в область затылка и резким рывком улетели вверх, оставив после себя автоматы, упавшие на бетон.

На их место приземлилась Кастра, так и не отстрелив тросы, из-за чего ее вес этих двух бойцов чуть не утащил обратно наверх. Вырвавшийся из-под ее ботинок импульс сразу придал ей ускорение вперед, и только после этого она сбросила груз и попыталась сдвоенным ударом ладоней нанести удар щитоносцу в спину, выпуская из них импульс в момент соприкосновения.

Щитоносец, слегка довернув корпус, встретил ее боком, в последний момент крутнув кистью так, чтобы удар Кастры пришелся на полумесяц, оказавшийся после этого движения прижатым плашмя к плечу, при этом непонятным образом, полностью погасившим выплеск энергии от перчаток Кастры. И сразу же ударом ноги отбросив ее внутрь здания через пробитый ранее проход.

Кувырком вправо меняю позицию, чтобы зайти за зону прикрытую щитом. Выйдя из кувырка на колено, в последний момент замечаю бойца, подскочившего к Кастре, которая ещё только пыталась подняться с пола, приходя в себя от удара и, вместо того чтобы стрелять в щитоносца, перевожу огонь на угрозу для Кастры.

За что сразу же поплатился, получив удар в бок увесистым булыжником, который щитоносец просто пнул ногой в меня. При этом с разворота рубанув по подскочившему с другой стороны Тилорну, успевшему в последний момент пригнуться, но пропустившему удар энергетическим щитом плашмя, который последовал сразу за полумесяцем.


— Волпер! — Раздался голос Кварца сзади меня.


Крутнувшись на коленях, едва успел выпустить автомат и сцепить руки в замок, заметив бегущего на меня Кварца. Как только почувствовал, что его нога упирается в подставленные руки, сразу со всей силы постарался подбросить его вверх, после чего завалился на бок, подхватив автомат.

Подлетевший немного Кварц, прям в прыжке сделал несколько выстрелов сверху вниз стараясь достать щитоносца сверху, но тот опять успел среагировать, припав на одно колено, закрыв себя энергетическим щитом сверху. Вот тут я, зажав спусковой курок, дал длинную очередь веером над самым полом. Однако выстрелы, которые должны были перебить ему ноги, встретили на своем пути треклятый полумесяц, упертый в бетон.

Да что это происходит? Он успевает отразить практически все наши атаки, не получив ни царапины. При этом от него уже успела пострадать Кастра, да и Тилорна зацепило. А вокруг прям затишье образовалось, прерываемое редкими выстрелами Саргоса и Иралы которые вяло перестреливались с противником.

Похоже, их начальство сделало большую ставку на этого щитоносца, раз не пытаются штурмовать наше хилое убежище. Щитоносец тем временем в пару быстрых шагов занял позицию спиной к стене, выставив перед собой щит. На большой скорости шевеля глазами, пытаясь понять, кто из нас первый попробует его достать.


– Кастра, ты как?

– Живая, этот гад мне четверть жизней одним ударом снял. И трещину в ребре сделал.

– Понятно. Тилорн, прессуй! – Дал я команду нашему танко-медику, который уже успел подобрать свой молот. – Остальные на подхвате. Рассредоточились и ищем уязвимости.


Щитоносец оскалился в усмешке и его полумесяц начал наливаться свечением по кромке лезвия. Я уже приготовился к худшему, ожидая чего угодно от него, но не того, что его голова просто возьмет и взорвется, орошая все вокруг внутренностями черепной коробки.


– Не люблю файтеров. – Раздался голос немного левее упавшего тела щитоносца


Я сразу завалился на бок, выставляя дуло автомата в сторону раздавшегося голоса, попутно освобождая возможность Кварцу стрелять, а то я получился у него на линии огня. Но мы оба не смогли обнаружить источник голоса. Тилорн и Кастра разошлись по разные стороны от нас, почти полностью перегораживая проход. Если тут находится еще кто-то не менее мощный, чем неожиданно умерший щитоносец, то придется еще и Иралу с Саргосом звать на помощь.

Еще в свое время показанные кульбиты Санычем убедили меня, что мои навыки боя просто чуть выше среднего и тут можно встретить по-настоящему монстров боевых действий. Ствол моего автомата слегка подрагивал, а я пытался охватить глазами все пространство перед собой, чтобы вычислить невидимку.

Не знаю какой из разновидностей стелстехнологии пользовался обладатель голоса, но я не мог обнаружить его ни по звуку, ни по запаху… Да, блин, даже ни одна пылинка не шелохнулась в неправильном месте! Вообще пусто.


– Да не напрягайтесь. – Снова раздался голос, но на этот раз прям возле меня, и это было настолько неожиданно, что я чуть не зажал рефлекторно спусковой крючок. Буквально в полуметре от меня сформировалась фигура. Такое чувство, что невидимость с него просто стекла как вода. Этот невидимка, чуть нагнувшись, протягивал мне руку, видно предлагая помощь, чтобы подняться с бетона.


– Я вам помочь пришел. – И, заметив удивление на моем лице, добавил. – Или это не ты тревогу объявлял? – А в интонациях так и сквозило веселье.


Глава четыре: Неожиданные союзники

Размышлял я буквально доли секунды и, ухватившись за протянутую руку, поднялся с бетона. Строить из себя крутого парня я пока не собирался, тут этот вариант не к месту, особенно на фоне того, как легко он справился с щитоносцем. Да и то, что я его даже по косвенным признакам обнаружить не смог, ясно говорит, что сейчас мы для него даже теоретически не противники.


— Спасибо, что потратил лицензию на спасение наших задниц.


— Лицензию? — в его голосе прозвучало неприкрытое удивление. — Ааа, я тебя понял. Но нет, лицензию никто не тратил, это слишком дорогое удовольствие на восьмом уровне.


— Но тогда почему красный уровень не получил? — моя логика начала сбоить.


– Ну так ты же тревогу объявил.


Это что, я, получается, объявлением тревоги смог выдать что-то типа лицензии на ведение боевых действий? Так, нужно будет уточнить этот вопрос, а то слишком широкие возможности у скурфайферов выходят. Из легкого ступора, в который меня ввел этот незнакомец, меня вывел окрик Иралы.


– Волпер, у них там на базе бой завязался.


— Твои? – переведя взгляд на незнакомца, уточнил я.


– Ну… Не совсем мои, но, можно так сказать, со мной, — потом немного помявшись и что-то для себя решив, добавил. — Допуск стандарт? Три один?


Я как-то даже не сразу понял, о чем он спрашивает, а когда до меня дошло, я сразу небольшим жестом подал сигнал остальным, что все в порядке. Пусть хоть немного расслабятся, а то во время всего нашего короткого диалога остальные пытались постепенно, не привлекая лишнего внимания, занять максимально удобные позиции, на случай если наш разговор резко перерастет в бой.


– Пять два.


– Даже так… Либо часть ограничений слетела из-за сроков давности, ну или, наоборот, резервные распоряжения вступили в силу из-за длительного простоя, — задумчиво проговорил он, постукивая двумя пальца по бронированному подбородку закрытого шлема. — Но в любом случае правила есть правила.


Выпрямившись и расправив плечи, он деактивировал шлем, который начал раскрываться с переносицы, а потом сегментно разошелся полностью, открывая не только лицо, но и голову. А сами сегменты убрались в воротник, при этом, как ни странно, полностью уместившись там, даже не увеличив объем этого самого воротника.


– Разрешите представиться. Альфред Рокфорд, капрал резервного отделения боевой поддержки скурфайферов. Прибыл по сигналу тревоги для оказания огневой поддержки.


– Эм… – размер моих глаз мог поспорить, наверное, с некоторыми мутантами, страдающими пучеглазием. – Так вроде же скурфайферов не осталось…


– Ну да, скурфайферов не осталось, – пожал он плечами. – Остались только контрактники из гражданских, да и то всего пара сотен на весь Альфарим.


– Это что, они сейчас все несутся, сломя голову, сюда? – влезла Кастра, которая, пристроившись сразу за мной, внаглую подслушивала.


– Хрен там! – хихикнул Альфред. – Они сейчас все несутся в противоположную сторону, стараясь оказаться максимально далеко от этого места.


– А вот с этого места поподробней! – как-то не вязались его слова с тем, что он сейчас стоит передо мной.


– С какого перепуга? – поднял он брови. – С вас хватит и того, что помог вам отбиться от этих придурков, – как-то слишком резко у него поменялось настроение. – С остальными там уже заканчивают, поэтому чао! И, надеюсь, больше не увидимся.


Развернувшись, он, не скрываясь, зашагал в сторону ближайшего выхода из переулка. А я тяжело вздохнул. Только недавно расслабился, начал постепенно отпускать свою озлобленность и легкий армейский цинизм, но тут на тебе – вот такие придурки начинают бесить. Не знаю, что там организация скрывает, но я понял как минимум одно – у скурфайферов с дисциплиной похлеще, чем в некоторых армиях. Заодно сейчас проверю свои догадки.


– СМИРНННО!!! – рявкнул я во всю мощь своих легких так, что Кастра, стоявшая ко мне впритык, аж присела. – Капрал, ехтендрить тебя через колено, это приказ!


Альфред сбился с шага и остановился, рефлекторно развернулся на мой голос и выровнялся по струнке. Только через долгую секунду он понял, что произошло, и, зло прищурившись, посмотрел на меня. Дернулся было снова уйти, но успел только приподнять ногу для шага, как его глаза постепенно начали расширяться, а зрачки мелко бегать справа налево.


– Ты что за хрен с бугра? – пораженно спросил он.


– Отставить ля-ля! – как говорится, он сам напросился. – Как старший действующий офицер, приказываю капралу Рокфорду прибыть с докладом по форме в течение тридцати секунд. Время пошло.


Я сам удивился, когда в углу зрения, под конвертом почты, появился таймер с обратным отсчетом, который успел отсчитать всего пару секунд и пропал.


– Уведомляю о наличии Контракта категории А Ноль Семь Ноль Три, – после чего, расслабившись, Альфред вернулся к злому прищуру. – Допуск у тебя маловат, сосунок, чтобы мной командовать! – сплюнув на пол, он развернулся и, дойдя до поворота, повернув ко мне голову, добавил. – Вот поэтому остальные и стараются держаться подальше от таких выскочек как ты, решивших хапануть уникальную профессию.


После этих слов он скрылся за поворотом, а я продолжил так и стоять, пялясь на угол здания. Размышляя над тем, что произошло, и чем это может грозить в будущем. Как минимум одно точно ясно – еще остались те, кто подписывал контракт с скурфайферами, и самое главное, при этом их контракт до сих пор действителен.


– Не обижайся на Альфреда.


Раздался мягкий женский голос слева от меня. Где из невидимости проявилась еще одна фигура, точно в таком же комплекте как у Альфреда, только другой расцветки. Если у того в основном были серебристые цвета с черными полосами в некоторых местах, то у нового действующего лица был черный костюм с красными вставками. Практически сразу она деактивировала шлем, открывая свое лицо и темные волосы, коротко подстриженные под каре. Если судить по лицу, ей около сорока, но учитывая, что она, похоже, тоже контрактница скурфайферов, то возраст у нее должен быть приличный.


– Он до сих пор переживает, – продолжила она. – Когда нам дали приказ скрыться и не вмешиваться в войну против скурфайферов, он очень упорно пытался нарушить этот приказ. Даже пару раз в подушку плакал от бессилия… Очень впечатлительный мальчик… Был… – она вздохнула с сожалением и продолжила. – А ведь он хотел скурфайфером стать, до двадцати дотянул без профессий. А потом началась эта глупая война. Ладно, воспоминания – это хорошо, но сейчас не время и не место. Лучше объясните мне, ребятки, откуда вы вообще такие взялись?


– А ты что, не знаешь, откуда берутся дети? – сделал круглые глаза Кварц.


– Юноша, эта шутка была бородатая еще когда я девочкой ходила, поэтому не смешно. Вопрос в другом, как вас вообще умудрились все эти корпорации сначала пропустить на сдачу профессии, а потом еще и как-то умудрились не запереть в своих лабораториях?


Пока она вела этот монолог, немного разбавленный шуткой Кварца, остальные, убедившись, что опасности пока нет, и нас больше никто пока не атакует, приступили к самой вкусной части, оставшейся после наших проблем, а точнее к мародерке. О чем Саргос решил сообщить дополнительно, вклинившись в разговор строго в момент, когда неизвестная барышня замолчала, озвучив свой вопрос.


– Волпер… Отстань от старухи… Тут поле с трофеями… Не убрано.


– ЧТО? ЭТО КОГО ТЫ НАЗВАЛ СТАРУХОЙ? – сразу вспылила она, отчего остальные напряглись, не зная, что ожидать. – Да у меня даже детей еще нет, тем более внуков.


Саргос посмотрел на нее внимательно, оставил один из трупов, с которого он пытался снять бронь, и выпрямившись, приложил ладонь правой руки к солнечному сплетению, и, опустив голову, таким грустным-грустным голосом добавил:


– Старая дева?… Сочувствую! Искренне сочувствую.


– Эгхм… – чуть не поперхнулась она. – Я смотрю, тебя, юноша, мало пороли в детстве! Да у меня биологическому телу всего тридцать два года… – и пошло-поехало, слово за слово, пальцем по столу…


А у меня чуть челюсть не отпала. От Кварца я подобное легко ожидал, но не от Саргоса – он-то обычно тихий исполнительный парень, на которого всегда можно положиться, а тут на тебе – подкалывает стар… эм… женщину, которая, скорее всего, может убить нас всех одной левой. Секундочку… Сначала Тилорн начал в бой лезть и разные неприличные жесты применять, теперь вот Саргос выделывает словесные кульбиты.

Похоже, последние события их выбели из колеи, и они сейчас практически бросаются из крайности в крайность. Это плохо, это очень плохо, их так может и психологически перекосить куда-то не в ту сторону. Еще и эта парочка, Альфред и не представившаяся мадам. Что им от нас надо? Причину помощи я уже и так понимаю, у них выбора нет, их держит старый контракт. И, видимо, они случайно оказались в зоне действия тревоги, не успев из нее выйти, вот и получили приказ о помощи, который они не могли проигнорировать.

Но почему после помощи они вообще показались нам на глаза? Я бы на их месте, успешно столько лет скрываясь, сразу бы смылся куда подальше, после выполнения необходимого минимума. А тут вступают в диалог, пытаются получить какую-то банальную информацию… Да и вообще, вон эта дама распыляется и переругивается с Саргосом, который замечаниями, в том же ключе подливает масла в огонь, при том что плевком его может перешибить. И тут слабый шепот Кастры половину всего расставил на свои места.


– Волпер, отходи постепенно, пока ребята отвлекают внимание.


Обстановка вокруг в моих глазах резко раскрылась под другим углом. Пока Саргос полностью завладел вниманием этой неизвестной барышни, закидывая ее едкими замечаниями по поводу возраста и отсутствия детей. Тилорн, делая вид, что обирает очередной труп, сместился так, чтобы можно было при нарастании конфликта сразу принять удар на себя, при этом трофеи он собирал только левой рукой, не выпуская молот из правой.

Кварц разместился чуть дальше, хоть до начала диалога был совершенно с другой стороны, похоже, собирается сыграть второй линией заграждения, пока я буду отходить. А вон за ним, почти возле самого поворота, замерла Ирала, готовая поддержать огнем и при возможности отойти вместе со мной. И когда они успели стать настолько серьезными? Что-то я упустил этот момент, носясь с ними почти как с детьми.

Но, несмотря на все старания, Кастру, похоже, услышал не только я, или незнакомка просто заметила телодвижения остальных. Но как бы то ни было, она резко прекратила переругиваться и изображать праведный гнев. Прикрыв глаза, пару раз глубоко вдохнула, успокаиваясь, и, снова улыбнувшись, повернулась ко мне.


– Смотрю, дело у нас так не пойдет, да и твои ребята уже готовы попробовать меня загрызть. Давай тогда попробуем подойти к вопросу с другой стороны.


На мой непонимающий взгляд она просто деактивировала весь костюм, который в три секунды сложился практически сам в себя, постепенно уменьшаясь в размерах, пока не превратился в два широких браслета от запястья до локтя. Тут явно не обошлось без трансформирующих свойств и системы миниатюризации. Что не удивительно, при ее-то сто восемнадцатом уровне. А ведь подобные браслеты я видел и на ДиЛайн. Хорошо, что наш конфликт тогда не перерос в стадию боя.

Она осталась стоять перед нами в легком облегающем костюме делового покроя. Светло-кремовая блузка, поверх который легонький пиджачок серых тонов и такого же цвета прямая юбка до колен. Ну и обута она была в черные открытые туфельки с не высоким широким каблуком. Прям классическая училка получается. Сложив руки за спиной и стрельнув пару раз глазками по мужскому составу моей группы, застенчиво улыбнувшись, заговорила.


– Разрешите представиться, – шаркнув ножкой, приложила правую руку к груди, касаясь ее буквально кончиками пальцев. – Я – Ксения Амертоян, в прошлом сослуживица ранее нас покинувшего Альфреда. Которой последнюю сотню лет крайне не любит, когда я случайно оказываюсь в зоне его видимости. Теперь, может, вы хотя бы представитесь? – выгнула она бровь одновременно с вопросом.


– Волпер, – кивнул я головой, не видя причин скрывать наши имена. А потому перечислил остальных, указывая поочередно на свою команду. – Столь понравившегося вам молодого человека зовут Саргос, обычно он молчалив, но, похоже, ваша красота развязала ему язык.


– Геронтофилией… Не страдаю… – буркнул в ответ Саргос в своей манере, вернувшись к прерванному делу по избавлению бывших противников от остатков имущества.


– Милую девушку, которая прячется за мной, зовут Кастра. А ее не менее милую подругу, которая прикрывает нас от возможного повторного нападения, зовут Ирала.


Если Кастра просто фыркнула на определение, что она прячется за моей спиной, то Ирала, при упоминании ее, в ответ подарила улыбку и помахала ручкой, чтобы не оставалось подозрений, о ком я говорю. Пока я представлял всю свою команду, в переписке письмами развернулась целая словесная баталия.


Получатели: Волпер, Кастра, Тилорн, Кварц, Саргос,

Текст письма:

/Тилорн:/ Зачем болтать с ней? Надо поскорее отсюда убираться! А то подойдут еще пару взводов за нашими головами.

/Кастра:/ Не знаю… Я Волперу шепнула, чтобы он отходил, и уверена, что он слышал. Но почему-то не отреагировал.

/Тилорн:/ Может, у него какой-то план?

/Кварц:/ Без понятия, но нужно быть готовыми к любым неожиданностям. У Волпера часто планы безумные, но они с завидной регулярностью срабатывают, поэтому ждем.

/Ирала:/ Я слежу за подходами, там никого, только трупы валяются и битая техника. Даже непонятно, кто это все натворил, пока мы заняты были.

/Тилорн:/ Мне очень неуютно становится, как представлю, что они это провернули всего в двоем.

/Саргос:/ Не, ну вы это слышали? Чтобы я запал на какую-то бабульку? Все, уйду в монастырь! Эм… Вот только если он тут существует, тогда точно уйду.

/Тилорн:/ Саргос, ну в Альфариме понятие возраста штука весьма условная.

/Саргос:/ Так она мне годится в фиг его знает сколько раз «пра» бабушки. Хотя фигурка у нее действительно вполне ничего, вот только грудь бы троечку, но и ее родные два с половиной вполне неплохо смотрятся.


Вот тут я чуть не сбился, еле сдержал в себе порыв засмеяться, чуть не превратив серьезное знакомство в балаган.


/Кастра:/ О_о

/Кварц:/ о_О

/Тилорн:/ М-да…

/Ирала:/ А зачем? Более крупная грудь будет мешать при некоторых движениях!

/Кастра:/ Ирала, милая, я потом тебе все на ушко объясню.

/Саргос:/ Эээ… Вы чего? Я же чисто теоретически… тьфу на вас!

/Кварц:/ Волпер, что делать будем?

/Саргос:/ И тишина…

/Ирала:/ Вы что, не видите, он пытается анализировать ее слова и поведение, а вы его еще своим трепом отвлекаете.

/Кварц:/ Прости, это у нас нервное.

/Ирала:/ Люди… Вот за это вы мне и нравитесь, вы очень часто не поддаетесь логике и просчетам, совершая или говоря что-то на эмоциях. С вами всегда интересно :) (вроде не ошиблась со смайлом, а то я еще не полностью проработала правильный алгоритм их использования).


Дальше в переписке наступила тишина, и я смог нормально сконцентрировать свое внимание на Ксении. Она, обхватив пальцами подбородок и уперев локоть во вторую руку, о чем-то думала. Не, ну точно, ей еще очки надеть и указку в руки дать, точно училка получится. Главное об этом при Саргосе не упоминать. А то не дай бог начнет фантазировать на эту тему


– Странные у вас имена, – в итоге заключила она. – Вы что, из последней партии репликантов?


– Есть такой грешок за душой, – признался я, не видя смысла это скрывать.


– Оооо… тогда это многое объясняет! – всплеснула она руками и почти сразу скривилась. – И многое усложняет.


– А поподробней? – решил я уточнить.


– Ну, объясняет некоторые моменты, к примеру, как вас выпустили из виду службы безопасности корпораций, почему в некоторых моментах вы так серьезно тормозите. Почему у вас нет серьезного прикрытия, раз вы решили полезть в такую задницу как профессия скурфайфера. А усложняет это тем, что вам надо объяснять очевидные для большинства вещи, прям как малым детям, – пару секунд помолчав и ударив кулаком в ладошку, заключила. – Ладно, я думала просто познакомиться, но раз дела обстоят так интересно, это может привести к большим переменам. Но сейчас без помощи вы уязвимы, прям как младенцы, поэтому немного помогу, ну а в дальнейшем посмотрим, что получится.


Хищный оскал, возникший на ее лице при последних словах, дал ясно понять, что меня и, соответственно, всю команду хотят снова использовать для достижения своих непонятных целей. А я морально приготовился к попытке промыва мозгов. Ведь даже такие «закадычные друзья», как Карфаер и Саныч, почти вписали меня в свои политические комбинации, сыграв на моих чувствах. Только сейчас, спустя время, я понимаю, что прошел по самой кромке. Честно, уже достало это все, и по возвращении буду начинать свою игру, посылая всех этих умников в далекий лес.


– Спасибо вам! Вы и так нам помогли отбиться, а теперь еще и собираетесь дальше помогать. Я вам за это очень благодарен.


Всю ситуацию чуть было не испортили отвалившиеся челюсти остальных. Поэтому пришлось срочно в рассылке набирать пояснения, что я все прекрасно понимаю и это только игра на публику.


– Да не стоит, – засмущалась немного Ксения, чему я ни капли не поверил, прекрасно видя, как пару минут назад она спокойно играла своими эмоциями. – Помощь моя будет небольшая, немного информации, да подброшу вас на своей машине, куда скажете, в пределах с шестого по тринадцатый уровень, – покосившись на Саргоса, упорно собиравшего трофеи, добавила. – Только учтите, у меня не грузовик, весь этот хлам я не повезу.


– Мы сейчас быстро все упакуем, – заверил я ее. – А может, пока начнете просвещать нас информацией?


– Ну только самое элементарное. Тут вопрос даже не моего желания, а то, что многие моменты я могу озвучить только лицам, имеющим соответствующий допуск. Иначе буду иметь такую кучу проблем, что легче сразу идти на окончательную смерть.


– Но ведь скурфайферов давно не осталось, чего бояться? – не сдержал своего любопытства Кварц.


– Дело не в самих скурфайферах, а в Сердце Альфарима.


– Что за сердце?


– Черт! Вы же не в курсе… Сейчас, пару секунд, набросаю текст и сделаю проверку, что из этого можно озвучить вам, а что нет. Но в любом случае у вас есть минут пятнадцать, пока не подтянется еще пару взводов по ваши головы. А то кипиша вы тут наворотили не мало.


Пока Ксения подвисала у себя в нейроинтерфейсе, я, немного отойдя, жестами подозвал остальных. И когда все собрались вокруг меня, начал небольшое совещание.


– Ситуация крайне непонятная. Я не знаю, что она задумала, как и те, кто зачистил отряды нападающих, но у нас сейчас выбора особо нет, придется немного ей довериться.


– Почему? – шепотом вопросил Тилорн. – Нам нужно только добраться до форпоста, там нам Саныч и Карфаер помогут. Если нормально подойти к вопросу, то еще и объяснят все непонятные нам моменты.


– Тилорн, не хочу тебя огорчать, – влезла Ирала. – Но Волпер уже говорил, что ситуация с ДиЛайном, Эрнестом и вообще дуэлью очень сильно попахивает подставой. А теперь вспомни, что нас ждали еще на пятом уровне. Если бы Асмодей тогда не сменил резко планы по нашей доставке, мы могли вообще до лифта не добраться.


– Ну, было такое, и что?


– А то! Кто лучше всего знал о наших передвижениях и когда мы отправляемся?


На Тилорна жалко было смотреть, после слов Иралы он весь поник и опустил плечи, пару раз порывался что-то сказать, но так и не смог из себя ничего выдавить.


– Очишуеть! – просипел Кварц, который до этого молча переводил взгляд с одного говорящего на другого. – Это что, получается, возможно, нас слил Карфаер или Саныч?


– Или оба, – как гвоздь в крышку гроба вбил слова Саргос.


– Писец котятам! – снова высказался Кварц. – Тогда что, котики, будем делать?


– Жить Кварц, просто жить! – похлопал я его по плечу. – Я, к примеру, с Вами очень сильно расслабился, почти стал человеком, можно сказать, размяк. Но, похоже, придется опять стиснуть зубы и выгрызать себе место под местным солнцем, – у меня аж начали подрагивать кончики верхней губы, делая мое выражение лица слегка звериным, ну, по крайне мере, мне это неоднократно говорили.


Кастру аж передернуло после моих слов, и она вся прям съежилась. Кварц сразу обхватил ее за плечи и прижал к себе, что-то нашептывая успокаивающее на ушко. Но буквально через пару секунд она от него отстранилась и повернулась ко мне.


– Прости, Волпер, просто… просто ты мне напомнил себя тогда, на Рауте, у тебя тогда было такое же выражения лица, когда ты ворвался в ангар, где нас держали. Я… Мы с Кварцем уже успели это обсудить, – бросив быстрый взгляд на Кварца и получив его поддерживающий кивок, продолжила. – А учитывая, что ты и Тилорн так уверены, что мир вокруг нас реален, теоретически… – снова замялась она. – Теоретически, у меня с Кварцем тут может быть ребенок. И понимаешь…


Она уже чуть было не плакала, столько горечи вперемешку с надеждой звучало в ее голосе. А у меня внутри все чуть было не оборвалось, но и понять я ее могу, это для них шанс, которого не было там. И как это было для меня не тяжело, но я готов был принять ее следующие слова.


Глава пять: Верить или не верить?

Я уже почти смирился, что, скорее всего, сейчас услышу о том, что они больше не хотят подвергать свои жизни опасности, что решили построить нормальную семью, ну и дальше по тексту. Поэтому, когда Кастра, приведя свои сумбурные мысли в порядок, набрала в легкие воздуха, я весь напрягся.


— Мы хотим попробовать жить нормальной полноценной жизнью, тут, в Альфариме. Но сейчас это не возможно, — меня прям немного перекосило, ну не этого я ожидал. — Посмотри, что творится вокруг. Мы сейчас на восьмом уровне, который должен быть по идее безопасным. Но буквально пять минут назад тут кипел бой. И как себя повели люди? Спокойно, без паники убрались с опасной зоны, а те, кто сидели по домам, тихонько забаррикадировались, и как будто так и надо. А тем временем на улице какие-то придурки, которые просто имеют достаточно денег и связей, обыденно так себе убивают направо и налево, и совершенно никого это не беспокоит, — растрепанные волосы, в глазах огонь. А она распылялась все больше и больше. — Да как вообще можно так жить? Посмотри на людей вокруг, каждый день трясутся над своей шкуркой, на пальцах подсчитывая сколько осталось репликаций до того, как они умрут насовсем. А самое смешное, что у них даже нет возможности как-то вырваться из этого убожества, при этом наблюдая, как рядом, буквально рукой потянись, есть все условия для отличной жизни, с применением массы полезных технических вещей для улучшения жизни. Но, блин, они все свои наработки и знания используют в основном для того, чтобы просто убивать друг друга.


Она остановила свой монолог, тяжело дыша. Прорвало девочку голыми эмоциями, она даже умудрилась несколько раз обрисовать одно и тоже просто разными словами, при этом даже не подойдя к сути того, что хочет сказать. Кварц, похоже, тоже это понял, поэтому решил закончить вместо Кастры.


— Волпер, она хочет сказать, что если это все правда, мы хотим спокойно жить тут. Но проблема в том, что мы тут никто и звать нас никак. Поэтому мы просим тебя не бросать нас, – у меня удивленно брови взлетели вверх. – Я не в том плане, что ты просто уйдешь от нас, — поспешно добавил Кварц. – Просто на данный момент ситуация такая, что по банальной неосторожности мы можем тебя потерять, и учитывая твои планы, которые попахивают легким безумием, помноженное на то, что ты нас постоянно оберегаешь, беря на себя основную опасность. Ты даже не даешь возможности полноценно тебя прикрыть, пусть даже ценой своей жизни. Но мы то не ограничены сейчас количеством репликаций, а вот у тебя с этим серьезные проблемы. И подумай над тем, что нас ждет без твоей поддержки, мы будем просто пытаться выжить, хоть как-то. Я и Кастра этого не хотим.


Тьфу на них! Я тут уже приготовил скорбную мину лица, ожидая, что они собрались от меня уходить. А эти засранцы пытаются надавить на меня, чтобы я не лез на рожон. Хотя, я рад, что у них все настолько серьезно, что они даже задумались о детях в будущем и строят планы на то, как лучше дальше жить. Увидев, что Ксения, с которой я не спускал взгляда, вынырнула сознанием из своего интерфейса, решил закруглить эти эмоциональные словоизлияния, ну не горю желанием, чтобы посторонние слушали это.


– Я думаю, что понял ваше беспокойство, и, наверное, вы правы. Но могу пообещать только то, что я постараюсь сильно не подставляться и меньше вас ограничивать. Так подойдет? — получив в ответ утвердительные кивки, сразу же следующей фразой прервал возможность дальше поговорить на эту тему. — Тогда заканчиваем разговор, а то нас уже внимательно слушают, – и кивком головы указал в сторону Ксении.


Она же, поняв, что мы готовы ее слушать, махнула рукой, предлагая следовать за ней, и направилась на выход из переулка, попутно объясняя что и как.


– Сначала общая информация для всех, чтобы вы просто поняли, из-за чего я так разграничиваю информацию. В организации скурфайферов у всех есть уровни допуска, причем допуски есть двух видов: первый — это просто допуск к информации и различным объектам, второй — это уровень допуска к секретной информации. У каждого вида допуска есть двенадцать уровней, и если у тех, кто получил профессию скурфайфера при определенных условиях есть возможность получить максимальный уровень допуска, то у гражданских лиц обычный доступ не может превышать девятый уровень, а допуск к секретной информации не выше седьмого. Из-за этого большая часть того, что я готова рассказать, может услышать только Волпер.

– Мы его с тобой один на один не оставим, – сразу же напрягся Тилорн, да и остальные явно его поддерживали.

– Да ну ладно, я же не интим ему предлагаю, – отмахнулась Ксения. – Просто объясняю, почему он поедет со мной впереди, где я могу включить звукоизоляцию, чтобы вы ничего не услышали. Такой вариант всех устраивает?


Судя по лицам моих временных нянек, их ни какой вариант не устраивал, но возразить было нечего. У меня прям возникает вопрос, а я что, их так же опекал? Если да, то нужно себе хорошенького пистона вставить, это дико бесит, когда вокруг тебя так носятся.


– Да, всех устраивает, – решил я пресечь разбирательства, пока остальные не успели что-то придумать, а то так и этот источник информации потеряем.


Выйдя из переулка на оживленную ранее улицу, чуть не присвистнул. Кучи трупов, десяток бронированных джипов то ли разорванных, то ли разрезанных. Даже парочка бронированных пехотных бронетранспортеров дымилось в стороне. Хорошо тут повеселились, однако.


– Сколько вы сюда народу стащили, что тут такое побоище?

– Шестеро, – небрежно бросила она, оглядываясь по сторонам, высматривая случайных недобитков. Случайно встретившись при этом со мной взглядом, видно, что-то увидела в моем взгляде и решила уточнить. – Трое контрактников следили за тобой, пытаясь понять, что ты за зверь такой неизвестный науке. Альфреда случайно зацепило зоной тревоги, и ему просто пришлось прийти тебе на выручку… Еще был снайпер, причем очень хороший снайпер, бил с дистанции больше полутора километра. Он-то и сделал большую часть работы, но вот кто именно это был, я даже не подозреваю. Но явно не из наших, иначе подсветился бы как союзник, но я даже со своим раскачанным обнаружением не смогла понять, с какой позиции он стреляет.

– Стоп, но вы же мне тоже не подсвечиваетесь как союзники.

– Ну, у тебя это связано с тем, что ты еще не провел замену… – и резко осеклась, после чего сморщилась как от дольки лимона.

– Какую замену?

– Все, продолжим в машине, а то и так получила первое предупреждение.


Я промолчал, потому что сам не люблю, когда задают глупые вопросы из разряда «А что за предупреждение» в ненужные моменты. Если пошевелить мозгами, на основании ее предыдущих слов можно и самому понять, но у большинства такие вопросы почему-то условный рефлекс. Хоть буквально через секунду-другую и сами доходят до ответа на свой вопрос.

Ксения, повернув левую руку запястьем к лицу, быстро отбарабанила на появившемся небольшом голографическом дисплее, и с небольшой задержкой мы услышали, как где-то справа на достаточно большой высоте загудели антигравитационные турбины низким нарастающим звуком.

Мы так молча простояли секунд, наверное, семь, и перед нами приземлилась обтекаемая элегантная машина, которую можно было, пожалуй, назвать спортивной, если бы не ее длина порядка пяти метров. Как только она остановилась, зависнув сантиметрах в двадцати над землей, сразу же с двух сторон распахнулись двери, разойдясь двумя неравномерными половинками: нижняя часть ткнулась в дорогу, формируя подобие небольшой ступеньки, а большая половина откинулась вверх.

Кивком головы я предложил остальным грузиться в пассажирскую зону, а сам, обойдя машину, плюхнулся на место возле водителя, которое заняла Ксения. Пока остальные грузились, она пробежала пальчиками по приборной доске и активировала ручное управления. Сразу перед ней отделился кусок панели в форме пустотелых крыльев бабочки и на телескопической центральной части выдвинулся прям к приподнятым рукам, формируя руль управления.

А вот между нами из пола выдвинулось несколько рычагов, которые, похоже, отвечали за скорость, набор высоты и что-то еще. Ксения, обернувшись, убедилась, что все погрузились, удовлетворенно хмыкнула и с приборной панели закрыла все двери. Заговорила она, только когда мы начали набирать скорость и на пару метров поднялись от уровня дороги.


– Так, сейчас я поставлю звуковой барьер, – обратилась он к моей команде. – Вы нас будете видеть немного искаженно, но достаточно хорошо. Искажение используется для того, чтобы никто не смог понять, о чем мы говорим, просто прочитав по губам. Я думаю, всем все понятно?


И не дожидаясь ответа, активировала звуковой барьер, сквозь который действительно остальные превосходно просматривались, но как бы через слой ряби, которая смазывала всю мелкую моторику. И только она хотела начать мне приседать на уши, я сразу постарался взять инициативу в свои руки.


– А теперь объясни мне, с какого перепуга я должен верить всему тому, что ты мне пытаешься впарить?

– Я же сказала, что у меня старый контракт со скурфами….

– А я скажу, что принцесса лесбиянок! Так что, ты сию секунду падешь ниц передо мной и начнешь меня восхвалять?


Учитывая пришедшее сообщение от Иралы, сейчас мог себе позволить понаглеть даже больше, чем это делаю.


Отправитель: Ирала

Текст письма:

Смогла подключиться к псевдоискину машины, контроль почти полностью у меня в руках. Только ядро еще сопротивляется, но скоро и к нему подберу код.


Окинув меня оценивающим взглядом сверху вниз и обратно, Ксения вынесла вердикт. А я тем временем быстро набивал текст письма для Саргоса и Иралы.


– Не, пусть с утверждением в том, что ты лесбиянка еще и можно согласиться, но на принцессу точно не тянешь. Манеры не подходят для принцессы.

– А половая принадлежность не смущает? – меня немного перекосило от ее ответа.

– Да кто тебя знает, какую биологическую корректировку ты себе делал… В Альфариме и не такие кадры встречаются, – она так спокойно это сказала, что я сразу поверил, у меня даже левое веко начало дергаться.

– Но тем не менее, какие гарантии того, что ты мне сейчас не расскажешь сказку на ночь для запаривания моего мозга?

– А у тебя выбора особо нет.

– Выбор есть всегда. Поэтому либо я получаю гарантии, либо ты приземляешься и мы выходим.

– А то что?


Она только начала говорить, как ее браслеты зашевелились, трансформируясь в броню. Ну да, вполне логично, ее трансформация занимает считанные секунды, а я с сидячего положения просто не успею перекинуть автомат или достать боевой нож за это время. Поэтому вполне логично, что ей нечего опасаться, ведь броню мне пробить просто нечем. Но вот одно она упустила из виду, это мой пистолет, который сам по себе отстой еще тот, но вот система подачи была намного быстрее, чем трансформация ее брони.

В тот самый момент, когда броня уже прошла грудную клетку и начала покрывать плечи, подбираясь к шее, в висок Ксении уперся ствол пистолета, не зря же я вешал его под левую руку, даже корпус поворачивать не пришлось. Мой палец замер на спусковом крючке, полностью выбрав холостой ход, еще буквально четверть миллиметра – и произойдет выстрел. Она, похоже, это и сама поняла, потому что трансформация брони тоже замерла.


– А то придется через двенадцать часов искать себе новый костюмчик и машину, – спокойно пожал я плечами, не убирая пистолет.

– Ты не выстрелишь, – неуверенно произнесла она, но снисходительная улыбка при этом уже начала сходить с лица. – Управление машиной завязано лично на меня, вы просто разобьетесь, а как твои друзья уже говорили, тебе умирать нельзя.

– Уже не на тебе, – раздался голос Саргоса у нее за спиной, а в затылок уперлось дуло револьвера.


Вот теперь у нее не то, что улыбка сошла с лица, а даже во взгляде появилась паника. А вот нечего было наворачивать машину всякими цифровыми приблудами, при этом надеясь только на пассивную защиту от вмешательства пользователя. В тот самый момент, когда я вскинул пистолет, Ирала отключила разделяющее нас поле, и предупрежденный мной Саргос сразу же среагировал, страхуя меня.

Вот что мне в этом парне и нравится, он несмотря на то, что постоянно себе на уме, но любую команду выполняет очень быстро и четко, без всяких вопросов или сомнений в правильности действий. До сих пор не могу понять: он мне настолько доверяет или ему просто лень напрягаться по этому поводу.

Но как бы то ни было, сейчас секунды решали все, да и совпало так, что выбор был однозначно в его пользу, он единственный, кто кроме меня и Кастры имел малогабаритное оружие, удобное для применения в столь ограниченном пространстве, но решающим было то, что он сидел ближе, чем наша разведчица.


– Но как? – выдавила она из себя.

– У каждого свои секреты.

– Согласна.


В следующее мгновение она размазалась в пространстве и практически сразу оказалась на соседнем сиденье с Саргосом, сразу за моей спиной. При этом броня уже успела полностью покрыть ее тело. К сожалению, я не учел такое развитие событий, но Кастра быстро сориентировалась и попыталась заехать ступней прям в голову Ксении, выплеснув при этом импульс из пятки, который растекся по моргнувшей защитной оболочке.


– Все! Все! – подняла руки вверх хозяйка машины. – Признаю, что недооценила вас! Может, всё-таки поговорим, или дальше будем выяснять, кто круче?

– Отбой, – скомандовал я остальным и, повернувшись лицом к Ксении, продолжил, уже обращаясь к ней. – Я уже озвучил условия разговора.


Она, тяжело вздохнув, снова деактивировала броню и попробовала перелезть на водительское место, но только Саргос даже не думал двигаться в сторону.


– Позвольте! – обратилась она к нему, намекая на то, что нужно дать ей возможность перебраться к себе.


Саргос медленно выгнул одну бровь (нет, ну вот честно, я просто в шоке от того, как он владеет своей мимикой) и показушно повернул голову ко мне, ожидая разрешения ее пропустить. Всем своим выражением лица показывая Ксении, что чхать хотел на ее просьбы, и без моей команды он не сдвинется ни на миллиметр.


– Дам я гарантии, дам!


Только после этого я кивнул Саргосу, разрешая ее пропустит на свое место. Тот, сдвинувшись на край сиденья, дал пространство для маневра Ксении, которая перебралась на водительское место, попутно бурча себе под нос.


– Как же с вами тяжело…. И зачем я только согласилась на эту авантюру…


А я мысленно снова поблагодарил свое завышенное восприятие, благодаря которому очень хорошо слышу. Только теперь я понимаю, почему она с нами возится, похоже, ее кто-то подписал на помощь нам. Теперь понять бы кто… Усевшись на свое место, она привычно пробежалась пальцами по приборной доске, но ничего не изменилось.


– Может, вернете мне управление?


Я сбросил сообщение Ирале с просьбой вернуть ей управление, но при этом все равно присматривать за управлением. Когда к Ксении вернулась управление, она снова поставила барьер отсекающий звук.


– Так куда вас везти?

– На шестой, к центральному лифту.

– Понятно, – и сразу слегка подправила курс движения.

– Как ты смогла переместиться? Что-то из умений?

– Нет, просто микро-телепорты, десяток маячков расположены по всей машине. Лучше вернемся к нашему разговору о гарантиях, я, конечно, могла бы дать гарантии через Сервер, но он не сможет полностью обеспечить выполнение их.

– Почему?

– Да потому, что мы не входим в зону контроля Сервера. Нас контролирует только центральный Искусственный интеллект «Сердце». Но учитывая, что ты сейчас старший действующий офицер, то, скорее всего, у тебя должны сейчас работать служебные запросы. Я права?

– Допустим.

– Тогда проще, зайди в служебные логи, там внизу есть окошко для набора текста. Набирай там решетка, семь, три, один… – она продиктовала длиннющий на восемнадцать цифр номер. – Теперь слеш, доклад. Тебе выскочит список докладов, выбирай пункт про полный доклад ближайшему офицеру с подтверждением информации.


Я сделал все, как она сказала, и действительно мне выскочил перечень вариантов докладов, которых было около сотни. Найдя нужный, кликнул по нему. Сразу же в служебном чате выпало оповещение.


Гражданскому служащему на контрактной основе № 731884993428, Ксении Амертоян, позывной «Недотрога», выслано задание на доклад ближайшему офицеру с подтверждением информации. По причине отсутствия лиц, имеющих возможность подтвердить доклад, подтверждение будет проводится на основании архивных записей.


Тут же в профессиональном чате замигало новое сообщение, которым меня уведомляли, что я, как ближайший офицер, должен принять доклад у Ксении. Ради интереса я даже заглянул в интерфейс и обнаружил там задание на данное действие, вот только без награды, просто меня поставили перед фактом.

Интересно девки пляшут в офицерской рубке корабля. Сразу получил кучу информации для размышлений, даже в голове сразу возникло несколько идей по вручению самому себе пустячных заданий, лишь бы раскачать профессию. Даже несмотря на то, что я пока даже не представляю, что мне принесет это повышение.

Но я все эти мысли отмел, сомневаюсь, что тут все так просто, я даже за ликвидацию тушки Эрнеста еще ничего не получил. А учитывая, что эти гребанные скурфайферы прошлого, похоже, параноики похлеще, чем я, совсем не удивлюсь, если все проходит тройное подтверждение или, может, даже больше, и при этом имеет минимум пять-семь резервных способов контроля.

Короче, чем больше я получаю о них информации, тем больше они мне напоминают прожженных вояк, которые видят угрозу абсолютно во всем. Параллельно я все больше не понимаю, зачем было создавать такую мощную военизированную структуру и как их вообще умудрились уничтожить.

Да еще и это «Сердце», системки от которого я, видимо, и получаю в служебном и профессиональном чате. Это вообще выбивает мои рассуждения из колеи, потому что имея отдельный управляющий искин, который, похоже, не подчиняется Серверу, делает скурфайферов практически отдельным государством.


– И такие служебные сообщения могут посылать все? – задал я самый беспокоящий меня на данный момент вопрос.

– Нет, только офицеры, причем список служебных команд расширяется в зависимости от того, насколько высокий у тебя допуск.

– Получается, что кто-то может мне выслать такой приказ, – задумчиво протянул я, начиная в голове перебирать варианты того, как избежать неудобные для меня приказы.

– Нет, – рассмеялась она. – Офицерами могут быть только скурфы. – Увидев мое не понимание, она пояснила. – Ну, мы так сокращаем зубодробительное название скурфайфер. Так вот, контрактникам доступны только звания рядового и сержантского состава. Хотя мне попадались и среди рядовых скурфы. Ну и опять же, подобные задания можно сбрасывать только тем, кто меньше тебя по званию, плюс надо учитывать старшинство подразделений друг над другом. Да и опять же, тот, кому ты бросаешь задание, может отказаться его выполнять. Да, будут небольшие административные штрафы, ну или могут на пару единичек репутацию подрезать, в общем, там все сложно. Но совсем другое дело прямой приказ, его игнорирование или, не дай бог, прямое нарушение, там санкций просто немеряно, вплоть до того, что пикониты могут понизить тебе основные характеристики. Самое страшное, что я видела, это когда один из контрактников хотел продать информацию, попавшую под секретный допуск. Мгновенная смерть с лишением права на репликацию. В его теле пикониты просто в доли секунд разрушили мозг.

– Подожди, но почему тогда Альфред смог проигнорировать мой приказ?

– Да потому, что у него контракт с более высоким уровнем допуска, вот и получается, что, как офицер, ты можешь ему приказывать, но твоя ошибка была в том, что ты затребовал доклад. И тут вступает уже в действие ограничение по допуску, вот он сбросил с себя приказ и быстренько смылся, пока ты не понял, где ошибся.

– Значит, я могу и тебе приказывать, – прищурился я на нее.

– В теории да, на практике не получится. Я же тебе только что говорила, нужно учитывать очень много факторов, большую часть которых ты не знаешь, а я легко выкручусь.

– Понятно, это прям как наши старшины с молодыми офицерами, всегда найдут способ выкрутиться, чтобы не выполнять приказ, или выполнить, но полностью по-своему. Но вернемся к тому, что ты предлагала поделиться какой-то информацией.

– Для того, чтобы ты понял большую часть информации, для начала придется немного рассказать об истории Альфарима…


Ну, ладно, послушаем, лететь-то нам как минимум пару часов. А вот что мне понравилось, что как только она приняла задание, у меня в углу зрения появилась шкала с кривой ее голоса, имеющая три зоны, с расцветкой как у светофора. И если почти все, что она говорила было в зеленой зоне, то когда она убеждала, что с легкостью выкрутится, диаграмма скакнула в желтую, показывая, что она немного приукрасила. Теперь, главное, следить, чтобы ни одно ее слово не ушло в красную зону. Некислый такой себе служебный детектор правды получается.

Глава шесть: Альфарим, скурфайферы, и что с чем едят.

— … Только учти, большую часть того, что я тебе расскажу, в школах не преподают, поэтому это знают не так много людей.

— Учту, особенно в разговорах с другими. Кстати, а почему «Недотрога»?

— Эээ… Кхм… — она аж сбилась. — Отку… А, ну да, глупый вопрос. Давай лучше не будем об этом, я тогда была совсем другой… Глупой мечтательной девочкой… Прям как Альфред, только в юбке.

— Хорошо, – пожал я плечами. – Так что ты там говорила про историю Альфарима?

— Ну, пожалуй, начну с самого начала. Согласно информации, которую я смогла накопать, Альфарим изначально строился то ли как хранилище всех изобретений человечества, то ли как убежище рода человеческого, я так и не смогла полностью разобраться в этом вопросе, но точно знаю, что этот город строила какая-то другая раса, которая очень сильно опережала нас в развитии. Как в технологическом, так и в ресурсном…

– Это ты про тот неизвестный металл, из которого сделаны все основные опоры?

– Не только, еще и про купол… ну или сферу, внутри которой находится город. Процессы репликации, система миниатюризации, пикониты — все это создано на основе их технологий.

— Так и просится на язык вопрос: что это за раса такая и почему они вообще построили для человечества этот город?

– Не могу ответить, из-за ограничения твоего допуска.


Вот и допуски начали вылезать со своими ограничениями. Но тогда если в данном вопросе вступают в силу ограничения скурфайферов, то, значит, они владели полностью этой информацией и посчитали ее секретной. Эм… и как тут понять, что секретно, а что нет? Лучше, наверное, уточнить у Ксении, что я и сделал.


– А как ты определяешь, что можно сказать, а что нет?

— Когда звучит прямой вопрос, идет системное оповещение о недостаточном допуске того, кто интересуется. А когда я начинаю самостоятельно приближаться к информации, которая попадает под ограничение, в нижнем правом углу появляется значок замочка. Вот тут уже нужно быть осторожным. Но я нашла небольшой выход — установила себе дополнение в виде текстового блокнота, в котором набираю то, что хочу сказать. А там уже Сердце подсвечивает красным то, что нельзя озвучивать.

– Зачем такие сложности? Не проще мысленно проговорить сначала? – удивился я.

– Нет, – покачала головой Ксения. – Сервер, как и Сердце, не имеет доступа к твоим мыслям. Они могут получить и обработать только то, что получено одним из пяти чувств любого носителя пиконитов, ну а дальше меняются данными при необходимости.

– В смысле меняются?

– В прямом… Смотри, управление пиконитами напрямую осуществляет один из двух главных искусственных интеллектов, соответственно, и данные с них уходят в архив того искина, под управлением которого они находятся. Например, у меня пикониты под управлением Сердца, у тебя сейчас под управлением Сервера. Вот и при необходимости Сервер и Сердце обмениваются пакетами данных, которые у них хранятся. Так понятно?

– Да, – я еще и головой кивнул для убедительности. – Только не понял, почему управление моими пиконитами не передано Сердцу.

– Тут все просто, тебе не где было перепрошить пиконитов. Для этого нужно либо специализированное оборудование, либо репликация в одной из капсул скурфов. А ни одно, ни другое сейчас тебе не доступно, – грустно вздохнула Ксения.

– А зачем перепрошивать? Ведь они все равно данными меняются.

– Меняются, но при этом есть файлы, допуск к которым они друг другу не дают. Например, информация о скурфах закрыта для Сервера. Так, ты вообще будешь меня слушать? Или решил постоянно перебивать вопросами?


Буркнув ей в ответ, что я внимательно слушаю, попутно прогонял уже полученную информацию в голове. Как я и подозревал, сохранить какую-то информацию можно, лишь держа ее у себя в голове, и то, при условии, что не нарвешься на какого-то телепата… Хотя, с другой стороны, телепаты – единственный способ передачи информации от одного человека к другому, мимо Сервера… ну или Сердца.

Только не понимаю, как тогда реализовано мысленное управление интерфейсом, но как теорию можно взять, что управление производится так же, как и конечностями. Ведь если нужно, к примеру, поднять руку, мозг просто подает определенный сигнал по нервным окончаниям. С интерфейсом, возможно, реализовано что-то похожее. Так, нужно действительно послушать Ксению, может, что-то еще выплывет по этому Сердцу.

Блин, язык нужно оторвать тому, кто обозвал скурфайферского искина «Сердцем», реально неудобное название… Хотя… Если в названии есть подоплека его функционала, тогда все понятно, да и учитывая, что, похоже, Сердце имеет более высокие права, чем Сервер… Все, Волпер, не отвлекайся, а то пропустишь что-то важное.


– … Как я уже говорила, эта раса превосходила человечество практически во всем. Когда я попыталась копнуть чуть глубже и выяснить, зачем они построили Альфарим и подарили его людям, наткнулась на прямой запрет Сердца. Но, как я поняла, в архивах скурфов была информация об этом, у меня, похоже, просто допуска не хватило, – увидев, что я снова хочу задать вопрос, она быстро остановила меня. – Не перебивай, пока с мысли не сбилась. Так вот, когда Альфарим был построен, было создано Сердце Альфарима, мощнейший искусственный интеллект, задачей которого была безопасность города. Он был создан той же расой, что и сам город, и они же ему и поставили множество ограничений, чтобы он не начал управлять людьми, а был всего лишь помощником. А вот для обеспечения самого процесса безопасности была создана организация скурфайферов, которая по своей сути была управляющей военизированной структурой, подчиненной напрямую Сердцу…

– Но от кого они должны были защищаться? – не выдержал я. – Ведь если судить по твоему рассказу, в Альфариме были собраны самые совершенные технологии, которые очень сильно опережали возможности людей.

– Не знаю… Могу только строить предположения, но учти, это мои личные домыслы, ничем не подтвержденные… – она слегка закусила нижнюю губу, видно, сомневаясь, говорить или нет, но все же решилась. – Скорее всего, был какой-то внешний враг, которого боялась даже та раса, которая подарила нам Альфарим. Но вернемся обратно к экскурсу в историю. Когда Альфарим начал наполняться обычными жителями, в помощь к скурфам были созданы еще две организации: ОСА, которые взяли на себя правоохранительные обязанности внутри города, и СВФ, которые, как я поняла, занимались то ли охраной ресурсных комплексов за границей территории Альфарима, то ли транспортными узлами, через которые можно было попасть внутрь Альфарима. Я так и не смогла разобраться, но точно одно – СВФ раньше в основном работали вне границ Альфарима. А скурфайферы тем временем, как более главенствующая структура, совмещали в себе разведывательные функции, координацию работы ОСА и СВФ, плюс было что-то вроде элитного специального подразделения. Проблемы начались, когда по какой-то непонятной причине Альфарим закрылся от внешнего мира…

– Подожди, – снова перебил ее. – Ты хочешь сказать, что до определенного момента у Альфарима был свободный доступ к внешнему миру, а потом бац, и все возможности выбраться из него были заблокированы? – получив утвердительный кивок, я продолжил свои размышления. – То есть мы имеем резкий переход в состояние изоляции, учитывая, что это на тот момент был больше военный, чем гражданский объект, очень похоже на осадный режим либо экстренную консервацию в ожидании нападения.

– Я тоже так думаю, – согласилась Ксения. – Но вот по каким причинам, я так и не смогла узнать. Но проблемы внутри Альфарима начались по другим причинам. Когда началась полная изоляция, гражданское правительство, в лице семнадцати управляющих разными службами, начали давить на скурфов, постепенно откусывая себе все больше и больше полномочий. Это был очень длительный процесс, занявший далеко не одну тысячу лет. Сначала они перебирали в свои руки управление разными вопросами, касающимися исключительно обычных жителей, но постепенно их аппетиты росли, и они старались все больше и больше власти сконцентрировать в своих руках. Но в один прекрасный момент уперлись в ограничения, которые им выставляло Сердце. Их это не устраивало, потому как при образовавшемся дефиците ресурсов, по нормам Сердца, основной задачей которого была безопасность города, все самые лучшие технологии и, соответственно, ресурсы на них передавались скурфам. Такое положение дел просуществовало очень долго, а управляющие просто грызли себе локти, не в состоянии что-то изменить. Но в один прекрасный момент кто-то из них обнаружил лазейку в алгоритмах ограничений Сердца, по которому оно могло управлять только структурами, отвечающими за безопасность города. Вот тогда был предложен проект создания Сервера, как гражданского аналога Сердца. Лично мое мнение, что это была самая большая ошибка. Потому что Сервер создавался под строгим контролем этой правящей верхушки, хоть и принципы заложены изначально были аналогичны тем, что и у Сердца, но они оставили для себя лазейку с возможность вносить правки посредством законов. Дальнейшие события были только делом времени, постепенно на Сервер перевешивали управляющий функционал Альфарима, ведь это не противоречило алгоритмам Сердца. Потом начали и некоторые структуры переводить под его же управление…

– Дальше можешь не объяснять, классический переворот власти, – перебил я ее, чтобы сэкономить наше время. – ОСА, скорее всего, отобрали, потому как они занимаются гражданскими вопросами, а не безопасностью, СВФ из-за изоляции потеряло свои основные обязанности, и им просто нашли новое дело, которое, как ни странно, тоже оказалось связано с гражданскими вопросами… Ну и дальше по тексту, отобрав абсолютно все из-под управление Сердца, кроме основного подразделения, то есть скурфов.

– Да, ты прав, – согласилась она. – Только еще оставались Андроиды, которых тоже не смогли перевести под управление Сервера. По какой-то причине технологии пиконитов можно использовать только в живом организме, иначе они в доли секунд исчезают, причем в прямом смысле слова. Как будто в каждом встроен телепортер. Кстати, вот тебе еще один момент: в любом трупе ты не обнаружишь ни одного пиконита.

– Интересно… Но к чему ты мне все это рассказывала? Не спорю, информация очень полезная, но особо секретного в ней я ничего не обнаружил.

– Это для понимания, откуда у чего ноги растут.


Отвлекшись, она сделала достаточно крутой поворот и носом машины нырнула в дыру в поверхности дороги. Когда она выровняла машину, под нами открылся вид на седьмой уровень, и мы плавно начали снижаться.


– Так быстрее, чем через лифты, – решила она прокомментировать свой маневр. – Теперь перейдем к информации, которую тебе просто необходимо знать. Первое: любая структура, подчиняющаяся официальному правительству, для тебя сейчас как минимум потенциальные враги.

– Почему? Вроде всем организациям был разослан приказ о содействии.

– Скорее, просьба, а не приказ, и по сути им плевать на него. Объясню на примере последних событий. Одна из корпораций вышла на твой след, и сразу же попытались тебя захватить, или хотя бы уничтожить. Несмотря на то, что запрос, о котором ты говоришь, они обязательно получили. Раньше, когда скурфайферы еще вполне себя прекрасно чувствовали в Альфариме, при активации тревоги тебе бы на помощь бросились бы ОСА, активировались бы защитные турели, которые были в то время установлены и скрыты во всех зданиях, по боевой тревоге было бы поднято несколько рот СВФ. А сейчас все турели демонтированы, ну, по крайней мере, на шестом и выше уровнях. А ОСА и СВФ просто оставили на местах приказом, мотивируя это тем, что у нападающих есть лицензия.

– Короче, я в полной заднице, практически один против всего города, это ты хочешь сказать?

– Почти, я просто предупредила тебя, чтобы ты остерегался почти все структуры того или иного плана, но вот насчет того, что ты один – вопрос спорный. Есть очень много подпольных организаций по типу сопротивления, которые, я думаю, с удовольствием поддержат тебя. Ну, еще, возможно, часть псиоников, но тебе стоит помнить, что они будут тебе помогать, скорее всего, только до тех пор, пока им это выгодно. А, черт, совсем забыла, еще можешь попробовать найти андроидов, не так давно было оповещение, что вроде одного из них восстановили, ну или создали. Вот этим ребятам, наверно, можно доверять без оглядки. Особенно если убедишь кого-то из них стать спутником, есть такая фишка у Андроидов, что-то вроде безграничной клятвы верности. Черт! Ты меня своими вопросами уводишь в сторону. Так что я хотела сказать… Ага, вспомнила, не доверяй никому, у кого нет контракта, подтвержденного Сердцем, потому что только их слова и действия ты можешь проверить. Дальше, тебе нужно срочно перепрошить пикониты, во-первых – это выведет тебя из-под контроля Сервера, во-вторых – повысит твой допуск. Кстати, если ты со своей группой будешь дальше разгуливать, советую перевести их на контракт и тоже перепрошить.

– А без контракта никак?

– Нет, вообще информация о подчинении пиконитов ограничена допуском, а тех, кто вообще никаким боком не относится к скурфайферам и знающим про это, Сервер безжалостно вычищает. Как сделать перепрошивку я не знаю, нам ее делали очень давно на базах скурфов, когда они еще существовали. Кстати, по поводу контрактников, на них можешь рассчитывать не раньше, чем получишь хотя бы седьмой уровень допуска. Нас осталось всего около сотни, может, чуть больше, но у всех весьма высокие допуски, поэтому раньше, чем ты сможешь начать отдавать им приказы, тебя слушать никто не станет, как, к примеру, тот же Альфред. И помни, что они привыкли скрываться от подсадных людей разных корпораций, которые несколько раз пытались создать скурфайфера под своим контролем.

– Странно, но ведь мне приходило опо…


Я так и подвис с открытым ртом. Весь интерфейс озарился красным цветом, и в верхней части обзора появилась бегущая строка.


ЗАПРЕТ!!! Ваш собеседник не имеет допуска к полной информации об оставшейся в строю инфраструктуре скурфайферов. По активированному протоколу безопасности данная информация заблокирована всем, кроме офицерского состава. Разрешено только частичное информирование, не более, чем о двух элементах инфраструктуры, при условии прямого контакта.


– Что? Запрет поймал? – улыбнулась она, заметив, что я запнулся на полуслове. – Лучше помолчи о том, что ты хотел сказать, есть ряд информации, которая доступна лишь скурфам, даже если твой допуск ниже. Там куча такого геморроя, что черт ногу сломит, но когда скурфайферов начали истреблять напрямую, было задано и активировано очень много алгоритмов, и единственный способ привести все в порядок – это получить максимальный допуск и добраться до одного из командных терминалов, которые, я надеюсь, еще остались.

– Знаешь, что самое смешное, – встряхнув головой, я сменил тему. – Мы вот с тобой достаточно долго разговариваем. Но ты наговорила мне кучу всякой воды и ни какой конкретики.

– Есть такое дело, но я просто попробовала тебе обрисовать все вокруг, пытаясь обойти целый ряд запретов, дальше только от тебя зависит: поймешь, о чем я хотела тебе сказать или нет. Не волнуйся, со временем ты поймешь, почему я так сделала… Ну, если доживешь до этого момента. Главное – помни несколько моментов. Скурфайфер не может получить красный уровень, если он будет что-то делать во вред всему Альфариму, он просто умрет. Так же помни, что когда-то скурфы были владельцами самых передовых технологий. Ну и совет от меня, не возвращайся на верхние уровни, пока не наберешься опыта и силы. Потому что рано или поздно за тобой вышлют серебряную гвардию. Они, конечно, слабее скурфов, но и ты со своими навыками едва дотягиваешь до курсанта первого года обучения тех времен, когда еще существовала академия.

– Что еще за серебряная гвардия?

– Да это совет создал себе, в противовес скурфам, подразделение, которое тоже спонсируют самыми передовыми технологиями, доступными современным техникам. Используют боевые костюмы, созданные по аналогу моего с Альфредом.

– Хм… получается, подобные костюмы есть только у тех контрактников скурфайферов или у серебряной гвардии?

– Да, только их костюмы мощнее, чем наши, очень сильно их доработали за это время. Без хоть одного комплекта скурфов ты с ними не справишься. Поэтому, как будет возможность, спускайся вниз и попробуй найти хоть один из схронов, я точно знаю, что они делались, хоть все и считают, что уничтожена последняя основа для костюмов, которую еще называют «Душа». Без одной из трех видов души ты даже не сможешь попасть на посты, если они сохранились. В общем, это все, что я хочу или могу тебе рассказать.

– Последний вопрос. Почему ты решила мне все это рассказать?

– На это две причины, – немного подумав, решила ответить она. – Во-первых, меня попросили тебе помочь, только не спрашивай кто, я все равно не отвечу. Просто один мой старый знакомый очень убедительно просил за тобой присмотреть. Ну а вторая причина… Возможно, у тебя получится хоть немного восстановить то, что было утеряно. Ты не думай, я не мечтательница как Альфред, просто я хочу жить, причем очень сильно, а у всех контрактников количество репликаций подходит к концу, и увеличить их количество может только Сердце. А без скурфов оно нам новые репликации не даст.

– Я тебя услышал. Снимай тогда свой барьер, переберусь к своим, чтобы не нервничали.


Дождавшись, пока барьер спадет, я перебрался назад и уместился между Кварцем и Тилорном. Полностью проигнорировав так и лучащиеся любопытством взгляды остальных, погрузился в свои мысли. Хоть Ксения и действительно очень обтекаемо рассказывала, но дала огромное количество информации. Часть моих подозрений она подтвердила, и самое главное, на данном этапе это несколько моментов.

Скурфайферы стоят вне закона Сервера, а это очень сильно развязывает руки. Теперь нет необходимости следовать рамкам местных законов, главное, чтобы все мои действия были во благо всего Альфарима. Ну а я не собираюсь вредить тому городу, где планирую жить, а вот подложить пару серьезных неприятностей местному правительству вполне могу. Второй момент в том, что, по сути, я могу развязать колоссальную гражданскую войну, вот только не вижу в этом смысла… ну на данном этапе.

И последнее, наверное, самое главное, если перепрошить пиконитов, надо мной не будет никого, кроме Сердца, которое заботится в основном только о безопасности Альфарима, как старый пес на цепи возле дома. Но, думаю, смогу найти к нему подход, если я все правильно понял из рассказа Ксении. Нужно хорошенько перебрать ее слова и отсортировать информацию.

Откинувшись на спинку сиденья, я прикрыл глаза и расслабился, выбрасывая из головы все мысли. Сейчас лучше отдохнуть, а подсознание, крайне своевольная часть мозга, тем временем разложит все по своим полочкам, как неоднократно уже происходило, не зря ведь в древности существовала поговорка «Утро вечера мудренее». В таком положении я и задремал.

Разбудил меня тычок под ребра, как оказалось, это Тилорн постарался своим костлявым локтем. Мы видите ли уже приехали, а то, что я фиг знает когда последний раз нормально высыпался, всем абсолютно фиолетов. Выбравшись из машины, сонно протирая глаза, остановился возле Ксении.


– Вон в той стороне, – указала она рукой направление. – Метров через семьсот будет выход к центральному лифту, на нем и доедете до нужного места.

– Ты же вроде обещала нас прям на место подбросить.

– Да есть там одна личность, с которой я не хочу пересекаться, так что придется пешком.

– Ладно, – пожал я плечами и, уже обращаясь к остальным, скомандовал. – Двинули!

– Эй… – возмутилась Ксения. – А ты ничего не забыл?

-Эм… Вроде нет… – я даже задумался, но ничего такого не припоминал.

– А закрыть мне доклад?


Похлопав пару раз глазами, я сообразил, о чем она. Пришлось лезть в интерфейс и искать, где это можно сделать. Оказалось, что ее задание висит там же, где и мои, только выделено зеленым цветом. Найдя на нем кнопку «Выполнено», мысленно кликнул и поинтересовался у Ксении:


– А смысл? Тебе все равно награду не начислят.

– Почему не начислят? Где-то дней через пять, когда рапорт пройдет все инстанции и, не получив там решения, попадет на решение напрямую к Се… – оглянувшись на остальных, поправила фразу. – Напрямую к Серверу, а там пара секунд – и он начислит награду за выполнение. Мне как раз не хватает пары сотен пунктов на дополнительную репликацию.

– Ясненько, ну тогда пока, – помахал я ей рукой, и мы двинулись в сторону центрального лифта.

– Надеюсь, еще увидимся! – донеслось до меня напоследок, а потом за спиной загудели набирающие мощность антигравы.

Глава семь: Почти дошли

Как только машина скрылась, лавируя между зданиями, и отголоски работающих антигравов начали затихать, моя группа даже без команды, на ходу, перестроилась, зажав меня в середине построения. Чем больше времени проходит, тем больше они становятся похожи на слаженный боевой отряд, где даже ничего и говорить не надо, все друг друга понимают просто по движениям.

Единственное, чем я вмешался в это перестроение, — это изменил направление нашего движения, предпочитая пропетлять по улочкам, но выйти не там, где нас могут ждать, пусть даже шанс на это стремится к нулю. Попутно также пробежался по направлениям возможным для моего ново сформированного отделения и понял, что поспешил с выбором специализации.

Потому что тут было и «Внедрение» бойцов в различные структуры потенциального противника; «Сбор данных», подразумевающий старое унылое наблюдение и фиксацию всех данных; «Аналитика» уже полученной информации с прогнозированием дальнейшего развития ситуации. В общем, шесть пустых и не интересных для меня направлений. Только самое последнее меня заинтересовало:

ДЛ (Диверсионно-ликвидаторское) — в задачи отделения входит обнаружение и ликвидация объектов, целей и лиц, опасных для организации скурфайферов и общества в целом. Также проведение диверсионных действий по подрыву боеспособности противника. Для полноценного выполнения задач рекомендуется комплектовать состав отделения различными по умениям бойцами.

Вот это вполне подойдет, единственное, что не понятно — будут ли регулярно нарезать нам фронт работ или останется возможность находится в свободном плавании. По этой же причине я и не предлагаю пока остальным оформить контракт. Подтвердив свой выбор о направленности отделения как ДЛ, сразу же вчитался одним глазом в вывалившиеся оповещение, продолжая вторым следить за окружающей обстановкой.


Оповещение! Завершено формирование разведывательного отделения диверсионно-ликвидаторского направления. Для регистрации в служебной базе данных введите позывной подразделения: _________________


Вот никогда не блистал в придумывании позывных. И что теперь делать? Предложить остальным что-то придумать? Так сейчас начнется перебирание пафосных позывных, чтобы сразу всем ясно становилось, что выше нас только космос и круче нас только черная дыра… Так, тогда лучше вспомнить, что у нас там в истории было.

Раньше, да как, собственно, и сейчас, очень часто употребляли названия животного, а если вспомнить, что когда-то для развед подразделений использовали либо крайне смертоносных, либо ночных, то сразу вспоминаются всякие совы и летучие мыши… Хм… а это вполне вариант, как-то видел я у одного парня одного из представителей грызунов в качестве татуировки, и выглядел он весьма грозно с перевязью гранат через грудь, в боевой раскраске и пулеметом в лапках.

Так, а если провести аналогию с ночными хищниками, у которых в большинстве были крылья, то вполне вырисовывается вариант, заодно когда противник будет узнавать наш позывной, у нас будет пара секунд на действия, пока противник будет выходить из ступора. Так-так, вбиваем название, мысленным посылом жмем «Подтвердить», и мысленно улыбаясь, жду реакцию остальных.


Отчет! Было зарегистрировано отделение «Летучие Хомячки». Данному подразделению открывается доступ к заданиям согласно их специализации. Список текущих заданий доступных к выполнению передан на нейроинтерфейс командира подразделения.


Тилорн, шедший впереди меня, аж споткнулся. Повернувшись ко мне с огромными глазами, ошарашенно поинтересовался:


— Хомячки? Серьезно?

— Ты просто не знаешь, какими опасными они бывают, когда ты пытаешься что-то у них отобрать, особенно если это уже спрятано у них за щекой, — честно, я просто веселился, сбрасывая психологическую нагрузку. По большей части мне было абсолютно безразлично, какой будет позывной у нашей группы, так почему бы немного не схохмить.


Покачав головой, Тилорн двинулся дальше, а со спины донеслось похрюкивание. Обернувшись через плечо, увидел, как Кварц дует щеки, пытаясь состроить хомяка, а Саргос при этом, зажимая рот, пытается не смеяться, но у него это ну ни черта не получается. Как отреагировала на такой позывной группы Кастра вместе с Иралой сейчас не представлялось возможным, они как обычно оторвались чуть вперед, прокладывая нам маршрут движения, стараясь при этом идти улочками, где нет никого постороннего, что на удивление у них получалось достаточно хорошо.

Даже удивительно, при том что центральные улицы были очень оживленные, всякие переулки как будто вымерли. Для такого затишья в переулках явно должна быть причина, но пока она мне не понятна, да и, если честно, сейчас нет желания разбираться с этим вопросом, тут и так странностей хватает.

Так, время еще есть, можно пока и глянуть, что там за задания стали доступные. Открыв в интерфейсе соответствующую вкладку, чуть было не присвистнул в голос. Чуть ниже слота для текущих заданий был огромный список с возможностью прокрутки, покрутив который, я обнаружил минимум пару тысяч заданий, часть из которых была подсвечена красным, а все остальные желтым цветом. Задержав взгляд на одном из красных заданий, получил поясняющую табличку.


Не хватает допуска для получения информации по данному заданию!


Понятно, желтые тогда, скорее всего, это доступные, но не взятые задания. И отсортированы все задания были, похоже, по времени формирования: наверху самые свежие, а вот в самом низу те, за которые уже длительное время никто не брался. Похоже, все это время Сердце скрупулезно добавлял все новые и новые задания, а учитывая, что выполнять их давным-давно некому, то и накопилась целая куча.

Почти у всех заданий было прописано не только условие выполнения, но сразу и награда. Вот в этих наградах чего только не было: деньги, опыт для поднятия уровня полезности, служебные очки, очки профессиональных умений, репутация… вплоть до повышения уровня допуска и повышения звания.

Почти все задания были связаны с нахождением и ликвидацией различных сильных мутантов, преступников, всех членов каких-то организаций. Но были и достаточно банальные: заступить на пост у оперативного пульта, проверить состояние определенных постов и прочая повседневная рутина. Это, похоже, сюда еще и офицерские задания выпадают.

Осталось только разобраться в этом огромном списке, и сколько заданий за раз я могу взять на нашу группу. А то будет возможность выполнить, а я с дуру профукаю эту возможность. Из любопытства пролистнул в самый низ списка и открыл описание первого попавшегося задания, подсвеченного желтым.


Задание: «Обнаружение и ликвидация Карсаэна Истароша»

Описание: Карсаэн Истарош является причастным к одновременному побегу образцов из большинства биологических лабораторий Альфарима.

Награда: 273 000 000 кредитов, 340 000 служебных очков, повышение допуска на 1 уровень, внеочередное повышение звания, 3 элемента экипировки или единиц оружия из склада А+ класса, 1 очко профессиональных умений.

Примечание: за информацией по последнему месту нахождения Карсаэна Истароша обратитесь к командующему разведывательными силами скурфайферов.


Жирный квест, особенно в плане награды. Но если реально взглянуть на ситуацию, чтобы выполнить этот квест, могут уйти десятилетия только на поиск этого Карсаэна. А там даже не факт, что мы сможем с ним справится так сразу, с налета. Ладно, а вот это что за задание такое?


Задание: «Восстановление работоспособности производственной базы ПБ-137»

Описание: В связи с выходом из строя оборонительных сооружений, на производственной базе ПБ-137 поселилась колония мутировавших существ. Необходимо зачистить территорию от агрессивных образцов для доступа технического подразделения и обезопасить их работу до полного восстановления работоспособности оборонительных сооружений.

Награда: 130 000 кредитов, 6 750 служебных очков, доступ к мощностям производственной базы, при использовании собственных ресурсов, вне рабочей нагрузки по заказам организации.


И опять практически невыполнимое задание. Во-первых, нет информации, где эта база находится. Скорее всего, подразумевалось, что это можно было узнать у начальства при необходимости, но у меня такой возможности просто нет. Опять же, негде взять техническое подразделения для ремонтных работ.

Понятно одно, необходимо очень внимательно перебирать все эти задания и смотреть, какие из них можно реально выполнить. И только потом решать, браться или нет. Но как бы то ни было, надо сначала разобраться с договором ДиЛайна, а вот потом уже заниматься скурфайферовскими вопросами. Блин, а ведь еще от меня что-то хочет Карфаер, да и Саныч; с этими двумя вообще ситуация непонятна.

С одной стороны, они оба по какой-то причине были крайне заинтересованы в том, чтобы я получил эту профессию. Но информацию обо мне ведь кто-то слил, вот только при этом есть сомнения. Карфаер очень неплохо заплатил Асмодеосу, плюс сорвали меня раньше запланированного времени. Если бы не эти моменты, то Эрнест бы не нарвался на дуэль со мной и, выполнив тестовое задание, получил бы профессию. Короче, нужно возвращаться на форпост и разбираться на месте.

Из размышлений меня вырвала Кастра, идущая с небольшим отрывом впереди группы. Вскинув правую руку с раскрытой ладонью, она остановила всю нашу группу. Все замерли в напряжении, заметив условный сигнал. Что там впереди пока не ясно, но она зря бы не сигналила. Кастра же замерла возле угла здания, где был поворот на улочку, перпендикулярно уходящую от той, по которой мы двигались.

Немного так постояв, изучая что-то за поворотом, Кастра жестами подала сигнал тихонько приблизиться. Что мы сразу же и сделали, заняв позицию сразу за ней. А я подобрался прям к Кастре и аккуратно выглянул из-за угла, опустившись при этом на одно калено, чтобы не перекрывать обзор разведчице.


– Похоже, они планируют тут простоять еще долго, – зашептала она надо мной.

— С чего ты решила? – я с ней не спорю, открывшийся мне вид наводил на те же мысли, но хотелось понять, на чем она основывает свои догадки, чтобы, так сказать, более полно видеть картину.

– Пока вы ждали, к ним подошел какой-то невзрачный тип, что-то получил из рук в руки, спрятал под одежду и, постоянно оглядываясь, поспешил убраться оттуда.


Интересненнько получается: стоят две машины, которые, судя по массивности, были достаточно неплохо бронированные, в неприглядном переулке, при этом с точки их стоянки уходит как минимум четыре переулка в разные стороны, позволяя в любой момент скрыться отсюда в любом направлении.

Возле машин тусуется пять квадратных физиономий, у которых, судя по характерному оттопыриванию, под куртками какое-то компактное и, скорее всего, автоматическое оружие. Посередине между ними отпускает шуточки худощавый хлыщ. В машине, похоже, еще по одному человеку на водительских местах. Ведь машины не глушат, что позволит им резко сорваться с места.


— Думаешь драгдилеры? — уточнил я у Кастры.

– Не знаю, раньше с такими не сталкивалась. Но точно чем-то приторговывают.

– Понятно. Ждем, мне надо подумать.


Ну по сути нам нет до них никакого дела, поэтому можем просто обойти их, подобрав другие улочки для движения. Тем более даже если это дилеры, для такого есть соответствующие службы. Эм… глаз зацепился за список заданий, где одно из верхних было подсвечено не желтым цветом, а ярко-оранжевым.


Задание (в непосредственной близости): Ликвидировать точку распространения психотропных препаратов.

Описание: Обнаружена точка распространения психотропных препаратов, которые опасны для психологической стабильности членов общества*, их употребляющих. Необходимо арестовать либо ликвидировать торговцев препаратами и уничтожить всю партию препаратов.*

Варианты выполнения:

1. Передать все данные в подразделение ОСА для вызова группы бойцов для ареста.

Награда: 50 служебных очков, 3 000 кредитов.

2. Самостоятельно провести выполнение задания силами отделения

2.1. Ликвидировать торговцев и все обнаруженные препараты.

Награда: 150 служебных очков, 10 000 кредитов

2.2. Арестовать торговцев и передать представителям ОСА, ликвидировать все обнаруженные препараты.

Награда: 180 служебных очков, 10 000 кредитов

Расширения задания: Выяснить, откуда поступают препараты, обнаружить других причастных к незаконному бизнесу, выяснить, где производятся препараты….


Ну, и дальше огромный список вариантов выполнения заданий. Вариативность просто зашкаливает, как и награда, скачущая, как бешеная, в зависимости от того, какие дополнительные пункты будут выполнены, но и потолок у этих наград был не более тридцати тысяч, и пятисот служебных очков.

Ну, вполне неплохо, но сейчас нет времени разбираться с этими дилерами, так что придется использовать первый вариант и идти дальше по своим делам. Я уже хотел начать раздавать команды и активировать первый вариант задания, как мимо меня прошмыгнул Саргос. Я буквально в последний момент дернулся вверх и успел схватить его сзади за ворот и затащить обратно за угол.


— Саргос, твою дивизию, ты что творишь? — зарычал я на него приглушенным голосом.

– Убью! – зашипел он сквозь стиснутые зубы. – Убью мразей!


Саргос был сам не свой: безумный взгляд, стиснутые зубы до такого состояния, что на скулах играли желваки, а в руках он стиснул револьверы так, что аж косточки на пальцах побелели. Я растерянно посмотрел на Тилорна, надеясь, что он мне объяснит, что происходит. Но тот лишь ошарашенно пожал плечами. Точно с таким же удивлением, как у меня, на Саргоса смотрели и остальные. Кастра присела возле Саргоса и тихим, успокаивающим голосом начала с ним говорить.


– Саргосик, успокойся, все нормально! Что тебя так взбесило?


Тот обвел нас быстрым взглядом и, закрыв глаза, пяток раз глубоко вдохнул и выдохнул, стараясь успокоиться, но у него это плохо получалось. Единственное, что перестал пытаться рвануть вперед, и на том спасибо.


– Дилеров… Нужно убить! – посмотрел он на нас из-под нахмуренных бровей. – Пожалуйста… Моя семья… Из-за таких… – дальше ему, похоже, было тяжело что-то говорить и он сглотнул комок, подкативший к горлу.

– Хорошо! – спустя пару секунд принял я решение. – Только подожди пару минут, – на что он хмуро кивнул.


Понятно, похоже, из-за драгдилеров что-то случилось с семьей Саргоса. Убить-то их не проблема, экипировка у них так себе; меньше, чем за десять секунд мы можем справиться с этой шпаной. Но я сделаю немного по-другому, хватит строить из себя доброго дядюшку… Вернувшись к углу здания и прислонившись, я стал внимательно изучать расположение каждого, пытаясь определить сколько человек осталось в машинах, что было тяжело из-за сильно тонированных стекол. При этом размышляя, стоит ли делать то, что я задумал.

Не знаю, как к этому отнесутся остальные, но для меня есть вещи, которые выше, чем угрызения совести. И семья в моем понимании попадает именно под понятие более высокой вещи. И пусть это была не моя семья, а Саргоса, это не меняет сути. Повернувшись к остальным, я огласил свое решение:


– Работаем максимально быстро, стараемся не убивать, – жестом остановив вскинувшегося Саргоса, добавил. – Пока не убивать, мне они нужны пока живыми. Можно ломать руки и ноги, но они должны быть живыми и вполне вменяемыми. Понятно? – дождавшись кивка ото всех, продолжил. – До них примерно метров тридцать, работаем двумя группами. Первыми выходим я и Кастра, остальные ориентируются по мини-карте: когда мы преодолеем две трети пути, выходит основная группа. Работать начинаем по моему сигналу, либо сразу, как я начну действовать. Саргос, и убери ты эти револьверы, я тебя хоть раз подводил? – отрицательное мотание головой. – Вот и сейчас не подведу, поэтому убрал револьверы и работаем, – дождавшись от него согласия, я залез в задания и активировал второй вариант выполнения.

– Квест? – с каким-то щенячьим восторгом прошептал Кварц

– Ну да, я же теперь не фиг подзаборный, а полноценный скурфайфер. Так что еще и подзаработаем!


Выставив локоть в сторону Кастры, предлагая ей пройтись под ручку, изображая парочку, сразу же получил согласный кивок, и она, взяв меня под руку, поправила растрепавшиеся волосы и прижалась ко мне, изображая влюбленный взгляд. Схема с парочкой старая и избитая, но почему-то все равно постоянно срабатывает.

Свободной походкой мы вырулили из-за угла и направились в сторону непонятной компании. Квадратнолицые сначала немного напряглись, но увидев, что нас всего двое, причем я с девушкой, почти сразу расслабились и продолжили прерванный на пару секунд разговор. Отлично, примерно этого я и добивался.


– Постарайся не дать уехать машине справа, – прошептал я Кастре, склонившись к ее уху. – И глупо похихикай, как будто я тебе сказал что-то смешное.

– Хи-хи-хи, ой, дурашка, ну не прям же тут, – и даже легонько ткнула меня в плечо.


Когда мы прошли почти половину, хлыщ, которого прикрывали мордовороты, двинулся нам навстречу с кривоватой улыбкой. Похоже, он увидел в нас потенциальных клиентов, несмотря на небольшое количество оружия, которое у нас проглядывалось даже сейчас. Хотя… учитывая, что тут шестой уровень и почти впритык к центральному лифту, он, возможно, наоборот, расценил нас, как платежеспособных рейдеров, вернувшихся с пятого уровня. Да не важно, суть в том, что он нам сейчас ломал весь первоначальный план, я то думал сыграть на столпотворении, работая в полном контакте, ну ладно, будем импровизировать. Когда между нами осталось пяток метров, этот хлыщ приветственно заговорил:


– Решили немного оттянуться после рейда? – с первых же слов подтвердив мою догадку. – Вы пришли в правильное место, у Джони есть все, чего может пожелать душа! Ну а чего у Джони нет, можно быстренько привезти.

– А полосатики не помешают? – улыбнулся я ему, натянув на лицо выражение небольшой опаски. Но, бросив взгляд на Кастру так, чтобы этот Джони его прекрасно видел, сразу якобы расхрабрился. – Хотя пофиг, они мне не указ!

– Не волнуйтесь, полосатых не будет, все вопросы с ними на мази! – развел руками Джони. – Вы лучше подумайте над вопросом, что вам нужно: что-нибудь легонькое для настроения или мощную вещь, которая пару дней отпускать не будет, даря вам цветные иллюзии? – окинув нас оценивающим взглядом, решил расширить предложение. – Есть даже увеличители чувствительности, минимум десять часов будете получать оргазм от одних только прикосновений. Но учтите, товар штучный, и цена соответствующая.


Пока он рекламировал свой товар, мы постепенно приближались к отмеченной мной точке. Не замедляя движение, я снова потянулся к уху Кастры, якобы обсудить последнее предложение, и едва слышно шепнул:


– Вырубай Джони и свяжи боем мордоворотов! Все работаем!


Только я убрал голову от ее уха, сразу же перешел на бег, набирая скорость в сторону основной компании, промчавшись мимо меняющегося в лице Джони, даже не реагируя на его вялую попытку сунуть руку в карман и что-то достать. За спиной, где я оставил этого хлыща, практически сразу раздался звук сработавшего разрядника с перчаток Кастры. Правильно девочка сообразила, электрошокер уже не одно столетие занимает первое место по обезвреживанию противника без летального исхода.

Еще пара шагов не снижая скорости, и активирую «глайдкнис», проезжая строго между двумя охранниками, попутно полоснув правого выхваченным ножом в районе голеностопа, и сразу же прервав умение, крутнувшись на коленях, подрезаю второму связки под коленями. Болевой шок должен вывести их на пару секунд из боя, а мне больше и не надо.

Довернув по инерции еще немного, бросаю нож третьему в руку, которой он уже почти достал компактный автомат с прикладом, откидывающимся в бок. Еще до двоих добралась Кастра и спаренным импульсом просто сбила с ног. Не отвлекаясь, срываю фастек с автоматного ремня и, поймав его второй рукой, сразу же вскидываю приклад к плечу. Две длинных очереди по колесам одной из машин превращают их в лохмотья, а из-за своей бронированости и, соответственно, массы, машина сразу же просела.

Развернувшись, я не успеваю дать еще одну очередь по второй машине, на задний бампер которой мне открылся вид. И она уже стартанула, оставляя за собой дымный след пробуксовки. Но тут перед ней в прыжке выскочил Тилорн и всей своей немалой тушей, помноженной на ускоритель молота и на частичный экзоскелет, врезает свой молот прям посередине капота.

Похоже, он еще и какое-то умение использовал, зад машины просто приподняло в воздух по инерции, когда сплющенный капот решил поцеловаться с дорожным покрытием. Только и Тилорну досталось, его откинуло метров на пять, и еще несколько метров он просто прокатился по бетону.

Быстро осмотревшись, убедился, что почти все упакованы; остальные достаточно быстро среагировали и успели заломать оставшихся в живых. К сожалению, двое не подавали признаков жизни. Один, похоже, свернул шею, когда его импульсом отбросила Кастра. А вот второй лежал в луже крови с моим ножом в горле.

Странно, я же в руку бросал. Присмотревшись к его позе, понял, что он, похоже, попытался присесть на одно колено, чтобы начать стрелять, и мой бросок попал ему в горло, а нев руку. Ну и ладно, оставшихся, я думаю, хватит.

Ирала, подойдя к машине, подергала за ручку, но дверь не открывалась. Не долго думая, она просто с кулака разбила бронированное стекло, заставив меня очередной раз сделать себе зарубку в памяти – никогда не выходить с ней на тренировку рукопашки, и прям через окно за шиворот вытащила водителя.


– Саргос, – позвал я нашего сапера. – Забери того живчика у Иралы, и пошли вон за тот угол. Придется тебя научить крайне неприятной, но при этом очень полезной вещи, – выдернув свой нож с трупа и вытерев его, задумчиво добавил. – Но в данной ситуации, думаю, тебе будет полезно научиться проводить экспресс-допрос. Тем более на таком учебном пособии.

Глава восемь: Под дождем

Отведя первого пленного за угол, я скомандовал Саргосу стоять и смотреть, а сам приступил к допросу, подробно комментируя каждое свое действие, где что стоит применять — где можно спокойно резать, а где категорически запрещено, потому что пленный просто умрет от потери крови. При этом очень внимательно, краем глаза наблюдая за реакцией Саргоса, очень надеясь, что я в нем не ошибся.

Пришлось, правда, задавать пленнику вопросы, попеременно с объяснениями для Саргоса. К сожалению, этот водила почти ничего не знал, только место, где они получали товар и то, что периодически к ним на точку приезжал какой-то мужик в плаще и шлеме с маской, который, отведя в сторону их дилера, о чем-то с ним разговаривал, а потом удалялся по своим делам.

Возможно, водитель бы принял его за одного из клиентов, если бы не красный уровень у того над головой и замеченного момента, что Джони ни разу ему не передавал товар. Мой допрос прервал голос Кастры, раздавшийся за спиной, на который я резко обернулся, а пленный при этом истошно заорал. Ну а кто бы не заорал, если я с разворотом так и не выпустил из рук нож, который до этого торчал в теле водителя.


— Что…


Она оборвала начавшийся было вопрос и расширившимися от ужаса глазами смотрела то на меня, то на пленного, который был хорошо зафиксирован. За ее спиной маячил Кварц, который, увидев такую картину, немного опустил голову и отвел взгляд в сторону.


— Убери ее отсюда! — скрипнув зубами, прорычал я. — Не надо ей это видеть!


Вскинув голову, Кварц бросил быстрый взгляд на меня и, коротко кивнув, сгреб Кастру в охапку, потащив ее обратно за угол. Обернувшись обратно, я посмотрел на Саргоса, в глазах которого стояли слезы. Сглотнув тяжелый комок, подобравшийся к горлу, я, как будто ничего такого не произошло, почесал шею тыльной стороной лезвия, примериваясь к пленнику.


— Нет! Нет! Не надо! – захрипел он, увидев мой оценивающий взгляд.


Саргос от этого аж вздрогнул и отвел взгляд в сторону. Но я был сейчас непоколебим в своем решении и, оставив пленника на пару секунд в покое, шагнул к Саргосу, и ухватив его свободной рукой за подбородок, развернул снова лицом к пленнику и зло зашипел на Саргоса:


– Смотри! Ты же этого хотел? Наказать таких, как те, из-за кого ты стал таким.

— Но не так же… – вяло попробовал он возразить.

– А ты что думал, пиф-паф и все? — все сильнее я стискивал зубы, переходя на шипение. — Ну да, конечно, легко взять, стрельнуть в непися, который при этом возродится через двенадцать часов, да почесать тем самым свои комплексы. Но вот хрен там, тут нет единорогов, блюющих радугой, и принцесс, какающих алмазами, тут, едрить тебя за ногу, реальность. Хватит летать в своем цифровом мареве. Если до твоей черепушки еще не дошло, то я тебе объясню. В действительности ты сейчас в огромной куче говна, которую называют Альфарим, и то же самое они с легкостью могли бы делать с тобой, Кварцем или, не дай бог, с Кастрой. Это ты, твою мать, понимаешь?


По его щекам не переставая текли слезы и он, несколько раз судорожно глотнув, едва заметно кивнул головой. Отпустив его подбородок, на котором от моих пальцев образовалось два красных пятна, я, активировав отображение достижения «Палач», снова повернулся к пленному, который, увидев значок моего достижения, хрипло завыл на одной ноте.


– Саргос, нельзя копошиться в говне и остаться чистеньким при этом, и поверь, это достижение я заработал не вышиванием крестиком.


Я даже не смотрел на Саргоса, когда это говорил, приближаясь к пленнику и приступая к дальнейшей экзекуции. Я и так знал, что сейчас он не отведет взгляда, и либо все решится сейчас, либо я в нем ошибся. Прошло секунд пятнадцать, и я уже почти поверил, что ошибся, когда, при очередном вытаскивании клинка для очередной болевой стимуляции клиента, меня схватили за руку, останавливая движение.


– Хватит Волпер… Хватит! Прошу тебя, остановись, я все понял, действительно понял… — затараторил Саргос, схвативший меня за руку, даже без своих остановок, которые рубят фразы, хоть и говорил он сквозь давящие его слезы. — …Но я не могу так, одно дело в бою, но вот так кромсать… – сглотнул он подкативший комок к горлу. – Я был не прав, требуя мести. Они не виноваты в том, что произошло там.

– Хорошо, – высвободив руку из пальцев Саргоса, я резким движением вспорол горло пленному. А оторопевшему Саргосу объяснил. – Чтоб не мучился.


Отрезав не запачканный еще кусок штанины с новоиспеченного трупа, вытер сначала хорошенько клинок и, загнав его в ножны, начал оттирать руки от крови, направившись при этом к ближайшему углу, за которым открывался вид на перекресток, где собралась остальная группа вокруг связанных пленников.

Саргос тяжело шаркал за моей спиной. Да, это было жестоко по отношению к парню, и я очень сильно боялся увидеть при всем при этом на его губах улыбку, но нужно было выбить эту заглушку из его мозгов, иначе потом этот комплект психологических проблем нам доставит очень много незабываемых ощущений в самый неподходящий момент.

Еще и оросительная система включилась, создавая потоки воды с потолка, так похожие на дождь. Смывая со зданий и тротуара огромные объемы пыли, накопившиеся с прошлого раза, и унося в местную канализацию. Мдааа… Считай, погодка образовалась под стать настроению, – настолько же хреновая; спасибо, что хоть грозы тут не может быть.

Увидев меня, Кастра вздрогнула и спряталась в объятиях Кварца, а Тилорн тем временем хмуро из-под бровей смотрел на меня. Одна только Ирала спокойно перебирала трофейное оружие, примериваясь к чем-то понравившемуся ей пистолету. Еще один я заметил на поясе у Кастры. Молча подойдя к пленникам, я ухватил за шкирку Джони и потащил все за тот же угол.


– Волпер, – окликнул меня Тилорн. – Может, хватит?


Он кивком головы сначала указал на Кастру, а потом на Саргоса, усевшегося возле стены и обхватившего руками голову. Отрицательно мотнув головой, я молча повернулся и потащил дальше упирающегося пленника.


– Волпер! – с давлением в голосе снова остановил меня Тилорн.


Я остановился и, тяжело вздохнув, помассировал двумя пальцами переносицу. Бросив связанного пленника с кляпом во рту прям в лужу, успевшую накопиться в ямке. И обернувшись, посмотрел на Тилорна, ожидая, что он скажет. Тот от моего взгляда сначала немного стушевался, но потом, взяв себя в руки, попытался на меня немного надавить голосом.


– Может, хватит?

– Нет, Тилорн, не хватит! У них есть необходимая нам информация, которую нужно добыть, вот когда я узнаю все, что нужно, тогда и остановлюсь.

– Но, может быть, есть другой способ? – немного пошел он на попятную.

– Да, есть, – начал я с сарказмом. – Аж целых два варианта. Первый: мы ждем, когда сюда прискачет их крыша и распустит нас всех на тоненькие ремешки. Пару раз изнасилуют Кастру, переломают все кости Кварцу, потом медленно живьем снимут шкуру с Саргоса. И это все детально зафиксируют на видео, чтобы другим было неповадно, – я так и плевался сарказмом. – Ну и естественно, другой вариант: мы просто бросаем их и уходим. А потом, через десяток-другой лет, если у кого-то из вас появятся дети, можно будет приходить сюда и на коленях упрашивать этих гнид, чтобы они перестали торговать всей этой дрянью. В связи с тем, что дорого любимый ребенок подсел на эту дрянь, и единственный способ его снять с этой фигни – это полностью лишить его доступа к нему. Какой тебе вариант больше нравится?


В ответ я получил только легкую дробь падающих капель и заинтересованный взгляд Иралы, которая, похоже, снова получила какую-то новую для себя информацию с моего практически монолога. Нагнувшись и снова подцепив за воротник связанного дилера, я, распрямившись, обвел взглядом остальных соратников, которые упорно старались на меня не смотреть.


– Если вы считали меня добрым, белым и пушистым рыцарем на коне без страха и упрека, то я вас огорчу – такой я только для своих. А для всех остальных – злой черный и лысый мясник, у которого руки в крови по самые уши. Всю жизнь моей задачей было защищать невинных людей, но для этого приходится становиться вот таким кровавым мясником для всех, кто хоть подумает о том, чтобы обидеть тех, кого я защищаю.


Не дожидаясь ответа, я потащил дилера дальше, к тому месту, где допрашивал предыдущего. Напоследок бросив команду мужскому составу оттащить все препараты куда подальше и подорвать к такой-то матери. Поняли они меня или нет, я даже не поинтересовался. Как и тем, будут ли они после всего этого вообще выполнять мои команды. Но хватит с ними сюсюкаться! Пока мы исходили из того, что это игра, можно было повозиться и понянчиться. Но все поменялось, и теперь пора выгрызать себе светлое будущее в этой банке пауков.

Блин, меня вся эта ситуация прям зацепила за живое. Раньше я бы просто абстрагировался от этого всего – далеко не одно десятилетие всякие пацифисты обзывали нас мясниками, маньяками и другими «ласковыми» эпитетами. Абсолютно при этом не понимая, что для обеспечения их спокойной жизни кому-то приходится брать на себя грязную работу и, стиснув зубы, продолжать выполнять свои кровавые обязанности, даже несмотря на то, что нас ненавидит большая часть тех, для кого мы стараемся.

Я со злости пнул брошенного себе под ноги Джони, отчего тот усиленно замычал и попытался, как червяк, отползти в сторону. Я занес ногу для очередного удара, но вовремя взял себя в руки. Злость в этом деле только мешает, хотя я бы с удовольствием устроил бы сейчас тотальный геноцид некоторых личностей.

Отойдя на пару шагов, уткнулся лбом в холодную и мокрую стену, пытаясь успокоить свои расшалившиеся нервы. Как же я устал! Столько лет занимался этим говном, думал, уже всё, не увижу больше такого, и вот снова попадаю в подобную клоаку, а ведь зашел просто поразвлечься. Так, все, Волпер, соберись, не время расклеиваться, вот разберусь со своими ближайшими задачами, потом можно будет на недельку забиться куда-нибудь в уголок и поплакаться самому себе на тяжелую жизнь. А пока наматываем на кулак все свои сопли и, стиснув зубы, делаю то, что должен, не отвлекаясь на рефлексии сознания.


– Ну что, будем говорить по-хорошему? – поинтересовался я у Джони, отлипнув от стены. – Или попробуем плохой вариант, как вон с этим парнем? – кивнул я на останки водителя.


В его глазах плескался страх, перерастающий в ужас, и он очень быстро кивал головой, видно, соглашаясь на вариант «по-хорошему». Ну что же, тогда нужно доставать кляп и внимательно слушать, что мне эта птичка будет петь.

Как оказалось, Джони, а точнее самый обычный Максим, уже лет двадцать промышлял на этом самом месте, и все давно было налажено. Определенные личности в ОСА получали свои ежемесячные отчисления, проходившие как дотации на усиление патрулирования определенных районов, чтобы Серверу было не к чему придраться. Ну и естественно, усиленное патрулирование, на котором были заняты почти все патрульные, проводилось на максимальном удалении от той точки, где торговали психотропной дрянью.

Почти по той же схеме переводились деньги за своевременное оповещение о неожиданных рейдах, когда кому-то из высокого начальства влезала вдруг в голову мысль устроить облаву. Меня даже не удивила причина перевода финансов за это «Оповещение законопослушного гражданского населения о потенциальной угрозе для их жизни из-за возможного сопротивления со стороны преступников».

Естественно, все проводилось через целую цепочку подставных лиц, в разной степени замешанных в данном бизнесе, но при обязательном условии, что как минимум один из людей в самом конце цепочки обязательно стопроцентно законопослушный человек. В общем, как обычно: наличие определенных ограничений стимулирует на умственную работу по поиску способа обхода правил.

С местными криминальными представителями у них было все налажено намного проще – раз в неделю приходил определенный человек, который, убедившись, что все в порядке, получал перевод и сразу же удалялся, иногда даже заказывал партию того или иного товара, но это было достаточно редко.

А вот товар парню поставляли откуда-то с нижних уровней, где, как он понял, имеется оборудованная лаборатория по синтезу всех этих препаратов. Причем сопровождали посылку каждый раз минимум десяток хорошо экипированных бойцов, иногда достаточно потрепанных. Что только подтверждает версию того, что они приходят откуда-то снизу.

К сожалению, он не знал, где находится эта лаборатория, даже парочка болевых стимуляций не помогла. Да и до ближайшей передачи товара еще четыре дня, поэтому вариант с отловом поставщика тоже не годился. В пару быстрых движений ножа я добил парня и задумался. У меня, конечно, есть возможность для дальнейшего обнаружения этой подпольной лаборатории, вот только времени для этого ну никак не наскрести.

Ладно, пора закругляться, тем более в списке квестов уже отобразилась добытая информация и появилась возможность в любой момент отправить служебным каналом в ОСА. А учитывая, сколько имен и фамилий должностных лиц было упомянуто в этом квестовом отчете, а также логику местных порядков, Сервер не даст этим личностям просто отмазаться. А значит, полетит много голов, как минимум в местном отделении сектора полосатых.


– Волпер!


Донесся до меня крик Иралы, хоть он и был достаточно спокойный, без всяких тревожных или панических интонаций, но, блин, это же Ирала, а она редко проявляет эмоции в голосе, даже если вокруг идет бойня. Закинув нож в его чехол и на ходу скидывая из-за спины автомат, я подскочил к углу здания и быстро, но осторожно, выглянул за угол.

Оросительная система, которая сейчас успешно имитировала обыкновенный дождь, слегка размывала видимость, но, несмотря на это, я прекрасно увидел спину противника. На его поясе крепились непонятные баллоны, от которых отходили по несколько трубок или проводков, – при такой видимости не разобрать.

Противник стоял, чуть разведя руки в разные стороны, держа в каждой по пистолету, один из которых смотрел на Иралу, другой на Кастру. Девочки тоже не сплоховали и, немного разойдясь, каждая держала на мушке этого индивидуума, причем между всей троицей была буквально пара метров. Все бы ничего, вот только у этого красавца, спину которого я наблюдал, был красный уровень, причем набедокурить он успел немало, если судить по тому, что красным у него был аж сорок второй уровень.

/

/Иллюстрац/ия: Под дождем/


Справа мелькнуло лицо Кварца, который попытался рвануть вперед на выручку девчонкам, но высунувшийся из тени Тилорн быстро схватил его за плечо и затянул обратно. Умный мужик, хоть иногда и подтормаживает, но сейчас он правильно понял: любое резкое движение с нашей стороны – и девчонки могут получить пулю.

Ну, для Иралы это не страшно, да и для Кастры тоже, но в первом случае ремонт нам очень дорого обойдется, а во втором – нам придется двенадцать часов мучатся ожиданием, а потом бегать искать, где она восстановилась, и не дай бог туда раньше нас заявятся друзья этого кадра, которые тут ориентируются намного лучше нас.

Опустив автомат дулом к земле и расправив плечи, я вышел из-за угла и спокойным шагом направился к этому патовому треугольнику, на ходу прикидывая, а не то ли это тело, которое приходило регулярно за своей долей от местного криминалитета.


– В чем проблемы?


Обратился я к напряженной спине незваного гостя практически сразу, как только вышел из-за поворота, но при этом, не снимая пальца со спускового крючка, готовый в любой момент вскинуть автомат. Увидев меня, выдвинулись из своего укрытия и Тилорн с остальными. Где они, кстати, лазили, пока непонятное чудо домогалось наших девушек? Ай, блин, я же сам их послал отнести подальше весь товар дилера и уничтожить! А раз я взрыва не слышал, то либо они придумали другой способ, либо возвращаются за второй партией груза.

Красный, увидев в насколько офигитительном он меньшинстве, к моему удовольствию, резких движений делать не стал, а просто опустил руки, совершенно не обращая внимание на два наставленных на него пистолета. Обведя нас взглядом, он замер уставившись на меня.


– Мда… – протянул он, не сводя с меня взгляда. – Скурфайфер, да еще и палач. Похоже, у меня тут вариантов порешать вопросы ну просто никаких, – вернув пистолеты в специальные зажимы, продолжил свою неспешную речь. – Насколько понимаю, Джони я уже не увижу?

– Увы, Джони решил завязать с бизнесом, – пожал я плечами.

– Понятно, – еще раз обведя всех взглядом, он решил уточнить. – Уйти дадите? Или можно сразу суицидом заниматься?

– Хм… – я реально прям задумался, оценивая его экипировку и сколько мы сможем, если что, за нее выручить, но почти сразу мысленно одернул себя. – Да никто тебя не держит, иди куда шел.

– Кхм… Ну, я тогда пошел, – сделал он осторожный шаг назад.

– Иди, – я кивнул головой, подтверждая свои слова.


Он сделал еще пару шагов назад, а потом, развернувшись, уже более смелым шагом отправился в один из переулков, попутно пробурчав что-то очень сильно напоминающее «О времена, о нравы!». Как только он скрылся из виду, все синхронно перевели взгляд на меня.


– Что?

– Эмм… А почему мы его отпустили? – вот только было подумал, что у Тилорна на плечах голова находится, как он сразу же пытается меня в этом переубедить.

– Секундочку, а кто буквально минут двадцать назад пытался остановить меня от чрезмерной кровожадности? А теперь требуете убить невинного человека?

– Невинного? Да у него красный уровень почти в полтора раза выше, чем у меня обычный, – возмутилась, видно, пришедшая в себя, Кастра.

– И что? Чем именно он, по-твоему, заработал себе красный уровень?

– Эм… Не знаю.

– Вот и я не знаю, – пожал я плечами, возвращая автомат на свое место. – А последнее время я как-то не очень сильно доверяю маркировке Сервера. Не все у него, как оказалось, однозначно…


Наступила тягучая пауза, во время которой остальные переминались с ноги на ногу и, похоже, хотели что-то сказать, но не знали с чего начать. Почесав в затылке, я решил поинтересоваться:


– Ну так что, и дальше будете меня упрекать в кровожадности, или вы наконец-то разобрались, что к чему?

– Да нет, наверно… – начал было Кварц, но запнулся, увидев мою поднятую бровь. – В смысле да… То есть нет… Блин! Короче, мы и так знаем, что в действительности ты очень добрый, просто для нас было неожиданно увидеть тебя, так сказать, с темной стороны. Да и сами как-то не очень были готовы к таким реалиям жизни, плюс это… ну, то есть то…в общем, ты понял, – замялся он к концу.

– Добрый? – у меня вторая бровь поползла вверх.

– Да! – резко вскинулась Кастра. – И не смей отрицать!

– Особенно если спит зубами к стенке и крепко зафиксирован, – буркнул сразу же Тилорн, но при этом как-то мягко и беззлобно.

– Понятно, – усмехнулся я. – общее собрание постановило, что я еще не совсем пропал для общества и меня можно попробовать исправить.

– Что-то вроде того, – согласился Тилорн.

– У меня от вас скоро процессор перегорит, – неожиданно вмешалась в разговор Ирала. – Все эти игры словами, психологические точки давления, говорите одно – делаете другое, непонятные шутки… Да я свои вычислительные мощности за жизнь так не напрягала, как в последнее время, общаясь с вами. Вот стоите, болтаете, вроде бы даже шутите, а при этом поглядываете на Саргоса, – показала она пальцем на отошедшего в сторонку и присевшего возле стены парня, который уставился пустым взглядом куда-то вверх, – волнуетесь за него, я же вашу малейшую моторику считываю, так что вижу прекрасно, но почему-то к нему не подходите… Блин, люди! Я с вами с ума сойду и буду первым андроидом, у которого бинарный код за шестеренки зашел.

– Ирала, психология человека настолько странная, что те, кто полноценно пытался в ней разобраться, сами становились сумасшедшими. Парню просто нужно самому разобраться в себе, вот и все.

– Ну да, ты ему очень жестко по психике потоптался, – согласился со мной Тилорн.

– Ну, по крайней мере, он не стал кровожадным мстителем, у которого на уме только разделывание тушек всевозможных дилеров…

– Эм… А мог? – сделал круглые глаза Тилорн.

– Не знаю… – честно признался я. – Но шанс был большой. Кстати, а что вы сделали с препаратами?

– В канализацию слили.

– Эм… Похоже, мутанты ближайшие пару дней будут ловить конкретный приход. Ладно, собираемся.


Сняв автомат и переведя его на автоматический режим, подошел к оставшимся пленным и короткими очередями добил каждого. Развернувшись, опять натолкнулся на непонимающий взгляд.


– Ну а что, мне их надо было отпустить, по-вашему?


На меня просто махнули рукой и стали собирать вещи, стараясь их упаковать максимально компактно, а оросительная система тем временем снова отключилась. Теперь в этом секторе в ближайший месяц она включаться не будет, так как вся жидкость хоть и фильтруется по кругу, но все равно ее стараются не сильно разбазаривать понапрасну.

Через двадцать минут петляний по улочкам мы наконец-то подошли к воротам нашего Ангара. Можно сказать, закончили первый этап нашего возвращения на форпост. Еще каких-то шесть часов, и у меня появится возможность возродиться после смерти, и мы сможем начать наш спуск. Кварц, быстро набрав код открытия ворот, чуть ли не пританцовывал, ожидая, пока откроются ворота. Вот только за их створками нас ждала резко выпрямившаяся махина, которая начала раскручивать стволы крупнокалиберного пулемета, а у меня сердце упало в пятки от понимания, что я ничего не успеваю сделать, слишком расслабился перед воротами.

Глава девять: Саргос

Всего одна секунда растянулась для моего сознания на очень большой временной промежуток, за который в моем мозгу пронеслась как минимум пара десятков вариантов действий. Но ширина ворот, наше местоположение, да и банально то, что меня это все застало врасплох, сводило на нет большинство идей.

Единственный вариант, который имел хоть какое-то право на жизнь, — это прошмыгнуть при помощи глайдкнис под роботом и уже попытаться что-то ему сделать с тыла. Я уже поймал глазами иконку умения, когда Кварц, шагнув вперед, жестом руки просто деактивировал робота, и тот сразу же остановил вращение стволов пулеметов и, опустившись на бетон, перешел в режим ожидания.


— Совсем забыл, что Асмодеос должен был его оставить тут, — горько вздохнул Кварц.

— Знаешь, Кварц, мы, похоже, все забыли про него, — пытаясь унять свое сердце после всплеска адреналина, признался я.

— Ага, и если бы тут были возможны физиологические потребности организма, большей части группы пришлось бы штаны стирать, – поддакнул мне Тилорн.


В ответ мы получили только тихонький смех Кастры и Иралы, и если судить по кускам слов, улавливаемых моим хорошим слухом, и характерным жестам, то наша разведчица в красках объясняла подруге, что Тилорн имел ввиду и от чего мог случиться такой конфуз. Плюнув на них, я широким шагом вошел в Ангар и быстро осмотрелся, не обнаружив других изменений, прям от сердца отлегло.

Ведь если честно, я не до конца был уверен, что Асмодеос довезет робота в целости, а если и довезет, то что он нам его вернет, при этом не позарившись на вещи, оставленные в ангаре. Но я рад, что он сделал все по совести, буду хоть знать, что в будущем с ним вполне можно иметь дело.


– Ладно, разбираем свои шмотки и ближайшие минут шестьсот отдыхаем. А то еще пару таких нагруженных дней — и я просто с ума сойду.

– Не, командир, – покачал головой Кварц. — Я вполне отдохнувший, поэтому Ирале питание сменю да Мурзиком займусь.

— Кем?

– Мурзиком?


Мой и Тилорна вопрос прозвучали практически синхронно, хотя звучали по-разному, но подразумевали одно и то же. Переглянувшись с Тилорном, мы снова уставились на Кварца, который подошел к роботу и похлопал по опорной лапе.


– Вот с этим Мурзиком.

— Ой, не могу, — согнулась в три погибели Кастра. – Летучие хомячки выгуливают боевого робота Мурзика… Надо будет ему розовый поводок со стразами купить…


Смех скрутил всех, видно, каждый представил во всех красках боевого робота на розовом поводке, а в моей визуальной картинке еще и такой же расцветки ошейник с табличкой «Мурзик». Но смеялся я не долго, мой взгляд натолкнулся на Саргоса, который в отличие от остальных не смеялся. Он уселся возле своих вещей и, обхватив руками колени, уставился в одну точку перед собой.

Придурок я старый, ну что стоило просто взять и поговорить с ним по душам? Нет, надо было ему все показать в красках. Я уже сам сожалею о своем решении, этот вариант хорош для бойцов, которых достаточно долгое время готовили к тяжести службы, а я применяю к психически неокрепшему пацану.

Дернувшись было подойти к Саргосу, я сам себя остановил. Нет, сейчас не время, я на данный момент уставший как собака и могу случайно только усугубить ситуацию, просто из-за эмоциональной и психологической усталости могу упустить что-то. Лучше перед выходом я с ним поговорю.

Решив для себя этот вопрос, я добрался до своих вещей и без проблем снова натянул на себя уже привычный комплект амуниции. По сути, у меня поменялось только оружие, да и ножей как-то многовато стало. А вот все остальное я неделю назад оставлял тут. Так что, можно сказать, практически ничего не поменялось.

Достав спальник и раскатав его под стенкой, кинул в изголовье бронежилет себе вместо подушки и рядом поместил шлем. Благо, температура на этом уровне в основном стабильна и достаточно теплая, поэтому нет необходимости залезать во внутрь спальника. Уместившись поудобней и уложив радом оружие, сразу начал проваливаться в сон.


– Ушел в астрал, вернусь не скоро, мое бренное тело попрошу не беспокоить, ему и без вас фигово. Будить только в случае прорыва, – буквально из последних сил буркнул я остальным и провалился в тяжелый сон.


Снилась какая-то жуткая муть, которая в сознании практически не оставалась. Но точно я с кем-то там воевал, только хоть головой об стенку бейся, но не помню с кем именно. Проснулся я хоть и выспавшийся, но очень сильно напряженный, даже пришлось пару минут рассматривать потолок, пока не смог полностью расслабиться.

Проснулся я первым. Несмотря на то, что Кварц утверждал, что он отдохнувший, даже он спал, обняв свернувшуюся клубочком Кастру. Ирала же, похоже, просто погрузилась в свой электронный мозг, отключившись от реальности, чтобы освободить часть мощностей. Переведя взгляд на Саргоса, я скрипнул зубами, и такое чувство, что сердце пропустило несколько ударов. Его ник над головой был серым и как бы в легкой дымке.

Метнувшись взглядом по иконкам группы, я убедился, что под его изображением светится полная полоса жизни. Поднявшись со своего ложа и мягко ступая, чтобы не разбудить остальных, я подобрался к нему и, пощупав пульс, убедился, что он живой. Так и продолжая сидеть на корточках возле него, я задумался.

Несмотря на достаточно продолжительное нахождение в Альфариме, я еще полноценно не сталкивался с нюансами обычных игроков, но судя по всему, он отключился от Альфарима. Вернется он или нет – я даже не могу предположить, но будем исходить из худшего варианта. Тогда встает вопрос: что произойдет с его телом? Понятно, что дня через четыре он умрет от обезвоживания, ну максимум неделя, учитывая наличие пиконитов и то, что его тело в состоянии сна использует минимум необходимых элементов организма. Но вот что произойдет дальше?

Так, что там говорили те два бойца, которые грузили тогда тело в Административном корпусе? Вроде их ученые объясняют наш выход из Альфарима тем, что Сервер отключает наше сознание, значит, можно предположить, что сознание у нас одно, просто тела у нас два, а капсула и нейроинтерфейс служат средством перенесения сознания. Вроде вполне себе живучая теория, и если двигаться от этого дальше, то вернуться он может и через месяц, ему просто к моменту возвращения в репликаторе распечатают новое тело, главное, чтобы репликации были в запасе.

Отсюда возникает вопрос: а что будет, если умереть окончательно там, можно ли реплицироваться тут, или нет? Хотя если учитывать ситуацию с Аленой, то шансы есть, вот только нужно узнать действительно ли это она или нет. Ладно, в течение недели должны добраться до форпоста, а если повезет с караваном, так вообще за один, может, два дня.

Сутки там на отдых и закупку, и можно будет спускаться на четвертый уровень. А там уже есть все шансы начать искать остатки псиоников, пока мы будем двигаться вниз. Ну на крайний случай по дороге назад, когда уже не будет никаких обязательств, можно будет там все перетряхнуть и найти ее. Вот только что мне сейчас делать с Саргосом? Лучше, наверное, подождать, пока проснутся остальные, вместе уже будем решать.

В служебном чате, отвлекая меня от грустных размышлений, мелькнуло новое сообщение. Не успел я вчитаться, как у меня замигал конверт входящего сообщения, и практически сразу на конвертике проявилась двоечка. Да и в служебном чате проявилось несколько новых строк. Прям глаза разбегаются, ну ладно, начнем лучше со служебных.


Поздравляем! (Я смотрю, Сердце более разнообразно начинает свои сообщения) Вам доступно “Бесплатная служебная репликация”. Помните, что в случае когда у скурфайфера не осталось служебных очков для репликаций, пока вы находитесь на службе, то по истечению 120 часов Вам выдается право на бесплатную репликацию. Данное право не распространяется на гражданских лиц на службе в подразделениях скурфайферов.


Вот теперь можно умирать со спокойной совестью, не боясь умереть… прям тавтология получилась. Но теперь хоть понятно стало, куда можно тратить служебные очки, осталось только понять сколько их нужно на одну репликацию и при возможности сделать себе запас хотя бы на парочку репликаций. Но не думаю, что это единственное для чего они могут пригодиться… Блин, как тяжело, когда некому нормально все объяснить, реально не хватает хотя бы курсов на пару месяцев с вводными по профессии, а потом полгодика стажировки в боевом подразделении, чтобы еще и нюансы разные понять.


Отчет! Ваш автоматический отчет по выполнению приказа о ликвидации вышедшей из-под контроля репликации, в связи с тем, что не был рассмотрен в соответствующие сроки ни одним из должностных лиц, был передан на рассмотрение главному искусственному интеллекту скурфайферов.


Уведомление! Главный искусственный интеллект постановляет, что приказ о ликвидации вышедшей из-под контроля репликации был выполнен в полной мере. Вам начислено 2 000 (две тысячи) служебных очков, а так же 100 000 (сто тысяч) кредитов.


Что, и все? Мелковато как-то, учитывая, что я там чуть не помер, хотя если подумать, то на тот момент я всего пару секунд как был скурфайфером, без специализации, без отряда, да вообще без ничего. Ладно, и на том спасибо! Открывший возле меня глаза Саргос поднял мое настроение вообще на недосягаемые высоты. Вздохнув с облегчением, я откинулся на стенку возле него и достал флягу с низкоградусным энергетиком и, выщелкнув носик-поилку, со спокойной душой сделал крупный глоток, после чего протянул флягу Саргосу.


– Решил погулять? – дождавшись, пока хлебнет, задал я ему вопрос.

– Что-то вроде того.


Сидим молчим, он на своем спальнике, я рядом, каждый размышляет о своем. Все спят, в ангаре стоит почти полная тишина, только едва доносятся звуки турбированных машин, проносящихся по дороге, расположенной недалеко от нашего ангара. Одна только Ирала открыла глаза, но, натолкнувшись на мое легкое покачивание головой, пожала плечами и снова их закрыла. А мы продолжаем молчать, постепенно отхлебывая по очереди из фляги.


– Я решил закрыть пару вопросов в том мире, чтобы больше туда не возвращаться, – хорошенько приложившись к фляге, он грустно посмотрел на пустую емкость, и когда я сунул ему в руки вторую, благодарно кивнув, продолжил. – Знаешь, Волпер, в отличие от них, – кивнул он головой в сторону Кастры с Кварцем, – я не должен был тут находиться.

– Почему? – он явно ожидал от меня этого вопроса; ну а мне что, сложно?

– Да потому, что я симулянт! Симулировал психологическое расстройство только для того, чтобы попасть в эту волонтерскую клинику. В действительности я самый обыкновенный наркоман, кстати, та дурь, которую я принимал, и помогла мне закосить под больного. Да я даже в разговоре с вами косил под придурка, дробя предложения на короткие фразы.

– Я заметил, – пожал я плечами, принимая обратно фляжку, и, сделав пару глотков, снова протянул ее Саргосу. – Как-то тяжело не заметить, что ребята с тяжелыми психологическими расстройствами совершенно от них не страдают в Альфариме, и только у тебя остаточное проявилось.

– Что, даже не спросишь, зачем я стремился попасть в больничку?

– Да все и так понятно, особенно на фоне того, что ты там наркоша. Есть волонтерская клиника, все препараты куплены исключительно на благотворительные средства, соответственно, учет, скорее всего, не полный, есть возможность поживиться целым рядом труднодоступных препаратов, которые тебе просто по зарез необходимы.

– Умный ты мужик, Волпер, не зря за тебя остальные держаться как за спасительную соломинку. Хоть ты иногда и затаскиваешь в откровенную задницу всех нас, – и как-то неожиданно посмотрев на меня, задал вопрос. – Осуждаешь?

– Нет! Ты флягу-то не задерживай, – он неопределенно хмыкнув, вернул мне емкость. Еще с полминуты мы снова пили в тишине.

– Странно, ты же вроде призираешь таких как я – наркоманов, ворюг, всякое отребья; я же, можно сказать, занимаю место реального больного. Так почему тогда нет?

– Первое, я не сужу человека по его прошлому, а только по тем поступкам, которые я сам видел. А ты показал себя очень надежным парнем, на которого всегда можно положиться в трудную минуту.

– А во-вторых?

– А во-вторых… просто ответь мне, брат или сестра?


Было ощущение, что я со всей дури заехал ему в грудную клетку, – он поперхнулся напитком и согнулся в три погибели. Подхватив из его руки флягу, второй рукой я похлопал его по спине, – говорят, помогает в таких ситуациях. Когда он наконец-то откашлялся и смог разогнуться, он ошарашенными глазами посмотрел на меня.


– Откуда?

– От верблюда в кожаной кепке. Давай сложим два плюс два: ты попал в волонтерскую клинику, куда берут только тех, от кого отказались родители, или тех, у кого их просто нет. Значит, мать или отец, которые туда могли тебя заслать, отпадают. Учитывая твой характер и то, что ты для себя редко когда пошевелишь лишний раз пальцем, но при этом для других из кожи вон лезешь, значит, было ради кого придумывать все эти сложности с клиникой. Так все-таки кто?

– Сестра… – он тяжело вздохнул и весь аж сжался. – Она умерла от передоза за пару недель до запуска Альфарима.

– Поэтому ты и согласился на этот эксперимент, предложенный Тилорном?

– Да, тем более я был в жуткой депрессии, да еще и ломка началась. А тут почти все как рукой сняло.

– Ясно, если не хочешь остальным рассказывать, пока не будем, а Тилорну я скажу, что стрессовой ситуацией выбили остатки твоего психологического расстройства.

– Нет, – немного подумав, он замотал головой. – Хватит с меня этой симуляции, остальные как проснутся, я им все расскажу, ну а там пусть будет как будет…

– Уверен?

– Да! Вы для меня стали как семья. Ты как ворчливый отец, который подзатыльниками учит уму-разуму, Тилорн прям дядюшка, который и сам не очень-то опыта набрался, но все равно пытается помочь, Кварц, считай, братишкой стал, ну и две сестренки, – хмыкнул он на последок. – А как говориться, родню обманывать – последнее дело.

– Ну, что же… – допив остатки энергетика и закинув флягу в рюкзак, обвел взглядом ангар. – Тогда, думаю, тебе повторять ничего не придется, эти охламоны давно не спят.

– Что? – Саргос был то ли возмущен, то ли ошарашен.

– Да вы просто так задушевно разговаривали, что мы не хотели мешать, – смущенно донесся голос Кастры.

– Да ты просто не хотела вылезать из объятий Кварца, – решил я вставить свои пять копеек.

– Ну, это тоже, – не стала она спорить.

– Ладно, хомячки недобитые, раз никто не спит, подъем и готовимся к выходу, нам еще добубея прошагать по пятому уровню нужно. А с Саргосом поболтаете на ходу.


Развернувшись, я направился к своим вещам и начал готовиться к выходу, подавая пример остальным. Думаю, все нормально будет. Если бы к Саргосу у ребят были претензии, их бы высказали сразу, а не молча подслушивали. Так, а что у меня там за сообщения мигали.


Отправитель: Александр Карфаер

Текст письма:

Рад, что у тебя все получилось и ты не погиб за эти дни! И прекрасно понимаю, что нам предстоит тяжелый разговор, поэтому жду тебя в форпосте и готов ответить на большую часть вопросов.


Ну, посмотрим, насколько он готов. Второе письмо было от Саныча и по сути дублировало письмо Карфаера. Что же за игру вы ведете, господа? Ну ничего, доберусь до форпоста, поговорим, иначе фиг вы от меня чего-то дождетесь. Уважение, конечно, уважением, но тут, похоже, с поступками, которые несут большую выгоду, это никак не связано и одно другому не мешает.

Как мне ни хотелось выдвинуться в кратчайшие сроки, но нам еще на четыре часа пришлось задержаться, пока Кварц обновлял боекомплект у «Мурзика». С загрузкой боекомплекта он справился буквально за пару минут, все остальное время ушло на поиск этого самого боекомплекта. Как оказалось, почему-то не так много оружейных магазинов торговали ракетами, подходящими под навесную систему, установленную на роботе. Ну, и мы, воспользовавшись моментом, немного пополнили свои запасы, готовясь к длительному переходу.

Когда вся подготовка была завершена и мы выдвинулись из ангара, я через меню закрыл аренду и скомандовал остальным высветить значок скурфайферовского подразделения, – остерегаться мне теперь нечего. Я, конечно, понимаю, что меня все равно попытаются захватить или уничтожить, даже несмотря на то, что у меня уже есть в запасе репликация, ну и плюс я обнаружил, что в зоне интерфейса, где у меня отображалось количество служебных очков, появилась дополнительная панель с неактивной полосой прокрутки.

На данный момент там светился один единственный пункт, который я мог приобрести за две с половиной тысячи этих самых очков, а именно – еще одну репликацию. Вот, значит, о чем тогда говорила Ксения. Они за служебные очки, похоже, тоже могут покупать дополнительные репликации для себя.

Даже не убирая оружие и держа его в боевом положении, мы вышли на центральную дорогу. Я сначала думал, что нам придется ползти как улиткам с нашим габаритным роботом, и первые пару секунд действительно мы не могли вклиниться в людской и транспортный поток, но потом как будто кто-то переключил рубильник, и вокруг нас образовалось пустое пространство, даже траспорт останавливался, из-за чего чуть не произошло пару аварий.

Хмыкнув себе под нос, я вывел группу на середину проезжей части и двинулся в сторону лифтов, совершенно не заботясь о том, что мешаю ездить всяким машинам. А вокруг нас как будто тянулось кольцо тишины, – оно и понятно, – большинство местных прекрасно осведомлены, что за эмблемы горят у нас над головами. Ну а кто не знает, тем это быстро объясняли, потому что гул разговоров стоял чуть ли не сплошной стеной, затухая при нашем приближении и снова набирая обороты, когда мы удалялись.

Единственное, что в этом столпотворении сразу было заметно – редких игроков, которые бросали на нас взгляд и, чаще всего пожав плечами, спешили дальше по своим делам. Ну да, с их точки зрения, тут ничего удивительного, ну идет себе пати под каким-то клан-тегом, и чего пялиться на них, выпучив глаза.

Дернувшиеся было в нашу сторону бойцы ОСА из пешего патруля, появившегося из-за поворота, резко тормознули после окрика командира и начали переминаться с ноги на ногу, не зная, что делать, поглядывая то на нас, то на своего командира. Ну да их можно понять: вооруженные лица на территории, где, по идее, по правилам с оружием передвигаться нельзя, а командир запретил им к нам приближаться.

А тот выпрямившись и расправив плечи, поймав мой взгляд, уважительно кивнул, ну, по крайне мере, мне показалось, что уважительно. Мда, не все оказывается однозначно в правоохранительных службах. Но все равно радует, что среди них остались нормальные люди.

Но ничего, сейчас мне наплевать на все эти интриги, осталось всего метров сто до центрального лифта, а на пятом уровне попадем сразу в безопасную зону, где даже все эти придурочные лицензии не работаю. Ну а там полчаса времени, и ищите ветра в поле, посмотрю, как все эти карманные армии побегают среди монстров, населяющих пятый уровень.

Погрузились мы в лифт совершенно спокойно, и в отличие от первого раза мы ехали в полном одиночестве, почему-то все те, кто хотел воспользоваться этим лифтом, вдруг резко вспомнили, что у них на плите осталось молоко не выключенное.

На пятом уровне нас никто не ждал, и мы спокойно выгрузились из лифта и, пару раз сменив направление, вышли из безопасной зоны. На этом уровне также было немало людей, которые подвисали, заметив нас, но учитывая, что игроков тут в отличие от шестого было достаточно много, это не привело к такому столпотворению, как наверху.

Остановились мы только возле крайнего блокпоста СВФ, так сказать, посидеть на дорожку. Я, конечно, думал сначала попробовать присоединиться к какому-то каравану, идущему в нужную нам сторону, но в итоге плюнул на эту затею, – нашему Мурзику не угнаться за ними, а арендовать снова прицеп как-то желанием не горю. Да и по сути мы более тихо дойдем своим ходом, заодно отработаем перемещение с новой боевой единицей.


– Так, мальчишки и девчонки, идем следующим образом: Кастра прокладывает маршрут и заодно проверяет местность на засады, с отставанием в десять метров двигается Саргос, чтобы иметь возможность, в случае нахождения сюрпризов, аккуратно их снять. Если грозит опасность, сразу отходите под прикрытие брони Мурзика. Понятно? – дождавшись кивков от разведчицы и сапера, продолжил наставление. – Дальше ромбом: верхушка – Мурзик, левый фланг – Кварц, правый фланг – Ирала, я замыкаю. С отставанием в пять метров прикрывает Тилорн. Всем все ясно?

– А чего я прикрываю? – возмутился Тилорн.

– Потому что у Мурзика брони будет побольше, а в случае если нас догонит какая гадость, нужно будет оперативно прикрыть, что Мурзик сделать не сможет.

– Ладно, даже поворчать не даешь.

– Ну, тогда полетели, хомячки! Чем раньше выйдем, тем быстрее окажемся дома!

Глава десять: Мы дома

Чуть повернув по оси автомат, скосил взгляд на приклад и сразу же вернул оружие в исходное положение, — еще двенадцать зарядов… Всадив двоечку в голову, сбил со стены очередного таракана, так что ошибочка, в магазине осталось не двенадцать, а десять зарядов. Быстро обернувшись, убедился, что у остальных тоже все в порядке, и снова уставился в свой проход, стараясь не пропустить очередную волну этих мутантов, у которых сходство с тараканами осталось только в форме туловища и лапок, на которых они передвигались.

Мало того, что эта гадость была с полметра в высоту, так еще и голова была всего с одним центральным глазом и расположенными по бокам клешнями на гибких щупальцах, ассоциирующихся у меня почему-то с крабами. Хоть у тех ракообразных клешни были из нескольких сегментов, а у «тараканов» почему-то на щупальцах. И вообще, чего я прицепился к их внешнему виду? Я тут столько всевозможных монстров видел, что удивляться уже давно перестал.

О, а вон еще один перебирает лапками, пытаясь не высовываться из темного угла, а вот не получилось, я тебя все равно вижу. Сухой звук энергетического выстрела, и тельце очередного гостя забилось в конвульсиях, не добежав метров двадцать до меня. С этим управился всего в один выстрел, тут главное — приноровиться и бить строго по центру глаза.


— Уй-ю-юй, — завыла Кастра, забыв отключить гарнитуру.

— Терпи! — оборвал ее Тилорн.

– Но ведь жжется.

– Уже последнее пятнышко обрабатываю, десять минут — и ничего не останется, – Тилорн был неумолим.

– Кастра, а вот нефиг было лезть к ним без команды, — тяжело вздохнул я.

— Ну не знала я, что у них кровь как кислота, – донесся до меня плаксивый голос.

– А головой подумать? Как ты думаешь, тут могла выживать колония таких монстриков, имея всего лишь седьмой уровень, а при этом на целый квартал разогнав всех остальных обитателей? Так еще и сорвала всю колонию на нас…

— Ну, простите, уй-ю-юй… — снова завыла она.


Ну вот что с ней делать? Четыре дня мы спокойно двигались по пятому уровню, старательно обходя крупные скопления местного бестиария. А когда не было возможности обойти, аккуратно отстреливали, в случаях когда живность была слишком бронированная, просто выводили монстра под пулеметный огонь Мурзика. Такое движение нас вполне устраивало и даже особо не напрягало.

Вот только оказалось, что от такой манеры движения скучали Тилорн и Кастра, как два чистых рукопашника, хоть Кастра последнее время и таскала с собой пистолет, только вот нормально пользоваться им не умела. Тилорн отнесся к этому с достаточно серьезным пофигизмом и просто изучал анатомию трупов, детально конспектируя данные, полученные при разделке тушек.

А вот Кастра маялась без дела, и поэтому когда она, прокладывая нам дорогу, заметила колонию этих тараканов, или как их обозвал Сервер, «Терриус», не удержалась от того, чтобы размяться, раздавив парочку отошедших далеко от основной колонии экземпляров. Первой неприятной новостью оказалась кислотность их крови, десяток капель которой попало на Кастру, когда она, с избытком накачав импульсник на ладони, со всей дури шваркнула по таракану сверху вниз, практически взорвав бедное насекомое.

А вот когда после этого убийства резко вся колония слитным движением повернули голову в ее сторону, стало действительно жутко, и мне резко вспомнилось, что у некоторых видов насекомых есть такое понятие как коллективный разум. Поэтому, моментально загнав Кастру в хвост построения с приказом срочно найти узкое место для обороны, остальная группа, развернувшись веером перед Мурзиком, встретила шевелящуюся массу со всех стволов, плотным огнем из всего, что у нас было.

Раздавшийся через пару секунд крик боли от Кастры чуть не похоронил нас на том же месте. Отвлеклись почти все, ну, кроме разве что Мурзика, который спокойно над нашими головами вел размеренную стрельбу с обеих пулеметных турелей. Вот только рваная полоса этого шевелящегося ковра пусть медленно, но приближалась, даже несмотря на то, что остальные тоже стреляли, не экономя боеприпасы.

Поэтому пришлось быстро отсылать Тилорна Кастре на помощь, надеясь, что ничего слишком серьезного там не случилось, ведь я даже обернуться не мог, стараясь срезать вырвавшиеся вперед кучки тараканов, что полностью поглощало мое внимание. Рванувший назад Тилорн, который готовился до этого принять на себя основную массу этих монстров, надеясь на энергетическую оболочку личной защиты, почти сразу сообщил, что у Кастры ожог.

Спасло ее то, что Тилорн у нас парень запасливый, особенно в вопросах медицины, и очень быстро смог нейтрализовать кислоту, которая проела костюм Кастры и постепенно въедалась в тело девушки. После чего, подхватив ее на руки, рванул в поисках места, где бы мы могли сдерживать эту лавину.

Когда он нашел такое место, мы сразу же начали отступать, сначала отправив туда Кварца вместе с Мурзиком, чтобы он занял удобную позицию вместе с роботом. А я вместе с Саргосом начали забрасывать наступающих монстров плазменными гранатами, устраивая практически беспрерывный высокотемпературный вал, который от тараканов даже пепла не оставлял. Но их было слишком много, а гранат, наоборот, слишком мало.

Ирала тем временем из встроенных в руки импульсников обрабатывала тех монстров, которые успевали прорваться. Поэтому когда Кварц сообщил по связи, что он занял позицию, мы со всех ног рванули к ним, но даже на ходу пришлось пару последних гранат бросить вслепую за спину, чтобы в наши задницы не вцепились клешни этих тварей.

Выскочив в узкий проход между двумя зданиями, где с трудом вместился Мурзик, сразу оценив диспозицию, скомандовал Саргосу и Ирале заминировать противоположный выход и держать там оборону. Ирала, коротко кивнув, обхватила Саргоса за поясницу и мощным прыжком перепрыгнула Мурзика. А я, привычно заскользив по бетону, проехал под нашим роботом, перевернувшись на пузо прям под его тушей, так и замер в положении лежа, держа на мушке вход в наше убежище.

Основную волну монстров Мурзик и я сдерживали минут двадцать, ну если честно признаться, сдерживал в основном Мурзик, я отстреливал только прорвавшихся одиночных тараканов, у меня ведь, в отличие от робота, намного меньше боезапаса. Да и Кварц, стоя на роботе, периодически помогал со своего дробовика, когда я так же лежа перезаряжал автомат.

Благодаря узкому проходу, где не могло разместиться одновременно большое количество тварей, мы и смогли перебить это кодло, иначе нас просто завалили бы трупами, а при условии вредности их крови, остались бы тут только наши скелеты. Минирование противоположного входа, как оказалось, было лишним, туда так никто и не сунулся, но, как говорил мой дед, лучше перебдеть, чем недобдеть.


– Кварц, контролируй проход, – скомандовал я после десятка секунд отсутствия новых гостей.


Ползком сдав назад и выбравшись из-под робота, первым делом перезарядил автомат, после чего двинулся к Тилорну, который уже заканчивал обрабатывать раны Кастры.


– Как она?

– Нормально, с трудом подобрал реагент, который смог убрать последствия химических ожогов. Но уже все хорошо, регенерацию стимулировал, и минут через пять будет уже в полном порядке, – информировал меня наш медик.

– Просто отлично, – улыбнулся я и отстегнул ремень с автомата.


Никуда особо не торопясь, – все равно Кастра сейчас сидела ко мне спиной, – я отстегнул второй крепеж с автомата и передал оружие Тилорну. Тот понимающе хмыкнув, принял оружие и, поднявшись, отошел в сторонку. Сложив ремень вдвое и выровняв его руками, резко подхватил Кастру и перекинул через свое колено, сдернув немного штаны, которые она не успела застегнуть после того, как Тилорн обрабатывал ей рану на бедре.


– А-а-а-й-й!

– Значит, скучно тебе стало?

– У-у-у-й-й!

– Размяться решила?

– А-я-я-й!

– Я тебе, блин, покажу, как самовольничать…


По началу она пыталась еще сопротивляться, несмотря на то, что силы у меня было не так уж и много, но вот ловкости и знаний хватало, чтобы ее хорошо зафиксировать. В итоге она сдалась и только всхлипывала при каждом ударе ремня. Остальные члены нашей группы старательно смотрели в другую сторону на протяжении всего воспитательного процесса и, похоже, даже не думали вмешиваться. Только Ирала уточнила у Тилорна, что же я это такое делаю, на что тот просто хмыкнул и спокойно так выдал:


– Понимаешь, Ирала. По непонятному для ученых феномену, дети, не зависимо от их возраста, почему-то начинают нормально воспринимать запреты старших только после хорошей стимуляции седалищного нерва при помощи древнего артефакта под названием «ремень» …


Дальше его разглагольствования я слушать не стал, и так все понятно, что он полностью одобряет мой воспитательный процесс. От души пройдясь ремнем по мягкому месту нашей разведчицы, я наконец-то отпустил ее, перед этим убедившись, что с нее не слетело ни одной единички жизни, только появился дебаф «Ушиб седалища». А вот от промелькнувшего в логах сообщения я чуть не заржал аки лошадь.


Внимание! Вы изучили умение «Детская послушность», умение можно применять только с инструментом «ремень» к лицам не достигшим двадцати одного года.


Скопировав сообщение, я переслал его Тилорну через личное письмо, у него, как оказалось, не на столько хорошая выдержка, и хрюкнув, он отвернулся к стенке и начал мелко трястись, сдерживая смех. Повернувшись в сторону робота, увидел, что Кварц старательно изображает часового, но, похоже, скоро заработает косоглазие. Сжалившись над ним, я залез на робота и уселся между пулеметными турелями.


– Иди, утешь свою ненаглядную, я подежурю.


Он молча спрыгнул с робота, спружинив на ногах, гася инерцию, и быстрым шагом направился к всхлипывающей Кастре. А я, положив автомат на колени, уставился на вход в переулок, попутно перебирая остатки боеприпасов. Восемь сменных энергоблоков к импульсному автомату и десяток осколочных гранат, не считая боеприпаса к пистолету, – вот по сути все, что у меня осталось, а топать еще минимум пару дней, даже если мы отведем на отдых всего по шесть часов в сутки.

Если мы за это время нарвемся на серьезных монстров, боюсь мы не дойдем, банально отбиваться будет нечем. Хотя, у нас есть Мурзик, а у него еще пару десятков тысяч патронов в грузовом отсеке лежит. Не знаю, кто проектировал данного робота, но в доступном каталоге мы такую модель так и не смогли найти. А примечательна она была наличием большого боезапаса, хранящегося в режиме миниатюризации, с ленточной подачей патронов прям оттуда.

Как смогли реализовать его создатели миниатюризацию части ленты так, что она беспрерывно подавалась, даже для Кварца оставалось загадкой, а других техников он категорически к своему питомцу не подпускает. А, ну да, у Мурзика еще есть четыре запасные кассеты к ракетному комплексу, который навесил на него Кварц.

С учетом того, что установлено уже в ракетных комплексах, получаем двенадцать термических и двенадцать кумулятивных ракет класса “Земля-земля”. Но вот тратить их на всякую мелочь просто нецелесообразно, это у нас резерв уж на совсем крупных тварей.


– Прости меня, пожалуйста, – раздался снизу плаксивый голос Кастры. – Я больше так не буду, честно-честно!


Сзади робота стояла Кастра, опустив голову и потирая ушибленное место. Вроде взрослая уже девчонка, думает о будущем, о возможных детях. А вот иногда ее поступки меня просто выбивают из равновесия. Ну вот что с ней делать?


– Я не злюсь, – повернув обратно голову, снова вернулся к разглядыванию входа. – Просто испугался за тебя, дурочку.

– Ну а что? Восстановилась бы в репликаторе, ничего страшного, – долетел до меня обиженный ответ.

– Кастра, девонька ты наша ненаглядная, а ты не думала, что возможность репликации вдруг может пропасть, или просто у нас тоже есть их лимит, просто он нам пока не известен? Поэтому я к каждой смерти отношусь как к реальной, даже несмотря на то, что есть возможность воскреснуть.


После моих слов, она на десяток секунд подвисла, и я уже было подумал, что ушла, обидевшись, но услышал, как она взбирается по роботу. Уже собирался подвинуться, чтобы дать ей место усесться возле меня, но тут неожиданно она обхватила руками мою шею и, чмокнув в щечку, прошептала:


– Спасибо, что о нас заботишься.


После чего, разжав свои объятия, спрыгнула с робота и побежала к Кварцу. А я продолжал сидеть и смотреть вперед, получив небольшой ступор. Ну не ожидал я такого, никак не ожидал, но все равно на душе крайне хорошо. Обернувшись, окинул взглядом моих… да я даже не знаю, как правильно теперь назвать, подчиненные… нет, не то. Друзья… возможно, но скорее даже семья.

В груди противно заныло от тоски, вспомнились мои дети, семейные выезды на пикники, улыбающаяся Алена, когда я по лесопарку бегал с малышней и играл в прятки. Сердце прям защемило, а на глазах навернулась предательская слеза. Так, нужно собраться, не время да и не место сейчас раскисать.


– Так, хомячки, двадцать минут на перекус и привести себя в порядок, потом двигаем дальше.


Не знаю, то ли мой воспитательный процесс так хорошо подействовал, то ли нам так повезло, но наше дальнейшее движение больше всего напоминало обычную прогулку по не очень благополучной местности. В бой нам пришлось вступать всего с десяток раз, при этом монстров Кастра обнаруживала задолго до того, как мы попадали в зону их внимания, что позволяло нам аккуратно вырезать монстров, экономя боеприпасы.

Тилорна мы использовали как основного танка группы, Кастра вытягивала монстров, которые мешали нашему дальнейшему движению, и сразу же скрывалась за нашими спинами, а тварька, несущаяся за ней, наталкивалась на молот нашего медика. Если он с первых пар ударов не справлялся, тогда уже подключались и остальные. Так мы и двигались, постепенно входя в монотонный режим движения.

На первые группы игроков мы натолкнулись к концу второго дня, когда уже подыскивали себе место для ночевки, да и надо было хотя бы обжаритьдва десятикилограммовых куска мяса, которые мы вырезали с одного из монстров, признанного Тилорном съедобным. Это, наверное, сказывается наше посещение местного ресторана, теперь большая часть монстров рассматривалась всеми членами команды в основном с гастрономическим интересом.

Единственная проблема была только в том, что мы хоть и додумались взять соль и горелку, на которой можно готовить еду, вот только ни котелка, ни лишних запасов воды мы не взяли. Оставалось только готовить мясо на открытом огне. Хотя, надо признать, жареное мясо в качестве добавки к брикетам сухого рациона пошло просто на ура.

Встреча игроков прошла вполне спокойно, хоть группа из десятка парней с разным вооружением и взяли нас на прицел сразу, как только нас увидели, но агрессию не проявляли. Выйдя вперед своей группы, я дождался, пока от них выдвинется парламентёр, и, быстро с ним переговорив, узнал, что до ближайшего поста, разбросанного в тридцатикилометровой зоне от форпоста, осталось всего пару часов пешего движения.

Тем более приятно было слышать, что оставшаяся зона, которую нам нужно было пересечь, была зачищена от основной массы монстров, только в здания нам не рекомендовали соваться, потому что по ним еще не успели пройти частой гребенкой. Поблагодарив ребят за полезную информацию и махнув своим рукой, мы двинулись дальше, с расчетом того, что на отдых и сон уже остановимся на посту.

В общем, так и произошло, переночевав на втором этаже здания, которые бойцы Карфаера заняли в качестве опорного пункта на подходах к основной базе, на следующий день мы уже стояли под стенами форпоста, ошарашенно смотря на то, в какой муравейник превратилась база, с который мы начинали. Периметр стен увеличился почти в три раза, каждые двадцать метров были расположены пулеметные гнезда, встроенные прям в стены, и между ними поверху еще и автоматические турели, да и зона километров на десять вокруг форпоста была просто переполнена людьми.

В ближайших зданиях трудились ремонтные бригады, чуть подальше небольшими группами игроки зачищали оставшуюся живность практически любого характера, а на удалении в пятьсот метров от стены по кругу шлялись патрули. С какой стороны ни посмотри, но форпост за время нашего отсутствия очень сильно вырос. И сейчас, похоже, усиленно готовится к обороне, слишком уж много оружия и бойцов. Я даже начал в уме перебирать кучу вариантов, кому мог так насолить Карфаер, но потом, хлопнув себя по лбу, сообразил, что волны монстров давно не было, вот комендант и нервничает. Мне даже вроде кто-то говорил, что чем дольше нет волны, тем она мощнее.

К сожалению, это полностью рушит мои планы по-быстрому выдвинуться дальше. Придется сначала дождаться волны и только после этого начинать спуск вниз. А то как-то не горю желанием нарваться на этот гон монстров где-то на переходе, и без укрытия нас там просто мясом завалят и не заметят.

Вовнутрь периметра нас впустили без вопросов, я поначалу думал, что мне сразу поступит вызов к Карфаеру, но на нас всем в округе было совершенно плевать. Только несколько бойцов поприветствовали нас, когда мы уже заводили Мурзика в выделенный нам гараж. Похоже, это были ребята из группы прикрытия, прикомандированных к нашему подразделению, но вот хоть убейте меня, я напрочь их не помнил.


– Фух, можно сказать, мы дома, – улыбнулся я, когда мы наконец-то поднялись к себе. – Поэтому объявляю отгул. Дальше двинемся только после волны, а до тех пор все свободны. Только сначала подготовьте снарягу для выхода.

– Урааа! – завизжала Кастра. – Душ на ближайший час мой! – и сразу рванула к душевой кабинке. Девушки, они такие девушки.

– Кварц, – привлек я внимание паренька. – У меня к тебе будет просьба, – отсоединив пистолет, я протянул его парню. – Посмотри, можно ли будет сделать такую же систему подачи, мне нужно два таких устройства под пистолет-пулеметы с моего комплекта.

– Да не вопрос, гражданин начальник! – опять начал он балагурить, сразу видно, что расслабился, чувствуя себя в безопасности.

– Не паясничай, а то уши надеру!

– Уши – то фигня, главное, чтобы ремень с автомата не снимал, – прикрыл он пятую точку руками. – А то Кастра сутки не могла сидеть.


От этой простенькой шутки ржали абсолютно все и напряжение последних двух недель просто улетучивалось. Как бы то ни было, но данную базу все, похоже, воспринимали как родной и безопасный дом, и в контрасте нашего текущего состояния я прекрасно понимал, что несмотря на то, что мы умудрялись отдыхать, но напряжение нас все время не отпускало.


– Ладно, посмеялись и хватит. Саргос, притащишь, пожалуйста, тот баул, который я просил спрятать.

– Хорошо, минут через десять, там кучу сюрпризов надо снимать.


Нормально ответил он, да я вообще заметил, что после нашего разговора он почти перестал дробить предложения на маленькие куски, симулировать-то теперь уже ни перед кем не нужно. Получив у Иралы все свои вещи из комплекта «Серафим», я пошел переодеваться, заодно и Саргос за это время должен справиться. Хм.. а это откуда?


– Эм… господа хорошие, а откуда наручи? Их же вроде не было в том комплекте, что передал ДиЛайн.

– Так это мы с Эрнеста сняли, остальное там было в хлам. Он когда начал на себе все рвать, только наручи и не пострадали, – долетел до меня голос Кварца, который уже копошился в своем техническом углу.

– Понятно…


Ну, зато пару элементов экипировки получил неожиданно, и то хлеб. Вот только если задуматься, сколько мы за эту поездку финансов выбросили просто на ветер, как-то совсем грустно становится. Когда Саргос притащил баул с вещами, я первым делом натянул комбинезон «Душа», попутно ожидая, что меня скрутит как прошлый раз, и когда этого не произошло, облегченно вздохнул. Пятнадцать минут – и я уже стою в полной экипировке, разглядывая себя в зеркале. Для полного комплекта нужно еще шесть элементов брони, но уже и так неплохо. Тут перед глазами побежали строчки информации, только не в нейроинтерфейсе, а по стеклам очков.


Проверка допуска… ОК

Проверка совместимости элементов… ОК

Совмещение элементов брони с «Душой»:

Мудрость… ОК

Око… ОК

Глас… ОК

Совесть1… Отсутствует

Совесть2… Отсутствует

Оковы 1… ОК

Оковы 2… ОК

Длань1… Отсутствует

Длань2… Отсутствует

Сердце… ОК

Верность… ОК

Свобода1… ОК

Свобода2… Ошибка! Обнаружено критическое вмешательство в целостность элемента доспеха. Обнаружены сторонние элементы. Обнаружено взрывчатое вещество. Запущен протокол безопасности, до отсоединения элемента и его ликвидации осталось:


10

9

8

7

6


Рванув с места, я всей массой пробил стекло и, еще в полете подкорректировав свое падение верхней парой крыльев, я прям в воздух отсоединил вторую пару.


5

4

3


Со всей доступной мне силой я, схватившись рукой за край крыла, запустил его, как бумеранг, как можно выше и, перекувыркнувшись, приземлился на ноги, сразу же сведя крылья над головой, прикрываясь от осколков сверху.


2

1


Деактивация.


Раздавшийся над головой взрыв повыбивал стекла из ближайших зданий, а людей, которые были на улице, взрывная волна разбросала по разным сторонам. Но, слава богу, вроде никого не убило. Выпрямившись и убрав крылья, я посмотрел наверх, где произошел взрыв. Вот тебе и сюрприз от ДиЛайн, его техники, похоже, не знали о подобной диагностике, проводимой «Душой», и почему-то у меня очень большие подозрения, что в тот момент, как закрылся бы Договор, меня сразу бы попробовали подорвать.


– ВООЛПЕЕЕР! – заорали выносные динамики, размещенные на зданиях, голосом Карфаера. – Я знаю, что ты внутри форпоста. Я на сто двадцать процентов уверен, что первый взрыв за две недели обязательно устроил ты! – а потом более спокойным голосом добавил. – Если ты ничего больше взрывать не планируешь, то зайди ко мне, нужно поговорить.

Глава одиннадцать: Дом, милый дом

Ага, так я ему и поверил, что он только узнал, что я появился в форпосте; подозреваю, что ему доложили еще с блокпоста, где мы ночевали. Вот только не понятно, почему он не прислал письмо, как обычно, а, считай, всем объявил, что я вернулся. Ну что же, если ему почему-то нужна эта игра на публику, то я не вправе ему запрещать. Да еще и пришло оповещение в служебный чат о том, что поступили отчеты о выполнении заданий, я даже хмыкнул, заметив там знакомые имена Ксении и Альфреда, и еще три имени, по которым я просто мазнул взглядом, даже не запоминая, убедился только, что они мне не знакомы.

Мне предлагали проставить статус отчета: принят или нет, и вообще считать выполненными или же забраковать их отчет. Естественно, я подтвердил выполнение и даже обнаружил, что могу выписать им премиальные в размере не более чем половина причитающихся служебных очков. А хорошо быть старшим офицером — бац, и те, кто мне помог, получили в полтора раза больше, чем было положено. Даже Альфреда не обидел, — ну да, и он, и я гонор показали, но это не отменяет того факта, что он вытащил нас из задницы.

Вспышку слева я хоть и заметил, но не успел среагировать, зато успела среагировать моя пассивная способность на уворот, уже привычно вывернув мое тело в кульбите, уводя с траектории выстрела, завершал кувырок я уже самостоятельно, выходя на ноги и выдвинув корпус вперед, чтобы компенсировать инерцию тела, а не совершить еще пару неконтролируемых кувырков.

Вывернув крылья вперед, я закрылся ими, как щитом, перекинув на них питание с дополнительной батареи, зафиксированной в поясе. И, кстати говоря, не зря, потому что в них сразу врезалась очередь силовых снарядов, сожрав практически четверть энергии. Чем это меня таким серьезным долбят, блин?

Выхватив оба пистолет-пулемета, хаотически зашарил глазами по разбегающимся людям, которые заметались в поисках укрытия. Но почему-то не мог поймать взглядом того, кто решил меня прикончить в середине форпоста, практически на глазах у местного гарнизона.

Легкое движение воздуха справа в опасной близости — и я резко, вывернув крылья параллельно земле, крутнувшись, ухожу в сторону, опасаясь открывать стрельбу, слишком много вокруг условно-мирного населения. Выйдя из своеобразной юлы на один оборот, сразу же вернул крылья в позицию щита и начал отступать спиной к ближайшей стене, чтобы лишить противника возможности атаковать с тыла.

Чуть левее того места, куда я смотрел, мелькнул ряд небольших вспышек голубоватого цвета, который оставался при формировании энергетического выстрела. Я не стал принимать эту очередь на крылья, а ушел прыжком в сторону, деактивируя импровизированный щит и полоснув двумя очередями, на манер ножниц, в точку, откуда по мне велась стрельба, надеясь хотя бы зацепить противника.

О чем чуть было не пожалел, потому что в той точке, куда я отпрыгнул, воздух слегка поплыл от резкого движения находящегося там бойца в инвизе, который сразу же попытался проткнуть меня какой-то длинной железкой, не дав даже подняться на ноги. Ну уж нет, изображать бабочки на иголке в мои планы не входит, несмотря даже на теперешнее наличие крыльев, пусть и техногенных.

Изогнувшись ужом, от чего явственно услышал треск собственных костей, несогласных с тем, что человек способен на такие маневры, постарался убраться с траектории удара, но все равно клинок прошел по касательной об грудную пластину, выбив сноп синих искр. В ответ зарядил длинную очередь примерно туда, где должен был находиться живот невидимки.

Он либо не успел среагировать, либо не думал, что я такая изворотливая скотина. Но, как бы то ни было, в живот он принял все до одного выстрелы, что выбило его из инвиза, но, к моему удивлению, не то что не убило, а, похоже, даже не ранило, хоть и потрепало основательно броню.

Выпустив один из пистолет-пулеметов, я ухватил его за запястье, не давая возможность работать узким трехгранным мечом с синими сполохами, пробегающими по лезвию, но этот гад в аналогичный захват поймал мою вторую руку и, завалившись корпусом, попытался крутнуть меня благодаря своему весу так, чтобы я оказался спиной к той стороне, где скрывался стрелок.

Вот только он выпустил из внимание короткие обрубки механической части деактивированных крыльев, поэтому когда его голова оказалась напротив острого края крыла, я сразу же их активировал, и энергетический поток разворачивающегося крыла просто срезал ему чуть больше половины черепной коробки, оголив слегка подпаленные мозги.

Подхватив опадающее тело, я закрылся им от невидимого стрелка, прикрыв с боков себя крыльями. К сожалению, верхнюю пару свести за спиной не получилось, конструкция не позволяла. Я мог ими двигать только перед собой и с боков, ну еще и над головой сомкнуть, формируя этакий козырек, прикрывающий только голову и плечи и выступающий далеко вперед, как козырек у кепки, только намного крупнее.

Если бы у меня были все три пары крыльев, я бы смог закрыться от нападения по кругу, что их конструкцией вполне предусматривалось. Верхняя пара закрывает бойца спереди либо усиливает защиту по бокам, позволяя стрелять перед собой, средняя пара крыльев работает только в небольшом диапазоне движения по бокам, чтобы не сталкиваться с другими, а вот нижняя пара прикрывает спину или опять же бока.

В общем, при желании только по бокам можно было сделать трехслойную защиту, либо в один слой круговую энергоброню. Хоть и оставалось пару вариантов для комбинирования, плюс защитные свойства у них — не основное предназначение, но, как бы то ни было, крыльев у меня сейчас, к сожалению, только одна пара. Да и то с энергоблоком, просевшим чуть больше, чем наполовину.

Сделав пару шагов назад, продолжая прикрываться телом неудачливого убийцы моей тушки, увидел, как с разных сторон на полной скорости несутся патрульные форпоста. Выскочившая почти возле меня пятерка ребят практически моментально взяла меня на прицел, но, похоже, сразу получили отбой, или как-то меня идентифицировали, резко крутнулись и, рассыпавшись веером, взяли на прицел пространство примерно в той же стороне, куда и я пялился.


— Как минимум один в невидимости, — предупредил я ребят.


Один из них быстро и едва заметно кивнул, и, видно, начал раздавать указания по связи, потому что все бойцы, которые выныривали из разных проходов, резко замерли на месте, кроме одного, чуть в отдалении, который на полной скорости рванул к середине свободного пространства, на ходу скидывая какой-то рюкзак, и в последний момент практически сел на задницу, не уменьшая скорости.

Ну, мне сначала показалось, что на задницу, но он просто, подогнув под себя правую ногу и вынеся вперед левую, на манер тормоза, немного проехался по бетону и, даже не полностью закончив торможение, с силой приложил дном рюкзака об бетон, и выдернул из верхней части что-то наподобие антенны, на которой сразу же разложилась небольшая тарелка, только почему-то смотрящая вертикально вверх. В следующую секунду от устройства разошелся куполообразный импульс оранжевого цвета.

Спустя чуть больше секунды где-то слева началась интенсивная перестрелка. Похоже, этот импульс либо выбил убийцу из невидимости, либо как-то промаркировал, потому что большая часть бойцов с места рванули в ту сторону. Возле меня осталась только группа из пяти бойцов, которая была ближе всего ко мне.

От группы отделился командир и направился в мою сторону, ну точнее всего я просто думаю, что командир, ведь это именно он тогда кивнул на мое предупреждение. Добравшись до меня, он, не снимая шлема, оповестил, что можно расслабиться и идти дальше заниматься своими делами, оставив труп нападающего на их попечение.


– А морду маслом не намазать?

– Эм… Простите, но я не понял, причем тут масло? — впал он в ступор.

– А чтобы лицо не треснуло, когда растягиваться будет! – включив гарнитуру шлема на частоте нашей группы, сразу же бросил в микрофон. — Кварц, срочно дуй по моим координатам, и прихвати с собой Саргоса.

— Принял!

– Плюс, – сразу же за ним раздался голос Саргоса.

— Волпер, что там уже случилось? — вклинился Тилорн. – Мы тут после взрыва сразу все рванули к себе за оружием, а тут в нашей комнате окна нет, да и стрельба на улице.

– Уже все в порядке, можете расслабиться, просто меня тут попытались убить, но у них ничего не получилось. Теперь нужно трофеи снять, но боюсь, что могут содержать пару сюрпризов для сильно любопытных, для этого и нужен Кварц с Саргосом.

– Понял! – ответил он и, видно, забыв выключить гарнитуру, добавил, уже обращаясь не ко мне. – Кастра, а ну бегом домываться, а то нашлась тут нудистка, в полотенце, ботинках и перчатках. Ты что, решила поразить всех нападающих своим голым задом?


Хм… Казус, однако, ну и бог с ним, а то еще начну вспоминать старые боевые казусы из разряда «в трусах и каске». Пока ждал Кварца с Саргосом, при этом полностью игнорируя маячившего передо мной бойца в непонятном мне пока звании и с неясными полномочиями, решил пробежаться глазами по логам урона. Так, сначала где там урон, прошедший по самоубийце, с которым я сцепился в рукопашку?

Ага, как я и думал, весь урон поглотила его броня, сведя на нет все мои выстрелы, жаль только, что логи показывают урон по броне лишь на тот показатель, на сколько он превысил защиту. Поэтому глупо пялиться на кучу ноликов я не вижу смысла, а вот строка с активацией крыла выглядит уже интересно.


Вы нанесли 680 единиц урона противнику «Неизвестный Убийца» посредством энергетического каркаса при активации «Свобода Серафима». Сняты показания урона при активации и внесены соответствующие данные в описание устройства.


Это что, у Сервера до сих пор не было таких данных? Да быть такого не может, или тут опять сработали запреты на информацию, мол, пока сам не попробуешь, о таком уроне и не узнаешь… Блин, реально задолбало это. Ладно, что у нас там с уроном, которым меня пытались накормить? Чего? Всего-навсего девяносто единиц энергетического урона сожрало почти четверть емкости энергоблока, что за фигня?

На полигоне у Саныча я крыльями мог заблокировать порядка семи тысяч единиц урона, а тут получаем примерно три с половиной сотни. Похоже, ДиЛайн и эту пару подсунул мне бракованную. Блин, стоп, какой же я идиот. Я аж хлопну себя ладонью по лбу, точнее по шлему, который не дал мне добраться до своей же пустой башки.

Я же не выбрал ни один профессиональный навык, а там, если не изменяет мне память, именно был такой, который позволяет активировать псионические возможности снаряжения, вот и расход энергии намного больше, потому что девяносто пять процентов ее просто утекает в никуда. Да и, наверное, шлейф я оставляю за собой еще тот, любой датчик, ориентируемый на псионику, меня за десяток километров, скорее всего, обнаружит.

В это время ко мне на полной скорости подскочил Кварц и вслед за ним слегка запыхавшийся Саргос. Передав тело им на руки, еще раз предупредил, чтобы были осторожны, когда будут раздевать его, а когда закончат, пусть отдадут труп бойцу, который так и продолжал возле меня переминаться с ноги на ногу.


– Вещи потом в склад? Или к торгашам? – решил уточнить Кварц.

– Пусть сначала Кастра примерит, если по ограничениям подойдет, то это для нее будет намного лучше комплект, чем те, которые имеются, пусть даже без шлема.

– Хм… Согласен, – задумчиво протянул Кварц, видно, уже примеряя данный костюм на свою любимую.

– Волпер, а ты куда? Может, лучше Тилорна или Иралу вызвать, пускай с тобой прогуляются? – заволновался Саргос, рассматривая мельтешение служивых и труп перед собой.

– Неа, обойдусь, тем более я к Карфаеру иду, а если меня кто-то там сможет грохнуть, то и Ирала с Тилорном не помогут.

– Ладно, но ты все равно осторожней.


Отвечать не стал, просто кивнул ему и, развернувшись, двинулся дальше к Административному корпусу. Пока шел, заодно залез в интерфейс и, немного покопавшись, нашел профессиональные умения. Чего-то аж подзабыл, где они расположены. Если я сейчас начинаю постепенно теряться, где что, то страшно представить, что будет, когда нейроинтерфейс нормально обрастет функционалом на уровне как у среднестатистического местного человека. Ладно, отвлекся, вроде вот это нужный мне навык. Раскрыв описание, я убедился в том, что не ошибся.


«Доступ к псионическим свойствам амуниции»

Требование:

Путь развития «Хранитель».

Ограничения:

Не доступно для пути «Чистильщик» с эффектом «Доступ к псионическому усилению пиконитов»

Не доступно для пути «Защитник» с эффектом «Доступ к псионическому усилению амуниции»

Описание:

Открывает возможность использовать псионическую энергию специализированных комплектов для активации встроенных псионических умений.


Вот сюда и закидываю доступную единичку для активации умения. По стеклу защитных очков сразу же побежали строчки различных оповещений и обработок, да с такой скоростью, что я не успевал выхватить взглядом ни одного слова, строки практически сливались в один сплошной поток. Видимость сразу ухудшилась, но хорошо хоть я уже успел дойти до административного корпуса. А дальше я дорогу помню практически на память. Уже возле самого кабинета Карфаера на стекле очков замерло сообщение и сразу дублировалось в профессиональный чат.


Произведена активация всех узлов доступного снаряжения. В связи с этим произведен перерасчет отображаемой информации в описании снаряжения. Ознакомьтесь, пожалуйста, с новыми данными для оптимального использование снаряжения.


Какое-то культурное оповещение попалось, прям удивительно. Но это можно будет сделать и чуть позже, сейчас меня ждет разговор с Карфаером. Пару раз стукнув костяшками по двери в кабинет коменданта, не дожидаясь ответа, я быстрым шагом вошел в помещение и замер, не совсем понимая, что тут происходит.


– Привет, – увидев меня, поздоровалась Литара и сразу же спрятала глаза.

– И тебя с приветом, – рефлекторно ответил я, а потом перевел взгляд на хмурого Карфаера.

– Что смотришь? Садись давай!


Не дожидаясь, пока я займу место, он встал и направился к оружейной стойке активировать защиту от прослушки. Я, усевшись на единственный свободный стул, стянул с головы шлем, одним комплектом с маской и очками, что стало возможно после активации комплекта, и непонимающе уставился на Литару, которая, обхватив свой животик руками, как бы защищая малыша, упорно отводила взгляд в сторону. Дождавшись цветной волны, пробежавшейся по стенам, сразу задал вопрос в лоб.


– И как это все понимать?

– Прости, это все из-за меня, дуры такой! – пискнула Лита и подняла на меня глаза, в которых стояли слезы. – Если бы я знала, что он так поступит, то ни за что ему не рассказала. Но я даже не могла подозревать, что Рахмус окажется таким козлом…

– Стоп, стоп, стоп! – прервал я ее причитания, которые она выдавливала из себя сквозь побежавшие по щекам слезы, и, повернув голову к Карфаеру, продолжил. – Алекс, может, ты нормально объяснишь, что тут происходит?

– Ну, если коротко, – вздохнул он. – Мы с Санычем отправили тебя раньше намеченного срока, по причине пришедшей нам информации, что одна из корпораций готовит лояльного им Скурфайфера, причем проект этот они ведут уже с полсотни лет, если не больше, специально подбирая и обучая бойцов. И вот они оказались готовы раньше нас, поэтому пришлось срочно тебя отсылать, чтобы ты успел раньше их бойца.

– Ну это понятно, столкнулся я с этим Эрнестом, пришлось дуэлью получать профессию.

– Мы это уже знаем, – кивнул он головой. – Так вот если наши планы по твоей подготовке были известны достаточно большому кругу лиц, то о твоей срочной отправке было известно всего десятку человек, Литара с ее мужем Рахмусом одни из них…

– Так, секунду, – прервал я Карфаера. – А почему Литаре вообще доверили такую информацию?

– Ну… Понимаешь… Тут такое дело… – сразу замялся он.

– Пап, ну что ты опять мнешься? Да, я его дочка, и скоро у него будет внук, – а потом более тихим голосом добавила. – Надеюсь…


Я переводил взгляд с Литары на Карфаера, пытаясь осознать эту классику женских сериалов. Для полного счастья осталось с какой-то стороны пристроить сюда Саныча в качестве дедушки и Крилла… ну, например, братом Литары, потерянным в далеком детстве. Так еще ведь можно и Лекшу организовать дядей Литары со стороны матери, да и вообще пол местного гарнизона увязать в одну семью… Стоп, куда-то меня снова не туда понесло.


– Эм… А Саныч дедушка? – не удержался я. Вот честно, язык мой – враг мой.

– Нет. Причем тут вообще этот старый хрыч? –возмутился Карфаер, а я облегченно вздохнул – значит, не мыльная опера, достойная сериала. – Так вот, вернемся к нашему барану. Рахмус просто взял и слил информацию нескольким корпорациям, неплохо на этом наварившись. Вот только если КиОрТех, да и еще парочке, он слил инфу только о тебе, то Альмотек он проинформировал еще и о Литаре… – и он запнулся, снова подбирая слова.

Вот тут я напрягся, учитывая эмоциональное состояние Литары и Карфаера, да еще и то, что его дочь сейчас на пятом уровне, то у меня в голове начинает зреть только одна мысль о причине заинтересованности Альмотек в Литаре, и эта мысль мне очень не нравится, с какой стороны не посмотри.


– Только не говорите, что… – я перевел взгляд на живот Литары. А она, заметив куда я смотрю, сжалась и отвела взгляд в сторону. – Я ***** без баяна, а с баяном я б запел! Алекс, и куда ты ее теперь? Ведь даже тут, в форпосте, ты не сможешь полноценно ее обезопасить. Меня двадцать минут назад уже пытались убить всего в двухстах метрах отсюда. Но я-то отмахался, а с ней как быть?

– Да знаю я! – заорал он на меня. – А ты думаешь, почему она сидит тут и ни на шаг от меня не отходит? – но поняв, что срывается не на того, он достаточно быстро успокоился. – Прости, не хотел срываться. Просто все так не вовремя происходит, как будто сплошная черная полоса в жизни пошла. Саныч уехал в срочную командировку от наших общих друзей и вернется минимум через пару недель, а тут все эти проблемы одна за одной…

– Да ладно, я что, не понимаю. Ты лучше скажи, есть у тебя идеи, что теперь делать?

– Да, собственно, из-за этого я тебя и вызывал. Понимаешь, тут такое дело, мама Литары как бы псионик, – уставившись в столешницу, начал рассказывать Карфаер. – Ну и как бы когда я еще служил, попала она к нам в плен… Ну, в общем, как бы любви между нами не было, – совсем тихим голосом продолжил он. – Как бы это сказать, даже совсем наоборот, а я, ну, не сказать, чтобы святой… Ну это… Воспользовался моментом, что она не может сопротивляться…

– Ладно, не мучайся, – в очередной раз прервал я его. – Дальше и так все понятно, каким-то способом она смогла сбежать, а через девять месяцев или около того вышла на тебя и вручила нежданчик, при этом, как я понимаю, у Литары не обнаружилось ни одного отклонения от нормы, прописанной в Сервере, вот и сплавили на тебя заботу о ребенке. Но через поколение гены решили показать свое, проявивши отклонения в ребенке Литары. Мда… ситуация, однако, но чем я могу тебе помочь в этом вопросе?

– Я хочу нанять тебя для сопровождения Литары к одной из баз псиоников, только назови цену, я не поскуплюсь!

– Да иди ты нафиг со своей ценой! Я и так должен тебе услугу, да и так бы помог. Вот только не представляю, как это все провернуть, ее же первый встречный псионик прибьет. Или ты забыл, что у вас война с ними?

– Ну, это… У меня есть информация, что Скурфайферы могут делать себя и людей в своей группе нейтральными для всех.

– Могут, – задумавшись, подтвердил я. – Только там есть ряд проблемных моментов, – а у меня перед глазами побежал целый список запретов разглашения той или иной информации, и дальше я уже крайне осторожно подбирал слова. – В варианте, когда я смогу ее оставить без опасений, что ее тут же угробят, нужно будет… Эээ… заключить определенный договор, – вспомнил я про договоры Сервера. – Только он как бы… На всю жизнь, и я не уверен, что этот вариант подойдет Литаре. Да и лим… Эм… ну, в общем, пока не могу ее взять в свой отряд.

– Что-то и ты начал мяться… Если что-то надо, ты просто скажи! – его глаза прям горели надеждой.

– Не могу, – покачал я головой. – У меня есть ряд обязательств и запретов, из-за которых мне тяжело нормально тебе объяснить…

– Хм… Что-то вроде подписки о неразглашении? – сообразил он.

– Ага, – грустно улыбнулся я. – Вот и ситуация патовая, но мы как минимум на пару дней точно задержимся тут, за это время попробую что-то придумать.

– Спасибо и на этом, – немного подумав, поблагодарил он. – Ну а сможешь хоть присмотреть за ней пока? А то я как привязанный сижу.

– Да не вопрос. Сейчас я своих девчонок позову, они от нее ни на шаг не отойдут.

– Кастра и Ирала? Ну да, эти барышни действительно смогут ее прикрыть в случае необходимости. Спасибо!


Карфаер хотел было протянуть мне руку, но подвис в самом начале движения. Да и я подвис примерно так же. Ведь в служебном чате пульсировало красным цветом сообщение, которое я при всем желании проигнорировать не мог.


Тревога! Зафиксировано низкочастотное излучение, вследствие которого большая часть мутировавшей фауны в состоянии бешенства направилась в сторону жилой части Альфарима. Всем действующим Скурфайферам и лицам на контрактной основе необходимо принять меры по защите гражданских лиц.


Похоже, нас ждет новая волна мясорубки с местными монстрами. Вот только меня больше заинтересовала информация про излучение, – вот и причина, почему монстры периодически ломятся наверх. И самое смешное, что оно пришло, если судить по времени, пару минут назад, а значит, раньше, чем Карфаеру.


– Алекс, снимай блокировку, нужно срочно готовиться, – он коротко кивнул, видно, поняв, что я уже в курсе об очередной волне. – Литара, идешь со мной, я тебя проведу к девчатам, с ними и останешься.

– Как будешь готов, возвращайся сюда, твои ребята будут в резерве на случай, если где-то стену прорвут.


Кивнув, показывая, что я понял, нацепил шлем и, взяв за руку Литару, на максимально доступной для девушки в положении скорости направился к своим, попутно развернув на треть своего обзора нейроинтерфейс с новой информацией о своем комплекте, надо же знать свои новые возможности.


Комбинезон «Душа Серафима» (Псионическая активация)

Дополнительные слоты: 18 слотов для подключения дополнительных элементов снаряжения, 5 слотов для подключения оружейных элементов.

Броня:

Кинетическая: 126

Термальная: 50

Описание: Базовая часть комплекта брони Скурфайферов, имеет класс Серафим, к которому подключаются остальные элементы брони, источники питания, оружейные системы.

Дополнительное свойство 1: Усиление мышечного напряжения. Любое прикладываемое усилие возрастает в полтора раза. Расход энергии – 1 кат в три секунды*.*

Дополнительное свойство 2: Усиление подвижности тела. Комбинезон создает дополнительный каркас для тела, позволяя без последствий выполнять более опасные акробатические элементы. Расход *– 1 кат в три секунды**.*

Дополнительное свойство 3: Реанимационный модуль. Комбинезон герметично закупоривает раны, полностью останавливая кровотечение. Расход *– 1 кат в пять минут**.*

Дополнительное свойство 4: Перераспределение нанесенного урона. Элементы комбинезона распределяют кинетический урон по всей поверхности. Расход*– 1 кат за 73 единицы распределенного кинетического урона.*

Дополнительное свойство 5: Терморегуляция. Комбинезон самостоятельно регулирует температуру тела, поддерживая оптимальную. Расход*– 2.5 кат в сутки**.*

Дополнительное свойство 6: Компенсация отдачи. Компенсирует толчок отдачи при стрельбе из «Кары Серафима». Расход *– 0.1 кат на выстрел**.*

Дополнительное свойство 7: Компенсация отдачи. Компенсирует толчок отдачи при стрельбе из «Гнева Серафима». Расход *– 0.1 кат на 100 выстрелов.*

Дополнительное свойство 8: Скрыто (Для открытия информации подключите соответствующий элемент).

Дополнительное свойство 9: Скрыто (Для открытия информации подключите соответствующий элемент).

Дополнительное свойство 15: Скрыто (Для открытия информации подключите соответствующий элемент).

Дополнительное свойство 16: Скрыто (Для открытия информации подключите соответствующий элемент)

Часть комплекта «Серафим»*, состоящего из 19 элементов амуниции и 5 элементов оружия.*

Бонусы от комплекта: зависят от того, какие именно элементы комплекта одновременно экипированы.

Состав комплекта подключаемой амуниции:

Душа Серафима 1/1

Мудрость Серафима 1/1

Око Серафима 1/1

Глас Серафима 1/1

Совесть Серафима 0/2

Оковы Серафима 2/2

Длань Серафима 0/2

Сердце Серафима 1/1

Верность Серафима 1/1

Свобода Серафима 1/3

Стыд Серафима 0/1

Поклон Серафима 0/1

Поступь Серафима 1/1

Грех Серафима 1/1

Состав комплекта подключаемого оружия:

Кара Серафима 1/1

Порицание Серафима 0/2

Гнев Серафима 2/2

Состояние: 97%

Вес: 2.7 кг

Ограничения: Только для профессии «Скурфайфер».


Шлем «Мудрость Серафима» (Псионическая активация)

Броня головы:

Кинетическая: 76

Проникающая: 98

Термальная: 62

Описание: Тактический шлем, предназначенный для защиты головы Скурфайфера в боевых условиях. Оснащенный портативным радиокомплексом для полевой связи, поддерживающий все доступные частоты и большинство режимов шифрования.

Дополнительное свойство 1: Комбинирование «Глас Серафима», «Око Серафима», «Мудрость Серафима» в общий комплект, переводя в статус закрытого шлема, с возможностью оперировать различными частями, не расформировав комплект. Расхода нет.

Дополнительное свойство 2: Активные наушники. Весь входящий звук выравнивается к среднему значению, оберегая барабанные перепонки владельца от резких перепадов звука. Расход*– 0.1 кат в сутки, 0.3 кат при сильном одномоментном перепаде звука.*

Дополнительное свойство 3: Ментальная и псионическая защита разума. Расход*– от 0.1 кат, в зависимости от мощности и продолжительности попытки влияния на разум. Имеет специальный фильтруемый канал для телепатической связи.*

Мудрость Серафима 1/1

Состояние: 99%

Вес: 0.8 кг

Ограничения: только для профессии «Скурфайфер».


Очки «Око Серафима» (Псионическая активация)

Броня верхней половины лица:

Кинетическая: 60

Проникающая: 91

Термальная: 56

Описание: Очки, выполненные в форме полумаски, закрывающие верхнюю половину лица Скурфайфера, позволяют ему вести бой практически в любых условиях, также несущие функцию защиты глаз от агрессивных элементов.

Дополнительное свойство 1: Ночной режим. Очки переходят в режим прибора ночного видения. Расход *– 0.1 кат за 30 минут**.*

Дополнительное свойство 2: Тепловизионный режим. Очки переходят в диапазон тепловых сигнатур. Расход *– 0.2 кат за 30 минут**.*

Дополнительное свойство 3: Световые фильтры. Очки компенсируют световые вспышки, защищая зрение. Владельца невозможно ослепить. Расход *– 0.5 кат за срабатывание, активация автоматически.*

Дополнительное свойство*4: Баллистический калькулятор. В режиме снайпера на дисплей очков выводятся баллистические данные под «Кару Серафима» с учетом окружающих данных, влияющих на стрельбу. Расход**– 0.1 кат за 10 минут работы**.*

Дополнительное свойство 5: Штурмовой режим. Активируется видимое перекрестие прицела для «ГневаСерафима», возможно изменение цвета прицеливания. Расход *– 0.1 кат за 20 минут**.*

Дополнительное свойство 6: Интерфейс. Активирует полный интерфейс по активному снаряжению и хранящимся предметам внутри «Греха Серафима». Расход*– 0.1 кат в 10 часов**.*

Око Серафима 1/1

Состояние: 98%

Вес: 0.4 кг

Ограничения: только для профессии «Скурфайфер».


Маска «Глас Серафима» (Псионическая активация)

Броня нижней половины лица:

Кинетическая: 76

Проникающая: 98

Термальная: 62

Описание: Тактическая маска, защищающая нижнюю половину лица от повреждений и различных агрессивных элементов. Разработана для предоставления возможности выполнять задачи в условиях пониженного содержания кислорода, или повышенного содержания отравляющих веществ.

Дополнительное свойство 1: Усиление голоса. Использование внешних динамиков для усиления звука голоса, чтобы иметь возможность отдавать голосовые команды в условиях активного боя.

Дополнительное свойство 2: Акустический удар. Выпускает звуковую волну через внешние динамики, мощность которой зависит от вложенного заряда энергии.

Дополнительное свойство 3: Закрытая система дыхания. Самостоятельно производит подачу и фильтрацию воздуха, возможно пребывание в безвоздушном пространстве до 20 минут. Расход*– 0.1 кат за 30 минут.*

Глас Серафима 1/1

Состояние: 92%

Вес: 0.15 кг

Ограничения: только для профессии «Скурфайфер».


Наруч «Оковы Серафима» (Псионическая активация)

Броня предплечья и локтя:

Кинетическая: 68

Проникающая: 90

Термальная: 58

Описание: Наручи, защищающие предплечья и локти бойцов скурфайферских подразделений.

Дополнительное свойство 1: Связь с «Грехом Серафима». Возможность внесения и изъятия из системы миниатюризации «Греха Серафима» непосредственно в руки. Расход*– 0.1 кат за каждые 30 кубических сантиметров объема предмета (Свойство для об**еих «Оков Серафима»).*

Дополнительное свойство 2: Скрыто (Для открытия информации подключите соответствующий элемент).

Дополнительное свойство 4: Скрыто (Для открытия информации подключите соответствующий элемент).

Оковы Серафима 2/2

Состояние: 72%

Вес: 0.1 кг

Ограничения: только для профессии «Скурфайфер».


Броня «Сердце Серафима» (Псионическая активация)

Броня Торса:

Кинетическая: 126

Проникающая: 174

Термальная: 112

Описание: Бронированная, жесткая кираса, несущая основные защитные функции, закрывающая большую часть жизненно важных органов.

Дополнительное свойство: Нет

Сердце Серафима 1/1

Состояние: 96%

Вес: 4.2 кг

Ограничения: только для профессии «Скурфайфер».


Пояс «Верность Серафима» (Псионическая активация)

Броня:

Кинетическая: 82

Проникающая: 78

Термальная: 61

Описание: Поясная система с десятью креплениями под элементы питания «ЕР28-73», а также с возможностью магнитного подвеса различных подсумков.

Дополнительное свойство 1: Замыкает общий контур элементов питания, распределяя в равных долях нагрузку на все установленные элементы питания.

Дополнительное свойство 2: Антигравитация. Уменьшает вес всего снаряжения на 35%. Расход*– 0.1 **кат за 3 часа**.*

Дополнительное свойство 3: Скрыто (Для открытия информации подключите соответствующий элемент).

Верность Серафима 1/1

Состояние: 96%

Вес: 0.7 кг

Ограничения: только для профессии «Скурфайфер».


Ботинки «Поступь Серафима» (Псионическая активация)

Броня ног до голени:

Кинетическая: 65

Проникающая: 96

Термальная: 58

Описание: Ботинки, рассчитанные на активное перемещение в боевых условиях и условиях агрессивного внешнего окружения.

Дополнительное свойство 1: Прыжковый импульс. Установлены толчковые импульсы, позволяющие резко набрать скорость либо высоко подпрыгнуть. Расход*– в зависимости от количества вложенной энергии**.*

Дополнительное свойство 2: Скрыто (Для открытия информации подключите соответствующий элемент)*.*

Дополнительное свойство 3: Скрыто (Для открытия информации подключите соответствующий элемент)*.*

Поступь Серафима 1/1

Состояние: 92%

Вес: 0.8 кг

Ограничения: только для профессии «Скурфайфер».


Рюкзак «Грех Серафима» (Псионическая активация)

Броня спины:

Кинетическая: 42

Проникающая: 58

Термальная: 23

Описание: Тактический рюкзак для длительных рейдов, обеспечивающий защиту спины.

Дополнительное свойство 1: Тридцатикратная система миниатюризации. Расход *– 0.1 кат за 12 часов**.*

Дополнительное свойство 2: Антигравитационная компенсация 80% веса предметов в рюкзаке. Расход*– 0.1 кат за 12 часов**.*

Дополнительное свойство 3: Скрыто (Для открытия информации подключите соответствующий элемент)*.*

Дополнительное свойство 6: Скрыто (Для открытия информации подключите соответствующий элемент)*.*

Грех Серафима 1/1

Состояние: 95%

Вес: 0.5 кг

Ограничения: только для профессии «Скурфайфер».


Верхняя пара крыльев «Свобода серафима» (Псионическая активация)

Урон кромкой крыла:

Кинетический: 20-27

Проникающий: 142-186

Энергетический: 107-123

Описание: Верхняя пара крыльев многофункционального комплекса повышенной проходимости «Свобода Серафима». В основные задачи верхней пары входит стабилизация пользователя в пространстве и вспомогательное использование в ближнем бою.

Дополнительное свойство 1: Компенсация урона энергетической частью крыла. Энергетический каркас срабатывает в качестве щита, нейтрализуя большинство типов урона. Расход 1 кат за каждые 200 единиц нейтрализуемого урона.

Дополнительное свойство 2: Парение. Позволяет зависнуть в воздухе на высоте до 50 сантиметров от поверхности, на которую идет энергетическое давление, исходящее от крыла. Либо плавно спуститься до означенной высоты со скоростью, зависящей от значения высоты превышающей 50 сантиметров. Расход 0,1 кат за три секунды

Дополнительное свойство 7: Всплеск активации. При активации крыльев идет всплеск энергии для построения энергетического каркаса крыла, благодаря которому можно нанести урон тому кто окажется в зоне активации. Урон: 480-1640, В зависимости от того на сколько далеко от основания крыла окажется цель.

Свобода Серафима 1/3

Состояние: 86%

Вес: 0.6 кг

Ограничения: только для профессии «Скурфайфер».


Винтовка «Кара Серафима»

Дополнительные слоты: 5 слотов для установки дополнительных генераторов зарядов*.*

Источник питания: элемент питания ЕР 28-73, металлы любых типов, для восстановления численности *нанитов**. *

*Описание: оружейный элемент, выполненный по образцу дальнобойной винтовки для Скурфайферов, предназначен для ведения боя на дальних и сверхдальних дистанциях. Имеет собственную колонию нанитов в миниатюризованном хранилище, которые являются основой боеприпаса и могут самовоссоздаваться при наличии достаточного объема необходимого материала и энергии для обеспечения работы. Выстрел производится за счет высокочастотного энергетического ускорителя, накладывая на основу из нанитов формируемый заряд определенного типа, согласно модели выбранного боеприпаса для стрельбы.*

Боевая скорострельность: 60 выстрелов в минуту.

Режимы стрельбы: одиночный.

Объем хранилища: от 5 до 45 выстрелов, в зависимости от выбранного типа боеприпаса.

Типы генерируемых боеприпасов:

Стандартная пуля:

Описание: игла из нанитов, покрытая силовой оболочкой.

Урон кинетический: 182-241

Урон проникающий: 175-219

Боезапас: 45

Потребление энергии *– **1.7 **к**ат*

Травматическая пуля:

Описание: полусферическая оболочка из нанитов, с импульсным зарядом в середине.

Урон кинетический: 278-354

Урон проникающий: 132-161

Боезапас: 40

Потребление энергии *– **2.3 **к**ат*

Бронебойная пуля:

Описание: полусферическая оболочка из нанитов, с сердечником повышенной прочности.

Урон кинетический: 168-193

Урон проникающий: 227-325

Боезапас: 40

Потребление энергии *– **2.1 **к**ат*

Зажигательная пуля:

Описание: полусферическая оболочка из нанитов, с плазменным зарядом в середине.

Урон кинетический: 142-167

Урон термальный: 380-460

Боезапас: 35

Потребление энергии*-**2.7 **к**ат*

Разрывная пуля: (Данные заблокированы, для разблокировки подключите соответствующий элемент)*.*

Замораживающая пуля: (*Д**анные заблокированы, для разблокировки подключите соответствующий элемент)**.*

Электрическая пуля: (*Д**анные заблокированы, для разблокировки подключите соответствующий элемент)**.*

Установлены модули:

Цифровой оптический прицел (ЦПС-32)

Кара Серафима 1/1

Состояние: 96% Вес: 3.3 кг

Ограничения: только для профессии «Скурфайфер».


Пистолет-пулемет «Гнев Серафима»

Дополнительные слоты: 3 слота для установки дополнительных генераторов зарядов*.*

Источник питания: элемент питания ЕР 28-73, металлы любых типов, для восстановления численности нанитов.

Описание: *О**ружейный элемент, выполненный по образцу компактного пистолет-пулемета, с возможностью стрельбы парным комплектом в пистолетном варианте ведения боя. Имеет собственную колонию нанитов в миниатюризованном хранилище, которые являются основой боеприпаса и могут самовоссоздаваться, при наличии достаточного объема необходимого материала и энергии для обеспечения работы. Выстрел производится за счет высокочастотного энергетического ускорителя, накладывая на основу из нанитов формируемый заряд определенного типа, согласно модели выбранного боеприпаса для стрельбы.*

Боевая скорострельность: 800 выстрелов в минуту.

Режимы стрельбы: одиночный, короткая очередь, автоматический.

Объем хранилища: от 500 до 1200 выстрелов, в зависимости от выбранного типа боеприпаса.

Типы генерируемых боеприпасов:

Стандартная пуля:

Описание: игла из нанитов, покрытая силовой оболочкой.

Урон кинетический: 37-48

Урон проникающий: 35-43

Боезапас: 1200

Потребление энергии *– **0.06 **к**ат*

Травматическая пуля:

Описание: полусферическая оболочка из нанитов, с импульсным зарядом в середине.

Урон кинетический: 56-71

Урон проникающий: 26-32

Боезапас: 920

Потребление энергии *– **0.08 **к**ат*

Бронебойная пуля:

Описание: полусферическая оболочка из нанитов, с сердечником повышенной прочности.

Урон кинетический: 33-38

Урон проникающий: 45-65

Боезапас: 1080

Потребление энергии *– **0,07 **к**ат*

Зажигательная пуля:

Описание: полусферическая оболочка из нанитов, с плазменным зарядом в середине.

Урон кинетический: 28-33

Урон термальный: 76-92

Боезапас: 860

Потребление энергии *– **0,1 **к**ат*

Разрывная пуля: (данные заблокированы, для разблокировки подключите соответствующий элемент)*.*

Замораживающая пуля: (данные заблокированы, для разблокировки подключите соответствующий элемент)*.*

Электрическая пуля: (данные заблокированы, для разблокировки подключите соответствующий элемент)*.*

Установленные модули:

Отсутсвуют

Гнев Серафима 2/2

Состояние: 88%

Вес: 0,83 кг

Ограничения: только для профессии «Скурфайфер».


Источник питания «ЕР28-73»

Емкость: 35 *кат*

Текущий заряд: 32.1 *кат*

Состояние: 98%

Вес: 0.2кг


Мда… жирный комплектик мне достался, жаль только, что не полный, но ничего, сейчас я в одиночку стою минимум взвода местных ребят, а я ведь не один, хоть девочки будут прикрывать Литару, но парни пойдут со мной, как и Мурзик. Так что зажжем мы на этой дискотеке! Добежав до нашей базы, сразу сдал Ирале на руки дочку Карфаера и принялся раздавать команды.


– Так, два момента: Литара снова поживет с нами, парням не приставать, девушкам обеспечить ее защиту. И я серьезно, ее очень серьезно хотят захватить неприятные личности, подробности расскажу позже. Так что, Ирала и Кастра, ни на шаг от нее не отходите. Понятно?

– Да, – хором ответили девчата, уже зашушукавшиеся с Литарой. И когда они только находят время на все эти сплетни и перемывания косточек?

– А вот мужской состав идет веселиться!

– В стрип-бар? Я слышал тут кто-то подсуетился и открыл уже такой. Говорят, там девчата – пальчики оближешь, – сразу засуетился Кварц.

– Милый, а когда это ты успел узнать про такой бар? – рассерженной фурией двинулась в его сторону Кастра.

– ОТСТАВИТЬ! – рявкнул я, усилив немного голос внешними динамиками. – Мы идем веселиться к большой, голодной толпе монстров, которые решил заглянуть к нам на огонек прям в форпост.

– Прорыв? – первым сообразил Тилорн.

– Он родной, и мы в резервной группе быстрого реагирования Коменданта, – обведя взглядом остальных, заметил, что все веселье в раз пропало. – Чего встали? Готовимся к жаркому бою, и не сметь мне помирать без приказа!

Глава двенадцать: Оборона форпоста

Форпост бурлил, как муравейник, в котором какой-то ребенок усердно потыкал палкой. Хотя нет, муравейник — это не правильное сравнение, в муравейнике абсолютно все жители встают на защиту своего дома, а тут происходит не пойми что.


— Сань, давай быстрее, пока ивент не начался, — подгонял своего неспешно идущего друга один из игроков.

— Да не парься, сейчас до комнат доберемся и в офф. А ивент начнется минимум через час-другой, так что время есть.

— Да я, блин, хочу еще пивасика успеть заказать и поседеть нормально, чтобы залогиниться уже под конец ивента, как раз попадем на фарм монстри, пока остальные в капсулах отмокают, я прошлый раз таким макаром неплохо деньжат поднял…


Дальше я прислушиваться не стал, и так все понятно, многие низкоуровневые игроки предпочитают сейчас бросить свои тела и убежать, чтобы не помереть из-за прорыва, а потом в нужное время снова появиться и попасть на разбор завалов монстров, которые образуются под стенами. И плевать им хотелось на то, что форпост из-за такой обильной потери защитников может просто не выстоять.

Ну а что я хотел, почти для всех это просто игра, и многие не хотят участвовать в обороне, имея шанс умереть, ни черта не заработав на этом. Хотя, надо признать, некоторые игроки вполне готовились к участию в, как они считали, «ивенте», но опять же, не ради каких-то идей или добычи, а как они выражались, просто ради «фана». То есть для них это было своеобразное развлечение.

Только местные кланы подходили к вопросу со всей серьезностью, что вполне логично — у многих из них тут уже достаточно много недвижимости, базы и куча всякой всячины. Вот и не хотелось им это все терять, в случае если местные силы обороны не справятся. Поэтому почти все дороги внутри периметра в срочном порядке перегораживались укреплениями, давая возможность при необходимости отойти стрелкам со стен под защиту новых рубежей обороны.


– ЛЫЖНЮЮЮ!


Окрик сзади заставил меня резко отшатнуться в сторону, хоть и необходимости в этом не было. Посередине дороги, верхом на гравитационной платформе несся какой-то игрок семнадцатого уровня. Все бы ничего, но кроме этого кадра платформа по завязку была загружена снарядами с разноцветной маркировкой, на глазок этак восьмидесятого калибра.

Проследив взглядом, куда тот понесся, удивленно присвистнул. В точке назначения платформы сейчас разворачивались три минометных батареи по пять расчетов в каждой. Если у них имеется толковый корректировщик, то я местной фауне совершенно не завидую. Сориентировавшись по карте, я двинулся в другую сторону от минометчиков.

Хоть Карфаер и хотел сначала оставить меня в оперативном резерве, но ситуация, засранка, как всегда вмешалась не вовремя. По донесениям разведчиков, лавина монстров двигалась к нам с трех сторон. Хотя раньше приходила постоянно только с двух. Связанно это было с тем, что где-то неделю назад на западе от нас обвалился достаточно большой кусок перекрытия между уровнями.

Ладно если бы просто упал вниз, но этот кусок одним краем остался на нашем уровне, а вот вторым уперся в две чудом сохранившиеся высотки на четвертом, создав удобный трап для монстров, которые раньше в основном выскакивали из канализации, опоясывавшей все уровни города.

Радовало, что по этому трапу только мелкие монстры смогут забраться, крупные представители просто не смогут протиснуться внутри этих высоток, чтобы выбраться наверх. Но вот, по прогнозам, этой мелочи должно быть просто тьма, потому что мы первые, кто окажется у них на пути, да и расстояние не большое, не успеют частично рассосаться, забившись по разным злачным норам.

Вот и пришлось Карфаеру перебрасывать часть обороны на эту стену, чтобы укрепить ее. И меня с группой тоже подрядил на это дело. Осталось найти офицера, на которого легла оборона этого рубежа, и уточнить, где нам лучше расположиться. О, вон тот мужик на стене, по идее, и должен быть он, если судить по тому, что к нему постоянно кто-то подбегал, получал поручение и сразу же рвал когти по им известному маршруту.


– Капитан Сафронов? — уточнил я, поднявшись на стену, пока остальные дожидались внизу.

– Да, – раздраженно буркнул он. — Говори быстрее, что у тебя! А то у меня еще куча дел, а первые мутанты доберутся до нас минут через десять, — с тем же раздражением в голосе протараторил он, рассматривая округу за периметром стены, даже не удосужившись посмотреть в мою сторону.


М-да… Хреново мужику. Если судить по его нервозности и бегающему взгляду, он нифига не представляет, как будет держать оборону.


– Меня с группой прислал Карфаер на усиление.

– Группу? Да фигли мне группа, тут минимум пару рот надо, чтобы хоть дырки позатыкать, о чем он вообще… — начал орать он, разворачиваясь ко мне, но, увидев меня и скосив взгляд вверх, уставился в одну точку у меня над головой. При этом запнувшись и так и не закончив свою фразу.


— Скурф, – как-то отстраненно произнес он, потом нахмурил брови. – Скурф? – И после непродолжительной работы мозга его лицо просветлело. – Скурфайфер! Если то, что о вас говорили,хоть частично правда, то теперь точно отобьемся, – кровожадно улыбнулся он.

– Слышь, Кэп. Не знаю, что ты там наслушался, но я Скурфом стал совсем недавно, поэтому многого не ожидай.

– Ну по крайне мере тебя не пустят на фарш в первые пять минут боя, а значит, у меня для тебя есть работа. Прорыва за стену нам избежать вряд ли удастся, вот и хочу тебя пристроить к ликвидации таких прорывов. Так, лови приглашение в группу обороны… – прервавшись, он нахмурился. – Странно, не могу тебя под командование взять… Очишуеть, это как понимать, что я званием не дотягиваю?..

– Сам в шоке, – пожал я плечами.

– Ладно, лови тогда частоты эфира, буду в голосовую направлять вас, если что, – развернув перед собой голографическую модель форпоста, он продолжил давать вводные. – Смотри, мы находимся вот тут, – ткнул он пальцев в участок стены на модели. – Вправо и влево на триста пятьдесят метров наша зона обороны. Вся фигня в том, что с этой стороны мы атак не ожидали, не было их в прошлый раз, вот и всю оборону строили по двум другим направлениям, а там все стационарное, демонтировать и собрать на этом участке – вариантов вообще ноль. Только и смогли снять с позиций минометчиков, эти охламоны более-менее мобильны. Поэтому занимаешь позицию прям перед ними, поработаешь прикрытием для них. Заодно с этой точки легче всего добраться до любой части стены.

– Большая толпа в гости припрет?

– Существенная, – поморщился он. – Если разведка не лажанула, то, скорее всего, будет три волны. Сначала всякая шустрая мелочь, которая обогнала остальных, потом с отставанием в полчаса придет основная масса. Ну и через какое-то время подтянутся самые медлительные твари, но уже размазано, тонким слоем. Основная проблема – это вторая волна, если не успеем справится с ними, пока тихоходы подойдут, можем поймать кучу проблем.

– Принял. Мы тогда двинули на позиции.


Спустившись к своим, я обрисовал им ситуацию, и мы дружной толпой выдвинулись к указанным нам местам метрах в двухстах от стены, что позволяло минометчикам за нашими спинами класть снаряды практически под самую стену, вот только задрав ствол так, что он чуть ли не строго вертикально стоял.

Мурзика решили оставить на этом месте прикрывать минометчиков на всякий случай, и в случае необходимости всегда можно было использовать как точку встречи. Быстро укрепив Мурзика композиционными брустверами, которые нам с легкостью подогнали мельтешащие вокруг инженеры, сразу же услышали начавшуюся стрельбу со стороны стены.

Гул стрельбы все нарастал, не только на нашем участке, но и на соседних; вот один за другим заработали минометы, при каждом выстреле заставляя все внутри рефлекторно сжаться. Несмотря на то что ты прекрасно понимаешь, что это долбят свои, все равно не получается в этом убедить тело. Странно, вроде Сафронов говорил, что поначалу пойдет всякая мелочь, а корректировщик точечно выбивает какие-то цели. Ладно, не мое это дело артиллерии мешать, пусть даже минометной.

Прохлаждались мы минуты две, а потом метрах в ста, левее, через стену прорвалось с десяток мелких и юрких монстров. Собравшегося рвануть в ту сторону Кварца я придержал за плечо. На его удивленный взгляд я отрицательно покачал головой, команды выдвигаться туда на ликвидацию прорыва не было, значит, стоим. Я только винтовку снял с магнитных захватов и, поймав в перекрестие прицела одного из монстриков, сделал точечный выстрел.

Второго выстрела не понадобилось, выскочившая им наперерез группа, судя по всему, игроков с различным колюще-режуще-дробящим оружием ближнего боя быстро начала разбирать незваных гостей на запчасти. А вот через пару секунд нам в эфире поступила команда на выдвижение.


– Волпер, я Сафрон, вправо двести, большая группа монстров, первая группа увязла.

– Плюс.

– При возможности первую группу подхвати, еще пригодятся.

– Понял, принял, два плюса, – подтвердил я уже на ходу.


Обзор на ту часть стены, про которую говорил Сафронов, от нас скрывало высотное здание, поэтому пришлось обогнуть его на максимальной скорости, далеко вперед оторвавшись от остальных ребят, буквально в последний момент успев среагировать на небольшое существо, попытавшееся в прыжке вцепиться мне в горло. Прикладом винтовки отбиваю летящее в меня тельце и, сразу же вернув приклад назад, прижал его к плечу, посылая выстрел вслед отлетевшему монстру.

Бедного зверька просто разорвало на две неровные половинки. Чем-то в первый момент он мне напомнил белку-летягу, но уже в следующую секунду я понял, что очень сильно ошибаюсь, хоть у него и было перепончатое крыло, соединяющее переднюю и заднюю лапку и хвост в качестве стабилизатора, но на этом сходство заканчивалось.

На передней лапе был только один коготь, но достаточно серьезный для тушки таких незначительных размеров, сантиметров, наверно, с десять, и сильно загнутый, что, видно, позволяло вцепиться в жертву намертво. Головы я не обнаружил, на ее месте зияла одна огромная пасть, раскрывающаяся веером и по контуру имеющая такие же загнутые когти, только совсем маленькие.

Детальней рассматривать это создание у меня не было возможности, потому что в мою сторону неслось еще с полсотни, а может даже и сотня подобных существ от двенадцатого до пятнадцатого уровня. Закинув винтовку на спину и услышав щелчок магнитного захвата, выхватил пистолет-пулеметы, раздавая попутно команды через связь.


– Тилорн, Кварц, огибайте здание справа, там нужна помощь бойцам. Саргос – ко мне, подстрахуешь.


Ответы я даже не слушал, прекрасно зная, что ребята выполнят все как надо, хоть на периферии слуха и различил положительные ответы. Сейчас меня больше занимали скачущие белочки достаточно большим количеством штук. Это, наверное, ко мне пришла месть за все выпитые литры алкоголя. Но я, как стойкий оловянный солдатик, не поддамся этим грязным инсинуациям, ведь моя печень – это один из парочки органов, которые в моем теле, на удивление, до сих пор родные.

Весь этот бред крутился в моей голове, пока я короткими очередями уменьшал количество плотоядных представителей беличьего семейства. Да тьфу блин, чего эта глупая ассоциация с белками ко мне прилипла?

Ухожу чуть в сторону, пропуская мимо головы одну из самых шустрых белок, и, активировав крылья, закрываю весь правый бок одним крылом. Так и остановившись боком к основной массе, прикрываясь крылом как щитом, отстреливал одиночными выстрелами особо наглых тварюшек.

Еще пятнадцать секунд, пару взмахов крыльями, развернутыми горизонтально по отношению к земле, – и вокруг только мертвые тушки, а нет, пардоньте, вон одна с перебитым позвоночником пытается ползти при помощи когтей на передних лапках. Выстрел в голову – и бедной зверушке больше не придется мучиться. Оглядевшись, заметил скучающего Саргоса, облокотившегося на угол здания, и между мной и ним с пяток тушек невинно убиенных белок… Да тьфу, задолбали уже эти белки в сознании крутиться.


– Тилорн, я Волпер, доклад.

– Все в порядке, один триста тяжелый, и четыре легких, мы подоспели вовремя. Легких через минуту переведу в статус огурчиков. С тяжелым я быстро ничего не сделаю. Только кровотечение остановил.

– Хорошо, латай сколько сможешь и дуй с Кварцем к Мурзику, если что-то поменяется, сообщу.

– Плюс.


Обведя взглядом ближайший кусок стены, убедился, что место прорыва уже закрыли, только пяток человеческих трупов указывало, что в данном месте монстры временно были хозяевами ситуации. Хорошо хоть у них есть возможность реплицироваться, пусть и через двенадцать часов.


– Волпер, я Сафрон…


Ну вот, опять выслушав новые вводные, захватив с собой Саргоса, рванул к новому месту. На этот раз ситуация, с одной стороны, была проще – всего десяток монстров, чем-то напоминающих помесь кошки, дикобраза и броненосца. Ну, по сути, тело было гибкое, кошачье, только вот по спине и широкому хвосту шли пластины, напоминающие костяные, и сквозь них торчало достаточно большое количество длинных игл, как у дикобраза.

Проблема была в том, что с ними перемешались рукопашники, разбив стайку хищников на мелкие группки, что не позволяло просто расстрелять этот зверинец. Даже два автоматчика, выглядывающие из собранного на скорую руку опорника, только нервно водили дулом автомата, но не открывали огонь, боясь зацепить своих.

Закинув один из пистолет-пулеметов в кобуру, я на пальцах отсигналил Саргосу заходить с другой стороны и, выхватил клинок, подобранный на манер скурфайферовского, с длинным, тонким и слегка изогнутым лезвием, из специальных ножен, закрепленных на голени с внешней стороны. Активировал толчковые дюзы в ботинках, и сразу, набрав существенную скорость, понесся в эту свалку, стабилизируя свое движение расставленными в стороны крыльями, с каждым шагом посылая импульс из ботинок, только все больше и больше набирая скорость.

Среагировавший на меня монстр успел только развернуться и попытаться прыгнуть в мою сторону, но я, прогнувшись в спине, полоснул очередью по брюху пролетающей надо мной твари и, закрутив корпус по спирали снизу вверх, лезвием клинка снес голову и часть плеча соседней, едва справившись с сопротивлением, что меня чуть не заставило кувыркнуться на набранной скорости.

Траекторию движения я сразу выбрал так, чтобы не столкнуться ни с кем из четырех бойцов, сцепившихся с тварями, которые старались не сильно отдаляться друг от друга. Меня же крутило как юлу, заставив сделать еще пару оборотов по набранной энерции, и на одном из оборотов я успел всё-таки сделать еще одну очередь, срезав двух монстров, находящихся рядом.

Тормознул я в последний момент, чуть не пролетев мимо рукопашников, успев подставить в последний момент крыло, закрывая спину паренька с двумя небольшими топориками, напоминающими классические томагавки, которыми он ловко орудовал в рукопашной схватке.

Врезавшаяся тушка монстра в подставленную защиту хоть и не повредила пареньку, но сбила с ног и чуть не отправила и меня поваляться. Надо будет в будущем учесть, что у меня может не хватить сил удержаться на ногах, если что-то крупное врежется в край максимально далеко отставленного крыла.

Но этот удар развернул меня лицом к трясущей головой твари, которая, похоже, также пострадала от столкновения, и я сразу же всадил в нее с десяток зарядов. Машинка у меня в руках больно уж скорострельная. А пытаясь не упасть, быстро перебрав несколько раз ногами, стабилизируя свое положение, я как-то не особо задумывался над контролем выпущенных боеприпасов.

Из-за того, что меня немного повело, чуть не поплатился. Тварь, которая наседала на упавшего бойца, сменив приоритеты, прыгнула на меня. Я едва успел подставить левую руку, на которой сомкнулась пасть, полная острых зубов. Вот только наруч Скурфа она прокусить не смогла, а второй попытки я ей не дал, вонзив клинок снизу, где-то в районе стыка нижней челюсти и горла.

Четыре хлестких выстрела – и две пробирающихся с другой стороны ко мне кошатины просто разрывает на куски. Саргос подстраховал просто на отлично, с его гипертрофированными револьверами каждое попадание для таких тварей смертельно, а он, похоже, еще и каким-то разрывным боеприпасом приложил.

Еще трех зверушек порубили на фарш бойцы ближнего боя, и двух оставшихся кошек, которые попытались рвануть в стороны, уже приголубили автоматчики, когда появилась уверенность, что никого не зацепят.


– Жив? – спросил я у паренька у моих ног, подавая ему руку, чтобы помочь подняться.

– Ага. Сенк, бро, без твоей помощи точно бы на респ улетел. А пока респался, весь бы ивент провтыкал.


Блин, как-то я отвык от геймерского сленга, даже секунду хлопал на него глазами, пока до моего закостенелого мозга дошло, что он сказал.


– Ну вот и отлично! Следующий раз не бросайтесь грудью на амбразуру, лучше просто автоматчиков прикрывайте, и только в последний момент вступайте в ближний бой, не забывая давать автоматчикам возможность вам подсобить.

– Да ну нафиг, – отмахнулся он. – А как же фан, экспа и погонять по крови адреналин? Я-то и взял эти ковырялки вместо пухи только на ивент погонять, для того админы ивенты и мутят, чтобы задротам фана дать. Ладно, бывай, бро, а то ивент не бесконечный, надо успеть свою порцию рубилова отхватить.


Я лишь покачал головой, смотря в спину удаляющегося паренька. Заодно я теперь понял, почему за периметром так мало встречается рукопашников, а тут, в резервных группах, они через одного. Игроки просто воспринимают прорыв как игровое событие, на котором можно развлечься. А вот за периметр они выходят качаться и добывать ресурсы, поэтому там максимально настроенные на то, чтобы поменьше умирать.

Оглядевшись и убедившись, что тут тоже линия обороны восстановлена и по стене не заберется новая партия агрессивной фауны, махнув рукой Саргосу, двинулся в сторону нашего стационарного поста возле Мурзика. Пройти я успел всего пару метров, как новый вызов Сафронова с координатами прорыва чуть не заставил сорваться бегом.

Вот только прорыв был практически в противоположной стороне от меня. Поэтому пришлось бросать метку на групповую карту и отправлять туда Тилорна с Кварцем, которым было намного ближе от Мурзика, чем мне со своего края. Ребята рванули в ту сторону без лишних вопросов. А я, вспомнив о забытой банальности, срочно на ходу полез в интерфейс.

Быстро добравшись до закладки с квестами, убедился, что я идиот.Там было подсвечено задание, к выполнению которого я уже приступил, но с непривычки еще не активировал. Мне банально предлагали задание по защите форпоста от взбесившейся фауны. Как только я его принял, не успев закрыть интерфейс, как тут же появилось новое задание.


Примите командование и организуйте оборону второго сектора западной стены форпоста 5-17-23.


– Сафронов погиб!

– Мать вашу, командира вальнули!

– Все, баста, кролики, без командования мы тут загнемся.

Эфир просто взорвался подобными выкриками, нужно было срочно принимать меры, иначе действительно сольем оборону. Блин, и вариантов особо нет, придется принимать командование на себя. Как вообще Сафронов умудрился так подставиться? Надо будет после репликации занести ему выговор в грудную клетку… Ну, если сам не солью оборону. Быстро кликнув по заданию, принимая его, вышел на командирскую частоту, которую дал мне Карфаер.


– Алекс, это Волпер. Сафронов погиб, перекидывай командование на меня.

– *****! – емко он описал событие. – Волпер, продержись хоть часок, сможем перекинуть тебе дополнительные войска.

– Есть, продержаться шестьдесят минут.


Прилетевшее предложение временно занять командирскую должность в обороне форпоста я принял почти моментально, и мой интерфейс начали заполнять отчеты, мелькать множество иконок и куча всякой непонятной ерунды. Резким движением свернув все и выкрутив внешние динамики, почти на всю заорал так, что, наверное, меня услышали на четвертом уровне.


– ОТСТАВИТЬ ПАНИКУ! ТИШИНА, МАТЬ ВАШУ, В ЭФИРЕ! – и когда в эфире действительно воцарилась тишина, уже нормальным голосом, через гарнитуру, начал раздавать команды. – Стрелки на стенах, не отвлекаемся. Все, кто вооружен под ближний бой, цепью к стене, дистанция двадцать метров. Командиры отделений, срочный доклад!


Ох и свалилось мне на голову, я же даже не знаю, какие силы мне поступили под командование и на что можно рассчитывать. А разбираться придется прям во время боя, остается только надеяться, что разберусь я раньше, чем мы тут все ляжем костьми на этих рубежах. Эх, как говорил мой дед, «будем живы – не помрем»…


Глава тринадцать: Оборона форпоста (часть вторая)

Поток информации вываливался на меня просто огромным водопадом. Голосовые отчеты командиров разных подразделений, мельтешение информационных сообщений от системы, окрики пробегающих мимо бойцов — все слилось в один информационный каскад, от которого мой мозг чуть ли не разрывало на части. Куча нового функционала интерфейса пыталось выбить меня из колеи, а помимо всего этого, я еще на полной скорости несся к центру нашего рубежа обороны.

Прям на ходу раскидывал цветовые маркировки подразделениям, которые успевали сделать доклад к этому моменту. Попутно проставлял буквенное и цифровое значение над ними, чтобы не запутаться, где какое отделение находится и кто входит в состав этой группы. Любое из этих действий занимало доли секунды, как ни странно, но командирский функционал был интуитивно понятен и весьма гибок в использовании.

Основная проблема была в том, что мой мозг явно не справлялся, уже появилось ощущение, что мозги изнутри давят на черепную коробку, а у меня это означало, что скоро начну часть информации просто пропускать мимо своего внимания. А значит, просто из-за ошибок буду терять людей, неправильно оценивая обстановку в тот или иной момент.

Черт, как же не вовремя свалилось это командование, мне хватило бы всего полчаса на то, чтобы ознакомиться с возможностями групп под моим подчинением, и можно было бы хоть худо-бедно командовать. Шаг влево, пропускаю мимо себя какого-то монстра, прорвавшегося за стену и кинувшегося на меня. Не останавливая движения, просто раскинув крылья и врубив «Парение», буквально в сантиметре от поверхности крутнул корпус вокруг своей оси, посылая несколько пуль в затылок монстра. И заканчивая полный оборот, в последний момент принимаю на клинок, который до сих пор сжимал во второй руке, еще одну тушку, насаживая ее на лезвие, как на вертел, на всю длину тела.

Оказывается, я уже почти прибыл на место, и передо мной возвышалась трехметровая стена, а сверху в хаотичном порядке сыпались монстры, которых, видно, не успевали убивать. На этом куске стены стрелки достаточно сильно растянулись, и огневой мощи просто не хватало.

Подпрыгнув при помощи импульса с ботинок, взлетел немного выше кромки стены так, чтобы приземлиться потом на специальный мостик, по которому передвигались бойцы. Открывшаяся моим глазам картина удручала. На нас накатывался огромный шевелящийся ковер монстров. Они, как по пологому склону, по трупам менее везучих монстров просто забегали прям к верхнему срезу стены.

Минометный обстрел, ведущийся в хаотическом порядке и, похоже, без всякой корректировки, ни капли не помогал. Снаряды большую часть энергии взрыва отдавали уже мертвым монстрам, которые густо покрывали бетон минимум в несколько слоев. Несколько стационарных пулеметов были раскурочены.

Быстрый взгляд вправо и влево дал понять, что состав защитников успел поредеть где-то на треть, и они уже едва справляются. Еще пару минут, и нас просто сомнут, если срочно не принять меры. Быстро меняю клинок на второй пистолет-пулемет еще в процессе приземления на мостик, и сразу же начинаю поочередно из обоих рук поливать ряды наступающих дуговыми очередями, попутно раздавая команды.


— Вторая минометная, корректировка по центру, от стены плюс двести, осколочными, зонтик. Первая батарея, влево сто пятьдесят….

— Эм… это как? — сквозь какофонию докладов донесся голос командира второй минометной батареи.

— ***** — выругался я, все с ними понятно. – Кварц, срочно залп с Мурзика навесом, нули по мне, бей плюс двести, зеркалка с шагом пять. (Прим. Автора: Волпер отдает команду взять свое местоположение за нулевую точку, от которой нужно делать поправки для ракетного залпа. Плюс двести, это указание дистанции, насколько необходимо вывести вперед точку приземление ракет. Зеркалка с шагом пять, это метод стрельбы, когда первая ракета приземляется по центру, вторая справа на расстоянии пять метров, третья слева на том же расстоянии, четвертая снова справа, но уже на расстоянии десять метров от центра, и т.д.)

– Принял, — сразу откликнулся он, не зря же столько времени убил на их обучение, вплоть до привычных мне терминов и команд.

– Дуй потом к минометчикам и бери под свое командование, мне нужно занулить… – запнулся я немного, для того чтобы разрубить крылом какого-то осьминога с кошачьей головой, и, вернувшись к стрельбе, продолжил. — …Нужно занулить пристрелку, а то бьют засранцы вслепую, куда случай ткнет.

— Епатьевый монастырь, мне что, сегодня в морской бой играть?

– Вариантов нет, остальные не поймут мои приказы.

– Ладно, понял, работаю.


Так, отлично, если Кварц управится достаточно быстро, то можно будет основную массу уничтожать еще на подступах минометным огнем. Ракетный залп взвился у меня над головой и, достигнув пиковой точки наверху, понес шквал смерти к земле.


— Тилорн, возьми на себя медиков, распредели по всей линии, на тяжелых не отвлекаться, основная цель те, кого можете вернуть в строй за полминуты. Саргос, два инженерных взвода на тебе, мне нужна заградительная полоса в десяти метрах от стены, постарайся вместе с сюрпризами. Красные группы с первой по седьмую — на стены, по сто метров на группу, костьми лягте, но не подпустите к стрелкам. Желтые и синие группы – разместить стрелков через одного, рассредоточить урон по всему периметру, не кучкуемся. Красные группы с восьмой по одиннадцатую – рассредоточиться под стенами и прикрыть инженеров. Всем даю две минуты на выполнение, приступить к выполнению через пятнадцать секунд.


В Красные группы я определил всяких рукопашников, желтые и синие были стрелками, но в желтых те, кто с огнестрелом, в синих – энергетическое оружие. Сейчас шел перекос, если правый фланг в основной массе справлялся прекрасно, уничтожая по несколько монстров с каждого выстрела, то левый фланг очень сильно просел, потому что там образовался значительный перекос в сторону огнестрела. А указанные пятнадцать секунд мне нужны были для подготовки.

Ракеты, выпущенные с Мурзика, устроили небольшую просеку, врезаясь в монстров по очереди: одна справа, другая слева, снова справа. Учитывая, что все восемь взрывов уместилось в какие-то две секунды, это дало достаточно большое пустое пятно без монстров. Всего на пару секунд, потом монстры его заполнят, не оставляя свободного пространства, но мне больше и не надо.

Моей целью было дать две минуты перерыва бойцам для того, чтобы они перестроились согласно моим командам. А для этого мне придется почти полностью опустошить свой резерв псионической энергии, которую сейчас восполнить было негде, но либо так, либо через пару минут монстры просто нас сметут.

Спрыгнув со стены и подкорректировав свое приземление крыльями, сразу же опустился на одно колено и уперся дополнительно еще и руками в бетон, загаженный кровавыми ошметками. Так и замер, внимательно следя за индикатором и несущимися мне навстречу монстрами.


– Он что, псих? – донесся до меня голос со стены.

– Похоже, сейчас опять сменится командование, – хмыкнул другой голос.

– Да хрен его знает, видели, как ему четко ракетами дорогу расчистили, не думаю, что он камикадзе, да и крылышки у него явно не декоративные. А что-то весьма технологичное…


Дальше я уже не слушал, полностью отключившись от внешних звуков, до ближайшего монстра оставалось метров пять, когда индикатор заполнился по максимуму и загорелся ярко-красным цветом, сигнализируя, что дальше идет только потеря энергии. Хищно улыбнувшись, я выпустил звуковой импульс, в который влил максимально доступные пятьдесят кат энергии, отчего прочность маски резко просела на пятнадцать процентов. А вот этого я не ожидал, думал, она рассчитана на такое использование. Ладно, впредь буду знать, что так много закачивать на динамики нельзя, а то еще останусь без маски.

Звуковая волна разошлась широким полукругом, опрокидывая надвигающихся монстров, многие из них в первых рядах вообще лопались, орошая меня кровью и кусками внутренностей. Те же монстры, которым удалось пережить звуковую волну, уже не представляли для меня опасность, у большинства из них лопались глаза и барабанные перепонки, если таковые были.

Хорошо, что я уперся в пол всеми четырьмя конечностями, обратная, так сказать, тяга протащила меня метра три в сторону стены и чуть было не заставила кувыркаться. Перебросив энергию с половины оставшихся элементов питания и переведя оба пистолет-пулемета в режим одиночного огня, с позиции низкого старта рванул вперед, внимательно следя за временем в нейроинтерфейсе. Бросив взгляд за спину, чуть не выматерился.


– Какого хрена встали? Выполнять команду! Я надолго их не задержу, – чуть ли не рычал я в эфир, в котором воцарилась тишина.


На отметку, выставленную самому себе, в двести метров от стены я добрался быстрее, чем оставшиеся в живых монстры. Опустив кончики крыльев вниз и развернув под небольшим углом по отношению к наступающим монстрам, я занял стойку, похожую на ту, что была у Саныча, когда он выполнял свои пистолетные каты.

Я, конечно, не смогу, как он, полтора часа без остановки шинковать монстров тысячами, но мне всего-то и надо продержаться пару минут, а лучше минут пять, отвлекая на себя основную массу тварей. Ух ты, а вон вырывается вперед старый добрый друг, более известный как мясоед. Блин, а ведь с его собрата у меня и началось знакомство с местной фауной, только этот чуток покрупнее.

Подпускаем чуть поближе, прыжок в мою сторону, и монстр получает пулю в лоб! Шаг влево, пропуская мимо себя все еще летящее, (но уже мертвое тело) с маленькой дырочкой между глаз и с почти напрочь отсутствующим затылком. Следующему любителю человечины пуля входит в висок, – а вот нечего сразу за мясоедом прыгать! Вот и летел он вслед за ним, самостоятельно подставив свою голову с роговыми наростами под дуло пистолета.

Расправив крылья и крутнувшись юлой, разрубаю еще нескольких, абсолютно уже не обращая внимания на их вид, слишком много разновидностей, чтобы они как-то задерживались в моей голове; ту небольшую частичку внимания, которую я мог освободить во время боя, направил на командирский функционал, внимательно следя за перемещением бойцов.

Изогнувшись и тем самым избежав встречи с щупальцем, выстрелил для острастки куда-то примерно в ту сторону, откуда оно ко мне тянулось. Не знаю, попал во владельца или нет, но явно кому-то она прилетела, – слишком плотно вокруг меня сплотились монстры, желающие попробовать моего мяска на вкус. Принимаю на левое крыло еще одну прыгучую тварь и, резко вскинув его, отправляю прыгуна в полет. Ты хоть и не птица, но летать я тебя научу.

Два подряд выстрела под вскинутым крылом, чтобы не подлезли, и сразу возвращаю свою дополнительную защиту на место, главное – это не замирать в одном положении, чтобы меня не завалили просто массой, поэтому приходится выполнять множество акробатических трюков, активировав дополнительные свойства комбинезона сразу на силу и на ловкость.

Кувырок, пару выстрелов, нырок под щупальца, попутно врезав со всей дури по брюху хозяина щупальца. С двух сторон мне на грудь прыгают две обезьяноподобные твари, чуть не сбивая меня с ног. А вот фиг вам, а не моя тушка! Активирую боевой перекат, не убирая крылья, и шинкую ими еще пяток монстров. Не успеваю выровняться, как мне пытаются откусить голову.

Удар кулаком прям в пасть с зажатым в руке пистолет-пулеметом останавливает монстра, и два быстрых выстрела просто разносят его голову, заляпывая часть комплекта зеленоватой кровью. Осталось найти мутанта с желтой, и буду косплеить трехцветный светофор, а то пока только на двухцветный тяну.

Выворачиваю кисть руки и делаю пару выстрелов назад, там точно кто-то есть. Но это не помогает, сзади на меня наваливается груз, пытающийся прижать к полу, но я игнорирую все его попытки, отстреливая и шинкуя вокруг себя монстров. Вот какой-то гад умудряется вцепиться в наруч на левом предплечье, но быстро слетает после удара им по другому монстру.

Но тут какая-то извивающаяся фигня с большим выпуклым глазом пытается вцепиться в ногу. Продолжая стрелять во все стороны и изгибаясь под немыслимыми углами, успеваю приподнять ногу в последний момент и сразу же наступить на эту гадость, выпустив небольшой импульс.

Эх, мне бы сюда молоток Тилорна, я бы тут шороху навел, а лучше какой-нибудь топор или двуручный меч, чтобы одним ударом десяток тварей шинковать. Черт, упустил, когда мне в ногу вцепилась одна из тварей, а вот и другую уже кто-то грызет, но я пока не сдаюсь, усиление дает мне возможность продолжать стрелять вокруг себя, крутясь во все стороны.

Мельком мазнув взглядом по часам в нейроинтерфейсе, облегченно вздохнул – минута и сорок три секунды, а в левом пистолет-пулемете заканчивается энергия, и теперь его можно использовать только как ударный инструмент. Но выпускать из руки не собираюсь, а то потом ищи среди этих кишок его. Главное, что я запланированный минимум по времени выполнил и дал защитникам перестроить линию обороны.

Удар в спину сбивает меня с ног, заставив уткнуться мордой в бетон, и практически сразу сверху на меня наваливается огромная толпа монстров. Поджав под себя ноги и едва ворочая рукой, завел еще работающий пистолет-пулемет между левым боком и крылом, разрядив остатки энергии себе за спину, пускай лучше между мной и клыками с когтями будет прослойка хоть в пару трупиков.


– Волпер, минометы готовы, – раздался голос Кварца у меня в ушах. – Ты там в порядке?

– Ага, – с трудом выдавил я из себя, – изображаю из себя нижнюю прослойку теста в многослойном пироге.

– В смысле?

– Забей! Корректирую по моим координатам на карте, вправо и влево от меня, с шагом тридцать, две батареи пускай вешают осколочные зонтики… Уй, пля… – Потухло правое крыло от недостатка энергии, и мне в бочину прилетел хороший такой пинок, видно, батарея, запитанная на комбинезон, тоже помахала мне прощальным платочком. – От меня вперед пятьдесят зеркалкой зонтики также с шагом тридцать. И пускай один миномет повесит зонтик прям надо мной.

– Ты уверен?

– Делай быстрее, а то меня тут сейчас раздавят!


Жизни утекали из множества мелких ранок там, где острые выступы монстров смогли пробить сборный комплект вещей, заменяющих мне отсутствующие детали комплекта «Серафим». А вот сам комплект, к моей грусти, уже потерял в среднем двенадцать процентов прочности. А чинить эту заразу мне пока негде, как и заряжать элементы питания, но с последними хоть немного легче, у меня еще есть небольшой запас заряженных.

Вокруг меня начали один за одним раздаваться мощные разрывы, а учитывая, что пол подомной не вибрировал, то Кварц смог объяснить им, что такое зонтик. Этот прием используют некоторые артиллеристы, меняя в детонаторе таймер взрыва так, чтобы снаряд разрывался, не долетая до земли, на небольшой высоте, засеивая осколками достаточно большое пространство. Да и второй детонатор, который настроен на удар, трогать при этом не обязательно.

Во, и на спину давление немного упало, вкидываю половину оставшейся энергии в толчковые импульсы в ботинках, и горка надо мной практически взрывается, едва-едва выпуская меня на волю, еще пару небольших импульсов для скачков в сторону стены, на остатках энергии запрыгиваю наверх и валюсь прям под ноги стрелкам.

Шкала усталости почти на грани, надо, блин, выносливость свою подкачать будет. Жизни замерли примерно на четверти шкалы. М-да, мой предел с такой толпой – это две минуты пятнадцать секунд. И как этот старикашка полтора часа выдерживает? Это же прорва энергии и выносливости нужна.

Над головой пронеслись мины после еще одного залпа. Проводив их взглядом, я не стал подниматься, чтобы посмотреть на результат, ну не в состоянии я был, дайте хоть десяток-другой секунд дух перевести.


– Бойцы, чего смотрим на меня как на неведомую зверушку, стрелять кто будет?


Поинтересовался я, обратив внимание, что абсолютно все находящиеся возле меня, пялятся в мою сторону с круглыми глазами и при этом никто стреляет в сторону монстров, ну если не считать автоматической пулеметной турели метрах в десяти левее.


– Командир… – хм, это я на них впечатление произвел или просто по статусу положено? – Да, в общем-то, уже почти не в кого стрелять, только автоматические турели добивают всяких дергающихся подранков.


Эм… это как? Я не пожалел себя и привстал, выглянув за край стены. Действительно, много трупов и калек, но вроде ни одной живой твари, а нет, вон на флангах еще пару десятков пытаются протиснуться среди трупов, чтобы подобраться поближе, но то одного, то другого монстра прицельно отстреливают.


– Так, ты! – указал я пальцем на говорливого стрелка. – Докладывай, что происходило, пока я был занят…. Эм… физ подготовкой с местным зоопарком.

– Ну, вы спрыгнули и какой-то звуковой волной раскидали больше половины монстров, да так, что только по флангам метров по сто остались мутанты. А потом рванули в рукопашку и начали там крутиться, как юла, да скакать, как будто вам одно место наскипидарили…

– Это я и сам знаю, – прервал я его. – Почему монстры кончились?

– Так буквально секунд через десять, после того как вы сошлись в рукопашной, их наплыв-то и закончился, так, примерно треть вокруг вас крутилась и пыталась подобраться к вам поближе, остальных уже мы спокойно расстреляли. Ну а когда мы вас уже, считай, похоронили, снова минометы заработали, и практически одним залпом положили, наверно, процентов восемьдесят оставшихся тварей, а тут вы из горы трупов, как черт из табакерки, выпрыгнули и понеслись в нашу сторону, даже по сторонам не смотря. – Слушая его, я, сняв шлем, накрыл ладонью свои глаза.

– Уууууу…. Какой же я идиот… – протянул я, не убирая руки от лица.


Вот, блин, надо было так умудриться? Влезть в бойню, слить почти в ноль всю подключенную энергию, да еще и серьезно просадить прочность комплекта, при этом сделать это все в самое неудачное время, буквально за десяток секунд до того, как закончилась эта волна монстров. Блин, знал бы, что так будет, ограничился бы звуковой волной и обратно вернулся. Вот что за невезуха? Ладно, будем исправляться.


– Внимание, говорит Волпер! – перешел я на общую командную волну. – Абсолютно все бегом за стены, мне нужно, чтобы вы устроили из трупов три баррикады максимальной высоты, с дистанцией в семьдесят метров между ними. Идет еще одна волна, более сильная, так что, если не хотите подохнуть, ноги в руки и бегом строить баррикады. Разведка, доложить расчетное время прибытия второй волны.

– Восемь минут, – раздался в образовавшейся тишине суховатый голос.

– Слышали, у вас шесть минут на все про все, потом по своим местам! – На секунду я замер размышляя, и сразу же озвучил мелькнувшую мысль. – Инженеры, закладка мин с управляемым подрывом между трупных баррикад по всей длине.

– Принял, – откликнулся Саргос, похоже, он нормально вошел в роль командира инженерной группы.

– Медики, обеспечить восстановление здоровья бойцов без отрыва от оборонительных работ! – Увидев, что метрах в двадцати от меня Кварц перескочил через забор и помчался копаться в трупах, я аж заорал. – Кварц, мать твою, ты куда поперся, кто, по-твоему, боезапас минометчикам будет восстанавливать?

– Да хрен с ним, с боезапасом, сами натаскают, а тут нормально мяса можно набрать, сам же от сухпая скоро снова завоешь, как тот мясоед.


Я прям не нашелся, что сказать, а в эфире раздались первые тихие смешки, быстро переросшие в дружный хохот. Сам усмехнувшись, махнул рукой на этого балагура, тем более остальным тоже нужна небольшая эмоциональная разрядка, так что пускай посмеются. А я тем временем принялся доставать запасные элементы питания из рюкзака и вставлять их вместо разрядившихся.

Брустверы из мертвых тел набросали не очень высокие, буквально по два метра высотой. Когда время, выставленное мной, вышло, все оставшиеся четыреста восемьдесят три бойца рванули на свои места. Блин, осталось-то нас чуть меньше половины от начального количества, но если Сафронов не ошибался, сейчас такой лавины не будет, их будет намного меньше, вот только более крупные и мощные твари к нам на огонек пожалуют.

Остается надеяться на наши приготовления, и что за оставшееся время инженеры хоть часть вышедших из строя турелей вернут в рабочее состояние. Я для этого даже пару красных групп снял с мест и подрядил им в охрану, чтобы эти работники ключа и отвертки могли даже в бою продолжить восстанавливать турели. Ну и не стоит забывать, что у меня в загашнике еще Кварц с ручным Мурзиком есть, что тоже вполне себе весомый аргумент.

Сняв из-за спины винтовку и примостив ее на край стены, слегка наклонил голову, всматриваясь в прицел. Ну что же, посмотрим, кого там нелегкая еще по нашу душу принесет. Но тут замелькал сигнал на другой частоте, и быстро сменив ее, вслушался в доносившиеся до меня слова Карфаера.


– … Минут через десять у меня освободятся Центурионы, там их человек триста осталось, вышлю сразу к тебе на подмогу. Пока больше выделить не могу.

– Хорошо, думаю, справимся.

– Рад слышать. Конец связи.


Надеюсь, там не будет того психа из лаборатории, а то как-то не горю желанием сейчас получить удар в спину, ведь тогда придется тратить служебные очки, а то еще на пять дней мне тут застрять не позволит договор с ДиЛайн.

Глава четырнадцать: Маленький квест – большие проблемы

Я напряженно всматривался в проходы между зданиями разной степени поврежденности, ожидая появления первых монстров из второй волны, которая отстала от своих более быстрых собратьев. Обнадеживало наличие трех валов из трупов предыдущих монстров, да и то, что стена пока еще ни в одном месте не была повреждена. Если я правильно понял, то приближающиеся мутанты в основной массе не обладают той прыгучестью, как первая волна, а значит, им придется пробивать себе путь.


— Сюрпризы готовы… Подключил дистанционные… Радиовзрыватели, — отвлек меня подошедший Саргос.

— Отлично! Эм… Ты чего опять начал фразы рубить? — повернул я голову в его сторону, удивленно вскинув брови, даже не задумываясь о том, что за шлемом он этого не увидит.

— Зае… Замахался… Устанавливать мины… Едва хватило на две полосы, — немного отдышавшись, продолжил уже нормально. – Местные инженеры отлично знают дело в оборонных сооружениях, ну и всякий ремонт и производство. А вот толковых минеров смог найти только три человека, вот и пришлось в четыре пары рук подготавливать детонаторы да снаряды курочить, остальные только разносили по указанным точкам.

– Что за снаряды? — ухватился я за несостыковку.

– Да из-за раздолбайства кого-то на складе к минометам закупили пушечные снаряды в том же калибре, что и миномет. Ну и, соответственно, перед атакой монстров две полные платформы подвезли к минометной батарее. А минометчики даже не глянули, что им привезли, и просто ткнули пальцем, где разгрузить. Вот мы и экспроприировали их для создания минного заграждения.

– Хорошо, только смотри мне, подрыв только по команде.

— Да понятное дело.

— Кварц, – перешел я на внутреннюю связь. – Что там с боеприпасами к минометам?

— Плохо все! — зло ответил он. – Из-за этих долбокряков с интендантской службы у меня всего три сотни мин осталось, причем полсотни из них вспомогательного назначения, напополам светляки и дым.

– А остальные?

– Сто двадцать осколочных, тридцать криогенных точечных и сотня кассетных, шестьдесят из которых с плазмой и сорок с какой-то химией, но по маркировке не пойму, что за фигня там, а из местной братии тоже никто не в курсе, – раздраженно бурчал Кварц. – Да тут минометчики вообще дубовые, их всего две недели назад начали учить минометом пользоваться, я и то больше их знаю, при том что ты мне только в теории объяснял.

– Плохо, но ожидаемо, в местных реалиях, как я понял, артиллерия и минометы не прижились из-за плотной застройки. – Немного подумав решил и нашего медика подключить. – Тилорн, ты там далеко от минометов?

– Да нет, мы практически за ними что-то вроде госпиталя устроили, – отозвался он.

– Дуй к Кварцу, и посмотри, что у него там за химические снаряды завалялись, может, определишь.

– Я лучше химика вышлю, есть тут один интересный товарищ, с глубокими познаниями всякой химии.

– Ок. Только давай быстрее, а то первые монстры уже в зоне видимости, – согласился я, наблюдая, как в поле зрения начинают выбегать самые быстрые экземпляры.


Сняв винтовку и примостив ее для упора на парапет стены, покрытый мелкими черными точечками, поймал в прицел одного из монстров, попутно размышляя над слегка изъеденной стеной. Надо будет покопаться в настройках оружия, а то наниты самостоятельно жрут металл вокруг меня, восстанавливая запасы хранилища. И если сейчас это не столь катастрофично, то могут возникнуть ситуации, когда такое подтачивание окружающих меня материалов может сыграть злую шутку. Но ладно, с этим разберусь позже, сейчас меня должно волновать совершенно другое.

Дистанция была хоть и приличная, но с такой винтовкой можно брать дистанции раз в пять больше. Все же на всякий случай сделал глубокий вдох и выдох, полностью освободив легкие от воздуха, и задержал дыхание. Три секунды на доводку прицела, чтобы взять упреждение по двигающейся цели, заодно за это время успокоится диафрагма, и у меня будет целых четыре секунды на выстрел, пока она снова не начнет сокращаться от нехватки кислорода.

Выстрел я произвел, стараясь попасть в лопатку, ну и, соответственно, в сердце, если у этого мутанта оно как у любой нормальной твари. Не отводя прицел, убедился, что попал практически туда, куда и целился, сразу же полез в логи, чтобы посмотреть урон. Учитывая, что я бил обычным выстрелом, после быстрого подсчёта разницы урона между тем, который выдавала система у «Кары Серафима», и нанесенным, получилось, что у монстра примерно около двадцати пяти единиц брони, плюс-минус пару единиц.

Вопрос стоял в том, что я так смог подсчитать только проникающий урон, а вот каково значение будет у других типов урона – так не подсчитаешь. Ведь, к примеру, даже кинетический урон засчитался только частично, потому что было пробитие. Ладно, мне это хоть какие-то вводные данные дало, которые помогут при обороне.


– Внимание, стрелки, у кого проникающий урон ниже тридцати единиц, приготовьтесь сменить оружие на рукопашное. У монстров броня в районе двадцати пяти единиц. При приближении противника внимательно следим за уроном в логах, если не пробиваете, работайте на подхвате у остальных стрелков и сбрасывайте монстров со стен.


В эфире сразу же пошли подтверждения того, что приказ принят, а если судить по мини-карте, то командиры подразделений сразу же начали перестройку позиций, более равномерно растягивая стрелков, которые подходили по параметрам. На глаз, если судить по смене построения, то процентов десять бойцов со стрелковым оружием не подходили по критериям урона.

Тем временем я водил дулом винтовки из стороны в сторону, ловя все новые и новые виды монстров, которые появлялись в поле моего зрения. Прицел на каждом новом виде я задерживал буквально на секунду-другую, но мне этого хватало, чтобы убедиться, что большая часть образцов местной фауны не сможет прыгнуть достаточно высоко, чтобы забраться на стену. А значит, скорее всего, как я изначально и предполагал, они будут пытаться проломить стену.


– Красные группы, кучкуемся отделениями и растягиваемся по всей линии стены, держим дистанцию тридцать метров, задача – заткнуть брешь, если проломят стену – задача не убить, а удержать на месте, пока стрелки сверху добивают. Медики, выделите хотя бы по одному человеку на каждое отделение. Работайте каруселью, мельчайшее ранение – смена бойца и к медику, чтобы продержаться как можно дольше.


Монстров становилось все больше и больше, самые шустрые, ну или наглые, уже добрались до первой баррикады из трупов, но почему-то не спешили подниматься на нее. Они что там, пожрать тормознули? Ладно, подстегнем неразумных мутантов к более активным действиям.


– Кварц, корректировка по центру, от баррикады плюс сто, веером по всему фронту с шагом в пятьдесят, одну кассетную плазмы заряжай, стрельба по команде.

– Понял, принял, плюс, плюс.


Тем временем над баррикадой начали показываться первые монстры, и я отдал команду включить автоматические турели, которые практически моментально начали срезать лезущих монстров с гребня баррикады лазерным огнем вперемешку с крупнокалиберными пулями. Жаль, что не все пулеметы успели восстановить, две защитных турели так и остались молчать, не подавая признаков работоспособности, но, как говорится, за неимением гербовой будем писать на туалетной бумаге.


– Стрелки, первые номера, ОГОНЬ! – скомандовал в эфир, когда уловил момент, что пулеметы самостоятельно уже не справляются и волна монстров вот-вот перевалит через первую баррикаду вниз, скрываясь от пулеметного огня за возвышающейся частью второй баррикады.

Подождав восемь секунд, снова отдал приказ:


– Стрелки, вторые номера, ОГОНЬ!


Боезапас в среднем у всех был одинаковый, поэтому такая задержка с открытием стрельбы была вполне логична. Заранее проведенный расчет на первого и второго номера, после вот такой задержки, позволял первым номерам перезаряжаться, пока стреляют вторые номера, и наоборот. А то до этого большая часть прорывов образовывалась исключительно по причине того, что на одном куске стены одновременно от трех до семи бойцов в этот момент перезаряжались, и отстреливаться было просто некому.


– Кварц, залп!


Ответа не последовало, но за спиной почти синхронно ухнуло, да так, что некоторые бойцы встряхнули головой, видно, по барабанным перепонкам хорошо долбануло, а мой слух защитили активные наушники шлема. Над головой пронеслись мины с характерным свистом и легким то ли фырканьем, то ли хлопаньем от попадания воздуха на стабилизирующие лопасти. Кстати, вот сколько раз через меня летали мины, постоянно удивлялся этому звуку. Лопасти-то у них неподвижные, откуда берется этот фыркающе-хлопающий звук – непонятно, а у спецов вечно забываю спросить. Не скажу, что мины идеально приземлились, с минометчиками еще работать и работать, но сейчас хотя бы смогли добиться примерно того результата, что я просил. Мины легли примерно в диапазоне ста метров дальше баррикады, ну плюс-минус двадцать метров, что для кассетной мины с кучей шариков плазмы было не так категорично к точности. Но вот дистанцию между выстрелами по ширине выдержали плохо, примерно в пяти местах образовались разрывы в пространстве, которое накрыла плазма из-за того, что не выдержали шаг в пятьдесят метров между минами, вот и получили в одних местах повышенную концентрацию плазмы, в других же вообще ни капли не упало. Поморщившись от досады, скомандовал повторить залп. Вот от второго залпа закрыло уже все пространство. Пару минут у нас есть, пока плазма немного остынет или ее просто не завалят тушками.


– Всем перезарядиться, работают только пулеметы. Минометчики, осколочными минами, зонтиком плюс сто пятьдесят дальности от предыдущего выстрела, два залпа. – Много урона наступающей волне это не нанесет, но самых легкобронированных монстров зацепит.


Так мы и отстреливались практически до самого подхода подкрепления. Как только на гребне первой баррикады набиралась критическая масса монстров, с которыми пулеметы совместно со стрелками не справлялись, сразу же залпом минометов откидывали часть монстров назад, полностью выстреляв весь запас криогенных и плазменных мин. Да, по сути, я уже готовился давать команду на подрыв первой закладки мин. Но меня отвлек голос, раздавшийся прям над ухом.


– А я уже думала, ты насовсем пропал где-то в далеких локах.


Резко обернувшись, я чуть не врезался в близко стоящую девушку. Я сначала даже не сообразил, кто это, и только имя над головой дало мне понять, что я ее прекрасно знаю. Хоть, если честно признаться, в новом костюме я ее вряд ли бы узнал.


– Привет, Сини! Я смотрю, тебе наконец-то удалось ко мне подобраться незамеченной.

– Ну… – протянула она. – Если бы народ вокруг так не тарахтел стрелкотней, то не факт, что подобралась бы к тебе. А то ходят слухи, что тебя пытались два хая из стелса прикончить, только не вышло у них ничего.

– Ты что-то знаешь о них? – сразу напрягся я.

– Да так, слухи ходят… Но, думаю, сейчас это не самый важный вопрос, – кивнула она в сторону планомерно истребляемых монстров.

– Ну да, монстров накопилось как-то слишком много, я даже как-то не думал, что их будет аж столько.

– Ну, значит, не зря я привела почти три сотни человек на подмогу. – Если судить по интонациям голоса, то, похоже, она улыбалась.

– Не зря, но вроде не привела, а тебя Карфаер послал на помощь.

– Ну… Это вот прям так важно?

– Нет, – усмехнулся я. – Лови тогда приглашение в оборонительный рейд.


Как только она приняла приглашение, у меня сразу состав пополнился на двести девяносто семь бойцов, большая часть которых имела стрелковое оружие того или иного плана. Что сейчас было весьма кстати.


– Вот так и знала! Опять ты нашел какую-то уникалку.

– В смысле? – не сразу сообразил, о чем она говорит.

– Ну так это же ты тот уникальный Скувра… Скурфуе… Скурфай-фер, – по слогам выговорила она. – Тьфу ты, язык сломаешь от такого названия.

– Есть немного, – снова улыбнулся я. – Кстати, совсем забыл.


Раскрыв нейроинтерфейс и найдя задание по обороне форпоста, пару секунд поискав в его меню, смог найти, как растянуть квест на весь рейд. Ну а что, пускай капнет народу хоть пару очков от скурфайферского квеста, ну или репутация немного подрастет. Нужно же будет со временем восстанавливать эту практически мертвую организацию. Вот только не ожидал я, что за этим последует практически гробовая тишина, которая прерывалась только стрельбой автоматических пулеметных турелей. Спустя несколько секунд мертвой тишины эфир просто взорвался различными голосами.


– Квест.

– Квест?

– Квест!!!

– КВЕЕЕЕСТ!!!

– Господи, спасибо тебе! Как же я соскучилась по банальному квесту “убей сто кроликов”, который учитывается в квест-логе… – донесся до меня женский голос от стрелка в паре метров от меня. Девушка (хотя с навешенной на ней броней я бы фиг угадал, что это девушка), сложив молитвенно руки, говорила это, обратив лицевой щиток шлема к потолку.

– Ну все, держите меня семеро, я наконец-то полноценный квест получил!


Даже бойцы из местных обсуждали это удивленно, но там больше звучали фразы из разряда: «Прям как в рассказах деда, Серверные задания…» или «ой, чует моя задница, скоро много чего поменяется…». Для меня как-то было странно увидеть такую реакцию. А самое интересное, что когда народ начал отходить от первичного шока, они начали с остервенением отстреливать монстров, прям возникло чувство, что до этого они просто со скукой постреливали в сторону монстров, а сейчас начали интенсивно стараться нанести максимум вреда противнику.


– Я чего-то ни фига не понял, а чего все так оживились?

– Волпер, вот честно, ты меня не перестаешь удивлять, – покачала она головой.

– Чем это?

– М-да… Похоже, ты сам не понял, что сделал. Сразу видно, что в прошлом ты с геймерством не имел ничего общего.

– Да блин, ты можешь объяснить нормальным человеческим языком? – я уже начинал закипать.

– Да что тут непонятного, ты выдал, мать его, квест. Нормальный, полноценный КВЕСТ, не договор, не устное соглашение, а задание, которое подтверждает система, за который награду также выдает система.

– Ну и что тут такого? – Ну не мог я догнать, что же они так все обрадовались квесту. – Да какая, собственно, разница, ну подумаешь, в других вариантах нужно составить договор, эффект-то тот же.

– Как с тобой тяжело. Так, ты лучше сначала скажи, сможешь еще кому-то этот квест выдать?

– Да хоть всему форпосту, – буркнул я, проверив сначала в интерфейсе, нет ли ограничения.

– Значит, слушай сюда. – Она начала ходить из стороны в сторону, явно возбужденная. – Сейчас я вытащу в сеть весь клан, надо будет, чтобы ты всех принял в свой рейд и выдал квест, пускай там даже по копейке на брата будет, но есть шанс получить что-то уникальное. – Окинув взглядом остальных игроков и местных, которые с новым ажиотажем перемалывали наступающих монстров, и тяжело вздохнула. – Эх, еще бы убрать этих любителей фана, но так просто они хрен теперь уйдут.

– СИНИАМИ! – рыкнул я на нее. – Я, конечно, не понимаю, чего такого в том, что я растянул квест на весь рейд, но не забывайся, ты не с идиотом разговариваешь. Поэтому я прекрасно понимаю, что сделал что-то, выходящее далеко за стандарт, и ты хочешь, чтобы твой клан за счет этого поживился. Так вот, либо ты мне нормально все рассказываешь, либо лично у твоего клана отбираю квест, и хрен вы дождетесь от меня когда-либо сотрудничества.


Либо она по интонации моего голоса поняла, что шутки закончились, то ли еще по каким-то причинам, но она не стала идти на конфликт и, тяжело вздохнув в очередной раз, начала объяснять.


– Пойми, всегда и во всех играх для абсолютно всех игроков главное было – быть в топе. То есть самым раскачанным игроком или самым богатым. Как вариант, найти уникальные вещи, которых больше ни у кого нет, или уникальное задание в единственном экземпляре. За такие вещи отдавались бешенные деньги, причем реальные. К примеру, космический лайнер «Циклон» поменяли на ключ, открывающий уникальную локацию в проекте «Гарлайт», который был в фэнтези стиле из разряда миров меча и магии. – Я аж присвистнул после этих слов, видел я этот лайнер несколько раз, так его стоимость исчислялась в несколько десятков миллиардов твердых земных кредитов. – Ага, вижу, примерно представил цифры. А теперь давай посмотрим на ситуацию, в которой ты оказался. Игра, в которой сидит почти миллиард игроков, хотя по всем прогнозам аналитиков она не должна была набрать больше десяти миллионов игроков из-за полноценного наличия боли, но это уже другой вопрос. У нас же тут немного другой момент, вот смотри, при огромном количестве игроков, среди которых достаточно много инвалидов с беспрерывным погружением, после того как появился прецедент Игнатенко, игре уже больше полугода, и топовые игроки по неофициальному топу достигли примерно восьмидесятого, возможно даже девяностого уровня. Так вот за все время игроки наталкивались только на один единственный квест – это активация нейроинтерфейса. Да и то, узнавали о его существовании уже постфактум, по факту выполнения. Уже почти все решили, что в этой игре квестов просто не существует, хоть и остается небольшой процент игроков, которые пытаются найти их, но их становится все меньше и меньше. А тут из командировки возвращаешься ты с уникальной профессией и сходу выдаешь квест на защиту форпоста. Мало того, что это мегауникально, так еще и квест – это не договор, который нужно правильно составить и в котором тебя могут надурить. Квест – это задание от системы, по выполнению которого игрок ОБЯЗАТЕЛЬНО получит награду, прописанную в квесте. Да тут в ближайшие пятнадцать, ну максимум двадцать минут будет минимум несколько тысяч игроков, а скорее всего, под этими стенами будет стоять девяносто процентов игроков, которые приписаны к этому форпосту. Ведь большинство выходит из игры на время прорыва, потому что профита с него нет, одни затраты, за которые не факт, что что-то получишь. А тут тебе награда от системы, да еще и плюс убитые тобой монстры подсвечиваются отдельно, что, если судить по словам наших аналитиков, скорее всего, будет гарантом того, что ты сможешь самостоятельно его облутать, не боясь, что труп уйдет налево. Теперь ты понял всю глубину задницы?

– Понятно… Очередная задница на мою больную голову. Стоп, а чего ты решила, что подсвечиваются трупы?

– Пока мы с тобой болтали, рейд клана уже успел настрелять достаточно много мобов и сбросить руководящему звену отчеты, даже аналитики уже успели разработать несколько вариантов развития дальнейших событий.

– И что думают ваши аналитики? – поинтересовался я.

– Ну, вариантов много, но как минимум они уверены, что на околоигровых форумах ты будешь самой обсуждаемой личностью ближайшие пару недель, даже затмишь информацию о появлении андроидов и возможность сформировать свой форпост.

– Стоп, про андроидов я, в общем, в курсе. – Ну не буду же я говорить, что про них я не просто в курсе, а имею непосредственное участие. – А что там с освоением форпоста?

– Помнишь информацию о первом клане? Так вот там весь прикол в том, что несмотря на большое разнообразие организаций в Альфариме, эти ребята ни черта не первые, просто они умудрились зарегистрировать клан в том статусе, в котором еще не было ни одной организации на всю игру. Так вот, свою награду, в виде клановых земель и кланового здания, они выбрали в ничейной территории на пятом уровне. И когда смогли нормально укрепить свою базу, получили от Сервера статус форпоста, со всеми преференциями.


Всего пару минут разговора, а информации открылось просто немеряное количество, причем намного больше, чем сказала Синиами. Ведь она обладает только частью информации, да и до сих пор считает, что это игра, специфичная, но игра. А вот мне, при наличии определенных данных, становится ясно, что только Сердце имеет возможность выдавать задания, а вот Сервер, похоже, нет, и есть даже основание предполагать, что активация нейроинтерфейса – это тоже задание Сердца, вот только прошивку ставят от Сервера, сразу обрубая связь с Сердцем. Если это действительно так, то я даже боюсь представить, что может тут начаться в скором времени из-за меня. Осмотревшись и убедившись, что наплыв монстров сейчас вполне спокойно удерживают игроки, которые теперь заинтересованы квестом, решил прояснить один вопрос, прежде чем начну закладывать основы для большой встряски Альфарима.


– Сини, вот скажи, а если игрокам дать возможность получать регулярно квесты, но из-за этого придется вступить в противостояние со всей остальной частью Альфарима, как они к этому отнесутся?


Она прям подвисла от моего вопроса. А потом, стянув шлем, ладонью утерла лицо и уставилась на меня огромными от удивления глазами. Даже ротик был слегка приоткрыт, что явно показывало насколько она шокирована возможными перспективами.


– Отдельная фракция? – едва слышным шепотом спросила она.

– Что-то вроде того, – решил немного неоднозначно ответить.

– Честно, не знаю, но если судить по подсказкам аналитиков, которые сейчас пытаются просчитать возможные варианты, то минимум четверть игроков и, возможно, до восьмидесяти процентов ломанется сюда, чтобы вступить в новую фракцию. При этом явно ожидая огромного холивара.

– Холи кого?

– Холивар, война за идею, ну или если вспомнить оригинальное значение – священная война. Чаще данный термин в современных играх применяется как название войны на уничтожение и навязания своих идейных принципов. Размеры войны могут быть разными, но как бы подразумевают, что будут воевать две непримиримые стороны.

– Хм… Ну да, определение холивар сюда, скорее всего, подойдет. Но почему прогнозы аж до восьмидесяти процентов, не много ли?

– Неа, реальные цифры, – улыбнулась она. – Потому что, несмотря на то, что мы, по идее, будем на темной стороне, у нас будут печеньки, причем ощутимые и горячо любимые, в виде квестов.

– Ясно, тогда у меня просьба, поднимай всех, до кого дотянешься из этого форпоста, мне нужен максимальный онлайн, и как можно быстрее, будем давать людям печеньки. А я пока решу пару вопросов с комендантом. – И отключив динамики, перешел на частоту Карфаера. – Алекс, у меня к тебе есть небольшое предложение.

– Что у тебя там опять случилось? Не подождет, пока мы отобьемся?

– Да не волнуйся, отобьемся, сейчас в строй вернется большая часть репликантов, так что дальнейшая оборона проблем не составит.

– Не знаю, что ты сделал, но если действительно так, то нас станет раз в десять больше, чем было даже в самом начале обороны. И кому за это нужно продать душу? – подозрительно спросил он в конце.

– Душу продавать не надо, но как ты смотришь насчет того, чтобы на базе твоего форпоста начать возрождать организацию Скурфайферов?

– Но это же нереально, мало того, что на нас ополчится практически весь Альфарим, так еще и технически это невозможно, несколько попыток их возрождения проваливались с огромным пшиком, там вся проблема в том, что без офицера Скурфайфера невозможно почти ничего сделать.

– Ну тогда… – хмыкнул я, – разрешите представиться, с вами говорит старший действующий офицер организации Скурфайферов с позывным Волпер, командир разведывательного отделения диверсионной направленности.

– Я *****, Волпер ты *****, я тебя ***** да чтобы *****…. *****…. – начал он выстраивать пятиэтажную матерную конструкцию, после чего немного отдышался и с каким-то веселыми нотками в голосе добавил. – Пусть все катятся лесом: Сервер, Сопротивление, Саныч со своими псиониками, но я этого не пропущу. Я согласен! Где расписаться кровью?

Глава пятнадцать: Старые связи

Я сидел на крыше одного из самых высоких зданий внутри периметра форпоста, уставившись на кажущиеся бескрайними руины пятого уровня. Мне не было никакого дела до постапокалептических красот уровня, я просто сидел и усиленно думал, попутно вертя в пальцах небольшой нож с тремя заточенными краями лезвия, меня это хоть немного, но успокаивало.

Причин для нервов было множество, но больше всего меня достали игроки, которые постоянно пытались у меня получить квест. Вот ей-богу, пару раз едва удержался, чтобы не набить морду. Как вообще местные смогли вытерпеть первый месяц, когда был самый большой наплыв игроков?

Вот и пришлось спрятаться на этой крыше от надоедливых просьб выдать квест, заодно можно спокойно разложить мысли и информацию по полочкам. Синиами оказалась права, информация о том, что я могу выдать квест, разошлась, как лавина, причем так исказилась до неузнаваемости, что хоть за голову хватайся. По одной из последних версий выходило, что я бродячий непись, раздающий направо и налево чуть ли не эпические квесты, главное, только успеть ко мне подбежать и успеть его взять.

Убедить Карфаера передать мне командование над обороной форпоста труда не составило, и я сразу же начал растягивать задание абсолютно на всех, кто вступал в рейд. Карфаер, кстати, получил какую-то компенсацию за то, что передал управление обороной в мои руки, и только после этого я вспомнил о рассылке, что все структуры Альфарима должны оказывать мне содействие.

В итоге для обороны набежала такая толпа людей, что монстрам не осталось и шанса, их просто расстреливали на дальнем подходе. Конечно, не подавляющее большинство, как заявляла Синиами, но около трети тех, кто был в оффе, резко решили вернуться в игру. Остальные, видно, были чем-то заняты или банально спали и не знали, что происходит, не все же игроки были в крупных кланах, в которых большую часть состава просто подняли звонками, как по тревоге, и матом с угрозами исключения из клана просто загнали в капсулы.

Проблему для обороняющихся составила только парочка монстров, у которых были зачатки псионики, выраженные в личных энергетических щитах, но к форпосту их не подпустили, множество бойцов с различным рукопашным оружием просто окружили их и минут за двадцать запинали до неживого состояния. Вот только погибло при этом человек триста из-за банальной несогласованности действий и периодически возникающей в некоторых местах давки.

Ладно, главное, что форпост не пострадал, задача выполнена, а потери тут и сами восстанавливаются, ну если репликации в запасе есть, — у игроков лимит на них пока не обнаружен, — а местные тут все поголовно в запасе имеют минимум пару-тройку репликаций. Но сюда я спрятался не для того, чтобы разбирать итоги обороны, а подумать над несколькими моментами, случайно мной обнаруженными.

Для начала я понял, как можно увеличить примерно в десять раз выдаваемую награду за квесты от Сердца. Точнее, правильнее будет сказать, что просто вроде бы разобрался, как вообще построена система подтверждения выполнения квестов, почему, к примеру, за ликвидацию бешеного Эрнеста мне награду выдали спустя больше, чем неделю, а той же Ксении я смог подтвердить выдачу награды спустя пять дней.

На правильную мысль меня натолкнуло то, что сразу, как только форпосту перестала угрожать опасность и все нападавшие монстры были уничтожены, на меня огромным потоком посыпались отчеты за каждого человека, принимавшего участие в обороне. Сначала выпали только отчеты ребят из моей группы, и когда я быстро накрутил пять максимально доступных процентов увеличения награды, основным полотном высыпались остальные отчеты.

Причем отчеты были крайне подробными, включающие в себя имя, уровень, расход боеприпасов, сколько попаданий, промахов, количество уничтоженных монстров и много-много чего другого. Отчеты учитывали практически все, даже в одном из наобум выбранных отчетов было указано, что боец пожертвовал собой прикрывая эвакуацию двух раненых.

Сбоку стояла кликабельная пометка, предлагающая этому бойцу повысить вознаграждение на десять процентов, которую я, не задумываясь, нажал; мало того, что он это заслужил, мне еще и стало интересно, как это все происходит. Сразу же все пункты, за которые отчет предлагал начислить награду, сменили свое значение, а там ведь были не только положительные, но и отрицательные значения.

Если, к примеру, расход боеприпасов предлагалось компенсировать независимо от результативности выстрела, то все попадания дополнительно награждались. Но вот была строка, где боец, похоже, зацепил случайно своих при стрельбе, так там был существенный штраф за дружественный огонь. В итоге, внимательно изучив несколько случайных отчетов, я с удивлением понял, что там расписана практически вся подноготная действий.

Даже более подробно, чем в логах, в общем, тотальный контроль, но и награждается соответственно. Прям становится интересно, как это в Альфариме не наступил экономический коллапс, с наградами практически из воздуха. Но подозреваю, что тут просто вопрос в жесткой регулировке цен со стороны Сервера. Убив около пяти часов, чтобы быстро глазами пробежаться по каждому отчету и подтвердить все рекомендации системы по начислению наградных, чуть волком не завыл, когда вся эта пачка отчетов, моргнув, снова высыпалась на меня, только на этот раз возле каждого отчета стояло примечание «Отчет обработан командующим обороной скурфайфером Волпер».

Радовало это тем, что отчеты теперь можно было просто всем скопом подтвердить, даже не заглядывая в них, но меня крайне заинтересовало, почему мне эти отчеты пришли снова, ведь раньше такого не было, плюс я обнаружил отчет по моей группе в новом исполнении — сгруппирован в один блок с названием подразделения, но вот если в первом комплекте отчетов меня не было, то во втором я с удивлением обнаружил и себя, как командира группы.

Убив еще два часа на ряд экспериментов и изучения изменений в отчетах, пришел к выводу, что первый раз ко мне пришли отчеты как к командующему обороной, а вот второй раз они снова ко мне вернулись уже как к старшему действующему офицеру. Вот и нарисовался целый ряд интересных моментов и разъяснений к некоторым непонятным ситуациям.

Получается, что любой отчет формируется автоматически по выполнению задания и передается командиру подразделения, который ставит свои пометки и предложения по увеличению наград либо о штрафах, и дальше эти отчеты начинают двигаться по вертикали командования, обрастая дополнительными пометками.

В случае с обороной форпоста цепочка оказалась очень маленькой: сначала командующий, потом уходит к старшему действующему офицеру, который исполняет, как я понял, роль основного командования скурфайферов до тех пор, пока не появятся скурфы с соответствующими званием для занятия нужных должностей. Ну а дальше уже в архив Сердца, для подтверждения и выдачи награды.

А вот в ситуации с Ксенией и компанией получили задержку, потому что командиры подразделений, к которым они до сих пор приписаны, физически не могут обработать отчеты, вот и висят отчеты какое-то означенное время, ожидая, пока их обработают, но не дождавшись, уходят к выше стоящему командованию и снова там зависают на такое же время. Пока со временем не добираются до старшего офицера, тобишь на данный момент меня. Отсюда и задержка. В моем же случае цепочка была еще длиннее, потому что сам себе подтвердить отчет я не могу, вот отчет и мыкался по всем доступным инстанциям, пока по сроку давности не дошел до Сердца.

Отсюда же вытекало увеличенное количество награды. В зависимости от того, сколько пройдет проверок отчет, очень сильно зависит итоговая награда, и небольшим экспериментом я даже примерно прикинул, как это будет выглядеть при полноценной цепочке. Правда, только в теории и только примерно прикидывая итоговое увеличение награды, основываясь на том, что как командующий обороной я мог награду увеличивать на двадцать процентов, а вот как старший действующий офицер — на пятьдесят.

Только весь нюанс был в том, что эти пятьдесят уже были не от начальной цифры награды, а от той, которую я сам же предложил в качестве командующего. Вот и получается, что при полной цепочке сначала командир отделения увеличивает награду, которая базово условно пусть будет тысячу кредитов, на пять процентов, максимально доступных ему.

Если брать за условие, что отделение входит в состав взвода, то взводный, обрабатывая отчет, накидывает еще и свои десять процентов, но только уже не на тысячу кредитов, а на одну тысячу пятьдесят, которые предлагает взводный к выплате заслужившему такое бойцу. Вот и считаем на калькуляторе дальше, каждый последующий проверяющий в цепочке условно накидывает больше процентов с шагом в пять процентов, пока главнокомандующий не визирует в конце пятьюдесятью процентами.

В итоге мы вместо изначальной тысячи получаем десять тысяч шестьсот сорок сем кредитов с мелочью. Ну это при идеальных условиях, пройдя полную цепочку. А ведь надо не забывать, что любой в этой цепочке может на такое же количество процентов урезать награду или увеличить штрафные строки, загоняя тебя в неописуемые долги перед скурфайферами. М-да… Жесткий, однако, метод кнута и пряника.

Но главное в этом всем, что у меня появилось то, чем можно заинтересовать как местных, так и игроков. Осталось только разобраться, как это все можно провернуть. Проблема состояла в том, что я не могу никого принять на контракт или в свою группу, к сожалению, мой личный лимит подчиненных ограничен пятью гражданскими или одним скурфом, на мой выбор, и все эти слоты уже забиты моей группой. Кстати, моим парням система сразу предлагала примерно в два раза больше награду, видно, из-за того, что они непосредственно состоят в скурфовском подразделении.

Из известных мне способов расширения лимита подразделения было только умение, на которым у меня не было очков, подозреваю, что новое очко для умения появится, когда возьму уровень профессии. Но вот оборона форпоста показала мне выход из сложившейся ситуации, правда, очень геморройный для меня.

Несмотря на ограничения, оказалось, что я могу командовать всякими рейдами, без скурфайферского бонуса по сокрытию информации в логах, без начисления служебных очков и с множеством урезанных возможностей, я, по сути, даже не имел возможности как-то повлиять, если кто-то откажется выполнять приказ, но самое главное — это возможность расширять свои квесты на группы бойцов, которые находятся в рейде.

Опять же, тут, похоже, сыграла должность старшего действующего офицера с возможностью привлечения посторонних лиц к операциям скурфайферов. Именно на этом и планировалось провернуть всю аферу по переводу форпоста под крыло скурфов. Карфаер вцепился в мое предложение, как клещ, и с трудом, но я выдавил из него причину такого ажиотажа. Как оказалось, контракт со скурфайферами дает доступ к базе умений, главное, чтобы у тебя хватало на это служебных очков, плюс они полностью выходят из-под юрисдикции корпораций и внутренних законов уровней. Короче, над ними только скурфайферы, а те, в свою очередь, не могут чудить, потому что им Сердце порежет служебные очки.

Блин, да тут вообще, если разобраться, совершенно другая система поощрений и наказаний, чем у Сервера, в этом взаимоотношении разных систем просто черт ногу сломит, но как ни крути, имеющейся у меня информации пока хватает, чтобы симпатизировать Сердцу, на него, по крайне мере, никто не имеет влияния, и оно действует по тем правилам, которые были заложенны изначально для процветания Альфарима.


— Волпер, ты где пропал? – вырвал меня из размышлений раздавшийся в шлеме голос Карфаера.

– Да так, отдыхаю.

— Что, достали тебя просьбами выдать этот их “Квест”? – хохотнул он.

– Есть такое. Как вы вообще их терпели первые пару месяцев?

— Примерно как и ты, плевались, матерились, пару раз ребята чуть не пристрелили самых назойливых. Так что, можно сказать, с трудом. Ладно, я вообще чего с тобой связался, ты разобрался, как полноценно перейти в подчинение скурфайферов?

— Нет пока, сейчас в процессе. Пару резервных вариантов уже есть, но пытаюсь найти оптимальный вариант.

– Ладно, но знай, что из-за твоей выходки с предложением в общем эфире к нам скоро заявятся безопасники, а это огромное количество проблем.

– Я знаю. Но игроки не дадут им устраивать тут беспредел.

— С чего ты взял?

— С того, что я выслал одному знакомому предложение поучаствовать в переделе сфер влияния в Альфариме, и он согласен, – усмехнулся я. – Да и еще пару не последних человек из местных должно скоро прибыть.

– Хм… Ты же почти ни с кем не общаешься, кроме своей группы… – в его голосе так и сквозило сомнение, что я смогу привести кого-то серьезного. – Но ладно, ты уже неоднократно меня удивлял, надеюсь, и в этот раз удивишь. Пойду пока документами тогда займусь, – сказав это, он отключил связь.


Сразу после озвученного предложения Карфаеру, я разослал целый комплект писем, даже подключил тех, с кем я очень долго не хотел иметь ничего общего. Но мне необходимо иметь базу, которая сможет выстоять ближайшее время. Потому что хватит уже бегать и трястись за свою шкуру. Плюс тот момент, что скурфы самим Сервером воспринимаются достаточно благосклонно, а в секторе под контролем нашего форпоста право выдавать лицензию на боевые действия может только Карфаер, значит, при любой физической агрессии противник будет покрашен, и мы будем иметь полное право на оборону. Но ближайшие союзники должны будут подойти к внешним патрулям форпоста только минут через двадцать, значит, у меня пока есть время дальше попробовать выйти на контакт с Сердцем. Открываю служебный чат и в строку ввода набираю новую команду.


/Я уверен ты меня понимаешь! Поэтому хватит игнорировать мои сообщения.


Командный текст ушел, не проявившись в чате, значит, он точно сработал, но в очередной раз от Сердца я не получил ответа. А я ведь уверен, что он мне подыгрывает, слишком уж легко я получил профессию, да и как-то слишком много функционала для свежего скурфа у меня открылось. Значит, что-то я делаю неправильно или у него есть какие-то ограничения, из-за которых он не может мне ответить. Хм… А ведь, действительно, это практически противоборство Сервера и Сердца, и чисто можно предположить, что любая помощь или контакт с его стороны даст возможность сделать что-то похожее противоположной стороне конфликта. Хотя, возможно, я просто выдумываю разумность Сердца, ведь докозательств у меня нет даже для самого себя. Эх, похоже, придется идти по сложному пути. Как только я для себя определился, сразу раздался голос Карфаера. Если бы не уверенность в ментальной защите шлема, я бы его заподозрил на телепатию.


– Волпер, у нас проблемы!

– Что случилось? Примерно в пятидесяти километрах от нас обнаруженно три крупных вооруженных отряда с численностью около пятисот бойцов, средний уровень – тридцать пять, с техникой и тяжелым вооружением вплоть до артиллерии. Если они не сменят курс, через полчаса объединятся километрах в пятнадцати от нас. Короче, объявляю тревогу, постарайся простимулировать игроков своими “квестами”, потому что без них не отобьемся.

– Не надо тревоги, это, похоже, подкрепление начало прибывать.

– Подкрепление? – в его голосе сквозило сильное удивление.

– Ну да, я же говорил, что связался с нужными людьми. Если не тяжело, можно у тебя одолжить бойца с транспортом?

– Эм… Да, в общем, не проблема. – Похоже, он до сих пор не может нормально воспринять мои слова.


Через сорок минут я уж стоял прям на пути двигающейся в сторону форпоста колонны бойцов и техники. Судя по клановым знакам, тут собрались представители десятка разных клановых образований. Метрах в пятидесяти от меня колонна остановилась, и бойцы заняли круговую оборону, а из третьей, от головы колонны, машины выбрался боец и направился в мою сторону.

Убрав очки на шлем и раздвинув в стороны маску, я открыл свое лицо и, отлипнув от борта машины, возле которой, облокотившись, я и стоял, направился навстречу бойцу, остановившись в пяти метрах, не доходя до него. Солдат, а если судить по выправке, это был именно солдат, оставшиеся пять метров прошагал строевым шагом и, остановившись, вскинул руку к шлему в воинском приветствии.


– Сводная бригада оперативного реагирования согласно приказу прибыла, командир бригады полковник Каховский.

– Каховка? Жив еще мелкий непоседа? – обрадовался я.

– Так точно, товарищ генерал! – весело отрапортовал он.

– Иди сюда, чертяка! – Радостно раскинул я руки и сграбастал его в охапку, крепко постучав по спине. – Какими судьбами тебя занесло под командование Андрея?

– Так почти все из нашего выпуска сейчас тут, в Альфариме. Мало того, почти все ваши выпускники сейчас у меня в бригаде.

– Сколько? – резко нахмурился я.

– Сорок три человека, все на командных постах.

– М-да… Восемь рот выпустил из академии, девятая на Раут попала. Считай, восемьсот сорок человек, а осталось сорок семь, – печально покачал я головой. – Хреново я вас учил, хреново!

– Никак нет! Если бы хреново учили, то вообще никого бы не осталось, мы же все с разведывательно-десантного корпуса, а нас всегда в самое пекло засовывали.

– Ладно, – вздохнув, я выбросил грустные воспоминания из головы. – Андрей обрисовал задачу?

– Да, нужно обеспечить оборону объекта.

– Отлично, познакомлю тебя с комендантом форпоста, будешь с ним согласовывать инженерные работы.

– А без него никак? А то эти коменданты сплошь напыщенные индюки.

– Ну не знаю, как у вас там было, но тут боевой офицер, поэтому за индюка можешь и со сломанной челюстью походить, – рассмеялся я. – Кстати, а как вы такую толпу набрали? Я рассчитывал хотя бы на пару рот, а тут целая бригада.

– Так командующий почти шестьдесят тысяч бойцов в Альфарим загнал, в целях отработки тактических приемов. Ну и стариков пару сотен нагнал, в качестве инструкторов.

– Серьезно он развернулся.

– Да это что, показатели подготовки бойцов уже сейчас начали неуклонно лезть вверх, если так дальше и пойдет, то он продавит обязательное нахождение в служебное время в Альфариме всех подразделений, кроме тех, кто на боевых постах. Кстати, Сокол, краем уха я зацепил, что вроде нас не просто на оборону отправили, а вроде как на длительный срок базироваться планируем.

– Нет уже Сокола, мой позывной теперь Волпер. А по поводу твоего вопроса, то, скорее всего, так и будет. Похоже, в ближайшее время придется взяться за основную нашу работу, только уже тут, – подтвердил я его догадки.

– Понятно, а я-то думаю, какого лешего с ближайших пятнадцати форпостов сорвали мобильные группы и погнали сюда.

– Пятнадцати? – не совсем понял я его.

– Ну да, у нас же тут сборная солянка из разных форпостов, где сколько народу командующий успел сорвать с места, тех и отправил. Объединялись в одну бригаду уже на ходу. Остальные подтянутся уже планомерно, укрепленными группами, в течение ближайшей пары недель.

– Ясно, Андрюша разошелся на всю широкую ногу… Ладно, давай по машинам, и следуйте за мной, поедем знакомиться с комендантом.


Пока ехали к форпосту, я усиленно пытался понять, что же Андрей задумал, проталкивая нахождение армии в Альфариме. Но как я к этому вопросу ни подходил, в итоге получалось, что он тоже считает, что это реальность, а не игра, а значит, готовит плацдарм для себя. Пускай сейчас это всего лишь шестьдесят тысяч, что капля для Альфарима, но ведь армия Земли сейчас насчитывает почти шесть миллионов солдат, и все они тут будут подчиняться одному единственному человеку, а именно Андрею, как главнокомандующему. А если учесть, как он подминает под себя еще и игровые кланы, становится все интересней и интересней.

Карфаера я предупредил, что это свои, поэтому нас встречали раскрытые ворота, без необходимости мелкими кусками проходить шлюз. Поэтому я сразу же колонну направил к центру форпоста, где находился административный корпус. Выскочив из машины и махнув рукой Каховке, чтобы он следовал за мной, сразу же поднялся в кабинет Алекса. Быстро их познакомив и не дав даже поговорить, потащил коменданта на улицу, где перед Административным зданием буквально за пару минут развернулись шеренги бойцов и техники.

Карфаер, выйдя из здания, впал в небольшой ступор. Ровные ряды бойцов, одетые в десяток однотипных комплектов, с учетом задач, а вокруг толпа игроков, которые с удивлением смотрели на это построение.


– Ну что, Алекс, принимай пополнение! Командирами у них мои ребята, которых лично в свое время гонял, – и уже обращаясь к Каховке. – У тебя какой местный позывной?

– Каховкой был, Каховкой и остался.

– Алекс, Каховка командует этой толпой, поэтому все согласовывай с ним, но сразу учти, ребята боевые, не то что местный сброд праздношатающихся.

– Да я заметил по выправке. Не в каждом подразделении СВФ такую дисциплину заметишь. Где вы вообще умудрялись прятать такую мини-армию, что их корпорации не переманили?

– Какая нафиг мини? – возмутился Каховка. – Вполне себе полноценная, это просто самые мобильные отряды прибыли, а в течение пары недель сюда прибудут остальные, пятьдесят, ну или шестьдесят тысяч.

– Сколько? Да где я такую толпу размещу? Я уже не говорю про репликационные капсулы…

– Ладно, вы разбирайтесь сами с этими вопросами, а мне надо бежать еще готовиться к рейду.

– Ты куда? – синхронно спросили Карфаер и Каховка.

– Как куда? Мне еще договор нужно закрывать с ДиЛайн, да и нужно договоры подготовить для найма форпоста от лица скурфайферов, договоры для остальных, кто захочет поработать на скурфов, плюс составить список всех доступных квестов, чтобы я в рейде не отвлекался.

– Ты нашел способ? – сразу уцепился Карфаер за мои слова.

– Не совсем, придется через пару костылей работать. Но успел проверить, я могу составлять договоры от лица скурфайферов, плюс все в форпосте будут добавляться под общее командование в моем лице. Что позволит мне выдавать квесты на всех, точнее могу предлагать принять участие в квесте, который я выполняю. Но выполнят они и, соответственно, награда будет им, с небольшим процентом в мою сторону, как командиру.

– Хм… Интересное решение, – протянул Карфаер.

– На том и стоим. Ладно, все, убежал, если что, у Карфаера есть мои частоты.


Не дав ничего сказать, я сразу же направился к своим, на базу. Валить, валить и еще раз валить, да побыстрее, а то знаю я Каховку, он еще в те лохматые годы, младшим лейтенантом на военной кафедре, где я уже после пенсии готовил молодых офицеров, показал себя как квочка. Перестраховывается по десятку раз, поэтому нужно побыстрее свалить, пока он не нагрузил мне роту или две в сопровождение. А у меня куча дел на нижних уровнях, где лишние глаза совсем не нужны.


– Простите, – пискнул тоненький голосок, останавливая меня почти возле входа на базу, – мне сказали, что у вас можно получить квест.


Остановившись, я уставился на это щуплое недоразумение женского пола, прижимающее к груди арбалет из какого-то пластика с силовой тетивой и установленным оптическим прицелом. Сзади нее мялось еще две девушки и два парня. Блин, да им всем не больше двадцати лет, да и уровни от третьего до пятого. Как они вообще додумались ко мне подойти при явной стеснительности группы? Ага, вон метрах в тридцати парочка тридцаток откровенно ржут и ждут, что я начну буянить. Похоже, они решили развлечься, подослав мелких ко мне, знают ведь, что я матом успел обложить уже чуть ли не половину игроков форпоста. Ну ладно, будет и вам наука.


– Возможно, – улыбнулся я. – А зачем вам задание?

– Ну, понимаете… – покраснела она и потупила глаза в пол. – Мы уже три дня играем, и нас успели раз пять надурить с наградой… Ну и мы слышали, что у квестов система сама выдает награду, поэтому там обмана не может быть.

– М-да… – закопавшись в интерфейс, я начал быстро перебирать задания, которые у меня есть на эту местность. Ага, вот, нашел. – Тараканов боитесь?

– Неа! – уперто заявила она, хоть я и видел, как она вздрогнула при упоминании этих насекомых.

– Тогда формируйте группы и ловите приглашение в рейд, – усмехнулся я.


Когда все было выполнено, они вступили в рейд, где и так находилась уже толпа народа, я ведь на расформировывал его после обороны. Выделив мысленным усилием их группу и приняв квест на устранение гнезда Тарханов, – местного аналога тараканов, только размерами с некрупную собаку, – сбросил им предложение принять участие в выполнении этого задания.


– Ой, квест! – девушка аж подпрыгнула, а я, скосив глаза на ту парочку тридцаток, с удовольствием наблюдал, как веселье с их лица какбудто ветром сдуло.

– Только смотрите, осторожно, и если у вас в группе нет биолога, медика или еще кого-то из интеллектуальной братии, то трупики лучше целиком таскать вон в тот исследовательский центр, больше денег выручите.

– Спасибо!

М-да… Радости полные штаны, ну люблю я иногда изображать Деда Мороза, есть такой грешок. А вот парочке тридцаток, которые двинулись в мою сторону, я просто показал кукиш, и, развернувшись, вошел в здание нашей базы. Надо со своими обсудить, что будем с собой брать, и, наконец-то, выдвигаться в сторону нулевого уровня.


Глава шестнадцать: Вперед на четвертый уровень

На сборы много времени не понадобилось, и так почти все уже были готовы, только распределили припасы и всякую бытовую мелочь, да девчонки немного помучались, подбирая комплект защиты для Литары, а то из-за ее положения обычная броня грозила придавить ребенка самим только своим существованием. Ну как-то не учли инженеры, что понадобится натягивать ее на беременную девушку.

Но мы все-таки смогли осилить эту проблему при помощи зубила, молотка, такой-то матери и растущих из правильного места рук Кварца. Отсоединив брюшную пластину и добавив ей гибкий переходник, благодаря чему хоть и сразу становилось заметно беременность Литары, но при этом лишнего давления на живот удалось избежать, не сильно при этом уменьшая защищенность.

Перед выходом успел порадоваться двум моментам. Во-первых, Кварц все-таки смог повторить систему подачи оружия в руки, причем даже без моей просьбы сделал четыре комплекта: два на пистолет-пулеметы и два на клинки, главное, теперь не запутаться. Ну и второе, костюм, снятый с напавшего на меня, смогла на себя надеть Кастра, вот только без шлема часть функционала не работала, но и так он был намного лучше, чем то, что раньше было на ней надето.


Диверсионный костюм «Ратник» (Не полная комплектация)

Броня (кроме головы):

Кинетическая: 56

Проникающая: 62

Термальная: 26

Энергетическая: 32

Описание: Костюм разработан для бойцов, специализирующихся на скрытном проникновении на охраняемые объекты для совершения различного рода диверсий и ликвидации целей под повышенной охранной. Имеет нанокомпозитное покрытие, затрудняющее обнаружение посредством технических средств. Также установленный комплекс мимикрии «Раптор» позволяет оставаться незамеченным даже при визуальном контакте.

Дополнительное свойство 1: Активная мимикрия. Распределяет по внешнему слою цветовую гамму, полностью повторяя рисунок окружения с противоположной стороны костюма. Длительность работы — двадцать минут, самостоятельное восстановление встроенного элемента питания — шесть часов.

Дополнительное свойство 2: Замкнутая система дыхания (Недоступно без шлема).

Дополнительное свойство 3: Термомимикрия. Внешний слой принимает температуру окружающей среды, вводя в заблуждение большинство тепловизионных приборов.

Дополнительное свойство 4: Ранцевый двигатель. Встроенный энергетический ранцевый двигатель позволяет забираться на высокие препятствия, давая возможность преодолеть любые неожиданные преграды. Время работы — 15 секунд, скорость взлета — 70 километров в час. Самостоятельное восстановление встроенного элемента питания — четырнадцать часов.

Состояние: 77%

Вес: 12,7 кг

Ограничения: Уровень 35, Ловкость 9 единиц.


Вроде бы на первый взгляд ничего особенного, но вот большинство мелких монстров и низкоуровневое оружие ей теперь не страшны. Плюс поверх стандартных защитных перчаток она натянула свои боевые; руки, конечно, выглядят слегка раздутыми, но не оставаться же ей без оружия. Думал, сначала что-то из стрелкового дать, но минус в том, что стреляет она просто ужасно, даже несмотря на то, что очень долго и упорно тренировалась, ну вот не дается ей это. Максимум небольшой пистолет на совсем смешных дистанциях.

Пистолет ей тоже вручили — компактную модель с небольшим боезапасом в магазине. Удивила она меня, когда вцепилась в трехгранный меч, оказавшийся рапирой, и напрочь отказалась его отдавать. Придется на привалах учить ее связке колющих ударов этой железякой, для рубящих она не годится, как и для жестких блоков, но как для нанесения множества дырок – весьма неплохое оружие, тем более при его то характеристиках.


Рапира «Искра М-4»

Описание: Модификация шпаги «Молния», в отличие от своего предшественника имеет трехгранное лезвие из сверхпрочных сплавов, что позволяет формировать электрический разряд, подаваемый из элемента питания в рукояти на любой из граней, а не сразу по всему лезвию. Также данная конструкция дает возможность накапливать высоковольтный заряд на острие рапиры.

Урон кинетический: 3-7

Урон проникающий: 86-112

Урон электрический (по грани): 23-42

Урон электрический (на острие): 68-94

Заряд элемента питания: Десять зарядов для острия либо тридцать для грани

Состояние: 82%

Вес: 2,36 кг

Ограничения: Уровень – 32, Ловкость — 8 единиц.


Вот такой дырокол получается. Если Кастру нормально натренировать с ним, то станет грозой тихого устранения любого противника. Только из-за этой рапиры пришлось нагрузить ее еще и небольшим рюкзачком, в который уложили запасные элементы питания, ну и естественно, боеприпасы для пистолета. Все оставшееся свободное место она забила карабинами, гарпунами, веревками… да и всякой другой мелочью, которая могла нам пригодиться.

Перед самым выходом пришлось еще и выдержать бой с Кварцем. Почти двадцать минут убеждал его, что Мурзика нужно оставить. Последним аргументом, из-за которого ему пришлось со мной согласиться, оказалась угроза того, что в случае если Мурзик где-то не пройдет за нами, мы его бросим прям там, на месте. Передав робота местным технарям, мы наконец-то выдвинулись из форпоста. Причем очень быстро, и петляя между зданиями.

Оказалось, что меня, ну очень сильно, хотят затащить в ближайший бар почти все командиры разного уровня из прибывшего батальона. А я себя знаю, если пойду у них на поводу, в рабочее состояние приду только через неделю, не раньше. Вот поэтому мы и покидали форпост как какие-то ворюги, тихо, быстро, и не привлекая лишнего внимания.

На этот раз мы двигались немного в другом порядке. Первой шла Кастра, прокладывая маршрут движения, за ней Саргос, на случай непредвиденных сюрпризов, учитывая, что со своими крупнокалиберными револьверами он выдавал бешеный урон. Следом Тилорн с новым энергетическим щитом, прикрывая Литару. Сразу за дочкой Карфаера уже шел я, ну и Кварц с Иралой и ее новой монструозной винтовкой, взятой на складе, замыкали группу.

Первые минут пятнадцать мы двигались совершенно спокойно, избегая забившихся в разные темные углы мутантов. После прорыва они первые пару суток вели себя вполне спокойно, ведь еды им хватало с головой из-за большого количества загрызенных, задавленных и т.д. мутантов. Вот ими и кормились, да обустраивали себе лежки и логова, в которых они будут существовать.

На нас монстры не агрились только потому, что мы двигались по центральным широким улицам. Но стоило бы нам зайти в развалины одного из зданий, новые обитатели этого места моментально бы начали выпроваживать незваных гостей. Первых агрессивных к нам монстров мы обнаружили, только пройдя километра полтора, двигаясь в сторону обрушившейся части перекрытия, по которой вломилось множество мутантов с четвертого уровня.

Тройка Крамберов попыталась атаковать Кастру, которая практически нос к носу столкнулась с ними за очередным поворотом. Разведчица, сразу же среагировав, отскочила назад и на полной скорости рванула в нашу сторону. А монстры, выскочив за ней, разошлись на всю ширину дороги и понеслись в нашу сторону, уступая, правда, по скорости нашей девочке.


– Саргос, к Литаре. Тилорн, возьми левого, мой по центру. Кастра, твой правый, опробуй на нем свою ковырялку. Ирала, страхуй ее через оптику.


Удобного упора поблизости не оказалось, пришлось опускаться на одно колено, а второе использовать как упор для локтя левой руки, которой я держал винтовку за цевье. Чуть склонив голову к правому плечу, в которое упер приклад скурфайферской винтовки, и поймав в прицел бегущего посередине монстра, добавил немного увеличение так, чтобы морда полностю закрывала обзор.

Помня о их броне, но не желая при этом тратить лишнюю энергию и умения, которые несмотря на то, что поднялись немного в уровне, но все равно имели достаточно долгий откат, решил выждать пару секунд, внимательно ведя монстра в прицеле, постепенно смещая точку попадания на небольшую прорезь для глаз. Выстрел я сам не заметил, только характерный звук сообщил мне, что он действительно был. А из глаза монстра брызнула смесь крови, мозгов и остатков глаза, выдавленного объемом пули.

Оторвавшись от прицела, сразу перевел взгляд на Кастру, которая уже успела добежать до нас и развернуться, приготовившись встречать своего противника. Слева Тилорн, выставив перед собой щит, медленно шел на сближение, постепенно увеличивая разрыв между ним и основной группой.

Удар бронированного лба он принял в нижнюю часть энергетического барьера щита, слегка наклонив верхнюю вперед. Я уже хотел было гаркнуть, чтобы он отходил, боясь, что Крамбер просто сыграет с ним в кегельбан, но Тилорн знал, что делал. Удержав щит в таком положении при ударе, дал Крамберу соскользнуть по силовому каркасу, из-за чего тот практически клюнул головой в бетон.

Тилорн, не теряя времени, сразу же навалился всем телом на щит, прижимая монстра к полу, и боковым ударом молота со всей дури заехал по суставу массивной ноги. Перекат вправо, скатившись с монстра, сразу же вскочил на ноги и, прикрываясь от него щитом, начал обходить по кругу, стараясь зайти со спины. Подраненный монстр смог подняться только со второй попытки, но при попытке сделать шаг, чтобы развернуться, завалился снова на бетон.

Похоже, наш медик ему либо перебил лапу, либо как минимум выбил сустав. Тилорн, быстро покрутив головой и убедившись, что ему больше ничего не угрожает, упер нижнюю кромку щита в бетон и стал наблюдать в полглаза за своим калекой, большую часть внимания перенеся на Кастру, которая крутилась вокруг оставшегося в строю Крамбера.

А вот девочке не удалось так быстро справиться с последним монстром. Парочка быстрых уколов хоть и пробила броню, но особого вреда не нанесла, оставив только аккуратные треугольные дырочки в прочной шкуре, из которых постепенно сочилась кровь. Вот и приходилось ей уворачиваться и крутиться вокруг монстра, раз за разом нанося неумелые колющие удары, дырявя шкуру, но не особо нанося урон монстру. Да и не удивительно, рапира погружалась всего на пару сантиметров, а чтобы убить такую тварь нужно достать до жизненно важных органов.

Кварц и Саргос, став с двух боков от Литары, прикрывали с разных сторон ее от внезапной атаки, оставив тылы на Иралу, которая, убедившись, что я уже сам страхую Кастру, развернулась на сто восемьдесят градусов и внимательно изучала всевозможные подходы с той стороны, откуда мы пришли. Хм… Мне показалось или нет? Подкрутив немного звук в наушниках, внимательно вслушался, не отвлекаясь при этом от визуального наблюдения за Кастрой и ее жертвой.


– … Да не, она, похоже, просто перепутала рапиру с шампуром для шашлыка, — тихонько шептал Кварц, но так, чтобы его слышал Саргос, ну и Литара, которая была зажата между ними.

— А я говорю, что она просто решила поиздеваться над бедной животинкой, – не согласился Саргос. – Вон, сам глянь, каждым ударом снимает всего по паре хитов, скоро дот кровотечения будет больше урона наносить, чем Кастра.

— Да не, спорю на сотню кредов, что она просто не приноровилась к оружию, и как только подберет уязвимую зону, закончит все одним сильным ударом! — решил заступиться за свою любимую Кварц.

– Фиг там! А я ставлю сто кредитов, на то, что мутант быстрее помрет от потери крови, чем от ее ударов.

– Мальчики, может ей помощь нужна? – вмешалась в разговор азартных парней Литара.

– Неа! – почти синхронно покачали оба головой. А Кварц объяснил их позицию для Литары. – Там Волпер рядом страхует, если бы нужна была помощь, за полсекунды этого монстра бы разделал. А так для Кастры дополнительная тренировка с новым оружием. Вон, смотри, Тилорн своего покалечил и не добивает, а второй вообще метров тридцать не добежал, Волп его с одного выстрела уложил. А значит, все под контролем, специально оставили Кастре для тренировки.


М-да… У Кастры скоро отдышка начнется от того, что ей постоянно приходится крутиться вокруг Крамбера, а иногда даже перепрыгивать его не сильно высокую тушку. А эти кадры ставки делают. Ладно, сейчас устрою им разгон.


– Кварц, Саргос, – выйдя в эфир, я привлек их внимание. – С каждого по двести кредитов мне на счет!

– За что?

– Почему? – хоть и синхронно, но на разные лады задали они вопрос.

– А иначе я расскажу Кастре про один интересный тотализатор. Как вы думаете, как она к этому отнесется и чем вам это грозит?…

– Какой тотализатор? – отвлеклась Кастра, услышав мои слова в эфире, из-за чего монстр чуть было не цапнул ее за ногу.

– Не отвлекайся, а то сам его прикончу, – одернул я ее.

– Нет, я сама!

– Я жду! – напомнил я парням.


Два оповещения о переводе средств мелькнули буквально через пару секунд от нахмурившихся парней. Кварц вообще еще и пробурчал себе под нос, мол, я тиран и деспот, и вообще не даю им даже вздохнуть без приказа. Учитывая, что чувствительность микрофонов я не понижал, то прекрасно все расслышал.


– Кварц, я все слышу!

– А я что? Размышляю в слух о том, какой у нас замечательный командир, прям пример для подражания, и вообще, я фотографию командира повешу у себя дома над кроватью… Ну, когда заведу свой дом.

– Главное, переворачивать не забудь лицом к стенке, когда детей с Кастрой будете планировать, – хохотнул Тилорн. – А то у вас ничего не получится под пристальным взглядом Волпера.

– Блин, тренировал бойцов, а получил цирковую труппу сплошь из клоунов, – сокрушенно покачал я головой. – Кастра, да добей его! А то местные защитники животных тебя скоро засудят за издевательство над мутантами.

– Да не получается, – стиснув зубы, процедила она, сразу же прогнувшись в пояснице, пропуская над собой пасть Крамбера. – Толстошкурый гад попался.

– А электрические прибамбасы на клинке тебе для чего?

– Блииин, точно!


Отскочив на метр от монстра, она, пошевелив пальцами, поудобней ухватила рукоять рапиры, ну или активировала электроразряд на ней, как-то я не удосужился поинтересоваться способом активации. Подгадав момент, она прыгнув над Крамбером, повернув свое тело горизонтально полу, и, крутнувшись вокруг своей оси, вогнала кончик рапиры в область затылка монстра, так его там и оставив, сама при этом красиво вышла из кувырка, приземлившись на ноги сзади монстра.

Небольшие синие сполохи электрического разряда пробежали по туше Крамбера, и его ноги подогнулись, роняя все тело на бетон, которое еще пару секунд билось в конвульсии от пробегающего по нему тока, с так и продолжавшей торчать из него рапирой. Кастра, прям вся такая красуясь своим выбрыком, грациозно повернулась и уставилась в нашу сторону, как бы говоря «Как я его!»


– А по заднице?

– За что? – попятилась она назад, прикрывая руками филейную часть.

– За то, что оружие оставляешь в противнике. Если на тебя сейчас еще кто-то выскочит, чем ты собираешься отбиваться?

– Ну так он же один, – насупилась она, понимая, что неправа, но все равно пытаясь оправдаться.

– Сколько раз я уже говорил об этом?

– Ну, пару сотен точно.

– Ага, значит, мы не просто пропустили мимо ушей мои слова, а целенаправленно саботируем… – грустно сказал я, поднимаясь с колена и закидывая винтовку за спину в магнитные захваты, попутно левой рукой берясь за пряжку ремня.

– Нет-нет, – торопливо ушла в отрицаловку Кастра и, подскочив к монстру, выдернула свою рапиру. – И вообще, мне в разведку нужно, а то вдруг монстры уже на подходе.


Все это она говорила, отступая назад, уже с рапирой в руке, пытаясь увеличить между нами расстояние. Но при этом упорно не поворачиваясь ко мне спиной. Когда она посчитала, что ее филейная часть условно в безопасности, развернулась и на полной скорости умчалась осматривать местность. Я хоть и держал в себе смех, но Тилорн, засранец этакий, уже во всю ржал.


– Чего смеешься? Лучше бы добил уже Крамбера.

– Сейчас, сцежу с его щупалец немного слюны и добью. – Достав какую-то колбу, и приноровившись к не оставляющему попытки встать монстру, быстро придавил его щитом к земле, оставляя свободной только пасть монстра.

– Зачем? – удивился я.

– Слюна Крамбера – одно из лучших обезболивающих, а при большой концетрации вызывает временную парализацию конечности или всего тела. – С третей попытки он подсунул колбу под одно из щупалец вокруг пасти и, надавив на него, начал сцеживать белесую жидкость. – Проблема только в том, что у слюны очень быстрый период распада, поэтому для максимальной эффективности хранения лучше всего сцеживать с живого Крамбера в вакуумную емкость. Конечно, было бы идеально запаять сразу в непрозрачные ампулы, тогда можно было бы наносить его на оружие ближнего боя, но для этого нужно остановиться хотя бы на часок, чтобы я оборудование подготовил….

– Все, все, хватит! – отмахнулся я от его лекций, ему же дай волю, он так на уши присядет, что без пары литров не разберешься. – Если это надо, то дои своего Крамбера, но у тебя пять минут, потом двигаемся дальше.

– Хорошо, мне пяти минут хватит, – кивнул он головой, пряча заполненную колбу и доставая новую.


Пока Тилорн собирал необходимую ему слюну, остальные, заняв круговую оборону, немного расслабились. За время остановки нас так никто и не побеспокоил, хоть моя пассивная наблюдательность пару раз и подсвечивала заинтересовавшихся нами монстров, но агрессии они не проявляли.

Да и, собственно говоря, с нашим снаряжением и навыками на пятом уровне для нас практически никто не представлял серьезной угрозы. Поэтому мы двигались со средней скоростью, чтобы не сильно уставать, и достаточно часто вообще останавливаясь, давая возможность Кастре потренироваться на различных монстрах.

Плюс Ирала частенько ей подсказывала уязвимые места противника, а когда попадались малоизученные виды, то она и сама пополняла личную базу данных. Короче, сплошная скукота для меня и Кварца. А Саргос, засранец, нашел себе развлечение в болтологии с Литарой при каждой остановке. Ладно-ладно, это я ему просто завидую, что он нашел способ немного развлечься. Тем более настроение у него поднялось после того, как я вернул ребятам двести кредитов, сопроводив перевод письмом.


Получатель: Кварц, Саргос.

Текст письма:

Вы бы хотя бы при Литаре не устраивали тотализатор, а то она же просто из женской солидарности Кастре расскажет. Не знаю, чем это закончится для Саргоса, но Кварца она точно подвесит за причинное место.


Не знаю, продолжали ли они делать ставки на всякую фигню, но если да, то теперь делали это через почту, чтобы никто не услышал. Ну и пускай развлекаются, главное, чтобы это не привело пусть и к маленьким, но конфликтам внутри группы.

Литара достаточно быстро приноровилась к манере движения нашей группы, тем более мы особо не спешили, понимая, что быстро ей двигаться будет тяжело. Поэтому наши шестичасовые переходы выдерживала спокойно. А во время часового перерыва, с молчаливого одобрения Кастры, – хотя может и не молчаливого, почта ведь есть, – Кварц прям весь из себя старался при готовке очередной порции мяса местной фауны, которая Тилорном и Иралой была признана пригодной к употреблению.

Литара наблюдала за этим священнодействием, сглатывая слюну, что не удивительно. Даже на верхних уровнях основа пищевого рациона состоит из питательной массы, а разные натуральные продукты стоили пускай и не космических цифр, но семья со средним доходом на восьмом уровне могла позволить что-то натуральное купить себе не чаще, чем раз в месяц, да и то скорее всего реже, да такими смешными порциями, что это попадало в разряд деликатесов.

Вот напрочь не понимаю я местных, масса корпораций занимается оружием, чуть меньше медициной, ну и как минимум по десятку на различные сферы быта. А вот питанием заведует всего три корпорации, причем не самые большие. Сфера питания всегда и везде была самая востребованная, и одной из самых прибыльных. А тут прям все как-то упорно на нее забивают.

Ну вот банально можно же просто разводить мясные виды местной фауны, выдавая чуть ли не ежедневно множество тонн мяса, понизив таким образом его общую цену, но увеличив оборот продаж, что принесет больше прибыли. Но нет, по какой-то причине этого не делают. Ладно, со временем наши предприимчивые игроки разберутся с этим и запустят целый ряд стартапов, переходя в плоскость экономических войн, что бывают не менее кровавыми, чем обычные.

На третьем шестичасовом переходе, после полусотни замученных до смерти Кастрой мутантиков, когда она уже более-менее начала управляться со своей рапирой, немного приноровившись к ней, мы достигли пролома на четвертый уровень. М-да, как оказалось, тут не просто часть перекрытия провалилась, оголяя несущие балки, но и пара зданий ухнула в этот провал, формируя хоть и проблемный, но спуск до крыш комплекса высотных зданий, которые сохранились в более-менее приличном состоянии.


– Так, ищем место для стоянки, перерыв десять часов, потом начнем спуск.

Глава семнадцать: Думал, будет проще

Отвожу удар костяного шипа с множеством зазубрин левым клинком и, сделав полный оборот, какбудто в каком-то танце, обратным движением отрезаю хвост, на кончике которого крепилось основное оружие монстра. Пару быстрых шагов в сторону — и, отталкиваясь ногой от небольшого куска стены, который был высотой мне до колена, запрыгиваю на спину мутанта, вонзая оба клинка в стык головы и туловища, практически напрочь отсоединяя голову, которая повисла только на нескольких лоскутах кожи.


— Тилорн?

— Нормально, оставшихся троих держу.


За Тилорна я особо-то и не волнуюсь, спросил ради проформы, а сам тем временем внимательно следил за двумя боями чуть в стороне. Кварц пытался отвлечь этого… этого… да фиг его знает, как обозвать помесь скорпиона, богомола и сороконожки, по пояс высотой и с длинным гибким телом

Вот у парня наконец-то получилось развернуть за собой монстра, подставляя его бок под атаки Кастры. Девушка не упустила возможность и, подскочив, всадила с кулака чуть выше множества лапок, выпустив при этом электрический разряд, а когда мутант в конвульсиях поджал ножки, сделала глубокий укол в мягкое подбрюшье и, похоже, выпустила еще один разряд, только на этот раз с рапиры, затем сразу же отскочила, наблюдая, как монстр корчится в предсмертной агонии, ну или за полосой здоровья, которая стремительно опустошалась.

В соседней комнате Ирала зажала в угол своего монстра и методично превращала его в отличную отбивную… Хотя, если посмотреть, как от него в разные стороны отлетают куски, то, скорее, уже в фарш превращает. Это же сколько должно быть килограмм или тонн в каждом ударе, чтобы просто отрывало куски плоти от удара кулаком.

Так, они справляются нормально, Саргос с Литарой у меня за спиной в глухой комнатушке, единственный вход в этот то ли офис, то ли жилую квартиру перекрыл Тилорн со щитом, и удерживал еще троих таких же монстров, пытающихся ворваться к нам. Только они так плотно наседали, что Тилорн даже высунуться из-за щита не мог, об ответных атаках и речи не шло. Два ближайших монстра, приблизившись, пытались пробить щит передними серповидными лапами, как у богомолов, а третий, пристроившись сразу за ними, периодически наносил удары длинным гибким хвостом с костяным жалом на конце, задранным на манер скорпионьего.


— Пропусти одного, — скомандовал я, немного передвинувшись по коридору так, чтобы сразу перехватить проскочившего монстра.


Тилорн, выждав пару ударов и подловив момент, когда монстр справа замахнется обеими лапами для удара, сделав шаг влево, чуть сменил угол поверхности щита, позволяя монстру провалиться вперед по инерции, вслед за ударом. Чуть согнув ноги в коленях, я приготовился уйти вправо или влево из-под следующего удара. Но монстр, видно, лупил уже со всей возможной дури, поэтому, когда обе серповидные конечности не встретили препятствия, то просто вонзились в пол, так там и застряв.

Сразу сообразив, что произошло, Тилорн, подшагнув, опустил молот в основание хвоста, при этом не забывая блокировать оставшуюся часть прохода между монстрами и остатками стены. Я же, подскочив впритык к коротким, но толстым ротовым жвалам, вогнал оба клинка в глаза немного под углом, чтобы клинки перекрестились где-то в середине черепушки, и как только практически моментально обнулилась шакала здоровья над монстром, рывком высвободил мечи и отскочил назад.

Оставшиеся двое поочередно полезли через труп собрата и встречали мою с Тилорном слаженную атаку, просто не выдерживая ее. Тилорн отлично ударом ломал разные опасные конечности, а я уже клинками довершал дело, разделывая по самым уязвимым местам в стыках между твердыми роговыми пластинами.

К моменту, когда мы уделали последнего монстра, остальные уже были в коридоре и спокойно наблюдали, как мы добиваем монстров, которых система обозвала как «Аргонит», имеющих от двадцать четвертого до двадцать седьмого уровня.


— Все в порядке? – Дождавшись утвердительных ответов, начал раздавать ценные указания. – Отдых пятнадцать минут, нам еще с десяток этажей спускаться, а это уже двенадцатая стычка…

— Тринадцатая, – поправил меня Саргос. – А мы еще не вышли с первой высотки, что там на улице творится — вообще не представляю.

— Об этом я и говорю, – согласился я. – Так что продолжаем экономить боеприпасы, нам еще дофига идти, а пополнить их вряд ли будет возможность. Кварц и Саргос в прикрытии по причине отсутствия нормального рукопашного оружия. — Вскинув руку, пресек попытку возмутиться со стороны Кварца. — Твою ковырялку, называемую ножом, в расчет можно не брать. Заодно на вас безопасность Литары.

– Волпер, да я и сама умею стрелять, чего вы так носитесь со мной…

– Литар, вот не начинай, пожалуйста, уже четвертый раз объясняю. Я обещал твоему отцу доставить тебя целую и невредимую, это я и сделаю. Да я и сам себе не прощу, если ты потеряешь ребенка из-за нас. Остальные так же считают.


Сжав губы в тонкую полоску, она вскинула подбородок и, развернувшись, ушла в дальнюю комнату. Мне же оставалось только тяжело вздохнуть и покачать головой. Как же иногда с женщинами тяжело, особенно с беременными, никогда не знаешь, что в следующую минуту им взбредет в голову и на что они могут обидиться. Подняв взгляд на Кастру, сразу получил в ответ ее кивок.


– Я поговорю с ней, – на что я благодарно кивнул.

– Тилорн, потроши этих красавцев, только запчасти не вырезай, у нас нет ни времени, ни места для этого, просто собери информацию, потом научникам продадим. Ирал, подежуришь?

– Хорошо.

– Ну тогда остальные – отдыхать, ну и при желании можете Тилорну помочь.


Усевшись прям на пол и привалившись спиной к стене, стянул шлем и глубоко вдохнул полной грудью, сразу же поморщившись от запаха, который издавали останки монстров. М-да, а фильтрованный воздух внутри шлема будет получше, но уже достало таскать на голове это ведро, да и шея уже ныть начинает.

Зайдя в письма, быстро отфильтровал всяких навязчивых ребят, просящих квеста, денег, и тех, кто просит поделиться читами на игру, что позволит так же быстро качнуться,как и я… Вот прям глаза навыкат стали, когда я читал этот бред. Так вот отсеяв все это, добрался до писем Карфаера. Этот гад практически по каждой группе, которая, как он считал, заслуживает того или иного задания, делал отдельное письмо.

Пришлось в списке тех, кто состоит в моем рейде, выискивать соответствующие имена, псевдонимы, да и просто ники и добавлять их в список тех, кто выполняет задание, соответственно, для начала приняв это задание для себя. Задача не сложная, но муторная, требующая внимательности. Справившись с этим за десять минут, оставшиеся пять уделил на формирование списка новых появившихся квестов. Так, все, отправить письмо, и можно дальше в путь.


– Две минуты до выхода! – натянув шлем, сообщил я в эфир. – Идем тем же порядком, рукопашники впереди, Литара с прикрытием в середине, замыкает Ирала.


Мы старались идти, издавая как можно меньше шума, нам нужно как можно быстрее выбраться из здания и приступить к поискам спуска на третий уровень, вот и старались не привлекать внимание местных жителей. Хотя, надо признать, что периодически различные монстры попадались прямо на лестничных пролетах, да и пару раз Ирала плющила неожиданно выскочившего со спины мутанта.

Минут через тридцать мы наконец-то выбрались на улицу, но несмотря на все наши опасения, там было почти тихо, только далеко, буквально на границе видимости, можно было периодически заметить редкого монстра. Но буквально на первой же сотне метров, пройденных по открытому пространству, пришлось срочно менять метод движения. Оставив Кастру двигаться впереди, только сократив отрыв до десяти метров, а мы с Тилорном разошлись по сторонам, образовав этакий ромб, в середине которого была зажата Литара со своим прикрытием.

Такое построение было вызвано тем, что на нас начали кидаться монстры из засад. Теперь мы шли, внимательно изучая любой темный проем, не забывая также посматривать и наверх, ведь с верхних этажей мог кто-то спрыгнуть нам на голову. Кстати говоря, мы не зря приняли такие меры предосторожности. Как оказалось, каждые сто, максимум двести метров на нас кто-то пытался напасть, радовало только то, что нападали монстры поодиночке, да и не сильно опасные твари, с которыми любой из нас справлялся за пять, максимум десять секунд.

Минут через сорок мы вышли к одной из основных магистралей и, повернув направо, двинулись к виднеющемуся перекрестку, от которого в четыре стороны отходили такие же широкие трассы, ну и еще четыре навесных дороги над ними, частично обрушенные, что не позволяло достаточно далеко по ним продвигаться, а то стало бы хоть немного, но легче.

Я остановил группу прямо посередине перекрестка, на равном удалении от любых более-менее серьезных укрытий. Вокруг, конечно, было много достаточно крупных обломков дорожного покрытия, отвалившихся от навесных дорог, и за ними вполне можно было укрыть с десяток стрелков, при этом неплохо замаскировав. Но на четвертом уровне, я сомневаюсь, что кто-то будет делать засаду на случайных прохожих.

Основной опасностью этого уровня являются монстры, а они вряд ли будут устраивать подобные засады, ведь малейшее движение – и они будут обнаружены. Но все равно я продержал пару минут всех на одном месте, внимательно осматривая ближайшую округу, и только после того, как убедился, что на ближайших тридцати метрах вокруг вроде бы безопасно, дал возможность расслабиться.


– Десять метров, условно-безопасно, отдых двадцать минут.

– Что-то заметил? – спросил Тилорн, даже не поворачиваясь ко мне, внимательно изучая россыпь обломков со своей стороны.

– Нет, просто нужно определиться, куда идти дальше.

– Принял.

– Кастра, далеко до ближайшего лифта, идущего на третий уровень?

– Километров сорок, если идти самым коротким маршрутом, но у меня старая карта закачана, со времен, когда четвертый был еще жилым уровнем. Поэтому самый короткий маршрут может быть заблокирован разрушениями. Но если будем пробовать идти тем маршрутом, то нам нужно по правой дороге уходить дальше.

– Ну вот, – горько вздохнул Кварц, – сразу видно, что девушка. Нет, чтобы подобрать что-то с вариантом налево, так сразу направо.

– Кварц, милый, – тихим таким голосом заговорила Кастра. – Мне показалось, или тебя потянуло налево?


Обернувшись на разведчицу, увидел, как она указательным пальцем левой руки пробует кончик своей рапиры, даже не смотря на Кварца. Парень, похоже, тоже заметил действие Кастры, потому что сразу же сменил интонации в голосе.


– Да нет, я так, просто удивился женской логике. Как выбирать, куда пойти, так вас сразу направо тянет. Хотя, если мужикам налево – это условно по бабам, то девушкам направо – это по мужикам… Кастрочка, а ты что, направо собралась? – поинтересовался Кварц под конец своих рассуждений, повернув набок автоматический дробовик окном выбрасывателя вверх, и передернув затвор, в воздухе поймал подскочивший патрон и дослал его обратно в магазин.


Причем явно работал на нашу малочисленную публику, ведь с собой он взял дробовик с тремя стволами, в основании каждого был свой магазин, а рукоять со спусковым курком вращалась на своей оси так, что он спокойно менял ствол, из которого вел стрельбу.

А показушность была в том, что патронный ствол у него был только один, к двум другим крепились энергоблоки на манер магазинов, ведь там один ствол был лазерный, а другой -импульсный. Вот он и перевел в нижнюю часть патронный ствол, прежде чем передернуть затвор, иначе бы у него ничего не получилось. А убедившись, что его жест с передергиванием затвора все оценили, снова провернул стволы, выставляя импульсный основным.


– Вот честно, мне сейчас за ваши семейные сцены перед Литарой стыдно, – покачала головой Ирала.

– Да ничего, за ними иногда так весело наблюдать, они же по-хорошему друг друга подкалывают, даже со стороны видно, что любя это делают, – отмахнулась Литара, с улыбкой наблюдая за пикировкой этой парочки.


Дальше я слушать не стал, сейчас опять начнут болтать по пустякам, нервничают, похоже. Да если честно, то и мне неспокойно. Продвинулись всего чуть-чуть по четвертому уровню, а уже куча нападений была, неудивительно, что ребята Андрея максимум до третьего уровня добирались, если тут такая концентрация монстров, то что будет на уровень ниже – страшно представить. Но ведь псионики как-то умудряются тут передвигаться, да еще и периодически группы беженцев водить.


– Внимание! – раздался напряженный голос Саргоса в наушниках, моментально остановив болтовню.

– Саргос? – напрягся я, слегка пригнувшись и расставив клинки немного в стороны.

– Тут, похоже, недавно кто-то оборонялся, обрывки шнура от растяжек, небольшие сколы от осколков на бетонных поверхностях, причем еще светлые, не успели особо потемнеть.


Поняв, что прямо сию секунду ждать атаки не стоит, я немного расслабился и, просигналив жестами Кварцу, чтобы сменил меня на моей стороне, подошел к Саргосу. Он сидел возле небольшого скопления обломков сантиметров тридцати высотой и крутил в руках кусочек синтетического шнура, тонкого, как волосинка, но при этом достаточно прочного, чтобы выдержать килограммов двадцать нагрузки. Присев возле него, внимательно начал рассматривать места, на которые он мне указывал.

Действительно, если судить по отметинам вокруг этого скопления обломков, то, похоже, тут успели немного повоевать, ну по крайне мере с десяток гранат точно использовали, и как минимум пару растяжек в проходах между обломков. Сменив оружие на пистолет-пулеметы, медленно двинулся вперед, углубляясь в небольшой лабиринт обломков, раскинувшихся метров на сто.

Когда мы остановились, я особо не придал им значения, потому что крупному зверю тут незаметно не укрыться, а со всякой мелочью мы можем достаточно легко справиться, причем это нагромождение просматривалось одновременно Тилорном и Иралой, что практически полностью обезопасило это направление.

Да и медленно, мелкими шагами я двигался не потому, что боялся нападения, а не хотелось поймать остатки растяжек или мины, которые еще не сработали, а благодаря режимам очков я не особо боялся всяких лазерных элементов на срабатывание, меня больше беспокоили физические сюрпризы.

Саргос двигался за мной след в след, держа дистанцию в три метра. Чем глубже я заходил в лабиринт укрытий, тем чаще и гуще были достаточно свежие отметины прошедшего тут боя. Странно, обломки хоть и разбросаны густо, но не высокие, максимум по пояс, но при этом можно было заметить места установок множества мин и растяжек почему-то именно в проходах между обломками.

Такое чувство, что те, кто тут оборонялся, не особо беспокоились о противнике, который мог перебраться поверху или просто перепрыгнуть такое неказистое препятствие. Хотя, если у них была достаточно серьезная огневая мощь, они могли просто расстреливать всех, кто пытался добраться до них поверху, тогда действительно опасны были именно те, кто пытался подобраться к обороняющимся под прикрытием обломков.

Остановившись и вскинув голову, внимательно рассмотрел нависающий над нами пролет дороги, точнее его остатки. В ближайшем дорожном полотне над головой зияла огромная дыра, и среди остатков ее мы, похоже, сейчас и ходим. Но обрушилась она давно, поэтому сомневаюсь, что сейчас нам на голову может что-то упасть.

Занеся ногу для следующего шага, буквально в последний момент заметил изгиб тонкой нити, которая уже немного изогнулась, обнимая мою ногу, буквально сантиметр, но сердце уже успело рухнуть в пятки, а потом срочно при помощи пинков от мозга вернуться на место постоянной службы.

Замерев и вскинув руку в предупреждающем жесте, медленно, буквально по миллиметру, я отвел ногу назад, только после этого позволил себе снова дышать. Просигналив жестом, чтобы Саргос немного отдалился, присев на корточки, поднял очки на шлем и внимательно вгляделся по всей линии нити, пытаясь определить, с какой стороны у нее находится граната, или что они там установили на растяжку.

Электроника – это хорошо, но живые глаза не заменит, тем более с моим завышенным восприятием, которое немного притупилось с этим шлемом. Ну тут и деваться особо было некуда, либо защищаешь голову, либо хорошо все подмечаешь, не только благодаря зрению, но и слуху с обонянием.

Ух ты, а растяжка, оказывается, не такая и простая, странно, как на нее никто не умудрился нарваться во время атаки, подозреваю, что атакующие просто не добрались сюда, банально закончились раньше. А до центра еще метров пятнадцать осталось, значит, есть все шансы, что дальше сюрпризы еще гуще натыканы.

Поманив рукой к себе Саргоса, и когда он подошел, начал показывать ему ключевые моменты конструкции данного сюрприза, поставленного явно опытным минером. Я такое в теории могу, конечно, установить, но для меня это долгое и муторное дело, требующее повышенной аккуратности и прорвы свободного времени. А тут явно быстро набросали заранее подготовленную конструкцию, а такие запасы любят делать в основном минеры.


– Саргос, смотрим аккуратно, дышим через раз. Тут, похоже, твой коллега постарался, с просто офигенной фантазией. Смотри, видишь вот эту волосинку? Я ее чуть не сорвал, заметил буквально в последний момент. Так вот присмотрись, параллельно ей через двадцать сантиметров расположена такая же нить. Подозреваю, что еще через двадцать сантиметров можно обнаружить еще одну. Все они сходятся вправо за вон тем камнем, который прикрывает заряд. Поэтому обезвредить мы его не можем, отсюда не видно, как там подсоединено к заряду.

– А обрезать?

– Ни в коем случае, там вариантов масса, детонатор может быть не на выдергивание, а на обрыв, или вообще два заряда: один на выдергивание, второй на ослабление, привязанный к этой же нити в паре сантиметров от первого заряда. Вполне стандартная паутинка, но если нет ее в запасе, быстро такую не подготовишь. Но меня смущает совершенно другое. Тут явно обошлись не только паутинкой.

– В смысле?

– Вон видишь в полуметре ямка в бетоне, сформировалась со временем.

– Вон та?– указал он пальцем на ямку, чуть в стороне от той, на которую я хотел ему указать.

– Да можно и ту, хоть я и другую хотел тебе показать, но и там второй уровень сюрпризов в наличии. Присмотрись, там прям по полу проходит еще одна нить, ее заметно, только если внимательно присмотреться, и то, только потому, что на нее немного пыль осела.

– Ага, вижу. Получается, она как бы висит прям над ямкой, но на общем уровне пола.

– Да, практически над каждой ямкой проходит такая нить, попадаешь ногой в углубление и создаешь давление на нить, что также приводит к детонации заряда, только уже другого, потому что нити сходятся вон там, чуть левее, еще за одним уступом.

– Получается, что, даже если заметил первую паутину, спокойно можешь сдетонировать второй заряд, – задумчиво почесал подбородок Саргос. – Причем они перекрывают друг друга, не позволяя добраться к самим зарядам. Тогда вон та, отходящая в сторону нить, похоже, ведет к третьему заряду.

– Какая? – М-да, третий уровень я не заметил, хоть и подозревал, что он может быть.

– Встань, снизу не видно. – Когда я выпрямился, он указал пальцем примерное направление, куда смотреть. – Вон там, где нить проходит мимо одного из обломков, из-за края выходит еще одна нить, привязанная к той, что проходит мимо.

– Да, ты прав, похоже, там третий заряд, причем явно на ослабление, и я не удивлюсь, если там тоже паутиной раскинуто пяток зарядов сразу. Получаем, что при ослаблении паутины с любого заряда, мы активируем третий заряд. Короче, геморрой знатный, тут можно пару часов потерять, пытаясь найти лазейку, оставленную для себя минером, если он ее оставил. Тут явно профи поработал, и нам тут ловить просто нечего, – признал я свое бессилие в данной ситуации.

– Но зачем было городить такую сложную систему растяжек?

– Да вот хрен его знает, понятно только одно – тут, скорее всего, был не бой, как мы предполагали, а просто во время прорыва несущаяся волна монстров частично зацепила это место, активировав часть сюрпризов. Осталось только понять, что же так усердно прикрывал от вторжения неизвестный минер.

– Проверим? – глаза Саргоса аж загорелись, видно, представил себе кучу добычи.

– А смысл? Кучу времени потеряем, тут только кошкой работать с безопасной дистанции, подрывая закладки, да и нашумим существенно, а на шум местные жители могут набежать с желанием попробовать нас на зуб, – отрицательно покачал я головой. Ненужная задержка, да еще и рискованная.

– Блин, меня же потом совесть замучает, что не проверил, даже если там окажется записка с тем, что я идиот, все равно будет на душе легче, чем я ближайшую неделю буду ходить и размышлять, было там что-то или не было. Командир, дай час времени, пока перекусите. – Посмотрев на его блестящие от возбуждение глаза, я лишь горестно вздохнул.

– Ладно, уговорил, но смотри, если подорвешься, будешь сидеть на базе до нашего возвращения, а я Карфаера попрошу пристроить тебя полы мыть на весь срок нашего отсутствия.

– Так точно! Отставить подрываться! Разрешите выполнять разминирование? – Встал он по струнке смирно и вскинул руку в воинском приветствии.

– Блин, мало мне было Кварца, так еще и ты переквалифицировался в шута… Пошли назад, сначала оформим место для стоянки и обороны, на случай если мутанты сюда сбегутся, а потом уже займешься своими растяжками.

Глава восемнадцать: Неожиданный гость

Несмотря на мои опасения, взрывы при разминировании прохода монстров не привлекли, а даже наоборот, разогнали большую часть тех, которые маячили вдалеке. Саргос деактивацию ловушек проводил одним из самых древних способов: к длинной и прочной веревке примотал камень весом в пару килограмм.

Спрятавшись за надежным, на его взгляд, укрытием, забрасывал такую импровизированную кошку подальше там, где он хотел сделать проход и, оставаясь за укрытием, постепенно тянул веревку на себя, пока не раздавался взрыв. Единственная проблема заключалась в том, что практически после каждого взрыва приходилось подыскивать новый камень из-за того, что чаще всего веревку просто перебивало детонацией или осколками.

А вот когда участок был очищен и заброс его «кошки» не приводил к подрыву несколько раз подряд, наступала самая кропотливая работа. Буквально на несколько сантиметров продвигаясь вперед, он подолгу замирал и внимательно изучал пространство перед собой в поиске еще каких-нибудь закладок или сюрпризов. Надо признать один, раз такая перестраховка его и спасла, позволив обнаружить укрытый температурный датчик, настроенный на человеческое тепло и подключенный к осколочной мине направленного действия.

В общем, ему там было весело, а мы тем временем расслаблялись каждый по-своему. Кастру я загнал наверх одной из несущих опор, которая наполовину обрушилась и теперь представляла из себя удобную площадку для наблюдения. Вот она там и сидела с мощным цифровым биноклем, крутясь на триста шестьдесят градусов и стараясь высмотреть опасность еще на подходе.

Кварц с Тилорном что-то химичили, сидя под той же опорой, отобрав у Кастры ее рапиру. Вроде испортить не должны, у обоих руки растут из нужного места, а если смогут чем-то улучшить, то это пойдет только на пользу. Я же сидел, подобрав под себя ноги по-турецки, положив винтовку на колени, и наблюдал за Литарой, которая что-то воодушевленно рассказывала Ирале, умостившись на один из обломков местной архитектуры, используя его вместо скамейки.

Вот как-то у меня в голову не укладывается механизм того, как люди сбегают к псионикам в подобных случаях. Точнее не понимаю, как их принимают, ведь для псиоников они будут подсвечиваться агрессивным красным цветом, аналогично тому, как сами мутировавшие люди подсвечиваются для условно-нормальных. Опять же, как умудрился Саныч не получить красную подсветку и спокойно передвигаться по верхним уровням?

Хотя, чего это я? С Санычем-то как раз все более-менее понятно, он же, как я понял, связан контрактом со скурфайферами, соответственно, имеет свои преференции. Но вот как быть с Литарой? Довести-то я ее доведу, а дальше что? Как она впишется в жизнь псиоников? Как обеспечить ей безопасность от них же, чтобы она спокойно могла родить ребенка, да и потом что ей делать?

Ладно, чего себе голову забивать, я физически не могу решать абсолютно все встречные проблемы. Доберемся до псионов, там посмотрим, что дальше делать, ну в крайнем случае… а что я смогу? Забрать Литару с собой на нулевой уровень? Так там не то что о ее безопасности нужно будет думать, там уже самим бы не помереть. Отправить наверх? Значит, ослабить свою группу, потому что отправлять нужно будет как минимум двоих с ней, чтобы пока один чистит дорогу, второй страховал Литару. Блин, прям вилка получается, из которой я пока не вижу выхода, если не получится договориться с псионами.

Изучая карту, пытался построить потенциальный маршрут для движения, вдруг заметил, как практически на самой границе карты мигнул красный маркер и моментально сменился на оранжевый. Я бы не обратил на него внимания, — таких было много, подсвечивая места, где был замечен противник Кастрой, даже если она сама этого не осознала, — вот только буквально через секунду оранжевый огонек тоже погас. Такого еще не было, они раньше стабильно держались, минимум пять секунд.

Внимательно всмотревшись в карту, сосредоточил все свое внимание только на маркерах, которые выдавала пассивка разведчицы. Вот еще раз мигнула красная точка, сразу сменившись на оранжевую, и опять через секунду погасла, только на этот раз я заметил причину такого быстрого затухания.

Метров на тридцать ближе к нам появилась новая красная точка и дальше по предыдущей схеме, только на этот раз оранжевая подсветка задержалась секунды на три. Похоже, кто-то к нам очень быстро приближается, вот и получается, что система дает новую подсветку раньше, чем затухает оранжевый маячок.


— Кастра, внимание на полвторого, дальность шестьсот. Остальным приготовиться, похоже, к нам гости.

— Мля, мне пара метров осталась, — раздался в шлеме голос Саргоса.

— Бросай все и бегом сюда, занять круговую оборону, Литару в центр. Даю добро на использование полного арсенала.


Четыре секунды, ровно столько нам понадобилось, чтобы сбиться в круг, ощетинившись оружием возле опоры, наверху которой продолжала сидеть Кастра. Срывать ее с наблюдательного пункта я не стал – в случае опасности она может буквально одним прыжком добраться до нас, а ее глаза нам сейчас важнее в качестве детектора противника.


– Сколько у нас времени и насколько гость опасен? — сразу же спросил подскочивший последним Саргос, единственный, кто не уложился в четыре секунды, ему понадобилось раз в пять больше времени, но и бежать ему пришлось до нас метров двести.

– Если будет двигаться с той же скоростью, то полминуты максимум. Опасность… не знаю, но чертяка очень уж быстро движется.

– Успею, — уверенно заявил Саргос.


Не теряя времени, он сразу откинул барабан на одном из револьверов и, разблокировав его, снял с откидного механизма. Закинув в ствол какую-то вставку, вслед за ней на место барабана поставил круглый блок, слегка отсвечивающий красным цветом и один в один повторяющий габариты барабана. Закончив с первым, провел такую же манипуляцию со вторым револьвером.


— Вот теперь повоюем, – удовлетворенно сообщил он, закончив свои манипуляции с оружием.

– Не понял. — Не, ну я реально не понял, что он сделал.

— Технари на базе подогнали комплект модификаций, проверить не успел, но вроде должно работать. Барабан с плазмой, а в стволе переходник, чтобы плазма ствол не прожигала.

– Приготовились, удаление двести. – Не стал я отвечать Саргосу, потому что сейчас все мое внимание было на моргающей отметке, приближающейся к нам.

– Где оно? Я никого не наблюдаю, – занервничала Кастра.


Странно, если судить по карте, то красная точка остановилась на открытом пространстве, мне обзор закрывали остатки забора в той стороне, метрах в ста пятидесяти от нас, но Кастра-то со своего места должна была его видеть. Напряжение нарастало, Тилорн чуть сдвинулся вперед, встав слева от меня, готовый принять атаку на щит. Ирала, подшагнув, прикрыла меня слева, оставив винтовку на прежнем месте, высвободив дула импульсников в каждой руке, что и правильно – если будет бой, то на ближних дистанциях, а ее винтовка хороша только на расстоянии свыше ста метров.

Кварц с Саргосом разошлись по противоположным сторонам, превращая круговую оборону в полукруг, но при этом не забывая про Литару, сдвинув ее немного в сторону, чтобы со спины ее прикрыла бетонная опора, на которой сидела Кастра. Все внимание было нацелено в ту сторону, откуда ожидалось появление этого скоростного противника. Ну как-то вызывает у нас сомнение возможность на четвертом уровне встретить союзника.

Отметка сдвинулась метров на десять вправо, потом вернулась на прежнее место, после чего сдвинулась снова на десяток метров, только уже влево. При этом цвет ее ни разу не сменился на оранжевый, явно постоянно находился в зоне видимости Кастры. Только та шепотом, без остановки комментировала то, что наблюдает. Самое противное, что сейчас она уже была на грани паники – несмотря на то, что точка на карте четко указывала местонахождения этого странного противника в трехмерной проекции, Кастра там никого не видела.

За спиной наверху начало нарастать потрескивание, похоже, девочка, не понимая, что происходит, начала нагнетать энергию в разрядники на перчатках. Я тем временем весь подобрался – сомневаюсь, что это может быть сбой в ее способности, скорее какая-то способность противника из разряда невидимости, но чем-то себя выдающая, раз система подхватывает его местоположение, а Кастра визуально не наблюдает его.

Тут индикатор псионической энергии в блоках питания начал постепенно, со все нарастающей скоростью опустошаться. Секундная заминка, за которую я успел удивиться, немного запаниковать и, наконец-то, вспомнить дополнительные свойства шлема, из-за чего он может так резко начать жрать энергию.


– КАСТРА, ВНИЗ! – рявкнул я, совершенно забыв, что она и так меня прекрасно слышит через рацию. – Уплотнить оборону, у нас в гостях псион с ментальными способностями. Ориентируемся по мне, огонь в ту же точку, куда стреляю я или Ирала.


Кастра, спрыгнув, приземлилась у нас за спиной и сразу, подхватив брошенную ей Кварцем рапиру, заняла позицию возле Литары, формируя последнюю линию обороны перед девушкой, которую нужно было сберечь любым способом. Несмотря на то, что мы и так шли к псионикам, а впереди стоит один из них, все равно остается достаточно большой шанс, что нам тут придется очень и очень серьезно повоевать.

Проблема была в том, что среди псиоников мнения и отношения были весьма неоднородны: если одни пытались выстроить какие-то отношения и спасали разных изгоев и тех, кому пришлось покинуть верхние уровни из-за того, что их дети сформировались в утробе с мутациями, то встречались и кардинально настроенные псионы, которые желали только одного – под корень уничтожить всех, кто имеет хоть какое-то отношение к верхним уровням.

Активировав крылья и опустив их по бокам от себя, приготовился пустить их в ход, как для атаки, так и в качестве щита. Чуть согнув руки в локтях, выставил перед собой пистолет-пулеметы, чуть разведя их в стороны. Сбоку от меня Ирала, слегка повернувшись, встала вполоборота, вытянув правую руку, а левую согнув в локте на уровне груди, периодически кидая взгляд назад, контролируя обстановку возле Кастры с Литарой.

Сейчас надежда только на меня и Иралу, девушка, как андроид, не подвержена ментальному влиянию, а меня защищает скурфовский шлем. Осталось теперь только надеяться, что у потенциального противника ментальные способности ограничиваются на уровне банального “отвода взгляда”.

Каждая секунда тянулась как целая вечность, едва отмеряя время. А противник все не появлялся в зоне видимости. Осторожничает гад, видно, понял, что его заметили, из-за этого и дергался из стороны в сторону, проверяя, случайно ли в его сторону смотрят или действительно обнаружили.


Зафиксирована попытка телепатической передачи! Открыть защищенный канал данного типа связи?

ДА/НЕТ


Решил пообщаться, или просто попытка покопаться в мозгах? Согласно имеющейся у меня информации практически все псионы, имеющие ментальные способности, владеют телепатией, но девяносто процентов из них только на уровне “пообщаться”, в смысле может послать свои словесные мысли, как и уловить направленные на него, но не более. Телепатия на уровне “покопаться в чужой голове” встречается достаточно редко, да и в большинстве случаев имеет массу ограничений. Нужен прямой визуальный контакт глаза в глаза, или даже прямой физический, да и если верить той же информации, это им очень тяжело дается, а на случай если нам попался какой-то уникум в этом плане, – а ведь такие все равно появляются, – у меня есть защита шлема для подстраховки. Поэтому сразу подтверждаю открытие канала.


– Оставьте беременную девушку и уходите. Вы меня заинтересовали, поэтому даю возможность выжить.


Голос звучал в шлеме как при общении через рацию, только он явно был синтезирован, у него напрочь отсутствовали какие-либо интонации, и даже непонятно было, кому принадлежит – мужчине или женщине.


– Может, нам еще голыми, верхом на крамбере, проголопировать по центральной дороге?

– Хм, интересное предложение, но вынужден отказаться. У меня не так много времени, а я еще должен забрать девушку. – Блин, похоже, мой сарказм до него не дошел.

– Тогда предлагаю тебе развернуться и смыться отсюда пока не получил множество новых отверстий несовместимых с жизнью.

– Дерзкие… Тогда придется по-плохому.


Дернувшись вперед, Тилорн вскинул щит, пытаясь отразить что-то летящее в меня, но через секунду ошарашено отступил обратно на свое место, суматошно дергая головой из стороны в сторону. Чуть дальше от меня Кварц закрутил во все стороны головой, очень часто моргая, а справа Саргос заскрипел зубами.


– Он воздействует на зрение! – донесся до меня голос Тилорна на внутренней частоте.

– Я ничего не вижу! Этот ***** ослепил меня, – практически в то же время зазвучал голос Кварца.

– Во-во-во-волпер, – вторил им голос Кастры, наполненный ужасом.


Черт, черт, черт… Не знаю, что они сейчас видят вместо реальной обстановки, но этот гад достаточно силен, если смог взять под контроль сразу четверых, заставляя каждого видеть что-то свое. Быстро окинув взглядом, что творится сзади, с сожалением констатировал, что даже Литара вся побелела и замерла на месте то ли от страха, то ли еще от чего. Значит, минимум пятеро, а, может, даже больше.


– Спокойно! Все под контролем, – я старался говорить максимально мягким голосом, успокаивая остальных. – То, что вы видите – ненастоящее, слушайте мой голос и доверяйте только ему. Закройте глаза и расслабьтесь, это все только обычные галлюцинации и ничего больше. Кастра, солнышко, закрой глаза Литаре, – скорректировал я указания, заметив, что глаза закрыли все, кроме дочери Карфаера. – Действуем только по моим голосовым сообщениям. Ориентир временной разметки двенадцать часов по направлению вашего лица. Повторяю, это обычные миражи, то, что вы видели – ненастоящее…


Вот в таких ситуациях становится понятно насколько тебе в действительности доверяют. Не знаю, что они видели, но явно что-то страшное для себя, и при этом беспрекословно выполнить команду закрыть глаза… В общем, в очередной раз убеждаюсь, что они меня никогда не подведут, по крайней мере, по собственному желанию, и я постараюсь оправдать их доверие.

Продолжая говорить и попутно успокаивать остальных, я все свое внимание сосредоточил на стене впереди, по сторонам ему нас не обойти – там достаточно большое открытое пространство, а я теперь знаю, что это человек, пускай быстрый, с некоторыми способностями, но человек, причем один, значит, ждать его стоит только с этой стороны.

Выдвинувшись вперед на десяток шагов, я немного сдвинулся влево. Ирала поняла меня без слов, зеркально повторив мой маневр, освобождая мне и себе место для боя, чтобы случайно не зацепить своих и при этом друг другу не мешать. Основная проблема сейчас была в том, что нам придется не только пытаться завалить этого хрена с бугра, но еще и прикрывать остальных.

Короче, мы в полной заднице, с какой стороны ни посмотри. А ведь у этого псиона могут быть еще сюрпризы. Если верить Карфаеру, а оснований сомневаться в его словах нет, то у псионов бывает по несколько проявлений способностей, даже с десяток за его службу попадалось с пятью проявлениями. По его сведениям, где-то бродит зверюга с шестью проявлениями псионики, но это только на уровне слухов.

Медленно, шаг за шагом мы приближались к стене, стараясь увеличить разрыв между нами и остальными ребятами, а я продолжал болтать без умолку, раз за разом стараясь успокоить остальных. Тилорн даже не выдержал.


– Волпер, заткнись уже и сосредоточься! Мы в порядке. Если не открывать глаза, то все нормально. Поэтому нефиг сотрясать воздух попусту, а выходи в эфир только по надобности.


Ребята стояли с закрытыми глазами, плотно сгруппировавшись вокруг Литары и вжав ее своими спинами в бетон опоры, ощетинившись при этом во все стороны оружием, и ждали. Просто стояли и ждали приказа от командира, полностью доверив в мои руки свои жизни.


– Вы не перестаете меня удивлять, – раздался голос этого гада, преобразованный с телепатической… Эм… волны в звуковую динамиками внутри моего шлема. – Обычно сразу начинается пальба в разные стороны и друг в друга, а тут прям тишина, и только куча злости в мою сторону. Вот честно, аплодирую вам стоя, первый раз такое встречаю.

– А ты выходи, я тебе еще и не такое покажу, – огрызнулся я.

– Похоже, придется принять твое предложение.


Как только он договорил, стена взорвалась мелкой пылью, да таким огромным было это пылевое облако, что накрыло даже меня с Иралой, напрочь лишая нас визуальных ориентиров. Я сразу же открыл автоматический огонь примерно туда, где должна была образоваться дыра в стене после такого взрыва и, судя по звукам справа от меня, Ирала поступила также.

Тень, проступившую чуть левее траектории стрельбы сквозь пылевое облако, я заметил в самый последний момент, едва успев отпрыгнуть назад, скрещивая перед собой крылья, по которым сразу же пришелся жесткий удар, вызвавший зеленоватую вспышку и просадивший мне энергию примерно на четверть. Это же, блин, сколько должно быть урона в цифрах, чтобы сожрать столько энергии?

Очень сильно хотелось посмотреть, сколько я урона заблокировал, но как-то ситуация не располагала к тому, чтобы отвлекаться на лог, даже несмотря на то, что он практически у меня перед глазами, ну точнее в левом нижнем углу, как бы не лишиться своей тупой головушки за такое любопытство.

Пару раз перекатившись, успел перед приземлением отключить крылья, а по новой вскочив на ноги, сразу же завертелся юлой, пытаясь понять, откуда будет атака. Стрелять я не решался, потому что потерял ориентиры в пространстве из-за прыжка и боялся открыть огонь в сторону своих.

Громкий металлический лязг двух столкнувшихся железяк – и мимо меня буквально в полуметре пролетает Ирала спиной вперед и, похоже, своим приземлением серьезно добавила разрушений местной архитектуре, потому что звук был, как будто уронили пару тонн бетона.


– Ирала… – обеспокоенно начал я, но меня прервали.

– Я в порядке, ну почти, успела в последний момент импульсом сбить с его железяки какую-то энергетическую составляющую. Вот только меня зажало огромной кучей обломков здания, понадобится пара минут, чтобы выбраться. Так что придется тебе самому надрать этому засранцу задницу, потому что если ты его не уделаешь до того, как я выберусь, я за себя не отвечаю, мне Кастра только два дня как маникюр сделала, и он теперь безнадежно испорчен.


Пары секунд, которая ей понадобилось на всю фразу и во время которой противник по какой-то причине не атаковал, мне хватило, чтобы активировать тепловой режим в очках, и я взглядом поймал едва заметный силуэт противника буквально в десяти метрах от себя.

Из-за большого количества пыли в воздухе встроенный тепловизор сбоил, но справлялся, стоит мне отпустить этого псиона чуть подальше от себя, и я его потеряю из виду. Он стоял на одном месте и, судя по движению головы, переводил взгляд с зажатого в руках длинного предмета на то место, куда улетела Ирала.

Похоже, псион был удивлен тем, что смогла проделать наша снайперша в ближнем бою. Ну ничего, я его заставлю еще смертельно удивиться. Рванув вперед, сближаясь с тепловым силуэтом, открыл на ходу огонь из пистолет-пулеметов, по большей части рассчитывая не на их огневую мощь, а надеясь, сблизившись, применить свое самое мощное рукопашное оружие – активацию крыльев, собираясь в этот удар вложить большую часть оставшейся энергии, чтобы наверняка уделать этого кадра.

Фигура немного дернулась, видно, от попадания пули в плечо, но сразу вскинула руку, активировав какой-то барьер, видимый для меня слабым, едва заметным теплом, которое он, похоже, выделял. Но я все равно смог зацепить его, хотя при этом раскрыл направление, с которого двигаюсь.

Противник отреагировал практически мгновенно: сразу после активации барьера он, слегка присев, развел руки в стороны, и его мечи – да, теперь я точно уверен, что это изогнутые полумесяцем мечи – налились ярким светом, выделяя огромное количество тепла и увеличившись раз в пять, по направлению от кромки лезвия, полностью повторяя форму основы. Буквально на доли секунды замер так, что кончики этих мечей находились буквально в сантиметре от дорожного полотна.

Это поза показалась мне крайне знакомой, я ее точно где-то видел не так давно, буквально уже здесь, в Альфариме. Мое тело скрутило пиконитами, уводя его с траектории явно смертельного для меня удара, именно в таких ситуациях срабатывает пассивный навык уворота. А мое сознание продолжало на огромной скорости перебирать мои похождения в этом мире, подстегиваемое конвульсивно бьющимся в голове вопросом. Где я видел точно такую стойку?

И уже выходя из самостоятельно сделанного моим телом кувырка в сторону, когда мимо меня пронеслась яркая для тепловизора полоса моего противника, я наконец-то вспомнил, где я это уже видел. А главное, я понял, какую мы сейчас совершаем ошибку.

Глава девятнадцать: Старый знакомый

Развернувшись лицом к тому месту, где резко тормознул силуэт того, с кем сражался, я активировал крылья и закрылся ими спереди, оставляя свободной только голову. Я уже не думал об атаке, осталось только защищаться, потому что я вряд ли ошибался. Абсолютно все говорило о том, что я прав — эта скоростная атака, барьер, телепатические возможности… Я был абсолютно уверен, что это он.


— Крилл?

— Кто ты? И откуда меня знаешь? — по телепатическому каналу пришел его вопрос.


Сам он приготовился к очередной атаке, только на этот раз выставил левый клинок перед собой, а правый отвел назад. Судя по тому, что энергетическая оболочка начинала все ярче светиться для матрицы тепловизора, он нагнетал в них псионическую энергию.


— Это я, Волпер.


Немного успокоившись, ответил ему, и чуть не поплатился за это, едва успев сдвинуть крылья, закрывая голову, чтобы резко рванувший на меня Крилл не снес мне эту выступающую часть тела. Какого черта он творит? Мы же вроде вполне нормально расстались в прошлый раз, да и помогал он мне до этого… ничего не понимаю.

Индикатор энергии заморгал тревожным красным цветом, сообщая о том, что элементы питания почти пустые. Этим сдвоенным ударом, которым он пытался отрубить мне голову, почти полностью просадил защиту крыльев, нанеся намного больше урона, чем в первый раз. Откатившись в сторону, я прям через внешние динамики заорал на него благим матом:


— Крилл! Ты что творишь, придурок ты конченый? Я же сказал, что это я – Волпер! Или тебе еще раз нужно постучаться головой об стенку, чтобы мозги заработали? Так я, блин, быстро тебе это обеспечу. Через Старого!

– Ты не можешь быть Волпером, — раздался его голос в шлеме. Но он замер и повторной атаки, которая, скорее всего, будет для меня последней, он не сделал. – У Волпера ментальное сопротивление ужасно слабое, не то что у тебя…

– Зенки разуй, стукнутый ты на всю голову, на мне комплект скурфайфера, он дает классную ментальную защиту.

— Не знаю, что за комплект, но если ты действительно он, то расскажи, как мы в первый раз встретились?

— Когда я спас Элли. А при твоем появлении я еще всадил в тебя почти полный магазин патронов. Ну, что, теперь веришь?

– Не совсем, но есть шанс, что ты не врешь. – Он, видно, задумался, потому что на пару секунд замолчал. — Стой на месте и не дергайся, через пару минут пыль осядет, и тогда я смогу точно определить по лицу, Волпер ты или нет. Любое движение с твоей стороны, и я атакую.


Я также замер напротив него с пустыми руками и внимательно наблюдал за тепловым контуром его тела, приготовившись на всякий случай отпрыгивать в сторону и воссоздать два энергоблока сразу из рюкзака, потому что текущей энергии явно не хватит, чтобы отразить любую его атаку.

Есть, конечно, еще сопротивляемость самой брони, но она даже рядом не стоит с тем, сколько урона могут поглотить крылья, а для их подпитки и нужно будет максимально быстро заменить элементы питания в поясе. Очень хотелось проделать это сию секунду, но еще больше не хотелось провоцировать Крилла.


— Всем оставаться на своих местах и при возможности даже не двигаться, – перейдя на нашу радиочастоту, сообщил я.

– Какого черта? – раздался голос Иралы. – Этот придурок заставил меня летать, а я должна лежать и не двигаться? Да я сейчас его голыми руками на лоскуты распущу!

– Ирала, это приказ! – немного надавил я голосом.

– Поняла, не двигаюсь. Но, может, хоть объяснишь, что происходит?

– Ждем, когда пыль осядет, чтобы восстановить визуальный контакт.

– Эм… Чего? Вам же вроде пыль не мешала перед этим сражаться… Это что, ваши людские заморочки, о которых я еще не знаю?

– Не совсем, просто это высокоуровневый псион, который скорее нас разделает на лоскуты, чем мы его. У меня энергии осталось процентов пять всего.

– Охренеть… Кхе-кхе-кхе, – раздался в эфире голос Кварца, сразу же зашедшийся кашлем. Ну да, у него-то нет маски с фильтрацией воздуха. – Это сколько же он всандалил в тебя урона? Тысяч тридцать, или даже больше, если ты только на крылья энергию спускал?

– Блин, может, мне кто-то объяснит, почему, если нам попался такой сильный противник, мы еще не убегаем, сверкая пятками? – снова влезла Ирала.

– Ну, во-первых, он не даст нам убежать, во-вторых, это Крилл, я пару раз с ним встречался, и мы достаточно мирно разошлись, – признался я. – Так что есть шанс, что сейчас все тоже пройдет мирно. А может, даже поможет нам со спуском вниз.

– Сколько уже времени я с вами, но до сих пор иногда вас не понимаю, – с грустью сказала Ирала и замолчала.


Эта пара минут показалась мне целой вечностью, но дождавшись, когда тепловизор начал улавливать силуэты моих ребят, находящихся немного левее нас, буквально на границе моего угла обзора, я перешел на обычный режим. Пыль в воздухе хоть еще и висела, но ее было уже не так много, и я вполне отчетливо видел Крилла, который внимательно меня рассматривал.


– Я сниму шлем, – предупредил я его, перейдя на вещание в телепатическом канале.

– Хорошо, только медленно, – пришел его ответ.


Да мне и шевелиться-то не надо было: небольшая команда своему доспеху, и маска разъезжается двумя половинками в стороны, открывая мое лицо вместе с поднявшимися вверх очками.


– Ну что, теперь узнал? – проговорив в слух, позволил себе улыбнуться.

– *****! – смачно выматерился он. – Тебя вообще каким шилом в одном месте занесло на четвертый уровень?


Он убрал свой псионический щит и клинки забросил обратно в ножны, практически сразу же схватившись рукой за левое плечо. Хоть его лицо и было наполовину скрыто, но видимую верхнюю половину лица сильно перекосило, похоже, от боли в ране.


– С остальными проблем не будет? – кивнул он в сторону скучковавшихся членов моей группы.

– Нет, – вернув обратно маску и очки, ответил я ему, – без маски не получалось пользоваться телепатическим каналом. Похоже, динамики, преобразовывающие звук в телепатический сигнал, находятся в маске, а шлем работает только на прием этого сигнала и вывода его звуком через динамики.


– У тебя есть, чем рану перевязать? А то это первая рана за последние лет десять, давно уже бинты с собой не ношу.

– Да, сейчас наш медик посмотрит тебя, – перейдя на радиочастоту, уже добавил для своих. – Всё, можете расслабиться, вопрос улажен. Тилорн, посмотри человека, ему рану надо обработать.


Дальше пошла практически одна тягомотина. Тилорн, усадив на один из крупных обломков Крилла, начал обрабатывать ему рану, и по периодическим репликам от Тилорна, предназначенным для псиона, было понятно, что Крилл с ним общается телепатически, без всяких технических костылей.

Кварц и Саргос, как только получили от меня отбой, сразу же рванули откапывать Иралу, но в итоге она выбралась сама, потому что эти два охламона начали разбирать обломки не в том месте. Иралу ударом занесло намного глубже, а они пытались ее откопать почти в самом начале образовавшегося завала.

Когда Ирала выбралась и подошла к нам в сопровождении парней, у нее на груди красовался глубокий порез в нагрудной броне. Клинку Крилла не хватило буквально миллиметра, чтобы пробить ее. Да какой миллиметр?! Там, похоже, слой толщиной в фольгу остался.


– Ты! – обвинительно тыкнула она пальцем в Крилла. – Должен мне новую броню и новый маникюр!

– Волпер, я ее вообще не чувствую, тем более не могу ей ответить… – раздался голос Крилла у меня в шлеме, а на лице явно читалось удивление.

– Сейчас, подожди немного, настрою передачу сигнала в радиоэфир. – Немного поколдовав с настройками шлема, выставил активацию микрофона одновременно с динамиками, чтобы синтезированный голос Крилла слышали сразу все через нашу радиосвязь. – Все, теперь можешь телепатические сигналы отправлять мне, а слышать будет вся моя группа.

– Интересные технологии, я о таких даже не слышал. Тем более даже думал, что такое вообще невозможно. Но суть не в том. Девушка, простите, не знаю вашего имени, но я готов предоставить вам новую броню и даже найти специалиста по маникюру, если когда-то окажетесь на базе псионов, но только после того, как вы предоставите мне новый меч.


С этими словами он вытащил один из клинков и положил себе на колени, давая возможность всем убедиться, что оружие безнадежно испорчено. По всей длине клинка змеилось несколько трещин и, по сути, оружие держалось цельным куском только чудом, которое не дало ни одной трещине добраться до любого из краев лезвия.


– Так тебе и надо! – И, задрав голову, Ирала отвернулась от него, и направилась к своей винтовке.


Крилл провожал ее долгим задумчивым взглядом, но потом резко прищурился от боли, когда Тилорн начал обрабатывать рану какой-то жидкостью.


– Волпер, ты так и не сказал, каким ветром тебя сюда занесло, – повторил он свой ранее заданный вопрос, когда его немного отпустило.

– Да вот, есть пара дел на нулевом уровне. Попутно еще и одну девушку к матери сопровождаю… А ты каким чудом умудрился на нас выйти?

– Чудом? Да тут вообще странно, как к вам ни один из поисковых отрядов на огонек не заглянул. Такая канонада взрывов стояла, что я уже было подумал, что кто-то с верхних уровней прорывается на тяжелой технике, зачищая все на своем пути…


Стоило мне после слов Крилла повернуть лицевую часть шлема в сторону Саргоса, как у того резко появились неотложные дела в дальней от меня стороне нашей условной стоянки. Ну ничего, я с ним еще поговорю.


– … Ну и когда приблизился, начал ощущать направленные на меня эмоции, понял, что меня как-то заметили. А среди этих эмоций была одна, связанная с переживанием за своего ребенка, и страх, что владелец эмоции не сможет куда-то дойти, чтобы спасти свое еще не рожденное чадо. Ну а дальше толика логики, и я понял, что это кто-то из беженцев. Но меня смутили эмоции остальных: агрессия, ожидание боя… да и многое другое. Вот я сдуру и решил, что это кто-то из охотников за органами псионов поймал беременную беженку. Ну а дальше немного недопонимания привело вот к такой ситуации.

– М-да… – протянул я. – Слушай, а чего ты так просто это все рассказываешь? В прошлый раз, насколько я помню, из тебя тяжело было выдавить информацию.

– Так Старый, когда мы последний раз с ним связывались, сказал, что если все получится как надо, есть шанс, что ты сможешь нам сильно помочь, ну и чтобы наши рейдеры тебе при возможности помогали. Да и, как я погляжу, вы для нас больше не красные, а значит, скорее всего, как-то стали мутантами, и дороги назад вам уже нет. Только вон та девушка – кивнул он на Литару – имеет еще легкий розоватый налет на индикаторе уровня, но полностью побелеет к рождению ребенка.

– Интересно девки пляшут по четыре штуки в ряд, восемь рядов вглубину, – задумчиво выдал я.


Вот, значит, что получается – чем ближе к родам, тем сильнее сама Литара как бы переходит на сторону псионов. Интересно, это связано исключительно с ребенком, или от ее поступков по отношению к своему плоду это тоже относится? Мне закономерность проследить тяжело, потому что для меня что Крилл, что Литара сейчас были белыми, хотя до того, как я стал скурфайфером, Крилл был красным.

Опять же, как я раньше и подозревал, у псионов тоже есть интерфейс. Значит, мои предположения о том, что это искусственное сталкивание лбами двух видов все больше крепнут в моей голове. Но встает вопрос на фоне того, что Крилл думает, что нам заказан путь наверх. Говорить ему правду или нет? Если скажу, он может резко ограничить то количество информации, которое сейчас спокойно выдает. А вот если не скажу, и потом рано или поздно это выплывет, даже не знаю, как он отнесется. А такого сильного врага, пока, иметь не хочется – он же меня почти разделал, несмотря на пусть и не полный, но все же комплект Серафима.


– Нет, Крилл, у нас есть возможность вернуться наверх, мы для всех подсвечиваемся неагрессивными – как для псионов, так и для людей наверху, – решил я не скрывать этот момент.

– Но это же невозможно, – вскинулся он, но потом как будто прислушался к чему-то и слегка сам себе кивнул. – Странно, остальные товарищи излучают уверенность в твоих словах.

– Ты можешь читать мысли? – влез Тилорн, закончив перевязку.

– Нет, только эмоции. Да и то, направленные на меня. Точнее, я бы даже сказал, относящиеся ко мне. Но я все равно не пойму, как такое возможно, чтобы вы были белыми для всех.

– Ну не белыми, а серыми, – уточнил Тилорн. – Но, по сути, это благодаря профессии Волпера. Если мы выйдем из-под его командования, то опять станем для тебя красными.

– Весело… это то, о чем говорил Старый по поводу тебя? – похоже, Крилл сейчас обратился ко мне. Тяжело его нормально понимать, когда голос, раздающийся в шлеме, механический, не имеющий тембра и эмоционального окраса.

– Возможно. Не знаю, что он подразумевал при разговоре с вами, но о таком свойстве профессии должен был знать.

– Извините, что перебиваю, но кто мне объяснит, что за Старый? – неожиданно в разговор влезла Кастра.

– Ты его знаешь как Саныча.

– Саныч что, сотрудничает с псионами? – это уже Кварц влез с удивлением.

– Не сотрудничает, он один из них, – огорошил я остальных, поняв, что я как-то не удосужился остальных поставить об этом в известность. – Как-то момента до этого не появлялось, чтобы вам рассказать.

– Не совсем, – уточнил Крилл. – Там достаточно странная история, связанная с Сервером. Так что для нас он условно-враг и подсвечивается красным, хоть и является псионом с двумя проявлениями. Но уже пару сотен лет нам помогает и входит в совет одной из группировок псионов. Но из-за того, что он условно-враг, группировка не сильно большая – многим кажется сомнительным подчиняться такой неоднозначной личности.

– Вот оно, значит, как… получается, я немного ошибался по поводу Саныча.

– Крилл, а сколько у тебя проявлений? Если не секрет, – любознательность Тилорна просто не знала границ.

– Да какой там секрет. Даже у СВФ на меня личное дело в пару сотен гигабайт. У меня не совсем понятно, вроде бы пять, но там одно проявление неоднозначное, поэтому некоторые настаивают, что шесть. Три ментальных и два энергетических. Среди ментальных – телепатия, но только для общения, никакого чтения мыслей и подобного, но зато могу отсылать и принимать телепатические сообщения на очень больших дистанциях, и при сильной надобности даже вмешиваться в чужие переговоры. Потом еще влияние на ту часть мозга, которая отвечает за зрение. Ну и немного специфичная эмпатия – улавливаю эмоции, но почему-то только те, которые относятся к моей персоне и на расстоянии не более трехсот метров. Ну а энергетические намного проще – выплеск энергии, могу любое количество псионической энергии выплеснуть из любой точки своего тела, но буквально сантиметров на пять от себя. Ну и последнее – это придание формы энергии, вот тут и начинаются споры, потому что этим проявлением я формирую энергетические клинки, но для этого нужна вещь, имеющая контакт с моим телом, как основа для формирования, и щит вокруг тела. Так вот, некоторые утверждают, что это два разных проявления, просто имеющие очень схожие показатели, но я не вдавался в детали. Мне хватает того, что я могу это использовать.

– И ты вот так просто рассказываешь нам подробности твоих сил? – удивился Тилорн.

– Ну да, все равно есть много источников, где уже давно мои силы расписаны более подробно. Поэтому это уже давно не секрет.

– Ну тогда, если не против, я задам еще один вопрос, – не растерялся Тилорн. – А почему ты общаешься только телепатически?

– Он не может по-другому, – решил я не развивать, возможно, неприятную для Крилла тему. Но он, подняв руку, остановил меня – сам решил объяснить.

– У меня с рождения отсутствуют голосовые связки и деформирована ротовая полость, поэтому я и хожу всегда в маске, и питаюсь только жидкой едой. Зато телепатией владею на зависть всем. Мама говорила, что я даже орал, прося сиську, прям ей в мозги.

– Секунду, – у меня в голове как будто рубильник переключился. – Ты сказал, что владеешь проявлением псионической энергии. – Крилл просто кивнул, намекая, что, мол, да, говорил такое. – А сможешь направить немного энергии на вот этот аккумулятор?


Достав один из пустых элементов питания от костюма скурфайфера, я с надеждой протянул его Криллу. Не знаю, как в точности они раньше заряжались, но думаю, что через специальное оборудование, которое вытягивало псионическую энергию с владельца и направляло в элемент питания. Если получится подзарядить напрямую, без этих костылей, то я смогу восполнить свои запасы, и тогда не придется так жестко экономить.


– Ты уверен? – спросил он. Ну, я думаю, что спросил, интонаций-то нет, а вот ситуация и его выражение лица подразумевают именно вопросительные интонации. – Если ты не знаешь, то вообще-то все аккумуляторы просто разрывает от псионической энергии.


Интересная информация, и тем более понятно, почему псионы стараются не использовать всевозможную электронику. Это ведь, считай, носить на себе взрывчатку со вставленным детонатором, одно неосторожное движение – и сразу рванет.


– Этот не разорвет. Он специально предназначен для вашего типа энергии.

– Не городи ерунды! Все попытки разработать такие источники питания с треском, а чаще всего и с жертвами, проваливались.

– Ага, и шлемов с ментальной защитой не существует, – сарказм в моих словах аж через край плескался.

– Естественно! – А потом, уставившись на мой шлем, видно, понял, что смолол чепуху, поправил сам себя. – Ну, по крайней мере раньше до такого не смогли дойти.

– Я, возможно, тебя огорчу, но этот доспех, как и аккумуляторы, лучше всего работают именно на псионической энергии. Плюс это вещи созданные еще до того, как псионики откололись от основной массы людей. Более того, даже еще до того, как были уничтожены андроиды.

– Хм… А по тебе и не скажешь, что ты в таких старых обносках ходишь. – Это что было? Он что, сейчас меня конкретно подколол? Вот засранец! – Ладно, ставь вон на тот камень, попробую зарядить твою батарейку.


Установив элемент питания там, где он показал, я отошел чуть в сторону, чтобы ему не мешать. Крилл, активировав свой щит так, чтобы только пару фаланг одного пальца выступало за его край, и осторожно приблизившись к источнику питания, вытянул максимально далеко от себя руку, поднес палец и, пару раз глубоко вздохнув, пустил тонюсенькую струйку энергии на клеммы аккумулятора.

Зеленоватую струйку энергии было видно невооруженным взглядом, как я понял, это особенность не псионической энергии в целом, а именно энергии Крилла. К моей радости, как только энергия коснулась клемм, она начала впитываться в источник питания. А у Крилла глаза превратились в два больших блюдца, он, похоже, не до конца мне поверил и ожидал взрыва.

Подскочив к элементу питания, я внимательно начал отслеживать уровень его заряда, потому как не раз в детстве сам взрывал разные батарейки, просто подключив к слишком мощному для них питанию. Вот и не хотелось, чтобы тут произошло нечто подобное, скурфовские аккумуляторы у меня сейчас и так все под счет.


– Все, хватит! – скомандовал я Криллу, как только элемент питания заполнился, и он сразу же отдернул руку. – Спасибо, он теперь полный.

– Блин, не видел бы своими глазами, ни за что бы не поверил… Это получается, что часть разных рассказов о том, что когда-то существовали защитники, технику которых своей энергией поддерживали псионы, имеет под собой какое-то обоснование.

– А вот с этого момента поподробнее, – насторожился я.

– Да я особо-то и не помню, просто среди псионов еще можно найти с десяток стариков, которые, по их словам, застали времена, когда псионы жили еще на самых верхних уровнях. Так вот, один из них рассказывал, что были такие люди, которые защищали весь Альфарим, и Сервер не имел на них влияние. И вроде бы как у них была куча всякой техники, которая работала на псионической энергии, которой с ними делились псионы тех времен.


Похоже, у мутантов совсем дела плохи с сохранением информации, на верхних уровнях о скурфах намного больше данных сохранилось. Понятно, что такие, как Саныч, держат язык за зубами, им контракт не позволяет лишнее сказать. Но ведь всегда остаются очевидцы, какие-то личные архивы организаций и так далее. Но тут я вижу совсем уж удручающую картину – о скурфах по большей части ходят легенды на манер сказок. И это плохо, в таком ключе меня вряд ли будут воспринимать серьезно. Стоп, у меня же где-то было письмо от одного псионика… ай, ладно, по пути покопаюсь в этом завале писем.


– Крилл, а сколько ты еще таких сможешь зарядить?

– Ну, если с учетом того, что мне нужно оставлять энергии про запас хотя бы половину, то штук двадцать за раз, а потом надо будет часов пять, чтобы восстановиться. Прожорливая зараза попалась, это у меня сильный источник и большой резерв, а основная масса псионов даже наполовину не заполнила бы эту батарейку.

– Понятно, тогда вопрос: что я буду тебе должен за каждый такой заряженный элемент питания?


Он, похоже, задумался, пытаясь определить цену своей энергии. А я, воспользовавшись минутной паузой, окинул остальных взглядом. Все уже были готовы к дальнейшему движению, один только Саргос все косился в сторону так до конца и не проверенной зоны, где он занимался разминированием.


– Ну пускай будет по тысяче кредитов за аккумулятор, – наконец-то определился с ценой Крилл. – Но учти, на базе я уточню цены, и потом она может измениться.

– Меня устраивает. Кстати, может, проводишь нас до ближайшей базы, если тебе по пути? – решил я навязаться к нему в попутчики.

– Да я и сам хотел предложить вас провести, все равно вам беременную девушку нужно доставить к одному из постов. А учитывая, что вы для нас не подсвечиваетесь, думаю, и у остальных псионов проблем не будет.

– Ладно, тогда дай пару минут, а то моему саперу шило в заднице не дает сидеть спокойно, обязательно нужно проверить, что же вон там прячут, – указал я на центр лабиринта из растяжек и обломков.

– Да там и проверять нечего, – отмахнулся Крилл. – Это один из наших развлекался, сделал ловушку для чрезмерно любопытных рейдеров, сколько мы тут уже трупов находили – не сосчитать. Все лезут, думая, что там что-то спрятано, а на самом деле там нет ничего, от слова «совсем».


На Саргоса было жалко смотреть, он все прекрасно слышал через ретранслятор в радиоэфире, и при словах Крилла аж нос повесил. Ну ничего, зато теперь он уверен, что там ловить нечего, поэтому я, быстро определив построение для движения и дождавшись готовности Крилла, двинулся за ним, попутно не забывая глядеть по сторонам. То, что мы хорошо поболтали, еще не значит, что он не может завести нас в какую-нибудь задницу.


Глава двадцать: Ледяная Фурия

До ближайшего поста псионов, по заверениям Крилла, было пару часов хода, поэтому было время немного его расспросить. Как оказалось, на четвертом уровне было всего пару баз псионов, а на всем остальном пространстве было натыкано в слегка хаотичном порядке множество постов, на них дежурило до десятка бойцов, которые менялись раз в неделю.

Сделано это было из-за целого ряда причин. Выполняя в основном функции разведывательных позиций, они также могли дать возможность отдохнуть различным рейдерам псионов. Плюс затрудняли обнаружение полноценных баз на этом уровне, куда в основном доставлялись различные изгои, которых периодически обнаруживали. И вот, пожив там какое-то время и пройдя целый ряд проверок, если не вызывали подозрения, отправлялись куда-то вниз на места постоянного проживания.

Но опять же, с этими постами был целый ряд нюансов, связанных с неоднородностью общества мутантов. Потому как практически каждое более-менее крупное общественное формирование старалось держать свои личные посты, ведь это был пускай и маленький, но приток свежей крови благодаря изгоям. Ну и, конечно же, это был способ получать самую свежую информацию

Сейчас Крилл вел нас к нейтральному посту, в который бойцов отряжал совет старейших мутантов — этакий аналог центральной власти, хотя власть у них по большей части была практически номинальной. Но как бы то ни было, под их управлением находилась самая большая община, вот только в основном из мирного населения да тех, кто считал своим долгом защищать мирных жителей.

При этом, как я понял, достаточно многие готовы были выполнять их просьбы, да еще и с большим удовольствием. Как, к примеру, тот же Крилл, который, по сути, никаким боком старейшинам не подчинялся, но регулярно проводил патрулирование по четвертому, а иногда и по пятому уровню по их просьбе. Почему так, он не объяснил, но, судя по нескольким оговоркам, причиной служили репликационные капсулы, которые в достаточном количестве были под контролем старейшин. У остальных организаций такие капсулы исчислялись единицами, а у самых мощных — максимум десятками.

В общем, если на верхних уровнях была практически строгая пирамида власти, на верхушке которой восседало официальное правительство, и чем ниже, тем больше различных ответвлений и политических интриг, то тут было больше похоже на территориальное управление. Каждый, кто мог создать безопасную территорию и имел ряд поддерживающих его людей, уже мог считаться местным лидером. И тут уже, похоже, шли в ход не политические интриги, а союзные договоренности. Ну примерно как у всяких стран моего прошлого: была пара крупных и мощных стран, а все остальные уже начинали крутиться — с кем из них дружить и против кого дружить. А как только была необходимость либо выгода, сразу начинали дружить с другой крупной страной уже совместно против предыдущей страны.

К своему огорчению, из всех этих объяснений я однозначно понял только одно: без пары бутылок чего-то высокоградусного тут не разобраться. Поэтому пришлось переходить на другую тему разговора, причем было о чем спросить Крилла с пользой, я даже как-то обиделся сам на себя, что не начал разговор с этого.


— Крилл, — задумчиво проговорив его имя, привлек к себе внимание, не беспокоясь, что он может не услышать, все равно шлем исправно переводит мои слова в телепатический сигнал и отправляет ему. — А как тогда в вашем разрозненном обществе можно найти нужного тебе человека, если есть только его имя и фамилия?

– Тут уже зависит от того, насколько этот псион, ну или мутант, известен. Если это рядовой житель, то найти будет очень трудно, ну а если чем-то эта личность успела засветиться, то, немного расспросив людей, можно определить, как минимум где эта личность обитает.

– Плохо! Это может очень сильно нам испортить все планы, если придется долго искать.

— А кого хоть ищете? – Вот давно заметил, что Крилл крайне любопытен!

– Нам нужно найти Джессику Ирвин. Ну и поговорить на личную тему.

— Джессика Ирвин… Джессика… Что-то знакомое. — Он даже остановился и двумя пальцами почесал лоб, явно вспоминая. – Подождите, так вам что, нужно найти Ледяную Фурию? Ой не завидую я тебе, Волпер, не завидую… Эта склочная стервозная барышня за последние пару десятков лет успела так всех до самой печени достать, что я даже стараюсь не общаться с ней без лишней надобности. Хотя стоит признать, что она до сих пор одна из лучших рейдеров, хоть и до жути последнее время ненавидит жителей верхних уровней. Но, если задуматься, ее ненависть появилась примерно одновременно со склочностью характера.


Крилл это все транслировал мне телепатически, не останавливая движения и даже не смотря в нашу сторону. Чем я и воспользовался, на ходу повернув голову к Литаре. На ее лице пробегала целая гамма эмоций, но при этом она держалась молодцом, почти ничем не выдавая своего волнения и… даже не знаю… наверное, решимости. Заметив мое внимание, она, поджав губы, слегка кивнула, видно, правильно поняв причину моего внимания.


– Не знаю, насколько она фурия и почему именно ледяная, но нам нужно найти Джессику Ирвин и пообщаться с ней. Как я понял, ты ее знаешь, можешь подсказать, где нам ее найти?

— Где найти? Где она проводит свободное время, не знает, наверное, никто, кроме ее отряда. Но можем поступить проще, у меня есть ее телепатический слепок, поэтому, скорее всего, смогу с ней связаться, если она опять не забилась в какую-нибудь нору.

— Это нам очень помогло бы, – согласился я, внимательно отслеживая реакцию Литары.

– М-да… – пришел сигнал от Крилла через пару минут. – Она в своем репертуаре, те эпитеты, которые она использовала, озвучить при девушках мне не позволит даже мое отсутствующее образование. Но в двух словах она сказала, что знать тебя не знает, и то, что ты хочешь с ней пообщаться – исключительно твои проблемы.

– Скажи ей… – в эфире зазвучал напряженный голос Литары, сразу же преобразовываясь в телепатический сигнал моим шлемом, – что с ней хочет поговорить Литара, и что… И что она скоро будет бабушкой…


Крилл аж споткнулся, чуть не повстречавшись лицом с полом. Развернувшись, он широко раскрытыми глазами пробежался по всем нам и остановил взгляд на Литаре, перевел на ее живот, снова поднял на ее лицо, и так раз пять. А потом просто плюхнулся на задницу там, где и стоял, и раскрытой пятерней с силой зачесал в затылке.


– Фурия… Бабушка… Кому скажи – так хрен поверят. Не, лучше не говорить, а то она же потом мне жизни не даст… – Прекратив чесать затылок, он снова поднял взгляд на Литару. – А может, не надо ей это говорить? Ну… точнее надо, но, может, не через меня? Хотя о чем это я? Вы же ее сейчас фиг найдете, если только случайно не встретите. Эх… придется брать огонь на себя, потому что если она узнает, что я знал и промолчал, будет только хуже.

– Чего ты ее так боишься? Она что, сильнее тебя? – я даже как-то удивился.

– Да не, псион она так себе, только одно проявление льда, и то, только в области ладони левой руки, но вот мозг она может вынести без всяких спецспособностей. Просто силой своего зловредного языка. – Помолчав еще немного, видно, общаясь телепатически с мамой Литары, он стал выглядеть еще более пришибленно. – Минута! На целую, мать его, минуту я смог заткнуть поток сквернословия Фурии одной короткой фразой. Да я, блин, сегодня поставил рекорд среди псиоников! Да я теперь могу ходить с гордо поднятой головой и плевать на всех с высокого здания, – воздел он палец к потолку.

– Ты лучше скажи, что она ответила, – не удержался я.

– Да что она могла ответить? Будет примерно через десять часов на том посту, куда мы сейчас идем, заодно обещала оторвать мне яйца, если на вашу девочку хоть один монстр подумает даже просто чихнуть. Ну, допустим, это у нее при всем желании не получится, но ведь она может и морально кастрировать. Так что идем дальше, тут ходу осталось всего минут двадцать.


Ну двадцать, так двадцать, меня сейчас больше интересовала Литара, которая шла с задумчивым лицом, придерживая одной рукой рукоять пистолета в пластиковой открытой кобуре. Как она воспримет встречу с матерью, да еще и столь специфичной? Не, ну я-то понимаю, откуда ноги растут у столь склочного характера Джессики, проявившийся пару десятков лет назад. Стоит только у Литары спросить, сколько ей лет, и сразу же смогу точно сказать, сколько лет Джессика чудит.

Жестами просигналив Кварцу, чтобы занял мое место, я, немного притормозив, поравнялся с задумчивой девушкой.


– Как ты? – убрав маску, поинтересовался я, намекая на ее состояние.

– Волнуюсь, – призналась она. – Я же совсем не знаю, какая она, о чем думает, как ко мне относится…

– Осуждаешь?

– Знаешь, – немного задумавшись, ответила она. – Нет, не осуждаю. Я же не мечтательная дурочка, и все прекрасно понимаю. И про то, что отец, мягко выражаясь, был не прав, и то, что она, скорее всего, отдала тогда меня отцу, чтобы у меня было больше шансов дожить до возраста первой репликации, тем более у меня никаких отклонений не было. Но также я понимаю, что прошло достаточно много лет, и ее мнение и отношение ко мне могло кардинально измениться. Это в папе я уверена полностью, он же тогда уволился из рядов СВФ, чтобы воспитать меня. Долгое время укрывал меня от разных любопытных личностей, которым стало бы крайне интересно: откуда я взялась, если мою мать никто не видел? Он даже две репликации потерял из-за меня в крайне неприятных условиях, которые и возникли-то по моей глупости. Да вообще он хоть немного ожил, только когда получил предложение от Сервера возглавить один из экспериментальных форпостов. Поэтому я точно знаю, что он меня всегда поддержит, а вот как с мамой будет дело – мне не понятно.

– Ничего, если что-то пойдет не так, выведем тебя обратно на пятый уровень, и там отец заберет тебя со своими людьми, – попробовал я ее успокоить.

– Да я не об этом волнуюсь, папа расписал несколько вариантов развития событий, да и пару запасных планов я себе и сама обрисовала. Отец научил думать, прежде чем что-то делать, иначе я бы уже давно была в одной из частных лабораторий. Я волнуюсь за отношения между мной и мамой. За те, которые реальные, а не на показ. Мне нужно понимать, как она воспримет нас, и… И можно ли ее подпускать к моему ребенку. – С последними словами, она стиснула губы, и ее пальцы на рукояти пистолета напряглись.

– Я думаю, все будет хорошо! – весьма банально сказал я.


Ну а что мне еще надо было сказать? Как оказалось, тут моя моральная поддержка оказалась не нужна. За внешней хрупкостью и видимой простотой скрывалась сильная волевая девушка, которая даже в такой ситуации думает в первую очередь о своем будущем ребенке. Ну а что я хотел? Мог бы и сам сообразить, что только такая девушка, имея достаточно хорошую по местным меркам работу, мужа, готовящуюся стать матерью, сможет, узнав о том, что ее продали как подопытного кролика, не устроить истерику, выдав свое знание обстановки.

Как-то ввести в заблуждения мужа, чтобы выйти из-под его контроля, обмануть возможных наблюдателей и суметь добраться до отца. А самое главное, все это она провернула под прессом эмоций, которые, я уверен, просто бурлят в ее положении и даже сейчас она держится достаточно неплохо. Сюда бы сейчас Алену, вот она бы точно смогла подобрать слова и нормально с ней поговорить, но когда я ее еще найду…

У меня даже мелькнула мысль попробовать ее найти через Крилла, но я быстро отбросил эту мысль в сторону, не настолько я ему пока доверяю. Вот разберемся, что случилось на нулевом уровне, и на обратном пути я частой гребенкой пройдусь по всем местным базам мутантов в ее поисках. Вот опять, вспомнил о своем солнышке и снова хочется бросить все, послать куда подальше все свои обязательства и броситься ее искать.


– Мы подходим, за оружие не хвататься, агрессию не проявлять, – раздался в шлеме синтезированный голос Крилла. – Я сам договорюсь о том, чтобы нас пустили передохнуть.


Метров пятьдесят не доходя до ничем не примечательного здания, от которого сохранилось этажей двадцать, Крилл остановился и, постояв несколько минут, удовлетворенно кивнул головой.


– Все, разрешение получили, так что можем смело заходить. Эти ребята на посту пробудут еще три дня, так что проблем с пересменкой можем не опасаться.

– А они бывают? – удивился Саргос.

– Редко, но бывают, особенно когда кто-то из отдыхающих рейдеров на ножах с кем-то из новой смены.

– Весело тут у вас.

– Ну на чем и держимся, у нас тут полосатых нет, поэтому и за порядком следим сами, в меру собственных сил. Да и как тут за порядком следить, если мы кучками разбросаны по огромной территории. Не, в некоторых крупных поселениях есть представители правопорядка, но действуют они исключительно на территории тех поселений.


Крилла я хоть и слушал, но так, вполуха, меня сейчас больше интересовала структура поста – что он из себя представляет, насколько укреплен и как вообще налажено тут дежурство. Потому что снаружи здание ничем не отличалось от соседних. Может, тут и были какие-то идентификаторы, чтобы свои понимали, что тут действительно стоит пост, но я за короткое время наблюдения обнаружить их не смог.

На первом этаже нас встретило два бойца. Я сначала посчитал, что там был вообще только один, и лишь небольшое движение дула пулемета, выглядывающего из-за собранной с подручных средств баррикады, дало понять, что там сидит еще один человек. Я ему даже посочувствовал – за баррикадой было очень мало пространства, поэтому пулеметчик там, похоже, сидел, скрючившись в три погибели. Зато не сразу подумаешь, что этот завал бетонных обломков используется как укрытие.

Второй боец, который встречал нас в открытую, практически сразу в дверях, напоминал самого обычного репликанта: немного разношерстная броня, в руках автомат, вместо каски грязно-зеленый берет без отличительных признаков. Только одно выдавало в нем мутанта – это непомерно раздутая нижняя часть шеи, которая формировала этакий кожаный мешок, который лежал на груди.

Я бы на его месте такой уязвимый кусок тела спрятал бод броню, но не уверен. Я же не знаю, какие у него могут быть проблемы с этой частью тела. Может, если броней придавить, он и помрет сразу, или просто доставляет большой дискомфорт. Поэтому нельзя однозначно сказать насколько я прав с таким суждением.

Как только мы все оказались внутри здания, боец, который нас встречал, забаррикадировал вход, и только после этого пулеметчик показался нам на глаза, выбравшись из своего укрытия. Мы, как его увидели, практически все раскрыли рты. Нет, сильно он от обычного человека не отличался, ну разве что был чрезмерно мускулист, да и ширина плеч поражала.

Вся причина нашего ступора была в том, что он ростом был едва мне по пояс, а при условии того, что плечи у него были шире, чем даже у Тилорна, то выглядел он весьма, так сказать, “квадратно”, этакий образец пословицы “в ширину больше, чем в высоту”. Да и одет он был на байкерский манер – весь в коже местного животного мира, с кучей металлических нашлепок, с густой бородой, заткнутой за пояс штанов, а в руках он с легкостью держал крупнокалиберный пехотный пулемет, у которого в реальности чаще всего два человека расчета, ибо один не справляется.


– Четырнадцатый этаж занят нашими, с пятнадцатого по семнадцатый – зона отдыха. Воду мы подвели только на пятнадцатый. Вопросы? – отвлек нас слегка булькающий голос первого бойца от созерцания своего напарника.

– Скажи ему, что остановимся на пятнадцатом, и что сегодня еще пожалует Фурия, пускай сразу к нам направляет. А то у него ментальная защита слабая, не разберет мой сигнал, а если будет пытаться вслушаться, может дойти до кровоизлияния в мозг.


Передав слова Крилла, мы по лестнице двинулись наверх, в зону отдыха, делая остановки каждые пять-шесть этажей, давая возможность Литаре отдышаться. Ну как-то лестничные прогулки не совместимы с девушками в ее положении. Нет, она не жаловалась и вообще старалась показывать, что все в порядке, но проявляющаяся одышка прекрасно давала нам понять, что это для нее тяжело.

Когда мы уже были между четырнадцатым и пятнадцатым этажом, мимо нас прошествовал еще один боец местного поста, практически полностью покрытый плотно намотанными бинтами, сквозь которые местами проступали желтоватые пятна. Только правый глаз этого бойца оставался свободным и светился безграничным спокойствием.

В руках он нес снайперскую винтовку с продольно-скользящим затвором и массивной оптикой, а из-за спины выглядывал крупный блок рации дальней связи, закрепленный на манер рюкзака. Окинув нас спокойным взглядом и дождавшись пока мы прижмемся к стене, пропуская его, быстро сбежал вниз и скрылся на четырнадцатом этаже.


– Я думал, вы не дружите с электроникой, – заговорил Тилорн, обращаясь, похоже, к Криллу.

– Псионы не дружат, но тут сейчас дежурят в основном мутанты без псионических проявлений, вот они-то спокойно работают с электроникой. Да и банально людей с различными мутациями по фенотипу или генотипу без псионических проявлений намного больше, чем псионов, и чаще всего на группу из десятка бойцов приходится всего один или два псиона. Хотя и попадаются группы исключительно из псионов или мутантов.


Пока они болтали, я задумчиво смотрел вниз. Ведь даже несмотря на то, что Крилл договорился и связался заранее с этим постом, нас на подходах все равно контролировал снайпер. Интересно у них тут девки пляшут, даже условно-своим не совсем доверяют.

На пятнадцатом этаже нас ждало два десятка двуярусных коек в шести комнатах, и одна комната была отведена под что-то типа пищевого блока, где и был единственный кран с нормальной питьевой водой. Плюс два ряда устройств для приготовления пищи, по три штуки в ряду, расположенные вдоль противоположных друг другу стен.

С одной стороны располагалось четыре электрические плиты с подключенными массивными аккумуляторами, а с противоположной – три специальные горелки с газовыми баллонами. Похоже, нас на нижних уровнях везде ждет такая двойная система: одна – с электроникой, предназначенная для мутантов, вторая – без электроники, для псионов. Конечно, остается вопрос, как работают ошейники-блокираторы, учитывая это все, но со временем, думаю, разберусь и в этом нюансе.

Разрешив располагаться и отдыхать, строго-настрого запретил передвигаться по этажам в одиночку, а сам отправился на кухню, экспроприировав перед этим у Кварца достаточно большой кусок мяса, добытый с одного из монстров, которого Ирала идентифицировала как съедобного. Хорошо иметь в свое команде девушку, у которой в голове достаточно большая база данных, которая еще и регулярно ее расширяет.

Разложив на столе все специи, которые нам удалось добыть перед отправкой вниз, стал по запаху, а некоторые и по вкусу подбирать так, чтобы они подходили к вкусу мяса, сырой кусочек которого я закинул в рот первым делом. Все специи, конечно, химия жуткая, но деваться некуда, от этого они не стали придавать вкус хуже натуральных. Нарезав мясо тонкими ломтиками и хорошо промазав каждый смесью, которую я создал из имеющихся реагентов, уселся на железный каркас от табурета, пластиковое сиденье которого, похоже, давно рассыпалось от старости.

Пока мясо пропитается, можно заодно разобрать завал писем, который успел сформироваться на почте, заодно раздать задания по постоянно присылаемому мне Карфаером списку. Ну и, естественно, отписаться ему, что мы нашли мать Литары и ожидаем ее прибытие через несколько часов.

Заодно успел посмеяться, натолкнувшись в одном из последних писем от него со списком, во вступлении которого он меня обзывал нехорошим человеком, заварившим сильное бурление масс, но при этом умудрившегося смыться под шумок, сбросив всю головную боль на бедного и несчастного коменданта.

Я, конечно, не считаю себя хорошим кулинаром, просто могу пару вещей приготовить более-менее вкусно, но мясо пропитавшееся специями, а потом прожаренное на найденной сковородке сначала на большой мощности, придав мясу корочку, а следом еще минут двадцать протомленное на самой малой мощности, чтобы дошла середина мяса, давая двухслойный вкус, было оценено по достоинству. На запах даже местные ребята заглянули, ну а я не жадный, поделился, все равно мяса было достаточно даже на такую толпу.

Вот только Крилл ходил немного расстроенный, сетуя на то, что запах, по его словам, великолепный, а попробовать он не может. Как-то не учел я этот момент, когда взялся готовить. Но он меня успокоил, ссылаясь на то, что он всю жизнь так, поэтому привык наслаждаться просто запахом хорошей пищи.

Ну а дальше, до самого прибытия Фурии, предались ничегонеделанью. Только Кварц, узнав, что на семнадцатом этаже есть слесарный стол, захватив с собой Кастру, умчался туда. Вот как-то мучают меня сомненья, что ему нужен был именно слесарный стол… Хотя, кто их знает… Лучше немного подремать впрок, пусть и не снимая брони, и не убирая руки с винтовки.


– Волпер, – дотронувшись до моего плеча, разбудил меня Тилорн. – Фурия уже тут.


Вскочив с кровати и быстро убедившись, что вся группа в том же помещении, где я и задремал, сделал быструю распальцовку и встал возле Литары. Остальные рассредоточились по комнате. Мама, конечно, мамой, но только благодаря своей паранойе я смог дожить до своего возраста без доступа ко всяким репликационным капсулам.

Спустя буквально десяток секунд в комнату ворвалась всклокоченная и разъяренная девушка лет двадцати пяти, может тридцати. Ну да, с доступом к капсулам в Альфариме тяжело определить реальный возраст по внешности. Буквально переступив порог, она сразу же замерла. А я, наоборот, еще сильнее напрягся, готовый в любой момент активировать крылья и закрыть ими Литару. Лицо ворвавшейся девушки было обезображено просто неописуемой яростью, и она вся была напряжена как сжатая пружина.

С лестницы доносился топот еще множества ног. Похоже, она прибыла не одна, просто на лестнице немного оторвалась от остальных. Я же в темпе анализировал наше положение и потенциальное количество противников, готовясь на ходу раздавать команды, а при необходимости самостоятельно заблокировать вход в помещение, сливая энергию из недавно восстановленного Криллом запаса.

Долгая томительная секунда, и за спиной девушки, которая за эти пару мгновений даже не пошевелилась, смотря на меня и Литару, показались несколько бойцов, одетые в весьма тяжелую, на первый взгляд, броню. И тут лицо девушки, стоящей в дверном проеме, как будто потекло. Ярость и злость сменились недоверием, переходящим в удивление и сразу же в надежду, финишируя стыдом, смешанным с глубоким чувством вины.


– Литара? – Она сделала осторожный шаг вперед, как будто сама боялась своих движений. – Литарочка!


Тут ее ноги подкосились и она рухнула на колени, заливаясь слезами, а Литара рванула вперед и, подскочив к ней, присев, обняла, и ее тоже прорвало на слезы. Все мы замерли, не зная, что делать. Причем не только мои ребята, но и бойцы, которые прибежали вслед за Фурией. Из ступора нас вывел голос Тилорна.


– Похоже, мы тут лишние.


Все были с ним согласны, потому что сначала выскочили ребята Фурии, а вслед за ними, осторожно обходя о чем-то шепотом сквозь слезы разговаривающих девушек, и мои ребята. Как-то так получилось, что мы все дружно набились в соседнюю комнату.


– М-да… – протянул один из ребят Фурии. – Не знаю, кто как, но мне срочно нужно выпить. – И достал двухлитровую флягу чего-то крепкого.

– Согласен! – И я выставил перед ним несколько железных кружек, подхваченных со стола возле входа.

 Глава двадцать один: Все ниже и ниже.

С Литарой прощались мы очень тепло, несмотря на то, что мы не очень хорошо ее знали, но вот почему-то она сильно запала в душу каждому из нас. Наверное, это связанно с тем, что мы постоянно сталкиваемся с отбросами общества или с теми, кто облечен властью и, соответственно, пытается использовать нас в своих целях. А Литара — самая обычная девушка из среднего, так сказать, класса общества, просто попавшая в крайне затруднительное положение. А с другой стороны, может, просто у нее мощная харизма и она умеет расположить к себе людей? Не знаю. Знаю только одно — нам было жаль с ней расставаться.


— Иди сюда. — Широко раскинув руки, я шагнул к Литаре и, поймав в объятия, нежно прижал к себе. Чуть отстранившись и держа ее за плечи, решил уточнить. — Ты точно уверена, что все в порядке? А то у тебя все глаза опухли от слез.

— Да, точно, – улыбнулась она. – Идите уже, если что-то пойдет не так, то я сразу напишу на интерфейсную почту.

— Ладно, мы тогда двинули.


Сделав пару шагов назад, чтобы не зацепить Литару, перекинул из-за спины винтовку в руки и занял свое место в построении для дальнейшего движения. Кастра напоследок присела возле Литары и, легонько потыкав пальцем в ее живот, улыбнувшись, выдала;


– Ты заботься о мамке… Смотри, не давай никому ее в обиду.


Поднявшись, она обняла Литару, после чего заняла свое место сразу за Криллом, который согласился довести нас до ближайшего известного ему спуска на третий уровень. А вот дальше мы сами, потому что у него еще куча своих дел на этом уровне. Идти нам было около часа, поэтому я воспользовался моментом и решил уточнить информацию еще по одному псиону.


– Крилл, а что ты можешь сказать по поводу… — Пришлось заглянуть в письма, чтобы вспомнить имя этого псиона. — Николая Андерсона?

– Ну у тебя и интересы… Сначала понадобилась Фурия, теперь Волкодав. О ком ты следующем спросишь? Об Оракуле?

– Неа, ваш оракул мне не интересен. Ты давай не ломайся, мне просто предстоит с ним разговор, вот и хочу понять, что от него можно ожидать.

— Да в том и проблема, что о нем в основном ходят только слухи. Поэтому даже не знаю, что стоит рассказывать, а что нет. Давай так, я тебе расскажу то, что мне точно известно, а дальше думай сам.

— Я думаю, это будет оптимальный вариант.

– Ну тогда слушай и запоминай. Волкодав как-то резко и неожиданно появился лет семьдесят назад. Просто в один прекрасный момент вышел к патрулю внешней охраны одного из поселений на первом уровне и представился Волкодавом. Уточнив как пройти к поселению, спокойно, в одиночку отправился дальше без брони и видимого оружия. А на первый уровень, я тебе скажу, иногда из канализации вылезают такие монстры, что и мне приходится туго в одиночку. А он, имея всего лишь семьдесят третий уровень, спокойно там разгуливал. – Замерев на пару мгновений, сразу после этого изменил тему разговора. – Осторожно на нас поток муриан несется, убраться с их пути не успеем. Да еще и во всех ближайших зданиях рьяно хотят нами закусить. Придется встречать на открытом пространстве.


Эти мурианы напоминали муравьев, которые подъедали все на своем пути, но особых проблем они нам не доставили – Крилл, выдвинувшись чуть вперед, практически как пропеллером завертел одним из своих клинков с псионическим покрытием. А по бокам, чуть сзади него, пристроился я, закрывшись крыльями, и Тилорн со своим щитом. Формируя этакий волнорез, за которым укрылись остальные и отстреливались.

Сначала они стреляли по всем, кого доставали, но очень быстро стало понятно, что на нас агрились только те монстры, которые приближались ближе, чем на пять метров, а вот вся остальная толпа продолжала движение, абсолютно нас игнорируя. Ну и флаг им в руки и транспарант на шею, или что у них там вместо шеи. Главное, что повоевать нам пришлось всего минут десять, а потом они как-то резко кончились.


– Все? – как-то разочаровано протянул Кварц – А я только разогрелся.

– У них миграция, они в это время почти не агрессивны. Главное, не оказываться прям у них на пути.

– Да вроде не такие они и опасные.

– Ты не прав, – не согласился Крилл. – Нас зацепило самым краем, так что мы видели только молодняк, а взрослые особи достигают метр двадцать в холке, и не каждым оружием хитин пробьешь. Так что нам, считай, повезло, а вот одному посту сниматься придется – в их сторону двигаются заразы. Хорошо хоть, на них безумие прорыва не распространяется, а то тяжело пришлось бы и нам, и тем, кто наверху нежится в теплых постельках. Ладно, не будем о грустном. – Почесав затылок, он спросил: – На чем я остановился?

– На том, что Волкодав, имея личный семьдесят третий уровень, спокойно разгуливал по первому уровню Альфарима.

– А, ну да. – И двинувшись вперед, продолжил свое телепатическое вещание. – Это была только одна из странностей. Тогда в поселении он очень сильно интересовался найденышами. Особенно теми, кому не успели активировать нейроинтерфейс…

– Что за найденыши? – прервала его Ирала. – Я такого упоминания ни в одной базе данных не находила.

– А вы, девушка, и не найдете, это мы так за глаза называем тех, чьи слепки сознания из архива репликационная капсула периодически выплевывает. Только непонятно почему и с чем это связано, – пожал плечами Крилл.

– У Сервера периодически бывают сбои, и идет потеря части слепков, вот они и реплицируются в одной из действующих капсул, – уверенно заявила Ирала, видно, основываясь на информации, полученной с одной из баз данных.

– Возможно, – согласился Крилл. – Я этим вопросом не интересовался, поэтому ничего конкретного не скажу. Так вот, если не будете меня перебивать, засоряя телепатический эфир, я продолжу рассказ о Волкодаве. – Все промолчали, и Крилл, выждав с десяток секунд, продолжил. – Он не только заинтересовался найденышами, но, появляясь раз за разом во все новых поселениях, старался с ними переговорить, и иногда даже уводил с собой. К нему стали подозрительно относиться, но каких-либо оснований ему мешать не было, потому что он всегда с легкостью брался за поручения поселений и зарекомендовал себя надежным исполнителем. Вот только долгое время все уведенные им найденыши больше нигде не появлялись.

– Странно это – люди пропадают после того, как с ним уходят, а главным в этих поселениях наплевать на это, – хмыкнув, прокомментировал Тилорн.

– Нет, не наплевать, – не согласился Крилл. – Вопрос в том, что он никого силой не уводил, только тех, кто соглашался добровольно. А тут его обвинить не в чем, в некоторых поселениях, правда, напрочь запретили ему общаться с найденышами, так он не стал спорить, а просто больше в этих поселениях данный вопрос не поднимал.

– Получается, что он абсолютно все местные условия и законы выполнял, а значит, и придраться не к чему. Только лишь одни подозрения и больше на него ничего не имели, поэтому и задерживать его было не за что, – задумчиво, и подбирая слова, проговорил Саргос.

– Да, примерно так… Может, хватит меня перебивать? Я вам не искусственный интеллект, не могу одновременно мониторить окружающую обстановку, вспоминать информацию о Волкодаве, да еще и отвечать на ваши вопросы.

– Все, все! Мы слушаем! – заверил я его и показал жестом остальным, чтобы держали рот на замке.

– Так вот, подобные действия с его стороны продолжались лет десять, пока он чуть ли не получил запрет на посещение большинства поселений на всех уровнях. Но тут он вдруг пришел не один, а целой группой, в которой кроме него было еще пять мутантов и, к удивлению, а я бы даже сказал, к радости многих, в его попутчиках начали узнавать тех найденышей, которые с ним уходили. Постепенно его группа увеличивалась, да и появилось еще несколько групп под его командованием, но абсолютно всегда эти группы состояли исключительно из тех, кто с ним ушел лет десять назад. Есть подозрение, что у него где-то есть личное поселение, вот только на всем обжитом пространстве это поселение обнаружить не удалось, а всех, кто пытался за ним проследить, он с легкостью сбрасывал с хвоста. Но неоднократно было зафиксировано, что его бойцы, погибшие по тем или иным причинам, через время снова появлялись, а это значит, репликационные капсулы у него точно есть, потому как в капсулах поселений они не появлялись. Вот и получается, что за все эти годы он набрал себе пару тысяч человек, среди которых не только мутанты, но и достаточно неплохие псионы попадаются. А сейчас принялся окучивать попаданцев…

– Каких еще попаданцев? – это уже я не выдержал.

– Да вот с запуском наверху проекта с разархивацией старых слепков у нас тоже волной начали новые найденыши появляться. И если раньше найденыши в основном говорили, что они погибли, перед тем как у нас реплецироваться,– что и неудивительно, как бы они еще в архив попали, – то теперь они утверждают, что застряли в игре, а некоторые вообще назвали это попаданством в игру, вот таких мы тоже стали за глаза называть попаданцами. Все, пришли, – как-то резко он закончил, остановившись возле почти полностью разрушенного здания, целым у которого остался только вход в подвал. – В этом подвале запрятан собранный из подручных средств подъемник, который вас опустит на третий уровень. Только не забудьте, когда спуститесь, отправить его назад.


Попрощавшись с Криллом, обменялись идентификаторами, чтобы иметь возможность писать друг другу на почту. Как оказалось, Сервер такому общению не создает сопротивление, даже если переписываются между собой псион и командир подразделения СВФ, притом что в данных обстоятельствах это практически злейшие враги. Так что, оставив возможность друг с другом связаться даже без телепатического сигнала, мы спустились в подвал, а Крилл отправился по своим делам.

В подвале нас действительно ждал подъемник, сваренный из нескольких листов металла, а по краям наварены перила из труб. Большую часть пространства подвала занимал генератор и огромный мотор с большими барабанами тросов, которые и спускали этот подъемник, имевший на своем корпусе крупный блок с двумя кнопками, на которых стрелками было обозначено направление движения: вверх и вниз. А еще на шнурке была привязана пластиковая палочка, видно, для псионов, чтобы они ею тыкали в кнопки без дополнительных мер безопасности.

Вся эта конструкция не вызывала особого доверия, но на поверку оказалась достаточно крепкой. Однако мы все равно с большой осторожностью грузились в этот подъемник, потому что какой-то юморист прикрепил к ней пластинку металла и краской вывел тезис “Будете падать – сильно не кричите! Не облегчайте монстрам задачу по поиску ваших мертвых тушек.”


– Я бы этому шутнику все пальцы бы повыдергивал, – пробурчал Тилорн, со всей осторожностью заходя в подъемник.

– А чего, вполне себе шутка, – не согласился Кварц.

– Не обращайте внимания, – оборвал я зарождающийся спор, если судить по лицу Тилорна. – Лучше задумайтесь над словами Крилла. Особенно над тем, что он нам умудрился рассказать, сам того не понимая.

– Ну да, – сразу погрустнел Кварц. – Если его слова рассматривать на фоне твоего и Тилорна подозрений об Альфариме, то все очень грустно. Игроки, которые начали играть за мутантов, застряли тут похлеще нас. Только непонятно, почему в нашем реале не поднялась массовая паника по этому поводу. Уверен, таких игроков далеко не десяток и не сотня.

– Тут, возможно, так же, как с теми, кому не посчастливилось остаться без активации нейроинтерфейса до первой смерти. – Нажав кнопку спуска, я продолжил свои рассуждения. – Андрей – я вам о нем рассказывал – через своих аналитиков смог установить, что те, кто умер без активации, просто исчезают, как и любое о них упоминание. Ну не совсем так, но согласно тем данным, которые он мне озвучил, получается именно так.

– Ни черта себе! Это что же тогда получается – они могут как-то влиять на нашу реальность? – Кварц, округлив глаза, обвел всех взглядом, ища то ли подтверждения, то ли опровержения своих слов.

– Сомневаюсь, – сложив руки на груди, покачал головой Тилорн. – Тут скорее подходит объяснение местных, что наше сознание держится в виртуальном мире, чтобы наши слепки не свихнулись. Тогда все сходится, если взять за теорию, что этот мир – настоящая реальность, а наш мир в действительности виртуал.

– Но как в эту теорию тогда вписываются, как выразился Крилл, “найденыши”, постоянно рождающиеся дети, у которых, по сути, нет ни памяти, ни даже моторных функций? Почему опять же у нас нет возможности возродиться? – озвучила достаточно весомый вопрос Кастра.

– Возможно, я смогу ответить на эти вопросы, – подала голос Ирала. – Вы очень долгое время делились со мной достаточно многим о той вашей жизни, чтобы можно было провести хоть небольшой сравнительный анализ. Достаточно во многих официальных у вас религиях есть упоминание перерождения и, если опять же судить по вашим словам, практически во всех религиях есть схожесть в одном тезисе. Человеческая душа, которую можно воспринимать как слепок в архиве, уходит на новое воплощение, лишаясь памяти о предыдущей жизни. Отталкиваясь от этого можно с достаточно высокой долей вероятности утверждать, что после смерти виртуального тела, Сервер полностью подчищает память, либо блокирует ее, и просто запускает для слепка нового персонажа в виде ребенка, зреющего в утробе матери. А найденыши, или более привычный мне термин “ошибочно реплицированный” – это те, кто умер, но из-за сбоя в системе, – а таких не избежать даже Серверу, – выскочили из зоны архива, не пройдя чистку памяти, и в случайной капсуле, первой поймавшей данное сознание, были воссозданы. А ведь случаи с ошибочно реплицированными происходят периодически, начиная почти с самого запуска системы репликации.

– Получается, нажимая кнопку выхода, в действительности мы отдаем команду на подключение нашего сознания к виртуальности “Земля”? – уточнила Кастра.

– Я полагаю, что именно так у вас и происходит, – кивнула Ирала. – Вот только сомневаюсь, что это сделано было для сохранения целостности слепков. Тут скорее напрашивается чей-то эксперимент, с непонятными для меня пока целями, для этого у меня слишком мало данных по вашей истории.

– Процент вероятности всего озвученного? – слегка прищурился я, хорошо хоть, за шлемом этого не видно.

– Колеблется от восьмидесяти до восьмидесяти девяти процентов, – спокойно вынесла она практически приговор всем, кто считал нашу реальность настоящей.

– М-да… удручают цифры, – начал я постукивать пальцами по перилам подъемника, – но это не все, что нам умудрился рассказать Крилл.

– Угу, – почти не выныривая из своих мыслей, поддакнул мне Саргос. – Есть еще некий Волкодав, который усиленно собирает армию из тех, у кого нет нейроинтерфейса, установленного Сервером. – А я поднял указательный палец, привлекая внимание, и указал им на Саргоса, давая понять, что он дело говорит, но чтобы при этом не перебивать его. – Скорее всего, у него есть возможность активировать какую-то свою версию нейроинтерфейса, плюс хранилище для слепков своих людей, плюс скрытую непонятно где базу со своими репликационными капсулами, плюс еще дофига чего. Причем, как я понял, в конфликты он старается не вступать, а на данный момент только наращивает мощь и успешно это делает уже семьдесят лет. Ну и вишенкой на тортик то, что он хочет пообщаться с нашим командиром. Внимание, вопрос: а нафига ему все это?


Все задумались, причем очень серьезно. Так серьезно, что до конца спуска мы все молчали. Но в ключе озвученной информации и того, что я смог еще вывести лично для себя пока только на уровне догадок, решил написать все это Андрею, сухо, сжато, но достаточно информативно, чтобы его аналитики схватились за головы и начали бегать в панике. При этом указав вероятность всего этого в озвученных Иралой процентах. Надеюсь, он примет правильное решение.

Несмотря на мои достаточно сложные с ним отношения, эта информация касается очень большого количества людей, и пока еще не поздно, нужно принимать меры, ибо у нас еще есть возможность как-то повлиять на все творящееся вокруг, ведь наш злейший на данный момент враг – это время. Как только местное правительство, или кто там у руля, поймет, что все идет не по их плану, нас попытаются раздавить и вернуть все на круги своя.

А такой поворот событий не устраивает уже меня. Вот не приучен я вылизывать задницы тем, кто в данный момент имеет власть, и меня с самого детства воспитали в том ключе, что нужно жить по совести. Вот и кричит сейчас моя совесть, что мы все здесь только подопытные крысы, и не для того создавался этот город, чтобы превратить его в полигон для испытаний.

Все, абсолютно все указывает на то, что тут собраны самые лучшие технологии и возможности, а такое, по логике, делается, когда хотят это все сохранить. Система репликаций, доступ к технологиям согласно уровню вклада в процветание Альфарима, скурфы, которые должны были защищать, андроиды, которые должны были по идее стать отличным симбиозом человеческого разума и их анализу и точности, да много что еще.

Все это должно было привести к утопическому обществу, готовому сохранить и приумножить знания, а также имеющему возможность отразить любую опасность. Но, смотря вокруг, я понимаю, что кто-то вмешался в это все, превратив многотонную кропотливую работу просто в свалку, где человечество с каждой сотней лет только вырождается. От этого внутри меня где-то глубоко бурлит яростный гнев, который не выплескивается только потому, что под боком нет виновника этого всего.

Ход подъемника прекратился примерно в полуметре от поверхности дороги на третьем уровне. Первым соскочил Тилорн и сразу же, активировав щит, прикрыл нашу высадку, крутя головой во все стороны в поисках потенциальной опасности. Ирала, развернувшись в противоположную от Тилорна сторону, сразу начала прощупывать подходы через прицел своей крупнокалиберной винтовки, и только дождавшись, когда мы все спустимся на твердую бетонную поверхность, нажав кнопку отправки подъемника вверх, сама быстро спрыгнула.

Разобрав периметр по секторам обстрела, мы заняли круговую оборону, в ожидании, пока Кастра быстроногой ланью помчалась разведывать окружающую обстановку. К моему удивлению, в этом квартале она не смогла обнаружить даже самого завалящегося монстра. Видно, кто-то регулярно подчищает эту зону спуска с четвертого этажа.


– Ирала, направление!

– От Тилорна на два часа, дистанция тридцать семь километров, по старым схемам лифтовая шахта для пешеходов.

– Удачно, можем за один длинный переход до нее добраться. Значит так, углубляемся в том направлении на два километра и ищем место для стоянки, час на подготовку и внеурочное питание, потом марш бросок аж до самой шахты. Вопросы? Возражения? – не дождавшись таковых, продолжил раздавать указания. – Кастра – на разведку, остальные – двойками в обычном маршевом порядке.


Первый километр мы прошли без проблем, а вот дальше на нас раз за разом стали кидаться разные монстры, да еще и весьма высокого уровня. Причем этим гадам удавалось скрываться от пассивки Кастры до самого последнего момента, одна тварь даже смогла добраться до Саргоса и немного пожевать его правую руку. Пришлось раньше времени искать укрытие для стоянки, чтобы дать парню возможность восстановиться под препаратами Тилорна, которые хоть и достаточно быстро действовали, но далеко не мгновенно.

Забившись в небольшую комнату без окон и только с одной дверью, хорошенько ее забаррикадировали подручными средствами. Особо на эту баррикаду мы, конечно, не рассчитывали, но она хотя бы даст нам пару секунд времени, чтобы приготовиться к бою, только после этого Тилорн занялся раной сапера.


– Как он? – поинтересовался я у медика.

– Рваная рана предплечья. Кровь остановил, инъекцию регенератора сделал, но задержимся мы на пару часов, пока все это затянется.

– М-да… Хреново! – протянул я.

– У нас время вроде не горит, – пожал плечами Тилорн.

– Да я не о времени, надо было сразу давать добро на использование боеприпасов, это уже мой косяк, как командира. Так, господа, ну и естественно, наши милые дамы. Режим экономии отменяю, тут монстры посерьезней, так что стараемся к себе близко не подпускать. Ну а то, что бездумно палить не стоит, я думаю, объяснять не надо.

– Волпер! – позвал меня Кварц.


Обернувшись, я с интересом стал наблюдать, как в дальнем углу Кварц как маятник шагает туда-обратно: шаг – и он в самом углу, затем шаг назад, почесал затылок и снова повторил действие.


– Что случилось?

– Да фигня какая-то, в самом углу начинаю ловить сигнал маячка на интерфейсной карте.

– А ну дай попробую. – Отодвинув его в сторону, сам шагнул в самый угол. – Странно, у меня ничего. А ну проверь еще раз. – И я освободил ему место.

– Да вот, опять. – Замер он в самом углу. – Так, ага, теперь понятно, тут точка ровно десяти километров до цели сигнала. Только вот откуда тут сигнал настроенного на меня маячка?


И тут мне вспомнился момент, когда он устанавливал один из маячков. Да и парень, похоже, сам сообразил, потому что резко развернувшись ко мне, выпалил, вторя моим мыслям:

 – Марта! Я же в ней тогда маячок оставил.

 Глава двадцать два: Неспокойный уровень

Находка Кварца меня слегка огорошила, ну не ожидал я встретить на третьем уровне это кибернетическое создание.


— А кто такая Марта? — Ну да, Ирала-то не знает про нее.

— Большая мобильная кибернетическая база, которая зачем-то производит всяких дроидов, — парой слов описал ее Саргос. — В прошлый раз, когда мы с ней столкнулись, очень сильно себя переоценили, из-за этого упустили.

— Но-но, попрошу, – влез Кварц. – Нам помешали кланы! Иначе мы бы ее разобрали на винтики.

— Ага, два клановых отряда, подтянув тяжелое вооружение, не смогли пробить ее щит, и она ушла, хорошенько их потрепав, а мы бы вот взяли и разобрали. Ты сам хоть в это сейчас веришь? Тогда, по сути, всю работу за нас делал Волпер, а мы только под ногами у него мешались.

– Саргос, успокойся! – оборвал я его тираду. — Тогда был первый полноценный боевой выход группой, и все показали себя вполне достойно для того уровня подготовки.

— Да я и не спорю, просто сказал, что нам до того, чтобы ее разобрать по винтикам, было далеко.

– Ну на этот раз мы точно сможем ее на винтики разобрать, – уверенно заявил Кварц, но потом погрустнел. — Только вот нужно ли оно нам сейчас?


Я под любопытными взглядами остальных уселся на металлический каркас какой-то мебели, даже не берусь утверждать, что это раньше было. Сняв шлем и пристроив его рядом, внимательно прошелся взглядом по лицам остальных. Кварц явно хотел поквитаться за тот раз, сильно у него засело то, что ему не хватило совсем немного времени добраться до процессора Марты. Но при этом видно было, что он понимает, что сейчас это не к времени.

У Иралы сквозил интерес, вот только не в том, чтобы ее разобрать, а скорее изучить и покопаться своими способами в электронных мозгах Марты. Ведь совершенно непонятно, кто ее создал и какие у нее задачи. А на фоне известной нам на данный момент информации очень высок шанс, что Марта вышла из-под рук одной из двух, интересующих нас, так сказать, организаций.

Переведя взгляд на Тилорна, мысленно хмыкнул — у него тоже шлем полностью закрывает лицо, и вот так сразу сказать, как он относится к данной ситуации, к сожалению, не получится. Саргос, который сидел возле него, вообще прикрыл глаза и откинулся назад, полностью расслабившись, но по лицу все равно пробегали легкие спазмы от боли в руке.

Кастра же смотрела не на меня, а на Кварца, на ее лице читалось беспокойство. Похоже, волнуется девочка, что ее любимого так и не отпустила неудача в прошлый раз, поэтому он может что-то учудить. Я ее прекрасно понимаю, если вспомнить его поведение в лаборатории, когда мы Иралу спасали, значит, есть все основания для таких переживаний.


– Кварц, – привлек я внимание парня, приняв решение. – Отметь текущее местоположение Марты, вернемся к ней на обратном пути, если будет возможность, или потом отдельным рейдом к ней отправимся. А сейчас отдыхать, затем двигаемся дальше, по предыдущему маршруту.

– Но почему? – Кварц явно не ожидал такого решения. – Это же может быть одна из тех ремонтных мобильных баз скурфов, которые тебе так нужны.

– Возможно. А также это может быть наследием андроидов, а еще разработкой какой-то корпорации, которая раньше существовала, или вообще какой-то производственный искин, у которого набралась критическая масса ошибок алгоритма, переклинившая ей все мозги. Практически любой из этих вариантов нам интересен, особенно в плане того, что Ирала, возможно, сможет ее починить. Но что ты предлагаешь потом с Мартой делать?

– Как “что”? Это же такая производственная база, там же в памяти должно быть огромное количество чертежей, а если вспомнить то, что мы тогда видели, она может еще и перерабатывать ресурсы. Да мы можем… можем… – И тут, похоже, до него дошло, и опустив голову, он грустно закончил: – Можем взломать ее защиту и бросить в том же месте, чтобы это все добро досталось какому-то дураку, которому просто повезет наткнуться на беззащитную Марту, потому что вниз мы ее не потащим, да и на охране оставить некого…

– В этом и проблема, а еще у нас крайне мало времени, а мы еще даже половины дороги до нулевого не прошли.


Ну расстроил я его, но ничего страшного, главное, что он и сам понял, что сейчас не стоит к ней идти, несмотря на все желание это сделать. Я и сам горю нетерпением добраться до Марты, потому что действительно считаю ее мобильно-ремонтной базой скурфов. Но также я умею расставлять приоритеты задач, а связаться с Мартой – это значит, на ближайшее время плюнуть на все остальные задачи.

В общем, как-то получилось, что вся эта ситуация с Мартой немного выбила всех из колеи, поэтому те пару часов, которые понадобились Саргосу, чтобы полностью избавиться от последствий ранения, мы провели практически молча, общаясь исключительно по делу. Только наши голубки ворковали в уголку; как ни крути, но девушки могут отвлечь своих парней от грустных мыслей, причем даже без всяких пошлостей.

По третьему уровню нам приходилось двигаться с крайне смешной скоростью. Количество монстров тут было просто поражающее, практически на каждом углу можно было кого-то встретить, а в любом из зданий располагалось выездное представительство местного зоопарка.

Тут, похоже, можно спокойно двигаться только на тяжелой технике, или имея пару грузовиков с боеприпасами. Понятно, почему небольшие рейдерские группы псионов настолько сильные, по-другому передвигаться на этом уровне просто невозможно. Приходилось каждые пятьдесят – сто метров останавливаться и подолгу изучать маршрут дальнейшего движения.

Но даже так мы умудрялись периодически прозевать некоторых монстров, спасало ситуацию только то, что при такой манере движения на нас нападали крайне малыми группами, а чаще всего вообще одиночные монстры, которых мы успешно переводили в разряд неживых объектов совместными усилиями.


– Внимание! – прошелестел шепот Кастры в эфире.


Мы уже прошли половину расстояния до лифтовой шахты, спускающей на второй уровень, и подбирали место для ночевки; слишком медленно у нас шло продвижение. И пока мы осматривали потенциально-безопасное здание, от которого осталось всего два этажа, Кастра дежурила с биноклем возле одного из окон на первом этаже. Услышав слова Кастры, все замерли буквально в той позе, в которой и находились.


– Наблюдаю группу людей с оружием, двигаются в нашу сторону, по какому-то ломаному маршруту.

– Принял, готовимся встречать гостей, первыми агрессию не проявлять, стрелять только по команде, – сразу сориентировался я.


Кинув взгляд на мини-карту, скривился, вот и один из минусов навыка Кастры. Когда слишком много целей, совершенно не понять, кто из них монстр, а кто – нежданный гость. Но ничего, определив метку разведчицы, сориентировался, возле какого она сейчас окна, занял аналогичную позицию, только на втором этаже, и, уместив цевье винтовки на остатках мебели в метре от окна, прильнул к прицелу, пытаясь поймать в оптику гостей.

С десяток секунд я не мог их обнаружить из-за плотной застройки, но вот наконец-то они появились в поле моего зрения. Действительно, это была какая-то группа, причем состоящая из мутировавших людей. Раз, два… шесть, семь… девять, вроде все, да, точно все. Девять бойцов, причем двое из них потенциально псионики, в их экипировке я не обнаружил ни одного электронного предмета.

Но при этом всем не стоит забывать, что, возможно, я просто не вижу их или бойцам просто не достались электронные приблуды, ну и еще остается вариант, что другие бойцы – псионы. Успев немного пообщаться с матерью Литары, понял, что я поначалу немного заблуждался с категорической нелюбовью псионов к электронике, такая категоричность только у тех, чье энергетическое проявление имеет большую площадь, как, к примеру, у Крилла.

А вот Фурия, например, спокойно пользуется большим спектром оборудования, единственное ограничение – это нельзя использовать левую ладонь, через которую она и проявляет пси энергию. Но как бы то ни было, стоит опасаться тех, кто старается обходиться без нее, попадется кто-то по типажу Крилла – и отправимся толпой на репликацию. В прошлый раз нас спасло только мое знакомство с Криллом.

Ладно, что мы имеем? Первым двигается стрелок с короткоствольным и компактным автоматическим оружием, которым удобно владеть даже одной рукой, вполне стандартный легкий противоосколочный шлем, бронежилет с наплечниками и горжетом, да на правой ноге наколенник, для того чтобы можно было резко опуститься на колено, не боясь его повредить о бетонный пол.

На первый взгляд ничего серьезного, вот только меня смущают два момента. Его левое предплечье полностью от запястья до локтя закрывает очень массивный браслет. Да настолько массивный, что его рука кажется раза в четыре толще. При условии того, что он еще и идет первым, есть основания подозревать его на наличие щита, активировав который, или развернув из транспортного положения, он может спокойно под прикрытием вести стрельбу одной рукой, постепенно приближаясь к противнику.

Практически идентично был экипирован боец, замыкающий цепочку движения. Вот на основании этого и предполагаю, что эти двое готовы принять на себя основной удар, давая остальной группе время, чтобы вступить в бой. Вторым шел один из тех, кого я первично записал в псионы, и он у меня вызывал больше всего вопросов. Ну а как может не заставить задуматься фигура в длиннополом накидке-плаще с капюшоном, который полностью скрывает фигуру и то, что под ним надето.

Как я ни всматривался на максимальной кратности в прицел, кроме этого плаща ничего не смог рассмотреть. Сразу за ним, похоже, шел какой-то технарь, весь обвешанный различным непонятным оборудованием, при этом постоянно пялился в дисплей, закрепленный на внутренней стороне предплечья, но и защитой он был обеспечен более качественной, даже на локтевых и коленных суставах брони можно было заметить небольшие трубки гидроусилителя или какого-то аналога. Но полноценно разобрать, что за броня на нем, не получалось из-за массы навешанных подсумков, непонятных девайсов и большого рюкзака за спиной, объемом литров восемьдесят, если даже не все сто.

В середине колонны двигались две самые большие проблемы для всех, кто решит столкнуться в бою с этой группой. Облаченные в боевые костюмы с толстой броней и внешним экзоскелетом, без которого они вряд ли вообще могли двигаться под весом брони, шло два пулеметчика: один с крупнокалиберным пулеметом, второй с многоствольным. У второго хоть калибр был и поменьше, но вот темп стрельбы был значительно выше. За спиной у обоих размещалось два квадратных короба, от которых к пулеметам шли гибкие ленты патронов, забранные в металлический кожух, собранный из множества сегментов, что придавало ему гибкость.

Между ними двигался второй потенциальный псион, заодно, похоже, и командир группы. Он меня и заинтересовал больше всего. Легкая броня, напоминающая кожаную, с множеством кармашков, из которых выглядывали тоненькие рукоятки каких-то, наверное, ножей, только если судить по форме кармашков, то эти ножи скорее напоминали тонкие спицы. Все, из оружия больше ничего не было, от слова “совсем”, только несколько десятков, а может, даже сотня таких ножей.

Вот это меня и нервировало. Ну как-то не верится, что на третьем уровне может кто-то разгуливать, увешанный только большими иголками. Тем более эти иголки или спицы, или фиг его знает что такое имели на рукоятке круглый набалдашник и рифленую рукоять, видно, для того, чтобы не скользили в пальцах. Значит, этот парень должен быть крайне непрост.

В хвосте колонны телепались еще два автоматчика, причем экипированных до боли одинаково, практически по армейскому образцу пехоты, где все единообразно до безобразия. Наколенники и налокотники, синтетическая маска с прорезями для рта и глаз, тяжелый для них бронежилет с передней и задней пластинами, обвешанный спереди подсумками с магазинами, и овальная каска, которая хороша только при окопной войне, да и то, только для того, чтобы показывать противнику, где ты выглядываешь.

Для чего они в этой группе – непонятно, может, штурмовая группа для работы в здании, или просто новички в группе, не берусь утверждать что-то однозначно. Но чувствуют они себя не настолько свободно в этой местности как остальные, постоянно крутят головой, видно, в ожидании внезапного нападения.

Что делать я пока не определился, но, судя по маршруту их движения, несмотря на то, что они часто меняют направление, обходя затаившихся монстров, скорее всего, они пройдут впритык к тем развалинам, где мы засели. А при условии, что у них явно есть средства обнаружения или псионик-сенсор, сомнительно, что они пройдут мимо нас, не заметив.

Поэтому нужно либо вступать в контакт, либо уходить, пока нас еще разделяет достаточно большая дистанция, чтобы мы успели скрыться. Жаль, только что на таком расстоянии Сервер не подсвечивает уровни и цветовой статус людей. Очень уж хочется убедиться, есть у них красный уровень или нет. Для нас хоть псионы и стали нейтральными, как и мы для них, но вот маркирование преступников никуда не делось и приняло привычное для верхних уровней разделение белый-красный.


– Кастра, срочно ищи путь в обход. Остальным приготовиться срочно уходить, – после полуминутного размышления решился я, продолжая наблюдать за неизвестной группой через прицел.

– А может, попробуем поговорить? Это может сократить нам время поиска спуска вниз, – устало спросил Тилорн.

– Это если повезет, в противном случае потеряем время, боезапас и, не дай бог, кто-то отправится на репликацию, риски слишком большие.

– Согласен, – признал он мою правоту спустя пяток секунд молчания. – Задач и так выше крыши. Нужно закрыть договор с ДиЛайн, разобраться с бурлениями на форпосте, решить вопрос с Мартой, найти твою Алену. А еще вагон и маленькая тележка задач по возрождению скурфайферов.


Ну и хорошо, раз Тилорн это все понимает, потом не придется объяснять и разжёвывать это все ему по пунктам. Сверившись с метками на карте, убедился, что Кастра начала нарезать круги по первому этажу, аккуратно перебегая от одного окна к другому и ненадолго замирая возле них, изучая обстановку.

Учитывая скорость неизвестной группы и то, что они двигаются чуть ли не зигзагом до нас, им добираться еще минут пятнадцать. Поэтому у Кастры есть еще время, а я пока продолжу наблюдение, тем более если я правильно запомнил дистанцию идентификации, то они должны выйти на нее с минуты на минуту.

Пробегаясь взглядом через оптику по всей колонне, когда она была в зоне моей видимости, я все равно каждый раз возвращался к той непонятной фигуре в плаще. Непонятно, почему мой взгляд снова и снова притягивал этот неизвестный. Убрав голову от прицела, я уткнулся стеклом очков в правое плечо и, закрыв глаза, прислушался к себе.

Некоторые отрицают такое понятие, как шестое чувство, другие, наоборот, превозносят это понятие и слишком серьезно его воспринимают. Я всегда к этому относился немного по-своему: ничего в этом сверхъестественного я не вижу, просто человеческий мозг обрабатывает намного больше информации, чем мы можем осознать. Вот и получается, что часть полученных данных мы не можем осознать, но они все равно поступают в мозг и беспокоят нас.

Вот и сейчас, прекратив наблюдать за группой и закрыв глаза, пытаюсь понять, что же так привлекает мое внимание в этой фигуре. Вооружения нет, ну так, может, это псион, или просто прячет оружие под полами плаща, хотя чего-то серьезного там не спрятать, явно бы периодически проступали очертания. Поэтому склоняюсь к мысли, что это псион. Покатав мысль в голове, откинул от себя. Нет, не то, не это меня беспокоит.

Постоянно опущенный капюшон и то, что он не осматривается по сторонам? Ну так перед ним идет боец, который прикроет, а сзади техник, который может поддержать, а если это действительно псион, то он спокойно может быть сенсором, который не отвлекается на обзор глазами, чтобы не пропустить что-то неприятное для группы.

Походка? Ну да, короткие шажки, ноги расставляет при шаге не широко, практически на одной линии, свойственно это чаще всего девушкам, да и сама фигура не сильно крупная, поэтому это действительно может оказаться девушка. Но вот с какого перепуга меня это должно напрягать? А вот ни капли, я много знал девушек, которые и в армии служили, и в горячих точках бывали, да практически в любой сфере девушки работают наравне с парнями. Поэтому ничего странного в этом нет.

Так что же это? У меня сейчас мозг закипит, пытаясь осознать, за что именно зацепилось мое сознание в этой фигуре. Стоп, да нет, не может быть. Резко распахнув глаза, я мягко приподнял голову, чтобы не создавать резких движений, ведь зрение быстрее реагирует и отмечает любые резкие движения, чем плавные, ну по крайне мере мне так говорили, а укрытие у меня не сильно хорошее, при стечении обстоятельств есть небольшой шанс меня заметить.

Снова прильнув к прицелу, попытался найти ту фигуру в плаще, но я даже группы не смог нащупать, одно из зданий скрыло их от меня. Пришлось почти минуту, нервничая, ждать, пока они появятся в зоне видимости. А тут еще и Кастра вышла в эфир.


– Нашла путь, можем выдвигаться. Там только пару сотен метров нужно будет ползком преодолеть, но, в общем, ничего сложного. Да еще и уйдем метров на восемьсот в сторону от их маршрута. Можно будет переждать, и потом вернуться при необходимости.

– Хорошо, но пока ждем, – немного огорошил я ее.

– Что-то случилось? – сразу поинтересовалась она.


Вот иногда поражаюсь природному умению девушек улавливать мельчайшие изменения интонации. Нам, мужикам, чаще всего для такого нужно тренировать свое внимание, а у них это в большинстве случаев получается само собой. Пустой отговоркой отмазываться не хотелось, поэтому сказал почти правду.


– Хочу убедиться в своих подозрениях насчет группы. Если окажусь неправ, сразу уходим.

– А если прав? – уловила недоговоренность уже Ирала.

– Тогда решу, что будем делать. Но пока ждем и готовимся, если что – сразу уходить по команде.


В этот момент голова колонны начала выныривать из-за здания, позволяя рассмотреть каждого по мере появления. Как только появилась фигура в плаще, я сразу перевел взгляд в район пояса. Черт, не видно, идет ровно, полы плаща практически не двигаются, но вот ему или ей пришлось переступить через глубокую выбоину в асфальте, и передняя часть плаща качнулась, и на обратном движении четко обрисовала сжатые перед собой руки в весьма неудобном положении с прижатыми вплотную друг к другу кистями.

Вот за что цеплялось мое внимание, этот человек все время, пока я за ними наблюдал, держал руки перед собой в таком положении, и периодически тонкая материя плаща обрисовывала этот выступающий элемент. А в таком положении и так долго чаще всего держат руки, когда они связаны или стянуты какими-то хомутами, ну или если руки в жестких наручниках, которые сцеплены не цепочкой, а спаяны между собой.


– Хреново! – емким словом в эфире озвучил я свои наблюдения. – Похоже, один из них пленник.

– Кто? – сразу заинтересовалась Кастра.

– Человек в плаще.

– Может, они захватили преступника? – логично заметил Тилорн.

– Скоро узнаем, они почти на дистанции идентификации.


Все замолчали, но напряжение витало почти физически, потому что был шанс как вступить в бой с этой группой, так и просто смыться в сторону на всех парах. Но в любом случае придется напрягаться, при этом особо не отдохнув после тяжелого перехода. А я теперь не сводил прицела с бойца, идущего первым, ожидая, когда проявится полоса здоровья и уровень.

Прошло еще секунд двадцать, когда над головой впереди идущего проявился пятьдесят третий уровень, белого цвета. Я чуть было облегченно не вздохнул, не придется вступать в бой, а значит, и рисковать остальными против столь сложного противника. Я уже собрался скомандовать срочный отход, но тут и над фигурой в плаще проявился семьдесят четвертый уровень, и тоже белый.

Не понял, я что, ошибся? Решив дождаться идентификации всей группы, поочередно переводил прицел с одного на другого, пятьдесят седьмой у технаря, такой же белый, а дальше пятьдесят шестой того же цвета. Тут в прицел попал командир этой группы шестьдесят седьмого красного уровня.

Ни черта не пойму, почему тогда остальные все белые и только один с красным уровнем? И совершенно не тот, кто, по идее, в плену. Блин, ни черта не понимаю, какая-то противоречивая информация, а времени для размышлений нет, нужно либо за ближайшие полминуты уходить, либо рискуем с ними столкнуться, и неизвестно чем это закончится – разговором или жарким боем.

В этот момент фигура в плаще споткнулась и полетела лицом на пол, техник, шедший сзади, выкинув руку вперед, попытался схватить и удержать от падения, но успел ухватить только плащ, что привело к тому, что плащ слетел. А мои сомнения и размышления просто вылетели в трубу.


– К бою! – прошипел я в эфир. – Саргос, минируй по схеме обороны. Кварц, вынимай свои резервные сюрпризы! Ирала, нужна будет вся мощь твоей винтовки, работать будешь по пулеметчикам. Тилорн и Кастра, на вас лестница на второй этаж. Все, работаем, это приказ! – продолжал я шипеть сквозь зубы.

– Звиздец кроликам! – констатировал Кварц в эфире. – Командир шипит, значит, он не просто злой, он конкретно так взбешен.

 Глава двадцать три: Долгожданная встреча

Так, статус преступника только у одного, придется действовать аккуратнее. Все, нужно успокоиться и включать мозги, необходимо не просто уничтожить группу противника, но при этом еще и обезопасить пленника.


— Начинаем работать только после меня, у них есть пленный, поэтому работаем аккуратно. Наша задача — отбить и обезопасить пленного. Ирала, на тебе пулеметчики, но только после того, как они откроют огонь. Кастра, подсвети гостей.


Метка Кастры метнулась к окну, и на карте сразу отобразилась вся колонна из восьми белых меток и одной красной. Кастра уже может идентифицировать их, соответственно, метки приняли правильную расцветку, а не стандартную красно-желтую, свойственную потенциальному противнику.

Был бы один, уже бы выстрелил, но нужно подпустить группу на дистанцию боя удобную и остальным. А вот пулеметчики меня очень серьезно нервировали, поэтому придется немного побегать, чтобы не ушли, гады, в другую сторону, банально придавив нас огнем пулеметов. Меня такой вариант не устраивал.


— Кварц, оборона позиции на тебе, — огорошил я парня. Тилорн к данной ситуации не подходил, он будет перекрывать лестницу на второй этаж.

— Эээ… — Секунда ступора, и в следующий момент его голос стал серьезным. – Принял! Саргос, подсвечиваю сектор мини-турелей, минирую непростреливаемые зоны подхода к ним…


Вырос парень, серьезно вырос. Пусть не по возрасту, а психологически, но теперь я, наверное, поостерегусь применять ремень в воспитательных целях к Кастре, а то еще в морду попытается дать, когда чувство собственности резко взыграет. Но это так, мысли на отвлеченную тему, а если серьезно, то на этого балагура уже можно вполне положиться, и это не может не радовать.

Сориентировавшись, где сейчас двигается группа с пленником, закинув винтовку за спину в магнитные захваты, коротко разбежавшись, выпрыгнул в боковое окно. Предварительно бросив в эфир «пойду прогуляюсь», развернув крылья в полете, чтобы немного снизить скорость падения, еще на высоте второго этажа выхватил оба клинка.

Приземлился я достаточно мягко, на спину какому-то монстру, который пробирался вдоль развалин, где мы готовились к обороне. Убить, конечно, не убил, – не настолько они тут хилые, — но позвоночник я, похоже, ему повредил. Времени добивать не было, поэтому сразу рванул вперед, попутно нанося ботинками дополнительный урон монстру.

Ненавижу спешку, но это совсем не значит, что я не умею что-то быстро и спешно делать. Вот и сейчас дорога была каждая секунда, именно из-за этого я не стал остальным обрисовывать свой план, набросав только основные направления действий и передав командование группой Кварцу, как самому мобильному на данный момент бойцу, который может с разных точек определить текущую ситуацию и среагировать на изменение обстановки.

Да я неоднократно заставлял их на тренировках принимать командование на себя, беря условно ситуацию, что я неожиданно погиб, и в последнее время это у любого из них получалось вполне на достойном уровне. Но вот в реальной боевой обстановке это впервые, при этом я даже не волнуюсь, знаю, он не подведет, никто из них не подведет.

Низкий нырок вперед под тушкой монстра, выпрыгнувшего из своего укрытия. При этом буквально кончиком лезвия успеваю немного подрезать сухожилия на одной из задних лап. Немного доворачиваю тело в полете и при приземлении сразу же ухожу в кувырок, и не останавливаясь ни на миг, рвусь дальше по заданному самому себе маршруту.

Вильнув влево, протерся наплечником по бетону одного из зданий, но успел уйти с траектории метнувшегося ко мне щупальца из окна полуподвального помещения, но сразу же приходится чуть ли не на заднице, выставив ноги вперед, скользить мимо дверного проема, из которого вылезла большая лапа с черными толстыми когтями, напоминающими скорее небольшие ножи, чем когти.

Оттолкнувшись руками от пола, придал телу вертикальную инерцию, чтобы встать на ноги, но, похоже, не хватало силы, пришлось пару раз неуклюже махнуть крыльями. Наверное, со стороны я выглядел смешно, но это мне помогло снова оказаться на ногах, почти не теряя скорости движения.

Через перегораживающую дальнейший путь крупную опору, когда-то упавшую поперек улицы, я просто перепрыгнул с разгона, и чуть не попал прям в пасть затаившегося там монстра. Только удар крылом наотмашь отвел в сторону ряд крупных и острых зубов, а спаренный удар двумя клинками с полным разворотом тела на триста шестьдесят градусов вокруг своей оси вскрыл шею прям под нижней пастью, заляпывая броню хлынувшей кровью.

А еще я успел заметить, что у меня за спиной уже сформировался эскорт из десятка различных монстров, которые, похоже, очень хотели полакомиться столь прытким человеком, который внаглую протоптался по их территории. Ну и флаг им в руки, ведь я уже несусь дальше, а в голове почему-то крутится вопрос, влезла бы моя голова вместе с шлемом в пасть крайнего монстра или нет.

Наверное, влезла бы. Без шлема точно, а вот в шлеме не уверен, но склоняюсь к варианту, что все-таки да. Черт, опять мозг чудит, цепляясь за всякий бред, оно мне хоть и не мешает дальше двигаться, лавируя между разными препятствиями и уворачиваясь периодически от атак некоторых монстров, но за столько лет жизни поднадоело. Еще двадцать метров, поворот направо, огибая здание, и выскочу в хвост группы.

Главное, только не начать стрелять раньше времени, чтобы не спугнуть противника. Монстры сильно много шума не издают, так, на уровне обычного фона, тоже, видно, не любят пугать всякими рычаниями будущую жертву. Да и мне пока удается обходиться крыльями и клинками, делая по большей части ставку на собственные ноги и скорость движения. Но чуть ли не с каждым метром становится все сложнее обходиться без стрелкового оружия.


– Напрямую через здание! – раздался в шлеме голос Иралы. — Справа большой ящер тебя поджидает.


Я не ответил, сохраняя дыхание, которое еще чуток — и начнет сбиваться. Но я ее услышал и не стал поворачивать, как изначально планировал, а, подпрыгнув на ходу, нырнул в окно первого этажа. Но и тут меня ждал подвох – почти весь первый этаж был плотно заполнен паутиной, причем на вид очень прочной и липкой.


– Кастра, свет! — Я замер на секунду, закидывая клинки в ножны и сжимая ладони, поймал запрыгнувшие в них пистолет-пулеметы, сразу же переводя в режим стрельбы зажигательным боеприпасом.


Маркеры на карте почти сразу засветились, отображая текущее местоположение целей. Три, два, один, погнали! С правого «Гнева» очередью полосую по самому большому скоплению паутины, в то же самое время с левого даю длинную очередь, даже не целясь, в окно, через которое я проник сюда. А то еще укусит кто-то за пятую точку, будет крайне некомфортно.

Весь первый этаж — ну может быть не только он, но что там выше происходит, мне не видно – вспыхнул огнем от зажигательного боеприпаса. Я, конечно, ожидал, большой вспышки от резкого сгорания, поэтому сразу же закрыл себя спереди крыльями, но получился своеобразный огненный вал, который прокатился от места поджога до самых дальних уголков, оставляя за собой взвесь из мелкой золы.

Отметил я это все самым краем сознания, несясь сквозь здание вслед за огнем, перепрыгивая и уворачиваясь от паукоподобных существ, обитавших ранее на этой паутине. Хозяева паутины почти не пострадали, ну по крайне мере те, которые мне попадались на пути. Но вот почему-то они были на меня очень злые. Странно, с чего бы это? Может, у них утро не задалось и они не выспались?

Черт, чуть не споткнулся об одного из мохноногих обитателей, в последний момент оттолкнувшись несущей ногой, вторую впечатал в туловище где-то между лапок и, используя его как трамплин, нырнул в очередное окно. Хм… что-то я в последнее время начал путать двери и окна, используя последние для входа и выхода.

Как только я оказался за пределами стены, сразу же развернул крылья, чтобы не мешали движению рук, и выставил перед собой оба пистолет-пулемета, переводя в режим стрельбы бронебойными патронами. При этом успел заметить, к своему сожалению, что основная часть группы работает весьма профессионально.

В то время как два автоматчика хлопали ртами, даже не взяв автоматы на изготовку, щитовики, – а теперь уже сомнений не оставалось, что это щитовики, – раскрыв механические щиты, закрепленные на левом предплечье и покрывшиеся желтоватым цветом энергетического барьера поверх металлической основы, прикрываясь ими, сдвигались к центру группы.

Один пулеметчик стоял на колене, развернувшись в мою сторону, а вот второй в паре метров от него остался стоять, но при этом уже раскручивал свой многоствольный пулемет. Инженер же, схватив пленника и прикрываясь щитовиком, тащил за собой. Командир группы обнаружился за пулеметчиками. Легким движением рук направил на него оба «Гнева», и когда два перекрестия прицелов, формируемых на стекле очков, сошлись на груди цели, вжал курки, выпуская очередь смертоносных жал.

Оценить эффект от моих выстрелов не получилось, потому что в следующий момент ощутил касание ботинок о бетон и сразу же ушел в перекат, стараясь оказаться поближе к инженеру, тащащему за собой пленного. А ведь хороши, гады, не успел я появиться в зоне их видимости, как стену, в которой находилось окно, откуда я выпрыгнул, начали решетить пули из пулемета.

Но минус пулеметчиков в скорости переноса огня, чем я беззастенчиво пользовался, а вот ближайший ко мне щитовик такими минусами не страдал, и выходя из кувырка, я получил пяток попаданий в голову, срикошетивших от шлема. Мазнув взглядом по иконке активации «Глайдкнис», запустил работу умения, и со злорадной улыбкой констатировал, что покраснели все бойцы, кроме двух автоматчиков, которые продолжали тупить. Даже инженер успел активировать небольшую турельку, которая показалась из-за спины на специальном приводе и закрепилась на плече.


– Огонь! – рявкнул я, несмотря на то, что орать было не обязательно, но адреналин – штука такая, что никогда не знаешь, где выплеснется.


Проехав на коленях мимо развернувшегося щитовика, прям под следующей его очередью, деактивировал крылья и сразу же провел активацию, стараясь подрезать его ноги, но он успел прикрыться щитом, и его только немного повело в сторону, срезав угол щита. Сразу же пришлось выворачивать вертикально одно крыло, прикрываясь от его ответной стрельбы впритык, попутно вскакивая на ноги и получая в грудь очередь из мини-турели на плече инженера и дробовой заряд из выхваченного им обрубка ружья, чуть не откинувших меня на спину.

Удержался на ногах я, похоже, только благодаря распределению кинетического удара. Разжав пальцы, даю возможность оружию вернуться на свое место благодаря скопированной Кварцем системе, со всей силы снизу вверх бью кулаком в его нижнюю челюсть, явственно слыша, как что-то хрустнуло, то ли перчатки, то ли его челюсть, не важно. Главное, что он опрокинулся на спину.

Пара секунд, а энергии уже ушло почти четверть, но и вариантов других не было, только ради этого момента я и рвался в ближний бой, стараясь не спугнуть раньше времени. Хватаю в охапку единственного непричастного к этой группе человека и сразу же закрываю крыльями от случайного попадания. Врубаю «Маятник» и «Смена позиции», и пока первое умение кидает мое тело из стороны в сторону, уводя с потенциальных траекторий стрельбы, вторым выбираю ближайшее укрытие.

Боль скрутила мои мышцы от резкой смены траектории движения так, что аж в глазах заплясали цветные круги. Но умение не подвело и довело мое тело до обозначенного укрытия вместе с аккуратно сжимаемой мной добычей. Тяжело дыша, быстро пробежался глазами по статусу экипировки, с жалостью отметил, что потерял по десять, а кое-где и пятнадцать процентов прочности, а у бедного рюкзака, в который пришлось больше всего попаданий при побеге, вообще сожрало тридцать два процента прочности. Но это того стоило.


– Привет, красавица! – обратился я к спасенному пленнику, точнее пленнице. – Эвакуацию вашей задницы вызывали?

– Ты кто? – вскинула она голову, уставившись в забрало шлема. И сразу же пригнулась, укрывая лицо от бетонной крошки, которую выбила следующая очередь.

– Конь в стальном пальто, – хохотнул я. – Гвардии Геморрой подводной конницы, в составе банной дивизии, сил подземной авиации.


Наблюдая за ее меняющимся выражением лица, я все больше веселился, несмотря на то, что очереди раз за разом выбивали бетонную крошку с блока, за которым мы укрылись. Первым было подозрение перерастающее в удивление с расширением глаз до огромного размера, а потом целый калейдоскоп эмоций: задумчивость, узнавание, радость, грусть и много чего еще, и это все промелькнуло буквально за мгновение, и в следующий миг она взяла свои эмоции под контроль.


– Ты один?

– Нет, с прикрытием, но нам надо преодолеть пару сотен метров до них.

– Понятно. Только есть проблема. – И она приподняла свои руки, показывая оковы на них.

– Разберемся, но чуть позже, – отмахнулся я, задумчиво рассматривая устройство, которое закрывало не только запястья, но и ладони, формируя этакую капсулу вокруг них. – А пока придется тебя на руках немного поносить.

– Я была бы дурой, если бы стала тебя отговаривать это делать.

– Хорошо, подожди пару секунд. – И перейдя на канал внутренней связи, начал уточнять обстановку. – Ирала, почему по нам до сих пор пулемет долбит?

– Да эти двое бронированные по самую макушку, даже с моего калибра я смогла всего лишь ранить одного, попав встык брони. Плюс достаточно мощные личные энергобарьеры, только с четвертого выстрела смогла просадить источник питания.

– Хреново! А остальные как?

– Автоматчиков сожрали монстры, выскочившие за тобой, но остальные быстро их разделали и, разбежавшись по укрытиям, ждут твоего появления.

– Прикрыть сможешь, если рванем к вам?

– Сомневаюсь… – задумчиво протянула она. – От меня они хорошо укрылись, а вот в твою сторону они могут стрелять спокойно.

– Ясно, попробую поскакать по укрытиям. – И снова перейдя на внешние динамики спросил: – С кем ты умудрилась связаться? А то больно уж крутые ребятки.

– Охотники на псионов. – И сразу объяснила: – Среди них один псион ренегат, остальные – высококвалифицированные бойцы какой-то группы специального назначения. Орудуют на нижних уровнях уже с десяток лет. И пока их так и не смогли подловить.

– Как-то не похоже те два автоматчика на спецназ.

– Как я поняла, их навязали им на один выход, какая-то большая вышка с верхних уровней.

– Справимся?

– Не знаю, нет информации по их группе, но шансы есть, они круты тем, что отлично готовят засады и быстрые налеты. Хватают пару интересных личностей и тащат всяким корпорациям на опыты. В затяжных и открытых боях раньше не участвовали.

– Ясно, тогда будем изображать зайцев, – горестно вздохнул я.

– Далеко не протянем, лучше кенгуру-боягузов, – не согласилась она.

– Я слишком стар для этого! – в шутку возразил я.

– Ага, я видела насколько ты стар, выпрыгивая из окна в огненном ореоле и с расправленными крыльями, прям суперстар.

– Девушка, не подлизывайтесь, я женатый человек!

– Ага, а я замужняя, но попрыгать тебе со мной в кенгурятнике придется.

– Ладно, уговорила, чертовка.


Чуть наклонив голову, позволил ей закинуть руки мне на шею, и она, чуть изменив положение, обхватила меня ногами за талию. В данном положении полагалось еще пристегнуть страховочными ремнями или магнитными захватами, но чего нет в наличии, того нет.


– Ирала, надо не дать им высунуться, сможешь?

– Обижаешь!

– Ладно, не дуйся, просто спросил. Кастра, ты нас видишь?

– Вас нет, но ваше укрытие прекрасно видно.

– Сможешь построить мне маршрут между укрытиями с максимально маленькими рывками?

– Дай пару секунд, сменю позицию наблюдения.

– Ок, учти, что ты меня и поведешь. – В ответ я получил только тяжелый вздох.


Быстро покрутив головой, убедился, что основа крыльев в нужном положении, и я смогу сразу их активировать, как только рвану к следующему укрытию. Прикрывая нас с боков, сменил пару элементов питания и приготовился стартовать с места, как только Кастра скомандует. Главное – правильно сориентироваться, куда бежать.


– Все, я вас вижу, – раздался в шлеме голос Кастры. – Направление от твоего взгляда на двенадцать сорок… жди… жди… Пошел!


Ну пошел, так пошел. Выпрямившись на полной скорости, рванул в указанном Кастрой направлении, быстро сориентировавшись на новое укрытие. Заняв новую позицию, сразу получил новое направление и, после небольшой задержки, новую команду на движение. Рывки были маленькие, буквально по три или пять метров, но за это время противник успевал выстрелить по мне хотя бы пару раз.

Мне везло, ну или Кастра строила маршрут с учетом моих крыльев, которыми я прикрывался с каждым рывком. Потому что только один выстрел чиркнул по наплечнику и зацепил по касательной руку моего живого груза. Но она, только прошипев что-то невразумительное, продолжала держаться за меня.

А вот Ирала в эфире материлась как сапожник. Надо будет хорошенько Кварцу вымыть язык с самым едким мылом, вот уверен, что это он научил Иралу таким оборотам. Матерные фразы у Иралы вызывало то, что она все никак не могла подловить кого-то из противников и уже с десяток выстрелов потратила впустую.

Но я продолжал раз за разом прыгать между укрытиями как кенгуру, строго по команде Кастры, не обращая внимание на попытки пристрелить и на множество попаданий, которые постепенно обнуляли мои запасы энергии. Ну не видел я другого варианта, если один на один с любым из этих противников я с большой вероятностью выйду победителем, то против слаженной группы мне ловить нечего.

Надо было на старте больше вложить в силу, а то я себя чувствую уже выжатым лимоном. Даже при очередной перебежке чуть было не споткнулся, успев подправить свое движение рукой, перчатка на которой с противным скрежетом лишилась пары металлических накладок. Укрывшись за бетонной опорой, которая оказалась очередным укрытием, рассчитанным для меня Кастрой, я тяжело облокотился на него спиной и проигнорировал новую команду Кастры к движению.


– Все… Я выдохся! – тяжело дыша, отозвался я.

– Только полпути прошли, – растерянно проговорила Кастра.

– Да и эти ироды еще постепенно за вами двигаются, прикрываясь сложностью застройки, постоянно держа между нами что-то для укрытия, – поддержала подругу Ирала.


В эфире образовалась тишина, в отличие от того, что творилось вокруг. Судя по ведущейся стрельбе в разных местах, противник пробивал себе дорогу прям сквозь монстров, не высовываясь в зону стрельбы Иралы. Да и мои, похоже, отстреливаются. Видно, всколыхнули мы местную фауну. Аккуратно усадив свою ношу, оставляя под прикрытием бетонной опоры, попытался успокоить дыхание.


– Дальше никак? – спросила она.

– Неа, – покачал я головой. – Похоже, придется потанцевать.

– Оставь хотя бы гранату. Лучше на репликацию, чем им в руки.


Над ее просьбой я размышлял пару секунд, но в конце концов кивнул головой и, достав гранату, активировав, положил ей под бедро так, чтобы она им прижала предохранитель. Теперь ей остается только приподнять ногу, чтобы граната взорвалась и отправила ее на репликацию.


– Только не спеши, если я не справлюсь, мои ребята весьма возможно смогут тебя вытащить. – И дождавшись ее кивка, перешел на внутреннюю связь. – Мне придется принять бой. Кастра, попробуй засветить всех, чтобы я сориентировался… И очень прошу, даже если уйду на репликацию, вытащите ее, любым способом.

– Сделаем! – отозвался Тилорн.

– Засветить не смогу, – после медика раздался голос Кастры. – Мне для этого надо их видеть, а они очень хорошо скрываются за разными укрытиями. Поэтому запоминай: щитовик на пол двенадцатого, если смотреть сквозь колонну, дистанция – шестьдесят. Второй от него вправо десять, за соседним укрытием…


Она диктовала направление и дистанции, а я старался уложить это все в своей памяти, потому что как только я выскочу, у меня времени осматриваться не будет. Но я все равно, улыбаясь, смотрел на девушку перед собой, даже если она уйдет на репликацию, это уже ничего не изменит.


– Прям как на станции Небулус, – улыбнулась она.

– Ага, зеркальная копия.

– Ну да, там я тебя тащила, а потом отбивалась от группы повстанцев, пока ты бамбук курил с тремя дырками.

– Не с тремя, а с двумя, не надо этих грязных инсинуаций. Третий импульс только броню пробил и сломал два ребра.

– Это действительно ты, Вова! – И по ее щекам потекли слезы.

– Да, Алена, это действительно я. Как и ты действительно та Алена.


Да почти все наши фразы были взаимными проверками, отсылками к тем событиям или просто казусным ситуациям, которые с нами происходили, и только она и я знали, как правильно на это все ответить. И теперь я готов этих засранцев, которые ее взяли в плен, при надобности даже зубами рвать, только бы не потерять ее опять.


Глава двадцать четыре: Ренегат

Обменявшись индитификаторами, на самый крайний случай, чтобы хоть иметь возможность связаться друг с другом, с грустью вздохнул. Сейчас не время расклеиваться. Быстро перетасовав стрелковые умения, сдернув «Кару» со спины и сделав два быстрых шага вбок, последовательно применил почти все снайперские умения, стараясь успеть поразить хоть одну цель до того, как огонь перенесут на меня.

Под комплект умений попал один из щитовиков, успевший среагировать на мое появление в зоне видимости и закрывшийся от выстрелов. Вот только это оказался именно тот боец, у которого я срезал кусок щита; быстрая доводка прицела — и его нога подламывается от попадания в колено. Пытаясь удержаться от падения, он рефлекторно уперся всей поверхностью щита в пол, оказавшись почти на четвереньках.

Следующий выстрел я сделать не успел, потому как несчастного почти разорвало на две неравные части крупнокалиберной пулей с винтовки Иралы, вошедшей в левое плечо и раскурочившей большую часть грудной клетки при выходе из тела.

Повернувшись немного боком, под прикрытием одного из своих крыльев забросил винтовку обратно в магнитные захваты и, вскинув руку чуть сбоку от крыла, поймав пальцами рукоять пистолет-пулемета, начал заливать длинными очередями ближайшие укрытия, за которыми засели противники, стараясь не дать им высунуться, чтобы открыть по мне огонь.

Успев продвинуться на десяток метров, заметил, как пулеметчик сделал выпад вбок на колено, и не успевая перенести свою стрельбу в его направлении, юркнул под прикрытие металлического остова.

Зря я это сделал, первая же очередь из пулемета прошила насквозь мое укрытие, выбив целое облако пыли ржавчины. Только каким-то чудом очередь прошла чуть выше меня. Ну или благодаря тому, что я по привычке согнулся в три погибели, перемещаясь вдоль укрытия.

Прыжок с перекатом, отключая крылья, и выравниваюсь, уже сжимая в каждой руке по «Гневу», сразу же запустив дуплетную очередь, заставив пулеметчика снова исчезнуть за своим укрытием. Но, отвлекшись на него в последний момент, замечаю большую иглу с рифленой рукоятью. И не полностью успеваю отклонить голову, из-за чего она прошла по касательной к стыку шлема и очков.

Попадание иглы выбило целый сноп искр, и изображение с очков подернулось рябью, но моментально восстановилось. А я, совершая очередной кульбит, уходя с траектории броска еще двух игл, с легкой паникой замечаю появившийся в углу зрения силуэт брони с мигающим красным цветом на очках и шлеме. А по самому низу бежит тревожная строка.


Опасность! Прочность «Око Серафима» меньше 30%.

Опасность! Прочность «Мудрость Серафима» меньше 30%.

Рекомендуется выйти из боя и прибыть к ближайшей мобильной ремонтной базе. Запрос на ремонт отправлен!


Практически по-пластунски проскочил под очередной бетонной балкой, которая уперлась одним краем в стену здания, сформировав низкую арку в полуметре над полом. Выскочив с другой стороны, прижался спиной к укрытию. Твою дивизию налево, с какой силой их командир метает свои спицы, что аж так просадил прочность скурфовской брони?

Хотя нет, это не сила броска, иначе они бы имели соответствующую скорость, и я их бы даже не заметил, про увернуться даже говорить не стоит, тут что-то другое, но разбираться времени нет. Дернувшись было выглянуть, чтобы оценить обстановку, сразу же завалился назад. Еще две иглы прошли сквозь бетон, как будто препятствия и не было.

Упав на спину, с удивление услышал, как обе спицы, звякнув, упали на пол, ударившись об следующую преграду, даже не поцарапав ее. Похоже, это проявление того псиона, он чем-то их заряжает, что они игнорируют первое препятствие.

Ладно, значит, придется немного поползать. Перевернувшись на живот, ползком двинулся вперед, пытаясь обогнуть псиона и зайти к нему с другой стороны. Легкий звон заставил меня замереть и повернуть голову туда, где упали те две спицы. Они вибрировали лежа на бетоне, а спустя пару секунд взмыли в воздух и рванули в сторону своего хозяина.

М-да… у него еще и боеприпас возвращается к нему, значит, нет смысла пытаться оставить его без оружия. Плохо, очень плохо, но ничего, справимся и с этой проблемой, просто придется немного больше поскакать с места на место.


— Волпер, оставляю без прикрытия. Трое гавриков умудрились как-то нас обойти, ведем бой в здании.

— Плюс, — скрипнул я зубами.


Блин, надеюсь, ребята справятся. Так, стоп, если трое там, автоматчиков сожрали монстры, щитовика мы с Иралой отправили на репликацию, значит, против меня двое — пулеметчик и псион. Это облегчает задачу, главное, чтобы ребята с той троицей справились. Но они должны были успеть укрепить позиции, значит, шансы есть. Тем более, что пулеметчик в той троице ранен.

Вскочив и перепрыгнув небольшое укрытие, вдоль которого полз, рванул примерно в сторону, куда улетели спицы, стараясь держать в прицеле последнее место укрытия пулеметчика. Он успел сменить позицию, но недалеко, поэтому, когда высунулась его голова, дал очередь, пытаясь по ней попасть, и сразу же отпрыгнул вбок, залетая в окно здания.

Да я, блин, прям колобок сегодня, только и делаю, что прыгаю и катаюсь по полу. Серия взрывов где-то в стороне моей группы и дернувшаяся полоса жизни Тилорна, которая замерла процентах на десяти от полного значения с множеством выскочивших иконок дебафов, заставила меня замереть и начать быстро пробегаться по иконкам остальных.

Под полоской жизни Кварца тоже появилось пару дебафов, судя по характерному окрасу иконок, но жизни его оставались полными. Я уже хотел запросить в эфире доклад, как меня что-то сбило с ног, придавив лицом к полу, и начало пытаться пробиться сквозь рюкзак, при каждом ударе выбивая примерно по полпроцента прочности.

Когда падал, успел скрестить руки на груди. И теперь, немного извернувшись, просунув правую руку к левому боку, выпустил длинную очередь себе за спину, не отпуская спусковой крючок до тех пор, пока по мне не потекло кровавое месиво и напавший на меня со спины не навалился всей массой, прекратив терзать мой бедный рюкзак.

Пару раз качнувшись из стороны в сторону, с третей попытки смог перевернуться на бок, сбросив с себя тушу монстра, больше всего напоминавшего сейчас неоднородную массу фарша с торчащими в разные стороны осколками костей. М-да, хорошая мясорубочка из «Гнева» получается, если стрелять впритык.

Судя по продолжающейся интенсивной перестрелке, у ребят там очень горячо, да и жизни Иралы уже на треть просели. Если бы не это псион, рванул бы к ним на помощь, но нужно сначала с этим кадром разобраться, да и пулеметчика отправить на тот свет. Вот ненавижу такие ситуации, но ничего не поделаешь, остается только надеяться, что я достаточно хорошо подготовил ребят и они смогут отбиться.

Выскочив в коридор, чуть нос к носу не столкнулся с псионом. Он вдоль стены подкрадывался к помещению с зажатыми между пальцами иглами, и кончик каждой слегка светился желтым цветом. Увидев меня, сразу же попытался ударить иглами на манер когтей.

Вскинув левую руку, предплечьем подбил кисть снизу, уводя его удар над собой, вынося правую руку на уровень его живота и вжимая спусковой крючок. Но и он успел среагировать, уводя в сторону мое оружие свободной рукой, и, изогнувшись при этом, убрал свое туловище с траектории стрельбы.

Крутнувшись вдоль друг друга, снова оказались лицом к лицу. Сразу же пришлось блокировать его удар носком ботинка, из которого выскочило короткое лезвие, засветившееся тем же желтоватым светом. Пытаясь при этом со второй руки засадить очередь в голову.

Выгнувшись в спине и используя мой блок его ноги как упор, чтобы не упасть, он пропустил очередь над собой и, не возвращая тело из горизонтального положения, крутнулся вокруг своей оси, пытаясь залепить второй ногой мне в голову. Ловлю удар на жесткий блок, перехватываю ногу второй рукой и с разворота запускаю его спиной в стену.

Но за короткий миг полета он успевает выбросить веером вперед три зажатые между пальцами спицы. Прыжком назад спиной разрываю дистанцию, уходя из-под атаки, успев убраться с траектории двух спиц, но вот третья насквозь прошивает голень чуть ниже колена, полностью проигнорировав поножи и кость ноги, как будто они и не должны были оказать сопротивление такому предмету.

Из-за боли подкосившаяся нога не дала мне нормально приземлиться после прыжка, и неконтролируемо перекатившись через спину, едва смог выйти на колено, перенеся основной вес на здоровую ногу, сразу же закрывшись крыльями. В следующее мгновения по шлему и нагруднику застучали иглы, пробивая энергетический слой крыльев. Вспышка паники была подавлена в одно мгновение, когда до сознания дошла информация, поступающая с интерфейса, и данные, выводимые на стекло очков.

Он мне практически не наносил урона, да и энергия на поддержание крыльев почти не расходовалась. Не знаю, как работает его псионическое проявление, но вот сквозь крылья до меня пробирались обычные железяки и бились о броню, бессильно опадая на пол. Проблема была только в одном: из-за своих же крыльев я не мог атаковать.

Стоит мне только открыть брешь в обороне, как, я уверен, получу туда одну из игл с максимальной силой. Псион, видно, тоже понял это все, потому что резко уменьшил количество запускаемых в меня игл и стал бросать по одной раз в секунду-две, так, для острастки, чтобы я не высунулся из-за крыльев. Сам же начал двигаться, стараясь подобрать позицию, с которой сможет меня достать.

Я же внимательно наблюдал за каждым его движением, стараясь тоже выгадать момент для своей атаки. Двигается он очень мягко и плавно, да и короткая стычка показала, что он достаточно хорош в ближнем бою, поэтому с раненой ногой мне нет смысла бросаться к нему и навязывать руко-ного-машество, уделает меня на раз. Это до ранения я мог с ним помахаться и, скорее всего, выйти победителем.

А сейчас такое чувство, что несмотря на жесткие блоки и то, что он влетел в стену, он вообще не получил повреждения. Хотя нет, вон из-за уха по шее вытекла струйка крови, значит, и он пострадал, но это не меняет расстановку сил. Самое противное, что ему и спешить никуда не надо, где-то недалеко еще пулеметчик бродит, который просто придет ему на помощь.

Черт, вот же я идиот, у меня же есть еще пара неиспользованных умений, и одно из них почти идеально подходит для текущей задачи. Но для начала быстро полечимся под прикрытием, заодно и внимание отвлеку. Освободив правую руку от пистолет-пулемета, завел ее за спину, как будто достаю откуда-то сзади, воссоздал созданный Тилорном кровоостанавливающий спрей, которым забрызгал рану.

Вторым заходом вколол в бедро поврежденной ноги обезболивающее и снова потянулся рукой за пояс, только уже воссоздал в руке гранату и, активировав рикошетный заброс, резко швырнул ее в стену, строго подобрав угол подсвечиваемой траектории, чтобы не высовываться из-под прикрытия крыльев, но с расчетом финиширования гранаты под ногами псиона.

Выплеск плазмы от взрыва просадил энергию процентов на пять, но не пробрался за крылья, даже несмотря на то, что я рванул к центру взрыва, и как только высокотемпературная субстанция опала передо мной, сразу же раздвинув крылья, образовав между ними небольшую свободную область, начал поливать огнем все пространство перед собой.

Псион перед самым взрывом успел заметить гранату и, присев, уперся ладонью в пол, сформировав вокруг себя купол энергии, сквозь который плазма тоже не смогла пробиться, как и сквозь мои крылья. Вот только мы теперь поменялись местами. Он в глухой обороне, а я короткими очередями пытаюсь его достать.

Вот только проблема в том, что он может одной рукой посылать в меня иглы раз за разом, его барьер, похоже, односторонний, поэтому приходится лавировать по разрушенному коридору, шаг за шагом приближаясь к нему.


— Что же ты такой надоедливый, – прошипел он. А из носа побежала струйка крови.


Еще чуток, и я додавлю его, он уже, похоже, на пределе сил, раз начали капилляры лопаться. Но тут из-за поворота за спиной у псиона выскочил пулеметчик, сразу же открывший по мне огонь. Пришлось срочно уходить в глухую оборону, шаг за шагом отступая назад. Черт, даже укрыться негде, коридор хоть и представляет из себя развалины, но до безобразия прямой, и мне нужно метров десять пройти, чтобы появилась возможность укрыться в боковой комнате.

Убраться из-под плотного огня я смог, когда энергии оставалось чуть больше шестидесяти процентов. И сразу же, как только смог деактивировать крылья, забросил обратно в коридор пару гранат, особо не надеясь на успех, а больше, так сказать, на удачу. Блин, и что мне с ними делать? Так просто с наскока их не взять, придется подлавливать.

Выскочив на улицу сквозь ближайший проем, со всех ног рванул метров на сто от здания, преодолев это расстояние секунд за семь. Сразу же развернувшись, упал на пузо и приготовил винтовку к бою, выставив самый мощный тип боеприпасов, взяв на прицел здание, из которого я выскочил.


Мобильная ремонтная база в пределах трех минут движения.

Мобильная ремонтная база запрашивает коды допуска.

Коды допуска получены! Не вступайте в бой до прибытия мобильной ремонтной базы и во время ее работы.


Пронесся ряд сообщений на периферии зрения. Интересно, и как они себе это представляют? Я что, должен противника попросить подождать, пока меня подлатают, а потом, мол, продолжим?.. Хотя, чего это я, все вполне логично, если смотреть с точки зрения полноценного подразделения скурфов. Подбитый боец отходит в тыл, дожидаясь ремонта, после чего снова возвращается в бой. Вот только проблема в том, что мне некуда в тыл отходить.

Да, кстати, как-то вызывает удивление, что нахождение мобильной ремонтной базы оказалось таким банальным, стоило всего лишь просадить прочность нескольких вещей ниже тридцати процентов. А, ну да, еще и иметь коды допуска. Прям интересно становится, а если бы у меня не было кодов допуска, ремонтник просто развернулся бы и послал меня куда подальше?

Оба-на, а это что за движение вон за тем куском стены? Так-так, а это наш старый знакомый пулеметчик пытается осмотреться и определить, куда я делся. Аккуратно действует, блин, высунулся буквально на пару сантиметров, я его заметил только благодаря подсветке от пассивки, обрисовавшей его контуры. Спасибо Санычу, что я тогда у него на полигоне получил ее.

Глубокий вдох, выдох и, полностью опустошив легкие, задерживаю дыхание на несколько секунд, чтобы успокоилась диафрагма. Слишком маленькая цель получается, а сквозь стену стрелять я не рискну, мало того, что может изменить траекторию полета, так и банально может либо срикошетить, либо просто не хватить мощности пробить и стену, и броню пулеметчика.

Выстрел, и через секунду я с облегчением выдохнул, потому что быстрый взгляд в логи оповестил меня о получении опыта. Как оказалось, возвращение в бой снова отозвало ремонтника, и теперь мне нужно было прождать немного времени, пока он опять направится ко мне. Ну и фиг с ним, у меня тогда есть пара минут, чтобы нащупать через прицел псиона.

А то стрельба у моих ребят затихла и, судя по разной степени наполненности шкалы здоровья, досталось всем, но никто не погиб, хоть Тилорн и прошел по краю. Но раз бой там закончился и мои живы, значит, есть все основания предполагать, что они справились. Что и подтвердила Кастра спустя минуту.


– Волпер, это Кастра. Вижу их командира, он на максимальной скорости уходит в противоположную от нас сторону.

— Принял! – расслабился я. – Ирала, сможешь его достать?

— Я сейчас никого не смогу достать, — ответила девушка. – Без ремонта даже ложку не возьму, обе руки в плачевном состоянии.

– ***** — не сдержался я. — Что у вас там произошло?

– Тяжелые противники попались и опытные, – с горечью ответила Кастра. – Тилорн сыграл в камикадзе, едва смогли вытянуть его и обколоть регенераторами, Кварц без сознания, его головой впечатала в стену взрывная волна. Ирале одну руку оторвало, на второй не выдержал импульсник, ему в сопло в момент выстрела попала пуля. Саргос почти цел, только пару незначительных дырок, сейчас восстанавливает минное заграждение. Ну а я легче всего отделалась, новая броня помогла, только половину прически потеряла.

– Хреново, но хорошо хоть, все живы. Восстанавливайте оборону, нам, похоже, придется надолго тут задержаться. Сейчас прилетит ремонтник, не пугайтесь, это скурфовское устройство. Потом приползу к вам вместе со спасенной пленной, будем знакомиться.

– Хорошо, ждем.


Сориентировавшись по карте, где я оставил Алену, прихрамывая, отправился к ней. Как-то слишком быстро начало проходить обезболивающее Тилорна. Добравшись до девушки, попытался стянуть с себя шлем, но что-то в нем заклинило, поэтому пришлось оставить его на месте. Присев возле нее, аккуратно вытащил гранату и просто забросил подальше, чтобы нас не зацепило взрывом, после чего развалился возле Алены и тоже облокотился на колонну.


– Репликант? – спросила она, положив голову на мое плечо.

– Ага, сначала считали, что просто игрушка в виртуальной реальности. – Высвободив руку, обнял ее за плечи и притянул к себе.

– Даже так? – удивилась Алена. – Не, ну понятно, что тут много так называемых геймеров, но тебя, старого пердуна, чего в игрушки потащило поиграть? В реальности не настрелялся?

– Ну не старый пердун, а мужчина в самом расцвете сил, можем даже как-то вечерком вспомнить молодость.

– Как был озабоченным, так и остался, и как я только тебя терпела? Но ты так и не ответил на вопрос.

– Да фиг его знает, захотелось развлечься на старости, даже долго и упорно изучал разные игры и учился по так называемым гайдам геймеров. А ты как умудрилась тут оказаться? Ты же там… там.. ну это… – запнулся я, не в силах выговорить.

– Умерла! А потом темнота, и тут откидывается крышка репликационной капсулы, и вокруг бегают мутанты и псионики. Только потом я узнала, что таких, как я, иногда выкидывает в капсулу после смерти там.

– Смерти там? Ты уверена?

– Да! Я достаточно много таких случайных репликантов опросила, абсолютно все умерли в реальности, а потом они оказывались тут. Вот только после того, как им интерфейс устанавливали, у них большая часть памяти менялась и они уже начинали говорить совершенно другое.

– Подмена воспоминаний?

– Скорее всего, – подтвердила она мою догадку. – Я из-за этого почти год жила впроголодь, никто не хотел иметь дело с тем, у кого нет интерфейса. А я не могла пойти на то, чтобы забыть тебя и детей, лучше бы с голоду сдохла, чем пойти на такое.

– Знаю, солнышко, знаю! Ты у меня всегда была упертая и вредная. Уй… За что локтем под ребра?

– Не симулируй, у тебя там броня, как у бронетранспортера, я себе только локоть отбила. И нет, я не вредная, я просто достаточно требовательна, как к себе, так и к другим.

– Ага, и именно поэтому тебе дали позывной Ведьма. Мне же перед свадьбой почти все мужское население части приходило сочувствовать.

– Уй… – Она еще раз попыталась заехать локтем мне в бочину и, естественно, сама ударилась. – Вот, значит, почему ты тогда почти неделю не просыхал.

– Ну а как я мог отказать? Люди же от всей души угощали.

– Алкоголик старый!

– Так, а вот, похоже, и по мою душу, – заметил я приближающееся на антигравах на большой скорости непонятное сооружение.

– Что это? – напряглась Алена.

– Мобильная ремонтная база, а то твои поклонники неплохо потрепали меня, даже шлем не могу снять, заклинило.

– Хм, мобильная ремонтная база, крылья, специфичный комплект амуниции, парные клинки, винтовка и пистолеты… Скурфайфер, комплект Серафим?

– А ты, смотрю, разбираешься.

– Я не особо, но Волкодав заставил почти всех запомнить основные особенности.

– Значит, Волкодав установил тебе свою версию интерфейса, которая не подтерла память?

– Нет, он установил оригинал интерфейса «Сердце».

– Интересно девки пляшут…

– Да-да, по четыре штуки в ряд, – оборвала она меня. – Двигай к своей железяке, потом поговорим.


Действительно, мобильная ремонтная база уже приземлилась в десятке метров от нас и сейчас разворачивалась, готовясь оказать мне ремонтные услуги. Хоть я и думал, что таким ремонтником окажется Марта, но ошибся, этот был намного меньше по габаритам. Всего-навсего метра три в высоту, столько же в ширину и метров пять в длину.

Чем-то он напоминал мне наши аварийные реанимационные комплексы, которые подвешены на орбите Земли для оказания максимально быстрой помощи. Ладно, думаю, меня эта гадость не убьет, тем более у нее на почерневшем от времени борту полустертая, но легко узнаваемая эмблема скурфайферов. Поэтому занимаю свое место в специальном ложе и готовлюсь к ремонту.

Глава двадцать пять: Алена ?

Душа Серафима: Прочность *— 95%, Возможно восстановить до 100%. Стоимость восстановления **— 25 служебных очков.*

Мудрость Серафима: Прочность *— 23%, Возможно восстановить до 74%. Стоимость восстановления **— 255 служебных очков.*

Око Серафима: Прочность *— 19%, Возможно восстановить до 82%. Стоимость восстановления **— 315 служебных очков.*

Глас Серафима: Прочность *– 64%, Возможно восстановить до 98%. Стоимость восстановления **– 170 служебных очков.*

Правые Оковы Серафима: Прочность *— 57%, Возможно восстановить до 100%. Стоимость восстановления **– 215 служебных очков.*

Левы Оковы Серафима: Прочность *– 61%, Возможно восстановить до 100%. Стоимость восстановления **— 195 служебных очков.*

Сердце Серафима: Прочность*— 83%, Возможно восстановить до 99%. Стоимость восстановления**– 80 служебных очков.*

Верность Серафима: Прочность *– 81%, Возможно восстановить до 100%. Стоимость восстановления **— 95 служебных очков.*

Верхняя пара Свободы Серафима: Прочность *— 78%, Возможно восстановить до 99%. Стоимость восстановления **– 105 служебных очков.*

Поступь Серафима: Прочность*– 89%, Возможно восстановить до 100%. Стоимость восстановления **– 55 служебных очков.*

Грех Серафима: Прочность *– 54%, Возможно восстановить до 97%. Стоимость восстановления**– 215 служебных очков.*

Кара Серафима*: Прочность **– 91%, Возможно восстановить до 100%. Стоимость восстановления**– 45 служебных очков.*

Гнев Серафима (№ ГС 1224-75884)*: Прочность**– 90%, Возможно восстановить до 100%. Стоимость восстановления **– 50 служебных очков.*

Гнев Серафима (№ ГС 1172-65724)*: Прочность **– 87%, Возможно восстановить до 100%. Стоимость восстановления**– 65 служебных очков.*

**Источник питания «ЕР28-73»: *Прочность **– 76%, Возможно восстановить до 100%. Стоимость восстановления **– 120 служебных очков.*

Источник питания «ЕР28-73»: *Прочность **– 82%, Возможно восстановить до 100%. Стоимость восстановления **– 90 служебных очков.*


Внимание, экипировка неполная, для доукомплектования рекомендуем обратиться на ближайший склад скурфайферов или в ближайший производственный комплекс механоидов*.*

На восстановление элементов снаряжения необходимо всего: 2685 служебных очков. Процесс восстановления займет 13 минут и 27 секунд. Во время процесса восстановления все элементы снаряжения будут изъяты у владельца.

Начать процесс восстановления?

ДА/НЕТ


Весь этот текст повис у меня перед глазами на голографическом экране, который он спроецировал сразу, как только просканировал меня. Зато он мне дал целый ряд информации. Да и тринадцать минут, хоть и опасные, – ведь я останусь без амуниции, – но ладно, зато будет время поговорить немного с женой. Пробежался взглядом по иконкам своей группы. Вроде все нормально, ребята постепенно идут на поправку. Проверил количество очков, чтобы мне хватало на ремонт.

А то придумали тоже эти гады, даже за ремонт служебными очками расплачивайся, подозреваю, что у них почти все построено на этих пресловутых очках. Удивился достаточно большому количеству, только после этого вспомнил, что мне с каждым выполненным заданием тоже кусочек капает. Только после этого подтвердил начало ремонта.

Манипуляторы ремонтника в считанные секунды освободили меня от всей экипировки и утащили куда-то в глубь механизма. Повезло, что у меня под низом стандартная футболка и штаны серебристого цвета, в которых появляешься в репликационной капсуле, а то прикольно бы смотрелся: в частичной амуниции, с двумя короткими клинками и голым торсом, этакий косплей на варвара, сорвавшего с себя часть одежды.

Вокруг ложа, в котором я находился, образовался энергетический барьер, видно, для защиты бойца, с которого сняли амуницию. Аккуратно попробовав дотронуться пальцем до защиты, обнаружил, что она разошлась, оставляя между краем барьера и моим пальцем пару сантиметров.

Не уверен, но, похоже, есть возможность выйти за пределы защитного барьера на свой личный страх и риск. Поднявшись с ложа, смело шагнул через барьер, который сразу же пропустил меня. Подойдя к Алене, которая внимательно наблюдала за мной и тем, что вокруг меня происходит, даже не меняя позы, снова присел рядом.

Как только я уселся, почувствовал легкий, но требовательный тычок в плечо. Улыбнувшись такому привычному ощущению, но которое так давно не испытывал, подняв руку, позволил любимой нырнуть головой под руку и, немного поелозив, умоститься. Сам же, приобняв аккуратно за плечи, прижал ее к себе и уткнулся носом в светло-русые локоны волос.

Сейчас я был счастлив как никогда, ну разве что чуть меньше, чем в тот день, когда она ответила «да» на мое предложение выйти за меня замуж. Где-то глубоко в своем сознании я понимал, что нужно позаботиться о ребятах, что я практически бросил их сейчас разбираться самостоятельно с рядом проблем и собственными ранами.

Но, черт побери, я так долго был без нее, и у меня есть полное право уделить своему счастью хотя бы эти десять минут, плюнув на весь мир вокруг. Эта идиллия продолжалась пару минут. А потом я почувствовал, как она слегка вздрогнула и ее плечи опустились. Ей даже ничего не надо было говорить, я и так все понял, слишком хорошо мы друг друга изучили за столько лет совместной жизни. Но она все равно выдавила из себя с горечью и одновременно с надеждой:


– Только ты? – подняла она на меня взгляд.


И практически моментально уронила голову обратно, сотрясаясь от беззвучного плача, поняв все по моему лицу, которое просто окаменело от ее вопроса. А я, прижав ее сильнее, второй рукой начал гладить по волосам, успокаивая.


– Еще Андрей, но ты же сама знаешь, у военных больше возможностей в плане медицины… Тем более он сейчас ходит в больших чинах и притащил сюда много подчиненных.


Плакала она недолго, буквально полминуты, ведь у нее богатое прошлое и она умеет быстро брать себя в руки, да и если смотреть правде в глаза, она себе позволила расклеиться только возле меня. Война, не важно большая она или маленькая, пусть даже просто стычка, которая решилась в течение пары дней, меняет нас, некоторых делает жестче, но не всех. Чаще всего мы просто становимся более спокойными и рассудительными, натягивая на себя маску бездушного чурбана, это очень помогает во многих ситуациях, как минимум просто не слететь с катушек от того, что происходит вокруг. Не зря ведь к каждому подразделению приписан штатный психолог, который регулярно с каждым из нас вел долгие задушевные беседы, вытягивая то, что мы прячем глубоко в себе, и пытался не дать нам отрешиться от мира. Вот и сейчас Алена быстро взяла себя в руки, понимая, что слезами тут ничего не изменить, как бы не хотелось, чтобы наши дети тоже были тут, к сожалению, это невозможно.


– Будем тогда надеяться, что хоть кого-то из малышей закинуло сюда, – полностью успокоившись, заговорила она, – и им хватило мозгов не ставить себе интерфейс, который подтирает память. Жаль, до этого проекта с репликантами они не дотянули, тут хоть память перестали стирать, выставляя это все игрой. Кстати, а что там с Катей, Лешкой, Джен… Да и остальными?

– У них все в порядке, – успокоил я ее. – Ну, по крайне мере, было до того, как я сюда попал… Вот только… Ну я уже лет пять с внуками и их детьми не общался. Поэтому знаю только по отчетам, которые мне пара человек регулярно присылала.

– Таааак… – протянула она, отстранившись. – Я не поняла, ты что, пенек старый, совсем на детишек забил? Еще скажи, что стал затворником, так я тебя прямо тут загрызу.

– Солнце, ну что ты начинаешь? Просто снял головную боль с внуков, чтобы не отвлекались на старую развалюху… Да и без тебя было очень тяжело…

– Да понимаю я, – грустно произнесла Алена, возвращаясь ко мне под руку. – Неудачно получилось с этой опухолью, надо же было вылезти ей во время круиза по курортным планетам. Злишься на Андрея? – резко спросила она, заглянув мне в глаза.

– Знаешь, долгое время злился, – признался я. – Винил его в том, что остался без тебя. Даже слушать не хотел его оправдания, а когда он пришел сам с повинной, я был в глубоком запое и чуть не пристрелил его, спасло его только то, что я был слишком пьян и промахнулся.

– Вот нельзя тебя одного оставлять, за всю семейную жизнь уже не раз убеждалась, вечно что-то выкинешь. Помирились хоть?

– Не совсем, но я на него уже не злюсь, да и сотрудничаю помаленьку. Да и от него я узнал, что ты тут.

– Хи-хи… – засмеялась она. – Представляю твое выражение лица в тот момент, когда ты это узнал.

– Ну, сказать, что я был в шоке, это ничего не сказать.

– Ладно, – отсмеявшись, перешла она на серьезный тон. – Я и сама удивлена, что ты тут оказался, хоть и надеялась, но предпосылок к этому не было. Теперь нужно решать, что будем делать дальше, а то все мои планы полетели к черту после твоего появления.

– Да есть у меня пара идей…


Чмокнув ее в темечко, решил я приоткрыть ей немного информации. При этом привлек ее внимание и парой семейных жестов просигналил, что нас слушают. На что сразу же получил понимающий кивок и легкое вращательное движение глазами, показывающее на окружение, и вслед она прижала скованные руки к груди, ставя меня в известность, что прекрасно понимает ситуацию с Сервером и Сердцем.


– Но для начала нужно добраться до моей группы, освободить тебе руки…

– И ошейник, – прервала она меня.

– Да, и ошейник, кстати, не заметил его. Так вот, дальше мне нужно спуститься на нулевой и по пути пообщаться с этим Волкодавом.

– Общение я тебе организую, как только освобожусь от этой бижутерии, а вот зачем тебе на нулевой – не пойму.

– Да подписался на одно задание, с заключением договора. Поэтому нужно закрыть этот вопрос.

– Плохо… – задумчиво пробормотала Алена. И на мой недоумевающий взгляд пояснила: – Туда добраться тяжело, но, думаю, что-то придумаем. – При этом сигналя мне, что не может открыто говорить.


Вот честно, задрали меня эти шпионские страсти, даже с женой не могу спокойно поговорить. Но ничего, у нас за столько лет жизни, при условии нашей профессии, образовалось просто огромное количество чисто семейных сигналов и жестов, которыми мы можем спокойно общаться, не боясь слить информацию на сторону. Вот только нужно ей ручки освободить, тогда общение пойдет полным ходом. А то мимикой и движением тела сильно ограничено общение.

Легкий звуковой и световой сигналы оповестили меня об окончании ремонта, причем не полного, а поверхностного, раз не все элементы он смог восстановить на сто процентов, но и так вполне неплохо. С сожалением убрав руку с плечиков моего солнышка, попробовал встать и, скривившись от боли в ноге, плюхнулся обратно на задницу.


– Ты сегодня хромоножка? – улыбнулась она.

– Ага. Я инвалид, ножка болит, солнце скроется, муравейник закроется, – вспомнился мне древний мультик, комплект которого мы с Аленой в свое время откопали на историческом сайте.

– Помочь?

– Да не, я сам, просто забыл, что обезболивающее давно прекратило действовать.


Со второй попытки удалось подняться и, хромая, доплестись до ремонтника. Второй раз ложиться на ложе не пришлось, оно стояло вертикально, и только я попал в зону доступности манипуляторов, на меня быстро напялили мое снаряжение, даже покрашенное заново, что меня чуть не выбило из колеи.

Внешних повреждений при беглом осмотре я не обнаружил, но если судить по детальному отчету, вываленному на меня, Мобильная ремонтная база не смогла восстановить некоторые микросхемы и спайки, поставив временные заплатки в тех местах, что, соответственно, отражалось на прочности, хоть и работоспособность была полностью восстановлена.

Ну и напоследок мне снова посоветовали обратиться на склад, чтобы заменить часть экипировки и дополнить ее недостающими элементами, или в производственный комплекс механоидов. Даже сообщили, что в зоне ответственности мобильной ремонтной базы зарегистрирован сигнал одного из таких комплексов.

Выдав мне все эти данные, ремонтник втянул в себя все выдвижные элементы и, врубив антигравы, убрал посадочные опоры. Сразу же уйдя чуть в сторону, начал набирать скорость, на ходу разворачиваясь, и улетел куда-то в сторону центра уровня. А я стоял, пялился ему вслед, размышляя над полученными данными.


– Ну что, пошли знакомиться с остальными? – вернувшись к Алене, спросил я, протягивая ей руку, чтобы помочь подняться.

– Пошли!


Поднявшись при моей помощи, она сразу же нырнула мне под руку со стороны раненой ноги и, полностью выпрямившись, приняла на свои плечи часть моего веса, уменьшая нагрузку на мою раненую ногу. Раскрыв маску шлема и подняв очки, я благодарно ей улыбнулся. Ну а смысл строить из себя непонятно кого, отказываясь от помощи?


– Как же мне тебя не хватало, – то ли выдохнула, то ли прошептала она. А потом, выровняв голос, кивнула головой в сторону здания, где расположились мои ребята. – Нам туда? Судя по звуку, вроде бы там шел бой.

– Да, я своих там в обороне оставил.

– Молодых тебе нагнали?

– Нет, гражданские, с которыми я уже долго таскаюсь.

– Не поняла. – Она даже притормозила немного, чтобы повернуться ко мне лицом и при этом не упасть обоим. – Ты же вроде сказал, что Андрей сюда пригнал много ребят.

– Да, пригнал, но я со своей группой сошелся раньше, чем перестал злиться на него.

– Странно, у тебя же сложный характер, как они тебя выдерживают без приказа сверху? Да и ты раньше гражданских пытался отстранить подальше от боевых действий.

– Долго рассказывать, но пообщаешься с ними, поймешь, почему я так поступил.

– Хорошо, – легко согласилась она, раз я так говорю, значит, есть причина. – Кстати, тебе бы похудеть, а то, я смотрю, разленился, разжирел. Не утащишь даже.

– Ну вот, опять, – картинно закатил я глаза. – То сама закармливаешь меня с криками, что я плохо кушаю, то на выходах, когда пересекались, начинаешь наезжать, что я слишком толстый, вот не понимаю я вашей женской логики.

– Да что ее понимать? – А в ее голосе прямо неприкрытое удивление. – Мне нужен хорошо упитанный муж, на которого глянешь – и сразу понятно, что его любят, кормят, заботятся! А вот боец с лишним весом мне нафиг не нужен.

– Стоп… повторюсь, так ты же сама меня закармливала и ругалась, если я в тренажерке лишний килограмм скинул…

– Так это не повод на выход являться с избыточным весом! – А заметив, что я начал впадать в ступор, сделала еще и контрольный в голову: – Как и не повод после выхода возвращаться похудевшим!

– Вот и говорю, не понимаю вашу женскую логику, – тяжело вздохнул я. – Даже после стольких лет ты меня периодически поражаешь подобными заявлениями.


На что она просто звонко рассмеялась. Вот честно, мне иногда кажется, что она просто надо мной таким способом издевается. Но ничего, я стойкий солдат, дождусь случая и отомщу ей в полной мере. Все равно мы вечно друг друга подкалываем, по-доброму и любя, но подкалываем, а иначе скучно жить.


– Волпер, не заходи, – раздался в шлеме голос Кастры. – Сейчас Саргос выйдет, проведет мимо ловушек.

– Принял, ждем

– Командир, а что это за красавица возле тебя? – влез в эфир Кварц, который, похоже, уже пришел в себя. – Это же ради нее ты рванул, сломя голову, сам же нарушив все свои наставления по безопасности?

– Сейчас поднимемся, узнаешь.

– Кварц, мог бы и сам уже догадаться. Какие же вы мужики иногда тормоза, – с грустью проговорила Кастра и отключила рацию.


Саргос не спешил, и когда появился в дверном проеме, стало понятно почему. Голова, правая рука и нога были перебинтованы, и он, похоже, передвигался с трудом из-за того, что раненые конечности не слушались. По всем признакам – онемение от превышения дозы обезболивающего.


– Сильно досталось? – уточнил я, указывая кивком головы на бинты.

– Да не так сильно, Кастра просто вколола тройную дозу с перепуга. Вот и изображаю из себя паралитика, – отмахнулся он. – Давайте за мной шаг в шаг, а то я тут пару паутинок раскидал, заодно пару процентов в минировании поднял за новый способ установки.


Не дожидаясь ответа, он, развернувшись, направился в глубь здания, выписывая непрогнозируемые зигзаги, обходя все свои ловушки и сюрпризы. Что-то слишком много он их наставил, бой-то закончился всего с полчаса назад, а тут уже такой оборонный рубеж.


– Как ты успел столько накидать растяжек?

– Да часть осталась после попытки штурма, ну а остальные устанавливал в ускоренном темпе, а то первый вариант оказался не жизнеспособным, прорвались, сволочи, достаточно легко.


Понятно, зацепили профессиональную гордость, теперь, похоже, винит себя в том, что остальные пострадали, ведь он не смог задержать нападающих своими растяжками. Надо будет выделить время на разговор с ним по этому поводу, но уже, наверное, после того, как все придут в норму, а то толку от разговора не будет, когда у него раненые друзья прямо перед глазами.

На верхней площадке лестницы сидела Кастра вполоборота и контролировала лестницу, и через новообразованную дыру в стене еще и улицу. Увидев нас, заулыбалась и замахала рукой, только когда она повернула голову, захотелось чертыхнуться. Вся правая сторона лица была обожжена, как не пострадал глаз при этом – не понятно. Да и волосы на половине головы отсутствовали, обнажая ожог. А на броне можно было заметить пару свежих вмятин.

Блин, я еще остальных не видел, а уже хочется начать посыпать голову пеплом за то, что их оставил одних. Ну, блин, не мог я спрогнозировать, что противник разделится и часть группы рванет сюда. Присев возле нее и взяв пальцами за подбородок, внимательно осмотрел ожог. Повреждения были не столь сильны, как на первый взгляд, да и, похоже, регенераторные препараты она уже успела принять, потому что в нескольких местах уже проступали точки новой кожи, а старая, поврежденная, начинала слезать лоскутами.


– Прости, – с грустью в голосе попросил я прощение. – Не думал, что так получится.

– Это она? – Кастра смотрела на Алену, стоящую за моей спиной, и последнее слово выделила интонацией.

– Да.

– Тогда тебе не за что просить прощения, это того стоило! Ну а раны – мелочь, регенерация все поправит, ну подумаешь, придется немного с короткой прической походить.

– Не придется, – раздался надо мной голос Алены.

– В смысле? – уточнил я.

– Увидишь. – А мимикой и жестами, понятными только мне, прозвучало дополнение: – «Есть пара сюрпризов, тебе понравится!»

– Ну ладно, – не стал я спорить. И уточнил у Кастры: – Кварц где?

– Третья комната справа, там Кварц ремонтирует Ир… – запнулась девушка, бросив быстрый взгляд на Алену, а потом уставилась на меня.

– При ней можно, – кивнул я ей.

– Ремонтирует Иралу, да и Тилорн там же, под его присмотром лежит, глазами вращает.


Поднявшись при помощи Алены, прихрамывая, зашагал в глубь этажа и, добравшись до третьей двери, заглянул в комнату. Тилорн лежал на импровизированном матрасе, собранном из нескольких спальников. Судя по перебинтованной голове с полностью зажатой бинтами челюстью и множеством кровавых пятен на бинтах по всему телу, его очень сильно посекло осколками, причем явно не одной гранатой. Хорошо хоть не глубокие, за пару часов, ну максимум день, он на препаратах поправится.

Кварц же сидел в углу вместе с Иралой и, так сказать, на живую паял какие-то проводки в руке Иралы, нацепив на глаза странную конструкцию из линз, видно, для того, чтобы иметь возможность рассмотреть все эти проводки и дорожки микросхем. Кивнув Тилорну, на что он прикрыл слегка глаза и сбросил сообщение, что все нормально, через часа два сможет говорить, а часов через десять будет полностью здоров, перенес свое внимание на Кварца и Иралу.


– Насколько все плохо?

– Одну руку восстановить смогу, но без импульсника, – не отрываясь от работы, ответил Кварц. – А вот со второй беда, нужно полностью менять руку, плечевой сегмент целый, но вот ниже верхней трети плеча все порвало к чертям. Там пайкой и десятком запасных частей не обойдешься. Нужно полноценный комплекс ставить, а у меня его нет. Да и с тем, что у меня в походном наборе, смогу только косметику навести, чтобы плечевой сегмент не страдал. В общем, все.

– Волпер, – дождавшись, пока Кварц договорит, привлекла мое внимание Ирала. – Это не бродячая группа, это была охота на нас. Причем они слишком много знали про наши силы и возможности.

– Уверена? – Ставить под сомнение ее догадки бессмысленно, если бы у нее не было достаточно данных, она бы не сказала об этом. Меня больше интересовало насколько высокий шанс этого.

– Вероятность того, что они искали нас, а точнее даже тебя, колеблется от семидесяти до семидесяти трех процентов. И это при условии, что я даже не представляю, кто мог собрать о нас столько информации вплоть до того, чем они однозначно могут тебя заманить. Только это и понижает шансы.

– Хреново! Но поговорим об этом чуть позже. Кварц, можешь прерваться ненадолго? Тут нужно взломать пару механизмов. А потом я полноценно представлю свою спутницу, из-за которой и произошла вся эта бойня.

– Сейчас посмотрим, – отодвинулся он от Иралы и устало протер глаза.

 Глава двадцать шесть: Смена планов

Парой минут дело не обошлось, Кварц провозился минут пятнадцать над наручниками, а ошейник вообще пришлось снимать при помощи Иралы, там оказался электронно-цифровой замок с хитрой системой безопасности. Вот и пришлось подключать Иралу для взлома программного обеспечения ошейника.

К этому моменту Саргос успел закончить со своими ловушками, которые он устанавливал с потрясающей скоростью, даже несмотря на то, что у него одна рука была онемевшей. Вот что значит постоянная практика. Если в реальности (хотя уже спорный вопрос, что наш мир — реальность) обычному пехотинцу, знакомому с установкой растяжек, нужно было пару минут потратить на установку банальной гранаты с леской, то Саргос такую ставил уже походя, тратя не больше десяти секунд на это дело.

Вот и собрались все в одной комнате. Последней прошмыгнула Кастра, стараясь держаться так, чтобы поврежденной половиной лица не поворачиваться к Кварцу, а при возможности так вообще, чтобы никто не видел. Все-таки, что бы она не говорила, но девушка остается девушкой, и ожог ее очень сильно беспокоит, одним только своим существованием.


— Сложная штука попалась. Но разобрался в работе, в следующий раз намного быстрей управлюсь, ну, кроме ошейника, — вытер пот со лба Кварц и зашвырнул в угол оба снятых устройства.


Алена, поднявшись, повела плечами и облегченно вздохнула. Сразу же на кончиках ее пальцев засверкали миниатюрные молнии, точно такие же молнии проявились в глазах, периодически выплескиваясь в пространство. Но, заметив, что остальные напряглись, она сразу же потушила молнии. И в пару быстрых шагов подскочила ко мне, и, обхватив мою шею, впилась долгим поцелуем.

А черт, катись оно все куда подальше! Обхватив ее за талию, притянул к себе и вложил в ответный поцелую всю нежность, которую к ней испытывал, и всю ту горечь длительной разлуки, которую мы с ней перенесли. Прервав через какое-то время наш поцелуй и немного отстранившись, она подмигнула мне. А в ее глазах снова пробегали искорки электрического разряда, и лицо при этом светилось счастьем.


— Вот теперь можно и знакомиться. — Вскинув руки и крутнувшись в моих объятиях, она прижалась ко мне спиной и, накрыв мои руки своими ладонями, не дала себя отпустить. — Разрешите представиться. По документам – Алена Игнатенко, жена вот этого охламона, который стоит у меня за спиной, мой позывной Ведьма. Надеюсь, этот неотесанный вояка не сильно доставлял вам проблемы без моего присмотра.

– Кто бы говорил, — сквозь улыбку буркнул я.

– Вот не надо грязных инсинуаций, я изящная грациозная воительница, не то что некоторые мужланы.

– Да-да, именно поэтому тебе и дали позывной Ведьма еще с курсантских времен.

— Злюка! — Повернув голову ко мне, надула она губы, а потом резко попыталась укусить за нос, но я-то ее хорошо знаю, поэтому вовремя отклонил голову назад. – Точно злюка! Но ладно, с этим разберемся позже, – хитро прищурилась Алена. И, повернувшись обратно к остальным, начала развивать бурную деятельность. — Молодой человек, поднимите, пожалуйста, свою челюсть с пола, а то он грязный, еще заразу какую подцепите и вас потом девушки не будут любить.

— А она мне уже нравится! – выдал Кварц, захлопнув рот. – Но я все равно не могу понять, как они уживались? У них же характеры совершенно разные.

– Типа у тебя с Кастрой од