Book: Мекленбургская принцесса



Мекленбургская принцесса

Иван Оченков


Мекленбургская принцесса


Пролог

На измученный летней жарой город опускалась ночь, но она не могла принести облегчения его жителям. Слишком уж раскалились за день асфальт дорог и бетон стен. Покинувшее небо солнце, казалось, позволило одуревшим от духоты людям выйти из своих убежищ, но разогревшийся за день воздух продолжал обжигать их своим знойным дыханием.

Кондиционеры, облепившие здания подобно гнездам невиданных животных, натужно гудя, создавали иллюзию прохлады, обрушивая на своих хозяев миллиарды микробов, роящихся на их радиаторах. Но даже они не могли победить ужасную жару, давая лишь временное облегчение прячущимся под ними и заставляя простужаться и заражаться несчастных.

К тому же кондиционеры и сплит-системы были далеко не у всех. У Шурки, к примеру, не было ни того, ни другого. Хозяева квартиры жались, а устанавливать за свой счет, зная, что рано или поздно придется съезжать, было немного глупо. Правда, можно было поехать к сестре. Алена ее постоянно звала и даже предлагала совсем переехать к ним, по крайней мере, на время, но Александра отказывалась, не желая стеснять своих близких. Она вообще с детства была девушкой самостоятельной и привыкла решать свои проблемы в одиночку.

Но сегодня, пожалуй, можно было сделать исключение и навестить богатых родственников, тем более, что они ее приглашали. Душ не принес желанного облегчения, но все же немного освежил ее и, натянув на себя просторную футболку и шорты, Шурка вышла из дома. Лифт, как всегда, не работал, так что на улицу она вышла изрядно запыхавшись. Парковок в этих местах отродясь не водилось, так что все возможное пространство было занято машинами местных жителей. Тяжело вздохнув, девушка двинулась к остановке, миновав по пути компанию молодых людей, распивающих ледяное пиво из пластиковых бутылок.

– Гляди, мужик беременный, – показал пальцем один из них и вся компания довольно заржала.

Ругаться с ними не было ни сил, ни желания. К тому же Шурка действительно внешностью и повадкой напоминала больше молодого человека, нежели девушку. Раньше. До беременности.

Этот стиль она выбрала очень давно, еще в детстве. Когда в школе отменили форму, из ее гардероба постепенно исчезли юбки и платья, уступив место джинсам и рубашкам. Почему? Просто так удобнее. Зачем мучиться с каблуками, если можно обуть кеды? Для чего битый час расчесывать волосы, если короткую мальчишескую прическу достаточно поправить пятерней?! Мама с сестрой поворчали, но смирились, а больше у нее никого не было.

Разве что Ванька. Они были довольно дальними родственниками, и дружили с детства. По сути, он был единственным ее настоящим другом, и это было хуже всего. Дело в том, что Шурка относилась к нему совсем не по-дружески и уж тем более не по-родственному. Но сначала она была маленькой, а потом он влюбился в ее сестру. В Алену было трудно не влюбиться, она была настоящей красавицей, а Александра… стала Шуркой. Они вместе гуляли, пили пиво, возились с машиной и ходили на речку. Причем, этот чурбан, увидев ее в купальнике, непременно делал большие глаза и недоуменно спрашивал: – «Ты что, девчонка? Я и не знал…» Блин, убила бы!

То, что она девушка, он не разглядел, даже когда Алена вышла замуж. Случилось это довольно спонтанно, и стало для всех полной неожиданностью. Во всяком случае, для Ивана точно. Он тогда на пару лет пропал, а затем, когда вернулся, все пошло по-прежнему. Шурка – свой парень и они – лучшие друзья. Потом случилась эта дурацкая поездка в Германию и, казалось, произошло чудо. Она впервые была с ним близка… хоть и не одна. Вот уж не думала, что когда-нибудь докачусь до такого! Это же надо, так напились, что устроили тройничок… а на другой день его убили. Вот и слушай после этого рассказы про безопасную Европу и ужасную Рашку, где по улицам ходят пьяные медведи с балалайками.

Какой-то придурок попытался выхватить у Алены сумку, Иван вступился и получил удар ножом в бок. До больницы его не довезли. Глупая смерть, если они вообще бывают умные. Узнав о потере, Шурка выла в голос как раненая волчица, испугав и сестру, и ее подругу Светлану. Да-да, ту самую третью участницу их приключения. Та, разумеется, тоже всплакнула, да и с Аленой едва удар не случился, но все же больше всех убивалась именно Александра. Будь она проклята – та Германия и особенно этот мерзкий Кляйнештадт!

Короче, от поездки остались только горькие воспоминания, да еще сюрприз в животе. Она тогда, чтобы заглушить боль, с головой окунулась в работу, и, замотавшись, не обращала внимания ни на задержки, ни на самочувствие и лишь когда живот стал расти, догадалась сходить к гинекологу. И вот, пожалуйста – мужа нет, своего жилья нет, аборт делать поздно, да и убить ребенка от любимого человека…

В общем, Шурка решила рожать. Пока сбережения были, а потом можно будет вернуться домой к матери. Не выгонит же она ее, в конце концов? Потом… так далеко она не заглядывала.

Алена с мужем жили за городом в собственном доме. Вокруг дома был неплохой сад, создававший тень, а еще там был бассейн, сплит и все, что необходимо, чтобы пережить летний зной.

– Шурка, привет! – крикнул ей Лешка, возившийся во дворе с радиоуправляемым вертолетом. – Ты чего не позвонила, я бы встретил?

– Ничего, я сама прекрасно добралась, – отдуваясь, ответила та. – А где Алена?

– В воде естественно, – пожал плечами зять. – Дельфина изображает!

На самом деле сестра лежала на шезлонге в одном купальнике и наслаждалась слабым ветерком, ласкавшим ее нежную кожу. Несмотря на то, что солнце уже зашло, она все еще была в темных очках, придававших ее лицу выражение загадочности. Впрочем, увидев Александру, она сдвинула их наверх и поднялась ей навстречу, после чего они расцеловались.

– Как ты себя чувствуешь? – участливо спросила Алена.

– Спасибо, хреново, – отозвалась Шурка, устраиваясь поудобнее.

– Что-то случилось?

– Пока нет, но уже скоро.

– Ах вот ты о чем, – вздохнула сестра. – Везет же тебе!

Это была давняя боль Алены и Алексея. Рано поженившись, они хотели пожить для себя, а потому не спешили заводить детей. Причем настолько, что когда средства предохранения не сработали, муж уговорил ее прервать беременность. И вроде бы операция прошла без осложнений, но, когда они задумались, наконец, о продолжении рода, забеременеть у Алены не получалось. Они показывались многим специалистам, но те лишь разводили руками.

– Да уж, повезло – так повезло! – пробурчала Шурка, прекрасно знавшая эту историю.

– Как странно все складывается, – продолжала сестра, думая о своем. – Вы всегда были с Иваном рядом, но никогда вместе. Я даже удивлялась, почему так…

– А то ты не знаешь!

– Да ладно тебе, – смутилась Алена. – Это когда было-то? Можно сказать – в детстве.

– Угу, вот только мужики – они ведь в принципе как дети. Посмотри хоть на своего!

В этот момент Алексею удалось завести свою игрушку и вертолет, жужжа, как большой шмель, пролетел над сестрами, а сам «авиамеханик» с довольным криком понесся вслед за ним, размахивая пультом. Крыть было нечем и переглянувшиеся сестры рассмеялись.

– Есть хочешь?

– Ага, только душ приму.

– Может, в бассейн?

– Он от меня никуда не уйдет.

Ужин прошел почти весело. Лешка, посчитав свою победу над непокорным летательным аппаратом трудовым подвигом, достал из холодильника пива и с удовольствием смаковал его. Алена тоже не отказалась и лишь Шурка, проявляя заботу о будущем малыше, сидела как дура трезвая. Впрочем, ее в последнее время мутило и без спиртного. Сестра, заметив ее состояние, предложила ей пойти в комнату, и та, подумав, согласилась.

– Сань, ты ж рожать сегодня не будешь? – спохватился шурин. – А то я…

– Еще две недели, – успокоила его свояченица. – Так что можешь догоняться.

– Ты как-то неважно выглядишь, – встревожено спросила сестра. – Спишь плохо?

– Да не то чтобы плохо, – скривилась Шурка. – Просто сны какие-то дурацкие снятся.

– Какие сны?

– Да так просто и не объяснишь… Дома средневековые, люди в старинных нарядах, герцогини, принцы, служанки… и самое главное, реально так все. Кажется, протяни руку и потрогаешь.

– Не фига себе у тебя глюки!

– Сама в шоке.

– Ну, ладно, отдыхай. Может, сегодня обойдешься без своих видений.

– Хорошо бы, – откинулась на подушку Шурка и слабо улыбнулась. – Спокойно ночи!

– И тебе, родная!

1

Герцогство Померанское по германским меркам довольно велико и благополучно. В нем немало богатых городов и зажиточных деревень, а правят в тех землях герцоги из древней династии Грифичей. Правда, в последнее время этот некогда большой и сильный род начал угасать. У умершего в 1606 году герцога Богуслава XIII было одиннадцать детей, семеро из которых дожили до зрелого возраста. Однако на нем божье благоволение и закончилось, ибо из всех сыновей только один имел потомство – трагически погибший князь Дарлова Георг. А вот его старшие братья – Филип, Франц и Богуслав, несмотря на то, что долгое время были женаты, детей не имели. Правда был еще один, до сих пор неженатый, принц Ульрих и именно на этого молодого человека с надеждой смотрел весь род.

Но почему же вся надежда была лишь на принца Ульриха, если подрастал сын покойного Георга Дарловского? Все дело в том, что маленький Иоганн Альбрехт родился уже после смерти отца и потому носил прозвище Посмертный. И хотя княгиня Агнесса Магдалена родила его в положенный срок, кое-какие сомнения оставались, ведь несчастный случай с князем Георгом произошел вскоре после свадьбы. Говорили даже, что глава рода, герцог Штетинский Филип, нисколько не сомневался в незаконном происхождении малыша и даже пытался выгнать его с матерью из Померании. Однако потом он смягчился и передумал. Впрочем, Филип, которого за стойкость в вопросах веры все называли Набожным, скончался этой зимой, и на престол взошел его брат Франц. На торжества, посвященные коронации нового герцога, собрался весь род, включая его старшую сестру Клару Марию, вместе с мужем, герцогом Августом Брауншвейг-Вольфенбюттельским. Это был второй брак герцогини, но более известна она благодаря первому, с герцогом Сигизмундом Августом Мекленбург-Стрелицким, а их единственного сына звали Иоганн Альбрехт…. Да-да, Клара Мария была матерью русского царя!

Кроме того, на церемонию приехала ее невестка Катарина Шведская, вместе с сыном Карлом Густавом и дочерью Евгенией. Прибытие ее привело к некоторой неразберихе, поскольку никто не знал, как ее титуловать. В Стокгольме она была принцессой, в Мекленбурге – великой герцогиней, а в Москве была бы царицей, правда, там она еще не побывала, а, следовательно, не была коронована…

– Рад приветствовать ваше королевское высочество, – нашелся с этим лично выехавший ей навстречу герцог Франц, и сестра шведского короля, к его счастью, ничем не выдала своего неудовольствия.

– Ах, дорогой дядя, – улыбнулась она, выходя их кареты, – оставьте эти несносные церемонии для торжественных приемов…

– Надеюсь, вы не слишком устали с дороги? Право, я ожидал, что вы прибудете морем.

Легкая тень пробежала по лицу Катарины, но в следующую секунду она справилась с собой и обворожительно улыбнулась:

– Я куда больше люблю путешествовать посуху. Кстати, герцогиня Вольфенбюттельская уже здесь?

– Да, и вы скоро сможете увидеть ее, поскольку приготовленные для вашего королевского высочества апартаменты находятся рядом с покоями моей сестры.

– Чудесно.

Как только приехавшие дамы смогли привести себя в порядок, последовал торжественный обед, на который собрались все гости. Сестра короля и жена царя – величина немалая, и потому Катарине отвели самое почетное место рядом с герцогом, который весьма галантно ухаживал как за ней, так и за ее свекровью, расположившейся по другую сторону стола. Поначалу Грифичи чувствовали себя несколько натянуто, но их высокопоставленная гостья была мила, приветлива, и скоро все непринужденно болтали, как это водится между родственниками.

– Дорогой дядюшка, – спросила Катарина в перемену блюд, – а кто те дамы в конце стола?

– Какие именно? – переспросил он, занятый разговором с сестрой.

– Франц, тебя спросили о княгине Дарловской, – немного скрипучим голосом уточнила ничего не упускавшая Клара Мария.

– Княгиня Дарловская… – прикусила губу шведская принцесса.

– Да, это вдова моего брата Георга, княгиня Агнесса Магдалена, и ее приближенная – госпожа фон Нойбек.

– Никогда не слышала, – спокойно сказала Катарина и отвернулась, чтобы не видеть ехидной усмешки свекрови.

Герцог Померании почувствовал себя немного неловко и нервно спросил сестру:

– Клара, на чем мы остановились?

– Мы остановились на нашем беспутном братце Ульрихе, которому давно пора жениться.

– Ах, да… кстати, ты говорила, что у вас есть хорошая партия для него?

– Ничего подобного я не говорила! – возразила она, – это мой Август толковал тебе о принцессе Гедвиге.

– Да-да, принцесса Гедвига, – тут же подхватил, сидящий рядом с женой герцог Август, – весьма благовоспитанная и набожная девушка, которая вполне могла бы составить счастье…

– Лучше бы ты, Франц, побеспокоился об Анне, – прервала излияния мужа Клара Мария и требовательно посмотрела на брата, – бедняжке уже скоро двадцать восемь, а она все не замужем! Для мужчины это нормально, но для девицы, согласись – чересчур!

– Уж не хотите ли вы сказать, матушка, что она старая дева? – нахмурилась Катарина, вышедшая замуж примерно в этом же возрасте.

– Я хочу сказать, – как отрезала герцогиня, – что покойный Филип едва не испортил нашей сестре жизнь, чрезмерно изучая нравственность потенциальных женихов!

– Ты излишне драматизируешь, сестра, причем совершенно напрасно! Скоро состоится помолвка Анны с Эрнестом де Крой, и не пройдет и года, как она выйдет за него замуж!

– Очевидно, матушка полагает нравственность не слишком важным качеством для мужчин… – тихо сказала шведская принцесса, но свекровь все равно ее услышала.

– Вы не правы на мой счет, дитя мое, уж я-то прекрасно знаю, как может быть несчастна женщина, муж которой далек от нравственности. Однако я также знаю, что требовать нравственности от мужчины, находящегося вдали от жены – напрасный труд!

– Что вы хотите этим сказать? – ледяным тоном осведомилась Катарина.

– Я хочу сказать, милочка, что вам давно пора быть в Москве!

– Как вы можете так говорить, – возмутился сидевший подле принцессы прибывший в ее свите епископ Глюк, – разве вы не знаете, что ее высочество хотели заставить отречься от христианской веры!

Голос епископа стал проникновенным, будто он перед этим долго постился, готовясь к проповеди, а не объедался, пропустив мимо ушей половину разговора. Впрочем, жирные губы и прилипшая к подбородку крошка несколько портили впечатление от его велеречивости. Тем не менее, все услышавшие его замолкли, с недоумением наблюдая за приключившимся скандалом. Однако Клара Мария была не из тех, кого легко смутить.

– Да будет вам известно, святой отец, что страна, где мой сын стал государем, приняла христианство гораздо раньше той, в которой родились вы. А потому не смейте оскорблять его и его подданных в моем присутствии, ибо оскорбление величества есть совершенно непростительное преступление, и мы, слава богу, не паписты, епископы которых неподсудны светским властям!

Высказав все, что она думала, герцогиня поднялась и, поблагодарив за угощение, удалилась вместе с мужем в свои покои. Следом за ней зал покинула Катарина, а затем к выходу потянулись и другие. Похоже, вечер был безнадежно испорчен.

Пока собравшиеся на торжественный обед выясняли отношения, в саду собрались дети и сопровождавшие их няньки. Трудно сказать, отчего так получилось, но скоро два мальчика и две девочки, гуляющие по разным аллеям, оказались рядом и с интересом уставились друг на друга.

– Кто это, Карл? – спросила самая маленькая девочка, крепко державшая за руку своего брата.

– Я не знаю, – отвечал он ей неуверенно, – но если хочешь, мы познакомимся.

– Хочу, – немедленно заявила малышка, которой на вид было не более пяти лет.

Мальчик немедленно принял полную достоинства позу и торжественно заявил:

– Меня зовут принц Карл Густав, а это моя сестра принцесса Евгения. А теперь назовитесь вы!

– Меня зовут принц Иоганн Альбрехт, – учтиво поклонился второй мальчик, бывший примерно на год старше Карла Густава.

Самая старшая девочка приветливо улыбнулась, и сделал книксен.

– Меня зовут Мария.

– Просто Мария? – переспросил Иоганн Альбрехт.

– Клара Мария Рашке, – сделала еще один книксен девочка и обернулась к брату с сестрой, – вы разве меня не помните? Я воспитанница вашей бабушки герцогини Брауншвейг-Вольфенбюттельской, мы даже играли с вами, принц, когда вы приезжали в Вольфенбюттель. Ваша сестра была еще совсем малышкой, но вы должны меня помнить!



– Да, я помню, – просиял мальчик в ответ, – ты завязала мне глаза, и я должен был тебя искать!

– Я тоже хочу так играть! – немедленно заявила Евгения и даже топнула ножкой.

Мысль показалась детям такой соблазнительной, что они решили немедля воплотить ее. На роль повязки лучше всего подошел воротник Иоганна, благо на нем почти не было кружев. Заминка возникла лишь, когда решали, кому водить, но Мария нараспев прочитала какую-то забавную считалку, вызвавшую бурю восторга у остальных, и жребий пал на Карла. К сожалению, нигде не нашлось колокольчиков, но дети вышли из положения, крича принцу с разных сторон:

– Я здесь! Я здесь!

Карл с завязанными глазами бегал то за Марией, то за Иоганном, а малышка Евгения заливисто смеялась и хлопала в ладоши. Наконец, ему удалось поймать девочку, пытавшуюся нагнувшись пройти у него под рукой, и он, счастливо смеясь, стянул с глаз повязку. Теперь водить предстояло Марии, и ей торжественно повязали воротник. На этот раз игра была недолгой: Карл, прокричав: «Я здесь!», – ловко увернулся от расставленных рук, а вот дарловский принц и не подумал уворачиваться, и немедленно попал в объятия Марии. Та недоуменно сняла повязку и, увидев выражение лица Иоганна, фыркнула от смеха. Карл тоже смеялся вместе со всеми, при этом остро завидуя находчивому сопернику. За этим занятием и застали их няньки, спохватившиеся, что потеряли своих подопечных. Как ни сопротивлялись дети внезапной разлуке, как ни плакала маленькая Евгения, их все же разлучили и отвели по покоям. Разве что Мария ушла сама, напевая довольно.

После обеда, едва не закончившегося скандалом, княгиня Агнесса Магдалена ужасно захотела прогуляться, но Штеттинский замок навевал на нее не слишком приятные воспоминания, и она, сделав несколько шагов по галерее, остановилась в нерешительности. Катарина фон Нойбек заметила ее состояние и спросила напрямик:

– Вас что-то беспокоит?

– По правде говоря – да. Мне все время кажется, что вот-вот откуда-нибудь выскочит покойный герцог Филип и его мерзкий врач с камергером.

– Право, что за ребячество! Он давно умер, да и после острастки, устроенной ему… вашим героем, вряд ли был способен на какую-либо подлость.

– Мой герой, – усмехнулась Агнесса, – увы, он уехал далеко-далеко, там женился и…

– Уехал еще дальше, оставив жену и детей, – продолжила Катарина.

– Ты злая, Като!

– Злая? Вот уж ничуть! Просто я привыкла реально смотреть на вещи.

– И что же тебе подсказывает твой взгляд?

– Что вашей светлости стоит перестать жалеть о том, чего у вас никогда не было, и заняться более насущными проблемами.

– О чем ты?

– О вас, моя княгиня, только и исключительно о вас! В самом деле: вы еще молоды и красивы, у вас есть титул и состояние, и вы вполне можете найти свое счастье в новом браке. Во всяком случае, попытаться!

– Ты же знаешь наши обстоятельства…

– И ничего я не знаю! Ваш сын уже не младенец, и нет никакой необходимости кудахтать над ним как наседка.

– Но наши враги…

– У вас был один-единственный враг – герцог Филип Набожный, но он скончался, упокой Господи его черную душу! Младшие братья никогда не разделяли его предвзятого к вам отношения, и, полагаю, не станут противиться вашему новому замужеству, при условии соблюдения прав маленького Иоганна Альбрехта.

– Мой сын – единственный наследник герцогского трона Грифичей! – отчеканила в ответ княгиня, в которой проснулась кровь Асканиев.

– О, я смотрю, у вашей светлости большие планы… – удивилась госпожа фон Нойбек, – раньше вы не вспоминали об этом обстоятельстве.

– Раньше я не часто виделась с родней мужа, а посмотрев на них всех вместе, кое-что поняла.

– И что же?

– Мой сын будет единственным наследником правителя всей Померании, и потому моя репутация должна быть безупречна!

– Но Ульрих еще может…

– Като, не смеши меня, ты же его видела!

– Гхм…

Молодые женщины обернулись, и с некоторым замешательством увидели принца Ульриха, очевидно, только что подошедшего. Тот явно слышал, что говорят о нем, хотя вряд ли понял, что именно. В лицо Агнессе бросилась кровь, а вот Катарина не растерялась и тут же бросилась в атаку:

– Ваша Светлость, – склонилась она в реверансе, – какой приятный сюрприз, а мы как раз говорили о вас!

– Вот как, – растерялся Ульрих, – но…

– Как же, как же, ведь вы много путешествовали, учились в университете…

– В двух…

– Поразительно! А вот мы с Агнессой, к несчастью, нигде не были, кроме Анхальта и Померании. Вы должны непременно нам все рассказать!

С этими словами госпожа фон Нойбек сделала шаг в сторону, да так удачно, что принц Ульрих, продолжая следить за собеседницей, повернулся, оказавшись рядом с княгиней.

– Право, я не слишком хороший рассказчик…

– О, мы совсем не избалованы хорошими рассказчиками, к тому же я уверена, что Ваша Светлость наговаривает на себя!

– Но…

– Ой, какая досада!..

– Что случилось? – встревожился принц.

– Я совсем забыла – у меня есть неотложные дела, но вы непременно должны рассказать все Агнессе, а она потом расскажет мне.

– Но удобно ли…

– Удобно, Ваша Светлость, она же вам почти сестра! Все, я убегаю!

Ошеломленный натиском Ульрих остался один на один с княгиней и лишь хлопал в недоумении глазами. Видя его замешательство, Агнесса мягко улыбнулась и попросила мелодичным голосом:

– Дорогой брат, расскажите мне об Италии.

– С восторгом… – пролепетал принц, – вы позволите предложить вам руку?

– Более того, я настаиваю на этом! – с самым серьезным видом отвечала она.

Катарина фон Нойбек осторожно выглянула из-за угла и, увидев, что принц и княгиня идут под руку, с удовлетворением вздохнула. «Эта семейка меня доконает!» – подумала она, и решительно направилась к отведенным им покоям.

Впрочем, совершающих променад молодых людей видела не только она. Герцогиня Клара Мария, стоящая у окна, тоже заметила эту странную парочку и удостоила самого пристального взгляда. Пошевелив губами, как будто что-то пережевывая, она какое-то время рассматривала их, затем услышала шум и, обернувшись, спросила:

– Что там еще?

– Ее королевское высочество просит вас принять ее, – ответила камеристка, – вы позволите нам с Марией удалиться?

– Хорошо, Марта, ты можешь увести дочь, однако сама будь неподалеку. Полагаю, мне надо будет продиктовать несколько писем после разговора с невесткой.

– Как прикажет Ваша Светлость.

Камеристка сделала книксен и собиралась выйти, но герцогиня окликнула ее:

– Марта…

– Да, госпожа герцогиня.

– Девочка моя, я хочу, чтобы ты знала… я люблю всех своих внуков, хотя и не всех могу так назвать.

– Вы так добры…

– Вовсе нет, моя дорогая, однако я намерена всем им устроить будущее. Помни об этом, а теперь ступай.

Едва она вышла, как дверь в комнату отворилась и в нее зашла Катарина Шведская в сопровождении двух дам.

– Вы позволите, матушка? – ровным голосом осведомилась она.

– Сделайте одолжение, ваше королевское высочество, – с достоинством отвечала ей свекровь, – я всегда рада видеть вас и своих внуков.

– После нашего последнего разговора у меня сложилось иное мнение…

– Простите, милочка, но я уже стара, и у меня осталось мало времени. Именно поэтому я частенько говорю людям то, что думаю, а не то, что они хотят услышать. Это привилегия старости.

– Однако вы обвинили меня…

– В неисполнении супружеских обязанностей?

– Матушка, я бы попросила!..

– Дорогая моя, а нет ли у вас поручений для ваших дам? – прервала возмущение невестки герцогиня.

Катарина обернулась к своим приближенным и выразительно посмотрела на дверь. Дождавшись, когда они, сделав реверансы, выйдут, Клара Мария продолжила:

– Садитесь рядом, ваше королевское высочество, и извольте выслушать все, что я вам скажу. Когда ваш покойный батюшка, король Карл, пожелал выдать вас замуж за моего сына, это был, давайте говорить прямо, мезальянс! Вы – королевская дочь, а Иоганн Альбрехт – всего лишь мелкий германский князь, каких в Империи хоть пруд пруди. Разумеется, он оказал немалые услуги вашему царственному отцу, но никто не мог ожидать, что награда окажется столь велика. Однако с той поры ситуация очень изменилась. После смерти моих несчастных племянников, мой сын унаследовал их земли, и теперь вы герцогиня не в маленьком и бедном Стрелице, а в больших и богатых Шверине и Гюстрове…

– Я не бесприданница… – попробовала возразить Катарина.

– …более того, Иоганн Альбрехт был выбран на престол хоть и далекой, но обширной страны, – продолжала Клара Мария ледяным тоном. – Так что ваш долг, сударыня, быть рядом с мужем! И я не вижу ни одного обстоятельства, которое могло бы вас извинить.

– Боюсь, ваши упреки несправедливы, матушка. Мой муж сам покинул меня, отправившись на войну, с которой так и не вернулся.

– Какой вздор! На эту войну его отправил ваш брат, король Густав Адольф.

– Да, он счел, что таланты вашего сына помогут получить этот престол моему несчастному брату, однако никто не ожидал, что Иоганн Альбрехт сам усядется на московский трон.

– Уж не хотите ли вы сказать, что в смерти Карла Филипа виноват мой сын?

– Нет, конечно, но…

– Тогда к чему вы мне рассказали все это? Повторяю, обстоятельства изменились, и теперь вам следует побеспокоиться, чтобы столь удачно занятый трон достался со временем вашему сыну.

– Но от меня требуют отречься от веры отцов…

– Насколько я знаю, дорогая моя, от вас пока никто ничего не требовал. Вам всего лишь сказали, что такая необходимость может возникнуть. Если бы вы сами отправились в Москву, то, вполне возможно, вам удалось бы сохранить свое вероисповедание, раз уж оно столь дорого вашему королевскому высочеству.

– Но мой сын…

– Ваш сын – наследник престола, и должен быть рядом с отцом! Изучать своих будущих подданных и приучать их к мысли, что именно он их будущий господин! Искусство правителя совсем не так просто, как кажется на первый взгляд.

– Вы, конечно, правы, матушка. Но дело в том, что мой сын еще и наследник шведского престола, по крайней мере, пока у моего брата нет детей.

– Вот как?

– Да, об этом не объявляли открыто, но завещание составлено, и именно поэтому Карл Густав получил титул герцога Вестгётландского.

– Вот уж не слышала, что род Ваза пресекся!

– Мой брат не желает, чтобы трон мог достаться католикам, если с ним что-то приключится.

– Если бы ваш брат меньше занимался всяким вздором, то у него давно был бы свой наследник. Ведь он ровесник моего сына!

– Риксдаг никогда не согласится на его брак с Эббой Браге, а сам он не желает никакой другой жены.

– Я была лучшего мнения о вашем брате. Немецкие княжества просто переполнены потенциальными невестами. Это самый ходовой товар в Империи. Так что ваш брат вполне может жениться, дать стране наследника, а уж затем сколько угодно любить эту самую Браге или еще кого.

– Я смотрю, вас совершенно не смущает мужская распущенность, – поджала губы Катарина.

– Если ваше королевское высочество говорит о моем сыне, то вы понятия не имеете, что такое распущенность! Вот его отец – тот действительно был распущенным, а мой Иоганн – просто ангел на его фоне.

– А плод его греха вы приблизили в качестве доказательства его нравственности? И теперь привезли, чтобы больнее уколоть меня!

– Когда родилась эта девочка, вы еще не были даже помолвлены. Да, я питаю слабость к этому ребенку и принимаю участие в ее жизни, тем более, что другие внуки не слишком часто навещают меня.

– Простите, матушка, но мне так тяжело видеть ее… А тут еще эта Агнесса Магдалена…

– Дочери и сестре короля недостойно прислушиваться к сплетням! А сомневаться в законном рождении моего племянника – низко! Да, мой сын гостил у бедняги Георга, перед тем как с ним случилось несчастие, однако сразу после похорон покинул Дарлов и более никогда туда не возвращался. Так что ваши подозрения абсолютно беспочвенны.

– Может быть, может быть… однако я со страхом думаю, как мой муж ведет себя в Московии…

– И чем дольше вы туда не едете, тем больше у вас будет оснований для беспокойства, дорогая моя! Так что бросьте глупые мысли и как можно скорее поезжайте к своим новым подданным.

– Я боюсь.

– Что?..

– Я боюсь за своего сына. Мне предсказали, что мой сын умрет так же, как несчастный Карл Филип, если ступит на палубу корабля до совершеннолетия!

– Но Швеция за морем…

– Ни я, ни мой сын ни разу не были в Швеции со времени этого ужасного предсказания.

– Вы меня с ума сведете! Как можно верить в такой вздор?

– Я боюсь.

– Вы не того боитесь! Вам надо бояться, что мой сын устанет ждать ваше королевское высочество, и разведется.

– Как это возможно? – возмутилась Катарина, – я дочь и сестра короля!

– Как раз с дочерями сильных мира сего такое происходит гораздо чаще, нежели с простыми смертными.

– Но церковь никогда не даст согласия на развод!

– Шведская – может быть, однако ответьте мне на один вопрос: зачем русскому царю согласие шведской церкви?

– Вы полагаете это возможным?

– Говоря по совести, я никак не могу понять, почему мой сын не сделал этого до сих пор. Ваш отказ приехать в Москву дает ему превосходный повод. Даже не знаю – может, он до сих пор питает к вам чувства?..

Легший прикорнуть после обеда, герцог Август встал в чудесном расположении духа. Быстро приведя себя в порядок, он зашел к жене и застал ее диктующей письма своей камеристке.

– Вы все в трудах! – воскликнул он, обращаясь не то к жене, не то к усердно скрипевшей пером Марте, – это очень кстати, надо написать в Ганновер Юлию Эрнсту по поводу Гедвиги…

– Я уже все сделала, мой дорогой, – скупо улыбнулась Клара Мария.

– Чудесно; и что же ты написала?

– Что ему следует поискать другую партию для нашей кузины.

2

Шурка в панике вскочила и едва не грохнулась с кровати. Некоторое время она испуганно озиралась, но затем вспомнила, где находится и с облегчением вздохнула. Это всего лишь сон! Правда, очень реальный и невероятно красочный, но все же только сон. В изнеможении она опустилась на постель и вдруг поняла, что та – мокрая. Блин, только этого не хватало! Она что, как маленькая… и вдруг мозг пронзила ужасная догадка. «Воды отошли!» – сообразила она и снова запаниковав, вскочила. «Что делать? Кого звать на помощь?» Сестра и ее муж давно спали, а больше в доме никого не было. «Телефон!» – мелькнула спасительная мысль и девушка принялась лихорадочно искать свою старенькую Нокию.

– Ало, скорая… я рожаю… что, адрес? Погодите, кажется, да, точно, Яхонтовая… это рядом с Сургутской… да-да, у чёрта на куличках! Нет, самой добраться не на чем! И быстрее – у меня воды отошли!

Тут невероятно скрутило низ живота и Александра уже никого не стесняясь взвыла, переполошив весь дом. Скорая прибыла почти через час, когда роженица уже готова была лезть на стену от страха. Ошарашенный от произошедшего Алексей помог ей добраться до машины, а Алена подала пакет, в который наскоро побросала необходимые вещи.

– Я с тобой! – крикнула сестра, и хотела было залезть в машину, но ее остановил фельдшер.

– Вы что с ума сошли? – немного грубовато заявил он. – От вас фонит, как от пивного ларька! Протрезвеете, тогда и навестите, а сейчас не мешайте.

– Ты чего? – попробовала урезонить его напарница, – обычное же дело…

– Не видишь, что происходит? – оборвал он ее. – Тут эту бы довести без приключений, не хватало еще вторую откачивать.

Мигнув на прощание люстрой на крыше, скорая двинулась вперед, колыхаясь на кочках. Асфальт в этом микрорайоне еще не положили и дороги были отсыпаны строительным мусором, благо в последнем не было недостатка, после застройки. В результате получилась немного сюрреалистичная картина из довольно пафосных особняков, путь к которым покрывали куски битого кирпича, бетона, штукатурки и прочего хлама. Ездить по этим, с позволения сказать, путям сообщения было тем еще удовольствием. Даже маршрутки и такси ходили только до шоссе, а дальше местные добирались самостоятельно. Кроме тех «несчастливцев» у которых были свои автомобили и они, вцепившись в руль, осторожно тащились по ухабам.

После случившегося спать, разумеется, не было ни малейшей возможности, поэтому Алена с Алексеем быстро собрались и вызвали такси. Пока они шли к шоссе, машина уже прибыла и стояла у обочины, мигая аварийкой.

– Куда едем? – осклабился водитель, выразительно глянув на включенный счетчик.

– Блин, а куда Шурку повезли? – спохватился Лешка и с недоумением посмотрел на жену.

– Ты что не спросил? – изумилась та.

– Нет!

– Ну как же это… – почти заплакала Алена, – давайте что ли в Первую.

Таксист в ответ лишь пожал плечами и газанув, рванул свою «ласточку» в поток. Увы, в Первой Горбольнице, рожениц с такой фамилией не поступало. Нужно было искать дальше, но непонятно в каком направлении двигаться. Выручил, как ни странно, дождавшийся их водила. Поняв по потерянным лицам, что пассажиры не нашли родственницу он покачал головой, и глубокомысленно сказал:



– Если случай тяжелый, то вам в Перинатальный центр надо. Проблемных всех туда доставляют!

– Ты раньше сказать не мог? – поинтересовался Алексей.

– Мое дело маленькое, – пожал тот плечами, – куда сказано, туда и везу!

До Перинатального они добрались уже под утро. Шурку действительно привезли сюда, но как обстоят дела, долго никто ничего не говорил. Наконец, к ним вышел врач и вопросительно взглянул.

– Вы родственники?

– Да, я сестра.

– Понятно… что же, у меня для вас не слишком хорошие известия.

– Что случилось?

– В общем, роды были тяжелые… ребенок родился слабым и сейчас помещен в бокс…

– Что с Сашей?

– Примите мои соболезнования, – покачал головой акушер. – Мы сделали всё, что могли.

Ноги Алены от услышанного подкосились, и она без стона опустилась на руки мужа. Переполошившийся врач позвал дежурную медсестру, и та принялась хлопотать над упавшей в обморок женщиной. Впрочем, нашатырь быстро привел ее в чувство.

– С вами все в порядке? – с тревогой в голосе спросил врач.

– Со мной – да, – горько ответила та. – Скажите, доктор… она что-нибудь сказала?

– Ивана какого-то звала, – глухо отозвался акушер. – Это, вероятно, отец ребенка?

– Да.

– А где он?

– Погиб. Девять месяцев назад.

– Дела…, ну что же, примите еще раз мои соболезнования. Извините, но мне надо идти.


Боль была настолько всеобъемлющей, что, казалось, заполнила ее всю до краев и не оставила места ни для какого иного чувства. Сил не было уже даже кричать, и Шурка мысленно взмолилась с просьбой о помощи. Она и сама бы затруднилась сказать, к кому именно обращена ее молитва, к Богу, к вселенскому разуму или еще кому, но, как бы то ни было, эта мольба была услышана и боль постепенно ушла. «Что ты хочешь?» – раздался в голове чей-то невообразимо прекрасный голос.

– Где мой ребенок? – встревоженно спросила она.

– С ним все будет хорошо! – отвечал ей тот же голос и повторил свой вопрос: – Чего ты хочешь?

– Раз так, то ничего.

– Ты уверена?

– Я что, могу попросить все, что захочу?

– В разумных пределах.

– Я хочу увидеть его!

– Ребенка?!

– Нет, я о другом.

– Понятно. Что же это можно устроить.

– Как, ведь он же умер?

– Ты сделала свой выбор.

В этот момент боль вернулась, но на сей раз, она была куда меньше. По крайней мере, она теперь могла плакать и слезы градом полились из ее глаз. Рядом кто суетился, что-то говорил на непонятном языке. Чья-то мягкая и невероятно ласковая рука гладила ее по голове, и она вдруг отчетливо поняла, что это мама. Жалобно всхлипнув, Шурка потянулась к ней и из гора вырвалось тоненькое:

– Мутти![1]

То, что она сказала это слово по-немецки, так удивило девушку, что она широко распахнула глаза и в панике уставилась на сидящую рядом с ее постелью женщину. Та была довольно странно одета, но самое главное, что глаза Александры прекрасно видели, что она не ее мать, но сердце буквально задыхалась от нежности. «Мама!»

– Мутти, – прошептала она и, счастливо улыбнувшись, впала в забытье.

– Вашей дочери явно лучше, фройлян Марта, – удивленно сказал доктор, присланный госпожой герцогиней. – Пожалуй, я поторопился, говоря, что необходимо звать пастора.

– Благодарю вас, гер Штольц. – устало отозвалась женщина. – Но почему она опять лишилась чувств?

– О, это не обморок, фройляйн, просто ваша дочь уснула. Ей нужно набираться сил, да и вам тоже. Попробуйте отдохнуть. Госпожа герцогиня прислала служанку, она последит за девочкой.

– Нет, я не смогу оставить ее даже на минуту.

– Воля ваша, – пожал плечами врач и, взяв в руки свой саквояж, вышел.

Вообще-то гер Штольц не слишком жаловал Марту Рашке и ее дочь. Да и с какой стати ему питать почтение у этой девке, пусть и прижившей ребенка от Мекленбургского герцога. Мало ли таких бастардов по всей империи? Правда, бабушка маленькой Клары Марии, так звали девочку, питала необъяснимую слабость к своей внучке, к тому же названной в ее честь и потому приходилось держать свое мнение при себе.

Впрочем, госпожа герцогиня сильно сдала в последнее время и когда милосердный господь приберет ее, все переменится. Герцог вряд ли станет держать при себе незаконнорожденную дочь своего беспутного пасынка, как и ее мамашу. Вот пусть и убираются на все четыре стороны, хоть к родителям в Кляйнештадт, хоть в далекую Московию, где ее дикие жители имели безрассудство выбрать Мекленбургского герцога своим царем. Хотя… что от них ждать? Какие подданные, такой и сюзерен!

Проснувшись, Шурка снова увидела рядом с собой эту женщину. Сраженная усталостью, та сидя спала у ее изголовья, прислонившись к высокой резной спинке кровати. Вообще, постель заслуживала отдельного описания. Перина и подушка были наполнены мягчайшим пухом и выгодно отличались от привычных девушке мешков с синтетической ватой, а вот простынь было довольно трудно назвать белоснежной. Скорее она была серо-белой, но это был именно цвет, а не грязь. К тому же материал ее был довольно груб. Рубашка тоже не была шелковой, хотя шелковых Саша никогда не носила. Большую часть сознательной жизни пижамой ей служили трусы и майка, но, видимо, в больнице ее переодели в рубашку из грубого полотна. Интересно, что же это за больница такая? С трудом подняв руку, девушка посмотрела на нее и поразилась худобе.

– Сколько же я тут валяюсь? – растерянно подумала она и вдруг в голову молнией влетела мысль: – «Где мой ребенок?»

– Где мой ребенок? – повторила она тонком голосом и с трудом откинув тяжелое лоскутное одеяло, вскочила на пол.

– Доченька, что с тобой? – переполошилась мигом проснувшаяся женщина и попыталась остановить Шурку.

Не тут-то было, девушка бросилась бежать, оглашая пространство дикими криками. Откуда-то появившиеся люди бросились за ней, и скоро беглянка была схвачена и принесена на свою постель. Самое странное, что все окружающие ее, включая сидевшую у изголовья женщину, были великанами по сравнению с Шуркой. Во всяком случае, большинству из них она доставала едва ли до пояса. Кроме того, они были донельзя странно одеты, в какие-то длинные платья, поверх которых были не менее длинные передники, а на головах уродливые чепцы. Но хуже всего было то, что все они говорили на немецком и это последнее обстоятельство так поразило Александру, что она замолчала.

– Что с тобой, дитя мое? – чуть не плача, спросила женщина, которую все называли фройляйн Марта.

– Где мой ребенок? – робко спросила Шурка, чувствуя, что сходит с ума.

– Какой еще ребенок, девочка моя? Тебе ведь всего восьмой год от роду!

Слова эти как громом поразили девушку, и она в испуге схватила себя за грудь, но тут же ее одернула. Во время беременности ее довольно таки символические до той поры груди заметно выросли и были, по меньшей мере, второго размера. Во всяком случае, лифчик пришлось покупать, и теперь ее вряд ли кто-нибудь мог перепутать с парнем. А теперь под рубашкой из грубого полотна было только худенькое тело с выпирающими ребрами и ни малейших признаков молочных желез. В панике она схватилась за голову, и тут же последовало новое потрясение. На ней были довольно длинные волосы, прикрытые к тому же каким-то нелепым чепчиком с кружевами. «Я сошла с ума!» – мелькнула в голове мысль. «Или нет, меня обкололи обезболивающими или успокоительными, и это глюки!»

– Что с тобой, Клара Мария?

«Точно глюк» – подумала Шурка, но вслух неожиданно для самой себя сказала совсем другое: – Простите, мне приснился страшный сон и я… очень хочу есть!

Окружавшие ее женщины переглянулись с таким ошарашенным видом, будто она попросила звезду с неба, но через минуту, ей подали чашку крепчайшего куриного бульона, распространявшую вокруг себя просто восхитительный аромат. Он, к сожалению, быстро кончился, но Саша была уверена, что никогда в жизни не ела ничего вкуснее!

Примерно через неделю, когда девочке стало лучше, герцогиня Клара Мария Померанская и Вольфенбютельская, пожелала ее увидеть. Шурку переодели в новую рубашку и длинное платье. На худые ножки натянули толстые вязаные чулки, а на голову нахлобучили ненавистный чепец. Зеркала в том крыле дома, где они жили не водилось, так что оценить свой внешний вид Шурка не могла, но все вокруг уверяли ее что она выглядит как ангелочек. «Померла, что ли?» – хмыкнула та про себя, но озвучивать не стала. Проблем в ее жизни хватало и без этого. Как не дико это было осознавать, но Александра поняла, что попала в чужое для нее детское тело, причем живет это тело в далеком прошлом, а насколько далеком – понять она пока не могла. Женщина, сидевшая у ее изголовья, действительно была матерью девочки, то есть теперь Шурки. Причем, когда Марта оказывалась рядом с ней, сердце ее начинало ускоренно биться, накатывал прилив нежности, и хотелось прижаться к ней, как будто она и впрямь была ее мамой. Похоже, что они с дочерью были очень близки, и чувство это передалось новой владелице тела по наследству.

Увидев герцогиню, Саша неожиданно вспомнила, где видела ее раньше. Это была та самая пожилая женщина из ее снов. Это она встречалась с Померанским герцогом, беседовала с шведской принцессой и княгиней Дарловской. А еще это она сказала Марте, что любит всех своих внуков!

– Подойди ко мне, дитя мое, – велела ей Клара Мария.

Марта подтолкнула ее вперед и девочка, сделав несколько шагов, присела в книксене. Надо сказать, что получилось это весьма изящно, как видно, учили ее этикету всерьез.

– Ты очень напугала нас, – продолжила герцогиня. – Я слышала, у тебя было нехорошо с памятью, и ты не узнавала многих знакомых тебе людей? Скажи мне, дитя, ты помнишь меня?

– Вы моя бабушка? – несмело спросила Шурка, и этот ответ заставил ахнуть всех присутствующих, а прежде всего – мать.

– Верно, – ничуть не смутилась пожилая женщина, и губы ее тронула слабая улыбка. – Я действительно твоя бабушка и потому очень рада, что тебе уже лучше. А кто это такой, ты помнишь?

С этими словами герцогиня поманила девочку к себе и показала ей небольшую миниатюру с портретом. Взглянув на него, Шурка равнодушно покачала головой. Изображенный на ней молодой человек был ей совсем не знаком, да и вообще, выглядел на её вкус слишком помпезно. Длинные волосы, роскошные кружева, дорогое платье и лишь висящая на боку шпага указывала на его принадлежность к мужскому полу.

– Нет, бабушка, – помотала она головой.

– Ничего удивительного, – не стала огорчаться Клара Мария. – Ты ведь его никогда не видела. Это мой сын, Иоганн Альбрехт, в ту пору, когда он был еще принцем. Это твой отец, дитя!

Окружающие еще раз ахнули, но уже значительно тише. Все-таки герцогиня имеет право на некоторую экстравагантность и если ей захотелось приблизить незаконнорожденную внучку, то кто, скажите на милость, может ей помешать? Нет, разумеется, у нее есть муж, но всякому известно, что герцог Август высоко ценит мудрость своей супруги и почти никогда ей не перечит.

– Что-то я устала, – вздохнула Клара Мария и обернулась к Марте. – Вы можете идти с дочерью.

– Да, ваше высочество, – сделала та книксен и, взяв дочь за руку, удалилась.

Шурка шла рядом с матерью и искоса поглядывала на нее. То, что она не принцесса, было очевидно. Нет ни короны, ни свиты, ни роскошного наряда. А если ее отец – принц, это означает только одно. Они не женаты. Стало быть, папаша, охмурил в свое время бедную девушку и бросил ее, обрюхатив. Слава богу, хоть бабушка не бросила бедняжку на произвол судьбы и взяла к себе. Хорош, нечего сказать. Нет, все-таки все мужики козлы! А ведь Марта очень красивая женщина и еще совсем молодая. Где-то двадцать два, может двадцать три, не больше. Шагает легко, в осанке чувствуется прирожденная грация, а еще у нее очень милая улыбка. «Все-таки моя мама самая красивая!» – неожиданно для самой себя подумала Александра. Похоже, она стала привыкать к новой жизни и новой семье. Только иногда по ночам ей слышался плач новорожденного ребенка, и тогда она закутывалась с головой под одеяло, не в силах его слушать. Но это случалось все реже, и Шурка все больше чувствовала себя беззаботной маленькой девочкой. Здоровье быстро поправлялось и ей хотелось бегать, прыгать и играть с подружками.

С последними было не очень хорошо. У придворных и слуг было довольно много детей, в том числе и подходящих для внучки герцогини по возрасту. Хотя первые запрещали своим отпрыскам водиться с незаконнорожденной, а для вторых она была почти госпожой, маленькая Клара Мария была девочкой общительной и доброй и потому ее многие любили, но Шурка никого из прежних друзей не помнила, и ей пришлось знакомиться заново. Случилось это, как только здоровье ее улучшилось, и Марта отпустила ее погулять.

– Здравствуйте, – приветливо сказала она первым встреченным ею девочкам, игравшим с куклами.

– Здравствуй, – отозвалась крайняя из них, и подозрительно посмотрела на пустые руки Шурки. – Ты что это не взяла свою Эльзу?

– Кого не взяла? – удивилась та.

– Куклу, конечно, – возмутилась подобной бестолковости девочка. – Если ты рассчитываешь, что я дам поиграть тебе со своей, то будь уверена – ничего у тебя не получится!

Услышав это отповедь, Александра сильно удивилась. С ее точки зрения ничего похожего на куклу в ее вещах не было. Разве что странный, грубо оструганный чурбачок, завернутый в какое-то подобие платья, сшитого из разноцветных лоскутов. Честно сказать, она и в своем детстве не слишком любила играть в куклы, предпочитая бегать с мальчишками, а теперь ей и вовсе такое времяпрепровождение казалось глупым.

– Здравствуй, Клара Мария, – вышла вперед другая девочка. – Не слушай Хильду, ты ведь знаешь, какая она задавака! Лучше иди к нам и расскажи, отчего ты так долго не появлялась? Ты разве не помнишь меня? Я Гретхен!

– Я болела, – пожала плечами Шурка.

– Да, нам говорили, что ты не здорова.

– И даже говорили, что ты вот-вот умрешь! – добавила Хильда с ехидной улыбкой.

– Не дождешься!

– Больно надо мне ждать этого. Даже если ты не умрешь – все равно останешься приблудной!

Очевидно, прежняя Клара Мария стерпела бы подобное оскорбление, но у Шурки на это счет было свое мнение и она, недолго думая, шагнула вперед и влепила обидчице звонкую пощечину. Сил у восьмилетней пигалицы было немного и ничего страшного с той не случилось бы, но сам факт того, что дочка Марты стала драться, поразил остальных девочек как гром среди ясного неба. Хильда убежала, размазывая по щекам слезы, потенциальные подружки смотрели с опаской, и даже в глаза Гретхен сквозило неодобрение подобного поступка. В общем, отношения со сверстницами не сложились.

С ребятами тоже все было не просто. Того возраста, когда начинают интересоваться противоположным полом, они еще не достигли, и принимать в свою компанию не спешили.

– Что тебе нужно? – настороженно спросил рослый мальчишка, которого все звали Руфус.

– Ничего, – пожала плечами Шурка. – Я просто гуляю.

– С чего это ты вдруг стала гулять здесь?

Два наезда подряд были существенно больше, чем она обычно могла оставить безнаказанно, и девочка ощетинилась.

– Тебе-то какое дело, это что – твой сад?

– Нет, это сад его высочества, господина герцога, – вышел вперед другой мальчик. – Просто обычно мы здесь играем, а вам сюда нельзя!

– Это кто так решил?

– Никто, просто так уж заведено, – растерялся тот.

– Мне все равно, что и как тут у вас заведено. Я буду ходить там, где захочу и ни у кого не собираюсь спрашивать позволения!

Услышав такое безапелляционное заявление, молодые люди насупились. Если бы это сказал кто-то другой, его участь была бы решена, но Клара Мария была воспитанницей герцогини и попытка вздуть ее запросто могла кончиться розгами. Не говоря уж о том, что мальчишкам не полагается драться с девчонками. Неизвестно, чем бы закончилось это дело, но совсем рядом раздался голос Марты, зовущей дочь.

– Мария, немедленно иди сюда! – приказала она, завидев девочку.

Пацаны немедленно скрылись в кустах, оставив ее одну разбираться с родительницей.

– Да, матушка, – отозвалась Шурка.

– Что с тобой происходит? – встревоженно спросила камеристка герцогини. – Скажи на милость, за что ты побила Хильду?

– Она знает, за что, – буркнула та в ответ.

– Её мать теперь пожалуется господину управляющему и у нас будут неприятности.

– Ну и пусть!

– Не говори так, девочка моя. Конечно, гер Кнорре не прогонит нас из замка, но у него есть масса возможностей испортить нам жизнь.

– Разве я не внучка госпожи герцогини? Если так, то какое нам дело до ее управляющего!

– Не все так просто, малышка. Да, ее высочество покровительствует нам, но она уже не молода. К тому же у нее слабое здоровье и не нужно огорчать ее по пустякам. Обещай мне, что не станешь ей жаловаться.

– А сколько ей лет? – неожиданно спросила Шурка.

Марта на секунду задумалась, покачав головой, грустно сказала:

– Уже сорок три.

– Всего-то!

– Это совсем немало для женщины, даже если она герцогиня. Болезни не смотрят, кто знатен, а кто нет, да и частые роды иссушают тело не хуже тяжкого труда.

– Она много рожала?

– Ты все забыла, – сокрушенно покачала головой Марта. – Да, у нее было много детей, но все умерли в младенчестве. Все, кроме одного.

– Моего отца?

– Да, герцог Иоганн Альбрехт твой отец. Но тебе не следует часто упоминать об этом.

– Потому что я приблудная?

– Кто тебе это сказал? – взгляд матери на мгновение стал жестким.

– Никто!

– Теперь понятно, за что получила Хильда. Что же, я понимаю почему ты так сделала, но все же впредь попытайся держать себя в руках. Все же ты дочь русского царя!

– Чья я дочь? – едва не задохнулась от удивления Шурка. – Какого еще царя?!

– Похоже, мы рано отпустили тебя гулять, – поджала губы Марта. – Есть вещи, которые следует помнить, несмотря ни на что!

Договорив это, она взяла девочку за руку и решительно увлекла за собой. Прятавшиеся в кустах мальчишки переглянулись, и Руфус недоуменно спросил приятеля:

– Что-то я не понял, Гюнтер, неужто эта пигалица решилась вздуть Хильду?

– И правильно сделала, – шмыгнув носом, отозвался тот. – Так и следует этой ябеде и доносчице!

– Верно, – кивнул головой здоровяк. – Похоже, что Клара Мария – боевая девчонка!

– И очень красивая, – мечтательно вздохнул мальчик.

– Что бы ты в этом понимал, сопляк! – усмехнулся Руфус и дал приятелю подзатыльник.

Обычно с ним никто не решался спорить, но на сей раз нашла коса на камень. Гюнтер отскочил в сторону и, приняв горделивый вид, потребовал:

– Гер рыцарь, извольте немедленно признать, что Клара Мария Рашке самая красивая дама на свете или примите мой вызов на смертный бой!

– Ты еще не рыцарь, а она не твоя дама сердца, – скептически посмотрел на него товарищ. – Но уж коли ты решил подраться, то я к твоим услугам!

3

Едва Шурка, точнее ее новое тело, немного окрепла, у нее немедленно начались, или скорее продолжились, занятия. Такой подлости от судьбы-злодейки она никак не ожидала, но делать было нечего. Высокородная бабушка желала своей внучке всяческого добра, а потому велела учить ее так, будто она была самой настоящей принцессой. Надо сказать, что набор знаний, необходимых для столь высокого звания, был просто огромен. Принадлежащая к аристократическому роду девица должна была в совершенстве знать: закон Божий, латынь, разбираться в геральдике, и помнить поименно всех представителей царствующих родов в Европе, а их было просто огромное количество. Более того, через папашу-герцога девочка, в теле которой она оказалась, была с большинством из них в родстве. Судите сами: шведский, датский, польский и британский королевские дома. Померанский, брауншвейгский, бранденбургский герцогские. И это только более-менее близкие родственники, а ведь были еще и дальние! Но оставался еще один необъяснимый для Александры вопрос – каким образом ее теперешний отец ухитрился стать русским царем?

История никогда не была её любимым предметом, но все же некоторое представление она о ней имела. И затверженные еще в школе знания прямо и недвусмысленно свидетельствовали, что в Москве сейчас должен сидеть первый царь из династии Романовых. Кажется, его звали Михаилом.

Увы, как это случилось, для большинства ее учителей было абсолютной загадкой. То есть они знали, что сын герцогини Клары Марии, принц Иоганн Альбрехт Мекленбург-Стрелицкий был вынужден бежать из родного дома, преследуемый своими двоюродными братьями. (Во семейка!)

Поскитавшись по Европе, опальный молодой человек добрался до Швеции и сумел там понравиться покойному королю Карлу. Причем настолько, что тот выдал замуж за него свою дочь, несмотря на то, что последняя была на десять лет его старше! Папаша с радостью ухватился за это предложение, и немедленно забыл про Марту с ребенком. (Козел!) Получив поддержку тестя, принц вернулся с войском домой и быстро вправил мозги своим кузенам, после чего те внезапно умерли. Никто, конечно же, прямо не обвинил сына госпожи герцогини в этом преступлении, но из контекста повествования это следовало совершенно ясно. (Отморозок!) В результате этой трагедии, принц-изгнанник превратился в полновластного герцога с приставкой «Великий», которой у его предков никогда не было.

После чего шведы, убедившись, какой ценный кадр прибило волной к их берегу, не нашли ничего лучшего, как отправить его в Россию, с тем чтобы посадить на Московский престол младшего сына короля – принца Карла Филипа. Самое удивительное, что его миссия увенчалась полным успехом, и ушлый папенька почти уговорил бородатых русских бояр на эту авантюру. Но тут, к несчастью (хотя это для кого как), малолетний шведский принц простудился и умер, а на его место уселся муж старшей сестры. То есть Великий герцог Иоганн Альбрехт или, как стали называть его новые подданные, Иоанн Федорович! (Дурдом!)

Спрашивается, куда смотрели Минин с Пожарским? Если они вообще в этом варианте истории были!

Ситуацию, наверное, мог бы прояснить русский посол – думный дьяк Бестужев-Рюмин, приезжавший к бабушке-герцогине с подарками от непутевого сыночка, но он уехал еще до того, как маленькая Клара Мария заболела и в ее тушке появилась Шурка. Кстати, на подарки папаша не поскупился и теперь зимой весь двор герцогини щеголяет в роскошных мехах. Не забыл и про алименты для брошенной Марты с дочкой. На их долю тоже достались соболя, лисы и бобры. Правда, маменька, не будь дурой, большую часть их тут же продала, а денежки припрятала на черный день.

Ну да ладно, что-то она отвлеклась. Помимо вышеперечисленных наук, Клару Марию немного обучали письму и счету, но самое главное – этикету! Раньше Шурка и представить себе не могла, что есть столько видов разных поклонов и реверансов! Для низших, можно просто наклонить голову в знак приветствия. Для равных слегка присесть, взявшись кончиками пальцев за платье, а для высших…. Вообще-то для незаконнорожденной дочери – все высшие! Но приветствуя герцогов или маркграфов, полагается делать один поклон, королей – другой, а если, паче чаяния, придется столкнуться с императором Священной Римской Империи, то надо вообще раскорячиться так, что жить потом не захочется. (Кстати, откуда взялась Римская Империя?)

А еще танцы. Так уж сложилось, что, в своем времени, ей не приходилось танцевать даже вальс или польку-бабочку. А вот тут за нее взялись всерьез! Впрочем, вальса еще не изобрели, но была куча других со странными названиями: аллеманда, сарабанда, павана… заключались они, по большей части, в том, что дамы и кавалеры должны были чинно ходить вокруг друг дружки и кланяться. Для Шурки, верхом хореографического искусства которой было подрыгаться под ритмичную музыку после пары банок пива, это было пыткой! А ведь за нее еще по малолетству толком и не брались. Это ей учитель танцев – итальянец из Вероны сразу объяснил, снисходительно улыбаясь при этом.

– Вам сеньорита еще только предстоит освоить азы высокого искусства Терпсихоры[2], которому я имею честь служить.

– Скука смертная эти ваши сарабанды с паванами, – пробурчала в ответ девочка.

– Если сеньорите будет угодно, я научу её гальярде. Это очень веселый и энергичный танец. Но случится это не прежде, чем вы проявите усердие в более простых упражнениях!


В процессе обучения выявилась интересная особенность. Некоторые науки, скажем – латынь, в изучении которой маленькая Клара Мария продвинулась достаточно далеко, давались ей сравнительно легко. То есть учитель принимался объяснять, и Александра быстро вспоминала, что ей преподавали прежде. С немецкой грамматикой проблем также не возникло.

Про счет и говорить нечего, имея в средней школе слабую четверку, здесь она оказалась едва ли не более сведущей, нежели ее преподаватель. Слава богу, хватила ума не демонстрировать ему всю глубину своих знаний. Так же, кое-как удалось восстановить память по венценосной родне, но вот закон Божий, этикет и танцы, являли собой столь вопиющий пробел, что у учителей руки опускались. Как кланяться, в какую позицию становиться, и кому и в каком случае молиться, вспомнить решительно не удавалось. Тело девочки деревенело, способность соображать начисто утрачивалась, а речь становилась настолько косноязычной, что даже видавшие виды преподаватели разводили руками. Кстати, телесные наказания не только применялись, но и считались обязательными. Получить за нерадивость указкой по пальцам – было делом само собой разумеющимся. Розог пока еще в ход не пускали, но весьма внушительная связка, стоящая в рассоле, красноречиво намекала, что терпение местных предтечей Песталоцци не беспредельно!

Единственной поблажкой прекрасному полу было то, что пороть их полагалось через рубашку. А вот, к примеру, мальчишек, ходивших учиться к капеллану, охаживали по голым задницам без малейшего сострадания. И жалобные крики наказанных разносились по гулким коридорам, прилегающим к церкви.

Иногда, устав от занятий, она сбегала и пряталась от надоевших учителей то в саду, то в каком-нибудь отдаленном уголке замка. Еще она любила наблюдать за учениями солдат местного гарнизона. В Брауншвейге не было большой армии, лишь небольшой наемный регимент личной стражи герцога охранял его от возможных неприятностей. Тем не менее, учили солдат на совесть. Трижды в неделю у них были занятия, во время которых они маршировали, рубили алебардами чучела или обучались владению пиками. Офицеры и состоявшие на службе герцога молодые дворяне тренировались отдельно, оттачивая мастерство владения шпагой.

Особенно ей нравилось наблюдать за учебными поединками двух молодых дворян, всегда проходившими отдельно от прочих, в одной из дальних галерей. Шурка случайно наткнулась на них и с тех пор старалась не пропускать их занятий. Одним из них был мсье Бопре, безуспешно учивший ее французскому языку, а лицо второго всегда скрывала фехтовальная маска.

Было заметно, что беглый гугенот куда искуснее владеет клинком, нежели его соперник, однако и тот иной раз заставлял своего визави попотеть. Легкие шпаги мелькали в их руках как молнии, и внимательно наблюдавшей за ними девочке казалось, что это умение было бы куда полезнее для нее, чем все эти танцы, поклоны и прочие глупости. Однажды она потеряла бдительность, и ее заметили.

Галантный француз изобразил в сторону Шурки легкий поклон, и с улыбкой указал на нее своему товарищу. Тот обернулся и на мгновение застыл в нерешительности. Затем сбросил маску, и девочка с удивлением узнала свою мать.

– Что ты здесь делаешь, Клара Мария? – строго спросила она, пытаясь одновременно выровнять дыхание.

– Очевидно, учит псалмы, – не удержался от остроты учитель французского. – Я слышал, как здешний кюре неодобрительно отзывался о стараниях мадемуазель.

Прогульщице ничего не оставалось, как повиниться во всех грехах и смиренно просить прощения. Матушка, судя по всему, не имела ни малейшей склонности спустить подобную леность, но неожиданно за свою ученицу вступился мсье Бопре.

– Простите мою вольность, мадемуазель, но вы, право же, чрезмерно строги к своей девочке. Она и без того образованна куда лучше большинства своих сверстниц, а если и не преуспевает в какой-либо науке, то лишь по малолетству.

– Боюсь, что не смогу согласиться с вашей снисходительностью, – возразила ему Марта.

– Но, скажите мне ради всего святого, зачем мадемуазель столько знаний в самых разных областях? Уж не хотите ли вы, в самом деле, вырастить из нее профессора для Сорбонны! Воля ваша, но умение танцевать или шить для хорошенькой девушки куда важнее, чем способность разбираться в теологических выкладках и тонкостях геральдики.

– Увы, мсье, с шитьем и танцами у нее тоже не все хорошо!

– Бог мой, да ей же всего девятый год, – засмеялся француз. – Вот увидите, через пять-семь лет, она станет прелестнейшей из здешних девиц и у нее появится и необходимая грация, и легкость шага. Дайте только срок!

– Вы думаете?

– Я знаю, ведь предо мной ее мать!

Услышав эти слова, Шурка насторожилась. Похоже, что ее преподаватель распушил перышки и пытается сразить одну из своих учениц галантностью. Девочке на его комплименты было фиолетово, но вот Марта, похоже, не часто слышала их в последнее время. Лицо ее мило порозовело, на губах появилась улыбка, а на щеках ямочки. С одной стороны, ее можно понять. Папаша пропал еще до рождения маленькой Клары Марии, а при дворе его матери хочешь не хочешь, будешь соблюдать нравственность. И то, что ей приятно мужское внимание, вполне естественно. Но ведь есть и другая сторона. Француз, хоть и утверждает, что покинул родину из-за религиозных преследований, на самом деле тот еще прохиндей. Вон как глаза зыркают, всех служанок ими перетрахал, и не только, кстати, глазами! Денег у него нет, и не предвидится, а жить любит на широкую ногу. Камзол штопаный, но с золотым шитьем. Нет, такой хоккей нам не нужен!

– Мамочка, а может ты и меня научишь фехтованию? – заискивающе спросила девочка и посмотрела на мать умоляющими глазами.

– О, мадемуазель нужно еще подрасти! – развязно воскликнул Бопре, но младшая ученица его подчеркнуто проигнорировала.

– Хорошо, – кивнула мать. – Но только если ты будешь усердна и в других науках!

– Хорошо, мамочка, обещаю! – сложила губки бантиком Шурка.


К сожалению, у Марты не было возможности уделять дочке слишком много внимания. Обязанности камеристки отнимали большую часть ее времени, да к тому же она вела всю переписку своей госпожи. Хотя здоровье герцогини оставляло желать лучшего, разум ее был ясен и тверд. Она всегда была в курсе последних событий, а глубокий аналитический ум позволял ей многие из них предугадывать. Её муж, герцог Август, знал это и относился к суждениям своей высокородной супруги с полным доверием.

В последнее время ее особенно привлекали события в Чехии. После того, как представители чешских сословий выкинули из окна Пражского града королевских чиновников, ситуация там все более накалялась. Император Матвей был уже совсем дряхл и предпочитал бездействовать, а его преемник Фердинанд пока еще не накопил достаточно сил для наступления на протестантов. С другой стороны, чешские протестанты тоже не горели желанием развязать межрелигиозную войну и надеялись решить все разногласия с Габсбургами в ходе переговоров. Мир, казавшийся таким незыблемым, висел на тоненькой ниточке, готовой оборваться в любую минуту.

В тот день герцогиня почувствовала себя лучше и захотела выйти в сад. Присев на свою любимую скамеечку, она с легкой грустью посмотрела на сопровождающую ее Марту и тихонько спросила:

– Трудно тебе, наверное, со мной?

– Вовсе нет, ваше высочество!

– Не лги мне. Это я разлучила вас с Иоганном, я увезла тебя подальше от него, я…

– Я не лгу… матушка.

– Ты раньше никогда не называла меня так.

– Я знаю свое место и никогда не претендовала на что-то иное. Но ведь именно вы приняли меня в своем доме и заменили мне родителей. Даже они не сделали бы для меня больше.

– Это самое малое, что я могла для тебя сделать. Однако время идет, я старею и тебе необходимо подумать о будущем, ведь я скоро умру.

– Не говорите так.

– Не успокаивай меня, моя девочка. Смерть – такая же естественная вещь, как и рождение, и я готова уйти. Хочу лишь не оставлять незаконченных дел. Скажи мне, отчего ты не захотела больше выходить замуж?

– Зачем? Репутацию мне бы это не вернуло, а вот дочери могло повредить. Кроме того…

– Ты до сих пор его любишь?

– Что?!

– Бедная девочка, влюбившаяся в заезжего принца, да так и не сумевшая забыть это чувство.

– Не просто в принца…

– Вот как?

– Да, ваше высочество. Когда я узнала вашего сына получше, я полюбила его еще больше. О, он оказался совсем не тем блестящим аристократом, поразившим воображение неопытной девушки, какой была я. Нет, он оказался смелым, ловким и хитрым парнем!

– Хитрым?

– Да. Не было ситуации, которую бы он не смог бы повернуть в свою пользу, ловушки, из какой не нашел бы выход. Я думаю, если бы Иоганну Альбрехту это понадобилось, он сумел бы обвести вокруг пальца любого менялу, победить в диспуте профессора риторики, и донага обобрать разбойника.

– Лестная характеристика, ничего не скажешь.

– Прошу прощения, но я говорю о том, что видела своими глазами. Он находил общий язык с аристократами, наемниками, уличными комедиантами…

– Даже так?

– Именно. И есть еще одна вещь, в которой я совершенно уверена.

– В какой же?

– Тот принц, в которого я влюбилась, забыл бы о своей любовнице и ее ребенке на другой день, но тот человек, с которым я сбежала из родного дома, никогда бы так не поступил.

Герцогиня с удивлением взглянула на свою камеристку, но затем кивнула, будто соглашаясь с ее словами. Затем, немного помолчав, спросила:

– Как чувствует себя моя внучка?

– С ней все хорошо, ваше высочество.

– Усердна ли она в науках?

– Ей не всё одинаково дается, – дипломатично ответила мать. – Однако учителя хвалят её.

– Вероятно, не все?

– Не все, – не стала запираться камеристка.

– Это не страшно, – скупо улыбнулась Клара Мария. – Девочка еще очень юна. Ей, наверняка, трудно придется в жизни, так пусть хоть сейчас немного побудет беззаботна.

– Почему вы так говорите? – насторожилась Марта.

– Ты прекрасно знаешь почему, моя милая. Даже принцессы иногда орошают свои подушки горькими слезами, а ведь им все достается по праву рождения.

– У моей дочери, вашей милостью, есть всё что необходимо…

– Увы, далеко не всё…

Неизвестно, что хотела добавить старая герцогиня, но тут ее самым бесцеремонным образом прервали бегущие по аллее мальчишки, внезапно оказавшиеся перед повелительницей здешних земель.

– Что вы себе позволяете! – прикрикнула на них Марта, но Клара Мария мягко остановила ее.

– Просим прощения у вашего высочества и вашей милости, – начал Гюнтер, язык у которого был подвешен лучше других, – мы вовсе не хотели никого оскорбить!

– Я не сержусь на вас, дети, – скупо улыбнулась герцогиня, – однако от какой ужасной напасти вы так поспешно бежали?

Тут выяснился пикантный момент: напастью, от которой спасались молодые люди, была дочь Марты. Дело в том, что они имели неосторожность принять ее в свою компанию и играли теперь вместе. Игра, судя по всему, называлась «догонялки» и именно от Клары Марии младшей сейчас и улепетывали Руфус с Гюнтером, а та, растрепанная как фурия, неслась за ними, обещая расправиться, как только мальчишки попадутся ей в руки. Прятаться было поздно, и девочка предстала перед лицом матери и бабушки.

– Что это значит? – ахнула Марта и опасливо обернулась на герцогиню.

– Мы играли, – вздохнула Шурка.

– Какой ужас!

– Не ругай ее, – зашлась от смеха ее высочество. – Право, я давно не видела ничего более забавного!

– Как прикажете, – присела в книксене камеристка, бросив многообещающий взгляд на дочку.

– Что-то стало прохладно, – поежилась герцогиня. – Давайте вернемся в замок. Кстати, молодую фройляйн приглашение тоже касается.

Александра, бросив напоследок уничтожающий взгляд на мальчишек, покорно поплелась вслед за матерью и бабушкой. Девочка никогда прежде не бывала в кабинете герцогини и потому осматривалась с большим любопытством. В отличие от других покоев, обставленных с несколько холодной роскошью, в нем было уютно. Мебель была проста, но добротна, стены покрывали ковры и гобелены, а на столе лежали бумаги. Еще отчетливо пахло валерианой и мятой от снадобий, которые принимала хозяйка. Но главным украшением комнаты было висящее на стене зеркало в массивной золоченой раме.

Шурка с любопытством уставилась на свое отражение, пытаясь хорошенько разглядеть тело, в которое занесло ее разум и душу. До сих пор ей удавалось полюбоваться на себя лишь в маленькое зеркальце матери, что было не слишком удобно. Надо сказать, вид у нее был еще тот. Чепец сбился набок, волосы растрепаны, подол платья подран, а физиономия испачкана землей. Но, тем не менее, оценить себя можно было и так. Что же, руки-ноги не кривые, худа, конечно, до неприличия, но это дело наживное. Лицо чистое, а черты его правильны и, пожалуй, даже приятны. Прическа в ее времени называлась – «я у мамы дурочка», но это легко исправить. Тем паче, что волосы были густыми и здоровыми, темно-каштанового цвета, как у матери.

– Видишь теперь, на кого ты похожа? – не преминула укорить ее мать.

– Чучело! – охотно согласилась с ней дочь, вызвав признанием еще одну улыбку у бабушки.

– Хорошо, что ты это понимаешь, – мягко заметила она, устроившись поудобнее в большом кресле. – Видишь ли, голубушка, твой вид не слишком приличен даже для дворовой девчонки, что уж тут говорить о маленькой принцессе!

– А разве я принцесса?

– Пока нет, но будешь ею. Во всяком случае, я не собираюсь оставлять этот мир, пока не добьюсь соблюдения твоих прав.

– Зачем вам вообще его оставлять? – удивилась Шурка. – Вы еще совсем не старая!

– Подумать только, ты еще такая маленькая, но уже умеешь столь бессовестно льстить. Видит бог, из тебя получится прекрасная принцесса!

– Но, ваше высочество, – попыталась возразить ей Марта, – маленькая Клара-Мария права, вам еще рано думать о смерти!

– Увы, мои дорогие, о ней думать никогда не рано. Впрочем, речь сейчас не об этом. Я бы хотела поговорить с вами об очень важных вещах и именно поэтому позвала сюда. Слушайте меня внимательно и постарайтесь запомнить, особенно ты, малышка. Пока я жива, я могу защитить вас от любой напасти, но это может скоро измениться. Если со мной что-то случится, вы должны будете немедленно уехать из Брауншвейга.

– Но куда?

– Лучше всего – в Москву, но туда вы вряд ли доберетесь без посторонней помощи. К тому же, насколько я сумела узнать тамошние обычаи, в тех краях не слишком жалуют незаконнорожденных детей, как впрочем, и везде.

– Зачем же нам туда ехать?

– Затем, что здесь скоро начнутся страшные дела. Ты ведь читала письма Иоганна Альбрехта, в которых он предупреждал о том, что скоро начнется большая война?

– Вы все-таки полагаете, что эти ужасные предсказания верны?

– Видишь ли, девочка моя, император Матвей уже стар, но он всю жизнь заготовлял дрова для большого костра, который вспыхнет вскоре после его смерти, и опалит своим дыханием всё вокруг. Его преемник Фердинанд не имеет и сотой доли талантов своего кузена, но у него в избытке решимости, которой у того не водилось. И уж будьте уверены, он, не моргнув глазом, развяжет бойню и зальет эту многострадальную землю кровью несчастных.

– Но Евангелическая лига не позволит ему, – с тревогой воскликнула Марта, но герцогиня тут же прервала свою камеристку.

– Не говори глупостей, дитя мое, по крайней мере, при мне. У лидеров Лиги нет, и никогда не будет вождя, да они и не хотят его. Каждый из них больше всего боится, что в случае победы усилится его сосед, а потому они никогда не смогут договориться.

– А Фридрих Пфальцский?

– Говорят, чехи хотят выбрать его королем, но это будет началом конца. Император, кто бы им ни стал, не потерпит подобного и уж тем более Фердинанд Габсбург. Виттельсбах[3] сначала потеряет Чехию, а затем и Пфальц и, помяни мое слово, никто из Евангелической лиги палец о палец не ударит, чтобы ему помочь.

– Но что же делать?

– Ничего. Если бы мой сын правил в Мекленбурге, то, возможно, ему бы удалось создать армию и стать на пути войск императора. Но он в России и ему хватает своих дел.

– А если полякам все-таки удастся выгнать его из Москвы?

– Это вряд ли. Видишь ли, пока что Речь Посполитая гораздо сильнее и многолюднее, чем его царство, но ее государственное устройство ни за что не позволит королю сосредоточить всю свою мощь в одном месте. Сигизмунд Ваза – всего лишь марионетка в руках польской аристократии и они никогда не дадут ему усилиться.

– Значит, нам нужно в Россию?

– Сначала доберитесь до Мекленбурга, туда этот пожар не скоро перекинется.

– Но Катарина Шведская нам точно не обрадуется.

– В таком случае, отправляйтесь в Померанию. Я говорила с моими братьями, они обещали принять вас.

4

Пока герцогиня наставляла Марту, Шурка внимательно прислушивалась к ее словам, жадно впитывая информацию. Многое было непонятно, но она надеялась во всем разобраться позднее. Её серьезность не осталась незамеченной и бабушка ещё раз ласково улыбнувшись, спросила:

– Ты все поняла, малышка?

– Да.

– И что же?

– Если вашего высочества не станет, нам с матушкой туго придется.

На лицо Клары Марии набежала тень, но она справилась с волнением и показала девочке небольшой ларец, стоявший на ее столе.

– Подай мне его, дитя мое.

Получив требуемое, она откинула крышку и показала Марте с дочкой его содержимое.

– Когда ты родилась, я распорядилась купить небольшой домик в Ростоке. Вот купчая и дарственная на него. Даже если с твоим титулом ничего не выйдет, вы сможете жить в нем, и никто не посмеет его отобрать у вас с матерью. Но, надеюсь, до этого не дойдет.

– Вы так добры, ваше высочество, – начала благодарить её камеристка, но герцогиня остановила ее жестом.

– Я немного устала, – слабым голосом сказала она. – Ступайте пока, а мне надо отдохнуть. И не забудьте взять документы.

– Как прикажете, – присела в книксене Марта и выразительно посмотрела на дочь.

Шурка, спохватившись, тоже попыталась изобразить нечто подобное, но у нее, в отличие от матери, получилось куда менее изящно. Затем они вышли из покоев герцогини и отправились к себе. Их комната находилась не слишком далеко, и они скоро добрались.

– Бабушка и вправду так плоха? – осторожно спросила девочка.

– Не знаю, но нам нужно быть готовыми ко всему.

– Ты поэтому учишься фехтованию?

– Верно.

– А когда научишь меня?

– Тебе нужно еще немножко подрасти и окрепнуть. Для того, чтобы работать шпагой нужны силы.

– Я сильная!

– Судя по тому, как от тебя улепетывали мальчишки, это действительно так. Кстати, а чем вызвана подобная к ним немилость?

– Гюнтер – свинья! – поморщилась Шурка и непроизвольно вытерла губы ладонью.

– Что случилось?

– Мы играли в жмурки, и мне досталось водить. А когда я поймала его, он вдруг взял, да и обслюнявил меня.

– Что?!

– Ну, говорю же, что этот недоумок полез ко мне целоваться. Ей богу, я бы прибила его, но он слишком быстро бегает! И нет в этом ничего смешного…

– Не сердись, – воскликнула Марта, продолжая смеяться, и обняла Шурку. – Давай-ка лучше причешем тебя, а то в следующий раз никто не захочет целоваться с такой растрепанной девочкой. А еще тебе надо умыться!

– Больно надо мне целоваться с кем попало, – пробурчала дочь, но не стала перечить и принялась приводить себя в порядок.

Ей очень нравилось, когда мать расчесывала и заплетала её длинные волосы. Это было так странно и необычно, ведь в своем времени она носила мальчишескую прическу, но всякий раз, когда Марта бралась за гребешок, девочка млела от восторга.

– Ну вот, теперь ты и впрямь похожа на маленькую принцессу, а не на атамана разбойников, – заявила женщина, закончив работу.

– Ты и впрямь думаешь, что отец признает меня?

– А почему нет?

– Ну, не знаю, все эти годы он прекрасно обходился без нас, наверняка сможет делать это и дальше.

– Не говори так!

– А разве это не правда?

– Нет! Просто он очень далеко.

– В Москве?

– Да в Москве. В тех краях постоянно идет война, то с поляками, то с татарами. Даже его жена – герцогиня Катарина не рискует туда ехать с детьми.

– А он там безмерно страдает и мучается в разлуке!

– Какая же ты злая…

– Прости, мамочка, – повинилась Шурка, увидев, что её слова неприятны Марте. – Просто я думаю, что если меня признают принцессой, нас с тобой могут разлучить.

– Это еще почему?

– Потому что герцогиня Катарина рано или поздно отправится к мужу в Россию и станет там царицей. И боюсь, ей не очень-то понравится, если ты будешь рядом.

– Это точно.

– Вот поэтому нам лучше держаться подальше и от Москвы и от моего папаши. И если бабушка подарила нам дом, мы прекрасно можем жить в нем.

– Ты так думаешь?

– Ну, конечно! Ты выйдешь замуж за хорошего человека и родишь мне братика или сестричку. А я буду помогать тебе их нянчить.

– Клара Мария, что ты такое говоришь!

– А что такого я сказала? Ты еще молода и красива и вполне можешь устроить свою жизнь.

– Прекрати этот разговор немедленно!

– Все, молчу!

– Вот негодная девчонка, – возмущению матери не было предела. – Как тебе не стыдно говорить мне такие вещи?

– Просто я очень тебя люблю и хочу, чтобы ты была счастлива!

– Боюсь, это невозможно, – грустно сказала Марта и закрыла лицо руками.

«Боже мой, она все еще сохнет по нему», – сообразила Шурка, и ей стало невыносимо стыдно. Вскочив с места, она подошла к ней и крепко обняла.

– Мамочка, прости меня, – прошептала она. – Я вовсе не хотела тебя огорчать.

– Я не сержусь, – ответила та дрогнувшим голосом. – Просто никогда больше не заводи таких разговоров со мной.

– Не буду, – тут же пообещала ей дочь, с горечью подумав про себя, что сама в своей прошлой-будущей жизни была такой же.

5

Юный принц Карл Густав находился в самом дурном расположении духа. Вообще-то обычно он был добрым и приветливым мальчиком, лишь иногда огорчавшим шалостями свою высокородную мать, герцогиню Катарину. Однако сегодня он превзошел сам себя. Все началось во время уроков, но поначалу ничто не предвещало подобного исхода. Нельзя сказать, чтобы Карл уж очень любил учиться, но ему нравилось заниматься счетом и чтением. С чистописанием дело обстояло похуже, но и с ним принц, приложив определенные усилия, обычно справлялся. Лекции по истории, в особенности описывающие деяния великих полководцев древности, также находили в его сердце живейший отклик. Но вот Закон Божий…

Нет, Карл Густав был в высшей степени благовоспитанный и богобоязненный мальчик. Благодаря прекрасной памяти, он легко запоминал молитвы и псалмы, но к его глубочайшему сожалению, преподавать этот предмет ему взялся сам его преосвященство епископ Глюк. Все дело было в том, что епископ любил во время уроков произносить длинные нравоучительные проповеди, подкрепляя их обширными цитатами из Священного Писания, а также примерами из окружающей действительности. Карл Густав быстро уставал от подобного многословия и становился рассеян, а епископ, заметив это, чрезвычайно сердился. Вот и сегодня, поняв, что мысли мальчика блуждают где-то далеко-далеко, он вышел из себя и закричал, что из принца никогда не выйдет ничего дельного, как и из его беспутного отца.

Надо сказать, что досточтимая герцогиня считала, что детей следует растить в строгости, а потому настаивала, чтобы учителя нисколько не стеснялись высоким происхождением своего подопечного. «Если вы сочтете необходимым сообщить моему сыну, что он тупица, вы вольны это сделать, – неоднократно заявляла она. – Я лишь настаиваю, чтобы вы не забывали при этом добавлять: „Ваша Светлость!“» – Впрочем, Глюк был единственным из учителей, у кого возникала в этом надобность. Однако на этот раз – нашла коса на камень! Хотя Карл Густав совсем не помнил своего отца, он питал к нему совершенно неизъяснимые чувства. Тут перемежались любовь, почтение, гордость… О, быть сыном такого человека, как великий герцог Иоганн Альбрехт!.. Он всегда побеждал своих врагов, не обращая внимания на их численность. Он спас на поле боя дедушку принца – короля Карла, а затем практически в одиночку разгромил «проклятых датчан». Да про его подвиги можно рассказывать целый день, а тут какой-то епископ смеет называть его беспутным?..

– Как вы сказали, ваше преосвященство? – переспросил мальчик голосом, не предвещавшим ничего доброго.

Увы, Глюку хватило ума повторить последнюю фразу, а уже в следующую минуту ему пришлось уворачиваться от чернильницы. Надо сказать, что преподобному это почти удалось. То есть тяжелый писчий прибор счастливо миновал встречи с епископской головой, чего, к сожалению, никак нельзя сказать о его содержимом… Воспользовавшись переполохом, принц тут же улизнул, и теперь скрывался от грозящей ему кары в саду.

– Вашу Светлость везде ищут, – мрачно заявил его приятель Петер.

Петер был на год старше принца, а его родители жили неподалеку от Шверина, и мальчишки частенько проказничали вместе. Его отец служил в замке конюхом, а мать была служанкой прежней герцогини, пока та, бедняжка, не скончалась при родах.

– Я знаю… – со вздохом отозвался принц.

– Вы и впрямь швырнули в епископа чернильницей?

– Он назвал моего отца беспутным!

– Свинья! – согласился с ним Петер. – Никто другой не смог бы так сказать про нашего доброго герцога. Знаете, в другой раз я бы с удовольствием сказал, что это я швырнул в преподобного вашу чернильницу, но кто в это поверит? Мне уж совсем нечего делать на ваших уроках.

– Не надо, – испугался Карл Густав, – тебя и так прошлый раз высекли, когда ты сказал, будто запустить в сад свинью с поросятами было твоей затеей.

– Да уж, – усмехнулся мальчишка и непроизвольно почесал наиболее пострадавшее в тот раз место. – Помните, с каким визгом они бегали по саду, распугивая служанок?

– Да, но это ведь это я придумал…

– Это самое малое, что я мог сделать для Вашей Светлости. Отец всегда говорит, что наша семья всем обязана герцогу Иоганну Альбрехту, а потому я должен верно служить его сыну, то есть вам. И когда он так говорит, даже моя мама улыбается, а уж с ней не часто такое случается.

– Ну и глупо, потому что моя матушка все равно не поверила в эту басню и приказала меня высечь.

– Это потому, что вы ей сразу признались.

– Конечно, я ведь сын герцога-странника, и мне не годится прятаться за чужими спинами.

– А вот это достойная речь! – раздался совсем рядом громкий голос, и к мальчишкам вышел высокий мужчина в нарядном камзоле.

Было совершенно непонятно, откуда он взялся и как ухитрился подобраться незамеченным, так что застигнутые врасплох мальчишки на мгновение остолбенели. Впрочем, они пребывали в ступоре недолго и тут же кинулись в разные стороны; и непременно преуспели бы в своем намерении, если бы не ловкость незнакомца, тут же схватившего обоих за шиворот.

– Далеко ли вы собрались, молодые люди? Это, право же, невежливо, ведь я еще не закончил!

– Кто вы, сударь? – почти спокойно спросил у него принц, в то время как его товарищ продолжал отчаянно вырываться.

– Хороший вопрос, ваше высочество, и я непременно отвечу на него, как только ваш спутник прекратит сопротивление.

– Как бы не так!.. – огрызнулся Петер, и вдруг, сделав неуловимое движение, выскользнул из рубашки и бросился бежать.

– Вот ведь сорванец! – засмеялся незнакомец.

– Может быть, вы меня отпустите?

– Если вы, ваше высочество, пообещаете не предпринимать попыток к бегству, а то ведь мне нельзя бегать.

– Обещаю, но почему вы титулуете меня «высочеством», ведь я пока всего лишь «светлость».

– А вот тут вы ошибаетесь, мой принц. Ваш отец носит титул «царь всея Руси», а стало быть, равен императору. Следовательно, вы имеете право именоваться «высочеством», или даже «королевским высочеством».

– Вы знаете моего отца?

– Позвольте представиться, мой принц. Барон фон Гершов, к вашим услугам. Я обер-камергер вашего отца и заодно ваш новый воспитатель.

– Вас прислал мой отец?

– Совершенно верно!

– Вы увезете меня к нему?

– Я имею такое повеление от Его Величества.

– Когда мы едем?

– Боюсь, не так скоро, – улыбнулся фон Гершов, – как минимум, вам прежде нужно объясниться с вашей царственной матушкой по поводу покушения на его преосвященство.

– Он оскорбил моего отца!

– Не могу не признать – достаточный повод.

– Меня накажут?

– Вне всякого сомнения.

– Ну и пусть!

– Вы позволите сопроводить ваше высочество? – церемонно поклонился барон.

– Буду вам чрезвычайно обязан, – ответил на поклон принц, и тут же спросил: – А отчего вам нельзя бегать?

– Что, простите?

– Вы просили меня не убегать, потому что вам нельзя бегать.

– Ах, вот вы о чем… – засмеялся фон Гершов, – это одна из любимых шуток вашего отца. Он говорит, что генералам нельзя бегать, потому что в мирное время это может вызвать смех, а в военное – панику.

– А вы генерал?

– Да, я командующий немецкой гвардией Его Величества. Кстати, пока мы идем, может быть, ваше высочество расскажет мне, что на самом деле произошло?..

Через несколько минут они стояли перед герцогиней Катариной, рядом с которой, с видом христианского мученика, отданного на съедение львам, стоял преподобный Глюк.

– Благодарю вас, барон, – с царственным величием наклонила голову Катарина, – обычно этого сорванца не так просто сыскать.

– Служить вам – мой долг, – изящно поклонился тот в ответ.

– Сын мой, – обратилась тем временем герцогиня к сыну, – я чрезвычайно разочарована поведением Вашей Светлости! Скажу более, вы до крайности огорчили меня. Его преосвященство мне все рассказал, и я намерена примерно наказать вас.

Все это Катарина произнесла печальным, но вместе с тем торжественным тоном, с поистине королевским величием. Однако реакция юного принца оказалась весьма неожиданной:

– Матушка, как послушный сын я приму любое ваше наказание, однако настоятельно требую, чтобы меня именовали согласно моему титулу!

– Что это значит?..

– Прошу прощения, – счел необходимым вмешаться Кароль, – но это я объяснил принцу Карлу Густаву, что он старший сын русского царя и потому имеет право титуловаться его высочеством…

– Варварский титул, – негромко фыркнул Глюк, – он не может быть ровней европейскому!

– …к тому же, – продолжал фон Гершов, не обращая внимания на слова епископа, – указом Его Царского Величества я назначен старшим воспитателем его высочества. Поэтому я не могу согласиться с необходимостью наказания моего подопечного, до той поры, пока не узнаю обо всех обстоятельствах дела.

– Как вы смеете оспаривать решения ее королевского высочества? – возмутился Глюк. – Это неслыханно!

– А разве герцогиня уже приняла решение? Простите, я его не слышал!

– Хорошо, – согласилась Катарина, – ваше преосвященство, соблаговолите повторить ваш рассказ.

– Только из уважения к шведскому королевскому дому… – поджал губы епископ. – Впрочем, извольте. Сегодня Его Светлость, принц Карл Густав, были чрезвычайно неусердны в изучении наук. Несмотря на мои неоднократные кроткие увещевания, принц не пожелал изменить свое поведение, и когда я пообещал его наказать… заметьте, только пообещал! Так вот, услышав о наказании, Его Светлость изволили кинуть в меня бронзовой чернильницей, от каковой я увернулся совершеннейшим чудом.

– Это неправда! – возмущенно воскликнул Карл Густав, но фон Гершов, положив руку на плечо мальчика, успокоил его порыв.

– Сохраняйте спокойствие, мой принц.

– Вот видите, – патетически воскликнул Глюк, – а теперь он обвиняет во лжи своего духовного отца!..

– Ваше преосвященство, – прервал его излияния барон, – позвольте задать вам один уточняющий картину произошедшего вопрос. Так сказать, чтобы видеть ее целиком во всех деталях.

– Извольте.

– Чернильница полетела в вас до того, как вы совершили оскорбление величества или после?

– Что за домыслы!

– Я настаиваю на своем вопросе, преподобный! Это случилось до того, как вы дерзнули назвать великого герцога Иоганна Альбрехта, на землях которого сейчас находитесь – беспутным?

– Вы мне этого не говорили, – заметила герцогиня.

– А разве я не прав! – взвился понявший, что ему нечего терять, епископ. – Разве герцог не бросил жену и детей? Разве он не отрекся от веры отцов и не впал в еретичество?

– Вы закончили, Ваше Преосвященство? – холодно осведомился фон Гершов.

– Нет! До конца жизни я буду обличать пороки, и нести слово Божие!

– Ничего не имею против, но, может быть, вы станете это делать на вашей кафедре?

– Что вы сказали?..

– Я сказал, что вы шведский епископ, и ваши прихожане, вполне вероятно, тоскуют по вам.

– Как вы смеете изгонять служителя Господа?!

– Как вы смеете оскорблять моего сюзерена?!

– Ваше преосвященство, – Катарина мягко прервала епископа, готового в очередной раз разразиться гневной тирадой, – вам совершенно необходимо отдохнуть. Я же тем временем побеседую с господином бароном.

– Как будет угодно вашему королевскому высочеству.

– Сын мой, подождите вашего наставника в своих покоях.

– Да, матушка.

Дождавшись, когда все выйдут, герцогиня пристально взглянула на Кароля и некоторое время внимательно его разглядывала. Затем она указала ему веером на кресло и, поудобнее устроившись в своем, начала разговор:

– Господин фон Гершов, как давно вы стали бароном? Припоминаю, что прежде у вас не было никакого титула.

– Вы совершенно правы, ваше королевское высочество. Этот титул мне пожаловал ваш царственный супруг через год после взятия Риги.

– Вы, очевидно, оказали моему мужу большие услуги в этом походе?

– Я служил в меру своих сил, и Его Величество счел необходимым это отметить.

– У вас, кажется, был брат; он тоже получил титул?

– Увы, с моим бедным братом случилось несчастье.

– Сочувствую.

– Благодарю.

– Ваше прибытие оказалось несколько неожиданным, и я немного растерялась. Как случилось, что вы, сделав такую завидную карьеру в войсках моего мужа, вдруг оказались в роли наставника принца Карла Густава?

– Быть наставником наследника – большая честь. Кроме того, у меня есть еще поручения, выполнение которых государь смог доверить только мне. К тому же моя жена давно хотела побывать в Мекленбурге и Померании. Его Величество захотел сделать ей приятное.

– Так вы женаты?

– Да, ваше высочество.

– И где же ваша супруга?

– В настоящий момент – в Ростоке. Я устроил ее в гостинице и немедленно отправился выполнять поручения вашего мужа.

– Как ее зовут?

– Регина Аделаида, урожденная фон Буксгевден.

– Весьма известный род. Мы желаем, чтобы она была представлена ко двору.

– Ничто не обрадует ее больше, ваше королевское высочество.

– Кстати, а почему вы титулуете меня высочеством? Раз уж вы напомнили моему сыну, что он наследник царя, то…

– Моя герцогиня, клянусь богом, у вас не будет более верного подданного, чем я, когда вашу голову, наконец, увенчает достойная ее корона. Однако для этого вам необходимо приехать в Москву и занять принадлежащее вам по праву место.

– Иоганн, наверное, сердит на меня?

– Нисколько! Его Величество тоскует в одиночестве, это верно…

– Тоскует в одиночестве!.. – немного саркастически воскликнула Катарина. – Барон, вам бы мадригалы писать или любовные романы! Право, я даже не ожидала услышать от вас столь искусной басни. Вы думаете, мне не известны наклонности моего супруга? Ха-ха, я шагу не могу ступить, чтобы не наткнуться на очередной плод его грехов. Даже здесь, в этом замке, мой сын ухитрился найти себе компанию из бастарда моего муженька.

– Простите, вы, вероятно, имеете в виду этого пронырливого мальчишку в драной рубашке, которого я застал беседующим с принцем?

– Именно. Мне донесли, каким образом он появился на свет, и как Иоганн Альбрехт приказал этому дурачку-конюху прикрыть его грех. Да вы, вероятно, не хуже меня знаете эту историю, ведь вы были с ним!

– Я так понимаю, речь идет о Гертруде, служанке покойной герцогини Виктории Луизы?

– Вы правильно понимаете!

– Но кто распространяет столь низкую ложь?

– Ложь?

– Разумеется! Я действительно был свидетелем всей этой истории, и могу засвидетельствовать полную невиновность вашего супруга. Не говоря уж о том, что вы еще не были женаты.

– О, я не сомневалась в вашей преданности…

– Да при чем тут преданность, моя герцогиня! Простите, но я совершенно теряюсь: может, тут идет речь о какой-то другой Гертруде?

– Что вы имеете в виду?

– Но… вы видели ее лицо?

– Хм… действительно, это не самое большое ее достоинство. Мне, по правде говоря, этот момент всегда казался сомнительным. Но Иоганн дал ей весьма немалое приданое…

– Да что же ему оставалось делать! Эту девушка была служанкой его кузины, и ее обесчестил один из русских наемников вашего мужа. Поженить он их не мог, поскольку негодяй был женат. Тогда он нашел ей супруга и дал им обоим состояние, чтобы удовлетворить претензии покойной герцогини.

– Хм… но этот сорванец Петер не слишком похож на мать или отца…

– Зато очень похож на этого русского наемника!

– Боже, мне никогда и в голову не приходило подобное объяснение, к тому же мне говорили, что Иоганн воспользовался правом первой ночи…

– Ваше высочество, прошу простить мне мое невежество, но как может идти речь о праве первой ночи, если девушка уже обесчещена?

– Невероятно…

– Прошу простить мне мою дерзость, герцогиня. Будет ли мне позволено спросить вас…

– Спрашивайте, барон. Я, повинуясь какой-то совершенно невероятной слабости, наговорила вам столько лишнего, что еще одна неловкость или нелепость ровным счетом ничего не изменит.

– Уж не преосвященный ли Глюк рассказал вам эту басню, о Гертруде и вашем супруге?

На лицо Катарины как будто набежала тень. Некоторое время она смотрела отсутствующим взглядом, но самообладание скоро к ней вернулось, и она ответила:

– Мне кажется, вы, как и мой муж, относитесь к епископу немного предвзято.

– Может быть, ваше высочество. Но то, что сегодня произошло, совершенно не красит его в моих глазах. Поэтому прошу меня простить, но на этот счет Его Величество дал мне самые четкие инструкции.

– И какие же?

– Я имею полномочия просить его преосвященство покинуть земли, подвластные Его Величеству.

– Вам не за что извиняться, барон. Разумеется, я не смею противиться воле моего супруга, а потому не могу вам препятствовать в этом. Пока же ступайте к своему подопечному; как мне кажется, вы ему понравились. Мы с вами позже еще побеседуем, а пока прошу вас удалиться. И не забудьте привезти вашу супругу.

С этими словами Катарина протянула руку, и вскочивший фон Гершов почтительно ее поцеловал. Затем он весьма изящно поклонился и вышел из кабинета. Как оказалось, принц Карл Густав с нетерпением ожидал его возвращения и, едва увидев, бросился к своему новому наставнику.

– Все хорошо? – спросил он Кароля.

– Более чем, мой принц!

– Меня не будут наказывать?

– Непременно будут.

– Но за что, я же ни в чем не виноват!

– Вы совершенно напрасно так думаете, молодой человек. Вы изволили бросить в его преосвященство чернильницей и, несмотря на ничтожность расстояния, ухитрились промахнуться. Я нахожу это непростительным.

– Но что же делать? – воскликнул совершенно сбитый с толку мальчик.

– Разумеется, тренироваться, мой друг. Я намерен заняться вашей боевой подготовкой, и можете поверить мне на слово, больше с вами такого конфуза не повторится.

– Ура! – закричал обрадованный принц, – а можно, Петер будет тренироваться со мной?

– Не уверен… – барон ненадолго задумался, – не очень-то он похож на Анисима.

– А кто такой Anisim, и почему это так важно?

– Не обращайте внимания, ваше высочество, на самом деле это совсем не важно.

6

Юному Карлу Густаву повезло. Его учителем в воинских науках был многоопытный офицер, проделавший не одну кампанию, как на море, так и на суше. А вот единокровной сестре мекленбургского принца достался менее именитый наставник. Мсье Бопре, очевидно, желая понравиться Марте, взялся-таки за ее обучение. Поскольку даже учебная шпага была тяжеловата для девочки, ей выстругали деревянную и теперь она усердно учила стойки и позиции, финты и уколы. Дело это оказалось совсем не простым, но Шурка с энтузиазмом принялась за него. Особенно ей нравилось, что для занятий ей разрешили переодеваться в специально сшитые для этой цели камзол и короткие штаны с чулками, в которых она выглядела совсем как мальчик. Ну, если не считать длинных кос. Впрочем, она прятала их под беретом.

После занятий с французом, она в таком виде бежала к своим приятелям Руфусу и Гюнтеру, и тренировки продолжались. Мальчишки изготовили себе такие же шпаги, как у нее, и теперь они целыми днями с упоением сражались друг с другом. Несмотря на защитное снаряжение, тело девочки было покрыто синяками, но дело того стоило. То ли от природной гибкости, то ли от того, что гугенот оказался хорошим учителем, но она довольно быстро превзошла своих друзей. Хотя здоровяк Руфус был куда сильнее её, Шурка, раз за разом одолевала его за счет скорости и ловкости. С Гюнтером было труднее, но и с ним она справлялась, особенно если тот, засмотревшись на нее, терял бдительность. Мальчишка, похоже, не на шутку увлекся ею, но, слава Создателю, больше не лез с поцелуями, очевидно, помня, чем это кончилось в прошлый раз.

Вдоволь насражавшись, они гуляли в окрестностях замка, бегали купаться на речку. Ни плавок, ни купальников у них, разумеется, не было и поначалу это немного смущало Сашу, но нравы вокруг были очень простые. К тому же её верные паладины всегда терпеливо ждали, пока она разденется в кустах, и никогда не подглядывали.

В один из таких дней, когда они возвращались после купания, их встретила Гретхен, единственная из местных девочек, которую Шурка могла назвать подружкой. Хотя она не очень одобряла увлечение фехтованием и дружбу с мальчишками, они все же общались.

– Клара Мария, где ты ходишь? – обеспокоенно воскликнула та. – Тебя все обыскались!

– А что случилось?

– Я не знаю, но если ты поспешишь, то тебя, возможно, не накажут.

– За что?!

– За то, что ты водишься с этими шалопаями, конечно!

– Кого это ты назвала шалопаями? – насупился Руфус. – Вот мы тебя сейчас вздуем!

– Только попробуйте! – презрительно усмехнулась Гретхен.

– А что ты нам сделаешь? Разве что наябедничаешь господину управляющему…

– Я вам не Хильда! – возмутилась девочка. – Но если вы меня хоть пальцем тронете, то уж я придумаю, как вам досадить. Не обрадуетесь!

– Да ладно тебе, – примирительно воскликнул Гюнтер. – Мы вовсе не собирались тебя обижать. Ведь ты подруга Клары Марии, а значит – и наша.

– Вот еще, – гордо отозвалась та. – Если у нее хватает ума водиться с вами, то это не значит, что и я буду с вами дружить!

– Ладно, я пошла, – прекратила их пикировку Шурка. – Завтра увидимся.

– Конечно, пошли, – заторопилась вместе с ней подружка. – Тебя все ждут, а мы тут болтаем.

– Может, ты все-таки скажешь, что случилось?

– Да говорю же – не знаю! Но говорят, что госпожа герцогиня получила какие-то важные вести и тут же приказала найти тебя. Так что пойдем быстрее, а то мне до смерти любопытно, что же такое стряслось?!

Времени переодеваться не было, и заинтригованная девочка так и отправилась в покои герцогини в фехтовальном костюме. Помимо бабушки и матери, там присутствовал герцог Август и управляющий замком герр Кнопс.

– А вот и вы, юная фройляйн, – поприветствовала ее бабушка. – Долго же вас пришлось ждать.

– А мне показалось, что это молодой человек, а не ваша воспитанница, – усмехнулся ее супруг.

– Прошу прощения у ваших высочеств, – поклонилась Шурка, причем, поскольку приседать в штанах было глупо, сделала это по-мужски. – Я не знала, что могу понадобиться вам.

– Идите сюда, дитя мое. Случилось нечто очень важное, и при этом, напрямую касающееся вас.

– Да, я слушаю.

– Мы только что получили известие о блистательной победе нашего сына – Иоганна Альбрехта над войсками его кузена королевича Владислава Ваза!

Слушая говорившую торжественным голосом бабушку, Шурка никак не могла понять, каким образом это событие могло быть связано с ней. Но спрашивать не стала, здраво рассудив, что бабушка сама всё расскажет.

– Перед сражением наш сын счел за благо отдать все необходимые распоряжения, на тот случай… – Голос Клары Марии дрогнул, и она велела: – читай, Марта!

Бледная как смерть камеристка взяла в руки свиток и начала читать вслух:

– Я, Иоганн Альбрехт из рода Никлотингов, милостью Божией, Кайзер и Самодержец всей России, многих стран государь и обладатель, Великий герцог Мекленбурга, Князь Вендена, Шверина и Ратцебурга, граф Шверина, Ростока, и господин Штатгарда, находясь в трезвом уме и полной памяти, сим объявляю, что если всемилостивейший Господь призовет меня на свой суд, то я завещаю все свои владения, титулы и средства в Священной Римской империи германской нации, моему сыну принцу Карлу Густаву Мекленбургскому.

Из этих средств ему надлежит выделить в качестве приданого моей дочери принцессе Евгении сумму в двадцать тысяч гульденов единовременно, а также ренту в пять тысяч гульденов ежегодно. Помимо этого, наша дочь получает пожизненное право проживать в любом замке нашего герцогства по своему выбору.

Помимо того, ему надлежит позаботиться о Кларе Марии Рашке, воспитаннице моей матушки герцогини Клары Марии Брауншвейг-Вольфенбюттельской, Мекленбург-Стрелицкой, урожденной принцессы Померанской, которую я признаю своей дочерью и объявляю принцессой Мекленбургского дома. После замужества означенной принцессе Кларе Марии в качестве приданого должна быть выплачена сумма в десять тысяч гульденов единовременно и пожизненная рента в тысячу гульденов.


Ничего не понимающая Шурка удивлённо обводила присутствующих глазами, тщетно пытаясь сообразить, что все это значит. Вроде бы папаша поимел совесть и признал её, но сделал это всё-таки как-то странно.

– Я никак не пойму, – неуверенно протянула она.

– Да что же тут непонятного, – всплеснула руками герцогиня. – Отец признал тебя. Ты теперь – принцесса!

– Это как раз понятно, бабушка. Неясно другое – за кого я должна выйти замуж?

– Что?!

– Ну, я ведь правильно поняла, что содержание и приданое я получу только после заключения брака?

Слова девочки на мгновение ввели в ступор всех присутствующих. Первым пришел в себя герцог Август и громко засмеялся. Секунду спустя к нему присоединилась жена и даже в глазах матери мелькнула смешинка. Только управляющий продолжал сохранять каменное достоинство, вероятно, считая неприличным проявлять эмоции в присутствии герцогской четы.

– Все не так плохо, дитя моё, – смогла, наконец, выговорить герцогиня Клара Мария и кивнула Марте. – Продолжай.

Та взяла со стола другой документ и, погасив улыбку, продолжила чтение:

– Я, Иоганн Альбрехт, Великий герцог Мекленбурга, третий этого имени, князь Вендена, Шверина и Ратцебурга, граф Шверина, Ростока и господин Штатгарда, находясь в трезвом уме и полной памяти, сим объявляю, что воспитанница моей благородной матери герцогини Клары Марии Брауншвейг-Вольфентбюттельской и Мекленбург-Стрелицкой, урожденной принцессы Померанской, известная как Клара Мария Рашке, является моей дочерью и принадлежит к славному роду Никлотингов.

Настоящим указом, я признаю её принцессой Мекленбургского дома и повелеваю своим подданным и вассалам оказывать ей все почести, полагающиеся этому статусу. Для того, чтобы наша дочь могла содержать себя прилично её положению, я жалую в её пользу все полагающиеся мне подати и выплаты от города Ивенака и прилегающих к нему амтов[4].


Шурка внимательно прислушивалась к чеканным формулировкам указа, пытаясь ничего не упустить из услышанного. Пока было ясно следующее: папаша не только признал её, но и выделил кое-какие средства на содержание, причем не в будущем, а в настоящем. Это была хорошая новость. Жить до совершеннолетия или замужества она будет у бабушки, которая и будет её опекуном. В общем, любящий отец вовсе не торопится прижать её к своей груди и вообще как-то участвовать в жизни дочери. Просто проявил заботу, прикрывая старый грех. Что тут скажешь? Козёл!

– Теперь ты поняла, моя девочка? – прервала её размышления на тему моральных качеств родителя бабушка.

– В общих чертах, – кивнула Шурка и тут же задала уточняющий вопрос: – А что – Ивенак – большой город?

– К сожалению, не очень, – правильно поняла её обеспокоенность герцогиня. – Но это один из трех городов, доставшихся Иоганну Альбрехту от отца. Это очень важно для твоего положения, дитя моё. Что же до твоего содержания, то можешь не беспокоиться. Пока ты живешь со мной, вы с матерью не будете ни в чем нуждаться. А после этого тебе достанутся владения из моей вдовьей доли. Поверь мне, у тебя будет достойное приданое!

– Да я как-то не очень тороплюсь замуж, – хмуро отозвалась девочка, про себя думая, что папенька оказался не только полорогим и парнокопытным, но еще и жадным.

– По вашим предыдущим словам этого не скажешь, – не удержался от остроты герцог Август и ухмыльнулся в усы.

Тут Марта отложила в сторону документ и выразительно посмотрела на дочь. Шурка в последнее время научилась с полуслова понимать свою матушку и тут же кинулась благодарить бабушку, чертыхаясь про себя, что не догадалась сама до такой простой мысли.

– Спасибо, вы так добры ко мне, – с чувством сказала она герцогине и развернулась к её мужу. – И вам, ваше высочество, я обязана столь многим, что не знаю, как и благодарить.

– Не стоит, малышка, – улыбнулся Август. – Ты хорошая девочка и я рад, что ты живешь с нами. Но хочу заметить, что наряды следует подбирать тщательнее!

7

С этой минуты жизнь Шурки изменилась кардинально и она вовсе не была уверена, что в лучшую сторону. Во-первых, у нее стало куда меньше свободы. Если раньше девочка вольна была ходить куда угодно, то теперь она постоянно находилась в окружении специально приставленных к ней нянек. Даже играть с подружками ей дозволялось лишь в их присутствии, но беда ещё и в том, что их у нее не было! А уж о том, чтобы бегать по окрестностям вместе с Руфусом и Гюнтером – и вовсе не могло быть и речи.

Другой проблемой стала одежда. Если раньше она носила простые и удобные платья, какие были на большинстве девочек её возраста в замке, то теперь ей приходилось наряжаться в куда более строгую одежду и это откровенно бесило. Но даже эти орудия для пыток, лишь по недоразумению именуемые платьями, были цветочками по сравнению с парадным нарядом, в котором её должны были представить брауншвейгскому дворянству. Состоял он из двух тяжёлых бархатных платьев, обильно украшенных шитьём, надетых одно на другое. На верхнем ещё были разрезы, очевидно, для того, чтобы было видно нижнее, совсем глухое. Руки прикрывались практически до пальцев, а поверх высокого воротника одевался еще один – гофрированный, достававший почти до плеч. Волосы, собранные в невероятную прическу, прятались под золоченую сетку, поверх которой покоилась маленькая корона – подарок бабушки-герцогини.

Надо сказать, что чувствовала себя Шурка в этом великолепии полной дурой, но любые попытки хоть как-то возразить немедля пресекались совершенно железобетонным аргументом:

– Ты же – девочка!

Это словосочетание гарантированно выводило её из себя еще в прошлой жизни, но теперь волей-неволей приходилось соответствовать.

Хуже всего далось ей расставание с друзьями. Хотя занятия фехтованием продолжались, сбежать после них принцессе не давали бдительные няньки. Приходилось уныло тащиться к себе в покои и менять удобный костюм на постылое платье.

Впрочем, были и приятные моменты. Одним из таких стала реакция Хильды на её новое положение. Та, разумеется, тут же забыла о своей неприязни к воспитаннице герцогини и попыталась подлизаться к ней, но безуспешно. Принцесса не пожелала иметь с ней ничего общего, о чём сообщила в совершенно недвусмысленных выражениях. Единственной её подружкой осталась Гретхен. Это обстоятельство послужило поводом для дикой зависти всех девочек в замке.

Еще одним следствием изменения статуса стали новые апартаменты, занятые новоиспеченной принцессой дома Никлотингов. Если раньше они с Мартой ютились в тесной комнатушке, то теперь у них была большая светлая спальня, к которой примыкали два помещения поменьше. Один служил личным будуаром Шурки, а во втором спали няньки.

Утро начиналось всегда одинаково. После подъема следовала процедура умывания, причесывания и одевания. Прической её по-прежнему занималась Марта, и это было самое приятное, что случалось с девочкой за весь день. Облачившись, она отправлялась на половину бабушки, где они завтракали. Шурка была единственной, кто допускался сидеть за одним столом с герцогской четой и это, поначалу, было очень непривычно. Вся прислуга, включая управляющего и Марту, принимала пищу в другом месте. Еда к слову, была самая простая. Супы, каши, свежевыпеченный хлеб. Пили вино или легкое пиво. Ни чая, ни кофе за столом владетелей местных земель не водилось, и лишь по праздникам герцогиня позволяла себе чашку горячего шоколада, до которого была большой охотницей.

– Раньше у меня был повар-итальянец, который чудесно умел заваривать напиток из арабских зерен, – мечтательно говорила она внучке. – Кстати, твой отец очень любил его. Но, увы, с той поры прошло много лет. Джузеппе покинул меня, кофе в наших местах не достать, да и стоит оно совершенно безумных денег! Ты будешь еще?

– Если можно, – неизменно отвечала Шурка, своим ангельским голоском.

– Ну конечно, можно, моя радость!

Сказать по правде, шоколад ей не так уж и нравился, но выбор был откровенно невелик. После завтрака начинались занятия, количество которых заметно выросло. Потом следовал обед, и лишь после него девочке удавалось немного расслабиться. Умаявшиеся за день няньки к тому времени теряли часть своего усердия, и она могла пообщаться с Гретхен. Беда была лишь в том, что подружка очень уж любила играть в куклы, чего было совершенно нельзя сказать о Саше.

– Погляди, как прелестна моя Адель? – щебетала она, показывая деревянного болванчика, обряженного в очередное, сшитое из лоскутов платье.

– Отпад, – соглашалась принцесса в тщетной надежде, что подруга быстрее перейдет к делу.

– Ты ведь вовсе так не думаешь? – хитро улыбалась девочка, которую, несмотря на малолетство, никак нельзя было назвать дурочкой.

– Ну, не то чтобы, – начинала дипломатничать Шурка, – просто ей надо другое платье. Как только мне станут шить какой-нибудь наряд, я тебе принесу несколько лоскутов.

– И пуговиц! – довольно кивала Гретхен, которой только это и было нужно.

– Ладно, будут тебе и пуговицы.

– Ну, хорошо. Твои друзья передавали тебе привет.

– Как они там?

– Как обычно. Руфус дерется со всеми окрестными мальчишками, а Гюнтер ходит как в воду опущенный. Похоже, он действительно в тебя втюрился!

– Не говори глупостей, мы просто друзья!

– Это ты говоришь глупости, Клара Мария. Ой. Ничего, что я тебя так называю?

– Все нормально. Если мне понадобится кто-то, чтобы меня облизывать во всех местах, я позову Хильду.

– Только попробуй позвать эту задаваку! Я вовсе перестану к тебе ходить и передавать вести от твоих дружков-шалопаев.

– Не буду, не буду, ты же знаешь, я её терпеть не могу!

– Ну, так вот. Моя старшая сестра говорит, что дружбы между парнями и девушками не бывает, потому что если девушка так подумает, так парень быстро заберется ей… ой, простите, принцесса…

– Ладно тебе, я прекрасно знаю, куда парни забираются девушкам.

– Откуда это? – ревниво спросила подружка.

– Лучше тебе не знать. В общем, твоя сестра права, хотя это сокровенное знание совсем не помешало ей переспать со всеми лакеями и конюхами в замке.

– Зачем ты так говоришь, Клара Мария?

– Затем, чтобы ты не стала такой же дурой, когда вырастешь! Что тебе передали мальчишки?

– Что будут ждать тебя на вашем месте у пруда.

– Отлично, а теперь мне нужно твое платье.

– Что?! Мы так не договаривались!

– Прекрати, пожалуйста. Мне до смерти надоело это заточение, и я хочу хоть маленький глоток свободы. А помочь мне, кроме тебя, некому!

– Но что ты задумала?

– Ничего особенного. Эти клуши сейчас заснут, и мы спокойно поменяемся одеждой. Даже если они проснуться ненароком, хотя я за ними такого не припомню, они все равно ничего не поймут. Фигурой и волосами ты похожа на меня, а ближе они не подойдут. Играйся спокойно со своими куклами и всё будет в порядке. Кстати, вот тебе еще одна.

Это бы удар ниже пояса. Во время урока вышивания Шурка утащила несколько иголок с нитками и сшила из лоскутов подобие человеческой фигурки и набила её обрезками ткани и ниток. У нее были руки и ноги, а на лице пара глаз из пуговок и вышитый мулине рот. Надо было сделать еще волосы из бахромы сделать, но она не успела. Впрочем, кукла и без того получилась на славу. Во всяком случае, ни у кого такой не было. Обычно игрушки делались из дерева, в крайнем случае, скручивались из пучка соломы, но почему-то пока никто не догадался их шить. Возможно, потому, что даже самые маленькие лоскуты шли в дело – на одежду или одеяла.

– Какая прелесть! – округлила глаза девочка.

– Можешь оставить её себе!

– Хорошо, принцесса. Но если мы попадемся, то скажите, будто Вы мне приказали!

– Что это ты стала такой церемонной? Не бойся, в случае чего, я всё возьму на себя.

Дальше было дело техники. Поменявшись с подружкой платьями, Шурка, как ни в чем ни бывало, пробежала по двору и выскользнула из замка.

– Привет, банда! – весело крикнула она мальчишкам, заскучавшим, ожидая её.

– Здравствуйте, Ваша Светлость, – растерянно воскликнул Гюнтер и попытался изобразить поклон, глядя на который девочка не могла удержаться от смеха.

– Ха-ха-ха, видел бы ты себя со стороны!

– Простите, но вы теперь принцесса…

– Прекрати немедленно! Либо мы по-прежнему друзья, либо я больше не приду!

– Не обижайся, Клара Мария, – хмыкнул Руфус. – Просто мы уж думали, что тебе не удастся вырваться. К тому же, мы давно не видели тебя в платье и растерялись. Ты ведь раньше приходила одетая как мальчишка!

– Ну и как вам? – осведомилась Шурка, недоверчиво хмыкнув.

– Сказать по правде, оно идет тебе гораздо больше, чем мужской костюм!

– Вот и носите такие тряпки, раз уж они вам нравятся! – рассвирепела подружка. – Ну-ка, где моя шпага, я вас сейчас и в платье вздую так, что мало не покажется!

– Вот это по-нашему, – широко усмехнулся Руфус, а его приятель с поклоном вручил девочке деревянный клинок.

– Возьмите этот меч, принцесса, и ведите в бой своих верных вассалов!

– Становись в позицию, болтун, и защищайся!


Такие походы случались далеко не каждый день, и юная принцесса надеялась, что они останутся тайной для матери и бабушки, но не тут-то было. Если сонные няньки и могли перепутать Гретхен и Клару Марию, а стража не обратить внимания на девчонку в простом платье, то уж о Хильде этого сказать было никак нельзя! От природы вредная и склонная ябедничать, племянница управляющего была до крайности уязвлена высокомерием новоявленной принцессы и обдумывала планы мести. То, что она сама виновата в подобном отношении, ей, разумеется, и в голову не пришло. Так что когда она увидела знакомую фигурку, выходящую из замка, и удостоверилась, что это именно Клара Мария, Хильда поняла, что пробил её час.

В тот день Шурка снова удрала к своим приятелям и с упоением дралась с ними на деревянных шпагах, затем они вдоволь искупавшись в речке, грелись на солнце, и, наконец, распрощавшись, разошлись, каждый в свою сторону. Первый звоночек, что что-то идет не так, прозвенел, едва она вошла в замок. Стражник, обычно не обращавший на шнырявших туда-сюда детей никакого внимания, вдруг внимательно посмотрел на нее и сделал знак своему товарищу. Затем, оказалось, что калитка в герцогский садик, из которой она обычно выходила, оказалась закрытой. Бежать к себе ей пришлось через парадный вход, где её немедленно перехватили служанки.

Через минуту злоумышленница стояла перед герцогиней и матерью и выражения лиц обеих не внушали ей ни малейшего оптимизма.

– Где вы были, Ваша Светлость? – нервно спросила Марта, и сам тон вопроса, а также то, что она прибегла к титулованию, со всей ясностью показали, что дело худо.

– Я гуляла, – обреченно вздохнула Шурка.

– И где же?

– В окрестностях замка.

– Чудно!

– Матушка, простите, но…

– Никаких но!

Девочке ничего не оставалось, как стоять, сжав зубы, и, упрямо сдерживая слезы, выслушивать все что мама и бабушка думают о её безответственном поведении. Герцогиня, впрочем, больше молчала, но когда она заговорила, Шурке стало совсем плохо.

– Вы поступили очень дурно, Клара Мария, – необычно скрипучим голосом заявила она. – И ваш проступок, несомненно, заслуживает наказания. И будьте уверены, что Ваша Светлость получит его полной мерой, равно как и ваши няньки, допустившие преступную небрежность, не говоря уж о маленькой сообщнице, которую вы себе сыскали.

Наказание заключалось в том, что всех виновных высекли, кроме, естественно, самой принцессы. С ней поступили еще хуже – её заставили на это смотреть. И если крики нянек вызвали у Шурки весьма мало сочувствия, то каждый удар по малышке Гретхен отдавался по ней, будто били не подружку, а её саму. Когда экзекуция закончилась, она хотела броситься к бедняжке и попытаться хоть как-то утешить её, но глотающей слезы девочке не позволили и такой малости. Служанки немедля схватили принцессу за руки и вывели её вон, после чего посадили под замок и целых три дня не выпускали никуда, кроме церкви.

– У меня у самой сердце кровью обливается, но это было необходимо, – тяжело вздохнув, пояснила герцогиня, в ответ на полный мольбы взгляд Марты. – Представь себе, что она устроит нечто подобное, когда вы отправитесь в Росток?

– Она ещё так мала…

– Но уже принцесса, и должна привыкать, что всякое её действие может отразиться не только на ней, но и на окружающих!

– Да, я понимаю.

– Боюсь, что нет, девочка моя. Ты дочь бюргера и навсегда ей останешься, но твоя дочь стала нобилем. И выйдет замуж за нобиля![5]

– Она всего лишь маленькая девочка.

– Пока – да! Но она признанная дочь мекленбургского герцога и русского царя и, когда она войдет в возраст, помяни моё слово, выстроится целая очередь из сыновей владетельных особ, желающих породниться с Никлотингами!

– К незаконнорожденной?!

– Ну, за старшего сына какого-нибудь короля мы её вряд ли выдадим, но, за второго-третьего отпрыска герцога или маркграфа, почему бы и нет?

– Слава Богу, это будет ещё не скоро.

– Да, но готовиться надо уже сейчас. К тому же вам необходимо наведаться в ваши новые владения.

– Сейчас?

– Момент удобный. Как ты знаешь, король Густав Адольф собирается навестить бранденбургского курфюрста по одному важному делу. И Катарина Шведская ни за что не пропустит это мероприятие.

– Вы все-таки думаете, что речь идет о сватовстве?

– О чём же ещё, моя милая?

– Значит, король расстался с Эббой Браге.

– Может, и нет, какая нам разница? – пожала плечами герцогиня и внимательно посмотрела на Марту. – Девочка, ты же лучше других знаешь, что короли не женятся на золушках. При том, что графиня Браге совсем не Золушка!

– Конечно, ваше высочество, просто это была такая красивая история.

– Красивая? – фыркнула Клара-Мария. – Вот уж ничуть! Как по мне, твоя – куда лучше. Твоя дочь – принцесса и её будущее обеспечено, если она, конечно, сама ничего не испортит. Теперь ты вполне можешь попытаться устроить свою судьбу. И не смотри на меня так, я хоть и старая, но все-таки женщина! И помню, каково это быть одной.

– Вы тоже хотите выдать меня замуж?

– Я всегда считала это разумным… погоди-ка, а кто этот – «тоже»?

– Ваша внучка!

– Вот как? – Герцогиня на секунду задумалась, а потом вперила в камеристку внимательный взгляд и осторожно спросила: – Скажи, а тебе не показалось, что маленькая Клара Мария очень переменилась после этой болезни?

– Да, ваше высочество, так оно и есть.

– Тебя это не беспокоит?

– Беспокоит, конечно, но я уже видела такое однажды.

– И где же?

– В родном Кляйнештадте. Ваш сын тогда был ранен, после… одного случая, и был совсем плох, но когда выздоровел, стал совершенно другим человеком. Клара Мария его дочь и потому это преображение меня не удивляет.

– Любопытно. Но у нас еще будет время поговорить об этом. А теперь ступай к принцессе и попытайся её утешить.

– Слушаюсь, – сделала книксен Марта, и хотела было выйти, но задержалась и, нерешительно спросила: – Как скоро мы отправимся в путь?

– Полагаю, недели через две. Надеюсь, я к тому времени окрепну и смогу проделать такой путь.

8

Говорят, что самой большой драгоценностью в короне герцогов Мекленбурга является город Росток. И с этим трудно не согласиться: богатый торговый город приносил своим владельцам более трети всех их доходов. Хотя его жители много раз пытались добиться для себя статуса вольного имперского города, Никлотичи до сих пор прочно держали в руках все нити управления и не собирались упускать их впредь. И пусть нынешний герцог продолжает пропадать в далекой и дикой Московии, в которой стал царем и даже, по слухам, сменил веру, но его жена – герцогиня Катарина и тетка – герцогиня София, все так же крепко правят своими амтами, включая самый богатый из них – Росток.

* * *

Обо всех этих делах любят поговорить за кружкой доброго пива завсегдатаи трактира «У дядюшки Пауля». Правда, самого дядюшки Пауля давно нет в живых, но люди привыкли так называть это заведение, не отвыкать же им… Трактиром теперь владеет почтенная вдова по имени Анна Гротте. Злые языки говорили, что ее покойный муж был капитаном «черных рейтар», а сама она – маркитанткой в их обозе, но так это или нет, никто доподлинно не знал. Знали лишь, что женщина она была хваткая, и денежки у нее водились. Поселившись в Ростоке, фрау Анна выкупила у беспутного сына дядюшки Пауля его заведение и рьяно принялась за ведение хозяйства. Многие поначалу скептически отнеслись к новой хозяйке, но вскоре убедились, что дама она весьма опытная, и хватка у нее железная. В трактире, не в пример прежним временам, всегда было чисто, а пиво всегда свежее. Шантрапу, совсем было облюбовавшую его, вдова быстро отвадила, и теперь у нее нередко останавливались богатые иностранцы, а местные посетители были, как на подбор, весьма почтенные и добропорядочные господа.

– Добрый вечер, господин Мильх, – радушно поприветствовала она очередного посетителя.

– Мое почтение, фрау Анна, – поклонился ей в ответ цеховой мастер, – я слышал, у вас свежее пиво?

– Конечно, свежее, – улыбнулась хозяйка, – ведь вы сами поставляете его мне.

– Это верно, фрау Анна, но отчего-то у вас оно становится особенно вкусным.

– Вы неисправимый льстец, господин Мильх.

– Нисколько, фрау Анна, нисколько. Позволено ли мне будет спросить о здоровье вашей дочери?

– Спасибо, господин Мильх, с малышкой все благополучно.

– Так вы будете в воскресенье в церкви?

– Разумеется. Вы же знаете – я никогда не пропускаю воскресную службу.

Проводив посетителя к столу, и распорядившись, чтобы ему подали кружку прохладного пива с высокой шапкой белоснежной пены, хозяйка обернулась к новому посетителю. Им оказался закутанный в плащ молодой человек довольно приятной наружности, с усталым и запыленным лицом.

– У вас есть комната? – глухим голосом поинтересовался он.

– Да, господин офицер.

– С чего вы взяли, что я офицер?

– А разве я ошиблась?

– Нет, но… впрочем, это не важно.

– На какой срок вам нужна комната?

– Дня на три; возможно, на неделю.

– Прекрасно, пойдемте, я покажу вам ее. У вас есть багаж, господин офицер?

– Да, он в карете, фрау?..

– Гротте, господин офицер. Если комната вам понравится, я прикажу поднять ваши вещи наверх.

– Гротте?

– Именно так, а что?

– Нет, ничего, просто я знал одного Гротте.

– Верно, военного, как и вы?

– Да, он был капитаном мушкетеров.

– Понятно, но мой покойный муж был, как и вы – рейтаром.

– Но, ради всего святого, как вы узнали?

Пока они так беседовали, хозяйка провела молодого человека на второй этаж и отворила дверь в небольшую, но опрятную комнатку.

– Вот извольте, стены здесь толстые, так что другие постояльцы не будут вам мешать. Белье свежее, обедать вы можете в общем зале или, если угодно, вам подадут сюда. Вас устроит?

– Да, более чем.

– Как прикажете к вам обращаться?

– Болеслав фон… просто Болеслав.

– Как вам будет угодно, господин лейтенант. Что-нибудь еще?

– Черт меня подери, такое впечатление, что вы видите меня насквозь!

– Это моя профессия, господин Болеслав, – улыбнулась одними губами Анна и вышла вон.

Молодой человек рывком снял плащ и бросил его на кровать. Потом отстегнул шпагу и вытащил из-за пояса пистолет. Критически осмотрев свой наряд, Болек усмехнулся. «Стоило отдавать дюжину талеров за него, если всякий встречный и поперечный видит во мне рейтара… – подумал он, – впрочем, если ее муж был рейтаром, значит, она маркитантка, а они нашего брата видят насквозь». Снаружи раздался шум, и постоялец едва успел убрать свой пистолет за спину. Распахнулась дверь, и в комнату вошел слуга, с натугой тащивший дорожный сундук. С грохотом поставив его в угол, он поклонился и тут же вышел прочь, уступив место довольно миловидной служанке.

– Кажется, у вашей милости нет слуги? – кокетливо улыбаясь, спросила она. – Не прикажете ли почистить вашу одежду?

– Да, пожалуй, мой камзол и плащ изрядно запылились.

– Тогда дайте их мне, и завтра ваш наряд будет блестеть.

– Хорошо. Скажи, красавица… как тебя зовут?

– Кетхен, господин.

– Скажи мне, Кетхен, давно ли ты здесь служишь?

– С тех самых пор, как фрау Анна купила этот трактир.

– А фрау Анна местная?

– Нет, что вы. Она переехала сюда совсем недавно.

– А откуда?

– Я не знаю, она никогда не говорила об этом. А почему вы спрашиваете?

– Да так просто.

– Вам что-нибудь еще надо?

– Нет, хотя послушай, а не говорила ли твоя хозяйка о Московии?

– О Московии… – задумчиво протянула девушка, – не знаю… вообще, с тех пор как наш добрый герцог стал ее царем, там побывали многие ростокские негоцианты, а московиты стали бывать здесь… но, говоря по совести, я не слышала от фрау Анны ничего по этому поводу.

– Хорошо, ты можешь идти. Я позже приготовлю свою одежду.

– Ну, если вы ничего больше не хотите, – присела служанка в книксене, – то с вашего позволения…

Выйдя от постояльца, Кетхен сморщила недовольную гримасу на своем хорошеньком личике и, пробормотав: «Можете сколько угодно интересоваться фрау Анной, на нее у вас денег все равно не хватит», – побежала вниз.

Оставшись один, молодой человек, не раздеваясь, рухнул на кровать, и какое-то время лежал без движения. В голове его прихотливо вертелись обрывки мыслей, но на душе было пусто. Еще один чужой город на его долгом пути, еще одна холодная постель. Хотя последнее обстоятельство можно было исправить: миловидная служанка поглядывала на него с явной благосклонностью. Вот только зачем? Разве купленная любовь может охладить жар, иссушающий его душу вот уже несколько лет! Да разве вообще существует она, эта проклятая любовь? Когда-то давно сердце его получило тяжелую рану. У него было все, о чем мог мечтать пятый сын небогатого провинциального дворянина. Начав служить у юного принца-изгнанника, он вместе с ним поднимался ступенька за ступенькой по очень крутой лестнице. У принца появился свой отряд – и братья фон Гершовы стали в нем офицерами. Голова его украсилась герцогской короной – и в их карманах зазвенели звонкие монеты. Сюзерен стал мужем шведской принцессы – и к его людям стали приглядываться отцы семейств в чаянии выгодных браков для своих дочерей. Казалось, еще немного – и жизнь удалась! И вот эту весьма многообещающую карьеру он кинул под ноги прекрасной женщине… И что получил взамен? Теперь он изгнанник, лишенный чести и всякого будущего, а его возлюбленная лишь посмеялась над ним. Прошли годы, боль понемногу утихла, и вот он увидел ту, которая лишила его покоя и будущего. Боже, какая бездна разочарования! Как можно было влюбиться в эту пустую, взбалмошную девчонку? Как можно было променять службу у ставшего легендой герцога-странника на… на что, черт возьми, он ее променял? От тягостных рассуждений его отвлек деликатный стук в дверь.

– Войдите, – буркнул он, с неудовольствием уставившись на входящего.

Как оказалось, это снова была Кетхен.

– Хозяйка спрашивает вашу милость, не угодно ли вам принять ванну с дороги?

– Ванну?

– Ну да, ванну. Хотя, наверное, правильнее называть ее бочкой, но она довольно большая, и горячей воды у нас сколько угодно…

– Что же, я не прочь. Пожалуй, я приму ванну, и еще…

– Что угодно вашей милости?

– Принесешь в мою комнату ужин и бутылку рейнского вина.

– Как прикажете; что-нибудь еще?

– Сама приходи…

Утром Болеслав проснулся с тяжелой головой. Кетхен уже убежала, и лишь растерзанная постель свидетельствовала, что страстная ночь с ней не приснилась бравому лейтенанту. Стол был заставлен грязной посудой и несколькими бутылками, оплетенными лозой. К несчастью, ни в одной из них не сохранилось ни капли живительной влаги, и молодой человек беззлобно выругался:

– Вот же чертовка, и в постели даст фору любой маркитантке, и пьет не хуже иного рейтара!

Судя по всему, этим таланты девушки не исчерпывались, потому что, несмотря на такую занятость, привести в порядок его одежду она успела. Одевшись, он спустился вниз и тут же наткнулся на хозяйку.

– Доброе утро, господин Болеслав, – поприветствовала она его, – вы будете завтракать?

– Доброе утро, фрау Анна, пожалуй, я съел бы чего-нибудь.

– Возможно, вы хотите еще вина?

– О, нет… вчерашнего было вполне достаточно!

– Тогда, быть может, пива?

– От пива не откажусь, и яичницу с ветчиной, пожалуйста.

– Как вам будет угодно.

Позавтракав, молодой человек пришел в доброе расположение духа и, поблагодарив за завтрак, направился по своим делам. Прежде ему приходилось бывать в Ростоке, и потому ориентировался он вполне уверенно и без труда нашел нужный ему дом. Собственно, это был не дом, а городской собор, где ему надо было спросить причетника и отдать ему послание. Причетник оказался пожилым человеком с изможденным лицом и внимательными глазами.

– Как давно вы приехали? – спросил он у Болеслава, приняв сверток.

– Вчера.

– Вы не слишком торопились, – заметил причетник, впрочем, без тени осуждения в голосе.

– Полученные мной инструкции совершенно однозначно требовали прийти сюда до обеда, – возразил ему Болек.

– Верно, – скупо улыбнулся тот, – приятно иметь дело с таким пунктуальным молодым человеком. Теперь приходите через три дня, и тоже до начала дневной молитвы. Если ответное послание будет готово, то вам его отдадут.

– А если нет?

– Если наши планы изменятся, вам сообщат, – проигнорировал его вопрос причетник. – Где вы остановились?

– В трактире «У дядюшки Пауля».

– Хорошо, я знаю это место. Ступайте, молодой человек.

Вернувшись в трактир, лейтенант снова застал там толстого господина Мильха, с жалобной улыбкой поглядывающего на фрау Анну и печальным голосом рассказывающего ей какую-то душещипательную историю.

– Вот видите, фрау Анна, до чего меня довела моя доброта, – изливал он душу трактирщице. – Я относился к этому мальчишке, как к собственному сыну, а он так со мной поступил!

– Да что же случилось, господин Мильх? – участливо спросила она его.

– Как, вы не знаете? – удивился он, – наш герцог снова собирает армию!

– Что, простите? – удивленно переспросил Болеслав.

– Ну да, – обернулся пивовар к новому слушателю, – он прислал указ о наборе целого полка пехоты, и теперь все городские бездельники только и толкуют о том, как бы стать под знамена герцога-странника!

– И что в этом дурного, – мило улыбнулась фрау Анна, – бездельники на то и бездельники, чтобы думать о войне и легких денежках, которые на ней можно заработать. Правда, большая часть из них не доживет до той поры, как увидят хотя бы пару гульденов, но так уж устроен этот мир!

– В том-то и дело, милая фрау Анна, – с жаром подхватил толстяк, – бездельники об этом только толкуют, а мой Фриц сбежал и он-то далеко не бездельник!

– Но вы можете обратиться с жалобой в магистрат, и вашего подмастерья вернут вам.

– О чем вы говорите, – печально вздохнул он, – в прошлый приезд герцога у меня тоже сбежал подмастерье, и я так и сделал. Но Иоганн Альбрехт, едва приехав, казнил герцогского казначея, затем взыскал все недоимки по налогам. Потом на него случилось это ужасное покушение… в общем, все очень перепугались, так что никто в магистрате и слушать меня не стал. Хотя надо сказать, он тогда завалил заказами наших портных и оружейников, и они были очень довольны. А то, что у папаши Мильха сбежал подмастерье, не отработав положенный ему срок, так кому это интересно!

– Да уж, вам не позавидуешь, – посочувствовала ему трактирщица.

Что ей ответил пивовар, Болек не дослушал, прямиком направившись в свою комнату. Следующие три дня он провел в тягостном безделье. Поскольку заняться было решительно нечем, то днем он гулял, прислушиваясь к разговорам на улице, или вовсе валялся на кровати. Ночи проходили несколько веселее, поскольку их скрашивала Кетхен, но скоро и она ему приелась. Наконец наступил третий день, и молодой человек направился в собор. Присев на скамью, он внимательно выслушал проповедь до конца, и направился к выходу. Никто не попытался что-либо ему передать, так что оставалось только ждать. Впрочем, тем же вечером к нему постучали.

– Входите, – лениво отозвался он, и из-за двери показалось личико Кетхен.

– Прошу прощения, – прощебетала она, – но какой-то господин спрашивает вашу милость.

– Хорошо, я сейчас иду, – отозвался он и стал накидывать камзол.

– Давайте я вам помогу, – шагнула к нему девушка.

– Не стоит, я сам справлюсь, – сухо отозвался он, застегивая портупею.

– Вы так переменились к своей бедной Кетхен… – надула она губки.

– С чего ты взяла? – возразил Болек.

– Я все вижу, – вздохнула служанка, – в первый день вы назвали меня милой, на второй – красавицей, а теперь только что не отворачиваетесь…

– Тебе показалось, просто я немного устал. Так где, ты говоришь, ждет этот человек?

– Он сказал, что будет ждать вашу милость у конюшни, – отозвалась девушка и проводила постояльца грустным взглядом. Потом вздохнула и, шмыгнув носом, пробормотала: – Все мужчины одинаковы! Этот хоть не скряга…

На улице уже темнело, но человека, пришедшего на встречу, Болеслав заметил сразу. Он был одет как горожанин, а его лицо скрывал капюшон.

– Это вы меня искали? – спросил лейтенант, и вдруг, повинуясь какому-то наитию, положил руку на эфес.

– Я, – коротко отозвался тот и протянул ему довольно увесистую кожаную сумку: – Вы знаете, кому ее передать.

Облегченно выдохнув, Болек взялся за послание и в этот момент незнакомец неожиданно сильно схватил его за руки. Практически одновременно с этим какие-то субъекты, подскочившие из темноты, накинули плащ на голову молодому человеку, прежде чем он попытался вырваться…

Нельзя сказать, чтобы вечера в Шверинском замке проходили скучно, однако и веселого в них было мало. Катарина Шведская считала неприличным устраивать пышные празднества в отсутствие супруга, и не слишком часто приглашала гостей. Те же, кто постоянно проживали при дворе шведской принцессы, уже давно наскучили друг другу, и хотя бы поэтому вызывали мало интереса. Однако после прибытия барона фон Гершова с женой ситуация несколько переменилась. Ближайший сподвижник герцога-странника, казалось, внес свежую струю воздуха в затхлые покои старого замка. Он был молод, красив, и его верная служба была по достоинству вознаграждена сюзереном, так что господина барона вполне можно было назвать человеком богатым. Будь он холост, местные отцы перезрелых дочерей устроили бы на померанца настоящую охоту, но, увы – Кароль был женат. Его супруга Регина Аделаида была дамой многих достоинств и вскоре заняла ведущее место в числе придворных. Шведская принцесса почтила ее своей дружбой и с удовольствием коротала дни в обществе своей новой фаворитки, а по вечерам к ним присоединялся барон и развлекал дам рассказами о своей службе у герцога Иоганна Альбрехта или же о забавных происшествиях, случившихся с ним днем, пока он обучал войска. Вообще, если верить его рассказам, то война была делом исключительно веселым и занимательным. Так что нет ничего удивительного, что самым благодарным слушателем фон Гершова был юный принц Карл Густав.

– Господин барон, а расскажите, как вы взяли Ригу? – спросил он у Кароля, дослушав очередную историю.

– Боюсь, ваше высочество, уже поздно, – дипломатично отвечал тот ему, бросив быстрый взгляд на принцессу Катарину и сидящую рядом с ней жену.

Надо сказать, что дамы не слишком любили эту историю, хотя причины у них для этого были разные. Шведская принцесса в свое время наслушалась подробностей об участии во всем этом нечистой силы, а у Регины Аделаиды были собственные не слишком приятные воспоминания.

– Вы правы, господин барон, Карлу Густаву пора спать, – решительно заявила принцесса не допускающим возражений голосом.

– Но матушка! – все же попробовал возразить ей мальчик… однако протест остался без последствий.

– С вашего позволения, – поклонился ей Кароль, – мы с его высочеством удаляемся.

Принцу ничего не оставалось делать, как тоже поклониться и, поцеловав матери руку, отправиться в свои покои. Но едва они вышли, внимание барона отвлек слуга, что-то прошептавший ему так, чтобы мальчик ничего не слышал.

– Вам нужно идти? – как можно более незаинтересованным голосом спросил Карл Густав у фон Гершова.

– Да, мой принц, но прежде…

– Хорошо, господин барон, вы можете идти, я сам доберусь до спальни.

Померанец немного помялся, но, посмотрев в невинное лицо Карла Густава, решил, что никакой беды не случится и, поклонившись, решительно пошагал за лакеем. Мальчик, в свою очередь, дождался, когда его шаги стихнут, и, разувшись, чтобы не привлекать внимания стуком каблуков, побежал вслед за ним. Быстро добравшись до комнаты, игравшей роль кордегардии, принц приложил ухо к двери и стал жадно слушать разговор за ней.

– Мы доставили этого человека, господин барон, – докладывал кто-то его наставнику сиплым голосом. – Все как вы просили, тихо и благородно!

– Он сопротивлялся?

– Не успел.

– Но он цел?

– Как можно, – оскорбился сиплый, – вы же просили!

– Хорошо.

В приоткрытую щелку было видно, как в скупо освещенную комнату втолкнули связанного человека. Лицо его было закрыто каким-то мешком, руки стянуты за спиной, а с боков его поддерживали двое сопровождающих совершенно разбойничьего вида. Во всяком случае, именно так показалось принцу.

– Развяжите его, – коротко велел фон Гершов.

Сопровождающие переглянулись, однако, не решившись перечить, исполнили приказание.

– А теперь оставьте нас!

– Но, господин барон…

– Исполнять!

Дождавшись, когда люди с разбойничьими лицами выйдут, освобожденный ими пленник медленно стянул с головы мешок и, подняв голову, немного вызывающим голосом сказал:

– А я-то все думал: кого это они называют бароном?

– Ты мог бы носить такой же титул, – не повышая голос, ответил ему Кароль.

– Видимо, не судьба, – грустно усмехнулся Болеслав.

– Человек сам кузнец своей судьбы.

– Ты уже и говоришь, как он…

– Когда-то мы оба так говорили.

– К чему теперь эти воспоминания?

– Ну, с чего-то же надо начать разговор…

– Нам не о чем разговаривать.

– Ошибаешься, брат. Ты можешь мне не верить, но, кажется, Иоганн знал, что я тебя встречу.

– Вот как? Впрочем, я не удивлен, он всегда и все знает наперед. И что же он тебе приказал – отправить меня на виселицу?

– Он просил передать, что прощает тебя.

– Хм, неожиданно. Что-нибудь еще?

– Еще он просил, чтобы я тебе не мстил.

– Наверное, тебе трудно выполнить эту просьбу…

– Как тебе сказать, брат… – вздохнул Кароль, – если бы он не просил, а приказал – я бы, наверное, ослушался…

– По крайней мере, честно. Но зачем тогда меня сюда притащили?

– Ты знаешь, что за послание привез?

– Нет, – покачал головой Болеслав, – меня не посвящали в это.

– А кому оно предназначалось?

– Раз меня схватили – ты, вероятно, знаешь.

– Отвечай!

– Причетнику собора.

– Святая простота! Он, как и ты, всего лишь футляр для послания. Главный получатель – епископ Глюк. Ты помнишь его?

– Немного. Кажется, наш герцог его недолюбливал, причем это у них было взаимно.

– Это точно, и со временем их чувства только укрепились, а теперь подумай: зачем тем, кому ты сейчас служишь, писать лютеранскому епископу?

– Слишком сложный вопрос для лейтенанта рейтар.

– А для приближенного герцога-странника?

– Это было давно!

– Не так уж и давно, Болеслав, подумай хорошенько.

– Ну, не знаю… случается, что и злейшие враги объединяются, когда у них появляется общий противник. А Иоганн Альбрехт, надо отдать ему должное, умеет наживать себе врагов.

– Умеет и друзей.

– Тоже верно, не зря ведь его избрали своим царем московиты. Кстати, как он ими правит? Нет, среди них есть неплохие парни вроде Никиты или Анисима, но ведь они же… дикие!

– Не такие уж и дикие. Но ты не договорил.

– Да что тут толковать, даже среди самых ярых папистов случаются люди, что за пригоршню полновесных дукатов одевают на голову чалму и поют суры из Корана, как будто всю жизнь только этим и занимались. Почему бы таким не быть и среди последователей Лютера?

– Все гораздо сложнее, брат. У нашего герцога есть могущественные враги, но они хотели бы не просто убрать его со своей дороги, но еще и сделать это чужими руками.

– И кто же эти люди?

Услышав вопрос младшего брата, Кароль на мгновение задумался, затем тяжело вздохнул и тихо ответил:

– Если ты спрашиваешь у меня их имена, то я не знаю. Однако, может, ты поможешь мне их узнать?

– Но как?

– Кто дал тебе это письмо?

– Граф Хотек.

– Приближенный короля Фердинада?

– Да, он; я сопровождал его во время посольства к королевичу Владиславу.

– Вы были в Польше?

– Да, братец, мы привезли королевичу деньги для войны с…

– Герцогом Иоганном Альбрехтом?

– Да, с ним, правда, у него, насколько я знаю, теперь какое-то новое имя?

– Именно так, русские зовут его Иван Федорович.

– Русские? Ты хотел сказать – московиты?

– Нет, я все правильно сказал, так себя называет этот народ, а Москва – всего лишь их столица.

– И он теперь тоже… русский?

– Иногда даже больший, чем его подданные. Но ты отвлекся.

– Хорошо, брат; меня, разумеется, не посвящали во все подробности, но было очевидно, что папаша Владислава – король Сигизмунд – спустил все денежки на осаду Риги и на войну с турками. Фердинанд предложил ему субсидию, в обмен на обязательство помочь войсками в случае надобности.

– Какой надобности?

– Точно не знаю, но в Чехии сейчас волнения. Король не жалует реформатов – впрочем, их никто не любит.

– Ты стал католиком?

– Нет, что ты, просто, как по мне, то эти узколобые фанатики ничуть не лучше папистов, даже хуже.

– Ладно, оставим теологию богословам. Так ты говоришь, что король Богемии решил заручиться польской поддержкой?

– Почему нет? На войне случается всякое, к тому же чехи не раз и не два заставляли имперцев умыться кровью, так что небольшая предосторожность не помешает.

– Допустим, что все именно так… – задумчиво пробормотал Кароль, – а затем тебя послали с письмами в Мекленбург, да еще и к Глюку, и не только к нему…

– Вот как?

– Да, братец, тут целое змеиное гнездо, но прежде чем я смогу рассказать тебе подробности, я хочу знать…

– Что именно?

– Могу ли я тебе доверять, как прежде, или ты опять предашь меня и нашего герцога из-за первой же смазливой девчонки, встретившейся на твоем пути!

Болеслав тяжело вздохнул и отвернулся от брата, чтобы тот не смог видеть, как заблестели его глаза.

– Боюсь, что я человек конченый.

– Нет, не говори так!

– Но это же правда… У нас с тобой не было ничего, когда мы нанялись к юному мекленбургскому принцу. Ничего, кроме доброго имени! Но ты преуспел, стал бароном и, как говорят, женился, а я потерял все.

– Знаешь, если бы ты тогда не оступился, наш герцог никогда бы не попал в плен и не бежал оттуда в Москву. Не присоединился бы к ополчению и русские не выбрали бы его своим царем. Иоганн Альбрехт сказал мне перед моим отъездом: «Все что ни делается – все к лучшему». Именно поэтому он простил тебя. А от себя я добавлю, что если бы он не стал русским царем, мы вряд ли попали бы в Ригу и я никогда не встретил бы Регину Аделаиду. А если бы и встретил, то урожденная графиня Буксгевден и не посмотрела бы в мою сторону. Послушай меня, брат, я действительно разбогател, получил титул и счастливо женился. И единственное, что удручало меня, это отсутствие вестей о тебе. Я даже не стал заезжать в Померанию к родителям, чтобы познакомить их со своей женой. Ведь они непременно спросили бы о тебе – и что бы я им ответил?

– Да уж, – удрученно вздохнул Болек, – мы всем обязаны герцогу, а я отплатил ему черной неблагодарностью. Да еще и из-за дрянной девчонки, не стоящей доброго слова. Ты знаешь, я ведь встретил ее при дворе Владислава. Она стала его любовницей. Иоганн Альбрехт говорил мне, что у нее в глазах только его корона, а я, глупец, не поверил ему…

– Ты хочешь вернуться?

– Это невозможно.

– Невозможно спать на потолке!

Услышав эти слова, младший фон Гершов выпучил глаза, а затем звонко рассмеялся:

– Да, помню: потому что одеяло будет падать! Ты снова говоришь, как он.

– Ты хочешь вернуться?

– Больше всего на свете.

– Да будет так! Теперь я смогу сказать тебе: похоже, епископ Глюк, которому предназначалось послание, служит не только шведскому королю.

– Почему ты так решил?

– Потому что он уговаривал короля Кристиана занять Мекленбург своими войсками.

– Что за вздор – как Ольденбурги могут претендовать на эти земли?

– Не такой уж вздор, братец; ты помнишь, как зовут мать датского короля?

– Если честно – нет. Я же не покойный Манфред, который помнил и не такое…

– Ну и напрасно. Так вот, ее зовут вдовствующая королева София… Мекленбург-Гюстровская! Она единственная дочь покойного герцога Ульриха Третьего.

– Подожди, это же… дядя нашего Иоганна Альбрехта!

– И не только его, но и покойных кузенов-герцогов. Так что, как видишь, кое-какие права у короля Кристиана имеются.

– Без согласия императора эти права – ничто!

– И именно это согласие ты и привез.

– Согласие императора?

– Ну, Фердинанд покуда не император, и, думается мне, став им, может и не вспомнить об обязательствах короля Богемии.

– Но ведь есть наш герцог…

– Он стал русским царем и сменил веру!

– Но у него есть сын…

– Которого вполне можно объявить незаконнорожденным из-за долгой разлуки Иоганна Альбрехта и Катарины, а можно, кстати, и самого Иоганна Альбрехта…

– Шведский король никогда не допустит этого…

– И сцепится с королем датским, вследствие чего ни у того, ни у другого не будет возможности сунуть нос в имперские дела!

– Какое коварство…

– Обычная политика.

– Я смотрю, ты поднаторел в подобных делах! Кстати, как ты меня нашел?

– Тебя узнал капрал Михель Раубе, приглядывавший за Глюком и его прихвостнями. Ты помнишь его?

– Нет.

– А вот Иоганн помнит всех своих солдат, особенно тех, с кем начинал. И даже разрешил ему отправиться вместе со мной в герцогство, чтобы найти себе жену. Поэтому Михель внимателен и предан своему господину…

Юный Карл Густав сильно устал, слушая разговор братьев. Он далеко не все понял из услышанного, но память у него была крепкой, и самое главное он запомнил. Покинув наблюдательный пост, он быстро добежал до своей комнаты, и, скинув курточку и кюлоты[6], юркнул под одеяло. Нянька, обязанная следить за ним и сестрой, давно спала, так что его отсутствие осталось незамеченным.

9

Что бы ни случалось накануне, каждое утро Карла Густава начиналось одинаково. Подъем, умывание, краткая молитва, легкий завтрак и занятия с учителями. Единственное изменение заключалось в том, что теперь он занимался вместе со своим приятелем Петером. Барону фон Гершову удалось убедить принцессу Катарину в том, что ее сыну необходим слуга его возраста. Так что теперь тот учился, играл и проказничал в компании принца на законном основании. Впрочем, времени на проказы у них становилось все меньше. Новый воспитатель полагал праздность худшим из грехов и потому день мальчиков был заполнен до предела. Семь свободных искусств сменяло фехтование, после изучения Закона Божьего наступало время танцев, а за грамматикой и риторикой по пятам следовали гимнастика и плавание. Отдельной статьей шло обучение военному делу. Для мушкетов и кавалерийских пистолетов молодые люди были еще слишком субтильны, но процесс зарядки усвоили гораздо тверже, чем «Отче наш». Для рейтарской выездки также было рановато, однако уверенно держаться в седле их научили.

Все это привело к тому, что Карл Густав так и не успел рассказать своему приятелю о том, что видел минувшим вечером, а затем его позвали на обед. Если за завтраком мальчишки сидели рядом, наперегонки поглощая данную им пищу, то обед за столом герцогини – это совсем другое дело. Ее высочество обедали в торжественной обстановке, в компании приближенных.

Несмотря на то, что супруги фон Гершов совсем недавно присоединились к двору Катарины, они быстро заняли весьма важные места в придворной иерархии, заставив подвинуться прежних фаворитов. Регина Аделаида стала статс-дамой и обычно сидела по правую руку от принцессы, вызывая этим лютую зависть у прочих придворных. Место Кароля было рядом с женой, с тем, чтобы герцогине было удобно слушать его рассказы, на которые он оказался мастером. Напротив него обычно сидели шведские офицеры во главе с недавно вступившим в командование Густавом Горном.

Принаряженные принц и принцесса сидели на отведенных им местах, терпеливо ожидая, когда подадут приборы и демонстрируя отменную благовоспитанность. Вступать без разрешения в разговоры взрослых им было строжайше запрещено, а потому Карл Густав частенько с тоской думал, что пообедать вместе с Петером в людской было бы куда веселее.

– Как вы находите нашу кухню? – любезно осведомилась Катарина у Регины Аделаиды, как только был утолен первый голод.

– Благодарю вас, ваше высочество, ваш повар – настоящий кудесник. Хотя мы настолько отвыкли от цивилизации, что нас трудно считать ценителями.

– Неужели при дворе моего мужа так плохо готовят?

– Сказать по правде, я не могу сказать ничего о кремлевских поварах, поскольку у меня не было возможности оценить их искусство. Ведь в Москве женщины не допускаются на пиры.

– Это правда? – удивилась шведская принцесса и обернулась к барону.

– Совершеннейшая, ваше высочество, – отвечал фон Гершов с любезной улыбкой. – К сожалению, нравы там царят довольно патриархальные, и это одна из причин, по которой государь желает вашего скорейшего приезда. Он надеется, что вы и ваш блистательный двор станут образцом для подданных.

– Ваш муж – коварный человек, – задумчиво сказала Катарина, обращаясь к баронессе, – что бы он ни сказал, все сводится к необходимости скорейшего переезда в Москву. Причем выглядит это так, как будто он делает комплимент.

– Очевидно, таковы инструкции, полученные им от вашего царственного супруга. Вообще, Его Величество умеет заставлять людей делать то, что ему необходимо. Единственное, чему я поражаюсь, так это велеречивость моего Кароля. До приезда в Мекленбург я полагала, что он может лишь отдавать приказы солдатам да распоряжения жителям Кукуя. Но, как выяснилось, он умеет быть настоящим придворным.

– Неужели он не проявил этот свой талант, когда ухаживал за вами?

– Увы, нет.

– Вероятно, у него просто не было возможности проявить и способности. Там ведь был Иоганн Альбрехт, не так ли? Вот уж кого трудно назвать молчуном! Рядом с моим мужем кто угодно покажется косноязычным тугодумом. Иногда мне кажется, что это главная причина, по которой у него так много врагов в Швеции.

– Врагов в Швеции… у вашего мужа? Но мне казалось…

– Что он популярен в Стокгольме? Разве что среди солдат, да еще крестьян. Сейчас только они помнят про его подвиги в Кальмарской войне. Горожане до сих пор не могут забыть бунта, вспыхнувшего в его прошлый приезд. Именно тогда мы расстались. Нас с сыном, спасая, увезла дворцовая стража, а он со своими людьми пробился в порт, пролив по пути реки крови. Аристократы считают его чужаком и выскочкой. Даже враждующие между собой семейства Оксеншерна и Юленшерна сходятся в своей неприязни к моему мужу. Про отношение к нему церкви и говорить нечего, особенно после принятия схизмы. Епископ Глюк, к сожалению, совсем не одинок в своем мнении. Кстати, он прислал записку, в которой утверждает, что его не пускают в замок и вообще всячески притесняют. Это правда?

– Боюсь, что так, ваше высочество, – твердо ответил фон Гершов.

– Надеюсь, у вас есть объяснения подобным поступкам?

– Разумеется. Есть достаточные основания подозревать его преподобие в измене.

– Это неслыханно! – воскликнул молчавший до сих пор Густав Горн. – Как вы смеете обвинять святого отца в подобном преступлении?

– Действительно, – поддержала шведа Катарина, – я не знаю, о каких основаниях идет речь, но уверена, что это какая-то ошибка!

– Если это так, то я готов принести любые извинения и понести любое наказание. Однако, с немалым сожалением, думаю, что подозрения более чем основательны. Впрочем, почему бы вам не пригласить самого господина епископа? Я представлю улики, а у него будет возможность оправдаться.

– Я уверен, что преподобный сделает это с легкостью, – мрачно заявил Горн, яростно сверля глазами померанца.

Густав был младшим братом полковника Эверта Горна, погибшего при осаде Пскова. Собственно говоря, он тоже участвовал в той осаде и был свидетелем трагедии. Безвестному русскому стрелку, не иначе как наущаемому дьяволом, удалось тогда почти невозможное – точно попасть в грудь Эверта на расстоянии около трехсот шагов. Хотя Густав видел это своими глазами, кое-что оставалось неясным. Полковник и только что прибывший герцог Мекленбургский явно ссорились, и если бы не проклятый московит, все могло кончиться требованием сатисфакции. Однако его брат погиб, а зять шведского короля тут же вступил в командование и увел войска от Пскова, оставив Эверта неотмщенным. Кроме того, Иоганн Альбрехт вел какие-то странные разговоры с полковым лекарем О´Конором и даже зачем-то забрал пулю, убившую Горна. Это все выглядело очень странно, особенно принимая во внимание противоестественную дружбу немецкого герцога с московитами.

Однако в ту пору дознаться до истины у Густава не получилось. Сначала сбежал этот скользкий полуирландец-полуфранцуз, затем король отозвал и самого Горна-младшего, чтобы отправить его учиться военному делу в Голландии. Едва тот вернулся, Густав Адольф, пожаловав его чином полковника и камергерским ключом, отправил командовать шведским региментом принцессы Катарины в Мекленбург. Молодой и амбициозный шведский офицер занял блестящее положение при дворе сестры короля, однако с прибытием фон Гершова его звезда закатилась. Разумеется, он продолжал находиться в свите герцогини, но с каждой минутой его влияние уменьшалось, а проклятый померанец становился все более важной персоной.

Что хуже всего, Горн никак не мог взять в толк, отчего это происходит. Вроде бы он во всем превосходил приближенного русского царя, ибо принадлежал к старинному и богатому роду, получил прекрасное образование и выше всяких похвал проявил себя на войне. Но он был всего лишь полковник, а фон Гершов успел стать генералом, ему пожаловали титул и весьма недурное состояние, а самое главное, он был женат на прекраснейшей из женщин, каких только доводилось видеть Густаву Горну. И вдобавок ко всему, если швед мог называть себя учеником Морица Оранского, то померанца осияла слава правой руки непобедимого герцога-странника!

Епископ Глюк появился в замке ближе к вечеру. Ему достало ума вести себя кротко, проявляя поистине апостольское смирение. Любезно поприветствовав герцогиню и ее немногочисленную свиту, он страдальчески взглянул на невозмутимого фон Гершова и, тяжело вздохнув, благословил всех присутствующих.

– Рада видеть вас в добром здравии, преподобный, – отвечала чувствующая себя немного виноватой Катарина.

– И я вас, ваше высочество. К сожалению, в последнее время эта радость стала для меня совсем недоступной.

– Не говорите так, мой друг. Просто мы были немного заняты…

– О, конечно, разве могут сравниться ваши заботы с нуждами скромного пастыря!..

– Ваше преподобие, – прервал его излияния фон Гершов, – прошу простить меня за невольную бестактность, однако возникло дело, совершенно не терпящее отлагательства. Оно касается в первую очередь вас, вашего благочестивого короля, а также моего сюзерена – великого герцога Мекленбургского. Поэтому я со всем почтением прошу вас ответить на некоторые вопросы.

– Вы хотите допросить меня, сын мой? – елейным тоном спросил епископ под ропот присутствующих при допросе шведов.

– Ну что вы, – невозмутимо отвечал померанец, – я лишь смиренно прошу дать мне, ее королевскому высочеству герцогине Катарине, а также и прочим присутствующим здесь господам кое-какие разъяснения.

– Спрашивайте, – кротко заявил Глюк.

– Как давно вы предали короля Густава Адольфа, и его сестру – нашу добрую герцогиню?

– Что?!

– Господа! – возвысил голос фон Гершов, перекрикивая шум, – извольте ознакомиться кое с какими документами, перехваченными моими людьми.

– Какими еще документами?

– Ну, хотя бы с этим письмом… – говоря так, Кароль достал из кожаной сумки документ и зачитал присутствующим отрывок:

«Возлюбленный мой брат Кристиан, мы со всем вниманием изучили Ваши претензии к так называемому великому герцогу Мекленбургскому Иоганну Альбрехту и находим их в высшей степени обоснованными. Если его происхождение действительно так туманно, как вы нам сообщили, то он, разумеется, не может считаться законным правителем Мекленбурга. И хотя покойный герцог Сигизмунд Август и признал его своим сыном, это означает лишь то, что он может претендовать на его земли, а именно города Стрелиц, Раков и Ивенак, и не более того. Что же касается прочих земель и городов герцогства, в особенности Шверина и Гюстрова, то принимая во внимание несомненное участие вышеозначенного Иоганна Альбрехта в убиении их законных властителей, передача ему во владение этих герцогств представляется нам совершеннейшим кощунством…»

– Что это значит? – ледяным голосом спросила Катарина.

– Прошу прощения, ваше высочество, но я совершенно не знаком ни с этими письмами, ни с их содержанием, – хладнокровно отвечал епископ.

– Барон, что это за письмо?

– Ваше высочество, – с поклоном отвечал Кароль, – это письмо короля Богемии Фердинанда к Кристиану Датскому. Вы можете ознакомиться с письмом лично и убедиться в его достоверности.

– Как оно к вам попало?

– Видите ли, ваше высочество, ваш царственный супруг давно подозревал преподобного отца в неблаговидных поступках, и именно поэтому приказал выслать того из подвластных ему земель. Однако, как вам известно, господин епископ не торопился исполнять это повеление и всячески старался уклониться от отъезда. Именно поэтому я был вынужден отдать приказ о слежке за ним.

– Вы осмелились следить за епископом! – не удержался от восклицания Горн.

– Увы, господин полковник, у меня не было иного выхода…

– Продолжайте, господин барон, – прервала их Катарина.

– Во время слежки выяснилось, что господина епископа постоянно навещает причетник собора Хаузе…

– Действительно странно, – осклабился швед, – причетник приходит к епископу!

– После каждого такого визита, – невозмутимо продолжал Кароль, – оный Хаузе неизменно отправлялся в порт и через различных негоциантов отправлял послания.

– И вы полагаете это предательством?

– Терпение, господин Горн, дойдет дело и до предательства. Итак, наблюдение доподлинно установило, что причетник является доверенным лицом господина епископа и помогает ему вести весьма значительную переписку. Разумеется, эта переписка могла иметь вполне невинный характер, однако несколько дней назад в Росток прибыл гонец от короля Фердинанда, передавший причетнику послание, которое я вам только что зачитал.

– Это письмо несомненно изобличает коварство короля Кристиана, – решительно заявила Катарина, – но как оно связано с господином епископом?

– Не далее как вчера, причетник попытался отправить обратное послание, и был при этом схвачен.

– Обратное послание?

– Именно так; впрочем, извольте: «Мой дорогой друг, я с огромным удовлетворением получил присланный вами документ. Рад сообщить вам, что наше предприятие развивается по намеченному плану, несмотря на некоторые досадные препятствия. Так, ко двору прибыл доверенный человек узурпатора с инструкциями от него. Как нам удалось выяснить, он должен сформировать компанию наемников и, используя ее как охрану, увезти герцогиню и наследника в Москву. К сожалению, у меня нет возможности помешать этому плану и более того, я вынужден оставить их двор. Впрочем, полагаю, мое дальнейшее присутствие не является необходимым, поскольку присланный вами документ сможет убедить даже самого последнего маловера».

– Интересное письмо, – задумался Горн, – однако оно не подписано и не указывает на господина епископа напрямую.

– Я совершенно ничего не знаю и об этом письме, – снова подал голос Глюк, – это наверняка какие-то интриги!

– Соблаговолите взглянуть еще и сюда.

– Что это? – удивленно спросил швед, разглядывая поданный ему листок бумаги. – Какие-то каракули…

– Это урок его высочества Карла Густава, – охотно пояснил фон Гершов, – однако обратите внимание не на то, что начертал наш принц, почерк которого, увы, действительно далек от совершенства, а вот на эту строчку.

– Не понимаю, к чему вы клоните?

– Сравните почерк в письме и в этой строчке. Вам не кажется, что сходство очевидно?

– Да, пожалуй…

– Дайте-ка посмотреть, – протянула руку Катарина и, получив листок, внимательно его изучила, – да, я помню. Вы, ваше преподобие, тогда пеняли принцу на отсутствие успехов в каллиграфии и укоряли в невнимательности на уроках Закона Божьего. Это ваш почерк, не так ли?

– Ваше высочество, – закричал Глюк, – это заговор! Я ни в чем не виноват! Дайте мне оправдаться!

– Замолчите, негодяй, – вспыхнула шведская принцесса, – у вас еще будет возможность оправдываться перед королевским судом! И я очень надеюсь, что он обойдется с вашим преосвященством без всякого снисхождения. Увести его!

Подоспевшие стражники тут же заломили голосящему епископу руки и потащили прочь. Пошедшая пятнами Катарина, проводив его преосвященство злобным взглядом, решительно двинулась по направлению к своим покоям. Остановившись у дверей, она обернулась к фон Гершову и Горну и заявила срывающимся голосом:

– Епископа держать под арестом, никаких прогулок и свиданий! Вы, Гершов, должны приготовить к отправке необходимые документы, и не забудьте сделать копии. Вы, Горн, отвечаете за доставку негодяя, – в голосе принцессы прорезался сарказм, – в Швецию. У вас ведь есть корабль? Распорядитесь, чтобы его немедля подготовили к плаванию. И последнее, господа: надеюсь, у меня нет надобности объяснять вам, что дело это совершенно секретное и не подлежит оглашению?

Оба офицера немедля выразили свое полное согласие поклонами. Когда они подняли головы, герцогиня уже вышла. Швед и померанец обменялись взглядами, далекими от взаимного восхищения, однако так ничего и не сказав друг другу, двинулись в разные стороны. Выходя из зала, Густав Горн выругался про себя и пробормотал: «Что-то здесь не так…».

Вечером того же дня младший фон Гершов вернулся в трактир госпожи Гротте. Фрау Анна, встретив постояльца как ни в чем не бывало, тут же предложила ему ужин.

– Если возможно, подайте его в мою комнату, – попросил он, – надеюсь, она еще за мной?

– Конечно, господин Болеслав, – расплылась в улыбке бывшая маркитантка, – вы ведь заплатили до конца недели!

Молодой человек поднялся к себе в номер и вгляделся в окружающую его обстановку, как будто оказался здесь впервые. За спиной скрипнула дверь, и резко обернувшись, он увидел встревоженное личико Кетхен.

– Прошу прощения у вашей милости, но я так перепугалась после вашего внезапного исчезновения…

– Ну что ты, милая, нет никакого повода для беспокойства!

– Вы снова назвали меня милой?

– Разумеется, я очень соскучился по тебе.

– Зачем вы смеетесь над бедной Кетхен?

– Разве я улыбаюсь?

– Нет, но мне от этого еще страшнее.

– Тебе не надо меня бояться.

– Как прикажете, господин Болеслав. Могу я спросить, где вы были?

– Гостил у брата.

– У вашей милости есть брат?

– Есть, и не один. Впрочем, сейчас это не важно. Принеси мне скорее ужин, самого лучшего вина, и сама приходи. В моей жизни произошли важные изменения, так что давай их отпразднуем.

С улыбкой посмотрев, как девушка кинулась выполнять его распоряжения, молодой человек скинул плащ и растянулся на кровати. Кажется, его жизнь наконец-то стала налаживаться; по крайней мере, в ней появился смысл. Конечно, придется послужить, прежде чем Иоганн Альбрехт снова станет относиться к нему с доверием, но оно того стоило. В голове снова зазвучали слова сказанные братом: «У нас с тобой очень тяжелая задача, Болек. Надо вывезти семью нашего герцога в Москву, а это чертовски непростое дело! Однако если мы преуспеем, награда превзойдет самые смелые наши ожидания». Что же, ради такого можно и рискнуть… Правда сначала нужно съездить в Чехию, но дальними вояжами его не напугать!


Одетая в дорожное платье Шурка подошла попрощаться с бабушкой. Здоровье герцогини Клары Марии, к сожалению, так и не поправилось, и она не смогла отправиться вместе с внучкой в путешествие. Вместо нее юную принцессу должны были сопровождать мать, придворная дама и герцогский нотариус и пара служанок. Помимо того, им полагался изрядный эскорт, потому что, несмотря на всеобщее улучшение нравов в Брауншвейге и Мекленбурге, путешествия были все же небезопасны. Командовать конвоем вызвался мсье Бопре. В последнее время, а точнее – после того как Клару Марию младшую отец признал принцессой, он воспылал чувствами к её матери и открыто за ней ухаживал. Марта, разумеется, держала дистанцию, однако поглядывала на француза не без благосклонности, что поощряло пылкого гугенота к продолжению натиска.

Карета, выделенная им для путешествия, заслуживала отдельного описания. Огромная колымага, увлекаемая шестеркой здоровенных битюгов местной породы, не имела ни рессор, ни поворотного круга, ни даже специального места для кучера. Править ей должны были восседающие в седлах форейторы, а на запятках стояли лакеи, в чьи обязанности входило подталкивать неуклюжий экипаж в случае надобности. Зато в ней было с избытком места, чтобы расположиться всем путешественникам, вместе с сопровождающими их слугами.

– До свидания, дитя моё, – ласково сказала девочке герцогиня и поцеловала её в лоб. – Я надеюсь, ваше путешествие будет успешным и недолгим, так что вы скоро вернетесь ко мне.

– Я тоже на это надеюсь, – ответила та, кинувшись бабушке в объятия и не удержавшись при этом от слез.

– Ну-ну, не плачь, моя хорошая, – поспешила успокоить её Клара Мария.

– Мне позволено будет попрощаться с друзьями? – закусив губу, спросила принцесса.

– Конечно.

Девочка благодарно улыбнулась и подбежала к стоящим поодаль слугам. Там, рядом с взрослыми, жались их дети, пришедшие проводить внучку своей госпожи. Первой она подошла к Гретхен и девочки крепко обнялись. Им не позволяли видеться после истории с переодеванием, так что подружки очень соскучились.

– Мне будет очень тебя не хватать, – грустно сказала Шурка. – Но, надеюсь, я скоро вернусь, и всё будет по-прежнему.

– Возвращайтесь скорее, Ваша Светлость, – шмыгнув носом, отвечала ей та. – Я буду каждый день молиться о вашем здоровье.

– На, возьми, – протянула ей куклу принцесса и виновато улыбнулась.

Это была та самая игрушка, которой она подкупила бедную Гретту, так и оставшаяся в саду после того, как обман раскрылся. Правда, Саша, у которой после наказания оказалось довольно много свободного времени, сумела намного улучшить её. У куклы появились длинные волосы, сделанные из ниток, красивое платье, на котором было вышиты узоры, и даже накидка с меховым воротником из обрезка беличьей шкурки, так что подарок для маленькой девочки был царским.

Следующими были мальчишки. Шурка улыбнулась, глядя на стоявшего с независимым видом Руфуса и спросила:

– Ну что, банда, будете меня ждать?

– Конечно, – с несчастным видом ответил Гюнтер, глаза которого, похоже, были на мокром месте. – Только возвращайтесь скорее.

– Ваше сиятельство, нам пора, – позвали девочку и она, ещё раз улыбнувшись на прощание, побежала к карете.

Приятели проводили её глазами и одновременно вздохнули.

– Без неё будет скучно, – констатировал здоровяк.

– Мне показалось, что она хотела меня поцеловать, – мечтательно прошептал его приятель и шмыгнул носом.

– Держи карман шире, – усмехнулся Руфус. – Принцессы целуют сыновей конюхов только в сказках. К тому же, бьюсь о заклад, если бы такое случилось, тебя высекли куда сильнее, чем бедняжку Гретхен.

Наконец все погрузились, и раздалась команда трогать. Форейторы ударили каблуками бока лошадей, те натянули постромки, и громоздкое сооружение со скрипом двинулось в путь. Спереди и сзади кареты скакали по три пары стражников, а командовавший конвоем Бопре гарцевал рядом. Замыкал колонну большой воз, в котором везли припасы, необходимые для длительного путешествия. Его, как и карету, тащили такие же крепкие битюги, но видом похуже, а правил отец Гюнтера – Старый Клаус. Накануне мальчишка пролил реки слез, уговаривая взять его с собой, но единственным следствием этого была только пара крепких затрещин и угроза порки, если тот не успокоится. Еще на возу сидел ученик герцогского повара, обязанностью которого было готовить на привалах пищу для всех путешественников.

Сказать, что поездка была утомительной, значит – не сказать ничего. Проклятый рыдван немилосердно трясло на каждой кочке, а брауншвейгским путям сообщения, мягко говоря, было очень далеко до гладкости автобанов будущего. Пейзажи за окном тоже не слишком радовали глаз, к тому же, дорожная пыль заставляла путешественников плотнее запахивать занавески. Чтобы скоротать время, почтенный нотариус гер Шлоссе не нашел ничего лучшего, как заняться образованием юной принцессы и с энтузиазмом принялся преподавать ей латынь. К концу третьего дня Шурка была готова убить самозваного педагога, но никак не могла выбрать способ. Яда у неё не было, а проткнуть шпагой вряд ли хватило бы сил.

К слову, шпага в карете была, как и пара небольших пистолетов в резном ларце. Принадлежал этот арсенал, как ни странно, не единственному мужчине в их компании геру Шлоссе, а фройляйн Марте, лично погрузившей и спрятавшей оружие в экипаже, но так, чтобы иметь его под рукой. Эти манипуляции не остались незамеченными дочерью, но у неё хватило ума не задавать матери вопросов.

Вообще, Шурка странно чувствовала себя в последнее время. Казалось, что вместе с детским телом ей досталась и детская беззаботность. Хотелось играть, бегать и прыгать, секретничать с подружками о разных глупостях и корчить глупые рожи мсье Бопре, строившему из себя галантного кавалера. Надо сказать, гугенот был хорош собой и девочке, внутри которой скрывалась взрослая женщина, были вполне понятны чувства Марты. Мать Клары Марии, казалось, переживала вторую юность. Глаза её блестели, щеки покрывал румянец и ухаживания французского эмигранта явно доставляли ей удовольствие. Они даже пару раз прогуливались во время привалов вокруг кареты, когда их маленький караван останавливался для отдыха.

Хотя экипаж был достаточно просторен, чтобы в нем можно было спать всем пассажирам, включая нотариуса, ночевали они на постоялых дворах, в которых путешественники могли помыться и провести ночь в постелях, а затем двигаться дальше. Кстати, обилие купален поначалу очень удивило Шурку. Ей ещё в своем времени приходилось читать о том, что в средневековой Европе никто толком не мылся и все эти короли и графы благоухали ничуть не лучше кучи навоза, однако реальность оказалась совсем не такой. Разумеется, мытье было совсем не таким простым делом, как в будущем, но им все же старались не пренебрегать. Грели воду, принимали ванны, терли друг друга мочалками, в общем, старались поддерживать чистоту. Другое дело, что о дезинфекции ещё никто не слышал, бадьи для купания толком не мыли, даже воду меняли не часто, так что риск подхватить заразу был совсем не иллюзорным. Хорошо хоть ей, как принцессе, всегда доставалось мыться первой.

Как не утомительна была дорога, но скоро владения Брауншвейга подошли к концу, и скоро их маленький отряд должен был ступить на землю Мекленбурга. Но однажды всё переменилось и события полетели вскачь, как будто обезумевшие от удара кнута лошади. Утомленная дорогой Шурка уснула на коленях у матери, но вдруг, её разбудил какой-то грохот. Ещё ничего не успев понять, она встрепенулась и, поведя вокруг заспанными глазами, спросила:

– Что происходит?

– Ничего страшного, – странным голосом отвечала мать, доставая из ларца пистолет. – Сиди спокойно, и всё будет хорошо.

– Что вы собираетесь делать? – с легкой паникой в голосе спросил нотариус, но Марта не удостоила его ответом.

«Да это же выстрелы!» – сообразила, наконец, девочка и вдруг отчетливо поняла, что происходит что-то неладное. А шум снаружи все не смолкал. На смену пальбе пришел металлический лязг, стоны раненых, крики сражающихся и просто взрывы нечеловеческой ругани.

– Господи Иисусе! – взмолилась сопровождавшая их придворная дама, имени которой Шурка так и не запомнила. – Что же это такое?

– Ничего особенного, – отозвалась камеристка герцогини. – На нас напали, только и всего!

– Вы так спокойно об этом говорите… – возмутилась старуха, но тут её излияния прервал голос Бопре.

– Сударыни, с вами всё благополучно? – взволновано спросил он.

– Кажется – да, а как у вас?

– О, мадемуазель, – расшаркался гугенот, – слава Богу, с вами, и маленькой принцессой всё благополучно! У нас тут были некоторые проблемы, но теперь всё позади. Вы можете выйти, совершенно ничего не опасаясь, а вот вашей дочери лучше на это не смотреть!

Марта осторожно отодвинула край занавески и выглянула. Не обнаружив ничего подозрительного, она открыла дверцу и вышла, продолжая, впрочем, держать пистолет наготове. Потом послышался странный не то всхлип, не то вскрик и наступила неожиданная, тревожная тишина.

– Мамочка, – закричала Шурка, и выскочила вслед за матерью.

Придворная дама попыталась её удержать, но не тут-то было, девочка мгновенно протиснулась в дверь и остановилась, как вкопанная. Какие-то темные личности схватили Марту и крепко держали её, зажимая при этом рот. Стоящий рядом Бопре, не делая ни малейших попыток прийти к ней на помощь, показывал еще одному разбойнику отобранный у камеристки пистолет и что-то вполголоса втолковывал.

– Предатель! – взвизгнула девочка, которой всё стало ясно.

– А вот и наша принцесса, – осклабился француз. – Ловите чертовку и смотрите за ней в оба! У малышки характер в мать и она умеет доставлять неприятности!

Девочка рванулась в сторону, однако разбойник оказался ловчее и схватил её. Тут из кареты, наконец, выглянул гер Шлоссе и, придя в ужас от увиденного, закричал:

– По какому праву вы творите разбой на землях герцогства…

Бопре вместо ответа спустил курок и на лбу нотариуса появился третий глаз. Старик медленно повалился наземь, а его убийца скривил губы в холодной усмешке.

– Мне никогда не нравился этот самодовольный индюк!

Неожиданно появилось ещё одно действующее лицо разыгравшейся вокруг драмы, по всей видимости, главарь этих разбойников. Одетый так же, как и они, он, тем не менее, держался таким образом, что сразу было видна его привычка командовать.

– Что вы застыли, бездельники! – закричал он на прочих бандитов. – Разве вы не знаете, что делать?

Видимо, его нрав был хорошо известен подчиненным и те, не мешкая, бросились выполнять приказ. Из кареты раздались женские крики, и через минуту всё было кончено. Марта и её дочь остались единственными живыми участниками экспедиции, если не считать, конечно, француза. Покидав трупы в экипаж, разбойники утащили его в чащу, где и бросили вместе с предварительно обобранными до нитки жертвами нападения. Все мало-мальски ценное стало добычей бандитов, включая лошадей и личные вещи пассажиров.

Атаман с удовлетворением понаблюдал за их работой, а потом развернулся к Марте.

– Наконец-то мы встретились, – бесстрастно заявил он своей пленнице.

– Кто вы такой? – тихо спросила она. – Я уверена, что никогда не встречала вашу милость прежде, а потому не понимаю, что вам от нас нужно!

– Тебе – грязная подстилка мекленбуржца, и не надо ничего понимать.

Голос главаря бандитов был холоден как лёд, но вместе с тем, в нём чувствовался огонь, сжигающий его изнутри. Стало ясно, этот человек за что-то до крайности ненавидит герцога Мекленбургского и, наконец-то, нашел способ утолить свою ярость.

– Делайте со мной что хотите, но отпустите мою дочь! – взмолилась Марта, но ответом ей была только страшная ухмылка разбойника.

Шурку всё это время держал поймавший её налетчик. Девочка быстро сообразила, что не сможет вырваться из его рук и потому обмякла, сделав вид, что впала в беспамятство. Тот, впрочем, продолжал крепко держать свою пленницу, очевидно, помня о возможном наказании.

– Уходим, – скомандовал главарь и направился к своему коню.

Злоумышленники вслед за ним вскочили в седла. Один из них посадил принцессу впереди себя, а её мать, предварительно связав, перекинули через седло. Маленький караван двинулся в путь, оставив за собой гору трупов. В отличие от обычных путешественников, они старались держаться подальше от проторенных дорог и идти лесными тропинками, чтобы их не заметили.

А на том месте, где разыгралась страшная трагедия, уже ничего не напоминало о случившемся. Пролитая кровь впиталась в землю, примятая трава расправилась и лишь несколько сломанных в горячке боя веток свидетельствовали о произошедшем. Впрочем, был еще один свидетель. Старый Клаус, как только началась пальба, не стал разыгрывать из себя героя и прямиком кинулся в ближайшие кусты. Ему повезло, пока шла схватка, до него никому не было дела, а затем про возницу просто забыли. Выбравшись из своего укрытия, герцогский конюх огляделся и быстрым шагом направился назад. Ему и думать было нечего о том, чтобы драться с разбойниками, но он вполне мог успеть привести помощь.

Хотя его все назвали Старым Клаусом, он был еще вполне бодр и быстро добрался до ближайшей деревни. Постоялого двора в ней не было, только трактир, и именно туда он и направился.

– Помогите, – прохрипел он.

– Что случилось? – высоко поднял брови трактирщик.

– На нас напали…

– Кто напал?

– Разбойники.

– На кого это, на вас?

– Я слуга его высочества герцога Брауншвейгского и был в свите принцессы Мекленбургской. Да вы, верно, видели, как мы проезжали мимо вашей деревни.

– Да, было такое, – покивал головой хозяин и велел служанке: – ну-ка, дай кружку пива человеку, видать, он и впрямь попал в беду.

– Нам нужна помощь, они увезли госпожу Марту и маленькую принцессу!

– Ты говоришь вздор, – неожиданно вмешался сидящий в углу молодой человек, одетый как средней руки дворянин. – Мекленбургская принцесса Евгения вместе с матерью герцогиней Катариной Шведской сидят сейчас в Гюстровском замке, а не разъезжают по Брауншвейгу!

– Не в обиду будь сказано вашей милости, – отозвался утоливший жажду возница, – да только у герцога-странника далеко не одна дочь. Уж это вам всякий скажет! Я слова не скажу про его жену герцогиню Катарину и их детей, да пошлет им всем Господь многих лет жизни! Но при дворе его благородной матушки герцогини Клары Марии давно живет его старшая дочь, родившаяся еще, когда тот был простым принцем-изгнанником и бродил по дорогам Германии, спасаясь от своих жадных родственников, задумавших его погубить.

– А госпожа Марта – мать этой малышки?

– Истинная правда, благородный господин! – закивал Клаус.

– Но отчего ты зовешь её принцессой? Ведь она незаконнорожденная дочь Иоганна Альбрехта!

– Ваша милость, как видно, давно не были в наших местах, ибо тут все давно знают, что герцогиня Клара Мария души не чает в своей внучке, хоть та и не родилась в законном браке! А потому, она упросила своего сына дать ей титул такой же, как и тем его детям, что родила Катарина Шведская. Ну, а поскольку, не в укор будь сказано, нашему доброму герцогу-страннику, он не слишком-то привык считаться с правилами и законами, то ему ничего не стоило объявить свою приблудную дочь принцессой!

– Всем известно, что Мекленбургский герцог – еретик, и отрекся от истинной веры! – пробурчал кто-то из присутствующих, но его тут же одернули.

– Чтобы ты понимал, простофиля. Зато он справедлив и милостив к беднякам и безжалостен к обирающим их богатеям и чиновникам!

– С чего это ты взял?

– С того, что когда он вернул себе герцогство, то первым делом приказал повесить всех сборщиков налогов и с тех пор Мекленбург процветает, хотя Иоганн Альбрехт там уже давненько не был!

– Он сбежал в дикую Московию, и тамошние дикари выбрали его своим царем!

– Зато теперь в его землях даже самая последняя крестьянка ходит в мехах, как будто она любимая дочка бургграфа! У меня кум частенько бывает в тех местах и сам все видел. Так что его подданным не приходится жаловаться на своего господина и, ей богу, я бы и сам не прочь стать таковым.

– Где ты говоришь, это случилось? – тихонько спросил Клауса подошедший к нему дворянин, не обращая внимание на развернувшуюся перепалку.

– В миле[7] отсюда, добрый господин!

– Ты покажешь мне это место?

– С радостью, только неужто вы один пойдете на выручку маленькой принцессе?

– Ты видишь здесь ещё кого-нибудь? – вопросом на вопрос ответил тот.

– Как прикажет ваша милость.

– Ну и отлично, – усмехнулся незнакомец и обернулся к слуге, уплетавшему за обе щеки наваристую похлебку: – Эй, Иржик, хватит стучать ложкой! Поднимайся и седлай лошадей.

– Но как же так, господин фон Гершов, – возмутился тот, – вы ведь не успели отобедать, да и кони наши еще не отдохнули!

– Я сказал – седлать лошадей! – сдвинул брови Болек и слуга, хоть и нехотя, всё-таки отправился выполнять распоряжения, ворча при этом о своей каторжной жизни.

10

После нескольких часов скачки, главарь бандитов, очевидно, решил, что они удались на достаточное расстояние от места трагедии, и распорядился остановиться на отдых. Повинуясь его приказу, подручные сбросили наземь пленниц и принялись разводить огонь, чтобы приготовить пищу. Шурка, воспользовавшись свободой, бросилась к матери и, обняв её, прижалась к груди.

– Всё будет хорошо, моя милая, – попыталась успокоить её Марта. – Нас обязательно спасут.

– Это вряд ли, мадемуазель, – раздался рядом насмешливый голос Бопре. – Пока в замке герцогов поймут, что случилось, мы будем уже далеко.

– Негодяй! – процедила в ответ камеристка и наклонила голову к дочери, чтобы не видеть самодовольного лица предателя.

– Зато – богатый! – весело засмеялся тот, ничуть не чувствуя себя оскорбленным.

– Оставьте его, матушка, он просто дурак! – неожиданно для самой себя выпалила Шурка и с вызовом посмотрела на француза. – Да-да, вы просто недоумок, мсье! Немного терпения и вы вполне смогли бы жениться на моей матери, и, получив в награду титул и земли, безбедно жить до конца своих дней! Но, поскольку всеблагой Господь озаботился дать вам только смазливую наружность, совсем позабыв о мозгах, этой блестящей будущности вы предпочли ремесло вора и разбойника!

– O la la! – не удержался от возгласа гугенот, – оказывается, у юной принцессы весьма острый язычок! Но я не обращаю внимания на оскорбления, полученные от глупых маленьких девочек. Тем более, что моя награда будет достаточно велика…

– Единственной наградой вам будет кусок стали, пронзивший ваше черное сердце! И, честного говоря, я не могу понять только одного – почему нанявший вас человек до сих пор этого не сделал?

– Теперь я вижу, мсье, что вы меня не обманули и это действительно дочка Странника, – прервал их перепалку главарь разбойников. Оказывается он давно подошел и, хотя принцесса и Бопре говорили вполголоса, прекрасно слышал все их слова.

– Что это значит? – оскорбился предатель, услышав об обмане. – Я человек чести!

– Я заметил, – хмыкнул в ответ бандит и примирительно поднял руки. – Простите, но в отличие от вас, я хорошо знал её отца и не мог не узнать эту мерзкую манеру. Она сказала едва ли несколько слов, и чуть было нас не поссорила, а вот если бы пленником был он, мы бы уже звенели шпагами!

– Он такой Цицерон?

– Гораздо хуже, мсье, он – сам дьявол!

– Могу я узнать, сударь, – переменила тон Шурка, – что у вас за дело до человека, именующего себя моим отцом?

– Зачем тебе это знать?

– Хочу понять, для чего вы это делаете?

– В этом нет никакого смысла…

– В этом идиотском похищении? Очень может быть! Кстати, у вас странный акцент, вы датчанин или, может быть, швед?

– Я человек, которого твой папаша лишил всего! – прорычал потерявший терпение главарь разбойников. – Это все, что нужно знать тебе и твоей матери-шлюхе!

– Если вы, таким образом, пытаетесь отомстить Иоганну Альбрехту, то впустую тратите время, – тихо ответила ему девочка. – Моему отцу нет никакого дела до нас.

– У нас будет время это выяснить, – хмыкнул вернувший себе самообладание бандит.

– Если вы не имеете намерения убить нас сразу, то прикажите развязать мою мать.

– Хорошо, – кивнул тот головой, решив, что все равно не переспорит упрямую девчонку и выразительно посмотрел на Бопре. А пока тот развязывал преданную им женщину, презрительно процедил в сторону Марты:

– Фрёкен, научите свой приплод держать язык за зубами, а то я ведь могу и не выдержать!

Через минуту мать развязали, и она смогла, наконец, обнять свою дочь.

– Что на тебя нашло? – встревоженно спросила она. – Ведь этот страшный человек мог убить тебя!

– Если бы его цель была именно в этом, – также тихо шепнула ей Шурка, – у него было к тому много возможностей. Впрочем, ты права, не стоило его дразнить.

– Знаешь, на мгновение мне показалось, что я слышу твоего отца. Он тоже любил, чтобы за ним всегда оставалось последнее слово, хотя и никогда не переходил крайней черты. Ты очень похожа на него.

– Поверь мне, я не польщена, – буркнула девочка.

– Отчего ты так ненавидишь его?

– Господи, да за что же мне его любить? Он обольстил и бросил с ребенком наивную девушку, которая непременно пропала бы, не позаботься о ней его мать.

– Не смей так говорить, ты ведь ничего не знаешь о том, как это произошло!

– Хорошо-хорошо, – сразу же пошла на попятный Шурка, видя как разволновалась её мать. – Вот выберемся из этой передряги, ты мне сразу же всё в подробностях расскажешь, а теперь давай попробуем отдохнуть. Кажется, наши похитители что-то приготовили, возможно, и нас покормят.

Так и случилось, через полчаса им принесли по куску мяса и черствого хлеба, дав запить его ключевой водой, набранной из текущего неподалеку родника. Похоже, главарь разбойников, кто бы он ни был, собирался продолжить путь рано утром, а пока приказал всем набираться сил, перед предстоящим путешествием. На ночь Марту снова связали, причем настоял на этом Бопре, помнивший, как давал камеристке уроки фехтования. Принцессу Клару Марию не стали подвергать подобному унижению, ограничившись тем, что привязали за лодыжку к ближайшему дереву крепким шнуром. Еще одной «милостью» от похитителей стал грубый плащ, брошенный пленницам.

Шурка доверчиво пристроилась на груди Марты и попыталась заснуть. Пусть она не была ей настоящей матерью, но, как видно, чувства маленькой девочки передались попавшей в её тело взрослой женщине, и та чувствовала невероятную привязанность к своей нынешней маме. Та скоро заснула, чувствуя, как рядом с ней бьется маленькое сердечко, а вот самой принцессе сон долго не шел. Она пыталась разобраться в своих чувствах к человеку, который считался в этом мире её отцом, и никак не могла прийти к определенному выводу. С одной стороны, он не совершил ничего выходящего за рамки привычного для своего круга поведения. Напротив, он не забыл свою любовницу и даже, по-своему, заботился о ней, присылая подарки и дав дочери свое имя и титул. С другой, она испытывала просто иррациональную злость по отношению к самодовольному мужлану, бросившему на попечение матери обесчещенную им девушку с прижитым от него ребенком.

Возможно, дело было в том, что Шурка сама росла безотцовщиной. Он ушел от них, едва она родилась. Старшая сестра – Алена – еще хоть как-то помнила его, а вот Саше достались лишь неровно оторванные половинки фотографий и глухое молчание рано постаревшей матери в ответ на расспросы дочки. «Нет, мой Ванька не такой, он бы меня никогда не бросил!» – внезапно подумала она, и ей вдруг стало грустно. «Господи, а ведь я звала его, тогда!» – обожгла сознание новая мысль. «А вдруг он тоже где-то в этом мире, раз уж я здесь?» Впрочем, это показалась ей уж совершеннейшей дичью и девочка, сбросив последние остатки сна, решительно отогнала их от себя.

Все вокруг спали, включая их охранника. Возможно, где-то были бодрствующие часовые, но девочка их не видела. Ногу ужасно давил узел от шнура, которым она была привязана к дереву и она попыталась его поправить. Неожиданно Сашу осенило. Дело в том, что Иван, о котором она только что вспоминала, служил на флоте и, вернувшись, показывал разные занятные штуки, в том числе – как вяжутся морские узлы. Тот, что был у неё на ноге, назывался не то шкотовым, не то шлюпочным, но главное было не в названии, а в том, что его было легко развязать. Нужно было только знать, как. Зажмурившись до боли в глазах, она попыталась восстановить в памяти его пояснения. Затем, еще раз все хорошенько ощупав, решилась и через несколько секунд оказалась свободной. Теперь можно было попытаться улизнуть, однако мысль о том, что придется бросить маму, показалась ей кощунственной. К сожалению, ту вязал другой разбойник, и даже беглый взгляд, брошенный на узел, со всей отчетливостью показал, что она с ним не справится.

И тут она поняла, что нужно делать. Когда разбойники захватили их, они тщательно обыскали Марту, гогоча при этом, и стараясь ощупать наиболее аппетитные места. Маленькая девочка не вызвала у негодяев подобного интереса и её практически не осматривали. Правда, принцесса не догадалась спрятать на себе оружие, но кое-что у нее все-таки имелось. Замысловатая прическа, сооруженная из её роскошных кос, была сколота довольно длинной и острой шпилькой. Шурка тогда еще подумала, что такой штукой можно запросто свиней колоть. Осторожно вытащив её, она потрогала пальчиком острие и довольно улыбнулась.

Сбросив башмачки, девочка выскользнула из-под плаща и на цыпочках подкралась к похрапывающему караульному. У неё был только один шанс из тысячи, и Шурка не собиралась его терять. Нужно было только решить – куда именно бить. В шею или в ухо? В последнее время она столько тренировалась, что сил должно было хватить, только бы не ошибиться с местом. В шею или в ухо?

И тут, в неровном свете молодой луны, её взгляд упал на свою тонкую и слабую руку, крепко сжимавшую в маленькой ладошке шпильку. Господи, да она разве что оцарапает этого здоровенного, вонючего борова, храпящего на добрую половину леса! Тогда ей и Марте точно не поздоровится. И если маленькую принцессу, возможно, сразу и не убьют, то на матери отыграются совершенно точно. В голове сам собой возник голос бабушки: – «Вам следует помнить, что всякое ваше действие непременно отразится на людях, окружающих вас!»

Тут охранник как будто почувствовал что-то неладное и вздрогнул, на секунду перестав храпеть. Сердце девочки ушло в пятки, и она застыла, как изваяние, не в силах пошевелиться от нахлынувшего на неё ужаса. Казалось, что мгновения превратились в часы, да и те тянулись как патока, но тут бандит неожиданно хрюкнул и перевернулся на другой бок. Его пояс, очевидно, ослабленный перед сном, расстегнулся, и на земле, рядом с ним, остался лежать кинжал в потертых ножнах.

С трудом выдохнув, Шурка подкралась к разбойнику и потянула оружие за рукоять. Лезвие неожиданно легко выскользнуло, и рука с удовольствием почувствовала знакомую тяжесть. По счастью, тот оказался хорошо наточен, и даже её слабых сил хватило, чтобы перерезать веревку и освободить мать. Как ни неожиданно было пробуждение, Марта ничем не выдала своего удивления и, освободившись от веревок, схватила девочку за руку, и они решительно двинулись в темноту. Сначала они шли по тропинке, а потом повернули на дорогу и двинулись в обратном направлении. Это было не лучшее решение, но при попытке сунуться в чащу мать и дочь стали цепляться длинными платьями за торчащие отовсюду ветки кустов и деревьев.

Они долго бежали, стараясь уйти как можно дальше – пока разбойники не хватились их. Наконец, выбившись из сил, беглянки в изнеможении опустились на землю. С трудом успокоив дыхание, Марта с тревогой посмотрела на девочку. С Кларой Марией явно творилось что-то неладное. Все это время она бежала рядом с ней, но делала это, как неживая, будто во сне. Дыхание её было ровным, а взгляд спокойным.

– Что с тобой? – спросила мать и вздрогнула, увидев выражение лица дочери.

Та несколько мгновений смотрела на неё, не мигая, как будто силясь узнать, но затем зрачки дрогнули, и перед ней снова оказалась испуганная маленькая девочка.

– Мамочка, я хотела его убить! – всхлипнула Шурка. – Я хотела подкрасться и воткнуть ему шпильку в горло или ухо! Я очень сильно этого хотела! Это ведь был тот самый негодяй, убивший наших служанок и до сих пор пахнущий их кровью!

Едва договорив, она согнулась пополам, после чего её вырвало остатками вчерашней трапезы.

– Ты правильно поступила, – стала успокаивать её мать. – Человека не так уж сложно отправить на тот свет, но сделать это бесшумно у тебя вряд ли бы получилось!

Какое-то время принцесса всхлипывала, уткнувшись матери в грудь, но вдруг истерика прекратилась так же внезапно, как и началась. Клара Мария перестала рыдать, вытерла слёзы и решительно поднялась на ноги.

– Уже светает и нам нужно идти. Если бандиты нас снова схватят, так легко мы уже не отделаемся!

Возразить на это было нечего, и Марта поднялась – и тут же в испуге отшатнулась в сторону. По дороге ехали какие-то всадники, лошади которых ступали почти неслышно, отчего это выглядело совершенно ирреально. Самой ужасное, что они заметили беглянок и тут же направились к ним, не доезжая нескольких шагов, первый всадник спешился и принялся с интересом их разглядывать, пока те пытались понять – кто же он такой? Камзол его был из добротной ткани, хотя и сильно запылён. Кавалерийские сапоги – измазаны в земле, а через плечо висела перевязь со шпагой, явно указывающая, что её обладатель – военный[8].

– Кто вы? – тихо спросила Марта, пряча за спиной кинжал, украденный дочкой у разбойника.

Но странный дворянин, и не подумав удостоить её ответом, опустился перед девочкой на колено и внимательно вгляделся в её лицо. Некоторое время царило неловкое молчание, но затем незнакомец вздохнул и, как будто с сожалением, сказал:

– Вы очень похожи на своего отца, принцесса!

– Это потому, что я вся грязная и в блевотине? – с сомнением в голосе спросила Шурка.

– Можно сказать и так, – ничуть не смутился тот. – Мне доводилось видеть вашего батюшку во всяком обличии, и теперь мне никак не ошибиться.

– Кто вы? – повторила вопрос Марта.

– Простите мне мою невежливость, сударыня, – поднявшийся с колена дворянин изящно сорвал с головы шляпу и изобразил учтивый поклон. – Вы, вероятно, не помните меня, но мы встречались девять лет назад на одной ферме под Шверином.

– Подождите, кажется, я видела вас, – задумалась камеристка. – Вы один из офицеров Иоганна Альбрехта…

– Болеслав фон Гершов, к вашим услугам!

– Да, точно… у вас ещё был брат…

– Кароль фон Гершов, сударыня. Хотя сейчас, наверное, правильнее говорить – барон фон Гершов.

– А может, мы продолжим церемонию знакомства в более подходящих условиях? – поинтересовалась Шурка, от которой не укрылась заминка нового знакомого, когда он заговорил о титуле своего брата.

– Устами младенца глаголет истина, – пробормотал их новый знакомый и наклонил голову в знак согласия. – Вы совершенно правы, Ваша Светлость, поэтому позвольте – предложить Вам свои услуги и сопровождать Вас.

– Отличная идея, – с энтузиазмом заявила девочка, – а теперь давайте убираться отсюда!

– У нас есть запасная лошадь, – обратился фон Гершов к Марте. – Вы сможете ехать верхом? Правда, у нас нет дамского седла…

– Ничего страшного, я умею и по-мужски, – ответила та и они все вместе направились к остальным всадникам.

– Какое счастье, вы живы! – бросился к ним старый Клаус. – Уж я не чаял, что увижу нашу принцессу вновь и вас, ваша милость, тоже.

– Да, с нами всё в порядке, а как вам удалось уцелеть?

– Простите меня, добрая госпожа, но я уже староват для схваток с лесными бандитами. Старый Клаус отполз в кусты и спрятался там, а потом пошел за помощью. Этот благородный дворянин, как только услышал о беде, с вами приключившейся, так сразу вызвался идти на помощь!

– Ты правильно поступил, Клаус, и я доложу о тебе госпоже герцогине и уж будь уверен, что она не оставит тебя без награды.

– Да что вы, ваша милость, такое говорите! Не нужна мне никакая награда, главное, что вы с принцессой – живы и здоровы!

– А еще нам нужно поторопиться, – прервал их излияния фон Гершов. – Давайте я помогу вам сесть в седло, а ваш слуга возьмет малышку.

– Благодарю вас, – отозвалась Марта и неожиданно легко, как будто делала это каждый день, вскочила на лошадь.

К счастью, подол её платья был достаточно широк, и молодая женщина чувствовала себя более-менее удобно, хотя обтянутые чулками икры оказались снаружи.

– Нужно будет найти для вас дамское седло, – сконфуженно пробормотал молодой человек, перед глазами которого только что мелькнула подвязка.

– К чёрту дамское седло, – усмехнулась правильно всё понявшая камеристка. – Лучше найдите для меня мужской наряд!

– Могу предложить только мой рейтарский камзол, – еще более смущенно отвечал ей Болеслав.

– Отлично! Это самый подходящий костюм для молодой женщины, решившейся отправиться в далекое и опасное путешествие, уж вы мне поверьте. Во время ближайшего привала я переоденусь, а теперь – нам пора.


Пока они так переговаривались, уже сидящая впереди слуги Шурка решила выяснить один мучавший её вопрос:

– Скажите, господин Клаус, – с легкой заминкой спросила она старика.

– Да, Ваша Светлость.

– А почему ваши лошади так тихо ступали?

– Ничего удивительного, моя принцесса, господин офицер приказал обмотать их копыта тряпками, и потому стука почти не было.


А в это время кто-то из не вовремя проснувшихся бандитов, заметил отсутствие пленниц. Тут же поднялся переполох, но беглянки как сквозь землю провалились, и никто не мог понять, каким образом это могло произойти.

– Да они – ведьмы, мой ярл! – воскликнул караульный, показывая на перерезанные веревки. – Я же сам их связывал и обыскивал. Эти чертовки никак не могли бы освободиться без помощи нечистого…

– Может быть, может быть, Хакон, – задумчиво проронил главарь разбойников. – Только скажи мне на милость, куда подевался твой кинжал?

Разбойник, успевший избавиться от пустых ножен, понял, что его уловка раскрылась и изменился в лице.

– Я же говорю, они – ведьмы… – жалко пробормотал он и, не в силах выносить более пронизывающего взгляда атамана, опустился на колени. – Простите…

– Бог простит, – без тени улыбки ответил ему бандит, и неожиданно взмахнул шпагой.

Кончик её лезвия, будто играючи, чиркнул по горлу подчиненного и тот медленно повалился на бок, захлебываясь собственной кровью.

– Отличный удар, мсье! – лениво поаплодировал внимательно наблюдавший за разыгравшейся сценой Бопре.

– Никак не могу понять, чему вы радуетесь? – голосом, не предвещающим ничего доброго, спросил его разбойник.

– Я осмотрел все кусты в округе, – проигнорировал вопрос гугенот.

– Какие еще, к чёрту, кусты?!

– Колючие, мсье, – снизошел до объяснений француз. – Вы видели платья ваших пленниц? Если бы они сунулись в чащу, обрывки нарядов легко указали нам путь. Но они пошли по дороге, и не могли далеко уйти. Так что не всё потеряно!

– Вы говорите – дельно! – поразмыслив, сказал ярл. – Но неужели эта ваша Марта такая дура, что не попыталась скрыться в лесу?

– Напротив, мсье, она очень умна и сразу же сообразила, что ей лучше не оставлять следы. Ведь я потерял немало времени, отыскивая их…

– А вы, как я посмотрю, понимаете в этом деле?

– Вы и ваши люди – моряки, – пожал тот плечами. – Вам совершенно ясны знаки, посылаемые морем, но вы плохо ориентируетесь в лесу. Я же, напротив, был бы жалок на воде, но в лесу мне – нет равных!

– Может быть, вы скажете, в таком случае, куда именно они направились?

– Разумеется, назад! Они попытаются добраться до той деревни, что мы миновали незадолго до нашего дела, и получить там помощь.

– Что же, мы скоро проверим эту догадку.

– Это не догадка, а истина. Но прикажите вашим людям – внимательно смотреть по сторонам, Марта с дочерью могли уклониться в лес позже.

– Ну, вам же «нет равных», – осклабился главарь, представляя про себя, как проткнет этого кичливого галла, который стал слишком уж раздражать в последнее время. Но пока он был полезен, следовало терпеть его выходки.

– И не забудьте про мои услуги при окончательном расчете!

– Конечно-конечно, уж будьте покойны, вы получите всё, что вам причитается!


Француз ошибся в одном. Он никак не мог предполагать, что беглянки получат помощь и продолжат свой путь верхом. Кроме того, фон Гершов не стал надолго останавливаться в деревне, здраво рассудив, что, если негодяи решились напасть на герцогский конвой, простые крестьяне точно не смогут служить его подопечным защитой. Так что они сделали на её околице лишь небольшую остановку, чтобы решить, что делать дальше.

– Если позволите, я все же переоденусь, – заявила Марта и, в сопровождении дочери хозяина, направилась в одну из комнат трактира.

– Так вы сумели вырвать её светлость из рук разбойников? – стал расспрашивать тот Болеслава.

– К сожалению, только их. Остальных людей из свиты разбойники убили.

– Давно в наших краях не случалось такого, – сокрушенно покачал головой трактирщик. – Я велел своим собрать для вас немного провизии. Думаю, она вам пригодится в дороге.

– Благодарю, но боюсь, у меня не так много денег…

– Оставьте, ваша милость, свои монеты при себе. Ей-богу, они вам еще понадобятся. Герцог Август и его благородная супруга Клара Мария – добрые и справедливые правители. А про Иоганна Альбрехта Странника и говорить нечего. Так что спасите маленькую принцессу, и да поможет вам Господь в этом благом деле!

– Спасибо, я доложу их высочествам…

– Вот еще что, господин хороший! – перевал поток благодарности хозяин. – Я не знаю и не хочу знать, в какую сторону вы отправитесь, когда покинете мое заведение. И вы никому не говорите о своих планах, чтобы о них не узнал кто-то, кому это совсем не следует.

– Я запомню ваш совет, – кивнул фон Гершов.

– Это тоже бесплатно, – усмехнулся трактирщик.

Пока Болеслав и слуги готовились к отъезду, Марта и её дочь успели переодеться и спустились вниз совершенно преобразившимися. Камеристка теперь выглядела как совсем молоденький офицер, только что начавший службу. Правда, сапоги померанца были ей великоваты, но Иржик пожертвовал ей свои, так что теперь она была полностью экипирована, если не считать отсутствия оружия, кроме заткнутого за пояс кинжала.

Для Клары Марии, к сожалению, нашлись только старые курточка и штаны хозяйского сына, из которых тот уже вырос. Но всё равно Шурка была очень довольна, что избавилась от тесного платья и, спрятав под потрепанную шляпу свои длинные косы, выглядела как обычный деревенский мальчишка.

Следом за ними спустилась хозяйская дочка, державшая в охапке их прежнюю одежду.

– Ах, у вас такие роскошные наряды, – с надеждой в голосе воскликнула она.

– Можешь оставить их себе, – равнодушно ответила Марта. – Они изрядно поистрепались, но, возможно, ты найдешь им применение.

– Ваша милость так добры, – взвизгнула от радости девушка и умчалась с одеждой, пока благородная дама не передумала.

– Вам нужно шпагу или палаш, сударыня, – заметил фон Гершов, критически осмотрев новый наряд камеристки. – Рейтарский камзол выглядит нелепо без оружия. Но, к сожалению, мне нечего вам предложить.

– Пока сойдет и так, – пожала она плечами в ответ. – Увы, моя шпага и пистолеты достались разбойникам.

– Ничего, я думаю, мы для вас что-нибудь раздобудем.

Так, разговаривая, они вышли из трактира, где на улице их ожидали Иржик и Старый Клаус.

– Мы можем трогаться; господин Болеслав, вы не подсадите ко мне принцессу?

– Конечно, сударыня. Но куда мы отправимся?

– В Брауншвейг, конечно!

– Ну уж нет, – громко возразила молчавшая до сих пор Шурка. – Эти бандиты именно так и подумают, а потому будут искать нас на юге.

– Хм, но чтобы попасть в Мекленбург, нам нужно как-то разминуться с ними – задумался фон Гершов. – Хотя мне нужно как раз туда. Меня ждет мой брат, я вам о нём рассказывал. Он командует охраной Катарины Шведской, и под его защитой вы будете в безопасности.

– И эта идея вполне может прийти в голову нашим похитителям, – снова не согласилась принцесса. – К тому же герцогиня Мекленбургская сейчас в Бранденбурге встречается со своим братом – королем Густавом Адольфом.

– Это точно?

– Верно, – кивнула Марта. – Я совсем об этом забыла. Скорее всего, ваш брат – тоже там.

– Тогда едем в Берлин. У меня есть важные известия для него и герцогини.

Померанец подсадил девочку в седло к матери и, критически посмотрев на них со стороны, хмыкнул. Было очевидно, что камзол на всаднице с чужого плеча, да и сидящая впереди девочка, хоть и была переодета, но все равно будет бросаться всякому встречному и поперечному в глаза. Но пока нет ни времени, ни возможности заниматься маскарадом всерьез – сойдет и так, а дальше будет видно.

– С вашего позволения, господа, я не поеду с вами, – неожиданно сказал Старый Клаус. – Простите, но я староват для таких дел и буду вам только обузой. Уж лучше я отправлюсь домой и расскажу их высочествам все, что с нами приключилось. Я думаю, им будет интересно, что это за разбойники тут завелись такие.

– Наверное, ты прав, – согласился фон Гершов. – Я оставлю тебе лошадь.

– Не стоит, сударь. Вам она будет нужнее, а я и так доберусь. Берегите принцессу, и да хранит вас Бог!

– Спасибо тебе за всё, Клаус, – горячо сказала Марта, – я никогда не забуду этого.

– Не за что, добрая госпожа, – улыбнулся старик.

– И как это ты вспомнила о том, что герцогиня отправилась в Бранденбург? – шепнула дочери Марта, когда они тронулись. – У меня вот совсем вылетело из головы.

– Просто у меня хорошая память, – пожала плечами Шурка

11

Возможно, оттого, что разбойники оказались не слишком хорошими следопытами, а может быть, потому что не смогли предугадать их броска на восток, но маленькому отряду удалось оторваться от своих преследователей и без помех достичь берега Эльбы.

– Как мы переберемся на другую сторону? – обернулась к фон Гершову Марта.

– Здесь должны быть рыбаки, – пожал плечами померанец. – Думаю, они согласятся за небольшую плату перевезти нас.

– У нас совсем не осталось денег, – потупилась камеристка.

– Ничего страшного, – невозмутимо отвечал тот. – Пока нам станет и моих.

– Вы не останетесь без награды…

– В этом нет необходимости, сударыня, – неожиданно сухо отозвался Болеслав и отошел отдать распоряжения слуге.

– Что-то не так с этим парнем, – покачала головой внимательно наблюдавшая за их разговором Шурка. – Какой-то он странный, что ли?!

Тем временем, Иржик развел небольшой костерок и, повесив над ним на вбитом в землю колышке котелок, принялся кашеварить. Лошади, воспользовавшись маленькой передышкой, принялись щипать траву, а фон Гершов отправился искать перевозчиков. Марта с дочкой, чтобы не оставаться праздными, взялись помогать слуге господина фон Гершова.


Когда Болеслав вернулся, еда была почти готова, и вокруг разносился просто изумительный аромат. Во всяком случае, Шурка была готова проглотить котелок целиком – настолько она проголодалась.

– Как хорошо, что ваша милость вернулись, – обрадованно воскликнул Иржик, увидев хозяина. – Похлебка получилась на славу, и было бы очень неприятно, если бы она остыла или её съели без вас!

– Хорошо-хорошо, – прервал тот его излияния и повернулся к Марте. – Сударыня, покормите её светлость, пока у нас есть время. Скоро должен появиться лодочник.

Ситуация осложнялась только тем, что у них не было ни тарелок, ни мисок, да и ложки было всего две: небольшая серебряная померанца и оловянный черпак его слуги. К тому же похлебка была ужасно горячей, но мать зачерпывала понемногу и, подув, остужала варево, которое с удовольствием уплетала девочка.

Вообще-то, Шурке было, немного неудобно есть одной, пока другие стоят и смотрят, но выбора все равно не было, не говоря уж о том, что она была самой маленькой среди присутствующих. Поэтому принцесса решила, что все лучшее – детям, и без излишних рефлексий принялась за поздний завтрак (или ранний ужин) – тут разве разберешь с такой жизнью?

Едва она успела насытиться, появился нанятый фон Гершовым рыбак, на довольно-таки утлой лодочке.

– Мошенник! – нахмурившись, воскликнул Болеслав. – Ты же уверял, что сможешь переправить четырёх людей, с лошадьми!

– Верно, ваша милость, – невозмутимо парировал тот. – Но я не говорил, что сделаю это за один раз!

– Но в твоё корыто не поместится даже одна лошадь!

– Еще не хватало, чтобы в мою лодку залезал кто-то с копытами! Ваши лошадки прекрасно переплывут сами, а вы будете держать их поводья. Не пройдет и пары часов, как вы окажетесь на другом берегу.

– Чёрт с тобой! – выругался померанец и, махнув рукой, добавил: – но деньги ты получишь не раньше, чем мы все окажемся на землях Бранденбургской марки.

– Как будет угодно благородным господам, – обрадовался тот и направил свой ковчег к берегу.

– Вам тоже надо поесть, – обратился к Марте фон Гершов.

– Благодарю Вас, но как же Вы?

– Обо мне не беспокойтесь, я солдат и привык к лишениям. Что касается Иржика, то он прекрасно отобедает, пока мы будем переправляться на ту сторону. Поверьте мне, он нигде не пропадет. Сначала в лодку сядем мы с девочкой, а затем этот прохвост перевезет моего слугу. И еще, пожалуйста, не титулуйте вашу дочь, пока мы не останемся одни. Не стоит этому прохиндею знать, кого именно он переправил. Слугу я тоже предупрежу.

Так они и поступили. Шурка с матерью устроились на носу лодки, рыбак работал веслами посередине, а сидящий на корме Болеслав держал поводья лошадей. Эльба довольно широкая река, так что плыли они долго и за всё это время никто не проронил ни единого слова. Рыбаку было не до того, померанец вообще не отличался словоохотливостью, а женская половина пассажиров отмалчивалась, помня о предупреждении. Но, как только они переправились, и перевозчик отправился в следующий рейс, маленькую принцессу стало не заткнуть.

– Скажите, господин Болеслав, – атаковала она фон Гершова, – а отчего вы не расспрашивали нас о нападении разбойников?

– Не было времени, Ваша Светлость, – пожал тот плечами. – К тому же Старый Клаус рассказал мне в общих чертах о происшествии. Вы должны были остановиться для отдыха и приготовления пищи и свернули на небольшую поляну, но там оказалась засада. Бандиты напали со всех сторон и не ожидавшие ничего подобного стражники не успели оказать сопротивления. Не думаю, что вашей светлости известно больше этого.

– А вам не кажется странным, что засада была как раз в том месте, где мы остановились?

– Да, это странно, но уж это вам вряд ли известно.

– А вот и не угадали – я знаю, отчего так вышло!

– И отчего же? – приподнял бровь померанец, которого немного забавляла непосредственность Клары Марии.

– Начальник охраны оказался предателем, – хмуро пояснила Марта.

– Ну, мамочка, так же не честно! – возмутилась Шурка. – Я сама хотела…

– Такое случается, – помрачнел Болеслав и отвернулся, однако девочку было не остановить.

– Скажите, а вы давно служите у моего отца? – зашла она с другой стороны, почуяв, что тому был неприятен разговор о предательстве.

– Мы с братом первыми поступили к нему на службу, – со вздохом отвечал тот, поняв, что так просто отделаться – не получится.

– Тогда почему он стал бароном, а вы нет?

– У меня был перерыв в службе, – ещё больше помрачнел молодой человек.

– А откуда вы ехали, когда узнали о нападении на нас? – не унималась маленькая оторва.

– Из Богемии.

– А что вы там делали?

– Перестань, Клара Мария! – не выдержала мать. – Мало ли какие дела могли быть у господина фон Гершова.

– А что такого, я ведь просто спросила! – сделала невинное лицо Шурка. – Хотя, понимаю, это, наверное, военная тайна? Ну, хорошо, давайте поговорим о чём-то другом. Скажите, господин Болеслав, у вас есть невеста?

Это было последней каплей для молодого человека. Его лицо сначала побледнело, затем покраснело, но все же он сумел сдержаться и, тяжело дыша, отчеканил в лицо своей мучительнице:

– А вот это уж вас, Ваша Светлость, совсем не касается!

Но юная принцесса была не из тех, кого так просто можно остановить. Лучезарно улыбнувшись взбешённому ею померанцу, она с наивным видом похлопала глазами, и, как ни в чём не бывало, заметила:

– Ну почему же – не касается? У меня вон матушка не замужем!

И у матери, и у фон Гершова синхронно отвисли челюсти, но если Марта просто покраснела и отвернулась, то Болеслав вскочил и, не в силах более выносить этой муки, бросился прочь.

– Что всё это значит? – голосом, не предвещающим ничего доброго, спросила мать.

– О чем ты? – прикинулась дурой Шурка.

– О том, милая моя, что ты за последние сутки дважды чуть не выдала меня замуж! Скажи мне на милость, что с тобой происходит?

– Дважды? – картинно удивилась принцесса. – Ах, ты, верно, про этого противного Бопре! Не волнуйся, про него я говорила не всерьез.

– И на том спасибо! – глухо отозвалась Марта и неожиданно всхлипнула.

– Что с тобой, мамочка? – переполошилась виновница случившегося. – Я тебя обидела? Ну, прости меня, пожалуйста, идиотку малолетнюю! Я честное слово, никогда больше так не буду!

– Ты знаешь, – неожиданно призналась мать, – а ведь он мне и вправду нравился.

– Бопре? – на всякий случай уточнила Шурка. – Ну, да, он красавчик. Такие всегда нравятся женщинам.

– Что бы ты понимала, – засмеялась сквозь слезы Марта и взъерошила своей невероятной дочери волосы. – Нет, с тобой и впрямь происходит что-то неладное, и я никак не могу понять – хорошо это или плохо!

– Прости, мама, – искренне отвечала ей девочка. – Просто мне пришлось быстро повзрослеть.

– Тебе не за что извиняться, по крайней мере – передо мной. Я твоя мать и буду любить тебя, чтобы не случилось. Но вот перед господином фон Гершовым – тебе извиниться совсем бы не помешало. Все-таки он, не раздумывая, пришел к нам на помощь, и без него мы бы вполне могли опять попасться разбойникам. Так что он – наш спаситель и заслуживает благодарности, а не неприличных, для столь маленькой девочки, как ты, расспросов.

– Хорошо, – не стала перечить дочка. – Я немедленно пойду и попрошу прощения у этого благородного господина. Тем более, что он очень милый и ничуть не меньший красавчик, чем этот мерзкий гугенот. Ей-богу, если они все таковы, то я начинаю понимать французского короля, устроившего Варфоломеевскую ночь!

– Не смей никогда так говорить, – снова нахмурилась мать. – Если кто-то услышит, как ты оправдываешь папистов, тебе не поздоровится! К тому же, мерзавцы встречаются везде, вне зависимости от веры. Это, кстати, мне твой отец говорил, а уж он-то действительно ненавидел католиков!

– А почему?

– Ну, как тебе сказать… его собирались сжечь на костре.

– Но кто?

– Мой отец. Курт Рашке.

– Господи, час от часу не легче! Но за что?

– Долгая история, моя девочка. Когда твой отец появился в нашем городке, он был еще очень юн, но так красив, что мало кто мог устоять перед ним. Мы с моей сестрой – Авророй, не смогли. И так уж случилось, что у неё стал расти живот.

– И почему я не удивлена, – хмыкнула про себя Шурка.

– Когда это вышло наружу, мой брат попытался убить твоего отца.

– И что же случилось?

– Это был честный поединок, – вздохнула Марта.

– Какой кошмар!

– Да уж. И тогда мой отец подкупил лжесвидетелей, чтобы они обвинили юного принца в колдовстве…

– Погоди-ка, я, кажется, слышала эту историю, – начала припоминать Шурка. – Это ведь случилось в Кляйнештадте?

– Конечно, слышала, – пожала плечами мать. – Об этом сплетничали все служанки твоей благородной бабушки. Так что нет ничего удивительного, что слухи дошли и до тебя, моя девочка.

– Но как же он смог спастись… погоди, это же ты его спасла, ведь так?

– Да.

– Ты так его любила?

– Больше жизни!

– А теперь?

– Теперь… не знаю. Но мне очень неприятно, когда ты говоришь о моём возможном замужестве!

– Я больше не буду!

– Очень на это надеюсь. А теперь иди к господину фон Гершову, и попроси у него прощения.

Шурка вздохнула и направилась к тому месту, где сидел померанец. Он с хмурым видом поглядывал на воду, видимо прикидывая, когда лодка прибудет в очередной раз, но та ещё была очень далеко. Девочка тихо подошла к офицеру и присела рядом с ним на песок.

– Вы на меня сердитесь? – немного виновато спросила она.

– Нет, Ваша Светлость, – односложно ответил он, не повернув головы.

– Терпеть не могу, когда меня титулуют! – вздохнула Шурка. – Обычно ко мне так обращаются, когда собираются наказать.

– Вероятно, это случается довольно часто, – слабо улыбнулся тот.

– Язык мой – враг мой, – не стала отпираться принцесса.

– Вы что-то хотели?

– Да. Извиниться. Вы простите меня, господин фон Гершов?

– Я уже простил вас, Ваша Светлость.

– Ну, вот опять!

– Но, как мне называть вас?

– Друзья зовут меня Марией.

– Но вы принцесса…

– Я маленькая девочка, потому не будет никакой беды, если вы станете называть меня по имени.

– Хорошо… Мария.

– Вот и прекрасно, а как мне обращаться к вам? Так… господин фон Гершов, слишком длинно… Болеслав мне не нравится… давайте я буду звать вас Болеком?

Лицо померанца снова дрогнуло, и он поспешно отвернулся.

– Что случилось? – переполошилась Шурка. – Я опять сказала что-то обидное?

– Нет… просто, так меня называла только матушка и… ваш отец.

– Герцог Мекленбургский называл вас Болеком?

– Ну, да, а моего брата Лёликом. Это почему-то его забавляло.

– Странно… но если вас это обижает…

– Нет, отчего же. Если вам нравится, то можете. Только не на людях.

– Хорошо, ведь вы тоже не будете звать меня по имени при всех?

– Разумеется.

– Ну, вот и замечательно! – поднялась Шурка и довольно улыбнулась. – Теперь мы друзья?

– Как вам будет угодно… Мария.

– Да, совсем забыла, – замялась девочка, прежде, чем уйти, и лукаво улыбнулась. – Моя матушка, рассердится, если узнает, что я это сказала, но… она не только очень красивая, но к тому же добрая и умная. А еще у неё никогда не болит голова!

– Я вполне разделяю ваше мнение о фройляйн Марте, – удивленно вытаращил глаза померанец, – но боюсь, что не слишком понимаю, о чем вы!

– Это потому, что вы еще не женаты, – снисходительно заметила принцесса и с довольным видом отправилась назад.


Берлин был в те времена далеко не самой блестящей столицей в Германии, а потому в нем не часто собиралось такое представительное общество, как осенью 1618 года. Главным гостем был, несомненно, молодой шведский король Густав II Адольф, прибывший в Бранденбург инкогнито и, к своему удивлению, заставший там свою сестру мекленбургскую герцогиню Катарину, приехавшую накануне вместе с детьми. Он, разумеется, рад был встрече, тем более, что они с самого детства были очень близки. Но все же визит её оказался полной неожиданностью. Король прибыл по весьма личному, можно даже сказать – интимному, поводу. Дело в том, что он, наконец, осознал необходимость жениться. Не то, чтобы Густав Адольф не понимал этого раньше, но, будучи без памяти влюблен в свою давнюю фаворитку Эббу Браге, он не хотел слышать ни о ком другом. Увы – ни риксдаг, ни королева-мать – не одобряли подобного мезальянса, и его величеству, несмотря на все усилия, не удалось сломить их сопротивления.

Первой это поняла Эбба и неожиданно для всех ответила согласием на предложение руки и сердца со стороны Якоба Делагарди. Правда, злые языки поговаривали, что любимец короля специально женился на его любовнице, чтобы прикрыть грех своего сюзерена – но правды в этом было мало. Густав Адольф действительно любил Эббу и хорошо относился к Якобу, но их брак стал для него полной неожиданностью, чтобы не сказать – ударом. Однако, поразмыслив хорошенько, шведский монарх решил, что всё, что ни делается – всё к лучшему и принялся подыскивать себе невесту.

Вот в чём в Священной Римской Империи германской нации не было недостатка, так это в юных принцессах, отцы которых страстно мечтали поскорее выдать их замуж. Но, поскольку шведский король позиционировал себя как одного из лидеров протестантского мира, девушки-католички отпадали. Впрочем, среди последователей Лютера потенциальных невест тоже хватало, так что оставалось лишь выбрать. В общем, выбор Густава Адольфа пал на Бранденбургский дом, где у курфюрста Иоганна Сигизмунда были две дочери подходящего возраста, и уже подрастала третья.

Причин тому было несколько. Во-первых, бранденбургские Гогенцоллерны были знатным, богатым и влиятельным родом, а после фактически состоявшегося объединения с Пруссией их могущество должно было только возрасти.

Во-вторых, кузен шведского короля – Владислав Ваза, принадлежавший к католической ветви их семьи, тоже присматривался к дочерям курфюрста. Допустить союз между Речью Посполитой и Бранденбургом было совсем не желательно, а вот щелкнуть по носу враждебно настроенного родственника, опередив его – напротив – весьма заманчиво.

Наконец, в-третьих, все три девушки слыли красавицами! Конечно, в таких делах, как брак сильных мира сего, третий пункт вовсе не является решающим, но молодому королю все же не хотелось связать свою жизнь со старухой или уродиной.

Благородные родители принцесс – Иоганн Сигизмунд и его супруга Анна – оказались в непростой ситуации. С одной стороны, шведский король – это вовсе не та польская пародия на монархию, которую и называть королевством стыдно, ибо должность короля там выборная, и он невероятно ограничен в своих возможностях польским шляхетством.

Но с другой, Швеция – она ведь за морем, а Речь Посполитая – вот она, рядышком! И не то чтобы курфюрст слишком уж опасался соседей, хотя другое его владение – герцогство Пруссия – было вассально по отношению к Польше. Но все-таки ссориться лишний раз не хотелось, а польские Ваза, узнав, что одну из дочерей отдали за их врага, могли и обидеться.

Надо сказать, что юные принцессы, узнав, какая крупная рыба плавает рядом с их сетями, так же крепко призадумались. Все-таки, настоящий король, да ещё такой красавчик – это вам не фунт изюму!

Старшую из них звали Анна София, и шел ей уже двадцать первый год. Возраст, как вы сами, вероятно, понимаете, уже почти критический. Большинство её ровесниц давно были замужем, да еще и успели нарожать своим суженным ребятишек, а вот ей, бедняжке, пока не везло. Еще ребенком она была помолвлена с пфальцграфом Вольфгангом Вильгельмом Нейбургским. Но, он, увы, мало того, что перешел в католицизм, но еще и ухитрился победить Иоганна Сигизмунда в войне[9], вследствие чего – увел у него из под носа Юлихское герцогство. Спустить подобное – было, конечно же, никак не возможно! Но политика – политикой, а принцесса осталась без жениха.

12

Вторая дочь курфюрста Мария Элеонора была всего годом моложе своей старшей сестры. Она, пожалуй, даже превосходила её красотой, но имела в отличие от Анны Софии более легкий характер. Поговаривали, что именно её польский король прочил в невесты своему сыну – королевичу Владиславу. Но пока дело не зашло дальше разговоров.

Младшей принцессе Екатерине было всего шестнадцать, и она только вступила в пору своего расцвета. Совсем еще юная девушка, она пока не рассматривалась как невеста, но как знать, на ком остановит свой выбор шведский король?

Как уже говорилось, все три дочери Иоганна Сигизмунды слыли красавицами, что, принимая во внимание наружность их матери – Анны Прусской, было весьма удивительно. Злые языки утверждали, что маркграфиня[10] и в молодости не отличалась красотой, и были, в общем, недалеки от истины. Но она была намного умнее своего супруга и у неё была железная воля, а потому именно ей принадлежало последнее слово.

Поскольку Густав Адольф и его сестра прибыли инкогнито, им не устраивали торжественной встречи, а приняли по-семейному, можно даже сказать – интимно.

Ужин, данный в их честь, впрочем, был весьма изыскан. Помимо всех прочих лиц, его почтили своим присутствием старший сын и наследник бранденбургского дома – Георг Вильгельм, специально по такому случая приехавший из Клеве, где был наместником, а также три потенциальные невесты, нет-нет да и бросавшие нескромные взгляды на шведского короля.

В какой-то момент молодой человек почувствовал себя зайцем, за которым охотятся сразу три лисы и это сравнение его неожиданно рассмешило. Он с аппетитом поел, не забывая расточать комплименты хозяевам и, в особенности, их прекрасным дочкам. Сказал несколько приятных слов будущему курфюрсту, подшучивал над сестрой и вообще – сделал всё, чтобы вечер прошел в как можно более непринужденной обстановке.

Густав Адольф умел быть обворожительным, так что, когда вечер подошел к концу, Анна София и Мария Элеонора готовы были вцепиться друг другу в волосы, и даже их младшая сестра поглядывала на короля более чем благосклонно.

Но все когда-нибудь подходит к концу, и скоро девушки были вынуждены откланяться и уйти. За ними последовали придворные и скоро хозяева остались наедине с гостями, чтобы обсудить важные вещи. В первую очередь, конечно же, матримониальные планы шведского королевского дома.

– Как вы нашли Берлин? – в которой раз спросил Иоганн Сигизмунд, подразумевая, естественно, своих дочерей.

– Он обворожителен, – скупо улыбнулся Густав Адольф. – Не говоря уж о его прекрасных обитательницах.

– Это очень приятно, Ваше Величество. Надо сказать, что весьма многие владетельные особы отмечали это обстоятельство. Взять хоть вашего кузена Владислава….

– Того самого, что остался без московского трона? – насмешливо поинтересовалась Катарина и бросила проницательный взгляд на курфюрста.

– Да, до нас дошли слухи, о славной победе вашего супруга, – охотно кивнул тот. – Но, видите ли, ваш кузен, хотя и разбит, все же остается наследником престола Речи Посполитой…

– Вот уж не знала, что трон в Польше наследуется, – не без сарказма в голосе заметила маркграфиня Анна, которой активно не нравилась Польша, а так же её королевская семья.

– Э… видите ли, – начал мямлить Иоганн Сигизмунд, сбитый с толку вмешательством супруги, но мекленбургская герцогиня мягко прервала его:

– Давайте говорить прямо, ваше высочество, поражение Владислава не добавило ему популярности среди польской шляхты и посему перспективы его избрания в случае смерти отца – довольно туманны. Кроме того, наш кузен – католик, и будьте уверены, Папа никогда не даст ему согласия на брак с лютеранкой.

– Это весьма вероятно, – вздохнул глава Бранденбурга.

– Ну, а уж ежели, паче чаяния, ему удастся добиться папского согласия, то у вас нет недостатка в дочерях, не так ли? Одна из двух оставшихся вполне сможет составить партию польскому королевичу.

– Не вижу к тому никаких препятствий, – обрадовался курфюрст.

– Ну, вот и прекрасно! Если вы не против, мой брат завтра же объяснится с вашей дочерью и можно будет назначить дату помолвки. Кстати, Густав, ты уже выбрал, которую из девушек собираешься осчастливить?

– Выбрал, – скупо улыбнулся король. – Но, если позволите, я назову её имя позже.

– Я полагаю, моя сестра будет счастлива принять ваше предложение, – немного невпопад вставил молчавший до сих пор Георг Вильгельм.

– По крайней мере, одна из них, – желчно отозвалась маркграфиня и без восторга посмотрела на своего первенца, которого считала недотепой.

Придя к согласию, стороны принялись обсуждать размеры приданого и другие увлекательные вещи, но было уже поздно и высокие договаривающиеся стороны вынуждены были разойтись, с тем, чтобы продолжить завтра. Густав Адольф взялся проводить сестру к выделенным ей покоям, а когда они достигли их, без обиняков спросил:

– Като, скажи мне откровенно, что привело тебя в Берлин. Неужели тебе так не терпится увидеть меня женатым?

– Я рада, что ты, наконец, одумался, братец; но сознаюсь, что твой брак – не самое главное, что вынудило меня искать встречи с тобой!

– Ты говоришь загадками!

– На, читай, – вынула она копию письма, перехваченного фон Гершовым, и подала брату.

– Что это значит? – напряженно спросил тот, закончив чтение.

– Это значит, что король Кристиан собирается сунуть свой нос, куда его не просили!

– Не может быть никакой ошибки?

– Подлинник послан вместе с арестованным Глюком в Стокгольм. Я так и знала, что ты будешь мотаться по всему королевству и не успеешь с ним ознакомиться. А ведь у епископа есть влиятельные друзья, и негодяй может избегнуть наказания!

– Будь покойна – если обвинения найдут подтверждение, он не избегнет справедливой кары!

– Ты мне не веришь?

– Верю, но… сама понимаешь, епископа так просто не отправишь на плаху.

– Да чёрт с ним, с епископом, – разъярилась герцогиня, обычно не употреблявшая крепких выражений. – Ты что – не понимаешь, что проклятый датчанин, чтобы ему подавиться своим колтуном[11], собирается отнять у нас герцогство!

– Понимаю, но это вызывает известные сомнения. Как он может решиться на такое?

– Ты собираешься вмешаться, или нет?

– Что ты хочешь, Като – чтобы я ввел войска?

– Нет, оккупация может только подхлестнуть агрессора. Но, послушай меня, если мы перехватили письмо, значит, Кристиан еще о нём не знает.

– И что ты предлагаешь?

– Нужно поставить в известность о его планах все заинтересованные стороны. Если датчанин столкнется с консолидированным протестом Швеции, Бранденбурга, Померании и Брауншвейга, то вряд ли решиться на агрессию.

– Ты уверена в поддержке Брауншвейга?

– Более чем! Поверь мне, Клара Мария не допустит, чтобы её единственного сына лишили герцогской короны, а Август во всём слушается жены.

– Ты думаешь, этого будет достаточно?

– Если мы сможем выставить Кристиана предателем протестантского мира, стакнувшимся с папистами, то – да!

– Что же, это выглядит разумно. Так ты думаешь, не стоит отправлять к вам на помощь хотя бы небольшой отряд?

– Кто первый вторгнется, тот и будет агрессором в глазах Германии! К тому же, полагаю, датчане далеко не такие уж хорошие вояки, как кажется их королю. Быстро захватить герцогство они не смогут, а вот тогда ты сможешь прийти к нам на помощь.

– Да уж, был бы здесь Иоганн Альбрехт, Кристиан не посмел бы сунуться к вам.

– Мой муж находится там, куда Вы его послали, Ваше Величество! Вы ведь не забыли, что я была против его похода в Московию?

– Во-первых, сестренка, насколько я помню, ты вовсе не была против! Во-вторых, его посылали вовсе не затем, чтобы он стал там царем! И в-третьих… Като, я никак не могу понять, почему ты до сих пор не уехала к нему?

Герцогиня на секунду задохнулась от негодования, ведь именно из-за брата она до сих пор оставалась в Мекленбурге. Однако короли имеют право забывать о своих прежних словах и обязательствах, это ей было хорошо известно. Поэтому, Катарина сначала успокоилась, а потом ответила безразличным тоном:

– А куда мне ехать? Я с самого начала писала Иоганну, что мне с детьми не пристало ютиться где попало. Пусть он построит для нас дворец, приличествующий нашему положению, чтобы мы могли достойно жить в нем.

– Вот как? Не думал, что Московские цари до сих пор жили в сараях. Но что же он тебе ответил?

– Мой царственный супруг очень похож на Ваше Величество, по меньшей мере, в одном. Он обладает счастливым даром не слышать того, что слышать не хочет. Впрочем, недаром вы были так дружны. Подобное тянется к подобному!

– А что ты думаешь о его решении признать принцессой дочку этой… как её… Марты Рашке, кажется?

– Ничего не думаю! Он просто уступил просьбе своей матери, только и всего. Моя свекровь почему-то очень привязана к этой девчонке. Но я не в претензии, Ивенак не такой уж большой городишко, чтобы наши интересы сильно пострадали.

– А его угроза развестись?

– Он не посмеет!

– У меня другие сведения, Като.

– Что ты имеешь в виду? – напряглась герцогиня и испытующе уставилась на брата. Наконец, взгляд её дрогнул, и она почти жалобно спросила: – И кто она?

– Ты помнишь Никиту Вельяминова?

– Кажется, это один из русских офицеров моего мужа.

– Верно. Он сделал хорошую карьеру и стал теперь окольничим. Я не знаю, что означает этот варварский титул, но он заседает в их риксдаге и имеет большой вес. Так вот, у него есть младшая сестра – Хелена. По слухам, большая красавица.

– Она его любовница?

– Все гораздо хуже, Катарина, – вздохнул Густав Адольф. – Он её любит!

– Что ты хочешь этим сказать?

– Для тебя ведь не секрет, что у него было много женщин до тебя?

– И во время – тоже!

– Именно. Но ни одна из них не задержалась в его сердце надолго. Он вспыхивает, добивается своего, а затем быстро охладевает. Такова уж его натура. Но вот с Вельяминовой у него всё по-другому. Тебе, наверное, неприятно это слушать?

– Говори, раз начал!

– Да я, собственно, всё уже рассказал. Боюсь, он готов совершить ту же ошибку, что я собирался сделать с Эббой.

– Проклятье! – вырвалось у Катарины и на глазах её показались слезы.

– Что с тобой? – забеспокоился брат.

– Я не могу сейчас всё бросить и отправиться в Москву. Интересы моих детей требуют, чтобы я оставалась в Германии. Будь прокляты и этот мерзкий датчанин, и Глюк, и император!

– Прости, сестра, в этом есть и моя вина.

– Оставь, я сама была дурой, что послушала твои посулы. Да-да, не смотри на меня так, я знаю, чего ты добивался! Но, Господи всеблагий, что же мне делать?

– Тебе нужно ехать. Даю слово, что Кристиан не откусит от вашего герцогства даже самого маленького кусочка и мой племянник, помимо царского венца, будет носить еще и герцогскую корону!

– Ты думаешь, еще не поздно?

– Конечно! Я, получив это послание от Иоганна, сразу же ответил, что ты выедешь к нему при первой же возможности.

– Хм, – напряглась Катарина, и даже перешла на вы. – Интересно, а когда же Вы, дорогой брат, собирались сказать об этом мне?

– Не смотри на меня так. Вот заключим помолвку, и ты сможешь отправляться. Можно даже на моем корабле.

– Ты с ума сошел? Мне же надо собраться, в конце концов. В Москве ведь вообще ничего нет!

13

Если не вспоминать трагических событий, с которых началось это путешествие, то его можно было бы назвать приятным. Они ехали по землям Бранденбургской марки, останавливались на постоялых дворах, затем двигались дальше. Погода стояла самая приятная, днем уже не было жарко, но ночи еще не стали холодными.

Болеслав вел их маленький отряд умело и быстро. Так что спустя четыре дня их мог бы догнать разве что имперский гонец, регулярно меняющий лошадей. Наверное, поэтому беглецы немного расслабились. Во всяком случае, Марта. Они с фон Гершовым всё время ехали рядом, иногда беседуя, иногда просто молча. Им было хорошо в компании друг друга и можно было сказать, что они подружились. Во время одной из остановок удалось приобрести для бывшей камеристки шпагу и ушить одежду, так что теперь она выглядела, как обычный молодой дворянин, путешествующий по своей надобности.

Тем временем, неугомонная Шурка по мере возможности старалась внести оживление в их монотонные будни, то есть, говоря иначе, донимала своих спутников разговорами. Но фон Гершов был от природы молчалив, так что она переключилась на Иржика, тем более, что ехала теперь вместе с ним. Другой одежды им найти в дороге не удалось, а крестьянский мальчик, сидящий вместе с пусть небогатым, но дворянином, вызывал у встречных ненужные вопросы. Ушлая девчонка быстро выудила из слуги, что он коренной пражак[12], поступил на службу к господину Болеславу в своем родном городе, причем, совсем недавно, когда тот был там по какой-то своей надобности.

Ничего конкретного о делах фон Гершова тот не знал, но говорил, что его хозяин объехал весь город, встречаясь с самыми разными людьми и передавая им письма. Собственно, во время этого они и познакомились. Померанец не знал Праги и нанял разбитного горожанина, чтобы тот служил ему проводником, а когда на господина Болеслава вздумали напасть какие-то местные грабители, молодой человек помог ему отбиться. После этого чешский паренек был принят на службу, и с тех пор они не расставались. Всё это было жутко интересно, а поскольку других развлечений все равно не было, она продолжала расспросы, выуживая у слуги всё новые подробности.

– Клара Мария, – не выдержала однажды Марта, – оставь, пожалуйста, бедного Иржика в покое, ты его совсем утомила!

– Ну, что вы, ваша милость, – улыбнулся парень. – Мне вовсе не в тягость, отвечать на вопросы Её Светлости. Оно и вправду сказать, дорога очень уж однообразна и скучна для такой маленькой девочки. Ой, вы уж не взыщите, что я так назвал нашу принцессу!

– Ничего, Иржик, – воскликнула Шурка, – я тебе разрешаю. Только, раз уж я одета как мальчик, то может, не стоит называть меня Кларой Марией или принцессой?

– И как же прикажете Вас называть? – усмехнулся поравнявшийся с ними фон Гершов.

– Ну не знаю, зовите меня Александром, что ли!

– Отчего именно Александром? – удивилась мать.

– А почему тебя называют Мартином? – вопросом на вопрос ответила девочка.

– Но, это имя похоже, да и мне проще на него откликаться.

– А псевдонимы, если скрываешься, надо подбирать так, чтобы они совсем не напоминали прежнее имя!

– Это еще почему?

– Ну, вот смотрите, наши враги ищут молодую женщину по имени Марта с девочкой Кларой Марией, и если они узнают, что проезжал молодой человек, которого зовут Мартин, это может навести их на подозрение. А Александр на Клару Марию – совсем не похоже, так что никто не догадается!

– Можно подумать, Вашей Светлости приходилось скрываться большую часть своей жизни, – усмехнулся фон Гершов.

– Что её, той жизни, осталось, – печально вздохнула Шурка, вызвав смех у своих спутников.

Берлин был уже совсем близко, когда разбойники их все-таки отыскали. Теперь трудно сказать, как им это удалось, но, то ли Бопре оказался хорошим следопытом, то ли им просто повезло, но преследователи ухитрились понять, что трое мужчин, путешествующих с мальчиком – это и есть цель их поисков. Правда, двигаться большим отрядом было опасно, поэтому главарь бандитов отослал большую часть своих людей, продолжив погоню вместе с французом и всего лишь четырьмя подручными на лучших конях.

Похоже, у фон Гершова за годы странствий развились инстинкты, поэтому он первый почуял опасность, когда их маленький отряд стали нагонять шестеро конных путешественников.

– Хотел бы я знать, кто это? – встревоженно спросил он, всматриваясь в незнакомых всадников.

– Господи Боже, это Бопре! – воскликнула побледневшая Марта, узнав гугенота.

– Сударыня, берите дочь и бегите, а мы постараемся их задержать! – воскликнул Болеслав и решительно повернул коня навстречу преследователям.

Иржик, будучи парнем не робкого десятка, недолго думая, пересадил девочку к матери и последовал за своим хозяином. Бандиты, поняв, что их опознали, перестали изображать из себя мирных путешественников и, схватившись за оружие, вихрем налетели на померанца и его слугу.

Их было шестеро против двоих, но первым счет открыл все-таки Болек. Он недаром столько времени прослужил в рейтарах и знал толк в конных сшибках. Выхватив из ольстров[13] пистолеты, он один за другим разрядил их в противников, сразу же убив одного и ссадив с лошади другого. Те пытались стрелять в ответ, но то ли у них было меньше опыта, то ли им просто не повезло, но всё что им удалось – это сбить шляпу с головы фон Гершова. Затем дело дошло до шпаг, и еще один разбойник вылетел из седла с распоротым боком.

Иржик был куда менее искушён в подобного рода делах, и не сумел достать до своего противника тесаком, но будучи довольно ловким молодым человеком, ухитрился уклониться от вражеского удара, и, развернув коня, снова бросился в бой.

– Кажется, мы уже встречались, – прохрипел главарь разбойников, выбравшись из-под павшей лошади, и бросился на Болека с обнаженной шпагой.

– Как я погляжу, граф, пиратство перестало приносить вам прибыль, и вы переключились с морского разбоя на сухопутный? – криво усмехнулся померанец и вонзил шпоры в бока своего коня.

К сожалению, увлекшись атакой, фон Гершов упустил из внимания других бандитов, один из которых выстрелил в него из пистолета. Правда, стрелком тот был неважным, и выпущенная им пуля угодила в лошадь. Несчастное животное взвилось на дыбы от боли и, едва не скинув своего седока, принялось валиться набок. Однако Болеслав успел высвободить из стремян ноги, и кубарем слетев на землю, через секунду уже стоял, крепко сжимая клинок.

– Есть только один человек, убить которого мне было бы приятнее, чем вас! – оскалился его противник.

– Я с удовольствием доделаю то, что так и не удалось моему герцогу! – отозвался померанец, вставая в позицию.

Умнее всех из нападавших поступил Бопре. Здраво рассудив, что пятерых его сообщников должно хватить на двух их противников, он, не обращая внимания на развернувшуюся схватку, погнал своего коня вслед за Мартой. Как та ни спешила, но уйти от француза у неё не получилось и, через несколько минут, негодяй стал медленно, но верно догонять беглянок. Поняв, что уйти не удастся, мать остановила свою лошадь и, ссадив дочь на землю, крикнула ей: «беги!» – после чего развернулась навстречу гугеноту.

– Добрый день, мадемуазель! – поприветствовал тот свою бывшую ученицу, мерзко при этом улыбаясь.

Бывшая камеристка не удостоила его ответом, а, спешившись, взялась за шпагу и приготовилась защищаться. Француз в ответ лишь высоко поднял брови, но искушение скрестить оружие с бывшей ученицей оказалось слишком велико, и он тоже соскочил с коня. Блестящее лезвие валлонской шпаги легко покинуло ножны и описало полукруг, приветствуя соперника.

Шурка, не решившись оставить мать, со страхом наблюдала за ними из кустов, не зная, что делать дальше – то ли действительно бежать, то ли звать на помощь. Все решил случай. Навстречу им по дороге ехала престранная процессия – из нескольких всадников, окруженных пешими слугами. Длиннополые одежды верховых явно были когда-то роскошными, но теперь выцвели и потрепались, а слуги выглядели и вовсе как оборванцы. Их можно было принять за поляков, если бы не холеные окладистые бороды, да непрезентабельный вид. Все-таки шляхтичи из Речи Посполитой если и выезжали за границу, то старались разодеться в пух и прах. К тому же один из незнакомцев явно был православным священником – в рясе и с белым клобуком на голове.

– Глянь-ка, Владыко, – с поклоном показал ему один из спутников на развернувшуюся перед ними схватку. – Опять басурмане озоруют, нет на них креста, окаянных!

Девочка неожиданно поняла, что понимает их речь, и, еще не сообразив толком, что делает, закричала тоненьким голосом:

– Помогите!

– Что?! – встрепенулся представительный господин в опашне[14] и меховой, несмотря на летнее время, шапке. – Никак, по-нашему кричат…

– Да помогите же! – выбежала с криком им навстречу Шурка. – На нас разбойники напали!

– Кажись, православных забижают, – хмуро буркнул худой мужик в подряснике и поухватистее перехватив посох, вопросительно посмотрел на священника:

– Благослови, Владыко?

– Унять татей! – коротко велел тот.

– А кто из них тать-то? – запоздало поинтересовался один из слуг, но остальные, не дожидаясь ответа, уже кинулись вперед.

Вооружены они были откровенно плохо, лишь у одного был бердыш, да еще у двоих сабли, а чернецы и вовсе имели лишь посохи. Но пошли в бой дружно и, похоже, были рады возможности подраться.

– Обоих и вяжите, там разберемся, – крикнул им вслед предводитель и ухмыльнулся в густую бороду.

Хотя вмешательство в схватку непонятно откуда взявшихся оборванцев с решительными рожами оказалось для Бопре полной неожиданностью, ушлый француз не растерялся и, вскочив на коня, бросился наутек, не дожидаясь, пока его начнут охаживать со всех сторон дрекольем. Марте же, не сразу сообразившей, что у них появились союзники, едва не досталось, и лишь истошные крики Шурки: – «Своих бьёте!» – уберегли её от увечий.

– Кто такие? – внушительно спросил господин в опашне, когда к ним подвели обезоруженную камеристку.

– А вы русские? – прищурилась Шурка.

– Мы-то русские, а вот вы кто таковы?

– Верные слуги герцога Мекленбургского! – неожиданно для себя отчеканила девочка и только что не стала по стойке смирно.

– Ишь ты! Верные слуги, – пробурчал священник. – А напали на вас кто?

– Разбойники! Ой, их там много еще, они Болеслава с Иржиком убьют!

– Точно ли разбойники?

– Да вот тебе крест! – не задумываясь, перекрестилась Саша, во время прежней своей жизни носа не казавшая в церковь.

– Фрол Иудыч, ну-ка, поглядите, на кого ещё там тати напали, – велел поп своим спутникам. – А я тут с отроком потолкую!

– Слушаю, Владыко, – не чинясь, отозвался господин в опашне и вместе с прочими конными и пешими слугами поспешил на выручку попавшим в беду.

Оставшийся с двумя чернецами священник, тем временем, слез с коня и внимательно посмотрел на Шурку.

– Скажи мне, чадо, – вкрадчиво спросил он, – откуда тебе речь наша ведома?

– Так я из Мекленбурга, – наивно похлопала глазами та.

– Ишь ты, а я вот из Москвы, а речи немецкой не разумею!

– Повезло тебе, батюшка, меня же вот всяким наукам с детства обучают: и письму, и счету, и языкам всяким. Вот и знаю…

– Какой он тебе, «батюшка», дурень! – сердито оборвал её монах с дубиной. – Чай, с митрополитом говоришь, а не с простым кутейником![15] Еще и крестишься шепотью, по-еретически!

– Тихо, брат Пахомий, – унял его рвение священник. – Напугаешь мальца. Сам рассуди, откуда ему в неметчине чин знать. Языку нашему разумен – и то за благо!

– Простите, господа, если по малолетству что не так сказала, – повинилась Шурка и тут же прикусила язык.

К счастью, на её оговорку никто не обратил внимания. Возможно, из-за того, что у неё давно не было практики в родном языке, речь девочки звучала немного ломано, как будто русский не был для неё привычным. К тому же нежданно-негаданно появившиеся земляки тоже говорили иначе, чем она, хотя и понятно.

– Ничто, чадо, я не гневаюсь, – поспешил успокоить её митрополит и тут же спросил: – а ты православный?

– Ой, наши возвращаются! – радостно закричала девочка, игнорируя вопрос о конфессиональной принадлежности.

Фон Гершов был ранен в руку, и Марта тут же кинулась к нему, забыв от волнения, что её пол может оказаться раскрытым. Иржик вроде бы сильно не пострадал, разве что бровь его была рассечена, а скулу украшал небольшой кровоподтек, да и тот был поставлен расходившимися спасителями. Пришедшие им на выручку русские, похоже, потерь не понесли, но прибарахлились за счет погибших разбойников. Во всяком случае, в руках у них появились трофейные тесаки и шпаги, а за поясами пистолеты. Также вели под уздцы захваченных лошадей.

– Утекли два татя, Владыко, – пояснил тот, кого называли Фролом. – Остальных побили, дабы впредь не разбойничали!

– Ну и славно, а это кто такие?

– Позвольте представиться, – вышел вперед померанец, мягко отстранив свою спутницу. – Меня зовут Болеслав фон Гершов! Я офицер Его Царского Величества Иоганна Теодоров…

На отчестве Болек запнулся, но русские его поняли, благо Шурка им тут же перевела его слова.

– Я Митрополит Ростовский Филарет, – представился в ответ глава русского отряда, и указал на своих спутников: – А это думный дьяк Фрол Луговской со товарищи. Едем мы поклониться матушке царице Екатерине и царевичу с царевной. Да что-то заплутали дорогой. Все тут в неметчине не по-нашему, да непривычно. К тому же языка русского мало кто разумеет. В Польше еще как-то объяснялись, а тут и вовсе. Отрок ваш сказал, что вы с вотчины государя нашего, из Мекленбурга? Так подскажите дорогу, сделайте милость, а вас за то Господь вознаградит!

– Вам нет нужды ехать так далеко, – отвечал им Болик, выслушав Шурку. – Её Царское Величество нынче гостит в Берлине у здешнего владетеля. Мы тоже едем туда и можем быть вашими проводниками!

– Эва как, – изумлённо покачал головой митрополит. – Выходит, мы малым делом не разминулись. Не иначе вас нам навстречу Господь послал!

– Что же, тогда давайте не будем терять время. Государыня не будет гостить там вечно.

– И то верно, трогаемся, православные! – прогудел Филарет и неожиданно спросил у маленького переводчика: – а как тебя зовут, чадо?

– Александром, Владыко.

– Благословляю тебя, раб божий Александр!

Едва Шурка снова устроилась рядом с матерью, та тихонько спросила её:

– Откуда ты знаешь речь московитов? Тебя ведь, кажется, не учили этому?

– Она похожа на польскую, да и на чешскую тоже – беспечно пожала плечами девочка и улыбнулась. – Все ведь хорошо закончилось… Мартин, не правда ли?

– Еще ничего не закончилось… Александр! Кстати, я хоть и не понимаю языка Иржика, но все же думаю, не все его слова следует повторять перед священником. Особенно те, что он говорит, когда запнется или уронит что-нибудь себе на ногу.

Их русских спутников, тем временем, тоже одолевали сомнения. Думный дьяк, улучшив минуту, подъехал к митрополиту и тревожно спросил:

– Всё ли ладно будет, Владыко?

– Господь не без милости! – прогудел тот в ответ.

– Оно так, только я до сих пор понять не могу, как ты меня уговорил сюда ехать? Ведь заключили с ляхами мир…

– Сколь разов тебе говорено, Фрол Иудыч! Коли мы просто из плена, как побитые собаки, вернемся – это одно! А если с государыней – так совсем другое! По всей Руси слава пойдет, будто мы царицу уговорили приехать.

– А если не поедет царица? Может, ей милее неметчина-то?!

– Приедет, – улыбнулся в бороду Филарет. – Ляхи сказывали, что ей Иван Мекленбургский посулил, что разведется, если она и дальше кобениться будет. Я располагаю, что после такого она, если и сама не побежит, так ейный братец – свейский король, за волосы к мужу оттащит! Главное – поспеть, чтобы она без нас не уехала.

– Дай-то Бог… а про этих, что от татей отбили, что думаешь, Владыко?

– А чего, немцы как немцы.

– Да, отрок этот, чудной какой-то…

– Хороший малец, – не согласился митрополит. – Осьм[16] лет ему, не более, а уже такой разумный. Тут ить у басурман народ темный – страсть! Я с отрочества латыни учен, а меня ни один не разумеет.

– Так еретики, что с них взять!

14

У обер-камергера её королевского высочества герцогини Мекленбургской, барона фон Гершова было множество обязанностей. Но самым важным из них было, несомненно, воспитание принца-наследника. Нельзя сказать, чтобы эта ноша была слишком уж обременительной, ибо Карл Густав был мальчиком послушным и благовоспитанным. Но наследнику двух престолов полагается знать многое, а это требует немалого усердия и от ученика, и от учителей.

Впрочем, пока они гостили в Берлине, юному принцу было сделано послабление, поскольку большинство его преподавателей остались в Шверине. Единственным исключением были науки воинские, кои преподавал сам барон. В данный момент шло как раз такое занятие. Карл Густав и неизменный участник всех его занятий и забав – Петер, стояли напротив своего наставника с учебными шпагами в руках и отрабатывали уколы.

– Усерднее, господа, – подбадривал их померанец. – Всякий дворянин должен уметь защитить свою честь с оружием в руках!

– Конечно, господин барон, – охотно согласился с ним принц, которому не терпелось перейти к учебному поединку. – Мы с Петером совершенно с вами согласны!

Надо сказать, что у его приятеля на этот счет было свое мнение. Не то чтобы он не любил фехтования, как раз напротив, но ещё накануне молодой человек приметил, что по псарне курфюрста бегают забавные щенки и был настроен свести с ними более близкое знакомство. Однако мнение сына конюха, в данный момент мало кого интересовало, и урок продолжился.

Наконец дошло время и до поединка. Мальчики одели плетеные маски и, встав в позицию, принялись демонстрировать учителю высокое искусство уколов, батманов и финтов. Но не успели они войти в раж, как их прервали. Какой-то солдат из герцогского конвоя прибежал с озабоченным лицом и принялся что-то рассказывать господину фон Гершову. Выслушав его, барон кивнул и, отпустив подчиненного, обернулся к своим подопечным.

– На сегодня всё, господа! – объявил он мальчикам. – Вы можете отправляться к себе.

– Да, господин барон, – хором отозвались они и побежали переодеваться.

Наставник с улыбкой проводил их взглядом, и быстрым шагом направился к дворцовым воротам. Там его ожидали два молодых дворянина, в одном из которых он узнал брата, а вот второй, хоть и показался ему смутно знакомым, но померанец никак не мог припомнить, где он видел его прежде.

– Здравствуй, Болеслав, – обрадованно воскликнул старший фон Гершов. – Очень удачно, что ты приехал сюда! Обстоятельства серьезно изменились, и мы могли разминуться, ожидай ты меня в Шверине или Ростоке.

– Это было бы печально, – криво усмехнулся Болек. – Поскольку у меня важные известия.

– Вот как? Ну, что же, пойдем, побеседуем. Кстати, а кто твой спутник, ты не представишь его?

– Вы не узнали меня, господин фон Гершов? – мягко улыбнулся спутник его брата.

– Простите, не припоминаю, впрочем, если вы, молодой человек, хотите поступить на службу…

– Я Марта. Марта Рашке, мы виделись с вами девять лет назад в Мекленбурге.

– Чёрт меня подери! – воскликнул в изумлении Кароль. – Прошу прощения, сударыня, но Вас мудрено узнать в этом наряде. Но, как вы здесь оказались?

– Это долгая история, господин барон. Но если коротко, то на нас с дочерью напали и попытались похитить, и неизвестно были бы мы живы сейчас, если бы не самоотверженная помощь вашего брата.

– Как напали? Ведь государь признал вашу дочь, и теперь она принцесса Мекленбургского дома. Кто мог решиться на такое злодеяние?

– Боюсь, это признание и послужило причиной покушения, – горько вздохнула молодая женщина.

– Хм, у Его Величества, много врагов, однако решиться напасть на ребенка… даже не знаю, кто на такое может быть способен!

– Ты хорошо знаешь этого человека, брат, – мрачно заметил Болек и машинально погладил пострадавшую в последней схватке руку.

– Ты ранен?

– Пустяки, просто царапина.

– Кто?

– Карл Юхан Юленшерна.

– Вот так поворот! Ты уверен?

– Он тоже узнал меня, и был так рад видеть, что попытался проткнуть насквозь, но достал лишь до предплечья.

– Где принцесса?

– Здесь рядом, на постоялом дворе.

– Вам нужно как можно скорее доставить её во дворец, – решительно заявил барон. – Здесь она будет под надежной охраной!

– Прости, брат, но…

– Что еще за но?

– Ты уверен, что в организации этого покушения обошлось без нашей герцогини?

– Как ты можешь обвинять её в подобном? – возмутился Кароль.

– Мы никого и ни в чём не обвиняем, – мягко прервала его негодование Марта. – Но согласитесь, это, по меньшей мере, странно! Маленькую Клару Марию только что объявили принцессой, и она впервые отправилась в пожалованный отцом город, как на нас напали шведские разбойники. Я тоже не верю, что госпожа герцогиня способна на подобное злодейство, но в её окружении много разных людей, в том числе – шведов, многие из которых, мягко говоря, недолюбливают Иоганна Альбрехта.

– Пожалуй, в ваших словах есть разумное зерно, – вынужден был согласиться старший фон Гершов. – Но не безрассудно ли в таком случае, оставлять Её Светлость одну на постоялом дворе?

– О, она не одна, – засмеялся Болек. – Её охраняет почти два десятка свирепых московитов и, клянусь честью, я не хотел бы оказаться на пути у этих ребят!

– Час от часу не легче! А они-то тут, откуда взялись?

– Если я правильно понял, они были в плену у поляков, а после заключения перемирия их отпустили, или они сбежали, но, в общем, теперь они едут к госпоже герцогине, чтобы засвидетельствовать свое почтение.

– Кто у них старший?

– Митрополит Ростовский Филарет и еще один думный фрол Дьяк Луговской, или как-то так.

– Наоборот, – скупо улыбнулся Кароль. – Фрол – это имя, а дьяк означает – чиновник.

– Никогда не разбирался в московитских порядках, – пожал плечами Болеслав. – А что это значительные титулы?

– Достаточно большие, – кивнул брат. – Митрополит это, как кардинал у папистов, а думного дьяка, пожалуй, можно сравнить с секретарем Имперского Рейхстага. Я, кстати, много слышал о Романове. Он принадлежит к одному из самых знатных и богатых родов в России. Его родной брат – думный боярин, иначе говоря – сенатор, а сын был одним из претендентов на престол.

– Сын у монаха?

– Он не всегда был монахом. Его и его жену постригли насильно, а Михаил не пострадал только по малолетству.

– Ты с ним знаком?

– Да, очень приятный и воспитанный молодой человек. Хотя нельзя сказать, чтобы очень уж умный. Кстати, государь весьма благоволит ему.

– Это всё очень занимательно, – вмешалась в их разговор Марта. – Но, что делать нам?

Барон на минуту задумался, а затем, очевидно, придя к какому-то умозаключению, решительно заявил:

– Вам нужно отправляться в Померанию. Никто не станет искать там маленькую принцессу. Заодно Болеслав сможет навестить наших родителей. Надеюсь, что у них всё в порядке.

– Туда еще нужно добраться, – покачал головой младший фон Гершов.

– Я дам вам денег и несколько человек для охраны. Это хорошо, что с вами оказались эти русские. Сейчас я доложу её высочеству об их прибытии и отправлюсь на встречу с ними. Никто ничего не заподозрит. Пока мы будем договариваться об аудиенции, и утрясать все формальности, вы сможете выскользнуть незамеченными. Надеюсь, они не знают, кто она такая?

– Не беспокойся, московиты не знают даже, что она девочка.

– Вот как?

– Да, мы переодели не только Марту. Знаешь, из Клары Марии получился отличный мальчишка!

– Забавно, – засмеялся Кароль, затем наклонился к брату и прошептал ему: – Спаси их, Болеслав, и тогда сможешь попросить у Иоганна всё что захочешь. Титул, земли, деньги…

– Не стоит, брат, – помотал головой померанец. – Я всего лишь возвращаю долг.

Через полчаса они все вместе подъезжали к гостинице, где остановились беглецы. То, что там теперь проживают русские, было видно невооруженным глазом. На входе стоял охранник в потрепанном кафтане с бердышом в руках, а во дворе то и дело сновали слуги и монахи, занятые повседневными делами.

– Доложите Его Высокопреосвященству, – обратился к караульному барон, – что у него испрашивает аудиенции стольник фон Гершов.

Сочетание чина стольника и приставки «фон», похоже, до того озадачило московита, и он не стал никого звать, а сам бросился докладывать о приходе еще одного непонятного немца.

– Ты стал говорить на их языке? – удивился младший брат. – А что означает stolnik?

– Я прожил там немало лет, – пожал тот плечами. – А стольник – это можно сказать, камергер.

– Проходи, боярин, – пригласил вышедший к ним навстречу инок с крепким посохом в руках. – Владыко ждет тебя.

Филарет не стал чиниться и вышел к ним сам, тем более что отведенная ему комната мало походила на покои митрополита. Фон Гершов, увидев Романова, снял с головы шляпу и изящно поклонился иерарху русской церкви.

– Рад приветствовать Вас на свободе, Ваше Высокопреосвященство! Для меня честь встретить вас на земле Германии и передать Вам искреннее почтение моей госпожи – герцогини Мекленбургской Катарины.

– И тебе здравствуй, господин хороший, – кивнул в ответ митрополит. – Спасибо на добром слове. А скажи мне, мил человек, почто ты государыню – герцогиней кличешь?

– Сомневаемся мы, – добавил вышедший вместе с Филаретом дьяк, – нет ли в том порухи чести государевой?

– Так Иван Федорович велел, – обезоруживающе улыбнулся Кароль. – Сказывал, пока в Москву не приедет, она не царица, а только герцогиня.

Луговской понимающе покивал, дескать, раз царь велел, что уж о том толковать. Романов, очевидно, тоже счел довод основательным и продолжил.

– Много слышал о тебе лестного, господин фон Гершов. Сказывали, ты прежде в ближних воеводах у государя ходил?

– Верно, Ваше Высокопреосвященство, но в последней кампании, я, к сожалению, не участвовал.

– Что так?

– Государь сюда послал, велел стать воспитателем у наследника.

– Ишь ты, – покачал головой Филарет. – Дядька у царевича – честь немалая!

– Я давно служу Его Царскому Величеству, – пожал плечами померанец. – В России я командовал его охраной. Кстати, в прошлом нашем походе рындой у него был ваш сын!

Лицо митрополита на мгновение обмякло от нежности и тоски, но он быстро справился с волнением и снова из страдающего в разлуке отца превратился в иерарха восточной церкви.

– Слышал о том, – скупо отозвался Филарет и перешел к делу. – Скажи мне, господин фон Гершов. – Можно ли увидеть государыню?

– Отчего же нельзя, я за тем и послан. Её Королевское Высочество весьма польщена Вашим визитом и будет рада оказать Вам гостеприимство. Если у Вашего Высокопреосвященства нет иных планов, то она будет счастлива завтра принять Вас.

– Кланяйся государыне, – обрадовался митрополит, – да скажи, что буду непременно!

– Не премину, – поклонился Кароль и проницательно посмотрел на мнущегося дьяка: – Вас что-то смущает?

– Да как тебе сказать, боярин, – смутился Луговской. – Оскудели мы в плену будучи, как есть проелись! Одежа и та, только чтобы наготу прикрыть… Стыдно в таком виде царице, да хоть бы и герцогине, показываться.

– Церемония будет весьма скромной, – поспешил успокоить его померанец. – Да и до завтра все равно ничего нельзя сделать, а потом мы попробуем что-нибудь придумать.

– Уж придумай, боярин, – с надеждой в голосе попросил дьяк. – Век за тебя бога молить станем!

– Конечно, вы можете рассчитывать на меня, – пообещал ему фон Гершов-старший и поспешил откланяться, пока не поступило новых просьб.

Довольный приемом митрополит благословил его на прощание и вернулся к себе, после чего он, наконец, смог поговорить со своим младшим братом. Они отошли в сторону, чтобы без помех побеседовать, не опасаясь любопытных ушей.

– Я так и не спросил, как прошла твоя поездка? – начал Кароль, оглядевшись.

– Вполне благополучно, – пожал плечами Болеслав. – Моя подорожная, подписанная графом Хотеком, служила мне и пропуском, и охранной грамотой. По крайней мере, в первое время.

– Ты встречался с представителями чешских сословий?

– Да. Как только они узнавали, что я посланец герцога-странника, передо мной открывались все двери.

– И что же они ответили?

– Ничего определенного, брат. Обещали принять во внимание, благодарили за поддержку, но тем и ограничились. Они не верят, точнее, не хотят верить, в возможность поражения.

– Это было ожидаемо. Сейчас не верят, но, надеюсь, когда земля начнет гореть у них под ногами, они вспомнят о сделанном им предложении.

– Много званных, да мало избранных, – покачал головой младший брат.

– Ты провел несколько дней в компании русского митрополита и уже говоришь цитатами из Писания?

– Когда начинает припекать пятки, поневоле вспоминаешь молитвы.

– Были проблемы?

– Через некоторое время за мной стали следить, а потом попытались убить. Очевидно, среди вождей протестантов были шпионы папистов, которые и сообщили Хотеку о моих визитах. Мне пришлось, как можно скорее, уносить оттуда ноги. Но нет худа без добра. На обратном пути я встретил госпожу Марту и принцессу.

– И очень вовремя встретил!

– Да, но они тоже дамы не робкого десятка и при этом довольно ловкие. Представляешь, Клара Мария утащила кинжал у спящего часового и помогла освободиться своей матери!

– Вот чертовка! Кстати, когда ты представишь меня Её Светлости?

– Она сейчас в комнате вместе с матерью. Такая шустрая девчонка, на минуту нельзя оставить одну, того и гляди – набедокурит!

– Тогда пойдем, пока она ничего не натворила, – засмеялся Кароль.

Против ожидания, маленькая принцесса в этот момент и не помышляла ни о каких шалостях, а, совсем напротив, смирно сидела на скамье перед матерью, которая расчесывала ей волосы. В дороге следить за прической было не слишком удобно, но на постоялом дворе Марта смогла, наконец, привести дочь в относительный порядок. То есть девочку выкупали и вымыли ей волосы, хотя для этого пришлось тащить лохань с горячей водой к ним в каморку. И теперь она сидела перед матерью, завернутая в чистую рубашку Болеслава, млея от ласковых прикосновений материнских рук.

– Жаль, что тебя опять придется одевать как мальчика, – вздохнула Марта.

– Вот ещё, – промурлыкала Шурка. – Штаны и курточка гораздо удобнее.

– В дороге, возможно, но мы не всегда будем скрываться.

– Вот когда перестанем, тогда и вырядишь меня в кружева и ленты, а – пока мне и так неплохо!

– Надеюсь, это скоро закончится, и я именно так и сделаю, – усмехнулась мать и принялась заплетать ей косички.

Тут их беседу прервал осторожный стук в дверь и, всед за тем, конфузливый голос Иржика сообщил, что господин барон спрашивает, не примут ли его?

– Скажи, что мы скоро будем готовы, – отозвалась бывшая камеристка и принялась одевать дочку.

Через несколько минут, принцесса была переодета – прическа скрыта под шапкой – и её снова стало трудно отличить от мальчика. Марта тоже привела себя в порядок, после чего они разрешили братьям войти.

– Рад видеть Вас в добром здравии, Ваша Светлость – учтиво поклонился старший фон Гершов. – Я барон фон Гершов, приближенный вашего царственного отца, и обер-камергер герцогини Мекленбургской, а также воспитатель вашего брата, принца Карла Густава.

– Я тоже рад, что не болею, – улыбнулась Шурка. – Меня зовут Александр, а вы, значит, Лёлик?

– Извини, – шепнул на ухо зависшему барону брат. – Я имел глупость рассказать, как нас звал её отец!

– А почему – Александр? – изумленно спросил померанец, когда к нему вернулся дар речи.

– Не прикажете же звать меня Кларой Марией в подобном наряде?

– Да, действительно…

– Когда мы поедем во дворец? – продолжила девочка.

– Во дворец? – удивился фон Гершов-старший, ещё непривыкший к её непосредственности.

– Ну, должны же вы представить меня семье моего отца в новом статусе, раз уж мы здесь оказались?

– Говоря по правде, прин… Александр, мы хотели сохранить ваше инкогнито.

– Герцогиня и так меня не жалует, а если узнает, что мы её проигнорировали, то может и обидеться!

– Но откуда она узнает?

– Тоже мне загадка, – фыркнула Шурка и снисходительно посмотрела на братьев. – Посудите сами, Старый Клаус наверняка уже добрался до Вольфенбюттеля и поднял там всех на уши. И теперь бабушка шлет во все стороны гонцов, чтобы узнать, куда я запропастилась. Через пару дней, самое большее, неделю, в Берлине тоже узнают об этом. И что сделает Её Королевское Высочество? Да вас же на поиски и пошлет, господин барон. И вы ей сами все и расскажете!

– Вот чёрт! – выругался Болек. – А ведь верно.

– И что делать? – встревожено спросила Марта. – Вдруг…

– Вдруг – мачеха приказала меня похитить? – уточнила девочка. – Это вряд ли!

– Почему вы так думаете? – все более изумляясь происходящему, поинтересовался Кароль.

– Ну, причин любить меня у неё – нет. Однако и похищать – тоже. Моя преждевременная кончина, наверняка, не опечалила бы её или герцогиню Софию, но не более того. В качестве пленницы – я им совсем не нужна.

– Пожалуй, – согласился барон. – Но отчего вы упомянули тетку вашего отца?

– А разве мой «царственный отец», – не без сарказма в голосе поинтересовалась Шурка, – не отправил на тот свет её сыновей?

Услышав, что говорит её дочь, Марта побледнела и судорожно стиснула ладошку дочери, которую продолжала сжимать в руке. Лицо старшего фон Гершова и вовсе стало каменным.

– Не знаю, кто вам всё это рассказал, но всё было совсем не так. Мы с братом были тому свидетелями!

– А ведь у герцогини Софии вполне могло сложиться такое мнение, – неожиданно заметил Болеслав. – Уж больно ловко тогда все вышло. Заговорщик убил герцога Адольфа Фридриха и погиб сам. У герцогини Маргариты Елизаветы случились преждевременные роды, которые она не пережила, а скоро за ней последовал и её супруг. И хоть она и не ладила со своими детьми, но неужто осталась совсем равнодушна к их смерти?

– Пожалуй, все эти обстоятельства и впрямь могли вызвать подозрения! И что мы предпримем?

– Вы же обер-камергер, значит, имеете доступ, – пожала плечами принцесса. – Доложите герцогине Катарине потихоньку – так, мол, и так, случилась трагедия! Захочет она меня увидеть – покажете. Не захочет, и не надо! А я в сторонке постою, на меня в этом наряде никто и внимания не обратит.

– Это звучит разумно, но боюсь, что вам все-таки не следует встречаться с её высочеством.

– Но почему?!

– Всё дело в том, Ваша Светлость, что к величайшему моему сожалению, ни ваша матушка, ни Её Высочество герцогиня Браунгшвейг-Вольфенбюттельская так и не научили вас одной важной вещи.

– Держать язык за зубами? – сообразила Шурка и обреченно вздохнула.

– Именно! Вы, не могу не признать, очень умны, в особенности для ваших весьма юных лет, но если Вы и дальше будете говорить, все что приходит в вашу очаровательную голову, это может плохо кончиться. И прежде всего для Вас!

Принцесса на минуту опустила голову, как будто задумалась, затем резко подняла её и с раскаянием посмотрела на братьев фон Гершов, потом оглянулась на мать и тихо сказала:

– Простите меня. Я всего лишь маленькая девочка и, потому – делаю ошибки. Обещаю вам, что буду вести себя осмотрительно и не скажу ничего лишнего!

– Очень надеюсь на это, Ваша Светлость!

15

На следующий день митрополит, дьяк и их люди, отправились на аудиенцию с герцогиней Катариной. Та, снисходя к их бедственному положению, была готова принять их частным образом, однако в дело вмешался случай. Слухи о приехавших в Берлин московитах быстро распространились, обрастая по пути всё новыми подробностями. Согласно им получалось, что русские не просто отправились на поклон к супруге своего государя, а едва ли не бежали из плена, перебив при этом свою охрану.

В общем, курфюрст и члены его семьи заявили, что ни за что не пропустят такое зрелище, и пожелали принять в нем участие. Что касается шведского короля, то он просто объявил, что желает видеть подданных своей сестры, и та, разумеется, не могла ему отказать. Узнав об этом, фон Гершов поморщился, но возражать не посмел. В конце концов, всем известно, что русские были в плену, так что их не слишком презентабельный вид не должен был привести к бесчестию его нового отечества!

Действительность, однако, превзошла все его ожидания. Хотя рядовые слуги и впрямь выглядели, может, самую малость, лучше уличных побирушек, они остались снаружи, а сами послы оказались на высоте. Митрополит был в подобающем случаю облачении и выглядел весьма внушительно. Дьяк тоже принарядился в почти новый опашень лазоревого цвета, обильно украшенный золотым шнуром, с воротником, отороченным драгоценным соболем и такую же шапку. Обер-камергер только покрутил головой, вспоминая, как Луговской жаловался на оскудение.

Филарет держал себя с поистине царским достоинством. Широким жестом благословив высокородных особ, главное внимание он уделил Катарине и детям. Принцесса Евгения немного дичилась бородатых незнакомцев, а вот принц Карл Густав проявил себя в высшей степени похвально. Митрополит задал ему через фон Гершова несколько вопросов, на что тот отвечал с должной почтительностью, но твердо.

Луговской, тот просто бухнулся перед государыней на колени и отдал ей и царевичу с царевной поклон «большим обычаем[17]». Герцогиня немного смутилась подобному проявлению верноподданности, и велела встать, допустив дьяка до целования руки. Тот не посмел приложиться прямо, а накрыл её руку платком из тончайшей кисеи, громко чмокнул, вызвав у присутствующих улыбки. Все же его варварская галантность произвела должное впечатление.

К тому же, обер-камергер рассказал, насколько она ему была известна, историю посольства, в котором митрополит Филарет и Луговской принимали участие. Коварство поляков, взявших в плен послов Семибоярщины, а также стойкое поведение русских в неволе, вызвали известное почтение к этим, может, немного неуклюжим, но сильным и верным людям. В любом случае, их царем стал теперь имперский князь и родственник шведского королевского дома, известный своими многочисленными военными победами, и отблеск его славы падал на всех его подданных. Так что ни о каком неуважении не могло быть и речи.

Герцогиня Катарина, тронутая этими злоключениями, распорядилась включить послов в состав своей свиты с положенным их статусу содержанием. Дьяк бросился кланяться, главным образом, чтобы никто не видел, как блеснули от радости его глаза. Митрополит же принял благоволение как само собой разумеющееся, сдержано поблагодарив за участие.

Пока шел прием, Болеслав и Марта с принцессой стояли в одной из галерей дворца, ожидая вызова. Шурка, помня о данном ею обещании, вела себя в высшей степени прилично, то есть изнывала от скуки, но все-таки сдерживала свой темперамент. Мать, проведшая с дочерью накануне воспитательную беседу, иногда с тревогой поглядывала на неё, нисколько не обманываясь покорным видом, но пока поводов для беспокойства не было. Привыкший к дисциплине померанец, напротив, стоял с совершенно безучастно, как будто происходящее его совсем не касалось. Это спокойствие, очевидно, и послужило поводом для атаки со стороны маленькой оторвы.

– Господин фон Гершов!

– Да, Ваша Светлость?

– Здесь ужасно скучно! Расскажите нам что-нибудь.

– Но, что именно вас интересует? – высоко поднял брови Болек.

– Ну, не знаю! Вы путешествовали, повидали много разных стран, участвовали в войнах, сражались рядом с моим отцом. Неужели вам нечего рассказать?

– Боюсь, это не столь интересно, как Вам кажется.

– Ну, хорошо, тогда расскажите нам о себе. Мы ведь уже давно вместе, а мы о вас ничегошеньки не знаем!

– Клара Мария, – строго прервала её мать. – Оставь, пожалуйста, господина фон Гершова в покое!

– Но, мамочка, неужели тебе не интересно узнать о господине Болеславе?

– Но, возможно, он не хочет ничего рассказывать! В конце концов, это…

– Не сердитесь на дочь, сударыня, – мягко прервал её лейтенант. – Принцесса права – здесь и впрямь совсем невесело! Что же, если вам интересно, то извольте, я расскажу.

– Очень интересно, господин фон Гершов!

– Тогда слушайте. Мы с братом родом из Померании. Впрочем, вы это и так знаете. Наши родители жили в небольшом замке неподалеку от Дарлова, где правил благородный дядя вашего отца – князь Георг.

– У вас есть замок?

– У нашего отца, принцесса. К тому же замок – это громко сказано. Просто каменная башня, к которой пристроен родительский дом. Мы были младшими сыновьями, а потому нас с детства готовили к военной службе.

– А сколько вас всего было у папы с мамой?

– Семеро, Ваша Светлость. Старший – Франц, он будет наследовать земли нашего отца. Затем Казимир, его отдали учиться на священника. Он, верно, теперь уже рукоположен. Затем две сестры – Анна и Магдалена, потом мы с Каролем, и самая младшая – Ангелина. Она, наверное, уже замужем.

– А старшие сестры?

– Их выдали замуж ещё когда мы жили в замке.

– А почему земли наследует только старший сын?

– Таков уж порядок, – пожал плечами Болеслав. – К тому же триста моргенов[18] – не так уж много, чтобы делить их на всех детей.

– Клара Мария, тебе разве не рассказывали на уроках о майорате? – спросила Марта.

– Не помню, – пожала плечами Шурка. – Может, и рассказывали, только одно дело узнать об этом от учителя, а совсем другое от человека, которое это напрямую коснулось.

– Да, – подтвердил померанец, – это и есть майорат. Старший получает всё!

– А отчего вас тоже не отдали учиться на священника? Хотя, понимаю, вы с детства хотели стать военным…

– Учеба стоит денег, Ваша Светлость. К тому же мы с братом не чувствовали в себе призвания к служению Господу.

– И вы поступили на службу к моему отцу?

– Он как раз тогда приехал в Дарлов, на свадьбу к своему дяде Георгу. Было объявлено, что он набирает отряд. Мы с братом и бедолага Манфред, были первыми, кто записался.

– А кто это – Манфред?

– Наш сосед. Тоже младший сын, правда, получше образованный, не то, что мы с братом.

– А почему он бедолага?

– Он погиб.

– Простите…

– Это было давно, Ваша Светлость. Манни был славным парнем, и мы его долго оплакивали.

– Я немного помню его, – с грустной улыбкой заметила Марта. – Кажется, он был рыжим.

– Именно так, сударыня, – кивнул головой Болек. – Его будто солнце поцеловало…

В этот момент их бесцеремонно прервали. С другой стороны галереи, громко стуча башмаками, бежали двое мальчишек, переговариваясь на ходу.

– Говорю же вам, принц, – довольно громко говорил первый. – Щенки уже совсем большие и бегают по всей псарне, когда играют.

– Должно быть, их мамаше не очень-то понравится, если мы возьмем её детей? – рассудительно отозвался второй.

– Это только если она не спит…

Тут молодые люди заметили, что находятся в галерее не одни и, сбавив скорость, попытались чинно продефилировать мимо ожидающих аудиенции, почтительно поклонившихся наследнику Мекленбурга. Однако тот, кого называли «принц», по-видимому, узнал фон Гершова и остановился. Затем его взгляд коснулся Марты и Клары Марии.

– Здравствуйте, господа! – вежливо поприветствовал он их, с удивлением рассматривая странную троицу и пытаясь понять, что с этими двумя дворянами может делать мальчик-простолюдин.

– Здравствуйте, Ваше Королевское Высочество! – хором ответили те и еще раз поклонились.

– Вы, кажется, брат моего наставника?

– Болеслав фон Гершов, к вашим услугам! А это мои спутники. Мы ожидаем приема у вашей благородной матушки – герцогини Катарины.

– Боюсь, вам еще долго ждать. Она вместе с Его Величеством королем Густавом Адольфом и здешними хозяевами принимают русских послов, бежавших из Польши.

– Мы подождем.

Как юный принц не таращился на непонятного мальчика, вспомнить, где он раньше его видел, никак не получалось. Наконец, это ему наскучило, и он просто спросил:

– Кто ты такой?

Пока Болеслав с Мартой мялись, не зная, как поступить в такой ситуации, Шурка вздохнула и, стащив с головы шапку, освободила каштановые косы. А затем, подарив кровному брату самую очаровательную свою улыбку, звонко воскликнула:

– Вы снова не узнали меня, принц?!

Рот Карла Густава открылся, и он с изумлением уставился на девочку.

– Клара Мария! Но почему ты в таком виде?

– Ну, у нас что-то вроде маскарада, – пожала та плечами.

– Как хорошо, что ты здесь! – воскликнул мальчик. – А мы идем смотреть щенков, хочешь с нами?

– Но мы ожидаем аудиенции у вашей матушки…

– Да говорю же, она еще долго будет занята. Мы мигом обернемся туда и назад, никто и не заметит!

– Я полагаю, Вы можете составить компанию Его Высочеству, – кивнул Шурке фон Гершов-младший.

– Только недолго, – вздохнула мать.

Получив разрешение, детвора тут же испарилась, как будто её здесь и не было. Марта встревожено посмотрела на Болеслава, но тот лишь пожал плечами в ответ.

– Его Королевское Высочество – наследник престола! А посему – от его приглашений не следует отказываться.

– Похоже, он совсем не знает, что Клара Мария – его сестра.

– Принц еще совсем юн. Возможно, герцогиня не посчитала необходимым посвящать его в эти обстоятельства.


Щенки и впрямь были очень милыми. Самый смелый из них выскочил из псарни во двор и занимался изучением окрестностей. Другие, менее отважные, жались к стене, боязливо поглядывая на детей. Шурка первой подхватила маленького храбреца на руки и прижала к себе.

– Посмотрите, какой он лапочка! – громко воскликнула она и с улыбкой посмотрела на принца.

– Он тебя поцеловал, – счастливо засмеялся тот, глядя как малыш облизал ей лицо.

– Этот – ничуть не хуже, – проворчал Петер, ревниво поглядывая на непонятно откуда взявшуюся девчонку, и поспешил схватить еще одного щенка.

Тот, правда, попытался удрать, но не тут-то было. Мальчик крепко держал в руках пушистый комочек и довольно улыбался. Правда, остальным все же удалось улизнуть, и Карл Густав сообразил, что ему тискать некого.

– Возьмите, Ваше Высочество, – протянула ему свою добычу Клара Мария, дав тем самым еще один повод для ревности товарищу принца.

– Он и впрямь очень славный! – счастливо смеясь, воскликнул мальчик, когда щенок облизал и его.

– Вот свинья! – выругался Петер, обнаруживший, что испуганный щенок обмочил его новый щегольской камзольчик, и едва не бросил его наземь.

– Он просто тебя боится, – вступилась за малыша Шурка и забрала его у мальчишки.

– Значит, он – трус! – насупился тот.

– Он еще очень мал, – примирительно улыбнулась принцесса, и внимательно осмотрев щенка, добавила: – К тому же – это девочка. Неудивительно, что она испугалась тебя.

– Эй, кто это вам разрешил играть здесь? – громко спросил подошедший откуда-то псарь, однако, узнав принца, тут же заметно сбавил тон. – Простите, Ваше Высочество, но Вам не следует находиться здесь без присмотра. Хоть наши собаки и отменно выучены, но и у них случается дурное настроение. Хорошо ли будет, если они Вас укусят, или напугают?

Из слов слуги явно следовало, что если обитатели псарни немного погрызут Петера или Клару Марию, никакой особой беды не случится, но вот за принца он ответственности нести явно не желал.

– Мы уже уходим, – не стал спорить Карл Густав и с явным сожалением отпустил на землю щенка.

Шурка тоже последовала его примеру, но если её питомица немедля воспользовалась оказией, чтобы улизнуть, то малыш явно не желал покидать своих новых друзей, а усевшись рядом, обвел их умильным взглядом.

– Уж если Вашему Высочеству по сердцу этот кобелек, – смягчился псарь, – так скажите об этом его Светлости. Я полагаю, что господин маркграф не откажет Вам в такой малости!

– Пожалуй, я так и сделаю! – просиял Карл Густав и кивнул своим спутникам: – Пойдемте.

– Пожалуй, мне надо возвращаться к своим спутникам, – вздохнула Саша.

– Нам тоже пора, – обрадованно заявил Петер и поспешил увлечь своего высокопоставленного друга от непонятно откуда появившейся девчонки.

Клара Мария вернулась как раз вовремя. Явившийся вслед за ней посыльный объявил, что герцогиня освободилась и готова их принять. Двинувшись за ним, они прошли несколькими переходами и скоро оказались в покоях, отведенных для её высочества.

Катарина Шведская приняла их, сидя в большом, больше похожем на трон, кресле, рядом с которым стоял фон Гершов-старший.

– Нам доложили о ваших злоключениях, – начала она, окинув посетителей внимательным взглядом. – И мы очень рады, что с вами всё благополучно.

Болеслав с Мартой почтительно склонились в поклоне в знак благодарности за участие, а затем их примеру последовала и Шурка.

– Однако, отдавая должное вашей изобретательности, – продолжала герцогиня, – мы желаем заметить, что Клара Мария теперь принцесса Мекленбургского дома и ей необходимо держать себя согласно её статуса!

– Только крайние обстоятельства вынудили нас прибегнуть к этому маскараду, – почтительно возразила Марта.

– Это, вне всякого сомнения, уважительная причина, – кивнула Катарина. – Но, теперь обстоятельства переменились. Раз уж Иоганн Альбрехт решил признать Свою дочь, стало быть, она – член Нашей семьи. Её следовало бы представить ко двору курфюрста, а также нашего брата – короля Густава Адольфа. Но согласитесь, сударыня, её наряд совершенно не располагает к подобному! Впрочем, что сделано – то сделано. У Клары Марии еще будет время для этого, но сейчас нам следует, прежде всего, позаботится о её безопасности.

– Ваше Высочество так добры.

– Господин фон Гершов, – герцогиня перевела взгляд на молодого человека. – Мы довольны вашей службой, и обещаем, что она не останется без награды!

– Быть полезным Вашему Высочеству – лучшая награда для меня!

– Как я погляжу, галантность – отличительная особенность мужчин из вашей семьи, – усмехнулась Катарина, перестав на время говорить о себе во множественном числе. – Но сейчас – важнее другое. Верно ли, что люди, напавшие на принцессу Мекленбургскую, были шведами?

– По крайней мере, один из них, Ваше Высочество!

– Вы его узнали?

– Да. Это был граф Карл Юхан Юленшерна.

– Вы в этом вполне уверены?

– Более чем, моя герцогиня. Так уж случилось, что прежде мы неоднократно встречались, и я никак не мог ошибиться.

– Верно ли, что граф в прежние времена был не в ладах с нашим супругом? – спросила Катарина, сделав вид, что не осведомлена о характере их взаимоотношений.

Болеслав с некоторым сомнением, посмотрел на брата, но тот лишь молча кивнул ему, дескать, ничему не удивляйся.

– Сказать, что они друг друга ненавидят, было бы куда точнее, Ваше Высочество! – развел руками младший фон Гершов.

– Значит ли это, что он мог напасть на принцессу и её свиту по своей инициативе, например, из мести?

– Чужая душа – потемки, но сдается мне, что это вполне в его духе.

– Что же, я услышала вас…

В этот момент их прервали стук в дверь, после чего в неё, не дожидаясь ответа, стремительно вошел шведский король, вместе со своим племянником – Карлом Густавом.

– Я слышал – у тебя сегодня ещё один приём, Като? – улыбаясь, спросил Густав Адольф, обведя взглядом склонившихся перед ним гостей сестры.

– От Вас ничего не скроешь, Ваше Величество, – криво усмехнулась герцогиня.

– Неужели этот милый мальчуган, – усмехнулся король, разглядывая Клару Марию, – и есть дочка нашего брата Иоганна Альбрехта?

– Рада Вам её представить!

– Как мило! – голос Густава Адольфа стал вкрадчивым, – а скажите, Ваша Светлость всегда путешествует в таком наряде?

– Нет, только когда меня хотят убить! – не выдержала Шурка, которой до смерти надоело изображать из себя манекен.

– Что?!

– Это правда, Ваше Величество, – подтвердила герцогиня. – На свиту принцессы напали. Все придворные и слуги погибли, и лишь ей с госпожой Рашке совершеннейшим чудом удалось избежать гибели.

– Где это произошло?

– На самой границе между владениями Брауншвейга и Мекленбурга.

– Но кто мог отважиться на такое злодеяние?!

– Карл Юхан Юленшерна! – глухо отозвался Болеслав.

– Это серьезное обвинение, – нахмурился король.

– И я готов подтвердить его под присягой!

– Вы ведь братья? – оглянулся на Кароля Густав Адольф.

– Да, Ваше Величество!

– И у вас обоих не очень хорошие отношения со шведами?

– Если ваше величество о епископе Глюке, то это так.

– Что же, полагаю, это, я имею в виду присягу, можно будет устроить. Если граф Юленшерна попадет в руки правосудия, ему не избежать суда. Довольно ему испытывать наше терпение!

– Мудрость и справедливость Вашего Величества не знает границ!

– Дорогая сестра, – продолжил Густав Адольф, немного успокоившись. – Не кажется ли Вам, что юную Клару Марию надобно переодеть согласно обычаям её пола?

– Мы займемся этим, – согласилась герцогиня.

– Может, повременим? – с надеждой в голосе спросила девочка.

– Предпочитаете мужской наряд, дитя моё? – улыбнулся король.

– Нет, что Вы, Ваше Величество. Просто я слышала, что вы прибыли выбирать себе невесту. С моей стороны было бы невежливо затмить дочерей здешних владетелей!

Повелитель Швеции какое-то время ошарашено смотрел на принцессу, как будто не понимая, что именно она сказала. Затем непонятно хрюкнул, и, наконец, оглушительно расхохотался.

– Вы бесподобны! – с трудом выдавил из себя король, когда немного успокоился. – Однако можете быть спокойны. Я уже сделал предложение Марии Элеоноре Бранденбургской, и вы можете смело блистать при здешнем дворе.


Болеслав и Марта облегченно вздохнули, когда закончилась аудиенция. Хотя Клара Мария и не смогла совсем удержаться от разговоров, её шутка явно пришлась королю по вкусу, и он смотрел на маленькую принцессу с симпатией. Для Карла Густава, судя по всему, появление у него ещё одной сестры стало шоком. Герцогиня Катарина вроде бы тоже отнеслась к ним без вражды, но все равно, они были рады откланяться и вернуться на постоялый двор.

– Като, отчего ты не захотела оставить Клару Марию при себе? – спросил король, оставшись с сестрой наедине. – Кажется, она весьма мила!

– Слишком мила, Ваше Величество!

– А мне она понравилась – эдакая маленькая амазонка!

– Две амазонки!

– Ты про её мать? А ведь верно, госпожа Рашке весьма импозантна в мужском наряде.

– Вот и возьмите их к себе.

– Ха-ха-ха, а ведь ты ревнуешь!

– Вот еще, – фыркнула Катарина. – Да, она моложе, и чего уж там, свежее меня, но я – дочь короля, а она – всего лишь мелкого бюргера. Но дело не только в этом, Ваше Величество.

– А в чем же?

– Видишь ли, братец, – задумчиво сказала герцогиня, – я тут говорила с этим русским митрополитом, кстати – весьма приятный господин, хоть и не слишком просвещенный. Так вот, он вскользь упомянул о некоем мальчике, весьма хорошо говорившем на языке московитов.

– Каком ещё мальчике?

– Там был только один ребенок.

– Ах да, принцесса ведь была в мужском платье. Прости, сразу не сообразил. Но что тебя беспокоит?

– Не разочаровывай меня, Густав!

– Но я все же не понимаю…

– О, Господи, и это король нашей бедной Швеции!

– Прекрати, пожалуйста.

– Ладно, слушай. Иоганн Альбрехт правит в Москве, а я с детьми, по ряду причин, вынуждена оставаться вдали от него. Так?

– И что?

– Ничего, просто бывшая любовница и нажитая вне брака дочь усиленно изучают язык его подданных. Ты ведь не думаешь, что выучиться говорить по-московитски слишком уж просто?

– Это точно, – посерьезнел король, который сам хоть и не говорил по-русски, но достаточно хорошо понимал их речь.

– И скажи мне на милость, к чему они готовились?

– А госпожа Рашке тоже знает русский?

– Наверняка, просто в отличие от дочери, умеет держать свои знания при себе.

– Ты думаешь, эта Марта не так проста, как кажется?

– Возможно, и нет, но вот моя свекровь – та еще интриганка!

– Да уж, герцогине Кларе Марии палец в рот не клади…

– Теперь ты понимаешь, почему я не хочу видеть новоявленную «принцессу» и её мать рядом с собой? И уж тем более, брать с собой в Москву. Думаю, мне хватит там хлопот и без них!

– Что же, поступай, как знаешь, – пожал плечами Густав Адольф. – Возможно, ты права.

– Лучше скажи мне, что ты собираешься делать с Юленшерной?

– Даже не знаю, – с досадой отозвался король. – Он пропал с того самого момента, как произошел обмен Риги на Новгород. Там между ним и твоим мужем произошла какая-то темная история. Причем, как мои люди ни старались, подробностей они так и не выяснили. Ходили самые разные слухи – даже что он женился, и бежал в Данию. Но при тамошнем дворе он точно не появлялся.

– Опять Дания! – поморщилась Катарина.

– Да уж, король Кристиан любит везде совать свой нос. Но я, хоть убей, не пойму, для чего ему лезть к вам в Мекленбург?

– Все просто, он считает Иоганна Альбрехта виновником своего поражения в Кальмарской войне и желает отомстить. К тому же, ему отчего-то кажется, что весь Нижнесаксонский имперский округ – его вотчина и никак не может смириться со своей потерей.

– О чем ты?

– О прежнем герцоге Вольфенбюттеля – Генрихе Юлии и его сыне Фридрихе Ульрихе.[19]

– Тех, что погибли при осаде вольного города Брауншвейга?

– Именно, ведь Генрих Юлий был женат на родной сестре Кристиана. После трагической кончины отца и сына, владения средней ветви Вельфов перешли к Данненбергам, то есть Юлию Эрнсту и Августу Младшему. Первый получил Каленберг-Геттинген, а мой будущий свекор – Вольфенбюттель.

– Да уж, не повезло датчанину, – усмехнулся король. – Клара Мария имеет большое влияние на мужа и ни за что не даст в обиду своего сына.

– Возможно, но мой муж так и остался её единственным ребенком, а двух детей Августа Младшего забрал к себе Господь. У Юлия Эрнста тоже пока нет сына, и если они так и не появятся, то все владения старшей ветви Вельфов перейдут Люнебургам, а с ними он в родстве через свою тетку – Доротею Датскую. В общем, если он им поможет, то они могут и поддержать его притязания на Мекленбург.

– Братья еще не так стары, – с сомнением покачал головой Густав Адольф. – К тому же, император не потерпит этой аннексии.

– А зачем Кристиану присоединять герцогство к Дании? У него много детей, в том числе и внебрачных. Найдется, кому занять Шверин и Гюстров, образовав новую династическую линию.

– Будь уверена – я не допущу этого!

16

Сохранить инкогнито юной Мекленбургской принцессы все же не получилось. Возможно, проболтался кто-то из слуг, возможно, что-то пронюхали бранденбургские придворные, но вскоре весь двор узнал, что падчерица герцогини Катарины находится в Берлине. В общем, чета курфюрстов намекнула, что хотели бы познакомиться с Кларой Марией и отказать им в этом было никак невозможно.

Волей-неволей, Шурке с матерью пришлось заняться своим гардеробом. Но если Марте достаточно было пары простых платьев, то принцессе было так легко не отделаться. Тут к ним, как ни странно, пришла на выручку бранденбургская маркграфиня Анна. Узнав о сложившейся ситуации, она пригласила юную Клару Марию к себе и предложила воспользоваться услугами её придворных портних.

И вот теперь принцесса стояла с покорным видом на высоком и неуклюжем табурете, чувствуя себя при этом полной дурой. Наряд, вправду сказать, был настолько же шикарен, сколь и неудобен. Богато украшенный шитьем корсаж стискивал тело не хуже тисков. Пышная юбка на жестких фижмах позволяла передвигаться лишь чинными, маленькими шажками. Слава богу, из уважения к Густаву Адольфу, обошлись хотя бы без огромного гофрированного воротника, поскольку в Швеции эту деталь одежды не жаловали.

В добавок ко всему над ней предварительно поработал придворный куафер[20], и вместо привычных косичек на голове Шурки было устроено нечто среднее между шиньоном и вавилонской башней. Венчала это сооружение маленькая корона – подарок мачехи.

Не могу не признать, принцесса – так вам гораздо лучше! – заявила присутствующая при примерке герцогиня Катарина.

– Действительно, получилась весьма мило, – поддержала её скрипучим голосом руководящая процессом Анна Прусская.

Суетящиеся вокруг портнихи и служанки немедля выразили полное согласие с их словами, и только мнения самой Клары Марии никто спрашивать не собирался, а уж ей, поверьте, имелось, что сказать по этому поводу герцогине с маркграфиней.

Было трудно найти двух более непохожих женщин, чем эти две владетельные дамы, но, тем не менее, они быстро сошлись. Анна и в молодости была на редкость некрасива, но прусскую принцессу в восемнадцатилетнем возрасте выдали замуж за сына бранденбургского курфюрста. Её отец был душевнобольным, да и муж, мягко говоря, не блистал интеллектом. Но зато у самой маркграфини в достатке было и ума и характера, и она не стеснялась демонстрировать и то, и другое. Злые языки говорили, что она даже поколачивала своего супруга, когда тот злоупотреблял горячительными напитками и нес ахинею под их воздействием.

Катарина, напротив, была довольно миловидна и умела ладить с окружающими её людьми. Отец долго не мог найти ей подходящую партию и, в конце концов, выдал за живущего при его дворе мелкого германского князя. Но скоро, невероятным вывертом судьбы, Иоганн Альбрехт стал единственным властителем Мекленбурга, да плюс к тому, его выбрали царем в далекой и непонятной Московии, про которую много кто слышал, да мало кто знал.

В общем, пока её муж странствовал по свету и совершал подвиги, о которых любили посудачить завсегдатаи пивных, шведская принцесса освоилась в его владениях и крепко взяла в руки бразды правления герцогством.

Таким образом, несмотря на все несходство характеров и внешности, Катарина и Анна были женщинами умными, властными и не собирались ограничивать свои интересы к «Kinder, Küche, Kirche»[21]. А выбор наряда для незаконнорожденной дочери Иоганна Альбрехта был лишь поводом собраться без лишних глаз и обсудить кое-какие детали.

– Как ваши девочки восприняли сватовство моего брата? – осведомилась герцогиня Мекленбургская.

– Мария Элеонора счастлива, Анна София бесится, а Екатерина втихомолку смеется над ними обеими!

– Сказать по правде, я немного удивлена выбором Густава Адольфа. Ваша старшая дочь и характером, и умом определенно превосходит среднюю.

– Вам ли не знать, моя дорогая, что мужчины не очень-то любят умных женщин!

– Это верно, – мягко улыбнулась Катарина.

– Ну, кажется – готово, – с удовлетворением заявила маркграфиня, увидев, что портнихи окончили работу. – Снимите Её Светлость с табурета!

Оказавшись на полу, Шурка сделала несколько неуверенных шагов, затем повернулась и вопросительно посмотрела на мачеху.

– Весьма недурно, – заключила та. – Теперь Вас можно предъявить обществу.

– И оно будет в восторге! – согласилась с ней Анна Прусская.

– Тут есть зеркало? – неуверенно спросила Клара Мария.

– Разумеется, – отвечала хозяйка, и сделал знак служанкам.

Шурка с любопытством посмотрела на свое отражение и, неожиданно для себя, осталась довольна увиденным. Раз уж торжественного приема не избежать, то лучше предстать перед собравшимися при полном параде, не так ли?

– Надобно пригласить живописца, с тем, дабы он написал ваш портрет, – заявила маркграфиня, после того, как девочка вдоволь на себя полюбовалась.

– Зачем? – удивилась Клара Мария.

– Ну, хотя бы послать вашему отцу.

– Это что же, позировать придется?

– Разумеется.

– Иоганн Альбрехт, вне всякого сомнения, будет очень рад! – хмыкнула герцогиня и выразительно посмотрела на высокопоставленную подругу.

– Решено, завтра же мы дадим знать местным художникам, и выберем из них лучшего!

17

После того как владетели Бранденбурга узнали о приезде принцессы, ей выделили соответствующие её положению апартаменты. Увы, этот статус, с их точки зрения, был не слишком высок, поэтому простором и роскошным убранством они не отличались. Сказать по правде, в гостинице им с матерью было как бы не удобнее, но отказаться от гостеприимства было никак не возможно. Выделенная Кларе Марии комната была узка, темна и находилась далеко от покоев хозяев и герцогини, так что для участия в церемониях ей приходилось идти через весь дворец.

Марте была предоставлена возможность жить вместе с дочерью, но её пребывание было обставлено значительным количеством неудобств. Тем не менее, с ними приходилось мириться, надеясь лишь, что герцогиня Катарина не станет гостить в Берлине слишком уж долго.

Болеславу было проще – он поселился вместе с братом, благо, тот путешествовал без супруги. Перед самым отъездом выяснилась, что баронесса Регина Аделаида находится в тягости и потому герцогиня велела ей оставаться в Гюстрове.

Поскольку принцесса прибыла без приличной её положению свиты, представили её ко двору без всякой помпы. Труд этот взял на себя сам король Густав Адольф, отрекомендовавший Клару Марию как свою племянницу. Наученная матерью и прежним горьким опытом, Шурка старательно держала язык за зубами, приветливо всем улыбалась и всячески демонстрировала благовоспитанность и дружелюбие. Это принесло свои плоды и вскоре на неё перестали коситься как на неведомую зверушку. Впрочем, она была не первым и не последним незаконнорожденным отпрыском владетельной особы, признанным своим родителем и введенным, таким образом, в высший свет.

Однако не обошлось и без эксцессов. Митрополит и думный дьяк каждый божий день являлись к герцогине как на службу. Собственно, для них это и была служба. Филарет, быстро сообразив, что Катарина созрела для переезда в Москву, развел бурную деятельность. Во-первых, он взялся посвятить свою будущую государыню в особенности русских обычаев, неписаных законов и прочие тонкости, неизвестные большинству иностранцев. Во-вторых, велел Луговскому составить подробную справку о государственном устройстве Московского царства. И в-третьих, занимался своими прямыми обязанностями, то есть, объяснял герцогине и её детям суть православия и его догматы.

И вот тут они с Шуркой снова встретились. То есть, первым её узнал Луговской и побежал докладывать митрополиту.

– Прости, Владыко, недоглядел! – завопил тот и бухнулся в ноги.

– Что случилось?

– Помнишь отрока чудного, что мы в дороге встретили?

– Сашку-то?

– Ага!

– И чего с ним?

– Не отрок это вовсе!

– А кто?!

– Девица!

– Как это?

– Вот тебе крест, не ведаю! А только видел, как она шла в женском летнике[22], да волосы длинные и в косы убраны!

– Хм…

Филарет нахмурился, но гневаться не стал, а только задумался, видимо, что-то про себя прикидывая.

– Владыко, ты вроде и не удивился? – осторожно спросил дьяк, озадаченный его реакцией.

– А чего тут дивиться? – пожал плечами митрополит.

– Да как же это?!

– Ох, Фролушко, ты вроде там был и все видел. Неужто тебе самому ничего странным не показалось?

– Да, как тебе сказать, чудные они, конечно, так ведь немцы! Что с них взять?

– Охти мне! Ну, сам посуди, отрок сей – одет был как простец, а люди, что с ним были, явно из шляхты. Но держался он с ними вровень, как со своими. Так?

– Истинно так, Владыко!

– Опять же, паренек хоть и почтителен был, а шапку не ломал. Я-то поначалу думал, что от испугу, но вишь, как все обернулось! Стало быть – волосы под ней прятал!

– И верно…

– А теперь говори, где ты видел девицу-то эту?

– Дык, с царевичем и царевной…

– Ишь ты, выходит, высокого роду Сашка эта… Чего не спросил-то, кто такова?

– Да как тут спросишь, по-нашему то один Фангрешев складно говорит, дак он при государыне, а у прочих разве дознаешься? Твердят, что твои истуканы: – «нихт ферштейн!» Тьфу, окаянные!

– А у самой?

– У кого – самой? – не понял дьяк.

– Ну, у девицы, – терпеливо пояснил Филарет. – Покуда она в портках бегала, по-русски то куда как складно говорила, нешто ты думаешь – в юбке разучилась?

– Ох, – сокрушенно вздохнул Луговской. – Не подумал я! Да и, говоря по совести, не признал сразу. Они мимо проходили, дак я кланяться стал, потом поднял голову, а она смеется. Кабы не усмешка эта, так и не признал бы!

– Ну что же, – остался невозмутимым митрополит, – пойдем, потолкуем. Глядишь, и дознаемся до правды, почто это девка отроком вырядилась… А может – наоборот!

Решив так, они прямиком направились в комнату, где обычно находились дети герцогини.

Прежде Карл Густав с Петером так и норовили куда-нибудь улизнуть под благовидным предлогом, оставив Евгению на попечение нянек. Но теперь они чаще проводили время вместе, и причиной этому была Клара Мария. Конечно, она бы и сама была рада сбежать с ребятами и поиграть с ними на воле, но приходилось сдерживать себя. Поэтому Шурка каждый раз старалась придумать новое развлечение и увлечь им своего брата и его приятеля. Для начала хорошо подошли уже знакомые принцу и принцессе жмурки, а также салки и прятки. Хотя бегать в длинном платье было не слишком удобно, а прятаться особо негде, но, тем не менее, детям было весело.

Затем пришел черед настольных игр. Один из столиков в отведенных для них апартаментах, очевидно, был предназначен для игры в шахматы. Во всяком случае, инкрустация на нем была в виде шахматной доски. Фигур у них не было, но принцесса нашла выход: собрав в парке желуди и каштаны, она предложила использовать их, и научила остальных играть в шашки. Эта новое развлечение так увлекло Карла Густава и Петера, что они довольно быстро превзошли свою учительницу и стали её побеждать. И тогда она поведала им про наиболее продвинутый и интеллектуальный вариант игры – «В Чапаева».

Когда митрополит зашел к детям, Шурка как раз заканчивала разгром брата, выбив ловким щелчком последний желудь с доски. Проигравший принц тер лоб, готовясь получить положенную порцию щелбанов. Петер напряженно размышлял на тему предстоявшего реванша, а маленькая Женя смеялась и хлопала в ладоши. Ей, вообще, всё больше и больше нравилась её новая сестра, тем более что та пообещала сделать для неё какую-то невиданную до сих пор куклу.

– Мир вашему дому! – поздоровался Филарет.

Дети тут же прекратили играть и недоуменно посмотрели на вошедшего. Но иерарх русской церкви, нимало не смутившись таким приемом, подошел к Карлу Густаву и благословил, перекрестив тому макушку и положив на голову руку. Затем проделал тоже самое с Евгенией и, наконец, обернулся к Шурке. Та помялась под его внимательным взглядом, но, так и не решив, как себя вести, приняла независимый вид.

Романов не знал немецкого, а принц – русского языка, поэтому обычно при их встречах присутствовал фон Гершов, выступавший в качестве переводчика. Но сейчас его не было и роль толмача пришлось взять на себя Шурке. Митрополит, ни словом не обмолвившись, что знает девочку, принялся расспрашивать Карла Густава и Евгению – хорошо ли они почивали и много ли усвоили из его прежних поучений. Надо сказать, что он не слишком докучал детям с Законом Божьим, чем в их глазах выгодно отличался от епископа Глюка. Было это, впрочем, не от небрежения пастырем своими обязанностями, а от понимания, что без знания языка он мало чего добьется, и нежелания торопить события.

Принц, донельзя удивленный, что его новоявленная сестра так хорошо знает русский язык, отвечал вполне толково и со знанием дела. Похоже, он действительно понимал, о чем речь, чего никак нельзя было сказать о переводившей ему сестре. Во всяком случае, митрополит остался доволен и благословил всех присутствующих, кроме Клары Марии. Та, наконец, поняла, в чем дело и, опустив очи долу, повинилась:

– Простите, Владыко, за обман.

– Бог простит, чадо! – строго отвечал он ей. – Почто хоть скоморошествовала?

– Получилось так, Ваше Преосвященство. Напали на нас дорогой, да почти всех, кто с нами был, убили. Бежать пришлось, а чтобы скрыться – переоделись.

– Ишь как! А чего это тати напали на вас, и, вообще, ты – чьих будешь?

– Клара Мария меня зовут. Клара Мария Мекленбургская. Дочь я Иоганна Альбрехта, то есть Государя Ивана Федоровича.

В глазах иерарха русской церкви быстро промелькнул целый сонм разных эмоций – от недоверия до понимания. Наконец, придя к какому-то умозаключению, он спросил:

– А Мартин?

– Матушка это моя – Марта Рашке. Она родила меня еще до того, как мой отец на Катарине Шведской женился.

– Стало быть, ты – царевна?

– Царевна у нас – Евгения, Владыко, а я так…

– Что место свое знаешь – хорошо, – задумчиво проронил Филарет. – Слышал я про то, что государь тебя признал. По нашим законам неправильно сие, да тут не Русь-матушка, стало быть, отцу твоему виднее. Ступай, чадо, нет на тебе греха! Однако же отныне, каждое утро, в обед, и перед сном читай трижды «Верую», «Отче наш» и «Богородицу», да моли Господа, о прощении грехов отца твоего! А я тебя тропарю с кондаком[23] поучу, что бы ты веру нашу постичь могла, да брата с сестрой при нужде наставить.

– Владыко, – осторожно заметила Шурка, чьи запасы смирения стали истощаться, – я, вообще-то – лютеранка!

– Была бы ты православная, раба Божья, и сотней молитв не отделалась, – спокойно парировал митрополит, и, широко перекрестив девочку, вышел.

18

Через несколько дней в Берлин примчались гонцы из Вольфенбюттеля от герцогини Клары Марии. Венценосная бабушка очень беспокоилась о судьбе пропавшей внучки и её поисками занялись всерьез. Благо, что Старый Клаус рассказал, в каком направлении её следует искать. По этому поводу, Шурку снова одели в парадное платье и в присутствии четы курфюрстов и герцогини Катарины предъявили посланцам. Король Густав Адольф, призываемый государственными делами, уже отбыл и не смог принять участие в этой церемонии, но и без него общество собралось более чем представительное.

– С глубоким прискорбием узнали Мы об ужасном несчастии, произошедшем со свитой принцессы Мекленбургской! – не терпящим возражений тоном заявила Катарина Шведская гонцам. – Поскольку виновные в этом злодеянии еще не найдены, Мы берем означенную принцессу Клару Марию под свою защиту и покровительство. Мы сами позаботимся о вступлении её в права владения пожалованными ей Нашим благородным супругом землями и городом Ивенаком.

Гонец и не подумал ей возражать, да и кто бы его стал слушать в такой ситуации. Удостоверившись в том, что любимая внучка госпожи жива и здорова, он получил запечатанные письма, после чего откланялся. Бывшая камеристка захотела кое-что передать ему для Брауншвейгской герцогини и вышла вслед за ним. Мачеха завела разговор с маркграфиней Анной, курфюрст тоже куда-то удалился, и Шурка оказалась предоставленной сама себе.

Стоять разряженной как кукла посреди зала было не слишком удобно, и она сочла за благо незаметно выскользнуть и отправиться к себе, в надежде, что найдет кого-нибудь из служанок, и те помогут ей переодеться. Вообще, с прислугой частенько случались проблемы. Они прекрасно понимали двойственность положения незаконнорожденной принцессы и всячески старались её избегать. Причем, касалось это как служащих Бранденбургских курфюрстов, так и людей из свиты герцогини Катарины. Разумеется, прямой приказ выполнили бы и те, и другие, но вид у них при этом был такой, будто они дают милостыню безродной побирушке. Всё это было так унизительно, что Марта с дочерью старались обходиться своими силами и не обращаться лишний раз за помощью.

Идти нужно было по довольно длинной галерее и девочка, подобрав подол, решительно двинулась вперед. Обычно в это время здесь никого не было, и Шурка шла быстрым шагом, можно даже сказать – бежала, не слишком оглядываясь по сторонам. Возможно, поэтому она не сразу заметила идущую ей навстречу женщину и едва не налетела на неё.

– Что это значит?! – немного визгливо воскликнула та, но потом, увидев, с кем столкнулась, сбавила тон. – Ах, это вы… Принцесса… Не ожидала застать вас в таком месте.

– Госпожа Анна София? – узнала её девочка. – Простите мне мою неловкость, я тоже не думала, что здесь кто-то есть.

– Но что вы вообще здесь делаете?

– Прием окончился, и я иду к себе.

– Одна?

– Моя матушка занята, а остальным не до меня.

– Знакомое чувство, – горько усмехнулась дочь курфюрста, но потом, будто спохватившись, что проявила недостойные аристократки чувства, вздернула нос, и хотела было идти дальше, но принцесса остановила её неожиданным вопросом:

– Вы плакали?

– Что?!

– У вас глаза красные и следы слез на щеках.

– Ах, вот вы про что. Нет, это просто… какое вам дело?

– Никакого, – пожала плечами девочка. – Но мне показалось, что вам плохо и одиноко, раз уж вы плачете. Я могу вам помочь?

– Да, – неожиданно для самой себя призналась Анна София, – мне плохо и одиноко, но вряд ли мне может помочь такая, как вы…

– Приблудная?

– Я так не говорила!

– Но подумали. Бросьте, я прекрасно знаю, что люди говорят за моей спиной, тем более, что они частенько делают это в лицо.

– Я вовсе не хотела вас обидеть.

– А я и не обижаюсь. Так кто тот негодяй, что довел Вашу Светлость до слез?

– Но почему вы решили, что в этом виноват мужчина?

– Ну, было бы довольно глупо плакать вам из-за женщины!

– А вы и впрямь – забавная!

– Обхохочешься! Так кто?

– Зачем вам это знать? – вопросом на вопрос ответила Анна София.

– Для опыта. Просто я еще в детстве решила, что ни один самодовольный индюк в штанах никогда не доведет меня до слез!

– В детстве? Занятно!

– Хорошо, я вам сама расскажу, а если я в чем-то ошиблась, то вы меня поправите. Итак, вам хуже горькой редьки надоел отчий дом, и вы были бы очень рады его покинуть. К сожалению, единственный способ для этого – выйти замуж, а с этим вам хронически не везет. Жених, с которым вы были обручены в детстве, погиб, королевич Владислав очень не нравится вашей благородной матушке, а мой венценосный дядя выбрал вашу сестру. Так?

– Что-то вы подозрительно хорошо осведомлены!

– Что поделаешь, издержки происхождения. Для ваших служанок я – пустое место, но при этом они ужасно болтливы.

– Вы всего пару дней при нашем дворе… что, неужели эти мерзавки так бесстыдно всё это обсуждают?!

– Ещё и не так. Но это не важно. Лучше скажите, вам правда нравится кузен моей мачехи?

– Ну, я его очень давно не видела, – смутилась дочка курфюрста. – Можно сказать, с детства. Но нам присылали его портрет и на нем он такой…

– Красавчик? – уточнила Шурка. – Смело делите увиденное на три! Наверняка художник безбожно польстил ему.

– Вы думаете?

– Уверена! Но в любом случае, он сын короля и, с большой вероятностью, сам – будущий король. Я слышала, в Польше любят красивую жизнь, балы и всё такое прочее. Так что там всяко будет веселее, чем в Берлине.

– Моя матушка и слышать не хочет о его кандидатуре.

– Но ведь его отец – сюзерен Пруссии, не так ли?

– Да, но он…

– Не проявляет настойчивости?

Ответом был лишь тяжелый вздох и красноречивое молчание. Принцесса некоторое время смотрела на Анну Софию с сомнением, а потом решилась:

– А вы напишите ему!

– Как?!

– Пером, Ваша Светлость. Ему сейчас, наверняка, грустно. Войну он проиграл…

– Вашему отцу!

– Угу, у моего батюшки просто дар – делать других несчастными. Но о поражении вам писать как раз не надо. Лучше напишите, что восхищаетесь его благородством, храбростью… Что он – цвет рыцарства, наконец!

– Вы тоже так думаете? – оживилась девушка.

– Нет, конечно, но ему-то об этом – зачем знать?

– Невероятно!

– Да все нормально! Как бы вы не похвалили мужчину, он с готовностью примет это на свой счет, так уж они устроены.

– Но что мне это даст?

– Ну, если он и впрямь полагает себя рыцарем, то ему страсть как хочется победить дракона и освободить прекрасную даму. С драконом у него, правда, промашка вышла, но станьте дамой его сердца, и он горы свернет по пути к вам!

Анна София, раскрыв рот, слушала откровения мекленбургской принцессы, на какое-то время забыв о её возрасте. Какие-то суждения показались ей не лишенными смысла, другие просто были повторениями ей тайных чаяний, третьи настолько поразили её своей оригинальностью, что она поневоле к ним прислушалась.

Старшая дочь курфюрста была натурой страстной и увлекающейся. Её душа и сердце требовали действия, а положение диктовало необходимость покорности и смирения. Совмещать это было трудно, и она тщательно скрывала от других свои мысли. И вдруг – маленькая девочка так спокойно и здраво рассуждает о том, о чем она и думать боялась, не то, что говорить. Тут было о чем задуматься. В смятении она дослушала Клару Марию и отправилась к себе. Слезы её высохли, а в глазах зажегся огонь.

Шурка проводила Анну Софию скептическим взглядом и продолжила свой путь. Оказалось, что пока она беседовала с девушкой, Марта успела вернуться и ждала дочку в комнате.

– Где ты была? – встретила она её вопросом.

– Этот дворец такой большой, – пожала плечами принцесса. – Я просто немного заплутала. А что ты сказала гонцу?

– Что с нами всё в порядке и передала письмо для твоей бабушки. А теперь давай переодеваться, пока ты не измяла свой наряд. Он тебе еще пригодится.

Девочка покорно стояла перед матерью, давая ей возможность расстегнуть крючки, а кое-где и распороть нитки, а затем выскользнула из платья и, оставшись в одной сорочке, пошлепала к обычной одежде. «Что-то меня опять потянуло устраивать чужую личную жизнь» – запоздало подумала она. – «Может, мне брачное агентство открыть?»


Маркграфиня не забыла о своей идее заказать портрет принцессы Клары Марии и немедленно занялась поисками достойного живописца. Увы, художников в Берлине было не так много, а хороших и того меньше. Заезжих мастеров из Голландии в это время тоже не случилось, но тут на помощь пришел случай. В столице Бранденбурга проездом оказался Генрих Болланд, возвращавшийся из Кенигсберга, где только что закончил работу над портретом герцога Альберта Фредерика, к себе в Байрейт.

Он, можно сказать, был придворным художником прусского герцогского дома и, попав в Берлин, не мог не зайти во дворец, чтобы засвидетельствовать своё почтение дочери своего сюзерена.

– Как хорошо, что вы зашли, мастер, – обрадовалась Анна. – У меня есть для вас маленькая просьба.

– Ваши желания – закон для меня, – почтительно поклонился Болланд. – Вы, Ваша Светлость, вероятно, хотели бы заказать свой портрет?

– Верно, но не свой.

– Тогда чей?

– Посмотрите, мастер, вон туда.

– На детей?

– Да.

– А кто это?

– У нас гостит герцогиня Мекленбургская Катарина…

– Это дети Странника?

– Именно.

– Я слышал, при их дворе часто работали многие знаменитые голландцы.

– Это верно, мой друг, я даже слышала, что Катарина Шведская приглашала самого Абрахама Блумарта, чтобы тот написал портреты принца Карла Густава и принцессы Евгении. Но посмотрите внимательнее на старшую девочку. Да-да, на ту, которая играет со щенком.

– И кто же она?

– Это старшая дочь Иоганна Альбрехта – Клара Мария, родившаяся еще до того, как он женился на дочери шведского короля.

– Подождите, это та самая принцесса, о чудесном спасении которой от разбойников нынче толкуют на всех углах Берлина?

– Да, мастер, и я хотела бы, чтобы вы написали её портрет. Разве вас не прельщает возможность бросить вызов знаменитому голландцу?

– Вы искушаете меня, Ваша Светлость!

– Так мы договорились?

– Вы еще спрашиваете!

Живописец с энтузиазмом принялся за дело и для Шурки наступили тяжкие времена. Теперь каждый день ей приходилось по нескольку часов позировать мастеру Болланду. Ситуация усугублялась тем, что герцогиня Катарина собиралась как можно скорее покинуть Берлин, с тем, чтобы начать подготовку к переезду в Москву. Однако, не желая обижать гостеприимную хозяйку, она всё же согласилась задержаться на несколько дней, необходимых для работы придворного художника.

– Ваша Светлость! – старался урезонить принцессу Клару Марию мастер. – Не могли бы вы не шевелиться? Иначе ваше изображение будет далеко от идеала.

– Могу себе представить, – хмыкнула Шурка.

– Вот и стойте смирно.

– Слушаюсь и повинуюсь!

– Нет, это решительно невозможно! – всплеснул руками портретист, когда его модель в очередной раз дрогнула. – Вы ни секунду не желаете находиться на месте…

– Простите, мастер, – повинилась девочка, – но мне ужасно трудно стоять подобно истукану. Кстати, можно мне посмотреть на вашу работу?

– Смотрите, – пожал плечами художник – довольно почтенного вида дяденька примерно сорока лет от роду.

– Это что же, – изумилась непоседа, – вы только-только начали моё лицо?

– Разумеется! Мне от вас больше ничего не нужно. Для того чтобы написать платье, я найду более спокойную натурщицу. Пока же я напишу эскиз с вашим лицом, а позже перенесу его на основное полотно.

– Неужели у меня такой глупый и напыщенный вид? – снова нашла к чему придраться непоседа.

– Это парадный портрет, моя госпожа. Вам полагается быть на нем важной и величавой, как это подобает принцессе!

– Скука смертная!

– О майн Готт! – застонал Болланд и счел за лучшее выйти, чтобы дать себе время немного успокоиться.

Оставшись одна, Клара Мария стала с любопытством разглядывать рисовальные принадлежности, разложенные вокруг. Кисти, краски, палитру. Особое её внимание привлек лежащие отдельно листы твердой бумаги – почти картона, и несколько заостренных углей, заменявших мастеру карандаши.

В своей прежней жизни Шурка очень хотела научиться рисовать, но в селе, где они жили с мамой, не было не то что студии, но даже самого захудалого кружка. Собственно, как и учителя рисования в школе, ставку которого подменял обычно кто-то из других учителей, а потому большинство её выпускников могли нарисовать разве что дом с трубой. Но юную художницу это не остановило и бумаги, с помощью карандашей, краски и фломастеров, она перепортила столько, что мать только за голову хваталась.

Так что, когда она поступила в техникум, (дать обеим дочерям высшее образование – было для их семьи неподъемной задачей) одним из наиболее трудных предметов для неё было черчение. Но, как говорится, терпение и труд всё перетрут, и она, хоть и с немалыми усилиями, но освоила эту нелегкую науку.

А дальше на помощь пришел случай. Как и многие студенты, она старалась летом хоть немного заработать, а потому не чуралась никакого дела. Однажды ей предложили заняться ремонтом и она, недолго думая, согласилась. Вместе с компанией из таких же студентов, она ходила по квартирам и частным домам, в которых красили стены, клеили обои и вообще делали всё, что потребуется. И вот в один прекрасный день, когда заказ на ремонт уже был, а материалы еще не привезли, она, шутки ради, расписала одну из стен остатками имевшейся у неё краски. Компаньоны не обратили на эти художества особого внимания, поскольку стены все равно предстояло предварительно подшпаклевать, а затем грунтовать.

Но стройматериалы на сей раз привез не бригадир, а сам хозяин и ему неожиданно понравились Шуркины художества. Недолго думая, он сговорился с юным дарованием, чтобы та раскрасила по окончании черновой отделки его студию. Та согласилась и, неожиданно для себя, заработала довольно солидные для неё деньги. Потом был еще заказ, потом еще, и приработок едва не стал основной профессией. В какой-то момент, она даже собиралась бросить учебу, и, если бы не старшая сестра, непременно сделала бы это. Но Алена всегда умела трезво смотреть на вещи и смогла убедить её в необходимости завершения образования.

Все эти сцены из прошлой-будущей жизни так ярко промелькнули перед глазами девочки, что она не смогла удержаться и взялась за уголек. Глаза её затуманились, рука неожиданно обрела силу и она начал размашистыми движениями покрывать бумажный лист легкими штрихами.

– Что это вы делаете, сударыня? – вернул её к реальности голос мачехи.

Оказывается, потерявший всякое терпение живописец, выйдя из залы, встретился с герцогиней и, недолго думая, выложил ей всё, что у него накопилось по отношению к юной принцессе. Та немедленно отправилась вслед за ним, а за ней увязались и Карл Густав с Петером, изрядно заскучавшие после того, как остались без компании Клары Марии.

– Простите, Ваше Королевское Высочество, – испуганно воскликнула девочка. – Я просто немного…

– Не проявили усидчивости, не так ли, Ваша Светлость? – саркастически продолжила ей фразу Катарина Шведская. – Да будет Вам известно, что только желание закончит портрет удерживает меня в Берлине и заставляет злоупотреблять гостеприимством курфюрста и его семьи! И потому я нахожу недопустимым…

– Матушка, но это же прекрасно! – неожиданно прервал её сын, увидевший рисунок.

– Что?!

– Ну, посмотрите, Ваше Высочество, разве это не прелесть?

Герцогиня с недоумением уставилась на листок картона и черты лица её смягчились. На рисунке был изображен мальчик, в схематичных чертах которого было легко узнать принца, игравшего со щенком. Несмотря на незаконченность жанровой сценки, в ней чувствовалась экспрессия и какая-то необычайная легкость. Вроде бы всего несколько скупых штрихов сумели показать улыбку мальчика, игривость щенка, так что даже суровая шведская принцесса не смогла остаться равнодушной.

– Как давно Вы, Ваша Светлость, получаете уроки рисования? – сдержано спросил Болландт, мигом оценив работу.

– Я?! Простите, я больше не буду… – совсем смутилась Шурка, и, густо покраснев, готова была сквозь землю провалиться. – Да я вообще, первый раз…

– Ну, конечно, – хмыкнула Катарина. – И на языке московитов, вы, судя по рассказам вашей матушки, тоже заговорили совершенно неожиданно!

– Но я действительно…

– Если мне будет позволено? – почтительно вмешался художник.

– Да, мастер! – кивнула герцогиня.

– Очень может быть, что с принцессой и впрямь не занимался хороший художник. Посмотрите – движение упирается в край листа, кисть руки непропорциональна голове, а собака и вовсе парит в воздухе. У Её Светлости, зоркий глаз и твердая рука, но перспективе и композиции её не учили. Весьма вероятно, она имела возможность наблюдать за работой какого-нибудь графика при дворе её благородной бабушки и, сколько могла, подражала ему. Однако у неё, несомненно, есть талант! И было бы неплохо, чтобы она его развивала, разумеется, под руководством умелого мастера!

– Вы полагаете это занятие приличным для принцессы? – высоко подняла брови Катарина.

– Разумеется! – оскорбился мастер. – Я ведь не предлагаю ей красить стены…. А писать картины – весьма почтенное искусство, и многие высокородные господа – не чураются его!

– Ну, хорошо, – смягчилась мачеха. – Мы подумаем над этим предложением! Но, теперь я хочу знать, как скоро вы завершите свою работу?

– Ваше Королевское Высочество, – низко поклонился живописец. – Еще один-два сеанса и если Её Светлость проявит хоть немного усидчивости, и я закончу работу вчерне. Остальные детали я смогу дописать и в Ваше отсутствие, после чего сочту за честь предоставить свой труд на Ваш суд.

– Что же, это – добрые новости! В таком случае заканчивайте вашу работу и не теряйте времени. Весьма скоро я отправлюсь в Московию и если вы, мастер, хотите получить причитающуюся вам плату – поторапливайтесь!

– Конечно-конечно! – рассыпался тот в поклонах, и с удвоенной энергией принялся за дело.

Оставшееся до конца сеанса время Клара Мария провела под зорким присмотром герцогини и её свиты, а потому стояла, не шелохнувшись, как статуя. Когда же мастер закончил с работой и принялся собирать принадлежности, Катарина Шведская, сделав принцессе знак следовать за ней, величаво вышла из залы, снисходительно заявив:

– Как это ни странно, но из вас может получиться толк!

– Государыня, – набралась нахальства Шурка. – А отчего с моим портретом такая спешка? Гер Болландт спешит так, будто за ним волки гонятся!

– Да он-то тут при чём? – усмехнулась мачеха. – И дикие звери его тоже не подгоняют. Просто мастер на службе у Гогенцоллернов и Анна Прусская хочет извлечь немного выгоды из вашего неожиданного визита.

– Простите, Ваше Королевское Высочество, но я Вас не совсем понимаю.

– Всё просто. Пока я буду собираться в Москву, она перешлет эту мазню Иоганну Альбрехту, и, будьте покойны, он отблагодарит её совершенно по-царски! Хорошие меха всегда в цене, а тут дело пахнет не одним sorok соболей – так московиты называют мешок со шкурками.[24] Да, милочка, новая земля вашего отца столь же богата пушниной, сколь скудна железом и другими металлами.

– Так вот для чего она заказала портрет! – воскликнула девочка, проигнорировав шпильку о бедности России.

– Заказала! – фыркнула герцогиня. – Он у них на жалованье и за две-три сотни гульденов мотается между тремя столицами, выполняя прихоти своих господ. Эти Гогенцоллерны никак не могут решить, кто они – бандиты или побирушки! За эту работу придется заплатить мне, а бранденбуржцы его будут, в лучшем случае, кормить, пока он пачкает холст.

– Вам не слишком нравится этот художник?

– А вы – наблюдательны! Видите ли, принцесса… Самые лучшие мастера-живописцы сейчас в Голландии или Италии. Но, поскольку, на Апеннинах господствуют паписты, нам никого не остаётся, кроме жителей страны тюльпанов и каналов. Впрочем, для берлинского двора сойдет и Болландт.

– Мы скоро уезжаем?

– Как только возможно! Нам нужно заехать в Ваши владения, раз уж Иоганну Альбрехту было угодно пожаловать их вам.

– А Ивенак – большой город?

– Это правильный вопрос, Ваша Светлость. Я давно заметила, что вы, несмотря на юный возраст, гораздо умнее, чем стараетесь казаться. Поэтому скажу откровенно. Ваш Ивенак – сущая дыра! Это скорее большая деревня, нежели город. Бывшее монастырское владение на берегу озера. Полсотни дворов местных рыбаков и земледельцев, да и те, в большинстве своем, поселились там совсем недавно. Дом, правда, весьма недурен, хотя и скромен. Когда-то там была резиденция вашей бабушки – герцогини Клары Марии, и её мужа – Сигизмунда Августа. Но, в любом случае, это куда больше, чем ничего, и уж, тем более, чем вы могли бы рассчитывать.

– Там хоть есть башня?

– Башня?

– Ну, раз я принцесса, то мне полагается сидеть в башне и ожидать принца, не так ли?

– Что же умение пошутить над собой – редкий дар. Только послушайтесь совета, милочка: – Не злоупотребляйте им!

– Как вам будет угодно, герцогиня. Вы оставите нас с матушкой там?

– Ну, уж нет! Я вовсе не желаю, чтобы до вас добрались какие-нибудь очередные разбойники. Вы отправитесь со мной в Гюстров, а затем в Росток. А после нашего отъезда вернетесь к бабушке в Вольфенбюттель или останетесь под покровительством герцогини Софии в Шверине.

– Благодарю вас, Ваше Королевское Высочество!

– Не стоит.

19

Через три дня Катарина Шведская все же смогла покинуть вместе со своей свитой гостеприимный Берлин и вернуться в Мекленбург. Пышный поезд герцогини помимо собственного немаленького эскорта, сопровождал еще и изрядный отряд бранденбургской стражи. Все же происшествие, случившееся с принцессой Кларой Марией, наделало немало шума.

Несмотря на потраченные усилия, самые тщательные поиски, предпринятые по приказу герцогини, злоумышленники дерзнувшие посягнуть на дочь Странника так и не были найдены. Следы их обрывались на берегу моря, где они сели на корабль и отплыли в неизвестном направлении. Разумеется, в Данию и Голландию были посланы гонцы с описанием примет графа Юленшерны, и требованием выдать его, буде он найдется, но ожидание ответа могло затянуться.

Сам путь не занял много времени, тем более что путешественники старались нигде не задерживаться, более необходимого. Все дети, включая Шурку и Петера, ехали в одной карете под присмотром нянек и с усиленной охраной. Даже экипаж герцогини Катарины берегли меньше. Впрочем, рядом с ним практически постоянно находились братья фон Гершовы, вместе с рейтарами, так что за неё тоже можно было не волноваться. Марта не пожелавшая путешествовать вместе с остальной прислугой снова переоделась в мужской наряд и проделала весь путь рядом с Каролем и Болеславом.

Отдельный возок занимали ростовский митрополит Филарет и думный дьяк Луговской. Их слуги были тоже вооружены и готовы к любой неожиданности, так что разбойники, случись им повстречать на своем пути Мекленбургскую герцогиню, подумали бы дважды: – а стоит ли связываться с её свитой?

Еще, будучи в пути, Катарина начала рассылать по своим владениям распоряжения, с требованием приготовить всё необходимое к её отъезду в Москву, а список это был весьма внушительным. Но самое главное, герцогине требовалась свита достойная её положения и происхождения. Надо сказать, что для местных дворян это было не простое испытание. Одно дело служить, практически у себя дома, а совсем другое отправляться в далекую страну, где, по слухам, по улицам бродят дикие звери и едят запоздалых путников. Хотя, с другой стороны, все так же были наслышаны о богатствах, лежащих в Московии на каждом шагу. Нужно просто отогнать медведя или волка, и вот тебе – пушнина, воск, сало, или же, привезенные из Персии диковинные ткани, пряности, золотые украшения! Главное, чтобы не съели, прежде чем разбогатеешь.

В общем, для младших сыновей местных дворян далекая Россия, где по воле Провидения стал царем их герцог, и без того была чем-то вроде земли обетованной. Но теперь к ним присоединились еще и их сестры, стремящиеся попасть в свиту Катарины Шведской. Старшие все же считали, что их и здесь неплохо кормят и не торопились менять место жительства.

Местом сбора и дальнейшего отправления должен был стать город Росток. И без того довольно густонаселенный, он, в последнее время, стал и вовсе больше похож на город Вавилон в пору строительства там небезызвестной башни. Дворяне и купцы, приехавшие выразить почтение своей любимой герцогине, заняли в городе всё, что только можно, включая чердаки и подвалы. Что уж тут говорить, о таком приличном заведении, как трактир фрау Гротте. Все знали, что у неё самые чистые номера в городе и самое лучшее обслуживание! Так что совсем неудивительно, что в нём давно не было свободных мест. Во всяком случае, когда один бывший клиент попытался там остановиться, его ждал отказ.

– Ах, это вы, господин Болеслав, – щебетала миловидная служанка, стреляя глазами, то в бравого померанца, то в его спутника, тоже одетого как военный, только совсем молоденького. – Очень жаль, но ваша комната занята, точно так же как и все другие. Простите, но очень много клиентов!

– Неужели ничего нельзя придумать, Кетхен?

– Ну, разве что госпожа Анна, пустит вас к себе, а сама с дочкой переберется жить на дерево!

– Как же ты жестока!

– Вы тоже были жестоки к своей Кетхен, так поделом вам теперь!

– Может быть, нас хоть накормят здесь?

– А вот это можно устроить, господин Болеслав. Наш повар готовит не покладая рук и, хотя, все это быстро исчезает в бездонных желудках постояльцев, я все же найду чем накормить вас и вашего друга. Он тоже рейтар, как и вы?

– Сделайте такое одолжение, а то мы ужасно проголодались, – звонким голосом отвечал ей приятель фон Гершова-младшего и весело улыбнулся.

– Ну, уж такому красавчику я не дам умереть с голоду! – растаяла служанка и убежала на кухню.

– Мне показалось, или красотка Кетхен, не равнодушна к вашей милости? – с усмешкой спросил у Болеслава его спутник.

– Боюсь, теперь у неё другой фаворит, – не остался в долгу померанец и они весело рассмеялись.

– Рада видеть вас господа! – поприветствовала их подошедшая тем временем хозяйка.

– Мое почтение, фрау Анна, – поздоровался в ответ фон Гершов. – И хоть, мне и не удастся, на сей раз, воспользоваться вашим гостеприимством, я тоже рад вас видеть.

– Ну, вы ведь, не просили оставить комнату за вами?

– Конечно-конечно, я вовсе не в претензии!

– Вот и прекрасно! А как зовут вашего друга?

Бывшая маркитантка профессиональным взглядом окинула спутника померанца и на лице её заиграла странная улыбка.

– Боже мой, кого только не встретишь в славном городе Ростоке. Наш маленький трубач Мартин!

– Вы знакомы? – удивился Болеслав.

– Немного, – сухо кивнула Марта, не ожидавшая подобной встречи.

– Вот уж не думала, – продолжала трактирщица, – что и тебе может понадобиться пристанище. Впрочем, для тебя… Мартин, я могла бы найти угол.

– Спасибо, фрау Анна, в этом нет надобности.

– Я слышала, что со старшей дочерью Странника едва не случилось несчастье?

– Вы знаете, кто она такая? – напрягся фон Гершов.

– Успокойтесь, лейтенант, – твердо отвечала бывшая маркитантка. – Иоганн Альбрехт, сам рассказал мне об этом.

– Вы знакомы с…

– Тогда его звали – рейтар Ганс и, видит Бог, в нашем эскадроне не было большего пройдохи, чем будущий герцог-странник, а ведь мы тогда еще даже не подозревали, кто таков его приятель – Мартин!

– Чудны дела твои Господи!

– Это верно, – кивнула Анна и снова повернулась к Марте. – Скажи мне, почему ты сейчас не с принцессой?

– Она с герцогиней…

– И для тебя там нет места, так что ли? Ладно, не отвечай, я и сама все понимаю. Вам нужна какая-нибудь помощь?

– Нет. У меня есть дом, правда я не знаю, как его найти. Не удивляйтесь, это подарок матери Иоганна. Правда, документы пропали, когда на нас напали.

– Ну, это, как раз, не самое сложное. Если все сделано как надо, то их копии есть в магистрате. Обратитесь туда, и всё найдется, я уверена. Правда, было бы не худо прийти с герцогским нотариусом. Так они будут быстрее искать.

– А вот и ваша еда! – появилась Кетхен в сопровождении поваренка, тащившего немаленькое блюдо, с жареным каплуном и мелко порезанными овощами.

– Я вижу, ты расстаралась, – скупо усмехнулась трактирщица и отошла в сторону.

Болеслав и Марта изрядно проголодались и с удовольствием воздали должное мастерству здешнего повара, а служанка тем временем принесла им две добрые кружки пива с высокими шапками пены.

– Спасибо, красавица! – тепло поблагодарил её фон Гершов, вызвав тем самым пристальный взгляд своей спутницы.

– Не за что, – игриво отвечала та, сверкнув белоснежными зубами. – Только что-то ваш друг ест совсем без аппетита. Ему, верно, не понравилась наша стряпня?

– Нет, что вы, все очень вкусно.

– Тогда заходите к нам ещё, ваша милость, – улыбка Кетхен стала и вовсе чарующей. – Можете даже без этого буки – господина Болеслава!

– Боюсь, дорогуша, – ухмыльнулась Марта, – что у меня не получится доставить тебе столько удовольствия.

Закончив с трапезой и расплатившись, молодые люди двинулись дальше по своим делам. У хозяйки заведения было еще множество дел, так что она не стала провожать этих посетителей, а лишь бросила им вслед беглый взгляд. Затем её взор остановился на всё ещё озадаченной служанке и губы фрау Анны невольно скривились:

– Знаешь, Кетти, – покачав головой, прошептала она: – то, что ты шлюха, я знала всегда, но вот то, что еще и дура…


Всем в Неметчине известно, что самая что ни на есть веселая жизнь у студентов. Забот у них мало, развлечений много, а экзамены – так они когда еще будут. Правда, всё это верно лишь с одной поправкой – ежели эти студенты не русские. Вот у тех – не жизнь, а каторга!

Во-первых, взяли их, недорослей, от родной матушки, да и отправили в чужедальнюю сторонушку неспросясь – а хотят ли они учения? Во-вторых, языка басурманского из них – сиротинушек никто до сей поры не ведал, обычаев не знал, да о жизни на чужбине не помышлял! А в-третьих, кормов добрым молодцам выделяли столь скудно, что, как и ноги-то с голодухи не протянули до сей поры, непонятно!

Однако, служба царская дело такое, тут не забалуешь. Сказано ехать за море постигать науку, стало быть, бери шапку в охапку, да и ступай куда велено. С государем Иваном Федоровичем шутки плохи, он ведь, по неизбывной доброте своей, в такую Тмутаракань загнать может, не посмотрев на то, что ты и твои предки спокон веку в московском списке числились.

Русских студентов было ровно семь человек. Выбирали тщательно, испытывая разум и твердость в вере, а также хоть малую их, да образованность. Ну и нашли, шутка ли – все семеро грамотные! Поперву, было их, правда, восемь, да один из недорослей – Парамон Смолин – не выдержал, да в бега подался, еще до того, как пределы государства Российского покинули. Парамошку поймали, нещадно выдрали кнутом и, как на грех, перестарались. Отдал богу душу отрок, не выдержав понуждения к наукам. Царство ему небесное, обалдую двадцатилетнему!

Прочие вьюноши, сообразив, что с ними никто шутить не собирается, присмирели и бежать более не пытались. Везли их морем, на свейской ладье, да такой большой, что никому доселе и видывать таковой не приходилось. В пути пару раз попадали в такую лютую бурю, что православные хотели было причащаться, да вот беда – не случилось попа с ними, да и кабы был, разве тут просфора в глотку полезет? Свейские же моряки только посмеялись над сиволапыми пассажирами и сказали, что шторм был и вовсе невелик, так – игрушки. Сказано – басурмане, что с них взять!

В Ростоке молодым людям, в правду сказать, поначалу понравилось. Ну, а что, город большой, красивый, весь в камне. Девки, опять же, пригожие по улицам ходят, а не взаперти в теремах сидят. Но посланный с ними дядькой подьячий посольского приказу Семен Ножин забаловать недорослям не дал, а велел браться за учение. Сам-то он по-немецки мало-мало толмачить умел, и обмануть его – ирода – не получалось. Для дела просвещения Семену ничего жалко не было, хотя кроме крепкой палки ничего и не имел. Вот её-то он и пускал в ход, переиначив на чужеземный лад в шпицрутен, а чего обзываться-то? Батог – он и есть батог.

В общем, жили впроголодь, учились трудно, но не унывали, рассчитывая со временем вернуться домой и получить за муки, перенесенные на чужбине, вознаграждение. И тут как гром среди ясного неба! В Мекленбург приехал не кто-то, а сам митрополит Ростовский Филарет. А дальше ещё веселее – он в Росток пожаловал и пожелал увидеть студентов русских, поглядеть на их житьё-бытьё.

Ножин и прежде хуже всякой собаки был, а услышав про то, и вовсе как с цепи сорвался и велел недорослям привести в порядок одежу, да морды умыть, дабы они своими непотребными харями иерарха православной церкви в тоску не привели. А где тут рожа благообразная будет, когда кою неделю горячего варева не видели? С хлеба на квас перебиваются, то есть на пиво. Вот пиво у басурман хорошее, тут не отнять!

– Мир вашему дому! – пробасил Романов, заходя в отведенное для отроков помещение.

– С миром принимаем, – нестройно прогудели они в ответ и стали подходить под благословление.

Митрополит показался молодым людям совсем не злым, стал расспрашивать, каково поживают, усердны ли в науках, и давно ли были у причастия? С последним оказалось худо, поскольку посланный с ними инок занемог еще в Ругодиве, да там и остался, болезный, а иного им до сих пор не прислали.

– Не годится юношей без церковного окормления оставлять, – покачал головой Филарет и обернулся к сопровождавшему его монаху: – Брат Пахомий, каково разумеешь?

– Благослови, Владыко, – правильно все понял тот.

– Быть по сему!

– Государь мой добрый, – вдруг бухнулся на колени один из недорослей – Истома Дементьев. – Ослобони! Не дай загинуть в неметчине, отпусти душу на покаяние, разреши вернуться домой…

Глядя на него, стали смелеть и остальные и, горько жалуюсь на скудость, принялись молить его о возвращении в отчий дом.

– Давно ли науки изучаете? – нейтрально поинтересовался митрополит.

– Да уж второй год пошел…

– И много ли постигли?

– Да все, какие есть!

– Ишь ты! А ну-ка расскажите мне, вьюноши, о философии славнейшего мужа Аристотеля?

Студенты разом замолчали, будто наткнулись на невидимую стену, и лишь один из них, стоявший до сих пор смирно, кротко ответил:

– Не изучали мы еще сего, Ваше Высокопреосвященство. Тут бы до тривиума с квадривиумом добраться, да где там… Только-только немецкий, да латынь разуметь начали, чтобы хоть как-то профессоров понимать.

– Как зовут тебя, чадо?

– Сергием крестили, Владыко! Родионовым.

– А эти что же?

– Не гневайся на них, Владыко, да только живем в таком гладе, что мудрено не зароптать. Кормов получаем столь скудно, что впору милостыню просить. Истома вот, не в укор будь сказано, хотел уже в холопы запродаться, насилу отговорили. Да что там о хлебе толковать, в церкви божией сколько времени не были. Не к лютеранам же ходить, в соблазн себя вводя?

– Отчего так? – Филарет внимательно посмотрел на Ножина.

– Так уж вышло! – сокрушенно вздохнул Семен. – Государь велел купцам заботу о студентах русских иметь, а за то выделил им льготу, да приказал двор Гостиный поставить, только, сколько их тут, купцов-то тех? Поначалу кинулись торговать, да только, кто их тут ждал? Нет, шалишь, брат, всё иноземцы под себя подмяли, а двор тот давно впусте стоит.

– Так, значит, ничего и не получаете?

– Ну отчего же – ничего? Дьяк Рюмин, когда был в остатний раз, давал денег, да запропал куда-то. Стольник фон Гершов, дай ему Бог здравия, тоже толику серебра выделил, да с государевых вотчин велел прислать на каждого по пяти пудов ячменя, да пшеницы. Тем и живы.

– Нынче же скажу государыне о бедах ваших! – решительно заявил митрополит.

– Спаси тебя Христос, Владыко!

– А ты, Сергей, со мной пойдешь. Вроде побойчее прочих будешь.

– Из первых в науках! – подтвердил Ножин.

– Иди-иди, – пробурчал вышедшему вслед за иерархом русской церкви товарищу Истома. – Вернешься – отведаешь тумаков, чтобы знал, как от своих отбиваться. Договорились же просить у Владыки, чтобы ослобонил… Ой!

Неслышно подошедший сзади отец Пахомий услышал последние слова недоросля и цепко схватил его за ухо.

– Я тебе покажу, сукин сын, как от царевой службы леготу просить!


Фрау Анна не ошиблась. В магистратуре Ростока нашлись все необходимые документы, и скоро Марта с Кларой Марией стояли перед собственным домом. Девочке стоило немалого труда упросить мачеху отпустить её с матерью, но случилось чудо, и та разрешила. Дело было еще в том, что со времен принятия «Ростокских договоров наследования[25]» герцоги Мекленбурга не имели своей резиденции в городе, а потому вынуждены были останавливаться в частных домах, а приемы проводить в городской ратуше. Правда, Катарина велела фон Гершову-младшему всюду сопровождать принцессу и не спускать с нее глаз, что он, впрочем, и без того делал.

Подарок бабушки-герцогини был невелик, и выглядел как большинство бюргерских домов в округе. Двухэтажный, с большим фронтоном, черепичной крышей и каменными стенами, стоящий бок о бок со своими близнецами, отличаясь от них разве что несколько нежилым видом. Внутри пахло сыростью и пылью, а все углы были густо заплетены паутиной.

– А привидения тут не водятся? – осторожно поинтересовалась Шурка, несколько иначе представлявшая себе эту недвижимость.

– Я полагаю, что если и водятся, то скоро сбегут отсюда, – с непроницаемым лицом ответил Болек, так что непонятно было, серьезно он, или издевается.

– Мой Бог, – даже прослезилась Марта, – здесь всё так похоже на наш дом в Кляйнештадте!

– Там было так же грязно? – удивилась дочь, но взволнованная мать проигнорировала эту шпильку.

– Я так долго хотела иметь свой дом, что теперь не верю в это! Ну, посмотри, Клара-Мария, разве он не прекрасен? Конечно, тут нужно немного прибраться и кое-где сделать небольшой ремонт, но всё равно – это наш дом! Ты, понимаешь, наш!

– Как и тот, что в Ивенаке, – хмыкнула принцесса, припомнив тамошнюю усадьбу.

Герцогиня ничуть не погрешила против истины, назвав вотчину своей падчерицы дырой и большой деревней. Ну, разве что, погорячилась со словом «большой». Бывали на их пути деревни и покрупнее. Тамошний герцогский дом тоже был двухэтажным, каменным и запущенным. Несколько лет назад его попытались сдать арендатору, но тот, не прожив в своем новом имении и пары лет, имел неосторожность упасть с лошади и умереть от ушибов. С тех пор там никто не жил. Но, по крайней мере, там была мебель и несколько слуг, поддерживающих господское жильё в мало-мальски пригодном для существования состоянии. Но Ивенак на Марту не произвел и пятой доли такого впечатления, сколько этот заброшенный домишко в Ростоке. Наверное, она все-таки была сугубо городской жительницей.

– Надо немедленно приниматься за уборку! – решительно заявила она.

– Может быть, сначала нанять вам в помощь несколько слуг? – попытался осторожно возразить Болеслав.

– Вот еще, мы пока не можем себе этого позволить!

– Тогда вам нужно вернуться к своему природному состоянию, – усмехнулся померанец. – Потому как рейтар с тряпкой это – перебор!

– Действительно, – смешалась женщина. – Мне нужно переодеться во что-то более подходящее. Правда, у меня ничего нет!

– Может, лучше меня переодеть как мальчика? – в очередной раз закинула удочку Шурка, но снова без результата.

– Что за странные мысли приходят вам в голову, госпожа, – вмешался в их разговор помалкивающий до сих пор Иржик. – Давайте все же поинтересуемся у соседей, не нанимаются ли здешние женщины для такой работы. Держу пари, что за четверть талера они выскоблят этот дом от чердака до подвала, а еще на полталера мы купим дрова и сможем хорошенько протопить камин, чтобы избавиться от сырости. Вы же, сударыня, тем временем сможете заняться своим гардеробом и въехать сюда как полноправная хозяйка.

– Наверное, вы правы, – немного поникла Марта, совершенно нежелающая допускать кого бы то ни было, до своего, наконец-то обретенного гнезда. Но, все равно, нам нужно где-то переночевать, а этот дом подходит для этого ничуть не хуже любого другого места. Нужно только хоть немного привести его в порядок.

– А еще нужно бельё, постельные принадлежности, посуда для кухни, – начала перечислять Шурка, деловито загибая пальцы. – А ещё нужно завести кошку!

– Кошку?

– Ну конечно, разве вы не чуете запах мышей? К тому же запустить первой в дом кошку – хорошая примета!

– Никогда не слышала, – удивилась Марта.

– Если в доме станет пахнуть едой и теплом, то кошка сама придет, – рассудительно заявил Иржик. – А пока же отсюда и мыши сбежать могут.

В общем, дело закончилось тем, что Болеслав вручил чеху несколько монет и поручил организовать уборку и покупку дров. А сам с Мартой и Кларой Марией отправился посетить окрестные лавки. Несмотря на то, что вид двух молодых дворян, гуляющих с богато одетой девочкой, был, не слишком привычен для здешних улиц, народу в городе было много, и никто не обращал на них особого внимания. Разве что в лавке, торгующей готовым платьем немного удивились тому, что они покупали только женскую одежду. Еще они приобрели небольшой котелок, несколько глиняных чашек и оловянных ложек. Из провизии взяли каравай хлеба, немного муки, гороха, сала, кувшин пива, и отправились домой в сопровождении мальчиков[26], несущих их покупки.


Несмотря на то, что отсутствовали они недолго, дом, благодаря стараниями Иржика, совершенно преобразился. Нанятые им женщины действительно выскоблили до блеска полы, обмели все стены и потолки, вычистили слюдяные окна. В камине потрескивал огонь, в большом котле грелась натасканная чехом из уличного колодца вода, а устроенные в небольшом сарайчике позади дома лошади вкусно хрупали овес и довольно пофыркивали.

Пока мать отмывала Клару Марию и мылась сама, слуга приготовил ужин, и вечером они сели за стол как настоящая семья. Марта впервые с тех пор, как они выехали из Берлина переоделась в женское платье и, хотя купленный в лавке наряд было трудно назвать изысканным, выглядела просто и женственно. Во всяком случае, Болеслав весь вечер не сводил с неё глаз и всячески ухаживал за столом.

Шурка, против обыкновения, сумела обойтись на сей раз без своих шуточек и с довольным видом просто сидела за столом, уплетая за обе щеки кнедлики с омачкой[27]. Пусть при дворе жизнь и сытнее, и изысканнее, но здесь она была среди своих и чувствовала себя просто замечательно. Разве что немного скучала по Карлу Густаву, маленькой Жене и даже Петеру, но завтра она вернется ко двору, где опять будут чванливые слуги и важные придворные, строгая мачеха и надоедливый митрополит, а сегодня она проведет вечер в кругу действительно близких ей людей.

Иржик первым закончил с едой и попросил разрешения удалиться. Клара Мария явно была не прочь посидеть еще, но после долгого дня глаза её слипались, и мать уложила её спать. Вернувшись к столу, она застала Болека сидящим перед камином и, со странным выражением на лице, смотрящим на мерцающие в темноте уголья.

– Это вы, сударыня? – вздрогнул он, услышав шуршание её платья.

– Да, Болеслав, – негромко ответила она, и воцарилась неловкое молчание.

– Как странно, – начал спустя несколько минут фон Гершов. – Я тоже вспомнил отчий замок, хотя этот дом не так уж сильно его напоминает. Но вот угли в камине потрескивали точно так же. И матушка точно так же уводила вечером моих сестер, а мы с отцом и братьями сидели у камина и разговаривали о всякой всячине. Вы что-то хотели?

– Нет. То есть – да, – помялась Марта. – Я хотела бы знать, как долго вы еще собираетесь меня избегать?

– Что?! Но я вовсе не избегаю вас…

– Бросьте мямлить, Болеслав, вы же рейтар! Неужели я хуже этой вашей Кетхен из трактира фрау Анны?

– Нет, что вы! Да и Кетти всего лишь…

– Готова была из платья выскочить при виде Вашей Милости?

– Нет, то есть… Я хотел сказать, что она для меня ничего не значит!

– А я?

– Вы?! Фройляйн Марта, вы для меня, как… Не знаю, как… Боже, что я несу! Я не могу! Понимаете, я очень виноват перед Иоганном Альбрехтом, отцом Клары Марии…

– К чёрту отца Клары Марии! – негромко сказала молодая женщина и приложила палец к губам померанца. – Здесь только вы и я. Возможно, завтра я пожалею об этих словах, но… Я ужасно устала от своего одиночества! Вы первый мужчина за много лет, который отнесся ко мне по-хорошему. Увидевший во мне человека, а не брошенную любовницу коронованной особы. Я не могу дать вам ни богатого приданного, ни своей невинности, но и не прошу у вас ничего взамен. Нет ни прошлого, ни будущего, есть только здесь и сейчас!

– Прикажите мне, и я умру за вас!

– Приказываю. Не смейте умирать. Просто любите меня!

Говорят, что у каждого человека есть своя половинка, предназначенная Создателем только для него. И повинуясь Его воле, мужчины и женщины ищут по всему свету эту свою половинку, чтобы исполнить свое предназначение и обрести своё счастье. Одним это удается быстро, и они сразу находят друг друга. Другие тратят на это всю жизнь, и, чтобы найти свою – единственную, успевают перепробовать множество других.


А в нескольких кварталах отсюда, в каморке под крышей одного из больших доходных домов, проживали два странных человека, более всего похожих на моряков, отставших от своего корабля. Целыми днями бродили они по городу, то ли что-то разыскивая, то ли вынюхивая, а вечером возвращались в свою конуру, и, залив себе в глотку дрянного вина, ложились спать, не сказав друг другу и слова. Впрочем, в этот вечер они нарушили традицию.

– Мне нужна другая одежда, – мрачно заявил один из них. – Мне надоело выглядеть оборванцем!

– Это рискованно, граф. Вас могут узнать!

– Пусть так. Но я устал скрываться. К тому же здесь она!

– Кто – она, принцесса?

– Дьявол вас раздери, Бопре, и вашу принцессу вместе с вами! Я говорю о Регине Аделаиде…

– А кто это?

– Моя невеста.

– Невеста?

– Да, чёрт возьми! Мало того, что этот проклятый Странник украл её у меня, так он еще и отдал её своему приближенному…

– O la la! – хохотнул француз. – Да он просто…

– Осторожнее, сударь. Мне не так уж сильно нравится ваше общество, чтобы я терпеливо переносил подобные шуточки!

– Нет ничего проще, заплатите мне всё что причитается, и я больше не потревожу вашу милость своим видом!

– Я заплачу – только когда эта проклятая девчонка будет в моих руках!

– Она была в ваших руках, граф! И не моя вина в том, что вы и ваши люди не сумели удержать её с матерью. Удивляюсь, как они вообще не перерезали ночью всю вашу банду?

20

Люди любят героев, так уж они устроены. Им нравятся рассказы об их приключениях, им лестно думать, что рядом с ними живут или жили столь выдающиеся личности, и они искренне гордятся тем, что прикоснулись к их славе. Особенно если эти герои совершают свои подвиги, где-нибудь далеко. В самом деле, какая корысть, если поверженный дракон, находясь на последнем издыхании, дыхнул огнем и у вас овин сгорел! Или же к примеру, что за радость в поимке разбойников, если перед тем их шайка пару лет в ваших местах бесчинствовала?

В этом смысле герцог Иоганн Альбрехт был просто образцовым героем. Все свои выдающиеся деяния он совершал далеко от родных мест и его подданные не уставали благодарить Всевышнего, за то что тот, в неизбывной своей милости, услал неугомонного герцога-странника как можно дальше от тихого и спокойного Мекленбурга, и заодно молились, чтобы их господин оставался там как можно дольше.

А вот предстоящий отъезд герцогини Катарины с наследником Карлом Густавом, население скорее огорчил. Шведскую принцессу волею судьбы, ставшую их повелительницей люди искренне любили. Во-первых, она жила хотя и с приличествующей её положению и происхождению роскошью, однако же никогда не переходила грани и не требовала для себя и своих детей паче положенного. Во-вторых, своими амтами она управляла с должной рачительностью и заботой. Ну и в третьих, она была доброй и милостивой госпожой, никогда не забывавшей о простом народе и его чаяниях.

Что уж там говорить, Мекленбург процветал под её мудрым правлением, и жителям вовсе не хотелось, чтобы их герцогиня куда-то отправлялась. Но делать нечего, раз уж супруг потребовал чтобы она уехала к нему в Москву, значит так тому и быть. А то ведь он может, чего доброго, сам приехать и совершить какой-нибудь подвиг во славу своего правления, а им потом расхлебывай.

Наверное, именно поэтому Катарину перед отъездом все время осаждали депутации её подданных. Одни хотели засвидетельствовать свое почтение, другие сделать подарок, а третьи что-нибудь выпросить напоследок. Льготу там, или ещё какую милость. Страждущих было столько, что пожелай герцогиня принять их всех сразу, это заняло бы несколько дней без перерывов на сон и пищу.

Однако же когда митрополит Филарет испросил у Её Высочества аудиенцию, его приняли незамедлительно. Все-таки не последний человек в русском царстве. Вообще-то, он и так жил при дворе и постоянно виделся с государыней и мог бы все порешать келейно, но тут речь шла о важных делах, а потому и делать надо было всё официально. В присутствии высших вельмож и отцов города Ростока, которых здесь называли «Советом шетнадцати».

– Всемилостивейшая государыня! – трубно провозгласил он, так что все присутствующие сразу же прислушались. – Ведомо мне стало, что юноши присланные из России для учения в здешнем университете, терпят всякую нужду и оттого в учении не преуспели! Молю тебя, не откажи в милости, к верноподданным своего царственного супруга. Не дай пропасть отрокам, чающим знаний, в невежестве.

– Неужели их положение столь бедственно? – картинно удивилась Катарина, прекрасно осведомленная о характере прошения митрополита.

– Увы, Ваше Королевское Высочество, – вздохнул канцлер фон Радлов. – Деньги для содержания студентов из Москвы приходят крайне неаккуратно.

– А сколько их всего?

– Семь человек, моя герцогиня.

– Разве мы так оскудели, что не можем прокормить семерых человек?

– Но от вас не поступало никаких повелений на этот счет!

– Это потому, что вы не докладывали мне об их бедственном положении. Хороша же я буду в глазах моего царственного супруга и его подданных, когда они узнают об этом!

– Прикажите, и Ваша воля будет исполнена немедленно!

– Ну, что же, быть по сему. Повелеваю, содержание молодых людей, а также наблюдение за их нравственностью, возложить на магистратуру города Ростока. Приготовьте соответствующий указ, я подпишу.

– Осмелюсь заметить, Ваше Высочество, – вышел вперед один из членов городского совета – Иоахим Рауке. – Но вот, как раз нравственности, от русских студентов ожидать не приходится. Они весьма склонны ко всякого рода правонарушениям и злоупотреблению спиртными напитками. А перебрав пива, и вовсе становятся неуправляемыми. К примеру, третьего дня один из них – Истома Дементьев, будучи в изрядном подпитии, всяко ругался на ректора Шутце и грозил его до смерти побить. К тому же всё русские ленивы и не способны к обучению. Право же, нет никакого смысла в обучении этих дикарей. Вашему царственному супругу, коль скоро он решил заняться просвещением диких московитов, и улучшением управления своего нового царства, следовало бы завозить немецких чиновников.

Всё время пока говорил Рауке, Филарет внимательно прислушивался к его словам, стараясь уловить суть. Переводивший ему фон Гершов-старший старался, конечно, смягчить самые обидные для русского слуха обвинения, но общий смысл он уловил.

– Государыня, – снова заговорил он, когда член магистрата выговорился. – Человек твой сказывает, будто люди русские суть – звери лесные и ни к какому обучению не способны. Спорить с ним не буду, ибо и обсуждать такое – умаление чести царства нашего! Но позволь представить тебе, одного из сих отроков. Поговори с ним, да и реши сама, правду ли тебе говорят.

Повинуясь его кивку, в зал приемов ввели давешнего студента. Молодой человек очень стеснялся, однако же, старался держаться с достоинством.

– Многая лета, государыне и царевичу, – робко сказал он по-русски, сжимая в кулаке шапку.

– Вот видите, – не удержался Рауке. – Он даже не говорит по-нашему!

– Скажите, как ваше имя? – ласково спросила Катарина, проигнорировав выпад.

– Сергей Родионов я, матушка, из рязанских боярских детей!

– Что это значит?

– Он из рыцарского сословия, – пояснил фон Гершов.

– Вы явно поняли вопрос, но ответили все равно на русском. Вы плохо знаете наш язык?

– Я только здесь начал его изучать, Ваше Королевское Высочество, – перешел тот на немецкий.

– Однако говорите вполне бегло. Скажите, нравится ли вам учиться?

– Очень!

– А вашим товарищам?

– За всех не скажу.

– Но разве вас выбрали не по желанию?

– Государыня, мы от отцов и дедов служилые. Не в обычае у нас на службу напрашиваться или от неё отказываться. Где приказали – там и стоим. Однако же я очень рад, что меня учиться послали. Хоть мир поглядел.

– А почему этот, как его… Истома напал на ректора?

– Да потому что тот, лаялся всяко и слова поносные говорил, на русских и Россию. А Дементьев хоть и худо по-немецки разумеет, а все же догадался, да и попенял ему. А тот сдуру драться полез, ну Истома и дал разок в ухо.

– Он тоже рыцарь?

– Ага, из московских дворян. Кабы не учеба, уже бы в жильцах служил, а то и выше.

– Ничего не понимаю, – тихонько спросила герцогиня у Кароля. – Если этот Истома – рыцарь, то отчего не потребовал удовлетворения?

– В Москве поединки строго запрещены, – пожал плечами фон Гершов. – Причем, в отличие от Европы этот запрет отнюдь не формальность. Дворянин имеет право обнажать оружие только на службе своему государю. Все прочее может считаться разбоем и карается с крайней жестокостью.

– Прогрессивные законы! – кивнула Катарина. – Что же я поняла, вас, молодой человек. Передайте вашим друзьям, что отныне вы не будете ни в чем нуждаться, а также что нет никакой надобности драться с нашими чиновниками.

Выйдя из приемной залы Сергей остановился и с трудом перевел дух. Чудно ему былл, что царица приняла его сама, хоть и в присутствии придворных. Но тут в неметчине свои обычаи. Хотя, конечно, она еще не царица. Вот прибудет в Москву, тогда видно будет.

– Ох, прости Господи! – запнулся он и едва не выругался от боли.

– Под ноги смотреть надо! – раздался рядом звонкий смешок.

– Чего? – молодой человек с изумлением уставился на маленькую девочку в красивом платье.

– Я говорю – держись за воздух, а то упадешь! – охотно пояснила она и насмешливо улыбнулась.

– Ишь ты пигалица! – разозлился студент. – От горшка два вершка, а туда же… ты кто такова?

– Да я так, мимо проходила, а ты сам-то кто такой?

– Боярский сын Сергей Родионов, – приосанился молодой человек. – Прислан для учения в университет здешний. А сюда зван пред светлы очи государыни!

– Ишь ты! – уважительно протянула странная девочка, но тут же ехидно улыбнулась и спросила: – А отчего у тебя лапсердак такой невзрачный, видать папа-боярин поскупился?

Отрок не знал что такое «лапсердак», но общий смысл подначки уловил и оттого нахмурился. Одежда у него и впрямь не блистала, а где другую взять? Кабы было время, можно было у Истомы попросить его расшитый серебряным шнуром и галунами полукафтан, может и не отказал бы, хотя вряд ли. А в обычное время школяры носили нечто вроде подрясников, и колпаки без меховой оторочки, отчего походили на монастырских послушников.

– Погиб у меня отец, – строго заявил он своей новой знакомке. – На государевой службе!

– Прости, – смутилась Шурка, – я не знала.

– Бог простит! – сердито отвечал тот, но вид у девочки был такой умилительный, что он поневоле смягчился. – У тебя, видать, родители при государыне служат?

– Матушка.

– А кем?

– Камеристкой.

– Это кто ещё?

– Ну-у-у…, как тебе объяснить, нарядами заведует, одеваться помогает и прочее, что прикажут.

– Это ближняя боярыня, что ли? – выпучил глаза отрок.

– Ну, не совсем, боярыня…

– Девка сенная?

– Я тебе покажу, девка! – рассвирепела девочка. – Сказано тебе – камеристка!

– Ладно-ладно, не серчай, – испугался Родионов, так и не уловивший положения матери новой знакомой и, на всякий случай, решив не нарываться. – Не разумею я чинов здешних! Второй год в Ростоке жительствуем, а при дворе впервой. Немудрено прогадать!

– Клара Мария, ну где же ты была? – раздался совсем рядом голос принца Карла Густава. – Я так соскучился, и Евгения тебя не раз спрашивала!

– Да тут я, – беспечно отозвалась она и с улыбкой обернулась к брату. – А ты, верно, сбежал от юнгфрау?

– Угу, – довольно отозвался мальчик. – Петер совсем заморочил ей голову, и она не заметила, что я вышел. – А с кем это ты разговариваешь?

– Позвольте представить Вам, дорогой брат, боярского сына Сергея Родионова! – церемонно провозгласила Шурка.

– Вы русский? – вежливо поинтересовался принц, с интересом рассматривая молодого человека.

– Да, – с легким поклоном отвечал тот, гадая про себя, кого это еще принесла нелегкая.

– Ладно, нам пора, – с сожалением заметила девочка, поскольку была не прочь ещё поболтать со студентом, и дети, взявшись за руки, побежали в свои апартаменты, пока их не хватились.

– Но все же, где ты была? – набегу спросил её брат.

– Мы с матушкой ночевали в городе.

– Где?! – мальчик от неожиданности даже остановился.

– В городе Ростоке, – терпеливо пояснила ему сестра. – Оказалось, что у моей матушке есть свой дом, и мы ходили его смотреть, а поскольку было поздно, возвращаться мы не стали и переночевали в нём.

– Понятно. Слушай, я всё хочу спросить, где ты так хорошо научилась русскому языку?

– Да, так, учили-учили и научили – пожала плечами принцесса. – А что?

– Ничего, просто мне он никак не дается. Правда, я стал учить его совсем недавно, когда к нам приехал генерал фон Гершов.

– А хочешь, я тебя поучу?

– Хочу. Мне ведь нужно научиться языку своих подданных!

– Подданных?

– Ну, конечно! Ведь наш с тобой отец – русский царь, а я его старший сын. Как это по-русски – цареевитш…

– Царевич, – машинально поправила его Шурка.

– Вот видишь! Ты можешь выговаривать такие слова, а я нет.

– Ничего научишься.

– Жаль, что матушка не хочет брать тебя с собой, когда мы поедем в Москву, – вздохнул Карл Густав и, вдруг, запнулся. – Ой…

– Тебе не велели со мной об этом говорить? – насторожилась принцесса.

– Ну – да, – помялся тот.

– Не переживай, – беспечно отмахнулась она. – Я бы сама не захотела оставить матушку, а вот её герцогиня с собой точно не взяла бы!

– Почему?

– Ну, мне так кажется.

– Наверное, ты права. Но я буду очень скучать по тебе.

– Я тоже.


Сергей долго еще ожидал возвращения митрополита, но вместо него к нему вышел думный дьяк Луговской и поманив рукой, велел идти за собою.

– Занят Владыко, – пояснил тот школяру. – Пойдем-ка, провожу тебя, а то заплутаешь ещё, чего доброго!

Хотя студент и хорошо запомнил дорогу, возражать не посмел, и послушно двинулся вслед за дьяком.

– Учитесь усердно, – наставлял тот его дорогой. – Грамотные люди в Москве без куска хлеба николи не останутся! Ты ведь из боярских детей?

– Ага.

– А коли выучишься, да в службе не оплошаешь, так выйдешь в подьячие, а то и в дьяки! Уразумел?

– Уразумел, – кивнул парень.

– То-то же! – довольно кивнул Луговской. – Мы хоть и самый малый чин думский, а без нас никуда. Всё дело станет, понимать надо! И поместный оклад такой же, как у окольничих, а в них куда как большие господа служат.

– Это верно, – поддакнул студент.

– Ну что, дальше дорогу найдешь? – спросил дьяк, когда они вышли из ратуши.

– Благослови тебя бог, боярин! – поклонился Родионов.

– И тебя, честной отрок.

– Господине, – решился-таки спросить молодой человек.

– Чего тебе?

– Да тут такое дело, – помялся парень. – Что за девочка тут бегает, лет осьми на вид не более, но чудная и по-русски говорит складно, хоть и не привычно?

– А ты где её видал? – насторожился Луговской.

– Так в ратуше же и видал…

– Ну-ну, – недоверчиво покачал тот головой, но, поразмыслив, решил, что в этой истории нет ничего удивительного, и уточнил: – Шустрая такая и язык без костей?

– Ага!

– Дочка это государева. Царевна Клара Мария.

– Не может быть!

– Чего не может – может! Только мать у неё не царица Катерина, а сенная девка матери Ивана Федоровича.

– Ого!

– Это еще что. Матушка-то царя нашего тоже княгиня в соседнем уделе, тут неподалеку. Сказывают, большого ума женщина! Так вот, как девка-то понесла, так она её со двора гнать не стала, а приблизила и внучку никому в обиду не дает.

– Ишь ты! Так выходит, что царевна-то…

– Не твоего ума дела, паря! – сделал строгие глаза дьяк. – Оно, конечно, государыня не больно жалует падчерицу, однако царь её признал, и целый город в вотчину выделил, а ещё денег на приданое дал. Так что царевна сия невеста не из последних будет, но я тебе так скажу: Намается с ней тот, который позарится на все это, да так, что и не рад будет и приданому и уделу. Помяни мое слово!


Баронесса Регина Аделаида без особого удовольствия посмотрелась в зеркало, но, поразмыслив, пришла к выводу, что всё не так уж плохо. Обычно женщины дурнеют, когда вынашивают ребенка, но к счастью её это не слишком коснулось. Кожа ей оставалась свежей, на морщины не было и намека, а глаза лучились так же, как в тот день, когда отец объявил ей, что нашел жениха.

Увы, этим женихом был отнюдь не её теперешний супруг. Нет, юная графиня фон Буксгевден должна была выйти замуж за одного из знатнейших дворян шведского королевства – графа Карла Юхана Юленшерну. Но тут в дело вмешался злой рок в лице герцога-странника. Они тогда ехали с тетушкой в Ригу, но их карета завязла. Какие-то люди помогли её вытащить на твердую землю, но как выяснилось, это были эти ужасные московиты и немецкие наемники мекленбурского герцога ставшего русским царем.

Воспоминания об этом слишком тяжелы для молодой женщины, но она не гнала их прочь, а, напротив, холила и лелеяла, будто боялась забыть. С отчаянной храбростью Иоганна Альбрехта Мекленбургского могла поспорить только его невероятная хитрость. Он обманом проник в Ригу, захватил воротную башню и через несколько часов весь город, о который обломали свои зубы многие завоеватели, стал его добычей. Он захватил всё: город, жителей, казну, и даже жениха Регины Аделаиды. Оказалось, что у них давние счеты, и он с радостью и поистине дьявольской изобретательностью свёл их.

Она тогда осталась совсем одна и очень боялась, что грозный завоеватель подтвердит свою репутацию сластолюбца и разрушителя женских сердец, лишив её чести и доброго имени… но, в неё без памяти влюбился один из его приближенных Мекленбургского дьявола и тот уступил ему свою драгоценную добычу. Особенно возмущало то, с какой легкостью он это сделал. Будто речь шла не о представительнице знатнейшего лифляндского рода, славившейся своей красотой, а о простой девке, схваченной татарами на ферме.

Но, как бы то ни было, Кароль фон Гершов любил её и поспешил жениться. Иоганн Альбрехт пожаловал им земли, титул, а впоследствии она стала приближенной его жены – шведской принцессы. Можно сказать, что Регина Аделаида получила всё, на что она могла рассчитывать, выйдя замуж за Юленшерну и даже больше, но…

Единственным признаком беременности молодой женщины был все более растущий живот, но пока он не доставлял ей слишком уж много неудобств. Впрочем, врачи настаивали, чтобы она берегла себя и поэтому баронесса большую часть времени проводила в доме, арендованном для приближенных герцогини, бывая при дворе лишь на самых важных церемониях. Муж был занят службой и мог приходить даже не каждый вечер, что её вполне устраивало.

Сегодня было воскресение, и Регина Аделаида отправилась в кирху. В отличие от герцогини Катарины, избравшей для своих молитв собор Святой Марии, баронесса предпочитала церковь святого Якоба, которая была куда ближе к дому.

Народу было много, и служанкам не без труда удалось найти своей хозяйке место на скамье, а им самим пришлось стоять вместе с другими простолюдинами. Отстояв службу и выслушав проповедь, она собиралась уже отправиться домой, как вдруг её внимание привлек какой-то человек одетый как моряк. Это было странно, поскольку обитатели порта и его окрестностей имели свою церковь и старались лишний раз не появляться в Старом городе. В другое время баронесса не обратила бы на назойливого простолюдина ни малейшего внимания, но что-то в его облике показалось ей смутно знакомым.

Тот, очевидно, тоже узнал её, но старался не показывать виду и лишь изредка обжигал женщину взглядом. И лишь когда она при выходе поравнялась с ним, глухо спросил:

– Неужели вы совсем забыли меня, сударыня?

– Вы?! – не без удивления в голосе воскликнула женщина.

– Я, – просто отвечал он ей.

– Но как вы посмели явиться сюда!

– Простите, графиня, но я случайно узнал, что вы здесь, и не нашел в себе сил, отказаться от возможности встретиться… Или вас теперь следует называть баронесса?

– Вам, сударь, нет никакого дела ни до имени, ни до титула который я сейчас ношу! – отчеканила женщина, глядя прямо в глаза своему бывшему жениху. – Дайте мне дорогу или я кликну стражу!

– Кричите, – мрачно мотнул головой Юленшерна, – от вас я приму даже смерть!

– Что вы хотите? – невольно смягчилась Регина Аделаида.

– Всего лишь сказать вам несколько слов, попытаться оправдаться…

– О! Это мудрено будет сделать, особенно после того как вы попытались похитить юную принцессу!

– Вам, вероятно, рассказал обо всех этих ужасах ваш супруг?

– А разве это неправда?!

– Что я могу сказать, – плечи шведа поникли, а лицо стало бледным. – Братья фон Гершов, как и их господин – мастера придумывать страшные истории, а у меня опять нет возможности обелить своё честное имя.

– Вы хотите сказать, что вас оболгали?

– Оболгали?! Да у меня отняли всё! Имя, состояние, честь… осталась лишь любовь к вам!

– Что вы такое говорите, – смутилась баронесса и мило попунцовела.

– Мадам, это бродяга вам докучает? – появились вспомнившие, наконец, о своих обязанностях служанки. – Не прикажете ли кликнуть стражу…

– Нет! – решительно прервала их госпожа. – Этот человек принес для меня важные известия.

– Как вам будет угодно, – поклонились сопровождающие, бросив изучающий взгляд на странного посланника.

– Ступайте за мной, – холодно заявила Регина Аделаида и направилась к носилкам. – Ответ вам передадут мои люди.

21

Для переезда герцогини и её свиты в Москву в порту Ростока снаряжалось три больших корабля. Каждый день туда доставлялись новые грузы и дюжие грузчики, кряхтя от тяжести, таскали по трапам мешки и сундуки с разным добром, катили бочки и носили тюки. Экипажи уже были полностью сформированы, включая солдат и канониров для пушек. Кроме того, король Густав Адольф прислал для охраны сестры и племянников целую эскадру из четырех боевых галиотов. Балтийское море издавна «славилось» своими пиратами, а потому данные меры предосторожности никто не считал излишними. Но все же шведские моряки, находясь на берегу, нередко устраивали драки в портовых кабаках, задирали местных жителей и приставали к женщинам. Местные власти скрепя сердце терпели их выходки, пока известия о них не дошли до генерала фон Гершова.

Кароль недолго думая приказал усилить стражу и стал устраивать облавы на бузотеров. Пойманным забиякам давали проспаться, затем секли и штрафовали их капитанов. Те вздумали было обратиться с жалобой к герцогине, но получили в ответ жесткую отповедь и обещание сообщить королю о дисциплине его подданных. Все эти меры пришлись весьма по душе местным жителям и братья фон Гершов стали весьма популярны среди горожан. Оборотной стороной стала ещё большая неприязнь к померанцам со стороны шведов. Особенно это касалось Болеслава, который обычно и руководил этими мероприятиями.

В последнее время молодой человек был совершенно счастлив. Казалось, тени прошлого навсегда исчезли из его жизни. Он вернулся на службу к своему сюзерену, и мог надеяться на успешную карьеру. Герцогиня благоволила ему с братом и не скупилась на награды. Что еще нужно «солдату удачи»?

Но самое главное, в его жизни появилась Марта. Еще совсем недавно он был уверен, что огрубевшая душа его уже неспособна на такие чувства, но теперь он любил и был любим. Каждый вечер, когда после службы он возвращался в знакомый дом, сердце его замирало от нежности. Вся округа давно спала, и даже верный Иржик бессовестно дрых, наплевав на своего господина, и лишь Марта неизменно встречала его у входа, светя сальным фонарем и загадочно улыбалась. В камине тлел огонь, в котелке томилась еда, а в спальне ждала мягкая постель и жаркая ночь, за которую он был готов, не раздумывая, пожертвовать жизнью.

Разумеется, их отношения стали скоро всем известны, но молодые люди и не думали скрываться, купаясь в своей любви. Первым не выдержал брат.

– Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь? – холодно поинтересовался Кароль, когда они остались одни.

– О чём ты?

– Не прикидывайся! Я говорю о тебе и госпоже Рашке.

– И что тебя беспокоит?

– Святые угодники! Неужели до тебя не доходит, чем это может обернуться?

– И чем же?

– Послушай, братец. Иоганн Альбрехт, конечно, простил тебя, но я не стал бы преувеличивать его милосердие. Он давно уже не тот странствующий принц, к которому мы нанялись в Дарлове. Теперь он государь в очень обширной стране, населенной весьма непростым народом. И хотя подданные называют его правление милостивым и справедливым, палачам в тех краях всегда есть работа. Такие уж там нравы!

– К чему ты всё это рассказываешь?

– Послушай, ваш прошлый… хм… конфликт, был связан с женщиной. А теперь ты в открытую живешь с Мартой. Вспомни, он ведь очень любил её!

– Да, помню, а еще он любил графиню Спаре, баронессу Фитингоф, русскую девушку Настю, и, скорее всего, много других женщин имён которых я не знаю. Ведь так?

– Так, – не стал отрицать Кароль. – И все же Марта для него не просто увлечение или очередная интрижка. Он все эти годы заботился о ней и дочери. И я не берусь предсказать его реакцию, когда он узнает о вашей связи.

– Я люблю её, – глухо ответил Болеслав.

– Ты всегда был таков, – вздохнул старший брат. – Для тебя важнее сердце!

– А для тебя? Разве ты не любишь свою жену?

– Это другое! Тем более что он никогда не претендовал на Регину Аделаиду и, узнав о моих чувствах, сразу же уступил её мне.

– Вот как? Ты прежде не рассказывал мне об этом.

– Даже братьям рассказывают далеко не всё.

– Что же, я понял тебя. Но могу сказать только одно, я люблю Марту и никогда не отступлюсь от неё.

– Ладно, теперь уж всё равно ничего не изменишь. Найдется добрый человек, чтобы сообщить Иоганну об этой истории. Послушай, может тебе не надо пока ехать в Москву? Лучше я сообщу государю обо всем произошедшем, а уж потом…. К тому же, если всё будет так, как он предсказывает, тут будет чёртова прорва дел. Принимать беженцев из Чехии и Пфальца, выискивать среди них добрых мастеров и переправлять в Россию. Да и шпагой помахать наверняка придется. Что скажешь?

– Мне всё равно, лишь бы быть с ней!


Затем пришла очередь герцогини Катарины. Как это ни странно, она даже испытала некоторое облегчение, узнав об этой новости. Поэтому немедля вызвала к себе Болеслава и без обиняков объявила свою волю:

– Господин фон Гершов, Мы весьма ценим вашу службу и благодарны за услуги, оказанные мекленбургскому дому. Однако ваша связь с одной известной Нам особой бросает тень на репутацию Нашей семьи. Надеюсь, вы понимаете, о чём Мы говорим?

– Да, Ваше Королевское Высочество. Но, боюсь…

– Подождите, я ещё не закончила! Фройляйн Рашке не только мать принцессы Клары Марии, но и придворная нашей свекрови герцогини Брауншвейг-Вольфенбюттельской! И посему она не может быть скомпрометирована без ущерба для репутации обеих герцогских домов. Однако вы представитель весьма достойного, хоть и обедневшего рода и уже зарекомендовали себя с самой лучшей стороны. Ваш брат достиг немалых высот, и вы со временем можете достичь не меньших…

Оборвав свою речь, Катарина Шведская пытливо уставилась на померанца, предоставляя совсем растерявшемуся Болеславу самому закончить её мысль. Тот какое-то время собирался с мыслями, но видимо так и не собрался. Подождав ещё немного, герцогиня вздохнула и, видимо, сделав скидку на неотесанность молодого рейтара, закончила:

– Я настаиваю, чтобы вы как можно скорее женились на фройляйн Рашке!

Фон Гершов-младший от неожиданности едва не поперхнулся и, прокашлявшись, не нашел ничего лучше, как глупо спросить:

– Я?!

– Ну не я же! – усмехнулась Катарина.

– Но, я даже не знаю…

– Что именно вы не знаете? – не без яда в голосе поинтересовалась шведка. – Как по мне, все, что касается Марты известно вам лучше многих других. Или ваши знания и намерения не простирались дальше её постели? Или может быть, она недостаточно знатна для вас?

– Прошу Ваше Королевское Высочество простить меня, но я, кажется, не давал повода для подобных обвинений!

– Тогда как понять ваши слова?

– Видите ли, – вздохнул Болеслав, – я младший сын провинциального дворянина и живу службой. Мне совершенно нечего предложить фройляйн Рашке. А она, как Вы сами изволили заметить – придворная, да еще и дочь бургомистра.

– Но, тем не менее, вы…

– Я люблю её! – в отчаянии выпалил померанец, чувствуя, что опять наговорил что-то не то.

Герцогиня какое-то время пристально рассматривала побледневшего молодого человека, как будто решая про себя его судьбу. Наконец, взгляд её смягчился и она, почти участливо сказала ему:

– Мать принцессы Мекленбургского дома в любом случае не будет жить в нищете. Наша свекровь уже подарила Марте дом. Я так же намереваюсь дать ей достойное приданое. Скажем, триста моргенов земли с усадьбой и две тысячи гульденов деньгами. Кроме того, у принцессы также есть имение, пожалованное ей отцом, которым до совершеннолетия будет управлять её мать… с мужем! На таких условиях вы согласны жениться?

Кровь бросилась в лицо Болеславу, сообразившему, что выглядит как расчетливый негодяй, набивающий себе цену. Мысль об этом была невыносима, но что сказать, чтобы не испортить о себе впечатление еще больше, он не знал, а потому продолжал молчать, проклиная себя последними словами. Наконец, почувствовав что пауза совсем уж затянулась, он глухо произнес:

– Я готов жениться на Марте безо всяких условий и приданого, если будет на то её согласие. Больше мне нечего вам сказать.

– Что же, прекрасно, – хмыкнула Катарина. – В таком случае, сообщите фройляйн Рашке, что я желаю её видеть. Думаю, что она согласится на ваше предложение «руки и сердца». И, ради Бога, не делайте такое несчастное лицо, и не думайте о себе хуже, чем вы есть! Поверьте мне, окажись на вашем месте любой шведский дворянин, какого угодно рода, он отчаянно торговался за каждый морг земли или мелкую монетку из приданого. Теперь ступайте и готовьтесь к венчанию. Я настаиваю, чтобы оно произошло до нашего отъезда.


Шурка сделала последний стежок, затянула узел и, откусив нитку, критически уставилась на свою работу. Что же, можно сказать, не кривя душой, кукла у неё получилась на славу. Прошлая, что она сделала для подружки Гертруды, была просто чучелом по сравнению с этой. Кто бы мог подумать, что она научится так ловко орудовать иголкой с ниткой, кроить и, вообще, заниматься таким женским делом как шитьё! Но теперь у сделанной ею игрушки самое настоящее платье с кружевным воротничком, манжетами и оборками по подолу. Тело она сшила из лоскутов и набила обрезками пеньки, ниток и тряпок. Голову поначалу хотела сделать из папье-маше, но, как оказалось, бумага стоит слишком больших денег, чтобы потратить их на такую безделицу. Деревянная же, оказалась слишком тяжелой для мягкой игрушки. Выход подсказал Иржик, выстругавший что-то вроде баклуши – заготовки для деревянной ложки, черенок которой обеспечивал телу куклы необходимую жесткость. Он же обклеил деревянную голову конским волосом, так что шевелюра получилась почти как настоящая. Но вот лицо нарисовала сама Шурка и вышла премиленькая мордашка!

Теперь её можно подарить принцессе Евгении, тем более что малявка уже не раз напоминала ей об этом обещании. Зачем она так старалась? Ну, на это есть много причин. Во-первых, таких хороших кукол еще не делают, так что восторг младшей сестры и её благодарность практически обеспечены. Во-вторых, что более важно, этот жест должна оценить мачеха. Доброе отношение с её стороны лишним точно никогда не будет, так что стоило постараться. И если они в оба уха будут вливать папаше о том, какая у него хорошая старшая дочка, то, кто знает, может и расщедрится на что-нибудь путное! Главное не, перестараться чтобы к себе не потащил.

Вот в Москву девочке не хотелось от слова совсем. Пообщавшись с митрополитом и другими русскими, она уже поняла, что там царит домострой, при котором женщины сидят взаперти и никакого участия в том, что называется «общественная жизнь» не принимают. Правда, тут в Германии про феминизм пока тоже никто не слыхал, но все же посвободнее. Тем более, если Катарина с семьей уедет, то Клара Мария останется здесь единственной представительницей Никлотингов. Можно будет развернуться. Правда есть еще герцогиня София, но она уже не молода и никуда из своих амтов без крайней надобности не выезжает.

Была, правда, опасность, что именно её назначат опекуншей малолетней принцессы, но пока жива бабушка (дай ей Бог здоровья!) ничего подобного не случится. А если Марта все-таки выйдет замуж, то все будет ещё проще. По крайней мере, хотелось бы!

Кстати, «замуж» должно случиться в самом ближайшем времени. Герр Болеслав наконец-таки разглядел, что рядом с ним молодая красивая женщина и, кажется, не на шутку увлекся ею. Тем не менее, похоже, матушке пришлось самой брать быка за рога, в смысле, рейтара за пистолеты. Иначе бы этот пентюх до сих пор терялся. Но слава Создателю, всё уже случилось и теперь он как благородный человек обязан связать себя узами Гименея. И вообще, куда он денется? Раз влюбился – женится!

Вообще, фон Гершов-младший Шурке сразу понравился, и она подумала, что он был бы прекрасной партией для Марты. Ну, а что? Видно же, что не продажный бабник, как этот проклятый Бопре, и не балабол. Наоборот, скорее молчун, но при этом человек стоящий. Такой не предаст и не бросит. Ну и красив, этого не отнять! Матушка у неё тоже красивая, глядишь, сделают ей красивого братика или сестричку.

Ладно, работа окончена и надо её отнести и подарить сестре. То-то радости будет! Спустившись по лестнице, девочка увидела Иржика строгающего из деревяшки баклушу дляследующей куклы. Надо сказать, что ушлый чех сразу же сообразил, что на игрушках можно сделать деньги. Главное, чтобы дети местных нобилей увидели, какая игрушка есть у маленькой принцессы и тогда спрос обеспечен. А денежка никогда лишней не будет!

Да, в последнее время, Шурка почти постоянно жила у матери. У герцогини много дел перед отъездом, к тому же места в арендованных домах не так много. Поэтому все только рады, что Марта с дочерью живут отдельно. Ну и пусть радуются! Зато она с мамой! Та в последнее время просто светится от счастья. Похоже, она тоже влюбилась в своего Болека и не скрывает этого. Вообще, Александра была очень рада за них. Видно же, что людям хорошо вместе!

– Иржик, а где мама? – спросила она слугу.

– Ваша благородная матушка пошла на рынок, – флегматично отозвался тот, продолжая строгать заготовку.

– А почему ты с ней не пошел?

– Не видите, я занят? – пожал плечами чех, не отрываясь от дела. – К тому же, сейчас в доме никого нет, и если бы я ушел с госпожой Мартой, вас было бы некому охранять!

– Так ты на страже, – протянула Шурка.

– Именно так, – скучным голосом отозвался Иржик, которого не просто было расшевелить.

– Тогда сторожи, а мне нужно ко двору!

– Что значит «ко двору»?

– Я закончила куклу и хочу подарить её сестре. Что тут непонятного?

– Ну-ка, покажите… да, получилось очень хорошо! Если остальные будут не хуже, то мы сможем заработать на каждой не менее десяти талеров.

– Вот ещё! Плюнь мне в глаза, если мы станем продавать их меньше чем за полсотни!

– Что вы такое говорите, Ваша Светлость! Во-первых, если я буду плевать в глаза принцессам, то меня, скорее всего, повесят и правильно сделают! Во-вторых, полсотни талеров деньги совсем уж несуразные! Никто столько не заплатит за такую безделицу. Я и десять то сказал, немного погорячившись.

– Спорим?

– Ну уж нет. В прошлый раз, когда мы спорили, вы проиграли, но все перевернули так, будто всё было наоборот. Нет, с меня хватит!

– И вовсе всё было не так! Ты, действительно, проспорил, а теперь так говоришь, чтобы не отдавать залог.

Иржик в ответ только пожал плечами и снова принялся за работу, ясно давая понять, что разговор окончен. Но Шурка была не из тех, кто так просто сдается. Одарив флегматичного чеха на прощание недовольной гримасой, она громко топая башмаками прошла по лестнице на второй этаж, затем, застыв на секунду прислушалась и, убедившись, что за ней не следят, прошмыгнула к черному ходу и скоро была в конюшне. Выйти оттуда на улицу не составляла ни малейшего труда и девочка, довольно напевая, двинулась в сторону ратуши.

Идти было недалеко, всего три квартала, и она быстро добралась до места, не забывая по пути глазеть на здания и прохожих. Дом, в котором проживала герцогиня с детьми, находился подле ратуши и формально хорошо охранялся. То есть у главного входа стояла бдительная стража и зорко смотрела, чтобы мимо них не пробрался злоумышленник. А вот черный ход, которым пользовалась прислуга, караулили куда менее тщательно, и юная принцесса уже неоднократно пользовалась этой прорехой в охраняемом периметре. Нужно было лишь дождаться возвращавшуюся с рынка или еще откуда прислугу, и, увязавшись за ними, пройти мимо городских стражников, пока те заигрывали со служанками.

Днем улицы города редко бывают пустыми, скорее наоборот, на них яблоку некуда упасть. Множество людей занятых повседневными делами снуют туда-сюда, создавая невообразимую толчею. Торговцы пытаются завлечь к себе в палатки покупателей, разносчики предлагают с лотков всякую всячину. Иногда устраивают представления уличные комедианты, и тогда вокруг них сразу же собираются толпы зевак.

Ожидая оказии, Шурка привычно разглядывала прохожих, как вдруг взгляд зацепился за ничем непримечательного прохожего. Вроде бы обычный моряк, каких много в портовом городе, но что-то в его поведении показалось девочке неестественным. Она даже хотела проследить за ним, но тут показались идущие к дому слуги и принцесса решительно двинулась вслед за ними, и думать забыв о подозрительном матросе.

Привычно прошмыгнув в дом, девочка первым делом перевоплотилась в принцессу. То есть скинула плащ с капюшоном сшитый из грубого сукна и оставшись в нарядном платье прямиком направилась к комнате занятой детьми герцогини. Вообще, обычно у Карла Густава и Евгении были разные апартаменты, но дом Керкгофов это все же не герцогский дворец, так что волей-неволей пришлось потесниться.

– Клара Мария! – обрадованно воскликнул брат, увидев её. – Я так давно не видел тебя, что очень соскучился, где ты была?

– Ты же знаешь, я живу с матушкой в её доме, – улыбнулась в ответ сестра.

– А он далеко?

– Вовсе нет.

– Как я хотел бы побывать у вас дома и посмотреть как вы живете.

– Ничего особо интересного там нет, – пожала плечами Шурка. – А где Евгения?

– Я здесь, – выбежала из-за ширмы самая маленькая принцесса Мекленбургского дома и вопросительно уставилась на неё.

– А кто меня поцелует? – лукаво усмехнулась девочка и, как бы невзначай, поправила свёрток.

– А что там? – насторожилась Евгения.

– Поцелуешь, покажу!

– Вот ещё!

– Ну, как хочешь.

Всё же любопытство пересилило и вредная Женька шагнула к сестре, потешно выставив вперед сложенные уточкой губы. Шурка звонко чмокнула её и тут же принялась развертывать подарок. Едва кукла освободилась, раздался радостный визг, и малышка, получив вожделенную игрушку, бросилась благодарить сестру, одарив её множеством поцелуев, объятий и других проявлений нежности.

– Клара Мария, ты – самая лучшая!

– Я знаю, – скромно улыбнулась дарительница.

– И впрямь, очень красивая кукла, – сдержано заметил держащийся чуть в стороне Петер. – Неужели вы сами это сделали?

– Ну, не всё, – пожала плечами Шурка, – но большую часть.

– Что здесь происходит? – строго спросила вышедшая из-за ширм воспитательница принцессы Евгении – госпожа Мадлен Руге – высокая сухопарая шведка с постным лицом.

– Мадам, посмотрите, какую куклу подарила мне Клара Мария! – радостно завопила её подопечная, показывая подарок.

– Ах, это вы, – поджала губы придворная, немного недолюбливавшая незаконнорождённую принцессу. Затем, посмотрев на игрушку, удивленно приподняла брови. – Весьма недурно! Где вы взяли её?

Язык Шурки так и чесался сказать: – «где взяла, там уже нет», но она пересилила себя и, лучезарно улыбнувшись воспитательнице, спросила:

– Вам нравится?

– Такие куклы посылают друг другу коронованные особы, чтобы показать новые фасоны нарядов!

– Моя сестра сама сделала эту куклу! – отрезал Карл Густав.

– Вот как? Что же, работа достойна всяческой похвалы. Её следует показать Её Королевскому Высочеству. Кстати, она хотела видеть фройляйн Марту. Вы не подскажете, где она теперь?

– Я здесь одна, – вынуждена была признаться Шурка, когда взгляды присутствующих скрестились на ней.

– Но, каким образом? – изумилась камер-юнгфрау.

Госпожу Руге недаром выбрали воспитательницей юной принцессы. Помимо хорошей родословной и безукоризненной нравственности, эта достойная дама отличалась еще и способностью быстро соображать. Поэтому не прошло и нескольких минут, как принцесса Клара Мария оказалась перед светлыми очами герцогини Катарины и обер-камергера барона фон Гершова, хмурые лица которых не обещали юной госпоже ничего доброго.

– Я правильно понимаю, что Ваша Светлость изволили убежать из дома? – поинтересовался Кароль.

– Можно сказать и так, – обреченно вздохнула девочка.

– А где была ваша мать?

– На рынке.

– Прекрасно, а что же, в доме вообще никого не было?

– Только Иржик.

– Кто это? – удивилась герцогиня.

– Слуга моего брата, – ответил ей обер-камергер, еще больше нахмурившись.

– А где сейчас ваш брат?

– Командует патрулями в порту.

– Это, конечно же, более важно, нежели безопасность принцессы! – в голосе Катарины послышался неприкрытый сарказм.

– А как вы проникли сюда? – остался невозмутимым померанец.

– Через черный ход, вместе с прислугой.

– Час от часу не легче! – всплеснула руками герцогиня. – К нам что, кто угодно может войти? Я крайне разочарованна вами, господин барон! Надо было оставить шведскую охрану…

– Там стояли городские стражники! – вдруг выпалила Шурка. – Они только и знают, что цепляться к служанкам, а на меня и внимания не обратили.

– Это правда?

– Да, Ваше Королевское Высочество, – сдержано отвечал фон Гершов. – Никоим образом не снимая вины с себя, я все же хочу заметить, что охрану следовало бы поручить исключительно Вашему регименту. Они знают всех придворных и прислугу, а кроме того более дисциплинированы, нежели молодые подмастерья, которых здешние бюргеры по очереди отправляют в караулы.

– Что же, – голосом Катарины Шведской можно было морозить свиные туши на рынке. – Надеюсь, случившееся послужит вам уроком! И вы примете надлежащие меры…

– И немедленно, – с поклоном отвечал ей померанец.

– Её Светлость, пожалуй, сегодня переночует здесь. И потрудитесь передать фройляйн Рашке моё крайнее неудовольствие!

Договорив герцогиня величественно вышла, оставив принцессу наедине с Каролем.

– Я вас подвела? – виновато спросила девочка.

– И да, и нет, – пожал плечами тот. – Я говорил Её Королевскому Высочеству, что городские стражники не слишком надежны, но она не могла отказаться от их услуг по политическим мотивам. И магистрат, и Совет Шестнадцати могли обидеться, если бы охраной занимались только наши люди.

– Но разве город не принадлежит Мекленбургским герцогам целиком?

– Всё не так просто, Ваша Светлость. Лет пятьдесят назад, ваши предки были вынуждены военной силой занять Росток и разрушить его стены. И хотя впоследствии все недоразумения были улажены, герцогскую крепость пришлось срыть, и с тех пор у вашего рода нет резиденции в городе.

– Понятно.

– Боюсь что нет, принцесса. Надеюсь, вы не забыли, что совсем недавно на вас было организовано нападение? Этот разбой привел к гибели множества ваших слуг и лишь по совершеннейшей случайности не пострадали вы сами! Конечно же, здесь в городе эти негодяи никогда не решились бы на нечто подобное, но всё же опасность совсем не иллюзорна.

– Вот чёрт! – вырвалось у Шурки.

– Что, простите?

– Я видела его!

– Кого, его?

– Ну, этого, похитителя… Юленшерну!

– Где? – напрягся Кароль.

– Да на улице, перед тем как зайти сюда.

– Хм, вы уверены?

– Почти.

– Что значит, почти?

– Ну, он был одет как простой моряк, и я сразу не узнала его, а теперь вы мне напомнили про похищение, и я почти уверена, что это был он!

Фон Гершов на секунду задумался, затем задал ещё несколько вопросов, после чего стремительно вышел из комнаты, оставив девочку одну. Не то чтобы он безоговорочно поверил в этот её рассказ, но в жизни случается всякое, и нужно было проверить. Плохо, что среди его солдат не было тех кто мог бы опознать Юленшерну, хотя…

– Раубе!

– Да, мой генерал! – вытянулся перед ним капрал, предано поедая его глазами.

– Ты ведь был с нами в Риге?

– Да, господин барон. Я еще отличился тогда при захвате воротной башни, и наш добрый кайзер наградил меня.

– Отлично! А ты помнишь того шведского графа, которого потом долго держали в Рижском замке?

– Это на невесте которого женилась Ваша Милость? – радостно выпалил капрал, но увидев, как переменилось лицо командира, сообразил, что ляпнул глупость и четко отрапортовал: – Никак нет, не помню!

– Гхм, – прочистил горло фон Гершов, – это славно, что у тебя такая хорошая память. Так вот, Михель, возьми пару солдат свободных от караула, да пройдите по окрестным улицам, и хорошенько приглядывайтесь ко всем бродягам, морякам и прочим. Может статься, что встретите кого знакомого. Тогда вы знаете что делать!

– Яволь мой генерал! – вытянулся Раубе, а затем оскалил в улыбке все уцелевшие зубы и радостно выпалил: – Я вспомнил, о ком толкует Ваша Милость! Этот тот негодяй, которого наш добрый кайзер заставил обвенчаться с ведьмой!

– Да отправляйся же, наконец! – зарычал взбешенный померанец.

Увы, бравому капралу с солдатами не удалось обнаружить возле дома никого подозрительного. Однако Кароль забеспокоился. Одну оплошность он уже совершил и вовсе не желал усугублять ситуацию. Конечно, вероятность того, что девочка просто ошиблась или, хуже того, выдумала всю эту историю, была достаточно велика, но все же пренебрегать им не следовало. К тому же у шведского графа был зуб не только на Иоганна Альбрехта, но и на самого фон Гершова. Чертов Раубе походя разворошил старую рану в сердце померанца.

Фон Гершов не просто любил жену – он боготворил её. Для младшего сына мелкого дворянина, каким он был до поступления на службу к герцогу-страннику, такая девушка как Регина Аделаида фон Буксгевден, была все равно, что звезда на ночном небосклоне. Видеть можно, но нечего и мечтать о том, чтобы коснуться её! Впервые увидев юную графиню на лесной дороге неподалеку от Риги, молодой человек понял что пропал. Ни у одной женщины, которую он мог видеть до сих пор, не было таких лучистых глаз, такой милой улыбки, и такой легкой походки. Но помня о судьбе брата, он старался ни словом, ни взглядом не выдавать своих чувств. Иоганн сам обо всем догадался и устроил одну из тех своих шуточек, благодаря которым почтенные матроны до сих пор пугают им своих дочерей.

Он дал согласие на свадьбу Регины Аделаиды с Карлом Юханом, но у алтаря подменил невесту и швед женился на вдове Краузе – местной женщине, которую подозревали в колдовстве. Кароль же в то же самое время вел под венец свою возлюбленную и благословлял день и час, когда поступил на службу к своему господину. Сказать по правде, выбор у графини Буксгевден был совсем невелик. С одной стороны у неё была возможность убедиться, что Юленшерна – редкостный мерзавец, а с другой, сам факт нахождения при Мекленбургском дьяволе в течение нескольких дней, напрочь уничтожал её репутацию. Будучи девушкой неглупой и рассудительной, она взвесила все эти обстоятельства и сказала: – «Да», после чего пастор немедля их обвенчал. Она была верной женой, и Каролю не в чем было её упрекнуть, а что касается любви – той, что горела у него в сердце, хватило бы и на пятерых. Но что если проклятый швед решил отомстить не только русскому царю, но и его приближенному?

Встревоженный померанец тут же распорядился усилить караулы у резиденции герцогини, а сам отправился к жене.

– Что-нибудь случилось? – удивилась столь раннему визиту супруга.

– К счастью, пока нет.

– Вы говорите загадками.

– Я пока не могу сказать вам, сударыня, ничего определенного. Однако молю вас сохранять предельную осторожность. Кроме того, я распоряжусь поставить перед этим домом стражу.

– Нам грозит опасность?

– К сожалению, этого нельзя исключать.

– И что же, мне теперь постоянно сидеть в четырех стенах?

– Вовсе нет, но я прошу вас соблюдать осторожность.

Баронесса удивленно посмотрела на мужа, но спорить не стала, и лишь в глазах её мелькнул огонек упрямства.

– Как прикажете, сударь!

– Регина, – начал было он и попытался взять жену за руку, – поймите, это необходимо…

– Я поняла вас, барон, – ровным голосом отозвалась та и спрятала руки за спиной. – Вы можете рассчитывать на мое благоразумие и послушание.

– Зачем вы так? – с мукой в голосе спросил Кароль, но вопрос повис в воздухе.

Нужно было возвращаться, и фон Гершов отвесив жене поклон, двинулся к выходу. И все же что-то было не так, хотя и непонятно, что именно. Возможно, следовало опросить прислугу, но все служанки Регины Аделаиды были родом из Риги, а потому преданы своей хозяйке. Но тут он вспомнил, рассказ Клары Марии и остановился перед выходом.

– Господин барон что-то забыл? – подозрительно спросила провожавшая его Кайса – пожилая латгалка, когда-то нянчившая свою госпожу.

– Нет, – как бы рассеяно ответил он, затем, сделал вид будто что-то вспомнил и внезапно спросил: – Скажи, а этот… моряк, давно приходил?

– Вчера, господин барон, – скривилась служанка, которой не слишком нравились эти непонятные визиты. – Я сама вынесла ему письмо госпожи.

– Письмо?

– Да, письмо. И прошу меня простить, но вам следовало бы лучше подбирать своих посыльных!

– Моих посыльных?

– А разве не Ваша Милость прислала этого француза?

– Француза? Ах, да, конечно. Ты всё правильно сделала, Кайса.

Поставив часовых у дома и строго-настрого приказав им не пускать никого из посторонних, фон Гершов кинулся назад – в резиденцию герцогини. Он, конечно же, вспомнил рассказ принцессы и её матери о негодяе-французе, предавшем их проклятому шведу. Плохо было, что в отличие от Юленшерны, Бопре могли узнать только Марта, Болеслав или сама Клара Мария. Но тут ему пришло в голову, что уж коли Её светлость смогла нарисовать своего брата так что заслужила похвалу от маститого художника, то уж портрет предателя у неё тем более получится. Нужно только дать ей лист бумаги и уголёк. С этой мыслью он влетел в дом Керкгофов и тут же направился в детскую:

– Где принцесса? – спросил он госпожу Руге.

– Мы только что уложили Её Высочество, – с достоинством отвечала камер-юнгфрау. – А что за спешка?

– Да, так, – отмахнулся Кароль и хотел выйти, но тут же встал как вкопанный. – Подождите сударыня, я спрашивал о принцессе Кларе Марии. Где она?

– Принцессе Кларе Марии? – не без ехидства в голосе переспросила придворная. – Ах да, она ведь тоже принцесса!

– Мадам, где Её Светлость? – ледяным тоном повторил камергер.

– Она тоже легла, – поспешно ответила шведка, сообразившая что померанец не просто так находится в таком взвинченном состоянии. – Если Вам угодно, то её можно поднять. Только не потревожьте…

– Нет, в этом нет необходимости, – облегченно вздохнул фон Гершов. – Но на всякий случай, прошу вас, удостоверьтесь что девочка на месте.

– Если вы настаиваете, господин барон, – поджала губы дама и с видом оскорбленной невинности отправилась в комнату принцессы Евгении.

Однако, не пробыв там и минуты, госпожа Руге выбежала и голосом близким к панике сообщила:

– Её Светлости там нет!

– Что, простите?

– Принцессы Клары Марии там нет! Я тронула постель, Но нашла под одеялом лишь искусно сложенные вещи, благодаря которым создавалось впечатление…

– Твою мать! – не смог сдержаться Кароль. – Эта чертовка опять нас обвела вокруг пальца.

– Что вы имеете в виду? – пролепетала камер-юнгфрау, не привыкшая к таким выражениям.

– Да так, – отмахнулся померанец. – Просто отец этой девочки, сказал бы в таком случае, что мы в жопе!

Последние слова он произнес уже по-русски, но придворная дама, на свою беду, его не знала, но очень не любила недосказанностей.

– Где?!

– В заднице, мадам! – любезно пояснил ей Кароль и бросился прочь.

– Господи! – взмолилась госпожа Руге: – Только бы с этой маленькой дрянью ничего не случилось, а то я сама её убью!

Предпринятые поиски ничего не дали. Ни принц, ни Петер, ни кто-либо из слуг или придворных не видели Клару Марию и лишь стражники припомнили, что какая-то маленькая девочка вертелась у входа, а потом куда-то запропастилась. В принципе, ничего страшного пока не случилось. Упрямая принцесса, конечно же, сбежала и отправилась домой, не желая сидеть взаперти, но она и раньше проделывала такие кунштюки, так что возможно всё обошлось. Выскочив наружу как ошпаренный фон Гершов-старший, вскочил на коня и пустил благородное животное вскачь, рискуя испортить на мощенной камнем улице ему копыта. За ним следом двинулись капрал Раубе и ещё два солдата, но они крепко отстали от своего командира.

Мигом домчавшись до дома Марты, Кароль ворвался внутрь и застал её на чём свет стоит бранившую Иржика.

– Что значит, ты не видел, куда она направилась? Куда ты вообще смотрел, чёрт тебя подери!

– Значит, она не вернулась, – скрипнул зубами померанец.

– Что? – удивилась женщина и с тревогой уставилась на вошедшего.

– Ваша дочь, сударыня, – обреченно вздохнул тот, – была у нас, но сбежала при первой же возможности. Я, признаться, надеялся, что она уже вернулась домой.

– Я же говорил, Ваша Милость, что Клара Мария собиралась подарить куклу сестре, – подал голос слуга. – Вот она и направилась к ней, не став меня слушать. Уж такая своенравная девочка наша принцесса, что не будь она такого высокого рода, я бы сказал, что по её заду розги плачут!

– Замолчи, Иржик, не время сейчас говорить об этом, – взмолилась Марта.

– Я-то замолчу, – пробурчал слуга, – да только рано вы всполошились. Небось, заметила на улице какую-то диковину, да и стоит, дивясь на неё с открытым ртом!

– А ведь это вполне вероятно! – обрадовано воскликнула женщина и с надеждой посмотрела на Кароля.

– Я бы тоже так подумал, – скрипнул зубами фон Гершов, если бы она не сказала мне, что видела на площади переодетого Юленшерну!

– Но это невозможно!

– Увы, фройляйн, я почти уверен, что она не ошиблась. И кстати, ваш друг-француз, похоже, тоже где-то поблизости.

– Надо немедленно её найти! – воскликнула Марта и кинулась было наружу, но затем вернулась и поднялась к себе в комнату. Через минуту она вышла из неё, держа в руках пару пистолетов и стилет в потёртых ножнах. Быстро пристроив всё это на себе, она накинула плащ и вопросительно взглянула на фон Гершова. Тот, не теряя времени даром, уже отдавал приказания капралу:

– Михель, пулей несись в порт и найди там моего брата. Пусть он прочешет все окрестности со своими людьми, да передаст капитану над портом приказ герцогини: – всем судам ни под каким видом не покидать Росток!

– Слушаюсь, гер генерал! – отозвался тот и стремглав полетел исполнять.

– Вы готовы, сударыня? – спросил Кароль хозяйку дома.

– Да!

– Я с вами, – вслед за ней показался Иржик, на ходу опоясывающийся тесаком.

– Нет! – решительно остановил его фон Гершов. – Будь дома, вдруг она вернется. На это, вправду сказать, не так уж много надежды, но чем нечистый не шутит…

– Хорошо, господи барон, – вздохнул тот, согласившись с доводами померанца.


А Шурка в это время лежала связанная и с заткнутым ртом на дне лодки, проклиная себя последними словами. Ну, надо же было так сглупить! Сама ведь видела этого проклятого шведа, но тем не менее не нашла ничего лучшего как удрать домой! Толпы людей на улицах создавали иллюзию безопасности и она, ловко обманув стражу, весело побежала домой. Но как на грех на пути ей попались уличные комедианты, ловко жонглирующие разными предметами, и она буквально на секундочку остановилась посмотреть на них. Тут вышел ещё один бродячий артист и начал изрыгать прямо изо рта пламя. Толпа вокруг восторженно закричала и никто не заметил, как девочке зажали рот и силой втолкнули в носилки. Она отчаянно пыталась сопротивляться, но похититель так в ответ сжал её шею, что принцесса почти задохнулась и впала в беспамятство. Очнулась она, когда её погрузили в лодку и, накрыв каким-то тряпьем, отчалили от пристани. Весла мерно опускались и поднимались, заставляя утлое суденышко двигаться по грязным водам залива.

– Кажется, всё сложилось как нельзя лучше? – раздался совсем рядом подозрительно знакомый голос.

– Вы правы, – скупо откликнулся второй.

– Господин граф, – продолжил француз, налегая на весла, – мне кажется, сейчас самое время рассчитаться.

– Что, прямо в лодке? – усмехнулся Юленшерна, продолжая грести вместе с ним.

– Нет, но как только мы прибудем на корабль, я хотел бы получить сполна. Я уже второй раз отдаю её в ваши руки и хотел бы хоть единожды получить обещанные мне денежки.

– Не беспокойтесь, мой друг, вы сполна получите всё, что вам причитается, – криво усмехнулся швед. В Копенгагене вы сойдете на берег богатым человеком.

– Отлично, мне, признаться, до смерти надоел Росток!

– Если он вам настолько осточертел, то можете остаться на борту, пока я не закончу тут кое-какие дела.

– Подождите, – изумился Бопре, – разве мы не поднимем якорь немедленно?

– Я же сказал, – огрызнулся Карл Юхан, – у меня еще остались дела! Кстати, мы почти добрались. Эй, на «Фульгии»!

– Есть на «Фульгии», – лениво отозвался вахтенный на видавшем виды пинасе.

– Спустите трап!

– С какой это стати? – усмехнулся в ответ белобрысый швед с обветренным лицом.

– Ну-ка пошевеливайся, чёртов ублюдок! – мгновенно вскипел Юленщерна и обрушил на матроса потоки брани.

– Господин граф?! – изумленно воскликнул тот. – Прошу прощения, но я не узнал вас в таком виде!

– Где шкипер? – не слушая его, продолжил бушевать аристократ. – Немедля позови это мерзавца!

Им немедля бросили конец, а затем спустили штормтрап[28], по которому Карл Юхан немедля взлетел на палубу и принялся распекать всех до кого смог дотянуться. Бопре так и не дождавшись какой-либо помощи, подхватил на руки прикидывающуюся беспамятной девочку и, перекинув её через плечо, принялся карабкаться по веревочной лестнице.

– Где трап, чёрт вас возьми! – орал Юленшарна на только что подошедшего старого морского волка, служившего у него шкипером.

– Он сломался, Ваша Милость, – вяло оправдывался тот, распространяя вокруг дивный аромат застарелого перегара.

– И что его никак нельзя было починить?!

– Но вы же сами не велели привлекать к себе никакого внимания!

– И пьянствуешь ты, собака, тоже для маскировки?!

Тем временем, француз поднялся и снял с плеча свою добычу. Видимо от тряски кляп закрывавший Шурке рот выпал. Первым её побуждением было смачно плюнуть в морду Бопре, но к несчастью в глотке у неё совершенно пересохло и слюны просто не было. Тогда она, недолго думая, вцепилась в шею француза зубами и тот, никак не ожидая подобной подлости, отчаянно заорал, переходя времена на визг. Окружающие не понимая, что происходит, перестали ругаться и с недоумением наблюдали за вопящим негодяем. Наконец, тому удалось оторвать от себя девочку и, зажав кровоточащую рану на шее, отшвырнуть её в сторону.

– Помогите! – немедленно завизжала та, причем с такой силой, что даже Юленшерна, болезненно поморщившись, зажал уши.

– Заткните эту чертовку! – бросил он подручным, но не успели те применить силу, как похищенная принцесса замолчала.

– С того кто до меня дотронется, сдерут кожу с живого! – посулила она матросам. – Вот увидите…

Но пираты, не обращая внимания на эти слова, заткнули ей рот и вопросительно посмотрели на своего предводителя.

– Заприте мерзавку в канатный ящик, – велел тот и повернулся к французу. – С вами всё в порядке?

– Если не считать, что эта маленькая дрянь прокусила мне шею! – прохрипел тот в ответ.

– Это неприятно, – хмыкнул в ответ Карл Юхан, – но все же уступает по обилию впечатлений татарской стреле.

– У вас был и такой опыт?

– Увы, мой друг, – усмехнулся Юленшерна. – Вас надо перевязать и пропустить через горло чего-нибудь горячительного. Лучше всего аквавита, или гданьской водки. Пойдемте у меня, кажется, еще осталось.

Через минуту они были в каюте графа и тот довольно быстро и с немалым искусством, которого француз совершенно не ожила в нем увидеть, перевязал ему рану. Затем он достал откуда-то богато изукрашенный поставец, вытащил из него две серебряные стопки и наполнив их из такого же графина, протянул одну Бопре.

– Прозит!

– Прозит! – отозвался тот и, опрокинув содержимое в глотку, закашлялся. – Что это за дрянь?

– Не приходилось пробовать? – высоко поднял брови швед, без малейшего неудобства выпивший свою порцию. – Да, это вам не Бургундское, и не Рейнское. Это крепкий напиток, для настоящих мужчин! В наших суровых краях другие не годятся.

– Я польщен, – буркнул в ответ француз, и поспешил продолжить прерванный разговор: – Господин граф, я все же хотел узнать, что вы хотели сказать, когда объявили, будто у вас еще дела в Ростоке?

– Ровно то, что сказал. Я еще не закончил с Региной Аделаидой.

– Этой дамой, к которой я ходил с письмами?

– Именно.

– Послушайте, но это же безумие! Нет, ваши чувства к бывшей невесте делают вам честь. Мы – французы, умеем ценить галантность и верность любви, но… Она же в положении! Неужели вы хотите увезти её от мужа и воспитывать чужого ребенка…

– Ха-ха-ха, – зашелся в ответ Юленшерна, бесцеремонно перебив своего сообщника. – Боже, какой же вы болван, месье!

– Простите, – изумился тот и вопросительно посмотрел на смеющегося разбойника. – Но что это значит?

– Неужели вы и впрямь, хоть на минуту, поверили в то, что я пылаю страстью к этой напыщенной лифляндской дуре?

– Но, чёрт возьми, что я должен был подумать…

– О! вы еще больший недоумок, чем выглядите! Хотя, возможно, это я прекрасно сыграл свою роль.

– Объяснитесь, – нахмурился Бопре, которого уже не на шутку бесили оскорбления шведского аристократа.

– Охотно, – осклабился тот. – Мне действительно нет дела до Регины Аделаиды. Она, как и эта маленькая дрянь, которую мы всё же изловили, лишь способ отомстить. Вы не представляете, с каким наслаждением я вырежу из её чрева этого ублюдка! Никто не смеет так оскорблять Карла Юхана Юленшерну, как сделал этот мекленбургский негодяй и его померанский приспешник. И очень скоро оба они получат сполна!

– А вам не кажется, – осторожно спросил француз, – что пропавшая принцесса сама по себе достаточно большая неприятность. И она вполне может дорого обойтись фон Гершову. Вряд ли русский царь похвалит его за подобную оплошность.

– Нет! – сверкнул глазами швед. – Все или ничего! На меньшее я не согласен!!!

От выкриков лицо его раскраснелось, изо рта брызгала слюна и временами казалось, что вот-вот польется пена.

– Вы маньяк, месье! – потрясенно воскликнул Бопре.

– Нет! – покачал головой Карл Юхан. – Я, как раз таки, абсолютно нормален. Это мекленбургский выскочка сошел с ума, когда захотел стать на моем пути. И теперь он за все получит!

– А можно мне тоже получить кое-что? – прищурился его собеседник.

– О чём вы?

– Бросьте! – отбросил стеснение беглый гугенот. – Вы прекрасно поняли, о чём я. Мы с вами заключили сделку, причем я свою часть уговора выполнил уже дважды. Заплатите мне то, что причитается, и я немедля покину и ваш корабль, и этот город, а по возможности и эту страну! Потому что, самое позднее к вечеру, здесь поднимется тревога и тогда станет слишком жарко.

– У меня нет денег, – просто сказал Юленшерна.

– Что?!

– У меня нет денег! – повторил тот чуть громче.

– Я не понимаю, у вас нет денег здесь? Они где-то в другом месте? Так давайте отправимся…

– У меня вообще нет денег! – с ненавистью в глазах еще раз повторил швед. – Этот негодяй лишил меня всего. Этот корабль и его команда – все, что у меня осталась, да и из них многие лежат теперь в том проклятом лесу под Бранденбургом.

Бопре стоял перед пиратом, как громом пораженный, не в силах поверить, что его так просто обманули. Наконец, в голове его прояснилось, и недоумение уступило место холодной ярости. Рука его сама собой устремилась к поясу, но к несчастью, шпаги там не было. Зарычав, француз выхватил своё единственное оружие – матросский нож, и хотел было кинуться на обманщика, но остановился, наткнувшись на ствол пистолета.

– Вы не поверите, – с усмешкой поведал ему Юленшерна. – Но этому нехитрому приему, я научился у Странника. Всякий раз, когда я пытался достать его шпагой у него оказывался пистолет и он, вот точно также, махал им перед моим лицом. Забавно, правда?

– Э… пожалуй, мы оба погорячились, – примирительно сказал гугенот, опасливо косясь на оружие в руках шведа. – Знаете, давайте поговорим, возможно, у нас получится прийти к взаимовыгодному решению…

– Гы-гы-гы, – мерзко засмеялся Карл Юхан. – Всё-таки вы, месье, редкостный недоумок! Принцесса была права, когда говорила, что вы ни черта не получите кроме куска стали в сердце. Знаете, я давно бы выпустил вам кишки, но вы, как это ни странно, были чрезвычайно полезны мне. Но теперь от вашей милости нет никакого прока. Но, я, пожалуй, не стану вас убивать. Это слишком просто. Я выкину вас за борт, когда всё закончится, и если дьявол не заберет вас к себе сразу, утопив, то скоро об этом позаботятся палачи.

Француз с ужасом смотрел на своего недавнего сообщника, а тот, наслаждаясь его страхом, нагло улыбался ему в лицо. Наконец, это занятие пирату прискучило и он закричал во все легкие:

– Эй, кто-нибудь!

В каюту немедля ввалились подручные Юленшерны и с готовностью уставились на своего вожака.

– Свяжите эту кучу дерьма, и киньте в карцер!

– Но там этот русский!

– Тогда в канатный ящик… ах да, там эта мерзкая девчонка… ладно вытащите её оттуда и заприте в каюте связанной. А он пусть посидит и подумает над своей трижды никчемной жизнью.

Бандиты немедля навалились на Бопре и, сбив его с ног, обезоружили и связали. Затем француза уволокли, а оставшийся в каюте шкипер спросил:

– Будут еще какие-нибудь указания, господин граф?

– Пожалуй, да, – отозвался тот тусклым голосом. – Кое в чем лягушатник прав. Вечером тихо снимайтесь с якоря и уходите в Висмар. Если всё будет хорошо, я буду там через неделю. Я же пока останусь здесь.

– Послать с вами пару человек?

– Зачем?

– Возможно, вам понадобиться помощь?

– Это вряд ли, – хмыкнул Карл Юхан. – Я сам таскал носилки по городу, сам греб веслами в лодке, не думаю, что получится опуститься еще ниже. Но запомни главное, если вас попробуют захватить, перережь глотки пленникам. Даже если вам будет грозить кара Небесная или попытаются обменять их головы на мою. Всё равно, убей их, ты понял?

– Будьте спокойны, господин граф, я всё сделаю.

– Вот и отлично, дружище. Я знал, что на тебя можно положиться! Ты что-то хотел спросить?

– Да, если позволите…

– Валяй.

– Я хотел бы узнать, где мой младший брат?

– Хакон?

– Да, Ваша Милость, Хакон!

– Боюсь у меня плохие вести для тебя, мой друг! Твой младший брат погиб в бою с московитами. Он, можно сказать, спас мне жизнь…

– С московитами? – недоверчиво переспросил пират.

– Да, я сам не ожидал их увидеть в таком месте. Что неладное творится с нашей старушкой Европой, куда не плюнь, везде встретишь русского!

– Да уж, – покачал головой шкипер. – Так вы говорите, что он погиб защищая вас?

– Я тебе когда-нибудь врал?

– Это хорошая смерть, – проигнорировал последний вопрос морской разбойник. – Если вы хотите остаться в городе, то нужно поторапливаться.

– Уже иду.


Пока дюжие матросы бесцеремонно волокли брыкающуюся Шурку в трюм, она не переставала грозиться им всеми возможными карами, какие только успели прийти ей на ум. Но флегматичные шведы делали свое дело, не обращая внимания на её вопли, так что девочке пришлось перейти от угроз к ругани. Увы, тонкостям немецкой нецензурной лексики принцессу никто не учил, а потому она была вынуждена перейти на великий и могучий русский язык. Но то ли потомки викингов уже в те времена не считали принадлежность к сексуальным меньшинствам оскорблением, то ли просто не поняли, что им кричит их юная пленница, но и здесь её ожидал полный облом. В общем, дело кончилось тем, что маленькую матершиницу засунули в канатный ящик и заперли в нём. Хорошо хоть веревки сняли, потому что руки начали затекать.

Для взрослого человека место её заключения было пыткой само по себе, но невысокая и худенькая Шурка разместилась в нем без проблем, хотя и нельзя сказать, чтобы с удобствами. Кое-как присев, она обхватила костлявые коленки руками, и собралась было предаться единственно возможному в такой ситуации занятию, а именно – плачу по своей горькой судьбинушке, как совсем рядом раздался хриплый голос, едва не испугавший её до чёртиков:

– Давненько я такого не слышал!

– Ты кто?! – вздрогнула она и, дернувшись, больно ушибла макушку об крышку ящика.

– Дед Пихто! – отозвался тот же голос. – А ты кто?

– А я бабушка Никто! – огрызнулась она, потирая шишку.

– Молода ты для бабушки, хотя ругаешься как три деда, – не то осуждая, не то хваля, заявил таинственный незнакомец.

Некоторое время они молчали, прислушиваясь к скрипу досок и плеску волн. Но надолго принцессу не хватило, и она снова подала голос:

– А ты где?

– Да тут, в карцере, рядом с канатным ящиком, куда тебя засунули. За что, кстати?

– Слава Богу, – облегченно вздохнула Шурка, – а то уж я подумала, что у меня глюки!

– Ишь ты, глюки у неё, – хмыкнул собеседник.

– Ну, это как бы… – принялась объяснять девочка, сообразившая, что такого слова в русском языке ещё нет.

– Видения, – перебил её голос. – Скажи лучше кто ты такая?

– Да я это… – замялась девочка, не решившая ещё стоит ли открываться перед неизвестно кем.

Тут их снова прервали матросы, притащившие в трюм очередного узника. Открыв крышку ящика, один из них рывком вытащил наружу пленницу, а двое других тут же запихали туда человека, в котором Шурка с изумлением узнала Бопре. Это открытие так её поразило, что она не нашлась что сказать, и лишь ошарашено смотрела, как пираты запихивают своего недавнего сообщника в тесную конуру. Закончив с этим, они поднялись наверх, уведя за собой девочку. На палубе юную принцессу поставили перед шкипером.

– Послушай меня, маленькая чертовка, – прокашлявшись, начал тот. – Господин граф приказал посадить тебя под замок и охранять, но ни словом не обмолвился, что тебя нужно оставить при этом целой и невредимой. Поэтому скажу тебе просто, если ты ещё раз выкинешь такой фортель, как с этим французом, ты пожалеешь, что на свет появилась. Я знаю много способов приводить людей к покорности, и клянусь Всевышним, ни один не придется тебе по нраву! Ты поняла, что я сказал?

– Угу, – угрюмо буркнула девочка.

– Что? Не слышу!

– Да! – чуть громче повторила та.

– Надо говорить, да, господин шкипер! – рявкнул старик.

– Да, господин шкипер! – заорала принцесса так, будто всю жизнь стремилась стать юнгой на пиратском пинасе.

– А я смотрю, из тебя выйдет толк, – ухмыльнулся разбойник, и повернулся к конвоирам. – Эй, вы, хватит бездельничать, отведите её в штурманскую каюту и заприте там.

Не отличавшиеся многословием моряки, подхватив свою пленницу, тут же потащили её к месту нового заключения. Лишь один из них, видимо более авторитетный в глазах старого морского волка, мрачно буркнул своему командиру:

– Там опять вертится этот маркитант на лодке, предлагает свежую зелень и хлеб…

– К чёрту и то, и другое!

– И доброе пиво.

– Я сказал, нет! – вызверился шкипер. – Опять налакаетесь, как в прошлый раз, а нам вечером сниматься с якоря!


После приезда Филарета жить русским студентам стало хоть немного, да полегче! Как видно, молитвы его были угодны Господу, а может помогло заступничество перед государыней, но каша сразу стала наваристей, хлеб мягче, а самое главное, на обед стали давать по большой кружке пива. И то сказать, Росток славится своими пивоварами, так отчего бы магистрату не угостить новых подданных Иоганна Альбрехта ароматным пенным напитком? А если у молодых людей теперь живот от голодухи не сводит, так почему бы им не побродить по городу, людей посмотреть, себя показать, да потешить силушку богатырскую, коли случится такая надобность!

Впрочем, они и без того не сидели взаперти, но если прежде все больше старались заработать на хлеб насущный, то теперь можно было и просто погулять. Только если прочие недоросли старались ходить артельно, чтобы значит, в случае чего, отбиться можно было от местных гулящих людей, то Сергей Родионов обычно гулял один. Дело в том, что была у боярского сына тайна, да такая, что и отцу Пахомию на исповеди не признаешься. Встретил как-то раз боярский сын красну девицу, да и потеряло покой сердце молодецкое! Она в ту пору в кирху шла, а он, стыдно признаться, увязался за ней, да и пошел следом, чуть не обасурманился.

Вот так и ходил, подойти боязно, а не идти – сил нет! Девушка, знамо дело, приметила, что за ней по пятам таскается чудной иноземец, но что ей Евиной дочери! Поначалу сторожилась, потом улыбаться мельком стала, а нынче, когда Сережка впервые осмелился поклониться ей, еще и в ответ кивнула, дескать, здравствуй! И так от этого кивка на сердце у парня хорошо стало, что шел он назад как будто его по голове мешком стукнули, ничего не видит, ничего не слышит, только улыбается, как дурачок, прости Господи!

Так бы и шел, никого вокруг не замечая, да уличный скоморох, чтобы ни дна ему, ни покрышки, едва ли не до смерти перепугал! Это же надо додуматься – огнем в добрых людей плеваться! Когда перед глазами пламя появилось Родионов чуть в соляной столб от неожиданности не превратился, а собравшимся вокруг зевакам, только того и надобно. Смеяться принялись, окаянные, да пальцем показывать. Тьфу на них!

Но нет худа без добра, происшествие это отвлекло молодого человека от мечтательных мыслей и вернуло на грешную землю. А иначе бы он нипочем не заметил ту самую девчонку, которая его на смех в ратуше подняла. Студент, конечно, удивился и даже за бок сам себя ущипнул, потому как на Руси-матушке, царевны по улицам без пригляда не ходят, а ни мамок, ни стражи рядом не наблюдалось. Но это и впрямь была государева дочь с чудным именем – Клара Мария.

Все это так удивило парня, что он глаз не сводил с загадочной девочки, а потому заметил, как во время очередного пускания огня, её схватили какие-то тати, и сунули в носилки, в каких по здешним улицам таскают знатных особ. Все таки улицы в Ростоке узкие, на колымаге не проедешь, да и верхом не всегда удобно, вот и ездит немчура на людях!

– Слово и дело, государево! – заорал было он, но проклятый скоморох снова пыхнул в его сторону огнем и всё вокруг только засмеялись. Вот, дескать, какой этот иноземец – дурачок забавный!

А похитители, тем временем, уже подхватили носилки, и шустро понеслись с ними незнамо куда.

Поняв, что ничего криками не добьется, молодой человек побежал вслед за ними, стараясь не отставать. Благо он был налегке, а лиходеи все же тащили на руках довольно увесистый ящик. Впрочем, те и не думали прятаться, а прямиком направились в порт. Сергей поначалу обрадовался, потому что там всегда есть стража и можно позвать её на помощь, однако как на грех, караульные сегодня не попадались, а народу вокруг было столько, что недолго было и потерять татей из виду. Дойдя до причала, они переложили свою добычу в лодку и, взявшись за весла, споро погребли в сторону рейда, вероятно к своему кораблю.

Парень сначала забегал в отчаянии по пристани, а затем ему на глаза попался лодочник, промышлявший мелкой торговлей в порту.

– Эй, маркитант, – крикнул ему студент, – греби сюда!

– Что изволите, господин? – угодливо отозвался тот, но приглядевшись к позвавшему заметно поскучнел, грубо буркнул. – Что тебе нужно, парень?

– Мне нужно проследить за той лодкой. И побыстрее, пока она не ушла слишком уж далеко!

– Четверть талера, – сразу же ответил торгаш.

– Идет, только сначала давай их нагоним!

Маркитант не стал возражать, и его лодка устремилась вперед. Скоро они увидели, как похитители высаживаются на видавший виды пинас, забрав с собой свою пленницу. Сергей хотел было подойти еще ближе, но хозяин лодки запротестовал:

– Это плохая идея, парень. Я знаю этот корабль, его хозяин с трудом расстается с монетами, но необычайно щедр на расправу. От таких лучше держаться подальше! Если ты увидел всё что хотел, то давай-ка возвращаться, только для начала гони четвертак…

– Ладно, – вздохнул студент, и достал из-за подкладки чудом уцелевшую монетку. – Только скажи, как называется этот корабль?

– Хоть не рижская? – с сомнением посмотрел на плату маркитант и даже попробовал её на зуб. – А что до названия, то какая разница? Сегодня она называется «Астрея», а завтра будет «Золотой ланью»!

– Может, все же попробуем, предложить им твой товар? – с надеждой в голосе спросил студент. – Попытка не пытка…

– Ладно, – махнул головой повеселевший торговец. – Глядишь, еще четвертак выручу!

В какой-то момент показалось, что они договорятся с обитателями пинаса, уж больно те оживились, когда услышали про пиво. Но вот их шкипер придерживался иного мнения и осыпая маркитантов грубой бранью велел им убираться. Высадившись на берег, Родионов остановился в нерешительности. Нужно было сообщить о похищении царевны, вот только кому? Стражникам в порту, или, может быть, побежать прямо к государыне и кричать «Слово и дело»? Но тут на его счастье в порту показались рейтары и во главе которых был царский стольник из немцев, который переводил Катарине Шведской русскую речь во время приема. И парень сломя голову бросился им наперерез к начальным людям.

Тем временем, командующие рейтарами и городской стражей офицеры заканчивали последние приготовления.

– Господин барон, – с сомнением в голосе спросил представитель магистрата у фон Гершова, – вы действительно намерены обыскать все шведские корабли?

– А что нам остается? – зло отвечал Кароль. – Юленшерна почти наверняка имеет сообщников среди своих соотечественников!

– Но королю Густаву Адольфу это может не понравится, не говоря уж о Её Королевском Высочестве герцогине Катарине…

– А мне не нравится, что какой-то мерзавец похитил принцессу…

– Но шведы могут оказать сопротивление!

– Пусть попробуют, – буркнул молчавший до сих пор Болеслав, и прищурил глаз, как будто прицеливался. – Лучше скажите, господин Рауке, вы передали запрет на выход всех судов из порта?

– Разумеется, однако, боюсь, это не практически не выполнимое требование. Разве что приставить к каждому купеческому кораблю стражу. Но у нас просто не хватит людей для такого дела.

– Если Господь будет на нашей стороне, то мы найдем её. Если же… Что там происходит?

Офицеры и член магистрата обернулись на шум и увидели, как молодой человек в странной одежде пытается прорваться к ним сквозь заслон из стражников, крича во всё горло что-то непонятное. Первым разобрал русские слова фон Гершов-старший и велел пропустить его.

– Кажется, я вас знаю? – вопросительно посмотрел он на просителя.

– Я боярский сын Сергей Родионов, – тяжело дыша отвечал тот, – за мной Слово и дело государево, я знаю кто царевну похитил!


Оставшись одна, Шурка присела на краешек узкой койки и задумалась. Её все-таки похитили и, как ни горько это осознавать, виновата в этом – она сама. Но отчаиваться рано, её пока не убили, значит, возможно, цель похитителей не в этом. К тому же, один раз она уже убежала от Юленшерны, значит, сможет сделать это ещё. Главное придумать как. Быстро вскочив, она принялась обследовать каюту, на предмет поиска оружия или чего-то подобного. Увы, в маленькой конурке, лишь по недоразумению именуемой каютой, спрятать что-либо было решительно негде. Осмотрев все углы и стены, девочка перешла к иллюминатору, сквозь мутное стекло которого пробивался тусклый свет. К сожалению, он был довольно узок, и нечего было и думать, чтобы пролезть сквозь него. К тому же, оконце было плотно задраено и её слабых сил было явно недостаточно, чтобы справиться с запорами. В отчаянии она снова села на койку и, вдруг, повинуясь какому-то наитию, заглянула под неё. На полу под кроватью тоже ничего не было, но вот под нарами нашлась прикрепленная к доскам деревянная коробка или скорее даже шкатулка.

Упершись изо всех сил в неё руками, девочка сумела выпихнуть находку из паза и с трудом вытащила её наружу. К сожалению, шкатулка была закрыта, а ключа у принцессы не было. Правда, замочная скважина была довольно велика, а в волосах у Клары Марии была шпилька, забрать которую пираты не удосужились, вытащив её из волос, девочка стала с усилием ковыряться в замке пытаясь открыть защелку, но закончилось все закономерно. Заколка сломалась, а шкатулка так и осталась запертой. Сообразив, что попытка не увенчалась успехом, девочка в сердцах, пихнула коробку и та с грохотом упала вниз. В этот момент, внутри её что-то щелкнуло, сработал хитроумный механизм, и несносная шкатулка все-таки открылась.

Донельзя удивленная подобным поворотом событий Шурка осторожно заглянула в неё и застыла в немом восхищении. Находка оказалась искусно сделанным футляром для пары богато украшенных кремневых пистолетов. Взяв один из них в руки, принцесса невольно залюбовалась оружием.

– Рояль! – восхищенно воскликнула она, припомнив, как называются такого рода находки в приключенческой литературе. – Да что там рояль, это же целый симфонический оркестр в кустах!

В прошлой своей жизни Шурке приходилось стрелять. У Ивана было охотничье ружье, и он любил брать его с собой на природу, правда, стреляли они в основном по пивным банкам и тому подобным мишеням. Обычно немного постреляв сам, он давал оружие и девчонкам. Алена пальбу не очень любила, хотя и не отказывала себя в удовольствии жахнуть куда-то в сторону цели. А вот Шурка, напротив, относилась к огневой подготовке очень серьезно и кое-что умела. Правда это было в другой жизни, но опыт, как говорится, не пропьешь. Нужно только разобраться, как эти штуки действуют. Через несколько минут, девочка отодвинулась от шкатулки с потухшим взором и задумалась. Как ни малы были её познания об огнестрельном оружии семнадцатого века, она смогла понять, что у найденных ею пистолетов есть пулелейка, шомпол, набор ёршиков, масленка, но нет ни пороха, ни кремней, ни пуль. Это было даже не фиаско. Это был полный и безоговорочный облом!

Впрочем, находка могла пригодиться даже без боеприпасов. Пистолеты были довольно увесистые, и рукоять каждого заканчивалась большим металлическим яблоком. И если им хорошенько двинуть злодея по башке, то мало не покажется! Правда, для этого сил надо чуть больше, чем было у восьмилетней девочки. Ну, что же ты будешь делать и тут – засада, хотя…

В глазах Клары Марии внезапно зажегся огонёк, а губы скривились в мстительной улыбке. Очевидно, принцессе в голову пришла очередная каверза и она с энтузиазмом взялась за дело.


Суета, начавшаяся в порту, не осталась незамеченной на кораблях шведской эскадры. И вскоре перед братьям фон Гершов предстал один из офицеров командующего – лейтенант Улле Свенсон. Молодой человек, похоже, имел самые тревожные предчувствия и поэтому явился на переговоры, как на бой – в кирасе, с парой пистолетов за поясом, а вместо парадной шпаги перевязь его украшала настоящая валлонская рапира.

– Гере генерал, – с вызовом в голосе обратился он к Каролю, – мой адмирал желает знать, чем вызваны эти военные приготовления и отчего вы окружили войсками именно эту часть пристани?

– Вам не о чем беспокоиться, лейтенант, – со всей возможной любезностью отвечал ему фон Гершов-старший. – Мы ищем преступника и у нас есть основания полагать, что он может скрываться именно здесь!

– Там, где пришвартованы суда Его Королевского Величества Густава Адольфа?

– Именно так, – отрезал Болеслав, которому сразу не понравился этот напыщенный молодой человек. – И мы намерены найти негодяя, чего бы это ни стоило.

– Но это явно недружественный шаг, – воскликнул Свенсон, позеленев от злости. – Я сообщу об этом господину адмиралу, и будьте уверены – ваше самоуправство не останется безнаказанным!

– Не стоит так нервничать, – примирительно заявил Кароль, бросив недовольный взгляд на брата. – Мы уже знаем, на каком корабле скрывается преступник, и готовимся взять его на абордаж. Плохая новость состоит в том, что это действительно шведский корабль, а хорошая – он не принадлежит к вашей эскадре!

– Хм, но что за преступление совершил человек, которого вы так разыскиваете?

– Он похи… – начал было Болек, но старший брат прервал его.

– Этот мерзавец хотел совершить покушение на семью нашего доброго герцога, – спокойно ответил он шведу.

– Как?! – покраснел от злости тот. – Кто-то имел наглость злоумышлять на семью Иоганн Альбрехта? На Катарину Шведскую и её детей? Да что же вы сразу не сказали!

– Оттого, мой друг, что далеко не все в Швеции любят нашего сюзерена.

– Плевать на всех! Мой отец сражался вместе с Иоганном Альбрехтом против датчан, и я не собираюсь посрамить его имя. Если вам нужна помощь, то только скажите, мы все как один будем рады прийти на помощь.

– Надеюсь, этого не понадобится, – скупо улыбнулся пылким речам молодого человека Кароль. – Мы уже готовы выступить, но может статься, что негодяи попытаются уйти, а тогда…

– Я немедленно возвращаюсь на наш флагман, – с готовностью заявил лейтенант, – и ручаюсь вам, через четверть часа мы будем готовы к любой погоне, дайте только знак.

– Прекрасно! – протянул ему руку генерал, которую Свенсон тут же горячо пожал.

Когда он ушел, фон Гершов-старший отдал команду и стражники вместе со спешенными рейтарами начали грузиться в лодки. В самой большой из них заняли места и братья-померанцы, прихватив с собой Родионова.

– Как хоть выглядит этот корабль? – ещё раз попытался расспросить студента Болек, но тот в ответ лишь пожал плечами.

– Да ладья и ладья, господин. Показать смогу, а описать, уж не обессудь, не сумею.

Уже смеркалось, когда шлюпки с солдатами начали окружать пиратский пинас. На той, что шла впереди, развевался вымпел ростокской таможни, призванный усыпить бдительность подручных Юленшерны. На этот раз они оказались на посту и вскоре заметили подозрительное движение вокруг их корабля.

– Эй, на лодке, что вам нужно? – крикнул, сложив ладони рупором, один из часовых.

– Таможенная стража! – крикнул в ответ Кароль. – Мы ищем дезертира. Приказываю спустить трап!

– У нас нет никого постороннего, – отозвался только что подошедший шкипер, внимательно вглядываясь в окружающие корабль сумерки.

– Тогда вам нечего опасаться. Мы просто досмотрим ваше судно и отправимся дальше.

– Сколько шуму из-за одного беглеца!

– Если бы дело было только в нём, мы бы так не старались! – вмешался Болеслав.

– Тогда в чём же?

– Мы подозреваем, что он болен Чёрной смертью[29], - нашелся фон Гершов-младший.

Пока они так беседовали, шлюпки с солдатами подходили все ближе к пиратам. Шкипер, затеявший этот разговор с единственной целью – дать своим подчиненным время приготовиться к схватке, окинул взглядом притаившихся моряков и криво усмехнулся. Похоже, драка будет жаркой!

– Может, у них и впрямь эпидемия? – растерянно спросил его часовой – босой верзила в коротких штанах и порванной на животе блузе.

– В жизни не слышал большей чуши, – ощерился в ответ главарь. – Когда приходит чума, все бегут без оглядки, а не разыскивают зараженных!

– Может, оно и так, – пробасил здоровяк и поправил перевязь с абордажной саблей.

– Вот что, парень, – обернулся к нему шкипер. – Иди к пленникам, и если услышишь выстрелы – убей их!

– Что? – удивился тот.

– Что слышал! Возьми и перережь глотки девчонке, русскому и этому недоумку-французу. Хотя нет, пожалуй, московита я убью сам! Надо же посчитаться за Хакона…

– Как скажете, – пожал плечами верзила и собрался было идти, затем, будто не поняв, что именно делать, развернулся и спросил: – Так мне начать с каюты штурмана? Ведь если вы собираетесь укокошить этого русского, так вам не трудно будет прирезать и того, кто сидит в канатном ящике?

– Ладно, ступай, – отмахнулся главарь и, достав из-за пояса пистолет, взвел курок.

Тем временем первая шлюпка уже ткнулась в борт пинаса, и фон Гершов снова потребовал спустить трап. Ответом ему был разрозненный залп из нескольких мушкетов и пистолетов. По счастью, пиратам было не слишком удобно стрелять, так что никто не пострадал, если не считать Родионова, с которого пулей сбило шапку. В ответ с лодок тоже открыли огонь, а затем принялись кидать абордажные крючья, кошки и со всех сторон полезли на борт, размахивая палашами и шпагами. Правда, пираты тоже были не лыком шиты, и, похватав оружие, принялись отчаянно сопротивляться. Несколько раз им удалось снимать крюки, перерубать канаты и спихивать за борт атакующих, но тут из наступающей темноты показался нос шведской галеры, идущей на абордаж. Длинные весла в последний раз вспенили волны залива и тут же гребцы, повинуясь команде комита, втянули их в клюзы. Шведские моряки хорошо знали свое дело, и подошли практически впритирку к борту пинаса, и через несколько секунд атакующая волна накрыла его палубу.

Яростные крики противников смешивались с железным лязгом клинков, а выстрелы перекрывались стонами раненых. Превосходство атакующих в силах было столь велико, что они быстро заняли верхнюю палубу, перебив большую часть пиратов и загнав в трюмы остальных. Запалив факелы, победители рассыпались по кораблю в поисках знатной пленницы, ну, или добычи – тут уж у кого какие приоритеты.

Верзила, посланный шкипером убить пленников, был человеком сильным, преданным и исполнительным, но, к сожалению или к счастью, не слишком сообразительным. Так и не дождавшись внятного приказа от главаря, он некоторое время стоял в нерешительности, но, услышав выстрелы, все-таки пошел к каюте, где была заперта девчонка, так ловко прокусившая шею французу. Выбив клин, запиравший дверь, и отодвинув засов, пират дернул ручку, но, к его удивлению, она не поддалась. Это так озадачило здоровяка, что он на мгновение остановился, но тут внутри каюты раздался звон стекла. «Маленькая дрянь выбила иллюминатор!» – вскипел он и рванул посильнее. Как оказалось, дверная ручка с внутренней стороны была связана веревкой, связанной из лоскутов и потому не сразу открылась. Но убийца был силен как бык и, со второго рывка, разорвал ненадежный шнур, после чего ввалился внутрь каморки. Однако сюрпризы на этом не кончились. Другая веревка тянулась к полке, и едва дверь распахнулась, потянула за собой какую-то шкатулку, упавшую прямо под ноги пирату, заставив запнуться.

Удар был не слишком силен, но негодяй и без того был уже на взводе, а потому просто перестал соображать от ярости. Отшвырнув пинком ноги в сторону ударившую его коробку, он взревел и бросился к разбитому иллюминатору. На торчащих из рамы осколках стекла были видны обрывки платья и следы крови. Пирату стало очевидно, что девочка, пытаясь спастись, ухитрилась пролезть в это узкое отверстие и была такова. Хотя, возможно, она еще не успела далеко уйти и её можно будет достать. В другое время пират, возможно, догадался бы, что здесь могла пролезть разве что кошка, но теперь он был слишком взбешен. Подскочив к окну, он попытался высунуть в него голову, чтобы осмотреться, но она никак не желала проходить в него.

Тем временем из-под койки выглянула полураздетая принцесса, изорвавшая все свое платье на лоскуты, из которых сплела веревку, и увидела перед собой босые ноги разбойника. Недолго думая, она схватила пистолет, уже послуживший ей в качестве молотка, когда она разбивала иллюминатор, и что было силы размахнувшись, опустила его на заросшие рыжими волосами пальцы. Заорав от адской боли, пират дёрнулся, порезал щеку об осколок стекла, едва не выколов им же глаз, и грохнулся на пол. Воодушевлённая этим успехом Шурка, не теряя ни секунды, пулей вылетела из своего убежища и, закрыв дверь на засов, пустилась наутек, пока её противник пребывал в совершеннейшем изумлении от свалившихся на него несчастий.

А на корабле в это время творился сущий ад. Вооруженные люди с остервенением стреляли, рубили, кололи друг друга, подбадривая себя яростными криками. Пираты, понимая, что пощады им, скорее всего, не будет, старались как можно дороже продать свои жизни и отчаянно сопротивлялись. Их противники тоже были далеки от идей гуманизма, а потому кровь лилась рекой, обильно покрывая палубу корабля. Испуганная девочка какое-то время в панике металась между ними, а затем забилась в какой-то угол и попыталась в нем укрыться. Однако её тут же нашли и грубо выволокли наружу. В последней попытке защититься она еще раз взмахнула пистолетом, но его тут же выдернули у неё из рук.

Внезапно вокруг неё всё прекратилось, и Шурка несмело подняла глаза на стоявших вокруг людей. Прямо перед принцессой стоял Болеслав фон Гершов и взгляд его не сулил принцессе ничего доброго. Его старший брат был рядом и, напротив, любезно улыбался, с интересом разглядывая отобранное у Клары Марии оружие.

– Интересно, где же Ваша Светлость раздобыли такой превосходный пистолет? – светским тоном поинтересовался тот, рассматривая оружие.

– Нашла, – осторожно сказала девочка, еще раз покосившись на Болека.

– Как мило! Знаешь, братец, а ведь еще немного – и наша помощь принцессе бы не понадобилась. Ты не находишь?

Похоже, фон Гершову-младшему было не до любезностей, но, некоторое время спустя, он смягчился и, сорвав с себя плащ, укрыл им Клару Марию.

– Вам не следует ходить в таком виде, принцесса, – хмуро заявил он, подхватывая девочку на руки.

– Я так рада вас видеть, – доверчиво прошептала ему она, обхватив руками его шею.

– Я тоже, – хмыкнул тот.

– Вы ведь не сердитесь на меня?

– Ну что вы, Ваша Светлость, как можно! Но вот, боюсь, что ваша матушка и герцогиня Катарина настроены несколько более серьезно.

– Я бы даже сказал, очень серьезно! – не удержался от шпильки Кароль и издал короткий смешок, но тут же посерьезнел. – Вот что, Болеслав, отвези немедля принцессу и успокой Её Высочество и Марту, а то они наверняка с ума сходят от беспокойства. А я немного задержусь, посмотрю, что и как.

– Хорошо, – кивнул фон Гершов-младший и двинулся прочь.

– Подождите немножко, – пискнула Шурка, почувствовавшая себя намного лучше под защитой Болека.

– Что еще приключилось?

– А можно мне назад мой пистолет?

– Не беспокойтесь Ваша Светлость, – ухмыльнулся Кароль. – Несколько позже я верну его вам в полной сохранности.

– А в каюте где меня держали, есть еще один такой же и футляр к ним обоим! – безапелляционным тоном продолжила девочка.

– Хорошо, принцесса, я позабочусь о том, чтобы Ваши трофеи не пропали! – изобразил поклон генерал, которого всё меньше забавляла спасенная девочка.

– Какого чёрта, вы вообще не сидели в своей каюте и не ждали помощи! – хмуро заметил Болеслав.

– Я заперла там пирата, который пришел меня убить!

Пообщавшись немного со старшей дочерью своего сюзерена, братья фон Гершов совершенно утратили способность удивляться, но последнее заявление было слишком даже для них. Поэтому Болек, с Кларой Марией на руках, быстро направился к борту и помог ей спуститься в шлюпку. После чего сел на банку рядом с ней и велел гребцам отчаливать. Те дружно взялись за весла, и маленькое суденышко двинулась к берегу. Было довольно свежо, от чего немного продрогшая девочка постаралась поплотнее закутаться в плащ, высунув на мгновение испачканную кровью руку.

– Вы ранены? – встревоженно спросил померанец, не заметивший прежде повреждений у своей подопечной.

– Пустяки, – отмахнулась Шурка. – Я сама нарочно порезала руку, чтобы измазать кровью иллюминатор и навести пиратов на ложный след. Пока он пытался понять, как я могла вылезти в такое маленькое отверстие, я и сбежала.

– Попутно закрыв его в своей каюте? – Высоко поднял брови Болеслав. – Право же, принцесса, отчего бы вам не проявить хоть толику своего хитроумия, прежде чем попасть в очередную передрягу.

– Ой, – всполошилась девочка, – там же были еще пленники!

– Где?

– Ну, на корабле, один из них ещё говорил по-русски! Надо немедленно вернуться и арестовать его.

– Ну уж нет, довольно на сегодня приключений. Тем более вы не слишком подходяще одеты для поиска преступников! – Покачал головой Болеслав и, обернувшись к кораблю, крикнул во всю мощь своих легких:

– Эй, Кароль! Осмотрите трюм, там есть русский пленник!

– Хорошо! – отозвался барон, махая рукой.

– А ещё Бопре! – вспомнила девочка.

– Какой Бопре?

– Ну, француз-гугенот, который хотел убить нас с матушкой!

– Проклятье! – выругался померанец и снова принялся кричать: – Эй, там ещё этот разбойник-француз! Не упусти его!

– Не беспокойтесь, – прокричал в ответ старший брат, не слишком хорошо расслышавший последние слова. – Разберемся и с разбойниками.

Скоро к нему и впрямь подвели трех пленников. Первый из них выглядел как изможденный старик. Его держали в карцере в кандалах, а поскольку кузнеца под рукой не оказалось, так и вывели наружу в цепях. Второго вытащили из канатного ящика, и он выглядел как простой матрос. Третий был хромающим верзилой с залитым кровью лицом, смотрящим вокруг себя безумными глазами. Вероятно, принцесса говорила как раз о нём, поскольку его нашли в совершенно невменяемом состоянии в одной из запертых кают.

– Кто вы такие? – спросил фон Гершов, пытливо всматриваясь в их лица.

– Али не признал, господин стольник? – усмехнулся закованный в цепи узник и провел рукой по спутанной седой бороде.

– Рюмме? – изумился Кароль, узнав давнего знакомого.

– Прежде был Карл Рюмме, – покачал тот головой. – А теперь зови меня, как батюшка с матушкой окрестили – Клим Рюмин! Довольно мне чужим именем зваться, хочу русским помереть…

– Да погоди ты помирать! – всполошился фон Гершов. – Эй, вы, там, немедля найдите кузнеца и освободите этого человека. Он есть посол нашего государя!

– Ага, посол, – одними губами улыбнулся освобожденный. – Ты сам-то как здесь очутился?

– Ах, да, ты же ничего не знаешь. Этот негодяй Юленшерна захватил дочь государя и мы только что её отбили!

– Принцессу Евгению?

– Нет, Клару Марию!

– Это дочку Марты, что ли?

– Её. Иоганн Альбрехт признал девочку своей дочерью. Что, в общем, неудивительно, ибо девчонка совершенно несносная и этим очень похожа на него.

– Ага, и языку нашему с ним в одном месте училась!

– Ты о чём?

– Да ни о чём! Кароль – друг сердечный, сделай Божескую милость – дай чего-нибудь крепкого выпить, а то сердце не сдюжит!

– Конечно, – кивнул померанец и принялся отстегивать от пояса флягу. – На, держи!

Клим тут же сделал большой глоток и, закашлявшись, поблагодарил:

– Спаси тебя Христос!

– Не за что, друг мой. Лучше скажи, не узнаешь ли ты этих господ?

– Этот мордатый – точно пират! – прищурился Рюмин. – Подручный шкипера здешнего. Та ещё собака, можешь вешать, не сомневаться. А этого, молодца – врать не буду, – не знаю. Видал, как его в канатный ящик засунули, а за какую провинность – не ведаю.

Пока они беседовали, Бопре затравленно озирался, но, убедившись, что его никто не знает, повеселел, и с облегчением заявил:

– Я простой матрос с голландского галиота. Случайно увидел, как в лодку суют маленькую девочку, хотел спросить – в чём дело, но меня ударили и я очнулся уже здесь. Кстати, а где я?

– Француз? – проигнорировал его вопрос фон Гершов.

– Валлон, Ваша Милость!

– Понятно. Как называется твой корабль?

– «Быстрый ветер». Он стоит у соляной пристани.

– Да, кажется, есть такой, – задумчиво заметил померанец, раздумывая над судьбой освобожденного. – Ладно. Можешь радоваться. Ты даже не представляешь, как тебе повезло!

– Благодарю, Ваша Милость, – склонился в поклоне Бопре, усмехнувшись про себя: – «Еще как представляю!»

– Есть ещё пираты? – не обращая на него внимания, спросил Кароль.

– Есть, господин барон, как не быть. Вам живых или мертвых?

– Ну-ка тащите их всех наверх, здесь где-то должен быть и сам Юленшерна!

Подчиненные тут же кинулись выполнять распоряжение своего командира, но, увы, поиски не увенчались успехом. Ни среди сложенных рядком покойников, ни среди израненных пленных шведского графа не было.

Негодяй в очередной раз ухитрился ускользнуть от заслуженного возмездия. Впрочем, у фон Гершова-старшего были на этот счёт свои мысли. Отдав необходимые распоряжения, он взял несколько самых верных людей и отправился на берег, прихватив с собой освобожденного, наконец, от цепей Клима и студента.

– Господин барон, – остановил его, перед трапом, угодливо улыбающийся Бопре, донельзя довольный, что среди выживших не было ни одного, знавшего, кто он таков.

– Чего тебе?

– Ваша милость, могу ли я вернуться на свой корабль? Мой шкипер наверняка обыскался меня.

– Конечно, – равнодушно отозвался Кароль. – Просто не сейчас.

– Но, господин барон…

– Это потерпит до утра! – не терпящим возражений тоном отрезал померанец. – Эй, стража, до моего особого на то распоряжение никого с корабля не отпускать! Этого матроса накормите, но смотрите, чтобы он не сбежал, а то шкуру спущу.

– Ну, что вы, Ваша Милость, – принялся кланяться француз. – У меня и в мыслях не было бежать!

– Значит, тебе не о чем беспокоиться!

22

На душе у фон Гершова царил мрак. То, что его жена, которую он любил всем сердцем могла иметь какие-то сношения с негодяем Юленшерной, вселило в его сердце черную тоску. И пусть она в любом случае не могла изменить ему физически, но чем лучше измена духовная? Он надеялся встретиться с Карлом Юханом на корабле и лицом к лицу разрешить этот спор, утолив печаль кровью соперника, но ему опять не повезло. Впрочем, была еще слабая надежда на разрешение этого конфликта и, отправив Клима на русское подворье к Филарету, он приказал Родионову:

– Вот что, сын боярский. Ты сегодня сослужил нашему государю большую службу, так что без награды всяко не останешься. Однако же сделай ещё доброе дело – доведи дьяка Рюмина до своих, да поясни Его Преосвященству и прочим, что за человек Клим Патрикеевич. А у меня тут дело ещё есть.

– Не извольте сомневаться, сударь, – поклонился тот. – Всё сделаю в лучшем виде!

– Вот и хорошо. Ступай, я на тебя надеюсь!

– Это… – помялся студент.

– Что ещё?

– Не нашли злодеев?

– Не всех, – нахмурился от упоминания больного места фон Гершов.

– Беда-то какая…

– Послушай, ты ведь видел, как похищали принцессу?

– Ага. Всё как есть видел!

– Вот и славно, завтра поутру осмотришь всех выживших. Есть там один человек непонятный.

– Как прикажете!

Барон пристально посмотрел на студента, затем, ни слова не говоря, развернулся на каблуках и быстрым шагом пошел прочь. Родионов удивленно посмотрел ему вслед, но раздумывать над странным поведением стольника ему было некогда, и он, подставив плечо освобожденному из неволи дьяку, повел того резиденции митрополита.


Было уже довольно поздно, но Регина Аделаида ещё не ложилась. Сначала она попробовала читать Священное писание, но при неровном свете свечи, буквы расплывались перед её глазами. С досадой отставив молитвенник, она с трудом присела в кресло и задумалась. В этот момент скрипнула дверь, и кто-то вошел в комнату.

– Это вы? – не поворачивая голову к вошедшему тихо спросила она.

– Всё зависит от того, кого именно вы ждете, баронесса, – глухо отозвался Кароль.

– Уж не думали ли вы, что кто-то иной может посетить меня в такое время? – медленно повернулась она к мужу.

– Я не знаю, что мне думать!

– Что вы имеете в виду? – невозмутимо спросила женщина, не спуская глаз с Кароля. – Что же вы молчите? Объяснитесь!

– Вы хотите, чтобы я объяснился? Извольте. Сегодня один наш общий знакомый похитил принцессу Клару Марию, но милостью Божией мы успели спасти её раньше, чем случилось злодеяние!

– Как, похитил? – вздрогнула Регина Аделаида. – Я ничего не знала. В последнее время я сама никуда не выхожу. Вы же, сударь навещаете меня не часто, так что мне совершенно ничего неизвестно…

– Но, тем не менее, у вас была возможность обмениваться с похитителями письмами!

– Что?! Вы полагаете меня причастной к этому?

– Я молю Господа, чтобы мои подозрения оказались беспочвенными, но…

– Молчите! Умоляю вас замолчите, иначе мы наговорим друг другу такого, о чём будем потом сожалеть!

– Мне нет дела до ваших сожалений, сударыня! Я лишь требую, чтобы вы открыли все, что вам известно о местоположении Карла Юхана Юленшерны! Иначе он опять сможет совершить какую-нибудь гнусность и тогда это его злодеяние будет целиком на вашей совести.

Последние слова Кароль почти выкрикнул в лицо жене, но спохватившись, сбавил тон и отвернулся, чтобы немного успокоиться.

– Но я не имею ни малейшего представления об этом!

– В это мудрено поверить.

– Послушайте, я видела его всего лишь один раз – в церкви. Он сам подошел ко мне и попросил разрешения объясниться. Принимая во внимание те давние обстоятельства, а которых вам хорошо известно, мне было неудобно отказать ему. Однако я сочла возможным принять только письменные объяснения графа и никогда больше не видела его лично.

– Это правда?

– Пресвятая Дева, ну конечно! А впрочем, прикажите позвать Кайсу.

– Я здесь, госпожа баронесса, – тут же материализовалась в комнате служанка, нисколько не стесняясь, что её могут заподозрить в подслушивании.

– Кайса. Отдай немедленно господину барону письмо, которое я просила тебя передать!

– Извольте, Ваша Милость, – сделала книксен латгалка и протянула Каролю небольшой свиток запечатанный печатью с гербом рода Буксгевден.

Нетвердой рукой тот принял послание и сломал печать. В неверном свете свечи было не так уж хорошо видно, к тому же буквы прыгали у него в глазах, но главное он всё-таки разобрал:

«Граф, я согласна, что с Вами поступили несправедливо, однако между нами это ничего не меняет. Я замужняя дама и дала клятву перед алтарём, а потому нахожу Ваше предложение оскорбительным. Я никогда не стану Вашей, даже если бы вы оказались последним мужчиной на свете… – дрожащими губами прочитал он и на секунду застыл, как бы пытаясь осмыслить прочитанное, – … прошу Вас не искать более со мной встреч, ибо в противном случае я буду вынуждена сообщить о Ваших домогательствах моему супругу, которого люблю и почитаю…»

На некоторое время повисло тягостное молчание. Муж и жена не могли взглянуть друг другу в глаза, чувствуя неловкость. Наконец, Регина Аделаида нарушила тишину:

– Скажите, это правда, что маленькой принцессе угрожала опасность?

– Да. Мы чудом успели найти её на корабле, принадлежащем Юленшерне. Она была заперта и одному Богу известно, чем это всё могло кончиться!

– Вы полагаете, он мог решиться на крайние меры?

– Я уверен в этом. Мои доверенные люди побывали на месте бойни, которую подручные Карла Юхана устроили на границе Мекленбурга и Брауншвейга. Они никого не пощадили, ни слуг, ни женщин, ни старика-нотариуса. Лишь Её Светлости и фройляйн Рашке удалось спастись. Да и то, лишь благодаря помощи моего брата.

– Это омерзительно! – сжала губы в тонкую нитку баронесса. – Знаете, что. Я сожгла письма этого человека, чтобы они не напоминали мне о нём… но, в последнем была просьба… поставить свечу на окно, коль скоро я буду согласна, на… вы понимаете?

– Пожалуй…, - неуверенно отозвался померанец.

– Кайса, – решительно велела служанке Регина Аделаида, – поставь свечу на окно!

– Слушаюсь, госпожа баронесса.

– И ступай за мной после этого. Я собираюсь ложиться, и мне нужна твоя помощь. – Договорив, она бросила быстрый взгляд на мужа, как бы говоря: – «Вы знаете что делать», и быстро вышла вон.

Латгалка, выполнив приказание, поспешно бросилась вслед за своей хозяйкой, оставив фон Гершова одного. В комнате стало совсем темно, так что было невидно выражение лица Кароля.

Увидев как сквозь мутное стекло большого стрельчатого окна замерцал огонек свечи, Юленшерна с удовлетворением улыбнулся. Выйдя на пристань, он обратил внимание на обилие стражи и понял, что ищут похитителей принцессы. Однако кораблей в порту много и всех не обыскать, во всяком случае – быстро. А ночью его пинас снимется с якоря и осторожно перейдет в одну маленькую бухту рядом с Висмаром. Потом он соберет новую команду, и жизнь потихоньку наладится. Или нет. Сейчас это не главное. Сейчас надо окончить одно давнее дело. Никто не смеет пренебрегать Карлом Юханом и эта надменная гордячка из занюханной Риги тоже. Как она могла выйти за другого, будучи обрученной с ним?! Мысль о том, что ему могут отказать, просто не приходила в голову беглого шведского аристократа, и загоревшуюся в окне свечу он воспринял как должное.

Все же перед тем как отправиться на последнее свидание с Региной Аделаидой, граф зашел в каморку, которую они снимали на пару с Бопре и переоделся. Отчего-то, на сей раз, ему не хотелось предстать перед бывшей невестой в виде оборванца или простого матроса, так что со дна сундука были извлечены чистое бельё, нарядный камзол и добротные сапоги. Жаль только, что в последнее время он слишком уж вжился в роль бродяги и был откровенно грязен. Пришлось натаскать воды, потом нагрев её, долго отмываться в плохоньком оловянном тазу, но оно того стоило и на сей раз это убогое пристанище покинул не отставший от своего корабля матрос, а настоящий господин, при виде которого сами собой начинали кланяться встречные простолюдины, а у продажных женщин на лице появлялись улыбки.

Теперь нужно было только ждать, но у графа было поистине сатанинское терпение… Похоже, Регина Аделаида совсем потеряла голову, что, впрочем, не удивительно, ведь её ждет он! Даже немного досадно, что это было так легко… Но что это?

Тихо скрипнула калитка, но вместо осторожных женских шажков послышалась тяжелая поступь обутых в тяжелые сапоги солдат. Почуявший опасность Карл Юхан хотел было уйти, но, оглянувшись по сторонам, понял что окружен. Все подходы были перекрыты непонятно откуда взявшимися городскими стражниками. Похоже, его ждали.

– Граф Юленшерна! – негромко окликнул его кто-то. – Бросайте оружие и сдавайтесь!

– Проклятье! – выругался он, но затем успокоился и ответил: – Назовите прежде свое имя, чтобы я знал, с кем говорю!

– Вы не в том положении, чтобы ставить условия. Впрочем, извольте, я барон фон Гершов!

– Уже барон? Ну-ну, какие, однако, сановные люди ищут со мной встречи, – прохрипел швед, обнажая шпагу. – Что же, если у вас есть ко мне дело, то я к вашим услугам.

– Нет, граф. Вы бандит и убийца, а потому недостойны поединка. Бросайте оружие, и я арестую вас, после чего предам справедливому суду.

– Какому суду? – осклабился Карл Юхан. – Я шведский аристократ и не подсуден мелким германским князькам, а уж тем более рогатым супругам!

– Напрасно стараетесь, – ни один мускул не дрогнул на лице Кароля. – Мне нет дела до оскорблений нанесенным таким ничтожеством, а что касается юрисдикции, то король Густав Адольф вполне осведомлен о ваших преступлениях. Так что за право отрубить вам голову будут спорить три короны – Мекленбурга, Швеции и России. Впрочем, в Москве вы так легко не отделаетесь. Там с вас сдерут кожу с живого или, как минимум – четвертуют.

– Трусишь, померанская собака?

– Довольно, – фон Гершову-старшему явно наскучил этот разговор. – Эй, стража, взять его!

Солдаты дружно двинулись на попавшего в западню пирата со всех сторон. Тот, впрочем, не стал дожидаться нападения, а, бросившись вперед, попытался достать своей шпагой ненавистного ему барона. Но Кароль был наготове и легко отбил эту атаку. Стальные клинки несколько раз скрестились, высекая искры, но на помощь командиру бросились, размахивая палашами, его подчиненные и граф был вынужден отступить. Тем не менее, не желая сдаваться, он несколько раз то бросался на окружавших его врагов, то отскакивал назад и прижимался к стене, не давая себя окружить. Один раз даже кончик его валлоны распорол бок одному из солдат и тот жалобно закричал, почувствовав, как вместе с кровью тело покидает жизнь. Первым это надоело Раубе.

– Брось шпагу! – велел шведу капрал, направив на него пистолет.

– Чёрта с два! – огрызнулся Юленшерна и, переведя глаза на Кароля, презрительно бросил: – Передавайте поклон вашей супруге!

– Замолчи, негодяй! – скрипнул зубами тот, выходя вперед.

– А то что? – захохотал швед, понявший, что ему, наконец, удалось вывести противника из себя. – Или ты – рогоносец, вспомнил, что являешься мужчиной?

– Не слушайте его, Ваша Милость, – крикнул Раубе. – Он ведь женат на ведьме, так что ему ничего не стоит отвести доброму христианину глаза с дьявольской помощью!

– Ах ты, мерзавец! – Вскипел Карл Юхан, которому не доставило удовольствия то давнее воспоминание. – Да я тебя…

– Не мешай, Михель, – одернул капрала фон Гершов, и встал перед противником. – Я к вашим услугам, граф!

– Что же, – осклабился Юленшерна, – всё не так плохо! Сейчас я вырежу сердце тебе, потом этому болтливому салдафону, а затем…

Что будет затем, он не договорил, потому что фон Гершов бросился в атаку на своего противника. Шпаги заклятых врагов начали свой танец. Они оба до того ненавидели друг друга, что казалось лишь смерть одного из них сможет утихомирить эту ярость. Выпад следовал за выпадом, удар за ударом и казалось, что обоим не дано пережить эту ночь, настолько ожесточенно они сражались, но вдруг раздался какой-то жалобный звон. Это покатилась по брусчатой мостовой оружие пирата, а сам он, зажав правую кисть здоровой рукой, отступил с недоумением глядя на Кароля.

Померанец же, обезоружив шведа, снова велел солдатам:

– Взять его!

Неожиданно тот вытащил из-за пазухи пистолет и с громким в наступившей тишине щелчком взвел курок.

– Вы всё равно никогда не узнаете, где ваша принцесса! – прорычал он, затравлено озираясь.

– Во дворце! – спокойно ответил ему фон Гершов. – Три часа назад, я взял на абордаж ваш корабль и освободил Её Светлость. Все ваши ставки биты, так что ничего кроме суда вас теперь не ожидает. И вместе с головой, вы лишитесь ещё и доброго имени.

– Вам не удастся снова отправить меня в темницу! – прорычал Юленшерна, затравленно озираясь и, неожиданно уперев ствол себе в подбородок, крикнул: – Будьте вы прокляты вместе со Странником!

Грохнул выстрел, и мягкая свинцовая пуля, пройдя сквозь голову графа, превратила его лицо в кашу. Самоубийца, продолжая сжимать оружие, медленно повалился на мостовую и затих. Это происшествие так потрясло всех присутствующих, что они застыли как громом пораженные и некоторое время молчали не зная что сказать.

– Я же говорил, Ваша Милость, что это проклятый швед знается с нечистой силой! – первым нарушил тишину Раубе. – Иначе как он ухитрился припрятать пистолет?

– Не такое уж это трудное дело, – покачал головой Кароль.

– Вам, Ваша Милость, виднее. Только вот я в толк не возьму, зачем он застрелился? Я был уверен, что негодяй попытается убить вас и даже собирался пальнуть в него первым, а оно видите, как получилось!

– Ты посмотри, – покачал головой барон. – Да ведь он так изуродовал себе лицо этим выстрелом, что его теперь родная мать не узнает.

– И что с того?

– Ну, теперь родственники смогут сказать, что знать не знают, кто там занимался разбоем, а это просто какой-то бандит с большой дороги, а они тут не при чем.

– Нет, – упрямо мотнул головой капрал. – Всем известно, что самоубийцы попадают в ад. А этому служителю сатаны только того и надобно. Теперь Вельзевул его сможет оживить, если захочет. Так что лучше всего, было бы отрубить ему голову, да ещё забить осиновый кол в сердце. Тогда уж он точно не восстанет.

– Где ты нахватался такой ереси? – устало спросил его командир.

– В войсках Странника чего только не узнаешь, – философски заметил капрал.

– Это точно! Слушай, Михель, ты оказал мне сегодня очень важную услугу и не останешься без награды, но вот только…

– Я получу ее, если буду держать язык за зубами? – весело спросил Раубе. – Будьте покойны, господин барон, я буду нем как рыба!


Тем временем на захваченном пинасе наконец-то наступил покой. Немногих уцелевших пиратов заперли в трюме, покойники продолжали лежать на палубе, с тем, чтобы утром отправить их на берег для отпевания и предания земле. А оставшиеся охранять трофей стражники собрались на высокой корме корабля. С берега им привезли еды и несколько больших кувшинов пива на всех. Кроме того, кое-что нашлось и на корабельном камбузе. Так что служивые сели рядком и решили, как следует возблагодарить себя за праведные труды, доставшиеся сегодня на их долю. Памятуя, что фон Гершов велел накормить Бопре, его тоже позвали присоединиться к трапезе. Все же в глазах солдат он не был пиратом. Впрочем, большой свободы ему тоже не давали. Рядом постоянно находились караульные, не спускавшие с него глаз.

Но хитрый гугенот умел ждать и был крайне осторожен, стараясь не вызывать подозрений. Неудивительно, что вскоре бдительность часовых притупилась, и они уже не столь зорко следили за своим подопечным. Чем меньше содержимого оставалось в пивных кувшинах, тем больше развязывались языки, и притуплялось внимание. По-хорошему следовало бы давно запереть француза в какой-нибудь каюте, но уж больно он оказался компанейским парнем, да к тому же хорошим рассказчиком. Истории следовали одна за другой, вызывая все большую симпатию к человеку поведавшему их. Одни были весёлые, другие назидательные, а третьи и вовсе скабрезные, но все их объединяло одно – они были интересны и занимательны. В общем, когда дело дошло до сна, никто и не подумал вести такого славного парня под замок и оставили его спать на палубе. Тем более, что он и сам уже клевал носом, поскольку продукция ростокских пивоваров оказалась слишком крепка для его нежного желудка. В общем, заснули они все вместе, а когда поутру нового товарища не нашли, решили что он ночью пошел в гальюн, да и спьяну упал за борт.

23

Через два дня после этих событий герцогиня Катарина Шведская устроила торжественный прием в городской ратуше. Надо сказать, что в последнее время по Ростоку ходили самые разные слухи один чуднее другого. Одни говорили, что какой-то злодей хотел не то убить, не то похитить наследного принца Карла Густава. Другие с жаром утверждали, что неведомо откуда взявшиеся пираты собирались разграбить весь город. Третьи и вовсе выдумали такое, что и повторить в приличном обществе неудобно. И чтобы пресечь подобные разговоры Её Королевское Высочество и собрала всех сколько-нибудь значимых людей в городе, дабы предъявить им членов своей семьи целых и невредимых.

Затея удалась на славу. Горожане с удовольствием поглазели на принца и принцесс, отведали поданного им угощения и послушали нанятых для такого дела музыкантов. Обеспечив всех верноподданных темой для разговоров на год вперед, герцогиня отпустила их и приказала собраться в отдельной зале причастных к последнему происшествию.

– Мы рады, что печальные события последних дней наконец завершились, – негромко начала она, обведя взглядом всех присутствующих, – и мы можем со спокойной совестью отбыть в Москву к нашему супругу всемилостивейшему государю Иоганну Альбрехту. Однако прежде чем мы покинем землю Мекленбурга, хотелось бы закончить кое-какие дела.

– Как вам будет угодно, государыня, – поклонился барон фон Гершов.

– Кстати, как ваша супруга?

– Благодарю, ей уже лучше.

– Передайте, что мне очень не хватает её общества.

– Это большая честь, Ваше Королевское Высочество.

– Итак, прежде всего, нам угодно, чтобы ещё до нашего отъезда ваш брат обвенчался с присутствующей здесь фройляйн Рашке. За все услуги, оказанные ими обоими Мекленбургскому дому, мы намерены щедро наградить их. Господин Болеслав получит три тысячи гульденов и чин капитана с соответствующим содержанием. Марта также получит в качестве приданного три тысячи и фольварк под Гюстровым.

– Вы очень добры…

– Не слишком, – прервала потоки благодарности герцогиня, и обернулась к скромно стоявшему в сторонке Родионову. – Молодой человек, до сих пор мы знали вас, как одного из усерднейших учащихся в здешнем университете. Теперь же вы показали, себя не только усердным, но также умным, наблюдательным и верным человеком. Ваши заслуги не останутся без награды. Вы получите сто талеров и вот этот перстень.

– Благодарю, матушка-государыня, – грохнулся в ноги растроганный студент. – Век Бога молить буду за твою доброту!

– Кроме того, мы надеемся, что вернувшись домой после учения, вы и дальше будете служить нашему дому с не меньшим усердием!

– Отслужу, вот тебе крест отслужу, матушка!

Слабая улыбка тронула губы герцогини, и она милостиво кивнув боярскому сыну, обратила свой взор на Клару Марию.

– Подойдите, Ваша светлость!

– Да, государыня, – немедля выполнила приказ девочка.

С тех самых пор, как её спасли, юная принцесса являла собой пример послушания, воспитанности и благонравия. Вот и сегодня она весь прием чинно простояла одетая в свое парадное платье и мило улыбалась всем желающим на неё поглазеть, не сделав даже попытки показать кому-то язык или скорчить рожицу. Правда, это мало кого могло обмануть, но все же вселяло осторожный оптимизм.

– Присядьте.

Лицо девочки на мгновение исказила недовольная гримаса, но она тут же справилась и, лучезарно улыбнувшись, ответила:

– С вашего позволения, я постою.

– Вот как? – картинно удивилась Катарина и невольно бросила взгляд на стоящую неподалеку мать принцессы.

Та в ответ лишь чуть заметно пожала плечами, дескать, а что делать? Эти взгляды были так мимолетны, но при этом, так красноречивы, что женщины поняли друг друга без слов. Накануне между ними состоялся серьезный разговор, в ходе которого герцогиня и камеристка расставили все точки над i.

– Фройляйн, надеюсь, вы понимаете, что вам с дочерью лучше остаться в Мекленбурге?

– Разумеется, государыня, – сделала книксен Марта. – Скажу вам более, даже если бы ваш супруг позвал меня, я бы предпочла остаться здесь.

– Вот как?

– Не стану лукавить, Ваше Королевское Высочество. Сделай он это предложение хотя бы несколько месяцев назад, я бы всё бросила и побежала бы за ним пешком, но…

– Но?

– Но не теперь.

– Что же изменилось?

– Всё! Я люблю и любима и не хочу ничего более, как провести с Болеславом фон Гершов всё, что отвел нам милосердный Господь.

– И вы не пожалеете об этом решении?

– Ни одного мгновения! Видит Бог, я долго ждала и хранила верность, хотя и не смела ни на что надеяться. Теперь же я хочу просто жить, иметь семью, родить любимому человеку детей. Вы понимаете меня?

– Да, фройляйн, вполне. А ваш избранник разделяет ваши мечты?

– Он сделал мне предложение, и я дала ему своё согласие.

– Вам известно, что я обещала дать вам приданное?

– Да, государыня. Вы очень добры.

– Не слишком, дорогая моя. Но вы не опасаетесь, что это и послужило причиной матримониальных планов господина фон Гершов?

– Нет, Ваше Королевское Высочество. Мы решили, что будем вместе ещё до того, как вы объявили свою волю.

– Хорошо. У вас есть еще какие-нибудь просьбы?

– Только одна. Не разлучайте меня с дочерью.

– И в мыслях не было. Принцесса Клара Мария, скажем так, своеобразная девочка и нуждается в твердой руке и должном направлении. И я не чувствую в себе ни сил, ни желания заниматься этим. Мне хватает забот со своими детьми, и я хотела бы оградить их от… неподобающих примеров.

Эта встреча пронеслась в памяти герцогини, и она настороженно посмотрела на свою падчерицу. Та ответила ей прямым и честным взглядом, в котором, впрочем, чувствовалось весьма мало раскаяния.

– Вы, Ваша Светлость, заставили нас изрядно поволноваться, – начала Катарина.

– Мне очень жаль, Ваше Королевское Высочество, – повинилась Шурка.

– Очень на это надеюсь.

– Простите меня.

– Всё хорошо, что хорошо кончается. Однако, надеюсь, что вы извлечете должные уроки из всех этих происшествий.

– Конечно, государыня.

– Мы скоро покинем Мекленбург, а вы со своей матушкой останетесь здесь. Но кто знает, возможно, ваш царственный отец вскоре захочет увидеть вас при своем дворе. И не хотелось бы, чтобы ему пришлось краснеть за ваше воспитание. Вы понимаете меня?

– Да, государыня.

– Мы распорядились найти вам учителей и надеемся, что вы проявите должное усердие. Мы знаем, что вы неглупая и рассудительная девочка, как бы Ваша Светлость не старалась убедить нас в обратном. Но вам нужно научиться держать в узде свои желания.

– Я сделаю все, что в моих силах.

– Очень на это надеюсь, – усмехнулась герцогиня и отпустила принцессу.

– Ты точно не хочешь к отцу? – неожиданно спросила её Марта, когда прием закончился.

– Нет, – покачала головой Шурка. – Похоже, он и сам не очень-то хочет видеть меня. Да и мне что-то в Москву совсем не хочется.

– Почему?

– Ну, там царевен, чует моё сердце, будет много. А здесь я одна такая – Мекленбургская принцесса.

Эпилог

Едва корабли под мекленбургским флагом покинули Росток, море стало свежеть, затем усилился ветер и, наконец, разразился такой шторм, что даже опытные моряки стали больше уповать на милость Господню, чем на крепость своих судов и искусство кораблевождения. Хуже всего себя чувствовала герцогиня Катарина, вообразившая, что непогода ниспослана ей в наказание за гордыню и теперь давнее пророчество, касающееся её сына, непременно случится. Мучимая морской болезнью она пыталась молиться, но приступы дурноты не давали ей сосредоточиться на Святом Писании. В таком угнетенном состоянии она призвала к себе русского митрополита и попросила его вознести молитвы о спасении.

Едва договорив, она впала в беспамятство и некоторое время провела так, но когда чувства к ней вернулись, она застала Филарета рядом с собой, а волнение явно утихло.

– Молись, государыня, – хрипло сказал ей Романов. – Господь не без милости, глядишь и не оставит тебя и царевича с царевной своим заступничеством!

– Благодарю вас, – обескровленными губами прошептала она и в изнеможении откинулась на измятую подушку.

– Я-то тут при чём? – пожал плечами митрополит и одними глазами показал Катарине на принесенную им икону. – Его благодари, матушка!

Пока буйствовала непогода, корабли каравана потеряли друг друга, и галиот герцогини остался один. Но всё же они не утонули, и повеселевшие моряки бросились наскоро чинить такелаж, сильно пострадавший за время шторма. Общими усилиями им удалось привести его в относительный порядок, и форштевень «Короны» снова принялся пенить волну.

– Куда мы держим курс? – спросил фон Гершов у шкипера, уже несколько суток не покидавшего свой пост.

– К берегу, Ваша Милость, – повернул к нему свое обветренное лицо моряк. – Нам нужно зайти в порт или хотя бы в какую-нибудь удобную гавань, чтобы починиться.

– И далеко ли земля?

– А вон она, – усмехнулся незаметно подошедший Рюмин, – и показал на точку на горизонте.

Хотя посол был ещё слаб после долгого заточения, но силы быстро возвращались к нему, а дух у бывшего моряка был бодрым всегда.

– Верно, – поддакнул шкипер.

– И что это такое, где мы?

– Сдается мне это Эзель, – проговорил, как выплюнул Клим.

– Это точно? – насторожился Кароль.

– Точно я вам скажу, когда выглянет солнце, и я смогу взяться за сектант, но думается, что ваш друг прав.

– Там же датчане!

– Покуда между нами войны нет, – невозмутимо ответил Рюмин.

– Но разве Юленшерна напал на твой корабль не по наущению короля Кристиана?

– Да его разве надо было подзуживать? Пират он и есть пират!

– Может, всё же, расскажешь мне, что случилось?

– Прости, Кароль, но обо всём я поведаю только государю. А уж он пусть решает.

Через несколько часов «Корона» приблизилась к неведомому берегу настолько, что его можно было разглядеть в подробностях и невооруженным глазом.

– Точно Эзель, – вздохнул Клим, – бывал я здесь в прежние времена.

– А по мне, все эти берега одинаковы! – поморщился померанец. – Скорее бы уже ступить на твердую землю.

– Это уже не от нас зависит, – философски заметил посол.

– А от кого?

– Да вон, – снова махнул рукой Рюмин и указал приятелю на две небольшие галеры, идущие им навстречу на веслах.

– Как ты их заметил?

– Походи с моё в море и не тому научишься.

– Что будем делать? – снова обратился к шкиперу фон Гершов.

– Не потрепай нас шторм, – пожал тот плечами, – я бы добавил парусов и постарался бы разминуться. Но у нас треснула фок-мачта, а на бизани не хватает стеньги, так что в случае чего, но всё равно не уйти.

– Вы думаете это пираты?

– В этих водах все немножко пираты.

– Проклятье! – чертыхнулся померанец. – Пойду поднимать свое воинство, а то они совсем раскисли без дела.

– Самое время, господин барон!

Неизвестные галеры и впрямь заинтересовались встреченным ими судном и, разделившись, пошли прямо на него, как будто рассчитывая зайти с двух сторон. Всё это ещё больше не понравилось бдительному фон Гершову, так что когда они подошли достаточно близко, на палубе уж толпились снаряженные для боя солдаты, а у пушек стояли с зажжёнными фитилями канониры. Но первый выстрел был дан все же с галер. Небольшая пушечка на носу одной из них ловко послала ядро поперёк курса «Короны» приказывая остановиться.

– Это пираты? – раздался совсем рядом с Каролем возбужденный детский голос.

– Вполне вероятно, Ваше Высочество, – обернулся он к своему подопечному и встретился с горящим взглядом юного принца. – Поэтому, вам лучше спуститься к себе!

– Вот ещё! – возмутился Карл Густав. – Моя сестра уже сражалась с пиратами, так чем я хуже?

– Для розог – без разницы! – ухмыльнулся Рюмин, воспользовавшись тем, что мальчик не силен в русском языке.

– Вы что-то сказали? – прищурился наследник, почуявший в его словах подвох.

– Я говорю, – перешел на немецкий Клим, – что может ещё и обойдется без драки. Пираты они на большие корабли не больно-то нападают, а уж предупреждать о чём-то за ними и вовсе не водится. А где ваш слуга?

– Петер плохо перенес шторм и всё ещё лежит, – поморщился принц. – Он уже всю каюту заблевал, так что я туда точно не спущусь!

– Тогда держитесь рядом.

– Вы можете просигналить на эти галеры и спросить, что им нужно? – обратился к шкиперу фон Гершов.

– Они уже сигналят нам, – хмуро отозвался тот.

– И что именно?

– Вы не поверите, но они спрашивают, по какому праву мы подняли мекленбургский флаг?

– И что это значит?

– Я не знаю, но они подняли такой же!

– Час от часу не легче, а сейчас что?

– Требуют разрешить досмотр… Ваша Милость, это наверняка пираты, только посмотрите на их заросшие бородами рожи!

– Нет, это совсем уж никуда не годится! Я сейчас велю открыть огонь по этим нахалам…

– Не кипятись, Кароль, – снова подал голос Рюмин.

– Ты о чём?

– А вон, погляди, кто на носу стоит!

– Дайне мутер!

Через четверть часа одна из галер подошла к «Короне» вплотную и на палубу галиота поднялись два человека. Один был высок ростом, но при этом строен и не лишен изящества, тогда как его спутник, при не меньшем росте, строением более всего напоминал медведя. Одеты они оба были в камзолы из крепкой кожи, перетянутые ремнями и высокие сапоги, а на боку и у того и другого висели шпаги.

– Смирно! – скомандовал фон Гершов своим людям, взмахнув шпагой, но торжественной встречи не получилось, потому что поднявшийся на борт человек бросился его обнимать.

– Здорово, чёртушка! Я уж не чаял и увидеться…

– Я тоже рад встречи с Вашим Величеством, мой кайзер!

– А это что же, Клим? Живой!

– Чего мне сделается, – ухмыльнулся Рюмин.

– Где тебя нелёгкая носила?

– Долго рассказывать, государь.

– А что за малец?

– Али не признал? – вопросом на вопрос ответил довольный посол.

Лицо русского царя, а это был он, неуловимо изменилось. Опустившись на одно колено, Иван Федорович пристально взглянул в глаза своему сыну, которого видел второй раз в жизни, пытаясь найти хоть какие-то знакомые черты. Но тогда он был совсем маленьким, прятался от отца на руках у матери и дичился, а сейчас…

– Карлушка? – хрипло спросил тот.

Принц тоже во все глаза смотрел на непонятно откуда взявшегося человека и не знал что делать. На всех картинах, какие ему довелось видеть, герцога Иоганна Альбрехта изображали или в доспехах или в богатом платье, обильно украшенном кружевами, золотым шитьем, и драгоценными камнями. Длинные волосы всегда были красиво уложены, а позы полны величия. А тут перед ним стоял простой офицер в потертом камзоле. Щеки его, по крайней мере, три дня не видели бритвы, а волосы, вовсе не такие длинные, как на картинах, были спутаны ветром. А ещё от него пахло дымом костров, пороховой гарью и отчего-то рыбой. Но вот взгляд… Взгляд был человека привыкшего повелевать и знающего, что никто не посмеет ослушаться его приказа. Карл Густав знал этот взгляд. Так смотрел на других его дядя – король Густав Адольф. Так смотрела на слуг его мать – герцогиня Катарина.

– Отец? – закусив губу, спросил он.

– Да, малыш!

Не успел он ответить, как мальчик бросился к нему и повис на шее. А тот, обхватив тщедушное тельце руками, держал его и растерянно улыбался.

– Ну, угодил Лёлик, слов нет, как угодил! – счастливо засмеялся царь и, обернувшись к фон Гершову, сказал: – Проси чего хочешь, дружище, я теперь на веки твой должник!

– Это еще не всё, – с легкой улыбкой отвечал померанец. – С нами еще и принцесса Евгения, а так же благородная мать ваших детей – герцогиня Катарина. Или теперь уместнее называть её царицей Катариной?

– Опаньки, – высоко поднял брови Иван Федорович. – Неужто уговорил?

– Вы дали мне поручение, – пожал плечами фон Гершов. – Впрочем, и это ещё не всё. С нами так же его высокопреосвященство митрополит Ростовский Филарет, дьяк Томила Луговской и прочие люди, бежавшие вместе с ними из польского плена.

– Что-то до хрена подарков! – глухо пробурчал заметно помрачневший второй прибывший.

– Угу, – хмыкнул государь, а затем представил своего спутника наследнику: – Смотри, сынок, это мой самый верный слуга и самый добрый друг – Никита Вельяминов! Я люблю его как брата, люби и ты его. А сейчас пойдем, проведаем твою сестренку… и матушку… раз уж приехала!

Каюта герцогини освещалась лишь нещадно коптящей тусклой жировой лампой. Катарине стало уже немного лучше, и она встретила мужа сидя в кресле. У служанок не было времени привести свою хозяйку в порядок, так что она так и осталась в мятом дорожном платье, со спутанными волосами. Лицо после перенесенных тягот было землистым и на редкость некрасивым.

– Матушка, посмотрите, кто нас встретил! – радостно завопил Карл Густав, таща за руку отца.

– Сидите, сударыня, – остановил жену царь, видя, что та пытается подняться. – Дорога, вероятно, была утомительной?

– Да, Ваше Величество, – кивнула она. – Я тяжело переношу морские поездки и эта, к сожалению, не стала исключением. Так что мне ужасно стыдно, что вы застали меня в столь жалком виде.

– Не печальтесь. Дорога до Москвы долгая, но в значительной мере сухопутная. У вас будет время оправиться и предстать перед новыми подданными во всем великолепии.

– Вы очень добры, государь. Но как случилось, что вы встретили меня здесь?

– У меня тут были дела, – уклончиво ответил муж и засобирался. – Не буду вас утомлять, мадам. К тому же я хотел увидеть дочь. Где она?

– Пойдемте, отец, я покажу! – потащил его за собой Карл Густав. – Евгении было нехорошо, не так плохо как Петеру, конечно, но тоже дурно и она с няньками внизу…

– А кто такой Петер?

– Мой друг. Его отец служит конюхом в Гюстрове, а матушка была служанкой у прежней герцогини…

– Вот как?

– Да, а Евгения все время шторма плакала и прижимала к себе куклу, что подарила ей Клара Мария…

– Бабушка?

– Нет, не бабушка, а сестрица Клара Мария. Мы хотели чтобы она поехала с нами, но она осталась в Ростоке.

– Принцесса Клара Мария…

– Да, принцесса – моя сестра! Впрочем, вы отец, вероятно, знаете её и её матушку…

– Хм. Некоторым образом…

Пока государь общался с членами наконец-таки обретенной семьи, оставшиеся на верхней палубе Клим с Каролем, тоже обсуждали неожиданную встречу.

– А Никита, кажется, совсем не весел? – спросил у Рюмина фон Гершов.

– Так не бывать ему теперь царским свояком, вот и злобится, – вполголоса, так чтобы не услышал Вельяминов, отвечал дьяк.

– Но он, кажется, совсем не хотел такого?

– Ну, так мужик не глупый, хоть с виду и медведь-медведём. Понимает, что нечего в калашный ряд со свиным рылом соваться… Да только ум – умом, а в глубине души, боярскую шапку, поди, не раз уже примерял!

– А я полагал, что он против.

– Чтобы Алена в полюбовницы пошла? Знамо дело против, что он сестре или чести фамильной враг! А кабы Иван Федорович чин чином посватался, так разве хоть слово поперек бы сказал? Ладно, молчи, а то Никита и так волком смотрит, того и гляди в рыло кому-нибудь заедет от широты души и веселого характера. Да не вылупляй глаза, сам, поди, знаешь, что у нас на Руси от мордобоя и шпага не спасет!


Рюмин ошибался. Никита переживал вовсе не из-за потерянной возможности породниться с царем. Ему было жаль сестру, и он не представлял, что с ней будет, когда она узнает о приезде Катарины Шведской в Москву. «Ещё в монастырь уйдет» – с тоской размышлял он. – «Совсем один останусь!» А ведь в последнее время было всё так хорошо. Жили они мирно и ладно. Алена почти остепенилась и не сбегала из братнего терема, погулять по московским улицам, как простая горожанка. Да и принятая в семье сиротка – Лиза Лямкина совсем уж попривыкла к ней и даже звала – матушкой…


– Государь, – отвлек царя от тягостных раздумий Рюмин.

– Чего тебе?

– А ты как здесь оказался, да ещё и с Никитой и прочими ратными?

– Ну, так, датчане же корабль мой потопили, да тебя в полон взяли… Вот я и…

– Да не так всё было!

– А как?

– Юленшерна тех датчан и голштинцев нанял! Уж больно он тебе досадить хотел.

– А Кристиан тут не при чем?

– Ну, не то что бы совсем… Он, когда Карлу Юхану убежище давал, прежде оговорил, что тот без его ведома и шагу не ступит. Да только кто же знал, что этот граф шведский совсем, как ты говоришь, с катушек съедет?

– И что?

– А ничего! Только король датский как узнал, что тот за разбой принялся, так и выгнал его прочь. Правда, тот уже всё приготовил, для похищения дочки твоей… Уж не знаю, что за паскудство он затеял, может выкуп взять, может ещё чего удумал, а только даже меня, многогрешного, давить не стал, а вывез из Дании, да на своем корабле спрятал до поры.

– А с Глюком тоже Кристиан не при чём?

– Может и так! Там тоже без Юленшерны не обошлось, только теперь как узнаешь? Кабы я в плен не угодил, да в цепях столько времени не потерял, глядишь и распутал бы чего…

– Хм. Тогда неудобно как-то получилось.

– Ты о чём?

– Ну, я подумал, что раз датский король так, то почему мне так нельзя? В общем, я тут немного Эзель повоевал… Ну а что, корабли были шведские, у нас своих нету. На мордах у нас тоже не написано, что мы – русские. В общем, начисто ограбили островок. Даже жалко было…

– О Господи! Государь, ну что ты как дите малое? Тебя же ни на миг без присмотра оставить нельзя! Взял и войну с датчанами затеял…

– Да ладно тебе. Крайним все равно Густав Адольф будет! – беспечно отозвался Иван.

– Дай то бог!

– Погоди ка, – прислушался Иван Федорович. – А что это за песня такая знакомая?

– Да детушки твои горло дерут. Сказывали, что Клара Мария – дочка Марты, их научила. Чудная песня, вроде по-нашему поют, а ничего не понятно!

Песенка и впрямь была презанятная. Карл Густав, Петер и Евгения, хоть и не понимая слов, дружно выводили:

– Москау – Москау забросаем бомбами, заровняем танками, будет вам Олимпиада, йо-хо-хо-хо-хо!

– Кто ты говоришь, научил?


КОНЕЦ,

Уважаемые читатели, пошутил я. Не будет в окончательном варианте этой песни:)))

Примечания

1

Mutti – мамочка (нем/)

2

Терпсихора – муза покровительница танцев и хорового пения.

3

Виттельбахи – один из самых знатных и разветвленных дворянских родов Германии, к которому принадлежал Фридрих Пфальцский

4

Амт – территориально-административная единица в Северной Германии. Здесь владение

5

Нобили – сословие высшей аристократии в древнем Риме.

6

Кюлоты – короткие штаны

7

Германская миля – 7420 метров

8

Дворяне, не состоявшие на военной службе, в ту пору носили оружие на поясных портупеях

9

Война за Клевское наследство

10

Бранденбург – не только курфюршество, но и маркграфство

11

Кристиан Датский – имел заболевание кожи головы, приведшее к образованию колтуна.

12

Пражак – так чехи называют жителей своей столицы.

13

Ольстр – седельная кобура.

14

Опашень – старинная долгополая русская одежда

15

Кутейник – лицо духовного звания (обычно употребляется с оттенком пренебережения).

16

Осьм – восемь.(устар.)

17

Большим обычаем – То есть – земно.

18

Морген – старинная мера площади в Германии и Польше. Приблизительно – 0,56 га.

19

В нашем варианте истории у Фридриха Ульриха было еще два брата. Правда, не было Иоганна Альбрехта, ставшего русским царем

20

Куафер – парикмахер (устар.).

21

«Kinder, Küche, Kirche» – «Дети, кухня, церковь» – немецкое устойчивое выражение, характеризующее положение женщины в обществе.

22

Верхняя одежда, здесь: женское платье

23

Тропарь и кондак – религиозные песнопения (в данном случае православные), кратко выражающие суть празднуемого праздника или празднуемого святого (простите за тавтологию).

24

Сорок – единица счета звериных шкур в тогдашней Руси.

25

Договоры наследования 1573 и 1584 годов. Завершили долгую распрю между герцогами и городом Ростоком. Хотя горожанам пришлось признать верховенство герцогов, их крепость была срыта, а городские укрепления восстановлены.

26

Мальчики в лавках служили в те времена разносчиками.

27

Кнедлики с омачкой – чешское блюдо.

28

Штормтрап – аварийный трап в виде веревочной лестницы. Подать такой владельцу судна – немалое оскорбление.

29

Чёрная смерть – чума.


home | my bookshelf | | Мекленбургская принцесса |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу