Book: Слушай своё сердце



Слушай своё сердце

Кейси Уэст

Слушай своё сердце

Книга для грезящих наяву

Kasie West

LISTEN TO YOUR HEART


Оригинальное название: Listen to your heart

Copyright © 2018 by Kasie West

All rights reserved


Published by Arrangement with Scholastic Inc. 557, Broadway,

New York, NY 10012, USA


Опубликовано по согласованию с агентством

Andrew Nurnberg Literary Agency Jacket design by Yaffa Jaskoll

Jacket photography by Michael Frost ООО «Клевер-Медиа-Групп», 2019


Перевод с английского Ольги Медведь

«Слушай свое сердце» – романтическая история о любви, дружбе и о том, как важно научиться слышать не только других, но и себя.

Кейт умная и симпатичная, но не очень общительная девчонка, ей по душе проводить время на озере в компании своего верного гидроцикла. Но ее выбирают одной из ведущих школьного подкаста «Не моя проблема» и Кейт придется начать больше общаться с людьми: слушать их истории, делиться своим мнением и даже давать советы.

«Я сидела на пристани и терла мыльной мочалкой гидроцикл под номером четыре. В кармане шортов – телефон, в ушах – наушники. Я пятнадцать минут слушала подкаст про первые свидания, который порекомендовала мне Алана, и уже раз пятьдесят хохотала. Это трижды в минуту. Неудивительно, что Алана посоветовала послушать именно этот подкаст – он и правда хорош. Мне тоже надо было стать лучше. Я собиралась стать лучше. Главным образом чтобы доказать всем, что они не правы. Родители думали, я выбрала озеро и пристань только из-за того, что это легко? Я добьюсь успеха с подкастами и все равно выберу озеро.»

Однажды в студию звонит парень, признается, что тайно влюблен в девушку и просит совета. Кейт не сомневается, что влюбленный аноним – это самый красивый парень в школе Диего Мартинес. Кто же эта таинственная девушка, кому досталось сердце красавчика? Кейт кажется, что речь идет о ее лучшей подруге Алане, но… что, если она ошибается?

«Слушай свое сердце» очарует вас, в этой нежной, трогательной истории так много ярких эмоций, секретов, откровенных признаний и романтики!


Про автора

Кейси Уэст – обладательница премии Goodreads Choice Award в номинации «Художественная литература для подростков», автор таких бестселлеров как: «P. S. Ты мне нравишься», «Стань моим парнем» и «Расстояние между нами». Кейси живет в Калифорнии со своей семьей.

Глава 1

Небо было чудесного голубого оттенка, ни одно облачко не омрачало его. Я лежала на сиденье гидроцикла, закинув ноги на руль. Рука скользнула вниз и ласкала поверхность воды.

– Ты меня дразнишь, да? – спросила я небо. – Именно сегодня.

Я достала из кармана телефон и сфотографировала небо. Затем выложила снимок в соцсеть, подписав: «В отрицании». Телефон вдруг зазвонил, и я так испугалась, что чуть не уронила его в воду. Выпрямившись на сиденье, я ответила:

– Алло?

– Кейт, ты где? – спросила мама.

– Э-э…

– Вроде это не трудный вопрос, – сказала она с улыбкой в голосе. – На озере, да? Тебе в школу через двадцать минут.

– Уф.

Школа. Я делала вид, что уроки начинаются не сегодня. Если бы я училась в Аейкспрингсе – городе, где жила, то на занятия мне пришлось бы пойти только после Дня труда[1]. Но в Аейкспрингсе было слишком мало жителей. Поэтому я училась в Оук-Корт, куда приходилось полчаса спускаться по склону горы. И Оук-Корт не волновали каникулы на озере.

– Давай скорее, – сказала мама. – Сегодня первый учебный день в старшей школе у твоих брата и кузины. Им нельзя опаздывать.

– Сейчас буду, – ответила я, сбросила вызов и завела гидроцикл.

И тут мимо промчался другой гидроцикл, окатив меня водой с правого бока.

– Эй! Держи дистанцию! – крикнула я. Бесит, когда люди точно меня видят, но проплывают так близко.

Я вытерла левым рукавом экран телефона, засунула его обратно в карман пляжных шорт и направилась к пристани. Мама уже ждала меня там. Мне часто говорили, что мы с мамой похожи. Конечно, это не то, что хочет слышать шестнадцатилетняя девушка, учитывая, что ее маме сорок. Но я понимала, что они имели в виду. У нас обеих длинные светло-каштановые волосы, бронзовая кожа и ореховые глаза – карие с небольшими вкраплениями зеленого.

– Уже пятнадцать минут, – сказала мама, бросив взгляд на мой мокрый купальник.

Я улыбнулась.

– Мне только переодеться. Успею.

Я подъехала к пристани, и она потянулась за гидроциклом, чтобы его привязать.

– Этот забронирован на восемь утра, – сообщила я.

– Его надо заправить?

– Наверное, – сказала я. – Я могу это сделать.

– Кейт, школа. – Мама обняла меня сбоку.

Иногда учеба казалась мне бессмысленной тратой времени, ведь я уже знала, чем хочу заниматься в жизни – управлять этой пристанью вместе с родителями.

– Ладно, ладно. – Я поцеловала ее в щеку. – Спасибо, мам.

– Хорошего дня! – крикнула она мне вслед.

Я перешла улицу, свернула за угол и зашла в дом. Мимо меня пробежал какой-то ребенок, а следом за ним еще один с криками:

– Дядя Люк сказал, сейчас моя очередь!

Немного о том, как мы живем. Мои бабушка с дедушкой выросли в Лейкспрингсе. Им принадлежала пристань и пять акров земли через дорогу от нее. Решив отойти от дел, они подарили пристань и землю трем своим детям, которые впоследствии поделили ее и построили три дома недалеко друг от друга. Мои тетя и дядя, имевшие другие профессии, продали свои доли владения пристанью моим родителям, которые к тому времени уже управляли пристанью. Вот так она отошла к нам, при этом мы продолжили жить семейной коммуной.

Я побежала по коридору до спальни и быстро переоделась в чистые шорты и футболку в полоску. Слегка причесала мокрые волосы – высохнут по дороге в школу, затем схватила рюкзак и поспешно вышла из комнаты. У входной двери меня ждал с рюкзаком за спиной младший брат, Макс.

– Готов? – спросила я его.

– Еще как, – неприветливо ответил он.

– Где Лиза?

Я осмотрелась в поисках кузины.

– Пока не пришла.

– Схожу за ней.

Я вышла на улицу и повернула направо. Наш дом стоял в середине, зажатый домом дяди Тима слева от нас и тети Маринн справа. У дяди и тети были свои семьи с кучей детей. Я постучала в дверь дома тети Маринн. Все остальные наши родственники не считали нужным стучаться, прежде чем войти в дом другой семьи, но я придерживалась этого правила этикета и надеялась, что остальные последуют моему примеру. Когда мне никто не открыл, я вздохнула и вошла в дом.

– Лиза! – позвала я. – Нам пора!

Появилась моя четырнадцатилетняя кузина в симпатичном сарафане и облаке фруктового аромата духов. Я закашлялась.

– Что это? Ты искупалась в парфюме?

– Это «Манго дримс», они быстро выветрятся.

Она откинула на спину свои светлые волосы и потянула меня к выходу, словно это она меня ждала. Макс уже сидел в моей машине на пассажирском сиденье. Лиза села за ним и сжала его плечи.

– Девятый класс! – закричала она. – Начало новой главы, где возможно все!

– Точно, – сказала я. Или этот год станет как прошлый – времяубивателем до лета.

* * *

Звонок прозвенел, как раз когда я заехала на парковку старшей школы. Макс и Лиза выбежали из машины быстрее, чем когда‑либо на моей памяти, и к тому времени, как я заперла машину и убрала ключи в рюкзак, уже преодолели половину парковки.

– Опаздываешь в первый учебный день? – спросила Алана, подойдя ко мне и взяв меня под руку.

– Пока не опаздываю. Ты могла меня не ждать.

– Тогда какая из меня была бы лучшая подруга?

– Такая, которая хочет всегда приходить в школу вовремя.

– Мы теперь в одиннадцатом классе[2]. Можем не реагировать на звонок, – заявила Алана, подняв солнечные очки с глаз на голову.

– Кажется, в прошлом году ты говорила то же самое.

Мы вошли в здание, и Алана пожала плечами:

– Я не могу помнить все, что говорю.

Название «Секвойя-Хай» говорило само за себя: школа – большое трехэтажное здание – стояла посреди рощи секвой. Столовая и библиотека находились в соседних зданиях, поэтому в течение дня нам удавалось ощутить вкус свободы и глотнуть свежего воздуха.

В этом году у нас с Аланой было три совместных урока из шести, включая первый – вот почему она меня ждала. Пока мы шли по коридору, в кармане у меня завибрировал телефон. Мы заняли места в классе – был урок истории, и мистер Уорд принялся рассказывать, чего следует ожидать от предстоящего года. Наконец я достала телефон.

Хантер выложил фотографию на тему первого учебного дня – селфи его и сестры на фоне их нового дома. Точнее, относительно нового: они жили в нем уже три месяца, ведь переехали они туда после окончания прошлого учебного года. Фотографию он подписал: «Пожелайте нам удачи».

Он выглядел… счастливым. Пепельно-русые волосы зачесаны назад, голубые глаза блестят. Я перешла в его профиль и проскроллила старые посты, пока не нашла прошлогоднюю фотографию первого учебного дня – на ней мы стоим возле его машины. Я смотрю на него, приподняв голову, глаза светятся улыбкой. Он смотрит в камеру. Надпись к фотографии гласила: «Я выловил эту девушку в озере, чтобы вместе с ней отправиться в школу». Я и забыла, что в прошлом году перед занятиями тоже была на озере.

Алана покашляла, и я подняла голову, решив, что меня зовет мистер Уорд. Но он что-то писал на доске. Алана нахмурилась и кивнула на мой телефон, явно гадая, что случилось. Я проговорила одними губами: «Ничего» – и вышла из профиля Хантера. Надо завязывать. Он остался в прошлом. Мы договорились, что будем на связи, но его ответы на сообщения и имейлы за лето медленно сошли на нет, и мне пришлось признать поражение. Я отложила телефон и остаток урока старалась внимательно слушать учителя.

– Что ты там делала с телефоном? – спросила Алана после звонка, когда мы шли по коридору на следующий урок. – Минут десять, наверное, мечтательно глазела на экран.

– Вовсе нет. Просто листала чужие фотографии первого дня в школе.

– Понятно, – сказала она.

Возможно, так просто подруга от меня бы не отстала, если бы ее внимание не привлекло что-то в конце коридора. Она ахнула.

– Что?

Алана потянула меня в сторону, вытащив из потока.

– Ты знаешь Диего? – прошептала она.

– Кого?

– Диего Мартинеса? С прошлого года?

– Нет, я его не помню.

– Правда? Я готова поклясться, что говорила о нем как-то раз… или пятьсот раз. Помнишь, в мае мне пришлось делать лабораторную по математике? Он был моим репетитором. Он встречался с Пэм, поэтому я не могла с ним флиртовать, но… нет? – спросила Алана, заметив, что я все еще не понимаю. – Он притащил в школу щенка, потому что мама уехала из города и не могла за ним присматривать. И ему это сошло с рук.

– Ты сочиняешь на ходу? – спросила я. – Я ничего из этого не помню.

– Это потому, что он не с озера? – спросила Алана, уперев руки в бока. – Ты даже не пытаешься познакомиться с городскими.

Мы называем их городскими, хотя Оук-Корт лишь условно можно назвать городом. Его население – пятнадцать тысяч человек. Но это на тринадцать тысяч больше, чем в Лейкспрингсе.

– Это неправда! – заспорила я, – Я ни с кем не пытаюсь познакомиться. Ты же знаешь, что я ненавижу людей.

Алана засмеялась, потому что поняла, что это – по крайней мере отчасти – шутка.

– Я помню, ты говорила про парня с кольцом в носу – Дункана, – сказала я, наклонив голову. – И про какого-то еще по имени Мак…

– Хорошо, я уяснила: ты разнесла в пух и прах мою теорию про озеро.

Однако ее теория была отчасти верна. В Оук-Корт я проводила мало времени, отдавая предпочтение озеру.

– Дело не в противопоставлении города озеру, – отметила я. – А в том, что ты упоминаешь многих парней.

– Потому что они мне нравятся. Разве это плохо?

– Нет. Я всего лишь объяснила, почему могу не помнить конкретно этого.

– Несмотря на то что я говорила о нем пятьсот раз?

– Ты говорила о Брэди, который в твой день рождения зажег в столовой бенгальский огонь и был на неделю арестован.

Алана была из тех девушек, ради которых парни были готовы на все: высокой, с идеальной фигурой, темными волосами и почти черными глазами. Полинезийка по происхождению, она имела в запасе кучу историй о своем детстве на Гавайях, которые всем нравилось слушать, словно Гавайи – какая-то другая вселенная. Мне тоже нравились ее истории, поэтому я их не винила.

Она взмахнула рукой.

– Брэди остался в прошлом году.

Затем взяла меня за плечи и повернула к другому концу коридора. Перед шкафчиком стоял парень с торчавшими во все стороны темными волосами.

– А вот он – в этом, – добавила она.

– Это тот, который принес в школу щенка?

– Да. Диего.

– Ты вроде сказала, он встречался с Пэм.

Я понятия не имела, кто такая Пэм, просто повторяла слова подруги.

– Похоже, они расстались этим летом.

– Хорошо, я все запомнила. Теперь мы можем идти?

– Сначала ты должна сказать, что думаешь.

– О чем?

– О нем.

– Зачем?

– Потому что ты моя лучшая подруга, и, если я все время буду думать и говорить о парне, мне требуется твое одобрение.

Я засмеялась и погладила ее по щеке. Алане никогда не требовалось чье-либо одобрение.

– Так мило, что ты заставляешь меня почувствовать себя нужной.

– Нет, я серьезно. Что ты о нем думаешь?

– Ты просишь меня оценить его с пятидесяти шагов, притом что я ничего о нем не знаю?

– По первому впечатлению и истории со щенком.

Я с прищуром посмотрела на парня, будто таким образом могла получить о нем лучшее представление.

– Мне кажется, он проводит у шкафчика слишком много времени.

Диего, словно услышав меня, достал учебник, закрыл шкафчик и развернулся в нашу сторону. Алана все еще стояла за моей спиной, вцепившись мне в плечи, отчего было очевидно, что мы на него глазели. Он посмотрел мне в глаза своими карими, затем перевел взгляд на Алану. Теперь, рассмотрев его, я поняла, почему Алана собиралась часами думать о нем. Он был симпатичным. Волнистые каштановые волосы, загорелая кожа, большие глаза, высокие скулы, полные губы.

– Привет, Алана, – бросил он, проходя мимо нас как ни в чем не бывало. Словно девушки все время выстраивались в конце коридора, чтобы понаблюдать, как он меняет учебники у шкафчика.

А потом он ушел. Алана расцепила ладони, и я повернулась к ней.

– Ну, что думаешь? – спросила она.

– Думаю, что получилось как-то неловко.

– Нет, я насчет него. Мне нужен твой совет.

– Он симпатичный. К тому же, судя по тому, как он поздоровался, Диего почти влюблен в тебя. Одобряю.

Она улыбнулась.

– Спасибо.

Прозвенел звонок, сигнализирующий о начале второго урока.

– Увидимся на обеде! – крикнула я, помахав Алане, когда мы разошлись.

– До встречи! О, и не забудь, что последним уроком у нас подкастинг! – Алана помахала в ответ.

– Как я могу забыть? – простонала я. – Поверить не могу, что ты меня на это уговорила.

Алана триумфально улыбнулась, затем развернулась и поспешила по коридору.



Глава 2

– Вы прослушали подкаст шкоды «Секвой-я-Хай». Для подростков, подготовленный подростками и им же посвященный. Наша школа – единственная, кто пишет подкасты. Насколько нам известно. Уроки закончились, но чувствуете ли вы, слушатели, оставленный шестью сотнями подростков запах? Нет ничего лучше сочетания острых «Читос», запаха дезодоранта и пота. Мы, выпускники, будем скучать по нему точно так же, как и вы. Но не волнуйтесь, в следующем году сюда придут новые учащиеся подкастингу, чтобы превзойти нас или полностью облажаться. Ждем не дождемся! Всем мир!

Мисс Лион выключила запись, драматично нажав на кнопку, и повернулась к классу. Она была невысокого роста, с огромными глазами, которые от волнения как будто стали еще больше.

– Это последний подкаст выпускников прошлого года, – сказала она. – Вам всем есть на кого равняться. Знаю, сегодня первый учебный день, но наша аудитория проголодалась. Этим летом наши слушатели загрузили больше выпусков, чем за предыдущие два года, вместе взятые. Может, наши подкасты – еще дитя, которому пошел четвертый год, но мы набираем обороты. Теперь наше движение вперед зависит от вас.

Мы с Аланой переглянулись. Слишком много драмы для первого учебного дня.

– Во что ты меня втянула? – прошептала я.

Алана умоляла меня пойти на этот обязательный факультатив вместе с ней. Даже заполнила за меня заявление, уверяя, что все будет отлично. «Подкасты – словно мгновенные развлечения, которые всегда под рукой, – сказала она. – Заранее записанные и загруженные передачи на все известные темы». Она так и выразилась. Будто ее нанял изобретатель подкастов, чтобы она продавала его детище всем подряд. Когда я не купилась, она добавила, что на этом курсе я могу научиться микшировать, редактировать запись или получить еще какой-нибудь навык, полезный для жизни. Выглядело интереснее гончарного дела, поэтому я сдалась.

– Ваше задание на эту неделю, – продолжила мисс Лион, – придумать тему подкаста на этот год. Каждый должен предложить хотя бы одну. Проверяйте сайт, потому что заявленными считаются первые размещенные темы, повторения не принимаются. Дальше мы проголосуем. Правила просты: тема не должна звучать ранее и должна быть интересна подросткам. Ведь наши подкасты для подростков, подготовленные подростками и им же посвященные.

Справа от меня подняли руку.

– Да?.. – Мисс Лион посмотрела на лист с рассадкой, который заполнила в начале урока. – Мэллори.

– А какие темы уже поднимались?

– О, рада, что ты спросила. Я надеялась, вы все подготовились и в курсе прошлогодних выпусков, но, увы, я слишком многого хочу.

Я не слушала ни одной записи – в отличие, очевидно, от остальных.

– Я знаю все три темы предыдущих лет. Слушала выпуски с девятого класса, – заявила вдруг девушка слева от меня.

– Замечательно!.. – Мисс Лион снова бросила взгляд на рассадку.

– Виктория, – озвучила за нее девушка.

– Виктория. Такой энтузиазм мне нравится. Может, выйдете и напишете темы на доске?

Она протянула девушке маркер, и я подумала, что Виктория, скорее всего, откажется. Я бы отказалась. Но она встала и уверенно взяла маркер. Даже комментировала, пока писала.

– Выпуск первого года был посвящен изобретениям. Ученики собрали материал по изобретениям, сделанным подростками, и рассказывали о них на шоу. Также тинейджеры могли позвонить на шоу и рассказать, над чем они работают и какие их изобретения провалились. Это было занимательно. – Виктория развернулась и улыбнулась. – Моим любимым изобретением того года стало приложение «Выбери себе наряд».

Интересно, Виктория ходила в театральный кружок? Казалось, ей было вполне комфортно стоять перед классом, точно она готовилась к этому выступлению.

– Мне оно тоже понравилось, – сказала мисс Лион.

– Темой второго года стали самые известные в истории подростки, – продолжила Виктория. – Было очень интересно слушать о том, чем занимались в прошлом люди нашего возраста, например, они правили странами и грабили банки. Но в целом подкасты того года были скорее провальными, по моему мнению. Недостаточно разнообразными.

Ведущему нельзя было звонить, поэтому мы слушали одну его болтовню.

Сидящая рядом Алана заворчала. Я удивилась, что Виктория не побоялась озвучить недостатки подкаста перед руководителем факультатива, нашим учителем, ведь журнал успеваемости был в руках мисс Лион. Та выгнула бровь.

Виктория продолжила:

– Но, к счастью, прошлогодний курс поднял планку благодаря дискуссии по вопросу спорных судебных дел, касающихся подростков. Можно было звонить и озвучивать свое мнение. Для этого понадобились исследования?

Мисс Лион кивнула:

– Да. Вы все внесете свой вклад в наши шоу, начиная с исследований, редактирования записи и заканчивая проверкой звука и оборудования. Запись подкастов включает в себя множество аспектов. Вы познакомитесь с ними в этом году.

Интересно, откуда мисс Лион узнала о подкастах? Ей сейчас, наверное, сильно за сорок. Когда она училась в университете, подкастов еще не существовало.

– Кстати говоря, о вкладе, – сказала Виктория, все еще держа в руке маркер, хотя уже закончила писать. – Я бы хотела стать одной из ведущих.

– Я назначу претендентов на эту и другие роли на следующей неделе. – Мисс Лион протянула руку, и Виктория отдала ей маркер. – Сейчас важнее всего определиться с темой. – Мисс Лион махнула рукой на доску. – Предлагайте любые, кроме этих. Будьте изобретательны, постарайтесь выйти за рамки очевидного. Вы должны предложить тему к пятнице.

В классе раздалось несколько тяжких вздохов.

– Не хочу слышать жалоб по такому важному вопросу, как тема, – сказала мисс Лион. – И надеюсь, вы, нытики, в курсе, что раз в неделю после школы по подкастингу проводится практическое занятие длительностью один час. Треть из вас займется предпроектной подготовкой по средам. А остальные – редактированием записи по четвергам. – Она дважды хлопнула в ладоши и постучала маркером по доске. – Все принесли тетради на первый урок? Запишите эти темы. В оставшуюся часть урока можете устроить мозговой штурм со своими соседями насчет новой темы.

Все ринулись расстегивать рюкзаки и открывать тетради. Я записала темы и повернулась к Алане.

– Есть идеи? – спросила я.

– Нет, – ответила она.

– Я думала, темы уже определены.

– Я тоже. Как можно было выбрать тему «Известные в истории подростки»? – тихо спросила она.

– А мне это интересно.

– Серьезно? Мне казалось, я тебя знаю.

Она написала на чистом листе в моем блокноте слово «История» и демонстративно перечеркнула его двумя линиями.

– Надо придумать что-нибудь связанное с озером, – предложила я, рисуя на ее кресте фигурку, словно оседлавшую волну. – Подростки-вейкбордисты или народные сказки про озера.

– Ага, все-таки я тебя знаю.

– Это хорошая идея! – возмутилась я.

– Ты правда думаешь, что городские будут за это голосовать?

Я оглянулась, чтобы посчитать, сколько в классе учеников из Лейкспрингса. И в этот момент заметила на заднем ряду Фрэнка Янга. Я нахмурилась. Родителям Фрэнка принадлежала половина Лейкспрингса, и они мечтали полностью завладеть им. Годами они пытались выкупить у моих родителей пристань. Она располагалась в чудесном месте, где они планировали построить элитный отель. Но, поскольку мои родители не собирались ее продавать, семейство Янг пыталось силой лишить их ее – с помощью природоохранных исследований, сообщений о нарушениях правил и так далее.

– Ты его заметила? – прошипела я.

– Ага. Странно, что тебе понадобилось столько времени, – сказала Алана.

– Ты знала, что он тоже будет на этом курсе?

– Откуда я могла знать.

Фрэнк сидел рядом с Викторией. Что-то чертил в открытом блокноте, а она предлагала темы.

– Мне кажется, подойдет тема музыки. Такой еще не было, – говорила она.

– Музыкальных подкастов миллион. Не говоря уже о радиостанциях, – ответил Фрэнк.

– Она относится ко всему слишком серьезно, – отметила Алана, тоже услышав Викторию.

Я стерла с лица угрюмость и глубоко вдохнула. Не буду больше думать о Фрэнке. Возможно, нам удастся игнорировать друг друга на этих уроках. Это было бы лучшим вариантом.

– Она же метит в ведущие, – сказала я Алане. – Я бы тоже старалась, если бы следующие несколько месяцев мне предстояло говорить на выбранную тему.

– Я сама не прочь стать ведущей, – сообщила Алана.

– У тебя бы здорово получилось!

Мне же подобное казалось пыткой.

– А какое занятие выбрала бы ты? – спросила она.

Я пожала плечами:

– Проводить исследования, наверное.

– Будем надеяться, мы получим те роли, которые хотим. – И она стукнула ручкой по моей, как будто произнесла тост.

Прозвенел звонок, и я засунула блокнот в рюкзак. Поднялась, но кто-то врезался в мое плечо, проходя мимо.

– Эй, держи дистанцию, – сказал Фрэнк, продолжая шагать.

– Что, прости?

– В этот раз ты хотя бы осталась сухой, – бросил он через плечо и вышел из класса.

Сначала я ничего не поняла, а потом вспомнила утренний инцидент на озере. Это Фрэнк промчался мимо меня. И специально меня облил. Перспектива провести целый год с Фрэнком Янгом в небольшом кабинете не казалась радостной.

Глава 3

Вернувшись из школы домой, я задержалась на кухне, где мама размешивала в кувшине холодный чай.

– Папе нужна моя помощь на пристани? – спросила я.

– Нет, после обеда стало потише.

Мои брови взлетели вверх.

– Значит, есть свободный гидроцикл?

Мама засмеялась.

– Ты твердо решила потратить все сбережения на бензин?

– Да, с этого момента тебе следует рассчитываться со мной бензином.

Она открыла холодильник и достала яблоко.

– Как в школе?

– Неплохо.

– Предпоследний год может стать самым ярким.

– Ты так каждый год говоришь.

– Мне нравится мыслить позитивно.

Она включила воду, помыла яблоко и передала его мне.

– Спасибо, мам.

Когда я выходила, на кухню зашел Макс, и мама принялась расспрашивать его про первый день в старшей школе.

Пока я шла в комнату по коридору, зазвонил мой телефон, и я достала его из рюкзака.

– Привет, Алана. Уже соскучилась?

– Нам нужно обсудить темы для подкаста, – ответила она.

– Зачем? Мы только что делали это на уроке. И они будут нужны всего лишь к пятнице.

– Темы быстро застолбят. Чем дольше ждем, тем будет сложнее. И кстати, ты слушала подкасты, про которые я тебе говорила?

Я открыла дверь комнаты и кинула рюкзак на пол. Затем рухнула на кресло-мешок, лежавшее в углу, и откусила от яблока. На стене напротив меня висел большой плакат, на котором гидроцикл дугой выдавал струю воды. Он напомнил мне, что я хотела пойти на озеро.

– Я была занята, – ответила я.

– Ты же знаешь, что можно слушать подкасты, пока катаешься на гидроцикле.

– Знаю, знаю. А какой твой любимый? Послушаю его.

– Мне нравится один смешной обзор фильма и один забавный обзор еды. А есть еще крутой подкаст про первые свидания.

– Это все?

– В общем, да.

Тут в комнату с громким «уфф» ворвалась моя кузина. Я ахнула и чуть не подавилась откушенным яблоком.

– Что случилось? – спросила Алана.

За Лизой последовал сильный цитрусовый аромат.

– Это Лиза. Кажется, она чему-то радуется.

– Я не радуюсь, – парировала Лиза.

– Меня сбил с толку твой запах счастья.

– Разберись уже со своей проблемой, связанной с моими духами.

– Ты со мной разговариваешь или с Лизой? – спросила Алана.

– Извини, с тобой, – сообщила я ей.

– У меня проблема, – громко объявила Лиза.

– Лиза сказала, у нее проблема? – спросила Алана.

– Да.

– Включи громкую связь.

Я вздохнула, но подчинилась.

– Привет, Лиза, – сказала Алана. – Поделись с нами своей проблемой.

– Мама хочет, чтобы я ходила к репетитору в тот городской центр возле супермаркета, – хмуро произнесла Лиза.

– Так… – сказала Алана.

– Раз в неделю, после уроков. Чтобы «предупредить проблемы», – продолжила она.

– Какие проблемы? – спросила я.

– С оценками.

Я не знала.

– У тебя проблемы с оценками? – спросила я.

Лиза пожала плечами:

– Мне не хватает мотивации делать домашние задания.

Она двумя пальцами растянула жвачку изо рта.

– А что плохого в том, чтобы ходить к репетитору? – спросила Алана. – Это же круто, что раз в неделю тебе кто-то будет помогать с домашним заданием.

Лиза накрутила жвачку на указательный палец, затем стянула ее зубами.

– Я только пошла в старшую школу. Подумай о моей репутации.

Я понятия не имела, о какой репутации речь, но в целом ее поняла.

– Кто об этом узнает? – спросила я. – Остальные тоже посещают центр, чтобы учиться.

Лиза закатила глаза, словно я совершенно ничего не понимаю в этом мире, и присела на край моей кровати.

– Он же рядом с супермаркетом. Ты знаешь, сколько народу из нашей школы ходит в этот магазин?

– Нет, не знаю.

Я редко там бывала. В нашем городе имелся небольшой магазин, заходить куда было удобнее, даже несмотря на то, что принадлежал он семейству Янг.

– Я тоже, – призналась Лиза, – но уверена, что много. Меня кто-нибудь увидит.

Из телефона раздался голос Аланы.

– Поговори с мамой – вдруг тебе удастся убедить ее, что ты хочешь сама делать домашку. Скажи, что она каждую неделю может проверять школьный сайт, и если увидит невыполненное задание, ты согласишься на репетитора.

Лиза с улыбкой подалась вперед.

– Алана, это суперидея! Твои советы – лучшие! Спасибо!

Она подскочила и выбежала из комнаты, видимо, чтобы сразу поделиться этой идеей с мамой.

– Не за что, – произнесла Алана в пустоту комнаты.

– Она ушла, – сказала я.

– Смешная девчонка. Слушай, мама только что пришла с работы и хочет со мной поговорить.

– Хорошо. Увидимся завтра.

Я сбросила вызов и пошла к шкафу за купальником. А когда повернулась, чтобы закрыть дверь, на пороге стояла мама, прислонившись к косяку.

– А это неплохая идея, – сказала она.

– Какая именно?

– Заходить на сайт до того, как ты уйдешь на озеро, чтобы проверить, готово ли твое домашнее задание.

– Эту идею никто не предлагал.

Она подмигнула.

– Я внесла несколько изменений. Слышала, ты говорила Алане, что надо что-то сделать к пятнице.

– Придумать тему для подкаста. Ерунда.

Ее лицо озарилось.

– Как прошел урок подкастинга? Понравилось?

В прошлом году Алана разрекламировала подкасты моей маме, чтобы через нее убедить меня.

– Нормально.

– Дай шанс этому предмету, он может увлечь тебя.

– Ты бы хотела ходить на подкастинг вместе со мной?

– Очень смешно. Значит, тебе надо придумать тему?

– Да.

Я бросила огрызок яблока в небольшое ведро под столом.

– Есть идеи? – продолжила допрос мама.

– Никаких. Но мы с Аланой что-нибудь придумаем.

– Как насчет модных советов?

Я посмотрела на свои неказистые старые шорты и футболку в полоску.

– Это намек?

– Совсем нет. Просто пытаюсь представить, что может заинтересовать подростков.

– Оставь это настоящим подросткам, – произнесла я с улыбкой.

– А как тебе такое: «"Что у тебя на обед?” Обличительные заметки о том, что происходит в школе».

– Мам, я тебя люблю, и спасибо за попытку, но нет.

Она показала на купальник, который я все еще держала в руке.

– Тебе лучше быстренько что-нибудь придумать, иначе никакого озера.

Она развернулась, чтобы уйти, а у меня отвисла челюсть.

– С каких пор?..

– С этих! – крикнула она, удаляясь по коридору.

Черт. Мимо двери прошел брат.

– Макс! – в отчаянии закричала я.

Он дал задний ход и нарисовался в дверном проеме.

– Есть идеи с темой для подкаста? – спросила я его.

Он на секунду задумался.

– Хм. Игры? Комиксы?

– А что-нибудь актуальное?

– Многим нравится и то и другое, – возразил он.

– Знаю, но тема должна быть интересна большинству.

Хотя, может, это и не важно. Мисс Лион ничего не говорила о том, что тема должна привлекать широкую аудиторию. Просто отметила, что она должна быть оригинальной.

– Может, предложить мифы озер? Или виды спорта для озера?

Макс пожал плечами и пошел дальше. Я кинула купальник на кровать, достала ноутбук и зашла на сайт курса подкастинга. Ого, тут выложили целый список идей! Меня опередили! Еще больше меня поразила уже предложенная тема «Истории об озерах». Я зарычала. Это Фрэнк предложил? Ходил ли кто-то еще из Лейкпрингса на этот курс? Темы на сайте были выложены анонимно (только мисс Лион могла видеть авторов). Если впишу «Виды спорта для озера», не будет ли слишком перекликаться с «Историями об озерах»?

В комнату снова влетела Лиза и кинулась на кровать.

– Она отказалась!

– Что?

– Моя мама. Она сказала, что вопрос занятий не подлежит обсуждению как минимум на первый триместр. Я даже сказала, что ты могла бы меня подтянуть.

Я нахмурилась.

– Зачем ты это сказала?

– Потому что предложение Аланы не сработало.

Я закатила глаза.

– Занятия начинаются на следующей неделе, – угрюмо заявила Лиза.

– Мне жаль, Лиза. Но все не так плохо, верно?

– Меня что, мама будет отвозить на занятия?

– Я могу отвозить тебя.

Лиза сморщила нос, словно не задумывалась об этом и сомневалась, хорошая ли это идея.

– Ну что ж… Да, конечно. Ты же теперь одиннадцатиклассница. А значит, хоть немного круче мамы.



– Спасибо… пожалуй.

– Может, мне повезет! – После этих слов она снова испарилась.

Это не девушка, а сгусток энергии. Я снова просмотрела список тем. Заняли не только истории об озерах, но и комиксы, музыку, моду. Кто-то даже предложил мамину тему – обличительные заметки о жизни старшей школы. И это в первый же день! Если тянуть дальше, они исчерпают все темы.

Я слегка постучала пальцами по клавиатуре. Нужно во что бы то ни стало придумать тему. Вряд ли ее вообще выберут, ведь голосовать будет целый класс. Может, перезвонить Алане и посоветоваться с ней?

Совет. Именно в нем так нуждалась Алана в ситуации с Диего. А Лиза – в вопросе с репетитором. Разве не совета всегда просят подростки? От друзей, родителей или учителей? Шоу с советами вполне могло подойти.

Я набрала на клавиатуре свою идею. Мне она понравилась! Как минимум она была оригинальной. Затем поспешила к маме на кухню, чтобы рассказать о придуманной теме, и она одобрила ее. Потом я за несколько секунд переоделась в купальник и двинула к озеру.

Глава 4

На следующий день мы с Аланой за обедом обсудили мою тему.

– Мне нравится, – сказала Алана, когда мы уселись рядышком на нашу скамейку на улице. – Шоу советов «Спроси Алану».

Каждое слово она вывела рукой в воздухе.

– Надо запатентовать, – предложила я, засунув в смузи соломинку.

– Я буду голосовать за твою идею.

– Это не обязательно, – сказала я.

– Знаю. Но я хочу. Было бы забавно выслушивать людей, которые звонят и рассказывают о своих проблемах.

Я толкнула ее в плечо.

– Чуть добрее.

– А что такого? – спросила Алана, разворачивая сэндвич.

Я проигнорировала ее вопрос – наверняка она шутила – и спросила:

– Ты уже придумала тему?

Она театрально застонала.

– Нет. В твоем выдающемся мозге есть идеи, которые подошли бы мне?

– Я свою-то кое-как придумала!

Алана отвлеклась, ее взгляд устремился сквозь толпу на кого-то по ту сторону двора. Я проследила за ним и увидела Диего, болтавшего за столом с компанией парней. В руках он держал баночку пепси и сэндвич.

– Как насчет «Преследование. Вводный курс»? – спросила я. – «Как привлечь и удержать внимание человека, на которого запал».

Алана усмехнулась.

– Не искушай меня. Для этой темы я тоже стану замечательной ведущей.

– Если бы выбрали эту твою тему, первым шагом стало бы: притащи свою подругу в коридор, чтобы вместе попялиться на него. Второй шаг: пялься на него, пока он обедает. А какой третий, Алана?

– Ты думаешь, я только болтать могу, не действовать? Так?

– Я знаю, что бездеятельной тебя не назовешь. Я видела тебя в действии. Мне любопытно, как развернется эта ситуация.

– Третий шаг, моя сомневающаяся подруга, – заставить его думать, что это он в меня влюблен.

– И как этого добиться?

– Смотри и учись.

Алана оставила меня с моим смузи. Я видела, что она достала из кармана телефон и шла, уставившись на экран, пока не столкнулась с Диего. Затем отскочила и прижала руку к груди, будто испугалась. Он потянулся, чтобы поддержать ее. Она что-то сказала, он улыбнулся и опустил руку. Она обратилась к другому парню из компании. Тот пожал плечами. Алана что-то сказала ему, игриво пнула его по ботинку, развернулась и пошла ко мне.

– Вот как это делают, – сказала она, заняв свое место.

– Не имею представления, что сейчас произошло.

– Я привлекла к себе внимание, но при этом ясно дала понять, что шла не для того, чтобы поговорить с ним.

– Кто тот другой парень? – спросила я.

– Беннетт. Ты не знаешь Беннетта?

– Слышала про него. Но мы не знакомы.

– Моя теория «город против озера» в действии.

Я не назвала бы себя необщительной… ладно, совсем чуть-чуть.

– Это все Хантер виноват, – продолжила Алана, откусив сэндвич. – Он привязал тебя к себе на девять месяцев, а потом имел наглость переехать.

Я поиграла с соломинкой.

– Он не хотел переезжать. Ему пришлось, потому что переезжала его семья, а без них он стал бы бездомным. Но я переболела Хантером. Это было в том году. Зачем ты ворошишь прошлое? – спросила я.

Возможно, прозвучало слегка оборонительно, учитывая, что я весь день проверяла статусы Хантера: он выложил фотографию, как ел на завтрак попкорн, фотографию знака, на котором написано «В Техасе всё больше», и фотографию груды учебников.

– Потому что Хантер стал последним, – отметила Алана. – Твоя личная жизнь совсем сошла на нет. Она такая же сухая, как эти сосновые иголки.

Она пнула кучу рыжих сосновых иголок, лежащих у наших ног. Я отставила смузи.

– Я пока не нашла никого такого же интересного, как Хантер.

– Такого же интересного, как Хантер? – усмехнулась Алана. – Этот парень, просто сидя здесь, мог усыплять младенцев.

Я завелась, ведь я вовсе не считала Хантера скучным. Он был сдержанным. И тихим.

– Мне нравятся сдержанные и тихие.

– Как такой сдержанный, тихий парень найдет тебя – вот в чем вопрос, – сказала Алана, изогнув брови. – Твоих постов хватает лишь на то, чтобы доказать твое существование, но они такие неопределенные, что никто никогда не узнает, какая ты на самом деле.

Я была закрытым человеком. И не видела в этом проблемы.

– Ну не знаю. Есть такая вещь, как разговор, – ответила я.

– Хочешь сказать, что изменишь себе и заведешь с кем-нибудь разговор? Ну-ну. Может, тебе послушать мой подкаст, чтобы получить совет?

Она усмехнулась. Я засмеялась в ответ.

– Хорошо. И я сообщу тебе, когда найду кого-нибудь интересного.

Услышав, как кто-то справа от меня прочистил горло, я повернулась и увидела Диего. Он что, слышал весь наш разговор?

– Привет, Алана. Ты уронила.

Он держал в руке ключ на серебристом брелоке в форме доски для серфинга. Очевидно, Алана не была готова к столь неожиданной встрече, потому что, не забирая ключ, выдавила из себя лишь:

– Я… я… ох…

Я не была так взволнована, как Алана, поэтому улыбнулась.

– Ты наш спаситель, – сказала я. – Без этого ключа ей пришлось бы лезть в окно на втором этаже. Не то чтобы она не делала этого раньше.

Алана быстро пришла в себя, поднялась и протянула руку.

– Я отличный альпинист.

И это правда. Алана не могла попасть в свой дом бесчисленное количество раз. Так происходило из-за того, что родители не сделали ей ключ вовремя, а бесключевой вход в гараж сломался. Теперь же, несмотря на то что у нее был ключ, она его постоянно забывала.

– Надо, наверное, класть его в более надежное место, – добавил Диего.

Затем он положил ключ на ее ладонь и сомкнул на нем по очереди все ее пальцы. На секунду сжал ее руку, а потом отпустил. Уголок рта Аланы приподнялся в полуулыбке.

– Да, мне нужна система получше.

Она убрала ключ в карман. Ого, с флиртом у обоих было все в порядке.

– Мне кажется, мы раньше не встречались, – сказал Диего, видимо, почувствовав на себе мой взгляд.

– О, – Алана положила свою руку на его. – Это моя лучшая подруга Кэтрин. Живет в Лейкспрингсе. Кейт, это Диего.

– Привет, – сказала я, не зная, что добавить.

– Так Кэтрин или Кейт? – спросил меня Диего.

– Вообще-то оба.

– У имени Кэтрин много вариантов.

– Мне нравится только Кейт, – сообщила я ему слишком настойчиво.

– Понял.

– О, смотри! – сказала Алана. – Кейт, твой брат пришел. Мы его искали. Пойдем.

Она развернулась и пошла в сторону моего брата.

– Э-э… извини, – сказала я Диего, заметив, что Алана ушла слишком внезапно. Я собрала оставшееся от обеда и положила в коричневый бумажный пакет. – Нам нужно… – Я поднялась и показала на Макса.

– Искать кого-то интересного? – спросил он, подмигнув мне.

Значит, он слышал наш разговор. Неудивительно, что он нравился Алане: был таким же уверенным, как и она.

– Да… в смысле нет. Приятно было познакомиться.

– И мне тоже.

Я догнала Алану.

– Что это было? – прошептала я.

– Доверься специалисту, – сказала она, пока мы шли к Максу. – Я должна была уйти первой.

– Понятно. А насчет потерянного ключа?

Она улыбнулась, и я поняла, что внезапное появление Диего было частью ее плана. А она хороша.

Мы догнали моего брата с отросшими каштановыми волосами и в мешковатых джинсах; он шел по тропинке в сторону библиотеки.

– Максимилиан! – крикнула Алана и приобняла его за плечо.

– Привет, – сказал он.

– Чем занимаешься? – спросила я.

– Хочу вернуть книгу в библиотеку.

Он показал нам книгу по программированию.

– Ты возвращаешь книгу в библиотеку на второй учебный день? А получил ее по абонементу в первый? – спросила Алана.

– Да. Она оказалась не той, которую я хотел.

– Тебе должны были подсказать эти цифры на обложке, – заметила Алана. – Тебе, наверное, нужны книги с драконами или мечами.

– Я об этом не подумал, – с серьезным выражением лица произнес Макс, и я улыбнулась.

– Мне кажется, твой брат насмехается надо мной, – сказала мне Алана. – Девятиклассникам нельзя насмехаться над старшеклассниками. Так сказано в руководстве. Но я закрою на это глаза, потому что ты очень милый.

Макс покраснел.

– Весьма польщен, – сказал он. Затем остановился у входа в библиотеку. – Вы что, пойдете со мной?

– Мы тебя смущаем, Макси? – спросила я.

– Да, типа того.

– Серьезно? – сказала Алана. – Ты стесняешься болтать с двумя сексуальными одиннадцатиклассницами?

– Одна из которых – моя сестра.

Я попятилась и потянула Алану за собой.

– Все, мы отстали от тебя, жми к своим друзьям в библиотеке. Повеселись на славу.

– Да, спасибо.

– А у тебя классный брат, – отметила Алана, когда за ним захлопнулась дверь. – Будь я девятиклассницей, все время тусовалась бы со своим старшим братом и его другом.

– У тебя нет старшего брата.

– Это гипотетически, чтобы обрисовать свою точку зрения.

– Может, мы не такие крутые, какими себе кажемся.

Я подхватила Алану под локоть и повела ее прочь.

– Быть того не может, – заявила она. Затем просияла и добавила: – Я, наверное, предложу в качестве темы подкаста свидания – что на них можно делать и что нельзя.

– Отлично. – Учитывая ситуацию с Диего, она станет идеальной ведущей для этой темы. – Держу пари, эта тема победит.

Ее глаза загорелись.

– Возможно.

Глава 5

– И победила тема… – Мисс Лион театрально замолчала.

Снова понедельник. Первая неделя прошла без каких-либо событий, за исключением урока подкастинга, где нам рассказали все о разных нюансах производства подкастов. Было очень увлекательно. На выходных мы голосовали за тему. Я с радостью выбрала «Правила поведения на свиданиях» Аланы. Поэтому мы поразились, когда мисс Лион достала маркер и написала на доске «Шоу советов».

– Кэтрин Бейли, встаньте, пожалуйста.

Я закусила губу и медленно поднялась.

– Мои поздравления! Ваша идея собрала больше всего голосов.

– Э-э, спасибо, – сказала я, почувствовав, что покраснела.

– Давая вам это задание, я умолчала, – продолжила мисс Лион, поправляя очки и улыбаясь, – что предложивший тему-победителя автоматически становится одним из ведущих.

– Что? – выпалила я. – Нет. Я не могу.

Мисс Лион засмеялась.

– Кэтрин, ты на уроке подкастинга. Не думала, что придется выступать?

Мне это даже в голову не приходило.

– Мне кажется, другие лучше проявят себя конкретно в этом.

Мое сердце колотилось. Советчик из меня никудышный.

– Например, я, – сказала Виктория.

– Да, например, Виктория, – согласилась я. – Пусть она этим занимается.

– Я рада, что вы так думаете, – сказала мисс Лион. – Потому что Виктория будет вашей соведущей.

Виктория триумфально улыбнулась. Наши с Аланой взгляды пересеклись. Похоже, она обиделась.

– Или Алана, – быстро добавила я. – Алана станет замечательной ведущей.

– Я уже распределила все должности, – сказала мисс Лион и взяла со стола листок. – Через несколько минут прикреплю список к доске. Как только это произойдет, прошу организованно подойти и ознакомиться с ним. Затем найти на последней парте соответствующую папку. На одно задание назначено по два человека. Первое наше шоу состоится в среду после уроков. Это так волнующе!

Она торжественно прикрепила листок на доску магнитом.

Я все еще стояла, но, когда остальные поднялись и стали толкаться вокруг меня, не сдвинулась с места. Никто не проронил ни слова, направляясь к списку. Даже Алана молчала. Что-то меня дернуло, и я пробралась к учителю.

– Вы действительно выбрали не того ученика, – заявила я мисс Лион. – Я придумала эту тему лишь благодаря тому, что Алана дала моей кузине мудрый совет. Алана – хороший советчик. Дайте мне, пожалуйста, другую должность.

Мисс Лион покачала головой.

– Кэтрин, чем дольше ты споришь со мной, тем больше я понимаю, что именно этим тебе надо заниматься. Ты же не зря выбрала этот курс.

Примет ли она ответ «меня уговорила Алана»?

– Но я хотела узнать о внутренней кухне, – объяснила я. – А ведущие тоже, как и остальные, могут меняться каждые две недели?

Мисс Лион покачала головой.

– Извини, но ведущий должен быть одним и тем же – так лучше для слушателей. Ты ведь знаешь, что именно эту роль мы не меняем. Но ты вместе с остальными одноклассниками познакомишься с каждым этапом производства подкастов. – Она посмотрела поверх меня. – Кажется, Виктория уже взяла твою папку. Вы должны получше узнать друг друга, чтобы вместе качественно работать в эфире.

Взгляд мисс Лион и стиснутые зубы дали мне понять – я никак из этого не выпутаюсь. Я поникла и, развернувшись, увидела Алану. Она сидела рядом с Фрэнком Янгом, держа в руках папку. Он стал ее партнером? Ситуация еще ухудшилась.

Я поспешила к лучшей подруге.

– Куда тебя назначили?

– Приступаю к маркетингу, – сказала она, листая папку.

– С ним? – еле слышно спросила я.

– У него есть имя, и ты его знаешь, – ответил Фрэнк.

Если бы не характер Фрэнка, его можно было бы назвать симпатичным: голубые глаза, мечтательный, скорее даже беззаботный взгляд и ямочка на подбородке. Нос был слегка большим и с горбинкой, придавая ему брутальности. Каштановые волосы у ушей коротко острижены, а на макушке – длинные.

– Я каждый день стараюсь забыть твое имя, – сказала я.

– Вскоре мое имя окажется на вашей пристани – так тебе будет проще его запомнить.

Я вскипела.

– Мечтать не вредно.

Алана подняла руку.

– Прекратите, – сказала она. – Да, я в паре с Фрэнком. Ты видела этот прелестный договор в папках, который мы должны подписать? В нем фактически говорится, что, даже если Фрэнк – придурок, я должна с ним поладить.

– Я придурок? – спросил он, прищурившись.

Алана поджала губы, словно действительно задумалась над ответом.

– Да.

Фрэнк много раз это доказывал. Но ругань по этому вопросу сейчас ни к чему не приведет, поэтому я, как обычно, заткнулась, чтобы поддержать мир.

– Маркетинг? – спросила я.

– Мы отвечаем за аккаунты подкаста в соцсетях и поощряем людей звонить, пока идет запись, – объяснила Алана.

– У тебя все получится, – сказала я.

– Спасибо, – ответила она.

– Прости. – Я понимала, что она расстроена, хоть и улыбалась. – Ты знаешь, что я не хочу быть ведущей.

– Знаю. Но все в порядке. Ты отлично справишься.

– Я никогда не справлюсь, и мы обе это знаем.

Она захохотала.

– Все будет хорошо, Кейт.

Фрэнк позади нее фыркнул.

– Заткнись, Фрэнк, – бросила ему Алана, затем повернулась ко мне. – Лучше иди туда, пока у твоей коллеги не случился сердечный приступ.

Она кивнула на Викторию. Я тоже посмотрела на нее – Виктория подняла папку и махала мне.

– Я бы с удовольствием отдала тебе свою должность, – прошептала я Алане.

– Знаю. Но ты ничего не могла с этим поделать. Иди попробуй понять, как работать с Викторией, а я попытаюсь понять, как работать с этим.

Она ударила Фрэнка по руке, и он оторвал свой взгляд от телефона:

– Что?

Алана, посмотрев на меня, закатила глаза.

– Пожелай мне удачи.

Я поморщила нос.

– Мне тоже.

Про Викторию я знала лишь то, что она в выпускном классе, изучила каждый выпуск прошлогодних подкастов и, видимо, все время слушала разные подкасты. Так что фактически эксперт. Я села за стол рядом с ней.

– Наконец-то, – сказала она.

– Привет. Я Кэтрин.

– Кэтрин? Хм. С этим что-то нужно сделать.

– В каком смысле?

Она показала на первый листок в папке.

– Нам нужно придумать легко запоминающееся имя для шоу и в конце говорить: «С вашими ведущими Викторией…» – она показала на себя, – «и… тобой».

– Кэтрин.

– Мне кажется, «Викторией и Кэтрин» – слишком труднопроизносимо. Нам надо сократить твое имя. «Викторией и Кэт».

– Кэт не пойдет.

– Почему?

Главным образом потому, что люди перед ним вставляли «Китти».

– Просто мне не нравится имя «Кэт». Если хочешь ограничиться одной гласной в имени, могу предложить Кейт.

– «Викторией и Кейт», – произнесла она, примериваясь к этому варианту.

– «Вик и Кейт»? – предложила я.

– Фу. Нет, – ответила она, отмахнувшись. – «Виктория и Кейт». Так пойдет.

– Хорошо.

– И как назвать шоу? – спросила она, делая пометки. – Может, что-то вроде «Расскажите нам о своих проблемах»?

Меня переполнило эмоциями.

– Я даже не думала, что выберут мою тему! – выпалила я. – В смысле, достаточно ли мы квалифицированны, чтобы решать чьи-то проблемы?

Похоже, мисс Лион стояла достаточно близко, потому что ответила на мой вопрос:

– Вы совершенно неквалифицированны. В начале каждого шоу вы будете предупреждать, что не являетесь лицензированными психологами, это всего лишь ваше мнение и так далее.

Я кивнула.

– Мисс Лион? – спросила Виктория. – Что думаете насчет названия для шоу «Расскажите нам о своих проблемах»?

Учительница склонила голову.

– Мне кажется, нужно что-то более выразительное. И покороче.

– Вроде «Не моя проблема», – тихо озвучила я внезапно пришедшую мысль.

Мисс Лион показала на меня.

– Да, мне нравится. То, что нужно.

– О. Э-э, хорошо, – удивленно произнесла я. Никогда не думала, что мои идеи могут быть столь успешными.

Виктория скривилась.

– А вдруг люди передумают звонить? Если мы скажем им, что это не наша проблема?

– Вот и посмотрим, – отрезала мисс Лион и направилась к другой группе.

Виктория застучала по блокноту ручкой, глядя на меня, и я поняла: она ждала, когда я осознаю, какую проблему подкинула своим названием.

– Может, будем спрашивать дозвонившихся, какие их вопросы встречали словами «не моя проблема»? – предложила я.

– Отличная мысль, – угрюмо одобрила Виктория и снова что-то записала.

Я поняла, что мне бы тоже надо делать заметки, поэтому достала из рюкзака блокнот.

– Очевидно, я буду основной ведущей, – сказала Виктория, – так как учусь в выпускном классе, а ты вообще не хочешь этим заниматься. Можешь что-то вставлять во время шоу по теме.

С этим я могла справиться.

– Хорошо.

– Хорошо бы выделить проблемы, на которых вы будете специализироваться, опираясь на свой опыт, – прозвучал над моей головой голос мисс Лион – она снова материализовалась из воздуха.

Я развернулась к ней, но она уже ушла.

– Как-то жутко, – сказала я.

Алана согласилась бы со мной и посмеялась. А Виктория лишь спросила:

– Что именно?

– Ничего.

– Так или иначе, я старше, поэтому у меня больше опыта во многих областях. С какими проблемами нам могут звонить? – спросила она.

– Э-э… – Я попыталась вспомнить, на что жаловались мои друзья и члены семьи. – Может, из-за родителей?

– Точно. Твои родители еще женаты?

– Да.

– Тогда я назначаю себя экспертом по проблемам с родителями. Мои развелись, и это было ужасно.

– Договорились.

– Проблемы отношений будут первыми в этом списке. Советы о любви и все такое. Сколько у тебя было романов?

– Всего один, – ответила я, краснея от мыслей о Хантере.

– Хорошо, значит, я. – Она записала свое имя.

– Я могу дать хороший совет по поводу озера, – сообразила я.

– Озера? Думаешь, людям нужны советы по поводу озера?

– Не знаю. А вдруг? Например, когда лучше всего туда идти или где провести свидание…

Судя по выражению ее лица, она не думала, что кому-то понадобятся советы про озеро, но сказала:

– Конечно. – Затем внесли этот пункт в список. – Я играю в баскетбол и занимаюсь бегом. Спортивные советы – мои.

Остаток урока прошел аналогичным образом. Мода, домашнее задание, учителя, друзья – она все забрала себе. Мне досталась лишь проблема родных братьев и сестер, так как она посчитала уникальной ситуацию с моей кузиной. Я была уверена, что наш список только подкрепил мнение Виктории о том, что она станет главной по советам, а я буду ей помогать. Опять же меня это устраивало. Чем меньше придется говорить, тем лучше.

Прозвенел звонок. Виктория быстро собрала вещи и выбежала за дверь, прежде чем я поднялась. Сковавшее мне плечи напряжение исчезло, и я глубоко вздохнула. Веселый урок, который обещала мне Алана, оказался стрессовым.

Алана подошла ко мне:

– Я его убью.

– Фрэнка?

Она кивнула:

– Поверить не могу, что придется с ним работать.

– Прости.

– Это не твоя вина. Давай свалим отсюда. Хочешь молочный коктейль?

– Эх, я обещала отвезти Лизу на ее первые дополнительные занятия. Как насчет завтра после уроков?

– Договорились.

Несколько шагов мы сделали молча. Я почти расслабилась.

– Давать советы – твоя фишка, Алана. Как мне это делать? – спросила я, пиная землю.

Она взяла меня за плечи и заглянула мне в глаза.

– Ты справишься, Кейт. Советы могут стать и твоей фишкой. Люди ищут всего-навсего понимания и решения их проблемы.

Я хохотнула.

– Да, точно. И я не сильна ни в одном, ни в другом.

– Просто не ломай над этим голову. Все получится само собой. Представляй, что ты сидишь и разговариваешь со мной.

Я кивнула и обняла ее. Затем мы разошлись по машинам. Когда я села на водительское сиденье, в ногу впился телефон, поэтому я достала его и кинула на пассажирское. Затем посмотрела на него. Мне хотелось написать Хантеру – рассказать о том безумии, что творилось сегодня. Он бы понял, почему мне не хотелось говорить о том, о чем я ничего не знала. Но он даже не ответил на мое сообщение, отправленное в прошлом месяце. Какой смысл снова ему писать? Я была уверена – если бы выбрали тему Аланы, совет «как отпустить того, кто уже тебя отпустил» попал бы в топ-10. Я вставила ключ в замок зажигания и поехала.

Глава 6

– Она ушла? – спросила Лиза.

Мы припарковались у обучающего центра, но, как только я заглушила машину, Лиза спрятала голову между коленей. Поразительно, как она при этом не расшибла лоб о приборную панель.

– Понятия не имею, кого ты увидела, поэтому не знаю.

– В магазин зашли девушка моего возраста и ее мама. Я же говорила, что это произойдет!

– Знаешь, Лиза, – сказала я, – ходить к репетитору не плохо. Я знаю многих, кто годами занимается с репетиторами.

– А я никого, так что не верю тебе.

– Ладно. Мне кажется, путь свободен.

Она медленно подняла голову и осмотрелась.

– Отлично. Пойдем быстро. Ты же умеешь быстро ходить?

– Да, я умею быстро ходить. Но я не думала, что, если нас заметят вместе, это приведет к катастрофе.

– Да, пожалуй, ты не обладаешь такой силой. В школе никто даже не знает, кто ты такая, – сказала она и выскочила из машины.

Когда я догнала ее, она уже стояла возле двери. О нашем приходе оповестил громкий колокольчик.

Перед нами была высокая стойка, а за ней – большой зал с длинными столами. Вдоль дальней стены выстроились небольшие кабинки. Благодаря окнам в боковой стене здесь было светло и просторно. Если бы они выходили на озеро, я бы с удовольствием села за один из столов, чтобы выполнить собственное домашнее задание. Но мы находились не в Лейкспрингсе. Окна глядели на парковку. Не могу сказать, что Оук-Корт не славился великолепными видами. Здесь много деревьев, ведь мы жили посреди Сьерра-Невады. Просто этот вид был не из таких.

Из дальней кабинки вышел парень и приблизился к стойке.

– Добро пожаловать, – произнес он.

И мы одновременно узнали друг друга.

– Кейт.

– Диего, – сказала я. – Я не знала, что ты здесь работаешь.

– Ты будешь ходить в наш центр?

– Я здесь из-за кузины.

Я показала на нее, чтобы подтвердить свои слова.

– Вот теперь ты понимаешь, почему все это так неловко, – еле слышно произнесла Лиза.

Я проигнорировала ее слова.

– Ты ее репетитор? – спросила я.

Диего посмотрел на лежащее на стойке расписание.

– Нет, ее репетитор – Томми. Томми! – крикнул он через плечо. – Пришла твоя клиентка.

– Видишь, ты клиентка, – тихо сказала я Лизе. – Это так круто.

– Слишком поздно. Я уже знаю, что ты чувствуешь на самом деле.

Из комнаты вышел высокий парень с длинными каштановыми волосами и в футболке с принтом какой-то группы. Лиза тут же выпрямилась.

– Томми, это Лиза, – сказал Диего.

Томми широко улыбнулся:

– Приятно познакомиться. У нас сегодня лишь час? Давай избавим тебя от домашнего задания.

Лиза кивнула и проследовала за ним к длинному столу у окна.

– Томми замечательный. Она в хороших руках, – произнес Диего, когда мой взгляд задержался на них.

– Томми учится в «Сьерра-Хай»? – спросила я, чувствуя себя немного глупо. Будь здесь Алана, задразнила бы меня своей теорией «озеро против города».

– Нет, он учится на первом курсе государственного университета Фресно.

Я кивнула. Фресно – город и университет – располагался в часе езды к подножию горы.

– О, хорошо. Я должна… – Я осмотрелась. Справа от меня стояло несколько стульев – небольшая зона ожидания.

– Можешь присесть. Или приходи через час.

– Я сказала ей, что останусь.

Я отошла и устроилась на стуле. Диего остался за стойкой, словно охранял ее.

– Ты не обязан меня развлекать. Я почитаю журнал или займусь чем-нибудь еще.

На кофейном столике лежала стопка журналов. Я просмотрела корешки в поисках любимых водных видов спорта, но не увидела знакомого зеленого цвета.

– У нас тут полная открытость, – сказал Диего. – А этим журналам как минимум три года. Так что, если хочешь узнать, какие знаменитости встречались три года назад, добро пожаловать.

– Именно это я и надеялась сегодня выяснить. Вот повезло.

Я схватила журнал. Но он оказался не про светские сплетни, а про катание на коньках. Я показала Диего обложку и подняла брови.

– Значит, не так уж повезло, – сказал он.

– Кто его принес? Ты? – Я присмотрелась к нему. По нему не скажешь, что он катается на коньках, хотя этого ни по кому не скажешь.

– Может, Томми. Ты сейчас попыталась определить, не я ли? Глаза у тебя были как сканер.

– Серьезно? Это было так очевидно?

– Да, глаза прищурены, безмолвный анализ в действии.

– Я над этим поработаю.

Он улыбнулся.

– Я не говорил, что это плохо.

– А есть среди этих журналов твой вклад?

Они лежали пятью стопками по десять в каждой.

– Да, принес несколько.

Я кивнула.

– Можешь понять какие, безмолвный анализатор? – спросил он.

– Ты просишь меня проанализировать вслух? Это добром не кончится.

Он засмеялся.

– Покажи, на что ты способна.

Я пожала плечами. Было бы интересно получше узнать парня, который так нравился Алане. Если они в итоге станут встречаться, придется проводить с ним много времени. Пожалуй, можно попробовать.

– Хорошо. Сейчас посмотрим…

Я разложила первую стопку. В ней лежали журналы о домашнем интерьере, готовке, несколько о светских сплетнях, бодибилдинге, один о науке, скаутизме и, наконец, деревообработке. Я поднялась и направилась к Диего.

– О-о, она в игре, – сказал он.

– Позволь посмотреть на твои руки.

– Мои руки?

– Да, твои руки. Вытяни их.

– Э-э… хорошо.

Он вытянул их ладонями вниз. У него были хорошие руки, с длинными пальцами и подстриженными чистыми ногтями.

– Переверни их.

– Перевернуть?

– Ты будешь повторять все, что я говорю?

Он усмехнулся и перевернул ладони. На подушечках его пальцев виднелось несколько небольших мозолей, но ладони не выглядели шершавыми или потрескавшимися. Я вернулась к столу и отодвинула в сторону журнал про деревообработку. Туда же отправился журнал про бодибилдинг, потому что он не был похож на тяжелоатлета. Он хорошо сложен, но скорее поджарый и накаченный, чем мистер шкаф.

– Ты хотела оскорбить меня последним действием? – спросил он.

– Конечно, – ответила я.

Порылась в другой стопке и обнаружила несколько дополнительных вариантов: рыболовство, развлечения, спорт, воспитание (этот я быстро добавила к отложенным), игры, музыка и машины.

– Меня впечатляет разнообразие журналов, которые вы здесь уже три года храните.

– Видимо, наши сотрудники не умеют выбрасывать вещи.

Я засмеялась.

– Ты все еще читаешь эти журналы или они из жизни тринадцатилетнего Диего?

Он с прищуром посмотрел на стопки.

– Два я до сих пор читаю… в сети. Один – из той поры, когда я был подростком.

Я достала журнал про скаутизм.

– Юный Диего, – произнесла я, уверенно опуская его на середину стола.

– Это было легко.

– Точно.

А теперь посложнее. Я достала номера про игры, рыболовство, машины, спорт и науку и уставилась на их обложки, словно они могли мне подсказать, кто их читал. Вспомнила чистые ногти Диего и отодвинула в сторону журнал про машины. Снова внимательно посмотрела на его лицо. Кожа смуглая, но светлая полоска под воротом футболки говорила о том, что он проводит много времени на солнце.

– Это немного напрягает, – произнес он, переступая с ноги на ногу под моим взглядом.

Я опустила глаза, осознав, что слишком серьезно подошла к тому, что он, вероятно, считал просто игрой.

– Э-э, мне кажется, один про рыболовство, другой – про игры, – сказала я торопливо, откинулась на спинку стула и попыталась напустить на себя беззаботный вид, чтобы загладить свое гипервнимание.

Его губы медленно растянулись в улыбке, словно он точно знал, что только что произошло в моей голове. Но он не мог этого знать, верно? Я продолжила сидеть в расслабленной позе. Он вышел из-за стойки и поднял журнал про рыболовство.

– Насчет этого ты права. – Затем взял журнал про игры. – Но ошиблась со вторым, когда вдруг смутилась и сдалась на полпути.

– Я не смущалась.

– Точно смутилась. В одну секунду ты напоминала Шерлока, а в следующую превратилась в человека, которому стыдно быть Шерлоком.

Я засмеялась.

– Не смог придумать противоположность Шерлоку?

– Не смог. – Он показал на четыре оставшихся журнала. – Но… поскольку ни один из отобранных тобой журналов не попадает в цель, Шерлок, не хочу заставлять тебя угадывать.

Он сел рядом со мной, порылся в журналах и достал номер про готовку.

– Серьезно? – спросила я.

– Знаю, я сейчас стал чуточку интереснее.

Я закатила глаза.

– Между прочим, я никогда не говорила, что ты неинтересный. Но я знаю, что ты подошел к нам с Аланой в середине разговора. Возможно, это станет тебе уроком за подслушивание.

– Справедливо.

– Значит, тебе нравится готовить?

– Да.

– Это круто.

Алане тоже нравилось готовить. Она специализировалась на гавайских блюдах, но любила разную еду и постоянно экспериментировала. Я же, как и со всем остальным в своей жизни, предпочитала не рисковать. Интересно, Алана знала, что Диего готовит? Надо ей сообщить.

– Никогда не задумывалась, как много может сказать о человеке то, какие журналы он читает, – высказала я мысль вслух.

– Серьезно? И что ты теперь знаешь обо мне? – спросил Диего, вскинув брови.

Я постучала пальцами по губам.

– Знаю, что ты любишь побыть один, чтобы пораскинуть мозгами или поразмышлять о мире. Возможно, ты слегка скрытный.

– Потому что мне нравится рыболовство?

– Да.

– А если я езжу на рыбалку в компании друзей? – возразил он.

– Это так?

– Нет.

Я усмехнулась.

– А готовка… это говорит о том, что тебе нравится все новое. Ты любишь экспериментировать и не лишен авантюризма.

Я совсем не была уверена в том, что говорю. Просто делала общие выводы, исходя из минимума информации.

– Впечатляет, – сказал он. – А что насчет тебя, Кэтрин? На столе есть журналы, которые ты читала?

– Помимо допотопных светских новостей?

– Ага.

За стойкой зазвенел телефон, но мы лишь через некоторое время одновременно осознали, что Диего на работе. Я показала на телефон, а он тотчас перепрыгнул через кофейный столик, зашел за стойку и поднял трубку.

– «Помощь на пять с плюсом», Диего у телефона, – произнес он, а через мгновение добавил: – Наверное, где-то путешествует. – Он закатил глаза. – Нет, я понял. Даша и Диего – брат и сестра[3]. Ага, смешно. Чем могу помочь, сэр?

Я поежилась. Диего включил компьютер и начал просматривать документы и печатать на клавиатуре.

– Как насчет среды, в половину пятого? – Подождал ответа. – Хорошо, я вас записал. Спасибо.

Он повесил трубку и посмотрел на меня. Я закусила губу.

– Сказать кое-что с полной открытостью и честностью?

– Давай, – с опаской произнес он.

– Я тоже подумала о Даше, когда услышала твое имя.

Он засмеялся.

– Значит, ты неоригинальна. Спасибо, что прояснила.

Телефон снова зазвонил, он улыбнулся мне и взял трубку.

– «Помощь на пять с плюсом».

Я достала из кармана телефон и написала Алане: Никогда не угадаешь, на кого я прямо сейчас смотрю. Она тут же ответила.

Алана: На кого-то знаменитого?

Я: Знаменитого в нашем мире.

Алана: Типа местного диктора программы новостей?

Я: Нет! Ты что, знаешь, как выглядят наши дикторы? Алана: Тогда на кого?

Я: На Диего.

Алана: Ты его преследуешь? Ради меня? Как здорово!

Я: Он работает репетитором в центре, куда ходит Лиза. Алана: Круто! Теперь у тебя есть законное основание шпионить за ним и снабжать меня информацией.

Я: Ага. Уже выяснила, что ему нравится готовить. Думаю, тебе надо пригласить его на кулинарное соревнование, чтобы провести с ним время вне школы.

Алана: Хорошая идея. Попытаюсь ненавязчиво озвучить ее и в разговоре.

Я: Я верю, что у тебя получится.

Алана: Эй, пока ты там, попытайся сказать про меня что-нибудь хорошее.

Я: Он сейчас разговаривает по телефону, но попробую, когда освободится.

Алана: Спасибо!

Только он не освободился. За этим звонком последовали еще два. Во время третьего разговора ко мне подошла Лиза.

– Я все, – сообщила она.

– Уже?

– Прошел час.

– Правда?

Она вскинула брови и посмотрела на Диего, затем на меня. Я встала и убрала телефон в карман.

– Тебе надо записаться на второе занятие?

– Нет, занятия будут проходить каждый понедельник в одно и то же время.

– Хорошо… Тогда пойдем, наверное.

Я напоследок посмотрела на Диего, думая, не помахать ли ему, но он уставился в экран компьютера, упершись локтями в стойку. Когда о нашем уходе оповестил колокольчик на двери, он даже не взглянул в нашу сторону.

– И как прошло? – спросила я, когда мы оказались на улице.

– Неплохо. Томми милый, – произнесла Лиза, слегка улыбнувшись.

Я подтолкнула ее бедром.

– Значит, парень постарше?

– Нет, все не так. Не важно.

Как бы там ни было, казалось, Лизу больше не беспокоило, кто увидит ее по пути к машине. Значит, Томми как-то убедил ее в том, что репетиторство – неплохая идея. Надо в следующий раз его поблагодарить. Потому что Лиза хотела, чтобы я снова ее отвела. И я это сделаю. Ради нее.

Глава 7

– Ему нравится готовить? – спросила Алана, когда я позвонила ей, вернувшись домой.

Я закрыла дверь, чтобы не лезли младшие братья и сестры – хотя их это не остановит, – и пересказала ей свой диалог с Диего.

– Видишь, разве он не потрясный? – воскликнула она. – И я ведь могу игнорировать рыбалку – это же скорее развлечение в одиночку, верно? Я знала, что мы подходим друг другу.

– Я уже давно не была на рыбалке, – сказала я и рухнула на кресло-мешок.

– Даже ты, любительница всего озерного, знаешь, что это скучно.

– Я такого не говорила.

– А теперь нам нужно обратить эти занятия в мою пользу. Мы с ним выяснили, что отлично флиртуем друг с другом, но флирт не всегда ведет к отношениям.

– О, – заметила я, – он прошел тест Аланы? И может перейти к следующему уровню – страстной влюбленности?

– Да! И нам нужно разработать план до того, как ты вновь отправишься туда с Айзой.

– Хорошо. Давай подумаем.

Дверь в комнату распахнулась, и ручка врезалась в стену, углубив уже существующую вмятину.

– Кейт! – закричала Кора, ворвавшись внутрь.

Кора была самой младшей из братьев и сестер – четыре с половиной года. Сейчас по ее лицу был размазан шоколад.

– Ты ела пудинг? – спросила я.

– Что? – ответила Алана. – Нет, но звучит восхитительно.

Теперь Кора кружила по комнате, водя рукой по стенам.

– Находись ты здесь, ты изменила бы свое мнение, – сказала я Алане. – Мне пора, иначе моим вещам придет конец.

– Хорошо. Увидимся в школе.

– Кора, иди сюда. – Я подняла ее и понесла в ванную. – Тетя Мэгги дала тебе пудинг или ты взяла его сама?

Я поднесла ее к раковине, повернула кран и принялась умывать ей лицо.

– Нет, я взяла сама, потому что мне четыре.

– Так и подумала. Надо есть за столом, Кора.

– Я ела! А потом перестала.

Она меня уделала. Я вытерла полотенцем ее лицо.

– Славно, что ты такая сладкая.

Я опустила ее на ноги, и она унеслась прочь, как заводная игрушка. Я вздохнула и вернулась в комнату. Мне очень хотелось покататься на гидроцикле. Но я знала, что слишком долго откладывала кое-что. Мне надо было послушать школьные подкасты. Среда приближалась быстрее, чем я того хотела, а я еще не подготовилась.

* * *

Прослушав старые подкасты, я лишний раз убедилась, что ведущая из меня получится ужасная. Те ведущие были такими общительными и находчивыми. Я совсем не такая.

В среду, когда наша команда по производству подкастов разместилась в школьной студии звукозаписи, мисс Лион рассказала нам, что будет представлять собой процесс записи. Я не сводила глаз с большого окна по правую руку от меня. Скоро я окажусь за ним.

– Это школьный подкаст, – сказала мисс Лион. – Пусть мы работаем с дозвонившимися и слушателями со всего города, мы должны продвигать школьные мероприятия. Примерно через месяц нас ждет большой осенний сбор средств нашей школы «Секвойя-Хай». Осенний фестиваль. Расскажите немного об этом после вступления. Хорошо? – Она посмотрела на меня и Викторию.

– Звучит неплохо! – сказала Виктория и вскочила на ноги. – Можно начать сейчас?

Я надеялась, мисс Лион подготовит нас хоть немного. К сожалению, она просто кивнула и жестом попросила нас занять звуковую кабину. Виктория заскочила внутрь и устроилась на одном из стульев. Сидевшая рядом со мной Алана прошептала:

– Ты, наверное, должна пойти с ней.

– Разве?

Она подтолкнула меня. Я встала и прошла в дверь. В основном звукозаписывающую студию использовали для уроков музыки, и я окинула взглядом гитары, синтезатор и электронные барабаны. Нам с Викторией были нужны лишь микрофоны, тянувшиеся от пола до уровня наших голов и сворачивавшие обратно. На стуле висели огромные наушники. Я подняла их и, заняв место на стуле, надела.

Остальные члены команды смотрели на меня сквозь стекло. С их стороны стояло несколько компьютеров, большой микшерный пульт, диван и телефоны. За звонки отвечали Мэллори и парень по имени Джед. Другие устроились за компьютерами и приготовились проверять факты или искать материал. Алана села с ноутбуком на стул на колесиках, а Фрэнк – на дальний конец дивана, погрузившись в телефон. Я была рада, что Алану определили к нам, в производственную группу. И мне не хотелось бы, чтобы ей меняли должность и назначали другой день.

– Это так волнительно, – произнесла сидевшая рядом Виктория.

Я повернулась к ней, и наушники тут же съехали с головы назад. Они оказались слишком большими, так что пришлось их поправить. Наушники Виктории сидели на ней идеально. Она накрасила губы ярко-розовой помадой, словно слушатели могли ее увидеть. А еще приоделась в яркое хлопковое платье и выпрямила обычно волнистые темные волосы. На мне же была надета обычная одежда – шорты и футболка.

Я сглотнула ком в горле, из-за которого на записи уж точно буду звучать как лягушка. И надеялась, что завтра это исправят во время редактирования. Алана нажала кнопку на длинной панели, и в моих наушниках раздался ее голос.

– Я разместила твит о звонках. Скоро телефон просто оборвут.

– Да, наверняка, – сказала мисс Лион. – Девушки, готовы?

– Конечно, – ответила Виктория.

Видимо, нам не надо было нажимать никакие кнопки, чтобы нас услышали, потому что мисс Лион отреагировала:

– Отлично.

Я промолчала, но это, похоже, не имело значения. Алана подняла планшет так, чтобы я его видела. На нем она написала: «Хочешь поменяться?» Я знала, как ей до сих пор хотелось, чтобы именно она сидела в наушниках и с микрофоном, а я бы вела аккаунт подкаста в твиттере. И с удовольствием поменялась бы с ней, если бы могла. Я кивнула, на что она улыбнулась и опустила планшет.

Мисс Лион махнула мне:

– Идет запись.

Она отпустила кнопку и нажала другую. У меня засосало под ложечкой. Виктория чуть подалась к микрофону и произнесла:

– Привет, Оук-Корт! Добро пожаловать на первый подкаст этого года.

Мисс Лион снова нажала на кнопку.

– Виктория, не надо кричать в микрофон. Он отлично принимает твой голос. Да воодушевлению, нет крику. Наша команда редакторов может многое исправить, но давай не будем добавлять им еще и проблем с громкостью.

Мисс Лион снова нажала на кнопку записи и махнула нам. Виктория попыталась еще раз, энтузиазм у нее не исчез.

– Привет слушателям подкаста. В студии ваши ведущие Виктория и Кэт. Добро пожаловать в шоу «Не моя проблема». Вы раньше слышали эту фразу? Было ли такое, что вы пытались поделиться своей печалью и трудностями с друзьями, а они отвечали вам «это не моя проблема»? На следующие полчаса ваши проблемы станут нашими. Мы выслушаем вас, станем вам жилеткой, в которую вы поплачетесь. Конечно, образно говоря.

Теперь я должна была прочитать отступление. Я подалась вперед, и мой рот с грохотом натолкнулся на микрофон.

– Упс.

– Ничего страшного, мы это исправим, – вставила мисс Лион. – Продолжай.

Я чуть отодвинулась от микрофона.

– Вообще-то меня зовут Кейт.

Надо было прояснить это с самого начала.

– И еще хочу заметить, что мы не профессионалы. – У меня тряслись руки, когда я читала подготовленную совместно с мисс Лион записку. – Мы озвучиваем только свое собственное мнение. Если вам кажется, что вы нуждаетесь в неотложной профессиональной помощи, пожалуйста, наберите 911 или любой из других экстренных номеров, указанных на нашем сайте.

Ага, из-за кома в горле я говорила точно как лягушка.

– И дополнительная информация для «Секвой-я-Хай», – сказала Виктория. – Приближается Осенний фестиваль. Многие из вас знают, что это значит, но девятиклассникам хотим сообщить, что фестиваль представляет собой неделю веселых школьных мероприятий, за которыми последуют футбольная игра и потрясающий карнавал, который пройдет в пятницу вечером на школьной парковке. Также вас ждут игры, еда и аттракционы. У вас пять недель, чтобы пригласить свою вторую половинку и купить билеты!

У Виктории отлично получалось. Теперь настало время для звонка. Мы с Викторией посмотрели на панель по ту сторону окна. Но на ней не было никаких мигающих огоньков. Мэллори покачала головой и пожала плечами.

– Мы отредактируем тишину, – произнесла в наших наушниках мисс Лион. На прошлой неделе она сказала, что одно из преимуществ подкаста – возможность редактирования. В прямых эфирах этого нельзя сделать.

Я посмотрела на Алану, которая проговорила губами:

– Пост висит на каждом сайте.

Я признательно кивнула.

– Какие из нас ведущие, если мы сами не примем участие в этом шоу прежде, чем попросим вас поделиться с нами проблемами! Верно, Кэт?

– Кейт.

– Кейт. Хорошо. Выкладывай, что за проблема мучает тебя сейчас?

Я сглотнула.

– Сейчас?

– Да.

– Э-э… как вести подкаст, учитывая, что я не особо люблю людей.

Алана прикрыла рот, чтобы приглушить смех, который я не услышала. Виктория же громко рассмеялась. Такой громкий веселый смех, вероятно, идеально прозвучит в эфире.

– Ты такая смешная. Итак, первый официальный совет нашего малыша-подкаста. Глубоко вдохни. Выдохни. Расслабь плечи. И помни, нас могут услышать только ученики и Оук-Корт с прилегающей территорией. – Она была рождена, чтобы вести шоу. – Готова поспорить, даже Лейкспрингс слушает. Кстати, Кэт из Лейкспрингса.

– Не особо помогает, – вставила я и попыталась расслабить плечи.

Виктория улыбнулась:

– Но ты отлично справляешься. И говорят, чем больше занимаешься тем, что тебя пугает, тем легче становится. Через двадцать четыре выпуска, к концу подкаста, ты станешь настоящим профессионалом.

– Спасибо, Виктория. – На панели так и не появилось ни одного огонька. – Твоя очередь. У тебя сейчас есть какая-нибудь проблема? – спросила я.

– Не считая соведущей, которая не любит людей? – парировала она, удачно пошутив. Если бы это был ситком, на заднем плане прозвучал бы смех.

– Да, – сухо произнесла я. – Если не считать этого.

– Сейчас моя самая большая проблема в жизни – размер XXL в мире, где ценят S.

И это стало доказательством того, что советчик из меня никакой. Я понятия не имела, что на это сказать. И удивилась, что она уже так открылась слушателям. По-хорошему удивилась.

– Видимо, стоит поменять то, что ценят в мире, – отважилась я предложить решение.

– Согласна, – ответила она. – О, кажется, у нас есть звонок.

Мое сердце сделало кувырок. Я сосредоточилась на красном мигающем огоньке. Мэллори показала большие пальцы.

– Алло, вы первый дозвонившийся в шоу «Не моя проблема». Назовите свое имя и поделитесь проблемой, – ответила Виктория.

– Я Даг, – произнес парень. – И у меня проблема с местной пиццерией. Я там на днях заказывал пиццу, и они пожалели начинки. Я позвонил им пожаловаться, а они сказали, что это не их проблема. Но это их проблема. Это их пиццерия. А вы из тех передач, что приходят без предупреждения и требуют ответа?

– Нет, – ответила я.

– Дат, верно? – спросила Виктория.

– Да, – ответил он.

– Мы разделяем твою тяжелую участь.

– Тяжелую участь? – проговорила я одними губами Алане, и она еле сдержала улыбку.

– Когда в следующий раз пойдешь в пиццерию, – продолжила Виктория, – вызови менеджера и спроси, дадут ли тебе скидку с учетом того, что в прошлый раз они облажались. И расскажи о том, что тебе нравится, когда начинки много. Мне кажется, лучше озвучить это до приготовления пиццы, чем когда она окажется в твоей гостиной.

Мы давали совет по поводу начинки для пиццы? Я не могла в это поверить. Я ощущала на себе взгляды остальных членов производственной команды. Этот подкаст запомнится как самый худший в истории. Мисс Лион выставит нас в качестве примера того, что не надо делать на будущих уроках. Интересно, придется ли сменить тему после первой записи? Возможно, это поможет. Ведь то была моя глупая идея.

Я попыталась сосредоточиться. Виктория все еще говорила с парнем? Нет, она уже заканчивала беседу.

– Спасибо, что позвонил. Удачи при следующем заказе. – Звонок прервался, и она посмотрела на меня. – Когда я голодная, то всегда раздражаюсь. И могу понять, что он чувствует.

– Да, тяжела участь есть пиццу с малым количеством начинки, – съязвила я.

– Я бы сейчас не отказалась от пиццы, с начинкой или без, – сказала Виктория. – Ням.

Я улыбнулась. Мисс Лион показала на микрофон, намекая, что улыбку не услышать. Я выдавила смешок. Вышло не очень.

Телефон снова зловеще молчал. Я знала, что потом эту мертвую тишину можно отредактировать, но без звонков ее нечем будет заполнить. Я посмотрела на Алану в поиске утешения, но она покинула свой пост. Затем я окинула взглядом небольшое помещение, и наушники снова соскользнули с головы. Я поправила их. Заморгал красный огонек – новый звонок.

– Алло, – сказала Виктория, когда звонок просочился в наши наушники. – Вы попали в «Не моя проблема».

– У меня проблема, – заговорила девушка. Ее голос казался смутно знакомым, но немного искаженным. Будто она специально пыталась его замаскировать.

– Как вас зовут?

– Я не хочу говорить.

– Хорошо, – сказала Виктория. – Какая таинственность. Мне нравится. Тебе нравятся тайны, Кэт?

Если она еще раз назовет меня Кэт, я открою ей тайну, что сделает с ее лицом мой кулак. Ладно, не открою, потому что я ни разу еще никого не била. Я преувеличиваю.

– Мне нравятся тайны, – ответила я. – И я Кейт.

– Какая у вас проблема? – спросила Виктория.

– Дело в моей подруге.

Я открыла рот: звонила Алана. Я чуть не выкрикнула ее имя в микрофон. Виктория посмотрела на меня искоса и сказала:

– Хорошо. Поделитесь с нами.

– У меня есть подруга, самая близкая во всем мире, и я боюсь, она до сих пор не переболела своим бывшим. Он переехал и, несмотря на все ее усилия, перестал с ней общаться, а она все еще не может отпустить ситуацию.

Мне хотелось убить и одновременно обнять Алану. Она видела, что подкаст рушится и горит, и помогала мне. Но, с другой стороны, это был удачный момент, чтобы заговорить о моей проблеме. Умная девочка.

– Сложная тема, – сказала Виктория.

– Совсем не сложная, – встряла я. – Дайте подруге немного времени. Видимо, ей очень нравился этот парень, и сейчас она хочет ненадолго взять паузу от отношений. Что не так?

Виктория посмотрела на меня, выпучив глаза, – похоже, удивилась моему решительному ответу, ведь до этого я предпочитала молчать.

– Может, устроить подруге свидание? – предложила Виктория. – Показать ей, что в море есть и другие рыбы.

– Не думаю, что это необходимо, – отметила я. – Вероятно, ваша подруга вполне способна найти себе рыбу, когда будет готова ее съесть.

– Никто не говорит о том, чтобы есть рыбу, Кэт, – сказала Алана.

Хоть она не стояла сейчас передо мной, я видела поддразнивающее выражение ее лица и блеск в глазах, когда она произносила это дурацкое имя. Я прощу ее за все это, потому что сейчас она спасала меня. Спасала, несмотря на то что с удовольствием заняла бы мое место. Она была самой лучшей подругой на свете.

– Вы правы, ходить на свидания с ней еще хуже, – сказала я.

– Ну, вы знаете, как говорят, – добавила Виктория. – Лучший способ забыть кого-то – это переключиться на кого-то еще.

– Кто так говорит? – спросила я.

– Мы будем часто использовать неопределенно-личные конструкции, так что привыкай. – Виктория подмигнула мне.

– Лично мне нравится поговорка: «Время лечит раны», – сказала я. – Просто будьте рядом с ней.

– Я всегда буду рядом с ней, – ответила Алана.

– Уверена, ей большего не нужно, – добавила я.

– Вы правы. Спасибо за совет! – сказала Алана.

– Не за что, – присоединилась Виктория. – Спасибо, что позвонили.

Через несколько минут Алана вернулась в студию и заняла свое место. Я сначала прожгла ее взглядом, но потом проговорила губами: «Спасибо», и она улыбнулась.

Снова заморгал красный огонек, и я дернулась. В наушниках что-то зашумело, и я поняла, что звонок перевели на нас.

– Вы дозвонились в «Не моя проблема», – сказала Виктория. – Чем мы можем вам помочь?

– Это подкаст с советами? – произнес женский голос.

– Да, – ответила Виктория.

– Советы от старшеклассников?

– Да, – повторила Виктория.

Я не понимала, как она могла улыбаться, когда голос звонившей так и сочился недоверием.

– Достаточно ли вы квалифицированны, чтобы давать советы? – спросила женщина.

– У нас нет совершенно никакой квалификации, – сказала я.

Виктория выдала натренированный смешок. Интересно, действительно ли она тренировала его? Репетировала с зеркалом в ванной прошлым вечером, как и я?

– Мы не считаем себя специалистами, – сказала она. – Просто надеемся высказаться объективно и открыто обсудить проблему.

– Удачи, – сказала женщина и повесила трубку.

И на этом все. Больше никаких звонков не поступало. Мы выждали выделенный для занятия час, и мисс Лион выключила оборудование. Я вышла из кабинки, чувствуя усталость и облегчение оттого, что все закончилось. На данный момент.

– Итак, – начала мисс Лион, когда мы с Викторией присоединились к остальным по ту сторону стекла, – завтра наша команда отредактирует запись. Этот подкаст станет вступлением, а не полноценным выпуском. Не думаю, что получится выжать из него больше пятнадцати минут. А потом на уроке подумаем, что нужно предпринять, чтобы звонков было больше. Надеюсь, когда люди услышат первый подкаст, они проникнутся идеей. – И добавила, лишь подтвердив мой страх, что все это напоминало полный провал: – Все нормально. Вышло не так уж плохо.

Фрэнк, который стоял ближе, чем я думала, произнес, чтобы я услышала:

– Нет, было ужасно.

Я прижала руку ко лбу и застонала. Возможно, сойти с дистанции – лучший выход из положения.

Глава 8

– Не хочу слышать, будто все получилось отлично, – сказала я Алане, как только мы вышли из студии в широкий коридор.

– Я собиралась сказать совсем другое. Это было ужасно. Ты облажалась.

– Эй!

– Но еще хуже, что никто особо не звонил. Твой позор на этом фоне меркнет.

Я толкнула дверь в конце коридора. Меня тут же сбила с ног жара, смешанная с сосновым ароматом. Я на мгновение остановилась, чтобы вдохнуть его. Немного пахло озером, и это ослабило мое напряжение.

– Спасибо, что хотя бы чуточку нас спасла, – сказала я, с благодарностью посмотрев на Алану. – Ты лучшая!

– Не за что. – Она замолкла. – И знаешь, Кейт, я и правда за тебя волнуюсь. Из-за Хантера.

Я схватила ее за руку и сжала.

– Я тебя люблю, но не хочу о нем говорить.

– Знаю.

– Нет, я серьезно.

– Ладно, обещаю, что отстану от тебя, как только ответишь на один вопрос: я ведь была права? Ты все еще цепляешься за него. Я так решила, потому что ты уже несколько месяцев не смотришь ни на одного парня. Надеюсь, что я ошибаюсь.

– Я преодолела эту стадию. Цеплялась за него все лето, сейчас же я…

– Отпустила его?

Я засмеялась:

– Разве что на поводке.

Она покачала головой:

– Вместо того, чтобы держать его на поводке, лучше бы помогла мне с моей романтической историей.

– Ты поедешь со мной и Лизой в понедельник в обучающий центр, чтобы потусоваться с Диего? – спросила я, когда мы направились к моей машине. После нескольких обсуждений мы остановились именно на такой стратегии.

– Не будет ли это слишком очевидно? – спросила Алана, накручивая на палец прядь темных волос.

– Возможно, но когда это тебя останавливало?

Алана засмеялась:

– Хорошо. Так как ты теперь у нас специалист по советам, буду тебя слушаться.

– Очень смешно. Кстати, когда подкаст выкладывают в сеть? – спросила я.

– В пятницу.

– О боже. Не могу дождаться своего дебюта.

Не то чтобы этот подкаст никто не слушал. У него было некоторое количество преданных поклонников. И у меня оставалось два дня, чтобы притвориться, что все это может взять и исчезнуть.

* * *

Ветер разметал мне волосы и грохотал в ушах, и меня чуть не занесло на гидроцикле. Я знала, что ехала быстро, возможно, даже слишком, но мне было так хорошо. Мне нравилось быть на озере, нравилось заниматься тем, что у меня хорошо получалось. Я не чувствовала себя глупо или не в своей тарелке, не чувствовала чужого осуждения. Наоборот, я была сильной и уверенной. Свободной.

Если не считать того факта, что меня здесь быть не должно. Мне следовало привести этот гидроцикл в порядок. Двадцать минут назад я оставила на пирсе ведро с мыльной водой. День подходил к концу, и мне предстояло отмыть целый ряд гидроциклов. Но, стоя на пирсе и держа в руке ведро, я поняла, что прямо нуждаюсь в этом.

Я ослабила хватку на рукояти газа, и гидроцикл остановился. Прижалась лбом к рулю, и напряжение схлынуло с плеч и спины. Я была расслаблена и счастлива, и это ощущение стоило выражения папиного лица, когда полчаса спустя я подъехала к пристани. Но совсем не стоило того обстоятельства, что он держал в руке полотенце и явно сделал за меня всю работу. Он вздохнул.

– Кейт, я знаю, что этот зов непреодолимой силы, но иногда надо сопротивляться ему.

– Мне нужно было отвлечься.

– Тебе всегда нужно отвлечься.

– Это неправда. Я много работаю на пристани.

Он усмехнулся.

– Я говорил не про это, а про то, что ждет тебя дома: домашнее задание, работа по дому, обязанности.

С этим я не могла поспорить.

– Извини.

– Беги домой. Мама сказала, ты должна была сделать домашнее задание, перед тем как пойти на озеро.

– Знаю. Извини.

Возможно, мне недоставало чувства вины. Я повесила ключи и направилась домой.

* * *

Следующие два дня пролетели молниеносно, и я не заметила, как наступила пятница. Я расхаживала по своей комнате. Лиза и Алана сидели на моей кровати и смотрели на меня. Мы только что закончили слушать первый выпуск… или вступление… или как там мисс Лион назвала это. Команда редакторов постаралась и по крайней мере убрала тишину.

– Мне казалось, ты ненавидишь, когда тебя называют Кэт, – отметила Лиза.

Редакторы также убрали те моменты, где я исправляла свое имя.

– Ненавижу.

Но мое имя беспокоило меня меньше всего.

– Получилось не так уж плохо, – наконец сказала Алана, повторяя слова мисс Лион, которые она произнесла в среду. Но если кто-то говорит, что получилось не так уж плохо, значит, все было с точностью до наоборот.

– Ты вела себя забавно, – добавила Лиза.

– Это точно, – согласилась Алана. – И поиздевалась над прямотой Виктории. Мне почти показалось, вы хотели сыграть именно так.

– Ты сказала «почти».

Я опустилась на пол и подтянула колени к груди.

– Ты говорила, как лягушка, но в остальном все прошло хорошо, – сказала Лиза, играя со светлым хвостиком. – Не понимаю, почему ты так переживаешь.

– Спасибо, Лиза.

– Ваша команда придумала, как получить больше звонков? – спросила Алана.

Сегодня на уроке мисс Лион разделила нас на команды, чтобы мы устроили мозговой штурм.

– Вообще-то нет. – Я вздохнула, сидя на полу. – Моя команда была слишком занята другим: давала мне советы, как вести себя в эфире, чтобы всем понравиться.

– О, да? И какие советы они тебе дали? – спросила Алана, поерзав на моей кровати.

Я вспомнила их предложения.

– Один из них – улыбаться, когда говорю. Тогда всем хотя бы будет казаться, что я счастлива.

Лиза растянула губы в улыбке.

– А это срабатывает? Мой голос звучит счастливо? – спросила она нас.

– Ты говоришь как робот, – отметила Алана. – Ты должна улыбаться и при этом двигать губами.

– Разве это возможно?

Лиза несколько раз попробовала прошептать слова с улыбкой на лице.

– А твоя команда? – спросила я Алану. – Придумали мегаплан захвата аудитории?

– Нет. Они считают, что, как только выйдет первый выпуск, многие сами станут звонить.

– По какой причине? – спросила я, ощутив поражение. – Из-за моего очарования?

– Из-за того, что захотят засветиться в подкасте, наверное, – пожала плечами Алана.

Я потопала ногой по полу.

– Может, попросить всю команду редакторов звонить нам в среду с фиктивными проблемами? – предложила я, вспомнив звонок Аланы. – Они могут поработать над голосом и актерскими навыками.

Алана сползла с моей кровати и устроилась рядом со мной на полу. Закинула руку мне на плечо.

– Посмотри на это с другой стороны.

– А есть другая сторона?

– Хуже этого выпуск не может быть, верно? Поэтому новые будут только лучше.

– Ты только что сглазила. На следующей неделе нам кто-нибудь позвонит с претензией на недожаренное мясо из местной закусочной.

– Или захотят, чтобы ты помогла им с домашним заданием по математике, – произнесла Лиза голосом улыбающегося робота. – Упс, мама написала, что пора ужинать. Увидимся позже.

Она спрыгнула с кровати и вышла из комнаты. Алана сжала мою руку.

– Ты слишком строга к себе. Давай пока забудем об этом дурацком подкасте, хорошо? – Она потянула меня с пола вверх. – Сегодня пятница. Мы найдем, как потрясающе провести время.

Глава 9

– Это отель мистера Янга, – прошептала я Алане полчаса спустя; мы стояли у металлических ворот, за которыми виднелись бассейн и джакузи. – Ты хочешь, чтобы он еще больше ненавидел мою семью?

– Думаешь, в пятницу вечером мистер Янг уделяет время каждому своему объекту недвижимости? – Алана махнула рукой, ее большие карие глаза сверкали от азарта. – Я тебя умоляю. Кроме того, ему принадлежат все отели города. Поэтому у нас и выбора-то нет, если хотим попрыгать в джакузи.

Таким был потрясающий план Аланы на вечер пятницы. Под шорты и топики мы надели купальники и были готовы прокрасться на территорию.

– «Сьерра-Инн» не принадлежит мистеру Янгу, – отметила я.

– Ты права, – сказала Алана. – Вот поэтому в «Сьерра-Инн» нет джакузи.

К нам по тропинке направлялась пара, и Алана оттащила меня немного в сторону.

– Мы забыли ключ, – сказала она, когда они дошли до ворот.

Парочка открыла ворота своими ключами, придержав их, чтобы впустить нас.

– Видишь, как легко, – тихонько сказала Алана. – Считай, что мистер Янг должен вашей семье за все проблемы, которые он причиняет.

Я осмотрелась. Свет фонарей отражался от мокрого бетона с вдавленным рисунком. Бассейн подсвечивался ярко-голубым, а от джакузи струился белый пар. К обратной стороне забора прижимались сосны, точно высокие охранники. Над нами зависла луна, как будто верхушка дерева проткнула ее, удерживая на месте.

Атмосфера была прекрасной, и я понимала, почему в Лейкспрингс приезжали на медовый месяц, семейные каникулы и просто чтобы отдохнуть на выходных. И не понимала, почему все местные стремятся отсюда уехать.

Мы с Аланой вошли в джакузи, и я устроилась в углу, позволяя теплу проникнуть в мышцы. Алана подтолкнула меня ногой.

– Видишь, я знала, что тебе это нужно. Не стоит ставить мои планы под сомнение. Они всегда идеальны.

* * *

Тем вечером, после еще трех заходов в джакузи с Аланой, я без сил лежала на кровати. Как бы весело мне ни было с подругой, я любила оставаться наедине с собой. Вспомнилось отправленное мне Хантером несколько месяцев назад сообщение. Я достала телефон. Он написал: Нет ничего плохого в том, чтобы черпать энергию из тишины. Тишина не статична.

Я улыбнулась. Хантер понимал меня. Хотя кого я обманываю, он перестал писать мне сто лет назад. Мне нужно удалить все его сообщения и контакты, а также отписаться в соцсетях, чтобы перестать себя мучить. Но я так этого и не сделала.

Дверь в мою комнату распахнулась, и вошла собака дяди Тима – большая, помесь дога с кем-то еще. Естественно, он проковылял прямо ко мне и уткнулся носом в мою щеку. Я прикрыла лицо.

– Нет, Си Ди.

Мы с кузенами называли его Си Ди – кратко от Слишком Дружелюбный, – потому что он много времени проводил со всеми нами во всех наших домах. Я даже не помнила, какое имя дал ему дядя два года назад.

– Идем, – добавила я, – ты ошибся домом.

Скатившись с кровати, я встала. Си Ди дошел со мной до двери и шагнул из дома на задний двор. Я повернула направо и остановилась у задней раздвижной двери в дядин дом. Легонько поступалась, спустя десять секунд открыла дверь, отодвинула в сторону занавески и завела Си Ди внутрь.

Дядя сидел за кухонной стойкой и ел хлопья. Когда я зашла, он поднял голову, и улыбка озарила его лицо.

– Кейт! Привет.

– Привет, дядя Тим. Си Ди подумал, пто мне сегодня нужен друг.

– А, прости. – Дядя Тим постучал по ноге. – Иди сюда, мальчик.

Я развернулась, чтобы уйти, но дядя окликнул меня.

– Не хочешь хлопьев? – спросил он.

– Сейчас одиннадцать вечера.

– И?

Я пожала плечами:

– И, наверное, ничего.

Выдвинула стул и села рядом с ним. Он достал мне миску и придвинул ко мне молоко.

– Как новый учебный год? – спросил он, пока мы ели. Дети дяди Тима были младше меня и ходили кто в детский сад, кто в начальную школу.

– Нормально, – ответила я с полным ртом хлопьев. Свернувшийся у дядиных ног Си Ди начал храпеть.

– А у твоего брата? Привыкает к старшей школе?

– Думаю, да. Он тусит в библиотеке и читает.

– Вроде все отлично. А почему ты в вечер пятницы дома?

– Я недавно пришла – гуляли с Аланой.

Я надеялась, дядя Тим не спросит, чем мы занимались. Мне не нравилось врать, но я ни за что не признаюсь, что мы проникли на территорию отеля мистера Янга. Он разочаруется, может, даже начнет волноваться. Родители всегда говорили, что необходимо поддерживать кристально чистую репутацию и не давать Янгам повода.

– Ты как будто расстроена, – задумчиво произнес дядя.

Несмотря на попытки Аланы меня отвлечь, голова до сих пор была занята моим полным провалом. Мне претила мысль, что придется целый год заниматься тем, что мне совершенно не нравилось.

– Как убедить учительницу подкастинга в том, чтобы она поменяла мне должность? – спросила я дядю, повернувшись к нему. – Она очень упряма, но мне кажется, меня поддержал бы весь курс.

– А… Да…

Мне стало не по себе.

– Ты его слушал?

– Слушал.

Он не закончил предложение фразой «все прошло отлично» или «ты была забавной». Он просто сказал:

– Дальше будет лучше. И не волнуйся, твои однокурсники поменяют свое мнение.

– Да… Наверное.

Мы молча доели хлопья. Я поднялась и вылила в раковину оставшееся молоко.

– Не переживай, Кейт. Не бывает успеха без неудач.

Я повернулась и посмотрела на него.

– Когда взрослые так говорят, эти слова на самом деле ничего не значат, да?

Он засмеялся:

– А я в это верю.

– Спасибо.

Мне хотелось думать так же. Но из его утверждения вытекало, что после неудач всегда приходит успех. А я знала, что это не так.

– Может, мне просто отказаться от этого курса, – озвучила я мысль. – Пойти вместо этого на гончарное дело?

– Твоей маме это не понравится. Она рада, что ты занялась подкастами.

– Знаю. – Я закатила глаза. – Благодаря Алане она погрузилась в них с головой.

Дядя Тим засмеялся.

– Мне кажется, она не просто хочет, чтобы ты нашла новое увлечение. А чтобы реализовала свой потенциал и все такое.

– Но у меня уже есть увлечение! – запротестовала я. – Я хочу управлять пристанью. Почему родители вдруг ведут себя так, словно моя любовь к озеру – нечто ужасное? Они так живут озером.

Дядя Тим кивнул.

– Но нет ничего плохого в том, чтобы попробовать другие варианты и только потом определиться со своим будущим. Вот чего добиваются твои родители.

– Говорит человек, который с пяти лет знал, что хочет летать на самолетах.

Он улыбнулся:

– Именно.

Я направилась к двери.

– Но моей второй дисциплиной стала биология, потому что мне всегда казалось интересным что-то резать.

Я развернулась и несколько шагов прошла задом наперед:

– Ты странный.

Он поднял миску с хлопьями.

– Не всегда наиболее легкий путь оказывается верным. Иногда надо сопротивляться непреодолимому зову озера.

Я остановилась:

– Что?

– Что?

– Ты общался с моим папой? Он говорил точно так же. Вы что, сидели и обсуждали меня?

– Нет.

Я замолчала, но продолжила прожигать его взглядом.

– Кейт, они просто волнуются за тебя.

Я нахмурилась:

– Они думают, я хочу управлять пристанью лишь потому, что это легко? Потому что я ленивая или что?

– Они не хотят, чтобы ты совершила ошибку.

– Мне нравится пристань. Может, даже больше, чем им.

Он вскинул руки:

– Не убивай гонца.

Я поворчала и подошла к двери:

– Хорошо. Я не брошу подкасты. По крайней мере, сейчас.

Глава 10

– Я думала, с нами сегодня будет Алана, – сказала Лиза, когда в среду днем мы подъехали к обучающему центру.

– Мы встретимся с ней здесь.

Алана объяснила мне, что не хочет без веской причины появляться на рабочем месте Диего. Я не знала, что за вескую причину она придумает, но давно уяснила одно: с планами Аланы надо просто соглашаться. Тогда все складывается как нельзя лучше.

В этот раз, когда мы с Лизой вошли в центр, Диего стоял перед стойкой.

– Привет, Кейт, Лиза, – сказал он.

Из подсобки вышел Томми.

– Привет, Лиза. Готова поработать?

Она пожала плечами:

– Не так чтобы.

Томми засмеялся.

– Что ж, очень плохо. За работу с тобой мне платят немалые деньги. – Он перевел взгляд на меня. – Кстати, отличный подкаст вышел в пятницу.

Я чуть не подавилась от удивления.

– О… ты его слушал?

– Да. Ты была забавной.

– Видишь! – воскликнула Лиза. – Я ей говорила то же самое, но она рыдала, что все вышло ужасно.

– Я не рыдала. – Мое лицо покраснело.

– Ну ныла.

Она меня сдала.

– Да, я ныла.

– Мне понравился подкаст, – сказал Томми, затем вытянул руку в сторону стола и увел Лизу.

Я закусила нижнюю губу и попыталась не пересекаться со взглядом Диего, который чувствовала на себе.

– Ты ведешь школьный подкаст? – спросил он.

– Знаю. Я выгляжу последним человеком, кого выбрали бы в ведущие.

– Я такого не говорил.

Я снова взялась за журналы на столе и заметила, что появились новые.

– Меня заставили взять на себя эту роль. – Я подняла один из новых, журнал мод, и показала его Диего. – Это еще одно твое хобби?

– Нет. Тебе нравится мода?

Я отложила журнал и устроилась на стуле.

– Не особо.

Взяв один из журналов про светские сплетни трехлетней давности, я начала читать статьи. Интересно ненадолго вернуться назад. Что-то осталось прежним, а кое-что сильно изменилось.

Не знаю, сколько я так сидела, листая журнал и гадая, когда появится Алана. Но когда подняла голову, заметила, что Диего что-то печатает в своем телефоне. Под прозрачным чехлом виднелась фотография. Любопытство одержало верх, я отложила журнал и встала, чтобы посмотреть поближе.

– Твоя семья? – спросила я.

На фото был запечатлен Диего с двумя взрослыми, а также два парня постарше и девушка, которые, наверное, были его братьями и сестрой. Все были симпатичными и одинаково широко улыбались.

– Что? – уточнил он.

– На фотографии.

Он перевернул телефон.

– A-а… Да. Я люблю свою семью. Представляешь?

Я улыбнулась. Это было мило.

– Я тоже. Большую часть времени.

Диего снова начал что-то печатать, и только я собралась поинтересоваться, как из динамика телефона зазвучал голос Виктории, начинающей подкаст. Я ахнула и не задумываясь рванула вперед, чтобы забрать у Диего телефон. Он отвел его подальше от меня. А потом из динамика раздался мой голос. Я схватила его за руку и попыталась опустить телефон. Он засмеялся и выкрутился из моей хватки.

– Серьезно, Диего, это не смешно. Пожалуйста, выключи.

– Но я хочу послушать.

– Нет, я запрещаю.

Теперь я держала его за рукав и понимала, что он не воспринимал меня всерьез, потому что я смеялась. Это был нервный смех, но все же. Как воспринимать меня всерьез, если я смеюсь? Наш смех заглушил подкаст. Но не заглушил колокольчик на входной двери.

– Алана, – поздоровался Диего, и я развернулась.

– Я пропускаю какое-то веселье? – спросила Алана.

В образовавшейся тишине из телефона Диего зазвучал мой голос. «…Вести подкаст, учитывая, что я не особо люблю людей».

– Ты не любишь людей? – спросил меня Диего.

– Только тех, которые пытаются с ней заговорить, – ответила за меня Алана.

– Пожалуйста, выключи его, – попросила я; в этот раз моя просьба прозвучала искренне.

Диего опустил телефон и нажал на экран. В помещении стало тихо.

– Спасибо, – сказала я.

– Я принесла тебе твой учебник по математике, Кейт, – сообщила Алана. – Закинула в твою машину.

– О. Спасибо.

Она не брала у меня учебник по математике. Очевидно, это и была веская причина.

– О-о, мода. – Алана села, уперла ноги в кухонный столик и начала рассматривать журналы.

– У меня два вопроса, – сказал Диего, когда я вышла из-за стойки и села рядом с Аланой. – Первый – почему ты считаешь, что подкаст не удался? И второй – мне казалось, ты ненавидишь, когда тебя называют Кэт?

– Ненавижу. Но все мои попытки поправить Викторию были вырезаны. И подкаст оказался провальным, потому что почти никто не звонил.

– Просто продолжай быть забавной, и вам будут звонить! – прокричал Томми, как будто участвовал в нашем разговоре.

Мои щеки раскраснелись от его похвалы. Алана поднялась, вероятнее всего, чтобы посмотреть на Томми, но притворилась, будто рассматривает картины на стенах.

– Ничего себе! – пробормотала она, вернувшись на свое место. – Может, с этим что-то получится, а?

Я тихо ответила ей:

– Нет. На него запала Лиза. Он неприкосновенен.

– Анонимность, – заявил Диего.

– Что? – спросили мы с Аланой одновременно и прервали наш личный разговор, чтобы посмотреть на него.

– Вам не будут звонить с личными проблемами, пока дозвонившихся можно будет узнать, – сказал Диего, опершись локтями о стойку. – В смысле, кто-то все равно позвонит. Но у вас будет больше шансов на успех, если люди смогут звонить анонимно.

– Он прав, – отметила Алана.

Конечно, он прав. Интересно, почему я сама не подумала об этом. Даже мегаобщительная Алана попыталась при звонке замаскировать свой голос. Отчасти из-за того, что не хотела спасать меня в открытую перед всем классом, но еще и потому, что тогда весь мир был бы в курсе ее проблем… точнее, моих проблем.

– Ты прав, – сказала я. – Это замечательная идея.

– Да, так и есть, – усмехнулся он. – Не за что.

Анонимность. В интернете люди тоже не подписывают свои посты настоящим именем.

– Имейл, – сказала я. – Пусть присылают свои сообщения на имейл. Не всем ведь нравится выступать в эфире, верно?

Диего кивнул.

– Верно. Имейл поможет.

– Мисс Лион будет впечатлена нашими идеями. – Алана достала из стопки журнал про еду. – О, люблю готовить.

– Я тоже, – сказал Диего.

– Правда? – спросила она.

Диего перевел взгляд на меня, словно гадая, не я ли ей про это рассказала. Конечно, я.

– Круто, – продолжила Алана. – Нам с тобой надо как-нибудь обменяться навыками.

– Как в кулинарном соревновании, – сказала я.

Она послала мне взглядом предупреждение, будто как раз подбиралась к этому вопросу.

– Это вызов? – спросил Диего.

– Да, вызов, – ответила Алана.

Диего улыбнулся.

– По рукам.

За стойкой появились Томми и Лиза.

– Когда дело касается готовки, я могу быть тем, кто ест, – произнес Томми.

– Аналогично, – сказала я.

Томми показал на меня:

– Мы с Кэт будем партнерами по поеданию.

– Она Кейт, – опередил меня Диего.

– Тогда почему в подкасте Кэт? – спросил Томми.

Я вздохнула:

– Долгая история.

– А мне нравится «Кэт», – отметил Томми. – Звучит круто и будто ты стопроцентно уверена в себе. Соответствует твоему образу в эфире.

– Думаешь? – спросила я.

– Однозначно.

– Соглашусь, – сказала Алана. – Тебе надо остаться Кэт для подкаста. Кэт язвит и говорит с сарказмом. Имя «Кейт» совсем не подходит такому образу.

Лиза до сих пор не присоединилась к нам, сидящим за кофейным столиком, а просто стояла рядом с Томми и мечтательными глазами смотрела на него.

– Что думаешь, Лиза? – спросила я.

– Я согласна с Томми. «Кэт» звучит круто.

Диего не поделился с нами своим мнением, а я не стала спрашивать. Мне никогда не нравилось имя «Кэт». Но и подкаст тоже не нравился. Видимо, они подходили друг другу.

– Ладно, пора идти, – сказала я.

Алана взяла свой рюкзак и осмотрелась.

– Раз уж я в обучающем центре, у вас, ребят, есть минутка помочь мне с заданием по алгебре, которое я не могу решить?

– Я могу помочь, – сказал Диего, подвинувшись, чтобы освободить для Аланы место за стойкой.

Она устроилась с учебником рядом с ним, так что их плечи соприкоснулись. Диего не отодвинулся. Вот так я оставила Алану наедине с Диего. Он влюбится в нее еще до того, как они вычислят икс.

Глава 11

Я сидела на пристани и терла мыльной мочалкой гидроцикл под номером четыре. В кармане шортов – телефон, в ушах – наушники. Я пятнадцать минут слушала подкаст про первые свидания, который порекомендовала мне Алана, и уже раз пятьдесят хохотала. Это трижды в минуту. Неудивительно, что Алана посоветовала послушать именно этот подкаст – он и правда хорош. Мне тоже надо было стать лучше.

Я собиралась стать лучше. Главным образом чтобы доказать всем, что они не правы. Родители думали, я выбрала озеро и пристань только из-за того, что это легко? Я добьюсь успеха с подкастами и все равно выберу озеро. Тогда они поймут, что я точно знаю, чего хочу, несмотря на успехи в другой области.

«Мне кажется, если раз в неделю ходить на первое свидание, – говорила Саманта, одна из ведущих, – можно в месяц сэкономить на еде почти сотню долларов». – «Ты никогда не платишь?» – спросила Тами (другая ведущая). «Я предлагаю оплатить еду на втором свидании. Таким образом экономлю еще больше денег». – «Почему?» – спросила Тами. «Потому что вторые свидания у меня бывают редко».

Я захихикала. Подкаст о первых свиданиях выбивал у меня как ведущей почву из-под ног, зато придавал мне уверенности относительно моей личной жизни.

«Мне нравится такая стратегия, – продолжила Тами. – И как я до такого не додумалась?» – «Мы слишком погрузились в обсуждение кошачьих глистов, продажи подержанных машин и открытия фургонов, торгующих едой на основе авокадо», – ответила Саманта. Кавалеры на их свиданиях вечно говорили о разных странных вещах, но от этого шоу становилось лишь смешнее. «Верно подмечено, – сказала Тами. – Мы многому научились от парней, с которыми ходили на первые свидания. И от вас, слушатели, поэтому продолжайте в том же духе. Мы подпитываемся вашими проблемами».

Саманта и Тами явно контактировали друг с Другом лучше, чем мы с Викторией. По крайней мере, лучше меня. Виктория отлично работала. Она с легкостью могла бы присоединиться к Саманте и Тами.

Когда подкаст прервался на рекламу, я схватила лежавшее рядом полотенце и вытерла сиденье гидроцикла. Солнце садилось, отбрасывая на озеро оранжевые и розовые сполохи. По воде, таща за собой лыжника, несся большой катер. Вдруг одно ухо лишилось наушника, я обернулась и увидела папу.

– Привет, – сказала я, вынимая и второй наушник.

Он улыбнулся:

– Добро пожаловать в реальный мир.

– Прости, ты меня звал?

Он снял кепку и провел рукой по лысой голове.

– Что слушаешь?

– Подкаст.

– Для урока?

– Типа того.

– Ты уже закончила? – спросил папа, показывая на гидроциклы.

– Почти.

– Хорошо. Я закрыл пристань. Можешь на выходе запереть ворота?

– Да.

– Спасибо, детка.

Я снова вставила наушники. Даже без нажатия на паузу мне потребовалась лишь секунда, чтобы втянуться. Вот какими харизматичными были ведущие. И вот над чем мне еще предстояло поработать – над харизматичностью.

* * *

Я уставилась на микрофон, маячивший передо мной, и не могла поверить, что мисс Лион до сих пор хотела, чтобы одной из ведущих шоу была я.

– Запомните, класс, – раздался в наушниках ее голос, переключая мое внимание от микрофона на людей, находившихся по ту сторону стекла. – Если узнаете звонившего, надеюсь, обеспечите ему анонимность, потому что редактировать запись мы будем позже. Мы должны быть верны нашим принципам.

На уроке, за день до этого, мы с Аланой высказали идею анонимных звонков и обращения через имейл. Все оценили наше предложение, включая мисс Лион. С тех пор Алана рассказывала в соцсетях о новой политике анонимности.

Я поправила наушники. Мисс Лион развернулась.

– У нас же кто-то проверяет почту, да? – спросила она.

Руку подняла девушка по имени Джейми.

– Замечательно, сообщи, когда придет что-нибудь интересное. И я надеюсь, опубликованы все напоминания в соцсетях?

Алана подняла телефон.

– Все посты выложены полчаса назад.

– У нас уже два звонка, – сообщила Мэллори.

– Правда? – удивилась я.

– Тогда давайте начинать, – с азартом сказала Виктория.

Мисс Лион нажала кнопку записи. Затем взмахнула нам, мол, пора говорить. Виктория подалась вперед.

– Привет нашим слушателям. Это Виктория и Кэт из «Не моя проблема». На прошлой неделе мы выложили тизер, а теперь готовы вонзить зубы в полный выпуск. Верно, Кэт?

Я хотела ее вновь поправить, но замолчала. Вспомнила слова Томми о том, что мое имя соответствовало образу в эфире. Возможно, в подкасте я могла быть кем хотела. Могла дать волю голосу, который большую часть времени подавляла в своей голове.

– Ну, не знаю насчет зубов, – сказала я, – но что-нибудь я в него вонжу.

Виктория расхохоталась.

– Как насчет нашего стандартного предупреждения?

– Точно. Мы не профессионалы. От слова совсем. Поэтому, если у вас чрезвычайная ситуация, пожалуйста, наберите 911 или любой из других экстренных номеров, указанных на нашем сайте.

– Кстати, говоря о сайте, – сказала Виктория, – для тех, кто не любит выступать в эфире, появился вариант с имейлом. Мы всё понимаем. Вы стесняетесь говорить о проблемах, но они никуда не деваются. Поэтому пишите, и мы попытаемся вам помочь. Кажется, у нас уже есть дозвонившийся. Начнем.

В ушах раздался треск.

– Вы дозвонились в «Не моя проблема», – произнесла Виктория. – Мы вас слушаем.

– Это же анонимный звонок? – первым делом спросила девушка. – У меня голос как у Бэтмена или кого-нибудь еще?

– Кого-нибудь еще, – мгновенно отреагировала я, потому что сейчас у нее был совершенно нормальный голос. Потом это все отредактируют.

– Да, конечно. Никто не узнает, кто вы. Жалуйтесь, – подбодрила Виктория.

– Хочу сказать про мистера Грейди.

– Учителя биологии здесь, в «Секвойя-Хай»? – спросила Виктория.

– Да, про него. Он худший учитель в мире.

Я съежилась и посмотрела на мисс Лион. Учительница не предприняла ничего, чтобы мы остановили Бэтмена, оскорблявшего ее коллегу. Даже сделала жест рукой, чтобы мы продолжали.

– В каком смысле?

– Он ужасно преподает, рассказывает о личном на уроке, а потом хочет от нас, чтобы мы знали ответы на все тесты, хотя сам нас к ним не готовил.

– Вы пытались ему сказать об этом? – спросила Виктория.

– Нет, но пытались другие, и я знаю, к чему это привело – к более строгой проверке домашних заданий. Нет, спасибо.

– А если попросить методичку для каждой главы? – предложила я.

– Да, – согласилась Виктория. – Тогда во время урока сможете ее изучать, пока он рассказывает о своей жизни. А когда появится вопрос, просто поднимете руку и спросите. Возможно, это вернет его к теме.

На линии повисло молчание, и я уже приготовилась услышать ответ, что это не сработает. Но девушка-Бэтмен сказала:

– А это неплохая идея. Спасибо.

Когда она сбросила вызов, мисс Лион сказала:

– Мы изменим имя учителя.

Хорошая идея, чтобы его ученики не стали жертвами его гнева.

– Еще один телефонный звонок, – сообщила Мэллори. – Она тоже хочет говорить анонимно.

– Вы дозвонились в «Не моя проблема», – произнесла Виктория. – Чем мы можем вам помочь?

– Привет. Мой парень хочет, чтобы я познакомилась с его родителями, – сказала девушка. – И не просто пришла к ним домой и поздоровалась. Он пригласил меня на официальный ужин в роскошный ресторан. Официальный ужин? Что это вообще значит? Типа не одна вилка, а несколько и придется притворятся, что мне нравится «Рокфор»?

– Что такое «Рокфор»? – спросила Виктория.

– Сыр. И он ужасный, – ответила я, зная об этом лишь благодаря тому, что моя тетя обслуживала банкеты.

– Правда, – сказала девушка. – Совершенно ужасный. Я не могу притворяться, что он мне нравится.

– Не притворяйся, – сказала Виктория. – Ты хочешь, чтобы его семья познакомилась с настоящей тобой, а не с какой-то выдуманной версией. Так что будь собой.

– И не заказывай сырную тарелку, – добавила я.

– А что мне надеть? – спросила она.

– Сделай глубокий вдох, – сказала Виктория. Мудрый совет – девушка была близка к панике. – Выбери что-нибудь из своего гардероба. Милое, но не слишком кричащее. Поищи в интернете правила этикета, чтобы увереннее обращаться со столовыми приборами. И просто будь самой собой. Мне ты кажешься очаровательной.

– Правда? – удивилась девушка, явно польщенная.

– Правда. Очень вежливой и милой, – заверила ее Виктория.

– Спасибо вам.

– Удачи.

Однажды Виктория станет президентом, решила я.

Мэллори покачала головой, намекая на отсутствие звонков. Я видела, как Джейми что-то говорила, но не слышала ее. Мисс Лион подключила нас, нажав на кнопку.

– Джейми говорит, есть интересные имейлы. Кэт, я принесу тебе айпад, чтобы ты их прочитала.

Теперь даже она называет меня Кэт?

Мисс Лион открыла дверь и, передав мне айпад, показала на имейлы. Их было два, оба без темы, поэтому я не знала, чего ожидать. Я нажала на первый и зачитала в микрофон.

– «Кэт, так вышло, что мне нравится «Рокфор». Это один из лучших сыров на земле. Возможно, тебе стоит держать свое некультурное мнение о сыре при себе».

Я застонала.

– Это что, каламбур? Разве мнение о сыре может быть некультурным? И еще, это же не прямой эфир. Откуда кто-то уже знает мое мнение о сыре?

Алана подняла телефон, тем самым давая понять, что все это время писала твиты.

– Кэт, один из наших подкастеров пишет об этом твиты, – произнесла Виктория в микрофон. – Так что стоило подумать о сырных гурманах, прежде чем делать такое смелое заявление.

– Для протокола, я слишком привередлива в еде, так что не мне судить, – сказала я.

– Давай посмотрим второй имейл, – предложила Виктория, показывая на айпад.

Я нажала на второй имейл и начала читать его вслух.

– «Дорогие Виктория и Кэт, я хочу пригласить кое-кого на Осенний фестиваль, но вижу все эти крутые приглашения и думаю, как с ними вообще можно сравниться. Какой-то парень написал на парковке приглашение мелом огромными буквами, а потом запустил дрон, чтобы сфотографировать его. Именно этого ждет от меня моя подруга? Может ли она мне отказать, если я просто подойду и приглашу ее?»

Я закончила читать и перевела дух. Осенний фестиваль через четыре недели, интересно, много подобных вопросов мы будем получать?

Виктория что-то пробубнила.

– Мне кажется, ты должен хоть немного знать характер человека, которого приглашаешь. Например, я думаю, Кэт была бы не против обычного приглашения. А я жду огромных букв. Ты слышишь это, Брайан? – Она замолчала и добавила: – Брайан – мой парень.

– Эй, полегче, – сказала я, хотя она была права насчет моих предпочтений. – Мне кажется, дело не в простоте или сложности приглашения, а в его продуманности и искренности.

Виктория кивнула.

– Я с этим согласна. Брайан, когда будешь писать огромные буквы, проверь, искренне ли ты это делаешь.

– У нас еще один звонок, – произнесла в наушники Мэллори и переключила нас на него.

– Привет, добро пожаловать на «Не моя проблема», – сказала Виктория.

– Привет.

– Чем мы можем помочь вам сегодня? – спросила Виктория.

– Это анонимный звонок, верно? – прозвучал низкий и хриплый голос, как будто дозвонившийся не был уверен, что мы его изменим, поэтому решил изменить сам.

– Да, анонимный, – ответила Виктория. – Вы хотите поделиться своей проблемой?

– Да. Насчет моей семьи. Они так зациклены на моем будущем и том, что мне нужно для этого сделать, что иногда мне кажется, я не могу жить настоящим. Сплошные уроки, заявления в университеты, тесты и задания. У меня ни на что не остается времени. Как будто они против моей личной жизни, пока я не окончу университет.

– Где притаился вопрос? – поинтересовалась Виктория.

– Что мне сделать, чтобы родители немного расслабились и отпустили хватку, чтобы я мог заняться чем-то помимо школы? – спросил звонящий.

– Как насчет того, чтобы составить график? – предложила Виктория, и мне это предложение показалось мудрым. – Можно выделять время для учебы и общения. Родители же не ждут от тебя, чтобы ты ел, пил и дышал домашним заданием?

– Могут, – сказала я. Иногда родители ждали большего.

– Кэт, у тебя есть для меня совет? – спросил он.

В том, как дозвонившийся произнес мое имя, было что-то интимное. И этот хриплый голос… По спине побежали мурашки.

– Нет. В смысле, я не знаю, – сказала я. – Но понимаю, что ожидания родителей иногда отличаются от наших.

– Есть кто-то конкретный, с кем ты хочешь проводить время, а эти обязательства стоят у тебя на пути? – спросила звонившего Виктория.

Он прокашлялся и запнулся, а потом ответил:

– Нет.

– Как будто не совсем нет, – сказала Виктория.

– Ну, мне кое-кто нравится, но дело не в ней.

– Она знает, что нравится тебе? – давила Виктория.

– Нет, – ответил он. – Но благодаря вам обеим мне теперь есть над чем подумать. Может, попробую составить график. Спасибо. – И после этого он повесил трубку: моя партнерша его спугнула.

Виктория помахала ладонью возле лица и проговорила мне губами:

– Сексуальный голос.

Я не могла ей возразить.

Часы на стене показывали, что прошло сорок минут. Этот эфир точно могли сократить до тридцати минут. Похоже, Виктория тоже посмотрела на часы, потому что сказала:

– Вот и прошло время сегодняшнего эфира. Спасибо, что слушали нас! Мы вернемся через неделю, поэтому, если постеснялись позвонить сегодня, пожалуйста, наберите нас в следующий раз. Мы не такие уж страшные. Точнее, Кэт немного страшная, но мы держим ее за стеклом, так что вы в безопасности. – Я легко толкнула Викторию в плечо, и она засмеялась. – До встречи.

Мисс Лион открыла дверь, соединяющую две комнаты.

– Отличная работа. Мы делаем успехи. Команда постпродакшена приступит к редактированию завтра. Все свободны.

Когда мы выходили из студии, Алана схватила меня за руку:

– Ты сегодня лучше справилась.

– Думаешь?

– Намного.

– У Виктории здорово получается. А я всего лишь пытаюсь составить ей пару.

На самом деле я едва держусь. Если бы не Виктория, никакого подкаста бы не было. Но меня беспокоило кое-что еще. Что-то крутилось в моей голове.

– Ты узнала голос последнего звонившего? – спросила я Алану.

– Нет, он его поменял.

– Знаю.

– Ты его узнала? – спросила Алана.

– Возможно… мне кажется… – Я закусила губу. – Это был Диего?

– Что? Нет.

– Мне кажется, да. И если это он, ты же понимаешь, что это значит?

– Что?

– Ты его слышала. Ему нравится девушка. Девушка, с которой он хочет проводить время. Он говорил о тебе, Алана.

Алана округлила глаза:

– Это шаг вперед.

– Разве не ты говорила, что в обучающем центре вы мило пофлиртовали? Ты нравишься этому парню.

– Тсс! – зашипела она, словно он мог скрываться в коридоре и подслушать нас.

Я понизила голос:

– Он сказал, что хочет проводить больше времени с девушкой, которая ему нравится, но ему мешает семья.

Я вдруг замолчала, вспомнив фотографию в чехле.

– Что? – спросила Алана.

– Может, это и не Диего. Кажется, у него близкие отношения с родными. Он с ними ладит.

Алана пожала плечами:

– Даже если у тебя близкие отношения с родными, это вовсе не значит, что вы никогда не ссоритесь.

– Верно, – сказала я. – Значит, ты думаешь, что это все-таки был Диего?

– Нет. Просто указала тебе на изъян в твоей логике. Я уверена, что ты глубоко заблуждаешься.

– Но если это он, скорее всего, именно из-за проблем со временем он не пригласил тебя на свидание. Похоже, сейчас у него нет времени на отношения.

– Возможно.

Я до сих пор не была уверена, что звонил он. Но как-нибудь это выясню. Потому что, если звонил Диего, было очевидно, что его надо немного подтолкнуть к Алане. И я могла бы с этим помочь.

Глава 12

В выходные в честь дня труда из озеро приезжает больше всего народа за весь год. Люди словно понимают, что тепло уходит, и стремятся насладиться последней лаской солнечного света.

– Угадай, у кого из-за Дня труда не будет занятия с репетитором? – радостно спросила Лиза.

Она сидела рядом со стойкой купальников, не предложив нам помощь. Я стояла у компьютера за кассой. Макс разбирал в подсобке оборудование, которое мы сегодня получили.

– У тебя? – спросила я кузину.

Меня это вдруг расстроило. Я планировала помочь свести Алану с Диего, и обучающий центр был идеальным местом. К тому же мне нужно было проверить, права ли я оказалась насчет того звонка в подкаст, был ли Диего тем таинственным дозвонившимся. И для этого требовалось поговорить с ним подольше.

– Да, – радостно воскликнула Лиза. – Мама даже не перенесла занятие на другой день недели.

– Повезло тебе. – Я подтолкнула ее ногой. – Не будешь скучать по Томми?

– Ха-ха, – сказала она, но опустила голову – наверное, чтобы скрыть румянец на щеках.

На пороге появился папа.

– Кейт, не проверишь по GPS местонахождение седьмого гидроцикла?

– Хорошо.

Все наши гидроциклы оборудованы GPS. Сотовая связь на озере была нестабильной, и, если что-то случалось на воде, люди порой не могли дозвониться до пристани.

– Он в бухте, – сказала я, проверив местонахождение на компьютере.

Папа вздохнул.

– Именно этого я и боялся. Они уже опаздывают на час. Пришел следующий арендатор.

– Может, закончился бензин, – сказала я, и папа кивнул. – Хочешь, я проверю?

Лиза подскочила.

– Я могу постоять за кассой.

– Хорошо, – ответил папа.

У нас был запасной гидроцикл, поменьше и более старой модели, выведенный из аренды, на случай таких ситуаций, когда остальные гидроциклы были заняты. Я взяла ключи, спасательный жилет и веревку и пошла на улицу. Радостно улыбаясь, отвязала его от пристани. Повода для счастья, конечно, не было, когда кто-то задерживался или где-то застрял, но так я хоть ненадолго могла выехать на озеро.

Оставив позади буйки, я дала газу и ускорилась. По обе стороны от гидроцикла разлеталась вода, брызгая мне на ноги. Озеро сегодня было неспокойно и запружено лодками. Секвойи образовывали вокруг воды темно-зеленый обод. Виднелись и красновато-бурые деревья, умирающие. Одни пострадали от засухи, другие – от жуков, напавших на район несколько лет назад.

Впереди показалась бухта, скрытая за изгибом берега и небольшой каменной грядой, поросшей лесом. Завернув туда, я в первую очередь увидела роскошный катер с выключенным мотором. На его борту находились два парня: первый, моего возраста, стоял за штурвалом, а второй, лет двадцати с чем-то, находился рядом и что-то говорил. И только узнав парня за штурвалом, Фрэнка, я поняла, что этот катер принадлежит Янгам.

Я заворчала и прибавила газу. Услышав мое приближение, Фрэнк обернулся. Наш пустой гидроцикл стоял с заглушенным двигателем сбоку от катера. Я окинула взглядом озеро в поисках водителя. А потом до меня дошло, что он-то и разговаривал с Фрэнком на его катере. Я замедлилась и подъехала к судну.

– А, они наконец-то кого-то прислали, Коди, – сказал Фрэнк парню. Затем самоуверенно ухмыльнулся мне и добавил: – Кажется, одно из транспортных средств опять вышло из строя.

Надо было ответить: «Опять? Наши транспортные средства выходят из строя только по вине клиента». Но я промолчала. Даже не из-за того, что клиент как раз стоял здесь, но потому, что мама просила меня никогда не давать Янгам повода напасть на нас. Если все время будем выбирать верный путь, сказала она, они не смогут вставлять нам палки в колеса. Но ее аналогия несколько хромала, поскольку Янги постоянно вставляли нам палки в колеса, какой бы путь мы ни выбрали.

Я схватила припаркованный гидроцикл за левую рукоять и заглушила свой. Тогда-то и заметила привязанную к нашему гидроциклу веревку. Фрэнк собирался сам его отбуксировать.

– Что случилось? – крикнула я арендатору. Коди, как назвал его Фрэнк.

– Не знаю, – ответил Коди. – Просто перестал работать.

Я посмотрела на панель управления. Ключ стоял в зажигании, поэтому я повернула его. Датчик уровня топлива даже не сдвинулся с места.

– У вас закончился бензин. – Я постучала по датчику. – Надо за этим следить и заправляться, когда начинает заканчиваться.

– Что? – крикнул Фрэнк. – Тебя здесь плохо слышно. Может, присоединишься к нам, Кэт?

Я сделала глубокий вдох и уговорила себя не хамить, потом привязала свой гидроцикл к припаркованному, прошла по сиденьям и запрыгнула на заднюю палубу роскошного катера Янгов. Фрэнк протянул мне руку, но я проигнорировала ее и спрыгнула в центральную часть, присоединившись к парням.

Катер был потрясающим: над рулем подсвечивающийся сзади сенсорный экран, подстаканники из нержавеющей стали, длинные мягкие скамьи вдоль задней части и открытого носа и два капитанских сиденья посередине. На задней палубе даже стояла обращенная назад скамья. А там небольшая уборная? Если бы меня не бесил Фрэнк, я бы попросила его провести экскурсию по катеру. Но он меня бесил, так что не стоило поднимать ему самооценку.

– Я сказала, надо следить за датчиком, не заканчивается ли бензин, – объяснила я Коди.

– О, – сказал Коди. – Мне никто не сказал.

Я знала, что это неправда. При аренде гидроциклов это озвучивалось первым делом.

– Мне же не надо будет платить за просрочку? – добавил Коди. – Я целый час здесь торчал. Иначе вернулся бы вовремя.

«Если бы вы следили за уровнем бензина, – вертелось у меня на языке, – то и не застряли бы здесь».

Но родители не одобрили бы мою речь. Клиентский сервис был у нас приоритетной задачей.

– Нет, все в порядке, – ответила я. – Если вернетесь на гидроцикл, я отбуксирую вас назад.

Коди посмотрел на Фрэнка, словно тот имел к этому какое-то отношение.

– Я обещал отбуксировать его, – сказал Фрэнк.

– Нет, все в порядке. Я займусь этим.

Я повернулась, чтобы перепрыгнуть через сиденья, но меня остановил Фрэнк.

– Мы уже все привязали и готовы. Так получится быстрее, – отметил он.

Я подумала о папе и новом арендаторе, который ждал нас на пристани. Возможно, если Фрэнк увидит настолько загруженную в эти выходные пристань, то поймет, что наша семья не отступит и всегда будет управлять ею.

– Хорошо. Встретимся там.

Я снова хотела спуститься с катера.

– Тебя я тоже подвезу, – сказал Фрэнк.

Я выглянула за борт, чтобы проверить, что привязала свой гидроцикл сзади, а не сбоку, из-за чего гидроциклы могли врезаться друг в друга. Затем кивнула. Фрэнк завел катер, и тот ожил, демонстрируя свою мощь. Коди издал довольный возглас и устроился на скамье. Фрэнк встал у руля и жестом пригласил меня занять соседнее капитанское место. Я так и сделала, но повернулась, чтобы не сводить взгляда с гидроциклов.

– Расслабься, Кэт, – сказал Фрэнк. – Твои игрушки будут в порядке.

– Кейт, – исправила я.

– Я думал, ты сменила имя. Переосмыслила себя.

– Телефон тут не работает, – спас меня Коди от ответа.

– Связь здесь плохо ловится, – ответила я. – Может, Янгам стоит построить вышку?

– Может, и стоит, – сказал Фрэнк.

Я бы не удивилась, если они уже строили ее.

– Тебе нравится вейкбординг? – спросил Фрэнк, и я сначала подумала, он обращался к Коди, но потом поняла, что он разговаривал со мной.

– Да.

Мне нравился вейкбординг. Когда оставался в наличии один из наших катеров, а семья была свободна, родители брали нас с Максом покататься. Такое случалось не так часто, как мне хотелось бы.

Фрэнк кивнул на вейкборд, пристегнутый к мачте катера.

– Я тебя возьму как-нибудь с собой.

– Что? – Чего это он так расщедрился? Я растерялась. Его поведение в корне изменилось с прошлой недели. – Не стоит.

В глазах Фрэнка мелькнула вспышка раздражения, и я поняла, что правильно засомневалась в его мотивах. Но больше он ничего не сказал.

Фрэнк подплыл к заправке на пристани – значит, слышал, как я объясняла Коди насчет бензина. Работавшая там Сьюзен помогла притянуть катер к буйкам, вероятно, решив, что Фрэнку надо заправиться.

– Только гидроцикл! – крикнула я ей.

– О, хорошо, поняла!

Фрэнк прошел к задней части и отвязал веревку. Кинул ее Сьюзен, которая притянула гидроциклы. Затем помог Коди выбраться на пристань.

– Спасибо, – сказал Коди и направился в магазин, чтобы забрать права или что он там оставил в качестве залога, когда арендовал гидроцикл.

Папа стоял на дальнем конце пристани и передавал весло женщине, арендовавшей байдарку. Он посматривал на меня, наверное, гадая, зачем Фрэнк Янг пристыковался к нашей пристани.

Я повернулась к Фрэнку.

– Спасибо за помощь, – буркнула я, собираясь спрыгнуть на пристань.

– Кейт, – обратился вдруг ко мне Фрэнк.

Я развернулась.

– Мир? – спросил он.

Непонятно, с чего он так себя ведет, но я почувствовала скрытый мотив и посмотрела на него с прищуром:

– С чего бы?

– В смысле «с чего бы»? Для перемирия нужна причина?

– Да, типа того.

– Возможно, я устал от вражды между нашими родителями. К тому же в этом году мы посещаем один курс.

– Мы и раньше ходили вместе на уроки, но о перемирии речи никогда не заходило.

– Но на нашем курсе так мало народу, что приходится больше общаться.

– Ладно, не важно. Мир.

Я спрыгнула на пристань и пошла к магазину. Что это было? Вскоре ко мне подошел папа.

– И что это было? – спросил он.

Я улыбнулась столь похожей реакции.

– Фрэнк первым добрался до нашего клиента и привязал гидроцикл, чтобы отбуксировать.

– О, как мило с его стороны.

– Слишком мило? – спросила я.

Папа взъерошил мои волосы.

– Не будь такой циничной. Невозможно быть слишком милым.

Я с этим не согласилась. Фрэнк мог быть слишком милым, и этому должна быть причина.

* * *

К вечеру понедельника кожа у меня горела от солнца. Нанесенного солнцезащитного средства оказалось мало, учитывая то время, что я провела в выходные на воздухе. Днем я целый час учила семью туристов обращаться с байдаркой – она у них постоянно разворачивалась.

Я включила потолочный вентилятор и легла на кровать, наслаждаясь прохладой. Потянулась к тумбочке за телефоном, затем нажала на иконку, которая, словно портал, вела в личную жизнь разных людей. Прокрутила фотографии, изучая, кто как провел выходные. Многие, на кого я подписана, были знакомы мне по школе, и все равно казалось, что я знала о них больше, чем мне хотелось. Возможно, именно поэтому я выкладывала мало постов – не люблю распространяться о своей жизни.

Я остановилась на фотографии Хантера. Он был запечатлен на какой-то ферме с лошадьми на заднем плане. На нем была надета кепка, тогда как окружающие его люди носили ковбойские шляпы. Подпись под фотографией гласила: «Кажется, сейчас я впервые прокачусь на лошади. На такое могут уговорить только друзья».

Я нажала на иконку комментариев и набрала: «Осторожнее, не то вскоре придется сменить кепку на шляпу». Палец завис над кнопкой «Отправить». Я уже несколько недель не комментировала его посты.

Поэтому решительно удалила комментарий и тут же позвонила Алане.

– Привет, – сказала она. – Эксплуатация детей на сегодня окончена?

Я проворчала:

– Мне за это платят.

– Да-да. Хочу лишь сказать, что это отстойно, когда у тебя заняты все праздники, начиная с мая и заканчивая сентябрем.

– Я тоже тебя люблю.

Она тихонько буркнула что-то.

– Угадай, кого я видела в субботу? – спросила я; пристань отнимала столько времени, что я не могла ни встретиться с ней, ни поболтать вплоть до этого момента.

– Кого?

– Фрэнка Янга.

Я рассказала ей о том, что произошло с гидроциклом и как Фрэнк попросил перемирия.

– Чего он хотел? – спросила Алана, когда я закончила.

– Вот и я задаюсь этим вопросом.

Я была рада, что Алана поддержала мои подозрения насчет его нечистых намерений.

– Хорошо, что он мой партнер по подкастингу. Я могу за ним приглядывать.

– Да, пожалуйста. И сообщай о любой подозрительной активности.

Она засмеялась.

– Внедрюсь в стан врага, чтобы раздобыть для тебя информацию.

Я открыла ящик стола, достала наполовину использованный тюбик геля с алоэ и начала смазывать плечи.

– Как прошли выходные? – спросила я.

– Очень продуктивно. Я совершенно случайно столкнулась с Диего в магазине Оук-Корта.

– Ты совершенно случайно оказалась с Диего в магазине в тридцати минутах езды от дома?

– Ладно-ладно, меня кое-кто предупредил.

– Кто?

– Помнишь, я на обеде разговаривала с парнем из компании Диего? Беннеттом?

Да.

– Я иногда пишу ему и спрашиваю, чем он занимается. Он рассказывает мне, а временами он тусит с Диего, так что, вуаля, я узнала, где и он.

Я со смехом покачала головой.

– Тебе правда надо пойти в детективы.

– Нет. Тогда я не стану шеф-поваром… или ведущей новостей. Хотя я могла бы вести свое собственное кулинарное шоу, таким образом убив двух зайцев одним выстрелом.

– Идеальная карьера для тебя. – Я закрутила тюбик с алоэ. – И? Ты столкнулась в магазине с Диего, и что произошло?

– Мы проговорили минут пятнадцать. Это было круто.

– Всего пятнадцать минут?

– Я убедила маму, что нам нужны продукты, и она уже расплачивалась на кассе, поэтому пришлось покинуть его.

– О. – Я кинула тюбик обратно в стол и снова села на кровать. – И?

– И что? – спросила она.

– Ты послушала его голос? Он звонил в подкаст или не он?

– Я, конечно, послушала его голос. Но все еще не уверена, что звонил именно он.

Я поджала губы. Она могла сомневаться, но я была уверена на сто процентов. Надо поговорить самой с ним.

Глава 13

Я сидела на кровати, скрестив ноги, с одного бока учебник по математике, с другого – по истории. В наушниках звучал подкаст о видеомэшапах. Моя попытка поработать в режиме многозадачности не увенчалась успехом.

Джерри, ведущий подкаста, говорил: «Есть проблема: они создали говорящего монстра. Они взяли ужасного монстра а-ля Чужой и превратили его в добродушного монстра из «Инопланетянина», которого предстояло отправить на родину. Было совсем не страшно. И я понял, что болел за непонятого монстра. А когда в конце они снесли ему башку, я разозлился. А вы, дорогие слушатели?»

Джерри был единственным ведущим и временами принимал звонки. Он включал звуковые фрагменты фильмов, делал обзоры и редко когда говорил о них что-то хорошее. Интересно, зачем он вообще их смотрел, раз ни один ему не нравился. Пока я его слушала, уже сама начала сомневаться в том, что некоторые фильмы мне на самом деле понравились, но Джерри был таким остроумным, что я была готова его простить.

У моей двери появилась мама.

– Привет, – произнесла она с улыбкой. – Слушаешь новый подкаст?

Я вытащила наушники и кивнула:

– Знаю, технически это не считается домашним заданием.

Но среда приближалась, и мне казалось, без дополнительной подготовки она будет в точности как предыдущая.

– Все нормально, – сказала мама. – Кажется, на этих уроках ты отлично проводишь время.

Скорее я получала стресс, чем отлично проводила время, но это не сильно поможет мне донести до родителей мою мысль: притом что мне могут нравиться и другие вещи, я все равно выберу озеро.

– По-разному бывает, – сказала я.

Мама улыбнулась.

– Я вчера слушала твой подкаст. Отлично получилось!

– Мне еще есть над чем работать.

– Я лишь надеюсь, тебя оценивают не за количество слов, произнесенных за выпуск.

Мама подмигнула, словно это какая-то шутка, но мне показалось, таким пассивно-агрессивным способом она намекнула мне, что надо говорить больше. Можно было и не намекать – я сама это знала.

– Продолжу заниматься. – Я подняла наушник.

– Удачи.

* * *

Следующим утром, пересекая школьную парковку, я заметила парня с плакатом. Он стоял возле машины, набитой воздушными шариками. И как кто‑то смог в ней ехать, со всем этим добром внутри? Выглядит небезопасно. На плакате было написано: «Понадобилось очень много горячего воздуха, чтобы пригласить тебя на Осенний фестиваль. Пожалуйста, не спускай его своим “нет”». Стоявшая неподалеку девушка прочитала этот плакат, зажав обеими руками рот. Затем завизжала и обхватила парня за шею.

– Разве это не мило? – сказала Алана с рюкзаком на одном плече, материализовавшись возле меня.

– Да, «горячий воздух» особенно.

– А как Хантер пригласил тебя в прошлом году? Я что-то забыла.

– Подошел ко мне, когда я доставала из шкафчика учебник по математике, и сказал: «Так что… Осенний фестиваль?»

Алана фыркнула:

– И ты на это согласилась?

– Мы обсуждали это год назад.

– Тогда я ведь тоже была возмущена? Пожалуйста, скажи, что да.

– Была.

– Отлично, потому что это возмутительно. Но Виктория была права. Очевидно, таким девушкам, как ты, не нужны оригинальные приглашения.

– Я не против искреннего приглашения, – повторила я свои слова с подкаста.

– Что? – спросила Алана. – Я слышу отрицательную оценку чего-то, сделанного Хантером? Не чудо ли!

– Мне все равно. Больше не хочу видеть ничьи приглашения. Они вгоняют меня в депрессию.

* * *

Не стоило озвучивать вселенной свою просьбу, потому что в тот день я стала свидетелем еще трех приглашений на Осенний фестиваль. Я чудом дожила до последнего урока, не повредив от постоянного закатывания глаза.

Мисс Лион встала перед классом и прочистила горло:

– Прошу минутку внимания.

Рассказывавшая мне про тонкости владения интонацией Виктория тут же замолкла и повернулась к мисс Лион.

– В этом году нам выделили одну из палаток на карнавале в честь Осеннего фестиваля.

– Мы должны работать в палатке? – закричала Виктория. – Но многие из нас будут с парами!

Я в миллионный раз удержалась, чтобы не закатить глаза. Мисс Лион кивнула.

– Да, поэтому я и хотела обсудить с вами, как лучше поступить. Мы можем по очереди заниматься палаткой. Возможно, сменами по полчаса. Но сначала надо определиться с идеей. Мне сказали, дартс, подъем по веревочной лестнице и баскетбол уже заняты.

– Как насчет игры, где люди кидают монетки на тарелки? – предложила Мэллори.

Мисс Лион записала на доске «Кидание монеток».

– Еще идеи?

– Что-нибудь с водяными пистолетами? – подала голос Джейми.

– Гонка лягушек? – спросила Алана.

– Мы – класс подкастинга, – сказал Фрэнк. – И должны сделать подкаст. Прямо там, на карнавале. Где все смогут нас видеть за работой.

Он посмотрел на меня, выгнув брови. Сидящая рядом с Фрэнком Алана ткнула его в ребра локтем.

– Карнавал – не лучшее место для записи подкаста.

– Нет. Подождите. Это хорошая идея! – объявила Виктория. – Живая аудитория. Аплодисменты, азарт и энергия праздника. Мы должны это сделать.

Кто-то из одноклассников косо на меня посмотрел, словно я собиралась вскочить и запротестовать. Я была близка к этому – живое выступление напоминало мой худший ночной кошмар, – но ничего не сделала. Я уже раскрыла тактику мисс Лион. Ей нравилось заставлять людей преодолевать себя. Чем сильнее я буду протестовать, тем больше она будет настаивать на живом выступлении. Поэтому я просто сидела и притворялась, словно нет ничего лучше этой идеи.

– Возможно, нам удастся собрать вопросы во время ланча в течение этой недели, – предложила Мэллори. – Если поставим большой ящик, люди смогут кидать свои послания в прорезь сверху.

Мисс Лион начала медленно кивать. Оу. Это плохой знак.

– А во время карнавала мы можем выслушивать вопросы напрямую, – сказала Виктория.

Алана все еще пыталась меня спасти.

– Но на карнавале шумно, – сказала она. – Вы думаете, все бросят свои дела и будут слушать наше шоу?

– Мы устроим наше шоу где-нибудь на периферии ярмарки, – сказала мисс Лион. – Огородим зону. И используем специальные микрофоны, не записывающие окружающий звук. – Ее глаза за очками засверкали. – Отличная идея, ребята. Выделим представителей нашего курса, которые презентуют эту идею школьному совету. А теперь вернемся к работе.

Живая публика меньше чем через четыре недели? Мне хотелось застонать. Хотелось убежать и спрятаться. Ну нет. Я выпрямилась. Мне надо изменить свое отношение. Я справлюсь с живым выступлением. Оно ничем не отличалось от того, когда на меня смотрел сквозь стекло весь класс, верно? Еще у меня есть несколько недель студийного подкаста, чтобы потренироваться. И к тому моменту я прослушаю больше подкастов. Лишний шанс доказать родителям, что я хоть в чем-то хороша, помимо озера. Я даже приглашу их на шоу. И они сами все увидят.

В коридор с урока мы с Аланой вышли вместе.

– Ты в порядке? – спросила она.

Я кивнула.

– Правда? Может, попросить мисс Лион, чтобы сделала ведущими на тот вечер других ребят, раз уж он будет особенным? Тогда они смогут попрактиковаться.

Пусть часть меня всеми силами хотела избежать выступления, но я знала, что надо придерживаться плана.

– Я справлюсь, – сказала я Алане. Затем заметила впереди Диего. – Смотри, – прошептала я ей. – Там Диего. Тебе надо с ним поздороваться.

Алана схватила меня за руку и сжала ее.

– Я останусь с тобой.

Она помахала ему, когда мы проходили мимо, и он помахал ей в ответ.

– Тебя так пугает моя уверенность, что я справлюсь с подкастом? – спросила я подругу.

Она засмеялась.

– Да. Ты вообще-то должна очень бояться.

У меня на это не оставалось времени. Мне во что бы то ни стало надо справиться с подкастом.

Глава 14

– Сегодня наш любимый день недели, – произнесла Виктория в микрофон, как только мы закончили со вступительными фразами.

– Говори за себя, – отметила я.

Виктория засмеялась:

– Кэт вас всех любит, просто она стесняется демонстрировать свою любовь. Но, кажется, и вы, ребята, нас любите, потому что у нас на линии четверо дозвонившихся.

Мэллори пустила в эфир первого.

– Вы дозвонились в «Не моя проблема», – сказала Виктория.

Слушательница тут же затараторила:

– Мои родители отдают предпочтение младшей сестре, и я не знаю, что с этим делать. Они постоянно сравнивают меня с ней. Спрашивают, почему у меня не такие же хорошие оценки, как у нее, почему я одеваюсь не так же мило, как она, почему не хочу краситься так же, как она. Это неприятно, и я не знаю, как заставить их увидеть во мне самостоятельную личность.

– А ты им говорила, что расстраиваешься от их слов? – спросила Виктория.

– Они тут же встают в позу, говорят, что все совсем не так. Что просто они указывают мне на то, что я могла бы улучшить.

– Сравнивая с твоей сестрой? – спросила я.

– Именно.

– Конечно, это неприятно, – отметила я.

– Мне кажется, здесь нужен настоящий совет, Кэт, – сказала Виктория, – а не просто согласие с чужими эмоциями.

– Ой, точно, я забыла, зачем нам сюда звонят.

Девушка захихикала:

– Вообще-то приятно слышать, что со мной кто-то согласен. А то я только и делаю, что постоянно доказываю свою точку зрения.

– Твои друзья с тобой не согласны? – спросила Виктория.

– Я не особо делюсь с друзьями своими проблемами в семье.

– Ну, вот и первый совет от меня, – сказала Виктория. – Тебе нужно больше высказываться. Это помогает.

– Я согласна с Викторией. Высказывание высвобождает. Ого, сколько букв «в».

Я решила говорить все, что приходило в голову. Кажется, именно так поступали все ведущие подкастов, которые я недавно слушала.

– И не отчаивайся, – сказала Виктория. – Надеюсь, родители тебя услышат.

Совет. Совет. Ну же, Кейт, ты вполне способна придумать совет, не только саркастическое замечание.

– Напиши письмо, – выпалила я. – Иногда людям легче воспринять информацию, если они читают ее, не имея возможности никого перебить. И не будь столь воинственной.

– Такого я еще не пробовала, – ответила звонившая. – Я подумаю об этом.

– Удачи, – сказала Виктория.

Когда звонок завершился, Виктория кивнула мне. Я не поняла, то ли она одобряет мой совет, то ли что-то еще, но это придало мне уверенности. Мэллори пустила в эфир следующего звонившего.

– Вы дозвонились в «Не моя проблема». Чем мы можем вам помочь? – спросила Виктория.

– Я вегетарианка, – сказала девушка.

– Это проблема? – спросила я.

– Ну, часть проблемы. Я понимаю, что невозможно всегда под меня подстраиваться. Но каждый раз, когда мы с друзьями хотим где-нибудь перекусить, они идут в бургерную… Знаете, там продают одни бургеры.

– И картошку фри, – добавила я.

– Мне ли не знать. Только ее и беру. И я не против ходить туда с друзьями неделю за неделей, но иногда мне хочется, чтобы они сходили со мной туда, куда хочу я. И когда я предлагаю какое-то Другое место, они воротят носы и говорят, что я могу присоединиться к ним в бургерной со своей особой едой.

– Тина? – спросила Виктория. – Это ты?

– Я хочу остаться анонимом, – ответила девушка.

– И поэтому звонишь в мой подкаст?

– Он не только твой, но и Кэт тоже.

– Вообще-то он всего нашего класса… – начала было я, но меня перебили.

– Иногда мы ходим туда, куда хочешь ты, – сказала Виктория в микрофон, явно нервничая. – Вовсе не каждый раз мы ходим в бургерную. Но нас пятеро, а ты одна!

Я закусила руку, чтобы не засмеяться, глубоко вдохнула и сказала:

– Ну же, Виктория, вам и правда надо ходить туда, где предлагают больше вариантов для вегетарианцев. Бургерная?

Виктория закатила глаза.

– Знаю. Парни всегда выбирают ее. Извини, Тина. Я не знала, что это тебя настолько достало.

– Ты что, собираешься оставить мое имя в эфире? – спросила Тина.

– А ты думаешь, тебя не вычислят? В нашей школе около десяти вегетарианцев! – возмутилась Виктория.

Тина засмеялась.

– Уверена, больше десяти. Но ладно, хорошо, привет всем! Мы можем отдохнуть от бургерной?

– Да, Тина. Твоя претензия принята к сведению, – сказала Виктория. А затем добавила: – С этого момента моим друзьям не разрешается сюда звонить.

В этот раз я засмеялась таким же смехом, как у Виктории, который всегда считала наигранным. Похоже, он был настоящим. Мы были в ударе, и на линии оказалось три звонка, значит, во время нашего разговора присоединился кто-то еще. Виктория ответила на следующий.

– Вы дозвонились в «Не моя проблема», мы вас слушаем.

– Привет, – сказал звонивший. – Вам ведь можно звонить второй раз?

Мое сердце подпрыгнуло. Это он. Тот парень, что звонил в прошлый раз. Про которого я решила, что это Диего. Он все еще говорил хрипловато, чтобы замаскироваться.

– Да, конечно, – ответила Виктория. – Чем мы можем помочь сегодня? Ты поговорил с родителями насчет расписания?

– Нет, я над этим еще работаю. Я все обдумывал ваши слова.

– Какие именно? – спросила Виктория.

– О том, что я не просто так осознал нехватку времени.

Чем больше он говорил, тем больше я отмечала его интонацию, тон его голоса. Это был Диего. Без вариантов. Мой язык как будто прилип к нёбу, я не могла говорить. И была рада, что Виктория никогда не лишалась дара речи.

– Так дело в девушке? Той, о которой ты упоминал на прошлой неделе? – спросила она.

Я вскинула глаза на Алану. Она сидела на диване рядом с Фрэнком и явно пыталась войти в стан врага. Они делили на двоих ноутбук и на что-то отвлеклись, видимо, не прислушиваясь к раздававшемуся из колонок с их стороны голосу.

Парень, похожий по голосу на Диего, ответил:

– Возможно. Это отстойно? Нельзя из-за девушки обижаться на свою семью.

Алана наконец-то обратила внимание на голос, который слышала. Подняла голову и посмотрела на меня.

– Думаешь? – проговорила она губами.

Я кивнула.

– Возможно, обида была всегда. Просто новая ситуация сделала ее более очевидной, – предположила Виктория.

– Наверное, это правда, – сказал он.

– Что тебе нравится в этой девушке? – спросила Виктория, ерзая на стуле.

– Она симпатичная, веселая и легкая в общении.

Я посмотрела, выгнув брови, на Алану, губы которой растянулись в улыбке.

– Это так мило, – отметила Виктория.

– Могло бы быть, – сказал он. – Но мне кажется, она не испытывает ко мне таких же чувств.

После этих слов Алана выпучила глаза.

– Почему ты так считаешь? – наконец удалось выдавить мне.

– Не знаю. Просто чувствую, наверное. Когда мы где-то находимся вместе, она не задерживается надолго. И как будто безразлична ко мне, – сказал он.

– Безразлична? – повторила я. Алана ни к кому не безразлична.

– Ну, она относится ко мне точно так же, как к остальным.

О, в этом уже есть здравый смысл. Алана и правда ко всем относилась одинаково – шутливо и кокетливо.

– А, – сказала Виктория, – возможно, таким образом она пытается тебе что-то сказать, чтобы не ранить твои чувства. Наверное, тебе лучше забыть ее и двигаться дальше.

– Нет! – выкрикнула я. Затем прочистила горло. – В смысле, мне кажется, тебе нужно читать между строк. Возможно, она просто стесняется.

Алана выпучила глаза, и я чуть не рассмеялась. Кого и трудно назвать стеснительной, так это Алану.

– Если она стесняется и ты будешь слишком давить, можешь ее отпугнуть, – сказала Виктория.

– Тогда вопрос, – сказал звонивший, – как мне понять, нравлюсь ли я ей, не отпугнув ее? Мне нравится с ней общаться. Не хочу лишаться этого, если рискну раскрыть свои чувства.

Было сложно дать в этой ситуации правильный совет. Он просил его как аноним, и я, в отличие от Виктории и ее подруги, не собиралась раскрывать его. К тому же вдруг это все-таки не Диего? Что, если он говорил совсем не об Алане? Я понимала, что должна вести себя так, будто ничего не знаю. Особенно учитывая, что, возможно, я и правда ничего не знаю. Поэтому я сказала:

– Почему все так торопятся завести отношения? А как же терпение? Если девушка стоит того и ты, по твоим словам, не хочешь испортить дружбу, нельзя ли позволить событиям развиваться естественным образом?

Алана скрестила руки на груди и надула губы.

– Я рекомендую перейти к поцелую, – произнесла Виктория, рассмеявшись. – Чем раньше поймешь, получится ли у вас что-нибудь, тем лучше.

Услышав этот совет, Алана показала большие пальцы.

– У тебя есть два противоположных мнения, – отметила я. – Думаю, ты должен довериться своей интуиции. Моя интуиция всегда ошибается, так что удачи.

Он вежливо хмыкнул.

– Да, мне это тоже не кажется смешным, – добавила я.

– Нет, дело не в этом. Просто меня сейчас раздирают противоречия.

– Ты такой милый, – сказала Виктория. – Позвонишь нам на следующей неделе, чтобы сообщить новости?

– Попробую.

Он повесил трубку, и мне понадобилась вся моя выдержка, чтобы тут же не сорвать с головы наушники и не выбежать из студии к Алане. Я гордилась тем, что выдержала следующие два звонка и заключительную болтовню Виктории. Я даже вставляла «Да, спасибо» там, где это было уместно.

Наконец оборудование отключили, и не успела я выбежать из кабинки, как в нее вошла мисс Лион.

– На пару слов, – сказала она нам с Викторией.

Мы переглянулись. У нас неприятности? Мисс Лион прокашлялась:

– Один из звонивших хотел сегодня остаться анонимом, но этого не произошло по вашей вине. Хотя мы обещали анонимность.

– Знаю, прошу прощения, – сказала Виктория. – Как только я узнала ее голос, я сдержалась и не назвала ее по имени. Это случилось, лишь когда она поделилась всеми этими личными деталями. Было бы странно, если бы после такого я не узнала ее: Тина – одна из моих лучших подруг.

Мисс Лион скрестила руки:

– Значит, завтра мне не нужно давать нашей команде редакторов задание удалять все это?

– Я поговорю с ней, чтобы убедиться, все ли в порядке, – ответила Виктория, – но я уверена, что в итоге Тина осталась довольна этим эфиром.

– Хорошо, – мрачно произнесла мисс Лион. – Пожалуйста, дай мне знать завтра на уроке.

Виктория кивнула и подхватила меня под руку. Мы вышли из кабинки и вместе пересекли опустевшее помещение. А когда вышли в коридор, обе рассмеялись.

– Я думала, она нас отстранит, – сказала Виктория.

– Я тоже.

– И тебя это не обрадовало, судя по всему.

– Я бы обрадовалась, когда все осознала.

– Кейт! – крикнула поджидавшая меня в конце коридора Алана.

– Увидимся завтра, – бросила я Виктории.

– Пока.

Я приблизилась к Алане на максимально возможной скорости.

– Ну так что? – сказала я. – Кажется, это был он, да?

– Зачем он меняет голос? – спросила Алана.

– Может, не доверяет нам? – предположила я со смехом.

– И правильно делает, – отметила она.

– Но если это и правда Диего, он имеет все основания сомневаться: ты посылаешь ему двусмысленные сигналы.

– Вовсе нет. Просто он не привык предпринимать усилия, чтобы добиться девушку. Со мной ему придется постараться на славу. Я верю в свои методы.

Я закатила глаза.

– Или я просто могу сказать ему, что в курсе о его звонках в подкаст, – предложила Алана.

– Нет! Этого делать нельзя, – испугалась я.

– Почему?

– Нам только что влетело от мисс Лион из-за того, что мы раскрыли анонимность дозвонившегося. У нас был серьезный разговор.

– Это когда Виктория назвала свою подругу по имени?

– Ага. Но Виктория все уладила: ее подруга дала слишком много подсказок.

– Это точно.

– А Диего не дал ни одной. Он в буквальном смысле может быть кем угодно. Так что потерпи. Если это он, он явно неравнодушен к тебе. Просто будь открыта. Побольше общайся с ним. Это всего лишь вопрос времени. Либо он тебя поцелует, как и посоветовала ему Виктория, либо жди, когда это произойдет естественным образом, как посоветовала я.

– Зачем ты сказала ему это? – спросила Алана.

– Я хотела, чтобы мой совет помог другим. Ты правда хочешь, чтобы парни бросались с поцелуями ко всем девушкам, которые им нравятся? Я только что спасла всех девушек на свете.

– Или хотя бы тех, которые учатся в «Секвой-я-Хай».

– Именно.

– Ну, раз я не могу ничего ему сказать, значит, перехожу в режим полной боевой готовности к флирту. Пора подняться на новый уровень. – Алана решительно кивнула. – Я приглашу его на свидание.

Глава 15

– У тебя завтра «Вечер кузенов»? – спросила меня Алана.

Был четверг, и мы направлялись по коридору к выходу из школы.

– Ага. Это вторые выходные месяца, и это моя семья. «Вечер кузенов» будет проходить до конца наших дней.

– Звучит так, будто это самое жестокое и изощренное наказание.

– Нет, это обычное волнение. Ты знаешь, что втайне мне нравятся эти вечера.

– Да, знаю. Это весело, хоть и странно. И знаешь, когда я спросила Диего, хочет ли он заняться чем-нибудь завтра вечером, он ответил, что сидит с племянником и племянницей, и я пригласила его к вам на «Вечер кузенов».

Я остановилась посреди толкучки коридора и повернулась к Алане.

– Ты что сделала?

Кто-то врезался мне в спину, и Алана потянула меня за руку вперед.

– Все это – часть режима полной боевой готовности к флирту, – спокойно объяснила она.

– Приглашение его ко мне домой?

– Ты злишься?

– Э-э… пытаюсь разобраться.

Моя семья была… ну, моей семьей. Чужакам было сложно понять наши обстоятельства жизни. Даже Хантеру они всегда казались немного странными.

Мы с Аланой вышли из школы и двинулись к парковке. Я вздохнула.

– Знаешь, Саманта и Тами засмеяли бы тебя за такую идею первого свидания, – наконец сказала я.

– Кто это – Саманта и Тами?

– Из подкаста, что ты посоветовала. О первых свиданиях.

– А, точно. Ну, Диего обрадовало мое приглашение, и он сказал, что его племяннику и племяннице точно понравится эта затея.

– Значит, ты его уже предупредила о жизненной ситуации в семье Бейли?

– Типа того.

– Хорошо. – Я остановилась у машины, пытаясь смириться с реальным положением дел. – Значит, у нас на «Вечере кузенов» будут гости.

Алана поцеловала меня в щеку.

– Спасибо, спасибо!

* * *

«Вечер кузенов» шел полным ходом: повсюду попкорн, на большом экране – видеоигры, в углу разыгрывались сцены из комиксов, а моя энергия почти исчерпалась, – как вдруг зазвенел звонок. Пока я пробиралась между диванными подушками, валявшимися на полу, дверь открыл Леви, мой семилетний кузен, сидевший ближе всех ко входной двери.

– Кейт, ковер – это лава! – воскликнула Кора.

– Ой, точно!

Я прыгнула на подушку и продолжила пробираться к двери.

– А вы тоже кузены? – услышала я вопрос Леви, адресованный звонившим, когда спрыгнула с последней подушки на плиточный пол.

На пороге стояли Алана, Диего и два ребенка.

– Леви, они сегодня почетные кузены, – заявила я, отодвигая кузена в сторону. – Ты знаешь Алану.

Леви пожал плечами и убежал.

– Привет, ребята, – сказала я, открывая дверь шире.

Алана широко улыбнулась:

– Это Камилла и Самюэль.

Она показала на двух темноволосых детей с карими глазами, стоявших возле Диего. Мальчик выглядел как точная мини-копия Диего. Он был прелестным. Да и Камилла тоже. Но при этом оба выглядели слегка испуганными.

– Привет, я Кейт. Сколько вам, ребят?

Диего положил ладонь на голову Камиллы и сказал:

– Семь. – Затем переложил ее на Самюэля. – И десять.

– Отлично. Леви семь, а моей кузине Морган – десять. – Я отошла в сторону. – Заходите. Закуски на кухне, в том углу – сценки из комиксов, в этом – видеоигры, а в гостиной – настольные игры.

Игравшая с Максом в углу комиксов Лиза подошла проверить, что происходит.

– Диего? – удивилась она.

– Привет, Лиза, – ответил он. – Какой комикс разыгрываете?

– Который написал Макс. Комикс реально крутой.

Мимо меня пролетело кресло-мешок, ударив Диего в плечо. Я поморщилась, но он нагнулся, поднял его и кинул Морган в другую часть комнаты. Морган закричала и нырнула за подушку.

Камилла приняла это как сигнал, что можно присоединиться к игре мешками, а Самюэль прошел к видеоиграм. Леви тут же передал ему джойстик. Улыбка Аланы медленно превратилась в выражение лица «Что я наделала?», но Диего вовсе не выглядел обеспокоенным.

Я обвела рукой комнату.

– Что предпочитаете?

– Понаблюдать? – предложила Алана, показывая на диван.

– Если будем просто наблюдать, мне нужны снеки, – заявил Диего.

Я впервые разговаривала с ним после его второго звонка в подкаст и внимательно прислушивалась к его голосу, чтобы убедиться, что права.

– Что? – спросил он.

– Что? – отозвалась я эхом.

– Почему ты так на меня смотришь? У меня что-то на лице?

Он похлопал рукой по щекам и лбу, откинув в сторону волнистые волосы.

– Нет. Просто я… Что ты попросил?

– Снеки, – ответила Алана, глядя на меня широко раскрытыми глазами.

– О, точно. Иди за мной. Но ковер – это лава, так что осторожнее!

Я направилась в кухню и обернулась посмотреть, прислушались ли к моему совету Алана и Диего, – они, как и я, шли по подушкам и покрывалу, избегая ковра. Алана держалась за плечо Диего, и оба смеялись.

– А плитка безопасна? – спросила Алана, как только мы дошли до кухни.

– Вполне, – ответила я. – Тарелки и миски там. Берите все, что нужно.

– Мармеладные червячки? – спросил Диего. – Не припомню, когда в последний раз ел червячков на вечеринке.

– Я бы не назвала это вечеринкой, – сказала я. – Скорее семейным хаосом.

Диего закинул на тарелку червячков и чипсы. Алана взяла миску с попкорном. Я зачерпнула горсть «Эм-энд-Эмс», и мы отправились обратно в комнату. Алана остановилась возле дивана и только собралась сесть, как поняла, что не хватает подушек – их забрали в качестве спасительных островков.

– Ой, секунду.

Я побежала в гостевую комнату и взяла стопку подушек. Разложила их на диване, и мы сели. Диего посередине, а мы с Аланой по бокам. Я наблюдала за Самюэлем, который одержал победу в «Марио Карт» на большом экране. Он вскинул руки в воздух и громко вскрикнул.

– Он с достоинством принимает победу, – сказал Диего.

– Чем ты занималась перед нашим приходом? – спросил Диего, обводя комнату чипсом.

– Я чемпион «Марио Карт».

– Она тоже с достоинством принимает победу, – сказала Алана.

Диего засмеялся.

– Ты самый младший в семье? – спросила я его, подумав о том, что у него уже есть племянник и племянница.

– Да, самая старшая – сестра. Между нами еще двое. Брат старше меня учится в университете, а брат старше него живет на другом конце страны.

– Три парня и девочка, – сказала Алана, словно уже обсуждала это с ним.

– Алана тоже самая младшая, – отметила я. – Ее старшие сестры учатся в университете.

Неизвестно, почему мне захотелось рассказать о семье Аланы. Диего просто кивнул в ответ, значит, они уже это обсуждали.

– Вот почему Кейт приходит ко мне, когда хочет тишины.

Ей пришлось прокричать это предложение из-за шума в комнате.

– Где все родители? – спросил Диего.

– Раз в месяц они устраивают вечеринку для взрослых по соседству, а у нас – «Вечер кузенов».

Он усмехнулся:

– Хитро.

– Это точно. – Я их в этом не упрекала. – Но это круто. Такие вечера всех сближают.

– Да, – сказал он.

Алана уже несколько минут молчала. Я посмотрела на нее и увидела, как она что-то лихорадочно печатает в телефоне. Диего, тоже заметив это, лишь пожал плечами. Не успела я сказать «нет», как Леви открыл заднюю дверь, и в дом забежала собака дяди Тима. Си Ди тут же направился к Диего и понюхал его локоть, затем улегся вдоль его ног, немного придавив их. Диего удивленно охнул, но почесал его за ухом.

– Си Ди, нет.

Я спихнула его, что было сложнее, чем казалось. Макс заметил суматоху, подошел и вывел собаку за ошейник на улицу.

– Спасибо, Макс! – крикнула я ему.

– Си Ди? – спросил Диего, стряхивая шерсть со штанов. – Ты фанат этого носителя музыки?

– Это значит Слишком Дружелюбный. Он у нас общий. Как батут и садовая беседка.

Диего засмеялся:

– Это что-то новенькое.

– Не удивлюсь, если ты скажешь «странное».

– Странное – понятие относительное.

Не успела я попросить его уточнить, как ко мне со слезами на глазах подбежала Кора, моя четырехлетняя кузина. Она бросилась мне на колени и запричитала что-то неразборчивое. Я погладила ее по спине.

– Что случилось?

– Ее украл Леви.

– Что он украл? – спросила я.

– Мою конфету.

Диего протянул свою тарелку с червячками.

– Хочешь взять моих?

Кора тут же перестала плакать, что доказывало, что она с самого начала притворялась. Затем кивнула. Когда она взяла червячка и поднесла его ко рту, Диего тихо произнес:

– Не-е-ет, не ешь меня.

Кора расхохоталась:

– Конфетки не разговаривают.

Диего округлил глаза:

– А мне показалось, что она говорила. Тебе не стоит ее есть.

Кора закинула конфету в рот и убежала. Я улыбнулась. Алана хлопнула телефоном по ноге.

– Уф.

– Что такое? – спросила я.

– Угадай, у кого остается тот же партнер при смене ролей в подкастинге? Кто этот единственный счастливчик в нашем классе?

– Я?

– Кроме тебя.

– Э-э… Мэллори? – снова попыталась я.

– Смешно. Нет, я. Даже после моей речи о том, что смена партнеров сильно мотивирует нас.

– Может, именно поэтому у тебя остался прежний партнер? Потому что мисс Лион знала, как ты хочешь его сменить. Мне так кажется.

– Ты, наверное, права. Уф, – еще раз вздохнула Алана. – И теперь Фрэнк пишет, что хочет передать партнерский контракт, который надо сдать в понедельник, потому что он уезжает из города.

Я совсем забыла о контрактах. Они ведь лежали в папках в тот день, когда нам раздали должности. Там говорилось, что мы должны работать наравне и поддерживать проект.

– Я попросила его завезти договор сюда, – добавила Алана.

– Что? Зачем?

Одно дело – Диего в моем доме, а совершенно другое – Фрэнк.

– Потому что завтра он уезжает.

– О. – Я окинула взглядом творившееся в комнате безумие.

– Не волнуйся насчет этого, – сказал Диего. – Это называется семья.

– Хорошо, – вздохнула я, и Алана написала Фрэнку ответную эсэмэску. Почему я позволяла ей постоянно меня во что-то втягивать?

Мимо головы просвистело кресло-мешок, и в этот же момент у меня в кармане завибрировал телефон. Я достала его и увидела новое сообщение.

Как у тебя дела?

От Хантера.

Глава 16

Сердце словно перестало биться. сообщение от Хантера. После всех этих недель.

– Я… – Я вцепилась в телефон. – Сейчас вернусь.

Алана вопросительно на меня посмотрела, а Диего лишь кивнул. Я ничего не стала объяснять Алане, просто пошла в свою комнату. Снова посмотрела на сообщение, чуть ли не до крови кусая губу. Остановилась я, лишь почувствовав металлический привкус, и тут же вздрогнула, потому что на пороге возникла Алана.

– Что случилось? – спросила она. А потом, не дожидаясь моего ответа, прошла вперед и вытянула руку за моим телефоном.

Я положила его на ладонь подруги, понимая, что сейчас мне нужен ее совет. Она прочитала сообщение, и любопытство на ее лице сменилось злостью.

– Кэтрин Бейли, даже не думай на него отвечать.

– Я еще не решила.

– Не надо. Пора вычеркнуть его из жизни раз и навсегда. И смотри, теперь это будет твоим решением, а не его.

Я присела на край кровати, сердце перестало биться как бешеное.

– Я даже не помню его голоса. Это странно, да?

– Зачем ты пытаешься вспомнить его голос? Прекрати. – Алана подошла ко мне и села рядом. – И это не странно, потому что ты не общалась с ним уже несколько месяцев. Месяцев! Так обычно и происходит, когда человек не звонит, не пишет и не отвечает тебе.

– Хорошо, я поняла, – сказала я.

– И…

– Я не стану отвечать.

И я не стала. Конечно, она права. Зачем мне это?

Позвонили в дверь, и Алана вручила мне в руки телефон.

– Это, наверное, Фрэнк, – сказала она. – Надо забрать у него договор.

Я вышла за ней из комнаты. Несмотря на сказанное несколько секунд назад, я нисколько не была уверена, что смогу удержаться от ответа, когда останусь одна. Быстро окинув взглядом комнату, я обнаружила Диего рядом с Лизой и Максом, которые читали какие-то бумаги, возможно, комикс Макса. Алана открыла дверь и, вместо того чтобы просто забрать договор и отправить Фрэнка восвояси, пригласила его зайти. Наверное, дверь стоило открыть мне.

Я направилась перехватить их, пока Фрэнк не прошел в гостиную.

– Китти Кэт, – сказал Фрэнк, когда я подошла к ним.

– Не называй ее так, – сказала Алана. – Она ненавидит это имя. Ты специально выводишь ее?

– Я не знал, что ей не нравится, – сказал он. – В подкастах все называют ее только так. И ты так назвала ее в первый день подкаста, когда звонила из коридора, – ухмыльнулся он Алане.

– Тсс, – сказала Алана. – Где договор?

Фрэнк скинул с плеча рюкзак и опустился на корточки, чтобы порыться в нем. Тут к нашей компании присоединился Диего.

– Привет, Фрэнк, – сказал он. – Пропускаешь в понедельник уроки?

– Футбольный матч с выездной командой.

– Вы знаете друг друга? – спросила Алана.

– Мы учимся в одной школе, – сказал Фрэнк.

Алана посмотрела на меня:

– Это ничего не значит.

– Точно, – сказала я. – Я никого не знаю.

– Но теперь все знают тебя, – отметил Диего.

Я усмехнулась:

– Стараюсь об этом не думать.

Фрэнк достал контракт.

– Вот он. – И передал скрепленные листы Алане. – Я уже подписал свою часть. Даже то, что мы должны с тобой ладить и присматривать друг за другом.

– Ты имеешь в виду, что я этого не делаю? – спросила Алана, расстроенно взглянув на меня.

– Я ничего не имел в виду, – ответил он.

– Нет, ты произнес это своим высокомерным тоном.

Ого. А раньше я относилась к Фрэнку враждебнее Аланы. Что изменилось? Она наконец поняла, что он именно такой, каким я его считала, несмотря на наше мнимое перемирие? Надо будет расспросить ее.

– Понятия не имею, о каком тоне ты говоришь, – заявил Фрэнк.

– Вот об этом, – огрызнулась Алана. – Ты только что снова его использовал.

– У меня такой голос. Я ничего не могу с этим поделать.

Диего начал медленно пятиться. Схватил меня за рукав и потянул за собой, а Алана и Фрэнк продолжили ругаться. Мы добрались до кухни и оба рассмеялись.

– Что между ними происходит? – недоуменно спросил он.

– Фрэнк не относится к числу наших любимчиков, – объяснила я.

– Почему? – спросил он.

– Затянувшаяся вражда двух семейств.

– Из-за чего?

– Из-за земли.

– Здесь что, Дикий Запад?

– Нет, скорее Римская империя, – ответила я.

– У каждой истории две стороны, – произнес Фрэнк, заходя на кухню. Что он здесь делает?

Я посмотрела на Алану, которая сказала одними губами:

– Держи врагов ближе?

– Ты остаешься? – спросила я, смутившись.

– Видишь ли, Диего, – начал Фрэнк, проигнорировав мой вопрос. – Моя семья и семья Кейт – как Монтекки и Капулетти. Наши бабушки и дедушки враждовали, и эта ненависть передавалась из поколения в поколение.

– Ты сейчас сравнил нас с Ромео и Джульеттой? – спросила я.

Фрэнк зацепил червячка и ловким движением закинул его в рот.

– Да.

– Не уверен, что вы захотите такую концовку, – сказал Диего.

Фрэнк поджал губы, как будто раздумывая, прав Диего или нет. Диего кинул в него конфетой «Эм-энд-Эмс». Фрэнк засмеялся.

– Эй. Это я тебя как-то видел на рыбалке в дерьмовой лодке? – спросил он Диего.

– Ага, – ответил тот.

– В следующий раз напиши мне. И сможешь порыбачить в подобающем обществе, – предложил Фрэнк.

– Ты имеешь в виду в своем обществе? – спросила его Алана.

– Ха-ха, – ответил Фрэнк.

– Так не говорят, – заявила Алана.

– Очевидно, говорят, раз я только что так сказал.

– Не стоило, – парировала она. – Это лишь мое мнение. Ужасно по-снобски. Я пытаюсь тебе помочь, чтобы ты мог нормально общаться с нами.

В этот раз Фрэнк взял конфету «Эм-энд-Эмс» и с ухмылкой на лице кинул ее в Алану. Похоже, Алана знала, как сбить с него спесь.

Из комнаты послышался грохот и смех. Алана вздрогнула, затем глубоко вдохнула.

– Надо успокоить детей, – сказала она. – Может, включить им один из тех скучных документальных фильмов, которые ты так любишь, Кейт?

Я усмехнулась:

– Чувствую, это должно было оскорбить меня, но я целиком и полностью за.

* * *

Хватило всего получаса, чтобы спокойный голос Моргана Фримена из фильма про пингвинов утихомирил кузенов и усыпил Кору. Она устроилась на диване между мной и Диего и теперь припала к руке Диего, закрыв глаза.

– Это так мило, – сказала Алана.

Я не могла с ней мысленно не согласиться. Вдруг, осмотревшись, я поняла, что Фрэнк больше не сидел возле Аланы, где я видела его в последний раз.

– Где Фрэнк? – спросила я.

– Пошел в туалет.

– Пойду проверю, чтобы не заблудился.

Я не доверяла Фрэнку Янгу настолько, чтобы позволить ему бродить по нашему дому. И была права. Когда я оказалась в коридоре, он выходил из папиного кабинета. И, увидев меня, смутился.

– Что ты делал? – спросила я.

– Искал туалет.

– И для этого зашел в папин кабинет?

– Я не заходил. Просто закрывал дверь, когда ты меня увидела.

Это неправда. Я все видела.

– У тебя проблемы с доверием, Кэт, – пробормотал Фрэнк, затем дошел до соседней двери, собственно туалета, и закрылся внутри.

У меня не было проблем с доверием. У меня были проблемы с Фрэнком. Я вошла в папин кабинет и тут же направилась к столу, чтобы понять, что мог найти здесь Фрэнк. В среднем выдвижном ящике сверху лежал журнал учета приходов и расходов. Я ни разу в него не заглядывала. Я открыла ящик и провела рукой по обложке. Чем могла помочь Фрэнку и его семье информация о наших финансах? Особо ничем. Она касалась только родителей и их кредиторов. Моя рука остановилась на краю обложки. Но что, если наш бизнес был в беде? И именно потому родители давили на меня, чтобы я занималась чем-то помимо пристани? Пробовала себя в чем-то еще?

Я открыла журнал и уставилась на цифры. Предполагалось, что они обеспечат нас в межсезонье, и я удивилась, насколько они высокие. Родители отлично справлялись. Так в чем проблема? Они пытались мне намекнуть, что у меня не очень хорошо получается работа на пристани? Я закрыла ящик и вышла из кабинета, в этот же момент из туалета показался Фрэнк.

– Туалет здесь, Кейт, – сказал он. – Не нужно сновать повсюду.

Я пихнула его, ощутив укол совести. Финансы родителей – не мое дело.

– Это не смешно.

Мы с Фрэнком вместе вернулись в гостиную. Алана и Диего посмотрели на нас одновременно.

– Я его нашла, – сказала я, как бы все объясняя.

Фрэнк посмотрел на экран телевизора:

– Мне нравятся пингвины, как и всем, но пора идти.

Он направился к двери, а Алана встала и пошла за ним, вероятно, желая выведать у него, зачем он бродил по моему дому. Я надеялась, она узнает больше меня. Кора все еще лежала на руке Диего. Я посмотрела на телефон. Уже почти семь часов. Если до этого мне отлично удавалось не думать о сообщении Хантера, то сейчас я не могла сдержаться. Поэтому открыла его и уставилась на экран. Надо удалить. Но я этого не сделала. Просто убрала телефон.

– Давай отнесу Кору в кровать, – предложила я, дойдя до дивана.

– Я справлюсь. Куда ее отнести? – Диего взял ее на руки и поднялся.

– Ее кровать в соседнем доме.

– Показывай дорогу, – сказал он.

– Хорошо.

Мы вышли на улицу и повернули направо. Взрослые ужинали в доме тети Маринн, поэтому дом дяди Тима стоял пустой. Я повела Диего к задней стеклянной двери. Обычно никто не запирал в наших домах задние двери, поэтому я не удивилась, когда она легко отъехала в сторону. Диего не отставал.

Мы оба вошли в темную гостиную, и я закрыла за нами дверь.

– Свет, – прошептала я. – Сейчас найду выключатель.

Я двинулась к стене, но споткнулась о ногу Диего и, ухватившись за его руку, удержалась от падения. К счастью, не попала Коре по голове.

– Извини, – прошептал он.

– Сама виновата. Ничего не вижу.

Он хрипло усмехнулся. Я провела рукой по ближайшей стене и, наконец отыскав выключатель, нажала на него. Над нами загорелось несколько ламп.

– Ее комната наверху, идем за мной.

Передвигаясь по дому до комнаты Коры, я везде включала свет. Ее комнату я оставила без света, чтобы она не проснулась, когда мы будем ее укладывать. Я положила на кровать ее любимую игрушку, поправила подушку и отошла в сторону, чтобы пропустить Диего. Он осторожно опустил Кору на кровать и накрыл ее одеялом.

– Dulces suenos, – прошептал он.

Мы вышли из комнаты и закрыли дверь.

– Что ты ей сказал? – спросила я.

– Ты не учила в школе испанский? Я оскорблен, – сказал он, хотя его улыбка говорила об обратном.

– Вообще, учила. Но ничего не помню.

– Без практики язык быстро забывается.

– Это точно. – Я замолчала на несколько секунд. – Или если его плохо учить.

Мы спустились по лестнице, и он спросил:

– Ты оставишь ее здесь одну?

– Напишу ее маме и подожду в доме. Попрощаешься за меня с Аланой?

– Конечно. – Он застыл у задней двери, опустив ладонь на ручку. – Dulces suenos. Это значит – сладких снов.

– Ты дома разговариваешь на испанском?

– Разговаривал, когда был маленьким и бабушка с дедушкой постоянно нас навещали. А теперь не так часто.

Вероятно, не стоило заводить этот разговор, когда он уже был готов уйти, но я не удержалась и спросила:

– Где теперь твои бабушка и дедушка?

– Бабушка умерла пару лет назад, а дедушка живет сейчас в доме для престарелых, потому что у него болезнь Альцгеймера.

– Прости, – сказала я.

– Все нормально. Такова жизнь, верно? – Он открыл дверь. – Пока, Кейт.

– Пока, Диего.

Он вышел на улицу. Я написала тете, затем снова уставилась на сообщение от Хантера. Через несколько минут снаружи раздался смех. Я прошла в гостиную. Было темно, единственная лампа в другой комнате едва освещала помещение. Я раздвинула занавески и увидела, как Диего, его племянник, племянница и Алана вышли из дома к его машине. Алана взяла Диего за руку, сжала ее в своих и что-то сказала ему. Он засмеялся. Затем она подняла Камиллу, покрутила вокруг своей оси, держа ее на руках, и поставила на землю. Я отпустила занавески.

Глава 17

– Кэтрин!

Включился свет, заставив меня сморщиться от такой внезапной яркости. Я подняла руку, чтобы прикрыть глаза, и села, ничего не понимая. Было утро субботы, и солнце еще даже не встало. Часы показывали пять.

– Что такое? – спросила я озадаченно. – Все в порядке?

Надо мной стояла мама.

– К нам ночью кто-то вломился.

Я тут же проснулась.

– Кто-то проник в дом?

– Нет, на пристань. Они отвязали все гидроциклы.

Мама выглядела встревоженно.

– Отвязали?

О чем это она? Ночью наши гидроциклы стояли с южной стороны пристани, прикованные цепями.

– Они плавают по всему озеру.

Я выбралась из кровати и открыла шкаф, чтобы взять один из купальников.

– Они просто выпустили их в озеро? Не украли?

– Нет, они их не украли. Мы видим по GPS, как они плавают по всему озеру.

– Это так странно. Ключи они тоже взяли? – спросила я.

– Нет, наверное, сами были на лодке или гидроцикле и отволокли их, – ответила мама, развернувшись, чтобы уйти.

– И их не поймал патруль? Никто не пожаловался на шум ночью?

Включенные двигатели тихой ночью звучали достаточно громко.

– Ерунда какая-то. Мы до сих пор пытаемся добиться ответов. Встретимся внизу.

Она была права. Действительно ерунда. Я переоделась в купальник, надела ветровку и шлепки. В коридоре встретила взъерошенного Макса, который бормотал что-то насчет бессонной ночи. Мы вместе вышли из дома, зашли за угол и пересекли улицу. Оказавшись на пристани, я бросила взгляд на навесной замок. Он был срезан и криво свисал с петли.

Папа разговаривал в магазине с тетей и дядей. Подошел Си Ди, уткнувшись носом в мою ногу, я погладила его по голове. Затем он перешел к Максу.

– Привет, ребята. Есть мысли, что могло случиться? – спросил папа.

Я посмотрела на Макса, который лишь пожал плечами. У кого могли быть какие-то мысли?

– Друзья подшутили? – предложил Макс.

– Друзья подшутили… – Я закрыла глаза. – Фрэнк?

– Ты думаешь, это сделал младший Янг? – спросил папа.

– Не знаю… он единственный, на кого я могу подумать, – ответила я. Чем больше я думала, тем сильнее его подозревала. – Помнишь, он был на пристани? Он видел, как у нас все устроено.

К тому же он рыскал по нашему дому прошлым вечером и, возможно, видел спрятанную вместе с журналом инвентарную опись.

– У него есть катер и гидроцикл. Он легко мог это сделать. И ты знаешь, что его семья накоротке с патрулем и всеми силами пытается вставлять нам палки в колеса.

– Надеюсь, ты ошибаешься, – сказал папа.

Я вдруг стала уверена, что не ошибаюсь.

– Где мама? – спросила я, осматривая магазин.

– Поехала давать показания. Дядя Тим подкинет вас на лодке до первого гидроцикла. Ты довезешь Макса до следующего. Возьмите рации. Я буду координировать вас отсюда. Пожалуйста, не буксируйте больше двух за раз. – Он посмотрел на свои наручные часы. – Надеюсь, мы успеем до открытия.

В субботу мы открывались в шесть утра. Главным образом из-за наших рыбацких лодок и снаряжения, но еще и ради отчаянных водных лыжников, которые предпочитали гладкую поверхность, без волн от других лодок.

Дядя Тим похлопал по ноге, и Си Ди подбежал к нему, колотя хвостом по купальникам, отчего закачались вешалки. Тетя Марини поправила их.

– Я поведу, – сказала она и отодвинула дядю, чтобы выйти первой.

Он пошел за ней. Папа выдал мне два комплекта ключей для первых двух гидроциклов. Остальные мы могли привязать к ним, не заводя. Макс достал спасательные жилеты и веревки, и мы все, включая Си Ди, загрузились в один из трех катеров, которые были куда менее роскошными, чем у Фрэнка. Дядя Тим оттолкнулся от пристани, и мы полетели.

Солнце вот-вот должно было показаться из-за гор, чему я несказанно радовалась. Да, мне нравилось озеро, но меня совсем не привлекала идея плыть по нему одной в темноте.

– Кажется, нам удастся избежать озерного монстра, – сказала я, пихая Макса в ребра.

Он не любил рано вставать, так что я могла позволить себе только такое поддразнивание.

– Остается только лесной, – ответил он, чем удивил меня. Мне следовало бы догадаться, что он увлечется нашими семейными байками. Ведь он сам выдумывал комиксы. – Он уходит только после семи.

– Да, и крадет рыбу.

– Вы двое пугаете Си Ди, – прервал нас дядя Тим, прикрывая собаке уши.

– Ты прав, Си Ди у нас слабак.

Си Ди всегда норовил спрятаться во время фейерверков на четвертое июля и при звуках грозы.

– Один вижу! – крикнула тетя, показывая вдаль.

Дядя кивнул, заметив впереди гидроцикл.

– Точно. Я боялся, они могли снять GPS и выкинуть их в озеро.

Я даже не предполагала такого. Значит, мы имели дело не с настоящими ворами, а с шутниками. И я все сильнее убеждалась, что это Фрэнк.

Тетя Марини подплыла к гидроциклу, и я перегнулась через борт.

– Можешь подплыть поближе? – спросила я. Вода в конце сезона была теплее, чем в начале, но все равно было еще слишком рано для водных процедур.

– И кто теперь у нас слабак? – поддразнил меня дядя Тим.

Тетя Марини сделала еще один круг, и дядя смог наконец дотянуться и ухватиться за ручку. Я забралась на гидроцикл, Макс следом за мной. Далее надо было проверить, заведется ли он. Я вставила ключи в замок зажигания, и двигатель ожил. Я облегченно вздохнула. Дядя передал мне рации и веревки, брошенные мной на сиденье катера. Затем они с тетей уплыли, помахав нам с Максом.

Я связалась с папой, чтобы узнать местонахождение ближайшего гидроцикла. Он оказался в бухте. Когда мы с Максом сорвались с места, вода все еще была черной, а небо светло-серым. Я думала, будет светлее, но солнце еще не встало.

– Ведь именно так ты хотел провести утро субботы, да? – крикнула я Максу.

– Ты действительно думаешь, это сделал Фрэнк?

– Да, – ответила я. – А ты нет?

– Не знаю.

– Кто еще мог?

Макс не ответил, вероятно, согласившись со мной. Второй раз за неделю, обогнув скопление деревьев и камней, я увидела плавающую возле нашего гидроцикла лодку. В этот раз небольшую рыболовецкую. Но сети не были расставлены, и на нашем гидроцикле сидел темноволосый парень моего возраста. Он рассматривал металлическую табличку, украшавшую каждое транспортное средство, на которой значилось название нашей пристани и телефонный номер. Парень поднял телефон в воздух, словно таким образом надеялся поймать сигнал.

Он повернулся на шум. К моему удивлению, это оказался Диего.

– Привет! – крикнул он, видимо, узнав меня.

– Привет, – сказала я.

– Я пытался дозвониться до пристани.

– В бухте нет сигнала.

– Я так и понял. – Он посмотрел на моего брата. – Привет, Макс, рад снова тебя видеть.

Диего вернулся с гидроцикла на лодку.

– Привет.

Макс перелез с одного гидроцикла на другой.

– Ты сегодня рановато, – сказала я Диего.

– Надо опередить лесного монстра, – сказал он.

Макс вскинул глаза на Диего. Это была семейная байка. Я тоже удивилась.

– Откуда ты о нем узнал? – спросила я.

– Вроде твоя мама рассказывала мне пару лет назад, когда я покупал наживку, – ответил Диего. – Тогда я не знал, что это твоя мама, но она очень похожа на тебя.

– Да, факт.

Макс завел двигатель с помощью ключа, который я ему передала.

– Что случилось с гидроциклом? – спросил Диего, кивая на тот, на котором устроился Макс.

– Мы не знаем. Сколько ты уже здесь? – спросила я.

– Около часа.

– Никого не видел на озере?

– Видел большой дорогой катер.

Я попыталась сдержаться и не зарычать от злости, но это было сложно. Макс взял рацию и вопросительно посмотрел на меня.

– Да, можешь отправляться, – сказала я ему.

– Увидимся, – сказал Диего, и Макс помахал нам и уплыл.

– Ты здесь уже не меньше часа? Один в темноте? – спросила я Диего.

– Да.

– И не боишься?

Губы Диего медленно растянулись в улыбке.

– Озеро пугает тебя ночью?

– Не само озеро. Только вода.

Он засмеялся:

– Разве это не одно и то же?

Я провела рукой по рулю гидроцикла и пожала плечами. Мне было сложно признать, что хоть что-то в озере мне не нравится.

– Что случилось? – спросил он.

– Ничего. Я просто… – Я всегда слишком много говорила, когда он был рядом. С ним легко общаться. – Ничего. Что-то уже поймал? – спросила я, заметив в его лодке красный ящик со льдом.

Он прищурился:

– Такой вопрос нельзя задавать рыбаку.

– Значит, нет.

– Нет. – Он вздохнул.

– Это твоя лодка?

– Я полгода копил на эту рухлядь, так что да, она моя.

– Рухлядь или нет, я впечатлена. Копить – это так долго. Надо и мне попробовать. А то я трачу все на бензин.

– Бензин?

Я постучала по гидроциклу.

– Да, у меня есть одна проблема. Возможно, теперь мне удастся хоть что-то накопить – приближается осень, и я не буду так часто выплывать на озеро. Но я работаю в основном летом. Смех. Единственная пора, когда я могу хоть что-то накопить, – это время, когда я не работаю.

– Ты не занимаешься зимними видами спорта? – спросил Диего. – Лыжи, снегоход или… не знаю, как называется вид спорта, когда привязываешь корзины к ботинкам.

– Не важно, но я не занимаюсь ничем вышеперечисленным. Наверное, надо подобрать себе какое-то хобби на зиму. – Я рассмотрела его лодку. Она выглядела не так плохо, как он говорил. Серебристая и в хорошем состоянии. Было видно, что он гордился своим приобретением. – Как она называется? – спросила я.

– Я ее еще не назвал, а надо бы.

– Да, назови. Каждая лодка заслуживает имя. Можно предложу «Лесной монстр»? Тогда она сможет ловить рыбу. Она ведь рано выходит.

– Смешно.

– Стараюсь.

Он посмотрел на озеро.

– Удивлен, что Аланы нет с тобой этим утром. Вы всегда вместе.

Он бы хотел, чтобы Алана была здесь. Как мило.

– Она спит, чем с удовольствием занялась бы и я. В этот час не спят только рыбаки и почитатели Луны. А мы знаем, что ни тем, ни другим нельзя доверять.

– Это точно.

Я завела гидроцикл.

– Кажется, мне пора возвращаться к работе.

– Удачи, – сказал он.

Было приятно увидеть Диего на озере, он явно чувствовал себя здесь в своей тарелке. Словно оно не было для него чужим. Оно ведь находилось всего в получасе езды, а не целой вечности, как думали остальные жители Оук-Корт. Диего отлично вписывался сюда. Надо будет сказать Алане.

Глава 18

– Ты видела Фрэнка? – В понедельник утром я остановилась у шкафчика Аланы, хватая ртом воздух. Я добежала от своей машины до шкафчика Фрэнка, а потом до ее меньше чем за пять минут.

– Что? – спросила Алана, разворачиваясь ко мне с книгами в руках.

– Фрэнк. Не знаешь, где он сейчас?

– Его сегодня нет. Футбольная игра – помнишь?

– О, точно.

Я подавила злость, понимая, что пока не могу с ним разобраться.

– А почему ты ищешь Фрэнка?

– Хочу поговорить с ним о произошедшем на пристани. – Я рассказывала Алане в сообщениях о том, что произошло на выходных, но не стала делиться мыслью о том, кто в этом виноват. Возможно, потому что не хотела поднимать эту тему, пока не разберусь с ним. – Когда он уехал?

– Сегодня. Подожди, ты считаешь, это сделал Фрэнк?

– Да.

– На него это не похоже.

– Он повышает ставки в игре.

– Ха. Если это был он, я узнаю.

– Я тоже.

Она закрыла шкафчик. Сегодня на ней была большая серая толстовка, которую я никогда прежде не видела.

– Новая?

Она улыбнулась:

– Это толстовка Диего.

– Серьезно?

– Он отдал мне ее в пятницу вечером, когда мы вышли из твоего дома.

– И ты присоединила ее к своему гардеробу?

Я не понимала, почему меня это беспокоило.

– Я ее верну. Но это правило флирта: парень должен увидеть тебя в его одежде.

– Потому что тогда будет ассоциировать тебя со своей собственностью?

Она покачала головой и толкнула меня в плечо.

– Нет. Потому что подумает, что ты выглядишь мило в его одежде. – Она показала большим пальцем в конец коридора. – Идем. Пора на урок.

Ради разговора с Фрэнком я пришла пораньше, поэтому у нас еще оставалось время до звонка.

– Встретимся в классе. Мне надо к шкафчику.

– Я пойду с тобой.

Мы прошли по коридору и остановились у моего шкафчика. Я порылась в стопке бумаг и взяла учебник по истории.

– Кому вообще нужны на уроках учебники? – раздался за моей спиной голос.

Я вскрикнула, и учебник с грохотом упал на пол. Диего улыбнулся, а потом виновато закусил губу:

– Извини, я не знал, что могу кого-то напугать в шумном коридоре.

– Она бывает пугливой, – сказала Алана.

– Принято к сведению.

Алана потянула за рукава толстовки на себе – толстовки Диего, – словно хотела привлечь его внимание.

– Зачем клюшка для гольфа? – спросила она его.

Я даже не заметила эту клюшку, пока она не указала на нее. Он закинул ее на плечо, как бейсбольную биту.

– Ты играешь в гольф? – спросила Алана.

Он убрал ее с плеча и вытянул перед собой, точно оценивая.

– Да и нет.

– Это не ответ, – отметила я.

– Ну, я не играю в гольф, но иногда мне нравится ходить на тренировочное поле. И Гаррет Уилсон держал со мной пари, что я не смогу забить мяч для гольфа в ворота с большого холма за стадионом, поэтому я сделал, что должно быть сделано.

– Что должно быть сделано? – с самым серьезным видом спросила я.

Алана засмеялась:

– Он должен попасть мячом для гольфа в ворота. Как думаешь, это далеко?

– Наверное, почти двести метров… плюс-минус, – сказал он.

– Мне кажется, скорее плюс, чем минус, – отметила я.

Он хмыкнул.

– И ты попал? – спросила я.

– Ого, – сказал он, приложив руку к сердцу. – Ты совсем в меня не веришь.

– Господи, Кейт, – сказала Алана.

– Тебе тоже надо доказывать? – спросил он.

– Я просто знаю, что это нелегко.

Диего прищурился, губы его растянулись в ухмылке. Алана сжала мою руку.

– Там Беннетт. Я должна отдать ему записи по математике. Увидимся в классе.

Она помахала Диего и ушла. Я не понимала, являлось ли это частью ее стратегии. Теперь, сходив с ним на свидание (пусть и ко мне домой) и надев его толстовку, она пыталась показать ему, что у нее были и другие варианты?

Диего с безразличным видом взглянул ей вслед. Иногда стратегии Аланы вызывали у меня сомнения в своей эффективности. Я повернулась к шкафчику, чтобы взять учебник по истории, но нигде его не нашла.

– Он упал, – подсказал Диего.

– Ох, точно.

Я и забыла, что он упал, когда пришел Диего. Я наклонилась, чтобы поднять его с пола. А когда вставала, ударилась виском об угол шкафчика. Висок тут же запульсировал от боли. Я вскинула к нему руку и поморщилась.

– Ты в порядке? – спросил Диего и подошел ближе.

– Да, в порядке.

– Очень больно?

– Не очень. Просто слегка ударилась.

– Можно посмотреть?

Я держала руку на виске, гадая, не течет ли кровь. Но не чувствовала никакой влаги. Диего обхватив мое запястье и убрал руку от лица. Через минуту осмотра он сказал:

– Кажется, жить будешь.

– Спасибо, доктор.

Он посмотрел мне в глаза, пропустив мою шутку мимо ушей. Я пожала плечами, смутившись от его внимания. Он, по-прежнему придерживая мое запястье, свободной рукой нарисовал пальцем на моем виске букву «V».

– Valor. Ты знаешь это слово?

– Да… а что?

– В испанском оно тоже есть. Когда мне было больно, мама вырисовывала это слово на моей руке, голове или спине. Оно произносится немного по-другому, но в испанском означает то же самое, что и в английском. Valor. Храбрость.

Я чуть посмеялась.

– Хочешь сказать, что я храбрая, потому что чудом избежала смерти после инцидента со шкафчиком?

– Это слово – существительное, а не прилагательное. Так что скорее ты набираешься храбрости.

– О, ты имеешь в виду, что во мне нет ни капли ее?

Он улыбнулся и дописал слово на моем виске. Каждая буква будто обжигала мою кожу. Он пожал плечами.

– С семилетками лучше срабатывает.

– А с тобой работает? – спросила я.

– Всегда.

Я могла поклясться, что со мной тоже сработало: голова перестала болеть. Прозвенел звонок. Он отпустил мое запястье.

– Увидимся, Кейт.

– Да, увидимся, – сказала я.

Он ушел, и мне потребовалась минута сообразить, что же я тут делаю. Я посмотрела на учебник по истории, который все еще держала в руках, покачала головой и убрала его в рюкзак.

– Кейт!

Услышав свое имя, я сначала подумала, что это Алана. Она что, видела весь наш «диалог»? Зачем Диего сделал это? Но ведь я только что ударилась головой о шкафчик. Диего просто хорошо себя повел. Он хороший.

Я осмотрелась, но нигде не увидела Алану. Несколько секунд спустя меня за рюкзак потянула Лиза. Она задыхалась и тащила за руку рыжеволосую девушку.

– Кейт. Подожди.

Я застыла на месте.

– Привет, кузина, тебе не хватает общения со мной дома? – спросила я.

– Это Хлоя, – пропыхтела она. – Она хотела с тобой познакомиться.

Подруга Лизы широко улыбалась и смотрела на меня так, будто я только что вручила ей сотню долларов.

– Привет, – сказала она.

– Э-э… привет.

Я вопросительно посмотрела на Лизу.

– Она твоя фанатка, – пояснила Лиза, но понятнее мне не стало.

– Чего? – спросила я.

– Подкаст, – произнесла Лиза, растягивая слово.

– Ты фанатка подкаста? – спросила я Хлою.

– Скорее тебя, – сказала Лиза. – Ей кажется, что ты забавная.

– А я по-прежнему буду казаться тебе забавной, если скажу, что не прикладываю для этого никаких усилий?

Хлоя засмеялась.

– Мне очень понравился твой совет о миссис Помрой. Кто-то из одноклассников попросил на уроке методичку, и это помогло.

– Миссис Помрой? О! Это было не про нее, а про мистера… – Я замолчала, осознав, что имя учителя отредактировали.

– Ну, так или иначе, на ее уроке это тоже помогло, – вставила Хлоя.

– Видишь, твой совет помог людям, – произнесла Лиза, светясь от гордости.

– Это круто, – сказала я. – Приятно было познакомиться, Хлоя.

Хлоя улыбнулась мне, будто я была настоящей знаменитостью, и девочки убежали. Я смотрела им вслед, затем направилась на урок истории. Да, странное утро.

Глава 19

Ты сегодня идешь с нами на Лизины занятия? – написала я Алане после уроков, как только приехала домой.

Алана: Встретимся там.

Перед тем как зайти за Лизой, я остановилась возле комнаты Макса и дважды постучалась. В ответ мне что-то пробормотали, что я расценила как «входите», поэтому открыла дверь. Макс сидел за столом и что-то рисовал в альбоме.

– Привет, я уезжаю, – сказала я.

– Хорошо, – ответил он, не поднимая головы.

– Хочешь поехать со мной?

– Нет.

– Ты сегодня многословен, – отметила я. По дороге домой он тоже молчал.

– Ага.

Я подняла ближайший предмет одежды, валявшийся на полу, – зеленую футболку с Гарри Поттером, – скомкала ее и кинула ему в затылок. Макс швырнул ее в ответ. Футболка упала на пол передо мной, и я заметила порванный ворот.

– Что случилось с твоей футболкой? – спросила я.

– Зацепился за забор.

– Какой забор?

– Который у бейсбольного поля.

– Заборы у нас напрыгивают на людей и хватают их?

– Я после уроков срезал через бейсбольное поле, а ворота оказались заперты. Пришлось перелезать.

– Ого. Ты у нас такой атлет.

Он поиграл бицепсами и прогнал меня. Я закрыла дверь и дошла до тетиного дома. Лиза надевала балетки в своей комнате.

– Ты теперь знаменитость, – первым делом сказала она.

– Потому что одна из твоих подруг считает меня крутой?

– Многие считают тебя крутой после вчерашнего эфира.

– Выдумщица. – Я окинула ее взглядом и поняла, что она переоделась после школы. – Нарядилась для Томми? – поддразнила я ее.

– Ничего не нарядилась. Просто школьная одежда была грязной. – Она подняла рюкзак. – Ну что, едем?

Теперь она оглядывала мою одежду с таким видом, будто мне тоже нужно переодеться. Я бросила взгляд на джинсы, полосатую футболку и кеды.

– Что?

– Ничего, – ответила она. – Идем.

* * *

Когда мы вошли в обучающий центр, Диего стоял за стойкой.

– Ты работаешь здесь каждый день? – спросила я его.

– По понедельникам, вторникам и четвергам.

Лиза теперь знала порядок и прошла мимо Диего к Томми, который сидел за дальним столом. Зазвонил телефон, и Диего поднял трубку, так что я заняла место в зоне ожидания. В этот раз я взяла с собой рюкзак с домашним заданием, но все равно кинула взгляд на журналы. Появился новый – «Хобби». Я не знала, почему всякий раз обращаю внимание на журналы, но поскольку в первый раз я внимательно изучила их все, теперь легко замечала новые. Похоже, Диего перехватил мой взгляд, так как по завершении разговора произнес:

– Ты его читаешь?

– «Хобби»? Нет. Но выглядит интересным. – Я порылась в рюкзаке и достала домашнее задание по математике. – Алане бы понравился.

Вспомнив об Алане, я оглянулась. Где она?

– Да? – спросил он. – И почему?

– Потому что у нее все хорошо получается. Покажи ей что-нибудь новенькое, и она все схватит на лету. – Я взяла журнал, положила на учебник по математике и открыла на случайной странице. – Вязание. Готова поспорить, она бы с этим отлично справилась. – В статье были представлены связанные за всю жизнь вещи восьмидесятилетней женщины. Список включал в себя более пяти сотен предметов. – Однажды она связала свитер для пингвиненка в зоопарке.

– Алана?

– Ой, нет, прости. Здесь статья про женщину и связанные ею за всю жизнь вещи. Она связала свитер для пингвиненка. Разве это не мило?

Я пролистала страницы, затем закрыла журнал и вернула его в стопку.

– Ей нравится готовить, да? – спросил Диего, опершись локтями на стойку.

– Не знаю, в статье говорится только про вязание. А еще здесь написано про мужчину, который может распознать более сотни птичьих криков.

– Я имею в виду Алану.

Он снова спрашивал про Алану. Это хороший знак.

– Да! Очень нравится. У нее куча разных гавайских рецептов, потому что она, как ты, наверное, знаешь, выросла на Гавайях.

– Слышал. Когда она переехала сюда?

– В седьмом классе. Тогда мы и познакомились. Можно подумать, что я познакомила ее со всеми, показала ей тут все, поскольку она была новенькой. На самом деле все всегда было наоборот.

– Правда? – спросил Диего.

Открылась дверь в центр, прозвенев колокольчиком. Я оглянулась, уверенная, что увижу Алану, но это была не она, а девушка примерно лет тридцати с двумя детьми, которых я тут же узнала, – с Камиллой и Самюэлем. Племянница и племянник Диего.

– Моника, я не могу. Работаю, – сказал Диего вместо приветствия.

– Я знаю, поверь, – ответила девушка, – но когда ты дома, мама с папой не позволяют тебе помогать. Все из-за твоего прекрасного расписания.

Он стиснул зубы, я не могла понять – то ли из-за ее просьбы, то ли из-за сказанного Моникой про его родителей.

– Я бы не просила без крайней необходимости, – продолжила Моника. – Я же не могу взять их на собеседование. Два часа. Не больше. Пожалуйста, Диего.

Она сложила руки в мольбе и поставила локти на стойку.

– Ты хочешь, чтобы меня уволили?

– Если придет твоя начальница, ты можешь сказать, что это клиенты.

– Но моя начальница знает, что это мои племянник и племянница. Помнишь? Она уже видела их. Когда ты приводила их в последний раз.

– Твоя начальница не придет. Два часа.

Моника не дала Диего шанса отказать ей. Просто поцеловала детей в щеки и быстро удалилась.

– Это моя сестра, леди и джентльмены, – произнес Диего, словно здесь было много народа. Раздражение на его лице тут же сменилось улыбкой, когда на него посмотрели дети. – Привет, ребята, – сказал он. – Принесли домашнее задание?

Они кивнули.

– Самюэль, Камилла, вы наверняка помните Кейт, – добавил Диего.

Я помахала, и он повел их в конец помещения, немного задержавшись, когда пропускал ребят вперед.

– Ты хороший дядя… и брат, – сказала я.

– Ты хотела сказать «тряпка»?

– Нет, не хотела.

– Спасибо, Кейт.

Он пошел к Самюэлю и Камилле, и в этот момент пришла Алана. Она посмотрела на меня, затем на пустую стойку и пожала плечами. Я кивнула на соседнее место, и она села рядом.

– Пришла его сестра с племянником и племянницей, и он должен приглядывать за ними следующие два часа в ущерб своей работе, – прошептала я.

– Значит, я как раз вовремя. Алана спешит на помощь. Будет странно, если я предложу отвести их в парк? – спросила она.

– Наверное, ведь они тебя едва знают.

– А в соседний магазин за печеньками?

– Так лучше, – ответила я.

Она похрустела костяшками и подошла к стойке. Вскоре я услышала голос Диего:

– Алана?

– О, привет. Ты сегодня работаешь? Я забежала, чтобы составить Кейт компанию.

– Очень мило с твоей стороны, – сказал он.

– Ты ведь меня знаешь.

Я усмехнулась, и она стрельнула в меня глазами через плечо.

– Это твои ученики на сегодня? – спросила Алана, показывая на ребят.

– Их только что завезла сестра.

– Значит, ты здесь заведуешь еще и присмотром за детьми? – поинтересовалась она.

А она молодец.

Он вышел из-за стойки, вероятно, чтобы можно было тише разговаривать.

– Неформально. Они не должны здесь находиться.

– Знаешь, кто потрясающе ладит с детьми? – спросила Алана.

Взгляд Диего упал на меня, пятое колесо в телеге.

– Нет, – ответила Алана, тоже явно заметив это. – В смысле, она тоже, потому что у нее сотня кузенов, но я говорю про себя.

Он ей улыбнулся.

– Я могу сводить их за печеньками по соседству? – предложила Алана. – Мне кажется, у них еще есть аттракционы, где можно посидеть на лошади за четвертак.

Я покашляла вместо того, чтобы сказать напрямик, что дети уже слишком большие для таких аттракционов.

– Думаю, они их переросли года на три, – заметил Диего.

– Поездку на лошади за четвертак никогда не перерастешь.

Алана, как обычно, выкрутилась достойно.

– Я не могу просить тебя об этом, – сказал ей Диего.

– Почему? Мы же друзья, верно?

– Да.

– Друзья всегда друг друга выручают. Правда, Кейт?

– Да. Я как раз на днях из-за нее каталась на такой лошади за четвертак.

К стойке подошли Лиза и Томми, и я поднялась.

– Закончили? – спросила я кузину.

Она кивнула.

– Спасибо, Томми, – сказала она.

Увидев меня, Томми вытянул кулак. Я предположила, он ждет от меня удара кулаком. Поэтому подчинилась.

– У тебя крутой подкаст, – отметил он. – Ты очень забавная.

– Спасибо.

– Надо позвонить и спросить о чем-нибудь.

– У тебя есть проблемы? – спросила я.

– Нет, но я хочу услышать, как звучит мой голос через маскиратор, установленный в ваших телефонах. Ты даже не узнаешь, что это я. Можно выдумать какую-нибудь отличную проблему.

Лиза захихикала. Я не собиралась говорить ему, что узнала бы его. Что маскировку добавляли после записи.

– Да, звони. Будет весело.

Он закусил губу, словно пытался придумать проблему, с которой тут же позвонит. Я подошла к двери и взглянула на Алану, чтобы проверить, не нужна ли ей больше сводница. Они с Диего продолжали болтать.

– Увидимся, – бросила я. – Пока, Алана, Диего.

Оба обернулись на меня.

– Пока, Кейт, – ответила Алана, сияя от счастья.

– Пока, девчонки, – сказал Диего. – Увидимся в следующий понедельник, Лиза.

– Или в школе! – крикнула она ему. – Ты же знаешь, что я учусь в старшей школе.

– О, точно. Конечно.

Я старалась не засмеяться. Она явно произнесла это из-за Томми. Мы вышли на улицу, и Лиза посмотрела на меня.

– Алана и Диего?

– Да.

– Они мило смотрятся.

– Согласна.

Лиза подхватила меня под руку.

– Спасибо, что ты такая хорошая и подвозила меня на занятия, но мне кажется, теперь я справлюсь сама.

– Бросишь ходить на занятия?

– Нет, думаю, дальше я буду действовать в одиночку. Меня может подвозить мама.

– О.

Она улыбнулась и поскакала к машине. А я не могла взять в толк, почему так расстроилась из-за ее слов.

Глава 20

В среду после уроков я увидела, как Фрэнк направляется к звукозаписывающей студии. Я пробралась сквозь толпу учеников, заполнивших коридор, чтобы выловить его, прежде чем он зайдет в кабинет. Сегодня его не было на уроке подкастинга, но он явно решил показаться на практическом занятии. Однако не успел дойти до двери, как его догнала я.

– И это ты называешь перемирием? – спросила я.

Эти слова слишком долго томились у меня в груди. Наверное, надо было поймать его после занятия. Тогда мы оказались бы в более уединенной обстановке. А эту уединенной не назовешь, так как после моего выпада на нас обернулось несколько человек.

– Что ты имеешь в виду? – невозмутимо спросил он и потянулся к дверной ручке.

Я схватила его за руку и затащила за угол – под лестницу.

– Если хотела побыть со мной наедине, Китти Кэт, могла бы просто попросить.

– Не глупи. – Я понизила голос. – Зачем ты это сделал?

– Я понятия не имею, о чем ты говоришь.

– А мне кажется, прекрасно догадываешься.

– Я слишком устал для этого. В буквальном смысле только что с дороги – провел пять часов в автобусе, – сказал он. – Что такое? О чем я должен знать?

Даже если он не участвовал в этом «розыгрыше» на пристани, его семья точно в курсе после наших показаний. И то, что он строил из себя невинного, раздражало меня еще больше.

– Ты считаешь, это смешно? Это такая шутка в честь перемирия?

– А, ты насчет фотографий? Поговори об этом с Аланой.

– Фотографий? – спросила я, злость внутри сменилась непониманием.

– На сайте. Тебя и Виктории.

– На сайте есть фотографии меня и Виктории?

– Как я сказал, поговори с Аланой. – Он скрестил руки на груди. – Мы закончили?

– Что? Нет-нет, мы не закончили. Я говорю о твоей проделке на пристани в субботу утром.

На его лице отразилось недоумение. Либо он был лучшим актером в мире, либо говорил правду. Он говорил правду?

– Слушай, вот и Алана. Выясняй с ней свои проблемы с фотографиями, – сказал он, словно речь до сих пор шла про них.

Он притянул к нам Алану.

– О, тайное свидание под лестницей, – сказала она. – О чем шепчемся?

– Расскажи Кейт, что идея с фотографиями была твоей, – попросил Фрэнк.

– Ты ей рассказал? – спросила Алана.

– Она уже знала, – ответил он.

– Я не знала! – прокричала я. – И все еще не знаю.

– Не убивай меня, – взмолилась Алана.

Она подхватила под руку меня и Фрэнка и повела нас обратно к звукозаписывающей студии.

– Я с ним еще не закончила, – попыталась я сопротивляться.

Мы прошли несколько шагов, и я сказала:

– Подожди, какие фотографии?

– Мы выложили на сайт ваши с Викторией фотографии. Подумали, что это добавит изюминки, – призналась наконец Алана.

– Какие фотографии?

– Твою школьную фотографию, – сказала Алана.

– Ту самую худшую в мире фотографию?

– А еще добавили непостановочную, сделанную Фрэнком, когда вы записывались на прошлой неделе.

– Считай это нашим подарком тебе, – самодовольно произнес Фрэнк.

– Я вроде как уже устала от твоих подарков, – пробормотала я, когда мы вошли в студию.

Сегодня она выглядела по-другому. И я только через минуту поняла почему. Там было новое оборудование. Я и не знала, что у нашего подкастинга был для этого бюджет. Возможно, это заслуга одного из прежних курсов. Мисс Лион хлопнула в ладоши.

– Рассаживайтесь по местам, и начнем.

Мы заняли места. Нас было всего восемь, так что между диваном и стульями на колесиках еще остались места.

– Вы все заметили смену оборудования. Спасибо нашему спонсору.

– Спонсору? – спросила Виктория.

– Да, – ответила мисс Лион. – Кэт, с этого момента кроме предупреждения ты будешь читать небольшое рекламное объявление.

– Хорошо.

– Оно на айпаде. – Мисс Лион сияла от радости. – Это доказывает, что наше шоу – хит и что предприниматели это понимают.

Что ж, круто. Мы с Викторией прошли в кабинку и закрыли за собой дверь. Виктория начала, как обычно:

– Добро пожаловать на новый выпуск «Не моя проблема». Еще одна неделя, еще один набор проблем. И мы хотим их услышать. Не правда ли, Кэт?

– Куда же деваться, – ответила я.

Она засмеялась и передала мне айпад.

Забрав его, я произнесла свою вступительную речь, которую знала наизусть:

– Как я всегда отмечаю, мы непрофессионалы. И если у вас настоящая проблема, пожалуйста, наберите 911 или любой из других экстренных номеров, указанных на нашем сайте. – Затем я посмотрела на рекламное объявление, которое должна была зачитать. – Еще мы хотим поблагодарить спонсора нашего подкаста – «Янг Индастриз». – Я удивленно закашлялась, затем попыталась взять себя в руки, чтобы Фрэнк не злорадствовал еще больше. – «Янг Индастриз», лидер развития и услуг в Лейкспрингсе, служит обществу более пятидесяти лет и благодарит вас за неизменную поддержку.

Я избегала взгляда Фрэнка. Это он попросил, чтобы я читала эти слова? И мне предстоит произносить их каждую неделю? Мисс Лион повела себя так, будто о нашем подкасте узнала какая-то случайная организация и откликнулась. Но папа Фрэнка – не какой-то случайный человек. Его сын – в классе подкастинга. Это не свидетельство того, что шоу стало хитом.

– Да, спасибо вам, «Янг Индастриз», – произнесла Виктория, когда я передала ей айпад.

– У нас множество имейлов, – объявила Джейми. – Мы будем читать в эфире хвалебные отзывы?

Мисс Лион кивнула и показала на айпад. Виктория открыла один имейл. В теме было указано «Любовь».

– Для начала мы прочитаем несколько имейлов от наших слушателей, – сказала Виктория. – «Привет, Виктория и Кэт. Я люблю ваше шоу. Особенно мне понравился парень, который позвонил по поводу конфликта между школьными обязанностями и любовью. Он был таким милым и искренним. Где найти такого парня?»

– Хороший вопрос, – сказала я.

– Мне кажется, он риторический, – ответила Виктория.

– Думаешь?

Далее Виктория зачитала еще несколько имейлов, в которых говорилось практически одно и то же, и сказала:

– Мы целиком и полностью согласны со всеми вами. И тоже обожаем мистера В Поиске Половинки.

– С этих пор мы будем его называть только так? – спросила я.

– Я подумала, так легче запомнить, – парировала она. – Аллитерация и все такое.

– Пусть это послужит вам уроком, дорогие слушатели: если вы не представитесь, мы сами придумаем вам имя… с аллитерацией.

Виктория захихикала:

– Это точно.

– Похоже, у нас есть звонки, – отметила я.

Виктория кивнула Мэллори, и та перевела первый звонок.

– Вы дозвонились в «Не моя проблема», – сказала Виктория.

– Я хочу носить в школу все что хочу, – произнесла звонившая. – Зачем нам вообще дресс-код?

– Что именно ты хочешь носить, но нельзя? – спросила Виктория.

– Пижаму.

– В школу нельзя носить пижаму? – воскликнула я. Никогда не читала в правилах о дресс-коде, так что меня это удивило.

– Нельзя, – ответила звонившая. – Меня вчера выгнали за это.

– Как они поняли, что это пижама? – спросила Виктория.

– Это были фланелевые штаны в клеточку и майка.

– Я могу лишь сказать, что, если ты не хочешь следовать дресс-коду, надо поднять этот вопрос перед родительским комитетом и школьной администрацией, – сказала Виктория. – От того, что ты наденешь в школу пижаму, к сожалению, ничего не изменится.

– А ты что думаешь, Кэт? – спросила звонившая.

Что я думала? Хоть я почувствовала себя в эфире более комфортно, стала храбрее и лучше справлялась, но до сих пор я слишком редко озвучивала свое мнение. Не мешало бы делать это время от времени, если я хотела стать хорошей ведущей. Поэтому я глубоко вздохнула и озвучила свои мысли:

– Я согласна. Знаю, что в школе проводятся различные заседания. Зайди на одно из них в пижаме, реши несколько задач по математике и покажи, что пижама не влияет на успеваемость. А потом надейся на лучшее.

Звонившая вздохнула, будто это было последнее, на что она готова была пойти, но не стала возражать.

– Спасибо, что выслушали, – сказала она и повесила трубку.

Я улыбнулась Алане, подумав, что если кто и согласится с проблемами дресс-кода, так это она, но подруга не обращала на меня никакого внимания. Она что-то писала в блокноте, лежавшем на столе между ней и Фрэнком. Я надеялась, там было что-то похожее на: «Нашему шоу действительно нужен был спонсор или ты сделал это только ради того, чтобы услышать, как Кейт хвалит вашу компанию? О, и кстати, расскажи правду о том, как проник на их пристань».

Виктория посмотрела на меня:

– Уважаемые слушатели, кажется, Кэт улыбается. Похоже, она довольна собой. Помните, во время первого выпуска она сказала, что у нее ничего не получится? Лично я считаю, она отлично справляется.

От неожиданной похвалы в груди стало тепло.

– Спасибо, Виктория. Мне очень облегчает существование то, что ты взяла на себя главную роль.

– Спасибо, соведущая. А нам пора продолжать, пока мы не начали признаваться друг другу в любви, – сказала Виктория. – Следующий звонок. – Она замолчала, чтобы пустить его в эфир. – Вы дозвонились в «Не моя проблема», – сказала она. – Чем мы можем вам помочь?

– Вы просили перезвонить и сообщить, как идут дела.

Мой пульс ускорился. Диего. Теперь Алана сосредоточилась на эфире.

– Мистер В Поиске Половинки, – сказала Виктория. – Мы только что говорили о тебе.

– Подождите, у меня есть прозвище?

– Тебе не нравится? – надулась Виктория.

– Э-э… я переживу.

– Мы так рады, что ты позвонил, – заявила Виктория. – Слушатели тебя любят. Расскажи, есть ли какой-то прогресс в отношениях с той девушкой?

– Да и нет.

– Это не ответ, – отметила я.

– Я знаю. – Он прочистил горло, словно испугавшись, что выдал себя. Так оно и было – он повторил те же слова, что произнес на днях у шкафчиков. Впервые звонивший сказал то, что совершенно точно выдавало в нем Диего. – А вот и ответ. Да, я смог провести с ней время. Мы повеселились. Она именно такая, как я описывал прежде: с ней весело, легко и приятно общаться. Я пытаюсь запастись терпением, как предложила Кей… Кэт.

Он чуть не назвал меня Кейт, но вовремя исправился.

– Не помогает? – спросила я.

– Кажется, помогает…

– Но… – подсказала ему Виктория.

– Но есть другой парень.

Виктория ахнула, а я тут же посмотрела на Алану. Та нахмурилась.

– Тебе кажется, ей нравится кто-то другой? – удивилась Виктория.

– Я в этом почти уверен, – ответил Диего.

– Может быть, тебе это только кажется, – вставила я. – Ты ее спрашивал?

– Нет. Я проявляю терпение, Кэт, как ты и предложила. Ты недвусмысленно намекнула, что рыцари перевелись.

– И снова ты читаешь между строк то, чего там нет. Я не утверждала ничего подобного. Я сказала, что у людей исчезло терпение. Что его забили до смерти палкой мгновенного удовольствия.

– Ой-ой, – сказал Диего.

– Ты не согласен?

Обычно я не вступала в споры, но наш с Диего разговор всегда будил во мне что-то такое.

– Да и нет.

– Ха, – усмехнулась я.

– А я по-прежнему настаиваю на поцелуе, – вмешалась Виктория.

Я кивнула:

– Я о том же.

– Я могу потерпеть, – сказал он. – Мне просто интересно, приведет ли мое терпение к какому-то результату.

– Разве это не одно из определений терпения? – спросила я. – Ожидание без уверенности в результате?

Он усмехнулся.

– Ясно, спасибо. Еще раз спасибо, что выслушали.

– Спасибо за новости, – сказала Виктория. – Не можем дождаться результатов.

Диего положил трубку, и Виктория заговорила в микрофон.

– Я чувствую в воздухе любовь, уважаемые слушатели. До Осеннего фестиваля осталось несколько недель, еще есть время, чтобы пригласить своего избранника. Там будут игры, еда, аттракционы, музыка и много веселья!

– Кажется, там еще где-то будет футбол, – добавила я.

Виктория засмеялась:

– Футбол? Кто ходит на Осенний фестиваль ради футбола? Пока в меня не посыпались гневные имейлы, оговорюсь: это шутка. Мне нравится футбол. Жду не дождусь того момента, когда смогу поддержать команду, а потом отпраздновать победу на карнавале.

Приняв пару звонков, мы закончили шоу, и я вышла из кабинки к Алане. Фрэнк улыбнулся мне.

– Ты великолепно все прочитала, Кэт.

– Зачем вам эта благотворительность? – огрызнулась я. – Заглаживаете вину?

Он прижал руку к груди.

– Мне тебя не победить, да? Ты обвиняешь меня в какой-то проделке на пристани, я поддерживаю наш подкаст, и ты думаешь, это из-за чувства вины?

– А то!

– Это было мило, – сказала Алана.

– Да, так великодушно с твоей стороны тратить папины деньги, – сказала я.

Алана взяла меня за руку и потянула в сторону.

– Не стоит, – тихо произнесла она.

Когда мы вышли из кабинета, я спросила ее:

– Как ты его терпишь?

– Он под моим контролем, – сказала она.

– И что это значит?

– Это значит, ему кажется, что он со мной играет, но на самом деле это я играю с ним.

– Я так и не поняла, что это значит.

Она засмеялась:

– Увидишь. Важнее всего, почему Диего думает, будто мне нравится кто-то другой…

– Так ты согласна, что это Диего?

– Да, мне кажется, ты права. Это он.

Я кивнула на кабинет, где мы оставили Фрэнка.

– Вот из-за кого он думает, что тебе нравится кто-то другой.

Она ахнула.

– Думаешь, он считает, что мне нравится этот? Почему?

– Может, из-за того, что ты пригласила Фрэнка в мой дом и он испортил ваше свидание? Диего спрашивал меня тем вечером, что происходит между вами.

– Почему ты не сказала мне об этом раньше? – спросила Алана, широко раскрыв глаза.

– Я и забыла, что он спрашивал. Он думает, тебе нравится Фрэнк. Или, может, Беннетт. Помнишь, парень, с которым ты все время переписывалась, чтобы узнать, где Диего.

Она запрокинула голову назад и застонала:

– Мне надо что-то придумать.

– Может, хватит уже разрабатывать стратегии? Просто будь собой! Мне ты нравишься такой, какая есть. И он придерживается этого мнения.

Она поднесла рукав толстовки, которую надела сегодня опять, ко рту, чтобы скрыть улыбку.

– Ты права. Я думаю, пора.

– Пора что?

– Что расскажет обо мне больше, чем кулинарное соревнование?

– Ты наконец сделаешь это?

– Да. Как только он отведает мою стряпню, тут же навечно поклянется мне в верности.

Глава 21

Папа стоял на пристани и разговаривал с полицейским. Я взяла в руки привязанную к каяку веревку и потащила его к месту стоянки. Подкаст, который я слушала, стоял на паузе, потому что я изо всех сил старалась подслушать, но они разговаривали слишком тихо. Наверное, обсуждали ту ситуацию с гидроциклами. Допросили ли Фрэнка? Были ли другие подозреваемые?

Я прикрепила каяк к пристани. Было сложно создавать видимость работы, потому что я уже все подготовила к закрытию. Отвязала и снова привязала несколько лодок. В кармане завибрировал телефон, я села на колени и достала его.

Я заслужил, чтобы меня игнорировали.

Новое сообщение от Хантера вызвало у меня шок по двум причинам. Первая: я не думала, что он напишет мне после того, как я его проигнорировала. И вторая: нет, я не просто его проигнорировала. Я и думать забыла о его первом сообщении. Была так занята, что несколько дней не вспоминала о Хантере. Даже не проверяла соцсети.

Зависшим над экраном пальцем, который открыл сообщение, я случайно ткнула в букву «Л». Черт. На его экране должны были появиться эти дурацкие точки, как будто я набираю ответ. Теперь надо было что-то написать.

Первой мыслью было написать: «Да, ты заслужил, чтобы тебя игнорировали». Я даже набрала это. Но потом удалила. Слишком сурово. Слишком заинтересованно. А я не хотела показаться такой. Поэтому набрала: Была очень занята. Как дела?

Нажала отправить. Зачем я задала ему вопрос? Я не хотела начинать разговор. Но на экране появились точки, и я поняла, что именно это и случилось. Хантер: Техас очень отличается от Лейкспрингса. Я скучаю по нему.

Я: Ничто не сравнится с Лейкспрингсом.

Хантер: Откуда я знал, что ты так скажешь?

Я нахмурилась. С нашего последнего разговора прошло три месяца, а он хотел все выставить так, будто это было вчера? Будто так хорошо меня знал?

Я: Наверное, я предсказуема.

На другом конце пристани папа попрощался с полицейским. Я быстро встала, убрала телефон и отряхнула колени.

– Пап! – позвала я.

Он остановился у ворот, чтобы подождать меня.

– Что случилось? – спросила я.

– Ничего. Он заехал сказать, что никаких зацепок нет.

– Они допросили Фрэнка?

Он открыл для меня ворота.

– Нет. Сказал, у него недостаточно улик, чтобы кого-то допрашивать.

– Улики нужны, чтобы кого-то арестовать. А для допроса они не нужны.

Он закрыл за нами ворота и запер тяжелый замок, который купил после вторжения.

– Я лишь повторяю его слова. У него нет улик, чтобы кого-то допрашивать.

– Кого-то? Или Фрэнка? Уверена, если бы не фамилия Фрэнка, он бы сразу его допросил. Но если кому-то принадлежит больше половины города, мне кажется, копы в эту половину тоже входят.

– Я не знаю, что сказать, Кейт. Все гидроциклы целы. Давай просто забудем о том инциденте.

Я вздохнула:

– Попробуем.

Я уж точно не забуду. Кстати говоря, о том, чтобы забыть. Оказавшись в комнате, я достала телефон, чтобы проверить, не ответил ли Хантер. Ответил.

Я не это имея в виду. Тебя не назовешь предсказуемой. Совсем. Ведешь школьный подкаст? Никогда бы не подумал. Кстати, классная фотка.

Он знал, что я веду школьный подкаст? Значит, слушал его? Вот почему вышел на связь после стольких недель молчания? И что за фотка? Я вдруг вспомнила про сайт и фотографии, которые загрузили туда Алана и Фрэнк. Села за стол и открыла ноутбук.

Как и сообщила Алана, там была моя школьная фотография, снятая после того, как мне сказали: «Улыбочку», а я ответила: «Секунду». Ждать никто не стал. Сделанный Фрэнком снимок в студии оказался не лучше. Я как будто хотела поцеловать микрофон. Уф. Алана была права – сразу возникло желание ее убить.

Я отправила ей сообщение:

Ты одобрила все эти фотографии? Я думала, мы подруги!

Она мгновенно ответила:

Ты выглядишь круто! Серьезно, ты очень фотогенична.

Я напомнила себе, что во всех пятидесяти штатах за убийство до сих пор сажали, и написала:

У тебя, видимо, появляется близорукость при взгляде на мои снимки.

Алана: О, кстати, не занимай следующую пятницу. Я это сделала. Предложила Диего кулинарное соревнование, и он согласился.

Я: И как это связано со мной?

Алана: Мы устроим его в твоем доме.

Я: Почему?

Алана: Потому что у тебя кухня лучше. И нам нужен судья. Он тоже кого-то приведет.

Я: Хорошо. Надо поговорить завтра.

Алана: О кулинарном соревновании?

Я: О Хантере.

Через секунду телефон зазвонил, и я ответила.

– Ты думаешь, я смогу дожить до завтра? – спросила Алана.

– Он снова написал.

– И ты снова не ответила.

– Ну…

– Уф, Кейт! Перескажи мне все, что ты ему написала.

Я передала ей нашу переписку, она помолчала несколько мгновений, а потом ответила:

– Ты и правда не все испортила. Отвечала сдержанно. – Казалось, она была впечатлена. – Похоже, ты не так за него цепляешься, как я думала.

– Держу на поводке!

Хотя все было не так. Я поняла, что, не считая раздражения, почти ничего не чувствовала, когда читала его сообщения.

Она засмеялась.

– Ты небезнадежна.

Мы закончили разговор, и я снова уставилась на сообщения Хантера. Я ждала. Ждала, когда заколотится сердце или запорхают бабочки. Ничего. Я закрыла глаза, мысленно ухватила поводок, который держала, и швырнула его в туалет. Потому что, по моему мнению, там ему и место. Затем смыла. А так как все это было в моей голове, его легко унесло в трубу. Открыв глаза, я удалила из телефона сообщения Хантера и его контакты. Отписалась от него во всех соцсетях. Никогда прежде я не чувствовала себя лучше.

Глава 22

– Кэт! – раздался голос из толпы.

Теперь, когда меня так окликали в школе, я понимала, что этот человек знал меня только по подкасту. А узнавали они меня из-за фотографий на сайте.

Со мной поравнялся парень с растрепанными волосами.

– Привет, спасибо, что слушаешь нас.

Эта фраза стала моей палочкой-выручалочкой. В большинстве случаев этого было достаточно. Но не сегодня. Парень с растрепанными волосами хотел поговорить.

– Привет, – сказал он. – Мне нужен совет.

– Можешь позвонить в среду? – спросила я. – Нам нравится, когда нам звонят.

– Я пытался позвонить в прошлую среду, но не прорвался.

– Да? – сказала я. – Все время было занято?

– Да.

– Ого. – Я и не думала, что такое возможно. – Хорошо, я попытаюсь дать тебе совет, но, честно говоря, так же эффективно было бы посоветоваться с другом.

– Нет, ты говоришь все как есть, и мне это нравится.

Я усмехнулась. Его это нисколько не смутило.

– Я хочу заниматься футболом.

– Хорошо, – сказала я, не понимая, по поводу чего требовалось мое мнение.

– Но посмотри на меня, – заявил он.

Я посмотрела. Парень был довольно щуплым и невысокого роста. Я сначала подумала, что он девятиклассник, но, возможно, это было не так.

– Именно для этого придумали щитки и шлемы, верно? В защиту тебя точно не поставят. Возможно, ты мог бы стать кэтчером.

Он поморщился.

– Видишь, лучше посоветуйся с друзьями, – сказала я, отступая. – Или спроси Викторию, она у нас спортивная. Я ничего не знаю про футбол.

Его это не остановило.

– Я бы пошел на отбор, несмотря на свой рост, но дело в моих родителях. Они не разрешат.

Я остановилась.

– О.

– Да, мама боится, что я сломаю себе все кости, а папе футбол даже не нравится. Он сказал, я больше подхожу для гольфа.

– Гольф – это круто. – Я подумала о Диего. – Один из моих друзей забил мяч для гольфа в ворота с холма за стадионом. – Я замолчала. – Не по теме?

– Слегка. – Парень дернул за лямки рюкзака. – И кстати, твой друг приукрасил. Я видел, как парни пытались это сделать, но у них ничего не получилось.

Я отступила в сторону, чтобы пропустить компанию ребят.

– Правда? – спросила я. – Он так сказал. Даже поклялся. Надо было попросить у него доказательств.

– Вернемся ко мне.

Я засмеялась:

– Ладно, давай подумаем. Я немного в тупике. Понимаю, что смущает твою маму.

– Большое спасибо. Вот почему мне все же стоило дозвониться до вас. Тогда ты не видела бы меня.

– Ты прав. И если бы я не видела твое невероятно хрупкое телосложение, что посоветовала бы?

Он закусил губу, словно от моего ответа зависела вся его жизнь. Я подумала некоторое время, а потом снова заговорила:

– Предложила бы пойти на компромисс! Скажи родителям: если они разрешат тебе пройти отбор для футбола и у тебя ничего не получится, ты попробуешь гольф.

Глаза у парня загорелись. Именно этого мне не хватало во время подкаста – подтверждения, что предложенное решение имело для них смысл.

– Это… хорошая мысль, – сказал он. – Ты как будто удивлена.

А я и правда удивилась. Ведь я дала совет… хороший совет… без Виктории, которая прикрыла бы меня или дополнила. Я снова принялась осматриваться в поисках Аланы. Она не ответила на мои сообщения, и на нашем обычном месте – обеденной скамейке – ее не оказалось, как и в остальных возможных местах. Я вздохнула и заметила, что парень с растрепанными волосами так и стоит передо мной.

– Очевидно, это был вопрос для следующего года, да? – спросила я. – Ведь футбольный сезон начался несколько недель назад.

– Да.

– Значит, у тебя есть целый год, чтобы набрать вес. Воспользуйся диетой Майкла Фелпса.

Кажется, я как-то смотрела документальный фильм про Майкла Фелпса.

– И что за диета?

– Он ел весь день, а между приемами пищи тренировался. По крайней мере, он так делал во время подготовки к Олимпийским играм.

– Звучит ужасно, – отметил он.

– Согласна. – Я махнула ему. – Мне пора. Спасибо, что слушаешь наше шоу.

Я сделала шаг и услышала другой голос:

– Подожди.

Я повернулась и увидела за футболистом невысокую девушку с длинными черными волосами – как будто ко мне стоит очередь.

– Привет, – обратилась я к девушке.

– Я тоже хотела получить совет.

Я бросила на футболиста взгляд – он пожал плечами и ушел.

– Хорошо, как я могу тебе помочь?

Похоже, пора ставить палатку и начать зарабатывать на этом. К счастью, девушка задала легкий вопрос – как, по моему мнению, лучше всего пригласить на Осенний фестиваль ее девушку. Я ответила ей, она довольно кивнула, и я поспешила к библиотеке. Оказавшись внутри, я зашла за ближайший стеллаж с книгами. Вздохнула и достала из кармана телефон, чтобы проверить, не ответила ли Алана. Алана: Я делаю презентацию.

Я: Какую презентацию? Я в библиотеке.

Алана: Позже объясню. В библиотеке? Почему?

Я: Позже объясню.

Алана: Обед почти закончился. Увидимся на подкастинге.

Я спрятала телефон. Обед уже закончился, а я еще ничего не ела. Но голод не перевесил желание снова выйти к уличным столикам. Я выглянула из-за полки и окинула взглядом библиотеку, гадая, нет ли здесь вендингового автомата. Я явно нечастый гость в библиотеке.

За длинным дубовым столом в центре зала сидел Макс. Улыбнувшись, я направилась к нему. Он рисовал в альбоме, что делал довольно часто в последнее время, и был увлечен, как никогда, работой над комиксом.

– Братишка, – сказала я, – скажи, что у тебя есть еда. – Я села рядом с ним.

– Здесь нельзя есть. Правила запрещают.

– Правда? А где ты ешь?

– По дороге сюда.

– Еда на ходу вредна для пищеварения.

Он посмотрел на меня фирменным взглядом, мол, это не так смешно, как мне кажется.

– Это была не шутка, – сказала я.

В этот раз он лишь загадочно улыбнулся.

– Так-то лучше. – Я посмотрела на окружавшие нас пустые места. – Где твои друзья?

– Они предпочитают есть во время обеда, – сказал он.

– Зануды.

В этот раз он усмехнулся. Через несколько минут в библиотеку вошла Лиза и села рядом с Максом.

– У нас семейное собрание? – спросила она. – Меня об этом никто не предупреждал. Я думала, что помогу тебе придумать реплики к комиксу. Ты и Кейт попросил о помощи?

– Не волнуйся, не попросил, – ответила я. – Не знаю, обижаться мне или нет. Через минуту сообщу вам обоим.

– Не обижайся, – сказала Лиза. – Просто я прочитала больше его комиксов, чем ты, поэтому знаю, что ему нужно.

– А вот теперь я вдвойне обижена.

Она закатила глаза. Макс не удостоил меня ответом. Я пнула его под столом по ноге и перевела внимание на Лизу.

– Как вчерашнее занятие? – спросила я ее: она впервые пошла в обучающий центр без меня.

Лиза опустила глаза, губы растянулись в улыбке.

– Хорошо.

– Я горжусь тем, что ты пошла сама.

– Ты надо мной прикалываешься? – спросила она, вскинув голову.

– Что? Нет. Тебе показалось, я над тобой прикалываюсь?

Похоже, мне надо поработать над тоном.

– Немного. Но спасибо.

– Тетя Маринн заставит тебя ходить и после первой четверти?

– Не знаю. Но ты была права. Нет ничего плохого в том, что тебя заставляют делать домашнее задание и помогают, когда необходимо.

– Разве я такое говорила? Мне кажется, это были слова Аланы.

– Хм. Возможно. Но мне кажется, это была ты, и это самое главное.

Я посмотрела на Макса. Он не проронил ни слова во время нашего разговора. Мой брат в целом был спокойным, но сейчас это казалось мне странным.

– Я хочу как-нибудь почитать твой комикс.

– Хорошо, – ответил он.

– Собрание семейства Бейли! – объявила Алана, рухнув рядом со мной и достав из рюкзака тако. Пахло оно потрясающе.

– Я думала, мы увидимся только на уроке подкастинга, – сказала я.

– Очередь за тако была меньше обычного.

– Здесь нельзя есть, – отметил Макс.

– Мне можно. Это особое правило, только для меня. Называется «Алана делает что хочет». Сложно его объяснить, в нем много нюансов, но я уверена, ты уловил суть.

– Так что с презентацией? – спросила я.

– Мы с Фрэнком презентовали школьному совету план записи подкаста на карнавале, – объяснила Алана, откусив от тако.

– О. И что они сказали?

Она пожевала и проглотила.

– Прости. Они одобрили. И даже пришли в восторг.

Живому выступлению быть.

– Почему «прости»? – спросила я как ни в чем не бывало. – Я не против. Это круто.

– Ты слышишь свою сестру, Макс? – обратилась Алана к брату. – По-моему, она сомневается, что это круто.

Макс улыбнулся. Алана повернулась ко мне, держа в руках тако.

– Наверное, тебе станет легче, если ты признаешь, что боишься.

– Значит, вы с Фрэнком делали презентацию? – спросила я, сменив тему.

– Знаю, знаю, я братаюсь с врагом. Но ты попросила меня за ним шпионить, чем я и занимаюсь. Одновременно узнаю много чего хорошего. Например, мне кажется, он искренне хочет забыть все противоречия между вашими семьями.

Я взглянула на Макса и Лизу. Оба они смотрели на Алану с таким же скептицизмом, что и я.

– Я думаю, Фрэнк не знает, что такое искренность, – сказала я. Потому что искренний человек ни за что не стал бы рыскать по моему дому в попытке подорвать наш бизнес.

– Не волнуйся, я все еще настороже, – сказала Алана. – Но мне кажется, налаживание отношений с Янгами может быть полезным для вашей семьи. Можно начать с нуля. – Она снова откусила от тако. – Вкуснотища.

У меня заурчало в животе от аромата тако. А от мыслей о семье Фрэнка настроение и вовсе упало.

– Делая презентацию, я все думала, каким потрясающим будет фестиваль, – продолжила Алана с полным ртом. – И что Диего меня так и не пригласил. Когда он позвонит вам на этой неделе, посоветуй ему пригласить меня, ладно? Я надеюсь получить приглашение на кулинарном соревновании в пятницу, но небольшой толчок не помешает.

Я застыла. Затем посмотрела на нее, выпучив глаза, и кивнула на Макса и Лизу.

– Упс. – К ее губе прилип кусочек латука, и она смахнула его пальцем. – Они не знают, что он вам звонит? – Она показала на них. – Ребят, поклянитесь хранить тайну.

Лиза перекрестила сердце. Алана лучезарно улыбнулась мне.

– Ну вот, все снова хорошо.

– Серьезно, ребят, – обратилась я к брату и кузине. – Никто не должен знать.

– Мы будем молчать, – поклялась Лиза, а Макс кивнул.

Несмотря на ее уверения, в груди у меня поселилась тревога. Нельзя допускать, чтобы Диего узнал.

Глава 23

Мне кажется, запись в среду прошла паршиво. На первый взгляд все выглядело нормально. Виктория выдавала кучу советов, я добавляла остроты и предложения. Одноклассники и мисс Лион сидели по ту сторону стекла и следили, чтобы все шло гладко. Но что-то было не так. Во-первых, Диего не позвонил. Он звонил три недели подряд, и я предполагала, что сделает это и сегодня. Он нравился слушателям. Но он не звонил, а время уже заканчивалось.

Во-вторых, в студии было холодно. Мы с Викторией дрожали на своих стульях. На улице было прохладнее, чем обычно в конце сентября, но школьные кондиционеры оставались запрограммированы на температуру как в середине июля.

И в-третьих, Алана перешла в другую команду и ее с Фрэнком перевели на четверг.

Все это казалось пустяками, но я словно вернулась к первой неделе у микрофона, нервы были на пределе, будто я ни разу этого не делала. И, пока внутри меня клокотали чувства, заговорила Сара, новое ответственное за имейлы лицо:

– У нас есть имейл.

Виктория передала мне айпад.

– Уважаемые слушатели, у нас есть имейл. И право прочитать его достается Кэт, нашему замечательному чтецу.

Я сморщила нос, но открыла имейл.

– «Дорогие ведущие (которые, вероятно, понятия не имеют, о чем говорят, но в данный момент это все, что у меня есть)». – Я засмеялась. – А мне нравится отправитель.

– Мы хотя бы думаем, что знаем, о чем говорим, – сказала Виктория. – Но спасибо за доверие.

Я продолжила читать:

– «У меня есть проблема. Я каждый день боюсь идти в школу. Меня безостановочно дразнят. Я не знаю, что делать. Когда я пытаюсь постоять за себя, становится еще хуже. Когда стараюсь игнорировать, ничего не меняется. У меня нет других вариантов, поэтому я пишу вам. С уважением, Магнит для задир».

Смех застрял в горле. Я ощутила холодок страха в животе. Почему я никогда не думала, что к нам будут обращаться с настоящими проблемами? С такими, что выходят за рамки тем влюбленности, учителей… и сыра. Для их решения необходима квалификация.

– Ты прав, – сказала я. – Мы не профессионалы. Тебе стоит поговорить с учителем или родителями.

– Задиры кормятся твоим страхом, – заявила Виктория тоном ведущего эксперта по подростковой психологии. – Тебе нужно поработать над излучением уверенности. Постарайся окружить себя друзьями и поддержкой. Те люди, которых ты описываешь, – трусы. Они не будут нападать на компанию. Они ждут, когда ты окажешься один и станешь уязвим.

Никто из учеников по ту сторону стекла, казалось, не встревожился.

– Мы можем как-то узнать, что все правильно говорим, или стоит хотя бы добавить сюда профессиональный комментарий? Мне кажется странным оставлять здесь только наши ответы, – сказала я, понимая, что это отредактируют.

Все посмотрели на мисс Лион.

– Вы отлично справляетесь, – сказала она.

Я проглотила зревший протест и произнесла в микрофон:

– Но серьезно… Тебе нужно рассказать взрослому, которому ты доверяешь. Мы не хотим, чтобы тебя обижали.

Электронные письма оказались сложнее звонков. Хорошо бы задать вопросы, что-то уточнить. Но с имейлом не поговоришь. Почему больше никто, кроме меня, не беспокоится?

Остаток шоу прошел так, будто этот имейл ничем не отличался от других. И вот запись закончилась, оборудование выключили, и Виктория поднялась.

– Ты в порядке? – спросила она меня.

– Что?

– Ты сегодня была сама не своя, – сказала она.

– Здесь холодно.

– Да? Надеюсь, к фестивалю потеплеет.

– Я тоже.

Она улыбнулась.

– Увидимся завтра. – И направилась к двери.

– Виктория? – позвала я.

– Да? – Она развернулась.

– Спасибо, что тащишь на себе все шоу.

Виктория пожала плечом:

– Мне оно нравится.

Я вышла из студии и направилась к машине. Увидев прислонившегося к ней Диего, я удивилась и хотела спросить, почему он не позвонил. Почему сбил мне весь настрой. Но как спросить, ведь он до сих пор считал себя анонимом. Да и, по-хорошему, отсутствие звонка от него не могло сбить мне настрой. Не должно было.

Он посмотрел мимо меня, словно ожидал встретить кого-то другого. Конечно, Алану.

– Привет, – сказал он, когда я подошла.

– Алане поменяли работу на подкасте, – сказала я. – Она теперь приходит по четвергам.

– Правда? – спросил он. – И чем она теперь занимается?

– Э-э… – Я забыла. – Не знаю. Спроси ее.

Именно так я бы и поступила.

– Спрошу ее в пятницу.

– А что в пятницу?

Он закусил губу.

– Кулинарное соревнование же, верно? Разве не ты будешь нас судить?

– Ой, да. В смысле, я.

– Ты в порядке? Какая-то ты кислая.

– В порядке.

– Все прошло не очень хорошо? – Он кивнул на здание за моей спиной.

– Не самый мой лучший выпуск.

– Почему?

Не нужно было ему говорить, но, возможно, таким образом я смогла бы успокоиться. Перестать переживать из-за данного нами совета.

– Нам сегодня пришел анонимный имейл от подростка, над которым издеваются в школе.

– Ого. Это серьезно.

– Знаю. Я понятия не имела, как помочь, поэтому дважды сказала одно и то же. А потом Виктория превратилась в суперпсихолога, и я теперь беспокоюсь, что мы дали плохой совет.

– Что ты сказала дважды?

– Что он… или, возможно, она – в имейле не уточнялось… должен поговорить со взрослым, которому доверяет.

– Хороший совет. И что сказала Виктория?

– Излучать уверенность в себе и завести друзей, что-то такое.

– Возможно, и это хороший совет.

– Возможно, именно это меня и беспокоит. Должна ли я сделать что-то еще?

– Например? – уточнил Диего.

Я села на обочину – на меня вдруг навалилась усталость.

– Не знаю. Можно ли узнать, откуда этот имейл? Выяснить, кто его отправил? Оказать человеку помощь? Возможно, с автором послания может поговорить учитель.

Диего сел рядом со мной.

– А в имейле было указано, что человек хочет нанести себе вред?

– Нет.

– Тогда надо уважать личную жизнь. Но, может, стоит сказать что-то в начале выпуска на следующей неделе, если тебе станет от этого легче. Попроси отправителя позвонить и задать вопросы. Или дай еще какой-нибудь совет.

Я кивнула:

– Хорошая идея.

Он подтолкнул меня плечом:

– Кейт, у вас шоу советов, куда нужно звонить. Отправитель имейла знает это. И ему не стоило ждать чего-то большего.

– Да, именно так он и написал в сообщении.

– Видишь.

– Только я подумаю, что у меня начинает получаться, как вспоминаю, что вообще-то я не очень хорошая ведущая.

– Ты делаешь шоу, Кейт.

Сердце заколотилось в груди, и я посмотрела ему в глаза. Ему всегда удавалось так хорошо поддержать меня. У него явно талант. Поддерживать других. Неудивительно, что Алане нравится с ним общаться. Я опустила взгляд и только тогда заметила, что он держит в руке скрученный журнал.

– Что это? – спросила я.

– Ты не пришла в понедельник вместе с Лизой.

– Ой, точно. Меня уволили.

Он улыбнулся:

– Лиза такая смешная.

– Да, она всегда была яркой личностью.

Он постучал журналом по моей ноге.

– У нас в центре появился новый журнал, и мне захотелось тебе его показать.

– Похоже, я теперь журнальный инспектор. – Я почувствовала себя неловко.

Он развернул журнал, и я тут же узнала свой любимый – «Жизнь озер».

– Ты читаешь такой? – спросил он.

– Да! – Я протянула руки, и он вложил в них журнал. Я посмотрела на обложку. – Но этому еще нет трех лет.

Журнал был датирован этим месяцем.

– Знаю. Кто-то его оставил. Ты уже читала этот выпуск?

– Нет. Они продаются у нас в Лейкспрингсе, но я еще не успела купить.

– Можешь оставить себе.

– Не хочу обучающий центр лишать его. Я могу сама купить.

Он засмеялся:

– Ты видела, сколько их у нас там. Как в музее журналов.

– Хорошо. Спасибо.

Он смотрел на меня, будто ждал, что я сейчас открою его и начну читать. Но я уже достаточно опозорилась из-за своей одержимости журналами. Я встала и отряхнула джинсы.

– Мне пора домой.

Диего тоже встал.

– Наслаждайся чтением.

Я улыбнулась.

– Да. Ты тоже. – Я на шаг отступила к машине. – Ой, ты же не читаешь его. То есть ты мог бы, я имею в виду… в общем, да. Пока.

Что со мной происходит? Его губы растянулись в улыбке.

– Пока, Кейт.

Глава 24

В пятницу после выхода подкаста мы начали получать гневные имейлы. Мистер В Поиске Половинки не звонил, и все накинулись на нас из-за этого. Как будто каждый подкаст инсценируется и мы выбираем, кто позвонит, а кто нет. Алана читала мне имейлы, пока мы готовились к кулинарному соревнованию на кухне в моем доме. Видимо, теперь в обязанности Аланы входило отвечать на сообщения, которые мы не прочитали в эфире, и решать, какие нам стоило прочитать в следующем выпуске.

– Девушка пишет, мол, ей кажется, что вы своими фальшивыми обещаниями ввели ее в заблуждение и заставили слушать шоу до конца, – сказала Алана, глядя в телефон.

Я фыркнула.

– Вероятно, из-за того, что в начале шоу Виктория произнесла слова: «Интересно, мистер В Поиске Половинки сегодня позвонит?» Как думаешь, нас после такого перестанут слушать? – внезапно заволновалась я.

– Нет, – уверенно ответила Алана и положила телефон на стойку. – Видимо, шоу вызывает у людей эмоции, раз они так злятся. И кроме того, ваше шоу слушают не только из-за Диего.

– А мне именно так и кажется после этих имейлов.

Алана повернулась к пакету с покупками и достала ананас. После уроков мы сразу отправились в магазин за продуктами. А свои Диего принесет сам.

– Как ты ответишь? – спросила я, кивнув на телефон.

– Как насчет «займись своей жизнью»? – Алана озорно улыбнулась.

– Не уверена, что мисс Лион одобрит такой ответ.

Алана посмотрела на экран телефона.

– А вот и хороший имейл.

– Да?

Я убрала цыпленка в холодильник.

– «Дорогая Кэт». – Она сделала паузу и поиграла бровями. – Здесь ни слова про Викторию.

– Мне уже страшно.

– «Мне нравится, как ты ведешь шоу. Какой бы совет ты дала тому, кто хочет пригласить тебя на свидание?»

– Уф, – сказала я.

Алана посмотрела на меня:

– Что это за «уф»? Это так мило.

– Он меня совсем не знает!

– Что ты имеешь в виду? Он слушает тебя каждую неделю и влюбился по уши.

– Ладно, хорошо, тогда я его совсем не знаю.

– Видимо, он хочет все изменить. Мне кажется, это мило.

– Нет, не мило. – Я достала из пакета куриный бульон. – Кстати, что ты сегодня готовишь?

– Цыпленка с соусом хули-хули.

– Мм. Мне нравится.

– Знаю. Диего и не заметит, как его сердце превращается в пластилин.

– Ты таким странным образом предрекаешь, что у него случится сердечный приступ?

– Нет! Таким потрясающим образом я предрекаю, что он окончательно в меня влюбится.

– О, поняла.

Пакеты мы разгрузили, Диего должен приехать через час.

– Кстати, он будет с другом, – сказала Алана. – Который тоже будет судьей, чтобы получилось более объективно.

– Кого он хочет привести?

– Он не сказал.

– Нам надо переодеться? – спросила я. На нас до сих пор была школьная одежда, и я казалась себе потной и грязной.

– Определенно, – ответила Алана. Она взяла телефон и пошла за мной в комнату. – «Дорогие Кэт и Виктория, – по пути читала она вслух. – Мы хотим меньше советов про домашнее задание и больше про любовь».

Я закатила глаза:

– Потому что не стоит забывать, что действительно важно для нас в данный момент.

– Какая же ты неромантичная, – заявила Алана. – Любовь правит миром. Тема любви всегда будет важна.

– Ну, не я решаю, кто нам звонит.

– И не я пишу эти имейлы. Не надо на меня злиться, – сказала Алана, когда мы вошли в мою комнату.

– Но ты их читаешь! – отметила я, закрыв дверь. – Зачем ты все еще их читаешь?

– Ты права. – Алана убрала телефон в карман и улыбнулась. – Давай сосредоточимся на кулинарном поединке.

* * *

Час спустя я открыла входную дверь и увидела на крыльце Диего и Фрэнка.

– Ты решил привести его вторым судьей? – смутившись, спросила я Диего.

– Да, – ответил он. – Мне нужен кто-то для объективности. К тому же, как мне сказали, у вас своего рода перемирие? – На последнем предложении он нахмурил брови, будто в этот момент понял, что ему дали неверную информацию.

Я посмотрела на Фрэнка, который, пожалуй, впервые и правда испытывал раскаяние. Кажется, он придерживался линии перемирия. Надо отдать ему должное.

– Хорошо. Заходите.

И Фрэнк Янг уже второй раз вошел в мой дом. В этот момент спустился папа.

– О, в моем доме люди! – пошутил он.

– Да, пап. Это Диего, школьный друг, а Фрэнка ты знаешь.

– Фрэнк Янг, – произнес папа.

– Да, сэр, – сказал Фрэнк. – Приятно снова с вами встретиться.

– Они пришли готовить, – объяснила я, заметив недоумение на папином лице.

– Я пришел только есть, – сказал Фрэнк.

Диего переложил пакет с продуктами из правой руки в левую и пожал папе руку.

– Я пришел готовить. Мне сказали, у вас потрясающая кухня.

Папа улыбнулся.

– О, спасибо. Такого мне еще не говорили. Я обычно получаю три комплимента: у меня потрясающий удар в гольфе, у меня потрясающая способность шкурить пристань и у меня потрясающие волосы. – Он потер свою лысую голову. – Но спасибо. Добавлю в этот список и кухню.

– На самом деле это мамина кухня, – сказала я. Хотя она не часто ею пользовалась – она ее оформила.

– Вы только посмотрите. Моя дочь тут же вычеркнула кухню из списка. – Папа снова улыбнулся.

– Кстати, об ударах в гольфе… Пап, Диего заявляет, что может попасть мячом в ворота с того холма за стадионом.

– Что? – возмутился Диего. – Опять? Ты до сих пор мне не веришь?

– У меня недавно появились сомнения. Да, я тебе не верю.

Папа поднял руки, отказываясь вступать в бой:

– Это было бы круто.

– Именно. Спасибо, пап.

– Он с тобой не согласился, – отметил Диего.

Я засмеялась, а потом сказала папе:

– Мне кажется, мама пошла к тете Маринн.

– Так тонко моя дочь намекает, чтобы я ушел, – сказал папа.

– Разве тонко? – спросила я.

Он засмеялся, и я обняла его. Хоть иногда надо показать ему, как я его люблю. Он вышел из дома, все еще посмеиваясь.

– Алана уже на кухне, – сообщила я парням и повела их туда.

– Уже начала? – спросил Диего.

– Думаю…

Но я не успела закончить, так как Диего метнулся в кухню, и оттуда послышались его слова:

– Разве у нас нет правил? У нас должно быть одинаковое количество времени.

– У нас здесь что, шоу «На куски»?[4] – спросила в ответ Алана.

Мы с Фрэнком остались одни. Я посмотрела ему в глаза:

– Мне надо запереть дверь в кабинет, приду на кухню через минуту.

– Смешно, – сказал он, но не сострил в ответ, как обычно, так что я почувствовала себя стервой.

Я глубоко вдохнула:

– Идем.

Алана заняла половину острова и две конфорки. Диего вытряхивал продукты на свою половину острова.

– Чужую половину не занимать! – заявила она, игриво хлопнув его по руке.

Фрэнк уселся на стул.

– Кто-нибудь хочет попить? – спросила я. – Есть газировка и вода.

Ответил только Фрэнк:

– Я возьму колу.

Диего и Алана сосредоточились на готовке. Я достала банку колы из холодильника и передала ее Фрэнку.

– Спасибо, – сказал он.

– Не за что.

Мы что, оказались в какой-то альтернативной вселенной, где Фрэнк и я могли быть общаться цивилизованно?

Диего поставил на плиту сковородку и налил масло. Затем развернул коричневый бумажный сверток с рыбным филе.

– Это ты поймал? – спросила я.

Он бросил на меня взгляд из-под длинных ресниц и усмехнулся. Ресницы были очень длинными, а улыбка очень милой.

– Нет, не я. – Он положил филе на сковородку, и оно зашипело.

Алана носилась по кухне, словно участвовала в шоу и только что объявили, что осталось пять минут. Открыла духовку и задвинула на среднюю полку противень с цыпленком.

– Обычно я оставляю цыпленка на ночь мариноваться, – объяснила она. – Поэтому он получится не таким великолепным, как всегда, но отличаться будет не сильно.

– Ты оправдываешься, Алана? – спросил Диего. – Победители не оправдываются.

Диего посыпал рыбу какими-то травками, затем накрыл ее крышкой. В духовке также томился в горшочке белый рис. Я предположила, что его поставила Алана. Она вытерла руки о полотенце и села на стул – похоже, у нее передышка, пока готовится цыпленок.

– Вы читали имейлы? – спросил Фрэнк Алану.

В этот момент я поняла, что Фрэнк тоже мог знать о звонках Диего на шоу. Он с ним общался, знал его голос. И слышал его в звукозаписывающей студии. Сложил ли он два и два? Но даже если и сложил, напомнила я себе, то слышал, что сказала мисс Лион насчет анонимности звонивших. Он не должен проговориться. По крайней мере, я на это надеялась. Я посмотрела на Алану глазами, полными ужаса, на что та еле заметно мотнула головой. Значит, Фрэнк не знал?

– Да, – ответила она. – Они довольно хамские.

– Какие имейлы? – спросил стоявший у плиты Диего.

– Для подкаста. Скучища, – сказала я в надежде, что Фрэнк не станет развивать тему. Не получилось.

– А мне они показались забавными, – сказал Фрэнк.

– Не мудрено! – заявила Алана.

– И что это значит? – спросил он ее.

– Кейт они расстраивают, а ты жадно глотаешь их, словно какой-нибудь бестселлер, – раздраженно произнесла она, хотя всего час назад сама читала их один за другим.

– Почему они расстраивают Кейт? – поинтересовался Диего.

– И мне любопытно, – добавил Фрэнк.

Я открыла рот, чтобы ответить, но Алана меня опередила:

– Потому что ее тревожит следующий эфир.

– Не так уж и тревожит, – заметила я.

– Мне кто-нибудь что-нибудь объяснит? – спросил Диего.

– Ну, когда на этой неделе не позвонил мистер В Поиске Половинки, слушатели выразили недовольство, – пояснила Алана.

Диего начал нарезать помидоры.

– Почему в этом виновата Кейт?

– Не виновата, – сказала Алана. – Но слушателям надо кого-то обвинить, а так как она лицо подкаста, спустили всех собак на нее.

Я заерзала на стуле.

– На тебя накричали? – спросил Диего.

– Ну, через имейлы, – ответила я.

– Они были написаны капсом? – уточнил он.

Я засмеялась. Алана закатила глаза.

– Ладно, мистер Буквалист, они не были написаны капсом, но…

– Вот смотри, – сказал Фрэнк и достал телефон, – Я прочитаю тебе один, и ты сам увидишь.

– Не надо, – попросила я, но Фрэнк уже начал:

– «Кэт и Виктория. Почему не позвонил мистер В Поиске Половинки? Вам надо увеличить количество телефонных линий, чтобы люди могли дозвониться. У вас всегда занято. Шоу не будет интересным, если в него не пробьются интересные люди». – Фрэнк поднял палец. – Я тоже слышал об этом. Люди не могут дозвониться. Может, он и пытался.

– А может, и не пытался, – сказал Диего, пробуя соус. – В смысле, возможно, у него не было никаких новостей за прошлую неделю. Возможно, ничего не произошло.

Впервые с того момента, как Диего начал нам звонить, мне стало стыдно из-за того, что я скрываю свою догадку. В самом начале у меня были сомнения, что это он. А когда я убедилась, то поклялась самой себе не раскрывать его личность. Но сейчас, когда мы подружились, мне казалось, он должен знать, что мы в курсе. Почему я не подумала рассказать ему об этом? Но, с другой стороны… Он тоже не был с нами откровенен. Знал же, что мы работаем в подкасте. Но не рассказал, что это он звонил. Если бы он хотел, чтобы мы знали, то рассказал бы нам. Но мы знали. Уф, я разрывалась.

Я посмотрела на Алану – вдруг она мучается теми же мыслями, – но она была занята тем, что проверяла своего цыпленка.

– Наверное, ты прав, – сказал Фрэнк, положив телефон на стойку экраном вниз. – Пусть жалуются. Хоть какая-то шумиха.

Диего открыл упаковку кукурузных лепешек. Затем уперся руками о стойку и посмотрел мне в глаза:

– Мне жаль, что все жалуются.

Я чуть не сказала: «Это не твоя вина», но вовремя остановилась. Виноват как раз он, а я не могла заставить себя соврать.

– Все нормально, – сказала я. – Не волнуйся.

– Нам приходит и много хороших имейлов, – отметила Алана, закрывая духовку. – Не стоит беспокоиться. Сегодня какой-то парень позвал Кэт через имейл на свидание.

Я возмущенно втянула воздух.

– Серьезно? – спросил Фрэнк. Он снова схватил телефон и принялся просматривать имейлы.

– Пожалуйста, давайте не будем об этом говорить. – Я почувствовала, что краснею.

Алана засмеялась, а Фрэнк громко зачитал сообщение. Теперь и Диего улыбался.

– Я вас всех убью, – предупредила я, но на самом деле была рада тому, что обстановка разрядилась.

Диего принялся начинять лепешки капустой, сыром, острым соусом и рыбой, которая идеально поджарилась. Алана достала из духовки цыпленка и выложила на тарелку. Работая бок о бок, они все время сталкивались локтями и плечами. И было понятно, что делали это специально. Я смотрела на них, и мне становилось не по себе. Я уверяла себя, что нервничаю из-за Аланы. Переживала, что она расстроится, если Диего не пригласит ее на фестиваль. Он пригласит. Хватит уже волноваться об этом. Но эта мысль никак меня не успокоила.

Разложив еду, они поставили перед нами тарелки. Мы с Фрэнком попробовали оба блюда.

– И победитель?.. – спросила Алана.

Тако Диего были очень вкусными. Никогда не пробовала ничего вкуснее. Но он был прав – я необъективна. Я показала на Алану. Удивительно, но Фрэнк тоже. Алана издала восторженный возглас. Диего что-то проворчал, а потом произнес:

– Кейт, как думаешь, твой папа одолжит мне свои клюшки для гольфа?

– Не нужно вымещать свою злость на кухне, – пошутила Алана.

Диего улыбнулся ей:

– Раз уж я не могу одержать победу в кулинарном поединке, то докажу кое-что другое.

Глава 25

Мы сидели на холме за школой, перед нами в темноте едва виднелись футбольные ворота. Алана заняла место рядом со мной и прижалась к моему плечу, потому что было холодно. Фрэнк сидел с другого бока, опершись на одну руку. В другой он держал фонарик. Диего встал, положил мяч на метку и взял клюшку моего папы. Всмотрелся в даль и повернулся к нам. Затем показал на меня клюшкой и подмигнул:

– Это для тебя.

Мое сердце радостно затрепетало. И тогда-то я поняла – вспоминая все последние мои неожиданные реакции на него, – что влюбилась в предмет обожания своей лучшей подруги. Нет. Не может быть. Этого не должно было случиться.

Я прочистила горло.

– Поверю, когда увижу, – сказала я, но мой голос прозвучал как-то странно. На Алану я старалась не смотреть.

Диего отвернулся и размахнулся. Раздался характерный звук удара, и я увидела, как мяч взлетел в воздух, освещаемый фонариком Фрэнка. А потом исчез в ночи. Алана засмеялась так сильно, что хрюкнула.

– Здесь очень темно, – произнесла она, захлебываясь смехом. – Ты ничего не сможешь доказать.

– Сможет, если включить фонари на стадионе, – сказал Фрэнк.

– Мы не будем включать фонари на стадионе, – заметила я.

– Можем проверить в понедельник после уроков.

– В понедельник тренировка у футбольной команды, – сказал Фрэнк. – Я сейчас включу фонари.

Он поднялся. Алана тоже.

– Я пойду с тобой.

– Это глупая идея, – возразила я.

– А мне она кажется веселой, – сказала Алана.

Я тоже встала:

– Тогда идемте все вместе.

– Нет, потому что, когда мы включим фонари, Диего может попробовать снова, – сказал Фрэнк. И они с Аланой начали спускаться по холму, оставив нас с Диего в темноте.

– Подождите! – крикнула я, но они не остановились.

Зачем они это делали? Алана, конечно, знала, что я с трудом выношу Фрэнка, но почему не отправила с ним меня, чтобы самой остаться с Диего? Эта мастерица флиртовать с парнями сейчас все делала не так. Даже я это понимала. Это какая-то игра? Попытка вызвать новый интерес к себе? О чем она думала? Уж конечно, совсем не о том, что у меня появились чувства к парню, с которым она только что меня оставила. Вряд ли она подумала бы о таком. Что же я за ужасная подруга, раз мне понравился парень, который нравится Алане!

Я потерла руки и медленно перевела взгляд с удаляющейся спины Аланы на Диего. Он по-прежнему стоял с клюшкой в руках и смотрел, как они спускаются по холму. Казалось, его, как и меня, все это сильно расстроило. Ладно, я справлюсь. Справлялась же до этого. Никто не знал о моих чувствах, включая Диего. Я опустилась на землю и посмотрела на небо. Звезд было так много, что они буквально взрывали темноту.

– Как же здесь красиво, – заметила я.

Диего тоже поднял голову:

– Согласен. Вот бы увидеть небо и над миллионом других городов.

– Серьезно?

Он приставил клюшку к земле и оперся на нее.

– А тебе этого не хочется?

– Не знаю. Здесь мой дом. Моя зона комфорта.

– Могу поспорить. Если тебе комфортно в собственном теле, тебе будет комфортно где угодно, – задумчиво произнес Диего.

Возможно, это и есть часть моей проблемы. Я не всегда чувствовала себя комфортно в своем теле, а только когда находилась посреди озера. Тогда-то я и была самой собой.

– Это называется уверенностью, Диего. Я всегда знала, что тебе ее не занимать.

– Я ни в чем не уверен, – пробормотал он. – Поэтому понимаю.

– Понимаешь что?

– Понимаю, каково чувствовать себя не в своей стихии.

Мои глаза приспособились к темноте, и теперь я видела гораздо лучше. Я подняла валявшуюся на земле палку и начала чертить.

– Кто научил тебя готовить? – спросила я.

– Моя бабушка. Она потрясающе готовила. Еда для нее означала любовь, и ее всегда было в достатке.

– А твой дедушка?

– Он работал в поле. Зарабатывал гроши изнурительным трудом. Именно это заставило их переехать сюда из Мексики, и мой папа смог учиться в университете и воплотить свою мечту. Он фармацевт.

– Твои родители хотят, чтобы ты тоже учился в университете?

– Конечно.

– А ты не хочешь?

Не знаю, почему я так подумала, но такое впечатление сложилось у меня после его слов о звездах над миллионом разных городов.

– Я хочу учиться в кулинарной школе. Но сначала хочу объездить весь мир, посетить небольшие деревушки и поучиться у стариков, придерживающихся традиций. Я просто знаю, что ни в одном университете этому не научат.

Его взгляд стал отсутствующим, словно он все это представлял.

– Звучит заманчиво, – сказала я.

Диего выпрямился, мечтательность во взоре пропала.

– Но практически неосуществимо.

– Это твои слова или твоих родителей?

– Всех понемногу, наверное. – Он на мгновение замолчал. – Я вообще с трудом выбрался сегодня. Хотя здесь всего полчаса езды.

– В каком смысле?

– Каждую мою вылазку из дома мне приходится отвоевывать чуть ли не с оружием в руках. Родители грезят лишь об одном: чтобы я занимался домашними заданиями, работал и спал.

Наши взгляды встретились, и я задалась вопросом, не признается ли он, что звонил в подкаст. Эта его жалоба была схожа с той, с которой он впервые позвонил. Я задержала дыхание, раздумывая, что ему ответить. Что узнала его? Но он еще ни в чем не признался. Просто замолчал.

– Значит, они не знают про твои мечты, – наконец сказала я. – О твоем желании путешествовать.

– Нет. Вообще-то я впервые только что высказался об этом вслух.

Я первая, с кем он поделился? Это ничего не значит, сказала я себе.

– Есть для меня какое-то экспертное мнение?

Точно. Я же давала советы. И он делился этим секретом не со мной, а с Кэт.

– Чтобы дать полезный совет, мне нужна моя соведущая, – пошутила я.

Уголок его рта приподнялся.

– Так, совет. – Я задумалась, хотя сердце билось быстрее обычного. – Когда еще пытаться осуществить неосуществимое, если не в нашем возрасте? Как по мне, сейчас самое время отправиться по миру, пока не обзавелся грузом ответственности!

– Да… – Он посмотрел на подножие холма. – Они уже должны были найти фонари.

Диего был скрытным. Только я решила, что пробилась к нему и он немного открылся, как он словно отступил. Я его понимала. Мне тоже нравилось держать все в себе. Я посмотрела вниз.

– Может, они не знают, как их включить? Или, скорее всего, заперта панель управления.

– Возможно. Может, спустимся и попытаемся их найти?

– Конечно.

Мы поковыляли вниз, спотыкаясь о корни и огибая деревья, освещая себе путь фонариками в телефонах. Диего закинул клюшку в машину, припаркованную у подножия холма. Затем, чтобы добраться до входа, нам пришлось пересечь парковку и обойти стадион, но вход оказался заперт.

– Как думаешь, они смогли пробраться внутрь? – спросил он.

– Если принимала решение Алана, то да. Она обожает приключения, – ответила я. Узнав о его желании объехать весь мир, я еще больше осознала, как отлично они с Аланой подходят друг другу.

Мы пошли дальше и обогнули бейсбольное поле, обнесенное сетчатым забором, а не бетонной стеной. Нашли ворота, но они были заперты.

– Мой брат однажды перелез через них, а его спортивным совсем не назовешь. Уверена, и мы сможем, – сказала я, но потом вспомнила порванную футболку Макса. Мне не хотелось порвать одежду.

Диего дернул за ворота, и цепочка отошла настолько, чтобы можно было пролезть. Интересно, зачем Макс вообще перелезал через этот забор? Возможно, зашел с другой стороны или цепочка в тот день была натянута сильнее. Я проскользнула внутрь, Диего за мной. Бейсбольное поле соединялось с футбольным с одной стороны, отделенной еще одними воротами, незапертыми. Наконец мы вошли.

Алана и Фрэнк пока не включили фонари, но мы прошли через поле и оказались у ворот. Диего шарил по земле лучом фонарика, и только когда он сказал «Смотри!», я поняла почему. Свет выхватил мяч для гольфа, который остановился посреди поля на десятиярдовой линии. Диего поднял его и с улыбкой протянул мне.

– Ты думаешь, это что-то доказывает? – спросила я.

– Это определенно что-то доказывает. Смотри, где он был. – Он взял меня за плечи, подвел к месту приземления мяча и развернул. – Смотри.

Я посмотрела – я стояла почти в самом центре. Чтобы приземлиться здесь, мяч должен был пройти сквозь ворота.

– Признайся уже, – сказал он, словно знал, к какому заключению я пришла.

– Он мог отскочить от…

– Нет, не мог.

Я засмеялась:

– Ты прав.

Он все еще стоял за мной и держал за плечи.

– Что-что? – спросил он.

– Ты прав! – прокричала я.

Он со смехом прижал меня к груди:

– Да, прав.

Тут включились фонари, и с верхнего ряда сидений донеслось громкое: «Ю-ху!» Диего убрал руки с моих плеч, и я быстро сделала два шага вперед. Мы оба подняли голову и увидели Алану, вскинувшую руки. Через минуту к ней подошел Фрэнк. Он показал на нас:

– Ты не попал, Мартинес!

– Я уже все доказал! – крикнул он в ответ.

– Разве ты не должен доказать им? – спросила я.

– Это ты мне не верила.

– Теперь верю, – сказала я.

– Эй! – донесся из-за сидений резкий голос. – Вы, ребят, незаконно пробрались на территорию!

– Бежим! – закричала Алана.

Диего не стал мешкать. Схватил меня за руку и потащил туда, откуда мы пришли. Фонари выключились, и нас окутала темнота. Интересно, это сделал Фрэнк, чтобы нас было сложнее догнать?

Мое сердце делало тысячу ударов в минуту, пока мы бежали к незапертым воротам, разделяющим два поля. Когда мы оказались на втором поле, над нашими головами замелькал луч от фонарика. Сначала я подумала, что это Фрэнк, но появился еще один луч. Диего затянул меня за металлические сиденья слева от нас, и мы втиснулись между ними и сетчатым забором. Мой висок оказался прижатым к его шее, и я чувствовала его пульс.

– Родители меня убьют, – прошептала я. Им всегда было важно, чтобы я поддерживала их репутацию порядочных людей. Казалось, от этого зависит наша жизнь.

– Нас не поймают. Все будет хорошо, – тихо ответил Диего.

За нашими спинами раздались крики, и я закрыла глаза, словно благодаря этому мы могли стать незаметными. Постаралась успокоить дыхание, как можно ровнее дыша. Вдох через нос, выдох через рот. От Диего хорошо пахло, с примесью мяты – он жевал жвачку. Мой пульс замедлился, и я, придя в себя, осознала, что прижалась к Диего и касалась его каждым сантиметром своей кожи, начиная от лодыжек и заканчивая головой.

– Тебе удалось прочитать журнал? – тихо спросил он.

Журнал? О чем он? Ох, точно. Он отдал мне самый последний номер «Жизни озер», который теперь лежал где-то в машине. Диего пытался переключить мое внимание с неприятной ситуации. А я вела себя как настоящий нытик. Как приятно, что он меня отвлекал.

Еще раньше я прочитала одну статью в экземпляре на пристани. О чем была та статья?

– Вейксерфинг. Я прочитала статью про вейк-серфинг.

– Да? – спросил он. – И как тебе?

– Я еще не пробовала им заниматься. Но мне захотелось.

– И все?

– Пока да. Я еще почитаю… попозже.

– Хорошо. – Он шагнул на поле, и я чуть не упала без его поддержки. – Я ничего не слышу, – сказал он. – Бежим к машине?

– Как думаешь, охранники видели машину?

– Нет, она припаркована за холмом. Там они не стали бы проверять. Она стоит не на территории кампуса.

– Хорошо, идем.

* * *

Когда мы пришли, Алана и Фрэнк уже стояли у машины. Они смеялись и громко обсуждали произошедшее. Увидев нас, Алана обхватила Диего руками за шею:

– Вы это сделали!

– С трудом, – сказала я, когда она и меня обняла. – Мы были на волоске.

– На волоске? – спросил Фрэнк. – Типа вас отправили бы в тюрьму?

– Естественно, не в тюрьму, но определенные последствия были бы.

Он усмехнулся:

– Ты действительно испугалась?

Эта усмешка вызвала во мне приступ злости.

– Ты не испугался, потому что тебе не привыкать выкручиваться из такого дерьма. Даже когда все знают, что это сделал ты, с тобой ничего не происходит. Ты Фрэнк Янг.

– Тогда почему не боялась Алана? Или Диего?

Я посмотрела на них двоих и ждала, когда они признаются, что боялись. Но этого не произошло.

– Кажется, в этот раз твоя теория об избалованном богатеньком ребенке не сработала, – сказал Фрэнк.

Я сглотнула смущение, гордость горечью отдавалась на языке.

– Давайте уедем, пока охрана не решила проверить здесь. – Я забралась на заднее сиденье, отодвинув в сторону клюшку.

– Кстати говоря, – громко заявила Алана, когда все уселись, – я тоже немного боялась, что меня поймают. Мне кажется, Кейт права. Ты ни разу не сталкивался с настоящими последствиями, Фрэнк. – Она сжала мою руку, дав понять, что сказала это только ради меня. Я это оценила.

– Как скажешь, – произнес Фрэнк. – Только не надо вменять мне это в вину.

Мы почти не разговаривали всю обратную дорогу. Когда парни уехали, Алана собрала на кухне свои вещи и сказала:

– Диего не пригласил меня сегодня на Осенний фестиваль.

– Ну, половину вечера ты провела с Фрэнком. Мне кажется, ты подала ему неверные знаки, – отметила я.

– Возможно, ему не нравится футбол… или карусели на карнавале. Может, он вообще не хочет туда идти.

– Такое может быть.

Она кивнула, точно только что разгадала загадку и почувствовала себя лучше. Взяла пакет, в который сложила оставшиеся продукты, и сказала:

– Ты знаешь, что я тебя люблю и всегда прикрою.

– Знаю, – ответила я, понимая, к чему она ведет.

– И чаще всего я соглашаюсь с тобой относительно Фрэнка.

– Знаю. В этот раз я ошибалась.

Да.

– Все равно спасибо, что вступилась за меня, – сказала я.

– Как и всегда. – Она обняла меня и направилась к двери. – Но тебе, наверное, надо перед ним извиниться, – бросила она, выходя на улицу.

Я не хотела извиняться перед Фрэнком. Но понимала, что Алана права. Он вел себя прилично. Даже мило, а я несправедливо обвинила его. Поэтому попрошу прощения. Я не собиралась искать его и умолять меня простить. Но когда представится такая возможность, сделаю это.

Глава 26

«Скромность. она играет важную роль», – сказала Саманта.

Я увеличила громкость на телефоне, потому что папа с шумом скидывал в коробку резиновые трубки. Я складывала купальники в другой части магазина. Сезон еще не закончился, но закрытие близилось. В октябре пристанью пользовались лишь рыбаки.

«Мне, как и любой другой девушке, нравятся уверенные парни, – продолжила Саманта, – но я предпочту парня, который за ужином не связывает каждое блюдо со своими достижениями». – «И как он связал со своими достижениями салат?» – «Видимо, вырастил зимний сад. У него явный талант к садоводству. Растения его любят, как и коровы». – «Вы ели стейк?» – «Да».

Я улыбнулась. Подкаст о первых свиданиях быстро стал моим самым любимым из тех, что я в последнее время слушала.

Кто-то постучал по моему плечу. Я повернулась и увидела маму, ее губы двигались.

– Что? – спросила я и достала наушники. – Извини. Можешь повторить?

– Я лишь говорила, ты теперь как будто живешь в этих наушниках. – Мама протянула мне скотч. – Я нашла это на складе и подумала, что он может понадобиться.

– Спасибо. – Я взяла скотч и положила его рядом с коробкой. – Кстати…

Подошел папа и протянул руку:

– Можно на секунду скотч? У меня как раз готова коробка.

Я кинула ему скотч.

– Кстати? – спросил папа, напоминая, что я что-то собиралась сказать.

– В этом году мы записываем подкаст на Осеннем фестивале.

– Правда? – сказала мама.

Я кивнула:

– Там будут зрители и все такое. Мне кажется, он не будет таким длинным, как наши обычные подкасты, – вроде специального выпуска. Но если вы хотите прийти…

– Конечно, хотим, – ответила мама.

– Мы это не пропустим, – добавил папа.

– Ладно. Хорошо.

Мама улыбнулась:

– Хорошо.

Я подняла наушники.

– Тогда мне, наверное, надо учиться дальше.

* * *

– Привет, дорогие слушатели. С вами Виктория и Кэт, и мы снова готовы атаковать ваши проблемы. Кэт, тебе нравится, как я сказала?

– Да, нравится.

– Потому что в эти выходные пройдет игра в честь Осеннего фестиваля.

– Я поняла. Очень умно.

– И я так подумала. Итак, когда ты поразишь наших слушателей своим отступлением, мы перехватим первый звонок.

– Ты весь выпуск собираешься играть словами? – спросила я.

– Конечно.

Я хмыкнула:

– Хорошо, возможно, сегодня у нас полно неудачных каламбуров, но мы пока и не стали профессионалами.

– Ты имеешь в виду неудачные удары? – пошутила Виктория.

– Я сама напросилась.

– Это точно.

– Но помните, если у вас настоящая проблема, пожалуйста, наберите 911 или любой из других экстренных номеров, указанных на нашем сайте. И благодарим за спонсорство «Янг Индастриз». Они десятилетиями служат Лейкспрингсу.

На последних словах я постаралась не скривиться.

– Итак, у нас первый дозвонившийся, чем мы можем вам помочь? – спросила Виктория, как только прошел звонок.

– Привет, это Тамара Соррес.

Звонившие так редко называли свои имена, что я чуть не сказала ей: «Мы это вырежем».

– Тамара Соррес, президент нашего школьного совета в «Секвойя-Хай»? – уточнила Виктория.

– Да, – ответила Тамара.

– Что мы можем для тебя сделать?

– Я приглашаю вас с Кейт принять завтра участие в одном из мероприятий Осеннего фестиваля. Вас выбрали путем всенародного голосования.

– Правда? – спросила Виктория. – И что за мероприятие?

– «Веселая бочка».

Я засмеялась:

– Нас хотят окунуть в бочку?

– Да. И желающих много.

– Звучит весело, – сказала Виктория.

– Я – пас, – отметила я.

Виктория неодобрительно зацокала:

– Нет, не пас. Мы обе придем. Так что приносите бейсбольные мячи, «Секвойя». Мы так легко не сдадимся!

– Ты понимаешь, что к тому времени, как слушатели это услышат, нас, вероятно, уже тысячу раз окунут? – спросила я.

– Я не отказываюсь от своих слов, – заявила Виктория.

– Тогда увидимся во время обеда, – попрощалась Тамара.

– Подожди! – сказала Виктория, пока Тамара не повесила трубку. – Ты позвонила в шоу советов. Мы можем дать тебе какой-то совет?

– Э-э… – Тамара явно была застигнута врасплох, но всерьез задумалась над вопросом. – Как заставить скинуться на бензин тех, кого подвозишь?

– Мне кажется, ты это только что сделала, – заметила я.

– Согласна, – сказала Виктория. – Попросить. А ты сейчас это сделала. Удачи тебе. И, ребят, ну если вас кто-то подвозит каждый день, не будьте жмотами.

Тамара повесила трубку, и Виктория посмотрела на меня:

– Готова завтра промокнуть?

– Не совсем.

– Будет весело.

Снова заморгала панель, объявляя о звонке.

– Привет, дозвонившийся, ты в эфире.

– Привет. Это я… не помню, какое прозвище вы мне дали, – сказал Диего.

Я улыбнулась.

– В Поиске Половинки, – подсказала Виктория. Значит, она узнала его голос.

– Точно. И оно мне не особо нравится.

– Если хочешь, мы можем сменить его на твое настоящее имя, – произнесла Виктория таким голосом, какого я прежде не слышала. Флиртовала?

– Останусь с прозвищем.

Я засмеялась.

– Как у тебя дела? – спросила Виктория. – Слушатели скучали по тебе на прошлой неделе.

– Особых новостей не было, поэтому я не позвонил.

Он пытался донести до слушателей, что дело не в постоянном сигнале «занято»?

– На этой неделе мы обсуждаем Осенний фестиваль, – сказала Виктория, хотя это не так, она сама сейчас это придумала. – Ты уже пригласил свою избранницу?

– Мне кажется, моя… она не любит футбол.

Я бы не сказала, что Алана любила футбол, но и не сказала бы, что не любила. Она ходила на игры как минимум из-за социального аспекта.

– А тебе нравится футбол? – спросила я. Алана считала, что нет, но, возможно, ошибалась.

– Я не играю в него, если вопрос в этом.

– Но он тебе нравится?

– Я могу поддержать команду не хуже других.

– Кстати, фестиваль – это не только футбол, – встряла Виктория. – Не забывай о карнавале после него. Если твоей пассии не нравится футбол, то она, возможно, любит веселье.

– Возможно, – ответил звонивший. Судя по голосу, он улыбался.

– Но ты ее еще не пригласил? – надавила я. Я просила его потерпеть, но ситуация становилась нелепой. Он должен был ее пригласить. Чтобы окончательно раздавить мою дурацкую влюбленность.

– Вообще, вроде как пригласил, – ответил он.

– Правда?

– Как можно кого-то вроде как пригласить? – Виктория покачала головой.

– Я пытался действовать умнее и продуманнее, сделать что-то значимое для нее, но, мне кажется, она очень вежливо отказала мне.

– Ты ее пригласил зашифрованно или как? – спросила я. Алана отказала бы только в том случае, если бы совсем не поняла, что это приглашение.

– В каком-то смысле.

– В этом случае пригласи ее в открытую, – сказала я.

– Но, мне кажется, я уже получил от нее ответ.

– Если девушка говорит «нет», – игриво произнесла Виктория, – у тебя здесь есть запасной вариант.

Я закашлялась.

– Кто? – спросил он.

– Конечно, я, – ответила Виктория.

– Ох. Ну… э-э… спасибо.

– Я думала, Брайан выложил свое приглашение лепестками роз, – сказала я Виктории. Та захихикала. – Это было мило, правда. Удачи тебе, В Поиске Половинки. Мы все болеем за тебя.

– Спасибо.

– Не забывайте, дорогие слушатели, – сказала Виктория, когда Диего отключился. – На этой неделе у нас будет дополнительное шоу. Мы будем записывать выпуск на Осеннем фестивале в пятницу после футбола. Поэтому приходите к нам, даже если придется идти на карнавал в одиночку. Вопрос можете задать вживую, или киньте его в ящик, который на этой неделе найдете в столовой. Мы уже не можем дождаться!

Когда шоу закончилось, Виктория встряхнула руками и сняла наушники. До этого она ни разу так не делала.

– Ты в порядке? – спросила я. – Ты сегодня отлично справилась.

– Завтра мы окажемся в бочке.

Я вздохнула:

– Ты охотно на это согласилась. И сказала, что будет весело. Дважды.

– Ты права. Будет круто. – Она встала и пошла к двери.

– Виктория, не обязательно завтра окунаться в эту бочку, если не хочешь.

– Конечно, хочу. Я же меняю мир, верно? – Она с усилием рассмеялась.

Хм. Несмотря на всю свою напускную храбрость, Виктория оказалась не такой бесстрашной, как я думала. Неужели все всегда притворяются? Прикрывают страх уверенностью? Неужели, когда дружишь, способен видеть сквозь это? Или готов отказаться от прикрытия?

– Если кто и способен сделать такое, то это ты, – сказала я.

Она улыбнулась и ушла.

Я отключила наушники и отнесла их в кабинку звукозаписи. Затем отправила Алане сообщение. Она неосознанно отвергла приглашение Диего на Осенний фестиваль. Нам надо было проанализировать все их разговоры. И составить новый план.

Глава 27

– Я не могу вспомнить, чтобы Диего, открыто или нет, пригласил меня на Осенний фестиваль, – сказала Алана, когда мы днем приехали к ней домой.

Дом Аланы был великолепным. Тихим, большим и всегда с кучей еды. Мы сидели за кухонным островком и набивали рты приготовленным ее папой печеньем – с кокосом, шоколадом и какими-то хрустящими хлопьями внутри. Я съела уже три штуки.

– Ты уверена, что он именно это сказал на подкасте? – спросила она меня.

– Уверена, – еле проговорила я. – Он что, изложил свое приглашение в еде в тот день или как?

Она улыбнулась:

– Было бы весело и круто, но я так не думаю. Я просто предположила, что он не пригласил меня из-за того, что ему не нравится футбол.

– Знаю. Ладно. Пора переходить к тяжелой артиллерии.

– И что же это значит?

– Ты должна сама его пригласить, – сказала я.

– Договорились, – ответила Алана.

Я проигнорировала приступ ревности. Мне не позволено ревновать.

– Тебя было несложно уговорить.

– А ты думала, будет сложно? – Она выгнула брови.

– Нет. – Я посмотрела на поднос с печеньем. – Если возьму еще одно, я лопну от обжорства?

– Не лопнешь. Бери.

– Хорошо. – Я схватила печенье. – И как ты его пригласишь?

– У меня есть идея.

* * *

Было очень неприятно сидеть за стеклом в купальнике, словно я – экспонат на выставке. Но стало еще хуже, когда к стоявшей в первом ряду Алане присоединились Диего и Фрэнк. Я не сомневалась, что Алана написала им о возможности, которую они не могли упустить.

Диего поднял два бейсбольных мяча.

– Интересно, это так же легко, как забить в ворота мяч для гольфа? – сказал он.

– Ха-ха! – крикнула я.

Он подмигнул мне, и у меня внутри все сжалось. Диего флиртовал. Это должно было прекратиться. Ему нельзя флиртовать, если он сам просит в эфире советов насчет Аланы. Я увидела, как он улыбнулся Алане, и почувствовала раздражение.

Пока мне удавалось избежать участи окунуться в бочку. Виктории не так повезло. На ее смене появилась бейсбольная команда, и ее окунули шесть раз. Теперь она сидела за столом неподалеку, укутанная в полотенце, и болтала с одним из игроков. Влажные волосы слегка вились. И она улыбалась. Сегодня она что-то преодолела в себе, и я ею гордилась. Интересно, вся жизнь крутится вокруг страхов? Иногда мы их одолеваем, иногда они нас. Когда нам это удается, мы имеем полное право отпраздновать.

Виктория подняла белую коробку и потрясла ее.

– Не забудьте оставить свои анонимные вопросы для подкаста на карнавале! – крикнула она ожидавшим своей очереди.

– Ты готова? – спросил Диего, возвращая мое внимание к себе.

– Если «готова» означает сидеть здесь, тогда да, очень готова! – крикнула я в ответ.

Он покрутил мяч в руке и кинул. Я съежилась. Мяч пролетел над стеклом, не достигнув цели. За Диего выстроились в очередь человек двадцать, поэтому я знала, что у него только два броска. Он попробовал еще раз, и теперь мяч отскочил от стекла.

– Отличная попытка! – поддразнила я. Диего нахмурился.

Выступила Алана. Больше всего я боялась именно ее. Алане удавалось все, в чем она пробовала силы. Но обе ее попытки не достигли цели. Я облегченно вздохнула.

И вот настала очередь Фрэнка. Он несколько раз подкинул мячик.

– Привет, Китти Кэт, – произнес он, хитро улыбаясь.

До меня дошло, что я так и не извинилась перед ним. Мне показалось, карма меня сейчас настигнет. Алана что-то сказала ему, но я не расслышала. Затем крикнула мне:

– Ты сейчас окажешься внизу!

Я почти поверила, что она знала о Фрэнке и бейсболе что-то, чего не знала я. Но, когда он промахнулся, я расслабилась. Я думала, он пару раз подкинет мяч в руке, как и в прошлый раз, но он тут же кинул его, как только взял в правую руку. И вот мяч прилетел прямо в цель, запустив механизм опрокидывания моего сиденья. Осознав, что произошло, я вскрикнула и полетела вниз.

Вода была холодной. Холоднее озерной. Грудную клетку словно стиснули ледяные пальцы, а ноги никак не могли нащупать дно. Наконец я оттолкнулась и рванула вверх. Но в этот момент так сильно ударилась головой о сиденье, что перед глазами заплясали звезды. Очередь дружно охнула. Я ушла под воду. Такого не должно было случиться, но я уже не раз падала в воду, поэтому знала, что нельзя паниковать. Я на мгновение расслабилась, чтобы прочистить мозги. Затем выпрямилась.

Прокашлявшись, я поняла, что кто-то опирается на сиденье и тянет руку, чтобы помочь мне.

– Прости, – сказал Фрэнк.

– За что? – закашлялась я. – Это же игра, верно?

– Я не хотел тебе навредить.

– Знаю.

Я направилась к лестнице, чтобы выбраться из бочки. И тут услышала, как кто-то нажал кнопку на сиденье. Фрэнк в одежде рухнул в бочку. Я изо всех сил старалась не засмеяться и еще до того, как услышала ее смех, поняла, что это дело рук Аланы.

Фрэнк вынырнул, выплевывая воду.

– Алана, у меня в кармане телефон! – Он, видимо, тоже все понял.

– Упс, – сказала она.

Очередь посчитала, что не видела ничего более веселого. Раздались шуточки и смех. Фрэнк брызнул водой в Алану. Сначала мне показалось, что он злится, но я брызнула в его сторону, он улыбнулся и окатил водой меня. Затем быстро вылез из бочки и побежал за Аланой. Поймал ее и заключил в мокрые объятия, а Алана завизжала.

Я не знала, закончилось ли мое время в «Веселой бочке», но голова болела так сильно, что я выбралась наружу. Диего приготовил для меня полотенце. Я подошла к нему, и он накинул его мне на плечи.

– Ты в порядке? – спросил он. – У тебя какая-то дурная привычка биться головой о металлические предметы.

– Такое ощущение, что только когда ты рядом.

Он усмехнулся:

– Больно?

– Возможно.

– Тебе нужна моя магия, да?

Я понимала, что он шутит, но все равно подалась вперед, и он нарисовал на моей макушке букву «V».

– Так-то лучше, – сказала я и отступила, стараясь не покраснеть. – Кстати, я как-то попробовала это сделать на Коре, и все получилось.

– Серьезно? – спросил он, будто его это удивило.

– Да, эта традиция твоей мамы кажется мне милой.

– Она была бы рада это услышать.

Что я делала? С ним было так легко. Слишком легко. Я снова отступила.

– Кейт! – прокричала Алана. – Спаси меня!

Фрэнк все еще обнимал ее, тряся мокрыми волосами. Она оттолкнула его и, подбежав к Диего, спряталась за его спину, вцепившись в футболку. Я отвела взгляд.

– Тебя спас человек, который единственный не заслужил, чтобы его купали, – отметил Фрэнк.

– Мне надо переодеться до звонка, – сказала я.

Я пошла в раздевалку, а ребята последовали за мной. Алана подхватила Диего под руку. То ли ей требовалась защита, то ли она просто хотела быть к нему поближе – я не могла понять.

Фрэнк шел по другую сторону от Аланы. Я встретилась с ним взглядом. Прочистила горло, затем еще раз.

– Да выкладывай уже, – сказала Алана.

– Извини, – сказала я.

– Что? – спросил Фрэнк. – Это ты мне?

– Да. Прости за то, что выставила все так, будто тебе в прошлую пятницу было плевать, попадемся ли мы.

– А, точно. – И добавил через несколько шагов: – Очень сложно поменять привычку и не говорить друг другу гадости.

Я посмеялась:

– Так и есть.

– Я рад, что мы пытаемся.

– Я тоже.

И я была абсолютно искренна.

Глава 28

На парковке после уроков Алана передала мне пакет со стикерами.

– Ты уверена, что Диего сегодня работает в обучающем центре? – спросила она.

– Да.

– Хорошо, после практического занятия мы с Фрэнком подъедем туда. Он же тебя не увидит?

– Нет, сотрудники вроде паркуются за зданием, чтобы у главного входа оставались места для клиентов.

Она кивнула.

– Каким цветом я выкладываю слова? – спросила я, положив пакет в машину.

– Синие для слова «фестиваль» и знака вопроса. Оранжевые – чтобы заклеить оставшуюся часть машины.

– Это будет круто, – сказала я.

– Давай надеяться на отсутствие ветра, – улыбнулась мне Алана.

– Знаешь, думаю, он так удивится, что не сможет отказаться.

* * *

Час спустя мы с Аланой и Фрэнком встретились за обучающим центром, где я все еще обклеивала машину Диего. Алана достала из стоявшего у моих ног пакета упаковку стикеров и кинула ее Фрэнку:

– Начинай, детка.

Мы втроем приступили к работе.

– Клейкие листочки всегда напоминают мне Гавайи, – сказала Алана через несколько минут.

– Там их очень много? – уточнил Фрэнк.

– Нет, но местные на открытых рынках продают всякие безделушки и украшения, – объяснила Алана. – В основном туристам. Моя мама обычно помогала им с подготовкой. И одна женщина так любила клейкие листочки, что использовала их для обозначения цены. Как-то раз мне было скучно, и я поменяла все ценники. С тех пор, завидев меня, эта женщина прогоняла меня и бормотала что-то на ломаном английском.

– Так ты всегда была баловницей, – сказал Фрэнк.

Алана стукнула его по груди:

– Да.

Я засмеялась.

Почти час ушел на то, чтобы окончательно оформить машину. Затем мы отошли к забору и в ожидании Диего присели на обочину.

– Нервничаешь? – спросила я Алану.

– Конечно, нет, – ответила она, и я ей поверила.

А я бы нервничала. Да кого я обманываю? Я нервничала. В самых дальних уголках моего ужасного сердца мне хотелось, чтобы Диего ей отказал. Я очень плохая подруга.

Нет. Я хотела, чтобы он согласился. Тогда мое ужасное сердце поймет намек. Тогда я несомненно буду знать, что все это время на подкастах Диего говорил о ней.

Пока мы украшали машину, Фрэнк отмалчивался, и мне стало интересно почему. Он словно ответил на мой невысказанный вопрос, когда заговорил:

– Он несколько недель звонил на шоу и наконец получит свою девушку.

Я выпучила глаза и посмотрела на Алану.

– Серьезно? – сказал Фрэнк. – Вы думали, я его не узнаю? Да он же мой знакомый. И мы обрабатываем голоса только постфактум.

– Да? – преувеличенно удивилась Алана.

– Ты же ему не скажешь? – спросила я Фрэнка.

– Она все еще думает, что у меня совсем нет совести, – сказал он в воздух.

– Нет, это не так. Я просто думаю… Не знаю. – Я не могла поймать свои мысли. – Я не хочу, чтобы он узнал, что мы все это время знали о нем.

Мне казалось, он плохо это воспримет. И почему мы ему не рассказали?

– От меня он не узнает, – отметил Фрэнк.

Я сжала его руку:

– Спасибо.

– Фрэнк, как твой телефон? – с улыбкой спросила Алана.

Он слегка пнул ее ногой.

– Скончался благодаря тебе во время купания в бочке.

Мы услышали, как открылась задняя дверь, и одновременно вскочили на ноги. Сначала Диего увидел свою машину. По-другому и быть не могло. Его губы растянулись в улыбке. А потом он окинул взглядом территорию и заметил нашу компанию возле забора.

– И? – спросила Алана, когда он так ничего и не сказал.

– Ой! Да! – ответил он.

Алана подбежала к нему и обняла его за шею. Мое сердце рвануло к горлу. Хотя бы поняло намек.

– Подожди здесь, – сказал мне Фрэнк.

Не успела я спросить, что он собрался сделать, как он подбежал к машине и начал рыться в багажнике. Алана и Диего подошли ко мне. Они держались за руки, и Алана вся светилась.

Так, Алана и Диего. Им пора двигаться дальше. Их отношения на какое-то время застопорились, что было странно для Аланы. Она всегда завоевывала парней, и обычно происходило это быстро. Здесь потребовалось потрудиться. Но, судя по выражению ее лица, оно того стоило.

– Надеюсь, вы здесь, чтобы помочь мне убрать все это, – сказал Диего, глядя мне в глаза.

– Конечно, – ответила Алана.

Фрэнк вернулся к нам, спрятав руку за спину.

– Кэт, – произнес он, задыхаясь.

– Кейт, – поправили мы с Диего одновременно. Я подтолкнула его локтем.

– Кейт. Да, извини. Я просто очень много слушаю подкаст.

Фрэнк как-то странно улыбался, и я не могла понять почему. Алана тоже была сбита с толку, даже отпустила Диего и скрестила руки на груди.

– Что? – спросила я Фрэнка. – У меня что-то на лице?

Диего фыркнул:

– Это мои слова.

– Нет. – Фрэнк достал из-за спины красную розу на длинном стебле. – Ты пойдешь со мной на Осенний фестиваль?

У меня свело живот. Что?

– Ох. Я…

Фрэнк закусил губу.

– Знаю, надо было продумать приглашение. Я кое-что запланировал, но в последний момент ничего не вышло. Телефоны были заняты.

– Ты собирался позвонить в подкаст? – спросила я.

Он пожал плечами, и на лице мелькнула милая скромная улыбка. Хорошо, что все телефоны оказались заняты. Мне было бы очень неловко. Целой школе и городу не обязательно было слушать, как кто-то приглашает меня на свидание.

Я не могла не взглянуть на Алану. На ее лице не отражалось никаких эмоций. На Диего я смотреть не стала и перевела глаза на Фрэнка.

– Э-э… да, – наконец ответила я. Почему бы нет? Мое сердце уже было растоптано. Возможно, поход с Фрэнком на фестиваль как-то поможет. И мы в последнее время начали ладить.

– Ты пойдешь со мной? – удивленно спросил он.

Я кивнула. Он взял меня за руку, поцеловал костяшки и сказал:

– Я заберу тебя в половине шестого на ужин перед игрой. – Затем повернулся к Алане и Диего. – Может, поедем все вместе?

– Было бы весело, – согласилась Алана.

– Хорошо, – сказала я.

Фрэнк улыбнулся мне напоследок и попятился к машине.

– Я поеду, пока ты не передумала. – Он кивнул Алане. – Доедешь с Кейт?

– Конечно.

После этого он сел в машину и уехал. Я вдохнула и уставилась на розу. Бутон слегка поник.

– Это было странно.

– По-хорошему странно? – уточнила Алана.

– Ну, это же Фрэнк Янг… Но мы вроде заключили перемирие, верно?

Алана пожала плечами. Из-за того, что она казалась такой неуверенной, я сама начала сомневаться. Наверное, не надо было соглашаться.

Я положила розу к забору, взяла пустой пакет и начала снимать стикеры. Алана и Диего присоединились ко мне. Пока мы чистили машину, Алана сминала листочки и бросалась ими в меня и Диего, развязав таким образом войну. Осознав, что от этого работы только прибавится, я остановилась. Я как раз добралась до заднего бампера, и Диего встал сбоку от меня.

– Вчера во время подкаста ты решила вопрос с тем письмом об издевательствах, из-за которого так волновалась? – спросил он.

Я поднесла руку ко лбу.

– Совсем забыла. Обычно я отдаю бразды правления Виктории, поэтому не привыкла предлагать тему. Придется придумать, как это сделать на следующей неделе.

Как я могла забыть о чем-то настолько важном? Над этим ребенком издевались, а у меня это совершенно выскочило из головы.

– Уверен, ты что-нибудь придумаешь. – Он снял еще один ряд листочков и добавил их к своей стопке. – Так, значит, вы с Фрэнком?..

– Давай не будем забегать вперед.

– Все с чего-то начинается.

Он посмотрел на меня из-под длинных ресниц, в карих глазах танцевала улыбка.

Он был прав. Все с чего-то начинается. И я, стоя рядом с парнем своей лучшей подруги и снимая с его машины клейкие листочки, точно знала, когда он начал мне нравиться. В тот момент, как нарисовал букву «V» на моем виске в пустом школьном коридоре. Когда эти же самые карие глаза, такие нежные и заботливые, заглянули в мои в тот день.

Мы знаем наше место, напомнила я своему сердцу. Строго на территории дружбы.

Глава 29

– Я сегодня поцелую Диего.

Щеточка для туши выпала из моих рук.

Мы с Аланой сразу после уроков отправились к ней и теперь сидели у зеркала в ее спальне и готовились к Осеннему фестивалю. В комнате Аланы преобладал розовый разных оттенков. Мне казалось, здесь моя кожа приобретала здоровый блеск, и я не могла понять, благодаря освещению или фону. Надо, наверное, перекрасить мою комнату.

Теперь на моей ноге красовался огромный черный мазок туши. Я подняла щеточку с пола.

– Э-э… хорошо.

Алана сняла колпачок с карандаша для глаз.

– Где для этого самое романтичное место?

Она ждала от меня совета?

– Наверное, любое, где это произойдет.

Она мечтательно вздохнула.

– Это правда. – Затем подалась к зеркалу и начала красить глаза. – А что насчет тебя?

– А что насчет меня? – Я достала салфетку для снятия макияжа и потерла ногу.

– Ты сегодня поцелуешь Фрэнка?

– Нет!

– Это настолько ужасная мысль?

– Да. В смысле… нет, не совсем, просто не торопи меня. Еще неделю назад я ненавидела этого парня.

– Тогда зачем согласилась?

– Надо было отказаться?

– Ну нет. Но если ты ему нравишься, то ты вроде как вводишь его в заблуждение.

– Мне не кажется, что я ему нравлюсь. Он, наверное, пригласил меня из-за того, что больше некого.

* * *

Во время игры все громко кричали и шумели. Я давно уже не ходила на футбол и позабыла, каково это. Но сейчас я пришла с парнем, которого ненавидела, с парнем, которого надо ненавидеть ради собственного душевного спокойствия, и со своей лучшей подругой.

Фрэнк показал вперед и перекричал шум толпы:

– Смотрите, они украсили фонариками колесо обозрения.

Алана захлопала:

– О! Как здорово! Круто, что твой папа оплатил аттракционы.

Я подалась вперед, чтобы прокричать Алане, которая стояла после Фрэнка:

– Позже прокатимся на американских горках?

– Конечно.

– Что? – спросил Диего. Он стоял за Аланой и, вероятно, ни слова не слышал.

– Колесо обозрения! – сказала Алана. – Давай позже прокатимся.

– Конечно, – ответил он.

Интересно, поцелуй случится именно там? На вершине колеса обозрения? Я не хотела об этом думать.

– Схожу за напитками! – прокричала я.

– Хорошо, – ответила Алана.

Фрэнк дернулся, будто собрался пойти со мной, но она схватила его за запястье и что-то ему сказала. Он засмеялся и остался.

Зачем она это сделала? Волновалась за его чувства? Из-за того, что я водила его за нос? А может, она волновалась за меня? Я ужасно отреагировала на ее вопрос о поцелуе. Наверное, она пыталась меня спасти. Я поднялась по трибунам, затем спустилась с обратной стороны. Глубоко вдохнула.

– Кэт! Привет! – поздоровался со мной кто-то. – Мне понравился твой совет про совместные поездки на машине!

– О, спасибо!

– Это Кэт из подкаста! – крикнул кто-то еще.

И тут я услышала другой голос:

– Кейт! Подожди.

Я повернулась и увидела бегущего ко мне Диего. Моему сердцу это понравилось. Я попыталась его усмирить. То, что Диего хотел газировки, ни о чем не говорило.

– Там так шумно, – сказал он. – Захотелось дать своим барабанным перепонкам перерыв.

В задней части стадиона, где мы стояли, шум был не настолько оглушительным.

– Понимаю, – сказала я.

– И ты тоже?

– Я вышла за лимонадом.

– Тогда встанем в очередь.

Мы встали в конец длинной очереди и замолчали. Обычно я без проблем разговаривала с Диего. Но сейчас вела себя странно из-за того, что он мне нравился. Надо было все исправлять. Я вспомнила, когда мы разговаривали в последний раз, на том холме за стадионом. Как он тогда оградился. Почему?

– Расскажи мне о своих последних отношениях, – попросила я – ничего лучшего в голову не пришло. И поморщилась. – Или не надо. Извини.

Он улыбнулся:

– Не извиняйся. Это уместный вопрос. Когда закончу рассказывать про свои, ты расскажешь про свои.

Хантер. Он хотел узнать про Хантера?

– Ладно. Это довольно скучно, но справедливо.

– Согласен. В прошлом году я пару месяцев встречался с Пэм Аргил. Ты ее знаешь?

– Не особо. Что произошло?

Он посмотрел на небо, поджал губы и перевел взгляд на меня.

– Хороший вопрос. Я не уверен. У меня мало свободного времени.

– Расписание, установленное твоими родителями?

– Да. Мне кажется, ее это беспокоило. К тому же она жаловалась, что я никогда и ничего ей не рассказываю.

Очередь немного сдвинулась.

– Ты закрытый.

– Или мне просто нечего сказать.

Я засмеялась:

– Точно. Наверное, так и есть.

Диего запустил руку в волосы.

– Иногда я не спешу делиться личным, потому что… мне кажется, людям это не так интересно, как мне. А когда делюсь, они составляют свое мнение или вообще больше никогда об этом не думают. И я не могу решить, что из этого хуже.

– Это понятно. Я составляю мнение обо всем, что ты говоришь.

– Я так и думал.

Я пихнула его локтем в ребро.

– Ты же знаешь, что я шучу?

– Да, Кейт. Я знаю, что ты шутишь. Это своего рода твоя защитная реакция.

Я начала было спорить, но кивнула. Как несправедливо, что он так хорошо меня понимает.

– Да.

К нам развернулась стоявшая впереди девушка.

– Мне казалось, я узнала твой голос, – сказала она мне. – Привет, Кэт. Мне нравится шоу.

– Привет, спасибо.

– Ты сегодня перед игрой давала футболистам какой-то совет?

– Э-э… нет. Их тренер не подумал меня спросить. Ты только представь!

Она засмеялась:

– Я приду на ваше живое выступление.

– Спасибо.

И девушка отвернулась.

– Прости за то, что сказал минуту назад, – произнес Диего чуть тише. – Грубо вышло?

– Нет. Это правда. Юмор – это моя защита. Благодаря ему иногда становится легче.

– Что именно?

Я задумалась.

– Практически все.

Он улыбнулся:

– Итак, твоя очередь. Расскажи о последних отношениях.

Я посмотрела на девушку перед нами, гадая, не подслушивает ли она, чтобы поделиться информацией со всеми. К счастью, сейчас она говорила с кем-то в очереди.

– Хантер Эллер. В прошлом году. Мы встречались некоторое время. Нам было хорошо, мы понимали друг друга. А потом он переехал и перестал писать и звонить.

– И ты еще им не переболела.

– Что?

Диего еще больше понизил голос, хотя девушка не слушала.

– В первом выпуске в подкаст звонила Алана.

– Откуда ты знаешь?

– Во-первых, я узнал ее голос. Она пыталась его замаскировать, но в конце забылась. И во-вторых, я понял это по твоим ответам ей.

– Кажется, те, кто меня знает, сразу поняли. – Я не помнила, о чем именно мы говорили на том подкасте, но знала, что дала совет вроде пусть подруга им переболеет. И смутно помнила что-то про новую рыбу, которую съем, когда буду готова. – Но нет. Я им переболела. В смысле, не сразу, но пару недель назад он написал мне, и я поняла, что хоть не избавилась совсем от мыслей о нем, но полностью им переболела. Он написал, и я поняла это.

– Тогда почему… – Диего замолчал, покачал головой и сказал: – Забудь.

– Нет, что ты собирался сказать?

Подошла наша очередь.

– Ты Фрэнку что-то возьмешь? – спросил Диего.

Точно. Фрэнк. Я и забыла, что была здесь с Фрэнком, хотя это всего лишь формальность.

– Да. Две колы, пожалуйста.

Диего заказал то же самое, и мы, нагруженные, отправились обратно.

– Что ты собирался сказать минуту назад? – спросила я.

– Я собирался спросить, почему ты не двигаешься дальше, но потом вспомнил, что ты здесь с Фрэнком.

Я резко выдохнула:

– Не думаю, что двинусь дальше с Фрэнком. Мы только сейчас перестали ненавидеть друг друга.

– Кэт! – Ко мне подбежал мальчик не старше двенадцати лет. – Можно с тобой сфотографироваться?

– Честно предупреждаю, на фотографиях получаюсь несуразной.

– Знаю! Я видел твои фотографии в сети. Они потрясающие.

Я засмеялась и разрешила ему сфотографировать меня и две моих колы.

– Спасибо! – сказал он и убежал.

– Ты уже почти вжилась в свою роль, – сказал Диего. – Помню ту первую неделю, когда ты пришла в обучающий центр. Ты была так самокритична и говорила о том, что с удовольствием отказалась бы от этой работы.

– Ничего не изменилось.

– Но ты приняла это.

– Наверное, так и есть.

Мне хотелось стать хорошей ведущей подкаста, и я стала. Но я все еще выберу озеро… верно?

– Тебе это идет.

Мой мозг-предатель произнес: возможно, ты бы понравилась ему, если бы призналась в своих чувствах. Я подняла стакан с колой и тут же проглотила эту мысль.

Глава 30

Наша команда победила, и настроение у всех стало еще лучше. На карнавале было почти так же шумно, как во время матча. Три больших аттракциона, как и ожидалось, заняли половину парковки. Их теснили многочисленные палатки с карнавальными играми: дартс с воздушными шарами, метание колец, водный тир, батут и так далее. А еще повсюду были расставлены палатки с едой, в основном со сладостями, но в некоторых продавалась и жареная еда на палочках.

Сцену для подкаста установили в самом дальнем конце, отделив побольше места для зрителей. Через час я должна была отправиться туда и вживую общаться с кучей людей. Я ждала, что занервничаю, но этого не произошло. Похоже, я и правда вжилась в эту роль.

Алана и Диего шли бок о бок, с интересом осматриваясь. Мы с Фрэнком брели за ними.

– Ты хочешь на колесо обозрения? – спросил меня Фрэнк.

– Конечно.

– Я могу пройти без очереди на все аттракционы.

Я закатила глаза:

– Я не против постоять.

– Ну а я нет. – Фрэнк произнес это с улыбкой, но я понимала, что он не шутит. Он взял меня за руку. – Мы пойдем прокатимся, – объявил он.

Алана и Диего повернулись. Наши сцепленные руки не ускользнули от внимания Аланы. Она подергала бровями. Я высвободила свою руку и направилась к колесу обозрения.

Фрэнк не шутил по поводу прохода без очереди. И, на мое удивление, это никого не беспокоило. Все благодарили его за установку аттракционов. Замечательно. Ему только потакают.

Мы с Фрэнком прошли в кабинку, и нас пристегнули к сиденью. Когда она пришла в движение, Фрэнк тут же закинул руку мне на плечо. Кабинка проехала метра три, и аттракцион остановился, чтобы в кабинку под нами тоже сели люди.

– Ты когда-нибудь думала о том, что эти аттракционы на парковках на ладан дышат? – спросил он, постучав по металлической балке.

– Да. Это первое, что приходит мне в голову, и страх не отпускает меня, пока не слезу с этой конструкции.

Мы снова двинулись. Когда наша кабинка остановилась на самом верху, Фрэнк подался вперед и осмотрелся. Нашел в толпе Алану и Диего, которые кидали дротики в воздушные шарики.

– Спорим, я отсюда попаду в Диего жвачкой?

– Ужас, – сказала я. – Не бросайся жвачкой.

– Я собирался не бросать, а плюнуть.

Я скривилась:

– Прелесть.

– Алана посмеялась бы, – сказал он.

И?

– Ты не считаешь меня забавным.

– Иногда ты забавный.

Рука Фрэнка все еще лежала на моих плечах, и он начал водить пальцем по моему предплечью.

Я хотела попросить его остановиться. О нет. Похоже, я и правда ему нравилась. Похоже, я вводила его в заблуждение. Но я молча наблюдала сверху за Аланой и Диего, отмечая, как им весело вдвоем.

Спустя немного времени мы снова оказались у земли.

– Кабинка нас выдержала, – сказала я, когда мы с Фрэнком отошли от колеса.

– Мы с тобой выжили, – подтвердил он.

– Теперь я! – прокричала Алана, подбегая к нам. – Я тоже не хочу стоять в очереди, поэтому на секунду украду Фрэнка.

Она схватила его за руку и потащила к колесу.

– Ты не хочешь кататься на колесе обозрения? – спросила я Диего, когда мы остались вдвоем.

– У меня нет привилегий на проход без очереди.

– Проход без очереди переоценивают.

– Это не так, – ответил он, и я засмеялась. Он махнул рукой на ряд с играми. – Давай сразимся в какой-нибудь игре?

Я проверила время на телефоне.

– Да, у меня есть время. – И указала на палатку под названием «На рыбалке», где по кругу передвигались рыбы. Нужно было забросить леску с магнитом и поймать рыбу за открытый рот. – Помню, ты обещал меня взять на рыбалку.

– Правда? – спросил он, когда мы подошли к палатке.

– Нет, но стоило пообещать.

Он усмехнулся:

– Да, стоило.

Нам выдали по удочке.

– Итак, мастер, покажи, как действовать, – попросила я.

– Ты же понимаешь, что это совсем не похоже на…

– Тсс. Дай мне побыть в заблуждении.

– Хорошо. Все дело в запястье. – Он отступил от стойки и продемонстрировал бросок. Я повторила за ним. – А теперь я поймаю рыбу, – сказал он.

Но рыбу он не поймал – магнит отскочил от закрытого рта и вернулся к стойке.

– Ого. Впечатляюще. Я вижу, как ты хорош в рыбалке.

Он прищурился, я засмеялась и оттолкнула его.

– Давай покажу, как это делается.

Я понаблюдала за рыбами и попыталась понять систему их перемещения. Затем закинула удочку, и магнит, к моему удивлению – потому что я не выяснила никакой закономерности, – приземлился прямо в рот зеленой рыбы. Я вскинула руки.

– Поверить не могу, что ты это сделала, – сказал Диего.

– Да, сделала. Я обошла рыбака!

Он засмеялся:

– Ты с достоинством принимаешь победу, да?

Оператор отдал мне небольшую плюшевую рыбу, и мы вернули удочки.

– Оказывается, в море полно рыбы, – сказала я, показывая Диего игрушку. – Кто знал, что мне надо было в буквальном смысле поймать одну из них?

Он подтолкнул меня плечом:

– Ты такая зануда.

– Может быть, когда в следующий раз отправишься порыбачить, я научу тебя чему-нибудь. Будешь проплывать мимо пристани, я дам тебе урок. Знаешь, я раньше рыбачила. Когда была маленькой. Видимо, мышечная память.

Он покачал головой, но губы изогнулись в улыбке, которую он не смог сдержать. Он подошел к фургончику с едой и купил розовую сладкую вату. Я оторвала кусочек и почувствовала, как она тает во рту.

– О, теперь я знаю, что хочу научиться готовить, – сказала я, пока мы пробирались между палатками. – Как думаешь, существует повар, который мог бы научить меня готовить сладкую вату?

– Наверняка.

– Когда отправишься в путешествие по миру, пришли мне открытку оттуда, где найдешь такого человека.

Диего склонил голову.

– Знаешь, я тут как-то думал о своей практически неосуществимой мечте.

– Если хочешь, можешь при мне пропускать слова «практически неосуществимая».

Он помолчал, глядя мне в глаза, и кивнул:

– Спасибо.

– Так что насчет мечты? – спросила я.

Мы миновали последние палатки с играми и теперь стояли у забора в конце парковки, окружавшей бейсбольное поле. Диего прислонился к забору.

– Бабушка хотела многому научить меня на кухне, а я был слишком занят или не хотел. В смысле, я проводил с ней какое-то время, чему-то учился, но недостаточно. Думал, у меня все еще впереди.

– Только это оказалось не так.

– Именно. И теперь я чувствую себя…

– Виноватым?

– Да. Будто я должен был стараться, больше учиться, все впитывать, пока была такая возможность. Вероятно, именно отсюда берет начало моя мечта.

Необходимость получить знания, которые бабушка могла мне дать.

– Не надо делать что-то, руководствуясь чувством вины.

– Ну вот, ты опять включила режим эксперта.

Его надо было выслушать, а я влезла со своим мнением.

– Прости.

– Что? Нет, прекрати. Я это ценю.

– Но чувство вины – не единственная причина, верно? В смысле, тебе это нравится.

– Именно.

Мы медленно побрели обратно.

– Тебе же не нужно прямо сейчас определять свое будущее. К чему такая спешка? – спросила я.

– Да, мне уже говорили, что я должен быть терпеливым.

Я уставилась в землю, чтобы не смотреть ему в глаза. Это я посоветовала ему на подкасте. Он знает, что я в курсе? Пытается намекнуть, что это он звонил?

– Так… – сказала я. Мне надо признаться. Что я за подруга, если не могу признаться, что знала о звонках? – Насчет этого…

Я посмотрела на колесо обозрения, но не заметила Фрэнка или Алану. Возможно, они были на самом верху, и я не могла их разглядеть… О, подождите, колесо двинулось, и, да, показались зеленые кроссовки Аланы и голубой топик. И… Я ахнула. Когда колесо приостановилось, я увидела, как Алана прижалась губами к губам Фрэнка. И это был не какой-то быстрый поцелуй, а самый настоящий страстный.

Я повернулась к Диего, но он хмуро смотрел на меня, вероятно, не понимая, почему я ахнула. Все происходило как в замедленной съемке: Диего отвел глаза, чтобы посмотреть, что вызвало у меня такую реакцию. Я схватила его за руку и, развернув, потянула в противоположную сторону:

– Давай сыграем в еще одну игру!

Зачем я это сделала? Пусть увидел бы. Алана только что поцеловала Фрэнка. Она поцеловала Фрэнка! О чем она думала? Мне, наверное, стоило бы радоваться, но я злилась. Это причинит боль Диего. Она нравилась ему и теперь причинит ему боль.

Не успели мы сделать и пары шагов, как перед нами, широко улыбаясь, возникла Виктория:

– Ты готова?

Я проверила время.

– Мне казалось, мы начинаем только через полчаса.

– Мисс Лион хочет обговорить с нами детали. Обсудить, чем живое выступление отличается от студийного, и дать нам несколько советов.

Во мне все еще кипела кровь, но нужно было откинуть мысли об Алане, чтобы успешно выступить на подкасте. Перед зрителями.

– Не понимаю, почему она думает, что нам нужны советы, – сказала я, пытаясь пошутить. Но голос явно был пропитан злостью.

Диего, наверное, ее услышал, потому что сказал:

– Ты отлично справишься.

– Спасибо.

– Идем, – сказала Виктория. – Бери своего парня, если хочешь. Брайан уже там.

– Ой, он не мой… Он пришел с… Это Диего.

– Привет, Диего. Ты очень симпатичный, – отметила Виктория, подмигнув ему.

Диего взял меня за руку и сжал ее.

– Я присоединюсь к зрителям. Удачи.

Я пошла было прочь, но развернулась и встала перед ним.

– Диего…

– Да?

– Мне надо сказать тебе кое-что после подкаста. Мне надо было признаться, что я знала о звонках Диего. Я лишь надеялась, что он не будет злиться.

Глава 31

Родители стояли в последних рядах. Они пришли. Я и так уже переживала, пока в огороженной перед нами зоне собирался народ, а теперь нервы натянулись до предела. Мама помахала мне. Мы начнем через десять минут. Я глубоко вдохнула и помахала в ответ.

Мы с Викторией сидели бок о бок на импровизированной сцене, за длинным столом с установленными микрофонами и наушниками. Сбоку от нас подготавливали оборудование мисс Лион и другие ребята. Алана обежала сцену и подошла ко мне сзади. Я прикусила щеку изнутри. Сейчас не время что-то выяснять. Но Алана, видимо, думала иначе, потому что наклонилась ко мне и зашептала на ухо:

– Мне нужно с тобой поговорить.

– После. – Вот и все, что ответила я.

– Пожалуйста. Мне нужна моя лучшая подруга.

Я вздохнула, поднялась и сошла с ней со сцены. Она отвела меня на несколько десятков шагов за игровые палатки. Здесь было темнее и тише. Только я собралась сказать ей, что все видела, как она произнесла:

– Фрэнк меня поцеловал.

Я не знала, что ответить. Поцелуй показался мне очень даже взаимным.

– Извини, – добавила она.

– Что? Почему ты извиняешься передо мной? – спросила я. Это с Диего она должна была сейчас разговаривать.

Она покраснела.

– Потому что Фрэнк сегодня пришел с тобой, и я думала, что он тебе нравится, поэтому извинилась. Я этого не хотела.

– Ты знаешь, что он мне не нравится.

– Я думала, ты ему нравишься и он своим обаянием добьется твоего сердца.

– Так тебе не нравится Фрэнк?

– Мне нравится Диего. Ты это знаешь.

– Я видела, как вы с Фрэнком целовались. На колесе обозрения. Тебе явно было приятно, Алана.

У нее отвисла челюсть.

– Мне не было приятно. Я удивилась! Диего видел?

Жаль, но нет.

– Нет, – тихо ответила я. – Мне пора. Можем обсудить это позже.

Алана схватила меня за руку, не позволяя отвернуться.

– Ты на меня злишься?

Да.

– Я не знаю.

– Так тебе нравится Фрэнк?

– С Фрэнком это никак не связано.

Ее брови сошлись на переносице.

– Это должно быть связано с Фрэнком.

– Позже, Алана.

Я вернулась на свое место. Виктория только глянула на мое лицо и тут же сказала:

– Тебе лучше отпустить то, что сейчас происходит в твоей жизни, и сосредоточиться на этом. – Она кивнула на толпу.

Она была права. Сейчас я должна была обо всем забыть. Мне надо сосредоточиться.

– Кейт! Кейт!

Я повернулась на свое имя. Сквозь толпу пробиралась моя кузина Лиза, таща за собой парня и девушку.

– Привет, – улыбнулась я.

– Ты помнишь мою подругу Хлою?

Лиза подняла левую руку с зажатой в ней ладонью Хлои. Я кивнула.

– Да, еще раз привет.

– Мы очень хотим послушать вас сегодня. Так классно посмотреть на вас вживую, – сказала Хлоя.

Справа от Лизы стоял какой-то парень, его она тоже держала за руку.

– А это мой школьный друг Курт.

– Привет, – робко поздоровался Курт.

– Мы просто хотели поздороваться и пожелать тебе удачи, – сказала Лиза.

– Спасибо, кузина.

– Ладно, пока.

Она развернулась. Я увидела, что они пробились в центр.

Виктория наклонилась ко мне.

– Готова? – тихонько спросила она.

– Ага.

– Привет, «Секвойя-Хай»! – произнесла она в микрофон, и толпа зааплодировала. – Итак, вот как все будет происходить. Мы с Кэт должны записать подкаст. Вы – наши зрители. – Она подняла коробку с собранными вопросами. – Здесь анонимные вопросы, которые мы собирали в течение недели. Но сначала послушаем тех, кто хочет выступить в открытую. Если вы хотите задать вопрос, выходите, пожалуйста, вперед и говорите в микрофон. – Она показала на подготовленный для зрителей микрофон. – Готовы начать? – Толпа снова загудела, и Виктория повернулась ко мне. – А ты, Кэт? Готова?

Я подавила в себе злость и какое-то еще непонятное чувство, подалась к микрофону и с невозмутимым видом произнесла:

– А я когда-то готова начать?

Зрители рассмеялись.

– Нет, – ответила Виктория.

– Но ты же все равно нажмешь на кнопку записи, – сказала я.

Моя соведущая улыбнулась мне, подняла палец и демонстративно опустила его на кнопку записи.

– Привет, Оук-Корт, и добро пожаловать на наш первый…

– И единственный, – вставила я.

– …эфир с живой аудиторией. Мы находимся на Осеннем фестивале «Секвойя-Хай». Поздоровайтесь.

Зрители закричали и зааплодировали. Я окинула взглядом публику в поисках Аланы. В этом столпотворении было сложно кого-то найти, но справа я заметила Диего. Когда наши взгляды встретились, он улыбнулся мне и кивнул. Алана и Фрэнк отсутствовали.

– Все будет проходить точно так же, как и в студии, – говорила Виктория. – Мы слушаем вопросы, и я стараюсь ответить на них, а Кэт – не уснуть.

– Очень смешно, – отметила я.

– Времени у нас на все вопросы не хватит, но мы попытаемся обсудить как можно больше. Ну, так кто начнет? – спросила Виктория толпу, которая вдруг затихла.

О-о.

– Хоть мы и выступаем вживую, это не значит, что редактирование не в наших силах. К понедельнику молчание будет убрано, поэтому все будет выглядеть так, словно мы – самые вдохновляющие на выход ведущие, – сказала Виктория.

Люди рассмеялись. Мы подождали еще пару секунд, осматривая толпу.

– Ладно, кажется, все сегодня струсили, – объявила Виктория. – Давайте перейдем к нашим анонимам. – Она засунула руку в коробку и достала сложенный листок. Затем передала его мне. – Кэт читает намного лучше меня.

– Это правда, – ответила я и развернула листок. – «Виктория и Кэт, я в прошлом месяце рассталась со своим парнем. Мы просто отдалились друг от друга. Я посчитала такое расставание самым замечательным. Никакой брани или мерзости. Но потом он начал распространять про меня сплетни по школе и даже в соцсетях. Что мне делать?»

– Ой, – сказала Виктория. – Это не круто.

– Ты пыталась с ним поговорить? – спросила я толпу, откладывая листок.

– Кэт считает, что разговорами можно решить почти все проблемы.

– Я считаю, что девяносто девять процентов разногласий вызваны недопониманием, – ответила я, подумав об Алане, Фрэнке и Диего.

– Ну да, – сказала Виктория. – Выскажи бывшему свое недовольство. Но в качестве аргумента будем считать, он делает это, чтобы отомстить. И что тогда, Кэт?

– Тогда ой.

Виктория засмеялась:

– А я бы оспорила все его сплетни в своем блоге и двинулась дальше. Чем сильнее зацикливаешься на этом, тем больше привлекаешь внимание. Люди быстро теряют интерес. Они все забудут.

Я посмотрела на родителей. Мама улыбалась, а папа стоял с серьезным выражением лица, будто внимательно слушал. Это хорошо.

Только я потянулась к коробке за следующим листком, как Виктория сказала:

– Кажется, у нас есть вопрос от зрителей.

– О, отлично.

К микрофону пробиралась Лизина подруга Хлоя.

– У меня есть страх, сильный, – поделилась она. – И мне кажется, я не могу его преодолеть. Кэт, когда ты начала вести подкаст, то боялась это делать. Как ты преодолела этот страх?

– Я до сих пор боюсь, – призналась я.

Виктория шутливо толкнула меня:

– Она упражнялась и смело встретилась с ним лицом к лицу. Вот как. Чего ты боишься?

– Я не хочу говорить, – ответила Хлоя.

– Если не можешь признать свой страх, ты никогда его не преодолеешь, – отметила Виктория.

В этот момент я посмотрела в глаза Диего. Он улыбался и ободряюще кивнул мне, сказав таким образом: «Ты отлично играешь роль, но ничего не говоришь». Ладно, я вкладывала в этот кивок свой смысл. Проецировала. Но знала, что вновь вернулась к привычкам при записи первого подкаста. Я повернулась к Хлое и прокашлялась.

– Ты когда-нибудь слышала поговорку, что храбрый не тот, кто страха не знает, а кто узнал и идет ему навстречу? – спросила я.

Она кивнула.

– Не факт, что ты преодолеешь страх, – продолжила я, – но у тебя получится, даже если он попытается затянуть тебя назад. И Виктория права, становится проще, когда смотришь страхам в лицо.

Хлоя сцепила ладони и сказала:

– Спасибо.

Своей очереди задать вопрос дожидался долговязый парень. Когда Хлоя закончила, он подошел к микрофону и заговорил:

– Кэт, слышал, ты живешь в Лейкспрингсе. Чем лучше всего заняться на озере?

Я засмеялась. Мне хотелось посвятить этому целый подкаст.

– Э-э… Всем?

– Кэт необъективна, – сказала Виктория. – Будь ее воля, она никогда не покидала бы озера.

Я почти согласилась, но спохватилась.

– Хоть мне нравится озеро и я считаю его своим самым любимым местом, я была бы не против проверить эту симпатию на прочность, немного попутешествовав.

В этот раз я не смотрела Диего в глаза. Он мог подумать, что я сказала это из-за него. И, да, я сказала это из-за него. Благодаря ему я поняла, что, прежде чем принять окончательное решение, можно познать и другие вещи.

– Тут я с тобой согласна, – сказала Виктория.

– Нет, правда, на озере можно много чем заняться, – продолжила я, сосредоточившись на парне. – Не промахнешься. Мне нравятся игрушки с мотором, но, если не умеешь ими управлять, возьми пару тюбингов и переносной холодильник. На берегу полно мест для пикника, и нет ничего лучше, чем проплавать весь день.

– Спасибо.

Микрофон снова освободился, поэтому Виктория достала из коробки следующий листок и передала его мне.

– «Кэтория», – прочитала я вслух.

– Они соединили наши имена? – спросила Виктория.

– Да.

– Мне уже нравится этот человек.

Я продолжила читать.

– «Я хочу пригласить парня на свидание, но он нравится моей лучшей подруге. И мне кажется, что она ему не нравится. Были даже намеки, что на самом деле ему нравлюсь я. Я не хочу из-за этого терять дружбу, но он мне очень, очень нравится. Что мне делать?»

Сердце подскочило к горлу, отчего стало сложно дышать. К счастью, вступила Виктория.

– Если знаешь, что чувства не взаимны, зачем двум людям страдать? Твоя подруга должна быть счастлива, когда счастлива ты. Главное – это честность. Поговорить, верно, Кэт? Расскажи подруге о своих чувствах. Получи ее благословение.

– Не знаю, – с трудом произнесла я. – Это немного сложная ситуация.

– Почему? Ты имеешь в виду, что здесь твой совет про разговоры не сработает?

Я заерзала.

– Возможно. Зависит от того, насколько ты готова рисковать дружбой. Потому что это может привести к ее концу. Моя кузина влюблена в одного парня, который намного старше нее. И он симпатичный. Но, насколько я понимаю, для меня он – закрытая тема. Я не стану гоняться за парнем, который кому-то нравится, каким бы симпатичным он ни был. Важнее дружба и семья.

Раздался громкий шум, чей-то вздох, и я глазами отыскала Лизу. Она возмущенно открыла рот, и я тут же поняла, что наделала. Что только что сказала.

Черт возьми. Я только что выдала Лизин секрет перед половиной школы.

Глава 32

– Прости, – сказала я, глядя на Лизу, ладони вспотели. – Мы все отредактируем. Я не хотела этого говорить.

– Что случилось? – спросила Виктория.

Зрители как будто почувствовали, что я совершила чудовищную ошибку, и притихли. Стало так тихо, что Лизины слова разнеслись над толпой.

– Почему ты не использовала свою жизнь в качестве примера, Кэт? – Лицо кузины покрылось пятнами. – Твоей лучшей подруге нравится парень, который нравится тебе, и поэтому ты не действуешь. Могла бы и так сказать.

Мое сердце остановилось. Откуда Лиза знала? Все настолько очевидно? Она догадалась? А Диего? Алана? Я снова окинула взглядом толпу в поисках Аланы, но нигде ее не увидела. Я целенаправленно не смотрела в ту сторону, где стоял Диего.

– Вместо этого решила бросить под автобус свою кузину с историей, в которой нет и слова правды, – продолжила Лиза.

– Это неправда? – спросила я и тут же захотела ударить себя. Дело-то не в этом. – Прости, – снова сказала я. – Это просто выскочило. Не надо было так говорить.

– Это для тебя привычное дело, да? – огрызнулась Лиза. – Ты используешь людей из своей жизни ради успеха в подкасте. Спроси мистера В Поиске Половинки.

Лиза повернулась к Диего, как и я. Не стоило на него смотреть. Но было слишком поздно. Он перевел взгляд с Лизы на меня. Затем быстро отвернулся и ушел за внешнее ограждение.

Я зажмурилась и вдохнула, чтобы не расплакаться. Наверняка она так поступила, чтобы поквитаться со мной. Открыв глаза, я как будто увидела сожаление в ее глазах. Но она нахмурилась, развернулась и тоже умчалась прочь.

– Это было драматично, – сказала Виктория.

Зрители зашептались и завертелись. Я осталась на своем месте, потому что шла запись подкаста, а если бы побежала за Лизой или Диего, это лишь добавило бы драмы. Мне не хотелось еще больше опозориться перед всей школой.

– Хочешь чем-то поделиться, Кэт? – спросила меня Виктория.

– Не совсем, – ответила я. И тут вспомнила, что среди зрителей находятся мои родители. Мама выглядела взволнованной, папа озадаченным. Чудесно.

Виктория ответила на еще один вопрос из коробки. Я даже не слышала ее слов, потому что в ушах звенело, а глаза болели. И вот наконец Виктория произнесла слова:

– Ну что же, время на сегодня закончилось. В следующий раз мы пообщаемся с вами по графику. Хорошего вечера, Оук-Корт!

Она отжала кнопку записи. Я сразу же вскочила.

– Мне надо…

– Иди, – сказала Виктория, протягивая руку за моими наушниками.

Я отдала их и побежала. Диего и Лизу я отыскала на парковке. Я понятия не имела, что она ему говорила, но что-то явно не очень хорошее. Я затормозила рядом с ними.

– Простите, – снова сказала я. Только в этот раз им обоим.

– Мои друзья посчитают меня неадекватной, – сказала мне Лиза, покраснев. – Томми учится в университете! А я в девятом классе старшей школы. Я не идиотка. Конечно, я считаю его симпатичным, но на самом деле он мне не нравится. Мне нравится кое-кто другой, и если бы ты не погрузилась так в свою собственную жизнь и славу, то, возможно, поняла бы это.

Я поняла, что тоже краснею.

– Томми не узнает. Я все отредактирую.

Она хохотнула:

– Об этом будут говорить. Там была вся школа.

– Они не поймут, что я говорила о тебе! – запротестовала я.

– Даже если бы я никак не отреагировала, все знают, что мы с тобой – кузины. Ты рассказала про кузину. Он все поймет. Большое спасибо.

Из дальнего угла парковки донесся громкий крик. Я заметила компанию парней, окруживших одного. Драка?

Лиза протяжно выдохнула и сказала:

– Мне сейчас не до этого.

Она ушла, оставив нас с Диего наедине. Мы простояли молча несколько долгих минут. Я не знала, что сказать. Я облажалась. А он явно злился.

– Ты знала, что мистер В Поиске Половинки – это я? Все это время? – спросил Диего. – Почему не сказала?

– Сначала не знала. А когда поняла, было уже поздно.

– Так ты просто сидела – и что? Насмехалась надо мной на каждом шоу? Смеялась над всем, что я говорил?

– Нет!

– Ты все время затягивала с советом, вынуждала меня перезванивать, хотя могла сказать то, что я хотел услышать, в первый же день.

После этих слов он развернулся и ушел, не дав мне шанса объяснить, что сначала я его не узнала. Но он был прав. Если бы я сразу рассказала, как только узнала его, что он нравился Алане, ему не пришлось бы перезванивать. Мне хотелось побежать за ним, умолять, чтобы он меня понял. Но, когда он ушел, я увидела то, от чего мое сердце остановилось: стоявший посреди компании парень повернулся, и я узнала его. Это был Макс. Вместо того чтобы бежать за Диего, я бросилась в ту сторону, и в этот момент Макса толкнули на землю.

– Прекратите! – крикнула я. – Что вы делаете?

Мой брат поднялся и вытер нос тыльной стороной ладони. У него текла кровь? Он плакал? Парни засмеялись. Они были выше брата и вроде как старше его. Я узнала одного из них – он стоял в очереди к бочке.

– Гордитесь собой? – спросил я их, злясь еще больше. – О, посмотрите на себя, такие крутые, что впятером нападаете на одного парня.

– Кто это? – спросил Макса один из парней. – Твоя маленькая подружка-заучка?

Я прищурилась и повернулась к тому, который говорил. Ухмыляясь, он кивнул мне, словно для него это все было игрой.

– Что ты только что сказал? – спросила я.

– И что ты сделаешь?

Ухмылка сменилась злым взглядом. Он сделал шаг ко мне. До этого момента я действовала инстинктивно. Но тут до меня дошло, что наши силы не равны.

– Не трогай мою сестру, – сказал Макс.

– Ох, твою сестру? Стоило догадаться, что других девчонок ты не знаешь.

Парень толкнул меня в плечо. Я отшатнулась, а потом сделала шаг вперед, чтобы ударить его коленом, но Макс меня опередил. Он ударил парня в лицо, и тот повалился на землю. У меня отвисла челюсть. Другие парни из компании закричали и разом бросились на Макса. Я схватила его за руку и потащила прочь, но в этот момент за нами раздался громкий голос:

– Отвалите от них!

Я повернулась и увидела бегущих в нашу сторону Алану и Фрэнка. Фрэнк опрокинул одного из парней на землю и повернулся к другому. Осознав, что соперник сравнял силы, подростки бросились врассыпную.

– Пристаете к моим друзьям – значит пристаете к нам! – крикнула им вслед Алана.

– Как ты? – спросил меня Фрэнк.

– Нормально. – Я волновалась не за себя и притянула к себе Макса. Он стал выше меня на несколько сантиметров, и мне пришлось задрать голову, чтобы рассмотреть его лицо. – Они сделали тебе больно?

Он вывернулся.

– Я в порядке, Кейт.

Последние десять минут мне дорого дались, и на меня нахлынули эмоции, в груди поднялась паника.

– О чем ты думал, когда в одиночку противостоял пятерым парням? – спросила я.

– Я не противостоял. Это они ко мне подошли. Я пытался излучать уверенность, чтобы они оставили меня в покое.

Его слова породили воспоминание. Излучать уверенность.

– Это ты написал тот имейл?

И как я не догадалась? Это так похоже на Макса. Лиза была права: я слишком погрузилась в свои собственные проблемы, чтобы замечать чужие. Так хотела доказать что-то своим родителям, друзьям, что упустила остальных из виду. Над моим братом издевались, а я понятия не имела.

– Мне жаль, Макс. Мне очень жаль, – тихо сказала я.

– Ты можешь отвезти меня домой? – спросил он, не поднимая головы.

– Где Мартинес? – спросил Фрэнк.

– Ушел, – ответила я, ощущая тошноту. – Он узнал, что мы были в курсе его звонков на подкаст.

У Аланы отвисла челюсть.

– И ты это не исправила?

– Я пыталась, но не смогла.

– Значит, остальное, сказанное Лизой, тоже правда? – спросила меня Алана. – Ты влюблена в парня своей лучшей подруги?

Она все-таки слушала подкаст. Я не знала, что сказать. Мое молчание говорило само за себя. И я в четвертый раз за этот вечер увидела, как дорогой мне человек повернулся и оставил меня.

Глава 33

Я поехала домой с родителями, так как на карнавал меня привез Фрэнк. Когда от меня ушла моя лучшая подруга, Фрэнк последовал за ней, и они вместе уехали на его машине. Очевидно, Фрэнк тоже на меня злился. Или не злился, но его больше интересовала Алана.

Я посмотрела на Макса, который сидел рядом со мной на заднем сиденье. Ему надо было рассказать родителям о том, что только что произошло.

– Позже, – проговорил он губами.

Дам ему один день. Хватит с меня молчания. Пока оно никак мне не помогало.

Мама заерзала на сиденье, чтобы повернуться ко мне.

– Что произошло с Лизой? – спросила она.

– Я это исправлю.

Она кивнула.

– А Виктория очаровательная.

Таким тонким способом она намекнула, что я – нет?

– Да, она хорошая.

– Ты тоже сегодня отлично справилась, детка, – сказал папа.

– Спасибо, – пробормотала я.

Дома мама сопроводила меня до моей комнаты.

– Я в порядке, мам, – сказала я, не зная, что еще она хочет сказать, но понимая, что я не в настроении обсуждать это сегодня.

– Ты там казалась такой несчастной, – сказала она.

– Там?

– За микрофоном.

– Серьезно?

– Да. Милая, если тебе не нравится этот курс, поговори об этом с мисс Лион. Если хочешь, я могу с ней поговорить. Может, получится сменить факультатив. Взять экономику или что-то еще, что поможет тебе однажды встать у руля пристани.

Я рухнула на кровать.

– Нет, мам. До этого промаха с Лизой все было хорошо. Я могу ошибаться, и это не трагедия.

Мама подбадривающе улыбнулась мне.

– Я понимаю, что навязывала тебе изучение нового. – В ее голосе послышалось сожаление. – Мне жаль, если ты делала это только из-за меня.

– Не только. Я устала. Просто хочу спать.

– Хорошо. – Она провела рукой по моей щеке. – Сообщи мне, если захочешь, чтобы я поговорила с мисс Лион.

Я кивнула, и она ушла. Вот я и доказала свою точку зрения.

* * *

В субботу утром я лежала на кровати, чувствуя себя так, словно по лицу кто‑то ударил молотком. Голова гудела, глаза болели, а внутренности будто стянуло узлом. Большую часть ночи я провела в раздумьях, стараясь найти решение всему, но так и не получила ответов. Последние полтора месяца я раздавала советы и теперь понятия не имела, что делать с тем беспорядком, в какой вдруг пришла моя жизнь.

Я со стоном перекатилась на бок и уставилась на телефон, лежавший на комоде. Задержала дыхание и взяла его. Никаких новых сообщений. Я отправила свои извинения Алане и Лизе, а потом задалась вопросом, почему не попросила у Диего его номер. Вероятно, потому что он нравился Алане. Теперь я не могла попросить его у Аланы. Я отбросила телефон и потерла лицо.

Мои проблемы за секунду не решить, но я могла взяться хотя бы за одну, которая находилась в моем доме. Я заставила себя вылезти из кровати и отыскала брата. Он сидел на заднем крыльце и смотрел на секвойи. Я присела на шезлонг рядом с ним и подтянула колени к груди. Под его левым глазом красовалась небольшая красная отметина.

– Так что мы будем делать? – спросила я.

– Не знаю, – ответил он. – Я рассказал одному учителю, как ты предлагала, но стало еще хуже. Они начали называть меня стукачом.

– Извини. Как это началось? – Я опустила ноги и повернулась лицом к нему.

– В первый учебный день я ответил на вопрос. Учитель сделал акцент на том, что я, наверное, читал все лето.

– Ты читал все лето?

– Нет. Просто так получилось, что я знал ответ.

– Ты очень умный.

– Эти парни начали называть меня подлизой и заучкой. Постепенно становилось все хуже, видимо, из-за того, что я никак не реагировал.

Я вздохнула:

– Жаль, ты мне не рассказал.

– Вроде как рассказал с помощью того имейла.

Я пнула его по ноге.

– Это не считается.

Он пожал плечами:

– Может, мама разрешит мне учиться на дому.

– Не убегай от этого, Макс. Только если ты не хочешь учиться на дому. Ты же не хотел до этого случая?

– Нет.

На деревянные перила перед нами приземлилась божья коровка и поползла по ним.

– Мне кажется, кое-что сказанное на подкасте Викторией было правдой, – медленно произнесла я. – Тебе надо окружить себя людьми. Потусуйся со мной или Лизой и нашими друзьями. По крайней мере, какое-то время. Эти парни – трусы. Они задирают тебя, только когда ты один. – Я сделала паузу, вспомнив кое-что. – А тот день, когда я увидела твою порванную футболку? Это действительно случилось из-за того, что ты перелезал через забор?

– Да, – ответил он. Я расслабилась. Но потом он добавил: – Потому что они за мной гнались.

Я сжала кулаки.

– Если хочешь, я могу попросить Фрэнка и Диего серьезно поговорить с этими ребятами.

Хотя я не была уверена, что прямо сейчас они сделали бы что-то ради меня, но не стала об этом говорить.

– Хорошо, – согласился Макс.

– Да?

Он сглотнул и кивнул.

– Мне так жаль, Макс. Все станет лучше. Не все ребята придурки. Ты еще встретишь своих людей.

Теперь он тоже следил за божьей коровкой.

– А ты ради меня вчера ударил парня в лицо, – напомнила я.

Он засмеялся.

– И удар был хороший.

– Мне было больно, но очень приятно, – признался Макс.

– Когда это ты превратился в супергероя?

– Если бы, – сказал он.

– Кстати, я хочу почитать твой комикс. Ты же мне разрешишь?

– Конечно.

* * *

Я все выходные провела с Максом, а к воскресенью он собрался с силами и рассказал об издевательствах родителям. Они повели себя мило: были внимательны, проявили беспокойство и сказали Максу, что он всегда может прийти к ним со своими проблемами. Брат облегченно выдохнул.

Я же почти убедила себя, что все мои проблемы исчезли. (Хотя никто не ответил на мои сообщения.) Все будет хорошо. В понедельник утром я приеду в школу, и все будет как обычно. Но в понедельник моему заблуждению пришел конец, когда, сев в машину, я увидела Макса на пассажирском сиденье одного. Лизы не было.

– Где Лиза? – спросила я.

– Мне кажется, ее повезла тетя Марини.

– Тетя Марини решила потратить полчаса, чтобы отвезти ее до школы?

– Да.

– Лиза все еще злится на меня.

Я думала, она уже отплатила мне, рассказав обо всем Диего, но это, видимо, не так.

– Что ты ей сделала? – спросил Макс.

– Она тебе не рассказала?

– Пробормотала что-то про предположения и невежество.

– Все примерно так и есть.

Я завела машину и выехала на дорогу.

– Мне очень понравится твой комикс. Ты так хорошо рисуешь. И пишешь тоже.

– Лиза помогала мне с женским персонажем.

– Мило с ее стороны, но это даже не десятая часть работы. Ты просто должен ответить: «Спасибо». Вот, давай потренируемся. – Я встала на светофоре и посмотрела на него. – Макс, твой комикс просто потрясающий. Ты очень талантлив.

Он закатил глаза:

– И меня называют заучкой.

Я пихнула его в руку.

– Скажи «спасибо».

– Уже зеленый.

– Я не поеду, пока ты не скажешь «спасибо».

За нами загудела машина. Я не сдвинулась с места.

– Ладно, спасибо.

Я засмеялась и нажала на газ.

– Это было так сложно?

– Да.

– Станет легче. – Я вздохнула. – Все станет легче.

Так должно быть. Меня простят. Мы двинемся вперед. И все будет хорошо.

Макс заерзал на сиденье, и раздался шелест бумаги. Он наступил на что-то на полу. Я посмотрела вниз и увидела журнал, который дал мне Диего.

– Кинешь его на заднее сиденье? – попросила я. Мне не хотелось, чтобы он помялся.

Макс потянулся, поднял его и закинул назад.

– Помнишь тот день, когда распустили все наши гидроциклы? – спросил Макс.

– Да.

– Мне кажется, это были те парни.

Я открыла, а потом закрыла рот. А я обвинила Фрэнка.

– Почему ты так думаешь?

– Один из них… Парень, которого я ударил… Деймон… Он приходил с родителями на пристань в День труда. Он видел меня. Его семья арендовала катер. Папа объяснял его родителям правила, а Деймон в это время расхаживал по пристани и все рассматривал.

Этот парень не только задирал моего брата в школе, но и создал проблемы нашему семейному бизнесу. Я стиснула зубы.

– Ты должен рассказать папе.

Макс кивнул, но опустил глаза на руки, лежавшие на коленях.

– Это не твоя вина, – сказала я. – Это все Деймон.

– Может, если бы я в первый раз отреагировал по-другому…

Я съехала с дороги и припарковалась. Затем повернулась к брату:

– Не думай так. Это он должен анализировать свои ошибки, а не ты. Ничто не оправдывает его действия.

– Спасибо. – Он посмотрел в лобовое стекло. – Мы опоздаем в школу.

– Это для меня важнее. – Я сжала его руку. – Ты же это знаешь?

Он заглянул мне в глаза.

– Люблю тебя, Макси.

– Ладно, а теперь мы можем поехать в школу? – спросил он, закатив глаза.

Я засмеялась и включила передачу.

– Я тоже тебя люблю, – сказал он через несколько километров.

Глава 34

– Мисс Лион? – сказала я, войдя в пустой кабинет.

– Да?

Первый урок еще не начался, и мисс Лион сидела за столом, перед ней был открыт ноутбук. Вероятно, готовилась к занятию – программированию.

– У меня есть просьба по поводу редактирования шоу, записанного в пятницу.

Я положила перед ней листок бумаги. Я составила список всего, что хотела бы вырезать из своего не самого прекрасного выступления. Она прочитала его.

– Чересчур много всего. Мне кажется, не стоит убирать слово «кузина». Этот разговор был очень интересным и сыграет на руку шоу и тебе. Это твоя лучшая работа.

– Пожалуйста.

Мне было плевать. Меня волновала лишь моя кузина и то, как ей было плохо. Мисс Лион кивнула:

– Хорошо.

– Спасибо.

Я не могла сдвинуться с места. Возможно, сейчас настало время снова попросить ее сменить мою роль в подкасте. Кто-нибудь другой оценит шанс поработать ведущим. Если оставить на месте Викторию, слушатели, наверное, и не заметят.

– Что-то еще? – спросила она.

– Нет.

И я ушла, пока не передумала.

* * *

И только когда Алана промолчала весь урок истории, я поняла: что бы ни случилось на этих выходных, мы должны поговорить. Поэтому на обеде я отыскала ее у шкафчика и подошла к ней.

– Мы нужны Максу, чтобы проводить его с испанского до библиотеки.

Она развернулась:

– Хорошо.

Странно, что она согласилась. Нет, конечно, это же Алана, и все делалось ради моего брата, но я была немного удивлена. Мы вместе пошли по коридору.

– Бойкоту пришел конец? – спросила она.

– Что? Я думала, это ты объявила мне бойкот. Ты вчера не ответила на мое сообщение.

– Ты мне вчера не писала, – сказала она.

Разве? Я достала телефон. Я написала Лизе и была почти уверена, что писала и Алане. Но, нажав на ее имя, увидела, что сообщение не было отправлено. Я передала ей телефон.

– Ах, – сказала она, читая сообщение. – Это так мило.

Я улыбнулась, настроение чуть поднялось.

Макс стоял у кабинета испанского и заметно расслабился, увидев нас. Алана подхватила его под руку, и мы пошли к библиотеке.

– Макс, пройдись со мной несколько раз под руку, и все подумают, что ты крутой.

– Мне плевать, считают ли меня крутым. Моя единственная цель – чтобы меня не били.

– Это поможет и твоей единственной цели, – заверила его Алана.

– Ты не обязан ходить в библиотеку, – сказала я. – Почему ты не обедаешь с нами?

– Мне хорошо в библиотеке.

– Ладно.

Мы проводили его и остались вдвоем на улице. В обеденное время в кампусе вряд ли можно поговорить на личные темы.

– Мы можем посидеть у меня в машине? – спросила я Алану.

– Звучит пугающе.

– Отчасти так и есть.

Она замолчала, взяла меня за руку, и мы вместе дошли до машины. Сели в нее – я на водительское сиденье, а Алана рядом на пассажирское. Алана впервые молчала, пока я собиралась с мыслями. Наконец я заговорила.

– Ты поцеловала Фрэнка, Алана.

– Я знала, что ты все еще злишься из-за этого.

– Конечно, я на тебя злюсь. Диего… ну, это Диего. Зачем ты так с ним поступаешь?

Она открыла и закрыла бардачок.

– Я же сказала, Фрэнк первым меня поцеловал.

– И для тебя этот поцелуй ничего не значил?

Она закрыла глаза.

– Я не знаю! Мне нравится Диего… наверное.

Она запуталась. Возможно, если бы я рассказала ей о своих чувствах, все было бы не так сложно.

– То, что сказала Лиза на подкасте… это правда. Мне тоже нравится Диего.

Алана глубоко вдохнула и передвинула туда-сюда на своей цепочке кулон в форме буквы «А».

– Мне кажется, сейчас, из-за мистера В Поиске Половинки, ему никто из нас не нравится.

– Да уж.

– Я попыталась поговорить с ним утром, и он еще не отошел от всего, – сказала Алана. – Ты знаешь Диего, он очень милый и вежливый. А тут просто поздоровался и прошел мимо.

Я провела пальцем по логотипу «Тойоты» на руле. Я не видела Диего этим утром, хотя искала его, когда мы с Максом шли на уроки.

– Алана, почему ты не сказала ему, что он тебе нравится?

Она закусила губу.

– Мне никогда не приходилось говорить парню, что он мне нравится. Я заигрываю, а они признаются. В этот раз все вышло по-другому, и я начала сомневаться.

– И он стал нравиться тебе еще больше? – спросила я.

Уголок ее рта приподнялся.

– Да.

– А что насчет Фрэнка?

– Фрэнк – это риск. Он не подходит на роль парня. С таким флиртуют, а не строят отношения.

Значит, Фрэнк ее напугал. Такое случилось впервые.

– К тому же, – продолжила она, – мне кажется, надо сначала разобраться с Диего. Я вложила в наши отношения время и энергию и пока не готова уходить. Я написала ему вчера, а он не ответил.

– Что ты ему написала?

– Что мне жаль, что мы не признались ему, когда он позвонил.

Теперь я должна была отступить. По крайней мере пока Алана не разобралась в своих чувствах. У меня не было никаких сомнений относительно Диего, в отличие от нее. Я точно знала, что чувствовала. Пусть шансов было мало, пусть я была уверена, что Алана нравилась Диего, и пусть он, вероятно, думал обо мне только как о ее подруге, но я хотела признаться ему в своих чувствах. И при этом не потерять Алану. Кажется, в таких случаях говорят «сидит на двух стульях»? Я не желала выбирать.

Я прислонилась головой к подголовнику.

– Хочу признаться Диего в своих чувствах, – сообщила я. – И не хочу из-за этого потерять тебя.

Она снова задвигала буквой «А».

– А я могу признаться ему в своих чувствах и не потерять тебя?

Я сглотнула. От этой мысли стеснило грудь, но я знала, что ответить:

– Конечно.

– Это будет странно. Мы создадим между нами тремя атмосферу неловкости.

Я покачала головой:

– Если он выберет тебя, я его отпущу. Не будет ничего странного.

– Мы заставим его выбирать? Мы с тобой ужасные антифеминистки.

– Его решение нас не разлучит, – заспорила я, – Мы останемся подругами, несмотря ни на что. – Я посмотрела ей в глаза. – Верно?

Алана задумалась:

– Я ни разу не соперничала с тобой из-за парня.

– Знаю. Выходит, я бросила вызов профессионалу?

Алана усмехнулась:

– А про такое есть реалити-шоу? Две подруги, один парень, смерть.

– Смерть?

– Любовь, смерть, увидим. – Алана шутила, а это хороший знак. Она постучала по консоли между нами. – Мне же не полагается сдаться? Ты на это надеялась?

– Вообще-то, нет. Я думала, сдаться полагается мне.

– Он никого из нас не выберет, помяни мои слова. Потому что теперь мы превратили его в соревнование.

– Не в соревнование. А в приз, – уточнила я.

Алана протянула руку, и я пожала ее:

– Пусть победит лучшая.

Она притворялась веселой и беззаботной, но я слышала и другие эмоции в ее голосе. Скорее всего, как бы все ни обернулось, в итоге я потеряю кого-то из них.

Глава 35

Во вторник утром, подготовившись к школе, я вошла в мамину спальню. Меня так вдохновило мое вчерашнее признание Алане, что я решила на этом не останавливаться.

Мама заправляла кровать и подняла голову, когда я зашла.

– Я не уйду, – объявила я.

– Что?

– Мне нравится подкаст.

– Хорошо, – сказала мама.

– И у меня хорошо получается. Мне весело. Мы с Викторией сработались. Я упорно трудилась для этого.

И я поняла, что трудилась даже упорнее обычного. С пристанью и озером все было легко. Все было естественно. А вот для подкаста пришлось попотеть. И я чувствовала удовлетворение.

– Я это знаю, – сказала мама, задумчиво глядя на меня. – Просто мне не хотелось, чтобы ты занималась тем, что делает тебя несчастной.

– Это не так. И возможно, благодаря этому я однажды выберу что-то другое.

– Выберешь что-то другое? – удивилась мама.

– В начале года я думала, что выберу озеро, несмотря ни на что. Но теперь… Я не знаю. Я поняла, что есть множество дорог. Я хочу попробовать что-то еще. – Как бы мне ни хотелось признаваться в этом вслух, что тогда мои родители были правы, но это правда. – Я всегда буду любить озеро и, возможно, в итоге здесь и останусь. Но дело в том, что я больше в этом не уверена.

Мама улыбнулась:

– Знаю. И я всегда буду тебя любить. Кейт, пробуй все, что хочешь.

– Спасибо, мам. – Я показала за плечо. – Мне пора. Не хочу опоздать в школу.

Я захватила свой рюкзак, и мы с Максом вышли к машине. Моя улыбка стала еще шире, когда я заметила на заднем сиденье Лизу.

– Я бы поехала с мамой, – огрызнулась Лиза, когда мы с Максом сели в машину, – но она отказалась подвозить меня второй день подряд.

– Ты будешь вечно меня ненавидеть? – спросила я. – Как мне загладить свою вину? Я совершила ошибку.

Она что-то проворчала. Остаток пути она читала журнал «Жизнь озер», который нашла на заднем сиденье. Когда мы добрались до школы, она спросила:

– Ты его уже читала?

– А теперь ты со мной разговариваешь? – поинтересовалась я.

Она потрясла журналом.

– Нет, не читала, так что не забирай, – ответила я.

– Хорошо.

Она положила его обратно и вышла из машины. Наверное, надо было ей его отдать, протянуть оливковую ветвь, но это единственное, что было у меня от Диего.

Макс и Лиза пошли вместе, и я увидела Алану и Диего у его машины. Серьезно? Она уже лидирует?

Точнее, она и раньше лидировала, а сейчас просто закрепляет результат. Я взяла себя в руки – надо заявить о себе.

Я схватила рюкзак и направилась к ним. Диего спокойно разговаривал с Аланой, ничего выходящего за рамки дружбы, но и не грубо. Простил ее? Если это так, то он простит и меня.

Я еще раз вдохнула, чтобы набраться смелости, и встала рядом с Аланой.

– Привет, – сказала я, сначала посмотрев на ворот его футболки, а потом заставив себя заглянуть ему в глаза. Я по ним скучала. Но в них тут же отразился холод.

– Доброе утро, Кейт, – сказала Алана. – Диего рассказывал мне смешной анекдот про девушку, которая вчера на урок репетиторства принесла целую коллекцию камней.

– О, правда?

– Это было не так уж смешно, – возразил он. – Мне надо переговорить перед уроком с учителем. Так что я пойду.

– Диего, – сказала я, когда он сделал шаг. – Можно тебя на секундочку?

Алана выпучила глаза, как бы говоря: «Ты сделаешь это сейчас? Я тебя ничему не научила?» Но это было не важно, потому что он ответил:

– Не теперь.

И просто ушел. Его голос звучал грустно, без злости, и мне стало еще больнее.

– О-хо-хо, – сказала Алана.

– Да уж.

– Извини, – сказала она. Похоже, она говорила искренне. – Это закончится рассуждением на тему, что нам не нужны паршивые парни, да?

– Сейчас мне это кажется неплохим концом, – ответила я.

Я заметила Фрэнка, только когда он, подкравшись, возник между нами и закинул руки нам на плечи.

– Доброе утро, – сказал он и поцеловал Алану в щеку.

– Что я тебе вчера говорила? – спросила она.

– Чтобы я продолжал пытаться, потому что начинаю тебе нравиться.

– Я такого не говорила! – возмутилась Алана.

– Я читал между строк. Я прав?

Она засмеялась и оттолкнула его.

– С этим я справлюсь, – сказал он.

Меня поразило, что он все еще был рядом. Я думала, что в мире Фрэнка симпатия Аланы к другому парню означала бы, что Фрэнк должен уйти и сохранить свою гордость. Но постепенно понимала, что Фрэнк совсем не такой, как я думала.

– О, Фрэнк, – сказала я. – Пока ты здесь. Помнишь, я обвинила тебя в том, что ты саботировал пристань?

– Нет.

– Ладно, за то, что выложил фотографии на сайте.

– Да, это я помню.

– Ну, я ошибалась.

– Вообще-то, я и правда выложил фотографии на сайт, – сказал он.

Я похлопала его по плечу:

– Я ошибалась насчет другого, Ромео. Извини.

– Кажется, ты говоришь правду.

– Я искренна на девяносто пять процентов.

– Джульетта, мы изменим порядки наших родителей, и для этого, возможно, даже не понадобится умирать.

* * *

Следующим утром я лишь мельком увидела Диего в переполненном коридоре, волнистые волосы у него на затылке.

– Не волнуйся, – сказала Алана, тоже заметившая его. – Я с ним не разговаривала.

– Никогда не думала, что он из тех, кто может затаить обиду.

– Когда речь идет о гордости, люди могут зациклиться на чем угодно, – заявила Алана.

– И как мне с ним поговорить? Я как минимум хочу объяснить, почему ничего ему не рассказала.

– Зачем мне тебе в этом помогать? – Она подмигнула мне. – Каждая за себя, верно?

– Я тоже тебя люблю, – сказала я.

– Удачи сегодня на подкасте.

Глава 36

Прямо сейчас я могла донести свои мысли до Диего единственным способом. Будет неловко, я впущу в свою личную жизнь гораздо больше людей, чем следовало бы, и стану более уязвимой, чем прежде. Но это важно. Я снова и снова прокручивала эти мысли, готовясь к записи подкаста, и понимала, что речь выходит так себе.

Алана вернулась, когда студию готовили к записи. В этот раз они с Фрэнком сидели у телефонов.

– Добрый день, Оук-Корт! – прочирикала Виктория в микрофон. – Вы слушаете «Не моя проблема» с Викторией и Кэт.

– Сегодня я должна быть Кейт, – сказала я.

– Что? – удивилась Виктория.

– Сегодня мне нужно быть Кейт, потому что я должна кое-что сказать как Кейт.

Брови Виктории достигли линии волос.

– Ладно, тогда Кейт. Выкладывай.

– У меня есть проблема.

– И не та, что ты ненавидишь людей?

Я посмеялась:

– Нет. Кстати, совершенно противоположная.

– Ты кого-то любишь?

Я на мгновение задумалась. Это любовь? Я знала, что все шло к ней.

– Возможно, – ответила я, и сердце заколотилось. – Я не уверена в его чувствах. Даже знаю, что он влюблен или был влюблен в мою лучшую подругу.

– Ох, – сказала Виктория. – Тебе действительно надо поделиться.

– Да, видите ли, я надеялась, он даст мне шанс. Я облажалась – еще до того, как смогла признаться ему в своих чувствах. Утаила кое-что от него, и теперь он со мной не разговаривает. И я по нему скучаю.

– А по чему именно ты скучаешь? – уточнила Виктория.

Естественно, она заставит меня все выложить. Сделает более уязвимой. Заставит поднять забрало. Но она была права – мне это нужно.

– Я скучаю по его внимательному взгляду, – начала я, – по его глубоким наблюдениям, юмору и нашим разговорам, я скучаю по его улыбке. – Я перевела дух. – Он давненько мне не улыбался. Знаю, это звучит так банально. Я не привыкла быть такой открытой. – Я закусила губу. – Я привыкла скрываться за сарказмом и безразличием.

– Каково это – открыться?

– Не особо классно.

Виктория засмеялась.

– Я думала, становится легче.

– Нет, это ужасно. Но я должна это сделать. Должна сделать потому, что оно того стоит, если есть хотя бы малейший шанс, что он ответит на мои чувства.

– Оставишь парня анонимом или поделишься со слушателями именем твоего тайного возлюбленного? – спросила Виктория.

К такому вопросу я была не готова. Оставлю анонимом? Так будет лучше? Я не хотела смущать Диего или еще больше его разозлить. Но мы утаивали то, что знали о нем, – разве не с этого все и началось?

В наушниках раздалось гудение, а за ним голос Аланы:

– У нас звонок.

Виктория подняла руку:

– Мы можем подождать минутку? Кейт все еще делится с нами.

– Мне кажется, ты захочешь на него ответить… Кейт.

Алана посмотрела мне в глаза. Она выглядела взволнованной.

– Давайте примем звонок, – ответила я, не понимая, что Алана хочет донести до меня этим взглядом. Казалось, он сулил что-то плохое. Она пыталась сделать так, чтобы имя Диего не прозвучало во время подкаста? Или спасти меня от дальнейшего унижения? Помочь себе? Подстроить так, чтобы раньше меня признаться ему в своих чувствах?

– Привет, – сказала Виктория. – Вы дозвонились в «Не моя проблема».

– Привет, – ответил звонивший. Удивительно, мне хватило одного этого короткого слова, чтобы определить, кто это. Я его узнала. – Кейт сегодня записывается? – спросил голос.

– Да, – ответила я. – Я здесь.

– Привет, Кейт.

– Ой! – сказала Виктория. – Это В Поиске Половинки.

– Это Диего, – сказал он. – Меня зовут Диего Мартинес, и мне нужно поговорить с Кейт.

– Говори, Диего, – разрешила Виктория. – Она слушает.

– Прости, Кейт, – сказал он. – Я вел себя ужасно.

– Я понимаю, – ответила я, сердце забилось чаще. – Ты был застигнут врасплох. Мне жаль. Не надо было скрывать это от тебя. Это делалось не ради шоу. Клянусь. Я понятия не имела, что ты будешь и дальше звонить.

– Знаю, – тихо сказал он. – А мне не стоило обвинять в этом тебя. Мне было обидно. Я был сбит с толку. Мне казалось, меня отвергли как в эфире, так и в реальной жизни. Я пытался отнестись к этой ситуации благородно. Но в итоге то, о чем я узнал на карнавале, толкнуло меня на крайность.

– Не надо так говорить! – воскликнула я. – Тебя не отвергали. Ты ей нравишься. Всегда нравился. Надо было сказать тебе. Я лишь пыталась подсказать, чтобы ты признался… – Я чуть не сказала «Алане», но была не вправе делиться этим секретом в эфире. Хватило урока с Лизой. – Любимой в своих чувствах.

Он хохотнул с придыханием.

– Почему ты не прочитала журнал, Кейт?

Наушники съехали к затылку, и я поправила их.

– Журнал? О, журнал…

В журнале что-то было? Откуда он знал, что я его не читала? Лиза сказала?

– Что только что произошло? – спросила Виктория.

Я посмотрела на Алану, но она пожала плечами.

– Прочитай журнал. И найди меня, если это что-то изменит, – сказал Диего и отключился.

– Я ничего не понимаю, – заявила Виктория.

– Мне надо идти.

– Но мы же записываемся.

Мое сердце было готово выскочить из груди. Диего не услышал моего признания, но это произойдет, когда выпуск пойдет в эфир. На мгновение я подумала, что поставила себя в неловкое положение, ведь ему нравилась Алана. Но он упомянул о журнале, который лежал на заднем сиденье моей машины. Видимо, он не просто так его мне отдал. Я что-то должна была увидеть в нем.

Я сняла наушники и положила их на пол. Затем произнесла в микрофон:

– Извини, Виктория, что оставляю тебя, но я знаю, что ты справишься, а я больше не могу ждать.

Я очень надеялась, что мисс Лион не поставит мне двойку, хотя и должна была это сделать.

– Удачи, – крикнула мне вслед Виктория.

Я схватила рюкзак и побежала не оглядываясь. Кто-то бросился за мной – наверное, Алана. Наконец я оказалась у своей машины. Нашла в кармане рюкзака ключи, распахнула заднюю дверь и схватила журнал. Открыла его и на первой же странице заметила пометки красной ручкой. Заголовок стал другим – добавили буквы, слова вычеркнули и заменили. Вместо «Восемь способов безопасно провести время на воде» получилось «Восемь способов согласиться на Осенний фестиваль». Все восемь пунктов теперь представляли собой различные варианты «да»: с удовольствием; конечно; да, пожалуй; естественно; да, спасибо; я думала, ты никогда не спросишь; нет, в смысле, да; да!

Я сглотнула.

– О нет.

Я перевернула страницу. Следующий заголовок тоже был переделан: «Я достаточно терпелив?» Остальные страницы были заполнены упоминаниями о фестивале и приглашениями пойти на него.

А на последней надпись черным маркером на лице серфера гласила: «Кейт, ты пойдешь со мной на Осенний фестиваль?»

Я ужасный человек. Диего был прав. Я завуалированно отказала ему. Тем вечером мы стояли за трибунами на бейсбольном поле, и он спросил, прочитала ли я журнал, а я сказала, что да. Он подумал, я все видела и вежливо отвергла его. И все равно вел себя со мной очень мило. Пока не выяснил, что все это время я знала о его звонках в подкаст. И это его обидело. Он думал, я над ним прикалывалась. Использовала его. И все это время я думала, что ему нравится Алана, а на самом деле ему нравилась… я?

Алана стояла за спиной и, видимо, прочитала все через мое плечо, потому что сказала:

– И победила лучшая.

Я посмотрела в ее добрые глаза. Она улыбнулась мне.

– Это всегда была ты, Кейт, – сказала она. – А не я.

– Я не знала, – возразила я. – Я не знала.

Она взяла меня за плечи и продолжила:

– Я знаю. И мы договорились, помнишь? Мы будем лучшими подругами, несмотря ни на что.

Я кивнула.

– Спасибо.

– Почему он выбрал журнал? – спросила она.

– Когда я впервые привезла Лизу в обучающий центр, то попыталась догадаться, какие журналы он читает. И после этого, когда я замечала на столе какой-то новый журнал… Нет…

Я открыла и закрыла рот.

– Что?

Я засмеялась:

– Он пытался узнать мои интересы. Это он каждый понедельник приносил новые журналы. Я только сейчас это поняла.

– Вы вдвоем будете тошнотворно милыми. – Алана подняла с заднего сиденья ключи и рюкзак, которые я, похоже, закинула туда, и передала мне. – Иди найди своего парня.

– А ты…

– О, за меня не переживай. Будет весело наблюдать за тем, как Фрэнк попытается завоевать мое расположение. Я готова пообщаться с влюбленным в меня по уши.

Я крепко обняла ее:

– Я тебя люблю.

– И я тебя. Передавай Диего привет.

Я закрыла заднюю дверь и открыла водительскую.

– А вообще, не важно, – добавила Алана. – Ничего не говори Диего. Просто поцелуй его. Разве не это советовала Виктория? Если бы он с самого начала последовал ее совету, а не твоему – о терпении, – ничего этого бы не произошло.

Я засмеялась:

– Да, советы Виктории намного лучше моих. Это давно известно.

Алана подтолкнула меня к машине, и я закрыла дверь. Затем опустила стекло.

– Подожди, я понятия не имею, где его искать. У меня даже нет его номера.

– Я отправлю тебе его в сообщении.

Глава 37

Это Кейт. Ты где?

На холме за стадионом, – почти сразу ответил Диего.

– Спасибо, что ты не очень далеко, – прошептала я.

Я проехала один квартал и припарковалась рядом с машиной Диего. Осторожно вышла и оглядела холм. За секвойями я ничего не могла рассмотреть, но все равно начала подниматься. На вершине я нашла Диего: он держал в руке клюшку, а у его ног лежали мячи для гольфа. Наши взгляды встретились.

– Разве ты не должна сейчас записывать подкаст? – спросил он.

– Должна, но пришлось прочитать журнал.

– Понравились статьи?

– Очень. Они даже лучше оригинальных.

– Да? – Он помахал клюшкой – наверное, нервничал.

Я подошла к нему и протянула руку. Он тут же вложил в нее свою. Я улыбнулась и написала слово Valor на тыльной стороне его ладони. По его руке пробежали мурашки, но потом он притянул меня к себе. Я подняла голову и посмотрела ему в глаза.

– Мне советовали поцеловать человека, если он мне нравится и я хочу понять его чувства к себе, – тихо сказала я.

– Правда? Мне тоже дали такой совет.

Он выпустил мою руку и клюшку и обнял меня. Я прижалась к его щеке своей, наслаждаясь близостью. Затем повернула голову и поцеловала его в щеку, а потом в подбородок и прямо под ухом. Он выдохнул:

– Кажется, у меня закончилось терпение.

Я улыбнулась и позволила нашим губам соединиться. От него пахло мятой и сосной. А может, листвой. Это не важно. Этот запах был моим самым любимым, как и ощущение. Он провел руками по моей спине и запустил пальцы в волосы. Я приблизилась к нему вплотную и чуть не споткнулась о лежащую между нами клюшку. Он обхватил меня за талию, чуть приподнял и пнул клюшку в сторону. Мы продолжили целоваться – сначала нежно, а потом все более неистово.

Он отстранился первым и посмотрел на меня, слегка задыхаясь.

– Расскажи мне все.

Мне понадобилось некоторое время, чтобы понять, чего именно он просил.

– Все?

– С самого первого моего звонка в подкаст и до этого момента.

Он показал на поваленное дерево. Мы подошли к нему, держась за руки, и сели.

– Ладно, когда ты позвонил в первый раз, анонимность сыграла всем на руку. И мы планировали придерживаться своего слова, – сказала я. – Звонившие в подкаст оставались для слушателей анонимами. Мне до этого не было дела, ведь я все равно их не знала.

– До меня. – Он провел по моим пальцам своими.

– Сначала я не была уверена, что это ты. Ты маскировал свой голос. Алана не узнала тебя.

– Алана… Так ты думала, я все это время говорил о ней?

– Да, ты ей нравился. И все сказанное на подкасте подсказывало мне, что она тебе нравилась.

– Например, что? Потому что я уверен, все сказанное мной подсказывало, что это ты… – Он замолчал и улыбнулся. – Так как речь шла о тебе.

– Например, что она со всеми вела себя одинаково, что ей нравился другой парень. – Я нахмурилась. – Что значит, нравился другой парень?

– Мы об этом говорили. Твой бывший.

– О, точно.

Он снова улыбнулся.

– А еще ты говорил, что она уходила, когда ты оказывался рядом, и никогда не оставалась с тобой в одном месте.

– Я говорил, что так делала ты.

– Не делала.

Он кивнул:

– Делала. Всегда.

– Кажется, об этом я не подумала.

– Потому что я тебе не нравился. Я был прав, когда беспокоился, что не нравлюсь тебе.

– Да, хорошо, что я предложила тебе проявить терпение, потому что, если бы ты сразу мне сказал, я бы слишком волновалась за чувства Аланы.

– Значит, мне надо пригласить на ужин Фрэнка? В качестве благодарности?

– Фрэнка? Почему?

– Потому что он начал нравиться ей, и тебе не пришлось больше волноваться из-за кодекса женской дружбы.

– Нет, вообще-то… Ты мне начал очень нравиться. Я поговорила с ней об этом. И мы пришли к соглашению.

Он выгнул бровь:

– К какому соглашению?

– При котором вы оба остаетесь в моей жизни.

– Мне нравится это соглашение.

– Мне тоже.

Диего немного помолчал.

– Так ты говоришь, Алане не нравится Фрэнк? Когда в пятницу Лиза закричала о том, что тебе нравится парень твоей лучшей подруги, я подумал, тебе начал нравиться Фрэнк.

– Что? Нет! В смысле, мы с ним начинаем ладить, но это было бы слишком. Ты нравился Алане.

– Я об этом даже не думал.

– Даже когда она пригласила тебя на «Вечер кузенов»?

– Я думал, она как-то узнала, что ты мне нравишься, и помогала мне.

– Правда?

– Правда.

– А когда она пригласила тебя на фестиваль? – давила я.

– Я подумал, меня приглашала ты. Вы обе стояли у моей машины, если ты помнишь. А когда понял, что это она, то пришел в замешательство. Но она большую часть вечера провела с Фрэнком, и я подумал, она, возможно, знала, что Фрэнк пригласит тебя, поэтому пригласила меня, чтобы мы пошли все вместе.

У меня закружилась голова. Я прислонилась к его плечу.

– Прости, что так долго не понимала, что ты мне нравишься.

– Когда ты поняла? – спросил он.

– Когда мы стояли здесь, за этим стадионом.

– Так долго? – спросил он, в его голосе слышалось удивление.

– Не забывай, что к тебе испытывала симпатию моя подруга. Закрытая тема. И я рада, что в конце концов все поняла.

Он засмеялся:

– Мне еще повезло?

– Да, определенно. – Я сжала его руку. – Но ты мне начал нравиться не тогда. Тем вечером я просто это поняла. Ты мне начал нравиться в тот день, когда я ударилась головой о шкафчик.

– Кажется, это недалеко от того момента, когда мне начала нравиться ты.

– И когда это произошло? – спросила я, глядя на него.

– В первый день в обучающем центре. С тобой было весело разговаривать. Мы обсудили журналы. Мне никогда прежде не удавалось так легко общаться с девушкой. Во время той встречи ты узнала обо мне больше, чем я когда-либо рассказывал своим друзьям.

Я подтянула колени к груди.

– Я тоже это чувствую, – призналась я. – Все так легко. Но я еще не все выяснила. Ты предпочитаешь все держать в себе.

– Знаю. Я над этим работаю.

– Кстати, как у тебя дела с родителями? – спросила я. – Они злятся, что ты сейчас здесь, а не занимаешься?

– Это все еще напоминает борьбу, но мы поговорили. Такой у тебя девиз?

– Да. О чем вы поговорили? – спросила я.

– Что, если у меня все сделано, я могу гулять.

– Так ты не говорил, что хочешь путешествовать?

– Не будем торопиться.

Он поцеловал меня в лоб. По спине побежали мурашки.

– Откуда ты знал, что я не читала журнал? – спросила я.

– Я не знал. Сначала я долгое время думал, что ты читала. Но потом Лиза увидела его в твоей машине, нашла этим утром меня и все рассказала.

– Серьезно? – Я облегченно вздохнула. – Значит, она меня не ненавидит.

– Эта девчонка тебя обожает.

Я улыбнулась. Затем кивнула на мячи для гольфа.

– Эй. Я знаю одного парня, который может попасть мячом для гольфа вон туда. – Я показала на футбольное поле.

Диего проследил за моим взглядом.

– Да? Это сложно. Очень далеко. Не знаю, верить ли тебе.

– Он очень крутой.

Он посадил меня себе на колени.

– Ты очень крутая.

Мое сердце забилось чаще, и я провела пальцем по вороту его футболки.

– Я сегодня говорила о тебе на подкасте, – призналась я.

– Серьезно?

– Прямо перед твоим звонком.

– И что ты сказала? – спросил он.

– Наверное, ты сам должен услышать.

– Послушаем вместе?

Я подалась вперед и поцеловала его.

– Да. В пятницу.

Глава 38

Днем, добравшись до дома, я сразу же отправилась к тете и крепко обняла Лизу.

– Прекрати, – сказала она. – Я все еще злюсь.

– Не злишься. Я знаю. Ты ради меня поговорила с Диего.

Она улыбнулась:

– Ладно, не злюсь. Только больше никогда не говори обо мне на подкасте.

– Никогда.

– Спасибо, что все отредактировали.

– Кстати, Томми узнал?

– Да, но мы посмеялись, и я сказала ему, что мне нравится Курт, так что все хорошо.

– Подожди. Тебе нравится Курт?

– Да. Но мы сейчас не будем об этом. Что случилось с Диего? Вы наконец поговорили по душам? Да.

– Хорошо. Мне нравится Диего.

– Мне тоже.

Выйдя из Лизиного дома, я почувствовала, что мне стало легче, и позвонила Алане, пока шла на пристань. Вместо нее ответил какой-то парень:

– Алло?

– Э-э, я ошиблась номером?

На заднем плане что-то громко гудело.

– Нет. Алана сейчас делает смузи.

– Фрэнк?

– Ага.

Как быстро.

– Попроси ее перезвонить мне, когда закончит.

– Это Кейт? – услышала я голос Аланы. – Спроси, она наконец поймала свою рыбу?

– Скажи, что да, – попросила я.

– Отлично, – сказал Фрэнк. – Кстати, о рыбе – я, Алана, ты и Диего на моем катере в эту субботу.

– Хорошо. – Я села на пристань и опустила ноги в воду. Солнце висело низко и отражалось в озере, подсвечивая вдали лодку.

– Да? – спросил Фрэнк.

– Да.

– Круто.

– Надеюсь, у тебя достаточно опыта в управлении катером.

– Я буду стараться изо всех сил.

* * *

В пятницу во время обеда мы с Диего ждали Алану. Она сказала, что у нее для нас сюрприз. Диего держал меня за руку, как и последние два дня. Я была невероятно счастлива.

– Ты мало постишь в соцсетях, – говорил Диего. – Почему?

Я пожала плечами и попыталась одной рукой развернуть буррито. Диего засмеялся, но не позволил мне высвободить руку.

– Ты такой засранец, – сказала я.

– Это точно. – Он поцеловал мне костяшки.

– Я не знаю, – сказала я, отвечая на его вопрос о соцсетях. – Я – закрытый человек. Ты тоже мало постишь.

– Правда. – Он отложил пакет с чипсами и достал из кармана телефон. – Но мне кажется, нам надо сфотографироваться вместе. Так как у тебя много фотографий с Хантером.

Я склонила голову.

– Тем фотографиям полгода. Ты просматривал мои соцсети?

– Да, – беззастенчиво признался он. – А как мне еще на тебя смотреть, если ты постоянно меня кидаешь?

– Я бы не сказала, что постоянно.

– Постоянно, – сказал он. Вытянул руку с телефоном и прижал меня к себе.

– Знаешь, я на фотографиях получаюсь несуразной, – сказала я.

– Ты очаровательная. – Он поцеловал меня в щеку и сделал фото.

– Ах, – сказала Алана. – Как это мило.

Диего опустил телефон. Перед нами стояла Алана, а за ней компания человек из двадцати.

– Что происходит? – спросила я.

– Это мой сюрприз. Вечеринка в честь прослушивания.

– Вечеринка в честь прослушивания? – в шоке повторила я.

Она подняла беспроводную колонку.

– Подкаст загружен, и мы все его послушаем.

У меня отвисла челюсть. Это точно сюрприз, но не особо хороший. Алана показала на траву возле скамьи, и вся компания, как по команде, устроилась на ней.

– Они это отрепетировали? – пробормотал Диего, и я улыбнулась.

– Диего, тебе точно понравится, – сказала Алана. – Это самый лучший выпуск Кейт.

– Не могу дождаться, – сказал он.

Я поняла, что краснею. Мне не очень нравится, как звучит мой голос, но на этой неделе точно придется его послушать.

– Может, послушаем позже, когда останемся вдвоем? – спросила я Диего.

– Или можем послушать сейчас, – предложил он.

И мы послушали. Сначала мое неловкое признание ему. Затем его признание слушателям, что он – мистер В Поиске Половинки. Ребята заахали и захихикали. Когда дошло момента, где я прошу Викторию поработать за двоих, Диего улыбнулся мне.

– Спасибо, – прошептал он мне на ухо. – Я знаю, как сложно тебе было признаться в этом публично.

– Я должна была.

Он поцеловал мне руку.

– И я тоже.

* * *

Остаток дня все называли Диего мистером В Поиске Половинки, нас постоянно останавливали, чтобы задать вопросы.

– Так вот она какая – слава? – спросил Диего.

– Не стоит относиться к этому серьезно.

Мы остановились у его шкафчика.

– Эй, можно положить мой учебник по истории в твой шкафчик? Отсюда ближе идти на урок, – спросила я, доставая из рюкзака книгу.

– Хочешь уже переехать в мой шкафчик?

Я засмеялась и отдала учебник. Диего засунул его в шкафчик и порылся в нем, перекладывая книги и просматривая бумаги. Я взяла его за запястье:

– Я тебе уже говорила, что ты проводишь у шкафчика слишком много времени?

– Ты засекала?

– Не пришлось.

– И это говорит девушка, которая проторчала у шкафчика десять минут в тот день, когда ударилась головой о дверцу.

– Меня все время перебивали.

– Просто к слову.

Я достала из рюкзака черный маркер и написала на внутренней части двери «Д + К».

– Как мило, – сказал он. – Подумают, что это сделал я.

Я поместила буквы в сердечко:

– А вот теперь подумают.

Он выхватил у меня маркер и написал под сердечком: Mi amor.

Мое сердце пропустило удар. Может, я многое позабыла с уроков испанского, но точно помнила значение этих слов: моя любовь. Я не знала, что ответить, – Диего не произнес этого вслух. Он, казалось, и не ждал от меня ответа, просто закрыл дверцу шкафчика и снова взял меня за руку.

Мы пошли к парковке. Возле своей машины я увидела Макса и Лизу.

– Диего? – спросила я.

– Да?

– У меня странная просьба.

– Да?

– Насчет моего брата.

– Фрэнк рассказал мне о драке на фестивале. Кого нам нужно побить?

– Никого. Возможно, достаточно просто поговорить. Я предложу тему для следующего подкаста, чтобы звонили все, кто сталкивался с издевательствами.

– Тогда и мне придется позвонить, – сказала Диего.

– Ты сталкивался с издевательствами?

– Весь седьмой класс. Дети могут быть очень недобрыми.

– Это точно.

– Но есть и по-настоящему хорошие ребята. С тех пор я всегда надеялся, что могу отнести себя ко второй категории.

– Мне кажется, тебе это удалось.

Мы подошли к машине, и Диего похлопал Макса по спине:

– Слышал, ты как-то защитил мою девушку.

– Кого? – спросил Макс.

Диего поднес руку ко рту и громко прошептал:

– Свою сестру.

В животе запорхали бабочки. Он впервые назвал меня своей девушкой, и мне это нравилось. Очень. Я засмеялась, а Диего повернулся ко мне, обнял и несколько раз поцеловал в щеку.

– Правда? – спросил он.

– Совершенно точно.

– Фу, – сказала Лиза. – В среду позвоню в подкаст и спрошу, как вежливо сообщить друзьям, что они ведут себя слишком отвратительно.

Я улыбнулась ей:

– А я скажу: существует ли что-то слишком отвратительное?

* * *

– Ты когда-нибудь занимался вейкбордингом? – спросила я Диего, когда перелезла на катер Фрэнка.

– Нет, – ответил Диего.

– Катался на водных лыжах?

– Нет.

– На тюбинге? – спросила я, скинув полотенце на один из стульев и повернувшись к Диего. Он прыгнул в катер и подошел к водительскому месту, за которым стояла я.

– Я один раз сидел на гидроцикле.

У меня отвисла челюсть.

– Ты хотел сказать дважды? Потому что ты сидел на одном из гидроциклов, когда нашел его брошенным в бухте.

– Тот раз я и имел в виду.

Я взяла его за плечи и посмотрела ему в глаза.

– Мне жаль, – сказала я со всей возможной искренностью.

– Да-да.

– Нет, серьезно. До этого момента твоя жизнь была такой унылой. Каким же я была другом, если за последние несколько месяцев не задала тебе все эти вопросы? И не исправила все как можно скорее!

Алана положила во встроенный холодильник под скамьей упаковку из шести банок колы.

– Кейт с ума сходит по озеру и всему, что здесь происходит, если ты до сих по об этом не слышал. В начале года она даже предложила посвятить этой теме целый подкаст.

Фрэнк завел катер.

– Серьезно? Я бы за это проголосовал.

Алана обняла Фрэнка со спины.

– Тогда за эту тему было бы целых два голоса.

– Ты бы не проголосовала? – спросил Фрэнк.

– Ни за что, – заявила Алана. – А так как нас всего трое с озера в этом классе, у вас не было бы никаких шансов. Хорошо, что она предложила советы.

– Потому что мы все знаем о моей страсти, – сказала я.

– Мне нужен совет, – произнесла Алана.

Я закатила глаза:

– О, отлично. Именно этим я и хотела здесь заняться.

– Как не чувствовать неловкости, когда все, кто на этом катере, последние несколько недель борются с чувствами любви и ненависти?

– Без комментариев, – ответила я. – У меня выходной.

Фрэнк показал на пристань, от которой мы пока не отчалили.

– Макс! Лиза! – крикнул он. – Хотите присоединиться?

Максу не так нравилось ходить на лодке, как мне, но кто мог устоять перед классным катером? Точно не мой брат.

– У меня есть совет по твоему вопросу, – сказал Фрэнк Алане. – Пригласить тех, кто не участвовал во всей этой шумихе, связанной с чувствами.

Макс и Лиза сели в катер, и Фрэнк отплыл от пристани. Я поправила кепку на голове. Мне нравились субботы в не сезон, когда казалось, будто озеро принадлежит только нам и мы можем заниматься здесь чем угодно.

Лиза села на скамью.

– Эй, Алана. Может, после этого приготовишь нам своего знаменитого цыпленка?

– Который победил в поединке? – Алана подмигнула Диего, и он что-то проворчал.

– Кстати, где ты его научилась готовить? – спросил он.

– У моей мамы, которая научилась у своей мамы.

Я обняла Диего за талию и прошептала:

– Может, она и тебя научит.

– Хочешь сказать, в родных местах есть профессионалы, которые могут меня обучить, прежде чем я отправлюсь путешествовать по миру? – поддразнил он.

– Что? Я такого не говорила. У меня выходной, помнишь?

Я усмехнулась и открыла среднюю часть ветрового стекла, чтобы видеть нос катера. Затем села на одно из сидений. Диего устроился напротив через небольшой проход.

– Кажется, ты чувствуешь себя как дома.

– Точно.

– Думаю, это может стать и моим домом, – заявил он.

Я была очень счастлива. Но понимала, что мое счастье не обязательно связано с одним определенным местом или событием. С Диего я могла быть счастливой везде.

Мы оставили позади буек с ограничением скорости в пять миль в час, и Фрэнк сказал:

– Держитесь!

Катер набрал скорость, и в лицо ударил ветер. Я засмеялась, а Диего потянулся за моей рукой. Теперь ветер хлестал по нашим рукам, проникая между пальцами. Диего улыбнулся мне. Я подумала о том, что он написал на дверце шкафчика и что я не ответила ему, хотя чувствовала это сердцем.

– Моя любовь, – сказала я.

Благодарности

Десятая книга. Это мое число. Столько книг я надеялась написать и представить миру. И вот я достигла цели благодаря вам, читатели.

Спасибо вам! Спасибо за поддержку и помощь. Спасибо за то, что читали меня, отправляли мне смешные комментарии и положительные отзывы, переживали за меня. Вы лучшие! Я очень вас ценю. Мне кажется, без вас я бы не продолжила писать. И видимо, не остановлюсь на десяти книгах, ведь договор подписан еще на несколько. Поэтому надеюсь, их вы тоже прочтете!

Еще я хочу поблагодарить свою семью. Моя профессия непростая. Бывают взлеты и падения. Я множество ночей бываю погружена в себя и ничего вокруг не вижу. А они все еще любят меня! Это хорошо, потому что нет ничего хуже безответной любви. Спасибо моему мужу, Джареду, и моим детям, Ханне, Отем, Эбби и Доновану, – я вас люблю. Вы мое всё.

Далее я хотела бы поблагодарить своего агента Мишель Вульфсон. Я могу быть предвзятой, но мне кажется, она – лучший агент во всем мире. Возможно, вы подумали: но ты не объехала весь мир. И тем не менее я настаиваю на том, что сказала. Мишель, спасибо тебе за твою работу!

Спасибо Эйми Фридман, моему потрясающему редактору. У тебя всегда великолепные идеи и предложения, и я знаю, что без тебя мои книги были бы не такими хорошими. Ты крутая. И спасибо команде Scholastic за все, что вы делаете: Яффе Джасколл, Рейчел Глюкштерн, Монике Паленсуэле, Шариз Мелото, Рэйчел Филд, Исе Кабан, Оливии Валькарсе, Дэвиду Левитану, Лизетт Серрано, Эмили Хеддльсон и всему отделу продаж.

И конечно, я хочу сказать спасибо своим друзьям, которые читают мои книги и дают советы. Друзьям, которые любят меня, несмотря на мою ворчливость. Вот эти люди: Стефани Райан, Кэнди Кеннингтон, Рейчел Уайтинг, Дженн Иоханссон, Рене Коллинз, Натали Уиппл, Мишель Аргил, Бри Деспейн, Элизабет Минник, Бритни Свифт, Мэнди Хиллман, Джейми Лоуренс, Эмили Фриман, Мисти Хеймел и Клаудия Уодсворт.

И последнее, но не менее важное спасибо моей семье, которая всегда меня поддерживает: Крису Девуди, Хизер Гарзе, Джареду Девуди, Спенсеру Девуди, Стефани Райан, Дейву Гарзе, Рейчел Девуди, Зите Коник, Кевину Райану, Вэнсу Уэсту, Карен Уэст, Эрику Уэсту, Мишель Уэст, Шарлин Уэст, Рейчел Брейтуэйт, Брайну Брейтуэйту, Энжи Стеттлер, Джиму Стеттлеру, Эмили Хилл, Рику Хиллу и двадцати пяти детям этих людей. Я вас очень люблю.

Об авторе

Кейси Уэст – автор несколько романов, таких как «Расстояние между нами», «Моя жизнь среди парней», «Стань моим парнем», «Рядом с тобой» и «Р. S. Ты мне нравишься». Ее книги вошли в списки ALA Quick Picks for Reluctant Readers и YALSA Best Books for Young Adults. Кейси живет в городе Фресно, Калифорния, со своей семьей. Вы можете узнать о ней больше на сайте www.kasiewest.com.

Примечания

1

Национальный праздник США, отмечается в первый понедельник сентября. – Здесь и далее примечания редактора.

2

В американской школе учатся 12 лет. Последние четыре из них считаются старшими.

3

Речь идет о Даше-путешественнице (героине одноименного американского детского обучающего сериала), у которой есть брат Диего. По телефону явно кто-то пошутил по поводу того, что этот Диего – брат той Даши. – Примеч. пер.

4

Chopped (англ, «На куст») – американское кулинарное реалити-шоу, в котором участвуют как профессионалы, так и любители.


home | my bookshelf | | Слушай своё сердце |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу