Book: Счастливый сценарий твоей жизни, или Как хочешь, так и будет. 13 правил победителя



Счастливый сценарий твоей жизни, или Как хочешь, так и будет. 13 правил победителя

Нина Рубштейн

Счастливый сценарий твоей жизни, или Как хочешь, так и будет. 13 правил победителя

Предисловие

Вы держите в руках книгу «Сценарий твоей жизни, или Как хочешь, так и будет».

Она написана по мотивам образовательного тренингового курса, который я веду последние 4 года, кроме того, по данной проблематике существует множество упражнений, с которыми вы можете подробно познакомиться в других книгах серии «Ваш персональный тренер». Я считаю наиболее эффективным для изменения жизни практиковать предложенные в книге упражнения, состоящие из вопросов и экспериментов, направленных на изучение себя и своих способов строить отношения с другими людьми. В отличие от других книг серии, упражнения не выделены в отдельные блоки, а могут встречаться в тексте как предложения размышлять, наблюдать и анализировать в жизни то, о чем идет речь.

Основная идея книги звучит так:

Наша жизнь – это то, как мы ее видим. Стоит изменить угол зрения, и изменится все. Наши проблемы в большей мере обусловлены нашим восприятием жизни, унаследованным нами от своей семьи и людей, особенно повлиявших на наше развитие, чем реально существующими обстоятельствами. И если у вас хватит интереса к самому себе и своему способу смотреть на мир и поступать с ним определенным образом, вы увидите, что у вас есть все возможности для того, чтобы жить так, как вам хочется.

Успехов вам на этом увлекательном пути!

Глава 1

Как изменить свою жизнь

Жить «здесь и сейчас», полностью проживая настоящее – это не то же самое, что «жить одним днем», это также способность замечать напоминания – в настоящем – о прошлых уроках. И это позволяет вам более адекватно реагировать в настоящем. Это также способность замечать в настоящем предвестников будущего и соответствующим образом приспосабливать свое поведение – в настоящем. Человек, опирающийся на точку отсчета в настоящем, свободен смотреть вперед и назад, когда для этого есть подходящий случай.

Фриц Перлз

Прежде чем вы приступите к чтению этой книги, я хотела бы вам сообщить, дорогой читатель, следующее. То, о чем я пишу, придумано не вчера и не мной, а тысячами людей, занимавшихся изучением внутреннего мира человека и устройства Вселенной. Я лишь интерпретирую эти знания, пропуская их через себя, добавляя свои наблюдения и метафоры. И афоризмы людей, которые говорят так, что точнее суть некоторых вещей описать просто невозможно. Пробуйте их на вкус, оценивайте и берите все, что вам подходит, без сожаления отвергая чуждое.

Жизнь сама по себе – ни благо, ни зло: она вместилище и блага и зла, смотря по тому, во что вы сами превратили ее.

Мишель Монтень

Если вы взяли в руки эту книгу, значит, вы – человек рефлексирующий, размышляющий о себе и о жизни, о том, как ее менять, как ею управлять. На самом деле книг, в которых рассказывается об имидже, качествах и достоинствах счастливого человека и стратегии достижения успеха, издается такое количество, что просто странно, почему еще не все достигли желаемого. Однако в большинстве этих книг скорее всего вы не найдете никакой информации о том, как стать тем, кем хочешь стать, учитывая свои индивидуальные качества и черты, приоритеты, свою личную историю, как именно этого добиться шаг за шагом.

Если вы уже встречали подобные книги, вы могли убедиться в том, что в вас самих довольно разнообразный набор черт и качеств: есть и успешные, есть и неуспешные, однако вы могли столкнуться с серьезными препятствиями на пути обретения и совершенствования навыков, необходимых для воплощения своих самых сокровенных желаний, и это связано с вашим восприятием, с тем, как оно устроено и функционирует.

Правило 1

Нельзя изменить свою жизнь, не изменив своего восприятия и мировоззрения

Каждый из нас, и я не исключение, в поисках себя сталкивался с тем, что начинал этот тернистый путь со смутного представления о том, что же такое «я», «как я устроен» и «чего хочу», затем следовали попытки разобраться в огромном количестве приобретенных установок, одни из которых, казалось, просветляли, а другие – лишали ориентации в реальном мире. Заканчивается этот путь, как правило, довольно стандартно: стремление к совершенству превращается в привычные механизмы психологических манипуляций собой и другими людьми. Вы нередко встречаете людей, заблудившихся на пути к себе: они любят поучать жизни, они по-прежнему несчастливы, но убеждают себя, что это мир к ним не готов, а не они к миру.

Почему так происходит?

Кажется, что новые знания, чтение книг должны расширять кругозор и учить видеть мир иначе, но на деле оказывается, что все, что нам удается – это узнать, каким образом переделать других под себя или мир в соответствии со своими целями. Увы, дело не в мире, а в том, как мы сами к нему приспособлены. Оказывается, наш способ жить, то есть умение встраиваться в мир, в его постоянно меняющиеся обстоятельства, – то, что обеспечивает нам удовольствие, радость и интерес к жизни. Сколько бы мы ни знали разных взглядов на мир, если наша система приспособления к миру не работает, то мы снова замыкаемся в том же, в чем и жили раньше: в раздражении, одиночестве, неудовлетворенности, непонимании. Меняется только антураж.

За гармоничное приспособление к жизни отвечают определенные психологические механизмы. Их назначение – помочь организму адаптироваться в изменяющихся условиях, умело сканировать окружающую среду для того, чтобы лучше в ней ориентироваться, разбираться в своих приоритетах, не ошибаться в выборе пути.

Детство многих из нас прожито не так, как нам хотелось бы, мы вынуждены были приспосабливаться к враждебной, неблагоприятной среде, и эти механизмы призваны были обеспечить равновесие в жизни, и если вы до сих пор живы – значит, вам это удалось. Но во взрослой жизни многие навыки, приобретенные в детстве, оказываются помехой. Жизнь изменилась, а способы обхождения с ней – нет. Например, в детстве было полезно слушаться и избегать конфликтов, поскольку это обеспечивало безопасность, ведь маленький ребенок очень зависим от взрослых. Став взрослым, вы можете продолжать делать то, к чему привыкли в детстве: слушаться, отказываться от своего мнения, избегать конфликтов, подчиняться авторитетным мнениям и так далее. И это для взрослого человека перестает быть полезным.

Правило 2

То, чтобы было полезным и хорошим в детстве, вредит взрослому

Однажды на обучающей программе повышения квалификации я спросила у своего американского учителя, что отвечать людям, которые приходят и говорят: «Измените моего мужа… измените мою тещу… измените моего ребенка… как мне изменить моего начальника?» Роберт Резник (а это был он) ответил: «Я обычно спрашиваю своих клиентов: «И много людей вам удалось в жизни изменить? И давно ли вы пытаетесь это делать? И как? Получается?» «Нет…» – отвечают они». Я думаю, что вы тоже пробовали, и у вас не получилось. Обычно мы склонны думать, что «если у меня не получается изменить другого человека, значит, я глупый и неумелый». Но это не так. Просто другого человека нельзя изменить против его воли. Только он сам может захотеть и измениться. А раз изменить других нельзя, остается изменить себя – научиться получать удовольствие от жизни, справляться с трудностями и решать проблемы, полно переживать все, в том числе и негативные события, находить выходы в безвыходных ситуациях, и не мытьем, так катаньем получать то, что вы действительно хотите получить. Вполне может оказаться, что вы еще не совсем знаете, что именно вам нужно.

Секрет многих изменений кроется в том, что, оказывается, достаточно осознать, «что я, будучи взрослым, все еще что-то делаю как ребенок», и ваша ситуация начнет исправляться.

Прежде чем читать дальше, подумайте, какую цель вы ставите перед собой, читая эту книгу: понять, что с вами происходит, или аргументировать свою жизненную позицию, или вы хотите открыть для себя перспективы, увидеть больше, чем привыкли видеть?

В любом случае, в добрый путь!

Глава 2

Система индивидуального пользования

Он выглядел, как человек среди автопилотов.

М. Арбатова

Для описания внутренней психологической жизни человека я не нашла более подходящей метафоры, чем сравнение с персональным компьютером. И это не потому, что я подхожу к человеку как к какому-то механистическому субъекту, которого можно разобрать по винтикам, настроить или как-то использовать, а только в связи с наглядностью и понятностью для многих современных людей процессов, происходящих в компьютере. И я считаю, что человек уже достаточно глубоко изучен для того, чтобы можно было предложить какую-то более-менее целостную картину внутренних и внешних взаимосвязей, понятную даже неопытному пользователю.

Итак, мы все немного похожи на компьютер. Это сходство начинается с того, что рождаемся мы на свет хоть и индивидуально обусловленные генами, однако достаточно «чистые» для подавляющего количества информации, которую в нас загружают день за днем в течение всего детства «старательные» взрослые и на основе которой закладываются наши «психологические программы». Они составляют систему будущего жизненного сценария, который воспроизводит в нашей жизни сюжеты из жизни близких нам людей.

Всю эту систему индивидуального пользования – «материнскую плату», «программное обеспечение» и огромное количество единиц информации – мы получаем в основном в младенческом возрасте и преимущественно от родителей. Мозаика этого набора так же уникальна, как генетический код, однако принципиальная схема у нас у всех одинакова и устроены мы все одинаково, а потому абсолютно одинаково используем этот набор в своей жизни. Отличаются только картины наших жизней, однако полотно, кисти и краски у всех одни и те же. И в этом есть огромный плюс: на основании известного сходства мы можем научиться управлять своим компьютером самостоятельно, создавая уникальные картины своей жизни, подсказанные нашим индивидуальным воображением. Поскольку законы, по которым развиваются процессы внутри нас, одинаковы для всех, постольку есть и одинаковые принципы для решения тех или иных задач. А способы каждый выбирает сам в зависимости от того, какой его загрузили программой.

Итак, компьютер наш снабжен рядом устройств. Это «сканер» – рецепторы и органы чувств. Это «корпус» – телесная граница, отделяющая нас от окружающего мира. Это «дисководы» – через которые мы поглощаем информацию и пищу. Это «жесткий диск» – память всей нашей жизни. Это «оперативная память» – небольшой набор информации, которой мы пользуемся ежедневно. Это «принтер» – наша речь. Наша «материнская плата» целиком и полностью досталась нам от родителей. Это их физиологические особенности, причудливо переплетенные в «гибриде», и предрасположенности в темпераменте.

И все. Все остальное они «грузят» в нас уже после рождения.

Уже с первых дней жизни к девочке подходят, сладко щебеча: «Ах, какая принцессочка!», а к мальчику – с басовитым: «Богатырь растет!» (Бывает, конечно, и наоборот – легко предположить, что из этого выйдет.) И с этой минуты мы уже знаем, что девочка – это «о-О», а мальчик – это «О-о». Что вложено в эти понятия – мы узнаём из нашего окружения по мере взросления. Это наши первые программы.

С первых дней мы впитываем стиль общения, способы отношений наших близких, методы решения тех или иных задач, с которыми нас сталкивают собственная тенденция к развитию и суровая реальность социума и которые поощряемы или порицаемы нашими «воспитателями». В качестве социума первоначально выступают все те же родители. Многое из того, что они делают, мы копируем, не подвергая критике, – речь, жесты, поступки. И наша похожесть на кого-то из близких определяется лишь силой авторитета этого человека, обычно нами неосознаваемого. Во всем этом копируемом материале есть действительно ценные для роста и развития зерна, но немало «вирусов», передающихся от поколения к поколению. И если ценная информация помогает нам ориентироваться в жизни в поисках и получении того, что нам реально нужно, то «вирусы» вмешиваются в жизненный сценарий человека, «обогащая» его ошибками предков. «Вирусы» создают картину «хорошего» и «плохого» себя, и, зажатые между этими двумя образами, мы не можем понять, где же, собственно, я реальный? А наше тело, которое невозможно обмануть ментальными построениями, выражает протест против этого внутриличностного «разрыва» посредством болезней.

Представьте себе, что ребенок появляется в уже сложившейся системе, где существуют определенные традиции, ритуалы, неосознаваемые правила, способы контактов и манипуляций друг с другом. Ребенок в этой семье займет ровно то место, которое ему отведут. Если это место – место «козла отпущения», ребенок будет отвечать за все ошибки родителей. Если это место – пьедестал, ребенок будет отвечать за все их надежды. И в том и в другом случае он не получает собственного места: места, где от него не ждут, чтобы он был каким-то, а принимают его таким, каков он есть. И это – первые отношения в его жизни. Вспомните: так же, как вы научились держать ручку, выводить цифру «9» или завязывать шнурки – так вы и делаете это, скорее всего, по сей день. С отношениями то же самое: первые отношения – это ориентир, камертон, под который мы неосознанно подгоняем все отношения в своей жизни. И если вы заняли в семье роль «козла отпущения», вы будете находить это место в любых отношениях и обустраивать его привычным образом.

Правило 3

Освоив мир своей семьи и первые навыки отношений, мы переносим их, как образец, на весь мир

Это происходит постольку, поскольку этот способ выстраивания своего мира понятен, привычен и естествен. Представьте, если бы вам пришлось каждый раз осознавать, как вы завязываете шнурки или застегиваете пуговицы. И каждый раз делать это по-новому? Это попросту неудобно и отнимает много времени. Именно поэтому в целях экономии энергии организм приобретает такую полезную функцию, как «автоматизм», или «привычка». Да, это полезно. Но может оказаться опасным там, где нужна креативность. Например, если вы приедете в Англию и попробуете ездить по правой стороне дороги, потому что так привычнее, это может закончиться летальным исходом.

Так же и в отношениях: все, к чему мы привыкли в отношениях с родителями и что было полезно с ними, может сыграть с нами плохую шутку в отношениях с другими людьми, ведь они – не наша семья, они живут по-другому, думают по-другому, чувствуют по-другому, а мы… ведем себя с ними по привычке! Что отнюдь не всегда соответствует реальной обстановке.

У привычек есть одна дурная черта: они ограничивают. Все, что ограничивает человека в свободе выбора, в том, как ему поступать, – против его природы, искусственно. Любая религия, как и другие моральные устои, обладает ограничениями, а потому не может быть естественно принята ни одним человеческим существом, если это существо не пришло к этим ограничениям самостоятельно, посредством своего опыта, и приняло эти ограничения как личные предпочтения. Любые правила, идеи не подходят для всех без исключения во всех без исключения ситуациях, поскольку ничто в мире не статично: постоянно, каждую секунду изменяется мир вокруг нас и мы сами. Вы ведь уже не тот человек, кем были до прочтения этих страниц, вы уже изменились, потому что получили новый опыт. И этот опыт уже вас изменил. И те правила, которые подходили вам раньше, могут сейчас уже не совсем подойти.

Иначе говоря, ограничения действительно помогают человеку лишь тогда, когда являются для него не условными, а личными предпочтениями, выбранными под влиянием опыта.

Получается, что мы не приобретаем знаний о себе и о мире в чистом, неискаженном виде, мы не получаем исключительно здоровых навыков, поскольку от родителей мы получаем для усвоения эдакую «нефильтрованную» смесь из полезного и неполезного. И в этом нет вины наших воспитателей. Они кормили нас тем, что у них было, стараясь отсортировать самое лучшее из того, что им самим досталось по наследству и того, что они накопили за свою жизнь. Тем, что сами они считают откристаллизованной солью своей жизни. Проблема «отцов» и «детей» состоит в том, что «отцы» стремятся передать и даже навязать эту «соль» своим «детям», а те отвергают сей ценный подарок, желая коллекционировать собственный набор минералов по своему вкусу.

Итак, лет до пяти ваш компьютер загружался, а затем начал функционировать самостоятельно, совершенствуясь и самообучаясь, набирая новое «программное обеспечение» по собственному выбору или под давлением взрослых, или отвергая его, выстраивая на основе всего этого багажа свои взаимоотношения с миром.

И то, как выстраиваются эти отношения, во-первых, создает вашу личную историю, одну на весь мир, и определяет ваш характер. И во-вторых, формирует вашу способность так или иначе реагировать на возникающие ситуации, принимать или отвергать те или иные возможности. А эта способность, в свою очередь, выстраивает основу для ваших дальнейших выборов и решений.



Итак, ваш старый опыт, если вы не сделали из него выводов, не взяли позитивной информации о том, как осваивать мир и получать из него то, что вам необходимо, превращается в чемодан без ручки. Нужная вещь, набитая дорогим сердцу барахлом, но неудобная. Нести тяжело, а бросить жалко.

Вы можете либо облегчить свою участь, бросив этот чемодан, либо остановиться, открыть крышку и провести инвентаризацию содержимого: осмотреть в нем каждую вещь, вспомнить, как она туда попала и что внесла в вашу жизнь. И если она уже сыграла свою роль, оставив в вашем сердце ощущение глубины открытого ею взгляда на мир, расстаньтесь с ней без сожаления.

Понятие «ошибка», конечно, существует. Оно имеет отношение к нашим целям и намерениям. Если мы хотим получить определенный конкретный результат, а наши действия приводят совсем к другому, мы говорим, что допустили ошибку. С другой стороны, если определенной цели у нас не было, полученный результат – это просто результат. То есть все зависит от отношения результата к намерению. Поэтому можно и не думать об ошибках как об ошибках, а просто как о результатах своих действий. Наверное, из любого результата можно извлечь пользу. Если вам все равно, где вы находитесь, значит, вы не заблудились. Если вы не шли в какое-то определенное место, то вы не рискуете прийти не туда.

Дмитрий Шипотько и Андрей Малыгин

Многие современные люди считают, что человек – существо достаточно независимое и самодостаточное по причине своего высокого интеллекта. Велика ли эта самодостаточность? Хватает ли ее хотя бы на то, чтобы прожить один день без контакта с окружающим миром? Нет. И это – прекрасно.

Все, что нужно живому существу для жизни, оно берет из окружающего мира и возвращает то, что ему больше не нужно, обратно в среду. Мы не можем есть самих себя или откладывать внутри себя отходы. Если это происходит – мы разрушаемся. И это относится как к физиологии, так и к психике, поскольку весь человек – это одно целое, а не набор заменяемых частей. Законы взаимодействия работают на всех уровнях одинаково: на уровне телесной сферы, эмоциональной и интеллектуальной. Без окружающего мира и взаимодействия с ним мы прожить не можем. На физическом уровне окружающий мир – это воздух, пища, необходимые организму телесные ощущения, тепло и так далее, благодаря этому мы живы. На эмоциональном уровне этот окружающий мир – другие люди, дающие пищу нашим положительным и отрицательным эмоциям, чувствам, мозгу, благодаря которым мы чувствуем себя живыми и взаимодействуем с миром. А на интеллектуальном уровне – это весь мир, из которого мы черпаем информацию для своего развития и для преобразования этого мира в угоду нашим фантазиям. Это необходимо нам для того, чтобы чувствовать себя не только живыми, но и развивающимися.

Все вокруг – пища, воздух, люди, окружающий мир – все это необходимо для нашего развития, самой жизни. Стоит исключить один элемент – и организм перестает жить полноценно, болеет, страдает, умирает.

Правило 4

Человек неотделим от окружающего мира и прочно связан с ним. Искусство счастливой жизни заключается в том, чтобы научиться пользоваться этой взаимосвязью

От рождения каждый из нас обучается способности различать ощущения, чувства, впечатления все тоньше и тоньше. И это обеспечивает нас самостоятельностью, возможностью все больше опираться на свои силы, знания и навыки при решении задач в самых различных областях жизнедеятельности. И тогда мы становимся все более независимыми от других людей, поскольку уже сами, без подсказок, можем распознать, что есть что и как с этим обращаться.

Однако у современных людей эта способность нарушена, а потому им так же трудно приспосабливаться к постоянно меняющимся условиям жизни и общения и получать все необходимое для своего развития, как и маленьким детям.

Это связано с тем, что окружающая действительность изменилась очень сильно, а человек за ней не успел. Еще сто-двести лет назад большинство людей жило примерно по одному и тому же укладу, поскольку быт занимал большую часть времени. С развитием же науки и техники у каждого из нас появилось не только больше свободного времени, но и больше возможностей для проведения этого свободного времени, а также для интересов и увлечений. В человеческом обществе началась глобальная дифференциация, благодаря которой стало ясно, что то, что подходит одному, категорически может не подходить другому. Столетия назад для этого просто не было условий: не из чего было выбирать. Таким образом, условия жизни изменились, а правила – нет! Это все равно что, например, вы переехали в Африку с Северного полюса и ходите в шубе. Очень неудобно и заставляет потеть, но – правило же!

В современном обществе правила, давно устаревшие, влияют на каждого из нас сильнее изменившихся условий, заставляя разрываться «между шубой и Африкой». Такова природа внутреннего конфликта. И, если вернуться к компьютерной метафоре, это значит, что «программы» устарели и не отвечают запрашиваемому функционалу.

Правило 5

Если условия изменились, а вы – нет, вы будете страдать. Поэтому – меняйтесь

Как формируются эти самые «костыли», ограничения, которые были полезны в детстве или в одной среде и совсем не подходят в другом возрасте, другом месте и других условиях?

Эти механизмы включаются благодаря многократному повторению воздействий взрослых на ребенка с целью изменить его поведение.

Представьте: если от вас 15 лет требовалось одно и то же, то, соответственно, вы просто привыкли, что только это и нужно. Выполнение в течение длительного времени одного и того же само по себе просто приучает к тому, что ничего другого не надо, и тогда складывается впечатление, что… вообще в мире ничего другого не бывает!

Например, малыш плачет, и ему дают погремушку, лишь бы он замолчал. И так повторяется много раз. Малыш усваивает: «я плачу – и мне дают», или «я болею – и меня жалеют», или «я злюсь – и меня отвергают». Соответственно, если это продолжается 15 лет, выросший «малыш» в общении с окружающими делает то же самое: плачет или болеет, чтобы его пожалели или купили ему «игрушку»; или запрещает себе не только выражать злость, но и чувствовать протест там, где ему плохо, чтобы его не отвергли.

Естественно, это вопрос о том, чему научили родители. Вы скажете: как же иначе? Ведь по-другому не воспитаешь! Талантливых воспитателей, которые умеют искусно обходить краеугольные моменты педагогики, не подавляя здоровый рефлекс и в то же время обучая социальным нормам, – действительно единицы. Большинство людей, в той или иной мере обладающих психологическими знаниями о воспитании (по наследству от бабушек или полученных в институте – не важно), воспитывают так, как на самом деле умеют и как им позволяет их собственное воспитание. И потому никто не совершенен, каждый имеет ряд привычек, мешающих адекватно реагировать в некоторых ситуациях. Каждый из нас получил то, что ему дали родители.

Со временем навыки реагировать определенным образом в зависимости от негативного или позитивного подкрепления становятся автоматичными для ребенка, и он уже, на основе своего опыта, сам бессознательно ограничивает себя в каких-либо действиях. И если не вмешиваться в этот автоматический процесс бессознательного ограничения, дошедший до автопилотного процесса самонаказания, то такой способ существования со временем переходит вместе с его автором в его взрослую жизнь и сопровождает его до конца дней.

И если ребенок останавливает себя потому, что избегает боли и страха, вызываемых наказаниями и окриками, или, наоборот, не идет куда-то самостоятельно, ожидая, что все вокруг него завертится само, как мама с бабушкой, то взрослый человек уже не осознает в этой ситуации своего поведения, он действует автоматически, прерывая развитие и удовлетворение своих потребностей.

Некоторые дети имеют привычку мыслить. Одна из целей образования состоит в том, чтобы избавить их от нее.

Бертран Рассел

Человек – существо социальное, то есть коллективное. Как было сказано выше, мы зависим от окружающего мира, мы им питаемся, и точно так же мы зависим от мира людей, поскольку только в нем человек может жить здоровой, удовлетворяющей его потребности жизнью. Именно поэтому, нравится нам это или нет, мы снова и снова вступаем в контакт с окружающей действительностью.

Иногда тот способ, который мы используем для того, чтобы идти на контакт с людьми, далек от совершенства и полон ограничений, и тогда мы не получаем желаемого. И вместо того чтобы искать новые способы, мы придумываем себе разные интерпретации на тему «почему я несчастлив», чтобы успокоить себя. Некоторые из нас изобрели целые киносценарии своей жизни, которые они прокручивают перед собой постоянно, чтобы только не пробовать что-то новое. Эти сценарии – фильтры нашего восприятия, с помощью которых мы избегаем необходимости приспосабливаться к изменяющимся условиям.

Мы привыкаем фильтровать реальность определенным способом, опираясь на опыт родственников.

Например, ребенок получил двойку в школе, мама может ему сказать: «Ты лентяй и бестолочь», тогда как реальность может заключаться в том, что отпрыск не понял задания, или не попросил помощи, или не получил эту помощь. Тогда у него появляется фильтр «я лентяй и бестолочь, поэтому у меня все получается хуже, чем у других». Не правда ли, этот фильтр не решает поставленной задачи? Зато объясняет неудачу.

Правило 6

Объяснять явления можно бесконечно и с разных сторон, однако объяснения ничего не меняют

В контакт с миром нас приводит потребность. Мы ее не выбираем, она выбирает нас. Если мы не можем ее удовлетворить, мы ищем поддержку – что-то или кого-то, кто поможет нам справиться с этой ситуацией. Получив отказ, мы пробуем справиться с ней следующими способами:

A. Поддержка может быть обеспечена с помощью манипуляций – жалоб, просьб о помощи, попыток контролировать других и все, что происходит.

B. Мы можем находить поддержку внутри себя – в своих навыках, умениях, идеях, возможностях.

C. Мы можем находить поддержку в фантазиях, пугая себя катастрофическими ожиданиями и отступая от своей цели, или, наоборот, ободряя себя не имеющими под собой основания надеждами на чудеса, внезапное богатство, всеобщую любовь, признание.

В идеале любая потребность человека – эмоциональная, интеллектуальная, физиологическая, социальная или какая-либо еще – проходит цикл развития и удовлетворения по определенной схеме, одинаковой для каждого живого существа.

Это происходит таким образом:

1. Сначала ничто не беспокоит человека, он не ощущает никакого дисбаланса или дефицита, он спокоен и удовлетворен.

2. Затем, в связи с физиологической необходимостью, или интересом, или социальным желанием, или внешним воздействием, возникает некое ощущение недостачи чего-нибудь: «чего-то я хочу…», или избытка чего-то: «что-то мне мешает…». Например, позвонил телефон и вам сообщили новость, или вы проголодались, или вы замерзли. Как только это происходит, в организме появляется энергия, направленная на действия, призванные достичь прежнего баланса. Попросту говоря – на месте уже не сидится.

3. Энергия побуждает искать способы, средства и объекты, которые могут восстановить равновесие. Например, другого человека, чтобы поделиться новостью или спросить совета, бутерброд или шубку.

4. Но далеко не все объекты, средства или способы могут подойти в данном конкретном случае. И тогда мы начинаем выбирать, что именно больше всего подойдет: какой конкретный друг, какой конкретный бутерброд или какая конкретная шубка.

5. Найдя то, что нам подходит, мы применяем его таким образом, чтобы удовлетворить свою потребность, например, встречаемся в кафе, покупаем там бутерброд и просим у подруги шубку.

6. Получив то, в чем нуждаемся, мы усваиваем полученный опыт, будь то переваривание пищи, либо впечатления, либо знания.

7. И после этого снова наступает спокойствие.

8. Приходит очередь следующей потребности.

Такова естественная продуктивная функциональная программа человека, заложенная в него самой природой.

Все очень просто. Однако в этот процесс могут вмешаться дополнительные факторы. Например, если я осознаю, что быстрый перекус мне сейчас будет неполезен, то, находясь на улице, я предпочту отложить удовлетворение своей потребности до прихода домой. Это будет мое сознательное добровольное действие, я по собственному выбору отказываюсь делать то, что я на самом деле хочу делать. А если я таки купила себе пирожок, но лихой велосипедист выбил этот пирожок у меня из рук, лишив меня возможности удовлетворить мою потребность, она, моя потребность, растоптана, или, говоря психологическим языком, фрустрирована, я испытываю негативную эмоцию по отношению к велосипедисту. И в этой ситуации моей потребностью становится выражение гнева. Я могу это сделать по-разному: рассказать о происшествии знакомым, обозвать велосипедиста на всю улицу; выместить гнев на стуле, мысленно «посадив» на него велосипедиста. Одним словом, эмоцию полезно отдать обратно в мир.

И если я не сдержана никакими социальными нормами и мне все равно, как отнесется ко мне мир, я ее тут же отдам, публично покрыв злодея трехэтажным матом. А если я – человек, которому с детства внушены правила приличия и мысль «ну что ж, он не виноват, это ты раззява», или «бессмысленно кулаками махать, пирожок не вернешь», то я подавлю ее, эту эмоцию, оставлю себе, и она меня будет тихо грызть, присоединившись к другим таким же подавленным собратьям, в виде язвы, мигрени, половых расстройств, ворчливости, неудачливой судьбы (которая прямо проистекает от, например, ворчливости) или эффекта пружины, когда долго подавляемые эмоции в стрессовый момент изменяют человека до неузнаваемости, делая его подлым, агрессивным или, наоборот, жалким до омерзения. И наша жизнь – это постоянный поиск баланса между тем, чтобы не накопить в себе отрицательного, чтобы ответить адекватно на получаемое извне и в то же время чтобы не стать при этом изгоем.

Естественно, что тот способ, которым я реагирую на велосипедиста, – это то, чему меня научили родители, прямо или косвенно. У каждого из нас миллион разных способов реакции, которые мы в обиходе называем «чертами характера». И тогда мы говорим о себе: «Я такой человек, который…» И эта фраза демонстрирует нашу неизменную убежденность в наших автопилотных привычках. Говоря так, мы отождествляем себя со своими способами жить. Однако мы есть не только наши способы и привычки.

Правило 7

Вы и ваш характер – это не одно и то же Говоря «у меня такой характер», вы отказываетесь изменять свою жизнь

На деле программа, заложенная в нас природой, как видно, редко работает идеально. Всегда находятся мысли, или чувства, или действия других людей, которые вмешиваются в этот цикл и заставляют нас либо отклониться от него, либо совсем прервать. И потребность остается неудовлетворенной. Если мы сознательно откладываем ее удовлетворение, поставив на первое место какую-то иную потребность, более важную для нас в данный момент, то это не нарушает нашего развития. Если же мы прерываем себя под влиянием стыда или страха, не осознавая этого, мы накапливаем в себе неосознаваемый невыраженный гнев, страх или обиду, или неосознаваемую невыплаканную горечь, связанную с болью потери, и т. д. Невыраженная эмоция никуда не исчезает, она записывается в теле, в том месте, где мы напрягли мышцы, чтобы ее удержать. И мы так и носим ее с собой всю жизнь. И мало того, что мы, не выражая эмоции, постепенно скрючиваем свои тела мышечными спазмами, так или иначе, сами того не замечая, мы выпускаем их неуместно и косвенно в мизерных дозах или, наоборот, в гротескно-огромных дозах прямо и бескомпромиссно, стоит только нас задеть за живое. Так происходят «странные» отношения, где мы вроде все стараемся сделать, чтобы их наладить, а они разваливаются; странные «приключения», когда деньги утекают сквозь пальцы, что-то не получается или, наоборот, все время происходит что-то неудобное, неприятное или даже трагическое.

Все дело в том, что сами по себе эмоциональные реакции наделены огромной жизненной энергией, которая изначально и естественно существует для того, чтобы с ее помощью получать из окружающего мира то, что необходимо нам для удовлетворяющего нас существования. Хотя современность рассматривает эмоции как досадный излишек, подлежащий разрядке, на самом деле эмоции – это наша жизнь, язык организма. Они приводят фундаментальное возбуждение, вызванное недостачей (или переизбытком) чего-либо, в соответствие с ситуацией, в которой необходимо действовать. Возбуждение трансформируется в эмоции, а эмоции – в действия, мобилизуя способы и средства удовлетворения потребностей. Так и работает наша способность приспосабливаться к изменяющейся среде.



Коротко схема телесно-эмоционального реагирования организма на возникновение какой-либо потребности выглядит так:

1. Чувствую дефицит (или переизбыток) чего-то.

2. Возникает эмоциональная реакция на этот недостаток чего-то (или излишек чего-то), дающая энергию для добычи из окружающего мира объектов, удовлетворяющих потребности.

3. Совершаю действие, направленное на избавление от излишка или поиск того, чего не хватает.

4. Обдумываю (перевариваю) то, что получил.

Для человека, конечно же, важно обдумывать не только результат, но и действие, направленное на удовлетворение потребностей, перед тем как его совершить, с целью выбрать из всех возможных решений наиболее оптимальное, учитывающее сопротивление окружающего мира и наиболее продуктивное приложение собственных сил. Однако часто обдумывание случается вместо действия или реакции, а не вместе с ней. Современный человек использует мысли вместо ощущений, чувств, действий, а также вместо других мыслей, и у него приведенная выше схема работает так:

1. Чувствую дефицит (или переизбыток), непонятно чего. Ищу причину этого.

2. Пытаюсь избавиться от этого неприятного чувства, размышляя, откуда оно взялось и кто в этом виноват. Если есть таблетка от этого – прекрасно, пью таблетку.

3. Обдумываю, как насолить тому, кто в этом виноват (если это я сама – как себя перевоспитать, переиначить).

4. Обдумываю, какие могут быть от этого последствия.

5. Возможно, предпринимаю какое-нибудь «разумное» действие, обусловленное тем, что «как бы здесь как бы надо как бы так поступать».

6. Долго пилю себя или других за то, что действие не достигло цели.

7. Ощущаю неудовлетворенность собой и миром.

Если вы уже убедились, что примерно так это происходит у вас, то можете вспомнить, что обычно возникает целый ряд препятствий для удовлетворения потребности:

1. Не знаю, чего хочу, какова моя потребность.

2. Даже если знаю, не знаю, как ее удовлетворить.

3. Знаю, что хочу, но не знаю, где это взять.

4. Знаю, где взять, но не нахожу способа или возможности.

5. Ну, получила я то, что хотела, а не чувствую себя довольной: а то ли это было, что надо было?

Насколько часто мы сталкиваемся с этим в своей жизни?

Важно, что решение всех этих вопросов никак не зависит от окружающего мира. В нем есть все, что необходимо для удовлетворяющей (не удовлетворительной, а именно удовлетворяющей) жизни. Важно, что эти препятствия – целиком и полностью производная собственной психики, собственных фильтров восприятия и привычек. Понимание этого – поворотный пункт на пути изменения вашей жизни. Как только вы принимаете ответственность за свою жизнь и за свои реакции, вы принимаете и руководство своей жизнью. Стоит хоть мелочь списать на внешний мир – и вы отказываетесь управлять своей жизнью. Что вам больше нравится?

Важно, что при этом не стоит задача переделать или перевоспитать себя. Мы, такие, какие есть, уже не можем измениться, не можем стать на 25 лет моложе, или другого пола, или другого цвета, или начать любить другое, но мы можем научиться обходиться с миром так, чтобы получать то, что мы хотим. Мы можем научиться видеть наши привычные неэффективные действия. Речь не идет о перевоплощении, речь идет о совершенствовании нашего жизненного инструментария, нашего умения жить.

Все эти «не знаю», «не могу», «не дадут», «не получится» являются нашими привычками, которые мы принесли в свою жизнь из детства.

Привычка № 1 (не знаю, чего хочу, делаю то, что хочет другой) формируется при частом использовании в процессе воспитания слов «нельзя» и «делай, как я говорю». И жестов, их подтверждающих.

Привычка № 2 (не знаю, что может удовлетворить мое желание) формируется тогда, когда за ребенка решают, что ему подходит, а что нет, заменяя его актуальные представления своими идеями («мне виднее, что тебе полезно»), тогда, когда ему уже запретили хотеть (смотри выше).

Привычка № 3 (не знаю, где мне это взять) также формируется, когда ребенку внушают, что он – то-то, и ему подходит то-то, а не подходит то-то. Привычка 3 формируется как следствие привычки 2.

Привычка № 4 (не могу это взять, для меня это недоступно по таким-то причинам) формируется, если ребенку не дают самостоятельно находить выход из сложной ситуации, делая все за него, налагают запреты на проявления чувств, внушая, что по каким-то причинам он чего-то не может делать, получать, иметь. И эта привычка прямо связана со всеми предыдущими.

Привычка № 5 является следствием нарушений в предыдущих стадиях. Где-то вы были не честны с собой или привычно невнимательны к себе, удовлетворяя чужие желания, а не свои.

Все эти привычки прочно взаимосвязаны. Второй механизм может существовать только при условии работы первого (незнания истинных потребностей); третий – на основе второго (перекладывания на других знаний о собственной потребности); четвертый – на основе третьего (представления о том, что все успехи и неудачи исходят из окружающего мира), а пятый является кульминацией всего этого сложного процесса, когда человек боится сделать то, что хочет, и не делает этого, предпочитая остаться неудовлетворенным.

Итак, вполне определенные методы воспитания формируют привычку человека постоянно перекрывать себе кислород, не давать себе развиваться и всегда находить причины для объяснения этих явлений. Вот тот список представлений и действий, которыми руководствуются родители при воспитании детей, обучая их ограничивать себя. Этот перечень составила известный психолог Алис Миллер и назвала его «отравляющей педагогикой».

1. Родители – хозяева (не слуги!) зависимого от них ребенка.

2. Они определяют, что хорошо и что плохо.

3. Ребенок несет ответственность за их гнев. Если они сердятся – виноват он.

4. Родители всегда должны быть защищены.

5. Детское самоутверждение в жизни создает угрозу автократичному родителю.

6. Ребенок должен быть сломлен, и чем раньше, тем лучше.

7. Все это должно произойти, пока ребенок еще совсем маленький, чтобы он «не заметил» этого и был бы не в состоянии разоблачить родителей.

Методами, которыми добиваются послушания в таких случаях, могут быть психологические ловушки, обман, двуличность, увертки, отговорки, манипуляции, тактика устрашения, отвержение любви, изоляция, недоверие, унижение, презрение, насмешки и принуждение, вплоть до истязания. Основываясь на этих «правилах», «отравляющая педагогика» выдвигает следующие установки:

• любовь – это обязанность;

• родители заслуживают уважения только потому, что они – родители;

• дети не заслуживают уважения просто потому, что они – дети;

• высокая самооценка вредна;

• низкая самооценка делает людей альтруистами;

• нежность (сильная любовь) – вредна;

• удовлетворять детские желания – неправильно;

• суровость, грубость и холодность – хорошая подготовка к жизни;

• лучше притворная благодарность, чем честная неблагодарность;

• то, как вы себя ведете, важнее, чем то, что вы на самом деле есть;

• родители не переживут, если их обидеть;

• родители не могут говорить глупости или быть виноватыми;

• родители всегда правы.


Причины такого «воспитания» не в том, что родители целенаправленно хотят воспитать злодеев. Они совершенно искренне убеждены, что делают все для блага ребенка. «Для твоего же блага», – говорит, да и думает, такой родитель, калеча своего ребенка.

Перечислим возможные родительские мотивы:

1. Бессознательная потребность перенести на другого унижение, которому подвергались сами.

2. Потребность найти выход для подавленных чувств.

3. Потребность обладать и иметь в своем распоряжении живой объект для манипулирования, управления.

4. Идеализация собственного детства и собственных родителей как форма самозащиты от памяти о точно таком же отношении к себе родителей.

5. Страх проявления своих эмоций, уничтоженных в зародыше, в своих собственных детях.

6. Реванш за боль, которую родитель когда-то пережил.

В каких случаях родители и педагоги не могут быть свободными от влияния, оказанного на них их собственным воспитанием?

Если взрослые рано научились игнорировать свои чувства, не принимать их всерьез, испытывают дефицит чувствительности, необходимой для успешного воспитания ребенка, они попросту не знают, как воспитывать детей, и тогда они будут стараться применять готовые педагогические принципы как подпорку (костыль). Поэтому при определенных обстоятельствах они не проявят нежности из-за страха избаловать ребенка, а в других случаях скроют обиду, потому что это противоречит педагогическим принципам.

Если взрослых в детстве не учили осознавать свои собственные чувства, они будут чувствовать себя неуверенно и зависимо от «фирменных» педагогических правил.

Например, отец в воспитании сына старался руководствоваться принципом, что ребенка нужно воспитывать в строгости и не считаться с его желаниями и обидами (чтобы не избаловать). Естественно, что выбор этого принципа был связан с его личной семейной историей. В итоге отец, который в детстве часто был обижен, предпринимает жесткие и даже насильственные меры, заставляя своего ребенка обидеться, для того чтобы, может быть, в первый раз в жизни удовлетворить свою собственную потребность в уважении.

Такое поведение не исключает периоды, когда тот же самый отец мирится с любым поведением сына, так как не может обозначить границы своей терпимости (не умеет сказать «нет»). Это чувство вины, предшествующее несправедливому наказанию, ведет к необычному попустительству, повышающему тревогу сына, который не может понять, каков же отец на самом деле. Растущая агрессивность ребенка в конце концов заставляет отца сменить установку. В завершение ребенок начинает играть садистскую роль по отношению, например, к бабушке и дедушке, а отец с чистой совестью позволяет себе рукоприкладство.

Черты позитивной педагогики определить гораздо труднее. Попробуем сформулировать некие принципы, на которых должна базироваться любая позитивная педагогика:

• Уважение к ребенку.

• Уважение к его правам.

• Терпимость к его чувствам.

• Желание узнавать из его поведения:

а) о естественной индивидуальности ребенка;

б) о ребенке в самом родителе;

в) об эмоциональной жизни ребенка.


Можно посочувствовать родителям, осознавшим, что они делают со своими детьми, можно понять детей, пострадавших от родительского воспитания. Думаю, нет смысла винить себя или родителей. Реальность, в которой мы сейчас живем, обусловлена двумя противоречивыми факторами: природными законами развития и жизнедеятельности, с одной стороны, и социальными нормами, сформированными с целью выживания в коллективе, с другой стороны, где социальные нормы играют самую что ни на есть подавляющую роль. На самом деле второй фактор сильно видоизменился и прогрессировал за последние несколько веков в связи с тем, что изменились условия выживания, качества, необходимые для этого, и социальные роли, и это уже здорово. Может быть, войны прекратятся тогда, когда взрослые начнут уважать детей?

В этой главе говорилось о том, «кто виноват». Мне хочется вынести резюме: никто не виноват, жизнь гораздо сложнее, чем поиск виноватого. В вашей жизни случилось то, что случилось, и теперь вы сами – хозяин и вправе решать, что с этим делать. О чем и пойдет речь в следующей главе.

Глава 3

Как распознать ограничения

Существуют три разновидности людей: те, кто видит; те, кто видит, когда им показывают; и те, кто не видит.

Леонардо да Винчи

Мы что-то берем из окружающего мира и что-то ему возвращаем, принимаем или отвергаем то, что он нам предлагает. Брать то, что подходит, и отвергать то, что не годится, – естественная реакция здорового организма. Однако мы можем разучиться отвергать то, что нам не подходит, или научиться вынужденно отказываться от того, в чем на самом деле нуждаемся. И главное ограничение – это отказ от свободы самостоятельно решать, что именно мне взять, а что – отвергнуть.

Если бы социальные условия взрослых людей оставались такими же непреодолимыми и жесткими, как это было в детстве, когда проявлять свои реакции было опасно и наказуемо, ограничения были бы полезными и уместными. Однако ситуация меняется: взрослый обретает «права», которых лишены дети. И в этих обстоятельствах необходимо пробовать снова и снова получать то, что нам нужно от мира. Для того чтобы снять автоматические ограничения, важно пройти по следующему пути:

1. Осознать, чего я хочу.

2. Осознать, что мне мешает это сделать или получить, каковы мои внутренние препятствия. Например, это могут быть разные идеи, почему я не должна это получать или это делать.

3. Заметить, что ограничиваю себя я сама своими собственными идеями.

4. Проверить эти идеи: актуальны ли они прямо здесь и сейчас.

Часто мы пытаемся справиться с обнаруженными ограничениями, заставляя себя расстаться с ними немедленно. Однако это не так просто. Полезнее не бороться с собой, устраивая войну между той частью, которая ограничивает, и той, которую ограничивают. Такая война ничего не дает – вы снова оказываетесь в привычном процессе борьбы с собой. Если раньше вы могли бороться за то, чтобы быть хорошим для всех, то теперь вы будете делать то же самое, просто изменится идея: вы начнете бороться для того, чтобы быть хорошим для себя. Полезнее просто изучить устройство этого ограничения: как оно устроено? Чем оно важно? От чего оно меня оберегает? Важно ли, чтобы оно оберегало меня прямо здесь и сейчас? Есть ли прямо сейчас для меня какая-то опасность, от которой оберегало это ограничение? Бывает полезно продолжить себя ограничивать, но делать это не автоматически, а осознанно, по собственному выбору.

Осознанно сдерживая определенное поведение, мы осознаем и то, что именно сдерживается, и сам факт сдерживания. В процессе жизни мы утрачиваем осознавание этих процессов, они происходят незаметно для нас, поэтому мы не можем ими управлять. Если же нам удается почувствовать (не подумать, а именно почувствовать!), как именно мы сами себя ограничиваем, тогда мы сможем этим управлять: усиливать ограничение или ослаблять его.

Итак, перечислим ограничения и рассмотрим, как они устроены и как с ними бороться.

Ограничение 1

Слияние

Слияние – это ситуация не-контакта, возникающая в том случае, если субъект не осознает себя отдельно от объекта (например, другой человек или тот же пирожок), а потому не осознает границы между ними. А граница между субъектом и объектом – это то условие, при котором возможен контакт. Контакт – это всегда взаимный обмен чем-то (от информации до пищи). Чем можно меняться с самим собой? Если вы слились с другим человеком, он перестает существовать для вас, а вы – для него. Вы не спрашиваете его ни о чем, потому что раз вы – одно целое, то вам обоим кажется, что вы и так все знаете о другом. Но на самом же деле совершенно непонятно: вы знаете о своих потребностях и приписываете их ему, вы знаете о его потребностях и приписываете их себе?

Как протекает «не-контакт»? Например, вы можете не осознавать, сколько и что едите, поскольку слились с едой, а потому портите свое здоровье. Когда вы одновременно едите и смотрите телевизор, происходит ситуация слияния с пищей, поскольку процесс поедания в этот момент не осознается. И если вы знаете свою потребность в еде, умеете ее отслеживать, вы всегда в состоянии прекратить прием пищи, когда сыты, есть только то, что подходит вашему организму, и не испытывать в связи с этим никаких проблем. И то же самое происходит при общении с другими людьми.

Если вы плохо отделяете себя от другого человека, например, сильно привязаны к кому-то, то между вами нарушается контакт, вы не видите реального человека, не оцениваете его с позиции «нравится – не нравится, подходит мне – не подходит мне», и то, что вы знаете о нем, вполне может оказаться вашим вымыслом. Вы начинаете строить догадки о том, чего хочет он, что он думает о вас, и это является плодом вашей фантазии, а не реальностью. И поэтому между вами рано или поздно возникает непонимание. Вы думали о нем одно, а он оказался другим. Он ждал от вас одного, а получил другое.

Если вы плохо осознаете свои желания в жизни, то вы всегда находите человека, который хорошо знает, чего он хочет от вас. И тогда вы стремитесь быть рядом с ним, и вы заняты тем, что помогаете ему реализовывать его желания, потому как своих не знаете. Но развиваете вы в этом случае не себя, а другого, блокируя собственные потребности в развитии! А потом наступает разочарование: я для него столько сделала, а он меня послал!

Ваш партнер тоже может находиться в слиянии, но только в противоположном. Если вы, например, более склонны к тому, чтобы жить ради другого, то он, напротив, считает единственно возможным, когда кто-то живет ради него. Тогда он требует от вас, чтобы вы были такой же, как он, имели те же потребности и интересы, выглядели соответственно его ожиданиям и т. д.

В этом союзе двое несчастливых людей: один не может удовлетворить свои потребности, поскольку ничего о них не знает, и единственное, что для него имеет значение, – это потребности другого. Он тратит дни и ночи, чтобы выследить потребности партнера, нагнать их и удовлетворить! А второй страдает от того, что ему некуда девать энергию: он только-только соберется что-то захотеть, как ему тут же все дали, он не может даже размять мозг или руки, чтобы что-то сделать, вокруг только контроль и опека. И жуткая скука. Поэтому он раздражителен, его раздражение – это нерастраченная энергия. Он тоже не знает, чего на самом деле хочет, он не знает, что хочет быть самостоятельным.

Когда человек не чувствует границы между собой и окружающим миром, когда он воспринимает себя и окружающий мир как одно целое, он теряет чувство себя. Не осознавая границы между собой и другими, он не способен ни контактировать с ними, ни отделиться от них. Он не способен даже на контакт с самим собой. Человек, находящийся в слиянии, связывает свои потребности, эмоции и действия в один тугой узел и уже не осознает, что он хочет делать и как он сам себе мешает это реализовать. Слияние лежит в основе многих психосоматических заболеваний и имеет серьезные социальные последствия. В слиянии человек требует сходства и отказывается признавать какие бы то ни было различия. Когда «сливающийся» говорит «мы», невозможно выяснить, о ком он говорит: о себе или об остальном мире. Вспомните фразы, которые часто произносят заботливые родители: «Мы учим английский», «Мы занимаемся на подготовительных курсах», «Мы сдаем экзамены», «Мы болеем» – все это классические примеры слияния.

Когда я произношу этот текст в группах, где обучаются будущие психотерапевты, они говорят: «Ну, как же! А разве истинная любовь – не слияние?» Слияние, конечно. Однако слияние бывает разное. В тот момент, когда вы сливаетесь в акте любви – это помогает разрушиться границам для того, чтобы расслабиться и получить наибольшее удовлетворение. Наслаждение пищей происходит точно так же. Наслаждение общением. Однако слияние не может длиться вечно. Вечного оргазма человек вынести просто не в состоянии. Он так физиологически устроен, что просто не может все время чувствовать расслабленность и удовольствие и отсутствие всяких границ, поскольку границы – это то, что его оберегает и защищает.

В удовлетворяющих отношениях люди не могут находиться все время слишком близко друг с другом или все время очень далеко. И в том, и в другом случае они оба не получают или взаимодействия, или близости, в которых на самом деле нуждаются. И сколько бы они ни искали подходящей дистанции, ее нет, потому что дело не в величине дистанции, а в динамике. Здоровые отношения – это динамичные отношения, в которых каждый участник может приближаться и отдаляться, не фиксируясь нигде надолго.

Если в вашей семье, например, было принято не приближаться друг к другу, вы всегда чувствовали себя непонятыми и одинокими. Или, если в вашей семье было принято не отдаляться друг от друга, скорее всего, вам часто бывает «тесно». Напомню, что то, чему мы научились дома, мы переносим во все остальные отношения.

Что же такое динамика в отношениях?

Это отношения, в которых у каждого есть с другим и общее, и различия, и это принято и признано. Динамику создают именно различия при том сходстве, ради которого люди вообще оказались вместе. Если же есть страх быть отвергнутым при предъявлении себя истинного, отличающего, тогда вы уничтожаете динамику в отношениях, вы стараетесь быть похожим и быть все время рядом. Если страшно, что другой может оказаться совсем не таким, как вы, что у него могут быть совсем другие, неприемлемые для вас, желания и потребности, тогда вы не позволяете ему отличаться от вас и отходить от вас далеко, или, наоборот, не позволяете приближаться, чтобы, не дай бог, не встретиться с его «инакостью».

Партнеры в таком слиянии могут перенести не более, чем мимолетное различие взглядов и вкусов. Если же различия проявляются более серьезно, они обычно не готовы проработать их до достижения подлинного согласия или согласия на разногласие. Они пытаются восстановить утерянное слияние либо разойтись до полной изоляции. При этом они будут дуться, отворачиваться друг от друга, обижаться или любыми другими способами перекладывать друг на друга задачу примирения. Если же не удается восстановить слияние, отношения становятся враждебными.

Чтобы восстановить слияние, человек пытается приспособиться к партнеру либо приспособить его к себе. В первом случае он становится приспособленцем, старается примириться, нуждается в доказательствах полного принятия, готов отказываться от собственной индивидуальности, ищет благосклонности, впадает в рабство. В другом случае, когда человек не выдерживает противоречий, он начинает уговаривать партнера, льстить ему, принуждать, шантажировать или запугивать. В этих случаях мы видим две разновидности слияния: активное («будь как я») и пассивное («хочу быть как ты»). В одном человеке могут чередоваться обе модели поведения, например, в семье ребенок – деспотичный и требовательный, а среди сверстников – зависимый, старающийся заслужить внимание.

Не случайно вы можете увидеть одного и того же человека, проявляющего себя по-разному, то пассивно, то чересчур активно. Например, если ваша эмоциональная сфера была под контролем родителей («что это ты тут думаешь? А ну-ка докладывай!»), а ваше жизнеобеспечение было пущено на самотек (вы сами варили себе кашу в 10 лет и ухаживали за младшими детьми), то в эмоциональной сфере, скорее всего, вы будете так же сливаться с другими людьми, а в бытовой будете чрезмерно независимы. И подходящим партнером для вас по принципу комплиментарности будет человек несамостоятельный в бытовой сфере и очень дистантный и закрытый в эмоциональной сфере.

Если люди находятся в контакте, а не в слиянии, уважая свое и чужое мнение, свой и чужой вкус, даже разногласия оживляют и поддерживают их отношения. Это не значит, что у таких пар не бывает ссор. Но их ссоры приводят к пониманию друг друга, пусть и не сразу, а спустя некоторое время после того, как «выйдет пар». А «сливающиеся» не могут понять друг друга, поскольку они не могут согласиться с различиями и не желают друг друга даже слушать. У них отсутствует информация и возможность ее обдумать, чтобы на что-то согласиться или от чего-то отказаться взвешенно, их настолько пугают различия, что любое отличие заставляет закрыть глаза и уши.

Слияние ведет к рутине и застою, контакт – к волнениям и росту. Разумеется, в браках и старых дружбах может быть и здоровое слияние – надежное принятие как само собой разумеющегося того, что другой – это «второе я». Но это принятие должно оправдывать себя, как любая другая здоровая привычка, тем, что оно подвижно, полезно и обеспечивает удовлетворение и рост. Это не статичная модель, она изменяется в ответ на изменения в каждом из участников пары.

«Сливающийся» вцепляется в предмет своей зависимости, не давая свободы ни себе, ни другому. Он привязан к исчерпавшим себя отношениям, из которых ни он, ни его партнер уже ничего не получают. Он привязан к отжившим привычкам, воспоминаниям, недовольствам. Он не может закончить незавершенное и начать что-то новое. Там, где есть риск, он видит только возможные потери, и никогда – компенсирующие их приобретения.

Страх отличиться, быть другим, не соответствовать ожиданиям – вот главное ограничение, главный фильтр восприятия, заставляющий снова и снова вступать в отношения, которые не питают, или продолжать делать то, что не нравится.

Если нас не принимают такими, какие мы есть, мы добиваемся этого другими способами, которые, как нам кажется, делают нас привлекательнее в глазах других. Из-за отчаянной потребности в признании человек создает свой искусственный образ. Но, поскольку истинный образ не получил принятия, человек будет по-прежнему добиваться его, пока не разорвет этот замкнутый круг.

Этот страх, разумеется, имеет глубокие корни. Маленький ребенок, как я уже писала, очень зависим от взрослых, он нуждается в заботе и помощи, и поэтому для него отличаться от взрослых опасно, если взрослые не принимают его особенностей. Однако если вы уже взрослый, то ваши отличия от других людей не поставят вас в зависимость от заботы или помощи. Вы вполне можете найти ту компанию людей (в отличие от родителей, которых, как известно, не выбирают), в которой вас примут с вашими индивидуальными особенностями. Если вы до сих пор боитесь, это значит, что вы до сих пор верите в то, что вы – ребенок.

Как научиться «не сливаться»?

• Наблюдать за собой очень внимательно, видеть, как сливаетесь;

• Переживать тревогу, никуда от нее не уходя, когда кто-то или что-то пытается от вас отделиться и обозначить границу;

• Прислушиваться к собственным ощущениям, чтобы понять, в чем именно вы нуждаетесь или что для вас не подходит;

• Верить себе;

• Помнить, что вы – взрослый человек и свободны жить по собственным принципам и в тех условиях, которые сами для себя выберете.


Как распознать первые признаки «слияния»?

• Если вы замечаете, что не говорите о своих потребностях прямо, а ждете, когда их угадают…

• Если вы часто меняете темы беседы и не можете закончить разговор…

• Если вы с трудом прощаетесь и не знаете, как удобно расстаться (даже если речь идет о ежедневных встречах и прощаниях, например, с коллегами)…

• Если вы не знаете, сыты ли вы уже или еще нет, если не знаете, достаточно ли вам алкоголя…

• Если вы с рвением бросаетесь решать чужие проблемы…

• Если вы плохо чувствуете себя наедине с собой…

• Если вам кажется, что сами вы с чем-то не справитесь.

Ограничение 2

Чужие идеи

Следующим ограничением является психологический механизм, который называется «интроекция» – это неосознаваемая зависимость от чужих стереотипов мышления, происходит от слова «интро» – «внутрь». Когда внутри у вас слишком много чужих идей и принципов, правил и объяснений, вам трудно найти место для своих собственных. Тогда вы говорите чужими словами и поступаете так, как вам на самом деле не хочется поступать. Интроекция всегда является следствием «слияния», поскольку, только не имея ясных границ, можно позволить другим напичкать вас своими идеями. Естественно, поскольку это неосознаваемый процесс, отследить, что ваши слова совершенно не соответствуют тому, что вы на самом деле чувствуете, очень сложно.

Мы можем расти только в том случае, если полностью переварим и тщательно усвоим информацию, полученную из окружающего мира. Если усвоенный опыт становится нашим собственным, мы можем делать с этим все, что нам угодно – можем сохранить это для себя или отдать в новой форме. Если же мы проглотили нечто, не разжевав, оно останется «инородным телом», частью окружающего мира, хотя и может казаться нашей частью.

Психологический процесс усвоения очень похож на физиологический. Когда мы принимаем пищу, мы сначала ее размельчаем, растворяем собой и в себе, затем расщепляем, отделяем нужное от ненужного, ненужное выводим, а нужное используем в качестве строительного материала.

Понятия, факты, нормы поведения, мораль, этические, политические, эстетические ценности – все это первоначально тоже приходит к нам из окружающего мира. Все это должно быть переварено и усвоено, чтобы стать частью нашей личности, потому что в окружающем мире есть пища для каждой нашей потребности. Принимать все на веру только потому, что это модно, безопасно, традиционно, или, наоборот, не модно, опасно или революционно, – это все равно что поглощать пищу, не переваривая ее. Непереваренные установки, способы действия, чувства, оценки, лежащие в нас тяжелым грузом, в психологии называются интроектами.

Психологическая пища, предложенная внешним миром, должна быть усвоена, как и физическая: проанализирована, расщеплена, а затем структурирована в приемлемой форме. Проглоченная целиком, она упадет камнем в сознание и ничего не даст для развития. Вы наверняка встречали людей, которые без конца задают вопросы, ищут советов, но ни одному из них не следуют, тем не менее все равно продолжают это делать. Они не могут взять и усвоить какие-то слова или рекомендации, потому что не проверяют их на опыте, не изучают, не анализируют. И, естественно, именно поэтому и не могут применить. Их сознание похоже на комнату, заваленную чужими вещами так, что в ней нет места для собственных вещей. Самое худшее состоит в том, что этот материал имел бы огромную ценность, если бы был обдуман, изменен и трансформирован в самом человеке – вот такая бедность при огромном богатстве. Люди, склонные к интроекции, несмотря на большие способности и возможности, испытывают трудности в самореализации. Они богаты, но не могут это применить, поскольку уверенность в том, что «нужно делать именно так», лишает их возможности сделать иначе – так, как им необходимо.

Тому, кто загружен интроектами, трудно развивать собственную личность, поскольку его главное занятие – это накопление, удержание и хранение чужих идей внутри себя. И кроме того, он изнурен еще и другой работой – попыткой согласовать разные мнения разных людей. При интроекции человек сдвигает границу между собой и миром так далеко внутрь себя, что от него почти ничего не остается. Он позволяет социуму управлять своей жизнью с помощью установок и правил, которые надо выполнять. В словаре таких людей вы чаще всего услышите слова «должен», «надо», «правильно», «нельзя». У них нет своего мнения, они все время пытаются соответствовать миллиону чужих. И ужасно страдают от того, что не соответствуют.

Если человек проглатывает то, что не может усвоить, его обычно тошнит. На эмоциональном уровне это состояние можно передать словом «отвращение». Интроекция – это способ борьбы с тем, что вызывает отвращение. Например, такие идеи, как «это важно, потому что», «так надо, потому что» – человек борется с чувством отвращения и насильно принимает внутрь себя то, что ему не подходит. У него есть и другие способы отравлять себя: например, он притупляет свою чувствительность (скажем, отвлекается на что-то другое в нужный момент), либо доказывает себе, что то, что он глотает, полезно, модно, продуктивно, престижно и пр. Совершенно жуткая для меня телевизионная программа «Фактор страха» с поеданием всяких мерзостей является олицетворением интроекции. На какие только издевательства над собой не идут люди, чтобы получить то, что им якобы не хватает для полного счастья!

Чтобы перестать «глотать» интроекты, необходимо разрешать себе испытывать отвращение. Делается это просто: вспомните самую ненавистную для вас в детстве еду. Наешьтесь ею до отвала, чтобы почувствовать, насколько она вам противна. Поэкспериментируйте так же и с различными «стереотипами», «правилами», по которым вы действуете и живете. Научитесь говорить «нет» тому, что вам не подходит. Иногда я слышу: «Я не могу сказать «нет», – и я знаю, что этот человек обманывает сам себя. Губы у него шевелятся, голос есть, и только что он произнес это слово. Если он признается в том, что он не хочет сказать «нет», потому что боится последствий, – он может сдвинуться с этой точки.

Человека, который ограничивает себя таким способом, легко узнать по привычке переедать (поздно замечает, что уже наелся), страху и неспособности проявлять свои агрессивные эмоции, уступчивости, желанию всем угодить, попыткам соответствовать какому-то имиджу (например, хорошо воспитанного, интеллектуального, культурного человека), привычке во всем с кем-то советоваться, спрашивать рекомендаций.

В моей коллекции есть, например, такой интроект из одного старого фильма: «Порядочные люди прощения просят на коленях». Это говорит главная героиня своему любимому. Не смешно, поскольку и сейчас немало девушек, мыслящих похожим образом. Они набрались интроектов от своих мам, воспитанных на этих фильмах.

В настоящем такое действие оказывает, например, реклама, создающая интроекты, правила, которым нужно соответствовать, играя на тонких струнах человеческой личности. Например, реклама, советующая купить шубу любимой, чтобы она воспылала страстью. А реклама ювелирных изделий: «Хочешь увидеть ее улыбку?» – формирующая представления о том, что женщине ничего, кроме роскоши, не нужно. Я встречала многих юношей, которые искренне убеждены, что пока они без денег, пока у них нет машины, ни одна нормальная девчонка не посмотрит в их сторону. А «нормальная» – это, конечно, такая, как в рекламе. Эта тема широко развернута в книге Виктора Пелевина «Ампир В»: лучший способ управлять людьми – это реклама, играющая на чувствах принадлежности к касте.

Великие короли, полководцы, политики, замечательные писатели – все они люди; пышные эпитеты, которыми мы себя оглушаем, ничего не могут прибавить к этому определению.

Вовенарг

При интроекции мы не можем реально использовать знание, потому что оно не усвоено как личный опыт: что-то знаем, но не понимаем, что с этим делать. В той мере, в какой мы загрузили свою личность «проглоченными кусками» чужих представлений, мы ослабили свою собственную способность думать и действовать от своего собственного имени и в связи со своими индивидуальными потребностями. Чем дольше мы будем опираться на чужое мнение, тем менее самостоятельными, независимыми будем. Вздор, что нужно учиться на чужих ошибках: можно набрать чужих представлений о чужой жизни и не начать жить своей.

Начинаешь курить, чтобы доказать, что ты мужчина.

Потом пытаешься бросить курить, чтобы доказать, что ты мужчина.

Жорж Сименон

Для избавления от интроектов необходимо осознать, что не является подлинно своим, чтобы обрести избирательное и критическое отношение к тому, что вам предлагается. Например, когда при работе с клиентами я сталкиваюсь с интроектом, который ограничивает моего клиента делать то, что он хочет, я задаю ему вопрос: «Откуда ты это узнал?» Первый ответ на этот вопрос звучит: «Так принято», или: «Не знаю, все говорят». И тогда есть возможность узнать: а что ты на самом деле думаешь по этому поводу, без чужих мнений?

Попробуйте проанализировать свою систему ценностей, мораль и посмотрите: откуда к вам пришли те или иные представления? А затем найдите в этих представлениях то, что вам подходит, переформулируйте их по-своему, перепишите эту программу.

Интроецирующий – это такой «взрослый ребенок», уже имеющий возможность и средства для того, чтобы самому заботиться о себе, но он все еще сохраняет способ управлять другими (крик, требование, плач, стоны) и настаивает, чтобы нечто было сделано для него и за него немедленно! Наши мамки-няньки-бабушки с удовольствием формируют этот психологический механизм своим желанием хоть что-нибудь поставить в жизни под контроль, лишая ребенка возможности действовать самостоятельно.

Отвращение – это естественный барьер, которым обладает каждый здоровый организм. Это защита против принятия в организм того, что чуждо его природе. Однако родители или другие значимые взрослые могут заставить ребенка подавить свое отвращение и вывести эту тонкую чувствительную сенсорную систему из строя. После этого довольно легко заставить ребенка проглатывать любую неестественную «умственную» пищу.

Как определить, чем является убеждение – интроектом или здоровым представлением? Очень просто: если вы что-то поняли, почувствовали и осознали на собственном опыте – это здоровое представление. И оно может быть верно только в отношении одного человека/объекта. Если вы знаете, что за позднее возвращение мама даст вам пощечину, это не значит, что все мамы так встречают своих детей. Интроект – это обычно обобщающее заявление.

Ограничение 3

Разглядывание соринок в чужом глазу

Небольшое отступление.

Ребенок, как я уже писала, появляется на свет ни хорошим, ни плохим. Он не знает, что такое хорошо, а что такое плохо, и еще не успел сделать что-то, заслуживающее похвалы или порицания. Он просто родился, растет, живет и развивается, осваивая мир. Некоторые способы освоения мира родителям могут не нравиться независимо от того, полезны они ребенку или вредны. И тогда они присваивают некоторым действиям малыша ярлык «плохо» или «хорошо». И малыш начинает привыкать к тому, что у него есть плохие черты и хорошие. Естественно, для того чтобы получать любовь и одобрение родителей, он вынужден отказываться от поведения и проявлений черт, которым родители присвоили ярлык «плохо». А как отказываться? Прятать, подавлять, наказывать себя самого за них. Таким образом, человек делит себя на две части: «хорошую» и «плохую», с точки зрения родителей. И между этими частями разгорается нешуточная война. Внутренняя война человека с самим собой. И чем сильнее страх и наказание за «плохое поведение», тем сильнее внутренний раскол. Один из способов, которым пользуется психика для того, чтобы защитить себя от болезненного переживания себя «плохим», является полное незамечание в себе тех черт, которые данный человек считает плохими. Например:

Жадность

Зависть

Хвастовство

Лень

Злость

а также:

Красота

Успешность

Богатство, и так далее.

У каждого – свой набор.

Избегая осуждения перенесенных на весь окружающий мир родительских светлых образов, мы прячем от себя знания о себе. Но они спрятаны только от наших глаз, а не от чужих. Мало того, вытесненная из сознания черта прочно «приклеивается» перед нашими глазами, и вокруг себя мы видим Жадных, Завистливых Хвастунов, Ленивых Злюк, Распущенных Красавиц, Успешных Проходимцев, Богатых Разгильдяев.

Правило 8

Мы не можем увидеть вокруг себя что-либо, чего нет в нашем опыте, таков один из законов восприятия

Как-то раз в паспортном столе, в разгар обмена паспортов старого образца на новые, я наблюдала такую ситуацию. Старичок с суровым видом пристроился к середине очереди, встав в дверях комнаты, из которой очередь закруглялась в коридор. При этом он настойчиво преграждал своей палочкой дорогу бабушке, пытавшейся заглянуть в комнату, чтобы оценить размеры очереди. Когда бабушка пыталась прорваться, он встал в дверях, растопырив ручки и ножки, как Ивашечка у Бабы-Яги в печи. Когда у него спросили: «Дедуль, ты чего развоевался, ты же сам здесь не стоишь?» – он разразился тирадой по поводу того, какая пошла молодежь, все без очереди лезут, а ветеранов и стариков ни во что не ставят.


Если интроекция – это тенденция принимать на себя ответственность за то, что в действительности является частью внешнего, окружающего мира, то механизм, который я описываю здесь (проекция) – это тенденция сделать окружающий мир ответственным за то, что исходит из самого человека. Поговорка «по себе о людях судит» – как раз об этом.

Планирование и предвосхищение событий предполагают наблюдение и прогнозирование внешнего мира. Здесь проекция просто необходима. Но к этим прогнозам мы и относимся как к предположениям, учитывая, что они не обязательно будут соответствовать действительности. Предполагающий осознает, что это – его собственные представления, фантазии и что не обязательно действительность именно так устроена. Если же мы вытесняем что-то из своего сознания, то включается проективный механизм: при проекции человек не просто делает предположения, основанные не на фактах, а на собственной фантазии, а воспринимает их как реальность, не осознавая их происхождения. А происходят они из того, что он в самом себе отказывается признавать.

Фантасты – это люди, которым не хватает фантазии, чтобы понять реальность.

Габриэль Лауб

Почему же вредно считать себя плохим и вытеснять из своего сознания реальные проявления и качества? Вместо активного отношения к событиям своей жизни проецирующий становится пассивным, жертвой обстоятельств. Такой человек во всем обвиняет окружающий мир и, следовательно, не может ничего сделать со своей жизнью, так как думает, что он ею не владеет, не управляет. Воспринимая все так, человек сдвигает границу между собой и остальным миром в свою сторону таким образом, чтобы не считать то, что он делает, своим. Это дает ему возможность снимать с себя ответственность за свои мысли и действия, отрицая принадлежность себе тех своих проявлений, с которыми ему трудно примириться, которые ему кажутся непривлекательными или оскорбительными.

Такой человек точно так же, как и человек, наполненный чужими идеями, не способен отличать черты своей личности, действительно принадлежащие ему самому, от того, что происходит вокруг него. Он рассматривает свои «чужие идеи» как себя самого, а те части себя, от которых он хотел бы избавиться, он рассматривает как чуждое ему. Бессознательно перенося черты своей личности на окружающий мир, он пытается освободить себя от того, что считает плохим.

Такое восприятие и поведение – это отказ от какой-то части себя. Способ справляться с этим – возвращать себе эти черты, признавать их, принимать их как нужные и полезные. Однако возвращение себе каких-то частей может быть неприятным, потому что нам не нравится узнавать в себе роли, к которым мы относимся отрицательно. Как именно можно присвоить себе то, что принято считать негативным, вы можете прочесть в книге серии «Ваш персональный тренер», которая называется «Тренинг управления эмоциями». Итак, присвоение себе себя самого в этих проявлениях может быть неприятным. Однако если удается это сделать, вы можете заметить, что в ваших отвергнутых чертах и проявлениях много ценной энергии. Вы можете присвоить эти черты, интегрироваться с ними вновь и снова сделать их своими. То есть – стать таким же целостным, каким вы были до того, как ваши родители начали приклеивать к вам ярлыки.

Как только появляется что-то неприятное, мы начинаем играть в саморазрушительные игры (войну с самим собой), препятствуя собственному развитию. В этих военных действиях мы уходим в прошлое, чтобы найти там опыт, подтверждающий наши самые худшие опасения, или убегаем в будущее, представляя себе все те ужасные вещи, которые могут случиться, если мы останемся теми, кто мы есть на самом деле. Развитие редко проходит безболезненно, поэтому человек, стремящийся к развитию, должен быть готов к встрече с неприятными переживаниями.

Настоящие изменения никогда не являются легкими – человек изменяется только в тех обстоятельствах, когда ему приходится изменяться.

Теун Марез

Один из участников тренинга Уверенности, в котором я использую упражнение на присвоение проекции, осознав этот механизм восприятия, сказал: «Это похоже на то, как будто бы я хожу по миру с кинокамерой, в которой я кручу свой фильм о происходящем, и при этом не вижу реальности. Фильм ее загораживает». Да, это так. Каждый из нас прокручивает такое кино перед собой, загораживая им реальный мир. Мы все смотрим друг на друга и видим не друг друга, а самих себя, отраженных в других. Естественно, что при таком положении вещей нам не удается ни понять другого, ни даже реально познакомиться с ним таким, какой он есть.

В процессе прокручивания этого фильма человек может переживать свое чувство (например, злость) и даже точно знать, к кому в окружающем мире направлен этот импульс. Но он не принимает этот импульс, не считает его своим и не реализует его, и в результате теряет ощущение того, что ему что-то подвластно и он что-то может с ним сделать для себя. Вместо этого он стоит неподвижно и, сам того не понимая, ждет решения своих проблем извне.

Например, вы можете разозлиться на кого-то, кто вас критикует. Но в вашем сознании есть чужая идея о том, что «критика – это полезно». Тогда, опираясь на эту идею, вы автоматически подавляете свою злость, но воспринимаете другого как злого, а себя – как доброго, такую невинную овечку, которая никогда не злится. Если вы действительно так думаете, тогда вам может казаться, что вы не можете ничего поделать со злом вокруг себя, что вы – жертва.

Воспринимая мир так, человек, вместо того чтобы гневаться, «подвергается» гневу. Он не думает – мысль «приходит» к нему в голову. Проблема «преследует» его, а на самом деле он постоянно повторяет одну и ту же цепь действий в отношении внешне схожих ситуаций или людей, то есть – сам создает себе проблему, сам преследует ситуации, снова и снова выворачивая их наизнанку. Его заботы «беспокоят» его, в то время как в действительности он сам достает себя и окружающих.

Поскольку человек не присваивает себе этих действий и чувств, он отрекается от ответственности за это, пытается забыть или скрыть это (в первую очередь от себя), страдает от этого, как от приходящего извне. Таким людям свойственны привычки засыпать, когда речь идет о чем-то неприятном для них, или забывать что-то (вытеснять из памяти).

Гордость и Память поспорили. Память говорила, что это было, а Гордость говорила, что этого просто не могло быть. И Память сдалась.

Ф.Ницше

Естественно, что, чтобы можно было приклеить кому-то свою собственную черту, мы специально выбираем подходящих людей, которые до некоторой степени все-таки обладают этими чертами; проекция не приклеивается туда, где нет для нее никаких оснований. Поэтому не всегда легко отличить воображаемое от того, что действительно имеет место быть. Ошибка становится очевидной, если попытаться понять, по каким признакам было составлено мнение о человеке или об объекте. Например, вы думаете, что этот человек высокомерен по отношению к вам. По каким признакам вы это определили? По голосу, осанке, жестам или словам, которые для вас что-то значат? Из чего сложилось это впечатление? Каким образом вы извлекаете этот смысл из происходящего? То, как мы приписываем значение происходящему – очень важный процесс. Часто мы переживаем не по поводу реально происходящих событий, а по поводу того, какой именно смысл мы им придаем.

Мы можем найти «доказательства» того, что воображаемое нами действительно происходит. Такие оправдания всегда будут в распоряжении того, кто их ищет. Распространенный пример – ревнивый супруг или раздражительная свекровь. Им не помогут доказательства того, что они неправы. Проецирующий привязывается к своей пассивно-страдательной роли, избегая какого бы то ни было продвижения. И фантазия его чрезвычайно богата и помогает находить все новые и новые доказательства своей правоты. Предположите, что вы совсем не правы в какой-то ситуации, что все совсем наоборот. И что это правда. Таким образом вы сможете преодолеть серьезное ограничение.

Хорошая копилка для проекций – то, что принято называть «совестью» или «моральными установками», «моральными ценностями». Если спросить у любого человека, что значит «совесть» или «моральные установки», вы можете услышать, что это то, что «требует общество» или «это общественные ценности, важные для всех цивилизованных людей», в то время как на самом деле сам человек реально что-то предполагает или требует, перенося ответственность за свои требования на общество.

Собственный гнев человека, который он не может выразить и даже осознать из-за своего отождествления с социальной нормой («злиться нельзя, злятся дурные люди»), есть то, что складывается в копилку под названием «совесть». А затем человек сам страдает от ударов совести. Сила «совести» – это сила собственного гнева человека, направленного на себя.

Когда я говорю об этом, я встречаю возмущение многих людей, считающих, что если не опираться на совесть или моральные нормы, то можно стать преступником или социопатом. Однако если вы позволите себе чувствовать то, что чувствуете, вы сможете регулировать свои желания гораздо лучше, чем если бы вы их подавляли. Ведь здоровый человек не может не заботиться о своем окружении, иначе он просто пропадет. Но одно дело – подавлять свои чувства, думая, что это – забота о других, а другое дело – чувствовать их, осознавать их разную степень силы и выбирать осознанно форму для их выражения. На самом же деле патологическая преступность часто связана со сверхсуровой «совестью». Преувеличенный «самоконтроль» ведет к нервным срывам. Преувеличенная «совесть» – к моральным срывам.

Проецирующий «приклеивает» другим свои нежелательные чувства, но не избавляется от них. Единственный способ действительно избавиться от «нежелательного чувства» – это принять и выразить его и тем самым разрядиться. Если вы удовлетворили голод – вы сыты, вы не хотите больше есть. Если вы злы, то, выразив злость, вы становитесь добрее.

«Меня часто спрашивают о том, не становлюсь ли я хуже оттого, что играю мерзкие и отвратительные характеры. Когда я играю отрицательного героя, я не сочиняю отрицательные черты, я достаю их из глубин своей души, достаю все свою мерзость для этой роли, и она живет на сцене. И тогда она не живет в моей жизни».

Константин Райкин

Актеры – счастливые люди: они развиваются, благодаря своей работе. И, думаю, в любой профессии можно найти возможность для проживания своих чувств. А сколько ее в повседневной жизни! Если вы можете прожить свои негативные эмоции, вы становитесь свободными от них.

Исключительно опасный вид проекции – это расовые, классовые или половые предрассудки. То есть, если проецирующий, например, жаден, но он запрещает себе жадничать, то ему приходится находить «референтную группу», для того чтобы «приклеить» к ней свои собственные отвергаемые чувства. Например, евреев. И тогда он обрушивает весь свой гнев на эту группу только лишь потому, что сам себе он запрещает быть бережливым и внимательным к своим ресурсам.

Различие между предрассудком и просто неадекватным представлением заключается в том, что глупый человек просто очень ленив для того, чтобы интересоваться настоящим положением вещей, и ему это безразлично. А человек, который опирается на предрассудок, опасен именно силой своих подавленных чувств и ненавистью к себе самому, с которой он борется, уничтожая других.

Перфекционизм (стремление к совершенству) – другой способ проецировать. Он основан на требованиях, когда-то бывших родительскими, а потом ставших требованиями к самому себе, быть идеальным. Когда-то «быть идеальным» было необходимым в детстве для того, чтобы получать восхищение и любовь. Перфекционист всегда имеет наготове «палку», которой нещадно бьет себя и близких за не пятисотпроцентную идеальность. Его жизнь тяжела. Если обычный человек рассматривает жизненные ситуации как задачки разной степени сложности, то для перфекциониста каждый шаг, если он неидеален, – это трагедия, это провал, катастрофа, позор. Перед кем? Перед все тем же светлым родительским образом, который давно живет внутри.

Избавиться от этого ограничения можно только придя к осознанию того, что мы сами творим события и мир вокруг себя и мы сами ответственны за то, какую реальность мы создаем. Ответственность не в смысле вины, стыда и упрека, а в том смысле, что это мы позволяем ей оставаться неизменной или, наоборот, изменяем ее. Ответственность – это не вина или долг, это авторство. Брать ответственность – значит отвечать, то есть реагировать, и при этом самостоятельно выбирать свои реакции (отклики). Уметь отвечать означает иметь свободу выбора. Отказываясь от ответственности, мы отказываемся от своей способности реагировать, отвечать на происходящее, от свободы выбора.

Обратите внимание на свою речь. Некоторые люди говорят: «со мной это происходит» вместо «я делаю». Слово «это» обезличивает происшествие, не несет в себе контакта с миром, действия. Если вы можете заменить слово «это» на местоимение («я» или «ты»), вы меняете безличное сообщение информации на самовыражение, контакт. Самовыражение возможно лишь тогда, когда человек опирается на себя. Попробуйте мысленно заменять «это» на местоимение.

Когда мы собираемся совершить какое-то действие, сначала мы его «создаем», планируем в уме. Даже если это маленькое действие – тогда это и очень короткое умственное представление, мгновенное. Если же внутреннее представление не совпадает с внешним осуществлением, если между одним и другим нет связи – человек постоянно живет в ожиданиях.

Итак, для того чтобы избавиться от привычки проецировать, нужно научиться брать на себя ответственность за происходящее с собой, прислушиваться к себе, к тому, как я реагирую на то, что происходит вокруг, и выражать свою реакцию, а также проверять свои предположения любыми способами. Не фантазировать, а иметь дело с реальностью – активно интересоваться тем, что для вас важно.

Многие люди робеют, когда речь идет о том, чтобы они активно интересовались тем, что им реально нужно знать и понимать. Мол, как я могу спрашивать об этом, ведь это неприлично (интроекция), а в ответ ведь мне скажут (сделают) то-то (проекция).

Чтобы правильно выстраивать свои действия в реальной жизни, необходимо проверять свои предположения: пробовать, регистрировать результаты своих действий (слушать, смотреть и запоминать увиденное); наблюдать за собственной реакцией на происходящее; анализировать информацию; делать выводы и планировать следующие шаги. А также спрашивать, уточнять и прояснять.

Ограничение 4

Борьба с самим собой

Борьба с самим собой, внутренний конфликт, является следствием всех вышеперечисленных ограничений. Если вы не знаете, что вы хотите (ограничение 1), питаетесь чужими идеями (ограничение 2) и отказываетесь от собственных чувств (ограничение 3), все, что вам остается – это развернуть на себя собственные чувства, направленные к другим.

При этом вы начинаете обращаться с собой так, как на самом деле хотели бы обращаться с другими. Вы перестаете направлять свою энергию вовне, где эта энергия могла бы изменить окружающий мир таким образом, чтобы были удовлетворены какие-то ваши потребности. Вместо этого вы обращаете эту энергию на самих себя, ставя себя на место объекта действия, делая себя самого объектом своих воздействий. В той мере, в какой вы это делаете, вы разделяете себя на две части: на «делающего» и «испытывающего действие». Подверженные этому ограничению, вы умеете проводить границу между собой и окружающим миром, и проводите ее вполне четко – точно посередине себя самого. Таким образом, вы разделяете себя на две части: «сам» и «себя».

Разумеется, ни один человек не живет, давая ход каждому своему импульсу – некоторые из них необходимо сдерживать. Но произвольное, сознательное торможение разрушительных импульсов и обращение их на себя – это не одно и то же.

Если вы оставите на некоторое время содержание какой-то своей проблемы и обратите свое внимание на форму своего поведения (которое может выражаться в кусании ногтей, поглаживании колена, грызении губ, ломании рук, держании себя за локти, постукивании ногой об пол или ладонью в ладонь и пр.), постепенно вы начнете видеть роль, которую играете в межличностных отношениях, поскольку именно то, что вы делаете «сами» с «собой», вы на самом деле бессознательно хотели бы сделать с другими. Ваши обломанные ногти демонстрируют, что где-то в жизни вы чувствуете себя обломанным или хотите что-то разломать. Вы можете понять по тому, как вы держите себя за руки, что вы не даете себе совершить какой-то поступок. Если вы сутулитесь – вероятно, в жизни постоянно что-то гнетет вас или ударяет под дых. Вы можете заметить на своем лице складки усталости, досады или недоверия. Вы начнете видеть себя так, как вас видят другие. Если вы постоянно требуете от себя что-то, вы так же, скрыто или явно, предъявляете требования другим – и именно таким вы и выглядите.

Гордясь своей «позитивной готовностью» сказать «да» любому, мы обращаем имеющее место негативное «нет» против себя.

Фриц Перлз

Если вам действительно свойственно это ограничение, вы легко заметите его по использованию в речи возвратных местоимений: «я стыжусь самого себя» или «мне нужно заставить себя сделать это» и подобные утверждения основаны на странном представлении, что «сам» и «себя» – два разных человека, тогда как на самом деле вы неделимы, это лишь ментальное представление, вызванное невозможностью адресовать свой импульс кому-то. Вместо того чтобы сказать критикующему: «Стоп! Перестань это делать!» – мы говорим это себе самим.

– Тут самое главное понять надо, – сказал он, – а как объяснить, не знаю…

– Ну вот помнишь, мы про внутреннего прокурора говорили?

– Помню. Это который за беспредел повязать может. Как Раскольникова, который бабку завалил. Думал, что его внутренний адвокат отмажет, а не вышло.

Виктор Пелевин. Чапаев и Пустота

Организм имеет потребность в психологических взаимодействиях с окружающим так же, как и в физиологических. На психологическом уровне человек нуждается в контакте с другими в той же мере, в какой на физиологическом уровне он нуждается в пище и воде. Чувство принадлежности к группе является первичным психологическим импульсом, обеспечивающим выживание. Поэтому постоянный возврат собственных импульсов и действий, направленных на окружающих, на самом деле делает вас одиноким человеком.


Если будешь молчать и слишком долго глотать слова, даже истина может устареть и оказаться некстати.

Ограничение 5

Скука

Еще один загадочный механизм, который часто осложняет нам жизнь, – это скука. Скука и лень – это показатели того, что вы сейчас, на самом деле, занимаетесь не тем, чем хотели бы, а то, чем хотелось бы – запрещаете. И тогда наступает скучища.

Скука – это форма сопротивления тому, что вам в жизни не подходит. Например, если вы живете с человеком, с которым не хотите на самом деле жить, или работаете на работе, которую ненавидите, – одним словом, когда вам надо делать то, что вам совершенно не хочется, вы маетесь от скуки, бессмысленности и тупого раздражения. Скука – это результат насильственного привлечения внимания к тому, что неинтересно. Если вы делаете то, что вам неинтересно, наступает безволие как подсознательный саботаж, а затем появляется привычка лениться, сомневаться, искать во всем подвох.

Эта привычка плоха не только тем, что она является блокиратором ваших истинных потребностей, она еще и обесценивает любую попытку что-то изменить в жизни. И мало того, становясь неосознаваемой, она работает даже тогда, когда вы находите то, что для вас важно, но – привычка сильнее – вы не стремитесь к достижениям.

Ко мне не раз обращались за консультацией люди, страдающие скукой, потерявшие интерес к жизни и, как следствие, – ее смысл. Как правило, в разговоре с такими людьми выясняется, что в какой-то момент времени они не сделали чего-то, чего очень хотели, а сделали то, что от них, как казалось, ждали другие. К сожалению, на самом деле другие ничего подобного не имели в виду, они сами сделали выбор. И тогда эти люди говорят: «А что я мог сделать, меня заставили» (яркое проявление ограничения № 3).


Мы снова и снова делаем в жизни то, что угодило бы другим, боясь, что нас обидят, отвергнут, презреют. Когда вас обидели, страдает не тело – нет ни ушибов, ни ран, страдает только самолюбие, ваш образ самого себя. Мало того что такие переживания являются только продуктом вашего воображения, они заставляют вас вести себя таким образом, чтобы вызывать все новую и новую агрессию окружающего мира.

Чтобы изменить свою жизнь, вам придется принять ответственность за выбор, из-за которого вы отказались от своих потребностей. И только тогда у вас возникнет побуждение что-то менять. А это непросто, потому что к тому моменту, когда человек приходит к психотерапевту, его жизнь настолько обрастает ограничениями и блокировками, что требуется значительное время для того, чтобы распутать завязанные им узлы.

Как, исходя из своих настоящих возможностей, жить полной, насыщенной жизнью, не прибегая к манипуляциям другими людьми? Ответ на этот вопрос раскрывает возможности всех ваших дальнейших действий, направленных на создание той жизненной ситуации, которая будет вас полностью удовлетворять.

Бывает, что человек на пути к своему счастью выстраивает баррикады из ложных, наносных ценностей, принципов, установок. Можно сказать, что именно восприятие определяет нашу способность быть счастливыми.

Эти баррикады состоят из идей и мыслей, которые нас ограничивают делать то, что мы на самом деле хотим, и загоняют нас в ту же колею, в которой жили наши родители, их родители и далее в глубь веков. А мы берем на вооружение «морали» и «ценности», давно переставшие быть актуальными, и идем проторенной колеей по тому же жизненному сценарию, что и наши предки.

Для того чтобы не идти в этой упряжке, бывает полезно разобраться, что ж все-таки является вашим, а что – не вашим.

Естественно, что, кроме борьбы между своими потребностями и чужими идеями, есть еще и другая дилемма: когда одно ваше желание противоречит другому.

Идея достичь постоянного комфорта терпит полный крах, когда мы узнаем, что на самом деле мы не достигаем его не из-за его отсутствия в окружающем мире, а потому, что наши собственные потребности и желания создают нам дискомфорт. Как только вы чего-то захотели – тут и наступает дискомфорт. Восточные практики предлагают путь отказа от всех желаний, однако есть и другой способ: делить их на действительно важные и неактуальные.

Как я уже сказала, мы не выбираем свои желания, они выбирают нас сами.

Потребности ощущаются каждый раз, когда нарушается психологическое равновесие, так же, как физиологические потребности ощущаются, когда нарушается физиологическое равновесие. Психологические потребности, как и физиологические, удовлетворяются за счет приспособления организма к изменениям в окружающем мире. Люди имеют тысячи физиологических потребностей и тысячи – социальных. Чем существенней для выживания представляется человеку его потребность, тем с большей интенсивностью он направляет свою деятельность на ее удовлетворение. Часто – неосознанно. И до тех пор пока не придет осознание, с этим ничего нельзя поделать.

Что происходит, если несколько потребностей возникает одновременно? Здоровый организм действует по принципу иерархии ценностей и выбирает для удовлетворения доминирующую потребность, действуя по принципу «сначала – самое важное», а остальные, по крайней мере временно, отступают на задний план.

Чтобы человек мог удовлетворить свою потребность и перейти к другим делам, ему необходимо осознавать свои потребности и уметь обращаться с собой и с окружающим миром, потому что как психологические, так и физиологические потребности могут удовлетворяться только во взаимодействии организма и окружающего мира.

Чтобы удовлетворить свои потребности, организм должен найти необходимые ресурсы в окружающем мире. Система ориентации обнаруживает то, что необходимо. После этого организм должен совершить ряд действий, направленных на восстановление органического баланса. Когда баланс восстановлен, потребность удовлетворена, следовательно, ситуация завершается.

Если из-за ограничений, которые нарушают приспособление к окружающему миру, человек не чувствует свою доминирующую потребность и не может верно ее идентифицировать, не способен так выстраивать свои отношения с миром, чтобы достичь его удовлетворения, его поведение будет дезорганизованным и неэффективным – он будет хвататься за слишком много дел сразу.

Мы оправдываем свои нынешние трудности прошлым опытом, мы погружены в свои несчастья. Вырастая из детского «я не могу с этим справиться», мы начинаем говорить «я не могу с этим справиться, потому что…» вместо того, чтобы повзрослеть, научившись с этим справляться. Вполне возможно, что мы ведем себя определенным образом, потому что нечто произошло с нами в прошлом, однако наши сегодняшние трудности связаны с тем, как мы действуем сегодня.

Глава 4

Как преодолеть ограничения

Жизнь – это не проблема. Смотреть на нее как на проблему – значит предпринять ошибочный шаг. Это тайна, которую можно лишь проживать, любить, испытывать.

Ошо

Я рада, если вы смогли как-то спроецировать на свою ситуацию все вышеперечисленное. Видеть ограничения – это уже половина победы. Некоторые вещи узнавать о себе крайне болезненно. Но по мере продвижения в самопринятии вы начнете понимать, что важно не то, что вы смогли или успели в себе «победить», а качество жизни, присутствие в настоящем и восприятие жизни как увлекательного эксперимента, в котором всегда есть место для самопознания и познания мира, и это занятие бесконечно, поскольку и человек, и мир непостижимы и безграничны.

Поэтому работа с ограничениями – это не борьба, а интереснейший путь освобождения от оков родовых сценариев. Преодоление ограничений – это процесс узнавания себя истинного, настоящего, а не привычного образа, в который вы поверили. Чтобы ничего не знать о том, что происходит внутри вас и вокруг вас, не обязательно быть глухим и слепым – достаточно просто не осознавать видимое, слышимое и чувствуемое.

Правило 9

Самосовершенствование – это не борьба с самим собой, это любопытство к своей личности

Осознавание

Главным инструментом в узнавании себя является осознавание.

Вкус пищи знает лишь тот, кто ест;

ответить может лишь тот, кого спрашивают;

сны видит лишь тот, кто спит.

Осознавание – это процесс, в котором вы подробно, как в луче света, освещаете все, что происходит с вами в настоящий момент. Когда вы можете это видеть и замечать, тогда вы можете более отчетливо принимать решения.

Ситуация, в которой вы не отслеживаете, что с вами происходит, ограничивает вас в ваших маневрах, поскольку у вас слишком мало информации для того, чтобы выбирать. Выбирать можно, во-первых, цель (что вы хотите менять), во-вторых, средства ее достижения.

Поэтому осознавание – это получение информации о себе и о мире прямо сейчас, в текущий момент времени.

Мы очень многое знаем о том, кем мы были и что было в мире до этой минуты, и часто опираемся не на то, что есть сейчас, а на то, что было. Пусть даже это было полминуты назад – оно уже неактуально, потому что и мы изменились, и мир вокруг нас изменился. Мы также можем увлечься мыслями о том, кем мы хотим стать или что мы хотим видеть вокруг себя, и тогда тоже пропускаем настоящее, то единственное место, в котором есть все для того, чтобы чувствовать себя счастливым.

Желание изменений обычно побуждаемо тем, что «мне не нравится то, что есть сейчас, я хочу другое», однако парадоксальная вещь: изменения начинаются в тот самый момент, когда мы признаем, что то, что есть сейчас, имеет свой серьезный, глубокий и положительный для нас смысл. Вот только тогда мы можем начать разбираться в том, что именно нужно предпринять, чтобы чувствовать себя счастливым.

Смысл любого обучения или тренировки сводится к тому, чтобы приобрести навыки, которых раньше не было. В первую очередь, важна разница между тем, какие навыки уже есть, и тем, чего хочется достичь. Для этого необходимо определить, что и как я делаю сейчас и в чем новизна, в чем разница между действительным и желаемым, причем не теоретически определить (размышляя об этом), а практически, посредством своих ощущений. Этот процесс сводится к ответам на вопросы: «Что у меня есть?», «Что я делаю?», «Как я делаю?», «Что я при этом чувствую?» и т. д.

Например, когда тренер говорит танцору, что движение надо начинать с каблука, ученик впервые в жизни обнаруживает, что у него есть каблук. Теперь он замечает, как обычно наступает на стопу, и благодаря этому осознаванию может делать это так, как говорит тренер. Процесс тренировки тела сводится к отслеживанию (осознаванию) навыков своего движения и корректировке этих навыков. Процесс психологической тренировки сводится к осознаванию своих навыков реагирования в различных ситуациях и корректировке этих навыков.

Однако одно лишь только осознавание себя успех и в том, и в другом не определяет (хотя это – половина успеха). Чтобы изменить себя (движение своего тела, свое здоровье, реакции, личную ситуацию в жизни, отношения с людьми, привычки), кроме осознавания «как я это делаю обычно», а также «как я это делаю сейчас», важно научиться видеть, чем так важны для нас привычные действия. До тех пор пока неосознанная важность привычных действий будет влиять на наши поступки, никакая сознательная корректировка не изменит этих навыков. Именно поэтому важно знать, что если есть что-то, что я делаю снова и снова, – значит, в этом для меня заключен смысл, даже если я его не осознаю.

Правило 10

Не осуждайте себя за то, что вы делаете и как живете. Вы живете так именно потому, что вам это необходимо, однако смысл этой необходимости может быть скрыт от вас

Принятие себя без осуждения, каким бы вы ни были и как бы вы ни поступали, открывает для вас возможность ясно видеть, почему и зачем вы делаете то, что, казалось бы, не хотите делать. И когда вы обнаружите этот скрытый смысл, вы можете увидеть, что делаете это для того, чтобы достичь все того же комфорта и счастья, но таким способом, который вам уже давно не подходит. Узнав это, вы сможете выбрать другой способ, более актуальный для вашей реальности и для вас самого. Осуждая себя и говоря себе «нет, я не хочу это делать, но почему-то делаю снова», вы никогда не обнаружите смысл и не сможете поменять способ.

Как нам стать новыми? – каждый хочет стать новым.

Нужна незаурядная храбрость. Мир полон трусов, поэтому люди перестали расти.

И поскольку ты не можешь расти, ты находишь заменители росту.

Ты не можешь расти, но растет твой счет в банке, – это заменитель.

Для этого не нужно храбрости, это в полной гармонии с твоей трусостью.

Растет твой счет в банке, а ты начинаешь думать, что растешь ты сам.

Твоя слава – это не ты, твое имя – это не ты. Твой счет в банке – не твое существо.

Ошо

Страх изменений действительно является одним из мощнейших препятствий. Изменения означают, что вы начнете жить по другим правилам, иначе, чем живете сейчас. Сейчас ваша жизнь предсказуема и понятна. Ее же изменение принесет неопределенность и необходимость построения чего-то, что еще не существует. Это всегда тревожно – идти туда, не знаю куда, именно поэтому бывает проще «растить» карьеру, богатство, значимость в глазах других, поскольку это гораздо безопаснее, чем изменять свою жизнь и нарушать устоявшиеся правила.

Тем не менее, если ваш интерес к новому сильнее страха неизвестности и вам есть на что опереться для продвижения вперед, тогда следует приступить к выполнению двух важнейших задач:

1) Наладить и довести до автоматизма процесс осознавания себя;

2) Разрешить себе пробовать новые формы поведения, разрешить себе эксперимент.

Яко упражнения в телодвижениях укрепляют телесные силы, тако упражнения в размышлениях укрепляют силы разумные.

Радищев

Первая задача – осознавание – представляет собой ряд простейших психологических упражнений по концентрации внимания на конкретной части своего восприятия. Упражнение на осознавание получаемой информации может начинаться словами «Я осознаю, что я вижу… (слышу, представляю, ощущаю кожей и т. д.)» и продолжаться перечислением всего, что регистрируют глаза (уши, внутреннее зрение, рецепторы кожи и т. д.). Более сложные упражнения – на отслеживание собственных чувств как реакций на получаемую информацию (например, «Я осознаю, что у тебя сузились глаза, представляю в связи с этим, что ты злишься на меня, и чувствую в связи с этим страх»).

Вы можете прийти в супермаркет и начать прислушиваться к тому, что именно вам хочется, отбрасывая то, что вы «давно не ели», «давно хотели попробовать», «видели на столе у подруги» и так далее, ориентируясь только на то, что просит организм. Выберите что-нибудь одно и съешьте это дома не спеша. Прислушивайтесь – что с вами происходит, когда вы едите это, и что – после того, как съели. Попробуйте так же поступать с музыкой и книгами, даже не в магазине, а у себя дома. Попробуйте подбирать людей для общения по такому же принципу. Попробуйте организовывать события своего дня так же.

Чувства и ощущения являются самыми главными информаторами о самом человеке и индикаторами достоверности внешней информации. Проблема современных людей заключается в том, что у большинства с детства отработаны приемы подавления своих чувств с целью соответствия той или иной социальной ситуации. И таким образом все мы частично слепы и глухи к происходящему, а потому часто не можем понять, почему с нами случаются какие-то повторяющиеся события. Но подавление чувств не освобождает нас от них, а переводит их в другое русло – рождает вторичные чувства, различные толкования, которые становятся основой мышления и мировоззрения, часто далекого от реальности, а также в психосоматические явления: головные и мышечные боли, спазмы, нарушения пищеварения и кровообращения.

Все проблемы – от мировоззренческих до проблем со здоровьем – могут явиться серьезным ограничением для создания новых навыков, для усовершенствования себя-в-действии как в деятельности, так и в умении жить и общаться, решать ежедневные задачи.

Практикуя осознанность, вы можете с грустью обнаружить, что многие вещи, которые, казалось, привлекали вас раньше, теперь не привлекают. Вы можете заметить, что общаетесь с огромным количеством людей, с которыми вам на самом деле не о чем говорить. С этой грустной ноты и начинаются изменения: благодаря новым осознаваниям вы наконец сможете освободить свою жизнь от ненужного хлама и начать наполнять ее тем, что вам действительно нужно, интересно, что вас вдохновляет и радует, что открывает для вас новые горизонты.

Во многой мудрости – много печали.

Вторая задача – экспериментирование – представляет собой ряд упражнений, отучающих от привычных действий, диктуемых привычными реакциями. Примеры таких упражнений и техник осознавания можно найти в дзенской традиции, учении толтеков и гештальт-терапии. Это такие техники, как «не-делание», например. Суть этого приема заключается в том, чтобы обнаружить то, что вы делаете прямо сейчас, и попробовать сделать то же самое иначе. Например, представьте выражение вашего лица сейчас, а затем осознайте это чувство и назовите его. Попробуйте понять, что это для вас значит. А теперь попробуйте выразить это чувство иначе, другими эмоциями, другим выражением лица, другими словами.

Самая занимательная для нас поверхность на земле – это человеческое лицо.

Лихтенберг

Или, например, попробуйте замечать, как именно вы застегиваете пуговицы, завязываете шнурки или моете посуду, и сознательно измените эти простые действия. Это – простые примеры экспериментов над привычным манипулированием объектами окружающего мира и самим собой. Более сложным заданием будет начать говорить иначе, реагировать иначе в общении с людьми. Правило «не-осуждения» все так же важно в этом эксперименте. И еще одно важное правило – не осуждать себя за то, что вы нечаянно снова осуждаете себя.

У начинающих «практикантов осознавания» часто возникают вопросы: «А сколько времени этому посвящать? Как упорно трудиться над этим?» «Стахановские» мерки здесь не подходят: это не забег на дистанцию и не тест «Кто больше?»

Осознавания не может быть слишком много или слишком мало. Мы все время находимся в равновесии и осознаем ровно такое количество происходящего, с каким можем справиться на данном уровне интеллектуально-психического развития. И когда мы поступаем в жизни так или иначе – мы поступаем так, как умеем. Выше головы не прыгнешь – остается лишь постепенно расширять границы своих навыков. Осуждать себя за ошибки – бесполезная трата энергии. Расширение навыков состоит в том, чтобы суметь вытолкнуть себя из мертвой точки. Направление при этом может быть любым.

Для того чтобы развиваться, нет необходимости зарываться в глубины бессознательного, достаточно научиться осознавать очевидное. Не важно, «почему» что-то происходит с вами, поскольку знание причины не решает проблем. Важно, как вы поступаете сейчас в жизни: как вы говорите, как вы делаете выбор, как отказываете или принимаете. Когда вы понимаете структуру того, что с вами происходит, вы можете изменять ее. Причину же изменить невозможно. Важно, КАК вы делаете то, что с вами происходит, и КАК вы создаете эти ситуации.

Если вы живете в настоящем, вы используете очевидное. Если вы живете в своем компьютере или устаревших реакциях, или прибегаете к своему привычному заскорузлому способу обхождения с жизнью – вы вязнете в этом. Проживая любую ситуацию, вы можете находиться в соприкосновении с жизнью, или в соприкосновении с собой, или в соприкосновении с жизнью своей фантазии о том, как надо и как правильно жить. Именно эта зона – жизнь фантазии – оказывается нездоровой частью, если мы принимаем ее за нечто реальное.

Вам не нужно подогревать себя с помощью ЛСД, марихуаны или других искусственных стимуляторов, как это делали некоторые люди, пытающиеся сдвинуть свою «точку сборки», сменить с их помощью угол зрения. Если мы создаем собственное осознавание, если мы не ищем искусственных средств, у нас есть необходимое для развития. Пытаясь сдвинуть себя искусственно, вы попадаете в западню зависимости, потому что вам кажется, что это не вы себя сдвигаете, а кто-то или что-то внешнее сдвигает вас. И тогда – вы зависимы от этого внешнего. Вам вполне доступны усилия, благодаря которым вы сами, без каких-либо искусственных или внешних средств, можете научиться видеть мир иначе, и останетесь в этом умении свободными, принадлежащими самим себе.

Эксперимент – это то единственное, что мы можем делать в жизни для того, чтобы ее лучше узнать. Иногда полезно отказаться от заученных шаблонов для того, чтобы увидеть незамутненным взглядом нечто новое.


Можно пробовать многие вещи и убедиться, что мир не развалится, если вы будете сердитыми или если вы будете честными. Вы выйдете в мир и, может быть, станете несколько более уверенными благодаря тому новому опыту, который вы обрели самостоятельно, экспериментируя и пробуя. Вы увидите, что люди ценят честность гораздо больше, чем вы думали.

Конечно, когда вы начнете меняться, многие будут обижаться и раздражаться, но, как правило, это не те люди, которых стоит считать друзьями.

Для того чтобы ваш путь приносил плоды, позвольте вас предостеречь от типичных ошибок.


1. Осознавать – не значит контролировать. Контакт с окружающим миром, являющий собой постоянное осознавание происходящего с вами и производимого вами, не подразумевает постоянной настороженности, бдительности, ежесекундного контроля.

2. Осознавание не является просто интеллектуальной гимнастикой. Понимание человеческого поведения ради самого понимания – интеллектуальная игра, способ убить время. Понимание себя предполагает нечто большее, чем способность мыслить, – оно требует способности чувствовать.

3. Для разрешения ваших проблем недостаточно анализа и понимания того, что с вами происходит. Хоть это и помогает избавиться от замешательства, этого недостаточно для того, чтобы сформировалась способность опираться на себя самого, необходимая для осуществления выбора. Вы можете полностью понимать себя, но быть неспособны самостоятельно что-либо сделать. Первым импульсом, помогающим человеку стать самостоятельным, может стать только его способность определять свои истинные потребности и, что самое главное, предъявлять их.

Любому, кто приступает к учению, приходится выкладываться настолько, насколько он способен, и границы обучения определяются собственными возможностями ученика. Именно поэтому разговоры на тему обучения лишены всякого смысла. Страхи перед знанием – дело обычное; все мы им подвержены, и тут ничего не поделаешь. Однако каким бы устрашающим ни было учение, еще страшней представить себе человека, у которого нет знания.

Карлос Кастанеда

Организация смыслов

Говори умно, враг подслушивает.

Станислав Ежи Лец

Мировоззрение конкретного человека и весь круг проблем, с которыми он сталкивается в своей жизни, в общении с другими людьми, выражается и определяется с помощью слов, а точнее, смыслов, которые мы в них вкладываем. Двусмысленности – причина частого недоумения: «Я ему верила, а он оказался не такой». Чему на самом деле верила? Своим представлениям и смыслам слов, которые говорил он, а не его словам. Мы все имеем привычку «додумывать» за людей смысл того, что они нам сообщают. Порой это становится проблемой: комично и трагично, когда вы общаетесь с человеком на совершенно разных языках, то есть придавая совершенно разные смыслы одним и тем же действиям, словам и поступкам. Мало того, некоторые люди даже не догадываются, что та цепочка внутреннего диалога, которая произошла в их уме с того момента, как вы сказали что-то, не очевидна ни для кого, кроме них самих. И тогда те результаты, которые они выдают на поверхность в диалог, могут быть не просто непонятными, а прямо-таки неожиданными.

Вчитываясь или вслушиваясь в слова, воин понимает, что он усваивает слова, в которые необходимо вникать или, строго говоря, придавать им звучание.

Слова можно использовать без опаски, если отказаться воспринимать их в буквальном значении и не забывать о том, что слова представляют собой лишь символы того знания, которое они скрывают. Способность слов раскрывать знание зависит только от опытности слушателя в использовании слов и связана с его пониманием их ценности.

Теун Марез, «Учение толтеков»

У терапевта есть великолепная профессиональная необходимость: он ни в коем случае не должен догадываться, что происходит с его клиентом, а только узнавать, что именно определенные понятия значат для клиента. И можно легко применять этот и другие принципы в жизни. Это дает возможность стать понятнее для другого, открыто контактировать с другим, интересуясь его миром, а не воображать его.

Даже если для вас то, что вы говорите, вполне очевидно, другой все равно может истолковать ваши слова иначе, опираясь на свой опыт. И это нормально. Книгу создает читатель. Диалог создают беседующие. Смысл придаем мы сами. И поэтому, если вы хотите быть понятыми и если вы хотите понять кого-то, просто имейте это в виду.

Мы можем друг друга понять, но объяснить себя может каждый лишь сам.

Герман Гессе

Где-то я прочла: «Слова служат скорее для того, чтобы скрывать нечто, а не говорить об этом». Слова нужны нам для того, чтобы привлечь к себе внимание, создать впечатление или отгородиться от собственных чувств. Мы можем использовать их как средство нападения или защиты. Например, даже когда человек понимает, что его оппонент прав, он все равно с усилием хватается за свои позиции и аргументы только лишь для того, чтобы почувствовать себя на коне или подтвердить свою позицию, свою точку зрения.

Приведу пример из практики. У меня есть клиентка, с которой во время сеансов происходил один и тот же процесс. Она приходила с печальным лицом и в отчаянии произносила: «У меня нет выхода», и рассказывала об очередной ситуации в семье или в жизни, где, как ей казалось, для нее нет никакой возможности реализовать свои потребности и желания, остается только подчиниться. Каждый раз мы с ней рассматривали ситуации со всех сторон и находили множество выходов, однако, как только это происходило, она говорила: «Что-то я уже совсем ничего не понимаю, я растерялась, не могу сосредоточиться». Этот процесс оставался для меня загадкой до тех пор, пока я не предъявила ей свои наблюдения:

– Каждый раз, когда мы обнаруживаем выход, ты говоришь: «Я ничего не понимаю, я растерялась». У меня возникает предположение, что ты растеряла свою идею «У меня нет выхода» и никак не можешь ее собрать. Так ли это?

– Да, похоже…

– Что с тобой происходит, когда ты обнаруживаешь, что выход есть?

– Я теряюсь, это неожиданно для меня… и это разрушает все мои представления о себе!


Оказалось, что ей очень важно было бессознательно все время поддерживать картинку того, что выхода нет. Зачем? Если она понимает, что выход есть, тогда она начинает понимать, что и раньше у нее всегда были выходы из ситуаций, но она ими не пользовалась и упустила немало важного в жизни! Это печальное осознавание, и с ним бывает крайне неприятно встретиться, однако, откладывая встречу с ним снова и снова, она продолжала терять возможности…

Таким образом, придавание смыслов имеет большую ценность для того, чтобы беречь сознание от нежелательных фактов. Помню, как много лет я пыталась убедить себя в том, что мой муж меня не любит. Я находила этот смысл там, где его днем с огнем было не сыскать, до тех пор, пока мой муж не обратил на это мое внимание. Этот смысл было очень важно сохранять постольку, поскольку я все знала о том, как вести себя с мужчиной, который не любит, но как общаться с мужчиной, который любит, – не понимала. Тогда у меня просто не было такого опыта, и, естественно, я чувствовала растерянность. Поэтому шаг к осознанности заключается в том, чтобы разрешить себе быть растерянным, не зная правил, и наблюдать, устанавливая новые правила, поддерживающие ваши цели.

Предлагаю вам подумать над следующими вопросами:

Осознаете ли вы, как и с какой целью обычно используете слова? Почему вы используете этот стиль, сленг, лексикон? Что это вам дает? Какое впечатление, по-вашему, создает о вас? Осознаете ли вы, что на других та или иная фраза может произвести совсем другое впечатление? Какими речевыми оборотами вы часто пользуетесь? Как вы думаете, почему?

Осознавание своей речи, манеры высказываться и общаться, спорить или уговаривать может вам очень многое рассказать о вас самих и о том, какие свои потребности вы блокируете и почему. И это открывает пути для решения проблем: чего именно я на самом деле хочу и как я могу это реально получить?

Речь может являться слышимым проявлением диалога, но часто случается, что слова являются препятствием для настоящего диалога, образуя психологическую защиту и препятствуя истинной встрече. Истинный диалог может состояться только в тишине, тогда как обилие фраз на деле часто оказывается монологом.

Глава 5

Границы и независимость

У каждого из нас есть граница, отделяющая от внешнего мира. Это кожа, органы чувств. Именно посредством этой границы мы взаимодействуем со средой, с ее помощью собираем информацию об окружающем. Именно на границе, отделяющей нас от окружающего, происходят все события: там, где мы соприкасаемся с миром. То, что происходит в среде, как-то задевает нас, и на это событие одновременно реагируют наши тело, эмоции и разум. Если что-то происходит внутри тела, мы тоже реагируем – с тем, чтобы удовлетворить потребность, возникшую в организме.

Кроме телесных границ, у нас есть еще и психологические границы, границы личностного поля, отделяющие нас от других людей.

Границы выполняют несколько важных функций: они защищают нас от вредных воздействий среды, а также мир – от наших вредных воздействий. Благодаря границам мы можем решать несколько вопросов:

1. Что и как взять из окружающей среды.

2. Что и как отвергнуть, как не подходящее.

3. Что и как отдать в окружающую среду.

4. Что и как удержать в себе, как нечто ценное.

Благодаря границам мы можем отвергать или принимать те или иные воздействия окружающих людей, отдавать или сохранять какие-то эмоции.

Однако многое из того, что мы реально делаем со своими границами, с собой и другими, мы не осознаем. И тогда оказываемся в ситуациях, когда наша личная территория оказывается пуста и в ней одиноко или захвачена другими людьми и в ней душно и страшно. Для того чтобы понять и заметить, как именно происходит захват или опустошение личной территории, полезно, во-первых, осознавать, что мы сами прикладываем руку к тому, чтобы наши границы были нарушены другими, или к тому, чтобы к нам никто не смог войти, даже если другой человек этого очень хочет; а во-вторых, изучать себя, отвечая на вопросы, приведенные ниже. Они помогут нам осознать, что именно мы делаем, и таким образом понять, как мы обращаемся со своей границей и с границами других людей:

Что я делаю?

Что я чувствую?

Чего я хочу?

Чего я избегаю?

Чего я жду?

Проблема современного человека в том, что он теряет чувствительность. В нашей культуре принято быть нечувствительными. Чувствительных людей считают «слабыми». Но на самом деле, по мере того, как мы утрачиваем восприимчивость к происходящему, мы теряем и свободу выбора действий, способных изменить нашу жизнь в лучшую сторону, поскольку от чувствительности зависит наша ориентация в мире.

Для того чтобы успешно меняться, необходимо научиться видеть то, что есть на самом деле, то есть перестать фантазировать, присваивая другим людям свои собственные чувства и побуждения, и устанавливать отношения, в которых вместо того, чтобы встречаться с реальным другим человеком, мы создаем его образ и контактируем с этим образом. Нужно научиться выражать то, что просит выражения, вместо того чтобы направлять это против себя. Научиться понимать себя и других, не искажая увиденного своими предрассудками и предубеждениями. Только преодолевая специфические индивидуальные ограничения своего характера, научаясь обходиться с каждой новой ситуацией по-новому, используя все свои возможности, можно обрести свободу действия.

Самое трудное в осознавании – придерживаться очевидного, видеть то, что есть.

Очевидно, что вы сделали это движение головой, что вы держите руки определенным образом, что вы киваете. Замечаете ли вы это? О чем говорят эти жесты и действия? Что вы думаете об этом? Что вы чувствуете, когда делаете это? Что содержится в этом жесте? Самое трудное задание – не рационализировать, не обобщать, а просто спросить: «Как вы на это реагируете, что чувствуете?» Отличайте при этом мысли от чувств. Невозможно чувствовать, что «этот человек плохо ко мне относится» – на нем нет ваших рецепторов, вы не можете чувствовать его, вы можете понять только то, что чувствует ваше тело. И реагировать на это. Чтобы отличить мысли от чувств, достаточно знать, что чувство – это одно слово: страх, гнев, возбуждение, радость, грусть и так далее. Если вы начинаете говорить вместо «я чувствую гнев», «я чувствую, что…» – это уже мысль, а не чувство.

Один мальчик постоянно чесал голову.

Отец посмотрел на него однажды и сказал:

«Сынок, почему ты все время чешешь голову?» – «Я думаю, это потому, что только Я знаю, что она чешется».

Это внутренний смысл! Только ты знаешь. Никто другой не знает. Снаружи это не заметно. Когда у тебя болит голова, только ты это знаешь – этого нельзя доказать. Когда ты счастлив, только ты знаешь – ты не можешь этого доказать. Ты не можешь выложить это на стол, чтобы все могли увидеть, расчленить, проанализировать.

Ошо

Нет «чувства чужого взгляда» – есть ожидание, что на тебя посмотрят, и соответствующие действия, призванные вызвать чужой взгляд. Вы можете не замечать и не сознавать своих действий, настолько они бывают привычными. Не осознавая их, вы привлекаете к себе особого рода внимание, создающее в вашей жизни те или иные ситуации.

Ответ на вопрос: «Почему вы создаете такие ситуации, так поступаете?» надо искать в детстве. Когда-то эти действия нужны были для того, чтобы удовлетворять потребности, которые иным способом не могли быть удовлетворены. Теперь вы выросли, в вашем распоряжении весь мир, вы взрослые, вам все, в отличие от детей, разрешено. И те модели, которые вы использовали в детстве, вам не нужны, но они по инерции работают.

Когда я начинаю работать с новой терапевтической группой, на первых занятиях я спрашиваю:

– Я замечаю, что вы все молчите. Что с вами происходит?

Вот популярные ответы:

– Я боюсь, что то, что я скажу, – неважно / неинтересно / вызовет смех или осуждение и т. д.

Тогда я прошу каждого в группе внимательно посмотреть вокруг и определить: кто именно, как вам кажется, менее всего вами интересуется, кто может осудить, кто будет смеяться. Естественно, поскольку люди в группе еще не знают друг друга, они не могут ответить на этот вопрос, потому что у них еще нет опыта, чтобы эти конкретные люди смеялись, осуждали их, пренебрегали ими. Это чудесное место, в котором обнаруживается, как мы приносим с собой в новое окружение весь прошлый опыт: если меня осуждали мои родственники, значит, меня будут осуждать все. Действительно, родственники по отношению к ребенку обладают огромным авторитетом, поэтому им удается убедить ребенка в том, что они себя так ведут по отношению к нему не потому, что они только так и умеют себя вести, не умеют уважать или относиться бережно к себе и другим, а потому, что этот ребенок таков, что к нему только так и надо относиться. Поверив в это, каждый из нас идет в мир с клеймом, которое видит только он: «Я заслуживаю плохого к себе отношения, я – таков». Придя в группу, мы выясняем, что на самом деле никто из окружающих здесь ничего не знает об этом клейме. Это пример того, как мы неосознанно формируем «самореализующееся пророчество».

Например, одна из участниц, когда я спросила ее, что бы она хотела получить с помощью группы, обвинила меня в том, что я враждебна. Когда группа попыталась прояснить у нее, что она имеет в виду, она сказала, что и группа враждебна. После этого, естественно, группа стала враждебной по отношению к ней, поскольку для группы ее заявление вообще не соответствовало реальности. На самом деле – она сама была враждебна по отношению к группе. Не осознавая собственных границ и собственных чувств, она создала именно ту обстановку, которую всегда и везде создавала в своей жизни. Она была враждебно настроена по отношению к миру, поскольку получала от него (в лице своих родителей) много осуждения. Дальше, ожидая осуждения, уверенная в том, что оно должно быть, она уже сама своей враждебностью вызывала враждебное отношение к себе. И этот замкнутый круг повторялся и повторялся. Знакома ли вам подобная картина?

Вероятно, при общении с теми, кто вызывает в вас неосознанные воспоминания о похожих людях из вашего детства, всплывают и те чувства, которые вызывали в вас люди из прошлого. И это в настоящем становится якорем для воспроизведения ситуаций прошлого. Когда-то вы не смогли ответить обидчику, постоять за себя, выразить свое истинное чувство, и оно живет с вами до сих пор, находя для себя экран в виде похожих людей. Таким образом оно говорит вам: я хочу быть выраженным, законченным. Оно напоминает о себе. Стоит только завершить одно из таких чувств, и ваша жизнь изменится уже потому, что вы перестанете неосознанно воспроизводить свои воспоминания в своих ежедневных действиях. Например, участница, о которой я писала выше, смогла при помощи терапевта осознать, что она проецирует на окружающих отношения с родными и что ее чувства направлены именно к ним, а не к присутствующим. Когда мы попробовали выразить эти чувства, она смогла увидеть живых, сочувствующих людей в группе, а не враждебно настроенную стаю.

Пронаблюдайте: кто кого вам напоминает из ваших окружающих? Какие чувства из детства вы на этих людей переносите? И что из этого получается? На самом деле эти люди вызывают в вас такие чувства или это дань прошлому?

Мы часто неосознанно манипулируем своим, а также чужим сознанием, чтобы получить то, что нам нужно. Нам кажется, что и наши знакомые (и не знакомые) ведут себя с нами, играя на тонких струнах нашей души таким образом, чтобы добиться своего. Иногда так оно и есть. А бывает, что это наша паранойя – «мной манипулируют».

Психологические границы выражаются в нескольких свойствах.

Свойства границ

1. Мы сами – авторы наших чувств.


Самый первый признак нарушения границы контакта с миром – это ваша идея о том, что чувства, которые переживает другой человек, – ваших рук дело. Однако невозможно отвечать за чужое состояние: управлять можно только тем, что принадлежит, только тем, чем владеешь, что является собственностью. Чужие чувства не являются вашей собственностью, у вас нет никаких рычагов, чтобы воздействовать на образ мыслей или биохимию другого человека, если только вы не насильник или не психиатр. Однако отказаться от идеи «это я виноват в том, что чувствует другой» – очень сложно, поскольку тогда… исчезнет власть!

Когда я предлагаю эту мысль моим клиентам, они нередко возмущаются: «Какая, на фиг, власть! Это мной манипулируют: им плохо – я виноват, должен все исправить». На первый взгляд, действительно все так, однако власть бывает разная: реальная и иллюзорная. У человека, который считает себя ответственным за чужие чувства, есть иллюзия власти над другими: если я управляю чувствами другого человека, значит, я могу управлять его отношением к себе! При таком раскладе очень трудно перестать считать себя виноватым в том, что происходит с другими. Ведь если я приму, что «я не виноват в том, что чувствует другой», мне придется отказаться от идеи, что «я могу исправить отношение к себе другого человека».

Эту мысль я опубликовала в своем блоге, и среди читателей возникла жаркая дискуссия. Приведу небольшой отрывок из нее, поскольку я думаю, что такие вопросы возникают и у вас.


Читатель. Например, я громко разговариваю на работе, и меня увольняют из-за того, что мой громкий голос раздражает начальника. Разве здесь я не несу ответственности за чужие чувства?

Мой ответ. Действительно, мое поведение может не нравиться другим людям. Если я знаю об этом, я могу менять его или не менять в соответствии со своими потребностями. Но я не отвечаю за страдание этого человека: он может меня просить что-то делать иначе, чем я делаю, и тогда я могу выбирать – удовлетворить его просьбу или нет, в зависимости от того, хочу я поддерживать дальше с ним контакт или нет.

Традиционная позиция: я виноват в том, что начальник меня уволил.

Позиция, которую я предлагаю: я говорю громко – это моя ответственность; мой начальник раздражен – это его ответственность; он сообщает мне о том, что ему не нравится, – это его ответственность; я принимаю решение, поступать ли мне дальше так же или нет, – это моя ответственность.

Читатель. Связь между моими действиями и чужими эмоциями все равно есть. Скажем, я угадала с подарком, и человек обрадовался. Разве это не моих рук дело?

Мой ответ. Каждый человек способен выбрать (бессознательно, но это – выбор!) разные реакции на ваш подарок, и вы не можете управлять этим выбором. Он может обрадоваться сильно, может – чуть-чуть, может не обрадоваться вообще, может проигнорировать – выбор реакции не зависит от вас.

Традиционная позиция: я могу сделать другого счастливым!

Позиция, которую я предлагаю: я могу предпринять что-то для того, чтобы доставить другому человеку удовольствие, – это моя ответственность; другой человек может обрадоваться этому, а может и нет – это его ответственность. Обрадуется он или нет, зависит не только от подарка или человека, который его преподнес, но и от того, какой именно смысл принимающий подарок вкладывает в него, в то, как он подарен, с какими словами, в какое время суток, что он думает о дарящем, и на эти его мысли и значения дарящий повлиять не может, поскольку попросту не в курсе, что в голове у принимающего подарок.

Читатель. Но если тихо-тихо подкрасться сзади и выстрелить у вас над ухом из стартового пистолета, вы, наверное, испугаетесь… Будет ли тот, кто выстрелил, ответственным за ваш страх?

Мой ответ. Нет, потому что если я, например, глухой – то я не испугаюсь. Я выбираю (как я уже написала выше – бессознательно в большей степени) – как именно реагировать. Мой организм устроен так, что реагирует определенным образом, и уж если я не могу этим руководить (а выбор реакции, хотя и бессознательно, осуществляется в зависимости от огромного количества факторов), то как этим может руководить другой? С большей вероятностью большинство людей испугаются, это естественно, но тот, кто подкрался, – отвечает за выстрел, а я – за испуг. Если меня это сильно пугает: а) мне может нравиться быть испуганным (таково мое индивидуальное устройство); б) мне может не нравиться быть испуганным. И кроме того, у меня может быть желание продолжать отношения с этим человеком, а может не быть, поэтому реакции будут разными.

Традиционная позиция: если меня напугали, виноват тот, кто пугал.

Позиция, которую я предлагаю: если я испуган, то я отвечаю а) за то, что оказался рядом с человеком, который меня напугал, и допустил это происшествие, по крайней мере, на 50 %; б) в зависимости от моего уникального устройства то, что не пугает одних людей, может быть ужасным для меня, и наоборот; я отвечаю за то, хочу ли я продолжать отношения с этим человеком и какие это будут отношения. Тот, кто меня испугал, отвечает за действие, которое он произвел, а также за выбор ответного действия на мою реакцию испуга: извиниться, посмеяться, напугать еще раз и так далее. Таким образом, я отвечаю за свою часть восприятия и действия, другой человек – за свою.


Когда я предлагаю такую точку зрения, я выслушиваю немало обвинений в пропаганде эгоистического образа жизни: мол, то, что я делаю, – хорошо, а как на это отреагируют другие – это их проблема. Хочу сказать, что моя идея на самом деле иная.

Действительно, многие воспринимают такую позицию как «эгоизм» – самое ругательное слово в Советском Союзе. Однако важно различать два понятия: отвечать за чужие чувства или быть неравнодушным к ним. Это – разные понятия. Первое – это присвоение себе того, что вам не принадлежит (организация чувств другого человека), а второе – сострадание, милосердие, уважение и сочувствие к другому в тот момент, когда я вижу, что мои действия или слова произвели на него очень сложное впечатление.

Человек, который равнодушен к чувствам других (а их бывает два вида: насильники и инфантильные люди), не осознает последствий своего равнодушия: изоляцию, одиночество и беспомощность. Насильник всех вокруг себя разгоняет насилием, заставляя уважать только свои интересы и насильственно их насаждая. Инфантильный человек, который не научился признавать существование потребностей других людей, остается один в эмоциональном смысле – рано или поздно он сталкивается с тем, что ему никто не сочувствует.

Естественно, что ни тот, ни другой не понимают, что именно они делают, поскольку не осознают своих действий, побуждений, которыми вызываются эти действия, и последствий. Осознанность – это когда я понимаю, из чего я исхожу, поступая именно полезным для себя образом, понимаю, какой способ самовыражения для этого выбираю и каковы могут быть последствия. Реакция такого человека не проходит через канал осознанности, она реактивна и импульсивна, то есть немедленна и автоматична.


2. Мы соприкасаемся своими границами с границами других людей. Для того чтобы понимать, где именно проходят границы мои и другого, время от времени мы совершаем экспансию в связи со своими потребностями: мы просим о чем-то другого, предъявляем ему какие-то требования, не соглашаемся, требуем, отказываемся и так далее. И это – нормально.


Люди, не признающие своих и чужих границ, делятся на два типа: те, для кого существует только их территория, и те, для которых вообще не существует личной территории, есть только территория других людей. И те и другие страдают от своего мировосприятия. И те и другие лишают себя важной части мира, без которой невозможна полноценная жизнь: первые лишают себя питательной среды (поддержки других, внимания, заинтересованности, уважения), вторые лишают себя своей личной территории, своих потребностей, своих интересов.

И те и другие, в связи со своим неумением заботиться о себе и питающей их среде, становятся манипуляторами.

Человек, манипулирующий другими, поступает так потому, что не умеет поступать по-другому. В семье, где он родился, были приняты те или иные способы манипулирования.

Давайте для начала разберемся, что такое манипуляция и какие виды манипуляций встречаются.

В психологическом смысле, манипуляция – это воздействие на другого человека с целью получить удовлетворение своих потребностей. Различия, которые я приведу по видам манипуляций, являются моими и не представляют собой общепринятую терминологию.

Манипуляции бывают агрессивные и пассивные.

Пассивная манипуляция – это давление на чувства другого человека. Давить можно, например, вызывая у других людей жалость, чувство вины или долга. Обычно их используют люди, не признавшие своей самостоятельности. Например, такой человек может что-то доставить себе сам в силу своих физических и умственных возможностей и способностей, но по какой-то причине он считает, что это должны за него сделать другие. Единственный способ дать ему возможность научиться быть самостоятельным и независимым (а от этого могут сильно измениться и его отношения с людьми, став более полными и интересными) – отказать ему там, где он и сам может справиться со своими трудностями. Многих, поддающихся на пассивные манипуляции, подкупает тот факт, что к ним обращаются за помощью, и они охотно ее предоставляют. Это не плохо и не хорошо, это лишь некая игра между людьми, в которую обе стороны охотно играют. Один манипулирует, другой подставляет шею. И все бы ничего, если бы через некоторое время в такой паре не возникал обмен обвинениями примерно следующего содержания: Манипулирующий: Ты все решаешь сам, ты виноват в том-то и в том-то, ты должен был быть более продвинутым (безупречным, дальновидным, умелым, сильным и т. д.). Помогающий: Сколько можно на мне ездить!

Им обоим невдомек, что они сами выбрали эти роли. Безусловно, если вы отдаете власть другому, то вы делаете это добровольно и бесповоротно, если вы беретесь решать чьи-то проблемы – вы делаете это добровольно и бесповоротно, и поэтому весь спрос будет с вас.

Агрессивная манипуляция – это насильственное насаждение своих потребностей другим людям, активное требование, угрозы. На них легко поддаются люди, чувствительные к агрессии, испуганные. Такое манипулирование достигается при помощи вызывания чувства страха и безвыходности. Агрессивный манипулятор создает видимость условий, в которых его жертве кажется, что у нее нет иного выхода, кроме подчинения. Но на самом деле – это иллюзия, что выхода нет. Способ избавиться от агрессивной манипуляции – это увидеть, что другие выходы есть. Помните, что взрослый может завязывать и прекращать отношения, менять их так и тогда, когда он этого захочет.

Естественно, что каждый человек ищет, где ему лучше. И отталкиваясь от этого, он мысленно присваивает положительное или отрицательное значение всем объектам или людям, с которыми сталкивается в жизни. Положительное значение объекта указывает на то, что поддерживает жизнь во всех ее проявлениях.

Человек хочет присвоить себе те объекты или людей, которые имеют для его жизни положительное значение. Стремясь получить их, человек контактирует со средой. А от объектов и людей, имеющих отрицательное значение, человек пытается избавиться, хочет их уничтожить или убрать из своего поля. Это относится как к реальному миру, так и к миру мыслей и фантазий.

Существуют различные способы уничтожения отрицательных объектов или людей: разрушить их или сделать безопасными, лишить их опасных качеств (например, «развенчать» хитрыми уловками положительные качества соперницы в глазах любимого), испугать их, пригрозить им, чтобы их прогнать. Подобное происходит в наших взаимоотношениях сплошь и рядом.

А также можно убрать отрицательные объекты или людей посредством «магического уничтожения» в своем сознании или бегства из опасного поля. И то и другое – способ ухода из ситуации, от реального контакта. Иногда это единственный способ сохранить себя, так как ваш партнер по контакту не желает быть с вами и уважать ваши потребности. Однако там, где другой человек готов идти вам навстречу, полезно не уходить, а искать контакт, поскольку, когда нет контакта, нет и решения вашей проблемы, потому что уход от проблемы не означает ее исчезновения. Если ее не решать – она останется с вами. И если вы «убежали» от человека, с которым чувствовали себя дискомфортно, это не решит вашей проблемы. Таких людей на вашем жизненном пути может встретиться не один десяток. Станете ли вы уединяться, чтобы избежать дискомфортного общения? Будете ли искать самодостаточности в изоляции? Или будете смотреть, что в вас самих работает автономно, делая вас уязвимым для этого. Выбор за вами.

«Магическое уничтожение» известно под названием «слепого пятна»: есть люди, которые не видят того, чего не хотят видеть, не слышат того, чего не хотят слышать, и не чувствуют того, чего не хотят чувствовать – в прямом, буквальном смысле – ради исключения из своего поля того, что они считают опасным, объектов или ситуаций, наделенных для них отрицательным значением. Этот уход из ситуации не является полным и реальным. Это лишь манипуляция своим сознанием, самообман.


Теперь столько пишут о вреде курения, что я твердо решил бросить читать.


Манипулирование (собой или другими) не помогает сделать свою жизнь одновременно и более комфортной, и безопасной, и развивающей, поскольку манипулятор не совершает экспансии в окружающий мир, не проверяет своих и чужих границ прямо и открыто, с уважением относясь к себе и другим. Приведу метафору, которую я часто привожу своим клиентам. Представьте, что вы высадились на чужой планете, о которой вы мало знаете. Из иллюминатора все выглядит так же, как на Земле: зеленая трава, синее море, солнышко. И вы, не совершая разведки, снимаете скафандр и оказываетесь съеденными травой, обожженными солнцем и морем. И после этого вы вообще никогда не летаете на другие планеты. В таком подходе к отношениям есть две ошибки:

1. Отсутствие проверки и анализа, насколько данная среда подходит для того, чтобы я снимал скафандр.

2. Отказ от дальнейшей экспансии и исследований в поисках более подходящей среды или приспособления найденной среды для комфортного обитания.

Таким образом, мы, если совершаем эти две ошибки, не развиваемся. Манипулятор может приводить много аргументов в пользу того или иного вида манипуляций, однако все они являются показателем отказа от попыток, предательства по отношению к собственной состоятельности. В мире есть все, что нам нужно для комфортного существования, и у нас есть все ресурсы и возможности, чтобы его себе обеспечить. Мы можем лишь отказываться знать это или отказываться пробовать что-то, что приведет нас к желаемому, снова и снова утверждая способы поведения, ограничивающие нас.


3. Функция границы – отвергнуть неполезное и принять полезное, а также отличить одно от другого.

Сами по себе контакт и уход могут нести отрицательное или положительное значение в зависимости от того, удалось ли человеку удовлетворить свою потребность. Контакт со средой и уход из нее, принятие и отвержение – наиболее важные функции целостной личности, так как являются аспектами способности к различению, способности делать выбор. И то и другое необходимо человеку как единому организму, поскольку важно, чтобы человек определял, что ему подходит для удовлетворения его потребности, а что не подходит, что полезно, а что – вредно. Контакт со средой является формированием ситуации, когда ваши импульс, желание, потребность могут быть реализованы. Уход – это либо полное завершение данной ситуации, либо накопление сил для того, чтобы сделать такое завершение возможным.

Таким образом, мало того, что современный человек с трудом определяет свои потребности, у него еще и нарушены функции контакта и ухода, поскольку все незаконченные дела, неудовлетворенные потребности, прерванные процессы приводят к тому, что он уже не способен различать, какие объекты или люди наделены для него положительным значением, а какие – отрицательным. Он уже не знает, когда и от чего следует уходить. Он потерял свободу выбора, не может найти подходящие средства для своих целей, потому что не умеет разглядеть возможности, которые перед ним открываются.

Правило 11

Границы необходимы для комфортной жизни

Ограничения, которые перечислены в предыдущей главе, являются разными вариантами нарушения границ.

«Слияние» – это размытие границ. Если границы размыты, мы не можем понять, кто в чем нуждается, кому что не подходит, и, соответственно, не можем ничего сделать ни для себя, ни для другого.

Чужие идеи, выдаваемые за свои, показывают, что граница индивидуума сдвинута далеко внутрь себя, он не может сам о себе позаботиться. У него нет личной территории.

Проецирование, то есть приписывание окружающим своих собственных побуждений и потребностей, говорит о том, что границы этого человека распространяются далеко за пределы его реальных возможностей, и тогда он начинает отвечать за то, за что он в реальности отвечать не может, а также игнорировать то, за что он может и должен отвечать, – за свои чувства и побуждения.

Деление себя на две части проводит границу внутри человека, и тогда, вместо того чтобы идти в контакт с другими людьми и пробовать реализовывать свои потребности с ними, человек вступает в контакт с самим собой и начинает есть самого себя, что приводит к самоуничтожению.

Отказ от каких-либо действий или обесценивание попыток приводит к тому, что человек не получает нового опыта, его границы замкнуты для жизни и взаимодействия с окружающим миром, он не растет, не получает нового опыта и деградирует.

Гибкость границ

Человек, если только захочет, может выйти из любого, даже самого мерзкого, положения.

Герман Гессе

Постоянное изменение окружающего мира, вызываемое как его собственной природой, так и действиями человека, требует гибкости и изменчивости форм и способов взаимодействия с окружающим миром, в том числе и с людьми. Непрерывные изменения поведения необходимы для выживания человека. Поэтому граница должна быть гибкой.

Можете ли вы с уверенностью сказать, что человек, с которым вы общались вчера по какому-то вопросу, сегодня ни на йоту не изменит своего представления о теме вашего разговора? Трудно предполагать неизменность даже в таких вопросах, даже с исключительно устойчивыми в своих взглядах людьми, исходя из того, что процесс мышления у большинства людей непрерывен, и новые идеи и мысли могут возникать в большом количестве. И то, что казалось совершенно ясным вчера, сегодня обрастает новыми сомнениями. Потому что непрерывно меняемся и мы, и мир вокруг нас.

Психологические проблемы возникают тогда, когда человек оказывается неспособным изменять свой образ действия и отношения с окружающим миром и людьми. Если человек привязан к устаревшему образу действия, к жестким формам восприятия себя, других и мира в целом, он теряет способность удовлетворять свои потребности, в том числе социальные и психологические.

Каждый человек находится на определенном социальном или психологическом уровне, устанавливая баланс между своими личными потребностями и требованиями общества (питающей его среды). Трудности в установлении этого баланса возникают не из желания отвергнуть такого рода равновесие, а из неправильности действий, призванных его устанавливать и поддерживать.

Человека, который в поисках равновесия переступает через границу контакта, посягая на интересы общества и оказываясь с ним в остром конфликте, называют преступником. Если же в поисках равновесия он уступает требованиям общества, которое перегружает его своими запросами, в то же время отчуждая от общественной жизни, если человек дает обществу побуждать и формировать себя – он становится невротиком. Он не умеет ясно видеть свои потребности и удовлетворять их, достаточно определенно отличать себя от остального мира, ставит общество выше самой жизни, а себя – ниже. Преступник также не может отделить себя от остального мира, из-за чего он не видит потребности других и пренебрегает ими, но он, в противоположность невротику, ставит себя выше других.

Когда человек и группа (семья, государство, социальный круг, коллеги) испытывают в одно и то же время различные потребности и человек не способен решить, какая из них в этот момент для него важнее, возникает внутренний конфликт. В ситуации конфликта потребностей человек должен быть способен к принятию ясного и определенного решения. Приняв его, он либо остается в контакте с группой, пытаясь найти компромисс между своими потребностями и потребностями других, либо уходит из группы, поскольку его личная потребность проясняется для него как более важная и актуальная. И тот и другой выбор – хороши и уместны, если осуществлены на полном знании реальности, а не на фантазиях о ней. Он временно должен пожертвовать менее важной потребностью ради более важной. Ни для него, ни для окружающих это не связано со сколько-нибудь значительными последствиями и потерями. Если же он не способен к различению и не может принять решение или если его не удовлетворяет решение, которое он принимает, он не может полноценно ни находиться в контакте, ни уйти. И это отрицательно действует и на него, и на окружающих.

Как правило, такое поведение провоцируется зависимостью от стереотипов, например, привычкой любыми способами избегать конфликта, пытаться удовлетворить потребность и группы, и свою, тогда как они противоречат друг другу.

Рутина и привычки – это установившиеся в детстве функции, призванные когда-то найти наиболее безопасный способ существования, но не актуальные во взрослой жизни. Необходимость изменить эти привычки требует того, чтобы они заново стали предметом осознавания как действия, направленного на достижение чего-то. Сама мысль об изменении таких привычек предполагает возможность альтернативных способов мышления и действия. Без осознавания не может быть представления о выборе.

Попробуйте отследить, как вы обычно действуете: как общаетесь с начальниками, подчиненными, родственниками, случайными встречными, спрашивающими у вас «Как пройти…» или «Который час»? Как вы обычно ведете себя с мужчинами? С женщинами? Вспомните, что вы обычно говорите при этом, каким голосом? Каковы ваши жесты, осанка? Чем это вызвано? Какого результата вы, таким образом, хотите добиться? Что это значит для вас? Насколько актуально достижение такого ответа (действия, реакции) для вас сейчас, в каждой конкретной ситуации?

Есть множество вещей, которые воин может делать в определенное время, из тех, которые несколько лет назад показались бы ему безумием. Сами по себе эти вещи не изменились, изменилось его представление о себе. Невозможное тогда стало вполне возможным сейчас.

Карлос Кастанеда

Правило 12

Те приемы, способы и основания, которые подходят для общения с одним человеком, могут быть совершенно не подходящими в общении с другим. Форма и особенности контакта рождаются не до встречи с человеком, а в момент этой встречи. И каждый контакт – уникален. Нет ни одного одинакового взаимодействия

Ролевые границы

Сценарии поджидают нас не только в театре и кино: каждый шаг человека определяется особым сценарием – родительской программой. Нередко мы проигрываем эти сценарии, не осознавая этого.

Каким образом это происходит и откуда берется этот самый сценарий?

Сценарий создают, во-первых, привычные, доведенные до автоматизма действия в самых различных ситуациях, сформированные в детстве, когда мы в них нуждались для защиты от действий взрослых.

Во-вторых, это те модели поведения, которые мы копировали с окружающих нас взрослых.

В-третьих, это модели взаимоотношений между членами семьи, мужские и женские социальные роли, которые мы воспринимаем как нечто само собой разумеющееся.

И конечно, это социальные взаимоотношения, которые также закладываются и формируются в семье, беря начало в семейных традициях, социальном статусе, национальных и религиозных установках.

Все это создает структуру нашего жизненного сценария. Добавим сюда личный опыт, который тоже преломляется через призму взглядов и убеждений, которые мы внесли в свою жизнь из семьи и воспитывавшей нас среды. Структура определена и характером нашего взаимодействия с окружающим, чувствами и опасениями, которыми продиктованы наши поступки. Эту структуру часто называют кармой, или судьбой.

Когда встречаются два человека с разными жизненными сценариями, каждый из них стремится втиснуть другого в свой сценарий или старается угодить другому, вписавшись в его сценарий. Так возникают конфликты. Одна из главных проблем, например, когда приходит на прием супружеская пара, – это несовпадение сценариев. Каждый пытается убедить другого в том, что его сценарий – правильнее, эффективнее и нужнее.

Смысл психологической работы состоит в реорганизации жизненных сценариев. Все то, что вы принесли с собой в сегодняшний день, весь ваш опыт, ваши установки и убеждения, правила, в соответствии с которыми вы живете, – это ваша личная история, которая составляет фон вашего существования. Это не просто набор фактов, а запись того, как вы стали тем, кем стали.

Как ваша личная история и работа вашего внутреннего компьютера создают ваш жизненный сценарий?

Скажем, у вас, как у всякого землянина, на полную катушку работают все те ограничения, о которых говорилось выше. Однако вы этого не знаете или не замечаете – не осознаете. У вас есть установки, что вы бедный (богатый), мужчина (женщина), который ведет себя так-то с противоположным полом, потому что он настоящий мужчина (настоящая женщина), при этом ваша профессия предполагает, что вы такой-то и такой-то специалист. И вы каждым действием и словом поддерживаете все эти установки.

Работает ваш неосознаваемый сценарий: вы ведете себя как представитель определенного пола, возраста и профессии со своими жизненными представлениями о самых разнообразных – социальных, половых, национальных, религиозных и прочих – явлениях. Если вы сталкиваетесь с ситуациями и людьми, которые не соответствуют вашим представлениям, то ваш «автопилот» реагирует в соответствии с внутренними инструкциями, а не в соответствии с реальными событиями, которые вам предъявляет ситуация. А инструкции менять как бы нельзя, поэтому и ваши реакции стереотипны, несмотря на то, что люди и ситуации при внешнем сходстве совершенно индивидуальны и неповторимы.

Это все равно что всю жизнь сосать молочко из бутылочки, когда уже есть зубы и вы нуждаетесь в более грубой и разнообразной пище.

Это все равно что опираться на костыли, когда уже можешь ходить сам.

Вы наверняка знаете пожилых людей, которым кажется, что они еще молоды, и они говорят своим детям или внукам: «Не ходи в магазин, сейчас я сбегаю», встречали стариков, которые думают, что они еще сексуально привлекательны, и поэтому они пристают к молоденьким девушкам. Во многих ситуациях мы ведем себя пусть не так нелепо, но в принципе похожим образом. Вот примеры неосознаваемых сценариев из моей практики:

«Меня зовут Любовь, а это значит, что я непременно должна всех любить, поэтому я и пошла в психологи».

«Я знаю, что стоит мне только зарыдать, и все, что я хочу, мне принесут на блюдечке с голубой каемочкой».

«Наверно, я должна заплатить ему, и тогда он сделает для меня то, что мне нужно».

«Я хочу научиться с помощью психологии (осознавания) не испытывать негативных чувств».

«Я хочу научиться ни в ком не нуждаться, и тогда никто не будет от меня ничего ждать или требовать».

«Меня все унижают и мной все манипулируют, я хочу научиться не подпускать к себе никого».

«Я идеальная, мне нечего менять в себе, а вот люди, которые меня окружают, – сплошные маньяки, идиоты и подлецы».

«О, я такая плохая мать, и жена, и на работе не все идеально, и к маме я должна относиться иначе, и… и… и…»

Для меня ясно, что каждое из этих убеждений, если оно говорится искренне, является частью сценариев моих клиентов.

Если девушка искренне считает, что у нее «на роду написано» всех любить, то ей наверняка трудно отвергать то, что ей не подходит, и благодаря своему сценарию она будет вынуждена мириться с различными травмирующими ситуациями в своей жизни.

Если женщина искренне считает, что деньги решают все, то, скорее всего, ей приходится много работать, чтобы платить за все свои желания. Вероятно, для нее на самом деле может оказаться крайне важным выйти на другой уровень взаимоотношений, основанный на доверии и искренности, близости и тепле. Но таков ее сценарий.

Если человек хочет избавиться от «плохих» чувств – он блокирует переживание вообще, поскольку есть только один способ отказаться от негативных переживаний: снизить чувствительность и восприимчивость до нуля. Скорее всего, такой человек не способен переживать и светлые чувства. И жизнь его – сплошная череда серых будней.

Если человек стремится избавиться от контактов – так оно и будет: не давая ничего другим, он сам ничего не получит. Он останется один, лишив себя пищи для чувств и ощущений – основы полноты жизни. Жизнь пуста тогда, когда нет пищи для жизнедеятельности организма – эмоциональной, социальной, психологической, чувственной. А она, как известно, находится не в самом организме, а приходит к нам из окружающего мира.

Если девушка считает себя идеальной (а мы не знаем, что здесь действительное, а что – желаемое) – ей трудно найти подходящего партнера, поскольку во всех она будет искать недостатки. А, как известно, кто ищет – тот всегда найдет. И драматизм ее сценария в том, что некому оценить ее уникальность и великолепие – она одинока.

Женщина, которая недовольна собой во всем, стремясь быть идеальной, обрекает себя на крайне хлопотную жизнь, ведь быть безупречной сразу в нескольких ролях очень сложно. Ее сценарий – «много хлопот, никто ее не ценит, никто не благодарит». Результат – усталость. Апатия. Горечь.

Ваша личная история, та цепь событий, которая привела вас в сегодняшний день и, в том числе, к этой книге, – это то, что формирует каждый ваш день. Чем эта личная история может быть полезна вам в создании своей новой судьбы? Какие роли вы сами назначили себе и живете по которым, ограничив себя? Какие роли назначили вам другие и вы им продолжаете соответствовать?

Мера жизни не в ее длительности, а в том, как вы ее использовали.

Монтень

В вашей личной истории наверняка были случаи, когда вы чего-то добились, что-то получили.

Как вы это сделали? Какие свои качества и каким образом использовали?

Какие люди помогли вам сформировать эти полезные качества?

Какое влияние на вас оказали те ситуации, с которыми вы сталкивались?

Кому и чему в своей жизни вы можете сказать искреннее «спасибо» и за что?

Какие представления о жизни и людях формировали вас? От каких из них вы отказались? На какие убеждения вы их сменили? К чему это привело?

Ответы на эти вопросы дадут вам точное представление о том, что ценного вы принесли с собой из вашего жизненного пути в то место, в котором вы сейчас находитесь, какие роли помогают вам, а какие – ограничивают.

А ваша трезвость, ваше желание видеть, КАК обычно вы поступаете в жизни, помогут вам вмешаться в работу вашего внутреннего компьютера и изменить привычный ход своих реакций и поступков.

Однако для того чтобы это произошло, бывает полезно отказаться от любых ролей и позиций, чтобы взглянуть на свою жизнь как на чистый лист, который потенциально может быть заполнен чем угодно. Однако отказаться от роли не так уж и просто.

Естественная человеческая реакция заключается в том, чтобы защищать себя и свою позицию, пытаясь оправдать свои действия. Такая тактика неизменно заводит в ловушку укрепления своего взгляда на мир, так что мы лишь сильнее увязаем в тех условиях, которые стремимся изменить. Замечали ли вы это?

Насколько вы способны прощать себе промахи и вновь искать возможности – настолько вы можете быть успешны в вашем продвижении к личной эффективности.

Вы можете почерпнуть из своей жизни много полезной информации. В толтекской традиции существует такая духовно-психологическая практика, как перепросмотр. Перепросмотр – это отслеживание в вашей прошлой жизни повторяющихся циклов, ситуаций. Сделайте выводы – что именно повторялось, какова ваша обычная реакция и ее последствия, каковы были ваши обычные выводы.

Знания, не рожденные опытом, матерью всякой достоверности, бесплодны и полны ошибок.

Леонардо да Винчи

Вы можете попробовать нарисовать ваше семейное родовое древо, изобразив на нем, какими были отношения между членами вашего рода, какие у них были особенности, наследственные болезни. Это даст возможность проследить цепь закономерностей: вот у мужчин семейное насилие из поколения в поколение, а вот у женщин наследственный рак, как следствие непрожитого (подавленного, непроявленного, неотреагированного) гнева. И так далее. Что вы сами взяли из этой цепи? Какую роль вы играете в вашем родовом сценарии? Метод работы с семейным сценарием называется «генограмма». Это специальный способ рисования генеалогического древа, на котором условными обозначениями наносятся события семьи от болезней и зависимостей до насильственных смертей, разорений или обогащений, а также эмоциональные взаимоотношения между членами семьи. Вы можете подробно прочесть об этой технике в книге А. Я. Варга «Семейная системная терапия», а расширить свое понимание через книгу Р. Скиннера и Д. Клииза «Семья, и как в ней уцелеть». При одном только составлении генограммы можно увидеть, что между различными событиями семейной истории и типом эмоциональных отношений есть прямая взаимосвязь. Стоит только изменить типы эмоционального реагирования, обусловленные различными ролями и семейными правилами, как меняются и события, в том числе можно избавиться от различных роковых наследственностей: болезней, зависимостей, неудач, проблем в личной жизни.

Попробуйте фиксировать в дневнике все события, происходящие с вами, – не столько внешние (события), сколько внутренние (сновидения и мысли). С помощью одной только записи вы можете обнаружить закономерности, отражающие ваш жизненный сценарий. Например, в течение многих лет для меня неосознанно существовало правило: «любовь может быть только несчастливой». Как и у многих других ограничений, у этого существовала своя история, имеющая корни как в моем опыте, так и в родовом сценарии. Стоило обнаружить это, обнаружить эти корни и провести с ними определенную психотерапевтическую работу – моя жизнь изменилась до неузнаваемости. Если бы кто-то сказал мне 13 лет назад, какой будет моя жизнь сейчас, я бы не поверила.

Родительские сценарии заданы ролью: если вы Вот Такой Персонаж, то ваша жизнь должна сложиться так, а если Вот Эдакий – то вот так. Замечаете ли вы, как втягиваетесь в некий сценарий, в котором должны вести себя в соответствии с заданной ролью, например, Супермена/Супервумен, Неудачника/Неудачницы, Отца/Матери, Жены/Мужа, Холостяка/Независимой Дивы?

Замечаете ли вы, что в случаях кризисной ситуации или, наоборот, когда у вас что-то получается, вы просто меняете роль и соответствующий сценарий? И дальше этот сценарий определяет все: что вы должны делать, что не должны, как вы общаетесь с людьми, как реагируете на те или иные события. Вы заключаете себя в рамки роли и сценария, подчас лишая возможности найти адекватный выход в сложных ситуациях, потому что этот выход пугает выходом из роли. И тогда вы непременно сваливаетесь в некую противоположную роль со всеми вытекающими последствиями.

Почему так происходит? Потому что сценарий – это некоторая гарантия безопасности, определенность, которая притупляет тревогу по поводу будущего. Вы замечали – во время кризиса есть период шока, когда не знаешь, как жить дальше? И тревога проходит только тогда, когда находишь для себя некоторую понятную поведенческую модель, роль, определяющую дальнейшие действия.

Однако, получая безопасность, мы теряем возможность выйти за рамки привычных ролей и найти для себя новые формы жизни.

Вам когда-нибудь надоедали ваши привычные роли?

Трудно избавиться от ролей и от сценариев, потому что в них есть смысл: ставить цели и задачи и на пути к ним формировать в себе какие-то нужные качества. И конечно же, повторюсь, с их помощью удается игнорировать неопределенность и непредсказуемость будущего, вызывающие тревогу. Когда мы живем по сценарию и в рамках ролей – нам понятно будущее, например, что любовь обязательно будет несчастной. Тогда нам понятны наши действия, события и правила игры. Стоит отказаться от роли и сценария – мы теряем привычную почву, мы не знаем правил, мы не понимаем, куда нам двигаться и как нам жить, потому что оказываемся перед вечной экзистенциальной темой: личной ответственности за формирование собственной жизни.

Однако можно сочинять для себя новые роли, новые правила, развиваться в рамках двух-трех ролей или менять свою роль каждый раз, когда вас к этому подталкивают жизненные события. Менять с тем, чтобы быть адекватным происходящему, чтобы вписываться в повороты судьбы с наименьшим ущербом, да еще и приобретая что-то новое.

Существует один хороший способ. Он заключается в том, чтобы в момент кризиса удержаться от «падения» в привычную противоположную роль и просто остаться в состоянии неопределенности роли. С неясным будущим. С неопределенным сценарием. В совершенном непонимании, что дальше делать. Остаться там и побыть, не пытаясь определить для себя, как теперь следует поступать. Остаться в понимании, что то, что было раньше, вам уже больше не подходит, но и нового пока нет.

И тогда реагировать, как получается, проживая свои чувства максимально полно, не уходя с помощью алкоголя, телевизора или работы, не пряча свои переживания, не играя привычной роли воина или жертвы, потому что все это только тормозит развитие.

Чтобы получить новую возможность, нужно избавляться от старых излюбленных способов поведения. Это трудно. Привычка – сильная вещь. Однако благодаря тренировке новая модель реагирования, пусть вначале небезупречная, станет вашей новой привычкой – привычкой выходить в нейтральную точку и смотреть, что будет для вас актуально теперь, в новой ситуации. Из нейтральной точки можно двигаться в любом направлении, какое бы вы ни выбрали, по своему желанию, а не по привычке.

Глава 6

Алхимия любви

Хотела б я, чтоб ты страдал,

Не ел, не пил и плохо спал.

Чтоб только на меня смотрел

И мне до смерти надоел.

Но у тебя прекрасный вид,

Великолепный аппетит,

И даже можешь ты порой

Проспать свидание со мной.

Хотела б я, чтоб ты страдал,

Но ты не глуп, страдать не стал.

И мне пришлось страдать, любя,

И за себя, и за тебя!

Галина Рубштейн, 1940 г.

Любят, женятся и выходят замуж не всегда из-за базовой потребности в любви, поддержке и понимании. Часто встречаются люди, которые вступают в брак и производят детей, потому что «так получилось», «так все делают», «пришел возраст», «если у меня есть матка, значит, она должна что-то родить», «я должен дом построить, дерево посадить и сына вырастить», и потому что культ семьи навязывается средствами массовой информации. То есть, создание отношений далеко не всегда происходит потому, что двоим людям действительно комфортно вместе, а чаще – чтобы соответствовать чему-то или кому-то.

Так ли это? Актуально ли для вас? Насколько вообще современен институт брака?

Время, в котором мы живем, сильно отличается от эпохи, в которой зарождались принципы семьи. Для определенных форм человеческого бытия всегда были причины и предпосылки. В «дикие» времена полигамия была нормой жизни, потому что только так человеческий род мог выжить. На смену полигамии пришел моногамный брак, поскольку, для того чтобы выжить и вырастить потомство, семье уже не нужно было племя – достаточно было отца и матери, и, кроме того, моногамные отношения защищали от венерических болезней.

С развитием цивилизации все меньше становилось понятным, ради чего создается семья. Если раньше проживание нескольких человек вместе было обусловлено взаимопомощью для выращивания потомства, то в настоящем времени такого рода взаимопомощь уже не является настолько необходимой: взрослый мужчина или женщина вполне могут справиться самостоятельно.

Сейчас часто говорят, что для полноценного воспитания ребенка нужна полная семья. И в это можно вкладывать разные смыслы. Принято считать, что отец и мать обязательно должны жить вместе. Для формирования традиционного представления о семье – да, но не для психического здоровья ребенка! Психическое здоровье ребенка в первую очередь зависит от того, насколько родители могут создать здоровые (то есть не ограничивающие личных свобод, не травмирующие) условия и отношения друг с другом и между ними и ребенком. При этом сами родители могут вести тот образ жизни, который им наиболее адекватен.

В современной жизни брак уже не имеет того значения, которое он имел раньше, – сегодня не нужно выживать, нет необходимости обязательно продолжать род, потому что Земля и так переселена и потому, что ценностями становятся другие понятия: саморазвитие, самораскрытие, удовлетворенность, творчество, пища для души и ума.

Если раньше у человечества не было физической возможности развивать душу и интеллект, поскольку все время было посвящено организации и поддержанию жизни и быта, то в настоящем у каждого из нас довольно много свободного времени, которое можно использовать по-разному. Представьте, раньше было 3–4 возможные формы проведения этого свободного времени, а сейчас их – тысячи.

Каждый из нас, вступая в отношения, думает, что он хочет «нормальную семью». Причем нормой каждый из нас считает то, что в его воспитании было ежедневным опытом. И тогда человек, воспитанный в традиционной семье, может в своей личной жизни столкнуться с конфликтом между представлениями о норме жизни, взятой из собственной семьи, и личными предпочтениями, которые могут сильно противоречить тому, на чем он был воспитан.

В современном браке и отношениях этот конфликт просматривается ярче всего.

Огромное количество видов досуга и уникальное развитие каждого создают бесчисленные вариации сочетаний различных сторон и качеств людей друг с другом. И если в прошлом было достаточно того, что «он приносит много денег», а «она хорошо ведет домашнее хозяйство», то в настоящем времени этого не достаточно для того, чтобы пара чувствовала себя комфортно. На первый план выходит общение, уважение, проведение свободного времени, ценности, понятия, приоритеты каждого. И когда они не совпадают – наступает кризис.

Подоплека этого кризиса складывается из многослойного сценарного «пирога»:

1. Пара краем своего сознания все еще пытается воплотить образ домостройного брака, поскольку, хотим мы этого или нет, закладка этого сценария осуществлялась веками, и от этого сценария не так-то легко избавиться.

2. У каждого из партнеров есть свои семейные картины-сценарии, «каким должен быть брак».

3. Личная история и стереотипы, в ней накопленные, тоже создают свой неповторимый сценарный сюжет и влияют на отношения.

4. Сценарий, который задают наши потребности, нуждающиеся в удовлетворении.

Когда эти четыре составляющих встречаются и каждая из них противоречит друг другу, пара входит в кризис, разрываясь между этими слоями и не понимая, какому из них нужно соответствовать. Лучший способ, который до сих пор нашли пары, – это решать, что «партнер плох, его нужно переделать», тогда как дело часто не в партнере, а в попытке соответствовать.

Отдельно остановлюсь на том, какой именно вклад вносит в эту ситуацию личная история и родовые сценарии.

В наш жизненный сценарий включено множество других людей. Например, другие люди нам нужны для того, чтобы поддерживать самоуважение, для сексуального удовлетворения, для того, чтобы обеспечивать нас материально (принц на белом коне). И это правда: если мы не умеем поддерживать самоуважение, если у нас проблемы с самооценкой, если мы не можем организовать свою жизнь так, чтобы не нуждаться в материальной помощи, то тогда нам точно нужны люди, каким-то образом связанные с нами традиционными обязательствами. Секс сюда не относится, думаю, что секс – это единственная здоровая составляющая брачных отношений. Естественно, что такая несамостоятельность проистекает из личной истории и семейных ценностей.

Брак часто является составляющей жизненного сценария постольку, поскольку является способом удовлетворения нескольких потребностей одновременно.

Трудности в браке возникают тогда, когда один из супругов с его поведением не вписывается в жизненный сценарий другого. Иными словами, когда человек любит не своего супруга, а образ того, каким тот должен быть для него.

Образ супруга редко соответствует реальному человеку. Поэтому возникают трудности и разочарования, особенно если человек подвержен перфекционизму. Его требования невыполнимы. А как только вы начинаете требовать от партнера невыполнимого, начинаются жалобы, обвинения и прочее в этом роде.

У семейных проблем есть три основных вида источников:

1. Любые внутриличностные проблемы одного или нескольких членов семьи (особенно если в семье есть инвалид или душевнобольной), проблемы на работе или кризис смысла жизни у кого-то из членов семьи.

2. Межличностные отношения в семье, в которых причиной конфликта являются ролевые взаимодействия и ожидания, что один член семьи будет вести себя в соответствии с ролью, которую ему «назначил» другой. Здесь нельзя сказать: вот виновник, а вот потерпевший – все вносят свой вклад.

3. Проблема с внешним социальным окружением: во внутриличностном и межличностном слое все в порядке, но есть сложные социальные обстоятельства: война, стихийное бедствие, дефолт, уход сына в армию и т. д.

Часто бывает, что существуют проблемы во всех трех «слоях». Например, инфляция и маленькая зарплата папы заставляют его задуматься о том, ту ли он приобрел профессию и чем занимался все предыдущие годы. Он впадает в депрессию, размышляя о бессмысленности своего существования, а жена тем временем ждет, что он мобилизуется и в этой сложной ситуации проявит все самые лучшие мужские черты – оптимизм, изобретательность и трудолюбие – и выведет семью из кризиса.

И тогда, с какого бы слоя ни началась работа над проблемой, цепная реакция изменений коснется всех уровней: семья может увидеть возможности выхода из своего финансового кризиса, изменятся стереотипные представления супругов о супружеских ролях и супругу откроется его новый образ. Однако это также угрожает семье тем, что изменятся ролевые позиции ее членов – а это очень болезненная перестройка, связанная с неопределенностью, неподконтрольностью, растерянностью, формированием новых правил.

Семья – нечто большее, чем сумма элементов. Семья подчиняется двум вселенским законам: гомеостаза и развития. Она склонна поддерживать устойчивые формы взаимодействий и непременно должна пройти все этапы развития в связи с естественными возрастными изменениями всех членов семьи. В семьях, где нет детей, периоды развития, связанные в других семьях с взрослением детей, заменены вопросами профессиональной реализации. В России многие семейные проблемы возникают в связи с национальной спецификой семейных моделей. Я приведу описание этапов развития семьи, которое вы можете найти в специализированной литературе по семейной системной терапии.

Итак, существует несколько этапов развития семьи.

1. Монада. Юноша или девушка живут независимо от семьи. Это период переоценки родительских ценностей, ориентация и нахождение своих собственных ценностей. В российской семье этого периода нет, поскольку взрослые дети продолжают жить с родителями. В результате молодой человек или девушка имеет массу семейных сценарных идей без возможности их переварить, отделить зерна от плевел и набрать свой собственный опыт.

2. Диада: а) ухаживание (подбор партнера); б) брак – вопросы выбора правил совместной жизни. В российской семье проживание с родителями делает одного супруга братом/сестрой другого. И оба испытывают затруднения в понимании взаимосвязей, отношений и правил совместной жизни.

3. Триада. Появление ребенка. Самый лучший вариант – рождение ребенка через два года после заключения брака, поскольку до этого времени формируются правила совместной жизни. Триада – гораздо более устойчивый элемент, чем диада. Однако в триаде существует бóльшая дистанция между супругами. В триаде возможно возникновение коалиций (кто с кем в семье больше дружит, общается, доверяет другому). Чем больше детей в семье, тем больше вариаций на эту тему. В российской семье у каждого из супругов появляется несколько несовместимых ролей: жена в семье мужа является «сестрой» своему мужу и одновременно своему ребенку, «дочерью» родителей мужа и при этом должна быть матерью и женой. Показательное явление – когда ребенок до 5—6-летнего возраста называет родителей по именам. В западной семье старший ребенок обязан заботиться о младших, а младшие – подчиняться старшим. В российской семье – старший заботится о младших, но младшие не обязаны подчиняться старшим. Более гармоничные отношения в браке складываются между старшим ребенком из одной семьи и единственным – из другой или между старшим сыном и младшей дочерью. Сложности могут быть, когда в брак вступают двое старших детей (постоянная борьба за власть) или двое младших детей (несамостоятельность, потребность в поддержке, защите при неспособности ее оказывать).

4. Поступление ребенка в школу. Социальная неустойчивость в этот период может спровоцировать кризис. Этот период является проверкой социальных компетенций ребенка (какие навыки ему удалось приобрести в семье). Ребенок – зеркало родителей. По его привычкам, поведению можно воссоздать стиль взаимоотношений родителей, семейного воспитания. По тому, как ребенок рисует семью, изображая своих родных в действии, можно пронаблюдать ролевые взаимодействия в семье. Часто именно то, как ребенок предъявляет семью обществу, является тяжело переносимым для родителей, поскольку им кажется, что все не так плохо.

5. Сексуальная идентификация и переход ребенка в подростковый возраст. На Западе этот этап заканчивается отделением ребенка от семьи. В России ребенку, как правило, некуда податься. Дети несут на себе большую эмоциональную нагрузку, стабилизируя родительские отношения и отвлекая родителей от семейных проблем, поэтому семья препятствует взрослению и отделению ребенка от семьи, его самостоятельности. Индивидуальные потребности ребенка и семьи, таким образом, вступают в противоречие. Признак благополучного отделения ребенка от семьи – когда ребенок принимает решение, устраивающее его родителей.

6. Диада пожилых родителей. «Про что» мы будем жить снова вдвоем? Каков будет смысл нашего нового совместного существования? Если родители всю жизнь отвлекались на детей, то с уходом детей семья подвергается кризису. Оказывается, что пожилых супругов больше ничто не связывает. Они встречаются лицом к лицу со своей проблемой, которой они избегали, отвлекаясь на воспитание.

7. Монада: жизнь одного из супругов после смерти другого. Если человек не нашел никакого другого смысла или смыслов в жизни, кроме своего партнера и семьи, ему крайне тяжело переживать этот этап. Именно поэтому часто, когда умирает один супруг, вскоре за ним умирает и другой.

Вы можете видеть, что в российской семье многое идет против природы нормальных психологических отношений. И те психологические проблемы, которые у каждого из нас возникают, являются во многом результатом условий, в которых мы выросли, и степени семейного влияния на формирование наших жизненных представлений и позиций.

Помимо этой схемы, дающей представление о том, каким приданым нагружает семейный сценарий человека, есть еще и достаточно жесткая система взаимоотношений внутри семьи или пары, формирующаяся под влиянием семейных правил поведения и собственных защитных механизмов.

Это этапы развития отношений между двумя людьми.

Сначала, еще до возникновения контакта, каждый из будущих участников пары является объектом с непроницаемыми границами. Он находится в психологической изоляции от другого. Это значит, что он целиком замкнут на своих процессах и своих интересах и другого человека пока просто не может увидеть. Затем возникает интерес к другому, вызванный как потребностью получать тепло и внимание, так и реальным появлением в окружении персонажа, соответствующего внутреннему описанию «человека, который мне подходит». Границы личностей в этот момент становятся проницаемыми, и сам человек в связи с этим способен на контакт. Затем происходит контакт, при котором оба осознают различия и сходства и активно предъявляют друг другу свой первичный опыт общения: мне с тобой так-то и так-то. Затем приходит момент интимности, в котором каждый приостанавливает процесс отслеживания себя и другого и перестает беспокоиться о том, как он выглядит в глазах другого. Затем наступает слияние (о котором написано выше), и в этот период границы обоих размыты: кто-то становится активным сливающимся (требует, чтобы все было по его правилам и для него), а другой пассивным (старается удовлетворять интересы своего партнера). Если произойдет какое-то особенное событие, роли могут поменяться.

Полноценное развитие отношений вероятно, когда есть возможность сокращать дистанцию от расстояния, когда другой просто находится в поле зрения, до интимности, и обратно – от индивидуальности без изоляции к совместности без слияния. И когда процесс отдаления и сближения динамичен, не фиксируется в какой-то крайней точке. Однако в жизни такие взаимодействия встречаются редко (по причине трудности осознавания того, что на самом деле происходит между людьми), и бурным цветом расцветает другая закономерность: один склонен к слиянию, другой к изоляции. В этой ситуации дистанция всегда сохраняется, куда бы ни двигались партнеры: если один уходит в изоляцию, другой стремится к слиянию, и наоборот, стоит сливающемуся изменить направление к изоляции, изолированный начинает стремиться к слиянию.

К сожалению, модели поведения, которые мы могли видеть в своих семьях, редко достойны подражания. И тогда возникает вопрос: каковы критерии или признаки гармоничных отношений? Известные американские психотерапевты Роберт и Рита Резник предложили десять положений о браке, дающие представление о том, на что же можно ориентироваться при создании гармоничных семейных (парных) отношений. Здесь жирным шрифтом перечислены положения о браке и простым – мои комментарии к ним.

1. Первичные продолжающиеся отношения представляют собой высокую ценность. (Первичные – основные, долгосрочные. Вторичные – адюльтер, внебрачные.) И эта ценность велика уже потому, что отношения сами по себе – вещь очень трудная и болезненная, поскольку мы в отношениях все время сталкиваемся с интересами других людей, которые могут приносить и боль, и неудовлетворение. И коль скоро человек способен поддерживать длительные отношения, значит, он многому научился и приобрел житейскую мудрость. Для меня, например, важно, что в отношениях я обнаруживаю свои сценарные установки: мне становится понятно, что именно мне мешает в жизни удовлетворять те или иные свои потребности. Я ценю эти отношения, поскольку они дают мне возможность получать тепло и поддержку в самые трудные моменты жизни.

2. Основная дилемма человека такова: как быть связанным с другим и поддерживать свое Я. И если в браке вы можете совмещать это – вы можете получать настоящее удовольствие от общения и жизни с другим человеком.

3. Статические модели брака и отношений аконтекстуальны и анахроничны (то есть, как уже было сказано, они не вписываются в контекст современного мира).

4. Современные модели брака и отношений очень статичны, ригидны и очевидно не работают. И вы можете видеть это по числу счастливых семей и пар. Современные модели точно не работают на саморазвитие и самораскрытие личности, на творческую самореализацию, что является актуальной стадией развития общества в настоящем времени.

5. Мы поддерживаем модель отношений и брака, которая допускает широкий диапазон изменений. И это могут быть отношения, в которых люди могут встречаться и расставаться, не делая из этого каких-то экстраординарных событий; искать возможности для решения своих экзистенциальных задач, не подгоняя свои отношения под какие-то социальные стереотипы, выбирать дистанцию или режим пребывания вместе, подходящих конкретно каждой паре.

6. Эта модель предлагает найти парам свою степень пересечения зон интересов партнеров (свою зону совместности), оставаясь при этом собой, а не становясь тем, кем они сами или другой заставляют быть. Как именно в ваших отношениях вы можете это регулировать?

7. Особая часть первичных отношений – это безопасность быть собой, не отслеживая себя или другого; интимность. И это самая большая их ценность, на мой взгляд, поскольку самопринятие в присутствии другого, принятие себя другим – это самое ценное переживание, какое только может быть в жизни. Есть ли в ваших отношениях эта часть? Что именно препятствует ее появлению в вашей семейной жизни? Может быть, прежний негативный опыт?

8. Если отношения или брак существуют только при условии, когда партнер не остается самим собой, это, скорее, противоречит цели отношений. Таким образом, цель отношений – индивидуальное развитие и принятие индивидуальности и уникальности обоих партнеров с помощью этих отношений и благодаря им.

9. Отношения или брак трудны, изменчивы и не для «слабых сердцем», не для ленивых. Прислушивайтесь к себе: зная об этом, готовы ли вы к отношениям?

10. Отношения или брак стоят усилий, на них затраченных. Как вы думаете, почему? Что конкретно вам дают отношения?

Таким образом, если в браке удается удовлетворить большую часть базовых потребностей, то брак удачен. Базовые потребности проявлены у каждого индивидуально. Для одного человека это может быть успех, для другого – творчество, для третьего – поддержка, для четвертого – безопасность и так далее.

В природе человеческой два противоположных начала: самолюбие, влекущее нас к себе самим, и добродетельность, толкающая нас к другим. Если бы одна из этих пружин сломалась, человек был бы злым до бешенства или великодушным до безумия.

Дени Дидро

Однако у каждого есть две основные потребности: в совместности и в отдельности. На первый план в конфликте пары всегда выходит напряжение между интересами одного члена пары и общими парными интересами. Способность балансировать между этими двумя полярностями часто является ключом к здоровой и счастливой жизни.

«Счастливый брак» – это не когда на седьмом году семейной жизни к тебе в окно влезают с букетом в зубах, а когда тебя ежесекундно уважают и не ходят ногами по твоей душевной территории.

Мария Арбатова

Правило 13

Современные любовные отношения могут быть успешными, если в них соблюдается два условия: а) уважение к уникальности другого и своей собственной, б) договоренность о том, чтобы время от времени говорить об отношениях с целью их прояснить и улучшить

Для того чтобы налаживать отношения, важно иметь представление о том, насколько совпадают базовые потребности партнеров, каким образом и до каких границ они могут развивать зону своего совместного пребывания, не вызывая у партнера желания изолироваться. Не всегда отношения одинаково важны для обоих партнеров. И не всегда отношения для разных людей являются целью. Если в сознании человека существует какая-то цель и для достижения этой цели ему необходим другой человек, то другой для него превращается в объект. Время от времени нам всем приходится это проделывать, чтобы достичь того, в чем мы нуждаемся. И часто высокая устремленность к цели делает личность другого человека незначимой, она отходит на второй план. Такова неизбежность человеческой деятельности. Иногда задача возникает раньше, чем сосредоточенность на отношениях, и тогда задача становится основным объектом, фигурой, а все остальное, в том числе другая личность, – фоном.

Иногда люди обращаются за помощью в любовных делах к третьим лицам, не понимая, что истинная встреча возможна только тогда, когда к ней стремятся оба. Один человек может лишь готовить почву для того, чтобы она произошла. Но однажды, когда почва будет подготовлена, эта встреча состоится благодаря взаимной открытости. Истинный диалог взаимен, его нельзя вынудить или удержать, и мы должны быть готовы к его приливам и отливам.

Ни одна женщина не наскучит даже самому выдающемуся мужчине, если будет помнить, что и он тоже человек.

Андре Моруа

Встреча возможна, если мы способны обратиться всей своей личностью к другому, чтобы максимально вовлечь его в этот процесс. И это направление к другому является полной противоположностью состояния занятости самим собой. Это – видение уникальности другого, отличного от меня.

Одна из моих клиенток поделилась со мной своим подходом к отношениям:

Мой способ ведения дискуссий немного похож на преддоговорные юридические споры. Когда стороны планируют заключить договор, одна сторона пишет проект договора и направляет его другой стороне. Другая сторона, прочитав его, готовит протокол разногласий, в котором обращает внимание другой стороны именно и только на те пункты, которые ее не устраивают. Таким образом, дальнейший спор идет только вокруг пунктов, по которым у сторон имеются разногласия – до полного устранения разногласий путем уступок или компромиссов. Пункты, которые устраивают обе стороны, вообще не обсуждаются, они считаются согласованными по умолчанию.

И я с ней абсолютно согласна. Это хороший пример того, как надо вести себя, если мы хотим добиться понимания.

Благодаря обсуждению и предъявлению своих смыслов, точек зрения и позиций партнеры не только могут лучше узнать друг друга, но осознать, из каких реальных потребностей каждый исходит, а какие продиктованы его сценариями.

Оксана Теске, одна из моих соавторов, однажды рассказала, как отреагировал ее муж на книгу, которую мы вместе с ней написали («Тренинг жизненного успеха»). Он прочел книгу и сказал: «Если ты так пишешь, это – что? Это значит, ты так думаешь?» Иногда мы можем узнать друг друга, только написав книгу.

Глава 7

Свидетель изменений и жизнь на черновике

Самому себе помочь очень трудно, поскольку вредные привычки – вещь упрямая. Вы всегда можете найти массу оправданий и рациональных доводов в их пользу. Из этой книги вы, возможно, узнали о себе что-то новое, однако не факт, что у вас не возникло вопросов и сомнений в возможности применения этих знаний.

Практика осознавания подразумевает, что вы можете видеть и отслеживать все, что с вами происходит: как вы двигаетесь, какой у вас голос, на каких словах вы меняете интонацию, в каких ситуациях меняете позу. Увы, без специальной тренировки научиться отслеживать все это невозможно. Я знаю нескольких людей, которые очень сильно увеличили свое осознавание благодаря тому, что общались в Интернете и читали книги, а также выполняли упражнения. Однако и они были лишены главного инструмента в тренировке осознавания – контакта с другим заинтересованным в этом человеком.

Психологические проблемы всегда возникают на границе контакта людей. Мы можем сколько угодно осознавать, что с нами происходит, почему мы делаем то или другое наедине с самим собой. Но стоит нам оказаться в контакте с другим человеком – и куда что девалось? Несмотря на большую работу, проделанную самостоятельно, которая, безусловно, помогает решить многие проблемы, в контакте с другим человеком мы можем продолжать испытывать сложности. Это связано с тем, что, когда мы оказываемся лицом к лицу с другим, у нас тут же всплывают автоматические реакции, поскольку быть с другим рядом – это, пожалуй, проверка на искренность и способность не бояться этой встречи, оставаясь самим собой. Наедине с самим собой гораздо легче быть собой, чем в контакте с другим.

Именно поэтому для разрешения трудностей, которые у вас возникают с другими людьми, полезно обратиться к гештальт-терапевту, который играет роль свидетеля ваших изменений и их катализатора. Почему именно к нему?

Существует множество разных школ психологии и психотерапии, в каждой из них акцент в психологических трудностях ставится по-разному. В гештальт-терапии главным фокусом внимания терапевта и клиента становится именно то, что происходит между ними, на границе контакта.

Дело в том, что везде и всегда мы носим с собой привычные способы поведения в контакте с другим, и к терапевту тоже приносим свои любимые модели. Рано или поздно мы начинаем выстраивать отношения, в том числе и с терапевтом, те самые, которые мы выстраиваем с другими людьми: с теми же самыми сложностями, теми же самыми сценариями. На приеме это удается обнаружить и осознать.

Как это работает?

Гештальт-терапевт – это не доктор, который ставит вам диагноз, не исследователь, который определяет ваш тип личности, и не советник, который даст совет, который вам обязательно поможет. Потому что диагноз или тип личности, если вы его узнали, никак не меняет вашей жизни, совет может подойти самому психологу, а вам – нет.

Каждый человек на самом деле обладает истинным индивидуальным знанием о том, что ему нужно для счастливой жизни и как этого достичь. Однако те ограничения, о которых я пишу в этой книге, закрывают к этому знанию доступ. Поэтому задача специалиста не рассказать вам о своих собственных знаниях (которые вы можете легко получить и в Интернете, и в книгах), а помочь вам открыть доступ к собственным знаниям о себе, своим собственным ресурсам, своим ценностям и потребностям и самостоятельно сделать выбор, куда двигаться.

Задача терапевта – помочь вам осознать, что именно всплывает в вашем контакте с ним, какие ваши страхи и надежды, какой прошлый опыт, который застилает глаза и не дает видеть настоящее, какие ограничения.

Я проиллюстрирую то, о чем пишу здесь, словами основателя гештальт-терапии Фридриха Перлза:


«Сейчас почти все признают, что в нашем обществе каждому человеку свойственны «невротические тенденции», «неразрешенные конфликты», «области неприспособленности». Поскольку широкодоступные психотерапевтические техники отсутствуют, а социальная профилактика – не более, чем капля в море, осторожность в обсуждении этой тематики объясняется нежеланием предстать перед обществом неоправданными паникерами. Если бы под рукой были широко применимые средства, можно быть уверенным, что сведения об эпидемическом характере неврозов публиковались бы более честно. Иные же с мессианским пылом время от времени начинают пропагандировать какую-нибудь панацею от всех бед, говоря: «Делайте это, и мир будет спасен!» (Наша работа, без сомнения, будет причислена к их списку.)

В хирургических и фармакологических формах лечения клиент может быть совершенно пассивным, и чем пассивнее, тем лучше. Он может получить анестезию и проснуться, когда операция уже закончена. Если клиент не так наивен, чтобы предполагать, что его психологические симптомы могут быть «оперированы», он может понять, что от него требуется нечто большее, чем привести свое тело в кабинет терапевта.

Со временем вы начинаете видеть, что боль в психотерапии не бессмысленна. Вы начинаете ценить простую мудрость совета влезать снова на лошадь, если она тебя сбросила, и ехать дальше. Ваша ситуация может быть осложнена тем, что вы избегали этой определенной лошади в течение долгого времени – многих лет или даже всей жизни. Тем не менее, если здоровое функционирование требует, чтобы вы научились ездить на определенной лошади, которая сбросила вас в прошлом, то единственный способ сделать это – подойти к ней и рано или поздно влезть в седло.


Естественно, что для такой работы нужен очный контакт. Конечно, вы можете задавать вопросы психологам в письмах. Однако виртуальные консультации не могут заменить настоящую работу, это лишь мнение психолога по поводу ваших проблем, его видение ситуации на основе той скудной информации, которую дает виртуальное общение. При виртуальном контакте обратная связь (в виде не только слов, но и, главное, невербальной информации) затруднена, если вообще возможна. И в связи с этим появляется множество интерпретаций сказанного, вообще не имеющих отношения к ситуации, ведь каждый из нас придает сказанному свой смысл. Приведу пример из моей виртуальной консультации.


Вопрос посетительницы:

«Здравствуйте, Нина! В детстве я постоянно подвергалась психологическому насилию со стороны биологической матери. Эта садистка и эгоистичная особь унижала меня, ломала психику: пока не увидит, что я чувствую себя униженной и что я в истерике и слезах, не прекращала издевательства. Но, доведя меня до такого состояния, она чувствовала себя удовлетворенной и победившей. В пубертатном возрасте я начала оказывать психологическое сопротивление, логически и фактически (цитируя ее же слова) доказывая ее неправоту. Вместо того чтобы признать, что неправа, и нормально обсудить проблему, она начинала еще больше беситься и издеваться надо мной, пока снова не доведет до истерики. В итоге с 15 лет я живу с ощущением, что меня изнасиловали – психологические ощущения тесно связались с физическими (в мозгах состояние: никому не нужна, ничтожество, плохая, беззащитная). Также она создала вокруг меня вакуум общения: всем родственникам и своим друзьям (с ними я тоже общалась) она, полагаю, говорила, что я чудовище и жестокий ребенок (или что-то в этом роде). То есть у меня не было рядом ни одного взрослого человека, который мог бы мне помочь, научить хорошему и защитить. Когда же я обращалась к другим взрослым (учителя, мои на 5—10 лет старшие подруги) или к школьным психологам, все они не воспринимали мои страдания серьезно, все они реагировали по шаблону: «ой, ну у всех в семье бывают ссоры, ничего особенного» и «ты прям такие ужасы рассказываешь, не может такого быть, ты, наверное, сама капризный и непослушный ребенок». В результате меня с 12 лет не покидают мысли о самоубийстве, а агрессивный мир и жестокие люди вокруг лишь убедили меня по мере взросления, что жить не стоит. Держит лишь слабая надежда отомстить (так как насильница живет рядом) и то, что я пока что нужна одному человеку. Мне скоро тридцать, последние семь лет тяжело болею, причем три последних года настолько тяжело, что не могу работать. И пока что нет прогнозов на мое скорейшее выздоровление. При обращении за лечением к врачам в 90 % случаев сталкиваюсь с унижением и издевательствами, и это еще более подрывает мое психологическое здоровье. Четыре раза обращалась к психологам (разным) за помощью, кроме того, что с меня содрали огромные деньги, что заставили раскрыться (что очень тяжело) и тем довели до очередных психологических срывов и депрессий, мне никто не помог (они даже и не старались). Предполагаю, что мне нужна помощь психолога, но еще ни разу не встретила объективную реакцию, в основном все они действовали по книжным шаблонам. О чем могу с уверенностью говорить, так как увлекаюсь психологией и немного разбираюсь в этом вопросе, но ясно ощущаю необходимость серьезной психологической помощи со стороны. Но денег на специалиста нет – из-за нездоровья не работаю, и неизвестно, когда смогу работать. Но и жить с постоянной психологической и физической болью все труднее и труднее, не исключаю, что из-за этих болей однажды произойдет срыв и я в невменяемом состоянии нанесу вред себе или кому-либо. Конечно, я описала все в сжатом виде, на самом деле там больше сложностей и нюансов. Это только крик о помощи в пространство из-за тяжести, которая в душе. На помощь практически не надеюсь, ведь чудеса редко бывают. Написала, услышав ваше выступление».

Мой ответ:

«Читая ваше письмо, сталкиваюсь со своим бессилием вам помочь, поскольку я вижу, что любой доступ к вам со своей помощью может быть закрыт вами: вы уже обращались за помощью, и это вам не помогло; у вас нет денег для психологической работы; у вас много недоверия к психологической помощи. Кажется, что во всех людях, которые вас окружают, вы видите свою мать… В этом смысле становится опасным даже предлагать вам помощь, поскольку у вас немало способов ее обесценить и отвергнуть. Мне кажется, что первым шагом к изменениям в вашей жизни может стать доверие и надежда. Мне кажется, что вам может оказаться полезным продолжительный курс групповой психотерапии с первой целью – научиться доверять людям и получать поддержку. Однако, конечно же, это не бесплатно, хоть и дешевле индивидуальной работы. Выбор за вами».

В ответ я получила письмо, в котором посетительница выражала недовольство моим откликом. Что произошло?

Отвечая, я подметила ряд закономерностей в ее вопросе, которые были ответом на ее письмо. Я предполагала, что, если она сможет увидеть, что враждебна к миру она сама, а не люди, которые ее окружают, она сможет получить поддержку от окружающих и залечить свои раны. Однако она, судя по всему, услышала меня иначе: «Ты сама виновата». Увы, она не могла слышать голоса, которым я обычно произношу этот текст, и не получила от меня поддержки в ее боли. Тем не менее мой ответ был преисполнен поддержки, но поскольку она не видела и не слышала меня, то ей достался только сухой текст, который причинил ей еще большую боль.

Это частный пример того, как, не будучи в реальном очном контакте с человеком, можно вновь и вновь ранить его тем же, чем он ранил себя всю жизнь: «все люди – враги». И я тоже оказалась врагом на пути этой женщины. Это очень грустно.

Поэтому я не считаю заочную помощь эффективной. Ведь и вы, дорогой читатель, читая эту книгу, читаете вовсе не то, что я написала, а то, что видите вы, вы придаете ей свой смысл и свое звучание.

Однако, конечно же, печатная информация играет роль ориентира: в какую сторону вообще двигаться.

Книга – это, скорее, просто информация к размышлению, тогда как тренинг, терапевтическая группа или индивидуальный прием – это целенаправленное формирование навыков отслеживания себя и изменения своего восприятия мира и поведения. А навык – это конкретное действие.

Вы можете прийти на психологическую группу – в эту микромодель общества. Работа в психологической группе – это место, где каждый имеет возможность видеть реальных людей, видеть их реакции на себя, а также реагировать сам и получать обратную связь. На тренинге участник может удовлетворять свой собственный интерес и свою потребность в получении той или иной психологической информации, решать в атмосфере безопасного эксперимента, коим является пространство психологического тренинга, те или иные психологические ситуации. Терапевтическая группа является способом прожить жизнь на черновике и перенести в реальную жизнь чистые знания о себе и об устройстве человеческих отношений.

В чем отличие между тренингом и терапевтической группой

В первую очередь, тренинг – это более директивная форма работы, чем терапия. То есть тренинг устроен таким образом, что он, скорее, дает новую информацию с очень малой возможностью обнаружить индивидуальные потребности участников, и ведущий больше опирается на подготовленный для тренинга материал, чем на потребности участников. Цель упражнений тренинга – проверять эту информацию на себе. Она может подойти, а может и не подойти конкретному участнику ввиду того, что название тренинга может расшифровываться одним участникам с одним значением, другим участником – иногда с противоположным значением. Например, я проводила тренинг с названием «Зачем жениться». Некоторые участники ожидали, что получат ответ «жениться незачем», другие – что речь о том, какие цели возможны в браке, третьи думали, что этот тренинг исключительно для мужчин. Каждый наделяет тему собственным смыслом, и никогда не известно, с каким запросом придет участник и подойдет ли ему именно эта форма работы. В то же время тренинг является хорошей возможностью для каждого лучше разобраться в своих проблемах и понять, куда дальше двигаться. В любом случае, тренинг исполняет роль двери в психологическую работу. Часто именно с первого тренинга начинается путь изменений.

Терапия же отличается тем, что изначально на первом месте стоит потребность клиента и его индивидуальный запрос, и все техники и предложения терапевт подбирает на ходу, импровизируя и ориентируясь на «здесь и сейчас» изменяющегося состояния клиента, без какой-либо заранее подготовленной стратегии или версии. Таким образом достигается большее понимание, уникальный путь клиента в терапии, соприкосновение с важнейшими темами клиента, которые он обозначает сам.

Ввиду того, что тренинг – это краткосрочная форма работы, участники не успевают установить высокого уровня доверия к другим участникам и к ведущему. Это, безусловно, влияет на степень самораскрытия и, как следствие, – глубину психологической работы. В то же время тренинг именно благодаря своей краткосрочности и возможности оставаться больше с собой, чем с другими, дает участникам шанс присмотреться к особенностям психологической работы, распробовать ее на «первый зубок», познакомиться со стилем ведущего и, возможно, решить для себя, подходит ли вам данный подход, данный тренер и групповые сеттинги для дальнейшей углубленной психологической работы.

Терапия отличается большим периодом установления глубокого доверия к группе и ведущему, что позволяет раскрывать более интимные темы в работе, получать больше поддержки от группы и ведущего, тем самым позволяя работать с более трудными и болезненными проблемами.

Тренинг обычно больше подходит следующим участникам:

• Интересующимся новыми методами работы с собой;

• Ищущим «своего» психолога, подходящий себе стиль и техники работы;

• Желающим познакомиться на себе с особенностями гештальт-подхода;

• Желающим больше узнать о теме, которая заявлена в тренинге.

Тренинг не подходит людям:

• С очень низкой самооценкой, стеснительным, самокритичным;

• С большой степенью недоверия к людям, скептикам, с большим сопротивлением к самораскрытию.


Эти особенности связаны с тем, что психологическое знание – это не то, что можно услышать и надеть на себя, как одежду. Его можно обрести только через действия, взаимодействие с другими людьми, рассмотрение того, как устроено это взаимодействие, к чему оно приводит и откуда произрастает.

Поэтому на тренинг мы обычно приглашаем людей, готовых к открытым взаимодействиям, готовых раскрываться перед другими участниками, доверять ведущему и его профессионализму, не требующим специальной подготовки или специальных усилий для вхождения в группу, в психологическую работу в присутствии других людей.

Терапевтическая работа больше показана людям, испытывающим трудности с доверием, самораскрытием, предъявлением себя и своих проблем, тем, кому необходима специальная забота о комфортном, безопасном психологическом климате, кому требуется длительное время для того, чтобы проверить, насколько они могут доверять группе и ведущему. В терапевтической группе каждый участник раскрывается по мере собственной готовности к этому, и одному может понадобиться один месяц работы для того, чтобы иметь возможность работать открыто и глубоко, другому – 10 месяцев. В терапевтическую группу обычно приходят разные участники с разной скоростью адаптации в группе. Такой принцип формирования помогает участникам, замечая трудности и успехи других, лучше осознать свои трудные и успешные места, получать больше поддержки от других участников и в успехах, и в трудностях.

Конечная цель тренинга – получить более широкое понимание темы.

Конечная цель терапевтической группы – научиться устанавливать контакты с самыми разными людьми, развить свои возможности получения удовлетворения своих потребностей в контакте с разными людьми, осознать свои внутренние препятствия, мешающие установлению удовлетворяющего контакта с другими, и преодолеть их.

Тайны за закрытыми дверями

Что же в групповой работе такого особенного, что она меняет жизнь ее участников? Приоткрою двери, заходите, знакомьтесь.

Я очень люблю группу и групповой процесс, поскольку, на мой взгляд, групповая терапия является одним из самых эффективных методов работы над межличностными и внутриличностными трудностями. Здесь я хочу «нарисовать картинку» групповой жизни так, как это вижу я, пользуясь и своим клиентским опытом, и опытом ведения групп, и теоретическими знаниями, полученными в процессе обучения и чтения литературы.

В чем заключается ценность и эффективность группы?

Для меня терапевтическая группа – это каждый раз микрожизнь, трехчасовая модель всей жизни: каждый участник проживает эти три часа так же, как он проживает свою жизнь, с теми же особенностями, препятствиями, способами коммуникаций, способами достижения целей и удовлетворения потребностей. Именно поэтому группа для меня является кладом, в котором каждый может отыскать свое сокровище – ответы на вопросы «как я живу» и «как я не живу, а отсутствую».

Группа выполняет для каждого участника ряд функций, обеспечивающих возможность увеличения участником осознавания собственных процессов, действий, ограничений, взаимодействий с другими людьми.

Я приведу лишь некоторые из тех целительных факторов, которые возможны в группе.

• Экспериментальное пространство группы. В нем те процессы, над которыми в жизни клиенту экспериментировать трудно или небезопасно, есть возможность изучать в группе, обнаруживать новые способы действовать.

• Психологическая безопасность. Атмосфера безоценочности, психологические правила безопасности группы помогают участнику актуализировать собственную систему ценностей и выработать собственные суждения о себе и о мире в противовес чужеродным, полученным в детстве.

• Поддержка в трудных переживаниях. Группа исполняет роль семьи, где каждый участник может получить поддержку даже в том случае, когда в текущий момент ему некому оказать поддержку. Эта поддержка оказывается другими участниками не только в виде сопереживания и одобрения, но и в виде конкретной помощи, информации.

• Информирование. Диапазон вопросов, возникающих у участников группы, помогает им получать от ведущего самую разнообразную информацию, функция которой – снять тревогу, вызванную недостатком знаний.

• Признание. На определенном этапе работы группы участники научаются признавать равенство себя и других в человеческих возможностях и проявлениях, осознают свое право быть уникальным и принятым другими. Здесь группа также играет роль, не выполненную когда-то семьей.

• Избавление от иллюзии «я одинок в своем горе». Огромную поддержку оказывает группа участнику, когда он узнает, что то, что он переживает, знакомо и другим, а значит – нормально, переживаемо. Избавляясь от этой иллюзии, клиент присваивает себе свою «нормальность» и освобождается от необходимости использовать свои трудности или особенности как экран от ответственности: «в моей жизни все так плохо потому, что я – белая ворона». Таким образом клиент обучается регулировать свою степень ответственности за происходящее в его жизни.

• Широчайшая палитра ценностей и точек зрения. Разность мировоззрений участников помогает конкретному клиенту расширить видение своей жизненной ситуации и обрести более гибкую систему ценностей, подвижность в том, чтобы выбирать свое отношение к происходящему в его жизни.


И у психологов, ведущих группы, и у участников групп есть различные предубеждения, касающиеся того, что такое группа, как она должна проходить, что в ней можно, а что нельзя, чем она плоха, а чем хороша. Коллекция мифов клиентов и ведущих, которые я насобирала, очень помогает мне в работе: когда я подозреваю, что у клиента есть миф о группе, а у меня – о нем, я могу быть внимательнее к тому, что он делает, какие значения он придает происходящему.

Вот популярные мифы клиентов:

• в группе нужно выкладывать о себе все, даже если не хочется;

• в группе необходимо уважать друг друга, даже если другой человек мне крайне неприятен;

• группа – это место, где людей заставляют дружить и разучивают с ними «дружественные ритуалы»;

• группа – это место, где нужно рассказывать о своих жизненных ситуациях, и ведущий (или другие участники) ответят на вопросы, которые я задам;

• в группе все определяет ведущий – как, куда и зачем будет двигаться группа;

• групповые правила придумываются тренерами и существуют для того, чтобы им было удобно работать;

• если не слушаться тренера, то он может выгнать из группы;

• в группе нужно осознавать;

• ведущий расскажет, как правильно жить и т. д.


Эти мифы, безусловно, организованы жизненным стереотипом обучения или подчинения, который участники накладывают на тренера. Вариации этого опыта многообразны, и отсюда многообразие мифов.

Реально же групповая жизнь тем и хороша, что в ней так же, как и в жизни, нет возможности предсказать события, распределить ответственность раз и навсегда и избежать трудностей. Все – как в жизни. И именно это помогает научиться справляться с трудностями сначала в группе, а потом перенести этот опыт в жизнь.

Гештальт-группы бывают разные.

Вот самые распространенные структуры групповой работы.

Обычная гештальт-группа имеет ряд традиций: первый круг, в котором каждый участник сообщает, что его волнует сейчас больше всего, «горячий» клиентский стул (вакантное место для индивидуальной работы) и сессии (индивидуальная работа) в центре круга, завершающий круг, в котором участники осознают, что именно из того, что происходило в группе, можно взять в свою жизнь.

Динамическая гештальт-группа отличается тем, что «горячего стула» нет, групповая жизнь происходит в том формате, который задают участники.

И первый, и второй вариант, который я описала, может быть структурированным, а может быть неструктурированным. Структурированная группа – это когда терапевт говорит: «А сейчас делаем то-то». В неструктурированной группе терапевт не дает заданий участникам, участники сами решают, что делать.

Тот или иной стиль ведения группы зависит, на мой взгляд, от двух главных вещей:

• от личности и предпочтений ведущего;

• от задач, которые ставит на данном этапе развития группы перед собой ведущий.


В своем развитии группа проходит несколько этапов.

1. Знакомство. Задача этого этапа – помочь людям лучше узнать друг друга, сориентироваться в основных ценностях друг друга и занять свое место в группе. Обычно группа игнорирует этап знакомства, превращая его в формальную процедуру. Я делаю акцент на том, что чувствуют участники, когда оказываются в этой обстановке, как на них влияет знакомство. Для этого я фокусирую внимание группы на следующих вопросах:

• чувствуете ли вы себя ближе, более знакомыми, чем раньше? Если да – то что вам помогло? Если нет – то что вам мешает или чего вам не хватает?

• что для вас меняется, когда вы узнаете друг о друге какую-то информацию?

• какую именно информацию о других вы сами хотите узнавать и для чего?

• какую именно информацию вы сами о себе хотите сообщать и для чего?

• что вы не хотите сообщать о себе и в связи с чем?

• что вы не хотите слышать от других и в связи с чем?

• с какими трудностями вы сталкиваетесь, когда расспрашиваете других или рассказываете о себе?

• что вас останавливает спрашивать что-то у других прямо или сообщать что-то о себе прямо?


Вы можете задать себе эти вопросы, когда вы вступаете в отношения. Ответы на них могут помочь вам в понимании того, как вы строите отношения с людьми и что вам мешает строить те отношения, которые вас удовлетворяют.

Я считаю этот этап очень важным, поскольку именно в нем, на мой взгляд, кроется масса возможностей для групповой работы. Я много раз сталкивалась с тем, что и клиенты, и тренеры считают этот этап обычно чем-то подготовительным, однако в нем самом уже содержится вся информация, все ресурсы для терапии.

Отвечая на перечисленные вопросы, участники осознают:

• как они обычно игнорируют окружающую среду и, вследствие этого, плохо ориентируются в выборе подходящего для себя человека;

• какие родительские послания и идеи формируют их неразборчивость;

• какие проекции организуют их восприятие;

• какие конкретные неактуальные способы у них есть, чтобы начинать и устанавливать отношения;

• какую традиционную роль они обычно занимают в коллективе, почему и зачем.


2. Узнавание глубоких различий в мировоззрении, самовыражении, ценностях, восприятии окружающего и себя самих.

Обнаружение этих различий становится возможным только после того, как людям действительно удалось познакомиться, встретиться друг с другом и установить атмосферу доверия в группе. На этом этапе групповой работы уникальность каждого вызывает самые разные чувства у членов, и таким образом удается обнаружить, с помощью придавания каких смыслов и значений индивидуальным особенностям участников они формируют свою реакцию на эту уникальность.


3. Принятие различий. Этот этап для меня самый, пожалуй, трогательный и ценный, поскольку именно в нем участники начинают относиться с уважением к своей и чужой уникальности, обучаются конфронтировать не с личностью другого, а с его моделями поведения, расширяют собственное мировоззрение о своих и чужих особенностях, правах, возможностях.

Эти этапы случаются, разумеется, не сами по себе, а благодаря фасилитации тренера, который наблюдает, обнаруживает, усиливает и предъявляет групповые процессы группе.

Групповыми процессами я называю выпуклые, выдающиеся групповые события, возникающие под влиянием внешних событий или внутренних процессов участников. Среди них можно выделить предсказуемые процессы и непредсказуемые процессы.

Предсказуемыми событиями, вызывающими групповые процессы, являются следующие:

• начало группы;

• вход в группу новых участников;

• выход из группы участников;

• долгое отсутствие некоторых участников;

• неожиданная отмена или перенос занятий;

• конфликты между участниками;

• глубокие самораскрытия участников с предъявлением шокирующих интимных подробностей;

• изменения, происходящие в жизни участников;

• изменения в поведении участников в группе;

• последний месяц занятий в группе.


Непредсказуемые события: внезапный уход из группы одного из участников, любые сильные эмоциональные предъявления участников, внезапные внешние события (визит посторонних в группу, например, или другие форс-мажорные обстоятельства), неожиданное обнаружение участниками общих знакомых, нарушение кем-то из участников правила конфиденциальности, приведшее к последствиям, которые стали известны группе.

Любые события (и предсказуемые, и непредсказуемые) являются нормальными и естественными, однако не следует их недооценивать, поскольку любое событие меняет групповую жизнь даже в том случае, если участники «не подали виду», что оно их как-то задело. Поэтому я считаю важным делать в группе акцент на обсуждении произошедшего события. На мой взгляд, если событие не было достаточно открыто обсуждено, случается утаивание «секретных» реакций и, как следствие – увеличение дистанции между участниками. Под «секретными реакциями» я здесь понимаю значение, которое озвучил терапевт Боб Резник: «Приватность – это частные события моей жизни, а секретность – это укрывание чего-то, что есть между нами».

Группы бывают закрытые и открытые.

Закрытая группа формируется один раз, в один день (или в течение трех-четырех занятий) и закрывается для входа новых участников. Преимущество такой группы – постоянный рост известности участников друг для друга, стабильность и безопасность групповых процессов. Такая атмосфера способствует более глубокому самораскрытию участников.

Открытая группа формируется в течение 1–4 занятий и после это срока в случае, если кто-то из группы выбывает, в группу может быть принят новый участник на место ушедшего. У этой группы тоже есть ряд преимуществ:

• групповые процессы приближены к реальным взаимоотношениям в жизни, поскольку участники периодически меняются;

• группа регулярно проходит через все этапы своего развития по спирали, помогая участникам обнаружить, как изменился их способ знакомиться, узнавать друг друга и принимать различия с прошлого раза, что поддерживает участников в том, что они меняются;

• участники лучше адаптированы к появлению новых людей и могут применить эти навыки в жизни;

• участники несут на себе больше осознанной ответственности за степень своего самораскрытия и хорошо обучаются регулировать его, осознанно выбирая реальные причины для сокращения или увеличения самораскрытия или выбор способов и тактики самораскрытия;

• постоянное обновление группы помогает групповой системе развиваться, впитывая с приходом новых участников новые способы видеть мир.


Ведущие групп тоже бывают разными и занимают разные позиции по отношению к участникам.

1. Родительская позиция. Тренер заботится о том, чтобы каждому участнику хватило внимания в группе, является посредником в конфликтах участников, переводчиком между участниками в моменты взаимного непонимания.

2. Позиция Равного. Тренер наравне с участниками делится своими наблюдениями, осознаваниями и опытом.

3. Позиция Наблюдателя. Тренер минимально включен в групповой процесс, живет в группе как бы «за кругом», включаясь только в случае крайней необходимости или для того, чтобы поделиться увиденным им значимым групповым явлением.

В психологической группе, в отличие от обычной жизни, действуют определенные правила поведения, призванные оберегать личное пространство каждого из участников. Групповой эффект вызван еще и тем, что присутствие других людей при терапии увеличивает воздействие упражнений и методов. Потому что если вы делаете что-то в присутствии другого человека, это становится более важным и ценным для вас.

Решение проблем на кухне

Я часто пользуюсь услугами таксистов, а таксисты, как известно, бывают очень любопытными. Иногда меня спрашивают, чем я занимаюсь, и я отвечаю, что я психолог. Довольно часто я слышу на это: «А, психолог! Да все это ерунда! Самый лучший способ решить проблему – это выпить водки с другом на кухне», на что я обычно отвечаю: «Именно поэтому Россия – страна алкоголизма».

Так чем психологическая помощь отличается от обычных посиделок?

Большинство людей в обычной «кухонной беседе» не предполагают, что человек, задающий вопрос или обращающийся за помощью, имеет в виду свою ситуацию, которую он видит по-своему. И как именно – мы об этом можем только догадываться. Подменять индивидуальную ситуацию конкретного человека своим представлением о ней и предлагать свой опыт – это все равно что заставлять другого человека смотреть, как вы обедаете, пытаясь тем самым его насытить. У него есть свой конкретный опыт, и только разрешив его по своему собственному сценарию, он может быть удовлетворен.

Опыт берет большую плату за учение, но и учит он лучше всех учителей.

Томас Карлейль

Если вы не имеете специальных навыков для психологической помощи, то самое лучшее, что вы можете сделать для другого, – это эмоционально поддержать его. Советы и рассказы о том, как это было у вас, помогают крайне редко.

Я осуждаю не слова, эти отборные и драгоценные сосуды, а то вино заблуждения, которое подносят нам в них пьяные учителя.

Аврелий Августин

Психолог не использует для разрешения ситуаций клиентов свой личный опыт, то есть не говорит вам «так, как я, поступать правильно, а так, как ты, – неправильно», поскольку сам является не образцом правильного поведения, как часто думают, а хранителем знаний о способах изменения тех или иных ситуаций. Естественно, что психолог, который устроил свою собственную жизнь, успешен и здоров, гораздо более привлекателен, чем психолог, который просто обладает теоретическими знаниями, но и стоит он дороже. Поэтому естественно, что он может поделиться с вами своим опытом, но не для того, чтобы вы поступали так же, как он.

В бытовой беседе обычно время не ограничивается специально (например, вы не говорили своей соседке, что будете слушать ее 50 минут, после чего к вам приходит другая соседка), и вы не берете денег за выслушивание соседа. Таким образом, в бытовой беседе никто из участников не несет никакой ответственности за происходящий процесс. Тогда как если ограничить время, то тот, кто решает проблему, может не ходить вокруг да около, а сразу перейти к самому важному, зная, что он платит деньги за это время. Поэтому часто бытовые беседы не бывают эффективны, это переливание из пустого в порожнее.


Посещение дорогих кабаков – все равно что лечение у дорогого психотерапевта. Человек понимает, что если он САМ не будет веселиться (в первом случае) или САМ разбираться со своими проблемами (во втором), то он зря потратит деньги.


Тем не менее просто эмоциональная дружеская поддержка играет огромную роль. Часто, когда клиенты приходят ко мне, я очень заинтересована в том, чтобы у моего клиента был такой круг знакомых, и если его нет – в том, чтобы помочь в его организации.

Кроме всего прочего, при помощи бытовых бесед совершаются самые различные манипуляции с тем, кто просит помощи: ему помогают, естественно, не бескорыстно, а за необъявленную плату в виде ожидаемого поведения. Терапевту же достаточно денег. И чем более самостоятельным человеком становится клиент, тем больше пользы получает сам терапевт – в виде рекомендаций, например.

И если человек действительно обучается находить решения самостоятельно, опираться в своей жизни преимущественно на себя, это дает ему:

1. Уверенность в своих силах.

2. Самодостаточность и независимость.

3. Свободу в выборе решений.

Эффективность психологической работы можно почувствовать только на себе, в процессе решения с психологом личных проблем. Ответ на любой вопрос – это сложный алгоритм с множеством ветвей, по которым мы с клиентом ходим, ища дорогу к конечной цели – к реализации его желания, его потребности.

Если вы хотите более глубокой психологической работы, то очень важно доверять человеку, который будет «разруливать» ваши проблемы. Различные тренинги и психологические конференции дают наилучшую возможность увидеть этих людей, пообщаться с ними и составить свое мнение: хочу ли я рассуждать о моей жизни с этим человеком? Могу ли я ему доверять? Нравятся ли мне его методы? Если вы имеете слабое представление о различных видах психотерапии, обратитесь к литературе. Сейчас издается много книг о различных подходах к проблемам взаимоотношений и внутренних конфликтов. Почитайте, послушайте, посмотрите и спросите себя – подходит ли вам то или иное. А дальше все очень просто: набираете номер телефона и говорите о том, куда и к кому вы хотите записаться. Не забудьте сразу узнать стоимость занятий и прочие условия. И не огорчайтесь, если облюбованный вами тренинг начинается не завтра, а через месяц. Это и будет проверкой устойчивости вашего намерения меняться и менять свою жизнь.

Чтобы сделать в мире что-нибудь достойное, нельзя стоять на берегу, дрожа и думая о холодной воде и опасностях, подстерегающих пловцов. Надо прыгать в воду и выплывать, как получится.

Сидней Смит

Если вы пришли к психологу, то первый ваш вопрос должен быть не о том, что он заканчивал, а о том, что он умеет.

Пусть он расскажет вам, с какими проблемами работает, каких успехов достигает, какими способностями обладает и как может быть вам полезен. Однако, кроме этого, вы на первой консультации можете выяснить профессиональный уровень психолога, выражающийся во вполне определенных качествах: умении слушать и слышать то, что вы говорите (именно говорите, а не имеете в виду).

Основная роль терапевта – беспристрастный свидетель, который говорит вам о том, что он видит. Гештальт-терапевт помогает человеку осознавать, что именно он делает прямо сейчас и как это связано с его проблемами.

– Смотрите, – сказал он. – Я уже объяснял вам как-то, что заблудившаяся психическая энергия может принять форму любой мании или фобии.

Мой метод заключается в том, что мы рассматриваем такую манию или фобию исходя из ее внутренней логики. Грубо говоря, вы говорите, что вы Наполеон.

– Я этого не говорю.

– Допустим, что говорите. Так вот, вместо того, чтобы доказывать вам, что вы ошибаетесь, или устраивать вам инсулиновый шок, я отвечаю: очень хорошо. Вы Наполеон. Но что вы будете делать? Высаживаться в Египте? Вводить континентальную блокаду? Или, может быть, вы отречетесь от престола и тихо вернетесь к себе в Корсиканский переулок? И уже из того, как вы ответите на этот вопрос, будет следовать все остальное.

Виктор Пелевин. Чапаев и Пустота

Терапевт не может стать замещающим объектом по удовлетворению потребности клиента (другом, любовником, советчиком), поскольку в этом случае терапия прекращается, начинаются личные отношения, в которых клиент не развивается и не решает свои проблемы. Это объясняется тем, что решить проблему может только сам человек, и это зависит не от того, как он меняет свое окружение, а от того, как он выстраивает отношения. Даже в рамках одного и того же окружения можно изменить свою жизнь. И это полезнее и эффективнее, чем поиск «обстоятельств» и «условий» для изменения.

Терапевт может настаивать на чем-либо, и если он это делает – значит, у него есть для этого терапевтические основания. Однако если вам это не по нраву – вы имеете полное право отказываться от того, что он вам предлагает, это нормально и естественно! Когда вы платите деньги – вы вправе знать, за что вы платите. В беседе же на кухне, возможно, из страха разрушить отношения вы и не откажете там, где бы хотелось отказать.

Терапевт не должен стремиться к собственному удовлетворению от сеанса. И точно он будет стремиться не к тому, чтобы вы получили кайф от общения с ним, если, конечно, он не преследует при этом дополнительных выгод. Например, не рассчитывает таким образом завлечь вас на максимальное количество сеансов, чтобы побольше на вас заработать, или не решает вопросы организации своей личной жизни, имея вас в виду. Такой стиль поведения скорее характерен для друзей и подруг. Часто помощь, которую мы оказываем друг другу, раздавая советы, на самом деле обусловлена желанием понравиться. Свобода выбора – основа гештальт-терапии. Когда вы приходите в магазин, вы сами решаете, чего и сколько купить для ужина. И в терапии то же самое: вы сами делаете выбор, сколько и чего вам надо, терапевт не может знать этого лучше вас. Он лишь предлагает условия, и вы сами решаете, подходит ли это вам, соглашаясь или отказываясь. В кухонной беседе часто может оказаться, что вы вынуждены принять что-то от другого человека, иначе испортите отношения.

Охотник достаточно умен для того, чтобы не надеяться, что добыча, которую он выслеживает, просто вежливо подойдет к нему и случайно свалится в котел с супом.

Теун Марез

Терапевт во время сеанса занят не только тем, что говорите вы, он осознает, что он видит, осознает, что он слышит, и осознает, что он думает, – только так он может объективно оперировать информацией, которую получает от вас, не загромождая ее своими психологическими проблемами. Терапевту важно следить за собой, чтобы исключить влияние своей личной истории и своего личного психологического багажа на вашу терапевтическую ситуацию. Иначе чем может быть полезен клиенту терапевт, поведение, мышление и действия которого диктуются ему его собственными проблемами и тем, что он ищет в клиенте?

В идеале терапевт должен оставаться «пустым», «его внимание должно течь свободно, а сам он не должен иметь комплексов», говорил Зигмунд Фрейд. Но такого идеального терапевта не существует, а если бы и существовал, то был бы, скорее всего, регистрирующей и вычисляющей машиной, а не человеком (хотя существует немало людей, которые предпочли бы человеку такого «терапевта»). Он был бы свободен от личных забот, ограничений и предпочтений, одним словом – от самого себя.

Реальный терапевт неизбежно обнаруживает в терапевтической ситуации собственную личность и свои предпочтения. Между терапевтом и клиентом на самом деле не существует качественной разницы, но и равенства тоже нет. Есть большая или меньшая свобода от ограничений, качественно разный опыт в решении психологических проблем и подходов к ним, а также уровень знания психологической природы человека.

Хороший терапевт должен быть эмпатичным, то есть чувствовать резонанс с клиентом в его чувствах. Однако если он растворяется в клиенте, отождествляет себя с ним, полностью сосредоточив свое внимание и интерес на клиенте и его реакциях, исключив из поля своего внимания самого себя, то он лишается своего основного инструмента – интуиции и чувствительности к тому, что происходит с клиентом. Если цель терапии – научить клиента искать опору в самом себе, то чрезмерная поддержка лишит его самостоятельности. Таким образом, терапевт должен отслеживать свои собственные реакции на поведение клиента, чтобы не попасть в психологическую ловушку: поддерживая клиента, не превратить терапию в «жилет соседки».

Для того чтобы психолог был чувствительным и не привносил своих проблем в работу с клиентом, он проходит несколько лет своей личной терапии. Поэтому при выборе психолога одним из критериев для вас может стать именно этот факт: проходил ли ваш психолог личную терапию. Минимальный объем для профессионала – 100 часов, оптимальный – 500 часов личной терапии.

Глава 8

Итоги

Основные принципы

В заключение подведу итог и перечислю принципы гештальт-терапии, которые постулируются в этой книге.

1. Вы уже знаете все, что вам нужно знать для того, чтобы вести совершенно удовлетворяющую, счастливую и эффективную жизнь. В течение жизни вы проходите настоящий курс обучения межличностным отношениям. Однако вы не имеете доступа к этим знаниям, поскольку в нашем обществе многое запрещено моралью. Запрещено делать и чувствовать то, что вы хотите делать и уже чувствуете. Это негласные запрещения, это сложившиеся устои, в результате которых вы не имеете права получать ту или иную информацию, которая поступает к вам через органы чувств. Вы научены не применять свою мудрость и интуицию. Задача гештальт-терапии – разблокировать и отпереть эти знания.

2. Весь ваш опыт хранится в вашем теле. Ваши мышцы сохранили ваши импульсы (например, ударить кого-нибудь, как реакция гнева) так же, как сохранили и каждое воздержание от реализации подобного импульса. Поэтому вопрос, с чем работать – с прошлым или настоящим, – не имеет смысла. Вы присутствуете здесь и сейчас вместе со всем вашим опытом и вашими трудностями.

3. Если вы можете сформулировать вопрос – вы получаете ответ. Если вы можете сформулировать запрос – вы начинаете его осуществлять.

4. То, что вы говорите, прямо связано с тем, что происходит с вашим телом. И если вы осознаете то, что происходит с телом, вы можете получить более полную информацию о самой ситуации и на ее основе увидеть возможности для ее изменения.

5. Гештальт-подход состоит в том, чтобы помочь вам прийти к собственным формулировкам. Ничто из того, что я знаю о вас, не имеет такой ценности, как то, что вы знаете о себе сами. Если у меня и есть какая-то гипотеза о том, что происходит с вами, это не имеет отношения к вам, поскольку моя гипотеза может быть верна только в контексте моего опыта, а не вашего. Если же вас интересует, как поступаю я в таких случаях, – спросите меня об этом, и я отвечу. Но это не будет решением вашей проблемы.

6. Способ повышения своего знания о себе – это осознавание себя, своих чувств и побуждений.

Сценарий и режиссура вашей жизни

В режиссуре существует принцип-схема, по которому определяют сверхзадачу произведения. Сверхзадача – это та основная мысль, эмоция, мораль, которая должна родиться у зрителя, наблюдающего постановку. Вот, например, смотрите вы «Бесприданницу» Островского и думаете: да, во всем виновата бедность, потому что именно такова была сверхзадача режиссера. Конечно, вы внесли свою лепту в понимание этой сверхзадачи – своим мировоззрением, взглядом на жизнь. А вот стоит посмотреть работу другого режиссера по тому же самому произведению, и вы скажете: какая там бедность! Это только безволие и следование социальным стереотипам делает Ларису несчастной! Вы согласитесь с этой трактовкой, потому что другим режиссером была поставлена такая сверхзадача.

Определение сверхзадачи – основное действо при анализе произведения режиссером, потому что от характера сверхзадачи зависит средство ее решения – игра, декорации, музыка, создающие у зрителя ту или иную эмоцию.

Схема этой работы такова. Сначала режиссер читает произведение и определяет основных действующих лиц, с помощью которых будет выводить сверхзадачу. Затем он выделяет основные события, определяющие сюжет. Затем рассматривает взаимосвязи между героями, их влияние на развитие сюжета, характеры. И уже потом дает задания актерам, художникам, композиторам и всем участникам творческого процесса, совместные усилия которых позволят ему реализовать поставленную сверхзадачу в спектакле.

Анализ сценария вашей жизни, ваших неудач и болезней повторяет этот процесс. Стоит описать, как устроено ваше взаимодействие с миром и какова ваша личная история, и становится понятно, откуда берутся трудности и болезни, повторяющиеся ситуации и образ действий.

И точно так же, представив себе ту задачу, которую вы хотите реализовать в жизни, вы можете расписать для себя все то, что понадобится для создания сценария, который вам необходим. В этом творчестве опирайтесь прежде всего на себя и свое мастерство жить, и тогда вокруг вас не будет разочарованных, ненужных, несчастных, обременительных, нечестных, подлых и глупых людей. Потому что хорошими или плохими людей вокруг нас делают, в первую очередь, наши ожидания.

Перлз утверждает, что изучение способов функционирования человека в его среде – это изучение того, что происходит на границе контакта между индивидуумом и средой. Наши мысли, поведение, действия и эмоции – это способ переживать и встречаться с событиями на границе контакта.

Молитва гештальтиста

Я – это я. Ты – это ты.

Я в этом мире не для того, чтобы жить в соответствии с твоими ожиданиями.

А ты – не для того, чтобы жить в соответствии с моими.

И если нам удалось встретиться – это прекрасно.

А если нет – этому нельзя помочь.

Магические вопросы

Для того чтобы у вас, дорогие читатели, был инструмент для работы над собой, хочу предложить ряд вопросов, которые помогут вам исследовать свои проблемы. Эти вопросы вы можете задавать себе, когда захотите понять, что с вами происходит и куда вам двигаться. Каждый ответ является подсказкой.

• Как твой организм откликается на твои мысли, на то, что ты говоришь?

• Что для тебя это значит?

• Что это было для тебя?

• Что ты получил от этого?

• Что ты делаешь с этим?

• Что собираешься делать?

• Что ты берешь из этого в свою жизнь?

• Что ты ждешь от этого?

• Как ты собираешься это получить?

• Как ты этого не делаешь?

• Как именно ты это чувствуешь?

• Как ты это определяешь?

• Как ты это видишь, по каким признакам?

• Как ты это делаешь?

• Как это тебе? Нравится? Не нравится? Согласен? Не согласен?

• Что тебе не нравится? Что тебе нравится?

• Что для тебя происходит, когда ты так чувствуешь?

• Зачем тебе это нужно?

• Для чего?

• Что случилось сейчас с тобой?

• Какая тебе необходима поддержка? В чем она может выражаться?

• В чем ты сейчас особенно нуждаешься?

• Что он (она) может дать тебе в оставшееся время вашей встречи?

• Является ли для тебя это поддержкой от человека или нет?

• Что тебе прямо сейчас, в этой ситуации, даст почувствовать себя поддержанным?

• А сейчас как тебе он (она)?

• Как он (она) смотрит? Как сидит по отношению к тебе?

• В самом ли деле он (она) так к тебе относится, как ты думаешь?

• Каким образом одно может быть связано с другим?

• Что произошло бы, если бы вы сделали …? Что препятствует вам …?

• Что бы случилось, если бы вы сделали (не сделали) …?

• Что заставило вас подумать, что …?

• Каким конкретно образом одно вызывает другое? Что должно произойти такое, чтобы одно не было вызвано другим? Как именно вы заставляете себя реагировать таким способом на то, что вы видите или слышите?

• Вы хотите, чтобы…?

• Как вы пришли к такому выводу?

• Кто высказал данное суждение и на чем он основывался, делая его?

• Существуют ли предметы, нарушающие данное правило? Было ли когда-нибудь время, когда…?

• Как именно вы узнаете, что …?

• Какова твоя потребность?

• Доверяешь ли ты тому, что видишь/слышишь?

• Готов ли ты подойти к этому ближе?

• Что тебя останавливает говорить об этом?

• Что ты хочешь получить нового?

• Какова твоя идеальная картинка, которая могла бы удовлетворить твое желание? Что препятствует ее реализации?

• Как ты поймешь, что это – результат?

• Что будет для тебя окончанием (началом)?

• Что в этом важно для тебя?

• Что с тобой происходит, когда ты видишь это (слышишь это, думаешь об этом)?

• Есть ли еще что-то, что тебе необходимо сделать или сказать сейчас?

• Получаешь ли ты то, что хотел при этом?

• Чего бы ты точно не хотел?

• А если это будет?

• Какой ты при этом?

• И как ты себе такой?

• Есть ли для тебя различия в том, кому ты об этом говоришь?

• Чем своим реагируешь на это?

• Какой у тебя смысл из этого?

• Вырази это позой, телом.

• Каким образом ты извлекаешь именно такой смысл из этих событий или действий?

Моя переписка с читателями

Не следует обманывать себя верой в то, что мы способны изменять свою жизнь постепенно, так как подобные изменения не являются подлинными переменами – это всего лишь способы, которые мы изобретаем, чтобы наши старые привычки выглядели более свежими и принаряженными. Важно понимать, что, для того чтобы изменение было действенным, оно должно быть трезвым, то есть сделанным сознательно и добровольно.

Теун Марез

«Нина, расскажите, как вы, профессиональный танцор, пришли в психологию? У меня бальные танцы, как и любой другой спорт, ассоциируются с палочной дисциплиной. Вы и сами, наверное, прошли эту школу. Сейчас «палочность» не проскакивает? Я имею в виду на бессознательном уровне – то есть, например, в ваших личных отношениях – не бывает так, что, вместо того чтобы компромисс найти, рубите напрямую?»

В бальных танцах нет «палочности». Так что я такой школы не проходила. Бывает, что и рублю, но не это решает, быть или не быть компромиссу.

О моем «пути» в психологию. С детства я была очень читающей девочкой (с 4 лет), а поскольку физически развита не была ввиду астенической склонности к простудным заболеваниям, все свободное время проводила за книгами. Мама – кандидат психологических наук, почитать в доме было что. Меня интересовали отношения между людьми и почему одни других не понимают, ведь вроде все на одном языке говорим.

В моей жизни произошло много событий, благодаря которым мне пришлось задуматься о жизни, в том числе бедность, горе, потери, измены, крах мечтаний и надежд.

Когда я начала тренировать учеников (в спортивном танце), столкнулась с рядом проблем психологического свойства и начала изучать литературу и чужой опыт в отношении психологии спорта и психологии танца. Набирала понемногу и свой опыт. По психологии танца не нашла вообще ничего и потому принялась выводить закономерности сама. В это время я уже училась в СпбГУП на балетмейстера, где профилирующим предметом была режиссура танца. Режиссуре без психологии никуда, и это обучение мне тоже многое дало. Многие из моих друзей имеют психологическое образование – круг общения тоже сделал свое дело.

Рассматривая проблемы танцевального спорта с психологической точки зрения, пришла к выводу, что в основе любой проблемы лежит даже не специфика деятельности, а мировоззрение человека. И оно, мировоззрение, и проблемы, из него вытекающие, и интерес к методам решения оных проблем побудили меня заняться психологией профессионально, поступить учиться на гештальт-терапевта, выбрав, таким образом, то направление психологии, которое мне больше всего импонирует.

«Нина, у меня трагедия! Мужчина, которого я любила, совершенно неожиданно женился на другой. У нас были близкие и, как мне казалось, очень откровенные отношения. Я не знаю, как жить дальше, как верить людям, как выйти из состояния безысходности».

То, что произошло, было спонтанно для вас, а не для него. Вполне возможно, он не был с вами откровенен. Некоторым мужчинам нравится, когда их любят несколько женщин сразу. Близкие отношения в течение жизни возникают с разными людьми, кому-то не все равно будет, что вы чувствуете, когда он ведет себя так-то или так-то, если вы научитесь об этом с ним говорить. Жизнь не кончается, когда мы расстаемся даже с очень любимыми людьми, даже когда они умирают. У каждого из нас всегда есть шанс начать все сначала, с чистого листа, учтя промахи, ошибки, закалив сердце. Для вас, возможно, это была тренировка будущих отношений. Отпустите этого человека из своего сердца, если он не хочет в нем жить.

«Как вы понимаете эту притчу?

Заболел один человек проказой и пошел к пророку на излечение. На полпути встречает его гонец от пророка и вручает записку, а там написано: «Искупайся семь раз вместе со стадом в водах Иордана, и все пройдет». Прокаженный сказал, что купался и в более чистых водах, нежели в этой грязной и вонючей речке, на что гонец ответил: «Послушай пророка». Мирянин послушался, искупался и стал здоров».

Притча взята вами из какого-то контекста, без которого смысл может быть искажен, но то, что я в ней увидела, может значить примерно следующее, на мой взгляд: грязь (унижение, может быть) тоже может иметь лечебные свойства. Многие наши болезни происходят от гордыни, способность принять удар ниже пояса, бывает, помогает избавиться от гордыни, а следовательно, и от болезни, которую она породила.

«Нина, Вы говорите, что нужно воспринимать людей такими, как они есть, с их желаниями, достоинствами и несовершенствами. К примеру, моего сына, ему 14 лет. Он не хочет убирать свою комнату уже 2 года, бардак там ужасный, и не дает мне показать, как это сделать лучше. Жена и теща говорят: «Он вырастет и все поймет». Что же выходит: я не должен стараться его изменить, воспитать в нем лучшие качества человека? Нина, я не согласен с вами, я считаю, что нужно и необходимо менять «обустраивать-перестраивать» свой окружающий мир и стараться положительным способом влиять на окружающих вас людей. («Жить в обществе и быть вне общества невозможно».) Другое дело, если вы не находите в окружающих людях соратников, поддержку и желание к лучшим изменениям. Тогда, конечно, возникает большой вопрос: «Что делать?»

Никто не отказывает вам в праве поступать с миром и людьми так, как вам заблагорассудится, другой вопрос: позволит ли мир и другие люди вам их изменить? Как они на это отреагируют? Есть разные способы воспитывать детей. И воздействие приносит порой прямо противоположный результат. Что каждый из нас вкладывает в понятие «изменять», «воспитывать»? Я хочу, чтобы моя дочь научилась в жизни сама решать проблемы, ни от кого не попадая в зависимость. Хочу, чтобы она не боялась трудностей, чтобы ничто не ставило ее в тупик и не вгоняло в депрессию, чтобы во всем она стремилась найти выход. И все качества, которые я пытаюсь в ней развить, направлены на это. Все поведение, которое мы пытаемся формировать у ребенка, имеет смысл только тогда, когда оно решает задачи его жизни, а не упрощает жизнь окружающим. Если подойти к воспитанию с этой точки зрения и сместить акценты со «смотри, как надо» на «вот для чего это нужно тебе, а не мне», возможно, у вас это будет получаться лучше. На самом деле, сколько людей (детей), столько и способов взаимодействия с ними (именно взаимодействия, а не одностороннего воздействия, потому что одностороннее воздействие, как правило, вызывает противодействие, что и выражается в поведении вашего сына). Мы все совершаем ошибки, учимся быть родителями, никто не может считаться идеальным родителем до тех пор, пока не воспитает хоть одного самостоятельного взрослого человека, и то, как правило, первый бывает только тренировкой, а применить знания удается в полной мере только на втором…

«Нина, что Вы думаете о знакомствах с помощью Интернета? Как думаете, можно ли там найти вторую половинку?»

На мой взгляд, человек способен раскрыться в письменном общении. По крайней мере, можно понять, кто перед вами, чтобы решить, надо ли встречаться. Вероятно, не все так думают. Вторую половину можно найти где угодно, смысл не в том, где искать, смысл в том, чтобы уметь ее рассмотреть в человеке, который вам встретился. Ведь вторая половина бывает не видна с первого взгляда, а только в процессе отношений выясняется, что этот человек – именно тот, о ком вы мечтали, его вам не хватало для полного счастья, он подходит вам, как ключ к замку, с ним вы можете почувствовать всю полноту жизни. На всех нас скорлупа защит. Важно увидеть за скорлупой созданную для вас душу. И это бывает невозможно сделать, не открыв свою душу перед другим.

«Важно любить человека всяким и всегда, но не жалеть при этом никогда» – Нина Рубштейн. А вот я с этим не согласна. Иногда любовь проявляется так, что это можно назвать издевательством, и заставляет любимого человека страдать, а вот если человека любишь и заодно жалеешь, то не хочется, чтобы любимый страдал и переживал лишний раз. Разве не так?»

Я имела в виду, не жалеть о том, что любишь. Не жалеть себя за то, что делаешь для любимого человека все, что хочешь делать. Ведь это – ваш личный выбор, как поступать.

«С огромным интересом читаю ваши статьи, на все 100 % согласен почти со всем. Но у меня есть ряд нестыковок по некоторым вопросам. Так, например: позволяя человеку делать то, что он хочет (это его законное право), понимаешь, что он, пользуясь этим, лишает тебя точно такого же права, и ты становишься перед выбором – либо подчиниться, либо действительно делать что хочешь (как правило, второе приводит к негативным последствиям). Как поступать в таких ситуациях?»

Взрослого человека никто и ничего не может лишить, если только он сам не позволит, чтобы кто-то его в чем-то ограничил. Рассмотрите последствия своего выбора в пользу своего желания так поступить: настолько ли они негативны? Что для вас важнее: поступать так, как вы считаете нужным, или оставаться всегда в безопасности, жертвуя своим правом поступать так, как хочется? Выбор НИКОГДА не бывает безболезненным. У каждого решения есть своя негативная сторона. Выберите ту, которая вам больше нравится. Из двух зол – меньшее. Кроме того, когда наши интересы не совпадают с интересами другого, мы часто совершаем ошибку: сообщаем другому человеку только об одной стороне происходящего. Например, или о том, что мы уважаем его, или о том, что мы уважаем себя. Диалог может состояться только в том случае, если вы можете признать важной позицию и другого, и свою, и предъявить их обе для поиска компромисса.

«Я в браке почти 15 лет. Вскоре после замужества поняла, что совершила ошибку – мне с мужем откровенно скучно. Он, конечно, неплохой человек – стремится заработать, не пьет, не гуляет, что называется. Но его духовная организация абсолютно примитивна, мало знает (хоть и с высшим образованием), мало читает. Я пыталась что-то изменить в своей жизни – развестись, найти другого мужчину, но по разным причинам ничего не вышло. Сейчас мне почти 38 лет, и я со страхом думаю, что «поезд ушел» и оставшиеся годы я проведу с человеком, к которому ничего, кроме сестринских чувств, не испытываю. Страшно! Что делать?»

У вас всегда есть выбор – жить с человеком или нет. Это не значит, что, оставив одного, вы обязательно должны найти другого. Что мешает вам оставить вашего мужа? Почему вы с обреченнностью говорите: «проведу с человеком, к которому ничего, кроме сестринских чувств, не испытываю»? Можете ведь и не проводить! К сожалению (или к счастью), я не могу дать вам рекомендации, с кем дружить, а с кем нет, вы должны решать это сами. Я лишь могу обратить ваше внимание на то, чего, возможно, вы не видите в своей ситуации, и тем самым помочь вам найти правильное решение.

«Здравствуйте, у меня возникла маленькая проблема. Мне всегда нравятся парни, неуверенные в себе, которые не делают первый шаг к знакомству. Сама я девушка вроде уверенная в себе, но тоже не могу заставить себя первой идти на отношения, хочется, чтобы парень взял инициативу на себя. К тому же я не уверена, нравлюсь я ему или нет. В общем, моя проблема может показаться глупой, но просто со мной постоянно это происходит на протяжении всей моей молодости (мне 21 год). Может, мне нужно что-то изменить в себе, чтобы ко мне не боялись парни подходить? Дайте какой-нибудь совет».

Вам необходимо решить: нравятся ли вам парни, неуверенные в себе (а такие НИКОГДА не подойдут первыми), или вам нравятся парни, уверенные в себе, которые берут на себя инициативу. Уже отталкиваясь от этого, вы можете выстроить свой стиль поведения. Либо научиться налаживать отношения с неуверенными парнями, все-таки проявляя инициативу, либо научиться привлекать к себе уверенных парней. К сожалению, неуверенного в себе парня, время от времени берущего на себя инициативу, вы вряд ли встретите, неуверенный он потому и неуверенный, что ему страшно принимать решения и отвечать потом за то, что из этого получится.

«У меня часто в последнее время возникают конфликты с руководителем и одним из его заместителей. Весь остальной коллектив, включая других заместителей, относится ко мне великолепно, признавая мои профессиональные заслуги. Но эти двое постоянно меня в чем-то обвиняют, даже в тех вопросах, которые не относятся к моему ведению. Руководитель не отпускает меня с этой работы, но при этом создает крайне тяжелые условия и распространяет вне коллектива обо мне негативное мнение. Хотелось бы узнать о причинах его поведения и способе выхода из этой ситуации».

Вы можете прямо спросить об этом его, а не меня, потому что ответ знает он, а не я. Возможно, есть какая-то интрига… А возможно, что вы неадекватно воспринимаете ситуацию. В данном случае с ваших слов сложно понять, о чем идет речь, не имея представления о подробностях.

«Ситуация такова: я дружу с молодым человеком. Если в начале нашего знакомства он был безразличен мне, то через какое-то время стал мне дорог. Но есть одна проблема. Дело в том, что он из семьи, где все решения принимает глава семьи, то есть отец. На мой вопрос, есть ли у нас будущее или нет, он либо уклоняется, либо говорит, что никто не может знать, что его ждет в будущем. Несмотря на хорошее отношение ко мне, присутствует некая сдержанность, которая делает меня неуверенной. Т. е. не имея однозначного ответа, я не знаю, как поступать в данной ситуации: расставаться с ним я не хочу, а продолжать – значит, быть в раздумьях о неизбежности этого. Как быть?»

Отец вашего молодого человека ни при чем. Ваш парень, скорее всего, сам не хочет жениться, по крайней мере сейчас. Смущает ваша уверенность в том, что «не женится – значит, бросит». Вы должны решить сами, что для вас важнее: выйти замуж или быть рядом с этим человеком несмотря ни на что. Если для вас замужество важнее – этот человек, возможно, не для вас. По крайней мере сейчас.

«После рождения ребенка мы с мужем стали жить у свекрови. Она его очень сильно любит, и он всегда во всем у нее прав. Когда мы с ним ссорились, она прямо ничего не говорила, но потом я узнавала от няни или от других родственников, что она меня там обсуждала: и «как я могла такое ему сказать», и «что она вообще хочет, ведь он не курит и не пьет»… Ну так я же тоже не пью и не курю:))) Для меня нет ничего противнее, чем обсуждение за спиной. Пусть лучше в лицо мне скажет, мне так легче. А то со мной она сюсюкает, а за глаза совсем другое отношение. Я к ней очень хорошо сначала относилась, все время защищала ее перед своим и ее мужем, когда они на нее нападали, даже если она была не права, но чтобы они разговаривали с ней нормально. Но для нее свои всегда останутся своими, независимо от того, хорошие они или плохие и как к ней относятся. Сейчас я не могу определить свое отношение к ней однозначно, но теперь, даже когда она что-то предлагает мне или чем-то пытается помочь, у меня внутренний протест. Мне теперь кажется, когда она что-то у меня спрашивает, что она это делает с каким-то подвохом, а не из участия. И ничего не могу с собой поделать. Сейчас мы живем отдельно, и вспоминаю я о тех днях с ужасом. А тут появилась возможность продать их квартиру и построить дом на две семьи. Я понимаю, что жилье просто необходимо (мы живем в студенческом общежитии с маленькой дочкой), но я как представлю свою будущую жизнь с ней – аж волосы дыбом. Моя мать говорит, что я неправильно к ней и ко всему этому отношусь. А так ли это???»

Так ли это – судить в первую очередь вам, а не вашей маме и не кому бы то ни было другому. Прислушайтесь к себе самой: что вам легче вынести – жить по-прежнему, в общежитии, или со свекровью? Во всем есть свои положительные и отрицательные стороны, и, независимо от вашего выбора, их доля в каждом шаге равна, но выбрать должны вы сами, потому что вам, конечно же, лучше знать, что для вас хорошо, а что плохо. Я не могу сказать, что ваша мама совсем не права, потому что ужиться можно с любым человеком. ЕСЛИ ЭТОГО ОЧЕНЬ ЗАХОТЕТЬ. Хотите ли вы уживаться? Если бы вы хотели наладить отношения со свекровью, перед вами бы стоял другой вопрос: как это сделать? И на него можно было бы ответить. Я так понимаю, перед вами этого вопроса нет.

«Мне 19 лет, я студентка. По знаку зодиака я Близнец, может быть, поэтому у меня возникает очень много идей и планов, большинство из которых я либо воплощаю в жизнь, либо, по крайней мере, стараюсь это сделать. Я знаю 2 языка, третий учу, в ближайшем будущем собираюсь изучить еще один, у меня очень много интересов. В общем, я это все говорила не для того, чтобы себя похвалить, а просто для того, чтобы было понятно, кто я. Ведь в любом общении, и, в частности, между мужчиной и женщиной, участвуют ЛЮДИ. Я не знаю почему, но я довольно сложно схожусь с противоположным полом (только не думайте, пожалуйста, что я сижу дома и учусь). У меня были друзья, молодые люди, но ни с одним я не чувствовала себя комфортно. На мой взгляд, ни одного нельзя назвать мужчиной. Один во время прогулки предлагал зайти в «Адамант», при этом спрашивая, есть ли у меня компьютер, другой заявлял, что главное в его жизни – книга, чашка чая и сигарета, третий всю дорогу шутил… Я хочу спросить – почему все именно так? Почему мне попадаются именно такие? Может быть, я себя как-то не так веду?»

Один предложил зайти в ювелирный магазин потому, что, видимо, хотел заинтересовать вас своим материальным положением. Такой вас не устраивает. Другой откровенно дал понять, что по жизни он одиночка, непритязательный, скромный, желающий найти подругу, которая бы могла понять его натуру и дополнить его картину жизни… Что в этом требовании неправомочного? Третий хотел заинтересовать вас остроумием… А что нужно вам? Вы определились в своем выборе? Какого мужчину вы хотите?

По тому, что вы пишете о себе, складывается впечатление, что вы очень высоко цените свою образованность и эрудицию. Образованность и эрудиция – это здорово, но при чем тут отношения? Как раз живые люди, на мой взгляд, со своими сложными и интересными характерами, взглядами на жизнь, своими мирами и понятиями о женщине вас мало интересуют… Что внутри, то и снаружи. Чем меньше вы интересуетесь людьми, тем меньше они интересуются вами. Интересоваться – значит с любопытством и энтузиазмом познавать мир другого человека, картину вселенной, которую он видит своими глазами…

Судя по тому, что вы в себе цените образованность и эрудицию, и люди в вас ценят именно это – внешний лоск, и вы бессознательно выбираете таких людей – ценящих что-то внешнее…

«Я считаю, что если женатый мужчина часто меняет любовниц, то у этого мужчины есть какой-то комплекс неполноценности. И таким образом он самоутверждается. А прожить с одной женщиной всю свою жизнь, быть ей верным, опекать ее, оберегать, любить, в каком бы возрасте она ни была, – на это способны только НАСТОЯЩИЕ МУЖЧИНЫ».

Все мы живем с комплексами неполноценности, которые приобретаем в детстве. Нет ни одного человека, у которого нет комплекса неполноценности. Вы считаете, что тот человек, который удовлетворяет вашу потребность чувствовать себя защищенной, несамостоятельной (что есть признак комплекса неполноценности) – настоящий мужчина? Все мужчины настоящие. Одни из них переросли свои комплексы, идя навстречу жизни и смотря прямо в глаза страху жить, а потому имеют желание поддержать кого-то еще, а другие – еще дети, боящиеся ответственности, ищущие понимания и любви. Бесконечно ищущие любви женщин. И точно так же и женщины – все настоящие, но одни из них все еще маленькие девочки, ищущие опеки и защиты, а другие – вполне зрелые люди, умеющие понять, помочь и простить другого человека, умеющие дать мужчине то, что он ищет.

«Три года назад встречался с девушкой, но обстоятельства заставили расстаться. Мы с ней остались друзьями. Здороваемся при встрече, общаемся редко. Но я все не могу ее забыть и начать встречаться с другими девушками. Что же вы мне посоветуете?»

У вас есть выбор: либо вернуть ее, либо понять, что вы просто переживаете свои упущенные возможности, но не любовь. Мы часто склонны идеализировать людей, наделяя их теми качествами, которые нам бы хотелось в них видеть, и любим их за эти качества. Но стоит столкнуться с этим человеком лицом к лицу, с ним настоящим, а не выдуманным, наступает разочарование: он (она) не такой, как я думал…

Если для вас представляется сложным возобновить отношения, попробуйте в ней разочароваться, а значит, познакомьтесь поближе. Для этого можно найти массу поводов. И какие такие обстоятельства могут заставить людей расстаться? Разъезд в разные страны или города – это обстоятельства, но в наше время цифровых технологий и открытых границ даже это не является препятствием. Ее выдали насильно замуж – это обстоятельство. Может быть, еще что-то, что не зависит от желания двоих быть вместе. А все остальное – дело рук этих двоих людей.

«Мне 20 лет. Я студентка. Мужским вниманием не обделена, но проблема в том, что я никогда не уверена в своем выборе. Мне симпатичны многие из моих знакомых, но ни на ком одном я остановиться не могу. Всегда возникает сомнение: а может, завтра мне встретится тот, кто мне понравится больше? Несколько все-таки завязавшихся у меня романов разрушились именно из-за моих сомнений. Измучившись ими вконец, я уходила от своих молодых людей, так и не объяснив им толком причину. Вот и сейчас, когда только завязался новый роман, я уже думаю, как мне его оборвать. И не оттого, что мне этот человек неприятен, а потому что я не уверена в своем выборе, а обманывать человека не хочу. Свободная, я себя чувствую гораздо легче, так как никому не обязана своим выбором. Возможно, я просто делаю много поспешных выводов о том, что человек мне не подходит, но переубедить себя не могу, как бы долго роман ни длился, на протяжении всего времени я сомневаюсь. Еще одна деталь: все-таки были в моей жизни два молодых человека, в выборе которых я не сомневалась, но мои чувства были безответны. И, возможно, ошибочно возникает мнение о том, что я избалована мужским вниманием, – его у меня не больше, чем у других девушек. Как мне бороться с этими сомнениями?»

В погоне за будущим вы упускаете свое настоящее. Все, чем вы занимаетесь, – гонитесь за тем, чего нет, за «а вдруг». А вдруг ничего нет и не будет? Никакого такого идеального мужчины? Нужны ли вам тогда мужчины вообще? Зачем? Ответьте себе на этот вопрос.

Вполне возможно, что ваши сомнения возникают как средство защиты от любви к ним: а вдруг отвергнут, как было тогда?

Иногда оказывается, что в вашем жизненном сценарии прописано любить только недоступных и добиваться их, тогда, естественно, те мужчины, которые любят вас, вам не подходят. Не подходят по сценарию.

«У меня затруднительная ситуация и я не знаю, как мне поступать. Я встречаюсь с парнем. У него есть друг, который вроде как дружит с моей подругой. После нашей встречи с моим парнем я делюсь некоторыми подробностями с подругой и прошу ничего не рассказывать ее парню. Но потом, как рассказывает мой парень, ему звонит друг и расспрашивает обо всем, уже зная, как и где мы гуляли. Мой парень говорит, что подруга все рассказала своему парню, но подруга все объясняет тем, что это мой парень все рассказал. Подруга часто мне говорит, что ее парень ей рассказывал о том, что мой парень про меня не особого мнения. Когда же я с ним, то он все отвергает. Я знаю точно, что его друг меня недолюбливает. Это он объясняет тем, что по одному моему виду можно понять, что я «командую мужиками». Я устала от сплетен. Кому же мне верить? Все дело в том, что и своему парню я перестала верить, и когда он объясняет, что мы не сможем погулять, так как проблемы дома, нужно сидеть с братом, то я не верю. И уверена, что если перезвоню, то услышу голоса друзей…»

Зачем вам столько посредников в ваших отношениях? Разве эти отношения касаются кого-то еще? Зачем вы рассказываете что-то другим? С какой целью? Хотите кого-то удивить, или порадовать, или вызвать некую реакцию? Результат налицо: вы видите, какую реакцию вызываете… Вероятно, ваша подозрительность, неуверенность в себе, возможно, и еще какие-то качества, в которых вы не отдаете себе отчета, заставляют вашего парня и ваших друзей (если это дружба) так вести себя с вами. Однако, поскольку вы все еще встречаетесь с ним, значит, есть в вас что-то, что ему нравится. Приглядитесь к себе: чем вы отталкиваете, а чем привлекаете людей? Не в этом ли причина происходящего?

Верьте прежде всего самой себе. Каждый, общаясь, преследует свои собственные интересы, а не ваши, так же как и вы, общаясь, делаете это потому, что это нужно вам, и так, как это нравится вам. Когда вы говорите «верю… не верю…» – что вы подразумеваете под этими словами? Что кто-то не общается с вами так, как это нравится вам? Кто-то не думает вашими мыслями? Не хочет того же, что и вы? Даже когда человек говорит вам: «я хочу того же, что и ты», он далеко не всегда вкладывает в это тот смысл, который вкладываете вы. И это естественно. Сколько людей – столько картин мира, столько глаз, видящих мир, столько углов зрения.

«Совершенно случайно набрела на вашу страничку и очень этому рада. Содержание кардинально отличается от всего подобного в Сети. Я не прочла еще ваших книг, но мне не терпится задать вопрос. Как вы думаете, возможно преодолеть влияние матери уже взрослому человеку? Мне очень трудно построить свою жизнь по-своему. Мне кажется, это связано с воспитанием. Я стараюсь, но мама играет на моих дочерних чувствах. Или я просто ленива?»

Нет, я не думаю, что вы ленивы. Утопать в той или иной ситуации человека заставляет его страх. Страх кого или чего – у каждого индивидуально и не всегда сразу можно определить. Влияние матери преодолеть возможно, взрослому человеку даже необходимо, ведь только тогда он сможет стать по-настоящему взрослым, ответственным, самостоятельным, независимым, надежным для себя и других. Пока вы находитесь под влиянием родителей, вы не стремитесь полностью взять на себя все свои проблемы, бессознательно надеясь на родителей в мелочах, а иногда и в большем. И эти мелочи держат вас в цепях взаимной зависимости, что, в конечном счете, приводит к ссорам и отчуждению. Играть на ваших чувствах можно лишь тогда, когда вы даете человеку повод за вас зацепиться, когда вы сами предоставляете ему возможность ставить вас в зависимость, когда этот человек предлагает вам какую-то помощь, услуги, поддержку, пусть не очень важную, но от которой вам не хочется отказываться.

Освободиться от родительского влияния – это значит полностью взять свою жизнь и ответственность за ее протекание, все проблемы и трудности, все мелочи в свои руки, оставляя близким только радость общения с вами, не обремененную взаимными обязательствами. Вашей маме, конечно же, как и большинству родителей, хочется сохранить контроль над вами, и этим обусловлены ее поступки. Для выхода из подобной ситуации, кроме принятия на себя ответственности за свою жизнь, есть масса способов: от разрыва отношений с родителями до задушевной беседы, объясняющей родителям, что вы и так всей душой и телом принадлежите им, поэтому не нужно играть с вами, чтобы получить ваше внимание. Старики – что дети малые, одни взывают к вашей совестливости, другие к жалости, пытаясь отвоевать у вас кусочек внимания. Чаще всего выйти из-под родительского влияния мешает страх прослыть аморальным, плохо выглядеть, поступив так, обидеть родителей. И что будет тогда? Что случится, если они обидятся? Оставайтесь к ним добрыми и снисходительными, и через некоторое время они оттают.

«У меня проблема такого характера: я боюсь показаться слабой (мне даже стыдно было, когда я болела), поэтому мне приходится показывать, какая я «сильная». Из-за этого, наверное, я одинока: я читала, что от «независимых» женщин исходят флюиды, отталкивающие мужчин. Но я устала быть сильной, заменять своим детям и маму и отца. А стать слабой не получается: опять боюсь, что кто-то не поймет и посмеется».

Ваш вопрос требует более детального общения с вами, поскольку просто рекомендация здесь не поможет, но все же я попробую что-то посоветовать. Попробуйте посмотреть вокруг себя: что вам не нравится в тех женщинах, которые не боятся быть слабыми? Видимо, есть в них какая-то такая черта, отталкивающая вас. Так ли она ужасна? Так ли непривлекательны женщины, ими обладающие?

Дело не во флюидах, конечно же, а в конкретном поведении: сильная женщина не дает мужчине проявить себя. Сила – это его поле деятельности, его конек, его отличие от женщины. Мужчина выбирает ту, рядом с которой он – лев. Пусть даже не внешне, но характером, или статусом, или состоянием, но чаще – именно характером. Ваша проблема не только в том, что вы боитесь быть слабой, но, возможно, еще и в том, что вы, вероятно, боитесь доверить кому бы то ни было свои чувства и разделить с другим человеком ответственность за свою жизнь и жизнь своей семьи, за будущее, за состояние своих дел. Хорошо было бы этот вопрос разобрать с вами лично…

«Мне 45 лет, офицер, собираюсь на пенсию. Нет уверенности в том, что что-то смогу. Я начальник отдела, полковник. На службе успехи, а в бизнесе научиться зарабатывать деньги не могу. Пробовал, но увы… Что делать, посоветуйте!»

К сожалению, я не волшебник. Чтобы посоветовать вам, чем еще заняться, мне необходимо знать о вас ВСЕ: ваши интересы, увлечения, способности, возможности, промахи и удачи, личные качества и прочее, что невозможно определить даже за пять-десять писем…

На самом деле, для того чтобы найти себя в новой жизни, вам необходимо взглянуть на себя не только как на офицера, а, в первую очередь, как на человека. Определяя себя только как офицера или только как бизнесмена, к примеру, вы определяете лишь социальную роль, одну или две из социальных ролей человека, спектр же его возможностей много шире. Разглядите в себе человека, обладающего различными качествами, в первую очередь личностными, подумайте о том, чем бы вам хотелось заняться, поскольку именно желание заниматься делом определяет огромнейшую долю успеха. Любое дело может принести успех, если рассматривать его не только как средство получения денег, а как дело, которым интересно заниматься и, плюс ко всему, которое еще и приносит деньги. И тем прибыльнее оно будет, чем грамотнее и последовательнее вы будете строить свою тактику и стратегию. Не бойтесь начинать с малого, не бойтесь временных неудач – они есть, пока вы не нащупали верную концепцию.

«Я с большим удовольствием и с пользой для себя читаю вашу книгу, на многие аспекты своей жизни взглянула по-новому. Хочу поделиться с вами. У меня не раз были ситуации, когда приходилось задумываться о разном менталитете и особенностях разных национальностей в личных отношениях. Я еврейка, живу в России, казалось бы, выросла на русской культуре, однако к некоторым происшествиям в жизни я и мои друзья-русские относимся совсем по-разному. Как по-вашему, играет ли национальность значимую роль в личных отношениях с людьми? Должна ли я учитывать это или мне это кажется?»

Человек – прежде всего человек. Ту разницу, что существует между вами и вашими знакомыми, можно приписать и национальности, и возрасту, и полу, и чему угодно – каждый из нас находит для себя свою систему сравнения людей в зависимости от того, какие установки впитаны от родителей. Для кого-то имеет значение возраст, или национальность, или принадлежность к определенному полу, или профессия, или болезнь, или социальный статус и пр., и пр. МЫ наделяем явления ЗНАЧИМОСТЬЮ, сами по себе те или иные вещи совершенно нейтральны. Может быть, причина не в национальности, а в вашем мировоззрении?

«Как реагировать на человека, который постоянно перебивает, и, не давая никому ничего договорить до конца, делает скоропалительные выводы из первых нескольких слов? Мой муж такой».

А что, если некоторое время вообще его не слушать, игнорировать, ничего ему не говорить (это один из вариантов). Важно, чтобы у человека появилось желание СЛУШАТЬ, для этого попробуйте заинтриговать его молчанием. Не пытайтесь ничего доказывать – скорее всего, это действует на него как затравка, провокация, предложение самому активно вести дискуссию. В подобной ситуации важно продумать стратегию, основываясь не на одном наблюдении, а на пошаговых действиях, шаг за шагом определяя следующий ход по результатам предыдущего. Это игра, в которой человек хочет быть всегда прав, и для него попытки других отстоять свое мнение являются необходимым ходом, чтобы он сам начал играть свою любимую роль.

Другой способ – это прямо сообщить ему о том, что вы не готовы его слушать, когда он так себя ведет.

«Прочитал первые главы вашей книги. Вроде бы все правильно, логично. Все пытался найти какое-то извинение, чтобы не поверить и найти загвоздку. Возможно, я типичный персонаж вашей книги. Я везде ищу эти загвоздки. И я поймал себя на мысли, что все, что вы пишете, правильно в теории для разумного и СИЛЬНОГО человека. Но ведь 90 % людей слабые и не совсем разумные, малообразованные и не имеют защищенную спину. Я для себя сделал вывод: ваша книга интересна в ТЕОРИИ жизни, но жизнь в ПРАКТИКЕ дает совсем другую картину. Конечно, можно попробовать жить по вашей книге, но это все равно уже будет не ваша теория, потому что жизнь преподнесет свои сюрпризы. А ПРАКТИКА в том, что все люди разные, у всех разные стартовые платформы, генетика, воспитание, жизненный опыт. И, соответственно, все добиваются в жизни разных высот. Плюс еще и СЛУЧАЙ. О котором вы, кстати, ничего не говорите. В общем, ваша книга очень интересна и разумна, логична, мысли глубокие. Но вот насчет применения этого всего на практике… Мы же живем в реальном мире, а не в лаборатории. Сомневаюсь что-то я… Как и признался сразу, видимо, я слишком типичный ваш персонаж. А вообще удачи в написании, книга как побудительное пособие безусловно интересна… Конечно, если личность действительно осознает себя сильной. Сомневаюсь я, что большинство ваших читателей таковыми себя считает. Книга рассчитана на очень узкий круг заинтересованных лиц. Кстати, я так понимаю, вы себя саму считаете сильной личностью?»

Все, что я пишу, – результат борьбы слабой личности с тем, что ее в жизни не устраивало, плюс опыт общения с другими людьми, и сильными, и слабыми, плюс масса книг по психологии и эзотерике. Никакой защищенности у меня никогда не было и нет. Есть только я, мой опыт, накопленный мною арсенал приемов решения проблем, знания. Мои близкие – не помощь и не груз, они тоже живут своей жизнью. Просто рядом со мной. И нам интересно жить рядом друг с другом, в непосредственной близости.

Все, о чем я пишу в книге, – это скелет понятий о мире и взаимодействиях, а мясо накладывает каждый сам. Я не претендую на авторство, это не моя личная теория, а квинтэссенция, выжатая мной из разных источников. В том числе и из своей жизни.

На практике с разными людьми мы вместе решаем проблемы их существования разными способами, имея в виду этот скелет. И все мы действительно живем в реальном мире, поэтому моя книга написана не в размышлениях о жизни, глядя в окно, а записана, списана, срисована из практики, любой вывод имеет под собой конкретные случаи. Множество. Если это никак не соответствует вашему опыту, это еще не говорит о том, что книга – теория. Себя я считаю НА-УЧИВШЕЙСЯ быть сильной. И те люди, с которыми мы решаем их проблемы, тоже вначале чувствуют себя слабыми, вы правы, таких большинство. Ведь это личный выбор, кем себя считать: слабым или сильным, если вы считаете себя слабым, вы можете, ПРИ ЖЕЛАНИИ, научиться быть сильным. Если вы чувствуете силы, но не чувствуете умения решать проблемы – вы можете овладеть приемами и позициями. Всему можно научиться, ЕСЛИ ЕСТЬ ЖЕЛАНИЕ. Кто хочет – тот ищет возможности, кто не хочет – тот ищет причины, в том числе и в непрактичности информации, и в собственной слабости, и в узкой специализированности того, кто предлагает информацию, и в генетике и так далее…

«У меня сложный вопрос. Мне кажется, что я управляю успехами в своей жизни. По особенности моей профессии они наступают с периодичностью морского прибоя. Мне приходится планировать свою деятельность на два, три таких периода вперед. Так что я в курсе всего процесса создания успеха. Близкий человек очень переживает по поводу временных неуспехов. Я пытался ввести его в курс дела, но он не понимает всего процесса и продолжает переживать на каждом периоде. Как быть?»

На мой взгляд, проблема вовсе не в вашей деятельности, а в повышенной тревожности вашего близкого человека, в том, какую значимость он придает вашим успехам и поражениям, какие планы строит в зависимости от них. Вот с этой проблемой и необходимо разбираться: с особенностью индивидуального восприятия вашего партнера, основанной на беспокойстве и неуверенности, в первую очередь в самом себе. А также было бы полезно понять, почему вас задевает его тревожность, как именно он мешает вам своей тревожностью и что за проблемы у вас в отношениях, а не в вашем бизнесе, который является лишь лакмусовой бумажкой ваших трудностей.

«Недавно зашла на ваш сайт и поняла, что мне очень интересно с вами познакомиться поближе. Мне бы хотелось узнать, как вы всего добились. Как я понимаю, вы с 15 лет танцуете (это достаточно поздно, чтобы в итоге добиться всего, чего добились вы). Поделитесь секретом такого упорства. Я тоже занималась до последнего, пока не поняла, что на это надо очень много средств и сил (то есть либо танцы, либо учеба). Я всегда мечтала достичь чего-то в танцах или в этой сфере, не обязательно на паркете. Что изначально необходимо? Потому что цель – это хорошо, но не всегда желаемое выходит за действительное».

На мой взгляд, и в том и в другом одна причина: большое желание добиться. Плюс к нему понимание, что сомнение – главный враг для этого. Плюс уверенность в том, что именно этого вы хотите в жизни и другое вас не устроит. Если же вы соглашаетесь с чем-то другим (с тем, что, может быть, это не для вас, может быть, вас в жизни ждет что-то другое) – вы перестаете быть хозяйкой своей судьбы, отдавая себя на волю чего-то другого. Точно знаю, что хозяевами мы в своей жизни становимся только тогда, когда все решения принимаем сами и не боимся столкнуться с их последствиями. Надеюсь, я понятна. Если нет – пишите. Успехов вам и уверенности.

«Я тоже занимаюсь психологией. Я не знаю, стоит ли стремиться быть звездой в театре… наверно, нет. Ведь, кроме звезд и статистов, в нем куча специальностей. Мне, например, ближе режиссер. Он всегда в тени, но всеми управляет…»

Сие есть показатель вашего желания контролировать других, оставаясь самому неуязвимым. Вряд ли вы можете отнести себя к миру психологии с таким подходом, в психологии нет звезд и статистов, есть или психолог, или человек, играющий в игры, принятые среди людей, далеких от понимания психологии. Вы считаете, что знаменитые психологи стремились стать звездами? У каждого, достигшего какого-то результата в психологии, была причина ею заниматься: личная проблема, которую решило углубление в психологию. Те же, кто приходит в психологию манипулировать и управлять, возможно, решают свою финансовую проблему или проблему власти, но не находят в жизни удовлетворения, как не находили его и раньше. И, мало того, не становятся настоящими специалистами.

«А звездой быть не так-то просто, чем выше поднимешься, тем ниже упадешь. Некоторые так резко взлетают, что просто сгорают там в одночасье. Хотите примеры – их множество. Высоцкий – создал очень много и сгорел в вине и наркотиках, печальный поэт Есенин, Маяковский, Олег Даль… А еще при восхождении туда, наверх, к своей звезде, за каждый шажок надо платить (не деньгами, разумеется) – предательством, изменой, коварством, отдавать кусочек своей души».

Нет предательства, измен, коварства, никто не жертвует душой, есть непонимание того, зачем вы приходите на землю и ЧТО означают препятствия и испытания, данные вам на пути. НИКТО НЕ ПРИНОСИТ ЖЕРТВ! Каждый делает то, что позволяет ему сила и мудрость его духа, берет на себя то, что ХОЧЕТ.

«Мысленно проговариваю с вами многое, а когда сажусь печатать, все исчезает или же каша в голове».

Заведите привычку: носите блокнот все время с собой и пишите все подряд, не рецензируя, как будто ручка – продолжение вашей мысли. Обычно, когда человек пишет, он все корректирует, стараясь как-то выглядеть, быть понятным и т. п. И это чувство – каши – возникает как раз в тот момент, когда в вашей голове включается цензор. Полезность приема заключается в том, что, выписывая все подряд, вы, во-первых, освобождаетесь от того, что давит, а во-вторых, постепенно, по ходу письма, анализируете свои мысли и очень часто быстрее находите ответы на свои вопросы. Я часто пишу письма, которые не отправляю: своему супервизору (более продвинутому психологу, который решает мои проблемы), мужу, когда мы поссоримся или далеко друг от друга, маме, когда вдруг захочется быть понятой ею, конкурентам и соперницам – пока я пишу письма, я решаю ту проблему, которая меня мучила, нахожу ответ в своих же размышлениях.

«Как скверно учиться на своих ошибках. Если бы я вас встретила раньше, я думаю, я их сотворила бы с меньшим коэффициентом глупости».

Все приходит вовремя. Нет смысла сожалеть о прошлом, оно таково потому, что не могло быть иначе. И ваше сегодняшнее озарение существует именно благодаря тому самому прошлому. Именно то, что вы совершили до сих пор, сделало возможным нашу встречу. Любая встреча с другим человеком, оказывающим влияние на судьбу, складывается потому, что наступил тот момент, когда вам это наиболее необходимо. Раньше вы не были готовы к этому. Воспримите свое прошлое как Божий промысел. Все имеет смысл, просто мы об этом пока не знаем.


home | my bookshelf | | Счастливый сценарий твоей жизни, или Как хочешь, так и будет. 13 правил победителя |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу