Book: Граница вечности



Граница вечности

Кен Фоллетт

Граница вечности

Всем борцам за свободу,

в особенности Барбаре

Серия «Ф.О.Л.Л.Е.Т.Т.»

Ken Follett

EDGE OF ETERNITY

ГРАНИЦА ВЕЧНОСТИ

Список действующих лиц

Американцы

Семейство Дьюаров:

Камерон Дьюар

Урсула Бип Дьюар, его сестра

Вуди Дьюар, его отец

Белла Дьюар


Семейство Пешковых-Джейксов:

Джордж Джейкс

Джеки Джейкс, его мать

Грег Пешков, его отец

Лев Пешков, его дед

Марга, его бабушка


Семейство Марквандов:

Верина Маркванд

Перси Маркванд, ее отец

Бэйб Ли, ее мать


Сотрудники ЦРУ:

Флоренс Гиари

Тоуни Савино

Тим Теддер

Кит Дорсет


Прочие:

Мария Саммерс

Джозеф Хьюго, агент ФБР

Ларри Мохинни, помощник начальника штаба ВВС США

Нелли Фордхэм, старая любовь Грега Пешкова

Деннис Уилсон, помощник Бобби Кеннеди

Скип Дикерсон, помощник Линдона Джонсона

Леопольд Ли Монтгомери, репортер

Херб Гоулд, тележурналист программы «Сегодня»

Сузи Кэннон, репортер светской хроники

Фрэнк Линдеман, владелец телевизионной сети


Исторические личности:

Джон Кеннеди, 35-й президент США

Джеки, его жена

Бобби Кеннеди, его брат

Дейв Пауэре, личный секретарь президента Кеннеди

Пьер Сэлинджер, пресс-секретарь президента Кеннеди

Преподобный Мартин Лютер Кинг, основатель Конференции христианских лидеров Юга

Линдон Джонсон, 36-й президент США

Ричард Никсон, 37-й президент США

Джимми Картер, 39-й президент США

Рональд Рейган, 40-й президент США

Джордж Буш, 41-й президент США


Англичане:

Семейство Леквизов-Уилъямсов:

Дейв Уильямс

Иви Уильямс, его сестра

Дейзи Уильямс, его мать

Ллойд Уильямс, член парламента, его отец

Этель Леквиз, бабушка Дейва


Семейство Мюрреев:

Джаспер Мюррей

Анна Мюррей, его сестра

Ева Мюррей, его мать


Музыканты поп-групп «Гвардейцы» и «Плам Нелли»:

Ленни, двоюродный брат Дейва Уильямса

Лу, барабанщик

Баз, бас-гитарист

Джеффри, лид-гитарист


Прочие:

Граф Фицгерберт

Сам Кейкбред, друг Джаспера Мюррея

Байрон Честерфилд (настоящее имя Брайан Чесновиц), музыкальный агент

Хэнк Ремингтон (настоящее имя Харри Райли), поп-король

Эрик Чапман, сотрудник студии звукозаписи


Немцы:

Семейство Франков:

Ребекка Гофман

Карла Франк, названная мать Ребекки

Валли Франк, сын Карлы

Лили Франк, дочь Вернера и Карлы

Мод фон Ульрих, урожденная Фицгерберт, мать Карлы

Ганс Гофман, муж Ребекки


Прочие:

Бернд Гельд, школьный учитель

Каролин Кунц, исполнительница народных песен

Одо Фосслер, священник


Исторические личности:

Вальтер Ульбрихт, первый секретарь Социалистической единой партии Германии

Эрих Хонеккер, преемник Ульбрихта

Эгон Кренц, преемник Хонеккера


Поляки:

Станислав Павляк, армейский офицер

Лидка, подружка Камерона Дьюара

Данута Горская, активистка «Солидарности»


Исторические личности:

Анна Валентинович, крановщица

Лех Валенса, лидер профобъединения «Солидарность»

Генерал Ярузельский, премьер-министр


Русские:

Семейство Дворкиных-Пешковых

Таня Дворкина, журналист

Димка Дворкин, помощник кремлевских лидеров, Танин близнец

Нина, подруга Димки

Аня Дворкина, их мать

Григорий Пешков, их дед

Катерина Пешкова, их бабушка

Владимир, их дядя

Зоя, жена Владимира


Прочие:

Даниил Антонов, редактор редакции очерков ТАСС

Петр Опоткин, главный редактор редакции очерков

Василий Енков, диссидент

Наталья Смотрова, должностное лицо в министерстве иностранных дел

Ник Смотров, муж Натальи

Евгений Филиппов, помощник министра обороны Родиона Малиновского

Вера Плетнер, секретарь Димки

Валентин, друг Димки

Маршал Михаил Пушной


Исторические личности:

Никита Сергеевич Хрущев, первый секретарь ЦК КПСС

Андрей Громыко, министр иностранных дел при Хрущеве

Родион Малиновский, министр обороны при Хрущеве

Алексей Косыгин, председатель Совета министров

Леонид Брежнев, преемник Хрущева

Юрий Андропов, преемник Брежнева

Константин Черненко, преемник Андропова

Михаил Горбачев, преемник Черненко


Прочие иностранцы:

Паз Олива, кубинский генерал

Фредерик Биро, венгерский политик

Енох Андерсен, датский бухгалтер

Часть первая

СТЕНА


1961 год

Глава первая


Ребекку Гофман: вызвали в тайную полицию в дождливый понедельник 1961 года.

Утро начиналось как обычно. Муж вез ее на работу в своем светло-коричневом «трабанте-500». На красивых улицах центрального Берлина кое-где еще оставались пустыри после бомбежек времен войны, а бетонные здания торчали, как инородные вставные зубы. Ведя машину, Ганс думал о своей работе.

— Суды служат судьям, адвокатам, полиции, правительству — всем, но только не жертвам преступлений, проговорил он. — Такое может быть в западных капиталистических странах, но при коммунистическом режиме суды, несомненно, должны служить народу. Похоже, мои коллеги не понимают этого.

Ганс работал в министерстве юстиции.

— Мы женаты уже почти год, и я знаю тебя два года, но я никогда не встречалась ни с одним из твоих коллег, отозвалась Ребекка.

— С ними ты умерла бы со скуки, — моментально отреагировал он. Они все юристы.

— А женщины среди них есть?

— Нет, по крайней мере, в моем отделе.

Ганс занимался административной работой: назначением судей, составлением графиков судебных заседаний, содержанием зданий судов.

— И все же мне хотелось бы пообщаться с ними.

Как человек волевой, Ганс умел контролировать свои эмоции.

Посмотрев ему в глаза, Ребекка увидела в них знакомую вспышку гнева, вызванного ее настойчивостью. Усилием воли он подавил его.

— Я постараюсь что-нибудь устроить, — сказал он. — Может быть, как-нибудь вечером мы сходим в бар.

До Ганса Ребекка не встречала ни одного мужчины, похожего на ее отца. При всей своей самоуверенности и властности муж всегда прислушивался к ее мнению. У него была хорошая работа — не многие имели собственный автомобиль в Восточной Германии, — и люди, работавшие в правительственных учреждениях, были убежденными коммунистами, но Ганс, на удивление, разделял политический скептицизм Ребекки. Как и ее отец, он был высок, красив и хорошо одевался. Вот такого-то мужчину она и ждала.

Только раз в период ухаживания она засомневалась в нем на короткий момент. Они попали в небольшую автомобильную аварию. Она произошла целиком по вине другого водителя, который выехал из боковой улицы, не остановившись. Такое случалось каждый день, но Ганс пришел в бешенство. Хотя обе машины получили минимальные повреждения, он вызвал полицию, предъявил удостоверение сотрудника министерства юстиции и настоял, чтобы того арестовали за опасное вождение и водворили в тюрьму.

Потом он извинился перед Ребеккой за то, что вышел из себя. Ее пугала его мстительность, и она была готова прервать отношения с ним. Но он объяснил ей, что сорвался, поскольку на работе очень много дел, и она поверила ему. Ее доверие оправдалось: в дальнейшем ничего подобного больше не повторялось.

Весь год, пока продолжался период ухаживания, и в течение шести месяцев, когда они спали вместе большую часть выходных, Ребекка задавалась вопросом, почему он не просит ее выйти за нее замуж. Они уже не дети: ей было двадцать восемь лет, ему — тридцать три. Так что она сама сделала ему предложение. Он сильно удивился, но сказал «да».

Сейчас он остановился перед ее школой. Это было современное и хорошо оборудованное здание — коммунисты придавали большое значение образованию.

За воротами пятеро или шестеро старших парней стояли под деревом и курили сигареты. Не обращая внимания, что они смотрят, Ребекка поцеловала Ганса в губы и вышла из машины.

Мальчишки вежливо поздоровались с ней, но, переступая через лужи на школьном дворе, она почувствовала на себе сальные подростковые взгляды.

Ребекка выросла в семье политических деятелей. Ее дед был членом рейхстага от социал-демократической партии, до того, как Гитлер пришел к власти.

Ее мать являлась членом городского совета также от социал-демократов в течение непродолжительного периода демократии в Восточном Берлине после войны. Но сейчас в Восточной Германии господствовала коммунистическая тирания, и Ребекка не видела смысла в том, чтобы заниматься политикой. Поэтому она направила свой идеализм в русло преподавания и надеялась, что следующее поколение будет менее догматичным, более сочувственным, трезвомыслящим.

В учительской на доске объявлений она проверила расписание ближайших занятий. Большая часть ее уроков сегодня были сдвоенными, то есть в одном классе объединялись две группы. Она преподавала русский язык, а также в одном классе давала уроки английского. По-английски она не говорила, хотя получила поверхностные знания этого языка от своей бабушки-англичанки Мод, все еще энергичной в свои семьдесят лет.

Ребекку попросили вести английский во второй раз, и она стала думать над текстом. В первый раз она воспользовалась листовкой, которую раздавали американским солдатам, где разъяснялось, как общаться с немцами. Ученикам она показалась смешной, но они почерпнули много полезного. Сегодня, может быть, она напишет на доске слова песни, которую они слышали: «Твист», — ее все время проигрывали на радиосети американских вооруженных сил, — и даст им задание перевести ее на немецкий. Это будет необычный урок, но это было все, что она могла придумать.

Школе недоставало учителей, потому что половина из них эмигрировала в Западную Германию, где месячные зарплаты были больше на триста марок, а люди были свободны. Такая ситуация наблюдалась в большинстве школ Восточной Германии. И это касалось не только учителей. Врачи могли удвоить свой заработок, пребравшись на Запад. Мать Ребекки, Карла, работала старшей медсестрой в крупной больнице в Восточном Берлине, и она рвала на себе волосы оттого, что им не хватало медсестер и врачей. То же самое происходило в промышленности и даже в армии. Страна испытывала общенациональный кризис.

В то время как Ребекка записывала в блокнот слова песни «Твист», пытаясь вспомнить строку со словами «моя сестренка», в учительскую вошел заместитель директора школы. Берн Гельд, стройный, темноволосый мужчина сорока лет, был, пожалуй, лучшим другом Ребекки. Лоб его пересекал бледный шрам, оставшийся от ранения шрапнелью, когда он защищал Зееловские высоты в последние дни войны. Он преподавал физику, но разделял интерес Ребекки к русской литературе. Пару раз в неделю во время обеда они вместе ели свои бутерброды.

— Послушайте, — обратился ко всем Бернд, — боюсь, плохие новости. Ансельм уехал от нас.

По комнате пробежал шепоток удивления. Ансельм Вебер занимал должность директора школ. Но, похоже, над его принципами взяли верх заманчивое процветание в Западной Германии и свобода.

— Я займу его место, пока не назначат нового директора, — продолжил Бернд.

Ребекка и все учителя в школе знали, что он должен был бы занимать эту должность, если бы во внимание принимались способности, но такое продвижение для него было невозможным, потому что он не вступал в Социалистическую единую партию — по всем статьям коммунистическую партию, кроме названия.

По этой самой причине Ребекка никогда не стала бы директором школы. Ансельм убеждал ее вступить в партию, но об этом не могло быть и речи.

Для нее это означало бы добровольно поселиться в сумасшедшем доме и делать вид, что все другие его обитатели здоровые люди.

Пока Бернд подробно говорил, что следует срочно сделать в сложившейся ситуации, Ребекка строила догадки, когда школа получит нового директора. Через год? Как долго будет продолжаться кризис? Никто не знал.

Перед первым уроком она заглянула в свою почтовую ячейку, но она была пуста. Почту еще не доставили. Может быть, и почтальон сбежал в Западную Германию?

Письмо, которое перевернет ее жизнь, пока не дошло.

На первом уроке с большой группой семнадцатилетних и восемнадцатилетних ребят она обсуждала поэму «Медный всадник». Урок на эту тему она проводила каждый год с тех пор, как начала преподавать. Как всегда в духе ортодоксального советского анализа, она объясняла, что конфликт между личными интересами и обязанностью перед обществом Пушкин решает в пользу народа.

В обеденный перерыв она пошла со своим бутербродом в кабинет директора и села по другую сторону большого письменного стола напротив Бернда. Она посмотрела на полку с дешевыми керамическими бюстами Маркса, Ленина и восточногерманского коммунистического лидера Вальтера Ульбрихта. Бернд перехватил ее взгляд.

— Ансельм большой хитрец, — улыбнулся он. — Годами прикидывался верным партийцем, а потом — бац, и был таков.

— А ты не испытываешь искушение тоже податься туда? — спросила Ребекка. — Разведен, детей нет, ничто тебя не держит.

Он огляделся по сторонам, словно убеждаясь, что их никто не слышит, и пожал плечами

— Я подумывал об том, — признался он. — А кто нет? Ты, наверное,

тоже. Как — никак, твой отец работает в Западном Берлине, не так ли?

— Да. У него заводик по сборке телевизоров. Но мать намерена оставаться на Востоке. Она говорит, мы должны решать свои проблемы, а не бежать от них.

— Я знаком с ней, она настоящая тигрица.

— Что правда, то правда. А дом, в котором мы живем, принадлежал ее семье несколько поколений.

— А что твой муж?

— Он весь в работе.

— Стало быть, мне нечего беспокоиться, что я потеряю тебя. Это хорошо.

— Бернд… — Она хотела что-то сказать, а потом раздумала.

— Говори, не стесняйся.

— Могу я задать тебе личный вопрос?

— Конечно.

— Ты ушел от жены, потому что она завела с кем — то роман?

Бернд весь напрягся и односложно ответил:

— Точно.

— Как ты узнал об этом?

— Бернд сморщился, словно от внезапной боли.

— Извини, я наверное, задала слишком личный вопрос, — смутилась Ребекка.

— Ничего, я отвечу, — сказал он. — Я спросил ее напрямую, и она призналась.

— Но что вызвало у тебя подозрение?

— Уйма разных мелочей.

Ребекка перебила его:

— Звонит телефон, ты берешь трубку, кто — то несколько секунд молчит, а потом короткие гудки.

Он кивнул.

— И еще, продолжала она, — твой обожаемый человек рвет в туалете записку на мелкие кусочки и спускает их в унитаз. В выходной его неожиданно вызывают на совещание. Вечером он тратит два часа на какую — то писанину и тебе ее не показывает.

— Дорогая, — с грустью заметил Бернд, — ты говоришь о Гансе.

— Наверное, у него есть любовница? — Она отложила бутерброд — аппетит пропал. — Как думаешь? Скажи честно.

— Мне очень жаль.

Однажды Бернд поцеловал ее, четыре месяца назад, в последний день учебной четверти. Они прощались перед зимними каникулами и желали друг другу веселого Рождества. Он слегка сжал ее руку, наклонился и поцеловал ее в губы.

Она сказала, чтобы он никогда больше не делал этого, и что она хотела бы оставаться его другом. А когда они вернулся в школу в январе, они сделали вид, что ничего особенного не произошло. Он даже сказал ей несколько недель спустя, что идет на свидание с некой вдовой его возраста.

Ей не хотелось пробуждать безнадежные желания, но Бернд был единственным человеком, с кем она могла поговорить, кроме своей семьи, и ей не хотелось волновать их пока что.

— Я была так уверена, что Ганс любит меня, — вымолвила она, и у нее на глаза навернулись слезы. — И я люблю его.

— Возможно, и он любит тебя. Просто некоторые мужчины не могут устоять перед искушением.

Ребекка не знала, удовлетворяет ли Ганса их сексуальная жизнь. Он никогда не выражал недовольства, хотя они занимались любовью только раз в неделю, что, она считала, не так часто для новобрачных.

— Все, что я хочу, — это иметь свою семью, такую же, как у моей матери, чтобы все друг друга любили, поддерживали и защищали, — сказала она. — Я думала, что с Гансом так и будет.

— Может быть, еще не все потеряно, — попытался утешить ее Бернд. — Увлечение другой женщиной не обязательно означает конец брака.



— В первый год?

— Согласен, в этом нет ничего хорошего.

— Что мне делать?

— Тебе нужно поговорить с ним. Он может признать это, может отрицать, но он будет знать, что ты об этом знаешь.

— И что потом?

— А чего ты хочешь? Развестись?

Она покачала головой:

— Я никогда не смогла бы уйти. Супружество — это обещание. Нельзя сдержать обещание, только когда тебя это устраивает. Нужно выполнять его вопреки влечению. Вот что такое супружество.

— Я поступал наоборот. Ты, наверное, будешь осуждать меня.

— Я не осуждаю ни тебя, ни кого-либо еще. Я просто говорю о себе. Я люблю своего мужа и хочу, чтобы он был верен мне.

В улыбке Бернда сквозило восхищение и сожаление.

— Надеюсь, твое желание исполнится.

— Ты хороший друг.

Прозвенел звонок на первый урок второй смены. Ребекка встала и завернула бутерброд в прежнюю бумажную обертку. Она не собиралась есть его ни сейчас, ни потом, но не допускала мысли выбросить еду, как большинство людей, переживших войну. Носовым платком она осушила влажные глаза.

— Спасибо, что ты выслушал меня, — сказала она.

— Я не гожусь в утешители.

— Неправда, годишься.

Она вышла.

Подходя к кабинету английского языка, она осознала, что не подготовилась к уроку. Но ей хватало преподавательского опыта, чтобы импровизировать.

— Кто слышал пластинку под названием «Твист»? — громко спросила она, войдя в класс.

Они все слышали.

Она подошла к доске и взяла кусочек мела.

— Какие слова?

Они все сразу начали выкрикивать.

На доске она написала: «Come on, baby? Let’s do the Twist». А потом спросила:

— Как это будет по — немецки?

На какое-то время она забыла о своих неприятностях.

В своей почтовой ячейке она обнаружила письмо во время большой дневной перемены. Она принесла его в учительскую и сделала себе чашку растворимого кофе, прежде чем вскрыть конверт. Прочитав письмо, она выронила чашку из рук.

Вверху одного-единственного листа было напечатано типографским шрифтом «Министерство государственной безопасности». Так официально называлась тайная полиция, а неофициально — Штази. Письмо пришло от сержанта Шольца и предписывало ей явиться в его главное управление для допроса. Ребекка вытерла разлившийся кофе, извинилась перед коллегами, делая вид, что ничего особенного не случилось, и вошла в дамскую комнату, где закрылась в кабинке. Ей нужно было подумать, прежде чем с кем-то делиться своей новостью.

Все в Восточной Германии знали о таких письмах, и каждый боялся получить его. Это означало, что она сделала что — то не так, — возможно, какой-нибудь пустяк, но он не остался без внимания. Она знала от других людей, что бесполезно доказывать свою невиновность. Если тебя вызывают на допрос, значит, за тобой есть какая — то вина. Иначе зачем тебя вызывать? Так считали в полиции. Утверждать, что они могли ошибаться, означало ставить под сомнение их компетентность, а это еще одно преступление.

Снова пробежав глазами уведомление, она увидела, что ей назначено явиться сегодня в пять часов.

Что она сделала? Конечно, ее семья вызывала подозрение. Ее отец Вернер — капиталист, имеет предприятие, до которого правительству Восточной Германии не добраться, потому что оно в Западном Берлине. Ее мать Карла была хорошо известным социал — демократом. Ее бабушка Мод — сестра британского графа.

Тем не менее власти не тревожили семью пару лет, и Ребекка думала, что ее брат с должностным лицом из министерства юстиции гарантировал отношение к ним как к благонадежным. Как видно, нет.

Совершила ли она какое — нибудь преступление? У нее на книжной полке стояла запрещенная антикоммунистическая аллегория Джорджа Оруэлла «Скотный двор». Пятнадцатилетний Валли играл на гитаре и пел американские песни протеста, такие как «Эта земля — твоя земля». Ребекка иногда ездила в Западный Берлин на выставки абстрактной живописи. В вопросах искусства консерватизм коммунистов походил на консерватизм викторианских матрон.

Ополаскивая руки, она взглянула в зеркало. Она не выглядела испуганной. У нее был прямой нос, сильный подбородок и проницательные карие глаза. Непокорные темные волосы зачесаны назад. Из-за высокого роста и величавой осанки некоторые люди считали, что у нее пугающий вид. Она не робела перед классом шумных восемнадцатилетних подростков и могла заставить их замолчать одним словом.

Но она была испугана. Страх порождало сознание того, что Штази могла сделать все, что угодно. Для них не существовало ограничений — жаловаться на них уже было преступлением.

На последнем уроке она разбирала образование пассивного залога в русском языке и проводила его из рук вон плохо, так что он стал худшим уроком за все ее преподавательскую практику. Ученики не могли не заметить, что что-то происходило, сочувственно пытались облегчить ее задачу и даже подсказывали ей, когда в растерянности она не могла подобрать нужное слово. С их помощью она довела урок до конца.

После окончания занятий Бернд удалился в кабинет директора, по всей видимости, с чиновниками из министерства образования, чтобы обсудить, как выходить из положения и не закрывать школу, когда из преподавательского состава осталась половина. Ребекка не хотела идти в штаб-квартиру Штази, никому не сказав об этом, на тот случай, если она захотят задержать ее, поэтому она написала Бернду записку, сообщая ему о вызове.

На автобусе по мокрым улицам она доехала до Норманнен штрассе в пригороде Лихтенберга.

Штаб-квартира Штази помещалась в уродливом новом здании. Его еще не закончили, одну его сторону закрывали леса, а на парковке стояли бульдозеры.

В дождливую погоду вид у него был зловещий, а в солнечную — не более радостный.

Открыв дверь, она подумала, выйдет ли она оттуда когда-нибудь.

Она пересекла просторный вестибюль, предъявила письмо дежурному за стойкой и на лифте поднялась наверх в сопровождении охранника. Страх ее возрастал по мере того, как поднимался лифт. Из него она вышла в коридор, выкрашенный в кошмарный горчичный цвет. Ее провели в небольшую комнату с голыми стенами, в которой стоял стол с пластиковым верхом и два неудобных стула из металлических трубок. В комнате витал едкий запах краски. Сопровождающий вышел.

Вошел сержант Шольц. Он немного моложе Ребекки — на ее взгляд, лет двадцати пяти. В руках он держал тонкую папку. Он сел, откашлялся, открыл папку и нахмурился. Ребекка подумала, что он напускает на себя важность и что, возможно, это его первый допрос.

— Вы преподаете в политехнической средней школе имени Фридриха Энгельса? — спросил он.

— Да.

— Где вы живете?

Она ответила, придя в недоумение. Неужели тайная полиция не знала ее адреса? Вероятно, по этой причине письмо пришло в школу, а не к ней домой. Она должна была сообщить имена и возраст ее отца и матери и их родителей.

— Вы мне лжете! — торжествующе сказал Шольц. — Вы говорите, что вашей матери тридцать девять лет, а вам двадцать девять. Как она могла родить вас в десять лет?

— Я приемная дочь, — ответила Ребекка, довольная, что может дать просто объяснение. — Мои настоящие родители погибли в конце войны, когда наш дом рухнул от прямого попадания.

Ей было тринадцать. Красная Армия вела артобстрел, город лежал в руинах, она осталась одна, растерянная, потрясенная ужасом. Ребекку, пухленькую девочку намеревались изнасиловать солдаты. Спасла ее Карла, предложив себя вместо нее. После этого ужасного случая Ребекка без охоты относилась к сексу и всегда нервничала. Если Ганс бывал не удовлетворен, она относила это на свой счет.

Она содрогнулась и попыталась прогнать воспоминания.

— Карла Франк спасла меня от… — Ребекка вовремя спохватилась. Коммунисты отрицали, что солдаты Красной Армии совершали насилия, хотя каждая женщина, находившаяся в Восточной Германии в 1945 году, знала ужасную правду. — Карла спасла меня, — сказала она, обойдя молчанием спорные подробности. — Позднее она и Вернер на законных основаниях удочерили меня.

Шольц все записывал. В деле мало что содержится, подумала Ребекка. Но кое-что наверняка есть. Если о ее семье он мало что знал, что же такое вызвало его интерес?

— Вы преподаете английский? — спросил он.

— Нет, я преподаю русский.

— Вы снова лжете.

— Нет, я не лгу и не лгала до этого, — решительно заявила она, удивившись самой себе, что говорит с ним вызывающим тоном. Ее страх уже прошел. Возможно, это была безрассудная храбрость. Может быть, он еще молод и неопытен, подумала она, но все же в его власти погубить меня. — У меня диплом по русскому языку и литературе, продолжала она, попытавшись дружелюбно улыбнуться. — В школе я заведую отделением русского языка. Но половина наших учителей уехала на Запад, и нам приходится выкручиваться. И за прошедшую неделю я провела два урока по английскому языку.

— Так значит, я был прав! И на своих уроках вы отравляете сознание учеников американской пропагандой.

— Черт возьми, — простонала он. — Это из — за инструкции американским солдатам?

Он прочитал запись на листке бумаги.

— Здесь говорится: «Помните, что в Восточной Германии нет свободы слова». Разве это не американская пропаганда?

— Я объяснила ученикам, что у американцев наивное домарксистское представление о свободе, — сказала она. — полагаю, ваш информатор не упомянул об этом. — Она терялась в догадках, кто мог оказаться доносчиком. Вероятно, ученик или родитель, которому рассказали об уроке. У Штази было больше агентов, чем у нацистов.

— Здесь также говорится: «Находясь в Восточном Берлине, не спрашивайте у полицейского, как пройти куда-нибудь. В отличие от американского полицейского, их задача не в том, чтобы помогать вам». Что вы скажете на это?

— А разве это не правда? — отозвалась Ребекка. — Когда вы были подростком, вы когда-нибудь спрашивали у полицейского, как пройти к станции метро?

— Не могли бы вы найти что-то более подходящее для обучения детей?

— Почему бы вам не прийти в нашу школу и не преподавать английский?

— Я не говорю по-английски!

— И я тоже! — выкрикнула Ребекка и тут же пожалела, что повысила голос. Но Шольц не рассердился. Определенно ему не хватало опыта. Но ей нужно держать ухо востро. — И я тоже, — тише повторила она. — Вот и приходится находить выход из положения и использовать любые материалы на английском языке, какие попадаются под руку. — Настало время проявить показную покорность, подумала она. — Конечно, я сделала ошибку и очень сожалею, сержант.

— Вы производите впечатление умной женщины, — сказал он. Она прищурилась. Что это — ловушка?

— Спасибо за комплимент, — бесстрастно произнесла она.

— Нам нужны умелые люди, особенно женщины.

Такого оборота Ребекка никак не ожидала.

— Зачем? — озадаченно спросила она.

— Чтобы замечать, что происходит, и ставить нас в известность, когда что-то не так.

Ребекка пришла в изумление.

— Вы предлагаете мне стать информатором Штази? — не сразу спросила она.

— Это важно с точки зрения общественных интересов, — сказал он. — Особенно важно в школах, где формируется мировоззрение молодых людей.

— Понятно. — То, что это было понятно Ребекке, не совсем доходило до этого молодого сотрудника тайной полиции. Он вышел на нее по месту работы, но он не имел никакого представления ее печально известной семье. Если бы Шольц навел справки о ее близких, он никогда не обратился бы к ней.

Она могла представить, как это произошло, Гофман — одна из распространенных фамилий, и Ребекка — не такое уж редкое имя. Поле зрения начинающего сотрудника могла по ошибки легко попасть не та Ребекка Гофман.

Шольц продолжал:

— Но люди, делающие такую работу, должны быть предельно честными и надежными.

Это звучало настолько парадоксально, что она чуть не рассмеялась.

— Честными и надежными? — переспросила она. — Чтобы шпионить за своими друзьями?

— Абсолютно. — Похоже, он не почувствовал иронии. — Есть и преимущества. — Он понизил голос. — Вы стали бы одной из нас.

— Не знаю, что сказать.

— Вам не обязательно сейчас принимать решение. Идите домой и подумайте. Но не обсуждайте с кем — либо. Разумеется, это должно оставаться в тайне.

— Разумеется. — Теперь она могла вздохнуть с облегчением. Скоро он обнаружит, что она не отвечает цели, и он возьмет обратно свое предложение. Но в тот момент он едва ли мог отказаться от обвинения ее в распространении измышлений империалистической пропаганды. Возможно, она отделается легким испугом.

Шольц встал, и Ребекка последовала его примеру. Неужели ее визит в Штази завершился так удачно? Просто уму непостижимо!

Он вежливо открыл перед ней дверь и потом проводил ее по желтому коридору. Группа из пяти-шести сотрудников Штази стояла перед дверями лифта и оживленно разговаривала. Один из них был удивительно знаком: высокий широкоплечий мужчина, немного сутулившийся, в светло — сером фланелевом костюме, хорошо ей знакомом. Она непонимающе устремила на него взор, подходя к лифту.

Это был ее муж Ганс.

Почему он здесь? Сначала она со страхом подумала, что его тоже вызвали на допрос. Но потом она поняла, судя по тому, как они держались, что к нему не относятся как к подозреваемому.

Тогда в чем дело? Ее сердце заколотилось от страха, однако чего ей бояться?

Возможно, подумала она, время от времени он появляется здесь по работе в министерстве юстиции. И тут она услышала, как один из других мужчин сказал, обращаясь к нему: «Но при всем моем уважении, лейтенант…»

Остальную часть фразы она не слышала. Лейтенант? У гражданских служащих нет военных званий, если они не служили в полиции…

И тогда Ганс увидел Ребекку.

Она легко читала его по лицу. Сначала он озадаченно нахмурился, как человек, который видит знакомый предмет в несвойственном для него месте, например, репу в библиотеке. Потом его глаза расширились от удивления, когда он воспринял реальность того, что видел, и рот его приоткрылся. Но следующее выражение потрясло ее больше всего: его щеки потемнели от стыда, и он отвел глаза в сторону, пряча явно виноватый взгляд.

Ребекка несколько мгновений молчала, пытаясь осознать, что происходит. Тем не менее, не понимая того, что видит, она сказала:

— Здравствуйте, лейтенант Гофман.

У Шольца сделалось одновременно недоуменное и испуганное лицо.

— Вы знаете лейтенанта?

— Очень хорошо, — проговорила она, изо всех сил пытаясь не потерять самообладание, поскольку у нее в голове начало созревать ужасное подозрение. — Я вот думаю, не следит ли он за мной с некоторых пор. — Но это просто невозможно, или она ошибается?

— В самом деле? — тупо спросил Шольц.

Ребекка пристально смотрела на Ганса, наблюдая за его реакцией на ее предположение, и надеялась, что он отделается шуткой и тотчас же даст правдивое, невинное объяснение. Он открыл рот, словно намереваясь сказать что-то, но она видела, что говорить правду он не собирается, а отчаянно пытается придумать нечто такое, что не противоречило бы всем фактам, но никак не может.

Шольц чуть не плакал.

— Я не знал!

Продолжая смотреть на Ганса, Ребекка произнесла:

— Я жена Ганса. Тот снова изменился в лице, и оно стало похоже на маску ярости, когда с него сошло выражение вины. Наконец он заговорил, но обращался не к Ребекке.

— Закрой рот, Шольц, — выдавил он из себя.

Тогда она поняла, и окружающий ее мир полетел в тартарары.

Шольц был слишком изумлен и не внял предостережению Ганса. Он сказал Ребекке:

— Так вы та самая фрау Гофман?

Ганс словно взбесился. Увесистым кулаком правой руки он ударил Шольца по лицу. Молодой человек едва устоял на ногах, на губах у него выступила кровь.

— Дубина ты стоеросовая! — набросился на него Ганс. — Ты завалил кропотливую двухлетнюю секретную работу.

Ребекка невнятно пробормотала себе под нос:

— Странные телефонные звонки, неожиданные совещания, разорванные записки…

У Ганса нет любовницы. Все гораздо хуже.

Она была ошеломлена, но в то же время понимала, что может сейчас выяснить правду, пока все сбиты с толку, и прежде чем они начнут лгать и придумывать всякие небылицы. Собравшись с духом, она спросила:

— Ты женился на мне, чтобы шпионить за мной, Ганс?

Он молча смотрел на нее.

Шольц повернулся и, пошатываясь, пошел по коридору.

— Идите за ним, — приказал Ганс.

Подошел лифт, и Ребекка вошла в кабину, услышав за собой голос Ганса:

— Арестуйте этого болвана и посадите в камеру.

Потом он повернулся, чтобы что-то сказать Ребекке, но дверь лифта закрылась, и она нажала на кнопку первого этажа.



Слезы застилали ей глаза, когда она проходила по вестибюлю. Никто не обращал на нее внимания — несомненно, видеть плачущих людей здесь было обычным делом. Под дождем через стоянку для машин она дошла до автобусной остановки.

Ее супружеская жизнь была сплошным обманом. Это просто не укладывалось в голове. Она спала с Гансом, любила его, вышла за него замуж, а он все время обманывал ее. Неверность можно было расценить как временную слабость, но Ганс обманывал ее с самого начала. Должно быть, он начал ухаживать за ней, чтобы следить за ней.

Конечно, он и не собирался жениться на ней. Вначале он, вероятно, не думал ни о чем другом, кроме флирта, чтобы проникнуть в дом. Уловка сработала как нельзя лучше. Очевидно, он пережил шок, когда она предложила пожениться. Возможно, он стоял перед выбором: отказаться и прекратить наблюдение или жениться и продолжать его. Его боссы могли даже приказать ему принять ее предложение. Как же могло случиться, что ее так легко провели?

Подошел автобус, она села в него, прошла, не поднимая глаз, на заднее сиденье и закрыла лицо руками.

Она вспоминала некоторые эпизоды, относящиеся к периоду ухаживания. Когда она поднимала вопросы, служившие помехой в ее прежних отношениях, — ее феминизм, антикоммунизм, близость к Карле, он давал правильные ответы. Ей даже казалось, что они единомышленники. Ей и в голову не приходило, что с его стороны это притворство.

Автобус медленно полз к центральной части города. Ребекка пыталась представить, как сложится ее жизнь в дальнейшем, но у нее ничего не получалось. Она снова и снова возвращалась мыслями к прошлому. Она вспоминала день их свадьбы, медовый месяц и год супружества, видя все это как спектакль, в котором Ганс исполнял роль. Он украл у нее два года жизни, и это так рассердило ее, что она перестала плакать.

Ей припомнился тот вечер, когда она сделала ему предложение. Они гуляли в Народном парке Фридрихсхайн и остановились перед старым Фонтаном сказок взглянуть на каменных черепах.

На ней было платье ее любимого темно-синего цвета, а на Гансе — новый твидовый пиджак; ему удавалось доставать хорошую одежду, хотя в Восточной Германии она была большим дефицитом. Ганс обнимал ее за талию, и Ребекка чувствовала себя в безопасности, под защитой и нежно любимой. Она хотела иметь одного мужчину, навсегда, и Ганс был тем самым мужчиной.

— Давай поженимся, Ганс, — сказала она и улыбнулась.

Он поцеловал ее и ответил:

— Какая замечательная идея.

Я была дурой, со злостью подумала она, набитой дурой.

Они договорились с Гансом об одном. Он пока не хотел иметь детей. Он сказал, что сначала ему нужно получить повышение и построить для них свой собственный дом. До свадьбы он об этом не говорил, и Ребекка удивилась, принимая во внимание их возраст: ей уже исполнилось двадцать девять, а ему тридцать четыре. Сейчас она поняла истинную причину.

К тому моменту как она вышла из автобуса, она кипела от ярости. Под дождем, подгоняемая ветром, она быстро дошла до высокого старого дома, где жила. Из коридора через открытую дверь она увидела, что ее мать занята разговором с Генрихом фон Кесселем, который после войны был вместе с ней членом городского совета от социал-демократов. Ребекка быстро прошла мимо, ничего не сказав. Ее двенадцатилетняя сестра Лили делала уроки за кухонным столом. Из гостиной доносились звуки пианино — ее брат Валли играл блюзы. Ребекка поднялась по лестнице на второй этаж, где они с Гансом занимали две комнаты.

Первое, что она увидела, войдя в комнату, был макет Бранденбургских ворот, который Ганс, в течение года их супружеской жизни склеивал из спичек. Все, кого он знал, должны были оставлять обгорелые спички. Макет был почти готов и стоял на маленьком столе посредине комнаты. Ганс закончил центральную арку и оба крыла и собирал самую сложную часть наверху — квадригу, колесницу, запряженную четверкой лошадей.

Ему, видимо, надоело это занятие, с горечью подумала Ребекка. Несомненно, так он по вечерам убивал время, вынужденный жить с нелюбимой женщиной. Их супружество напоминало макет, непрочное подобие настоящей вещи.

Она подошла к окну и стала смотреть на дождь. Через минуту к краю тротуара подъехал светло — коричневый «трабант—500», и из него вышел Ганс.

Как он посмел явиться сюда?

Ребекка распахнула окно, не обращая внимания на порывы ветра и дождь, и закричала:

— Убирайся прочь!

Он остановился на мокром тротуаре и посмотрел вверх.

Взгляд Ребекки упал на пару его ботинок, стоявших на полу рядом с ней. Они были ручной работы, и сделал их старый сапожник, которого нашел Ганс. Она схватила один ботинок и кинула его в мужа. Бросок оказался удачным: хотя Ганс попытался увернуться, ботинок угодил ему в голову.

— Безмозглая корова! — выкрикнул он.

Валли и Лили вошли в комнату. Они стояли в дверях, глядя на взрослую сестру с изумлением, словно она стала другим человеком, что, вероятно, и произошло.

— Ты женился по приказу Штази! — крикнула она из окна. — Так кто из нас безмозглый?

Она швырнула второй ботинок, но промахнулась.

— Что ты делаешь? — в ужасе спросила Лили.

Валли усмехнулся и сказал:

— Ну и отпад!

Перед домом остановились двое прохожих, чтобы посмотреть, сосед появился на своем пороге насладиться происходящим. Ганс свирепо посмотрел на них. Человек самолюбивый, он испытывал страдание, что его публично выставили в дурацком свете.

Ребекка огляделась вокруг, ища что-нибудь еще, чтобы бросить в него, и ее взгляд упал на макет Банденбургиских ворот из спичек. Он стоял на листе фанеры. Ребекка взялась за края и подняла его. Конструкция была тяжелой, но она справилась с ней.

— Нихрена себе! — проронил Валли.

Ребекка поднесла макет к окну.

— Не смей! Это мое! — заорал Ганс.

Она поставила фанерное основание на подоконник.

— Ты искалечил мне жизнь, ты, тайная полицейская ищейка! — крикнула Ребекка.

Кто-то из собравшихся зевак разразился смехом, презрительным издевательским гоготом, покрывшим шум дождя. Ганс налился краской от ярости и оглянулся по сторонам, ища глазами того, кто посмел смеяться над ним, что было для него самой мучительной пыткой, но не находил.

Он взревел:

— Поставь назад модель, сука! Я потратил на нее целый год!

— Я потратила столько же времени, чтобы создать нашу семью, — ответила Ребекка и подняла макет.

— Я приказываю тебе! — завопил Ганс.

Ребекка поставила макет за окно и выпустила из рук.

Макет перевернулся в воздухе так, что фанерное основание оказалось вверху, а квадрига внизу. Казалось, что сооружение падает медленно, а Ребекка почувствовала, что время остановилось для нее на мгновение. Потом модель упала на вымощенную площадку перед домом со звуком, похожим на то, как мнут бумагу. Модель взорвалась, спички полетели в разные стороны, а потом опустились на мокрые камни, образовав подобие солнечного диска с расходящимися лучами. Фанера лежала рядом; то, что было выстроено на ней, перестало существовать.

Ганс несколько мгновений смотрел на свое уничтоженное творение, открыв рот от потрясения.

Придя в себя, он показал пальцем на Ребекку.

— Слушай меня, — сказал он, и его голос был так холоден, что ей вдруг стало страшно. — Ты пожалеешь об этом, говорю тебе. Ты и твоя семья. Вы будете жалеть об этом всю оставшуюся жизнь. Обещаю тебе.

Потом он сел в машину и уехал.

Глава вторая


На завтрак мать Джорджа Джейкса приготовила ему оладьи с черникой и вдобавок бекон с овсянкой.

— Если я все это съем, мне придется выступать в тяжелом весе, — сказал он.

Джордж весил 77 килограммов и был звездой в команде борцов Гарварда во втором полусреднем весе.

— Ешь на здоровье и брось ты свою борьбу, — отозвалась мать. — Я растила тебя не для того, чтобы ты стал твердолобым спортсменом.

Она села напротив него за кухонным столом и насыпала корнфлекса в тарелку.

Джордж не был твердолобым, она знала это. Он заканчивал юридический факультет Гарвардского университета. Он сдал выпускные экзамены, и весьма успешно. Сейчас он гостил у своей матери, жившей в скромном загородном доме в округе Принс Джорджес, штат Мериленд, севернее Вашингтона.

— Я не хочу терять форму, — пояснил он. — Может быть, я стану тренером по борьбе в средней школе.

— Это стоящее дело.

Он с нежностью посмотрел на нее. Джеки Джейкс в свое время была хороша собой — он видел ее фотографии в подростковом возрасте, когда она грезила стать кинозвездой. Она до сих пор молодо выглядела. У нее была кожа цвета темного шоколада, которая не покрывалась морщинами. «Чернокожая красота — без морщинок лет до ста», — говорили негритянки. Но уголки пухлых губ, широко улыбавшихся на старых фотографиях, сейчас опустились вниз, выражая мрачную решимость. Она так и не стала актрисой. Возможно, у нее никогда не было шанса: немногие роли для негритянок обычно отводились для более светлокожих красавиц. В любом случае ее карьера закончилась, не начавшись, когда в шестнадцать лет она забеременела Джорджем. Ее лицо приобрело озабоченное выражение, после того как она одна растила сына в первое десятилетие его жизни, работая официанткой и живя в крошечном доме на задах Юнион-стейшн, и прожужжала ему все уши, что нужно упорно трудиться, получить образование и заслужить уважение.

— Я люблю тебя, мама, но я все-таки приму участие в рейсе свободы на автобусах, — сказал Джордж.

Она неодобрительно сжала губы:

— Тебе двадцать пять лет. Ты волен поступать, как тебе заблагорассудится.

— Нет, мама. Какое бы важное решение я ни принимал, я всегда советовался с тобой. И, вероятно, так будет и дальше.

— Ты меня не слушаешь.

— Не всегда. Но ты же самая умная из всех, кого я знаю, в том числе в Гарварде.

— Ты мне льстишь, — сказала она, но ей было приятно слышать его слова, он это видел.

— Мама, Верховный суд постановил, сто сегрегация на межштатных автобусах и автовокзалах противоречит Конституции, но южане не считаются с законом. Мы обязаны что-то сделать.

— Но как, по — твоему, это поможет, ваша поездка на автобусах?

— Мы сядем в автобусы здесь, в Вашингтоне, и поедем на юг. Мы будем сидеть впереди, заходить в залы ожидания только для белых, просить, чтобы нас обслуживали в ресторанах только для белых. И если люди будут возражать, мы скажем им, что закон на нашей стороне, что они нарушают закон и порядок.

— Сынок, я знаю, что ты прав. Не нужно говорить мне об этом. Я понимаю Конституцию. Но что, по-твоему, случится?

— Полагаю, рано или поздно нас арестуют. Потом будет суд, и мы будем отстаивать свою правоту перед всем миром.

Она покачала головой:

— Очень надеюсь, что для тебя это обойдется.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты находился в привилегированном положении, — попыталась объяснить она. — По крайней мере, после того как твоей белый отец вернулся в нашу жизнь. Тебе тогда было шесть лет. Ты не имеешь представления, как живет большинство цветных.

— Ты ошибаешься. — Джордж не мог согласиться с тем, что сказала мать. Он слышал это обвинение от чернокожих активистов, и это его раздражало. — Я не ослеп оттого, что богатый белый дед платит за мое образование. Я знаю, что происходит.

— Тогда ты должен, наверное, знать, что арест — не самое худшее из того, что с тобой может случиться. Что если к вам начнут задираться?

Джордж знал, что она права. Участникам акции за права негров грозило нечто худшее, чем тюремное заключение. Но он хотел успокоить мать.

— Я научился оказывать пассивное сопротивление, — сказал он. Все, кого выбрали для участия в рейсе свободы, были опытными борцами за гражданские права и прошли специальную подготовку, в том числе разыгрывание различных ситуаций. — Один белый, делая вид, будто он батрак, назвал меня черномазым, толкнул и потащил из комнаты, но я не сопротивлялся, хотя мог вышвырнуть его из окна одной рукой.

— И кто же он был:

— Один из борцов за гражданские права.

— Не настоящий белый батрак?

— Конечно нет. Он просто играл роль батрака.

— Ну хорошо, — сказала она, но он понял по ее тону, что она так не думала.

— Все будет нормально, мам.

— Молчу. Ты будешь, наконец-то есть оладьи?

— Посмотри на меня, — попросил Джордж. — Мохеровый костюм, узкий галстук, коротко стриженные волосы и ботинки, начищенные так, что в них можно смотреть, как в зеркала. — Он всегда хорошо одевался, но участников предстоящей акции проинструктировали, чтобы они выглядели особенно респектабельно.

— Ты выглядишь превосходно, вот если бы изуродованное ухо.

Ушную раковину Джорджу повредили во время борьбы.

— Кому захочется сделать что-нибудь плохое такому симпатичному цветному парню?

— Что ты знаешь? — неожиданно рассердилась она. — Эти белые южане, они… — К его досаде, слезы навернулись ей на глаза. — Господи, я боюсь, что они убьют тебя.

Он потянулся над столом и взял ее за руку.

— Я буду осторожен, мам, обещаю.

Она вытерла слезы фартуком. Джордж съел немного бекона, чтобы сделать ей приятное, но без аппетита. Он волновался больше, чем делал вид. Мать не преувеличивала степень риска. Некоторые борцы за гражданские права выступали против рейса свободы из опасения, что акция может спровоцировать насилие.

— Ваша поездка на автобусах продлится долго? — спросила она.

— Тринадцать дней. Отсюда до Нового Орлеана. Мы будем делать остановки каждый вечер для проведения митингов.

— Что у тебя есть почитать?

— Автобиография Махатмы Ганди. — Джордж считал необходимым знать больше о Ганди, чья философия ненасильственного протеста вдохновила движение за гражданские права.

Она взяла книгу, лежавшую на холодильнике.

— Эта будет поинтереснее. Бестселлер.

Они всегда обменивались книгами. Ее отец был преподавателем литературы в негритянском колледже, и она с детства много читала. Когда Джордж был мальчиком, он вместе с матерью прочитал «Близнецы Босби» и «Братья Харди», хотя все герои были белыми. И сейчас они регулярно обменивались книгами, которые им понравились. Он посмотрел на переданную матерью книгу.

По прозаичной полиэтиленовой обертке на ней можно было судить, что она взята из местной публичной библиотеки.

— «Убить пересмешника», — прочитал он. — Этому роману совсем недавно присуждена Пулитцеровская премия, если я не ошибаюсь.

— И действие происходит в Алабаме, куда ты направляешься.

— Спасибо.

Несколькими минутами позже он поцеловал мать на прощанье, вышел из дома с небольшим чемоданом в руках и сел в автобус до Вашингтона. Он вышел в деловой части города на автостанции компании «Грейхаунд». Небольшая группа борцов за гражданские права собралась в кафе. Джордж знал некоторых из них по тренировочным занятиям. Здесь были белые и темнокожие, мужчины и женщины, старые и молодые. Помимо десятка с лишним самих участников поездки прибыли несколько организаторов из Конгресса за расовое равенство, двое журналистов из негритянской прессы и несколько сторонников акции. Организаторы решили разделить участников на две группы, и одна из них отправится с автостанции компании «Трейлуэйз», что на противоположной стороне улицы. Не было никаких плакатов и телекамер — все выглядело очень обыденно.

Джордж поздоровался с Джозефом Хьюго, однокурсником, белым парнем с выпуклыми голубыми глазами. Вместе с ним они организовали бойкот студенческого буфета от компании «Вулворт» в Кембридже, штат Массачусетс. Во всех штатах магазины этой компании не разделяли покупателей по расовому принципу, а на юге в них существовали отделы для белых и для черных, как места в автобусах. Джо умел быстро исчезать, когда назревала конфронтация, и Джордж прозвал его благонамеренным трусом.

— Ты едешь с нами, Джо? — спросил он, стараясь скрыть скептицизм в голосе.

Джо покачал головой.

— Я пришел, чтобы пожелать вам удачи. — Он курил длинные ментоловые сигареты с белым фильтром и постучал такой сигаретой по краю пепельницы.

— Жаль. Ты ведь с юга, не так ли?

— Из Бирмингема, штат Алабама.

— Нас хотят представить пришлыми агитаторами. Было бы хорошо, чтобы среди нас в автобусе был южанин, тогда им нечем будет крыть.

— Не могу, у меня дела.

Джордж не настаивал. Он и сам — то побаивался. Если он будет распространяться об опасности, то, глядишь, и сам передумает. Он окинул взглядом группу и с радостью увидел Джона Льюиса, студента — теолога, умевшего ненавязчиво производить на людей впечатление, одного из основателей, студенческого координационного комитета ненасильственных действий, самой радикальной из групп борцов за гражданские права.

Их руководитель привлек к себе внимание собравшихся в кафе и начал делать заявление для прессы. Пока он выступал, Джордж заметил, что в зал, стараясь быть незамеченным, пробирался белый мужчина лет сорока, в помятом полотняном костюме, приятной наружности, хотя немного полноватый, с румянцем на лице, как у пьяницы. Он выглядел как пассажир с автобуса, и никто не обратил на него внимания. Он подсел к Джорджу, положил ему руку на плечи и прижал к себе.

Это был сенатор Грег Пешков, отец Джорджа.

Их отношения не представляли собой большого секрета, в Вашингтоне о них знали, но никогда не признавали во всеуслышание. Грег был не единственным политическим деятелем, имевшим такой секрет. Сенатор Стром Тёрмонд платил за обучение в колледже дочери их домработницы: ходили сплетни, что эта девочка от него, но это не мешало ему быть оголтелым сторонником сегрегации. Когда объявился Грег, никогда раньше не видевший своего шестилетнего сына, он попросил Джорджа называть себя «дядя Грег», и лучшего эвфемизма нельзя было придумать.

Эгоистичный и ненадежный Грег по — своему любил Джорджа. Подростком Джордж долгое время сердился на отца, но потом он воспринял его таким, какой он есть, решив, что отец наполовину лучше, чем никакой.

— Джордж, — негромко сказал Грег, — я волнуюсь за тебя.

— И мама тоже.

— Что она говорит?

— Она боится, что все эти расисты-южане убьют всех нас.

— Я не думаю, что до этого дойдет, но ты можешь потерять работу.

— Мистер Реншо что — то сказал?

— Ни черта подобного, он еще ничего не знает, но узнает, если тебя арестуют.

Реншо, родом из Буффало, был другом детства Грега и старшим партнером в престижной вашингтонской юридической фирме «Фосетт Реншо». Летом прошлого года Грег устроил Джорджа на работу солиситером-практикантом на фирме, и они оба надеялись, что после окончания университета вместо временной должности ему предложат постоянную работу. Вот была бы удача: Джордж стал бы первым негром, кто работал бы там не уборщиком, а кем-то еще.

Джордж сказал с некоторым раздражением:

— Участники рейса свободны — не нарушители закона. Мы пытаемся сделать так, чтобы закон вступил в силу. Преступники те, кто выступает за сегрегацию. Я бы хотел, чтобы такой юрист, как Реншо, понял это.

— Он понимает, но все равно не может держать на работе человека, у которого неприятности с полицией. Поверь мне, было бы то же самое, если бы ты был белый.

— Но мы за соблюдение закона!

— В жизни много несправедливостей. Студенческие дни позади — добро пожаловать в реальный мир.

Руководитель обратился к участникам поездки:

— Покупайте билеты и проверьте свой багаж.

Джордж встал.

— Ну как, смогу ли тебя отговорить? — спросил Грег.

У него был такой жалкий вид, что Джорджу очень хотелось уступить, но он не мог.

— Нет, я решил, — ответил он.

— Тогда, пожалуйста, будь осторожен.

Джордж был тронут.

— Я счастлив, что у меня есть люди, которые беспокоятся обо мне, — сказал он. — Я знаю это.

Грег сжал его руку и быстро вышел.

Джордж встал в очередь вместе со всеми в кассу и купил билет до Нового Орлеана. Потом он прошел к сине — серому автобусу и отдал свой чемоданчик, чтобы его закрыли в багажном отделении. На борту автобуса была нарисована огромная борзая и написан лозунг: «Мы повезем вас с комфортом». Джордж вошел в автобус.

Руководитель поездки направил его на одно из мест в передней части салона. Другим он предложил сесть так, чтобы рядом были белый и черный. Водитель не обращал никакого внимания на участников акции, а обычные пассажиры, казалось, проявляли лишь небольшое любопытство. Джордж раскрыл книгу, которую дала ему мать, и прочитал первую строку.

В этот момент руководитель сказал одной из женщин сесть рядом с Джорджем. Довольный, он кивнул ей. Он виделся с ней раза два раньше, и она ему понравилась. Ее звали Мария Саммерс. На ней было светло-серое хлопковое платье с высоким вырезом и пышной юбкой. У нее была такая же темная кожа, как мать Джорджа, миловидный приплюснутый носик и губы, которые навели его на мысль о поцелуе. Он знал, что она студентка юридического факультета Чикагского университета и, как он, должна в этом году окончить его, то есть они были примерно одного и того же возраста. Он понял, что она не только умна, но и целеустремлена: иначе как девушка, да к тому же темнокожая, могла попасть на юридический факультет.

Он закрыл книгу, так как водитель завел двигатель, и автобус тронулся. Мария опустила глаза и сказала:

— «Убить пересмешника». В прошлом году летом я была в Монтгомери.

— Что ты там делала? — спросил он.

— Мой отец юрист, а его клиент подал в суд на штат. Я помогала отцу во время каникул.

— Вы выиграли дело?

— Нет. Но я, наверное, мешаю тебе читать.

— Я могу почитать в любое другое время. Не часто доводится сидеть в автобусе рядом с такой красивой девушкой, как ты.

— Меня предупреждали, что ты не скупишься на комплименты.

— Я могу раскрыть свой секрет, если хочешь.

— Идет. Что за секрет?

— Я говорю искренне.

Она засмеялась.

— Только, пожалуйста, никому об этом не рассказывай. Иначе подорвешь мою репутацию.

Автобус пересек Потомак и въехал в штат Виргиния по автодороге 1.

— Ну вот, Джордж. Мы уже на Юге, — заметила она. — Ты боишься?

— Конечно, боюсь.

— И я тоже.

Шоссе прямой узкой полосой на многие мили разрезало леса, покрытые весенней листвой. Они проезжали через небольшие города, где у людей было так мало дел, что они останавливались, чтобы поглазеть на автобус. Джордж редко смотрел в окно. Он узнал, что Мария выросла в семье, регулярно посещавшей церковь, а ее дед был проповедником. Джордж рассказал, что ходил в церковь, только чтобы порадовать мать, и Мария призналась, что и она тоже. Они разговаривали всю дорогу, пока ехали 50 миль по Фредериксбурга.

Участники рейса свободы затихли, когда автобус въехал в небольшой исторический город, где продолжали верховенствовать белые. Конечная станция автобусов, принадлежащих «Грейхаунд», располагалась между двумя церквами из красного кирпича с белыми дверями, но христианство не обязательно было добрым знаком на Юге. Когда автобус остановился, Джордж увидел туалеты и удивился, на дверях не было табличек с указанием «только для белых» или «Только для цветных».

Пассажиры вышли из автобуса и стояли, щурясь от солнца. Посмотрев более внимательно, Джордж заметил светлую краску на дверях туалетов и догадался, что сегрегационные указатели закрасили недавно.

Так или иначе, участники рейса свободы начали осуществлять свой план действий. Один из белых руководителей пошел в грязный туалет на задах, явно предназначенный для негров. Он вышел оттуда как ни в чем не бывало — эта часть плана оказалась более легкой. Джордж вызвался стать тем темнокожим, который пренебрегает правилами. «Была не была!» — сказал он Марии и вошел в чистый, свежевыкрашенный туалет, на дверях которого, несомненно, совсем недавно ликвидировали указатель «только для белых».

В туалете белый молодой человек расчесывал свою высокую прическу с коком. Он посмотрел на Джорджа в зеркало, но ничего не сказал. Джордж не осмелился помочиться, но он не мог позволить себе выйти просто так и поэтому вымыл руки. Молодой человек вышел, а вошел мужчина старших лет и занял кабинку. Джордж вытер руки бумажным полотенцем. Больше ничего не оставалось делать, и он вышел.

Все другие ждали. Он пожал плечами и сказал:

— Ничего. Никто не пытался остановить меня, никто ничего не сказал.

— А я, — начала Мария, — попросила коку у прилавка, и продавщица подала ее. Думаю, кто — то решил здесь не поднимать шума.

— И так будет на всем пути до Нового Орлеана? — спросил Джордж. — Все будут делать вид, что ничего не произошло? А потом, когда мы уедем, вернутся к старым порядкам? Это выбивает почву у нас из-под ног.

— Не беспокойся, — сказала Мария. — Я встречала людей, которые правят в Алабаме. Поверь мне, они не такое добрые.

Глава третья


Валли Франк играл на рояле в гостиной наверху. Это был настоящий «Стенвей», и отец Валли заботился о том, чтобы инструмент был всегда настроен для бабушки Мод. Валли играл по памяти рефрен песни Элвиса Пресли: «Смертная тоска». Он был в тональности до-мажор и поэтому исполнялся достаточно просто.

Бабушка Мод читала некрологи в «Берлингер цайтунг». В свои семьдесят лет она не утратила своей стройности и прямой осанки. На ней было темно-синее кашемировое платье.

— Ты хорошо играешь эту вещицу, — сказала она, не отрываясь от газеты. — У тебя мой слух и мои зеленые глаза. Твой дед Вальтер, в честь кого ты был назван, никогда не мог сыграть регтайм, царствие ему небесное. Я пыталась учить его, но все напрасно.

— Ты играла регтайм? — удивился Валли. — Я никогда не слышал, чтобы ты играла что — нибудь, кроме классики.

— Регтайм спас нас от голода, когда твоя мать была ребенком. После Первой мировой войны я играла в клубе под названием «Нахтлебен» здесь, в Берлине. Мне платили миллионы марок за ночь, но этого едва хватало, чтобы купить хлеб. Но иногда мне давали чаевые в иностранной валюте, и мы могли хорошо жить целую неделю на два доллара.

— Вот это да! — Валли не мог представить себе, чтобы его седовласая бабушка играла на пианино за чаевые в ночном клубе.

В комнату вошла сестра Валли. Лили была почти на три года младше, и сейчас он не знал, как к ней относиться. Потому что, насколько он себя помнил, она стояла ему поперек горла, как мальчишка младшего возраста, только еще глупее. Однако спустя некоторое время она стала более разумной, а у некоторых ее подруг появились груди, что создавало трудности.

Он отвернулся от рояля и взял гитару. Он купил ее год назад в Западном Берлине в ломбарде. Ее, вероятно, сдал американский солдат под залог, который так и не вернул. На ней имелось фирменное клеймо «Мартин», и, хотя она была дешевая, Валли казалось, что это очень хороший инструмент. Он считал, что ни владелец ломбарда, ни солдат недооценивали ее.

— Послушай это, — сказал он Лили и запел багамскую мелодию «Все мои испытания» со словами на английском языке. Ее слышал ее на западных радиостанциях — она была популярна у американских фольклорных групп. Минорные аккорды делали ее меланхоличной песней, и ему нравились грустно звучавшие переборы, которые он сочинил.

Когда он закончил, бабушка Мод посмотрела поверх газеты и сказала по — английски:

— У тебя совершенно ужасный акцент, дорогой Валли.

— Извини.

Она перешла на немецкий.

— Но поешь ты хорошо.

— Спасибо. — Валли повернулся к Лили. — А ты что скажешь о песне?

— Она грустная, — ответила сестра. — Может быть, она мне больше понравится, если я послушаю ее несколько раз.

— Плохо, — огорчился он. — Я хочу исполнить ее сегодня вечером в «Миннезингере». — Этот фольклорный клуб, название которого означает «трубадур», находился поблизости от Курфюрстендамм в Западном Берлине.

— Ты будешь выступать в «Миннезингере»? — удивилась Лили.

— Это особый случай. Они проводят конкурс. Выступить может кто угодно. Победитель получит шанс выступать регулярно.

— Я не знала, что клубы устраивают такие конкурсы.

— Обычно не устраивают. Это первый раз.

— Тебе нужно подрасти, чтобы посещать такие заведения, — заметила бабушка.

— Ты права, но я уже бывал там.

— Валли выглядит старше своих лет, — сказала Лили.

— Гм.

Лили обратилась к Валли:

— Ты никогда не пел со сцены. Ты волнуешься?

— Еще бы!

— Тебе бы спеть что — нибудь веселое.

— Думаю, что ты права.

— А как насчет «Эта земля — твоя земля»? Мне нравится эта песня.

Валли запел, а Лили стала ему подпевать.

В это время вошла их старшая сестра Ребекка. Валли обожал ее. После войны, когда их родители работали не покладая рук, чтобы прокормить семью, они часто оставляли Валли и Лили на Ребекку. Она была как вторая мать, только не такая строгая.

И мужества ей не занимать! Он с ужасом смотрел, как она выбросила в окно макет из спичек, сделанный ее мужем. Валли недолюбливал Ганса и в тайне радовался, когда он ушел.

Все соседи сплетничали, что Ребекка, сама того не зная, вышла замуж за офицера Штази. Валли сразу приобрел вес в школе: до этого никто не мог представить себе, что семья Франков чем — то отличается от других. Особенно девочки были потрясены тем, что все, что говорилось и делалось в его доме, доносилось в полицию почти целый год.

Хотя Ребекка была сестрой Валли, он не мог не видеть, что она бесподобна. У нее была великолепная фигура, а прелестное лицо выражало доброту и силу. Но сейчас она выглядела так, как будто кто — то умер. Он перестал играть и спросил:

— Что случилось?

— Меня уволили с работы, — сказала она.

Бабушка Мод положила газету.

— Что за чушь? — не сдержался Валли. — Мальчики в школе говорят, что ты у них лучшая учительница.

— Я знаю.

— Почему же тебя уволили?

— Я думаю, это месть Ганса.

Валли вспомнил реакцию Ганса, когда тот увидел, как разлетелся его макет, как тысячи спичек лежали, разбросанные на мокром асфальте. «Ты пожалеешь об этом», — завопил Ганс, глядя вверх через струи льющегося дождя. Валли подумал тогда, что это пустые угрозы, но потом сообразил, что агенту тайной полиции ничего не стоит выполнить такую угрозу: «Ты и твоя семья», — выкрикнул Ганс, и это проклятье распространялось и на Валли. Он вздрогнул.

Бабушка Мод сказала:

— Разве они не испытывают острую потребность в учителях?

— Бернд Гельд в отчаянии, — пояснила Ребекка. — Но он получил указание сверху.

— Что ты будешь делать? — спросила Лили.

— Найду другую работу. Это не будет трудно. Бернд дал мне блестящую характеристику. И в каждой школе Восточной Германии не хватает учителей, потому что многие уехали на Запад.

— Тебе тоже надо ехать на Запад, — заметила Лили.

— Нам всем нужно ехать на Запад, — поспешил поделиться своим мнением Валли.

— Мама не поедет, ты же знаешь, — возразила Ребекка. — Она говорит, мы должны решать свои проблемы, а не бежать от них.

Вошел отец Валли в темно-синем костюме с жилетом, старомодном, но элегантном.

— Добрый вечер, Вернер, дорогой, — обратилась к нему бабушка Мод. — Ребекке нужно выпить чего — нибудь, ее уволили с работы. — Бабушка часто говорила, что кому — то нужно выпить. Тогда она тоже выпивала рюмочку за компанию.

— Я знаю про Ребекку, — коротко сказал отец. — Я разговаривал с ней.

Он был не в духе, а как могло быть иначе, если ему предстоял неприятный разговор с тещей, которую он любил и которой восхищался. А Валли недоумевал, что могло так расстроить старика.

Вскоре ему все стало ясно.

— Пойдем ко мне в кабинет, Валли, — сказал отец. — Я хочу с тобой поговорить.

Через двойную дверь он вышел в маленькую гостиную, сок жившую ему рабочей комнатой. Валли пошел за ним. Отец сел за письменный стол. Валли знал, что ему полагается стоять.

— Месяц назад мы беседовали с тобой о курении, — заговорил отец.

Валли сразу почувствовал себя виноватым. Он начал курить, чтобы выглядеть старше, но ему это понравилось, и теперь стало привычкой.

— Ты обещал бросить, — напомнил отец.

По мнению Валли, отца не касалось, курит он или нет.

— Ты бросил?

— Да, — соврал Валли.

— Но то, что остается запах, ты знаешь?

— В общем — то, да.

— Я сразу заметил, что от тебя пахнет, как только вошел в гостиную.

Валли почувствовал, что оказался в глупом положении. Его поймали на детской лжи. Это не очень способствовало дружескому расположению к отцу.

— Значит, ты не бросил.

— Зачем тогда спрашивать? — Валли не понравился раздраженный тон в его голосе.

— Я надеялся услышать от тебя правду.

— Ты надеялся подловить меня.

— Понимай как хочешь. У тебя сейчас в кармане, наверное, есть пачка.

— Есть.

— Положи ее на мой стол.

Валли достал пачку из кармана брюк и со злостью бросил ее на стол. Отец взял ее и небрежно швырнул в выдвижной ящик. Это были сигареты «Лаки страйк», не худшая в Восточной Германии, к тому же пачка была почти полная.

— Ты будешь по вечерам оставаться дома в течение месяца, — сказал отец. — По крайней мере, ты не будешь ходить по кафе, где играют на банджи и курят.

От отчаяния, охватившего Валли, у него защемило в животе. Он старался изо всех сил оставаться спокойным и не терять головы.

— Это не банджи, а гитара, и я никак не могу оставаться дома целый месяц.

— Не говори глупости, будешь делать как я сказал.

— Хорошо, — в отчаянии сказал Валли. — Только не сегодня.

— Начиная с сегодня.

— Но я должен вечером идти в «Миннезингер».

— Как раз в такое заведение я не хочу, чтобы ты ходил.

Невыносимый старикан!

— Я буду оставаться дома целый месяц, но с завтрашнего дня, пойдет?

— Условия твоего карантина не будут приводиться в соответствие с твоими планами. В противном случае, он не достигнет своей цели, состоящей в том, чтобы доставить тебе неудобства.

Сейчас, когда отец в таком дурном расположении духа, он останется непоколебимым в своем решении, но Валли был в таком отчаянии, что продолжал стоять на своем:

— Ты не понимаешь, сегодня я выступаю на конкурсе в «Миннезингере» — это уникальная возможность.

— Твое наказание не будет откладываться, чтобы позволить тебе играть на банджо.

— Это гитара, бестолковый старый глупец! Гитара! — пошел в наступление Валли.

Три женщины в соседней комнате, очевидно, все слышали и посмотрели на него широко раскрытыми глазами, когда он появился в дверях.

— Валли, — укоризненно произнесла Ребекка.

Он схватил гитару и выскочил из комнаты.

Когда он сбегал по лестнице, у него не было никакого плана, лишь гнев переполнял его. Но оказавшись перед парадной дверью, он уже знал, что делать. Сжимая гитару в руке, он вышел из дома и хлопнул дверью так, что задолжал весь дом.

Открылось верхнее окно, и до него донесся голос отца:

— Вернись, ты слышишь меня? Вернись сию минуту, или тебе будет хуже.

Валли продолжал удаляться от дома.

Сначала его просто одолевал гнев, но потом он вдруг оживился. Он не послушал отца и даже назвал его бестолковым старым глупцом! Он держал путь на запад, идя легкой походкой. Но вскоре его эйфория стала проходить, и он задумался о последствиях. Отец серьезно относился к непослушанию. Он командовал своими детьми и рабочими и требовал, чтобы они слушались и подчинялись. Но что он сделает? Валли уже вырос из того возраста, когда его можно было отшлепать. Сегодня отец попытался не пускать его из дома, словно это была тюрьма, но у него ничего не вышло. Иногда отец грозился забрать его из школы и заставить работать на производстве, но Валли считал это пустой угрозой: отцу не понравилось бы, чтобы обиженный подросток болтался по его любимому заводику. Все-таки у Валли было чувство, что старик что-нибудь придумает.

Улица, по которой он шел, на перекрестке переходила из Восточного Берлина в Западный. На углу, покуривая, стояли трое восточногерманских полицейских. Они имели право остановить любого, кто пересекал невидимую границу. Но разговаривать с каждым они не имели возможности, потому что тысячи людей ежедневно переходили туда и обратно, в том числе Grenzänger, жители Восточного Берлина, которые работали на Западе ради более высокой зарплаты, выплачиваемой в ценившихся немецких марках. Отец Валли был Grenzänger, но он работал не на зарплату, а чтобы получить прибыль. Сам Валли по крайней мере раз в неделю переходил границу, чтобы с друзьями пойти в Западной Берлине в кино, где показывали американские фильмы с эротикой и насилием, более увлекательные, чем поучительные басни коммунистического кинематографа.

На деле полицейские останавливали каждого, кто привлекал их внимание. Если границу пересекала целая семья — родители с детьми да еще с багажом, их останавливали обязательно из подозрения, что они намереваются эмигрировать на Запад. Еще полицейские любили цепляться к подросткам, особенно к тем, которые одевались по западной моде. Многие молодые люди в Восточном Берлине были членами различных неформальных групп, которые отвергали принципы, навязываемые правящей верхушкой: «техасские ребята», «любители джинсов», «общество поклонников Элвиса Пресли» и другие. Они ненавидели полицию, и полиция ненавидела их.

Валли был в обычных черных брюках, белой майке с короткими рукавами и светло-коричневой ветровке. Ему казалось, что он держится непринужденно, немного как Джеймс Дин, но не как член какой-нибудь группировки. Однако гитара могла привлечь к нему внимание. Это был основной символ так называемой «американской культуры» — даже хуже, чем комикс о Супермене.

Он перешел улицу, стараясь не смотреть на полицейских. Краем глаза он заметил, что один из них как будто смотрит на него. Но никто ему ничего не сказал, никто его не остановил, он прошел в свободный мир.

Он сел на трамвай, идущий по южной стороне парка до Курфюрстендамм. Лучшее в Западном Берлине то, думал он, что все девушки носят чулки.

Он держал путь в клуб «Миннезингер», помещавшийся в подвале на улице недалеко от Курфюрстендамм, где подавали некрепкое пиво и копченые сосиски с приправой в продолговатой булочке. Он пришел рано, но кафе уже заполнялось посетителями. Валли поговорил с молодым владельцем клуба Данни Хаусманом и внес свое имя в список конкурсантов. Он купил кружку пива, и никто не спросил, сколько ему лет. В зале было полно парней, как он, с гитарами, почти столько же девушек и немного людей старшего возраста.

Часом позже начался конкурс. Каждый номер включал в себя две песни. Некоторые исполнители были безнадежными новичками, бренчавшими простые мелодии, но, к ужасу Валли, кое-кто из гитаристов был более искусен, чем он. Большинство подражали американским артистам и заимствовали репертуар. Трое мужчин, одетых как «Кингстонское трио», пели «Том Дулей», а девушка с длинными черными волосами играла на гитаре и пела «Дом восходящего солнца» точно как Джоан Баэз. Ей громко аплодировали.

Пожилая пара в вельветовых брюках встала и исполнила песню на деревенскую тему под названием «I’m Märzen der Bauer» под аккомпанемент аккордеона. Это была фольклорная музыка, но не та, которую хотела слышать эта аудитория. Их проводили шуточными возгласами. Что поделаешь — они были старомодными.

В то время как Валли с нетерпением ждал своей очереди, к нему подошла миловидная девушка. Так с ним часто случалось. Он думал, что он не красив собой, потому что у него широкие скулы и миндалевидные глаза, словно он наполовину японец. Но многие девушки считали, что он привлекателен. Девушка, подошедшая к нему, представилась Каролин. Он выглядела на год или на два старше Валли. У нее были длинные прямые светлые волосы с пробором посередине, обрамляющие овальное лицо. Сначала он подумал, что она, как и все другие, исполнительница народной музыки, но ее широкая улыбка заставила его сердце екнуть.

Она сказала:

— Я собиралась принять участие в конкурсе вместе с братом, который должен был играть на гитаре, но он подвел меня. Не мог бы ты выступить со мной?

Первым желанием Валли было отказаться. Его репертуар состоял из песенных соло и никаких дуэтов. Но Каролин была обворожительна, и он искал причину продолжить с ней разговор.

— Ну тогда нам нужно репетировать, — засомневался он.

— Мы могли бы отойти в сторону. Какие песни ты хотел исполнять?

— «Все мои испытания» и «Эта земля — твоя земля».

— А как насчет «Noch Einen Tanz»?

Эта песня не входила в репертуар Валли, но он знал мелодию, и ее легко было играть.

— Я никогда не думал о шуточной песне, — признался он.

— Она понравится публике. Ты бы мог петь мужскую партию, где он говорит ей, чтобы она шла к больному мужу, а потом я бы запела: «Еще один танец», а последнюю строку мы спели бы вместе.

— Давай попробуем.

Они вышли из клуба. Было раннее лето, и поэтому еще было светло. Они сели на пороге и начали играть. У них неплохо получалось, и на последнем куплете Валли подпевал ей.

У Каролин было чистое контральто, которое, как ему показалось, могло звучать захватывающе, и он предложил следующим номером исполнить грустную песню для контраста. «Все мои испытания» она отвергла, сказав, что это чересчур унылая вещица, но ей понравилась медленная спиричуэл «И в этом будет лишь моя вина». И когда они пропели ее дуэтом, у Валли мурашки побежали по спине.

Американский солдат, входивший в клуб, улыбнулся им и сказал по — английски:

— Ну и ну, они точь-в-точь близнецы Бобси.

Карролин засмеялась и сказала Валли:

— Мне кажется, мы очень похожи друг на друга: светлые волосы, зеленые глаза. А кто такие близнецы Бобси?

Валли не заметил, какого цвета у нее глаза, но он был польщен, что она обратила внимание на его.

— Я никогда не слышал о них, — ответил он.

— Все равно как название дуэта это звучит неплохо. Как «Братья Эверли».

— Нам нужно название?

— Конечно, если мы победим.

— Хорошо, давай вернемся. Должно быть, подходит наша очередь.

— И еще, — попросила она его. — Когда мы будем петь «Еще один танец», давай смотреть друг на друга и улыбаться.

— Идет.

— Словно мы влюбленная парочка. На сцене это будет здорово.

— Ну конечно. — Улыбаться Каролин, будто она любимая девушка, — это очень просто.

Когда они вернулись в клуб, какая — то блондинка бренчала на гитаре и исполняла песню «Товарный поезд». Она была не такой красивой, как Каролин, но по — своему хороша собой. Следующим выступил гитарист, который виртуозно исполнил блюз со сложными переборами. Затем Данни Хаусман объявил Валли.

Он весь напрягся, увидев перед собой публику. У большинства гитаристов были красивые кожаные ремни, но Валли никогда не думал обзавестись таким ремнем, и его инструмент висел на шее на простом шнуре. Сейчас ему вдруг захотелось иметь ремень.

— Добрый вечер, — обратилась к слушателям Каролин. — Мы «Близнецы Бобси».

Валли сыграл аккорд и запел, и ему почему — то уже не хотелось иметь ремень. Песня была в ритме вальса, и он весело наигрывал ее. Каролин стала изображать легкомысленную девицу, а Валли — чопорного прусского лейтенанта.

Зал смеялся.

С Валли вдруг случилось что-то странное. В зале, где собралось человек сто, слышались всего — то одобрительные общие смешки, но у него появилось чувство, которое он не испытывал раньше, чувство, похожее на легкое головокружение, как от сигареты при первой затяжки.

Люди засмеялись еще несколько раз, а в конце, к радости Валли, громко зааплодировали.

— Мы им понравились, — восторженно прошептала Каролин.

Валли начал исполнять «И в этом будет лишь моя вина», защипывая струны, чтобы усилить грустное драматическое звучание седьмой струны, и слушатели затихли. Каролин сменила роль и теперь представлялась страдающей падшей женщиной. Валли наблюдал за публикой. Никто не разговаривал. Одна женщина смахнула слезу, и он подумал, не переживала ли она когда — нибудь то, о чем пела Каролин.

Реакция в виде молчаливого внимания была даже лучше, чем смех.

Взрыв аплодисментов в конце перекрывали возгласы «Браво!», «Бис!».

По правилам конкурса можно было исполнять только две песни, поэтому Валли и Каролин сошли со сцены, несмотря на требования публики, но Хаусман предложил им вернуться. Они не репетировали третью песню и в растерянности смотрели друг на друша Тогда Валли спросил:

— Ты знаешь «Эта земля — твоя земля»?

И Каролин кивнула.

Публика подхватила песню, поэтому Каролин запела громче, и Валли удивился силе ее голоса Он пел в высокой тональности, и их два голоса покрывали звук толпы.

Когда наконец они сошли со сцены, он чувствовал себя окрыленным. Глаза Каролин горели огнем.

— У нас здорово получилось. Лучше, чем с моим братом.

— У тебя есть сигареты? — спросил Валли.

Оставшийся час до конца конкурса они сидели вместе и курили.

— Я думаю, мы лучше всех, — сказал Валли.

Каролин была более осторожной.

— Им понравилась блондинка, которая пела «Товарный поезд», — возразила она.

Наконец, объявили результаты.

— «Близнецы Бобси» на втором месте.

Победительницей стала девушка, подражавшая Джоан Баэз.

Валли возмутился:

— Да она совсем не умеет играть.

Каролин более реалистично смотрела на вещи.

— Людям нравится Джоан Баэз.

Публика начала расходиться, и Валли и Каролин направились к выходу. Валли чувствовал себя подавленным. У двери их остановил Данн Хаусман. Этот молодой человек лет двадцати с небольшим был одет по — современному просто: черный свитер и джинсы.

— Не могли бы вы в следующий понедельник выступить с получасовой программой? — спросил он.

Валли от неожиданности лишился дара речи, а Каролин сразу ответила:

— Конечно.

— Но победительницей стала подражательница Джоан Баэх, — выпалил Валли, но тут же спохватился: зачем я спорю?

Данни сказал:

— Похоже, что в вашем исполнении готовы слушать не один и не два номера. У вас в репертуаре найдется достаточно песен, чтобы выступить дольше?

Валли опять заколебался, но Каролин снова улучила момент:

— К понедельнику будут, — сказала она.

Вадди вспомнил, что отец собрался не выпускать его из дома по вечерам в течение месяца, и решил не упоминать об этом.

— Спасибо, — стал заканчивать разговор Данни. — Вы выйдете в числе первых в восемь тридцать. Будьте здесь к семи тридцати.

В радостном, приподнятом настроении они вышли на освещенную улицу. Валли не представлял, как быть с отцом, но он с оптимизмом думал, что все образуется.

Как оказалось, Каролин тоже жила в Восточном Берлине. Они сели на автобус и стали обсуждать, с какими песнями будут выступать на следующей неделе. Они оба знали много народных песен.

Выйдя из автобуса, они направились в парк. Каролин нахмурилась и сказала:

— За нами кто-то идет.

Валли оглянулся. В тридцати или сорока шагах позади них шел мужчина в кепке и курил.

— И что из того?

— А в «Миннезингере» его не было?

Человек, шедший за ними, старался не встречаться взглядом с Валли, хотя тот какое — то время не спускал с него глаз.

— Кажется нет, — сказал Валли. — А тебе нравятся «Братья Эверли»?

— Да.

Валли начал наигрывать на гитаре, висевшей у него на шее на шнуре, песню «Мне остается лишь мечтать». Каролин охотно подхватила. Они пели вместе, пока шли по парку. Потом они запели хит Чака Берри «Я вернулся в США».

Когда они во весь голос выводили рефрен «Я так рад, что живу в США», Каролин вдруг остановилась и сказала: «Тихо!» Валли понял, что они дошли до границы, и увидел трех полицейских под уличным фонарем, недоброжелательно смотревших на них.

Он моментально замолк и подумал, не слишком ли поздно они перестали петь.

Один из полицейских был сержантом, и он смотрел мимо Валли. Юноша оглянулся и увидел, что человек в кепке чуть заметно кивнул. Сержант шагнул навстречу Валли и Каролин и сказал: «Документы». Человек в кепке что-то передал по рации.

Валли нахмурился. Каролин, должно быть, была права: за ними кто — то следил.

Не стоит ли за всем этим Ганс, подумал он.

Неужели он настолько низок и мстителен? Да, может быть.

Сержант взглянул на удостоверение личности Валли и сказал:

— Тебе только пятнадцать. В это время ты должен сидеть дома.

Валли решил придержать язык, Какой смысл с ними спорить?

Сержант посмотрел на удостоверение Каролин и сказал:

— Тебе семнадцать лет. Что ты делаешь с этим ребенком?

Валли вспомнил ссору с отцом и сердито ответил:

— Я не ребенок.

Сержант не обратил на него внимания.

— Ты могла бы погулять со мной, — сказал он Каролин. — Я настоящий мужчина.

Двое других полицейских понимающе засмеялись.

Каролин промолчала, но сержант продолжал наседать.

— Ну так как?

— Вы не в своем уме, — спокойно ответила Каролин.

Сержант возмутился.

— Ты грубишь, девочка.

Валли замечал такое за некоторыми мужчинами. Если девушка давала им от ворот поворот, то они начинали злиться, а любой другой ответ воспринимался ими как обнадеживающий знак. Что делать женщинам в такой ситуации?

Каролин сказала:

— Верните мое удостоверение, пожалуйста.

Сержант спросил:

— Ты девственница?

Каролин покраснела.

Двое других полицейских снова захихикали.

— В удостоверении личности у женщин это должно указываться, — продолжал сержант. — Девственница она или нет.

— Прекратите, — вмешался Валли.

— Я обращаюсь вежливо с девственницами.

Валли кипел от негодования.

— Эта форма не дает вам права приставать к девушкам.

— Неужели? — Сержант не собирался отдавать им их удостоверения.

В этот момент подъехал светло — коричневый «трабант—500», и из него вышел Ганс Гофман. Валли почувствовал страх. Как он мог попасть в такую историю? Он всего — то и сделал, что пел в парке.

Ганс подошел и сказал:

— Покажи — ка мне то, что у тебя висит на шее.

Валли собрался с духом и спросил:

— Зачем?

— Я подозреваю, что она используется для контрабанды империалистической пропаганды в Германскую Демократическую Республику. Давай сюда.

Гитара была настолько ценной, что Валли не спешил подчиняться, хотя ужасно перепугался.

— А если я не отдам, — спросил он, — меня арестуют?

Сержант потер костяшки правой руки ладонью левой.

Ганс сказал:

— Вероятно.

Валли в страхе снял шнур с шеи и отдал гитару Гансу.

Тот взял ее в руки, словно намереваясь играть на ней, ударил по струнам и запел по-английски: «Ты собака, и ничто иное». Все полицейские истерически захохотали.

Похоже, даже полицейские слушали поп — музыку по радио.

Ганс просунул руку под струны и попытался прощупать, нет ли чего-нибудь внутри.

— Осторожно, — воскликнул Валли.

Верхняя струна со звоном лопнула.

— Это нежный музыкальный инструмент, — в отчаянии проговорил Валли.

Из-за струн Ганс не мог дальше просунуть руку.

— У кого — нибудь есть нож? — спросил он.

Сержант засунул руку в куртку и достал нож с широким лезвием, который, как предположил Валли, не был табельным оружием.

Ганс попытался обрезать струны лезвием, но они оказались прочнее, чем он думал. Ему удалось перерезать вторую и седьмую струны, но более толстые не поддавались.

— Внутри ничего нет, — взмолился Валли. — Это очевидно, потому что она не тяжелая.

Ганс посмотрел на него, улыбнулся, а потом острием ножа сильно ударил по резонатору у основания грифа.

Лезвие пронзило дерево, и Валли вскрикнул от боли.

Довольный такой реакцией, Ганс продолжил всаживать нож в гитару. Поверхность резонатора ослабла, и натянутые струны вырвали гриф с частью искромсанной древесины из корпуса инструмента. Ганс довершил ломку, вскрыв внутреннюю часть, как пустой гроб.

— Никакой пропаганды, — сообщил он. — Поздравляю, за тобой вины нет.

Он отдал разломанную гитару Валли, и тот взял ее.

Сержант с ухмылкой отдал им удостоверения личности.

Каролина взяла Валли за руку и потянула за собой.

— Давай уйдем скорее отсюда, — негромко произнесла она.

Валли позволил увести себя. Он не представлял, куда идет, и не переставая плакал.

Глава четвертая


Джордж Джейкс сел в автобус компании «Грейхаунд» в Атланте, штат Джорджия, в воскресенье 15 мая 1961 года, в День матери.

Ему было страшно.

Мария Саммерс села рядом с ним. Они всегда сидели вместе. Так уж повелось: каждый считал, что незанятое место рядом с Джорджем предназначалось Марии.

Чтобы скрыть нервозность, он завел с ней разговор:

— Так какое впечатление у тебя сложилось о Мартине Лютере Кинге?

Кинг возглавлял Конференцию христианских лидеров Юга, одну из наиболее значительных групп борцов за гражданские права. За день до этого они встречались с ним на ужине в одном из ресторанов Атланты, владельцами которых были негры.

— Он удивительный человек, — сказала Мария.

Джордж не был склонен высказываться столь категорично.

— Он говорил замечательные вещи о рейсе свободы, но его нет среди нас в автобусе.

— Поставь себя на его место, — возразила Мария. — Он лидер различных групп, выступающих за гражданские права. Генерал не может быть рядовым солдатом в каком-нибудь полку.

Джордж не расценивал этот факт с такой точки зрения. Мария — очень рассудительная женщина.

Джорджу она очень понравилась. Он сожалел, что ему не представлялся случай побыть наедине с ней. Люди, в чьих домах участники рейса свободы останавливались, были уважаемые темнокожие граждане, и многие из них — добропорядочные христиане, которым не понравилось бы, чтобы их комнаты для гостей служили местом для обжимания. А Мария, по всей своей привлекательности, сидя рядом с Джорджем, ничего не делала, кроме как разговаривала с ним и смеялась, когда он шутил. Она ни разу не позволила себе ничего такого, что говорит, что женщина хочет большего, чем просто дружеских отношений Она не касалась его локтя, не бралась за руку, предложенную, когда выходила из автобуса, не прижималась к нему в толпе. Она даже могла быть девственницей в свои двадцать пять лет.

— Ты долго говорила с ним, — заметил он.

— Не будь он проповедником, я бы подумала, что он клеится ко мне, — призналась она.

Джордж не знал, что ответить на это. Он не удивился бы, если бы проповедник начал заигрывать с девушкой, такой очаровательной, как Мария. Но с мужчинами она сама наивность, подумал он.

— Я разговаривал с ним.

— И что же он тебе сказал?

Джордж задумался. Как раз слова Кинга испугали его. Во всяком случае, Джордж решил сказать Марии: она имела право знать.

— Он считает, что в Алабаме у нас могут возникнуть неприятности.

Мария побелела.

— Он правда сказал это?

— Он так и сказал.

Теперь им обоим стало страшно.

Автобус отъехал от автостанции.

Первые дни Джордж опасался, что рейс свободы пройдет слишком мирно. Обычные пассажиры не реагировали на то, что темнокожие сидели не на тех местах, и иногда подпевали им. Ничего не происходило, когда участники акции на остановках игнорировали надписи «только для белых» или «черных». В некоторых городах такие указатели даже закрасили. Джордж думал, что сторонники сегрегации выработали удачную тактику. Все было тихо и спокойно, и в прессе никакого шума, и цветных участников поездки вежливо обслуживали в ресторанах для белых. Каждый вечер они сходили с автобусов и проводили встречи с общественностью, без каких — либо инцидентов, обычно в церквях, а на ночь останавливались у своих сторонников. Но Джордж был уверен, что после их отъезда в городах снова появятся таблички и сегрегация будет как и прежде, и тогда рейс свободы обернется пустой тратой времени.

Парадоксальность ситуации была поразительной. Сколько Джордж помнил себя, он всегда оскорблялся и возмущался, когда ему внушали, иногда намеками, а иногда открыто, что он человек низшей расы. И это при том, что он был умнее, чем 99 процентов белых американцев. Не говоря уже о том, что он был прилежный, вежливый и хорошо одевался. На него с презрением смотрели некрасивые белые люди, слишком тупые или ленивые, чтобы выполнять какую — либо более сложную работу, чем разливать напитки или заправлять бензином машины. Он не мог зайти в универмаг, занять место в ресторане или подать заявление на работу без мысли, что на него не станут обращать внимания, скажут, чтобы он ушел, или откажут из — за цвета его кожи. Он кипел от негодования. Но сейчас, как ни парадоксально, его разочаровывало, что этого не происходило.

Между тем Белый дом был в смятении. Когда шел третий день путешествия, министр юстиции Роберт Кеннеди выступил с речью в Университете Джорджии, обещая добиться установления гражданских прав на Юге. А тремя днями позже, его брат — президент дал задний ход, отказавшись поддержать два законопроекта о гражданских правах.

Неужели вот так сторонники сегрегации одержат победу, думал Джордж? Без конфронтации все вернется на круги своя?

Но нет. Мир длился всего четыре дня.

На пятый день поездки одного из их числа посадили за решетку за то, что он настаивал на своем праве на чистку обуви.

Акты насилия начались на шестой день.

Жертвой стал Джон Льюис, студент-теолог. Хулиганы напали на него в туалете для белых в Рок — хилле, штат Южная Каролина. Льюис не сопротивлялся, когда его били руками и ногами. Джордж не видел происходившего, что, вероятно, было к лучшему, поскольку он не стал бы проявляться гандистскую сдержанность, как Льюис.

На следующий день Джордж прочитал в газете короткие сообщения о насилии, но, к сожалению, эти события затмил полет в космос первого американского астронавта Алана Шепарда. Кому какое дело, с горечью подумал Джордж. Советский космонавт Юрий Гагарин стал первым человеком в космосе месяцем раньше. Русские опередили нас в этом. Белый американец смог полететь в космос, а черный американец не может войти в туалет.

Потом в Атланте участников рейса свободы громкими возгласами приветствовала толпа, когда они вышли из автобуса, и Джордж воспрял духом.

Но это была Джорджия, а сейчас они держали путь в Алабаму.

— Почему Кинг сказал, что в Алабаме у нас могут возникнуть неприятности?

— Говорят, что ку-клукс-клан что-то замышляет в Бирмингеме, — мрачно сказал Джордж. — Очевидно, в ФБР все знают об этом, но никакие меры не принимаются, чтобы не допустить этого.

— А местная полиция?

— Полиция заодно с ку-клукс-кланом.

— А как насчет тех двоих? — Мария кивком головы показала на места в следующем ряду, позади них через проход.

Джордж посмотрел через плечо на двух крепких белых мужчин, сидящих рядом.

— А что такого?

— Тебе не кажется, что они оттуда?

Он понял, что она имела в виду.

— Ты думаешь, они из ФБР?

— Одежда у них слишком дешевая для ФБР. Думаю, они из дорожной полиции Алабамы, только в штатском.

Джордж изумился:

— Как ты стала такой умной?

— Мама заставляла меня есть овощи. А отец — адвокат в Чикаго, гангстерской столице США.

— И что, по — твоему, те двое делают?

— Трудно сказать, но я не думаю, что они здесь, чтобы защищать наши гражданские права. А ты как думаешь?

Джордж посмотрел в окно и увидел указатель, сообщающий, что они въезжают в Алабаму. Часы показывали час дня. На голубом небе ярко светило солнце. Прекрасный день, чтобы расстаться с жизнью, подумал он.

Мария хотела заниматься политикой или работать на государственной службе.

— Оппозиционеры могут оказывать большое влияние, но в конечном счете мир преобразуют правительства, — сказала она.

Джордж задумался, соглашаться ли с этим утверждением или нет. Мария подала заявление на работу в пресс — службу Белого дома, и ее пригласили на собеседование, но работу там она так и не получила. «На работу в Вашингтоне не берут много темнокожих юристов — как — то раз сказала она Джорджу. — Вероятно, я останусь в Чикаго и буду работать в юридической фирме моего отца».

Через проход от Джорджа сидела белая женщина средних лет в пальто и шляпе. На коленях она держала большой белый пластиковый саквояж. Джордж улыбнулся ей и сказал:

— В такую погоду приятно путешествовать в автобусе.

— Я еду к своей дочери в Бирмингем, — ответила она, хотя он не спрашивал.

— Это хорошо. Меня зовут Джордж Джейкс.

— Кора Джоунз. Миссис Джоунз. Моей дочери через неделю рожать.

— Первенец?

— Третий?

— С вашего позволения, вы слишком молоды для бабушки.

Она издала звук, похожий на мурлыканье, и сказала:

— Мне сорок девять лет.

— Я бы ни за что не дал вам столько.

Автобус «Грейхаунд», ехавший во встречном направлении, моргнул фарами, и автобус с участниками рейса замедлил ход и остановился. Белый мужчина подошел к водительскому окну, и Джордж услышал, как тот сказал:

— На автобусной остановке в Аннистоне собралась толпа.

Водитель что — то ответил, чего Джордж не услышал.

— Так что будь осторожен, — сказал человек у окна.

Автобус тронулся с места и поехал дальше.

— Что это значит — толпа? — встревоженно спросила Мария. — Может быть, двадцать человек или тысяча. Встречающие или негодующая толпа. Почему он не сказал ничего более конкретно?

Джордж понял, что под маской раздражения скрывается страх.

Он вспомнил слова матери: «Я боюсь, что они убьют тебя». Некоторые участники рейса говорили, что они готовы умереть за дело свободы. Джорджу как — то не хотелось быть мучеником. Было много всего другого, чего он хотел: например, спать с Марией.

Через минуту они приехали в Аннистон, небольшой город, как любой на Юге: невысокие дома, прямоугольные кварталы, пыльные и раскаленные на солнце улицы. По обеим сторонам вдоль дороги стоял люди, как будто в ожидании парада. Многие оделись по — праздничному, женщины в шляпах, дети тщательно отмытые, несомненно, только что из церкви.

— Что они ожидают увидеть? Людей с рогами? — сказал Джордж. — Вот, полюбуйтесь, мы настоящие северные негры в ботинках и все такое. — Он говорил, словно обращался к ним, хотя его могла слышать только Мария. — Мы здесь, чтобы отобрать у вас ваши винтовки и научить вас коммунизму. Где здесь купаются ваши девушки?

Мария засмеялась.

— Если бы они могли слышать тебя, они не поняли бы твоих шуток.

По сути дела, он не шутил. Это больше походило на браваду. Таким образом он пытался подавить в себе страх.

Автобус повернул к остановке, на которой, как ни странно, никого не было. Дома вокруг казались наглухо закрытыми и запертыми. У Джорджа по спине пробежали мурашки.

Водитель открыл двери автобуса.

Джордж не видел, откуда набежала толпа. Они появились неожиданно вокруг автобуса — белые, некоторые в рабочей одежде, другие в воскресных костюмах. В руках у них были бейсбольные биты, металлические трубы и железные цепи. И они кричали, что именно, в общем гомоне невозможно было разобрать, но Джордж услышал отдельные слова ненависти и даже «Зиг хайль!».

Джордж встал со своего места, его первым желанием было закрыть дверь автобуса, но те двое, которых Мария распознала как алабамских полицейских, оказались проворнее — они вручную захлопнули дверь. Возможно, они здесь для того, чтобы защитить нас, подумал Джордж, или они просто защищают самих себя.

Он посмотрел в окна и не увидел полицейских. Как местная полиция могла не знать, что вооруженная толпа собралась на автобусной остановке? Они не иначе как в сговоре с ку-клукс-кланом.

Секундой позже люди набросились на автобус со своим оружием. Поднялась жуткая какофония от ударов по бортам цепей и ломов. Вдребезги стали разбиваться стекла, и миссис Джоунз закричала. Водитель завел мотор, но кто — то из толпы лег перед автобусом. Джордж с испугом подумал, что водитель может переехать человека, но автобус остановился.

Камень ударил в стекло и разбил его. Джордж почувствовал острую боль, словно в щеку его укусила пчела. В него попал осколок. Мария сидела у окна, ей угрожала опасность. Джордж схватил ее за руку ниже локтя и притянул к себе.

— Встаньте на колени в проходе и пригнитесь, — крикнул он.

Ухмыляющийся человек с кастетом на руке просунул кулак в окно, у которого сидела миссис Джоунз.

— Нагнитесь, — закричала Мария, потянула миссис Джоунз к себе и прикрыла своими руками старшую по возрасту женщину.

Крики на улице становились все громче.

— Коммунисты! — орали в толпе. — Трусы!

— Нагнись, Джордж! — сказала Мария.

Он не мог заставить себя пригибаться перед хулиганами.

Шум толпы вдруг начал стихать. Удары по бортам автобуса прекратились, в окна перестали лететь камни. Джордж увидел полицейского.

Наконец-то, подумал он.

Полисмен, помахивая дубинкой, дружелюбно разговаривал с ухмыляющимся человеком с кастетом.

Потом Джордж увидел еще трех полицейских. Они успокоили толпу, но, к негодованию Джорджа, больше ничего не делали. Они действовали так, словно не было совершено никакого преступления. Они непринужденно разговаривали с налетчиками, как со своими приятелями.

Двое из дорожной полиции сидели на своих местах в некоторой растерянности. Джордж понял, что они получили задание следить за участниками поездки и не рассчитывали стать жертвами насилия со стороны толпы. В целях самозащиты они были вынуждены занять сторону участников рейса свободы. Им представился случай взглянуть на вещи с иной точки зрения.

Автобус снова поехал. Через ветровое стекло Джордж видел, что один полицейский освобождал дорогу от людей, а другой махал, чтобы водитель ехал вперед. Несколько дальше от остановки перед автобусом выехала патрульная машина, и он продолжил следовать за ней до самой дороги из города.

Джордж почувствовал себя лучше.

— Кажется, мы удрали, — сказал он.

Мария встала на ноги, на ней не было ни единой царапины. Она достала платок из нагрудного кармана его пиджака и легкими движениями вытерла ему лицо. На белой ткани осталось пятно крови.

— А ранка глубокая, — сказала она.

— Я выживу.

— Но ты не будешь таким красивым.

— Я красивый?

— Был красивый, а сейчас…

Относительное спокойствие длилось недолго. Джордж посмотрел назад и увидел длинную вереницу грузовиков с открытым кузовом и легковых машин, едущих за автобусом. В них было полно кричащих людей. Джордж простонал:

— Нет, мы не удрали.

Мария сказала:

— В Вашингтоне, до того как мы сели в автобус, ты разговаривал с молодым белым парнем.

— С Джозефом Хьюго. Он учится на юридическом факультете Гарварда. А что?

— Мне показалось, что я видела его там, в толпе.

— Джозефа Хьюго? Нет, он на нашей стороне. Должно быть, ты ошиблась. — Но Джордж вспомнил, что Хьюго из Алабамы.

Мария сказала:

— У него голубые глаза навыкат.

— Если он был с толпой, это означало бы, что все это время он притворялся, что поддерживает гражданские права, а сам шпионил за нами. Он не может быть стукачом.

— Ты уверен?

Джордж снова посмотрел назад.

Полицейская машина, сопровождавшая автобус, повернула назад при выезде из города, но преследователи нет.

Люди в машинах орали так громко, что их было слышно, несмотря на шум моторов.

Миновав пригород, на длинном безлюдном участке автострады две машины обогнали автобус, замедлили ход, вынуждая водителя затормозить. Он пытался объехать их, но они виляли их стороны в сторону, загораживая дорогу.

Кора Джоунз, побледнев и задрожав, вцепилась руками в свой саквояж, словно это был спасительный талисман.

— Мне очень жаль, что мы втянули вас в эту историю, миссис Джоунз, — сказал Джордж.

— И мне тоже, — ответила она.

Ехавшие вперед машины наконец отвернули в сторону, и автобус обогнал их, но испытание еще не закончилось — преследование продолжалось. Затем Джордж услышал знакомый хлопок. Когда автобус начал вилять по всей дороге, он понял, что лопнула покрышка. Водитель остановился у продуктового магазина на обочине. Джордж прочитал вывеску: «Форсайт и сын».

Водитель выпрыгнул из кабины. Джордж услышал, как он удивленно сказал: «Два прокола?» — и вошел в магазин, очевидно, чтобы позвонить и вызвать аварийную машину.

Нервы у Джорджа напряглись, как тетива. Одна лопнувшая покрышка — это прокол, а две — это засада.

Как следовало ожидать, машины преследователей также остановились, и из них стали выходить порядка дюжины человек в выходной одежде, выкрикивая ругательства и размахивая своим оружием, как дикари на тропе войны. В животе у Джорджа похолодело при виде бегущих к автобусу людей с перекошенными от ненависти лицами, и он понял, почему у матери на глазах навернулись слезы, когда она говорила о белых южанах.

Во главе группы людей подбежал подросток с ломом, которым он ликующе разбил окно.

Кто-то из нападавших попытался ворваться в автобус. Один из двоих крепких белых пассажиров встал на верхней ступеньке и выхватил револьвер, подтвердив предположение Марии, что они переодетые полицейские штата. Человек, попытавшийся проникнуть в автобус, отпрянул, и полицейский закрыл дверь на запор.

Джордж подумал, что это едва ли нужно было делать. Что если пассажирам понадобится спешно выбраться из салона?

Люди снаружи начали раскачивать автобус, словно пытаясь перевернуть его, и кричали: «Смерть неграм! Смерть неграм!» Женщины завизжали. Мария прижалась к Джорджу так, что это могло бы понравиться ему, если бы он не боялся за свою жизнь.

В это время появились двое полицейских в форме, и у Джорджа возродилась надежда, но к его негодованию, они не предприняли никаких мер, чтобы остановить толпу. Он посмотрел на двух полицейских в штатском — у них был глупый испуганный вид. Очевидно те, которые были в форме, не знали, что в автобусе их коллеги в штатском. По всей видимости, дорожная полиция Алабамы действовала также неорганизованно, как и расисты.

Джордж в отчаянии думал, как защитить Марию и себя. Выскочить из автобуса и бежать? Лечь на пол? Вырвать револьвер у полицейского и застрелить несколько белых? Каждая возможность казалась еще хуже, чем ничего не делать.

Он с негодованием смотрел на полицейских, снаружи наблюдавших за тем, что творилось вокруг, так, словно ничего особенно не происходило. И это называется полиция! О чем они думают? Если они не применяют закон, какое они имеют право носить эту форму?

И тогда он увидел Джозефа Хьюго. Ошибиться он не мог: Джордж знал эти глаза навыкате. Хьюго подошел к полицейскому и что — то сказал ему, и они оба засмеялись.

Хьюго был стукачом!

Если я уцелею, подумал Джордж, этот подонок еще пожалеет.

Молодчики кричали участникам рейса:

— Выходите и получите своей, заступники черномазых!

Джордж подумал, что оставаться в автобусе будет безопаснее. Но недолго.

Кто-то из толпы вернулся к своей машине, открыл багажник, а потом побежал к автобусу с чем — то горящим в руках. Он швырнул пылающий пакет в одно из разбитых окон. Через секунду пакет взорвался и повалил серый дым. Но это была не просто дымовая шашка. Загорелась обивка на сиденьях, и пассажиры начали задыхаться от черного дыма.

Снаружи донеслось:

— Сожгите черномазых! Зажарьте их!

Все бросились к двери. В проходе образовалась давка. Люди задыхались, пытаясь протиснуться вперед. Джордж закричал:

— Выходите из автобуса! Все выходите!

Спереди кто — то закричал ему в ответ:

— Дверь не открывается!

Джордж вспомнил, что полицейский с револьвером запер дверь, чтобы не ворвалась толпа.

— Выпрыгивайте из окон, — прокричал он.

Он встал на сиденье ногой выбил оставшиеся стекла в окне. Потом он снял пиджак, положил его на нижнюю часть оконного проема, чтобы как — то закрыть еще торчащие осколки.

Мария беспомощно кашляла.

— Я прыгну первый, а потом подхвачу тебя.

Держась за спинку сиденья, он встал на нижнюю часть оконного проема, согнулся и прыгнул. Он услышал, что его рубашка порвалась, зацепившись за что — то, но боли он не почувствовал и благополучно приземлился на придорожную траву. Толпа в страхе отошла от горевшего автобуса. Джордж повернулся и протянул руки к Марии.

— Заберись на окно, как я, — крикнул он.

Подошвы ее лакированных туфель были слишком тонкими по сравнению с его оксфордскими ботинками, и он был рад, что пожертвовал свой пиджак, когда увидел, как она ступает своей маленькой ногой в оконный проем. Она была меньше ростом, чем он, но как женщина — шире в бедрах. Он чуть не ойкнул, когда она бедром задела острый край разбитого стекла, протискиваясь наружу, но платье не порвалось, и в тот же миг, она опустилась ему на руки.

Он с легкостью подхватил ее. Она весила не слишком много, а он был в хорошей атлетической форме. Он поставил ее на ноги, но она опустилась на колени, глотая ртом воздух.

Джордж огляделся. Молодчики держались на некотором расстоянии. Он бросил взгляд в автобус. Кора Джоунз стояла в проходе, кашляла, в страхе глядя по сторонам и не зная как спастись.

— Кора, идите сюда! — крикнул он.

Она услышала, что ее зовут, и посмотрела на него.

— Вылезайте в окно, как мы. Я помогу вам.

Она, кажется, поняла. С трудом она встала на сиденье, продолжая держать в руке свой саквояж. Она с опаской смотрела на осколки стекла, торчащие со всех сторон в раме. На ней было пальто из плотной таки, и она решила: уж лучше порезаться, чем задохнуться. Когда она поставила ногу на нижний край окна, Джордж потянулся, схватил ее за руку и потянул на себя. Она порвала пальто, но не поранила себя, и он опустил ее на землю. Она, пошатываясь, отошла в сторону и попросила пить.

— Давай отойдем от автобуса. Бензобак может взорваться, — сказал Джордж Марии.

Ее душил такой сильный кашель, что она не могла идти. Джордж поднял ее на руки и понес к продовольственному магазину. Убедившись, что они на безопасном расстоянии, он поставил ее на ноги.

Оглянувшись назад, он увидел, что пассажиры быстро покидают автобус. Двери наконец открыли, и люди выходили через них и выпрыгивали из окон.

Пламя разгоралось. Когда выбрались последние пассажиры, салон превратился в топку. Джордж услышал, что кто — то крикнул про бензобак.

— Сейчас он взорвется! Сейчас он взорвется! — подхватила толпа, и все в страхе бросились бежать подальше от огня.

Раздался глухой хлопок, и вверх взметнулся столб пламени. Автобус содрогнулся от взрыва.

Джордж был совершенно уверен, что никто не остался внутри. Слава богу, подумал он, по крайней мере, никто не погиб — пока.

Взрыв как будто бы утолил жажду насилия у толпы. Они стояли вокруг и смотрели, как горит автобус.

Небольшая группа, вероятно, местных жителей собралась у магазина, некоторые из них приветствовали толпу. В это время из магазина вышла девушка с ведром воды и пластиковыми чашками. Она дала попить миссис Джоунз и подошла к Марии, которая с благодарностью выпила чашку воды и попросила еще.

К ним подошел молодой человек с сочувствующим выражением на лице. Он был похож на грызуна: острый нос, выступающие вперед зубы, скошенные назад лоб и подбородок, намазанные бриолином рыжевато — коричневые волосы зачесаны назад.

— Так как, крошка? — спросил он у Марии.

За спиной он что — то прятал, и когда Мария стала отвечать, он поднял вверх лом, нацелившись ударить ее по голове. Джордж выставил руку, чтобы защитить Марию, и удар пришелся ему по левому предплечью. От страшной боли он взревел. Парень снова замахнулся ломом. Несмотря на боль, Джордж бросился вперед, выставив правое плечо, и толкнул парня с такой силой, что тот отлетел назад.

Джордж повернулся к Марии и увидел, что из толпы выбежали еще трое, очевидно, намереваясь отомстить ха своего крысоподобного дружка. Джордж раньше времени подумал, что расисты насытились насилием.

Он привык к схваткам. Он был членом студенческой команды по борьбе Гарвардского университета, и даже ее тренером, когда получал степень. Но это будет борьба без правил. И у него только одна действующая рука.

Зато он ходил в начальную школу в вашингтонских трущобах и знал, что такое нечестная драка.

Они втроем шли на него одной шеренгой, и он увильнул от них в сторону. Тем самым он отвел их от Марии и расстроил их ряд.

Первый нападавший изо всей силы взмахнул железной цепью.

Джордж отскочил назад, и цепь не достигла цели. Его соперник потерял равновесие из-за инерции цепи, и в тот же миг ударом ноги Джордж сбил его с ног. Упав на землю, он выпустил из рук цепь.

Второй нападавший споткнулся о первого. Джордж сделал шаг вперед, повернулся спиной и ударил противника в лицо локтем правой руки, рассчитывая выбить ему челюсть. Тот издал сдавленный крик и упал, выронив колесный ключ.

Последний из троицы в страхе остановился. Джордж сделал шаг ему навстречу и ударил его в лицо со всей силой. Кулак Джорджа угодил ему в нос. Хрустнули кости, хлынула кровь, и человек взвыл от боли. Это был самый удачный удар, который Джордж наносил в жизни. К черту Ганди, подумал он.

Прогремели два выстрела. Все застыли на месте и посмотрели туда, откуда они донеслись. Один из двоих полицейских в форме держал вверх револьвер.

— Хватит, парни, повеселились, — сказал он. — Расходитесь.

Джордж негодовал. Повеселились? Полицейский был свидетелем покушения на жизнь, и он называет это «повеселились»? Джордж начал понимать, что форма мало что значила в Алабаме.

Толпа вернулась к своим машинам. Джордж с возмущением заметил, что ни один из четырех полицейских не потрудился записать номера машин. Они не записывали и имена, хотя, вероятно, знали каждого.

Джозеф Хьюго исчез.

В сгоревшем автобусе раздался еще один взрыв. Джордж подумал, что это второй бензобак. Но сейчас все были далеко, и никому не угрожала опасность. Огонь постепенно стал угасать.

Несколько человек лежали на земле, многие пытались перевести дыхание, после того как надышались дымом. У кого-то кровоточили раны. Там были и борцы за гражданские права, и обычные пассажиры, белые и темнокожие. Джордж сам правой рукой прижимал к боку левую, стараясь держать ее в неподвижном положении, потому что малейшее движение причиняло мучительную боль. Те четверо, с которыми он имел стычку, помогали друг другу доплестись до своих машин.

Превозмогая боль, Джордж дошел до полицейских.

— Нам нужна «Скорая помощь», — сказал он. — Может быть две.

Более молодой из двух полицейских в форме вперил на него взгляд.

— Что ты сказал?

— Этим людям нужна медицинская помощь, — сказал он. — Вызовите «Скорую».

По взгляду полицейского можно было понять, что он пришел в ярость. Джордж понял, что совершил ошибку, сказав белому, что надо делать. Более пожилой полицейский сдержал своего коллегу.

— Оставь это, оставь. — А потом сказал Джорджу. — «Скорая» уже едет, парень.

Несколькими минутами позже прибыла «скорая» по размерам небольшого автобуса, и участники рейса начали помогать друг другу войти в нее. Но когда подошли Джордж и Мария, водитель рыкнул.

— А вы куда?

Джордж с удивлением посмотрел на него.

— Что?

— Это «Скорая» для белых, — сказал водитель. — Не для негров.

— Что за чертовщина?

— Ты мне не груби, парень.

Белый участник рейса, уже сидевший в карете «Скорой помощи», вышел из нее и сказал водителю:

— Ты должен всех отвезти в больницу. Белых и черных.

— Эта «Скорая» не для негров, — упрямо повторил водитель.

— Без наших друзей мы не поедем.

Белые участники рейса начали выходить из «Скорой» один за другим.

Водитель остолбенел. Он окажется в глупом положении, сообразил Джордж, если не вернется с места происшествия без пациентов.

Подошел более пожилой полицейский и сказал:

— Лучше забери их, Рой.

— Как скажешь, — ответил водитель.

Джордж и Мария сели в «Скорую».

Когда они стали отъезжать, Джордж посмотрел назад на автобус. Шлейф дыма тянулся от оставшегося черного остова, из которого торчали опаленные огнем стойки крыши, как ребра мученика, сожженного на костре.

Глава пятая


Таня Дворкина вылетела из Якутска, самого холодного города в мире, после раннего завтрака. Она летела в Москву на «Ту-16» советских ВВС. Кабина была рассчитана на полдюжины военных, и конструктор не заботился о комфорте для них — сиденья были сделаны из перфорированного алюминия, и звукоизоляция отсутствовала. Полет длился восемь часов с посадкой для заправки горючим. Поскольку разница во времени между Москвой и Якутском составляла шесть часов, Таня прибыла на место к завтраку.

В Москве было лето, и тяжелое пальто и меховую шапку она несла в руках. На такси она доехала до Дома правительства, многоквартирного здания для московской привилегированной элиты. В гнс вместе с матерью Аней и братом — близнецом Дмитрием, которого всегда называли Димка она занимала большую квартиру с тремя спальнями.

Но, как говорила ее мать, большая — это только по советским меркам. В Берлине, где мама жила ребенком, когда дед Григорий работал дипломатом, у них были еще более просторные апартаменты.

В это утро в квартире было тихо и пусто — мама и Димка уже ушли на работу. Поскольку стояла теплая погода, их верхняя одежда — Димкин черный плащ и мамин твидовый пиджак — висела в прихожей на гвоздях, вбитых Таниным отцом четверть века назад. Таня повесила пальто между их одеждой и поставила чемодан в своей спальне. Она не рассчитывала застать родных дома, и все — таки пожалела, что их нет, иначе мама приготовила бы ей чай, а Димка слушал бы о ее приключениях в Сибири. Она думала пойти к дедушке и бабушке Григорию и Катерине Пешковым, которые жили на другом этаже в том же здании, но решила, что у нее нет времени.

Она приняла душ, переоделась и поехала на автобусе в ТААС, советское информационное агентство. Там работали более тысячи репортеров, в том числе и она, но немногие из них летали на военных реактивных самолетах. Как восходящая звезда, она писала живые, интересные статьи, которые нравились молодым людям, но тем не менее выдержанные в партийном духе. Ей часто давали трудные и важные задания.

В столовой она съела тарелку гречневой каши со сметаной и пошла в редакцию очерков, в которой работала. Хотя ее считали очень способной, она еще не заслужила отдельного кабинета. Поприветствовав коллег, она села за свой стол, вставила бумагу и копирку в пишущую машинку и начала печатать.

Из — за болтанки она не могла делать записи во время полета, но мысленно наметила канву статьи и сейчас могла быстро печатать, время от времени заглядывая в свой блокнот, чтобы уточнить детали. Своим материалом она должна была воодушевить молодые советские семьи отправляться в Сибирь и работать в быстро развивающихся отраслях промышленности, таких как горно- и нефтедобыча, и эта задача была не из легких. Исправительно — трудовые лагеря представляли большое количество неквалифицированной рабочей силы, но в этом регионе требовались геологи, инженеры, геодезисты, архитекторы, химики и управленцы. В своем очерке Таня обошла стороной мужчин и писала об их женах. Она начала с красивой молодой матери по имени Клара, которая с энтузиазмом и юмором рассказывала, как она справляется с бытовыми трудностями при минусовых погодных условиях.

Ближе к полудню Танин редактор Даниил Антонов взял напечатанные страницы с ее стола и начал читать. Невысокого роста, он был деликатный по натуре человек, что не свойственно для журналистского круга.

— Великолепно, — сказал он, прочитав текст. — Когда будет готово остальное?

— Стараюсь закончить как можно скорее.

Он некоторое время постоял молча.

— Когда ты была в Сибири, ты ничего не слышала об Устине Боляне? — Бодяна, оперного певца, задержали при возвращении на границе, когда он пытался провезти три экземпляра книги «Доктор Живаго», которые он приобрел во время гастролей в Италии. Сейчас он находился в исправительно — трудовом лагере.

У Тани учащенно забилось сердце. Даниил подозревает и ее? Для мужчины он обладает развитой интуицией.

— Нет, — солгала она. — Почему ты спрашиваешь? Ты что — то слышал?

— Ничего.

Даниил вернулся за свой стол.

Таня допечатывала третью статью, когда к ней подошел Петр Опоткин и начал читать готовый экземпляр, не выпуская сигарету изо рта. Главный редактор, человек резкого склада и с плохой кожей, родом из подмосковской деревни, Опоткин, в отличие от Даниила, был не профессиональным журналистом, а назначенным политическим надсмотрщиком. В его обязанности входило следить за тем, чтобы статьи отвечали установкам Кремля, и он соответствовал должности только своей непримиримой ортодоксальностью.

Он прочитал несколько первых страниц и сказал:

— Я же говорил не писать про холодную погоду.

Таня вздохнула.

— Петр, это статья о Сибири. Всем известно, что там холодно. Никого не введешь в заблуждение.

— Но здесь лишь об этом.

— Здесь о том, как находчивая молодая женщина из Москвы воспитывает семью в трудных условиях и это ей в радость.

Даниил выступил в разговор:

— Она права, Петр, — сказал он. — Если мы будем избегать упоминаний о холоде, люди поймут, что статья — полная туфта и не поверят ни единому слову.

— Мне все равно не нравится, — упрямо сказал Опоткин.

— Согласись, — упорствовал Даниил. — Таня делает это деликатно.

Опоткин задумался.

— Может быть, ты прав, — сказал он и бросил страницы на стол. — В субботу вечером у меня будут гости, — обратился он к Тане. — Дочь закончила школу. Не могла бы ты зайти с братом,

Объявленный карьерист, он приглашал к себе только видных и влиятельных людей, но на таких встречах они изнывали от скуки. Таня знала, что она может решать за брата.

— Я бы с радостью, и Димка тоже, но у нашей мамы день рождения, извини пожалуйста.

Опоткин обиделся.

— Очень плохо, — сказал он и ушел.

Когда он уже не мог услышать, Даниил произнес:

— Про день рождения матери — это правда?

— Нет.

— Он проверит.

— Тогда он поймет, что я вежливо отказалась, потому что не хотела идти.

— Тебе нужно бывать у него.

Таня не хотела спорить. Ее мысли были заняты более важными вещами. Ей нужно написать статью, уйти из редакции и спасти жизнь Устина Бодяна. Но Даниил хороший босс и либерально настроенный, поэтому она подавила свое нетерпение.

— Петру все равно, приду я к нему в гости или нет, — сказала она. — Ему нужен мой брат, который работает у Хрущева.

Таня привыкла, что люди пытаются завести с ней дружбу, поскольку у нее влиятельная семья. Ее покойный отец был полковником КГБ, а дядя Владимир — генерал в армейской разведке.

Даниил продолжал с журналистской настойчивостью:

— Петр уступил нам в том, что касается статей о Сибири. Тебе следует показать свою признательность.

— Я ненавижу его сборища. Его приятелем напиваются и начинают хватать чужих жен.

— Я не хочу, чтобы он имел зуб на тебя.

— А почему он должен иметь зуб на меня?

— Ты очень привлекательна, — Даниил не заигрывал с Таней, он жил вместе с другом, и она была уверена, что он один из тех, кого не влекут женщины. Он говорил прозаическим тоном. — Красивая, талантливая и — что хуже всего — молодая. Петр может очень просто возненавидеть тебя. Попытайся быть с ним жестче.

И Даниил удалился.

Таня осознавала, что он, вероятно, прав, но решила подумать об этом позже и снова сосредоточила свое внимание на машинке.

После полудня в столовой она взяла картофельный салат с прочной селедкой и перекусила за своим столом.

Вскоре она закончила третью статью и отдала страницы Даниилу.

— Я еду домой спать, — сказала она. — Пожалуйста, не звони.

— Молодчина, похвалил он ее за хорошую работу. — Отдыхай и ни о чем не думай.

Она положила блокнот в сумку и вышла из здания.

Сейчас ей нужно убедиться, что за ней никто не следит. Она устала, а значит, могла сделать глупые ошибки. Она волновалась.

Не останавливаясь у ближайшей автобусной остановки, она прошла несколько домов назад по этому маршруту и там села на автобус. Смысл заключался в том, что если бы кто — то за ней следил, он сделал бы то же самое.

Никто не следил.

Она сошла с автобуса у большого дореволюционного дворца, превращенного в жилой многоквартирный дом. Она обошла здание, но никто вроде не держал его под наблюдением. С волнением она еще раз прошла вокруг, чтобы убедиться. Затем она вошла в мрачный подъезд и поднялась на потрескавшейся мраморной лестнице в квартиру Василия Енкова.

В тот самый момент, когда она собиралась вставить ключ в замочную скважину, дверь открылась. В прихожей стояла стройная светловолосая девушка лет восемнадцати, а за ней Василий. Таня мысленно чертыхнулась. Было слишком поздно убегать или делать вид, что она идет в другую квартиру.

Блондинка взглянула на Таню жестким оценивающим взглядом, пробежав глазами по ее прическе, фигуре и одежде. Потом она поцеловала Василия в губы, бросила торжествующий взгляд на Таню и пошла вниз по лестнице.

Василию было тридцать лет, но он любил молоденьких девушек. Они липли к нему, потому что он был высок, энергичен и привлекателен, с густыми темными длинноватыми волосами и карими обаятельными глазами. Таня восхищалась им по совершенно другой причине: потому что он был ярким, смелым и первоклассным писателем.

Она вошла в его кабинет и бросила сумку на стул. Василий работал редактором радиосценариев и по природе своей был человеком неаккуратным. Сто его был завален бумагами, книги лежали на полу. Похоже, он сейчас работал над радиоверсией первой пьесы Максима Горького «Мещане». Его серая кошка Мадмуазель спала на диване. Таня отпихнула ее и села.

— Кто эта потаскушка? — спросила она.

— Моя мать.

Таня засмеялась, несмотря на раздражение.

— Мне жаль, что ты застала ее здесь, — сказал он, хотя по виду не очень сожалел об этом.

— Ты же знал, что я приду сегодня.

— Я думал, что ты появишься попозже.

— Она видела мое лицо. Никто не должен знать, что между тобой и мной есть связь.

— Она работает в ГУМе. Зовут Варвара. Она ничего не заподозрит.

— Пожалуйста, Василий, пусть это будет в последний раз. То, что мы делаем, достаточно опасно. Нам не нужен лишний риск. Ты можешь заниматься сексом с девицами в любой день.

— Ты права, этого больше не повторится, я приготовлю тебе чай. Ты выглядишь усталой.

Василий занялся чайником.

— Да, я устала, а Устин Бодян умирает.

— Черт возьми. Отчего?

— Пневмония.

Таня не знала Бодяна лично, но она брала у него интервью до того, как он попал в беду. Необычайно талантливый, он был к тому же еще отзывчивым и добросердечным человеком. Как советский артист, которым восхищался весь мир, он пользовался большими привилегиями, и те не менее мог открыто выразить негодование по поводу несправедливости в отношении людей, чья жизнь сложилась не столь удачно, как у него. Вот поэтому его и отправили в Сибирь.

— И его все еще заставляют работать? — спросил Василий.

Таня покачала головой:

— Он уже не может работать. Но его кладут в лазарет. Он просто целый день лежит на нарах. И ему становится все хуже.

— Ты виделась с ним?

— Черт возьми, нет. Небезопасно даже спрашивать о нем. Если бы я поехала в исправительно — трудовой лагерь, меня бы там и оставили.

Василий налил ей чая и дал сахар.

— Хоть какое — то лечение ему проводится?

— Нет.

— Ты имеешь представление, сколько он еще протянет?

Таня покачала головой.

— Я тебе сказала все, что знаю.

— Нужно распространить эту новость.

Таня согласилась.

— Единственное, что можно сделать, чтобы спасти его жизнь, это предать гласности, что он болен, и надеяться, что правительство смягчится.

— Может быть, подготовить специальный выпуск?

— Да, — сказала Таня, — сегодня.

Василий и Таня издавали нелегальный вестник «Инакомыслие». Они сообщали о произволе цензуры, демонстрациях, судебных процессах и политических заключенных. В кабинете Василия на Московском радио стоял копировальный аппарат, обычно использовавшийся для размножения текстов. Тайком он печатал пятьдесят экземпляров номера. Большинство людей, получавших один экземпляр, размножали копии на своих пишущих машинках или даже от руки, в результате тираж рос. Эта система называлась в России «самиздат» и была широко распространена — таким образом расходились целые романы.

— Я напишу об этом. — Таня подошла к шкафу и достала большую картонную коробку, полную сухого кошачьего корма. Погрузив руку в шарики, она достала пишущую машинку в чехле. Ею они пользовались для выпуска «Инакомыслия».

Печатание в своем роде уникально, как почерк. У каждой машинки имелись свои характерные особенности. Буквы никогда не становились строго в линию: некоторые были чуть выше, некоторые смещались в сторону. Вследствие этого эксперты в милиции могли установить, на какой машинке печатался тот или иной текст. Если бы «Инакомыслие» печаталось на той же машинке, что и рукописи Василия, это мог бы кто — нибудь заметить. Поэтому Василий тайком вынес старую машинку из отдела планирования, принес ее домой и завалил кошачьим кормом, чтобы она не попадалась на глаза. При тщательном обыске она, конечно обнаружилась бы, но в случае тщательного обыска его песенка все равно была бы спета.

В коробке также находились листы специальной вощеной бумаги, используемой на ротаторе. У машинки не было ленты, буквы пропечатывались на такой бумаге, и на ротаторе они заливались печатной краской.

Таня написала заметку о Бодяне, подчеркнув, что Генеральный секретарь Никита Хрущев будет лично ответственен, если один из наиболее выдающихся теноров СССР умрет в исправительно — трудовом лагере. Она перечислила основные обвинения суда против Бодяна в антисоветской деятельности, в том числе его страстные выступления в защиту свободы творчества. Чтобы снять с себя подозрения, она сослалась на вымышленного любителя оперы из КГБ, который якобы сообщил о болезни Бодяна.

Закончив заметку, она отдала две страницы восковки Василию.

— Я постаралась сделать ее как можно короче, — сказала она.

— Краткость — сестра таланта, говорил Чехов. — Василий прочитал заметку и кивнул в знак одобрения. — Я поеду на Московское радио и размножу ее, а потом нужно будет доставить тираж на площадь Маяковского.

Таня не удивилась, но встревожилась:

— Это не опасно?

— Конечно опасно. Это культурное мероприятие, устраиваемое не властями. Поэтому оно отвечает нашим целям.

Несколько раньше в тот год московская молодежь начала неофициально собираться у памятника Владимиру Маяковскому. Кто — то громко читал стихи, привлекая больше людей. Праздник поэзии стал устраиваться регулярно, и многие декларируемые у памятника стихи содержали косвенную критику правительства.

При Сталине такое мероприятие длилось бы не больше десяти минут, но Хрущев был реформатором. Его программа предусматривала культурную терпимость в ограниченной степени, и пока никакие меры не принимались против чтения стихов. Но либерализация делала два шага вперед и один назад. Танин брат говорил, что это зависело от того, преуспевал ли Хрущев, чувствовал ли он себя политически сильным или терпел неудачи и боялся переворота со стороны своих консервативных политиков в Кремле. Какой ни бы причина, нельзя было предугадать, что сделают власти.

Таня слишком устала, чтобы думать об этом, но она понимала, что в любом другом месте будет не менее опасно.

— Я посплю, пока ты будешь на радио.

Она пошла в спальню. Увидев незастеленную кровать, она догадалась, что Василий и Варвара утро провели в ней. Она набросила покрывало поверх смятых простыней, сняла ботинки и растянулась.

Ее тело устало, но мозг работал. Ей было страшно, а идти на площадь Маяковского все равно хотелось. «Инакомыслие» было важным изданием, несмотря на любительское производство и маленький тираж. Оно служило доказательством, что коммунистическое правление не всесильно, и показывало, что диссиденты не одиноки. Религиозные деятели, боровшиеся против преследований, читали об исполнителях народных песен, которых сажали за песни протеста, и наоборот. Вместо того чтобы чувствовать себя единственным голосом в монолитном обществе, диссидент осознавал, что он или она — звено обширной сети и что тысячи людей хотят, чтобы правительство было другое и лучше.

И оно могло бы спасти жизнь Устина Бодяна.

Наконец, Татьяна уснула.

Она проснулась оттого, что кто-то гладил ее по щеке. Она открыла глаза и увидела Василия, растянувшегося рядом с ней.

— Проваливай, — сказала она.

— Это моя кровать.

Она села.

— Мне двадцать два года — я слишком стара, чтобы интересовать тебя.

— Для тебя я сделаю исключение.

— Когда я захочу пополнить свой гарем, я дам тебе знать.

— Ради тебя я брошу всех.

— Нет, ты этого не сделаешь

— Правда, сделаю.

— На пять минут, может быть.

— Навсегда.

— Сделай на шесть месяцев, и я подумаю.

— На шесть месяцев?

— Вот видишь. Если ты не в состоянии сдержаться полгода, то как ты можешь обещать навсегда? Сколько сейчас времени, черт возьми?

— Ты проспала весь день. Не вставай. Я сейчас разденусь и нырну в кровать к тебе.

Таня встала.

— Нам нужно идти.

Василий оставил свои попытки. Возможно, с его стороны это было несерьезно. Но он не мог не соблазнять молодых женщин. Потерпев неудачу он забывал об этом, по крайней мере на какое — то время. Он дал ей небольшую пачку из пятидесяти листов бумаги с немного слеповатым текстом, напечатанном на обеих сторонах страницы, — экземпляры свежего выпуска «Инакомыслия». Потом он повязал на шее красный хлопковый шарф, несмотря на хорошую погоду. Он делал его более заметным.

— Ну что же, пойдем, — сказал он.

Он попросила его подождать и пошла в ванную комнату. В зеркале на нее устремила проницательный взгляд молодая женщина с голубыми глазами и с лицом, обрамленными светлыми, по — девичьи коротко стриженными волосами. Она надела темные очки и повязала на голове невзрачный коричневый платок. Сейчас она могла сойти за любую моложавую женщину.

Она пошла на кухню, не обращая внимания на нетерпеливое постукивание ногами Василия, налила стакан воды из-под крана и выпила его. Потом сказала:

— Я готова.

Они дошли до станции метро. Вагон был переполнен людьми, возвращающимися с работы домой. Они доехали до площади Маяковского. Там они не будут задерживаться — как только раздадут все пятьдесят экземпляров своего новостного листка, уйдут.

— В случае чего, — сказал Василий, — запомни, мы не знаем друг друга.

Они расстались и порознь поднялись наверх в город. Садилось низкое солнце, и летний день становился прохладнее.

Владимир Маяковский был поэтом мирового уровня, и в Советском Союзе гордились им. Его статуя высотой шесть метров стояла посредине площади, названной его именем. Несколько сотен человек собрались вокруг памятника на газоне, по большей части молодые люди, одетые в подражание западной моде — голубые джинсы и водолазки. Какой-то парень продавал свой роман в виде напечатанных под копирку листов, сшитых бечевкой через проделанные дыроколом отверстия. Роман назывался «Движемся вспять». Появилась длинноволосая девица с гитарой, которая была у нее в руках чем — то вроде дополнения к туалету, как дамская сумочка, потому что она явно не собиралась играть на ней. В толпе затерялся лишь один милиционер в форме, но зато переодетые в штатское сотрудники секретных органов сразу бросались в глаза, поскольку в этот теплый вечер они выглядели комично в кожаных куртка, скрывавших табельное оружие. Таня старалась не встречаться с ними взглядом, потому что с такими ребятами шутки плохи.

Люди по очереди поднимались на постамент и читали одно-два стихотворения. В большинстве это были мужчины. Паренек с игривой ухмылкой прочитал стишок о неумелом пастухе, пытавшемся паси гусей, и толпа моментально поняла аллегорию: так коммунистическая партия руководит страной. Все громко смеялись, кроме людей из КГБ, которые пришли в замешательство.

Таня, стараясь не привлекать к себе внимания, пробиралась через толпу, вполуха слушая стихотворение о юношеских страхах в футуристическом стиле Маяковского, доставала по одному листы бумаги из своего кармана и незаметно давала их кому — нибудь, кто внушал ей доверие. Она поглядывала на Василия, который делал то же самое. И вдруг до нее стали доноситься возгласы удивления и огорчения, когда люди между собой начали говорить о Бодяне: большинство собравшихся здесь знали, кто он такой и почему его посадили. Она раздавала листы, стараясь как можно быстрее избавиться от них, прежде чем блюстители порядка сообразят, что происходит.

Человек с короткой стрижкой, похожий на бывшего военного, вышел вперед перед толпой и вместо того, чтобы декламировать стихи, начал читать Танину заметку о Бодяне. Таня обрадовалась: новость разлеталась быстрее, чем она ожидала. Послышались возгласы негодования, когда он прочитал, что Бодяну не оказывают медицинскую помощь. Люди в кожаных куртках почувствовали изменение атмосферы и насторожились. Таня заметила, что один из них что-то срочно стал передавать по рации.

У нее остались пять листов, которые прожигали дыру в ее кармане.

Стражи порядка располагались по краю толпы, но сейчас они стали продвигаться к оратору. Они уже были недалеко от него, когда он вызывающе замахал экземпляром «Инакомыслия», продолжая громко говорить о Бодяне. Кое — кто из толпы подошел к основанию памятника, преградив собой дорогу сотрудникам КГБ. В ответ те начали грубо расталкивать людей. Так вспыхнуло всеобщее негодование. Таня стала нервно выбираться из толпы. У нее оставался еще один экземпляр «Инакомыслия», и она бросила его на землю.

Вдруг появились с полдюжины милиционеров в форме. Со страхом пытаясь понять, откуда они взялись, Таня посмотрела на ближайшее здание на другой стороне улицы и увидела, что из подъезда выбегают еще больше милиционеров — они находились там на случай, если понадобятся. Они выхватил дубинки, ворвались в толпу и без разбора принялись бить людей. Таня увидела, что Василий пытается выбраться из толпы как можно скорее, и последовала его примеру. Но тут на нее налетел в страхе убегавший паренек и сбил ее с ног.

На мгновение у нее помутилось сознание. Когда зрение прояснилось, она увидела, что люди разбегаются. Она приподнялась на колени, но у нее закружилась голова. Кто — то споткнулся об нее, и она снова упала на землю. Неожиданно к ней подбежал Василий и, обхватив ее обеими руками, поднял на ноги. Она никак не ожидала, что он будет рисковать собой, чтобы помочь ей.

Неожиданно один из милиционеров ударил его дубинкой по голове, и он упал. Милиционер встал на колени, завел руки Василия за спину и надел наручники быстрым, отработанным движением. Василий приподнял голову, повернулся к Тане и проговорил:

— Беги!

Она рванулась вперед, но в тот же миг столкнулась с милиционером в форме. Он схватил ее за руку. Она попыталась вырваться, закричав:

— Пустите!

Он крепче сжал ее руку и произнес:

— Ты арестована, сучка.

Глава шестая


Комната Нины Ониловой в Кремле была названа так по имени пулеметчицы, погибшей во время обороны Севастополя. На стене в рамке висела черно-белая фотография генерала Советской армии, возглавлявшего орден Красного Знамени на ее могилу. Фотография висела над камином из белого мрамора с желтыми пятнами, как на пальцах курильщика. На всех стенах сохранилась лепнина искусной работы, обрамляющая квадраты светлой окраски, где когда-то висели другие картины, что свидетельствовало о том, что стены не красили со времен революции. Возможно, раньше это была уютная гостиная. Сейчас здесь стояла длинная вереница приставленных друг к другу обеденных столов и десятка два дешевых стульев. На столах стояли керамические пепельницы, выглядевшие так, словно у них ежедневно выбрасывали окурки, но никогда не протирали.

У Димки Дворкина голова шла кругом и в животе ощущался неприятный холодок, когда он вошел в эту комнату. Здесь проводились регулярные совещания помощников министров и секретарей, составлявших Президиум Верховного Совета, руководящего органа СССР. Димка был помощником Хрущева, первого секретаря партии и председателя Президиума Верховного Совета, но все равно чувствовал, что ему не следует находиться здесь.

Через несколько недель должен состояться Венский саммит, первая встреча между Хрущевым и новым американским президентом Джоном Кеннеди. Завтра на самом важном в этом году заседании Президиума руководители СССР будут обсуждать стратегию на саммите. Сегодня собирались помощники для подготовки Президиума. Это было подготовительное совещание перед подготовительным заседанием.

Представитель Хрущева должен был изложить позицию руководителя другим помощникам, чтобы те могли подготовить своих шефов к завтрашней встрече. Его негласная задача заключалась в том, чтобы выявить скрытое несогласие с идеями Хрущева и по возможности подавить его. На нем лежала важная обязанность обеспечить руководителю спокойное обсуждение на Президиуме.

Димка имел представление, его хочет Хрущев от саммита, но все равно чувствовал себя неуверенно. Он был самым молодым и самым неопытным из помощников Хрущева. Он всего за год до этого окончил университет и ни разу не присутствовал на подготовленном совещании перед Президиумом из-за своего невысокого положения. Но десять минут назад его секретарь Вера Плетнер сообщила ему, что один из старших помощников заболел, а двое других попали в автомобильную аварию, так что ему, Димке, придется идти вместо них на совещание.

Димка получил место в аппарате Хрущева по двум причинам. Первая состояла в том, что везде и всюду он был лучшим из лучших, начиная с детского сада и кончая университетом. А вторая — в том, что его дядя был генералом. И Димка не знал, какой фактор возобладал.

Для внешнего мира Кремль представлялся монолитом, но на самом деле он был полем битвы. Хрущев не крепко держал власть в своих руках. Будучи коммунистом до мозга костей, он также был реформатором, который видел слабости советской системы и хотел претворить в жизнь новые идеи. Но старые сталинисты в Кремле еще не были побеждены. Они искали любую возможность, чтобы ослабить Хрущева и обратить вспять его реформы.

Совещание носило неофициальный характер. Помощники пили чай и курили, сняв пиджаки и ослабив галстуки. Большинство составляли мужчины. Димка заметил дружелюбное лицо Натальи Смотровой, помощника министра иностранных дел Андрея Громыко. Ей было примерно двадцать пять лет, и она не потеряла привлекательности, несмотря на строгое черное платье. Димка мало знал ее, но несколько раз разговаривал с ней. Сейчас он сел рядом с ней. Казалось, она удивилась, увидев его.

— Константинов и Паджария попали в аварию, — объяснил он.

— Они пострадали?

— Слегка.

— А что Алкаев?

— Болен. Опоясывающий лишай.

— Ужасно. Значит, вы — представитель руководителя.

— У меня трясутся поджилки.

— Все будет нормально.

Он обвел присутствующих взглядом. Казалось, что все они чего-то ждут. Негромко он спросил у Натальи:

— Кто председательствует на совещании?

Его услышал один из помощников — Евгений Филиппов, работавший у консервативного министра обороны Родиона Малиновского. Филиппову было за тридцать, но носил он, как мужчина старшего возраста, мешковатый послевоенный костюм и серую байковую рубашку. Он громко повторил Димкин вопрос насмешливым тоном:

— Кто председательствует на совещании? Ты, конечно. Ты помощник председателя Президиума, не так ли? Давай начинай, студент.

Димка почувствовал, что покраснел. Несколько мгновений он подбирал слова. Потом его осенило, и он сказал:

— Благодаря замечательному полету в космос майора Юрия Гагарина товарищ Хрущев поедет в Вену под впечатлением поступающих со всех концов мира поздравлений с этим грандиозным достижением.

Месяцем раньше Гагарин стал первым человеком, совершим космический полет, на несколько недель опередив американцев и ознаменовав тем самым громадный научный и пропагандистский успех для Советского Союза и Хрущева.

Помощники, сидевшие за столом, зааплодировали, и Димка почувствовал себя увереннее.

Филиппов заговорил снова:

— Было бы лучше, если бы генеральный секретарь был под впечатлением инаугурационной речи президента Кеннеди… — Создавалось впечатление, что он не может говорить без усмешки. — Осмелюсь напомнить товарищам за этим столом, что Кеннеди обвинил нас в стремлении к мировому господству и поклялся любой ценой остановить нас. После всех дружественных шагов, сделанных нами — по мнению некоторых опытных товарищей, неразумных, — Кеннеди не мог более ясно выразить свои агрессивные намерения. — Он поднял вверх палец, как школьный учитель. Единственный возможный ответ с нашей стороны — усиление военной мощи.

Димка все еще обдумывал возражение, когда Наталья опередила его.

— Гонку нам не выиграть, — сказала она с рассудительностью здравомыслящего человека. — Соединенные Штаты богаче Советского Союза, и они могут легко ответить на любое наращивание наших вооруженных сил.

Она более благоразумна, чем ее консервативный босс, заключил Димка. Он бросил на нее признательный взгляд и сказал:

— Из этого обстоятельства следует политика мирного сосуществования Хрущева, что позволяет нам меньше тратить на армию и развивать промышленность и сельское хозяйство.

Кремлевские консерваторы ненавидели мирное сосуществование. Для них противоборство с империализмом означало войну не на жизнь, а на смерть.

Краем глаза Димка увидел, что в комнату вошла его секретарь Вера, толковая и решительная женщина лет сорока. Он показал знаком, чтобы она вышла.

Филиппова было не так просто перебороть.

— Давайте не будем склоняться к тому, чего от нас добиваются наивные политики в мире: быстрого сокращения нашей армии, — насмешливо сказал он. — Мы едва ли можем утверждать, что одерживаем верх на мировой арене. Посмотрите, как китайцы игнорируют нас. Это ослабляет нас в Вене.

Почему Филиппов так настойчиво пытается выставить Димку дураком? Димка вдруг вспомнил, что Филиппов хотел получить работу в аппарате Хрущева, ту самую, что досталась Димке.

— Так же как Плайя — Хирон ослабил Кеннеди, — ответил Димка. Американский президент поддержал бредовую затею ЦРУ осуществить вторжение на Кубу в районе Залива Свиней. Она провалилась, и Кеннеди был унижен. Я думаю, позиция нашего руководителя сильнее.

— Все — таки Хрущеву не удалось… — Филиппов осекся, осознав, что зашел слишком далеко. Эти предварительные обсуждения носили откровенный характер, но ведь существовали и пределы.

Димка воспользовался моментом.

— Что же не удалось сделать Хрущеву, товарищ? — спросил Димка. — Просветите нас всех, пожалуйста.

Филиппов быстро поправился:

— Нам не удалось добиться нашей главной внешнеполитической цели: долговременного разрешения ситуации в Берлине, Восточная Германия — наш форпост в Европе. На ее границах обеспечивается безопасность на границах Польши и Чехословакии. Ее нерешенный статус нетерпим.

— Хорошо, — сказал Димка и сам удивился, услышав уверенность в своем голосе. — Думаю, достаточно обсуждать общие принципы. Прежде чем я закрою совещание, я объясню позицию первого секретаря по этой проблеме.

Филиппов открыл рот, чтобы возразить против внезапного прекращения обмена мнениями, но Димка оборвал его.

— Товарищи выскажутся, когда председательствующий даст слово, — сказал он, придав некоторую резкость своему голосу; И они все не проронили ни звука.

— В Вене Хрущев скажет Кеннеди, что мы больше не можем ждать. Мы сделали разумные предложения по урегулированию ситуации в Берлине, а в ответ мы слышим от американцев, что они не хотят никаких изменений. — Кое — кто из сидевших за столом кивнул в знак согласия. — Если они не согласятся с планом, скажет Хрущев, мы предпримем односторонние действия; и если американцы попытаются остановить нас, мы ответим на силой на силу.

Наступила недолгая минута молчания. Димка воспользовался ею и встал.

— Благодарю за внимание, — сказал он.

Наталья произнесла то, о чем думали все:

— Означает ли это, что мы хотим воевать с американцами из — за Берлина?

— Первый секретарь не верит, что будет война, — ответил Димка не так же уклончиво, как Хрущев в разговоре с ним. — Кеннеди не сумасшедший.

Выходя из-за стола, он поймал на себе Натальин взгляд удивления и восхищения. Он не поверил, что говорил так резко. Он никогда не был робким, но перед ним находились влиятельные и неглупые люди, и он пересилил их. Его положение служило надежной поддержкой: хотя он выступал в роли новичка, придавало ему силу то, что его стол стоял рядом с кабинетом первого секретаря. Парадоксально, но ему помогла враждебность Филиппова. Все они наверняка были согласны, что нужно приструнить того, кто пытался выражать несогласие с мнением руководителя.

Вера все это время оставалась за дверью. Она была опытным помощником по политическим вопросам и никогда не паниковала без причины. У Димки сработала интуиция:

— Что — то с моей сестрой? — спросил он.

Вера вытаращила глаза.

— Как вам это удается? — изумилась она.

Ничего сверхъестественного здесь не было. Его уже некоторое время не покидало опасение, что она навлечет на себя беду.

— Что она сделала?

— Ее арестовали.

— О черт!

Вера показала на маленький столик, на котором стоял телефон со снятой трубкой, и Димка взял ее. Звонила его мать Аня.

— Таня на Лубянке! — сказала она почти истерическим голосом.

Димка отнюдь не удивился. Он и его сестра придерживались мнения, что далеко не все обстояло как надо в Советском Союзе, но тогда как он считал, что необходимы реформы, она была убеждена, что от коммунизма нужно отказаться. Эти политические расхождения между ними никак не влияли на их привязанность друг к другу. Они были и оставались лучшими друзьями.

За такой образ мысли, как у Тани, могли арестовать — и это было неправильно, как и многое другое в стране.

— Успокойся, мама, я вызволю ее оттуда, — сказал Димка. Он надеялся, что сможет оправдать эту убежденность. — Ты знаешь, что случилось?

— На каком — то поэтическом сборище начались беспорядки!

— Наверное, она отправилась на площадь Маяковского. Если это все… — Он не знал всего о своей сестре, но подозревал, что речь идет о чем — то более серьезном, чем поэзия.

— Ты должен что — то сделать, Димка. Прежде чем они…

— Я понял. — Прежде чем они начнут допрашивать ее, хотела сказать мать. Холодок страха пробежал по спине Димки. Перспектива допроса в пресловутых подвалах КГБ приводила в ужас каждого советского человека.

Первое, что ему пришло в голову, — это сказать ей, что он позвонит куда нужно, но потом решил, что этого будет недостаточно. Ему нужно явиться явиться туда лично. Однако в тот же миг он засомневался: его карьере может повредить, если станет известно, что он отправился на Лубянку спасать свою сестру. Но это не смутило его. Сестра важнее и его самого, и Хрущева, и всего Советского Союза.

— Все, мама, я выхожу, — сказал он. — Позвони дяде Володе и расскажи, что случилось.

— Правильно. Мой брат знает, что нужно делать.

Димка повесил трубку.

— Позвоните на Лубянку, — обратился он к Вере, — и скажите им прямо, что вы из аппарата первого секретаря и что он озабочен в связи с арестом ведущей журналистки Татьяны Дворкиной. Скажите им, что помощник товарища Хрущева едет к ним для выяснения дела, чтобы они ничего не предпринимали до его прибытия.

Она делала пометки у себя в блокноте.

— Машину вызвать?

Лубянская площадь менее чем в полутора километрах от Кремля.

— У меня внизу мотоцикл. На нем будет быстрее.

У него был мотоцикл «Восход—175» с пятиступенчатой коробкой передач и двумя выхлопными трубами сзади.

Он знал, что сестра попадет в беду, потому что перестала ему все рассказывать, подумал он по дороге. Обычно брат и сестра ничего не скрывали друг от друга. Между ними существовала близость, которой они ни с кем не делились. Когда мать уходила из дома, и они оставались одни, Таня ходила голой по квартире, чтобы взять чистое нижнее белье из сушильного шкафа, а Димка не закрывался в туалете, когда писал. Иногда Димкины приятели, посмеиваясь, говорили, что у них эротическая близость, но на самом деле все обстояло наоборот. Они могли быть настолько близки, потому что в их отношениях отсутствовала сексуальная искра.

Но в последний год он чувствовал, что она что — то скрывает от него. Он не знал, что именно, хотя догадывался. Конечно, не ухажер, в этом он был уверен. Они рассказывали друг другу все о своих романтических приключениях, сопоставляя их, сочувствуя. Наверняка здесь замешана политика, думал он. Она могла что — то скрывать от него только по одной причине: чтобы обезопасить его.

Он подъехал к ненавистному зданию из желтого кирпича, построенному до революции, в котором тогда помещалась страховая компания. При мысли, что здесь заключалась его сестра, у него все переворачивалось внутри. На мгновение ему показалось, что его сейчас вырвет.

Он припарковал мотоцикл прямо перед главным входом, взял себя в руки и вошел в здание.

Танин редактор Даниил Антонов уже находился там, он разговаривал в фойе с каким — то сотрудником КГБ. Даниил был невысокого роста, хрупкого телосложения, и Димка думал, что он никому не способен перечить, но тут он проявлял напористость.

— Я хочу видеть Татьяну Дворкину, и я хочу видеть ее немедленно.

Лицо кэгэбэшника выражало ослиное упрямство.

— Это невозможно.

Димка решил, что настал его момент.

— Я из аппарата первого секретаря, — выпалил он.

На кэгэбэшника это не произвело впечатления.

— И что ты там делаешь, сынок? Разливаешь чай? — грубо сказал он. — Как твоя фамилия?

Это был устрашающий вопрос: людей бросало в дрожь при необходимости называть свое имя в подобной ситуации.

— Дмитрий Дворкин, и я должен заявить, что этим делом интересуется лично товарищ Хрущев.

— Не вешай мне лапшу на уши, Дворкин. Товарищ Хрущев ничего не знает об этом деле. Ты явился сюда выручать свою сестру.

Жимка растерялся от грубости этого человека. Он понимал, что многие, кто пытался не допустить ареста членов своей семьи или друзей, ссылались на личные связи с высокопоставленными людьми. И все же он возобновил наступление.

— Как ваше имя?

— Капитан Мец.

— И в чем вы обвиняете Таню Дворкину?

— В нападении на офицера.

— Выходит, какая — то девчонка избила одного из ваших громил в кожаных куртках? — насмешливо сказал Димка. — Должно быть, она сначала отняла у него пистолет. Не валяйте дурака, Мец.

— Она участвовала в подстрекательном митинге. Там распространялась антисоветская литература. — Мец дал Димке измятый лист бумаги. — Участники митинга начали совершать хулиганские действия.

Димка посмотрел на листок. На нем стояло название «Инакомыслие». Он слышал об этом подрывном издании. Таня легко могла иметь отношение к нему. Этот выпуска посвящался оперному певцу Устину Бодяну. От внимания Димки не ускользнуло шокирующее утверждение, что Бодян умирал от воспаления легких в исправительно — трудовом лагере в Сибири. Потом он вспомнил, что Таня сегодня утром вернулась из Сибири, и предположил, что она написала это. Тогда ей несдобровать.

— Вы утверждаете, что этот листок был у нее? — спросил он.

Мец помолчал немного и ответил:

— Думаю, что нет.

— Она вообще могла не присутствовать там.

Даниил вступил в разговор:

— Она репортер, болван. Она наблюдала за тем, что там происходило, так же, как ваши люди.

— Она не наш человек.

— Все корреспонденты ТАСС сотрудничают с КГБ, вы знаете это.

— Вы можете доказать, что она находилась там официально?

— Да, могу. Я ее редактор. Я послал ее.

Димка сомневался, так ли это на самом деле. Тем не менее он был признателен Даниилу, что тот вступился за Таню.

Мец терял уверенность.

— Она была с человеком по имени Василий Енков, у которого в кармане нашли пять экземпляров этого вестника.

— Она не знает никакого Василия Енкова, — сказал Димка. Это походило на правду: по крайней мере, он никогда не слышал такого имени. — Если люди там начали протестовать, как вы можете определить, кто с кем был.

— Мне нужно поговорить с начальством, — буркнул Мец и повернулся, чтобы уйти.

— Не заставляйте себя долго ждать, — громко и резко сказал Димка. — Следующий, кто может пожаловать к вам, может быть не мальчишка, который разливает чай.

Мец пошел вниз по лестнице. Димка содрогнулся: все знали, что в подвалах находятся камеры для допроса.

Минутой позже к Димке и Даниилу подошел немолодой человек с сигаретой, висевшей на губах. На его некрасивом мясистом лице агрессивно выступал подбородок. Даниил не обрадовался появлению главного редактора Петра Опоткина, которого он представил Димке.

Опоткин посмотрел на Димку, сощурившись от сигаретного дыма.

— Так значит, вашу сестру арестовали на митинге протеста, — проговорил он рассерженным тоном, но Димка почувствовал, что в глубине души Опоткин по какой — то причине доволен.

— Там, где люди собрались послушать декламацию стихов, — поправил его Димка.

— Небольшая разница.

— Я послал ее туда, — вставил Даниил.

— В тот же самый день, когда она вернулась из Сибири? — скептически заметил Опоткин.

— По сути дела, это не было заданием. Я предложил, чтобы она как — нибудь побывала там и посмотрела, что происходит. Вот и все.

— Не ври мне, — огрызнулся Опоткин. — Ты пытаешься выгородить ее.

— А вы зачем злесь? — с вызовом, подняв подбородок, спросил Даниил.

Прежде чем Опоткин успел ответить, подошел капитан Мец.

— Дело еще рассматривается, — сообщил он.

Опоткин представился и показал Мецу свое служебное удостоверение.

— Вопрос не в том, нужно ли наказать Таню Дворкину, а в том, как наказать, — сказал он.

— Правильно, — согласился Мец. — Не хотите ли пройти со мной.

Опоткин кивнул, и Мец повел его вниз по лестнице.

Димка негромко произнес:

— Он ведь не позволит им пытать ее?

— Опоткин и так злился на Таню, — встревожился Даниил.

— За что? Я думал, она хороший журналист.

— Блестящий. Но она не приняла его приглашение прийти к нему в гости в субботу. Он хотел, чтобы и ты пришел. Петр обожает важных особ. Когда ему дают от ворот поворот, это задевает его самолюбие.

— Проклятье.

— Я сказал ей, чтобы она согласилась.

— Ты правда послал ее на площадь Маяковского?

— Нет. Мы никогда не смогли бы дать репортаж о таком неофициальном мероприятии.

— Спасибо, что пытаешься помочь ей.

— Не стоит благодарности. Толку от этого все равно никакого.

— Как думаешь, что будет?

— Ее могут уволить. И скорее всего, пошлют в какую-нибудь дыру, куда — нибудь в Казахстан. — Даниил нахмурился. — Нужно придумать какой — то компромисс, чтобы он устраивал Опоткина и в то же время не был тяжелым испытанием для Тани.

Димка бросил взгляд на входную дверь и увидел мужчину лет сорока с лишним, коротко, по — военному подстриженного, в генеральской форме.

— Наконец-то, дядя Володя, — сказал Димка.

У Владимира Пешкова были такие же голубые глаза и такой же проницательный взгляд, как у Тани.

— Что за ерунда здесь происходит? — сердито спросил он.

Димка рассказал ему. Прежде чем он успел закончить, вновь появился Опоткин и заискивающе обратился к генералу:

— Я обсудил эту проблему с нашими друзьями в КГБ, и они сказали, что будут согласны, если она будет рассматриваться как внутреннее дело ТАСС.

Димка вздохнул с облегчением. Потом он подумал, не пытается ли Опоткин представить эту уступку как одолжение генералу благодаря его — Опоткина — стараниям.

— Позвольте мне высказать одно предположение, — сказал генерал. — Вы можете отнестись к этому происшествию со всей серьезностью, но не возлагайте на кого-либо вину, просто переведите Таню на другое место работы.

Вот такое наказание и имел в виду Даниил минуту назад.

Опоткин задумчиво кивнул, словно взвешивая эту идею, хотя Димка был уверен, что он охотно примет любое «предложение» генерала Пешкова.

— Может быть, послать ее за границу? Она говорит по — немецки и по — английски.

Димка знал, что это преувеличение. Таня изучала эти языки в школе, но это не значило уметь говорить на них. Даниил старался оградить ее от направления в какой — нибудь удаленный район Советского Союза.

— И она могла бы писать статьи для моей редакции. Я не хотел бы, чтобы ее способности растрачивались на новости, — добавил Даниил.

Казалось, что Опоткин колеблется.

— Мы не можем послать ее в Лондон или Берлин. Это выглядело бы как поощрение.

Этого никто не стал бы отрицать. Назначение в капиталистические страны считалось пределом мечтаний. Зарплаты там были огромные, и хотя на них там нельзя было купить столько всего, сколько в СССР, советские граждане жили на Западе намного лучше, чем у себя дома.

Генерал сказал:

— Тогда Восточный Берлин или Варшава.

Опоткин кивнул. Командировка в другую Коммунистическую страну больше походила бы на наказание.

— Я рад, что нам удалось уладить это, — заключил генерал.

Опоткин сказал Димке:

— В субботу у меня будут гости. Может быть, и ты придешь?

Димка понял, что сделка совершена. Он кивнул.

— Таня говорила мне об этом, — сказал он с гамно аннам энтузиазмом. — Мы оба придем. Спасибо.

Опоткин просиял.

— Я слышал, — заметил Даниил, — что в данный момент есть свободное место в одной Коммунистической стране. Нам срочно кто — то. Нужен там. Она могла бы отправиться туда хоть завтра.

— Где это? — поинтересовался Димка.

— На Кубе.

Опоткин, пребывающий сейчас в прекрасном расположении духа, сказал:

— Ну что же, с этим можно согласиться.

Конечно, это лучше, чем Казахстан, подумал Димка.

В фойе появился Мец, Таня шла рядом с ним. Димкино сердце екнуло: она выглядела бледной и испуганной, но какие — либо следы пыток на ней отсутствовали. Мец заговорил с почтительным и в то же время пренебрежительным видом, как у собаки, которая лает, потому что ей страшно.

— Я посоветовал бы Тане на будущее держаться подальше от поэтических сборищ, — сказал он.

Генерал готов был задушить этого идиота, но он выдавил из себя улыбку.

— Очень верный совет, я уверен.

Он и все вышли. На город уже опускалась темнота. Димка сказал Тане:

— Здесь у меня мотоцикл. Я отвезу тебя домой.

— Да, пожалуйста, — ответила Таня. Очевидно, она хотела поговорить с ним.

Дядя Володя не мог прочитать ее мысли, как Димка, и он предложил:

— Я отвезу тебя в моей машине — ты слишком потрясена для езды на мотоцикле.

К удивлению Владимира, Таня сказала:

— Спасибо дядя, но я поеду с Димкой.

Генерал пожал плечами и сел в ожидавший его «ЗИЛ». Даниил и Петр попрощались.

Как только они удалились на достаточно большое расстояние, Таня обратилась к Диске с трезвого в голосе:

— Они что-нибудь спрашивали о Василии Енкове?

— Да. Они сказали, ты была с ним. Это правда?

— Да.

— Черт! Он что — твой дружок?

— Нет. Ты не знаешь, что с ним?

— У него в кармане нашли пять экземпляров «Инакомыслия», так что он нескоро выйдет из Лубянки, даже если у него есть друзья наверху.

— Ты думаешь, они будут докапываться?

— Уверен, что будут. Они захотят знать просто раздает ли он «Инакомыслие» или издает его, что было бы намного серьезнее.

— Будут ли они обыскивать его квартиру?

— Они будут простофилями, если не обыщут. А почему ты спрашиваешь? Что они там могут найти?

Она посмотрела по сторонам — вокруг никого не было. Тем не менее она понизила голос:

— Пишущую машинку, на которой печатается «Инакомыслие».

— Тогда я рад, что Василий не твой дружок, потому что следующие двадцать пять лет он проведет в Сибири.

— Неужели?

Димка нахмурился.

— Я вижу, ты не любишь его… но он тебе небезразличен также.

— Послушай, он смелый человек и замечательный поэт, но наши отношения — это не роман. Я даже ни разу не поцеловала его. Он один из тех, кому нужно много женщин.

— Как моему другу Валентину. — Димкин сосед по комнате в студенческие годы, Валентин Лебедев, был настоящим донжуаном.

— Да, точно как Валентин.

— Так… Тебя в какой — то мере касается, если будут обыскивать квартиру Василия и найдут машинку?

— В большой. Мы выпускали «Инакомыслие» вместе. Я написала заметку в сегодняшний выпуск.

— Черт! Этого я и боялся. — Сейчас Диска узнал то, что она скрывала от него последний год.

Таня сказала:

— Нам нужно сейчас поехать на ту квартиру, забрать машинку и избавится от нее.

— Это абсолютно невозможно. Забудь об этом, — сказал Димка, отступив назад.

— Мы должны!

— Нет. Ради тебя я готов рискнуть чем угодно и многим — ради того, кого ты любишь, но я не собираюсь рисковать головой ради этого парня. Кончится тем, что мы окажемся в Сибири.

— Тогда я сделаю это сама.

Димка Нахмурился, оценивая риски тех или иных действий.

— Кто ещё знает о тебе и Василии?

— Никто. Мы осторожны. За мной никто не следил, когда я приехала к нему. Мы никогда не встречались в общественных местах.

— Значит, КГБ не сможет установить, что вы каким — то образом связаны друг с другом.

Она задумалась, и в эту секунду к ней пришло осознание того, что им грозят большие неприятности.

— Да или нет? — настаивал он.

— Это будет зависеть от того, насколько профессионально они работают.

— То есть?

— Сегодня утром, когда я пришла к Василию, меня видела одна девушка — Варвара.

— Очень некстати.

— Она выходила из его квартиры. Она не знает моего имени.

— Но если они покажут ей фотографии людей, арестованных на площади Маяковского сегодня, она узнает тебя?

Таня изменилась в лице.

— Она окинула меня взглядом с ног до головы, предположив, что я ее соперница. Да, она могла бы меня узнать.

— Тогда нам нужно забрать пишущую машинку. Если она не попадет им в руки, они подумают, что он всего лишь распространитель «Инакомыслия» и не станут искать его девиц, тем более, что их так много. Тогда ты, может быть, выкрутишься. Но если они найдут машинку, тебе придется плохо. — Я сама все сделаю. Ты прав, я не могу подвергать тебя такой опасности.

— Но я не могу бросить тебя, — сказал он. — Где это?

Она назвала адрес.

— Не так далеко. Поедем. — Он сел за руль и завел мотор.

Таня постояла в нерешительности и потом села позади него.

Димка включил фару и рванул с места.

По дороге он думал, провел ли КГБ обыск на квартире Василия. Как он считал, это было возможно, но маловероятно. Если предположить, что они арестовали сорок или пятьдесят человек, почти всю ночь им пришлось бы проводить предварительные допросы, выяснять имена и адреса и решать, за кого браться в первую очередь. Тем не менее будет разумно проявить осторожность.

Когда они доехали до места, он, не сбавляя скорости, проскочил мимо. В свете уличных фонарей пронеслось величественное здание XIX века. Все такие строения теперь стали либо государственными учреждениями, либо жилыми многоквартирными домами. Ни машин, припаркованных поблизости, ни кэгэбэшников в кожаных куртках поблизости видно не было. Он объехал квартал и не заметил ничего подозрительного, потом он припарковался метрах в двухстах от входа.

Они слезли с мотоцикла. Женщина, выгуливавшая собаку, сказала им «добрый вечер» и пошла дальше. Они вошли в здание.

Нынешняя передняя раньше представляла собой роскошный вестибюль. Единственная электрическая лампа отбрасывала свет на мраморный пол, выщербленный и поцарапанный, и парадную лестницу с отсутствующими в некоторых местах стойками балюстрады.

Они поднялись по ступеням. Таня достала ключ и открыла дверь квартиры. Они вошли внутрь и закрыли дверь.

Таня первая вошла в комнату. На них настороженно смотрела серая кошка. Из шкафа Таня достала большую коробку. Она была наполовину заполнена кошачьим кормом. Изнутри Таня вытащила пишущую машинку, накрытую чехлом, и несколько листов восковки. Прорвав их, она бросила их в камин и поднесла спичку. Наблюдая, как они горят, Димка сердито произнес:

— Какого черта ты всем рискуешь ради бессмысленного протеста?

— Мы живем в условиях жестокой тирании, — сказала она. — Мы должны что — то делать, чтобы не умирала надежда.

— Мы живем в обществе, занятом построением коммунизма, — возразил Димка. — Это трудно, и у нас есть проблемы, и их нужно решать, а не разжигать недовольство.

— Как можно что-то решить, если никому не разрешается говорить о проблемах.

— В Кремле мы все время говорим о проблемах.

— И все та же горстка ограниченных людей все время решают, что не нужно осуществлять какие-либо серьезные перемены.

— Они не все ограниченные. Кто-то много делает, чтобы изменить положение вещей. Дай нам время.

— Революция свершилась более сорока лет назад. Сколько еще времени понадобится, чтобы наконец признать, что коммунизм потерпел фиаско?

Листы в камине быстро догорели, обратившись в горстку пепла. Димка в расстройстве отвернулся.

— Мы так много спорили на эту тему. А сейчас нужно отсюда уносить ноги. — Он взял машинку.

Таня подхватила кошку, и они вышли из квартиры.

На лестнице им повстречался человек с портфелем. Проходя мимо, он кивнул им. Димка с надеждой подумал, что при тусклом свете он не разглядел их лица.

На улице Таня поставила кошку на землю.

— Теперь ты сама себе хозяйка, Мадмуазель, — сказала она.

Кошка презрительно удалилась.

Они торопливо пошли по улице. Димка тщетно пытался спрятать под пиджаком машинку. Как назло взошла луна, и их было хорошо видно. Они дошли до мотоцикла.

Димка отдал Тане свою ношу.

— Как нам от нее избавиться? — прошептал он.

— Что если сбросить в реку?

Димка припомнил, что раза два с приятелями — студентами он пил водку на берегу реки.

— Я знаю где.

Они сели на мотоцикл, и Димка покатил из центра города на юг. Место, которое он имел в виду, находилось на окраине города, но это было даже лучше — там больше вероятности, что их никто не увидит.

Они быстро ехали двадцать минут и остановились недалеко от Николо — Перервинского монастыря.

Древнее сооружение с величественным собором сейчас превратилось в развалины, десятилетиями оно находилось в заброшенном состоянии, и его сокровища были разграблены. Монастырь располагался на узком участке земли между железной дорогой, идущей в южном направлении, и Москвой — рекой. Поля вокруг застраивались новыми высотными жилыми домами, но в ночное время вся окрестность была безлюдной.

Димка свернул с дороги в перелесок и остановил там мотоцикл. Потом он повел Таню среди деревьев к разрушенному монастырю. Заброшенные строения казались призрачными в лунном свете. Купола собора обвалились, но зеленые черепичные кровли монастырских зданий по большей части сохранились. Димка не мог избавиться от чувства, что призраки монахов смотрят на него из пустых глазниц окон.

Он шел на запад через заболоченные поля к реке.

Таня спросила:

— Как ты узнал об этом месте?

— Студентами мы бывали здесь. Мы напивались и смотрели, как всходит солнце над водой.

Они вышли на берег. В широкой излучине река медленно катила спокойные воды, блестящие в лунном свете. Но Димка знал, что в этих местах достаточно глубоко.

Таня не спешила делать то, зачем они сюда приехали.

— Какая потеря, — сказала она.

Димка пожал плечами.

— Да, пишущие машинки не дешевы.

— Дело не только в деньгах. Это голос инакомыслящих, альтернативный взгляд на мир, другое мировоззрение. Пишущая машинка — это свобода слова.

— Поэтому без нее тебе будет спокойнее.

Она передала ему машинку. Димка сдвинул каретку в крайнее правое положение, что позволило ему взяться за нее, как за ручку.

— Вот так, — проговорил он и отвел руку назад, а потом со всей силы швырнул машинку. Далеко она не полетела, а с громким всплеском плюхнулась в воду и сразу исчезла из вида.

Они стояли и смотрели, как по воде расходятся круги.

— Спасибо, — сказала Таня. — Особенно потому, что ты веришь в то, что я делаю.

Он обхватил ее за плечи, и вместе они пошли к мотоциклу.

Глава седьмая


Джордж Джейкс был в скверном настроении. Его рука все еще очень болела, хотя ему наложили гипс, и она висела на поддерживающей повязке на груди. Он потерял желанную работу, не получив ее. Как предсказывал Грег, юридическая фирма Фосетта Реншо отозвала свое предложение, после того как Джордж появился в газетах как раненый борец за гражданские права. Теперь он не представлял, чем будет заниматься всю оставшуюся жизнь.

Церемония присуждения почетных степеней проводилась на Старом дворе Гарвардского университета, травяной площадке, окруженной красивыми университетскими корпусами из красного кирпича. Члены попечительского совета были в цилиндрах и фраках. Почетные степени присуждались британскому министру иностранных дел, «веселому» аристократу лорду Дугласу-Хьюму и одному из членов администрации президента Кеннеди со странным именем Макджордж Банди. Несмотря на плохое настроение, Джордж испытывал легкую грусть, что покидал Гарвард. Он провел здесь семь лет, сначала как студент колледжа, а потом — университета, познакомился с некоторыми выдающимися людьми и обзавелся хорошими друзьями, успешно сдавал все экзамены. Он ухаживал за многими женщинами и спал с тремя. Один раз он напился и с тех пор ненавидел состояние, когда человек не может управлять собой.

Сегодня он был слишком сердит, чтобы предаваться воспоминаниям. После бесчинства толпы в Аннистоне он ожидал жесткой реакции со стороны администрации Кеннеди. Джон Кеннеди представил себя американскому народу как либерал, и темнокожая часть электората отдала ему свои голоса. Бобби Кеннеди был министром юстиции, генеральным прокурором, высшим государственным чиновником, отвечающим за соблюдение законов, Джордж ожидал, что Бобби скажет громко и ясно, что Конституция Соединенных Штатов должна соблюдаться в Алабаме как и повсюду в стране.

Он этого не сделал.

Никого не арестовали за нападение на борцов за гражданские права, совершавших поездку на автобусах. Ни местная полиция, ни ФБР не расследовали многие жесткие преступления, которые были совершены. В Америке в 1961 году на глазах полиции белые расисты могли нападать на тех, кто протестовал против нарушения гражданских прав, ломать им кости, пытаться сжечь их на костре — и все это безнаказанно.

Последний раз Джордж видел Марию Саммерс у частно практикующего врача. Раненых участников рейса за гражданские свободы не приняли в ближайшей больнице, но они все же нашли людей, выразив гиз готовность лечить их. Медсестра занималась его сломанной рукой, когда пришла Мария, чтобы сказать, что она улетает в Чикаго. Если бы он мог, он бы встал и обнял ее. Это она поцеловала его в щеку и исчезла.

Увидит ли он ее когда-нибудь, думал он. Он мог бы по-настоящему полюбить ее. А возможно, уже полюбил. За десять дней беспрестанных разговоров с ней он ни разу не почувствовал, что ему скучно. Она не уступала ему в остроумии, а может быть, и превосходила его. И хотя она производила впечатление невинной молодой женщины, ее бархатистые карие глаза заставляли его представлять ее при свете горящих свечей.

Церемония присуждения почетных ученых степеней подошла к концу в половине четвертого. Студенты, родители и бывшие питомцы университета начали расходиться под сенью высоких вязов, направляясь на официальные обеды, в ходе которых выпускникам будут вручаться дипломы. Джордж пысса отвал Салих родителей, но сначала не увидел их.

Зато он увидел Джозефа Хьюго.

Он стоял один рядом с бронзовой статуей Джона Гарварда и закуривал длинную сигарету. В черной церемониальной мантии его белая кожа казалась еще более бледной. Джордж сжал кулаки. Ему хотелось вытрясти душу из этой крысы, но его левая рука не годилась для драки, и что бы там ни было, если он и Хьюго устроят кулачный бой на Старом дворе в такой день выйдет грандиозный скандал. Их даже могут лишить диплома. У него и без этого хватает неприятностей. Лучше не обращать на Хьюго внимания и пройти мимо.

Но он не сдержался и сказал:

— Ты дерьмо, Хьюго.

Тот явно испугался, несмотря на сломанную руку Джорджа. Они были одинакового роста и, вероятно, не уступали друг другу в силе, но на стороне Джорджа была ярость, и Джозеф знал это. Он отвернулся в сторону и попытался обойти Джорджа, пробормотав:

— Я не хочу разговаривать с тобой.

— Неудивительно. — Джордж встал у него на пути. — Ты смотрел, когда взбесившаяся толпа напала на меня. Эти подонки сломали мне руку.

Хьюго сделал шаг назад.

— Тебе нечего было ехать в Алабаму.

— А тебе — строить из себя борца за гражданские права и все это время шпионить за нами. Кто платил тебе? Ку-клукс-клан?

Хьюго вскинул голову, выставив вперед подбородок, и Джорджу захотелось ударить его в челюсть.

— Я согласился добровольно сообщать информацию ФБР, — сказал Хьюго.

— Значит ты делал это задаром! Не знаю, это лучше или хуже.

— Но я больше не буду волонтером. Со следующей недели я начинаю работать у них, — сказал он со смешанным и одновременно вызывающим видом, как человек, признающий, что принадлежит к религиозной секте.

— Ты такой хороший стукач, — что они предложили тебе работу.

— Я всегда хотел работать в правоохранительных органах.

— Это не имеет ничего общего с тем, что ты делал в Аннистоне. Там ты оказался на стороне преступников.

— А вы — коммунисты. Я слышал, вы говорили о Карле Марксе.

— И о Гегеле, и Вольтере, и Ганди, и Иисусе Христе. Не валяй дурака, Хьюго.

— Я не люблю, когда нарушают порядок.

В том-то и дело, с горечью подумал Джордж. Люди не любят, когда нарушают порядок. Пресса винила борцов за гражданские права в том, что они возбуждают беспорядки, а не сторонников сегрегации с их бейсбольными битами и бомбами. Его бесило то, что в Америке никто не задумывается о том, что справедливо, а что нет.

Вдруг он заметил, что на другой стороне газона ему машет рукой Верина Маркванд, и сразу потерял интерес к Джозефу Хьюго.

Верина заканчивала английский факультет. Но в Гарварде училось так мало цветных, что они все знали друг друга. А она была такой красивой, что он заметил бы ее среди тысячи цветных девушек в Гарварде. У нее были зеленые глаза и кожа цвета кофе с молоком. Из-под ее мантии виднелись длинные гладкие ноги и зеленое платье с короткой юбкой. На голове очень мило сидела сдвинутая набекрень академическая шапочка с квадратным верхом.

В университете говорили, что они очень подходят друг другу, однако они никогда не встречались наедине. Случалось, что когда у него никого не было, за ней кто-нибудь ухаживал, и наоборот. Так что сейчас было слишком поздно.

Верина входила в число активных борцов за гражданские права и после окончания университета собиралась работать с Мартином Лютером Кингом в Атланте.

Джордж подошел к ней, и она с восторгом сказала ему:

— Поздравляю с боевым крещением. Как говорится, лиха беда начало.

Она попала в точку. После разгула расистов в Аннистоне Джордж улетел из Алабамы на самолете с гипсом на руке, но другие борцы за гражданские права приняли вызов. Десять студентов из Нэшвила отправились на автобусе в Бирмингем, где их арестовали. Им на смену пришла другая группа активистов, которые также столкнулись с произволом расистов. Выступления за гражданские права вылились в массовое движение.

— Но я потерял работу, — сказал Джордж.

— Приезжай в Атланту и работай у Кинга, — предложила Верина.

Джордж растерялся от неожиданности.

— Он что — просил об этом?

— Нет, но ему нужен юрист, а из тех, кто предлагал свои услуги, нет равного тебе по способностям.

Это уже представляло интерес. Он почти влюбился в Марию Саммерс, хотя ему лучше бы забыть ее — едва ли он когда-нибудь снова увидится с ней. Станет ли Верина встречаться с ним, если они оба будут работать у Кинга, подумал он.

— Неплохая мысль, — сказал он. Тем не менее он хотел обдумать ее предложение.

Он сменил тему разговора:

— Твои родители сегодня здесь?

— Конечно. Пойдем, я познакомлю тебя с ними.

Родители Верины относились к числу знаменитостей, которые поддерживали Кеннеди. Джордж надеялся, что они выступят с критикой президента за его слабую реакцию на бесчинства сторонников сегрегации. Может быть, Джорджу и Верине удастся уговорить их сделать публичное заявление. И от этого стала бы меньше болеть его рука.

Он пошел через газон рядом с Вериной.

— Мам, пап, это мой друг Джордж Джейкс, — представила она.

Ее отцом был высокий, хорошо одетый темнокожий мужчина, а матерью — белая женщина — блондинка с замысловатой прической. Джордж много раз видел фотографии этой межрасовой пары: Перси Маркванда, «негритянского Бинга Кросби», киноактера и певца, и Бейб Ли, театральной актрисы, игравшей роли женщин с сильным характером.

Перси заговорил мягким баритоном, знакомым по дюжине шлягеров:

— Мистер Джейкс, там, в Алабаме, вы не пожалели своей руки ради всех нас. Почту за честь пожать вам руку.

— Благодарю вас, сэр, но, пожалуйста, называйте меня Джордж.

Бейб Ли взяла его руку и посмотрела ему в глаза так, словно хотела выйти за него замуж.

— Мы так благодарны вам, Джордж, и гордимся вами. — Она говорила в такой обольстительной манере, что Джордж смущенно посмотрел на ее мужа, подумав, не рассердится ли он, но ни Перси, ни Верина никак не прореагировали, и Джордж позволил себе предположить, не проделывает ли она такую штуку с каждым мужчиной, с которым встречается.

Как только Джордж высвободил руку из цепкой хватки Бейб, он обратился к Перси.

— Насколько мне известно, в ходе президентских выборов в прошлом году вы высказывались в поддержку Кеннеди, — напомнил он. — Вас сейчас не возмущает его позиция по гражданским правам?

— Мы все разочарованы, — ответил Перси.

В разговор вступила Верина:

— Еще бы! Бобби Кеннеди просил временно не устраивать поездки на автобусах за гражданские права. Можете себе представить? Естественно, Конгресс расового равенства не согласился. В Америке правит закон, а не толпа.

Об этом должен был бы заявить министр юстиции, — сказал Джордж.

Перси кивнул, оставаясь невозмутимым, несмотря на то, что два человека развернули против него атаку.

— Я слышал, что администрация заключила сделку с южными штатами, — заметил он. Джордж навострил слух: этого в газетах не было. — Губернаторы штатов согласились сдерживать толпу, чего хотят братья Кеннеди.

Джордж знал, что в политике просто так ничего не делается.

— И на каких условиях?

— Министр юстиции будет закрывать глаза на незаконные аресты защитников равноправия цветного населения.

Верина рассердилась на отца.

— Почему ты не сказал об этом раньше, папа? — выпалила она.

— Я знал, что ты будешь безумно негодовать, дорогая.

Верина изменилась в лице от такой снисходительности и отвернулась.

Джордж сосредоточился на ключевом вопросе:

— Вы будете протестовать открыто, мистер Маркванд?

— Я думал об этом, — ответил Перси. — Но я сомневаюсь, если ли в этом смысл.

— Смысл в том, что вам протест может повлиять на темнокожих избирателей, и в 1964 году они проголосуют против Кеннеди.

— Вы уверены, что мы заинтересованы в этом? Для нас все может обернуться еще хуже, если в Белый дом придет кто — нибудь вроде Ричарда Никсона.

Верина с негодованием спросила:

— Тогда что нам делать?

— То, что произошло на Юге в последние месяцы, вне всякого сомнения, доказывает, что существующий закон слишком слаб. Нам нужен новый закон о гражданских правах.

— Аминь, — произнес Джордж.

Перси продолжал:

— Я мог бы посодействовать в этом отношении. Сейчас я пользуюсь некоторым влиянием в Белом доме. Если я выступлю с критикой в адрес братьев Кеннеди, у меня его не будет.

Джордж чувствовал, что голос Перси должен быть услышан. Верина высказала ту же мысль.

— Ты должен выступить и дать понять, что справедлива, — сказала она. — В Америке много здравомыслящих людей. Они поймут.

Ее мать возмутилась:

— Твой отец всегда говорит, что справедливо. Он этим и славится. Он то и дело ставит себя под удар.

Джордж понял, что Перси не нужно уговаривать. Но, может быть, он и прав. Новый закон о гражданских правах, запрещающий южным штатам притеснять негров, мог бы стать единственным реальным решением.

— Пойду-ка поищу своих родителей, — сказал Джордж. — Большая честь познакомиться с вами.

— Подумай насчет работы у Мартина, — крикнула Верина ему вдогонку.

Он пошел в парк, где должны были вручать дипломы об окончании юридического факультета. Там соорудили временную сцену, в палатках поставили столы для обеда после официальной церемонии. Родителей он нашел сразу.

Мать была в новом желтом платье. Она, наверное, копила на него. Гордыня ей не позволяла, чтобы богатый Пешков покупал вещи для нее, только для Джорджа. Она окинула его взглядом с головы до пят — в академической шапочке и мантии.

— Это самый радостный день в моей жизни, — сказала она, а потом, к его удивлению, расплакалась.

На нее это было не похоже. Последние двадцать пять лет она не показывала слабости. Сын обнял ее и прижал к себе.

— Я так счастлив, что ты у меня есть, мама, — проговорил он.

Джордж осторожно высвободился из ее объятий, вытер ей слезы белым платком и повернулся к отцу. Как большинство питомцев университета, он был в канотье с лентой, на которой стоял год окончания Гарварда — в его случае 1942-й.

— Поздравляю, мой мальчик, — сказал он, пожав Джорджу руку. Он здесь, подумал Джордж, и это что-то значит.

Минутой позже появились его дед и бабушка. Оба были русскими иммигрантами. Дед, Лев Пешков, начинал с того, что открывал бары и ночные клубы в Буффало, а сейчас владел студией в Голливуде. Он всегда одевался как денди и сегодня был в белом костюме. Джордж никогда не знал, что думать о нем. Про него говорили, что он безжалостный бизнесмен и не очень уважает закон. В то же время он проявлял доброту к своему темнокожему внуку, давая ему щедрое содержание и оплачивая его учебу.

Сейчас он взял Джорджа под локоть и доверительно сказал:

— Мой тебе совет в юридической карьере. Не будь адвокатом у преступников.

— Почему?

— Потому что они остаются в проигрыше, — хихикнул дед.

Многие считали, что Лев Пешков — сам преступный элемент, занимавшийся торговлей контрабандными спиртными напитками во времена сухого закона. Джордж спросил:

— В проигрыше остаются все преступники?

— Те, которых удается поймать, — ответил Лев. — остальным адвокаты не нужны. — Он добродушно засмеялся.

Бабушка Джорджа — Марга — нежно поцеловала его.

— Не слушай деда, — сказала она.

— Я должен слушать, — возразил Джордж. — Он платил за мое образование.

Лев ткнул пальцем Джорджу в грудь.

— Я рад, что ты этого не забываешь.

Марга пропустила эти слова мимо ушей.

— Подумать только, — сказала она Джорджу голосом, полным любви. — Такой красивый и теперь к тому же юрист.

Джордж был единственным внуком Марги, и она обожала его. Сегодня она с удовольствием сунула ему пятьдесят баксов.

Марга когда-то пела в ночном клубе и в свои шестьдесят пять лет двигалась так, словно выходила на сцену в облегающем платье. Вероятно, сейчас она красила волосы в черный цвет. На ней висело больше драгоценностей, чем того требовала церемония на открытом воздухе. Джордж знал это, а также догадывался, что скорее как любовница, чем жена, она нуждалась в статусных символах.

Марга состояла любовницей Льва почти пятьдесят лет и родила от него единственного сына — Грега.

У Льва также был жена Ольга в Буффало и дочь Дейзи. Она состояла в браке с англичанином и жила в Лондоне. Так что у Джорджа был, как он полагал, белые двоюродные брат и сестра, которых он никогда не видел.

Марга поцеловала Джеки, и Джордж заметил, что люди, стоящие поблизости, смотрят на них удивленно и неодобрительно. Даже в либеральном Гарварде непривычно было видеть, чтобы белых человек обнимался с кем-то из черных. Но семья Джорджа всегда привлекала к себе взгляды в тех редких случаях, когда они вместе появлялись на людях. Даже там, где территориально воспринимались представители всех рас, смешанные пары вызывали скрытые предрассудки у белых. Он знал, что до конца своих дней он будет слышать, как кто — нибудь втихомолку произносит «мулат». Он не обращал внимания на оскорбление. Его черные дед и бабка давно умерли, а это его семья в полном составе. Невозможно переоценить переполняющее их всех четверых чувство гордости, что он оканчивает Гарвард.

Грег сказал:

— Вчера я обедал со старым Реншо. Я уговорил его снова сделать предложение фирмы «Фосетт Реншо» о работе.

Марга сказала:

— Замечательно. Джордж, ты все — таки будешь вашингтонским адвокатом.

Джеки улыбнулась Грегу, что случалось нечасто.

— Спасибо, Грег, — сказала она.

Грег предостерегающе поднял палец:

— При одном условии.

Марга сказала:

— Джордж согласится со всем, что разумно. Это такая блестящая возможность для него.

Джордж знал, что она имела в виду для чернокожего мальчика, но не стал возражать. В любом случае она была права.

— Какое условие? — осторожно спросил он.

— Ничего такого, что неприемлемо для любого адвоката в мире, — ответил Грег. — Ты должен избегать всяких неприятностей и только. Адвокат не должен становиться в оппозицию к властям.

Джордж насторожился:

— Избегать неприятностей?

— Просто больше не принимай участия в каких-либо движениях протеста, маршах, демонстрация и тому подобном. Впрочем, у тебя, как у начинающего сотрудника, не будет времени для этого.

Такое предложение не пришлось Джорджу по душе.

— Значит, я начну трудовую жизнь, дав обещание ничего не делать во имя свободы.

— Не смотри на это под таким углом зрения, — сказал его отец.

Джордж сдержался и не стал спорить. Его семья желала ему только лучшего, он знал это. Стараясь говорить нейтральным голосом, он спросил:

— Под каким углом зрения я должен смотреть?

— Твоя роль в движении за гражданские права не должна быть ролью бойца на передовой, только и всего. Поддерживай финансово. Посылай чек раз в году в Национальную ассоциацию содействия прогрессу цветного населения. — Это было старейшая и самая консервативная организация, отстаивающая гражданские права: она выступала против бойкота сегрегированных автобусов, считая такие формы борьбы слишком провокационными. — Не теряй головы. Пусть кто-нибудь другой ездит на автобусах.

— Есть и другая возможность, — сказал Джордж.

— Какая?

— Я мог бы работать у Мартина Лютера Кинга.

— Он предлагал тебе работу?

— Нет, мне высказали такую идею.

— Сколько он будет тебе платить?

— Думаю, немного.

Лев предостерег его:

— Не думай, что ты можешь отказаться от хорошей работы, а потом обращаться ко мне за денежной помощью.

— Хорошо, дедушка, — согласился Джордж, хот он думал как раз об этом. — В любом случае я, наверное, соглашусь на эту работу.

— Не делай этого, Джордж, — вступила в разговор его мать. Она хотела сказать еще что — то, но в этот момент выпускников позвали построиться для получения дипломов. — Иди, сынок, — проговорила она. — Обсудим это позже.

Джордж отошел от своих родственников и занял место в очереди. Церемония началась, и он стал медленно продвигаться вперед. Он вспомнил, как прошлым летом работать у Фосетта Реншо. Мистер Реншо считал себя геройски либералом, взяв на работу темнокожего солиситора — практиканта. Но Джорджу эта работа показалась унизительно легкой даже для практиканта. Он набрался терпения и ждал случая, и он представился. Джордж провел юридическое исследование, которое помогло фирм выиграть дело, и они предложили ему работу после окончания университета.

Такое с ним происходило часто. Широко было распространено убеждение, что студент Гарварда должен обладать умственными способностями — если он не темнокожий, а в этом случае и говорить не о чем. Всю жизнь Джорджу приходилось доказывать, что он не идиот. И это возмущало его. Он надеялся, что его дети, если они у него будут, вырастут в другом мире.

Подошла его очередь подняться на сцену. Когда он поставил ногу на ступеньку невысокой лестницы, то с удивлением услышал свист позади себя.

В Гарварде обычно освистывали преподавателя, который плохо читал лекции или бывал груб со студентами. Джорджа настолько поразила такая реакция, что он остановился на лестнице и оглянулся назад. Взглядом он поймал глаза Джозефа Хьюго. Тот был не один — свистели слишком громко, но Джордж мог поклясться, что затеял это Хьюго.

Джорджу показалось, что на него смотрят с неприязнью. Он почувствовал себя настолько униженным, что не мог сдвинуться с места. Он стоял как вкопанный, и кровь бросилась ему в лицо.

Потом кто — то начал хлопать. Глядя на ряды мест, Джордж увидел, что встал один профессор. Это был Мерв Уэст, преподававший на младших курсах. Вслед за ним зааплодировали другие, и они быстро заглушили свист. Встали еще несколько человек. Джордж подумал, что люди, не знавшие его, догадались, кто он, по гипсу на его руке.

Он собрался с духом и поднялся на сцену. Одобрительные возгласы послышались, когда ему вручали диплом. Он медленно повернулся к аудитории и поблагодарил за аплодисменты, скромно наклонив голову. Потом спустился со сцены.

Сердце его бешено колотилось, когда он снова оказался в гуще студентов. Кто-то молча жал ему руку. Он пришел в ужас от свиста и испытал восторг от аплодисментов. Почувствовав, что пот выступил у него на лбу, он вытер лицо платком. Какое суровое испытание!

Остальную часть церемонии он наблюдал как в тумане, медленно приходя в себя. Когда потрясение от освистывания прошло, он окончательно осознал, что все это устроил Хьюго и кучка правых недоумков, а остальной либеральный Гарвард с уважением отнесся к нему. Он должен гордиться этим, подумал он.

Студенты вернулись к своим родителям и приступили к обеду. Мать Джорджа обняла его.

— Тебе аплодировали, — сказал она.

— Да, — заметил Грег. — Хотя в какой-то момент казалось, что будет по — другому.

Джордж развел руками.

— Как я могу оставаться в стороне от борьбы? — сказал он. — Я действительно хочу работать у Фосетта Реншо и хочу сделать приятное для семьи, которая поддерживала меня в течении всех лет, пока я получал образование, но это не все. Что, если у меня родятся дети?

— Это было бы замечательно! — обрадовалась Марга.

— Но, бабушка, мои дети будут цветными. В каком мире они вырастут? Они будут второсортными американцами.

Разговор прервал подошедший Мерв Уэст. Он пожал руку Джорджу и поздравил с получение диплома. Профессор был одет не совсем к случаю: в твидовый костюм и рубашку, к которой концами пристегивался воротничок.

— Спасибо, что вы начали аплодировать, профессор, — сказал Джордж.

— Не стоит благодарности, вы заслужили это.

Джордж представил свою семью.

— Мы только что говорили о моем будущем.

— Надеюсь, вы еще не приняли окончательного решения.

Эти слова возбудили у Джорджа любопытство. Что бы они значили?

— Нет еще, — сказал он. — А что такое?

— Я разговаривал с министром юстиции Бобби Кеннеди. Как вы знаете, он тоже выпускник Гарварда.

— Надеюсь, вы сказали ему, что его отношение к тому, что произошло в Алабаме, — позор для страны.

Уэст грустно улыбнулся.

— Не в таких выражениях. Но он и я согласились, что реакция администрации была неадекватной.

— Весьма. Я не могу себе представить, что он… — Джордж оборвал речь, потому что у него в голове промелькнула мысль. — А какое отношение это имеет к решению о моем будущем?

— Бобби решил взять к себе на работу молодого чернокожего юриста, чтобы он изложил команде министра юстиции негритянское видение проблемы гражданских прав. И он спросил меня, могу ли я порекомендовать кого — нибудь.

Джордж не поверил своим ушам.

— Вы хотите сказать…

Уэст остановил его, подняв вверх указательный палец.

— Я не предлагаю вам работу. Это прерогатива Бобби. Но я могу договориться о собеседовании для вас, если вы пожелаете.

Джеки воскликнула:

— Джордж! Работать у Бобби Кеннеди! Фантастика!

— Мама, братья Кеннеди так подвели нас.

— Тогда иди работать у Бобби и сделай все иначе.

Джордж задумался. Он посмотрел на напряженные лица вокруг себя: на маму, отца, деда и бабушку и снова на маму.

— Может быть, я так и поступлю, — сказал он наконец.

Глава восьмая


Димка Дворкин стеснялся, что в свои двадцать два года он оставался девственником.

Учась в университете, он встречался с несколькими девушками, но дальше дело не шло. Да и сам он не был уверен, что оно должно идти. Никто не говорил ему, что сек должен составлять часть длительных любовных отношений, но ему так казалось. Он никогда не стремился форсировать события, как некоторые молодые люди. И все же отсутствие опыта теперь создавало трудности.

У его друга Валентина Лебедева все было наоборот. Высокий, уверенный в себе, черноволосый и с голубыми глазами, он обладал исключительным обаянием. К концу первого года в Московском государственном университете он уложил в постель большинство студенток факультета мировой политики и одну преподавательницу.

Вскоре после того как они подружились, Димка спросил у него:

— Что ты делаешь, чтобы они не забеременели?

— Это проблема девушек, — беспечно ответил он. — На худой конец можно сделать аборт.

Разговаривая с другими молодыми людьми, Димка узнал, что многие из них придерживались того же мнения. Мужчины не беременеют, значит, это не их проблема. А аборты делают по желанию в первые двенадцать недель. Но Димка не одобрял такой подход Валентина, вероятно, потому что его сестра с презрением относилась к этому.

Валентин интересовался главным образом сексом, учеба у него стояла на втором месте. У Димки все было наоборот, вот почему он сейчас работал помощником в Кремле, а Валентин — в Московском городском управлении парков.

Благодаря своим связям в управлении Валентин получил для них две путевки в кемпинг для молодых коммунистов им. В.И. Ленина на неделю в июле 1964 года.

Кемпинг немного напоминал военный лагерь: палатки стояли ровными рядами, и с десяти тридцати начинался комендантский час, но там имелись плавательный бассейн и озеро для катания на лодках и пруд пруди девушек. Недельный отдых там считался привилегией, которой многие добивались.

Димка считал, что он заслужил отдых. На Венском саммите Советский Союз одержал победу, и он внес свой вклад в этот успех.

Поначалу обстановка складывалась не в пользу Хрущева. Кеннеди со своей ослепительный женой прибыл в Вену с кортежем лимузинов, на которых развевались десятки звездно — полосатых флагов. Когда два лидера встретились, телезрители во всем мире увидели, что Кеннеди на несколько дюймов выше Хрущева, чья лысина находилась на уровне патрицианского носа американского президента. Хрущев выглядел фермером в выходном костюме рядом с Кеннеди, появившимся в строгом пиджаке с узким галстуком. Америка выиграла конкурс гламура, а Советский Союз даже не подозревал, что ему пришлось в нем участвовать.

Но когда начались переговоры, Хрущев взял верх. Если Кеннеди пытался вести дружелюбную беседу, то Хрущев становился громогласно агрессивным. Кеннеди говорил, что Советский Союз поступает нелогично, пытаясь распространить коммунизм в страна третьего мира и возмущаясь, когда Америка прилагает усилия, чтобы вырвать некоторые страны из советской сферы влияния. Хрущев презрительно отвечал, что распространение коммунизма — историческая неизбежность и ничего не может помешать этому, как бы ни старался тот или иной лидер. Кеннеди не особо разбирался в марксистской философии и не знал, что ответить.

Стратегия, выработанная Димкой и другими советниками, восторжествовала. Когда Хрущев вернулся в Москву, он распорядился напечатать десятки экземпляров протоколов саммита и распространить их не только в советском блоке, но и разослать руководителям дальних стран, таких как Камбоджа и Мексика. С тех пор Кеннеди замолчал и даже не отвечает на угрозы Хрущева забрать Западный Берлин. А Димка отправился отдыхать.

В первый день Димка надел свою новую одежду — рубашку в клетку и короткими рукавами и шорты, которые его мать сшила из брюк поношенного костюма из саржи.

— Такие шорты модны на Западе? — спросил Валентин.

— Нет, насколько я знаю, — засмеялся Димка.

Пока Валентин брился, Димка пошел за продуктами.

Выйдя из палатки он с радостью увидел молодую женщину. Очевидно, их соседку, собиравшуюся зажечь портативную газовую плитку, какие имелись в каждой палатке. Она была немного старше Димки, как он предположил, лет двадцати семи. У нее были коротко стриженные рыжевато-каштановые волосы и россыпь симпатичных веснушек на лице. Она выглядела очень модной в оранжевой блузке и черных облегающих штанах ниже колен.

— Здравствуйте, — сказал Димка и улыбнулся. Она подняла на него глаза. — Вам помочь?

Она зажгла спичкой газ и ушла в свою палатку, не проронив ни слова.

Нет, я не стану терять непорочность с ней, подумал он и пошел дальше.

В магазине рядом с санитарным блоком он купил яйца и хлеб. Когда он вернулся обратно возле соседней палатки стояли две девушки: та, с которой он пытался заговорить, и симпатичная блондинка с хорошей фигурой. Блондинка была в таких же черных штанах, но в розовой блузке. Валентин разговаривал с ними, и они смеялись.

Он представил их Димке. Рыжеволосую звали Нина. Она не подала виду, что они встретились незадолго до этого, и все еще казалась сдержанной. Блондинку звали Анной, и, судя по всему, она была общительной — улыбалась и откидывала волосы легким движением руки.

Димка и Валентин взяли с собой сковородку, намереваясь в ней готовить всю еду, и Димка налил в нее воду, чтобы сварить яйца. Но девушки обосновались со знанием дела, и Нина забрала у него яйца и пошла печь блины.

Лед тронулся, подумал Димка.

Пока они ели, Димка наблюдал за Ниной. Ее узкий нос, маленький рот и элегантно выступающий вперед подбородок придавали ей настороженный вид, словно она постоянно составляла себе мнение. Но она возбуждала чувственные желания, и когда Димка осознал, что он может увидеть ее в купальнике, во рту у него пересохло.

Валентин сказал:

— Мы с Димкой хотим взять лодку и переплыть на другой берег. — Димка впервые слышал о таком плане, но ничего не сказал. — Почему бы нам не поплыть всем четверым вместе? Устроили бы там пикник.

Это будет совсем непросто, подумал Димка. Они только что познакомились.

Девушки обменялись телепатическим взглядом, и Нина коротко ответила:

— Там видно будет. Давайте уберем со стола.

Она начала собирать тарелки и столовые приборы. Надежды начинали рушиться, но, может быть, еще не все было потеряно.

Димка вызвался отнести грязные тарелки в санитарный блок.

— Откуда у тебя такие шорты, душа — человек? — спросила Нина, когда они шли.

— Мама сшила.

Она засмеялась.

Димка подумал, что подразумевала бы его сестра, если бы назвала мужчину душа-человек, и решил: это значит, он добрый, но не очень привлекательный.

В санитарном блоке помещались туалеты, душевые и длинные ряды умывальников, служивших и мойками. Димка смотрел, как Нина моет посуду. Он пытался придумать, что сказать, но ничего не лезло в голову. Если бы она спросила его про берлинский кризис, он мог бы говорить целый день. Но у него не было дара нести остроумный вздор, который потоком и с легкостью изливал Валентин. Наконец он додумался произнести:

— Вы с Анной давно дружите?

— Мы работаем вместе, — сказала она. — Мы администраторы в профсоюзе сталеплавильщиков в Москве. Год назад я развелась, а Аня хотела пригласить кого — нибудь жить в ее квартире, вот теперь мы живем вместе.

Разведенная, подумал Димка; значит, в сексуальном отношении опытная. Диске стало страшновато.

— Каким был твой муж?

— Дрянь дрянью. Я не хочу говорить о нем.

Димка мучительно придумывал, что бы такое приятное сказать.

— Мне кажется, Аня очень милая женщина, — отвалился он.

— У нее хорошие связи.

Странное замечание о подруге, подумал Димка.

— Как это?

— Ее отец достал нам сюда путевку. Он секретарь Московского областного профсоюза, — не без гордости сообщила Нина.

Димка понес чистые тарелки в палатки. Валентин встретил своего друга и Нину словами:

— Мы приготовили бутерброды с ветчиной и сыром.

Аня взглянула на подругу и сделала беспомощный жест, словно говоря, что не могла сопротивляться напору со стороны Валентина, но Димка сразу понял, что ей не очень-то хотелось. Нина пожала плечами, и таким образом решился вопрос с пикником.

Им пришлось час дожидаться, когда освободится лодка, но москвичи были привычны к очередям, и ближе к полудню они плыли по холодной воде. Валентин и Димка гребли по очереди, а девушки загорали на солнце. Никому не приходило в голову завести пустячный разговор.

На дальнем конце озера они нашли небольшой пляж и пристали к берегу. Валентин снял рубашку, и Димка последовал его примеру. Аня тоже сняла верхнюю одежду и осталась в небесно — голубом раздельном купальнике. Димка знал, что такой купальник называется бикини и что он моден на Западе, но он никогда не видел их раньше и удивился, почувствовав возбуждение. Он не мог отвести глаза от гладкого плоского живота и пупка Ани.

К его разочарованию, Нина оставалась в одежде.

Они съели бутерброды, и Валентин достал бутылку водки. В магазине кемпинга спиртные напитки не продавались, Димка знал это. Валентин объяснил:

— Я купил ее у дежурного на лодочной станции. Он занимается небольшим капиталистическим предпринимательством. — Димка не удивился: большинство товаров, нужных людям, продавались на черном рынке — от телевизоров до джинсов.

Они передавали друг другу по кругу бутылку, и девушки пили большими глотками.

Нина вытерла губы тыльной стороной ладони.

— Так значит, вы вместе работаете в управлении парков?

— Нет, — засмеялся Валентин. — Димка слишком умный для этого.

Димка сказал:

— Я работаю в Кремле.

На Нину это произвело большое впечатление.

— Кем же?

Димка не любил говорить, потому что это звучало как хвастовство.

— Я помощник у первого секретаря.

— У товарища Хрущева? — в изумлении воскликнула Нина.

— Да.

— Как же ты умудрился попасть на такую работу?

— Я же говорил, — вставил Валентин, — у него ума палата. В каждом классе он был лучшим учеником.

— На такую работу не берут только за отличные отметки, — заметила Нина. — Какие у тебя знакомства?

— Мой дед Григорий Пешков штурмовал Зимний дворец во время Октябрьской революции.

— За это не дают хорошую работу.

— Мой отец работал в КГБ, он умер в прошлом году. Мой дядя генерал. И у меня есть голова на плечах.

— И скромности тебе не занимать, — проговорила она с мягким сарказмом. — Как зовут твоего дядю?

— Владимир Пешков. Мы зовем его Володя.

— Я слышала о генерале Пешкове. Значит, он твой дядя. У тебя такая семья, а ты ходишь в сшитых матерью шортах?

Димка смутился. Она впервые заинтересовалась им, но он не мог понять, то ли она восхищается им, то ли насмехается. А может быть, у нее просто такая манера.

Валентин встал.

— Давай пройдемся, — предложил он Ане. — А эти двое пусть обсуждают Димкины шорты. — Он протянул руку девушке, она взяла ее и позволила поднять себя на ноги. Потом, держась за руки, они ушли в лес.

— Я не понравилась твоему другу, — сказала Нина.

— Зато ему понравилась Аня.

— Она хорошенькая.

Димка тихо произнес:

— Ты красивая. — Он не собирался говорить этого, просто так вышло само собой. Но он имел это в виду.

Нина задумчиво посмотрела на него, словно оценивая, а потом спросила:

— Поплавать не хочешь?

Димку не особенно тянуло в воду, но ему очень хотелось увидеть Нину в купальнике. Он разделся, под шортами на нем были плавки.

Сняв с себя верхнюю одежду, Нина осталась в коричневом нейлоновом цельном купальнике, и он так хорошо сидел на ней, что Димка не пожалел, что это не бикини. В отличие от Ани, она не впечатляла стройностью. Димке бросились в глаза ее пышные груди, широкие бедра и веснушки на шее. Она перехватила его взгляд, отвернулась и побежала к воде.

Димка поспешил за ней.

Несмотря на солнце, вода была колюще — холодной, и у Димки радостно захватило дух, когда он погрузился в воду. Они энергично поплыли, чтобы не замерзнуть. Заплыв не так далеко, они медленно вернулись к к берегу. Почувствовав под собой дно, Димка встал на ноги. Вода доходила им до пояса. Димка посмотрел на Нинины груди. От холодной воды ее соски напряглись и выступили под купальником.

— Нечего глазеть, — игриво сказала она и плеснула воду ему в лицо.

Он ответил тем же.

— Вот тебе! — воскликнула она и за голову потянула его под воду.

Упираясь, он схватил ее за талию. Они боролись в воде. Ее тело было тяжелым, но упругим, и он наслаждался от прикосновения к нему. Он обхватил ее за талию и поднял вверх, так что ее ноги больше не касались дна. Когда она начала болтать ногами, смеяться и вырываться, он крепче прижал ее к себе и уткнулся лицом в ее мягкие груди.

— Сдаюсь! — закричала она.

Неохотно он опустил ее. Несколько мгновений они смотрели друг на друга. В ее глазах он увидел проблеск желания. По какой — то причине изменилось ее отношение к нему: от водки ли, от осознания того, что он всемогущий аппаратчик, от возбуждения, вызванного эротикой игры в воде, или от всего вместе. Ему это было безразлично. Он увидел призыв на ее губах и поцеловал их.

Она с энтузиазмом ответила ему поцелуем.

Он забыл о холодной воде, упиваясь мягкостью ее губ и языка, но через несколько минут она задрожала и сказала:

— Давай вылезать.

Он держал ее за руку, пока по мелководью они вышли на сухую землю. Они легли бок о бок на траву и начали снова целоваться. Димка дотронулся до ее грудей и подумал, не настал ли день, когда он лишится целомудрия.

И в этот момент их остановил зычный голос, многократно усиленный мегафоном:

— Верните лодку на станцию! Ваше время истекло!

Нина прошептала:

— Полиция нравов.

Димка хихикнул, несмотря на разочарование.

Он поднял голову и увидел маленькую надувную лодку с навесным мотором, плывущую в сотне метров от берега.

Он махнул рукой, показывая, что их требование услышано и сейчас будет выполнено. Они брали лодку на два часа. Он мог бы дать деньги дежурному на лодочной станции и продлить прокат лодки, но он об этом даже не подумал. Его отношения с Ниной развивались так быстро, что он потерял голову.

— Мы не можем возвращаться без них, — встревожилась Нина, но не прошло и минуты, как Валентин и Аня появились из леса. Димка догадался, что они тоже слышали предупреждение из мегафона.

Молодые люди отошли немного в сторону и стали надевать свою одежду поверх плавок. Димка услышал, что Аня и Нина о чем-то негромко переговаривались: Аня — эмоционально, а Нина — посмеиваясь и кивая головой в знак согласия.

Потом Аня бросила на Валентина многозначительный взгляд. Похоже, это был условленный сигнал. Валентин кивнул и, повернувшись к Димке, тихо сказал:

— Сегодня вечером мы вчетвером пойдем на танцы. Когда вернемся, Аня придет в нашу палатку, а ты пойдешь с Ниной в их палатку. Понял?

Он не только понял, но весь затрепетал.

— Ты договорился обо всем с Аней? — шепотом спросил он.

— Да, и Нина только что согласилась.

Димка не мог поверить этому. Он сможет провести всю ночь, обнимая упругое тело Нины.

— Я ей нравлюсь!

— Там разберешься.

Они сели в лодку и попыли обратно. Девушки объявили, что хотят принять душ, как только вернутся. Димка не представлял, чем он займет себя, чтобы быстрее наступил вечер.

Когда они приплыли на лодочную станцию, на причале их ждал человек в черном костюме.

Интуиция подсказала Димке, что это по его душу. Можно было предвидеть, с сожалением подумал он; уж слишком хорошо все начиналось.

Они вылезли из лодки, и Нина, взглянув на человека, потевшего в своем костюме, сказала:

— Вы нас арестуете за то, что мы не вовремя сдаем лодку? — Ее шутка походила на полуправду.

Димка сказал:

— Вы за мной? Я Дмитрий Дворкин.

— Да, Дмитрий Ильич, — ответил человек, уважительно назвав его по имени и отчеству. — Я ваш водитель. Мне нужно отвезти вас в аэропорт.

— Почему такая срочность?

Водитель пожал плечами.

— Вас желает видеть первый секретарь.

— Сейчас я заберу свой чемодан, — сказал раздосадованный Димка. Нина с благоговением смотрела на него, что он воспринял как некоторое утешение.


***


Димку доставили в аэропорт Внуково, к юго-западу от Москвы, где его жала Вера Плетнер с большим конвертом и билетом в Тбилиси, столицу Грузинской Советской Социалистической Республики.

Хрущев находился не в Москве, а на своей даче в Пицунде, курорте для высших правительственных чиновников на Черном море. Туда-то и должен отправиться Димка.

Он оказался не единственным помощником, чей отпуск был неожиданно прерван. В зале ожидания, когда он собирался вскрыть конверт, к нему подошел Евгений Филиппов, как всегда, в серой байковой рубашке, несмотря на летнюю погоду. У него был довольный вид, что служило плохим знаком.

— Твоя стратегия потерпела фиаско, — сказал он Димке с явным удовольствием.

— Что случилось?

— Президент Кеннеди выступил с телевизионным обращением.

В течение нескольких недель после Венского саммита Кеннеди не делал никаких заявлений. Соединенные Штаты не ответили на угрозу Хрущева подписать договор с Восточной Германией и забрать назад Западный Берлин. Димка заключил, что американский президент слишком боится противостоять Хрущеву.

— О чем велась речь?

— Он сказал, что американский народ должен быть готовым к войне.

В этом и состояла срочность.

Их пригласили на посадку. Димка спросил у Филиппова:

— Что конкретно говорил Кеннеди?

— По поводу берлина он заявил: «Нападение на город будет расценено как нападение на всех нас». Полная расшифровка речи у тебя в конверте.

Они поднялись на борт. Димка все еще оставался в шортах, в которых отправился на пикник. Лететь им предстояло на реактивном лайнере «Ту—104». Димка смотрел в окно, когда они взлетали. Он знал, как летает самолет: изогнутая верхняя поверхность крыла создает разность воздушного давления, но все равно казалось волшебством, когда тяжелый лайнер поднялся в воздух.

Наконец Димка оторвал взгляд от земли и вскрыл конверт.

Филиппов не преувеличивал.

Кеннеди не только поднял угрожающий шум. Он предложил втрое увеличить число призывников, мобилизовать резервистов и довести численность американской армии до миллиона человек. Он предлагал организовать новый воздушный мост до Берлина, перебросить шесть дивизий в Европу и ввести экономические санкции против стран Варшавского договора.

И он увеличил военный бюджет более чем на три миллиарда долларов.

Димка понял, что стратегия, выработанная Хрущевым и его советниками, катастрофически провалилась. Они все недооценили симпатичного молодого президента. Его невозможно было запугать.

Что мог сделать Хрущев?

Он мог бы уйти в отставку. Никто из советских лидеров не делал этого — Ленин и Сталин умерли, оставаясь на своих постах. Но в революционной политике все делалось в первый раз.

Димка дважды прочитал речь и обдумывал ее в течение двух часов полета. Отставке Хрущева была лишь одна альтернатива, думал он: руководитель мог уволить всех своих советников, набрать новых и произвести перестановки в Президиуме, предоставив больше власти противникам, как признание того, что он был не прав, и пообещать, что в дальнейшем он будет слушать более дельные советы.

В любом случае Димкиной недолгой карьере приходит конец. Возможно, безрадостно подумал он, она была чересчур честолюбивой. Ясно, что теперь его ждало более скромное будущее.

Его встревожила мысль, захочет ли полнотелая Нина провести с ним ночь.

Полет закончился в Тбилиси, а потом небольшой военный самолет с Димкой и Филипповым на борту приземлился на взлетно — посадочной полосе на побережье.

Там их ждала Наталья Смотрова из министерства иностранных дел. От влажного морского воздуха ее волосы пошли кудряшками, придав ей игривый внешний вид.

— Плохие новости от Первухина, — сообщила она, когда они сели к ней в машину. Михаил Первухин занимал пост советского после в Восточной Германии. — Поток эмигрантов на Запад достиг катастрофических размеров.

Филипп не скрывал своего недовольства, очевидно потому, что не получил этих сведений до Натальи.

— О какой численности идет речь?

— Она приближается к тысяче человек в день.

— Тысяче в день? — изумленно переспросил Димка.

Наталья кивнула.

— Первухин сообщает, что восточногерманское правительство нестабильно. Страна приближается к краху. Возможно народное восстание.

— Вот видишь, к чему привела ваша политика, — сказал Филиппов Димке.

Тот ничего не ответил.

Наталья вела машину по прибрежной дороге, свернула к лесистому полуострову и въехала в массивные ворота в длинной оштукатуренной стене. Посредине ухоженных лужаек стояла белая вилла с длинным балконом вдоль верхнего этажа. Почти к самому дому примыкал бассейн глубиной в человеческий рост. Дика никогда не видел дома с бассейном.

— Он там, у моря, — сказал охранник Димке, кивнув головой в сторону дальнего конца дома.

Среди деревьев Димка прошел к галечному пляжу. Солдат с автоматом пристально посмотрел на него и жестом показал, чтобы он проходил.

Хрущев сидел под пальмой. Второй самый могущественный человек в мире, небольшого роста, толстый, лысый и некрасивый, был в брюках от костюма на подтяжках и в белой рубашке с закатанными рукавами. Он сидел на плетеном пляжном стуле, и на маленьком столе перед ним стоял кувшин с водой и стеклянный стакан. Казалось, он сидит просто так.

Он взглянул на Димку и сказал:

— Откуда у тебя такие шорты?

— Мама сшила.

— Мне тоже нужны шорты.

Димка выговорил слова, которые много раз мысленно повторял:

— Товарищ первый секретарь, я немедленно подаю в отставку.

Хрущев пропустил их мимо ушей.

— Мы перегоним Соединенные Штаты и в военной мощи, и в экономическом процветании за двадцать следующих лет, — произнес он, словно продолжая прерванную дискуссию. — Ну а пока как нам не допустить, чтобы более сильная держава доминировала в мировой политике и сдерживала распространение коммунизма в мире?

— Не знаю, — откровенно признался Димка.

— Вот смотри, — сказал Хрущев. — Я буду Советский Союз. — Он взял кувшин и медленно налил воду в стакан до самых краев. Потом он отдал кувшин Димке. — Ты — Соединенные Штаты. Лей воду в стакан.

Димка сделал, как ему велели. Вода перелилась через край на белую скатерть.

— Видишь, — сказал Хрущев, словно ему что — то удалось доказать. — Когда стакан полон, в него нельзя долить воды, иначе выйдет черт-те что.

Димка пришел в полное замешательство и задал сам собой напрашивавшийся вопрос:

— Что вы хотите этим сказать, Никита Сергеевич?

— Мировая политика как стакан. Агрессивные шаги той или иной стороны — это наливаемая в него вода. Когда она льется через край, это война.

Димка понял аллегорию.

— Когда напряженность доведена до предела, любой шаг может послужить причиной войны.

— Молодец! Американцы не хотят войны, равно как не хотим ее и мы. Таким образом, если мы будем нагнетать международную напряженность до максимума — до самых краев, — американский президент окажется в безвыходном положении. Он ничего не сможет предпринять, не спровоцировав войну. Поэтому он будет вынужден ничего не делать.

Блестящая идея, подумал Димка. Вот так более слабая держава может взять верх.

— Значит, Кеннеди бессилен что — либо сделать.

— Поскольку следующий его шаг — это война.

Можно ли считать, что это долгосрочная программа Хрущева, терялся в догадках Димка. Или он просто крепок задним умом? В любом случае он импровизатор высшей марки. Впрочем, какое это имеет значение.

— Как же мы будем реагировать на берлинский кризис? — спросил Димка.

— Мы построим стену, — ответил Хрущев.

Глава девятая


Джордж Джейкс пригласил Верину Маркванд пообедать в «Жокейском клубе». Собственно, это был не клуб, а шикарный новый ресторан в гостинице «Фэрфакс», который облюбовала команда Кеннеди. Среди посетителей Джордж и Верина были лучше всего одеты. Она щеголяла в клетчатой юбке с широким красным ремнем, а он — в сшитом на заказ темно — синем льняном блейзере и полосатом галстуке. Тем не менее их посадили за столик у кухонной двери. Вашингтон был толерантен, но не без предрассудков. Джордж не обращал на это внимания.

Верина гостила у своих родителей. Сегодня их пригласили в Белый дом на коктейль, устраиваемый в знак благодарности видным сторонникам нового президента, таким как Маркванды, и чтобы заручиться их поддержкой во время следующей предвыборной кампании.

Верина с довольным видом смотрела по сторонам.

— Я давно не была в приличном ресторане, — сказала он. — Атланта — это дыра. — Снобизм для девушки, выросшей в семье голливудских звезд, представлялся нормальным явлением.

— Тебе нужно перебраться сюда, — поделился Джордж своими мыслями, глядя в ее изумительные зеленые глаза. В платье без рукавов она впечатляла идеальной кожей цвета кофе с молоком и, конечно, осознавала это. Если бы она переехала в Вашингтон, он обязательно стал бы ухаживать за ней.

Джордж пытался забыть Марию Саммерс. Он встречался с Норин Латимер, выпускницей исторического факультета, которая работала в Национальном музее американской истории. То, что она была привлекательная и умная, не действовало на него — он все время думал о Марии. Возможно, Верина скорее излечила бы его.

Естественно, он ни с кем этим не делился.

— Там, в Джорджии, ты находишься в стороне от событий, — заметил он.

— Не скажи, — возразила она. — Я работаю у Мартина Лютера Кинга. Он намерен изменить Америку больше, чем Джон Кеннеди.

— Он видит перед собой только одну цель: гражданские права. У президента их сотня. Он защитник свободного мир. Сейчас у него основная проблема — это Берлин.

— Любопытно, не правда ли, — сказала она. — Он печется о свободе и демократии немцев в Восточном Берлине, а не об американских неграх на Юге.

Джордж улыбнулся. Она всегда готова спорить.

— Дело не в том, о чем он печется, — попытался объяснить он свою позицию, — а в том, чего добивается.

Она пожала плечами.

— Ты почувствовал на себе какую — нибудь разницу?

— В министерстве юстиции работают девятьсот пятьдесят юристов. До того как я пришел туда, темнокожих было всего десять. То есть я на десять процентов улучшил статистику.

— И чего же ты добился?

— Министерство занимает жесткую позицию в отношении Комиссии по торговле между штатами. Бобби потребовал от них, чтобы они запретили сегрегацию на автобусных маршрутах.

— Что заставляет тебя думать, что это указание будет лучше претворяться в жизнь, чем все предыдущие?

— Пока немногое, — констатировал он с горечью, в то же время стараясь скрыть от Верины это чувство. — В личной команде Бобби есть молодой белый юрист по имени Деннис Уилсон, который видит по мне угрозу и не дает мне возможности присутствовать на действительно важных совещаниях.

— Как это? Тебя взял на работу Роберт Кеннеди. Разве он не хочет знать, какой вклад ты вносишь в общее дело?

— Мне нужно завоевать доверие Бобби.

— Он держит тебя для приличия, — презрительно сказала она. — Чтобы хвастать перед всем миром, что у него есть негр — советник по гражданским правам. Слушать тебя он не обязан.

Джордж боялся, что она права, но не признал этого.

— Это зависит от меня. Мне нужно сделать так, чтобы он меня слушал.

— Приезжай в Атланту, — сказала она. — Вакансия у Кинга еще открыта.

Джордж покачал головой.

— Моя карьера здесь. — Он вспомнил слова Марии и повторил их: — Оппозиционеры могут оказывать большое влияние, но в конечном счете мир преобразуют правительства.

— Одни преобразуют, другие нет, — не согласилась она.

Выйдя из ресторана они увидели, что мать Джорджа ждет в фойе гостиницы. Джордж договаривался встретиться с ней, но не предполагал, что она не решится войти в ресторан.

— Почему ты не подошла к нам? — спросил он.

Она не ответила и обратилась к Верине:

— Вы помните, мы познакомились во время вручения дипломов в Гарварде. Как вы поживаете, Верина?

Она была предельно вежлива с девушкой, а это, как знал Джордж, свидетельствовало, что она недолюбливает Верину.

Джордж проводил Верину до такси и поцеловал ее в щеку.

— Я так рад, что мы снова встретились, — сказал он, прощаясь.

Потом они с матерью пошли в министерство юстиции. Джеки Джейкс хотела посмотреть, где работает ее сын. Джордж договорился, что она приедет в спокойный день, когда Бобби Кеннеди будет в штаб — квартире ЦРУ в Лэнгли, штат Виргиния, в тринадцати километрах от города.

Джеки в этот день отпросилась с работы. По такому случаю она надела шляпу и перчатки, словно направлялась в церковь. По дороге Джордж спросил ее:

— Что ты думаешь о Верине?

— Она красивая девушка, — не задумываясь, ответила Джеки.

— Тебе понравились бы ее политические взгляды, — сказал Джордж. — Тебе и Хрущеву. — Он преувеличивал, но Верина и Джеки были ультралибералами. — Она считает, что кубинцы имеют право на коммунистический выбор.

— Конечно, имеют, — согласилась Джеки, подтверждая мнение Джорджа о себе.

— Так что тебе не нравится?

— Ничего.

— Мам, у нас, у мужчин, не очень богатая интуиция, но я присматривался к тебе всю жизнь и знаю, когда ты что — то недоговариваешь.

Она улыбнулась и нежно дотронулась до его руки.

— Я вижу, что она запала тебе в душу. Она неотразима. Я не хочу возводить напраслину на девушку, которая тебе нравится, но…

— Что но?

— Жениться на Верине будет непросто. У меня такое чувство, что у нее на первом месте только она сам и ее интересы.

— Ты считаешь, она эгоистка?

— Мы все эгоисты. Я думаю, она испорченная.

Джордж кивнул, стараясь скрыть разочарование. Вероятно, мать была права.

— Не переживай, — сказал он. — Она намерена остаться в Атланте.

— Ну что же, может быть, это и к лучшему. Я только хочу, чтобы ты был счастлив.

Министерство юстиции помещалось в большом здании в стиле классицизма через улицу напротив Белого дома. Казалось, Джеки переполняет чувство гордости, когда они вошли внутрь. Ей было приятно, что ее сын работает в таком престижном месте. Джорджу доставляла удовольствие такая реакция. Мать имела право: она посвятила ему всю жизнь, и это была ее награда.

Они вошли в Большой зал. Джеки понравились знаменитые росписи, изображающие сцены из американской жизни, но она с недоверием посмотрела на статую из алюминия, символизирующую Дух правосудия в виде женщины с одной обнаженной грудью.

— Я не ханжа, но не понимаю, почему она должна быть с непокрытой грудью, — сказала она. — Зачем это нужно?

Джордж задумался.

— Чтобы показать, что правосудию нечего скрывать.

Она засмеялась:

— Удачное объяснение.

В лифте Джеки спросила сына:

— Как твоя рука?

Гипс сняли, и Джордж мог обходиться без перевязи.

— Она еще болит, сказал он. — Иногда мне приходится держать левую руку в кармане. Так легче.

Они вышли из лифта на шестом этаже. Джордж повел ее в комнату, в которой кроме него сидели Деннис Уилсон и еще несколько человек. Кабинет министра находился рядом.

Стол Денниса стоял возле двери. Это был бледнолицый мужчина, чьи светлые волосы преждевременно редели. Джордж спросил у него:

— Когда он вернется?

Деннис понял, что он спрашивает о Бобби.

— Не раньше чем через час, по крайней мере.

Джордж сказал матери:

— Пойдем, посмотришь кабинет Бобби Кеннеди.

— Ты уверен, что это можно?

— Его там нет. И он разрешил бы.

Кивнув двум секретарям, Джордж провел Джеки через приемную в кабинет министра юстиции. Он скорее был похож на гостиную в большом загородном доме с облицовкой орехового дерева, массивным каменным камином, узорчатым ковром, шторами и лампами на столах, стоящих в разных местах. Это была большая комната, но Бобби умудрился сделать так, что она казалась загроможденной. К обстановке также относились аквариум и чучело тигра. Громадный письменный стол был завален бумагами, заставлен пепельницами и фотографиями членов сеьми. На полке позади кресла стояли четыре телефона.

Джеки сказала:

— Помнишь тот дом рядом с Юнион-стешн, где мы жили, когда ты был маленький?

— Конечно помню.

— Он мог бы целиком поместиться здесь.

Джордж посмотрел вокруг.

— Особенно если ты постаралась.

— А этот стол больше, чем кровать, на которой спали я и ты, пока тебе не исполнилось четыре года.

— А кроме нас еще и собака.

На столе лежал зеленый берет — головной убор военнослужащих американских сил специального назначения, которыми восхищался Бобби. Но Джеки больше всего заинтересовали фотографии. Джордж взял фото в рамке, на котором были изображены Бобби и Этель, сидящие на лужайке перед большим домом в окружении их семерых детей.

— Снимок сделан недалеко от Хикори — хилл, их дома в Маклине, штат Виргиния. — Он передал ей фото.

— Мне нравится, — сказала она, рассматривая фотографию. — Он любит свою семью.

— Кто любит свою семью? — послышался решительный голос с бостонским акцентом.

Джордж оглянулся и увидел, что Бобби Кеннеди входит в кабинет. На нем был помятый светло — серый летний костюм. Галстук развязан, ворот сорочки расстегнут. Он был не так красив, как его старший брат, главным образом из — за больших, как у кролика, передних зубов.

Джордж смутился.

— Извините, сэр, — проговорил он. — Я думал, вас днем не будет.

— Ничего страшного, — сказал Бобби, хотя Джордж не был уверен, что так оно и есть. — Все здесь принадлежит американскому народу, так что если хотите — смотрите.

— Это моя мать Джеки Джейкс, — представил ее Джордж.

Бобби сердечно пожал ей руку.

— Миссис Джейкс, у вас хороший сын, — сказал он, явив свое обаяние, как он делал, когда разговаривал с избирателем.

Джеки не знала, куда деться от смущения, но произнесла не задумываясь:

— Спасибо. У вас много детей, как я увидела на фото.

— Четверо сыновой и три дочери. Они все замечательные, это я говорю совершенно объективно.

Они все засмеялись.

— Приятно познакомиться с вами, миссис Джейкс. Милости прошу к нам в любое время.

Хоть и вежливый, это был недвусмысленный намек, что им нужно покинуть кабинет, Джордж и его мать вышли.

По коридору они направились к лифту.

— Вот так неожиданность! А как любезен Бобби, — заметила Джеки.

— Подстроенная неожиданность, — сердито буркнул Джордж. — Бобби никогда не появляется раньше времени. Деннис намеренно ввел нас в заблуждение. Он хотел выставить меня наглецом.

Мать погладила его по руке.

— Если это худшее из того, что нам сегодня уготовано, то мы легко отделались.

— Не знаю. — Джордж вспомнил слова Верины, что Бобби держит его для приличия. — Ты не думаешь, что моя роль здесь сводится к тому, чтобы Бобби мог пускать пыль в глаза, будто он слушает негров, а на самом деле это нет?

Джеки задумалась.

— Может быть.

— У Мартина Лютера Кинга в Атланте я мог бы принести больше пользы.

— Я понимаю, что ты чувствуешь, но я думаю, что тебе следует остаться здесь.

— Я знал, что ты так скажешь.

Он проводил ее из здания.

— А как твоя квартира? — спросила она. — Я должна ее увидеть.

— Я доволен. — Он снял верхний этаж в высоком узком доме викторианского стиля недалеко от Капитолийского холма. — Приходи в воскресенье.

— Я смогу приготовить обед в твоей кухне?

— Замечательное предложение.

— А с твоей девушкой увижусь?

— Я приглашу Норин.

Они поцеловались на прощание. Джеки предстояло ехать на пригородном поезде до своего дома в округе Принс Джорджес, штат Мериленд. Прежде чем уйти, она сказала:

— Запомни: работать у Мартина Лютера Кинга хочет тысяча умных молодых людей, но в комнате рядом с кабинетом Бобби Кеннеди сидит только один негр.

Она права, подумал он. Она всегда права.

Вернувшись на работу, он ничего не сказал Деннису, сел за стол и написал для Бобби резюме доклада о десегрегации школ.

В пять часов Бобби и его помощники сели в машин, чтобы доехать до Белого дома, где у Бобби была запланирована встреча с президентом. Джорджа первый раз взяли на совещание в Белом Доме, и он не мог понять, то ли ему начинают больше доверять, то ли совещание не столь важное.

Они вошли в Западное крыло, а там — в Зал Кабинета, длинную комнату с четырьмя высокими окнами с одной стороны. Порядка двадцати темно — синих кожаных стульев стояли вокруг стола в форме гроба. Джордж благоговейно подумал, что в этой комнате принимаются решения, влияющие на судьбы мира.

Прошло пятнадцать минут, а президент Кеннеди все не появлялся. Деннис обратился к Джорджу:

— Пойди и убедись, знает ли Дейв Пауэрс, что мы здесь. — Пауэрс был личным помощником президента.

— Да, конечно, — сказал Джордж. Семь лет в Гарварде, и я мальчик на посылках, подумал он.

До совещания с Бобби президент должен был присутствовать на коктейле для своих видных сторонников. Джордж прошел в главное здание, ориентируясь по доносившемуся шуму. Под массивной люстрой в Восточной комнате уже второй час выпивала сотня людей. Джордж сделал приветственный жест родителям Верины — Перси Макванду и Бейб Ли, которые разговаривали с кем — то из Демократического национального комитета.

Президента в зале не было.

Джордж посмотрел по сторонам и заметил вход на кухню. Он слышал, что президент часто проходит через двери для персонала и по задним коридорам, чтобы его никто не останавливал и не задердерживал по пустякам.

Он вошел в дверь для персонала и сразу же за ней увидел президента и его помощника. Сорокачетырехлетний симпатичный загорелый президент был в темно-синем костюме, белой рубашке и узком галстуке. Он выглядел усталым и раздраженным.

— Я не могу фотографироваться с межрасовой супружеской парой, — сказал он сокрушенным тоном, словно вынужденный повторять это. — Я потеряю десять миллионов голосов.

Джордж видел только одну межрасовую супружескую пару в бальном зале: Перси Маркванда и Бэйб Ли. Он почувствовал, что в нем растет негодование. Так значит, либеральный президент боялся сфотографироваться с ними!

Дэйв Пауэрс был обходительный мужчина средних лет, с большим носом и лысой головой, отличавшийся от своего босса настолько, насколько можно было представить. Он спросил у президента:

— Так что же мне делать?

— Выставьте их отсюда!

На правах личного друга он не боялся высказать Кеннеди свое раздражение:

— Что я им скажу, черт возьми?

Джордж перестал внутренне негодовать и подумал, что ему представляется благоприятная возможность. Хотя у него в голове еще не созрел конкретный план, он сказал:

— Мистер президент, меня зовут Джордж Джейкс. Я работаю у министра юстиции. Позвольте мне заняться этой проблемой.

Он смотрел на их лица и догадывался, о чем они думают. Если случится так, что Перси Маркванду в Белом доме нанесут обиду, не лучше ли, чтобы это сделал темнокожий?

— Ну что же, — сказал Кеннеди. — Не возражаю.

— Спасибо, сэр, — проговорил Джордж и ушел обратно в бальный зал.

Но как мне действовать, напрягал мозги Джордж, идя по полированному полу к группе беседовавших гостей, в числе которых он заметил Перси и Бэйб. Ему нужно было увести их из зала минут на пятнадцать — двадцать всего — то. Что им сказать?

Все, что угодно, только не правду, решил он.

Когда он приблизился к группе и слегка коснулся руки Перси Макванда, он еще не знал, что сейчас скажет.

Перси повернулся, узнал его, улыбнулся и пожал ему руку.

— Прошу внимания, — обратился он к окружавшим его гостям. — Позвольте представить вам участника автобусного рейса свободы.

Бэйб схватила его за руку обеими руками, будто испугалась, что кто — то может украсть его.

— Вы герой, Джордж, — произнесла она.

И в этот момент Джорджа осенило.

— Мистер Маркванд, мисс Ли, я работаю у Бобби Кеннеди, и он хотел бы поговорить с вами о гражданских правах. Я провожу вас к нему.

— Конечно, — обрадовался Перси, и несколькими секундами позже они вышли из зала.

Джордж сразу пожалел, что поступил так опрометчиво. Его сердце бешено колотилось, когда он вел их в Западное крыло. Как Бобби отнесется к этому? Он может сказать: «Что такое? Я занят». Если возникнет пиковое положение, виноват будет он — Джордж. Кто его тянул за язык?

— Мы обедали с Вериной, — между прочим сообщил он на ходу.

Бэйб Ли сказала:

— Она довольна своей работой в Атланте. У Конференции христианских лидеров Юга скромное помещение, но они делают большое дело.

Перси сказал:

— Доктор Кинг великий человек. Из всех лидеров движения за гражданские права, которых я встречал, он самый выдающийся.

Они вошли в Зал Кабинета. Полдюжины человек сидели на одном конце длинного стола и разговаривали, некоторые курили. Они с удивлением посмотрели на вошедших. Джордж отыскал глазами Бобби. На его лице было написано удивление и раздражение. Джордж сказал:

— Бобби, вы знакомы с Перси Марквандом и Бйэб Ли. Они были бы рады поговорить с вами о гражданских правах несколько минут.

Лицо Бобби потемнело от ярости. У Джорджа мелькнула мысль, что второй раз за день он навязывает своему боссу незваного гостя.

— Какая приятная неожиданность, — улыбнулся Бобби. — Присаживайтесь. Благодарю вас за поддержку моего брата во время предвыборной кампании.

Джордж мог вздохнуть с облегчением. Похоже, пикового положения удастся миновать. Бобби привычно явил свое обаяние. Он поинтересовался взглядами Перси и Бэйб и стал откровенно говорить о трудностях, с которыми столкнулись братья Кеннеди в конгрессе с южными демократами. Гости были польщены.

Несколько минут спустя вошел президент. Он пожал руки Перси и Бэйб, а потом попросил Дэйва Пауэрса проводить их обратно в зал.

Как только за ними закрылась дверь, Бобби набросился на Джорджа:

— Никогда больше не устраивайте мне такие штуки! — взревел он. По его лицу было видно, что он едва сдерживает гнев.

Джордж заметил, что Деннис Уилсон прячет злорадную улыбку.

— За кого вы себя принимаете? — не успокаивался Бобби.

Джордж подумал, что Бобби собирается ударить его и приготовился увернуться от удара. В отчаянии, он признался:

— Президент хотел, чтобы они вышли из зала. Он не хотел фотографироваться с Перси и Бэйб.

Бобби посмотрел на брата, и тот кивнул.

Джордж продолжал:

— За полминуты я должен был найти предлог, чтобы вывести их и не нанести им оскорбления. Я сказал им, что вы желаете встретиться с ними. И это сработало, не так ли? Она не обиделись, напротив, они почувствовали, что их приняли как важных гостей.

Президент подтвердил:

— Это правда, Боб. Джордж не дал нам попасть в пиковое положение.

— Я пытался сделать так, чтобы мы не потеряли их поддержку во время следующей предвыборной кампании, — добавил Джордж.

Бобби потупил взор, пытаясь переварить услышанное.

— Так значит, вы сказали им, что я хочу поговорить с ними, чтобы они не попали в объектив фотографам?

— Да, — ответил Джордж.

— Смышленый парень, — похвалил его президент.

Выражение на лице Бобби изменилось, и в тот же момент он засмеялся. Разразился смехом и его брат, а за ним и все остальные.

Бобби положил руку на плечи Джорджу. У него все еще дрожали коленки. Он боялся, что его уволят.

Бобби сказал:

— Джордж, ты один из нас.

Джордж понял, что принят в узкий круг министра, и вздохнул с облегчением.

Но радость была неполной. Он пошел на маленький обман, и тем самым поспособствовал проявлению расового предрассудка. Ему захотелось вымыть руки.

Потом он увидел ярость на лице Денниса Уилсона и воспрял духом.

Глава десятая


В августе того же года Ребекку вторично вызвали в штаб-квартиру тайной полиции.

Она со страхом думала, чего от нее хотят в Штази на этот раз. Они уже испортили ей жизнь. Они подстроили фиктивный брак, сейчас она не могла найти работу, несомненно потому, что они приказали школам не брать ее. Что еще они могут сделать? Конечно, они не засадят ее за решетку только потому что она стала их жертвой.

Но они могли сделать все, что угодно.

В жаркий берлинский день она поехала на автобусе через весь город. Новое здание Штази было таким же уродливым, как и само учреждение — прямоугольная бетонная коробка для людей с прямолинейным мышлением. Снова ее сопровождали в лифте и по тошнотворно желтым коридорам, но на этот раз привели в другой кабинет. Там ее ждал муж Ганс. Когда она увидела его, страх пересилила ярость. Хотя ему ничего не стоило стереть ее в порошок, она была слишком зла, чтобы раболепствовать перед ним.

На нем был новый серо-синий костюм, в котором она его раньше не видела. Занимаемый им большой кабинет с двумя окнами и новой современной мебелью мог свидетельствовать о его более высоком звании, чем она думала.

Чтобы собраться с мыслями, она сказала:

— Я ожидала увидеть сержанта Шольца.

Ганс отвернулся.

— Он оказался непригодным для работы в органах безопасности.

Ребекка почувствовала, что Ганс что-то скрывает. Вероятно, Шольца уволили, а может быть, понизили в звании и перевели в дорожную полицию.

— Полагаю, его ошибка в том, что он беседовал со мной здесь, а не в полицейском участке.

— Он не должен был вообще беседовать с тобой. Сядь там. — Он указал на стул перед своим большим нескладным письменным столом.

Стул, сделанный из металлических трубок и твердого оранжевого пластика, предназначен доставлять дополнительные неудобства тем, кто стал жертвой хозяина кабинета, подумала Ребекка. Подавленный гнев придавал ей силы не повиноваться ему. Вместо того чтобы сесть, она подошла к окну и посмотрела за автомобильную стоянку.

— Ты напрасно тратил время, не так ли? — сказала она. — Ты лез из кожи вон, чтобы следить за моей семьей, и не нашел ни одного шпиона или вредителя. — Она повернулась и посмотрела на него. — Твои шефы, должно быть, недовольны тобой.

— Наоборот, — возразил он. — Считается, что это одна из наиболее успешных операций, проведенных Штази.

Ребекка не представляла, как такое возможно.

— Ты же не мог разузнать ничего интересного.

— Моя группа составила схему с учетом всех социал — демократов в Восточной Германии и связей между ними, — с гордостью сообщил он. — И ключевая информация была получена в твоем доме. Твои родители знают всех наиболее важных реакционеров, и многие из них приходили к вам в гости.

Ребекка нахмурилась. Действительно, большинство тех, кто приходил к ним в дом, являлись бывшими социал-демократами, что естественно.

— Но они только друзья, — сказала она.

Ганс издал ехидный смешок.

— Только друзья! Я знаю, ты думаешь, что мы не семи пядей во лбу. Ты много раз повторяла это, когда я жил с тобой. Но у нас есть голова на плечах.

Ребекке вдруг пришло на ум, что Ганс и иже с ним должны были верить — или делать вид, что верят — в существование фантастических заговоров против правительства. Иначе их работа была напрасной тратой времени. Вот Ганс и создал воображаемую сеть социал-демократов, базирующихся в доме семьи Франков и замышляющих заговор с целью свержений коммунистического правительства.

Если бы это только была правда.

Ганс продолжал:

— Конечно, никогда не подразумевалось, что я должен жениться на тебе. Флирта было вполне достаточно, чтобы проникнуть в ваш дом, Это все, что мы планировали.

— Мое предложение о заключении брака, вероятно, создало для тебя проблему.

— В осуществлении нашего проекта все шло как по маслу. Информация, получаемая мной, представляла большую важность. Каждый человек, которого я видел в вашем доме, выводил нас на большее число социал — демократов. Если бы я отклонил твое предложение, кран был бы закрыт.

— До чего же ты смел, — перебила его Ребекка. — Ты можешь гордиться.

Он пристально посмотрел на нее. На какой-то момент она перестала понимать его. У него в голове вертелась какая-то мысль, и Ребекка не догадывалась какая. Она вдруг подумала что у него может возникнуть желание дотронуться до нее и поцеловать. Это привело ее в содрогание. Потом он тряхнул головой, словно желая отбросить какие-то мысли.

— Мы здесь не для того, чтобы говорить о нашем браке, — с раздражением произнес он.

— Тогда зачем мы здесь?

— На бирже труда имел место некий инцидент, к которому ты была причастна.

— Инцидент? Я спросила мужчину, стоявшего передо мной в очереди, как долго он безработный. Служащая встала со своего рабочего места и закричала на меня: «В коммунистических странах нет безработицы!» Я посмотрела на очередь передо мной и позади меня и засмеялась. Это ты называешь инцидентом?

— Ты смеялась истерически и безостановочно, пока тебя не вывели из здания.

— Да, я не могла перестать смеяться. Ведь то, что она сказала, абсурдно.

— Нет, не абсурдно! — Ганс достал сигарету из пачки. Чувствуя превосходство своего положения, он всегда раздражался, когда кто-нибудь перечил ему. — Она была права. В Восточной Германии нет безработных. Коммунизм решил проблему безработицы.

— Пожалуйста, не надо, — проговорила она. — Не то я снова начну смеяться и меня выведут и из этого здания.

— Сарказм не принесет тебе большую пользу.

Она посмотрела на фотографию в рамке, висевшую на стене. На ней Гансу пожимал руку Вальтер Ульбрихт, руководитель Восточной Германии. С лысиной на макушке и аккуратно подстриженной вандейковской бородкой и усами, он комично смахивал на Ленина. Ребекка спросила:

— За что он пожал тебе руку?

— Он поздравил меня с присвоением мне звания капитана.

— И это также награда за то, что ты жестоко ввел в заблуждение свою жену. Так скажи мне, если я не безработная, то кто я?

— Подследственная за социальный паразитизм.

— Это возмутительно! Я непрерывно работала после окончания института. Восемь лет, ни дня не пропустив по болезни. Меня повышали в должности и давали дополнительные обязанности, в том числе работу с молодыми кадрами. А потом в один прекрасный день я узнаю, что мой муж — сотрудник Штази, и вскоре меня увольняют. После этого меня шесть раз приглашали на собеседование для приема на работу. Каждый раз школа была заинтересована, чтобы я приступала к работе как можно скорее. Тем не менее без объяснения причин они сообщали мне, что не могут дать мне эту работу. Знаешь почему?

— Тебя никто не хочет брать.

— Меня все хотели взять на работу. Я хороший учитель.

— Ты идеологически неблагонадежна. Ты будешь плохо влиять на впечатлительных молодых людей.

— У меня блестящая характеристика с последнего места работы.

— От Бернда Гельда, ты хочешь сказать. На него тоже заведено дело по подозрению в идеологической неблагонадежности.

Ребекка почувствовала, как холодный страх зашевелился у нее в груди. Она пыталась скрыть свои чувства. Как ужасно, что добрый, способный Бернд из — за нее попадет в беду. Я должна предупредить его, подумала она.

Но ее чувства не ускользнули от Ганса.

— Тебя это потрясло, не так ли? — процедил он сквозь зубы. — У меня всегда были подозрения насчет него. Он тебе нравился.

— Он хотел завести роман со мной, — сказала Ребекка. — Но я не хотела обманывать тебя. Только представь себе.

— Я вывел бы вас на чистую воду.

— Но вместо этого я вывела тебя на чистую воду.

— Я исполнял свои обязанности.

— Так вот, ты всячески препятствуешь, чтобы я получила работу. И обвиняешь меня в социальном паразитизме. Что я, по — твоему, должна делать — бежать на Запад?

— Эмиграция без разрешения является преступлением.

— Тем не менее многие так и поступают. Я слышала, число перебежчиков достигло почти тысячи в день. Учителя, врачи, инженеры, даже полицейские. А! — Она вдруг догадалась. — Не махнул ли туда сержант Шольц?

У Ганса забегали глаза.

— Не твое дело.

— Я вижу по твоему лицу. Значит, и Шольц подался на Запад. Ты знаешь, почему все эти уважаемые люди. Значит, и Шольц подался на Запад. Ты знаешь, почему все эти уважаемые люди становятся, на ваш взгляд, преступниками? Не потому ли, что они хотят жить в стране, где есть свободные выборы и так далее?

Ганс со злостью повысил голос:

— Свободные выборы дали нам Гитлера — они этого хотят?

— А если они не хотят жить там, где тайная полиция может делать все, что хочет? Представь себе, как неспокойно чувствуют себя люди.

— Только те, у кого есть тайные замыслы.

— А какой тайный замысел у меня, Ганс? Ну, давай, говори!

— Ты социальный паразит.

— Ты не даешь мне устроиться на работу, и ты же грозишь посадить меня в тюрьму, потому что я не работаю. Наверное, меня пошлют в исправительно-трудовой лагерь, те так ли? Тогда я буду работать, но платить мне не будут. Мне нравится коммунизм, в логике ему не откажешь. Почему же люди отчаянно пытаются бежать от него, хотела бы я знать.

— Твоя мать много раз говорила мне, что она никогда не эмигрирует на Запад. Она считает это бегством.

Ребекка не могла понять, куда он клонит.

— И что дальше?

— Если ты незаконно эмигрируешь, ты никогда не вернешься назад.

Ребекка поняла, что ей грозит, и впала в отчаяние.

Ганс торжествующе сказал:

— Ты никогда не увидишь свою семью.


* * *


Ребекка была сломлена. Она вышла из здания и дошла до автобусной остановки. С какой бы стороны она ни рассматривала создающуюся ситуацию, перспектива была безрадостной: она неизбежно либо теряла семью, либо свободу.

Подавленная, она поехала на автобусе в школу, в которой когда-то работала. Она никак не ожидала, что щемящее чувство тоски нахлынет на нее, когда вошла в вестибюль: детские голоса, запах меловой пыли и моющего средства, доски с расписаниями уроков, футбольные бутсы и надписи «Не бегать». К ней пришло осознание того, что она была счастлива, работая учителем. Это была важная и нужная работа, и она с ней хорошо справлялась. Она не допускала мысли, что бросит ее.

Бернд сидел в кабинете директора в черном вельветовом пиджаке. Ткань немного потерлась, но цвет шел ему. Он просиял от радости, когда она открыла дверь.

— Тебя назначили директором? — спросила она, хотя наперед знала ответ.

— Этого никогда не будет, — ответил он. — Тем не менее я занимаюсь этой работой, и она мне нравится. А наш прежний шеф Ансельм — директор большой школы в Гамбурге и получает вдвое больше. Как у тебя дела? Присаживайся.

Она села на стул и рассказала о собеседованиях.

— Это месть Ганса, — сказала она. — Не надо было выбрасывать из окна этот проклятый спичечный макет.

— Дело, наверное, не в этом, — засомневался Бернд. — Я видел нечто подобное раньше. Человек ненавидит того, кому причинил зло. Думаю, это потому, что жертва служит постоянным напоминанием, что он поступил постыдно.

Бернд был очень умен. Она скучала по нему.

— Боюсь, Ганс и тебя ненавидит. Он сказал мне, что ты у них под следствием за идеологическую неблагонадежность, поскольку ты написал мне хорошую характеристику.

— Чертовщина! — Он потер шрам на лбу, как всегда, когда волновался. Лучше не попадаться в поле зрения Штази — иначе не миновать беды.

— Прости меня.

— За что? Я рад, что написал ту характеристику, и не откажусь ни от одного слова. Кто-то должен говорить правду в этой проклятой стране.

— Ганс также вообразил, что ты… увлечен мной.

— Он что — ревнует?

— Это невозможно.

— Почему же? Разве шпик не может в тебя влюбиться?

— Не говори глупости.

— Ты пришла, чтобы предупредить меня? — спросил Бернд.

— И сказать… — Она вынуждена была проявлять осторожность, даже с Берндом. — И сказать, что, вероятно, некоторое время мы с тобой не увидимся.

— А. — Он понимающе кивнул.

Люди редко говорили, что собираются на Запад. Арестовать могли только за то, что ты планируешь такой шаг. Человек, который знал, что кто-то намеревается эмигрировать, и не донес полиции, становился в их глазах преступником. Поэтому никого, кроме ближайших родственников, не следовало посвящать в «преступные» замыслы.

Ребекка встала.

— Так что спасибо за дружбу.

Он обошел стол и взял обе ее руки.

— Нет, спасибо тебе. Желаю удачи.

— Я тебе тоже желаю удачи.

Она осознала, что подсознательно уже приняла решение эмигрировать на Запад; и в тот момент, когда она подумала об этом с удивлением и тревогой, Бернд неожиданно наклонил голову и поцеловал ее.

Это был нежный поцелуй. Он прикоснулся губами к ее губам, не размыкая их. Она закрыла глаза. После года фиктивного брака приятно было узнать, что кто-то искренне относится к ней, как к желанной и достойной любви. Ей захотелось обнять его, но она подавила в себе этот порыв. Нелепо было бы начинать отношения, которые были обречены ничем не закончиться. Через несколько мгновений она отстранилась от него.

Ребекка почувствовала, что вот-вот расплачется. Она не хотела, чтобы Бернд видел ее слезы.

— Прощай, — произнесла она сдавленным голосом, повернулась и быстро вышла из комнаты.


* * *


Она решила уйти через два дня рано утром в воскресенье.

Все встали, чтобы проводить ее.

Она не могла завтракать, потому что была очень расстроена.

— Вероятно, я уеду в Гамбург, — сказала она, не подавая вида, что у нее на сердце кошки скребут. — Там в одной из школ директор Ансельм Вебер, я уверена, он возьмет меня к себе на работу.

Ее бабушка Мод, вышедшая в фиолетовом шелковом халате, сказала:

— Ты можешь устроиться на работу где угодно в Западной Германии.

— Хорошо бы иметь хоть одного знакомого в городе, — невесело проговорила она.

— В Гамбурге, наверное, бьет ключом музыкальная жизнь, — вмешался в разговор Валли. — Я приеду к тебе, как только окончу школу.

— Когда ты окончишь школу, тебе нужно будет работать,

саркастическим тоном напомнил ему отец. — Для тебя это будет нечто новое.

— Не ссорьтесь в это утро, — сказала Ребекка.

Отец дал ей конверт с деньгами.

— Как только перейдешь на ту сторону, возьми такси и поезжай сразу в Мариенфельде, — посоветовал он. — Там, к югу от города, недалеко от аэропорта «Темпельхоф», есть центр для беженцев. Начни оформлять эмиграционные документы. Уверен, тебе придется ждать несколько часов, а то и дней. Когда все будет готово, приезжай на фабрику. Я открою тебе счет в западногерманском банке и так далее.

Ее мать заливалась слезами.

— Мы обязательно увидимся с тобой, — сказала она. — Ты можешь прилететь в Западный Берлин в любое время, и мы поговорим с тобой через границу. И устроим пикник в Ванзее.

Ребекка едва сдерживала слезы. Она положила деньги в небольшую сумку на ремне — ничего другого она с собой не брала. Любой багаж вызвал бы подозрение у полиции, и ее могли арестовать на границе. Ей хотелось потянуть время, но она боялась, что еще больше расстроится. Она расцеловалась со всеми и обняла их всех: бабушку Мод, названого отца Вернера, названых брата Валли ж сестру Лили и последней — Карлу, которая спасла ей жизнь, мать, которая не была ей матерью, но тем дороже ей стала.

Потом со слезами на глазах она вышла из дома.

Летнее утро было яркое, безоблачное. Над городом сияло голубое небо. Она пыталась настроиться на оптимистический лад — ведь она начинала новую жизнь, в которой репрессивный коммунистический режим над ней будет не властен. И она, так или иначе, снова увидит свою семью.

Она быстро шла по улицам старого городского центра. Она прошла мимо комплекса зданий больницы «Шарите» и повернула на Инвалиденштрассе. По левую сторону от нее находился мост Зандкруг, по которому осуществлялось автомобильное движение над судоходным каналом Берлин — Шпандау в Западный Берлин.

Но сегодня никакого автомобильного движения не было.

Сначала Ребекка не поняла, что происходит. Перед мостом стояла длинная вереница машин. Впереди них собралась толпа людей, смотревших на что-то. Возможно, на мосту столкнулись машины. Но справа от нее на Плац-фор-дем-Нойен-Тор стояли двадцать или тридцать восточногерманских солдат, а за ними два советских танка.

Было непонятно и страшно.

Она протиснулась через толпу. И тогда увидела, в чем проблема. В начале моста было установлено ограждение из колючей проволоки. Узкий проход в ограждении охраняли полицейские, которые, по-видимому, никому не позволяли пройти.

Ребекку подмывало спросить, что происходит, но ей не хотелось привлекать к себе внимание. Она находилась недалеко от станции метро «Фридрихштрассе», оттуда она могла доехать прямо до Мариенфельде.

Она повернула на юг, ускорила шаг и, обходя университетские здания, вышла к станции.

Здесь тоже что-то было не так.

Несколько десятков человек столпились у входа. Ребекка протиснулась веред и увидела объявление, сообщавшее то, что уже стало очевидным: станция закрыта. На верхних ступенях шеренга полицейских с оружием преграждала вход. Никого не пускали на платформы.

Ребекку начал одолевать страх. Возможно, это совпадение, что закрыты два пункта пересечения границы, к которым она подошла. А может быть, и нет.

Из Восточного в Западный Берлин люди могли переходить в восьмидесяти одном месте. Следующим ближайшим пунктом были Бранденбургские ворота, где широкая Унтер-ден-Линден проходила под монументальной аркой в Тиргартен. Она пошла на юг по Фридрихштрассе.

Как только она повернула на запад, на Унтер-ден-Линден, она поняла, что дело плохо. Здесь тоже стояли танки и солдаты. Сотни людей собрались перед знаменитыми воротами. Пробравшись к первым рядам, Ребекка увидела еще одно ограждение из колючей проволоки, натянутой на деревянные козлы, и шеренги восточногерманских полицейских.

Молодые люди, выглядевшие как Валли — в кожаных куртках, узких брюках и с прическами, как у Элвиса Пресли, — выкрикивали оскорбления с безопасного расстояния. На западноберлинской стороне такие же группы злобно кричали и иногда бросали камни в полицейских.

Присмотревшись, Ребекка увидела, что различные стражи порядка — полицейские, пограничники и заводская милиция — делали отверстия в мостовой, устанавливали высокие бетонные столбы и натягивали на них колючую проволоку, то есть воздвигали более основательное сооружение. Постоянное, подумала она и пала духом.

— Такие ограждения повсюду? — спросила она какого-то человека, стоявшего рядом с ней.

— Да, повсюду, — процедил он сквозь зубы. — Сволочи. Восточногерманский режим сделал то, что, как казалось всем, невозможно сделать: они построили стену, разделяющую Берлин.

И планы Ребекки рухнули.


Часть вторая

«ЖУЧОК»


1961–1962 годы

Глава одиннадцатая


Джордж держался настороженно, когда пошел обедать с Ларри Мохинни в ресторан «Электрик дайнер». Джордж не совсем понимал, почему Ларри сделал такое предложение, но согласился из любопытства. Он и Ларри были одного возраста и занимали одинаковые должности. Ларри был помощником у начальника штаба ВВС генерала Кертиса Лемея. Но их боссы не ладили между собой: братья Кеннеди с недоверием относились к военным.

Ларри носил форму лейтенанта ВВС. Он был солдатом с головы до пят: чисто выбрит, светлые волосы коротко подстрижены, галстук туго завязан, ботинки начищены до блеска.

— Пентагон отрицательно относится к сегрегации, — заявил он.

Джордж вскинул брови.

— Вот как? Я думал, армия традиционно не расположена доверять неграм с оружием.

Мохинни примирительно поднял руку.

— Я знаю, что ты имеешь в виду. Но, во-первых, такое отношение всегда диктовалось необходимостью: негры сражались во всех конфликтах со времен войны за независимость. И во-вторых, все это — дело прошлое. Теперь Пентагону нужны цветные в армии. И мы не хотим нести издержки и мириться с недостатками, которые влечет за собой сегрегация: разные туалеты, разные казармы, предрассудки и ненависть между людьми, которые должны сражаться плечом к плечу.

— Хорошо, я согласен с этим, — сказал Джордж.

Ларри вонзил зубы в бутерброд с сыром, запеченный на гриле, а Джордж отправил в рот кусок мяса в соусе чили. Ларри сказал:

— Так значит, Хрущев получил что хотел в Берлине. Джордж понял, что это и есть истинный повод для совместного обеда.

— Слава богу, нам не придется воевать с Советами, — сказал он

— Кеннеди струхнул, — пробурчал он. — Восточная Германия находилась на грани коллапса. Могла бы произойти контрреволюция, если бы президент занял более жесткую позицию. Но стена остановила поток беженцев на Запад, и сейчас Советы могут делать что хотят в Восточном Берлине. Наши западногерманские союзники вне себя.

Эти слова рассердили Джорджа, но он не подал вида.

— Президент избежал третьей мировой войны, — проговорил он.

— Ценой того, что позволил Советам туже зажать тиски. Это отнюдь не победа.

— Это точка зрения Пентагона?

— В общих чертах.

Конечно, так оно и есть, раздраженно подумал Джордж. Ему стало ясно: Мохинни здесь для того, чтобы изложить позицию Пентагона и заручиться поддержкой Джорджа. Это должно мне льстить, подумал он: как видно, они считают, что я принадлежу к ближайшему окружению Бобби.

Но он не собирался выслушивать нападки на президента Кеннеди и не давать отпор.

— Видимо, от генерала Лемея нельзя ожидать ничего другого. Не случайно его называют «бомбовоз Лемей».

Мохинни нахмурился. Даже если он считал прозвище своего босса смешным, он не собирался выказывать это.

По мнению Джорджа, властный, не расстающийся с сигарой Лемей заслуживал насмешек.

— Кажется, это он однажды изрек, что если после ядерной войны останутся два американца и один русский, значит, мы победили.

— Я ничего подобного от него не слышал.

— А президент Кеннеди на это ему якобы сказал: «Вы лучше надейтесь, что этими американцами будут мужчина и женщина».

— Мы должны быть сильными! — Мохинни начал сердиться. — Мы потеряли Кубу, Лаос и Восточный Берлин, и нам грозит опасность потерять Вьетнам.

— Что, по-твоему, нам делать с Вьетнамом?

— Послать туда армию, — сразу ответил Ларри.

— Разве там нет тысяч наших военных советников?

— Этого недостаточно. Пентагон снова и снова просит президента послать туда сухопутные войска. Но у него не хватает духу.

— Смелости президенту Кеннеди не занимать, — раздраженно огрызнулся Джордж, потому что это было несправедливо.

— Тогда почему он не хочет нанести удар по коммунистам во Вьетнаме?

— Он считает, что мы не сможем победить.

— Ему нужно слушать опытных и знающих генералов.

— Нужно ли? Они насоветовали ему поддержать дурацкое вторжение в Заливе Свиней. Если в Объединенный комитет начальников штабов входят опытные и знающие генералы, то почему они не сказали президенту, что вторжение кубинских эмигрантов было обречено на провал?

— Мы говорили ему, что нужно обеспечить прикрытие с воздуха.

— Извини меня, Ларри, но вся идея состояла в том, чтобы избежать участия американцев. Тем не менее, когда операция начала проваливаться, Пентагон хотел послать морских пехотинцев. Братья Кеннеди заподозрили вас в некомпетентности. Вы убедили президента поддержать обреченную на провал высадку кубинских эмигрантов, потому что вы хотели заставить его послать туда американские войска.

— Неправда.

— Может быть, но он сейчас думает, что вы хотите втянуть его во Вьетнам таким же способом. И он решительно настроен не попадаться на эту удочку второй раз.

— Хорошо, он имеет зуб на нас за неудачу в Заливе Свиней. Серьезно говоря, Джордж, может ли это служить достаточно веским основанием, чтобы Вьетнам стал коммунистическим?

— Мы должны согласиться друг с другом, чтобы не соглашаться с этим.

Мохинни положил нож и вилку.

— Ты хочешь десерт? — Он понял, что напрасно тратит время, потому что Джордж никогда не станет союзником Пентагона.

— Обойдусь без десерта, спасибо, — сказал Джордж. Он работал у Бобби, чтобы бороться за справедливость, чтобы его дети могли расти как американские граждане, имея равные права. Пусть кто-нибудь еще сражается с коммунизмом в Азии.

У Мохинни изменилось выражение лица, и он махнул кому-то на другом конце ресторана. Джордж оглянулся назад через плечо и обомлел.

Тот человек, кому махал Мохинни, была Мария Саммерс.

Она не видела его, потому что повернулась к белой девушке примерно такого же возраста, которая была с ней.

— Это Мария Саммерс? — спросил он, не веря своим глазам. — Да.

— Ты знаешь ее?

— Конечно. Мы учились вместе на юридическом факультете Чикагского университета.

— Что она делает в Вашингтоне?

— Забавная история. Сначала ее не приняли на работу в пресс-службу Белого дома. А потом у того, кого назначили на это место, что-то не заладилось, и тогда пригласили ее.

Джордж обрадовался. Мария была в Вашингтоне — постоянно! Он решил обязательно поговорить с ней, прежде чем уйти из ресторана.

Ему вдруг пришло в голову, что он может больше узнать о ней у Мохинни.

— Ты ухаживал за ней в университете?

— Нет, она встречалась только с цветными парнями, и то с немногими. Про нее говорили, что она холодная.

Джордж не принял это замечание за чистую монету. Любая девушка, говорившая «нет», некоторыми молодыми людьми считалась холодной.

— Отдавала ли она предпочтение кому-нибудь конкретно?

— Был один парень, с которым она встречалась около года, но он бросил ее, потому что она не хотела ложиться с ним в постель.

— Ничего удивительного, — заметил Джордж. — Ее семья строгих нравов.

— Откуда ты знаешь?

— Мы вместе принимали участие в первом автобусном рейсе свободы. Я немного говорил с ней.

— Она хорошенькая.

— Это правда.

Им дали чек, и каждый из них расплатился отдельно. Направляясь к выходу, Джордж остановился у столика Марии.

— Добро пожаловать в Вашингтон, — сказал он.

Она тепло улыбнулась.

— Привет, Джордж. Я все думала, когда же тебя снова увижу.

Ларри сказал:

— Салют, Мария! Я только что рассказывал Джорджу, как тебя называли холодной в Чикагском университете. — Ларри засмеялся.

Это была типичная мужская шутка, ничего необычного, по Мария залилась краской.

Ларри вышел из ресторана, но Джордж остался.

— Мне жаль, что он сказал это, Мария, и неудобно, что я слышал. Полнейшая глупость, не обращай внимания.

— Спасибо, Джордж. — Она жестом показала на другую женщину. — Это Антония Кейпел. Она тоже юрист.

Антония была худощавой, энергичной женщиной, с гладко зачесанными назад волосами.

— Приятно познакомиться с вами, — сказал Джордж.

Мария объяснила Антонии:

— Ему сломали руку, когда в Алабаме на меня напал расист с ломом, а Джордж защитил меня от удара.

— Джордж, вы настоящий джентльмен, — воскликнула она под впечатлением от услышанного.

Джордж понял, что девушки собирались уходить: их чек лежал на столе на блюдце под несколькими банкнотами. Он спросил у Марии:

— Могу ли я проводить тебя до Белого дома?

— Конечно, — ответила она.

— Я должна сбегать в аптеку, — извинилась Антония.

Выйдя из ресторана, они окунулись в теплый воздух вашингтонской осени. Антония помахала рукой. Джордж и Мария направились к Белому дому.

Джордж искоса посматривал на нее, когда они переходили Пенсильвания-авеню. На ней был элегантный черный плащ, надетый поверх платья с высоким воротом — одеждой для серьезного политического функционера, но она не скрывала теплой улыбки. Она была прелестна, с маленьким носиком и подбородком, большими карими глазами и мягкими чувственными губами.

— Я спорил с Мохинни о Вьетнаме, — завел разговор Джордж. — Мне кажется, он хотел убедить меня, косвенно адресуясь к Бобби.

— Я в этом уверена, — сказала Мария. — Но президент не расположен уступать Пентагону в этом.

— Откуда ты знаешь?

— Сегодня вечером он будет выступать с речью и заявит, что во внешней политике есть пределы нашим возможностям Мы не можем исправлять каждое зло или нейтрализовать каждый неблагоприятный фактор. Я написала сообщение для печати по этой речи.

— Я рад, что он намерен занимать твердую позицию.

— Джордж, ты не слышал, что я сказала. Я написала официальное сообщение для печати по этой речи. Ты понимаешь, как это необычно? Как правило, их пишут мужчины. А женщины только отпечатывают.

Джордж улыбнулся.

— Поздравляю. — Ему доставляло удовольствие быть и разговаривать с ней, и они быстро восстановили дружеские отношения.

— Я обязательно спрошу, что они думают о моем сообщении, когда вернусь в офис. А как дела на поприще правосудия?

— Похоже, что своим рейсом свободы мы действительно чего-то добились, — пылко сказал Джордж. — Скоро на всех автобусах, курсирующих между штатами, будет объявление, гласящее: «В этом автобусе может ездить каждый, независимо от расы, цвета кожи, вероисповедания или происхождения». Те же самые слова будут напечатаны на билетах. — Он гордился этим достижением. — Ну как?

— Замечательно. — Но Мария задала ключевой вопрос. — Будет ли это претворяться в жизнь?

— Все будет зависеть от нас в министерстве. Мы прилагаем большие усилия, чем когда-либо. Мы уже несколько раз строго указали властям в Миссисипи и Алабаме. И, к удивлению, во многих городах в других штатах пошли на попятный.

— Трудно поверить, что мы одерживаем победу. У сторонников сегрегации всегда находится какая-нибудь грязная уловка.

— Регистрация избирателей — это наша следующая кампания. Мартин Лютер Кинг хочет, чтобы удвоилось число темнокожих избирателей на Юге до конца года.

Мария задумчиво проговорила:

— Нам, в самом деле, необходим новый закон о гражданских правах, который не давал бы возможность южным штатам пренебрегать им.

— Мы работаем над этим.

— Ты хочешь доказать мне, что Бобби Кеннеди — борец за гражданские права?

— Вовсе нет. Год назад этот вопрос даже не стоял у него на повестке дня. Но Бобби и президент возмущались, увидев снимки, как толпа белых беснуется на Юге. Из-за этого братья Кеннеди выглядели в плохом свете на первых страницах газет во всем мире.

— А их больше всего волнует политика в мире.

— Совершенно верно.

Джордж хотел назначить ей свидание, но передумал. Он собирался порвать с Норин Латимер как можно скорее: это стало неизбежно сейчас, когда появилась Мария. Но он чувствовал, что должен сказать Норин об окончании их романа, прежде чем он пригласит Марию на свидание. Иначе будет нечестно. А отсрочка будет недолгой — он увидит Норин в ближайшие дни.

Они вошли в Западное крыло. Черные лица в Белом доме были несколько необычным явлением. Они пошли в отдел по связям с прессой. Джордж удивился, когда вошел в маленькую комнату, заставленную столами. С полдюжины человек усердно работали на серых пишущих машинках «Ремингтон» и разговаривали по телефонам с рядами мигающих огоньков. Из соседней комнаты доносился стук телетайпов и их звонки, которые раздавались при поступлении особенно важных сообщений. Там находилась еще и внутренняя комната, принадлежащая, как предположил Джордж, пресс-секретарю Пьеру Сэлинджеру.

Все сосредоточенно занимались своим делом, никто не разговаривал и не смотрел в окно.

Мария показала свой стол и представила рыжеволосую женщину лет тридцати пяти, сидящую за соседним столом.

— Джордж, это моя подруга мисс Фордхэм. Нелли, почему все так притихли?

Прежде чем Нелли смогла ответить, в комнату вошел Сэлинджер, невысокого роста полный мужчина в строгом по европейской моде костюме. С ним был президент Кеннеди.

Президент всем улыбнулся, кивнул Джорджу и обратился к Марии:

— Вы, должно быть, Мария Саммерс. Вы написали хорошее сообщение для прессы по моей речи — ясное и исчерпывающее. Похвально.

Мария покраснела от удовольствия.

— Спасибо, мистер президент.

Казалось, он не спешит.

— Чем вы занимались до того, как пришли сюда? — Он задал этот вопрос так, словно в мире не было ничего более интересного.

— Я училась на юридическом факультете Чикагского университета.

— Вам нравится в пресс-службе?

— Да, конечно.

— Я ценю вашу работу. Так держать.

— Я буду стараться изо всех сил.

Президент вышел, и Сэлинджер последовал за ним.

Джордж посмотрел на Марию и улыбнулся. У нее был ошеломленный вид.

В этот момент заговорила Нелли Фордхэм.

— Да, вот так и случается, — сказала она. — На какую-то минуту ты была самой красивой женщиной в мире.

Мария взглянула на нее.

— Да, — согласилась она. — Такой я себя и ощущала.


* * *


Мария была чуточку одинокой, а так могла считать себя счастливой.

Ей нравилось работать в Белом доме в окружении толковых и чистосердечных людей, желающих только одного: сделать мир лучше. Она чувствовала, что могла бы достичь многого на государственной службе. Она знала, что ей придется бороться с предрассудками в отношении женщин и негров, но она верила, что могла бы побороть их силой ума и решимостью.

Ее семья имела богатую историю преодоления трудностей. Ее дед Саул Саммерс пришел пешком в Чикаго из родного города Голгофа, что в штате Алабама. По дороге его арестовали за «бродяжничество» и приговорили к тридцати дням принудительных работ на угольной шахте. Там он своими глазами видел, как охранники забили дубинками одного человека за попытку побега. По истечении тридцати дней его не выпустили, а когда он пожаловался, — высекли. С риском для жизни он бежал и добрался до Чикаго. Там он со временем стал пастором Вифлеемской евангелической церкви. Сейчас, в возрасте восьмидесяти лет, он не ушел на покой и иногда продолжал читать проповеди.

Отец Марии — Даньел учился сначала в негритянском колледже, а потом на юридическом факультете университета. В 1930 году, во время Великой депрессии, открыл маленькую юридическую контору в Саут-Сайде, где никто не мог себе позволить купить почтовую марку, не то чтобы обратиться к юристу. Мария часто слышала его рассказы, как его клиенты расплачивались с ним натурой: домашними пирогами, яйцами от кур, которых держали на заднем дворе, ничего не брали с него за стрижку или плотницкие работы в его конторе. К тому времени, когда Рузвельт начал проводить «Новый курс» и положение в экономике улучшилось, он стал самым популярным чернокожим юристом в Чикаго.

Так что Марию не страшили невзгоды. Но она была одинока. Окружали ее только белые. Дедушка Саммерс часто говорил: «Что касается белых, то они неплохие люди, только не черные». Она понимала, что он имел в виду. Белые не имели представления о «бродяжничестве». От них ускользало то, что Алабама продолжала насильно отправлять негров в трудовые лагеря до 1927 года. Если она рассказывала о таких вещах, им на минуту становилось грустно, потом они отворачивались, и она понимала: они думают, что она преувеличивает. Темнокожие, если они говорили о предрассудках, навевали им скуку, как больные, которые говорят о своих болячках.

Она обрадовалась, когда снова встретилась с Джорджем Джейксом. Она разыскала бы его, как только обосновалась в Вашингтоне, но скромная девушка не бегает за мужчиной, каким бы обаятельным он ни был; и вообще она не знала бы, что сказать. Джордж ей нравился больше, чем любой мужчина, после того как она порвала с Фрэнком Бейкером два года назад. Она вышла бы замуж за Фрэнка, если бы он сделал предложение, но ему нужны были интимные отношения без брака, от чего она отказалась. Когда Джордж провожал ее до пресс-службы, она была уверена, что он предложит ей встретиться, и огорчилась, когда он этого не сделал.

Она жила в одной квартире с двумя темнокожими девушками, но не имела ничего общего с ними. Обе работали секретаршами и больше всего интересовались модами и кинофильмами.

Мария привыкла быть исключением. В колледже с ней училось немного темнокожих девушек, а на юридическом факультете она была одна. Как и сейчас в Белом доме, если не считать уборщиц и поваров. Она не жаловалась — все относились к ней по-дружески. Но она была одинока.

На следующее утро после встречи с Джорджем она изучала речь Фиделя Кастро, выискивая что-нибудь такое, за что могла ухватиться пресс-служба, когда зазвонил ее телефон и мужской голос спросил:

— Не хотите ли поплавать?

Ярко выраженный бостонский акцент показался ей знакомым, но она сразу не могла догадаться, чей это голос.

— Кто это?

— Дейв.

Дейв Пауэре, личный секретарь президента, кого иногда называли «первый друг». Мария разговаривала с ним два или три раза. Как и большинство людей в Белом доме, он был любезным и обаятельным.

Но сейчас Марию очень удивил его вопрос.

— Где? — спросила она.

Он засмеялся:

— Здесь, в Белом доме, конечно.

Она вспомнила, что в западной галерее между Белым домом и Западным крылом есть бассейн. Она никогда не видела его, но знала, что его построили для президента Рузвельта. Она слышала, что президент Кеннеди любил плавать, по крайней мере, один раз в день, потому что вода снимала нагрузку с его поврежденного позвоночника.

— Там будут и другие девушки, — добавил Дейв.

Мария в первую очередь подумала о своих волосах. Почти каждая темнокожая женщина, работающая в каком-либо учреждении, да и белая также, носила шиньон или парик, считая, что естественные черные волосы выглядят не по-деловому. Сегодня на голове у Марии была высокая прическа с начесом «улей» и с шиньоном, аккуратно вплетенным в ее собственные волосы, которые с помощью химических средств были распрямлены, чтобы они походили на гладкие, невьющиеся волосы белых женщин. Каждая негритянка с первого взгляда могла распознать этот секрет, а вот белый мужчина, такой как Дейв, никогда ничего даже не заметил бы.

Как она могла пойти в бассейн? Если бы ее волосы намокли, то превратились бы черт знает во что, и она ничего не смогла бы с ними сделать.

Ее одолевало смущение сказать, в чем проблема, но она быстро нашла отговорку:

— У меня нет купальника.

— У нас есть купальники. Я зайду за вами в полдень, — отрезал он и повесил трубку.

Мария посмотрела на часы. Они показывали без десяти двенадцать.

Что ей делать? Сможет ли она осторожно спуститься в воду на том конце бассейна, где не глубоко, и не намочить волосы?

Она поняла, что задавалась не теми вопросами. Ей нужно было узнать, почему ее пригласили, что от нее хотят и будет ли там президент.

Она посмотрела на женщину за соседним столом. Нелли Фордхэм была единственной женщиной, которая работала в Белом доме десять лет. Она как-то раз между прочим сказала, что несколько лет назад ей не повезло в любви. И с самого начала она помогала Марии. Сейчас она с любопытством смотрела на Марию.

— Если не секрет, а при чем тут купальник? — удивилась она.

— Меня пригласили в президентский бассейн, — сказала Мария. — Мне идти?

— Конечно! И обязательно расскажешь мне, что там было, когда вернешься.

Мария понизила голос:

— Он сказал, что там будут и другие девушки. Вы думаете, и президент тоже?

Нелли огляделась по сторонам, но никто не слушал.

— Как ты думаешь, президенту нравится плавать в окружении красивых девушек? — спросила она. — За правильный ответ приза не будет.

Мария все еще сомневалась, идти или нет. Потом она вспомнила, что Ларри Мохинни назвал ее холодной. Это было неприятно. Она не холодная. Она оставалась девственницей в двадцать пять лет, потому что не встречала мужчину, которому хотела отдаться душой и телом, но она не фригидная.

В дверях появился Дейв Пауэре и спросил:

— Идем?

— Да, — ответила Мария.

Дейв провел ее вдоль колоннады Сада роз к бассейну. Одновременно пришли две другие девушки. Мария видела их раньше, всегда вместе: они обе были секретаршами в Белом доме.

Дейв представил их:

— Дженнифер и Джералдин, или Дженни и Джерри.

Девушки провели Марию в раздевалку, где на крючках висела дюжина купальников. Дженни и Джерри быстро разделись. Мария обратила внимание, что у них великолепные фигуры. Она не часто видела белых девушек обнаженными. Хотя они были блондинками, волосы на лобке у обеих были темными, в виде аккуратного треугольника. Мария подумала, стригут ли они их ножницами. Ей никогда это не приходило в голову.

Все купальники были цельные и из хлопка. Мария не стала надевать броские, а выбрала скромный, темно-синего цвета. Потом она пошла за Дженни и Джерри в бассейн.

Стены с трех сторон украшала роспись на карибские темы, с пальмами и парусниками. Поверхность четвертой стены была зеркальной, и Мария посмотрела на свое отражение. Не слишком полная, отметила она, вот только зад слишком большой. Темно-синий купальник хорошо смотрелся на фоне ее темно-коричневой кожи.

С одной стороны бассейна она заметила стол с напитками и сэндвичами. Она слишком волновалась и не могла есть.

Дейв сидел на краю босиком, с закрученными вверх штанинами и болтал ногами в воде. Дженни и Джерри плескались и смеялись. Мария села напротив Дейва и опустила ноги в воду. Она была теплой, как в ванне.

Минутой позже появился Кеннеди, и сердце Марии учащенно забилось.

На президенте был обычный темный костюм, белая рубашка и узкий галстук. Он стоял на краю и улыбался девушкам. Мария уловила лимонный аромат одеколона.

— Не возражаете, если я присоединюсь к вам? — спросил он, словно это был их бассейн, а не его.

Дженни сказала:

— Пожалуйста!

Она и Джерри не удивились, когда он вошел, и Мария догадалась, что они плавают с президентом не первый раз.

Он пошел в раздевалку и вышел оттуда в синих плавках. Худощавый и загорелый, он был в отличной форме для мужчины сорока четырех лет, вероятно, потому, что плавал на паруснике в Хаянисе на полуострове Кейп-Код, где у него был загородный дом. Он сел на краю бассейна и со вздохом опустился в воду.

Несколько минут он плавал. Интересно, что сказала бы моя мать, думала Мария. Она отнеслась бы неодобрительно к тому, что ее дочь плавает с женатым мужчиной, будь он кем угодно, только не президентом. Но здесь, в Белом доме, ничего плохого не могло произойти на глазах Дейва Пауэрса, Дженни и Джерри.

Президент подплыл к тому месту, где сидела она.

— Как у вас дела в пресс-службе, Мария? — Он спросил это так, будто в мире не было ничего более интересного.

— Спасибо, хорошо, сэр.

— Пьер хороший босс?

— Очень хороший. Он всем нравится.

— Мне тоже.

С близкого расстояния Мария могла видеть неглубокие морщинки в уголках его глаз и губ, а также седину в его густых рыжевато-каштановых волосах. И его глаза были карие, а не голубые.

Он чувствует, что я разглядываю его, и не возражает, подумала она. Возможно, он привык к этому. Или ему это нравится. Он улыбнулся и спросил:

— Чем вы сейчас занимаетесь на работе?

— Разными вещами. — Ей льстило, что он интересуется ею, и, как видно, искренне, а не из вежливости. — В основном аналитической работой для Пьера. Сегодня утром я изучала речь Кастро.

— Вам и карты в руки. Мне это не под силу. Его речи такие длинные.

Мария засмеялась. Подумать только, сказал ей внутренний голос. Президент шутит со мной о Фиделе Кастро! И где? В плавательном бассейне!

— Иногда, — продолжала она, — Пьер просит меня подготовить сообщение для прессы, что мне нравится больше всего.

— Скажите ему, чтобы он чаще давал вам такие задания. У вас хорошо получается.

— Спасибо, мистер президент. Я не могу передать, как много это для меня значит.

— Вы из Чикаго, не так ли?

— Да, сэр.

— Где вы сейчас живете?

— В Джорджтауне. В одной квартире с двумя девушками, которые работают в государственном департаменте.

— Я рад, что вы неплохо устроились. Я высоко ценю вашу Работу и, насколько я знаю, Пьер тоже.

Он повернулся и начал разговаривать с Дженни, но Мария не слышала, о чем. Она была слишком взволнована. Президент помнил ее имя; он знал, что она из Чикаго; он был высокого мнения о ее работе. И он такой привлекательный. Она была на седьмом небе от радости.

Дейв посмотрел на часы и сказал:

— Половина первого, мистер президент.

Мария не могла поверить, что находилась здесь в течение получаса. Казалось, что пролетели лишь две минуты. Но президент вышел из бассейна и направился в раздевалку.

Девушки вышли также.

— Съешьте сэндвич, — предложил Дейв.

Они все подошли к столу. Мария попыталась что-то съесть — это был ее обеденный перерыв, но ее желудок не принимал никакую еду. Она выпила сладкий газированный напиток.

Дейв ушел, и девушки быстро переоделись в свою рабочую одежду Мария посмотрелась в зеркало. Ее волосы немного намокли от влажного воздуха, но были в идеальном порядке.

Она попрощалась с Дженни и Джерри и вернулась в пресс-службу. На ее столе лежал объемистый доклад о здравоохранении и записка от Сэлинджера с просьбой через час подготовить двухстраничное резюме.

Она почувствовала на себе взгляд Нелли, которая спросила:

— Ну, так из-за чего разгорелся весь этот сыр-бор?

Мария подумала секунду и ответила:

— Понятия не имею.


* * *


Джорджу Джейксу передали, что Джозеф Хьюго просил его зайти к нему в штаб-квартиру ФБР. Сейчас Хьюго работал личным помощником у директора ФБР Эдгара Гувера. Речь шла о том, что Бюро якобы располагает важной информацией о Мартине Лютере Кинге, которой Хьюго хотел бы поделиться с сотрудниками министра юстиции.

Гувер ненавидел Мартина Лютера Кинга. Никто из агентов ФБР не был темнокожим. Гувер ненавидел также Бобби Кеннеди. Он ненавидел многих людей.

Джордж подумывал никуда не ездить. Меньше всего ему хотелось разговаривать с этим двуличным Хьюго, который предал движение за гражданские права и Джорджа лично. Рука Джорджа всееще иногда болела после перелома в Аннистоне, когда, как ни в чем не бывало, Хьюго болтал с полицейскими и курил.

В то же время Джорджу хотелось первому услышать плохую новость. Возможно, ФБР подловило Кинга на внебрачной связи или что-то в этом роде. Джордж был бы рад воспользоваться случаем и представить в правильном свете негативную информацию о движении за гражданские права. Он не хотел, чтобы кто-нибудь вроде Денниса Уилсона имел к этому отношение. По этой причине ему надо встретиться с Хьюго и, возможно, «насладиться» его злорадством.

Штаб-квартира ФБР располагалась на другом этаже здания, в котором помещалось министерство юстиции. Джордж вошел в небольшую комнату, в которой сидел Хьюго, рядом с анфиладой комнат директора. У Хьюго была короткая, на фэбээровский манер стрижка, он был в светло-сером костюме, белой нейлоновой сорочке и темно-синем галстуке. На столе у него лежала пачка ментоловых сигарет и папка.

— Чего ты хочешь? — спросил Джордж.

Хьюго улыбнулся. Он не мог скрыть своего удовольствия.

— Один из советников Мартина Лютера Кинга коммунист.

Такое обвинение потрясло Джорджа. Оно могло причинить вред всему движению за гражданские права. Джордж даже похолодел. Никто не мог доказать, что он не коммунист, впрочем, как обстояло дело в действительности, едва ли имело значение — одно лишь предположение могло повлечь за собой ужасные последствия. Как обвинение в колдовстве в Средние века, оно могло вызвать ненависть у недалеких и невежественных людей.

— Кто этот советник? — спросил Джордж.

Хьюго посмотрел на папку, словно освежая память.

— Стэнли Левисон, — сказал он.

— На негритянское имя это не похоже.

— Он еврей. — Хьюго достал из папки фотографию и передал ее Джорджу.

Тот увидел непримечательное лицо белого человека с редеющими волосами, в больших очках и с галстуком-бабочкой. Джордж встречался с Кингом и его людьми в Атланте, и никто из них не был похож на мужчину на фотографии.

— Ты уверен, что он работает на Конференции христианских лидеров Юга?

— Я не сказал, что он работает на Кинга. Он нью-йоркский юрист. И преуспевающий бизнесмен.

— Так в каком смысле он является «советником» доктора Кинга?

— Он помогал Кингу с изданием его книги и выступал защитником по делу об уклонении от уплаты налогов в Алабаме. Они встречаются нечасто, но перезваниваются.

Джордж выпрямился на стуле.

— Откуда ты знаешь об этом?

— От источников, — самодовольно сказал Хьюго.

— Значит, ты утверждаешь, что доктор Кинг иногда звонит

в Нью-Йорк юристу и тот консультирует его по вопросам уплаты налогов и книгоиздания.

— И советы ему дает коммунист.

— Откуда тебе известно, что он коммунист?

— От источников.

— Каких источников?

— Мы не сообщаем личности информаторов.

— И министру юстиции?

— Ты не министр юстиции.

— Ты знаешь номер партийного билета Левисона?

— Что? — встревожился Хьюго.

— Как ты знаешь, те, кто состоит в компартии, имеют членский билет. На нем указывается номер. Какой номер членского билета Левисона?

Хьюго сделал вид, что ищет его в папке.

— Я не уверен, что он здесь есть.

— Значит, ты не можешь доказать, что Левисон коммунист.

— Нам не нужны доказательства, — раздраженно заявил он. — Мы не собираемся преследовать его судебным порядком. Мы просто информируем министра юстиции о наших подозрениях, что входит в наши обязанности.

Джордж повысил голос:

— Ты порочишь имя доктора Кинга, утверждая, что юрист, с котором он консультируется, — коммунист, и не предъявляешь никаких доказательств?

— Ты прав, — сказал Хьюго, удивив Джорджа. — Нам нужно больше доказательств. Поэтому мы будем просить санкцию на прослушивание телефона Левисона. — Санкционировать прослушивание мог министр юстиции. — Эта папка для тебя. — Он пододвинул ее.

Джордж не взял папку.

— Если вы будете прослушивать телефон Левисона, вы будете слушать некоторые телефонные разговоры и доктора

Кинга.

Хьюго пожал плечами.

— Те, кто разговаривает с коммунистами, подвергают себя риску, что их звонки будут прослушиваться. Что здесь такого?

Джордж почувствовал, что для свободной страны здесь есть что-то такое, но он этого не сказал.

— Мы не знаем, что Левисон коммунист.

— Вот это мы и должны выяснить. Джордж взял папку, встал и пошел к двери. Хьюго сказал ему вдогонку:

— Гувер обязательно упомянет об этом в следующий раз в разговоре с Бобби. Так что не пытайся что-либо скрыть.

Эта мысль промелькнула у Джорджа в голове, но сейчас, поняв, что она никуда не годилась, он сказал:

— Конечно, нет.

— Так что ты сделаешь?

— Скажу Бобби. Он примет решение. Джордж вышел из комнаты.

На лифте он поднялся на шестой этаж. Несколько чиновников министерства юстиции выходили из кабинета Бобби. Джордж заглянул в дверь. Бобби сидел в очках, как всегда, без пиджака, в рубашке с закрученными рукавами. Очевидно, у него только что закончилось совещание. Джордж взглянул на часы — до следующего совещания в его распоряжении было несколько минут. Он вошел.

Бобби тепло приветствовал его:

— Салют, Джордж. Как у тебя дела?

Так повелось с того дня, когда Джорджу показалось, что Бобби собирается его ударить. Бобби относился к нему по-дружески. Джордж думал, а может быть, у него такая манера: сначала Бобби поссорится с кем-нибудь, а потом этот человек становится его близким товарищем.

— Плохие новости, — сказал Джордж.

— Садись и рассказывай.

Джордж закрыл дверь.

— Гувер утверждает, что он нашел коммуниста в окружении Мартина Лютера Кинга.

— Этот педик Гувер вечно мутит воду, — сказал Бобби.

Джордж удивился. Неужели Бобби имел в виду, что Гувер гомосексуалист? Маловероятно. Или это просто оскорбление?

— Его имя Стэнли Левисон, — пояснил Джордж.

— Кто он?

— Юрист, с которым доктор Кинг консультировался по поводу уплаты налогов и по другим вопросам.

— В Атланте?

— Нет, Левисон живет в Нью-Йорке.

— Неправдоподобно, что у него тесный контакт с Кингом.

— Я этому не верю.

— Но это мало что значит, — недовольно сказал Бобби. — Гувер способен сделать из мухи слона.

— ФБР утверждает, что Левисон коммунист, но они не сказали мне, какие у них доказательства. Вам они сказать могут.

— Я знать ничего не хочу об их источниках информации. — Бобби вскинул вверх руки, словно желая отмахнуться от чего-то. — Потом меня будут вечно винить за утечку секретных сведений.

— Они даже не сообщают номер партийного билета Левисона.

— Они его не знают, — сказал Бобби. — Они просто строят предположения. Но от этого нет никакой разницы. Люди поверят.

— Что нам делать?

— Кингу нужно порвать с Левисоном, — решительным тоном произнес Бобби. — Иначе Гувер раструбит на весь мир, Кинг окажется в неудобном положении, и вся эта кутерьма с гражданскими правами еще больше осложнится.

В отличие от братьев Кеннеди, Джордж не считал кампанию за гражданские права «кутерьмой». Однако не в этом было дело. Обвинение Гувера представляло угрозу, которую нужно устранять. И Бобби был прав: простейшее решение для Кинга — порвать с Левисоном.

— Но как нам убедить Кинга сделать это? — спросил Джордж.

— Вы полетите в Атланту и уладите с ним этот вопрос, — сказал Бобби.

Джордж пришел в замешательство. Мартин Лютер Кинг был известен тем, что бросил вызов властям, и со слов Верины Джордж знал, что ни в частной беседе, ни открыто Кинга нелегко было в чем-то убедить. Но Джордж и виду не показал, что у него есть сомнения.

— Я сейчас позвоню и договорюсь о встрече.

Он пошел к двери.

— Спасибо, Джордж, сказал с явным облегчением Бобби. — Как хорошо, что на вас можно положиться.


* * *

Нa следующий день после плавания в бассейне с президентом Мария сняла трубку и снова услышала голос Дейва Пауэрса:

— В пять тридцать состоится междусобойчик сослуживцев. Не желаете ли присутствовать?

Мария со своими подругами собиралась пойти в кино на фильм «Завтрак у Тиффани» с Одри Хепберн и очаровательным Джорджем Пеппардом в главных ролях. Но младшие штатные сотрудники Белого дома не говорили «нет» Дейву Пауэрсу. Поэтому девушкам придется млеть от счастья без нее.

— Куда мне прийти? — спросила она.

— Наверх.

— Наверх? — Под этим обычно подразумевалась личная резиденция президента.

— Я зайду за вами. — Дейв повесил трубку.

Мария сразу пожалела, что сегодня не надела что-нибудь более фасонистое. На ней была шотландская плиссированная юбка и простая белая блуза с небольшими, золотистого цвета пуговицами. Ее шиньон болтался сзади в виде хвоста с длинными завитушками у подбородка, по последней моде. Она боялась, что выглядит как любая другая конторская служащая в Вашингтоне.

Она обратилась к Нелли:

— Вас приглашали на сегодняшнюю вечеринку сотрудников?

— Нет, — ответила Нелли. — А где это?

— Наверху

— Тебе повезло.

В пятнадцать минут шестого Мария зашла в женскую комнату, чтобы подправить прическу и подкрасить губы. Она обратила внимание, что никто из других женщин не усердствовал на этот счет, из чего она сделала вывод, что их не пригласили. Возможно, вечеринка устраивалась только для новых сотрудников.

В половине шестого Нелли подхватила свою сумочку и собралась уходить.

— Будь осторожна сегодня, — сказала она Марии.

— И вы тоже.

— Я серьезно, — добавила Нелли и вышла, прежде чем Мария успела спросить, что она имеет в виду.

Дейв появился минутой позже. Когда они вышли из комнаты, он повел ее вдоль Западной колоннады, мимо входа в бассейн, потом обратно в здание, дальше они стали подниматься на лифте.

Двери лифта открылись в просторный холл с двумя канделябрами. Стены были окрашены в сине-зеленый цвет, который Мария назвала бы цветом морской волны. Впрочем, она не успела даже толком разглядеть его.

— Мы в Западной гостиной, — пояснил Дейв и провел ее через открытую дверь в неофициальный зал с большим числом удобных диванов и большим арочным окном, выходящим на запад.

Там находились только те же две секретарши, Дженни и Джерри. Мария села, она не могла понять, придет ли еще кто-нибудь. На кофейном столике был поднос со стаканами для коктейля и кувшин.

— Выпейте дайкири, — сказал Дейв и наполнил стакан, не дожидаясь ее ответа.

Мария редко пила алкогольные напитки, но пригубила стакан, и напиток ей понравился. Она взяла слоеный пирожок с сыром с подноса с закусками. Что бы это все значило?

— Первая леди придет к нам? — спросила она. — Мне так хочется увидеть ее.

На несколько секунд наступила тишина, и Марии показалось, что она задала бестактный вопрос; затем Дейв произнес:

— Джеки уехала в Глен-Ора.

Глен-Ора — ферма в Миддлбурге, штат Виргиния, в часе езды от Вашингтона. Там Джеки Кеннеди держала лошадей и совершала верховые прогулки.

Дженни сказала:

— Она взяла с собой Кэролайн и маленького Джона-Джона.

Дочери было четыре года, а сыну — год.

Если бы я была замужем за Кеннеди, подумала Мария, я не уехала бы кататься на лошади, оставив его одного.

Вдруг вошел он сам, и они все встали.

Он выглядел усталым, казалось, нервы его напряжены, но, как всегда, на губах у него играла приветливая улыбка. Он снял пиджак, накинул его на спинку стула, сел на диван, откинулся назад и положил ноги на кофейный столик.

Мария почувствовала, что ее приняли в самое эксклюзивное общество в мире. Она находится в доме президента, пьет коктейль, ест закуски, а он сидит рядом, положив ноги на стол. Что бы потом ни произошло, она будет помнить это всю жизнь.

Она осушила свой стакан, и Дейв наполнил его снова.

Почему она подумала: «Что бы потом ни произошло?» Что-то здесь не так. Она всего лишь референт, надеющийся поскорее получить должность помощника пресс-секретаря. Атмосфера непринужденная, но, строго говоря, она не среди друзей. Никто из этих людей ничего не знает о ней. Что она здесь делает?

Президент встал и сказал:

— Мария, не желаете ли вы осмотреть резиденцию?

Осмотреть резиденцию? Предложение от самого президента!

Кто откажется?

— Конечно.

Она встала. Дайкири ударил в голову, и на какое-то мгновение она почувствовала головокружение, но потом оно прошло.

Президент вышел через боковую дверь, и она последовала за ним.

— Раньше это была спальня для гостей, но миссис Кеннеди переделала ее в столовую, — сказал он.

Стены были обклеены обоями с изображением батальных сцен войны за независимость. Квадратный стол посередине слишком мал для этой комнаты, подумала Мария, а канделябр слишком велик для стола. Но еще одна мысль не оставляла ее: я одна с президентом в жилых комнатах Белого дома — я, Мария Саммерс!

Он улыбнулся и посмотрел ей в глаза,

— Что скажете? — спросил он, словно не мог принять решение, не услышав ее мнения.

— Мне нравится, — ответила она, сожалея, что ей в голову не пришел более умный комплимент.

— Сюда, пожалуйста. — Он повел ее обратно через Западную гостиную и к противоположной двери. — Это спальня миссис Кеннеди, — пояснил он и закрыл за собой дверь.

— Красиво, — тихо сказала она.

Напротив двери были два высоких окна со светло-синими занавесками. Слева от Марии находился камин, и на расстеленном перед ним ковре с таким же синим рисунком стояла кушетка. Над каминной полкой в рамках висели рисунки, выполненные со вкусом и изяществом, под стать Джеки. Покрывала и полог над кроватью были в тон с занавесками, как и скатерть на круглом столике в углу. Мария никогда не видела подобной комнаты даже в журналах.

Но почему он сказал, думала она, что это спальня миссис Кеннеди? Он что — не спал здесь? Двуспальная кровать имела две раздельные половины, и Мария вспомнила, что президент должен был спать на твердом матрасе из-за проблемы со спиной.

Он подвел ее к окну. Вечерний свет заливал южную лужайку и фонтан, в котором иногда плескались дети Кеннеди.

— Как красиво, — сказала Мария.

Он положил ей руку на плечо. Он впервые прикоснулся к ней, и она немного затрепетала от волнения. Она чувствовала аромат его одеколона настолько близко от себя, что могла уловить запах розмарина и мускуса в цитрусовом благоухании. Он посмотрел на нее с легкой улыбкой на губах, таившей в себе столько очарования.

— Это сугубо личная комната, — чуть слышно произнес он.

Она посмотрела ему в глаза.

— Да, — прошептала она.

Она прониклась глубоким чувством близости к нему, словно знала его всю жизнь, словно твердо знала, что может довериться ему и безгранично любить его. Мимолетное чувство вины перед Джорджем Джейксом захлестнуло ее. Но Джордж даже не пригласил ее на свидание, и она отбросила мысли о нем.

Президент положил вторую руку ей на другое плечо и слегка подтолкнул назад. Когда ее ноги коснулись кровати, она села.

Он продолжал подталкивать ее, пока ей не пришлось опереться на локти. Все еще глядя ей в глаза, он начал расстегивать ее блузу. На мгновение в этой несказанно изысканной комнате ей стало стыдно за дешевые пуговицы золотистого цвета. Потом он положил руки на ее груди.

Ей вдруг стал мешать ее нейлоновый бюстгальтер, который препятствовал соприкосновению их тел. Она быстро расстегнула оставшиеся пуговицы, сняла блузу, завела руки за спину, чтобы расстегнуть бюстгальтер и отбросила его в сторону, Кеннеди восхищенно посмотрел на ее груди и взялся за них мягкими руками, сначала поглаживая их, а потом крепко сжав.

Он провел рукой вверх по ее бедру под плиссированной юбкой и снял трусики. Она пожалела, что забыла подстричь волосы на лобке, как у Дженни и Джерри.

Он тяжело дышал, и она тоже. Он расстегнул брюки, сбросил их и лег на нее.

Неужели это всегда делается так быстро? Она не знала.

Он медленно вошел в нее. Почувствовав сопротивление, остановился.

— Ты раньше не занималась этим? — с удивлением спросил он.

— Нет.

— Все хорошо?

— Да. — Ей было не только хорошо. Она чувствовала себя счастливой, полной страстного желания, вожделения.

Он с осторожностью надавил сильнее. Что-то поддалось натиску. Она почувствовала острую боль и, не сдержавшись, вскрикнула.

— Все хорошо?

— Да. — Она не хотела чтобы он останавливался.

Он продолжал с закрытыми глазами. Она смотрела на его лицо, сосредоточенное и улыбающееся от удовольствия. Потом он вздохнул с наслаждением, и все было кончено.

Он встал, натянул брюки и, улыбнувшись, сказал:

— Ванная там. — Он показал на дверь в углу и был таков.

Мария вдруг растерялась, продолжая лежать обнаженной на кровати. Потом она быстро встала, схватила свою блузу и бюстгальтер, наклонилась, чтобы подобрать трусики, и побежала в ванную.

Она посмотрела в зеркало и проговорила:

— Что произошло?

Я потеряла девственность, подумала она. Я была близка с замечательным человеком. Президентом Соединенных Штатов. И я счастлива.

Она оделась и поправила свой макияж. К счастью, ее волосы не растрепались.

Это ванная комната Джеки, виновато подумала она, и вдруг ей захотелось уйти.

В спальне никого не было. Она подошла к двери, потом обернулась и посмотрела на кровать.

Ей припомнилось, что он ни разу не поцеловал ее.

Она вернулась в Западную гостиную. Президент сидел там один, положив ноги на кофейный столик. Дейв и девушки ушли, оставив после себя поднос с пустыми стаканами и недоеденную закуску. Кеннеди держался непринужденно, будто ничего особенного не произошло. Что это для него — обычное занятие?

— Может быть, вы чего-нибудь поедите? — спросил он. — Кухня рядом.

— Нет, спасибо, мистер президент.

Она подумала: он только что обладал мной, а я продолжаю называть его мистер президент.

Он встал.

— У Южного портика ждет машина. Вас отвезут домой, — сказал он.

Он проводил ее до лифта.

— Все хорошо? — спросил он третий раз.

— Да.

Подъехал лифт. Она подумала, поцелует ли он ее.

Он не поцеловал. Она вошла в лифт.

— Доброй ночи, Мария, — сказал он.

— Доброй ночи, — сказала она, и дверь закрылась.


* * *


Лишь спустя неделю у Джорджа появилась возможность сказать Норин Латимер, что их роман закончился.

Ему очень не хотелось этого делать.

Конечно, он и раньше порывал отношения с девушками. После одного-двух свиданий это было несложно — ты просто не звонишь, и все. После длительных отношений, по его опыту, чувство становилось взаимным: к одному и другому приходило осознание того, что острота ощущений прошла. Что касается Норин, то она находилась где-то посередине. Он встречался с ней только два месяца, и они отлично ладили между собой. Он надеялся, что они скоро проведут вместе ночь. Она никак не ожидала, что он может дать ей от ворот поворот.

Он встретился с ней, чтобы пойти пообедать. Она попросила отвести ее в ресторан в подвале Белого дома, известный как столовая, но женщин туда не пускали. Джордж не хотел вести ее в какой-нибудь шикарный ресторан типа «Жокейского клуба»» опасаясь, как бы она не вообразила, что он собирается сделать ей предложение. В итоге они пошли в видавший лучшие времена ресторан «У старого Эббита», куда по традиции захаживали политические деятели.

Норин больше походила на арабку, чем на африканку. Она была очень миловидна, с волнистыми черными волосами, оливкового цвета кожей и носом с горбинкой. На ней был ворсистый свитер, который ей совсем не шел. Как догадался Джордж, она пыталась не раздражать своим видом босса. Мужчины чувствуют себя не в своей тарелке, когда рядом с ними на работе находится импозантно выглядящая женщина.

— Мне очень жаль, что пришлось отменить нашу встречу вчера вечером, — сказал он, когда они сделали заказ. — Меня вызвали на совещание к президенту.

— Ну, я же не могу соперничать с президентом, — фыркнула

она.

На его взгляд, глупо было бросаться такими словами. Конечно, она не могла соперничать с президентом. Никто не мог. Но он не хотел вступать в дискуссию на эту тему и сразу перешел к делу.

— Видишь ли, — начал он. — До того, как я встретил тебя, у меня была другая девушка.

— Я знаю, — перебила она его.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты мне нравишься, Джордж, — продолжила Норин. — Ты умен, остроумен и добр. К тому же симпатичен.

— Но…

— Но я вижу, когда мужчина вздыхает по кому-то еще.

— Вот как?

— Полагаю, это Мария, — сказала она.

— Откуда ты знаешь? — удивился Джордж.

— Ты раза четыре или пять упоминал ее имя. И никогда не говорил о какой-либо другой девушке из своего прошлого. Поэтому нетрудно догадаться, что она дорога тебе. Но она в Чикаго, поэтому я думала, что смогу переманить тебя. — Норин вдруг погрустнела.

— Она приехала в Вашингтон, — открылся Джордж.

— Молодчина.

— Не из-за меня, а по работе.

— Что бы там ни было, ты хочешь от меня отделаться.

Он не мог ответить «да» на это. Но дело обстояло именно так, поэтому он промолчал.

Принесли их заказ, но Норин не взяла в руку вилку.

— Желаю счастья, Джордж, — проговорила она. — И береги себя.

Это было так неожиданно.

— Э… И ты тоже.

Она встала.

— До свидания.

Оставалось ответить только одно:

— До свидания, Норин.

— Ты можешь съесть мой салат, — сказала она и вышла.

Джордж несколько минут поковырял в тарелке, чувствуя себя отвратительно. Норин в некотором роде поступила благородно. Она облегчила его задачу. Он надеялся, что она не очень переживает. Она не заслуживала боли, которую он причинил.

Из ресторана Джордж отправился в Белый дом. Он должен был присутствовать на заседании президентского комитета по равным возможностям трудоустройства, возглавляемого вице-президентом Линдоном Джонсоном. Джордж заключил союз с одним из советников Джонсона — Скипом Дикерсоном. До начала заседания оставалось еще полчаса, поэтому он пошел в пресс-службу, чтобы разыскать Марию.

Сегодня на ней было платье в горошек и под цвет ему лента на голове, стягивающая волосы. Возможно, лента удерживала парик: большинство темнокожих девушек носили замысловатые прически с шиньоном, и симпатичный хвостик на затылке Марии определенно был не ее.

Когда она спросила, как у него дела, он не знал, что ответить. Он испытывал вину перед Норин, но вместе с тем мог со спокойной совестью приглашать Марию пойти куда-нибудь.

— В общем, неплохо, — ответил он. — А у тебя?

Она понизила голос:

— Иногда я просто ненавижу белых.

— Почему это вдруг?

— Ты не встречался с моим дедом.

— Я не встречался ни с кем из твоей семьи.

— Дед и сейчас продолжает иногда читать проповеди в Чикаго, но большую часть времени он проводит в своем родном городе Голгофе, штат Алабама. Говорит, что он до сих пор не привык к холодным ветрам на Среднем Западе. Но он все еще активен. Он надел свой лучший костюм и пошел в магистратуру Голгофы, чтобы зарегистрироваться в качестве избирателя.

— И что произошло?

Его унизили. — Она покачала головой. — Ты знаешь их правила. Они устраивают проверку на грамотность. Ты должен вслух прочитать отрывок из конституции штата, объяснить его, а потом изложить письменно. Чиновник-регистратор выбирает, какой пункт или статью ты должен прочитать. Он дает белым какое-нибудь простое предложение, например: «Никто не может быть заключен в тюрьму за долг». Но негры получают длинные и сложные разделы, которые может понять только юрист. Затем чиновник решает, грамотен ли ты или нет, и, конечно, он всегда определяет, что белые грамотные, а негры нет.

— Сукины дети.

— Это еще не все. Негров, которые пытаются зарегистрироваться как избиратели, увольняют с работы в порядке наказания, но этого не могли сделать с дедушкой, потому что он пенсионер. И вот когда он выходил из магистратуры, его арестовали за праздношатание. Он провел ночь за решеткой — это не курорт, когда тебе восемьдесят. — Ей на глаза навернулись слезы.

Эта история укрепила в Джордже решимость. На что ему жаловаться? Кое-что из того, что он должен был делать, вызвало у него желание вымыть руки. Работа у Бобби была все же самым действенным способом как-то помочь таким людям, как дедушка Саммерс. Когда-нибудь эти южные расисты будут сокрушены.

Он посмотрел на часы.

— Я должен присутствовать на совещании у Джонсона.

— Расскажи ему о моем дедушке.

— Может быть, расскажу. — Казалось, что время бежит быстро, когда он разговаривает с Марией. — Извини, я должен спешить, но после работы ты не хотела бы встретиться? Мы могли бы пойти в ресторан.

Она улыбнулась.

— Спасибо, Джордж, но сегодня вечером у меня свидание.

— Вот как! — Джордж был поражен. Как-то ему не приходило в голову, что она может с кем-то встречаться. — Хм! Завтра я должен лететь в Атланту, вернусь дня через два-три. Может быть в начале следующей недели.

— Нет, спасибо.

Она задумалась и потом объяснила:

— Как будто у меня складываются серьезные отношения.

Джордж пришел в замешательство, и напрасно: почему такая привлекательная девушка, как Мария, не может иметь постоянного парня? Он остался с носом. Он был сбит с толку, потеря, почву под ногами. Он смог только проговорить:

— Повезло парню.

Она улыбнулась.

— Приятно слышать.

Джорджу захотелось знать, кто его соперник.

— Кто он?

— Ты не знаешь его.

Нет, он должен непременно знать, как зовут этого счастливчика.

— А вдруг знаю.

Она покачала головой:

— Я не хочу говорить.

Джордж был совершенно обескуражен. У него есть соперник, а он даже не знает его имени. Ему захотелось допытаться любой ценой, но он сдержал себя. Девушки этого не любят.

— Ну ладно, — неохотно сказал он, а потом без тени искренности добавил — Желаю отлично провести вечер.

— Уверена, так и будет.

Они разошлись в разные стороны, Мария пошла в пресс-службу, а Джордж — в комнату вице-президента.

Джордж пал духом. Мария нравилась ему больше, чем любая другая девушка, когда-либо встречавшаяся ему, и он потерял ее.

Кто же этот счастливчик, который увел ее, думал он.


* * *


Мария разделась и погрузилась в ванну с президентом Кеннеди.

Джон Кеннеди весь день принимал таблетки, но ничто так не ослабляло боль в спине, как пребывание в воде. По утрам он даже брился в ванне. Он спал бы в бассейне, если бы мог.

Это была его ванна, его ванная комната, где за умывальником на полке стоял бирюзово-золотистый флакон с его одеколоном. С того первого раза Мария больше не появлялась в покоях Джеки. Президент имел отдельную спальню и ванную, откуда на половину Джеки вел небольшой коридор, в котором по какой-то причине был установлен проигрыватель пластинок.

Джеки снова уехала из города. Мария научилась не мучить себя мыслями о жене ее любовника. Марию огорчало, что она жестоко обманывает порядочную женщину, и поэтому старалась не думать об этом.

Марии нравилась невероятно роскошная ванная с мягкими полотенцами, белыми халатами, дорогим мылом и семейством желтых резиновых уток.

Постепенно установился определенный распорядок. Когда Дейв Пауэре приглашал ее — что бывало примерно раз в неделю, — после работы она поднималась на лифте в жилую часть Белого дома. В западной гостиной на столе всегда стоял кувшин с дайкири и поднос с закусками. Иногда там находился Дейв, иногда — Дженни и Джерри, иногда не было никого. Мария наливала себе коктейль и ждала, полная страстного желания, но терпеливая, пока не появлялся президент.

Потом они проходили в спальню, ставшую любимым местом Марии. Там стояла кровать с синим пологом на четырех столбиках, два кресла перед настоящим огнем, стопки книг, журналов и газет повсюду. Ей казалось, что она могла бы радостно жить в этой комнате всю оставшуюся жизнь.

Он деликатно научил ее заниматься оральным сексом. И она проявила себя прилежной ученицей. Когда он приходил, он обычно хотел этого. Его нетерпение доходило до крайности и возбуждающе действовало на нее. Но он ей больше всего нравился потом, когда он расслаблялся и становился более чутким и нежным.

Иногда он включал проигрыватель. Ему нравились Синатра, Тони Беннетт и Перси Маркванд. Он никогда не слышал о «Мираклз» или «Ширелз».

На кухне всегда стоял холодный ужин: цыпленок, креветки, сэндвичи, салат. После еды они обычно раздевались и садились в ванну.

Сидя на противоположном конце, он пустил в воду две утки и сказал:

— Спорим на четверть доллара, что моя утка поплывет быстрее, чем твоя.

Она взяла утку. Вот таким она больше всего любила его — игривым, забавным, по-детски шаловливым.

Хорошо, мистер президент, — сказала она. — Только пусть ставка будет один доллар, если у вас хватает смелости.

Она чаще всего продолжала называть его мистер президент. Его жена называла его Джек, брат иногда обращался к нему Джонни. Мария называла его так в моменты страсти.

— Я не могу позволить себе проиграть доллар, — смеясь, проговорил он. Человек чувствительный, он не мог не заметить, что она была немного не в настроении. — Что случилось?

— Не знаю, — пожала она плечами. — Я обычно не говорю с вами о политике.

— Почему бы нет? Политика — это моя жизнь и твоя тоже.

— Вас весь день донимают делами, а мы расслабляемся и весело проводим время.

— Сделай исключение. — Он нащупал в воде ее ногу, вытянутую вдоль его бедра, и стал разминать пальцы. Она знала, что у нее красивые ноги, и всегда наносила лак на ногти. — Что-то огорчает тебя, — отметил он. — Скажи что.

Когда он так пристально смотрел на нее своими карими глазами с полуулыбкой на губах, она чувствовала себя бессильной.

Она сказала:

— Позавчера моего деда посадили в тюрьму за попытку зарегистрироваться избирателем.

— Не может быть. Какое обвинение ему было предъявлено?

— Праздношатание.

— А, должно быть, это произошло где-то на Юге.

— В Голгофе, штат Алабама; в его родном городе. — Она замолчала, но решила рассказать ему всю правду, хотя она ему будет неприятна. — Знаете, что он сказал, когда вышел из тюрьмы?

— Что?

— Он сказал: «Сейчас, когда в Белом доме президент Кеннеди, я думал, что смогу голосовать, но я ошибся». Вот что сказал мне мой дед.

— Черт знает что! — воскликнул президент. — Он верил в меня, а я подвел его.

— Полагаю, он так и думает.

— А ты что думаешь, Мария? — Он продолжал разминать ей пальцы на ноге.

Она снова помолчала некоторое время, глядя на свою темную ногу в его белых руках. Она боялась, что этот разговор будет резким. Президент был очень чувствителен к малейшему намеку на неискренность, ненадежность или на то, что он не сдерживает обещания как политик. Если она станет слишком сильно напирать, он может прекратить их отношения, и тогда ей конец.

Но она должна быть искренней. Она глубоко вздохнула и попыталась сохранять спокойствие.

— Насколько я понимаю, вопрос не сложный, — начала она. — Южане так поступают, потому что им это дозволено. Закон в данной ситуации таков, что им все сходит с рук, несмотря на Конституцию.

— Не совсем так, — перебил ее президент. — Мой брат ускорил рассмотрение ряда судебных дел, возбужденных министерством юстиции по фактам нарушений избирательских прав. У него работает один смышленый молодой юрист-негр.

Она кивнула.

— Я знаю его. Но того, что они делают, недостаточно.

Он повел плечами.

— Я этого не отрицаю.

Она продолжала нажимать.

— Все согласны, что нам нужно изменить законодательство, приняв новый закон о гражданских правах? Многие полагали, что вы обещали это во время предвыборной кампании. И… никто не понимает, почему не сделали этого до сих пор. — Она прикусила губу и отважилась на крайность: — И я в том числе.

Лицо его напряглось.

Она сразу пожалела, что была так откровенна с ним.

— Не сердитесь на меня, — взмолилась она. — Я ни за что на свете не стала бы расстраивать вас, но вы задали мне вопрос, и я хотела быть откровенной. — На глаза ей навернулись слезы. — И мой бедный дедушка провел целую ночь в тюрьме в своем лучшем костюме.

Он через силу улыбнулся.

— Я не сержусь, Мария. А если и сержусь, то, во всяком случае, не на тебя.

— Я готова услышать от вас все, что угодно, — сказала она. — Я обожаю вас. Вы должны знать: я никогда не посмею осуждать вас. Просто скажите, что вы чувствуете.

— Я срежусь, потому что я, наверное, слаб, — заговорил он. — В конгрессе у нас большинство, только если на нашей стороне консервативные южные демократы. Если я внесу для обсуждения закон о гражданских правах, они будут саботировать его, и это еще не все. В отместку они станут голосовать против всех других внутренних законодательств, в том числе против программы бесплатной медицинской помощи. В настоящее время эта программа могла бы улучшить жизнь цветным американцам даже больше, чем законодательство о гражданских правах.

— Означает ли это, что вы махнули рукой на гражданские права?

— Нет. В ноябре следующего года пройдут промежуточные выборы в конгресс. Я буду призывать американцев голосовать за демократов, чтобы я смог выполнить свои предвыборные обещания.

— Вы думаете, они вас послушают?

— Вероятно, нет. Республиканцы ополчились против меня из-за внешней политики. Мы потеряли Кубу, мы потеряли Лаос и теряем Вьетнам. Я вынужден был позволить Хрущеву поставить ограждение из колючей проволоки поперек Берлина. Сейчас эта проклятущая стена сидит у меня в печенках.

— Как странно, — вслух рассуждала она. — Вы не можете позволить неграм Юга голосовать, потому что вы уязвимы во внешней политике.

— Каждый лидер должен выглядеть сильным на мировой арене, иначе он ничего не сможет добиться.

— Неужели вы не можете попытаться? Внесите на обсуждение закон о гражданских правах, даже если его не примут. Зато люди будут знать, насколько вы откровенны.

Он покачал головой.

— Если я внесу закон о гражданских правах и его не примут, я буду выглядеть слабым, и тогда все остальное будет поставлено под угрозу. И шанса провести закон о гражданских правах во второй раз никогда не будет.

— Так что же я скажу дедушке?

— Что не так-то легко, как кажется, делать то, что нужно, даже если ты президент.

Он встал, и она тоже. Они вытерли друг друга полотенцем и пошли в спальню. Мария надела одну из его мягких синих хлопковых ночных рубашек.

Потом они снова занялись любовью. Если он был усталым, это происходило быстро, как в первый раз; но сегодня он чувствовал себя спокойнее, и к нему вернулось игривое настроение. Они откинулись назад на кровати и начали играть друг с другом, словно ничто другое в мире не имело значения.

Потом он быстро уснул. Она лежала подле него, блаженно счастливая. Она не хотела, чтобы наступало утро, когда ей придется одеваться, чтобы идти в пресс-службу и заниматься повседневной работой. Она жила в реальном мире, словно это был сон, лишь ожидая звонка Дейва Пауэрса, означавшего, что она могла просыпаться и возвращаться к единственной реальности, которая имела значение.

Она знала, что некоторые из ее коллег догадывались, чем она занимается. Она знала, что он никогда не оставит жену ради нее.

Она знала, что рискует забеременеть. Она знала, что все, что она делала, было глупо и дурно и не могло привести к счастливому концу.

Но она была слишком влюблена, чтобы об этом думать.


* * *


Джордж понял, почему Бобби с такой радостью отправил его вести переговоры с Кингом. Когда Бобби нужно было оказать давление на движение за гражданские права, у него появлялся больший шанс на успех, если с заданием отправлялся темнокожий. Джордж считал, что Бобби был прав относительно Левисона, но тем не менее он все чаще ловил себя на мысли, что отведенная ему роль его не устраивала.

В Атланте стояла холодная и дождливая погода. Верина встретила Джорджа в аэропорту. На ней было коричневое пальто с воротником из черного меха. Джордж не прельстился ее красотой, потому что все еще болезненно переживал отказ Марии.

— Я знаю Стэнли Левисона, — сказала Верина, когда везла Джорджа в своей машине через городские окраины. — Очень честный парень.

— Он, кажется, юрист?

— Больше чем юрист. Он помогал Мартину с написанием книги «Шаг к свободе». У них тесные отношения.

— ФБР утверждает, что Левисон коммунист.

— Для ФБР каждый, кто не согласен с Эдгаром Гувером, коммунист.

— Бобби назвал Гувера педиком.

Верина засмеялась.

— Думаешь, это он серьезно?

— Не знаю.

— Гувер — бархотка? — Она недоверчиво покачала головой. — Не верится. На самом деле это не смешно.

Она вела машину под дождем в Старый четвертый округ, где обосновались сотни фирм и предприятий, которыми владели негры. Могло показаться, что в каждом квартале есть церковь. Каштановая авеню когда-то считалась самой процветающей негритянской улицей в Америке. Конференция христианских лидеров Юга помещалась в доме под номером 320. Верина остановила машину у длинного двухэтажного здания из красного кирпича.

Джордж сказал:

— Бобби считает, что Кинг высокомерен.

Верина пожала плечами.

— Мартин считает, что Бобби высокомерен.

— А ты как считаешь?

— Они оба правы.

Джордж засмеялся. Ему нравилось остроумие Верины.

Они быстро пробежали по мокрому тротуару и вошли в дом, Им пришлось ждать пятнадцать минут в приемной, прежде чем Кинг принял их.

Мартин Лютер Кинг был внешне приятный мужчина тридцати трех лет, с усами и преждевременно редеющими черными волосами, невысокого роста — примерно 167 сантиметров, как предположил Джордж — и полноватый. На нем были хорошо отутюженный темно-серый костюм, белая рубашка и узкий черный сатиновый галстук. Из нагрудного кармана виднелся уголок белого шелкового платка, а манжеты скрепляли крупные запонки. Джордж уловил слабый запах одеколона. О Кинге у Джорджа сложилось мнение, что это человек, преисполненный чувства собственного достоинства. Джорджу это импонировало, потому что ему самому такое было не чуждо.

Кинг пожал руку Джорджу и сказал:

— Последний раз мы виделись незадолго до автобусного рейса свободы в Аннистон. Как ваша рука?

— Она полностью зажила, спасибо, — ответил Джордж. — Сейчас я не участвую в соревнованиях по борьбе, но бросать спорт не собираюсь. Я тренирую школьную команду в Айви-сити:

— Хорошее дело учить негритянских мальчиков использовать силу в спорте с соблюдением правил, — одобрительно отозвался Кинг. — Присаживайтесь. — Он показал на стул и вернулся на свое рабочее место за столом, — так почему же министр юстиции послал вас ко мне?

В его голосе послышались нотки ущемленного самолюбия. Возможно, Кинг считал, что Бобби должен был сам приехать к нему.

Джордж изложил в общих чертах проблему со Стэнли Левисоном, не опуская ничего, кроме намерения ФБР получить санкцию на прослушивание телефона Кинга.

— Бобби послал меня сюда, чтобы я со всей решительностью, на какую способен, убедил вас прекратить все связи

с мистером Левисоном, — подчеркнул он в заключение. — Только так вы можете оградить себя от обвинения в пособничестве коммунистам, обвинения, которое может причинить непередаваемый вред движению, в которое мы с вами верим.

Когда он закончил, Кинг сказал:

— Стэнли Левисон не коммунист.

Джордж намеревался задать вопрос, но Кинг поднял вверх руку и остановил его. Кинг был не из тех, кто позволит перебивать себя.

— Стэнли никогда не был членом компартии. Коммунизм — атеистическая идеология, и я, как приверженец господа нашего Иисуса Христа, не допускаю возможности иметь близким другом атеиста. Но… он наклонился вперед над столом, — это еще не вся правда.

Он замолчал на несколько мгновений, но Джордж понимал, что ему лучше помолчать.

— Позвольте рассказать вам всю правду о Стэнли Левисоне, — продолжил Кинг, и Джордж подумал, что сейчас он услышит проповедь. — Стэнли умеет делать деньги. Это угнетает его. Он предпочел бы посвятить жизнь оказанию помощи другим. В молодости он… стал одержимым. Да, это то самое слово. Стал одержимым идеями коммунизма. Хотя он никогда не вступал в партию, он направил свои замечательные способности на то, чтобы всячески помогать американской компартии. Поняв вскоре, как он был неправ, он порвал с ними и начал помогать бороться за дело свободы и равенства негров. Вот так он стал моим другом.

Джордж дождался, когда Кинг закончит, и сказал:

— Я с большим сожалением услышал это от вас, ваше преподобие. Если Левисон был финансовым советником компартии, он навсегда подорвал свою репутацию.

— Но он изменился.

— Я верю вам, но другие не поверят. Продолжая поддерживать отношения с Левисоном, вы будете давать повод для нападок со стороны наших врагов.

— Пусть так и будет, — проговорил Кинг.

Эти слова ошеломили Джорджа.

— Что вы имеете в виду?

— Необходимо следовать моральным устоям, когдаониустраивают нас. Иначе зачем они нам нужны?

— Что, если пойти на компромисс?..

— У нас не может быть компромиссов, — сказал Кинг. — Стэнли поступал неправильно, помогая коммунистам. Он раскаялся и заглаживает вину. Я — проповедник на службе Господа. Я должен прощать, как прощает Иисус, и принимать Стэнли с распростертыми объятиями. Небеса возрадуются одному раскаявшемуся грешнику больше, чем девяносто девяти праведникам. Я сам часто нуждаюсь в Божьей милости, чтобы отказать другому в прощении.

— Но цена…

— Я христианский пастор, Джордж. Доктрина всепрощения глубоко укоренилась в моей душе, глубже, чем свобода и справедливость. Я не могу отступиться от этого, чего бы мне это ни стоило.

Джордж понял, что его миссия обречена. Кинг был предельно откровенен. И бессмысленно было пытаться переубедить его.

Джордж встал.

— Я признателен, что вы уделили мне время и изложили вашу точку зрения. Я высоко ценю ее, как и министр юстиции.

— Благослови вас Господь, — сказал Кинг.

Джордж и Верина вышли на улицу и, не говоря ни слова, сели в машину.

— Я подброшу тебя до гостиницы, — предложила она.

Джордж кивнул. Он размышлял над словами Кинга. Говорить ему не хотелось.

Они ехали молча, пока она не остановилась перед входом в гостиницу.

— Ну, что? — сказала она.

— Мне стыдно за себя перед Кингом, — признался он.

— Вот что делают проповедники, — сказала мать Джорджа. — Такая у них работа. Тебе это пошло на пользу. — Она налила ему стакан молока и отрезала кусок торта. Но он не хотел ни того, ни другого.

Сидя у нее на кухне, он рассказал, все как было.

— Он был непоколебим, — сокрушался Джордж. — Зная, что он прав, он не останавливался ни перед чем.

— Не идеализируй его, — сказала Джеки. — Ангелов не бывает, особенно среди мужчин. — День клонился к закату, а она все еще была в одежде, в которой ходила на работу: в простом черном платье и туфлях без каблуков.

— Знаю. Но я-то каков: добивался, чтобы он порвал со своим преданным другом с циничной политической целью, а он вел речь о том, что хорошо и что плохо.

— А как Верина?

— Ты бы только видела ее в том пальто с черным меховым воротником.

— Ты приглашал ее пойти куда-нибудь?

— Мы поужинали в ресторане. — Он не поцеловал ее на прощанье.

Вдруг ни с того ни с сего Джеки сказала:

— Мне нравится эта Мария Саммерс.

Джордж удивился:

— Откуда ты ее знаешь?

— Она член нашего клуба. — Джеки была старшей в группе цветных работников в университетском женском клубе. — У нас не так много темнокожих членов, и, конечно, мы разговорились. Она сказала, что работает в Белом доме, а я рассказала о тебе, вот так я узнала, что вы знакомы. У нее хорошая семья.

Джордж был сражен наповал.

— А это откуда тебе известно?

— Она пригласила в клуб своих родителей на ленч. Ее отец — известный юрист в Чикаго. Он знаком с мэром Дэйли.

— Ты знаешь о ней больше, чем я.

— Женщины умеют слушать, а мужчины только говорят.

— Мария мне тоже нравится.

— Это хорошо. — Джеки сдвинула брови, вспомнив, о чем они говорили вначале. — Что сказал Бобби Кеннеди, когда ты вернулся из Атланты?

— Он собирается дать санкцию на прослушивание телефонных разговоров Левисона. Это значит, что ФБР будет перехватывать некоторые телефонные звонки доктора Кинга.

— Насколько это целесообразно? Все, что делает Кинг, предназначается для широкой огласки.

Они смогут заранее знать, что собирается делать Кинг. И тогда они будут предупреждать сторонников сегрегации, которые смогут загодя намечать действия с целью сорвать Планы Кинга.

— Это плохо, но не смертельно.

— Я мог бы предупредить Кинга, что его телефонные разговоры прослушиваются. Сказать Верине, чтобы она посоветовала Кингу быть осторожнее при разговоре по телефону с Левисоном.

— Тогда ты обманешь доверие своих коллег по работе.

— Как раз это и беспокоит меня.

— Откровенно говоря, тебе, вероятно, придется уволиться.

— Конечно. Потому что я буду чувствовать себя предателем.

— Кроме того, они постараются выяснить, кто предупредил Кинга, и обнаружат, что изменник — один негр, сидящий в их комнате, то есть ты.

— А может быть, мне все-таки сделать это, если это правое дело? Если ты уйдешь, Джордж, в ближайшем окружении Бобби Кеннеди не останется ни одного чернокожего.

— Я знал, что ты скажешь: останься и держи язык за зубами; Я знаю, это не просто, но думаю, так будет лучше.

— И я тоже, — сказал Джордж.

Глава двенадцатая


— Ты живешь в изумительном доме, — сказала Бип Дьюар Дейву Уильямсу.

Дейву было тринадцать лет, и, сколько он помнил себя, он жил здесь и никогда, в сущности, не обращал внимания на свой дом. Он посмотрел на кирпичный фасад, обращенный в сторону сада, с ровными рядами окон в георгианском стиле. Изумительном? — не поверил Дейв.

— Он такой старый.

— Кажется, восемнадцатый век. Значит, ему всего около двухсот лет.

— Всего! — засмеялась она. — В Сан-Франциско нет ни одного строения, которому было бы двести лет.

Дом стоял в Лондоне на Грейт-Питер-стрит, в двух минутах ходьбы от парламента. Большинство домов в микрорайоне были построены в XVIII веке, и Дейв имел смутное представление, что они предназначались для членов парламента и пэров, которые заседали в палате общин и палате лордов. Отец Дейва, Ллойд Уильямс, был членом парламента.

— Ты куришь сигареты? — спросила Бип, доставая пачку.

— Только когда подвернется случай.

Она дала ему сигарету, и они вдвоем закурили.

Урсуле Дьюар, которую называли Бип, было тоже тринадцать лет, но она казалась старше Дейва. Она носила модную американскую одежду, облегающие свитеры и узкие джинсы и ботинки. Она хвасталась, что умеет водить машину. Она говорила, что британское радио скучное — всего три станции, рок-н-ролл не транслируют и передачи заканчиваются в полночь! Когда она заметила, что Дейв смотрит на небольшие выпуклости от грудей спереди на ее черной водолазке, она даже не смутилась, а только улыбнулась. Но она ни разу не позволила ему поцеловать ее.

А если бы и позволила, то она не была бы первой девушкой, с кем он целовался. Ему хотелось, чтобы она знала об этом и не думала, что он неопытный. Она стала бы третьей, включая Линду Робертсон, которая, правда, не ответила на его поцелуй. Самое главное, он знал, что надо делать.

Но с Бип ничего не получалось — пока.

Он уже близко подошел к этому. Однажды он осторожно обнял ее за плечи на заднем сиденье «хамбер-хоука» ее отца, но она отвернулась и стала смотреть на освещенные улицы. Она не хихикала, когда он щекотал ее. Они танцевали под джазовую музыку, включив проигрыватель в спальне его пятнадцатилетней сестры Иви, но Бип отказалась танцевать, когда Дейв поставил медленную мелодию Элвиса «Тебе сегодня грустно одной?».

И все же он не терял надежды. К сожалению, сейчас, в этот зимний день, когда они стояли в небольшом саду, момент был неподходящим. Бип обхватила себя за плечи, чтобы согреться, а лучшая одежда, надетая по семейному торжественному случаю, стесняла движения. Но несколько позже должен состояться прием. В сумочке у Бип лежала четвертинка водки. Ее можно будет долить в прохладительные напитки, которые им подадут, а их родители в это время будут лицемерно пить виски и джин. И тогда всякое может случиться. Он посмотрел на ее алые губы, между которыми была зажата сигарета «Честерфилд», и вожделенно представил, как это произойдет.

Из дома донесся голос его матери с американским акцентом:

— Возвращайтесь, дети, мы уходим.

Они бросили сигареты в цветочную клумбу и вошли в дом Обе семьи собрались в передней. Бабушке Дейва Этель Леквиз предстояло быть «представленной» палате лордов. Это означало, что она станет баронессой и к ней будут обращаться «леди Леквиз», она также будет заседать в высшей палате парламента от лейбористской партии. Родители Дейва Ллойд и Дейзи ждали с его сестрой Иви и молодым другом семьи Джаспером Мюрреем. Здесь также находились фронтовые друзья Дьюары. Вуди Дьюара направили в Лондон фотокорреспондентом на год, и он привез с собой жену Беллу и детей Камерона и Бип. Все американцы были в восторге от пантомимы британской общественной жизни, поэтому они принимали участие в торжествах. Большой компанией все вышли из дома и направились на Парламентскую площадь.

Идя по туманным лондонским улицам, Бип переключила внимание с Дейва на Джаспера Мюррея — восемнадцатилетнего викинга, высокого и широкоплечего блондина в тяжелом твидовом пиджаке. Дейву хотелось поскорее вырасти и стать здоровяком, чтобы Бип смотрела на него с таким же восхищением и желанием.

Дейв относился к Джасперу как к старшему брату и спрашивал у него совета. Он признался Джасперу, что обожает Бип и не может придумать, как завоевать ее сердце.

— Не оставляй попыток, — сказал тогда Джаспер. — Иногда настойчивость приносит победу.

Сейчас Дейв прислушивался к их разговору.

— Значит, Дейв твой кузен? — спросила Бип у Джаспера, когда они переходили Парламентскую площадь.

— Вовсе нет, — ответил Джаспер. — Мы не родственники.

— Так почему ты здесь живешь и не платишь за жилье и прочее?

— Моя мама училась в школе с матерью Дейва в Буффало. Там они познакомились с твоим отцом. С тех пор они друзья.

Дейв знал, что обстоятельства сложились несколько иначе. Мать Джаспера бежала из нацистской Германии, и мать Дейва приютила ее у себя со свойственным ей великодушием. Но Джаспер предпочел умалить то, до какой степени его семья была в долгу перед Уильямсами.

Бип спросила:

— Где ты учишься?

В колледже Святого Юлиана, одном из самых больших в Лондонском университете. Изучаю французский и немецкий. Но я также часто пишу в студенческую газету Хочу стать журналистом.

Дейв завидовал ему Он никогда не научится говорить по-французски и не будет учиться в университете. Он отстающий в классе по всем предметам. Отец махнул на него рукой.

Бип спросила у Джаспера:

— Где твои родители?

— В Германии. Они кочуют по миру с армией. Мой отец полковник.

— Полковник! — восхитилась Бип.

Сестра Дейва Иви шепнула ему на ухо:

— Вертихвостка. То она строит тебе глазки, то флиртует с парнем на пять лет старше ее.

Дейв промолчал. Он знал, что его сестра очень увлеклась Джаспером. Он мог бы съехидничать на этот счет, но сдержался. Иви нравилась ему, и, кроме того, лучше приберечь шпильку до следующего раза, когда она захочет сказать ему какую-нибудь гадость.

— Тебе надо было родиться аристократом, — проговорила Бип.

— Даже в старейших семьях должен быть кто-то первый, — сказал Джаспер. — Но сейчас у нас есть пожизненные пэры, которые не передают свой титул по наследству. Миссис Леквиз будет пожизненным пэром.

— Мы должны будем приседать перед ней?

Джаспер рассмеялся.

— Нет, глупышка.

— А королева будет присутствовать на церемонии?

— Нет.

— Какая жалость!

Иви прошептала:

— Беспробудная дура.

Они вошли в Вестминстерский дворец через вход для лордов. Их встретил человек в дворцовой одежде, в том числе в бриджах и шелковых чулках. Дейв услышал, как его мать сказала со своим мелодичным уэльским акцентом:

— Устаревшая форменная одежда — верный признак того, что институт нуждается в реформе.

Дейв и Иви приходили в здание парламента всю свою жизнь, а Для Дьюаров это было впервые, и они восторгались. Бип забыла о своей зачарованно вскружившейся голове и сказала:

— Здесь украшен каждый сантиметр поверхности. Кафельные плитки на полу, узорчатые ковры, обои, облицовка деревом, цветное стекло и резной камень!

Джаспер взглянул на нее с повышенным интересом.

— Это типичная викторианская готика.

— Неужели?

Дейва начало раздражать, что Джаспер производит впечатление на Бип.

Компания разделилась надвое, большинство из них последовали за распорядителем вверх по нескольким лестничным пролетам на галерею, откуда наблюдают за дебатами в палате. Друзья Этель были уже там. Бип сидела рядом с Джаспером. Дейву удалось также занять место рядом с ней, но с другой стороны, а Иви притиснулась к нему. Дейв часто посещал палату общин, что на другом конце того же дворца, но эта была более богато украшена, и скамьи здесь были обтянуты красной кожей, а не зеленой.

После долгого ожидания внизу началось движение, и в палату вошла его бабушка в веренице из четырех других человек. На голове у всех были надеты смешные шляпы, а на них самих — чрезвычайно глупые мантии с меховой отделкой. Бип сказала: «Изумительно!», а Дейв и Иви хихикнули.

Процессия остановилась перед троном, и бабушка преклонила колена не без труда — ей было шестьдесят восемь лет. Между теми, кого возводили в пэры, началась передача большого количества свитков, которые нужно было прочитать вслух. Мать Дейва Дейзи негромко объясняла церемонию родителям Бип, высокому Вуди и пухлой Белле, но Дейв не слушал ее. Все это бредятина, и только.

Некоторое время спустя Этель и двое ее сопровождающих пошли и сели на одну из скамей. И тут началась самая смешная часть представления.

Не успели они сесть, как встали, сняли шляпы и поклонились, сели и надели шляпы. Потом всё опять пошло по новому кругу: как марионетки на веревочках, все трое встали, сняли шляпы, поклонились, сели и надели шляпы. К этому времени Дейв и Ив*1 изнемогали от смеха. Когда все началось по третьему разу, Дейв услышал бормотание сестры: «Все, хватит, больше не могу», вызвало у него еще больший смех. Дейзи бросила на них строгий взгляд, но она тоже еле сдерживала смех и поневоле улыбнулась.

Наконец все закончилось и Этель вышла из палаты. Ее семья и друзья встали. Мать Дейва повела их по лабиринтукоридоров и лестниц в зал на цокольном этаже, где долженбылсостояться прием. Дейв проверил, на месте ли его гитара, оставленная в углу. Он и Иви будут петь. Собственно, петь будет Иви, а он — аккомпанировать.

За несколько минут в зале собралось около сотни человек.

Иви поймала Джаспера и начала спрашивать его о студенческой газете. Эта тема ей была близка, и он охотно отвечал ей, но Дейв был уверен, что у Иви нет шанса на успех. Джаспер относился к тем парням, кто умеет блюсти свои интересы; Сейчас у него шикарное жилье, за которое не надо платить, и колледж в нескольких минутах езды на автобусе. По циничному мнению Дейва, ему незачем дестабилизировать устраивающую его ситуацию, начав роман с дочерью хозяев дома.

Однако Иви заставила Джаспера переключить внимание с Бип на себя, освободив поле для Дейва. Он взял для нее имбирного пива и спросил, что она думает о церемонии. Незаметно она налила водки в их прохладительные напитки. Минутой позже все зааплодировали, когда вошла Этель, теперь уже в нормальной одежде: красном платье, такого же цвета жакете и с небольшой шляпкой на седых локонах. Биппрошептала:

— Должно быть, раньше она была сногсшибательно красива.

Дейву показалось отвратительным думать о бабушке как о привлекательной женщине.

Этель заговорила:

— Мне доставляет огромное удовольствие видеть всех вас в этот памятный для меня день. Я сожалею лишь о том, что мой любимый Берни не дожил до этого дня. Он был умнейший человек из всех, кого я знала.

Дедушка Берни умер за год до этого события.

— Странно слышать, когда к тебе обращаются «миледи», особенно для человека, который в течение всей жизни был социалистом, — продолжила она, и все засмеялись. — Берни спросил бы меня: что, я разгромила всех врагов или сдалась им? Позвольте заверить вас, что я возведена в сословие пэров, чтобы упразднить его.

Все зааплодировали.

Серьезно говоря, товарищи, я отказалась быть членом парламента от Олдгейта, потому что я почувствовала, что настало время передать эстафету более молодым, но я не ухожу со сцены. В нашем обществе еще слишком много несправедливости, слишком много плохого жилья и бедности, слишком много голодных в мире, а я смогу принять участие лишь в двадцати или тридцати избирательных кампаниях.

Все снова засмеялись.

— Насколько мне известно, здесь, в палате лордов, можно взять одну конкретную проблему и заниматься ею, и я решила, какой проблемой буду заниматься.

Все затихли. Людей всегда интересовало, что дальше будет делать Этель Леквиз.

— На прошлой неделе умер мой дорогой старый друг Роберт фон Ульрих. Он воевал на фронтах Первой мировой войны, пострадал от нацистов в тридцатых годах, а потом до конца жизни владел лучшим рестораном в Кембридже. Однажды, когда в юные годы я работала швеей в пошивочной мастерской, где существовала потогонная система, в Ист-Энде, он купил мне новое платье и повел меня ужинать в ресторан гостиницы «Ритц». И… — Она вызывающе вскинула голову. — И он был гомосексуалистом.

В зале послышался удивленный шепоток.

Дейв пробормотал:

— Вот тебе на!

Бип сказала:

— Мне нравится твоя бабушка.

Люди не привыкли, чтобы эта тема обсуждалась открыто, особенно женщиной. Дейв улыбнулся. Ох уж эта бабуля, так и жди от нее какого-нибудь подвоха.

— Не надо лицемерить, — вызывающе продолжала она. — Всем известно, что есть мужчины, которым нравятся мужчины. Такие люди никому не причиняют зла. Между прочим, по моему опыту, они мягче, чем другие мужчины. Тем не менее, по законам нашей страны, то, что они делают, является преступлением. Более того, переодетые полицейские, делая вид, что они такие же, хватают их, арестовывают и сажают за решетку. На мой взгляд, это равносильно преследованию людей за то, что они евреи, или пацифисты, или католики. Таким образом, здесь, в палате лордов, я буду добиваться изменения законов в отношении гомосексуалистов. Надеюсь, вы все пожелаете мне успеха. Спасибо.

Ей с энтузиазмом зааплодировали. Дейв решил, что почти все в зале искренне желали ей успеха. Это произвело на него большое впечатление. Он подумал, что глупо сажать в тюрьму гомосексуалистов. Палата лордов выросла в его представлениях: если здесь можно выступать за такого рода изменения, возможно, она не столь уж смехотворна.

В заключение Этель объявила:

— А сейчас песня в честь моих американских родственников и друзей.

Иви вышла вперед, и Дейв последовал за ней.

— Будь уверен, бабушка даст о себе знать, — шепотом сказала Иви Дейву. — Могу спорить, она своего добьется.

— Она всегда добивается, чего хочет.

Он взял гитару и ударил по струнам. Иви сразу запела:


О, скажи, видишь ты в первых солнца лучах…


В зале в основном были англичане, а не американцы, но голос Иви заставил их всех слушать.


Что средь битвы мы шли на вечерней зарнице?


Дейв думал, что национальная гордость — это ерунда, но вопреки желанию у него стеснилось в груди. Виной тому была песня.


В синем с россыпью звезд полосатый наш флаг

Красно-белым огнем с баррикад вновь явится.


В зале стало так тихо, что Дейв мог слышать свое дыхание. Вот так Иви! Когда она выходила на сцену, все замирали и не спускали с нее глаз.


Ночью сполох ракет на него бросал свет -

Это подлым врагам был наш гордый ответ.


Дейв посмотрел на свою мать и увидел, что она смахнула слезу.


Так скажи, неужели будет жить он всегда,

Где земля храбрецов, где свободных страна?


Раздались аплодисменты и возгласы одобрения. Отдавая должное сестре, Дейв подумал: хотя она иногда действует на нервы, она способна ошеломить публику.

Он взял еще одну бутылку имбирного пива и стал искать глазами Бип, но в зале ее не было. Он увидел ее старшего брата Камерона и спросил этого отвратительного типа:

— Эй, Камерон, куда делась Бип?

— Наверное, вышла покурить, — ответил тот.

Где ее тут найдешь, растерялся Дейв. Он оставил пиво и решил выйти из зала.

Он подошел к выходу одновременно с бабушкой и придержал для нее дверь. Она, вероятно, направлялась в женскую комнату у него было смутное представление, что старые женщины должны часто ходить в туалет. Она улыбнулась ему и стала подниматься по лестнице, застеленной красной ковровой дорожкой. Дейв не имел представления, где он находится, поэтому пошел за бабушкой.

На промежуточной лестничной площадке ее остановил пожилой седовласый мужчина, опиравшийся на трость. Дейв заметил, что на нем был элегантный костюм из тускло-серой материи в полоску. Из нагрудного кармана пиджака торчал шелковый платок, сочетающийся по цвету с тканью. Все его лицо усеивали темные крапинки, но, очевидно, когда-то он был интересным мужчиной.

— Поздравляю, Этель, — сказал он и пожал ей руку.

— Спасибо, Фиц. — По-видимому, они хорошо знали друг друга.

Он не отпускал ее руку.

— Итак, ты теперь баронесса.

Она улыбнулась.

— Жизнь удивительная штука, не правда ли?

— Порой ставит меня в тупик.

Они загораживали проход, и Дейв топтался возле них на месте. Хотя они обменивались несущественными фразами, в их разговоре присутствовал оттенок страсти. Дейв не мог понять, что дало повод думать так.

Этель спросила:

— Ты не возражаешь, что твою домработницу возвели в дворянское сословие?

Домработница? Дейв знал, что Этель начала с того, что была служанкой в богатом доме в Уэльсе. Этот человек, вероятно, был ее хозяином.

— Я уже давно перестал возражать против такого рода вещей, ответил он, похлопал ее по руке и разжал пальцы. — Точнее, при правительстве Эттли.

Она засмеялась. Она определенно с удовольствием говорила с ним. В их разговоре слышался сильный оттенок, не любви, нененависти, а чего-то еще. Если бы не их солидный возраст, Дейв подумал бы, что плотской близости.

Одолеваемый нетерпением, Дейв кашлянул.

Этель сказала:

— Это мой внук Дейвид Уильямс. Если ты действительно не возражаешь, ты мог бы пожать ему руку. Дейв, это граф Фицгерберт.

Граф помедлил немного, и Дейву показалось, что он не собирается обмениваться рукопожатиями. Потом он как будто бы решился и протянул руку. Дейв пожал ее и произнес:

— Как вы поживаете?

Этель проговорила:

— Спасибо, Фиц.

Не сказав больше ни слова, она пошла дальше. Дейв вежливо кивнул головой старому графу и последовал за ней.

Минутой позже Этель скрылась за дверью, обозначенной для дам.

Дейв понял, что между Этель и Фицем есть какая-то история. Он решил расспросить об этом мать. Потом он заметил выход, который мог вести из здания, и совсем забыл о стариках.

Он вышел за дверь и оказался во внутреннем дворе неправильной формы с мусорными баками. Это было бы идеальное место для тайных объятий, подумал он. Это не улица, окна сюда не выходят, и есть укромные уголки. Он все больше обнадеживался.

Никаких следов Бип он не обнаружил, но почувствовал запах дыма.

Он обошел баки и заглянул за угол.

Она находилась там, как он и надеялся, с сигаретой в левой руке. Но она была с Джаспером, и они держали друг друга в объятиях. Дейв уставился на них. Они тесно прижимались друг к другу и страстно целовались, свою правую руку она запустила ему в волосы, а его правая рука держала ее за грудь.

— Ты подлец и предатель, Джаспер Мюррей, — выдавил из себя Дейв, повернулся и пошел обратно в здание.


* * *


В школьной постановке «Гамлета» Иви Уильямс предложила сыграть Офелию обнаженной в сцене безумия.

Сама по себе эта идея вызвала у Камерона Дьюара прилив приводящей в волнение теплоты.

Камерон обожал Иви. Но ему не нравились ее взгляды. Она близко к сердцу принимала острые моменты в новостях, начиная с жестокого обращения с животными и кончая ядерным разоружением, и людей, которые не разделяли ее точку зрения, она считала безжалостными и тупыми. Но Камерон привык к этому: он не соглашался с большинством людей его возраста и со всеми членами семьи. Его родители придерживались безнадежно либеральных убеждений, а его бабушка одно время была редактором газеты с немыслимым названием «Буффало анаркист».

Уильямсы были не лучше — левыми, все как один. Единственным мало-мальски здравомыслящим обитателем в доме на Грейт-Питер-стрит был приживальщик Джаспер Мюррей со своим циничным в той или иной степени отношением ко всему. Лондон представлял собой оплот подрывных элементов в большей мере, чем родной город Камерона — Сан-Франциско. Он не мог дождаться, когда закончится командировка отца и они вернутся в Америку.

Вот только он будет скучать по Иви. Камерону шел шестнадцатый год, и он впервые влюбился. Он не хотел, чтобы у него завязался любовный роман — у него было слишком много дел. Но когда он сидел за школьной партой, пытаясь заучить французские и латинские слова, он ловил себя на том, что вспоминает, как Иви пела американский гимн.

Он ей нравился, в этом он ни минуты не сомневался. Она понимала, что он умен, и задавала ему серьезные вопросы: как работает атомная электростанция, есть ли на самом деле такое место Голливуд, как относятся к неграм в Калифорнии? С еще большим вниманием она слушала его ответы. Она не любила болтать по пустякам — как и его, ее не интересовали разговоры ни о чем. По представлениям Камерона, они могли бы быть общеизвестной интеллектуальной парой.

В тот год Камерон и Бип ходили в ту же школу, что и Дейв и Иви, в прогрессивное учебное заведение Лондона, в котором — насколько Камерон мог судить — большинство учителей были коммунистами. Противоречивое предложение Иви о сцене безумия распространилось по школе с быстротой молнии. Идею одобрил преподаватель сценического мастерства Джереми Фолкнер, бородач в полосатом шарфе, служившем отличительной чертой колледжа. Однако директор, далекий от таких глупостей, решительно пресек затею.

В этом конкретном случае Камерон с удовольствием предпочел бы, чтобы либеральное упадничество возобладало.

Семьи Уильямсов и Дьюаров вместе отправились смотреть спектакль. Камерон не любил Шекспира, но ему с нетерпением хотелось увидеть, что Ив» будет делать на сцене. Она передавала силу чувств, которую якобы пробудили зрители. Она была похожа на свою прабабушку Дэй Уильямс, одну из первых тред-юнионистов и евангелистскую проповедницу, по утверждению Этель, дочерн Дэи. Этель говорила: «У моего отца в глазах светился тот самый огонек славы».

Камерон добросовестно проштудировал «Гамлета», — так он штудировал все, чтобы получать хорошие оценки, — и он знал, что роль Офелии особенно трудная. Хоть и трагическая, она вполне могла стать комической с ее непристойными песнями. Как собирается играть эту роль пятнадцатилетняя девушка и увлечь зрителей? Камерон не хотел, чтобы она с треском провалилась. Хотя в глубине души он лелеял надежду, что он нежно обнимет ее за плечи и утешит, когда она будет проливать слезы после унизительного провала.

Вместе с родителями и младшей сестрой Бип он вошел в школьный зал, служивший спортивным залом, поэтому там пахло пыльными сборниками церковных гимнов и потными кедами одновременно. Они заняли места рядом с семьей Уильямсов: Ллойдом Уильямсом, членом парламента от лейбористской партии; его женой-американкой Дейзи; бабушкой Этель Леквиз и жильцом Джаспером Мюрреем. Дейв, младший брат Иви, где-то носился, занятый организацией бара в антракте.

Несколько раз за последние несколько месяцев Камерон слышал историю, как мать и отец впервые встретились в Лондоне во время войны на вечеринке, устроенной Дейзи. Папа пошел провожать маму домой. И когда он рассказывал эту историю, странный огонек вспыхивал в его глазах, а мама бросала на него взгляд, говоривший: «Прекрати немедленно», и он замолкал. Камерон и Бип вожделенно гадали, что же их родители сделали по дороге домой.

Несколькими днями позже отец спустился с парашютом в Нормандии, и мама думала, что она никогда его больше не увидит, но все равно она расторгла помолвку с другим человеком. «Моя мать была в ярости, — рассказывала мать. — Она мне никогда не простила».

Камерон не мог высидеть и получаса на неудобных сиденьях во время утренних сборов в школьном зале. А сейчас будет сущий ад. Он хорошо знал, что вся пьеса длится пять часов. Иви заверила его, что это будет сокращенная версия. Ему хотелось узнать сокращенная насколько.

Он обратился к Джасперу, сидящему рядом:

— В чем будет одета Иви в сцене безумия?

— Не знаю, — ответил тот. — Она никому не говорила.

Свет погас, поднялся занавес, и зрителям открылась терраса

перед замком Эльсинор.

Фон позади декораций расписал Камерон. Он обладал хорошо развитым чувством красоты, вероятно, унаследованным от отца-фотографа. Он больше всего восторгался тем, как нарисованная луна скрывала прожектор, свет которого падал на часового.

Больше восторгаться было нечем. Каждая школьная постановка, виденная Камероном, была ужасной, и эта не составляла исключения. Семнадцатилетний парень, игравший Гамлета, пытался казаться загадочным, а выглядел замкнутым. И только Иви отличалась от всех остальных.

В первой сцене Офелии мало что нужно было делать, кроме как слушать своего снисходительного брата и напыщенного отца, пока под конец она не предостерегла брата от лицемерия в коротком монологе, который Иви прочитала с язвительным удовольствием. Но во второй сцене, сообщая отцу о вторжении Гамлета в ее комнату, она полностью раскрылась. Сначала она говорила словно обезумевшая, потом успокоилась и взяла себя в руки; зрители затаили дыхание, когда она произносила: «Он покачал три раза головой и так глубоко, так жалобно вздохнул». И наконец, в следующей сцене, когда разъяренный Гамлет набросился на нее и говорил, что ей нужно уйти в монастырь, она казалась такой растерянной и обиженной, что Камерону захотелось взбежать на сцену и избить его. Джереми Фолкнер благоразумно решил закончить первый акт на этой сцене, и зал разразился аплодисментами.

В антракте Дейв заведовал баром, в котором продавались прохладительные напитки и конфеты. Под его началом дюжина приятелей обслуживали гостей со всем проворством, на какое были способны. Камерон никогда не видел, чтобы школьники так усердно работали.

— Ты что — дал им какой-нибудь допинг? — спросил он Дейва, взяв стакан с газированным вишневым напитком.

— Нет, — ответил Дейв. — Просто двадцать процентов выручки пойдут в их карман.

Камерон надеялся, что Иви выйдет и поговорит со своими родными во время антракта, но она так и не появилась, до того как прозвенел звонок перед началом второго акта, и он вернулся на свое место, разочарованный, но сгоравший от нетерпения увидеть, что она будет делать дальше.

Гамлет стал играть лучше, когда по ходу пьесы он перед всеми начал осыпать Офелию непристойными шутками. Возможно, это у актера получилось естественно, недобро подумал Камерон. Офелия переживала такое смятение и отчаяние, что находилась на грани истерии.

Но зрителей совершенно потрясла сцена безумия.

Она вышла на подмостки, выглядя как обитательница дома умалишенных, в запятнанной и рваной ночной рубашке из тонкого хлопка, доходившей ей только до половины бедра. Далеко не жалкая, она вела себя вызывающе и грубо, как пьяная уличная девка. Когда она сказала: «Сова была дочь хлебника», предложение, которое, по мнению Камерона, ничего не значило, звучало как язвительное оскорбление.

Камерон услышал, как мать негромко сказала отцу:

— Мне не верится, что этой девочке всего пятнадцать лет.

Произнося: «Ах, мужчине только можно полюбить и разлюбить», Офелия попыталась схватить короля за гениталии, что вызвало нервный смех в зале.

Потом она неожиданно изменилась. Слезы потекли по ее щекам, голос стал не громче шепота, когда она заговорила о своем умершем отце. Зрители затихли. Потом она снова превратилась в ребенка, когда сказала: «Невольно плачется, как подумаешь, что они положили его в холодную землю».

Камерону тоже захотелось заплакать.

Потом она закатила глаза, пошатнулась и загоготала, как старая ведьма. «Подать мою карету!» — безумно прокричала она.

Взявшись обеими руками за ворот рубашки, она разорвала ее до низа спереди. Публика ахнула. «Покойной ночи, прекрасные дамы!» — закричала она, позволив рубашке упасть на пол. Стоя совершенно голой, она выкрикивала: «Покойной ночи, покойной ночи!», а потом убежала со сцены.

После этого пьеса утратила живость. Могильщик не казался потешным, и финальная дуэль была настолько искусственной, что вызывала зевоту. Камерон не мог ни о чем другом думать, кроме как об обнаженной Офелии, неистовствовавшей на авансцене, ее вызывающих маленьких грудях, каштанового цвета пушке у нее на лобке, об обезумевшей красивой девушке. Он не сомневался, что каждый мужчина в зале чувствовал то же самое. Гамлет был всем безразличен.

Когда актеров вызывали на сцену, все аплодисменты достались Иви. Но директор школы не вышел к зрителям, чтобы расточать похвалы и слова благодарности, которые обычно адресуются самым бездарным любительским театральным постановкам.

Когда все вышли из зала, каждый устремил взгляд на семью Иви. Дейзи оживленно разговаривала с другими родителями. Ллойд в строгом темно-сером костюме с жилетом молчал с мрачным видом. Бабушка Иви, Этель Леквиз, чуть заметно улыбалась — возможно, она прятала под улыбкой свое особое мнение, но она не собиралась выражать недовольство.

Семья Камерона реагировала по-разному. Его мать неодобрительно поджала губы. Улыбающееся лицо его отца выражало снисходительное удивление. Бип распирал восторг.

Камерон сказал Дейву:

— Твоя сестра великолепна.

— Твоя мне тоже нравится, — отозвался Дейв с усмешкой.

— Офелия затмила Гамлета.

— Иви гениальна, — ответил Дейв. — Из-за нее родители лезут на стену.

— Почему?

— Они не считают шоу-бизнес серьезным занятием. Они хотят, чтобы мы оба занимались политикой. — Дейв закатил глаза.

Отец Камерона Вуди Дьюар слышал их разговор.

— Я столкнулся с такой же проблемой, — заметил он. — Мой отец был сенатором США и дед тоже. Они не могли понять, почему я хотел стать фотографом. Они считали, что это не профессия. — Вуди работал в журнале «Лайф», где печатались лучшие в мире фотографии после «Пари матч».

Обе семьи пошли за кулисы. Иви появилась из женской гримерной в кардигане и джемпере и юбке ниже колен, всем своим скромным видом показывая: это Офелия сексуальный эксгибиционист, а не я. В то же время ее лицо выражало тихое торжество. Что бы ни говорили о ее наготе, никто не мог отрицать, что ее игра пленила зрителей.

Первым заговорил ее отец. Ллойд сказал:

— Надеюсь, тебя не арестуют за обнажение.

— Я этого вовсе не собиралась делать, — произнесла Иви так, словно он сделал ей комплимент. — Это получилось как бы экспромтом. Я даже не предполагала, что рубашка разорвется.

Чушь несусветная, подумал Камерон.

Появился Джереми Фолкнер в своем полосатом шарфе — эмблеме колледжа. Он был единственным учителем, который разрешал ученикам называть себя по имени.

— Это было потрясающе! — воскликнул он. — Кульминационный момент. — Его глаза горели от волнения. В голове Камерона пронеслась мысль, что Джереми тоже влюблен в Иви.

Она сказала:

— Джерри, это мои родители, Ллойд и Дейзи Уильямс.

На мгновение учитель испугался, но потом взял себя в руки.

— Миссис и мистер Уильямс, вы, должно быть, удивились даже больше, чем я, — промолвил он, ловко снимая с себя ответственность. — Вам следует знать, что Иви — самая способная ученица из всех, что учились у меня. — Он пожал руку Дейзи и с явной неохотой — Ллойду.

Иви обратилась к Джасперу:

— Я приглашаю тебя на актерскую вечеринку. Ты мой личный гость.

Ллойд нахмурился.

— Вечеринку? После всего этого? — Он явно считал, что празднование неуместно.

Дейзи дотронулась до его руки.

— Не беспокойся. Все будет нормально.

Ллойд пожал плечами.

Джереми с радостью воскликнул:

— Только на часок. Занятия завтра утром!

Джаспер попытался отговориться:

— Я старше всех. Мне будет неловко.

Иви запротестовала:

— Ты старше шестиклассников всего на один год.

Камерон не мог взять в толк, зачем ей понадобилось звать его

Он в самом деле старше. Он студент университета, и на школьной вечеринке ему нечего делать.

К счастью, Джаспер согласился.

— Я провожу тебя домой, — твердо сказал он.

— Только не позднее одиннадцати часов, пожалуйста, — вставила Дейзи.

Родители ушли, и Камерон сказал:

— Слава богу, тебе сошло с рук.

Иви улыбнулась:

— Да, я знаю.

Праздновали с кофе и пирожными. Камерон сожалел, что с ними не было Бип, а то она налила бы водки в кофе. Она не принимала участия в постановке и ушла домой, как и Дейв.

Иви находилась в центре внимания. Даже парнишка, игравший Гамлета, признал, что она была звездой вечера. Джереми Фолкнер не переставая говорил, как ее нагота передавала беззащитность Офелии. Его восхваление Иви становилось щекотливым и навязчивым.

Камерон терпеливо ждал, позволяя им монополизировать ее, ведь он знал о своем преимуществе: он пойдет провожать ее домой.

В половине одиннадцатого они ушли.

— Я рад, что отца послали в Лондон, — сказал он, когда они зигзагами шли по глухим улочкам. — Мне не хотелось уезжать из Сан-Франциско, но здесь весьма прохладно.

— Это хорошо, — отозвалась она без энтузиазма.

— Лучше всего то, что я познакомился с тобой.

— Очень приятно, спасибо.

— Моя жизнь стала совсем другой.

— Этого не может быть.

Все происходило совсем не так, как представлял себе Камерон. Они шли рядом по безлюдным, полутемным улицам от одного круга света к другому и негромко разговаривали, но ощущения близости не было. Они скорее походили на людей, болтающих о пустяках. И все же он не отчаивался.

— Я хочу, чтобы мы стали близкими друзьями, — отважился он.

— Мы и так уже близкие друзья, — ответила она с ноткой нетерпения в голосе.

Они дошли до Грейт-Питер-стрит, а он все еще не сказал то, что хотел сказать. Когда они приблизились к дому, он остановился, к Она сделала еще один шаг вперед, и ему пришлось схватить ее за руку и потянуть назад.

— Иви, — прошептал он, — я люблю тебя.

— О, Кам, не будь смешным.

Камерон почувствовал, будто его ударили.

Иви попыталась идти дальше. Камерон крепче сжал ее руку, не задумываясь, причиняет ли он ей боль.

— Смешным? — удивился он. Его голос странным образом дрожал, и он повторил тверже: — Что здесь смешного?

— Ты ничего не знаешь, — бросила она с раздражением.

Это был особенно обидный упрек. Камерон гордился, что знает очень много, и он думал, что поэтому нравится ей.

— Чего же я не знаю? — спросил он.

Она сильным рывком выдернула руку из его ладони.

— Дуралей, я люблю Джаспера, — огрызнулась она и вошла в дом.

Глава тринадцатая


Утром, когда еще было темно, Ребекка и Бернд снова предались любви.

Уже три месяца они жили вместе в старом доме в центре Берлина. Это был большой дом, и им повезло, что они жили в нем вместе с ее родителями Вернером и Карлой, братом Валли, сестрой Лили и бабушкой Мод.

Какое-то время любовь была для них утешением. Они оба не работали и не могли устроиться на работу, потому что им чинила препятствия тайная полиция, несмотря на острую нехватку школьных учителей.

При этом оба находились под следствием за социальный паразитизм, иначе говоря, за то, что они не работали, а это считалось преступлением в коммунистической стране. Рано или поздно они будут осуждены и посажены в тюрьму. Бернда отправят в исправительно-трудовой лагерь, где он, вероятно, умрет.

Поэтому они собирались бежать из страны.

Это будет их последний день, который они вместе проведутв Восточном Берлине.

Когда Бернд нежно провел рукой под ночной рубашкой Ребекки, она прошептала:

— Я очень волнуюсь.

— Другого шанса у нас может не быть, — сказал он.

Она заключила его в объятия и прильнула к нему. Она знала, что он прав. Они могли оба потерять жизнь при попытке уйти на Запад.

Что еще хуже, один мог погибнуть, а другой остаться в живых.

Бернд достал презерватив. Они договорились, что поженятся, когда окажутся в свободном мире, а до того времени будут предохраняться. Если их планам не суждено будет осуществиться, Ребекка не хотела растить ребенка в Восточной Германии.

Несмотря на все страхи, одолевавшие ее, Ребекка горела желанием и страстно реагировала на ласки Бернда. Страсть была для нее недавним открытием. С Гансом она чаще всего не очень наслаждалась сексом, как и с двумя прежними любовниками, но никогда раньше ее не обуревало желание, не владело ею настолько полно, что на какое-то время она забывала все на свете. Сейчас мысль о том, что это могло быть в последний раз, пробудила в ней еще большее желание.

После того как все закончилось, он сказал:

— Ты тигрица.

Она засмеялась.

— Раньше я такой не была. Это все ты.

— Это все мы, — проговорил он. — Мы правы.

Когда она перевела дыхание, он вернулся к тому, что их волновало больше всего:

— Люди эмигрируют каждый день.

— Никто не знает, сколько их.

Беглецы переплывали каналы и реки, перелезали через колючую проволоку, прятались в легковых машинах и грузовиках. Западные немцы, которым разрешался въезд в Восточный Берлин, брали с собой поддельные западногерманские паспорта для своих родственников. Военнослужащие союзных войск могли направляться куда угодно, и один восточный немец купил американскую военную форму в магазине театрального реквизита и прошел через контрольный пункт как ни в чем не бывало.

Ребекка сказала:

— И многие расстаются с жизнью.

Пограничники вели себя безжалостно и бесстыдно. Они

стреляли на поражение. Иногда они оставляли истекающих кровью раненых на нейтральной полосе в назидание другим. Смерть была наказанием за попытку сбежать из коммунистического рая.

Ребекка и Бернд намеревались пересечь границу на Бернауэр штрассе.

Стена странным образом протянулась так, что на некоторых улицах дома находились в Восточном Берлине, а тротуар вдоль них — в Западном. Жители восточной стороны Бернауэр-штрассе в воскресенье 13 августа 1961 года, открыв свои парадные, обнаружили, что ограждение из колючей проволоки не позволяет им выйти из дома. Сначала многие, чтобы вырваться на свободу, выпрыгивали из окон верхних этажей: одни калечась, другие падали на одеяла, растянутые западноберлинскими пожарными. Сейчас всех жителей тех домов переселили и двери и окна в них замуровали.

У Ребекки и Бернда был другой план.

Они оделись и спустились позавтракать со всей семьей, возможно, в последний раз на долгое время. Повторялось утро 13 августа предыдущего года. Тогда всем было грустно и неспокойно: Ребекка собиралась покинуть страну, но жизнью не рисковала. На этот раз все боялись.

Ребекка пыталась поднять им настроение.

— Может быть, когда-нибудь вы последуете нашему примеру, — предположила она.

— Ты же знаешь, — остановила ее Карла. — Мы этого не сделаем. А ты должна — тебе здесь жизни не будет. Мы же останемся.

— А как же папина работа?

— Пока я держусь, — отозвался Вернер.

Он больше не мог бывать на принадлежащей ему фабрике, потому что она находилась в Западном Берлине. Он пытался управлять ею из своего дома, но это было практически невозможно. Телефонная связь между двумя Берлинами отсутствовала, поэтому руководство осуществлялось по почте, которая работала с задержками из-за цензоров.

Все это причиняло Ребекке ужасные страдания. Самым дорогим на свете для нее была семья, а теперь она расставалась с родными.

— Ну что же, никакая стена не стоит вечно, — сказала она. — Придет время, и Берлин воссоединится, и тогда мы снова будем вместе.

В дверь позвонили, и Лили вскочила из-за стола.

— Надеюсь, это почтальон с бухгалтерскими отчетами фабрики.

Валли сказал:

— Как только появится возможность, я уйду отсюда. Я не собираюсь провести жизнь на Востоке, где какие-то старики коммунисты будут указывать мне, какую музыку исполнять.

— Станешь взрослым — тогда будешь решать, — одернула его Карла.

Лили вернулась в кухню с испуганным видом.

— Это не почтальон, — сообщила она. — Это Ганс. Ребекка негромко вскрикнула. Неужели ее бывший муж узнал

о ее намерении бежать?

— Он один? — спросил Вернер.

— Кажется, один. Бабушка Мод сказала Карле:

— Помнишь, как мы поступили с Иоахимом Кохом? Карла посмотрела на детей. Им незачем было знать, как они

поступили с Иоахимом Кохом.

Вернер подошел к кухонному шкафу и выдвинул нижний ящик, где находились тяжелые кастрюли. Он вынул его из шкафа и поставил на пол. Потом он просунул руку далеко в полость и достал оттуда черный пистолет с коричневой рукояткой и небольшую коробку с патронами.

— О господи, — пробормотал Бернд.

Ребекка не особо разбиралась в пистолетах, но она подумала, что это «Вальтер П38». Вернер, должно быть, сохранил его с войны.

А что произошло с Иоахимом Кохом, недоумевала Ребекка? Его убили?

Кто? Мама? И бабушка?

— Если Ганс заберет тебя, мы больше никогда не увидимся, — сказал Вернер Ребекке и стал заряжать пистолет.

— Может быть, он пришел не для того, чтобы арестовать Ребекку, — предположила Карла.

— Тогда выйди к нему, — обратился Вернер к Ребекке. — Узнай, что ему надо. Если что, крикни.

Ребекка встала, и Бернд тоже.

— Тебе там нечего делать, — остановил его Вернер. — Ты только разозлишь его.

— Но…

— Отец прав, — сказала Ребекка. — Будь наготове, если я позову.

— Хорошо.

Ребекка сделала глубокий вздох, немного успокоилась и вышла в прихожую.

Ганс стоял там в своем новом серо-синем костюме и полосатом галстуке, который Ребекка подарила ему на последний день рождения.

— Я получил документы на развод, — сообщил он.

Ребекка кивнула:

— Ты, конечно, ожидал этого.

— Можем ли мы поговорить?

— О чем нам говорить?

— А вдруг есть о чем.

Она открыла дверь в столовую, где иногда устраивали званые обеды, а в обычных случаях делали домашнюю работу Они вошли и сели. Ребекка оставила дверь открытой.

— Ты уверена, что хочешь сделать это? — спросил Ганс.

Ребекка испугалась. Он что — имеет в виду побег? Неужели он узнал? Она решила спросить:

— Сделать что?

— Развестись, — пояснил он.

Она пришла в замешательство.

— А почему бы нет? Ведь и ты этого хочешь.

— Разве?

— Ганс, что ты пытаешься сказать?

— Что нам не нужно разводиться. Мы могли бы начать все заново. На этот раз не было бы никакого обмана. Сейчас, когда ты знаешь, что я офицер Штази, не нужно будет лгать.

Это походило на бредовый сон, в котором происходит нечто невозможное.

— Но зачем? — изумилась она.

Ганс наклонился вперед над столом.

— Ты не знаешь? Ты не догадываешься?

— Нет, — ответила она, хотя у нее вдруг возникло слабое подозрение.

— Я люблю тебя, — проговорил Ганс.

— Ради бога! — вскрикнула Ребекка. — Как ты можешь говорить такие вещи? После того, что ты сделал!

— Я говорю серьезно, — продолжал он. — Сначала я притворялся. Но через некоторое время я осознал, какая ты замечательная женщина. Я хотел жениться на тебе, дело не только в работе. Ты красива, умна и предана своему профессиональному делу — я высоко ценю преданность. Я никогда не встречал таких женщин, как ты. Вернись ко мне, Ребекка. Пожалуйста.

— Нет! — вскричала она.

— Подумай. День, неделю.

— Нет!

Она кричала во весь голос, а он реагировал так, словно она жеманно разыгрывает нежелание.

— Мы поговорим снова, — с улыбкой сказал он.

— Нет! Никогда! Никогда! Никогда! — выкрикнула она и выбежала из комнаты.

Они все, напуганные, стояли в кухне у двери. Бернд спросил:

— Что? Что случилось?

— Он не хочет разводиться, — чуть не рыдая, стала объяснять Ребекка. — Он говорит, что любит меня. Он предлагает начать все сначала. Попробовать еще раз.

— Я задушу его! — взревел Бернд.

Удерживать Бернда не имело смысла. Они услышали, как хлопнула входная дверь.

— Слава богу, он ушел, — с облегчением вздохнула Ребекка.

Бернд обнял ее, и она уткнулась лицом ему в плечо.

— Да, — произнесла Карла дрожащим голосом, — я этого не ожидала.

Вернер разрядил пистолет.

Бабушка Мод проговорила:

— Это еще не конец. Ганс вернется. Сотрудники Штази не допускают мысли, что обычные люди могут сказать им «нет».

— Так оно и есть, — согласился Вернер. — Ребекка, тебе нужно уходить сегодня.

Она высвободилась из объятий Бернда.

— Нет, только не сегодня.

— Сейчас и немедля, — настаивал ее отец. — Ты в страшной опасности.

Бернд сказал:

— Он прав. Ганс может вернуться с подкреплением. Нам нужно сделать сейчас то, что мы наметили на завтрашнее утро.

— Хорошо, — согласилась Ребекка.

Она и Бернд побежали наверх в свою комнату. Бернд надел черный вельветовый костюм с белой рубашкой и черным галстуком, словно на похороны. Ребекка тоже оделась во все черное. Они оба надели легкую спортивную обувь. Из-под кровати Бернд достал смотанную кольцом бельевую веревку, которую купил неделей раньше. Он закинул ее через голову, как сумку, потом надел коричневую кожаную куртку, чтобы веревка не была видна. Ребекка надела темное полупальто поверх черной водолазки и черных брюк.

Их одевание заняло всего несколько минут.

Семья ждала в прихожей. Ребекка обняла и поцеловала их всех. Лили плакала.

— Береги себя, — всхлипнула она.

Бернд и Ребекка надели кожаные перчатки и пошли к двери. Помахав всем еще раз на прощанье, они вышли на улицу.


***


Валли следовал за ними на некотором расстоянии.

Ему хотелось увидеть, как они это сделают. Они никому не раскрывали свой план, даже семье. Как сказала мама, если хочешь сохранить тайну, никому не рассказывай. Она и отец строго придерживались этого правила, из чего Валли сделал вывод, что, вероятно, они руководствуются каким-то таинственным опытом времен войны, которым ни с кем не делятся.

Валли сказал родителям, что будет играть на гитаре в своей комнате. Теперь у него был электрический инструмент. Не услышав никаких звуков, они будут думать, что он упражняется, не включая его.

А он тем временем выскользнул через черный ход.

Ребекка и Бернд шли под руку быстрым шагом, но без излишней торопливости, чтобы не привлекать внимание. Было половина девятого, и утренняя дымка начинала рассеиваться. Валли едва поспевал за двумя фигурами. Бельевая веревка слегка выдавалась под одеждой на плече у Бернда. Они не оглядывались, и Валли, идя за ними, беззвучно ступал в своей мягкой спортивной обуви.

Он разглядел, что они были обуты в такую же обувь, но зачем?

Валли волновался и боялся. Какое поразительное утро! Он чуть не свалился с ног, когда отец выдвинул ящик и достал этот чертов пистолет. Старик собирался застрелить Ганса Гофмана! Может быть, отец вовсе не был таким старым слабоумным болваном.

Валли боялся за свою любимую сестру. Вдруг ее убьют через несколько минут. В то же время он сгорал от нетерпения. Если ей удастся бежать, то и ему тоже.

Валли был полон решимости не оставаться в Восточной Германии. После того как он не подчинился запрету отца и пошел в клуб «Миннезингер», у него больше не возникали неприятности: отец сказал, что уничтожение его гитары и без того достаточно серьезное наказание. И все же он продолжал страдать от двойной тирании Вернера Франка и генерального секретаря Вальтера Ульбрихта и намеревался освободиться от них при первой возможности.

Ребекка и Бернд вышли на улицу, которая прямо вела к стене. На дальнем конце виднелись двое пограничников. На утреннем холоде они постукивали ботинками. На плечах у них висели советские автоматы «ППШ-41» с барабанным магазином. Валли не видел шанса перебраться через колючую проволоку на глазах у этих двоих.

Но Ребекка и Бернд свернули с улицы и вошли на кладбище,

Валли не мог идти за ними по дорожкам между могилами: на открытом месте его сразу заметили бы. Он быстро двинулся под прямым углом по пути их следования и оказался позади часовни посередине кладбища. Он выглянул из-за угла. Очевидно, они его не видели.

Он заметил, что они направляются к северо-западной стороне кладбища.

Там тянулся металлический сетчатый забор, а за ним находился задний двор дома.

Ребекка и Бернд перелезли через забор.

Теперь понятно, почему они в кедах, подумал Валли.

А тогда зачем им понадобилась бельевая веревка?


* * *


В зданиях на Бернауэр-штрассе никто не жил, а дома на прилегающих к ней улицах были заселены. На одной из таких улиц Ребекка и Бернд, когда перелезли через забор, оказались на заднем дворе дома в длинном ряду одинаковых, вплотную друг к другу стоящих домов. От конца улицы, перегороженной злополучной стеной, их отделяли еще пять дворов. Они перелезли через второй забор, потом третий, постепенно приближаясь к стене. Ребекка была проворна в свои тридцать лет. Бернд, хотя и старше ее на десять лет, не уступал ей в ловкости — он тренировал школьную футбольную команду. Таким чередом они попали во двор третьего от конца дома.

Раньше они приходили на кладбище, также в черной одежде, якобы для того, чтобы посетить могилу, а на самом деле с целью рассмотреть стоящие поблизости дома. Вид на них оттуда открывался не самый лучший, а брать с собой бинокль они не рисковали, тем не менее они смогли убедиться, что, приложив усилия, можно забраться на крышу третьего дома.

По крышам, по-видимому, можно было добраться до зданий на Бернауэр-штрассе.

Сейчас, когда Ребекка была ближе к цели, ей стало еще страшнее.

По намеченному плану им предстояло сначала забраться на невысокий угольный ящик, затем на пристройку с плоской крышей, а оттуда на подоконник слухового окна. С большого расстояния подъем казался несложным, а вблизи — почти немыслимым.

В дом они войти не могли. Жильцы могли поднять шум, а если бы они этого не сделали, им потом пришлось бы отвечать по всей строгости закона.

Крыши были мокрые от тумана, висевшего в воздухе, и, должно быть, скользкие, но, к счастью, дождь не шел.

— Ты готова? — спросил Бернд.

Стараясь побороть страх, она ответила:

— Да.

— Ты тигрица, — подбодрил он ее.

Они взобрались на угольный ящик, который был высотой по грудь. В мягкой обуви они передвигались почти бесшумно.

Стоя на угольном ящике, Бернд уперся локтями в плоскую крышу пристройки и вскарабкался на нее. Лежа на животе, он подал руки Ребекке и подтянул ее вверх. Они оба встали на крыше. Ребекке показалось, что она на виду у всей округи, но, оглядевшись по сторонам, она увидела лишь одинокую фигуру далеко на кладбище.

Следующий этап был самый трудный. Бернд поставил колено на узкий подоконник. К счастью, занавески на окне были задернуты, так что если в комнате находились люди, они ничего не увидели бы, хотя, услышав шум, могли бы выглянуть в окно. С некоторыми трудностями он поставил второе колено на подоконник. Опершись на плечо Ребекки, он изловчился и встал на ноги. Теперь, стоя твердо на ногах, несмотря на узкую опору, он стал помогать Ребекке.

Она встала на колени на выступе и старалась не смотреть вниз.

Бернд дотянулся до края крутой крыши — их следующей ступени к цели. Забраться на крышу оттуда, где он стоял, ему не удавалось из-за того, что не за что было ухватиться, кроме края шифера. Они уже обсуждали эту проблему. Продолжая стоять на коленях, Ребекка напрягла все свои силы. Бернд поставил одну ногу на ее правое плечо. Держась за край крыши, он переместил весь свой вес на нее. Ей было больно, но она терпела. В следующую секунду его левая нога оперлась на ее левое плечо. Едва сохраняя равновесие, она смогла удержать его несколько мгновений.

Этого было достаточно, чтобы он перекинул ногу на край шифера и перекатился на крышу.

Он распластался всем телом для большей опоры, потянулся вниз рукой в перчатке и схватил воротник пальто Ребекки, а она ухватилась за предплечье Бернда.

Занавески в окне вдруг раздвинулись, и на Ребекку в нескольких сантиметрах от нее уставилось женское лицо.

Женщина завизжала.

Напрягшись, Бернд стал поднимать Ребекку, пока она не смогла закинуть ногу на наклонный край крыши. Потом он подтянул ее к себе.

Когда, как казалось, самое трудное осталось позади, они вдруг начали скользить вниз.

Ребекка раскинула руки и прижала ладони в перчатках к шиферу, пытаясь затормозить скольжение. Бернд делал то же самое. Но они продолжали съезжать, медленно, но неудержимо — йотом кеды Ребекки уперлись в водосток. Как опора он был недостаточно надежным, но их скольжение прекратилось.

— Кто там кричал? — с тревогой спросил Бернд.

— Женщина в окне увидела меня. Но я не думаю, чтобы ее крик могли услышать на улице.

— Но она могла всполошить весь дом.

— Ничего не поделаешь. Давай двигаться дальше.

Боком они поползли по краю крыши. Дома были старыми, и у некоторых шиферных плит откололись куски. Ребекка старалась сильно не опираться ногами на прогибавшийся водосток. Их продвижение было мучительно медленным.

Она представила себе, как женщина в доме разговаривает со своим мужем. «Если мы ничего не будем делать, нас обвинят в соучастии. Мы можем сказать, что крепко спали и ничего не слышали, но нас, так или иначе, арестуют. И даже если мы вызовем полицию, нас могут арестовать по подозрению. Когда происходит что-то из ряда вон выходящее, они арестовывают всех подряд. Лучше не высовываться. Я задерну шторы».

Простые люди избегали контактов с полицией, но женщина у окна могла быть не из простых смертных. Если она или ее муж были членами партии, имели хорошую работу и привилегии, они были бы избавлены в некоторой степени от произвола полиции, и в этом случае они непременно поднимут шум.

Но время шло, и Ребекка не слышала никакой суматохи в доме. Вероятно, Ребекка и Бернд отделались легким испугом.

Они доползли до угла крыши. Распластавшись, Бернд пополз вверх, пока не ухватился за конек крыши. Сейчас он мог держаться крепче, но появился риск, что его пальцы в черных перчатках могут заметить полицейские на улице.

Он повернул за угол и пополз дальше, с каждой секундой приближаясь к Бернауэр-штрассе и к свободе.

Ребекка двигалась за ним. Она оглянулась через плечо, чтобы убедиться, не видит ли кто-нибудь ее и Бернда. Их темная одежда была незаметна на фоне серого шифера, но они не были невидимками. Следил ли кто-нибудь за ними? Она могла видеть дворики позади домов и кладбище. Темная фигура, которую она видела минутой раньше, сейчас бежала от часовни к воротам кладбища. Холодный страх зашевелился у нее в животе. Видел ли их этот человек и не бежит ли он, чтобы предупредить полицию?

На какое-то мгновение ей стало страшно, но потом фигура показалась ей знакомой.

— Валли? — удивилась она.

Что он затевает? Он явно шел по пятам за ней и Берндом

Но с какой целью? И куда он так торопился? В ситуации, в которой они находились, ей оставалось только со страхом ждать, что будет дальше.

Они добрались до тыльной стены многоквартирного здания на Бернауэр-штрассе.

Окна были заколочены досками. Бернд и Ребекка продумывали такой вариант: выломать доски и проникнуть в дом, потом выломать доски на окне со стороны фасада и выбраться на улицу, но они поняли, что так поднимут слишком много шума, работа будет трудной и займет много времени. По их предположениям, легче будет перебраться через верх.

Конек крыши, на которой они находились, был на уровне водостоков высокого соседнего здания, поэтому они могли легко переступить с одной крыши на другую.

Теперь они будут в поле зрения пограничников с автоматами на прилегающей улице внизу.

Наступал самый рискованный момент.

Бернд пополз вверх по крыше дома к коньку, сел на него верхом, потом вскарабкался на более высокую крышу многоквартирного дома и стал продвигаться к ее верхней части.

Ребекка следовала за ним. Сейчас она с трудом дышала. Колени были в царапинах, плечи болели, после того как Бернд стоял на них.

Сидя верхом на крыше низкого дома, она огляделась. Она находилась в поле зрения полицейских на улице. Они прикуривали, и если бы кто-нибудь из них посмотрел вверх, все было бы кончено. Она и Бернд стали бы отличной мишенью.

Но теперь они были всего в нескольких шагах от свободы.

Она привстала, чтобы перелезть на крышу впереди нее. Под левой ногой вдруг пропала опора. Ее кеда скользнула, и она рухнула на конек, сильно ударившись пахом. От неожиданности она вскрикнула и едва не потеряла равновесие.

К несчастью, отвалившаяся черепица заскользила по крыше, перелетела через водосток и упала на мостовую, с треком расколовшись.

Полицейские услышали удар и посмотрели на упавшую черепицу.

Ребекка застыла.

Полицейские стали озираться по сторонам. В любой момент они могли догадаться, что плитка упала с крыши, и тогда они посмотрят наверх. Но прежде чем это произошло, в одного изних попал камень. И тут же Ребекка услышала голос брата, который крикнул:

— Все полицейские подонки!


* * *


Валли поднял второй камень и кинул в полицейских, но промахнулся.

Дразнить восточногерманских полицейских было убийственно глупо, он знал это. Его могли арестовать, избить и посадить за решетку. Но он должен был сделать это.

Оценив обстановку, он сообразил, что Бернд и Ребекка у всех на виду. Полицейские заметят их в любую секунду. Они без промедления стреляли в перебежчиков. Расстояние до цели было небольшое Ш около 15 метров. Оба беглеца будут за секунды изрешечены автоматными пулями.

Если не отвлечь внимание полицейских.

Они были ненамного старше Валли. Ему шестнадцать, а им от силы лет двадцать. Они в растерянности смотрели по сторонам, держа во рту только что зажженные сигареты, и никак не могли сообразить, почему раскололась черепица и кто бросил два камня.

Свиные рыла! — выкрикнул Валли. — Придурки! Ваши матери шлюхи!

И тогда они его увидели. Он был метрах в тридцати и хорошо различим, несмотря на утреннюю дымку. Как только он попался им на глаза, они двинулись к нему.

Он отступил назад.

Тогда они побежали.

Валли повернулся и бросился наутек.

У кладбищенских ворот он оглянулся. Один из полицейских остановился, очевидно, сообразив, что они вдвоем не должны покидать пост у стены, чтобы гнаться за кем-то, кто просто бросил камни. Им еще не приходило в голову, почему кто-то совершил такой безрассудный поступок.

Второй полицейский встал на колено и прицелился.

Валли юркнул в ворота кладбища.


* * *

Бернд накинул петлю бельевой веревки на кирпичную трубу, натянул ее и для верности завязал еще один узел.

Ребекка лежала на коньке крыши, смотрела вниз и тяжело дышала. Она видела, что один полицейский бежит за Валли по улице, а Валли удирает через кладбище. Второй полицейский возвращался на свой пост, но, к счастью, он все время оглядывался назад, на своего напарника. Ребекка не знала, то ли радоваться, то ли огорчаться, что ее брат рискует своей жизнью, чтобы отвлечь внимание полиции еще на несколько решающих секунд.

Она посмотрела в другую сторону, на свободный мир. На Бернауэр-штрассе, на дальнем конце, улицы мужчина и женщина стояли и смотрели на нее, переговариваясь между собой.

Держась за веревку, Бернд сел и съехал по западному скату крыши до самого края. Потом он дважды обмотал бельевую веревку вокруг груди и под мышкой, оставив большой конец длинной примерно 15 метров. Сейчас он мог свеситься с края крыши, удерживаемый веревкой, привязанной к трубе.

Он вернулся к Ребекке и сел на конек.

— Сядь прямо, — сказал он.

Обвязав ее свободным концом бельевой веревки, он завязал узел. Он крепко держал веревку руками в перчатках.

Ребекка в последний раз бросила взгляд на Восточный Берлин. Она увидела, как Валли быстро перелезает через забор в дальнем конце кладбища. Он перебежал дорогу и скрылся в боковой улице. Полицейский прекратил преследование и вернулся назад.

Потом он случайно поднял голову, посмотрел на крышу многоквартирного дома и раскрыл рот от удивления.

Он не мог не увидеть Ребекку. Она и Бернд были отчетливо видны на фоне неба сидящими верхом на крыше.

Полицейский закричал, показал пальцем на них и бросился бежать.

Ребекка перевалилась через конек и медленно съехала вниз по скату крыши, пока ее кеды не коснулись водостока на фасадной стороне.

Она услышала автоматную очередь.

Бернд встал во весь рост рядом с ней, обвязанный веревкой, которая была привязана к трубе.

Ребекка почувствовала, что он принимает ее вес на себя.

Полетели, подумала она.

Она перекатилась через водосток и повисла в воздухе.

Веревка сильно сдавливала ее грудную клетку выше грудей. Какой-то момент она раскачивалась на веревке, но Бернд стал постепенно отпускать ее, и Ребекка короткими рывками опускалась все ниже и ниже.

Они отрабатывали спуск в доме родителей. Бернд спускал ее из самого высокого окна до земли на заднем дворе. Он говорил, что рукам было больно, но в хороших перчатках он справлялся с задачей. Тем не менее он просил ее по возможности делать короткие остановки на подоконнике, чтобы он мог отдохнуть.

Она услышала ободряющие возгласы и догадалась, что на Бернауэр-штрассе, на западной стороне стены, собралась толпа сочувствующих людей.

Под собой она видела тротуар и колючую проволоку вдоль фасада здания. Что, она уже в Западном Берлине? Пограничная полиция стреляла в любого на восточной стороне, но им были даны строгие указания не стрелять в сторону Запада, поскольку Советы не хотели никаких дипломатических инцидентов. Сейчас же она висела как раз над колючей проволокой, ни на одной стороне, ни на другой.

Она услышала еще одну автоматную очередь. Где сейчас полицейские и в кого они стреляют? Она подумала, что они попытаются забраться на крышу и застрелить ее и Бернда, пока не будет слишком поздно. Если они проделают тот же трудный путь, что и преследуемые, они не успеют их догнать. Но могут сэкономить время, если войдут в здание и просто побегут по лестницам.

Она была уже почти там. Ее ноги коснулись колючей проволоки. Она оттолкнулась от стены, но амплитуда была недостаточной, чтобы миновать проволочное заграждение. Ребекка почувствовала, что колючки раздирают брюки и больно царапают ноги. И тогда к ней на помощь подбежала толпа: люди поддержали ее, отцепили от колючей проволоки, развязали веревку на ее груди и поставили на землю.

Встав на ноги, она сразу посмотрела вверх. Бернд находился на краю крыши, ослабляя веревку, намотанную вокруг грудной клетки. Ребекка отступила немного назад. Чтобы лучше видеть. Полицейские еще не забрались на крышу.

Бернд, крепко держась за веревку, шагнул назад с крыши. Он спускался медленно по стене, постепенно отпуская веревку. Это было очень трудно, потому что весь его вес приходился на руки, которыми он держался за веревку. Он тренировался дома, спускаясь по задней стене дома ночью, когда его никто не видел. Но это здание было выше.

Толпа на улице подбадривала его.

И тогда на крыше появился полицейский.

Бернд начал спускаться быстрее, рискуя сорваться с веревки

Кто-то крикнул:

— Принесите одеяло!

Ребекка понимала, что его просто не успеют принести.

Полицейский нацелил автомат на Бернда, но стрелять не стал. Он не мог открывать огонь в сторону Западной Германии. Кроме беглецов он мог попасть в других людей. Из-за такого инцидента могла начаться война.

Был ли нож у полицейского?

Вероятно, нет.

Потом его осенило. Он приставил ствол автомата к натянутой веревке и произвел одиночный выстрел.

Ребекка вскрикнула.

Веревка порвалась, и Бернд камнем полетел вниз.

Толпа бросилась врассыпную.

Бернд упал на тротуар с отвратительно глухим ударом и затих.


* * *


Тремя днями позже Бернд открыл глаза, посмотрел на Ребекку и произнес:

— Привет.

Ребекка проговорила:

— Слава богу.

Все это время она ужасно волновалась. Врачи говорили ей, что он придет в сознание, но она не могла поверить в это, пока сама не увидела. Он перенес несколько операций, а в перерыве между ними ему давали в большом количестве лекарственные средства. Сейчас она впервые увидела на его лице осознанное выражение.

Сдерживая слезы, она наклонилась над больничной койкой и поцеловала его в губы.

— Ты вернулся, — произнесла она. — Я так рада.

— Что случилось? — спросил он.

— Ты упал.

Он кивнул:

— Крыша. Я помню. А дальше?

— Полицейский перебил веревку.

Он посмотрел вдоль своего тела.

— Я в гипсе?

Она с нетерпением ждала, когда он придет в себя, но в то же время ей было страшно представить, как это произойдет.

— Ниже поясницы.

— Я… Мои ноги не двигаются. Я не чувствую их. — В его голосе звучали нотки отчаяния. — Мне ампутировали ноги?

— Нет. — Ребекка глубоко вздохнула. — У тебя сломаны кости ног, и ты их не чувствуешь, потому что спинной мозг частично разорван.

Бернд на некоторое время задумался и потом спросил:

— Он заживет?

— Врачи говорят, что нервы могут срастить, но это будет нескоро.

— Так что…

— Так что некоторые функции ниже пояса со временем восстановятся. Но больницу тебе придется покинуть в кресле-каталке.

— Они не говорят, сколько времени это займет?

— Они говорят… — Она старалась не заплакать. — Ты должен быть готов к тому, что так останется навсегда.

Он отвернулся.

— Я калека.

— Но мы свободны. Ты в Западном Берлине. Нам удалось бежать.

— Бежать и оказаться в инвалидном кресле.

— Не надо так думать.

— Что я буду делать?

— Я все решила. — Ее голос звучал уверенно, более уверенно, чем она это чувствовала. — Мы поженимся, и ты будешь преподавать, как раньше.

— Сомнительно.

— Я уже звонила Ансельму Веберу. Ты помнишь, он директор школы в Гамбурге. У него есть места для нас обоих, с сентября.

— Учитель в кресле-каталке?

— Какое это имеет значение? Ты можешь объяснять физику так, что будет понятно самому тупому ученику в классе. Для этого ноги не нужны.

— Тебе хочется выйти замуж за калеку?

— Нет, — сказала она. — Но я хочу выйти замуж за тебя. И я это сделаю.

Он заговорил резким тоном:

— Ты не можешь выйти замуж за человека, у которого отсутствуют функции ниже пояса.

— Послушай меня. — Она выговаривала слова твердо и решительно. — Три месяца назад я не знала, что такое любовь. Я только сейчас нашла тебя и не собираюсь терять. Мы бежали из ада, мы уцелели, и мы будем жить. Мы поженимся, будем преподавать в школе и любить друг друга.

— Я не знаю.

— Я хочу от тебя только одного, — добавила она. — Ты не должен терять надежды. Вместе мы справимся со всеми трудностями и решим все проблемы. Я смогу вынести все невзгоды, до тех пор пока ты со мной. Обещай мне, Бернд, что ты никогда не сдашься. Никогда.

Наступила длинная пауза.

— Обещай, — повторила она.

Он улыбнулся:

Ты тигрица, — сказал он.

Часть третья

ОСТРОВ


1962 год

Глава четырнадцатая


Димка и Валентин катались на чертовом колесе в парке Горького с Ниной и Анной.

После того как Димку вызвали из кемпинга, Нина познакомилась с каким-то инженером и встречалась с ним несколько месяцев, но потом они расстались, и сейчас она была снова свободна. Тем временем Валентин и Анна сошлись: он проводил ночи в квартире девушек почти каждый уик-энд. Валентин пару раз говорил Димке, что спать то с одной женщиной, то с другой — это нормальный этап в жизни мужчин, когда они молоды.

Эх, если бы мне так везло, думал Димка.

В первый теплый уик-энд короткого московского лета Валентин предложил устроить двойное свидание. Димка охотно согласился. Нина была энергичной и умной, она бросала ему вызов, и это нравилось ему. Но самое главное, она была сексуальна. Он часто вспоминал, как увлеченно она целовала его. Ему очень хотелось повторения этого. Он представлял, как напряглись ее соски в холодной воде. Интересно, думал он, помнит ли она тот день, что они провели на озере.

Его проблема состояла в том, что он не умел с такой легкостью, как Валентин, находить подход к девушкам. Валентин говорил всякую всячину, чтобы завлечь девушку в постель. Димка считал недостойным добиваться чего-то от людей хитростью или напором. Он также полагал, что если кто-то говорил «нет», с этим нужно считаться, в то время как Валентин всегда воспринимал «нет» как «может быть, еще нет».

Парк Горького был оазисом в пустыне неистового коммунизмма, местом, где москвичи могли непринужденно веселиться Люди одевались во все лучшее, покупали мороженое и сладости знакомились и целовались в кустах.

Анна притворялась, что ей очень страшно на чертовом колесе а Валентин, подыгрывая ей, обнимал ее за талию и говорил ей что это совершенно безопасно. Нина не испытывала никакого дискомфорта и не выказывала беспокойства, что Димка предпочитал наигранному испугу, но это не давало ему шансов на интим.

Нина отлично выглядела в платье спортивного покроя, с оранжевыми и зелеными полосками. Вид сзади был особенно соблазнительный, подумал Димка, когда они спускались с колеса. Для этого свидания ему удалось достать пару американских джинсов и синюю рубашку в клетку. В обмен он дал два билета в Большой театр на балет «Ромео и Джульетта», от которых отказался Хрущев.

— Что ты делал, с тех пор как мы виделись последний раз? — спросила его Нина, когда они прогуливались по парку и пили теплый апельсиновый сок, купленный в палатке.

— Работал, — ответил он.

— И все?

— Я обычно прихожу на работу за час до Хрущева, чтобы посмотреть, все ли приготовлено для него: нужные ему документы, зарубежные газеты, различные папки. Он часто работает до позднего вечера, и я редко ухожу до него. — Ему хотелось рассказать о работе так, чтобы всем стало ясно, что она интересная. — У меня на что-нибудь еще не остается времени.

— Он и в университете был таким же: работа, работа, работа, — вставил Валентин.

Нине не приходило в голову, что у Димки скучная жизнь.

— Ты правда видишь товарища Хрущева каждый день?

— Почти каждый.

— Где ты живешь?

— В Доме правительства. — Это был многоквартирный дом недалеко от Кремля.

— Здорово.

— С мамой, — добавил он.

— Я бы стала жить с мамой в таком доме.

— Моя сестра тоже жила с нами. Сейчас она на Кубе. Она корреспондент ТАСС.

— Мне бы хотелось побывать на Кубе, — задумчиво сказала Нина.

— Это бедная страна.

— Какое это имеет значение, если там нет зимы. Представь себе: танцевать на пляже в январе.

Димка кивнул. Он восторгался Кубой, но по другому поводу. Революция Кастро показала, что косно-ортодоксальная советская система — не единственно возможная форма коммунизма. У Кастро новые, иные идеи.

— Думаю, Кастро удержится у власти, — заметил он.

— А почему он не должен удержаться?

— Американцы один раз уже попытались сунуться туда. На Плайя-Хирон они потерпели крах, но они попробуют еще раз, с более многочисленной армией — возможно в 1964 году, когда президент Кеннеди пойдет на переизбрание.

— Это ужасно! И ничего нельзя сделать?

— Кастро хочет заключить мир с Кеннеди.

— Ему это удастся?

— Пентагон против этого, и конгрессмены-консерваторы недовольно пыхтят, так что сама идея движется в никуда.

— Мы должны поддержать кубинскую революцию.

— Я согласен, но наши консерваторы тоже недолюбливают Кастро. Они не уверены, что он настоящий коммунист.

— И что будет?

— Это зависит от американцев. Они могут оставить Кубу в покое. Но я не думаю, что у них достанет ума. Полагаю, они будут и дальше строить козни против Кастро, пока он не поймет, что ему ничего не остается, как искать помощи у Советского Союза. Так что рано или поздно он попросит нас о защите.

— Что мы сможем сделать?

— Хороший вопрос.

Валентин перебил их:

— Я хочу есть. У вас дома найдется что-нибудь пожевать?

— Конечно, — отозвалась Нина. — Я купила свиную грудинку, ее можно потушить.

— Тогда чего мы ждем? По дороге мы с Димкой купим пива.

Они поехали на метро. Дом, в котором жили девушки, находился в ведении профсоюза сталелитейщиков, где они работали. Их квартира была небольшой: спальня с двумя кроватями, гостиная с диваном, перед которым стоял телевизор, кухня с маленьким обеденным столом и ванная. Димка догадался, что кружевные подушки на диване, искусственные цветы в вазе на телевизоре — заслуга Анны, а Нина купила занавески в полоску и горные пейзажи на стену

Димке не давала покоя мысль о спальне. Если Нина захочет спать с ним, неужели двум парам придется заниматься любовью в одной комнате? Такое случалось в переполненном общежитии, когда Димка был студентом университета. Тем не менее такая идея ему не нравилась. Помимо всего прочего, он не хотел, чтобы Валентин знал, насколько он был неопытен в этих делах.

Он не представлял, где спала Нина, когда Валентин оставался у них. Потом он заметил небольшую стопку одеял на полу в жилой комнате, и он заключил, что она спала на диване.

Нина положила грудинку в кастрюлю, Анна порезала большую репу, Валентин разложил на столе столовые приборы и расставил тарелки, а Димка разлил пиво. Все, кроме Димки, как будто знали, что должно было произойти потом. Он немного нервничал, но продолжал заниматься своим делом.

Нина поставила на поднос тарелки с закусками: маринованными грибами, блинами, колбасой и сыром. Пока тушилась грудинка, они пошли в гостиную. Нина села на диван и похлопала рукой рядом с собой, показывая, чтобы Димка расположился там. Валентин опустился в кресло, Анна села на полу у его ног. Они слушали музыку, звучавшую по радио, и пили пиво. Нина положила в кастрюлю разные травы, и их аромат пробудил у Димки голод.

Они говорили о своих родителях. Родители Нины развелись, отец и мать Валентина жили отдельно, а Анины — ненавидели друг друга.

— Моя мать не любила моего отца, — сообщил Димка. — И я тоже. Никто не любит кагэбэшников.

— Я один раз побывала замужем, и хватит, — проговорила Нина. — Вы знаете хоть кого-нибудь, кто был бы счастлив в браке?

— Да, — оживился Димка. — Мой дядя Володя. Скажу я вам, моя тетя Зоя была бесподобна. Она физик, а выглядит как кинозвезда. Когда я был маленький, я называл ее журнальной тетей, потому что она напоминала невероятно красивых женщин на журнальных фото.

Валентин поглаживал Анну по волосам, и она положила голову ему на колени, как посчитал Димка, в эротической манере. Ему хотелось прикоснуться к Нине, и она, конечно, не возражала бы — зачем тогда было приглашать его в их квартиру? — но он не решался и стеснялся. Ему хотелось, чтобы она что-то сделала — ведь она же опытная. Но она, казалось, была довольна, что слушает музыку и пьет пиво. На ее губах играла легкая улыбка.

Наконец ужин был готов. Грудинка удалась на славу — Нина показала себя хорошим поваром. Мясо ели с черным хлебом.

Когда они закончили еду и убрали со стола, Валентин и Анна пошли в спальню и закрыли дверь.

Димка пошел в ванную. Лицо в зеркале над раковиной не отличалось красотой. Главное его достоинство — большие голубые глаза. Его темно-каштановые волосы были коротко подстрижены на военный манер, под стать молодому аппаратчику. Он выглядел как серьезный молодой человек, чьи мысли никак не вязались с сексом.

Он нащупал презерватив в кармане. Такие изделия были в дефиците, и ему пришлось побегать, чтобы купить несколько штук. Он не соглашался с мнением Валентина, что беременность — это проблема женщины. Секс для него будет не в радость, если он будет думать, что из-за него девушке придется либо рожать, либо делать аборт.

Он вернулся в гостиную. К его удивлению, Нина стояла в пальто.

— Я думала, что провожу тебя до станции метро, — сказала она.

Димка пришел в недоумение:

— Зачем?

— Ты, наверное, не знаешь этого района, а мне не хотелось бы, чтобы ты плутал.

— Нет, я не пойму, почему ты хочешь, чтобы я ушел?

— А что ты стал бы делать?

— Я бы хотел остаться и целовать тебя.

Нина засмеялась:

— Как видно, недостаток изощренности у тебя возмещается энтузиазмом.

Она сняла пальто и села.

Димка сел рядом с ней и нерешительно поцеловал ее.

В ответ она поцеловала его с неподдельным желанием. Он понял с нарастающим волнением, что ей безразлично, опытный ли он или нет. Вскоре он нетерпеливо принялся расстегивать ее платье. У нее были замечательные большие груди. Они заключались в ужасно утилитарный бюстгальтер, но она сняла его и предложила их для поцелуев. После этого дело пошло быстро.

Когда настал ответственный момент, она легла на диван положив голову на подлокотник и поставив одну ногу на пол. Она с такой готовностью приняла это положение, что Димка подумал, что она делала это и раньше.

Он торопливо достал презерватив и стал вытаскивать его из пакетика, но она остановила его:

— Не надо этого.

Димка удивился:

— Как так?

— Я не могу иметь детей. Врачи сказали. Поэтому мой муж развелся со мной.

Он бросил презерватив на пол и лег на нее.

— Потихоньку, — сказала она, направляя его внутрь.

Я сделал это, подумал Димка, наконец-то я не девственник.


* * *


Это был быстроходный катер типа тех, на которых раньше контрабандой перевозили спиртные напитки: длинный и узкий, скоростной и страшно неудобный для пассажиров. Он несся по Флоридскому проливу со скоростью восемьдесят узлов, ударяясь в каждую волну с такой же силой, с какой машина сносит на ходу деревянный забор. Шестеро человек на борту были пристегнуты ремнями, потому что только так можно было сидеть в относительной безопасности в катере с открытым верхом, несущемся на такой скорости. В небольшом трюме находились автоматы МЗ, пистолеты и зажигательные шашки. Катер держал курс в направлении Кубы.

Джордж Джейкс вообще-то случайно оказался здесь.

Он смотрел на освещенную луной воду, чувствуя, что его укачивает. Четверо были кубинцами, жившими в изгнании в Майами, — Джордж знал только их имена. Они ненавидели коммунизм, ненавидели Кастро и каждого, кто не соглашался с ними. Шестой был Тим Теддер.

Все началось, когда Теддер вошел в комнату в министерстве юстиции. Он держался немного фамильярно, и Джордж догадался, что он из ЦРУ, хотя официально числился «в отставке» и работал консультантом по безопасности.

Кроме Джорджа, в комнате никого не было, и он вежливо спросил:

— Могу ли я вам чем-нибудь помочь?

— Я пришел на совещание по «Мангусту».

Джордж слышал об операции «Мангуст», к которой имел отношение не заслуживающий доверия Деннис Уилсон, но всех деталей не знал.

— Проходите, — сказал он и показал на стул.

Теддер вошел с картонной папкой под мышкой. Он был лет на десять старше Джорджа, но выглядел так, словно оделся в 1940-х годах: на нем был двубортный костюм, и его волнистые волосы с косым пробором блестели от бриллиантина.

— Деннис должен вот-вот прийти, — сказал Джордж.

— Благодарю.

— Как идут дела? Я имею в виду «Мангуста».

Теддер насторожился и ответил:

— Я доложу на совещании.

— Я там не буду. — Джордж посмотрел на часы. Он намекал, что якобы был приглашен, а спрашивает только из любопытства. — У меня совещание в Белом доме.

— Досадно.

Джордж вспомнил некоторые подробности подготовки к операции.

— По первоначальному плану вы должны осуществлять второй этап: наращивание давления.

Лицо Теддера прояснилось, поскольку он понял, что Джордж в курсе дел.

— Вот доклад. — Он открыл картонную папку.

Джордж делал вид, будто знает больше, чем знал на самом деле. В соответствии с проектом «Мангуст» предусматривалось оказывать помощь антикоммунистически настроенным кубинским повстанцам совершить контрреволюционный переворот. У плана имелся поэтапный график. Кульминацией должно было стать свержение Кастро в октябре того года, как раз перед промежуточными выборами в конгресс. Предполагалось, что подготовленные ЦРУ группы вторжения будут вести организационную политическую работу и антикастровскую пропаганду.

Теддер дал Джорджу два листа бумаги. С видом не очень заинтересованного человека Джордж спросил:

Все идет по графику?

Теддер избежал прямого ответа.

— Сейчас нужно усиливать давление, — сказал он. — Распространением листовок, высмеивающих Кастро, не достичь того, чего мы хотим.

— Каким образом можно усилить давление?

— Как раз об этом здесь и идет речь. — Теддер показал на бумаги. Джордж взглянул на них. То, что он прочитал, превосходило

его предположения. ЦРУ предлагало взрывать мосты, организовывать диверсии на нефтеперегонных заводах, электростанциях, сахарных заводах и на торговом флоте.

В этот момент вошел Деннис Уилсон. Ворот его сорочки был расстегнут, галстук ослаблен, рукава засучены, как у Бобби, заметил Джордж; но его редеющие волосы никогда не сравнятся с пышной шевелюрой Бобби. Увидев, что Теддер разговаривает с Джорджем, он удивился и насторожился.

Джордж заметил Теддеру:

— Если вы взорвете нефтеперегонный завод и погибнут люди, все, кто здесь, в Вашингтоне, одобрил этот проект, будут виновны в убийстве.

Деннис Уилсон строгим голосом спросил у Теддера:

— Что вы ему сказали?

— Я думал, он имеет доступ к секретной информации, — ответил Теддер.

— Да, я имею доступ, — отозвался Джордж. — Такой же, как Деннис. — Он повернулся к Уилсону: — Почему ты так тщательно скрывал это от меня?

— Потому что я знал, что ты сделаешь из этого проблему.

— И ты был прав. Мы с Кубой не воюем. А так — это убийство.

— Воюем, — вставил Теддер.

— Вот как? — возмутился Джордж. — Значит, если Кастро пошлет агентов сюда, в Вашингтон, и они взорвут завод и убьют твою жену, это не будет считаться убийством?

— Не говори глупости.

— Помимо того, что это — убийство, ты представляешь, какая поднимется вонь, если все это всплывет наружу? Будет международный скандал! Представь себе, как Хрущев в ООН будет требовать от нашего президента прекратить финансирование международного терроризма. Подумай о статьях в «Нью-Йорк тайме». Бобби может подать в отставку. А как насчет кампании по переизбранию президента? Кто-нибудь задумывался о политических последствиях всего этого?

— Конечно, мы задумывались. Поэтому это совершенно секретно.

— И как это будет осуществляться? — Джордж перевернул страницу. — Невероятно! — Вы хотите ликвидировать Фиделя Кастро отравленными сигарами!

— Ты не входишь в группу по подготовке этого проекта, — сказал Уилсон. — Поэтому забудь об этом.

— Не собираюсь. Я иду к Бобби со всем этим.

Уилсон засмеялся:

— Ты что — ополоумел? Он возглавляет его.

Джордж был обескуражен.

И все же он пошел к Бобби, который спокойно сказал:

— Отправляйся на Майами и посмотри, как идет подготовка к операции, Джордж. Пусть Теддер введет тебя в курс дела. Вернешься и поделишься со мной своими мыслями.

Так Джордж оказался в новом большом лагере ЦРУ во Флориде, где кубинских эмигрантов готовили к операции вторжения. И тогда Теддер предложил:

— А не примешь ли ты тоже участие в операции? Увидишь все своими глазами.

Это был вызов, и Теддер не ожидал, что Джордж примет его. Но Джордж понял, что если он откажется, то проявит слабость. Сейчас он был на высоте положения, поскольку выступал против «Мангуста» из моральных и политических соображений. Если он откажется участвовать в рейде, его сочтут трусом. И он не мог не воспользоваться моментом, чтобы доказать свою смелость. Итак, по своей глупости, он проговорил:

— Да. Ну а как вы?

Это удивило Теддера, и Джорджу стало ясно, что тот предпочел бы не принимать предложение. Но сейчас и ему был брошен вызов. Грег Пешков назвал бы это соревнованием по плевкам в длину. И Теддер тоже почувствовал, что не может отступать. Хотя, подумав, добавил:

— Конечно, мы не скажем Бобби, что ты будешь с нами.

Вот так Джордж оказался на борту быстроходного катера. Жаль, думал он, что президент Кеннеди увлекается шпионскими романами английского писателя Яна Флеминга. Президент, наверное, полагает, что Джеймс Бонд способен спасти мир не только в детективах, но и в реальности. Бонд имеет право на убийство. Это полная чушь. Никто не имеет право на убийство.

Их целью был небольшой городок Ла-Исабела на узком полуострове, торчавшем, как палец, на северном побережье Кубы. Это был порт, единственным занятием которого была торговля. Перед ними стояла задача взорвать портовые сооружения.

Они должны были прибыть на место с рассветом. Когда небо на востоке начало сереть, шкипер Санчес приглушил мощный двигатель, и его рев стих до негромкого урчания. Санчес хорошо знал этот берег: его отец до революции владел сахарной плантацией поблизости. На тусклом горизонте начал вырисовываться силуэт города; и шкипер остановил двигатель и опустил в воду пару весел.

Прилив сносил их к городу; весла понадобились только для руления. Санчес точно рассчитал место высадки. Стали видны бетонные пирсы. За ними Джордж разглядел смутные очертания складов с островерхими крышами. В порту крупных судов не было: кое-где вдоль берега были пришвартованы небольшие рыбацкие суденышки. Легкий прибой шуршал у берега; а так кругом стояла тишина. Катер бесшумно уткнулся в пирс.

Открыли трюм, и люди стали разбирать оружие. Теддер протянул Джорджу пистолет. Тот покачал головой.

— Держи, — сказал Теддер. — На всякий случай.

Джордж догадывался, к чему клонит Теддер. Он хотел, чтобы Джордж запачкал руки кровью. В таком случае он не сможет критиковать операцию «Мангуст». Но Джорджа было не просто провести.

— Нет, благодарю, — отрезал он. — Я здесь наблюдатель, и только.

— Я командую этой операций, и я тебе приказываю.

— А я тебе говорю: отстань.

Теддер больше не настаивал.

Санчес привязал катер, и они все молча вышли на берег. Санчес показал на ближайший склад, казавшийся также самым большим — они все побежали к нему. Джордж бежал позади всех.

Никого вокруг не было видно. Джордж различил невдалеке ряд домов, по виду не намного лучше, чем деревянные лачуги.

Привязанный ишак щипал жидкую траву на обочине грязной дороги. Единственным транспортным средством в поле зрения был ржавый пикап 1940-х годов. На всем вокруг лежала печать бедности, хотя раньше это был оживленный порт. Как догадался Джордж, он пришел в упадок после введенного президентом Эйзенхауэром эмбарго на торговлю между СШ А и Кубой в 1960 году.

Где-то залаяла собака.

Склад представлял собой деревянное строение с заржавевшей железной крышей и без окон. Санчес обнаружил небольшую дверь и ударом ноги открыл ее. Они все вбежали внутрь. Там ничего не было, кроме разбросанных в беспорядке пустых ящиков, картонных коробок, мешков, обрывков веревки и шнура, а также порванные сети.

— То, что надо, — процедил сквозь зубы Санчес.

Четверо кубинцев разбросали по полу зажигательные шашки, которые вспыхнули через несколько мгновений. Разбросанный хлам моментально загорелся. Долго ждать не пришлось, прежде чем занялись и стены. Все выбежали наружу.

Вдруг кто-то крикнул по-испански:

— Эй! Что вы здесь делаете?

Джордж оглянулся и увидел седовласого кубинца в каком-то подобии формы. По годам он явно не годился, чтобы быть солдатом или полицейским, поэтому Джордж догадался, что это ночной сторож. Он был в сандалиях. Но на поясе у него висел пистолет. Сторож начал расстегивать кобуру.

Прежде чем он успел вытащить пистолет, Санчес выстрелил в него. Кровь растеклась на белой форменной рубашке, и человек упал навзничь.

— Уходим, — выкрикнул Санчес, и пятеро человек побежали к катеру.

Джордж наклонился над стариком. Его невидящие глаза смотрели в светлеющее небо.

— Ты что застрял? — раздался позади Джорджа резкий голос Теддера.

Несколько мгновений кровь толчками вытекала из раны на груди, а потом стала сочиться тоненькой струйкой. Джордж пощупал пульс — он отсутствовал. По крайней мере, человек умер быстро.

Пламя в складе быстро разгоралось, и Джордж почувствовал пышущий оттуда жар.

— Джордж, мы оставим тебя здесь, — выкрикнул Теддер.

С громким ревом завелся двигатель катера.

Джордж закрыл глаза умершего и выпрямился. Несколько секунд он стоял в неподвижности, опустив голову. Потом он побежал к пирсу.

Как только он поднялся на борт, катер рванулся от пирса и понесся по заливу. Джордж пристегнулся ремнем.

Теддер закричал ему в ухо:

— Какого черта ты себе позволяешь?

— Мы убили невинного человека, — крикнул в ответ Джордж. — Я думал, он заслуживает мало-мальского уважения.

— Он работал на коммунистов!

— Он был ночным сторожем и, возможно, представления не имел, что такое коммунизм.

— Ты долбаный слюнтяй.

Джордж оглянулся назад. Склад превратился в гигантский костер. Вокруг суетились люди, вероятно, пытаясь загасить пламя. Джордж отвернулся, стал смотреть на море впереди себя и больше не оглядывался.

Когда они добрались до Майами и встали на твердую землю, Джордж сказал Теддеру:

— Когда мы были в море, ты назвал меня слюнтяем. — Он знал, что это было глупо, так же глупо, как отправиться в рейд, но гордость не позволяла ему снести унижение. — Сейчас, когда мы на твердой земле и нас ничто не стесняет, ты можешь повторить то, что сказал?

Теддер вперился в него взглядом. Теддер был выше Джорджа, но не так широк в плечах, как он. Должно быть, он имел навык самообороны без оружия, и Джордж видел, что он взвешивает шансы. В это время кубинцы равнодушно смотрели на них.

Теддер скользнул глазами по изуродованному уху Джорджа и сказал:

— Думаю, мы забудем об этом.

— И я тоже, — проговорил Джордж.

В самолете, летевшем в Вашингтон, он набросал коротким доклад Бобби, в котором отмечал, что, на его взгляд, операция «Мангуст» не нринесет результата, поскольку нет никаких признаков того, что народ Кубы, в отличие от эмигрантов, не хочет свержения Кастро. Кроме того, операция несет в себе угрозу мировому престижу США, поскольку вызовет антиамериканские настроения, если она станет достоянием гласности. Когда он вручал доклад Бобби, то коротко сказал:

— «Мангуст» никуда не годен и опасен.

— Я знаю, — ответил Бобби. — Но мы должны что-то делать.


* * *


Димка смотрел на всех женщин по-другому.

Он и Валентин проводили большинство уик-эндов с Ниной и Анной на квартире девушек. Пары по очереди спали то на кровати, то на полу в гостиной. В течение ночи он и Нина занимались любовью два, а то и три раза. Он узнал лучше, чем мог себе представить, как выглядело, пахло женское тело и каким оно было на вкус.

Соответственно, он смотрел на других женщин по-новому, с большим пониманием. Он мог представить их обнаженными, делать предположения, какая у них линия грудей, какие на теле волосы, какое выражение лица, когда они занимаются любовью. В каком-то смысле он стал знать всех женщин, познав одну.

Ему казалось, что он нарушил верность Нине, восхищаясь Натальей Смотровой на пляже в Пицунде, когда она выходила из воды в купальнике канареечного цвета, с мокрыми волосами и песком на ногах. Ее стройная фигура была не такой округлой, как у Нины, но от этого она не была менее восхитительной. Вероятно, его интерес был простительный, ведь он провел на побережье Черного моря две недели с Хрущевым, ведя монашеский образ жизни. В любом случае он не особенно поддавался искушению, ибо Наталья носила обручальное кольцо.

Она читала отпечатанный доклад, а он совершал дневной заплыв, и потом, когда она надела платье поверх купальника, а он переоделся в шорты домашнего пошива, они вместе пошли с пляжа в свои, как они называли, казармы.

Это было уродливое здание с номерами для относительно невысокого статуса посетителей, таких, как они сами. Они встретились с другими советниками в пустой столовой, где пахло вареной свининой и капустой.

Это было предварительное совещание перед заседанием Политбюро, которое должно было состояться на следующей неделе. Цель, как всегда, состояла в том, чтобы определить спорные вопросы и оценить, какую поддержку будет иметь та или иная сторона. И тогда помощник мог бы уберечь босса от неприятных моментов в отстаивании предложения, которое в дальнейшем было бы отвергнуто.

Димка сразу пошел в наступление.

— Почему министр обороны медлит с отправкой вооружений нашим товарищам на Кубе? — начал он. — Куба — единственная революционная страна на Американском континенте. Это служит подтверждением того, что марксизм применим во всем мире, а не только на Востоке.

Димкина любовь к кубинской революции не ограничивалась только идеологией. Его восхищали бородатые герои в полевой военной форме и с сигарами — такой контраст с угрюмыми советскими лидерами в своих серых костюмах. Коммунизм должен быть радостным походом за лучший мир. Иногда Советский Союз больше походил на средневековую монархию, где каждый дал обет жить в бедности и покорности.

Евгений Филиппов, помощник министра обороны, возразил:

— Кастро не истинный марксист. Он отходит от правильной линии, выработанной Народно-социалистической партией Кубы. — НСПК была промосковской партией. — Он следует своим ревизионистским курсом.

По мнению Димки, коммунизм остро нуждался в ревизии, но он не сказал этого.

— Кубинская революция — мощный удар по империализму. Мы должны поддерживать ее хотя бы только потому, что братья Кеннеди так ненавидят Кастро.

— Разве? — притворно удивился Филиппов. — Я ничего об этом не знаю. Вторжение в Заливе Свиней произошло год назад. Что сделали американцы с тех пор?

— Они с презрением отказались вести переговоры о мире.

— Что верно, то верно. Консерваторы в конгрессе не дали бы Кеннеди подписать договор с Кастро, даже если бы он этого хотел. Но это не значит, что он собирается воевать.

Димка окинул взглядом собравшихся в комнате помощников в рубашках с короткими рукавами и сандалиях. Они наблюдали за ним и Филипповым, осмотрительно выжидая, кто возьмет верх в этой гладиаторской схватке.

— Мы не можем допустить, чтобы революционная власть Кубы была свергнута. Товарищ Хрущев убежден, что должно состояться еще одно американское вторжение, на этот раз лучше организованное и при большей финансовой поддержке.

— Но где ваши доказательства?

Димка потерпел поражение. Он был напористым и сделал все что мог, но его позиция была слаба.

— У нас нет доказательств и так и этак, — признал он. — Мы должны исходить из вероятного.

— Или мы могли бы повременить с вооружением Кастро, пока не прояснится ситуация.

Несколько человек, сидевших за столом, кивнули в знак согласия. Филиппов с большим счетом выиграл у Димки.

В этот момент заговорила Наталья:

— По правде сказать, кое-какие доказательства имеются. — Она передала Димке отпечатанные страницы, которые читала на пляже.

Тот пробежал их глазами. Это было донесение от резидента КГБ в США, озаглавленное «Операция "Мангуст"».

Пока он читал страницы, Наталья продолжала:

— Вопреки тому, что пытается доказать товарищ Филиппов из министерства обороны, КГБ уверен, что американцы не собираются оставлять в покое Кубу.

Филиппов вскипел:

— Почему с этим документом не были ознакомлены все мы?

— Он только что поступил из Вашингтона, — холодно ответила Наталья. — Вы получите копию сегодня во второй половине дня.

Димка заметил про себя, что Наталья всегда получала особо важную информацию немного раньше других. Это говорило о высоком профессионализме помощника. Должно быть, ее босс, министр иностранных дел Андрей Громыко, за это ее очень ценил. И поэтому она занимала такой высокий пост.

Димка поразился, прочитав то, что она ему дала. Значит, благодаря ей он победит в сегодняшнем споре, но для кубинской революции это плохая новость.

— Это даже хуже того, чего опасался товарищ Хрущев! — сразу оценил обстановку Димка. — ЦРУ имеет на Кубе диверсионные группы, готовые уничтожать сахарные заводы и электростанции. Это партизанская война. И они замышляют убить Кастро.

— Можем ли мы полагаться на эту информацию? — недоверчиво спросил Филиппов.

Димка взглянул на него.

— Какого мнения вы о КГБ, товарищ?

Филиппов больше не открывал рта.

Димка встал.

— Прошу меня извинить, но я должен прервать совещание, — сказал он. — По-моему, первый секретарь должен быть немедленно ознакомлен с этим.

Выйдя из здания, он пошел по дорожке через сосновый лес к даче Хрущева, отделанной белой штукатуркой. Внутри она была великолепно обставлена мебелью из дерева, отбеленного, как прибитый к берегу лес. На окнах висели белые занавески. Димка удивлялся, чья это заслуга в таком сверхсовременном оформлении виллы. Конечно, не крестьянина Хрущева, который, если он вообще обращал внимание на убранство, вероятно, предпочел бы бархатную обивку и ковры с цветочным рисунком.

Димка застал руководителя на балконе второго этажа, выходящем на залив. В руках Хрущев держал мощный бинокль.

Димка не волновался, зная, что Хрущев к нему расположен. Босс был доволен, как он поставил себя по отношению к другим помощникам.

— Я подумал, что вы захотите увидеть это донесение немедленно, — сказал Димка. — Операция «Мангуст»…

— Я только что прочитал его, — перебил Хрущев и дал бинокль Димке. — Посмотри туда, — добавил он, показывая в сторону Турции.

Димка поднес бинокль к глазам. Американские ядерные ракеты, — продолжал Хрущев. — Нацеленные на мою дачу.

Димка не видел никаких ракет. Он не видел Турцию, находившуюся почти в двухстах пятидесяти километрах в том направлении. Но он знал, что этот характерно театральный жест Хрущева имел под собой основание. В Турции США разместили ракеты «Юпитер», устаревшие, но, конечно, не безопасные. Об этом он слышал от своего дяди Володи, работавшего в разведке Советской армии.

Димка не представлял, как ему поступить. Сделать вид, что видит в бинокль ракеты? Но Хрущев понимает, что это не так.

Хрущев решил проблему, отобрав назад бинокль.

— Знаешь, что я сделаю? — спросил он.

— Нет. Пожалуйста, скажите.

— Я заставлю Кеннеди почувствовать, каково это мне. Я размещу ядерные ракеты на Кубе — нацеленные на его дачу.

Димка лишился дара речи. Такого он не ожидал. И эта идея не показалась ему хорошей. Он был согласен со своим боссом, что Кубе нужно оказывать военную помощь в большем размере, но сейчас Хрущев заходит слишком далеко.

— Ядерные ракеты? — повторил он, пытаясь потянуть время, чтобы обдумать ситуацию.

— Вот именно! — Хрущев показал на донесение КГБ об операции «Мангуст», которое Димка все еще держал в руках. — И это убедит Политбюро поддержать меня. Отравленные сигары. Ха!

— Наша официальная линия — не размещать ядерные ракеты на Кубе, — сказал Димка в некотором смысле тоном, которым сообщают случайную информацию, но никоим образом не довод. — Мы несколько раз в своих заявлениях, в том числе сделанных публично, подтверждали это.

Хрущев со злорадством улыбнулся.

— Тогда Кеннеди удивится еще больше.

Димку пугало, когда Хрущев пребывал в таком настроении. Первый секретарь был не дурак, а игрок. Если этот ход окажется проигрышным, надо ждать дипломатического унижения, что приведет к ниспровержению Хрущева как лидера и, как следствие, к концу Димкиной карьеры. Что еще хуже, это могло спровоцировать нападение американцев на Кубу, вместо того чтобы предотвратить его. И его любимая сестра была на Кубе. Не исключено, что это также спровоцирует ядерную войну, которая положит конец капитализму, коммунизму и, вполне возможно, роду человеческому.

В то же время Димка не мог не радоваться. Какой сильнейший удар будет нанесен по богатым, самодовольным братьям Кеннеди, по мировому жандарму, которым являются Соединенные Штаты, по всему империалистическому блоку! В случае победы какой это будет триумф для Советского Союза и Хрущева!

Что ему делать? В прагматических целях он счел нужным задуматься о вариантах, позволяющих снизить апокалипсические риски такого шага.

— Мы могли бы начать процесс подписания мирного договора с Кубой, — предложил он. — Американцы едва ли стали возражать против этого, не признав, что они планировали напасть на бедную страну третьего мира. — Хрущев выслушал это предложение без энтузиазма, но ничего не сказал, поэтому Димка продолжил:

— Затем мы могли бы расширить поставку обычных вооружений.

Кеннеди снова было бы неловко возражать: почему — вдруг страна не может покупать оружие для своей армии? А уже потом мы могли бы отправить ракеты…

— Нет, — оборвал Димку Хрущев. Он не любил постепенность. — Вот что мы сделаем. Мы переправим ракеты тайно. Мы упакуем их в ящики с маркировкой «дренажные трубы» или что-то еще. Даже капитаны судов не будут знать, что внутри. Мы пошлем наших военных специалистов для сборки пусковых установок. Американцы не догадаются, что мы замышляем.

Димке стало немного не по себе. Возникнет масса трудностей, чтобы удержать в тайне осуществление такого грандиозного проекта, даже в Советском Союзе. Тысячи человек будут заниматься упаковкой вооружения, транспортировкой его по железной дороге в порты, распаковкой на Кубе и размещением на позиции. Возможно ли заставить их молчать?

Однако он ничего не сказал.

Хрущев развивал свою мысль:

— И потом, когда вооружение будет поставлено на боевое дежурство, мы сделаем заявление. Это будет свершившийся факт американцы будут бессильны что-либо сделать.

Это был один из драматических жестов, которые любил делать Хрущев, и Димка понял, что он никогда не переубедит его. Он осторожно проговорил:

— Интересно, как отреагирует президент Кеннеди на такое заявление.

Хрущев издал презрительный звук.

— Он мальчишка — неопытен, робок, слаб.

— Безусловно, — сказал Димка, хотя он полагал, что Хрущев недооценивает молодого президента. — Но у них шестого ноября будут промежуточные выборы. Если мы заявим о ракетах во времякампании, Кеннеди подвергнется сильному давлению с требованием предпринять решительные действия, чтобы избежать провала на выборах.

— Значит, нужно будет обеспечить секретность до шестого ноября.

— Кому? — не удержался Димка.

— Тебе. Я назначаю тебя ответственным за этот проект. Ты будешь находиться на связи между мной и министерством обороны; которое будет осуществлять проект. Твоя задача — обеспечить секретность, пока мы не будем готовы.

Димка был потрясен настолько, что едва смог выговорить:

— Почему я?

— Ты терпеть не можешь этого козла Филиппова. Поэтому я могу быть уверен, что ты прищучишь его.

Димка был слишком ошарашен, чтобы задумываться, откуда Хрущеву известно, что он терпеть не может Филиппова. Перед армией поставлена почти невыполнимая задача, и вся вина падет на Димку, если что-то будет не так. Тогда не миновать беды.

Но надо совсем ничего не соображать, чтобы сказать это.

— Спасибо, Никита Сергеевич, — сдержанно произнес он. — Вы можете положиться на меня.

Глава пятнадцатая


Лимузин «ГАЗ-13» назывался «Чайка» за свои заостренные приподнятые задние крылья, по типу американского стайлинга. Он мог развивать скорость до 160 километров в час, но при такой быстрой езде по советским дорогам в нем было некомфортно. Он выпускался двухцветным, красно-кремовым, оснащенным шинами с белой боковиной, и черным. Димкин был черный.

Он сидел на заднем сиденье, когда лимузин выехал на пристань Севастополя. Город располагался на оконечности Крымского полуострова, вдававшегося в Черное море. Двадцатью годами раньше он был стерт с лица земли в результате немецких бомбардировок и артобстрелов. После войны его восстановили, и он стал красивым приморским курортом со средиземноморскими балконами и венецианскими арками.

Димка вышел из машины и посмотрел на судно, стоящее у причала, — лесовоз с огромными люками для загрузки бревен. Под палящим летним солнцем грузчики грузили лыжи и отчетливо маркированные коробки с теплой одеждой, не оставлявшие сомнений, что судно следует на холодный север. Димка специально придумал вводящее в заблуждение кодовое обозначение «Операция “Анадырь”» по одноименному городу в Сибири.

На пристань приехала вторая «Чайка» и остановилась позади Димкиной. Из нее вышли четыре офицера в форме военной разведки Советской армии и встали в ожидании его указаний.

Железнодорожная ветка проходила вдоль причала и под огромным портальным краном, предназначенным для переноса груза с платформы прямо на судно. Димка посмотрел на часы.

— Этот чертов состав должен быть уже здесь.

Димка вертелся как белка в колесе. В жизни ему еще никогда не приходилось так туго. Он не имел представления, что значит быть с головой погруженным в работу, пока не взялся за этот проект.

Старшим по званию был полковник Панков. Несмотря на свой чин, он обращался к Димке с подчеркнутым уважением:

— Если вы хотите, я позвоню, Дмитрий Ильич.

Второй офицер, лейтенант Мейер, сказал:

— Кажется, подходит.

Димка посмотрел вдоль пути. Вдалеке он увидел медленно приближающийся состав из грузовых платформ с низкими бортами, груженных длинными деревянными ящиками.

— Почему все думают, что можно опаздывать на пятнадцать минут?

Димка беспокоился о шпионах. Он заходил к начальнику местного управления КГБ и просмотрел список подозреваемых лиц в районе. Они все были диссидентами: поэты, священники, художники-абстракционисты и евреи, желавшие уехать в Израиль, — типичные советские недовольные, представляющие такую же угрозу, как члены велосипедного клуба. Так или иначе, Димка их всех арестовал, хотя никто из них не представлял опасности. Почти наверняка настоящие агенты ЦРУ в Севастополе были, но КГБ не имел о них никакого представления.

По трапу с судна спустился человек в капитанской форме и обратился к Панкову:

— Вы здесь старший, полковник?

Панков кивнул головой в сторону Димки.

Капитан стал менее почтительным.

— Мое судно не может идти в Сибирь, — сказал он.

— Ваш пункт назначения — это секретная информация, — предупредил его Димка. — Не оглашайте его.

В Димкином кармане лежал запечатанный конверт, который капитану предстояло открыть, после того как он выйдет из Черного моря в Средиземное. Тогда он узнает, что должен плыть на Кубу.

— Мне нужно низкотемпературное смазочное масло, антифриз» оборудование против обледенения…

— Закройте рот, — прошипел Димка.

— Но я протестую, сибирские условия…

Димка повернулся к лейтенанту Мейеру:

— Врежьте ему хорошенько.

Мейер был рослый мужчина, и он сильно ударил капитана. Тот упал назад, на губах у него выступила кровь.

— Вернитесь на судно и ждите приказа. И держите свой длинный язык за зубами, — взревел Димка.

Капитан ушел, и люди на пристани переключили свое внимание на приближающийся поезд.

Операция «Анадырь» осуществлялась с размахом. Приближающийся состав был первым из девятнадцати, которые требовались, чтобы перевести первый ракетный полк в Севастополь. В общей сложности Димка отправлял на Кубу 50 тысяч человек и 230 тысяч тонн оборудования. В его распоряжении находился флот из 85 судов.

Он все еще не представлял, как можно всю эту операцию удержать в секрете.

В Советском Союзе многие люди, облеченные властью, любили выпить, были безответственны, ленивы или просто глупы. Они не справлялись со своими обязанностями, не выполняли поручения, а иногда просто самовольничали. Урезонивать их было бесполезно; попытки говорить по-хорошему не давали результата: они просто принимали вас за дурака, с которым можно не считаться.

Скрипя тормозами, состав остановился на путях вдоль борта судна. На каждую специально построенную платформу был погружен один деревянный ящик длиной 24 метра и шириной почти три метра. Крановщик поднялся в кабину портального крана. Грузчики забрались на платформу и начали готовить ящики к погрузке на судно. С составом прибыла рота солдат, которые стали помогать грузчикам. Димка с удовлетворением отметил, что эмблемы ракетного полка были удалены с формы в соответствии с его указанием.

С одной из платформ спрыгнул человек в гражданской одежде, и Димка с раздражением узнал в нем Евгения Филиппова, своего коллегу из министерства обороны. Филиппов подошел к Панкову, как до этого капитан парохода, но полковник сказал:

— Здесь командует товарищ Дворкин.

Филиппов повел плечами:

— Мы опоздали всего на несколько минут. Нас задержал…

Димка что-то заметил.

— Твою мать! Что это такое! — рассвирепел он.

— Что-то не так? — спросил Филиппов.

Димка топнул ногой по бетонной пристани.

— Твою мать! Твою мать!

— А в чем дело?

Димка в бешенстве посмотрел на него:

— Кто начальник поезда?

— Полковник Кац.

— Позвать этого болвана ко мне немедленно!

Филиппов не любил исполнять Димкины приказы, но едва ли мог отказать в этой просьбе, и он ушел.

Панков вопросительно посмотрел на Димку.

Тот в ярости спросил:

— Вы видите, что написано на стенке каждого ящика?

Панков кивнул.

— Это армейский кодовый номер.

— Правильно, — язвительно бросил Димка. — Он означает: баллистическая ракета «Р-12».

— О черт! — воскликнул Панков.

Димка покачал головой в бессильной злобе.

— Кому-то башку оторвать мало.

Он боялся, что рано или поздно у него возникнет конфликт с «вояками», и в конечном счете он предпочел бы, чтобы это произошло сейчас, при первой отправке. И он был готов к этому.

Филиппов вернулся с полковником и майором. Старший из них по званию сказал:

— Доброе утро, товарищи. Я полковник Кац. Небольшая задержка, а так все идет своим чередом.

— Ничего подобного, дубина стоеросовая, — оборвал его Димка.

Кац опешил:

— Что ты сказал?

— Послушай, Дворкин, — вмешался Филиппов. — Ты не смеешь так разговаривать с офицером.

Димка не стал обращать внимания на Филиппова и обрушил свой гнев на Каца:

— Ты ставишь под удар всю операцию своим неподчинением приказу. Тебе было приказано закрасить армейскую маркировку на ящиках, для чего тебе были даны трафареты с надписью: «Строительная пластиковая труба». Новую маркировку нужно было нанести на все ящики.

— Для этого не было времени, — парировал Кац.

— Будь благоразумен, Дворкин, — встал на сторону полковника Филиппов.

Димка заподозрил, что Филиппову было выгодно, чтобы секрет раскрылся, и тогда Хрущев будет дискредитирован и, может быть, лишится власти.

Димка показал в сторону моря на юге и, глядя в упор на Каца, проговорил:

— Там, в двухстах пятидесяти километрах, находится страна — член НАТО. Вам известно, что у американцев есть шпионы? И что они посылают их в такие места, как Севастополь, служащий военно-морской базой и крупным советским портом?

— Маркировка кодированная.

— Кодированная? Где твои мозги, тупица? Какую подготовку, по-твоему, получают агенты империализма? Их учат распознавать знаки различия на форме, такие как эмблема ракетного полка, что ты носишь на воротнике вопреки приказу, а также другие военные значки и маркировку на оборудовании. До твоей башки не доходит, что каждый предатель и информатор, работающий на ЦРУ в Европе, может прочитать армейский код на этих ящиках.

Кац попытался защитить свое достоинство:

— Кто ты такой, чтобы разговаривать со мной в таком тоне? У меня дети старше, чем ты.

— Ты уволен со своего поста.

У тебя нет таких полномочий.

— Пожалуйста, покажите ему.

Полковник Панков достал лист бумаги из своего кармана и показал его Кацу.

— Как ты видишь из документа, — сказал ему Димка, — я имею необходимые полномочия.

У Филиппова отвисла челюсть.

Завершая разнос Кацу, Димка объявил:

— Ты арестован за предательство. Следуй за этими людьми.

Лейтенант Мейер и другой офицер из группы Панкова встали справа и слева от Каца, отобрали у него оружие и повели его к лимузину.

Филиппов взял себя в руки.

— Дворкин, ты перегибаешь палку.

— Если ты не можешь сказать ничего полезного, закрой свой рот, — одернул его Димка. Он повернулся к майору ракетного полка, который все это время не произнес ни слова. — Вы заместитель Каца?

Казалось, майор задрожал от страха.

— Так точно. Майор Спектор.

— Вы назначаетесь начальником эшелона. Перегоните состав на север, в большое депо. Договоритесь с железнодорожным начальством, что состав простоит в депо двенадцать часов, пока вы не перекрасите ящики. Подгоните эшелон сюда завтра.

— Слушаюсь.

— Полковник Кац отправится в исправительно-трудовой лагерь в Сибирь на всю оставшуюся жизнь, которая будет не очень долгой. Итак, майор Спектор, не наделайте ошибок.

— Буду стараться.

Димка сел в лимузин и, когда он разворачивался, взглянул на Филиппова, стоящего на набережной. У него был совершенно ошарашенный вид, словно до него не совсем доходило, что сейчас произошло.


* * *


Таня Дворкина стояла на пристани в Мариэли, что на северном побережье Кубы, в сорока километрах от Гаваны, где узкий пролив соединял с морем огромную естественную гавань, скрытую между холмами. Она с волнением смотрела на советское судно, пришвартованное к бетонному пирсу, куда за несколько минут до этого подъехал советский грузовик «ЗИЛ-130» с 25-метровым трейлером. Из трюма кран поднимал длинный деревянный ящик и медленно переносил его по воздуху к грузовику. На ящике была видна трафаретная надпись «Строительная пластиковая труба».

Все это она видела в свете прожекторов. По приказу ее брата суда должны были разгружаться ночью. Все прочие погрузочно-разгрузочные работы в гавани были прекращены. Патрульные катера перекрыли вход в пролив. Ныряльщики с аквалангами плавали вокруг судна, чтобы предотвращать подводную угрозу. Димкино имя произносилось со страхом в голосе, ибо его слово было законом, а сам он, как говорили здесь, страшен в гневе.

Таня писала статьи для ТАСС, как Советский Союз помогает Кубе и как признателен кубинский народ за дружбу их союзнику на другом конце земли. Но о том, что происходило на самом деле» она передавала в зашифрованных сообщениях по телеграфной связи КГБ в Кремль Димке, который поставил перед сестрой задачу обеспечить неукоснительное выполнение его распоряжений.

Рядом с Таней стоял генерал Паз Олива, самый красивый мужчина, когда-либо встречавшийся ей.

Паз был потрясающе привлекателен: высокий, сильный и немного пугающий, пока он не улыбался и не заговаривал мягким басовитым голосом, напоминавшим ей звуки виолончели, тронутой смычком. Ему было за тридцать: большинство военных Кастро были молодыми людьми. Со смуглой кожей и вьющимися волосами, он больше походил на негра, чем на испанца. Он был ярким примером политики расового равенства, проводимой Кастро и разительно отличающейся от политики Кеннеди.

Таня полюбила Кубу, но это произошло не сразу. Она скучала по Василию больше, чем ожидала. Она осознала, как он стал дорог ей, хотя они никогда не были любовниками. Она с тревогой думала о том, что он голодает и мерзнет в сибирском лагере. Кампания, за которую он пострадал — привлечение внимания общественности к болезни певца Устина Бодяна, — в определенном смысле завершилась успехом: Бодяна выпустили, но он вскоре умер в московской больнице. Василий назвал бы это иронией судьбы.

К некоторым вещам она не могла привыкнуть. Выходя из дома, она все еще надевала пальто, хотя на улице никогда не было холодно. Ей надоели бобы и рис, и, к своему удивлению, она очень хотела гречневой каши со сметаной. После нескончаемых дней жаркого лета она мечтала, чтобы прошел ливень и освежил улицы.

Кубинские крестьяне были такими же бедными, как и советские, но они казались счастливее, возможно, из-за погоды. И, в конце концов, безудержная joie de vivre1 (Жизнерадостность (франц.)) кубинцев заворожила Таню. Она курила сигары и пила ром с tu Kola2 (Своя кола (исп.)), местным заменителем кока-колы. Она любила танцевать с Пазом под темпераментные ритмы национальной музыки. Кастро закрыл большинство ночных клубов, но никто не мог запретить кубинцам играть на гитаре, и музыканты стали выступать в небольших барах.

Но она переживала за кубинский народ. Он отринул своего гигантского соседа, Соединенные Штаты, до которых в самом узком месте Флоридского пролива всего 180 километров. Таня понимала, что когда-нибудь США захотят наказать кубинцев. Когда она думала об этом, то представляла маленькую птичку, которая смело снует в открытой пасти хищника, выковыривая остатки пищи между острыми, как ножи, зубами.

Но оправдано ли неповиновение кубинцев? Только время покажет это. Таня пессимистически относилась к перспективе реформирования коммунизма, но кое-что из того, что сделал Кастро, заслуживало восхищения. В 1961 году, в Год образования, десять тысяч студентов отправились в сельские районы учить грамоте крестьян. Это был героический поход, имевший целью ликвидировать неграмотность за одну кампанию. Первая фраза в учебнике для начинающих была «Крестьяне работают в кооперативе», и что из этого? Народ, умеющий читать, лучше разбирается, что такое пропаганда.

Кастро не был большевиком. Он презрительно относился к ортодоксальности и пытливо искал новые идеи. Вот почему он раздражал Кремль. Но и демократом он не был. Таня огорчилась, когда он заявил, что революция сделала выборы ненужными. И лишь в одном он раболепно подражал Советскому Союзу: по совету КГБ он создал безжалостно действенную тайную полицию для подавления инакомыслия.

В конечном счете Таня желала успехов революции. Кубе необходимо было покончить с отсталостью и колониализмом. Никто не хотел возвращения американцев с их казино и проституцией. Но Таня сомневалась, смогут ли кубинцы самостоятельно принимать решения. Враждебность Америки толкнула их в объятия Советов; но по мере сближения Кастро с СССР становилось все более вероятным, что американцы совершат вторжение. Кубе нужно было только, чтобы ее оставили в покое.

Но, возможно, сейчас появился шанс. Таня и Паз относились к горстке людей, знавших, что в этих длинных деревянных ящиках. Она сообщала напрямую Димке о том, насколько эффективен зонтик безопасности. Если замысел удастся, Куба будет надежно защищена от американского вторжения и получит передышку, чтобы найти свою дорогу в будущее.

Во всяком случае, так она надеялась.

С Пазом они были знакомы уже год.

— Ты никогда не рассказывал о своей семье, — сказала она, когда они наблюдали, как ящик устанавливается на трейлера. Она обратилась к нему на испанском языке, на котором к этому времени научилась говорить вполне прилично. Еще она чуть-чуть разговаривала по-английски с американским акцентом, поскольку многие кубинцы изредка пользовались этим языком.

— Моя семья — революция, — произнес он.

Бред, подумала она.

Тем не менее она не собиралась отказываться от мысли спать с ним.

Паз может оказаться вторым Василием, только с темной кожей — красивый, обаятельный и неверный. Возможно, к нему стояла целая очередь кубинских девушек со сверкающими глазами, чтобы переспать с ним.

Не будь циником, сказала она себе. Если мужчина красив, он не обязательно должен быть ловеласом. Может быть, он просто ждет женщину, которая станет его спутницей жизни и будет вместе с ним трудиться, чтобы построить новую Кубу.

Ящик с ракетой укрепили на трейлере. К Пазу подошел невысокого роста подобострастный лейтенант по имени Лоренцо и доложил:

— Все готово, можно ехать, генерал.

— Поезжайте, сказал Паз.

Грузовик медленно тронулся с места. Заревели моторы мотоциклов, и эскорт выкатил впереди грузовика, чтобы освобождать ему дорогу. Таня и Паз сели в военную машину, универсал «бьюик лесабр» и пристроились позади конвоя.

Дороги Кубы не были приспособлены для движения таких грузовиков с 25-метровым трейлером. В течение последних трех месяцев саперы Советской армии построили новые мосты и спрямили крутые повороты дороги, и все же конвой по большей части двигался со скоростью пешехода. Таня с удовлетворением отметила, что все другие машины были убраны с дорог. В деревнях, через которые они проезжали, в низких деревянных домах на две комнаты свет не горел и двери были закрыты. Димка был бы доволен.

Таня знала, что с судна у причала на другой грузовик уже перегружается еще одна ракета. Работа будет продолжаться до рассвета. Весь процесс разгрузки займет две ночи.

Пока Димкина стратегия проводилась успешно. Как будто бы никто не подозревал, что Советский Союз замышляет на Кубе. В дипломатических кругах не велись разговоры, и неконтролируемые западные газеты не поднимали шума. Ожидаемого взрыва возмущения в Белом доме пока не последовало.

До американских промежуточных выборов оставалось еще Два месяца; еще два месяца, в течение которых огромные ракеты в обстановке строжайшей секретности должны были быть установлены и приведены в пусковую готовность. Таня не знала можно ли это сделать.

Двумя часами позже они въехали в широкую долину, где расположились советские военные части. Здесь саперы оборудовали стартовую площадку. Это была одна из более десятка площадок, скрытых от постороннего глаза среди гор по всему острову, протянувшемуся на 1250 километров с запада на восток.

Таня и Паз вышли из машины и стали наблюдать, как ящик сгружается с трейлера, опять-таки при свете прожекторов.

— Мы сделали это, — сказал Паз с удовлетворением в голосе. — Теперь у нас есть ядерное оружие. — Он достал сигару и зажег ее.

С осторожностью Таня спросила:

— Сколько нужно времени, чтобы разместить ракеты?

— Немного, — равнодушно ответил он. — Недели две.

Он был не расположен думать о проблемах, но Тане казалось, что эта нелегкая задача может занять больше двух недель. Долина представляла собой окутанную пылью строительную площадку, где еще мало что успели сделать. Тем не менее Паз был прав: они выполнили труднейшую часть работы — доставили на Кубу ядерное оружие, и американцы не заметили этого.

— Взгляни на эту крошку, — проговорил Паз. — Когда-нибудь она упадет посередине Майами. Бах!

Таня содрогнулась при мысли об этом.

— Надеюсь, что этого не произойдет.

— Почему?

Нужно ли ему объяснять?

— Это оружие должно служить угрозой. Предполагается, что оно заставит американцев из страха отказаться от вторжения на Кубу. Если оно будет применено, они будут разгромлены.

— Возможно, — заметил он. — Но если они нападут на нас, мы сможем стереть с лица земли американские города.

Тане стало неприятно, что он рассуждал о такой чудовищной возможности с явным удовольствием.

— Что в этом хорошего?

Казалось, он удивился ее вопросу.

— Мы отстоим честь кубинского народа. — Он произнес испанское слово dignidad1(Честь, достоинство (исп.)), словно оно было священным.

Она не верила своим ушам.

— Значит, вы начнете ядерную войну ради вашей чести?

— Конечно. Что может быть более важным?

С негодованием она сказала:

— Сохранение рода человеческого, например!

Он сделал пренебрежительный жест зажженной сигарой:

— Ты печешься о человеческом роде, а я забочусь о своей чести.

— Чушь! — воскликнула Таня. — Ты не в своем уме.

Паз посмотрел на нее.

— Президент Кеннеди готов применить ядерное оружие, если США подвергнутся нападению, сказал он. Секретарь партии Хрущев применит его в случае агрессии против Советского Союза. Как и де Голь во Франции, и любой премьер Великобритании. Если кто-то из них сказал бы что-то другое, его сместили бы в одночасье. Он затянулся своей сигарой, так что ее конец засветился красным, и выпустил дым. — Если я не в своем уме, то и все они также.


***


Джордж Джейкс не мог взять в толк, в чем срочность. Бобби Кеннеди велел, чтобы он и Деннис Уилсон прибыли в Белый дом 16 октября во вторник утром на совещание в связи с кризисной ситуацией. Не иначе, предметом обсуждения будет то, что отражено в сегодняшнем номере Нью-Йорк таймс» на первой полосе под крупным заголовком: «Эйзенхауэр называет президента слабым из-за его внешней политики». Ничего другое в голову Джорджу не приходило.

По неписаному закону экс-президент не критиковал своих преемников. Тем не менее Джордж не удивился, что Эйзенхауэр нарушил конвенцию. Джон Кеннеди одержал победу на выборах, обвинив Эйзенхауэра в слабости и утверждая, что Советский Союз якобы имеет преимущество в количестве ракет. Ясно, что Айк не успокоился и пытается нанести ответный удар ниже пояса. Сейчас, когда Кеннеди уязвим перед таким же обвинением, Эйзенхауэр хочет взять реванш как раз за три недели до промежуточных выборов.

Другая возможность еще хуже. Джордж очень боялся, что об операции «Мангуст» стало что-то известно. Разоблачение президента и его брата в организации международного терроризма будет козырем в руках каждого кандидата от республиканцев. Они будут называть братьев Кеннеди преступниками за то, что они делают это, и дураками за то, что не сумели удержать это в тайне Какие ответные меры может принять Хрущев? Джордж видел, что его босс разозлен не на шутку. Бобби не умел скрывать свои чувства. Его ярость выдавали стиснутые зубы ссутуленные плечи и холодный блеск голубых глаз.

Бобби нравился Джорджу открытостью в проявлении чувств. Те, кто работал с ним, могли заглядывать ему в душу. Это делало его более уязвимым и в то же время более располагающим к себе.

Когда они вошли в Зал заседаний Кабинета министров, президент Кеннеди был уже там. Он сидел на противоположной стороне посередине длинного стола, на котором стояли несколько больших пепельниц. За его спиной на стене, между высокими арочными окнами, выходящими в Сад роз, находилась эмблема президента США.

С ним была маленькая девочка в белом платье, очевидно, его дочь Кэролайн, которой еще не исполнилось пяти лет. У нее были короткие светло-каштановые волосы с косым пробором, как у отца, и скрепленные простой заколкой. Она разговаривала с ним, с серьезным видом что-то объясняя, а он внимательно слушал, словно ее слова имели большую важность, как и все, что произносилось в этой комнате. Джордж был поражен силой привязанности между отцом и дочерью. Если у меня когда-нибудь будет дочь, подумал он, я тоже буду слушать ее вот так, чтобы она знала, что она самый важный человек на свете.

Помощники заняли места у стены. Джордж сел рядом со Скипом Дикерсоном, работавшим у вице-президента Линдона Джонсона. У Скипа были очень светлые прямые волосы и белая кожа, как у альбиноса. Он откинул светлую прядь волос со лба и спросил с южным акцентом:

— Имеете представление, из-за чего загорелся сыр-бор?

— Бобби не говорит, — ответил Джордж.

В комнату вошла женщина, которую Джордж не знал, и увела Кэролайн.

— У ЦРУ есть кое-какие новости для нас, — сообщил президент. — Давайте начнем.

С одной стороны комнаты, перед камином, стоял стенд, на котором была укреплена крупная черно-белая фотография. Человек, стоящий рядом с ней, представился как специалист по интерпретации аэрофотоснимков. Джордж не знал, что существует такая профессия.

— Фотографии, которые вы сейчас увидите, были сделаны в воскресенье высотным самолетом ЦРУ «У-2» над Кубой.

Все знали о шпионских самолетах ЦРУ. Советы сбили один такой самолет над Сибирью за два года до этого и судили пилота за шпионаж.

Все стали разглядывать фото на стенде. Оно казалось не в фокусе и зернистым, и на нем Джордж не мог ничего разобрать, кроме как, может быть, деревьев. Нужен был специалист, который объяснил бы, что есть что.

— Это долина на Кубе, примерно в 32 километрах от порта Мариэль, — начал объяснять человек из ЦРУ. В руках он держал небольшую указку. — Новая, хорошего качества дорога ведет к большому открытому полю. Эти небольшие очертания, разбросанные вокруг, — строительные машины: бульдозеры, экскаваторы и самосвалы. А здесь, — он постучал указкой по фотографии для большей убедительности, — в центре, вы видите очертания, похожие на доски, сложенные в ряд. На самом деле это ящики длиной двадцать четыре с половиной метра и шириной около трех. По размерам они как раз соответствуют советской баллистической ракете среднего радиуса действия «Р-12», способной нести ядерное оружие.

Джордж чуть не выругался, но другие не сдерживались, и в комнате несколько мгновений слышались крепкие выражения.

Кто-то спросил:

— Вы уверены?

Интерпретатор аэрофотоснимков ответил:

— Я много лет изучал разведывательные фотографии, снятые с воздуха, и могу заверить вас в двух вещах: так выглядят ядерные ракеты, и ничто другое так не выглядит.

Боже упаси, со страхом подумал Джордж; у этих чертовых кубинцев ядерное оружие.

Кто-то проговорил:

— Как они туда попали?

— Советы доставили их на Кубу в условиях строжайшей секретности, — пояснил специалист из ЦРУ.

— Прямо у нас под носом, — заметил тот, кто задавал вопрос.

— Какой радиус действия этих ракет? — поинтересовался еще кто-то из присутствующих.

— Более полутора тысяч километров.

— Значит, они могут угодить…

— В это здание, сэр.

Джордж подавил в себе порыв встать и немедленно уйти.

— И сколько понадобится времени?

— Чтобы долететь сюда с Кубы? По нашим подсчетам, тринадцать минут.

Невольно Джордж посмотрел в окно, будто он мог увидеть ракету, пролетающую над Садом роз.

— Этот сукин сын Хрущев наврал мне, — заговорил президент. — Он сказал, что не будет размещать ядерные ракеты на Кубе.

— А ЦРУ сказало нам, что мы можем поверить ему, — добавил Бобби.

— Это обязательно будет доминировать до конца предвыборной кампании, то есть еще три недели, — отозвался кто-то из сидящих за столом.

Джордж, облегченно вздохнув, переключился на внутриполитические последствия: думать о возможности ядерной войны было слишком мучительно. Он мысленно вернулся к утренней «Нью-Йорк таймс». Что теперь может сказать Эйзенхауэр? По крайней мере, когда он был президентом, он не давал СССР обратить Кубу в ядерную базу коммунистов.

Это была катастрофа, не только внешнеполитическая. Победа республиканцев на выборах с подавляющим большинством голосов будет означать, что Кеннеди в течение двух лет своего президентства почти ничего не сумел сделать, и тогда на планах по правам человека можно будет поставить крест. Когда республиканцы объединятся с демократами Юга в противодействии предоставления равенства неграм, у Кеннеди не будет шанса внести на рассмотрение законопроект о гражданских правах. Сколько еще времени пройдет, прежде чем деду Марии будет позволено зарегистрироваться избирателем без риска оказаться за решеткой?

В политике все взаимосвязано.

Что-то нужно делать с этими ракетами, подумал Джордж.

Но он не знал, что именно.

Слава богу, Джон Кеннеди знал.

— Мы должны интенсифицировать полеты разведывательных самолетов «У-2», — сказал президент. — Мы должны знать, сколько у них ракет и где они. И ей-богу, мы выставим их оттуда

Джордж оживился. Проблема вдруг перестала казаться такой серьезной. У США имеются сотни самолетов и тысячи бомб. И президент, предпринимая решительные, жесткие действия для защиты Америки, не принесет вреда демократам на промежуточных выборах.

Все посмотрели на генерала Максвелла Тейлора, председателя Объединенного комитета начальников штабов и высшего командующего Америки после президента. Его волнистые волосы, подернутые сединой, и высокий пробор на голове заставили Джорджа подумать, что он ничего собой не представляет. Ему доверяли и Джон, и Бобби Кеннеди, хотя Джордж не мог понять почему.

— После нанесения воздушного удара потребуется полномасштабное вторжение на Кубу, — заявил Тейлор.

— У нас есть план на случай непредвиденных обстоятельств.

— Мы можем высадить там сто пятьдесят тысяч человек в течение недели после бомбежки.

Кеннеди все еще обдумывал возможность удаления советских ракет.

— Можем ли мы гарантировать уничтожение всех пусковых установок на Кубе? — спросил он.

— Стопроцентной гарантии не будет никогда, мистер президент, — ответил Тейлор.

Джордж не подумал об этой трудности. Куба протянулась в длину на 1250 километров. ВВС не смогли бы обнаружить все площадки, не говоря уже о том, чтобы их все уничтожить.

Президент Кеннеди сказал:

— И, как я полагаю, любые ракеты, оставшиеся после воздушного удара, будут немедленно запущены против США.

— Такую вероятность нельзя исключать, — заметил Тейлор.

Президент был бледен, и Джордж вдруг осознал всю тяжесть

ответственности, лежащей на нем.

— Скажите мне, — проговорил Кеннеди, — если одна ракета упадет на средней величины американский город, сколь велики будут потери?

Генерал Тейлор минуту посоветовался со своими помощниками и снова повернулся к столу:

— Мистер президент, по нашим оценкам, погибнут шестьсот тысяч человек.

Глава шестнадцатая


Аня, Димкина мама, хотела встретиться с Ниной. Это удивило его. Отношения с Ниной превзошли все его ожидания; он не упускал случая, чтобы переспать с ней, но какое дело до этого его матери? Он задал ей этот вопрос, она ответила раздраженным тоном-

— Ты был самым умным мальчиком в школе, но иногда ты бываешь таким дурачком. Послушай, каждый уик-энд, если ты не уезжаешь куда-нибудь с Хрущевым, ты проводишь с этой женщиной. Очевидно, она для тебя что-то значит. Ты встречаешься с ней три месяца. Конечно, матери хочется знать, что она собой представляет. Как ты можешь такое спрашивать?

Возможно, она права, подумал Димка. Нина не была просто знакомой, с которой он встречался, и подружкой. Она была его любовницей и стала частью его жизни.

Он любил свою мать, но не во всем слушался ее: ей не нравился мотоцикл, не нравились голубые джинсы, не нравился Валентин. Он готов был сделать все возможное, чтобы сделать ей приятное, поэтому пригласил Нину к себе домой. Сначала она отказалась.

— Я не хочу, чтобы твоя семья разглядывала меня со всех сторон, как подержанную машину, которую ты собираешься купить, — с презрением отрезала она. — Скажи своей матери, что я не собираюсь выходить за тебя замуж. И она скоро отвяжется.

— Семья тут ни при чем, это все она, — попытался объяснить Димка. — Отец умер, а сестра на Кубе. В любом случае, что ты имеешь против замужества?

— Как, ты мне делаешь предложение?

Димка смешался. Нина была захватывающей и сексуальной, и он еще никогда не был так увлечен какой-либо женщиной, но он не думал о женитьбе. Разве он хотел провести всю жизнь с ней?

Он увильнул от ответа.

— Я только пытаюсь понять тебя.

— Я уже выходила однажды замуж, и мне это не доставило радости, — сказала она. — Ты доволен?

Она часто говорила с вызовом, и это было недостатком в ее характере. Но он не возражал. Это даже возбуждало его.

— Ты предпочитаешь оставаться незамужней? — допытывался он.

— Разве не ясно?

— Что ты находишь в этом хорошего?

— Мне не нужно угождать мужчине, я лучше буду угождать себе. А когда я захочу чего-нибудь еще, я могу встретиться стобой.

— Значит, я идеально вхожу в твою интимную сферу.

Она улыбнулась двусмысленности.

— Именно так.

Тем не менее она на минуту задумалась и потом произнесла:

— Ну, хорошо. Не хочу наживать врага в лице твоей матери. Я приду.

В тот день Димка нервничал. Нина была непредсказуема. Когда случалось что-то, что ей не нравилось — случайно разбивалась тарелка, к ней проявлялось явное или мнимое неуважение, в Димкиных глазах виделся укор, — она реагировала порывисто, так, как дул холодный январский ветер в Москве. Но Димка надеялся, что она поладит с его матерью.

Нине раньше не доводилось бывать в Доме правительства. На нее произвела неизгладимое впечатление прихожая по размеру бального зала. Квартира была хоть и не очень большой, но шикарно отделанной и обставленной в сравнении с большинством московских квартир: мягкие ковры и дорогие обои, радиола, шкаф из орехового дерева с проигрывателем пластинок и радиоприемником. Все это входило в привилегии высокого ранга офицеров КГБ, таких как Димкин отец.

Аня приготовила разнообразные закуски, которые москвичи предпочитали формальному обеду: копченая скумбрия и сваренные вкрутую яйца с красным перцем на кусках белого хлеба; бутерброды из ржаного хлеба с огурцом и помидором; и ее piece de resistance1 (Основное блюдо {франц.).) «парусники» — овальные тосты с треугольными кусочками сыра, воткнутые вертикально зубочистками наподобие мачты.

Аня надела новое платье и немного подкрасилась. Она слегка располнела после смерти Димкиного отца, и ей это шло. Димка почувствовал, что его мать стала счастливее после того, как умер ее муж. Может быть, Нина права насчет супружества.

Первое, что сказала Аня Нине, было:

— Моему Димке двадцать три года, и он в первый раз привел в дом девушку.

Уж лучше бы она этого не говорила, подумал он. Словно он какой-то новичок. Да он и был новичком, и Нина это давно заметила, но все равно, зачем нужно напоминать ей об этом? Впрочем, он быстро наверстывал. Нина говорила, что он хороший любовник, лучше, чем ее муж, хотя она не вдавалась в подробности.

К Димкиному удивлению, Нина всячески старалась перед его матерью казаться приятной, вежливо называла ее Анна Григорьевна, помогая на кухне или спрашивая, где она достала платье.

После того как Аня выпила немного водки и расслабилась, она спросила:

— Значит, Нина, как говорит Димка, вы не хотите выходить замуж.

Он застонал:

— Мама, это очень личное.

Но Нина не возражала:

— Я, как и вы, была замужем.

— Но я старая женщина.

Ане было сорок пять лет. Обычно считалось, что в этом возрасте слишком поздно вступать в новый брак. Полагали, что к этому времени женские страсти оставались позади, а если нет, то к женщине испытывали неприязнь. Респектабельная вдова, вышедшая в среднем возрасте замуж, из осторожности говорила: это только чтобы не оставаться одной.

— Вы не выглядите старой, Анна Григорьевна, — не согласилась Нина. — Вас можно принять за Димкину старшую сестру.

Это была чушь, но Ане она понравилась. Возможно, женщинам всегда доставляет удовольствие слышать лесть, даже если она неправдоподобна. Однако она возражать не стала.

— Как бы то ни было, я слишком стара, чтобы иметь детей.

— Я тоже не могу иметь детей.

Аню потрясло это откровение. Все ее надежды и мечты рухнули. На какой-то момент она даже забыла о тактичности.

— Почему?

— По медицинским причинам.

— Вот как!

Конечно, Ане хотелось бы узнать больше. Димка замечал, что многие женщины интересуются медицинскими деталями. Но Нина вдруг замолчала, как всегда, когда разговор заходил на эту тему.

В дверь постучали. Димка вздохнул: он догадался, кто это мог быть. Он пошел открывать.

На пороге стояли его дед и бабушка, которые жили в том же доме.

— Димка! Ты здесь! — воскликнул дед Григорий Пешков, изображая удивление. Он был в военной форме. В свои семьдесят четыре года он не уходил в отставку. Как считал Димка, старики, не желающие бросать службу, представляли собой большую проблему в Советском Союзе.

Димкина бабушка Катерина сделала прическу.

— Мы купили тебе икры, — сообщила она.

Ясно, что они пожаловали неслучайно. Они прослышали, что Нина будет в гостях, и им захотелось взглянуть на нее. Как она боялась, ей устроили смотрины.

Димка представил их. Бабушка поцеловала Нину, а дедушка держал ее руку дольше, чем надо. К Димкиной радости, Нина оставалась все такой же обаятельной. Она обращалась к деду «товарищ генерал». Поняв сразу, что он падок на привлекательных девушек, она флиртовала с ним. Чему он был страшно рад, и в то же время бросала на бабушку взгляды, говорящие: «Мы с вами знаем, что представляют собой мужчины».

Дедушка спросил ее о работе. Ее недавно повысили, рассказала она, и теперь ее должность — руководитель издательского отдела, отвечающая за выпуск информационных бюллетеней профсоюза сталеплавильщиков. Бабушка поинтересовалась ее семьей, и Нина сказала, что она не часто видится с ними, поскольку они живут в ее родном городе Перми, который находится в сутках езды на поезде на восток.

Вскоре она завела разговор с дедушкой на его любимую тему — об исторических несоответствиях в фильме Эйзенштейна «Октябрь», особенно в сценах, изображающих штурм Зимнего дворца, в котором он принимал участие.

Димка радовался, что они все нашли общий язык, и тем не менее у него было беспокойное чувство, что он не контролирует происходящее здесь. Он испытывал ощущение, будто плывет по спокойной; воде в неизвестном направлении: все идет хорошо в данный момент, но что ждет впереди?

Зазвонил телефон, и Димка взял трубку, как делал всегда по вечерам, когда обычно звонили из Кремля. Послышался голос Натальи Смотровой:

— Только что пришло сообщение от резидентуры в Вашингтоне.

Димка почувствовал некоторую неловкость оттого, что разговаривал с ней в присутствии Нины. Глупость это, подумал он, я ни разу не коснулся Натальи. Хотя такая мысль проскакивала у него в мозгу. Но как можно чувствовать себя виноватым за свои мысли?

— Что случилось? — просил он.

— Сегодня вечером по телевидению выступит президент Кеннеди с обращением к американскому народу. Для него зарезервировано время.

Как обычно, она первой узнавала горячие новости.

— Почему?

— Они не знают.

Димка сразу подумал о Кубе. Большая часть ракет была уже там вместе с боеголовками. Доставлены тонны дополнительного оборудования и тысячи военнослужащих. Через несколько дней ракеты будут поставлены на боевое дежурство.

А до американских промежуточных выборов осталось две недели. Димка подумывал полететь на Кубу регулярные рейсы совершались между Прагой и Гаваной, — чтобы крепче завинтить крышку еще на несколько дней. Делом первостепенной важности было сохранить тайну еще немного дольше.

Хорошо бы, думал Димка, чтобы неожиданное выступление Кеннеди было посвящено чему-то еще: Берлину, например, или Вьетнаму.

— Во сколько трансляция? — спросил Димка у Наташи.

— В семь вечера по восточному поясному времени.

Это значит, в два часа ночи по московскому времени.

— Я сейчас же позвоню ему, — сказал Димка. — Спасибо.

Он повесил трубку и набрал домашний номер Хрущева.

На звонок ответил начальник обслуживающего персонала Иван Теппер.

— Здравствуйте, Иван. Он у себя? — спросил Димка.

— Ложится спать, — ответил Иван.

— Скажите ему, чтобы надел штаны. Кеннеди будет выступать по телевидению в два часа по нашему времени.

— Минуточку, он подошел.

Димка услышал приглушенный разговор, а потом голос Хрущева:

— Они обнаружили твои ракеты!

У Димки оборвалось сердце. Интуитивный импульс Хрущева попал в точку. Тайна вышла наружу — и вина падет на Димку.

— Добрый вечер, товарищ первый секретарь, — начал он, и четыре человека в комнате затихли. — Мы еще не знаем, о чем будет говорить Кеннеди.

— О ракетах. Непременно о них. Созовите экстренное заседание Президиума.

— Во сколько?

— Через час.

— Хорошо.

Хрущев положил трубку.

Димка позвонил домой его секретарю.

— Добрый вечер, Вера, — сказал он. — Экстренное заседание Президиума сегодня в десять вечера. Он на пути в Кремль.

— Сейчас буду обзванивать народ, — отозвалась она.

— У вас дома есть их номера?

— Да.

— Ну, конечно. Спасибо. Я буду на работе через несколько минут.

Он повесил трубку.

Они все смотрели на него. Они все слышали, как он сказал: «Добрый вечер, товарищ первый секретарь». Дедушка с гордостью смотрел на Димку, бабушка и мама встревожились, а в глазах Нины вспыхнул огонек душевного волнения.

— Я должен быть на работе, — без надобности сообщил Димка.

— Что за срочность? — поинтересовался дедушка.

— Мы еще не знаем.

Дедушка похлопал его по плечу и с чувством произнес:

— Я уверен, что с такими людьми, как ты и мой сын Володя, дело революции в надежных руках.

Димку подмывало сказать, ему бы такую уверенность. Вместо этого он попросил дедушку:

— Ты можешь вызвать служебную машину, чтобы Нину отвезли домой?

— Конечно.

— Извините, что я расстроил компанию,

— Не беспокойся, — сказала бабушка. — Твоя работа важнее. Ступай, ступай.

Димка надел пальто, поцеловал Нину и вышел.

Спускаясь на лифте, он в отчаянии думал, не он ли каким-то образом выдал тайну о кубинских ракетах, несмотря на все старания скрыть ее. Он проводил всю операцию в обстановке строжайшей секретности. Он действовал жестко и требовательно. Он показал себя тиранам, жестоко наказывая за ошибки, унижая дураков, ломая карьеру тех, кто не выполнял неукоснительно его распоряжения. Что еще он мог сделать?

На улицах шла ночная репетиция военного парада, который должен состояться через две недели по случаю очередной годовщины Октябрьской революции. Бесконечная вереница танков, артиллерии и солдат двигалась по набережной Москвы-реки. Все они будут бесполезны, если начнется ядерная война, думал он. Американцы не знали этого, но у Советского Союза имелось немного ядерного оружия, несравнимо меньше, чем у США. Да, Советы могли нанести урон американцам, но американцы могли стереть Советский Союз с лица земли.

Поскольку по набережной проехать не представлялось возможным, а Кремль находился менее чем в полутора километрах от дома, Димка оставил мотоцикл во дворе и пошел пешком.

Кремль представлял собой треугольную крепость на левом берегу реки. На его территории находились некоторые здания, в которых сейчас помещались государственные учреждения. Димка вошел в желтое с белыми колоннами здание сената и поднялся в лифте на четвертый этаж. По красной ковровой дорожке он прошел по коридору с высокими потолками в кабинет Хрущева. Первый секретарь еще не прибыл. Пройдя мимо двух других дверей, он вошел в зал Президиума. Там царили идеальный порядок и чистота.

Президиум Верховного Совета фактически был правящим органом Советского Союза. Хрущев являлся его председателем. Здесь находился оплот власти. Что будет делать Хрущев?

Вскоре вслед за Димкой начали появляться члены Президиума и их помощники. Никто не знал, что Кеннеди собирался сказать. Евгений Филиппов прибыл со своим боссом, министром обороны Родионом Малиновским.

— Это полный отпад, — хихикнул Филиппов, почти не скрывая своей радости. Димка не обратил на него внимания.

Наталья вошла с черноволосым, щеголевато одетым Андреем Громыко. Она решила, что поздний час позволяет быть в простой одежде, и она великолепно выглядела в американских джинсах и свободном шерстяном свитере с воротником вокруг шеи.

— Спасибо за раннее предупреждение, — прошептал ей Димка. — Я искренне ценю это.

Она коснулась его руки.

— Я на твоей стороне, — также негромко проговорила она. — Ты знаешь это.

В комнату вошел Хрущев и открыл заседание, сказав:

— Я думаю, телеобращение Кеннеди будет о Кубе.

Димка сел у стены позади Хрущева, готовый бежать выполнять поручения. Руководителю могли понадобиться какое-нибудь досье, газета или доклад; он мог попросить принести чай, или пиво, или бутерброд. Двое других помощников Хрущева сели с Димкой. Никто из них не знал ответов на жгучие вопросы. Обнаружили ли американцы ракеты? И если обнаружили, то кто выдал тайну? Будущее мира висело на волоске, а Димка, к своему стыду, в равной мере беспокоился о своем будущем.

Нетерпение сводило его с ума. Кеннеди будет выступать через четыре часа. Конечно, Президиум мог бы узнать содержание его речи заранее. На что тогда КГБ?

Министр обороны Малиновский выглядел как знаменитый киноактер: с правильными чертами лица и густыми седыми волосами. Он доказывал, что США не собираются вторгаться на Кубу. Армейская разведка имела своих людей во Флориде. Там происходило наращивание войск, но не настолько близко, чтобы совершать вторжение.

— Это какой-то предвыборный трюк, — сказал он.

Димке показалось, что он чрезмерно самоуверен.

Хрущев также выражал скептицизм. Вероятно, Кеннеди и вправду не хотел войны с Кубой, но был ли он волен поступать, как хочет? Хрущев считал, что американский президент, по крайней мере, отчасти находился под влиянием Пентагона и капиталистов-империалистов, таких как семья Рокфеллера.

— Мы должны иметь альтернативный план на случай американского вторжения, — сказал он. — Наши войска должны быть готовы к любому развитию событий.

Он объявил десятиминутный перерыв, чтобы члены Президиума обдумали варианты. Димку поразила быстрота, с которой Президиум заговорил о войне. Это не входило в планы. Когда Хрущев решил поставить ракеты на Кубу, он не намеревался спровоцировать военный конфликт. Как мы оттуда пришли сюда? У Димки это не укладывалось в голове.

Он увидел, что Филиппов вместе с Малиновским и другими людьми из его команды что-то зловеще обсуждают в стороне. Филиппов что-то записывал. Когда все снова собрались за столом, Малиновский зачитал проект приказа командующее Группой советских войск на Кубе генералу Иссе Плиеву, дающего ему право использовать «все имеющиеся средства» для защиты Кубы.

Димка хотел сказать: «Вы что, с ума сошли?»

Хрущев считал так же.

— Мы даем Плиеву право начать ядерную войну? — сердито спросил он.

Анастас Микоян поддержал Хрущева. Всегда выступающий в роли миротворца, Микоян выглядел как юрист из провинциального города, с аккуратными усами и редеющими волосами. Но он был тем, кто мог отговорить Хрущева от его самых безрассудных затей. Сейчас он занял позицию против Малиновского. Микоян имел дополнительное влияние, поскольку посетил Кубу вскоре после революции.

— Что вы скажете относительно передачи Кастро контроля над ракетами? — спросил Хрущев.

Димке доводилось слышать несуразицы из уст своего босса, особенно во время гипотетических дискуссий, но эта была совершенно безответственной даже по его меркам. Что он думал?

— Позвольте не согласиться, — мягко возразил Микоян. — Американцы знают, что мы не хотим ядерной войны, и пока ядерное оружие находится под нашим контролем, они постараются решить эту проблему посредством дипломатии. Но они не будут доверять Кастро. Если они будут знать, что он держит палец на спусковом крючке, они могут попытаться уничтожить все ракеты на Кубе одним массивным первым ударом.

Хрущев согласился с этим, но он не был готов полностью исключить ядерное оружие.

— Это значит, американцы могут вернуть Кубу! — с негодованием воскликнул он.

И тогда заговорил Алексей Косыгин. Он был ближайшим союзником Хрущева, хотя и моложе его на десять лет. С высоким лбом, редеющими седыми волосами, зачесанными назад, и красным лицом, как у пьяницы, он импонировал Димке, который считал его самым здравомыслящим человеком в Кремле.

— Мы не должны думать о том, когда применить ядерное оружие, — сказал Косыгин. — Если мы дойдем до этого, то нас ждет неминуемый крах. Обсуждать нужно вот что: какие шаги мы должны предпринять сейчас, чтобы ситуация не переросла в ядерную войну.

Наконец-то, подумал Димка, кто-то говорит разумные вещи.

— Я предлагаю, — продолжал Косыгин, — предоставить генералу Плиеву право защищать Кубу всеми средствами, кроме ядерного оружия.

Малиновский высказал опасение, что разведка США может каким-то образом узнать об этом приказе, но, несмотря на его замечание, с предложением Косыгина согласились, к великой радости Димки, и приказ был отправлен. Опасность ядерной катастрофы еще сохранялась, но, по крайней мере, Президиум сосредоточил внимание на том, как избежать войны, а не вести ее.

Вскоре Вера Плетнер заглянула в комнату и вызвала Димку. Он выскользнул в широкий коридор, где она передала ему шесть страниц текста.

— Это речь Кеннеди, — тихо пояснила она.

— Слава богу! — Он посмотрел на часы. Было четверть второго ночи, сорок пять минут до начала выступления американского президента по телевидению. — Как мы получили это?

— Американское правительство любезно предоставило несколько экземпляров нашему посольству в Вашингтоне, и МИД быстро перевел текст.

Оставаясь в коридоре, где никого не было, кроме Веры, Димка быстро прочитал его. «Наше правительство, как и обещано, пристально наблюдало за советским военным присутствием на острове Куба».

Димка обратил внимание, что Кеннеди называл Кубу островом, словно это вовсе не страна.

«На прошлой неделе было неопровержимо доказано, что ряд наступательных ракетных комплексов находится на этом превращенном в тюрьму острове».

Доказано, подумал Димка, как это так доказано?

«Целью их развертывания является не что иное, как ядерный Шантаж Западного полушария».

Димка читал дальше, все больше сердясь, потому что Кеннеди не сообщал, откуда у него эта информация — то ли от предателей или шпионов в Советском Союзе или на Кубе, то ли из ка ких-либо других источников. Димка никак не мог понять возник ли этот кризис по его вине.

Кеннеди подробно остановился на утверждениях советских представителей, что СССР не собирается размещать стратегические ракеты на территории любой другой страны, и назвал их ложными. Так оно и есть, подумал Димка; Хрущев выдвинул бы такие же обвинения, окажись он в аналогичной ситуации. Но что собирался делать американский президент? Димка пропустил несколько страниц, пока не добрался до сути.

«Во-первых: чтобы останавливать размещение советского оружия массового поражения на Кубе, осуществлять строгий карантин…»

Ага, подумал Димка, блокада. Это противоречит международному праву, вот почему Кеннеди ее называет «карантин», словно он борется с какой-то чумой.

«…все суда любого вида, направляющиеся на Кубуиз любой страны или порта, перевозящие оружие массового поражения; будут возвращены в порт отправки».

Димка сразу сообразил, что это всего лишь подготовительная мера, не имеющая никакого значения, поскольку большинство ракет уже на месте и готовы к постановке на боевое дежурство. И Кеннеди должен знать это, если его разведка действительно так эффективна, как кажется. Блокада носит символический характер

В обращении содержалась и угроза. «Любую ядерную ракету, запущенную из Кубы против любой страны в Западном полушарии, мы расцениваем как нападение Советским Союзом на Соединенные Штаты и нанесем полномасштабный ответный удар по Советскому Союзу».

Димка почувствовал, как что-то холодное и тяжелое шевельнулось у него в животе. За всем этим кроется чудовищная угроза. Кеннеди не станет разбираться, запущена ли ракета кубинцами или Советской армией — для него это все равно. И ему будет безразлично, по какой цели нанесен удар: будь то по Чили или по Нью-Йорку.

Как только одна из Димкиных ракет будет запущена» США превратят Советский Союз в радиоактивную пустыню.

У Димки перед глазами всплыла всем известная картина: грибовидное облако ядерной бомбы; и в его воображении оно поднялось над центром Москвы; Кремль, его дом и все знакомые лежали в руинах, и обожженные трупы плавали в мерзко пенящейся отравленной воде Москвы-реки.

Еще одна фраза попалась ему на глаза: «Но трудно решать или даже обсуждать эти проблемы в атмосфере страха и запугивания». От лицемерия американцев у Димки захватило дух. Что тогда операция «Мангуст», если не запугивание?

Как раз она в первую очередь вынудила Президиум послать ракеты на Кубу. Димка начал подозревать, что агрессия обречена на провал самой своей природой в международной политике.

Достаточно того, что он прочитал. Он вернулся в зал Президиума, быстро подошел к Хрущеву и отдал ему страницы.

— Телевизионное обращение Кеннеди, — отчетливо произнес он, чтобы все слышали. — Предварительный текст, переданный американской стороной.

Хрущев схватил страницы и начал читать. В зале наступила тишина. Смысл что-либо говорить терялся, пока они не узнают, что в документе.

Хрущев не спеша читал официальный сухой язык. Время от времени он презрительно фыркал или с удивлением хмыкал. По мере того как продвигалось чтение, Димка чувствовал, что настроение Хрущева меняется. Первоначальная тревога ушла.

Через несколько минут он положил последнюю страницу. Ничего не говоря, он продолжал думать. Наконец он поднял голову и обвел взглядом сидевших за столом коллег. На его одутловатом крестьянском лице появилась улыбка.

— Товарищи, мы спасли Кубу, — сказал он.


* * *


Как всегда, Джеки расспрашивала Джорджа о его любовной жизни.

— Ты с кем-нибудь встречаешься?

— Я только что порвал с Норин.

— Только что? Это было почти год назад.

— Да? Может быть.

Она поджарила цыпленка с окрой и лепешки из кукурузной муки, которые она называла башмачками. Это была его любимая еда в детские годы. Сейчас, в двадцать шесть лет, он предпочитал бифштекс с кровью и салат или пасту с соусом из морских моллюсков. Кроме того, он ужинал, как правило, в восемь вечера, а не в шесть. Сейчас он жадно ел и ничего не сказал ей об этом Он решил не лишать ее удовольствия накормить его.

Он пытался не подавать вида, что переживает из-за потери Марии.

— У Марии есть возлюбленный, — сказал он.

— Кто же он?

— Не знаю.

Джеки с сожалением цокнула.

— Ты не спрашивал?

— Конечно, нет. Да она и не сказала бы.

— Почему?

Джордж пожал плечами.

— Он женат, — с уверенностью заключила мать.

— Мам, как ты можешь судить, — проговорил Джордж, но у него было неприятное подозрение, что она права.

— Обычно девушки любят похвастаться, когда с кем-то встречаются. Если она молчит, значит, ей стыдно.

— Может быть и другая причина.

— Какая?

В эту минуту Джорджу ничего не приходило на ум.

Джеки продолжала:

— Возможно, кто-то, с кем она работает. Только не узнал бы ее дедушка-проповедник.

Джордж подумал о другой возможности.

— Может быть, он белый.

— Женатый и к тому же белый, готова спорить. Что представляет собой этот пресс-секретарь Пьер Сэлинджер?

— Милый парень лет тридцати с лишним, ходит в хорошей французской одежде. Грузноват. Слышал, он не очень ладит со своей секретаршей. Думаю, ему не до новой подружки.

— Наверное, он, если он француз.

Джордж улыбнулся.

— Ты когда-нибудь встречала француза?

— Нет, но за ними тянется слава сердцеедов.

— А за неграми тянется слава лентяев.

— Ты прав, мне не надо было так говорить, каждый человек — это личность.

— Этому ты всегда меня учила.

Джордж вполуха слушал мать.

Вот уже неделю от американского народа скрывали новость о ракетах на Кубе, но ее должны были вот-вот сделать достоянием гласности. Уже неделю шли острые дебаты в узком кругу посвященных лиц, но так ничего и не решили. Припомнив, как было, когда он впервые услышал об этом, он понял, что среагировал без должной серьезности. Он думал главным образом о предстоящих промежуточных выборах и их влиянии на кампанию за гражданские права. В какой-то момент он даже предвкушал возможность американского возмездия. Только позднее до него дошло, что гражданские права скоро не будут иметь никакого значения и что никакие выборы больше не состоятся, если начнется ядерная война.

Джеки перевела разговор на другую тему:

— У моего начальника, где я работаю, есть миленькая дочка.

— Дану?

— Синди Белл.

— Как понимаю, это краткое от Синдерелла?

— Лусинда. Она окончила в этом году Джорджтаунский университет.

Джорджтаун — район Вашингтона, но немногие из черного большинства его жителей учились в этом престижном университете.

— Она белая?

— Нет.

— Значит, умненькая.

— Очень.

— Католичка?

Джорджтаунский университет был оплотом иезуитов.

— Ну и пусть католичка, — сказала Джеки с некоторым пренебрежением. Она ходила в Вефильскую евангелическую церковь, но придерживалась широких взглядов. — Католики тоже верят в Господа.

— Католики не приемлют контроль над рождаемостью.

— Да и я тоже.

— Что? Ты серьезно?

— Если бы я считала приемлемым контроль над рождаемостью, то тебя бы не было.

— Но ты не отказываешь другим женщинам в праве выбора.

— Как ты любишь спорить. Я не хочу, чтобы запрещали контроль над рождаемостью. — Она добродушно улыбнулась. — Я просто рада, что была несведущей и беспечной в шестнадцать лет. — Она встала. — Пойду сварю кофе.

В дверь позвонили.

— Пойди открой, — попросила Джеки.

Джордж открыл дверь привлекательной темнокожей девушке двадцати с небольшим лет в обтягивающих капри и свободном джемпере. Она удивилась, увидев Джорджа.

— Извините, — растерялась она. — Я думала, что это дом миссис Джейкс.

— Да, это ее дом, — сказал Джордж. — Я у нее в гостях.

— Мой отец просил занести это по дороге. — Она передала ему книгу «Корабль дураков». Он слышал название этого бестселлера. — Наверное, отец брал ее у миссис Джейкс.

— Спасибо.

Джордж взял книгу и вежливо предложил:

— Не желаете ли войти?

Девушка стояла в нерешительности.

Джеки подошла к кухонной двери. Оттуда она могла видеть, кто стоит перед входной дверью — дом был небольшой.

— Привет, Синди, — воскликнула она. — Я только что вспоминала о тебе. Входи. Я сварила свежий кофе.

— Какой чудный запах, — сказала Синди и переступила через порог.

— Мама, давай попьем кофе в гостиной, предложил Джордж. — Сейчас будет выступать президент.

— Ты хочешь смотреть телевизор? Сядь и поговори с Синди.

Джордж открыл дверь в гостиную.

— Вы не будете возражать, если мы посмотрим телевизор? — обратился он к Синди. — Президент собирается сказать что-то важное.

— Откуда вы знаете?

— Я помогал писать его речь.

— Тогда я должна посмотреть, — сказала она.

Они вошли в гостиную. Дед Джорджа, Лев Пешков, купил и обставил этот дом для Джеки и Джорджа в 1949 году. После этого Джеки из гордости ничего больше не просила у Льва, кроме платы за учебу Джорджа в школе и колледже. На свою скромную зарплату она не могла поменять обстановку, поэтому гостиная мало изменилась за тринадцать лет. Джорджу она и так нравилась: обивка с бахромой, восточный ковер, буфет.

Единственной новой вещью был телевизор. Джордж включил его, и они стали ждать, когда нагреется голубой экран.

— Ваша мама работает в женском клубе университета с моим отцом, не так ли? — спросила Синди.

— Совершенно верно.

— Значит, ему не нужно было просить меня занести книгу. Он мог бы вернуть ее завтра на работе.

— Да.

— Выходит, нашу встречу подстроили.

— Я знаю.

Она засмеялась:

— Вот чертовы хитрецы.

Джеки принесла поднос. К тому времени как она стала наливать кофе, президент Кеннеди появился на черно-белом экране и сказал: «Добрый вечер, мои сограждане!» Он сидел за столом. Перед ним стоял небольшой пюпитр с двумя микрофонами. На президенте был темный костюм, белая рубашка и узкий галстук. Джордж знал, что тени от сильного нервного напряжения на его лице скрыты телевизионным гримом.

Когда он сказал, что Куба осуществляет «ядерный шантаж Западного полушария», Джеки ахнула, а Синди воскликнула:

— О господи!

Он читал текст на листах бумаги, лежавших на пюпитре, со своим бостонским акцентом. Говорил он с невозмутимым видом, ровным, почти скучным голосом, но его слова вызывали дрожь. «Каждая из этих ракет способна достичь Вашингтона…»

Джеки негромко вскрикнула.

«…Панамского канала, Мыса Канаверал, Мехико…»

— Что нам делать? — проговорила Синди.

— Подождите, — сказал Джордж, — сейчас узнаем.

— Как это могло произойти? — удивилась Джеки.

— Советы действовали по-хитрому, — коротко объяснил Джордж.

Кеннеди продолжал: «Мы не имеем никакого желания доминировать или завоевать любую другую нацию». В других обстоятельствах Джеки в связи с этим заявлением сделала бы ироничное замечание о вторжении в Заливе Свиней, но сейчас ей не хотелось полемизировать на политическую тему.

Камера показала Кеннеди крупным планом, когда он произносил: «…чтобы останавливать размещение советского оружия массового поражения на Кубе, осуществлять строгий карантин».

— Какой в этом смысл? — заметила Джеки. — Ракеты уже там Он только что сказал об этом.

Медленно, чеканя каждое слово, президент произнес: «Любую ядерную ракету, запущенную из Кубы против любой страны в Западном полушарии, мы расцениваем как нападение Советского Союза на Соединенные Штаты и нанесем полномасштабный ответный удар по Советскому Союзу».

— О господи! — снова воскликнула Синди. — Значит, если Куба запустит хоть одну ракету, начнется ядерная война.

— Совершенно верно, — сказал Джордж, который присутствовал на совещаниях, когда это обстоятельно обсуждалось.

Как только президент произнес: «Спасибо и доброй ночи», Джеки выключила телевизор и набросилась на Джорджа:

— Что с нами теперь будет?

Он с радостью успокоил бы ее, убедил бы, что нечего бояться, но не мог.

— Я не знаю, мама.

— Этот карантин — полная бессмыслица, — сказала Синди. — Даже я понимаю это.

— Это лишь предварительная мера.

— Так что последует за ней?

— Мы не знаем.

— Джордж, — обратилась к нему мать. — Скажи мне правду, и сейчас. Война будет?

Джордж задумался. Ядерное оружие погружается на реактивные самолеты, и они летают над территорией страны, чтобы сохранить хотя бы часть зарядов в случае первого удара со стороны Советского Союза. План вторжения на Кубу подготавливается, а государственный департамент подбирает кандидатуры на руководящие посты в будущем проамериканском правительстве.

Стратегическое авиационное командование объявило повышенный, 3-й уровень боевой готовности, предусматривающий нанесение ядерного удара через 15 минут.

С учетом всего этого как могут в дальнейшем развиваться события?

С тяжелым сердцем Джордж произнес:

— Да, мама, думаю, война будет.


* * *


Под конец Президиум принял решение повернуть обратно все суда, плывущие на Кубу с советскими ракетами.

Хрущев посчитал, что он мало что потерял от этого, и Димка согласился. На Кубе уже находилось ядерное оружие, и едва ли имело значение, в каком количестве. Советский Союз будет избегать конфронтации в открытом море, утверждая, что в этом кризисе он выступает миротворцем, хотя имеет ядерную базу в 180 километрах от США.

Все понимали, что это еще не решение спорного вопроса. Две сверхдержавы даже не подошли к решению основной проблемы: что делать с ядерным оружием, уже размещенным на Кубе. За Кеннеди оставался выбор вариантов действий, и, насколько мог судить Димка, большинство из них вели к войне.

Хрущев решил в эту ночь домой не уходить. Находиться даже в нескольких минутах езды от Кремля было опасно: если разразится война, он должен быть здесь и принимать моментальные решения.

К его большому кабинету примыкала маленькая комната с удобным диваном. Первый секретарь лег на него прямо в одежде. Большинство членов Президиума поступили таким же образом, так что руководители второго самого мощного в мире государства разместились на тревожный ночлег в своих рабочих кабинетах.

Дальше по коридору у Димки была своя комнатушка. В ней он обходился без дивана — только жесткий стул, утилитарный стол и шкаф для папок.

Он пытался представить, где можно приткнуться с наименьшими неудобствами, когда в дверь постучали и вошла Наталья. Она внесла с собой легкий аромат, не похожий ни на какие советские духи.

Она поступила благоразумно, придя на работу в поздний час в простой одежде, подумал Димка, потому что им придется спать, не раздеваясь.

— Мне нравится твой свитер, — сказал он.

— Он называется «слопи Джо»1 (Sloppy Joe (англ.) — буки, неряха Джо.).

Она употребила английское выражение.

— Что это значит?

— Не знаю, но мне нравится, как звучит.

Он засмеялся.

— Я только что прикидывал, где спать.

— И я тоже.

— С другой стороны, я не уверен, смогу ли я спать.

— Ты хочешь сказать, зная, что ты можешь никогда не проснуться.

— Вот именно.

— У меня такое же чувство.

Димка на секунду задумался. Если ему предстоит всю ночь не сомкнуть глаз, страдая от тревоги, то почему не найти место, где будет удобно.

— Это дворец, и в нем никого нет. Давай обследуем, — нерешительно предложил он.

Он не знал, почему сказал это. Такое больше пристало бы его другу сердцееду Валентину.

— Идет, — согласилась Наталья.

Димка прихватил свое пальто, оно могло бы пригодиться вместо одеяла.

Просторные спальни и будуары дворца были грубо перегорожены и переделаны в рабочие комнаты для бюрократов и машинисток и заставлены дешевой мебелью из сосны и пластика. В немногих больших комнатах для самых больших шишек стояли кресла с мягкой обивкой, но там ничего не было, на чем можно спать. Димка начал придумывать, как бы устроить спальное место на полу. В дальнем конце крыла, пройдя по коридору, заставленному ведрами и швабрами, они оказались перед большой комнатой, где хранилась мебель.

Комната не отапливалась, и изо рта у них шел пар. Большие окна затянуло инеем. У позолоченных бра и канделябров были цоколи для свечей. Комнату освещали две тусклые лампы без плафонов, висевшие под выкрашенным потолком.

Сложенная мебель выглядела так, словно она находилась здесь со времени революции: столы с отбитыми краями и тонкими витыми ножками, стулья с потертой обивкой, резные книжные шкафы с пустыми полками. Здесь сокровища царей превращались в хлам.

Мебель перенесли сюда, потому что она была старорежимной и не годилась для кабинетов комиссаров, хотя, как предположил Димка, она могла идти по большой цене на антикварных аукционах на Западе.

Обнаружилась здесь и кровать с пологом на четырех столбиках.

На драпировках собралась пыль, но полинявшее синее покрывало оказалось целым, как и матрац с подушками.

— Ну вот, — сказал Димка. — Кровать есть.

— Для нас двоих сгодится, — отозвалась Наталья.

Эта мысль проскользнула у Димки в голове, но он прогнал ее. Он иногда представлял, как красивые девушки предлагают ему вместе лечь в постель, но в действительности такого никогда не случалось.

До сего момента.

Но хотел ли он этого? С Ниной они не состояли в браке, но она, несомненно, хотела, чтобы он хранил ей верность, и он ожидал от нее того же самого. С другой стороны, Нины здесь не было, а Наталья была.

По своей глупости он спросил:

— Ты предлагаешь спать вместе?

— Чтобы согреться, — ответила она. — Я могу доверять тебе, не так ли?

— Конечно, — проговорил он и подумал: значит, все в порядке.

Наталья откинула древнее покрывало. Поднялась пыль, и она начала чихать. Простыни пожелтели от времени, но казались целыми.

— Моль не любит хлопок, — заметила она.

— Я не знал этого.

Сняв ботинки, она в джинсах и свитере скользнула под простыню. Ее всю трясло.

— Давай, — сказала она. — Не стесняйся.

Димка накрыл ее своим пальто, потом развязал шнурки и снял ботинки. Это было странно и волнующе. Наталья хотела спать с ним, но без секса.

Нина ни за что не поверила бы.

Но ему нужно где-то спать.

Он снял галстук и забрался в кровать. Простыни были холодные как лед. Он обхватил ее руками. Она положила голову ему на плечо и прижалась к его телу. Ее свитер и его костюм мешали ему ощутить изгибы ее тела, но все равно у него затвердело в паху. Если она почувствовала это, то не подала вида.

Через несколько минут они перестали дрожать и немного согрелись. Димка прижимался лицом к ее волосам, волнистым, пышным и пахнущим лимонным мылом. Его руки лежали на ее спине, но он не чувствовал ее кожу через толстый свитер. Он ощущал ее дыхание у себя на шее. Ритм ее дыхания изменился, оно стало ровным и неглубоким. Он поцеловал ее в макушку, но она никак не отреагировала.

Он не мог понять Наталью. Как и Димка, она была всего лишь помощником и на три-четыре года старше его, но водила «мерседес» двенадцатилетней давности, хорошо сохранившийся. Обычно она одевалась по-кремлевски немодно, хотя от нее исходил аромат дорогих импортных духов. Она была очаровательна в своем легком флирте, но она возвращалась домой и готовила ужин своему мужу.

Она заманила Димку в постель, а потом уснула.

Он был уверен, что не сможет спать в обнимку с девушкой, согревающей его своим теплом.

Но он погрузился в сон.

Еще было темно, когда он проснулся.

— Который час? — пробормотала Наталья.

Он все еще держал ее в объятиях. Ему пришлось выгнуть шею, чтобы посмотреть на свои часы позади ее левого плеча.

— Половина седьмого.

— И мы все еще живы.

— Американцы не бомбили нас.

— Пока нет.

— Наверное, пора вставать, — сказал Димка и тут же пожалел об этом. Хрущев едва ли проснулся, а если и проснулся, то Димка не хотел преждевременно прерывать сладостный момент. Он был раздосадован, но счастлив. Какого черта он предложил вставать?

Но он не спешила.

— Подожди минутку, — прошептала она.

Он обрадовался, подумав, что ей нравится лежать в его объятиях.

Потом она поцеловала его в шею.

Прикосновение ее губ было таким легким, словно до него дотронулась своими крыльями моль, слетевшая со старой драпировки, но он не мог даже вообразить ничего подобного.

Она поцеловала его.

Он погладил ее по волосам.

Она откинула голову назад и посмотрела на него. Ее рот был чуть приоткрыт, на пухлых губах играла легкая улыбка, словно ее что-то приятно удивило. Димка не особенно разбирался в женщинах, но даже он не мог ошибиться в ее намерении. И все же он не решался поцеловать ее.

Потом она сказала:

— Сегодня нас, вероятно, разбомбят, и мы будем преданы забвению.

И тогда Димка поцеловал ее.

Поцелуй моментально возымел действие. Она прикусила его губу и засунула язык ему в рот. Он перевернул ее на спину и запустил руки под ее мешковатый свитер. Быстрым движением она расстегнула бюстгальтер. Ее груди были восхитительно маленькие и упругие, с большими выступающими сосками, уже затвердевшими от прикосновения его пальцев. Когда он прильнул к ним губами, она вздохнула от удовольствия.

Он попытался снять с нее джинсы, но у нее был другой замысел. Она оттолкнула его на спину и лихорадочно расстегнула его брюки. Он испугался, что сразу все кончится, — иногда, по словам Нины, это часто случается с мужчинами, — но этого не произошло. Наталья достала его член из трусов и стала поглаживать обеими руками. Потом прижала к щеке, поцеловала его и взяла в рот.

Когда он почувствовал, что вот-вот извергнется, то попытался высвободиться, оттолкнув ее голову: так предпочитала Нина. Но Наталья издала протестующий звук и убыстрила и усилила свои действия, так что он потерял контроль над собой и уже не мог себя сдерживать.

Через минуту она поцеловала его. Он почувствовал вкус своего семени у нее на губах.

Она сняла джинсы и нижнее белье, и он понял, что теперь его очередь доставлять ей удовольствие. К счастью, Нина обучила его этому.

Волосы Натальи такие же вьющиеся и пышные здесь, как и на голове. Он зарылся головой, полный желания вернуть ей наслаждение, которое она доставила ему. Она направляла его своими руками, подсказывая легким надавливанием, когда его поцелуи Должны быть слабее или сильнее, поднимала и опускала бедра, Давая ему понять, где он должен сосредоточить свое внимание.

Она была второй женщиной, которой он делал это, и он наслаждался ее вкусом и запахом.

С Ниной то была только прелюдия, а Наталья удивительно быстро начала вскрикивать, сначала сильно прижимая его голову к себе, а потом, словно не в состоянии больше выносить надавливание, оттолкнула его.

Потом они лежали рядом, затаив дыхание. Для Димки произошедшее было совершенно в новинку, и он задумчиво сказал:

— Весь этот вопрос секса намного сложнее, чем я думал.

К удивлению, она тут же рассмеялась.

— Что я такого сказал? — спросил он.

Она так и прыснула и сквозь смех произнесла:

— Димка, я тебя обожаю.


* * *


Ла-Исабела представляла собой город-призрак. Некогда оживленный порт сильно пострадал от торгового эмбарго Эйзенхауэра. Город находился в десятках километров от других населенных пунктов, и его окружали соленые болота и мангровые заросли. Тощие козы бродили по улицам. В гавани стояли несколько рыбацких лодок и «Александровск», советское грузовое судно водоизмещением 54 тысячи тонн, загруженное ядерными боеголовками.

Судно должно было следовать в Мариэль. После объявления блокады президентом Кеннеди большая часть советских судов повернула обратно, немногие, находившиеся в нескольких часах плавания от берега, получили приказ скорее войти в ближайший кубинский порт.

Таня и Паз наблюдали, как судно медленно подходит к бетонному причалу под проливным дождем. Зенитные орудия были замаскированы под витками веревки.

Таня очень переживала. Она не представляла, что может случиться. Все старания брата не допустить, чтобы тайное стало явным до американских промежуточных выборов, оказались тщетны, и неприятности, которые могли из-за этого свалиться на его голову, были лишь малой толикой ее беспокойства. Ясно, что блокада — это не больше чем пристрелочный выстрел. Теперь Кеннеди должен показать силу. И когда он начнет демонстрировать силу, а кубинцы — защищать свою драгоценнуюdignidad, произойти может всякое, от американской агрессии до всемирной ядерной катастрофы.

Таня и Паз стали более близкими людьми. Они рассказывали друг другу о своем детстве, своих семьях и прежних возлюбленных. Они часто прикасались друг к другу, смеялись. Но до романа у них дело не доходило. Она была бы не прочь, но не поддавалась искушению. Мысль отдаться только потому, что он красив, казалась порочной. Паз ей нравился, несмотря на его dignidad, но она не любила его. Когда-то она целовалась с мужчинами, которых не любила, особенно учась в университете, но не спала с ними. Она легла в постель только с одним мужчиной, и она любила его, или, по крайней мере, в то время думала, что любила. Но она могла бы переспать с Пазом только для того, чтобы кто-то держал ее в объятиях, когда будут падать бомбы.

Самый большой склад у пристани сгорел.

— Непонятно, как это произошло, — удивилась она.

— Дело рук ЦРУ, — пояснил Паз. — Здесь террористы совершают много диверсий.

Таня оглянулась по сторонам. В зданиях на пристани не было видно ни души. На набережной стояли одноэтажные деревянные хибары. На дорогах от дождя разлились лужи. Американцы могли одним ударом смести этот город, не причинив ощутимого урона режиму Кастро.

— Зачем? — спросила она.

Паз пожал плечами.

— Легкая мишень на краю полуострова. Они приплывают сюда из Флориды на быстроходных катерах, скрытно высаживаются на берег, что-нибудь взрывают, убивают одного или двух невинных людей и возвращаются в Америку. — По-английски он добавил: «Подлые трусы».

Таня подумала, что всюду правительства одинаковые. Братья Кеннеди говорили о свободе и демократии, а сами посылали вооруженные банды запугивать кубинский народ. Советские коммунисты твердили об освобождении пролетариата, а сами бросали в тюрьмы и расстреливали всех, кто не соглашался с ними, и отправили Василия в Сибирь, потому что он пытался протестовать. Есть ли где-нибудь на свете честный режим?

— Поедем, — сказала Таня, — До Гаваны неблизкий путь, а мне еще нужно сообщить Димке, что это судно благополучно прибыло.

Москва считала, что «Александровск» совсем недалеко от порта, но Димка ждал подтверждения.

Они сели в «бьюик» Паза и выехали из города. По обей сторонам дороги плотной стеной рос сахарный тростник В воздухе парили грифы, охотясь на толстых крыс на полях. Вдалеке высокая труба сахарного завода, как ракета, нацелилась в небо Ровный ландшафт центральной Кубы пересекала одноколейная железная дорога, по которой тростник транспортировали с полей на заводы. Там, где земля не обрабатывалась, господствовали тропические джунгли, огненные и палисандровые деревья, а также высокие королевские пальмы и густой кустарник, который общипывал скот. Стройные белые цапли, ходившие за коровами, оживляли серовато-коричневый ландшафт.

В сельских районах Кубы в основном еще ездили на гужевом транспорте, но ближе к Гаване дороги были запружены военными грузовиками и автобусами, отвозившими резервистов на пункты сбора. Кастро объявил полную боевую готовность. Народ готовился защищать свою страну. Люди махали проезжавшему «бьюику» Паза и выкрикивали: «Patria о muerte!», «Cuba si, yanqui no!»1 (Родина или смерть! Куба да, янки нет! (исп.))

В пригородах столицы Таня заметила, что за ночь на всех стенах появились новые плакаты с изображением выполненной черной краской руки, сжимающей автомат, и словами «К оружию!». Кастро понимал толк в пропаганде, думала Таня, в отличие от кремлевских стариков с их лозунгами вроде «Претворим в жизнь директивы XX съезда партии!».

Таня написала и зашифровала свое сообщение раньше, ей оставалось только вставить в текст точное время швартовки «Александровска». Она доставила сообщение в советское посольство и дала его офицеру-связисту из КГБ, которого хорошо знала.

Димка будет доволен, но Таню не покидал страх. Хорошая ли это новость, что на Кубу доставлен еще один корабельный груз с ядерным оружием? Не будет ли кубинский народ — и сама Таня в большей безопасности без него?

— У тебя есть другие дела на сегодня? — спросила Таня Паза, когда вышла из посольства.

— Моя работа — связь с тобой.

— Но в условиях этого кризиса…

— В условиях этого кризиса нет ничего важнее четкой связи с нашими советскими союзниками.

— Тогда давай пройдемся вместе по Малекону.

Они доехали до побережья. Паз оставил машину у гостиницы «Националь». Солдаты устанавливали зенитное орудие перед известным отелем.

Таня и Паз вышли на приморскую набережную. Ветер с севера гнал бурлящие волны, которые разбивались о каменную стену и обрушивались на тротуар россыпью мелких брызг наподобие дождя. Здесь, в популярном прогулочном месте, сегодня было больше людей, чем обычно, но настроение у них не располагало к гулянью. Они не флиртовали, не шутили и не щеголяли в лучших нарядах. Все смотрели в одну сторону, на север, туда, где на другом берегу пролива находились Соединенные Штаты. Они выискивали глазами янки.

Таня и Паз некоторое время смотрели вместе с ними. Сердце ей подсказывало, что вторжение должно состояться. Разрезая волны, приплывут эсминцы, в десятках метров от берега всплывут подводные лодки, и серые самолеты с белой звездой в синем круге появятся из облаков, груженные бомбами, которые будут сброшены на кубинский народ и их советских друзей.

Наконец Таня взяла Паза за руку. Он слегка сжал ее. Она посмотрела в его глубокие карие глаза.

— Видимо, мы скоро умрем, — спокойно проговорила она.

— Да, — сказал он.

— Ты хочешь сначала лечь со мной в кровать?

— Да, — снова сказал он.

— Пойдем ко мне?

— Да.

Они вернулись к машине и поехали на узкую улицу в старом городе, рядом с собором, где Таня жила в колониальном здании, в квартире на верхнем этаже.

Первым и единственным любовником Тани был Петр Илоян, преподававший в ее университете. Он боготворил ее молодое тело, глядя на ее груди, прикасаясь к ее коже и целуя ее волосы, словно никогда не видел ничего такого изумительного. Паз был такого же возраста, как и Петр, но, как быстро поняла Таня, заниматься любовью с ним будет совсем другое дело. Центром внимания служило его тело. Он медленно разделся, словно поддразнивая ее, а потом остался обнаженным перед ней, давая ей возможность разглядеть его идеальную кожу и изгибы его мышц. Тане доставляло Удовольствие сидеть на краю кровати и любоваться им. Казалось, что представление возбуждает, его член наполовину пришел в состояние готовности, и Тане не терпелось взять его в руки.

Петр в любовных играх действовал медленно и деликатно Он доводил Таню до дрожи предвкушения, а потом, словно дразня ее, останавливался. Он по нескольку раз менял позиции переворачивая ее на себя, потом становясь на колени позади нее, усаживая ее верхом на себе. Паз избегал грубых телодвижений, но был энергичен и неутомим, и Таня отдавала себя страсти и наслаждению

Потом она поджарила яичницу и сварила кофе. Паз включил телевизор, и во время еды они смотрели выступление Кастро.

Кастро сидел перед кубинским национальным флагом, синие и белые полосы которого выглядели черными и белыми на монохромном экране. Как всегда, Кастро был в полевой военной форме с единственным знаком различия на погоне — одной звездой. Таня никогда не видела его ни в гражданском костюме, ни в строгом, увешанном орденами кителе, столь обожаемом коммунистическими лидерами.

Таня почувствовала прилив оптимизма. Кастро рассуждал здраво и понимал, что он не может победить Соединенные Штаты в войне, даже с Советским Союзом на его стороне. Конечно, он сделает какой-нибудь театральный жест примирения, выступит с инициативой, которая изменит ситуацию и разрядит бомбу замедленного действия.

У него был высокий и пронзительный голос, но он говорил с всепоглощающей страстью. Косматая борода придавала ему вид мессии, вопиющего в пустыне, хотя, по всей видимости, он находился в студии. Его черные брови на высоком лбу выразительно двигались. Он жестикулировал большими руками, иногда поднимая указательный палец, как учитель в школе, обещая подавить инакомыслие, часто сжимая кулак. Изредка он хватался руками за подлокотники кресла, словно для того, чтобы не взлететь, как ракета. Зрители могли видеть, что у него нет написанного текста, даже каких-либо тезисов. На его лице появлялось выражение негодования, презрения, гнева — и никогда сомнения. Кастро жил в мире убежденности.

Он по пунктам раскритиковал телевизионное обращение Кеннеди, которое одновременно транслировалось по радио на Кубу. Он высмеял обращение Кеннеди к «порабощенным жителям Кубы». «Мы обрели свободу не по милости янки», — презрительно сказал он.

Но Кастро ни словом не обмолвился ни о Советском Союзе, ни о ядерном оружии.

Речь продолжалась полтора часа. Он продемонстрировал личное обаяние, волю и стойкость, давая понять, что маленькая смелая Куба не склонится перед шантажом большой и сильной Америки. Эта речь, должно быть, подняла моральный дух кубинского народа. А так она ничего не меняла. Таня испытала горькое разочарование и еще больший страх. Кастро даже не попытался отвести угрозу войны.

Под конец он воскликнул: «Родина или смерть! Мы победим!» Потом вскочил с кресла и выбежал, словно не мог терять ни минуты в своем стремлении спасти Кубу.

Таня посмотрела на Паза. В его глазах блестели слезы.

Она поцеловала его, и они снова предались любви на диване перед мелькающим экраном. На этот раз все происходило медленнее и с большим удовольствием. Она потчевала его тем, чем Петр потчевал ее. Не представляло трудности обожать его тело, и он, несомненно, любил обожание. Она сжимала его руки, целовала соски и запускала пальцы в его вьющиеся волосы.

— Ты такой красивый, — шептала она, посасывая его мочку

Потом они лежали и курили одну сигару, шум улиц касался их слуха. Таня открыла балконную дверь. Пока Кастро выступал по телевизору, улицы затихли, но сейчас люди высыпали на узкие улицы. Опустилась ночь, и многие несли в руках свечи и факелы. В Тане проснулся журналист.

— Я должна быть там, — сказала она Пазу. — Это отличный материал.

— Я пойду с тобой.

Они оделись и вышли из дома. Дождь перестал, но улицы были мокрые. Отовсюду появлялось все больше и больше людей. Царила карнавальная атмосфера. Все выкрикивали лозунги. Многие пели национальный гимн «Баямесу». В мелодии не чувствовалось никаких латиноамериканских мотивов, гимн походил на немецкую застольную песню, но исполнители выводили каждое слово.

Знайте, рабство познавшие, гнет;

Жить в оковах — позор и бесчестье!

Клич победы летит в поднебесье:

Патриоты, к оружию! Вперед!

Шагая вместе Пазом в толпе по переулкам старого города, Таня заметила, что многие люди вооружились кто чем мог. Вместо винтовок они несли садовые инструменты и мачете, кухонные ножи за поясом, словно собирались идти врукопашную с американцами на Малеконе. Таня вспомнила, что один бомбардировщик «В-52» «Стратофортресс» американских ВВС несет 30 тонн бомб.

Дурачки, с горечью подумала она, что ваши ножи в сравнении с этим?

Глава семнадцатая


Джордж еще никогда не чувствовал, что он так близок к смерти, как в среду 24 октября, когда сидел в Зале Кабинета в Белом доме.

Утреннее совещание началось в десять, и Джордж подумал, что война разразится около одиннадцати.

Технически это было заседание Исполнительного комитета Совета национальной безопасности, для краткости называвшегося Экскоммом. На практике президент Кеннеди вызывал любого, кого он считал нужным, кто мог оказаться полезным в кризисной ситуации. Его брат Бобби всегда был среди них.

Советники сидели на кожаных креслах вокруг длинного стола в форме гроба, а их помощники — на таких же креслах у стены. В комнате стояла чрезмерная напряженность. Стратегическое авиационное командование установило 2-й уровень готовности обороны, предпоследний перед началом войны. Все бомбардировщики ВВС были наготове. Многие постоянно находились в воздухе с ядерным оружием на борту. Они летали над Канадой, Гренландией и Турцией, оттуда они могли быстро достичь границ СССР. Каждому бомбардировщику были даны конкретные цели на территории Советского Союза.

Если разразится война, американцы обрушат ядерный ураган, который превратит в руины все крупные города в Советском Союзе. Погибнут миллионы людей. Россия не оправится в течение сотни лет.

И Советы наметили нечто подобное для Соединенных Штатов.

Блокада начала действовать с десяти часов. Любое советское судно, находящееся в радиусе 900 километров от Кубы, становилось мишенью. Ожидалось, что американский авианосец «Эссекс» перехватит первое советское судно с ядерным оружием между 10.30 и 11 часами. К одиннадцати могут быть все мертвы.

Глава ЦРУ Джон Маккоун начал с того, что доложил о местонахождении советских судов, направлявшихся на Кубу. Он говорил монотонным голосом, нагнетая напряженность и вызывая нетерпение у своих слушателей. На каком советском судне ВМС должны провести досмотр? Что произойдет потом? Позволят ли Советы, чтобы их суда досматривались? Откроют ли они огонь по американским кораблям?

Что будет потом?

Пока сидящие за столом пытались предугадать действия их московских коллег, помощник принес Маккоуну записку. Маккоун, щеголеватый и седовласый мужчина шестидесяти лет, был бизнесменом, и Джордж подозревал, что карьерные профессионалы в ЦРУ докладывали ему не обо всех своих делах.

Маккоун пробежал глазами сквозь пенсне по записке, которая озадачила его, и произнес:

— Мистер президент, мы только что получили донесение от Разведывательного управления ВМС, что все советские корабли, находящиеся в кубинских водах, либо застопорили ход, либо взяли обратный курс.

Джордж подумал, что бы это могло значить.

Дин Раек, лысый и курносый госсекретарь, спросил:

— Что значит «в кубинских водах»?

Маккоун не знал.

Боб Макнамара, недавний президент компании «Форд моторе», которого Кеннеди назначил министром обороны, сказал:

— Большинство из этих судов держат курс с Кубы в Советский Союз…

— Почему мы не выяснили? — с раздражением перебил его президент. — Мы говорим о судах, уходящих с Кубы или направляющихся туда?

— Я сейчас выясню, — сказал Маккоун и вышел из комнаты.

Напряженность возросла еще на одно деление.

Джордж всегда представлял, что совещания по кризисным ситуациям проходят в высшей степени организованно, когда все предоставляют президенту точную информацию так, чтобы он мог принять правильное решение. Сейчас происходил острейший за все время кризис, а тут неразбериха и недопонимание. Это вселило в Джорджа еще больший страх.

Вернувшись, Маккоун сообщил:

— Все эти суда держат курс на запад, на Кубу. — Он сообщил названия шести судов.

Следующим заговорил Макнамара. Сорокашестилетний министр обороны получил прозвище «вундеркинд», после того как он превратил компанию «Форд моторс» из убыточной в прибыльную. Президент Кеннеди доверял ему больше, чем кому бы то ни было в комнате, за исключением Бобби. Сейчас по памяти он назвал местонахождение всех шести судов. Большинство из них находились все еще в сотнях километрах от Кубы.

— Так что известно об их действиях? — нетерпеливо спросил президент у Маккоуна.

— Они либо легли в дрейф, либо повернули назад, — ответил тот.

— Это все советские суда или только отобранные?

— Отобранные. Всего их двадцать четыре.

Макнамара снова прервал шефа ЦРУ, сообщив информацию, представляющую наибольшую важность:

— Похоже, что это те суда, которые ближе всего находятся к карантинной зоне.

Джордж шепнул Скипу Дикерсону, сидящему рядом с ним:

— Советы, кажется, пошли на попятную.

— Надеюсь, что ты прав, — ответил тот.

— Мы не планируем перехватывать какое-либо из этих суден, не так ли?

— Мы не планируем перехватывать какое-либо судно, которое не направляется на Кубу, — подтвердил Макнамара.

Генерал Максвелл Тейлор, председатель Объединенного комитета начальников штабов, взял телефонную трубку и сказал:

— Соедините меня с Джорджем Андерсоном.

Главнокомандующий ВМС адмирал Джордж Андерсон отвечал за организацию блокады. Через несколько секунд Тейлор начал спокойно говорить.

Наступила тишина. Все пытались осмыслить новость и понять, что это значит. Советы отступают?

— Сначала нужно проверить, — сказал президент. — Откуда нам известно, что шесть судов одновременно повернули обратно? Генерал, что говорят ВМС по поводу этого сообщения?

— Три судна определенно поворачивают назад, — доложил генерал Тейлор.

— Свяжитесь с «Эссексом» и скажите им, пусть подождут час. Мы должны действовать быстро, потому что они готовятся совершить перехват между десятью тридцатью и одиннадцатью.

Все сидевшие в комнате посмотрели на часы.

Было 10.32.

Джордж мельком взглянул па Бобби, Он выглядел так, словно ему отсрочили смертный приговор.

Острота кризиса миновала, но и течение нескольких минут к Джорджу пришло осознание того, что еще ничего не решено. Пока Советы старались избежать конфронтации на море, их ядерные ракеты оставались на Кубе. Часовой механизм отвели назад, но он продолжал тикать.

Экскомм приступил к обсуждению Германии. Президент выразил опасение, что Хрущев может объявить блокаду Западного Берлина в пику американской блокаде Кубы. В этом отношении они также ничего не могли сделать.

Совещание закончилось. На следующей встрече, назначенной у Бобби, присутствие Джорджа не требовалось. Поэтому он ушел вместе со Скипом Дикерсоном, который спросил:

— Как дела у вашей знакомой Марии?

— Должно быть, замечательно.

— Вчера я заходил в пресс-службу. Мне сказали, что она больна.

Сердце Джорджа екнуло. Он оставил все надежды завести роман с Марией, но все равно он забеспокоился, узнав, что она больна.

— Это не мое дело, Джордж, но она хорошая девушка, и я подумал, что кто-то должен навестить ее.

Джордж пожал Скипу руку и проговорил:

— Спасибо, что дали знать. Вы отличный парень.

Сотрудники Белого дома не болеют в разгар острейшего кризиса холодной войны, подумал Джордж. Если только они не болеют серьезно. Он встревожился еще больше и отправился в пресс-службу.

Ее рабочее место пустовало. Нелли Фордхэм, дружелюбная женщина за соседним столом, сказала:

— Марии нездоровится.

— Я слышал. Она не сообщила, что с ней?

— Нет.

Джордж нахмурился.

— Как вы считаете, если я на часок отлучусь и навещу ее?

— Конечно, — ответила она. — Я тоже беспокоюсь.

Джордж посмотрел на часы. Он был уверен, что если он понадобится Бобби, то только после обеда.

— Думаю, успею. Она ведь живет в Джорджтауне?

— Да, но она переехала на другую квартиру.

— Почему?

— Сказала, что ее соседки слишком шумят. Джордж понял, в чем дело. Другие девушки, наверное, сгорали от любопытства — как это так, не знать, кто тайный любовник Марии. А ей так не хотелось раскрывать секрет, что она переехала. Это служит доказательством, насколько у нее серьезные отношения с тем парнем.

Нелли полистала настольный календарь.

— Я напишу вам ее адрес.

— Спасибо.

Она дала ему листок бумаги и спросила:

— Вы ведь Джорджи Джейкс, не так ли?

— Да, — улыбнулся он. — Меня давно никто не называл Джорджи.

— Я была знакома с сенатором Пешковым.

Если она упомянула Грега, то, несомненно, знала, что он отец Джорджа.

— Каким образом?

— Мы встречались одно время, если вы хотите знать правду. Но из этого ничего не вышло. Как он сейчас?

— Ничего, нормально. Примерно раз в месяц мы вместе обедаем.

— Кажется, он так и не женился.

— Пока нет.

— Ему, должно быть, за сорок.

— У него вроде бы есть женщина.

— Не беспокойтесь, я за ним не буду охотиться. Я давно решила это. Тем не менее я желаю ему счастья.

— Я передам ему. Ну а сейчас я возьму такси и поеду навестить Марию.

— Спасибо, Джорджи, или Джордж, если вам будет угодно.

Он поспешно ушел. Нелли привлекательная женщина, и у нее доброе сердце. Почему Грег не женился на ней? Возможно, его устраивало оставаться холостяком. Водитель такси спросил Джорджа:

— Вы работаете в Белом доме?

— Я работаю у Бобби Кеннеди. Я — юрист. Не смейтесь!

Водитель не скрывал удивления, что негр — юрист и занимает влиятельный пост.

— Скажите Бобби, что мы должны разнести в пух и прах эту Кубу. Да, в пух и прах. К чертовой матери.

— Вам известно, на сколько километров протянулась Куба с востока на запад?

— Это что — телевикторина? — обиделся таксист.

Джордж пожал плечами и больше ничего не сказал. Ныне он избегал вести политические дискуссии с незнакомыми людьми, у них на все был готовый ответ: отправить домой этих мексиканцев, забрать в армию «Ангелов ада», кастрировать гомиков. Чем невежественнее они, тем категоричнее их мнения.

Джорджтаун находился всего в нескольких минутах езды, но поездка казалась бесконечно долгой. Джордж представлял себе, что Мария упала без сознания, что лежит в постели при смерти или в коме.

По адресу, который Нелли дала Джорджу, находился красивый старый дом, поделенный на квартиры со студиями. Мария не ответила на звонок у входной двери на первом этаже, но Джорджа впустила темнокожая девушка, вероятно студентка, и показала комнату Марии.

Мария подошла к двери в банном халате. Она явно выглядела нездоровой: на щеках ни кровинки, выражение лица подавленное. Она не предложила войти, а просто отошла, оставив дверь открытой, и Джордж переступил порог. По крайней мере, она ходячая больная, с облегчением подумал он. А так он ожидал худшего.

Квартиру она занимала небольшую: одна комната с маленькой кухонькой. Как догадался Джордж, пользовалась она общей ванной в конце коридора.

Он пристально посмотрел на нее, и сердце у него защемило от того, как она выглядела, — не просто больной, а несчастной. Ему захотелось взять ее на руки, но он знал, что это нежелательно.

— Мария, в чем дело? — спросил он. — У тебя ужасный вид.

— Просто женские проблемы, вот и все.

Так обычно говорят, когда у женщин критические дни, но он почувствовал, что это что-то другое.

— Давай я сварю тебе кофе или заварю чай. — Он снял пальто.

— Спасибо, не надо, — проговорила она.

Он все равно решил что-то сделать, хотя бы для того, чтобы показать, как ему небезразлично. Но взглянув на стул, на который она собиралась сесть, он увидел на сиденье кровавое пятно.

Она перехватила его взгляд, покраснела и чертыхнулась.

Джордж знал кое-что о женской физиологии. Разные пред положения промелькнули в его голове.

— Мария, у тебя был выкидыш?

— Нет, — подавленным голосом произнесла она и запнулась

Джордж терпеливо ждал.

Наконец Мария выдавила из себя:

— Аборт.

— Бедняжка. — Он взял полотенце в кухне, сложил его и закрыл им кровавое пятно. — Пока сядь так, — сказал он. — Отдохни.

На полке над холодильником он увидел пачку жасминового чая. Подумав, что он ей нравится, он поставил на плиту воду. Пока он заваривал чай, он не проронил ни слова.

Законы об абортах в разных штатах были разные. Он знал, что в округе Колумбия они разрешены с целью защитить здоровье матери. Многие врачи интерпретировали это буквально как здоровье женщины и вообще ее благополучие. На практике любая женщина за деньги могла договориться с врачом об этой операции.

Хотя Мария отказалась от чая, он достал чашку для себя и сел напротив.

— Как я понимаю, отец — твой тайный любовник.

Она кивнула.

— Спасибо за чай. Вероятно, третья мировая война еще не началась, иначе тебя здесь не было бы.

— Советы повернули свои суда назад, и угроза столкновения на море миновала. Но у кубинцев все еще есть ядерное оружие, нацеленное на нас.

Мария была слишком подавлена, чтобы придавать этому значение.

— Он не собирается на тебе жениться, — решился сделать предположение Джордж.

— Нет.

— Потому что он женат?

Она не ответила.

— Он нашел доктора и заплатил.

Она кивнула.

Джордж подумал, что так вести себя непорядочно, но промолчал, иначе она выставила бы его за оскорбление человека, которого она любила. Пытаясь сдержать гнев, Джордж спросил:

— Где он сейчас?

— Он должен позвонить. — Она посмотрела на часы. — Вероятно, скоро.

Джордж решил больше не задавать вопросов. Было бы жестоко выспрашивать ее. И какой толк говорить ей, какую она сделала глупость. Что ей сейчас нужно? Он решил спросить:

— Тебе что-нибудь нужно? Что я могу сделать для тебя?

Она заплакала. Между всхлипами она произнесла:

— Я почти не знаю тебя. Как такое могло случиться, что ты мой единственный настоящий друг во всем городе?

Он знал ответ на этот вопрос. Она хранила тайну и ни с кем ею не делилась. Из-за этого людям было трудно с ней общаться.

— Ты так добр, у меня просто нет слов.

Ее слова признательности озадачили Джорджа.

— Тебе больно? — просил он.

— Да, очень больно.

— Позвать доктора?

— Нет, не нужно. Мне сказали, что так должно быть.

— У тебя есть аспирин?

— Нет.

— Я могу пойти купить.

— Правда? Мне неудобно, чтобы мужчина был у меня на побегушках.

— Ничего. Случай особый.

— На углу квартала есть аптека.

Джордж поставил чашку и надел пальто.

— Могу ли я попросить тебя еще кое о чем? — спросила она.

— Конечно.

— Мне нужны гигиенические прокладки… Можешь ли ты купить коробку?

Он задумался. Мужчина покупает гигиенические прокладки?

— Нет, это уже слишком, — спохватилась она. — Забудь об этом.

— Брось ты! Что, меня за это арестуют?

— Они называются «Котекс».

Джордж кивнул.

— Я скоро вернусь.

Бравада длилась недолго. Когда он дошел до аптеки, он вдруг оробел. Он попытался набраться мужества. Ну и что, что неудобно. Мужчины в его возрасте рискуют жизнью в джунглях Вьетнама. И что тут особенного?

В аптеке было три прохода между стеллажами для самообслуживания и прилавок. Аспирин на стеллажах не лежал, а продавался на прилавке. Как и женские гигиенические принадлежности, к огорчению Джорджа.

Он взял коробку с шестью бутылками кока-колы. У нее кровотечение, значит, ей нужно пить больше жидкости. Но сколько ни тяни, а от позора никуда не деться.

Он подошел к прилавку.

Фармацевтом была белая женщина средних лет. Как мне повезло, подумал он.

Он поставил коробку с кока-колой и попросил:

— Дайте мне, пожалуйста, аспирин.

— Какой расфасовки? У нас есть маленькие, средние и большие баночки.

Этот вопрос поверг Джорджа в шок. Что, если она спросит, какого размера прокладки ему нужны?

— Э, большую, наверное, — протянул он.

Фармацевт поставила на прилавок большую пластиковую баночку с аспирином.

— Что-нибудь еще?

В этот момент подошла и встала позади него молодая покупательница с корзиной, полной косметики. Она определенно будет все слышать.

— Что-нибудь еще? — переспросила аптекарша.

Ну, давай, Джордж, будь мужчиной, мысленно сказал он себе.

— Мне нужно коробку гигиенических прокладок, — произнес он. — «Котекс».

Молодая женщина позади него подавила смешок.

Фармацевт посмотрела на него поверх очков.

— Молодой человек, вы делаете это на спор?

— Нет, мэм, — возмутился он. — Это для очень больной женщины, которая не может прийти к вам.

Она окинула его взглядом с головы до ног, так как он был в темно-сером костюме, белой сорочке, неброском галстуке и со сложенным платком в нагрудном кармане пиджака. Он был рад, что не выглядит как студент, участвующий в каком-то розыгрыше.

— Хорошо, я вам верю, — сказала она и достала из-под прилавка коробку.

Джордж в ужасе уставился на нее. Слово «Котекс» крупным типографским шрифтом было напечатано со всех сторон коробки. Он что, так и потащит ее по улице?

Аптекарша прочитала его мысли.

— Может быть, вы хотите, чтобы я завернула это для вас?

— Да, пожалуйста.

Быстрыми отработанными движениями она завернула коробку в коричневую бумагу и положила ее в пакет с аспирином.

Джордж заплатил.

Фармацевт пристально посмотрела на него и смягчилась.

— Извините, я засомневалась, — сказала она. — Вероятно, вы хороший друг какой-то девушки.

— Спасибо, — буркнул он и заспешил из аптеки.

Несмотря на октябрьский холод, он весь вспотел.

Он вернулся в квартиру Марии. Она выпила три таблетки аспирина, а потом пошла по коридору в ванную с завернутой коробкой.

Джордж поставил кока-колу в холодильник и огляделся по сторонам. Он увидел полку, заставленную книгами по юриспруденции, над небольшим письменным столом с фотографиями в рамках. На одной фотографии были засняты, как он подумал, ее родители и пожилой священник, должно быть, ее дедушка, на другой — она в выпускной мантии. Еще там стояла фотография президента Кеннеди. В комнате у нее были телевизор, радиоприемник и проигрыватель. Он проглядел пластинки. Ей нравилась современная поп-музыка: группа «Кристалз», Маленькая Ева, «Букер Ти энд Эм-Джиз». На прикроватном столике лежал бестселлер «Корабль дураков».

В этот момент зазвонил телефон.

Джордж взял трубку и сказал:

— Квартира Марии.

Мужской голос попросил:

— Позовите, пожалуйста, Марию.

Голос казался знакомым, но Джордж не мог вспомнить, чей именно.

— Она вышла, — ответил он. — А кто ее… Минуточку, она только что вошла.

Она выхватила у него трубку.

— Алло. Привет… Это мой друг, он принес аспирин… Терпимо… Я буду через…

Джордж негромко проговорил:

— Я выйду, не буду тебе мешать.

Джордж очень неодобрительно относился к любовнику Марии. Даже если он женат, он обязан быть здесь. Она забеременела от него, так что он должен был бы позаботиться о ней после аборта.

Этот голос… Он слышал его раньше. Мог ли он встречаться с любовником Марии? Вполне возможно, что он ее коллега, как предполагала мать Джорджа. Но это явно не голос Пьера Сэлинджера.

Мимо прошла девушка, которая впустила его, сейчас она направлялась к выходу. Она улыбнулась, словно увидела выставленного за дверь шалуна.

— Вы плохо вели себя в классе? — спросила она.

— Нет, я не удостоился такой радости, — ответил он.

Она засмеялась и прошла дальше.

Мария открыла дверь, и он вернулся в комнату.

— Мне непременно нужно быть на работе, — сказал он.

— Я знаю. Ты пришел навестить меня в разгар кубинского кризиса. Я никогда не забуду этого. — После разговора с любовником у нее явно поднялось настроение.

Вдруг его осенило.

— Этот голос в трубке!

— Ты узнал его?

Джордж был потрясен.

— У тебя роман с Дейвом Пауэрсом?

К удивлению Джорджа, Мария громко рассмеялась:

— Перестань!

Он сразу понял, что такое просто немыслимо. Дейв личный помощник президента, этот невзрачный мужчина около пятидесяти лет, продолжавший носить шляпы, едва ли мог покорить сердце красивой и веселой молодой женщины.

И в следующую секунду Джордж понял, с кем у Марии роман.

— Господи! — воскликнул он, широко раскрыв глаза. Он сам поразился тому, что пришло в его голову.

Мария молчала.

— Ты спишь с президентом Кеннеди, — изумленно проговорил Джордж.

— Пожалуйста, никому не рассказывай, — взмолилась она. — Иначе он оставит меня. Обещай, пожалуйста.

— Обещаю, — сказал Джордж.


***


Впервые с своей взрослой жизни Димка совершил поистине постыдный и дурной поступок.

С Ниной он не состоял в браке, хотя она ожидала, что он ей верен, как и он сам полагал, что она верна ему. Поэтому вопрос не стоял о том, что он обманул ее доверие, проведя ночь с Натальей.

Он думал, что это, может быть, его последняя ночь в жизни, но, поскольку она таковой не оказалась, оправдание казалось малоубедительным.

Он не вступал в половое сношение с Натальей, но и этот факт не служил оправданием. Во всяком случае то, что они делали, было интимнее и нежнее, чем обычный секс. Димка чувствовал себя чертовски виноватым. Никогда раньше он не поступал так подло, нечестно и вероломно.

Его друг Валентин, наверное, продолжал бы крутить как ни в чем не бывало с обеими женщинами, пока его не вывели бы на чистую воду. Димке такое даже не приходило в голову. Он и так чувствовал себя отвратительно после одной ночи обмана: и речи не могло быть о том, чтобы заниматься этим регулярно. Он скорее утопился бы в Москве-реке.

Он должен либо рассказать Нине, либо порвать с ней, или и то и другое. Он не мог жить с таким чудовищным обманом. Но он поймал себя на том, что боится. Это было смешно. Он, Дмитрий Ильич Дворкин, сподвижник Хрущева, кем-то ненавидимый, нагоняющий страх на многих, — как он мог бояться какой-то девушки?

А что с Натальей?

Он задал бы ей сотню вопросов. Ему хотелось знать, какие чувства она испытывает к мужу. Димка ничего не знал о нем, кроме того, что его зовут Ник. Разводится ли она с ним? Если да, то имеет ли разрыв их брака какое-нибудь отношение к Димке? И самое важное, отводит ли Наталья какую-нибудь роль Димке в своем будущем?

Он встречался с ней то там, то здесь в Кремле, но случай побыть наедине друг с другом не представлялся. Президиум собирался три раза во вторник — утром, днем и вечером, и помощникам приходилось еще больше крутиться в обеденный перерыв. Каждый раз, когда Димка смотрел на Наталью, она казалась еще красивее. Он все еще ходил в костюме, в котором спал, как и все другие мужчины, а Наталья переоделась в темно-синее платье и гармонирующий с ним пиджак, что придавало ей одновременно авторитетный и привлекательный вид. На совещаниях Димка никак не мог сосредоточиться, хотя перед ними стояла задача предотвратить третью мировую войну. Он бросал на нее взгляд, вспоминал, что они делали, и отводил глаза в смущении. А через минуту снова смотрел на нее.

Но темп работы был такой напряженный, что oн не мог поговорить с ней с глазу на глаз хотя бы несколько секунд

Хрущев отправился спать домой во вторник поздно вечером поэтому все также разошлись. Прежде всего в среду Димка сообщил Хрущеву хорошую новость, полученную от сестры с Кубы, — что «Александрова» благополучно пришвартовался в Ла-Исабеле. Весь оставшийся день он был тоже занят. Он постоянно наталкивался на Наталью, но никто из них не располагал лишней минутой.

К этому времени Димка начал задавать себе вопросы. Что, на его взгляд, значила ночь с понедельника на вторник? Чего он хотел в будущем? Если они останутся в живых через неделю, хотел бы он провести оставшуюся жизнь с Натальей или Ниной или ни с той, ни с другой?

К четвергу он уже не мог оставаться в неведении. Вопреки здравому смыслу, он не хотел погибать в ядерной войне, не решив для себя эти проблемы.

В тот вечер он должен был встречаться с Ниной: они договорились пойти в кино с Валентином и Анной. Если бы он мог вырваться из Кремля и пойти на свидание, что он сказал бы Нине?

Утреннее заседание Президиума обычно начиналось в десять, поэтому помощники неофициально собирались в восемь в комнате Ониловой. В четверг утром Димка должен был представить другим помощникам новое предложение Хрущева. Еще он надеялся тайком поговорить с Натальей. Он уже собрался подойти к ней, как вошел Евгений Филиппов со свежими номерами европейских газет.

— На первых полосах везде ничего хорошего, — сообщил он, делая вид, что страшно расстроен, хотя Димка знал: это не так. — Возвращение назад наших судов подается как унизительный откат Советского Союза.

Бросив взгляд на газеты, разложенные на дешевых современных столах, Димка убедился, что здесь он отнюдь не преувеличивал.

Наталья встала на защиту Хрущева.

— Конечно, они будут утверждать это, — начала доказывать она. — Всеми этими газетами владеют капиталисты. Неужели ты рассчитываешь, что они будут расхваливать мудрость и сдержанность нашего руководителя? Как же ты наивен!

— Как же наивна ты. Лондонская «Таймс», итальянская «Корьере делла сера», парижская «Монд» — эти газеты читают, и им верят лидеры стран третьего мира, которых мы надеемсяпривлечь на свою сторону.

Что правда, то правда, хотя и несправедливо: люди во всем мире больше доверяли капиталистической прессе, чем коммунистическим изданиям.

— Мы не можем проводить нашу внешнюю политику, основываясь на реакции западных газет, — ответила Наталья.

— Предполагалось, что эта операция будет сверхсекретной, — продолжал Филиппов. — И все же американцы разнюхали. Всем известно, кто отвечал за обеспечение секретности. — Он имел в виду Димку. — Почему этот человек сидит за этим столом? Не стоит ли с него спросить?

— Не исключено, что оплошали военные, — возразил Димка. — Когда мы узнаем, как произошла утечка, тогда и будем решать, с кого спрашивать. — Он знал, что это малоубедительно, но он оставался в неведении, где вышла осечка.

Филиппов сменил тактику:

— На сегодняшнем заседании Президиума КГБ будет докладывать, что американцы наращивают силы во Флориде. Железные дороги забиты составами, везущими танки и артиллерию. На ипподроме в Халландейле разместилась 1-я танковая дивизия, тысячи солдат спят на трибунах. Заводы по производству боеприпасов работают двадцать четыре часа в сутки, выпуская патроны для авиационных пушек и пулеметов, которые будут поливать свинцом советские и кубинские войска. Напалмовые бомбы…

— Все это мы предвидели, — перебила его Наталья.

— Но что мы будем делать, когда они вторгнутся на Кубу? — задал вопрос Филиппов. — Если мы ответим обычными вооружениями, мы с ними не совладаем: американцы слишком сильны. Применить ядерное оружие? Президент Кеннеди заявил, что, если хоть одна ядерная ракета будет пущена с Кубы, он нанесет удар по Советскому Союзу.

— Он это не имел в виду, — сказала Наталья.

— Почитайте донесение армейской разведки. Американские бомбардировщики сейчас кружат вокруг нас. — Он показал на потолок, словно они могли посмотреть вверх и увидеть самолеты. — Перед нами стоит альтернатива: либо унижение перед лицом международной общественности в лучшем случае, либо ядерное Уничтожение — в худшем.

Наталья молчала. Никто за столом не мог возразить.

Кроме Димки.

— У товарища Хрущева есть решение, — произнес он.

Все с удивлением посмотрели на него.

— На сегодняшнем утреннем заседании, — продолжал он, — первый секретарь сформулирует предложение, которое можно сделать Соединенным Штатам. — В комнате стояла мертвая тишина. — Мы уберем наши ракеты с Кубы…

Его перебил хор голосов. Кто-то из сидящих за столом выражал удивление, кто-то протестовал. Он поднял руку, требуя тишины.

— Мы уберем наши ракеты, если получим гарантии того, чего мы добивались все это время. Американцы должны дать обещание не нападать на Кубу.

Несколько секунд все молча переваривали услышанное.

Быстрее всех отозвалась Наталья.

— Блестяще, — сказала она. — Разве может Кеннеди отказаться? Иначе он признает перед всеми свое намерение захватить бедную страну третьего мира. Иначе его все осудят за колониализм. И он подтвердит нашу точку зрения, что Кубе нужно ядерное оружие, чтобы защититься. — Она самая умная за этим столом и самая красивая.

— Если Кеннеди согласится, — попытался стоять на своем Филиппов, — нам придется увезти ракеты обратно.

— Они больше не понадобятся, — парировала Наталья. — Кубинская революция будет в безопасности.

Димка видел, что Филиппов хотел оспаривать такой шаг, но не мог. Хрущев загнал Советский Союз в тупик, но потом нашел достойный выход.

Когда совещание закончилось, Димке удалось поймать Наталью.

— Нам нужно вкратце обсудить, как сформулировать предложение Хрущева Кеннеди, — сказал он.

Они уединились в углу комнаты. Он смотрел на вырез ее платья и представлял ее маленькие груди с заостренными сосками.

— Не глазей на меня так, — предупредила она его.

— Я не глазею, — попытался отпираться он, но это было бессмысленно.

— Ты что — не понимаешь, ведь люди заметят.

— Извини, ничего не могу с собой поделать. — Димка потупил глаза. Это совсем не тот интимный и приятный разговор, которого он ожидал.

— И про нас никто не должен знать, — с опаской бросив взгляд но сторонам, произнесла Наталья.

Димке казалось, что он говорит с другим человеком, а не с жизнерадостной, сексуальной девушкой, соблазнившей его двумя днями раньше.

— Я не собираюсь кричать на всех перекрестках, — сказал он. — но я не знал, что это государственная тайна.

— Я замужем!

— Ты хочешь остаться с Ником?

— Что за вопрос?

— У тебя есть дети?

— Нет.

— Люди же разводятся.

— Мой муж никогда не даст согласия на развод.

Димка не спускал глаз с Натальи. Очевидно, это еще не все: женщина могла добиться развода, несмотря на несогласие мужа. Но речь сейчас шла не о юридической стороне. Наталья была серьезно встревожена.

— Почему ты все-таки это сделала?

— Я думала, что мы все погибнем.

— И сейчас ты сожалеешь об этом?

— Я замужем, — повторила она.

— Это не ответ на мой вопрос, — но от нее все равно ничего не добьешься, подумал он.

Борис Козлов, другой помощник Хрущева, позвал с противоположного конца комнаты:

— Димка, пойдем!

Димка встал.

— Мы сможем поговорить позже? — негромко спросил он.

Наталья опустила голову и ничего не ответила.

Борис снова позвал Димку, и он ушел.

Президиум обсуждал предложение Хрущева большую часть дня. Возникали сложности. Будут ли американцы настаивать на досмотре пусковых установок, чтобы убедиться, что ракеты сняты с боевого дежурства? Согласится ли Кастро с досмотрами? Пообещает ли Кастро не получать ядерное оружие из других источников, например, от Китая. Тем не менее Димка полагал, что у мира появилась надежда, что войны не будет.

Между тем Димка думал о Нине и Наталье. До сегодняшнего Утреннего разговора он считал, что это ему решать, которую из двух женщин выбрать. Сейчас он осознал, что — относительно свободы своего выбора.

Наталья не собиралась оставлять своего мужа.

Он понял, что с ума сходит по Наталье, а с Ниной у него ничего подобного не было. Каждый раз, когда раздавался стук в дверь он надеялся, что это Наталья. В голове он снова и снова прокручивал все, что было между ними, в ушах звучало все, что она говорила вплоть до незабываемых слов: «Димка, я тебя обожаю».

Это не «Я тебя люблю», но что-то близкое.

Хотя она не думает разводиться.

Тем не менее хотел он Наталью.

Это значит, ему нужно сказать Нине, что их роман окончен. Он не мог продолжать роман с девушкой, которая в его предпочтениях отошла на второе место. Это было бы нечестно. Он представлял, как Валентин высмеял бы его угрызения совести, но он ничего не мог поделать.

Вот только Наталья не намеревалась оставлять своего мужа. Тогда у Димки никого не будет.

Он скажет Нине сегодня вечером. Они вчетвером должны встретиться на квартире девушек. Он отведет Нину в сторону и скажет… Что? Оказывается, придумать сами слова труднее, чем ему представлялось. Перестань, сказал он себе, ты пишешь речи Хрущеву, можешь написать и себе.

Наш роман подошел к концу… Я не хочу больше видеться с тобой… Я думал, что люблю тебя, но я понял, что нет… С тобой мне было хорошо…

Все, что приходило ему на ум, звучало грубо. Неужели нельзя объясниться как-нибудь деликатнее? Вероятно, нет. Что, если выложить напрямую? Я встретил другую девушку, и я по-настоящему люблю ее…

Это еще хуже.

В конце дня Хрущев решил, что Президиум должен продемонстрировать добрую волю перед всем миром, коллективно отправившись в Большой театр на «Бориса Годунова» с американским певцом Джеромом Хайнсом в главной роли. Помощников пригласили также. Димка считал, что это глупая затея. Бессмысленно кого-либо водить за нос. В то же время он даже обрадовался, что может не встречаться с Ниной, чего ему совсем не хотелось.

Он позвонил ей на работу и застал ее на месте, до того как онаушла домой.

— Сводня у меня ничего не получится, — сказал он. — Мне нужно идти в Большой с боссом.

— Ты можешь отказаться? — спросила она.

— Ты шутишь? Тот, кто работал с первым секретарем, скорее откажется идти на похороны матери, чем позволит себе ослушаться.

— Я хочу увидеться с тобой.

— Об этом не может быть и речи.

— Приезжай после оперы.

— Будет поздно.

— Не важно когда, приезжай ко мне. Я буду ждать хоть всю ночь.

Эта необычная настойчивость озадачила его. Она почти умоляла его, что было не похоже на нее.

— Что-то случилось?

— Мне нужно кое о чем поговорить с тобой.

— О чем?

— Скажу при встрече.

— А сейчас не можешь?

Нина повесила трубку.

Димка надел пальто и пошел в театр, находивший в двух шагах от Кремля.

Почти двухметрового роста, в шапке Мономаха, украшенной крестом, Джером Хайнс выглядел величественно. Его удивительно мощный бас заполнял театр, отчего акустическое пространство словно сжалось. Тем не менее Димка с трудом высидел оперу Мусоргского, мало что слыша и почти не воспринимая происходящее на сцене. Все время он только и думал о том, как американцы ответят на мирное предложение Хрущева и как Нина отреагирует на окончание их романа.

Когда наконец Хрущев пожелал всем спокойной ночи, Димка пошел пешком на квартиру девушек, которая находилась в двадцати минутах ходьбы от театра. По дороге он пытался догадаться, о чем Нина хочет поговорить с ним. Возможно, она собирается положить конец их отношениям — это было бы очень кстати. Может быть, ей предложили повышение по службе, что вызывало необходимость переезда в Ленинград. Она могла встретить кого-нибудь, как и он, и решила, что это ее избранник. Или она заболела какой-то неизлечимой болезнью, так или иначе связанной с таинственными причинами, по которым она не может забеременеть.

Все это было Димке на руку, чему он мог только радоваться, вероятно, даже, к своему стыду, неизлечимой болезни.

Нет, спохватился он, я вовсе не желаю ей смерти.

Нина, как и обещала, ждала его.

Она была в зеленом шелковом халате, словно готовилась ложиться спать, но волосы уложены и на лице несмытая косметика Она